Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мортимер Кэрол: " Обман Чувств " - читать онлайн

Сохранить .
Обман чувств Кэрол Мортимер


        # Как известно, от любви до ненависти один шаг - женщина, которая сделала своей главной целью в жизни месть человеку, погубившему ее отца, неожиданно попадает в сети любви.

        Кэрол Мортимер
        Обман чувств

        ПРЕДИСЛОВИЕ

        - Ты пришел позлорадствовать, Кондор? - послышался сердитый голос отца. - Тебе, по-видимому, доставляет патологическое удовольствие наблюдать за предсмертными муками своих жертв.
        Девочка спала на широком подоконнике, спрятавшись за тяжелыми оконными шторами в отцовском кабинете, когда в комнату вошли двое. Она убежала сюда от няни, которая пыталась усадить ее за уроки. Ее привезли домой, потому что в закрытой школе, где она училась, вспыхнула эпидемия свинки, которую девочка тоже подхватила. То, что дома ее заставляли делать уроки, казалось ей ужасно несправедливым. Она действительно чувствует себя уже получше, но по-прежнему опасна для окружающих, а это значит, что болезнь еще не миновала. Должно же быть какое-то возмещение за то, что болеешь, решила она и нашла себе убежище там, где няня не додумается ее искать, - в папином кабинете. А потом она незаметно уснула, согретая теплым майским солнцем, лучи которого струились сквозь огромное окно.
        Но долго спать не пришлось - она проснулась от сердитого отцовского голоса, который так не вязался с обликом этого обаятельного человека с мягкими манерами.
        - Ты сам выбрал этот путь, Говард. - Человек, отвечавший отцу, говорил так тихо, что она едва слышала его, но тем не менее почувствовала какую-то силу в его голосе.
        - Можно подумать, у меня был выбор, - прозвучал сердитый голос отца. - Ты же все у меня отобрал, Кондор. И мое дело, и дом и… Господи, ты, кажется, хочешь лишить меня даже гордости, окончательно растоптать, да? Такие, как ты, способны довести человека до чего угодно!
        Робкая мысль о том, что надо бы выйти из-за занавесок и таким образом заявить о своем присутствии, мгновенно улетучилась, так же как и возникла. Папе наверняка не понравится, если он узнает, что она стала невольной свидетельницей их беседы. Когда же девочка поняла, что разговор этот не из приятных, ей и вовсе расхотелось вылезать. А то папа совсем расстроится. Несмотря на девятилетний возраст, она сразу поняла, что разговор идет серьезный.
        Неужели Челфорд, дом, где она с самого рождения жила, принадлежит кому-то другому? Уж не этому ли незнакомцу, которого она все никак не может разглядеть?
        Она попыталась выглянуть, слегка раздвинув темно-красные бархатные портьеры, но, боясь, что ее заметят, не посмела высовываться. Одно она определила безошибочно: от этого человека исходит какая-то неведомая сила!
        Внезапно ей показалось, что он, словно почувствовав на себе ее взгляд, шагнул в сторону окна, и девочка испуганно затаилась в своем укрытии. Она с ужасом ждала, что вот-вот чья-то рука схватит ее и без всяких церемоний вытащит на свет Божий. Девочка боялась не няни, которая, конечно, будет ругать ее за то, что она увиливает от занятий, - ее страшил папин гнев. А вызвать его неудовольствие длящее страшнее, чем нянины упреки.
        Однако дедушкины часы, стоящие возле стены, громко отсчитывали секунды, никто не пытался вытащить ее из-за шторы, и она снова тихонько задышала.
        Опять послышался спокойный голос незнакомца, возражавшего отцу.
        - Никто тебе руки не выкручивал, Говард, - бесстрастно произнес незнакомец. - Ты сам все устроил.
        - Конечно, сам, - язвительно произнес отец. - Такому, как ты, ничего не стоит заманить в ловушку такого легковерного человека, как я…
        - Тебя погубила твоя жадность, - перебил его незнакомец. - А теперь ты готов винить во всем кого угодно, только не себя!
        Девочку душила ярость. Как посмел этот человек так разговаривать с отцом, которого она любит больше всех на свете? Ей ужасно захотелось выскочить на середину комнаты, пнуть наглеца и потребовать, чтобы он извинился перед папой, который умнее и прекраснее всех на свете.
        Злость еще не успела подавить здравый смысл, когда она услышала отрезвляющий голос отца.
        - Единственная моя ошибка в том, что я решил довериться тебе, - горько заметил он. - Убирайся отсюда, Кондор! Слышишь? - неожиданно усталым голосом проговорил он. - Челфорд еще не твой, он станет твоим только тогда, когда все страсти улягутся и юристы подтвердят твои права, а до тех пор тебе не место в моем доме. Убирайся поскорее, Кондор! - Он повысил голос. - И забирай с собой Дженнет.
        Дженнет? С какой стати ее мачеха должна уходить с этим отвратительным типом, которого отец, судя по всему, терпеть не может? Все это совершенно не укладывалось в голове.
        - Не нужна мне твоя жена, Говард, - угрюмо пробормотал незнакомец. - Дженнет меня никогда не интересовала.
        - Что, уже отслужила свое? - насмешливо спросил отец. - Тогда пусть идет, куда хочет.
        - Это ваше дело, - бесстрастно произнес мужчина. - Меня интересует только…
        - Я знаю, зачем ты явился сюда, Кондор, - взволнованно прервал его отец. - И уже говорил тебе: ты забрал у меня все, но с домом тебе придется подождать. Утешайся пока мыслями о том, как он тебе достался. - Послышался скрип открываемой двери. - Я дважды просил тебя уйти, если мне придется сделать это еще раз, я позвоню в полицию и выставлю тебя силой. Как, думаешь, отреагирует на это пресса?
        После этой откровенной угрозы несколько долгих томительных минут тянулась тишина, и девочка вдруг поймала себя на том, что снова затаила дыхание, теперь уже сама не зная почему. Она не поняла и половины из этого невольно подслушанного разговора, но почувствовала накал эмоций в отцовском голосе, когда он потребовал, чтобы человек, которого звали Кондор, немедленно покинул Челфорд.
        - Отлично, - примирительно сказал незнакомец. Судя по звуку шагов, он направился к двери, которую отец все еще держал открытой. - Я бы хотел попозже вернуться к нашему разговору, Говард, когда ты будешь в состоянии рассуждать более здраво.
        - А я надеюсь, - ответил отец, - что впредь ты будешь держаться подальше от меня и моей семьи!
        Наконец мужчина, по всей видимости, вышел, потому что отец с нескрываемым раздражением захлопнул дверь, и комната погрузилась в зловещую тишину, которой, казалось, не будет конца.
        Ей хотелось выбежать на середину комнаты, обнять отца и сказать ему, что человек по имени Кондор ей тоже противен и она не хочет, чтобы ее любимый Челфорд перешел в его руки; отец не должен допустить, чтобы этот ужасный тип явился сюда и начал здесь жить! Но если она выбежит, то станет ясно, что она подслушала разговор. Тогда от папиной снисходительности не останется и следа, он, безусловно, очень рассердится.
        Нет, надо дождаться, когда отец покинет кабинет, а потом тихонько выскользнуть из комнаты. Приближалось время вечернего чая, и она не могла ждать слишком долго, да и желудок начинал требовательно урчать. Отец в этот час всегда выходил к чаю, который подавали в маленькой гостиной.
        Теперь она слышала, как он начал ходить по комнате, потом сел за письменный стол и принялся что-то искать, открывая и захлопывая ящики. Внезапно наступила полная тишина; несколько минут девочка сидела так тихо, что от напряжения и страха заныли ноги.
        И вдруг, когда ей уже стало совсем невмоготу, и она подумала, что сейчас задвигается, а потом будь что будет, неожиданно раздался негромкий щелчок и страшный грохот разорвал тишину.
        От удивления ноги у нее приросли к полу. А еще через мгновение удивление сменилось ужасом - девочка узнала этот грохот, он был непременным атрибутом папиных
«охотничьих сезонов». Но она хорошо знала, что папа никогда не держал дома заряженное ружье, более того, он брал оружие в руки только после того, как убеждался, что оно стоит на предохранителе.
        И все же она не сомневалась, что в комнате прозвучал ружейный выстрел.
        В коридоре послышались торопливые шаги, дверь кабинета распахнулась, и, судя по голосам, в комнату вбежали няня, голос которой пробудил в девочке смутное чувство вины, дворецкий по имени Сильвестр и экономка миссис Холл. Внезапно голоса стихли… Наверное, они все почувствовали: отец сейчас выговорит им за то, что они вломились в его кабинет без стука.
        - Господи! - простонал наконец Сильвестр.
        Девочка с удивлением подумала, почему няня не одернет его за богохульство, ее-то она наверняка пристыдила бы. Эта пожилая женщина была няней еще ее отца; и вот теперь, дожив до преклонного возраста, она перенесла свои несколько старомодные моральные устои на юное поколение.
        Любопытство было столь велико, что пересилило страх перед выволочкой за исчезновение после ланча. Девочке стало совсем невтерпеж, и она, тихонько выскользнув из своего укрытия, шагнула к папиному письменному столу, к которому были прикованы взгляды присутствующих. Они были так поглощены чем-то, что даже не заметили ее.
        То, что девочка увидела возле письменного стола, повергло ее в ужас; кровь отхлынула от лица; она смотрела на все широко раскрытыми глазами и отказывалась верить. Не может быть… Это… Это не ее отец! Там было что-то безобразное, страшное, даже не похожее на человека. И кровь. Господи Боже, всюду кровь. Везде. Ею залита и бледно-голубая рубашка, и клетчатая куртка, которые она видела днем на отце!
        Осознав, что это все-таки ее отец, она открыла рот, чтобы закричать, но ни звука не вырвалось из горла. Лишь где-то глубоко внутри все звучал и звучал безмолвный, душераздирающий крик.



        Глава 1

        - В свое время мне довелось одевать не одну невесту к свадьбе, Ди… - Джоанна уже в который раз заботливо поправила кремовую фату. - Но ты выглядишь просто… просто… - она была не в силах подобрать нужное слово, эта женщина, которая после двух неудачных браков относилась ко всякой романтической чепухе с известной долей цинизма.
        - Сказочно! - без колебаний подсказала ей Келли, которая как раз в эту минуту заглянула в комнату и услышала конец разговора.
        - Великолепно, - сухо парировала Джоанна, считавшая, что может обойтись без чужой под сказки. - Безусловно, такое платье многим придется по вкусу…
        - Оно всем придется по вкусу, - подхватила Диана. Лицо девушки было скрыто под кремовой вуалью, украшенной жемчужными слезинками, которые изящной ниточкой обрамляли ее лоб. - Чарльз будет доволен! - с жаром воскликнула она, сжав ладони немолодой женщины.
        - Пусть только попробует быть недовольным, - ворчливо ответила Джоанна. Она все еще возилась с фатой, стараясь распределить сверкающий водопад прозрачной ткани так, чтобы эта спускающаяся до пят великолепная фата не скрывала золотистый поток Дианиных волос. - Из-за этого пятиминутного выхода все последние ночи меня мучили кошмары.
        - Ты лучше выйди туда, Ди, - посоветовала Келли, - пока Чарльз совсем не издергался. Его прямо трясет.
        - Ничего, пускай трясет, - с некоторым злорадством промолвила Джоанна. - Мне тоже пришлось несладко, когда он приказал уложиться в недельный срок.
        Приветливо улыбнувшись помощнице Чарльза Оксли, Диана направилась к двери. На ней было подвенечное атласное платье цвета слоновой кости, и единственным украшением были аккуратные жемчужные слезинки, обрамляющие лоб. Простое строгое платье подчеркивало безупречную грудь, изящную талию и стройные бедра. Свадебный наряд был настоящим шедевром, творением гения.
        - О Господи, от волнения я совсем забыла тебе сказать. - Келли заспешила к ней. Она сама была сейчас на удивление хороша в своем золотистом костюме. - Таинственный гость наконец-то прибыл, - заметно волнуясь, сообщила она Диане. - Это Рис Кондор, - в голосе девушки зазвучали торжествующие нотки, она просто ликовала оттого, что ей все удалось разузнать.
        Келли не видела, какое впечатление произвели ее слова на подругу, лицо которой было скрыто под мерцающей тканью вуали. Щеки девушки побледнели, зеленые глаза затуманились от воспоминаний, которые она постоянно гнала от себя, во рту пересохло.
        - Это отец Криса, - продолжала Келли, не дождавшись от Дианы ответа. - Кристофера Кондора, - пояснила она, - который всю неделю посылал тебе красные розы и порядком надоел.
        Диана, судорожно вздохнув, попыталась взять себя в руки. Эта новость повергла ее в шок. Она знала, что когда-нибудь снова встретит его, но надеялась, что эта встреча осуществится в соответствии с ее собственным планом, а не так, как сегодня. Она даже не знала, что ему послали приглашение. А может, и не посылали, может быть, он здесь вовсе не по приглашению, иначе Чарльз наверняка сообщил бы ей о таком важном госте. Нет, Рис Кондор устроил все сам. Он из тех людей, которые добиваются всего, чего захотят. Ему ничего не стоило добиться приглашения на этот вечер.
        Келли, так и не дождавшись ответа, умолкла.
        - Диана…
        - Не задерживай ее, - раздраженно оборвала ее Джоанна. - Я слышу, Чарльз собирает там всех для финального выхода. Бог знает что случится, если Диана опоздает.
        - Небеса простят невесте опоздание, - сухо ответила уже вполне овладевшая собой Диана.
        Рис Кондор - обыкновенный кичащийся своим богатством мужчина, каких она уже немало перевидала. Он ничего ей не сможет сделать. Совершенно ничего. Ни морально, ни физически.
        - Публика сегодня обрыдается, - сказала Джоанна.
        Несмотря на свойственный ей цинизм, ее явно растрогала целомудренная красота невесты.
        Диана благодарно улыбнулась Джоанне и горделивой походкой вышла из комнаты. Она услышала приглушенный ропот замершего в ожидании зала и заняла свое место, откуда должна была выходить к публике. Как только она ступила на подиум, сработали профессиональные навыки; Диана сразу вошла в роль и медленно - точь-в-точь как учил Чарльз - пошла к высокой сцене, почти не обращая внимания на восхищенные возгласы зрителей. Огромный зал притих при виде невесты, и даже неуемный Чарльз, гениальный создатель свадебного наряда, не нашелся что сказать и просто объявил:
«Дивная невеста».
        Всю неделю на парижском показе мод Диана демонстрировала «Дивную коллекцию». Потому что таков был ее профессиональный псевдоним - «Дивная».
        Этот псевдоним - «Дивная Диана» - они придумали вместе с ее модельером четыре года назад, в самом начале ее карьеры, он здорово тогда помог юной топ-модели. Но по мере того, как Диана успешно поднималась по ступенькам своей карьеры, коллеги и знатоки моды стали называть ее просто Дивная. Эта эксклюзивная коллекция, названная в ее честь, должна была не только закрепить успех Дианы, но и продемонстрировать талант Чарльза как искусного модельера. А свадебный наряд, завершающий недельный показ, должен был стать главным козырем ее, Дианы, и, конечно же, Чарльза.
        Судя по ошеломленной публике, которая с восторгом следила за тем, как она медленно ступает по подиуму, желаемый эффект был достигнут.
        Но сейчас, в данную минуту, Диану интересовала реакция лишь одного человека, того, что сидел в середине первого ряда, возле самого подиума, между рыжеволосой красавицей и очаровательной блондинкой. Вначале это место пустовало, что само по себе было очень странно, и каждая топ-модель, скользнувшая за кулисы, чтобы переодеться, с удивлением отмечала это. Свободное кресло на парижском показе мод - случай неслыханный. И все же факт был налицо, в конце подиума всем бросалось в глаза это пустовавшее кресло.
        Но как уже сообщила Келли, кресло пустовало недолго. Его занял мужчина такого могучего телосложения, что рядом с ним все остальные зрители казались пигмеями.
        Это был он, Рис Кондор. Или просто Кондор, как его обычно называли. Хищная птица! Вот уж точно.
        Диана знала, что этот цепкий стальной взгляд наблюдает сегодня за ней. Наблюдает без восторга, охватившего остальную публику, скорее с напряженным хищным вниманием. На его резко очерченном лице застыла печать холодного высокомерия.
        Вуаль служила Диане отличным шитом, прозрачная ткань позволяла хорошо рассмотреть зал, в то время как никто, и даже этот дьявол с ледяным взглядом, не мог увидеть ее лица. Это было очень кстати. Диане нужно было прийти в себя после сообщения о том, что этот человек появился в зале. Она, конечно, знала, для чего он сюда явился, знала, что рано или поздно это неизбежно должно было случиться. При его-то самолюбии…
        Фотографии, на которых она прежде видела его, не давали достаточно верного представления об этом человеке. Они не способны были передать ту энергетику, которая исходила от него, несмотря на то что держался он очень спокойно и уверенно. Великолепно сшитый легкий костюм не мог скрыть какую-то дикую свирепость, которая таилась в его облике, а кремовая рубашка и умело повязанный галстук казались издержками цивилизации, - их нацепили на человека, живущего по своим правилам, а отнюдь не по законам современного общества.
        Слегка вьющиеся темные волосы были аккуратно подстрижены, темные брови широко раскинулись над прищуренными серебристо-серыми глазами, которые выделялись на загорелом лице. Похоже, когда-то у него был сломан нос - наверное, это дело рук его многочисленных врагов, подумала Диана. Из-за небольшой горбинки на переносице он был похож на хищную птицу, и ему очень подходила эта фамилия - Кондор. Тонкие, суровые губы, квадратная челюсть, которая немного выдавалась, поскольку голова у него всегда была слегка откинута назад. В самом деле, хищник.
        Диане совсем не улыбалось стать его очередной жертвой.
        Она прошла к самому краю подиума и, как учил ее Чарльз, остановилась, приняв эффектную позу. Все взгляды были устремлены на нее. Она медленно поднесла к лицу тонкие пальцы с покрытыми серебристым лаком ногтями и откинула вуаль. Расчет Чарльза оказался верным: когда зрители увидели это прекрасное юное лицо в сочетании с элегантной простотой платья, зал взорвался аплодисментами. Несколько женщин при виде этого подлинного совершенства прослезились.
        Однако Диана заметила, что Рис Кондор даже не улыбнулся. Он продолжал сидеть с невозмутимым видом, и лишь глаза его завораживающе - поблескивали.
        Она не строила особых иллюзий относительно своей внешности, она понимала, что ей присуща чисто «английская» тепличная красота. И тем не менее последние четыре года именно благодаря своим внешним данным она зарабатывала на жизнь и успела убедиться, что чем дольше будет привлекать внимание фотографов и модельеров, тем дольше продлится ее карьера.
        Золотистые, от природы вьющиеся волосы падали волной ниже талии; у Дианы были прелестные черты: зеленые, в золотых крапинках глаза, обрамленные густыми темными ресницами, строго смотрели на окружающий мир, тонкий прямой нос, полные, чувственные губы, небольшой острый подбородок, а кожа розовая, как цветок магнолии. Она казалась живым воплощением красоты, воспетой прерафаэлитами. Неземная одухотворенность ее облика притягивала и модельеров, и художников.
        Однако на Риса Кондора она произвела впечатление не больше, чем кусок мертвого дерева!
        Серебристо-серые глаза все так же безучастно наблюдали, как девушка двигалась сначала в одну сторону Т-образного помоста, потом в другую, так, чтобы зрители могли со спины увидеть ниспадающее свободными складками платье, фату кремового цвета и сверкающие золотистые волосы невесты.
        Диана устремила взгляд в пространство и, не останавливаясь, как и было задумано, с благоговейным выражением лица молитвенно сложила руки. Длинные рукава кремового платья заканчивались уголком у основания пальцев. Диана была похожа сейчас на гордую богиню - священную невесту.
        Тишину в зале нарушил взволнованный шепот: некоторые зрительницы, зачарованные волшебной красотой, в волнении зашептали слова молитвы.
        Диана почувствовала легкое беспокойство, когда рыжеволосая красотка слева от Риса Кондора повернулась к нему и, не сводя с Дианы голубых глаз, что-то зашептала своему соседу.
        Эта женщина находилась в зале с самого начала, но, когда она, обращаясь к Кондору, положила свою тонкую, с алыми ногтями руку ему на плечо, все поняли: эти двое хорошо знают друг друга, более того, они в каких-то близких отношениях.
        И Диана тоже поняла, что он пришел не один.
        Это не должно было бы ее взволновать, да и не взволновало вовсе, и все же… С тех пор как десять лет назад Рис Кондор развелся с женой, он перебрал вереницу любовниц, и вряд ли сидящая рядом с ним женщина имела для него большее значение, чем все предыдущие, но все же Диана не ожидала его увидеть здесь в обществе дамы.
        Прежде чем развернуться и направиться к началу подиума, навстречу аплодисментам, Диана поймала себя на том, что пристально рассматривает эту женщину.
        Она была старше, чем ей показалось вначале. Ей явно было далеко за тридцать, может, она даже ровесница тридцатидевятилетнего Риса Кондора, хотя искусный макияж делал ее на много моложе. Маленькая, хрупкая, в дорогом, судя по всему, сшитом у известного модельера платье - Диана определила это с первого взгляда, - она наверняка принадлежала к высшему свету, где вращался Рис Кондор. Но Рис Кондор слушал красавицу без особого внимания, не сводя пристального взгляда с манекенщицы на подиуме. Диана подумала, что эту женщину, очевидно, ждет участь многочисленных подруг Кондора, которые не оставили ни малейшего следа в его душе.
        Она не удержалась, и легкая усмешка тронула ее губы. Поворачиваясь к ним спиной, Диана подумала, что чем дольше следят за нею серебристо-серые глаза, тем тоньше становится ниточка доверия, связывающая этих людей. Какое бы место в его жизни ни занимала рыжеволосая красавица, она не способна отвлечь его внимание от торжественно ступающей по подиуму невесты.
        Диана добралась до раздевалки и сняла свой свадебный наряд. У нее было такое ощущение, словно все это происходит с нею во сне. Стоя посередине комнаты в одних бежевых трусиках, она рассеянно принимала поздравления от Джоанны и остальных манекенщиц. Сейчас она казалась еще стройнее, чем на подиуме, когда демонстрировала изысканный наряд. Тугие, с розовыми сосками груди, длинные, стройные ноги, тонкое гибкое тело, все движения которого исполнены природной грации. Джоанна сняла с ее головы тончайшую кружевную фату, и теперь длинные волосы Дианы свободно ниспадали во всем их великолепии.
        Внимание девушки привлек букет роз, лежавший на столике в углу комнаты, - подарок от Криса. Приложенный к розам конверт она не успела вскрыть, ибо ей вручили его в момент невероятной суматохи за полчаса до показа. У Дианы не было ни малейшего желания открывать конверт и читать вложенную туда открытку, она была уверена, что там написано то же, что» и в остальных посланиях, которые она всю эту неделю получала от него. Там наверняка написаны всего три слова: «Будь моей женой». Но может, на этот раз она ошибается? Ведь Крис определенно знает, что его отец сейчас в Париже!
        Диана поспешно накинула халат и завязала пояс на талии. Взяв со столика розы, она вынула из маленького белого конверта открыточку и прочла ее. Те же хорошо знакомые слова, но внизу как бы дописанная позднее фраза: «Кондор вышел на охоту». Кондор - это его отец. Если б у нее было время, она прочла бы эту записку пораньше и по крайней мере знала бы, что Рис Кондор в Париже или вот-вот заявится сюда. Возможно, он знает об их отношениях с Крисом и его приезд в Париж - не простое совпадение. Этим-то и объясняется странный взгляд сверкающих серых глаз!
        - Пойдешь на банкет? - внезапно откуда-то возникла Келли и без всякого смущения сунула свой нос в записку. Диана, небрежно пожав плечами, смяла ее в руке. Вокруг стоял гул возбужденных голосов, все с облегчением констатировали, что вечерний показ мод прошел успешно и тяжелая трудовая неделя осталась позади.
        Диана, словно извиняясь, чуть-чуть улыбнулась и покачала головой. Келли понимала, что задает риторический вопрос; и без того уже было ясно, что Диана не пойдет на устраиваемый традиционный банкет в честь завершения демонстрации мод.
        - Я так и думала, - улыбнувшись, без тени обиды сказала Келли. - Поедешь в отель, хорошенько выспишься, а утром первым же рейсом улетишь в Англию.
        Диана не смогла сдержать улыбки: Келли очень точно угадала ее планы на ближайшие двенадцать часов. Улыбка сделала ее вдруг необычайно юной, несмотря на косметику, которую щедро наложили на ее лицо.
        - Неужели я настолько предсказуема? - Она грустно покачала головой.
        - Вот уж не стала бы переживать из-за этого, - пожала плечами Келли. - Ведь это придает еще большую таинственность образу Дивной Дианы.
        Действительно она потратила несколько лет, чтобы создать свой имидж. Но ее совершенно не интересовали светские развлечения, являвшиеся непременным атрибутом профессии топ-модели. Диана зарабатывала себе на жизнь, работая манекенщицей, но это вовсе не значило, что она все время должна быть на виду.
        Диана свято служила своему делу, никогда никуда не опаздывала и никогда не переносила свое дурное настроение на людей, с которыми работала. Однако при этом она старательно скрывала свою частную жизнь от посторонних глаз, что, в сущности, было не так уж и сложно, просто она не считала для себя обязательным посещение ресторанов и ночных клубов, завсегдатаями которых были ее коллеги, и, таким образом, не давала повода для сплетен. Трудно было поверить, что эта обыкновенная девушка, делающая покупки в местном супермаркете или гуляющая в парке, и есть та самая супермодель Дивная, фотографии которой в экзотических нарядах не сходят со страниц газет и журналов. Казалось, эта скромная девушка с заколотыми на затылке волосами или с длинной косой ниже пояса, без всякой косметики, отчего она выглядела совсем юной, не имеет ничего общего с ослепительной супермоделью. Она улыбнулась.
        - Я сейчас мечтаю только об одном: выспаться!
        Ее совершенно вымотало изнурительное напряжение последних дней. Да и появление Риса Кондора перед финальным выходом не могло ж подействовать на нее, надо признаться, оно взволновало ее гораздо сильнее, чем она сам ожидала.
        Прежде чем уйти, Диана решила поговорить с Чарльзом. Скорее всего, он сейчас в окружении восторженных почитателей его таланта, пришедших поздравить мастера с успехом его новой коллекции. Чарльзу очень льстило такое поклонение, он ценил внимание публики почти так же, как и свое собственное мастерство.
        Увидев Чарльза в окружении поклонников, Диана решила повернуться и уйти, не попрощавшись, как вдруг разглядела человека, с которым он разговаривает. Это был Рис Кондор!
        Первой ее мыслью было удрать, пока ее не заметили. Но она тут же сердито одернула себя: нечего поддаваться панике, пусть даже она пыталась убежать из чувства самосохранения, но ведь это самая обыкновенная трусость.
        - А, Диана! - радостно заулыбался Чарльз, заметив ее в толпе поклонников, которые спешили к ней с поздравлениями. Как только она приблизилась, он, обняв Диану за плечи, притянул ее к себе. Чарльз был намного выше ее, хотя Диана была самой высокой из манекенщиц. - Мы как раз говорили о тебе, - радостно объявил он.
        Диана внутренне напряглась. Однако невольно сравнила этих двоих. Оба были примерно одного возраста, но Чарльз - высокий, стройный блондин - буквально лучился энергией; она казалось, переполняла его, и он ни минуты не стоял на месте. Разговаривая, он беспрестанно жестикулировал, а едва замолчав, нетерпеливо похлопывал себя по боку. Его собеседник, напротив, был черноволос и немного выше Чарльза. Но, несмотря на высокий рост, его большая, крепкая фигура не казалась громоздкой. Он был как бы живым воплощением спокойствия. И это действовало на окружающих гораздо больше, чем его физическая сила.
        Прежде чем ответить Чарльзу, на щеках которого все еще пылал румянец от возбуждения, Диана окинула холодным взглядом собеседника.
        - Вот как? - безучастно произнесла она.
        - Правда, говорили мы не совсем о вас, - ответил Кондор вместо Чарльза. При звуках этого голоса Диана вдруг ощутила болезненные колики в животе. - Мы обсуждали подвенечное платье, которое вы демонстрировали.
        Девушка хмуро взглянула на него.
        - Подвенечное платье?
        - Да, - медленно произнес Чарльз, с едва заметной усмешкой поглядывая на Кондора. - И никак не можем остановиться, настолько этот наряд поразил нашего гостя!
        - Я хочу купить его, - сказал Кондор таким тоном, словно ни на минуту не усомнился, что платье будет принадлежать ему.
        Диана смотрела на него широко раскрытыми глазами. Ее поразила не самоуверенность этого человека - в конце концов, он привык всегда получать то, что хотел, - ее поразило его заявление. Подвенечное платье? Ради всего святого, зачем оно ему понадобилось?
        - Вот это здорово! - радостно воскликнул Чарльз. - Я и представить себе не мог! - Его рука соскользнула с Дианиных плеч. Он протяну: Кондору руку, и тот пожал ее. - Я буду счастлив создать свадебный наряд для вас. То есть не лично для вас, конечно. - Он рассмеялся.
        Диана мгновенно угадала причину его радости. Если он придумает свадебный наряд для спутницы Кондора, модель непременно сфотографируют, фото обойдет весь мир, а это, несомненно, сулит солидные дивиденды модельеру, не говоря уже о рекламе его фирмы.
        Но сам намек на предстоящую свадьбу пробудил в душе Дианы дурное предчувствие.
        Первый раз за все время она посмотрела Кондору прямо в глаза. Стальной взгляд обдал холодом зелень ее глаз. Этот взгляд обладал непонятной силой, ее словно пронзило насквозь электрическим током. За внешним спокойствием этого человека кроется неукротимая сила. Он ответил ей холодным вызывающим взглядом - словно знал, о чем она сейчас думает и что чувствует. Нет, это невозможно. Откуда он может знать?
        Вот уж, поистине, Снежная Королева, с насмешливым удивлением подумал Рис. Немало женщин встречал он на своем пути - пожалуй, черт возьми, даже чересчур много, усмехнулся он, но немногие из них, да, совсем немногие держались с таким холодным достоинством, как эта. Ни одна из них не была такой юной и неприступной, как эта супермодель Дивная.
        Его начало разбирать любопытство, и он по думал, что ему следовало заранее, еще до этой поездки в Париж, разузнать о ней побольше, вместо того чтобы сидеть сложа руки. Он сразу понял, что эта женщина может разрушить все его планы в том, что касалось сына. Сейчас, увидев ее собственными глазами и убедившись в ее загадочной красоте, он понял, почему Крис настолько очарован этой женщиной, что его даже не устрашил отцовский гнев. Господи, эта женщина могла бы разжечь не один пожар. Нет-нет, никаких «могла бы»!
        Он спокойно отвел глаза, повернулся к Чарльзу Оксли и с удовлетворением отметил, что Чарльз убрал свою руку с плеча этого очаровательного создания. Кондор был твердо уверен, что никакая работа мысли не отразится на его бесстрастном лице. За долгие годы работы над собой он приобрел способность скрывать свои сокровенные чувства и без труда контролировал себя. За несколько минут до того, как появилась Диана, он выпытывал у Оксли, каковы его амурные пристрастия, но, стоило ему заметить, как Чарльз смотрит на эту девушку, все стало ясно. Может быть, необычное очарование этой женщины-ребенка заставляет всякого, кто ее увидит, подпадать под чары ее сдержанной чувственности?
        - Не надо придумывать ничего другого, Чарльз, - небрежно бросил он. - Я хочу приобрести именно этот свадебный наряд, который видел сегодня вечером.
        Чарльз нахмурился:
        - Этот? Но… мне кажется, сначала нужно показать его невесте, не так ли? - осторожно сказал он. - А вдруг он ей не понравится? Мне был бы очень приятно выбрать часок, чтобы обсудить вами ваши пожелания, - добавил Чарльз, боясь задеть Кондора своими возражениями.
        Рис сразу сообразил, почему Чарльз вдруг так завилял. Очевидно, он не хочет отдавать свои модель в чужие руки, независимо от того, что это - подвенечный наряд или какое-то другое платье, пока не убедится, что его творение сидит на клиентке безукоризненно. С другой стороны Чарльз понимал, что просьба Кондора - это свидетельство признания его таланта модельера. Но Рис, в глубине души разделяя сомнения Чарльза, не желал отказываться от задуманного.
        - Она видела его, - сухо ответил Кондор. - И платье ей понравилось. Это как раз то, что она хотела. - «А вот эта леди тоже получит то, что заслуживает», - подумал он про себя.
        И вдруг он почувствовал: что-то происходит с Дианой, стоящей рядом с Чарльзом. Она не шелохнулась, ни один мускул не дрогнул на ее лице, удивительно серьезном для ее возраста, и все же Рис понял, что его слова растревожили девушку, он почувствовал, как она вся напряглась.
        Так ей и надо! Это еще только начало. Сия девица расстроила все его планы относительно Криса, и он при первой же возможности разберется с ней.
        Хотя надо признать, что у Кристофера вкус оказался намного лучше, чем он ожидал. Эта юная манекенщица и в самом деле совсем не такая, какой он себе ее представлял, когда узнал об их отношениях. Она совсем ненамного, ну, может быть, на год, постарше Криса, которому исполнилось двадцать лет, но производит впечатление умудренной опытом женщины. И вместе с тем есть в ее облике какая-то беззащитность, которую она пытается скрыть, напустив на себя этот таинственный вид. Странное сочетание. Необычное. И интригующее… Рис понимал, что теперь постарается узнать о ней побольше.
        Он мгновенно и безоговорочно признал, что девушка, на которой намерен жениться его сын, очень хороша. Должно быть, Крис страстно влюблен, остается только надеяться, что эта страсть его чему-нибудь научит. Ведь и сам он тоже долго не раздумывал, когда ему показалось, что пора жениться. Но постепенно он пришел к циничному выводу, что каждый человек имеет свою цену. Цена этой молодой девушки столь высока, что вполне может потянуть на брак. Хотя, как показывает жизнь, человек зачастую старается получить то, чего вовсе не заслуживает. Пора Крису, а заодно и этой красавице хорошенько втолковать это!
        - Я весьма польщен, мистер Кондор, - осторожно начал Чарльз, - что вашей невесте так понравился этот наряд…
        - Не стоит, - протянул Рис. - Особа, о которой идет речь, привыкла получать все, чего ей захочется. Всегда! - А эта манекенщица красива и чертовски соблазнительна! Рис уже жалел мужчин, которые будут ее добиваться, и одновременно испытывал ревность, представив их рядом с ней.
        Чарльз Оксли был растерян и не знал, как выпутаться из создавшегося положения. С одной стороны, он не хотел обидеть такого именитого покупателя, а с другой - боялся испортить свою репутацию.
        - Но если бы мы могли…
        - Чарльз, прости, что я вмешиваюсь в ваш разговор, - к ним подошла запыхавшаяся жен шина лет сорока. Коротко взглянув на Риса, она сразу же узнала его и, озадаченно прикусив губу извиняющимся тоном произнесла: - Тебя ищет Эдгар Пул.
        Рис прекрасно знал Эдгара Пула. Он когда-то вел дела с этим удачливым предпринимателем. И всегда успешно. Оба ставили только на выигрыш. Наверняка Эдгар явился сегодня сюда ради своей молоденькой прелестной жены. Рис понимал колебания Оксли, которому предстояло решить, то ли продолжать начатый довольно щекотливый разговор, то ли направиться к Эдгару и очаровательной Карине, с которыми беседа, возможно, сложится более удачно.
        И Рис решил сжалиться над ним. Про себя он отметил, что, и сам сбит с толку, хотя совсем по другой причине.
        - Я позвоню вам на днях, Чарльз, - насмешливо бросил он. - Но буду настаивать на покупке именно этого подвенечного наряда. И учтите, - предупредил Рис, - невеста тоже не изменит своего решения!
        Невеста… Каждый раз, когда он упоминал о ней, Диана начинала нервничать. Подумать только… Крис за все время их знакомства ни разу не упомянул, что его отец собирается жениться. После развода Рис Кондор так и не связал себя узами нового брака. Не потому, что его многочисленные возлюбленные не хотели этого, просто он сам пришел к убеждению, что не существует женщины, ради которой стоит снова приносить себя в жертву.
        Едва услышав о предстоящей свадьбе Риса; Кондора, Диана тут же догадалась, кого он выбрал себе в жены. Она представила себе, как несколько минут назад, когда она в подвенечном наряде шла по подиуму, на плечо Риса Кондора легла нежная рука с алыми ноготками и рыжеволосая красавица, не сводившая глаз с подвенечного платья Дианы, завела с ним разговор.
        Теперь она пожалела, что не рассмотрела тогда эту женщину повнимательней. Насколько можно судить, Чарльз не зря опасается продавать платье для невесты Риса Кондора. Она, скорее всего, недостаточно высокого роста для этого наряда, на ней все эти плавные, скользящие линии, создающие ощущение элегантной простоты, просто потеряются.
        Когда Чарльз ушел вслед за Джоанной, Диана повернулась к Рису Кондору и, взглянув на него, подумала, что ее глаза находятся как раз на уровне его орлиного носа с интригующей горбинкой. Она подумала, что в этой полной людей комнате они смотрятся вдвоем очень эффектно. Теперь, когда она узнала о свадьбе Риса, ей нужно было обдумать, как отразится эта новость на ее собственных планах.
        Она вежливо улыбнулась ему.
        - Надеюсь, вы извините меня…
        - Не извиню, - ровно, без малейших признаков эмоций произнес он.
        От растерянности у нее задрожали ресницы. Диана с удивлением взглянула на него.
        - Мне очень жаль… - покачав головой, наконец вымолвила она. - Я…
        - В самом деле? - прогремел голос Риса
        Кондора, прищуренные глаза его превратились в две серебристые щелочки.
        Диана нахмурилась, пытаясь понять причину столь быстрой перемены в его настроении.
        - Я имела в виду…
        - Знаю, что вы имели в виду, Дивная, - произнося ее сценическое имя, Рис презрительно скривил губы. - С тех пор как я увидел вас, у меня сложилось впечатление, что вы просто без ума от самой себя.
        Диана посмотрела ему прямо в глаза.
        - Если бы мне не нравилась моя работа, мистер Кондор, я бы не стала заниматься ею.
        Темные брови насмешливо приподнялись.
        - Судя по гонорарам, которые в наше время получают супермодели, а вас я, безусловно, отношу к таковым, - неторопливо заговорил он, отметив про себя, что она опустила голову, услышав его комплимент, - такую работу бросать было бы очень глупо, не правда ли?
        Диана плотно сжала губы, и глаза ее сердито блеснули.
        - Не все измеряется деньгами, мистер Кондор… - начала она и удивленно замолкла на полуслове, потому что, едва услышав эти слова, он начал смеяться, да так откровенно и громко, что находившиеся в комнате люди стали с любопытством оглядываться на них. По залу пронесся легкий гул: наверняка их узнали.
        Как смеет он хохотать над ней? Да, он делает деньги, и они дают ему власть над людьми; деньги и власть - два божества, которым поклоняется этот человек, но это не дает ему права так цинично судить о других.
        Отсмеявшись, Рис грустно покачал головой. Лицо его немного смягчилось и теперь казалось моложе.
        - Как это Крис откопал вас? - с недоверчивым удивлением спросил он.
        Внезапная догадка осенила ее:
        - Ах, вот в чем дело…
        - Никак до вас дошло? - сердито спросил Рис, окинув девушку пренебрежительным взглядом. - Вы играете моим сыном, Дивная…
        - Диана, - раздраженно перебила она его. - Меня зовут Дианой, - вызывающе повторила она, заметив, что он с удивлением уставился на нее.
        - Я сразу подумал, что нормальные родители вряд ли бы вздумали назвать свою дочь Дивной, - он усмехнулся. - Но Крис называет вас именно так.
        Крис считал, что этот псевдоним звучит очень романтично. Он вообще обожал появляться на людях в обществе какой-нибудь знаменитости. Диана выходила с ним в свет всего пять или шесть раз, и всегда их совместные появления отмечались прессой, в результате отделы светской хроники самых разных газет запестрели намеками на их близкие отношения. Неудивительно, что слухи дошли и до Риса Кондора. Правда, сама-то она как раз этого и добивалась! Жаль только, что ее не предупредили пораньше…
        - А Крис совсем другой… - сдавленным голосом произнесла она, смело глядя в его прищуренные, сверкающие металлическим блеском глаза.
        - О да! - подхватил Рис Кондор. - Крис выгодно отличается от остальных людей. И прежде всего тем, что он мой сын…
        - У нас у всех есть свои пороки, мистер Кондор, - холодно заметила Диана. - Все зависит лишь от того, насколько нам удается обуздать их.
        Рис Кондор явно не ожидал от девушки такого резкого выпада и несколько мгновений молча с изумлением, смотрел на нее. Ему крайне редко приходилось встречать такое враждебное отношение к себе, тем более со стороны женщины. Но потом его удивление сменилось любопытством, и он с все возрастающим интересом стал разглядывать ее лицо с обычно бледными, но сейчас пылающими от гнева щеками. Диана поняла, что он заинтригован ее откровенными высказываниями.
        - Вы правы, - наконец согласился Рис. - Надеюсь, вы понимаете, Диана, что нам необходимо поговорить?
        - О чем? Я не вижу в этом смысла!
        Она повернулась, чтобы уйти, и едва не вскрикнула, когда Рис Кондор крепко ухватил ее за запястье. Ее широко раскрытые от изумления глаза стали изумрудно-зелеными.
        - Отпустите мою руку, мистер Кондор, - приказала она, всеми силами стараясь сохранять спокойствие. Она произнесла это очень тихо, почти шепотом, но по тому, как сузились его глаза, она поняла, что Рис слышит каждое ее слово.
        Продолжая сжимать ее руку своими стальными пальцами, он покачал головой:
        - Нет, я не отпущу вас до тех пор, пока вы не согласитесь поговорить со мной.
        Диане казалось, что сейчас она задохнется, стало больно дышать; несмотря на то что в зале было жарко, ее вдруг охватил озноб, а рука в том месте, где он сжимал свои пальцы, словно горела. Диана подумала, что сейчас готова согласиться на все что угодно, лишь бы он отпустил ее. Но она понимала, что не может, не должна идти у него на поводу. Ни в коем случае не следует проявлять слабость перед этим человеком.
        Поэтому она лишь холодно взглянула на него.
        - Если вы сейчас же не отпустите мою руку, мистер Кондор, я закричу, - спокойно предупредила она, радуясь, что ей удается владеть собой, хотя на самом деле хотелось кричать. - Если я закричу, то это будет… Спасибо, - холодно по благодарила она, когда он нехотя отпустил ее руку, поняв, что она совсем не шутит. - Дело в том, мистер Кондор, - самым что ни на есть кротким голоском продолжала Диана, словно это не она минуту назад так резко осадила его, - что я очень устала. Я хочу побыстрее вернуться в отель, принять душ и как следует выспаться…
        - Какой у вас отель? - быстро спросил он. Голос прозвучал так сердито, что ей показалось: все его веселье разом улетучилось.
        - «Георг Пятый», - ответила Диана, решив, что ничего страшного не случится, если они встретятся и поговорят. У нее не было ни малейшего желания разговаривать с ним сегодня, она и вправду очень устала после изнурительной недели. А разговор этот усугубит усталость, да у нее просто нервы не выдержат. - Но…
        - Диана, ты кое-что забыла! - раздался голос Келли. Она спешила к ним с букетом красных роз, который Диана оставила за кулисами.
        Келли протянула ей цветы, пытаясь ослепительной улыбкой вызвать к себе расположение Риса Кондора, но, поймав его холодный взгляд, поспешила удалиться.
        Сжимая в руке букет, Диана снова повернулась к Рису Кондору.
        - Не очень-то вы добры, - сказала она, зная, что на иное отношение здесь ей рассчитывать не приходится.
        - Да уж. «Добрый» - не то слово, которым меня обычно характеризуют, - с усмешкой согласился он. И, бросив взгляд на розы, спросил: - От моего сына?
        Она еще крепче сжала в руке букет.
        - Да.
        Рис кивнул с таким видом, словно не сомневался в ответе.
        - Я позвоню вам в отель завтра утром, и мы вместе позавтракаем. Если только… - он усмехнулся, - вы не из тех топ-моделей, которые сидят на салате и черном кофе, - он вопросительно вскинул брови.
        Диана знала, что у некоторых ее коллег существуют проблемы с лишним весом, хотя его слова о салатной диете явное преувеличение. Ее нисколько не удивило, что Рису Кондору хорошо знакомы сложности, с которыми сталкиваются топ-модели: среди его многочисленных подружек, вне всякого сомнения, были и манекенщицы.
        - В Париже, - спокойно парировала она его замечание, - я предпочитаю на завтрак свежие рогалики и кофе со сливками.
        Он кивнул:
        - В таком случае в восемь тридцать я буду у вас в отеле. Не очень рано? - с вызовом спросил он.
        Диана холодно кивнула:
        - Отлично! - Она знала, что в это время она уже покинет отель и будет ждать в аэропорту посадки в лондонский самолет.
        - Тогда до завтра. - Рис Кондор кивнул ей на прощанье и решительно зашагал прочь.
        Этот человек ни секунды не сомневается, что завтра все произойдет так, как он задумал: в восемь тридцать утра они будут сидеть за столом вдвоем!
        Высокомерен.
        Эгоистичен.
        Своенравен.
        Неудивительно, что Крис считает его невыносимым.
        Ну, если Рис Кондор думает, что поразил ее своим высокомерием, то он глубоко ошибается. Теперь, когда Диана увидела его и поговорила с ним, он не понравился ей еще больше. И девушка с еще большей ненавистью подумала об этом человеке, который погубил ее отца, довел его до того, что отцу ничего иного не оставалось, как покончить счеты с жизнью.



        Глава 2

        Ее называли Дивной.
        Она была топ-моделью мирового уровня. Много ездила по всему миру, и у нее не было недостатка в контрактах. Будучи одной из самых высокооплачиваемых топ-моделей, Диана путешествовала только первым классом, и в ее номере неизменно стояли шампанское и цветы - ее любимые красные розы.
        Номер-люкс, который отвели ей в «Георге Пятом», не был исключением: роскошные апартаменты поражали своей изысканной и строгой элегантностью. Большую часть спальни занимала огромная кровать с пологом, на которой Диана сейчас и возлежала. Но как бы ни импонировало ей все это великолепие, спокойствия в душе не было, и, хотя она уже была на пределе усталости, уснуть ей на этих прохладных простынях никак не удавалось.
        Диана с трудом припоминала, как вернулась в отель; помнила только комфортабельный лимузин, который предоставил ей Чарльз на время пребывания в Париже, но сама дорога в отель, улицы, полные народу, сияющие огнями кафе и рестораны совершенно выпали у нее из памяти, и она не помнила, как вошла в отель и поднялась к себе в номер.
        А виной всему он, Рис Кондор…
        Долгие месяцы и годы она готовилась к этой встрече. Но раньше, когда Диана представляла себе ее - а она часто об этом думала, очень часто, - ей казалось, что инициатором этого события будет она, Диана. А вышло так, что Рис Кондор сам с неба свалился.
        Все это взволновало ее гораздо сильнее, чем она могла вообразить!
        То, как смотрел на нее Рис Кондор, не очень тронуло ее, хотя, видит Бог, во взгляде его было что-то зловещее. Нет, Диану поразили первые звуки его голоса, - голоса, который она снова услышала много лет спустя… И тем не менее сразу же узнала. Разве забудешь голос человека, который довел твоего отца до самоубийства?
        Настоящее ее имя вовсе не Дивная. И даже не Диана Ламб. Ее звали Дивинией Ламбет. Она была дочерью Говарда Ламбета, которого так безжалостно погубил Рис Кондор.
        Диана встала. Какой смысл лежать, если сна все равно нет? Нежно-кремового цвета шелковая ночная сорочка мягко облегала ее стройную фигуру. Сорочка едва доходила ей до середины бедра, оставляя открытыми длинные, стройные, загорелые ноги. Девушка подошла к окну и стала смотреть на ночной Париж.
        Однако сейчас ей было не до красот ночного города. Диану терзали тревожные мысли, и она без конца задавала себе вопрос, почему ей не удалось сохранить спокойствие во время встречи с Рисом Кондором. Она была уверена, что способна справиться с собой, ведь продолжала же она встречаться, несмотря ни на что, с сыном Риса Кондора. А тут вдруг превратилась в трепещущий комок нервов от одной-единственной встречи с человеком, ненависть к которому отравила все годы ее детства и юности, - ненависть, походившая на наваждение.
        Он не просто довел отца до того, что тот предпочел смерть публичному скандалу, который, безусловно, разразился бы, если бы всплыли подробности отцовских сделок, хотя для юной Дивинии уже и этого было достаточно, чтобы возненавидеть его, но Рис Кондор в ответе и за то, что закрыл немногие возможности, которые еще оставались у их семьи после смерти отца.
        Чтобы как-то расплатиться с кредиторами, пришлось все продать, но, поскольку Рис Кондор объявил их дом своей собственностью, продавать-то оказалось, по существу, нечего. С той поры жизнь Дивинии коренным образом изменилась, после смерти отца ее беспечное детство кончилось. Оставалось лишь утешаться тем, что сумасбродствам Дженнет тоже пришел конец. После того, что Дивинил узнала о мачехе из подслушанного ею разговора между отцом и Рисом Кондором, она поняла, что эта женщина не заслуживает лучшего отношения, и хотя девочке было всего девять лет, она была уже достаточно взрослой, чтобы догадаться, что мачеха каким-то образом предала отца. С годами она поняла, о каком предательстве шла речь. Юная Дивиния презирала свою красавицу мачеху почти так же, как ненавидела Риса Кондора!
        К несчастью, Дженнет оказалась ее единственным опекуном, и в девять лет Дивиния попала в полную зависимость от мачехи и была вынуждена поступать так, как та посчитает нужным. В момент смерти мужа Дженнет было всего лишь двадцать пять лет, и она, естественно, не хотела теперь, когда стала свободной женщиной, обременять себя заботами о девятилетнем ребенке. Чтобы нанять девочке няню, не было денег. Дженнет с трудом наскребла необходимую сумму и отправила ее обратно в частную школу. Лучше бы она этого не делала!
        В школе все, включая и Дианиных подруг, уже знали, как и почему умер ее отец, и если самые близкие подружки не изменили своего отношения к ней, то остальные избегали общаться с ней, словно трагедия отца каким-то образом могла заразить и их. Следующие восемь лет ее школьной жизни оказались мучительными и тянулись бесконечно долго и однообразно, поскольку на каникулы она чаще всего оставалась в школе. Неудивительно, что после того, как Дивиния наконец-то покинула это заведение, она изменила свое имя и стала Дианой Ламб, а главное, постаралась прекратить все отношения с людьми, с которыми ее связывали школьные годы, чтобы навсегда избавиться от горечи тех лет.
        Через шесть месяцев после смерти отца Дженнет снова вышла замуж за итальянского бизнесмена, которому было плевать на скандал, связанный с именем ее первого мужа; он хотел заполучить красивую женщину, а Дженнет, с ее пепельными волосами и небесно-голубыми глазами, была и в самом деле очень красива, и он удовольствием появлялся с ней в обществе, а в остальное время предоставил жене полную свободу, так что она могла спокойно предаваться другим утехам. Такой порядок вещей вполне устраивал Дженнет. Ее интересовали только она сама и те удовольствия, которые она могла себе позволить на деньги Марко.
        Что бы там ни было между Дженнет и Рисом Кондором, со смертью Говарда Ламбета, отца Дианы, их связь, похоже, прекратилась, и Диана радовалась этому - да, радовалась, потому что не хотела, чтобы Дженнет обрела счастье с убийцей отца.
        После того как Дженнет так удачно вышла замуж, она немного смягчилась и в отношении Дианы и стала разрешать ей на время каникул приезжать к ним в Италию. Диана относилась к мачехе с тем же презрением, но ее радовала малейшая возможность вырваться из школы, и Марко был такой милый - как и большинство итальянцев, он обожал детей.
        К сожалению, Диана уже не была ребенком…
        Ее мысли вдруг сделали резкий скачок, и она отвлеклась от горьких воспоминаний своей юности. Рис Кондор… «Это он во всем виноват! Только он! Если бы он не довел отца до безумного отчаяния, всего этого не случилось бы.
        Вот почему после встречи с Крисом она решила, что Рис Кондор должен испытать такую же боль.
        Однако сегодня, столкнувшись с этим человеком лицом к лицу, Диана поняла, что воплотить ее замысел в реальность не так-то просто.
        Но она должна это сделать! Должна!
        - Ну, будет тебе, Падди. - Диана негромко засмеялась, наблюдая за страданиями кота, который встал на задние лапы, цепляясь передними за ее обтянутую желто-розовыми леггинсами ногу, в надежде достать миску с приготовленной для него едой. - Пожалуйте к ланчу, сэр! - Она поставила на кафельный пол кухни миску, и кот, тут же прекратив жалобное мяуканье, набросился на еду с такой жадностью, словно не ел целый месяц.
        А это совершенно не соответствовало действительности: она уезжала всего на неделю и Роджер, сосед, живший в квартире напротив и присматривавший за котом во время ее отсутствия, уверял, что Падди ест столько, что хватило бы на десять котов. Падди, черный бесхвостый кот, всегда одинаково переживал ее отъезд: казалось, он за несколько суток чувствовал, что она уезжает, и совершенно прекращал есть, но, как только за ней закрывалась дверь, он с жадностью поглощал еду, а когда она возвращалась, он сжирал все, что попадалось ему на глаза, и даже покусывал ее ноги, словно давая понять, что не одобряет ее отлучек.
        Было абсолютно непонятно, каким образом кот узнает, что она собирается уезжать. Он начинал беспокоиться заранее, даже если Диана собирала вещи в самый последний момент. После двухлетнего наблюдения за этой необычной формой кошачьего протеста Диана пришла к выводу, что все объясняется породой Падди - он принадлежал к редкой породе кошек, у которых совершенно отсутствовал хвост. Кот был необычайно умен, обладал невероятным чутьем и не выносил дураков. Лучшего компаньона для себя Диана и не желала, они жили вдвоем с Падди в квартире, которую она купила и отделала по своему вкусу.
        Здесь было две спальни, одну из которых она превратила в студию, где предавалась излюбленному своему занятию - рисовала. Полы в квартире были либо кафельные, либо паркетные, но по всем комнатам разбросаны без определенного порядка разноцветные коврики; мебель в квартире, так же как и стены, была белого цвета. Когда Диана, оставив Падди на кухне доедать свой завтрак, направилась в комнату, в своей ярко-желтой тенниске и пестрых леггинсах она казалась ярким пятном на белоснежном фоне квартиры.
        Диана опустилась на один из белых бин-бэгов, разбросанных по всей комнате, и, удобно откинувшись, стала пить крепкий кофе. Она почувствовала, что напряжение последних дней постепенно уходит.
        Утренний перелет из Парижа обошелся без приключений. Мало кто из пассажиров узнал в высокой девушке с волосами, собранными на затылке в тугой пучок, одетой в строгий белый костюм с белой блузкой, очаровательную Дивную. А именно это-то ей и было нужно.
        Диана обожала свою работу. Она совсем не преувеличивала, когда сказала Рису Кондору, что, если бы ей не» нравилось демонстрировать одежду, она оставила бы эту работу. Диана трепетала, когда чувствовала восхищение зрителей при виде моделей, которые она показывала. Но это была профессиональная сторона ее жизни, и супермодель Дивная вовсю наслаждалась ее радостями, что же касается Дианы Ламб, то она предпочитала не афишировать свою частную жизнь.
        Даже если кое-кто из пассажиров и узнал ее, они держались корректно и не докучали ей. Еще задолго до того, как отправиться в аэропорт, она так нанервничалась, что голова раскалывалась от невыносимой боли. После бессонной ночи и недели нервного напряжения, после нахлынувших воспоминаний о прошлом она была не в состоянии расслабиться и хотя бы немного вздремнуть. Приезд Риса Кондора в Париж окончательно выбил ее из колеи. Вот почему она собралась и уехала из отеля задолго до рейса и, пока ждала в аэропорту, все время озиралась, боясь, как бы Рис Кондор не разгадал ее планы и не явился сюда.
        Разумеется, он не приехал. Диана дошла до такого нервного состояния, что, когда в самолете подошедшая сзади стюардесса спросила, не хочет ли она чего-нибудь выпить, едва не свалилась с кресла.
        А теперь, удобно расположившись на бин-бэге с чашкой кофе в руке, она закрыла глаза и лениво подумала, что впервые за последние двенадцать часов ей наконец-то удастся отдохнуть. Впервые с тех пор, как она увидела Риса Кондора, она могла даже… заснуть.
        И тут раздался звонок в дверь. Все ее существо запротестовало против этого вторжения, но Диана была так измучена, что лишь жалобно застонала.
        Она абсолютно не сомневалась, кто там, за дверью. Кристофер намеревался провести эту неделю с ней в Париже, но отец отправил его - умышленно, как она поняла, - в Америку, с деловым поручением. Накануне Диана сказала Крису, что будет очень занята подготовкой к показу и не сможет уделять ему много времени. В конце концов, он нехотя согласился лететь за океан, откуда посылал ей каждый день красные розы. Сегодня утром Крис должен был вернуться в Англию. Наверняка он поспешит сюда и снова заведет разговор о женитьбе.
        Как-то так получилось, что этот юноша ей понравился. Она и сама этого не ожидала, ибо до встречи с ним считала, что сын Риса Кондора является таким же ее врагом, как и его отец. Но Крис оказался совсем не похожим на Риса Кондора. Это был добродушный веселый парень, а наружностью он пошел в свою мать-американку: высокий, светловолосый, атлетически сложенный. И тем не менее Диана не собиралась за него замуж…
        - Погрей мое место, Падди, - негромко сказала она, поднимаясь с бин-бэга после настойчивого второго звонка. Пушистый кот немедленно перебрался на теплую после нее подушку.
        Едва она открыла дверь, приветливая улыбка на ее лице сменилась болезненной гримасой: на пороге стоял не Крис, а его отец.
        Увидев, что Диана поражена и от усталости даже не в силах скрыть это от него, Рис Кондор усмехнулся. В серебристо-серых глазах блеснуло злорадство.
        - Вот завтрак, - он поднял коричневую бумажную сумку. - Я же говорил, что мы позавтракаем вместе.
        Он явно намеревался заняться тем, о чем говорил, вернее, уже занялся, потому что прошагал в коридор мимо ошеломленной Дианы и уверенно направился в просторную кухню - видимо, сориентировался по запаху кофе, - и уже через мгновение оттуда раздалось его довольное насвистывание, сопровождаемое шелестом бумажного пакета, из которого он что-то доставал.
        Диана поняла, что явно недооценила этого человека. Она думала, что, обнаружив ее бегство из гостиницы, Рис Кондор явится в аэропорт, но ей и в голову не могло прийти, что он может последовать за нею в Англию!
        А ведь нетрудно было догадаться, ругала она себя. Кому же, как не ей, знать, какую целеустремленность способен проявить этот высокомерный тип, если он решил чего-то добиться.
        Когда она вошла в кухню, он уже разложил по вазочкам и тарелочкам рогалики, фрукты и кексы - настоящий французский завтрак! В самом деле этот человек ничего не делает наполовину, вынуждена была признать Диана. Он сказал, что позавтракает с ней - и вот на столе настоящий континентальный завтрак. Не исключено, что все это привезено из Франции. Он на такое способен! Крис говорил ей, что у отца собственный реактивный самолет, и ему ничего не стоило прихватить с собой завтрак из Парижа!
        - А-а, кофе, - он взял кофейник с только что сваренным кофе и наполнил две чашки. - Хороший, - одобрительно заметил он, отпив глоток.
        Диана стояла все так же молча. Квартира с ее простой обстановкой была для нее своего рода гаванью, укрытием, а этот человек без зазрения совести вторгся сюда. Явился нежданно-негаданно…
        - Пейте кофе! - бодро предложил он, видя что ее чашка все еще стоит нетронутая на мраморном столе. - А завтракать будем в гостиной. - Он ловко разместил все тарелочки на своих длинных руках. - Я видел эту комнату мельком, пока шел сюда, и хотел бы осмотреть ее повнимательнее, - на ходу бросил он и решительным шагом вышел из кухни.
        Диана безропотно двинулась за ним, словно ее влекло приливной волной!
        Сегодня он был одет во все черное: свободная рубашка с короткими рукавами и узкие брюки, подчеркивающие его длинные ноги. Рис выглядел на все свои тридцать девять лет, морщины вокруг рта и глаз свидетельствовали об изрядном жизненном опыте, однако от него исходила какая-то зловещая притягательная сила, которая как бы делала его человеком без возраста.
        - Падди, - едва слышно позвала она, пока Рис расставлял тарелки на коврике перед бин-бэгом.
        Он удивленно поднял голову.
        - Простите?
        - Это кот, - немного раздраженно пояснила Диана, чувствуя, что выглядит в его глазах - и на то есть достаточно оснований - совершенной дурой.
        Неожиданное появление Риса повергло ее в шок, только этим можно объяснить безволие и покорность, с которой Диана пустила его к себе в дом. Видимо, ее Стойкая натура все же не способна противостоять грубой силе. И встреча с Рисом Кондором подтвердила это!
        Полный ступор.
        Хотя, наверное, так не говорят. Да и грубовато звучит. И вообще, Рис не помнит, чтобы когда-нибудь так выражался. Но эта фраза как нельзя лучше отражала состояние Дивной Дианы с того момента, как она открыла дверь и увидела его!
        Похоже, что она до сих пор не пришла в себя. Бормочет что-то насчет кота, который растянулся на подушке, видите ли, его зовут Падди. Самое время сейчас говорить о кошках! А может, она думает, что он терпеть не может этих животных или у него аллергия на кошек? Нет, он с симпатией относится к этим милым существам и уважает их за независимый нрав и пренебрежение к людям, которые воображают себя их хозяевами. Он всегда отдавал должное сообразительности кошек и никогда не понимал, почему женщину иной раз называют кошкой. Ни разу в своей жизни не встретил он женщины, в которой ощущалась бы величавая отстраненность, присущая кошкам, и очень сомневался, что такие вообще существуют на свете!
        И все же…
        Рис изучающе смотрел на стоявшую рядом с ним Диану. Теперь он знал о ней немного больше. Когда он убедился, что Диана рано утром вылетела из Парижа, не повидавшись с ним, Рис позвонил своему помощнику Полу и приказал собрать всю имеющуюся информацию о супермодели Дивной - она могла пригодиться ему в Лондоне. Он не сомневался, что его приказание будет выполнено незамедлительно. Пол был расторопен и вполне оправдывал те деньги, которые ему платили. А платил ему Рис больше, чем остальным сотрудникам.
        Пол ждал его с двумя досье: одно на профессиональную модель Дивную, другое содержало сведения о личной жизни Дианы Ламб. Риса поразила скудость информации во втором досье, там было всего три страницы, в то время как досье, посвященное ее работе в качестве манекенщицы, представляло собой такую пухлую папку с фотографиями и газетными статьями, которую с ходу и не прочтешь.
        В этой папке были собраны сотни, нет, тысячи фотографий Дивной во всевозможных нарядах и без них, нет-нет, фотографий обнаженной Дианы там не было, Дивная не принадлежала к такого сорта моделям. Когда же Рис увидел ее бронзовое совершенное тело в мини-бикини, он почувствовал, какой необъяснимый соблазн таится в этом полуобнаженном теле, и подумал, что эти снимки, волнующие воображение, намного эротичнее, чем фотографии совершенно нагого женского тела.
        Сведений о личной жизни Дианы Ламб было до обидного мало. О детских годах вообще ничего не известно, но, поскольку его не интересовала эта часть ее жизни, он особо и не расстроился. Вот если Диана не прекратит своих отношений с Крисом, тогда он откопает что-нибудь темненькое в ее прошлом и ткнет сыну в нос. А сейчас все это не так уж и важно.
        Оказалось, что сегодняшняя Диана ведет очень скромный образ жизни: никаких романов в высшем обществе - он специально попросил Пола проверить насчет любовных связей. Вообще в биографии Дианы не было никаких скандалов - просто спокойная, размеренная жизнь. Семьи нет, друзей тоже не очень много, похоже, не многие удостаивались дружбы этой женщины.
        А вот Крис, его непокорный, легкомысленный и безответственный отпрыск, допущен в круг избранных. Мысль об этом почему-то чертовски разозлила Риса.
        Итак, информация об этой женщине, которую удалось собрать Полу за столь короткий срок, фактически ничего не добавила к тому, что Рис уже знал: Дивная - одна из самых высокооплачиваемых супермоделей в мире, а Диана Ламб по-прежнему остается необычайно загадочной женщиной.
        - Падди очень любит хлеб и пирожные, - пояснила Диана.
        Рис обернулся и увидел, что кот, лениво потягиваясь, не спеша, встает со своего места.
        - Сидеть! - негромко приказал он, вперив серебристо-серый взгляд в ярко-зеленые кошачьи глаза, словно пытаясь с помощью гипноза навязать Падди свою волю.
        Кот сдался первым: зажмурил глаза, улегся снова на подушку, свернулся калачиком и тут же заснул, давая понять всем своим видом, что даже не думал интересоваться едой, так аппетитно разложенной перед ним.
        Рис усмехнулся: если он таким же образом сумеет подчинить своей воле и хозяйку, успех ему обеспечен!
        Диана сердито посмотрела на кота-предателя и осторожно уселась на край той же самой подушки.
        Рис подумал, что сегодня она выглядит намного моложе, чем на вчерашнем показе мод, - наверное, потому, что на лице ее сейчас нет никакой косметики. По крайней мере незаметно, чтобы она была накрашена. Между прочим, и в эту свободную блузу, которая доходила ей до середины бедер, и в плотно обтягивающие ноги леггинсы Диана облачилась наверняка не ради эффекта, а для удобства.
        Сейчас Диана казалась ему еще более красивой. Вчера его поразила беззащитность девушки, сегодня же он с удивлением ощутил в ней некую внутреннюю силу. Она действительно была самой необыкновенной женщиной, какую он когда-либо встречал!
        - Ешьте, - поспешно произнес Рис, раздосадованный тем, что с первой минуты их встречи его с неудержимой силой влечет к этой девушке, тогда как он просто решил устранить ее из жизни сына. И уж тем более не допускал он мысли о том, что эта особа может занять какое-либо место в его собственной весьма упорядоченной жизни!
        Она холодно взглянула на него.
        - Вы, кажется, путаете меня с кошкой!
        Он усмехнулся, забавляясь тем, как злит ее беспрекословное подчинение Падди чужому человеку. А Рису это удалось вовсе не потому, что он обладал какими-то необыкновенными качествами, просто он умел обращаться с кошками. Но его позабавила реакция Дианы, в какой-то степени она даже помогла ему справиться с неловкостью, которую он испытывал все это время.
        - Вы слишком худая, - поддразнил он ее.
        Ее растерянность доставляла ему гораздо больше удовольствия, чем ее ледяное вчерашнее равнодушие. Очевидно, чтобы подчинить себе эту женщину, надо застать ее врасплох.
        Диана сидела на подушке, скрестив ноги, вызывающе соблазнительная, с едва заметной улыбкой на губах.
        - Мой рост сто восемьдесят сантиметров, а размер - восьмой по английским стандартам.
        Он уже знал все это из ее служебного досье, а также и то, что при таком росте весит она немногим больше сорока восьми с половиной килограммов, что у нее темно-зеленые глаза и густые ресницы, длинные, до пояса, волосы, про которые газетчики, кажется, писали, что они медового цвета.
        Но сейчас, вдали от света юпитеров, весь ее облик - и юное лицо без грима, из-за чего явственнее обозначились высокие скулы, и четкая линия подбородка, и длинная белая шея, - все это казалось каким-то особенно хрупким. Рис был уверен, что под свободной блузой тело ее окажется значительно более тонким, чем на фотографиях.
        Ради всего святого, он же приехал сюда, чтобы убрать ее с дороги Криса, а не выяснять, позволяет ли ей ее работа и возникающие в связи с ней трудности нормально питаться!
        К чему клонит этот человек? Почему прямо не скажет о цели своего визита, ведь оба прекрасно знают, что единственное, что привело его сюда, - это Крис. Или все это является частью его замысла: вовлечь ее в игру, чтобы она потеряла бдительность, а затем в лоб потребовать убраться из жизни Криса?
        Он сел на корточки, глаза его сузились и светились стальным блеском.
        - Сколько вы хотите за то, чтобы оставить Криса в покое? - задал он вопрос без всякой дипломатии.
        Ах, вот оно что… Она поняла, что он решил сразу взять быка за рога. Очевидно, он ничего не понял, иначе не стал бы спрашивать, сколько она хочет за Криса, потому что на самом деле хочет она гораздо большего.
        Обоим было не до еды, и Падди, который, приоткрыв один глаз, мгновенно оценил обстановку, решил, что будет справедливо, если он тихонечко подкрадется к коврику и цапнет самую аппетитную булочку.
        Диана была уверена: кот просто почувствовал, впрочем, как и она сама, что Рису Кондору изменила его воля. Такого с ним наверняка еще не случалось. Диана с самого начала поняла, что, как ни старайся, этого человека ничем не проймешь, но у него есть ахиллесова пята - его сын Кристофер!
        Серебристо-серые глаза лишь скользнули по проказнику коту, который шмыгнул в угол, чтобы в одиночку насладиться своей добычей, однако Диана была уверена, что поступок Падди не остался не замеченным ее высокомерным гостем.
        - Итак, сколько? - ледяным тоном повторил Рис.
        Диана взглянула на него с жалостью.
        - Я уже говорила вам, что деньги меня не интересуют, - ответила она, брезгливо передернув плечами после такого циничного предложения. - Наверное, вам трудно в это поверить, но живу я уединенно и квартира у меня очень скромная, имейте в виду, что я очень состоятельная женщина, за мою работу хорошо платят.
        За последние годы Диана сделала блестящую карьеру и могла теперь за один день заработать несколько тысяч фунтов. Она не нуждалась в деньгах этого человека, у нее у самой их достаточно, чтобы безбедно прожить остаток жизни, даже если она оставит работу. И все это в двадцать один год! Всякий скажет, что это редкость в наши дни. Разумеется, она не собирается пока уходить с работы, тем не менее Диану радовала та уверенность, которую придавало ей богатство.
        - Деньги никогда не бывают лишними, - с усмешкой заметил Рис Кондор.
        Только зарвавшиеся богачи, которые даже понятия не имеют, что существует где-то другая жизнь, могут позволить себе такое высокомерие. Рис Кондор наверняка не знает, как хочется иметь собственные деньги, когда даже за то платье, которое на тебе, ты обязана чужим людям.
        - Я сказала, что не хочу брать ваших денег, мистер Кондор, - сказала она, тщательно подбирая слова. Она не прикоснется к этим деньгам!
        Ни единого пенни из миллионов Риса Кондора - этих грязных денег, за которые заплачено кровью и страданиями других людей. Нет, ей не нужно даже и самой малой части его богатства!
        Он презрительно сжал губы и насмешливо поднял брови.
        - Тогда чего же вы хотите? Криса? - недоверчиво спросил он. - Зачем вам понадобился двадцатилетний мальчишка, который совершенно не пара вам, зрелой женщине? - Он покачал головой. - Я хорошо знаю своего сына и ни когда не поверю, что он способен удовлетворить потребности такой женщины, как вы.
        Диана понимала, что он нарочно говорит все это, желая оскорбить ее, и почувствовала, как вспыхнули ее щеки.
        - Потребности?.. - возмущенно повторила она. - Я не понимаю…
        - Я просто уверен, что вы прекрасно поняли меня, Диана. - Внезапно он оказался на цветном коврике прямо напротив подушки, на которой она сидела. - Думаю, вам ясен смысл слова «потребности».
        Он был так близко от нее, что от его дыхания прядка возле ее виска взметнулась вверх. Каждый ее нерв забился от отчаяния, каждая клеточка в мозгу возопила от ужаса за секунду до того, как он своим ртом впился в ее губы.
        Такого она еще никогда в жизни не испытывала. Это был поцелуй-требование, поцелуй, полный страсти, не допускающий возражения или отказа; эти теплые, чувственные губы взяли ее в плен своей одержимой нежностью, которой, казалось, не будет конца.
        Как ни старалась Диана, а старалась она изо всех сил, ей не удавалось избавиться от его губ. И когда ей уже почудилось, что она больше не выдержит, неожиданно пришла спасительная мысль: она неправильно ведет себя, ведь Рис Кондор ждет от нее реакции, причем любой реакции!
        Она внезапно сникла, опустив руки, тело ее обмякло в объятиях Риса, а губы стали холодными и вялыми.
        Несколько долгих, бесконечных секунд он продолжал целовать ее, словно не замечая ее уловки. Диана почувствовала, как накатила дурнота, и тут - о чудо! - до него дошло, что она не отзывается на его поцелуй, и, все еще не отрываясь от ее губ, Рис открыл глаза и натолкнулся на холодный, осуждающий взгляд зеленых глаз.
        Он поднял голову, и Диана увидела, как краска медленно проступает на его лице сквозь загар. Очень хорошо, она надеялась, что сейчас он сгорает от унижения!
        Рис отстранился от нее, поднялся и провел рукой по своим темным густым волосам. Когда он снова посмотрел на нее сверху вниз, по его лицу нетрудно было догадаться, что он не на шутку расстроен.
        Диана смерила его уничтожающим взглядом и тоже медленно встала со своего места. Она чувствовала, что едва держится на подгибающихся ногах, к счастью, со стороны, кажется, ничего не было заметно. Небрежным жестом она откинула волосы. Рис Кондор немного растрепал их, когда целовал ее. О Господи, не нужно, просто нельзя об этом думать, иначе можно сойти с ума.
        - Вы и понятия не имеете о том, что значит «удовлетворить потребности такой женщины, как я», - с подчеркнутым презрением сказана она.
        От такого явного издевательства у него заходили желваки.
        - Вы хотите сказать, что Крис способен на это? - холодно поинтересовался он.
        Она ответила ему презрительным взглядом.
        - Я ничего вам не хочу сказать, мистер Кондор, - усмехнулась она. - Поскольку вы сами видите…
        - Да я могу просто раздавить вас! - ледяным тоном произнес он.
        Диана даже бровью не повела. Хуже того, что было, он уже ничего не сделает!
        - Не думаю, мистер Кондор, - спокойно ответила она, хотя в глубине души чувствовала, что если в ближайшее время ей не удастся выпроводить его, то она не ручается за свое самообладание. Использовать свою власть, чтобы давить людей? Неужели этот человек ни на что другое не способен? - Видите ли, Крис просит меня стать его женой, - торжествующе объявила она. - И сейчас я обдумываю его предложение. - Пусть этот высокомерный субъект для разнообразия почувствует, каково это, когда над тобой довлеет чужая власть!
        На мгновение Диане показалось, что сейчас он ударит ее, так у него сжались кулаки, но Рис тут же с видимым усилием взял себя в руки.
        - Обдумывайте сколько хотите, Диана, - презрительно бросил он. - Но уверяю вас, вам никогда не бывать невестой Криса.
        Как хотелось ей сейчас ответить на его выпад и заявить, что она выйдет за Криса, какие бы козни ни устраивал его отец, до такой степени ее разозлила непоколебимая уверенность Риса в том, что ей никогда не удастся стать женой его сына. Но скажешь такое, а потом придется выполнять свое обещание - этот вариант вовсе не устраивал ее.
        - Вы, похоже, даже мысли не допускаете, что я могу не захотеть этого! - усмехнулась Диана.
        - Он богат, - пожал плечами Рис Кондор. - Респектабелен…
        - …и к тому же ваш сын, - вставила Диана. - О чем вы мне все время с большим удовольствием напоминаете, - поддела она его.
        Рис стиснул зубы.
        - Крис никогда не женится, если я не одобрю его выбор, - уверенно заявил он.
        До чего же он самонадеян, черт возьми!
        - Если бы я захотела женить на себе Криса, - спокойно сказала Диана, - будьте уверены, я сумела бы это сделать. С вашего согласия или без него!
        Рис не сводил с нее холодно поблескивавших глаз.
        - В день, когда вы поженитесь, я выброшу его из фирмы и лишу наследства!
        Она равнодушно пожала плечами.
        - К счастью, я зарабатываю столько, что хватит на двоих.
        Глаза его превратились в две сверкающие сталью щелочки.
        - Не хотите ли вы сказать, что готовы содержать своего мужа? - он недоверчиво смотрел на нее.
        Диана пожала плечами.
        - В общем, да. - Она не собиралась замуж за Криса, но, если бы она встретила и полюбила человека без средств, ее бы нисколько не смущало, что им придется жить на ее деньги. И вместе с тем Диана понимала, что этот человек с его образом мышления не в состоянии даже попытаться понять такого рода отношения. - Если он мне будет дорог, - продолжала Диана, - совершенно не важно, кто из нас будет зарабатывать деньги.
        Губы Риса тронула насмешливая улыбка.
        - И Крис вам настолько дорог, что вы готовы на это ради него? - с вызовом спросил он. - Я спрашиваю потому, что, если вы поженитесь, он неминуемо останется без средств.
        Девушка ответила легкой улыбкой, она уже полностью овладела собой, тогда как Рис с трудом сдерживал ярость.
        - По-моему, мистер Кондор, наш разговор носил совершенно отвлеченный характер, я просто говорила вам о тех взаимоотношениях, которые мне хотелось бы установить со своим будущим мужем, кем бы он ни был. Что же касается предложения, которое сделал мне Крис, я все еще думаю над ним.
        - Вы…
        - Но если я надумаю принять его, а вы и в самом деле осуществите свои угрозы…
        - Можете не сомневаться, - подтвердил Рис, - я так и сделаю.
        - Тогда мне кажется, вы забыли одну очень важную вещь, - она пожала плечами, - Крис ваш сын, и он не из тех, кто будет прозябать.
        Возможно, что Крис воспитывался как сынок богатых родителей, но, насколько ей было известно, он не получил никаких поблажек, когда решил заняться отцовским бизнесом; вначале ему пришлось пробовать свои силы в роли секретаря одного из помощников отца, и он целый год тянул вместе со всеми лямку! Нет, она ни минуты не сомневалась в том, что Крис выплывет, какую бы судьбу ни уготовил ему отец. Крис обладает той же кондоровской одержимостью успехом, хотя он, кажется, не стремится шагать по головам, как это делает его отец.
        Рис Кондор смотрел на девушку, и глаза его сверкали от гнева.
        - Могу поклясться, что вы оба лишитесь работы.
        Она не сомневалась, что он осуществит свою угрозу, но если ему захотелось с помощью подобных заявлений, пусть даже довольно реальных, запугать или сломить ее, то он ошибся.
        - Тогда мне остается только выразить свое сожаление, - усмехнулась она. - Ибо, если вы сделаете это, Крис никогда вас не простит.
        - Ведьма! - сквозь зубы прошипел Рис, понимая, что она права.
        - Возможно, - спокойно ответила Диана. - А теперь прошу меня извинить… - Она насмешливо вскинула брови. - С минуты на минуту сюда может явиться Крис, и я хотела бы привести себя в порядок.
        По лицу Риса было видно, что он с большим удовольствием придушил бы ее сейчас и с явным усилием сдерживает ярость. Он круто развернулся и, хлопнув дверью, выскочил на лестницу.
        Убедившись, что он действительно ушел, и закрыв за ним дверь, Диана дала волю своим чувствам. Ее била дрожь, да так, что, казалось, этому не будет конца! Она не могла бы сейчас сказать, способна ли выдержать еще одну такую встречу.
        Но придется выдержать. И очевидно, не одну.
        А Рис кипел от злости, пока шофер вез его через весь город в лондонскую квартиру, надстроенную над принадлежащим ему девятиэтажным доходным домом.
        В глубине души он понимал, что злится больше на самого себя. Господи Боже, ведь его мучила ревность! Да, самая настоящая ревность, черт подери! Она терзала его, человека, который не испытывал ничего подобного ни к одной женщине, - Рис Кондор ревновал собственного сына к Диане Ламб.



        Глава 3

        Диана все еще не пришла в себя от волнения, когда несколько минут спустя кто-то вновь позвонил в дверь. Если это Рис Кондор и он снова начнет свои угрозы и намеки…
        Однако, распахнув дверь, она увидела на пороге совсем другого человека.
        - Привет, Крис! - растерянно пробормотала она. Минуту назад она просто так, чтобы поддразнить Риса Кондора, сказала, что должен прийти Кристофер, хотя это была чистая выдумка. А он как раз и пришел. Просто удивительно, как эти двое, отец и сын, не столкнулись в лифте!
        Она пока еще плохо представляла себе, как сообщит Крису о визите его отца. Сказать просто, что она с ним «виделась», все равно что ничего не сказать об этих двух встречах с Рисом Кондором, и в то же время ей не хотелось говорить правду. Нет, если рассказать все, это неминуемо приведет к конфликту между отцом и сыном. А скандал ее не устраивал. Придется просто упомянуть, что они встречались.
        - Ты могла бы более радостно встретить меня, - весело сказал Крис. Он был полной противоположностью своего отца: чуть длинноватые, подстриженные по последней моде светлые волосы, добрые синие глаза, а в выражении по-детски открытого лица ни капли цинизма, свойственного отцу.
        Диане был очень симпатичен этот пылкий юноша, и она заранее переживала, что может стать источником его первых жизненных разочарований.
        Но тут не до угрызений совести, Крис принадлежит к семейству Кондоров - ее заклятых врагов. Она ни на секунду не должна забывать, что именно Рис Кондор погубил ее отца, принес несчастье ее семье, лишил ее, девятилетнюю Дивинию, беззаботного детства, и в то же время он безумно любит и бесконечно балует своего единственного сына. Нет, нет, она не должна забывать об этом. Возможно, пришло время дать понять избалованному папенькиному сынку, что не все ему дозволено, и сказать ему решительное «нет». Она непременно сделает это, только не сейчас. Не сейчас…
        Диана улыбнулась Крису и подставила ему губы для поцелуя. Они были одного роста, при том что Диана стояла босиком. Крис ужасно злился, когда она надевала туфли на высоком каблуке и становилась выше его. А Диана упорно отгоняла от себя мысль о том, что Рис Кондор - один из тех, кто всегда будет выше ее, несмотря на самые высокие каблуки.
        - Да нет, я ужасно рада видеть тебя! - сказала она и, взяв его под руку, повела в комнаты.
        - Тогда я хотел бы это по-настоящему почувствовать, - несколько раздосадованно бросил он. Его явно не удовлетворил дружеский поцелуй, которым его встретила Диана.
        Она негромко рассмеялась. Как хорошо и спокойно было ей всегда с этим юношей. Совсем не то что с его отцом, беседа с которым походила скорее на проход по минному полю с завязанными глазами.
        - В половине двенадцатого утра я ни на какие эмоции не способна, - отмахнулась она.
        Они вошли в уютную гостиную, и Диана растерянно взглянула на тарелки с едой, которые расставил на полу Рис. Но тут же взяла себя в руки.
        - Как видишь, я ждала тебя. - Она взглядом показала на тарелки с едой, к которым они с ее незваным гостем даже не притронулись, если не считать, что Падди стащил маленькую булочку!
        Крис просиял, обрадованный таким приемом, и Диана немного успокоилась. Она была уверена, что Рис Кондор ни единым словом не обмолвится сыну о позорной утренней сцене, которая произошла в ее квартире, и, уж конечно, не станет рассказывать о булочках и пирожных, которые притащил, собираясь позавтракать вдвоем с нею.
        - Мой любимый рулет! - воскликнул Крис, взяв с тарелки кусок датского яблочного рулета. - Только французы умеют так его готовить, - с видом знатока заметил он, дожевывая рулет. - Как тебе понравился Париж? - спросил Крис, когда она внесла кофе.
        Диана скорчила недовольную гримаску и уселась на пол за его спиной.
        - Думаю, не больше, чем тебе Нью-Йорк!
        - Я там совсем заработался и почти не отдыхал, - ответил Крис. - Хотя, - задумчиво добавил он, - мне все-таки удалось выкроить вечер и поужинать с матерью.
        Кейси Рейтер после развода с Рисом Кондором и после того, как ее бывший супруг добился опекунства над их единственным сыном, вернулась на родину и несколько лет назад вышла замуж за американца. Пока отец всячески препятствовал встречам сына с матерью, Крис был уверен, что мать сама от него отказалась, и в течение первых пяти лет очень редко с ней виделся. Когда же ему исполнилось четырнадцать, он заявил отцу, что хотел бы поехать в Америку и немного пожить с мамой.
        Диана злорадно усмехнулась, когда Крис рассказал ей об этом. Она представила себе, каким страшным ударом явилось это заявление сына для Риса Кондора. Когда она попыталась выяснить у Криса причину столь неожиданного решения, тот лишь пожал плечами, не считая нужным что-либо объяснять. Диана решила: возможно, она заблуждалась и все дело в том, что жизнь Риса Кондора в конечном счете не была устроена, а мать Кристофера, которая снова вышла замуж и обрела семью, могла дать сыну то тепло, которого ему не хватало.
        Как и следовало ожидать, Рис Кондор встретил в штыки просьбу сына. Однако Крис вскоре доказал, что он не менее тверд в своих решениях, чем отец, и сбежал из школы, куда его устроили. Разумеется, его тут же поймали и водворили обратно. Он снова сбежал. Его опять поймали и вернули. Мальчик сбежал еще раз. Тогда Рис Кондор признал свое поражение и разрешил Крису поехать к матери в Нью-Йорк, но лишь на два года. Эти два года еще больше укрепили связь между матерью и сыном, которая с тех пор, несмотря на редкие встречи, никогда между ними не прерывалась.
        Диане захотелось побольше узнать о женщине, которая в течение десяти лет была женой Риса Кондора. Кто она и как ей удавалось столько лет исполнять неблагодарную роль жены такого жестокого человека, ведь Кейси Кондор, несомненно, испытала на себе все прелести его характера!
        Диана решила, что либо Кейси Кондор такое же бездушное существо, как и ее муж, либо она настолько глупа, что рассчитывала построить свою жизнь и жизнь своего ребенка на деньгах, добытых нечистыми путями. Благополучие этого семейства зиждилось на обломках загубленных судеб людей, которые оказались не такими циничными и расчетливыми эгоистами, как Рис Кондор. Впрочем, возможен был и третий вариант: Кейси Кондор просто любила своего мужа и не задумывалась о том, откуда у него берутся деньги. Но эта ситуация казалась Диане настолько нереальной, что она тут же отбросила ее!
        - Как поживает мама? - поинтересовалась она, отхлебнув кофе. К еде Диана даже не притронулась. Стоит только подумать, что все эти булочки куплены господином Кондором на деньги, которые он отнял у доверившихся ему несчастных простаков, и ни один кусок в горло не полезет!
        - Неплохо, - оживился Крис, с такой жадностью поглощая очередное пирожное, словно он целую неделю не ел. А может, после стандартного обеда в самолете он и в самом деле был голоден? Полнота ему не грозит - он ведь всегда в движении и не сидит подолгу на месте. - Каждый раз, когда я вижу свою сестренку, мне кажется, что она очень выросла, - с наивным удивлением заметил он и нахмурился, недоумевая, почему его слова так рассмешили Диану. - В чем дело?
        - Глупыш, а ты не думаешь, что она и в самом деле растет! - Диана улыбнулась. - Знаешь ли, с детьми это бывает…
        - Нечего смеяться! - проворчал он. - Ты прекрасно понимаешь, что я имею в виду.
        Конечно, она все поняла. Когда Диана узнала, что у Криса в Нью-Йорке есть пятилетняя сводная сестра, она поневоле задумалась, уж не рождение ли этой маленькой соперницы, претендующей на внимание матери, побудило юношу шесть лет назад отправиться в Нью-Йорк. Но, получше узнав Криса, она поняла, что если поначалу это и имело место, то теперь он просто привязался к белокурой малышке, появившейся в новой семье матери. Крис постоянно носил в бумажнике фотографию этого ангелочка и с гордостью демонстрировал ее всем желающим.
        - Я уверена, что малышка тебе очень обрадовалась, - Диана сжала руку Криса, давая понять, что вполне разделяет его чувства. Она часто задавала себе вопрос, как сложилась бы ее собственная жизнь, если б Дженнет надумала родить ребенка, занялась домом и стала бы заботиться о маленькой Дивинии. Правда, был ведь и Марко…
        - Конечно! - совершенно не обидевшись на ее насмешливый тон, ответил Крис и накрыл ладонью руку Дианы. - А я возвращаюсь к своему первому вопросу: ты… рада меня видеть? - Он с тревогой заглянул ей в глаза.
        Диана пожала плечами. Она все еще была во власти воспоминаний о мрачных годах своего детства.
        - Я ведь уже говорила тебе…
        - Ты ничего конкретного не сказала. - Он разочарованно вздохнул. - В таких случаях ты очень ловко уходишь от ответа.
        Диана нахмурилась, разговор неожиданно принял серьезный оборот.
        - Крис…
        - Ты получила в Париже мои розы? - Он смотрел на нее с напряженным ожиданием.
        Из-за разницы во времени и бесконечных дел за последнюю неделю им даже ни разу не удалось поговорить по телефону.
        - Да, спасибо, - улыбнулась Диана. - Но право же, Крис, ни к чему такие хлопоты…
        - Ну о чем ты говоришь? - Он махнул рукой. - А открытки?
        Она облизнула пересохшие губы, которые даже сейчас, без помады, были очень сочными и чувственными.
        - Хорошо, что ты написал мне про отца, - сказала она. - Он ведь приезжал…
        - Я спрашиваю не про ту часть моей записки, где говорится об отце… Так он был в Париже? - встревоженно спросил Крис, когда до него дошел смысл ее слов. Очевидно, поначалу его занимали лишь те записки, где речь шла об их отношениях.
        Диана с любопытством посмотрела на молодого человека. Похоже, сообщение о том, что отец находился в Париже одновременно с Дианой, крайне встревожило его. Диану нисколько не удивляло, что Рис Кондор всем без исключения внушает чувство страха или беспокойства, но Крис - его сын…
        - Значит, он приезжал в Париж? - Крис в задумчивости прикусил нижнюю губу.
        - Вчера, - кивнула Диана.
        Крис поморщился.
        - Один?
        Итак, Крис, похоже, знает о существовании рыжеволосой красавицы. Но знает ли он о том, что отец намерен жениться на ней?
        - Вообще-то нет. Он был с дамой.
        - Черт возьми! - раздосадовано пробормотал Крис. - Он тебе что-нибудь говорил? - Молодой человек был явно обеспокоен.
        - Буквально два слова, - сказала она. Если Крис хоть немного знает отца, он понимает, что Рису Кондору достаточно сказать собеседнику «два слова», чтобы вывести его из равновесия.
        Разумеется, Крис хорошо знал это. Он судорожно сглотнул.
        - Надеюсь, он ничем не обидел тебя? - Он пристально посмотрел на девушку.
        Рис Кондор… и не обидел? Спрашивать об этом - все равно что усомниться в существовании зеленой травы и голубого неба…
        Диана недовольно передернула плечами.
        - Я же сказала, Крис, мы говорили всего минуту, кругом был народ - участники шоу.
        Крис явно занервничал, он встал и, сунув руки в карманы брюк, заходил по комнате.
        - Это хорошо. - Думая о чем-то своем, он рассеянно кивнул. - Понимаешь, перед моей поездкой в Нью-Йорк он меня спрашивал о тебе, и я сказал… - Крис замолк.
        - Что же? - осторожно спросила Диана.
        - Я сказал, что собираюсь жениться на тебе, - выпалил он.
        Как он мог? Ведь он тогда даже предложения ей еще не сделал! Хотя, что греха таить, Диана давно догадывалась о его чувствах и понимала, что вот-вот последует признание. И заранее знала свой ответ.
        Диана спокойно выдержала его взгляд.
        - Немного неожиданно, - небрежно бросила она. - Я бы даже сказала: необдуманно. Неужели тебе не приходило в голову, что подобное заявление могло настроить мистера Кондора против твоей избранницы, и он отправился в Париж, чтобы увидеть ее.
        Лицо Криса внезапно смягчилось, он ласково улыбнулся.
        - Господи, до чего же мне нравится это твое умение сглаживать острые углы. - Юноша засмеялся. - «Настроить против», - повторил он, весело сверкая глазами. - Мой отец никогда в жизни не был «настроен», он либо впадает в неописуемую ярость, либо на него накатывает холодное равнодушие!
        Теперь ей тоже казалось, что она неудачно выразилась, но неужели же из-за этого стоит носиться по комнате и размахивать руками?
        Едва она подумала про это, как на нее напал неудержимый смех, Диана просто не могла остановиться.
        Если бы не этот смех, она просто разрыдалась бы. А она уже немало слез пролила из-за этого человека! Нет, больше не желает, не дождется он от нее больше слез!
        Крис обнял ее и притянул к себе.
        - Отец непременно полюбит тебя, когда узнает получше, - с блаженной улыбкой произнес он.
        Однако Диана сомневалась в этом. Очень сомневалась.


        Рис снова, в который уже раз, взглянул на золотые наручные часы. Он злился на самого себя, понимая, что ему не терпится поскорее увидеть Диану Ламб. Сначала он довольно спокойно воспринял приглашение Криса поужинать вместе - разговор происходил в офисе, где он встретился с сыном, но, когда Крис сообщил, что ужин заказан в уютном ресторанчике, одном из самых любимых ресторанов Риса Кондора, и с ними будет Диана, он не на шутку заволновался.
        Может, они собираются поставить его перед фактом - объявить о своей помолвке? Должно быть, Диана Ламб уже «обдумала», как она выразилась, предложение Криса и ответила согласием. Иначе зачем понадобился Крису этот ужин втроем? Ведь он прекрасно знает об отношении отца ко всей этой истории. Значит, за это время что-то произошло…
        Рис понимал, что его безапелляционное заявление о том, что Диана Ламб никогда не станет женой Криса, могло подтолкнуть девушку к окончательному решению. Он не мог не заметить, что своим поведением - а вел он себя, надо признать, весьма самонадеянно - просто вывел ее из себя! За спокойной манерой держаться Дианы угадывалась еле сдерживаемая ярость.
        Боже, какое же железное самообладание у этой девушки! Даже его поцелуй не смог растопить лед отчуждения. Каждый раз, когда Рис вспоминал об унижении, которое испытал, когда безуспешно пытался вызвать в ней ответный порыв, его передергивало от отвращения к самому себе, он едва не стонал. Ни одна женщина не занимала его внимания до такой степени, чтобы он целый день думал о ней. Он думал о ней в самое неподходящее время и в самых неподходящих местах.
        Такого еще не бывало - чтобы во время работы его одолевали мысли о женщине. Но может быть, причина в том, что Диана Ламб оказалась недоступной для него?
        Даже не оборачиваясь, Рис понял, что в зал вошла она.
        В этом ресторане, постоянными посетителями которого были богатые люди, предпочитающие не афишировать свою частную жизнь, давно привыкли к знаменитостям и спокойно реагировали на новых посетителей. Но сейчас все разговоры смолкли, все взгляды устремились к входу.
        Рис понял: в зал вошла Диана. Супермодель Дивная не могла не привлечь внимание даже этой пресыщенной публики.
        Он постарался взять себя в руки и, прежде чем повернуться к ней, сделал глубокий вдох, но, когда увидел Диану, едва не задохнулся.
        Господи!..
        Отливающие солнечным блеском волосы великолепным золотым водопадом струились по спине; безукоризненное, почти без макияжа, точеное лицо, и только на губах темно-красная помада, подчеркивающая их чувственную полноту. Высокая грудь, узкая талия и плавные линии бедер. Короткое черное платье плотно облегало ее великолепную фигуру, казалось, больше под ним ничего не надето; длинные, золотистые от загара ноги и изящные, босые - да, да, Рис с изумлением отметил, что они были босые, - ступни. Вся она, с головы до ног, была неотразимой Дивной!
        Он поневоле задержал взгляд на этих босых ногах, куда она, черт возьми, подевала свои туфли? Этот ресторан очень терпимо относился к причудам своих знаменитых и не очень знаменитых клиентов, но все же и здесь существовали свои требования. Как могла Диана явиться сюда босиком? Ведь, если владелец ресторана Брайан попросит ее покинуть зал, будет очень неловко.
        Однако, когда Диана, по-свойски взяв Криса под руку, направилась к их столу, Рис Кондор увидел, что она не босая: на ногах у нее были совершенно прозрачные туфли-балетки без каблука. Нет, это была вовсе не Золушка - у той были на ногах хрустальные туфельки, да и Диана отнюдь не бедная замарашка, хотя, вне всякого сомнения, эта красавица достойна внимания сказочного принца!
        Рис подумал, что, как ни трудно ему это признать, двое молодых людей, что сейчас направляются к нему, на удивление подходящая пара: одинакового роста, оба хороши собой и похожи на двух златокудрых богов, и весь мир сейчас у их ног.
        И все же они не пара друг другу и никогда не станут парой, если он, Рис, осуществит задуманное. И чем раньше они узнают об этом, тем лучше!
        Он ведь только ради этого согласился поужинать с ними. Он мог бы взять с собой Барбару, но только мысль увидеть за одним столом этих двух женщин смущала его. Он знал, что, сам того не желая, будет сравнивать их и сравнение окажется не в пользу Барбары. Да это было бы и несправедливо по отношению к Барбаре - зачем ей появляться в обществе рядом с юной и свежей красавицей и выглядеть на ее фоне совсем не молодой. Нет, Рис явился в ресторан один, пришел точно к назначенному часу и целых двадцать минут ждал сына с Дианой. А Крису, между прочим, хорошо известно, как он не любит попусту тратить время.
        Когда они подошли, Рис, бросив на сына укоризненный взгляд, встал им навстречу.
        - Между прочим, неприлично заставлять приглашенного гостя ждать, - сурово заметил он.
        - Пощади, пап! - заулыбался Крис. - Ну какой же ты гость?
        Рис иронически улыбнулся.
        - Не означает ли это, что в конце концов мне придется платить по счету?
        - Конечно, нет, - обиженно произнес рис. - Не понимаю, из-за чего весь этот шум?
        - Он пожал плечами. - Подумаешь, опоздали на пятнадцать минут…
        - На восемнадцать, - возразил Рис, понимая, что из-за такого пустяка не стоит лезть в бутылку. Но его терзал мучительный вопрос: чем занималась милая парочка в эти злосчастные восемнадцать минут?..
        Он понимал, что, если между ними существуют интимные отношения, они могут встречаться где угодно и когда угодно, - например, Крис мог остаться на ночь у Дианы, ведь он уже больше года живет в собственной квартире, и Рис понятия не имеет, как сын проводит свое время. Но мысль о том, что они опоздали в ресторан из-за любовных утех, привела его в ярость. Как ни трудно было это признать, но то была самая настоящая ярость. Крис все больше терялся.
        - Послушай…
        - Боюсь, что в нашем опоздании виновата я, мистер Кондор, - заговорила Диана низким, чуть хрипловатым голосом. - Мне пришлось долго сушить волосы, я немного не рассчитала время… - она с виноватым видом провела рукой по шелковистым волосам.
        Рис проследил за этим жестом с чувством, которое было сродни голоду: сгорая от желания, он мечтал коснуться этих золотых волос и вдохнуть аромат ее духов, такой же неуловимый, как и сама Диана.
        Он знал, что любой мужчина с радостью простил бы этой женщине все что угодно и был бы готов ждать ее до бесконечности, лишь бы она была рядом, чертовски прекрасная и желанная.
        - Да, но, как я уже сказал, невежливо заставлять гостя ждать!
        Диана увидела, как Крис, стараясь сдержаться, глубоко втянул в себя воздух. После того как она получше узнала Риса Кондора, Диану уже не удивлял его выпад.
        Совершенно очевидно, что сегодня вечером Рис не собирается давать им никаких поблажек, хотя Крис, кажется, продолжает надеяться на чудо. Рис явно не одобряет их отношений, и ничто на свете не заставит его переменить свое мнение, думала Диана, усаживаясь на стул, предупредительно подвинутый Крисом, который затем сел рядом. Уселся за стол и Рис. Боже мой, печально подумала она, ведь в том, что касается их отношений с Крисом, она совершенно солидарна с его отцом!
        Она не совсем ясно представляла себе, каким должен быть в этой игре ее следующий шаг, но, когда Крис предложил ей поужинать вместе, чтобы его отец смог «увидеть, как она прекрасна», Диана подумала: возможно, это и есть следующий логический шаг. Рис Кондор именно его и ждет, и ей придется пойти ему навстречу. Самую малость. Хотя Диана была уверена, что лучший способ как-то воздействовать на этого пресыщенного типа - постоянно подбрасывать ему сюрпризы.
        Лицо Криса вспыхнуло от возмущения.
        - Мы же извинились, папа…
        - Все в порядке, Крис. - Диана накрыла ладонью его лежащую на столе руку, чувствуя, что этот жест не ускользнул от внимания сверкающих серых глаз. - Твой отец совершенно прав: неприлично опаздывать, если мы сами пригласили его на ужин. - Она посмотрела на Риса из-под темных ресниц. - Но уверена, он нас простит. - Девушка одарила его обольстительной улыбкой, понимая, что, если Рис после всех этих извинений, высказанных в такой очаровательной манере, по-прежнему будет ворчать, он выставит себя полным идиотом.
        Очевидно, он и сам понял это. Рис догадался, что стал жертвой ее хитрости, и, сдержав себя, сердито поджал губы. Диана представила себе, каково этому великому интригану заставить себя подчиниться чужим правилам и проиграть!
        - Конечно, - коротко бросил Рис. - Может быть, вы закажете напитки, а потом займемся меню? - предложил он, кивнув на застывшего возле их столика официанта.
        Крис явно все еще злился на отца и успокоился только тогда, когда они с Дианой стали просматривать меню. Эти двое сидели так близко друг к другу, что плечи их соприкасались и белокурые пряди смешались.
        А человек, сидевший напротив, испытывал совсем иные чувства. Он злился, видя, как близко они наклонились друг к другу, как они тихонько разговаривают и смеются над чем-то. Когда же Диана украдкой бросила на него взгляд, она заметила, что глаза Риса горят гневом, губы неодобрительно поджаты и он так стиснул челюсти, что от носа к уголкам рта пролегли глубокие морщины.
        Его мучила ревность при виде того, как близко сидел к ней Крис! Диана почувствовала это так отчетливо, словно Рис заявил об этом вслух, она видела, что он не в своей тарелке, и торжествовала, ощущая, как по всему ее телу прокатываются сладкие волны удовлетворения.
        - Может, вы все-таки перестанете кривляться и сделаете наконец заказ?.. - взорвался Рис, не в силах более сдерживаться.
        Диана молча улыбнулась. Но Крису было не до шуток. Он раздраженно хлопнул книжечкой меню по столу. От его хорошего настроения не осталось и следа.
        - С каких это пор разговор с девушкой, которая тебе нравится, называется
«кривляньем»? - возмутился он. - Тем более что происходит это в общественном месте, - добавил он и с вызовом посмотрел на отца.
        Поскольку разговор зашел об их отношениях с Крисом, которые явно не нравились Кондору, Диана могла сказать и свое слово, но она этого не стала делать. Пусть Рис Кондор выпутывается как хочет. Сам сделал себя посмешищем, пусть на себя и пеняет!
        В ожидании его ответа она смотрела на Риса широко открытыми невинными глазами.

«Кошка. Маленькая кошечка с острыми коготками», - подумал Рис. Злость его немного поутихла и сменилась удивлением. Она прячет свои коготки до поры до времени за этой спокойно-независимой манерой держаться, а в душе бушуют такие же, как и у всех, страсти.
        Вот сейчас она наслаждается дурацким положением, в которое он сам себя поставил. Ему, видите ли, не понравилось, что она сидит так близко к Кристоферу! Эта ведьмочка прекрасно поняла, что он хотел бы заполучить ее для себя.
        Господи, но как же он хочет ее! Безумно! Он хотел бы наслаждаться близостью с этой женщиной до тех пор, пока не пресытится, его влекло к ней загадочное сочетание холодного спокойствия и детской беззащитности. А в том, что в конце концов она ему надоест, как это было со всеми его любовницами, Рис не сомневался.
        А пока не наступил этот момент, он не перестанет желать ее. Как хотелось ему почувствовать ее в своих объятиях, почувствовать прикосновение ее атласной кожи, как хотелось, чтобы ее золотистые волосы, подобно шелковой цепи, обвивали его шею, а зеленые кошачьи глаза темнели от страсти, которую он в ней пробудил…
        Он почувствовал, как от этих мыслей все его тело наливается тяжестью. Невероятно!
        - Простите, вы что-то сказали? - удивленно вскинув брови, невинным голоском спросила Диана, когда он не выдержал и глухо застонал
        Рис Кондор стиснул зубы, уловив в ее голосе откровенную издевку.
        - Нет, ничего, - отрывисто бросил он. - Впрочем, Кристоферу уже известно, что я хотел бы обсудить отношения, сложившиеся между вами…
        - Папа, не сейчас, - остановил его Крис, бросив на отца умоляющий взгляд. - Ты должен сначала получше узнать Дивную…
        - Тебе, надеюсь, известно, что ее зовут Дианой? - оборвал его Рис. Ему все еще было досадно, что сам он не знал этого, когда встретился с ней впервые.
        Крис вспыхнул, услышав это замечание.
        - Хорошо, только прошу тебя, не торопись с выводами, - умоляющим тоном произнес он.
        Получше узнать ее? О Боже, да он готов придушить ее за то, что она так заинтриговала его. Как хочется ему схватить ее за эти хрупкие плечи и трясти до тех пор, пока он не вопьется ртом в ее соблазнительные пухлые губы!
        - Только одно маленькое уточнение, - медленно произнес Рис Кондор, злясь на себя за то, что не может избавиться от наваждения. Он ведь знавал и более красивых женщин! Черт возьми, настоящие светские красавицы безропотно принимали ту роль, которую он отводил им в своей жизни. А эта Диана Ламб, кажется, сама устанавливает правила для мужчин, встречающихся на ее пути! Но он не приемлет подобных правил. - Я не думаю, что мы будем часто встречаться с мисс Ламб и у меня будет возможность получше узнать ее. - Он насмешливо прищурился.
        Темные брови удивленно взметнулись над зелеными глазами.
        - Вы так думаете? - с некоторым вызовом спросила Диана.
        Крис ободряюще стиснул ее руку и с плохо скрываемым раздражением сказал, обращаясь к отцу:
        - Тебе придется привыкнуть к мысли, что Диана навсегда войдет в мою жизнь.
        Только через его труп!
        Рис с отчаянием подумал, что если Крис и в самом деле добьется своего и женится на этой красавице, то для него, Риса, все будет кончено! Он не желал стать ее свекром! Ведь, став женой Криса, Диана будет для него недосягаемой, запретным плодом, как бы ни сложилась их семейная жизнь.
        Он насмешливо покосился на Криса.
        - А тебе не кажется, что складывается несколько парадоксальная ситуация? - многозначительно спросил Рис.
        Крис страдальчески поморщился.
        - Папа, не надо, - негромко предупредил он.
        Рис вскинул брови.
        - Тебе так не кажется?
        - Я же сказал…
        - Ничего не надо говорить мне, Крис, - резко оборвал его отец. - Я не нуждаюсь в твоих объяснениях.
        - Я… - начал было Крис и сердито замолчал, поскольку в это время подали горячее. Пока меняли блюда, прошло несколько минут, и отвечать на обидное замечание отца уже не было смысла.
        Рису эта минутная передышка дала возможность проанализировать ситуацию. Тут что-то неладно. Крис выбрал оборонительную тактику, словно… Да нет, он просто обязан был сказать все Диане! Не мог он скрыть от нее такое важное для них обоих событие. И все же… Кажется, они еще ни разу не затрагивали эту тему… Рис вспомнил, что даже во время вчерашнего разговора с Дианой об этом не было сказано ни слова. Черт возьми, сам он не стал касаться этого вопроса только потому, что не посчитал нужным! А Диана, очевидно, просто ничего не знает, он более чем уверен. И чем больше Рис раздумывал над этим, тем больше крепла его уверенность.
        Интересно, какую же дьявольскую игру затеял Крис? Как можно скрывать такое от женщины, которую любишь? Как бы то ни было, Рис знал, что сын теперь у него в руках. А уж когда он заглотнет крючок и запутается - это вопрос времени.
        Рису стало почти жаль сына и немного стыдно за то, что ой чертовски обрадовался при мысли, что его роман с Дианой Ламб недолговечен. Конечно, Крис возмутится, если он сразу же попытается назначить свидание Диане. Но он не станет этого делать - нетрудно быть великодушным, если уверен, что эти двое скоро расстанутся. Он терпеливо подождет несколько недель, а потом сделает первый шаг. А пока пусть Диана помучается от неопределенности. Ведь она уже догадалась о его чувствах и будет очень озадачена, что он не проявляет никаких знаков внимания. Возможно, это сделает ее более сговорчивой.
        Да, похоже, такое блюдо ему все-таки нравится. А после кофе…
        Какая-то неуловимая перемена произошла за их столом. Диана почувствовала: что-то изменилось в самой атмосфере вечера. Рис Кондор перестал дуться и раздражаться, зато испортилось настроение у Криса. Рис с аппетитом принялся за еду, в то время как сын и Диана уныло ковыряли вилкой в тарелке.
        В последних репликах отца и сына был какой-то тайный смысл - ведь именно после этих фраз Крис насторожился и словно бы стал оправдываться. Диана никак не могла понять, в чем дело. Судя по довольной улыбке Риса, он не собирается раньше времени раскрывать свои козыри. Словно пешки на шахматной доске, они ждали, когда он сделает очередной ход.
        Но Рис Кондор явно не спешил. Принесли кофе. Крис был напряжен до предела, а Рис Кондор, казалось, пребывал в состоянии неспешного ожидания.
        Он повернулся к сыну и, вскинув брови, с усмешкой оглядел его. Диана нервно сжала руку молодого человека. Рис Кондор должен был действовать согласно ее плану, но он явно наслаждался игрой в кошки-мышки, в которую вовлек своего сына.
        - Я хотел пригласить сюда Барбару, - негромко сказал Рис.
        Это сообщение показалось ей не имеющим никакого значения: почему бы ему не поделиться с невестой сына семейными проблемами? Но Диана почувствовала, что Крис при этих словах еще больше напрягся. Должно быть, ему не нравится женщина, на которой собирается жениться отец, и он не желает посвящать ее в свои дела, ведь эта особа, несомненно, будет на стороне Риса Кондора.
        Диана поняла, что сейчас она будет присутствовать на спектакле, режиссером, автором и главным исполнителем которого является Рис Кондор.
        - Но потом я подумал, - медленно продолжал Рис, - и решил, что это будет неудобно.
        Крис вспыхнул, в глазах застыла боль.
        - Ты…
        - В конце концов, - небрежно добавил отец, - не мог же я пригласить будущую тещу сына на встречу с его подружкой.
        Крис вступился было за Диану, но она почти не слышала его. Нахмурившись, она смотрела на Риса, с торжествующим видом восседавшего напротив.
        На мгновение ей показалось, что он обмолвился, назвав Барбару не мачехой, а тещей Криса. Но, встретившись с насмешливым взглядом Риса, она поняла, что этот человек сказал именно то, что хотел.



        Глава 4

        Итак, Диана ничего не знала. Рис сразу понял это, увидев, как она растерялась. Но, к ее чести, с восхищением отметил он, девушка быстро справилась с собой, поняв, что он прочитал ее мысли, и с холодным безразличием улыбнулась ему.
        Ну и выдержка! Господи, да от этой особы можно ждать любой неожиданности! Он только что подсунул ей, и, кажется, очень удачно, свинью, разрушив все ее планы относительно Кристофера, а она спокойно улыбается! И чем больше он восхищался Дианой, тем сильнее желал ее.
        То, что Крис был помолвлен с какой-то девицей, а, очевидно, речь шла именно об этом, абсолютно не нарушало планов Дианы. Если она выполнит то, что задумала, Крис тут же с ее благословения отправится к своей невесте. В конце концов, она ничего не имеет против того, чтобы присутствовать на его свадьбе, если все пойдет как задумано.
        Но кто его невеста? Диана не слыхала, чтобы он был связан с какой-либо женщиной ни до, ни после их встречи, а если он и в самом деле был бы с кем-то помолвлен, то его невеста наверняка возражала бы против встреч своего жениха со знаменитой супермоделью. Но Крис ни разу не упомянул о существовании невесты, впрочем, это вполне объяснимо. С другой стороны, как бы он выпутался из положения, если б Диана приняла его предложение? Ничего не понятно!
        Крис через стол смотрел на отца.
        - Эта помолвка - твоя затея…
        - Но ты же сам попросил ее руки, Кристофер! - жестко сказал Рис. - Никто тебя не пытал каленым железом!
        Молодой человек вспыхнул и не нашел что возразить.
        - Как я понял, ты очень этого хотел…
        - А я не помню, чтобы ты принципиально возражал, ты же сам решил с ней обручиться, - многозначительно сказал отец. - И произошло это две недели назад. - Он внимательно посмотрел на Диану. - Мадлена явно нравилась тебе в роли будущей жены!
        Мадлена… Вот, значит, как зовут невесту. Красивое имя. Дианой вдруг овладело любопытство, так ли хороша эта девушка, как и ее имя. У Криса ведь явная слабость к красавицам.
        Но Диана все еще никак не могла уяснить, для чего понадобилось Рису приглашать мать этой девушки в ресторан. Если только… Боже правый, как же она раньше не догадалась! Рис собирается жениться на матери, а Крис - на дочери. Вот и вся разгадка. Но в таком случае возникает следующий вопрос: зачем это Рису Кондору?
        - Может быть, на этот раз мне хотелось угодить тебе, - расстроенно произнес Крис. - Ты же не раз говорил, что более тесная связь между нашими семьями поможет делу. И ты знаешь, что Мадди всегда нравилась мне…
        - Видимо, не так уж она тебе и нравилась, если ты поставил ее в такое унизительное положение: она из чужих уст узнает о твоих отношениях с Дианой, - сказал Рис.
        Крис болезненно поморщился:
        - Мадди знает?
        - Естественно! - окончательно теряя терпение, повысил голос Рис. - Черт возьми, она же поверила в твою порядочность, понимаешь ли ты это? Она приехала из Швейцарии почти месяц назад, а ты за все время соизволил встретиться с ней не больше пяти раз. А поскольку твои фотографии, где ты запечатлен на всевозможных раутах рядом со знаменитой супермоделью Дивной, постоянно появляются в газетах, мне кажется, не надо долго думать, где тебя искать! Совершенно очевидно, что ты навешал девушку, с которой обручен, только в те дни, когда Диана отпускала тебя. - Он бросил на нее злорадный взгляд. - Очевидно, в эти дни она находила себе занятие поинтереснее, чем ходить с тобой под руку!
        - В эти дни я работала, - спокойно возразила Диана, не обращая внимания на его оскорбительный тон.
        - Возможно. - Слегка наклонив голову, Рис цепким взглядом бесцеремонно оглядел Диану. - Какова бы ни была причина, - он опять повернулся к сыну, - человеком любящим и внимательным тебя никак не назовешь. Явившись домой после школы, Мадлена проводит время одна. - Он усмехнулся. - Я взял ее и Барбару с собой на Парижский показ мод, чтобы как-то загладить твою вину. - По недовольному виду Риса нетрудно было понять, как он при этом себя чувствовал!
        Крис вспыхнул.
        - Я мог бы…
        - Что ты мог бы? - оборвал его отец. - Сопровождать Мадлену в Париж, вместо того чтобы ехать в Штаты? Представляю, каково бы ей было: сидеть рядом с тобой и видеть, как ты пускаешь слюни при появлении Дианы! - Он покачал головой. - Я считал тебя умным парнем, Крис, но ты ведешь себя как идиот!
        Диане стало жалко Криса, он весь съежился после этих слов, хотя, возможно, и заслужил их! Надо же додуматься до такой глупости: будучи помолвленным с Мадленой, он открыто ухаживает за Дианой. Неужели Крис не понимал, что невеста увидит фотографии, где они постоянно вместе с Дианой, и сделает свои выводы?
        Слава Богу, сама она не питает к Крису никаких серьезных чувств. И какой бы ни была Мадлена, Диана не испытывает к ней ничего, кроме сочувствия. После того как Крис вел себя таким образом, бедняжке Мадлене следует задуматься, каким мужем он ей станет, если она еще не раздумала выйти за него замуж!..
        Интересно, где была Мадлена в тот вечер, когда она демонстрировала свадебный наряд Чарльза? Вряд ли это была рыжеволосая красавица, сидевшая рядом с Рисом, ведь ей не меньше тридцати пяти. А может быть, девушка отказалась прийти на показ, узнав, что в нем будет участвовать Дивная? Вряд ли… В подобных обстоятельствах она и сама не смогла бы удержаться от любопытства и непременно захотела бы взглянуть на женщину, по которой сходит с ума ее жених.
        - Я хочу жениться на Див… Диане, - упрямо сказал Крис и повернулся к Диане: - Я не видел Мадлену с самой Пасхи, а в прошлом месяце, когда она вернулась в Англию… - жалобно пролепетал он.
        - Ну, за это время она вряд ли забыла тебя, - перебил его, отец. - Да и обручальное бриллиантовое кольцо с изумрудом, которое ты подарил ей на Рождество, я думаю, постоянно напоминало ей о тебе!
        Лицо Криса покрылось пятнами, он готов был провалиться сквозь землю и хотел сейчас только одного: чтобы отец прекратил эти разговоры о Мадлене и об обручальном кольце.
        Однако Диана по крайней мере получила ответ на один из мучивших ее вопросов: если Мадлена большую часть прошлого года заканчивала школу в Швейцарии, тогда понятно, почему Диана никогда не слышала ни о том, что Крис появлялся где-то в обществе другой женщины, ни о том, что он был помолвлен.
        Диана тоже могла бы учиться в такой же школе, если бы…
        Она повернулась к Рису Кондору.
        - Крис не сделал ничего плохого, - ледяным тоном произнесла она. - Мы всего лишь несколько раз вместе появлялись на различных приемах, где нас сфотографировали, но его не весте не следует беспокоиться по этому поводу.
        - Диана…
        - Прими свое поражение достойно, Крис, - не сводя с Дианы восхищенных глаз, оборвал сына Рис. - И избавь нас впредь от подобных недоразумений, - твердо сказал он, когда Крис попытался протестовать.
        Диана с восхищением отметила, как ловко он использовал обстоятельства и повернул дело таким образом, что Крису нечего было даже заикаться о продолжении прежних отношений с Дианой. Но к восхищению примешивалось неприязненное чувство. По всей вероятности, помолвка сына с Мадленой сулила Рису Кондору какую-то выгоду, а раз так, он постарался добиться этой помолвки любой ценой. Диана была уверена: если бы Рису Кондору была выгодна их помолвка с Крисом, он не имел бы ничего против их отношений!
        - Почему бы тебе не повидать Мадлену сегодня? Еще не очень поздно, - предложил Рис. - Постарайся замолить свои грехи, на коленях попроси у нее прощения и обещай впредь быть пай-мальчиком, - с едва заметной усмешкой добавил он. - Пройдитесь с ней завтра по магазинам, по такому случаю мы отпустим тебя с работы.
        После этих слов Диане стало обидно за девушку: строя свои планы, Рис совершенно не считается с желаниями и чувствами Мадлены.
        - Да, конечно, это способ успокоить ее! - усмехнулась Диана, сверкнув зелеными глазами.
        Рис, искоса взглянув на нее, довольно ухмыльнулся.
        - И вас это удивляет? - вкрадчиво проговорил он.
        - Весьма! - решительно кивнула Диана. Однако, если вспомнить Дженнет и то, что было для нее главным в жизни, наверное, не стоит удивляться…
        Рис пожал плечами.
        - Вы же не знаете Мадлену…
        - И ты тоже, если предлагаешь мне отправиться к ней сейчас, а завтра поводить ее по магазинам. Ты думаешь, это способно заставить Мадлену относиться ко мне по-прежнему? Но ведь я-то сам вовсе к этому не стремлюсь, - с раздражением сказал он. - Как ты не поймешь, папа, я не желаю жениться на Мадди и готов расторгнуть нашу помолвку…
        - Может, у тебя хватит смелости объявить ей об этом? - бесстрастно произнес Рис, ни один мускул не дрогнул на его лице. Он с вызовом смотрел на сына.
        Крис съежился под этим взглядом и нервно облизал пересохшие губы.
        - Как ты себе это представляешь? - осмелился он спросить наконец.

«О, Крис, Крис!» - мысленно простонала она, умирая от жалости. Когда рядом не было отца, он был таким независимым и держался с достоинством, но, когда отец подчинял его своей воле, Крис превращался в жалкого труса, как это случалось с каждым, кто осмеливался пойти против Риса Кондора.
        Но она не из их числа! Она не уступит этому человеку и будет бороться с ним до последнего вздоха, даже если ей предстоит дойти до врат ада…
        Рис пожал плечами. После ужина он совсем разомлел.
        - А ты попробуй - и сам узнаешь.
        Крис все больше терялся, он беспокойно заглядывал в глаза отцу, пытаясь уловить его настроение.
        Зато Диана отлично понимала Риса! Она точно знала, какая последует реакция, если Крис осмелится разорвать эту выгодную помолвку. Когда речь идет о выгоде, ни к чему вспоминать о каких-то благородных чувствах! - таково кредо Риса Кондора.
        Наконец Крис дрогнул и отвел глаза. Ему хорошо была известна непреклонность отца.
        - Я надеялся, что сегодняшняя наша встреча поможет тебе по-иному взглянуть на все и заставит понять… - Он судорожно вздохнул.
        - Заставит меня поступить по-твоему, ты хочешь сказать? - полюбопытствовал Рис.
        - Да нет же! - воскликнул Крис. - Я думал, если ты увидишь, какой она прекрасный человек и как хороша…
        - Ну, это я вижу, - негромко сказал Рис и, прищурившись, посмотрел на Диану.
        Крис просветлел.
        - Тогда…
        - …и считаю, что она совсем тебе не подходит, - продолжил Рис, не давая ему вставить ни слова.
        Диана поняла, что означают эти слова: она не подходит Крису, но подходит ему самому.
        Рис почувствовал, что, если Крис немедленно не уйдет, он просто взорвется и прикажет ему убраться!
        Больше всего на свете он хотел сейчас остаться наедине с Дианой. Он чувствовал каждое ее движение, каждый взмах этих рук, которые, казалось ему, уже ласкали его. Он вдыхал тонкий запах ее духов, - запах прекрасной и загадочной женщины. Господи, да ведь именно эти духи год назад Чарльз Оксли разработал и выпустил в продажу под названием «Дивная». О, этот аромат сводил Риса с ума!
        - Я отвезу Диану домой, а ты возьми такси и поезжай к Мадлене, - тоном, не допускающим возражений, приказал он Крису и потребовал у официанта счет. Рис решил, что он уйдет отсюда только вместе с Дианой.
        Крис был в замешательстве, а Диана полна спокойствия, невозможно было понять, о чем эта девушка сейчас думает.
        Господи, как бы хотелось ему увидеть, как она будет сгорать от желания, когда он растопит наконец ее показную холодность!
        - Мне кажется, Крис, чем быстрее тебе удастся ликвидировать образовавшуюся между тобой и Мадленой трещину, тем лучше! - сказал Рис.
        Он не сомневался, что рано или поздно Крис женится на Мадлене. Они давно знают друг друга и прекрасно ладят между собой. Если Крис дальнейшим своим поведением не усугубит свою вину, Мадлена поймет и простит его.
        Рис был уверен: его сын никогда не женится на Диане Ламб! Если Диана сказала ему правду, а Рис не сомневался, что, будь они с Крисом близки, она, желая уязвить его побольнее, не стала бы скрывать их связь. Значит, они не были любовниками. И никогда не будут. В этом Рис не сомневался.
        Крис робко попытался протестовать:
        - Я уже говорил тебе, что не хочу… Спасибо, я в состоянии заплатить сам. - Он выхватил счет у официанта.
        Рис поднял брови.
        - Вот как? - вкрадчиво произнес он. Вопрос прозвучал многозначительно. Ему самому это было неприятно, но настало время показать Крису, в чьих руках находится кошелек. Господи, какого черта ой так себя ведет? Неужели ему настолько хочется заполучить Диану, что он готов унизить сына? Он ненавидел себя, но отступать было не в его правилах.
        К счастью, Крис был так занят расчетом с официантом, что не обратил внимания на скрытую угрозу в словах отца. А Рису внезапно стало жалко сына. Будь на месте Дианы любая другая женщина!..
        Но то была Диана, и Рис хотел, чтобы она принадлежала только ему. Он напряженно следил за ней, когда она взяла Криса за руку и начала что-то говорить ему, так тихо, что Рис ничего не мог расслышать.
        Он только видел, как тяжелые пряди заслонили ее лицо; Рису захотелось прикоснуться к этим прекрасным волосам, ощутить их золотую шелковистость. Он чувствовал себя безусым юнцом, сгорающим от желания. Рис понимал, что, если сейчас встанет и уйдет, он выдаст себя с головой.
        Наконец Диана прекратила говорить с Крисом и подняла на Риса свои удивительные зеленые глаза. Эта холодная и спокойная красавица даже не знает, какой пожар зажгла в его крови.
        - Мы с Крисом приехали на такси, - кротко сказала она, - на такси и уедем. Благодарим вас за предложение отвезти нас домой. - Она вызывающе посмотрела ему в глаза.
        Диана сделала вид, будто не поняла, что предлагал Рис, и он был вынужден признать, что это единственный способ как-то спасти положение. И Диане это превосходно удалось.
        Если бы она согласилась поехать в его машине, Рис получил бы возможность проводить ее до квартиры. Хотя здравый смысл подсказывал, что она может ему и отказать. Почему эта независимая молодая леди, которая овладела всеми его помыслами настолько, что он готов принести в жертву собственного сына, относится к нему с таким безразличием и даже не скрывает этого? Разумеется, он не до такой степени самоуверен и глуп, чтобы считать себя неотразимым обольстителем, в чьи объятия падают женщины, стоит ему только этого захотеть. Рис давно уяснил: деньги и власть - вот два любовных средства, которые способны зажечь женщину. А у него хватает и того и другого.
        Конечно, ему не всегда удавалось покорить приглянувшуюся ему женщину с помощью своего безотказного средства, но обычно он получал отпор лишь в тех случаях, когда его избранница была уже связана с человеком, которого любила, и тогда из уважения к ее чувствам он отступал.
        А Диана Ламб даже не скрывала своего безразличия, она просто смеялась над ним!
        Рис не мог поверить, что эта женщина настолько богата, что может пренебречь его миллионами. Как говорится, денег никогда не бывает слишком много. Деньги идут к деньгам, не надо только быть дураком и упускать свой шанс. Правда, иной раз приходится идти на риск, но Рис входил в азарт, когда чувствовал уверенность в успехе.
        Однако сейчас этой уверенности у него не было…
        Рис явно намеревался высадить сына у его дома и отправиться дальше вдвоем с Дианой, это было настолько очевидно, что девушку даже задела такая прямолинейность. Неужели он так хотел добиться своего, что для него все способы были хороши? Как бы то ни было, он усадил Диану рядом с собой на переднее сиденье своего черного «БМВ», а Крис сел сзади и оттуда посматривал на них, как бы уже изолированный от этих двоих.
        Диана понимала, что начинается война характеров, и если Рис Кондор надеется, как всегда, одержать легкую победу, то его ждет разочарование. И очень скоро!
        Когда Рис Кондор остановил машину возле дома сына, его обычно суровое лицо светилось торжеством, но он, стараясь не выдать своих чувств, обернулся к Крису.
        - Я позвоню тебе завтра, - небрежно бросил он. - А сейчас отвезу Диану домой.
        Она недоверчиво покачала головой. Кажется, Рис и в самом деле рассчитывает на легкую добычу.
        - Вы очень любезны, - ледяным тоном произнесла она, отстегивая ремень безопасности. - Но я уверена, вы понимаете… - она одарила его ослепительной, но не оставляющей никакой надежды улыбкой. Кажется, он понял: его намереваются просто-напросто отшить. - Нам с Крисом надо о многом поговорить. - Она распахнула дверцу, вышла из машины и остановилась на тротуаре, поджидая Криса. По лицу Риса пробежала тень.
        - Я хотел подвезти вас до дома, - сухо сказал он.
        - Вы уже подвезли, - кивнула она. - Было очень приятно встретиться с вами снова… - добавила она, подняв на него невинные зеленые глаза в ответ на его бешеный взгляд.
        - О, я не сомневаюсь… - с усилием проговорил он и, дождавшись, когда Крис выбрался из машины, дрожащей рукой с трудом отыскал ключ зажигания. - Не сомневаюсь, что мы еще встретимся.
        Диана удивленно подняла брови.
        - Вот как? Я с трудом могу себе это представить…
        Его губы сжались в тоненькую ниточку.
        - Это произойдет скорее, чем вы думаете! - поспешно заверил он ее и холодно взглянул на сына. - До завтра, - с какой-то скрытой угрозой бросил он ему, поднял стекло и рванул машину с места.
        Если даже Диана почувствовала облегчение, когда они наконец избавились от тягостного общества Риса Кондора, от которого исходила какая-то необъяснимая грозная сила, то о Крисе и говорить нечего.
        - Боже! - Он был просто в изнеможении после такого вечера. - Все оказалось в тысячу раз хуже, чем я мог предположить!
        Она только грустно покачала головой, услышав это наивное признание.
        - А чего ты ожидал, Крис? Ты думал, твой папочка нежно погладит тебя по головке и скажет, что ты правильно поступил, когда сделал предложение одной женщине, в то время как обручен с другой? - Диана усмехнулась. - Неудивительно, что он взъелся на тебя.
        Эта ситуация явно угрожает разрывом между Рисом Кондором и матерью Мадлены, а последняя выходка Криса также не способствует налаживанию их отношений. Впрочем, Диану это нисколько не волнует, хотя Рис Кондор явно расстроен.
        - А ты… - Крис умоляюще смотрел на нее, - ты тоже сердишься на меня?
        Диана не любила его, поэтому не испытывала сейчас ни обиды, ни злости. Но если бы она в самом деле собралась за него замуж, тогда поведение Криса, безусловно, задело бы ее.
        - Я считаю, - начала она, тщательно выбирая слова, - что ты ведешь себя очень глупо. Не знаю, как ты представлял себе нашу встречу с твоим отцом… Неужели надеялся, что не всплывет твоя помолвка? - Она укоризненно покачала головой.
        - Честное слово, я не думал, что он заговорит об этом, - в отчаянии простонал Крис. - Я хотел только свести вас вместе, чтобы он понял и одобрил наши с тобой отношения.
        Диана уловила: он свято верил в то, что, ему удастся без особого шума поменять невесту, поставив отца перед свершившимся фактом. Поразительная наивность! Рис Кондор - опытный интриган, его невозможно заставить делать то, что он не хочет. Никоим образом!
        - А получилось все совсем иначе, да? - улыбнулась Диана.
        - Верно. - Он тяжело вздохнул. - А ты и в самом деле считаешь, что наши с тобой совместные появления в обществе ничего не значат? Ты не хочешь выходить за меня замуж? - В голубых глазах затаилась боль.
        Диана только грустно покачала головой: сейчас он напоминал ей обиженного ребенка.
        - Крис, и ты еще смеешь говорить о какой-то свадьбе? - возмутилась она.
        - Ты хочешь сказать, что из-за Мадди…
        - Вот именно, - с горячностью подтвердила она. - Послушай, мы неплохо проводили время, мне было хорошо с тобой, но сейчас, я думаю, настал момент, чтобы вспомнить, что у тебя уже есть невеста и что я…
        - Ах, вот как? - нахмурившись, перебил ее Крис. - Ты, очевидно, кого-то встретила в Париже?
        - Крис… - Диана отказывалась верить своим ушам.
        - Я чувствовал, что ты вернулась оттуда со всем другая. Ты отдалилась от меня и стала… такой неласковой…
        За все время их знакомства они обменялись едва ли двумя поцелуями, от которых она никогда не теряла голову, так что заявление Криса не имело под собой никакой почвы. Он изо всех сил старался придать их отношениям большую пылкость, но Диана постоянно охлаждала его.
        - Никого у меня нет, успокойся, Крис, - мягко сказала она, подумав, что, может быть, никогда в жизни и не будет. Рис Кондор, как наваждение, вытеснил все на свете, она теперь даже не обращает внимания на других мужчин. И виной всему Рис Кондор. - Но, несмотря на это, я не собиралась за тебя замуж, Крис, - холодно добавила она. - Я бы не стала появляться с тобой в обществе, если б знала, что у тебя есть невеста, - добавила она.
        Диана была не вполне уверена в искренности собственных слов, ведь Крис нужен был ей для того, чтобы выйти на Риса Кондора. Однако Крис знал, что у него есть невеста, и поэтому он не заслуживает снисхождения. Он доказал, что является достойным сыном своего, отца - беспредельно эгоистичным, когда речь заходит о его собственных интересах. Мадлена - вот кого во всей этой ситуации по-настоящему жалко, неужели она действительно влюблена в Криса?
        - Но почему… - Крис отпрянул, словно Диана ударила его. - Ты же знала, как я отношусь к тебе, и дала мне понять…
        - Ничего подобного! - решительно оборвала его Диана. Зеленые глаза потемнели. - Ничего подобного не было! Я тебя никогда не обманывала, Крис. - Она покачала головой. - Я ни разу не говорила, что люблю тебя, никогда не подавала тебе надежды. Это ты сам все вообразил из-за своего непомерного кондоровского эгоизма! - не удержалась она от упрека.
        - Кондоровского эгоизма?.. - медленно повторил Крис, удивленный таким неожиданным выпадом. Он привык видеть Диану всегда спокойной и безмятежной.
        А она разозлилась на себя за такую несдержанность. Нельзя так распускать нервы, ведь ей предстоит долгая борьба.
        - После встречи с твоим отцом я поняла, откуда в тебе такая решительность. - Она едва заметно улыбнулась. Но у его отца это качество трансформировалось в невероятную самонадеянность. - Да, нам было неплохо вместе, Крис. - Ее улыбка потеплела. - Давай расстанемся друзьями, ладно?
        Растерянность на его лице сменилась страхом, когда до него дошло, что Диана прощается с ним. Он схватил ее за руки и, глядя прямо в глаза, произнес:
        - Но я же люблю тебя…
        - Ты в этом уверен? - с усмешкой спросила Диана.
        Если он больше не любит Мадлену, почему тогда не разорвал эту помолвку? Может быть, долгое отсутствие Мадлены стало причиной того, что Крис позабыл свою невесту? Скорее всего, так оно и есть. Разлука не способствует любви!
        - Я просто не знаю, что и думать… Это не смешно, черт возьми! - Он помрачнел, заметив, что Диана начала тихо смеяться.
        Она покачала головой, пытаясь справиться с собой, но никак не могла погасить улыбку.
        - Я смеюсь не над тобой, Крис, а над нелепостью всей этой истории.
        Несколько мгновений он растерянно смотрел на нее, потом грустно улыбнулся.
        - Представляю, как глупо я выгляжу, - сказал он наконец. - Но я и вправду не хочу тебя терять, Дивная.
        - Давай посмотрим на это с другой стороны, Крис. - Она пожала плечами. - Я ведь никогда по-настоящему принадлежала тебе.
        Услышав это, Крис вытаращил глаза, а потом насупился.
        - Разве нет? - медленно спросил он. - Никогда? - Горький смысл ее слов с трудом доходил до его сознания.
        Диана потянулась к нему и поцеловала в щеку. В конце концов, она объявила войну отцу, а не сыну.
        - Послушайся совета отца и отправляйся к Мадлене. Если не сегодня, то в ближайшее время… - мягко увещевала она его. - Даже для того, чтобы просто попрощаться.
        - Гм… - Он тяжело вздохнул. - Ты считаешь, я должен это сделать?
        - Непременно!
        - А после того, как я с ней попрощаюсь, я смогу снова приходить к тебе?.. Ну почему? - уныло произнес он, догадавшись обо всем по ее печальной усмешке.
        - Между нами все кончено, Крис, - мягко, почти нежно сказала Диана.
        Он помрачнел.
        - И тут мой отец добился своего! Ты и представить себе не можешь, насколько мне это не приятно. - Он сокрушенно покачал головой.
        О да, она хорошо понимала его!
        - Если хочешь, я ничего ему не скажу.
        Диане не удалось скрыть прозвучавшие в ее голосе горестные нотки, слишком печальными были нахлынувшие на нее воспоминания детства. К счастью, Крис так обрадовался ее предложению и был так поглощен собственными переживаниями, что даже не заметил горечи в ее словах.
        - В самом деле, надо его потомить, - удовлетворенно засмеялся Крис. Он заметно повеселел, радуясь, что ему удастся хоть на короткое время одержать верх над отцом. Крис понимал, что сам все испортил, обманывая Диану и думая, что ему все сойдет с рук.
        А Диана больше не улыбалась. Ее очень устраивало, что Рис Кондор не узнает - пока! - что она порвала с его сыном.
        - Я хочу, чтобы ты позаботился о Мадлене, - тихо сказала она. Только сейчас Диана поняла, насколько привязалась к этому юноше.
        Крис укоризненно посмотрел на нее.
        - И ты никогда не изменишь своего решения?.. - с надеждой спросил он, почувствовав, что Диана смягчилась. - Да, я и сам вижу, что нет, - уныло произнес он, понимая, что не должен был задавать этот вопрос. - Господи, какой же я дурак! - простонал он.
        Диана тихонько засмеялась, понимая, что сейчас испытывает этот юноша.
        - Каждому из нас свойственно заблуждаться, Крис, - успокоила она его.
        Он снова помрачнел.
        - За исключением моего отца.
        Диана нахмурилась. О нет, один раз в своей жизни Рис Кондор совершил величайшую глупость и мерзость: двенадцать лет назад толкнул ее отца на самоубийство. За это ему придется дорого заплатить!


        Когда она шла, ее волосы колыхались, словно живые волны; при лунном свете они казались уже не золотистыми, а серебряными.
        Затаившись в полумраке, Рис Кондор сидел в своей машине, припаркованной напротив окон дома Дианы.
        Вот уже два часа торчал он здесь. Он ждал. Ждал ее возвращения. Ждал, чтобы узнать, вернется ли она домой или проведет ночь с его сыном.
        И по мере ожидания, по мере того, как медленно тянулись минуты, он сходил с ума от мысли, что Диана сейчас в объятиях Криса, в его постели. Рис настолько живо представил себе эту картину, что почти испытывал физическую боль.
        Но вот она появилась - бесплотный силуэт, возникший при лунном свете. Да, это была она, Диана, высокая и стройная, с шелковистой смуглой кожей, она легко ступала по тротуару в смешных и обманчивых прозрачных туфельках, в которых казалась босой.
        Прошло уже почти два часа с тех пор, как он оставил их с Крисом у порога его дома. Что происходило между этими двумя все это время? Может, они любили друг друга, а потом Диана ушла? Рис подумал, что, если бы Диана была в его объятиях, он бы не отпустил ее до самого утра. Но Крис… О Господи! Он, кажется, начинает ненавидеть своего сына из-за его отношений с этой недоступной женщиной! Недоступной только для него одного?
        Диана, высоко подняв голову, легкой походкой приближаясь к дому. Она достала из сумочки ключ от парадной двери и только тут заметила припаркованный напротив дома автомобиль. Она узнала затаившегося на заднем сиденье хозяина… Диана поняла, какой огонь сжигает Риса Кондора, какая бешеная ярость кипит в нем. И эта ярость обращена к ней. К Крису. И к самому себе тоже.
        Ну, началось!



        Глава 5

        Нью-Йорк, этот город, который, похоже, никогда не спит, внезапно показался Рису скучным и бесцветным, как только он всего на один день окунулся в его суетливую деловую жизнь.
        Он прилетел в Штаты на следующий день после того памятного обеда с Крисом и Дианой якобы по делам фирмы, которых, кстати, тоже было достаточно, но главным образом для того, чтобы поговорить с Кейси о предстоящей свадьбе сына - он считал необходимым обсудить это с ней.
        Во время ланча его бывшая жена, все такая же красивая, держалась тепло и по-дружески; оба старались не касаться разногласий, которые омрачили последние годы их брака. В результате ланч прошел замечательно, в почти семейной обстановке.
        Под конец, когда они приступили к кофе, Кейси взглянула на него с веселым изумлением.
        - В чем дело, Рис?
        Он вздрогнул от неожиданности и нахмурился.
        - Что?
        Кейси усмехнулась.
        - Ты же заказал кофе без сахара и вот уже пять минут мешаешь его ложечкой! - Она многозначительно усмехнулась.
        Рис растерянно посмотрел на свою ложку и положил ее на блюдечко. Казалось, он сам не понимает, что делает.
        Кейси, вопросительно глядя на него, склонила голову. В тридцать восемь лет она все еще была молода и очаровательна; в темно-синих глазах и в мягкой улыбке светилось счастье, - счастье, которое она обрела в новой семье.
        - За все это время ты ни разу не взглянул на свои часы, - с удивлением заметила она.
        Это замечание было из их прошлой жизни, когда она частенько упрекала его в том, что он живет строго по распорядку. Она даже подозревала, что он записывает где-нибудь у себя в дневнике расписание ночей, которые должен провести с ней: «С семи вечера до семи утра - с Кейси!»
        Конечно, это было не совсем так, но с годами Рис действительно усвоил одну очень важную истину: время - бесценное богатство и, если четко не разграничить свою жизнь на деловую и личную, вогнав и ту и другую в жесткий режим, рано или поздно одна из этих частей начнет перевешивать другую. Ну, а Кейси, видимо, считает, что его личная жизнь не удалась.
        - Сегодня ты настолько околдовала меня, что время словно перестало существовать, - пошутил он, радуясь новому повороту в их отношениях; теперь, когда долгие годы семейного разлада остались позади и растаяла горечь тех давних переживаний, они могли уже подшучивать над тем, что их так терзало когда-то.
        Кейси звонко рассмеялась, и несколько мужчин, сидящих за соседними столиками, повернулись в ее сторону. Она совершенно равнодушно встретила их восхищенные взгляды. Рис всегда знал, что, несмотря на все их ссоры и семейные неурядицы, Кейси оставалась ему верна, наверняка она так же хранит верность теперь и Льюису.
        - Женщины никогда не способны были околдовать тебя настолько, чтобы ты забывал смотреть на часы, - усмехнулась она.
        Как она ошибается! Диана Ламб, великолепная Дивная, завладела всеми его мыслями. Ему уже кажется, что она и впрямь околдовала его в первые минуты их парижской встречи! До этой встречи он жил согласно своему обычному распорядку, где основное место было уделено деловой жизни и очень незначительное - личной. Но теперь он стал похож на собаку, гоняющуюся по кругу за собственным хвостом! Черт бы побрал эту Диану!
        Кейси заметила какое-то странное выражение его обычно непроницаемых глаз.
        - Неужели ты… - начала она.
        Рис резко выпрямился. Он должен перестать думать о Диане!
        - Нет-нет, - грустно покачал он головой, - это не то, о чем ты думаешь. - Ни в коем случае нельзя допустить, чтобы Кейси догадалась о том смятении, которое царит в его душе. Рис помнил одну поразительную способность Кейси: она мертвой ханжой вцеплялась в то, что ее заинтересовало. - Ты еще ничего не рассказала мне о своей прелестной дочке, - с деланным оживлением сказал он.
        Но Кейси так просто не проведешь. Она нахмурилась.
        - Рис…
        - Оставь меня в покое, Кейси, - остановил он ее и дотронулся до ее руки, чтобы сгладить резкость своего замечания. - Крис сказал мне, что Келли в следующем году пойдет в школу? - снова попытался он переключить ее внимание, и на сей раз ему это удалось: Кейси начала с увлечением рассказывать о своей малышке.
        Рис слушал ее рассеянно. Разумеется, он вычеркнет из своей жизни Диану Ламб. Она не для него. Она ему не нужна. Но, Боже милостивый, какая неутолимая страсть сжигает его!


        Рис опять вошел в ее жизнь. Прошло четыре напряженные, до предела заполненные работой недели после того памятного ужина, и Диана уже стала думать, что, должно быть, ошиблась в отношении Риса и что-то преувеличила. Однако сегодня, когда она вернулась домой после утверждения кандидатур на поездку для съемок в Антигуа, ее агент сообщила по телефону, что звонили из «Карлтон Косметике» и что у них есть интересное предложение для нее. «Карлтон Косметике» - это Рис Кондор.
        Диана знала каждую фирму, владельцем или совладельцем которой был Рис Кондор, знала обо всем, чем он занимается. Она взяла себе за правило постоянно быть в курсе его дел. Предложение от «Карлтон Косметике» в данных обстоятельствах выглядит слишком подозрительно, чтобы быть простым совпадением. Даже если предложение это поступило от администрации компании и Рис Кондор тут ни при чем, Диана ни секунды не сомневалась, что за всем этим стоит именно он.
        Не вдаваясь в подробности, Диана сразу отвергла этот контракт. Решительно и бесповоротно.
        Би, которая была ее агентом, удивило такое решение, и она посоветовала Диане хорошо подумать, прежде чем дать ответ, ведь о подобном контракте можно только мечтать. Персональное приглашение участвовать в рекламе от фирмы, занимающейся производством косметики, означало признание высокого реноме приглашенной модели, ведь компания обещает заплатить сотни тысяч фунтов за ее фотографии.
        Этот контракт сулил огромную прибыль, и неудивительно, что отказ Дианы так расстроил Би. Но Диана сразу поняла: все это затеяно с тем, чтобы поманить ее лакомым кусочком, и, несмотря на настойчивые уговоры Би, она решила быть непреклонной. Она напомнила своей помощнице, что у нее все время расписано на год вперед, на что Би незамедлительно ответила, что контракт с «Карлтон Косметике» стоит того, чтобы пойти на некоторые жертвы, она готова сама отрегулировать ее рабочий график. Конечно, предложение было заманчивое, но для Дианы важнее всего сейчас осадить не привыкшего к отказам Риса Кондора. Ведь он подсовывает ей этот контракт, чтобы заставить работать на свою компанию - иначе говоря, на него, Риса Кондора. Таким образом он надеется в какой-то степени подчинить Диану себе, заставить ее почувствовать себя обязанной ему.
        Диана без колебаний отвергла это предложение, хотя сам факт, что такая фирма, как
«Карлтон Косметике», обратилась к ней, безусловно, льстил ее самолюбию. Видно, Рис Кондор не смог забыть ее так легко, как рассчитывал. Диана была уверена, что он принял решение больше не встречаться с ней, и она начала уже было думать - и страшиться! - что он сдержит свое слово. Но теперь она поняла, что нужно просто затаиться и ждать дальнейшего развития событий, ибо она больше не сомневалась: события эти обязательно последуют.
        Прошло четыре томительные недели, и все это время Диана пристально следила за газетами, выискивая объявление о предстоящей свадьбе Риса и Барбары - судя по всему, оно должно было вот-вот появиться, - однако никаких сообщений об их свадьбе она не находила. Оставалось предположить, что либо Барбара образумилась и передумала выходить замуж, либо Рис дрогнул и отказался от женитьбы. Как бы то ни было, Диана так и не дождалась объявления.
        - Что ты говоришь, Падди? - рассеянно проронила она. Кончив говорить по телефону с Би, Диана решила покормить кота. - Рыба слишком острая, да? - обратилась она к своему любимцу, с удовольствием представляя себе лицо разъяренного Риса, когда ему доложат о ее отказе.


        - Отправляйтесь туда снова и предложите ей еще денег, - мрачно приказал Рис своему помощнику.
        - Уже предлагал, - пожал плечами Пол. - И даже объяснил, что отдельные пункты контракта мы еще оговорим специально. Конечно, в разумных пределах. - Он поморщился. - Но ее агент, похоже, считает, что это бесполезный разговор. Послушайте, Рис, я не очень разбираюсь в супермоделях, но мне кажется, то, что мы предлагаем этой Дивной, выходит за пределы…
        - Вы правы, Пол, - холодно прервал его Рис. - Вы совершенно в этом не разбираетесь!
        Черт возьми, как бесцеремонно отвергает она предложение их фирмы! Она даже не попросила времени на обдумывание, ответила сразу и очень категорично. А ведь, как правильно заметил Пол, контракт сулит ей большую выгоду. Остальные условия тоже оговорены в ее пользу, на что Рису указали юристы компании.
        Последние четыре недели он заставлял себя держаться как можно дальше от Дианы. Из Нью-Йорка он поехал в Лас-Вегас, но вместо привычного выигрыша за рулеточным столом - единственная азартная игра, которую Рис признавал, - он проиграл кучу денег.
        За что бы он ни брался в эти дни, все у него шло кувырком. Ему надоели дела фирмы, они перестали интересовать его и волновать кровь. А личная жизнь… Красивые женщины: невинные и искушенные, блондинки, рыжеволосые и брюнетки - сколько их было у него в сумасшедшем водовороте всевозможных светских сборищ, где он проводил свободное время. Хоть бы одна из них по-настоящему взволновала его, хоть бы одна пробудила искорку желания!
        И во сне, и наяву его преследовал зеленый кошачий взгляд; стоило закрыть глаза, и Рис ощущал тепло прижавшегося к нему женского тела. Один раз, всего один раз он держал Диану в своих объятиях и поцеловал, но с тех пор не перестает думать о ней. Проклятье!
        Но одно событие все же обрадовало Риса - отношения между Крисом и Мадленой наконец-то наладились, хотя, к его огорчению, сын наотрез отказался обсуждать свои отношения с Дианой. Их фотографии перестали появляться в газетах, и это было естественно, если принять во внимание сложное положение, в которое попал Крис. Если он и продолжает встречаться с Дианой, то делает это тайно. Рис готов был задушить Криса за бесконечное упрямство и скрытность. Ничего не поделаешь, видно, в этом он пошел в отца.
        Главная же беда заключалась в том, что Рис стало казаться, будто он уже не распоряжается своей жизнью. Он понимал, что все это только наваждение и виной всему Диана. В конце концов он решил, что единственный способ изба виться от этого наваждения - быть как можно ближе к Диане и чаще видеться с ней.
        Когда Рису доложили, что необходимо найти какую-нибудь эффектную супермодель с именем - для рекламы новой продукции «Карлтон Косметике», которую они намеревались выпустить в продажу через несколько месяцев, - он воспринял это сообщение как дар богов и, конечно, сразу же подумал о Диане. Она красив; у нее яркая внешность. Рис был уверен, что уладит это дело за несколько минут. Он знал, что кроме работы у Чарльза, Диана сейчас не связана какими-либо крупными контрактами. А самое главное - он получит возможность постоянно видеть ее, не поступаясь своей гордостью! Когда Рис предложил пригласить супермодель Дивную сняться в рекламе их новой серии, никто не стал возражать.
        Кроме самой Дианы!..
        Рис просто вышел из себя, когда Пол вернулся ни с чем: Дивная отказалась от предложенного контракта. По растерянному лицу своего помощника Рис понял, что тот удивлен отчаянным упрямством босса. По мнению Пола, следовало просто-напросто заняться поисками других вариантов. А Рис пребывал в полной растерянности и совершенно не знал, что ему делать дальше. Полное поражение! А он к такому не привык!
        И вдруг Риса осенило. Он вскочил со своего места.
        - Я сам займусь этим, Пол, - угрюмо буркнул он. - Я вовсе не сомневаюсь в ваших способностях, Пол, - добавил Рис, чтобы тот не обиделся и не подумал, что босс недоволен его неудачей, потому и решил взять дело в свои руки. - Просто я знаком с этой леди, - грустно сказал он. Ему хотелось поведать своему помощнику, какое вероломное и непредсказуемое существо эта Диана Ламб, но он не мог этого сделать, заметил только, что разделяет недоумение Пола по поводу того, что столь выгодный контракт не произвел на нее ни малейшего впечатления. Видимо, Диана именно это и имела в виду, когда сказала, что ее нельзя купить. По крайней мере за деньги. Но должно же что-то побудить ее на уступки…
        Рису очень хотелось выяснить, известно ли Диане, что предложение о сотрудничестве - его инициатива, или ее отказ никак не связан с этим. Адресован ли отказ лично ему, или она поступила так непреднамеренно…


        Самая обычная встреча, уговаривала ее Би, - просто встреча с руководством фирмы
«Карлтон Косметике». Никакого вреда от этого не будет, продолжала она настаивать, однако Диана слушала ее по-прежнему без интереса. Уж ей-то лучше было знать, что ничего хорошего от этой встречи ждать не приходится. Ничто и никто не заставит ее работать на Риса Кондора или на его компанию, она не станет этого делать ни при каких условиях и ни в каком качестве, даже если они предложат ей в тысячу раз больше денег! Если она и будет иметь дело с Рисом Кондором, то только на собственных условиях.
        И все же Диана в конце концов согласилась пойти в лондонский офис компании
«Карлтон Косметикс». Она отказалась от предложения Би сопровождать ее, ибо предпочитала такие вопросы решать сама. Большинство современных топ-моделей сейчас сами ведут свои дела - главное их отличие от манекенщиц восьмидесятых. Так что Би незачем тащиться туда. Диана согласилась пойти на эту встречу лишь потому, что ей было любопытно: неужели у Риса Кондора хватит нахальства явиться на встречу в качестве главы этого самого «руководства»?
        Великолепный дизайн верхнего этажа административного здания не произвел на Диану никакого впечатления, несмотря на пушистый ковер красивого розового цвета и белую ультрасовременную мебель.
        Однако, услышав, что ее примет сама Бэбс Карлтон, Диана заволновалась. Эта леди была живой легендой. Семь лет назад, после смерти мужа, она возглавила хиреющую компанию и при финансовой поддержке Риса Кондора превратила ее в предприятие с миллионным оборотом. Диане до сих пор не удавалось увидеть Бэбс Карлтон, так как девушка не была любительницей светских приемов. Она слышала немало хвалебных слов о деловой хватке Бэбс. Рис, видимо, действительно талантливый организатор, если ему удалось привлечь ее в свою компанию!
        Когда Диана по приглашению секретарши вошла в кабинет и увидела стоявшую возле огромного стола с прозрачной крышкой женщину, она была, поражена - Барбара! Господи, ей и в голову не приходило, что Бэбс Карлтон и есть та самая рыжеволосая красавица, на которой собирался жениться Рис!
        Теперь вся картина стала окончательно ясна. Рис Кондор вложил немалые деньги в
«Карлтон Косметикс», а теперь, когда фирма превратилась в мощный процветающий концерн с миллионным оборотом, он решил жениться на его хозяйке, дабы эти капиталы не уплыли из его рук. К тому же Крис женится на Мадлене Карлтон, дочери Барбары, так сказать, для большей надежности!
        Бэбс Карлтон обошла стол и в знак приветствия протянула руку Диане. Диане не сразу удалось справиться со своей растерянностью, поэтому она с совершенно ошарашенным видом ответила рукопожатием. Как же она была наивна, когда полагала, что Рис Кондор уже ничем не сможет ее удивить!
        - Вблизи вы еще красивее, чем на Парижском показе, - приветливо улыбаясь, заговорила Бэбс Карлтон. Ее миролюбивый тон удивил Диану, ведь эта женщина наверняка слышала сплетни по поводу Криса и Дианы, а если и не слышала, Рис Кондор, безусловно, рассказал ей. Возможно даже, когда они лежали в постели. Господи, до чего же непредсказуем этот человек! Как удалось Рису уговорить свою будущую жену предложить Диане этот престижный контракт?
        - Спасибо, - ровным голосом произнесла Диана. Она уже вполне овладела собой и села в кресло, закинув ногу на ногу. Она знала, что короткое облегающее черное платье, которое она надела ради этого визита, выгодно подчеркивает ее стройные загорелые ноги.
        Сегодня утром она одевалась с мыслью о том, что увидит Риса Кондора, но, судя по тому, что Бэбс Карлтон расположилась с другой стороны стола, им предстоит разговор с глазу на глаз. Может, она все-таки ошиблась? Диана нахмурилась. А вдруг Рис не имеет никакого отношения к контракту? Диана считала, что, раз он связан с компанией, вряд ли предложение, которое ей сделали, было простым совпадением, но, возможно, она не права, не исключено, что Бэбс Карлтон, увидевшая Диану в Париже, решила пригласить ее для участия в рекламе своей компании.
        - Давайте я вам немного расскажу о новой серии, которую мы планируем выпустить на рынок этой зимой, - энергично начала Бэбс Карлтон. На ней был желтый деловой костюм с черным кантом, а зачесанные назад волосы заколоты на затылке черепаховым гребнем. Сейчас, собранные в пучок, они казались огненно рыжими.
        Диане с трудом удалось скрыть свое разочарование, когда она поняла, что Риса действительно не будет. Он и в самом деле пока и пальцем не шевельнул, чтобы встретиться с ней. Значит, все ее волнения и расчеты впустую. Она поторопилась. И все получилось совсем не так, как она ожидала.
        - Не думаю, чтобы от моего участия была какая-то польза, - вяло пробормотала она, думая лишь о том, как бы побыстрее уйти отсюда, не было ни малейшего смысла продолжать эту встречу. - Я взяла за правило: никогда не рекламировать косметику.
        Бэбс Карлтон спокойно кивнула. Она уже поняла, каковы будут дальнейшие возражения Дианы, и не слишком волновалась. Однако прищурилась, что-то прикидывая.
        - Как раз поэтому мы вас и пригласили, - оживилась она, - ваше отношение к опытам над животными ради средств для сохранения красоты - не секрет…
        - Тогда…
        - Новая серия, которую мы запускаем, производится исключительно на растительной основе, - торжественно провозгласила Бэбс.

«Карлтон Косметике» - далеко не первая фирма, занимающаяся этим, - большинство крупнейших компаний освоили выпуск подобной косметики и успешно торгуют ею. Видимо, «Карлтон Косметике» решила влиться в их ряды. То, что Бэбс Карлтон известно мнение Дианы по поводу методов апробации косметической продукции, один вид которой тревожным колоколом отзывается в ее душе, навело девушку на мысль, что за всем этим кто-то стоит. Рис Кондор. Без сомнения. Только он один способен подъехать со своим предложением так, что от него будет трудно отказаться, если не хочешь, чтобы тебя осудили и обвинили в предвзятости! После стольких лет протеста против жестоких методов производства женской и мужской косметики ей трудно будет отказаться от рекламирования новой продукции «Карлтон Косметикс». Ловко, ловко, Рис…
        - Мне надо разобраться во всем этом, - сдержанно ответила Диана, невольно восхитившись этим искусным маневром Риса.
        - Конечно, - спокойно согласилась ее собеседница. - Я предвидела, что вы захотите побольше узнать о нашем производстве. - Она посмотрела на наручные часики. - Может быть, вы пройдете вместе с моим секретарем в цех и поговорите с сотрудниками, работающими с новой серией, а потом мы встретимся во время ланча? - предложила она.
        - Я бы хотела сначала взглянуть на эту новую серию, - уклончиво ответила Диана.
        Сказать, что увиденное произвело на нее большое впечатление, - значит не сказать ничего: «Карлтон Косметикс» и в самом деле разработала великолепную новую серию косметических средств в ярких, красочных упаковках. Все было изготовлено на растительной основе и стоило не слишком дорого. Когда Диана вернулась в офис Бэбс Карлтон, она уже знала, что теперь повернуться и уйти ей будет не так-то просто.
        Рис Кондор все еще не появлялся. Если бы Диана знала наверняка, что за всем этим стоит он, она ответила бы на предложение Бэбс без всяких уверток, коротко и ясно.
        - А, Диана. - Рис стоял за столом Бэбс Карлтон, когда она вошла. - Проходите же, - любезно пригласил он, поскольку, увидев его, Диана от неожиданности застыла в дверях.
        Наконец-то!
        С одной стороны, она испытала какое-то облегчение - даже радость, поскольку ее подозрения оправдались, но с другой - искреннее разочарование от того, что Рис замешан в этом деле, а значит, для нее тут места нет. А она-то уже склонялась к тому, чтобы серьезно подумать над предложением Бэбс, настолько сильное впечатление произвело на нее то, что она увидела сегодня утром.
        Ах, если бы не Рис Кондор…
        За прошедшие четыре недели он изменился; сегодня он также был одет в сшитый на заказ костюм, на этот раз в элегантную серую тройку, которую он носил с какой-то подчеркнутой небрежностью. Волосы были аккуратно подстрижены, Рис еще сильнее загорел, и серые глаза еще ярче сверкнули серебром, когда он встретился с ней взглядом.
        У Дианы, как всегда при виде этого человека и от одного звука его голоса, мурашки побежали по телу.
        - Да нет, спасибо, я, пожалуй, пойду, - стоя в дверях, она покачала головой. - Может, вы поблагодарите от моего имени миссис Карлтон, и…
        - Прекрати свое дурацкое упрямство и пройди в кабинет! - Рис, не дав ей договорить, мгновенно оказался позади нее и захлопнул дверь. Они стояли совсем близко друг к другу. - Ты поистине упрямица, каких мало! - сердито начал он. - Ты самая невыносимая и самая желанная женщина из всех, с кем я когда-либо имел несчастье встретиться! - Последние слова прозвучали почти как стон, его руки исступленно ласкали ее стройное тело, он прижал девушку к себе и, наклонившись, поймал ее губы.
        Каждая клеточка ее тела восстала против страстного поцелуя Риса, но она подавила это чувство и заставила себя не оказывать сопротивления, понимая, что если попытается сейчас оттолкнуть его, то только осложнит свое положение. Пусть он сам поймет, что она все равно не ответит ему.
        Приготовившись молча «вынести» этот поцелуй, Диана стояла не шевелясь, но по мере того, как шли секунды ее безмолвного протеста против чужой воли, она поняла, что сделать это будет совсем не так легко, как казалось вначале.
        Ее тело, долгое время не знавшее мужских объятий, инстинктивно откликнулось на этот зов. Никогда раньше не обнимали ее так, чтобы она чувствовала тепло родного тела! За свою жизнь Диана не раз сталкивалась с мужчинами, которые хотели бы так ее обнимать, готовы были любить ее, но в глубине души она понимала, что, если позволит объятому любовным жаром мужчине прорвать психологический барьер, который Диана воздвигла как защиту, она никогда не оправится от удара, который может затем последовать.
        А уж кто никогда не перешагнет этот барьер, так это Рис Кондор!
        Но вдруг он и есть тот самый человек, которому в конце концов удастся… О Господи, едва не простонала Диана, чувствуя, как ее собственная плоть поддается призыву этого крепкого мускулистого мужского тела, губы раскрываются под его поцелуем, а прикосновения рук Риса заставляют ее трепетать. Надо остановить это. Немедленно!
        Диане уже казалось, что силы покидают ее, и она запрокинула голову, чувствуя, как его губы жадно покрывают ее шею поцелуями, каждый из которых будит в ней желание, заставляет дрожать всем телом.
        - Давай удерем с ланча ко мне, - раздался у самого ее уха хриплый голос Риса. - Или к тебе, - поправился он, почувствовав, как она резко отпрянула назад. - Честное слово, мне все равно где, лишь бы остаться с тобой наедине!
        Может быть, если бы он не произнес этих слов, если бы она не услышала звука его голоса… Но Рис заговорил, и Диана услышала! Она возблагодарила Бога за это; любовные чары разом рассеялись. Она вдруг со страхом осознала, что могло произойти между ними, да нет, что уже произошло, ведь она ответила ему! Но этот голос, который долгие годы преследовал ее, который слышался ей в ночных кошмарах, внезапно разорвал обволакивающую паутину чувств.
        Диана отступила от него. Потрясенная неудержимостью собственных эмоций, она окинула презрительным взглядом его смуглое, грубовато-красивое лицо.
        Увидев прищуренные глаза Риса, Диана поняла, что ей ни в коем случае не следует показывать, что уже наступило полное отрезвление, - Рис проницательный мужчина и сразу догадается, почему она так резко изменила свое поведение, хотя секунду назад так естественно откликнулась на его зов. Не следует забывать, что этот человек совсем не глуп. Сейчас она едва не погубила все.
        Диана опустила взгляд, чувствуя, как прищуренные стальные глаза внимательно изучают ее.
        - Это кабинет Барбары Карлтон, и он вряд ли подходит для интимных встреч, - холодно сказала Диана, решив, что лучшая форма защиты - нападение, по крайней мере сейчас, пока она еще не вполне совладала со своими вышедшими из-под контроля чувствами.
        Рис все так же внимательно следил за ней.
        - Поэтому я и предложил уехать, - спокойно ответил он.
        - Я имела в виду совсем другое, - поспешила объяснить Диана, видя его недоумение. Щеки ее все еще пылали, а глаза были похожи на два огромных озера. - Поскольку твоя невеста, миссис Карлтон, явно…
        - Моя… кто?.. - удивленно переспросил Рис. Диана с любопытством оглядела его, странно, что его удивили ее слова… Удивили настолько, что Диана подумала: уж не ошиблась ли она…
        Совершенно непонятно, как она могла ошибиться. Возможно, ошибка произошла в тот момент, когда Рис сказал Чарльзу во время показа мод, что хочет приобрести подвенечное платье, которое она демонстрировала, для своей невесты… Но разве он сказал «для своей»? - вдруг подумала она. Сейчас, вспоминая тот разговор, Диана пришла к выводу, что Рис сказал просто «для невесты». Но ведь женщина, сопровождавшая его в Париже, была Барбара Карлтон. Диана уверена в этом.
        Она покачала головой. Чепуха какая-то.
        А Рис смотрел на нее в полном недоумении. Барбара - его невеста?
        Барбара очень красивая женщина, и он не скрывал, что пять лет назад, когда они встретились впервые, у них начался роман. Но уже тогда оба прекрасно понимали, чего хотят друг от друга и на что могут рассчитывать: Барбаре нужен был любовник, который разделял бы ее заботы и помог решать жизненные проблемы, в частности, понимал бы, что ей надо во что бы то ни стало удержать на плаву «Карлтон Косметике» и вырастить тринадцатилетнюю дочь. Рис принял эти условия; его и в самом деле устраивало, что от него ничего особенного не требуется, что их связывают и физическая близость, и взаимное уважение.
        Вступить в супружеские отношения? Господи, после первого своего неудачного брака, о котором Рис вспоминает с отвращением, он и мысли об этом не допускает. И вряд ли Барбара тоже задумывается об этом. Да нет, он просто уверен, что она об этом и не помышляет.
        Рис знал за собой по крайней мере два положительных качества - не падать духом из-за неудач и не повторять собственных ошибок. Он совершенно не представлял себе, как Диана умудрилась, именно умудрилась, прийти к выводу, что Барбара его будущая супруга. Какая женитьба? Между ними давным-давно уже ничего нет, хотя они по-прежнему уважают друг друга, как партнеры по бизнесу. Правда, когда он сообщил Барбаре, что собирается привлечь Дивную к участию в их новой рекламной кампании, она смерила его проницательным взглядом и коротко заметила, что он «пошел по стопам сына». Неужели она имела в виду отношение к Диане? Вспомнив об этом, Рис стиснул зубы: ему не хотелось думать о том, как далеко зашли в своих отношениях Диана с Крисом. Впервые в жизни он познал чувство ревности. Ему казалось, что это чувство отнимает все его силы, а они ему так нужны сейчас!
        Но как бы Барбара ни острила по поводу его слабости к супермоделям, она прекрасно знает, что пятьдесят один процент акций «Карлтон Косметике» находится в руках Риса, а сама она лишь исполнительный директор и в любом случае последнее слово будет за ним.
        У Барбары были все основания возражать против участия Дианы Ламб в рекламной кампании «Карлтон Косметике». Ведь именно из-за связи Криса с этой девушкой чуть не расстроилась его свадьба с Мадленой.
        - Да, твоя невеста, - не очень уверенно повторила Диана. Она уже поняла, что ошиблась.
        Рис покачал головой, ему тоже все стало ясно. Несколько минут назад, когда он поймал ее короткий презрительный взгляд, ему на мгновение показалось, что у него просто разыгралась фантазия и Диана даже не думала отвечать ему взаимностью. Если же она считала, что он помолвлен с другой женщиной… Господи, да она, наверное, думает, что они с Крисом решили соединиться с этим семейством двойными брачными узами! Тогда понятно, почему Диана избегает его, а уж о том, чтобы сломить ее сопротивление, нечего и думать.
        - Барбара - мой друг и партнер по бизнесу, - решительно заговорил Рис. - К тому же она мать Мадлены. Тогда, в Париже, мы все были на показе, поскольку Мадлене очень хотелось посмотреть шоу. После того, как Крис не слишком порядочно поступил по отношению к ней, я решил, что надо как-то спасти положение, и пригласил ее с матерью в Париж, - сухо пояснил он. - Конечно, Мадлена хотела и тебя увидеть, - он усмехнулся. - Возможно, поэтому она и решила, что на их с Крисом свадьбе она должна быть в подвенечном платье, которое демонстрировала ты, - он покачал головой. - О женщины!
        Диана все еще хмурилась.
        - Так Мадлена… была там?
        Он кивнул.
        - В тот вечер она сидела по другую сторону от меня, - теряя терпение, объяснил он, но сколько Диана все еще ничего не могла взять в толк.
        Внезапная догадка осенила ее.
        - Она блондинка?
        Рис пожал плечами.
        - Да, действительно блондинка, небрежно кивнул он. - Это она изъявила желание приобрести свадебный наряд от Оксли. Для своей свадьбы с Крисом, - с нажимом добавил он, все еще терзаясь сомнениями по поводу отношений Криса с Дианой. Хотя, если вспомнить, как она возмутилась, когда ее поцеловал мужчина, якобы помолвленный с другой женщиной, похоже, между ней и Крисом ничего, кроме дружбы, нет.
        Но даже если Криса больше не интересует Мадлена, на Диане он не женится, он, Рис, не допустит этого! Не хватает еще, чтобы он потом до конца своих дней сгорал от страсти к собственной невестке!
        А он с каждым днем желал ее все сильнее. Почти пять недель прошло с тех пор, как Рис видел ее в последний раз. За это время он не только не избавился от этого мучительного влечения, напротив, оно превратилось в настоящее наваждение! Он во что бы то ни стало должен добиться ее! Должен!
        Диана почти наверняка отвергнет предложение корпорации «Карлтон Косметике».
        Юная блондинка, сидевшая по другую сторону от Риса… Как же она не догадалась… Диана даже толком не могла припомнить эту девушку, поскольку тогда отметила лишь рыжеволосую женщину, сидевшую рядом с пустым креслом, и не разглядела блондинку по другую сторону от него. Так, значит, это была Мадлена, невеста Криса!
        Тогда все понятно: прослышав об отношениях Криса с Дианой, она захотела приобрести именно то самое подвенечное платье.
        Теперь, когда стало известно, что Мадлена и есть невеста, о которой шла речь, Диана поняла, что Рис и не собирается жениться на Барбаре Карлтон. А это многое меняет.
        - Я ошиблась, - опустив голову, хмуро прошептала Диана.
        - Однако… - напряженно прищурившись, начал он.
        Диана, восхищенная его проницательностью, улыбнулась.
        - Но все равно я никуда с тобой не пойду!
        Он только пожал плечами, словно давно знал об этом.
        - И на ланч тоже?
        - «А какой смысл? - холодно ответила Диана. Она уже полностью владела собой, видимо потому, что она узнала, какую роль в жизни Риса играет Барбара Карлтон. - Ты просто зря потратишь со мной время.
        - Я так не думаю, - глухо проговорил он.
        Она прямо посмотрела ему в глаза, и Рису стало ясно, что она прекрасно понимает его состояние.
        - Надеюсь, новая серия «Карлтон Косметикс» будет иметь успех. - Она взяла свою сумочку. - Я правда надеюсь на это!
        - Только не хочешь принять участие в этом успехе, - усмехнулся он.
        - Совершенно, - сухо подтвердила она и направилась к выходу.
        Она была почти у двери, когда Рис схватил ее за руку и резко повернул к себе. От его невозмутимости не осталось и следа, он был в ярости.
        - Не смей поворачиваться ко мне спиной! - прорычал он.
        Диана пожала плечами, стараясь не подать виду, что ей больно.
        - Времена, когда работники пятились к двери, отбивая поклоны хозяину, давно прошли, Рис! - не скрывая иронии, заметила она. - И если ты от своих сотрудников требуешь этого, вот тебе еще одна причина, почему я не желаю работать в «Карлтон Косметикс». - Она подняла на него спокойные зеленые глаза.
        Рис поспешно разжал пальцы и отпустил ее руку.
        - Черт возьми! Ты же знаешь, что я совсем не то имел в виду… Чего ты хочешь от меня, Диана? - в отчаянии простонал он.
        - Чего хочу? - невинным голоском повторила она, подумав, что сейчас еще рано об этом говорить. - В вас нет того, чего я хочу, мистер Кондор, - с насмешливыми искорками в глазах ответила она.
        - Но ты же, черт побери, ответила мне… - тихо промолвил он.
        На мгновение ей показалось, что сейчас он ее ударит, но Рис опустил сжатые кулаки и отступил назад.
        - Уходи! - крикнул он. - Уходи, пока я не сделал что-нибудь, о чем мы оба потом пожалеем!
        Диана вызывающе вскинула брови.
        - А разве бывает, чтобы ты пожалел о чем-то, Рис?
        - Я жалею, что встретил тебя, - он не скрывал своего отчаянья.
        Диана с торжествующей улыбкой покинула офис.
        Рис Кондор еще не раз пожалеет о том, что встретил ее!



        Глава 6

        - Господи, ты ужасно выглядишь, - весело сказал Крис отцу, который открыл ему дверь своего роскошного особняка.
        Рис неторопливо последовал за сыном в гостиную.
        - Спасибо тебе, мой дорогой и единственный, за откровенность, - язвительно улыбнулся он.
        Крис пожал плечами и опустился в одно из глубоких кресел.
        - Я просто констатирую то, что, должно быть, говорит тебе зеркало каждое утро во время бритья, хотя… - он хмуро взглянул на отца, - судя по твоему виду, ты этим давно не занимался. Что ты с собой делаешь, папа? - Он критически оглядел отца.
        Рис недовольно вздохнул. Сын верно подметил: сам он тоже, стоя перед зеркалом, каждый раз приходил в ужас от своего вида. И так продолжается уже целую неделю. А ему это сейчас совершенно не нужно.
        - Совершенно… - произнес он вслух и тут же спохватился, что чуть не выдал себя с головой. - Ничего я не делаю. - Ему не хотелось вспоминать о Диане и о том, что она наговорила ему в прошлый раз.
        Крис неодобрительно покосился на отца.
        - Ну, если причина твоей депрессии только в этом, советую тебе немедленно прекратить «ничегонеделание».
        Рис знал, что сейчас похож на выходца с того света, он очень похудел, под глазами после бессонных ночей легли темные круги, лицо приобрело землистый оттенок. Но то, что творилось у него в душе, ни в какое сравнение не шло с тем, что отразилось на внешности.
        Несколько недель после встречи с Дианой Рис решил держаться подальше от нее. Он старался заполнить свое время разнообразными встречами, перебрал десятки женщин, которые, может быть, были не так красивы, как Диана, но, безусловно, более сговорчивы. Он до изнеможения загружал себя работой - так, что, едва добравшись до постели, проваливался в сон. Однако избавиться от воспоминаний о Диане он не мог. Теперь, когда она совершенно недвусмысленно дала понять, что не желает больше видеть его, у Риса просто опустились руки! Он решил взять недельный отпуск, побыть дома, немного почитать, посмотреть телевизор.
        Ему вполне хватило недели такой жизни, после чего он полез на стенку и почувствовал, что начинает тихо сходить с ума, и все же избавиться от наваждения он так и не смог - страсть к Диане была так же сильна, как и неделю назад!
        - Ничего себе сынок, успокоил отца! - Рис недовольно поморщился.
        Однако Крис ничуть не смутился:
        - Неужели тебе было бы приятней, если бы я соврал и сказал, что ты чудесно выглядишь?
        - По мне, так лучше бы ты вообще не приходил… А, да ладно! - Рис с досадой махнул рукой и тяжело опустился в кресло напротив Криса. На нем были хлопчатобумажные домашние брюки и свободная рубашка, босые ноги утопали в густом ворсе ковра. - Что тебе от меня нужно, Крис?
        Молодой человек нахмурился.
        - По-моему, целую неделю никто из твоих сотрудников тебя в глаза не видел и ничего о тебе не слышал, вот я и решил прийти и проверить, жив ли ты…
        - Долго же ты собирался! - усмехнулся Рис.
        Крис невозмутимо пожал плечами:
        - До вчерашнего дня я не знал, что ты не появляешься в офисе…
        - Вероятно, потому, что сам туда не являлся, - предположил Рис и по откровенной ухмылке Криса догадался, что попал в точку.
        - Должны же быть какие-то преимущества у сына хозяина, - пожал плечами Крис. - Я взял несколько свободных дней, чтобы побыть с Мадди.
        - Как ваши дела? - напряженно прищурившись, спросил Рис.
        Крис, похоже, пребывал в отличном настроении. Но это еще ни о чем не говорит - ведь он ликовал и тогда, когда вообразил, что влюблен в Диану!
        - Отлично, - беспечно бросил Крис. - Когда я сказал Мадди, что ты совершил невероятный поступок - взял недельный отпуск и скрылся подальше от людских глаз, она забеспокоилась, не заболел ли ты, и сказала, что нам надо…
        - Это просто смешно, Крис, - устало произнес Рис. Ему надоел этот словесный пинг-понг. - Я взял отпуск, потому что он мне был нужен…
        - Впервые за столько лет… - сухо заметил сын. - Что за срочность?
        - Так что вы там с Мадди решили? - не обращая внимания на его слова, спросил Рис.
        Крис несколько минут внимательно смотрел на отца, но непроницаемый взгляд Риса не удовлетворил его любопытства, и он пожал плечами, понимая, что ему больше ничего не удастся выведать.
        - Мы решили войти в твое стариковское положение и хотели предложить тебе пойти вместе с нами на вечер, - со смехом сказал он.
        Рис улыбнулся. Этот Крис действительно самый невозможный из сыновей - явился сюда и старается растормошить отца, который намеревался в одиночестве лелеять свое горе! И все же Рис должен признать, что впервые за эти дни ему стало получше.
        Крис почувствовал перемену в настроении отца и подался вперед.
        - Пойдем с нами, - серьезно сказал он. - Барбара обещала, что, если ей удастся вырваться, она тоже придет.
        Может, это как раз то, что ему сейчас нужно, - побыть среди людей и немного развеяться? Обычно на людях ему приходится постоянно помнить о том, что он Рис Кондор и именно благодаря этому все, с кем он встречался, стремились установить с ним более тесный контакт. Зная это, Рис превратил свою первоначальную привычку свободно общаться с самыми разными людьми в один из принципов жизни, на котором он строил свои деловые отношения.
        А вот Диана не стремилась ни к каким контактам, она даже не пожелала встретиться с ним, не говоря уже о том, чтобы принадлежать ему… Чертовка!
        - Ну, хорошо, я, пожалуй, пойду, - с трудом избавившись от своих тягостных мыслей, сказал Рис. Стоило ему подумать о Диане, как он почувствовал, что совершенно выбит из колеи. Ему нужно пойти на какой-нибудь вечер, побыть среди людей, так он скорее забудет ее.


        Первым человеком, которого Рис увидел через два часа на званом вечере, была Диана!
        И была она не одна!
        Они почти одновременно заметили друг друга.
        Такие вечера - с оглушительной музыкой, с назойливой болтовней о том, что у кого есть и чего нет, кто куда собирается съездить или уже съездил, у кого с кем роман, - Диана ненавидела больше всего! Но Чарльз попросил сопровождать его и продемонстрировать один из его туалетов, так что по сути для Дианы это был рабочий момент.
        Неудивительно, что Рис увидел Диану сразу же, едва переступив порог, - она была похожа на вспышку яркого пламени в этом коротком платье переходящих тонов - от красного к оранжевому.
        Диана больше недели не видела Риса и ничего о нем не слышала, но вот сегодня вечером они встретились лицом к лицу, и, если судить по его хмурому виду, Риса не очень обрадовала эта встреча. Увидев Диану, он насторожился и отошел от Криса и Мадди и решительной походкой направился к ней.
        Рис поравнялся с Дианой, и в глазах его сверкнул недобрый огонек.
        - Какие у тебя отношения с Оксли? - неожиданно спросил он.
        Так… Можно перевести дух. На какое-то мгновение ей показалось, что он обо всем догадался.
        - Мы испытываем взаимное уважение, как двое профессионалов, - холодно ответила она, бросив короткий взгляд в сторону Чарльза, который разговаривал с какой-то дамой, мечтающей заказать у него костюм.
        - А еще? - раздраженно спросил он и поджал губы.
        - Мне нравится работать с ним, - многозначительно добавила Диана и по прищуренным глазам Риса поняла, что пущенная ею стрела попала в цель. - Дело в том, что сегодня вечером я как бы на работе, - небрежно бросила Диана, мудро рассудив, что не следует слишком решительно отталкивать этого человека, иначе результат получится совершенно не тот, на который она рассчитывает. Надо подсластить пилюлю…
        - Вот как? - Голос Риса дрогнул, и лицо чуть-чуть смягчилось.
        - Да, - она позволила себе улыбнуться. - А это Мадди там, рядом с Крисом? - она указала глазами на другой конец зала, где разговаривали молодые люди.
        Рис проследил за ее взглядом.
        - Да, - коротко ответил он. - Похоже, у них снова все наладилось. Так что сегодня тебе лучше держаться от них подальше!
        Диана поняла, что он так и не разобрался в их отношениях с Крисом, а Крис определенно решил использовать ситуацию. По-видимому, он до сих пор злится на отца за вмешательство в его личные дела!
        Губы Дианы, того же ярко-красного оттенка, как и верхняя часть ее платья, раскрылись в улыбке.
        - Не могу же я совсем не обратить внимания на Криса, - она покачала головой. - Большинство присутствующих знает, что мы друзья, и это будет выглядеть…
        - Я не требую игнорировать его, - раздраженно оборвал ее Рис. - Я только прошу не затевать с ним игру в кошки-мышки в присутствии Мадлены.
        Диана присмотрелась к девушке. Да, Мадлена Карлтон была молода и очень уверена в себе. Вероятно, именно такой и должна быть дочь Барбары Карлтон. Высокая, хотя и немного пониже Дианы, со светлыми, распущенными по плечам прямыми волосами, девушка была одета в дорогое черное платье - но не от Оксли! - которое подчеркивало ее юную свежесть.
        Нет, Диана ни за что не поверит, что Рис печется об интересах этой юной особы; этого человека больше всего заботит его собственная персона!
        Она снова повернулась к нему.
        - Мне кажется, Мадди из тех девушек, которые умеют постоять за себя, - сухо заметила она.
        Взгляд Риса смягчился. К его смуглой коже необыкновенно шла темно-серая рубашка со светлой отделкой, темно-серые брюки отлично сидели на нем. Он выглядел очень импозантно. Но при этом Диана заметила, что у Риса сейчас еще более утомленный вид, чем во время их последней встречи, - на побледневшем лице залегли морщины - явный признак бессонных ночей. Неужели все это из-за нее?.. Боже, как бы она хотела надеяться на это!
        - Ты права, - грустно подтвердил Рис. - Не хочешь ли чего-нибудь выпить? - предложил он, заметив проскользнувшего мимо них официанта с подносом, заставленным бокалами с вином, похожим на шампанское.
        Диана посмотрела на Чарльза, который продолжал все так же увлеченно беседовать со своей клиенткой; похоже, они подробно обсуждали будущий костюм, по собственному опыту Диана знала, что так увлечь Чарльза способна лишь работа.
        Она снова повернулась к своему собеседнику.
        - Почему бы и нет. - Диана и виду не подала, что заметила злорадное торжество, мелькнувшее в его глазах. - Немного вина действительно не помешает…
        С бокалами в руках они прошли к тому месту, где Крис вел оживленную беседу с Мадленой. Кажется, он был совершенно счастлив увидеть Диану здесь. Он обнял ее и поцеловал. Она разрешила ему такую вольность (оба знали, что это вольность!), потому что хотела - впрочем, того же хотел и он - позлить Риса. Что же касается Мадлены…
        - Хорошо, что я не ревнива, - заметила она.
        Диана с любопытством посмотрела на девушку и растерялась, наткнувшись на колючий взгляд голубых глаз. Теперь, когда Диана уже знала о том, что Мадлена - дочь Барбары Карлтон, она отметила, что они похожи, особенно глаза. Диана поняла, что Мадлена, несмотря на свой юный возраст, так же умна, как и ее мамаша! Взять хотя бы то, что она быстро нашла способ приструнить Криса, когда узнала, что он увлекся Дианой; многие женщины в такой ситуации стенали бы и рыдали, закатывали бы истерики, а Мадлена просто отступила и стала дожидаться, пока он сам перегорит. Она была уверена, что рано или поздно это произойдет. Мадлена отдавала себе отчет: Криса связывают с ней более глубокие отношения, нежели мимолетное увлечение красивым личиком! Хотя возможно, Диана сейчас была несправедлива к девушке: между Мадленой и Крисом, кажется, возникло взаимопонимание, свидетельствующее о настоящей любви.
        - Действительно, - сдержанно кивнула Диана. Обе девушки внимательно оглядели друг друга. Диана как бы дала понять Мадлене, что лишь на короткое время одолжила у нее Криса, а та ответила, что хотя и поволновалась немного, но в итоге все разрешилось к лучшему, и Крис, почувствовавший свою вину, стал еще более нежным и внимательным. А еще в их глазах можно было прочесть, что, возможно, наступит день, когда они станут друзьями!
        Рис заметил этот короткий обмен взглядами и поразился: до какой степени магически эта женщина действует на каждого, кто встретится на ее пути?
        Даже Барбара, набравшаяся цинизма за годы работы в бизнесе, поддалась очарованию холодной красоты Дианы и, несмотря на то, что знала о ее дружбе с Крисом, способной помешать счастью ее дочери, искренне огорчилась, когда Рис сообщил ей о нежелании Дивной участвовать в их рекламной кампании.
        Почему же холодная красота Дианы влекла к себе и мужчин и женщин?
        Если бы Рис понял, в чем тут дело, он, возможно, снова стал бы спокойно спать по ночам!
        Крис остановился рядом с Дианой и обвил рукой ее тонкую талию. Риса передернуло от такой фамильярности. Может, Мадлена и не испытывает ревности, но он, Рис, не в силах этого вынести. Он был готов голыми руками задушить собственного сына!
        - Великолепный вечер, да, папа?
        Рис поднял глаза и увидел, что Крис изучающе смотрит на него. Меньше всего ему сейчас хотелось, чтобы сын догадался о его чувствах к Диане, - Крис может доставить человеку немало боли, если затаит зло. Нетрудно себе представить, как он рассвирепеет, если узнает, что Рис увлечен женщиной, от брака с которой сам же отговорил сына. Проклятье! Скорее бы приехала Кейси, она обещала помочь со свадьбой Криса и Мадлены, это, безусловно, отвлечет внимание Криса от Риса и Дианы. И может быть…
        Рис расправил плечи.
        - Я еще не успел поговорить с хозяйкой дома. Прошу извинить меня. - Он поспешно ре тировался. Впервые в жизни Рис сбежал с поля боя. Он много чего сделал впервые с тех пор, как повстречал Диану Ламб!
        - Ты был прав насчет своего папы, Крис, - глядя ему вслед, проговорила Мадди. - Он совсем на себя не похож. - Она озабоченно нахмурила брови.
        - Да, верно… - согласился Крис. Он отодвинулся от Дианы и вопросительно посмотрел на нее. Она ответила ему бесстрастным взглядом.
        - Что с твоим отцом, он заболел? - осторожно спросила девушка.
        - Не в этом дело, - медленно ответил Крис, не сводя с нее внимательных глаз. - Просто он ведет себя не совсем обычно, - пояснил он.
        А Диана считала, что Рис Кондор вел себя в полном соответствии со своим характером: держался, как всегда, высокомерно, давал указания и требовал их неукоснительного выполнения. Интересно, в чем же заключалось его «не совсем обычное поведение»…
        Она пожала плечами:
        - Я слышала, что в его возрасте с мужчинами такое нередко случается. - Это был тонко рассчитанный ход.
        - В его возрасте? - удивленно спросила Мадди.
        Диана кивнула с невозмутимым видом:
        - Кризис среднего возраста. Мужчины к сорока годам бывают подвержены этому. Говорят, что близким в таких случаях приходится несладко.
        Несколько секунд молодые люди растерянно молчали, но, увидев, как Диана с иронической гримаской вскинула брови, Крис и Мадди громко рассмеялись. Диана тоже не удержалась от улыбки, но улыбка тут же погасла - обернувшись, она наткнулась на свирепый взгляд серебристо-серых глаз, который буравил ее с другого конца зала, как будто Рис догадался, что явилось причиной их смеха.
        - Кризис среднего возраста! - повторила Мадди. - Да у кого угодно можно обнаружить симптомы этого недуга, только не у Риса!
        - Ну, я не знаю… - неопределенно протянул Крис.
        Диана отвела глаза от Риса Кондора и взглянула на Криса, тот, насмешливо вскинув брови, вопросительно глядел на нее. Она поняла, что его всерьез заинтересовало загадочное поведение отца.
        - Нет, я решительно в это не верю, - покачала головой Мадди. - Кто угодно, только не Рис. Тут что-то другое.
        - Или кто-то, - негромко добавил Крис.
        - Может быть, что-то связанное с работой… - предположила Мадди, не уловив намека в словах Криса. - Мама говорила мне, что вы отказались от контракта с «Карлтон Косметикс»… - обратилась она к Диане. - Надеюсь, это решение никак не связано со мной и Крисом?..

«Весьма уверенная в себе юная леди», - с восхищением снова отметила Диана. У Криса будет немало хлопот с этой умницей, которая наверняка с отличием закончила школу в Швейцарии!
        - Нет, конечно, - спокойно ответила Диана. - Я просто не занимаюсь подобными вещами.
        Девушка нахмурилась.
        - Я думала, что в наше время все супермодели участвуют в рекламе косметики, ведь это способ сделать себе имя.
        - Диана считает нужным делать только то, что ей по душе, - пояснил Крис. - Например, если она… - начал он и осекся, осознав, что ведет себя по меньшей мере странно, излагая своей невесте жизненные принципы Дианы.
        Мадди ответила ему лукавым взглядом, и краска смущения медленно залила лицо молодого человека.
        - Так вот что я хочу сказать, - многозначительно произнесла она, поворачиваясь к Диане. - Контракт, который вам предложили, наверняка намного дороже любого другого, даже от самого известного модельера.
        - Диана уверена, что на свете есть вещи поважнее денег, - раздался сзади ироничный голос.
        Обернувшись, Диана увидела Риса. Она не заметила, как он подошел. Едва взглянув ему в глаза, она сразу поняла, что он издевается над ней, - Рис явно не верит в искренность ее слов. Диана подвинулась, уступая ему место.
        - Если бы я не была в этом уверена, я приняла бы предложение «Карлтон Косметикс», - спокойно сказала она.
        - Может быть, и так, - Рис пожал плечами. - А может, у тебя есть более выгодное предложение?
        Диана посмотрела на него с жалостью. Ее нисколько не удивило, что Рис таким образом истолковал ее отказ; ведь для него самого существует только две ценности - деньги и власть. Уж ей-то это хорошо известно. Любой человек, обладающий таким богатством, будь он на месте Риса Кондора, не стал бы доводить своего противника до смертельного отчаяния, чтобы получить еще больше денег. Если бы этот человек не был Рисом Кондором!..
        Совершенно очевидно, что он сам выдумал эту глупую причину Дианиного отказа от контракта с «Карлтон Косметикс» и свято верит в нее.
        Совсем необязательно, - спокойно ответила Диана.
        Рис усмехнулся:
        - Неужели «совесть не велит»?
        Он явно слышал часть их разговора, хотя Диана надеялась, что ее слова о кризисном среднем возрасте не достигли его слуха, иначе он вел бы себя сейчас совсем по-другому.
        - Да нет, не в этом дело, - спокойно продолжала она. - Новая серия «Карлтон Косметикс» мне нравится.
        - Тогда в чем же дело?
        - Если мне предлагают такой контракт, - невозмутимо продолжала она, - я должна быть уверена в том, что не являюсь объектом чьих-то манипуляций! - Она вызывающе посмотрела на него.
        Мадлена только вздохнула, а Крис удивленно вытаращил глаза - ему, видно, и в голову не приходило, что между контрактом, предложенным Диане, и его отцом существует какая-то связь. Он вспомнил, как враждебно отец вел себя по отношению к Диане во время их последней встречи. Странно, что автором этой идеи был именно отец!
        Диана смотрела на Риса и словно читала на его смуглом лице мучившие его противоречивые чувства - восхищение, которое он испытывал от ее смелого выпада, и раздражение оттого, что все это она высказала в присутствии посторонних людей. Да еще таких заинтересованных!
        Итак, она знала, что за этим деловым предложением скрывается он, а никакая не фирма. Что ж, как раз это он и хотел узнать, и Диана все сама сказала ему! Да так, что лучше бы промолчала. Тем более что при этом были и Мадлена, и Крис. Когда же эта женщина перестанет его терзать? Похоже, что никогда!
        - Это в самом деле единственная причина, по которой ты отвергла контракт? - Он пристально всматривался в холодное красивое лицо Дивной.
        Она опустила голову.
        - Конечно.
        Словно ножом по сердцу! Она сказала это на полном серьезе.
        Но от этого Диана стала еще более желанной!
        - В бизнесе нельзя допускать, чтобы эмоции брали верх над тобой и влияли на твои решения, - сказал Рис. - Так что делай из этого выводы. - Он беспокойно нахмурился, увидев, какую реакцию вызвали его слова. Казалось, все краски схлынули с лица Дианы, глаза стали большими, тревожными и словно потемнели. В чем дело?
        Рис не сомневался: он сказал нечто такое, что задело в ее душе какие-то неведомые ему струны. Он не думал, что эта всегда собранная, хладнокровная женщина способна на подобные переживания. Неужели он, Рис Кондор, является причиной ее боли? Впрочем, его устраивало любое проявление чувств с ее стороны, только не ее обычная холодность.
        Риса так поразила боль, которую он увидел в глазах Дианы, что захотелось непременно докопаться до ее причин. Он знал, что путь супермодели к той вершине, на которой оказалась Диана, обычно нелегок; поначалу неопытной девушке очень трудно разобраться, кому можно доверять, а кому нет. И юные создания, мечтающие об успехе и славе, нередко становятся жертвами обмана со всеми вытекающими отсюда последствиями. Может быть, в начале своей карьеры Диана тоже получила такой горький урок…
        Рис готов был придушить негодяя, причинившего ей эту боль!
        - Отказываясь от контракта с «Карлтон Косметикс», я руководствовалась вовсе не эмоциями, - сказала Диана. С лица ее все еще не сошла восковая бледность. - Я сразу приняла это решение и согласилась на встречу только потому, что мой агент настояла на этом. Я сразу поняла, что «Карлтон Косметикс» - это вы. - Она смотрела на Риса в упор, не мигая.
        Рис увидел, что, несмотря на бледность, Диана уже вполне владеет собой. А может, ему все только померещилось?
        Теперь он был уверен лишь в одном: отношения, сложившиеся между ним и этой женщиной, никогда не дадут ему спать спокойно. Он должен принять решение раз и навсегда и, если необходимо, отступить. Господи, как он этого не хотел! Раньше Рис твердо знал, когда надо рубить концы и идти дальше. Довольно, Диана Ламб и так уже внесла достаточно беспорядка в его отлаженную жизнь!..



        Глава 7

        Диана почувствовала, что приступ дурноты и головокружение прошли; а она уже подумала, что вот-вот хлопнется в обморок посреди переполненного зала.
        Замечание Риса о том, что не следует смешивать чувства с бизнесом, удивительно соответствовали его сути, в этом был весь Рис Кондор. Жертвой данного принципа стал, в частности, ее отец. Поэтому слова Риса так потрясли Диану. Господи, как она ненавидит этого человека и все то, что он проповедует! Она не в силах больше выносить эту дуэль; надо поскорее уходить отсюда.
        - Мне очень жаль, Рис, - она приложила ладони к вискам. - Боюсь, что я не очень хорошо себя чувствую. Если я отпрошусь у Чарльза, ты сможешь отвезти меня домой?
        Диана чувствовала себя настолько скверно, что даже не заметила, каким торжеством блеснули серебристо-серые глаза. Господи, дай силы справиться с собой до того, как они доберутся до ее квартиры, иначе все эти наполненные болью недели пойдут насмарку! Она все преодолеет, должна преодолеть, ведь она поклялась перед самой собой и перед памятью отца. И никогда не нарушит этой клятвы!
        - Если, конечно, - пробормотала она, увидев, что в зал вошла Барбара Карлтон, - я не уведу тебя от какой-нибудь дамы… - Как она не подумала о том, что он мог назначить кому-нибудь встречу здесь, на этом вечере, - с Барбарой или с другой женщиной. Не пристало ему ходить третьим в компании сына и его невесты!
        Рис тоже заметил Барбару и, прищурившись, повернулся к Диане.
        - Нет, - решительно сказал он. - Ни от кого и ни от чего ты меня не отрываешь. Я готов поехать с тобой хоть сейчас.
        Значит, он говорил правду, когда утверждал, что между ним и Барбарой Карлтон существуют лишь партнерские отношения; вряд ли он сейчас поехал бы с Дианой, если бы было иначе.
        - Я только скажу Чарльзу, что мы уезжаем, - кивнула Диана и повернулась к молодым. - Мне было очень приятно познакомиться наконец с тобой, Мадди, - она тепло улыбнулась.
        Девушка ответила ей такой же открытой улыбкой.
        - Тем более что Крис до поры до времени ни слова не говорил тебе про меня, - засмеялась Мадлена.
        - Да ладно вам, - Крис поежился. - Пожалейте мужчину!
        Мадлена взяла его под руку и нежно улыбнулась.
        - Я, конечно, пожалею тебя, дорогой, - особенно если ты еще раз забудешь о том, что мы помолвлены. И тогда… не уверена, что сломанный нос будет так же красить тебя, как Риса - его горбинка!
        Диана не удержалась и рассмеялась вместе с ними. Ее восхитило, как ловко и дипломатично Мадлена исправила промах своего жениха, и теперь, глядя на слегка растерянного Криса, она подумала, что отныне он поостережется сердить этого умненького котенка, которого он, похоже, держит за хвост, теперь он трижды подумает, прежде чем снова посмеет забыть о своей невесте. Вряд ли это случилось бы, если б Мадлена не уехала в Швейцарию. Теперь же она глаз с него спускать не будет.
        Чарльз удивленно вскинул брови, узнав о том, кто вызвался проводить Диану домой.
        - Будь осторожна, Диана, - нахмурился он, недоверчиво покосившись на Риса, который разговаривал с Барбарой в другом конце зала. - Репутация у этого человека…
        - Знаю, - Диана благодарно сжала его руку. Она знала, что Чарльз по-отечески заботится о ней и не питает к своей подопечной никаких иных чувств, он ведь столько лет прожил с Джоанной. - Не волнуйся, - она улыбнулась. - Я сумею постоять за себя. - Много лет ей приходилось делать это самой, ибо заступиться за нее было некому. А благодарить за все нужно Риса Кондора. Чарльзу не следует беспокоиться за нее, ей ничего не грозит…
        Рис от души сочувствовал Диане, когда ей стало плохо, и хотя это был не самый лучший момент для разговора с глазу на глаз, он все равно был благодарен судьбе за эту возможность. Может быть, сейчас и не время распространяться о своих чувствах, но кто знает, когда еще удастся поговорить с этой непредсказуемой женщиной!
        Он мысленно порадовался, что надумал приехать на вечер на своей машине, он просто хотел, чтобы машина была под рукой на случай, если он надумает уехать пораньше, не доставляя лишних хлопот Крису и Мадлене. Когда Рис выехал из дома, ему казалось, что очень скоро он захочет вернуться обратно. Теперь же, сидя рядом с Дианой в тесном салоне машины, он ликовал, словно школьник, готовящийся к первому свиданию. Боже, что эта женщина сотворила с ним!
        До самого дома Дианы они ехали молча, погрузившись в свои мысли. И Рис чувствовал, что по мере того, как они приближаются к цели, он все больше и больше волнуется. Вот уж поистине мальчишка перед первым свиданием!
        Диана понимала, какая буря чувств бушует сейчас в душе человека, сидящего рядом с ней. Но это ее нисколько не трогало. Пусть думает, что выиграл эту битву, но войну ему не выиграть. В той войне, которую она ведет, победителей не будет, будут только проигравшие.
        - Зайдешь выпить кофе? - спросила она, когда они подъехали к дому. - Я чувствую себя твоей должницей, поскольку увела тебя с вечера.
        Рис усмехнулся.
        - Мне всегда были ненавистны такие вечера - эти сборища напыщенных сплетников, которые изо всех сил стараются перещеголять друг друга! Я пошел туда только потому, что меня пригласили Крис и Мадди. Однако, я вижу, ты не очень хорошо себя чувствуешь… - он с тревогой взглянул на нее.
        В салоне было почти темно, никакого света, если не считать тусклого уличного фонаря.
        - Значит, не хочешь кофе, - заключила она.
        - Да нет, я бы не отказался, - решительно ответил Рис. - Конечно, если ты чувствуешь себя достаточно хорошо…
        - Если бы мне было плохо, я просто не стала бы предлагать, - ответила Диана.
        - Тогда идем выпьем кофе, - согласился Рис. Он мгновенно выбрался из машины, обошел ее и открыл перед ней дверцу.
        Падди, этот маленький предатель, едва встретив гостя, узнал его и потерся о его ногу, оставив несколько черных шерстинок на серых брюках Риса, а потом удалился в свою уютную колыбельку, которую Диана поставила возле окна.
        Ода втайне надеялась, что Падди невзлюбит Риса и тогда непременно продемонстрирует свой свирепый нрав, укусив нежеланного гостя за ногу - как он поступает со своей хозяйкой, если она долго отсутствует. Вот оно, кошачье коварство!
        - У тебя с Оксли и вправду ничего нет?
        Она посмотрела ему прямо в глаза.
        - А это тебя очень волнует?
        Рис покусал губы.
        - Так как же?
        - Нет, - со вздохом произнесла Диана. - Между нами ничего нет. И никогда не было, - добавила она, опережая его следующий вопрос. - Рис, а кто из нас теперь затевает игру? - Она многозначительно подняла брови.
        Его глаза беспокойно сузились. Он стал похож на загнанного зверя, подумала Диана. Ну что ж, он сам этого хотел! Невозможно даже пытаться понять этого человека. Его влекло к ней, Рис этого не скрывал и сам же сходил с ума, ощущая свое бессилие перед наплывом чувств. Впрочем, что тут понимать: ведь она прямо заявила ему, что он ей совершенно неинтересен. А теперь Рис почувствовал, что Диана потеплела к нему, и насторожился. Большинство мужчин были бы просто счастливы, дождавшись такого перелома в отношениях с женщиной, к которой так влечет, но Рис Кондор, видимо, не из их числа.
        - Позволь тебя спросить, Рис, - медленно начала она и облизала ярко-алые губы. У нее это получилось непроизвольно, просто пересохло во рту. Но, судя по тому, с каким напряженным вниманием Рис проследил за всеми ее движениями, он по-своему истолковал этот знак. - Что тебе от меня нужно?
        Услышав этот прямой вопрос, он только прерывисто вздохнул. Диана была убеждена, что нельзя давать ему время на раздумья.
        - Довольно игр, Рис! - она покачала головой. - Пойми, я не хочу влезать во все это.
        Он пожал плечами.
        - Я вообще о тебе ничего не знаю, - прищурившись, произнес он. - Кто ты, Диана Ламб?
        Теперь у нее перехватило дыхание.
        - Что ты имеешь в виду? - Она почувствовала напряжение во всем теле.
        Рис устало провел рукой по лбу.
        - Почему я не могу избавиться от мысли о тебе? Почему так хочу тебя? - хрипло произнес он.
        Услышав эти слова, Диана ощутила такое ликование, что даже не стала сопротивляться, когда он, схватив ее в свои объятия, начал неистово целовать.
        Страсть, безудержная, безумная страсть охватила обоих. У Дианы закружилась голова, когда Рис прижал ее к себе и она почувствовала его крепкое тело.
        Все остальное произошло словно во сне - руки ее, словно помимо ее воли, обвили шею Риса, губы раскрылись навстречу его страстным, ищущим губам, которые жадно пили эту алую сладость. Диана чувствовала, как его язык нежно ласкает ее губы и проникает в глубину рта, становясь все требовательнее и будя в ней ответное желание. Когда ладонь Риса медленно и нежно коснулась ее груди, а большой палец нащупал сосок, от чего тот мгновенно набух, Диана изогнулась всем телом и негромко застонала.
        Она почувствовала, что последние силы покидают ее, а тело переполняется таким острым желанием, какого она раньше никогда не испытывала, и оно жгло ее, словно огонь, который она была не в силах погасить. Когда же Рис, оторвавшись от ее губ, наклонил голову и сквозь тонкую ткань платья теплым ртом нашел ее набухший сосок, ей показалось, что она сейчас потеряет сознание. На какое-то короткое - очень короткое! - мгновение в голове мелькнуло, что Чарльз будет в ярости, если его платье окажется испорченным, но потом на нее нахлынула такая жаркая и томительная волна, что Диана тут же забыла о Чарльзе и его проблемах, ей было уже все равно, пусть даже платье разорвется на мелкие клочки.
        Такое совсем не входило в ее планы - она не должна была уступать этому человеку.
        Но Диана уже была не в состоянии обуздать свои чувства, и когда Рис снова прильнул к ее губам, она поняла, что окончательно потерпела поражение и сдалась на милость победителя.
        - Вот чего я хотел! - прохрипел Рис. - Тебя. Рядом с собой. В постели! На полу! Черт знает где!
        Этот голос! Звук его голоса всегда отрезвляюще действует на нее, он мгновенно напоминает о том, кто этот человек на самом деле!
        Она взглянула на Риса потемневшими глазами. Диана чувствовала, что ее влечет к этому человеку, но стоило ему заговорить, как она вспоминала о том, кто такой Рис Кондор. Нет, между ними ничего быть не может!
        Она не могла себе позволить отдаться во власть этого человека: если она уступит, ее ждет гибель!
        Рис почувствовал ее отчуждение, хотя она все еще находилась в его объятиях. Он во что бы то ни стало должен удержать ее: ему хотелось вернуть нежность и страсть, которыми Диана одарила его несколько минут назад.
        - Диана! - он потормошил ее. - Ну, не смотри на меня так! Я хочу любить тебя… Не больше и не меньше! - прошептал он, не сомневаясь, что она и без того уже поняла, что он умирает от желания.
        Черт побери, он был так близок к цели, и вдруг осечка - она снова ушла в себя. И он больше не вынесет этого ада, когда женщина, которой он жаждет обладать, избегает его. И это после того, как он убедился, что и ее к нему влечет. Теперь он совершенно уверен в этом, он же почувствовал, что Диана свободно и естественно откликнулась на его желание.
        - Диана! - Он встряхнул ее за плечи, вглядываясь в бледное лицо девушки.
        Она с трудом проглотила ком в горле.
        - Я… у меня никогда не было мужчины, Рис, - торопливо проговорила она.
        Он удивленно сдвинул брови. Не может быть…
        - Что ты сказала? - переспросил Рис.
        Она посмотрела ему прямо в глаза:
        - Я сказала, что невинна.
        Рис почувствовал, как волна ликования захлестывает его. Невероятно, что эта красивая женщина-полуребенок, с такой потрясающей фигурой и таким прекрасным лицом, еще ни разу в жизни не познала прикосновения мужчины и никогда - какие бы болезненные фантазии он ни громоздил - не лежала рядом с мужчиной, разомлевшая от любовных ласк. Однако он не сомневался в ее искренности и сейчас наконец-то понял, что именно по этой причине она и казалась ему всегда такой недоступной.
        Скользнув взглядом по этому холодному красивому лицу и великолепному телу, Рис понял, что ни за что не уступит ее никому другому. Никогда. Диана должна принадлежать только ему.
        Очевидно, многие мужчины стремились завоевать эту красавицу, неужели никто из них не приглянулся ей? Почему? И он упрекнул себя за свою дурацкую подозрительность. В этой женщине он наконец нашел воплощение всего того, что искал - красоту, ум и отсутствие жизненного опыта. Даже не верится, что он наконец-то нашел свой идеал.
        - Выходи за меня замуж, - с удивлением услышал он собственный голос. До тех пор, пока эти слова не слетели с его губ, он и помыслить не мог, что способен на такое. А может, он просто ни о чем не успел подумать - рядом с Дианой у него отшибает все мысли!
        Неизвестно, кто из них удивился больше, когда она тихо прошептала: «Да!»



        Глава 8

        Эта идея, возможно, никогда не пришла бы Диане в голову, если бы три месяца назад на одной из презентаций ее не познакомили с Кристофером Кондором, который в отличие от нее последние двенадцать лет жил под надежным прикрытием отцовского богатства.
        В течение восьми школьных лет после случившейся трагедии Диана только существовала - оцепенев от ненависти к человеку, который погубил ее отца. А к тому времени, когда она, закончив школу, нашла себе работу, эта ненависть превратилась в незатихающую боль. Тем более что в газетах она то и дело натыкалась на фотографии
«блистательного Риса Кондора». Однако в те годы ее ненависть носила скорее абстрактный характер, поскольку, несмотря на свою успешную карьеру, Диана не ждала скорой встречи с этим человеком. Знакомство с Крисом сразу все изменило; Диана поняла, что наконец-то у нее появилась возможность отомстить за смерть отца и очень больно ударить по Рису Кондору.
        Из газетных публикаций и рассказов Криса о своем отце она знала, что Рис Кондор безумно любит сына. Диане вовсе не хотелось причинять боль Крису, ее целью был только Рис Кондор. Она решила покорить старшего Кондора, проучить его, чтобы он страдал от собственного бессилия так же, как страдал когда-то ее отец, чтобы этот безжалостный человек на собственной шкуре почувствовал, каково это - потерять самого любимого человека, и пережил то, что в свое время пережила она.
        Крис сыграл роль приманки, с помощью которой Диана завлекла Риса Кондора, хотя надо признаться, ей было по-своему жаль ни в чем не повинного юношу. Она была уверена, что, если Рис Кондор, привыкший всегда получать все что хочет и кого хочет, хоть один раз обратит на нее внимание, он не пройдет мимо.
        И вот теперь, когда он фактически сделал ей предложение (и она приняла его!), Диане все еще не верилось, что ее замысел удался!
        Опомнившись, Рис неловко рассмеялся и, взяв ее руки в свои, нежно сжал их.
        - Не могу поверить, что это сказал я! - Он покачал головой.
        Диана с тревогой взглянула на него. Неужели он передумал и уже жалеет о своей горячности?
        А может, это и к лучшему? Ведь вся ее затея оборачивается против нее же самой. Только теперь Диана поняла, что совершенно не продумала свои действия. Встреча с Крисом стала своеобразным катализатором событий, которые привели к такому невероятному финалу: ей предстоит до конца своих дней исполнять роль жены Риса Кондора. Видно, она совсем спятила, если ей в голову могли прийти подобные мысли.
        Диана вспомнила отца, вспомнила его муки, последние минуты жизни и кровь… О Господи, сколько было крови!
        Казалось, безмолвный крик, разорвавшийся у нее внутри при виде мертвого отца, еще долгие месяцы звучал, не давая ей покоя. Девочка была настолько потрясена, что долгое время не могла ни с кем говорить об этом, даже если бы захотела. Да она и не хотела. Ей было легче похоронить все в себе, нежели обсуждать смерть отца с посторонними людьми. А виной всему этому ужасу - он, Рис Кондор.
        И в этого человека она влюбилась! Как такое могло случиться? Диана не находила ответа на этот мучительный вопрос; знала только, что это произошло.
        - Послушай, я же не сказал, что жалею об этом, - осторожно произнес Рис, заметив, как она побледнела. - Я только сказал, что не могу поверить в это.
        Диана грустно покачала головой, напуганная собственными чувствами. Как у нее могла возникнуть мысль выйти замуж за этого человека? Разве можно одновременно любить и ненавидеть?
        Ее молчание начинало беспокоить Риса.
        - Все будет хорошо, Диана. - В голосе его прозвучали твердые нотки. - Я сделаю так, чтобы у нас все было хорошо. Только теперь, когда я сделал тебе предложение и ты приняла его, не говори, пожалуйста, что тебе нужно время подумать, иначе я сойду с ума!
        Но ведь именно это она и собиралась сделать!
        У Дианы было такое чувство, будто она очнулась от бесконечного кошмара или вынырнула из мрачного, темного тоннеля, в котором пребывала все долгие годы после смерти отца, тоннеля, который служил ей укрытием, защищал ее от людской злобы, равно как и от любви. А Рис Кондор одним махом сокрушил все барьеры, которые так долго ее охраняли…
        Господи, как ее угораздило влюбиться в человека, который должен бы быть ее заклятым врагом… Должен быть? Он и был ее врагом!
        Как она может одновременно любить и ненавидеть его? Видно, правду говорят, что от любви до ненависти один шаг… Даже в горячечном бреду невозможно было вообразить, что она когда-нибудь влюбится в Риса Кондора! Нет, такое не входило в ее планы.
        Что же делать? Она не может выйти за него замуж, ибо это значит обречь себя на несчастную жизнь. Но как отказаться от Риса, если она так любит его? Как она теперь будет жить без него?
        - Диана, я знаю, мы знакомы совсем недавно, - заговорил Рис, до боли стиснув ее руки; он почувствовал, что она вот-вот передумает. - И, с тех пор как встретились, мы в основном только спорим друг с другом. Но бывает так, что влечение возникает внезапно. По крайней мере… - лицо его болезненно сморщилось, - я теперь это знаю. Ведь со мною такого раньше не случалось!
        Она и сама уже поняла это. С самой первой встречи Диана почувствовала, что этот самоуверенный и властный человек совершенно растерян и выбит из колеи. В голове у нее все смешалось. Она-то задумала довести дело до свадьбы и в день, когда они пойдут к алтарю, открыть Рису глаза, сказать ему, какое имя носит женщина, на которой он собирается жениться, и кто ее отец. Сейчас ей больше не хотелось этой свадьбы, вернее, такой свадьбы. Она уже не думала о своем триумфе. Как только Рис Кондор узнает, что ее настоящее имя вовсе не Диана Ламб, он тут же докопается до истины, и тогда ему будет совсем нетрудно догадаться, почему последние недели Диана вела себя так странно. В этом случае весь ее замысел рикошетом ударит по ней, и жертвой окажется она сама, а вовсе не Рис…
        Рис с беспокойством наблюдал за Дианой, по ее лицу он видел, что девушку обуревают самые противоречивые чувства. Он понял: подобно тому, как он совершенно неожиданно для себя сделал ей предложение, Диана тоже не ожидала, что сегодняшний вечер завершится таким образом. Она все еще не могла прийти в себя, и предложение Риса, и ее собственный ответ казались совершеннейшим абсурдом.
        Господи Боже, Рис Кондор был уверен, что никогда больше не женится и что его вполне устраивает независимая жизнь. По крайней мере, устраивала до сих пор. Но после встречи с Дианой он вдруг осознал, насколько бессодержательной и пустой была вся его прежняя жизнь; он вдруг ощутил острую, почти болезненную потребность в чем-то большем, а в чем - он и сам толком не знал. И лишь теперь он понял, что это было желание постоянно видеть Диану, потребность быть с ней рядом.
        Рис прекрасно отдавал себе отчет в том, что он значительно старше ее, дело было не только в возрасте - их разделяло восемнадцать лет, - но и в жизненном опыте: у него за плечами неудачный брак, у него взрослый сын, почти ровесник Дианы. До сих пор Рису Кондору ни разу не приходило в голову, что жених он весьма незавидный. Он знал, что обладает одним крупным недостатком, который несовместим с семейной жизнью, хотя после печального опыта с Кейси даже не помышлял о том, чтобы жениться во второй раз. Но сейчас ему так отчаянно хотелось добиться Дианы, что он готов был обманывать ее до тех пор, пока они не поженятся. Он способен дать ей многое другое, поэтому такая мелочь не в счет…
        Рис постарался выбросить все это из головы, главное сейчас - убедить Диану; эта женщина должна принадлежать ему!
        - Я хочу по возможности ускорить свадьбу, - заговорил он, заметив, что Диана собирается возразить ему. - Незачем ждать!
        - Но у меня работа расписана на месяц вперед, - поспешно вставила Диана.
        Мысль о том, что его жена будет «демонстрировать тряпки» перед высокопоставленной публикой, была ему ненавистна. Рис подумал об этом еще в Париже. И в то же время он понимал, что с этой женщиной надо быть очень осторожным; если слишком сильно на нее надавить, она тут же упорхнет. Он уже не раз убеждался в том, что Диана твердый орешек. Надо выждать, пока они не поженятся, и тогда он скажет ей все, что думает по поводу ее работы.
        - А мы назначим свадьбу между твоими показами… и медовый месяц тоже. - Господи, да у него просто дрожат колени при одной только мысли об этом!
        Диана замотала головой:
        - Спешить некуда. Главное, что мы договорились…
        - Ты так считаешь? - угрюмо буркнул он.
        Несколько секунд она молча смотрела на него, и легкий румянец вспыхнул на ее щеках.
        - Надо еще сообщить нашу новость Крису, - слегка отстранившись от него, сказала она.
        Риса настолько потрясли эти слова, что он даже не попытался ее удержать. Крис! Занятый собственными переживаниями, Рис совершенно забыл о том, что ему необходимо объясниться с сыном. Черт возьми, что подумает Крис, когда он объявит, что женится на его избраннице, которую не захотел принимать в свою семью в качестве невестки. Можно себе представить, как тот воспримет эту новость.
        К черту! Какое мне дело до Криса и его мнения, раздраженно подумал Рис. Он волен распоряжаться своей жизнью как ему заблагорассудится и женится на Диане, независимо от того, одобрит сын его выбор или нет.
        Диана заметила, что, когда она напомнила Рису о сыне, он на мгновение растерялся, но уже через секунду на его лице снова появилось характерное самоуверенное выражение. Она поняла, что Риса сейчас совершенно на заботит реакция Криса на сообщение о свадьбе.
        Решив во что бы то ни стало потрясти устои кондоровского семейства, Диана допускала возможность возникновения вражды между отцом и сыном. Она хотела ввергнуть их в пучину такого же отчаяния, в каком с девяти лет пребывала сама. Но когда Диана узнала Криса получше, она поняла, насколько тяжело пережил он разрыв между родителями - по странному совпадению, это произошло, когда ему тоже было девять лет, - и тогда Диана решила, что Крис не должен нести ответственность за все то, что случилось с ней. К тому же она полюбила Риса Кондора, и, как бы ни была верна памяти своего отца, отныне она не сможет мстить за его смерть!
        Она представила себе, в каком шоке будет Крис, когда ему сообщат новость!
        Впрочем, если вспомнить, каким подозрительным взглядом провожал он отца и Диану, когда они уходили с вечера, то возможно, его не очень удивит их связь. Но брак? Диана была уверена, что такое Крису и в голову не могло прийти. Каково ему будет представить ее в роли своей мачехи!
        - Я сам скажу ему об этом, - решительно заявил Рис. - Ничто не может помешать нашей свадьбе, Диана!
        Итак, она добилась того, чего хотела и что задумала после знакомства с Крисом несколько месяцев назад. А победа эта оказалась совсем ненужной и бессмысленной, потому что в тот день, когда она станет женой Риса Кондора, она потеряет того Риса, который стал ей дороже всех на свете.
        Никакие уговоры не помогли, Рис не захотел откладывать свадьбу. С той минуты, как Диана дала согласие стать его женой, она начала испытывать на себе всю мощь его целеустремленной натуры. Она и раньше знала, что Рис на редкость решительный человек, но теперь, желая поскорее жениться на Диане, он отметал любые возражения против промедления со свадьбой. Казалось, ничто не может остановить его. Она пыталась образумить его: люди могут превратно истолковать эту спешку, подумают, что она беременна. Но Рис сурово отрезал, что разговоры стихнут сами собой, после того как пройдут все сроки, а ребенок так и не появится. На следующий день с утра он повез ее в магазин и купил обручальное кольцо с бриллиантом, в холодном блеске которого Диане почудилось что-то угрожающее. Потом он пригласил на обед Криса. Диана не сомневалась, что за столом он сообщит сыну обо всем.
        Особняк Риса поразил Диану роскошью. Во время своих поездок она привыкла жить в первоклассных отелях и воспринимала царившую в них роскошь как необходимый атрибут своей работы, а когда обставляла собственную квартиру, больше заботилась об удобстве, нежели об изысканности и стиле. Лондонские апартаменты Риса оказались намного шикарнее, чем номера в высококлассных отелях, где ей приходилось останавливаться. Мебель из хромированного металла и стекла, диваны и кресла, обтянутые кожей, на стенах - картины известных мастеров, причем все - подлинники. Такие ей приходилось видеть лишь в художественных галереях! А еще Рис мимоходом сообщил, что у него есть подобные дома в Нью-Йорке и Гонконге, а также вилла на Багамах!
        О Челфорде он почему-то не упомянул… Диана знала, что он до сих пор является владельцем челфордского дома, который содержат в порядке, хотя никто в нем не живет. Когда Диана подросла, ей как-то захотелось поехать в Кент, чтобы взглянуть на родительский дом. Она поговорила с садовником, и тот сообщил, что дом приобрел некий Рис Кондор из Лондона, который сам здесь ни разу не показывался.
        Воспоминания, которые нахлынули на нее при виде этой усадьбы, навсегда отбили у Дианы охоту ездить туда…
        Несмотря на то, что сама она до девяти лет жила в богатом доме, особняк Риса просто потряс Диану. Она сразу узнала эти картины, вспомнила их авторов и все никак не могла оторваться от них, без конца переходила от одной к другой. Сказать, что она волновалась, было бы мало. Диана пыталась убедить себя, что и эти картины, и прочие дорогие безделушки в доме Риса не должны восхищать ее, поскольку добыты они страшной ценой, но у нее ничего не получалось. Неужели Рис Кондор, владелец всего этого, - жестокосердый интриган? Она знала, что это так! И смерть ее отца служит тому подтверждением, но как могла она полюбить такого монстра?
        - Я знаю, что я эгоист, - негромко произнес Рис, входя в комнату с бутылками в руках, - потому что скрываю все эти красивые вещи от людских глаз.
        С трудом оторвавшись от картины, на которой был изображен ребенок среди полевых нарциссов, Диана медленно обернулась к нему.
        - И женщины тоже относятся к числу красивых вещей? - с вызовом спросила она, вспомнив, как он сурово поджал губы, когда она сказала, что не намерена оставлять свою работу.
        Диана ни минуты не сомневалась, что Рис был бы рад запереть ее в одном из своих замков, а ключ выбросить! Когда же расстроится их свадьба, он, возможно, и останется при своем мнении, но запираться в замке с ней уже не захочет!
        Рис нахмурился. Проницательность этой жен-шины начинала раздражать его. Он подал ей стакан апельсинового сока, который она просила. Ему хотелось ответить Диане как можно убедительнее, не ввязываясь в спор. Несмотря на то, что безымянный палец Дианы украшало подаренное им обручальное кольцо, Рис все еще был ни в чем не уверен до конца. А Диана девушка умная и сразу почувствует малейшую фальшь.
        - Я много езжу по всему миру, - медленно начал он. - И мне очень не хотелось бы, чтобы ты, например, улетела в Нью-Йорк, пока я нахожусь в Гонконге.
        Она едва заметно улыбнулась.
        - Зато представляешь, Рис, какими радостными будут наши встречи!
        С самой первой минуты, как он увидел ее в Париже, Рис мечтал лишь о том, чтобы обладать этой женщиной, но теперь, когда узнал, насколько наивна и неопытна Диана в любви, он принял решение ждать - каких бы мучений это ему ни стоило! - до тех пор, пока они не поженятся. Он хотел, чтобы у них все было по высшему разряду, ведь они начинают новую жизнь.
        - Представляю, - мрачно заметил он. - Но мне этого недостаточно, - он покачал головой. - Диана, я хочу, чтобы ты всегда была рядом со мной… - Она заставила его замолчать, приложив палец к его губам. Рис не сводил с нее глаз.
        - Видишь ли, Рис, я очень люблю свою работу, - решительно заговорила Диана. - Я просто обожаю ее. Мне ведь пришлось немало потрудиться, чтобы достичь определенного уровня. Не представляю себе, как я буду сидеть в отелях, один роскошнее другого, и ждать, когда ты выкроишь для меня минутку внимания, оторвавшись от своих дел…
        - Этого не будет! - возразил он.
        - Будет, Рис, - с мягкой настойчивостью кивнула она. Золотистые волосы упали на ее обнаженные плечи и высокую грудь, заструились по темно-зеленому открытому платью без бретелек. - Все будет именно так.
        - Нет, черт возьми. - Он забрал у нее стакан и поставил его вместе со своим на стоявший у него за спиной кофейный столик. - Я просто не допущу этого! Я хочу быть всегда с тобой, Диана, вместо того чтобы проводить время в кабинетах и офисах… И перестань, пожалуйста, надо мной смеяться! - Он сердито нахмурился, когда она, недоверчиво покачав головой, негромко засмеялась.
        - Кажется, это первая ссора молодоженов, Рис? - насмешливо спросила она.
        Господи, похоже, так оно и есть! И он знал, в чем причина. Видимо, в Диане его, кроме всего прочего, привлекает то, что она - личность, совершенно независимая в своих суждениях и поступках, но, с другой стороны, именно это и чертовски бесит его!
        Он грустно улыбнулся:
        - И я уверен, не последняя!
        Диана вдруг посерьезнела, потемневшие глаза стали почти одного цвета с платьем.
        - Терпеть не могу ссор, Рис, - мрачно проговорила она.
        - Но при мысли о примирении, Диана, я просто сам не свой от счастья!
        Ей стало страшно. Стоит Рису обнять ее, как она перестает владеть собой.
        Его жадные губы прильнули к ее губам, кончик языка проник между ними и, будя в ней чувственность, заметался вдоль ровного ряда ее зубов. Она с наслаждением принимала ласки Риса, понимая, что они обещают нечто большее, чем этот странный и мучительный поцелуй.
        Из груди Дианы вырвался глухой стон, и она, теряя силы, прильнула к Рису, обвив руками его шею. Его поцелуи становились все более настойчивыми и страстными, он крепко прижал ее к себе.
        - Я звонил и, не дождавшись ответа, решил войти, воспользовавшись собственным ключом, - грустно произнес чей-то голос. - Прошу прошения, если я ворвался не вовремя, - сухо добавил Крис. - Но мне казалось, что я приглашен сюда на ужин сегодня вечером… Господи… Диана! - сдавленным голосом промолвил он, заметив, что она поспешно отпрянула от Риса, целовавшего ее. - Я думал… Я не знал… Диана?.. - Как, бы отказываясь верить своим глазам, Крис переводил хмурый взгляд с Дианы на отца. - Как это понимать, папа? - удивление его сменилось возмущением.
        Он требовал объяснений от них обоих, и трудно было винить его в том, что, застав эту картину, он повел себя не слишком корректно. Диана не знала, что у Криса есть ключ от отцовского дома, хотя он рассказывал ей, как год назад они жили вместе с отцом. Если бы они услышали, когда он звонил! Но что толку теперь в этом «если бы»; Крис понял, что между отцом и Дианой что-то происходит, и, конечно, готов истолковать все наихудшим образом.
        Но Риса, казалось, нисколько не взволновало неожиданное появление сына. Стоя позади Дианы, он обнял ее обнаженные плечи, как бы успокаивая и защищая ее.
        - Крис, разреши мне представить тебе…
        - Ради Бога, папа, я же с ней знаком! - раздраженно оборвал его Крис.
        - …мою невесту, - спокойно закончил Рис, не обращая внимания на реплику сына. Серебристо-серые глаза в упор смотрели на ошеломленного Криса. - И твою будущую мачеху, - добавил Рис в заключение.
        Диане стало жаль юношу. Услышав слова отца, Крис перестал возмущаться и совершенно растерялся. Как хотелось Диане переубедить его, сказать, что она никогда не станет его мачехой, но ей самой становилось страшно при мысли о той минуте, когда Рис поймет, что собирается жениться на Дивинии Ламбет!
        - Крис, я…
        - Придется тебе привыкнуть к этой мысли, Крис, - жестко сказал Рис Кондор. - Свадьба состоится в следующем месяце.
        Это была новость и для самой Дианы! Насколько она помнила, они еще не говорили о точной дате. Когда же до нее дошел смысл заявления Риса, Диана нахмурилась и удивленно посмотрела на него, она поняла, что тот умышленно поставил ее в известность именно сейчас, понимая, что в присутствии Криса она не станет ему возражать, не желая, чтобы тот узнал о существующих между ними разногласиях. Как же ее не насторожило то, как спокойно воспринял Рис ее заявление: свадьбы не будет, пока она не разберется со своей работой. Теперь Диана вспомнила, что выслушать-то он ее выслушал, но ничего не сказал по этому поводу.
        А Крис был потрясен стремительностью разворачивающихся событий.
        - Я и не знал, что вы… Но как же это? - Он нахмурился.
        Диана почувствовала, как Рис напряженно застыл за ее спиной, и поняла, что его поставил в тупик этот вопрос и в особенности многозначительный тон сына. Диана выразительно посмотрела на него: она же предупреждала Риса о том, что произойдет, если они станут спешить со свадьбой.
        - Я хочу, чтобы Диана стала моей женой, - ледяным тоном произнес Рис. - И как можно скорее. Я женился бы на ней завтра, если бы мы все успели приготовить, - он вызывающе посмотрел на сына.
        Крис понемногу приходил в себя. С презрительной усмешкой он смерил взглядом отца.
        - Я удивлен, что ты не справился и с этим, ведь для тебя проблем не существует, если ты задумаешь что-то. Боже мой… - Крис с брезгливой гримасой помотал головой. - Теперь ясно, почему ты так возражал против моей женитьбы, к тому времени ты уже успел познакомиться с супермоделью Дивной и решил, что она больше подходит тебе!
        - Ее зовут Дианой! - сквозь зубы процедил Рис, которого возмутила мальчишеская дерзость сына. - Или мамой, если тебе это больше нравится, - язвительно пояснил он, с трудом сдерживая ярость.
        Молодой человек вспыхнул, услышав такое заявление.
        - Ты, должно быть, шутишь! - возмутился он. - У меня уже есть мать, и ей тридцать восемь лет. А вот ты, кажется, начал увлекаться девицами школьного возраста! - У него перехватило дыхание.
        Диана словно издалека наблюдала за ними. Это как раз то, чего она добивалась. Сын против отца, отец против сына, а сама она - воплощение той силы, которая по кирпичикам разнесет комфортную жизнь Риса, человека, который, не дрогнув, разрушал чужие судьбы. Но сейчас Диана чувствовала себя ужасно. Ей стало страшно. Что она творит?
        А Рис уже снова овладел ситуацией.
        - Ты сам ведешь себя как ребенок! - Его тон не предвещал ничего хорошего.
        - Прекратите! - крикнула Диана - точно так же хотела она крикнуть тогда, много лет назад, в кабинете отца. Она потом всю жизнь жалела о том, что не сделала этого. Может, если бы отец увидел ее в тот момент, понял бы, как сильно она его любит, это, быть может, как-то помогло бы ему справиться с отчаяньем, он почувствовал бы, что ему есть для кого жить… Но теперь уже не узнаешь, что было бы… Она лишь знает теперь, что нельзя вот так безучастно стоять и смотреть, как двое мужчин, любящих друг друга, готовы вцепиться друг другу в глотку из-за нее. Ей ничего не остается, как поступить повелению любви, даже если любовь эта разрушит все ее замыслы. - Перестаньте! - задыхаясь от отчаяния, взмолилась она.
        - О, черт! - Крис увидел ее побелевшее лицо. - Дивная… Диана, - поправился он, поймав свирепый взгляд отца. - Я просто… я просто не могу поверить… - Он удрученно качал головой.
        Диана с жалостью смотрела на юношу, у того были глаза побитого щенка.
        Рука Риса, все так же нежно и покровительственно обнимавшая Диану, непроизвольно сжала ее плечи.
        - Ты зря нас в чем-то подозреваешь, Крис, - внезапно охрипшим голосом произнес он. - Нам не в чем перед тобой оправдываться. Я понятно выразился?

«Более чем», - с грустью подумала Диана, перехватив растерянный взгляд Криса. О, она еще в самом начале их дружбы высказала ему свои соображения по поводу любви и близости мужчины и женщины, и он принял их. Но сейчас он не мог прийти в себя от удивления: по всей видимости, и отец согласился с ее условиями. Ведь он совершенно ясно дал понять…
        - Так… - сдавленно произнес Крис. - Я… я просто не знаю, что и сказать…
        Диана заметила, что Рис вздохнул с облегчением. Оба почувствовали, что самое худшее позади. Если даже Крис и не одобряет их отношений, ему ничего не остается, как примириться, поскольку он ничего не в силах изменить. Бедный Крис, как он ни старался, ему не удавалось скрыть свое замешательство.
        - «Смотрины» могли бы пройти и лучше, - усмехнулся Рис. - Может, наш ужин будет более удачным?
        Он стоял, внимательно следя за тем, как Крис целует Диану в щеку, и с облегчением думал, что опасность миновала, - он никогда не был так близок к разрыву с сыном, как несколько минут назад. Рис знал, что, если бы ему довелось выбирать между сыном и любимой женщиной, он, ни минуты не колеблясь, выбрал бы Диану, чего бы это ему ни стоило. Нельзя сказать, что он совершенно не испытывал жалости, но тут было что-то совсем другое. И все-таки он, безусловно, выбрал бы Диану…
        Похоже, ему так и не удастся праздновать частые победы над ней; еще утром, когда он решил купить Диане обручальное кольцо, он понял, до какой степени она упряма и норовиста. В конце концов они пришли к компромиссу и купили бриллиантовое кольцо не такое массивное, как хотел он, и не такое тоненькое и скромное, как пожелала она. Компромисс… До встречи с Дианой такого слова в его словаре не существовало. Чем скорее он свяжет ее брачными узами, тем спокойней будет себя чувствовать; а пока он не может до конца быть уверенным в том, что она и в самом деле выйдет за него замуж!
        Только сейчас до Риса дошел весь комизм происходящего. Он улыбнулся. Много лет подряд он избавлялся от женщин, как только кто-нибудь из них намекал ему, что не прочь стать миссис Кондор, а вот теперь он сам с невероятным трудом добился женщины, на которой хотел жениться. Возможно, он и заслужил это, но постоянное чувство неуверенности и неопределенности выбивало его из колеи.
        Узнав Диану поближе, Рис понял, что даже после свадьбы она не станет покладистее. Он нахмурился, вспомнив, как Диана объявила, что не собирается бросать свою работу.
        С этим придется разобраться попозже. Сейчас самое главное - довести ее до алтаря.
        Диана поняла, что ей не удастся отговорить Риса перенести свадьбу на более поздний срок, а когда сообщение об их помолвке просочилось в печать - она была почти уверена, что Рис сам подбросил газетчикам эту новость! - тут уж она оказалась совершенно бессильна.


        Сообщение об их помолвке и намеченной на следующий месяц свадьбе стало сенсацией. Когда Чарльз узнал об этом, он сразу же позвонил им и предложил для невесты платье, которое Диана демонстрировала в Париже. Рис согласился, самодовольно заявив при этом, что никому - даже Мадлене! - он не позволит надевать подвенечный наряд, который был на Диане в момент их первой встречи, ведь именно тогда он понял, что эта женщина должна принадлежать ему. Диана и представить себе не могла, что платье, которое она демонстрировала в Париже, станет ее собственным подвенечным нарядом. При мысли о том, что она наденет это изумительное платье в столь печальный день, слезы наворачивались ей на глаза…
        После того как в газетах появилось сообщение об их помолвке, журналисты не оставили Риса и Диану в покое: где бы они ни появлялись, репортеры тут же начинали их фотографировать, а все газеты - от самых крупных до самых мелких бульварных газетенок - запестрели заметками об их поездках и планах на будущее. Эту свадьбу газетные писаки окрестили королевской, ибо, как заметил один из журналистов, невеста была королевой моды, а жених - королем предпринимательства. Глупость, конечно, усмехнулась Диана, когда прочла об этом, но чего не напишешь ради привлечения читателей.
        Когда шумиха немного поутихла, в прессе началось обсуждение будущей совместной жизни супружеской пары: где они будут жить после свадьбы (Диана не понимала, чем плох особняк Риса!) и сколько маленьких «принцев и принцесс» они себе позволят при таких огромных капиталах.
        Бесконечное муссирование всяческих подробностей сначала коробило Диану, но потом она махнула рукой на все эти сплетни и намеки. У Риса уже был наследник его капиталов - Крис. Однако, к большому неудовольствию Риса, газеты прямо зациклились на этой теме.


        - Скоро они начнут подбирать имена нашему будущему ребенку, - сказала Диана, с раздражением отшвырнув газету. Они приготовили ужин и теперь отдыхали, сидя в ее гостиной.
        Казалось бы, все так хорошо складывалось. Диана получала удовольствие от сложившихся между ними отношений, которые день ото дня становились все нежней. Она очень дорожила теми вечерами, когда они оставались вдвоем, однако она прекрасно понимала, что все рухнет в ту минуту, когда Рису станет известно ее настоящее имя.
        Она со страхом ждала приближения этого момента. Если Рис будет так же решительно гнуть свое - а он, похоже, отступать не намерен! - через несколько недель они поженятся. Она решила, что не будет ждать до дня свадьбы, нельзя же сообщить Рису обо всем на людях, лучше сказать ему заранее.
        Ее пронзила боль при мысли о том, сколь одинокой была бы ее жизнь без него. Долгие годы ее ничуть не тревожило то, что она совсем одна, ей даже нравилось это, но теперь Диана поняла: так было потому, что она еще не знала, насколько любовь обогащает и преображает жизнь и какой пустой может стать эта жизнь без любимого человека…
        - Диана, ты должна знать, что я не желаю больше иметь детей!
        Полюбив этого человека, она создала себе такие проблемы, которые вряд ли разрешимы.
        Диана нахмурилась, с удивлением вглядываясь в мрачное лицо Риса.
        - Рис…
        Он резко встал, сунув руки в карманы.
        - Да, Диана, мне тридцать девять лет и скоро стукнет сорок. Слишком много, чтобы нянчить детей.
        Она-то знала, что никаких детей у них никогда не будет, ей сейчас смешно даже думать об этом, как смешна и вся эта газетная шумиха вокруг их свадьбы. Но, взглянув на бледное лицо Риса, Диана поняла, что он придает всему этому большое значение…
        - Мне всегда казалось, что тут важен возраст скорее женщины, нежели мужчины, - ответила она.
        - Мой образ жизни и раньше не позволил мне как следует заниматься воспитанием сына, - прищурившись, сказал он. - А теперь это и вовсе нереально.
        Диана удивленно подняла брови и покачала головой.
        - По-моему, такие вопросы должны решаться совместно, не так ли? - Она сама не понимала, для чего сказала это - детей у них, естественно, не будет и разговор этот совершенно лишен смысла. И все-таки ей хотелось, чтобы Рис знал ее мнение.
        Он не сводил с нее глаз.
        - Ты на этом настаиваешь?
        - Нет, - растерянно ответила она. - Но…
        - Детей не будет, Диана, - твердо повторил Рис. - Говорят, будто дети делают отношения между супругами теплее… Какая ерунда! - уже более мягко проговорил он, заметив ее растерянный взгляд. - Из-за детей в семье возникает гораздо больше проблем, чем по любому другому поводу.
        Она нахмурилась.
        - Ты имеешь в виду свои отношения с Кейси?
        При упоминании имени бывшей жены Рис насупил брови.
        - Не хотелось бы обсуждать это с тобой. Ну не смотри на меня так! - простонал Рис и, увидев, что ее лицо исказилось от боли, опустился на пол рядом с ее креслом. - Просто я не думаю, что обсуждение моих неурядиц в первом браке пойдет на пользу нашему союзу, вот и все, - сказал он, ласково потрепав ее по щеке. - Зачем бередить старые раны и возрождать былую боль?
        Диана была не согласна с ним, она считала, что откровенный разговор о прошлом способен помочь избежать новых ошибок. Если бы она задумалась над этим раньше, то не стала бы затевать свою месть, потому что сразу поняла бы, что она обречена на провал. Как же была права няня, которая любила повторять: зло злом не лечат. То, что они натворили оба, и то, что задумала она, печальным эхом отзовется в будущем.
        Господи, неужели нет никакого выхода? Она любит Риса и не желает его терять. Неужели нельзя устроить так, чтобы они наконец были вместе?
        Однако на следующий день, когда Диана открыла дверь и увидела, кто там стоит, она поняла, что выхода нет.



        Глава 9

        - Надеюсь, ты не собираешься весь день продержать меня у порога? - осведомилась Дженнет. - Может, все-таки пригласишь в дом?
        Остолбеневшая от изумления Диана лишилась дара речи и только молча смотрела на мачеху. Она не видела Дженнет несколько лет, а точнее, целых пять лет. Что она здесь делает? Почему приехала именно сейчас? Надо полагать, это не простое совпадение?..
        - Что за прием, Дивиния! - воскликнула Дженнет, не дождавшись от нее ответа. - Я-то думала, учеба в престижной школе за такие деньги дала тебе хоть какое-то понятие о правилах приличия! - Она отстранила Диану и прошла в квартиру, оставляя аромат дорогих духов. С любопытством оглядев комнаты, Дженнет направилась в гостиную и презрительно сморщила носик, когда увидела вместо мебели бин-бэги и маленькие коврики, разбросанные по полу. - О вкусах не спорят, так, кажется? - с усмешкой бросила она.
        Диана, еще не пришедшая в себя от этого внезапного вторжения, следовала за ней как во сне. Время пощадило Дженнет, хотя она и не очень заслужила это. В свои тридцать семь лет это была все еще красивая женщина: маленькая, изящно сложенная, она казалась чрезвычайно хрупким созданием - хотя впечатление было весьма обманчивое, ибо Дженнет обладала стальными нервами и в случае необходимости могла за себя постоять. Диана с любопытством разглядывала ее: шелковистые светлые волосы, доходящие до плеч, темно-синие глаза и искусно наложенная косметика, которая скрывала все изъяны возраста.
        Диане, или Дивинии, как ее тогда звали, было шестнадцать лет, когда они в последний раз виделись с мачехой. В те годы Дивиния была долговязым неуклюжим подростком, ужасно стеснялась себя и почти ненавидела, потому что при очень высоком росте отличалась страшной худобой. Но если годы мало изменили Дженнет, то Диана - и она знала это - стала совершенно неузнаваемой. Теперь она найдет в себе силы спокойно и уверенно противостоять этой женщине.
        Дженнет окинула Диану критическим взглядом с головы до ног, отметив, с какой небрежной элегантностью сидят на ней хлопчатобумажные брюки и свободная блуза.

«Гадкий утенок превратился в лебедя!» - с удовлетворением отметила она.
        Диана никогда не была «гадким утенком», просто очень быстро росла и потому немного отставала в физическом развитии. Дженнет просто хотелось лишний раз унизить ее. Но это ей не удастся: за годы, прошедшие с той поры, Диана обрела уверенность в себе и превратилась в зрелую женщину, а Дженнет, несмотря на все ее усилия, с трудом удается создавать и поддерживать образ хорошенькой блондинки.
        Диана встретила мачеху очень холодно.
        - Что тебе нужно, Дженнет?
        - Думаю, что чашечка кофе была бы сейчас в самый раз. - Дженнет нашла единственный подходящий для нее предмет мебели - мягкое кресло с высокой спинкой - и уселась в него, закинув ногу на ногу - На ней было облегающее белое платье, подчеркивающее ее красивый шоколадный загар, и Дженнет знала это. - Я заглянула в отель, только чтобы распаковать багаж, - сказала она.
        Диана не двинулась с места.
        - Ты же знаешь, что я совсем не то имела в виду, я хочу знать, для чего ты сюда явилась. - Она все больше раздражалась от этого фальшивого вежливого тона, который навязывала ей посетительница.
        Синие глаза Дженнет надменно сощурились.
        - Ну уж чашечкой кофе ты, надеюсь, не откажешься меня угостить? Ты ведь должна… - Она обиженно надула губки.
        Диана все так же невозмутимо смотрела на нее.
        - Я тебе ничего не должна, Дженнет. Даже чашки кофе, - с нажимом произнесла она.
        В синих глазах сверкнуло бешенство.
        - Ты мне, черт побери, должна не только… - Она внезапно осеклась, сделала глубокий вдох, стараясь взять себя в руки, и продолжала уже более миролюбивым тоном: - В самолетах дают ужасный кофе. А я помню, что, при твоем неумении готовить, кофе у тебя удавался.
        Когда Диана однажды во время школьных каникул приехала по приглашению Дженнет и Марко к ним в Италию, они обращались с ней как с высокородной прислугой, так что Дженнет, должно быть, хорошо распробовала и запомнила вкус ее кофе. А он получался у нее такой, какой, наверное, даже Золушке не удавалось приготовить. Впрочем, Дженнет не так уж похожа на злую мачеху из сказки, просто она невероятно эгоистичное создание.
        - Тем более, - вкрадчиво продолжала Дженнет, - нам ведь о многом надо поговорить, верно?
        Нет, Дженнет объявилась здесь не случайно… Он прочитала сообщение об их помолвке с Рисом и наверняка в курсе всех газетных публикаций. В чем, в чем, а в хитрости и расчетливости этой особе не откажешь!
        Как бы то ни было, Диана должна держаться настороже и быть с ней потверже.
        - По правде говоря, даже не представляю о чем… - сухо заметила она, делая вид, будто ни о чем не догадывается. - Поскольку сама я еще не пила сегодня кофе, пожалуй, приготовлю его на двоих.
        - Очень мило с твоей стороны, - прощебетала Дженнет.
        Диана ответила ей обворожительной, ничего не значащей улыбкой и направилась в кухню. Только там, почувствовав себя в относительной безопасности, она перевела дух и выждала несколько минут, собираясь с силами, потом занялась приготовлением кофе.
        Совершенно очевидно, что Дженнет в курсе их отношений с Рисом, непонятно только, какова же истинная цель ее визита. А цель наверняка существует, ибо Дженнет никогда ничего не делает просто так.
        Диана была настолько озадачена и занята своими мыслями, что даже вздрогнула, когда Падди начал тереться о ее ноги. Она посмотрела на кота и в его умных, зеленых, словно виноградинки, глазах прочла, как ей показалось, искреннее сочувствие.
        - Это призрак из моего прошлого, Падди, - сообщила она ему и, наклонившись, почесала бархатное ушко. Потом снова погрузилась в свои тревожные размышления, двигаясь по кухне словно автомат.
        А встреча с Дженнет через столько лет и в самом деле была похожа на встречу с призраком из прошлого. Совсем недавно она сама жила в этом прошлом, в мучительных воспоминаниях, которые не давали ей покоя ни днем, ни ночью. Только теперь, когда ее захватила эта всепоглощающая любовь, прошлое отодвинулось куда-то, и сейчас она боялась лишь одного - потерять любимого человека. Какие надежды ни окрыляли ее прошлой ночью, как ни мечтала она о том, что выйдет замуж за Риса, так и не открыв ему всю правду об отце, с приездом Дженнет все рухнуло. Если Дженнет поймет, что Диана скрывает свое прошлое от Риса, она сама с большим удовольствием раскроет ему глаза. Диана ни минуты в этом не сомневалась. Действительно, ничем иным нельзя объяснить появление Дженнет в Лондоне именно сейчас…
        - Напрасно ее не назвали Немезидой, правда, Падди? - с горьким вздохом сказала она, доставая поднос.
        - Ты что там, с котом разговариваешь? - раздался возле двери насмешливый голос. Диана резко выпрямилась и встретилась с ироничным взглядом Дженнет. - Я услышала, как ты говоришь с кем-то, - пояснила она, - и подумала: может, еще кто-нибудь пришел, и ты, возможно, не хочешь, чтобы этот человек увидел меня, - с вызовом добавила она.
        Рис… Ну, конечно, она имеет в виду Риса! Ведь, если он увидит ее здесь, он непременно спросит, кто эта женщина, почему они знакомы. А если он к тому же узнает, что они далеко не в дружественных отношениях… Рис достаточно умен и способен сложить два плюс два, чтобы получить правильный ответ. Если, конечно, Дженнет сама не поспешит рассказать ему всю правду! Впрочем, наверное, не следует опасаться, что сегодня утром эти двое встретятся: Рис целый день занят на работе, к тому же знает, что днем у Дианы съемка и она готовится к ней.
        - Насколько я помню, - иронически улыбнувшись, заметила Дженнет, - ты всегда была весьма сентиментальной, когда дело касалось животных, верно?
        Диана поняла, что Дженнет имеет в виду пони - подарок отца к ее семилетию, - его после смерти отца пришлось продать, как и все остальное имущество, чтобы заплатить долги. Вначале убитая горем девочка даже не заметила отсутствие своего любимца, но несколько месяцев спустя она отчаянно затосковала по своему маленькому другу.
        - Кофе готов. - Диана взяла в руки поднос и направилась в гостиную.
        Дженнет пропустила ее вперед, шагнув в сторону, а потом, стуча тонкими каблучками по паркету, двинулась следом за Дианой.
        - Такой… интересный дизайн, - снова усаживаясь в кресло, заметила она. При этом она не сводила прищуренных глаз с Дианы, которая, опустившись на колени, разливала кофе.
        Диана в упор посмотрела на гостью.
        - А не явилась ли ты сюда для того, чтобы критиковать мою квартиру? - сердито спросила она.
        - Отлично! - Дженнет с видом знатока отпила маленький глоток. - Возможно, ты права, - миролюбиво согласилась она. - А Рис Кондор знает, с какой целью ты выходишь за него замуж? Ведь ты решила ему отомстить, не так ли?
        От такого лобового удара у Дианы пресеклось дыхание, она побелела. Она знала, что ее ждет нечто подобное, и отчасти была готова к этому, но все равно слова Дженнет повергли ее в шок. А та, приподняв брови, невозмутимо наблюдала за Дианой, словно это не она произнесла роковые слова.
        - Я угадала, верно? - продолжала Дженнет. - Рис, по-видимому, даже понятия не имеет, что супермодель Дивная, его прекрасная Диана, на самом деле Дивиния Ламбет, ведь так? - Она усмехнулась, поняв по мертвенно-бледному лицу Дианы, что попала в точку.
        Диана с усилием произнесла:
        - Мои отношения с Рисом тебя не касаются…
        - О, еще как касаются, - нежно улыбнулась Дженнет. - Видишь ли, в данный момент мне приходится вести довольно грязный бракоразводный процесс… Да, да, я развожусь с Марко, - она горько усмехнулась. - Решилась наконец после стольких лет мучений, нет больше сил терпеть его фокусы. К несчастью, накануне нашей свадьбы, он заставил меня подписать дурацкий контракт, согласно которому в случае развода мне назначается грошовое содержание…
        - В таком случае не разводись, - равнодушно посоветовала Диана. В душе она не переставала удивляться, что Дженнет решилась на такой шаг. Интересно, что же такое мог натворить Марко, если Дженнет согласилась на развод. Насколько ей известно, Дженнет с самого начала их совместной жизни закрывала глаза на все причуды и выходки своего благоверного.
        Синие глаза сузились, в них появился холодный блеск.
        - Ну, это не так просто объяснить…
        - С Марко всегда было непросто, - ответила Диана, брезгливо передернув плечами.
        - Да брось, пожалуйста, я вижу, ты опять принялась за свое, - раздраженно оборвала ее Дженнет.
        Зеленые глаза девушки потемнели.
        - Ты же прекрасно помнишь, что твой милый муженек пытался изнасиловать меня, шестнадцатилетнюю девчонку.
        - Ох, Дивиния, не говори чепухи! - отмахнулась Дженнет; и лицо ее стало похожим на маску. - У Марко никогда не было нужды насиловать кого-либо, женщины любых возрастов готовы были выстроиться в очередь, чтобы отдаться такому мужчине!
        - Но ведь встречались и такие, кому это могло не понравиться? - предположила Диана.
        Воспоминания о том давнем эпизоде причиняли ей почти такую же боль, как и смерть отца. Диана никогда не понимала и не поймет свою мачеху, которая очень странно отреагировала, когда шестнадцатилетняя Дивиния, вырвавшись из похотливых лап Марко, в истерике бросилась к ней.
        В тот день Дженнет отдыхала в своей комнате, страдая от очередного приступа
«головной боли» - точнее, от похмелья после ночной попойки.
        Дивиния лежала у бассейна и была очень удивлена, когда Марко стал подбираться к ней с сомнительными комплиментами по поводу ее округлившихся форм. О, эти итальянцы очень милые люди и, как большинство южан, любят пофлиртовать. Всю неделю со дня ее приезда Марко только и делал, что подшучивал над тем, как быстро растет Дивиния, какая она стала взрослая.
        Однако на сей раз это было уже не похоже ни на шутку, ни на невинный флирт. Диана с большим трудом уворачивалась от его страстных поцелуев, после которых губы у нее противно вспухли. Наконец ей удалось оттолкнуть Марко и убежать в дом.
        Когда же она рассказала о случившемся Дженнет, та не поверила ей. По крайней мере так она заявила. И попросту отмахнулась от нее, объяснив этот инцидент чересчур пылким воображением своей падчерицы, которая, очевидно, увлеклась человеком значительно старше себя.
        Диане совсем не улыбалось быть объектом внимания Марко, и остаток каникул она провела, запершись в своей комнате, чтобы только не видеть его. Несмотря ни на какие уговоры и приглашения Марко и Дженнет, больше она никогда не ездила к ним. Девочку в равной степени оскорбили как недоверие Дженнет, так и приставания Марко.
        - Я приехала сюда совсем не для того, чтобы вспоминать прошлое, Дивиния, - проворчала Дженнет. - Дело в том, что в связи с разводом я сейчас испытываю определенные денежные затруднения, поэтому… Ты понимаешь, что до тех пор, пока ты еще не окольцевала Риса, тебе же будет лучше…
        - Нет! - резко оборвала ее Диана. - То, что ты задумала, Дженнет, - это шантаж, и я…
        - Какое ужасное слово, - с наигранным возмущением содрогнулась Дженнет.
        - Шантаж - действительно ужасное слово. - Диана презрительно посмотрела на нее. - Но это ужасное слово вполне соответствует сути твоих мерзких замыслов.
        - Я ведь просто прошу тебя помочь мне деньгами, пока я не разберусь с Марко, - надулась Дженнет. - Ты не… - Звонок в дверь прервал ее. - Ты ждешь кого-то? - удивилась она. - Надеюсь, это не любовник, а, Дивиния? - хихикнула она, заметив, как заволновалась Диана.
        - Не смеши! - Диана резко поднялась; кто бы там ни был за дверью, она должна избавиться от обоих посетителей, и как можно быстрее.
        Чем скорее она разберется с Дженнет, тем лучше. Как бы ни была ей ненавистна эта женщина с ее мерзкими идеями, этот случай давал ей слабую надежду на то, что в конце концов ей удастся уладить свои отношения с Рисом!
        - Зная Риса, я могу сказать, что это было бы небезопасно, дорогая, - лукаво улыбнулась Дженнет. - Представляю, как он ревнив в роли жениха.
        - У меня нет любовников! - вспыхнула Диана.
        Дженнет только грустно улыбнулась.
        - Это может стать еще одной темой для нашего разговора… если, конечно, тебе удастся избавиться от своего гостя. - Она поморщилась, услышав повторный назойливый звонок. - Дьявольски упрямый субъект! - Она смахнула воображаемую пылинку со своего белого платья и выжидательное уставилась на Диану.
        Диана пошла открывать. Когда она очутилась в коридоре, ее охватила нервная дрожь. Могла ли она представить себе, что такое может с ней произойти? И виновата во всем только она сама. Надо было держаться подальше от Риса! Она не настолько глупа, чтобы поверить в рассказанную Дженнет историю о ее разводе с Марко. Она поняла, что истинную причину расторжения брака Дженнет скрыла от нее.
        Но в чем бы ни была причина, это, очевидно, толкнуло Дженнет на решение приехать сюда и требовать денег. Самый настоящий шантаж!
        Диана открыла дверь и оцепенела. На пороге стоял Рис! Ей следовало догадаться, кто был этот «дьявольски упрямый субъект». Она чувствовала себя так, словно ей нанесли два удара подряд в солнечное сплетение.
        - Диана! - тихо проговорил он, даже не пытаясь ее обнять. - Я не мог не прийти. Мне так хотелось тебя видеть! - Он был бледен, на виске билась набухшая жилка. - Я должен объяснить тебе, почему так вел себя вчера.
        Вчера? Она непонимающе смотрела на него. А что, собственно, произошло вчера?
        Он провел долгую бессонную ночь, тщетно пытаясь найти выход из тупика, в который сам себя загнал. Утром оделся и отправился в офис, но скоро убедился, что только зря теряет время, потому что ему следует быть не здесь, а поскорее поехать к Диане. После долгой и мучительной борьбы с самим собой Рис наконец понял, что не имеет права даже помышлять о женитьбе на этой девушке, пока не расскажет ей всю правду, как ни трудно ему будет это сделать.
        За эти ночные бессонные часы он пережил целую бурю чувств. Чувство вины… Боль… Нежность… Любовь… Но больше всего его терзал страх - состояние, которое он никогда в жизни не испытывал. Он боялся потерять Диану!
        Она, кажется, тоже выглядела не лучше его. Девушка была бледна, в глазах застыла тревога.
        Рис насторожился, когда она, словно избегая его объятий, отпрянула назад. Неужели Диана догадалась? И уже все знает? Или просто ночью обдумала его слова и пришла к выводу, что его условия неприемлемы для нее? О, Господи, им просто необходимо поговорить!
        - Я не знаю, что ты имеешь в виду, Рис. - Диана покачала головой. Какой юной показалась она ему в этот момент и какой беззащитной… - Знаешь ли, сейчас не время для разговоров.
        Он знал, что на сегодня у нее назначена съемка, но чувствовал: более подходящего времени для их разговора не будет. Раз он решился, надо действовать немедленно.
        - Придется поговорить сейчас, Диана, - тихо произнес он и, не в силах сдержаться, сжал ее в своих объятиях, забыв обо всем на свете.
        Будь что будет, он ответит за свой обман после свадьбы!
        - Нет! - громко вскрикнула она и, словно извиняясь, подняла руку. - Ты меня не понял, Рис, - сказала Диана. - Мы не сможем поговорить сейчас, потому что я не одна.
        Он мгновенно нахмурился, взгляд стал колючим. Когда Диана открыла дверь, он сразу подумал, что встречает она его весьма странно, но объяснил это тем, что, возможно, она расстроена вчерашним. Он заметил, что она придерживает дверь, словно не желая впускать его в квартиру.
        Очевидно, она не хочет, чтобы он увидел ее гостя. Кого это, черт побери, она прячет от него? В нем зашевелилась ревность. Он легонько отодвинул ее в сторону и решительно направился в гостиную. Если там Крис…
        Ночью ему в голову пришла одна коварная мысль: хотя Диана согласилась стать его женой и приняла обручальное кольцо, она еще ни разу не сказала, что любит его!.. Нет, она, конечно, любит его, иначе зачем ей было давать согласие! И все же…
        - Рис! - вцепившись в его руку, она попыталась его задержать. - Послушай! - Диана умоляюще смотрела на него, но он уже открыл дверь гостиной. - Это совсем не то, что ты думаешь! - Собственно, Рис ни о чем не успел подумать. А когда распахнул дверь в гостиную и увидел там не мужчину, а женщину, он на минуту смутился. Но потом… Прошло лет двенадцать с тех пор, как он последний раз видел эту женщину, но она мало изменилась. Все так же хороша… И чертовски расчетлива! Дженнет Ламбет. Нет, она носит сейчас другую фамилию. Вскоре после смерти Говарда она снова вышла замуж - кажется, за какого-то итальянца. А впрочем, какое ему дело, за кого вышла эта чертова кукла и чем занималась все эти годы! Ему только хотелось бы знать, что она делает здесь, в доме Дианы. Не подруги же они, в конце концов! Дженнет не из тех людей, которые могут нравиться Диане. А кстати, достаточно ли хорошо он знает свою будущую жену?..
        Ей хотелось умереть. Или провалиться сквозь землю, чтобы даже следов от нее не осталось. И тогда эти двое наедине смогут подробно обсудить, в какие сети Диана собиралась заманить Риса.
        И оба будут не правы. Потому что, чем бы первоначально ни руководствовалась Диана, сейчас она любит Риса больше жизни. И понимает, что отныне ей придется жить без него…
        - Диана? - Он резко повернулся к ней.
        Дженнет тоже сверлила ее взглядом. Ее бесило, что так хорошо задуманный план не удался. Злобный взгляд мачехи говорил о том, что она этого так просто не оставит. Однако, когда она повернулась к Рису, холодная ярость в ее глазах сменилась очаровательной улыбкой.
        - Не смотри на меня так угрюмо, Рис, - промурлыкала она. - Ведь мы… старые друзья, верно? - Она подняла на него невинно-доверчивые глазки.
        Диане стало дурно при мысли, что эти двое когда-то были близки.
        - Рис, - едва слышно прошептала Дженнет. - Ты помнишь?
        Нежного, любящего Риса, каким Диана знала его, словно не бывало, перед ней стоял Рис Кондор с его ледяным взглядом, которого она увидела в Париже, - человек, который не терпит дураков и не потерпит обмана!
        - Дженнет… - коротко кивнул он, давая понять, что узнал ее, но совершенно не реагируя на ее «помнишь». Но если он сразу узнал ее, значит, хорошо все помнит. - Я и понятия не имел, что вы знакомы. - Его глаза превратились в две стальные щелочки.
        - О да. - Дженнет уже вполне овладела собой. Даже если она и проиграла в этой опасной игре, все равно не все потеряно, у нее еще остается реальный шанс восторжествовать над Дианой. - Мне кажется, ты тогда так ни разу и не видел Дивинию? - нарочито беспечным тоном заговорила она. - Согласись, что она выросла в настоящую красавицу!
        - Дивиния?.. - Рис нахмурился. - Но я… ты… - Кажется, смысл сказанного начал доходить до него.
        Диана хотела крикнуть, что это совсем не то, что он подумал, и кричать до тех пор, пока он не поверит. По его лицу она увидела, что он понял, кто она такая. Самое печальное было то, что вначале она просто хотела открыть ему правду таким образом, чтобы заставить его страдать так же, как страдал ее отец и все эти годы страдала она сама. Но теперь все изменилось, все было не так. Господи, совсем не так!
        Дивиния Ламбет…
        На минуту Рис растерялся - полный ступор, как он когда-то сказал сам.
        Он с болезненной отчетливостью вспомнил ту памятную встречу с Говардом Ламбетом, во время которой он пытался обсудить с ним создавшееся финансовое положение; он потом понял всю тщетность своих усилий - ибо Говард в тот момент был явно не в себе - и решил уехать.
        Всю дорогу до Лондона он клял Говарда за его глупость, а когда приехал домой, из вечерних новостей узнал о том, что с Ламбетом случилось несчастье и что он скончался от пулевых ран. Всего несколько часов назад он пытался, как мог, образумить этого человека, и вдруг узнает, что его уже нет в живых!
        Дженнет позвонила ему и, то и дело сбиваясь с истеричного на прокурорский тон, сообщила, что это был вовсе не несчастный случай - Говард застрелился. Она явно пыталась выкарабкаться из двусмысленного положения, в которое угодила. Дженнет сказала, что в комнате в этот момент находилась девятилетняя дочь Говарда…
        Рис наконец-то осознал, что Диана и была той самой девятилетней девочкой, которая оказалась свидетельницей самоубийства отца и долго потом не могла оправиться от потрясения.
        Теперь понятно, откуда в такой молодой девушке эта необъяснимая холодность и железное самообладание. Дианой Ламб стала маленькая Дивиния Ламбет, которая считала, что имеет основания ненавидеть его…
        Она не сводила глаз с Риса. Диана понимала, что он сразу вспомнил ту трагедию, которая разыгралась тогда в папином кабинете, и догадался, какую роль отвела она ему в своей биографии. Лицо его исказилось от отчаяния и боли.
        Диана почувствовала, как он страдает, думая о том, что не любовь привела Диану в его объятия, мысль об этом разрывала ему душу.
        Об этой долгожданной минуте она мечтала давным-давно, когда жизнь ее представляла собой один нескончаемый кошмар и когда она еще не знала любви… Но теперь, когда Диана любила Риса, она всем сердцем почувствовала его отчаяние. Отныне между ними все кончено! Рис никогда не поверит, что она любит его, что полюбила его несмотря ни на что, и теперь любую попытку примирения он будет рассматривать как очередную уловку. Он не поверит ей больше никогда.
        Диана оглянулась на Дженнет. Эта женщина, на которой был женат ее отец и которой он после смерти доверил свою дочь, не скрывала своего торжества. Дженнет все прекрасно поняла: попытка Дианы остаться верной памяти отца потерпела крах…
        Диана перевела взгляд на Риса, глаза которого горели, словно два уголька, и на нее накатило такое отчаяние, такая безысходность, что захотелось поскорее убежать куда-нибудь. Никогда в жизни не отступала она перед трудностями, а вот теперь пришлось…
        Она повернулась и бросилась вон из комнаты. Рис зачем-то окликнул ее. Слезы душили Диану. Не станет она слушать его! Что он может сейчас сказать? Он, наверное, готов задушить ее собственными руками! Сейчас главное - уйти, убежать подальше от Риса и Дженнет.
        Она сама не замечала, куда идет. По улице навстречу ей сплошным потоком двигались люди, много людей, целое море враждебных лиц и любопытных глаз. Спасаясь от них, Диана в отчаянии шагнула на мостовую. Несколько пешеходов явно узнали ее и с удивлением посмотрели на девушку, а она горько разрыдалась и, пытаясь скрыться от этих взглядов, сделала еще один шаг…
        Она не увидела машины и даже не почувствовала удара, она просто с облегчением погрузилась в блаженную темноту небытия, которая навалилась на нее.



        Глава 10

        Минуты тянулись как часы. Медленно, невероятно медленно. Мысленно подгоняя течение этих мучительных минут, Рис сидел на стуле возле кровати Дианы, следя за тем, как едва заметно вздымается и опускается ее грудь под белоснежной простыней. Ее лицо было почти одного цвета с подушкой или с толстой марлевой повязкой, скрывающей глубокую рану на голове. Падая, Диана ударилась головой об асфальт и потеряла сознание.
        Других травм не было. Водитель машины - это оказалось такси - расплатился с клиентом и едва тронулся с места, поэтому он лишь сбил Диану с ног.
        Рис тяжело вздохнул, подумав о том, что медики совершенно верно определили: внешних травм у Дианы нет. Но он-то знал, что в ее душе навсегда осталась незаживающая рана: память о погибшем отце.
        Как она, должно быть, ненавидела его, виновника смерти отца, она просто не могла не ненавидеть его все эти годы. Тогда, двенадцать лет назад, Рис не понял, какое отчаяние овладело Ламбетом. Если бы Говард послушался его, ничего бы не случилось… Но тот так разозлился, что даже слышать ничего не хотел. В конце концов Рис уехал, решив отложить разговор до тех пор, когда Говард будет в состоянии воспринимать чужое мнение. Впоследствии Рис не раз упрекал себя за то, что не догадался: другого времени для разговора с Говардом у него уже не будет, но потом пришел к выводу, что не стоит казнить себя, раз уж ничего нельзя изменить. Да, жизнь брала свое.
        А вот Диана была лишена этой роскоши забвения, и ее жизнь превратилась в сплошной кошмар…
        Конечно, Рис знал, что у Говарда Ламбета была маленькая дочка, но он и помыслить не мог, что Диана и есть та самая девочка. Господи, теперь он готов был убить себя за то, что не обратил внимания на одну деталь: в собранном его помощником Полом досье не было сведений о детских годах Дианы. Как же мог он так беспечно пройти мимо этого факта? Рис считал, что детство Дианы не должно его интересовать, главное - какова она сейчас. Какое заблуждение! Ведь из той маленькой несчастной девочки и выросла сегодняшняя Диана.
        Что ждет его, когда она придет в себя, - увидит ли он перед собой женщину, которая согласилась быть его женой и только не могла пока определиться с датой свадьбы, или человека, ненавидящего его настолько, что способен жестоко отомстить за смерть отца?
        Если только она придет в себя… Врачи предупредили, что не дают никакой гарантии. От удара Диана потеряла сознание, и хотя прошло уже двенадцать часов, она так и не пришла в себя. Чем дольше будет длиться это состояние, тем вероятнее опасность комы, и тогда уже не останется никаких шансов на выздоровление, ибо начнутся необратимые процессы. Мысль об этом казалась Рису невыносимой. Бедняжка и так уже достаточно настрадалась! Какие чувства возродятся в ее израненной душе, когда она придет в себя?
        - Никаких изменений? - спросил вошедший в палату Крис. Он периодически появлялся в больнице; врачи с большой неохотой разрешили
        Рису остаться с Дианой, но категорически возражали против остальных посетителей.
        - Никаких, - мрачно ответил Рис. Он сознавал, что его жизнь кардинальным образом изменилась после встречи с этой необыкновенной женщиной, которая сейчас неподвижно лежит перед ним. Сейчас ему совершенно неважно, что ждет их в будущем, главное - Диана должна выжить. Должна!
        Было необычайно приятно плавать в этом сумеречном пространстве, таком мирном и уютном, где нет… Но вот ей послышались чьи-то неясные голоса, пожалуй даже, знакомые, она пытается вспомнить их… Но голоса стихли, и она снова осталась одна в этом сером сумраке, который окутывает и убаюкивает ее…
        Видимо, ее все-таки не оставят в покое… Она снова слышит голос, одинокий, тихий голос, знакомый до боли, стоит лишь вспомнить… Да, да, она вспомнила, это Рис! Тихий, ласковый голос принадлежит Рису. Но с кем он говорит?
        - Мне очень жаль, Диана… то есть Дивиния… Господи, я даже не знаю, как теперь называть тебя! - глухо произнес Рис.
        Он обращается к ней, Диана - это она… Или нет? Непонятно… И все-таки ей кажется: она права.
        Диане захотелось открыть глаза и взглянуть на него - может, тогда она услышит свое имя, но веки так отяжелели, что невозможно их поднять.
        - Ты должна проснуться, Диана. Должна! - настойчиво повторил Рис.
        Диана. Ее зовут Дианой. Влюбившись в этого человека, она как бы навсегда вычеркнула из памяти свое прежнее имя. И она действительно любит Риса, просто уверена в этом, ведь его голос помог ей прийти в себя. Но она никак не может понять, чем он так расстроен?
        - Мне очень много надо тебе рассказать, - тихо произнес он, сжав ее безвольную ладонь, - и очень многое объяснить…
        Она слушала. Неужели он не чувствует, что она слышит его?
        - Черт возьми, я не уйду отсюда до тех пор, пока ты окончательно не придешь в себя, - выдохнул он после минутного молчания. - Независимо от того, когда это произойдет, я хочу быть первым человеком, которого ты увидишь, когда откроешь глаза!
        Ей захотелось сказать этому неисправимому эгоисту, что она тоже не прочь, открыв глаза, первым увидеть именно его, но, попытавшись в ответ пожать его руку, она поняла тщетность своих усилий и провалилась в глубокий тяжелый сон.


        Сегодня все решится. Откладывать дальше нельзя. Пусть этот день станет днем его полного поражения, но он не в силах больше выносить эту неопределенность.
        Когда Рис вошел в палату, Дианы там не было, и это его испугало. Но потом он увидел ее сквозь балконную дверь: она сидела к нему боком, подставив бледное лицо солнцу, и смотрела вниз, на больничный сад. Повязку с ее головы сняли, оставив лишь узкий бинт, закрывающий рану, на которую пришлось наложить несколько швов.
        Почти неделя прошла с тех пор, как сознание вернулось к Диане, и все страхи врачей - да и его собственные тоже! - относительно возможных осложнений остались позади. Если не считать подживающей раны на лбу и сильных головных болей, похоже, она благополучно выкарабкалась.
        И за все это время они ни разу не заговорили о том, из-за чего Диана угодила в эту переделку!
        Рис не считал себя трусом, он просто понимал, что на этот раз судьба подарила ему шанс, который ни в коем случае нельзя упускать! Но он был далеко не уверен в исходе их разговора.
        Диана со своей стороны тоже, казалось, не хотела усложнять их отношения. А поскольку они редко оставались наедине - его почти всегда сопровождал Крис, а у Дианы часто сидела какая-нибудь подруга, - им было нетрудно обходить молчанием опасную тему.
        И все же сегодня многое решится - сегодня Диана возвращается домой и он повезет ее на своей машине.
        Словно почувствовав на себе его взгляд, Диана повернулась и посмотрела на Риса, в зеленых глазах мелькнула тревога, она тоже прекрасно понимала, что тянуть дальше невозможно.
        Девушка тихонько поднялась. На ней было надето то, что по ее просьбе принесли из дома накануне: зеленая легкая шерстяная кофточка под цвет глаз и цветастая юбка золотистых тонов, доходившая почти до щиколотки. Легкие, недавно вымытые волосы золотистым дождем струились по спине, а узенькая повязка на лбу делала Диану какой-то особенно беззащитной.
        Рису показалось: она никогда не была так прекрасна, разве что в тот вечер, когда демонстрировала подвенечный наряд в Париже, - воспоминание об этом, словно ножом, полоснуло его по сердцу.
        А Диана чувствовала себя жертвенной овечкой, которую ведут на заклание. Надо признать, Рис всю эту неделю проявлял завидную выдержку, но они оба понимали, что его терпению приходит конец. Скоро она останется одна со своей душераздирающей болью и в полной мере ощутит, что значит потерять любимого человека.
        Но разве может она в чем-нибудь упрекнуть его? Она разоблачена, ее вывели на чистую воду, а Рис не из тех, кто умеет прощать. Ну что ж, придется испить эту чашу до дна, она готова принять все как должное.
        Но вот к чему она совсем не была готова, так это к тому, что у дверей ее квартиры их поджидает Дженнет!
        Судя по ее сердитому лицу, она не случайно явилась сюда!
        - Через два часа у меня самолет, - раздраженно проворчала Дженнет. - Нельзя ли побыстрее?
        - Ты останешься здесь столько, сколько потребуется, - решительно заявил Рис, пока Диана открывала дверь. Дом казался удивительно пустым без Падди, которого забрал к себе Роджер.
        Диана не была уверена, что способна сейчас выдержать этот разговор: переезд из больницы, во время которого она была до предела напряжена, изрядно утомил ее… А теперь еще это явление! Диана знала, что им с Рисом необходимо поговорить, но разговор обещал быть настолько трудным и у нее так стучало в голове, что она поспешила сесть, пока у нее не подкосились ноги.
        - Иди в гостиную, - приказал Рис и, сощурив глаза, посмотрел на нее. - Я приготовлю кофе на всех и принесу туда…
        - У меня совершенно нет времени распивать кофе, - взвилась Дженнет.
        Рис смерил ее холодным взглядом.
        - Кроме тебя тут еще двое людей, - произнес он тоном, не терпящим ни малейших возражений, и решительно направился на кухню.
        Диана устало опустилась на большой бин-бэг и на минуту закрыла глаза, когда же открыла их, она встретилась с колючим взглядом Дженнет.
        - Почему ты не садишься? - слабым голосом спросила Диана. - Похоже, Рис собрался нам кое-что сообщить.
        - Самоуверенный ублюдок! - вырвалось у Дженнет. Она упала в единственное кресло. - Марко наконец образумился и согласился обсудить условия развода, но вместо того, чтобы побыстрее лететь в Италию, пока он снова не передумал и не развелся со мной без…
        - Так это Марко разводится с тобой? - удивилась Диана, вспомнив, что вначале Дженнет преподнесла это иначе.
        Та растерялась.
        - Какая разница, кто с кем разводится? - все больше и больше распалялась Дженнет.
        - Абсолютно никакой, - равнодушно пожала плечами Диана. - Я просто думала…
        - Марко, видите ли, потянуло на молоденьких! - с презрительной гримаской пояснила Дженнет. - Он нашел себе смазливую двадцатитрехлетнюю рыженькую девчонку из Техаса, у которой богатенький папочка. Мне бы давно догадаться, что ему стали нравиться юные особы еще тогда, когда он пытался переспать с тобой…
        - Но ты же говорила, что не веришь мне! - с трудом выдавила Диана.
        - Послушай, я хочу поскорее смотаться отсюда. - Дженнет беспокойно огляделась. - Я бы сейчас была уже в аэропорту, если бы Рису не вздумалось притащить меня сюда.
        Диана хотела вернуть разговор в прежнее русло и выяснить, что хотела сказать Дженнет, вспомнив об инциденте пятилетней давности, но тут в комнату вошел Рис.
        - Ты сама, черт возьми, прекрасно знаешь, зачем я тебя сюда позвал, - сказал он.
        Дженнет вызывающе вздернула подбородок.
        - Все равно тебе не удастся ничего доказать.
        Серые глаза превратились в ледяные щелочки.
        - А что, если все же попробовать? - спокойно произнес он.
        Диана с изумлением следила на этой перепалкой. Она чувствовала себя немного лучше и теперь никак не могла понять, о чем спорят эти двое.
        Сквозь загар на щеках Дженнет проступила бледность.
        - Она же не пострадала…
        - Ты так полагаешь? - Рис брезгливо передернулся. - Это с твоей точки зрения, Дженнет, - сказал он. - Но с точки зрения общепризнанной морали восемь лет ее жизни превратились в кошмар!
        - Так, значит, моя позиция аморальна? - оскорблено вскинулась Дженнет, лицо ее исказилось. - Я пришла сюда не для того, чтобы выслушивать подобные глупости…
        - Разумеется, - язвительно заметил Рис. - Просто позволь тебе напомнить одну поговорку: как аукнется, так и откликнется. - Его глаза угрожающе блеснули. - Можешь не сомневаться, Дженнет, ты пробудешь здесь до тех пор, пока я не заставлю тебя сказать всю правду. А после этого можешь убираться ко всем чертям!
        Диана все еще ничего не понимала в этой сцене и едва не вскрикнула, когда Рис направился в кухню за кофе! Дженнет, по всей видимости, не собиралась ни во что посвящать ее. Она злобно стрельнула в Диану глазами и демонстративно отвернулась, уставившись в окно.
        Явился Рис с подносом в руках.
        - Может, кто-нибудь объяснит мне, что здесь происходит? - Диана чувствовала, что у нее кончается терпение.
        Рис многозначительно поднял брови и посмотрел на Дженнет, которая повернулась к ним с перекошенным лицом.
        - Ну? - вопросительно посмотрел на нее Рис.
        Дженнет побагровела от злости.
        - Черт возьми, с какой стати я должна… Ах, ну хорошо! - согласилась она, заметив угрожающий взгляд Риса, и повернулась к Диане. - После смерти… твоего отца, - сердито начала она, с трудом выдавливая из себя слова, - Рис назначил нам денежное содержание… Ну, ладно, ладно, тебе назначил, - поправилась она, заметив, что Рис недовольно поджал губы. - Да, назначил пособие для продолжения учебы и на поездки во время каникул. И на все остальное, - небрежно добавила она. - Будучи твоим официальным опекуном, я имела право распоряжаться этими деньгами, - виновато бормотала Дженнет.
        - Ну, ну, дальше… - поторопил ее Рис. - Расскажи-ка про Челфорд, - он окинул ее презрительным взглядом.
        - Господи Боже, да ведь Диане исполнился двадцать один год всего несколько месяцев назад, - взорвалась Дженнет. - В последнее время мне приходилось решать множество проблем, и я совсем забыла дату совершеннолетия Дивинии!
        - Твой непутевый муж и все, что с ним связано, меня абсолютно не интересуют, - Рис махнул рукой. - Но вот Диана - другое дело!
        - Дивиния, Диана - какая разница, как ее звать! - раздраженно пробормотала Дженнет.
        - Действительно, - не сводя с нее глаз, кивнул головой Рис. - Главное, что ты отобрала у нее то, что по праву принадлежало ей одной.
        Диане стало плохо. Так, значит, только благодаря Рису она закончила частную школу, а вовсе не на те крохи, что остались от папиного состояния. Но почему Рис сделал это, неужели он и в самом деле чувствовал себя виновником самоубийства ее отца?..
        - Мне нужны были деньги! - Дженнет была слишком раздражена, чтобы обратить внимание на то, какую ярость вызвали ее слова у Риса. - А на что, скажите на милость, я должна была жить? - продолжала оправдываться она.
        - Ты и жила на эти деньги, пока не подцепила богатого мужа, что позволило тебе продолжать вести твой привычный сумасбродный образ жизни. Ты обокрала ребенка, Дженнет. - Рис сокрушенно покачал головой. - Ребенка, который и без того уже так настрадался, что и по сей день эти раны не зарубцевались.
        Дженнет расхохоталась.
        - Ну, несчастный ребенок тоже не остался в долгу, эта девица быстро раскусила, что Марко привлекла ее стройная юная фигурка!
        - Неправда! - задыхаясь, крикнула Диана, она не могла не вмешаться в разговор, который с каждой минутой казался ей все более похожим на кошмарный сон. - Мне было всего шестнадцать лет, Рис. - Она подняла на него умоляющие глаза. - Я и не предполагала, что он попытается меня изнасиловать! - Она с трудом проглотила ком в горле, увидев, что Рис устало вздохнул. - Я сразу же рассказала об этом Дженнет, но она не поверила мне. - Диана с негодованием посмотрела на мачеху, которая только что утверждала совсем обратное.
        - Конечно, я поверила тебе, - призналась Дженнет. - Я сама видела, что Марко положил на тебя глаз, когда понял, что ты стала взрослой; он так на тебя смотрел, что я сразу смекнула, что ему от тебя нужно!
        - Но как же ты…
        - Если бы я тогда призналась, что заметила его интерес к тебе, моя семейная жизнь тут же кончилась бы! - Дженнет невесело усмехнулась. - У меня не было другого выбора: пришлось сделать вид, будто ничего не произошло, да и ты сама помогла мне замять это дело, когда заперлась до конца каникул в своей комнате, а потом благоразумно решила больше к нам не приезжать. Однако Марко не забыл тебя, - горько призналась она. - Когда ты стала знаменитой и в газетах, к моему великому огорчению, начали регулярно появляться твои фотографии, я заметила, что Марко тайком подолгу разглядывает их, а потом он стал рассказывать всем, что у него есть прелестная падчерица!
        Диана содрогнулась, очень хорошо представив себе похотливый взгляд Марко. Ей захотелось немедленно уничтожить все свои фотографии и впредь никогда больше не фотографироваться.
        - Я ни разу в жизни не ударил женщину, Дженнет, - медленно подбирая слова, заговорил Рис. Он был бледен, на виске пульсировала жилка. - И, разумеется, не стану пачкать об тебя руки, - с брезгливой гримасой бросил он, заметив, как внезапная тревога мелькнула в ее глазах. - А потому мне бы хотелось, чтобы ты поскорее рассказала Диане про Челфорд и убралась отсюда… Пока я не отбросил все свои принципы и не врезал тебе!
        - Прежде всего, позволь напомнить тебе, что я появилась здесь не по своей воле, - вспыхнула Дженнет, и Диана отметила, что она отступила подальше от Риса.
        - Ну, поначалу ты явилась сюда, чтобы шантажировать Диану, - напомнил ей Рис.
        - Я бы не стала вмешиваться, если бы не почувствовала, что здесь происходит нечто странное, - усмехнулась Дженнет. - Мне показалось, что ты просто не знаешь, кто такая на самом деле Диана Ламб, иначе ты хоть раз вспомнил бы об этом. И я подумала: раз она скрыла от тебя свое настоящее имя, значит, у нее были на то веские причины… - Дженнет ухмыльнулась. - И тут я вдруг поняла, что задумала наша юная Мисс Справедливость.
        - И как первоклассная интриганка, решила…
        - Ах, еще и интриганка? - возмутилась Дженнет. - Прекрати, Рис, ты хочешь оправдать ее…
        - И все-таки давай двинемся дальше, - настаивал на своем Рис, - поговорим о Челфорде.
        Дженнет, пожав плечами, повернулась к Диане.
        - По закону Челфорд принадлежит тебе, - устало сказала она. - Я управляла им на правах опекуна по договору, составленному по всем правилам. Однако мне разрешалось жить там лишь в том случае, если ты будешь со мной…
        - Дженнет! - теряя терпение, оборвал ее Рис.
        - А я не хотела там жить, слишком много тяжелых воспоминаний… Ну хорошо, - примирительно сказала она, видя, что Рис вот-вот взорвется. - Этот дом принадлежит тебе, Диана; по закону он стал твоим в день твоего совершеннолетия.
        Подумать только, сколько новостей за один день, и одна поразительней другой. Однако Диану ничуть не обрадовало последнее сообщение. Ей не нужен Челфорд. Он как бы живое напоминание о вине Риса. А она больше не хочет даже слышать об этом. Может быть, со временем, когда они до конца разберутся во всем, она сможет убедить себя, что ее представление о прошлом было ужасной ошибкой и Рис, скорее всего, ни в чем не виноват… Она любит его и готова поверить в это. Однако то, что обрушилось на нее сейчас, никак не укладывается в эту схему. И все же, несмотря ни на что, она любит Риса…
        - Но почему, почему? - наконец вымолвила она.
        - Неужели тебе все еще непонятно? - удивилась Дженнет. - Бедный Говард застрелился из-за того…
        - Довольно, Дженнет - прервал ее Рис. - Дальше я справлюсь сам.
        - Ты уверен? - Дженнет усмехнулась, бросив многозначительный взгляд на помертвевшую Диану.
        - Все зависит от степени доверия, Дженнет, - хотя ты не имеешь ни малейшего понятия о таких вещах! - отрезал Рис.
        Необходимо все выяснить до конца, если они с Дианой намерены вместе строить свою жизнь. Рис понимал, что Диане очень нелегко будет принять решение - об этом говорили и ее тревожные глаза, и бледное лицо, и вымученная улыбка. Он заметил, как у Дианы дрожат руки. Понимая, какой жестокий удар он нанесет ей, Рис не мог поступить иначе, ибо тянуть дальше уже нельзя.
        Рис посмотрел на Дженнет, и его поразил контраст между двумя женщинами: на лице Дженнет застыла высокомерная улыбка; даже явно проигрывая, она старалась побольнее ранить Диану.
        - Нам не дано понять, что нашел в тебе Говард, если, узнав, что может потерять тебя, решился на самоубийство… - нарочито спокойно начал Рис, хотя внутри у него все клокотало от возмущения. Он Глубоко засунул руки в карманы. Кажется, ему и в самом деле хотелось, отбросив все условности, хорошенько врезать этой особе.
        - Он не из-за этого… не из-за этого застрелился! - выдохнула Диана, вспомнив кошмарную картину, которую застала в кабинете отца.
        - Да нет, Диана, он покончил с собой именно из-за этого, - как можно мягче постарался произнести Рис. Он вспомнил, в какое бешенство пришел Говард, когда заподозрил его в любовной связи с Дженнет. Рис знал, что это всего лишь зацепка, Говарду надо было как-то объяснить, почему Дженнет решила уйти от него. - Он тогда был просто не в состоянии воспринимать правду, он не желал верить, что Дженнет покинула его, потому что не хотела быть женой неудачника. Такова истинная причина его смерти. - Рис тяжело вздохнул, заметив, что Диана побледнела еще больше. - Говард влез в одно сомнительное дело, а когда оно провалилось, он уговорил меня ссудить его деньгами, чтобы как-то выйти из положения. Хотя это и не в моих правилах, я решил помочь ему, ведь Говард был моим другом. В качестве гарантии он предложил в залог Челфорд. Мне совершенно не нужен был ваш дом, Диана, - тихо сказал он, - но твой отец был человеком чести, и, когда ему все-таки не удалось выпутаться, он заявил, что договор есть договор и Челфорд отныне принадлежит мне. Когда он сказал об этом Дженнет, та нанесла ему последний удар, заявив, что не
намерена продолжать жизнь с человеком без денег и без крыши над головой. - Рис брезгливо поморщился. - Все так, Дженнет? - мрачно спросил он. - Ведь между нами никогда ничего не было!
        Она не могла избежать ни его стальных глаз, ни полного боли затравленного взгляда Дианы.
        - Ради Бога, Рис, теперь это уже давнее прошлое…
        - Которое определяет настоящее, - возразил Рис.
        - Ну, хорошо, - сдалась Дженнет, - я действительно сказала Говарду, что не могу оставаться с ним и спокойно наблюдать, как рушится мир вокруг меня. Остальное он додумал сам.
        Он знал, что Рис нравился мне, разве я виновата, что именно так истолковал он мой уход?
        Рис следил за тем, как воспринимала все это Диана, без сомнения, она уже поняла истинную причину смерти отца. Он увидел, что она испытывает одновременно чувство облегчения и… Рис был не вполне уверен, что правильно понял ее… Но, Боже Всемогущий, как он надеялся, что это так!
        Диана отметила, что Рис намеренно оставил дверь открытой в ожидании, когда уйдет Джен-нет, но ей было не до них, она должна была до конца осознать то, что услышала в эти последние полчаса. Неужели прошло всего полчаса? Боже, как же все переменилось за это время! Когда Диана услышала тот злополучный разговор отца с Рисом, она была лишь ребенком, который обожает своего отца и понимает, что ему плохо… Как хотелось ей тогда кинуться ему на помощь. Неудивительно, что девочка люто возненавидела человека, которого считала причиной всех своих бед. Она по-детски все воспринимала и по-детски обо всем судила.
        Теперь-то она понимает, что отец, подобно раненому зверю, способен был тогда наброситься на любого, кто оказался рядом. Доведенный до отчаяния финансовыми неурядицами и уходом жены, он потерял способность рассуждать здраво, и даже мысль о маленькой дочери не остановила его, не отвела от пропасти. Говард Ламбет не захотел слушать доводов Риса, который попытался объяснить, что ему не нужны ни дом, ни Дженнет! Сейчас Диана нисколько не сомневалась: в тот роковой день Рис хотел помочь ему. За последние недели она увидела настоящего Риса и поняла, что этот человек, который бывал и себялюбивым, и категоричным, и порой даже жестоким, не из тех, кому чужие страдания доставляют удовольствие. Безусловно, Рис был неспособен, причинить такое зло, и к тому же он считал отца своим другом, он ведь сказал об этом.
        Диана поняла, что Дженнет, красивая, эгоистичная Дженнет, у которой не было причин лгать, ибо ложь не сулила ей никаких выгод, сказала чистую правду. А, в конце концов, из-за своей алчности и эгоизма потерпела крах…
        Оставалось лишь надеяться, что, несмотря на всю эту историю, им с Рисом удастся сохранить хотя бы часть того, что между ними было. Если же нет… страшно подумать, что тогда ее ждет…
        Диана взглянула на Риса, который молча, с безучастным видом стоял в противоположном конце комнаты, и глаза ее наполнились слезами.
        - Теперь ты знаешь, что руководило мною, - сдавленным голосом произнесла она. - Я не собираюсь скрывать, с какой целью я решила встретиться с тобой, но хочу, чтобы ты знал: как бы там ни было, но я полюбила тебя… Я очень люблю тебя, Рис! - почти жалобно сказала она.
        - Наконец-то! - с облегчением выдохнул он и, бросившись к ней через всю комнату, упал перед Дианой на колени и сжал ее в своих объятиях. - Боже, Диана, ты даже не представляешь себе, как я боялся! - воскликнул он. - Я чувствовал себя таким беспомощным! Просто самая настоящая паника! - признался он. Потом, нежно взяв ее лицо в свои ладони, он начал целовать Диану с такой страстью, что у обоих перехватило дыхание. - Я люблю тебя, очень люблю! А все остальное не имеет значения! Ни малейшего…
        Диана прильнула к нему. У нее было такое чувство, словно они прошли сквозь ураган и очутились позади бушующего вала стихии, пусть еще и не на спасительной тверди, но, по крайней мере, в тихой воде.
        - Я столько лет ненавидела тебя, считая, что ты принес горе нашей семье…
        - И неудивительно! Ведь ты поверила в это…
        Диана с досадой покачала головой, вспомнив о своих прежних замыслах.
        - Мне до сих пор не верится, что я почти… Знаешь, меня подтолкнуло знакомство с Крисом… - начала она. - До встречи с ним я даже не отдавала себе отчета, насколько глубоко въелась в мою душу ненависть к семье Кондоров. И вот передо мной был представитель этого семейства, молодой, красивый, удачливый, не знавший в жизни никаких трудностей… Теперь-то я знаю, что это совсем не так… - пояснила она, видя, что Рис собирается ей возразить. - Но в то время он мне показался лишь избалованным папенькиным сынком. К тому же он вбил себе в голову, что во что бы то ни стало должен добиться Дивной. Он показался мне таким самоуверенным…
        - Точь-в-точь как я? - усмехнулся Рис.
        - Да, - грустно кивнула Диана. - Все старые обиды, вся ненависть всколыхнулись во мне с новой силой, и я уже не смогла…
        - Ты имела на это право, дорогая, - ласково успокоил ее Рис. - Особенно после всего, что тебе пришлось вынести от Дженнет и ее муженька. - Его глаза гневно сверкнули. - Я бы этому типу все кости переломал…
        - История с Марко - это ерунда, Рис, - небрежно отмахнулась Диана. Этот человек и раньше очень мало занимал ее. - Теперь все уже позади. Отныне я хочу жить, а не существовать. Да, хочу жить вместе с тобой - если конечно, ты примешь меня, - робко подняла она на него глаза, в которых застыл вопрос.
        Рис снова порывисто прижал ее к себе.
        - Я больше не расстанусь с тобой, ни за что, тем более теперь, когда знаю, что ты любишь меня!
        Диана с облегчением рассмеялась и поддразнила его:
        - Не очень-то похоже на тебя…
        Им так много пришлось пережить за последнее время, что сейчас просто необходимо было переключиться на что-нибудь другое - нужна разрядка. Она видела, чего это стоило Рису: за несколько дней он заметно похудел и осунулся. Она не желает видеть его таким! Диана сказала себе, что должна разгладить все горестные морщинки под его глазами.
        - Я знаю, ты теперь всегда будешь со мной! - торжественно объявил Рис, похоже, к нему вернулась его прежняя самоуверенность.
        Диана согласно кивнула:
        - А я и не хочу больше никуда.
        - Даже в Челфорд? - Рис лукаво скосил на нее глаза. - Теперь ты знаешь, что этот дом твой. Я же все эти годы старался держаться подальше от этого чертова места. Я ведь пытался убедить твоего отца, что принял дом лишь в качестве залога, да и то только потому, что он сам настоял на этом. Мне лично Челфорд был совершенно не нужен. Я хотел только одного: помочь Говарду пережить финансовые трудности и сделать так, чтобы все опять пошло на лад - со временем, я уверен, это произошло бы. - Рис покачал головой. - У меня и в мыслях не было отбирать у него дом или жену. Он и без того так много потерял. Это все равно что добить замученное беззащитное животное. Но в тот день Говард не пожелал меня выслушать. - Рис с тревогой заглянул ей в лицо. - Я решил уехать, а потом, когда он немного успокоится, вернуться к этому разговору. Может быть, если бы я настоял тогда на своем и заставил Говарда выслушать меня…
        - Не надо, Рис! - Диана приложила палец к его губам. - Прошлого не вернешь, как бы мы этого ни хотели. Что было, то было. Давай за кроем эту тему, - тихо попросила она.
        Он нахмурился:
        - А ты… сможешь?
        - О, да! - убежденно кивнула Диана. Она должна оставить прошлое в покое, сейчас главное - их с Рисом будущее.
        - А как же Челфорд? - спросил Рис. - Он ведь ждет тебя, Диана. Если ты хочешь…
        Она молчала, не в силах преодолеть спазм в горле.
        - Я готов был задушить Дженнет за то, что она… - начал было Рис и не договорил. - Мне не следовало разрешать ей распоряжаться твоими деньгами, но после смерти Говарда я заболел, а когда наконец вновь приступил к работе, мне пришлось потратить уйму времени, чтобы распутать финансовую неразбериху в делах твоего отца. Я думал, что такую малость, как воспитание ребенка, оставшегося сиротой, можно доверить Дженнет. - Он нахмурился. - Может быть, мне следовало проследить, как она распоряжается твоим пособием, проверить, действительно ли эти деньги тратятся на тебя, но врачи сказали, что тебя в данный момент лучше не тревожить, а встреча со мной могла напомнить тебе трагические события того рокового дня. Я ведь понятия не имел, что ты пряталась в кабинете отца во время нашего с ним разговора, пока об этом мне не рассказала Дженнет. Если бы я знал, чем все это обернется, я бы с самого начала настоял на разговоре с тобой. Но я позволил врачам уговорить себя и поверил Дженнет. А она говорила, что у тебя все в порядке, что тебе нравится в школе, а когда придет время, она передаст Челфорд тебе. - Рис
сокрушенно покачал головой.
        - Челфорд… - задумчиво повторила Диана. - Когда ты сказал, что он принадлежит мне, первым моим побуждением было никогда больше не возвращаться туда. - Она нахмурилась. - Но потом я поняла: это глупо. Надо туда поехать, хотя бы для того, чтобы раз и навсегда успокоить призраков минувшего. Я поеду туда, но только для того, чтобы попрощаться, - грустно продолжала Диана. - А потом я хочу его продать. Как ты считаешь?
        Рис вздохнул с явным облегчением.
        - Все правильно. Если бы ты захотела жить в Челфорде, я бы, конечно, не стал возражать, но должен тебе признаться, что находиться там мне было бы нелегко. Нам надо еще кое-что обсудить, - сказал он вдруг с таким озабоченным видом, что Диана почувствовала: ей предстоит еще один серьезный разговор. Он глубоко вздохнул. - В то утро, когда я столкнулся у тебя с Дженнет и понял, кто ты на самом деле, - начал Рис, заметив, что Диана с удивлением смотрит на него, - я пришел сказать тебе одну очень важную для нас обоих вещь.
        Диану необычайно насторожил его серьезный тон. Она вспомнила, как он настаивал на разговоре в тот злополучный день, и, словно в ожидании удара, вся напряглась. По выражению его лица она поняла, что Рис не знает, как она воспримет его слова. Что бы он сейчас ни сказал, она не перестанет его любить. Никогда!
        Рис глядел в ее решительное лицо, и сердце у него сжималось от любви и боли. В ее сравнительно недолгой жизни было уже столько потерь, столько страданий, что ему ни за что не хотелось причинить ей еще новые муки. Однако и обманывать Диану он больше не имеет права. Это было бы непростительно. Итак, остается только один выход - честный разговор!
        - Диана, я говорил тебе, что не хочу больше иметь детей, но правда состоит в том, что я не могу их иметь, - бесстрастно прозвучал его голос.
        Диана в полном недоумении посмотрела на него.
        - Но… А как же Крис?..
        Рис встал. Сейчас ему было невыносимо ощущать близость этой женщины. Он мечтал, чтобы у них был ребенок, и не один - хорошо бы сын и дочка с такими же, как у Дианы, зелеными глазами и золотыми волосами. Господи, как он хочет иметь от нее ребенка…
        - Я переболел свинкой, - сказал он. - Не сколько лет тому назад. Болел очень тяжело, и дело не обошлось без осложнения - стопроцентное бесплодие. - Он судорожно вздохнул.
        - Но это точно? Я хочу сказать: ты проверялся? Ты выяснял?
        Сама мысль об этой процедуре была ненавистна ему. По крайней мере, ничего не зная наверняка, Рис никогда всерьез не задумывался об этом. К тому же он не собирался жениться, поэтому проблемы как бы и не существовало… Когда же Рис сделал предложение Диане, он вначале тоже решил обойти этот вопрос молчанием, но потом понял, что должен быть честным перед этой девушкой до конца.
        - Я готов пройти все тесты, - сказа! он. - Ради тебя. Если ты…
        - Свинка… - медленно повторила Диана. - Рис, а когда ты болел?
        Он пожал плечами. Какая разница когда. Важны последствия.
        - Это случилось вскоре после смерти твоего отца, - пояснил он. - Я уже упоминал о своей болезни. Несколько дней провалялся в постели, а потом мне пришлось все-таки встать - необходимо было срочно разобраться с делами твоего отца. Может быть, если бы я не заболел тогда, я мог бы уделить тебе больше внимания, но мне было так плохо, температура несколько дней держалась под сорок!
        Некоторое время Диана сидела молча, не отводя от него пристального взгляда.
        - Понятно… - Она коротко засмеялась. - Мне действительно все понятно, Рис. - Она поднялась со своего места и подошла к нему. Рис хмуро следил за ней. - В день смерти отца я была дома, потому что меня отослали из школы, я заболела, если ты помнишь, это было в середине учебного года. Я заболела тогда свинкой…
        - Свинкой? - быстро переспросил Рис. Он понял, что она хотела сказать. Значит, это по ее милости он подхватил детскую болезнь? Ему бы такое никогда в жизни и в голову не пришло.
        Единственное, что Рис знал твердо, - он заразился не от сына, Крис уже давным-давно переболел свинкой. Значит, виновницей его болезни была Диана!
        - Я не верю, что у тебя не может быть детей, Рис, - убежденно заговорила Диана. - Судьба не может не пощадить нас после всего, что мы пережили.
        Он посмотрел ей в глаза и крепко прижал к себе.
        - А если все-таки нет?
        Рис хотел дать ей последнюю возможность отказаться от брака, как ни тяжело это ему далось. Но Диана одарила его счастливой, лучезарной улыбкой.
        - Тогда будем жить друг для друга. Остальное не имеет значения.
        И Рис поверил ей. По ее сияющему лицу он понял, что Диана нисколько не кривит душой. Остальное и в самом деле неважно!
        У Риса захватило дух. Он любит эту прекрасную женщину, он, счастлив и любим, и так будет всю жизнь…



        Эпилог

        - Диана! Диана!
        Она постепенно очнулась от сна. В голосе мужа слышалось беспокойство. Диана медленно потянулась и, улыбнувшись, вспомнила, почему ей так захотелось спать: на рассвете Рис своими настойчивыми ласками разбудил ее. Хорошо бы потом немного вздремнуть, но ничего не получилось: совершенно заели домашние дела. Только ближе к полудню она наконец ненадолго прилегла отдохнуть в гостиной загородного дома, который они купили в Беркшире. Легла… и словно провалилась.
        Она без труда догадалась, чем так взволнован Рис - только одно способно выбить его из колеи.
        - Ты здесь? - с явным облегчением спросил он, когда Диана, немного взъерошенная после сна, появилась в дверях. - Помоги мне! - Рис в полной растерянности стоял посередине коридора.
        Снисходительно улыбнувшись, Диана подошла своей неповторимой походкой и взяла у него один из туго спеленутых свертков, которые он держал на руках.
        - Вот уж действительно бесплодный! - добродушно проворчала она, принимая у него сначала одну дочь, а затем и вторую. Дети требовали есть, оглашая комнату громким криком. В таких случаях беспомощный Рис совершенно терялся. С одним ребенком он бы еще справился, но дочери-близнецы, которых им неожиданно подарила судьба, производили все свои действия одновременно. И бедный отец, такой собранный и сообразительный, когда занимался бизнесом, чувствовал себя беспомощным и не знал, что делать с малышками.
        - Это ты скрыла от меня, что твоя бабушка была одной из сестер-близняшек, - напомнил Рис, не сводя влюбленных глаз с малюток, которые жадно прильнули к материнской груди.
        - Не забудь, ты объявил, что бесплоден, и я решила, что совсем необязательно сообщать тебе о бабушке. - Диана улыбнулась ему поверх маленьких шелковистых головок младенцев, которые без устали сучили ножками.
        Она часто вспоминала, как обрадовались они с Рисом, когда узнали, что у них будет ребенок, и со смехом представляла себе лицо Риса в тот вечер, когда ему сообщили, что она родила не одного, а двоих, что у него две дочки, как две капли воды похожие друг на друга. Ультразвуковое обследование не показало, что у них будут близнецы, и Диана ждала одного ребенка, но теперь она страстно любила своих ненаглядных дочурок - Александру и Викторию. Рис тоже обожал девочек, он буквально дрожал над ними.
        - Слава Богу, отцом я стал раньше, чем мне преподнесли внуков! - заметил Рис.
        - Да уж, самую малость, - тихо засмеялась Диана. - Мадди родит недели через три. - Крис и Мадди, несмотря на все прошлые перипетии, стали счастливой супружеской парой, и теперь Мадди с волнением ждала своего первенца. Крис, кстати, не меньше отца был потрясен рождением двух сестер-близняшек!
        - Ну, у них-то близнецов не будет, - засмеялся Рис, который все еще с трудом верил, что стал отцом сразу двух дочерей, хотя девочкам исполнилось уже по два месяца.
        Диана не сомневалась, что эти две маленькие богини вырастут и будут вовсю пользоваться слабостями своего папочки, а Рис не будет им отказывать ни в чем.
        Теперь она точно знала: счастье заключается в том, чтобы любить и быть любимой.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к