Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мортимер Кэрол: " Однолюбы " - читать онлайн

Сохранить .
Однолюбы Кэрол Мортимер


        # Любовь обрушилась на Элли внезапно, словно снежная лавина, не давая ни малейшего шанса высвободиться из всепоглощающего плена. Своенравная, огненно-рыжая, неотразимая Элли столкнулась с неукротимой волей человека, которому ей, рабе единственной на всю жизнь любви, суждено покориться…

        Кэрол Мортимер
        Однолюбы

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Господи, что она делает, что творит?!
        Ни дать ни взять нелепый фарс из этих дурацких мыльных опер, заполонивших в последние годы телевизионный экран. Ее сестре Бет, как ни странно, нравится подобная белиберда, но только не ей, Элли. Единственное, что ее забавляет, так это шустрая ловкость героев, исчезающих в соседних комнатах или стенных шкафах за секунду до появления в кадре других актеров. Остроумно, но совсем не смешно - такой всегда была ее точка зрения.
        То, что происходит сейчас, тоже никак не назовешь смешным.
        Теперь ей самой приходится прятаться в шкафу! Что и говорить - обхохочешься!
        Слава Богу, хоть вовремя успела! Чем не мыльная опера!
        Впрочем, из этой глупейшей ситуации можно бы как-то выкрутиться, и вот сейчас, сидя в своем вынужденном плену, Элли сожалела, что не воспользовалась любой мало-мальски достоверной отговоркой, а, услыхав, что в дверях соседней комнаты поворачивается ключ, просто запаниковала, и все умные мысли мгновенно улетучились. Да и как разумно объяснишь гостю, что могло понадобиться ей, владелице отеля, в его номере именно сейчас, в восемь вечера? Более того - в шкафу! Объявить, что, мол, необходимо немедленно заняться истреблением древоточцев? Такие уловки не раз использовались в любимых сериалах Бет, но Элли не находила их удачными. Вот и приходится задыхаться среди костюмов - кстати, достаточно дорогих.
        А вообще-то чего, собственно, она испугалась? Зачем было сразу лезть в шкаф? Что будет, если Дэниел Тэкери ненароком забыл какую-нибудь мелочь в кармане одного из этих костюмов? Чуть раньше, когда Элли его регистрировала по приезде, он сообщил, что намерен ужинать в ресторане их отеля. Значит, успел переодеться заранее. В принципе именно то, что в восемь вечера он уже будет сидеть за столиком, и подтолкнуло Элли к решению пробраться в его номер. А теперь и это решение, и выбор места, где она прячется, могут привести ее к позорному разоблачению. В первую очередь Элли следовало подумать о ванной, но там уж точно спрятаться негде. А что, если Дэниелу вздумается побриться?..
        Ну вот, он входит в спальню. Сквозь щелочку в дверце шкафа Элли видит его ноги в великолепных кожаных туфлях. Явно ручной работы, с некоторой неприязнью подумала Элли. Да и черный смокинг - вернее, брюки, попавшие в поле ее зрения, - тоже от дорогого портного. Эх, какая жалость, что этого типа не видно в полный рост!
        Не то чтобы Элли так уж стремилась взглянуть на его лицо - с ним она достаточно ознакомилась еще раньше, при регистрации. Сногсшибательная, надо сказать, внешность! От таких мужчин любая женщина мгновенно теряет способность соображать, будь ей шестнадцать или все шестьдесят.
        Пронзительно-синие глаза, смотревшие на нее в упор, но без всякого интереса, да к тому же орлиный нос, четко очерченный чувственный рот, надменно выпяченный подбородок и, наконец, длинные темные волосы, небрежно зачесанные назад, как того требует последняя мода.
        Элли интересовало совсем другое: сохранится ли на лице вошедшего это безмятежно-отрешенное выражение, когда он откроет дверцу шкафа?
        М-да, ей тоже будет не до смеха, если…
        - Устраивайся поудобнее, - прервал ее размышления хрипловатый бас Дэниела. - Мне надо позвонить, но я недолго.
        - Кому? Анжеле? - раздался мелодичный женский голос.
        - Естественно. Кому же еще? - сухо отозвался Тэкери.
        Господь Вседержитель! Да он тут не один! Элли затаилась, как мышь, даже дышать перестала.
        - Ах, бедняжечка, - лениво продолжала незнакомка. - Она очень расстроится, если узнает, что мы с тобой тут вдвоем.
        - Тебя это волнует? - насмешливо осведомился Дэниел.
        - Да нет, не сказала бы, что очень.
        Он негромко хохотнул.
        - Вот и я так думаю. Ладно, подожди, я быстро. Захочешь выпить - возьми что-нибудь в баре.
        - Хорошо, дорогой, - весело ответила женщина. - Только не задерживайся, я умираю с голоду.
        Слава Богу, они все-таки отправляются ужинать! Минуту назад Элли находилась в полуобморочном состоянии от ужасного предчувствия: Дэниел Тэкери решил отказаться от похода в ресторан и привел эту женщину к себе в номер, чтобы… чтобы… Такого она бы не выдержала и непременно бросилась бы вон из своего укрытия. Ведь шкаф-то в спальне!
        Тэкери прикрыл дверь, подошел к кровати и присел на край. Теперь Элли видела его со спины. Ну и плечищи! Волосы так длинны, что падают на воротник смокинга.
        Если бы Элли перестала дрожать, то смогла бы оценить - безотносительно, конечно, - что Дэниел Тэкери очень хорош собой. Но ее так трясло, что все силы уходили на то, чтобы не слишком громко стучать зубами. Сейчас ее мучила одна-единственная мысль: Тэкери в спальне, а она торчит в шкафу!
        Только сейчас Элли увидела то, ради чего, собственно, сюда явилась: рядом с прикроватным столиком стоял портфель. А ей всего-то и надо один лишь разок заглянуть внутрь и удостовериться, что ее подозрения не лишены оснований.
        Бет тоже беспокоило присутствие в их отеле Дэниела Тэкери, но причина ее тревоги была иной. Именно поэтому Элли решила, что на разведку лучше всего отправиться ей, а не сестре, которая чересчур эмоциональна. Но теперь, оказавшись в ловушке, Элли даже порадовалась, что это ей, а не Бет, выпала жалкая участь скрываться в шкафу. Во-первых, она слишком любила младшую сестренку, а во-вторых, ни секунды не сомневалась, что в подобной ситуации та непременно выдала бы себя и вконец осрамилась. Одному Богу известно, что бы тогда началось!..
        - Привет, Анжела, - пропел в телефонную трубку Дэниел и откинул голову на спинку кровати. Ноги он положил прямо на покрывало.
        Ну, конечно! Даже не потрудился скинуть обувь, машинально отметила Элли. Вот уж действительно, есть еще люди, ни в грош не ставящие чужую собственность! Хоть он и недорогой, их отель, но все-таки…
        - Да, конечно, я снова в Англии. - Теперь его голос звучал суше. - Слушай, я прекрасно помню, что свадьба состоится на следующей неделе… Нет, приглашение мне посылать не надо. - В голосе появились стальные нотки. - Как один из главных виновников предстоящего торжества, я в курсе, где оно должно состояться! От тебя, с присущей тебе сметкой, требуется лишь все организовать… Спокойнее, Анжела, не волнуйся, я буду рядом с тобой в точно назначенное время.
        Вот как! Этот парень через неделю женится! Элли бросила тревожный взгляд на плотно закрытую дверь спальни. Там, в соседней комнате, сидит какая-то куколка, с которой он пойдет сначала ужинать, а потом наверняка… Ну и типчик! Так раскованно болтает со своей невестой о свадьбе! Кстати, что-то он не слишком рвется связать себя супружескими узами. По крайней мере если судить по тону, которым он говорит с будущей женой. Собственно, Элли сей факт не слишком удивил: она уже составила о Тэкери мнение, и не сказать чтобы очень лестное…
        - Ладно, договорились, - преувеличенно громко вздохнул Тэкери. - Да, мне тоже жаль… Да, согласен, я веду себя не самым лучшим образом… Да, Анжела, я тебя тоже люблю. Береги себя. До встречи на следующей неделе.
        Он положил трубку на рычаг, закинул руки за голову и погрузился в мысли, потом два раза чихнул и неохотно принял сидячее положение. Теперь Элли различила на его красивом лице признаки явного раздражения.
        Странный телефонный разговор ей только что довелось подслушать, подумала она. И что за мужик такой? Ничуть не спешит увидеться с невестой накануне свадьбы! Ничего себе жених!
        Пока она мысленно клеймила Дэниела позором, тот поднялся с кровати и, видимый ею до талии, застыл на месте. Почему он не двигается? Ну, давай же, шевелись, убирайся из спальни. Из номера. А еще лучше - катись вообще из нашего отеля.
        Господи! Ну наконец-то! Элли вздохнула с облегчением, но тут же снова всполошилась: Тэкери обошел кровать и поднял с полу портфель. Так вот почему она не увидела его раньше. Он брал портфель с собой. Черт побери!
        Внезапно Тэкери остановился посредине комнаты - у Элли перехватило дух. И тут он повернулся и сделал шаг в сторону шкафа. Нет! О Боже! Только не это! Неужели забыл что-то в другом костюме, когда переодевался? Сейчас распахнет дверцу, обнаружит ее и…
        Но тут раздался стук в дверь и женский голос напомнил:
        - Дорогой! Нам нужно поторапливаться, а не то опоздаем к ужину.
        Элли казалось, что через дверцу она чувствует теплое дыхание Тэкери. Сама-то Элли перестала дышать давно, уже несколько секунд назад. Вот он протянул руку с узким запястьем и коротко остриженными ногтями… Сейчас, сейчас возьмется за дверцу шкафа…
        Что тогда делать, спрашивается? Что она может ему сказать? Да и успеет ли вообще разинуть рот? Вполне возможно, что он распахнет дверцу, увидит в шкафу Элли и тут же вызовет администратора. А администратор она и есть! Тогда он позвонит в полицию. Чем Элли объяснит свое появление в шкафу? Тем, что ей срочно понадобилось порыться в портфеле гостя, в его личных бумагах? Да ее просто пихнут в камеру, запрут там и выбросят ключи!
        Ведь это не кто-нибудь, а сам Дэниел Тэкери, известнейший предприниматель! Весьма сомнительно, что полицейские - да и сам Тэкери - поверят, будто единственное, что интересует Элли, так это документы, касающиеся ее семьи. Если таковые вообще находятся в его портфеле. В чем она отнюдь не уверена.
        Бет запаниковала именно после того, как им позвонила секретарша и бесцветным голосом попросила забронировать номер в их отеле для мистера Дэниела Тэкери - на неопределенное время, так как «это зависит от того, сколько дней потребуется, чтобы уладить дела». А все потому, что Бет тоже уверена, что Тэкери приехал только затем, чтобы купить их отель.
        Впервые Бет встретилась с Дэниелом Тэкери больше года назад на своей свадьбе с Джеймсом. Ее жених представил ей этого красивого незнакомца как своего старинного друга, еще со школьных лет. Вспомнился Бет и невольно подслушанный разговор о том, какого процветания достиг бы их отель, попади он в руки деловых, компетентных людей. Тэкери сказал тогда, что интересуется гостиничным бизнесом и не прочь сам заняться этим делом.
        Сейчас у сестер настали трудные времена: взявшись за перестройку отеля, они значительно превысили возможные финансовые затраты и столкнулись с вполне реальной угрозой вообще потерять свою гостиницу. Вот почему Бет и решила, что такой деляга, как Дэниел Тэкери, - каковым он, несомненно, является - прибыл сюда с единственной целью: совершить выгодную сделку и урвать хороший куш.
        Вообще-то Элли не разделяла убежденности своей сестры. Ну что, в конце-то концов, представляет собой их отель? Так, одна видимость, только название громкое. Каких-нибудь семьдесят номеров! Подобная мелочевка вряд ли способна заинтересовать Дэниела Тэкери.
        Бет спорила, приводила иные доводы, объясняла, почему этому типу мог понадобиться их отель или же его акции. Главным аргументом для нее было то, что прошел всего месяц после того, как она рассталась с Джеймсом - а он-то, естественно, посвящен в финансовые затруднения сестер и, несомненно, растрепал все своему лучшему другу. Элли понимала: для Бет очень важно и то обстоятельство, что Тэкери вполне мог располагать какой-то информацией о бракоразводных шагах Джеймса.
        Вот почему у Элли не оставалось иного выхода, кроме как тайком пробраться в номер Дэниела и хоть как-то успокоить Бет: пусть убедится, что она там побывала, но ничего криминального не обнаружила. У Элли и в мыслях не было рыться в чужих вещах, но, если бы она не вызвалась заглянуть сюда, сестра неминуемо сделала бы это сама. Принимая во внимание истерическое состояние Бет с момента разрыва с мужем, та только бы испортила все дело. У Элли еще теплилась слабая надежда, что супруги разберутся в своих отношениях и все каким-то образом наладится. Так зачем же подливать масло в огонь, устраивая слежку за близким другом Джеймса?
        Хотя, если пораскинуть мозгами… к чему в таком случае Дэниелу понадобилось всюду таскать свой портфель? Довольно странно, черт побери… Может, предположение сестры о его намерениях насчет отеля не так уж и высосано из пальца? Что ж, если Тэкери жаждет наложить лапу на их собственность, его ждет большое разочарование - без драки она не сдастся. В этом отеле вся ее жизнь.
        Кстати, о лапе - длинные, изящные пальцы опять взялись за дверцу шкафа. Сейчас он откроет его, и Элли, хозяйка отеля, скорчившаяся среди костюмов, возникнет перед глазами постояльца…
        Тут он снова чихнул. И еще раз. И еще…
        Элли вспомнила, что Тэкери чихал еще внизу, когда расписывался в регистрационном журнале. Видимо, простудился. В принципе Элли мало занимала причина его чиханий - важно, что это отвлекло внимание Дэниела от шкафа. Он отошел и высыпал на ладонь какие-то таблетки из пузырька, стоящего на туалетном столике.
        Не переставая чихать, Тэкери распахнул дверь спальни, и на пороге появилась пара длинных ног в шелковых чулках.
        - Ты что, уж не разболелся ли? - озабоченно спросил женский голос.
        - Не думаю, - с расстановкой ответил он.
        - Для сенной лихорадки, пожалуй, поздновато, - поддразнила его женщина таким тоном, будто надула губки. - Надеюсь, я не вызываю у тебя аллергию, дорогой?
        - Естественно, не вызываешь. - Голос Дэниела звучал решительно. - Пойдем-ка, крошка, поскорее в ресторан и поужинаем. Мы и так уже задержались.
        Они вышли из номера. Низкий гортанный смех женщины доносился теперь из коридора. Элли притаилась, давая им время подойти к лифту и спуститься вниз.
        Чертов шкаф! - подумала она, выбираясь на четвереньках из своего убежища и нетерпеливо откидывая со лба выбившуюся прядь огненно-рыжих волос. Ах, как приятно снова выпрямиться и подняться в полный рост! А миниатюрной малышкой ее уж никак не назовешь - как-никак метр семьдесят пять без каблуков! Только непредвиденное появление Тэкери заставило ее согнуться в три погибели, ведь другого выхода не было.
        Сейчас, когда Элли оказалась в относительной безопасности, она с трудом сдержала громкий смех: уж слишком нелепой была ситуация, если взглянуть на происшедшее спокойно, как бы со стороны. Заявилась в чужой номер, чтобы уберечь Бет от идиотской роли, - и, как полная дура, вляпалась сама!
        Однако, какими бы причинами ни было вызвано появление Дэниела в их гостинице, улик он здесь никаких не оставит, не такой человек. А что, если на сей раз он не взял с собой портфель? Может, взглянуть, что он там прячет? Нет! Элли содрогнулась от крамольной мысли. Уже само по себе то, что она без какого бы то ни было реального повода проникла к нему в номер, отвратительно, а рыться в его вещах - это уже просто верх неприличия!
        С другой стороны… можно разобрать постель, раз уж она в его спальне. Дорис, горничной, потом скажет, чтобы не делала уборку, что она обо всем позаботилась сама, потому что… А впрочем, какое дело горничной, почему!..
        Кровать была огромная, двуспальная. Элли обошла ее с одной стороны, откинула покрывало, потом верхнюю простыню, взбила подушки… и задумалась. Надо ли проделать то же самое со второй половиной? Будет ли Дэниел Тэкери ночевать сегодня один? И гнев забурлил в ней с новой силой. Ну что за тип! Только что поговорил по телефону с невестой - а потом преспокойно отправился ужинать с какой-то «крошкой»! Нет, нет, решительно - этот пижон лишен всяких моральных устоев!
        Последняя мысль наводила на размышления. Может, Бет права? Если Тэкери так аморален в личной жизни, почему он должен вести себя иначе, когда дело касается бизнеса?
        Элли была готова разделить уверенность сестры: он что-то действительно задумал. А раз так, она твердо вознамерилась выведать, что именно.


        - И ты не заметила ничего такого… ну, такого, что походило бы на то, что его послал Джеймс? - тоном следователя спросила Бет и, скривив рот, уточнила: - Я имею в виду развод.
        Бет, младшая из сестер, была совершенно не похожа на Элли. Невысокого роста, хрупкая, с коротко подстриженными светлыми кудрями, она пошла в мать. Элли же была копией отца, отличавшегося высоким ростом и копной огненных непослушных волос.
        Сейчас обе сидели в своей гостиной. Их личные апартаменты находились в задней части здания.
        - Повторяю в сотый раз: я ничего не видела! - рассердилась Элли. - Сидя в шкафу, довольно трудно что-либо углядеть, ты не находишь? И вообще, по-моему, Дэниел Тэкери не из тех, кого можно запросто послать с любым поручением.
        Представив его высокомерное лицо, Элли пожала плечами: такой человек способен подчиняться исключительно собственной воле.
        - С любым поручением! - с чувством повторила она и, немного подумав, добавила: - К тому же Джеймс уехал всего несколько недель назад; не может быть, что он уже строит планы о разводе. - Видя, что Бет ее слова не убедили, Элли нахмурилась. - Значит, ты считаешь, Тэкери прибыл только как посыльный от Джеймса? Мне казалось, будто раньше ты говорила что-то о его намерениях, связанных с нашим отелем…
        - Он, естественно, интересуется покупкой отелей, - отмахнулась Бет с таким видом, словно для нее этот второстепенный вопрос не имел значения. Блеснуло на пальце обручальное кольцо. - Просто я хотела сказать, что если бы в его номере обнаружилось хоть что-то о нашем отеле, то можно было бы сделать простой вывод: он недавно виделся с Джеймсом и…
        - Картина предельно ясна, - усталым голосом прервала ее Элли. - Можешь не продолжать.
        Девушки с наслаждением развалились в креслах. В этот поздний час они могли позволить себе немного передохнуть: в ресторане гремит музыка, уже вовсю работает бар, посетители либо ужинают, либо веселятся за рюмкой коньяка, если, конечно, решили остаться на ночь в отеле. Несколько минут назад Элли прошлась по залу ресторана и с удовлетворением отметила, что Тэкери с приятельницей по-прежнему сидят за столиком.
        - Джеймс не собирается разводиться с тобой, Бет, он тебя любит, - убежденно проговорила Элли.
        И она не кривила душой: в ней жила твердая уверенность, что, какими бы ни были разногласия между молодоженами, они обязательно со временем исчезнут. Бет и Джеймс полюбили друг друга с первого взгляда и уже целый год пребывали в счастливом браке. А ссоры - что ж, с кем не бывает.
        Элли немного помолчала, потом взглянула на Бет.
        - Слушай, сестренка, если ты действительно уверена, что Тэкери виделся с Джеймсом, почему бы тебе не спросить об этом его самого? Это куда проще. Ты же с ним знакома.
        - Как бы тебе объяснить?.. - Бет помедлила и покачала головой. - Знакома, да не совсем. Мы встретились всего лишь раз, год назад, на свадьбе. Он постоянно занят, так что и Джеймс не слишком часто его видел, хотя всегда с восторгом рассказывал о тех годах, что ему довелось на него работать… - Бет задумчиво прикусила нижнюю губу и вдруг спросила: - Может, ты с ним поговоришь, а? Ты же намного решительнее меня и…
        - Я вообще не знаю этого типа! - нетерпеливо отрезала Элли. - Если помнишь, я не смогла приехать на вашу свадьбу, потому что в последнюю минуту попала в больницу со своим несчастным аппендицитом.
        - Но я хотела отложить церемонию…
        - Перестань оправдываться, Бет. Я же не жалуюсь, а просто объясняю. - В голосе Элли послышалось раздражение. - Свадебная церемония была запланирована заранее, приглашения разосланы, да и вообще, такие важные события не принято откладывать из-за того, что кто-то из гостей не смог явиться.
        Бет протестующе всплеснула руками:
        - Что ты такое говоришь? Кто-то из гостей! Ты же моя сестра, а не просто гость.
        - Я тогда поговорила с Джеймсом и убедила его ничего не менять, - со вздохом произнесла Элли.
        - Ему не следовало соглашаться, - тряхнула головой Бет. - Он…
        - Бет, я не думаю, что так уж безумно важно, кто был, а кто не был на твоей свадьбе. Главное, что теперь вы оба на грани развода… О Боже! Прости меня, дорогая!
        Заметив, как побледнела сестра, Элли мгновенно раскаялась, что сгоряча произнесла ненавистное слово. Вот так всегда! Вечно ляпнет какую-нибудь несусветную глупость! Как говорится, что на уме, то и на языке. Видимо, поэтому в свои двадцать семь она так и не вышла замуж. Это не ее досужие вымыслы - в этом уверена и мама, тоже не отличающаяся особой щепетильностью в выборе выражений. И она права: еще не нашелся дурак, у которого хватило бы сил и выдержки терпеть язвительные реплики Элли.
        - Понимаешь, Бет, нет смысла толковать сейчас о твоей свадьбе, - уже гораздо мягче продолжила Элли. - Речь идет о том, что из-за этого чертова аппендицита я упустила возможность познакомиться с Дэниелом. И вот теперь человек, представляющий для нас двойную опасность, является в наш отель, а я не могу просто так с бухты-барахты подойти к нему и прямо в лоб спросить, что он тут, собственно, делает.
        Бет пожала плечами.
        - Не понимаю, почему не можешь. Насколько я тебя знаю, ты именно так всегда и поступала.
        Все правильно, подумала Элли, только одно ты упускаешь из виду, сестричка: Дэниел Тэкери разительно отличается от тех мужчин, с которыми мне раньше доводилось общаться. Как же, держи карман шире! Так он и станет передо мной отчитываться. Просто отвернется и посоветует не совать нос в чужие дела. А мне не останется ничего другого, как последовать этому совету. И еще одна немаловажная деталь: если я спрошу его о причине приезда, то тем самым приведу его в состояние боевой готовности. С этого момента он будет настороже.
        - Знаешь, что нам нужно сделать? То есть не нам, а тебе, - подчеркнуто поправила себя Элли и с воодушевлением пояснила: - Пригласи парня на ужин втроем - я, ты и он. Повторяю, Бет, ты его знаешь, я - нет, поэтому пригласить его должна ты. И не бледней, пожалуйста. Он гулял на твоей свадьбе, он - друг Джеймса. А ты, насколько я знаю, еще с ним даже не поздоровалась. - На лице Бет появилась растерянность, и Элли кивнула. - Понимаю, ты относишься к нему несколько настороженно, но приглашение поужинать будет абсолютно естественным, если поступит от тебя, и по-идиотски глупым, коль скоро это сделаю я.
        Кроме того, Элли все еще чувствовала себя не в своей тарелке из-за того, что без спросу вторглась в его номер и битых полчаса проторчала в шкафу. Пусть он не догадывается об этом, зато ей теперь не так-то просто оказаться с ним лицом к лицу.
        Бет никак не могла решиться.
        - Я… я не думаю, что он остановится у нас надолго…
        - В таком случае назначь ужин на завтра, - оборвала ее лепет Элли. Потом вылезла из кресла и разгладила строгую прямую юбку, едва доходившую ей до колен. - Мне пора в холл. Посижу за конторкой пару часиков, а ты тут обдумай мое предложение. Напоследок скажу: за дружеским ужином гораздо легче выяснить хотя бы один вопрос - виделся ли он с Джеймсом после того, как тот ушел из дома.
        В принципе последнее замечание было явно лишним, но сестру надо как-то подтолкнуть. Чтобы узнать истинные причины его появления, необходимо предпринять решительные действия, а пригласить Тэкери может только Бет.
        В этот поздний час в холле царила тишина, и Элли воспользовалась передышкой, чтобы хоть немного разобрать бумажные завалы, которым конца и краю не видно, когда на тебе содержание целого отеля.
        Им владели родители сестер, но два года назад отец перенес инфаркт, и доктора посоветовали ему на время отойти от дел. Мама не преминула воспользоваться случаем и увезла его в Испанию. «Больше он не будет работать! - решительно заявила она. Считайте, что папа вышел на пенсию». Родители передали отель дочерям - в равных долях, и Элли, приступив к делам, сразу поняла, как много сил отнимала гостиница у отца с матерью. У Элли теперь совсем не хватало времени на себя.
        - Добрый вечер, Элли, - раздался хрипловатый мужской голос. - Вас когда-нибудь можно увидеть не за конторкой?
        Элли так погрузилась в раздумья, что не заметила, как рядом остановился их шеф-повар Питер. Его вопрос настолько совпал с ее мыслями, что ей не сразу удалось изобразить на губах улыбку.
        Гостиничный ресторан был открыт не только для постояльцев, но и для любого жителя города; он-то в основном и приносил доход. Питер обладал такими фантастическими кулинарными талантами, что благодаря им и его высокой квалификации отель все еще держался на плаву. С тех пор как полгода назад сестры приняли на работу Питера, ресторан приобрел в городке широкую известность, поэтому Элли, естественно, не стала вдаваться в подробности, откуда этот человек прибыл и какие у него рекомендации, а только ежедневно возносила Господу благодарственные молитвы за то, что Питер трудится на их благо.
        - К сожалению, не так часто, как бы мне того хотелось, - с кислой миной ответила Элли.
        Она положила руки на стойку, опустила на них подбородок и остановила задумчивый взгляд на шеф-поваре. Питер был одним из немногих мужчин, на которых она, даже на высоких каблуках, могла смотреть снизу вверх; за метр восемьдесят ростом, этот сорокалетний человек обладал к тому же еще и привлекательной внешностью.
        Питер покачал головой.
        - Я очень надеюсь, что на сей раз вы наконец согласитесь пойти куда-нибудь со мной, Элли. Я тут изучил расписание дежурств и выяснил, что завтра вечером вы свободны…
        Шеф-повар имел все основания подчеркнуть, что не впервые приглашает Элли провести с ним вечер. Не то чтобы она находила этого высокого блондина недостойным ее внимания. Нет, напротив. Но зачем ей показываться на людях с человеком, с которым вместе работает, да и субординацию нужно соблюдать, ведь оба будут чувствовать себя крайне неловко, если в дальнейшем из их свиданий ничего путного не получится. А уж потерять такого искусного повара, как Питер, отнюдь не входило в ее планы.
        Кроме того, на завтрашний вечер у Элли были совсем другие виды, если, конечно, Бет не станет упрямиться. Ужин с Дэниелом - вот что ждет ее впереди.
        Элли с улыбкой принесла свои извинения:
        - Простите, Питер, но на завтра у меня назначена важная встреча. Право, мне очень жаль.
        Лицо Питера разочарованно вытянулось, но уходить он явно не торопился. Сегодня его смена закончилась, ресторан скоро закроется, в баре осталось всего несколько человек.
        - Ну вот, опять не повезло… - протянул шеф-повар. - И кто же этот счастливчик?

«Счастливчик» и сам еще не знал о предстоящем ужине, и Элли сильно сомневалась, что он посчитает себя таковым, когда узнает. Хотя… чем черт не шутит?.. В глубине души у Элли теплилась надежда, что из уважения к молодой жене своего закадычного друга он все-таки примет ее приглашение.
        - Вы его не знаете, - быстро проговорила Элли, неопределенно передернув плечами.
        Питер заинтригованно хмыкнул и с заговорщическим видом навалился на стойку. Карие глаза его озорно блеснули.
        - Вот оно что. Тайный любовник, да?
        - Ошибаетесь, - усмехнулась Элли. - На любовников - ни тайных, ни явных - мне не хватает времени…
        - Для меня есть сообщения? - прервал Элли резкий, холодный вопрос.
        Поглощенные разговором, Элли и Питер не видели, чтобы кто-либо подошел к конторке, но этот голос Элли узнала сразу - как-никак слышала его в двух шагах от себя, когда его обладатель беседовал с «крошкой», а потом, по телефону, со своей невестой. И вот ведь незадача - судя по презрительной мине гостя, Элли поняла, что его ушей достигла ее так некстати вырвавшаяся реплика о любовниках!
        Чтобы скрыть смущение, она медленно повернулась и пошарила в ящичке, на котором значился номер его комнаты.
        - Никаких сообщений, мистер Тэкери, - сказала она с широкой профессиональной улыбкой и тут только заметила женщину, стоящую поодаль с отсутствующим выражением лица. Ясно, это «крошка» с длинными ногами в дорогих шелковых чулках.
        Тэкери коротко кивнул и мельком, все с тем же неодобрением взглянул на Элли.
        - Если что - я в баре… - Он чихнул. - Черт побери! - Глаза его полыхнули голубым огнем.
        Элли все еще сохраняла на губах вежливую улыбку.
        - Похоже, вы подхватили простуду, мистер Тэкери. У нас есть кое-какие лекарства, и если вы…
        - Ничего я не подхватывал, - резко оборвал ее Тэкери. - Повторяю, в случае необходимости меня можно найти в баре.
        Он снова кивнул, повернулся и зашагал через холл к поджидающей его хрупкой блондинке с красивым лицом, которое сразу оживилось, как только Дэниел предложил ей руку. Еще секунда - и они исчезли за дверью бара.
        Следовательно, если позвонит невеста этого чопорного субъекта, его следует искать в баре, где он будет наслаждаться обществом своей «крошки», сердито подумала Элли. Еще не хватало врать несчастной Анжеле, чтобы выгородить этого надменного ловеласа! Ладно, где и с кем он торчит, Элли обойдет стороной, но пусть уж сам выкручивается и объясняет будущей жене, почему предпочел ее обществу бражничанье с подружкой…
        - Пожалуй, мне знакомо лицо этого типа, - медленно проговорил Питер, глядя сузившимися глазами вслед Дэниелу.
        Питер состоял в штате отеля, поэтому Элли решила, что глупо скрывать от него имя приехавшего, которое он и без ее помощи может легко узнать. К тому же кто она такая, чтобы хранить подобные тайны после того, как только что рылась в его вещах?
        - Это Дэниел Тэкери, - холодно сообщила она.
        - Тот самый Дэниел Тэкери? - присвистнул шеф-повар.
        Интересная реакция! Хотя… Тэкери был преуспевающим бизнесменом, владельцем шикарных ресторанов, называться завсегдатаями которых считали за честь «сливки общества». Мда, наверное, о нем действительно можно сказать тот самый.
        - Вот именно, - коротко подтвердила Элли и, так как предмет обсуждения уже сидел в баре в обществе эффектной блондинки, перенесла все свое внимание на Питера.
        Тот снова тихо свистнул сквозь зубы.
        - Поня-я-ятно. Но что человеку его масштабов понадобилось в нашем сонном царстве, хотелось бы мне знать…
        Вот именно это и интересовало Элли больше всего.
        - Что? - резко переспросила она. - Анонимность, вот что! Я имею в виду - если его намерения относительно той дамы не слишком… серьезны. - Элли презрительно фыркнула.
        Брови Питера медленно поползли вверх.
        - Лично мне она показалась красавицей.
        Тоже сказал: красавицей! Да она просто великолепна! Стройная, с фигурой богини, с длинными точеными ножками и прекрасным свежим лицом. В каких бы отношениях эта
«крошка» ни была с Дэниелом Тэкери, ей хорошо известно о его предстоящей женитьбе и о существовании Анжелы, что следовало из разговора, который Элли невольно подслушала в номере бизнесмена.
        - Они не женаты, - неохотно поведала Питеру Элли. Только так она смогла объяснить резкость своего тона. Вдаваться в подробности она не стала. Если сказать о невесте Тэкери, пришлось бы признаваться и во всем остальном - и о шкафе в том числе.
        Питер усмехнулся и придвинулся ближе к хозяйке.
        - А зарегистрировались наверняка как мистер и миссис Смит, не так ли? - спросил он и как-то нелепо подмигнул.
        В ответ Элли уныло улыбнулась.
        - Есть в этом человеке что-то такое, от чего я начинаю невольно раздражаться.
        Слабо сказано - раздражаться! Стоило ему появиться в непосредственной близости от Элли, как ее попросту начинало трясти. Он явно действовал ей на нервы, вызывал какое-то подспудное отвращение.
        Все еще усмехаясь, Питер снял локти со стойки и выпрямился.
        - Судя по светским хроникам в газетах, у женщин он обычно вызывает совсем другую реакцию!
        - Из этого можно сделать вывод, что я сильно отличаюсь от дам из его общества, - съязвила Элли. Глаза ее вспыхнули зеленым огнем. - К тому же он предпочитает миниатюрных блондинок, - презрительно добавила она.
        - В отличие от меня. Мне нравятся высокие женщины с рыжими волосами. - Питер окинул Элли оценивающим взглядом и сразу же забыл о преуспевающем бизнесмене. - Вы уверены, что мне так и не удастся вытащить вас завтра поужинать со мной?
        Питер, может, и забыл о существовании Дэниела, а вот Элли не могла не думать о человеке, на ужин с которым возлагала такие большие надежды.
        - Мы могли бы пойти с вами в какой-нибудь ресторан. А если вы согласитесь посетить мое жилище, я накормлю вас великолепным ужином, - настаивал на своем Питер.
        Искушение, конечно, велико, от такого предложения ни одна мало-мальски нормальная женщина ни за что бы не отказалась. Но встрече с Тэкери Элли придавала куда большее значение.
        - Мне очень жаль, Питер, - она снова одарила его полной сожаления улыбкой, - но завтрашний вечер у меня действительно занят.
        Хочется верить, что так оно и будет! - подумала она.
        - Ладно, ничего не поделаешь. Я всегда нутром чую, когда не надо торопить события. Как-нибудь в другой раз. - Он бросил взгляд на часы. - А сейчас мне пора домой, а то моя кошка станет тревожиться, не нашел ли я себе киску получше.
        Элли от души рассмеялась.
        - Увидимся через пару дней.
        Он кивнул.
        - Желаю хорошо провести завтра время, Элли, чем бы вы ни решили заняться, - сказал он и, перед тем как уйти, опять хитро ей подмигнул.
        Глядя вслед шеф-повару, Элли покачала головой. Нет слов, Питер несколько преступает границы дозволенного, но ей нравились его беззаботные, веселые подтрунивания. Черт побери, если бы не ее задумка с завтрашним ужином, она бы, наверное, приняла его приглашение…
        - Не могли бы вы организовать для меня завтра утром телефонный разговор? - прозвучал возле ее уха хрипловатый голос, к которому - увы! - она уже начала привыкать.
        Элли медленно повернулась к Тэкери и встретила его холодный взгляд. Какого черта? Он ведь всего несколько минут назад скрылся за дверью бара… Элли непонимающе уставилась на него.
        - Вы меня слышите? Телефонный разговор. Утром, - нетерпеливо повторил магнат. - Надеюсь, вы справитесь с этим несложным заданием?
        От неприкрытого едкого сарказма щеки Элли вспыхнули; чтобы в ответ не ляпнуть какую-нибудь грубость, она закусила губу и через секунду натянуто ответила:
        - Постараюсь справиться.
        - Отлично. В половине восьмого. И кофе, - сухо добавил он и, сморщившись, громко чихнул.
        Элли автоматически написала в своем блокноте: «8.30 + 2 кофе».
        - Кофе для одного, - поправил Тэкери, взглянув на запись, и губы его скривились в язвительной ухмылке. - Моя гостья уехала, - сухо пояснил он, заметив, как Элли заглядывает через его плечо в поисках миниатюрной блондинки.
        От стыда, что он застал ее на месте преступления, Элли готова была провалиться сквозь землю. А между прочим, нет ничего странного в том, что она сочла, что, если они проводят время вместе, «крошка» переночует в номере Тэкери. А он стоит тут и пялится на нее своими идиотскими синими глазищами!
        - Если вы сверитесь с регистрационным журналом, то убедитесь, что я забронировал номер на одного человека - на себя самого, - тихо произнес он и снова разразился чиханьем.
        Так, надо собраться, приказала себе Элли. И, сделав глубокий вдох, устремила взор на Дэниела.
        - Номер полностью оплачен, мистер Тэкери, - спокойно молвила она, - вне зависимости от количества проживающих.
        - Вот как? - спросил Дэниел, подняв брови. - В таком случае… - Он чуть помедлил и через стойку наклонился к ней. - Не согласитесь ли подняться ко мне? На чашечку кофе, - добавил он, обнаружив, что глаза Элли начали медленно вылезать из орбит.
        Отлично! Сперва - блондинка. Потом - невеста. После чего опять блондинка. А теперь вот - она. Какой любвеобильный мужчина! Он что, свихнулся? Решил, что раз ни невесты, ни блондинки в данный момент под рукой не оказалось, то скоротать вечерок он может с ней?
        Элли растянула губы в деланной улыбке и как можно вежливее произнесла:
        - Мне кажется, у вас начинается сильнейшая простуда, мистер Тэкери. Смею заверить, что, если перед сном вы проведете полчаса в обществе жаропонижающих лекарств и горячего грога, а не женщины, вам это гораздо больше пойдет на пользу.
        Она с вызовом встретила его невозмутимый взгляд. Что уж говорить - нервы у него явно свиты из стальных канатов!
        Отказ нисколько его не смутил.
        - Позвольте мне самому судить, что мне на пользу, а что во вред, - высокомерным тоном произнес Тэкери. - И, как я уже говорил ранее, у меня нет никакой простуды. - Не успел он закончить тираду, как опять чихнул и хрипло добавил: - Кстати, если вы все же согласитесь выпить со мной чашку кофе, будьте так добры, смойте ваши духи. У меня аллергическая реакция на «Сапфир». - Дэниел скорчил гримасу. - Видите ли… гм… Элли, - пояснил он, прочитав ее имя на значке, приколотом к блузке, - я от их запаха чихаю. - И он устремил на нее немигающий взгляд.
        Элли открыла рот, затем закрыла его. И опять открыла. Но так и не смогла издать ни звука.
        Господь всемогущий! Он чихал, когда она регистрировала его по приезде. И в номере тоже чихал.
        А она, сидя в его шкафу, была надушена «Сапфиром»!
        Следовательно, он сделал вывод, что приступы аллергии накатывают на него всякий раз, как она оказывается рядом? Значит, он знает, что она находилась в его номере? Знает?
        Элли сидела как завороженная. Поскольку пауза затянулась, Тэкери пожал плечами и сказал:
        - Как бы то ни было, довожу до вашего сведения, что еще некоторое время не лягу спать. И если вы передумаете и все-таки захотите выпить со мной кофе… или просто немного поболтать, - добавил он ехидно, как показалось Элли, - поднимайтесь. Только не забудьте о духах. - С этими словами он повернулся и направился к лифту.
        Элли почувствовала, что бледнеет. Ее тело настолько напряглось, что девушка даже не могла шевельнуть пальцем в ответ на его приветственно поднятую руку. Просто тупо стояла и смотрела, как дверцы лифта закрываются за ним.
        Так знает он или нет?



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        - Как жаль, что у Питера сегодня выходной, - в сотый раз сказала Бет и нахмурилась, с трудом выковыривая косточку из авокадо, стараясь не повредить при этом сам плод. - Его кулинарные изыски нам бы очень пригодились: может, они смягчат Дэниела Тэкери и он станет разговорчивее. А мы сможем вытянуть из него все, что нам нужно.
        Косточка наконец поддалась и, выскочив из авокадо, покатилась по кафельному полу. Бет досадливо поморщилась.
        К вящему ужасу Элли, Тэкери согласился поужинать с ними. Бет отловила его еще утром, как раз перед тем, как он отправился на деловую встречу, и, по словам сестры, он очень обрадовался приглашению.
        Все это, конечно, прекрасно, думала сейчас Элли, но после его наглых реплик накануне вечером у нее начисто пропало всякое желание снова увидеться с ним. Если этот тип и не знал наверняка, то по крайней мере догадывался о ее присутствии в своем номере. Иначе зачем бы ему упоминать о духах и намекать, что он не прочь с ней поболтать?
        Вчера, как только Элли пришла в себя после всего происшедшего, первым порывом было немедленно, с самым невинным видом подняться к нему. По крайней мере она смогла бы выяснить, что ему известно, а что - нет. Однако здравый смысл взял верх над эмоциями: Элли поняла, что нужно держаться от его апартаментов как можно дальше. Только так она избежит неприятных вопросов.
        Но, прежде чем Элли успела предупредить сестру, что передумала насчет совместного ужина, Бет примчалась и сообщила радостную новость: Тэкери согласен!
        - Видишь ли, - рассеянно проговорила Элли, стоя за кухонным столом, - он вчера ужинал в нашем ресторане и уже успел познакомиться со стряпней Питера.
        - Да, но если мы с тобой даже встанем на уши, нам ни в жизнь не изобразить ничего, что может хоть чуточку сравниться с его блюдами! - сокрушенно простонала Бет. Она подняла косточку с полу и с омерзением швырнула ее в мусорный бачок.
        Элли старательно чистила креветки, гарниром к которым должны были служить плоды авокадо.
        - Так накачай его вином, вот он и разговорится, - пожала она плечами. - Займешься этим сама. Я ведь уже говорила, что мне придется дежурить внизу, так что занимай гостя одна, сестренка.
        Никогда еще Элли так не ликовала, как сегодня, когда ей сообщили о болезни двух служащих, один из которых и должен был дежурить. От восторга Элли чуть не захлопала в ладоши. Теперь ей не придется несколько часов кряду сидеть бок о бок с Тэкери и поддерживать светскую болтовню, не говоря уже о том, чтобы выпытывать, за каким чертом он сюда явился!
        А впрочем, наплевать ей на это! Все равно он не сможет купить их отель, если они не дадут на то согласия, а уж они-то его, естественно, не дадут. У Бет свой интерес к Дэниелу Тэкери, и это ее личное дело: сестре не обязательно присутствие Элли, чтобы спросить, встречался ли тот недавно с ее мужем.
        - Но до десяти вечера спускаться вниз не обязательно, - запротестовала Бет. - У тебя достаточно времени, чтобы поужинать с нами.
        - Верно, - согласилась Элли, - однако одна из барменш тоже заболела, поэтому…
        - Отправь туда Дорис, - прервала ее сестра. - Она уже не раз подменяла персонал и прекрасно разберется, что к чему. А мы с тобой займемся комнатами, дел там немного, к ужину успеем.
        Иногда Элли страстно желала, чтобы Бет проявляла поменьше рвения, подкрепленного железной логикой. Но они обе росли и воспитывались в этой гостинице, с малых лет примечали, как управляются с делами родители, и учились выходить из любого положения. Вот и сейчас Бет привела вполне разумные аргументы, просто Элли искала любой повод, чтобы увильнуть от ужина с Тэкери.
        Еще лучше - вообще не встречаться с ним до самого его отъезда. На душе у нее скребли кошки. Ведь знает он, знает, что она прокралась в его номер! А если так, то ни за что не допустит подобного вопиющего нарушения прав человека и не даст этому факту пройти незамеченным.
        - Элли, заканчивай быстрее возню с креветками, и приступим к цыплятам, - нетерпеливо бросила Бет, прерывая ход ее мыслей. - Взгляни на часы - уже семь, а нам еще прибираться в комнатах!
        Значит, сестрица все решила за нее. Дьявол! Но больше никакие отговорки на ум не приходили. Разве что заявить прямо в лоб, что не желает она общаться с этим человеком?.. Даже если бы не позорное сидение в шкафу, в этом типе все равно ее что-то настораживает, отталкивает, раздражает…
        Элли даже не пикнула, когда Бет вызвалась убираться на третьем этаже, оставив ей второй, где, естественно, находился номер Тэкери. Уж если судьба повернулась к ней спиной, придется терпеть.
        Чтобы не столкнуться с мистером Тэкери нос к носу, Элли сперва благоразумно позвонила в его номер. К трубке никто не подошел. Как никто не откликнулся и на ее нарочито громкий стук в дверь. И на том спасибо. Значит, он еще не вернулся. Хотя, конечно, странно, если он собирается поужинать с ними в восемь. Сейчас половина восьмого…
        Номер сиял безупречной чистотой. Даже трудно поверить, что комнаты обитаемы, думала Элли, оглядываясь вокруг. Ни разбросанных вещей, ни скомканных бумаг и газет. Может, уехал? Да нет же, она бы первая узнала о столь радостном событии и вздохнула бы с облегчением. О Боже! Всего через полчаса она усядется за стол с человеком, который действует ей на нервы с того самого момента, как появился в отеле!
        Ладно, надо быстренько приготовить постель на ночь и убираться восвояси. Не хватало еще, чтобы Дэниел Тэкери сейчас вернулся и застал ее здесь!
        Едва Элли взялась за покрывало, как услышала, что дверь в спальню открылась. Она резко повернулась. На побледневшем лице застыл ужас. Вообще-то сегодня ей нечего дергаться, она всего лишь исполняет свои обязанности, но…
        Она ошиблась: дверь открылась не в спальню, а в ванную, вернее, из нее. На пороге стоял Дэниел Тэкери - с волос стекает вода, и он - о Боже! - абсолютно гол!
        Элли замерла, дыхание сперло. Он… она… они… Господи, помоги мне!
        Дэниела ее присутствие в спальне тоже не привело в восторг. Сердитая мина омрачила его красивое надменное лицо; он хмуро уставился на Элли и процедил сквозь зубы:
        - Опять вы!
        Элли не настолько оправилась от потрясения, чтобы отреагировать на слово «опять». Ее взгляд приклеился к лицу Тэкери, старательно избегая его наготы. Позже будет время вспоминать гладкие мускулы на загорелом теле и темные влажные волосы на груди. Теперь же надо объяснить, что она тут делает, и убежать поскорее!
        - Я звонила, потом стучала в дверь, - беспорядочно затараторила Элли. - Никто не отзывался, и поэтому…
        - Я принимал душ, - сухо пояснил он очевидное, не предпринимая никаких попыток чем-нибудь прикрыться. - Однако, насколько мне помнится, мое приглашение распространялось на вчерашний вечер. Сегодняшний мы не обсуждали.
        Краска жаркой волной залила лицо Элли, едва до нее дошел смысл его слов.
        - Горничной надо было приготовить вашу постель…
        Темные брови над пронзительно-синими глазами чуть приподнялись.
        - Так почему же она не сделала этого?
        Взял бы да накинул халат, что ли! Выставился напоказ, раздраженно подумала Элли. Ему-то, естественно, не впервой общаться с женщинами в чем мать родила, а вот она не привыкла лицезреть совершенно голых мужиков!
        - По той причине, что сегодня вечером я взяла на себя ее обязанности, - выпалила Элли. - Она сейчас помогает в баре, потому что кое-кто из персонала заболел и…
        - Ладно, Элли, - устало произнес Тэкери, - не берите в голову. Мне картина ясна. Вы… - Зазвонил телефон, стоявший на прикроватной тумбочке. Дэниел нахмурился и нетерпеливо сказан: - Ну, чего вы ждете? Возьмите же трубку, а я пока оденусь.
        Элли с облегчением перевела дыхание. Наконец-то догадался! Но за кого он ее принимает? За личного секретаря? Она оказалась тут просто в силу стечения обстоятельств, она…
        Телефон продолжал звонить.
        - Элли! Немедленно возьмите трубку! - повысил голос Тэкери и начал рыться в шкафу в поисках одежды.
        Элли схватила трубку.
        - Апартаменты Томсонов, - машинально проговорила она, старательно отводя глаза от голого зада постояльца. Не хватало еще смотреть, как он одевается! В этом есть что-то интимное, но даже намека на интимность не должно быть между ней и этим человеком.
        Женский голос на другом конце провода звучал так же нетерпеливо, как и у самого Тэкери минуту назад.
        - Ну вот! Звоню в номер Дэниела Тэкери, а меня неправильно соединяют! Не могли бы вы связать меня с администрацией? - резко воскликнула женщина. - Или мне положить трубку и начать все сначала?
        Судя по тону, подобная перспектива ей явно не улыбалась.
        - Не надо перезванивать. Вы попали в номер мистера Тэкери, - сказала Элли, бросив умоляющий взгляд на Дэниела.
        К счастью, он успел влезть в трусы, хотя это черное, облегающее тело белье мало что меняло. Вот если бы она увидела его в таком виде на пляже или в бассейне - другое дело, но здесь не пляж и не бассейн. Они находятся в спальне - совершенно одни, если не считать звонившей женщины.
        - Но сейчас… сейчас… он не может сейчас подойти к телефону, - запинаясь, сказала Элли, чтобы хоть как-то протянуть время, потому что Тэкери, и шагу не сделав по направлению к аппарату, продолжал выкладывать на кресло вечернюю одежду. - Он… он…
        - Как это - не может подойти? - оборвала ее женщина. - Он - что?
        - Спасибо, Элли. - Дэниел наконец-то забрал трубку из ее дрожащих пальцев и поднес к уху. - Как я понимаю, это ты, Анжела? - сухо проговорил он. - Глупый вопрос. Кто-то из гостиничного персонала… Естественно, женщина, - констатировал он, окинув Элли насмешливым взглядом. - Ты очень догадлива, Анж… Нет, я ничего не затеваю… Слушай, - терпеливо сказал он через несколько секунд, - может, хватит, ежедневно напоминать мне о дате свадьбы? Я прекрасно осведомлен и помню: она состоится через десять дней!
        Свадьба… Боже, конечно же, этот тип скоро женится. Через десять дней, как он сам только что сказал.
        Элли стояла, не в силах оторвать глаз от его сильного тела, от которого исходил чистый - без всяких там одеколонов, дезодорантов и других средств! - аромат, и всем своим существом воспринимала истину, что он красив и великолепно сложен… Нет, надо поскорее прогнать наваждение. Он разговаривает со своей невестой, с девушкой, которая вот-вот станет его женой! Элли тряхнула головой. Нужно уйти, скрыться…
        - Эй, вы куда?
        Элли почти удалось незамеченной добраться до двери; еще секунда - и она на свободе. Только потому, что Дэниел повысил голос, она поняла: последний вопрос обращен к ней. Элли замерла на месте, потом повернулась и от дверей взглянула на него. Дэниел смотрел на нее сузившимися глазами, прикрыв ладонью телефонную трубку.
        - Повторяю: куда вы направляетесь? - ровным тоном поинтересовался он. Элли с отчаянием бросила взгляд на дверь, словно за ней крылось ее спасение. - Мне показалось, что вы должны приготовить постель, или я ошибся? - Теперь в его голосе звучали насмешливые нотки.
        Ее глаза полыхнули по нему зеленым пламенем.
        - По-моему, вы вполне справитесь с этой задачей сами! - выпалила она.
        Он вызывающе ухмыльнулся.
        - Ну и тон! И за что только хозяйка платит вам жалованье?
        На щеках Элли мгновенно вспыхнули два ярких алых пятна. Да кто он такой, черт побери! Что себе позволяет?.. И тут до нее дошло: он не знает, что она - сестра Бет и совладелица отеля. Видимо, не ожидал, что хозяйка может сидеть за конторкой и стелить в номерах постели!
        И тут ее осенило: если он не понял, что Элли - старшая сестра Бет, значит, не подозревает, что она будет сегодня третьей за ужином, а раз так…
        - Теперь доложите администрации, что я плохо справляюсь со своими обязанностями, - раздраженно произнесла Элли, направляясь к кровати. Голову она намеренно опустила, чтобы Тэкери не увидел в ее глазах смешинки. - А если меня уволят, что станется с моим муженьком и семерыми детишками? - с укором спросила она.
        Губы Дэниела скривились.
        - Вы слишком молоды, чтобы нарожать семерых, - недоверчиво усмехнулся он.
        Элли встретила его взгляд с самым невинным видом.
        - Выскочила замуж совсем девчонкой.
        - В таком случае, думаю, вам тогда было…
        - По-моему, вы не закончили разговор, - беспечно напомнила ему Элли. - А меня еще ждет уборка в остальных номерах. - Приготовив его постель, она направилась к двери. - Надеюсь, вы приятно проведете время в нашем отеле, мистер Тэкери. - Лучезарно улыбнувшись, она взялась за ручку.
        - Я тоже надеюсь, - медленно протянул Дэниел, но по его голосу Элли поняла, что он в этом сомневается.
        Не оглядываясь, Элли вышла с гордо поднятой головой, не чувствуя себя больше ущербной в обществе Дэниела Тэкери. Пусть сколько влезет размышляет, находилась ли она накануне в его спальне, но сегодня она уж точно там побывала - и не пряталась от него. Итак, если он попробует ее уличить, можно сослаться на то, что в его отсутствие она убирала номер, а духи ее отличаются большой стойкостью. Потому он и чихал.
        Главное преимущество Элли в том, что он не разобрался, что к чему, не понял, что она вовсе не горничная, а совладелица отеля и сегодня ему предстоит с ней ужинать. Элли вздохнула с облегчением, теперь она ощущала себя гораздо свободнее. Чувство неловкости испарилось. Напротив, она с нетерпением ждала вечерней встречи.
        Чуть позже Элли, мурлыча под нос веселую песенку, порхала по кухне, украшая уже готовый десерт. Бет хмуро наблюдала за ней.
        - Кажется, за последние полчаса ты несколько взбодрилась, - прищурилась она.
        Элли беспечно пожала плечами.
        - Меня немного беспокоила проблема с заболевшими служащими, сестренка, но сейчас все самым лучшим образом уладилось, и мы обе можем расслабиться. Пойду переоденусь. Ты тут справишься без меня?
        - Конечно, - ответила Бет, с подозрением глядя на сестру. - Однако зачем тебе переодеваться? Не понимаю.
        На Элли все еще были строгая блузка и прямая юбка, в которых она провела весь долгий рабочий день. Но уж если она окончательно решила привести в замешательство Дэниела Тэкери, то надо соответственно выглядеть. А она намеревалась поставить этого сноба на место и надеялась выбить почву у него из-под ног.
        - Просто хочу переодеться - и все. Я не задержусь.
        Не желая выслушивать возражения сестры, Элли поспешила к себе и, быстро приняв душ, надела черное облегающее платье, едва доходившее до колен и открывавшее длинные, стройные ноги, которыми Элли имела все основания гордиться. Волосы она вымыла еще с утра, и теперь они блестящей шелковой волной падали на плечи. Элли слегка припудрила щеки, подкрасила ресницы и чуть тронула помадой губы. Бросив последний взгляд в зеркало, она осталась довольна полученным результатом: на нее смотрела невозмутимо-спокойная, элегантная и - что тут лукавить? - красивая женщина.
        Теперь поглядим, как воспримет Дэниел Тэкери невзрачную горничную, нарожавшую семерых ребятишек!
        Из их с Бет общей гостиной доносились оживленные голоса. Вот и отлично - значит, сестре удалось занять гостя разговором. Элли вскинула голову и открыла дверь.
        Нахмурившись, бизнесмен оглянулся и встал, всем своим видом демонстрируя недовольство, что их прервали. Потом морщинки разгладились, и на лице появились смущение и замешательство. Ага, он ее узнал! Но что она сестра Бет, похоже, не догадывается.
        - Элли! - с облегчением воскликнула Бет. Видимо, она не так уж хорошо чувствовала себя в его обществе, как хотела показать. - Наконец-то! А это Дэниел.
        Бедняжка! Нелегко ей дались те сорок минут, что Элли прихорашивалась. Ну ничего, теперь они вместе и, конечно, с достоинством проведут задуманный ужин.
        - Очень приятно, - не делая никакой попытки вложить хоть немного искренности в свои слова, произнесла Элли. - Не припомню, чтобы нас официально представляли. - Она наконец вошла в комнату и протянула гостю руку. - Я Элли, сестра Бет. А вы, как я понимаю, старый приятель Джеймса.
        Заметив, как при слове «старый» губы Дэниела сжались в тонкую полоску, Элли удовлетворенно улыбнулась. Не то чтобы его можно было назвать старым - лет ему, наверное, тридцать-тридцать пять, - но в ее намерения входило держать Тэкери в напряжении, сбить спесь с этого безупречно красивого мужика.
        Протянутую руку Дэниел пожал чуть крепче, чем следовало, - на секунду ей даже стало больно.
        - Вы совершенно не похожи друг на друга, - негромко промолвил он, отпуская ее ладонь. Потом с головы до пят окинул Элли внимательным взглядом. - Никогда бы не подумал, что вы сестры.
        Бет широко улыбнулась.
        - О, нам многих удалось одурачить своим несходством, - радостно сообщила она.
        Девчонками они ходили в одну школу; и ученики, как и преподаватели, только диву давались, что у маленькой блондинки Бет такая высокая рыжеволосая старшая сестра.
        - Неудивительно, - медленно протянул Тэкери, все еще не сводя сузившихся глаз с Элли.
        В темно-синем костюме, голубой рубашке и тщательно повязанном галстуке он выглядел просто блестяще. Темные волосы успели высохнуть и теперь, аккуратно зачесанные назад, открывали высокий лоб.
        - Пойду посмотрю, как там цыплята, и начну подавать на стол, - с лучезарной улыбкой заявила Бет и чуть не бегом выскочила из гостиной. Очевидно, ей не терпелось поскорее приступить к главной части вечера.
        С ее уходом в комнате воцарилось молчание. Дэниел по-прежнему внимательно изучал Элли, а та с поразительным спокойствием выдерживала его изумленный взгляд. Интересно, что он сейчас испытывает? Неловкость за выводы, так поспешно сделанные раньше? Хотя нет, что это она! Независимо от обстоятельств вряд ли Тэкери знакомо чувство смущения.
        - Куда же подевались муженек и семеро детишек? - сухо спросил он, прервав наконец затянувшееся молчание.
        Она отстраненно пожала плечами и легкомысленно бросила, не скрывая насмешки в изумрудных глазах:
        - Знаете, так уж случается в жизни - сегодня муж есть, а назавтра исчезает.
        - Это ваша отличительная семейная черта? - поинтересовался Дэниел.
        Откинув голову назад, Элли нахмурилась.
        - Боюсь, я не совсем поняла…
        Дэниел хмыкнул.
        - Ну, Джеймс и ваша сестра тоже недолго прожили вместе и вот теперь расстались.
        Ах, вот какой смысл он вложил в ее слова! Губы Элли непроизвольно скривились.
        - Мне кажется, это их личное дело, не так ли? - многозначительно проговорила она. Если его прислал Джеймс, пусть не заблуждается относительно ее мнения о подобном бестактном вмешательстве.
        Дэниел коротко кивнул.
        - А вы, оказывается, и не регистраторша, и не горничная, а сестра Бет… - медленно произнес он.
        Его тон не понравился Элли. Она бросила на него раздраженный взгляд.
        - Представьте себе - да! Я сестра Бет.
        - Джеймс рассказывал о вас, - спокойно заметил Дэниел.
        Элли свела брови на переносице, стараясь по выражению лица гостя догадаться, кроется ли в его реплике потаенный смысл, и решила, что наверняка кроется, хотя Тэкери и напускает на себя равнодушный вид. Ну и пусть. По крайней мере можно выведать то, что больше всего интересует сестру.
        - Ну, и как поживает мой зять? - сдержанно спросила она.
        - Когда я его видел в последний раз, поживал он неплохо, - последовал уклончивый ответ.
        Объяснять, когда именно состоялась их встреча, Дэниел явно не намеревался. Догадайся, мол, сама - может, много месяцев назад, задолго до того, как Бет и Джеймс расстались, а может… Элли не покидало ощущение, что виделись друзья совсем недавно.
        Несколько секунд они в полном молчании смотрели друг на друга, потом Элли отвела глаза.
        - Выпьете чего-нибудь, пока мы не сели за стол? - с подчеркнутой вежливостью предложила она.
        - Благодарю. Ваша сестра уже угостила меня вином. - Тэкери указал на пустой бокал на кофейном столике. - Но я с удовольствием налью вам вина, если не возражаете.
        В его голосе Элли уловила тень насмешки, как будто он прекрасно понимал, насколько она сейчас нуждается хотя бы в одном-единственном глоточке, чтобы расслабиться. Да, от его чуткого взгляда ничто не укроется. Недолго же он выглядел смущенным, быстро опомнился от шока, узнав, что они с Бет - родные сестры.
        - Такого я допустить не могу, - медоточиво изрекла Элли. - В конце концов, вы же наш гость.
        - Вы совершенно правы, - сдержанно признал Дэниел. - Кстати, судя по тому, что я еще ни разу не чихнул, вы не душились «Сапфиром».
        Элли осторожно взглянула на него.
        - Да, раз вы страдаете приступами аллергии. К тому же у меня есть и другие духи, не только «Сапфир».
        Она небрежно повела плечами, хотя и почувствовала некоторое беспокойство. Уж лучше не обсуждать с ним скользкую тему духов, вызывающих у него аллергию. А то еще начнет сейчас задавать каверзные вопросы, почему последние два дня он так расчихался.
        Губы Дэниела скривились.
        - Спасибо, очень любезно с вашей стороны.
        - Временами я бываю любезной, мистер Тэкери…
        - Зовите меня Дэниелом, пожалуйста, - ровным голосом произнес он, но глаза его насмешливо сверкнули.
        - Хорошо, пусть будет Дэниел, - согласилась Элли. Потом плавной походкой подошла к столику, куда Бет поставила поднос с напитками. - Пожалуй, налью нам обоим вина, - сказала она, всей душой надеясь, что удачно отвлекла его внимание от этих чертовых духов. Чтобы они провалились, в самом деле! После всех неприятностей, что они натворили, Элли скорее застрелится, чем надушится «Сапфиром» еще раз!
        И куда, интересно, запропастилась Бет? Всего-то и дел, что проверить, как там цыплята, да принести креветки с авокадо. Неужели на это требуется столько времени?
        - Ваше здоровье, - провозгласил Дэниел, как только оба бокала были наполнены. - И за несомненно приятный ужин, который нас ожидает, - прохладно добавил он.
        А вдруг Тэкери догадался, что ни ей, ни Бет не так уж и хочется делить с ним трапезу? С его-то интуицией догадался наверняка. А тут еще сестрица удрала на кухню, поджав хвост. Как же его развлекать?
        - Ваше здоровье, - эхом отозвалась она, умышленно пропуская мимо ушей замечание о
«несомненно приятном ужине».
        Ничего приятного от этого вечера ждать не приходится. Лично ее «непринужденная» беседа с Тэкери уже до смерти утомила, да и Бет, видимо, не получила особого удовольствия от общения с ним. Что и говорить, прелестно они проведут время втроем!..
        - Может, присядем? - предложила Элли и опустилась в одно из кресел, грациозно положив ногу на ногу.
        Дэниел удобно расположился напротив и снова уставился на нее. По всей видимости, никакой неловкости он не испытывал. После небольшой паузы он задумчиво произнес:
        - Что-то не припомню, чтобы видел вас на свадьбе.
        Как будто, если бы увидел, непременно запомнил!
        Хотя как знать? С самого первого момента между ними словно пробежала электрическая искра.
        - К сожалению, я была нездорова и потому не смогла присутствовать на церемонии, - сказала она.
        Брови Дэниела взлетели вверх.
        - Настолько нездоровы, что не пришли на свадьбу родной сестры?
        Уловив в его тоне осуждение, Элли нахмурилась.
        - Да. Настолько.
        Еще не хватает оправдываться перед ним. Сейчас, разбежалась!
        - Должно быть, сестру ваше отсутствие сильно огорчило, - заметил он, словно бросая ей вызов, и добавил, вопросительно изогнув бровь: - Но, насколько я помню, ваши родители нашли возможность ради столь важного события приехать аж из Испании, не правда ли?
        - Да, - не сразу ответила Элли.
        Конечно, родители приехали на свадьбу младшей дочери. И после нее остались на несколько недель, чтобы разгрести накопившиеся дела: ведь Элли находилась в больнице, а Бет укатила в свадебное путешествие.
        Дэниел кивнул.
        - Значит, когда ваш отец заболел, они передали управление отелем вам?
        - Да, - теперь уже более осторожно проговорила Элли.
        Слишком уж много он знает об их семье. Не иначе, наводил справки.
        - Должно быть, вы с сестрой полностью доверяете друг другу, - продолжал Тэкери, как бы размышляя вслух.
        Они с Бет всегда были очень близки. Почему-то в данный момент Элли чувствовала себя так, словно подвергается допросу с пристрастием. Какое дело этому типу, была ли она на свадьбе сестры или нет? Чего сует нос куда не надо? Она пожала плечами.
        - По крайней мере Бет поняла, почему я не смогла явиться.
        - Вот как?
        Теперь он даже не скрывал уничтожающей иронии.
        - Я… - еще больше нахмурилась Элли.
        - Ужин готов! - объявила появившаяся в дверях Бет. Она ослепительно улыбалась, не подозревая, какую накаленную обстановку только что разрядила.
        Элли нутром чуяла, что Дэниел Тэкери чего-то от нее требует, чего-то ждет. И что это не имеет ничего общего с ее пребыванием в его номере - ни сегодня, ни вчера вечером.
        Так в чем же дело?



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        - Ну и вечерок выдался! Просто ужас какой-то! - простонала Бет и плюхнулась в кресло, прижав ладони к щекам.
        Сестра немного преувеличивает, подумала Элли, но, впрочем, от истины она ушла недалеко - Элли случалось проводить время поинтереснее. Взять, к примеру, походы к дантисту, которые она так ненавидела. Так вот, сегодня она предпочла бы, пожалуй, сидеть в зубоврачебном кресле, чем за столом в собственной гостиной в обществе этого субъекта с безупречными манерами и недоступностью моллюска, укрывшегося за непроницаемыми створками своей раковины.
        Едва их маленькое общество принялось за ужин, они с Бет закидали Дэниела вопросами о Джеймсе. И это выглядело вполне естественным, если принять во внимание, что Джеймс - единственная ниточка, связывавшая всех троих. Однако вместо того, чтобы дать внятные ответы, Дэниел пустился в воспоминания о том, как друзья учились в школе, а потом вместе работали. Кое-какие эпизоды Элли нашла достаточно забавными, но сестры ожидали услышать от него совсем другое.
        Что касается заинтересованности Тэкери в гостиничном бизнесе, то от этой темы он вообще предпочитал всячески увиливать, переводя разговор на отель, гостем которого сейчас оказался. Причем делал это настолько искусно, что не отвечать на его вопросы было невозможно.
        Поначалу подобная настырность казалась Элли весьма подозрительной, но вскоре она поняла, что больше всего Дэниела занимают забавные истории, которые у них время от времени случались, как и в любом подобном заведении. Если Тэкери и явился сюда со специальной миссией - по поручению Джеймса или преследуя собственные цели, - он отлично это скрывал.
        Но что-то все-таки таилось за вопросами Тэкери, только Элли никак не могла сообразить, что именно. Оно и понятно - он не достиг бы таких высот в деловом мире, если бы его мысли и планы на будущее можно было читать как открытую книгу…
        - Что и говорить, вечер не слишком удался, - согласилась она с сестрой и протянула ей чашку кофе. - Но и полным провалом нашу затею тоже нельзя назвать.
        Бет раздраженно взглянула на нее и взяла чашку.
        - Да о чем ты? Мы провели с Тэкери битых четыре часа, но так и не выведали, какого черта он сюда заявился. Только зря потратили время. - Она сделала глоток и угрюмо уставилась в свою чашку.
        Да, Бет права, целых четыре часа! Дэниел явно не торопился закончить ужин и раскланяться. На несколько минут Элли их оставила, чтобы заглянуть в регистратуру, и, вернувшись, с изумлением обнаружила Бет и Дэниела в гостиной все еще оживленно беседующими. С ее появлением гость попросил еще кофе и принялся рассказывать о недавнем визите в Россию.
        История ее захватила, да и рассказчик он был великолепный, но, как только что правильно отметила Бет, их план ни к чему не привел, с места они так и не сдвинулись.
        - Не надо кукситься, сестренка, кое-чего мы все-таки добились, а именно - контакта и дружеского расположения, - задумчиво произнесла Элли. - Теперь нам будет значительно проще общаться с Тэкери.
        Ее доводы не убедили Бет.
        - Ты действительно так считаешь?
        А черт его знает, подумала Элли, но как-то надо успокоить Бет.
        - Слушай, почему бы тебе не попробовать самой войти в контакт с Джеймсом и…
        - Я не могу! Не могу! - выпалила Бет, откинувшись на спинку кресла; лицо ее внезапно побледнело как полотно. - Наша последняя ссора… она была отвратительна! Джеймс говорил такие ужасные вещи…
        - Какие, например? - мягко спросила Элли.
        Уже месяц Бет хранила молчание о том злосчастном скандале, после которого Джеймс ушел из дому, и Элли остерегалась сыпать ей соль на рану. Но так не может больше продолжаться. Супругам необходимо разобраться в своих отношениях, иначе разрыв слишком затянется, и тогда…
        - Ну, разные гадости, - пробормотала Бет, упорно избегая смотреть в глаза Элли.
        - Но…
        - Мне не хочется говорить об этом, Элли, понимаешь, не хочется! - резко заявила Бет.
        - Понимаю, девочка, но нельзя же все время прятать голову в песок! Бет, вы с Джеймсом любите друг друга. И какая бы кошка между вами ни пробежала, я все равно уверена, что вы сможете все уладить.
        Элли нравился муж ее сестры, она считала их прекрасной парой и радовалась, что им хорошо вместе. Если дурацкий разрыв затянется, это разобьет сердце Бет. До сегодняшнего дня Элли старалась не лезть со своими советами, не вмешиваться во взаимоотношения мужа и жены, но сейчас поняла, что больше тянуть нельзя, пора сдвинуть дело с мертвой точки.
        - Ничего мы не уладим! - упрямо стояла на своем Бет.
        Элли нахмурилась:
        - Не понимаю, с какой стати ты так упорствуешь. Хотя… может, тут замешана другая женщина?
        Подобная крамольная мысль пришла в голову Элли только что. И неудивительно: Джеймс так сильно любит свою жену, что Элли и подумать не могла о гипотетической сопернице сестры.
        Бет опять отвела глаза.
        - Что, если я скажу: да, замешана другая женщина?
        Элли затрясла головой.
        - Врешь! Ни за что не поверю! - искренне возмутилась она.
        - И зря, - натянуто произнесла Бет. - Причина в этом.
        - Бет, ты уверена, что не ошибаешься? - после паузы очень осторожно спросила Элли. - Джеймс всегда был однолюбом. Я не могу представить себе…
        - Он сам мне сказал, - резко оборвала ее сестра и порывисто поднялась. - Давай прекратим бесполезную дискуссию.
        Сам сказал? Признание Джеймса поразило Элли до глубины души. Невозможно поверить, что он мог так жестоко предать Бет. Другая женщина! Невероятно!
        Озадаченно моргая, она смотрела на сестру.
        - Бет…
        - Я иду спать, - отрезала та. - До завтра, Элли.
        После ухода Бет Элли еще долго сидела в опустевшей гостиной, невидящими глазами уставившись в пространство. Теперь понятно, почему сестра весь месяц упорно отказывалась общаться с Джеймсом, выдвигая один и тот же аргумент: если он захочет поговорить с ней, то явится сам. После того, что Джеймс натворил, именно он должен явиться к жене с повинной головой. С другой стороны, Элли чувствовала, что Бет боится заходить слишком далеко, иначе единственным предметом обсуждения, если они наконец встретятся, будет развод. Мда, трудная ситуация… И сейчас Элли не видела выхода из нее.
        Все же она никак не могла смириться с мыслью, что Джеймс связался с другой женщиной, - это на него не похоже. Он ведь так любил Бет! Они даже поговаривали о том, чтобы завести ребенка, - как раз перед последней, роковой ссорой.
        Хотя… имея в лучших друзьях Дэниела Тэкери, человека без всяких принципов, развлекающегося с одной «крошкой» накануне женитьбы на другой, Джеймс мог вполне последовать его примеру.
        И надо же было случиться, что первым человеком, с которым столкнулась утром Элли, спустившись вниз, был Дэниел Тэкери!
        Даже когда они с Бет не дежурили, сестры старались постоянно быть на виду - и у персонала, и у гостей, - чтобы в случае надобности находиться в пределах досягаемости. Кроме того, некоторые гости приезжали сюда регулярно, чуть ли не каждый год, помнили их с Бет еще девчонками и любили с ними поболтать. А девушки считали своим профессиональным долгом ублажать завсегдатаев, чтобы те еще и еще останавливались в их отеле.
        Но Дэниела Тэкери Элли не желала больше видеть - ни в отеле, ни где-нибудь поблизости!
        Когда она вышла из лифта в холл, Тэкери как раз показался в дверях ресторана. Встречи избежать не удалось. Вчера, перед сном, Элли пришла к твердому выводу, что чем скорее Тэкери уберется из их отеля, тем лучше для всех. Его присутствие нарушало ее покой, действовало на нервы, да и сестра явно чувствовала себя неуютно.
        - Доброе утро, Элли, - спокойно приветствовал ее Тэкери.
        Сегодня он надел темный деловой костюм и белоснежную рубашку. В отличие от вчерашнего вечера Элли была одета гораздо скромнее - прямая черная юбка и персикового цвета блузка, придающая ее рыжим волосам еще более огненный оттенок.
        - Доброе утро, мистер Тэкери, - сдержанно отозвалась Элли.
        Уголки его губ насмешливо вздернулись.
        - Вчера мы договорились, что вы будете называть меня по имени, - напомнил он.
        Элли заметила, как девушка за регистрационной конторкой удивленно подняла голову, и почувствовала, что щеки ее зарделись.
        - Вы были гостем моей сестры, - напряженным голосом сказала она.
        И вновь над синими глазами взметнулись темные брови.
        - Но… не вашим?
        Естественно! Тэкери ей и без того не нравился, и вчерашний вечер не внес изменений в ее отношение к этому самоуверенному типу. Когда Бет сказала ей о Джеймсе, то она соотнесла измену зятя с тем, что ей было известно о личной жизни Тэкери, и сочла, что главная причина всех бед сестры кроется именно в нем.
        - Нет, я вас не приглашала, - натянуто произнесла она.
        Абсолютно не задетый бестактностью Элли, Тэкери стоял и пристально ее разглядывал. Потом, выдержав паузу, медленно покачал головой и спросил:
        - Почему я вам не нравлюсь, Элли? Вы ведь совсем меня не знаете.
        А она и не хотела его знать! Этот парень начисто лишен каких бы то ни было принципов, моральных устоев…
        - Может, на ваше отношение ко мне влияет то, что я - друг Джеймса? - продолжил Тэкери, не давая ей времени подобрать нужные слова.
        Глаза Элли округлились.
        - Что вы имеете в виду?
        - Я… апчхи! - Чихал он долго, а когда наконец перестал, взглянул на нее слезящимися глазами. - Вы опять надушились «Сапфиром»?
        Не дрогнув, Элли стоически выдержала его осуждающий взгляд.
        - Да, - подтвердила она то, что не нуждалось в подтверждении. Сегодня она намеренно выбрала «Сапфир», и Дэниел начал чихать сразу же, как приблизился не далее чем на три шага.
        - Следовательно, вы оказали мне любезность и не пользовались этими духами только то время, что занял ужин, на который вы… простите, ваша сестра меня пригласила? Я правильно вас понял?
        - Не могла же я предвидеть, что прямо с утра встречу вас! - нетерпеливо сказала она.
        - Стоит мне приблизиться к обладательнице этого чертова запаха, как я - апчхи! - начинаю чихать!
        Ей ли не знать! Сидя в его шкафу, Элли как раз и являлась «обладательницей этого чертова запаха» и слышала, какой эффект он произвел на Тэкери. Но, во-первых, ей нравится «Сапфир», а во-вторых, она действительно не ожидала увидеть сегодня Дэниела. Да хотя бы и ожидала - какая разница! Она не станет из-за него менять свои вкусы, да будет ему известно!
        - В таком случае я приложу максимум усилий, чтобы не сталкиваться с вами в течение сегодняшнего дня и всего времени вашего пребывания в отеле. - С этими словами она повернулась, намереваясь поскорее уйти.
        Не тут-то было. Тэкери с силой схватил ее за руку и развернул к себе; теперь лицо его стало сердитым.
        - Что вас так обозлило, Элли? Почему вы постоянно дергаетесь? - процедил он сквозь зубы. - Вас коварно обманул любимый и вы решили, что остальные не заслуживают доверия? Поэтому не даете им шанса испытать счастье, чтобы не познать горечь измены? Теперь я понимаю, почему у вас не находится времени для любовника - «ни тайного, ни явного»!
        При намеке на ее разговор с Питером кровь бросилась в лицо Элли. И какое он вообще имеет право называть ее озлобленной и дерганой? На каком основании сделал такой дурацкий вывод? Только на том, что она не скрывает своей неприязни к нему? Неужели он считает, что любая женщина, встретившаяся на его пути, сразу же теряет рассудок настолько, что не может устоять перед его неотразимыми чарами? Что ж, пусть не заблуждается: Элли не из их числа. На ее вкус, чар у него не больше, чем у гремучей змеи!
        Элли вырвала руку из его цепких пальцев.
        - Моя личная жизнь никоим образом вас не касается, - холодно проговорила она, глядя на Тэкери сверкающими глазами. - Не самое лучшее - по собственному опыту судить о других людях.
        Он буквально впился в нее взглядом, словно хотел прочесть ее мысли.
        - И что же вы знаете о моем опыте? Не против поделиться?
        - Вы не слишком разборчивы, - презрительно бросила Элли.
        - В каком смысле? - вкрадчиво спросил Дэниел, но в голосе послышались грозные нотки.
        Элли нетерпеливо вздохнула.
        - Два дня назад вы были здесь с одной женщиной…
        - Я не был с ней, мы вместе поужинали, а это, согласитесь, не одно и то же.
        - …а вчера я соединила вас по телефону с другой, по имени Анжела, - непреклонно продолжила Элли, не обращая внимания на его возражение. - И по тому, каким тоном она с вами говорила, я поняла, что эта девушка значит для вас гораздо больше, чем просто случайная знакомая.
        - Это точно, - кивнул Дэниел.
        Выражение его помрачневшего лица не предвещало ничего хорошего.
        - Значит, я не ошиблась. - Элли презрительно скривила губы. - За три дня - две женщины. Вы не находите, что это, пожалуй, слишком?
        - Нет, Элли, - хрипло протянул он, - вот две женщины за один день - это действительно многовато.
        Элли с вызовом передернула плечами и, собрав волю в кулак, бесстрашно спросила:
        - Если мне не изменяет память, вы мне тоже кое-что предлагали?
        - Однако вы не пришли.
        - Приглашение показалось мне несколько странным, - с нажимом сказала Элли.
        Дэниел развел руками.
        - Тогда я еще не знал, что вы - это вы.
        Ее покоробила нескрываемая насмешка в его голосе.
        - А если бы знали, какая разница?
        Дэниел изучающим взглядом окинул ее с ног до головы - от черных лаковых туфелек до сверкающих рыжих волос.
        - Огромная! - сказал он наконец. - Вы не мой идеал, Элли. Мне больше по душе мягкость, женственность и…
        - …прилипчивость, - закончила за него Элли с выражением крайнего омерзения на лице, припомнив, как льнула к нему его «крошка».
        И вообще - кто он такой, этот Тэкери, чтобы прямо, без обиняков заявлять, что не находит ее, Элли, мягкой и женственной? Он ее совсем не знает! Зато она настолько хорошо успела его разглядеть, что невзлюбила еще больше.
        - Прилипчивых, Элли, я терпеть не могу. Сохрани меня Господь когда-нибудь связаться с такими!
        Элли высокомерно поджала губы.
        - Немногого же вы просите у Бога, - хмыкнула она. - Значит, ваша избранница должна быть мягкой, женственной и неприлипчивой. Какие еще пожелания?
        - Намерены пополнить список своей кандидатурой?
        - Ни за что на свете! - возмутилась Элли. - Вы так же не удовлетворяете моим представлениям о мужчинах, как я - вашим.
        Она до того разволновалась, что ей стало трудно дышать. Что за тип! В своей самовлюбленности он просто отвратителен!
        Дэниел невозмутимо пожал плечами.
        - Удивительно, как это вы еще не выскочили замуж, если учесть, что мягкотелых праведников вокруг хоть пруд пруди?
        Элли чуть не задохнулась. Мягкотелые праведники! Вот с кем, по его мнению, она должна провести остаток жизни.
        Ее всегда хвалили за силу духа, целеустремленность и умение находить достойный выход из любой ситуации, что, надо сказать, порядком ей надоело. Сейчас, в двадцать семь, она твердо знала, что если когда-нибудь выйдет замуж, то выберет человека, с которым сможет наконец расслабиться и почувствовать за спиной надежную опору. Очень ей нужны мягкотелые праведники!
        - Ваши суждения о моей личной жизни мне малоинтересны, мистер Тэкери, - ледяным тоном молвила Элли и, помолчав, добавила: - Как и вы сами.
        Вины за грубость она не ощутила: он первый ее оскорбил, так почему, она не может ответить ему тем же?
        - Неужели? - вкрадчиво спросил Дэниел.
        Она взглянула на него и нахмурилась, злясь, что приходится смотреть снизу вверх, хотя она и надела туфли на высоких каблуках. Обычно ей это нравилось, но сейчас раздражало.
        - Именно так! - отрубила Элли.
        - Вы бросаете мне вызов?
        - Вот еще! - нетерпеливо воскликнула она. - Просто, как я сказала в начале нашей милой беседы, нам следует избегать общения друг с другом все то время, пока вы будете проживать в нашем отеле.
        Надеюсь, это продлится недолго, подумала она. С самого момента появления здесь он только и делает, что выводит ее из себя!
        Губы Дэниела дрогнули в усмешке.
        - Постараться, конечно, можно, но добиться положительного результата не так просто.
        Она исподлобья взглянула на него.
        - Почему?
        Дэниел снова пожал плечами.
        - Потому что в ресторане я только что встретил вашу сестру и она любезно приняла мое приглашение отужинать сегодня вечером втроем. Так сказать, хочу взять реванш за ваше вчерашнее гостеприимство. В хорошем смысле, естественно, - добавил он, не давая ей возможности возразить.
        Этого еще не хватало! Снова провести вечер в его обществе? Ни за что!
        - Бет вправе принимать приглашение только от своего имени. - На самом деле она не сомневалась, что сестра тоже не пришла в восторг от приглашения Тэкери, но он - ее знакомый, а посему пусть общается с ним сама. - А мне, боюсь, придется отказаться от ужина: мы не можем обе оставить холл, - с холодной вежливостью проговорила она.
        - Господи! Вам не скучно? Одна работа - и никаких развлечений, - многозначительно протянул Дэниел.
        Ее щеки покрылись гневным румянцем.
        - Я развлекаюсь, мистер Тэкери, - натянуто сказала Элли, - но помимо всего прочего мне надо заниматься делами.
        - Бет позаботилась об этом, - заверил ее Дэниел. - Мы поужинаем не в номере, а прямо здесь, в ресторане, и тогда вы с сестрой будете у всех на виду.
        Дьявольщина!
        Тэкери не скрывал удовлетворения от того, что загнал ее в угол и теперь Элли не сможет отказаться.
        - Что ж, - проговорила она, одарив его лучезарной улыбкой. - Значит, все улажено. А теперь - прошу извинить: у меня очень много забот.
        Когда она повернулась, чтобы уйти, Дэниел сказал:
        - С нетерпением буду ждать наступления вечера.
        В его тоне звучала явная издевка.
        Элли приступила к своим обычным обязанностям, но делала все по инерции. Думала она только о той ярости, которую вызывал у нее Дэниел Тэкери. Вне всякого сомнения, он специально поймал в ресторане Бет, потому что знал: если заговорит об ужине с самой Элли, она непременно откажется.
        Интересно, что он о себе возомнил? По какому праву оценивает детали ее жизни - от увлеченности работой до возможного выбора жениха, - да еще навязывает ей свое общество, зная, что она предпочла бы избежать его? Да, он это прекрасно знает, вот что удручает ее больше всего. Ему нравится манипулировать ею.
        Хорошо, пусть радуется, сколько влезет. На ужин она придет, но держаться с ним вежливо ее никто не заставит!


        - Я тебя не понимаю, - с некоторым раздражением сказала Бет, когда вечером сестры вышли из своих апартаментов, чтобы спуститься в ресторан. - Вчера мы ужинали у себя, но тебе приспичило переодеться. Сегодня же мы будем в центре всеобщего внимания, но тебя это уже не волнует.
        Элли только пожала плечами. Все и так ясно: сегодня она ужинает в ресторане не по своей воле. Хотелось, чтобы несносный Тэкери тоже понял, что предстоящий ужин ей безразличен. Поэтому она не переодела юбку и блузку, в которых провела весь день, и не стала прихорашиваться, только заколола волосы на затылке.
        Зато Бет принарядилась: сестра надела голубое платье - в тон цвету глаз, - которое великолепно облегало ее тоненькую фигурку и подчеркивало красоту белокурых волос.
        - Надеюсь, в следующий раз мы обе оденемся соответственно обстановке, - добавила Бет.
        Ну уж нет, следующего раза не будет, мрачно решила Элли. Два ужина подряд в обществе Дэниела Тэкери не выдержит ни один нормальный человек!
        - Ты прекрасно выглядишь, сестренка, - констатировала она, с удовольствием оглядев Бет.
        Та нервно дернула плечом.
        - Просто не хочу, чтобы Дэниел передал Джеймсу, будто я чахну от тоски по любимому мужу! - упрямо заявила она.
        Элли грустно улыбнулась. Что бы Бет ни утверждала, она действительно тосковала: за последний месяц сестра сильно похудела, хотя и без того не отличалась округлостью форм, а темные круги под глазами свидетельствовали о бессонных ночах. Однако сегодня она казалась более оживленной, что очень радовало Элли. Состояние Бет ее беспокоило, но раз уж она решила не вмешиваться в семейный разлад, то и не лезла со своими советами. Может, Бет начала приходить в себя от шока и теперь поделится с ней тем, что ее гложет? Хотя, если у Джеймса появилась другая…
        - Сегодня ты очень хорошенькая, Бет, - повторила Элли, чтобы подбодрить сестру. - Вот только я чувствую себя несколько странно: как-никак мы с тобой получили приглашение поужинать в собственном ресторане…
        - Идея исходила от Дэниела, - прервала ее Бет.
        Элли Нахмурилась.
        - Но…
        - А, вот и дамы. - Тот, о котором только что упомянула Бет, поднялся из кресла им навстречу, едва они вышли из лифта. - Позволено ли мне будет восхититься и отметить, что вы обе прекрасны?
        Элли внутренне усмехнулась. Что и говорить, комплимент изысканный, хотя лично ей он показался лишенным всякой искренности. Тэкери не слепой, он видит, что она не потрудилась даже переодеться, и своим замечанием только подчеркивает это. А сам вырядился как на светский раут - в черный смокинг и белоснежную рубашку. Рядом с ним и Бет Элли вдруг ощутила себя едва ли не дурнушкой.
        Впрочем, какая разница? Им с сестрой предстоит деловой ужин с человеком, до которого ей нет абсолютно никакого дела.
        Кроме того, последнее замечание сестры настолько ошеломило Элли, что она не могла думать о том, как сейчас выглядит. Утром Дэниел сказал, будто Бет предложила поужинать в ресторане, но Бет только что опровергла его слова. Элли достаточно хорошо знала свою сестру, чтобы сомневаться, кто из них прав.
        Зачем Дэниелу понадобилось обманывать ее? Насколько она понимала, Тэкери принадлежит к тому типу людей, которые для любого поступка имеют резонные причины.
        Дэниел внимательно посмотрел на нее.
        - Вас что-нибудь беспокоит, Элли? - спросил он. - Что-то не так?
        Трудный вопрос. Элли сама не знала, почему не доверяет этому человеку.
        - Все в порядке, - ровным тоном ответила она, все еще думая о своем. - Может, пройдем в ресторан?
        Он кивнул в сторону бара.
        - А вы не хотите сперва что-нибудь выпить?
        - Нет. Но если вы предпочитаете аперитив перед ужином, то в нашем ресторане богатый выбор напитков.
        - О, вчера я успел это оценить, - согласился Дэниел, открывая дверь и пропуская их вперед. - Ресторан - огромное благо для вашего отеля.
        При слове «благо» Элли напряглась. Возможно ли, что он действительно заинтересовался отелем и из-за него приехал сюда?
        - Недавно мы его заново отделали, - усаживаясь за стол, заметила Бет.
        - Я имел в виду не внутреннее убранство, - протянул Дэниел. - Судя по тем блюдам, что я отведал вчера, вашего шеф-повара следует ценить на вес золота.
        - Ах, вы о Питере? - улыбнулась Бет, почувствовав себя более непринужденно. - Для нас он просто находка.
        - И где же вам удалось его откопать? - оживился Дэниел. - Я считаю, что повар такой квалификации должен работать в самом фешенебельном лондонском ресторане.
        - По-вашему, - усмехнулась Элли, - наслаждаться изысканной пищей достойны исключительно преуспевающие жители столицы?
        С одной стороны, своей, в общем-то, безобидной репликой Тэкери еще больше настроил Элли против себя, но с другой - заставил подумать, почему он внезапно заинтересовался Питером. Повар он, конечно, потрясающий, но на самом деле Питер нашел их сам. Просто в один прекрасный день явился в отель и спросил, не найдется ли для него работа. Начав с помощника повара, он очень быстро стал заправлять всеми делами на кухне, радуя своими успехами Элли и Бет. Однако Тэкери это знать не обязательно…
        - Нет, - медленно ответил Дэниел на ее вопрос, - ничего подобного я не собираюсь утверждать, но думаю, что в Лондоне Питер зарабатывал бы неплохие деньги.
        Губы Элли презрительно дрогнули.
        - Не для всех деньги - самое главное, Дэниел, - сказала она.
        Он вопросительно поднял брови.
        - Намекаете, что для меня они - главное?
        Не дрогнув, Элли встретила его взгляд.
        - Я намекаю на то…
        - А вот и меню. - Бет с явным облегчением улыбнулась подошедшей официантке и весело предложила: - Давайте закажем что-нибудь выпить. Чуть позже можно обсудить ужин.
        Элли с одобрением посмотрела на сестру. Молодец, девочка! Вовремя вмешалась и разрядила обстановку. Они только сели за стол, а уже начали пикироваться. Элли и сама сожалела, что сорвалась.
        Однако во вкусе Тэкери не отказать: выбор вин тому доказательство. Что бы она о нем ни думала, в хорошей еде и изысканных напитках он разбирался неплохо.
        К своему великому удивлению, Элли обнаружила, что заказала те же блюда, что и Тэкери, - суфле из семги и телячью вырезку. И то и другое было настолько нежным, что буквально таяло во рту. Бет тоже с наслаждением уплетала свой паштет и запеченного палтуса.
        - Восхитительно! - воскликнул Дэниел, проглотив последний кусочек вырезки, и отставил в сторону тарелку. Подошла официантка, чтобы убрать посуду, и он обратился к ней: - Пожалуйста, спросите шеф-повара, могу ли я с ним поговорить. - Потом с озорной улыбкой наклонился к Элли: - Теперь вы убедились, что у нас есть кое-что общее? Возможно, хоть каким-то вашим требованиям к мужчинам я все же удовлетворяю?
        Одинаковый выбор пищи еще не означает общность взглядов, подумала Элли. И естественно, это обстоятельство на ее мнение о нем существенного влияния не оказало. Она усмехнулась.
        - Сомневаюсь.
        Его улыбка стала шире.
        - Ваш ответ звучит убедительно.
        - Безусловно, - кивнула Элли. - Я… - Заметив, что к их столику направляется Питер, она запнулась, но, вспомнив, что его пригласил Тэкери, тепло улыбнулась повару.
        Дэниел тоже посмотрел в его сторону и медленно поднялся со стула. Когда Питер подошел ближе, Дэниел бросил на Элли мимолетный взгляд, и она поняла: до него дошло, с кем она разговаривала за регистрационной конторкой в тот вечер.
        - Дэниел Тэкери, - дружелюбно представился он. - Хочу выразить свое восхищение теми блюдами, которые я только что отведал.
        - Питер Осборн, - сказал повар, пожимая протянутую руку. - Я очень рад, что вам понравился ужин.
        Дэниел кивнул на четвертый, незанятый стул за их столиком.
        - Может, присоединитесь к нам и выпьете вина? Надеюсь, ваши хозяйки не возражают?
        Естественно, они не возражали, но многозначительный взгляд, которым одарил Элли Дэниел, не понравился ей - он намекал на ее дружбу с Питером. Ей не в чем себя винить: на все приглашения Питера провести вместе вечер она всегда отвечала отказом.
        - Я еще занят на кухне, - с сожалением проговорил шеф-повар. - Но рад познакомиться с вами. Надеюсь, все остальное вам тоже понравится. Элли, увидимся позже. - Он улыбнулся ей и ушел.
        Элли чувствовала, с каким пристальным вниманием наблюдает за ней Дэниел, снова усаживаясь на свой стул, и тоже взглянула на него.
        Интересно, что он возомнил об их с Питером отношениях? Наверняка напридумывал Бог весть что. Ну и пусть. По крайней мере убедился, что Питер - никак не «мягкотелый праведник», с которым, по его мнению, она должна на веки вечные связать свою жизнь.
        - И давно он у вас работает? - негромко спросил Дэниел, по-прежнему глядя на Элли.
        - Что-то около полугода, - небрежно дернув плечом, ответила Бет. - И с тех пор наш ресторан процветает.
        - Неудивительно, - кивнул Дэниел. - Но все же странно, что кулинар его уровня трудится в таком - только не обижайтесь, леди! - небольшом отеле. Может, у него для этого имеется веская причина? - Его глаза, устремленные на Элли, лукаво прищурились.
        Элли спокойно встретила его взгляд.
        - Этого мы не знаем, Дэниел, - сказала она, не желая ни подтверждать, ни отрицать то, на что он явно намекает.
        - Вот как? - протянул Тэкери.
        По его лицу было видно, что он ей не поверил и сделал собственные выводы. Причем совершенно ошибочные, как искренне полагала Элли. Но этого упрямца не переубедить, даже если она решительно опровергнет его мнение. Впрочем, Элли и не собиралась ничего опровергать. Что бы он ни думал о ней с Питером, ее это абсолютно не волнует.
        - Именно так, - равнодушно произнесла она и добавила: - Однако хочу отметить, что вы проявляете повышенный интерес к нашему шеф-повару. Можно подумать, вы собираетесь похитить его у нас.
        - Не похитить, Элли, - отрубил Дэниел. - Но я намерен сделать ему предложение, перед которым он не сможет устоять.
        Элли непроизвольно открыла рот, глаза недоверчиво округлились. Какое-то время она не могла произнести ни единого слова, а когда наконец пришла в себя, чуть слышно выдавила охрипшим голосом:
        - Прошу прощения, я не совсем поняла…
        Тэкери пожал плечами.
        - Слава о вашем поваре бежит, так сказать, впереди него. Я нагрянул сюда с единственной целью: уговорить его перейти на работу в один из моих ресторанов. В какой именно - не имеет значения. С моей точки зрения, человек, умеющий так прекрасно готовить, достоин права выбирать сам, - суховато пояснил он.
        Элли смотрела на него во все глаза. И даже не глядя на Бет, догадывалась, что та тоже изумленно уставилась на Дэниела. Сестры буквально потеряли дар речи.
        Виновник же их внезапной немоты с явным удовлетворением посмотрел сперва на одну, потом на другую, а затем беззаботным тоном поинтересовался:
        - А как вы думали, леди, зачем я сюда приехал?



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Врет! Бессовестно, нагло врет! Утверждает, будто явился, чтобы переманить к себе Питера, но сам собой напрашивается вопрос: откуда он узнал о Питере - вернее, о его кулинарном таланте? Хотя… это отчасти объясняет, почему он выбрал для сегодняшнего ужина их ресторан: хотел удостовериться, так ли хорош Питер, а уж потом переговорить с ними и сообщить, что решил забрать повара к себе.
        Дэниел откинулся на спинку стула и с насмешливой улыбкой любовался произведенным эффектом. Сестры еще не оправились от изумления. И неудивительно, думала Элли. Он не просто обрушился на них, чтобы увезти Питера, заманив его высокой зарплатой и возможностью выбрать любой ресторан, но и набрался наглости сказать им о своем намерении прямо в глаза!
        - С самим Питером я, естественно, еще не говорил, - протянул Дэниел, так и не дождавшись от женщин хоть каких-то вразумительных реплик. - Но я решил, что будет справедливо предупредить вас: я собираюсь сделать это в самое ближайшее время.
        Элли смотрела на него через стол сверкающими зелеными очами. Перспектива потерять такого повара повергла ее в отчаяние, она прекрасно сознавала, что Осборн не сумасшедший, чтобы отказаться от столь выгодного предложения Дэниела Тэкери.
        Их дела пошли на лад, как только кухню взял в свои руки Питер. Фактически именно его появлению они обязаны притоку посетителей и, следовательно, повышению доходов, что сделало сестер платежеспособными.
        А сейчас перед ней в вальяжной позе сидит, развалившись, человек, вознамерившийся лишить их Питера. И в этом он, конечно же, преуспеет, лихорадочно размышляла Элли. Питер ни за что не упустит такой возможности. Да и какой нормальный человек на его месте поступил бы иначе?
        - Благодарю за честь, только позвольте узнать: с каких это пор справедливость у вас в почете? - ядовитым тоном осведомилась она наконец, утратив контроль над бушующим в душе гневом.
        Глаза Тэкери превратились в две щелочки.
        - Я и не предполагал, Элли, что мы с вами настолько хорошо знакомы. - Голос его звучал по-прежнему спокойно, но на скулах вздулись желваки. - Может, вам известно обо мне нечто такое, чего я сам о себе еще не знаю?
        Она нервно перевела дыхание.
        - Вы…
        - Элли, сейчас не время, - тихо проговорила Бет, обводя зал многозначительным взглядом. Почти все посетители уже закончили ужин и теперь неторопливо потягивали кофе. Бет повернулась к Дэниелу и сдержанно спросила: - Может, обговорим все это завтра, в нашем офисе… скажем, в десять часов утра?
        Элли понимала, что Бет возмущена не меньше ее, но вполне разумно предположила, что если они продолжат разговор здесь, за столиком, то могут перейти на повышенные тона - уж Элли точно была готова сорваться, - а это привлечет к ним нежелательное внимание. По всей видимости, Бет рассудила, что к утру Элли немного успокоится и поостынет.
        Да разве возможно успокоиться? Элли так и распирало от злости. Этот тип разыграл неплохой спектакль, явившись сюда под видом простого постояльца, снял номер… И все-таки - как он узнал о Питере? Стоп. Он - друг Джеймса, так неужели Джеймс рассказал ему?.. Да, наверное, Бет права - лучше отложить разговор на утро: сейчас она слишком возбуждена.
        Дэниел внимательно следил за сменой выражения на ее лице; на губах его играла загадочная улыбка.
        - Такой расклад вас устраивает? - спросил он Элли.
        Не сдержавшись, она хлопнула ладонью по столу и порывисто встала.
        - Ровно в десять утра. А сейчас прошу извинить - меня ждут неотложные дела.
        Крутанувшись на каблуках, Элли выпрямилась и вышла из ресторана.
        Горделивый вид удалось сохранить до самых дверей офиса, расположенного в дальнем углу холла. Войдя, Элли буквально рухнула на свой стул. Что же делать? Если Питер уедет, они лишатся денег, которые приносит ресторан, и тогда…
        Глупо, конечно, рассчитывать только на эту статью дохода, но последние месяцы именно великолепная кухня привлекла такое количество посетителей. Элли понимала, что даже без вмешательства Дэниела Тэкери не следовало исключать возможность потерять Питера: не мог же столь искусный кулинар оставаться у них вечно. Судя по словам Тэкери, им вообще повезло, что он проработал у них целых полгода!
        Но это никоим образом не снимает с Тэкери вины за то, каким предательским образом он втерся к ним в доверие, чтобы переманить Питера! Он…
        - У меня такое ощущение, - раздался рядом знакомый протяжный голос, - что вы с большим удовольствием свернули бы мою шею, чем эту скрепку!
        От неожиданности Элли дернулась и выпрямилась. Подняв голову, она увидела стоящего в дверном проеме Дэниела. Погрузившись в невеселые мысли, она не слышала, как он открыл дверь, и не заметила, что нервно вертит в пальцах канцелярскую скрепку, уже потерявшую свой первоначальный вид. Даже странно, как это Тэкери догадался, что раньше это было скрепкой…
        Швырнув бесполезный кусочек проволоки в мусорную корзину, стоящую возле стола, она уставилась на непрошеного гостя, неподвижной статуей застывшего на пороге.
        - На табличке черным по белому сказано: «Посторонним вход воспрещен», - холодно произнесла Элли.
        Дэниел с любопытством посмотрел на незакрытую дверь и насмешливо добавил:
        - «Просьба стучать».
        Брови Элли сошлись на переносице, пальцы сжались с такой силой, что побелели костяшки.
        - Вот именно. А вы этого не сделали.
        Он наконец вошел в офис и решительно притворил за собой дверь. Потом пересек комнату и уселся на край стола. И только после этого с невинным видом спросил:
        - Чего не сделал?
        Элли с силой втянула в легкие воздух. Господи, только бы не сорваться! - мысленно взмолилась она.
        Да он просто издевается над ней! Ведь прекрасно понял, что она имела в виду! И вообще - устроился тут по-свойски, да еще так, что приходится смотреть на него снизу вверх, а такая поза дает ему определенное преимущество.
        - Не постучали, - с трудом выдавила Элли.
        Привычно вздернув темную бровь, он небрежно поинтересовался:
        - Разве?
        - А вы что, даже не заметили, постучали или нет?
        Элли стоило огромных усилий сдерживать ярость. Больше всего ей хотелось двинуть ему в челюсть, чтобы стереть ухмылку с этого самонадеянного, нахального, но такого красивого лица!
        - Не вижу принципиальной разницы, стучал я или нет. Ведь в офисах отелей всегда рады видеть гостей, не так ли?
        Во-первых, если они вежливо стучат в дверь, подумала Элли, а во-вторых, такому гостю, как Тэкери, она не рада в любом случае. Хочет приходить сюда - пусть является в ее отсутствие.
        - Мы назначили встречу на десять утра, мистер Тэкери, - ледяным тоном напомнила она ему.
        Дэниел скривил губы.
        - Значит, вы снова перешли на «мистера Тэкери», Элли? - насмешливо уточнил он. - Смена настроения из-за моих намерений относительно вашего повара? Разве вы не слышали выражения: «В бизнесе все средства хороши»?
        - То, что я слышала, касалось не бизнеса, а любви и войны, - отрывисто парировала Элли.
        - Вы правы, но у меня сложилось впечатление, что для вас любовь как раз и означает состояние войны, - проговорил Дэниел и неожиданно для Элли так низко склонился над ней, что ей стало неловко. - А может, вы не так уж далеко от истины: за любовь можно и повоевать. Как вы считаете?
        Жаркий румянец залил щеки Элли, когда он бесстыдным взглядом окинул ее лицо и грудь.
        - Никак я не считаю! - отрубила она и выскочила из-за стола с единственной целью: оказаться как можно дальше от него.
        Дэниел снова сел прямо и, сощурив глаза, сухо проговорил:
        - Никогда не принимайте поспешных решений - иначе вы можете оказаться в глупом положении.
        Теперь, на безопасном расстоянии, Элли почувствовала себя гораздо увереннее. Она одарила его ядовитой улыбочкой и медоточиво произнесла:
        - Только не в данном случае.
        Дэниел тоже поднялся, и комната сразу же стала гораздо теснее, чем была на самом деле.
        - Да? - спросил он.
        - Да, - отрезала Элли.
        Ох, неправильный тон она взяла, мелькнула мысль, потому что Дэниел Тэкери уже медленно двигался к ней. С этим человеком нельзя себя так вести: вряд ли в своей жизни он сталкивался с кем-то, кто осмеливался ему перечить. Но и уступить она не могла. Что-то в нем было такое, что вызывало у нее неудержимое стремление возражать и постоянно вступать в перепалку.
        Теперь Дэниел стоял почти вплотную, и Элли пришлось запрокинуть голову, чтобы смотреть ему прямо в лицо. Он находился так близко, что она различала в его синих глазах темные ободки, а ресницы… ресницы оказались такими длинными и пушистыми, что захватывало дух. Пальцы Дэниела коснулись ее волос, собранных в узел на затылке.
        - Великий грех прятать такие великолепные локоны, - хрипловато произнес он, вынимая черепаховый гребень. Огненно-рыжие волосы заструились по ее плечам. - Вот так гораздо лучше, - с удовлетворением добавил он, оглядывая результат своего вмешательства.
        - Дэниел…
        - По-моему, Элли, нам сейчас надо помолчать, - пробормотал Дэниел. - Может, тогда удастся достичь согласия другим способом?
        Едва Элли успела переварить смысл услышанного, как Дэниел склонился к ней и зажал ей рот своими губами.
        Первым порывом было протестовать, оттолкнуть - как он смеет?.. Она дергалась, пытаясь высвободиться из обвивших ее рук, и мотала головой, чтобы избавиться от назойливого поцелуя, но Дэниел лишь крепче обхватывал ее и притягивал к себе. Теперь она находилась в стальных тисках.
        Элли ожидала, что Дэниел будет с ней груб, но он целовал ее с неожиданной нежностью, и постепенно ее сопротивление стало ослабевать; по всему телу разлилась блаженная нега, не изведанная ею доселе.
        - Приоткрой губы, Элли, - прошептал Дэниел.
        Она с трудом сглотнула подступивший к горлу комок и широко распахнула глаза.
        - Я…
        - Сделай так, Элли, я этого хочу.
        От интимного подтекста, прозвучавшего в его словах, по ее жилам пробежал огонь. В ожидании большего она приоткрыла рот, чем не замедлил воспользоваться Дэниел. Его горячий язык легко обвел контуры ее губ, а затем проник в самые глубины рта.
        Странное чувство охватило Элли: будто он уже овладел ею. Ноги ее ослабели и подкосились, тело изогнулось, руки обвились вокруг его шеи - только для того, чтобы не упасть, конечно! Но что же это происходит? Его бедра так тесно и властно прильнули к ней, что кровь толчками запульсировала в ее венах…
        Никогда в жизни никто так не целовал Элли. Она и не подозревала, что способна испытывать что-либо подобное. Элли хотелось забыться в его объятьях, прямо здесь, на полу офиса, вот просто так - лечь и отдаться ему; она жаждала познать до самого конца всю силу той страсти, что вспыхнула в ней внезапно и стремительно.
        Руки ее проникли под смокинг, заставляя упиваться упругостью мышц, пока что укрытых от ее пальцев рубашкой.
        Дэниел оторвался от ее губ и с нескрываемым желанием посмотрел на нее.
        - Господь всемогущий! Элли! Что ты со мной делаешь?!
        - Я? - с возмущением воскликнула она. - Да я…
        - Ох, только не надо снова пререкаться со мной, - устало взмолился Дэниел и приник взмокшим лбом к ее щеке. - Абсурд ситуации состоит в том, что сейчас я больше всего хочу уложить тебя на пол и так любить, чтобы мы оба не скоро смогли прийти в себя, - глухо простонал он.
        Его слова настолько соответствовали состоянию Элли, что она невольно покраснела. Он прав: это абсурд - и полное сумасшествие. Они ведь практически незнакомы…
        Элли снова стала вырываться, стараясь высвободиться, но Дэниел еще сильнее сжал свои руки и воскликнул:
        - Не надо, Элли! Я хотел сказать лишь, что мы могли бы найти более… уединенное место. Ведь мы хотим друг друга, правда?
        Нет! Они друг другу не нужны! Минуту назад между ними, конечно, возникли какие-то флюиды - этого Элли отрицать не могла, - но непрошеные чувства так или иначе уже исчезли, и все пришло в норму. То, что случилось, всего лишь стечение обстоятельств, всего лишь…
        - Какие мысли бродят в твоей хорошенькой головке? - нахмурившись, спросил Дэниел.
        Элли снова оттолкнула его, и на сей раз - слава Богу! - он не стал ее удерживать.
        - Никакая я не хорошенькая, Дэниел. Помнится, совсем недавно кое-кто назвал меня
«озлобленной и дерганой», - ядовито заметила Элли.
        Какого черта! Что с ней происходит? Как могла она так бездумно, так неистово отвечать на поцелуи этого прожигателя жизни?
        Губы Дэниела плотно сжались и вытянулись в полоску.
        - Ах, вот почему ты себя так повела! Решила доказать обратное, да? В данном случае у тебя это неплохо получилось. Теперь мне по крайней мере стало ясно, по какой такой причине Осборн торчит в вашем захудалом отеле и разбазаривает по мелочи свой талант!
        Элли попятилась, изумленно хлопая длинными ресницами. Через несколько мгновений они оказались в разных концах комнаты.
        - Что… что вы имеете в виду? - выдохнула Элли.
        Тэкери презрительно ухмыльнулся, а когда заговорил, в голосе его звучало отвращение:
        - Я твердо убежден, Элли, что можно найти более приличные способы удержать при себе нужного человека. Для этого вовсе не обязательно спать с ним.
        В глазах Элли вспыхнула холодная ярость.
        - Вы подонок…
        - Элли, по-моему, нам следует…
        Бет, войдя, тут же прикусила язык, увидев, что Элли в офисе не одна. Сдвинув брови на переносице, она переводила глаза с сестры на Тэкери, а те лишь молча пожирали друг друга ненавидящими взглядами. Так, в полной тишине, прошло несколько минут.
        - Послушай, Элли, - проговорила наконец Бет, - мне казалось, что мы договорились встретиться здесь в десять утра, не так ли?
        Не дождавшись ответа, она вопросительно уставилась на Дэниела, однако тот тоже хранил молчание. Тогда, не отрывая глаз от Дэниела, заговорила Элли:
        - У мистера Тэкери изменились планы. Кардинально изменились. У него возникли неотложные дела! - с вызовом добавила она, тряхнув головой. Конечно же, Бет успела заметить ее растрепанную прическу. Ну и пусть!
        Дэниел небрежно повел плечами.
        - Дела обождут. - Так. Значит, он принял вызов! - А пока я советую вам обеим…
        - Не думаю, что вы вправе давать нам советы, - прервала его Элли, не уставая поражаться самоуверенности этого невыносимого нахала.
        - …ничего не говорить о нашем разговоре Осборну, - не обращая на нее внимания, закончил Дэниел.
        - Если учесть, что речь идет о его будущем, я считаю, что ваша просьба, - на последнем слове Элли сделала ударение, - не только смешна, но и попросту нелепа!
        Вспышка Элли нимало не взволновала Дэниела. Невозмутимым тоном он продолжил:
        - Нам предстоит деловой разговор. И до тех пор, пока вы четко не уясните, что именно я хочу предложить, мне кажется нецелесообразным ставить в известность Осборна.
        Элли окинула его насмешливым взглядом.
        - Значит, намереваетесь до поры до времени скрывать от Питера, как страстно желаете заполучить его в один из своих ресторанов? - ехидно спросила она.
        Очень спокойно Дэниел проговорил:
        - Как я уже сказал, парень сам вправе назначать цену…
        - Но знать об этом пока что не должен, - глумливо констатировала Элли.
        Теперь его глаза превратились в две льдинки, брови взметнулись вверх. С минуту он пристально смотрел на нее, потом резким движением повернулся к Бет и заговорил подчеркнуто мягким тоном:
        - Из вас двоих вы кажетесь мне более уравновешенной. Вероятно, всем рыжеволосым свойственна некоторая… хм… горячность. Что же касается нашего дела, мне кажется, благоразумнее отложить дискуссию на завтра.
        С несколько озадаченным видом Бет покачала головой.
        Дэниел нахмурился.
        - Я еще могу понять, почему Элли принимает все так близко к сердцу: у нее причины личного свойства, - но вы…
        - Довольно, Дэниел! - оборвала Элли. Ход его мыслей был абсолютно ясен. Если даже Джеймс изменял жене с другой женщиной, Бет всегда - всегда! - оставалась ему верна, в этом никто не сомневался. И к Питеру она не проявляет никакого интереса. Да и Элли не проявляет, что бы себе ни вообразил Дэниел. - Подобные предположения не выдерживают ни малейшей критики, - с нажимом сказала она.
        - Ну да, конечно, - бесстрастно произнес Тэкери. - Вы считаете, вам удастся сохранить выдержку и воздержаться от обсуждения наших дел с Питером этой ночью?
        Элли стала с силой втягивать в себя воздух, и делала это очень медленно, стараясь не потерять над собой контроль и не треснуть его по физиономии.
        - До сих пор мне всегда удавалось «сохранять выдержку», - отчеканила она. - И я приложу максимум усилий, чтобы «воздержаться от обсуждения» еще несколько часов.
        Дэниел учтиво склонил голову.
        - Очень хорошо, леди. В таком случае разрешите откланяться. Увидимся с вами утром.
        - Спокойной ночи, Дэниел, - прежде чем он успел повернуться к двери, отозвалась Бет. И очень вовремя: если бы Элли открыла рот, она бы не поручилась, что с ее языка не сорвутся ругательства, коих в его адрес скопилось великое множество. - Элли…
        - Не надо, Бет! - взмолилась Элли.
        После ухода Тэкери у Элли наступила естественная реакция: ее трясло как в лихорадке, а когда она пошла к столу, ноги ее подкосились, и, с трудом добравшись до стула, она без сил рухнула на него.
        Переведя дыхание, Элли подняла руки и уткнулась лицом в ладони. Как она могла так поддаться чувствам? Да еще с кем? С Дэниелом Тэкери! И самое ужасное то, что никогда она не испытывала ничего подобного!..
        Еще подростком и потом, уже став взрослой, Элли, конечно, ходила на свидания с парнями и даже пару раз не на шутку увлекалась. Но с возрастом стала намного разборчивей, или, как часто повторяла мать, «превратилась в настоящую привереду». По крайней мере теперь Элли лучше разбиралась в людях и твердо знала, с каким человеком намеревалась провести остаток жизни. И Дэниел Тэкери - с его гипертрофированным эгоизмом и отсутствием элементарной порядочности - явно не подходил под мерки ее предполагаемого избранника.
        В таком случае почему она столь бездумно позволила ему себя целовать? Что заставило ее забыть обо всем на свете - даже о том, что ей совершенно не нравится Тэкери?
        Как найти ответ?
        Элли безвольно уронила руки на стол; взгляд ее упал на сестру. Она физически ощущала, как бледно ее лицо и какими огромными кажутся сейчас глаза. Что-то надо сказать, каким-то образом объяснить ситуацию, в которой застала их Бет, но в горле застрял противный ком, мешающий вымолвить хоть слово.
        - Ох, Элли! - воскликнула Бет. - У тебя такой вид… ну, какой был у меня, когда я впервые увидела Джеймса!
        Если Элли и была бледна, то после странной реплики сестры стала белой как полотно.
        - О чем ты говоришь? - выдавила она сквозь застывшие губы.
        Бет пересекла комнату и, остановившись рядом, положила руки на плечи Элли.
        - Я знала, что когда-нибудь это должно с тобой случиться. - Бет покачала головой. - У нас ведь всегда так. Взять, к примеру, маму - она увлеклась отцом, как только они встретились, и с тех пор они всю жизнь живут счастливо. И у меня с Джеймсом было так же, - погрустнев, добавила она. - Один взгляд - и я потеряла голову. Женщины в нашем роду влюбляются сразу и навсегда. Навсегда!
        - Бет, прошу тебя, заткнись, - твердо проговорила Элли и порывисто встала. - Ты и мама влюблялись раз и навсегда, но, надеюсь, ты не думаешь, что и со мной могло произойти подобное? Да такой человек, как Дэниел Тэкери, вызывает у меня отвращение!
        Она металась взад-вперед по комнате, а Бет задумчиво водила за ней глазами. Выдержав минутную паузу, она спросила:
        - Ты уверена?
        - Не смеши меня! - мгновенно отреагировала Элли.
        Пусть она не может объяснить себе, что произошло между ней и Дэниелом, но это уж точно не имеет ничего общего с нелепым предположением сестры! Влюбиться в Тэкери? Гораздо безопасней влюбиться в гремучую змею - по крайней мере всегда услышишь ее приближение и будешь знать, откуда грозит опасность.
        Бет озадаченно нахмурилась.
        - Но ведь ты с ним… вы… в общем, ты понимаешь, что я хочу сказать.
        - Конечно, понимаю, как не понять. - Элли нетерпеливо притопнула ногой. - А тебе известно, что Дэниел Тэкери гоняется за каждой юбкой, которая встречается на его пути?
        Бет медленно покачала головой.
        - Нет, дорогая, я думаю, ты ошибаешься, - возразила она. - Джеймс постоянно твердил, что Дэниел очень редко вступал в связь с женщинами, а если такое случалось, то длилось недолго. Дэниел говорил, что узнает женщину своей мечты, стоит ему только увидеть ее, а покуда судьба не преподнесла ему такого подарка, он предпочитает воздерживаться от мимолетных связей, после которых в душе остаются лишь смятение и горький осадок.
        Вот и у Элли в душе сейчас царило смятение. Почему Дэниел ее поцеловал? Чем объяснить подобное поведение человека, у которого на следующей неделе свадьба? А если он женится, значит, уже нашел свою избранницу?
        - А Джеймс ответил ему, - усмехнувшись, продолжала Бет, - что он гоняется за призраком, потому что идеалов не бывает.
        У Элли не было ни малейшего желания выслушивать, что думает ее зять о личной жизни своего друга. О Дэниеле Тэкери она знала все, что ей требовалось знать.
        - Однако Джеймс ошибся: Тэкери уже нашел свой идеал, - насмешливо сказала Элли. Хотя, конечно, нельзя сказать, что по телефону он говорил с невестой так, как подобает любящему жениху. - Да будет тебе известно, на следующей неделе он женится.
        - Кто? Дэниел? - искренне изумилась Бет. Элли раздраженно уставилась на сестру.
        - А о ком мы с тобой говорим?
        - Да, но… - Бет нахмурилась. - Джеймс ничего не рассказывал о предстоящей свадьбе Дэниела…
        - Не обижайся, Бет, но вы с Джеймсом не общались уже целый месяц, а за такой срок многое может произойти. - С ней самой, например, многое произошло всего за несколько минут! - тоскливо подумала она.
        - Ты права, - медленно произнесла Бет. - И все же странно, что Дэниел приехал к нам - тем более накануне свадьбы, если ты, конечно, не ошибаешься.
        - Да не ошибаюсь я! - заверила ее Элли. - Слушай, по-моему, мы уделяем ему слишком много внимания, весь вечер только о нем и говорим. - Ей и без того на сон грядущий придется обдумать, как вести себя завтра с этим типчиком. - В данное время меня больше беспокоит проблема Питера. - Она нахмурилась. - Если мы его потеряем…
        Бет кивнула.
        - Хм… Но ведь вполне вероятно, что Питер не согласится перейти к нему… - Поймав на себе скептический взгляд сестры, Бет мрачно потрясла головой. - Да, он будет полным идиотом, если откажется от такой карьеры и отвергнет выгодное предложение Дэниела… Интересно, каким образом Дэниел узнал о нашем Питере? - с тяжелым вздохом добавила она.
        У Элли на этот счет имелись кое-какие соображения, но она решила не делиться ими с сестрой. Ведь она же не знает наверняка, что ему сказал Джеймс, так зачем еще больше напрягать и без того напряженные отношения между супругами, зачем сеять сомнения в душе Бет? Хотя, если подумать, откуда еще мог Дэниел услышать о Питере? .
        - Сейчас главное - что он о нем знает, - отрывисто сказала Элли. - И теперь нам надо думать, как поступить дальше.
        А действительно - как? Они с Бет уже успели оценить тот факт, что их дела пошли в гору главным образом благодаря стараниям Питера, а теперь, с его возможным отъездом, их ждут тяжелые времена. От этого нельзя просто так отмахнуться. Получается, что им будет гораздо выгоднее, если Тэкери решит выкупить весь отель, чего они с Бет так боялись раньше…



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Все те же вопросы остались неразрешенными наутро, как бы Элли ни старалась их разрешить: что же произошло между ней и Дэниелом, почему он вдруг начал ее целовать и откуда, собственно говоря, взялась столь нехарактерная для нее ответная реакция? Наверняка Элли знала лишь одно: предположение, высказанное сестрой, совершенно абсурдно. Таким человеком, как Дэниел Тэкери, она ни за что не могла бы увлечься!
        Действительно, ее родители полюбили друг друга с первого взгляда и сразу же решили никогда не расставаться. Когда два года назад отец заболел, мама, ни секунды не колеблясь, отказалась от управления отелем и уехала с ним в более теплые края - лишь бы он поправился. Бет тоже влюбилась в Джеймса, как только встретила его, и сохранила это чувство по сей день, несмотря на возникшие проблемы. Но чтобы с ней, с Элли, произошло такое… Чушь собачья!
        Элли шла через холл на запланированную встречу с Дэниелом, когда к ней подошел Питер.
        - Откуда такое уныние, Элли? - участливо спросил он. - Не надо переживать, из любого затруднения всегда есть выход.
        - Вашими молитвами, - улыбнулась Элли. - Вы уже приготовили завтраки?
        Повар кивнул.
        - Да, все в порядке, завтраки готовы, я уже освободился. Может, выпьем по чашечке кофе?
        Как правило, Питер исчезал часа на два между завтраком и ленчем. Элли предполагала, что он ездит домой, покормить свою любимую кошку. О том, как Питер проводит свободное от работы время, она почти ничего не знала, хотя и понимала, что он всячески старается вовлечь ее в свою жизнь.
        Элли взглянула на часы - до встречи оставалось еще двадцать минут. Так почему бы не провести их с Питером? Пускай Тэкери думает что угодно, она примет приглашение Питера.
        - Хорошо, только в десять я должна уйти по делам.
        По делам… Что бы сказал Питер, узнай он, что «дела» - это тяжелые переговоры относительно его персоны?..
        - О, чудесно! У нас есть целых двадцать минут, - обрадовался Питер. - А в десять мне тоже надо уходить.
        Они отправились в ресторан и заняли столик у окна. Когда официантка принесла кофе, Элли огляделась вокруг и сразу увидела Дэниела. Ледяным немигающим взглядом он уставился на Питера.
        Проклятье!
        Мысли Дэниела ясно читались на его лице. Ну и что? Почему бы ей не выпить кофе с Питером? Обсуждать с ним планы Дэниела она не собиралась, хотя Тэкери явно пришел к обратному выводу; так или иначе, ее совесть чиста.
        Отвернувшись, Элли с приветливой улыбкой обратилась к Питеру:
        - Я рада, что мы можем немного поболтать. Скажите, вам по-прежнему нравится жить в наших местах? - Идиотский вопрос: он же все еще работает у них. Не нравилось бы - уехал.
        Питер кивнул.
        - Да, конечно. Здесь красиво, тихо, люди очень приветливы. Вот только жаль, что у Бет и Джеймса что-то не заладилось, но я уверен, они во всем разберутся. Если любишь по-настоящему, непременно найдешь способ понять и простить. - Он широко улыбнулся. - А я уже соскучился по привычной кружечке пива, которую мы с Джеймсом пропускали в баре.
        Элли нахмурилась. Трудно представить, что Джеймс ушел в глубокое подполье и перестал общаться со всеми, с кем был дружен ранее.
        - Вам что-нибудь известно о нем?
        - Абсолютно ничего. Но я не сомневаюсь, что ссора продлится недолго и он скоро вернется.
        - Будем надеяться! - с чувством воскликнула Элли.
        - Как я вижу, наш высокий гость все еще тут, - с некоторым удивлением заметил Питер, кивнув в сторону столика, за которым сидел Дэниел.
        - Да, - коротко подтвердила Элли, старательно избегая смотреть в сторону Дэниела.
        А тот, казалось, и не думал покидать ресторан. Подозвал официантку и заказал еще чашку кофе. Боится оставить ее наедине с Питером? Думает, что она начнет упрашивать повара не уезжать?
        - Преуспевающий парень, - равнодушно бросил Питер.
        Элли с любопытством взглянула на него.
        - А вас не интересует богатство, Питер?
        Он пожал плечами и, чуть подумав, ответил:
        - Нет. По крайней мере намного меньше, чем нашего гостя. На свете есть куда более важные вещи. А богатство… Что ж, его всегда стремятся преувеличить те, кто достиг высокого положения в обществе.
        - Никогда не рассматривала это с такой точки зрения, - рассмеялась Элли.
        Питер поднял на нее глаза.
        - Наверное, я немного упрощаю, - усмехнулся он. - Но мне кажется, что нельзя построить счастье на одном только благосостоянии.
        Он прав, вздохнула Элли. Дэниел Тэкери, вне всякого сомнения, достиг высокого положения, но не очень-то счастлив в личной жизни. Как же еще понимать интерес к другим женщинам накануне свадьбы?
        - А что вас делает счастливым, Питер? - спросила Элли, намеренно уходя от мыслей о Тэкери, а это оказалось не так-то легко, поскольку она постоянно ощущала на себе его пристальный холодный взгляд.
        Питер криво усмехнулся.
        - Вопрос на засыпку?
        - Конечно же, нет, - рассмеялась Элли. - Просто мне интересно, ведь мы с вами раньше почти не разговаривали по душам.
        - Это потому, что вы все время отклоняете мои приглашения. А я бы целыми часами мог морочить вам голову своими размышлениями о смысле жизни. Еще утомил бы вас!
        - Ну что вы! Вы меня совсем не утомляете! - поспешила заверить его Элли. - Однако хочу признаться: меня удивляет, почему человек с вашими талантами торчит в такой дыре, как наша. Но своими рассуждениями о богатстве вы частично удовлетворили мое любопытство.
        - Только частично? - поинтересовался Питер.
        - Хм… - Элли задумчиво посмотрела на него. Привлекателен, не женат, обладает несомненными способностями в своей области… Наверняка существует какая-то причина, удерживающая его здесь. - Но почему вы выбрали именно Брэмфорт, Питер?
        Прежде чем ответить, Питер отхлебнул кофе и аккуратно поставил чашку на блюдце.
        - Это долгая история, Элли, - медленно промолвил он наконец. - Для того чтобы поведать ее вам, мне потребуется целый вечер. Намек понятен? - спросил он с улыбкой.
        Элли тоже улыбнулась.
        - Настолько, что теперь мне просто не остается ничего другого, как принять приглашение.
        - Вы согласны как-нибудь поужинать со мной? - недоверчиво переспросил Питер. - Я не ослышался?
        - Нет, Питер, не ослышались, - кивнула она и посмотрела на часы. - Давайте обсудим это позже, хорошо? Мне пора по делу, о котором я упоминала в холле. - Без сомнения, Дэниел наговорит ей много неприятного, когда они увидятся в офисе, поэтому лучше не опаздывать и не давать ему лишнего повода для укоров.
        Питер встал и отодвинул ее стул.
        - Очень хорошо. Только не забудьте!
        Дэниел тоже поднялся из-за стола. Нагнав Элли в дверях, он вопросительно уставился на нее.
        - Вы все-таки не удержались? - холодно спросил он, не дождавшись от нее ни слова.
        Элли порадовалась, что их встреча после вчерашней сцены состоялась, так сказать, на людях. Лучшим способом общения с этим человеком, как она уже успела понять, было нападение. Она изогнула дугой тонкие рыжеватые брови.
        - Полагаю, вы говорите о моей беседе с Питером? - вопросом на вопрос ответила она.
        - Конечно, черт побери!.. - Он вовремя сбавил тон, спохватившись, что говорит слишком громко. - Мне казалось, мы пришли к соглашению, что вы не будете обсуждать мое предложение с вашим дружком.
        Продолжая шагать к своему офису, Элли бросила на него уничтожающий взгляд.
        - Ошибаетесь по двум пунктам, - сообщила она прохладным тоном. - Питер не мой дружок, и я не обсуждала с ним ваше предложение. Мы вообще о вас не говорили. - Упоминание о его преуспеянии в бизнесе не в счет. - У нас есть более интересные темы, - колко добавила она.
        - Вы…
        Элли открыла дверь офиса и вошла, Тэкери последовал за ней.
        - Привет, - улыбнулась им Бет. - Вы уже начали без меня?
        Элли ничего не собиралась ни начинать с этим типом, ни заканчивать - с Бет или без нее.
        - Нет, - ответила она сестре и повернулась к Дэниелу: - Давайте побыстрее разберемся в нашей проблеме. У меня и Бет очень много дел. Не возражаете?
        Дэниел отозвался не сразу. Он подошел к одному из стульев, стоящих у стены, уселся и посмотрел на сестер. Сегодня он был одет в деловой костюм и белую рубашку с аккуратно повязанным галстуком. Всем своим видом он подчеркивал, что относится к встрече как к чисто деловой. Да уж - дружеской ее не назовешь, подумала Элли. Дэниела Тэкери можно считать кем угодно, но только не другом!
        - Вы не хотите терять своего шеф-повара, - констатировал он наконец, растягивая слова.
        Элли пожала плечами, не делая попытки сесть, поскольку по опыту знала, что стоя она сохраняет определенные преимущества перед этим человеком.
        - Я придерживаюсь твердого убеждения, что дискуссия относительно Питера не имеет никакого смысла. Принять или не принять ваше предложение зависит только от него.
        После того, что за чашкой кофе поведал ей Питер, она уже не была так уверена в его согласии уехать.
        - Естественно. Но я хочу, чтобы вы обе поняли: я не собираюсь похищать вашего повара, не дав вам времени подыскать ему подходящую замену. - Бет открыла рот, чтобы что-то сказать, но Дэниел решительно продолжал: - Понимаю, что найти повара такой же квалификации очень нелегко. Тем не менее я не хочу, чтобы вы оказались в затруднительном положении. Считаю, что вы уложитесь в трехмесячный срок, это устроит нас всех и…
        - Дэниел, - твердым голосом перебила его Элли, - пока вы не поговорили с самим Питером, мы не узнаем, так ли необходимо подыскивать ему замену.
        Он посмотрел на нее сузившимися глазами.
        - Сначала я хотел поговорить с вами, а потом уже с ним.
        Гордо подняв голову, Элли усмехнулась.
        - В данном случае наше с Бет мнение не будет решающим, не так ли?
        Дэниел сделал нетерпеливый жест рукой.
        - Вы неблагоразумны, Элли. Мне кажется, вы меня осуждаете, а я ведь мог вообще не сообщать вам о своих намерениях.
        - Ну и почему же вы все-таки сделали это?
        - Из вежливости, - отрезал Дэниел. - Из чувства справедливости, как я имел честь объяснить вам вчера вечером. Осборну будет неприятно покинуть ваше заведение
«тихой сапой». Достигать своей цели ценой неудобств других - не в моих правилах.
        Элли во все глаза уставилась на Тэкери. Уж от кого она не ожидала услышать подобное, так это от него!
        - К тому же, - добавил Дэниел, - я уверен, что Осборн уже осведомлен.
        Вот дура-то! Чуть было не поверила, что ошиблась, думая, будто Тэкери беспощаден в выборе средств для достижения цели.
        - Видите ли, Дэниел, ни я, ни Элли не будем стоять на пути Питера к карьере, - произнесла Бет. - Но если вы полагаете, что мы недовольны происходящим, это уже совершенно другое дело. Естественно, мы недовольны, мы бы кривили душой, если бы утверждали обратное. - Она нетерпеливо взмахнула рукой. - Нам очень не хочется терять Питера, но право выбора принадлежит ему.
        Элли кивком подтвердила полное согласие с мнением сестры.
        - Правильно. И чем скорее вы предоставите ему это право, тем будет лучше для всех нас, - едко сказала она.
        Дэниел переводил глаза с одной на другую; в его взгляде, как ни странно, появилось нечто вроде восхищения.
        - Крутые девочки, - протянул он наконец и поднялся со стула.
        Крутые? Это они с Бет крутые? Он что, шутит? Знал бы, как тяжело им пришлось, когда два года назад они сами, без родительской помощи, стали управлять отелем! Они крутые! Да Бет худеет на глазах, изводит себя мыслями, намерен ли развестись с ней Джеймс, а она сама не спит по ночам, размышляя, как удержать их отель на плаву. Крутые? Какая ерунда!
        - Пусть будет так, мистер Тэкери, если вам это нравится, - холодно произнесла Элли. - К вашему сведению, Питера сейчас нет на рабочем месте, но часам к четырем он вернется, чтобы готовить ужин. Вы можете позвонить ему домой и договориться о встрече, не дожидаясь его прихода. По-моему, у меня где-то записан номер его телефона. - Она повернулась к своему столу.
        - Не сомневаюсь, что записан, - сухо сказал Дэниел и покачал головой. - Не беспокойтесь, Элли, я увижусь с ним раньше, ведь он должен приготовить ужин, не так ли?
        - Итак, хотите добавить что-нибудь еще? - с нажимом спросила Элли, видя, что он не торопится уходить. Реагировать на его колкость насчет телефона Питера она не собиралась.
        - Да, есть кое-что еще. - Он подошел к двери и положил ладонь на ручку. - Я хочу поблагодарить вас, Элли.
        Элли заморгала, чувствуя, как кровь приливает к щекам, и бросила на сестру недоуменный взгляд. Какого черта? Он ее благодарит? Если благодарность имеет отношение к тому, что произошло между ними вчера вечером… Она сглотнула.
        - За что?
        Он с насмешкой посмотрел в ее распахнутые зеленые глаза.
        - Что сегодня вы не надушились «Сапфиром». Я высоко оценил вашу чуткость.
        То, что она выбрала сегодня другие духи, не имело никакого отношения к Дэниелу Тэкери. Если признаться, она вообще о нем не думала. А намек о «чуткости» в присутствии Бет лишь утвердит сестру в уверенности об их отношениях. Да вот же - Бет уже смотрит на них с лукавым интересом!
        - Ваша благодарность не по адресу, - проговорила Элли. - Я…
        - Нет-нет, не надо все портить, Элли, - мягким тоном произнес Дэниел. - Не лишайте меня иллюзий. - С этими словами он вышел из офиса. Элли лишилась дара речи. Несколько минут она в полном отупении смотрела на закрытую дверь. В чувство ее привел насмешливый взгляд сестры.
        - У этого человека нет никаких иллюзий! - с отвращением заявила она. - Они ему просто не нужны.
        - Разве это плохо? - нахмурилась Бет. - По крайней мере мы знаем, что он не притворяется - что на уме, то и на языке, - с грустной улыбкой добавила она, подумав о предательстве Джеймса.
        - Бет, ты не считаешь, что тебе стоит еще раз попытаться узнать, где находится Джеймс? - мягко спросила Элли. Сестра напряглась как струна, но Элли продолжала настаивать: - Ты ведь ничего не предпринимаешь, а так результатов не добиться.
        Бет заметно побледнела. Поднявшись, она направилась к двери.
        - Я свяжусь с ним, когда возникнет необходимость, - дрожащим голосом проговорила она.
        На лбу Элли собрались морщинки.
        - Что ты хочешь этим сказать?
        Бет отвела глаза.
        - Ничего особенного.
        - Бет!
        - Давай закроем тему, Элли, - сразу же замкнувшись, произнесла сестра. - У меня есть кое-какие дела, - добавила она и поспешно вышла.
        Элли уселась за письменный стол, но к бумагам не прикоснулась. Что же делать с Бет? Теперь она вообще пресекает любые попытки завести разговор о Джеймсе. Что-то нужно предпринять. И в самое ближайшее время, потому что Бет явно находится на грани нервного срыва.


        Кто-то постучал в дверь офиса, и на пороге появился Питер.
        - Привет! У вас найдется пара минут?
        Молодец, постучался, отметила Элли. Она уже давно сидела тут, просматривая счета и совершенно не думая о времени. Боже! Половина пятого! Наверняка Питер уже поговорил с Дэниелом… Элли жестом пригласила его сесть и улыбнулась.
        - Конечно, Питер, входите, пожалуйста. Вы хорошо провели время дома?
        - Чудесно, - равнодушно кивнул он и уселся напротив Элли. - Будем ковать железо, пока горячо, ладно?
        Элли недоуменно нахмурилась.
        - Простите?..
        - Вы же не будете снова отказываться? Я целый день размышлял, где бы мы могли провести вечер.
        Элли растерялась. Увидев, что это Питер, а не кто иной, пришел к ней с визитом, она уже приготовилась подписать его заявление об уходе.
        - Когда? - спросила она, стараясь собраться с мыслями.
        - Ну, в понедельник у меня выходной и…
        - Так вы говорите о нашем свидании? - дошло до нее наконец.
        Он затряс головой.
        - Ну конечно же! Вы еще не забыли, какое обещание дали мне утром?
        Нет, она не забыла. Просто ей казалось, что сейчас Питера должны волновать совсем другие проблемы. Может, Дэниелу пока что не удалось его уговорить?..
        - Что вы, Питер, я все помню. - Она опять нахмурилась. - Так какие будут варианты? Мы встретимся в понедельник, да?
        Нужно знать заранее, чтобы договориться с Бет. В понедельник сестра ее заменит.
        - Что-то у вас не очень счастливый вид, Элли. Для начала неплохо хотя бы улыбнуться.
        - Извините, Питер. - Элли смущенно улыбнулась. - Я просто… Понедельник меня вполне устраивает. А куда пойти, я оставляю на ваше усмотрение.
        Питер встал.
        - Буду с нетерпением ждать назначенного времени. А теперь мне надо торопиться, иначе эти изверги на кухне вконец испортят овощной гарнир.
        Элли рассмеялась.
        - Должна отметить, что качество любого блюда намного повысилось с тех пор, как кухней стали руководить вы.
        Широко улыбаясь, Питер открыл дверь.
        - Так оно будет и дальше, раз я остаюсь.
        Элли недоуменно заморгала.
        - Я отклонил предложение Дэниела Тэкери, Элли, - сообщил он ей напоследок и вышел из офиса.
        Он разговаривал с Дэниелом! Интересно, что Тэкери думает по поводу его отказа?..



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        - Ты преотлично обработала Осборна! - хриплым голосом процедил сквозь зубы Дэниел, появившись на пороге ее гостиной.
        Элли смотрела на него из-за стола. Едва он постучал в дверь секунду назад, сердце ее бешено заколотилось, словно стремилось выскочить из груди. Она знала, что это он, потому что ждала его прихода с того самого момента, как Питер сообщил ей о своем решении.
        Стараясь сохранять олимпийское спокойствие, Элли бросила на гостя невозмутимый взгляд.
        - Простите, вы, собственно, о чем?
        - Об Осборне, черт побери! - рявкнул Тэкери и шагнул через порог. - Какую хитристику вы с сестрой придумали, чтобы уговорить его остаться? Положить ему больший оклад вы не в состоянии, так же как и нанять ему хорошего помощника. Так к каким же посулам вы прибегли? - язвительно поинтересовался он, пригвоздив ее к месту синими глазами.
        Элли твердо удерживала свои позиции, ничем не выдавая волнения. А это стоило огромного труда: гнев Дэниела, его раздражение, напор действительно напугали ее. Раньше он либо иронизировал, либо вел себя подчеркнуто учтиво, но сейчас он источал холодное бешенство. После его разговора с Питером прошло уже больше трех часов. Слава Богу, он не явился к ней раньше! Можно представить, что ждало бы ее тогда!
        Какой черт дернул меня переодеться, когда я вернулась из офиса?! - ругнула себя Элли. Оказавшись в своих личных апартаментах, она натянула обтягивающие джинсы и короткий голубой свитерок, волосы распустила по плечам, а туфли просто скинула и теперь сидела босая. Ее дежурство закончилось, и посему ей хотелось отдохнуть в домашней обстановке, а здесь - черт побери! - ее дом! Вопрос, по которому явился Тэкери, чисто деловой, вот и нечего тревожить ее своими проблемами!
        Элли посмотрела на часы, стоящие на столе.
        - Через два часа я снова спущусь в офис, Дэниел. Может, побеседуем там? - с подчеркнутой вежливостью предложила она.
        Он стиснул зубы.
        - Почему не поговорить сейчас?
        - Потому что мое дежурство подошло к концу, потому что я хочу немного отдохнуть и…
        - Хочешь сказать, что вне дежурства твои мозги отказываются нормально функционировать? Что в свободное время ты не в состоянии шевелить ими…
        - Нет нужды прибегать к оскорблениям, - ледяным тоном оборвала его Элли.
        - Неужели? - с ехидством усмехнулся Дэниел. - Я просил тебя удержаться от разговоров с Осборном, а ты… ты…
        - Мы не обсуждали с Питером ваше предложение!
        - Позволь усомниться в твоих словах. Прости, но я тебе не верю.
        - А мне плевать, верите вы мне или нет! - отрезала Элли. - Я не намерена «прощать» вас за то, что вы обвиняете меня во лжи. - Ее глаза полыхнули зеленым пламенем. - Кстати, по каким причинам Питер решил отказаться? - Этот вопрос ее очень интересовал.
        - По личным. И не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что ты занимаешь не последнее место в списке этих причин.
        Элли презрительно хмыкнула.
        - Лишь столь изощренный мозг, как ваш, мог додуматься до такого предположения, - сказала она. - Я не говорила о вас с Питером. Нас вообще ничего с ним не связывает. - То, что она приняла приглашение поужинать, еще ничего не значит, а Дэниелу и вовсе не нужно об этом знать.
        Дэниел задумчиво уставился на нее прищуренными глазами.
        - Что с тобой происходит, Элли? - спросил он после достаточно долгой паузы. Теперь он говорил более спокойным тоном, холодная ярость исчезла из его голоса. Заметив ее непонимающий взгляд, он счел нужным пояснить: - Кружишь тут среди всех этих людей, как призрак, не отпускаешь никого от себя… Боишься остаться в одиночестве? В этом причина, Элли?
        - Я вообще не понимаю, о чем вы толкуете, - нетерпеливо произнесла Элли. - Как я уже сказала, я не говорила о вас с Питером и не имею ничего общего с его решением отказаться от вашего предложения.
        Не отрывая от нее пристального взгляда, Дэниел потряс головой:
        - Сейчас речь не о Питере, а о тебе. Я никак не могу тебя понять…
        - А вас никто и не просит меня понимать, - начиная не на шутку раздражаться, отрезала Элли.
        - Но мне хочется в тебе разобраться, - тихо сказал Дэниел. - Во-первых, ты очень красива…
        - Благодарю за комплимент, - усмехнулась она.
        - Да, красива, молода, смела и энергична. Такую любой мужчина мечтает обуздать и приручить. Твоя пылкость интригует, возбуждает…
        - Дэниел, меня совершенно не интересует ваше мнение обо мне! - вспылила Элли, возмущенная тем, что кто-то - а тем более Дэниел! - расписывает ее по статьям. Во-первых, она никогда не считала себя красивой, а во-вторых, ей претила мысль, что Дэниела возбуждает ее пылкость.
        - Нисколько не сомневаюсь, - с мрачным видом согласился он. - Но интересует тебя мое мнение или нет, тебе придется его выслушать!
        - Я…
        - Что за манера все время перебивать? Почему бы тебе ради разнообразия не помолчать и не послушать? - со всей строгостью упрекнул ее Дэниел. - Боже мой, женщина, я понимаю, что для тебя этот отель очень важен, но вокруг тебя существует огромный прекрасный мир, который ждет не дождется, чтобы ты обратила на него внимание. - Не давая ей вставить ни слова, он протестующе вскинул руку. - Пойми же ты наконец - на вашем отеле свет клином не сошелся! Неужели тебе чужды желания, присущие всем нормальным женщинам твоего возраста? Неужели ты не мечтаешь о собственном доме, о семье?
        - Конечно, мечтаю! - гневно отрубила Элли, чувствуя, что он загоняет ее в угол. - Но все не так просто…
        - Почему же?
        - У меня масса обязанностей, от меня зависят многие люди… - Щеки Элли покрылись румянцем. Что за черт? Какое дело Дэниелу Тэкери до образа жизни, который она ведет? Почему он вынуждает ее оправдываться? - Меня все вполне устраивает, Дэниел.
        У Тэкери вырвался нетерпеливый вздох.
        - И опять-таки - почему? - спросил он. - Разве тебе никогда не приходило в голову, что если ты будешь счастлива, то и все вокруг тебя станут счастливей?
        - Я и так счастлива.
        - С каких это пор?
        Лицо Элли вспыхнуло от гнева. Он заставил ее покривить душой: хотя она и не ощущала себя в чем-то ущемленной, но и полностью счастливой, конечно, не была. Так или иначе - его это совершенно не касается!
        - Вы не имеете права…
        Дэниел решительно подошел к Элли и встал перед ней - так близко, что их разделяло всего несколько сантиметров.
        - Имею, Элли, имею. Я держал тебя в своих объятиях, я тебя целовал, и ты мне отвечала. Я знаю, на какую страсть ты способна, какой таишь в себе огонь. И мне ненавистна сама мысль, что ты можешь похоронить его в себе и превратиться в самую заурядную высохшую старую деву!
        Элли подняла на него глаза.
        - «Озлобленную и дерганую»?
        - Вот именно - озлобленную и дерганую, - с усмешкой подтвердил он.
        Эта усмешка взбесила Элли сильнее, чем то, что он повторил такое обидное для нее определение. Дав наконец волю ослепившей ее ярости, она взметнула руку для удара.
        - Не надо, Элли, - мягко протянул Дэниел, с легкостью перехватив ее тонкое запястье. - И вот этот огонь, эти горячность и порывистость могут впустую уйти в песок! - В его негромком голосе послышалось искреннее сожаление; потемневшим взглядом он впился в ее пылающее лицо.
        - Какое…
        - Элли, перестань, сними глухую оборону. Почему ты огрызаешься на каждое слово?
        Свободной рукой Дэниел дотронулся до лица Элли, большим пальцем мягко обвел контур ее губ, а потом нежно раздвинул их. И тогда он склонился к ней и прильнул к ее губам своим ртом.
        Это уже стало входить в привычку! Сперва врывается к ней, осыпает насмешками, раздражает, выводит из себя - а потом начинает целовать!
        И как тогда, в офисе, Элли вырывалась и протестовала, но очень скоро почувствовала, как ее тело безвольно обмякло и стало плавиться в блаженном пламени страсти, словно воск. Руки обвили шею Дэниела, а губы затрепетали, когда его язык проник далеко в глубины ее рта. И снова предательский огонь пробежал по ее жилам.
        С объятиями Дэниела Тэкери, с его ласками не могло сравниться ничто на свете! Элли стонала от нахлынувшей страсти, когда его рука проникла под ее свитер и пальцы легкими, едва ощутимыми движениями стали поглаживать спину. Потом рука плавно передвинулась, кончики пальцев приподняли тонкую ткань бюстгальтера и коснулись напрягшейся груди.
        Элли испустила протяжный сдавленный стон и откинула голову назад, крепко-накрепко зажмурив глаза, а Дэниел приник губами к изогнувшейся шее, обдавая ее жарким дыханием; влажный язык блуждал по нежной коже, исследуя малейшие ложбинки, пальцы не переставая ритмично ласкали грудь. Волны блаженства снова и снова накатывали на Элли, она едва не кричала от бушевавшего в ней урагана желания.
        Когда Дэниел расстегнул ее бюстгальтер, Элли уже не оказывала никакого сопротивления. Очень медленно он поднял голубой свитер и склонил голову к ее обнаженной, подавшейся к нему груди; губы по-хозяйски властно и нежно обхватили сосок. Элли запустила пальцы в густую шевелюру Дэниела и притянула его голову еще ближе к себе, упиваясь сладостным ожиданием неизведанного и стремясь ускорить этот момент.
        Огонь в ее теле разгорался все сильнее и сильнее, побуждая желать большего. Она жаждала слиться с ним совсем, полностью, желала стать частью его.
        Дэниел подхватил Элли на руки и понес ее на диван, она прижалась к нему, уткнулась лицом в его мускулистую шею. Осторожно положив девушку на мягкие подушки, он вопросительно посмотрел на нее. Элли ответила умоляющим взглядом потемневших глаз, из груди ее вырвался глубокий гортанный стон, когда Дэниел всем своим тяжелым телом опустился на нее.
        И снова он стал целовать ее грудь, ласкать и нежно теребить языком розовый сосок. Элли впилась в него, взглядом ощутив, как его бедра начали ритмичные движения.
        Боже, как приятно, думала она, но… этого мало, этого чудовищно мало! Давай же, Дэниел, не останавливайся!..
        И он стащил с Элли свитер, освободил от ненужного бюстгальтера ее полную грудь, ни на миг не отрывая от нее восхищенных глаз. Затем нагнул голову и стал по очереди целовать соски, отдавая должное совершенству каждого из них.
        - Как ты прекрасна, Элли! - хрипло воскликнул Дэниел, подняв наконец к ней лицо.
        Издевается он над ней, что ли? Она вовсе не прекрасна. Элли даже интересной себя не считала, совершенно искренне находя все новые и новые недостатки, когда разглядывала себя в зеркале, что, надо сказать, случалось нечасто: одно слишком выступает, другое, наоборот, могло бы быть побольше, а третье… Но раз Дэниел называет ее прекрасной, что ж, в эту минуту она себя таковой и ощущала.
        Ничего не сказав, Элли лишь тихо, воркующе засмеялась и притянула к себе его голову, как бы снова приглашая к поцелую. Чем он незамедлительно и воспользовался, как истосковавшийся по воде хищник, припав к источнику ее ждущих губ.
        Не отрываясь от нее, Дэниел потянулся рукой к джинсам Элли, расстегнул пуговицу и медленно потянул вниз язычок «молнии». Жар желания новой волной поднялся в ее теле, когда рука Дэниела проникла в ее шелковые трусики. Еще секунда - и она полностью потеряет над собой контроль.
        Дэниел поднял голову и взглянул в ее пылающие страстью глаза.
        - По-моему, нам обоим будет лучше, если ты перестанешь сопротивляться, - проговорил он.
        Возвращаясь к реальности, Элли приоткрыла веки. Что же она делает? Валяется тут полуголая на собственном диване - и с кем? С Дэниелом Тэкери!
        Господи! Да она, должно быть, окончательно рехнулась! Как можно так реагировать на ласки человека, который с самого первого момента вызывал у нее только раздражение, и ничего больше?! Решительно, ей необходима помощь хорошего психиатра, ведь она просто выжила из…
        - Элли! - Глядя в ее изменившееся лицо, на котором ясно читалось смятение, Дэниел покачал головой. - Элли, только не надо…
        Не дослушав, чего именно ей не надо делать, и не в силах посмотреть Дэниелу в глаза, Элли оттолкнула его, вскочила на ноги и, подхватив с полу свитер, быстро натянула его на себя. Бюстгальтер остался где-то под Дэниелом, а тонкая шерстяная ткань свитера не скрывала напрягшуюся грудь, но так все же лучше, чем стоять перед ним почти нагишом.
        - Уходи отсюда, Дэниел, - упавшим голосом попросила она, глядя куда-то поверх его плеча.
        Не делая ни малейшей попытки подняться, он вкрадчиво поинтересовался:
        - Да? А почему?
        Изумрудные глаза Элли сверкнули.
        - Перестань, Дэниел, - скривив губы, сказала она. - Ты сам прекрасно знаешь, что нам не нужно было этого делать…
        - Этого? - Дэниел уселся на диване и вонзил в Элли пристальный взгляд. - Мы с тобой оба взрослые люди, и нас влечет друг к другу…
        - Нас не влечет друг к другу! - в негодовании прервала его Элли, чувствуя, как щеки покрываются непрошеным румянцем.
        - Не дури, Элли, - жестким голосом возразил Дэниел. - Если бы минуту назад ты не вскочила, как бешеная кошка, мы бы сейчас оба купались в блаженстве! Имей смелость посмотреть правде в лицо.
        О Боже! Как вынести такое унижение? Элли в изнеможении опустила ресницы. Сколько времени Дэниел намерен оставаться в их отеле? Где взять силы вытерпеть его общество после того, что между ними произошло? Питер отверг его предложение, и теперь Дэниел вряд ли уберется отсюда, не попытавшись уговорить Осборна. Не такой он человек, чтобы смириться с отказом и уехать ни с чем.
        - Так или иначе, - натянуто проговорила Элли, - я хочу, чтобы ты немедленно ушел.
        Несколько долгих минут Дэниел молча смотрел на нее, потом неторопливо поднялся с дивана.
        - Хорошо, Элли, я уйду. Но не потому, что ты того хочешь, а потому, что ты, как я вижу, чересчур взволнована. Однако наша беседа, поверь, не закончена, - мрачным тоном добавил он.
        Как он сказал? Беседа? Если то, что между ними сейчас произошло, можно назвать
«беседой», то протекала она исключительно на физиологическом уровне. И это еще не закончено? Кстати, слово «взволнована» слишком нейтрально, чтобы описать ее состояние в данную минуту. Она не взволнована, она опустошена, выжата как лимон!..
        - Как тебе будет угодно.
        Элли скрестила руки на груди и отвернулась. Господи! Хоть бы он поскорее исчез из ее гостиной! У нее так дрожат колени, что еще немного - и она рухнет в обморок.
        - Элли…
        - Уходи! - из последних сил проговорила она.
        Дэниел медленно пересек комнату и остановился напротив нее. Какое-то время помолчав, тихо сказал, покачивая головой:
        - Элли, ты уже большая девочка. Не забывай, тебе двадцать семь лет. То, что сейчас случилось, совсем не так ужасно, как тебе представляется. - Он усмехнулся. - И не трагично.
        Конечно - для Тэкери! Для него все в порядке вещей. Что за человек! На следующей неделе его свадьба, а он не чувствует ни тени раскаяния за свое поведение!.. Надо немедленно взять себя в руки. Если Элли позволит ему заметить ее смятение, он поймет, насколько она неопытна и беззащитна. Такого удовольствия она ему не доставит!
        - А я и не говорила, что это трагично, - сквозь зубы процедила Элли, воинственно сверкая глазами. - Если тебя интересует мое мнение, то я рассматриваю случившееся как обыкновенное недоразумение.
        Дэниел нахмурился.
        - Я так не думаю. Хм, недоразумение… Хотя… Скажи, ты боишься, что Осборн рассвирепеет, если узнает о… о нас с тобой, да? - Он презрительно ухмыльнулся. - Думаешь, тогда он разорвет ваш контракт?
        Элли во все глаза уставилась на него. Вот оно что! Значит, по этой причине он только что ее соблазнял?
        - Даже если и так, Питер все равно не поедет с тобой! - с вызовом заявила она.
        Глаза Дэниела мгновенно превратились в две ледяные полыньи.
        - Так ты для этого чуть не поддалась мне? - холодно спросил он. - Чтобы потом сказать Осборну, что я хотел тебя изнасиловать? - В его взгляде появилось неприкрытое омерзение. - Что ж, Элли, в таком случае у тебя действительно проблемы. Очень серьезные проблемы, - скрипучим голосом добавил он. - Мне тебя очень жаль. А еще больше жаль тех, кто тебя окружает и с кем тебе еще предстоит встретиться на жизненном пути.
        Элли свирепо уставилась на него.
        - Вы ничего обо мне не знаете, Дэниел. Абсолютно ничего.
        В два шага достигнув двери, Дэниел остановился и ровным тоном произнес:
        - Того, что я знаю, вполне достаточно. И я сожалею о случившемся, потому что сам едва не… А, ладно, пустяки. - Как бы досадуя на себя самого, он покачал головой. - Не могу сказать, что желаю тебе счастья с Осборном: ты намеренно губишь будущее парня. Но если ты считаешь, что цель оправдывает средства, - это твое дело. - Он резко повернулся и вышел из комнаты, с силой захлопнув за собой дверь.
        Она губит будущее Питера? Что за бред! Однако Дэниел вовремя покинул ее комнату: ей не хотелось, чтобы он видел ее пылающее от услышанных оскорблений лицо, да и вообще - нужно наедине с собой обдумать все, что только что произошло. Лучше всего вычеркнуть неприятный эпизод из памяти и продолжать жить дальше. Но как избавиться от смутного ощущения, что этого ей никогда не забыть?..
        Через несколько часов Элли спустилась вниз, чтобы принять дежурство у сестры.
        - Что-то ты бледновата, - констатировала Бет, озабоченно глядя на нее. - Скажи, с тобой все в порядке?
        Какое там «в порядке»! Оставшись одна, Элли подобрала с полу разбросанные вещи, отправилась в ванную и забралась в горячую воду, надеясь избавиться от тяжелых воспоминаний. Однако успокоиться ей так и не удалось. Глядя на ее обнаженное тело, сторонний наблюдатель не заметил бы ничего особенного, но сама Элли прекрасно знала происхождение красного пятна на груди - там, где ее кожи касались небритые щеки Дэниела.
        К тому же ей казалось, что лицо ее по-прежнему горит от возбуждения, вызванного недавней близостью с Дэниелом, и это, конечно, не укроется от внимательного взгляда сестры. Как выяснилось, щеки ее заливала бледность, что, естественно, не ускользнуло от Бет.
        - Спасибо, Бет, я чувствую себя хорошо, - ответила Элли, без всякой надобности перекладывая с места на место бумаги на столе.
        Ее сестра нахмурилась.
        - Верится с трудом, - проговорила она. - Я вовсе не прочь поработать еще пару часов, если ты не вполне…
        - Я же сказала - со мной все в порядке, я в норме, - сквозь зубы процедила Элли, но, заметив, как отпрянула от нее Бет, почувствовала угрызения совести. - Прости, сестренка, - сказала она, дотронувшись до рукава Бет, - но я действительно отлично себя чувствую и могу приступить к работе. Поверь мне, дорогая.
        Голос Элли был исполнен искренности. Ею двигала уверенность, что здесь, в офисе, она найдет себе занятие, которое отвлечет ее наконец от тревожных мыслей, тогда как в своей комнате, наверху, все будет напоминать о Дэниеле.
        - Ну… если ты уверена… - протянула Бет и с сомнением покачала головой. Потом осторожно сообщила: - У меня… гм… состоялся небольшой разговор с Дэниелом.
        Кровь отхлынула от лица Элли. Неужели Тэкери осмелился явиться к ее сестре и поделиться с ней случившимся? Ну, если это так…
        - Он сказал, что не виделся с Джеймсом с тех пор, как мой муж покинул наш дом, - продолжала тем временем Бет. Заметив озадаченный взгляд сестры, она нехотя пояснила: - Ты же сама постоянно вдалбливала мне в голову, что нужно прекратить уловки и поговорить с ним начистоту. Вот я и поговорила. Дэниел утверждает, что не встречался с Джеймсом уже несколько месяцев.
        Наконец-то до Элли начал доходить смысл ее слов. Что же получается? Если друзья так давно не виделись, каким образом Тэкери узнал о существовании Питера? Бет может верить всему, что сказал ей Дэниел, но лично у нее на этот счет имелись сомнения. И естественно, задавать ему вопросы она не собиралась.
        - И что же? Он даже не знает, где сейчас находится Джеймс? - с нажимом спросила она.
        Бет казалась сбитой с толку.
        - Я… я не спрашивала его об этом…
        - Значит, надо спросить, - сухо отрезала Элли. Уж кому, как не ей, знать, насколько умен Дэниел! Если бесхитростная Бет не задала конкретного вопроса, Дэниел, само собой разумеется, не стал сам заострять на этом внимание.
        Бет наморщила нос.
        - Сейчас разговаривать с ним поздно. Прощаясь, он заказал в ресторане столик на половину восьмого утра. Наверное, лег спать пораньше.
        - Так поговори с ним завтра, - пожала плечами Элли.
        - Не могу… О Боже, Элли, я забыла сказать тебе главное: сразу после завтрака Дэниел уезжает.
        Уезжает? Как-то уж слишком поспешно. Хотя Питер и отказался от предложения Дэниела, Элли не предполагала, что тот так легко смирится с неудачей, тем более что ему, судя по всему, очень хотелось заполучить Осборна в один из своих роскошных ресторанов. Странно, он даже не предпринял новой попытки уговорить Питера.
        Может, на решение Дэниела покинуть их город повлияла сцена, разыгравшаяся в ее гостиной несколько часов назад?.. Впрочем, едва ли такой человек, как Дэниел, будет ставить успехи или неудачи на личном фронте выше деловых интересов. Следовательно, у него есть другая, более важная причина. И вообще, с чего она взяла, что отъезд Тэкери так уж внезапен? Ведь очень скоро состоится его свадьба…
        Осознав, что пауза слишком затянулась, Элли подняла глаза на Бет.
        - Понятно, - сказала она. - В таком случае, прежде чем закончу дежурство, я выпишу ему чек.
        Бет рассеянно кивнула и, немного помолчав, жалобно спросила:
        - Что же делать с Джеймсом?
        - А что ты собиралась делать? - хмуро поинтересовалась Элли.
        Слезы затуманили глаза Бет.
        - Я не знаю! Только больше я этого не выдержу. Почему он мне не звонит? Почему не появляется? Господи, Элли, придумай же что-нибудь!
        - Но ты же сама предпочла бездействовать, - резонно напомнила ей Элли.
        Сестра мгновенно ощетинилась:
        - На то были свои причины! Он, между прочим, знает, где меня найти, а я понятия не имею, как с ним связаться.
        - Ты вполне могла позвонить родителям Джеймса, - предположила Элли.
        Бет покачала головой.
        - Не думаю, что они о нас знают… я имею в виду, что мы с ним… расстались. Если они ни о чем не подозревают, я не желаю сообщать им об этом первой. Все надежды я возлагала на Дэниела… - со вздохом призналась она.
        Вот и надо было задавать вопросы правильно, а не лукавить, подумала Элли, тогда бы ты, Бет, смогла вытянуть из него нужные сведения.
        Вместо того чтобы взять себя в руки, сестра вдруг принялась ее укорять:
        - Я так рассчитывала на Дэниела, а ты даже не попыталась поговорить с ним о Джеймсе!
        - Я? - Элли удивленно вскинула брови. - О нет, Бет, я не могла. Правда никак не могла…
        - Элли, я беременна! - огорошила ее Бет; лицо ее смертельно побледнело. - Только не надо говорить, что я должна немедленно связаться с Джеймсом и сообщить ему радостную весть. Я не хочу, чтобы он вернулся ко мне из-за ребенка, - поспешила добавить она.
        Бет догадалась правильно: именно такое заключение вертелось у Элли на языке, едва она услышала о беременности сестры. В конце концов, Джеймс имеет право знать, что в скором будущем станет отцом! С другой стороны, страстное заявление Бет говорило о том, что она ни за что не допустит, чтобы он вернулся в ее жизнь лишь из-за ребенка; любовь - вот что стоит у Бет на первом месте. Боже, как все запуталось!
        А ведь Бет так хотела ребенка! И вот на тебе - именно сейчас, когда супруги оказались на грани развода, узнала о своей беременности…
        - Понимаешь, я думала, что, если смогу поговорить с Джеймсом… - Бет на мгновение запнулась, но затем решительно тряхнула головой. - Нет-нет, не о ребенке. Если мы с Джеймсом снова сойдемся, это произойдет по другой причине. Но как с ним связаться, если он не звонит, а я не знаю, где он сейчас находится? У меня остается очень мало времени: когда живот начнет расти…
        Бет замолчала, но Элли поняла, что она хотела сказать: совсем скоро, когда признаки беременности станут явными, ее гордая сестра не пожелает разговаривать с Джеймсом, даже если он приползет к ней на коленях. И Элли не могла ее винить.
        В голосе Бет снова появились умоляющие нотки:
        - Пожалуйста, Элли, повидайся с Дэниелом до его отъезда, ладно? Если тебе удастся выяснить адрес Джеймса, я могла бы попробовать…
        Хорошенький поворот дела! Однако Элли знала, что в сложившейся ситуации ей нужно забыть о собственной гордости. Главное сейчас - благополучие сестры и еще не рожденного младенца. А из этого вытекает единственно верное решение: завтра утром она должна переговорить с Дэниелом.



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Несмотря на все старания, Элли чувствовала, что вид у нее неважнецкий и щеки по-прежнему бледны. Сидя за стойкой администратора, она видела, как Дэниел прошел в ресторан: значит, скоро он позавтракает и подойдет к ней, чтобы расплатиться.
        Вообще-то с утра Элли не должна была дежурить, но небольшие перестановки в расписании быстро уладили дело. И вот она внимательно наблюдает за дверью ресторана и одновременно собирает все мужество, чтобы разговор прошел достойно, будто вчерашней сцены с Дэниелом и не было вовсе. Ради счастья сестры она должна держаться на высоте.
        Ночь Элли провела без сна. Да и как могла она уснуть, если перед ее внутренним взором постоянно стояло видение: она лежит в объятиях Дэниела! Элли беспокойно металась в постели, мучительно размышляя о собственном поведении. Господи, ну почему именно Дэниел вызвал у нее такую ответную реакцию? Этот человек обладал всеми теми качествами, которые Элли терпеть не могла в мужчинах: он был слишком богат, слишком влиятелен, слишком привлекателен - в общем, у него всего было в избытке. К тому же не пройдет и нескольких дней, и он станет мужем… другой женщины.
        Так что же случилось с ней, с Элли?
        В принципе в том-то все и дело, что сама она ничего не предпринимала; все произошло как бы помимо ее воли, помимо…
        - Доброе утро, Элли, - прозвучал у нее над ухом насмешливый хрипловатый голос. - Ты приготовила мой чек?
        Опять она не заметила, как он подошел! Черт бы побрал и этого человека, и мысли о нем, мучающие ее вот уже который день!
        Чувствуя, что побледнела еще больше, Элли подняла глаза. На Дэниеле был строгий костюм темного цвета. Следовательно, сейчас он расплатится и отправится по своим делам…
        - Чек, Элли, - мягко напомнил Дэниел, не получив ответа на свой вопрос. Потом с интересом посмотрел на нее. - Эй, с тобой все в порядке?
        Значит, заметил, что она не в себе. Элли разозлилась: нельзя давать при нем слабину! Оставалось надеяться, что сейчас она возьмет себя в руки. Хотя - как знать? После событий вчерашнего вечера в ней что-то сломалось; она сама себя не узнавала и теперь не могла с уверенностью сказать, как поступит в следующую минуту.
        Уловив в изумрудных глазах вспышку ярости, Дэниел усмехнулся и, положив локти на стойку, лениво протянул:
        - Вот так-то лучше. А то я уж было испугался. Образ несчастной и растерянной Элли мне незнаком.
        Еще бы! Несчастная и растерянная! В таком амплуа ей еще никогда не доводилось выступать.
        Элли набралась смелости и с вызовом посмотрела на него:
        - У вас найдется несколько минут? Я хочу попросить вас пройти ко мне в офис, прежде чем вы уедете.
        - Зачем, собственно? - поинтересовался Дэниел.
        Господи, его еще надо уговаривать!
        - По-моему, вопрос неуместен. Если я прошу, значит, мне нужно с вами поговорить! - в сердцах выпалила Элли.
        Томительно долгую минуту Дэниел рассматривал ее, словно видел впервые, потом взглянул на часы и неторопливо кивнул.
        - Хорошо, кое-каким временем я еще располагаю.
        Все в этом типе внушало Элли отвращение. Он, видите ли, снизошел до ее просьбы и милостиво уделяет ей пару минут своего драгоценного времени! Да она!.. Нет, нельзя злиться, сейчас надо помнить только о Бет, а о том, что она думает о Тэкери, нужно забыть, иначе он вообще откажется от разговора.
        Решительно тряхнув головой, Элли зашагала к своему офису. Дэниел, не отставая, шел следом. Элли спиной чувствовала, как он пожирает ее глазами. Это было еще хуже, чем она представляла себе ночью!
        Войдя, Элли встала за письменный стол и уперлась кулаками в его гладкую поверхность.
        - Итак, я тебя внимательно слушаю, - подчеркнуто деловым тоном сообщил Дэниел.
        Раздражение снова мелькнуло в глазах Элли. Похоже, Тэкери не собирается так просто сдавать позиции. Она бросила пробный камень:
        - Мне стало известно, что вчера вечером вы разговаривали с Бет. Я не ошибаюсь?
        Дэниел насторожился.
        - Не ошибаешься. А в чем, собственно, дело? - хмуро спросил он.
        Не очень-то он приветлив, решила Элли.
        - Она спрашивала вас о Джеймсе, - нетерпеливо продолжала она.
        - Да, - односложно подтвердил Дэниел и умолк.
        Элли с досадой хмыкнула. Если бы не забота о будущем сестры, она бы ни за какие блага в мире не пригласила Тэкери к себе. Уедет сегодня - и дело с концом. А вот ведь - приходится терпеть его несносное присутствие. К тому же он не проявляет ни малейшего намека на желание пойти ей навстречу, что осложняет и без того нелегкую ситуацию. Впрочем, подобное поведение ему явно свойственно, так что нечего ждать от него иного.
        - Вы ответили Бет, что уже несколько месяцев не виделись с Джеймсом, не так ли? - спросила Элли, внимательно глядя ему в лицо и надеясь обнаружить хоть какую-то реакцию на ее слова. Безрезультатно. Дэниел не был бы Дэниелом, если бы позволил эмоциям отразиться на своем лице.
        Потрясающе! Он - самый загадочный человек, которого Элли когда-либо встречала в жизни. Только в одном случае он не скрывал своих чувств: когда они лежали в объятиях друг друга… О Господи! Опять она уносится мыслями в мир фантазий! Все, что случилось вчера вечером, нужно забыть и растоптать. Это был приступ безумия, и ничего больше.
        Дэниел коротко кивнул:
        - Именно так.
        - Хорошо. В таком случае я поставлю вопрос иначе: вы разговаривали недавно с Джеймсом?
        Дэниел окинул ее оценивающим взглядом; он несколько расслабился, на твердо сжатых губах появилось подобие улыбки.
        - Может быть, присядем, Элли? В ногах правды нет, а наша беседа, как я чувствую, может занять чуть больше времени, чем мы с тобой предполагали.
        Другими словами, Дэниел все-таки разговаривал с Джеймсом! Итак, Элли не ошиблась, думая, что он найдет способ увернуться от прямого ответа, если неточно поставить вопрос.
        Она понятия не имела, какой, «как они предполагали», виделась Дэниелу их беседа. Именно так он изволил выразиться. Хотя догадаться, конечно, можно… Зря надеется! Она намерена выбросить все из головы и уж тем более не обсуждать случившееся. Ни с ним, ни с кем-либо другим!
        Элли уселась за стол и подождала, пока он неторопливо расположится на стуле, прежде чем приступить к сути дела.
        - Так вы разговаривали с Джеймсом? - упрямо повторила она свой вопрос.
        Он равнодушно уставился на нее синими глазами.
        - А если и разговаривал, что с того, Элли? Почему тебя это так волнует, а?
        Элли нахмурилась.
        - Бет - моя родная сестра, и меня, естественно, волнует…
        - Ну, началось! Брось отговорки и перестань прикидываться, вот тебе мой совет, - презрительно усмехнулся Дэниел, прервав ее объяснение.
        Элли отшатнулась, словно он ее ударил; от лица снова отхлынула краска. Как он сказал? Перестать прикидываться? Отговорки? Что он имеет в виду? И откуда столько неприязни в голосе? С тех пор как родители уехали, оставив сестер одних управляться с отелем, они с Бет стали близки, как никогда раньше. Так какого черта он усомнился в том, что ее беспокоит счастье младшей сестры? Что дает ему право не верить в искренность ее слов?
        За то время, что Тэкери пробыл в их отеле, не произошло ничего из ряда вон выходящего, что могло навести его на подобную мысль. Они с Бет вели себя как обычно, то есть находились в полной гармонии друг с другом. Так на чем же основаны его заявления, почему он обвиняет ее в притворстве? Ведь только ради Бет она зазвала его сюда - исключительно потому, что интересы сестры для нее превыше всего!
        - Судя по выражению твоего лица, мое замечание пришлось тебе не по вкусу, не так ли, Элли? - насмешливо протянул Дэниел, наблюдая за ней из-под полуопущенных век. - Правда глаза режет, да?
        - Резала бы, если бы действительно была правдой, - отрубила Элли. - А то, что вы сказали, чистая ложь. - Она гордо вскинула голову. - Повторяю: меня очень волнует судьба Бет и, естественно, то, что ее отношения с мужем несколько… разладились. Она…
        - Разладились, говоришь? - неприятным, скрипучим голосом повторил Дэниел. - Преуменьшаешь, дорогая. Они окончательно запутались, у них все пошло вверх дном, и тебе это прекрасно известно!
        Запутались… Эх, знал бы он о беременности Бет!
        Элли глубоко вздохнула.
        - В том-то и дело, что известно. Вот почему я хочу получить от вас точный ответ на конкретный вопрос: где сейчас находится муж моей сестры? Тогда, может, я смогу хоть чем-то им помочь, - нетерпеливо пояснила Элли.
        - Опять лезешь в чужую жизнь? Хочешь все держать под контролем? - ледяным тоном поинтересовался Дэниел. - Ах, Элли, Элли, неужели тебе невдомек, что ты и без того принесла немало вреда?
        Элли оторопела и некоторое время сидела молча, глядя на него во все глаза и силясь осознать услышанное. Только через минуту до нее начал доходить смысл его слов.
        - Если вы снова о Питере, - шумно переведя дыхание, сказала она, - так я в который раз повторяю, что не имею ничего общего с его отказом от вашего предложения. Не понимаю, почему вы мне не верите.
        Дэниел презрительно скривил губы.
        - Просто имею на сей счет кое-какие сомнения. Однако, говоря о принесенном тобой вреде, я имел в виду совсем другое. В отношениях между твоей сестрой и Джеймсом ты явилась яблоком раздора.
        От неожиданности Элли чуть не упала со стула.
        - Я?! - задохнулась она. Такое ей и в голову не могло прийти. Господи, да они с Джеймсом всегда прекрасно ладили, ни разу не сказали друг другу бранного слова - и это при ее-то нетерпимом характере! Дэниел жестоко ошибается. Или же намеренно хочет отвлечь ее от главного - от адреса, по которому скрывается Джеймс. А если так, значит, он наверняка знает этот адрес. - У вас сложилось ошибочное мнение, Дэниел, я…
        - Вот как? Один из нас действительно имеет ошибочное мнение, но должен тебя огорчить: это не я!
        Резким движением Элли поднялась из-за стола и сверху вниз посмотрела на сидящего перед ней мужчину.
        - Неудивительно, - отрезала она, повысив голос. - Великий магнат Дэниел Тэкери не может ошибаться! Он всегда прав, по крайней мере в собственных глазах!
        Дэниел остался совершенно спокоен и холодно встретил ее испепеляющий взгляд.
        - Ты никак не можешь разобраться в простых вещах, Элли. Вот и сейчас все перепутала, - монотонно проговорил он. - Это ты всегда права - в собственных глазах. Особенно когда речь заходит о твоей сестре.
        Его невозмутимость просто невыносима! Элли сделала над собой невероятное усилие, чтобы не треснуть кулаком по столу. Немного помолчав, она с мрачным видом медленно произнесла:
        - Я не понимаю, о чем вы толкуете.
        Дэниел издал преувеличенно тяжелый вздох.
        - Ну конечно, - негромко сказал он. - Где уж тебе понять?..
        От сквозящей в его голосе иронии Элли пришла в неописуемую ярость. Глаза ее предостерегающе сверкнули.
        - Надеюсь, вас не затруднит растолковать мне ваши слова, раз уж я настолько тупа?
        Сидя перед взбешенной Элли в расслабленной, вальяжной позе, Дэниел окинул ее долгим, оценивающим взглядом. На минуту в комнате повисла гнетущая тишина.
        - Скажи, Элли, ты только со мной такая колючая или же выпускаешь шипы и с остальными тоже?
        - Никаких шипов я не выпускаю, - отозвалась она, изобразив на губах слабое подобие улыбки. - Вы предъявили мне обвинение, Дэниел, сути которого я не поняла. Поэтому и прошу растолковать мне его смысл.
        - Очень сомневаюсь, что тебя это действительно интересует, - покачав головой, тихо сказал он.
        Больше всего Элли раздражал его снисходительный тон. Что ж, главное сейчас - держать себя в руках и с достоинством продолжить навязанную им игру.
        - Позвольте мне самой судить, что меня интересует, а что - нет, - процедила она сквозь зубы.
        И снова губы Дэниела растянулись в холодной усмешке.
        - Боюсь, судья из тебя никудышный, - язвительно заметил он. - К примеру, ты считаешь наши поцелуи ошибкой, а вот я придерживаюсь диаметрально противоположного мнения.
        При воспоминании о сцене, разыгравшейся накануне в ее гостиной, Элли почувствовала, как к щекам жаркой волной прихлынула кровь. Силы едва не покинули ее - впрочем, ненадолго: девушка поняла, зачем он это сказал. Просто хочет привести ее в замешательство и отвлечь от заданного ею ранее вопроса. Ничего не выйдет, дорогуша, решила она.
        - Насколько мне помнится, мы с вами говорили о Бет, - сказала Элли, с великим трудом обретая спокойствие.
        - И снова ошибка: это ты говорила о Бет. Что касается меня, я бы предпочел побеседовать о тебе… - он поднял черную бровь, - и о том, как ты отвечала на мои поцелуи.
        - Глупости! - вспыхнула Элли. - Я вовсе не…
        Только что Дэниел, расслабившись, сидел напротив и вдруг в мгновение ока вскочил со стула и оказался рядом. От изумления Элли буквально онемела. Как мог такой крупный мужчина двигаться столь стремительно и вместе с тем грациозно? Элли расширенными глазами уставилась на него, подсознательно отмечая, что сейчас он уже по-настоящему разозлился.
        - Ну уж нет, Элли, на этот раз тебе не отвертеться! - прошипел Дэниел и указательным пальцем приподнял ее подбородок. - И не отворачивайся! Ты отвечала на мои поцелуи, и отвечала со всей страстностью своей натуры! Ты - пылкая женщина, Элли, но по какой-то неведомой мне причине игнорируешь собственные желания и вместо того постоянно лезешь в дела других людей. Нет бы разобраться в своих чувствах…
        - Если вы полагаете, что мои чувства связаны с вами, то я…
        - Тебе необходим такой человек, как я, Элли, - настойчиво, чеканя каждое слово, проговорил Дэниел. - Иначе сама не заметишь, как в один прекрасный день проснешься и обнаружишь, что жизнь прошла стороной, а ты превратилась в немощную старуху, так и не обзаведясь ни домом, ни мужем…
        Элли дернулась, освобождая подбородок.
        - Вы сами не знаете, что плетете!
        - Я знаю тебя, Элли, и плевать мне на то, что ты думаешь по-другому! На какой-то короткий миг мне даже показалось, что… А, ладно, забудем… Скажу только одно: тебе придется немало потрудиться и изменить свое отношение к окружающим, если хочешь, чтобы я снова сделал попытку сблизиться с тобой.
        - Снова? - немедленно взорвалась Элли. - И первого раза не было, а тут вдруг
«снова»!
        Она вперила в Дэниела скептический взгляд, на который тот ответил кривой усмешкой.
        - О нет, Элли, опять ты ошибаешься: первая попытка все-таки была, да еще какая! - Дэниел снова поднял руку и медленным, чувственным движением обвел контуры ее нежного лица. - Не надо притворяться, ты все прекрасно поняла. С самого начала между нами сложились непростые, но весьма интригующие отношения, и я жду ответа с твоей стороны. - Голова его склонилась, и он легонько потерся губами о ее губы. - И еще - разреши повторить уже высказанное пожелание: перестань замыкаться в себе, раскройся, веселее смотри на жизнь, и тогда ты наконец узнаешь, что такое настоящее счастье.
        С этими словами Дэниел быстро вышел из комнаты. Только что стоял совсем близко, как всегда изводя Элли, мучая ее, и вдруг на тебе - в одно мгновение исчез и из офиса, и из ее жизни. Так же внезапно, как появился.

«Ты наконец узнаешь, что такое настоящее счастье»… Интересно, что он хотел этим сказать? Элли давно привыкла ко всему относиться серьезно и считала, что иначе быть не может: бизнес - это не хихоньки да хаханьки. Вот только интуиция подсказывала, что Дэниел имел в виду не бизнес, а совсем другое…
        И тут вдруг до Элли дошло самое главное: она все-таки попалась на удочку. Искусно переведя разговор в интимное русло, Дэниел тонко уклонился от ответа и так и не сообщил, где находится сейчас Джеймс. У, хитрая бестия, черт бы его побрал! Как ловко обвел ее вокруг пальца! Не сказал о Джеймсе ничего, чего бы она уже не знала. Видимо, ее зять сообщил, что не желает встречаться с женой, пока сам не будет к этому готов.
        Элли издала негромкий стон. Какая же она идиотка! Твердо вознамерилась выведать у Тэкери подробности - и, как последняя дура, развесила уши!
        А он, между прочим, уехал, так и не заплатив по счету.
        Даже такая элементарная вещь выпала из ее памяти, стоило только поддаться удивительной магии этого несносного человека!


        - Мда… - с досадой протянул Питер. - Я с неимоверным трудом добился наконец вашего согласия провести со мной вечер, а вам, как вижу, совсем невесело. Я, наверное, скучный собеседник.
        Очнувшись, Элли с виноватым видом посмотрела на него.
        - Бога ради, Питер, простите!
        Элли понимала, что ведет себя неприлично: последние пять минут мысли ее витали Бог весть где. Если бы в это время Питер сообщил ей, что рядом приземлилась летающая тарелка и высадила десант из маленьких зеленых марсиан, она бы без малейшего сомнения согласилась с ним.
        Питер вовсе не заслуживал такого пренебрежения с ее стороны. Тем более, как он сам только что заметил, уговорить ее стоило ему немалого труда. А от нее всего-то и требуется, что уделить ему чуточку внимания и поддержать беседу.
        В таком рассеянном состоянии Элли пребывала вот уже несколько дней - с тех самых пор, как уехал Дэниел. Она понимала это, но изо всех сил старалась сохранять присутствие духа, ни за что не желая признать, что Дэниел Тэкери сумел-таки вывести ее из привычного душевного равновесия и заставил постоянно думать о нем и его словах. Она чувствовала неодолимую потребность задать ему множество важных вопросов и получить на них исчерпывающие ответы. Но как это сделать, если его нет и никогда больше не будет?
        - Мне действительно неловко, Питер. Извините меня. - Элли перегнулась через стол и дотронулась до его руки. - Вынуждена признать, я немного задумалась. Так о чем вы говорили? - с виноватой улыбкой спросила она.
        Питер весело рассмеялся.
        - То, что вы задумались под мой рассказ, не делает мне чести, - сказал он, - но я отдаю должное вашей искренности.
        Элли с раскаянием покачала головой.
        - Я перед вами виновата, но, уверяю, ужин мне очень понравился.
        Бывать в ресторане, который Питер выбрал для сегодняшней встречи, Элли еще не доводилось. Находился он в часе езды от их отеля; кухня была отменная, обслуживание - на высшем уровне, а спутник Элли проявлял к ней максимум внимания. В общем, вечер удался во всех отношениях… Вот только последний разговор с Дэниелом никак не выходил у нее из головы. Почему он намекнул, будто Элли виновата в проблемах, возникших у Бет и ее супруга?..
        Питер изогнул бровь и тоскливо произнес:
        - По-моему, вы не закончили фразу. Ведь в конце подразумевалось «но», не так ли?
        У него было такое унылое выражение лица, что Элли от души расхохоталась:
        - Нет-нет, никаких «но»! Я очень довольна сегодняшним вечером. Честное слово!
        Питер недоверчиво посмотрел на нее.
        - Куда бы вас ни занесли ваши мысли, местечко там явно не из веселых, - сказал он и, заметив ее непонимающий взгляд, пояснил: - Вы все время хмурились.
        - О Господи! Неужели? - с досадой поморщилась Элли.
        Питер кивнул.
        - Вы беспокоитесь о сестре?
        - Да, очень! - подхватила она.
        - Вообще-то, - вздохнул Питер, - выглядит она не лучшим образом.
        Явное преуменьшение! Недавно у Бет начался естественный для ее положения утренний токсикоз, хотя, глядя на нее, можно подумать, что она проводит в ванной комнате дни напролет. Сегодня Бет с измученным видом почти все время провалялась в постели. К вечеру, как ни странно, тошнота отступала, и, благодаря этому, сестра превратилась в настоящего лунатика: бродила ночами по отелю, совершала набеги на холодильники и опустошала их содержимое, а наутро наступала расплата, и Бет в изнеможении металась на своем ложе. Элли от всей души сочувствовала бедняжке, но ничем не могла помочь: та предпочитала оставаться в одиночестве и не подпускала к себе старшую сестру.
        Элли ее понимала: Бет сейчас нуждалась только в одном человеке - в своем муже. Глядя на нее, старшая сестра ощущала всю степень своей вины: если бы она держала себя в руках, то вытянула бы из Дэниела необходимые сведения, которыми он, вне всякого сомнения, располагал.
        - Бет неважно себя чувствует, - сказала Элли Питеру. - А я все время гадаю, как помочь им обоим восстановить семью, но ровным счетом ничего не могу придумать.
        Мысли о Бет мучили ее так долго, что у нее в конце концов начались головные боли… Так или иначе, зря она затронула эту тему: Питера в их семейные проблемы вовлекать не обязательно.
        - Гордыня - страшная вещь и великий грех, - заметил тем временем Питер.
        - Я ею не страдаю, - сама не зная почему, поспешила оправдаться Элли. - Я просто хочу…
        - Нет, Элли, - мягко прервал ее Питер, - я не вас имел в виду. Я говорю о Джеймсе и Бет.
        Господи! Опять она выставила себя полной идиоткой. Черт бы побрал Дэниела Тэкери! Из-за него она окончательно утратила способность соображать.
        - Извините. - Элли смущенно улыбнулась и, справившись с собой, заинтересованно взглянула на собеседника. - Вы сказали о гордыне так, будто знаете о последствиях на собственном опыте.
        Заметно помрачнев, Питер кивнул.
        - Так оно и есть, Элли. В свое время у меня было все, о чем только может мечтать человек: блистательная карьера, чудесная жена и очаровательная маленькая дочка… - Он удрученно покачал головой. - И все это я в одночасье потерял.
        Вот это открытие! Элли и не знала, что у Питера была семья, хотя вполне могла бы догадаться, если принять во внимание его возраст - как-никак под сорок! И тут же закралась непрошеная мысль: а вот Дэниел не женат. Господи, да что это она? Дэниел пока что холост, но через несколько дней станет женатым человеком. И вообще - при чем тут Дэниел? Пора перестать к месту и не к месту вспоминать о нем!
        - Что же случилось? - участливо спросила она.
        Питер нахмурился.
        - Ну… как вы наверняка заметили, первым в перечне того, что имел, я поставил карьеру - и сделал это не случайно: тогда я свято верил, что и моя жена считает, будто успешная карьера - ось, вокруг которой вертится вся жизнь. - Он нервно передернул плечами. - Только потом я понял, как жестоко ошибался, предоставив жене лишь вторую роль. Довольно скоро это ей надоело, и она ушла от меня. Навсегда.
        - Но…
        - …но я не виню ее, - остановил Элли Питер и твердым голосом продолжал: - В браке нет места самонадеянности и гордыне, особенно если появляется ребенок. Моя жена до смерти устала днями и ночами сидеть дома в обществе одной лишь нашей дочурки, пока я расчищал себе путь наверх…
        - Да ведь вы заботились о благе семьи…
        - Мне тоже так казалось, но что, если вдуматься, получила моя жена Кейт? Преуспевающего супруга и уютный, обустроенный дом? Однако меня она почти не видела, а дом теряет свой уют, если чувствуешь себя в нем одиноко… Это не мои умозаключения, Элли, так не раз аргументировала свои жалобы Кейт. Повторяю: не раз, поскольку я долгое время закрывал глаза на ее замечания. И еще она говорила, что настанет день, и я пойму, что она права. И день настал - я понял. Все элементарно просто, Элли: самое главное - это человеческие взаимоотношения, потому что, если, рядом с тобой нет верного друга, у тебя нет ничего!
        Питер говорил с такой горячностью и болью, что не оставалось сомнения в том, что он действительно это выстрадал, и познание истины далось ему нелегко. Элли впитывала каждое его слово. Теперь многое встало на свои места. Например, Элли поняла, почему Питер не принял предложение Дэниела: он и без того достиг всего, чего только можно, а в результате потерял жену и дочку.
        - Но вы все-таки видитесь со своей семьей?
        Губы Питера дрогнули в невеселой улыбке.
        - А почему же я до сих пор живу здесь? Кейт вторично вышла замуж, так что в этом плане у меня нет никаких надежд на восстановление семьи… - Он уныло вздохнул и, чуть помолчав, добавил: - Зато по выходным у меня есть возможность общаться с Лорой. У нас прекрасные отношения с дочкой, и я хочу, чтобы они таковыми остались.
        Итак, с Питером все ясно, подумала Элли. Надо решать собственные проблемы. Питер сказал, что гордыня - страшная вещь. И его утверждение касается не только Бет, но и ее, Элли, вернее, ее отношений с Дэниелом. Ведь она понимала, что Дэниел в каком-то смысле стремился помочь ей обрести счастье и наверняка знал, где искать Джеймса, но ее дурацкая гордость мешала поговорить с ним по-человечески.
        Что же получается? А получается довольно неприглядная картина: вместо того чтобы помочь сестре уладить семейные дела, она так ничего и не добилась… А ведь искренне верит, что Джеймс и Бет любят друг друга. Но если встать на позиции Питера…
        А тот с интересом наблюдал за ней.
        - Я дал вам пищу для размышлений? - спросил он.
        Элли скорчила гримаску и кивнула:
        - Да. И я вам благодарна за откровенность. Что же до вашего распавшегося супружества, Питер, мне очень жаль…
        - Жалеть не о чем, - спокойно произнес Питер. - Мы с Кейт остались хорошими друзьями, и я счастлив, что могу видеться с Лорой. Пожалуй, я заслуживаю гораздо меньшего, если учесть, какой эгоистичной свиньей был раньше.
        Еще не все потеряно, еще есть время вернуть Джеймса в семью, и только одна она может помочь своей сестре. А для этого непременно нужно еще раз встретиться с Дэниелом…



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        - Ну и ну! Я, конечно, подозревал, что дела в вашем отеле далеки от идеальных, но не настолько же они плохи, что ты сама являешься к клиенту с требованием оплатить счет?
        Услыхав в голосе Дэниела ничем не прикрытую издевку, Элли захотелось немедленно повернуться и покинуть общество этого несносного человека. Однако, с трудом взяв себя в руки, она сдержалась: ведь заранее знала, на что шла, когда отважилась встретиться с ним.
        Так получилось, что сейчас клиентов в отеле было не очень много. Элли решила воспользоваться временной передышкой и заявила Бет, что хочет повидаться со своей школьной подругой. Бет ужасно расстроилась, да и сама Элли, надо сказать, понимала, что оставляет сестру в неподходящий момент: Бет, как никогда, нуждалась в ее чуткой поддержке. Ну, ничего, когда-нибудь сестра простит ее, ведь только ради нее Элли добровольно явилась в квартиру Дэниела Тэкери.
        То, что он сам открыл Элли дверь, несколько обескуражило ее: почему-то ей казалось, что она увидит перед собой суровую экономку и та чопорным тоном предложит ей подождать, пока она сообщит хозяину о визите. И вот Дэниел стоит перед ней собственной персоной, скривив губы и с той же усмешкой, что и четыре дня назад.
        - Я приехала не требовать оплаты по счету, - заявила Элли, дерзко глядя ему в глаза.
        Дэниел поднял брови.
        - Вот как? - протянул он. - Разве у нас остались еще какие-то темы для разговора?
        Элли с шумом втянула воздух и ровным тоном подтвердила:
        - Надеюсь. Видите ли, я…
        - Это займет много времени, Элли? - Он нетерпеливо посмотрел на часы. - Через тридцать минут у меня важная деловая встреча, а туда еще надо доехать.
        Элли тоже взглянула на свои часики. Ничего себе! Что за деловые встречи в половине седьмого вечера? Она намеренно явилась в шесть, убивая при этом двух зайцев: во-первых, он уже успеет вернуться с работы, а во-вторых, не сможет предположить, будто она собирается просидеть с ним целый вечер.
        - Понятно, - нахмурилась Элли. - В таком случае у вас, должно быть, найдется свободное время завтра? Пожалуйста, назначьте любой удобный для вас час.
        Приехав в Лондон, Элли намеревалась провести тут всего лишь день-другой, необходимые, чтобы встретиться с Тэкери, разузнать, где можно найти Джеймса, и сразу же отправиться к своему зятю. Если прямо сейчас задать Дэниелу интересующий ее вопрос, он вряд ли ответит. Ей нужно поговорить с ним обстоятельно, рассказать ему о Бет и о том, что сестра ждет ребенка, убедить его помочь разобраться в создавшейся ситуации…
        - Хорошо. Давай встретимся сегодня, только позже, - с рассеянным видом предложил Дэниел. - А сейчас заходи. Я уже собрался, но у меня есть еще несколько минут, потому что шофер пока что не приехал.
        Дэниел сделал приглашающий жест, и Элли наконец вошла в квартиру. Сейчас она увидит роскошные апартаменты, подумала Элли. Разве может быть иначе, если тут проживает сам Дэниел Тэкери? Припомнив его более чем скромный номер в отеле, Элли удивилась, обнаружив разбросанные по всей гостиной вещи. Совершенно не смущаясь ее присутствием, Дэниел надел на белоснежную рубашку черный смокинг и подошел к зеркалу повязать галстук.
        - По-моему, вы только что говорили о деловой встрече, - заметила Элли, наблюдая за ним.
        - Всегда надо выглядеть достойно, - сухо отозвался Дэниел. - Кроме того, дела не займут у меня больше часа, после чего я намереваюсь пойти куда-нибудь поужинать. Можешь присоединиться.
        На своем веку Элли случалось выслушивать и более любезные приглашения. Но, если вспомнить, как они расстались четыре дня назад, она не могла рассчитывать на большее. Да и разве у нее был другой выход?
        Элли закусила губу, нахмурилась, потом лицо ее снова разгладилось. Дэниел с явным интересом наблюдал за ней.
        - Знаешь, Элли, нам непременно нужно поужинать вместе. Должен признаться, твое поведение меня интригует. Я не слепой и вижу, что в тебе борются два чувства: с одной стороны, ты готова послать меня ко всем чертям, а с другой - покорно глотаешь все, что бы я ни сказал. - Он подошел к Элли и, взяв за плечи, посмотрел ей прямо в глаза. - Итак, я сделал тебе предложение и настоятельно советую его принять. По крайней мере обещаю, что ты получишь настоящее удовольствие от еды.
        Глядя в его такое красивое лицо, Элли мучительно раздумывала, как поступить. Сейчас в его голосе не было и намека на насмешку. Наоборот, в нем сквозила неподдельная теплота… В это время раздался звонок в дверь.
        - Это наверняка мой шофер. Ну же, Элли, - нетерпеливо сказал Дэниел, - у меня не осталось ни секунды на уговоры. Отвечай, ты согласна?
        - Я… - Элли все еще колебалась, но тут в дверь снова позвонили, на сей раз гораздо настойчивее.
        Дэниел с раздражением оглянулся и проговорил:
        - Сделай это для меня. Пойди открой. Я только захвачу портфель.
        Повернувшись, он вышел из гостиной, не удосужившись проверить, пошла ли она открывать. Что ж, это вполне в характере человека, привыкшего отдавать приказания, решила Элли и направилась в просторную прихожую.
        Открыв дверь, Элли замерла на месте. Меньше всего она была готова нос к носу столкнуться с белокурой «крошкой». Ведь Дэниел предупредил ее о деловой встрече и о том, что сейчас должен появиться его шофер. Неужели эта хрупкая прелестница работает у него личным водителем? Верится с трудом…
        - Привет! - Блондинка одарила Элли дружеской улыбкой. В своем небесно-голубом костюме из плотного шелка она выглядела достаточно элегантно. - Дэниел уже готов?
        На какое-то время Элли потеряла дар речи. Вопрос «крошки» прозвучал совершенно естественно, словно ее ничуть не удивило то обстоятельство, что ей открыла абсолютно незнакомая женщина. Окажись Элли на ее месте, она едва ли стала бы разговаривать таким дружелюбным тоном…
        - Кажется, да, - выдавила она наконец осипшим голосом. - Он пошел… за своим портфелем… в спальню.
        Как только последнее слово сорвалось с губ Элли, она мучительно покраснела. Господи! Ну почему именно в спальню? Она ведь понятия не имеет, где находится его портфель! Одним словом, полная и непроходимая дура.
        - Чудненько, - кивнула блондинка и, склонив голову к плечу, внимательно посмотрела на Элли. - Послушайте, мы с вами не встречались где-нибудь раньше? - с интересом спросила она. - По-моему, мне знакомо ваше лицо.
        Если «крошка» и обратила на нее внимание в отеле, вряд ли это можно назвать знакомством, решила Элли. К тому же она не испытывала ни малейшего желания вступать с ней в какие бы то ни было разговоры. Чем меньше она станет вмешиваться в запутанную личную жизнь Дэниела, тем лучше для ее душевного равновесия.
        - Не думаю, - твердо ответила Элли. - Но что же вы стоите на пороге? Заходите, пожалуйста. Дэниел сейчас вернется.
        По крайней мере Элли очень надеялась, что он не заставит себя ждать. В конце концов, сколько времени требуется человеку, чтобы взять портфель? Наедине с
«крошкой» она чувствовала себя неуютно, да и о чем, собственно, им беседовать? Единственным связующим звеном был Дэниел, а обсуждать его персону Элли хотелось меньше всего.
        - Между прочим, меня зовут Джоанна, - приветливо сообщила блондинка и протянула Элли руку, когда обе прошли в гостиную.
        - Очень приятно. Элли, - коротко ответила девушка, с нетерпением глядя на распахнутую дверь, откуда, как она полагала, должен появиться Дэниел.
        - Элли… А как полностью? - поинтересовалась Джоанна, усаживаясь в одно из кресел.
        Элли недовольно нахмурилась: уже многие годы никто не задавал ей этот вопрос. Элли не знала, чем руководствовалась ее мать, когда нарекла ее подобным именем, но в тот момент мама явно не предполагала, что крохотная малышка так вымахает!
        - Полностью - Жизель, - нехотя сказала она. Миниатюрная блондинка ласково улыбнулась:
        - Какое прелестное имя!
        Но никак не подходящее для женщины ее комплекции, тем более обладающей огненно-рыжими волосами! Поэтому мама сама предложила называть дочку Элли, чему та была несказанно рада.
        - О каком прелестном имени идет речь? - раздался глубокий хрипловатый голос, заставивший сердце Элли неприятно сжаться.
        С интересом поглядывая на двух женщин, Дэниел вошел в гостиную. Джоанна поднялась ему навстречу и, поправляя длинные волосы, пояснила:
        - Представь, дорогой, полное имя Элли - Жизель. Мне оно очень понравилось, а тебе?
        Элли напряглась и приготовилась дать отпор, если Дэниелу вздумается поупражняться в остроумии на ее счет. Однако он ничего не сказал и только внимательно посмотрел на нее.
        - Мне тоже нравится, - согласился он после долгой паузы, и в его глазах мелькнула озорная искорка. - Красивое имя.
        Элли с вызовом встретила взгляд Дэниела. Пусть только попробует издеваться над ней! А уж она-то знает: он вполне способен на самые язвительные замечания. Но тут Дэниел отвел от нее глаза и повернулся к Джоанне, и Элли поняла: он решил не оттачивать на ней свое остроумие в присутствии третьего лица. Вот когда они останутся одни, тогда ей еще предстоит выслушать немало ироничных комментариев!..
        Она не стала вникать в смысл того, что Дэниел говорил Джоанне, но вскоре он снова обратился к ней:
        - Знаешь, Элли, я вот что подумал: тебе незачем ехать с нами. Оставайся и подожди меня здесь, - предложил он самым обыденным тоном, словно иначе и быть не могло. - Я постараюсь не задерживаться, так что соскучиться не успеешь.
        Подождать Дэниела в его квартире? Неужели он настолько доверяет ей, что собирается оставить ее на неопределенное время в своем доме?
        Элли вопросительно уставилась на него, ожидая подвоха, но Дэниел лишь нетерпеливо барабанил пальцами по столу. Что же ему ответить? Предложение Дэниела показалось ей, мягко говоря, странным… Что, если зазвонит телефон? Или - хуже того - если кому-нибудь в его отсутствие вздумается заглянуть на огонек? Как ей тогда поступить?..
        - Слушай, я уже опаздываю, - раздраженно проговорил Дэниел, нарушая затянувшуюся паузу. - Времени на уговоры не осталось, мне действительно пора. Поговорим, когда вернусь.
        С этими словами он решительно раскрыл портфель и стал складывать в него какие-то бумаги.
        - Очень рада была познакомиться с вами, - приветливо улыбнулась Джоанна растерявшейся девушке.
        - Я… я тоже, - промямлила в ответ Элли, невольно сознавая, что при подобных обстоятельствах едва ли нашла бы в себе мужество и вела бы себя столь же великодушно.
        - Возможно, мы скоро снова увидимся, - сказала блондинка.
        Вот уж вряд ли! - подумала Элли, но вслух произнесла:
        - Да, конечно.
        Господи, хоть бы эти двое поскорее убрались отсюда и оставили ее одну!
        - Может, встретимся в субботу на свадьбе?
        Элли понимала, что Джоанна просто занимает ее легкой болтовней, чтобы замять неприятное впечатление от раздраженного тона Дэниела, но вопрос «крошки» застал ее врасплох. Значит, Джоанна приглашена в субботу на свадебную церемонию Дэниела и Анжелы? Что за жизнь ведет этот человек? Совсем запутался в своих интрижках! Слава Богу, самой Элли хватило здравого смысла не превратиться в безвольную жертву его игры!
        От охватившего ее озноба Элли повела плечами и решительным тоном произнесла:
        - Нет, меня на свадьбе не будет.
        - Джоанна, ты готова? - спросил Дэниел, застегивая портфель. К их разговору он явно не прислушивался.
        - Конечно, дорогой, - мягко сказала блондинка.
        Дэниел направился к двери, по пути бросив Элли через плечо:
        - На кухне найдешь все необходимое для кофе, а здесь, - он ткнул пальцем в буфетную стойку, - напитки, если захочешь чего-нибудь покрепче. Примерно через час я вернусь. Не скучай.
        Элли собралась было сообщить Дэниелу, что вполне способна в течение такого короткого времени занять себя, но того уже и след простыл: в сопровождении своей очаровательной спутницы он быстро покинул квартиру, оставив гостью с открытым ртом.
        Оказавшись в полном одиночестве, Элли поежилась и огляделась по сторонам. Вот ведь идиотка! Снова попала в неловкое положение. Подумать только - сидеть в чужой квартире и целый час ждать хозяина! Впрочем, если Дэниел сам предложил, почему она должна чувствовать себя неуютно?
        Вот только бы сюда не заявилась его невеста… По телефону голос Анжелы звучал не слишком-то приветливо, не хватало еще выяснять с ней отношения здесь, в квартире Дэниела. Как объяснить свое присутствие?
        Да, но не торчать же тут, боясь пошевелиться! Идея насчет чашечки горячего кофе не так уж плоха, решила Элли, к тому же для его приготовления не понадобится много времени, но все же ждать останется меньше. Элли требовалось спокойно собраться с мыслями. Она заранее готовилась к ответственному разговору с Дэниелом, и вынужденная проволочка выбила почву у нее из-под ног.
        Кофе оказался на редкость ароматным, но, выпив подряд две чашки, Элли решила остановиться, иначе ее нервной системе грозило перевозбуждение, а она и без того пребывала не в самом спокойном состоянии.
        Телефон молчал, но самые худшие опасения Элли сбылись ровно через полчаса после ухода Дэниела: пронзительный звонок в дверь возвестил о том, что к хозяину неожиданно нагрянули гости. Элли замерла. Неужели Анжела решила навестить жениха? Мог ли Дэниел оказаться столь легкомысленным, чтобы уехать с Джоанной, зная, что чуть позже может явиться Анжела? Нет, он совсем не так неосмотрителен… Ему, конечно, свойственна самонадеянность, но даже такой высокомерный человек не будет сталкивать между собой двух женщин. Так кто же это может быть?..
        Панические мысли лихорадочно метались в голове Элли, а тем временем звонок продолжал трезвонить. Девушка, дрожа всем телом, на нетвердых ногах проковыляла к двери и распахнула ее.
        Меньше всего она ожидала увидеть человека, что стоял на пороге. Хотя… не зря говорят: все, что ни делается, делается к лучшему…
        - Элли? - изумленно воскликнул Джеймс и уставился на свояченицу.
        Неожиданное появление Джеймса застало Элли врасплох. В голове вертелась одна-единственная мысль: значит, она не ошиблась, и Дэниел все-таки продолжал общаться с ее зятем после ухода того из дома…
        Оправившись от шока, Элли окинула Джеймса внимательным взглядом. В последнее время Бет была бледной и истощенной, но и ее муж, надо сказать, выглядел не лучше. Элли отметила, что он сильно похудел, лицо осунулось, а вокруг глаз и рта залегли морщинки. Изможденный вид подсказал Элли, что Джеймс страдает не меньше, чем ее сестра. Так почему же он до сих пор не сделал ни одной попытки наладить отношения? - подумала Элли. Два идиота! Ведут себя как малые дети!
        Элли распахнула дверь пошире.
        - Что же ты застыл на пороге, Джеймс? Входи.
        Не тронувшись с места, тот заявил каким-то неестественным, высокомерным тоном:
        - Мне нужно поговорить с Дэниелом!
        - Понятно, что не со мной, - дружелюбно молвила Элли. - Сейчас его нет дома, но очень скоро он вернется… - Она посмотрела на свои часики и добавила: - Дэниел обещал не задерживаться и возвратиться через час. Ждать осталось не так уж долго. Ну, входи же!
        - Я…
        Почувствовав, что сейчас он повернется и уйдет, Элли быстро добавила:
        - Бет очень тоскует по тебе, Джеймс.
        При упоминании этого имени Джеймс так побледнел, что Элли испугалась, не собирается ли он грохнуться в обморок. Очередное доказательство тому, что и он истосковался по Бет.
        - Давай заходи. Сейчас приготовлю кофе. Или налей себе чего покрепче, если хочешь. Господи, да что с тобой? Что случится, если в ожидании Дэниела мы немного потолкуем? Ты что, боишься меня? Зря - я не кусаюсь.
        - Знаю, Элли, знаю, - нетерпеливо проговорил Джеймс, - но я…
        - Неужели ты не хочешь выслушать последние новости о Бет? - подстегнула его Элли.
        Стиснув челюсти, Джеймс прошел мимо нее в гостиную, явно стараясь овладеть своими эмоциями.
        - Ты никогда не играла по правилам! - хрипло простонал он, чем немало удивил девушку, но Элли решила не подавать виду, чтобы не спугнуть зятя.
        - А я вообще не играю, - ровным тоном произнесла она, наблюдая, как Джеймс подошел к буфету и щедрой рукой налил себе виски. По-видимому, он чувствует себя здесь как дома. Черт бы побрал этого Дэниела! Признайся он во всем раньше, несчастной Бет не пришлось бы так долго страдать! - Я не играю и не притворяюсь. И ты это знаешь, - мягко добавила она.
        Джеймс залпом осушил стакан и сразу налил себе новую порцию. Щеки его немного порозовели.
        - Вот что мне сейчас нужно, - удовлетворенно вздохнул он, на секунду прикрыв глаза. И только потом взглянул на свояченицу. - Никак не ожидал встретиться с тобой, Элли! Тем более здесь.
        Брови Элли поползли вверх.
        - Разве Дэниел не говорил тебе, что останавливался в нашем отеле?
        Джеймс нахмурился.
        - Ну, допустим, говорил. Только умолчал, что вы с ним стали такими… близкими друзьями.
        Примерно одного возраста с Элли, Джеймс был довольно привлекательным мужчиной. Видимо, он давно не посещал парикмахера, и сейчас его темные волосы отросли и небрежно падали на воротник. Синяя рубашка и джинсы отлично сидели на похудевшей фигуре.
        Элли всегда считала, что они с Джеймсом прекрасно ладят друг с другом, но теперь поняла, что в данную минуту он предпочел бы находиться где угодно, хоть на Луне, только бы не с ней. Может быть, это связано с появлением в его жизни другой женщины, к которой он ушел от сестры? - подумала Элли. Однако его изможденный вид и то, как он отреагировал на имя «Бет», доказывало, что она ему до сих пор небезразлична.
        - Мы с Дэниелом вовсе не стали близкими друзьями, - сухо проговорила Элли. - Я приехала к нему по единственной причине: хотела выяснить, где тебя можно найти. Уж не знаю почему, но в отеле он мне так ничего и не сказал. - А должен бы! - с ожесточением закончила она мысленно.
        - Он действовал в соответствии с моей просьбой, - вяло пробормотал Джеймс.
        Элли насупила брови и хмуро спросила:
        - Неужели он не рассказал тебе, что Бет выглядит совершенно больной? Что она интересовалась тобой?
        - Об этом он мне рассказывал, - отведя от нее взгляд, признался Джеймс.
        - И?..
        Из его груди вырвался тяжелый вздох.
        - Насколько я понимаю, Элли, ничего не изменилось. И тот факт, что сюда явилась именно ты, только доказывает это.
        Элли недоуменно покачала головой:
        - Я не понимаю тебя.
        - И никогда не понимала, - горько усмехнулся Джеймс.
        Она подошла ближе и осторожно дотронулась до его руки. Немного помолчав, попросила:
        - Так объясни, раз я такая непонятливая. Помоги мне разобраться, почему двое людей, которые искренне любят друг друга, больше месяца живут врозь. - Она дернула плечом и с нажимом добавила: - Вот этого я действительно не могу взять в толк!
        Джеймс нахмурился и отхлебнул большой глоток виски.
        - Что тебе рассказала Бет?
        Что?.. Какую-то странную историю о другой женщине… Элли так до конца и не смогла в нее поверить… Но об этом сейчас лучше помолчать - ведь Джеймс явно хочет обвинить ее, Элли, в неведомых грехах.
        - Очень немногое, - сказала она. - Вроде бы все было в порядке, и вдруг в один прекрасный день ты исчез. Бет впала в такое отчаяние, что отказалась что-либо объяснить. - Элли поморщилась, вспомнив об упрямстве сестры. - И сейчас не желает говорить на эту тему.
        Джеймс прерывисто вздохнул и надолго умолк.
        - Как она там, Элли? - спросил он наконец. - Дэниел сказал, что она плохо выглядит. Скажи, что с ней? Я…
        - Давай присядем, Джеймс, - ласково предложила Элли. - Так нам обоим будет удобнее разговаривать.
        К тому же если он и дальше будет набираться виски, то, чего доброго, потеряет равновесие и свалится. Тогда дальнейшая беседа окажется лишенной всякого смысла.
        На несколько секунд Джеймс погрузился в раздумье. Потом снова плеснул себе виски, уселся в кресло и вперил тяжелый взгляд в содержимое стакана. Вид у него был неприступный.
        С чего же начать? - подумала Элли. Раньше он помогал им вести дела в отеле…
        - Чем ты сейчас занимаешься, Джеймс? - спросила она. - Работаешь?
        - Да, - коротко ответил он, не меняя позы.
        - А где?
        - Послушай, - прервал ее Джеймс и наконец оторвался от созерцания стакана, - мне казалось, мы хотели поговорить о Бет. Ты только что собралась рассказать о ее самочувствии.
        - Бет в ужасном состоянии, - констатировала Элли. - Впрочем, этого следовало ожидать.
        - О Боже! - простонал Джеймс. Откинувшись в кресле, он прикрыл глаза свободной рукой.
        Элли подалась вперед.
        - Джеймс, пожалуйста, скажи мне, что у вас стряслось. Может быть, я сумею чем-нибудь помочь.
        В ответ зять неожиданно разразился громким хохотом. Интересно, что он нашел смешного в ее предложении протянуть им руку помощи? - подумала Элли. Ведь она же только хочет…
        Отсмеявшись, Джеймс уставился на нее тяжелым взглядом и, качая головой, проговорил:
        - Смешно, Элли, очень смешно. Ты хочешь нам помочь? Ты?..
        Звук вставляемого в замок ключа заставил его замолчать. Оба оглянулись на входную дверь. Элли машинально посмотрела на часы: Дэниел опоздал всего на несколько минут, отметила она, но сейчас она была не прочь продолжить беседу с Джеймсом наедине, тем более что их разговор стал приобретать странный оборот. К сожалению, нет надежды, что зять захочет разговаривать при свидетелях…
        - Я ведь сказал, что не заставлю тебя ждать, и, как видишь, сдержал обещание… - сообщил Дэниел, появляясь на пороге гостиной, - и умолк, мгновенно оценив ситуацию. - Вот оно что… - Одарив Элли вызывающим взглядом, он повернулся к Джеймсу: - Привет, старина, рад тебя видеть!
        - Привет, Дэниел. - Джеймс быстро пожал протянутую руку. - Мы тут с Элли… разговаривали.
        Поставив портфель на пол, Дэниел налил себе виски, уселся в кресло и с беззаботным видом спросил:
        - И что, нашлись интересные темы?
        Очень даже интересные, с досадой подумала Элли. Еще минута - и она бы наконец узнала причину, по которой Джеймс оставил ее сестру! Но сейчас Джеймс снова замкнулся. А ведь Дэниел наверняка мог все рассказать ей гораздо раньше и тем самым избавить друга от неприятных объяснений.
        - Нет, - коротко сказал Джеймс и резким движением поднялся из кресла. - Я просто заглянул на минутку. Ничего существенного сообщить не собирался. Поэтому я лучше пойду и оставлю вас в приятном обществе вдвоем…
        - Черта с два! - решительно прервал его Дэниел. - Мы с Элли хотели соорудить что-нибудь на ужин. И будем рады, если ты к нам присоединишься. - Последняя фраза смахивала скорее на приказ, чем на любезное приглашение.
        Элли изумленно взглянула на Дэниела. Соорудить что-нибудь на ужин? Это нечто новенькое! Ей казалось, что разговор шел об ужине в ресторане… Видимо, она ошиблась. Что ж, оно и к лучшему. Хвала Всевышнему, неожиданно пришел Джеймс, и теперь ей не придется один на один сидеть с Дэниелом в интимной обстановке!
        Приказной тон друга не убедил Джеймса.
        - Я… я не знаю… - промямлил он.
        - Да перестань, старина! В кои-то веки поешь нормально. - Теперь Дэниел говорил едва ли не ласково. - Сейчас все вместе приготовим ужин, сядем за стол… и постараемся разрубить наконец этот гордиев узел. - Видя, что друг все еще сомневается, Дэниел счел нужным пояснить: - Знаешь ли, Элли специально приехала в Лондон, чтобы повидаться с тобой. Так как разговора все равно не избежать, лучше ускорить события. - С этими словами он многозначительно посмотрел на Джеймса.
        После продолжительной паузы Джеймс медленно кивнул:
        - Хорошо, согласен, хотя и не совсем понимаю, чего именно ты хочешь добиться.
        - Лично я не преследую никаких целей, Джеймс, - усмехнулся Дэниел и уже более жестко добавил: - По-моему, на карту поставлено твое супружество. Мне казалось, что ты хочешь его спасти. Или я не прав?
        Плечи Джеймса поникли, глаза затравленно бегали.
        - Ты сам знаешь, что прав, - пробормотал он.
        - В таком случае перестань артачиться, ясно? Давай немного перекусим, успокоимся и поговорим по душам. Может, все и уладится.
        Что касается Элли, так ей не к чему было успокаиваться. Единственное, что она чувствовала в данную минуту, - это недоумение. Она так и не поняла, что за чушь нес чуть раньше Джеймс. Волнующие ее вопросы повисли в воздухе. К счастью, Джеймс согласился остаться, и теперь у нее появилась надежда после ужина получить ответы на все интересующие ее вопросы.
        Странное чувство охватило Элли, едва она переступила порог роскошной кухни Дэниела, со всеми мыслимыми и немыслимыми новомодными приспособлениями, хитроумно упрятанными в изящные шкафчики орехового дерева. В кухню они пришли втроем, но, как только Дэниел откупорил бутылку красного вина, которым собирался сдобрить бифштексы, Джеймс тут же схватил ее и, усевшись за столик у окна, с отсутствующим видом все подливал и подливал вино в свой стакан. Так что готовить бифштексы пришлось Дэниелу и Элли, не рассчитывая на его помощь.
        - И давно он в таком состоянии? - тихо спросила Элли, кивнув на Джеймса.
        Дэниел бросил на друга обеспокоенный взгляд.
        - Уже несколько недель, - мрачно ответил он. - Теперь тебе понятно, почему я нагрянул в ваш отель собственной персоной? Ведь для переговоров с Осборном я мог прислать любого сотрудника, однако предпочел сам разобраться, что там у вас происходит.
        - И каков вывод?
        Он пожал плечами.
        - Поговорим позже, Элли.
        Ну конечно! - внутренне возмутилась Элли. Как он и решил заранее. Воистину этот человек привык, чтобы ему безоговорочно подчинялись! Но в данной ситуации у Элли не оставалось иного выхода. Она тоже славилась чрезмерным упрямством, однако сейчас ей пришлось смириться. Во всяком случае, она добилась своего: Джеймс тут, и через некоторое время все встанет на свои места.
        Если… Как раз в этот момент Джеймс осушил очередной стакан, и Элли горько усмехнулась: если, конечно, ее зять не напьется до чертиков.
        Проследив за ее взглядом, Дэниел строго приказал:
        - Займись-ка салатом, Элли. - И мрачным голосом добавил: - Согласись, чем скорее мы приступим к еде, тем лучше для всех.
        Наконец они уселись за стол.
        Дэниел оказался отличным поваром. До Питера, конечно, ему далеко, но бифштексы были отменными. На гарнир он поджарил грибы в луковом соусе, а для заправки салата невесть из чего соорудил такую вкуснятину, какой Элли еще не доводилось пробовать.
        Заметив в ее глазах неподдельное восхищение, Дэниел сообщил:
        - Рецепт храню в строжайшем секрете.
        - По-моему, тебе надо запатентовать его и наладить широкое производство, - без замедления выпалила Элли. - И ты бы сразу удвоил свое состояние.
        Дэниел повернулся к Джеймсу.
        - Сохрани в памяти эти слова, дружище, - ровным тоном проговорил он. - Элли впервые сделала мне комплимент. Нет-нет, - остановил он собравшуюся что-то добавить девушку, - я и сам прекрасно понимаю, что больше не добьюсь от тебя ни единого доброго слова.
        Заглянув в его синие глаза, она с ехидцей произнесла:
        - Я просто хотела объяснить зятю, что вы впервые заслужили мою похвалу.
        Дэниел разразился хрипловатым смехом.
        - Ты поразительная женщина, Элли! Пожалуй, ты единственная, кто может раздразнить меня, возбудить, довести до белого каления - и тут же заставить смеяться.
        - В таком случае тебе надо на ней жениться, - вставил Джеймс, почти не притрагиваясь к еде, хотя оба старались подложить ему самые лакомые кусочки.
        Дэниел нахмурился, глаза его недобро сощурились и сразу превратились в две льдинки. В комнате воцарилась тишина.
        - Может быть, я последую твоему совету, старина, - наконец проговорил Дэниел, бросив вызывающий взгляд на своего друга. И, выдержав многозначительную паузу, добавил: - Однако Элли оказалась совсем не такой, какой ты живописал ее раньше.
        Элли молча наблюдала за мужчинами. Ей и в голову не приходило, что они еще раньше обсуждали ее персону. Интересно, когда именно? До появления Дэниела в их отеле или уже после его возвращения в Лондон?
        Внезапно Джеймс поднялся, с шумом отпихнув стул.
        - Вот оно что, - невнятно пробормотал он, - тебя ей тоже удалось обвести вокруг пальца… Ладно, мне пора уходить…
        - Сядь за стол, Джеймс, - спокойно сказал Дэниел, однако в его голосе звучали металлические нотки.
        - Но…
        - Ты слышал, что я сказал? - с нажимом спросил Дэниел. Он не изменил расслабленной позы, но Элли, глядя на него, поняла: сейчас он похож на сидящего на цепи дикого зверя, вот-вот готового сорваться с этой цепи. - Немедленно, иначе, чего доброго, рухнешь.
        Словно шар, из которого выпустили воздух, Джеймс снова опустился на стул. Помолчав, он затуманившимися глазами взглянул на Элли и Дэниела и с презрением произнес:
        - Сдается мне, вы неплохо спелись. И ваши отношения стали совсем близкими…
        Элли ошеломила не столько разыгравшаяся перед нею сцена, сколько гнев Джеймса, главным образом направленный именно на нее. Чем же она вызвала такую неприязнь?
        - К сожалению, не такими близкими, как мне того хочется, - мрачно отозвался Дэниел. И, вопросительно гладя на Элли, неожиданно для нее добавил: - Надеюсь, положение можно исправить, если мы наконец поговорим и во всем как следует разберемся.
        Теперь Элли окончательно растерялась. На что Дэниел намекает? Каким это, интересно, образом их отношения могут стать близкими, если в субботу состоится его свадьба?
        Джеймс опять встал, уперся кулаками в стол и с вызывающим видом уставился на Дэниела.
        - Просто не верю своим ушам! И ты говоришь это после всего, что я тебе сообщил?..
        - А ты не допускаешь, что описал мне всю эту историю с некоторым… гм… пристрастием? - понизив голос, прервал друга Дэниел.
        Джеймс презрительно скривил губы.
        - Какое там пристрастие! Ведь мне пришлось целый месяц торчать в Лондоне вдали от жены!
        Дэниел пожал плечами.
        - По-моему, ты сам сделал выбор.
        Тяжело оторвавшись от стола, Джеймс принялся, сильно качаясь, шагать по комнате.
        - Нет, это невероятно! - ни к кому конкретно не обращаясь, воскликнул он. Казалось, сейчас его настолько обуревала пьяная жалость к самому себе, что ему просто необходимо было выговориться. - Я слишком долго терпел! Господи, да от жены я только и слышал: «Давай отложим свадьбу, раз Элли не может на ней присутствовать», «Мы не должны уезжать на выходные и оставлять Элли одну», «Нельзя менять интерьер, пока Элли не одобрит его»! Элли, Элли, Элли, кругом сплошная Элли! «Ах, дорогой, не нужно искать другую работу. Это будет нечестно по отношению к Элли». Подумать только - нечестно! - Джеймс остановился и вперил в Элли полыхающий яростью взгляд. - Бет была моей женой, хоть в этом можно усомниться, потому что в первую очередь она думала о тебе, а уж потом - о благоденствии нашей семьи.
        По мере того как Джеймс бросал свои обвинения в лицо Элли, она становилась все бледнее и бледнее. Трудно было представить, сколько же боли скопилось в его душе. И вся эта боль выплеснулась сейчас на нее. Значит, он во всем винит только ее?
        Дэниел посмотрел на ошеломленную девушку, потом поднялся из-за стола и загородил ее собой.
        - Довольно, Джеймс…
        Друг не дал ему договорить.
        - Нет, не довольно! - презрительно усмехнулся он. - Я еще не все сказал… Я… я…
        Джеймс не упал, нет, его тело как бы лишилось опоры, оно плавно сложилось - и он распластался на полу.
        Бесстрастно посмотрев на упавшего друга, Дэниел отвернулся и сквозь зубы процедил:
        - Все-таки набрался.
        Элли сидела не шевелясь, замерев на своем стуле. Очень медленно до нее стал доходить смысл пьяной тирады зятя: это она была другой женщиной, о которой говорила Бет, и браку сестры грозит крах из-за нее?!



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        - Успокойся, Элли, - обратился к ней Дэниел, с тревогой вглядываясь в ее белое как мел лицо. - Не стоит обращать внимания на бессвязный бред пьяного человека.
        Элли отчаянно замотала головой.
        - Нет! Джеймс не бредил! - воскликнула она и с укоризной посмотрела на Дэниела. - И он не сказал ничего нового, чего бы ты не слышал от него раньше. - Она встала и прерывающимся голосом сказала, снова и снова качая головой: - Ты давно знал, что он думает обо мне… Не могу поверить… Я не предполагала… Все это время мне казалось…
        Тут силы оставили ее, и она в отчаянии отвернулась, не желая, чтобы Дэниел увидел, как потоки слез заливают ее лицо.
        Дэниел подошел к ней и протянул руку к ее плечу.
        - Элли…
        Она рванулась и вновь оказалась с ним лицом к лицу. Зеленые глаза заполыхали, руки нервно взметнулись вверх.
        - Не дотрагивайся до меня! Ты явился в наш отель, заранее поверив… поверив в то, что я… я…
        Дэниел хотел обнять ее, утешить, но, видя, что она дрожит всем телом, отпрянул.
        - Теперь я во все это не верю, - хрипло проговорил он.
        Элли с вызовом вскинула голову и усмехнулась.
        - Вот как? Значит, не веришь, Дэниел? И что же заставило тебя изменить обо мне свое мнение? Ты ведь… - Она на секунду запнулась, услыхав, как лежащий в нелепой позе Джеймс что-то пролепетал. - Ты не сомневался, что Джеймс прав, а сейчас…
        - Сейчас нам следует отнести Джеймса в постель, - мрачно заявил Дэниел. - Пусть проспится. Поговорим позже, когда он очухается.
        - Не о чем нам говорить, - отчеканила Элли. - По крайней мере между нами двоими все и без того ясно.
        Дэниел медленно покачал головой:
        - Извини, не могу с тобой согласиться.
        - А мне наплевать, согласен ты или нет, - отрезала девушка. Потом презрительным взглядом смерила зятя. Тот несколько пришел в себя и теперь неуклюже карабкался, стараясь сесть в кресло. - Кстати, судя по тому, как Джеймс напился, от него сегодня толку не добиться. Так что будь добр, укажи, куда его нести.
        Она наклонилась, чтобы взять Джеймса за ноги. Тяжело вздохнув, Дэниел подошел к креслу и подхватил друга под мышки, приняв на себя основную тяжесть. И они потащили его по коридору.
        - Джеймс пьян, Элли, - мягким, почти ласковым голосом сказал Дэниел, - очень пьян. Утром, когда протрезвеет, он горько пожалеет о том, что тут наговорил.
        Элли сочла, что замечание Дэниела вызвано желанием успокоить ее и хоть как-то выгородить своего приятеля.
        - Зря стараешься, Дэниел. Во-первых, он сказал правду, а во-вторых, мне следовало узнать ее раньше.
        Гораздо раньше! - подумала про себя Элли. Только теперь она поняла, что Джеймс возненавидел ее задолго до того, как женился на Бет, и со временем это чувство не заглохло, а стало только сильнее.
        Джеймс, конечно, самым безобразным образом напился, но Элли не могла винить его за то, что он наговорил. Известно - что у трезвого на уме, у пьяного на языке. Себя Элли оправдывала только тем, что не представляла, насколько высоко сестра ставит ее интересы и мнение, отказывая в этом же своему мужу. Если бы она догадалась раньше, то серьезно объяснилась бы с Бет и пресекла бы ее бесплодные старания. Беда в том, что Элли ничего не подозревала, и вот к чему это привело - брак сестры едва не распался…
        Когда они наконец дотащили Джеймса до спальни, Элли было не до изучения интерьера. Она лишь мимоходом отметила преобладание желтовато-кремовых тонов и по некоторым признакам поняла: это комната для гостей, а сам Дэниел пользуется другой спальней.
        Они бережно положили свою тяжелую ношу на желтое покрывало. Джеймс не шевелился, однако его надсадное дыхание предполагало, что вот-вот он начнет храпеть.
        Дэниел нетерпеливо стащил с Джеймса ботинки и прикрыл его ноги пледом.
        Элли нахмурилась.
        - Может, надо устроить его поудобнее? - Она неопределенно взмахнула рукой. - Ну, раздеть, например?
        - При других обстоятельствах мы бы так и поступили, - безучастным тоном произнес Дэниел. - А сейчас пусть благодарит Бога, что мы вообще принесли его сюда и уложили на кровать.
        Не удостоив друга взглядом, он вышел из комнаты.
        С жалостью посмотрев на Джеймса, Элли последовала за Дэниелом, тихонько притворив за собой дверь. Разбудить зятя она, естественно, не боялась, так как твердо знала: его сейчас и пушкой не приведешь в чувство. Кроме того, когда через много-много часов он наконец придет в себя, то будет испытывать сильнейшую головную боль, от которой завоет волком и полезет на стену.
        - Давай-ка выпьем по чашке кофе, - хмуро предложил Дэниел, едва она вошла в гостиную. - Спиртного в этом доме выпито уже достаточно. Все рекорды перекрыты.
        По правде говоря, Элли не имела ни малейшего желания пить ни кофе, ни вино или коньяк. Она отрицательно покачала головой:
        - По-моему, мне лучше уйти.
        - Куда? - подозрительно прищурился Дэниел.
        - Перед тем как приехать к тебе, я забронировала номер в отеле, - ответила Элли, думая совсем о другом.
        Было уже около одиннадцати вечера. Конечно, в таком огромном городе, как Лондон, в столь поздний час только начинают выбираться из дому, чтобы вволю повеселиться, но ей-то что до этого! Надо немедленно собраться и ехать в отель. А там - горячая ванна и мягкая постель. Ей необходимо выспаться, чтобы завтра рано поутру вернуться домой. Чем скорее она объяснится с Бет, тем лучше будет для всех.
        - Рациональное решение, - бесстрастно заметил Дэниел и исподлобья взглянул на Элли. - Подтверждение того, что остаться у меня на ночь не входило в твои первоначальные планы.
        От ярости Элли чуть не задохнулась. Какого черта?!
        - Конечно, нет! - крикнула она. - С чего ты взял?
        Он пожал плечами.
        - Так, просто пришло в голову. Кстати, здесь нам с тобой никто не помешает, как это случалось в твоем отеле.
        Случалось… Не так уж часто Элли была в его объятиях! И вообще - ему не следовало напоминать ей об этом!
        - На сегодняшний вечер у тебя уже есть один гость, так что скучать тебе, надеюсь, не придется, - хмыкнула она и язвительно заметила, не преминув его подковырнуть: - К великому сожалению, он мужского пола. Ну ничего, ты справишься с любыми затруднениями.
        - Послушай, давай на время заключим перемирие, - добродушно предложил Дэниел. Воинственность покинула его; усталым жестом он провел ладонью по густой шевелюре и хрипловато произнес: - Чашка кофе не повредит ни тебе, ни мне. Черт побери, нелегкий выдался вечер! Нам обоим необходимо немного расслабиться.
        На кухню Элли отправилась одна. Где хранилось все, что нужно для кофе, она уже знала - сама убрала в зеркальный шкафчик, когда дожидалась Дэниела.
        - Ну, как твоя деловая встреча? Прошла не слишком гладко? - поинтересовалась она чуть позже, разливая по чашкам ароматный напиток.
        - Деловая встреча?.. - Несколько секунд он недоуменно смотрел на девушку, словно пытаясь сообразить, о чем она говорит, потом его лицо прояснилось. - Ах, да. Деловая встреча закончилась успешно, в чем я и не сомневался.
        Элли слегка наклонила голову.
        - Поздравляю. - Она опустилась в кресло и отхлебнула маленький глоток. - Тебе в очередной раз удалось вступить во владение недвижимостью?
        Снова нахмурившись, Дэниел некоторое время молча смотрел поверх своей чашки на улыбающуюся девушку, затем задумчиво, словно эта не слишком радостная мысль только что пришла ему в голову, произнес:
        - Я тебе очень неприятен, Элли, не так ли?
        Элли внутренне напряглась. При чем тут - приятен или неприятен? - подумала она. Это слишком отвлеченное понятие. Влечение - вот нужное слово. С какой-то непреодолимой силой ее влекло к Дэниелу Тэкери. А это весьма опасно, если принять во внимание его непростые отношения с женщинами. Нет, не просто опасно - это безумие! Она спятила, если позволила себе увлечься Дэниелом!
        Конечно, мне нравится Дэниел, размышляла Элли, я его даже люблю… Стоп! Куда это меня занесло? Какая там любовь? А может…
        Кровь опять отхлынула от ее щек.
        - Да что с тобой, Элли?! - воскликнул Дэниел, испуганный ее бледностью. - Повторяю: Джеймс от выпитого совсем потерял разум. Не принимай его слова слишком близко к сердцу. - Он поднялся из кресла, подошел совсем близко к девушке и покровительственным жестом опустил тяжелые ладони на ее плечи. - Боже, как же он будет раскаиваться утром! Мне даже жаль бедолагу, - бросив взгляд в сторону спальни, добавил он с таким зверским выражением лица, будто хотел сказать: «Уж я-то заставлю его пожалеть о содеянном!» Потом простонал: - Господи, Элли, да успокойся же! - и зарылся головой в ее волосы.
        Еще секунда - и его губы впились в ее рот. Не надо, не надо! - билось в ее мозгу, а поцелуй уже набирал силу, становился все яростнее. И Элли, прислушиваясь к биению его сердца возле своей груди, поняла, что именно этого ей так не хватало, к этому она стремилась с самой первой минуты их разлуки!
        Ощутив, как тело Элли подалось ему навстречу, Дэниел успокоился и стал целовать ее нежно, растягивая наслаждение, исследуя самые потаенные глубины ее рта.
        Его ладонь сжала ее грудь, и Элли содрогнулась от вожделения и страсти, которые так щедро дарили его губы, его руки… Она ощущала дрожь его тесно прижавшихся к ней бедер, слышала участившееся биение сердца - и понимала, что он хочет ее так же сильно, как и она его.
        Страстное желание обжигало ее жарким пламенем, огненными языками лизало всю ее - от макушки до кончиков пальцев. Она всем телом прильнула к нему, а он все ласкал и ласкал ее грудь.
        - Я хочу тебя, Элли! - простонал Дэниел, покрывая поцелуями ее стройную шею. - Хочу любить тебя до полного изнеможения. Я словно обезумел - не могу думать ни о чем другом, только о тебе.
        Элли поняла, что теряет волю. И в мыслях не было отказать ему - отказать себе. Она любит этого человека, любит давно и трепетно!
        Обеими ладонями взяв ее лицо, Дэниел заглянул в ее потемневшие от страсти глаза.
        - Прошу тебя, останься сегодня со мной, - умоляюще прошептал он. - Останься! Обещаю, ты не пожалеешь!
        Еще как пожалею! - вертелось у нее на языке. Ты даже не представляешь, как я буду мучиться, зная, что ты живешь с молодой женой! Однако сейчас это не имеет ровным счетом никакого значения.
        - О, Дэниел! Я… - Какой-то глухой звук в глубине квартиры заставил Элли замолчать. Она насторожилась, и тут раздался невероятный грохот. - О Боже! Это Джеймс! - вырвалось у нее.
        - Дьявольщина! - выругался Дэниел, но так и не выпустил ее из своих объятий. - Послушай, Элли…
        - Он, наверное, упал с кровати и ушибся, - быстро проговорила она и с тревогой обернулась к двери.
        А вот в голосе Дэниела не было никакого беспокойства, одна лишь холодная ярость:
        - Да пусть хоть шею свернет!
        Элли потянула его за рукав.
        - Но, Дэниел, он же твой друг, - нахмурившись, упрекнула его она.
        - Сплошное недоразумение, а не друг, черт бы его побрал со всеми потрохами! - проворчал Дэниел.
        В эту минуту из спальни, куда они отволокли Джеймса, снова послышались глухие удары.
        - Ругань делу не поможет, Дэниел, - сказала Элли.
        - Зато мне так легче, - с раздражением проскрипел Тэкери и, резко повернувшись, направился к двери. Уже на пороге он остановился и с мольбой произнес: - Только не уходи! Прошу тебя!
        А Элли и не собиралась пока уходить. Дэниел, быть может, рассудил верно: когда она убедится, что с Джеймсом все в порядке, ей, наверное, действительно следует покинуть этот дом. Интимная близость, возникшая между ней и Дэниелом, самым безжалостным образом нарушена. И, надо сказать, очень вовремя…
        Не о том она думает, совсем не о том! Сегодня вечером у нее открылись глаза: она поняла, кто именно является главной причиной несчастья сестры! И теперь, едва не отдавшись человеку, который вот-вот женится, она словно бы ищет и находит утешение в его объятиях.
        Глядя в ее помрачневшее лицо, Дэниел понял, о чем она думает.
        - Черт бы его побрал! - снова выругался он сквозь стиснутые зубы. - Но хотя бы дождись моего возвращения, ладно? Мы еще толком не поговорили.
        Элли промолчала. О чем им говорить? Между ними и так все ясно. Элли и без того наделала слишком много ошибок. Ничего, у нее еще есть возможность все исправить. Одного она уже добилась - правда, с помощью Джеймса: так и не легла в постель с Дэниелом. Это было бы уже не просто ошибкой, а настоящей бедой - по крайней мере для нее. У нее и без того проблем по горло, недостает только этой! Вопрос в том, как справиться с чувствами к Дэниелу? Однако она справится, надо лишь держаться от него подальше - и все со временем пройдет…
        Из груди Дэниела вырвался тяжелый вздох:
        - Что бы ты там ни думала, Элли, нам о многом надо переговорить…
        - Не сейчас, - наконец с трудом выдавила Элли. - Пока что надо разобраться с Джеймсом. Это гораздо важнее.
        - Позволь с тобой не согласиться, - мрачно заметил Дэниел, - но ты, как я вижу, считаешь иначе.
        Он снова вздохнул и отправился в желто-кремовую спальню.
        Джеймс очнулся от пьяного забытья. По всей видимости, ворочаясь и беспорядочно размахивая руками, он предпринимал попытки сесть на кровати и в результате опрокинул с тумбочки настольную лампу. К тому моменту, как в комнату вошел Дэниел, его друг беспомощно ползал по ковру, стараясь принять вертикальное положение.
        - Эй! Куда это ты направляешься, хотел бы я знать? - грубовато поинтересовался Дэниел. Потом схватил его под мышки и усадил на кровать.
        - Мне худо… очень худо, - простонал Джеймс и поднял мутные глаза на Дэниела. Лицо его приобрело зеленоватый оттенок. - Я хотел пойти… хотел пойти…
        - …в ванную! - заключила появившаяся в дверях Элли. - Живее! Дэниел, помоги же мне!
        Они подхватили совершенно неспособного двигать ногами Джеймса, оттащили его в прилегающую к спальне ванную комнату и сунули головой в раковину. И тут Джеймсу стало плохо.
        Дэниел с омерзением наблюдал за корчившимся Джеймсом.
        - Думаю, Элли, тебе следует подождать в спальне, - ровным голосом произнес он. - Сие зрелище не для слабонервных. Я и один управлюсь с этим типом.
        Элли не нужно было просить дважды: она еще ни разу не видела людей в таком состоянии, в каком находился сейчас ее зять, и ей стало не по себе.
        Однако в спальне она пробыла всего минуту. Чтобы не сидеть без дела, вернулась в гостиную, собрала посуду, отнесла ее на кухню и перемыла. Наверное, нужно уйти именно сейчас, до возвращения Дэниела, но будет ли это справедливо? Ведь Джеймс не только друг Дэниела, но и ее зять, а значит, родственник…
        Несколько минут спустя в кухне появился Дэниел. Элли быстро повернулась к нему и спросила:
        - Ну, как он там?
        - Опять вырубился, - мрачно сообщил тот. - Не волнуйся, на сей раз он не скоро очнется. Ему было так плохо, что он окончательно выбился из сил.
        Элли нахмурилась:
        - Этому кошмару надо положить конец. Джеймс не может продолжать напиваться как свинья. Бет ни к чему муж-алкоголик, она и без того в отчаянном положении.
        Дэниел коротко кивнул:
        - Наверное, ты права. Господи, я и не представлял, что ситуация зашла так далеко. Правда, от персонала поступали кое-какие жалобы, но…
        - От персонала? - резко спросила Элли, глядя на него сузившимися глазами. - Какого еще персонала?
        Дэниел тяжело перевел дыхание.
        - Верно. Об этом ты еще не знаешь… - Он немного помолчал, потом отрывисто проговорил: - Дело в том, что последний месяц Джеймс работает в моей фирме. Не так давно я приобрел новый отель, и мне понадобился управляющий. Джеймс принял мое предложение.
        Элли напряглась. Значит, они с Бет не зря предполагали, что Дэниела интересует гостиничный бизнес и он скупает отели… И в одном из них целый месяц проработал Джеймс!
        Она с вызовом вскинула голову:
        - Скажи, ты предложил ему место управляющего до того, как он ушел от Бет, или после?
        Поиграв желваками, Дэниел ответил:
        - Конечно, до его ухода, но…
        - И ты еще имел наглость обвинять меня в разных махинациях! - возмутилась Элли.
        - Из-за тебя Бет никогда не покинула бы ваш отель, - глухо заметил Дэниел.
        - Вполне вероятно. - Элли кивнула, зная - теперь зная, - что это чистая правда. Однако, вернувшись домой, она потолкует с сестрой, и все встанет на свои места. - Но, предлагая Джеймсу место управляющего, ты уже знал, что у него не все ладится в семейной жизни. Следовательно, ты тоже виноват в этой истории, хоть и строишь из себя невинного ягненка!
        - Ничего подобного! Я ни слова не говорил о своей виновности или невиновности!
        Ее глаза гневно полыхнули.
        - Ты вообще предпочитаешь слишком многое обходить молчанием! Например, тебе было прекрасно известно, где находится Джеймс, однако ты не сказал нам ни слова. - Она презрительно хмыкнула, потом прошла в прихожую и взяла свою сумочку. - Мне нужно идти, Дэниел, - усталым голосом сообщила она. - Утром, когда Джеймс придет в себя, предупреди его, что Бет скоро свяжется с ним.
        Терпение Элли лопнуло. Пусть сестра сколько угодно упрямится и отказывается встречаться с мужем, Элли настоит на том, чтобы она хотя бы поговорила с ним и выяснила отношения. Более того - она заставит Бет поверить, что другая женщина- это она, Элли, и нет никакой иной. Бет любит Джеймса, и место ее - рядом с мужем!
        - Элли, нам нужно поговорить…
        - Нам с тобой ничего не нужно! Пойми это раз и навсегда. Ни-че-го!
        Еще минута - и она взорвется. Закричит. Что-нибудь разобьет…
        Элли знала, что сегодня вечером ее ожидает серьезная встряска, но чтобы такая!.. Выслушав обвинительную речь Джеймса, она испытала самый настоящий шок. Она - виновница драмы сестры! Одного этого было достаточно, чтобы утратить душевное равновесие, а тут еще новая напасть: Элли поняла, что безнадежно влюбилась в человека, стоящего на пороге брака!
        - Передай мои слова Джеймсу, когда он проснется, - повторила она.
        Дэниел протянул к ней руку:
        - Элли…
        - Нам нечего больше сказать друг другу, Дэниел, - отрезала Элли.
        Господи! Неужели он не понимает, что она на грани нервного срыва? И если немедленно не уйдет, у нее просто-напросто начнется истерика?
        Челюсти Дэниела сжались. После небольшой паузы он сказал:
        - Хорошо. Я отвезу тебя в твой отель.
        - Нет…
        - Да, Элли! - прорычал он, и она заметила, как пульсирует жилка на его виске.
        - Но Джеймс…
        - Ничего с ним не случится. Мне потребуется не так уж много времени, чтобы подвезти тебя до отеля и вернуться обратно, - настойчиво произнес Дэниел. - Неужели ты думаешь, что я собираюсь всю ночь напролет проторчать у его постели? В конце концов, я ему не сиделка! И вообще - я не намерен больше терпеть его выходки!
        Лицо Дэниела выражало такую решимость, что Элли поняла: когда Джеймс проснется, ему не избежать жестокой выволочки! А она могла представить себе, каков Дэниел в гневе! Что ж, пусть сами разбираются в своих проблемах, ей же надо поскорее вернуться к сестре.
        По дороге в отель Дэниел хранил мрачное молчание. Элли тоже не считала нужным прерывать тишину и была несказанно рада, когда они наконец прибыли на место.
        Прежде чем вылезти из машины, Элли повернулась и подчеркнуто вежливым тоном произнесла:
        - Спасибо…
        - Не надо меня благодарить, Элли.
        Пожав плечами, она взялась за дверцу и уже было повернула ручку, но тут Дэниел накрыл ее ладонь своей широкой рукой.
        - Я с тобой свяжусь, - хрипловато сказал он, пристально глядя в бледное лицо девушки.
        Еще чего не хватало! Элли не желала его видеть, тем более после его женитьбы на Анжеле.
        - Не утруждайся, Дэниел, - сухо проговорила она, выбираясь из машины. - С отъездом Бет на меня навалится слишком много дел, и я буду постоянно занята.
        Дэниел нахмурился:
        - Ты, как я вижу, абсолютно не сомневаешься, что тебе удастся уговорить сестру переехать к Джеймсу.
        - Вот именно - в отличие от тебя и Джеймса, - подтвердила Элли. - Жена должна находиться рядом с мужем. - И со своим ребенком, про себя добавила она.
        Сейчас Элли волновала одна мысль: когда Бет покинет ее, она будет так занята отелем, что у нее просто не останется времени на переживания, связанные с Дэниелом Тэкери.
        - А Осборн входит в список твоих «дел»? - недобро усмехнувшись, поинтересовался Дэниел.
        При неожиданном упоминании Питера Элли вспыхнула, припомнив беспрестанные намеки Дэниела на их отношения.
        - Это касается только меня и Питера, - холодно произнесла Элли, не желая распространяться на эту тему, тем более рассказывать то, что в доверительной беседе поведал ей Питер о своей личной жизни.
        Губы Дэниела скривились.
        - Понятно. - Он выпрямился на своем сиденье. - Хочу сказать тебе одно, Элли: ты бы никогда так не реагировала на мои поцелуи, если бы действительно любила Осборна. Я твердо убежден: он не твой человек. Вы не созданы друг для друга. Подумай над моими словами.
        Чего там думать? Как раз сегодня Элли отчетливо поняла, в кого она влюблена!
        - Спокойной ночи, Дэниел, - ровным голосом сказала она, захлопнула дверцу и с гордо поднятой головой поднялась по ступеням.
        Дэниел ни за что не должен узнать, как вымотал ее сегодняшний вечер!
        Только когда швейцар закрыл за ней тяжелую дверь и она оказалась в просторном холле, плечи ее бессильно опустились. Слишком многое довелось испытать ей сегодня!
        И во многом еще надо разобраться…


        - Джеймс не имел никакого права рассказывать тебе обо всем этом! - запальчиво воскликнула Бет, сверкая глазами.
        Элли вернулась домой на следующее утро, проведя бессонную ночь накануне, о чем красноречиво свидетельствовали залегшие под глазами серые тени и запавшие щеки.
        Едва переступив порог родного отеля, она быстро отнесла к себе дорожную сумку и тут же спустилась в офис, чтобы повидаться с сестрой.
        Хотя Бет и обрадовалась, что Элли удалось-таки встретиться с Джеймсом, она искренне вознегодовала, услыхав ее подробный отчет о том, как протекал их разговор.
        Элли задумчиво покачала головой.
        - Тебе не кажется, что мне давно нужно было обо всем знать? - мягко спросила она.
        Однако Бет не сдавалась:
        - Мнение Джеймса пристрастно…
        - Джеймс сказал то, что думал, Бет, - спокойно прервала ее Элли. - И, честно говоря, поразмыслив над его словами и над нашей жизнью в последний год, я не могу не признать, что он прав. Почему ты скрыла от меня, что ему предложили другую работу, которую, кстати, он был рад получить? - с укоризной добавила она. - Вы бы вместе переехали в Лондон и жили счастливо.
        Бет отвела глаза.
        - Я не считала нужным говорить тебе об этом. Мы с Джеймсом не могли уехать, вот и все. Ты не справишься тут одна…
        Брови Элли удивленно поднялись.
        - С чего ты решила, что я не справлюсь?
        - Конечно, не справишься! - нетерпеливо отмахнулась сестра. - Ты же прекрасно знаешь, сколько нам обеим приходится вкалывать, чтобы поддерживать дела в порядке. И если одной из нас придет в голову уехать, это будет несправедливо по отношению к другой.
        Элли неопределенно пожала плечами:
        - Раньше я бы с тобой согласилась, но…
        Бет озадаченно уставилась на сестру.
        - Что же изменилось теперь? - спросила она.
        - Понимаешь, - беспечным тоном продолжала Элли, - если бы я намеревалась в одиночку вести дела, мне, безусловно, пришлось бы туго. Но… почему ты так уверена, что я не хочу изменить свои планы на жизнь?
        Всю ночь напролет Элли мучительно обдумывала предстоящий разговор с сестрой и наконец пришла к выводу, что есть единственный выход: убедить сестру, что без нее она не пропадет - ни в делах, ни в личной жизни. Она даже придумала, каким образом это сделать. Оставалось надеяться, что Питер ее чисто по-дружески поймет и не откажет в некоторой поддержке.
        Уловив в голосе Элли ироничные нотки, Бет покраснела и, покачав головой, сказала:
        - Я… я тебя не понимаю.
        - Все очень просто, Бет, - улыбнулась Элли. - Дело в том, что я не собираюсь оставаться тут одна.
        - Но мы не можем позволить себе нанять управляющего…
        - Бет! - раздраженно проговорила Элли. - Я не имела в виду управляющего! Одного не пойму: неужели я произвожу впечатление, будто всю оставшуюся жизнь намереваюсь сидеть в старых девах? Быть может, ты находишь меня настолько непривлекательной, что я уже никого не могу заинтересовать?
        - Господи! Конечно, нет! - горячо возразила сестра. - Просто ты никогда не заговаривала об этом раньше, всегда была такой… - Она неловко запнулась. - Ну, я и решила, что…
        - Что касается меня, решать я буду сама! - резко прервала ее Элли, понимая, что в данном случае ее грубость оправданна. - И уж пожалуйста, не думай, что мы с тобой проживем тут в одиночестве, занимаясь только хозяйственными делами, да так и закончим свои дни - в обнимку друг с другом!
        Бет оторопела.
        - Я… так не думала… - запинаясь, выдавила она. - Ты всегда заботилась обо мне, Элли, - продолжила она, глядя на сестру расширенными голубыми глазами. - Особенно после того, как мама и папа переехали в Испанию… И я подумала… О, мне не следовало… Только теперь я поняла, как была не права! - Последние слова она проговорила с болезненным стоном.
        Тон Элли заметно смягчился:
        - Еще не поздно все исправить. Джеймс любит тебя, хотя я и не уверена, что ты заслуживаешь его любви после всего того, что натворила с ним за этот год.
        Голубые глаза Бет заволокли слезы.
        - Я не хотела тебя подводить, - всхлипнула Бет.
        - Ну да, вместо этого ты подвела Джеймса, - качая головой, упрекнула ее Элли. - Он - твой муж, Бет, и должен быть у тебя на первом месте. К тому же теперь тебе надо думать о самом главном: скоро у вас появится малыш. - Она беспечно махнула рукой. - А обо мне беспокоиться не нужно.
        Бет с нескрываемым любопытством взглянула на сестру:
        - И кто же этот счастливчик, Элли? Или я задала бестактный вопрос?
        Элли знала, что она спросит о ее избраннике, и заранее подготовила ответ.
        - Я обязательно скажу тебе, только сейчас еще не время, - улыбнулась она, скромно потупив взгляд. - Видишь ли, он еще сам не знает о моем выборе. А пока что можешь строить любые догадки…
        - Неужели Питер? - Бет возбужденно вскочила со стула. - Ну конечно, это Питер!
        Что же еще могла подумать Бет, если Питер был единственным мужчиной, с которым я согласилась провести вечер за последние несколько лет? - подумала Элли. Странно… С Дэниелом они никогда не ходили вдвоем в ресторан - и все же я умудрилась влюбиться в него…
        - Я тебе уже сказала: сейчас еще не время говорить о моем избраннике, - твердо проговорила она и устремила на Бет решительный взгляд. - Кроме того, в настоящий момент нам надо разобраться в более важных вещах. Например, тебе необходимо отправиться к Джеймсу и попросить у него прощения.
        Щеки Бет вспыхнули ярким румянцем.
        - Я… - пролепетала она.
        - Извини за прямоту, сестренка, но после всего, что случилось, ты, именно ты должна явиться к нему с повинной головой, - мягко сказала Элли. - Ты ведь не будешь ждать, когда он приползет к тебе на коленях, раз сама виновата?
        Элли всеми силами хотела уверить Бет, что твердо убеждена в ее вине. Только таким образом ее можно заставить пойти на попятную. Бет и Джеймс должны быть вместе - и чем скорее, тем лучше для них обоих.
        Голубые глаза Бет сверкали на бледном лице.
        - Я не знаю, смогу ли…
        - Сможешь, дорогая, еще как сможешь, - улыбнулась Элли. - Другого выхода я не вижу.
        Бет грустно покачала головой:
        - Я хотела сказать, что не знаю, смогу ли его найти. Уж больно хорошо ему удается скрываться.
        - Прошлой ночью Джеймс оставался в квартире Дэниела Тэкери. - Элли решила не вдаваться в подробности. Сестре незачем знать причину, по которой ее муж был вынужден воспользоваться гостеприимством друга. - И если он все еще там… - Едва ли он у Дэниела, если учесть, что сейчас уже одиннадцать утра. - Нет, он, наверное, ушел, но Дэниел с радостью скажет тебе, где его искать.
        Ее слова не слишком убедили Бет.
        - Почему ты так думаешь? - с сомнением спросила она. - Раньше Дэниел хранил упорное молчание…
        - С того времени он изменил линию поведения, - заверила ее Элли.
        Теперь она была уверена, что Дэниел также хочет, чтобы личная жизнь друга упорядочилась. К тому же Джеймс работает на него, а кому нужен управляющий-алкаш?
        Бет все еще колебалась:
        - Что, если Джеймс не захочет встретиться со мной?
        - Он… - Элли умолкла, услыхав за стенкой офиса громкие голоса, и поднялась с кресла - как раз в то мгновение, когда в дверь ворвался Джеймс.
        Сегодня он выглядел немного лучше, чем накануне. Правда, одежда его находилась в плачевном состоянии - еще бы, ведь он проспал одетым всю ночь! - а волосы стояли дыбом, будто он ерошил их несколько часов кряду. Очевидно, так оно и было, судя по его измученному лицу.
        Элли обернулась и взглянула на остолбеневшую сестру.
        - Вот и ответ на твой последний вопрос, - ровным тоном произнесла она.
        Бет с трудом сглотнула подступивший к горлу комок, в ней боролись смешанные чувства: радость при появлении мужа и страх перед неизбежным выяснением отношений.
        - Я… - начала она и сразу умолкла.
        - По-моему, нам надо оставить эту парочку наедине, - проговорил появившийся из-за спины Джеймса Дэниел. - Ты согласна?
        Элли стояла как вкопанная. Какого черта ему здесь нужно?..



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        - Джеймс сейчас практически трезв, хмуро сообщил Дэниел несколькими минутами позже, когда Элли все-таки задала свой вопрос, правда в более тактичной форме. - Но знала бы ты, чего мне стоило привести его в чувство и доставить сюда! Пришлось немало потрудиться.
        Оставив сестру наедине с мужем, Элли провела Дэниела в небольшую комнатку для отдыха, где они расположились в удобных креслах.
        Элли понимала, что Дэниел говорит от чистого сердца: судя по количеству поглощенного Джеймсом алкоголя накануне вечером, хмель выветрился еще не до конца.
        - Рано или поздно ему все равно надо было явиться сюда и выяснить отношения с Бет… - Элли осеклась. Что, если зять приехал вовсе не по этой причине? Что, если…
        Дэниел с мрачным видом смотрел на нее.
        - Полностью согласен. Иначе он останется ни с чем - потеряет не только жену, но и работу и друга.
        И ребенка, хотелось добавить Элли. Однако она сдержалась. Столь важное известие Бет должна сообщить сама. И в первую очередь - своему супругу.
        - Надеюсь, тебе не пришлось тащить его силком? Ведь если он не хочет разговаривать с Бет, ничего путного из этой затеи не выйдет…
        Дэниел подался вперед:
        - Да о чем ты? Ты же видела его вчера! Неужели он похож на человека, собирающегося развестись и жить холостяком?
        Нет, мысленно согласилась Элли. Но эти двое уже успели натворить столько глупостей, что едва ли им удастся склеить хрупкие осколки, оставшиеся от их брака, если они сейчас не найдут общий язык.
        Глядя на задумавшуюся Элли, Дэниел нетерпеливо потряс головой:
        - Пойми же наконец, Джеймс сам рвался сюда, а я предложил свои услуги в качестве шофера, ведь он бы просто не смог сесть за руль.
        - Но я…
        - По-моему, тут кто-то заказывал кофе, - раздался за спиной Элли знакомый голос.
        Она обернулась, и губы ее тронула приветливая улыбка: на пороге появился Питер с тележкой, где были расставлены чашки, кофейник, сахарница и молочник. У нее совсем вылетело из головы, что она сама позвонила на кухню и распорядилась подать кофе в комнату для отдыха.
        - Интересно, в вашем отеле так заведено, чтобы шеф-повар развозил кофе? - ядовито поинтересовался Дэниел, с неприязнью глядя на Питера.
        Сарказм в его голосе нисколько не смутил Питера.
        - Только в том случае, если он предназначается для Элли, - ответил он, ласково улыбнувшись девушке.
        - Понятно, - холодно процедил Дэниел и добавил: - Итак, вы привезли кофе. Что вам тут еще надо?
        От резкости его тона Элли вздрогнула, а Питеру, казалось, все нипочем. Полностью игнорируя присутствие в комнате Дэниела, он спросил:
        - Как поживаете, Элли? Вы ведь отлучались из города. Хорошо провели время?
        - Я…
        - Не могли бы вы закончить столь любезную беседу где-нибудь в другом месте? - прервал ее Дэниел. На его скулах играли желваки, глаза превратились в две щелочки. - Мы с Элли обсуждаем достаточно серьезное дело.
        - Простите, что я вас прервал.
        Питер учтиво склонил голову и, прежде чем выйти из комнаты, озорно подмигнул Элли, давая понять, что ничуть не обижен грубостью ее собеседника и даже наслаждается разыгравшейся только что сценкой.
        Ох уж эти мне мужчины! - подумала Элли. Похоже, они никогда не взрослеют, так всю жизнь и остаются детьми…
        - Что ты медлишь? Разольешь наконец кофе или предоставишь эту процедуру мне? - Заметив, как брови девушки удивленно поползли вверх, Дэниел откашлялся и устало провел ладонью по густым волосам. - Извини. Я провел нелегкую ночь.
        Элли улыбнулась и налила кофе в чашки.
        - По-моему, вчера ты говорил, что не собираешься нянчиться с Джеймсом, - напомнила она ему и разбавила кофе молоком, забыв положить сахар.
        Дэниел принял из ее рук чашку. Сегодня он был явно не в духе.
        - То, что я сказал о прошлой ночи, не имеет никакого отношения к Джеймсу.
        Его взгляд устремился на Элли. Девушка нахмурилась. На что он намекает? Неужели хочет сказать, что к его бессоннице имеет отношение она, Элли? Похоже, так оно и есть. Но почему? Потому что она не осталась ночевать в его квартире, как он того хотел? Только такой самоуверенный тип, как Дэниел Тэкери, мог рассчитывать, что она согласится!..
        А может, его мучило раскаяние, что, допустив минутную слабость, он вообще высказал подобную просьбу? Наверняка! Ведь на днях его свадьба…
        - Чувство вины подолгу не дает заснуть, - холодно заметила она.
        Тут пришла очередь удивляться Дэниелу.
        - Чувство вины?.. - протянул он. - Но я…
        В комнату вихрем ворвалась Бет; лицо ее сияло от счастья.
        - О, Элли! У нас все в порядке! Мы с Джеймсом поговорили, и теперь у нас все будет хорошо, - захлебываясь словами, выпалила она.
        Вскочив с кресла, Элли порывисто обняла сестру.
        - Господи, дорогая, как я рада! - воскликнула она. - Наконец-то все напасти позади!
        На пороге возник Джеймс и с виноватым видом замер в дверях. Дэниел тоже поднялся и хмуро уставился на друга.
        - Означает ли это, что у меня может появиться надежда вновь обрести компетентного управляющего в твоем лице?
        Джеймс с трудом проглотил застрявший в горле комок:
        - Я… э…
        Дэниел быстро шагнул к нему и протянул широкую ладонь.
        - Да ладно тебе, старина. Я просто пошутил. Мне никогда не найти лучшего управляющего, даже если ты станешь работать вполсилы!
        - Извини, что в последнее время я слишком часто тебя подводил. Обещаю, больше такое не повторится, - сконфуженно пробормотал Джеймс.
        - Вот и чудесно, - улыбнулся Дэниел. - Извинения принимаются. - Тут он повернулся к Элли: - Есть только одно «но»: похоже, Элли будет сильно скучать по вам обоим.
        Девушка храбро встретила его взгляд. Она сама говорила Дэниелу, что желает счастья своей сестре. Конечно, ей будет одиноко, да и дел значительно прибавится. Но ничего, ей не привыкать справляться с трудностями.
        - Ошибаешься, Дэниел. Элли придется скучать по нам троим! - с неподдельной гордостью заявил Джеймс, обнимая за талию свою зардевшуюся жену. - В нашей семье ожидается пополнение: у нас с Бет будет ребенок.
        - От всей души поздравляю! - воскликнул Дэниел и вопросительно покосился на Элли. Та едва заметно кивнула, давая ему понять, что давно знает о беременности сестры.
        - Между прочим, я не уверена, что Элли будет умирать с тоски, - вставила Бет, с нежностью глядя на сестру. - Насколько мне известно, она не намерена оставаться в одиночестве.
        Элли вздрогнула. Вот как все обернулось! Она намекнула Бет, что у нее изменились личные планы, только чтобы убедить сестру вернуться к Джеймсу. Однако она никак не ожидала, что Бет поделится этой новостью с Дэниелом.
        Она медленно перевела взгляд на Дэниела.
        Судя по выражению лица, он в эту минуту прикидывал, с кем Элли решила провести свою жизнь. Ответ легко читался в его прищуренных глазах: конечно же, с Питером! Несколько минут назад шеф-повар вел себя с ней вполне фамильярно: нежно улыбался, подмигивал, будто давал понять, что их связывают более тесные отношения, чем можно предполагать, наблюдая со стороны.
        Вот и чудненько, решила Элли, пускай все так считают. Ведь у Дэниела своя жизнь, никак не связанная с ней…
        - Понятно, - тихо протянул он и, словно потеряв интерес к затронутой Бет теме, повернулся к обнимающимся супругам: - Когда же ожидается появление первенца?
        Элли опустошенно вздохнула. Даже если бы он прямо сейчас задал ей вопрос, она бы ничего не сказала. Незачем ему знать, что ее интимные отношения с Питером - чистейшей воды выдумка. Пусть Дэниел будет счастлив с молодой женой, а ее оставит разбираться в заваренной ею самой каше.
        - Через шесть месяцев, - улыбаясь от уха до уха, сообщил Джеймс и крепко прижал к себе Бет. - Малыш появится через полгода.
        Дэниел обнял их обоих и пожал руку Джеймсу.
        - Примите мои поздравления, - сказал он и неожиданно предложил, обводя всех вопросительным взглядом: - Почему бы нам всем вместе не отпраздновать это событие в вашем ресторане?
        Господи! Еще не хватало! Элли содрогнулась. Дэниел и без того ошарашил ее своим внезапным приездом. Зачем же он продлевает пытку? Почему не оставит ее в покое? Неужели придется идти в ресторан и еще какое-то время терпеть его присутствие?
        - Я… - начала было она, твердо вознамерившись отказаться, но Дэниел быстро вставил:
        - По-моему, неплохая мысль.
        И со значением посмотрел на Элли.
        Элли поняла, что ее отказ в данной ситуации может быть истолкован как капризная выходка. Чего доброго, Бет подумает, что она по какой-то своей причине не желает присоединиться к небольшому семейному торжеству.
        Что же за несносный человек этот Дэниел Тэкери! Снова поставил ее в неловкое положение. Ведь прекрасно знает, как ей трудно переносить сейчас его общество…
        - Я хотела сказать, - продолжила она спокойным голосом, - что приду в ресторан через несколько минут. Прежде мне нужно зайти в офис и просмотреть кое-какие документы.
        На самом деле она стремилась уединиться, чтобы привести в порядок мятущиеся мысли.
        Бет так купалась в своем счастье, что не обратила внимания на состояние сестры. Она с мольбой посмотрела на Элли:
        - Документы подождут! Пойдем же, Элли, не разбивай компанию!
        Элли похлопала ее по плечу и повторила:
        - Приду через пять минут.
        - Мы оба придем через пять минут, - уточнил Дэниел. - А ты пока что закажи бутылку шампанского, старина, - обратился он к Джеймсу. - Мы долго не задержимся.
        Не разжимая объятий, супруги удалились, оставив их наедине. Элли во все глаза смотрела на стоящего перед ней Дэниела. Почему ему всегда удается настоять на своем? - в отчаянии подумала она.
        - Кажется, ты собиралась пойти в офис? - спросил тем временем Дэниел.
        Не дожидаясь ответа, он решительно подхватил ее под руку и чуть ли не силой потащил вон из комнаты. Подобного Элли не ожидала; она настолько растерялась, что так и не нашла нужных слов, чтобы остановить его и поставить на место. Судя по всему, своим бурным натиском он именно того и добивался: застать ее врасплох.
        Элли представила себя со стороны. Великолепное зрелище: на глазах у постояльцев хозяйку отеля куда-то волокут, а она даже не сопротивляется! Бет тоже хороша - в который раз оставляет ее один на один с Дэниелом. А ведь совсем недавно не сомневалась, что Элли остановила свой выбор на Питере. Придется поговорить с ней серьезно, когда она наконец спустится с небес и начнет мыслить логично. Бет далеко не дура и все поймет.
        Когда дверь офиса за ними закрылась, Элли выдернула руку.
        - Ты хочешь мне что-то сказать? - с напускным спокойствием спросила она, ощущая, как предательски дрожат ее колени.
        - Угадала. Бет и Джеймс…
        - Послушай, Дэниел, по-моему, я сделала для них все, что в моих силах. Я очень хочу, чтобы они были счастливы, и…
        - Ты не дала мне договорить, - ровным тоном продолжал Дэниел, пристально вглядываясь в лицо девушки, на котором проступил румянец. - Я собирался сказать о другом.
        - Вот как? И о чем же? - с вызовом поинтересовалась она.
        - Они оба думают, что ты в ближайшем будущем собираешься внести изменения в свою жизнь. Бет в этом не сомневается. Меня интересует, входит ли в твои планы Питер Осборн?
        От возмущения Элли буквально задохнулась. Что он лезет ей в душу со своими дурацкими вопросами? Ей и без того тошно… Беззвучно открывая и закрывая рот, она никак не могла подобрать нужные слова.
        - Ну так что? - поторопил ее с ответом Дэниел.
        - Я считаю, что тебя это совершенно не касается, - выдавила она наконец.
        - А вот я придерживаюсь диаметрально противоположного мнения, - заявил Дэниел. - Иначе бы тебя не спрашивал.
        - Я…
        Дэниел подошел к ней и встал напротив.
        - Слушай, Элли, тебе не кажется, что нам пора положить конец тому безобразию, которое творится между нами? - сказал он. - Я уже говорил: Осборн совсем тебе не подходит…
        Элли вскинула голову и в упор посмотрела на него сверкающими изумрудными глазами:
        - Намекаешь, что мне подходишь ты?
        - Конечно. Именно я, и никто другой.
        - Нет, ты невыносим! Какая поразительная самоуверенность!
        Губы Дэниела скривились в усмешке.
        - Рад, что хоть какая-то малость в моем характере впечатляет тебя.
        - У тебя развивается мания величия, - добавила Элли. - Видишь ли, Дэниел…
        - О, как мне это нравится, - протянул он и, заметив, как удивленно взметнулись ее брови, пояснил: - Ты слишком редко произносишь мое имя, а оно в твоих устах звучит совсем неплохо.
        Да, Элли старалась не называть Дэниела по имени: в ее словаре хранились совсем другие словеса для этого человека.
        Не в состоянии выносить его близости, Элли повернулась и решительно направилась к двери.
        - Мы попусту теряем время. Нас ждут Бет и Джеймс.
        Дэниел рванулся за ней и, обхватив за плечи, развернул к себе.
        - Постой, Элли, не уходи! - воскликнул он. - Мне действительно необходимо поговорить с тобой. Но только не здесь. В любую минуту нам могут помешать.
        Как же прекрасно снова оказаться в его объятиях, вдыхать его терпкий мужской запах! Элли наслаждалась этой минутой, зная, что больше такого случая не представится. Никуда она с ним не пойдет и не продолжит разговор. Если она сейчас уступит, то окончательно потеряет власть над собой…
        Сердце Элли готово было разорваться на мелкие кусочки. Собрав остатки сил, она хрипло произнесла:
        - Дэниел, ты ведь сам укорял меня, что я думаю только о себе, и поучал заботиться о других людях. - Элли, конечно, не считала, что он прав. - Сейчас мне надо пойти к Джеймсу и Бет. Я обещала. - Она вывернулась из его рук, намереваясь покинуть офис, и с ударением добавила: - Мы оба обещали.
        - Но в данную минуту нам следует подумать и о наших отношениях…
        - Не сейчас. - Голос Элли снова обрел твердость. Какие там отношения? - с горечью подумала она. Через два дня Дэниел будет уже женатым человеком, у него появится своя семья… - Иди в ресторан, а мне нужно закончить кое-какие дела, прежде чем я смогу к вам присоединиться.
        Только не сдаваться, только не уступать под этим умоляющим взглядом!
        - Нет, Элли…
        - Да, Дэниел! - отчеканила она. - Прошу тебя, отправляйся в ресторан. Если ты действительно настаиваешь на этом разговоре, мы сможем закончить его позже. - Тогда она найдет в себе силы объяснить человеку, в которого так безнадежно влюбилась, что он должен навсегда исчезнуть из ее жизни.
        - Да, я настаиваю, - с мрачным видом кивнул Дэниел.
        Он, несомненно, добьется своего. Уж если Дэниел Тэкери вбил себе что-то в голову, то ни за что не отступит! И все же у Элли появилась пара часов отсрочки, чтобы собраться с мыслями и подобрать убедительные доводы. Дэниел должен понять самое главное: он женится на Анжеле, а в намерения Элли никак не входит становиться его любовницей. Иной роли он ей предложить не может.
        - Я буду через пять минут, - коротко сказала Элли. Тут ей пришла в голову мысль - нельзя, чтобы за праздничным столом царила напряженная атмосфера. Напустив на себя беззаботный вид, она пообещала: - Пузырьки в шампанском не успеют выдохнуться.
        Хотя и очень неохотно, Дэниел покинул офис, и Элли наконец перевела дыхание. Что же делать? Из каких неведомых источников почерпнуть силы, чтобы провести с ним за одним столом еще несколько часов, ведь она буквально распадается на части? А потом еще закончить несостоявшийся разговор? Как сделать, чтобы вообще не оставаться с ним больше наедине?
        Минуты текли предательски быстро, а она все еще расхаживала по комнате, нервно сжимая виски.
        И вдруг ее осенило!
        Все до изумления просто! Теперь ей не нужно будет не только усаживаться с Дэниелом за стол, но и объясняться позже! Странно, как такой элементарный выход не пришел ей в голову раньше?

«Сапфир»!
        У Дэниела настолько сильная аллергия на эти духи, что он не сможет находиться с ней в одном помещении! Есть еще один «плюс»: Дэниел наверняка догадается, что она намеренно надушилась ненавистными ему духами, а заодно поймет, что, какие бы отношения он ни собирался ей навязать, для нее они неприемлемы.
        Итак, скорее наверх, в спальню! Там стоит полный флакон «Сапфира»…
        В ресторан Элли вошла незамеченной. Остановившись в дверях, она порадовалась, глядя на оживленное лицо сестры. Джеймс тоже мало напоминал того изможденного пьянчугу, каким был накануне вечером.
        Элли с облегчением вздохнула и посмотрела на Дэниела. Как же он красив! Как сильно она его любит! Вот Джеймс что-то сказал, и Дэниел заразительно расхохотался, откинувшись на спинку стула. На загорелом лице сверкнули ровные белые зубы, вокруг синих глаз появились симпатичные морщинки. Вот таким и хотела запомнить его Элли. Боже! Прожить на свете целых двадцать семь лет - и вдруг так влюбиться… В почти женатого мужчину. Ничего глупее не придумать!
        Распрямив плечи и надев на лицо лучезарную улыбку, Элли пересекла зал и подошла к столу. Дэниел всем корпусом повернулся на стуле и посмотрел на девушку.
        А девушка… девушка едва не грохнулась в обморок, увидев, каким жаром полыхнули его глаза. Да что там - она тут же самым непростительным образом начала таять на виду у всех. Так, Элли, немедленно возьми себя в руки! - приказала она себе. Нельзя распускаться, иначе не успеешь глазом моргнуть, как окажешься в очередных любовницах этого красавца. У него их и без нее наверняка пруд пруди. Почему-то ей вспомнилась его невеста, а разговор за столом, как выяснилось, шел как раз о ней.
        - …несомненно, Анжела будет очаровательно выглядеть в подвенечном наряде, - закончил фразу Джеймс.
        - О, конечно, - подхватил Дэниел. Поднявшись, он придвинул Элли стул и сам сел рядом. - Все три раза Анжела была обворожительна.
        Элли обмерла. Что она слышит? Избранница Дэниела уже трижды вступала в брак, а он так спокойно сообщает об этом?! К тому же из его слов следует, что все три раза он присутствовал на ее свадьбе… то есть свадьбах. Чушь какая-то!
        - Все проблемы начинаются после сва… - Не договорив, Дэниел начал чихать. - Простите, друзья. У меня на этот счет есть своя теория… - Он опять чихнул. - А именно: по-моему, Анжеле нравится сам процесс бракосочетания, а вот супружеская жизнь привлекает ее значительно меньше.
        Джеймс рассмеялся и повернулся к Элли:
        - Извини, дорогая, мы так увлеклись, что совсем забыли о приличных манерах: нельзя в твоем присутствии говорить о незнакомом тебе человеке.
        - Элли действительно не знает Анжелу, - улыбнулся Дэниел, - но поговорить с ней по телефону ей однажды довелось. - Его улыбка стала еще шире, будто воспоминания об Анжеле доставляли ему удовольствие. - И по-моему, Элли вполне хватило короткой беседы с Анжелой, чтобы составить о ней соответствующее мнение.
        Элли была уверена только в одном: пусть Анжела - само совершенство, ей бы она никогда не понравилась. Разве можно испытывать теплые чувства к удачливой сопернице?
        Джеймс закатил глаза к потолку и мечтательно произнес:
        - Анжела поистине грандиозная особа, несмотря на ее выходки! - Он взглянул на друга, который снова принялся чихать, и озабоченно нахмурился. - Слушай, Дэниел, тебе нужно как можно быстрее отделаться от простуды.
        Ага, сработало, обрадовалась Элли. Перед тем как спуститься вниз, она обильно полила себя «Сапфиром», что и вызвало у Дэниела приступ аллергии.
        Дэниел устремил на нее слезящиеся глаза и задумчиво произнес:
        - Мне казалось, что я от нее уже избавился. Но, видимо, не долечился.
        Теперь Элли убедилась: да, он учуял аромат «Сапфира», а после последнего разговора понял, что сейчас она выбрала эти духи специально.
        - Так долечись, - продолжил Джеймс, - если не хочешь явиться в субботу с дюжиной запасных платков. Вряд ли Анжеле понравится, если ты перезаражаешь всех гостей!
        - У меня нет никакой простуды, - спокойно проговорил Дэниел, хотя взгляд его стал ледяным. - Просто мне… - он снова чихнул и полез в карман за носовым платком, - мне надо на пару минут покинуть вас и принять таблетки. - Развернувшись к Элли, он с мрачным видом добавил: - Наверняка у Элли есть аптечка, и она подберет для меня великолепное лекарство. Ведь ты же знаешь радикальное средство от простуды, Элли?
        Только этого не хватало! Она надеялась, что очередная вспышка аллергии заставит Дэниела извиниться и уйти из ресторана… Ну почему все ее коварные замыслы, связанные с этим человеком, приводят к обратным результатам?..
        Дэниел встал из-за стола.
        - Закажи обед, Джеймс, а мы скоро вернемся, - небрежно бросил он своему другу и, не дожидаясь протестов Элли, подхватил ее под руку, бесцеремонно поднял со стула и, сильно сжав локоть, дал понять, что раскусил ее уловки и хитрости. Снова чихнув, он преувеличенно вежливым голосом спросил: - Ведь правда, Элли? Мы не задержимся?
        - Конечно, - заверила та Джеймса и Бет сквозь сжатые зубы. Интересно, останутся ли на руке синяки? Но это все потом; нельзя прямо здесь закатить сцену и расстроить сестру. Элли лучезарно улыбнулась и сказала: - Я… то есть мы скоро вернемся…
        Последнее слово она произнесла уже в дверях, потому как Дэниел буквально выволок ее вон.
        - Ничего не говори, - процедил он, глядя прямо перед собой. - Ни единого слова, черт бы тебя побрал!
        Храня молчание, они поднялись на лифте и вошли в апартаменты Элли.
        - Шагом марш в ванную! - распорядился Дэниел, быстро направляясь в гостиную. - Показывай, где она!
        Округлив глаза, Элли повернулась к нему:
        - Но я…
        - Ни единого слова, Элли, - повторил он таким голосом, что у нее тут же отпала всякая охота спорить. - Просто укажи пальцем, где твоя ванная.
        Элли молча повиновалась. Она поняла, что чаша терпения Дэниела переполнена. Одному Богу известно, что он сделает, если она заартачится. Да, но зачем ему понадобилась ванная?..
        Гадать ей долго не пришлось. По-прежнему не выпуская из своей ее руку, Дэниел ворвался в ванную комнату и открыл оба крана. Неужели собирается принять душ? Тогда зачем приволок сюда ее?
        Как выяснилось, душ должен был принимать вовсе не Дэниел, а она!
        Даже не позволив Элли снять одежду, он втолкнул ее под струю воды. Элли сразу же промокла насквозь.
        - Какого черта?.. - начала было она, но он рявкнул:
        - Я тебя просил никогда не душиться «Сапфиром» в моем присутствии! - Он вытащил ее из ванны и накинул полотенце на мокрые волосы. - Но ты не послушалась. Впрочем, ты вообще предпочитаешь постоянно вступать со мной в противоречия. Господи! Ты самая сварливая девица, которую мне довелось встречать в жизни! Ты… - Внезапно он осекся и, сняв полотенце, заглянул в ее лицо. - Что такое, Элли, ты плачешь?
        Только сейчас Элли поняла, что по ее щекам рекой льются слезы. Что с ней происходит? Что заставило ее разрыдаться при Дэниеле? Все яснее ясного: любовь к человеку, которого любить недопустимо. Он уже давно сделал свой выбор и женится на Анжеле. Он недосягаем для нее…
        Элли подняла на него огромные изумрудные глаза.
        - Я… я надушилась «Сапфиром» специально… Я хотела, чтобы ты… поскорее уехал, - захлебываясь слезами, призналась она и спрятала лицо в ладони. - Да, я хотела тебя прогнать… Я не могу… Ведь ты…
        - Ну же, Элли, не стесняйся меня, - подбодрил ее Дэниел ласково, будто совсем недавно не рычал, как разъяренный лев. Он нежно обнял ее, не обращая внимания на мокрую одежду девушки, и принялся укачивать, как малого ребенка. - Я понимаю, тебе необходимо выплакаться. У тебя, видимо, много скопилось на сердце такого, что необходимо выплеснуть, да только возможности не было…
        Он не ошибся: Элли уже и не помнила, когда плакала в последний раз. С какими бы проблемами ей ни приходилось сталкиваться, она всегда держала себя в руках. Уже несколько лет ей нужно было быть сильной - и во время тяжелой болезни отца, и после, когда на ее хрупкие плечи свалилась ответственность за не очень прибыльный отель. Ей не на кого было тогда опереться. Впрочем, не на кого надеяться и сейчас, но хотя бы поплакать можно себе позволить.
        И Элли зарыдала так горестно, что сама испугалась, сможет ли когда-нибудь остановиться. Но тут на нее напала икота, и она рассмеялась над собственной слабостью.
        Элли вытерла слезы и внезапно поняла, что они с Дэниелом уже не в ванной, а в гостиной: Дэниел сидит в кресле, а она - у него на коленях, прижавшись к его мускулистой груди.
        Господи, что она делает? Элли хотела вскочить, однако Дэниел хрипловато проговорил:
        - Нет-нет, Элли, не шевелись.
        - Но…
        - Никаких «но», - твердо сказал он, крепче прижимая ее к себе. - Настало время переложить заботы на чьи-то плечи - и я с радостью подставляю свои… нет, я счастлив подставить свои. - Он с надеждой заглянул в ее глаза. - Ты мне разрешаешь?
        Господи, какое искушение…
        - Но… как же Анжела? - замялась Элли, которой ужасно не хотелось говорить о его невесте. Однако мысль о незнакомой Анжеле не выходила у нее из головы.
        Дэниел недоуменно свел брови на переносице:
        - При чем тут она?
        Элли покачала головой.
        - Ну… ты же прекрасно понимаешь, что ей это не понравится… - Она ткнула ладонью сперва в себя, потом в него.
        Он пожал плечами:
        - Я уже давно вышел из младенческого возраста и не собираюсь спрашивать у сестры разрешения поступать так или иначе. Тем более сейчас, когда я наконец-то нашел себе достойную невесту. У Анжелы небезупречный опыт в данном вопросе, так что она вообще не имеет права голоса…
        - Она - твоя сестра?
        Из всей тирады Дэниела Элли поняла только это слово. Но как же так? Если Анжела - сестра Дэниела, как же он собирается на ней жениться?..
        Дэниел удивленно посмотрел на Элли.
        - Естественно, сестра, - протянул он. - А ты ее за кого приняла?
        За его невесту. За женщину, которую он любит. За женщину, которую он намерен повести к алтарю.
        И тут до Элли дошли его слова. Как он сказал? «Нашел достойную невесту»? Она не ослышалась?
        - Ты имел в виду меня? - еле слышно спросила она.
        Теперь Дэниел был окончательно сбит с толку.
        - Ты о чем?.. Господи, Элли, за кого ты приняла Анжелу? Немедленно отвечай, не то я сейчас рехнусь!
        Для Элли настал «момент истины». Если она струсит, то никогда не узнает, кто такая эта «достойная невеста». Сейчас или никогда.
        Из ее груди вырвался судорожный вздох.
        - Вы все время говорили о предстоящей свадьбе, - быстро произнесла она. - Анжела - невеста, а ты…
        - Значит, ты решила, что жених - я? - вытаращив глаза, вскричал Дэниел. - Поверь мне, дорогая, я люблю Анжелу, потому что она - моя сестра. Но если бы она просто была моей знакомой, я давно бы хорошенько ее вздул. Она того заслуживает. Мне искренне жаль того идиота, которому предстоит стать ее мужем. - Дэниел с отвращением ухмыльнулся и покачал головой. - Десять лет назад наш отец отошел от дел и оставил все на нас двоих. Правда, бизнесом занимаюсь только я. Боюсь, Анжела оказалась плохой наследницей. Огромные деньги, полученные в столь юном возрасте, совсем вскружили ей голову. Короче, эта идиотка выбирает себе в мужья таких же идиотов, а потом удивляется, почему через пару лет ей становится с ними скучно. Я сильно сомневаюсь, что очередная матримониальная затея моей сестрицы будет чем-то отличаться от трех предыдущих!
        Дэниел замолчал, а Элли подумала, что уж она-то сделала правильный выбор: ей нужен Дэниел - и никто другой!
        А Дэниел тем временем продолжал:
        - Ошибки Анжелы имели один-единственный плюс: они научили меня быть крайне осторожным в собственной личной жизни. - Он поудобнее устроил Элли на своих коленях, и она доверчиво положила голову на его плечо. - Уже давно я понял, что мне нужна идеальная жена и когда я найду таковую, то немедленно женюсь. И это будет навсегда.
        - И ты нашел Джоанну? - отважилась спросить Элли.
        От неожиданности Дэниел едва не поперхнулся.
        - Да ты совсем спятила, Элли! - возмущенно воскликнул он. - Стоит тебе услышать имя какой-либо женщины, как ты тут же решаешь, что я на ней женюсь! Джоанна - мой личный секретарь, ясно?
        Видя, что девушка нахмурилась, Дэниел досадливо прикусил губу и потер лоб. Потом более спокойным голосом принялся объяснять:
        - Понимаешь, тут все так запутано. Дело в том, что человек, которого на сей раз моя непутевая сестрица выбрала в супруги, бывший муж Джоанны. А посему неудивительно, что отношения между этими двумя особами крайне натянутые. Да и мы с Анжелой постоянно ссоримся, потому что я отказываюсь увольнять Джоанну. Лучшего секретаря мне не найти. Еще не хватало пойти на поводу у взбалмошной сестрицы и потерять такого сотрудника! - Он кашлянул и, выдержав паузу, добавил: - Ведь это Джоанна навела меня на Питера Осборна.
        Так вот оно что! Значит, он узнал о существовании Питера вовсе не от Джеймса, подумала Элли. Новость обрадовала ее: теперь зять был полностью реабилитирован в ее глазах.
        - А тебе все известно о прошлом Питера? - спросила она.
        Дэниел кивнул:
        - Да. В Лондоне у него был один из самых фешенебельных ресторанов. А когда Джоанне удалось отыскать его здесь, в этом отеле, я решил немедленно приехать и уговорить его перейти ко мне. А заодно попытаться примирить Джеймса и Бет, разобравшись с ее отвратительной старшей сестрой. Вот и разобрался… Все оказалось совсем не так, как виделось Джеймсу. Ты вовсе не отвратительная!
        - Приятно слышать, - улыбнулась Элли.
        Он тоже улыбнулся в ответ:
        - Сегодня утром, когда я наконец привел Джеймса в чувство, мы с ним поговорили по душам. И не только о его отношениях с Бет, но и о тебе. И я обнаружил, что очень ошибался в своих обвинениях.
        Элли понимала: нужно выяснить все - до самого конца. Она внимательно посмотрела на Дэниела и со вздохом сказала:
        - У меня никогда ничего не было с Питером. А отсюда он отказывается уезжать потому, что хочет жить поблизости от дочки, которую обожает, и своей бывшей жены. А для меня он просто хороший друг.
        Казалось, гора свалилась с плеч Дэниела.
        - По-моему, он согласился бы и на более серьезные отношения.
        - Возможно, - кивнула Элли. - Но, знаешь, у моей сестры имеется одна теория, в которую она свято верит… - Заметив его заинтересованный взгляд, она пояснила: - Бет считает, что мы, женщины из рода Томсонов, прирожденные однолюбки. Если наш выбор пал на какого-то человека - все, это на всю жизнь.
        Рука Дэниела сжала ее плечо.
        - То же самое говорит обо мне Джеймс, - с пониманием кивнул он. - И мой приятель, кажется, прав. Я наконец нашел предназначенную мне судьбой женщину - упрямую рыжеволосую Жизель. Жизель… - ласково, повторил он. - Прелестное имя! Ты не будешь возражать, если я иногда стану называть тебя этим именем, когда мы поженимся? Ну, конечно, наедине. Не желаю, чтобы кто-то посторонний произносил мое любимое имя.
        - Я…
        - Мы женимся, Элли, - твердо повторил Дэниел. - Я порядком устал от выяснения отношений. Хватит попусту терять время. Я намерен как можно скорее надеть тебе на палец обручальное кольцо. Так что привыкай к этой мысли.
        - Уже привыкаю, - прошептала Элли непослушными губами, хотя на самом деле была ошеломлена настолько, что все завертелось у нее перед глазами. Возможно ли поверить в такое счастье? Неужели Дэниел ее любит? Но ведь он еще не произнес этих слов… - Я люблю тебя, Дэниел, - призналась она севшим голосом. - Я ужасно тебя люблю!
        Обеими ладонями он обхватил ее лицо.
        - И выйдешь за меня замуж?
        - Как можно скорее, - задыхаясь, повторила она его слова.
        - Я люблю тебя, Жизель Томсон, я тебя обожаю! - простонал Дэниел и, склонив к Элли лицо, начал целовать будущую жену.
        Некоторое время в комнате слышались лишь томные вздохи и невнятное бормотанье. Элли казалось, что сердце ее вот-вот выскочит из груди от переполнявшего ее счастья.
        Дэниел перенес Элли на диван и улегся рядом. В перерыве между сладкими поцелуями она взглянула в его глаза.
        - Я должна тебе кое в чем признаться, - сказала она, и щеки ее вспыхнули. - В ту ночь, когда ты впервые приехал в наш отель, я пряталась…
        - …в шкафу, - закончил Дэниел, прикрыв пальцем ее рот. - Да, я это знаю.
        Ее зеленые глаза стали круглыми от изумления. Несколько секунд она не знала, что сказать, потом тихо спросила:
        - И ты не хочешь узнать, что я там делала?
        Дэниел отрицательно покачал головой:
        - Ни в коем случае. Жена непременно должна иметь свои маленькие секреты и не обязана посвящать в них супруга. Можешь прятаться в моих шкафах сколько захочешь - если, конечно, снова не надушишься своим «Сапфиром». А может, и я к тебе присоединюсь.
        Он шутливо ткнул Элли в бок и снова прильнул к ее губам. Элли ответила на поцелуй с такой страстью, что оба тут же забыли обо всем на свете. Элли не знала, можно ли любить кого-то сильнее, неистовее, преданнее… Ее чувство причиняло ей почти физическую боль.
        А потом Дэниел овладел ею, и боль прошла, а мир вокруг вспыхнул праздничным фейерверком.
        Вот она какая - ее первая и единственная любовь!..


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к