Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мортимер Кэрол: " Отвергнутый Жених " - читать онлайн

Сохранить .
Отвергнутый жених Кэрол Мортимер


        # Случай столкнул Сару, скромную девушку, недавно пережившую неудачный роман, со знаменитым журналистом, красавцем Гриффом Морганом. Он не скрывает, что Сара произвела на него впечатление, однако девушка отказывается поверить в свое счастье. И все же…

        Кэрол Мортимер
        Отвергнутый жених

        Глава 1

        В холле валялась мужская рубашка. В коридоре, ведущем к спальням, на пол брошены брюки.
        И тут же пара черных носков: один прямо у двери пустой спальни, второй в самой комнате.
        А около двери в ванную лежали…
        Сара, словно по чьим-то следам, прошла мимо раскиданных вещей до ванной комнаты и остановилась в изумлении, поскольку в это время дверь ванной распахнулась. От удивления она широко раскрыла глаза, ибо мужчина, стоявший в дверях, был почти гол, если не считать полотенца, обмотанного вокруг бедер. Очевидно, он только что принял душ: темные волосы, которые он, видимо, сушил вторым полотенцем, небрежно накинутым теперь на шею, были взъерошены и влажно блестели.
        Сара невольно залюбовалась этим человеком. Трудно было оторвать взгляд от его смуглого, загорелого тела: мощная грудь, покрытая темными волосами, которые узкой полоской спускаются вниз и исчезают под полотенцем; широкие плечи; узкие, типично мужские бедра; мокрые черные волоски на ногах, прилипшие к коже в тех местах, где он не успел тщательно вытереться…
        Сара перевела взгляд на его мрачное лицо, невероятно красивое, несмотря на выражение очевидного неудовольствия и озадаченности, которое возникло при виде девушки. (Она сама была не в восторге оттого, что оказалась здесь, но это уже другая история.) Резко очерченное лицо. Светло-коричневые глаза, казалось, цинично взирали на жизнь, и в них ясно читался опыт, приобретенный отнюдь не по книгам. Длинный прямой нос, смешливые морщинки вокруг удивительных глаз, чувственный рот. Однако губы сейчас и не думали улыбаться, а подбородок с такой притягательной ямочкой посередине был высокомерно поднят.
        - Кто вы? - спросила Сара по-английски, ибо французского, считай, не знала. Она постаралась, чтобы ее голос прозвучал решительно, хотя на самом деле этой решительности совсем не ощущала.
        - В данном случае это не имеет абсолютно никакого значения. - Он тоже говорил по-английски. - А вот что здесь делаете вы?
        Что она делает? Это была вилла Вирджинии Мейджор в небольшом селении Арибо на юге Франции - длинное одноэтажное здание с уютной гостиной, кухней и тремя спальными комнатами. Спальни выходили на небольшой дворик, украшенный цветами в кадках, прибитых к деревянным перекладинам, а из гостиной были видны бассейн и ухоженный сад.
        И, насколько Саре известно, на вилле сейчас никого не должно быть. Вирджиния Мейджор, которая уехала несколько дней назад, собиралась на уик-энд задержаться в Лондоне в связи со свадьбой брата, а потом поехать в Саутгемптон и оттуда на теплоходе отправиться в круиз.
        Не дождавшись ответа, человек, стоявший перед Сарой, внимательно оглядел комнату.
        - Вроде ничего не пропало. - Он вздохнул. - Но все равно попрошу вас показать ваши карманы, так, на всякий случай.
        Он явно был раздосадован всей этой историей.
        И тут до Сары дошло, что имеет в виду этот человек.
        - Я не воровка! - негодующе возразила она.
        Вот уж кто незваный гость, так это он сам!
        - Да что вы говорите, - едко заметил он, явно не веря ей. - Можно подумать, что вас на виллу привела какая-то другая причина.
        - Представьте себе! - сердито выпалила девушка.
        Она и без того была расстроена, а тут еще разбирайся со всякими проходимцами, которые ведут себя как хозяева. Она точно знает, что этот субъект здесь вообще никто. Ведь Кларисса потому и предложила Сарины услуги, что Вирджиния Мейджор вдова и некому было присмотреть за ее виллой.
        - По-вашему, что это такое? - вызывающе спросила она, слегка приподняв яркую лейку, которую все время сжимала в руке.
        Темные брови его поползли вверх…
        - Оружие? - насмешливо предположил он.
        - Пластмассовая лейка! - парировала Сара.
        - Гм… Допустим, что не оружие. По крайней мере если и оружие, то не из мощных, - усмехаясь, добавил он.
        Да, против такого могучего человека оно не пойдет, раздраженно подумала Сара.
        - Говорю вам, я не воровка, - резко бросила она; ее темно-зеленые глаза сердито блеснули.
        Она хотела быстренько сделать свою работу и уйти, а этот человек только задерживает ее.
        - Что же вы тогда бродите по дому с этой штукой? - все так же подозрительно спросил он.
        Сара раздраженно вздохнула. Кто кому тут должен устраивать допросы? Насколько ей известно, единственный ключ от виллы лежит сейчас в кармане ее шорт. Перед тем как уехать, Вирджиния Мейджор сама вручила его Саре.
        Но этот человек каким-то образом проник сюда, а следов взлома нигде не видно.
        Следовательно, кто-то дал ему еще один ключ. А если этот человек - друг миссис Мейджор, то едва ли Сара вправе выгонять его отсюда. Да и если она решится на это, вряд ли ей удастся выставить за дверь такого большого и сильного мужчину.
        - Ну? - прервал он затянувшееся молчание. Даже в полуголом виде, с одним лишь полотенцем на бедрах, он выглядел величественным и могучим.
        Она пренебрежительно оглядела его.
        - Вам не холодно в таком наряде? Ей было неловко разговаривать с чужим мужчиной, да еще почти голым. Хотя, похоже, его самого это обстоятельство ничуть не смущало.
        Заметив ее явное замешательство, он ехидно заулыбался.
        - Совсем нет.
        Он стоял перед ней в откровенно вызывающей позе, полотенце на бедрах сползло еще ниже.
        - Может, это вас беспокоит? - он насмешливо приподнял брови.
        - Совсем нет, - холодно ответила она его же словами. За последнюю неделю Сара перевидела немало полуодетых мужчин. Просто теперь ее смущало то, что она оказалась наедине с этим типом в таком его пляжном виде - с едва державшимся на бедрах полотенцем.
        Он пожал плечами.
        - Вы так и не ответили на мой вопрос. Что вы здесь делаете? - снова спросил он.
        - Я думала, вот это само за себя говорит, - она указала на лейку, которую все еще сжимала в руке, не замечая при этом, что рука из-за разговора с этим высокомерным человеком немного дрожит.
        - Ну, конечно, говорит. - Он прошел в комнату, двигаясь с какой-то кошачьей грацией. - Например, о том, что вы любительница пластмассовых леек.
        Теперь он стоял совсем рядом с ней, так близко, что Сара почувствовала свежий запах его тела и едва уловимый аромат одеколона.
        Сара инстинктивно шагнула назад, тут уж ее не волновало, что он мог принять ее за трусиху. Она едва доходила ему до плеча и рядом с ним выглядела совсем худенькой в тесно облегающих шортах и зеленого цвета свободной блузке. Ее длинные светлые волосы от долгого пребывания на солнце совсем выгорели. Она стянула их зеленой ленточкой на затылке, чтобы было не так жарко. И косметикой решила из-за жары не пользоваться.
        В общем, оказавшись теперь перед этим мужчиной и ясно читая в его глазах оценку своей внешности, она пожалела, что оделась как подросток. В свои двадцать три года она и без того не тянула на этот возраст.
        А с другой стороны, в чем же еще ходить здесь, в этом живописном месте на юге Франции?
        - Это говорит…
        Ее раздражал не только незнакомец, она была раздосадована и собственным поведением. Получалось, что ей далеко не безразлично мнение какого-то случайного человека. К тому же он может быть и опасен.
        Опасен?
        Да, вот именно. Не в прямом смысле, конечно. Просто от него исходит какая-то незримая энергия. А в глазах время от времени мелькает холодный огонек, словно предупреждая о том, что при необходимости этот человек может быть жестоким. И она не сомневалась: он нередко прибегает к такой необходимости.
        - Это должно подсказать вам, - поправилась она, - что я прихожу сюда поливать растения.
        Сара сама была не в восторге от этого занятия. Она сделала одолжение Клариссе, согласившись приехать с ее семьей сюда, а в результате ее саму, как какую-нибудь служанку, «одолжили» поливать цветы.
        - Гм… - Стоявший перед Сарой мужчина задумчиво кивнул, словно он и раньше догадывался об этом. - Зачем? - коротко спросил он.
        Она и сама последние пять дней все время задавала себе этот вопрос. Вирджиния Мейджор была не ее знакомой, а Клариссы. Тем не менее Кларисса Форбс без зазрения совести предложила Сару в качестве поливательницы растений. Сара приехала с Клариссиной семьей, чтобы поработать во время отпуска, но она согласилась на это скорее из уважения к маминой подруге, нежели из желания действительно помочь Форбсам. Естественно, она не ожидала, что ее наймет их соседка, с которой Кларисса сама-то была едва знакома. Кларисса поначалу предложила Вирджинии свои услуги, но заниматься этой лакейской работой, видимо, не имела ни малейшего желания.
        - Затем, чтобы растения не погибли. - Ответ опять прозвучал резко. Не то чтобы она сердилась на него, но если он и дальше собирается задавать глупые вопросы, тогда обязательно напорется на ее острый язычок.
        - А-а… - Он снова кивнул, настороженность в голосе исчезла. - Ясно.
        Сара насмешливо взглянула на него:
        - Неужели ясно?
        - Честно говоря, нет, - невесело признался он, растерянно глядя на нее, словно маленький обиженный мальчик.
        Она раздраженно поджала губы. Зря он притворяется глупее, чем есть. Она же видит, что человек этот весьма умен.
        - Все очень просто, - стала она объяснять с едва заметной иронией в голосе. - Пока миссис Мейджор в отъезде, я хожу сюда поливать цветы, а заодно просматриваю за домом.
        - Хорошо, что вы согласились помочь Вирджинии, - дружелюбно произнес он.
        - Ничего хорошего на самом деле, - сухо ответила она.
        Его темные брови удивленно приподнялись.
        - Как?
        - Вот так, - усмехнулась она. К тому времени, когда их соседка-англичанка надумала лететь в Англию, Кларисса была едва знакома с этой женщиной. Смешно, конечно. Форбсы решили провести здесь месяц, и Сара поехала вместе с ними. А несколько дней спустя после их приезда Вирджиния Мейджор оставила на них свой дом и отправилась в круиз на теплоходе вокруг Карибских островов.
        Кларисса, Роджер и трое их детей - Бен, восемнадцати лет, шестнадцатилетняя Салли и девятилетний Стивен - приехали сюда в отпуск. А Сару попросили помочь Клариссе, которая недавно перенесла небольшую операцию и не могла в одиночку справиться с хозяйством и детьми. Сара работала медсестрой, во время отпуска ехать ей все равно было некуда, да и маму не хотелось огорчать, и она согласилась сопровождать Форбсов в их поездке во Францию.
        Сара уже несколько лет жила отдельно от матери, поэтому весьма смутно представляла себе семейство Форбс. Конечно, за эти десять дней она узнала их получше и уже жалела, что не осталась дома. Лучше бы ей заняться приведением в порядок своей квартиры, как она задумала вначале.
        С момента их приезда сюда Сара только и делала, что бегала от одного Форбса к другому и выполняла их бесчисленные поручения. И в конце концов, кроме ухода за маленьким Стивеном, на нее навалили массу других обязанностей. Ее еще больше обидело, когда Кларисса совершенно спокойно предложила Сару в работницы к Вирджинии Мейджор. Дело в том, что Вирджиния перед отъездом отправила свою служанку в трехнедельный отпуск, совершенно упустив из виду, что кому-то надо будет поливать цветы. И вот, придя сюда во второй раз, Сара попала в эту историю. Но то, как этот человек минуту назад назвал миссис Мейджор по имени, говорит о том, что он довольно близко знает эту даму. А может, Сара, нечаянно обмолвившись, сама так ее назвала? Да нет, уверена, что нет. Они с Вирджинией не в таких отношениях, чтобы допустить подобную фамильярность. И совершенно очевидно, что он англичанин. Это не простое совпадение.
        - Я с соседней виллы, что у подножия холма, - недовольно произнесла она, тщетно пытаясь понять, что же происходит на самом деле.
        Он подошел к окну и, подавшись чуть вперед, стал разглядывать розовую крышу виллы, которая виднелась между деревьев. Полотенце на бедрах угрожающе скользнуло еще ниже.
        Он повернулся к ней и, беспечно улыбаясь, вернул полотенце на место, не дав ему совсем упасть.
        - Еще одно семейство скучающих богачей, да? - насмешливо спросил он. Она скривила губы.
        - Возможно, люди, у которых я работаю, и относятся к этой категории, - резко ответила она, - но обо мне такого не скажешь. Я присматриваю за их девятилетним сыном Стивеном. - Она умолчала, что заодно была у них поваром и посудомойкой. Стивену не нужна была постоянная няня, а у Форбсов не было кухарки и служанки. Вот Сара и пригодилась. Поэтому впредь она решила плюнуть на условности и никогда не связываться с так называемыми мамиными друзьями.
        - Так вы вроде няни, мисс… - он вопросительно взглянул на нее.
        - Уильяме, - коротко ответила она. - Сара Уильяме. И я не вроде няни, я профессиональная медсестра. Сейчас в отпуске. Я ответила на ваши вопросы, может, теперь вы ответите на мои? - Она полила все растения в этой комнате, но не уходила.
        Сара прекрасно понимала, насколько рискованно оставаться в пустой вилле наедине с почти голым мужчиной, но в то же время чувствовала, что каждым движением выдает свое беспокойство, и решила не спешить.
        - Кто вы? - Она вызывающе посмотрела на него. - И что вы делаете здесь?
        - Меня зовут Грифф Морган. - Он вежливо протянул ей руку, но в данных обстоятельствах это показалось неуместным. - На самом деле мое имя Гриффин, но все зовут меня просто Грифф, - добавил он с хитрой улыбкой. - Вирджиния меня тоже так называет.
        Сара машинально взяла протянутую руку. В рассеянности она даже не заметила, что рука так и осталась в его ладони.
        Она удивленно нахмурилась.
        - Миссис Мейджор не говорила, что кто-нибудь может приехать в ее отсутствие, - пожала она плечами. - Поэтому меня и попросили побыть здесь.
        Грифф улыбнулся, взглядом скользнул по ее нежному загорелому лицу, выражение светло-коричневых глаз потеплело.
        - Потому что Вирджиния не знала, что я приеду. Я сам до вчерашнего дня не знал об этом. - Он нахмурился.
        Сара с любопытством посмотрела на него:
        - А что же случилось вчера?
        Он небрежно повел плечом.
        - Я решил, что мне нужна передышка, - беспечно ответил он.
        - Постойте… Грифф Морган! - От удивления глаза ее расширились, когда она вспомнила это имя. - Вы тот самый знаменитый репортер, который пишет на животрепещущие темы? - недоверчиво спросила Сара.
        Большинство людей, по крайней мере в Англии, хорошо знали имя Гриффа Моргана. Он стал знаменит благодаря своим статьям-исследованиям, поднимавшим такие проблемы, которые общество не может оставить без внимания. При этом он не щадил чувства читателей и живописал самые страшные подробности.
        Да, Грифф Морган не понаслышке знал ужасы ада, уготованные нам жизнью, многие из них он видел собственными глазами. Возможно, этим и объясняется цинизм, который Сара заметила в его глазах за время их короткого знакомства. Однако Моргану, похоже, удалось сохранить чувство юмора. Об этом говорили смешливые морщинки вокруг его глаз и рта.
        - Да, это я, - небрежно ответил он, словно не видя в этом ничего интересного.
        - Я читала ваши прошлогодние статьи о наркоманах. - Сара поежилась, вспомнив его репортажи. - Это ужасно.
        В его глазах мелькнуло что-то похожее на отвращение, но тут же исчезло, взгляд снова повеселел.
        - Конечно, ужасно. А что же вы хотите? - спокойно сказал он. - Теперь отвечаю на ваш вопрос - я здесь живу.
        Сара нахмурилась.
        - Вы имеете в виду…
        - Я имею в виду, - продолжил за нее Грифф Морган, - что я решил пожить на вилле, пока не передумаю. Я всегда приезжаю сюда, когда есть время, - добавил он, видя, что она все еще пребывает в сомнении. - Уверяю вас, когда Вирджиния вернется из круиза, она сама подтвердит это. А пока…
        - А пока, я думаю, вам следует отпустить мою руку. - Сара вдруг почувствовала, что большим пальцем он слегка поглаживает ее ладонь. Интимность момента смутила ее, она поспешно высвободила руку. - Мне нужно полить оставшиеся растения, - немного взволнованно сказала она, на щеки набежал едва заметный румянец.
        Морган подошел к лежавшему на полу приоткрытому чемодану, из которого торчала смятая одежда.
        - Вчера я, как приехал, сразу завалился спать, - виновато объяснил он царивший кругом беспорядок. - Немного устал. Точнее, был вконец измотан, - усмехнулся он.
        - Вы работали над статьей? - Голос выдал одолевавшее ее любопытство.
        Она старалась не смотреть на смятую постель. Там на подушке до сих пор оставался след от его головы.
        - Что-то вроде этого, - сухо ответил он.
        - Говорят, когда вы в прошлом году писали статьи о наркотиках, вы сами принимали их. - Она с грустью подумала о том, какой ценой, видимо, приходится платить, чтобы узнать имена распространителей и продавцов наркотиков, войти в круг посвященных.
        - Ничего подобного, - резко ответил он. Потом с видимым усилием взял себя в руки и продолжал:
        - Я ни за что не опущусь до такого. Нет, Сара. - Он покачал головой. - Я просто хорошо описал это, потому создалось впечатление, что и сам их употребляю. Мне повезло, я избежал этой участи. Это грязное дело, и оно многих сгубило. - Он нахмурился, его веселость улетучилась, лицо приобрело сердитое выражение. - Очень многих, - хмуро добавил он.
        - Стоит ли так рисковать жизнью ради того, чтобы написать статью? - Она пожала плечами.
        Морган усмехнулся, глаза опять потеплели. Сара даже задалась вопросом, уж не померещилось ли ей секунду назад холодное, злое лицо. Теперь, глядя на этого спокойно рассуждающего человека, трудно было представить, что он может вести себя как-то по-другому. Сейчас, казалось, жизнь доставляет ему полное удовольствие.
        Он легонько мазнул своим длинным тонким пальцем ей по носу.
        - Вся жизнь - игра, детка, - протянул он. - И если результатом всех моих усилий становится лишь напечатанный рассказ, тогда, наверное, рисковать не стоит, - серьезно продолжал он. - Но если хотя бы один из этих ублю… хотя бы один наркоделец сядет на скамью подсудимых, тогда я считаю, что риск оправдан. Думаю, вы согласитесь со мной. Вы же медсестра.
        Конечно, она была согласна с ним. Но…
        - Моя работа не связана с риском для жизни.
        - По-моему, вы сами не уверены, хорошо это или плохо, - смеясь, поддразнил он ее. - Давайте-ка закончим этот разговор, - предложил он вдруг. - Лучше ответьте на вопрос, который не дает мне покоя с тех пор, как я приехал.
        Сара, словно загипнотизированная, не могла оторвать взгляд от этих светло-коричневых глаз, она была зачарована их глубиной: темные золотистые крапинки на светло-коричневой радужной оболочке совершенно пленили ее.
        - Какой? - поспешно спросила она.
        Он засмеялся и стал еще привлекательнее.
        - Где этот чертов Джаспер? Я нигде не вижу этого маленького дьявола.
        Сара с некоторым осуждением покосилась на него. Переход от серьезного разговора к такому пустяку получился неожиданным. Но, может быть, благодаря этому Морган как раз и умудряется сохранить душу и не сломаться при виде тех ужасов, о которых пишет.
        На своей работе Сара тоже нередко сталкивалась с разными обстоятельствами жизни и смерти, от которых можно сойти с ума, если принимать их слишком близко к сердцу.
        - Миссис Мейджор решила, пока она путешествует, ее коту будет лучше пожить в приюте для животных, - ответила Сара, в глубине души радуясь, что Кларисса не предложила еще и за соседским котом ухаживать. - Очевидно, ему нужен особый уход и…
        - Вирджиния воспитала чудовище, - сказал он. - Наверное, потому, что у нее своих детей нет.
        - Не знаю. - Сара намеренно ушла от этой темы. Ей не хотелось обсуждать личную жизнь миссис Мейджор с малознакомым человеком. Даже если он знает Вирджинию и обстоятельства ее жизни. А знает он, видимо, неплохо.
        Вопрос лишь в том, насколько близко это знакомство.
        Сара с любопытством посмотрела на него, снова отметив про себя красоту его сильного, стройного тела и чувственный взгляд. В свои тридцать с небольшим лет он, без сомнения, был очень красив.
        Но какое место в его жизни занимает Вирджиния Мейджор? Или, точнее, он в ее жизни, поскольку явился сюда гостем.
        Вирджиния Мейджор старше его по крайней мере лет на десять, а то и на пятнадцать. Но она все еще красивая женщина с роскошной сексапильной фигурой, достоинства которой она умело подчеркивает модной, со вкусом выбранной одеждой. Волосы у нее светлые и шелковистые. Красивое лицо, благодаря искусно наложенной косметике, выглядит молодо.
        Сара почти ничего не знала о ее личной жизни. Клариссе тоже, к большому ее неудовольствию, не удавалось что-либо разузнать. А уж как она старалась!
        Сара досадовала на себя за то, что ее так сильно интересуют отношения между Гриффом Морганом и Вирджинией Мейджор, но ничего не могла с собой поделать. Ей было крайне любопытно, не оттого ли Вирджиния здесь ведет такую уединенную жизнь, что все ее друзья находятся в Англии, по крайней мере один «близкий друг». Кто знает, может быть, Вирджиния Мейджор из тех женщин, которые способны рискнуть своей репутацией из-за какого-нибудь весьма привлекательного мужчины…
        Золотистые глаза, встретив взгляд девушки, вопросительно прищурились.
        - Что-нибудь не так? - Он нахмурился.
        - Да нет, ничего, - поспешно ответила она, отведя глаза. - Мне и вправду пора заканчивать работу и идти домой. Я обещала Стивену пойти с ним искупаться до ленча. - Если она нарушит обещание, ее ждут скандал и слезы. Из троих детей Стивен больше всех был похож на мать и легко выходил из себя, если что-то ему не по душе. За эти десять дней Сара стала по-другому относиться к той красивой и обаятельной Клариссе, какой та представлялась ей во время случайных встреч у матери.
        - Послушайте, может, пока вы закончите, я оденусь и мы продолжим наш разговор за чашкой кофе? - предложил Грифф.
        - А как к этому отнесется ваш друг миссис Мейджор? - Сара спросила об этом потому, что не хотела становиться причиной ссоры между ними из-за чашки кофе.
        - Вирджиния? - Голос его прозвучал удивленно. - Она не будет возражать, если вы… А-а… - Грифф кивнул, поняв, что Сара имеет в виду. - Мой друг Вирджиния… - весело повторил он. - Ну, я думаю, она действительно не станет возражать, если я угощу вас кофе, вроде бы она никогда не была собственницей. - Он внимательно посмотрел на Сару. - Так что, если вам нужна компания на время отпуска…
        Сара, почувствовав намек, вспыхнула.
        - Если на вас клюнула женщина, которая годится вам в матери, это еще не дает вам права меня оскорблять! - презрительно выпалила она.
        - Я не оскорбляю вас, Сара, - насмешливо ответил он. - Скорее наоборот. Многие женщины сочли бы за честь получить от меня такое предложение.
        - Ну, значит, я к ним не отношусь. - Она передернула плечами: вот уж, действительно, хрен редьки не слаще.
        - Конечно, - с еле заметной иронией протянул он. - Но, я думаю, Вирджиния обиделась бы, услышь она ваши слова о том, что годится мне в матери. Ей всего лишь чуть больше сорока.
        - Все равно она для вас стара, - упрямо заявила Сара.
        - Мне кажется, ей было бы гораздо приятнее, если бы вы назвали ее не старой, а зрелой женщиной, - продолжил он. - И зря вы язвите по поводу моих приездов сюда. Хотя мое имя известно во всем мире, все мои доходы - это жалованье, которое мне платит газета, а репортеры, знаете ли, больших денег не получают. К тому же во время своих нечастых отпусков я люблю получать удовольствия от жизни. А по этой вилле с бассейном можно догадаться, что Вирджиния достаточно богата, чтобы предоставить мне такие удовольствия.
        Когда до Сары дошло то, о чем он говорит, она не смогла скрыть отвращения.
        - И в обмен на роскошную жизнь она заполучила вас, - осуждающе произнесла она. - Никогда бы не подумала, что Грифф Морган просто-напросто живет на содержании у женщины.
        - Ну вот, а теперь узнали, - опять засмеялся он.
        - Да, узнала, - неприязненно ответила она. - Думаю, мне лучше уйти.
        Она повернулась к выходу. С ним все ясно. Талантливейший человек выбрал себе такой вот образ жизни!
        - Остальные растения я полью завтра. - «Когда тебя здесь не будет», - подумала она про себя.
        - Да, нехорошо заставлять Стивена ждать, - шутливо согласился он и последовал за ней к двери. - Лучше держать ответ перед Вирджинией, чем перед избалованным ребенком.
        - Кому что нравится.
        Дойдя до двери, она повернулась к нему. Он стоял так близко, что ей пришлось запрокинуть голову, чтобы увидеть его глаза. Волосы его совсем высохли и теперь слегка курчавились на лбу и за ушами.
        - Мне осталось всего две с половиной недели терпеть выходки избалованного ребенка, - сказала она. - А потом - все.
        К сожалению, никак не раньше, потому что мама не простит, если Сара подведет ее лучшую подругу. Да она и сама не хотела огорчать маму и настроила себя продержаться до конца этого дурацкого отпуска во что бы то ни стало.
        Сара недовольно покачала головой:
        - Никогда бы не поверила, что вы способны на такое. В каждой статье вы ратуете за свободу, честь и достоинство личности, а в жизни, выходит, вы не лучше… заурядного альфонса!
        Взгляд ее был полон горького разочарования. Грифф Морган всегда представлялся ей носителем некой истины, а на самом деле он продал свои принципы за комфортную жизнь и удовлетворение прихотей.
        - Кто, я? - Казалось, его развеселило это определение. - Может, когда-нибудь напишу на эту тему статью.
        Она с отвращением посмотрела на него.
        - За материалом далеко ходить не придется.
        Ее все еще трясло от возмущения, когда она села во взятую напрокат машину, которой Форбсы разрешили ей пользоваться. Щеки пылали. Она развернулась на подъездной аллее и увидела в дверях виллы Гриффа Моргана, который все еще стоял, совершенно забыв, что до сих пор на нем, кроме полотенца, ничего нет.
        Сара с трудом оторвала взгляд от красавца. Она невольно любовалась им, несмотря на то, что узнала.
        К несчастью, как ни старалась, весь остаток дня Сара не могла выкинуть этого человека из головы. Никогда прежде не встречала она такого мужчину и помимо води в самые неподходящие моменты отдавалась мыслям о нем. И за Стивеном следила вполглаза. А тот не преминул воспользоваться этим и совсем распоясался. Кончилось тем, что он свалил в бассейн Салли, которая намазалась кремом для загара. Упав в холодную воду, Салли пронзительно завизжала, разбудив дремавшую в одном из шезлонгов Клариссу. И даже Роджер, обычно такой спокойный, услышав крики, в испуге выбежал из дома.
        Салли подняла страшную суматоху, и вся вина за случившееся легла на Сару, а Стивена просто слегка пожурили за «приставание» к сестре.
        - Не обращай внимания на Салли, - сказал Саре Бен, когда она готовила к обеду салат. Ее движения казались неторопливыми и размеренными, но она едва держала себя в руках и боялась взорваться и наговорить лишнего.
        Попробуй не обращать внимания на эту маленькую дрянь! Будь ее воля, Сара показала бы ей, да и всей этой семейке…
        А Бен был добрым, он всегда жалел ее и часто помогал в бесконечных делах, которые под туманным определением «помощь по дому» наваливала на нее Кларисса.
        Сара не попала бы в такое положение, если бы не вообразила себе, что именно сейчас надо уехать из Англии. Не то чтобы ей «доктор прописал»… Саймон пришел в ярость, узнав о ее планах поехать на месяц во Францию, но именно его реакция в первую очередь и подтолкнула Сару принять Клариссино предложение.
        Он еще за это ответит!
        Было уже почти девять часов вечера, когда ей удалось наконец присесть и немного расслабиться. Сара стала просматривать газеты, полученные утром. Они были вчерашние, но все равно напоминали о доме и о том, что этот так называемый
«отпуск» когда-нибудь кончится. Они помогали ей отвлечься и держать при себе свое мнение о Клариссе и ее шумной семье.
        В первой же газете на третьей странице взгляд ее наткнулся на фотографию Гриффа вместе с очаровательной улыбающейся женщиной. Заметка, сопровождавшая фото, заставила Сару вглядеться повнимательнее.
        В прошедшую субботу должна была состояться свадьба Гриффа Моргана.



        Глава 2

        Женщина на фотографии рядом с Гриффом была его невеста Сандра Престон, дочь владельца газет, для которых он писал. Грифф почти час прождал ее у церкви, пока не понял, что она раздумала и не придет…
        Боже мой, ничего удивительного, что он был сегодня так циничен и… да, да, немного груб. Откуда было Саре знать, что этот цинизм, по крайней мере изрядная его доля, объясняется обидой, которую нанесла Гриффу его собственная невеста.
        Как же могла эта женщина заставить жениха прождать у алтаря, если у самой и в мыслях не было соединяться с ним?
        В газете говорилось, что Сандра Престон уехала к своим родителям на Багамы, чтобы
«уединиться и подумать», а репортеры теперь гадали, куда же подевался после этого отвергнутый жених. Статья, между прочим, называлась «Где Вы, Грифф?».
        Сара-то точно знала, где находится этот обманутый новобрачный. Он жил на вилле другой красивой женщины, которая была старше его… Жених… Свадьба… Вирджиния Мейджор поехала в Лондон на свадьбу собственного брата…
        О Господи, так Грифф Морган и есть тот самый брат! Наверняка так оно и было, слишком много совпадений.
        Конечно, он не виноват в том, что Сара приняла его сестру за любовницу. Она сама пришла к этому выводу после пятиминутного разговора с Гриффом, а Грифф, перенесший недавно такое разочарование, лишний раз убедился в женской вероломности.
        И мало утешения в том, что ничего не произошло бы, не будь Сара так возмущена и расстроена выходками Форбсов. Нет оправдания тому, что она наговорила Гриффу, обидела его, просто сорвав на нем свою злость.
        Было бы еще понятно, если бы Грифф ей нагрубил, все-таки он пережил такое…
        Сара отложила газету и встала.
        - Я… я пройдусь немного, - сказала она, ни к кому не обращаясь. Каждый был занят собой, и до нее никому не было дела. Вряд ли в ее отсутствие они затеют что-нибудь серьезное.
        Кларисса подняла глаза от журнала, который просматривала. Это была высокая рыжеволосая женщина с длинными стройными ногами, все еще очень красивая, несмотря на то что разменяла четвертый десяток.
        - Не выдумывай, Сара, - свысока заметила она. - Тебя же там мошкара заживо сожрет.
        - Но…
        - К тому же, - твердо добавила Кларисса, - мы с Роджером хотим ненадолго съездить в Канны, так что тебе придется посидеть с детьми.
        Последовали обычные в таких случаях шумные протесты Бена и Салли, которых возмущало, когда их называли детьми.
        Сара сама чуть не разворчалась. Она почти каждый вечер оставалась дома, пока Роджер с Клариссой мотались по ночным заведениям. Эти двое обычно возвращались под утро и заваливались в постель на весь день.
        Роджер, будучи человеком более домашним, в этот раз стал отказываться от поездки, но его властная жена быстро заткнула ей рот.
        Сара поняла, что ее прогулка сегодня тоже не состоится.
        - Ничего, Сара, - улыбнулся ей Бен, такой же смуглый красавец, как и его отец, директор компании, но жизнелюбием больше похожий на мать. - Зато ты побьешь нас в домино.
        Вот так проходили ее вечера во время этого «отпуска»…
        Ко она лишь устало кивнула, когда Салли, после неудавшейся попытки напроситься с родителями в Канны, ворвалась к ней в спальню.
        Вскоре в комнате Сары загрохотала музыка, и ей оставалось только Богу молиться, чтобы от шума не проснулся Стивен - тогда его уже не угомонишь, он полночи не будет спать, а значит, вместе с ним придется и Саре бодрствовать.
        Мысли ее сегодня были далеко от игры в домино, голова занята только Гриффом Морганом. Было ужасно неудобно, что она так обошлась с ним. И что это за Сандра Престон, сыгравшая с ним такую шутку?
        - Сара, вы нас не ждите, - смущенно сказала ей Кларисса перед отъездом. Она появилась в вызывающем декольте, с распущенными по плечам волосами, на лице макияж был более яркий, чем днем. - Мы, наверное, поздно вернемся, - многозначительно добавила она, прильнув к руке Роджера. На этом парочка упорхнула.
        Нет, хмуро подумала Сара, другой такой женщины, как Кларисса, на свете больше нет. Но, похоже, в эгоизме Сандра Престон никак не уступает ей…
        Весь следующий день Сара не могла отогнать мысли о Гриффе Моргане и невольно торопила время, чтобы побыстрее пойти на соседнюю виллу. Но отправиться туда можно было, лишь полностью убедившись в том, что семейка пребывает в относительном спокойствии и никаких эксцессов, как, например, с бассейном, не произойдет.
        Саре казалось неудобным пользоваться ключом, который ей оставила миссис Мейджор. Если Грифф Морган все еще там, а она искренне надеялась на это, тогда им обоим будет неловко, если она вдруг предстанет перед ним, как вчера.
        А вдруг на этот раз он не успеет даже полотенцем обернуться!
        Сара решила, что будет лучше… и безопаснее позвонить в дверь и подождать, пока откроют. Она так и сделала. Нервно топталась у двери и ждала.
        Никто не отзывался. Разочарованию ее не было конца. Она удрученно повернула в замке ключ и вошла. И застыла в изумлении, увидев приближавшегося к ней Гриффа Моргана. На этот раз в одних плавках.
        - Заходите, Сара Уильяме, - негромко пригласил он, видя, что она все еще стоит в дверях. - Я ждал вас.
        Она судорожно сглотнула, а Грифф прошел мимо ошеломленной девушки и закрыл дверь с негромким стуком. Этот звук показался ей чем-то роковым, отрезавшим путь к отступлению.
        - Простите, что не открыл вам. - Он встал перед ней. - Я лежал у бассейна, и, пока услышал, что кто-то звонит, вы уже сами вошли.
        - Извините, я… У меня остался ключ. - Она показала ему. Ее явно смущало его стройное тело в облегающих плавках. На груди у него сегодня, теряясь в темных волосах, висел золотой медальон с изображением Святого Кристофера, который очень подходил ему, ведь Грифф столько путешествовал по свету. - Может, мне отдать его вам, раз вы приехали? - быстро предложила она. - Не следует, конечно, приходить сюда вот так, незваной.
        Грифф улыбнулся и протестующе поднял руку. Глаза его сегодня были теплого медово-золотистого цвета и резко контрастировали с темными волосами и загорелой кожей.
        - Вы же не знали, что я здесь, - сказал он. - Кроме того, я очень рад, что вы пришли. Ведь вы первый человек, не считая садовника, которого я увидел со дня своего приезда. А с садовником особо не поговоришь, - разочарованно добавил он. - Неужели я так плохо говорю по-французски?
        Сара улыбнулась:
        - Просто старик немного глуховат. Лицо Гриффа посветлело.
        - А я думал, он не понимает меня! - Он засмеялся. - В следующий раз надо будет говорить погромче.
        Сара кивнула:
        - Он очень милый человек.
        Грифф вопросительно вскинул темные брови:
        - Как насчет кофе? Сегодня мы можем попить?
        - Я…
        - Не отказывайтесь, Сара, - быстро прервал он ее. - Я все утро ждал вас. И уже выливал кофе. Я его перекипятил, потому что не знал, когда точно вы придете. Ну же, Сара, пожалейте бедного британца и соглашайтесь, - негромко уговаривал он.
        Она прекрасно понимала, что им сейчас движет боязнь остаться в одиночестве. И тем не менее ей очень понравился тон, каким он это сказал. В том-то и беда.
        - Хотя бы в знак того, что вы простили меня за вчерашнее, - настойчиво добавил он. Глаза у нее стали большими.
        - Простила вас? Но вы же ничего не сделали. Это я вела себя высокомерно и бесцеремонно Я бы никогда…
        - Высокомерно и бесцеремонно? - насмешливо повторил за ней Грифф. - О небо, похоже, вас грызет чувство вины! Значит, вы узнали о моей неудавшейся свадьбе…
        - Об этом сообщили все английские газеты, - сочувственно ответила она.
        - Вообще-то, это ничего не меняет. - Он, словно смирившись, пожал плечами. - Я все тот же человек, на которого вы вчера смотрели с таким отвращением.
        Сара, не соглашаясь, возразила:
        - Я поняла, что Вирджиния ваша сестра.
        - А, так вы и это узнали? - Он понимающе кивнул. - Зная снобизм своей сестры, я уверен, что она была бы крайне уязвлена тем, что вы таким образом истолковали наши с ней отношения. Вирджиния большая любительница создавать впечатление, - иронично добавил он. - И ее бы просто шокировал сам факт, что кто-то может подумать, будто она замешана в сомнительной истории. Да еще с мужчиной моложе себя, - протянул он.
        Сара засмеялась:
        - Я уж чувствую.
        - Тогда не будем больше говорить о моей сестре, - предложил он. - Давайте я налью вам кофе, пока вы будете поливать цветы. Не можем же мы допустить, чтобы они завяли и погибли. Вирджиния меня убьет. Я и так уже ее расстроил, оставшись без невесты перед самой свадьбой. Она просто может «никогда не оправиться от такого удара». - Он состроил скорбную мину, подражая надменному тону сестры.
        Хотя Сара плохо знала Вирджинию, она совсем не удивилась тому, как эта женщина отреагировала на неудачу Гриффа. Сам он, казалось, легко справляется с собственным горем. Наверное, потому, что копаться в этом было бы слишком больно. Любой в подобных обстоятельствах ужасно страдал бы, а, судя по эмоциональной силе публикаций Гриффа, он был человеком чувствительным.
        - Один кусочек сахара, - приветливо сказала Сара. - В кофе, - пояснила она, видя его замешательство.
        Он засмеялся:
        - Я думал, это какая-то подкормка для цветов.
        - Может, и так, - весело отозвалась Сара, решившая в эту вторую их встречу быть с ним помягче и делать так, как ему хочется. Неважно, что он старается не подать виду, Сара-то знает, что выходка Сандры Престон сильно задела его, как задела бы любого мужчину. Об этом говорила напряженность в его глазах в те минуты, когда он переставал улыбаться.
        - Но я не собираюсь пробовать подкормку для цветов.
        Она негромко засмеялась и пошла за ним на кухню. Там наполнила лейку водой и вышла, оставив Гриффа заниматься кофе.
        Вчерашний беспорядок в его спальне сегодня, казалось, расползся по всей вилле: в каждой комнате были раскиданы вещи. И только спальня Вирджинии Мейджор уцелела в этом хаосе. Теперь, зная об их истинных отношениях, Сара не удивилась этому. Если бы она вчера немного пораскинула мозгами, то наверняка поняла бы, что будь он любовником Вирджинии Мейджор, то занял бы ее спальню. Но что толку говорить об этом сейчас.
        Несмотря на то что Грифф Морган и Вирджиния Мейджор были братом и сестрой, они и внешне, и по характеру весьма отличались друг от друга. Вирджиния Мейджор была женщиной сдержанной, очень любила порядок, любила, чтобы все было на своих местах. А Грифф - более открытый, возможно, он считал, что жизнь слишком коротка, чтобы ограничивать себя. Всякий порядок явно тяготил его. Вирджиния была такая же высокая, как и брат, но у нее были светло-золотистые волосы и голубые умненькие глаза. Может, хотя бы все это оправдает вчерашнюю Сарину ошибку.
        Сара двигалась по самой большой спальне и что-то негромко напевала себе под нос. Неловкость, которую она чувствовала во время разговора с Гриффом, сейчас исчезла, и девушка немного успокоилась. Она поняла, что ему хочется поскорее забыть это недоразумение, потому что оно лишний раз напоминает ему субботние события, а он…
        Сара пронзительно закричала, услышав под ногами какое-то шипение; от страха она не могла не только сдвинуться с места, но даже глянуть вниз: ей казалось, там притаилось что-то ужасное.
        О Боже! Грифф Морган объездил столько экзотических стран, что одно небо знает, кто там может издавать это шипение. Воображение рисовало самые невероятные картины.
        - Я слышал, ты кричала.
        В комнату поспешно вошел Грифф с сахарницей в руке. Он так и выбежал из кухни, услышав Сарин крик.
        - Что случилось? - Он быстро и внимательно оглядел комнату, потом, не найдя ничего опасного и подозрительного, нахмурив брови, удивленно повернулся к ней. - Сара? - вопросительно обратился он к девушке.
        Она стояла, застыв от страха, все еще не смея шелохнуться.
        - Я… это там, внизу, - ответила она, едва шевеля одеревеневшими губами.
        Ужас так сковал ее, что она не могла даже голову повернуть.
        Грифф посмотрел на нее, явно опасаясь за ее рассудок. Потом пожал плечами, как бы желая обратить все в шутку, чтобы по крайней мере смягчить напряжение.
        - Что это было? - осторожно спросил он.
        От его снисходительного тона глаза ее стали темно-зелеными.
        - Откуда я знаю? - раздраженно бросила она. - Я поливала цветы возле кровати и услышала шипение.
        Грифф несколько мгновений молча смотрел на нее, потом задумчиво сжал губы.
        - Но ты видела… кто шипел? - Вопрос прозвучал почти ласково.
        - Нет! - резко ответила она. - Ну что ты стоишь? - Ей казалось, сейчас ее укусят. - Делай же что-нибудь!
        - На, держи. - Он сунул сахарницу в ее дрожащую руку. - Загляну-ка под кровать Вирджинии. - Он встал на колени и приподнял кружевную оборку покрывала. - Да, он здесь. - Грифф удовлетворенно кивнул, сел на корточки и стал внимательно рассматривать Сарины ноги. Она сразу застеснялась своих коротких шорт и голых, обутых в белые сандалии ног. - Он не задел тебя? - спросил Грифф.
        - Нет, - покачала она головой. - А… он… ядовитый?
        - Нет, - заверил ее Грифф. - Но ты правда в порядке?
        - Господи, да в чем дело? Я в порядке, он меня не тронул, - объяснила Сара.
        - Хорошо, - кивнул Грифф, весьма довольный. - Я, конечно, не думаю, что у Джаспера может быть бешенство, - сказал он, - но и тобой рисковать не хочу. - Грифф снова поднял розовые оборки у края кровати. - Выходи, Джаспер, - позвал он. - Давай, давай, никто тебе ничего плохого не сделает.
        Джаспер? Она испугалась кота?..
        Из-под кровати надменно выплыл кот мышиной масти с таким видом, словно никак не мог понять, из-за чего весь этот сыр-бор.
        - Вчера после твоего ухода я звонил в приют, хотел справиться о нем, - объяснил Грифф. - Мне сказали, что этот старый черт сохнет от тоски, и я его забрал оттуда.
        Значит, даже если бы ей удалось вчера прийти, она все равно не застала бы Гриффа.
        Должно быть, на нее так влияет нервная атмосфера Клариссиной виллы. Что же она ожидала увидеть под кроватью? Змею? Господи, от стыда впору сквозь землю провалиться!
        Но такого чуда, конечно, не произойдет, тем более если очень хочешь. Придется как-то пережить, что она вот уже второй раз ставит себя перед этим человеком в глупейшее положение. Похоже, это даже входит в привычку.
        Она приложила ладонь к пылающей щеке.
        - Не знаю даже, что сказать… Грифф опустил кота на пол, бессовестный зверь мгновенно исчез под кроватью. Грифф забрал сахарницу из безвольных пальцев Сары. Она совсем забыла, что все еще держит ее.
        - Твой кофе опять остынет, - вздохнул он.
        - Ты правда вылил два кофейника до моего прихода? - запыхавшись, спросила она по пути на кухню. Она старалась не придавать особого значения этой глупой истории. Змея! Как же после такого позора смотреть ему в глаза?
        - Я тебя не обманываю, Сара. - Внезапно Грифф посерьезнел. - У меня никогда не было времени на посиделки. Я редко живу долго на одном месте и не успеваю обзавестись домом, - сухо добавил он.
        Может быть, именно из-за этих особенностей его работы Сандра Престон в конце концов и отказалась связать с ним свою судьбу. Нелегко быть женой человека такой профессии и все время знать, что, возможно, в эту самую минуту он рискует жизнью.
        Но все равно это не дает ей повода публично унижать его. В результате всеми уважаемый человек стал объектом насмешек и сплетен.
        - Я бы с удовольствием сейчас выпила стакан воды, - сказала она, наблюдая, как он выливает остывший кофе и заново наполняет чашечки из кофейника.
        - Я решительно настроен сегодня угостить тебя кофе «по-моргановски», - упрямо сказал он. - Давай сядем у бассейна и попробуем этот напиток, - предложил он и взял обе чашечки. - Ты потом закончишь свою работу. Если, конечно, опять не заспешишь домой.
        Он нахмурился. Мысль снова остаться одному, и так скоро, явно не давала ему покоя, хотя он и приехал сюда в поисках уединения.
        Возможно, Кларисса и распсихуется, если до Сариного прихода ей придется самой возиться со Стивеном, но теперь Сару это не заботило.
        - Ну, пока не очень спешу, - уклончиво ответила она.
        Услышав ее согласие, он посмотрел на нее с такой благодарностью, что Сара вдруг почувствовала вину за то, что с самого начала не приняла его предложение.
        Но нельзя было забывать, что перед ней мужчина, которого отвергли буквально у алтаря.
        Ей не хотелось, чтобы Грифф превратно понял ее и надеялся, что она станет утешать его, предложив что-то другое, кроме дружеского участия. Он был очень красивый мужчина, и, сложись обстоятельства для обоих иначе, она была бы не против узнать его получше. Но сейчас он слишком уязвлен, чтобы поступать разумно и взвешенно. А Сара не хочет становиться временной заменой его прежней любви.
        Словно извиняясь за свою медлительность, она отпила кофе, который ему наконец-то удалось сварить для нее.
        Кофе «по-моргановски» оказался настолько крепким, что Сара чуть не закашлялась. Она подумала: если в такой кофе опустить ложку, то через некоторое время металл наверняка растворится.
        Она все же ответила одобрительной улыбкой на вопросительный взгляд Гриффа, который сам, казалось, не замечает крепости напитка.
        Он тихо засмеялся, когда после второго глотка на глаза ей навернулись слезы.
        - Такой кофе помогает мне в любых ситуациях быть в форме, - объяснил он.
        Сара, чтобы скрыть слезы, стала усиленно моргать.
        - И с «пылающим» сердцем?
        Как только эти слова слетели с губ, она тут же пожалела о них. Сердце этого человека сейчас, наверное, не только пылает, а она опять бередит его раны. Она что, совсем не в состоянии вести себя с ним как надо?
        - Прости, - начала Сара.
        - Оставь, - резко оборвал он ее. - Забудь об этом, ладно?
        Она старалась и понимала, что Грифф тоже пытается это сделать, но было весьма трудно забыть об обстоятельствах, приведших его сюда. По справедливости он должен был бы сейчас быть с Сандрой Престон где-нибудь очень далеко отсюда и наслаждаться медовым месяцем.
        - Но, прежде чем мы покончим с этим, я бы хотел поблагодарить тебя за то, что ты, обнаружив меня здесь и поняв, кто я такой, не выдала меня моим скандальным коллегам. - Усмешка на его губах ясно говорила о его отношении к такого рода
«коллегам».
        - Мне это и в голову прийти не могло! - возмущенно и удивленно запротестовала она.
        - У меня сразу же появилось ощущение, что тебе можно доверять, - кивнул он. - Потому я и остался здесь, а не исчез снова. Ты правда милая девушка, Сара Уильяме. - Золотисто-коричневые глаза сузились, мужской, оценивающий взгляд заскользил по ее стройным ногам, потом вверх, по превосходно сидевшим на ней удобным шортам, и, осмотрев черный топ, который был на ней сегодня, перекинулся на густые блестящие волосы, а затем на ее юное красивое лицо. - Очень милая девушка, - тихо повторил он.
        Такого с ней никогда не было! Под этим взглядом ей стало так по-женски приятно, что она полностью забыла свое недавнее недовольство.
        Позволить себе увлечься этим человеком - настоящее безумие! Это сейчас, когда его предала любимая женщина, ему нужна женская ласка, а получив свое, он опять исчезнет в чужом мире.
        Настоящее безумие, строго предупредила она себя еще раз.
        Дрожавшей рукой Сара беспокойно пригладила волосы.
        - Думаю, мне пора, - сказала она, изо всех сил стараясь не замечать физическую привлекательность мужчины, который сидел так близко к ней, что их ноги почти соприкасались.
        - Не уходи, Сара. - Грифф тихонечко дотронулся до ее локтя, глаза его смотрели тревожно.
        Она почти не дышала, стараясь сдержать волнение.
        - Мне действительно надо… уходить. Он вздохнул.
        - То, что я сказал тебе сейчас, - это комплимент, а не желание пофлиртовать, - устало произнес он. - Кроме того, я рассчитывал, что ты побудешь еще немного и мы с тобой поплаваем, - начал он уговаривать, видя, что ее решительность поколеблена.
        С одной стороны, рядом был такой интересный собеседник, синяя вода так заманчиво поблескивала и было так жарко…
        Мейджоровская вилла стояла последней на холме, а высокие деревья делали ее полностью недоступной для посторонних глаз.
        Сара испытывала огромное искушение принять его предложение, тем более в такую жару, и все же она колебалась. Девушка побаивалась этого человека.
        - У меня нет купальника.
        - Возьми у Вирджинии, - тут же предложил он, почувствовав, что вдали забрезжила победа. - Я видел в раздевалках несколько купальников. Правда, вы в разных… весовых категориях, но, думаю, подберешь себе что-нибудь на сегодня, - мягко уговаривал он.
        Хоть Сара и не была заморышем, но до пышных форм его сестры ей, конечно, далеко, и он прекрасно знает об этом.
        А что тут такого? Он наверняка большой знаток женщин, специалист по красивым фигурам и мордашкам, если даже судить только по его прелестной невесте.
        Сара знает, что не может тягаться с этой девушкой во внешности и манерах. Но в одном уверена твердо: она никогда не стала бы унижать человека, с которым согласилась предстать перед алтарем!
        Ей не понравилось, как Сандра Престон обошлась с Гриффом. И если ее общество поможет ему хоть немножко забыться, тогда почему бы ей не принять его предложение?
        С такими навязчивыми мыслями Сара отправилась в одну из раздевалок за бассейном.
        Как Грифф и говорил, тут висело несколько купальников. Два бикини, которые она примерила вначале, не годились, лиф у них был настолько велик, что даже не держался на ней.
        Но в конце концов Сара нашла простой черный купальник, который подошел ей. Он, конечно, сидел не безупречно, но надо было либо соглашаться на такой вариант, либо лишиться удовольствия поплавать.
        Когда она вышла из раздевалки, Грифф уже был в воде. Его сильное тело быстро передвигалось в бассейне.
        Сара спустилась в воду, прежде чем он успел заметить ее. Легкими, но энергичными движениями она поплыла к нему.
        Грифф, улыбаясь, повернулся к ней, с мокрых волос по его лицу ручейками стекала вода.
        - Вот видишь, подобрала. - Он с удовольствием оглядел ее.
        Сара не обратила внимания на этот оценивающий взгляд, она плыла, разбрызгивая воду, совершенно позабыв о глубине бассейна, похоже, ее это и не волновало сейчас. Причем она позабыла не только о глубине бассейна.
        - Так здорово, когда в доме такой бассейн. - Она специально заговорила о постороннем.
        - Вирджиния вышла замуж за деньги, - пожал плечами Грифф.
        - Я не в осуждение… - горячо возразила Сара. - Я просто…
        - Ты перестанешь наконец извиняться каждый раз, когда открываешь рот? Уверен, это на самом деле не свойственно тебе, - заворчал Грифф, хотя сам наверняка понял, что она ведет себя так осторожно, чтобы не напоминать ему о неудаче со свадьбой. - В этом нет необходимости, - мягко заверил он. - Я сказал, что она вышла замуж за деньги, но не говорил, что это единственная причина, по которой Вирджиния вышла за Уолтера.
        Она ведет себя глупо. Надо расслабиться, иначе совсем в посмешище превратишься. Но Грифф прав, она обычно не такая, а всегда уверенная в себе и находчивая.
        - Из-за всего этого я испытываю некоторую неловкость, - с грустью призналась Сара.
        - Из-за чего «этого»? - Голос его смягчился.
        - Ну, того, что случилось с тобой в субботу.
        - Я просил тебя забыть об этом.
        - Я стараюсь, - заверила она его. - Мне… мне просто немного странно находиться здесь, рядом с тобой, вот и все. В конце концов, ты же всемирно известный журналист, а…
        - Никогда бы не подумал, что ты тоже падка на «звезд», - засмеялся он.
        - Я - нет, - насмешливо ответила она. - Это просто потому, что до вчерашнего дня ты был для меня не обычным человеком, а автором статей, чья фамилия так знаменита.
        - Я такой же человек, как и все, - небрежно заметил он.
        Но они оба знали, что это не так. Ей по крайней мере интересно с ним. За последние десять дней единственный мужчина, с которым она общалась, был Бен.
        - Сара?
        Она с улыбкой подняла голову.
        - Я думала, ты просто пригласил меня поплавать.
        Казалось, он решил, что все неприятности какими бы ужасными они ни были, уже остались позади.
        - Давай туда и обратно, - весело предложил он.
        Это был чудесный день. С Гриффом было легко, как Сара и предполагала.
        Он немного рассказал о себе, о том, как объездил весь мир, в двадцать лет став журналистом. Рассказывая о последних пятнадцати годах, Грифф вдруг стал казаться старше своих лет, словно все, что он увидел за эти годы, внезапно навалилось на него. Но в подробности своей работы он не стал вдаваться, а лишь рассказывал о странах, которые показались ему интересными. Потом он, сжалившись над ней, вместо кофе «по-моргановски», при одном упоминании о котором Сару передернуло, приготовил лаймовый сок. Сок пришелся очень кстати.
        Сара распустила волосы, чтобы высушить их на солнце. Они за эти дни выгорели и стали совсем светлыми, загорелая кожа на руках и ногах стала золотисто-коричневой, сильно декольтированный купальный костюм открывал нежные шоколадные выпуклости ее грудей.
        - Надо собираться домой, - грустно сказала она. Идти никуда не хотелось. Честно говоря, рядом с Гриффом ей было спокойно и уютно. После суматохи форбсовской виллы она, казалось, нашла здесь рай земной.
        Грифф лежал в шезлонге рядом с ней, глаза закрыты: то ли спит, то ли просто отдыхает. Грудь его равномерно поднимается и опускается, слышно ровное дыхание, расслабленное лицо смягчилось, поэтому сейчас он кажется моложе. Морщинки, идущие от носа ко рту, разгладились, губы слегка раскрыты, словно он ждет, когда его поцелуют…
        Сара подскочила на месте, услышав резкий, похожий на звон шум со стороны сада. И только когда поняла, что звонят во входную дверь, немного успокоилась. На двери такой утонченной женщины, как Вирджиния, почему-то был установлен страшно дребезжащий звонок.
        - Ты только пожаловался, что целыми днями никого не видишь, и вот - сразу два посетителя за один день, - поддела она его.
        Грифф, прежде чем встать, лениво потянулся в шезлонге.
        - Может быть, это опять садовник. Наверное, за платой пришел. - Он засмеялся, заметив страдальческое лицо Сары при повторном дребезжании звонка. - Это одно из
«добрых дел», которых ждет от меня Вирджиния во время моих приездов. Она хочет, чтобы от Гриффа была хоть какая-то польза. - Он легко поднялся. - Но, думаю, надо оставить все как было, а то слушать этот звон невозможно.
        Сара не удержалась от смеха, увидев его хитрую улыбку.
        - Да, не очень приятно, - добродушно проворчала она.
        - Надо просто отключить его на то время, пока я здесь, - пробормотал он, направляясь к дому.
        Сара была единственным ребенком в семье. У нее не было братьев, чтобы дразнить и поддевать ее. Может быть, не очень приятно становиться объектом насмешек, но, наверное, здорово иметь брата, к которому при случае можно обратиться. Будь у нее старший брат, он бы предостерег ее от ошибки с Саймоном.
        - Тебя хочет видеть твой друг, Сара, - раздался голос Гриффа со стороны сада.
        Нахмурив брови, она обернулась. Глаза у нее удивленно расширились, а в груди стало тревожно. Там рядом с Гриффом стоял Бен Форбс.



        Глава 3

        Почему Бен здесь?
        Придирчиво оглядев Сару, одетую в чужой купальник, Бен явно сделал далеко идущие выводы относительно того, чем она тут занимается.
        Можно представить, что он вообразил! Она и Грифф лежат в шезлонгах у бассейна, а на изящном белом столике стоят пустые стаканы и чашки из-под кофе…
        Но они ничего плохого не делали, да если бы и так, кого это касается?
        Имеет она право хоть какое-то время проводить по своему усмотрению?
        До нее все еще не доходило, зачем Бен здесь. Насколько ей известно, он никогда прежде не был на мейджоровской вилле. Конечно, не был, по крайней мере за то время, пока она здесь.
        - Я решил прийти посмотреть, почему ты так задержалась, - вызывающе сказал Бен, заметив вопрос в ее глазах. - Тебя так долго нет, и я подумал, может, что случилось, - укоризненно добавил он.
        Сара сердито сжала губы, она прекрасно поняла, что стоит за этими словами. За последние десять дней в силу известных обстоятельств ей пришлось провести с Беном много времени, но она смотрела на него лишь как на восемнадцатилетнего сына маминой подруги. Однако он пытается обвинять ее в том, что она (совершенно невинно) провела утро в компании другого человека. Это же глупо и смешно.
        Дерзость Бена разозлила ее. Тут явно просматривается Клариссин эгоизм.
        - Ну, как видишь, я жива-здорова и наслаждаюсь утренним солнышком, - хмуро ответила она. «И делайте вы со своей мамочкой, что хотите», - добавила Сара про себя. В конце концов, за весь отпуск она заслужила хотя бы один выходной.
        Высокий и смуглый, хотя и не такой привлекательный, как Грифф, Бен выглядел старше своих лет. Но сегодня он вел себя совсем как ребенок.
        Она много лет не видела Бена: сначала его отдали учиться в пансион, потом он поступил в колледж. Но этот симпатичный парень за последние десять с небольшим дней не раз ее приятно удивил своим отношением к ней.
        Однако то, что он посмел явиться сюда и шпионить, ну совсем никуда не годится. И сказки все это, будто он беспокоился о ней.
        - Вот оно что, - холодно сказал Бен, бросив многозначительный взгляд в сторону Гриффа. - Я-то думал, ты сюда работать ходишь. - Он вызывающе посмотрел на Сару и спокойно выдержал ее свирепый взгляд.
        У нее дыхание перехватило от таких слов. Да что он имеет в виду? Похоже, вся эта история принимает неприятный оборот.
        - Я сделала свою работу - полила цветы, - резко ответила она. - Пойдем, Бен, я провожу тебя до двери.
        Она пересекла лужайку и подошла к нему. Он все так же разглядывал ее, и ей захотелось что-нибудь накинуть на себя. А с другой стороны, почему она из-за него в такую жару должна влезать в шорты и майку? Ей, в конце концов, скрывать нечего.
        Грифф хмуро наблюдал, как она прошла мимо него, схватила Бена за руку и силой потащила его к выходу.
        - Иди домой, - процедила она сквозь зубы.
        - Что вы тут делали вдвоем с ним? - спросил Бен. Он не знал, что, если Сару довести, гнев ее бывает страшен.
        - Пока, Бен, - повторила она ледяным тоном, который, без сомнения, свидетельствовал о бушующей внутри ее ярости.
        А до Бена никак не доходило!
        - Мама не в восторге от твоего исчезновения… Сара! - крикнул он, когда она быстро открыла дверь, вытолкала его наружу и, не дав ему опомниться, захлопнула ее перед самым его носом.
        Тяжело дыша, Сара стояла около закрытой двери и от злости даже не сразу смогла двигаться. Как он посмел? Эта чертова семейка, похоже, воображает, будто она должна благодарить их за то, что они вообще взяли ее во Францию.
        Сара не знала, почему Бен выкинул такое. Буквально несколько минут назад она считала его самым милым из всех Форбсов, а теперь далеко не уверена в этом.
        Как смотреть в глаза Гриффу после такого конфуза? Страшно подумать, какие выводы он может сделать, наблюдая все это.
        Гриффа у бассейна не было, и она, воспользовавшись этим, зашла в одну из кабинок и переоделась.
        Если бы не явился Бен - если бы! - она бы действительно скоро ушла.
        Грифф, наверное, жалеет теперь, что удерживал ее, ему-то нежданные гости совсем ни к чему, будь они даже ее друзьями. Чертов Бен!
        Одно она знает точно: позже она хорошенько даст ему понять, что такие штучки с ней больше не пройдут.
        Приглушенный шум, доносившийся с кухни, подсказал ей, что Грифф находится там, и Сара с опаской вошла туда.
        Грифф, улыбаясь, повернулся к ней. Он был уже одет в хлопчатобумажные брюки и свободную тенниску. Заметив беспокойство на ее лице, он шутливо склонил голову набок.
        - Говори, что хочешь, только не извиняйся, - произнес он.
        - Но…
        - Никаких «но», - насмешливо продолжал он. - Я же понимаю, что у девушки может быть парень.
        - Бен не мой парень, - резко возразила Сара. - Он… - Тут она запнулась, поняв, что говорит не то. Гриффа совершенно не интересует, кем ей приходится Бен. Тем не менее ей хотелось, чтобы он знал правду, а не руководствовался ошибочным мнением, которое у него сложилось после выходки Бена. - Этот мальчик - сын Клариссы, - твердо сказала она, - маминой подруги, которой я помогаю здесь.
        - Этому «мальчику», насколько я заметил, все же больше девяти лет.
        - Да, - коротко ответила она. - Но он все равно мальчик. Грифф усмехнулся:
        - Немного нервный. Но он самым серьезным образом намерен произвести на тебя впечатление.
        Сара вспыхнула:
        - Не говори глупости!
        Грифф изучающе посмотрел на нее, затем неопределенно пожал плечами, словно предмет разговора не представлял для него никакого интереса.
        - Не поможешь мне приготовить еду? - легко сменил он тему. - Здесь салат и…
        - Боюсь, что я и так сильно задержалась, - с сожалением ответила она. Ей очень хотелось остаться с ним, попробовать салат с французским хлебом, который он выложил на стол. С тех пор как она приехала сюда, ей очень полюбился этот хлеб. - Мне надо возвратиться и приготовить еду на всех, - угрюмо добавила она.
        - Ну ладно. Тогда в другой раз, - легко согласился он.
        Саре показалось, что слишком легко. Хоть бы вид сделал, что ли, что расстроен ее отказом. Чуть-чуть хотя бы.
        - Мне завтра приходить? - нахмурившись, спросила она. - Или ты сам справишься до приезда сестры?
        Он пожал плечами:
        - Может, я и справился бы. Хотя сомневаюсь, что растения после этого выживут. Но я не знаю, сколько пробуду здесь. Так что тебе, наверное, лучше приходить самой.
        Так, все ясно. О его собственных планах, конечно, ничего не узнаешь.
        - Тогда договорились, - без энтузиазма ответила она. Жалко было портить такой день, и она бодро добавила:
        - Может, я завтра приду.
        - Может, - неопределенно отозвался он, продолжая возиться с салатом.
        - Пока, - почему-то расстроившись, сказала она. Им было так хорошо вдвоем, до прихода Бена. - Меня никто до двери не проводит?
        - Прости. - Он, выпрямившись, слегка улыбнулся. - Я стал забывать о хороших манерах. - Он пошел с ней к двери. - Вирджиния пришла бы в ужас!
        - Я же не гость, - сухо заметила Сара.
        - Мне было хорошо в твоем обществе, - мягко сказал он. - Надеюсь только, что я не стану причиной ссоры между тобой и Беном.
        - Я же говорю тебе… Да ладно, ерунда, - нетерпеливо отмахнулась она. Если он не хочет верить, что между ней и Беном ничего нет, что толку в ее словах. Она бы лучше рассказала ему, что сама приехала сюда, чтобы как-то отойти от своей злополучной любовной истории. Но не стоит этого делать. - Спасибо, я здорово поплавала, - коротко кивнула она.
        - В любое время к твоим услугам, - улыбнулся он и остался стоять в дверях, глядя ей вслед, пока она шла к машине.
        Саре захотелось что-нибудь сказать, что угодно, лишь бы не завершать этот день на такой грустной ноте. Но ничего не приходило в голову, казалось, все, что она скажет, выдаст ее интерес к нему.
        А как бы привлекателен он ни был, она все же не хотела увлечься им.
        Грифф приехал сюда, чтобы пережить женский обман, поэтому не даст заманить себя в другую историю. А если и захочет, то для него это будет всего лишь мимолетный роман, удобный случай, чтобы забыть красавицу Сандру. А Сара, хорошо усвоившая урок, преподанный ей Саймоном, не испытывала ни малейшего желания стать чьим-то временным утешением.
        Кто знает, может быть, ей хорошо с Гриффом оттого, что у Форбсов она испытывает постоянное напряжение и чувствует себя несчастной. Тогда она переоценивает свои впечатления.
        О, безусловно, Грифф Морган в любом случае неотразим, но при данных обстоятельствах, когда форбсовский дурдом с каждым днем становится все невыносимее, этот человек для нее как спасательный круг, который поможет ей удержаться на плаву.
        В такой ситуации надо быть очень осторожной.
        Когда машина развернулась к главной дороге, она помахала Гриффу и дала себе слово даже краем глаза не смотреть в зеркало обозрения.
        По мере приближения к форбсовской вилле она стала нервничать.
        Судя по тому, что вокруг виллы царила дремотная тишина, Форбсы либо лежали у бассейна, либо находились в доме.
        Сара была уверена, что там далеко не так спокойно.
        По всей гостиной валялась одежда, принесенная из бассейна; поднос со стаканами, который, видимо, захватили оттуда же, был небрежно поставлен на кофейный столик; один из стаканов лежал на боку, непонятного цвета содержимое вытекло из него и запачкало пластиковый поднос.
        Салли и Стивен сидели за обеденным столом и, пытаясь играть в шахматы, спорили, чья очередь ходить. В конце концов этот жаркий спор закончился тем, что Стивен опрокинул доску и фигуры разлетелись по комнате. Салли завопила на весь дом. Наконец из кухни появилась Кларисса с огромным ножом в одной руке и помидором - в другой. У нее был такой злой вид, что Сара с опаской подумала: не применила бы Кларисса нож как-нибудь не по назначению.
        - Ну, что за шум опять?.. Сара? - Злобно сузив глаза, она тут же налетела на стоявшую посреди комнаты девушку. - Где ты, к чертям, весь день пропадала? - в ярости закричала она.
        Буквально через несколько дней после более тесного общения с Клариссой Сара поняла, что ее утонченная мамочка на самом деле совершенно не знает свою старинную школьную подругу. Например, что язык у подруги оставляет желать лучшего, что она превращается в фурию, если ей перечат. Кларисса была полной противоположностью Сариной мамы. И тем не менее их дружба длилась многие годы. Вот загадка!
        Сара не собиралась, без крайней на то нужды, говорить Клариссе о приезде на соседнюю виллу Гриффа Моргана. Бедняга Грифф вообще лишится покоя, если Кларисса прослышит о таком знаменитом соседе.
        Она пожала плечами, не обращая внимания на Клариссин тон.
        - Разве Бен не сказал?
        - Бен? - резко спросила Кларисса. - Черт подери, почему Бен должен… Стивен, ты перестанешь выть, наконец?

«Крокодиловы слезы», которыми начал обливаться Стивен при появлении матери, окончательно вывели Клариссу из себя. Этот плут рассудил, что если сделать вид, будто обидели его, то, скорее всего, удастся избежать наказания.
        - Но, мама, он же…
        - Прекрати, Салли, - раздраженно оборвала ее мать. - Хорошо хоть вообще вернулась. - Она сердито взглянула на Сару, подошла и сунула ей в руки нож и помидор. - У меня опять разболелась голова, - словно обвиняя в этом Сару, сказала она. - Мне надо прилечь. Мы с Роджером надумали вечером пойти куда-нибудь пообедать. Надо сделать детям чай, - небрежно добавила она и ушла в свою спальню, совершенно забыв о творившемся в доме хаосе, поскольку появилась возможность свалить все это на другого.
        За несколько минут Сара со Стивеном и Салли накрыли на стол. Дети помогали ей нехотя, все время препирались и то и дело затевали драку, но все же помогали. Она поставила мясо в гриль и принялась мешать салат.
        - Вернулась?
        Сара нарочно помедлила, прежде чем повернуться к Бену, чтобы ненароком не сорваться и не наговорить чего-нибудь этому нахальному мальчишке.
        Бен весь взмок, словно прошел длинный путь. Может, так оно и было, но Сара не собиралась из-за этого прощать ему выходку, которая так расстроила ее.
        - Да, вернулась, - спокойно ответила она. «. - Но если ты еще раз будешь так со мной разговаривать, неважно, при людях или нет, тогда тебе не поздоровится. - Слова, сказанные таким спокойным тоном, прозвучали очень убедительно. - Надеюсь…
        - Кто этот человек? - сердито спросил Бен.
        - ..я понятно говорю? - твердо закончила она, не ответив на его вопрос.
        Несколько долгих, напряженных минут он дерзко смотрел на нее.
        Сара только сейчас заметила, насколько похож на Клариссу ее старший сын. Из всех троих она считала Бена самым сговорчивым, но, видимо, это до тех пор, пока его все устраивает.
        Метнув на нее свирепый взгляд, он повернулся на пятках и вышел из комнаты.
        Сара решила, что теперь он не сядет с ними обедать.
        Она несколько раз глубоко вздохнула, чтобы успокоить разгулявшиеся нервы. Еще две такие недели, и ей придется брать еще один отпуск, чтобы отдохнуть от всего этого. Либо ее ждет сумасшедший дом!
        - Куда ты сегодня ходила?
        Сара посмотрела на повисшую на ее руке Салли. Ее по-детски привлекательное лицо светилось любопытством.
        Эту юную особу, высокую и длинноногую, как мать, но смуглую в отца, при рождении назвали Сарой, из уважения к Клариссиной старинной школьной подруге. Чтобы не было путаницы, маленькую Сару называли Салли.
        Сара считала, что девочке совсем не подходит это имя. А может, она не права? Салли была в том ужасном возрасте, когда девочка еще не превратилась в женщину, но уже перестала быть ребенком. Взрослые порой не знали, как с ней обращаться, и пытались выбрать некий третий, смешанный, вид общения и неизменно терпели поражение в своих попытках наладить отношения с девочкой. Сара считала, что в этом виновата и она сама, и семья.
        Сара вовсе не считала себя лучшей подругой Салли, поэтому ее насторожил приветливый тон девочки. Она лишь неопределенно пожала плечами.
        - На вилле пришлось задержаться. - Она открыла гриль, чтобы проверить мясо. Салли прислонилась к входной двери.
        - Я слышала, как Бен говорил о каком-то мужчине.
        - Тогда тебе лучше спросить об этом у Бена, - спокойно ответила Сара, зная, что Салли не станет этого делать. Старшие дети Форбсов были еще не в том возрасте, когда начинаешь дорожить друг другом.
        Салли стояла у двери совершенно разочарованная. Потом, повернувшись, бросилась вон. Через мгновение демонстративно хлопнула дверь, и из комнаты раздался оглушающий рев поп-музыки.
        Да, предстоит еще один трудный вечерок с этой семейкой!
        Осталось еще напустить на нее Стивена, и будет полный комплект.
        Но следующий финт выкинула Кларисса. Видимо, Роджер сказал ей, что не хочет вечером уезжать из дому, и она пришла в неописуемую ярость.
        - Ах, так! - шумела она в гостиной перед неожиданно заупрямившимся мужем. - Тогда я скажу Бену, чтобы он отвез меня!
        - Кларисса!
        - Он достаточно взрослый, Роджер, - вызывающе ответила она. Щеки ее пылали от гнева. Красное, сильно обтягивающее тело короткое платье на ней смотрелось чересчур откровенно, слишком смело открывая ее длинные загорелые ноги.
        Поразительно, как Кларисса меняла принципы в зависимости от своих желаний. Ей хотелось вечером выбраться из дома, и Бен, которому не разрешали по вечерам куда-либо ходить, потому что он «недостаточно взрослый», стал вдруг большим, когда понадобилось сопровождать Клариссу.
        Поэтому неудивительно, что поведение ее детей тоже полно противоречий и с ними очень трудно сладить.
        Бен, конечно, и не думал возражать против такого предложения. И выглядел очень импозантно в отцовском костюме. Здесь у него не было собственного выходною костюма, поскольку он заранее знал, как будут проходить его вечера во время отпуска родителей.
        Он бросил на Сару пренебрежительный взгляд и последовал за матерью.
        О Господи, единственный в этом гнезде союзник и тот предал ее!
        - Не грусти, Сара, - протянул Роджер, уплетая салат и жареное мясо, от которых дети отказались. - Подумай, как здорово провести тихий вечер дома.
        Она невесело улыбнулась ему в ответ, поскольку знала: Роджер испытывает благоговейный трепет оттого, что ему в жены досталась такая жизнелюбивая женщина, как Кларисса. Но, видимо, и ему временами нужна передышка.
        - Сыграем в шахматы? - весело предложил он.
        Апофеоз всех вечеров, проведенных здесь!
        По крайней мере Роджер хоть достойный противник.
        По сравнению с другими вечерами этот можно было назвать одним из лучших. До появления Салли.
        - Очень мило, - протянула она. - Уверена, что мама представила себе совсем другое, когда ты ей сказал, что хочешь тихо провести вечер.
        Сара резко подняла голову от шахматной доски. Они с Роджером в это время играли третью, решающую партию. Оба были не очень сильны в шахматах, но по уровню игры подходили друг другу.
        Саллины намеки и ее насмешливый взгляд все испортили.
        - Ты для этого решила появиться здесь? - Роджер постарался не обращать внимания на оскорбительные слова дочери. - Если хочешь есть, можешь взять в холодильнике.
        - Не хочу, - ответила Салли с таким презрением, что у Сары зачесались руки - так захотелось шлепнуть ее. Но Роджер ее отец, и пусть он наказывает ее, если считает нужным. Но он не посчитал. - Я оставлю вас наедине. Вижу, вы чудно проводите время вдвоем, - злобно усмехнулась она.
        - Оставь ее, - устало сказал Роджер, увидев, что Сара хочет встать и пойти за девочкой. - Меня уверяют, что с возрастом у нее это пройдет. - Он недоверчиво покачал головой.
        Да уж, лучше не стоит. От такой жизни всякое терпение может лопнуть. Мама не мама, но скоро она не сможет все это выносить и уедет отсюда.

«Но тогда ты никогда не увидишь Гриффа Моргана», - сказал ей внутренний голос.
        Она удивилась этим непрошеным мыслям. Ну что, если и не увидит? Он совершенно чужой для нее человек.
        Чужой ли?



        Глава 4

        - Присоединяйся к нам.

«К нам» - это Салли, сидевшая в крошечном бикини на стуле у бассейна, Джаспер, лениво развалившийся у нее на коленях, и Грифф Морган, который сидел на соседнем стуле, одетый лишь в плавки, на этот раз голубые, что подчеркивало его загар.
        Салли исчезла из дома утром, и Саре даже в голову не пришло, что она могла пойти на соседнюю виллу. Сара решила, что девочка отправилась в одну из своих неспешных прогулок, к которым пристрастилась сразу же после приезда.
        Но, судя по ее виду и по тону, каким она пригласила Сару, Салли сидела здесь уже довольно долго и успела почувствовать себя как дома.
        А что касается этого проклятого кота, то ему просто должно быть стыдно вот так развалиться на Саллиных коленях после того, что он натворил вчера, до полусмерти испугав Сару.
        Грифф, казалось, с удивлением следил за ходом ее мыслей. Сам он ничем не выдавал своего отношения к непрошеной гостье и внешне выглядел спокойным.
        Или он просто не осознает, что его уединенной жизни окончательно и бесповоротно пришел конец, что Кларисса теперь точно узнает о его пребывании здесь, а она куда напористее, чем ее дочь, и тогда он и секунды не сможет побыть один.
        Но это трудности Гриффа, твердо сказала себе Сара, она не собирается быть при нем сторожевым псом.
        Он наверняка сам знает, что, где бы ни скрывался, всегда рискует быть узнанным. Хорошо, если он убедит Клариссу не раскрывать средствам массовой информации место его пребывания. Возможно, с его обаянием…
        Что, горька ягода?
        Да нет, не в этом дело, уговаривала себя Сара. Просто она немного растерялась, увидев здесь Салли, вот и все…
        - Не сейчас, - ответила она, поднимаясь по ступенькам в дом. - Мне надо управиться с цветами.
        - Я же тебе говорила, Сара, что сама все сделаю, - весело отозвалась Салли, не сводя с нее напряженных глаз.
        Вот как! Маленькая дрянь даже нагло соврала, лишь бы ее пустили на виллу. Однако, управившись с делами, безо всякого приглашения осталась здесь…
        - Да, конечно, говорила, - коротко согласилась Сара. - Тогда на этом я вас оставлю. - «А на чем, собственно, на этом?»
        - Присоединяйся к нам, - повторил приглашение Грифф. Потом он быстро встал, в несколько шагов пересек мощеную площадку за бассейном, пробежал по траве и остановился перед Сарой. - Пожалуйста, - попросил он тихо, чтобы было слышно только ей.
        Досада Сары на Саллину двуличность улетучилась так же быстро, как и возникла. Она почувствовала в его словах настойчивый призыв о помощи. Девушка бросила удивленный взгляд в сторону сидевшей на стуле Салли и, усмехнувшись, спросила:
        - Что, есть проблемы?
        Лицо его стало еще беспокойнее.
        - Эта весьма своеобразная юная леди - сущее наказание, одно слово - беда!
        Вот как! Салли, оказывается, удалось сделать свое присутствие на вилле нежелательным. Саре следовало догадаться, что девочка поведет себя подобным образом.
        - А со стороны кажется, что вы весело проводите время вдвоем, - поддела она Гриффа.
        - Сара! - угрожающе произнес он. Она улыбнулась ему, это была ее первая улыбка со вчерашнего вечера.
        - Ну, если ты действительно хочешь, чтобы я побыла здесь…
        - Я настаиваю. - Он нахмурился. - Я бы умолял тебя на коленях, но, боюсь, Салли тогда может черт знает что подумать.
        - Если ты так говоришь… - Сара пожала плечами.
        - Да!
        - Ты пробовал угостить ее кофе «по-моргановски»?
        Грифф поднял глаза к небу:
        - Он ей понравился!
        Сара не могла скрыть улыбки при виде недоумения на его лице.
        - Тогда это гораздо серьезнее, чем я думала.
        - Очень смешно! - Гриффу не понравилась ее веселость. В то время, как он оказался в таком переплете.
        Сара кивнула.
        - Похоже, она всерьез намерена «произвести на тебя впечатление», - его же словами, сказанными вчера о ней с Беном, ответила она. Пусть видит, что такие приключения могут свалиться на тебя и без всякого повода. После вчерашней выходки Бена она пришла к выводу, что, пожалуй, Грифф оказался прав в своем наблюдении. А Салли была в том юном возрасте, когда девочку гораздо больше интересует любой достаточно симпатичный взрослый мужчина, чем мальчики - ее одногодки.
        - Может быть, нам взять и хорошенько объяснить обоим этим несносным тинейджерам, что нам абсолютно никакого дела нет до них? - пробормотал Грифф.
        - О чем это вы говорите? - спросила Салли и, прищурившись, стала разглядывать их.
        - Подумать только, что вчера я жаловался на одиночество, - тоскливо вздохнул Грифф. Сара тихонько засмеялась:
        - Нам лучше пойти к ней.
        - Так ты побудешь немного? - с надеждой спросил он. Она кивнула.
        - Но должна предупредить, что Салли бывает очень настойчива, - негромко бросила она ему через плечо, когда они шли по траве к бассейну.
        Кот спрыгнул с Саллиных колен и, ласково мурлыча, стал тереться о ноги Сары.
        - Подхалим, - беззлобно проворчала она и, нагнувшись, рассеянно потрепала его за плюшевое ушко.
        Салли с подозрением наблюдала за ней.
        - Неудивительно, что ты хотела скрыть его!
        Сара быстро оглянулась на Гриффа, но оказалось, что он ушел в дом - очевидно, для того, чтобы вынести свежие напитки.
        - Ты, конечно, поняла, кто он такой, да? - хмуро спросила она девочку.
        - Конечно, - небрежно ответила та. - И что В субботу, прямо перед свадьбой, его бросила невеста. Сандра Престон, наверное, круглая дура, - презрительно продолжала она, - если бросается такими мужчинами.
        - Салли, - нетерпеливо сказала Сара. - Мы не знаем всех обстоятельств.
        - Никакие обстоятельства меня бы не волновали, если бы рядом со мной был такой мужчина, как Грифф Морган, - горячо возразила Салли.
        Вот в этом вся разница между наивным простодушием Салли и Сариной осторожностью, которую она выстрадала, прежде чем убедиться, что не все в жизни так просто, как кажется сперва. Это разница между детством и взрослостью.
        - Наверняка у его невесты были причины так поступить, - пожала плечами Сара.
        - Конечно, были. Глупость, например, - со знанием дела кивнула Салли. - А теперь это уже бывшая его невеста, - пробормотала она и тут же изобразила ослепительную улыбку куда-то за спину Сары.
        Нечего было и гадать, наверняка на горизонте появился Грифф. Он принес кувшин со свежим лимонадом и три стакана.
        Глядя на него, такого высокого и сильного, Сара подумала, что не может не согласиться с Салли. Пожалуй, первый раз в жизни, и, может быть, последний, она была согласна с девочкой и тоже считала, что Сандра Престон совершила глупость.
        Неприятно было наблюдать за тем, как Салли битый час неумело флиртует с Гриффом. Надо отдать должное Гриффу: он, несмотря на первоначальную растерянность, теперь весьма искусно обращался с ней, с небрежностью старшего брата или дяди.
        Но Салли это совсем не понравилось.
        - Вы должны как-нибудь пообедать у нас, - предложила она вдруг, выпрямившись на стуле.
        Сара нахмурилась, увидев испуг на лице Гриффа. Он, по-видимому, не был любителем всяких сборищ.
        - Салли, я не думаю…
        - Может быть, сегодня вечером? - увлеченно продолжала Салли, совершенно не обращая внимания на Сару Грифф глубоко вздохнул, явно стараясь что-то быстро сообразить.
        - Я уверен, что твои родители…
        Видимо, все же соображал он недостаточно быстро.
        - Мама обожает гостей, - убежденно прервала его Салли.
        Она явно выдавала желаемое за действительное. Кларисса, конечно, любила гостей, но при условии, что все хлопоты по их встрече возьмет на себя кто-то другой. Сама она этим не занималась.
        - Мама с папой будут рады, - продолжала Салли. - Мне кажется, они сейчас немного… надоели друг другу. - При этом она чуть покосилась на Сару.
        У Сары от удивления округлились глаза. Что Салли хочет этим сказать? Честное слово, зря Сара вчера удержала себя и не задала этой девчонке хорошую трепку.
        Грифф с любопытством наблюдал за их переглядываниями, но, поскольку ни одна из них не пожелала что-либо объяснить, только пожал плечами.
        - На самом деле, я сейчас в таком настроении, что могу испортить любую компанию.
        - Чепуха, - отмахнулась Салли. - Я уверена, что с вами интересно всегда, - скромно опустив глаза, добавила она.
        Его невеста, однако, так не считала, сердито подумала Сара. Она видела, что Саллины излияния действуют Гриффу на нервы.
        Он с досадой сжал губы.
        - Я фактически все время здесь занят работой, - решительно сказал он.
        - Работой? - Голубые глаза Салли стали круглыми. - Но я думала, вы приехали сюда, потому что…
        - Я работаю, - упрямо повторил Грифф, - на самом деле.
        Он рывком встал, и Сара невольно про себя отметила игру мускулов на его теле.
        Он был так откровенно мужествен и Сару так завораживала исходящая от него чувственность, что даже дыхание перехватило.
        Ах, если бы Грифф приехал сюда не залечивать свои сердечные раны…
        Ах, если бы и она приехала сюда не залечивать свои сердечные раны…
        - Мне пора за работу, - резко сказал он. Его прищуренные глаза избегали Сариного взгляда, а сам он в это время отчаянно нуждался в помощи.
        Сара поняла все с полуслова. До развалившейся же на стуле Салли намек, похоже, не дошел.
        - Мне кажется, нам пора, Салли.
        - Но…
        - Грифф - занятой человек, - решительно добавила Сара, вставая. Длинноногая и загорелая, она сегодня была одета в короткие фиолетовые шорты и желтую с лиловым тенниску.
        Когда утром Сара надевала этот яркий костюм, в спешке купленный специально для жаркой погоды, она подумала, что в Англии ни за что бы не надела такое.
        - Я думала, ты собираешься сегодня ехать с мамой за покупками в Жюан-ле-Пэн, - специально напомнила она, зная, что гнев Клариссы и соблазн посетить магазинчики знаменитого курорта много значат для девочки.
        - О Господи, конечно! - Салли вскочила и схватила с земли свою одежду в охапку. - Я, пожалуй, пойду, - извиняясь, сказала она Гриффу и, даже не удостоив Сару взглядом, заспешила прочь.
        Грифф глядел ей вслед. У него был такой вид, словно по нему катком прошлись.
        Выражение его лица забавляло Сару. Она знала, каково ему сейчас, ей самой вот уже двенадцать дней приходилось терпеть нечто подобное.
        - Мать такая же? - устало спросил он наконец.
        Сара, едва сдерживая хохот, усмехнулась.
        - Хуже! - со значением ответила она.
        - О Боже… - Он закрыл лицо рукой. Сара с трудом удерживалась от смеха, зеленые глаза весело искрились.
        Грифф в отчаянии посмотрел на нее.
        - Как же мне выдержать этот обед? Они оба знали, что приглашение все равно будет навязано ему.
        - С Клариссой и Роджером бывает неплохо в компании, - медленно сказала она, зная наперед, что Кларисса, без сомнения, будет блистать перед таким высоким гостем Грифф мрачно посмотрел на нее:
        - По-моему, ты и сама не очень-то в это веришь.
        Она засмеялась:
        - Все равно вечер будет интересный.
        - «Интересом» буду я, - понимающе усмехнулся он. - А я-то надеялся, что мне удастся тихо пожить здесь.
        - Надеюсь, ты не думаешь, что я…
        - Я уже говорил, что я думаю о тебе, Сара Уильяме, и пока не было причины менять свое мнение, - перебил он ее. - Ты прекрасная девушка. И я вовсе не думаю, что это ты разнесла по всей долине весть о моем пребывании здесь.
        - Так получилось, что Салли услышала, как Бен спрашивал меня о тебе.
        - Все же он не оставил тебя в покое! - сочувственно кивнул Грифф.
        Сара еще не видела сегодня этого молодца. Кларисса, которая утром на кухне с полузакрытыми глазами искала кофейник, сказала, что они с Беном вернулись домой в три часа ночи.
        - Ничего, переживем, - беспечно пожала плечами Сара. - А теперь мне пора идти. - Она встала. - Ты же хотел работать.
        - Э-э-э… Кстати…
        Она взглянула на Гриффа, и сердце ее взволнованно забилось.
        - Что?
        - А Салли ведь так цветы и не полила, - улыбаясь, сказал он.
        Сара несколько мгновений недоверчиво смотрела на него, а потом громко расхохоталась.
        - Можно было бы догадаться! - Она покачала головой. - Я быстро все сделаю.
        - А я пойду и приготовлю для нас ленч, хорошо? - с надеждой в голосе спросил он. Сара озадаченно ответила:
        - Но я думала, у тебя много работы.
        - Да, - с улыбкой кивнул он. - И первым в списке стоит приготовление ленча. Она с сожалением покачала головой.
        - Если Кларисса и Салли уедут, мне надо быть дома. Трое беспомощных мужчин - это катастрофа, - серьезно сказала Сара.
        - Видно, они не получили должного воспитания, - махнул рукой Грифф.
        - Наверное, ты прав, - согласилась она. Потом, взглянув на часы, добавила:
        - Мне и вправду надо поторапливаться.
        Не могла же она весь день сидеть здесь, перебрасываясь шутками с Гриффом, как бы это ни было приятно.
        К тому же Грифф намекнул, что он действительно занят работой. Об этом говорили и разбросанные по обеденному столу листы писчей бумаги, и записные книжки. Сара не осмелилась взглянуть на них, а прошла мимо, прямом на кухню, чтобы наполнить лейку.
        В те времена, когда Сара еще работала санитаркой, в ее обязанности тоже входил уход за цветами и растениями. Став медсестрой и лелея в душе надежду на дальнейшее продвижение по службе, до должности старшей медсестры, Сара решила, что те дни уже остались в прошлом. Она не зря думала о повышении. Так бы наверняка и произошло, если бы Сара по собственной глупости не потеряла все, влюбившись не в того человека.
        Саймон…
        Последние дни она изо всех сил старалась не думать о нем. Но в то же время знала, что рано или поздно ей придется разобраться в своих чувствах к нему. Странно, что она вспомнила о нем сейчас, когда рядом с ней другой человек, который так привлекает ее. Она вышла во двор, все еще погруженная в свои мысли, и забралась на небольшую стремянку, чтобы достать подвешенные корзины с благоухающими цветами.
        Саймон с шелковистыми светлыми волосами и чересчур красивым лицом…
        Он был консультантом в больнице, где она работала, и сразу же запал ей в душу. Самое странное было в том - по крайней мере Саре тогда так казалось, - что он считал ее очень симпатичной девушкой.
        Он пару раз пригласил ее пообедать сначала вроде бы случайно, потом их встречи стали регулярными, а отношения более серьезными. Во всяком случае, Саре казалось, что серьезными.
        Но Саймон в конце концов без тени смущения заявил, что о женитьбе даже речи быть не может. Брак никогда не был самоцелью для Сары, но она считала, что сложившиеся между ними отношения предполагают наличие некоторых взаимных обязательств.
        Сара поняла, как ни тяжко было это признать, что она попусту тратит свою жизнь, любя такого человека, как Саймон.
        Нелегко было порвать с ним, тем более что сам он и не думал прекращать их связь, но…
        - Мне кажется, ты его утопишь, - раздался снизу голос Гриффа.
        Сара вдруг увидела, что из висячей корзинки, которую она сейчас поливала, потоком льется на землю вода.
        - Ты куда-то очень далеко унеслась, - полувопросительно улыбнулся он.
        Не могла же она признаться ему, что считает себя круглой дурой.
        - Из-за этой погоды, - показала она взглядом на синее небо и яркое обжигающее солнце, - спишь на ходу. Я… Ой!
        Не надо было смотреть вверх. Качнувшись, она потеряла равновесие, сделала неловкую попытку обрести устойчивость и, беспорядочно хватаясь руками за воздух, повалилась вниз. А лейка, вырвавшись на волю, перелетела через весь двор.
        Казалось, все происходит как в замедленной съемке. Только что она стояла на верхушке лестницы - и вот в следующую минуту летит вниз, на выложенный плиткой двор.
        Сильные руки подхватили ее, предотвратив роковое падение. Сердце облегченно забилось, радуясь тому, что Грифф вовремя отреагировал, а руки инстинктивно обхватили его за шею.
        А потом сердце забилось еще сильнее, но уже совсем по другой причине!
        От ее прикосновений Гриффа бросило в жар, нежные руки заставили его сильные мускулы напрячься. Она подняла голову, взгляды их встретились, и у нее перехватило дыхание.
        Глаза Гриффа стали бездонно-золотыми, на виске забился нерв, а на лице появилось незнакомое для Сары выражение. В нем не было ни цинизма, ни насмешки, лишь полная серьезность, без малейшей грубости. Он смотрел просто…
        Сара не успела додумать свою мысль. Она задохнулась оттого, что Грифф наклонил голову и губами осторожно коснулся ее губ. Сара поневоле откликнулась на этот ласковый зов.
        Наконец Грифф поднял голову. Лицо его было так близко, что дыхание их слилось воедино.
        - Мне кажется… - Она растерянно замолкла, услышав, как дрожит и срывается ее собственный голос, и с усилием сглотнула. - Мне кажется, тебе пора опустить меня на землю. - Она показала взглядом, что Грифф все еще держит ее на руках.
        Он с трудом оторвал от нее глаза.
        - Да, конечно. - И медленно опустил ее на землю, но не отпустил. - Сара?..
        Зачем спрашивать… зачем задавать какие-то вопросы, если ей хочется, чтобы он целовал ее еще и еще?
        И когда он снова поцеловал ее, она так же непроизвольно откликнулась и ответила ему.
        Страсть, внезапно вспыхнувшая между ними, разгоралась, неумолимо толкая их в свою пучину, и, без сомнения, поглотила бы… если бы им не помешали…
        Сара ласкала его теплые плечи и спину и чувствовала ответную силу его страсти. Они прижимались друг к другу все теснее и теснее, мечтая о еще большей близости, как вдруг…
        Огромная пчела вдруг зажужжала так близко от них, что все Сарины желания мигом улетучились; с испуганным криком она рванулась от Гриффа. Таких больших черных пчел, похожих на шершней, она увидела только здесь, во Франции. Они прилетали сюда, привлеченные запахом жимолости, которая росла у одной из стен двора.
        Сейчас пчела тоже села на жимолость. Сара и Грифф продолжали стоять, глядя друг на друга. Сара побледнела, осознав чудовищность происходящего.
        Грифф ласково смотрел на нее.
        - Я хотел поцеловать тебя с самой первой минуты нашей встречи.
        Она с трудом сглотнула, понимая, что ей тоже этого хотелось. Ее все еще била дрожь.
        - Я… Сандра? - тихо спросила она. Он закрыл глаза и, тяжело вздохнув, уронил руки.
        - Сара, я… На свете не все так просто, как кажется на первый взгляд. - Он с грустью смотрел на нее.
        Ей же вполне достаточно того, что всего пять дней назад Грифф собирался жениться на другой женщине и сейчас был бы мужем Сандры Престон, если бы та не бросила его.
        Сара резко повернулась к выходу:
        - Мне надо идти!
        - Сара! - Он схватил ее за плечи и повернул к себе. - Сара, я…
        - Мне правда надо идти, - холодно ответила она. - А то совсем меня потеряют. - Она замолчала.
        - Сара! - умоляющим тоном позвал ее Грифф.
        - Мне надо идти!
        Она побежала, боясь ненароком оглянуться. Потом, сев в машину, гнала ее с бешеной скоростью, пока вилла не скрылась из виду. А по щекам текли слезы.
        Она любила Саймона, однако никогда не испытывала такого волнения.
        Любила?..
        Господи, что же с ней происходит?



        Глава 5

        - Почему ты скрывала от нас такого классного мужчину?
        Сара снизу, из бассейна, где они со Стивеном играли в догонялки, посмотрела на Клариссу.
        Она поняла, о ком идет речь. Естественно, Салли рассказала матери о Гриффе, когда они ездили за покупками.
        - Я не собиралась его ни от кого скрывать, Кларисса, - спокойно ответила Сара. Ее утренние переживания хоть и не забылись, но немного улеглись. - Я просто уважаю право человека на частную жизнь.
        Кларисса, похоже, пребывала в необычайно приподнятом настроении после удачных посещений магазинов. Тем более что появлялась возможность заарканить симпатичного одинокого соседа.
        - Ему-то как раз нужно бывать в компании, а не запираться в четырех стенах, - уверенно заявила Кларисса. - Я позвоню ему сейчас же и приглашу к обеду.
        Вне всякого сомнения, Гриффа уговорят прийти, хочет он того или нет.
        Сара больше, чем кто-либо, знала, что Кларисса, если пожелает, может так мило убеждать, что уговорит любого. Вот, например, Сара же приехала с ними во Францию, хотя с самого начала и думать не хотела об этом.
        Кларисса улыбнулась, предвкушая приятный вечер.
        - Да, я думаю, лучше будет…
        - Мама, - нетерпеливо перебил ее Стивен, - мы же играем.
        - Прости, милый. - Она озарила его одной из своих ослепительных улыбок - верный признак того, что ее мысли витают далеко отсюда. - А на обед у нас что-нибудь интересненькое будет, Сара?
        Можно подумать, что это ее и вправду волнует.
        - Я собираюсь приготовить кебабы, - ответила Сара.
        - Ну и прекрасно. - Кларисса озабоченно кивнула. - На десерт я сотворю один из моих фруктовых салатов. Уверена, что Грифф Морган по достоинству оценит домашнюю кухню, - удовлетворенно добавила она. - Пойду позвоню ему. - Она удалилась, мечтая и строя планы, судя по выражению ее лица.
        - А мы будем играть дальше, - сказал Стивен, глядя матери вслед.
        И они продолжали играть, хотя Саре было уже не до игры. Снедаемая любопытством, она время от времени бросала взгляды в сторону виллы. Интересно, чем же закончился телефонный разговор с Гриффом? Сара была уверена, что, несмотря на Клариссин дар убеждать любого, Грифф не придет, если сам не захочет прийти. Она спрашивала себя, захочет ли он после утренних событий так скоро увидеть ее.
        Сама она даже не хотела думать о том, что чувствует при мысли о новой встрече с ним.
        Позже, вернувшись в дом и увидев тщательно накрытый обеденный стол, она поняла, что Грифф придет.
        Но, накрыв стол по своему вкусу и «сотворив» один из своих фруктовых салатов, Кларисса решила, что ее миссия закончена, и за час до обещанного прихода Гриффа исчезла, чтобы принять душ и подготовиться к встрече гостя.
        Приготовить кебабы на семь человек и нанизать их на шампуры вперемежку с разными овощами было делом нелегким и, в конце концов, требовало времени.
        - Может, помочь?
        Сара недоверчиво посмотрела на стоявшего в дверях Бена. Она не видела его со времени их последнего разговора вчера вечером. С чего бы это он стал так дружелюбен?
        Бен понял ее взгляд и усмехнулся:
        - Я понимаю, что вчера вел себя по-идиотски. Давай забудем это. Сара выпрямилась.
        - Ты, конечно, знаешь, кто придет сегодня на обед? - Она насмешливо приподняла брови.
        - Да, - кивнул он. - И точно знаю теперь, кто наш сосед и что с ним случилось в субботу. Я глупо заблуждался относительно ваших с ним отношений.
        Он был бы не так уверен в этом, если бы застал их с Гриффом сегодня.
        - Ну, если ты это понял, - холодно ответила она, - я приму твою помощь.
        Они работали в молчаливом согласии. Когда все было сделано, Саре наконец удалось выкроить десять минут на то, чтобы переодеться.
        Ей ужасно не хотелось присутствовать на этом обеде, но она боялась, отказавшись, вызвать подозрения.
        Кроме того, сердце ее жаждало снова увидеть Гриффа. Сердце, что недавно таяло от его поцелуев.
        Когда она вернулась на кухню, Роджер выбирал вина. Он с грустной улыбкой посмотрел на нее.
        - Для именитого гостя все самое лучшее. Скорчив гримасу, он вытащил пробку из бутылки с красным вином, чтобы, как говаривал Сарин отец, дать напитку подышать.
        Странно, последнее время она редко вспоминала отца, только иногда в одиночестве перебирала в памяти связанные с отцом приятные мелочи. Она очень скучала по нему. И медсестрой стала потому, что хотела спасать от ранней смерти других отцов, раз уж своего уберечь не смогла. Нельзя сказать, что ей это теперь удается, но по крайней мере она старается.
        Сара проверила, все ли сделано как надо.
        - Мистер Морган уже приехал? - как можно безразличнее спросила она. - Я должна знать, чтобы вовремя зажарить кебабы, - решила она объяснить свой интерес.
        Роджер, кажется, не удивился.
        - Кларисса пошла показать ему бассейн, - он скривился, - как будто он никогда не видел, даже такого, как наш, в форме сердечка.
        А Сара была рада оттянуть время встречи, чем бы там ни руководствовалась Кларисса. Но совсем избежать волнующей минуты было невозможно. Вскоре кебабы были готовы. Сара выложила их на блюдо с рисом, а Бен пошел звать всех к столу.
        Хотя у Сары было не много времени, чтобы привести себя в порядок, она очень тщательно выбрала платье. Помня о Клариссиных ярких нарядах, она остановила свой выбор на простом черном платье выше колен, которое открывало ее загорелые ноги, надела туфли на среднем каблуке, чтобы удобно было ходить и одновременно казаться выше ростом. - Минимум косметики на загорелом лице, на губах - бледно-розовый блеск, а волосы - в аккуратную косу, которая тяжело свисала по спине.
        Прежде чем выйти из своей комнаты, Сара посмотрела на себя в зеркало и решила, что у нее спокойный и строгий вид.
        Если бы еще и внутри у нее было так же спокойно!
        Наконец в гостиную вошел Грифф. Он был одет более официально, чем она привыкла видеть. На нем была кремовая рубашка, правда без галстука, ворот не застегнут, ладно сидевшие бежевые модные брюки. Руки в карманах. На лице нарочитая вежливость. Правда, при виде Сары взгляд его стал напряженным.
        Она быстро отвела глаза.
        - Стол накрыт в соседней комнате, - объявила она, обращаясь ко всем.
        Семья была в сборе, даже Стивену разрешили посидеть со знаменитым гостем, хотя сразу же после десерта он должен был отправиться в постель.
        Кларисса и Салли сели по обе стороны от Гриффа, а Сара - между Беном и Стивеном. Это была Клариссина идея - посадить Стивена за стол, и как бы само собой получалось, что Сара должна присматривать за ним во время обеда. Не то чтобы Сара была против такого решения, но это означало, что она не сможет участвовать в общем разговоре.
        Саре было неприятно смотреть, как Кларисса и Салли наперегонки пытаются овладеть вниманием Гриффа.
        Или это в ней заговорила ревность? Да нет, она же едва знает Гриффа Моргана.
        - Ты все молчишь, Сара.
        Вздрогнув от неожиданности, она подняла голову. Можно было догадаться, что Грифф не даст ей незаметно отсидеться.
        Сара ослепительно улыбнулась ему, прекрасно понимая, с каким негодованием наблюдает за ней Кларисса, и зная, что Салли бросает откровенно враждебные взгляды. При том, что сама она не рвалась принять участие в беседе, смешно было, что хозяйки реагировали так агрессивно.
        - Много работы было сегодня, - объяснила она.
        - Очень мило. - Салли с интересом посмотрела на нее. - И что же вы с папой сегодня делали?
        Сара удивленно сдвинула брови:
        - Я была в бассейне со Стивеном. А что делал твой папа, я не знаю…
        - Я спал, - сухо вставил Роджер, многозначительно глядя на жену.
        - А Бен? - беспечным тоном продолжала Салли. - Он тоже был в бассейне с тобой… и со Стивеном?
        Почему Салли так странно ведет себя? Это что, намек? Да нет, не может быть!
        - Кто-нибудь желает кофе? - вставая, спросила Кларисса. Всеобщее внимание опять перешло к ней. Она была хороша в узком красном платье, которое удивительно оттеняло ее волосы и придавало им золотистый блеск. - Стивен, тебе пора в кровать, - ласково обратилась она к сыну. - Никаких возражений, милый! - решительно добавила она, видя, что сын собирается спорить. - Ты помнишь, как мы договаривались?..
        - Но…
        - Я им займусь, - сказал Роджер и повел громко протестующего Стивена в комнату, что-то втолковывая ему на ходу.
        - Кофе, Грифф? - бархатным голосом спросила Кларисса.
        - Спасибо. - Он кивнул и, увидев, что Сара встает со своего места, быстро обошел стол и придержал ее стул. - Все было очень вкусно, спасибо, - сердечно произнес он.
        Сара беспокойно осмотрелась и с облегчением отметила про себя, что Кларисса уже ушла на кухню готовить кофе, а Роджер, который вернулся в комнату, занят разговором с Беном. Одна только Салли, прищурившись, наблюдала за ними.
        Сара поспешила к креслам.
        - Ты ведешь себя неразумно, - тихо сказала она Гриффу.
        - Я хотел поговорить с тобой, - прошептал он. - Думаешь, почему я вообще сюда пришел?
        - Потому, что тебя пригласили, - отрезала она.
        - Потому, что хотел увидеть тебя, - поправил он.
        Сара быстро повернулась к нему и, увидев его горящие глаза, закачала головой:
        - Грифф, я…
        - Ты заметила, что сейчас первый раз назвала меня по имени? - хрипло прервал он ее.
        Нежный румянец набежал на ее щеки.
        - Сегодняшний день - это ошибка…
        - Не ошибка, Сара, - решительно сказал он. - Просто, может быть, сейчас такое время…
        - Бен! - преувеличенно громко заговорила Салли. - Пойди сюда. Давай присоединимся к Саре и Гриффу.
        - Эта юная леди дождется, что я отшлепаю ее по попе, - пробормотал Грифф. Сара невесело улыбнулась:
        - А может, она только того и ждет!
        - Определенно, - процедил Грифф. - Но я хочу поговорить с тобой, Сара, - мягко напомнил он. - Почему ты избегаешь меня?
        Сара вспыхнула:
        - А ты не усложняй мне жизнь!
        - Сара…
        - Ты сделал свою работу, Грифф? - вызывающе спросила Салли.
        - Позже поговорим, - шепнул он, упрямо глядя на Сару, прежде чем ответить Салли. - Я действительно кое-что сделал сегодня, - кивнул он девочке.
        - Работа? - удивленно повторил Роджер. - А я думал, вы приехали сюда из-за того, что…
        - Помочь тебе? - обрадованно предложила Сара Клариссе, которая весьма кстати появилась в комнате с подносом. Честное слово, в этой семье не имеют ни малейшего понятия о такте.
        - Я пытаюсь написать книгу, - ответил Грифф Роджеру. Сара в это время поспешно накрывала столик для кофе. При этих словах она быстро повернулась к нему. - У меня, однако, не очень получается, - грустно признался Грифф. - Оказывается, книгу не так легко написать, как мне думалось вначале.
        - Как интересно! - Кларисса села, скрестив вызывающе торчащие из-под короткого платья стройные ноги. - О чем же она будет? - спросила она, разливая кофе по чашкам.
        Сара присела, внимательно слушая Гриф-фа. Насколько ей было известно, он никогда прежде не писал книг, по крайней мере она их не видела в продаже. Но может быть, он пишет под псевдонимом?
        Грифф пожал плечами.
        - Я и сам еще точно не знаю, это тоже часть проблемы. - Он усмехнулся.
        - Сара, передай кофе Гриффу. - Кларисса протянула ей чашку.
        Сара машинально встала, намереваясь сделать то, о чем ее просили, но Салли, едва не сбив ее с ног, рванулась к матери, выхватила чашку и протянула ее Гриффу.
        - Салли! - раздраженно заметил Роджер, недовольный вызывающе грубой выходкой дочери. Он покачал головой и взглянул на Гриффа. В глазах Гриффа было такое же неодобрение.
        Сара оступилась но, к счастью, не упала. По правде говоря, ее сейчас больше интересовала книга, которую собирался написать Грифф.
        - И что же, мы больше не увидим ваших разоблачительных статей в газетах?
        - Ну-у… по крайней мере какое-то время да, - немного сдержанно ответил он.
        Все правильно, до субботы Грифф работал в газете отца Сандры, а теперь это было неудобно для всех них, после того как Сандра отказала ему.
        - Книга о ваших приключениях во время работы над материалом получилась бы очень увлекательной, - с интересом кивнул Роджер.
        Грифф нахмурился:
        - Я подумываю о художественной прозе.
        - Я уверена, что бы вы ни задумали, это будет замечательная книга, - восторженно заявила Кларисса. - Мы обязательно постараемся приобрести ее.
        Грифф, слегка улыбаясь, сел.
        - Что бы там ни было, даже если я и напишу ее быстро, все равно пройдут месяцы, прежде чем она выйдет в свет. - Он поморщился. - Приходится мириться с такими сроками публикации. Я привык к более быстрым темпам.
        - А почему вы решили сменить жанр? - с любопытством спросил Роджер.
        Сара подумала, что это, скорее всего, не совсем его решение - на самом деле у него не было иного выбора.
        - Время настало. - Грифф неопределенно пожал плечами. - К моему несчастью, плавание в бассейне так захватило меня, что занимает почти все время.
        - Только плавание? - невинным голосом спросила Салли.
        Сара почувствовала, что заливается краской, поскольку Грифф, видимо, даже против своей воли, посмотрел не на Салли, а на нее.
        И не она одна заметила этот взгляд. Кларисса, удивленно подняв брови, с очевидным любопытством уставилась на них.
        Вен с подозрением прищурил глаза.
        Роджер слегка опешил.
        А взгляд Салли, которая заварила всю кашу, метал громы и молнии.
        Сара слишком хорошо знала этот взгляд и напряженно ждала грозы.
        И гроза не заставила себя ждать!
        - А Саре тоже здесь очень нравится, да, Сара? - срывающимся голосом заговорила Салли.
        - Что ты имеешь в виду? Ну… я…
        - А то, что приятно окружить себя такими красивыми мужчинами, не так ли? - ядовито продолжала она.
        - Салли!..
        - Перестань изображать праведный гнев, мама! - Она повернулась к пытавшейся остановить ее Клариссе. - Должно быть, ты слепа, если не видишь, как Сара заигрывает с папой, Беном, и…
        - Это ложь! - не веря своим ушам, выдохнула Сара. - Бен, видно, Бог знает что себе напридумывал, а что касается Роджера…
        - ..и мы все прекрасно знаем, что Сара приехала сюда с нами лишь для того, чтобы скрыться от скандала, который сама же устроила в Англии, - презрительно подытожила Салли, торжествующе глядя на внезапно побледневшую Сару.
        Откуда Салли знает об этом? Кто мог ей рассказать?.. Сара тяжело вздохнула, увидев, как сердито смотрит Кларисса на свою дочь. Не надо было далеко ходить, чтобы понять, откуда у Салли эти сведения. И уж совсем легко догадаться, кто рассказал Клариссе о Сариной личной тайне. Клариссина лучшая подруга, собственная мать Сары. Теперь многое становится ясно, и в первую очередь - откуда возникло это неожиданное предложение поехать с Форбсами. Ах, мама!
        Она с трудом подняла глаза на Гриффа. Выражение его лица ни о чем не говорило, только сидел он теперь на стуле напряженно подавшись вперед, а не развалясь, как несколько минут назад.
        Ну это как раз и неудивительно! Должно быть, ему любопытно, от какого же скандала она сбежала.
        - Салли, я думаю, будет лучше, если ты пойдешь в свою комнату, - резко приказал Роджер дочери. Тон его не сулил снисхождения.
        - Жо…
        - Иди в свою комнату! - теряя терпение, грозно повысил голос обычно мягкий Роджер.
        Салли оглядела всех присутствующих, надеясь, что кто-нибудь вступится за нее. Но никто не посмел перечить необычайно разгневанному Роджеру, даже Кларисса и та молчала.
        Глаза Салли наполнились слезами, она приглушенно всхлипнула и выбежала из комнаты.
        Саре тоже захотелось уйти, она порывисто встала.
        - Сара, - Роджер тронул ее за руку, - мне очень жаль, что Салли такое наговорила. Я не знаю, откуда она взяла все эти подробности о твоих делах, но я…
        - Ой, не смеши людей, Роджер, - раздраженно заявила Кларисса. Наконец-то она обрела дар речи. - Я думаю, Салли подслушала наш разговор с Маргарет, - небрежно заметила она.
        Так Сара и предполагала. Ах, мама… Она чуть не застонала, так было обидно узнать про мамино предательство. Хотя она была уверена, что мама поступила так только потому, что глубоко переживала за дочь. Но разве не достаточно того, что Сара и так поплатилась за свою ошибку, неужели об этом должны знать все?
        - Зачем же вы при ней все это обсуждали? - повернулся Роджер к жене.
        Клариссу разозлил этот публичный упрек.
        - Мы говорили правду, - с негодованием заявила она. - И вообще, с чего это ты вдруг так защищаешь Сару? Может?.. - Она с подозрением оглядела их обоих.
        - Я пройдусь, - быстро прервала ее Сара. Клариссины глаза превратились в узенькие щелочки.
        - Между вами что-то было? - грозно спросила она. - В конце концов, Сара уже однажды сделала все возможное, чтобы разбить семью, почему бы ей не попробовать еще раз!
        Роджер, пытаясь сдержать себя, глубоко вздохнул.
        - Если кто и разрушит нашу семью, так это ты, Кларисса, со своим стервозным характером. - Он покачал головой. - Я приехал в отпуск, чтобы отдохнуть, а вместо отдыха - одна бессонная разгульная ночь за другой. У меня с тобой-то любовью заниматься сил не хватит, не говоря уж о другой. А что касается Сары, то с ней тут обращаются скорее как с рабыней, нежели как с другом, который оказал нам любезность и согласился помочь. А ведь именно так и должно быть.
        - « - Салли права, - язвительно заметила Кларисса. - Если бы не скандал, устроенный ею в Англии, она бы ни за что не поехала с нами!
        - Судя по тому, как ты обращаешься с ней, я уверен, Сара уже жалеет, что приехала, - раздраженно ответил Роджер, чувствуя, что словесная перепалка с Клариссой грозит затянуться надолго.
        Саре хотелось уйти отсюда и никогда больше не возвращаться, но что-то случилось с ногами, они словно приросли к земле. Она чувствовала себя мерзким насекомым, которого разложили на доске, чтобы каждый мог рассмотреть повнимательнее. А ей бы уползти сейчас куда-нибудь.
        - Пошли. - Грифф мягко взял ее за руку. Она посмотрела на него так, словно видела впервые в жизни.
        - Мы уходим, - сказал он Клариссе и Роджеру довольно громко, чтобы прервать их ссору.
        Кларисса с трудом взяла себя в руки. Постепенно до нее дошло, что она совершила непоправимое, тем более в присутствии Гриф-фа Моргана.
        - Зачем уходить? Зачем вам обоим уходить? - поправилась она, увидев, с какой решительностью Грифф держит Сарину руку. - Это просто маленькое недоразумение…
        - Я так не думаю, - спокойно возразил ей Грифф, почувствовав, как передернуло Сару. - Извините, - сухо произнес он. - Сара! - Он движением головы приказал ей идти впереди себя.
        Она прошла через комнату, высоко подняв голову, и заметила, что Бен смотрит на нее как-то по-новому, ей показалось - неприязненно. Видимо, для него было большим открытием узнать причину Сариного отъезда из Англии. Кларисса была вне себя оттого, что Сара уводит гостя из-под носа, а Роджер явно смотрел на нее с уважением. Однако Сара не сомневалась, что, как только они с Гриффом уйдут, он дорого заплатит за то, что осмелился защищать ее.
        Оказавшись на свежем воздухе, она несколько раз судорожно вздохнула, чувство подавленности неожиданно отпустило, хотя все еще казалось, что ее вываляли в грязи.
        Больше всего угнетало то, что почти все, сказанное в этот вечер о ней и Саймоне, было правдой. Она разбила его семью и явилась причиной скандала, который охватил всю больницу, где они оба работали. Дело даже не в том, что они расстались, что она из-за этой истории, скорее всего, упустила возможность повышения по службе и что Саймон до сих пор не может наладить отношения в своей семье. А в том, что ее заклеймили как маленькую коварную шлюху - охотницу за женатыми мужчинами. И бесполезно плакать и доказывать свою невиновность, это она уже давно поняла.
        А Грифф стал свидетелем ее позора. Что он подумает о ней?
        Она осторожно взглянула на его темное лицо.
        - Я ни о чем не думаю, - вздохнул он, верно прочитав ее мысли, и такое случалось уже не в первый раз. - Просто жалко, что у Роджера Форбса такая жена и такие дети. - Грифф покачал головой. - Придушить бы всех!
        - Знаешь, а ведь все правда. То, о чем они говорили, - добавила грустно Сара, не глядя на него. - Все! - Она передернула плечами, слишком отчетливо осознав свое горе и кошмар, творившийся в больнице, когда их с Саймоном связь выплыла наружу. Как бы то ни было, похоже, жена Саймона пришла к нелепейшему выводу, что ее муж стал невинной жертвой Сариных интриг. Но все было совсем не так!
        - Пойдем к машине, - решительно заявил Грифф, поскольку из виллы до них стали доноситься громкие голоса Роджера и Клариссы.
        - Грифф, я сказала…
        - Я слышал, что ты сказала. - Он внимательно посмотрел на нее. - А я говорю, пойдем к машине.
        Он уверенно повел ее к своему автомобилю, заботливо усадил на сиденье, потом, обойдя машину, сел за руль.
        Ехали молча. Грифф повел машину от виллы через селение в сторону гор. Они проехали совсем немного, когда он остановился у почти пустой стоянки ресторана. Отсюда открывался прекрасный вид на селение и всю долину.
        Они все так же молчали, каждый был погружен в свои мысли.
        Сара съежилась, представив себе, о чем сейчас думает Грифф.

…А все начиналось так безобидно. Как только Саймон появился в больнице, вся женская половина персонала влюбилась в этого белокурого Адониса. Но из всех женщин он выбрал Сару. Она была польщена и взволнована, первое время жила как во сне. Они уже стали вместе проводить много времени, когда однажды Саймон вдруг заявил, что завтра не сможет с ней встретиться, поскольку сегодня приезжает его жена.
        Жена?.. Откуда приезжает?..
        Когда Саймон только появился в больнице, о его семейной жизни ходили всякие слухи. Одни говорили, что он женат, другие - что нет. В конце концов сложилось мнение, что Саймон вроде бы был когда-то женат, но развелся.
        Как же все ошибались!
        Саймон был женат, и, пока жена отдыхала, он развлекался с Сарой.
        И вот теперь его жена должна была вернуться.
        Их брак оказался несчастливым, объяснил он Саре, когда она попыталась уличить его во лжи. Получалось, что он в общем-то и не обманывал Сару, она же не спрашивала у него, женат он или нет. Возможно, он и прав, но факт остается фактом: Сара допустила ошибку, полюбив женатого мужчину.
        Он сказал ей, что их брак - сплошная фикция. Только десятилетняя дочь удерживает их вместе. Они не хотят травмировать девочку разводом. Вот когда Мелисса вырастет…
        И когда же наступит это время, с горькой иронией спросила Сара: когда ей исполнится восемнадцать, двадцать один или когда она выйдет замуж? Но тогда появятся внуки, и нельзя будет уже их огорчать, не так ли?
        Казалось, Саймон был просто убит ее вспышкой, он просил, умолял понять его, говорил, что не может терять Сару теперь, когда нашел.
        Его слова звучали так убедительно.
        А она была так глупа. Так наивна…
        И стоит ли теперь утешаться тем, что она далеко не первая женщина, купившаяся на известную сказку о том, что «жена не понимает его». Ей следовало все предусмотреть и не поддаваться чувству, которое с самого начала было обречено. И не только потому, что Саймон оказался женатым человеком.
        За все время их связи она не помнит, чтобы Саймон хоть раз сказал, что любит ее и хочет быть с ней.
        Позже она обнаружила, что он просто наврал ей про свою якобы несчастную семейную жизнь, на самом деле он и не собирался связывать себя с Сарой. Их брак с Фионой был не хуже, чем бывает у людей, проживших вместе столько лет и, к взаимному удовольствию, уже научившихся не портить друг другу нервы Саймон, конечно же, и не думал уходить из семьи. Он был вполне счастлив живя с такой удобной женой, для пущего удовольствия имел еще и любовницу, с которой, когда удавалось, проводил несколько вечерних часов.
        И вот однажды в маленьком пабе Саймон и Сара столкнулись с Фионой - она в этот вечер, решила повеселиться в компании своих подруг.
        Почему Саймон не на собрании персонала, спросила Фиона, даже не подозревая о том, кто перед ней. Саймон заявил, что Сара - одна из его медсестер, а собрание закончилось пораньше, и они решили выпить по стаканчику, прежде чем отправиться по домам.
        Эта встреча сильно задела Сару. Раньше Фиона представлялась ей неким зловещим призраком, приносящим Саймону одни несчастья. Но, встретив эту женщину с черными как смоль волосами, настолько красивую, что могла бы стать моделью, Сара вдруг испытала унизительное чувство, будто ее использовали как тряпку.
        Фиона все еще ни о чем не догадывалась, и поначалу разговор шел вполне миролюбиво. Но выражение Сариного лица было слишком растерянным, Саймон же был неестественно весело и она начала что-то подозревать.
        Сара от души надеялась, что ей больше никогда не придется наблюдать, как женщина на глазах теряет казавшуюся доселе незыблемой веру в собственного мужа, что судьба в дальнейшем избавит ее от тяжкого испытания видеть, как рушится вполне благополучный мир.
        Фиона сказала Саймону, что, по ее мнению, им лучше поговорить дома, и Сара, естественно, не стала возражать, когда Саймон заявил, что должен поехать с женой. А про себя она решила: с их связью покончено.
        На этот раз семейная жизнь Саймона действительно оказалась под угрозой, и он более, чем когда-либо, нуждался в Сариной поддержке. Глубоко оскорбленная, Фиона повсюду растрезвонила об их связи.
        По больнице поползли всевозможные слухи и сплетни, с Сарой перестали разговаривать. Единственным человеком, на поддержку которого она могла рассчитывать, был Саймон. Но Саймон предал ее.
        Фиона Роббинс не собиралась останавливаться на этом, а вознамерилась доказать, что своим аморальным поведением Сара пятнает репутацию палатной сестры. В результате Сарины надежды на повышение растаяли как дым. Теперь ей придется все начать заново где-нибудь в другом месте.
        Что касается Саймона и Фионы, то он заявил Саре: они с женой справятся с этой неприятностью, все утрясется и они опять заживут как прежде.
        Тогда Сара поняла, что он никогда не уйдет от жены, даже и не попытается: как бы ни был увлечен Сарой, любит он все-таки Фиону и никогда не оставит ее ради другой женщины.
        После этого Сара тут же уволилась. Ей была необходима передышка, чтобы обдумать свое будущее.
        Она не подозревала, что Форбсы знают об этой запутанной истории, тем более не ожидала, что ей начнут тыкать в лицо малоприятными подробностями, попутно обвинив еще и в заигрывании с Роджером и Беном.
        После такого дороги назад уже нет…
        Она смотрела невидящими глазами на долину, по которой были разбросаны мерцающие огнями виллы, кое-где скрытые деревьями, потом оглянулась на темный силуэт Гриффа.
        - Я не могу туда возвращаться, - устало сказала она.
        Он внимательно посмотрел на нее, словно ждал еще каких-то слов.
        - Нет, конечно, - угрюмо согласился он. Сара вдруг согнулась и, закрыв лицо руками, заплакала:
        - Что же теперь делать?
        Грифф без колебаний ответил:
        - Сейчас ты поедешь со мной на виллу Вирджинии и проведешь там ночь.



        Глава 6

        Сара притихла, медленно отняла руки от лица и страдальчески посмотрела на Гриффа.
        - Если Кларисса говорит, что я разбила чужую семью, это вовсе не значит…
        - Конечно, не значит, Сара, - поспешно заверил он. - Я предложил тебе, хотя, может быть, не совсем четко выразился, переночевать на вилле Вирджинии, но отнюдь не имел в виду, что ты будешь спать в одной постели со мной.
        Сара судорожно сглотнула, поняв по его лицу, насколько задели его эти слова.
        - Прости, - сказала она, тяжело вздохнув. - Я знаю, это не оправдание, но я так расстроена…
        - Разумеется, не оправдание, - нетерпеливо перебил ее Грифф, - а чертовски удобная причина. Я просто не могу понять, как ты могла так долго выдержать в этой идиотской семье.
        Она слабо улыбнулась.
        - Я думала, это дружеская услуга.
        Он скептически вскинул брови.
        - Которую они так и не оценили. Она вдруг опять заплакала.
        - Даже не верится, что все это время они про меня так думали. - Сара покачала головой. - И не потому, что это ложь, а… - Она замолчала, почувствовав, как ладонь Гриффа накрыла ее руки, беспокойно теребившие подол платья.
        Девушка робко посмотрела на него.
        Он с грустью пожал плечами.
        - Я уже пытался тебе вчера объяснить. Не надо, Сара. - Он крепче сжал ее руки, почувствовав, что она пытается отнять их. А ей внезапно вспомнился вчерашний поцелуй. - На свете не все так просто, как нам кажется, - решительно повторил он свои слова, - или как толкуют люди.
        Да, Саймон, например, говорил, что его брак - простая фикция, а на деле оказалось совсем наоборот.
        - Ты прав, - тяжело вздохнула она. Грифф внимательно взглянул на ее измученное лицо и, отпустив ее руки, завел машину.
        - Мы сейчас вернемся на виллу, я тебе сделаю чашечку горячего шоколада, - добавил он, выруливая на дорогу. - Задача сейчас в том, чтобы дать тебе поспать, а не наоборот. Сам я выпью стаканчик виски. И пораньше ляжем спать.
        - Но…
        - Постарайся поспать, Сара, - твердо заявил он. - Это как раз то, что тебе сейчас нужно.
        Она, правда, чувствовала себя разбитой, но не была уверена, что сможет заснуть. Ей опять казалось, что все рухнуло и на этот раз выхода нет.
        Грифф взглянул на нее.
        - Не переживай, - бодро посоветовал он. - Слезами тут не поможешь.
        Ей хотелось поговорить с ним, а не сидеть вот так неподвижно и молчать. Но не было сил ему возразить, и всю недолгую дорогу она была погружена в свои мысли.
        Когда приехали, Сара послушно села в гостиной, как он велел. Сам Грифф пошел на кухню готовить напитки. Она даже выпила горячий шоколад, вернее, машинально глотала его, не замечая даже, что пьет. Ее все время терзала мысль: неужели ей суждено всю жизнь расплачиваться за то, что полюбила не того, кого следует.
        Когда с шоколадом было покончено, Грифф, мельком взглянув на ее лицо, решительно заявил:
        - Спать!
        Он показал ей свободную спальню. Вернее, не показал, а за руку отвел ее туда, и она опять подчинилась, как автомат, хотя сама прекрасно знала, где находится спальня.
        - Принесу тебе какую-нибудь ночную сорочку Вирджинии, - мягко сказал Грифф. - Хотя, - заметил он потом с усмешкой, - на мой взгляд, ее ночные сорочки выглядят весьма экзотично.
        Представив себе тщательно одетую при любых обстоятельствах Вирджинию Мейджор, она подумала, что можно понять иронию Гриффа по отношению к ночному туалету его сестры. Однако ей трудно было вообразить что-нибудь экзотичное на этой женщине. Она судила о людях по-другому…
        Сара все еще сидела на пуховом, с цветами по розовому полю, одеяле, когда в комнату вошел Грифф. Она была крайне удивлена, увидев, что через руку у него перекинут черный шелковый пеньюар, и медленно встала.
        Он скривился.
        - Вирджиния считает, что пастельные тона не идут к ее светлым волосам, - пожав плечами, объяснил он и, положив шелковый пеньюар на кровать, засунул руки в карманы.
        Наверное, Вирджинии виднее, что ей больше идет, и не дело Сары обсуждать вкус этой женщины.
        - Мне все равно, - сказала Сара. - Я лучше лягу. - И уныло вздохнула, дотронувшись до пеньюара.
        Грифф выпрямился и, вынув руки из карманов, шагнул к ней.
        Сара отпрянула.
        Она ничего не могла с собой поделать - этот человек приносит ей только добро, а она шарахается от него.
        - Я просто хотел помочь тебе расплести волосы, - мягко объяснил он. - Потом ты разденешься, ляжешь в постель и хоть немного поспишь.
        Она словно оцепенела и не могла остановить его, а он ласково усадил ее и начал осторожно расплетать ей косу. Потом, перебирая пальцами белокурые пряди, раскинул их по ее плечам.
        - Я знаю, сейчас не время, - хрипло заговорил он, - и совсем не собираюсь пользоваться твоим положением, но хочу, чтобы ты знала: мне безумно хочется поцеловать тебя.
        Сара подняла голову, растерянные зеленые глаза окунулись в медовое золото его глаз.
        - Сара, - простонал он и, осторожно приподняв, крепко прижал ее к себе. Сара почувствовала его теплое тело. Вся дрожа, она прильнула к нему, желая только одного: чтобы это мучение поскорее кончилось. Но конца, казалось, не будет.
        Он нежно целовал ей шею, ласкал мочку уха, легонько покусав ее зубами, медленно провел губами по ее щеке и наконец нашел мягки», раскрытые в трепетном ожидании губы.
        Это была не просто страсть, которая тогда обрушилась на них. Теперь между ними возникло понимание. Грифф давал ей уверенность и защиту.
        Но поцелуи становились все чувственнее, желание снова охватило их. Руки Гриффа ласкали ее спину, талию, и он все крепче прижимал ее к себе.
        Их горячее дыхание смешалось. Губы Гриффа искали, пленяли, требовали.
        Сара, внимая этим мольбам, вскинула руки и обняла его за шею. Она льнула к нему всей душой, тело горело, грудь после нежных прикосновений его чутких пальцев набухла и болезненно ныла от нахлынувшего желания, утолить которое Грифф был бы только счастлив. Он опять стал целовать ей шею, а потом сквозь легкое платье губами нащупал твердый сосок.
        Тело переполнилось незнакомыми ей доселе ощущениями. Выгнувшись, она медленно откинула голову назад и почувствовала, что Грифф начал языком ласково теребить сосок на второй груди, которая от его прикосновений также отяжелела и набухла.
        Сара забыла все свои мысли, все переживания и полностью отдалась во власть страсти, чувствуя жадное стремление Гриффа обладать ею. И когда он, обнимая Сару, неистово сжал ее бедра, жар во всем теле превратился в физическую боль.
        Глаза ее потемнели от нахлынувшего желания. Он осторожно уложил ее на кровать и, взглядом умоляя не сопротивляться, расстегнул молнию на платье, а потом одним движением стянул с нее всю одежду, оставив лишь черные трусики.
        Грифф устремил на нее свои золотистые глаза.
        - Как ты красива, - страстно прошептал он, медленно лаская ее. - Хочется смотреть на тебя не отрываясь, - хрипло добавил он.
        Она сама сейчас была уверена, что красива, действительно красива в своей наготе.
        - Я хочу, чтобы ты любил меня, Грифф, - тихо сказала она. Он с усилием сглотнул.
        - Я так сильно мечтаю об этом, что скоро начну бредить, - прошептал он, качая головой. - Но я не хочу совершать то, за что ты завтра будешь ненавидеть меня.
        Слова прозвучали как пощечина. Она смотрела на него в ужасе от собственной распущенности.
        Что он подумает о ней? О Боже, после такого он просто не может не поверить словам Салли и Клариссы.
        Она повернулась на бок, спиной к нему, и пылающим лицом зарылась в подушку.
        - Сара! Не надо! - Сильными руками Грифф сжал ее теплые обнаженные плечи. Но она не отозвалась.
        - Ты им теперь поверишь, - сдавленно проговорила она. - Поверишь, что я интриганка и разлучница, и…
        - Нет, - поспешно возразил он. - Ты добрая, отзывчивая девушка. Я достаточно хорошо тебя знаю и уверен, что ты не можешь кого-либо обидеть нарочно. Ты ведь влюбилась в этого человека…
        - Я думала, что люблю Саймона, - резко сказала она, все еще отворачиваясь от него. И тут вдруг поняла, что, раз так говорит, значит, уже больше не любит его, если вообще когда-то любила…
        Поначалу встречи с этим милым консультантом волновали ее, потом, когда выяснилось, что у него жена, Сара поверила, что он несчастлив в браке, жалела его, когда он говорил о своей кошмарной жизни с Фионой, а теперь… Господи! Теперь она встретила человека, которого готова полюбить, но все так ужасно складывается. И время для этого не то, и место - все не то.
        - Все ошибаются, Сара, - сочувственно произнес Грифф. - Но мы не должны расплачиваться за наши ошибки всю жизнь.
        Боже мой, она забыла, и так быстро, что меньше недели назад этого человека бросила любимая женщина!
        - Я… Спасибо тебе за помощь, - глубоко вздохнула она, пытаясь взять себя в руки. - Я думаю, мне лучше лечь. - Сара крепко зажмурила глаза, не смея взглянуть на это дорогое для нее лицо. Она понимала: стоит встретиться с ним взглядом - и она погибла.
        Грифф медленно убрал руки с ее плеч, ей сразу же стало зябко. Сара не видела его, но слышала, как он отошел от кровати, как через несколько мгновений с тихим шорохом открылась дверь спальни. Нервы ее были так напряжены, что казалось, голова вот-вот разорвется на части.
        Она чувствовала, что Грифф смотрит на нее.
        Наконец раздался тихий голос:
        - Спокойной ночи, Сара.
        - Спокойной ночи.
        Она хотела сказать это как можно мягче, но с досадой отметила про себя, что голос прозвучал резко.
        - Все осталось по-прежнему, Сара, - нежно произнес он. - Ты мне нравишься, я уважаю, тебя и безумно, до боли хочу обладать тобой.
        Она повернула к нему лицо, но его уже не было, он вышел, бесшумно закрыв за собой дверь.
        Из глаз, обжигая ей щеки, хлынули горячие слезы, но она знала, что теперь плачет не по Саймону и своей утерянной любви к нему.
        Потому что она никогда не любила его, только думала, что любит, теперь ей это совершенно ясно.
        Грифф Морган - вот кого она любит!
        Сара проснулась, когда в комнату сквозь задернутые шторы вовсю светило яркое южное солнце. Как всегда по утрам.
        Но во всем остальном это утро не было похоже на предыдущие.
        Она никогда не просыпалась от расползавшегося по всей вилле дразнящего запаха свежесваренного кофе, потому что у Форбсов всегда вставала первая и сама варила кофе на всех.
        А тут еще к аромату кофе примешивался запах горячего хлеба и какой-то сладкой выпечки - это тоже обычно было ее делом: ездить по утрам в деревенскую булочную и привозить свежие, с пылу с жару, длинные батоны, разную выпечку.
        И нежный шелк ночной сорочки ощущался на теле совсем по-другому, нежели ее собственная хлопчатобумажная рубашка.
        И человек, громко насвистывавший за дверью спальни, никак не мог быть одним из Форбсов - они никогда не бывали так жизнерадостны по утрам и в этом очень походили друг на друга.
        И уж конечно, у Форбсов не было кота, который мог бы так уютно устроиться на кровати, что Сара не могла вытянуть ноги.
        Заранее несколько раз постучав в дверь, в комнату вошел Грифф.
        - Садись поудобнее, - сказал он. Потом согнал кота с кровати и торжественно поставил перед ней тяжело нагруженный поднос, а она поспешно села, скорее испытывая неловкость, нежели подчиняясь его словам. - Кофе некрепкий, в твою честь, - шутливо добавил он. - Свежий сок. Апельсиновый. Только что приготовленный вот этими заботливыми руками. Хлеб прямо из печки, мягкое масло, джем и вкусные пирожные, - важно перечислил он содержимое подноса. - Знаешь, - он сел на край кровати и попробовал миндальное пирожное с засахаренными вишенками наверху, - а я мог бы привыкнуть каждое утро подавать тебе завтрак в постель.
        Нет, не надо его обнадеживать. Она должна уехать отсюда. И как можно скорее. Надо постараться хоть немного поесть, все-таки он очень мило все приготовил. Она не хотела его разочаровывать, ведь он заботился о ней, как никто другой. Даже от родителей она не видела столько внимания.
        - А я бы нет, - сухо произнесла Сара. Она отломила немного хлеба и, несмотря на свое состояние, вдохнув вкусный, дразнящий запах, почувствовала, что голодна, и стала намазывать хлеб золотисто-желтым маслом.
        - Я уеду, как только закажу билет в Англию.
        При этих словах лицо Гриффа посерьезнело.
        - В этом нет никакой необходимости, - возразил он. - Ты могла бы остаться и провести здесь отпуск.
        - Нет, не могу, - твердо ответила она, понимая, что при сложившихся обстоятельствах неразумно было так поступать. И он тоже должен это понимать. После вчерашней ночи…
        Вчерашняя ночь…
        Внезапно ей расхотелось есть хлеб, который минуту назад она с таким воодушевлением мазала маслом. Прошлой ночью ей безумно хотелось, чтобы Грифф любил ее, и он, казалось, желал того же. Она все еще ощущала прикосновения его теплых губ на своем теле.
        Прошлой ночью она поняла, что любит этого человека.
        Грифф накрыл ее руку своей. Он безошибочно прочитал на ее лице обуревавшие ее чувства.
        - Сара, нам надо поговорить…
        - Нет! - Она отодвинулась от него, решительно отставила поднос и, откинув одеяло, поднялась с кровати.
        Ей стало противно при мысли о том, что надо надеть на себя вчерашнее черное платье. Она подумала, что оно теперь все время будет напоминать ей о пережитом вчера унижении. Но ничего другого не было, разве что этот открытый черный пеньюар.
        Она сдернула платье со стула, куда вчера, прежде чем покинуть комнату, повесил его Грифф, и поспешила в ванную В зеркале она увидела свое отражение: бледное лицо, пол огромными зелеными глазами темные круги. Прошлой ночью она долго не могла уснуть. Потом словно куда-то провалилась и забылась тяжелым сном.
        Сара быстро оделась и, вернувшись в спальню, с облегчением обнаружила, что Грифф вышел. Она заправила постель, сложила шелковый пеньюар в ногах кровати. Джаспер куда-то исчез - видно, пошел искать себе поесть.
        Но, прежде чем уйти, ей надо найти Гриф-фа и поблагодарить его за все.
        Она нашла его на кухне, куда отнесла поднос. Повсюду валялись остатки апельсинов, нарезанные куски хлеба, стоял остывший кофе. Посреди этого беспорядка Грифф с невозмутимым видом пил кофе. Увидев Сару, он застыл с поднятой в руке чашкой и стал пристально глядеть на нее.
        - Спасибо тебе, что помог вчера. - Она постаралась говорить непринужденно и с приятным удивлением отметила про себя, что голос ее прозвучал довольно естественно, хотя и не очень убедительно. - Я заберу свои вещи и…
        - Я пойду с тобой.
        При этих решительных словах глаза у нее от удивления стали большими. Грифф вызывающе прищурился.
        - Я и сама могу .
        - Не сомневаюсь, что можешь, - кивнул он, соглашаясь, - но я все равно иду с тобой, - и упрямо посмотрел ей в глаза.
        Сара ответила раздраженным взглядом. Она знала, что отговаривать его бесполезно, он ведь все равно не послушается и последует за ней. Тогда будет еще хуже. Так что лучше уж с самого начала пойти вместе.
        - Ну хорошо, если ты так настаиваешь, - быстро согласилась она. - Но ты только зря время потратишь. Я собираюсь забрать свои вещи и выехать прямо в аэропорт. И до вылета побыть там, - добавила она преувеличенно бодрым голосом. На самом деле она знала, что в это время года очень трудно достать билет на самолет.
        Но сейчас для нее важнее всего была встреча с семейством Форбс.
        Ей повезло, за завтраком сидели Роджер и трое детей. Сара метнула взгляд в сторону кухни и в дверях заметила утомленное лицо Клариссы. Волосы у нее против обыкновения были растрепаны, лицо не накрашено, сегодня ей запросто можно было дать все ее сорок три года.
        Сара не тешила себя мыслью о том, что растрепанный вид Клариссы объясняется ее переживаниями из-за вчерашней сцены. Скорее всего, ее выбила из колеи необходимость самой заняться домашними делами.
        - Сегодня на завтрак только кукурузные хлопья и гренки, - раздраженно заявила она домашним, тем самым подтвердив Сарино предположение. - Придется вам довольствоваться… - Кларисса замолкла, заметив, что никто не обращает на нее внимания, а все смотрят в противоположную сторону. Она проследила за их взглядами. - Сара… - медленно произнесла она.
        - Где ты была? - спросил ее Стивен. - Завтрак ужасно невкусный. Салли пристает ко мне. А твоя кровать даже не разобрана на ночь, - с негодованием перечислил он, явно расстроенный тем, что вдруг нарушился удобный порядок, раз и навсегда установившийся вокруг него.
        - Стивен! - одернула Кларисса младшего из своих чад, который враждебно смотрел на застывшего позади Сары Гриффа.
        - Но не разобрана ведь, - упрямо повторил он из желания оставить последнее слово за собой.
        - Стивен, - тихо заговорил отец, но в голосе его зазвучали металлические нотки, которые заметил даже младший сын. Он посмотрел на отца широкими от удивления глазами. - Замолчи! - ледяным тоном приказал ему Роджер.
        Сара почувствовала еще большую неловкость. А тут еще это дурацкое черное платье!
        - Я на минутку, - сухо сообщила она, обведя присутствовавших взглядом.
        Стивен все еще дулся на отца за выговор, но предпочел молчать. Хитрая полуулыбка играла на Саллиных губах, Бен переводил вопросительный взгляд с Сары на Гриффа и обратно. Роджера, похоже, смущала вся эта ситуация, а Кларисса выглядела… даже трудно объяснить, как она выглядела. Она пребывала в смятении, была сама на себя не похожа.
        Сара нахмурилась.
        - Ты не сможешь уехать, - устало произнесла Кларисса.
        Сара покачала головой:
        - Я возвращаюсь в Англию, а пока достану билет, думаю, остановлюсь где-нибудь в Ницце.
        - Я совсем не то имела в виду, - забеспокоилась Кларисса. - О, все это так ужасно. Роджер, сделай же что-нибудь. Что я скажу Маргарет? - расстроенно добавила она.
        Сарина мама, безусловно, огорчится, узнав о конфликте, возникшем между ее старинной подругой и дочерью, но Сара была уверена, что они как-нибудь переживут эту неприятность.
        - Я сама ей все расскажу, - спокойно заверила она.
        Кларисса, руками схватившись за растрепанные волосы, закачала головой:
        - Ты не понимаешь…
        Недоумение Сары росло. Кларисса явно подразумевала что-то другое.
        - Сара… - Роджер вышел на середину комнаты и встал перед ней. Он молча пожевал свою нижнюю губу, глядя на стоящего рядом мужчину с каменным выражением лица, потом обратился к Саре. В глазах его застыла мольба. - Вчера, после того как вы ушли… - он неловко замолчал, потом, переведя дух, продолжил:
        - Кларисса увидела… обнаружила, - поправился он, услышав, как жена коротко вздохнула, - что пропал ее бриллиантовый браслет. - Последнее он произнес скороговоркой, у него был довольно жалкий вид.
        Сара поняла, о каком браслете идет речь. Кларисса обычно надевала его, когда вечером куда-нибудь отправлялась. Это была большая, довольно безвкусно выполненная штуковина из золота и бриллиантов. Наверняка она стоила небольшое состояние.
        Немудрено, что Кларисса так подавлена.
        - Мы не стали вызывать полицию, - смутившись, продолжал Роджер. - Мы хотим сначала хорошенько обшарить виллу, надеемся на твою помощь и верим… что… браслет будет найден. - Неопределенно пожав плечами и как-то ссутулившись, он отошел. Вид у него был неважный, лицо бледное.
        Сара молча переводила взгляд с изможденного лица Клариссы на Роджера, который больше всех казался потрясенным этой историей.
        Стивен смотрел на нее разинув рот, во взгляде Салли она прочла вызов, а Бен, казалось, не знал, куда глаза девать.
        Сара опять повернулась к Клариссе и Роджеру. Не надо было объяснять, что они имеют в виду под словом «найдено. Они надеются, что браслет будет возвращен им без лишнего шума.
        Они думают, что это она взяла его!



        Глава 7

        - Самоуверенная дрянь… - Голос Гриф-фа прерывался от злости. - Я бы…
        - Я бы про Роджера так не сказала, - устало произнесла Сара. - Он, кажется, расстроен больше всех.
        - Я говорю не о Роджере, - презрительно отозвался Грифф. - У его дочурки вид как у кошки, которая, согласно пословице, знает, чье мясо съела, - мрачно объяснил он.
        Последние полчаса превратились в сплошной кошмар. И вообще весь этот отпуск не что иное, как сущий кошмар.
        Об отъезде теперь и речи быть не могло. До тех пор, пока не отыщется браслет. Если она уедет, Форбсы будут уверены, что виновата именно она. Ее доводы о том, будто пропавший браслет совершенно ей не нравился, были своеобразно истолкованы Салли, которая нагло заявила, что Сара могла украсть его, желая досадить им. И тут вмешался Грифф! В течение всего разговора он благоразумно молчал, но последнее обвинение переполнило чашу его терпения. Он заявил Форбсам, что она уйдет с ним, как только уложит свои вещи, что не будет ни в чем им помогать, что они сами могут выполнять грязную работу, а при необходимости найдут Сару на соседней вилле, но в следующий раз, когда они захотят поговорить с ней, сначала пусть извинятся, иначе и близко к Саре не подойдут.
        Сару поразило, насколько он уверен в ее невиновности. Ведь он почти не знает ее. А ведь даже хорошо знавший Сару человек вполне мог бы усомниться в ее честности - и его можно было бы понять, поскольку косвенные улики все же против нее: браслет исчез как раз тогда, когда она покинула дом.
        Сара, конечно, не собиралась прощать Форбсам их грязные подозрения, но то, что Грифф ни на секунду не потерял доверия к ней, согревало ее, словно в душе зажегся теплый огонек.
        Она не представляла, как бы управилась с вещами и покинула этот дом, если бы не Грифф. Он взял на себя Форбсов, пока она укладывала чемодан. Сара постаралась ничего не забыть, не было никакой охоты снова встречаться с этой семейкой.
        Когда они уходили, ее так трясло, что без помощи Гриффа, который поддерживал ее под руку, она упала бы, наверное, без чувств. Она была благодарна ему, когда он помог ей сесть в машину. Автомобиль тронулся, а Сара сидела, сурово глядя прямо перед собой.
        - На самом деле, - медленно начал Грифф, когда они свернули на дорогу, ведущую к вилле Вирджинии, - я бы совсем не удивился, если бы пропавший браслет обнаружился у Салли.
        Сара хмуро посмотрела на него.
        - Да нет… - возразила было она, но тут же вспомнила Саллин вчерашний торжествующий взгляд и самоуверенную улыбку на ее губах сегодня утром.
        - Почему нет? - недовольно спросил Грифф, паркуя машину. - Вчера она пускалась во все тяжкие, чтобы дискредитировать тебя, так почему сегодня должна остановиться перед воровством? - угрюмо сказал он.
        Конечно, если так рассуждать, то вполне допустимо, что… Но неужели Салли до такой степени ненавидит ее?
        Грифф открыл перед ней дверцу машины. Лицо его по-прежнему было мрачным.
        - Остается лишь надеяться, что Роджер Форбс поймет, что за злобная маленькая дрянь его дочь, пока та не натворила настоящих бед.
        Пропавший браслет черной тенью повис над Сарой, кроме того, тревожила мысль о необходимости и дальше оставаться на этой вилле после того, что она ответила Гриффу. Она понимала, что рядом с этим человеком ей не удается владеть своими чувствами. Если она побудет здесь еще немного, они с Гриффом станут любовниками.
        Но еще неприятней казалась перспектива переживать все это где-нибудь в одиночку, когда над головой, словно дамоклов меч, висит история с браслетом.
        Поэтому Сара не стала возражать, когда Грифф заявил, что она останется у него.
        - Что бы там ни было, - бодро добавил он, прочитав на ее лице все эти мысли, - мы не будем целыми днями сидеть дома и хандрить.
        Сара выбралась из машины под горячее солнце.
        - Не будем? - сухо усмехнулась она, недовольная тем, что он все решил за нее.
        - Нет, - твердо ответил Грифф. - Мы переоденемся и поедем в Жюан-ле-Пэн. Она растерянно посмотрела на него:
        - Да, но…
        - Никаких «но», Сара, - решительно оборвал он ее, потом одной рукой поднял чемодан, а другой взял ее за руку и повел к вилле. - Нам обоим не помешает провести денек на пляже.
        Она все еще пыталась возражать:
        - Но твоя работа…
        - Подождет до завтра, - отмахнулся Грифф.
        Чемодан он отнес прямо в ту же спальню, где она ночевала вчера, и поставил на пол.
        - Действительно, теперь я понял, что самое трудное - писать книгу. - Он нахмурился. - При работе над статьей ты зажат сроками. А книгу пишешь не для издателя, поэтому приходится, как это ни трудно, приучать себя к самодисциплине. Ведь за спиной нет редактора, который подгонял бы тебя.
        - Вот я тебя подгоняю, - невесело сказала Сара. - Хотя понимаю, что это не одно и то же. - Она едва заметно улыбнулась. - А не можешь ты сам… ну, как бы поставить перед собой мысленные сроки? Дать себе строго определенное время на то, чтобы написать книгу?
        Он пожал плечами:
        - Мне кажется, сегодня эта идея обречена на неудачу.
        Таким образом, он внушал ей, что у него не хватает силы воли, чтобы противостоять обстоятельствам, а сам с завидным упорством удерживал ее на вилле. Правда, если быть честной, то надо признать, что она проведет все это время лучше с ним, на вилле, чем где-нибудь еще. Даже несмотря на то, что ей ужасно досадно за свою глупую влюбленность.
        - Ты возьми купальник, - сказал он ей, - а я захвачу пару запасных полотенец.
        Сара решила взять бикини изумрудного цвета. Когда она покупала его, этот купальник показался ей очень откровенным. Но однажды, поехав с Форбсами на пляж, она отметила, что Кларисса и Салли разгуливали там вообще обнаженными до пояса, как, впрочем, и многие другие загоравшие на пляже женщины.
        Сара не была столь смела.
        Сегодня она тоже не надеялась на свою смелость, поэтому взяла обе части бикини и вышла в гостиную, где ее уже ждал Грифф.
        - Я заказал места в деревенском ресторане на вечер, - сообщил он, складывая вещи в багажник.
        Он не терял времени зря и за те несколько минут, пока она выбирала бикини, успел позвонить.
        - Меня бы вполне устроил сандвич или что-нибудь вроде этого здесь, на вилле, - возразила она.
        - Это мы еще успеем, - небрежно ответил он. - А сегодня поужинаем в ресторане. У тебя такой замученный вид, что не мешает отдохнуть от домашней работы, - отрывисто произнес он. - Вот я и хочу устроить тебе этот отдых.
        - Но…
        - Я уже сказал тебе, - укоризненно взглянул он на нее, выруливая на дорогу в Ниццу, - никаких «но». Просто сиди, наслаждайся дорогой и успокойся.
        - Да, сэр, - сыронизировала она. Он грустно улыбнулся:
        - Я обычно не так категоричен, но ты сама вынуждаешь.
        Глаза у нее вдруг наполнились слезами:
        - Ты так добр ко мне…
        - Я хочу видеть тебя счастливой. - Он сжал ее ладони. - Хочу, чтобы все эти люди оставили тебя в покое, чтобы ты смеялась и разговаривала, избавившись от нависших над тобой теней.
        Он без всяких слов понимал, что она чувствует.
        В этом и состояла одна из причин, почему она так легко и быстро влюбилась в него. Между ними установились такие отношения, при которых он почти точно знал ее мысли и чувства, прежде чем она сама успевала осознать их.
        Это смутило бы кого угодно.
        - Забудь о них, - опять начал он внушать ей. - Они слишком легковесны, чтобы брать их в расчет. Кроме того, - весело добавил он, - начинается новый день, а рядом я, такой красивый. - Он многозначительно вскинул темные брови.
        Сара не могла удержаться от улыбки, глядя на то, как он подвигал бровями и покрутил воображаемые усы.
        - О, милостивый государь, - смеялась она, - да вы порядочный шутник.
        Грифф перестал кривляться и с грустной улыбкой сказал:
        - На самом деле я очень приличный человек.
        Она удивленно посмотрела на него. Что он имеет в виду?
        Но, видимо, ему не хотелось это объяснять. Он стал весело рассказывать о том, как однажды его выбросило на необитаемый остров и у него там был собственный Пятница, фоторепортер их газеты. Им пришлось долго торчать на этом острове, поскольку задул порывистый ветер и катер не мог подойти к берегу, чтобы забрать их. Он так уморительно описывал, как им в конце концов удалось поймать несколько рыбок и поужинать, что Сара ничего более смешного в жизни не слышала.
        Она, конечно, была не столь наивна и догадалась, что он слегка приукрасил свой рассказ, надеясь отвлечь ее от мыслей о Форбсах и пропавшем браслете. И в какой-то степени ему это удалось. Как же она может не смеяться и не наслаждаться его обществом, если он так неотразим!
        Когда они добрались до пляжа, там уже было полно народу. Видимо, местные отдыхающие знали, что если не прийти сюда пораньше, то тебе не достанется ни один из тех разноцветных матрацев, которые стройными рядами лежали на белом песке.
        Сара была уверена, что, если бы в Англии с людей потребовали плату за возможность полежать на пляжном матраце, их возмущению не было бы конца, в то время как во Франции это был единственный способ попасть на пляж. На юге Франции такое считалось нормальным явлением. И теплое синевато-зеленое море здесь искрилось и манило Сару, как нигде в Англии.
        Итак, они с Гриффом заплатили деньги, а смотритель показал им два матраца, которые находились в стороне от остальных, лежавших в три ряда, вручил им полотенца, а потом воткнул в землю зонт, чтобы они не обгорели под полуденным солнцем.
        Сара немного стеснялась раздеваться при Гриффе, что само по себе было смешно после того, как он вчера уже видел ее почти нагой.
        Но на фоне других женщин, которые щеголяли в одних трусиках, Сара выглядела так, словно на ней слишком много одежды.
        - Расслабься, - сонно посоветовал ей Грифф, заметив, что она без конца ерзает на своем матраце, пытаясь устроиться поудобнее. Ее ужасно смущало его стройное тело, загорелая кожа, поблескивавшая на солнце из-за того, что обильно смочена лосьоном.
        Она, конечно, старалась расслабиться, но как же это трудно было сделать, когда он лежал так близко, живое воплощение мужественности.
        - Пожалуй, я пойду искупаюсь, - коротко бросила она, вставая.
        - Сара! - Его мягкий голос заставил ее замереть.
        Судорожно сглотнув, она повернулась к нему. Ведет себя она, конечно, по-глупому. Сара опять почувствовала внутри тот самый лихорадочный жар, который Грифф зажег в ней прошлой ночью. А ведь в этот раз он даже не дотронулся до нее.
        Его губы растянулись в озорной улыбке.


        - В субботу на песок горячий
        Тебя на пляже брошу я, -


        Продекламировал он.
        - Но сегодня только пятница!
        Она побежала к морю и нырнула в теплую волну, пытаясь охладить пылающие щеки.

«Сегодня только пятница!» Надо же такое сказать. Что он подумает о ней?
        Наверняка Грифф по глазам понял ее желание, когда она сверху смотрела на него, лежащего. Неужели у нее был голодный взгляд?
        Или страстный? Или отчаянный? О Господи, как же ей скрыть от него свои чувства?
        Неторопливо плывя по спокойной воде, она время от времени посматривала на него. Ее мокрые гладкие волосы теперь свободно падали за спину. Обычно она их заплетала перед тем, как войти в воду, но на этот раз она так спешила убежать от Гриффа и вырваться из-под его мужественной власти, что не успела это сделать.
        Грифф опять лег и закрыл глаза, совершенно не обращая внимания на почти голых женщин вокруг себя. Хотя Сара заметила, что некоторые из них специально стали прохаживаться около него, чтобы привлечь его внимание.
        Но у них ничего не вышло.
        Несколько раз он садился на матраце, но только для того, чтобы отыскать глазами Сару, а убедившись, что с ней все в порядке, махал рукой и ложился обратно.
        По крайней мере поведением своим на бабника он не походил.
        Тогда чем же объяснить его безусловный интерес к ней?
        - Пойдем перекусим в кафе.
        Она подняла голову и в нескольких шагах от воды заметила Гриффа. При виде его великолепного загорелого тела у нее перехватило дыхание.
        - Пора перекусить, - терпеливо повторил он, поскольку она даже не шевельнулась.
        Сара не могла объяснить возникшее между ними притяжение, она могла лишь попытаться противостоять ему, приспособившись к существующим обстоятельствам.
        Но как же трудно будет это сделать!..
        - Успокойся и поешь, - сухо заметил Грифф.
        Сара отложила кусок хлеба, который все время крошила вилкой в своей тарелке, осознав, что терзает его просто так, а не потому, что хочет есть.
        Напряжение в ней росло по мере того, как убывал день. И вот теперь, когда они ужинали в ресторане, она подумала о предстоящей ночи, со всеми вытекающими последствиями. И просто боялась даже предположить, что ждет ее впереди.
        Конечно, она знала, чего бы ей хотелось, но опять-таки все это было не вовремя и совершенно не к месту. Вообще, казалось, все складывается против того, чтобы они с Гриффом были вместе. Получалось, что они тянутся друг к другу, чтобы забыть прежнюю любовь. По крайней мере Грифф хочет таким образом забыть свою невесту.
        Что же касается Сары, она теперь не сомневалась: то, что она испытывала к Саймону, было таким мелким и ни в какое сравнение не шло с ее всепоглощающей любовью к Гриффу! Поэтому она была совершенно уверена в том, что, если Грифф захочет ее, пусть даже всего лишь в качестве болеутоляющего средства после предательства Сандры Престон, она даст ему это утешение. Саймону она отказала, как он ни требовал этого.
        Но они оба за целый день намеренно, как показалось Саре, ни словом не упомянули ни Саймона, ни Сандру. Теперь они сидели в уютном ресторанчике, расположенном внизу, в долине, недалеко от виллы. Хозяева, муж и жена, ловко справлялись со своими обязанностями - муж готовил еду, а жена подавала на стол. Казалось, неловкое молчание повисло между Сарой и Гриффом. Вот почему напряжение в душе Сары все возрастало.
        - Сара, - Грифф накрыл рукой ее пальцы, - ты гостья в доме моей сестры.
        - Но она не знает об этом, - натянуто усмехнулась она.
        - Зато я знаю, - решительно возразил он. - И пока мы не распутаем весь этот клубок, нам придется жить на этой вилле. Да нет, я совсем не имел в виду нелепую историю с Форбсами, - объяснил он, заметив слезы у нее на глазах, второй раз за день. - Нам надо о многом поговорить, многое выяснить, с обеих сторон, - мягко добавил он. - Все это не решишь вот так, сразу. Считай, нам повезло, что у нас появилось столько свободного времени. Можешь поверить, - он насмешливо улыбнулся, - это роскошь для меня.
        - И для меня, - кивнула она. Работа в больнице отнимала почти все ее время. Грифф тоже кивнул в ответ:
        - Так что нам нужно дорожить этой роскошью. - Он взял ее руку в свою и посмотрел на длинные, умелые пальцы с короткими ногтями, которые она подстригала, чтобы ненароком не поцарапать больных. Потом поцеловал кончики пальцев. - Давай просто радоваться этой возможности, несмотря на всякие неблагоприятные обстоятельства, а потом уже решать возникшие проблемы, а? - мягко предложил он.
        Легко сказать, да трудно сделать. Тем более когда кругом столько препятствий.
        И разве она может позволить себе расслабиться, ведь сделай она это, как тут же всплывет наружу ее любовь.
        - Я бы хотела пораньше вернуться домой. - Выпрямившись, она высвободила руку. - Прежде чем лечь спать, надо позвонить Форбсам: вдруг браслет нашелся.
        Грифф вскинул брови.
        - Ты что, серьезно предполагаешь, что он может найтись? - насмешливо спросил он. Она вздохнула:
        - Ничего другого не остается. Он покачал головой:
        - Бесполезно надеяться. Если только у маленькой паршивки что-нибудь изменится в душе.
        - Нельзя быть полностью увер…
        - Нельзя? - Грифф скорчил гримасу. - Могу поспорить, что можно. Но если ты хочешь звонить Форбсам, я не возражаю.

«Если тебе хочется испортить такой чудесный день». Он не сказал этого вслух, но тон его был красноречив.
        Да, день выдался действительно чудесный. На ленч они ели удивительно вкусный салат - в пляжном кафе, в двух шагах от своих матрацев, сидели, как цивилизованные люди, за столом, покрытым клетчатой скатертью. Это не то что поглощать сандвичи прямо на пляже, чувствуя, как вместе с едой на зубах скрипит песок.
        Большую часть дня они лежали на солнце, загорали и только под вечер поехали на виллу, чтобы принять душ и переодеться к ужину.
        Но история с пропавшим браслетом не давала покоя, даже если они старались забыть о ней в эти часы.
        - У тебя есть кто-нибудь из родных? - Сара решила переменить тему, вместо того чтобы спорить с ним. - Кроме сестры, конечно, - сконфуженно добавила она.
        Из-за всех этих неприятностей, которые навалились на них в последнее время, Сара совсем забыла, что Вирджиния - сестра Гриффа.
        Он кивнул. Выражение золотисто-коричневых глаз говорило о том, что он раскусил ее маневр, но на время согласен отвлечься.
        - Предки уже в годах, они живут в Девоне.
        Она улыбнулась:
        - Наверное, твоя профессия здорово укорачивает им жизнь. Ведь они тревожатся за тебя.
        - Моя мать - Барбара Хиллиард, хотя об этом мало кто знает, - с нескрываемой гордостью сообщил Грифф.
        Это была популярнейшая в пятидесятые годы журналистка, прославившаяся своими захватывающими историями, которые появлялись в результате расследований, подчас требовавших немалого риска. Не всякому такое под силу.
        Сара в изумлении смотрела на него:
        - Мне бы и в голову не пришло…
        - Большинство не знает об этом. - Он пожал плечами. - Я сам не захотел афишировать наше родство, когда решил пойти по ее стопам. И достиг всего только благодаря своему упорству, и ничему больше. А когда мама ушла из журналистики, мало кто вообще знал, что у Барбары Хиллиард есть муж и двое детей.
        - А как твой отец относился к ее работе? - с явным интересом спросила Сара, поскольку Барбара Хиллиард была одной из немногих знаменитостей своего времени.
        - Мой папа - врач, - ответил Грифф так, словно этим все сказано.
        А может, так оно и есть? Врачи, причем к ним относятся и медсестры, лучше других понимают хрупкость человеческой жизни, поэтому спокойнее воспринимают всякие неожиданности.
        - Конечно, сейчас они оба на пенсии - с нежной улыбкой произнес Грифф. - Но все еще ведут весьма активный образ жизни. Ты бы им понравилась, - убежденно добавил он.
        Сара удивленно посмотрела на него. Шансы на то, чтобы увидеться с его родителями, почти равнялись нулю.
        Почти?..
        Зачем ей эта маленькая оговорка? Однажды покинув Францию, она вряд ли когда-нибудь снова встретится с Гриффом. И с этим надо смириться.
        Она не успела ответить Гриффу, потому что принесли горячее и они занялись едой.
        Но супруги, которые произвели на свет такого замечательного человека, вызывали у Сары любопытство. Как бы ей хотелось когда-нибудь увидеться с ними…
        А еще их разговор заставил ее задуматься, и уже не в первый раз: не из-за того ли сбежала Сандра Престон с собственной свадьбы, что не могла принять его профессию?
        Хотя, с другой стороны, совершенно очевидно, что Грифф собирается на неопределенное время оставить журналистику. В общем, все непонятно…
        И неловко повернуться к нему и просто спросить, почему же его избранница в конце концов передумала выходить за него замуж…
        Они шли из ресторана к вилле, довольные хорошей кухней и приятной компанией. Хотя Сара не была уверена, что явилась интересным собеседником для Гриффа. Но он выглядел вполне счастливым и шел, что-то мурлыча себе под нос. Когда они вышли из ресторана, он сразу же пристроил ее руку к себе под локоть.
        Грифф остановился в самом начале дороги, ведущей к вилле, повернулся к Саре и взял ее лицо в ладони.
        - Прежде чем мы дойдем до дома, я хочу пожелать тебе спокойной ночи и поцеловать, - заявил он. - А то будешь обвинять меня потом, что я воспользовался ситуацией.
        Даже в вечерних сумерках было видно, как запылали ее щеки. Предчувствия начинают сбываться.
        - Да, но…
        - Я шучу, Сара, - мягко ответил он. - Я знаю тебя и себя достаточно хорошо и понимаю, что таких обвинений между нами быть не может.
        При свете луны Сара увидела его лицо. Она знала, что, несмотря на эти слова, он сейчас поцелует ее. Она подняла к нему глаза, губы раскрылись в молчаливом согласии.
        Об этом Сара мечтала весь день. Она знала, что все произойдет именно так: он губами касается ее губ, сердце у нее начинает колотиться, все тело охватывает жаркая дрожь, она вскидывает руки и, обняв его за шею, прижимает к себе…
        Вспыхивает свет, раздаются голоса. Она растерянно смотрит на Гриффа, почувствовав, что он резко отпрянул от нее. Она видит, как Грифф враждебно оглядывается по сторонам и с напряженным вниманием что-то высматривает.
        Сара с трудом заговорила:
        - Что это?
        Она нахмурилась, увидев, что у одной из припаркованных неподалеку машин, мимо которой они только что прошли, заработал мотор и зажглись фары. Автомобиль помчался вниз с холма.
        - Проклятье, - сквозь зубы процедил Грифф. - Черт бы их всех побрал! А я только утром говорил, что у нас куча времени, чтобы узнать друг друга. - Он засунул руки в карманы. - Теперь наше уединение нарушено окончательно и бесповоротно. - Он со злостью поддал лежавший на дороге камень. - Проклятье!
        Она, все еще ничего не понимая, покачала головой:
        - Я не…
        - Видела только что вспышки света? - раздраженно спросил он.
        Проблески света… голоса… Значит, ей это не померещилось?
        - Это была фотовспышка, Сара, - угрюмо объяснил он, бессильно глядя вслед исчезнувшей машине. - Какой-то ублю… какая-то свинья сфотографировала нас как раз в тот момент, когда мы целовались. - Он вздохнул. - Завтра утром все английские бульварные газеты запестрят нашими фотографиями.

«Где Вы, Грифф?» - спрашивали они.
        И вот теперь узнали.
        И узнали даже, с кем он.
        О Господи!



        Глава 8

        Когда пришли на виллу, Грифф сварил кофе. Оба слишком хорошо понимали, что теперь, когда место пребывания Гриффа раскрыто, они окажутся мишенью пристального обывательского любопытства. Тем более если выяснится, что Грифф живет с другой женщиной. После того как запечатленный камерой страстный поцелуй увидит свет, никто не поверит, что спят они в разных комнатах.
        - Как они могли напасть на твой след? - расстроенно спросила Сара. Грифф был мрачен.
        - Известно как, - медленно протянул он. - Могу и об этом с тобой поспорить, - невесело прибавил он.
        Она удивленно нахмурилась, а потом, поняв, что он имеет в виду, широко раскрыла глаза.
        - Неужели ты серьезно?.. - недоверчиво произнесла она. - Салли не могла…
        - Я же говорил тебе: эта юная особа жестока, - резко ответил он. - И не исключал такого оборота. Я знаю подобный тип девчонок. Не думаю, чтобы Салли сделала это, желая отомстить мне, но по молодости лет она считает, что, убрав тебя с дороги, сможет рассчитывать на мое расположение. Ей невдомек, что, действуя таким образом, она вообще теряет все шансы. - Он покачал головой. - Не знаю, все говорят о женском коварстве, но, по-моему, коварство подростка более опасно.
        Она посмотрела на него:
        - Ты так говоришь, словно все это на себе испытал.
        Он пожал плечами:
        - Видимо, юных девушек привлекает моя профессия, по крайней мере та ее сторона, которая связана с риском. Поэтому для них вдвойне важно завоевать внимание подобного человека. - Он покачал головой. - Может быть, некоторых и прельщает, когда юная девушка увлекается зрелым мужчиной, но лично мне это только на нервы действует.
        Сара знала, что он совершенно верно истолковал характер Саллиной влюбленности:
        Салли больше привлекает его профессия, а не он сам, и все же…
        - Просто не верится, что Салли сообщила журналистам о том, где ты находишься, - убежденно сказала она.
        Лицо Гриффа смягчилось. Он посмотрел ей в глаза, полные беспокойства, и сказал:
        - Ты очень наивная, Сара. Милая наивная девушка, - проникновенно добавил он. - Может, за это я и… - Он замолк и резко выпрямился. - Мне кажется, теперь мы должны прийти к какому-то одному решению и в дальнейшем придерживаться его. - Голос его зазвучал тверже. - Либо мы отсюда уезжаем, и, если тебе хочется, порознь, - по его тону было ясно, что сам он против такого расклада, - либо остаемся здесь и вдвоем расхлебываем эту кашу.
        Фотография, на которой она целуется с Гриффом, скоро будет красоваться во всех английских газетах. Ужасно, конечно, но с этим ничего уже не поделаешь.
        Она с надеждой глянула на Гриффа.
        - А нельзя позвонить кому-нибудь из твоих знакомых журналистов и попросить… уничтожить фотографии? Нет, - страдальчески добавила она, видя, что он смотрит на нее долгим, почти жалобным взглядом, - лучше не надо. - Она вздохнула. - Тогда мне нужно позвонить маме и предупредить о том, что ее ждет.
        А Саймон? Что подумает он, увидев этот полный страсти поцелуй?
        А, к черту Саймона, какая разница, что он подумает. Он же о ней не думал, когда носился за Фионой, пытаясь склеить свой брак.
        - Моя мама этого не поймет, - скривилась она, живо представив себе, как будет трудно все объяснить матери.
        - Давай я поговорю с ней, - неожиданно предложил Грифф. Сара изумилась:
        - Ты?
        Он усмехнулся:
        - Веришь или нет, но я умею разговаривать с женщинами в возрасте твоей мамы.
        В том-то и беда, что он умеет говорить и очаровывать женщин всех возрастов. Будь он хотя бы не так красив, тогда ничего этого с ней и не случилось бы.
        Она знала, что не права, но Грифф, наверное, не стал бы ее осуждать за эти мысли, если бы знаком был с ее мамой…
        - Тогда я скажу, что я твой гость, - предложила она. - Но предупреждаю тебя, Кларисса одна из старинных и самых близких подруг мамы, - объясняла она, держа в одной руке телефонную трубку, а другой набирая номер. Звонить маме вообще-то было поздновато, но лучше предупредить ее сейчас, чем допустить, чтобы утром она обнаружила все в газетах.
        - А ты ее дочь, - негромко добавил Грифф.
        Сара нахмурилась, рассеянно прислушиваясь к телефонным гудкам. Она знала, что в это время мама уже спит и надо немного подождать, пока она спустится вниз по лестнице и возьмет трубку.
        - Последнее время я ее огорчаю своим поведением, - пожала она плечами.
        - Женатый мужчина? - небрежно спросил Грифф. - Каждый может обмануться. Если человек очень хочет во что-то поверить, он в конце концов поверит.
        - Как это?
        - Ты хотела кого-то полюбить. Я хотел кого-то полюбить. - Он развел руками. - Нам просто не хватило терпения дождаться встречи со своей настоящей половиной.
        От его напряженного взгляда по спине пробежала дрожь.
        - Но… А, мама! - заговорила Сара в трубку. - Я знаю, что поздно, но… Все в порядке, - заверила она маму, почувствовав, как та перепугалась, когда поняла, кто говорит с ней. - Нет, я все еще во Франции. Да, я…
        - Дай-ка мне, - протянув руку, потребовал Грифф, которому надоело, что вместо разговора Сара успевает только отвечать на мамины взволнованные вопросы.
        Сара с сомнением посмотрела на него. Он что, думает, ему удастся в отличие от нее прервать маму и завладеть ее вниманием? Ну да ладно, все равно хуже не будет.
        Она отдала ему трубку.
        - Миссис Уильяме? - Его вежливое обращение, без сомнения, произвело ожидаемый эффект. Грифф подмигнул Саре и, полностью завладев вниманием Сариной мамы, спокойно и решительно заговорил.
        Он так убедительно все преподнес, что ему даже не пришлось объяснять причину Сариного ухода от Форбсов. Имя Саймона вообще не прозвучало, а пропажу браслета он изложил таким образом, что потом самому же пришлось успокаивать маму, возмущенную тем, как несправедливо обошлись Форбсы с Сарой.
        Весьма правдоподобно он рассказал об их с Сарой дружбе, а потом, как о некой мелочи, упомянул о том, что, возможно, завтра в газетах опубликуют их фотографию и, как бы ни было неприятно, не стоит расстраиваться из-за этого.
        А дальше он сказал такое, от чего Саре стало трудно дышать. И когда Грифф вернул ей трубку, она с трудом поддерживала разговор, лишь рассеянно поддакивая маме.
        Когда она кончила говорить, ее душила такая злость, что она чуть не ударила Гриффа.
        Она грохнула трубкой по аппарату и повернулась к нему.
        - Очень разумно с твоей стороны, ты действительно удружил мне, - бушевала она. -
«Дай я поговорю, я умею говорить с женщинами такого возраста», - передразнила она его. - Что правда, то правда, ты сделал наше положение еще глупее, заявив ей, что мы женимся! - Она опять вскипела, вспомнив ту кошмарную минуту, когда он объявил это матери.
        Он казался невозмутимым.
        - Она же не стала возражать против того, чтобы ты осталась здесь со мной, правда? - сказал он.
        - Ну да, она… А, все равно! - сердито выпалила Сара. - Я иду спать. У меня началась головная боль.
        Одна большая головная боль, имя которой - Грифф Морган!



        Глава 9

        На следующее утро Саре не хотелось просыпаться и, уж конечно, совсем не хотелось вставать. Единственным ее желанием было зарыться в постель на весь день и в одиночку переживать свои несчастья.
        Но сквозь шторы бесцеремонно светило солнце, и она поняла, что мечты об одиночестве неосуществимы. Хочешь не хочешь, а надо вставать.
        Однако если вчерашний день она считала неудачным, то насколько же хуже окажется сегодняшний, когда начнут обнаруживаться последствия опубликования той ужасной фотографии.
        Ей столько пришлось пережить из-за Саймона, а теперь вот еще одна, не менее неприятная история. Да еще Грифф все усложнил, заморочив голову ее матери. Это ж надо, заявить, что он собирается жениться на Саре!..
        Прошлой ночью она долго не могла заснуть и, лежа на кровати, снова и снова возвращалась к мысли о том, что было бы, окажись его слова правдой. Она не сомневалась, что Грифф, решив однажды связать себя семейными узами, был бы прекрасным мужем.
        Но ей, конечно, не светит счастье стать его женой…
        К этому времени неприязнь Сары к Сандре Престон уже прошла. Теперь ей просто было жалко себя. Сандра не захотела лишних хлопот на свою голову из-за его работы - Сара до сих пор не верила, что существует какая-то другая причина, заставившая эту женщину отказаться от замужества. Но она, видимо, не смогла понять, какой замечательный человек Грифф.
        Сара уже успела оценить в нем такое качество, как верность. Она судила по тому, насколько он непоколебим в своей уверенности, что Сара невиновна в истории с браслетом. Он был похож на героев старых черно-белых фильмов, которые она так любила.
        Было бы редкой удачей вот так найти своего героя среди жизненного хаоса, который давит на нее в последнее время.
        Сара стала думать: а что, если ее тоже, как в фильмах, ждет хэппи-энд…
        Она быстро приняла душ, вымыла волосы и распустила их по плечам, чтобы дать им высохнуть, надела белые шорты и свободный белый топ. А в голове возникла мысль: не специально ли она сегодня выбрала такой целомудренный цвет? Но вскоре она забыла про это, поскольку из кухни вкусно потянуло запахом кофе, и Сара поспешила туда.
        Подойдя к двери, она услышала голоса и подумала, что, может быть, кто-то пришел с соседней виллы, чтобы сообщить об отыскавшемся браслете. Из-за этой кутерьмы с фотографией и телефонным разговором Гриффа с мамой она вчера совсем забыла позвонить Форбсам.
        Но за стойкой бара рядом с Гриффом сидели двое совершенно незнакомых ей мужчин. Она немного покраснела, заметив, с каким любопытством они оглядели ее.
        Грифф встал со своего места и подошел к ней. На нем были домашние брюки и голубая матросская рубашка с короткими рукавами.
        - Доброе утро, дорогая. - Он запросто поцеловал ее в щеку и, обняв за плечи, ввел в комнату. - Заходи и познакомься с моими бывшими коллегами, - непринужденно заговорил он. Рука его крепко сжала ее плечо. Видимо, он почувствовал ее смятение. - Я обнаружил их в кустах. Они там прятались, - доверительно сообщил он, насмешливо глядя на немного сконфуженных мужчин. - Мне показалось, что им там ужасно неудобно лежать, и я решил сделать доброе дело и пригласить их на чашечку кофе.
        Один из мужчин, тот, что помоложе, встал. Это был высокий светловолосый человек, во взгляде которого, казалось, застыла вся горечь мира. Такой же взгляд был раньше и у Гриф-фа, но за последние несколько дней исчез, чему Сара была весьма рада. А вот теперь, в обществе этих двоих, в его глазах опять стал заметен налет былого напряжения.
        - Пол Грант, - отрекомендовался блондин, протягивая руку. - А это наш фотограф Джим Лонг. - Он по-свойски хлопнул по плечу седого мужчину среднего возраста.
        Джим тоже встал и, заметив некоторую настороженность в глазах Сары, грустно улыбнулся.
        - Нет, это не я подстерегал вас с камерой вчера в машине, - сдержанно заверил он.
        Может, оно и так, но он тоже явился сюда в общем-то по той же причине. Сара натянуто поздоровалась с обоими.
        Она взглядом указала на пустые чашки из-под кофе.
        - Вы, кажется, привыкли к кофе «по-моргановски», - не очень приветливо заметила она.
        - Пришлось привыкнуть, - понимающе кивнул Джим.
        - Я тебе сварю послабее, дорогая, - сказал ей Грифф и пошел готовить кофе.
        - Вы давно знакомы с Гриффом? - спросил Пол, прищурив проницательные глаза. Она пожала плечами.
        - Почему вы не спросите об этом у него? - Сара не собиралась раскрываться перед ними. - Извините, - ослепительно улыбнулась она обоим, - мне надо покормить кота.
        На самом деле она никогда не занималась кормежкой Джаспера, но сейчас ей не хотелось отвечать на десятки вопросов в отсутствие Гриффа.
        Когда она подошла к Гриффу, чтобы достать из шкафа кошачью еду, он заговорщически подмигнул ей.
        - Послушай, - очень тихо прошептал он. - Я выпровожу этих двоих, и будем надеяться, нам больше уже никто не помешает.
        К сожалению, Сара не разделяла его оптимизма!
        Она вышла во двор и стала кормить Джаспера. Из дома до нее доносились неясные обрывки разговора: «очаровательная девушка», «не винят тебя», упомянули имя Сандры, потом она услышала слово «свадьба» и пришла к выводу, что речь в основном идет о публичном разрыве Гриффа с Сандрой Престон.
        Наверняка эти двое знали Сандру, поскольку она была дочерью владельца газеты. Насколько Сара поняла, они симпатизировали Гриффу и сочувствовали, что такая очаровательная девушка бросила его. Саре даже страшно было представить, что они при этом думали о ней самой.
        - Джим и Пол уходят. - В дверях кухни появился Грифф. - А твой кофе стынет.
        Она неохотно пошла к ним. Все-таки надо попрощаться повежливее. Ей казалось, что они все время сравнивают ее с красавицей Сандрой, и сравнение, конечно, не в пользу Сары.
        Перед самым отъездом, у машины, Джим вынул фотоаппарат и хотел их сфотографировать. Сара возмущенно запротестовала.
        - Оставь, - сказал Грифф, отведя ее в сторону. - Надеюсь, это будет последняя.
        Она молча посмотрела на него и разрешила обнять себя. Он зарылся лицом в шелковистую копну ее светлых волос, которые к тому времени уже успели высохнуть.
        - Так будет лучше, дорогая, - грустно сказал он. - Они получили то, что хотели: соответствующую историю и фотографию. И довольны. Теперь уедут и не будут нас больше беспокоить.
        - Я уверена, что за ними последуют другие, - покачала она головой, расстроенная тем, что чужие люди так бесцеремонно ворвались в ее личную жизнь.
        - Может быть. - Грифф за руку повел ее обратно к дому. - Но я смогу справиться с ними, Сара, - убежденно заявил он.
        - Я не сомневаюсь в этом, - уныло ответила она, коснувшись ладонью щеки. - Но стоит только одному из Форбсов поговорить с журналистами, и все газеты облетит новость, что ты живешь на юге Франции с воровкой! - Ее передернуло от своих же слов.
        - Это смешно, - возразил Грифф. - Мы же знаем, что это не правда.
        - Но люди не знают! - Голос ее зазвенел.
        - Мне лично до лампочки, что думают остальные, - горячась, сказал он.
        - А мне - нет, - упрямо ответила Сара. - У тебя и без того полно было неприятностей на прошлой неделе.
        При этих словах лицо его смягчилось, он понял, что ею движет исключительно забота о нем.
        - Меня и это не волнует, - ласково сказал он. - Только ты волнуешь меня.
        - Я? - в изумлении спросила Сара. - Но… - Она не успела договорить, в дверь позвонили. - Наверное, опять репортеры, - отворачиваясь, недовольно бросила она.
        Грифф обреченно вздохнул и пошел открывать.
        А Сара вдруг заметила, что на стойке, за которой сидели предыдущие гости, лежит газета. Она медленно подошла, заранее зная, что сейчас увидит. Очевидно, гости привезли эту газету с собой из Англии сегодня утром.
        Заголовок особенно не удивил ее, нечто подобное она и ожидала. Не претендуя на оригинальность, с первой полосы газеты черными, высотой более пяти сантиметров буквами он кричал: «А вот и Вы, Грифф!»
        Но фотография под этой надписью повергла ее в шок. То ли объектив камеры был классным, то ли вспышка отличная, но фотограф хорошо, дьявольски хорошо справился со своей задачей. Она и Грифф, слившиеся в горячем поцелуе, отлично видны и полностью узнаваемы.
        Какой ужас!
        А ведь это только начало. Правда, газета была одной из самых грязных бульварных изданий, второсортная газетенка, которой весьма далеко до респектабельности, но все равно, у Сары было такое чувство, что все средства массовой информации теперь будут смаковать подробности их пребывания здесь.
        - К тебе гость, Сара, - сухо произнес за ее спиной Грифф.
        Нахмурившись, она повернула голову и с удивлением увидела, что чуть позади Гриффа стоит Бен. Грифф с легкой насмешкой рассматривал его.
        Быстрым движением Сара сложила газету вдвое, так, чтобы фотография была не видна, и отодвинула ее на самый край стойки.
        - Бен? - полувопросительно обратилась она к нему. - Какой сюрприз.
        Бен беспокойно покосился на Гриффа. Потом сунул руки в карманы хлопчатобумажных брюк.
        - Я хотел узнать, как твои дела, - сказал он, неприязненно поглядывая на Гриффа.
        - Ну, как видишь, - Грифф прошел вперед и прислонился к шкафу, - она в порядке.
        - Да вижу… - буркнул Бен. - Я просто… - Он замолчал, поскольку в гостиной опять зазвонил телефон.
        Грифф, нахмурившись, выпрямился.
        - Чертова штука, все утро звонит, - проворчал он и вышел из кухни.
        Когда они остались вдвоем, Бен заметно расслабился и бодро улыбнулся Саре:
        - На самом деле, как твои дела?
        - На самом деле, в порядке, - немного насмешливо ответила она. - Как там насчет пропавшего браслета? - спросила она уже серьезно.
        Он пожал плечами:
        - Не нашли еще.
        Сара не удивилась. Не потому, что Грифф объяснил причину пропажи, а просто сама уже перестала расстраиваться из-за этого.
        - Но найдем, - доверительно добавил Бен. - Может, ты вернешься к нам на виллу? Тогда вместе занялись бы поисками. Я уверен, мы нашли бы его.
        Сара быстро взглянула на него, удивленная доверительными нотками в его голосе. Откуда в нем эта уверенность? Боже мой, не сам ли Бен взял браслет?
        Она нахмурилась, со все более возрастающим недоверием глядя на него. Нет, он не мог взять браслет. Зачем ему устраивать Саре неприятности?
        И вдруг она невольно вспомнила злобное, презрительное лицо Бена в тот день, когда он сопровождал мать в ее увеселительной поездке. Тогда он был буквально разъярен тем, что днем застал ее в обществе Гриффа.
        Браслет пропал из Клариссиной шкатулки после того, как Сара, обидевшись на выпады Салли, ушла ночевать к Гриффу. Бен же не знает, что у них с Гриффом были совершенно невинные отношения.
        Кажется, Бен заметил выражение ужаса, медленно наплывавшее на ее лицо, и отвел глаза.
        - Я, собственно, просто так зашел, узнать, как ты, - извиняющимся тоном сказал он, собираясь уходить.
        - Бен!
        Когда он обернулся, Сара вдруг с болезненной ясностью поняла, что права в своих подозрениях. Бен - вот кто виновник этого происшествия с браслетом.
        Но она решила не разбираться с ним сейчас, поэтому не стала его задерживать.
        Что же она ему такого сделала? Она просто считала его слишком маленьким, чтобы относиться к нему как к мужчине.
        Теперь Сара поняла, что он с самого начала принимал ее дружеское расположение за знак женского внимания. Он даже больший эгоист, чем мать и сестра, вместе взятые.
        Грифф был прав: бедный Роджер, он словно ягненок среди волчьей стаи.
        Но теперь Сара знала, что делать.
        - Опять пресса, - недовольно пробормотал Грифф, входя в комнату после телефонного разговора.
        - С этим пора кончать. Хватит быть объектом чужого любопытства, - нервно заметила она.
        Он скривился.
        - Если бы я сам не собирался оставить журналистику, то теперь был бы просто вынужден сделать это. Такие вопросы задают!.. - Он покачал головой. - А Бен ушел? - спросил он, заметив, что гостя в комнате нет.
        - Да. Он… - Сара отвела глаза. Она все еще не могла прийти в себя от сделанного ею открытия. - Он просто зашел сказать, что браслет еще не нашли. Грифф скривил губы:
        - Он что, записался в курьеры? Она пожала плечами:
        - Я забыла позвонить им вчера.
        - Сара, - вздохнул он. - Мы оба отлично знаем, что браслет не найдется, пока Салли этого не захочет.
        Она с усилием сглотнула и, покусывая нижнюю губу, задумалась.
        - Грифф, мне кажется, ты ошибаешься, подозревая Салли, - поспешно сказала она.
        - Да я уверен… - Он замолчал, натолкнувшись на ее полный непоколебимой убежденности взгляд. Потом с сомнением посмотрел ей в лицо. - Бен? - неуверенно произнес он. - Почему ты так думаешь?
        Она в волнении заходила по комнате.
        - Не знаю, что-то в его поведении натолкнуло меня на это. Он был так уверен, что браслет немедленно найдется, если я вернусь к ним на виллу. Причем вовсе не имел в виду, что это я найду спрятанный браслет. Такое впечатление, словно он точно знает, что браслет на самом деле и не пропадал.
        - Он мог говорить то же самое, если бы, например, знал, что браслет находится у сестры, - резонно заметил Грифф.
        Сара вздохнула:
        - Это мое предположение. Я просто чувствую, что взял Бен.
        Грифф посмотрел на ее бледные щеки, на глаза, полные страдания. Это открытие больно задело ее еще и потому, что она считала Бена своим другом, - Ты, пожалуй, права, - кивнул Грифф. - Тогда мы должны что-то предпринять.
        - Мы - нет, - сухо ответила она. - А вот я пойду туда и выведу его на чистую воду.
        - Я с тобой, - решительно заявил Грифф.
        - Нет, - твердо возразила она. - Мне надо самой все это сделать.
        - Почему ты не сказала ему об этом, когда он был здесь? - нахмурился Грифф.
        - По правде? - Она грустно улыбнулась. - Потому что, мне кажется, он скорее расколется, если тебя поблизости не будет.
        - Меня? - недоверчиво спросил Грифф. - Почему он должен… А-а, - понимающе кивнул он. - Бен боится, что я сделаю из него отбивную, когда узнаю, какую гадость он тебе устроил. Ну что ж, он прав, - мрачно согласился Грифф.
        - Вот поэтому я и пойду туда одна, чтобы раз и навсегда все выяснить, - кивнула она.
        - Прямо сейчас? - недовольно спросил он.
        Сара вскинула светлые брови:
        - Другого времени у нас нет.
        - Сара, нам самим надо многое обсудить, - стал отговаривать ее Грифф.
        Да, они оба испытывали боль и мучительное напряжение. Но больше всего Сару беспокоило его нелепое заявление ее маме.
        - Нам так много нужно сказать друг другу, - начал он настаивать, заметив ее колебания.
        - Это подождет, Грифф. - Она решительно выпрямилась. - Мне надо убрать темные пятна из своей жизни, по крайней мере одно. Только после этого я смогу думать о том, что мы скажем друг другу. Бен и пропавший браслет - вот с чего я начну, - твердо ответила она.
        - Но ты… - Он раздраженно замолчал, потому что в это время снова зазвонил телефон. - Я отключу эту чертову штуку! - С мрачным видом он опять отправился в соседнюю комнату.
        Минуту спустя Сара услышала, как он снял трубку и раздраженно, если не сказать больше, начал с кем-то разговаривать.
        Он прав, им надо поговорить, но разговор на некоторое время придется отложить.
        Сара пошла за ним в гостиную, где стоял телефон. Она хотела дождаться конца разговора и извиниться перед ним, прежде чем отправиться к Форбсам.
        - Я не стал бы так делать, Сандра, - мягко проговорил он. - Это твое представление о наших отношениях, - снова ответил он на очередную реплику. - А у меня совсем другое мнение. Да, я знаю…
        Сара не стала слушать дальше. С горящими щеками она вылетела из комнаты.
        Сандра!
        Эта женщина позвонила Гриффу, как только узнала из газет, где он находится.
        Это могло означать только одно.
        Сандра хочет, чтобы Грифф вернулся.



        Глава 10

        - Это простая уловка, Роджер, - запальчиво заявила Кларисса. - Чтобы отвести от себя неприятности. Этого следовало ожидать.
        Когда Сара приехала на виллу, она застала старших Форбсов за приготовлением ленча. Дети, видимо, были у бассейна. Клариссе ужасно не понравилось Сарино заявление, хотя Роджер и призывал ее быть беспристрастной.
        Но даже он, похоже, не до конца верил, что Бен способен взять браслет, да еще из-за такого повода.
        Сара, конечно, не могла обижаться на Роджера. Ведь, окажись сказанное ею правдой, ему придется серьезно задуматься над воспитанием старших детей, а также Стивена, потому что это избалованное существо тоже могло превратиться со временем в кого угодно. Сара не завидовала Роджеру, но ей надо было восстановить свое доброе имя.
        - Я нисколько не страдаю от этих неприятностей, Кларисса. - Сара повернулась к хозяйке и заговорила мягче, чем следовало бы. Если эта парочка надумает сообщить в полицию, вот тогда начнутся настоящие неприятности! - Понимаешь, - с вызовом, однако, сказала она, - я знаю, что не виновата, и думаю, вы оба, если трезво оцените ситуацию, тоже убедитесь, что я говорю правду.
        Роджер вздохнул:
        - Я ни секунды не верил в твою вину, но…
        - Роджер! - возмущенно выпалила Кларисса.
        - ..но то, что ты говоришь, еще неприятнее, - горько закончил Роджер.
        - Других вариантов тут нет, - решительно заявила Кларисса. Щеки ее горели ярким румянцем. - Мой браслет находится у Сары.
        - Ты так думаешь? - спокойно спросила Сара.
        - Конечно. Ты его взяла! - Сарина спокойная уверенность выводила Клариссу из себя. - Если даже допустить, что Бен увлечен тобой…
        - Я бы не стал в этом сомневаться, - уверенно вставил Роджер.
        Кларисса бросила на него нетерпеливый взгляд.
        - Тогда ты сама завлекла его, - заявила она Cape. - Похоже, у тебя мания ловить в свои сети любого мужчину, который попадается тебе на пути. Посмотри на себя, ты же живешь с мужчиной, которого знаешь меньше недели! - торжествующе закончила она, словно этот факт подтверждал все ее предыдущие обвинения.
        А Саре казалось, что она знает Гриффа всю жизнь. Поэтому она немного растерянно вдруг подумала, что Кларисса фактически права: прошло действительно всего несколько дней с тех пор, как они встретились.
        В голове навязчиво крутилась мысль: уладят ли Грифф и Сандра свои разногласия к тому времени, когда она вернется на виллу? А может, они уже обсуждают новую дату свадьбы? От такой перспективы больно заныло в груди.
        - Она вряд ли живет с Морганом, Кларисса, - отмахнулся Роджер. - Это мы довели ее до того, что у нее не осталось другого выхода!
        - Но…
        - Я намерен обыскать комнату Бена, - твердо заявил он жене.
        - Ты не имеешь права! - запротестовала она.
        Он взял Клариссу за плечи и легонько потряс.
        - Вчера я говорил тебе, что намерен навести порядок в этой семье. Раз и навсегда, - негромко напомнил он. - И это прежде всего касается детей. Они растут ленивыми и подлыми. И если выяснится, что Бен украл браслет, чтобы подозрение пало на Сару… Ты понимаешь, что Сару могут привлечь? И необоснованно обвинить в воровстве? - тихо закончил он.
        Кларисса с полными ужаса глазами повернулась к Саре.
        И в эту минуту Сара поняла, что Кларисса хотя и возражала, но почти поверила ей.
        Так или иначе, на этом порешили, и Роджер отправился в комнату Бена, а обе женщины в полном безмолвии остались ждать его.
        Кларисса все время нервно оглядывалась на дверь.
        Немного погодя из спальни Бена вышел мертвенно-бледный Роджер, в его дрожащей руке поблескивал золотой браслет с бриллиантами.
        Кларисса, увидев браслет, со сдавленным криком вскочила на ноги. Она смотрела на этот безвкусный образчик ювелирного ремесла с таким видом, словно жалела, что он нашелся.
        Сара готова была поспорить, что Кларисса никогда больше не наденет этот браслет…
        - Он лежал у него под матрацем, - качая головой, объяснил Роджер. - Не очень оригинально, - хмыкнул он. - Но, с другой стороны, ему, наверно, и в голову не приходило, что мы станем обыскивать его комнату. - Он сокрушенно покачал головой.
        - О Роджер, - прильнула к нему Кларисса, - что же нам делать теперь?
        - Я не…
        - Сара! - В открытую дверь вошел Бен. При виде девушки лицо его засветилось от удовольствия. - Ты передумала и вернулась? Я не… - Он замолк, увидев, как отец молча поднял поблескивавший браслет. Все с испугом смотрели на него.
        Странно, но Сара вдруг почувствовала, что теперь, когда все кончилось, она не испытывает возмущения. В конце концов, Бен был сыном Клариссы и Роджера, и теперь им придется изо дня в день сталкиваться с проблемами его личности. А она всего лишь хотела восстановить свое доброе имя.
        И, наблюдая за тем, как лицо Бена из белого становится серым, она поняла, что дело сделано.
        - Бен…
        - Ты не имел никакого права входить в мою комнату и рыться в моих вещах! - злобно повернулся он к отцу.
        - Бен, ты совершил преступление…
        - Какое преступление? - вызывающе ответил он. - Я только перенес мамин браслет на несколько дней в свою комнату.
        Роджер кивнул:
        - Тем самым подставив Сару.
        - А что? - Голос Бена зазвенел. - Она не гуляла со мной, относилась ко мне как к ребенку. А потом появился Грифф Морган, и она вообще перестала замечать, есть я или нет. Я думал, если возьму браслет, она обратится ко мне за помощью. А вместо этого она вообще ушла с ним, - процедил он сквозь зубы. - Я просто хотел…
        - Я думаю, - неторопливо прервала его Сара, крепко сжав кулаки и по-своему оценив уродливые попытки этого мальчишки сделать ее морально зависимой, раз уж не получилось завоевать иным путем, - что тебе, Бен, давным-давно следовало зарубить на носу: невозможно получить все, что хочется. Даже при помощи интриг и махинаций. - Она нахмурилась, подумав, как далеко он зашел в своих планах.
        - Я только хотел понравиться тебе…
        - Ты мне нравишься… или по крайней мере нравился, - печально поправилась она. - Конечно, больше о дружбе и речи быть не может. Отныне между нами все кончено, что бы ты ни предпринимал в дальнейшем. - Она вздохнула. - А теперь, я думаю, мне лучше уехать. Но, пожалуйста, прислушайтесь к моему совету, - обратилась она к Клариссе и Роджеру. - Для вашего же блага. Займитесь детьми!
        Она была уже у входной двери, когда ее догнала Кларисса. Сара настороженно оглянулась, ожидая, что на нее сейчас обрушится шквал ругательств. Во всяком случае, она была к ним готова.
        Кларисса вымученно улыбнулась, и Сара заметила, что загар не в силах скрыть ее бледности.
        - Я знаю, ты подумала, что я кинулась за тобой, чтобы осыпать оскорблениями, и не обижаюсь. - Ее тихий голос дрожал. - На самом деле я хотела извиниться. За все.
        К такому Сара действительно не была готова!
        Она молча смотрела на нее, хорошо понимая, чего стоило Клариссе выдавить из себя эти слова; та даже стала казаться старше своих сорока трех лет.
        Кларисса опять попыталась улыбнуться, но в глазах ее веселья не было, только боль.
        - В ту ночь, когда ты ушла, мы с Роджером страшно поругались, - угрюмо призналась она. - Он сказал, что уйдет от меня, что виновата во всем я сама, а не ты…
        - Конечно, не я! - выдохнула Сара, пораженная и признанием Роджера, и тем, что впереди ждет Клариссу. Казалось, Роджер так любил свою жену…
        - Я знаю, - Кларисса доверительно сжала ее руку, - Роджер всегда любил меня, только меня, и… Я знаю, что превратилась в себялюбивую стерву и, конечно, во всем виновата сама. Но я считаю, что как раз его любовь и сделала меня такой эгоисткой. Я стала воспринимать его любовь как нечто само собой разумеющееся и позволяла себе очень некрасивые выходки, в том числе и по отношению к Роджеру. Но, - губы ее скривились в усмешке, - даже самого кроткого человека можно вывести из себя. И два дня назад это случилось. Я поняла, что он действительно говорит серьезно, - уныло добавила она, - что, как бы Роджер меня ни любил, он не сможет долго выдержать с такой самовлюбленной эгоисткой, в которую я превратилась за эти годы. - Она с усилием сглотнула. - Человек начинает ценить то, что раньше воспринимал как данность, только тогда, когда до него доходит, что он может все потерять. Без Роджера моя жизнь - ничто, - просто и честно призналась она. - А впереди еще много лет. Я понимаю, ты, может, думаешь: вот она в своем обычном репертуаре! Но, прошу тебя, пойми - я, как львица, пытаюсь защитить одного из своих
детенышей.
        Кларисса была больше похожа на леопарда, который старается ночью скрыть свои пятна. Но, анализируя ее сегодняшнее поведение, Сара понимала, что Кларисса по крайней мере делает попытку измениться. И может быть, вот эта мягкая, ранимая женщина и была той Клариссой, которую знала Сарина мама и к которой была так привязана. Сара надеялась, что это так.
        Она знала, что им с Клариссой никогда не стать подругами, что они слишком разные, у них нет общих интересов, но она совсем не желала ей зла и искренне надеялась, что ее семейные проблемы в конце концов уладятся. Но, чтобы решить проблемы с Салли и Беном, этой паре придется выдержать яростный бой!
        - Справимся, - сказала Кларисса, в точности прочитав Сарины сомнения по ее лицу. Она грустно улыбнулась, щеки ее немного порозовели.
        Глядя на решительное лицо Клариссы, Сара невольно подумала, что обязательно так и будет.
        Кларисса порывисто шагнула вперед и поцеловала Сару в щеку.
        - Маргарет может гордиться тобой, - грустно сказала она. - Я бы гордилась, если бы ты была моей дочерью. И я надеюсь, что ты найдешь с Гриффом свое счастье.
        Сара медленно приходила в себя от неожиданного наплыва теплых чувств к Клариссе, вызванных ее поцелуем, однако замечание насчет Гриффа сразу же отрезвило девушку и с новой силой напомнило о том, что, когда она уходила, Грифф разговаривал по телефону с Сандрой.
        - Я лучше пойду, - резко сказала Сара. - Я, правда, желаю вам только добра.
        - Знаю, - кивнула Кларисса. - Передай Гриффу привет от нас.
        Как бы Саре самой не пришлось сказать ему «привет» на прощание! Ведь ей больше незачем оставаться здесь, во Франции, ничто ее не держит.
        Кроме любви к Гриффу.
        Может, сейчас он уже выяснил свои отношения с Сандрой и даже укладывает чемодан, чтобы поехать к ней. Может, они даже полетят в одном самолете в Англию: Грифф к Сандре, а она - домой со своей одинокой любовью.
        Ей не хотелось возвращаться на виллу прямо сейчас, она еще успеет убедиться в своих предположениях. Поэтому Сара долго гуляла, пытаясь как можно дольше оттянуть эту страшную минуту.
        Когда ее обнаженных плеч коснулись первые капли дождя, она поняла, что надо возвращаться, так как сейчас начнется ливень. Несмотря на обманчивое солнце и теплый воздух. Тогда в одно мгновение промокнешь.
        Около виллы рядом с машиной Гриффа стоял красный автомобиль. «Опять репортеры», - с ужасом подумала Сара.
        Но если у Гриффа гости, значит, он по крайней мере не уехал.
        Только она вошла в коридор и, повернувшись, хотела закрыть за собой дверь, как из гостиной выбежал Грифф. Он с трудом сдерживал себя.
        - Где ты, черт возьми, ходишь? - без обиняков потребовал он объяснений.
        - Я…
        - Утром ты, даже не попрощавшись, исчезла из дома. Теперь я узнал, что ты ушла от Форбсов больше часа назад. Я им звонил, - бушевал он. - Так где ты была?
        - Я… - у Сары перехватило дыхание, глаза стали большими.
        В дверях, позади Гриффа, полностью узнаваемая по той газетной фотографии, стояла Сандра Престон.



        Глава 11

        Смешно, конечно, но первая мысль Сары была о том, что эта женщина утром звонила из аэропорта. Уж очень быстро она добралась сюда.
        Сара повернулась к Гриффу, стараясь по его лицу определить, каково его отношение к этому визиту, но он все еще кипел от гнева, а потому трудно было что-то понять.
        - Перестань пугать бедную девушку, Грифф, - протяжно сказала Сандра и, подойдя поближе, уютно устроила свою руку у него под локтем.
        Да, эта пара выглядит весьма респектабельно, с горечью подумала Сара.
        У Сандры была от природы смуглая кожа, которую необычайно оттеняли пепельные волосы, а глаза - такого ярко-синего цвета, что казались почти фиалковыми. Высокая и стройная, в обтягивающем желтом платье.
        Сара удивилась, увидев на ее пальце большое бриллиантовое обручальное кольцо.
        Подарок Гриффа?
        Сара гордо выпрямилась и смело посмотрела Гриффу в глаза.
        - Утром, когда я уходила, ты был занят, разговаривал по телефону, - она кивком головы указала на Сандру, давая понять, что она знает, с кем он говорил. - Я же сказала тебе, что собираюсь к Форбсам для того, чтобы все выяснить. Так вот, мне это удалось, - ровным голосом пояснила она. - Но потом мне надо было немного пройтись. - Во рту появился неприятный привкус, смотреть в глаза Гриффу сил уже не хватало.
        Он прищурился:
        - Твои подозрения относительно Бена подтвердились?
        - Да, - коротко ответила она. - Я же сказала, все улажено. Простите, что помешала вам. Я только возьму…
        - Ты никому не помешала, - с досадой возразил Грифф. Потом высвободил локоть из руки Сандры и, подойдя к Саре, легонько взял ее за плечи. - Теперь порядок? - с ласковым беспокойством спросил он.
        Порядок будет. Когда-нибудь. Когда она справится со своей любовью к этому человеку.
        Если справится…
        - Да, - небрежно кивнула она. И зябко поежилась, заметив вдруг, что Сандра Престон бросает на нее злобные взгляды из-за плеча Гриффа. Это ее удивило. - Вам с Сандрой, наверное, о многом надо поговорить, - снова начала извиняться Сара. Она попыталась улыбнуться, но вместо улыбки получилась гримаса. При сложившихся обстоятельствах ничего лучше она изобразить не могла.
        - На самом деле нам почти нечего сказать друг другу, - невозмутимо ответил он, поворачиваясь в сторону Сандры. Он крепко сжал Сарины плечи. - Вернее, совсем нечего, - вызывающе пояснил он.
        На какое-то мгновение Сандра растерялась, но выражение растерянности на лице быстро сменилось соблазнительной улыбкой.
        - Я понимаю, что сейчас ты немного злишься на меня, Грифф. - Она надула губки, услышав, как он иронично фыркнул. Смешно, когда тридцатилетняя женщина так ребячливо ведет себя. А Сандре, может быть, уже и больше тридцати. На фотографии она казалась моложе, но сейчас, увидев ее, Сара убедилась, что это не так. - Но я же попросила прощения. - Сандра призывно посмотрела на него большими фиалковыми глазами. - Я не понимаю, какие могут быть между нами проблемы. Он скривил губы.
        - Кроме тех основных проблем, о которых я уже говорил, - убежденно начал он, - существует еще одна очень большая проблема. - Он крепче сжал плечи Сары и нежно посмотрел на нее.
        Сара не могла винить Гриффа в том, что он прикрывается ею, ведь совсем недавно Сандра Престон так жестоко обидела и унизила его. А она, Сара, чувствует себя его должницей: Грифф все время помогал ей. Но потом, когда страсти улягутся, он может пожалеть, что так жестоко обошелся с Сандрой. Эта женщина явно передумала и хочет, чтобы он вернулся. И стоит ли ему идти на поводу своей уязвленной гордости? Ведь можно опять потерять Сандру, не правда ли?
        - Ты затеял немыслимое, Грифф, - раздраженно бросила Сандра. - Ты даже не знаешь эту девочку, Девочку? Сара всего на семь или восемь лет моложе ее, и…
        - А вот в этом ты сильно ошибаешься, - протянул Грифф. - Я знаю ее с момента нашей встречи.
        - Но…
        - Между нами все кончено, Сандра, - холодно продолжал он. - Я собираюсь жениться на Саре.
        Сара резко взглянула на него:
        - Перестань, пожалуйста!
        - Ты действительно хочешь стать его любовницей? - Сандра уничтожающе посмотрела на Сару. - И все время гадать, а что, если он подобрал тебя просто из желания успокоить свою уязвленную гордость? И жить в страхе, что он вот-вот уйдет?..
        - Хватит, Сандра! - резко оборвал ее Грифф. - Когда я женюсь на Саре, это будет навсегда.
        Рот Сандры превратился в ужасную ярко-красную щель:
        - Ты пожалеешь об этом! Он взглянул на Сару.
        - Я так не думаю, - искренне ответил он. Сандра резко повернулась и схватила желтую сумочку в тон к ее платью.
        - Папа позаботится о том, как проучить тебя, - выпалила она. Теперь она перестала играть роль раскаявшейся невесты.
        Грифф с жалостью посмотрел на нее:
        - Я так не думаю, твой папа - настоящий джентльмен.
        Она стянула с пальца обручальное кольцо.
        - Мне еще в прошлый раз надо было тебе его вернуть! - Она сунула его Гриффу в руку. - Может, оно твоей простушке понравится, - зло добавила она.
        - Ты выбрала это уродство, - парировал Грифф, с отвращением глядя на бриллиантовое кольцо, - ты и держи его при себе! - Он взял ее сумочку, открыл ее и, сунув туда кольцо, вернул Сандре. - Храни его в память о нашем счастливом избавлении.
        - Почему ты… - Она попыталась ударить его по лицу, но Грифф перехватил ее запястье. - Ты дурак, Грифф Морган, - презрительно заявила она. - У нас мог бы быть завидный брак, мы бы получали массу удовольствий, а вместо этого ты хочешь загубить свою жизнь с этой провинциальной секретаршей…
        - На самом деле Сара не секретарша, - насмешливо прервал он ее. - А что касается упомянутых тобой удовольствий, то я вполне могу обойтись и без них.
        Сандра кинула на Сару уничтожающий взгляд:
        - Да уж придется!
        Сара почувствовала, что щеки ее запылали. За все время ее пребывания здесь, на юге Франции, она только и делает, что выслушивает обидные замечания со стороны всевозможных «знатоков». И большей частью совершенно необоснованные.
        Она хорошо понимает, что гордость Гриф-фа уязвлена, но стоит ли всем сообщать о своей женитьбе на Саре? Ведь он сам поставит себя в глупое положение, когда выяснится, что никакой свадьбы нет и в помине!
        Сандра надменно оглядела их обоих.
        - Господи, какая скучная пара! - бросила она напоследок, прежде чем громко хлопнуть дверью.
        - Уфф! - Облегченно вздохнув, Грифф убрал руки с Сариных плеч. - Ты моя спасительница, Сара. - Он натянуто улыбнулся. - Я уж думал, никогда не избавлюсь от нее.
        Приятно слышать, хоть для чего-то она пригодилась!
        - Мне надо собрать свои вещи, - тоскливым голосом сказала она. - Потом позвонить в аэропорт и узнать насчет билета.
        - Я уже все сделал, - весело ответил ей Грифф. - Еще утром заказал.
        Сара посмотрела на него расширившимися от боли глазами: значит, теперь он мечтает от нее избавиться?
        - Для нас обоих, - добавил он, опровергая ее предположение.
        - Ты тоже летишь в Англию? - Она нахмурилась. - Но я думала, ты приехал сюда работать.
        - Мы оба отлично знаем, что причина моего приезда сюда совсем в другом, - неторопливо сказал он. - А книга подождет неделю-другую, раз уж до сих пор ждала. Мне надо кое-что уладить в Англии, а потом я вернусь.
        - А-а, понятно, - невесело кивнула Сара. Все ее надежды разбились вдребезги. Он летит в Англию по своим делам. Просто совпало, что они возвращаются вместе.
        - Не уверен, что ты поняла, - протянул он. - Но скоро все поймешь.
        Эти слова прозвучали почти угрожающе, но по его лицу ничего нельзя было понять. Он только улыбался загадочно, но от дальнейших разъяснений воздержался.
        Путешествие с Гриффом получилось еще более беспокойным, чем поездка в компании Форбсов.
        Некоторые из бывших коллег Гриффа каким-то образом разузнали номер их рейса. Не успели они пройти таможенный контроль в аэропорту Хитроу, как их тут же атаковали журналисты.
        Сам полет был неприятен еще и тем, что в одном самолете с ними летела Сандра Престон. Потерпев фиаско во Франции, она возвращалась домой. Ни Сара, ни Грифф даже не предполагали, что встретят ее.
        Но с другой стороны, это даже оказалось им на руку. Стоило репортерам узнать про Сандру, как, снедаемые любопытством, они ринулись брать у нее интервью.
        - Говори адрес, - сказал Грифф Саре, когда им удалось поймать такси.
        Она машинально ответила, а сама все время думала, что приближается минута расставания. Пока они ехали в Ниццу, и даже в самолете, она могла еще гнать от себя эту мысль, но теперь стало совершенно ясно, что через полчаса, не больше, они расстанутся, и, возможно, навсегда!
        Поэтому она удивилась, когда Грифф расплатился и вышел вместе с ней.
        - Ты что, тоже здесь живешь? - Она недоверчиво посмотрела на него. Если окажется, что он все это время жил где-нибудь по соседству, то судьба сыграла с ней слишком злую шутку.
        - Теперь да, - засмеялся он. - Квартира у тебя большая?
        - У меня?.. Грифф, ты не можешь у меня жить, - запротестовала она, понимая, к чему он клонит.
        Он поднял их чемоданы:
        - Где же мне еще жить, как не у своей жены?
        - Грифф, я тебе не…
        - Так станешь, - заверил он ее, восхищенно глядя на викторианский дом, где находилась Сарина квартира. - Сколько спален в твоей квартире? - Он стал подниматься по парадной лестнице.
        - Одна. - Сара поспешила за ним. - Но…
        - Хватит, - кивнул он. - Для начала. Со временем мы, конечно, переедем, а пока…
        - Грифф, перестанешь ты наконец или нет? - От злости она чуть не топнула ногой. Поистине, у него уникальная способность слышать только то, что хочется. А сейчас он как будто разучился рассуждать здраво. - Уже нет необходимости прикрываться мной как ширмой, - тихо сказала она, когда» он обернулся на ее возглас. - И чем больше людей узнают о том, что мы женимся, тем хуже. Все равно же выяснится, что это не правда.
        Он поставил чемоданы на верхнюю ступеньку и, скрестив руки на груди, вызывающе посмотрел на нее.
        - Отрицательный ответ я не приму, - упрямо заявил он. - Лягу под твоей дверью и буду ждать, пока не скажешь «да»!
        - Грифф, зачем тебе все это? - почти простонала она. Лицо ее было бледным. «. - Зачем? - изумленно переспросил он. - А затем, что я люблю тебя, глупая женщина.
        Несколько мгновений она ошеломленно смотрела на него, потом печально покачала головой:
        - Это невозможно…
        - Полюбить тебя? - закончил он за нее. - Очень даже возможно. В тебе есть все, что может понравиться нормальному мужчине.
        - Простушка, - повторила Сара слова Сандры. - Провинциалка, недалекая, скучная. - Она крепко запомнила все эти обидные слова, потому что соперница попала в точку: она не пара Гриффу и не может привлекать его.
        Он беззаботно рассмеялся, обнял ее и прижал к себе.
        - Очаровательная, забавная, верная, терпеливая, умопомрачительно красивая. И сексапильная, - прерывисто добавил он.
        - Грифф…
        - Тебе не кажется, что нам пора скрыться от посторонних глаз? - пробормотал он, губами касаясь ее шеи.
        Единственным зрителем, которого заметила Сара, был скучающего вида черно-белый соседский кот, сидевший на нижней ступеньке.
        - Ну хорошо. Это просто повод, чтобы остаться с тобой наедине, - засмеялся Грифф. - Признаю.
        Сара прекрасно поняла, что он просто дразнит ее. Во Франции они фактически все время были одни на вилле. Ничего страшного не случится, если они зайдут в ее квартиру. Тем более что им предстоит многое обсудить.
        Она заметила, что Гриффу понравилось, как оформлена ее квартира. Несколько ковриков на полу, повсюду огромные яркие подушки, а на стенах вместо картин тоже коврики разных форм и размеров. Единственный предмет мебели в комнате - огромная старинная софа, которая, безусловно, знала лучшие времена. Сара приобрела ее у старьевщика, поменяла обивку и заново отполировала викторианской работы деревянные ножки и спинку.
        К ней и направился сейчас Грифф. Он взбил подушки, словно пробуя их мягкость. Потом засмеялся, увидев, что она с любопытством наблюдает за ним.
        - Нормально, - кивнул он. И, видя ее ошарашенность, добавил:
        - Спать есть где. До нашей женитьбы. - Он опустился на пухлые подушки. - Надеюсь, ты не сочтешь меня чересчур старомодным, если я скажу, что любовью мы с тобой займемся только после свадьбы?
        - Грифф…
        - Давай-ка, - он легко вскочил на ноги, - заноси свои вещи в спальню, и пойдем.
        Она не успевала за стремительным ходом его мыслей.
        - Куда? - озадаченно нахмурилась Сара.
        - Надо выяснить одно дело, - объяснил он.
        Она вздохнула:
        - Разве для этого я нужна?
        - Конечно, нужна, - насмешливо ответил он. - Что же, я с ним один буду встречаться? Она устало закрыла рукой глаза:
        - Грифф, день был длинным, я устала и…
        - Как только уладим это дело, сразу же отдохнем. Я обещаю. - Он, словно защищаясь, поднял руки. - Тогда я смогу сколько угодно тебя уговаривать полюбить меня.
        Зачем ее уговаривать? Разве он не видит, разве не понимает, что она давно любит его?
        - Грифф, я действительно лучше останусь здесь, а ты сам встречайся со своим коллегой, - вздохнула она, внезапно почувствовав себя страшно усталой.
        Он посерьезнел и, подойдя к ней, взял ее за плечи.
        - Я собираюсь встретиться не с коллегой. Она покачала головой.
        - Ас кем?..
        - С Саймоном, так, кажется, ты назвала его однажды? - Он нахмурился.
        - С Саймоном? - Сара возмутилась. - Чего ради я должна видеться с Саймоном? И зачем тебе с ним встречаться?
        - Чтобы ты раз и навсегда поняла, что не любишь его и никогда не любила, - нежно ответил он. - Ты не можешь ответить на мое чувство, я знаю, такой человек, как ты, не сможет, если связан любовью к другому.
        Сара в отчаянии затрясла головой.
        - Да не люблю я его! - заявила она. - Более того, думаю, что никогда и не любила. - Потому что любовь к Гриффу сделала ее отношения с другими мужчинами мелкими и незначительными. - И мне не надо встречаться с ним, чтобы убедиться в этом, - уверенно произнесла она.
        - Но…
        - Грифф, я тебя люблю, - быстро сказала она. Ну вот она и призналась.
        Несколько мгновений он молча и внимательно смотрел на нее, словно пытаясь проникнуть в ее душу.
        - Я так и думал, - сказал он наконец. - Но просто не был уверен, что ты сама это понимаешь.
        - Как видишь, понимаю, - ответила она таким напряженным голосом, что, казалось, он вот-вот сорвется.
        - Помнишь, я сегодня утром разговаривал с Полом и Джимом? - неуверенно спросил Грифф.
        Она нахмурилась:
        - Конечно, помню.
        - Так вот, я им тоже сказал, что женюсь на тебе, - признался он, сделав грустную физиономию.
        - Грифф! - растерянно воскликнула она, живо представив себе заголовки утренних газет. Неудивительно, что эти двое уехали такими довольными. А она, видимо, просто не так поняла те фразы из их разговора, которые невольно подслушала.
        Он призывно смотрел на нее. В его глазах она читала обожание.
        - Ты действительно любишь меня?
        - Да. - Она застенчиво улыбнулась. Он протянул к ней руки:
        - И что же нам теперь делать? Она тихо засмеялась и без колебаний шагнула в его горячие объятия. Грифф любит ее…
        - Мне надо сделать признание, - сказал он ей позже, когда они лежали, обнявшись, на софе. Сарины щеки раскраснелись от жарких поцелуев.
        Она больше не сомневалась в его любви.
        - Еще одно? - Она взглянула на него. Но теперь по крайней мере уже не тревожилась, потому что знала: она полностью доверяет этому человеку.
        Грифф нахмурился, потом легонько поцеловал ее в губы и продолжал:
        - Помнишь, я говорил тебе, что на свете не все так просто, как нам кажется на первый взгляд?
        - И не раз, - чуть насмешливо ответила она и, протянув руку, стерла с его щеки следы губной помады.
        Он глубоко вздохнул.
        - Я не собирался жениться на Сандре. Нет, я, конечно, ждал ее у церкви, когда она не явилась, - поспешно добавил он, заметив недоверчивый взгляд Сары. - Однако я прекрасно знал, что она не придет. - Он нахмурился. - Мы заранее договорились об этом.
        Сара удивилась:
        - Но как же…
        - Я расторгнул помолвку. - Грифф вздохнул. - Я впервые встретился с Сандрой в такой период своей жизни, когда начал осознавать, что пора обрасти корнями, то есть семьей, и мне захотелось иметь близкого человека и дом, куда можно было бы возвращаться. А Сандра, принимая мое предложение, руководствовалась совсем другими причинами. Ее прельстила идея выйти замуж за мало-мальски известного человека. - Он явно принижал себя. - И чтобы муж пореже бывал дома, позволяя ей вести тот образ жизни, к которому она привыкла, и не требовал внимания к себе. Мы оба ошиблись, - признался он, - потому что хотели высчитать лучший вариант. - Грифф крепко прижал Сару к себе. Без сомнения, теперь он знал, что такое «лучший вариант».
        - Так что все-таки случилось? Почему у вас ничего не вышло? - спросила она, понимая, что скандалу на прошлой неделе должны были предшествовать какие-то события.
        Он пожал плечами:
        - Я вдоволь наездился по миру в поисках материала для своих статей, поэтому решил оставить журналистику и начать работу над книгой. Сандра пришла в ярость, когда поняла, что у нее окажется совсем непрестижный муж, который все время будет мельтешить перед глазами, и она потеряет «друзей», с которыми надеялась и после замужества сохранить отношения. А я тоже вдруг почувствовал, что одна только мысль постоянно находиться при Сандре наводит на меня ужас. Я пытался как-нибудь потактичнее расторгнуть помолвку, но тут Сандра побежала к своему отцу и заставила его отказать мне в аннулировании контракта. После этого я, конечно, забыл о своих намерениях действовать тактично и хотел только одного: оставить журналистику и… Сандру. Дэвид, ее отец, видя мою решимость, и предложил разыграть спектакль с ожиданием у церкви, дабы Сандра не попала в унизительное положение отвергнутой невесты. Взамен он обещал мне аннулировать контракт.

«Джентльменское соглашение», - подумала Сара.
        - А тебя, значит, унижать можно? - с негодованием спросила она. Насколько она могла судить, Сандра Престон была порядочной стервой.
        Он невесело пожал плечами:
        - Я бы согласился еще раз пройти через это, если бы знал, что через два дня встречу тебя.
        Сара покачала головой.
        - А я не понимала, почему ты, если любишь ее, не бросился за ней! Он крепче прижал Сару к себе:
        - Вот попробуй ты сбежать от меня, тогда увидишь, что будет!
        - Я не сбегу, - улыбнулась она. - Я очень люблю тебя, Грифф. - Она ласково коснулась его щеки.
        - И я тебя люблю, будущая миссис Морган. - Он медленно поцеловал ее в губы. Сара нежно улыбнулась ему:
        - При условии, что я не очень часто буду пить кофе «по-моргановски».
        - Обещаю, - засмеялся он. Сара вдруг, покусывая нижнюю губу, серьезно задумалась.
        - Я же тебе все еще про Саймона не рассказала.
        - Расскажешь позже, - попросил Грифф и медленно, трепетно приблизился к ее губам. - Как можно позже.
        Если она к тому времени еще будет помнить об этом!..
        Сара с улыбкой повернулась к Гриффу, который спустился по ступенькам к бассейну, где она сидела.
        - Как дела, дорогой? - Она протянула к нему руку, и ее бросило в легкую дрожь, когда Грифф поцеловал ее пальцы.
        - Закончил, - удовлетворенно сообщил он. - Теперь остается отослать издателю и ждать от него ответа.
        Сара была уверена, что отзыв будет благоприятный. Грифф несколько месяцев назад уже посылал первые две главы в издательство, и там проявили большой интерес к его книге.
        Сара прочла все главы, кроме тех страниц, которые он только что закончил, и знала, что книга получилась очень хорошей. Она полагала, что новая карьера Гриффа начинается удачно.
        Они были женаты уже полгода, но Саре все еще по утрам хотелось ущипнуть себя, чтобы убедиться: это не сон, она лежит рядом с человеком, которого любит и который, несомненно, любит ее.
        Грифф уселся в шезлонг рядом с ней, все еще держа ее пальцы в своих. Он удовлетворенно огляделся.
        - Должен сказать, очень удобно получилось, что Вирджиния во время круиза влюбилась в Ричарда, решила выйти за него замуж и уехать в Англию, - улыбаясь протянул он.
        Они оба знали: совсем не из-за «удобства» Вирджиния вышла замуж за Ричарда, вдовца пятидесяти лет, а потому, что они по-настоящему полюбили друг друга.
        За последние полгода Сара довольно хорошо узнала свою золовку и поняла, что за холодной внешностью скрывается нежная, благородная женщина, искренне привязанная к своему брату.
        Встретилась она и с родителями Гриффа и убедилась в том, что они точно такие, как рассказывал о них Грифф. Это была очаровательная, гостеприимная пара, они приняли Сару как вторую дочь.
        Вирджиния продала им свою виллу на юге Франции, так как она ей уже была не нужна, и три месяца назад они переехали сюда. С тех пор Грифф серьезно принялся за написание книги. Саре пришлось пока оставить работу медсестры, но она надеялась вскоре опять работать по специальности. В прошлом месяце к ним ненадолго приезжала ее мама. И хотя Саре не хотелось напрямую спрашивать о Форбсах, мама между прочим сама рассказала, что Кларисса и Роджер по-прежнему вместе. Это само по себе уже было большим достижением для них.
        - Как насчет того, чтобы отметить завершение работы? - предложил Грифф.
        Сара притворилась, будто не понимает его.
        - Думаю, надо пойти куда-нибудь пообедать… Грифф! - закричала она сквозь смех, поскольку он вскочил, увлекая ее за собой.
        - У меня есть идея отметить это дело дома, - хитро улыбнулся он и поднял ее на руки.
        - Ну, Грифф Морган! - притворно возмутилась она.
        - Что, Сара Морган? - Он решительно направился к вилле.
        - Ничего. - Обняв его за шею, она прижалась к нему. - Абсолютно ничего.
        Счастьем было любить этого человека и получать в ответ его любовь.
        Она была счастлива.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к