Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мортимер Кэрол: " Самый Любимый " - читать онлайн

Сохранить .
Самый любимый Кэрол Мортимер


        # Лара Шофилд, дочь богатого владельца отелей, выросла без матери. Отец ни в чем не отказывал дочери. Она красива, независима и капризна.
        Однажды в гольф-клубе Лара знакомится с преуспевающим бизнесменом Джорданом Синклером. Он непременно должен стать ее мужем, решает Лара. Однако Джордан с его независимым характером и чувством собственного достоинства упорно противостоит ее чарам. И все же Лара добивается своего. Счастливый финал? Нет, точку ставить рано. О том, как складываются взаимоотношения героев после свадьбы, вы узнаете, прочитав этот увлекательный роман о любви.

        Кэрол Мортимер
        Самый любимый

        Глава ПЕРВАЯ

        - Папа, а кто этот человек?
        - Какой человек, Лара? - рассеянно спросил мистер Шофилд, раздосадованный своим недавним проигрышем дочери в любимом виде спорта.
        Они сидели за столиком в баре одного из наиболее престижных в южной части Англии гольф-клуба, членом которого был мистер Шофилд, - отец старался утопить печаль в стакане виски, а дочь праздновала успех бокалом легкого белого вина. Они с отцом довольно часто играли в гольф, но в этот раз ей впервые удалось взять над ним верх, и мысль об этом невольно наполняла ее душу ликованием.
        - Да вон тот, что стоит рядом с Гари Риджуэем. - Она специально старалась не смотреть в сторону двоих мужчин, разговаривавших возле стойки бара.
        Мистер Шофилд без лишних церемоний тут же повернулся и внимательно посмотрел на них.
        - Да-а, симпатичный парень, - произнесен негромко. - Кажется, я где-то его встречал, - добавил он с сомнением. - Впрочем, нет, вряд ли - мне просто показалось.
        - Жаль, - протянула она разочарованно
        - Лара. - Он многозначительно посмотрел на дочь. - Неужели жизнь тебя ничему так и научила? Ведь только-только начал забывать скандал с Рексом Мейнардом.
        Она сильно смутилась, понимая, что у отца есть сегодня все основания для беспокойства после той старой истории, связанной с Рексом! Тогда она оказалась в ужасно глупом положении. Встречаясь с этим человеком, она и не подозревала, что он лишь присматривается к драгоценным украшениям и, вместе со служанкой в их доме, замышляет похитить наиболее ценные из них. Это было в духе какой-то викторианской драмы, насквозь пропитанной фальшью и лицемерием, и все же это произошло с ней на самом деле!
        А ведь Рекс казался ей таким милым и внимательным, когда она познакомилась с ним на одной из лондонских вечеринок, таким остроумным! После того как он вместе со служанкой попался при попытке украсть драгоценности, ее постарались представить в прессе самой настоящей дурочкой. Уж этот урок она никогда не забудет - не забудет еще и потому, что служанка, как потом уже выяснилось, была женой Рекса! Газеты несколько недель острили по этому поводу, а в отделах светской хроники до сих пор встречались намеки на ее взаимоотношения с «мужем своей служанки».
        - Нет, папа, на вора он уж точно не похож, - сказала она с расстановкой.
        Человек, который так привлек ее внимание, явно не испытывал нужды в деньгах. На нем была неброская, но, по всей видимости, дорогая модная одежда - плотно облегающие светлые голубые джинсы и темно-синий свитер из тонкой шерсти, на фоне которого красиво выделялись его длинные серебристо-белокурые волосы. Это, однако, вовсе не являлось предметом его гордости - да и вообще, насколько можно было судить, человек этот менее всего склонен был демонстрировать свои достоинства. Необычный цвет его волос - не светлых и не седых, а каких-то средних между тем и другим - был очень непривычным для мужчины, и, будь перед ней женщина, Лара нисколько не усомнилась бы в том, что волосы - крашеные. Как бы там ни было, волосы прекрасно подходили ему и резко контрастировали с его ровным бронзовым загаром, а такие синие - или скорее даже темно-синие - глаза Лара вообще видела впервые. У него был прямой нос, четко очерченные, плотно сжатые губы и упрямый подбородок. Как ей показалось, рост незнакомца превышал шесть футов, и, хотя ему было, по-видимому, лет тридцать пять, нельзя было не оценить его подтянутую, мускулистую
фигуру без фунта лишнего веса.
        Лара заметила его сразу же, как только они с отцом вошли в клубный бар пятнадцать минут назад. На ней самой был серый свитер и черные облегающие брюки, подчеркивающие стройность фигуры. Прямые, слабо поблескивающие от падающего на них света темные волосы свободно спускались ниже плеч, а челка была откинута назад, по обе стороны от пробора. На ее слегка припудренном лице заметно выделялись темно-синие тени на веках. От природы длинные шелковистые ресницы обрамляли светло - серые глаза с необычной черной каемкой вокруг радужной оболочки - глаза, обладавшие каким-то таинственным блеском. Подчеркнутые темными румянами скулы, короткий прямой нос и красиво очерчивающая линию рта темно-фиолетовая губная помада дополняли ее внешность.
        Лара без всякого самодовольства знала о своей привлекательности и была, поэтому немало удивлена полным отсутствием внимания со стороны этого человека, когда они с отцом вошли в бар, и она приветствовала стоявшего рядом с ним у стойки Гари Риджуэя. Темно-синие глаза лишь равнодушно скользнули по ней, а через секунду-другую смотрели уже в другом направлении.
        Нет, к такому невниманию к себе она не привыкла! С пятнадцатилетнего возраста ей легко удавалось очаровывать любого мужчину, причем в последние пять лет никто из них не осмеливался пренебрегать ею подобным образом.
        - Я, пожалуй, пойду, скажу пару слов Гари, - бросила она небрежно, вставая из-за стола.
        - Лара!
        Она посмотрела на отца сверху вниз.
        - Да, что?.. - спросила рассеянно.
        - Ты ведь не можешь так просто подойти и вмешаться в их разговор, - сказал мистер Шофилд, нахмурив брови.
        - Еще как могу. - Она улыбнулась и, вверенная в себе, направилась через зал, притягивая взгляды всех мужчин в баре - всех, за исключением человека с темно-синими глазами. Гари Риджуэй уже целый месяц добивается свидания с ней, и теперь, знакомясь с его собеседником, неплохо было бы немного подбодрить своего ухажера.
        - Здравствуй, Гари, - приветливо сказала она, подходя к беседующим мужчинам. - Надеюсь, я не помешала? - Очаровательная улыбка говорила об уверенности в том, что не помешала, а если даже и помешала, то ее, конечно же, простят.
        - Вообще-то у нас частный разговор, - резко возразил ей человек с темно-синими глазами.
        После мгновенного замешательства она ответила ему ослепительной улыбкой.
        - Я не отниму у вас много времени, - сказала она непринужденно, невольно отметить про себя, что незнакомец выше ростом, чем ей показалось вначале. При своих пяти футах и восьми дюймах она, несмотря на трехдюймовые каблуки, доставала ему лишь до подбородка.
        Незнакомец холодно кивнул и повернулся к Гари.
        - Я подойду через несколько минут - мне надо тут кое с кем переговорить. Прошу прощения, - бросил он небрежно в ее сторону и тотчас же ушел.
        - Да-а… - разочарованно вздохнула она, когда незнакомец присоединился к двум разговаривавшим поблизости парам. Лара видела, как он обаятельно улыбнулся старшей из двух женщин - еще довольно привлекательной блондинке, - которой приятно польстило оказанное ей внимание. - Не очень-то он общительный, этот твой приятель, - язвительно сказала Лара высокому, темноволосому и уверенному в своей неотразимости Гари.
        Перспектива свидания со стоявшим рядом красавцем показалась ей теперь довольно малопривлекательной. Сейчас она предпочла бы, чтобы этот незнакомец с темно-синими глазами удалился, позволив уйти ей самой и тем самым избавиться от необходимости отговариваться от очередного предложения свидания.
        - Это Джордан-то не очень общительный? - Гари бросил взгляд на своего знакомого. - А по-моему, вполне компанейский парень. - Он насмешливо посмотрел на Лару. - Хотя в данном случае меня радует, что Джордан не особенно стремился к общению.
        Лара почувствовала досаду. Банальные попытки Гари обольстить ее не производили особого впечатления, хотя в последний месяц она немало слышала от других о его способностях в этой области. Сейчас надо было как-то ускользнуть от него.
        - Так значит его зовут Джордан? - спросила она с интересом.
        - Джордан Синклер, - равнодушно ответил Гари. - Он человек со средствами.
        - В самом деле? - Ее интерес к незнакомцу се ослабевал. - Я не встречала его раньше в нашем клубе.
        - Он здесь в качестве моего гостя. Джордан не член клуба, хотя и надеется скоро им стать. Я обираюсь дать ему рекомендацию.
        - В самом деле? - повторила она. - А где же он живет - где-то поблизости или в Лондоне?
        - Слушай, ты что, подошла ко мне, чтобы осуждать Джордана? - потерял терпение Гари. - А я-то полагал, что дело в моем личном обаянии, - добавил он капризным тоном.
        Ларе очень хотелось сказать, что у него нет никакого обаяния и вообще мало что есть, за исключением спортивной фигуры и привлекательной внешности. Несмотря на деловые контакты Гари с отцом, который хорошо отзывался о нем, Лара отлично знала, чего он стоит. Познакомились они также благодаря ее отцу. Хотя Гари было сорок лет, а ей - лишь двадцать, он при каждой возможности - причем, всегда незаметно для отца - напоминал ей о своих претензиях. Этого человека следовало остерегаться.
        - Да мне просто интересно было узнать о мистере Синклере, вот и все, - мягко возразила она. - Так кто же из вас выиграл, ты? - Она сменила тему разговора, зная, что Гари больше всего любит говорить о себе.
        - Нет, выиграл Джордан, - неохотно признался Гари.
        - Тогда, может, не стоит рекомендовать его в члены клуба? - спросила Лара, не в силах удержаться от соблазна поддеть его.
        Но Гари не оценил ее юмора - он был одним из тех, кто никогда не находит в себе никаких поводов для шуток.
        - Мне просто не повезло, - пояснил он. - Лара, может быть, мы вместе сегодня поужинаем?
        Это было то самое приглашение, которого она так надеялась избежать. Из-за того, что Гари имел деловые контакты с мистером Шофилдом, ей пришлось искать вежливую форму отказа.
        - Боюсь, что сегодня никак не получится, - сказала Лара. - Отец устраивает вечером обед и хочет, чтобы я выступала в роли хозяйки дома. Так что - как-нибудь в другой раз. Гари, - торопливо добавила она, видя его нахмуренное лицо. - А сейчас мне пора идти - папа уже начинает нервничать. - Она видела недовольство Гари полученным отказом, и ей хотелось побыстрее ускользнуть, чтобы избежать затруднительного положения.
        - Ну, как? - насмешливо поинтересовался мистер Шофилд, когда дочь снова заняла свое место за столиком и неторопливо поднесла к губам бокал с вином.
        - Его зовут Джордан Синклер, и у него какой-то бизнес с недвижимостью, - сказала она спокойно.
        - Думаю, что все это ты узнала не от самого мистера Синклера, - язвительно заметил отец. - Похоже, на этот раз тебе не удалось произвести впечатление, не так ли? - добавил он с ласковой усмешкой.
        Лара видела, как Джордан Синклер опять подошел к Гари, и они тут же покинули бар. Темно-синие глаза Джордана так и не взглянули в ее сторону с того самого момента, когда он, извинившись, оставил ее наедине с Гари.
        - Да, папа, не удалось. - Она, не отрываясь, следила за тем, как внушительная фигура Джордана Синклера появилась за рулем ярко-красного «феррари» и как скоростная машина, подчиняясь опытному водителю, выехала со стоянки гольф-клуба. Да, Джордан Синклер интересовал ее все сильнее, а уверенности в себе у нее всегда было вполне достаточно. - Но все еще впереди. - Она многозначительно улыбнулась.
        - Лара!
        - Да, папа? - Она взглянула на него с трогательной невинностью.
        Мистер Шофилд поразился выражению целеустремленности в ее блестящих серых глазах и вздохнул.
        - Не берись за то, что выходит за пределы твоих возможностей, - стал он увещевать дочь. Обилие седых волос в своей черной шевелюре мистер Шофилд, не без основания, объяснял состоянием постоянного нервного напряжения, в котором он пребывал с тех пор, как Лара превратилась в девушку и стала находить мужчин чем-то намного более интересным, чем все принадлежавшие ей дорогие игрушки. Когда же мистер Шофилд - все еще привлекательный мужчина пятидесяти пяти лет - устало жаловался дочери, что стареет из-за ее непредсказуемого поведения, она указывала на ту значительность, которую придают ему седые виски. - Джордан Синклер мало походит на человека, который легко поддается женским чарам.
        Выражение целеустремленности в ее глазах уступило место азарту.
        - Ты так полагаешь?
        - Я думаю, нам пора идти. - Мистер Шофилд допил виски, зная уже по опыту, что спор лишь делает Лару более упрямой. - Ты помнишь, что у нас сегодня вечером гости?
        - Да, конечно, - ответила она задумчиво, размышляя о том, что обед - это, в сущности, наиболее естественный способ познакомиться с новым человеком.
        - Лара… - позвал мистер Шофилд, чтобы поторопить дочь, и встал, высокий и худощавый, полный той безграничной энергии, которая вознесла его на вершину управляемой им сегодня гостиничной империи.
        - Прошу прощения. - Лара грациозно поднялась из-за стола. - Я просто задумалась.
        - Вот как раз это меня и тревожит. - Лицо мистера Шофилда искривилось. - Оставь ты этого человека в покое, Лара.
        Ее темные брови удивленно поднялись.
        - Ты говоришь так, словно я какой-то людоед!
        - Если тебе все равно, за какого человека приняться, тогда ты действительно людоед, дочка, - сказал он со вздохом. - Да к тому же, судя по его виду, Джордан Синклер не относится к твоему типу мужчин.
        - Ну, о чем ты говоришь, папа? Мужчины не делятся да какие-то там типы - они бывают либо доступными, либо недоступными. А Гари ничего не говорил мне о какой-то особой недоступности Джордана Синклера, - завершила она с удовлетворенной улыбкой.
        Мистер Шофилд возмущенно покачал головой, чувствуя всю безнадежность своих попыток отвлечь внимание дочери от Джордана Синклера. Он сосредоточился на управлении своим роскошным «ягуаром», выруливая на автостраду, и мысленно напомнил себе о необходимости выяснить, что собой представляет этот человек с серебристо-белокурыми волосами, который произвел на его дочь столь сильное впечатление. Лара может воображать себе, что она совершенно свободна и независима, но после грубого вторжения в ее жизнь Рекса Мейнарда он должен строго следить за всеми новыми знакомыми дочери - только так можно будет избавиться от нового подобного унижения.
        В тот момент мистер Шофилд не мог даже предположить, что будет делать Лара в следующие полчаса. Отец и дочь жили в своем доме в Лондоне, куда вернулись после смерти приемной матери Лары пять лет назад. Приехав домой, Лара тотчас же раскрыла новый телефонный справочник и стала искать номер телефона и адрес человека, встреченного в гольф-клубе. В конце концов она принялась звонить по всем указанным там телефонам, которые принадлежали людям с именем Дж. Синклер, и выслушала множество недовольных ответов на свое жизнерадостное приветствие. Ни разу, однако, в трубке не прозвучал чуть хрипловатый голос человека с темно-синими глазами.
        После сорока минут таких беспорядочных телефонных звонков ей пришлось признать поражение. В справочнике не было телефона Джордана Синклера - вероятно, он лишь недавно появился в Лондоне. У нее уже не оставалось времени на дальнейшие поиски - через час запланировано начало обеда, и она, вместе с отцом, должна будет встречать внизу прибывающих гостей в качестве хозяйки дома. Эту роль она исполняет уже в течение двух лет после окончания средней школы.
        Все гости были ей хорошо знакомы. Продолжая смеяться над какой-то шуткой Пола Дэвиса, она подняла глаза и вдруг встретилась взглядом с одним из запоздавших гостей. Джордан Синклер. Он сопровождал Кэти Томас - разведенную состоятельную особу. По тому, как Кэти прижимала к себе руку Джордана, когда они разговаривали с отцом, Лара догадалась об интимности их отношений. Вот досада! Кэти была типичной
«веселой вдовой», и ее связи с мужчинами продолжались обычно месяцами.
        Лара тотчас же извинилась перед Полом и решительно направилась к ним. Под легким шерстяным платьем голубоватого цвета, слегка колыхавшемся при ходьбе, откровенно обрисовывались грудь и стройные узкие бедра. Несмотря на чуть большее, чем обычно, количество косметики, ее лицо с темной, поблескивающей на губах помадой оставалось все таким же свежим и привлекательным, окутанным тонким, пьянящим ароматом духов.
        - Кэти! Как я рада тебя видеть, - ласково приветствовала она женщину, старше себя лет на пятнадцать. Кэти - невысокая, пышная дама с рыжими волосами - не делала секрета из того, что прекрасно живет на содержании у бывшего мужа и вовсе не собирается лишиться его из-за нового брака. Это, однако, нисколько не мешало ей иметь многочисленные любовные связи, и сейчас, как можно было судить, в роли очередного возлюбленного выступал Джордан Синклер. Ах, черт возьми!
        - И я рада тебя видеть, Лара, - несколько более сдержанно ответила Кэти, с которой у хозяйки дома не было почти никаких общих интересов - во всяком случае до того момента, как появился Джордан. - Ты, наверное, еще не знакома с Джорданом. - Она все так же прижимала к себе его руку, явно с намерением показать свои права на него.
        Взгляды серых и темно-синих глаз встретились. Лара не могла поручиться за себя, но в глазах Джордана отразилось лишь холодное любопытство. Теперь, оттененные черным вечерним костюмом, его волосы казались, скорее, серебряными, а загорелая шея над белоснежным воротничком рубашки - бронзовой. Выглядел он просто великолепно. Лара видела, что, стоя рядом с ее отцом, Джордан возвышается над ним, и вдруг почувствовала, как у нее забилось сердце.
        - Нет, Кэти, ты ошибаешься, - сказала она с самой приятной улыбкой. - Мы с Джорданом уже встречались сегодня - не правда ли? - Лара взглянула на Джордана из-под полуопущенных темных ресниц. Ей хорошо было известно, что, когда она смотрит вверх, ее серые глаза с их заметной черной каемкой выглядят особенно эффектно. Еще в пятнадцатилетнем возрасте она без конца отрабатывала этот прием перед зеркалом и с тех пор хорошо поняла, как он действует на мужчин. С помощью такого взгляда она в шестнадцать лет чуть было не свела с ума сына кухарки, а впоследствии научилась находить и более интересные жертвы. - В гольф - клубе, - напомнила она Джордану, на которого, судя по холодному выражению лица, не произвели особого впечатления ни ее слова, ни то, как она смотрела на него.
        Темно-синие глаза равнодушно взглянули в ее сторону, а светлые брови вопросительно поднялись.
        - Разве мы встречались? - спросил он, растягивая слова.
        Лара была удивлена и заметно обескуражена таким вопросом.
        - Ну, как же, в баре гольф-клуба. - Ее лицо нахмурилось. - Там еще был Гари.
        Джордан стал напряженно вспоминать и наконец кивнул.
        - Кажется, я припоминаю - какая-то молоденькая девушка подходила, чтобы поговорить с ним… Однако это вряд ли можно назвать нашей встречей, - произнес он шутливо. - Я еще, помнится, отошел к своему знакомому, а вы остались с Гари.
        - С Гари Риджуэем? - язвительно спросила Кэти. - Дорогая, но ведь он же явно не в твоем вкусе.
        Ларе удалось с достоинством вынести эту насмешку, хотя - следует признать - под конец ей был нанесен довольно-таки серьезный удар. В ее собственном представлении она не была «молоденькой девушкой», и то, что эти слова использовал столь заинтересовавший ее мужчина, никак не способствовало самоутверждению.
        - Ну, естественно, ведь Гари был твоим кавалером несколько месяцев назад, - в смятении услышала она свои сорвавшиеся с губ слова. Как бы ни раздражали ее отношения Кэти с Джорданом, не следовало оскорблять в их доме гостей отца. По суровому выражению глаз своего родителя Лара поняла, что ей еще предстоит позднее выслушать его мнение на этот счет.
        - Ну и что же. - Кэти поправила и без того безупречно уложенные рыжие волосы. - Ведь он, дорогая моя, немного стар для тебя. А, впрочем, может быть, это ты слишком молода для него? - Она негромко рассмеялась, давая понять, что все это не имеет особого значения - уж ей-то нечего опасаться конкуренции со стороны этой
«молоденькой девушки». - Как прошла сегодняшняя игра, дорогой? - обратилась она к Джордану.
        - Нормально, - последовал короткий ответ, хотя на его лице появилась улыбка, а взгляд темно-синих глаз потеплел.
        - Гари говорил, что вы у него выиграли, - вступила в разговор Лара, которая не любила в таких случаях оставаться в стороне.
        Джордан холодно взглянул на нее.
        - Да, это так.
        - Но ведь…
        - Просто Гари позволил себе небольшую передышку - вот и все. - Он пожал плечами.
        - Так, может быть, мы как-нибудь сыграем с вами партию? Гари сказал, что вы собираетесь вступить в члены клуба.
        - Что ж, может быть, мисс… - Его светлые брови вопросительно поднялись.
        - Шофилд. Лара Шофилд. - Она была заметно раздражена тем, что Джордан так до сих пор и не понял, с кем разговаривает.
        - Моя дочь, - легко вступил в разговор мистер Шофилд, представляя Лару. - И будьте с ней поосторожнее в гольфе, мистер Синклер, - заметил он сдержанно. - Лара может дать хорошую фору противнику.
        - Я сам готов дать в игре фору в пять ударов, - произнес Джордан.
        - Вот как? - в голосе мистера Шофилда чувствовался интерес. - Что если мы как-нибудь сыграем партию-другую?
        Джордан кивнул. - Я был бы очень рад.
        - Ну вот и прекрасно, - просиял мистер Шофилд.
        Лара с негодованием проводила взглядом Кэти и Джордана, направившихся в сторону группы гостей на другом конце зала. С отцом «был бы очень рад» сыграть партию в гольф, а с ней - лишь «может быть»! Нет, ей определенно не нравилось охотиться за мужчиной, да в этом у нее никогда и не было необходимости. Ну и повезло же ей с этим Джорданом Синклером! Вон он рассмеялся над тем, что сказала Кэти, и вся его сдержанность, с которой он только что разговаривал с ней самой, исчезла без следа. Неужели же она ему совсем не нравится?
        - Ну что, Лара, не очень-то получается, да? - задумчиво спросил мистер Шофилд у дочери, не отрывая взгляда от Джордана. - Кэти явно не собирается скоро с ним расстаться, - заметил он, глядя на оживленную Кэти и ее кавалера. - Да, похоже, и он никуда не торопится, - усмехнулся мистер Шофилд, видя, как Джордан нагнулся к Кэти, шутливо стараясь дотянуться до ее пухлых розовых губ.
        - Она слишком стара для него, - ядовито заметила Лара, которая уже изменила свое первоначальное мнение и считала теперь, что Джордану не тридцать пять лет, а где-то около тридцати.
        - Это обстоятельство его не особенно беспокоит, - улыбнулся мистер Шофилд. - Немного странно, что он появился сегодня здесь, - добавил он в задумчивости.
        - Вот именно. - Плотно сжав губы, Лара продолжала наблюдать за непринужденностью поведения Кэти и Джордана.
        Проследив, куда направлен пристальный взгляд дочери, мистер Шофилд усмехнулся.
        - А я-то всегда считал, что у тебя серые глаза. Лара смущенно повернулась к нему.
        - Они и есть серые, папа! - Она с раздражением вздохнула, увидев иронию в его глазах. - И это нисколько не смешно!
        - Именно это я подумал сегодня утром, когда ты проявила такой интерес к первому попавшемуся симпатичному незнакомцу. Но теперь, как я вижу, Джордана Синклера можно не опасаться - его, очевидно, интересует совсем другой тип женщин, детка. - Он шутливо коснулся пальцем ее чуть вздернутого носа.
        - Мужчины не выбирают какой-то особый «тип», - раздраженно возразила она. - Так же, впрочем, как и женщины. И я вовсе не думала отказываться от мистера Синклера. - В этом она тотчас же торжественно поклялась самой себе.
        Мистер Шофилд пожал плечами.
        - Как я уже сказал, Джордана Синклера можно не опасаться. Но если ты и дальше намерена преследовать его, - продолжал он более суровым тоном, - то постарайся, по крайней мере, не нападать на нашу гостью.
        Лара покраснела от этого замечания.
        - Я очень сожалею об этом, папа. Но они оба… так снисходительно разговаривали со мной!
        - Этот мужчина староват для тебя, дорогая, - сочувственно сказал мистер Шофилд. - Не столько по возрасту, сколько по своим манерам. Почему бы тебе не пообщаться сейчас с бедным Найджелом? Ведь он, как приехал сегодня, так и не сводит с тебя глаз.
        Найджел Уэнтуорт - высокий, благообразный 22-летний юноша со светлыми волосами был старше ее на два года. Мистер Шофилд благосклонно относился к нему, как к наследнику владельца сети магазинов мужской одежды в Лондоне, который был не менее состоятелен, чем он сам. Лара знала, что Найджел уже несколько месяцев влюблен в нее и, по всей видимости, в один прекрасный день сделает ей предложение. Он был полезен, когда требовался кавалер, чтобы пойти в театр или в гости, но во всех остальных случаях она предпочитала обходиться без него. Его горячее чувство действовало на нее угнетающе, и она не могла смириться с мыслью о необходимости провести рядом с ним остаток жизни.
        Тем не менее в этот вечер он мог понадобиться ей для исцеления уязвленного самолюбия.
        - Да-да, конечно, - согласилась Лара с предложением отца - к его немалому удивлению.
        Мистер Шофилд даже сощурился от неожиданной готовности дочери развлекать человека, которого она всегда называла «глуповатым мальчиком».
        - Лара!.. - сказал он настороженно.
        Широко раскрытые серые глаза невинно посмотрели на него.
        - Да, папа?
        Он издал горестное восклицание и покачал головой.
        - Как бы мне хотелось, чтобы Марион была сейчас с нами - она всегда так хорошо умела образумить тебя.
        Отец и дочь немного помолчали, вспоминая Марион Шофилд - приемную мать Лары и вторую жену мистера Шофилда, которую он горячо любил все годы их совместной жизни.
        Родная мать Лары умерла во время родов, и через два года после этого мистер Шофилд женился на Марион Саундерс - бездетной тридцатилетней вдове. Это был идеальный брак. В двухлетнем возрасте Лара признала эту высокую женщину с прекрасными золотыми волосами своей матерью, и они были очень привязаны друг к другу вплоть до трагической гибели Марион в результате несчастного случая на прогулке верхом. Это случилось вскоре после того, как Ларе исполнилось пятнадцать лет.
        Сразу же после смерти Марион их дом в поместье был закрыт, а Лара с отцом переехали в Лондон. Их загородный дом и теперь оставался в полном порядке, но за последние пять лет они приезжали туда всего лишь несколько раз. Ни отец, ни дочь не могли долго оставаться там, где они когда-то были так счастливы втроем целых тринадцать лет. Конюшни были теперь пусты - печальное напоминание о том, что после гибели жены мистер Шофилд распорядился продать всех лошадей до одной. В отчаянии и бессильной ярости он приказал пристрелить коня, на котором в тот роковой день выезжала Марион. Не менее потрясенной и убитой горем Ларе удалось тогда убедить отца в том, что лошадь не виновата и что Марион ни за что не хотела бы смерти этого великолепного гнедого жеребца. Отец в тот раз смягчился и позволил продать коня вместе с остальными лошадьми.
        Пять прошедших лет не заставили отца забыть покойную жену - Марион была красивой женщиной, прекрасной внешне и внутренне, и никакая другая не смогла занять ее место в его жизни. Принадлежавшие ему и разбросанные по всему миру гостиницы стали для него после смерти Марион единственным интересом в жизни, а сохранить рассудок в этот тяжелый период ему помогло лишь присутствие рядом дочери.
        - Мне тоже очень не хватает ее сегодня, папа. - Лара взяла отца за руку.
        - Да, - печально произнес мистер Шофилд - и словно освободился вдруг от какого-то оцепенения. - Нам с тобой нужно пойти к гостям, дорогая. А то мы не очень-то хорошо выступаем в роли радушных хозяев. Лара кивнула.
        - Я пойду и поговорю с Найджелом.
        Мистер Шофилд легко коснулся руки дочери.
        - И будешь держаться в стороне от Кэти и Джордана, договорились?
        Ее глаза широко раскрылись от искреннего удивления.
        - Как же я могу так поступить, папа? Они ведь тоже наши гости.
        Мистер Шофилд почувствовал твердую целеустремленность дочери и вздохнул.
        - Тогда, по крайней мере, веди себя как следует.
        - Ну, разумеется! - В голосе Лары прозвучало возмущение. - Разве я когда-нибудь вела себя не как следует?
        Взгляд, которым наградил ее отец, был безмерно красноречив! Бедный мистер Шофилд, оставшись один на один со своей дочерью-подростком, не представлял, что с ней делать, а теперь и вовсе был бессилен контролировать ее. Просить дочь держаться в стороне от Джордана Синклера было все равно, что просить пчел не приближаться к цветам! Нет, Джордан привлекал Лару больше, чем любой другой мужчина, и, кроме того, она не могла позволить обращаться с собой словно с какой-то надоедливой школьницей.
        Найджел, как обычно, был чрезвычайно рад ее обществу и тут же торопливо принялся что-то рассказывать, опасаясь, что иначе может наскучить Ларе, и она захочет уйти к другим гостям. Впрочем, в отношении этого он мог бы и не беспокоиться - ей всегда было с ним скучно. Она слышала монотонный звук речи возле себя и время от времени вставляла нужные слова, между тем как все внимание было направлено на Кэти Томас и ее привлекательного кавалера.
        Она еще больше укрепилась во мнении, что эти двое были в близких отношениях - об этом говорило все их поведение. До сих пор Лара предпочитала, чтобы знакомые мужчины были послушными. Чтобы сделать мужчину внимательным и заинтересованным, ей достаточно было намекнуть на возможность близости между ними, не давая при этом никаких конкретных обещаний. Однако для Джордана Синклера эта тактика, похоже, не годилась - его чувственные, плотно сжатые губы предполагали потребность в интимных отношениях с женщинами. Хота Лара никогда еще не заходила так далеко, это вовсе не означало, что она боится таких отношений. Тем более, что увлечь Джордана Синклера она готова была любой ценой.
        - Ну, так что же ты об этом думаешь, Лара?
        - Что-что? - рассеянно спросила она, поворачиваясь к Найджелу. По напряженному выражению его лица Лара поняла, что пропустила мимо ушей что-то важное. - Что ты сказал? - переспросила она с улыбкой.
        - Мои родители хотели бы познакомиться с тобой, - повторил он. В его карих глазах светилась надежда. - Как ты относишься к этой идее?
        Точно гром среди ясного неба! Ларе приходилось кое-что слышать о Кэролин и Сейморе Уэнтуортах, родителях Найджела, о том, как Кэролин изо всех сил угождает своему важному супругу, и мысль, что нужно предстать перед ними в качестве будущей невесточки, не вызвала у нее ни малейшего энтузиазма. Они с Найджелом в дружеских отношениях и иногда даже бывают в разных местах, но ведь она не давала ему повода считать, что собирается выйти за него замуж.
        - Да, в общем, никак не отношусь, - сказала она напрямик.
        - Но…
        - Найджел, ну не будь ты таким настойчивым, - отмахнулась она от него. - Знакомиться с родителями… Это же так старомодно, - добавила она, чтобы смягчить удар. - Нам ведь это не нужно, правда?
        - Да, но… Она взяла его под руку. - Смотри - Бейнз уже собирается пригласить всех к столу, - проговорила она с улыбкой.
        - Но… - Ну пойдем же, Найджел. - Она потащила его через зал. - Я такая голодная! - Ларе ужасно хотелось закрыть, наконец, тему знакомства с родителями. Теперь ей придется дать Найджелу отставку на пару недель, и тогда он, возможно, забудет о своих серьезных намерениях. Не хотелось бы совсем расставаться с ним. И почему он стал таким настойчивым? Она почувствовала себя расстроенной.
        Ее озабоченные серые глаза встретились вдруг с насмешливым взглядом темно-синих глаз. В этот момент она совершенно растерялась, поскольку поняла, что Джордан не только не забыло ее существовании, но и наблюдает за ней. В следующее мгновение она улыбнулась ему своей особо обворожительной улыбкой и увидела, как он отвернулся от нее.
        Черт бы его побрал! И чем только она заслужила подобную неприязнь? Его отношение было необычным - при ее привлекательности ни один мужчина никогда не относился к ней с такой недоброжелательностью.
        За обеденным столом Джордан Синклер полностью игнорировал Лару, уделяя все внимание Кэти и еще одной незамужней женщине по имени Памела Грирсон, сидевшим по обе от него стороны. По-видимому, это его вполне устраивало, и во время обеда он даже несколько раз негромко рассмеялся, явно наслаждаясь поданными деликатесами и дамским обществом. Такой мужчина, как Джордан, должен был нравиться большинству женщин, и Кэти заметно гордилась перед Памелой тем, что именно она удостоилась такого расположения.
        Впрочем, и эта связь не казалась чем-то постоянным, поскольку Джордану явно нравилось, что Памела проявляет к нему интерес. Из своих наблюдений во время обеда Лара сделала вывод, что такой любитель женского пола, как Джордан,
        не отказался бы иметь сразу несколько любовниц.
        Когда после обеда Памела направилась в ванную комнату, чтобы освежить свою косметику, а через несколько минут за ней решительно последовала Кэти с горящими голубыми глазами, Лара предположила, что эти две дамы будут разговаривать между собой вовсе не о погоде.
        Временное отсутствие Кэти и Памелы беспокоило Лару лишь потому, что Джордан в этот короткий промежуток времени оставался в одиночестве. На обеде присутствовало множество женщин, готовых занять освободившееся место, и поэтому Лара твердо решила опередить их.
        - Прошу прощения, Найджел. - Она повернулась к своему кавалеру, неопределенно улыбаясь. После обеда ей не удалось отделаться от него, и это лишь укрепило ее в намерении избегать Найджела в ближайшие несколько недель. - Мне надо еще кое с кем поговорить.
        - Но…
        - Походи, пообщайся с гостями, - решительно и ободряюще сказала она, видя его расстроенное лицо. - Ведь для этого люди и собираются вместе.
        Он поймал ее за руку.
        - Но я же пришел, чтобы увидеться с тобой. Лара утешающее похлопала его по руке.
        - Ну, вот мы и увиделись. А теперь мне нужно пойти к другим гостям - я ведь не могу оставаться рядом с тобой весь вечер.
        - Лара…
        - Пойди и поговори с моим отцом, Найджел, - посоветовала она ему с тайным озорным умыслом. Лара хорошо знала, что Найджел - при всех его достоинствах кавалера для выходов в свет в глазах отца - до смерти наскучил уже ее родителю рассуждениями об открывающихся перед ним перспективах и о том, что через пару лет он унаследует бизнес своего отца.
        Лицо Найджела просияло.
        - Мы еще увидимся попозже, - сказал он с надеждой в голосе.
        - Может быть, - уклончиво ответила Лара, стремясь успеть подойти к Джордану до возвращения Кэти или Памелы, претендовавших на его внимание.
        Джордан стоял один в холле возле рояля и, с непринужденной улыбкой на губах, как ни в чем ни бывало потягивал бренди из широкого бокала.
        - Привет, - сказала Лара, посмотрев на него из-под полуопущенных ресниц. Теперь, когда она оказалась рядом с ним и темно-синие глаза взглянули на нее, Лару внезапно охватило волнение.
        Джордан кивнул в ответ и перевел взгляд на другой конец зала - туда, где ее отец беседовал с Найджелом.
        - Это ваш близкий друг? - спросил он неторопливо.
        - Ну что вы! - резко возразила Лара. - Просто приятель. Вы играете? - поинтересовалась она.
        - Что вы сказали? - Светлые брови вопросительно поднялись, а непринужденная улыбка бесследно исчезла.
        Отметив про себя это обстоятельство, она слегка нахмурилась.
        - Вы смотрели на рояль, и я спросила, играете ли вы на этом инструменте.
        - Нет, - последовал короткий ответ. Лара пыталась найти еще какую-нибудь тему для разговора, видя, что сам Джордан Синклер не очень-то старается поддержать беседу.
        - А вы играете? - спросил вдруг он.
        - Тоже нет, - рассмеялась она, чувствуя облегчение от того, что он все-таки делает попытку поддержать разговор. - Это рояль моей приемной матери, она очень хорошо играла.
        - Играла? - выговорил он, запнувшись.
        Лара кивнула.
        - Да, она умерла. Отец не хочет расставаться с этим роялем, хотя никто больше на нем не играет.
        - Я не знал, что ваш отец овдовел.
        - Причем дважды, - сказала она, снова кивая. - Хотя он больше тоскует по Марион - так же как и я. Она была для меня замечательной матерью. Когда они с отцом поженились, она воспитывала меня с двухлетнего возраста как собственного ребенка. Я… очень рада, что вы пришли к нам сегодня. - Она опять пронзила его своим чарующим взглядом из-под полуопущенных ресниц и с еще большим огорчением отметила полную его неуязвимость. И это тоже было совершенно ненормальным, черт бы его побрал!
        - В самом деле? - протянул он.
        - Да, - решительно сказала она с твердым намерением показать свой интерес к нему. - После того, как я встретила вас в клубе… то есть увидела вас в клубе, - поправилась она, видя его насмешливый взгляд, - я пыталась позвонить вам по телефону.
        Он прищурил глаза.
        - Неужели? И зачем же вам это понадобилось?
        Лара пожала плечами, зная, что этим движением она привлекает его внимание к своей соблазнительно выступающей молодой груди.
        - Я полагала, вы захотите быть на этом обеде.
        - Да, как видите, - он церемонно наклонил голову, - я люблю присутствовать на обедах.
        - Вместе с Кэти.
        Его губы искривились.
        - Да, именно так.
        Лара вздохнула.
        - Я хотела предложить вам другое… общество, - сказала она негромко, - но не нашла вашего номера в телефонном справочнике.
        - Кэти это не понравилось бы, мисс Шофилд, да и мне тоже. - Бархатистость в его голосе уступила место холодному презрению. - Я предпочитаю самостоятельно выбирать для себя женщин, и это одна из причин того, что в телефонном справочнике не указан номер моего телефона. Я сообщаю свой номер только тем, кому считаю нужным его сообщить. Я достаточно ясно выразился, мисс Шофилд?
        Никто и никогда не называл ее «мисс Шофилд» с таким ледяным презрением. Темно-синие глаза холодно смотрели на нее. Лара нервно облизала губы.
        - Так, значит, вы не скажете мне номер своего телефона?
        - Даже если вы будете просить меня об этом, - сказал он язвительно. Ее глаза вспыхнули.
        - Я и не собиралась этого делать!
        - Вы уверены? - спросил он с усмешкой.
        - Да, уверена! - с достоинством ответила Лара. - Я не намерена бегать за вами, мистер Синклер. Найджел - всего лишь мой приятель, но ведь есть еще и множество других мужчин. - Она гордо подняла голову. - А теперь позвольте покинуть вас.
        - Не смею задерживать, - сказал он с насмешкой.
        Лара повернулась и пошла прочь, широко улыбаясь и стараясь, чтобы никто из гостей не заметил слез у нее на ресницах.



        Глава ВТОРАЯ

        - Ты часто видишь Джордана Синклера? - спросил ее как-то вечером после ужина отец недели через три после званого обеда у них дома.
        Часто ли она его видит? Да он то и дело мелькает перед ней повсюду! Куда бы она ни пошла - в театр или на вечеринку - везде она встречает Джордана Синклера в сопровождении Кэти Томас, которая стала относиться к нему еще более ревниво. В последние недели избежать встреч с Джорданом Синклером стало так же трудно, как не встречаться с собственным отцом - она видела его буквально каждый день.
        Ей не хотелось видеть Джордана Синклера - еще больше, чем любого другого, пусть даже самого неприятного в своей жизни человека. Никто и никогда не наносил ей подобных оскорблений, и она не желала их больше выслушивать - даже от такого красивого мужчины, как он. В тот вечер, когда отец устраивал обед, по ее самолюбию был нанесен самый жестокий удар. Три недели понадобилось ей для того, чтобы с помощью знакомых мужчин - исключая, конечно, Найджела, которого Лара твердо решила избегать все это время, - она смогла восстановить уверенность в своих способностях обольщать сильный пол.
        - А ты его встречал? - Ее темные брови изогнулись дугой. В вечернем кружевном платье кремового цвета она выглядела свежей и привлекательной. Густые черные волосы, перехваченные сзади на нежной шее, придавали ей вид исключительной хрупкости.
        Шофилд пожал плечами, наслаждаясь после ужина привычной сигарой и рюмкой бренди.
        - Вообще-то я играл с ним сегодня в гольф.
        Лара мгновенно насторожилась.
        - Вот как?
        - Да, и он выиграл. - Мистер Шофилд сделал горестную гримасу.
        Ее это нисколько не удивило - Джордан Синклер любил выигрывать во всем, за что брался.
        - Может быть, он чаще играет, чем ты? - спросила она, стараясь утешить отца.
        - Нет, не думаю, - ответил мистер Шофилд со вздохом. - Судя по всему, ему приходится гораздо больше работать, чем развлекаться.
        Получив возможность наблюдать его развлечения в последние несколько недель, Лара отметила про себя, что Джордан Синклер справляется, должно быть, с громадным объемом работы.
        - А откуда он приехал в Лондон? - спросила она, нахмурившись. - Ведь он здесь всего чуть больше месяца, если я не ошибаюсь.
        - Его компания находится, по-видимому, где-то на севере страны, а в Лондон он приехал совсем недавно - в прошлом месяце.
        - В таком случае Кэти не теряла времени даром, - сухо заметила она.
        - Или сам Джордан, - поддразнивая ее, сказал мистер Шофилд.
        Лара вспыхнула.
        - Да, конечно.
        - Но ты не ответила на мой вопрос. Он посмотрел на нее, слегка прищурившись. - Ты часто видишь его?
        - Встречаю иногда, на вечеринках, - сказала она равнодушно. - И всегда вместе с Кэти. А что? - Лара нахмурила брови.
        - Ничего - мне просто было интересно. - Ты все еще тревожишься по поводу Рекса Мейнарда, да? - спросила она раздраженно. - Папа, ну в самом деле, сколько можно просить прощения за одну и ту же ошибку! Я ведь…
        - Все - сдаюсь! - Улыбаясь, он поднял над головой руки. - Я думаю, мне следует поделиться с тобой кое-какой информацией о нашем мистере Синклере, - сказал он более серьезным тоном. - Человек он непростой. В четырнадцатилетнем возрасте его усыновили супруги Синклеры, и одному богу известно, где и с кем он жил до этого. Нельзя сказать, что усыновление прошло нормально - он несколько раз убегал из своего нового дома. Когда ему исполнилось восемнадцать, он опять убежал - и на этот раз навсегда. Неизвестно, каким образом, но в последние двенадцать лет он сколотил состояние и теперь стремится к созданию финансовой империи. - Лицо мистера Шофилд а приобрело суровое выражение. - Он из тех, кто готов пройти по головам ради достижения своей цели, и я бы предпочел, чтобы ты держалась от него подальше. Поверь мне, я слышал о Джордане Синклере такие вещи, что этот негодяй Рекс Мейнард может показаться рядом с ним котенком!
        Лара хорошо знала о жестокости Джордана, испытала ее на себе, и все-таки то новое, что она узнала о его жизни и о пережитых им в детстве трудностях, помогло ей лучше понять его. В последний раз он стал грубым и резким после того, как она рассказала ему о своем счастливом детстве. Любой человек на его месте почувствовал бы в этом случае горечь и обиду.
        - Лара! - Мистер Шофилд посмотрел на отсутствующее выражение лица дочери и нахмурился.
        - Прошу прощения. - Она ответила ему веселой, беззаботной улыбкой. - Все, что ты мне рассказал, папа, очень интересно, - сказала Лара непринужденно. - Хотя я не представляю, откуда ты берешь эту информацию… - Она насмешливо посмотрела на отца.
        Мистер Шофилд был заметно смущен.
        - Ну, у меня есть некоторые источники - сказал он негромко.
        - В этом-то я не сомневаюсь, - заметила дочь, поддразнивая отца. Лара хорошо знала сыскное агентство, которое предоставляло ему подробную информацию обо всех мужчинах, с которыми она встречалась. Когда-то, возмущенная подобным вторжением в ее личную жизнь, она уже хотела было высказать отцу свое мнение об этой тактике ищеек, но затем поняла, что отец лишь пытается уберечь ее от таких мошенников, как Рекс Мейнард. В течение шести месяцев после того, как она нашла среди бумаг в его кабинете один из докладов агентства, Лара скрывала, что знает об этой слежке. Ей самой нечего было скрывать ни от отца, ни от кого другого, но зато она могла быть уверенной в том, что отец узнает о темном прошлом знакомого ей мужчины. То, что ей стало известно сейчас о Джордане, оживило почти угасший интерес к нему, поскольку она поняла, что Джордан не выбирал ее специально в качестве объекта своей жестокости. Его холодное, бездушное отношение к ней легче было перенести, зная о причинах. Так или иначе, у каждого мужчины есть свои слабости. А слабостью Джордана хотелось стать ей самой. - Но известно ли тебе из твоих
источников, что Джордан продолжает встречаться с Кэти и что я…
        - Что ты встречаешься со многими, ничего не значащими для тебя мужчинами, - закончил со вздохом мистер Шофилд. - Тебе ведь почти двадцать один год, Лара - пора, наконец, образумиться. В день рождения к тебе перейдет двадцать процентов акций фирмы «Шофилд хотэлз», - напомнил он.
        - А я, как и раньше, позволю тебе распоряжаться ими, - сказала она печальным голосом. - Как ты делал это с самого начала. Я ведь не разбираюсь в вопросах бизнеса.
        - Ты можешь все это освоить…
        - Нет, не могу. - Она беспечно рассмеялась. - Потому что я не хочу. Я слишком ценю свою жизнь, чтобы осложнять ее бизнесом.
        - Тогда, вероятно, тебе следует найти такого близкого тебе человека, который мог бы заниматься этим в твоих интересах.
        - Я уже нашла его. - Она встала, улыбаясь. - Это ты!
        - Ну вот - поделом мне, - вздохнул мистер Шофилд, наблюдая, как дочь набросила на плечи короткую бархатную накидку того же нежно-кремового цвета, что и платье. - Ты прекрасно выглядишь, дорогая, - сказал он восхищенно.
        - Спасибо, - сказала она с улыбкой, высвобождая и распуская поверх накидки свои роскошные черные волосы.
        - И кто же этот счастливец сегодня? - спросил мистер Шофилд сухо.
        - А я еще не решила. - Лара рассмеялась, видя, как он нахмурился. - Я иду в гости, папа. Я думаю, там соберется обычная компания.
        - Включая Джордана?
        Лара повернулась к зеркалу, поправляя волосы.
        - Насколько я знаю, его связь с Кэти еще существует, - ответила она небрежно.
        - Значит, он там тоже будет.
        - Возможно. А ты не хочешь пойти со мной? Мы собираемся у Бэзила.
        Мистер Шофилд поморщился. Бэзил Джоунс был человеком, лишенным всяких моральных принципов, и устраиваемые им вечеринки очень напоминали разнузданные оргии.
        - Будь осторожна, дорогая, - сказал он негромко. - Этот Бэзил уже несколько месяцев охотится за тобой.
        Она рассмеялась.
        - Но ему меня не поймать!
        - Десятки женщин по всему свету говорили то же самое - пока не угодили в ловушку Бэзила.
        - Ну уж с Бэзилом-то я как-нибудь управлюсь, - заметила Лара пренебрежительно. Она научилась уже уходить от настойчивых преследований этого главного в Лондоне повесы. От Гари Риджуэя Бэзил Джоунс отличался лишь определенным чувством вкуса. Как и Гари, ему было уже под сорок, и он казался ей слишком старым. Ларе не нравились подобные умудренные опытом мужчины, стремившиеся к обладанию женщиной из чисто спортивного интереса, которые через месяц после достижения своей цели не могут вспомнить лица этой женщины, не говоря уже об имени! Она овладела искусством избегать опасных ситуаций, и Бэзил до сих пор мирился с ее шутливыми отказами на его недвусмысленные предложения.
        - Я в этом не сомневаюсь, - уверенно сказал мистер Шофилд. - Но выходит, что ты идешь на эту вечеринку одна?
        Лара рассмеялась, поддразнивая отца.
        - А что, в просвещенные восьмидесятые это может показаться кому-то предосудительным?
        - Нет, почему же, - сказал он с вздохом. - Желаю хорошо провести время.
        Подойдя к двери, ведущей из холла, Лара остановилась и оглянулась. Фигура отца была такой одинокой, да и во всем его облике в этот день чувствовалась какая-то необъяснимая печаль.
        - Ты уверен, что не хочешь пойти со мной? - тихо спросила она с озабоченным видом.
        - Абсолютно уверен. - Он, казалось, с усилием преодолел состояние подавленности. - Я почему-то весь день сегодня думал о Марион, - пояснил он дочери, продолжавшей с беспокойством смотреть на него.
        - Я останусь дома с тобой…
        - Ни в коем случае! - Он поднялся на ноги. - Тем более, что я все равно должен поработать сегодня вечером.
        Она не стала с ним спорить, видя по решительному выражению лица, что он хочет побыть в одиночестве. Лара с сочувствием и уважением относилась к тому, что отец до сих пор глубоко переживает смерть Марион; она знала, что на следующий день он вернется к своему прежнему состоянию, и в его глазах уже не будет этого выражения безысходности.
        Когда Лара приехала к Бэзилу в начале одиннадцатого, вечеринка была уже в полном разгаре. Она сдержанно и без самообольщения выслушала шумные комплименты хозяина дома.
        - Да ты самая красивая девушка в Лондоне! - Целуя ей кончики пальцев, Бэзил не сводил своих черных как ночь глаз с ее губ, полноту которых подчеркивала помада сочного, темно-красного цвета. - Ты просто великолепна, дорогая, - шептал он на ухо, снимая с нее накидку и беззастенчиво заглядывая сверху на обнаженную грудь - открытое платье не позволяло надеть лифчик.
        - Спасибо, Бэзил, - сказала Лара, отворачиваясь от него и ища глазами знакомую серебристо-белокурую голову - стоявший рядом распутного вида красавец с черными волосами не вызывал у нее ни малейшего интереса. Она не увидела Джордана среди гостей и повернулась к Бэзилу с вопросом:
        - Все уже пришли?
        - Да кто его знает, детка. - Он картинно пожал плечами. Его рост был около шести футов. Как он сам объяснял, темные волосы и смуглый цвет кожи были унаследованы им от какого-то испанского - очевидно, столь же беспутного - предка. Ларе казалось, что этот предок должен был служить в испанской инквизиции. - Вообще-то я за этим не слежу, хотя вроде бы уже порядочно набралось. - Он взял ее за руку и привлек к себе. - А что, ты кого-нибудь ждешь? - спросил Бэзил заинтересованно.
        - Да нет. - Она отстранилась от него. - Просто на этот раз здесь не чувствуется твоего обычного вкуса, - сказала Лара с расстановкой.
        Бэзил вспыхнул от неудовольствия, но быстро пришел в себя и развязно улыбнулся.
        - А может быть, мы могли бы устроить попозже свою собственную вечеринку, дорогая? - спросил он многозначительно.
        - Я в этом сомневаюсь, - последовал четкий ответ. - А Кэти здесь? - спросила она несколько принужденно. - Мне надо кое о чем ее попросить, - придумала Лара на ходу.
        - Пока еще нет. - Бэзил покачал головой. - Впрочем, еще рано. Возьми себе вина, - кивнул он в сторону слуги, который нес к ним поднос, уставленный бокалами шампанского. - Я еще вернусь. Обещаю тебе, - добавил Бэзил со значением.
        Это прозвучало скорее как угроза. Она присоединилась к группе своих приятелей, думая о том, чтобы не пропустить появление Кэти и Джордана.
        Около двенадцати появилась, наконец, Кэти - но без Джордана!
        Лара чуть не поперхнулась шампанским, когда увидела Адониса, к которому прильнула Кэти, словно это было настоящее древнегреческое божество. Если Джордан был моложе Кэти на несколько лет, то этот юноша выглядел не старше самой Лары!
        Где же Джордан? Было очевидно, что его отношениям с Кэти пришел конец, но не означало ли это, что Джордан может исчезнуть из лондонского общества так же внезапно, как и появился? О Боже, она надеялась, что этого не случится - ведь у нее не было даже номера его телефона!
        - Познакомься - это Дерек, - промурлыкала Кэти, когда Лара подошла, чтобы поздороваться с ней. - Дерек участвует в знаменитом новом мюзикле в Национальном театре.
        После первых же нескольких минут беседы с Дереком Лара усомнилась в его способности играть какую-либо важную роль в спектакле - перед ней был круглый дурак с фигурой Аполлона. Непонятно только, как могла Кэти променять на него Джордана!
        - А Джордана сегодня не будет? - спросила она невзначай после того, как Кэти закончила перечислять достоинства Дерека, - все они, в сущности, сводились к его достижениям в постели! Ларе приходилось уже слышать об актрисах, подобным образом прокладывающих себе путь наверх, но чтобы этим занимался мужчина?..
        Кэти скривила губы.
        - Не будь наивной, дорогая. Мы с Джорданом… больше не вместе. - Она посмотрела на Дерека голодными глазами.
        Лара облизала губы кончиком языка.
        - Но он все еще в Лондоне?
        - Откуда я знаю? - раздраженно сказала Кэти. - Наверное, в Лондоне. А почему тебя это интересует? - спросила она резко.
        - Это не меня интересует, - холодно ответила Лара. - Сегодня он играл с моим отцом в гольф и оставил в клубе свой бумажник. Я хотела узнать - нет ли у тебя номера его телефона?
        - Есть, конечно, но… Почему бы тебе самой с ним не поговорить? - произнесла Кэти с облегчением. - Вон он, только что приехал.
        Лара медленно повернулась - и у нее замерло сердце, когда она увидела невысокую блондинку под руку с Джорданом. Он, как видно, тоже не терял времени даром, подыскивая замену Кэти. Ее же он лишил даже возможности стать этой заменой!
        - Да-да, спасибо, - торопливо сказала она Кэти, внимание которой целиком было уже поглощено Дереком, и решительно направилась в сторону Джордана. Очевидно, эта маленькая блондинка не успела еще прочно утвердиться в новой роли, поскольку с Кэти он расстался всего лишь два дня назад.
        - Дорогая! - громко позвал ее Бэзил, когда она подошла к группе гостей возле двери. - Как это мило, что ты нашла меня!
        Приближаясь к Джордану, Лара постаралась, чтобы он заметил, как крепко обнимает ее Бэзил и как страстно он улыбается ей. На Джордане был темный костюм, который подчеркивал ширину его плеч, и белоснежная рубашка, еще сильнее, чем раньше, оттенявшая бронзовый загар. Выглядел он прекрасно, и она не могла оторвать от него глаз.
        - Джордан, - сказала она приветственно. Холодные темно-синие глаза посмотрели на нее, а светлые брови слегка поднялись.
        - Мисс Шофилд, - отчетливо произнес он.
        Ее губы сложились в обворожительную улыбку.
        - Мне кажется, нам не нужно соблюдать такую формальность.
        - Вы так думаете?
        - Да. - Она посмотрела ему прямо в глаза. - Моему отцу очень понравилась ваша партия в гольф сегодня.
        - Что ж, он хорошо играет.
        - Как и вы, очевидно, - сказала она. Взволнованная и увлеченная разговором с Джорданом, Лара словно перестала замечать, что Бэзил продолжает обнимать ее за талию и держит свою руку вплотную к ее груди. - Играет ли мисс… Вы играете в гольф? - заносчиво спросила она маленькую блондинку.
        - Меня зовут Дженни Райт, - холодно сказала спутница Джордана, которой на вид было лет тридцать. - А такие игры, как гольф, меня вообще не интересуют.
        Лара легко представила себе, какие игры интересуют эту блондинку? То, что до сих пор Джордан отдавал предпочтение миниатюрным женщинам более старшего возраста, явно не обещало ей успеха. Может быть, и в самом деле ему просто не нравятся высокие, темноволосые девушки двадцати лет?
        - Просим нас извинить… - сказал Джордан.
        - Но…
        - Как все-таки мило, что ты пришла ко мне, дорогая. - Бэзил с вожделением посмотрел на нее, когда Джордан с блондинкой отошли в сторону. Сейчас Лара впервые почувствовала, как крепко он прижимает ее к себе и уже почти откровенно ласкает грудь. - Может быть, нам сейчас уединиться для нашей собственной вечеринки? - услышала она мурлыкающий голос. - Похоже, все уже благополучно устроились.
        - Нет, я так не думаю. - На этот раз освободиться от него оказалось совсем не просто. - Бэзил, отпусти меня, - приказала она сердито.
        Его темно-карие глаза недовольно вспыхнули.
        - Да перестань ты изображать из себя скромницу, дорогая! Ларри Хейверз рассказывал, что это у тебя только для виду.
        - Что он такое рассказывал?! - взорвалась Лара, тяжело дыша, уставшая от попыток вырваться из его объятий. Она лишь один раз - чуть больше недели назад - была на свидании С Ларри Хейверзом и вела себя с ним так же сдержанно, как и со всеми другими своими поклонниками.
        - Ну, послушай, Лара, - ободряюще улыбнулся Бэзил. - Не надо так сердиться. Ларри ничего не имел при этом в виду. Ты же знаешь, как мужчины говорят между собой.
        - И это единственное, на что они способны! Что именно говорил тебе Ларри?
        - Никаких подробностей, дорогая. Только то, что ты очень хороша, - прошептал он ей на ухо. - Очень хороша. Но это я и без него знаю - это ведь не секрет, правда?
        - Похоже, не секрет, - сказала она сердито. Никогда еще не приходилось ей чувствовать себя до такой степени оскорбленной. Неужели же мужчины настолько тщеславны и высокомерны! Одного или двух свиданий с человеком достаточно для того, чтобы он из чувства самоутверждения начал говорить, будто вступил с женщиной в интимные отношения. Но нет, такому, как Бэзил, утверждать это завтра точно уж не придется - во всяком случае, в отношении ее!
        - Пусти меня, Бэзил, - сказала она, не скрывая своего презрения.
        Но Лара даже не предполагала, что может скрываться за привычной непринужденной обаятельностью Бэзила. С расширившимися от бешеного остервенения глазами, он стал выкручивать за спиной ее руку!
        - Бэзил? - изумленно воскликнула она, не в силах поверить, что все это происходит на самом деле. - Ты делаешь мне больно!
        - Иди вперед! - приказал он резко. - Моя спальня находится во-он там. - Бэзил кивнул в направлении приоткрытой двери.
        - Я не собираюсь…
        - Не надо все осложнять, дорогая, - сказал он негромким, приятным голосом. Лишь необычно блестевшие глаза говорили об исходившей от него угрозе. - Почти все тут уже кое-что приняли, - усмехнулся он, - никто и внимания не обратит, если мы на часок-другой уединимся в моей спальне.
        Никогда в жизни Лара не испытывала такого страха. Бэзил оказался прав - все, мимо кого они проходили, не обращали на ее просьбы о помощи ни малейшего внимания, а неестественное возбуждение и громкие голоса свидетельствовали о том, что они действительно «кое-что» приняли. Ей показалось, что в этом же состоянии находится и сам Бэзил. Обычно ему лень было предпринимать хоть какие-то усилия, не говоря уже о применении физической силы. Угораздило же ее оказаться у него как раз в такой момент? Устройство спальни, по замыслу хозяина дома, должно было способствовать всплеску эротизма - три стены и потолок представляли собой зеркальные поверхности, а большую часть пола занимала круглая постель с бархатным покрывалом темно-коричневого цвета. Для мужчины обстановка комнаты была излишне претенциозной.
        Когда Бэзил отпустил, наконец, ее руку, Лара повернулась к нему лицом.
        - Это же возмутительно…
        - Я с тобой совершенно согласен, дорогая, - Доказал он, снимая галстук. - Но если ты хочешь немного поиграть, что ж… - Бэзил пожал плечами.
        - Поиграть?.. - Лара нахмурила брови.
        - Тебе трудно понять, детка, - ухмыльнулся он, скидывая пиджак. - Обычно я не прибегаю к подобному грубому принуждению, но для такой соблазнительной юной нимфы, как ты, я готов сделать исключение.
        - Но послушай, Бэзил, я не хочу…
        - Я еще не готов начать игру, дорогая, - рассмеялся он, и его смуглое лицо вспыхнуло от возбуждения. - Сначала я приму душ. Если хочешь, присоединяйся ко мне - мы могли бы начать нашу игру еще там.
        - Но…
        - Я не заставлю тебя долго ждать, детка. - Он направился в расположенную здесь же ванную комнату. - А ты можешь пока приготовить нам напитки, - сказал Бэзил, расстегивая рубашку. - Бар вот здесь. - Он нажал на кнопку, верх длинного туалетного столика откинулся в сторону, и снизу поднялся бар с множеством разных бутылок. - Налей мне виски с содовой, - донеслось из ванной комнаты последнее указание.
        В течение следующих нескольких минут Лара оцепенело смотрела на закрытую дверь ванной комнаты, слушая шум текущей воды и негромкое пение Бэзила, предвкушавшего, как он проведет с ней в постели следующий час или даже более того. Причем он всерьез предполагал, что Лара собирается дожидаться его! Для Бэзила это было своеобразной игрой, и он считал, что она совершенно сознательно участвует в этой игре.
        Торопясь выскользнуть из спальни, Лара оглянулась назад - и вдруг наткнулась на пороге комнаты на чью-то мощную мускулистую фигуру.
        - Прошу прощения? Джордан… - выдохнула она с облегчением, увидев знакомые темно-синие глаза, и приникла к его широкой груди. - Джордан, я…
        - Что случилось, мисс Шофилд? - Он мгновенно охватил взглядом комнату со всей ее атмосферой обольщения, и его губы презрительно искривились при виде более или менее очевидных средств, помогавших завлечь женщину на огромную роскошную постель, - уже приготовленные крепкие напитки, мягкое освещение, негромкая музыка и почти полностью звуконепроницаемые стены. - Похоже, вы на этот раз передумали? - Он презрительно посмотрел на нее.
        - Вы ничего не понимаете…
        - Да нет, отчего же. Судя по тому, как Бэзил недавно обнимал вас, вы с ним уже имели определенные планы на сегодняшнюю ночь. А опыта в этом деле у Бэзила еще побольше, чем у вас, - сказал он язвительно. - Впрочем, не сомневаюсь, вы многому могли бы научиться друг у друга.
        Почувствовав его нескрываемое презрение, Лара побледнела.
        - Я пришла сюда только затем, чтобы увидеть вас…
        - Увидеть меня? - Его светлые брови удивленно вскинулись. - И зачем же это вам понадобилось?
        Она вдруг покраснела.
        - Вы сами знаете, зачем, - прошептала она, опуская глаза.
        - Да, пожалуй что, догадываюсь, - кивнул он с ядовитой усмешкой. - В особой деликатности вас уж никак не обвинишь. Наметить себе подходящего мужчину и преследовать его повсюду - вот, видимо, ваш жизненный принцип. Но, к сожалению, интересующий вас мужчина не собирается проявлять к вам интереса ни сейчас, ни в будущем. - Джордан снова посмотрел в спальню через ее плечо. - Ну вот, Бэзил, кажется, уже готов, - произнес он.
        Лара обернулась и увидела Бэзила, появившегося из ванной комнаты в темно-коричневом купальном халате. Он был немало удивлен и раздосадован тем, что она разговаривает, стоя в проеме двери, с другим мужчиной.
        - Лара, я не предполагал, что ты собираешься афишировать наши отношения, - упрекнул Бэзил, подходя к ним. - Ведь и речи не было, что…
        - Бэзил, ты, кажется, серьезно ошибаешься. - Лара непроизвольно ухватилась за пиджак Джордана, а в ее глазах появилось выражение паники.
        - Да нет же, детка. Я все понимаю. - Бэзил многозначительно улыбнулся ей. - Жаль только, что я немного промедлил.
        - Нет! - Она уклонилась от протянутой к ней руки. - Прошу тебя…
        - Я думаю, Лара хочет сказать этим, - неожиданно пришел на помощь Джордан, - что она передумала.
        Лицо Бэзила помрачнело, а губы угрожающе сжались - он почувствовал, как добыча ускользает от него.
        - Она пойдет со мной, - подтвердил его опасения Джордан, который решительно взял ее за руку. - Я правильно выразился? - Он взглянул на нее сверху вниз.
        - Да-да… - Лара торопливо кивнула, пораженная его неожиданной поддержкой после того, как он всего лишь несколько минут назад обвинял ее в распущенности. - Я ухожу с Джорданом, - сказала она, не раздумывая.
        В ответ Бэзил что-то сердито пробормотал и захлопнул перед ними дверь.
        - Вот так гостеприимный хозяин, - пошутил Джордан. - Вечеринка превращается в настоящую вакханалию, - проворчал он, видя, как какая-то пара протиснулась мимо них в соседнюю свободную спальню, а другие расположившиеся повсюду парочки даже не пытаются скрывать свои объятия. - Вы действительно хотите уйти отсюда? - Джордан испытующе посмотрел на нее.
        - Да, конечно, - нетерпеливо подтвердила она.
        - Тогда я поищу Дженни. - Он обвел комнату пристальным взглядом, стараясь разглядеть среди обнимающихся парочек маленькую блондинку, приехавшую с ним.
        - Ах вот как.
        Он насмешливо взглянул на нее.
        - Я уже говорил, понятие деликатности не очень-то ассоциируется с вами.
        - Так значит, вы все же думаете обо мне? - спросила она напряженно.
        - Не очень часто, - ответил он холодно. - Ага, вон я вижу Дженни. - Его хмурое лицо осветила улыбка. - Если хотите, чтобы я подвез вас до дома, подождите нас с Дженни на улице, - сказал он отрывисто.
        - Я приехала на своей машине, - призналась она с сожалением.
        - Тогда вам ничто не мешает уехать отсюда, так ведь?
        - Джордан…
        - Что? - спросил он нетерпеливо. Лара нахмурилась.
        - Почему вы так не любите меня?
        - Я не люблю? - медленно произнес он. Она вспыхнула, чувствуя в его голосе насмешку.
        - Вы сами знаете, что это так.
        - Нет, вы ошибаетесь, - ответил он более мягким голосом. - Но разве никто и никогда не говорил вам, что активность в этом вопросе проявляет обычно мужчина?
        - К тому времени, когда вы обратите на меня внимание, я уже успею состариться! - бросила она.
        К ее удивлению - и восторгу - он начал смеяться; его глаза потеплели, а на загорелом лице блеснули белоснежные зубы.
        - Неужели вы до сих пор этого не заметили? - пошутил он. - Я предпочитаю женщин более старшего возраста.
        - Я не могу так долго ждать, - сказала она печально.
        - Ничего не поделаешь.
        Ее серые глаза вспыхнули.
        - Черт побери, вас это забавляет? Я ведь еще могу вернуться к Бэзилу, - добавила она непокорно.
        Джордан пожал плечами.
        - Пожалуйста.
        Она посмотрела на него, и в ее глазах блеснули слезы.
        - Значит, вам все равно?
        - А вам? - спросил он насмешливо. - Послушайте, Лара, это ваше собственное тело. Вы не были столь разборчивой, когда отдавались кому попало.
        - Что вы имеете в виду?! - Она задохнулась, бледнея.
        - Прошлый случай, когда какой-то человек спал с вами лишь для того, чтобы оценить и похитить ваши драгоценности, должен был научить вас проявлять большую осмотрительность в выборе любовника, - сказал он насмешливо. - То, что вы сейчас вешаетесь на шею мне - абсолютному для вас незнакомцу, - говорит о том, что вы не извлекли урока из своего опыта!
        Лара была потрясена тем, что Джордан так хорошо знает ту историю. Он появился в Лондоне лишь два месяца назад и уже успел узнать об унижении, которое она пережила из-за Рекса Мейнарда! Но он не имел права в таком тоне говорить с ней, не зная всех действительных обстоятельств дела. Теперь, услышав все это, она я не подумает ему ничего рассказывать!
        - Я тоже знаю о вас больше, чем вы предполагаете, - сказала она вызывающе.
        Он тотчас же замер, прищурив глаза и сжав губы.
        - Вот как? - спросил он резко.
        - После той истории с Рексом, - даже упоминание этого имени выводило ее из себя! - к отцу поступают подробные сведения обо всех людях, с которыми я встречаюсь.
        В этот момент ей показалось, что напряжение Джордана возросло. Что же он пытается скрыть о себе? Может быть, стесняется того, что был в детстве усыновлен? Но ведь теперь он вполне благополучный и образованный человек.
        - Что ж, я уверен, вы задали этим детективам работы с вашими многочисленными любовниками, - сказал Джордан язвительно напоследок.
        В полном смятении Лара наблюдала, как он подошел к Дженни, обнял за талию, и через несколько секунд их уже не было. Уходя, он даже не посмотрел в ее сторону.
        Да, все опять закончилось неудачей. Они, в конце концов, пришли к тому, что начали оскорблять друг друга. А ведь до этого она собиралась проявить понимание и, несмотря на враждебное отношение Джордана, попытаться увлечь его. И единственное, чего она в этот вечер добилась, - еще больше отдалила его от себя. Джордану не понравилось, что кто-то собирает о нем информацию, и это по-настоящему разозлило его. Да, действительно, судя по этим сведениям, детство и юношеские годы были у него неблагополучными, но ведь все это осталось в прошлом, и ничего уже теперь не изменить. К тому же, несмотря ни на что, Джордану многого удалось добиться в жизни.
        - Лара, ты что, опять передумала? - донесся сзади хорошо знакомый мурлыкающий голос.
        Она обернулась и увидела Бэзила, выходившего из спальни. Он был уже в своем прежнем костюме.
        - Когда ты только угомонишься! - обрушилась на него Лара, давая выход раздражению, причиной которого был он сам и Джордан.
        - Никогда, детка. - Шутливый тон вернулся к нему. - Так ты все-таки передумала? - повторил он с надеждой в голосе.
        - Нет! - бросила она.
        - Жа-аль! - протянул Бэзил. - Ну ладно, тогда я, пожалуй, поищу более расположенную ко мне женщину. Должен же я, как хозяин дома, осчастливить сегодня за ночь нескольких дам.
        Лара фыркнула от отвращения, повернулась и пошла прочь. В последний момент она успела заметить, как Бэзил приближается к какой-то длинноногой, рыжеволосой девице.
        Она начала уставать от привычного вида этих бесконечных вечеринок и от бессмысленных любовных интрижек вокруг. Но, как бы там ни было, никакой замены всему этому она пока не находила.
        В следующие две недели Лара больше времени, чем обычно, провела дома, размышляя о своем будущем и испытывая презрение к Бэзилу и ко всей своей прежней компании. Она не могла больше чувствовать себя свободно среди этих людей, считавших ее такой же неразборчивой в связях, какими были они сами. Поскольку раньше она охотно, вместе со всеми, разбирала по косточкам того или иного отсутствующего члена компании, ей теперь очень хотелось бы услышать их высказывания на свой счет. Бэзил дал понять, в каком хвастливом тоне говорят о ней мужчины, и она сама легко могла представить, как оценивают ее в женском обществе.
        В эти две недели она не видела Джордана Синклера, а в те вечера, когда куда-то выходила, ее сопровождал спокойный и представительный Найджел, что еще раз дало ей возможность убедиться в полном равнодушии к нему. Между тем, в своем воображении она видела рядом мужчину с серебристо-белокурыми волосами и темно-синими глазами, который в реальности оставался столь же неуловимым, что и в мечтах.
        - Ты не хочешь поехать со мной в клуб? - спросил ее как-то в субботний вечер мистер Шофилд, видя, как дочь скучает дома. - Я хочу сыграть партию в гольф, а тебе полезно будет погулять на свежем воздухе, - сказал он, встревоженный ее бледностью. - В последнее время ты меня очень беспокоишь.
        - Тем, что я сижу дома? - шутливо поинтересовалась она. - Большинство родителей стали бы беспокоиться, если бы их дети постоянно где-то пропадали!
        - Раньше так оно и было, - кивнул он. - Но теперь меня волнует то, что ты сидишь дома, а это совсем не похоже на тебя. Может быть, на той вечеринке у Бэзила случилось что-то такое, о чем мне следовало бы знать?
        - Абсолютно ничего не случилось, - ответила она уклончиво. - Но если ты не возражаешь, я не поеду сегодня играть в гольф - ко мне позднее должен зайти Найджел. У тебя будет партнер, чтобы сыграть партию? - Мистер Шофилд пожал плечами.
        - В клубе всегда можно кого-то найти.
        - А что, Джордан Синклер недавно у тебя выиграл? - спросила Лара ненароком, надеясь, что отец не почувствует, как напряженно она ждет ответа.
        - Только не недавно. - Мистер Шофилд покачал головой. - Его не было в клубе уже несколько недель.
        Ее это совсем не устраивало. Она могла признаться - себе, во всяком случае, - что еще одной причиной, по которой она пропускала игру за игрой, была надежда на то, что Джордан заметит ее отсутствие в гольф - клубе. Она знала, что две недели назад он играл с отцом и что он уже стал полноправным членом клуба. Если в этот раз он уехал из Лондона по делам, он не посещал клуба и, следовательно, не заметил ее отсутствия там. Вот досада!
        - Увидимся позже, дорогая. - Перед тем, как уйти, мистер Шофилд ласково взъерошил ей волосы.
        Если ее сознание в какой-то мере участвовало в подготовке к свиданию с Найджелом, то сердце оставалось, в сущности, абсолютно равнодушным к этому. Найджел все настойчивее предлагал ей познакомиться с его родителями, но чем больше Лара встречалась с самим Найджелом, тем менее привлекательным казалось это предложение. Ей, безусловно, надоели вечеринки и посещавшая их праздная публика, но и Найджел, с его безграничным вниманием, досаждал все сильнее и сильнее.
        В этот день он безропотно следовал за ней по бесконечным магазинам, где она почти ничего не покупала, а лишь часами ходила и смотрела на витрины. В итоге Лара решила, что он станет очень послушным супругом - но только не ее! Следуя советам отца, она собиралась «поговорить начистоту» с Найджелом, но никак не могла приступить к этому разговору, чувствуя смертельную тоску в его присутствии. Она жалела, что согласилась пообедать с ним в тот день, и знала, что после этого раза не захочет его больше видеть.
        Когда она вернулась, чтобы переодеться к походу в ресторан, отец еще не приехал из гольф-клуба, и поэтому она решила, что он тоже не будет обедать дома.
        Она надела черное кружевное платье до колен с прозрачным лифом и выделяющимся на нем более темным цветочным орнаментом поверх обнаженной груди. Платье придавало ей особенно обольстительный вид, и казалось обидным, что весь эффект будет напрасно потрачен на Найджела.
        Однако Найджел, прибывший в начале восьмого, дал понять, что эффект этот вовсе не пропал даром. Дождавшись, пока служанка выйдет из комнаты он кинулся к Ларе и заключил ее в объятия.
        - Дорогая, ты потрясающе выглядишь! - проговорил он прерывающимся голосом.
        Лара отвернулась, видя его явное намерение поцеловать ее в губы.
        - Моя губная помада, - сердито напомнила она, совершенно не расположенная позволять ему целовать себя.
        Он негромко рассмеялся.
        - Ничего, ты всегда можешь снова подкраситься. - Выбрав момент, он быстро поцеловал ее в самые губы. - Дорогая, какой восхитительный вкус! - Прежде чем Лара успела опомниться, он наградил ее таким долгим поцелуем, что она едва не задохнулась.
        Лара и не предполагала, что скромный уравновешенный Найджел способен на такую вспышку страстей. Она беспомощно лежала в его объятиях, откинув голову назад.
        - Лара, дорогая, - простонал он, страстно целуя в шею, в то время как руки Найджела в лихорадочном возбуждении блуждали по ее телу. - О, дорогая! - По тому, как он весь дрожал, Лара поняла, что ее кавалер вот-вот потеряет всякий контроль за собой.
        - Найджел…
        - Ну давай же останемся здесь, - страстно шептал он, настойчиво укладывая ее на софу и торопливо опускаясь рядом. - Твоего отца нет дома, и нам никто не помешает. О, Лара! - Он снова начал покрывать ее поцелуями.
        - …Как я и говорил, Лара здесь! - Мистер Шофилд осекся.
        Звук его голоса заставил, наконец, Найджела освободить Лару из объятий.
        - Я… Я… Боже мой! - застонал он, готовый провалиться сквозь землю.
        Бросив на Найджела взгляд, полный ненависти, Лара повернулась к отцу, чтобы все объяснить - и обнаружила, что он не один. Немного позади, презрительно глядя на нее своими темно-синими глазами, стоял Джордан Синклер.



        Глава ТРЕТЬЯ

        Вот уже во второй раз за неполные три недели Джордан Синклер застает ее в компрометирующей ситуации, и Лара знала, что вполне заслуживает его презрения.
        Мистер Шофилд выглядел еще более смущенным, чем Лара, которая поднялась с софы и, быстро покрываясь румянцем, стала поправлять кружевной подол своего черного платья.
        - Я очень сожалею о случившемся, сэр… э… мистер Шофилд. - Как ни странно, первым нарушил молчание Найджел, продолжавший стоять рядом с Ларой; его темные волосы были в беспорядке. - Лара была так очаровательна, что… Ну, я уверен, вы понимаете… - проговорил он с глуповатой улыбкой.
        Мистер Шофилд, к которому постепенно возвращалось самообладание, вошел в комнату. За ним неторопливо последовал Джордан.
        - Ну что ж, Лара - вполне взрослый человек, - сказал мистер Шофилд понимающе. - К тому же вы считали, что вы здесь одни.
        - Спасибо, сэр. - Найджел ответил ему благодарной улыбкой, удовлетворенный тем, что его извинения были с такой готовностью приняты.
        Лара продолжала ощущать молчаливое презрение Джордана Синклера. Она понимала, что смущение отца больше всего вызвано тем, что Джордан также оказался свидетелем этой страстной сцены. Лара предпочла бы, чтобы в этот момент в комнату вместе с отцом вошел кто угодно, только не он. Перед большинством знакомых отца она легко могла бы обратить все это в шутку - но только не перед ним. В глазах Джордана, наблюдавшего также сцену у Бэзила, она наверняка должна была выглядеть теперь заурядной соблазнительницей, и никакой возможности оправдаться у нее не было. Кроме того, если до него дошли слухи о Рексе Мейнарде, он вполне мог слышать и выдумки тех, с кем она когда-то встречалась.
        - Извини, дорогая. - Отец нежно поцеловал ее в щеку, и в его глазах она увидела сожаление. - Я пригласил Джордана к нам пообедать, - сообщил мистер Шофилд неестественно жизнерадостным тоном, из чего Лара заключила, что он все еще испытывает неловкость перед гостем.
        - Что ж, я очень рада, - так же бодро откликнулась Лара. - Вы опять обыграли сегодня папу в гольф, мистер Синклер? - спросила она сдержанно, твердо намереваясь не показывать своего смущения, несмотря на раскрасневшееся лицо и стертую помаду.
        Джордану показалось забавным, что именно. она старается придать их неожиданной встрече более официальный характер.
        - На этот раз, - сказал он неторопливо, - была очередь мистера Шофилда выиграть.
        - Неужели? - Глаза Лары округлились от удивления. - Ты, папа, молодец, - улыбнулась она отцу, оторвав взгляд от широкой мускулистой груди Джордана, обтянутой черным свитером с высоким воротником; серые спортивные брюки плотно облегали его длинные стройные ноги. Серебристо-белокурые волосы, взъерошенные свежим апрельским ветром, придавали Джордану бесшабашный вид, о чем сам он, видимо, не догадывался. Лару интересовала в нем каждая подробность, хотя после их последней встречи, когда он дал ей суровую отповедь, она ненавидела себя за то, что продолжала испытывать влечение к нему.
        Мистер Шофилд с удовольствием выслушал похвалу.
        - Просто, я думаю, Джордан устал после своей деловой поездки в Германию, - сказал он скромно.
        Холодные серые глаза взглянули на Джордана.
        - Так, значит, вы уезжали? Он кивнул.
        - Совершенно верно. Хотя, судя по тому, что ваш папа рассказывал мне, я не много потерял - ведь ни одна вечеринка не может рассчитывать на успех без очаровательной Лары Шофилд!
        Лара специально приблизилась к Найджелу и взяла его под руку. Похоже, отец сообщил Джордану, что у нее пропал интерес к вечеринкам, хотя последний, судя по всему, не описал отцу ту щекотливую ситуацию, из-за которой все, собственно, и произошло. По крайней мере за это она могла быть ему благодарна, не изменяя, однако, своего неприязненного к нему отношения.
        - Мы с Найджелом значительно лучше узнали друг друга за прошедшее время, - произнесла она со значением. - А на вечеринках это так трудно сделать.
        - Да, я согласен с этим. - Джордан выдержал ее долгий и пристальный взгляд. - Надеюсь, мы не помешали вам только что в этом «узнавании друг друга»? - спросил он отчетливо.
        Лара вспыхнула - она была уверена, что именно на такую реакцию он и рассчитывал. На лице мистера Шофилда вновь появилось выражение неловкости.
        - Нет, не помешали, - ответила она резко. - Мы с Найджелом как раз собирались уходить, - добавила она язвительно. - У нас заказан столик в ресторане.
        - В таком случае нам не следует вас задерживать, - усмехнулся Джордан.
        Под насмешливым взглядом темно-синих глаз Лара перед уходом поцеловала отца в щеку, видя, как Джордан поудобнее устраивается в кресле, давая ей понять, что он может прекрасно провести вечер в их доме и без нее. Более того, она была уверена в том, что ее отсутствие его вполне устраивает!
        Сидя в ресторане, она все больше злилась, раздосадованная тем, что Джордан находится у нее дома, а ей приходится проводить вечер с Найджелом. Как никогда раньше, Найджел раздражал Лару, и, в конце концов, она не могла уже больше сдерживаться и обрушилась на него.
        - Дорогая… - начал было он, совершенно обескураженный ее странным поведением в этот вечер.
        - Не смей называть меня так! - Она бросила на него сердитый взгляд через стол.
        - Но ведь это просто любовное обращение..
        - Вот именно! - напустилась она с новой силой. - Кто вообще просил тебя испытывать ко мне какие-то чувства? - Все свое негодование по поводу Джордана она выплеснула на ничего не подозревающего Найджела.
        - Лара…
        - После нескольких свиданий ты ведешь себя так, словно я - твоя собственность! - Она бросила салфетку на стол и схватила сумочку
        - Ведь я хочу жениться на тебе…
        - А я не собираюсь выходить за тебя замуж! - Она встала из-за стола. - Я хочу уйти отсюда, немедленно.
        - Но…
        - Немедленно, Найджел! - Плотно сжав губы, она яростно сверкнула глазами.
        С еще более озадаченным видом, бросая на нее недоумевающие взгляды, Найджел расплатился по счету.
        К тому времени, когда они вышли из ресторана, Лара успела уже почувствовать угрызения совести - никогда еще не приходилось ей быть такой жестокой с другими людьми. Найджел обиженно молчал, и ей хотелось сказать, что произошло какое-то недоразумение и что на самом деле она любит его, но… Как бы ни были жестоки произнесенные ею в тот вечер слова, в них была правда - она не хочет, чтобы Найджел любил ее, и не желает выходить за него замуж.
        Она была настоящей змеей и хотела ужалить его побольнее - и знала, что добилась своего. Если начать сейчас извиняться перед ним и сказать, что она не хотела его обидеть, Найджел снова начнет изводить ее своей невыносимой собачьей преданностью. Вот почему, несмотря на обиду и недоумение в его страдальческих карих глазах, она не произнесла ни единого слова, пока они ехали к ее дому.
        - Не надо ничего говорить, Найджел, - предупредила Лара, сверкнув глазами, и вышла из машины.
        - Но…
        - Все кончено, - сказала она коротко.
        - Но…
        Не дожидаясь, пока Найджел закончит фразу, она повернулась и стала открывать ключом дверь, не желая беспокоить никого из прислуги.
        Кроме того, никого не хотелось сейчас видеть - то, как произошел разрыв с Найджелом, произвело на нее тягостное впечатление. Что означает выражение
«милосердная жестокость»? Ей пришлось проявить жестокость - но была ли она милосердной? Вероятно, да. Найджел уже долгое время увивался вокруг нее, и она лишь две недели назад дала ему повод предполагать, что он ей не безразличен. Теперь лишь голая правда могла помочь освободиться от Найджела, и она хорошо это понимала.
        Она совершенно забыла о том, что Джордан Синклер остался обедать с отцом, и вспомнила об этом лишь теперь, когда вошла в гостиную и увидела Джордана, удобно развалившегося на диване с рюмкой бренди в руке. Она остановилась на пороге комнаты, заметив, что шторы на окнах, выходивших на фасадную сторону дома, оставались незадернутыми. Интересно, видел ли он эту сцену?..
        - Да, - произнес он негромко, когда ее напряженный взгляд остановился на его загорелом лице. - Я все видел. Что вы сделали с бедным парнем? Он был сам на себя не похож, - добавил он насмешливо.
        Лара с недовольным видом отбросила назад через плечо волосы.
        - А где мой отец?
        - У себя в кабинете. Разговаривает по международному телефону, - неторопливо проговорил Джордан. - Вы не ответили - что же вы все-таки сделали с бедным Уэнтуортом?
        Она решительно прошла дальше в комнату, и ее глаза вспыхнули.
        - Не ответила, потому что это не ваше дело, - сказала она с раздражением.
        - Не мое? - Его светлые брови поднялись.
        - Нет, не ваше! - В своем возбуждении Лара подошла к буфетному бару, налила себе большую порцию джина и плеснула в нее немного тоника, частично пролив его себе на руки. Обернувшись, она увидела стоявшего рядом Джордана. Широко раскрыв глаза, она посмотрела на него снизу вверх, и ее ресницы затрепетали от волнения.
        - Думаю, ваш отец не одобрил бы этого, - Джордан кивнул на стакан в ее руке. - Похоже, он беспокоится за вас.
        Лара покраснела.
        - Не вижу, почему мой отец должен беспокоится.
        - Не видите? - усмехнулся он. Она сжала губы.
        - Нет.
        - Так, значит, Уэнтуорт вышел теперь из игры?
        - Я не понимаю, почему…
        - Так, значит, вышел? - настойчиво повторил Джордан.
        Вспыхнув, ее протест моментально угас - она почувствовала в нем волю, более сильную, чем ее собственная.
        - Я надеюсь на это, - сказала она твердо.
        - А как насчет Бэзила?
        - Он никогда и не участвовал в этой игре, - презрительно усмехнулась она.
        - А Гари?
        - Он тоже. Послушайте, мистер Синклер…
        - Лара, ну это же смешно, - сказал он шутливо. - Вы сами знаете, что с момента нашей первой встречи вы никогда не называли меня про себя «мистером Синклером».
        Почувствовав, что голос Джордана снизился до обворожительного шепота, Лара вопросительно посмотрела в его прищуренные глаза.
        - Неужели я внезапно так постарела? - спросила она негромко.
        Джордан с удовольствием рассмеялся.
        - Можно сказать и так. - Он приветливо смотрел на ее ошеломленное лицо. - Я лишь хотел убедиться в том, что все ваши поклонники получили отставку. - Он вдруг совершенно протрезвел. - Я принадлежу к довольно необычной породе мужчин, которые предпочитают считать себя единственными в жизни женщины. Ваш отец разрешил мне пригласить вас пообедать завтра - вы согласны? - Он напряженно ждал ее ответа.
        - Вы спросили об этом моего отца? - Она была изумлена. Джордан кивнул.
        - Мне показалось, что он не вполне доверяет мне, когда речь идет о его единственном ребенке - вы ведь единственный ребенок в семье, не так ли? - Он прищурил глаза.
        - Да. Но…
        - И, слава Богу, что так. - Он сделал гримасу. - Двое таких, как вы, было бы чересчур!
        Лара нахмурилась, пропустив мимо ушей его шутку.
        - Подождите - давайте разберемся, - сказала она медленно. - Вы спросили отца, нельзя ли пригласить меня пообедать, и он вам разрешил?
        - Совершенно верно, - усмехнулся Джордан. - Вас это удивляет?
        - Чрезвычайно, - сказала она сдержанно.
        - Мне кажется, ему понравилось, что я попросил у него разрешения.
        - А почему вы это сделали? - Она испытующе смотрела на него.
        - Вы что, не хотите пообедать со мной?
        Она вспыхнула.
        - Дело не в этом. Хотя я и не уверена, что хочу, - добавила она задумчиво. - Я просто не понимаю, почему отец согласился. Я была уверена, что вы стоите под первым номером в его списке опасных молодых людей.
        - Вероятно, он изменил свое мнение.
        - Так же, похоже, как и вы - обо мне, - проговорила Лара в задумчивости. - Если, конечно, вы, как и Бэзил, не наслушались всяких сплетен на мой счет. - Ее глаза сердито вспыхнули. - Я и не подозревала - пока Бэзил не рассказал мне, - в какой степени мужчины нуждаются в удовлетворении своего самолюбия. Вопреки тому, что Бэзил, да и вся эта публика думают обо мне, я не занимаюсь распутством. Если ваше приглашение объясняется лишь тем, что вы надеетесь уложить меня в постель, вы будете разочарованы, как и все эти предполагаемые любовники. - Последнюю фразу она произнесла с презрением.
        Джордан нежно коснулся рукой ее лица.
        - Буду разочарован?
        Прикосновение к щеке его пальцев всколыхнуло все ее чувства, и она вдруг ощутила, что клонится к нему.
        - Я…
        Джордан склонился и отыскал ее губы. Этого оказалось достаточно, чтобы заглушить любой протест, который мог у нее возникнуть. Но она и не думала протестовать!
        - Я позвоню тебе завтра вечером в половине восьмого. - Когда Джордан отстранился, он торжествующе улыбался, а на лице Лары сохранилось выражение изумления.
        - Прошу прощения… Ты сегодня рано вернулась, Лара, - сказал, подходя к ним, мистер Шофилд. Слегка нахмурившись, он остановил свой взгляд на руке Джордана, все еще обнимавшей талию дочери. - А где же Найджел? - спросил он внезапно.
        - Да вот…
        - К счастью для меня… у них произошла размолвка, - неторопливо произнес Джордан, видя, что Лара не может подобрать слов.
        - В самом деле? - Мистер Шофилд еще больше нахмурился,
        - Я думаю, мне пора идти, - коротко сказал Джордан. - Мне было приятно провести у вас вечер, Джозеф. Мы обязательно должны еще как-нибудь встретиться. Ты меня проводишь, Лара? - Его светлые брови вопросительно поднялись.
        Лара ненавидела, когда кто-то пытался ею распоряжаться, и все же Джордану Синклеру прекрасно это удалось! Еще никогда в жизни не приходилось ей быть днем на свидании с одним человеком, а вечером получать прощальный поцелуй совсем от другого. Никогда еще не была она столь ошеломлена одним-единственным поцелуем. Что же в этом человеке так сильно действует на нее и почему…
        - Лара… - неожиданно вывел ее из задумчивости голос отца.
        - Я… Да-да, конечно. - Выходя вместе с Джорданом из гостиной, она бросила на отца неопределенный взгляд. - Джордан, я… - И вновь ее слова были прерваны поцелуем - не легким на этот раз, а требовательным и жестким.
        У нее вдруг закружилась голова. Она почувствовала, что силы покидают ее, и приникла к нему, положив руки на мощные, широкие плечи. Затем, чуть отстранившись, посмотрела на него снизу вверх широко раскрытыми глазами.
        - В половине восьмого, - напомнил он негромко перед тем, как уйти.
        Ларе потребовалось несколько минут, чтобы собраться с мыслями и подготовиться к разговору с отцом. Она не понимала, почему Джордан изменил свое мнение о ней, и была рада тому, что это все-таки произошло. Более чем когда-либо она была убеждена, что не встречала еще подобного человека, что…
        Мистер Шофилд встретил ее с сердитым видом в гостиной.
        - Что-то не так? - Она тоже нахмурилась, глядя на отца.
        Он неодобрительно посмотрел на дочь.
        - Почему ты ничего не рассказала мне о том, что произошло у Бэзила?
        Лара густо покраснела. Сообщить отцу про Бэзила мог лишь один человек…
        - Да, Джордан рассказал мне об этом, - резко сказал мистер Шофилд и, не моргнув глазом, наполовину опустошил свой стакан виски. - Я оказался таким дураком, когда после той сцены с Найджелом стал рассуждать, как я доволен, что ты, похоже, сделала свой выбор, рассказал Джордану, как меня беспокоит компания, с которой ты общалась. - Он пристально посмотрел на дочь такими же серыми, как у нее, глазами - в этот момент сходство между ними было особенно заметным. - Можешь себе представить, что пришлось мне испытать, когда он рассказал, как ты оказалась в спальне Бэзила.
        - Это было лишь… Я и не предполагала..
        - Не предполагала, что твое кокетство заведет тебя так далеко, - закончил он сердито.
        - Да нет! Я…
        - Лара, я видел, как ты завлекаешь и дразнишь мужчин. - Его губы дрогнули. - Если бы Бэзил довел дело до конца, у меня не было бы оснований особенно винить его.
        - Все это было не так, - заговорила она возбужденно, возмущенная поступком Джордана Синклера. Какое он имел право рассказывать ее отцу про Бэзила?! - Я и не думала, что он имеет в виду постель…
        - Не будь наивной, Лара. - Он допил виски и еще больше нахмурился. - Вот уже много лет я не могу чувствовать себя спокойно из-за твоих постоянных заигрываний с мужчинами. Я думал, что у тебя достаточно здравого смысла, чтобы не попадать в подобные ситуации. В общем, этот человек не показался тебе достаточно привлекательным? - спросил он вдруг с насмешкой.
        - Кто, Бэзил? Ну конечно же нет, - сказала она презрительно.
        - А Найджел?
        Она покраснела.
        - Ну вот, теперь ты заговорил, как Джордан, - откликнулась она, напрасно пытаясь вспомнить, когда в последний раз отец так строго разговаривал с ней и было ли такое вообще! Насколько она помнила, он всегда был любящим и во всем потакающим своей дочери родителем. Она не могла припомнить случая, чтобы он так сердился на нее - даже по поводу Рекса Мейнарда.
        - Ну что ж, я очень благодарен Джордану за его помощь. Если бы не он…
        - Ты хочешь сказать - за его вмешательство, - вставила она язвительно. - Я вполне могла бы и сама уладить ситуацию с Бэзилом. Джордану вообще не следовало рассказывать тебе об этом.
        Мистер Шофилд плотно сжал губы.
        - Насколько я понимаю, Джордан принял самое активное участие в «улаживании»!
        - Я могла бы справиться и без его помощи…
        - Тебе не нужно было ставить себя перед необходимостью с чем-то справляться! - Мистер Шофилд опять сердито повысил голос. - А из-за чего вы поспорили сегодня вечером с Найджелом?
        Лара отвернулась от него.
        - Мы с ним не спорили - во всяком случае, не совсем так. Просто я не хочу с ним больше встречаться, вот и все.
        - И это после того, как ты несколько месяцев подряд водишь его за нос! - Он презрительно хмыкнул. - Но ведь это жестоко, Лара. Может быть, я этого раньше не замечал, - мистер Шофилд покачал головой, - или, может быть, ты не всегда была такой раньше - и я искренне на это надеюсь, - но теперь ты превратилась в какого-то избалованного ребенка. Мужчины - это ведь не игрушки, с которыми можно играть или выбрасывать их, как только они наскучат. Я сомневаюсь, что тебе удастся поиграть таким образом с Джорданом, уж он-то… Что-что? - Он остановился, услышав, как Лара чуть слышно что-то пробормотала. - Что ты сказала? - настойчиво переспросил мистер Шофилд.
        - Я сказала, что я передумала и никуда не пойду с ним завтра вечером, - неохотно повторила Лара, сверкая горящими от возмущения глазами. - Я не собираюсь идти куда-то с таким…
        - Нет, ты пойдешь! - загремел он - ее добрый, снисходительный отец, который никогда не выходил из себя. - Получается, что я вырастил какую-то взбалмошную мадам. - Он сердито посмотрел на нее. - Если ты обещала пойти куда-то с этим человеком, ты обязана выполнить свое обещание!
        Тяжело дыша, отец и дочь сверлили друг друга взглядом. А ведь до этого они вообще никогда не спорили, и отец никогда не осыпал ее упреками, как в этот раз. И все это из-за Джордана Синклера, будь он неладен.
        Лара сделала глубокий вдох, чтобы взять себя в руки, и приблизилась к отцу.
        - Папочка, ну не будь ты таким сердитым, - сказала она тоном обиженного ребенка. - Может, я и была немного непослушной, но…
        - Возможно, это помогало тебе, когда ты была подростком, Лара, - сказал он с холодной усмешкой, - но теперь это уж точно не действует. Ты говорила Джордану, что ты встретишься с ним завтра - ведь он, несмотря на всю твою избалованность, хочет видеть тебя. Ты должна пойти на это свидание.
        - Мне казалось, что он тебе не нравится, - пробормотала она, насупившись.
        - Этого я не говорил, я лишь сказал, что он может быть опасен, - и я не сомневаюсь в этом. Но тебя, похоже, привлекают опасности. Во всяком случае, Джордан - это тот мужчина, который может тебя защитить.
        - Вот только кто будет защищать меня от него!
        Его губы дрогнули.
        - Не думаю, что тебе захочется защищаться от него. Он настоящий мужчина, Лара, и он лучше всех этих кривляк и идиотов, с которыми ты постоянно встречаешься. И, кроме того, он попросил моего разрешения, прежде чем пригласить тебя на свидание, а ведь этого не сделал ни один из твоих ухажеров!
        - Но ведь мы живем в двадцатом веке…
        - И это означает, что можно забыть о всяком уважении к старшему поколению, не так ли? - спросил мистер Шофилд язвительно. - Марион бы никогда… Боже, почему я так часто вспоминаю ее в последнее время? - Он посмотрел на фотографию своей покойной жены на каминной полке. - Я любил ее и всегда чувствовал, что она осталась со мной, но в последнее время… - он озадаченно покачал головой, - она то и дело вдруг приходит на память. - Мистер Шофилд беспокойно вздохнул. - Ей бы не понравились твои дикие приятели и еще более - разнузданные вечеринки, Лара, - сказал он более мягким и спокойным голосом. - Мне очень жаль, что я накричал на тебя, дорогая, - добавил он тихо, - но меня совершенно вывел из себя этот случай с Бэзилом. Что если бы он не смирился с твоим отказом? Я знаю, дорогая, ты любишь совершать необъяснимые поступки, но ведь ты же не такая, как эта распущенная публика, с которой ты общаешься. Однажды кто-нибудь из этих пижонов не захочет считаться с твоим желанием…
        - А что если этим пижоном окажется Джордан Синклер?
        Мистер Шофилд уверенно покачал головой:
        - Джордан не пижон, и он всегда держит себя под контролем. Если женщина ответит ему отказом, он примет это.
        Лара облизала губы.
        - А если я не захочу отвечать ему отказом?
        Мистер Шофилд спокойно выдержал ее взгляд.
        - Тогда это будет твоим собственным выбором, Лара; я не ханжа, и ты, я не сомневаюсь, - тоже. Если тебе встретится мужчина, с которым ты захочешь вступить в близкие отношения, я не буду возражать. Но я не хочу, чтобы ты спала по очереди с кем попало, как это принято делать в компании Бэзила. Я уверен в тебе и знаю, что такие отношения с мужчиной будут для тебя чем-то большим, чем мелкая интрижка.
        Хотя Лара чувствовала сильную усталость, она долго не ложилась спать в ту ночь. Они с отцом снова были друзьями, но сейчас она думала не об этом. Ее тревожило то, что она вроде бы должна сердиться на Джордана за вызванную им сегодняшнюю размолвку с отцом - и сердилась на него за это, - однако по-прежнему хотела встретиться с ним завтрашним вечером. И хотела вовсе не потому, что на этом настаивал отец. Дело в том, что так распорядился сам Джордан, который со снисходительной самонадеянностью ожидал покорности и легко подавлял любые ее протесты, пользуясь решающим влиянием на нее своей физической привлекательности.
        Ощущая влечение к Джордану, она твердо решила сделать так, чтобы оно не было односторонним, в чем, безусловно, должна была помочь ее обольстительная внешность во время предстоящего вечернего свидания. Днем она побывала у парикмахера, где длинные волосы были собраны и уложены в аккуратный пучок на макушке. Стиль новой прически подчеркивал чистоту линий лица, тонкие брови, ясные серые глаза, четко очерченные скулы, короткий прямой нос и пухлые губы, покрытые темной помадой цвета меди. Новое, закрепленное на одном плече платье ярко-белого цвета спускалось мягкими, шелковистыми складками чуть ниже колен, а заниженная линия талии не столько скрывала, сколько обрисовывала упругие, соблазнительные бедра; длинные, стройные ноги были обуты в изящные белые вечерние туфли.
        И выглядела, и чувствовала она себя прекрасно. Хотя без двадцати минут восемь, когда приехал Джордан, Лара была уже готова, она нарочно продолжала еще некоторое время оставаться в своей комнате - своего рода месть за прежнее намерение Джордана заставить ее ждать годами.
        - Твой отец уже уехал - у него назначена деловая встреча за обедом, - сказал, вставая ей навстречу, Джордан - высокий и подтянутый в своем темном вечернем костюме. - Я тоже собрался было уезжать, - сказал он резко. - Ты заметила, что уже пробило восемь?
        Лара подняла брови и взглянула на маленькие золотые часики на тонком запястье.
        - Ну так что ж. - Ее губы чуть искривились, а глаза сохранили серьезное, без тени улыбки, выражение.
        - Выходит, наступил час расплаты? - спросил он неторопливо.
        - Расплаты за что? - поинтересовалась она.
        - За те десять минут, на которые я опоздал не по своей вине. - Его губы искривились. - Мне пришлось заниматься одним срочным делом, и в результате я смог приехать домой, чтобы переодеться, лишь в семь часов…
        - Так ты, значит, из-за этого опоздал? Он сердито вздохнул.
        - Ну конечно же. А ты, я полагаю, расценила это как сомнение в твоей привлекательности?
        Лара вспыхнула от этой жестокой насмешки.
        - Ты очень хорошо; знаешь, что меня рассердило вовсе не твое опоздание! Во всяком случае… не только это, - поправилась она, встретив его насмешливый взгляд. - Наверное, было очень трудно снять трубку и предупредить, что ты задерживаешься? - проговорила она с притворной мягкостью.
        - В этом случае - да, очень трудно. - Он плотно сжал губы.
        Она сердито посмотрела на него.
        - Вообще-то меня разозлило не опоздание, а то, что ты совершенно бесцеремонно вмешиваешься в мои дела. Какое ты имел право рассказывать отцу про Бэзила?
        - А, так значит, он отчитал свою маленькую дочку, не так ли?
        От его новой насмешки Лара еще больше покраснела.
        - Занимайся лучше своим чертовым бизнесом…
        - Вижу, что отчитал, - произнес Джордан задумчиво. - Но ведь, кто-то же должен был остановить тебя.. Ты быстро приближалась к самоуничтожению в этой компании, где в ходу наркотики и где царят легкие нравы.
        - Ты, кажется, был в той же самой компании! - с детской запальчивостью напомнила она.
        - Мне все-таки уже тридцать лет, - сказал Джордан. - У меня намного больше опыта, и в жизни я прошел через такое, что тебе и не снилось. Наркотики меня не интересуют, а женщины у меня и так есть всегда, когда я захочу. - Он пожал плечами.
        - Да, я это заметила! - усмехнулась Лара.
        Его темно-синие глаза пристально смотрели на нее.
        - Рано или поздно тебя, с твоим бесшабашным ко всему отношением, потянет попробовать наркотики и секс.
        - И ты, значит, собираешься спасти меня от всего этого? - язвительно спросила она. - Я полагала, что мы собираемся пообедать в ресторане, а не венчаться в церкви!
        Глаза Джордана приобрели холодное, сердитое выражение.
        - Человеку, который будет иметь глупость жениться на тебе, потребуется еще более сильный, чем у тебя характер.
        - То есть как у тебя?
        - Да, - сказал он резко.
        Лара возмущенно выдохнула воздух.
        - Если моему отцу кажется, что ты какой-то особенный, это вовсе не означает, что я тоже так считаю, - заметила она с раздражением.
        К ее досаде, несмотря на все обидные слова в его адрес, Джордан вдруг рассмеялся.
        - Мужчинам так кажется, когда они узнают, что некто спас их единственную дочь от подлого соблазнителя, а они в тот же самый день выигрывают у этого некто в гольф. Первый поступок говорит сам за себя, а что касается второго - тут уж с их стороны непременно появляется чувство вины, словно они в самом деле уязвили ваше самолюбие. Вот почему они стараются смягчить удар - в данном случае твой отец решил, что будет замечательно, если я поведу тебя в ресторан или еще куда-нибудь.
        - Так ты нарочно проиграл! - Лара изумилась, поняв, наконец, все. - Ты специально позволил отцу выиграть у тебя в гольф!
        - Может быть, это тебя утешит? - усмехнулся он. - Я проиграл абсолютно выигрышную партию ради возможности пригласить тебя пообедать в ресторане. Ну, а рассказанная твоему отцу история про Бэзила окончательно решила в мою пользу исход дела.
        - Да ты просто хитрый…
        - …лицемерный, самонадеянный, - продолжил он уверенно, словно ему много раз приходилось выслушивать эти обвинения. - И все же я добился кое-каких результатов, не правда ли? - Его светлые брови поднялись.
        Еще несколько мгновений Лара продолжала молча и ошеломленно смотреть на человека, с которым ей предстояло провести сегодняшний вечер, а затем вдруг расхохоталась - она была восхищена способностью Джордана управлять поступками людей по своему усмотрению. Ей показалось довольно увлекательным находиться рядом с таким мужчиной.
        Вначале ее реакция, казалось, удивила Джордана, но в следующий момент он сам охотно присоединился к ней, неотразимо улыбаясь.
        - Ну ладно, - сказал он, наконец, с удовлетворением, - поехали обедать. Мне кажется, мы интересно проведем сегодня вечер!
        Быть рядом с Джорданом оказалось не просто интересно - это было захватывающе интересно и волнующе. В ресторане Джордан уделял ей все внимание, давая почувствовать, что в зале с множеством других красивых женщин для него существовала лишь она одна.
        - А что случилось с Дженни? - Лара посмотрела на него из-под полуопущенных темных ресниц, когда после обеда они еще продолжали сидеть за столиком.
        - Дженни? - спросил Джордан, нахмурившись.
        - Ну та блондинка, с которой ты был на вечеринке у Бэзила, - напомнила она раздраженно, недоумевая, действительно ли он так быстро забывает имена своих прежних женщин каждый раз, когда заводит новое знакомство.
        - Ах да, Дженни, - кивнул он, вспоминая. - Я просто развлекал ее по просьбе друга.
        - Вот это мило!
        От этой язвительной насмешки взгляд Джордана тотчас же похолодел.
        - Делал все, чтобы она не скучала, - пояснил он, - пока ее муж был в деловой поездке.
        - Еще лучше!
        - Возможно, кто-то и будет в восторге от твоей многоопытной искушенности в этих делах, - заметил Джордан, - но только не я!
        - Прошу прощения! - Лара густо покраснела.
        Джордан сердито вздохнула
        - Ты все понимаешь по-своему. Бен Райт - это мой старый друг, а Дженни - его жена. Замужние женщины ни в малейшей степени не интересуют меня, - добавил он серьезно.
        В его последней фразе она невольно почувствовала напряжение и поняла, что Джордан как-то по-особенному относится к этому вопросу.
        - А ты был когда-нибудь женат? - спросила Лара с любопытством.
        Он задумчиво посмотрел на нее.
        - А почему это тебя интересует?
        - Ну просто… интересно. - Он пожала плечами.
        Его губы чуть искривились.
        - Нет, я никогда не был женат…
        - …и жениться не собираюсь, - насмешливо продолжила она. - Так и хочется добавить, - пояснила Лара, видя его удивленно поднятые брови.
        - Ну что же, может быть, ты и права, - сказал Джордан задумчиво. - Женитьба меня мало привлекает.
        Лару, до того как она встретила Джордана, мысль о замужестве привлекала ничуть не больше. Но сейчас этот человек с его сильным и независимым характером казался ей намного интереснее всех других знакомых мужчин, и она была абсолютно уверена в том, что никогда не соскучится в его обществе. И, наконец, покорить его своей воле представлялось ей в этот момент величайшей целью ее жизни, хотя она и понимала, что достичь этого ей никогда не удастся: Джордан всегда будет скрывать многое в себе. Она не спрашивала Джордана о его прошлом, но по его молчанию в тех случаях, когда она рассказывала о своих счастливых детских годах, Лара поняла, что его собственное детство не было столь же благополучным. Ей ужасно хотелось, чтобы он раскрылся перед ней и доверил ей свои наиболее сокровенные мысли, - необычное желание для молодой девушки, у которой большую часть жизни на первом месте всегда были лишь собственные интересы и переживания.
        - Я очень интересно провела с тобой время, - сказала она Джордану, когда они подъехали к ее дому. Пока они сидели в машине, он не пытался положить руку ей на плечи, не говоря уже о том, чтобы поцеловать на прощание.
        - Хорошо, - прозвучал его короткий ответ.
        - А ресторан - просто замечательный.
        Его губы искривились в усмешке.
        - Я уверен, что ты уже была в нем раньше.
        Ему нетрудно было догадаться, что такая модная молодая особа, как Лара Шофилд, непременно посещала в прошлом этот ресторан - один из наиболее роскошных в Лондоне.
        - Вообще-то была, хотя и не в такой приятной компании.
        - Благодарю. - Он церемонно наклонил свою серебристо-белокурую голову в знак признательности за комплимент.
        Однако он снова ничего не сказал о том, понравился ли ему самому этот вечер, и Лара разочарованно вздохнула. И вообще - собирается ли он поцеловать ее на прощание? Она была уверена в том, что обычно он позволяет себе гораздо больше и, чаще всего, говорит своей даме не «спокойной ночи», а «доброе утро». Возможно, его останавливает то обстоятельство, что они с отцом живут в одном доме.
        - Ты не хочешь зайти и выпить чашку кофе? - торопливо предложила она. - Папиной машины нет - значит, он еще не вернулся от мэра.
        - От мэра? - Джордан нахмурился. - Мне казалось, что твой отец собирается провести вечер с женщиной.
        - Ну что ты! - Лара рассмеялась. - Отец не ходит на свидания. Заменить Марион в нашей с ним жизни может лишь уникальная женщина - такая, например, какой была сама Марион.
        - Понятно, - сказал он с неожиданной резкостью. - В таком случае кофе - это неплохо.
        Оказавшись наедине с Джорданом, она почувствовала вдруг, что вся ее мнимая искушенность исчезла, и когда она открывала дверь своим ключом, ей стоило немалых усилий сдержать радостную улыбку. К этому времени их экономка давно уже ушла спать.
        - Кофе и бутерброды нам всегда оставляют на кухне, - сказала Лара, когда Джордан помогал ей снять накидку. - Сейчас, одну минуту.
        - Я не голоден. - Он опустил ее накидку на стул в прихожей и положил руку ей на талию. - А кофе я уже пил в ресторане.
        Широко раскрытыми глазами Лара смотрела ему в лицо, думая о тех горестях и разочарованиях, которые оставили складки возле носа и рта. Джордан, выглядевший из-за них значительно старше своего возраста, говорил уже о том, что ему пришлось пережить намного больше трудностей в жизни, чем ей. Она приложила к его лицу теплую ладонь, пытаясь разгладить эти морщины.
        - О, Джордан, - еле слышно прошептала она, поднимая к нему свои манящие раскрытые губы.
        Его твердые губы яростно и властно приникли к ее теплым и нежным губам, сминая их. Он с силой прижал к себе гибкое, податливое тело, отчетливо ощущая своими твердыми мышцами ее мягкую грудь и бедра. Затем он стал целовать ее обнаженное плечо, нежно и страстно покусывая его мягкую белизну. Перебирая в это же время его густые, жесткие волосы и гладя его затылок, она вдруг почувствовала непреодолимую дрожь в коленях.
        - А что, нам обязательно заниматься этим в коридоре? - спросил он шутливо и ласково.
        Лара вспыхнула, моргая и стараясь прийти в себя.
        - Ну конечно же, нет.
        Обнимая ее за талию, он довел ее до гостиной, а затем, глядя ей прямо в глаза, уложил на софу и медленно лег рядом.
        - Джордан, ..
        - Что? - Он спустил платье, державшееся только на одном плече, и из-под шелковистой ткани показалась ее обнаженная грудь.
        Неизведанное еще ощущение от поцелуев мужчины в грудь заставило Лару вскрикнуть от удовольствия, а ее соски тотчас же затвердели и выпятились вперед, словно торопясь узнать волшебное прикосновение теплых губ и нежного языка. Но Джордан - словно нарочно - пропускал их, целуя каждый дюйм груди Лары, не замечая ее протяжных стонов наслаждения и одновременно разочарования. Наконец, когда кончик его языка пробежал сначала вокруг одного, а затем и другого соска, она вся содрогнулась от сильной непроизвольной реакции, между тем, как сильные руки Джордана сдвинулись ниже, лаская ее талию и бедра, а затем отодвинули в сторону платье, чтобы оно не мешало ему нежно покусывать ее молодую, упругую грудь.
        Эти сильные руки чуть задержались на кружевах ее трусиков, в то время как нежный поцелуй в губы заставил Лару раствориться в море сладострастного наслаждения, и она не могла уже больше говорить, а лишь вскрикивала и стонала. Одна его рука нашла вдруг самый центр ее страсти и принялась мягко и нежно ласкать его, от чего Лара, вся содрогнувшись, выгнулась и приникла к нему.
        Она никогда еще не испытывала столь интимной любовной ласки и никогда не позволяла мужчине распоряжаться ее телом словно своей собственностью. Однако дрожь в руках и ногах и постепенно нараставшее наслаждение заставили ее желать продолжения этих ласк, ведущих к тому высшему блаженству, которое этот мужчина мог подарить ей. Ни в одной из прочитанных ею специальных книг не говорилось о вспышке ощущений от прикосновений рук мужчины и о неудержимом экстазе под действием этих опытных рук.
        Она с недоумением посмотрела на Джордана, когда он неожиданно отпрянул от нее и стал поправлять ее одежду.
        - Джордан… - воскликнула она, полная недоумения и разочарования.
        - Не здесь, Лара. - Нежными движениями он поправил пряди волос, выпавшие из аккуратного пучка ее прически. - Твой отец может в любой момент вернуться, и я думаю, нам не стоит повторять вчерашнюю сцену. - Его губы дрогнули в усмешке.
        Когда Джордан ласкал ее, она совершенно забыла про отца, забыла обо всем на свете. Ей хотелось лишь одного - чтобы эти ласки завершились, наконец, ошеломительным финалом. Сейчас она покраснела, понимая, что Джордан гораздо меньше потерял - а может быть, и вообще не терял - контроль над собой.
        - Я думала только о себе, - сказала она с чувством раскаяния. - Ведь я не прикоснулась к тебе и даже ни разу не поцеловала.
        - Ничего, может быть в другой раз. - Он встал, приводя в порядок свой пиджак. Его волосы все еще были растрепаны от ее прикосновений.
        Лара села, все еще испытывая непреодолимое желание, чуть-чуть не пришедшее сейчас к своему естественному завершению.
        - Так значит, будет другой раз? - Она облизала губы, отчаянно желая снова увидеть его рядом и ощутить его присутствие в глубине своего тела.
        Ее глаза продолжали гореть от возбуждения, полностью лишенные помады губы приобрели свой естественный цвет, а на нежной коже на плечах и груди виднелись небольшие красные пятна, оставленные его грубым подбородком. Выражение лица Джордана было значительно более сдержанным.
        - Что если нам завтра пообедать? - предложил он мягко. - У меня дома. Лара с трудом перевела дыхание.
        - Я… Я не против, - согласилась она, принимая тем самым и другое, не названное вслух предложение.



        Глава ЧЕТВЕРТАЯ

        Квартира Джордана была именно такой, какой Лара представляла ее себе - ультрасовременная гостиная, прямоугольная и прочная на вид мебель, выдержанная преимущественно в коричневых и белых тонах. Перед тем как уйти, кухарка оставила на кухне, имевшей самое современное оборудование, все необходимое для обеда, а в расположенной рядом столовой можно было видеть накрытый стол со свечами.
        Лара была очарована в тот самый момент, когда вновь увидела Джордана, и все сомнения и переживания по поводу своего поведения в предыдущую ночь стали постепенно рассеиваться от его теплого взгляда. Хотя интимная обстановка его квартиры идеально соответствовала ее настроению, их разговор протекал вяло и с некоторой апатией с ее стороны. Она была немного похожа на маленькую девочку, влюбившуюся впервые в жизни. Теперь, хотя Лара давно уже не была маленькой девочкой, у нее начали появляться подозрения, что она и в самом деле влюблена!
        Как иначе можно было объяснить, что вчера, после ухода Джордана, она словно уплыла в свою постель, всю ночь спала крепким сном, а наутро проснулась с улыбкой на губах и весь день была полна самых радужных надежд, а когда вечером за ней приехал Джордан. Ее сердце забилось и все ее чувства моментально всколыхнулись, и она была уже не в силах сдерживать радостную улыбку, когда Джордан, из вежливости, несколько минут беседовал с ее отцом. Лару вовсе не беспокоило то, что за весь вечер он так и не поцеловал ее ни разу, хотя ей очень хотелось дождаться его поцелуя, так же как и выполнения данного им в предыдущую ночь обещания.
        Но Джордан вовсе не торопился с этим. Когда обед закончился, он налил в бокалы вина и устроился в кресле напротив Лары, вместо того, чтобы сесть рядом с ней на софу. Он прекрасно выглядел сейчас в своем черном бархатном пиджаке и черных брюках; от шелковой рубашки кремового цвета его волосы имели не столько серебристый, сколько золотистый оттенок.
        Теперь Лара впервые не могла найти нужных слов, страстно желая, чтобы Джордан наконец ее обнял, но не чувствовала его намерения сделать это. Может быть, ему меньше нравится проводить с ней этот вечер, чем ей с ним? Она изо всех сил надеялась, что это не так. Еще никогда внимание мужчины не имело для нее такого значения.
        Казалось, Джордан с удовольствием отдыхал в ее обществе. Он уютно устроился в кресле и, потягивая вино из бокала, принялся слушать негромко звучащие записи романтических песен в исполнении Барбары Стрейзанд. Возможно, он ждал какого-то знака поощрения с ее стороны, - в конце концов, он весь вечер приходил в нужное состояние духа.
        Продолжая чувствовать опьяняющее действие выпитого за обедом вина, Лара осторожно поставила на столик свой бокал и направилась к Джордану. Ее стройную фигуру соблазнительно облегало вишневого цвета платье в цыганском стиле, плечи были обнажены, а руки до локтя прикрывали короткие рукава. Единственным ювелирным украшением была золотая цепочка на шее. Распущенные и завитые волосы спускались на одно плечо, дополняя цыганский вид. Хотя Джордан ничего не сказал, когда заехал за ней вечером, она видела по его глазам, что он по достоинству оценил ее наряд.
        - Давай потанцуем, - предложила она, забирая у него бокал с вином и стараясь поднять Джордана на ноги. - Ну пожалуйста, - сказала она, чувствуя его сопротивление.
        Он пожал плечами и встал.
        - Я ведь спрашивал тебя после обеда, не хочешь ли ты пойти куда-нибудь потанцевать, - напомнил он.
        - Я и не хочу идти куда-то танцевать в толпе незнакомых людей. А здесь мы с тобой одни, и нам никто не помешает, - добавила она. Губы Джордана искривились в улыбке.
        - Мне кажется, что в таком одеянии тебе следует танцевать где-нибудь у костра в таборе вместе с другими цыганами!
        - Но я хочу танцевать с тобой.
        - Цыган со светлыми волосами не бывает. - Он усмехнулся.
        - А в моем таборе они бывают - Она продолжала держать его за руку и смотреть на него из-под полуопущенных ресниц; при приглушенном освещении в комнате ее глаза таинственно поблескивали.
        На этот раз ее обворожительный взгляд подействовал на Джордана сильнее, чем обычно.
        - Таких необычных глаз, как у тебя, я еще никогда не встречал, - произнес он негромко, глядя ей прямо в глаза.
        - Это глаза цыганки, - сказала она загадочно. - Смотри, я ведь могу наложить на тебя заклятие.
        Он соединил руки сзади у нее на талии и прижал к себе ее бедра.
        - И что же это за заклятие?
        Положив ладони ему на шею, она откинула назад голову и пристально посмотрела в его глаза.
        - Такое, которое позволит мне полностью подчинить тебя своей воле.
        - Для этого тебе не нужно никакого заклятия…
        Лара подняла свои темные брови.
        - Не нужно? - спросила она, испытывая волнение и наслаждаясь этим словесным флиртом.
        - Нет, не нужно. Так мы будем танцевать? - мягко напомнил он
        Это был не столько танец, сколько медленное и ритмичное покачивание в такт музыке, от которого их обоих постепенно стало охватывать возбуждение и появилось ощущение их физической и духовной потребности друг в друге. Танцуя, Лара просунула руки под пиджак Джордана и нежно обняла его мощную, широкую спину.
        Продолжая медленно двигаться под музыку, Лара положила голову на руку Джордана и закрыла глаза.
        - А почему все-таки ты изменил свое мнение обо мне? - прошептала она.
        - Я его не менял.
        Она взглянула на него и нахмурилась.
        - Не менял?
        На его губах появилась улыбка.
        - Нет.
        - Но ведь я тебе не нравилась!
        - Небольшое уточнение - ты думала, что не нравишься мне. Я заметил тебя сразу же, как только ты со своим отцом вошла в бар клуба. Но дело том, что обычно я держусь подальше от молоденьких девушек, какими бы искушенными они ни казались, - со временем они начинают на многое претендовать.
        - Вот как. - Прикусив нижнюю губу, Лара наклонила голову, размышляя, не относится ли это утверждение к ней самой.
        - Что, конечно же, не означает, - он мягко рассмеялся, видя ее горестное выражение, - что я не могу, время от времени, делать исключения из этого правила.
        Но и это ей не понравилось.
        - И как часто это происходит?
        Он нежно поцеловал ее в шею за мочкой уха.
        - Да, в общем-то, это произошло впервые, - признался он, осторожно стараясь найти ее губы.
        - И никогда раньше не было? - выдохнула она, поднимая к нему глаза, в которых отразилась в этот момент ее душа. Привычка демонстрировать искушенность и скрывать свои настоящие чувства исчезала от прикосновений этого человека. Она не могла понять, что произошло с холодной, сдержанной Ларой Шофилд - да и вряд ли ей вообще хотелось думать об этом! Она предпочитала быть обычной девушкой, которая все больше влюбляется в Джордана и не боится показать это. А может быть, это как раз и означает, что она начинает на что-то претендовать?
        Они встретились взглядом и замерли.
        - Никогда!
        Они остановились, продолжая смотреть друг на друга, и прошло несколько долгих минут, прежде чем и он, и она, не сговариваясь, направились в спальню.
        - О Боже, который час? - воскликнул он, прежде чем они вышли из комнаты, поднимая к глазам часы.
        Лара взглянула на него.
        - Еще только начало второго.
        - А в шесть утра мне уже нужно лететь в Германию. - Он нахмурился. - Тебе очень будет жаль, если мы отложим это? - спросил он мягко. - Я не хочу, чтобы в наш первый раз была спешка, чтобы потом, рано утром, мне пришлось бежать очертя голову на рейс.
        Ларе понравилось такое отношение к этому Джордана и, кроме того, она знала, что после близости ей не захочется отпускать его рано утром.
        - Тебя долго не будет? - спросила она, волнуясь.
        - Может быть, до конца следующей недели - я еще точно не знаю. - Он пожал плечами.
        - Так долго? - Она даже застонала, представив себе, как долго будут тянуться эти пустые дни впереди. - А может быть, я все-таки останусь с тобой, Джордан? Ведь я так буду скучать по тебе. - Она забыла всякую гордость перед перспективой расставания с ним на всю предстоящую неделю.
        - Я тоже буду скучать по тебе. - Он нежно прикоснулся к ее щеке. - Когда я приеду, я сразу же тебе позвоню. И в следующий раз уж не отпущу тебя домой.
        - Как делаешь сейчас, - горестно сказала Лара.
        - Как делаю сейчас, - подтвердил Джордан. - Но лучше подождать, пока я вернусь, Лара. Если ты останешься со мной, я не смогу думать ни о каком бизнесе во время поездки.
        - Но…
        - …И тогда мне придется оставаться в Германии дольше, чем я планирую, - подчеркнул он.
        - Как же так? - На ее лице появилось выражение разочарования. - Но ведь ты позвонишь мне, когда приедешь, да? - Она беспокойно взглянула на него.
        - Я же сказал, что позвоню, - сказал Джордан коротко. - А теперь я отвезу тебя домой, пока твой отец не начал тебя разыскивать. - Он усмехнулся.
        - Я не думаю, что он будет меня искать. - Лара улыбнулась Джордану, помогавшему ей надеть жакет.
        - Не будет искать?
        - Нет. - Она негромко рассмеялась. - Он знает о моем отношении к тебе.
        Придерживая для нее раскрытую входную дверь, Джордан плотно сжал губы.
        - Иными словами, он не возражает, если ты проведешь еще одну ночь вне дома? - спросил он резко.
        Когда Лара встретила осуждающий взгляд Джордана, от ее хорошего настроения не осталось и следа.
        - Я еще никогда нигде не оставалась на ночь. - Она сняла его руку с двери и мягко закрыла ее. - Джордан, я не хочу, чтобы у тебя создалось впечатление, будто я, не задумываясь, собираюсь лечь с тобой в постель. - Она выдержала его суровый взгляд. - Я знаю, что я избалованная и своенравная, но я никакая не распутница.
        Он наклонился и крепко поцеловал ее в щеку.
        - Давай-ка я отвезу тебя домой, - сказал он.
        - Джордан… - Она вновь подумала, что, в сущности, так и не понимает до конца этого человека, да и сам он, похоже, не хочет раскрываться перед ней.
        - Мы еще успеем поговорить об этом в конце будущей недели, Лара, - перебил он.
        Она пошла вслед за ним вниз по лестнице. Из-за растущей любви к Джордану она чувствовала себя особенно незащищенной. Возможно, не следовало говорить Джордану о своих чувствах к нему, но она переживала эти чувства впервые в жизни и попросту не умела их скрывать.
        - Мне очень жаль, - сказала она негромко, когда они в полном молчании ехали к ее дому, - но, похоже, маленькие девочки предъявляют слишком большие претензии.
        Джордан снял руку с руля и быстро сжал ее ладонь.
        - Мне нужно время, чтобы подумать, Лара, - сказал он чуть изменившимся голосом. - Подумать и понять, что у нас впереди. Но обещаю, что я обязательно позвоню тебе.
        Что же все-таки произошло? Может быть, она отпугнула Джордана своей страстностью, тем, что не скрывала от него, как сильно ее притягивает к нему? У нее появилось ощущение, что именно это и случилось.
        Лара не относилась к терпеливым людям, и поэтому следующая неделя тянулась для нее неимоверно долго. Она все время оставалась дома, ожидая телефонного звонка. Телефон в их доме часто звонил, и в большинстве случаев спрашивали ее, но, увы, это был не Джордан.
        Если мистер Шофилд и догадывался, почему его дочь не выходит из дома, он ничего не говорил об этом вслух и лишь то и дело безуспешно старался найти повод, чтобы выманить ее на улицу.
        К утру пятницы она почувствовала себя измученной от бездеятельности. Лара не помнила, чтобы когда-нибудь в жизни ей приходилось проводить дома сразу так много времени. В конце концов, она позвонила одной своей прежней школьной подруге и пригласила ее позавтракать. Когда Мелани приняла приглашение, Лара почувствовала огромное облегчение.
        - Нет, домоседка из меня все-таки не получится, - жалобно сказала Лара отцу во время завтрака. - Увидимся позже. - Она встала из-за стола и чуть прикоснулась губами к его щеке. Сейчас она собиралась походить до второго завтрака по магазинам.
        - Желаю тебе развлечься. - Мистер Шофилд оторвался от своей утренней газеты. - Оставь что-нибудь в магазинах и для других несчастных, скучающих представителей светского общества, - пошутил он.
        - Очень смешно! - Она сделала гримасу. С Мелани Дейн Лара регулярно встречалась раз или два в месяц с того времени, когда они вместе окончили школу. В этот раз глупая болтовня Мелани, рассказывавшей о том, с кем она встречалась или в чьей постели побывала за последние пять недель, необыкновенно наскучили Ларе. Судя по ее рассказу, все мужчины были такими же самовлюбленными, как Бэзил или Гари. Сама Лара не могла сейчас думать ни о чем другом, кроме неотразимых темно-синих глаз человека, который также осуждал примитивные любовные интрижки на вечеринках.
        - А ты встречаешься с кем-нибудь? - спросила ее Мелани, подняв брови.
        Лара поколебалась, не стоит ли рассказать Мелани о Джордане, но затем отказалась от этой идеи. Дело в том, что она не была уверена в характере их взаимоотношений, и ей менее всего хотелось сейчас обсуждать эту тему. Ведь может случиться и так, что Джордан вообще не позвонит ей, когда вернется из Германии.
        И все же ей не хотелось верить в это. Ну конечно же, он позвонит ей!
        В магазинах она купила два новых платья, пару оранжевых шелковых брюк и подходящую к ним по цвету блузку, а также кокетливую кружевную дамскую шляпку с вуалью, не зная еще, когда и по какому случаю сможет ее надеть. Может быть, в следующем году, на ипподроме Ас-кот? Маловероятно, чтобы шляпка могла понадобиться ей до этого времени. Вообще-то Лара не носила шляпок и купила эту просто от скуки.
        - Я вижу, ты воспользовалась моим советом и неплохо провела время, - удовлетворенно сказал мистер Шофилд, когда дочь вернулась домой и они сели пить чай. Свертки с покупками она оставила в спальне, где служанка должна была их распаковать.
        В ответ Лара лишь пожала плечами - все эти приобретения уже вылетели у нее из головы.
        - Я старалась. Мне звонил кто-нибудь? - Она сделала все, чтобы ее голос звучал безразлично, однако в глазах появилось тревожное выражение.
        - Я не знаю. - Мистер Шофилд покачал головой. - Если кто-то и звонил, никаких сообщений он не оставлял.
        Наливая себе и отцу чай, Лара тяжело вздохнула.
        - А почему ты дома в это время дня? - Она села на свое место за столом, но есть ей не хотелось, и она оставила без внимания бутерброды и пирожные на подносе. - Ты ходил сегодня на работу?
        Мистер Шофилд улыбнулся словно школьник, сбежавший с уроков.
        - Я взял сегодня выходной.
        - Это на тебя не похоже, - задумчиво сказала она. - Не подумай, что я тебя осуждаю, - поспешно добавила она, видя его приподнятые брови. - Знаешь, я вообще считаю, что ты слишком много работаешь.
        - Спасибо, дорогая. Получилось так, что я позавтракал сегодня в клубе, а затем сыграл партию в гольф.
        - Ну и как, ты выиграл?
        - Это у Джордана-то? - усмехнулся он. - Мне вообще кажется, что в прошлый раз я выиграл у него по недоразумению - он играет как настоящий чемпион. И он…
        - Джордан?! - вскинулась она после мгновенной паузы. - Джордан был сегодня в клубе?
        - Ну, он позвонил, и я…
        - Но ведь ты же сказал, что мне никто не звонил, - сказала она сердито.
        - Ну да, ведь Джордан звонил мне, Лара, - спокойно пояснил мистер Шофилд. - Так, стало быть, ты из-за него киснешь тут в одиночестве? - простонал он, сетуя на свою недогадливость. - Ты не встречалась с ним с прошлой недели, и я подумал, что ты из-за кого-то другого так переживаешь. Прошу прощения, дорогая. Я не знал. - Он покачал головой, видя, что в ее глазах появились слезы.
        - Когда… - Она пыталась говорить, но ее губы дрожали. - Когда он вернулся?
        - Он не говорил, что он куда-то уезжал… - Мистер Шофилд запнулся, когда дочь горестно вскрикнула, и на его лице появилось выражение сострадания. - Лара!.. - крикнул он ей вслед, когда она выбежала из комнаты.
        Джордан не говорил отцу, что уезжал, и они большую часть дня вместе играли в гольф! Может быть, он вообще никуда не уезжал и придумал это, чтобы отделаться от
«девочки с большими претензиями», какой бы искушенной она ему ни представлялась? Она не знает теперь, видел ли его кто-то в городе на этой неделе - ведь все это время она просидела дома в ожидании его возвращения.
        Черт бы его побрал! Крепко сжав кулаки, Лара стояла перед окном в своей спальне, глядя невидящими глазами на раскинувшийся перед ней Лондон. Она покажет этому Джордану Синклеру, что ему не удалось одурачить Лару Шофилд, как не удалось еще ни одному мужчине! Он ошибается, если думает, что именно он прекращает их отношения. Есть множество мужчин, которые будут очень рады помочь ей забыть о Джордане Синклере.
        - Лара!.. - Мистер Шофилд изумленно поднял брови, когда вечером его дочь вошла в гостиную в вечернем туалете, явно собираясь в гости. - Я думал, что ты расстроена и что…
        - Я иду на вечеринку к Гари, - сказала Лара коротко. - Ложись спать, не жди меня сегодня, - посоветовала она ему с многозначительной улыбкой.
        - Лара, не принимай поспешных решений. - Он встал. - Я уверен - если бы Джордан…
        - Папа, мне пора идти, - прервала она его.
        Дымчато-серое платье из тонкой шерсти - одно из новых приобретений в тот день - соблазнительно облегало фигуру, довольно откровенно подчеркивая ее достоинства. - Я не хочу пропускать никаких удовольствий, - добавила она резко.
        - Дорогая, прошу тебя, не надо…
        - До встречи! - Лара выскочила из комнаты, зная, что отец начнет убеждать ее в том, что она совершает ошибку, отправляясь куда-то в таком безрассудном состоянии. Да она и сама знала, что поступает опрометчиво - и ей было на это наплевать!
        Когда она садилась в такси, ее беспечное и бездумное настроение вновь уступило место негодованию. Она полюбила впервые в жизни и так ждала от Джордана любви и уважения! Но его интереса к ней хватило лишь на два свидания, а затем она начала надоедать ему. Он снова стал обыгрывать ее отца в гольф, не нуждаясь больше в его моральной поддержке, поскольку все равно его дочь не представляла больше для Джордана интереса.
        Вечеринка у Гари началась задолго до ее приезда, и там уже вовсю гремела музыка, заглушая разговоры. Но Ларе и не хотелось ни с кем разговаривать - прекрасное вино текло рекой, и в ее затуманенном сознании Гари Риджуэй стал уже самым привлекательным из всех знакомых ей мужчин.
        - Ну что ж ты так неожиданно, Лара, - с досадой простонал хозяин дома, которому мешали окружавшие их многочисленные гости. Он плотно прижимал ее к себе, и они медленно танцевали под музыку, которую при самом большом воображении нельзя было назвать мелодичной. - Так ты останешься, когда все разойдутся, да? - прошептал он нетерпеливо.
        По крайней мере он не собирается затаскивать ее в спальню прямо во время вечеринки, как Бэзил! Возможно, у него есть все же своя сексуальная утонченность - по крайней мере так считало большинство приятельниц.
        - Почему бы и нет? - ответила она с мечтательной улыбкой, обвивая руками его шею. Гари торжествующе улыбнулся.
        - В самом деле - почему бы и нет.
        - Разрешите разделить вас, - раздался вдруг негромкий ледяной голос. - Риджуэй, - холодно сказал Джордан, не получив ответа, - ты ведь не можешь претендовать на общество Лары всю ночь.
        - Не могу? - злобно повторил Гари, упорно продолжая держать руку на талии Лары и поворачиваясь лицом к Джордану.
        - Да, почему он не может? - услышала Лара свой собственный насмешливый и вызывающий голос. Она облокотилась на Гари и прильнула к нему.
        - Да кто тебя вообще пустил сюда, Синклер? - В толпе гостей Гари чувствовал себя очень уверенно. - Я не помню, чтобы я тебя приглашал.
        - Я сам себя пригласил, - сказал Джордан холодно. - Я пришел, чтобы забрать Лару. - Он окинул ее презрительным ледяным взглядом, отметив и покрасневшие, возбужденные глаза, и размазанную от поцелуев губную помаду на щеках. - Твой отец хочет, чтобы ты вернулась домой - прямо сейчас.
        Прозвучавший в его словах упрек заставил Лару вспыхнуть, но затем эффект от неожиданного появления Джордана прошел, и в ней вновь проснулось негодование. Да какое он имеет право приходить сюда, чтобы забирать ее домой, словно непослушную девчонку, которая заслуживает наказания!
        - Мой отец знает, где я, - возразила она, попытавшись изобразить высокомерие, хотя было видно, что она с трудом удерживается на ногах.
        Джордан кивнул.
        - Я думаю, что именно поэтому он и просит тебя вернуться домой.
        - Но ведь ты…
        - Выметайся отсюда, Синклер, - бросил ему Гари вызывающе. - Ты же видишь, дама хочет остаться здесь, со мной.
        - Разве она хочет этого? - спросил Джордан, неотрывно глядя на раскрасневшееся лицо Лары. - Лара, мне все это надоело, - предупредил он. - Я не ожидал, что придется обегать половину Лондона, чтобы найти тебя.
        - А чего ты ожидал? - спросила она насмешливо, слегка покачиваясь. - Что я буду смирно сидеть дома и дожидаться тебя?
        - Разве я просил тебя о чем-то особенном? - сказал он резко. - Неужели надо было убегать из дома и вешаться на шею первому, кто захочет лечь с тобой в постель? - Он посмотрел на Гари с откровенным презрением. - Разве ты не могла, по крайней мере, дождаться моего звонка?
        - Но ведь ты же позвонил, Джордан, - усмехнулась она, - моему отцу. Он сказал, что ты даже не упомянул свою поездку в Германию. Она, кстати, прошла нормально? - Лара не скрывала сарказма.
        Он прерывисто вздохнул.
        - Лара, или ты сейчас со мной уходишь, или остаешься здесь, с Риджуэем. - Джордан еще некоторое время пристально смотрел на нее, а затем, видя все то же вызывающее выражение в ее глазах, повернулся и направился к выходу.
        Внезапно Лару словно пронзила молния - она поняла, что если позволит Джордану сейчас уйти, то никогда больше не увидит его! Она бросилась следом за ним и схватила за руку.
        - Ты действительно летал в Германию? - Ее глаза умоляли сказать «да».
        Он посмотрел на нее сверху вниз и скривил губы.
        - Да, я действительно летал в Германию. - Он кивнул.
        - Тогда почему ты не позвонил мне, когда вернулся?
        - Я позвонил, - ответил он спокойно.
        - Когда? - Лара с недоумением посмотрела на него. - Джордан, я ждала всю неделю, но так и не дождалась твоего звонка!
        - Лара, что все-таки происходит? - вмешался Гари, которому явно надоело, что на него не обращают внимания, тогда как совсем недавно он чувствовал себя хозяином положения. - О чем вы тут все время толкуете? - Он нахмурился.
        - Лара… - негромко произнес Джордан.
        Она судорожно глотнула, поворачиваясь к Гари.
        - Я думаю, мне лучше пойти с Джорданом, - сказала она чуть севшим голосом. - Я… Я прошу прощения. - Она прикусила нижнюю губу.
        - Проклятая маленькая соблазнительница! - взорвался Гари. - Вот погоди, в один прекрасный день…
        - Такой день, мой друг, уже наступил, - хмуро сказал Джордан и крепко взял Лару за руку. - Поверь мне - наступил!
        В машине Джордан молчал, и Лара то и дело нервно посматривала на сердито сжатые губы. Наконец, она уже не могла больше выносить этого молчания и, видя застывшее на его лице выражение отвращения, попыталась оправдаться.
        - Я всю неделю ждала твоего звонка, - повторила она. - И всю эту бесконечно долгую неделю я не выходила из дома. А сегодня днем отец сказал, что утром играл с тобой в гольф. - Она нервно стиснула руки. - Ты нашел время, чтобы сыграть с ним в гольф, но тебе оказалось некогда встретиться со мной! - произнесла она обвиняющим тоном.
        Джордан повернулся и холодно взглянул на нее.
        - Ты еще не протрезвела, - сказал он презрительно.
        - Нет, я…
        - Тебе показалось, что тебе в чем-то отказали, и поэтому ты кинулась на предполагаемого виновника, - заметил он насмешливо. - Ты не женщина, Лара, а просто избалованная девчонка. И, я думаю, пора, наконец, меняться. - Он остановил машину возле своего дома. - Я не хочу, чтобы ты была пьяной, - сказал он, поворачиваясь к ней. - Я хочу, чтобы ты была как стеклышко, когда мы будем в постели, и чтобы ты точно знала, кто лежит рядом с тобой. - Он вышел из машины, обошел вокруг и распахнул дверцу. - А теперь пошли прогуляемся! - сказал он тоном, не допускающим возражений.
        - Но ведь идет дождь!
        - Да пошли же, черт побери! - Его глаза вспыхнули, и Ларе пришлось пойти рядом с ним. Очень скоро и он, и она насквозь были мокрыми. - А теперь послушай меня, - сказал он резко, засовывая руки в карманы брюк черного вечернего костюма. - Сегодня утром я позвонил вам домой и, прежде чем я успел позвать тебя к телефону, твой отец объяснил мне, что ты встречаешься в городе со старой школьной подругой. Затем он спросил, не хочу ли я сыграть с ним в гольф. Я принял его предложение, поскольку прошлой ночью прилетел из Германии, чувствовал некоторое напряжение и нуждался в отдыхе. Когда я позвонил вечером, мистер Шофилд сказал, что ты отправилась на вечеринку к Риджуэю в каком-то совершенно безрассудном состоянии. Твой отец очень беспокоился за тебя, и теперь я понимаю, почему. - На его суровом лице опять появилось выражение отвращения.
        От холодного дождя и быстрой ходьбы рядом с Джорданом она быстро приходила в себя и ее все больше охватывало чувство омерзения к самой себе, какое к ней, без всякого сомнения, испытывал и Джордан. Ей было горько от мысли, что она действительно собиралась лечь в постель с Гари - лишь бы только досадить Джордану и, рассчитывая на то, что он узнает об этом!
        - Мне очень жаль, - сказала она с убитым видом. По ее лицу и волосам стекали струйки дождя.
        - И это все исправляет, не так ли? - вырвалось у него. Джордан схватил ее за плечи и яростно встряхнул. - Вот уже во второй раз мне приходится вытаскивать тебя из чертовски опасной ситуации, а ты твердишь мне, что тебе очень жаль! Бог ты мой, да ты просто дурочка! Или, может быть, тебе действительно на все наплевать, - сказал он презрительно. - Сколько раз ты уже спала с Риджуэем?
        Лара покачала головой.
        - Да я никогда и…
        - Вот только не надо уверять меня, что именно его ты пропустила, - сказал Джордан с насмешкой. - Неужели у тебя так мало уважения к себе, что ты готова лечь в постель с кем угодно?
        - Все было не так, Джордан… - Она задохнулась от волнения. - Я чувствовала такую обиду, и я…
        - И ты решила отплатить мне, - закончил он резко. - Но то, что ты переспишь с другим мужчиной, не поможет тебе. В прошлом у тебя уже было такое количество этих мужчин, что прибавление к ним еще одного меня не очень-то беспокоит.
        Никто еще не говорил о ней с таким отвращением. Ее лицо стало совсем бледным, а когда насквозь промокшее платье прилипло к телу, Лара начала сильно дрожать. Она чувствовала на лице мокрые перепутанные волосы и расплывшуюся косметику.
        - Ах, черт! - воскликнул Джордан, который, похоже, только сейчас заметил ее состояние. Он тотчас же снял свой черный пиджак и набросил ей на плечи; при этом собственная рубашка Джордана моментально промокла и облепила его.
        - Нет-нет, не надо…
        - Вот именно, что надо, - сказал он сурово, плотно запахивая пиджак и придерживая полы. - Ну что, наконец протрезвела? - спросил он с усмешкой.
        - Да, - жалобно всхлипнула Лара, ошеломленная взрывом его негодования. Она даже не пыталась защищаться - пусть думает о ней, что хочет, - все равно после того, что произошло в этот вечер, он больше не захочет видеть ее.
        - Тогда нам лучше укрыться от дождя, - сказал он коротко. Затем он взял ее за руку, и они направились через улицу к его дому.
        Лара покорно следовала за ним, переполняемая жалостью к самой себе. Она не протестовала даже тогда, когда он привел ее в свою спальню, снял ее насквозь промокшую одежду и надел на нее свой черный купальный халат. Отсутствие какой-либо реакции с ее стороны ему явно не понравилось.
        - А ну-ка - быстро в душ. - Он провел ее в расположенную рядом ванную комнату, пустил теплую воду и отрегулировал нужную температуру. - Ну как, справишься теперь сама? - мягко спросил он Лару, которая стояла неподвижно рядом, закутавшись в халат.
        Лара взглянула на него тоскливыми глазами и впервые обратила внимание на то, что его белая рубашка и черные брюки тоже были насквозь промокшими.
        - А ты сам не хочешь в душ? Ведь ты еще более мокрый, чем я.
        - Я могу пойти в другую ванную комнату, - сказал он и вновь озабоченно нахмурился, - Лара, с тобой все в порядке?
        - Да, все хорошо. - Она кивнула. Джордан чуть поколебался, а затем слепка пожал плечами, достал из платяного шкафа чистую рубашку, джинсы и вышел.
        Лара никак не могла согреться и до сих пор, несмотря на тепло квартиры, ощущала пронизывающий до костей холод. Теплый душ помог ей прийти в чувство, хотя она и продолжала ощущать какое-то оцепенение. Сейчас она была уже абсолютно трезвой, и ее переполнял стыд за то, что она не обдумала все как следует, выходя этим вечером из дома в таком взвинченном состоянии.
        Теперь, вернувшись после душа в спальню, Лара не могла уже больше сдерживаться и горько и безутешно расплакалась, роняя частые слезы. И отец, и Джордан абсолютно правы, считая ее обыкновенной избалованной девчонкой, которая не привыкла, чтобы ей в чем-то отказывали.
        - Лара…
        Она подняла голову и увидела Джордана, одетого в джинсы и простую рубашку, который уже вернулся из ванной после душа. Лара смахнула с глаз слезы тыльной стороной ладони и встала, чтобы привести в порядок волосы.
        - Я буду готова через одну… Ой Джордан рывком повернул ее лицом к себе.
        - Почему ты плачешь? - спросил он удивленно.
        - Это просто такая… реакция организма, - сказала она, не задумываясь. - Разве ты не знаешь, что пьяницы часто плачут? - добавила она торопливо.
        Он отпустил ее.
        - Тебе нужна какая-нибудь помощь?
        - Нет… Спасибо. Сейчас я буду готова - я только хочу немного привести в порядок волосы.
        Когда десять минут спустя она вышла к нему в гостиную, ее волосы все еще были влажными, однако ей удалось расчесать и несколько подсушить их. Безнадежно испорченную дождем косметику ей пришлось полностью удалить, и теперь она опасалась, что будет выглядеть слишком юной.
        В гостиной Джордан наливал в две рюмки бренди. Он посмотрел на нее прищуренными глазами.
        - Ну как самочувствие? Лучше? - Он предложил ей одну из рюмок.
        - Лучше, спасибо. Нет-нет, не надо, - отказалась она от бренди.
        - Разве ты не хочешь опохмелиться? - спросил он насмешливо. Она вся содрогнулась.
        - Нет-нет, спасибо.
        Джордан продолжал задумчиво смотреть на нее.
        - Ты что-то очень бледная.
        - Просто я без косметики, - сказала она, напрягаясь. - Моя одежда уже высохла? Мне пора уходить.
        - Уходить? - Его брови поднялись. - Кто сказал, что ты должна уходить? - Джордан неторопливо потягивал бренди.
        - Мой отец…
        - Он знает, что ты у меня. Пока ты принимала душ, я позвонил ему.
        - Ну и … - Лара прикусила нижнюю губу. - Что же он сказал?
        - О том, что ты со мной? - спросил он. - Ровным счетом ничего. Его, похоже, очень успокоило, что я тебя нашел. Ты всегда доставляла ему столько хлопот?
        Лару задел его насмешливый тон.
        - Я не знаю… Вероятно. - Она почувствовала беспокойство. - Так высохла моя одежда? - повторила она. На ее бледном лице выделялись огромные глаза.
        - Нет еще. - Его губы были плотно сжаты. Похоже, бренди не очень действовало на него, хотя он то и дело наполнял рюмку и залпом выпивал ее.
        - Ах так. - Ларе не нравилось его настроение, и с каждой минутой ее беспокойство возрастало. Неужели в его словах на вечеринке у Гари и только что, под дождем на улице, содержалась угроза? Не собирается же он в самом деле вступать с ней в близость лишь для того, чтобы дать ей урок! - Может быть, я смогу позаимствовать что-то из твоей одежды, чтобы добраться до дома? - спросила она, чтобы проверить свои опасения.
        Джордан язвительно смерил взглядом Лару в его купальном халате и отметил разницу в росте и объеме, задержавшись на треугольном вырезе, через который видна была ее грудь.
        - Вряд ли, - ответил он с расстановкой. Лара тревожно облизала губы.
        - Тогда, может быть…
        - Нет! - сказал он резко. Удивленная, она широко раскрыла глаза, и в их черно-серой глубине показался страх.
        - Нет? - повторила она неуверенно.
        - Нет. - Джордан поставил свою рюмку и решительно направился к ней. - Ты слишком долго дразнила одного человека, Лара, - сказал он резко, взяв ее за плечи.
        Она покачала головой.
        - Но ведь я не…
        - Хочешь сказать, что ты не дразнила меня? - Его глаза угрожающие вспыхнули. - Да ведь ты почти все время только это и делала с того самого момента, когда мы впервые встретились. За этот срок тебе удалось осчастливить не менее полдюжины мужчин, - добавил он язвительно. - Ну вот, а теперь наступила и моя очередь. Давай постараемся, чтобы нам было потом о чем вспомнить.
        Никогда в жизни Лара не чувствовала себя в такой степени беспомощной, как сейчас. Джордан в этом состоянии был для нее совершенно незнакомым человеком. Пускай она влюблена в него, но ведь она абсолютно ничего не знает о нем, за исключением того, что удалось выяснить ее отцу - в сущности, не так уж много.
        - Но сейчас уже довольно поздно…
        - Еще только половина одиннадцатого - сказал он насмешливо.
        - Джордан, но я ведь никогда раньше этого не делала!
        - Не надо рассказывать мне сказки, - он устало и презрительно отмахнулся от нее. - Ведь так легко доказать обратное.
        - Это и будет доказано - обратное тому, что ты думаешь обо мне!
        В какое-то мгновение Джордан, казалось заколебался, но затем на его лице вновь появилось выражение целеустремленности, и он снова потянул ее в сторону спальни.
        - Джордан, ну пожалуйста! - Она чувствовала, что должна еще раз попытаться убедить его в том, что говорит правду. - Ведь я уже извинилась за свое необдуманное поведение, Джордан. Не делай этого! - продолжала просить Лара, но он остался непреклонным.
        Когда он закрыл за собой дверь, спальня погрузилась во мрак. Ее освещал лишь свет луны, проникавший через окно между не до конца задернутыми шторами - роскошная квартира Джордана находилась на последнем, двенадцатом этаже.
        - Обещаю не делать ничего, что не захочется или не понравится тебе самой. - Говоря это, он снимал с нее черный купальный халат.
        - Я не хочу этого! - Ее голос дрожал от испуга.
        - Ничего, ты захочешь, - сказал он хрипловатым голосом. Наклонившись и целуя ее в шею, он снял халат и бросил на пол. Его рука по-хозяйски опустилась на ее бедро, а затем медленно переместилась вверх и накрыла грудь. - Еще как захочешь, - пообещал он, мягко принуждая ее опуститься на кровать. После этого он быстро разделся и лег рядом.
        - Ты любишь меня, Джордан? - Лара взглянула на него широко раскрытыми глазами, полными тревоги.
        - Люблю ли я тебя? - Этот вопрос изумил Джордана, и на его лице появилась натянутая улыбка.
        - Неужели каждый мужчина, перед тем, как лечь с тобой в постель, должен говорить, что любит тебя? - усмехнулся он. - Это что, правила твоей игры? Если тебе так хочется услышать эту фразу, пожалуйста - да, я люблю тебя, - сказал он, пожимая плечами и давая тем самым понять, что ему все равно, какие слова при этом произносить.
        Лара хорошо понимала, что все это пустые слова, в которые он ничего не вкладывал, и от этого ей было еще тяжелее. Для Джордана происходящее ровным счетом ничего не значило - она была для него не более, чем женское тело, с которым приятно будет позабавиться в течение получаса. И хуже всего было то, что она заслужила подобное отношение к себе, ведь с момента их первой встречи она была эгоистичной и своенравной.
        - Тебя это устраивает? - Он посмотрел на нее своим жестким взглядом. Она судорожно глотнула.
        - Нет.
        - Ну и ладно, - сказал он с насмешкой. - Потому что слова сами по себе мало чего стоят.
        - Как говорится, судят не по словам, а по делам? - выдавила она из себя с горькой иронией.
        - А вот это ты как раз и проверишь! - Он грубо припал к ее губам, и больше они уже ни о чем не говорили.
        Лара никогда не думала и не могла даже предположить, что так будет выглядеть ее первая физическая близость с мужчиной, напоминающая, скорее, изнасилование! Джордан вел себя как настоящий дикарь, и ни единый дюйм ее тела не укрылся от его жадных губ и рук. То, что она не отвечала на ласки, лишь увеличивало его стремление любой ценой добиться от нее этого ответа. Но на что он мог рассчитывать, если забыл о нежности и чувствовал лишь потребность подчинить ее своей воле, превратить в средство для удовлетворения страсти?
        Наконец, глядя в ее бледное, равнодушное лицо, он овладел ею. Когда, подсунув под нее ладони, он с силой прижал свои мощные бедра, Лара закричала от нестерпимой боли столь грубого приобщения к телу мужчины. Она обессилено лежала под его тяжестью, чувствуя, как он мерно раскачивается под свое неровное дыхание, все глубже и безжалостнее внедряясь в нее с каждым движением.
        Лара запомнила лишь боль в самом начале и чувство облегчения в конце, когда он, наконец, содрогнулся и замер, восстанавливая дыхание. И все это время, безжалостно разрушая ее невинность, он думал лишь о своем собственном животном наслаждении.
        Когда Джордан лег на постель рядом с ней, Лара с трудом поднялась на ноги, чувствуя боль во всем теле и стремясь как можно скорее укрыться от него и остаться наедине со своим унижением. Она переступила порог ванной комнаты, закрыла за собой дверь на замок и привалилась к ней спиной. Затем она вдруг осознала, что происшедшее не просто напоминало, а было самым что ни на есть настоящим изнасилованием! И тогда из глаз ее хлынули слезы, и всю ее стали сотрясать безудержные рыдания.
        Может быть, она и виновата в том, что кокетничала с мужчинами, а потом дразнила их своим отказом, но ведь она никогда не отказывала Джордану. До сегодняшнего дня! Сегодня он ужаснул ее, показал звериную сторону своей натуры, существование которой она предполагала, но никогда не ожидала увидеть перед собой. Когда она оказалась в его власти и он предъявил свои права на нее, весь налет утонченности исчез, и под ним обнажилась звериная сущность.
        - Лара…
        Она замерла, услышав за дверью его голос, а затем - стук в дверь. Но не ответила - ей было страшно даже разговаривать с ним!
        - Если ты захочешь одеться, твоя одежда будет здесь, - сказал он. - Я буду ждать в гостиной, чтобы отвезти тебя домой.
        Через несколько секунд она услышала, как дверь спальни закрылась; она немного подождала, на всякий случай, а затем осторожно открыла дверь. Ее одежда аккуратной стопкой лежала на кровати. Лара начала торопливо одеваться, не обращая внимания на то, что ее шерстяное платье, высушенное каким-то образом Джорданом - вероятно, с помощью электрического обогревателя - заметно подсело и теперь было тесновато. В обычных условиях гибель такого красивого платья непременно расстроила бы ее, но в теперешнем состоянии оцепенения ее уже ничего не трогало - и особенно такая мелочь, как испорченное платье.
        Когда она, наконец, вышла в гостиную, Джордан пил виски. Он быстро окинул ее взглядом, и от того, что он увидел, его губы тотчас же сжались, а глаза похолодели. Лара же еще больше ушла в себя.
        - Я, пожалуй, поскорее отвезу тебя домой, - Оказал он резко, допивая рюмку.
        Она ничего не ответила и просто пошла следом за ним к машине, желая лишь одного - поскорее покинуть это место и укрыться там, где никто не будет знать о боли и унижении, испытанных ею этой ночью.
        Всю дорогу они ехали молча. Лара неподвижным взглядом смотрела на свои руки, мучаясь и проклиная тот день, когда она впервые увидела Джордана Синклера.
        Когда они остановились напротив ее дома, Джордан повернулся к ней и недовольно вздохнул, увидев, как Лара испуганно уклонилась от его руки, положенной на спинку сиденья.
        - Лара…
        Она распахнула свою дверцу и хотела уже выскочить из машины, когда Джордан поймал ее за руку и ей пришлось посмотреть на него. Его лицо было суровым.
        - Я думаю, нам надо поговорить..
        - А я так не думаю! - Она вырвала свою руку. - Ты никогда не хотел разговаривать со мной. Теперь тебе незачем беспокоиться - ты получил, что хотел, - добавила она презрительно. - Эту ночь я надолго запомню! - С трудом сдерживая рыдания, она выскочила из машины и побежала к дому.



        Глава ПЯТАЯ

        Глядя в потолок отсутствующим взглядом, Лара напоминала себе, что пора вставать, что, если она вскоре не спустится к отцу, он сам придет, разыскивая ее. После того, как она убежала от него прошлым вечером, а сегодня пропустила завтрак, у него должны быть все основания для беспокойства. Рано утром, коротко сообщив ему, что с ней все в порядке и что Джордан довез ее до дома, она убежала в свою спальню - и с тех самых пор лежит без сна в постели, терзаясь мыслями.
        Каким бы это было ударом для отца, если бы он узнал, что человек, которому он доверил дочь, нанес ей самый тяжелый в ее жизни физический и моральный ущерб! Она продолжала ощущать боль от оставленных им синяков и испытывала моральные страдания от потери уверенности в том, что именно ей принадлежит право распоряжаться своей жизнью и своим телом - в прошлую ночь Джордан полностью пренебрег ее чувствами, насильно заставив вступить с ним в близость. Строго говоря, то, что произошло, нельзя было назвать изнасилованием, поскольку до вчерашней ночи она сама стремилась к этому. Тем не менее, Джордан предпочел овладеть ею в тот самый момент, когда она, по его мнению этого не хотела.
        - Лара…
        Стук отца в дверь спальни заставил ее похолодеть.
        - Да-да, - отозвалась она скучающим голосом.
        - Можно мне войти? - спросил он неуверенно.
        - Я… Да-да, конечно. - Она помнила о синяках на шее и на руках, и поэтому, когда дверь открылась и мистер Шофилд подошел к кровати, Лара поспешно натянула одеяло до самого подбородка.
        Увидев, что дочь все еще в постели, он удивился.
        - Ну и соня! - упрекнул он мягко. - Ведь уже двенадцатый час.
        - Я проспала, - тут же придумала она, хотя за все это время не сомкнула глаз, как было видно по ее покрасневшим, распухшим векам.
        - Да, это я вижу. - Нахмурившись, он пристально посмотрел на нее, а она отвела взгляд в сторону. - Ты что, сердишься на меня, котенок?
        Ее ресницы удивленно взметнулись.
        - Почему я должна сердиться на тебя? - Она была искренне удивлена.
        - В прошлую ночь я поднял панику и отправил Джордана разыскивать тебя. - Его лицо горестно искривилось. - Наверняка, он не был с тобой достаточно учтив.
        Лару поразила заложенная в этой фразе недооценка происшедшего, хотя отец, конечно же, мог предположить, в какой форме Джордан предпочел выразить эту свою
«недостаточную учтивость». Ведь внешне этот человек производил впечатление достаточно вежливого и обходительного, хотя, как она убедилась, это было одной лишь видимостью.
        - Ну в общем… Он высказал свое мнение о моем поведении, - ответила она уклончиво.
        - Все ясно, - сказал мистер Шофилд сдержанно. - Короче говоря, нельзя сказать, что вы расстались друзьями, так?
        - Вот именно! - Лара с усилием сдерживала дрожь.
        Мистер Шофилд покачал головой.
        - Я нисколько бы ни удивился, если бы вы с ним поженились, - сказал он насмешливо. - Вы уже сейчас спорите между собой, как муж и жена!
        Лара поджала губы и сделала суровое выражение лица.
        - Я бы ни за что не вышла за него замуж - даже, если бы он оставался последним на земле мужчиной!
        - Все это не ново, дорогая, - сказал мистер Шофилд, продолжая улыбаться.
        - Не может быть, чтобы ты пожелал мне подобного мужа! - произнесла она с чувством отвращения.
        Мистер Шофилд пожал плечами.
        - Конечно, ты можешь найти кого-то и попроще. Хотя я считал, что ты отдаешь предпочтение именно ему.
        - Ни в коем случае! - сказала она, нахмурив брови. - Джордан Синклер - это самый ненавистный для меня мужчина!
        Отец ласково потрепал ее по волосам.
        - Да никакой Джордан не ненавистный - просто он сам ненавидит дураков. А ты в последнее время вела себя очень неразумно и импульсивно, и тебе, похоже, надо еще расти и расти.
        Если бы только он знал, что после той ночи она стала уже совсем взрослой, лишившись всей накопленной с детства уверенности в себе. Она узнала ощущение полной беспомощности перед грубой физической силой и абсолютной зависимости от прихотей и желаний другого человека. Перенесенное той ночью оставило у нее в душе чувство неопределенности и отсутствия уверенности во всех и во всем.
        - Ну что ж, возможно, - неохотно признала она, понимая, что отец заблуждается на счет Джордана.
        - Однако сегодня ты, вроде бы, не очень торопишься подрасти? - спросил он шутливо.
        - Нет, не очень.
        Он радостно улыбнулся.
        - Так, может, нам поехать в клуб и сыграть партию в гольф?
        Но Лара решила избегать мест, где она могла встретиться с Джорданом.
        - Я думала съездить сегодня в поместье и побывать в нашем доме, - сказала она неожиданно для себя, хотя до этого момента вовсе не собиралась туда отправляться. Однако почему бы действительно не поехать в их загородное поместье? Там можно побыть в одиночестве, спокойно обо всем подумать. Эта идея ей вдруг очень понравилась.
        Однако мистер Шофилд тотчас же нахмурил
        - Лара, может быть прошлой ночью что-то случилось, и я должен знать об этом?
        - Ничего не случилось, - ответила Лара уверенно. - Просто мне очень захотелось снова увидеть наш старый дом.
        Это объяснение его, похоже, успокоило.
        - Ты, наверное, скрываешься от Джордана? - спросил он, поддразнивая ее.
        Лара внимательно посмотрела на отца.
        - С какой стати мне от него скрываться?
        Мистер Шофилд пожал плечами.
        - Если вы опять повздорили, то он непременно приедет сегодня мириться.
        - Я в этом не уверена, - хмуро заметила она, хотя и отметила про себя, что такой вариант вполне возможен. Впрочем, это лишь усилило ее намерение отсутствовать во время этого визита.
        Губы отца искривились в насмешке.
        - Но на всякий случай ты все же решила исчезнуть из дома?
        Он явно полагал, что у них с Джорданом произошла небольшая; размолвка, и, пожалуй, будет лучше, если он и дальше будет так считать.
        - Именно, - подтвердила она его предположение.
        - Ну что ж. - Он пожал плечами, направляясь к двери. - Увидимся позже, котенок.
        Да, позже, когда она снова будет в состоянии нормально воспринимать окружающий мир и видеть перспективу своего существования в нем.
        Если, конечно, это произойдет!
        Боже, но почему происшедшее вызвало у нее такие эмоции! Ведь она далеко не первая, кто сам поощрял мужчину к активности, а затем оказался жертвой его необузданных страстей - особенно такого мужчину, как Джордан, который никогда не скрывал своего стремления к физической близости с женщиной. Ей казалось одно время, что Джордан лучше умеет контролировать себя, и она никогда не предполагала, что он обойдется с ней с такой жестокостью!
        Лара не помнила, в какой момент она впервые заметила в зеркале заднего вида идущий сзади ярко-красный «феррари», который быстро настигал ее «порш». У нее не оставалось никаких сомнений относительно того, кто сидит за рулем этой спортивной машины, и она тотчас же нажала на акселератор, увеличивая скорость своего не менее быстроходного автомобиля. Однако, оказавшись менее опытным водителем и едва не столкнувшись со встречной машиной, она вынуждена была притормозить и примириться с тем, что Джордан по какой-то причине едет следом за ней.
        При этом он не пытался прижать ее к обочине, а лишь двигался сзади, повернув вслед за ней на длинную, посыпанную гравием аллею, которая вела к дому. Лара видела в зеркале, как он остановился позади нее, напротив входа в дом, вышел из машины, захлопнул дверцу и направился в ее сторону. Она крепко сжала зубы, но, когда он подошел, Лара заставила себя повернуться и посмотреть на него через открытое боковое стекло.
        Даже если Джордан, как и она, страдал от бессонной ночи и полной потери аппетита, то внешне это никак на нем не сказалось. Одетый в черный свитер и черные брюки, подогнанные по его крепкой спортивной фигуре, как ни в чем не бывало, все так же спокойно он уверенно стоял перед ней, и его серебристо-белокурые волосы чуть-чуть шевелил легкий ветерок. Она даже засомневалась, не приснились ли ей эти почти безумные, сверкавшие ненавистью глаза - стоявший сейчас перед ней человек казался бесконечно далеким от подобных страстей!
        - Джордан, - обратилась она к нему довольно резким тоном, не выходя из машины. Ее лицо все еще сохраняло бледность, а перехваченные на уровне шеи волосы свободно спускались по спине. Одежда темно-коричневого цвета - вельветовый костюм и блузка - точно соответствовали ее настроению. - Зачем ты приехал сюда за мной?
        Его жесткий взгляд пробежал по ней и остановился на серых глазах, смотревших на него с холодным спокойствием.
        - Я считаю, что нам нужно поговорить, - сказал он с усилием.
        Ее брови удивленно вскинулись.
        - Непонятно лишь, по какому поводу.
        - По поводу прошедшей ночи, - сказал он резко и безжалостно. - Ты ведь не забыла эту ночь?
        Лара почувствовала, как у нее перехватило дыхание - как он смеет преследовать ее и разговаривать с ней подобным тоном!
        - Ну вот - вижу, что не забыла, - продолжал Джордан решительно. - Точно так же, как и я.
        - Следует понимать это как комплимент или как оскорбление? - Ее серые глаза потемнели от негодования.
        Джордан с трудом сохранил спокойствие.
        - Понимай это, как тебе больше нравится. - сказал он мрачно.
        - В таком случае я отношусь к этому как к оскорблению! - отрезала она. Он кивнул.
        - Пожалуйста, если тебе так больше нравится.
        - Да, именно так!
        - Твоя враждебность ничего не меняет - нам все равно нужно кое-что обсудить…
        - Что, например? - сердито прервала его Лара. После происшедшего она могла ожидать от Джордана сожаления или даже раскаяния, но уж никак не недовольства! - Прошлой ночью ты затащил в свою постель девчонку и сделал из нее женщину. Что же тут можно обсуждать? - презрительно сказала она, предпочитая, наконец, выйти из машины, поскольку он смотрел на нее сверху внизу, и это ставило ее в невыгодное положение.
        - Одно то обстоятельство, что ты оказалась тем, кем ты оказалась, является…
        - То есть девственницей? - уточнила она с горькой насмешкой и одновременно с вызовом.
        - …является достаточным поводом для разговора, - закончил Джордан упрямо.
        - В самом деле? - В ее голосе чувствовалась обида. - Тебе хотелось бы получить ответ на такой вопрос, как - каким это образом такая неразборчивая в связях вертихвостка оказалась девственницей? Или, - она сделала многозначительную паузу, - не заставит ли ее отец жениться на ней? В качестве ответа на первый вопрос могу посоветовать тебе не совать нос в чужие дела. А что касается второго вопроса, то отцу пришлось бы сначала заставить меня! - Она посмотрела на него с откровенной неприязнью. - Ну вот, я задала все возможные вопросы и сама ответила на них. Теперь нам нечего больше обсуждать. Тебе этого достаточно?
        - Нет! - ответил он резко.
        - А вот мне вполне достаточно, - сказала она упрямо. - И я не желаю больше выслушивать тебя.
        - Нет, тебе придется меня выслушать! - Джордан грубо схватил ее за руку и тут же, увидев, что она побледнела, отпустил ее. - В чем дело? - Он нахмурился, заметив, как у нее резко перехватило дыхание. - Неужели я до такой степени напугал тебя в прошлую ночь?
        После этой насмешки ее щеки мгновенно покрылись румянцем.
        - Дело тут вовсе не в страхе, - произнесла она, расстегивая пуговицу на рукаве блузки. Подняв рукав, она показала ему свою руку. - Мне больно, когда ты снова давишь на эти места!
        Его темно-синие глаза прищурились и замерли, увидев ее руку, вся внешняя часть которой была покрыта багрово-черными кровоподтеками. Джордан крепко сжал зубы, и выражение его лица заметно изменилось.
        - Неужели это сделал я? - медленно произнес он.
        - Нет, - насмешливо сказала она, - это я сама наткнулась на дверь! Так ведь говорят обычно женщины, избитые мужчиной, не правда ли?
        Не обращая внимания на ее язвительный тон, он повернул руку и обнаружил на ней еще несколько синяков.
        - А еще где-нибудь есть? - спросил он угрюмо.
        - Есть! - раздраженно ответила Лара, вырвав руку и застегивая рукав блузки. - Но я не собираюсь их тебе демонстрировать! - Она неровно вздохнула. - Как ты узнал, где меня искать, Джордан?
        - Однажды твой отец говорил мне, что у вас есть дом в поместье где-то в этом районе. - Он пожал плечами. - Когда ваша служанка сказала, что тебя нет дома и что ты отправилась за город, я решил поехать сюда. Мне повезло, что я встретил тебя по дороге, - добавил он сухо. - Как называется это место?
        - Поместье Стэплтон, - ответила она коротко. - Джордан..
        - Очень внушительный вид, - прервал он ее, глядя на трехэтажное здание из серого камня.
        Лара знала, что поместье действительно производит впечатление: сорок акров земли и дом; три садовника поддерживали порядок на территории, а в доме постоянно жила экономка. В тех редких случаях, когда Лара с отцом приезжали сюда, в небольшой деревушке поблизости нанималась временная прислуга.
        Поскольку Джордан не выражал намерения уехать, Лара не пошла в дом, а медленно направилась в сторону пустых конюшен. В ее памяти, с большей чем всегда отчетливостью, возникло счастливое время, которое она когда-то повела в этих местах - возможно, потому, что прошлую ночь она навсегда простилась с детством и со всей своей детской непоседливой беззаботностью.
        Джордан, который шел за ней следом, облокотился на дверцу стойла.
        - Ты ездишь верхом?
        - Когда-то ездила.
        - И что же потом - потеряла интерес?
        Почувствовав насмешку, Лара сердито повернулась к нему.
        - Нет, не потеряла - отец запретил мне садиться в седло после смерти Марион!
        - Так, значит, она погибла… здесь?! - Его, казалось, потрясло это обстоятельство.
        Занятая своими мыслями, Лара кивнула, не замечая, как он в этот момент побледнел.
        - Не здесь - вон в том лесу, - показала она в сторону деревьев в полумиле от них. - Ее конь почему-то понес, - тихо, еле слышно сказала Лара, вспоминая, с каким ужасом они с отцом узнали, что Соболь вернулся на конюшенный двор с пустым седлом, и как лихорадочно стали они сами седлать лошадей, чтобы отправиться на поиски Марион. Отец нашел ее в этом леске со сломанной шеей - к этому моменту красивые голубые глаза Марион уже навеки закрылись. - Она разбилась насмерть, - продолжала Лара. - Мы уехали отсюда в Лондон и с тех пор очень редко бываем здесь. Очень странно, что отец рассказал тебе об этом месте, - добавила она, нахмурившись.
        Джордан пожал плечами.
        - Я как-то упомянул, что у меня есть дом в Йоркшире, и думаю, что он просто был взаимно откровенен со мной. Я не знал, что твоя приемная мать умерла именно здесь. - Он внимательно посмотрел вокруг. - Жаль, что сейчас никто здесь не живет. Так ты, значит, здесь росла? - спросил он тихо. Лара кивнула.
        - Да, с того самого времени, когда отец и Марион поженились. - Одолеваемая воспоминаниями, она пошла дальше неровной походкой. - Перед тем, как ты поедешь обратно в Лондон, миссис Эдварде может предложить нам выпить чаю, - сказала она, чувствуя, что Джордан не собирается немедленно покидать ее.
        Как Лара и предполагала, экономка очень тепло встретила их и тотчас же, с радостью, отправилась готовить чай. Лара прошла в гостиную - большую прямоугольную комнату, по одну сторону которой стояли удобные диваны и кресла, а почетное место по другую занимал рояль кремового цвета. Она подошла к роялю и легко прошлась пальцами по клавишам.
        Джордан встал рядом с ней.
        - Инструмент твоей приемной матери? Ее пальцы с силой ударили по клавишам. Напрасно она привела сюда Джордана, напрасно не заставила его немедленно уехать в город.
        Она ведь так и не выяснила, зачем он приехал сюда!
        - Да, - ответила она резко. - А теперь, я думаю, тебе надо уехать. - Она вызывающе посмотрела на него.
        - Но я ведь еще не пил чай. И, кроме того, мне хочется увидеть остальную часть дома.
        - Нет!
        - Да. - В этот момент он подошел совсем близко, и она почувствовала, как от его дыхания зашевелились завитки волос у нее на шее. Его приближение встревожило ее, и она поспешно отстранилась.
        - Я слышу, как миссис Эдварде несет чай, - проговорила она с чувством облегчения.
        - Отложим ненадолго чай, - сказал он настойчиво.
        Когда экономка с чайным подносом вошла в гостиную, Лара бросила на Джордана раздраженный взгляд.
        - Ну пожалуйста, если тебе так интересно, - пробормотала она, стараясь избежать неприятной сцены в присутствии миссис Эдварде, которая жила в их семье с того самого времени, когда девятнадцать лет назад отец приобрел это поместье.
        - Да, мне очень интересно, - тотчас же произнес Джордан.
        Лара поблагодарила миссис Эдварде за чай, и та сразу же удалилась, оставив их снова наедине.
        - Обдумываешь, не купить ли тебе поместье? - сверкнула она глазами в сторону Джордана.
        Его лицо моментально приняло заинтересованное выражение.
        - А что, разве оно продается?
        Она сжала губы.
        - Ни в коем случае! - Лара повернулась и подошла к оставленному экономкой чайному подносу. Затем она налила чай в две чашки, найдя, наконец, чем занять руки, которые чуть дрожали. Ну разве Джордан не видит, что ей неприятно его присутствие и что он выводит ее и равновесия?
        Она сомневалась, что Джордан вообще обращает внимание на подобные вещи, глядя, как с самым невозмутимым видом тот развалился в кресле напротив, словно это не он, а кто-то другой совершил над ней прошлой ночью насилие. Потом, словно вполне цивилизованный человек, он принялся пить чай, хотя совсем недавно она была свидетелем того, как он начисто забыл все свои культурные привычки!
        Лара поставила обратно на поднос свою недопитую чашку чая.
        - Сейчас я покажу тебе дом, - сказала она с раздражением, - а потом я хотела бы, чтобы ты уехал.
        Джордан встал и с самым непринужденным видом последовал за ней по комнатам, без видимого интереса слушая ее пояснения.
        Перед тем, как вести его по лестнице наверх, Лара заколебалась, но, когда она увидела на губах Джордана ироническую усмешку, прежний упрямый огонек вспыхнул в ее глазах, и, сжав губы, она направилась вместе с ним в спальни гостей, оставив на самый конец экскурсии свою бывшую детскую комнату. Последней комнатой перед детской была спальня родителей.
        Лара не заходила сюда со дня гибели своей приемной матери. Здесь они часто оставались вдвоем, когда Марион готовилась к выходу в свет с отцом Лары. Это была великолепная комната, такая же красивая, как и ее хозяйка, а цвета - нежно-сиреневый и кремовый - соответствовали характеру самой Марион.
        - Ну что, посмотрел? - раздраженно спросила Лара.
        Джордан задержался в этой комнате. Он подошел к туалетному столику и взял в руки серебряную с позолотой щетку для волос.
        - Замечательная комната.
        - Да. - Лара намеренно держала дверь открытой.
        - У твоей приемной матери был хороший вкус, - произнес он неторопливо.
        - Да. - Она вышла из комнаты. Бросив последний взгляд на спальню, Джордан последовал, наконец, за ней, сохраняя на лице выражение отрешенности.
        - Мы еще не были в твоей комнате.
        - Может быть, ты уже пойдешь…
        - Сначала я хочу увидеть твою комнату, - сказал он твердо. Осторожно положив ладонь на ее руку, он заглянул ей в глаза.
        Она попыталась отвести взгляд в сторону - и не смогла. Но разве могла она поддаваться его очарованию после всего того, что он сделал!
        - Это она и есть? - Он отворил расположенную за ее спиной дверь, и там оказалась комната, явно принадлежавшая девочке-подростку, однако без привычных в этом случае плакатов на стенах - дело в том, что уже тогда Лара считала себя слишком утонченной для этого. В книжном шкафу стояли старые детские книжки, с которыми она не захотела когда-то расставаться, а узкая кровать была застелена покрывалом несомненно молодежной расцветки.
        - Вижу, что она, - пробормотал Джордан, когда они вошли внутрь.
        Когда он закрыл за собой дверь ее бывшей спальни, Лара почувствовала беспокойство.
        - Джордан…
        - Прошлой ночью я не был с тобой ласков, - сказал он, взяв в ладони ее лицо. - Возможно, если бы я знал о твоей невинности, а был бы более нежен, - а может быть и нет, - добавил он с горечью. - Как ты думаешь, что я должен был чувствовать, зная, что всю жизнь вокруг тебя постоянно вертелись мужчины? - Его лицо приобрело в этот момент суровое выражение.
        Лара была в полном недоумении, почувствовав эту неожиданную смену настроения Джордана. Понимал ли он, что означает это признание для него? Сознавала ли это она сама?
        - Риджуэй стал для меня последним ударом, - продолжал он с горечью. - Все эти дни, пока я был в отъезде, я думал только о тебе, а вернувшись, обнаружил, что ты уже с Гари. - Он бросил на нее сердитый взгляд. - И тут я вышел из себя, - признался он. - В прошлую ночь я не столько любил тебя, сколько ненавидел.
        Она тяжело вздохнула.
        - В этом уж я не сомневаюсь. - Она отчетливо вспомнила яростный блеск его глаз, когда он грубо внедрялся в ее тело, и эти воспоминания заставили ее вздрогнуть. - Джордан, мне надо идти. - Лара попыталась высвободиться, но он не отпускал ее.
        Она слышала его неровное дыхание и видела, как потемнели его глаза.
        - Позволь мне снова любить тебя, Лара, - произнес он сдавленным голосом. - Позволь поцеловать твои синяки - ты увидишь, как счастливы мы можем быть вместе.
        - Нет! - Ее глаза широко раскрылись от охватившего панического страха.
        - Ну позволь, Лара, - продолжал уговаривать Джордан. - Позволь! - Он склонил голову, чтобы отыскать ее губы, и медленно стал двигаться губами по лицу, стараясь осушить слезы. Вместо того, чтобы вырываться и отталкивать его, руки обхватили вдруг его плечи, а губы раскрылись навстречу его губам. Ее тело, словно по своей собственной воле, прильнуло к нему, ожидая обещанной ласки и нежности.
        И Джордан выполнил обещание! Расстегнув ее блузку, он стал покрывать поцелуями темные синяки на нежной груди, не забывшей еще грубых прикосновений его небритого подбородка в прошлую ночь.
        Лара стояла в нерешительности, когда он начал снимать с нее одежду; она ясно видела, как его глаза потемнели, словно море в штормовую погоду.
        - Джордан, я не позволю тебе набрасываться на меня, как в ту ночь, - твердо предупредила она. - Я не собираюсь больше терпеть этого.
        Вместо ответа он нежно и страстно поцеловал ее в губы, взяв за руки и приглашая помочь ему освободиться от одежды. Видя ее колебания, он сам снял тонкий свитер, и их обнаженные тела соприкоснулись. Она почувствовала прикосновение к себе его теплой и чуть влажной груди.
        - А как же миссис Эдвардс! - вспомнила Лара испуганно.
        - Ничего, она не станет беспокоить нас без звонка, - пробормотал Джордан, успокаивая ее.
        У нее не было уже никаких возражений осталось лишь непреодолимое стремление к тому, в чем Джордан из-за своего ожесточения отказал ей прошлой ночью. В физической любви должно быть все же нечто боль шее - в ту первую ночь, когда Джордаа приглашал ее на обед, она в какой-то мере ощутила открываемое ею наслаждение, и все же теперь она чувствовала, что, если Джордан захочет, он может дать ей гораздо больше.
        И он искренне хотел этого, целуя и лаская ее от чего страсть и пульсирующее ощущение жизни вскоре уже переполняло их обоих. В этот раз их тела слились в жарком взаимном влечении, и она чувствовала уже не боль, а волны особых ощущений и разбуженное в глубинах тела желание, которое вырвалось вдруг на свободу в виде необыкновенного наслаждения и сладостными судорогами прокатилось по ним обоим.
        - Джордан! - восторженно вздохнула Лара, все еще крепко прижимаясь к нему.
        - Да, черт возьми! - Он шумно выдохнул воздух. - Ты согласна выйти за меня замуж, Лара?
        - Что-что?.. - Она посмотрела на него непонимающими глазами, уверенная в том, что ослышалась.
        - Выходи за меня замуж. - Оперевшись на локоть, он пристально взглянул на нее. - Ты согласна?
        - Но… - Она судорожно глотнула, чувствуя, что потеряла дар речи от удивления и пережитого восторга.
        - Лара, я говорю серьезно, - сказал он напряженно глядя на нее. - Выходи за меня. - Он убрал с ее лица прилипшие влажные пряди волос
        - зачем? - спросила она, не задумываясь. Джордан улыбнулся, и она впервые увидела его по-настоящему непринужденную улыбку.
        - Для того, чтобы я мог любить тебя каждую ночь. Я не смогу теперь жить без этого.
        Лара вспыхнула от удовольствия.
        - Тебе правда понравилось?
        Он чуть отодвинулся в сторону и замер, не сводя с нее глаз.
        - А тебе? Было лучше, чем в прошлый раз?
        Когда она вспомнила о пережитом прошлой ночью, у нее в глазах потемнело.
        - О да!
        Джордан разглядел складку у нее между бровями.
        - Мне очень жаль, что я так вел себя в тот первый раз для тебя. Я и не предполагал… Ты всегда казалась такой искушенной. Я не понял, что передо мной девушка, которая попросту обожает искушать судьбу. - Он посмотрел на многочисленные синяки на ее нежном теле, и его лицо помрачнело. - Надеюсь, я все их перецеловал?
        Она смущенно улыбнулась.
        - Сам знаешь.
        - А новых не прибавилось?
        - Нет.
        Когда она вспомнила о нежности его ласк, ее лицо покрылось ярким румянцем.
        - И что же ты ответишь на мое предложение?
        Лара нахмурилась.
        - Нет необходимости жениться на мне только из-за… из-за того, что произошло.
        - Я понимаю, - сказал он с улыбкой. - Но тогда тебе придется выйти за меня замуж
        - Почему же?
        - Как я только что тебе сказал, я должен быть, уверен, что смогу любить тебя каждую ночь. - Неожиданно его лицо приняло серьезное выражение. - Разве ты не любишь меня? Мне казалось, что любишь.
        - Ну конечно же люблю! Но все дело в том что… - Она замолчала, кусая губы и стараясь не смотреть ему в глаза.
        - Да, я действительно напугал тебя прошлой ночью. - Лицо Джордана искривилось. - Не знаю, успокоит ли это тебя, но такого со мной еще никогда не случалось. Просто мне было… мне было очень неприятно думать, что Риджуэй прикасался к тебе, - сказал он сердито.
        От этого признания Джордана ее глаза радостно вспыхнули. В конце концов, если Джордан останется таким, как сейчас, она вообще не хочет расставаться с ним. Однако в глубине ее серо-черных глаз боролись сомнения.
        - Лара, выходи за меня замуж - и я обещаю, что ничего подобного не повторится.
        Она заглянула в темно-синие глаза, почувствовала их искренность и решила, что должна верить ему - уже только потому, что ей так хочется!
        - Да! Да, конечно! Я люблю тебя, Джордан! Люблю!
        Они крепко обнялись, и Лара вдруг почувствовала, как у нее слипаются глаза и как она засыпает, удобно положив голову на плечо Джордана. Вскоре она уже крепко спала и не слышала, как Джордан осторожно встал с кровати, неслышно ступая вышел в коридор и направился в комнату через несколько дверей от ос спальни.
        Когда Лара проснулась, она с наслаждением потянулась, чувствуя себя совершенно по-иному, чем утром. Она ощущала особую бодрость - впервые в жизни ее по-настоящему любили, и она сама была частью любимого человека. Теперь она принадлежала Джордану и собиралась до конца жизни заботиться о его счастье.
        Но где же Джордан? Посмотрев на свои часики, Лара поняла, что спала больше часа. Вероятно, он устал ждать и решил спуститься вниз. Она никак не могла придумать спросонья, каким образом Джордан мог бы объяснить миссис Эдварде ее отсутствие.
        Когда Лара спустилась, наконец, вниз, в зале и гостиной никого не было. Сейчас она мало была похожа на ту девушку с испуганными глазами, которая искала этим утром уединения - рассыпанные по плечам длинные волосы, делавший ненужной любую косметику здоровый цвет лица, сверкающие от счастья глаза и яркий румянец на щеках.
        В поисках Джордана она вышла из дома, и среди поля, на дороге, ведущей из леса, увидела его одинокую фигуру. Она побежала ему навстречу и кинулась в его объятия, горячо целуя в губы.
        - Могу я считать это признаком того, что ты все еще любишь меня? - спросил Джордан, усмехаясь. Лара подняла на него сияющие глаза.
        - Да. А где ты был? - Она надула губы. - Я скучала без тебя.
        Он положил руку ей на плечи, и они пошли, по направлению к дому.
        - Я ходил на прогулку. Здесь очень красивые места. Как ты думаешь, твой отец разрешит нам провести здесь медовый месяц?
        - Уверена, что разрешит. Это напомнит ему счастливые времена - ведь именно здесь прошел его с Марион медовый месяц.
        - В самом деле? - Его лицо застыло.
        - Ну да. - Лара нахмурилась. - А разве мы не сможем поехать куда-нибудь в свой медовый месяц?
        - Я не могу тратить сейчас на это время. - Он покачал головой. - Сейчас я участвую в довольно сложных деловых переговорах, которые продлятся еще несколько месяцев. Ты ведь не захочешь откладывать из-за этого свадьбу, правда?
        - Не хочу, - ответила она поспешно. - А ты?
        - И я не хочу, - сказал он, также не задумываясь. - Твой отец говорил, что скоро, в следующем месяце, у тебя будет день рождения.
        - Да. И что же?
        - Ты не будешь возражать, если мы приурочим к этому дню нашу свадьбу?
        Подумать только, через три недели она уже будет женой Джордана! Все было великолепно.
        - Никаких возражений, - тотчас же ответила она.
        Джордан кивнул.
        - Ваше поместье расположено недалеко и если понадобится, я смогу в любое время ездить туда и обратно.
        - Но неужели тебе придется это делать? - простонала она.
        - Будем надеяться, что не придется, - скачал он коротко. - Хотя, все может быть.
        - Я не хочу даже думать об этом, - заявила Лара. - У нас будет полноценный медовый месяц - по крайней мере несколько недель…
        - Нет, всего две, - перебил он ее. Она надула губы и посмотрела на него словно ребенок, которому отказали в каком-то удовольствии.
        - Две недели, - повторил он сухо и настойчиво.
        Она вздохнула
        - Ну хорошо, пускай две недели. Зато все это время мы будем вместе. Это просто замечательно, правда? - произнесла она мечтательным голосом.
        - Неужели это та самая девушка, которая утверждала, что нам нечего сказать друг другу? - усмехнулся он.
        Лара засмеялась счастливым смехом.
        - Это было до того, как я поняла, что и от боли можно испытывать наслаждение. Джордан слегка нахмурился.
        - Я был нежен с тобой сегодня…
        - Я знаю. - Она благодарно сжала его руку. - Хотя я еще продолжаю чувствовать те старые синяки. Впрочем, сегодня это не имело особого значения, - добавила она, видя, что он все еще хмурится. - Главное, что сегодня между нами не было никакой ненависти.
        - Не было, - подтвердил он, отрывисто отстраняясь от нее. - Пожалуй, нам пора возвращаться в город.
        - А нужно ли нам торопиться? - На её лице отразилось недоумение. - Мне так хотелось провести остаток выходных здесь с тобой.
        Сохраняя загадочное выражение лица, он стал любоваться живописными окрестностями поместья.
        - Да, это очень красивое место.
        - К тому же идеальное для детей. - Она лукаво взглянула на него.
        Он тотчас же замер, сжав губы, а затем медленно повернулся к ней.
        - Для детей?
        - Ну да, для наших детей. - Она рассмеялась, видя его изумленное лицо. - Ты ведь хочешь, чтобы у нас были дети, не так ли?
        - Ну, это как сказать, - бросил он. - Во всяком случае, я еще не думал об этом.
        Лара поняла, что сказала глупость, и была раздосадована этим. Пускай они с Джорданом любовники и даже собираются пожениться, но она все еще очень мало знает о его прошлом, включая его детство. Судя по глубоким складкам у рта, его жизнь не была особенно счастливой, и это обстоятельство могло в какой-то мере повлиять на его желание создать семью. В будущем ей следует быть более осмотрительной и не касаться темы его прошлого, пока он не будет себя чувствовать достаточно свободно в ее обществе. Ей следует помнить, что не у всех людей детские годы были такими же счастливыми, как у нее.
        - Сейчас это, конечно, не имеет особого знания - поправилась она. - Ведь у вас впереди много времени.
        - Да, вот именно.
        - А мы не сможем остаться здесь на ночь? - Ей ужасно хотелось еще раз испытать успокаивающее действие его близости.
        - Я думаю, нам пора возвращаться в Лондон.
        Сегодня вечером я буду у вас, и мы расскажем обо всем твоему отцу. Лара улыбнулась.
        - Он будет рад этому.
        - Ты так думаешь? - Его губы искривились.
        - Ну конечно. - Она остановилась прямо перед ним. - Не беспокойся по поводу отца, я сама поговорю с ним. - Встав на цыпочки, она поцеловала Джордана в плотно сжатые губы и тотчас же ощутила, как внутри шевельнулось волнение. - Нельзя ли нам остаться здесь еще хотя бы на часок? - спросила она с надеждой.
        Джордан твердо отстранился от нее.
        - Час назад мне и так уже было неловко перед миссис Эдварде, когда она спросила меня, где ты, - сказал он шутливым тоном.
        Лара усмехнулась.
        - И что же ты ответил ей?
        - Да ничего, - сказал он с напускным высокомерием. - Это ее совершенно не касается.
        - Джордан! - воскликнула Лара, не в силах удержаться от смеха.
        В Лондон они отправились отдельно друг от друга, как и приехали сюда. Красный
«феррари» легко обогнал ее «порш», и Лара подумала, что Джордан, вероятно, доберется до дома значительно раньше, чем она. Когда она приехала и со счастливой улыбкой закрывала дверцу машины, она вдруг вспомнила, что Джордан так ни разу серьезно и не сказал, любит ли он ее. Впрочем, она тут же отмахнулась от этой мысли - ну конечно же любит, просто ему не нравится вслух выражать свои чувства. Ведь, если бы не любил зачем бы он стал жениться на ней?



        Глава ШЕСТАЯ

        Когда она вошла в дом, ей ужасно хотелось сообщить главную новость отцу, но Джордан взял с нее обещание, что они обязательно сделают это вместе. Лара знала, что отец будет рад их браку и что у него не может быть никаких возражений против Джордана, который так активно защищал его дочь. И все же, несмотря на всю свою любовь и привязанность к отцу, Лара готова была и без его согласия выйти замуж за Джордана.
        Лара была ближе к отцу, чем большинство дочерей к любому их своих родителей, и она никогда не верила, что кто-то или что-то может стать для нее важнее отца. И все-таки это случилось. Ради Джордана она была готова сейчас пойти на что угодно и выполнить любую его просьбу.
        Из высокого, во весь рост, зеркала в ее спальне на Лару смотрела девушка с выражением влюбленности на лице - та же самая, что в обиде и смятении уехала сегодня утром из дома, но успевшая с тех пор познать чудесную близость любимого человека. Теперь ей надо было постараться не будить в Джордане дикого зверя, поскольку причиной этого превращения был интерес к другим мужчинам, надо было уедить Джордана в том, что и в настоящем, - будущем ее может интересовать лишь он один.
        В этот вечер она решила надеть облегающий брючный костюм из оранжевого шелка с длинными рукавами и высоким стоячим воротником. Это должно было помочь ей скрыть старые, потемневшие уже синяки и, увы, добавившиеся к ним новые - даже проявляя нежность, Джордан не мог сдерживать свою физическую силу. Однако, на этот раз боль доставляла ей удовольствие, заставляя забыть о пережитом в прошлую ночь страхе.
        В ожидании приезда Джордана она с трудом сдерживала охватившее ее радостное возбуждение и то и дело выглядывала в окно, надеясь увидеть внизу красный
«феррари».
        Мистер Шофилд следил за ней насмешливым взглядом.
        - Итак, чье прибытие ожидается в этот вечер - Бэзила, Найджела или…
        - Джордана, - твердо сказала Лара. Его брови удивленно поднялись.
        - Так значит вы с ним уже помирились? Она ответила ему таинственной улыбкой.
        - В общем, можно так сказать.
        - Вот как?
        - Ну да, мы… - Она прервала себя на полуслове, услышав звук подъехавшей к дому машины. - Джордан тебе все объяснит, - поспешила сказать она отцу, выбегая из комнаты, чтобы встретить своего жениха.
        У нее замерло сердце, когда внизу в прихожей она увидела Джордана с взъерошенными ветром серебристо-белокурыми волосам. Она тотчас же кинулась в его объятия и потянулась к губам, но он лишь спокойно и насмешливо взглянул на нее и ответил ей коротким поцелуем.
        - Подожди, Лара, попозже, - сказал он видя ее разочарованный взгляд. - Сначала я хочу поговорить с твоим отцом.
        - Он уже ждет нас в гостиной и…
        - Я сам хочу поговорить с ним, Лара, - повторил он настойчиво в ответ на ее протестующий вид. - Наедине, - подчеркнул он.
        - Но почему? - Она все еще стояла, обхватив его руками и прижимаясь к нему. - Мне кажется, отец уже просто ожидает того, что мы поженимся.
        Глаза Джордана прищурились.
        - Ты что, сообщила ему?
        - Нет, - сказала она с улыбкой. - Я думаю, что он раньше нас разобрался в том, как мы относимся друг к другу. Еще сегодня утром он сказал, что мы спорим между собой как супружеская пара!
        - Вот оно что! - Плотно сжав губы, он взглянул на закрытую дверь гостиной. - Тогда нам не стоит разочаровывать его, не так ли?
        - Джордан…
        Он повернулся к ней и холодное выражение тотчас же исчезло с его лица.
        - Да, что?
        Лара облизала губы, чувствуя, что за короткое время после полудня Джордан успел существенно отдалиться.
        - Мы будем счастливы вместе, Джордан? наш брак будет удачным?
        Его губы сжались еще сильнее, а взгляд похолодел.
        - Лара, если у тебя есть какие-то сомнения…
        - Нет-нет, у меня нет никаких сомнений, - торопливо сказала она. - Просто я… Нет, я не сомневаюсь. - Лара подавила охватившие ее было дурные предчувствия и тут же мысленно обозвала себя дурой. Ну конечно же, они будут счастливы с Джорданом вместе - все дело в том, что будущие женихи всегда испытывают некоторое напряжение. - Если ты хочешь поговорить отцом с глазу на глаз, я буду ждать тебя в зале.
        - Да, мне было бы так удобнее.
        - А позднее мы с тобой сможем… побыть наедине? - Она с надеждой посмотрела на него, чувствуя, что в постели Джордан ей все же ближе и понятнее.
        - Да, конечно, - ответил он напряженно.
        Ей удалось получить еще один поцелуй, и она отправилась в соседнюю комнату, где принялась ждать, слушая долетавшие до нее негромкие голоса. У Лары не было сомнений в отношении реакции отца, и она поняла, что не ошиблась, когда Джордан пригласил ее, наконец, войти, и отец ее радостно обнял.
        - Ни за что бы не подумал, что у тебя так много здравого смысла, - пошутил он.
        Лара прислонилась к Джордану,
        - Папа, тебе не кажется, что он как небо от земли отличается от Найджела?
        - Еще бы! - рассмеялся мистер Шофилд.
        - Прости нас, Джордан, - сказал он, улыбаясь. - Просто выяснилось, что я рекомендовал Ларе совершенно неподходящего мужчину.
        - Найджела Уэнтуорта? - догадался Джордан. - Да-а, этого беднягу Лара водила бы за собой, как на веревочке.
        Она возмущенно вскинула брови.
        - Так ты полагаешь, что сможешь теперь распоряжаться мной?
        Спокойные синие глаза встретились с ее сердитым взглядом.
        - А ты думаешь по-другому? - спросил он насмешливо.
        При мысли о том, благодаря чему Джордану удается «распоряжаться» ею, Лара залилась краской и смущенно посмотрела на отца, который в ответ лишь снисходительно улыбнулся словно хорошо знал о ее интимных отношениях с Джорданом.
        Обстановка в клубе, куда они с Джорданом зашли, чтобы отпраздновать помолвку, показалась Ларе не очень подходящей для такого случая. Она предпочла бы хороший, уютный ресторан, где можно спокойно поговорить, этому шумному клубу, в котором несколько общих знакомых тотчас же стали настойчиво приглашать их присоединиться к своей компании. К большому огорчению Лары, среди этих знакомых оказалась и Кэти Томас, которая пришла без своего юного Адониса и теперь довольно откровенно проявляла интерес к Джордану.
        - Зачем ты так сильно прижимаешь ее к себе? - сердито спросила Лара, когда Джордан вернулся за их столик после танца с Кэти.
        В ответ он лишь пожал плечами, отпивая и» стакана виски.
        - Я просто веду себя с ней по-дружески.
        - Зато она ведет себя с тобой очень откровенно? - Потемневшими от негодования глазами Лара посмотрела в сторону соперницы. Джордан бросил на нее холодный взгляд. Это как раз ты ведешь себя очень откровенно, Лара, - сказал он резко. - Терпеть не могу женщин с собственническим инстинктом - никогда не любил и ни за что не полюблю такую.
        На ее лицо мгновенно набежала тень обиды.
        - Но ведь мы с тобой собираемся пожениться!
        Он скривил губы.
        - Так что же, выходит, что после этого я автоматически должен перестать замечать красоту других женщин? - спросил он с усмешкой. - Тебе уже пора взрослеть, Лара, - продолжал он холодно и язвительно. - Кэти вовсе не стала для меня теперь менее привлекательной, чем всегда.
        - Это значит, что ты по-прежнему хочешь… лечь с ней в постель? - Лара сильно побледнела.
        - Вот именно!
        Она была буквально потрясена услышанным.
        - Но Джордан…
        Он нетерпеливо вздохнул и повернулся к ней, сохраняя холодное выражение лица.
        - Что такое? - спросил он, с трудом сдерживая свое раздражение.
        - Но я думала… Ведь мы с тобой собираемся пожениться, - повторила она, запинаясь, ту же фразу.
        - И это лишь доказывает, что ты для меня еще более привлекательна, чем Кэти!
        - Привлекательна? - повторила она сокрушенно. - А никаких других чувств ко мне ты не испытываешь?
        Его губы угрожающе сжались.
        - Вряд ли это удобное место для подобных обсуждений, - сказал он едко.
        - Ты обещал, что мы побудем сегодня наедине, - напомнила она упавшим голосом.
        - Я говорил, что мы сможем побыть наедине попозже, - поправил ее Джордан. - Ради Бога Лара, не нужно цепляться за меня, - произнес он с жестокой насмешкой. - Я не хочу быть связанным по рукам и ногам!
        Ее ошеломленный и обиженный взгляд, казалось, не произвел особого впечатления на Джордана, который заказал для всей собравшейся компании напитки, а потом снова отправился танцевать - на этот раз, к счастью, не с Кэти.
        Еще ни один мужчина не обращался с ней подобным образом. Влюбленная в Джордана, Лара чувствовала полную свою беспомощность, когда партнерши, танцуя, прижимались к нему; она ненавидела этих женщин и в то же время не могла слишком сильно протестовать, так как не была достаточно уверена в своем влиянии на него. К тому же он уже дал понять, как сильно ненавидит проявление с ее стороны
«собственнического инстинкта»! Впрочем, разве их обручение не дало ей определенные права на него?» По мнению самого Джордана, она не получила в связи с этим никаких прав. Нет, он определенно не походил ни на одного из встречавшихся ей в жизни мужчин - в чем, возможно, и была одна из причин того, что она столь сильно увлеклась им! Поэтому, пока она не изучила как следует его характер, необходимо будет проявлять осторожность в своих действиях.
        Когда они вышли, наконец, из клуба, было уже поздно, и Джордан повез ее прямо домой, не пытаясь - к ее разочарованию - отвезти ее к себе на квартиру.
        - Извини, - упавшим голосом сказала Лара.
        - За что? - спросил Джордан насмешливо.
        - Я… Я не знаю.
        - Зачем же тогда извиняться? - Он даже не посмотрел в ее сторону.
        - Ты, кажется, сердишься на меня. - Она умоляюще посмотрела на своего жениха. - Ведь я так люблю тебя, Джордан. Я не могу не ревновать тебя ко всем этим женщинам.
        Он ничего не ответил, но его лицо стало еще более суровым. Так, в полной тишине, они и въехали в глухой, погруженный в темноту переулок, где располагался дом Лары. Как только машина остановилась, Джордан резко повернулся к ней и обнял, яростно целуя в губы. Однако Лара уже начала привыкать к его суровым ласкам и научилась даже спокойно переносить их. Во время этого поцелуя одна его рука обняла ее за шею, а другая медленно двинулась вниз и принялась ласкать грудь через шелковистую ткань платья.
        Когда он поднял, наконец, голову, в его глазах горела с трудом сдерживаемая страсть.
        - Ревнуют обычно в молодости, Лара, - сказал он резко. - Если я разговариваю или танцую с другими женщинами, это вовсе не означает, что я собираюсь лечь с ними в постель. Мои отношения с Кэти закончились давным - давно.
        - Но ведь ты сам сказал…
        - Что она по-прежнему является для меня привлекательной, - закончил он безжалостно. - И это действительно так. Но Кэти требовала от меня больше, чем я готов был дать, а поэтому я перестал с ней встречаться.
        Хотя раньше у Лары сложилось впечатление, что Кэти сама прекратила отношения с ним, теперь она нисколько не сомневалась, что это сделал Джордан. Она была уверена, что, стоит ей потребовать от Джордана больше, чем он захочет дать, и Джордан, не задумываясь, откажется и от нее, и от их свадьбы.
        Лара провела по губам кончиком языка, чувствуя себя окончательно сбитой с толку загадочным человеком, которому предстояло стать ее мужем.
        - Ты не хочешь зайти… выпить кофе? Но Джордан правильно понял ее приглашение и скривил губы.
        - Только не сегодня. - Он отодвинулся от нее. - Рано утром я улетаю в Германию.
        - Как, опять? - простонала Лара в смятении.
        - Я ведь уже говорил тебе. - Джордан пожал плечами. - Сейчас я провожу там довольно сложные и срочные деловые переговоры.
        Лара с трудом скрыла охватившее ее разочарование.
        - И когда же ты вернешься?
        - Вероятно, в конце следующей недели.
        - Следующей!.. Но Джордан… - она запнулась, увидев уже знакомую, ненавистную ей полную маску и сердито сжатые челюсти,
        - Когда - в пятницу или в субботу? - Она старалась говорить непринужденно, хотя и была сильно расстроена.
        - В пятницу, - ответил он твердо, не скрывая своего неудовольствия.
        - Я хочу организовать обед, чтобы отпраздновать нашу помолвку.
        - Очень хорошо. - Он холодно кивнул.
        - Обед в узком кругу, - добавила она, глядя на него из-под полуопущенных ресниц. - Для нас двоих. У меня дома.
        Его губы искривились в усмешке.
        - Пожалуйста, если тебе так хочется. Лара надеялась, что Джордану понравится ее предложение и он как-то выскажет свое одобрение, но он вместо этого вышел из машины, обошел вокруг и открыл дверцу с ее стороны.
        - Я позвоню тебе, как только приеду, сказал он.
        Она посмотрела на него с неподдельной искренностью.
        - На этот раз я обязательно буду дома, - сказала Лара, стараясь разрядить возникшую напряженность.
        - Не надо сидеть из-за этого дома, Лара, - сказал он коротко. - Но помни - если ты опять попадешь в неприятную ситуацию, я могу не оказаться поблизости в нужный момент.
        Погруженная в размышления, Лара вошла в дом и направилась в свою комнату. Джордан вел себя совершенно не так, как, в ее представлении, должен был вести себя жених. Сейчас ей приходилось брать на себя всю практическую часть подготовки к свадьбе, тогда как сфера их личных взаимоотношений оказалась под контролю Джордана. И вот это последнее обстоятельств ужасно ей не нравилось!
        И вновь томительно потянулась пустая неделя. Вопреки рекомендации Джордана, Лара не выходила из дома, надеясь, что он позвонит ей из Германии. Но Джордан не звонил, и Лара все сильнее скучала по нему и часто жалела, что в тот вечер перед его отъездом между ними возникла напряженность. Ей очень хотелось придумать что-то, что помогло бы устранить эту напряженную атмосферу в их отношениях.
        - Я все время думаю, - сказала она мистеру Шофилду утром в пятницу, - о том, что я собираюсь подарить Джордану на свадьбу. Если, конечно, ты не будешь возражать. - Лара с тревожной озабоченностью взглянула на отца.
        Мистер Шофилд оторвался от завтрака и удивленно посмотрел на нее через стол.
        - С какой стати тебе понадобилось мое разрешение, чтобы купить Джордану свадебный подарок? В твоем распоряжении достаточно денег для любого подарка.
        Лара прикусила нижнюю губу.
        - В том-то и дело, папа, что я не собираюсь ничего покупать, а просто хочу отдать ему кое-что в качестве подарка. - Она спокойно выдержала взгляд отца. - Я хочу передать ему свои двадцать акций фирмы «Шофилд хотэлз».
        Мистер Шофилд нахмурился, затем медленно встал, подошел к окну и глубоко задумался.
        Не дождавшись конца затянувшегося молчания, Лара подошла, наконец к нему.
        - Папа… - произнесла она, осторожно прикоснувшись к его руке.
        Он тотчас же повернулся и посмотрел на нее.
        - Я думаю, нам следует пойти в мой кабинет и все обсудить, - проговорил он, видя, что их горничная собирается убирать со стола.
        Слегка нахмурившись, Лара последовала за ним в кабинет. Откровенно говоря, она не ожидала от него подобных колебаний. Разве не сам он советовал ей выйти замуж за человека, который мог бы защищать ее деловые интересы? Когда они с отцом расположились по обе стороны его письменного стола, она напомнила ему его слова.
        Мистер Шофилд кивнул.
        - Да, я говорил это, - сказал он неторопливо, явно продолжая испытывать волнение по поводу слов дочери. - И говорил это вполне серьезно. Но, дорогая, пойми меня правильно, - поспешил добавить он, - я вовсе не собираюсь выражать свою личную оценку в отношении Джордана и хочу, чтобы ты помнила об этом. Когда я говорил, что ты должна найти человека, который мог бы защищать твои деловые интересы, я имел в виду именно «защищать».
        - Но…
        - Дорогая, эти акции составляют твое наследство, - продолжал он твердо. - Конечно, после смерти я оставлю тебе и так достаточно,
        но…
        - Папа, прошу тебя, не надо! - взмолилась она.
        - Такова жизнь, Лара. - Мистер Шофилд улыбнулся, но его улыбка быстро исчезла. - Так вот, что касается твоих акций…
        Уклончивость отца обеспокоила ее.
        - Так в чем дело, папа? Почему тебе не нравится эта идея?
        - Тебе так показалось? Прошу прощения Лара. - Мистер Шофилд взлохматил рукой свои густые волосы. - Я не очень хорошо объясняю тебе ситуацию. Я, конечно же, за то, чтобы Джордан управлял твоими делами, и я уверен что тебе не найти для этого более надежного человека. Но отдавать ему свои акции… - Он покачал головой. - Мне это предложение не нравится.
        - Но почему не нравится?
        Он вздохнул.
        - Видишь ли, если ты переведешь акции на его имя, они останутся в его собственности, что бы ни случилось.
        - Что бы ни случилось?.. - Лара нахмурилась, не веря своим ушам. - Папа, неужели ты имеешь в виду развод? Но ведь мы еще даже не поженились!
        - Я все знаю, Лара, и, пожалуйста, успокойся, - сказал мистер Шофилд, видя, как глаза дочери протестующее вспыхнули. - Я просто не понимаю, какая необходимость передавать эти акции Джордану.
        - Эти акции - единственное, что у меня сейчас есть, - сказала она. - Единственное, что по-настоящему принадлежит мне сегодня.
        - Вот именно, - произнес мистер Шофилд с удовлетворением. - А завтра, благодаря этим акциям, ты по праву станешь очень и очень богатой леди.
        - Мне не нужно становиться богатой леди, если я буду замужем за Джорданом!
        Мистер Шофилд вздохнул, чувствуя себя не я силах переубедить дочь.
        - Ты твердо намерена поступить подобным образом?
        - Да.
        - Так я и предполагал. - Он кивнул. - Ну хорошо, Лара, если ты действительно хочешь это сделать, я должен сначала получить согласие других акционеров фирмы.
        - Ты же знаешь, эти ворчуны всегда и во всем соглашаются с тобой!
        - Возможно, - сказал он с улыбкой. - Я уверен, что с передачей Джордану твоих акций не возникнет проблем. Особенно, если я сообщу им, что это совпадает с моим желанием.
        Ее глаза загорелись.
        - И ты это сделаешь?
        - Если ты этого хочешь.
        - Ну конечно же, хочу! - Она бросилась обнимать отца. - Я хочу подарить Джордану то, что он действительно будет ценить.
        - А тебя самой разве будет недостаточно? - спросил мистер Шофилд шутливо.
        Лара весело рассмеялась, откинув голову назад и глядя на отца снизу вверх.
        - Конечно, достаточно, но должно же быть и дополнительное вознаграждение.
        - А какие-нибудь запонки для этого не подойдут?
        - Нет, запонки не подойдут, - улыбнулась она. - Так, значит, ты сможешь убедить дядюшку Джорджа, дядюшку Дэвида и дядюшку Сэма? - Она перечислила имена остальных держателей акций компании отца. Хотя Лара не знала близко никого из них, она с самого детства называла их подобным образом, отдавая должное их почтенному возрасту.
        - Ну конечно же, смогу, дорогая. - Мистер Шофилд уверенно кивнул. - Ты уже сказала Джордану про акции?
        - Я сделаю это сегодня, - сказала она нетерпеливо. - Ведь я должна была обсудить это сначала с тобой. А можно будет закончить все это к свадьбе? - озабоченно спросила она. - Я бы хотела сделать ему подарок прямо тогда.
        - Я постараюсь, чтобы все было закончено вовремя, - пообещал мистер Шофилд.
        Лара знала, что может положиться в этом деле на отца, и весь день с нетерпением ожидала момента, когда сможет рассказать Джордану о приготовленном для него подарке. В этот вечер мистер Шофилд предусмотрительно исчез из дома, пробормотав перед уходом что-то относительно своего нежелания мешать влюбленным.
        Около девяти часов приехал Джордан. Лара с трудом дождалась момента, когда горничная оставила их вдвоем, и бросилась в его объятия.
        - Я скучала по тебе, - повторяла она между поцелуями. - Боже, я так скучала! - Она даже застонала, когда Джордану пришлось, наконец, ответить на ее страстный поцелуй.
        Находясь сейчас рядом с Джорданом, Лара ощущала пробуждение в себе глубинных чувств от прикосновения к его бархатному синему пиджаку и сильным мускулистым плечам, от тонкого, кружащего голову аромата мужского одеколона.
        - А ты тоже скучал по мне, дорогой? - Она страстно, не скрывая своих чувств, смотрела на Джордана, восхищаясь про себя его рассыпанными по лбу серебристо-белокурыми волосами и бездонными темно-синими глазами. - Ну пожалуйста, ну скажи, что скучал. - Лара поднялась на цыпочки и снова страстно поцеловала его в губы, не чувствуя ответа. - Дорогой… - Она снова посмотрела на него, и на ее лицо набежала тень.
        - Ну что за вопрос - конечно, я скучал по тебе, Лара, - сказал он торопливо, отстраняясь от нее и поправляя манжеты своей белоснежной сорочки. - Как прошла эта неделя, хорошо?
        - Ужасно, - ответила она. - Я скучала по тебе.
        - Ты уже это говорила, - заметил он коротко. - Можно мне чего-нибудь выпить? Я ужасно вымотался за это время.
        Она поспешно налила виски и, подавая стакан, обратила внимание на две глубокие складки возле его рта.
        - Ты выглядишь усталым. - Лара села на подлокотник его кресла. Она была очень хороша в своем черном шелковом платье с большим вырезом и без рукавов - за прошедшую неделю все синяки бесследно исчезли. Джордан пил виски, а она нежно перебирала волосы у него на затылке. - Как складываются дела в Германии - много проблем?
        - Да, - ответил он коротко.
        - А ты не хочешь… рассказать мне про них?
        Джордан насмешливо посмотрел на нее.
        - А ты все поймешь, если я начну тебе про них рассказывать? - усмехнулся он. Лара вспыхнула.
        - Нет, наверное. Но…
        - Тогда не стоит и пытаться говорить об этом. - Он протянул ей свой пустой стакан - Можно мне еще?
        - Ну конечно. - Она встала, настороженно посмотрела на Джордана и направилась к хрустальному графину. Ее жених опять был в каком-то странном расположении духа. Возможно, когда он немного отдохнет и расслабится после своей напряженной деловой поездки, в нем снова проснется та же неукротимая страсть, как неделю назад в поместье. Пока же она чувствовала в нем лишь какое-то напряжение. - Ты голоден? - Она снова присела на подлокотник его кресла.
        - Да, немного. - Он кивнул.
        - Тогда я позвоню, чтобы подавали обед.
        - Великолепно, - отозвался Джордан. Во время обеда он был погружен в размышления, и Лара не стала прерывать их - такой же озабоченный вид бывал и у отца, когда ему приходилось сталкиваться со сложными деловыми проблемами. Однако, когда с едой было покончено, она уже не могла больше сдерживаться.
        - Я хочу поговорить с тобой о том, что я собираюсь подарить тебе к свадьбе, - сказала она нетерпеливо.
        Джордан нахмурил брови.
        - А я-то не успел еще даже подумать о подарке тебе. Ты уже начала заниматься подготовкой к свадьбе?
        Она вспыхнула.
        - Да, я навела кое-какие справки. Но вообще я подумала, что не стоит всем этим заниматься, пока я не увижусь с тобой.
        - Почему не стоит заниматься? - Прищурив глаза, он смотрел на Лару, сидевшую рядом с ним да диване в гостиной.
        Она отвернулась.
        - Во время нашей последней встречи ты был несколько… В общем, я не была уверена, что ты не передумаешь, когда вернешься из своей поездки, - сказала она негромко.
        Его лицо помрачнело. В следующее мгновение Лара почувствовала, как у нее заколотилось сердце, когда Джордан вдруг придвинулся обнял ее и с неутолимой страстью стал целовать в губы. Когда он, наконец, выпустил ее из объятий, она лишь молча смотрела на него ошеломленными глазами.
        - Ну что, можешь ли ты после этого сказать, что я передумал? - спросил он, улыбаясь.
        - Нет, - ответила она со счастливым вздохом.
        - Потому что я и не собирался передумывать. Теперь, когда я вернулся, мы сможем всерьез заняться подготовкой к свадьбе. Итак, что же ты решила подарить мне? - спросил он снисходительно, положив руку ей на плечи и уже не чувствуя прежнего напряжения. - Но только учти, - заметил он, - я никогда не надеваю на ночь пижаму.
        - Какая невеста будет дарить своему будущему мужу пижаму? - заметила она язвительно, ласково перебирая упавшие ему на лоб пряди волос. - Я разговаривала с отцом, и он уверен, что другие акционеры не будут возражать; я хочу отдать тебе свои двадцать процентов акций фирмы «Шофилд хотэлз». - Пока Лара ожидала реакции Джордана, ее глаза горели от нетерпения.
        Джордан, казалось, окаменел, откинувшись назад и с удивлением глядя на нее.
        - Но ведь эти акции - подарок отца к твоему дню рождения, - сказал он, нахмурившись.
        - Он не возражает.
        - Нет, я не могу принять эти акции. - Од покачал головой.
        - Но почему? - Лара не могла скрыть разочарования.
        - Потому что они принадлежат тебе, а…
        - А я хочу, чтобы они были твоими. Ну пожалуйста, Джордан, - сказала она умоляюще. - . Ну позволь мне сделать такой подарок. - Ее удивило и даже немного разозлило то, что эти два самых важных в ее жизни человека, словно сговорившись, возражали против того, что казалось ей столь очевидным.
        Джордан, похоже, испытывал какую-то внутреннюю борьбу и даже чуть побледнел, несмотря на густой загар. Наконец он кивнул.
        - Ну хорошо, - сказал он напряженно. - Пожалуйста, если тебе так хочется.
        - Да, именно так, - ответила она твердо. Насколько ей было известно, отцу оказалось нетрудно убедить своих старых друзей принять Джордана в число акционеров фирмы, и теперь, когда день ее свадьбы приближался, Лара не могла не чувствовать себя счастливой от того, что все складывалось так удачно.
        Ее безграничное счастье омрачало лишь одно обстоятельство - решение Джордана воздерживаться от близких отношений до тех пор, пока они не станут мужем и женой. Эта решение явилось для нее настоящим ударом, и она восприняла его как стремление Джордана лишить физической близости, которая стала теперь для нее насущной потребностью. Он настаивал да том, что так будет лучше, и, учитывая его постоянные поездки в Германию, ей пришлось согласиться: если бы в оставшееся до свадьбы время они постоянно спали вместе, ей было бы еще труднее каждый раз расставаться с ним.
        Свадебная церемония была самой великолепной, какую она только могла себе представить, а жених - истинное воплощение всех мужских достоинств, существовавших в ее воображении. В сером костюме, терпеливо ожидающий, пока невеста займет свое место рядом с ним перед алтарем, он выглядел весьма представительно.
        Хотя их клятва в верности друг другу не была громкой, Джордан произнес ее текст с такой выразительностью, что Лару невольно охватил дрожь от сладких предвкушений. Она с нетерпением ждала момента, когда в свой медовый месяц они, наконец, останутся наедине.
        Дом в поместье был уже полностью подготовлен к приезду молодых, и миссис Эдварде пригласила на время их пребывания там дополнительную прислугу. Когда они прибыли в начале восьмого, гостиная была наполнена густым, пьянящим ароматом от многочисленных букетов-роз в вазах.
        Мистер Шофилд настоял на том, чтобы они использовали спальню хозяев дома, и поэтому именно сюда принесли чемоданы молодых.
        - Ты не хочешь переодеться? - спросил Джордан, когда они поднялись в эту комнату
        Лара собиралась, конечно, сменить желтый костюм, который был на ней после свадьбы, но ей не хотелось отпускать от себя Джордана.
        - А может быть нам здесь вместе переодеться? - спросила она с надеждой в голосе.
        - Миссис Эдварде готовит нам чай, - отклонил ее предложение Джордан. - Я думаю кому-то из нас надо спуститься и выпить чашку чая. - Он снял темно-синий пиджак и вышел из спальни.
        Лара тяжело опустилась на кровать. В последние две недели Джордан очень отдалился, и вначале она думала, что причиной этого было напряжение перед свадьбой и его решение воздерживаться от близости. Но сейчас, когда период ожидания, да и сама свадьба остались позади, Джордан по-прежнему проявлял сдержанность. Может быть, ему просто нужно время, чтобы привыкнуть к новому положению? Ведь он, похоже, не собирался жениться в ближайшем будущем, - а может быть, и вообще не собирался!
        Она встала, чтобы переодеться, и улыбнулась. Бедный Джордан - любовь подкралась к нему незаметно. Надо будет как-то убедить его, что не так уж плохо, когда это чувство подчиняет себе жизнь человека. Ведь она точно так же не ожидала, что полюбит его, когда они впервые встретились. Так или иначе, из-за женитьбы им обоим придется теперь внести в свою жизнь серьезные изменения.
        Когда она спустилась в гостиную, Джордан стоял перед одним из высоких окон и, не отрываясь, смотрел на поле, протянувшееся до самого леса.
        - Джордан…
        Он тотчас же повернулся к ней, настороженно глядя на ее серебристый костюм и шелковистую ткань, под которой во время ходьбы соблазнительно обрисовывались ее стройные ноги.
        - Я не налил тебе чая, - сказал он торопливо, спеша пройти мимо нее к двери и стараясь не коснуться ее. - Я приду попозже, а сейчас я хочу принять душ.
        Лара не пыталась его удерживать. Она села к столу и налила себе чая, чувствуя, как проходит накопившееся за день напряжение. Трудно даже представить, сколько всего пришлось сделать ко дню их свадьбы. И эти усилия не пропали даром - свадьба получилась великолепная; такие свадьбы, как эта, запоминаются обычно надолго. Естественно, что ожидание сказалось и на Джордане, которому все это время приходилось скрывать свое нетерпение, и не случайно в последнее время он был даже несколько более молчаливым, чем обычно. Ну ничего, горячий душ поможет ему расслабиться, затем они вместе поужинают. А потом…
        Потом должно наступить то, чего она дожидается с таким пугающим ее саму нетерпением. Прошло уже так много времени с того дня, когда Джордан последний раз обнимал ее или подарил ей нечто большее, чем короткий и мучительно дразнящий поцелуй.
        Когда Джордан спустился после душа к ужину, он был таким же хмурым и неразговорчивым, как и раньше, однако теперь он выглядел неотразимо привлекательно в черной шелковой рубашке, расстегнутой на груди, и такого асе цвета джинсах, плотно сидящих на узких бедрах. Сейчас он словно притягивал взгляд Лары, и в ее серых глазах отчетливо было видно неутоленное желание.
        - Ужин готов? - раздраженно спросил Джордан. - В этом свадебном буфете можно было умереть с голоду!
        Лара нахмурилась, задетая его резкостью.
        - Я очень сожалею, что буфет не получил вашего одобрения…
        - Я этого не говорил, - возразил он. - Просто я хочу сейчас есть, вот и все.
        Но, увы, это был вовсе не тот голод, что испытывала она сама!
        - Я думаю, миссис Эдварде просто ждет сигнала, чтобы начать подавать ужин.
        - Тогда будь так любезна, подай, наконец, этот сигнал. - Его губы насмешливо искривились. - Пока я не умер с голоду.
        Лара позвонила в колокольчик, надеясь, что после еды Джордан, возможно, станет менее резким. Все-таки он был прав - угощение, которое предлагали в буфете гостям на свадьбе, оказалось не очень питательным, особенно для мужчины.
        Возможно, Лара и дальше продолжала бы считать, что причиной раздражительности Джордана является испытываемое им чувство голода, если бы не отсутствие аппетита, продемонстрированное им, когда на стол были поданы изысканные блюда, приготовленные для них по этому торжественному случаю миссис Эдварде. Нет, его беспокоило что-то совсем другое.
        - А что тебе говорил Уэнтуорт?
        Лара удивленно посмотрела на мужа. Сейчас они сидели в гостиной с бокалами бренди, в то время как миссис Эдварде отправилась к себе отдыхать.
        - Что ты сказал?
        - Я про Уэнтуорта, - язвительно сказал Джордан, покачивая бренди в своем бокале. - Во время свадебного приема ты беседовала с ним наедине. - Он откинул назад голову. - Может быть, он пытался убедить тебя, что ты ошиблась в выборе мужа? - спросил он насмешливо.
        Лара с облегчением улыбнулась - наконец-то она нашла причину его мрачного настроения. Несмотря на свое пренебрежение к эмоциям, Джордан испытывал чувство ревности из-за тех нескольких минут, которые она провела в разговоре с Найджелом!
        - Ну, можно сказать, что он был несколько расстроен, - ответила она, усмехнувшись.
        - Еще бы! - Он отпил бренди из бокала. - Я уверен, все твои друзья были несколько удивлены, что ты выбрала в мужья какого-то мужлана из Йоркшира, - добавил он насмешливо.
        Нельзя сказать, что Ларе понравилось, как он произнес слово «друзья» - так, словно это было какое-то ругательство. Но сегодня был день их свадьбы, приближалась брачная ночь, и она не хотела портить этот праздник. У Джордана, похоже, развился настоящий комплекс в отношении своего происхождения, но лет через двадцать, когда он увидит, что она по-прежнему его любит, Джордан поймет, что происхождение человека не имеет особого значения.
        Лара встала и обошла его кресло сзади. Обняв Джордана за шею и положив щеку на серебристо-белокурую голову, она стала нежно поглаживать упругое, мускулистое тело под рубашкой. От его волос распространялся приятный лимонный аромат.
        - Признавайся - ты брал мой шампунь? - спросила она с шутливой строгостью.
        - Но это единственный шампунь, который я нашел в ванной комнате, - пробормотал Джордан.
        Уткнувшись лицом в эти ароматные волосы, Лара улыбалась, продолжая чувствовать его недовольство тем, что она разговаривала с Найджелом. И ревность Джордана успокаивала ее.
        - Ты знаешь, мне очень нравится твой свадебный подарок - он такой красивый. - Она прикоснулась к висевшему у нее на шее бриллиантовому кулону каплевидной формы, вспоминая, как его доставили сегодня утром и с каким трепетом надевала она его перед свадебной церемонией.
        - Это самое меньшее, что я мог тебе подарить взамен твоего наследства, - сказал Джордан, имея в виду акции, которые уже перешли в его владение.
        Лара обошла вокруг кресла и села к нему на колени, обхватив его за шею.
        - Я ведь тоже теперь твоя, - многозначительно напомнила она, склоняясь к его губам.
        Немного поколебавшись, Джордан страстно, со стоном, приник к ее губам, сжав до боли в своих объятиях.
        Лара нежно раскрыла ему навстречу губы, вкладывая в поцелуй всю свою любовь, и прижалась к нему, запутавшись рукой в его волосах. Ладонь Джордана опустилась на грудь, медленно охватывая и лаская ее, от чего у Лары вырвался стон удовлетворения.
        - Что если мы пойдем для этого наверх? - прошептала она, целуя его в шею. - Ты не забыл, что мы уже поженились? - спросила она, поддразнивая.
        Джордан посмотрел на нее отсутствующим взглядом, а затем вдруг заморгал, принимая настороженный вид.
        - Нет, я ничего не забыл, - сказал он резко. Она с нежностью провела рукой по его напряженной шее.
        - Я не стану для тебя обузой, Джордан, - произнесла она, пристально глядя ему в глаза.
        - Не станешь?
        Лару поразила его недоверчивая интонация.
        Да, любить такого человека, как Джордан, действительно непростое дело - ей придется терпеть его циничные высказывания по поводу любви и верности.
        - Нет, не стану, - повторила она негромко, вставая на ноги. - Может быть нам пора ложиться? - Лара изо всех сил старалась скрыть, как сильно она хочет этого.
        Но Джордан лишь взглянул на нее, а затем включил телевизор, поудобнее устраиваясь перед ним.
        - Ты пока поднимайся, а я сейчас приду, - сказал он коротко.
        Ей понравилась его деликатность.
        - Я буду готова через пятнадцать минут.
        Он кивнул.
        - Очень хорошо. - Телевизионная передача, похоже, всерьез заинтересовала его.
        Лара была готова уже через десять минут. Она постояла под приятно расслабляющими струйками душа, натерла тело душистым кремом, а затем надела белую ночную рубашку, которая, как она полагала, потребуется ей лишь в эту ночь, а затем, учитывая привычки Джордана, она, по всей видимости, тоже будет спать без одежды.
        Ночная рубашка нравилась ей своей изысканной простотой - тонкие ленточки завязки, кружевной лиф, нежная на ощупь материя из натурального шелка. Длинные тяжелые волосы были собраны сзади на шее, и их темный цвет отчетливо контрастировал с ее белоснежной рубашкой и нежной смуглой кожей.
        Она видела себя в зеркале с ног до головы, и ее глаза горели от сладостных предвкушений. Скоро она снова будет в объятиях Джордана, вновь узнает силу его страсти - и тогда не останется и следа от напряжения и волнений последних нескольких недель, исчезнут все ее страхи.
        Но проходила минута за минутой, Джордан не появлялся, и тогда ей самой пришлось спуститься вниз. Когда Лара вошла в гостиную, она увидела Джордана, который все так же сидел перед телевизором, внимательно глядя на экран.
        - Дорогой… - произнесла она с досадой и огорчением.
        Джордан повернулся и, когда он увидел ее свежесть и юную красоту, его синие глаза потемнели, а в их глубине, словно огонь, вспыхнуло желание.
        - Прошло уже полчаса, - продолжала она, не дождавшись его ответа.
        - Прошу прощения, - проговорил Джордан. - Я тут немного увлекся. Сейчас я все здесь выключу, а потом приду к тебе.
        Лара смущенно улыбнулась, мгновенно прощая его.
        - Тогда жду тебя через несколько минут.
        - Хорошо, - ответил он коротко. Эти «несколько минут» снова растянулись на полчаса, и, в своем возбуждении, Лара опять устремилась вниз по лестнице. Джордан по-прежнему сидел в кресле перед телевизором и, не отрываясь, смотрел какой-то старый черно-белый фильм.
        Со сдавленным криком Лара повернулась и бросилась обратно в спальню. Даже в их первую брачную ночь Джордан предпочел ей какое-то второразрядное кино по телевизору!



        Глава СЕДЬМАЯ

        Лара осторожно размещала в вазе на кухонном столике цветы. Еще совсем недавно она поставила в эту вазу бутоны, а сейчас перед ней уже был роскошный букет из разноцветных распускающихся роз. Миссис Найт, кухарка и одновременно экономка, которую они наняли после своего возвращения в Лондон, хлопотала тут же на кухне, занимаясь приготовлением обеда.
        - Какие прекрасные цветы, - приветливо заметила она.
        - Да. - Лара поставила на место последнюю розу.
        - Мистер Синклер должно быть купил целый цветочный магазин, - пошутила миссис Найт.
        У Лары словно потемнело в глазах, и на нее потянуло неприятным холодком.
        - Нет, эти цветы не от мистера Синклера, - сказала она сдержанно. - Их прислал мой отец в знак благодарности за вчерашний ужин у нас.
        Миссис Найт несколько смутилась.
        - Ну что же, кто бы их ни подарил, они все равно прекрасны.
        Лара прошла в гостиную и поставила вазу с цветами на большой стол. Три дюжины белых и желтых роз сразу же оживили и согрели эту бледную комнату, которая была сейчас столь же безликой, что и два месяца назад, когда Лара впервые увидела ее. Она, конечно, вовсе не рассчитывала на то, что эти розы заметит Джордан, которого мало интересовала их семейная жизнь и особенно то, что происходит в их доме.
        Сейчас, вспоминая их медовый месяц, она заставляла себя удерживаться от слез, которых и без того уже было достаточно пролито после свадьбы. Когда через две недели они вернулись в Лондон, Лара изо всех сил старалась сделать так, чтобы никто не знал, каким провалом обернулось ее замужество. Она чувствовала, что это ей неплохо удается, поскольку пока, кажется, лишь миссис Найт догадывалась о том, что они с Джорданом вовсе не являются той счастливой семейной парой, какой они выглядели на людях. Даже ее отец, который прошлым вечером ужинал у них, не подозревал, что ее брак с Джорданом - самая настоящая фикция.
        Кто бы мог поверить, что за две недели, в течение которых продолжался их медовый месяц, у них с Джорданом ни разу не было физической близости? Да ей и самой с трудом верилось в это!
        Весь этот медовый месяц прошел по образцу их первой брачной ночи - она первой уходила в спальню, а Джордан продолжал смотреть внизу телевизор или слушать стереозаписи до тех пор, пока, как он считал, она не засыпала. Иногда, когда он потихоньку забирался в постель, она еще долго не могла заснуть и после того, как, судя по ровному дыханию Джордана, он уже крепко спал. Когда он приходил ночью, Лара предпочитала теперь притворяться спящей после одного случая. В тот раз она, как всегда, отправилась спать, но вместо этого стала читать книгу, а через два часа в спальне появился Джордан. Увидев, что она не спит, Джордан тотчас же нашел какой-то повод и провел эту ночь внизу на диване, а на следующее утро уехал по делам в Лондон на целых два дня.
        Итак, медовый месяц в поместье кончился провалом, хотя и в Лондоне их семейная жизнь протекала ничуть не более успешно - тем более, что здесь у них были даже отдельные спальни! Лара не могла понять, что все-таки между ними произошло, и знала лишь то, что их семейная жизнь закончилась, не успев даже начаться. В чем причина этого, она не знала. В квартире Джордана она продолжала оставаться только лишь потому, что он не просил ее уехать. Ее первые же робкие попытки получить от Джордана хоть какие-то объяснения были встречены им с такой холодностью, что она тут же прекратила их. Она была больше не нужна Джордану, и теперь ей просто не оставалось ничего иного, как дожидаться момента, когда он объявит, что их супружеская жизнь закончена.
        По иронии судьбы, именно теперь она любила Джордана еще сильнее. Следует заметить, что за последние три недели она вдруг совершенно неожиданно повзрослела - в Ларе Синклер, казалось, не осталось уже ничего от избалованной и своенравной Лары Шофилд. И все же Джордан упорно отказывался от нее, столько раз сводя на нет все ее усилия растопить лед отчуждения между ними, что она уже и не надеялась ни на что.
        Неожиданно в прихожей прозвенел звонок.
        - Я сама открою, миссис Найт, - сказала Лара - спокойная и красивая в своем бело-зеленом шелковом платье. - Папа! - радостно закричала она, подхватывая отца под руку и увлекая его в гостиную. - Спасибо тебе за цветы, - непринужденно улыбнулась отцу Лара, в которой не было теперь и намека на отчаяние, охватившее ее всего лишь несколько минут назад. Она помнила, что, как только вернется Джордан, ей снова надо будет надеть защитную маску холодного равнодушия и уверенности в себе. Это было единственное, что могло помочь ей переносить его общество - чувство гордости не позволяло ей показывать Джордану, как она страдает.
        - Я очень рад тебя видеть, дорогая. - Мистер Шофилд ласково обнял дочь, а затем сел в кресло напротив нее.
        - Ты, значит, в одиночестве? - спросил он мягко.
        - Если не считать миссис Найт, - кивнула она, скромно положив на колени руки, на которых не было теперь ни маникюра, ни иных украшений, кроме золотого обручального кольца. - Джордан сейчас на работе, - добавила она, чувствуя, что отец ждет от нее еще чего-то.
        Мистер Шофилд нахмурился.
        - Да-да, я знаю. А похода по магазинам сегодня не намечается? - спросил он шутливо, намекая на ее привычное занятие в те времена, когда она жила дома.
        - Я ведь теперь замужняя женщина, папа. - Несмотря на улыбку, ее глаза остались серьезными. - Мне некогда разгуливать по магазинам.
        - Наверное, миссис Найт и сама могла бы управиться с домашними делами?
        Лара сморщила лоб.
        - Ты к чему-то клонишь, папа? - медленно спросила она.
        Мистер Шофилд откинулся на спинку кресла, расстегнув единственную пуговицу на пиджаке. Под пиджаком показалась темно-синяя жилетка, плотно облегчающая его подтянутую фигуру.
        - Мне вчера показалось, что ты немного более бледная, чем обычно. - Он тотчас же прищурился, видя, как дочь отводит взгляд в сторону. - У тебя ведь все в порядке, дорогая? Я имею в виду твои отношения с Джорданом.
        Лара негромко рассмеялась, удовлетворенная тем, что это получилось у нее так естественно.
        - Что же может быть не в порядке, папа, если после свадьбы прошло всего лишь три недели? - А также сорок восемь часов и сорок шесть минут, - добавила она про себя, поскольку точно помнила, когда начался для нее этот кошмар.
        - У некоторых молодых все неприятности начинаются как раз с момента женитьбы.
        - Но только не у нас с Джорданом, папа. - Она покачала головой, удивляясь настойчивости отца. - Ты не хочешь выпить чаю?
        - Нет-нет, спасибо. - Он явно не хотел уходить от прежней темы разговора. - Тогда, может быть, у Джордана какие-то свои неприятности?
        Лара чувствовала, что ее и без того расшатанные нервы начинают не выдерживать напряжения.
        - Нет, мне об этом ничего не известно, - сказала она со всей серьезностью.
        - Чем же объяснить то, что на сегодняшнем собрании акционеров фирмы он выступил против всех моих предложений?
        Услышав этот тихий вопрос отца, она посмотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами.
        - Неужели он это сделал? - Лара нахмурилась - она хорошо помнила, что во время вчерашнего ужина отец обсуждал эти предложения с Джорданом, и у того не было никаких возражений.
        - Да, - подтвердил мистер Шофилд. - Он помешал утвердить приобретение новых отелей за границей и вынудил отсрочить продажу моих местных гостиниц, - сказал он мрачно.
        - Как же ему это удалось? - удивилась Лара.
        - Благодаря поддержке Дэвида, конечно, - вздохнул мистер Шофилд. - Дэвид всегда возражал против продажи любой собственности фирмы, а приобретать что-то сейчас он считает нецелесообразным из-за финансовой ситуации в стране. Поскольку Джордж и Сэм остались в стороне, решение этих вопросов откладывается до следующего собрания. И, видит Бог, меня беспокоит вовсе не эта отсрочка - хотя и она достаточно раздражает, - а то, что вчера вечером Джордан ни словом не обмолвился о том, что у него есть какие-то возражения. - Он печально улыбнулся. - Я думал, может быть, вы с ним поспорили, и теперь он сердится заодно и на меня. - Несмотря на непринужденный тон, в словах мистера Шофилда чувствовалась немалая озабоченность.
        - Нет, Джордан так не решает вопросы бизнеса, - сказала Лара с уверенностью.
        - Так вы все-таки спорили между собой или нет? - не отставал он от дочери.
        Вряд ли можно было назвать спором их подчеркнуто вежливые разговоры друг с другом - тем более, что они не касались никаких личных тем. В нескольких случаях, когда она пыталась выяснить причину столь внезапного отчуждения супруга, Джордан попросту вставал и выходил из комнаты. В этот период таким был ответ Джордана на любые возникшие в связи с этим вопросы, и поскольку Лара не хотела окончательно терять его, она предпочла оставить все как есть.
        - Нет, не спорили, - ответила она вполне искренне.
        - Тогда какого черта он ведет себя подобным образом? - Мистер Шофилд нахмурил брови. - Когда я попытался поговорить с ним после собрания, он сказал, что очень занят и что у него нет ни одной лишней минуты!
        Лара терялась в догадках, что побудило Джордана выступить против отца. Она не кривила душой, когда утверждала, что Джордан не станет делать этого из простого желания досадить ей, - в вопросах бизнеса он всегда был абсолютно беспристрастен. Возможно, он действительно считал ошибочным приобретать сейчас новые отели за границей и продавать местные. Однако, так же как и ее отец, Лара не понимала, почему он не высказал своего мнения вчера вечером, когда они подробно обсуждали все эти вопросы.
        - Папа, но у него же есть и собственный бизнес, - сказала она, успокаивая отца. - Участие в делах «Шофилд хотэлз» является для него второстепенным делом.
        - Да, я знаю. И мне… - Он устало вздохнул, прерывая себя на полуслове. - Мне вообще не следовало беспокоить тебя по этому поводу - это ведь бизнес, а не какой-то вопрос, который можно обсудить за чаем.
        - Вот видишь, а ты отказался от чая, - напомнила Лара с улыбкой.
        - А я передумал, - печально улыбнулся в ответ мистер Шофилд. - От всех этих переживаний у меня во рту пересохло, - добавил он, успокаиваясь. - Ну, ничего, я уверен, что на следующем собрании через две недели все уладится. Не нужно думать об этом, котенок.
        Чувствуя, что отец жалеет о начале этого разговора, Лара не стала дальше развивать тему, хотя и понимала, что ей еще придется подумать над всем этим.
        Когда через час мистер Шофилд собрался уходить, он сам уже, казалось, забыл о возникшей проблеме - но так лишь казалось, и Лара хорошо понимала это. Вот уже много лет фирма «Шофилд хотэлз» была главным делом его жизни, - а после гибели Марион стала чем-то даже более важным - и он не мог спокойно относиться к тому, что внезапно лишился возможности управлять ею. Теперь Лара начала понимать, какими могут быть последствия передачи ею акций фирмы в руки Джордана.
        Она уже привыкла к тому, что Джордан не приходит домой раньше половины седьмого, а в этот день - принимая во внимание его участие в собрании акционеров и его собственный напряженный график работы - его следовало ожидать еще позднее.
        Выражение лица Джордана, когда он, наконец, появился, отбило у нее всякую охоту задавать какие-либо вопросы. Он влетел как вихрь и, снимая на ходу пиджак, устремился в спальню. Когда она вошла туда вслед за ним, он уже снимал рубашку, обнажая загорелую мускулистую грудь.
        Вот уже несколько недель лишенная его близости, Лара не могла оторвать от него глаз - нее вдруг перехватило дыхание, беспокойно забилось сердце, а на щеках появился неяркий румянец. Она судорожно вздохнула, и когда Джордан поднял голову и перехватил ее пристальный, выразительный взгляд насмешливо улыбаясь, он холодно посмотрел на нее.
        - Можно не торопиться, - сказала она негромко чуть дрожащим голосом, стараясь скрыть возникшую неловкость. - Ужин будет готов только через полчаса.
        Бросив рубашку на кровать, Джордан распахнул дверцы платяного шкафа, от чего его мощные мышцы пришли в движение.
        - Я не буду сегодня ужинать дома, - проговорил он озабоченно, доставая из шкафа коричневую шелковую рубашку, коричневые брюки и пиджак кремового цвета. - Ты не знаешь, где моя коричневая бархатная бабочка? - Он повернулся к ней с выражением беспокойства на лице.
        - Вот она. - Лара наклонилась вперед и взяла эту бабочку с привычного места в шкафу. Затем она удивленно посмотрела на Джордана. - Ты куда-то идешь?
        Он взглянул на нее с раздражением.
        - Раз я сказал, что не собираюсь ужинать дома, вполне естественно будет предположить именно это, - сказал он насмешливо.
        Лара заставила себя не реагировать на эту ироничную манеру Джордана разговаривать с ней - за прошедшее после свадьбы время она уже научилась скрывать многие свои эмоции.
        - Деловая встреча?
        - Именно. - Он направился в ванную комнату и открыл шкафчик, где хранились его бритвенные принадлежности.
        Говоря это, он, вероятно, улыбнулся про себя, а может быть даже пожалел в глубине души. Как бы там ни было, Ларе стало ясно, что в этот вечер ему предстоит вовсе не деловая встреча. В какой-то момент она еще боролась с искушением удовлетвориться его ответом и не пытаться узнать правду, которая может лишь причинить ей новую боль. Однако, спасая чувство собственного достоинства, в ней проснулась вдруг прежняя непокорная Лара Шофилд, не признающая компромиссов.
        - Кто она, Джордан? - спросила Лара холодно.
        На мгновение его глаза замерли, а затем сердито взглянули на нее в зеркало. После этого он спокойно и неторопливо продолжил свое бритье.
        - Она? - удивился Джордан. - Разве я говорил, что со мной будет ужинать какая-то она?
        Лара глубоко вздохнула, стараясь сдержаться.
        - Тебе и не нужно было этого говорить. Так кто же она?
        Он пожал плечами.
        - Ты все равно не знаешь.
        После этого негромкого признания Джордана в том, что он идет на свидание с другой женщиной, Лара с трудом перевела дух, словно от сильного удара.
        - Так, значит, это не деловая встреча? - с трудом произнесла она.
        Вместо ответа Джордан вернулся в спальню, сбрасывая остальную одежду и нисколько не стесняясь своего обнаженного тела.
        - Джордан… - вырвалось вдруг у Лары, которую, помимо ее воли, притягивала его мужская красота. Она по-прежнему стремилась к нему и по-прежнему горела желанием!
        Он холодно окинул ее взглядом, не пропустив ни красивых темных волос, ни соблазнительно облегающего тело светло-серого платья, ни высокой груди под тонкой материей, ни плавной линии бедер. Затем его лицо приобрело скучающее выражение, и он надел свой черный халат.
        - А почему бы тебе самой не пойти куда-нибудь? - спросил он. - Я уверен, некоторые из твоих старых приятелей были бы рады снова встретиться с тобой.
        За все время после свадьбы они никуда не ходили вместе, да и в этот раз Джордан впервые собрался отправиться куда-то вечером.
        - Тебе легче будет завести роман, если ты будешь знать, что и я делаю то же самое? - спросила она язвительно.
        Джордан посмотрел на нее с жалостью.
        - Лара, если я захочу завести роман, я так и сделаю, - сказал он насмешливо. - Для этого мне не понадобится от тебя какое-то особое разрешение. Разве ты забыла, что во время нашего медового месяца ты обещала не быть для меня обузой? - добавил он со значением.
        После того, как ей в течение трех недель приходилось контролировать свои эмоции, Лара уже не могла больше сдерживаться.
        - «Нашего медового месяца»? - повторила она презрительно. - Ты называешь это… это недоразумение медовым месяцем?
        Его брови поднялись, и он заговорил с холодным высокомерием:
        - Если тебя не устраивает наш брак, Лара, ты знаешь, где находится дверь.
        Ее возмущение угасло так же быстро, как и вспыхнуло, а в серых глазах отразилась боль.
        - Джордан, ты знаешь, я не это имела в виду - произнесла она негромко, с мольбой в голосе. - Я лишь хотела… Что все-таки произошло? - простонала она в недоумении.
        - Я не знал, что что-то произошло, - спокойно ответил Джордан, опуская руки в карманы халата. - Ты хотела быть со мной, Лара, хотела стать моей женой. Так в чем же дело? - произнес он с холодной насмешкой. - Оказалось, что это не так весело, как ты себе представляла, да?
        - Джордан, прошу тебя…
        - Мне нужно собираться, - прервал он ее на полуслове. - Я не хочу опаздывать.
        - Опаздывать к своей любовнице, - пробормотала она сердито.
        - Ну, пока что она не любовница. - Он изобразил на лице подобие улыбки, глядя на нее прищуренными холодными глазами. - Но, надеюсь, станет ею.
        - Разумеется - кто же может устоять перед тобой? - Лара задохнулась от негодования.
        - Ну почему же - некоторым это удавалось, - заметил он задумчиво. - Хотя в твоем случае такая возможность даже не рассматривалась, не правда ли?
        Лара побледнела, а ее потемневшие от негодования серые глаза широко раскрылись.
        - Ах ты подлец! - сказала она негромко и выразительно.
        Его губы насмешливо искривились.
        - Ну вот, Лара Шофилд продолжает жить, - усмехнулся он. - А я-то сомневался.
        - Можешь больше не сомневаться, - сказала она, сдерживая свой гнев. - Я жива и здорова и мое имя теперь - Лара Синклер.
        - Ах, бедная маленькая Лара, - произнес он с манерной медлительностью, подходя к ней вплотную. - Так ты соскучилась по моим поцелуям, дорогая? - Его рука погладила ее по щеке. - Мне приласкать тебя? - произнес он выразительно, осторожно нажимая на край ее губы кончиком пальца.
        - Джордан! - Неужели это она застонала вдруг словно от боли? Это произошло в тот момент, когда она, не помня себя, потянулась к нему, готовая дотронуться до его твердой мускулистой груди. - Джордан… - Ее поднятые к нему, влажные глаза горели желанием.
        Но он лишь быстро взглянул на нее, не произнося ни единого слова, улыбнулся и опустил руку.
        - Прошу прощения, Лара. Сейчас у меня нет времени, - сказал он с насмешкой - Может, как-нибудь в другой раз.
        Ее щеки залила краска унижения.
        - Ты… Ты просто мерзавец! - взорвалась Лара. - Мне легко будет получить развод по причине жестокого обращения со мной с самого начала супружества. Добиться признания брака недействительным! - добавила она угрожающе.
        - Тогда почему ты этого не делаешь? - спросил он спокойно.
        Ее глаза расширились от удивления.
        - Я… Так вот, значит, чего ты хочешь?
        - В данном случае не имеет значения, чего я хочу. - Он пожал плечами. - Я не сомневаюсь в том, что ты поступишь так, как хочется тебе - так было всегда и, я уверен, всегда будет.
        У нее подступил комок к горлу. Сейчас ей очень хотелось хоть в какой-то мере вернуть ту близость, которая установилась между ними в тот день, когда Джордан поехал вслед за ней в поместье. Но не было ли это одной лишь физической близостью? Ведь именно такое ощущение возникло у нее, когда Джордан делал ей предложение и при этом ни разу не сказал, что любит ее. Ведь он никогда не говорил этого, а теперь уже ему не нужна была и физическая близость.
        - Джордан, зачем ты женился на мне? - спросила она, чувствуя себя совершенно измученной.
        - Как, ты уже устала быть моей женой? - сказал Джордан с холодной насмешкой.
        Но она устала не быть его женой! Что же в самом деле с ним произошло? И что произошло с ней, если она уже не может возбудить в нем желания? Что изменилось в ней с того дня, когда он признался, что должен любить ее каждую ночь и что без этого он уже не сможет жить?
        При виде ее лица, полного смятения и растерянности, Джордан криво усмехнулся, по-своему понимая ее состояние.
        - Так что же, в один прекрасный день я могу прийти вечером домой и обнаружить, что моя дорогая женушка сбежала к своему папочке?
        - Этот день может наступить уже сейчас, если ты действительно собираешься встречаться со своей любовницей!
        Его брови поднялись, а губы сложились в приятную улыбку, и он снова направился в спальную комнату.
        - Я буду встречаться, с кем я захочу и когда этого захочу. И ты можешь делать то же самое.
        - Могу найти себе любовника?! - Ее голос этот момент стал пронзительным. Джордан пожал плечами.
        - Если тебе этого хочется.
        - Ты же знаешь, что я не хочу этого, Джордан! - воскликнула она. - Ведь моим первым единственным любовником был ты. Ведь ты знаешь, что я никакая не распутница!
        Он нетерпеливо вздохнул.
        - В таком случае не вижу смысла продолжать этот разговор. Мне пора идти, Лара. Шэла не любит долго ждать.
        Он плотно закрыл за собой верь ванной комнаты, заставив ее замолчать.
        Итак, теперь она даже знает имя своей соперницы - Шэла Ньюман; в Лондоне не может быть двух женщин с таким необычным именем. Шэла Ньюман была звездой последнего театрального сезона - молодая талантливая актриса, мгновенно покорившая лондонских зрителей своим искусством.
        Несмотря на то, что Лара знала теперь, с кем встречается Джордан, она ничего не могла сделать - ни уйти от него, ни признать брак недействительным. Дело в том, что она была уже семь недель беременна, и отец ребенка - Джордан…
        - Он опять это сделал! - громко воскликнул мистер Шофилд, едва дождавшись момента, когда проводившая его миссис Найт вышла из гостиной.
        Увидев отца, Лара легко оторвалась от лежавшей перед ней книги - ей трудно было сосредоточиться, за что бы они ни бралась в последние дни. С отцом она встречалась неделю назад, после того, как он однажды позвонил ей и пригласил позавтракать с ним в ресторане. Это внесло приятное разнообразие в ее затворническую жизнь, поскольку Джордан отсутствовал теперь дома не только весь день, но и большую часть вечеров. Было очевидно, что их отношения с Шэлой Ньюман развиваются успешно, к чему он так стремился.
        Лара не сомневалась в том, что до ее отца, очень общительного человека, уже дошли слухи о любовных похождениях Джордана. Во время их встречи неделю назад он, однако, ни словом не обмолвился об этом, так же как не собирался, по-видимому, говорить на эту тему сейчас.
        - Садись, папа. - Лара поднялась. - У тебя будет плохо с сердцем, если ты не перестанешь так носиться!
        - Мне не пришлось бы «так носиться», если бы не твой непредсказуемый супруг, - проворчал мистер Шофилд, опускаясь в кресло. - Сегодня утром я звонил ему, и он сказал, что внимательно изучает выдвинутые мной на последнем собрании предложения.
        Лара глубоко вздохнула, снова усаживаясь на диван.
        - И что же он решил после этого внимательного изучения?
        - Выступить против всех моих предложений, естественно, - сказал он, нахмурившись. - Я не могу понять, что с этим человеком происходит!
        - Только потому, что он не согласился с твоим мнением? - спросила она с легкой иронией, понимая в то же время, что за всем этим скрывается нечто большее. - Это вовсе не означает, что с ним не все в порядке, папа. Я думаю, тебе нравится, что он такой независимый своих суждениях и не позволяет собой распоряжаться. Не позволяет никому, - добавила она со значением.
        - Но это и не означает, что он может разорять меня… Хотя это, конечно, не до такой степени серьезно, - поправился он, видя, как дочь побледнела.
        - Папа, скажи, - спросила она озабоченно, зная, что отец скрывает обычно серьезность ситуации, - противодействие Джордана действительно может разорить тебя?
        - Нет…
        - Скажи правду, папа, - настойчиво повторила она. - Ведь я уже не ребенок, которому нельзя говорить все как есть, - напомнила Лара, сознавая, что она действительно не будет уже никогда таким ребенком.
        - Конечно же, ты не ребенок, Лара. - Мистер Шофилд внимательно посмотрел на нее. - ты не очень хорошо выглядишь, дорогая, - сказал он, нахмурив брови и озабоченно глядя на темные круги под ее горящими серыми глазами, а нервно подрагивающие пальцы.
        - Я отлично себя чувствую, - сказала она, изображая веселую улыбку. - Просто у меня была небольшая простуда, вот и все.
        Это объяснение не очень его успокоило.
        - Тебе нужно хорошо отдохнуть. Когда у вас с Джорданом будет настоящий медовый месяц?
        Она отвела взгляд в сторону.
        - Сейчас у Джордана нет для этого времени, он очень занят.
        - Да, я знаю. - Мистер Шофилд хмуро кивнул.
        - Ну так все-таки скажи мне, - попросила она, вздыхая, - он действительно может повредить тебе своим противодействием? - Она выдержала взгляд отца и, не отрываясь, продолжала смотреть ему прямо в глаза.
        На впалых щеках мистера Шофилда появился бледный румянец.
        - В данном случае - нет, - сказал он спокойно после некоторой паузы. - Но если это будет продолжаться на всех последующих собраниях акционеров, то конечно - он может повредить моим делам, - ответил он неохотно. - И даже в большей степени, чем я сейчас могу себе представить.
        Лара провела по губам кончиком языка.
        - А он осознает это?
        - Если не осознает, то он вовсе не тот бизнесмен, за которого я его принимал! - сердито воскликнул мистер Шофилд. - Да, я считаю, он точно знает, что делает. Единственное, чего я не понимаю - зачем!
        Не понимала этого и Лара. Единственное, что уже было ясно - Джордан сознательно наказывает за что-то ее отца и ее. Ведь он знал, что своей холодностью причиняет ей боль, и был слишком хорошим бизнесменом, чтобы не понимать, какой вред он наносит делу отца своим противодействием. Если бы только она знала, почему он это делает, если бы только он захотел объяснить ей причины своего поведения!
        Она могла по пальцам одной руки пересчитать случаи, когда она видела своего мужа с глазу на глаз в последние две недели. Все свое свободное время он посвящал Шэле Ньюман, а иногда даже не ночевал дома, как было видно утром по его несмятой постели. Несколько раз у нее появлялся соблазн последовать его совету самой весело провести где-нибудь время, и она знала, что прежняя Лара, не задумываясь, именно так и поступила бы. Но теперь она носила ребенка Джордана и хотела, чтобы этот ребенок узнал своего отца. Гордость не позволяла ей рассказать о ребенке Джордану, и она надеялась, что, когда беременность станет заметной, Джордан сам, наконец, обратит на нее внимание!
        - А ты не спрашивал его об этом? - Она тоже нахмурилась.
        Мистер Шофилд кивнул.
        - Он отказывается говорить на эту тему.
        - Может быть, у него есть на это свои причины, папа…
        - Но почему он тогда отказывается поговорить со мной об этих причинах? - бросил он сердито. - Нет, я не понимаю этого человека, Лара.
        Лара и сама не понимала его, но чувствовала, го ради своего отца ей пора уже разобраться во всем самой. Да, она никогда не понимала человека, за которого вышла замуж и которого любила, - она знала лишь то, что хочет принадлежать ему. Но теперь наступил момент, когда она должна была поговорить с ним и должна была, наконец, выяснить, какой бес вселился в мужа, заставляя вредить ее отцу и ей самой.
        В этот день Джордан вернулся с работы поздно. Хотя одного взгляда на лицо было достаточно, чтобы понять его плохое расположение духа, Лара прошла вслед за ним в спальню. Обернувшись, он холодно посмотрел на нее.
        - Мне надо поговорить с тобой, - сказала она негромко.
        - Как, опять? - спросил он насмешливо. - Интересно, почему тебе не терпится поговорить со мной после каждого собрания акционеров фирмы «Шофилд хотэлз»?
        Она вспыхнула от насмешки.
        - Мой отец беспокоится…
        - А, так значит он уже был здесь? - В глазах Джордана промелькнул недобрый огонек. Лара кивнула.
        - Да. И он…
        - Прибежал к своей дочке просить совета, как бороться с ее муженьком? - бросил он резко. - Я надеюсь, ты сказала ему, что не имеешь об этом представления? - продолжал он язвительно, доставая из платяного шкафа черный смокинг.
        При виде вечернего костюма у Лары дрогнуло сердце.
        - Ты опять идешь куда-то?
        Его темно-синие глаза пренебрежительно взглянули на нее.
        - Ну и что, если даже и так?
        - С Шэлой Ньюман? Его губы чуть скривились.
        - Нет. Как и раньше, мой интерес к женщине… быстро проходит, - произнес он медленно и со значением.
        Лару передернуло - действительно, его интереса к ней хватило ненадолго.
        - Так кто же на этот раз, Джордан? - спросила она, напрашиваясь на новые мучения.
        - Ты помнишь Кэти? - спросил он с легкой усмешкой.
        - Кэти Томас? - Она замерла от удивления.
        - Ну да, - кивнул он.
        - Так ты… Ты снова встречаться с ней?! - Лара была изумлена.
        - Я ведь говорил тебе, что она все еще выглядит для меня привлекательно. - Он пожал плечами.
        Лара внезапно почувствовала слабость в ногах и опустилась в стоявшее рядом кресло.
        - Джордан, зачем ты это делаешь? - Она опустила свой невидящий взгляд на ковер под ногами. - Почему ты стараешься сделать мне больно?
        Когда она решилась, наконец, снова посмотреть на него, в ее глазах стояли слезы.
        - Зачем ты причиняешь вред моему отцу?
        - Ничего особенного я не сделал твоему отцу, - бросил он резко, с неожиданным напряжением.
        - Ты знаешь, что я имею в виду. Ты хочешь мешать ему в его собственном деле. Но ведь я не для этого отдала тебе акции фирмы!
        - Так или иначе ты их мне отдала, - произнес он сурово. - И теперь я имею право принимать такие решения, какие считаю правильными.
        - Но таким образом ты, в конце концов, можешь разорить моего отца!
        - Да! - вырвалось у него, и его лицо искривилось в жестокой гримасе.
        Широко раскрытыми глазами Лара смотрела на его яростно блестевшие глаза и побелевшую кожу вокруг рта.
        - Так вот, значит, к чему ты стремишься? - поняла вдруг она, пораженная этим. - Вот чего ты хотел все это время! - В ее голове все стало проясняться.
        - Да, - произнес он с жестоким удовлетворением.
        - Но почему? - простонала она в отчаянии. - Что плохого сделал тебе мой отец? Что сделала тебе я, - добавила она ошеломленно, - чтобы заслужить такую ненависть?
        - У меня нет никакой ненависти к тебе, Лара, - сказал он нетерпеливо. - Ты просто оказалась на моем пути.
        - Выходит, ты ненавидишь моего отца?
        - Да! - выкрикнул он. - Я ненавижу его! Ненавижу за то, что он отнял у меня. За то, чего вы оба меня лишили!
        Лара с трудом перевела дух. Она видела перед собой Джордана - человека, которого мучила жажда мести, стремление заставить отца и ее страдать. Однако она все еще не могла понять, почему он стремится к этому!
        - Мы знакомы с тобой всего несколько месяцев. Как можешь ты ненавидеть отца, если до этого он даже не знал о твоем существовании?
        Джордан тяжело дышал, яростно сжимая зубы.
        - Как раз за это я и ненавижу его, - бросил он отрывисто. - Твой отец знал о моем существовании, и ему было на это наплевать. Он получил, что хотел, и к черту все остальное!
        И все-таки она никак не могла понять его. Виски пронзила пульсирующая боль, и на потерла их кончиками подрагивающих пальцев.
        - Я не понимаю, - сказала она хмуро. - может быть, из-за отца у тебя сорвалась какая-то коммерческая сделка? - Она нахмурилась. - Но если это так, отец не желал этого. Я никогда не слышала, чтобы он совершил какой-то нечестный поступок.
        - Ах, ты не слышала! - Джордан горько усмехнулся. - Тогда, вероятно, ты знаешь своего ещё хуже, чем тебе кажется. Ведь это он причиняет мне боль сегодня и сделает еще больнее завтра, - сказал он холодно. - Это ведь мне приходилось страдать из-за него все эти годы. Ты все еще не догадалась, правда? - Он опять усмехнулся. - Ты никак не поймешь, о чем идет речь?
        Лара покачала головой.
        - Нет.
        - Нет… - На его лице появилась грустная улыбка. - Посмотри на меня, Лара, посмотри внимательно. И скажи, не находишь ли ты какого-нибудь сходства. Мой отец всегда говорил, я очень похож на мать.
        Лара наморщила лоб.
        - На твою… мать?
        - Да, - выдохнул он резко, прищурив глаза узких стальных щелок. На мою мать, Марион, - сказал он язвительно, видя ее ошеломленное лицо. - Я - сын Марион. Сын, который был у нее до того, как она встретила твоего отца, и он уговорил ее стать своей любовницей!



        Глава ВОСЬМАЯ

        Лара смотрела на Джордана с невыразимым ужасом, не понимая, что он имеет в виду. Когда отец встретил Марион, она была бездетной вдовой. Джордан совершает ужасную ошибку, он заставляет их с отцом страдать из-за какого-то недоразумения.
        Она покачала головой.
        - Но ведь у Марион не было сына…
        - Посмотри на меня, Лара, - повторил он настойчиво. - И попробуй мне после этого сказать, что я ошибаюсь.
        Она стала всматриваться в его лицо, моргая от напряжения, и еще сильнее побледнела. Волосы Джордана имели не золотой, а серебристый оттенок, его глаза были темно-синего, а не нежно-голубого цвета, черты лица - резкие и жесткие, вместо гармоничных и красивых, как у Марион. И все же Лара смогла увидеть несомненное сходство в форме лица, глаз и лба.
        - Может быть это поможет убедить тебя. - Он достал из внутреннего нагрудного кармана бумажник, вынул из него старую, ветхую свадебную фотографию и протянул ей.
        Лара взяла дрогнувшей рукой эту фотографию, взглянула на нее и замерла, пораженная. Фотография была сделана, наверное, больше тридцати лет назад, но на ней все еще можно было узнать Марион в роли невесты; в стоявшем рядом с ней женихе легко было найти основные черты внешности Джордана - твердый, выдающийся вперед подбородок, та же высокая, мускулистая фигура. Это явно был отец Джордана, и уже не оставалось сомнений в том, что стоящая рядом с ним Марион является матерью Джордана.
        Лара молчала, ошеломленно глядя на фотографию. Боже, неудивительно, что, встретив Джордана, отец так часто стал вспоминать Марион! Ведь перед ним был сын той самой женщины, которую он так любил!
        Она взглянула на Джордана с болью в глазах.
        - Мы не знали об этом, - произнесла Лара, сочувственно качая головой.
        Джордан взял у нее фотографию и с большой осторожностью положил обратно в бумажник.
        - Ты, может быть, и не знала, - заметил он, сверкая глазами, - но твой отец, конечно же, знал?
        - Нет…
        - Да! - бросил он злобно. - Я даже встретил его однажды, совершенно случайно. Моя мать изо всех сил старалась, чтобы это больше не повторилось. Вероятно, боялась, что я расскажу отцу. А твой отец, конечно же, не хотел связываться со мной, не хотел, чтобы под ногами вертелся какой-то чужой ребенок. Ему ведь нужна была только моя мать, - сказал он отрывисто. - Вот он и отобрал ее у моего отца и меня!
        - Я не верю этому! - воскликнула Лара.
        - Ах, ты не веришь! - сказал Джордан с горькой усмешкой. - Моя мать стала жить у вас, не так ли? Она стала твоей матерью. С ней ведь не было ее десятилетнего сына, не правда ли?
        Лара готова была расплакаться, ощущая горечь и отчаяние в его словах, и все же она чувствовала, что во всем этом кроется какая-то ошибка. Ее отец не мог быть настолько жестоким, чтобы заставить Марион расстаться с сыном, а такая любящая и заботливая женщина, как Марион, никогда не бросила бы своего ребенка.
        - Я не верю, что она могла бросить тебя…
        - Она оставила меня у отца! - бросил ей Джордан.
        - Ну что ж, это часто бывает при разводах…
        - Никакого развода не было.
        Лара широко раскрыла глаза от изумления.
        - Не было… развода?
        - Нет, - сказал он презрительно. - Я же сказал, что моя мать сбежала из дома, чтобы стать любовницей твоего отца, и в этом качестве она так и оставалась рядом с ним. Они никогда не состояли в браке.
        Нет, это уж было слишком, и Лара поняла, что здесь он также ошибается. В течение пятнадцати лет каждый год в марте отец и Марион праздновали годовщину своей свадьбы, и это не могло быть обманом с их стороны. Или все-таки могло? Джордан уверен, что это не было ничем иным. Но он не может не ошибаться! Возможно, она была слишком мала и не помнит их свадьбу, но ее отец и Марион всегда вели себя как муж и жена. Или они просто притворялись? Теперь уже у нее самой стали появляться подозрения!
        - Мой отец не хотел разводиться с ней, - Продолжал Джордан с горечью. - Вероятно, все еще надеялся, что она в конце концов вернется к нему.
        - Все еще надеялся? - пробормотала Лара, с раздражением отметив, что повторяет за ним как попугай?
        Яростный взгляд Джордана пронзил ее.
        - Он умер, когда мне было четырнадцать лет. Меня усыновили его сестра с мужем, от которых я смог, наконец, узнать всю правду о своей матери. Ведь до этого я считал, что она умерла, - добавил он презрительно. - Моя тетя с немалым удовольствием просветила меня на этот счет.
        Лара тяжело задумалась, понимая, что в этой жестокой игре, придуманной им для осуществления своей мести, ей досталась роль пешки, а их брак принимала всерьез лишь она сама, но ни в коем случае не Джордан.
        - Отец умер, когда мы жили в Гонконге, куда тотчас же прилетели мои тетя и дядя и привезли меня обратно в Англию. После этого они даже усыновили меня и дали мне свою фамилию, - продолжал он рассказ. - И я не возражал против этого - новая фамилия должна была служить мне прикрытием, пока я буду разыскивать человека, который соблазнил мою мать и отнял ее у мужа и сына.
        - Марион и отец любили друг друга!
        - Может быть, и любили, - его глаза холодно блеснули, - но это нисколько не оправдывает эгоизма такой любви. Я не видел своей матери с того дня, как она бросила нас, а моему отцу легче было переносить боль, считая, что жена умерла. Моя тетя все очень хорошо запомнила, - сказал он язвительно. - Она запомнила даже имя человека, с которым сбежала моя мать. Найти его оказалось несложно, - добавил он насмешливо.
        - Но зачем надо было столько времени ждать, чтобы отомстить! - воскликнула Лара в недоумении. - Ведь Марион погибла всего пять лет назад. Ты же мог увидеть ее, поговорить с ней, дать ей возможность рассказать тебе, как все это на самом деле произошло.
        - Я сам знаю, как все произошло! - вскрикнул он, с трудом сдерживая яростное возмущение. - Боль от предательства жены почти убила моего отца! Мы уехали с ним из Англии, разорвали все связи и отправились скитаться по свету в поисках неизвестно чего! - Сейчас, когда Джордан рассказывал историю первых четырнадцати лет своей жизни, Лара поняла, что ему довелось пережить гораздо больше, чем она могла себе представить. - Мы никогда не жили подолгу в одном месте и всегда стремились куда-то дальше. Мой отец начал пить - все сильнее и сильнее - и, в конце концов, это погубило его.
        - Не может быть! - ужаснулась Лара.
        - Нет, может. - Он хмуро кивнул, плотно сжав губы. - В ту ночь, когда тетя рассказала мне о Джозефе Шофилде, я решил найти его и заставить заплатить за то, что он сделал. Но я не мог рассчитывать на это, оставаясь без гроша в кармане, мне следовало иметь в своем распоряжении достаточно средств, чтобы стать достойным противником твоему отцу и отомстить ему, как он того заслуживает.
        - Но как же твоя мать, - упорно стояла на своем Лара. - Почему ты не попытался встретиться с ней и поговорить?
        - Потому что я не знал, где ее искать. - Он так злобно сверкнул на нее глазами, что она невольно содрогнулась, вспомнив ту ночь, когда он с такой жестокостью насильно овладел ею. - Когда я узнал правду, я попытался найти свою мать и даже нанял сыщиков. Единственным моим ориентиром был твой отец, и они считали, что моя мать уже много лет не живет с ним и что он женат во второй раз. До того вечера, когда я пришел в ваш дом, я и не предполагал, что этой второй «женой» может оказаться моя мать. - Его губы искривились в презрительной улыбке.
        Лара представила, какое потрясение и какую боль пришлось ему испытать в тот вечер, когда она сообщила ему, что Марион воспитала ее как свою дочь. Теперь, по крайней мере, ей стала понятна внезапная смена его настроения и проявленная к ней в тот раз жестокость. Однако она так и не могла понять его слова о том, что мать бросила своего собственного сына; она знала свою приемную мать достаточно хорошо и понимала, что это не может быть правдой. Другой такой любящей и преданной женщины, как Марион, она не встречала в жизни.
        - Меня поразило то, что их любовная связь продолжалась так долго и что они решили даже притворяться мужем и женой. Ведь это было не что иное, как притворство, - усмехнулся он.
        Лара облизала губы.
        - И какое же место во всем этом было отведено мне? - спросила она спокойно и с достоинством, хотя внутренне вся сжалась, ожидая ответа, который нанесет сокрушительный удар ее чувствам.
        Джордан окинул ее уничтожающим взглядом.
        - Для тебя там не было никакого места до тех пор, пока я не сообразил, что ты даешь в руки отличное орудие мести. - Глядя невидящими глазами на дальнюю стену комнаты, он, казалось, не слышал ее сдавленного стона. - Я знал, конечно, что у него есть дочь, - продолжал он, словно разговаривая сам с собой. - И я даже слышал о ее красоте, благодаря скандальной истории с «мужем служанки». - Его темно-синие глаза снова равнодушно взглянули на нее. - Однажды я даже сам смог оценить, насколько она красива, когда встретил ее в гольф - клубе вместе с отцом. Она была точь-в-точь такой, какой я заранее представлял себе дочь Джозефа Шофилда - избалованной девицей, ожидавшей, что каждый встреченный ею мужчина тут же окажется у ее ног. И там они, собственно, все и оказывались, - добавил он презрительно, - покоренные обманчивой красотой.
        - Все, кроме тебя, конечно, - произнесла она, с трудом шевеля губами.
        - В тот день ты не произвела на меня особого впечатления, - продолжал он с жестокой откровенностью, не замечая, казалось, как больно было ей выслушивать его холодные слова об этом памятном дне, когда она встретила любимого человека. - В общем-то я старался избегать твоего назойливого интереса. И я продолжал бы делать это и дальше, если бы ты сама так удачно не подыграла мне.
        У нее вырвался судорожный вздох.
        - Мне не очень хочется слушать все это…
        - Нет, тебе придется это выслушать! - сказал он резко. - Пришло, наконец, время.
        - Твоя месть… еще не закончена? - Лара посмотрела на него широко раскрытыми глазами.
        Губы Джордана дрогнули.
        - Скоро она будет закончена. Твой отец ничего не сможет сделать, чтобы помешать мне.
        С трудом соображая, Лара поняла, что отец действительно бессилен в этом случае и что она сама дала Джордану в руки оружие, став невольным помощником в разорении своего отца. И в разрушении собственной жизни - она понимала, что после сегодняшнего вечера ее замужеству придет конец, и именно поэтому Джордан рассказывает ей сейчас всю правду.
        - Когда я переехал в Лондон, я узнал, что твой отец больше всего ценит две вещи - свой бизнес и свою дочь, - продолжал он со всей резкостью. - Хотя, может быть, и не в таком порядке, - добавил он насмешливо. - Ведь твой отец всегда баловал тебя, давал все, чего бы ты ни захотела. И вот, после этой первой встречи стало ясно, что тебе захотелось иметь меня. Причем, очень захотелось.
        - Продолжай, - сказала она с тупым безразличием.
        - Ты воплощала в себе все то, что я презирал - избалованная, богатая девица, которой кажется невероятным, что существует мужчина, который не чувствует себя очарованным ею. К тому же ты была высокомерна, что также заслуживало наказания, - произнес он холодно. - Впрочем, и тогда я мог бы не включать тебя в свои планы, если бы не узнал, какой подарок готовит тебе отец к дню рождения.
        - Акции…
        - Именно, - бросил он резко. - Женившись на тебе, я мог получить в свое распоряжение акции - средство, чтобы прижать, наконец, твоего отца и рассчитаться за то, что ты стала дочерью моей матери.
        Лара содрогнулась, почувствовав ненависть, которую он носил в себе двадцать лет, и вдруг увидела в этом горящем жаждой мести мужчине маленького обиженного мальчика.
        - В тот вечер, когда мы с Кэти были у вас в гостях, меня буквально потрясло открытие, что моя мать бросила меня, чтобы стать матерью дочери Джозефа Шофилда. И вот я решил сделать так, чтобы Лара Шофилд опять получила то, чего ей захотелось. - Его губы искривились в усмешке. - По крайней мере, на некоторое время. Вечеринка, где ты хотела спутаться с Гари Риджуэем, чтобы досадить мне, подтолкнула меня ускорить события. К тому же требовалось дать тебе урок, - добавил он хмуро.
        - То есть изнасиловать, - сказала она с резкостью.
        Джордан пожал плечами.
        - Вовсе не обязательно таким путем. - Он невесело усмехнулся. - Лара Шофилд оказалась девственницей… Я не мог в это поверить! Всего-навсего кружила мужчинам головы!
        Здесь он был совершенно прав, и ей нечего было возразить на это.
        - Это вовсе не я распускала слухи о своей распущенности, - бросила она. - Это делали разные самовлюбленные типы вроде тебя.
        - Но, в отличие от них, я не покинул твоих объятий разочарованным, не правда ли? - спросил он, издеваясь.
        Лара вспыхнула от этого оскорбления.
        - Ты изнасиловал меня!
        - Может быть, в первый раз. - Он равнодушно кивнул. - Но не на следующий день. А потом ты и вовсе уже не могла оторваться от меня.
        Она еще больше покраснела.
        - Ты обольстил меня и заставил выйти за себя замуж, - бросила она в запальчивости.
        - А почему бы и нет? - спросил он насмешливо. - Для тебя я был просто новой игрушкой. Тебе, кстати, не надоело еще играть в эту игру?
        - Наш брак никогда не был для меня игрой. - Ее глаза слабо вспыхнули.
        - Во всяком случае он не принес особой радости, - признался он хмуро. - Ты оказалась намного более доверчивой, чем я предполагал. Я думал, что мне месяцами придется изображать из себя внимательного супруга, прежде чем ты согласишься отдать мне акции, а ты сделала это сразу же, без малейшей просьбы с моей стороны. Я едва мог поверить в такую удачу, когда ты сообщила мне в тот вечер о своем решении. - На его лице появилась холодная улыбка.
        - Но ведь я любила тебя! - воскликнула она. - Я хотела отдать тебе все!
        Он бросил на нее уничтожающий взгляд.
        - Мне не нужно было это все - и особенно жена. Отдав мне акции в качестве свадебного подарка, ты избавила меня от необходимости притворяться любящим мужем. Ты не можешь себе даже представить, как я был рад, - добавил он ехидно.
        Ее дыхание стало неровным, и теперь она изо всех сил старалась сдержать слезы, готовые уже хлынуть из глаз. Для него это было жестокой местью, а сама она - не более чем средство для осуществления этой мести. Но что же будет с ребенком, который должен появиться на свет после того, как встретились ее любовь и его ненависть? Нет, теперь она ни за что не расскажет ему о ребенке.
        - Отчего же, могу представить, - сказала она негромко, невольно кладя руку на свою чуть располневшую талию. Джордан, может быть, и не любит ее, но она все равно всей душой будет любить его ребенка.
        - Я не сомневаюсь, - усмехнулся он. - В последние пять недель жить с тобой было адски трудно.
        Лара сильно побледнела.
        - Но теперь-то все кончено, не правда ли? - спросила она, с трудом сознавая смысл своего вопроса.
        - Да!
        - И как далеко ты собираешься зайти в своей мести моему отцу?
        - До самого конца - сковать его бизнес в такой степени, что он и пальцем не сможет пошевелить без моего разрешения!
        Она с трудом перевела дух.
        - Я думаю, тебе, прежде всего следует поговорить с ним. Я уверена, что должно быть какое-то логическое объяснение, почему Марион так поступила…
        - Не может быть ничего логического в том, что мать бросает своего ребенка, - перебил ее Джордан с яростью.
        Лара знала это сама - ведь, несмотря на то, что Джордан ненавидел ее сейчас и никогда раньше не любил, она все равно, больше всего на свете, хотела сберечь его ребенка.
        - Я никогда не поверю, что Марион поступила так, как ты говоришь. - Она покачала головой. - Не поверю.
        - А я и не прошу, чтобы ты верила! Ведь мне самому пришлось пережить все это, Лара. Я точно знаю, как все произошло. - Его глаза угрожающе вспыхнули.
        Лара без робости встретила его взгляд, зная, что он уже не сможет сделать ей больнее.
        - Но почему ты не хочешь встретиться с моим отцом и спросить его…
        - Я не доставлю ему этого удовольствия!
        - Бедный Джордан. - Лара грустно покачала головой, глядя на него с состраданием. - Ведь это говорит твоя гордость. На самом деле ты боишься того, что можешь ошибаться в отношении прошлого, и что может существовать разумное объяснение того, что когда-то произошло.
        - Такие люди, как твой отец, всегда сумеют найти разумное объяснение чему угодно, - усмехнулся он. - Если бы не это, моя мать никогда бы не ушла к нему от своей семьи.
        Наконец, Лара не могла уже больше сдерживать слезы, и они медленно покатились одна за другой по щекам. Из всего того, что рассказал Джордан, она смогла понять, что он очень любил свою мать и был потрясен ее, как он считал,
        предательством. Она отчетливо представляла себе недоумение десятилетнего мальчика, от которого, по его мнению, отказалась мама. Ей нетрудно было представить его боль, которая со временем переросла в ненависть, копившуюся и кипевшую в нем годами, чтобы, наконец, заставить его искать способ отомстить человеку, побудившему, как он думал, поступить подобным образом его мать. Лара могла даже понять его холодную ярость в тот момент, когда он узнал, что его мать любила и растила ребенка этого самого человека. Сейчас ей было непонятно лишь упорное нежелание Джордана встретиться и поговорить с ее отцом. Объяснить это можно было только одним - он настолько привык за эти долгие годы к своей ненависти, что уже не мог теперь обойтись без нее!
        - Что ты теряешь от того, что поговоришь с моим отцом, Джордан? - попыталась она уговорить его. - Ты ведь сам сказал, что он не сможет теперь помешать тебе - так что же ты потеряешь от разговора с ним?
        - Я не собираюсь обсуждать с тобой свои планы, Лара, - бросил он высокомерно. - Я сообщил тебе правду лишь потому, что устал играть роль твоего мужа. - Он взглянул на свои наручные часы. - Я уже опоздал на свидание с Кэти, - сказал он, посмотрев на нее. - Как я понимаю, к моему возвращению тебя уже здесь не будет?
        Лара перевела взгляд на свои плотно стиснутые руки, словно не замечая того, что ногти одной почти до крови вонзились в мякоть другой, и не чувствуя боли.
        - Да, не будет, - сказала она чуть севшим голосом, понимая, что оставаться здесь она больше не может.
        Джордан кивнул, слово именно такого ответа и ожидал.
        - Куда ты пойдешь? Вернешься к отцу?
        - Это имеет какое-нибудь значение?
        - Нет, - ответил он с полным безразличием.
        Лара повернулась и молча вышла из комнаты. Она чувствовала, что уже достаточно испытала боли и что больше ей просто не вынести. И что бы ни думал о ней Джордан, она не собирается «бежать домой к папочке»! Она чувствовала себя взрослой, знала, что скоро ей предстоит стать матерью, и поэтому решать свои собственные проблемы она должна сама. Впрочем, она хотела позвонить отцу, поскольку чувствовала, что он должен получить возможность, в которой до сих пор ему было отказано - объясниться с Джорданом. Однако ей не хотелось присутствовать при их встрече. Теперь, когда ей нужно было заботиться о благополучии будущего ребенка, она хорошо понимала, сколь неприятной может быть ситуация столкновения между двумя близкими ей мужчинами.
        То, что она только что узнала, не изменило ее отношения к Джордану - что бы ни побудило его жениться на ней, ее чувства к нему остались прежними. С этим горьким обстоятельством приходилось считаться, и она лишь то и дело возвращалась к мысли о том, как совершенно по-иному могли бы сложиться их отношения с Джорданом, если бы девятнадцать лет назад его не разлучили с матерью. Оставался бы он для нее в этом случае просто сводным братом Джорданом или она все равно любила бы его, как только может женщина любить мужчину? Ей казалось, что она полюбила бы его при любых обстоятельствах, и, кто знает, эта любовь могла бы даже быть взаимной.
        Когда через какое-то время, показавшееся ей бесконечно долгим, Джордан вышел, наконец, в гостиную, он выглядел до чрезвычайности привлекательным и столь же неприступным - все такие же холодные глаза и крепко сжатые в узкую щель губы. Его спортивную фигуру безупречно облегал темный вечерний костюм с белоснежной рубашкой. В этот самый момент Лара с невольной горечью подумала, что сокрушительную силу его очарования предстоит в этот вечер узнать другой женщине.
        Она встала ему навстречу с холодной уверенностью и огромным чувством собственного достоинства, одетая в черное шелковое платье, с длинными поблескивающими волосами и чуть заметной на лице косметикой.
        - Ну что же, до свидания, Джордан. - Она протянула руку для прощального пожатия, видя, какое сильное впечатление произвел на него этот жест и как подозрительно прищурились его глаза. - Все в порядке. - Легкий непринужденный смех стоил ей огромных усилий. - Я не из тех женщин, которые впадают в истерику, - сказала она с холодной усмешкой.
        Он взял ее руку и почти сразу же отпустил.
        - С тобой все будет… в порядке?
        Она холодно кивнула в ответ.
        - Это как раз то, чего ты обо мне не знаешь, Джордан, - я очень жизнестойкая. - Она снова непринужденно рассмеялась. - Как видишь, у меня есть все же некоторые положительные качества - я жизнестойкая и не истеричная. Кто знает, может быть, через год я даже перестану быть богатой, избалованной девчонкой. Хотя, если ты преуспеешь в своей мести, я, конечно же, не буду богатой, - добавила она твердо.
        В глазах Джордана что-то мгновенно вспыхнуло и погасло.
        - Ведь ты по-прежнему моя жена, Лара, и я постараюсь, чтобы тебе не приходилось больше страдать.
        - Зачем же все портить, Джордан, - сказала она насмешливо, пораженная тем, как замечательно удается ей эта роль. Ведь недаром Джордан полностью поверил ее напускному безразличию ко всему. - Ты же хотел, чтобы мы с отцом оказались в твоей власти. Так пусть события развиваются своим естественным путем - и ты обязательно добьешься осуществления своего замысла.
        - Лара…
        - Не слишком ли долго ты заставляешь Кэти ждать? - усмехнулась она. - Уверяю тебя, она не из тех, кто легко прощает непунктуальных мужчин!
        - Ради Бога, Лара…
        - Я перевезу сегодня все свои вещи, - продолжала она четким голосом, - поэтому немного погодя ты вполне можешь привести Кэти сюда, если захочешь.
        Его лицо сохраняло суровое выражение, а глаза напоминали голубые льдинки.
        - Ты действительно по-настоящему любила меня? - спросил он вдруг. - Я не уверена, - ответила Лара с задумчивым видом. - Возможно, вначале, - добавила она холодно. - Но, как и ты, я устала от этого…
        - Ах ты дрянь! - вырвалось у него, а затем он повернулся и, сильно хлопнув дверью, вышел из комнаты. Через несколько секунд хлопнула входная дверь. Лара поняла - Джордан ушел из ее жизни.
        После этого она позволила себе расслабить мышцы и без сил опустилась в кресло. Ну что же, пусть даже это единственное, что у нее осталось, но она сохранила чувство собственного достоинства, и оно еще очень пригодится ей в жизни!
        В поместье Лара впервые за долгое время успокоилась - необычное поведение Джордана получило, наконец, объяснение. И хотя нельзя сказать, что оно ей понравилось, ее, по крайней мере, утешало теперь то обстоятельство, что причиной холодности Джордана была не она сама, а то, что она оказалась дочерью Джозефа Шофилда, и ей все равно пришлось бы пострадать, даже если бы она не полюбила его и не вышла за него замуж.
        Мистер Шофилд с удивлением узнал, что Лара находится в поместье, когда она позвонила ему утром, и никак не мог понять, почему она советует ему встретиться с Джорданом и обсудить разные серьезные проблемы. В сложившейся ситуации можно было понять недоумение мистера Шофилда, которому Лара не стала ничего объяснять, поскольку сказать ему все это должен был сам Джордан. Сейчас, даже без пояснений отца, Лара знала, что Джордан заблуждается, что отец и Марион не могли поступить столь бессердечным образом по отношению к невинному ребенку. Происшедшее должно было иметь иное объяснение, и Лара надеялась, что отец расскажет правду и сможет переубедить Джордана - ради его же пользы.
        Она чувствовала, что ей еще долго придется привыкать к мысли, что она не выходила по-настоящему замуж - в особенности, когда появится на свет ребенок Джордана. Лара была уверена, что Джордан не станет претендовать на ребенка и, может быть, даже согласится с тем, что это будет совершенно справедливым.
        Когда ближе к вечеру приехал отец, Лара нисколько не удивилась, поскольку знала, что он захочет поговорить с ней после своего нелегкого разговора с Джорданом. Она надеялась, что теперь все, наконец, разъяснится.
        Отец выглядел очень и очень усталым, и Лара, не спрашивая ни о чем, налила ему стакан виски, который он тотчас же залпом выпил.
        - Еще? - спросила она негромко.
        - Да, спасибо. - Он протянул пустой стакан. Лара прикусила губу, наливая ему новую порцию виски. Было очевидно, что разговора с Джорданом у него не получилось, иначе он не был бы сейчас в таком состоянии,
        - Ты разговаривал с Джорданом? - мягко спросила она.
        - Да, - ответил он хмуро. - Если это можно так назвать.
        Ее глаза широко раскрылись.
        - И он сказал тебе все?
        - Да, он сказал мне…
        - Тогда почему…
        - Он сказал мне, что вы собираетесь разводиться. - Глаза мистера Шофилда сердито вспыхнули. - Так что все-таки между вами произошло? - нетерпеливо спросил он у дочери.



        Глава ДЕВЯТАЯ

        Лара ничего не могла ответить на это. Она вновь почувствовала себя потрясенной известием. Значит, Джордан прямо ставит вопрос о разводе! В этот момент пропала вся ее самодисциплина, все ее спокойное отношение к расторжению их брака. Развод! Это слово звучало у нее в ушах так же холодно и бесповоротно, как церковный погребальный колокол.
        - Лара… - Мистер Шофилд нахмурился, видя, как лицо дочери внезапно побледнело. Она облизала сухие губы.
        - И это все, что он тебе сообщил?
        - Разве этого недостаточно?
        Она устало вздохнула.
        - А он ничего не сказал тебе о причине? - Она с волнением посмотрела на него.
        Мистер Шофилд почувствовал раздражение.
        - Ну, Джордан пробормотал что-то относительно вашей несовместимости, - ответил он презрительно. - Вот только не пойму, как можно делать такой вывод всего лишь через пять недель после свадьбы!
        Лара едва не вздрогнула.
        - Мы знаем, как.
        - Лара…
        - Она с трудом выдержала его взгляд.
        - Мы знаем, папа.
        Мистер Шофилд беспокойно заходил по комнате.
        - В каждом браке с самого начала появляются свои проблемы, - сказал он резко. - Хотя, может быть, и не всегда так быстро, - добавил он. - Дорогая, даже самые лучшие супружеские пары сталкиваются с реальностью - ведь нельзя же вечно находиться в сексуально-романтическом тумане.
        Ее губы дрогнули.
        - Разве слова «сексуальный» и «романтический» не находятся между собой в противоречии?
        Мистер Шофилд сердито нахмурил брови.
        - Ты хорошо знаешь, что я имею в виду, Лара, - бросил он в ответ, - и не надо играть словами!
        Лара вздохнула и села, с облегчением видя, что отец последовал ее примеру и больше уже не возвышается над ней с назидательным видом.
        - Наш брак уже не существует, папа, и его вообще не должно было быть.
        - Ты больше не любишь Джордана, так? - Он пристально посмотрел на нее.
        - Дело не в этом…
        - Ты любишь его, Лара?
        Она вспыхнула от его настойчивости.
        - Да, я люблю его. Но это не имеет значения, - добавила она, видя, что он собирается продолжать. - Потому что Джордан не любит меня и никогда не любил. И прежде чем ты спросишь, почему он женился на мне, ты должен кое-кто узнать. - Она покачала головой. - Конечно, не мне следовало бы говорить тебе об этом, и я полагала, что это с удовольствием сделает Джордан, - сказала она с горькой улыбкой. - Потому что таким образом он смог бы насладиться своей местью.
        Мистер Шофилд выпрямился в кресле и настороженно посмотрел на нее.
        - Своей местью? - повторил он негромко. - Это имеет какое-то отношение к тому, как он вел себя на собрании акционеров фирмы? - спросил он, нахмурившись.
        Лара спокойно посмотрела на него.
        - Это имеет отношение ко всему, папа. Те ощущения, которые ты испытывал в последнее время, и чувство, будто Марион находится где-то рядом, - все это не было игрой воображения. - Лара видела, как ее отец весь напрягся и каким учащенным стало вдруг его дыхание. - Папа, - она подошла, села на ковер возле его ног и взяла его руки в свои, - Джордан - сын Марион.
        Мистер Шофилд судорожно выдохнул воздух, его лицо побелело, а глаза широко раскрылись в изумлении.
        Лара рассказала о стремлении Джордана отомстить за развал своей семьи богачу, который не думает ни о ком и ни о чем, а только лишь о своих собственных интересах.
        - Боже! - Дыхание мистера Шофилда оставалось прерывистым. - О Боже! - простонал он словно от непереносимой боли.
        - Все хорошо, папа, - стала успокаивать отца Лара, обеспокоенная тем, что кожа вокруг его рта приобрела сероватый оттенок. - Все хорошо.
        - Но ведь… Все ведь было не так, - пробормотал он, еще находясь в состоянии потрясения и не вполне понимая, что она ему говорила.
        Лара посмотрела на него доверчивыми глазами.
        - Я знаю, и никогда в этом не сомневалась. Его пальцы судорожно сжали ее ладони, и, когда она вскрикнула от боли, он тут же разжал - их с виноватой улыбкой.
        - Джордан - сын Марион… - сказал он, словно себе самому. - После всех этих лет! Боже, в это трудно поверить. - Он покачал головой.
        - Зато Джордану все тут ясно, - сказала она с горечью. - Он уверен, что точно знает, кого следует во всем винить.
        Мистер Шофилд встал, чувствуя потребность двигаться.
        - Мы с Марион любили друг друга, всегда.
        - Джордану было десять лет, и вряд ли он мог понимать это. Тем более, что потом он оставался со своим отцом.
        ' Серые глаза мистера Шофилда, так похожие на глаза дочери, вспыхнули от негодования.
        - Все это было не так! - повторил он резко. Лара сидела на ковре, сочувственно глядя на отца и понимая его состояние растерянности.
        - Мне бы хотелось узнать, как все-таки это произошло, - сказала она негромко. - Если, конечно, ты не возражаешь.
        Сунув руки в карманы брюк, мистер Шофилд стоял посреди комнаты, поигрывая мышцами груди и плеч и натягивая рубашку. За последние несколько минут он, казалось, постарел и сейчас, когда он заново переживал события далеких лет, возле его носа и рта заметнее обозначились морщины.
        - В первый же раз, когда я увидел Марион, я… Имей в виду, Лара, это вовсе не означает неуважения к памяти твоей матери, - сказал он мягко, - ведь я был к ней очень привязан. Однако в первый же раз, увидев Марион, я понял, что это та самая женщина, которую я искал всю жизнь. Я почувствовал, словно внезапно нашел другую свою половину.
        Лара всегда это знала, всегда ощущала, что отец и Марион составляют идеальную супружескую пару.
        - То же самое думала и она. - Он улыбнулся своим воспоминаниям, чувствуя, как проясняется его голова. - Я уже больше года был вдовцом, когда однажды пришел к тете Марджори, - сказал он, имея в виду свою сестру, - и встретил у нее Марион. Я вовремя не сообразил, что в этот день у нее дома должно состояться одно из заседаний этого ее дурацкого комитета, - заметил он сердито, и Лара невольно улыбнулась - она знала, что тетя является членом множества различных организаций и благотворительных обществ и до сих пор проявляет большую активность на всех проводимых ими собраниях. - Она настояла на том, чтобы я остался, а затем подвез до дома одну из присутствовавших там леди. - Мистер Шофилд вздохнул. - С твоей тетей Марджори еще тогда было очень трудно спорить.
        Больше всего ее тетя любила организовывать людей для выполнения тех дел, которые она считала полезными. В прошлом месяце Ларе пришлось потратить немало усилий, чтобы тактично удержать тетю от участия в подготовке свадьбы. Боже, неужели это было лишь в прошлом месяце? Когда она осознала это, улыбка моментально исчезла с ее лица.
        - Но единственный раз в жизни твоя тетя оказала мне большую услугу, - продолжал мистер Шофилд свой рассказ сосредоточенно, - Марион Саундерс оказалась самой очаровательной женщиной, которую я когда-либо встречал. Мне кажется, я влюбился в нее в тот самый момент, когда она застенчиво взглянула на меня своими прекрасными голубыми глазами. Еще до того, как мы доехали до ее дома, я понял, что серьезно влюблен в нее. Она пригласила меня войти, чтобы выпить чашку чая, - и я, естественно, согласился. Я испытал настоящее потрясение, когда минут десять спустя в дом с шумом вбежал мальчик лет девяти.
        - Она не сказала тебе, что она замужем? - спросила Лара, нахмурившись.
        Мистер Шофилд вздохнул.
        - Я и сам мог бы понять это по всем имевшимся признакам - обручальное кольцо на пальце, стоявшие на низком столике в гостиной фотографии; на одной из них был тот самый мальчик, что так внезапно появился, а на другой - жених и невеста в день свадьбы.
        - У Джордана есть такая фотография, - напомнила ему Лара.
        Мистер Шофилд пристально взглянул на нее.
        - Он тебе ее показывал?
        - Да.
        - Лара…
        - Папа, пожалуйста, рассказывай дальше, - сказала она с неуверенной улыбкой. - Мы еще успеем поговорить обо мне. Сейчас я хочу узнать правду, - добавила она настойчиво, поскольку все еще чувствовала его колебания. Он кивнул в знак согласия.
        - Хорошо, но я надеюсь, что ты так же будешь откровенна со мной.
        - Не беспокойся, - ответила Лара негромко. - Мне тоже нечего от тебя скрывать.
        Мистер Шофилд снова испытующе взглянул на дочь, а затем пожал плечами, словно в знак согласия.
        - Появление сына Марион буквально сразило меня, и я поторопился попрощаться с ней, - произнес он мрачно. - Когда я вернулся к Марджори, она в свойственной ей манере стала допытываться, что я думаю о Марион. Я, конечно, не сказал всей правды, но иногда Марджори бывает удивительно проницательной, - сказал мистер Шофилд с иронией, поскольку давно уже привык рассчитывать не на тонкое понимание со стороны сестры, а на ее диктаторские манеры. - И вот Марджори рассказала мне кое-что о Марион - о том, как она забеременела, будучи незамужней, как родители настояли на том, чтобы она вышла замуж за Джека Саундерса. Дело в том, что отношение к незамужним женщинам с детьми было в те времена гораздо менее либеральным, чем сегодня, - добавил он сухо. - Таким образом, в девятнадцать лет она вышла замуж за Саундерса, а в двадцать уже стала матерью. И с этого момента ее жизнь превратилась в ад - муж постоянно попрекал ее замужеством, его частенько не было дома по вечерам, а иногда и по ночам. Все, что рассказывала Марджори, я слушал молча, притворяясь, что мне это вовсе не интересно, - вспоминал он хмуро. - В
общем, если я и нашел свою избранницу, то все равно слишком поздно - она уже была женой другого человека. Однако перед следующим заседанием этого же комитета Марджори позвонила мне, и, несмотря на данное самому себе обещание, я заехал к ней, чтобы снова отвезти Марион домой.
        - Я и не предполагала, что тетя Марджори - такая романтическая натура, - усмехнулась Лара, опускаясь в кресло.
        Мистер Шофилд улыбнулся.
        - Да дело тут вовсе не в романтической натуре, просто ей нравится распоряжаться людьми, И вот она, с присущей ей мудростью, решила, что Марион не повезло в жизни и что она заслуживает большего. И, Бог свидетель, я хотел дать ей это большее, - добавил он дрогнувшим голосом. - Особенно после того, как я увидел ее мужа.
        - Так ты… встречался… с ним? - Лара была поражена.
        - Да, - ответил мистер Шофилд со вздохом. - В этот второй раз, когда я подвозил Марион, он оказался дома. Он был пьян, вовсю ругался и обращался с Марион так, словно она не жена, а служанка. Мне пришлось уйти, чтобы не ударить его. На следующей неделе Марджори не пришлось звонить мне - я сам горел желанием отвезти Марион домой. И так продолжалось на протяжении следующих шести месяцев. Много лет спустя Марион призналась мне, что у нее с самого начала было ко мне такое же чувство, что каждую неделю она обещала себе отказаться от моих услуг, но каждый раз уступала. И, тем не менее, она была замужней женщиной, дала клятву супружеской верности другому человеку, и мы должны были считаться с этим. Но однажды ночью муж Марион пришел домой с очередной попойки и принялся вымещать на ней свое дурное настроение, обвиняя ее в том, что она обманом выскочила за него замуж и родила ему ребенка, которого он не хотел. - Глаза мистера Шофилда сердито вспыхнули, а взгляд стал суровым. - На следующий день Марион не было на заседании, и, когда я приехал к ней домой, я понял, почему… - Его голос прервался, дыхание
участилось, а руки сами сжались в кулаки. - Надеюсь, мне никогда больше не доведется увидеть женщину в таком состоянии, - заметил он с горечью. - Я стал умолять Марион уйти от него, сказал, что я люблю ее и буду заботиться о ней и сыне.
        - Я ничего этого не знала, - сказала Лара изумленно. - Марион всегда казалась мне такой спокойной и безмятежной.
        - Она не хотела, чтобы ты знала, - пояснил он мягко. - Ведь она любила тебя, и ей не хотелось, чтобы ты знала, какой ужасной была ее жизнь до того, как она пришла в нашу семью.
        - И в этот день она ушла от мужа?
        - Нет. - Мистер Шофилд сжал губы. - Ее муж сказал, что сожалеет о случившемся и что это больше не повторится. Марион была не из тех, кто легко нарушает данную клятву, и, несмотря на свои чувства ко мне, в которых она призналась как-то в тяжелый момент, она не хотела бросать мужа, понимая, что сыну нужен отец. Затем все повторилось, и на этот раз Марион - вся в синяках - прибежала ко мне, как только Джек ушел на работу. Я снова стал убеждать ее уйти от мужа, сказал, что это будет происходить снова и снова. Наконец она согласилась со мной, и мы вместе отправились в школу, чтобы забрать Джордана и рассказать ему всю правду. Но его там уже не было, - заметил он с грустью в голосе. - Как сказал директор, в это утро в школу заходил отец Джордана и, сославшись на кризис в семье, увел с собой мальчика. - Мистер Шофилд посмотрел на дочь, и Лара увидела в его глазах боль. - Марион никогда больше не видела Джордана, отправив его в тот день, как обычно, утром в школу.
        У Лары встал комок в горле.
        - Никогда?!
        Мистер Шофилд покачал головой.
        - Мы обращались в полицию, я нанял частных детективов для розыска. Им удалось выяснить, что отец и сын в тот же день покинули страну и направились в Южную Америку. Когда полиция прекратила поиски, их продолжали искать нанятые мной детективы. В течение двух лет…
        - Двух лет?
        - Да, - вздохнул он. - После этого их след потерялся, и нам пришлось признать поражение. Все ниточки вели нас в тупик, или мы узнавали, что они только что куда-то уехали.
        - Джордан говорил мне, что в детстве ему много приходилось ездить по свету.
        - Не то слово, - отметил он хмуро. - Они никогда не задерживались в одном месте больше, чем на несколько недель.
        - Но зачем он увез Джордана с собой, если тот ему, в сущности, не был нужен?
        Мистер Шофилд пожал плечами.
        - Возможно, это был какой-то дикий способ наказать Марион за то, что ему пришлось жениться и столько лет прожить с ней в браке. Впрочем, я не знаю точно, какие у него были мотивы - может быть, он действительно любил своего сына. Но ведь и Марион любила Джордана, и то, что она ничего не знала о его судьбе, едва не погубило ее.
        В этот момент Лара подумала о растущем внутри нее ребенке, о том, что его тоже могут когда-нибудь похитить у нее, и ей стало понятнее, какую душевную муку пришлось испытать Марион.
        - Мы очень любили друг друга, - медленно продолжал ее отец. - Но я думаю, что именно благодаря тебе Марион смогла сохранить рассудок. - На его губах появилась чуть заметная улыбка. - Ты сразу же очень привязалась к ней и уже через пару дней называла мамой. Я хотел, чтобы у нас были еще дети, - припомнил он вдруг. - Но она всегда отказывалась. И еще она не хотела, чтобы ты знала о том, что у нее когда-то был ребенок, которого она потом потеряла. Я думаю, она боялась, что ты будешь меньше ее любить из-за этого.
        - Ни в коем случае! - Лара резко покачала головой. - Джордан говорил… Он говорил, что вы с Марион не могли пожениться, поскольку она не была разведена с его отцом.
        Губы мистера Шофилда искривились.
        - Неправда. Хотя мы, конечно, так и не нашли его. - Он вздохнул, видя, как глаза Лары удивленно раскрылись. - У него была сестра, которая, как мы предполагали, знала о его местонахождении, хотя и упорно отрицала это. Необходимые для оформления развода документы мы послали по ее адресу и через некоторое время, каким-то чудесным образом, получили их вдруг обратно оформленными и заверенными у нотариуса. Разумеется, мы тут же проверили указанный адрес, но оказалось, что они в очередной раз переехали, и нотариус утверждал, что не имеет представления - куда именно.
        - Когда его отец умер, Джордану было четырнадцать лет, и он говорит, что в то время они находились в Гонконге.
        - Через два года после того, как ее муж согласился на развод, показывая всем своим поведением, что он не намерен когда-либо возвращать Джордана, я постарался убедить Марион прекратить поиски. Ведь это напряжение постепенно разрушало ее здоровье, и я думаю, что ее мучения доставляли Джеку Саундерсу удовольствие.
        - Но каким образом он мог знать…
        - Таким же, каким он получил документы для развода! - мрачно пояснил мистер Шо-филд. - Каждую неделю Марион отправляла по адресу его сестры письма для Джека, в которых она умоляла его вернуть Джордана. Первое отправленное ею письмо вернулось распечатанным, а все остальные с убийственной периодичностью возвращались потом непрочитанными. Таким же образом возвращались и посылаемые ею подарки к рождеству и ко всем дням рождения Джордана. Сестра Джека явно выполняла инструкции своего брата. В течение многих лет я видел, как возвращались письма, которые Марион отправляла каждую неделю, и как все это медленно убивало ее. После того, как мы получили документы для развода, она ходила даже к сестре бывшего мужа, чтобы поговорить с ней. Когда я увидел Марион после этого визита - измученную и подавленную, - я настоял на том, чтобы прекратить поиски и примириться с тем, что Джордан потерян для нее навсегда. Ей не просто было это сделать, но, в конце концов, я думаю, она согласилась со мной. Тем не менее, она продолжала посылать Джордану подарки к рождеству и к дням рождения, и тут уж я ничего не мог поделать.
Кроме того, что Джек Саундерс жестоко и даже по - варварски поступил с Марион, он своей ложью и хитрыми уловками - совершенно исковеркал жизнь сыну, все чувства которого заменило теперь стремление к мести.
        - Бедный Джордан, - произнесла Лара, испытывая к нему глубокое сострадание. - Ведь он ничего не знает об этих письмах и подарках. Он до сих пор убежден, что Марион совершенно сознательно отказалась от него, предпочтя ему и его отцу твое богатство.
        - Но ведь сестра его отца знала обо всем и могла бы рассказать ему… Боже, - он даже застонал от досады, - ведь все это время у меня в руках были данные, позволявшие установить личность Джордана, а я и не подозревал об этом! Ведь я… собирал о нем сведения, Лара, - признался он со смущением. - После случая с Рексом Мейнардом я…
        - Да-да, я знаю, - нетерпеливо сказала Лара.
        - Ты знаешь?! - Мистер Шофилд был поражен этим обстоятельством.
        На ее губах появилась насмешливая улыбка.
        - Знаю. Расскажи мне о твоих сведениях, которые могли бы помочь узнать, кто такой Джордан, - попросила она торопливо.
        Мистер Шофилд вздохнул, продолжая сетовать на свою несообразительность.
        - Начнем с того, что он был усыновлен. Имена его приемных родителей - Джоанна и Артур Синклер - должны были насторожить меня. И усыновили они его… двадцать лет назад, а я не смог связать между собой эти факты. Ведь прошло уже столько времени с тех пор.
        - Джоанна Синклер и есть та тетя Джордана, которая отсылала обратно все письма и подарки?
        - У Джека была только одна сестра, - сказал он хмуро. - Злопамятная женщина, считавшая, что ее брат никому не может причинить зла. Если бы она видела, что он сделал тогда с Марион…
        - В семьях всегда так бывает, папа, - сказала Лара, стараясь успокоить его. - Все члены семьи защищают друг друга. Однако, если твои сведения верны, она продолжала обманывать Джордана и после смерти отца. Она, например, говорила ему, что Марион все еще жива, но скрыла от него, что мать продолжала писать ему письма и отправлять подарки. Боже мой, да она внушила Джордану, что вы с Марион давно уже расстались и живете отдельно друг от друга, хотя видела по обратному адресу на конвертах и пакетах, что это неправда! Как же она могла быть такой жестокой! - с горечью произнесла Лара.
        - Кто знает, - заметил мистер Шофилд с отвращением. - Может быть, она на самом деле верила россказням своего брата, потому что не хотела знать правду и была уверена в том, что Марион заслуживает наказания.
        - Но заставлять вместе с ней страдать и Джордана!
        - Да, - вздохнул он, - Джордан явно был не в восторге от жизни у них, иначе бы он не убегал так часто из дома. Надо сказать ему, наконец, всю правду…
        - Но он не поверит тебе, - сказала Лара с грустной уверенностью.
        - Ему придется поверить, - настойчиво произнес мистер Шофилд. - Ради себя самого и ради памяти своей матери.
        - Папа, Джордан не поверит тебе, - повторила она категорично. - Он считает, что ты достаточно умен и легко сможешь придумать правдоподобное объяснение своим, как он считает, эгоистичным поступкам.
        - Ну, тут он ошибается, - сказал мистер Шофилд с печальной улыбкой. - Хотя я любил Марион, и моя жизнь была бы без нее лишена смысла, мы оба уважали ее клятву супружеской верности; вероятно, мы так и оставались бы просто друзьями, если бы Джек Саундерс не стал обращаться с ней с такой жестокостью. Ни один мужчина не имеет морального права подвергать женщину такому необузданному насилию.
        Лара вспомнила о том, что ей пришлось пережить в ту ночь в квартире Джордана, но теперь это не казалось ей необузданным насилием. Сейчас, оглядываясь назад, она понимала, что Джордан прекрасно сознавал, что он делает - ведь только таким путем он мог заставить себя вступить с ней в интимную близость. Проявленная им на следующий день нежность объяснялась необходимостью обольстить ее. В отличие от своего отца, Джордан прекрасно умел контролировать агрессивные эмоции и нежные чувства.
        - Кроме того, - продолжал мистер Шофилд, - вряд ли он сможет опровергнуть доказательства…
        - Какие доказательства? - Лара была озадачена. - Поверь мне, Джордан не поверит ни одному слову из того, что ты сейчас рассказал. Он вообще не верит ни тебе, ни мне, - добавила она с горечью.
        Мистер Шофилд прерывисто вздохнул.
        - И для этого надо было жениться на тебе?
        - Да.
        - Боже мой! - произнес он дрогнувшим голосом.
        - Видишь ли, ему понадобились акции твоей фирмы, - сказала она с уверенностью. - Они были нужны ему, чтобы наказать тебя так, как ты, по его мнению, заслуживаешь.
        - Вот ведь дурак! - сказал мистер Шофилд резко. - Да его убить мало за то, что он сделал с тобой!
        - Со мной? - удивилась Лара. - Ведь с помощью этих акций он собирается нанести удар тебе.
        - Уже нет.
        - Нет? - еще больше удивилась она. Мистер Шофилд покачал головой.
        - Сегодня утром Джордан вернул мне эти акции. Причем, все совершенно законно, - добавил он, видя ее изумление.
        - Но как же… Я не понимаю, - произнесла она ошеломленно. - Ведь Джордан говорил, что он собирается контролировать тебя и будет получать от этого удовольствие.
        - Может быть и так. - Он кивнул. - Но наш юрист подтвердил, что все бумаги в порядке. Возможно, Джордан сообразил, что может сильнее повредить мне плохим к тебе отношением.
        - Ну как же так, папа! - Она закрыла лицо руками.
        Мистер Шофилд тяжело вздохнул.
        - И в этом он, конечно, прав. - Он присел перед дочерью на корточки и мягко отвел руки от ее залитого слезами лица. - Ведь ты все еще любишь его, несмотря ни на что, правда?
        - Д-да, - всхлипнула она.
        - Марион была бы очень рада тому, что вы с Джорданом поженились, - сказал он задумчиво.
        - Наша семейная жизнь продолжалась недолго, - напомнила Лара. - А сейчас Джордан ненавидит меня.
        Его губы искривились.
        - Я не верю, что мужчина может жениться на женщине и вступить с ней в близость, если он не испытывает к ней никаких чувств, кроме ненависти. Ведь он… - Мистер Шофилд взглянул на залившие щеки дочери румянец. - Ты ведь не рассказала мне всего, правда?
        Лара покачала головой, изо всех сил стараясь сдержать слезы.
        - После нашей свадьбы Джордан даже не прикоснулся ко мне.
        - Что!.. Неудивительно, что ты так плохо выглядела и была такой несчастной! Он нахмурил брови.
        - Но я не хочу сказать, - добавила она с дрожью в голосе, - что он так же вел себя до свадьбы. - Она еще гуще покраснела.
        - Я понимаю. - Мистер Шофилд плотно сжал губы.
        - Но это еще не все. - Она нервно улыбнулась. - Через семь месяцев тебе предстоит стать дедушкой.
        От этого нового потрясения глаза мистера Шофилда широко раскрылись.
        - А Джордан знает? - выговорил он наконец.
        Лара напряглась.
        - Его вряд ли интересует мой ребенок.
        - Но ведь это и его ребенок!
        - Он не обрадуется этому ребенку. - Она грустно покачала головой.
        Мистер Шофилд пробормотал что-то себе под нос.
        - Я думаю, мне пора серьезно поговорить с Джорданом, - сказал он резко.
        - Но только он не должен знать о ребенке, предупредила Лара.
        Он прищурил глаза.
        - Ты полагаешь, Джордан может предъявить свои права на него?
        Она посмотрела на свои стиснутые пальцы.
        - Да, мне кажется, он захочет нанести нам удар и попытается отобрать у меня ребенка.
        - Я никогда не позволю ему этого сделать, - пообещал мистер Шофилд. - Ему придется пройти через все суды, какие только существуют, чтобы добраться до ребенка.
        - Спасибо тебе, папа, - сказала Лара негромко, со слезами в голосе.
        - Но нужно дать Джордану возможность наладить отношения между вами. Подожди, выслушай меня, Лара, - торопливо сказал он, видя ее протестующий жест. - Несколько минут назад я говорил тебе о доказательствах, которые у меня есть.
        - Но я же говорила тебе…
        - Лара, пойдем со мной. - Он взял ее за руку и заставил подняться на ноги. Затем он повел ее наверх - в комнату, которую Марион использовала в качестве швейной мастерской и своей личной гостиной. Когда они вошли туда, мистер Шофилд уверенно направился к огромному шкафу, протянувшемуся от стены до стены, и склонился над большим ящиком в нижней его части.
        Лара нахмурила брови, видя, как он достал из кармана большую связку ключей и собрался открыть ящик.
        - Папа…
        - Подожди, Лара, - сказал он, поднимая крышку.
        Лара онемела от изумления, увидев внутри целые кипы нераспечатанных писем и множество пакетов с подарками.
        - Да это же письма и подарки Марион для Джордана! - воскликнула она, с трудом переводя дыхание.
        - Все до единого, - проговорил мистер Шофилд, выпрямляясь. - Она не смогла расстаться ни с одним из них.
        Лара упала на колени перед ящиком и взяла в руки несколько писем.
        - Даты… - сказала она ошеломленно.
        - Именно. - Мистер Шофилд хмуро кивнул с чувством удовлетворения. - Джордан не сможет оспорить их - так же, как и то, что они были возвращены после отправки по адресу его тети.
        Лара подняла на отца глаза, глубоко потрясенная тем, какое огромное количество писем написала Марион лишь для того, чтобы получить их все обратно.
        - Ты собираешься показать их Джордану?
        - Да, - произнес он. - Но только не я, а ты. Это должна сделать ты, Лара, - сказал он с настойчивостью. - Если ты расскажешь - покажешь ему всю правду, ты сможешь узнать, как он на самом деле относится к тебе.
        Лара медленно поднялась с колен.
        - Я уже знаю это. Ему нужен был способ взять тебя под контроль - вот для чего ему и понадобилась я.
        - Тогда почему он вернул мне акции? - возразил мистер Шофилд.
        - Я все равно ничего не скажу ему о ребенке! - упрямо повторила Лара.
        - Я и не прошу тебя говорить ему об этом сейчас, когда вы еще не разрешили свои проблемы.
        На ее губах появилась печальная улыбка.
        - Мне кажется, тетя Марджори не единственная романтическая натура среди наших родственников!
        Мистер Шофилд тоже улыбнулся.
        - Не может быть, чтобы я ошибался - я видел, с каким чувством он смотрел на тебя. Ведь тебе не трудно будет встретиться с ним? - спросил он мягко. - К тому же Джордан имеет право узнать правду о своих родителях.
        - А ты не хотел бы сам рассказать ему обо всем?
        - Лара, дорогая, ведь я уже прожил свою жизнь, а для тебя это, может быть, единственная возможность устроить свою, - сказал он негромко.
        И ей захотелось этого самой - захотелось вдруг с непреодолимой силой! У нее будет законное основание увидеть Джордана и рассказать ему правду о матери, которую его научили презирать, показать ему, что Марион никогда не забывала сына. На самом верхнем пакете стояла дата - это был год смерти Марион. Даже теперь - пятнадцать лет спустя - она все еще старалась связаться с сыном, которого горячо любила и которого потеряла. Джордан должен был узнать об этом!
        - Я поеду к нему, - решила она твердо.
        - Умница! - Отец обнял ее.
        Когда мистер Шофилд и Лара приехали на квартиру Джордана в Лондоне, они не нашли там никого, кроме миссис Найт, которая представления не имела, где может быть ее хозяин, и сообщила лишь, что он уехал куда-то днем. Лара проверила спальню Джордана и обнаружила, что в платяном шкафу и в ящиках нет большей части его вещей.
        - Что же мне теперь делать? - спросила Лара с горестным видом, когда они присели отдохнуть в гостиной.
        - Прежде всего, конечно же, не надо отчаиваться, - сказал мистер Шофилд уверенно. - Он не мог снова улететь в Германию?
        Лара покачала головой.
        - Нет, он закончил с этой сделкой еще в прошлом месяце.
        - Н-да, , - Мистер Шофилд задумался. - А поехать в Йоркшир, где у него есть дом?
        Лара замерла. Мог ли Джордан в самом деле отправиться туда? Если даже и так, у нее все равно нет адреса. Она сказала об этом отцу.
        - Проверь в телефонном справочнике, - посоветовал он.
        Вспомнив свой давний разговор с Джорданом по этому поводу, она решила, что искать его адрес и номер телефона в телефонном справочнике не имеет смысла.
        - Его там нет, - сказала она печально.
        - Поищи в алфавитной книжке на его письменном столе, - предложил мистер Шофилд.
        Она почувствовала себя чем-то вроде взломщика, когда вошла в кабинет Джордана и начала листать его личную телефонную книжку. Когда она увидела, сколько в ней записано телефонов женщин, ее сердце сжалось - это была отнюдь не «маленькая черная записная книжка», о которой говорил ей когда-то Джордан, а целый том!..
        Наконец, ей попалось на глаза что-то напоминающее название места - Хайгроув - и какой-то номер телефона; проверив в телефонном справочнике, она увидела, что перед этим номером стоит код графства Йоркшир.
        - Позвони по этому телефону, - посоветовал негромко мистер Шофилд, стоявший в проеме двери. - Чтобы убедиться, что он там. Нет смысла напрасно ездить - ведь мы только предполагаем, что он может быть там, - добавил он.
        Когда Лара набрала номер, ее немного смутил ответивший женский голос с отчетливым йоркширским акцентом. Что если это какая-то из его любовниц? Что можно ей сказать?
        - Могу ли я поговорить с мистером Синклером? - спросила Лара довольно официальным тоном.
        - Боюсь, что нет, - холодно ответила женщина.
        У Лары оборвалось сердце: у нее тотчас же мелькнула мысль, что это вовсе не дом Джордана, что…
        - Но если вы назовете свое имя, я могу передать мистеру Синклеру, и он, если вы разрешите, позвонит вам сам, - вежливо добавила она.
        Лара почувствовала, как сильно забилось ее сердце. Это все-таки был дом Джордана, и он находился сейчас по этому адресу!
        - Нет… спасибо, - поспешно ответила Лара. - Я… Я позвоню ему позже. - Она поскорее повесила трубку и взглянула на отца. - Он там, - сказала она, задыхаясь от волнения, чувствуя, как ладони стали вдруг горячими и влажными.
        - И что же? - спросил он негромко.
        - Мне страшно, папа! - Она ощущала теперь сильную дрожь в руках и никак не могла унять ее, отчаянно стискивая побелевшие пальцы. - Я боюсь, что он снова посмотрит на меня с ненавистью, как в прошлый раз.
        - Ты ведь не трусиха, Лара, - сказал мистер Шофилд уверенно. - Что бы ни случилось, ты все сможешь вынести.
        - Думаешь, смогу? - В ее голосе была горечь.
        - Да, - сказал он твердо; - Тебе ведь теперь надо думать еще и о ребенке.
        - Я не смогу жить и мучиться из-за ребенка в браке без любви, как Марион. - Она содрогнулась, представив себе семейную жизнь с Джорданом, вынужденным взять на себя ответственность за ребенка, которого он явно не хотел - ее ребенка. - Джордан ненавидит всех, кто носит фамилию Шофилд, включая этого будущего малыша.
        - Я не думаю, что он ненавидит тебя, Лара. - Мистер Шофилд покачал головой. - И мне кажется, он сам поймет это, как только узнает от тебя всю правду.
        Именно на это надеялась Лара, отправляясь в Йоркшир. Когда по дороге начался дождь, она досадливо поморщилась. Отец уговаривал ее подождать до утра, но она знала, что раз уж решение принято, лучше отправляться немедленно, поскольку теперь она все равно всю ночь не сомкнет глаз.
        Однако немного погодя, когда дождь усилился и дворники на ветровом стекле уже с трудом справлялись с потоками воды, Лара начала сомневаться, правильно ли она поступила. Если этот сильный дождь вскоре не прекратится, ей придется остановиться где-то и переждать до утра, так как от напряжения у нее уже начали болеть спина и плечи.
        До нужного места оставался еще примерно час езды, когда ливень постепенно превратился в моросящий дождик. Однако она затратила на этот путь примерно вдвое больше времени, поскольку из-за мокрого асфальта ей пришлось существенно снизить скорость. Когда она приближалась к обозначенному на карте пункту Скарфилд, ее стала мучить мысль, что Джордан может быть дома не один, разговаривавшая с ней по телефону женщина могла быть его любовницей. Ей не хотелось подвергаться унижению, застав его дома с какой-нибудь женщиной.
        Вот почему, увидев освещенную телефонную будку, она остановилась с намерением позвонить отсюда Джордану. Как только она вышла из машины, ее продуло холодным ветром, и, прежде чем Лара успела дойти до телефонной будки, ее волосы были мокрыми от дождя. Набрав номер, она услышала в трубке тот же самый женский голос и торопливо бросила в щель монету.
        - Я вас слушаю. - Женщина ответила ей так же вежливо, как в прошлый раз.
        - Я уже звонила сегодня, - сказала Лара. - Могу ли я теперь поговорить с мистером Синклером?
        - Одну минуту. - До Лары доносились теперь еле слышные голоса. По-видимому, женщина закрыла трубку рукой. - Мистер Синклер не желает, чтобы его сейчас беспокоили, - услышала она голос женщины через пару минут.
        И тут терпение Лары лопнуло - теперь, когда ее переполняли усталость и напряжение, она готова была высказать Джордану все, что она думает о его желании, «чтобы его не беспокоили».
        - Кто вы такая? - высокомерно спросила она - именно так, как это сделала бы прежняя Лара Шофилд.
        - Я… Меня зовут миссис Хауарт. - Женщину, похоже, смутил неожиданно резкий тон Лары - Я экономка мистера Синклера.
        - А я его жена. - Лара почувствовала изумление экономки Джордана. - И передайте, пожалуйста, мистеру Синклеру, что я буду у него в течение ближайшего получаса.
        - Но я… Мистер Синклер… - Экономка не могла подобрать слов.
        - И еще скажите, - уверенно продолжала Лара, - что, желает он или не желает, чтобы его беспокоили, ему все равно придется поговорить со мной. Вы передадите все это, миссис Хауарт? - добавила она с холодной вежливостью.
        - Э.. да. Но…
        - Благодарю вас. - Лара повесила трубку, чувствуя, что ей пока больше нечего сказать. Она решила, что разговаривавшая с ней женщина явно не любовница Джордана, а если в данный момент у него дома находится еще какая-то женщина, Джордан непременно поймет, что ту женщину лучше не показывать Ларе, когда она приедет. Джордан может, конечно, оставить свою любовницу на виду, но Лара все же сомневалась, что он так поступит!
        Под припустившим дождем она побежала обратно к машине, и ее волосы окончательно вымокли и повисли, прилипая к лицу. В машине Лара привела себя в порядок, глядя в маленькое зеркальце в пудренице. Ей не хотелось выглядеть мокрой курицей, поскольку она намерена была держаться перед Джорданом с той же холодной уверенностью, что и вчера, когда он собирался на свидание с Кэти Томас.
        Она подкрасилась, убрала с лица волосы и собрала их в тугой узел на макушке, чувствуя, что теперь она сможет вести себя, если не с абсолютной уверенностью, то по крайней мере с чувством собственного достоинства.
        Вести машину стало теперь еще труднее. К тому же Лара чувствовала, что не укладывается в обещанные полчаса и поэтому, крепко сжав губы, отчаянно давила на педаль газа. Она не заметила, откуда выехал на дорогу тяжелый грузовик, но он ехал прямо ей навстречу и, увидев перед своей машиной его огромную массу, Лара ясно поняла, что ее ждет неминуемая гибель.
        В последний момент чувство самосохранения заставило ее резко свернуть влево - и машина, сбив ограждение, ринулась вниз по крутому спуску набережной стенки, осветив на миг фарами мутные воды реки внизу. Когда Лара ударилась головой о дверцу, ее последней мыслью было то, что теперь письма и пакеты, лежавшие в коробке на заднем сиденье, погибнут в холодной черной воде, и ей нечего будет показать Джордану. Если, конечно, она будет жива.



        Глава ДЕСЯТАЯ

        Мир вокруг нее раскачивался - вперед и назад, вперед и назад, и от этого непрерывного движения к горлу подкатывала тошнота. Затем она глухо застонала, ее вырвало, и кто-то осторожно вытер ей лицо. Она чувствовала, что лежит теперь на земле, и слышала, как кто-то говорит ободряющие слова, но смысла этих слов не понимала.
        Она почему-то никак не могла поднять веки, и ей было холодно, очень холодно. Потом она с благодарностью почувствовала, как что-то теплое накрыло ее сверху и обернулось вокруг тела.
        - Как это произошло? - послышался вдруг резкий, прерывистый мужской голос.
        Прежде чем Лара попыталась ответить, заговорил какой-то другой мужчина.
        - Она неслась прямо на меня. Затем рванула влево через ограждение - и прямо в реку. Пока я спустился туда…
        - Да-да, ясно, - нетерпеливо прервал его первый мужской голос. - Вы вызвали скорую помощь?
        - Да.
        - Тогда какого черта они не едут? - взорвался тот, первый мужчина. - Может быть, она умирает… Лара… - сказал он обеспокоено, видя, как она сделала протестующее движение. - Лара, все в порядке, - добавил он успокаивающе. - Помощь уже близко.
        - Не-ет, - ответил ему еще какой-то хриплый голос, и Лара с глубоким удивлением обнаружила, что это говорит она сама. - Там, в машине сзади. Письма…
        - Они все здесь, Лара, - успокоил ее голос.
        - Да она словно с ума сошла, - пробормотал другой голос. - Я ее пытаюсь вытащить из машины, а она требует, чтобы я сначала достал эту коробку с заднего сиденья. А в коробке-то - ничего, кроме каких-то старых писем, да разной ерунды. И не поймешь…
        - Нет-нет, - снова прохрипела она - Джордан… Скажите Джордану…
        - Я здесь, Лара. Я здесь.
        Вот странно - ей показалось, что этот резкий голос сказал: «Я здесь». Но ведь Джордан не может быть здесь - Джордан сейчас дома, в Хайгроув, и, вероятно, сердито дожидается ее приезда. Интересно, успокоит его или, наоборот, еще более рассердит то, что она так и не приедет…
        Как бы ни старались врачи и медицинские сестры, больничная палата все равно остается чем-то вроде тюрьмы для тех, кто предпочитает домашний покой и уют. Как Лара.
        Когда Лара, наконец, пришла в себя, она обнаружила, что лежит на больничной койке, и первое, о чем она с беспокойством подумала, был ее ребенок. Однако пришедший к ней доктор заверил Лару, что маленький находится в полной безопасности - и тогда она снова медленно погрузилась в сон, счастливо улыбаясь. Ее ребенок был жив!
        Через некоторое время она снова проснулась и увидела отца, который сидел рядом с кроватью.
        - Меня тошнит, - пробормотала Лара - и ее тут же вырвало.
        - Что ж, ничего удивительного, ты выпила половину реки, - пошутил мистер Шофилд, помогая дочери вновь устроиться на подушке и осторожно обмывая ее лицо и руки.
        - Ну почему же только половину? - спросила она, отвечая на шутку.
        Мистер Шофилд мягко рассмеялся,
        - Так уж меня информировали. - Внезапно он стал серьезным. - Ну, шутки в сторону. Как ты все-таки себя чувствуешь?
        - Чувствую себя немного потрепанной, - призналась Лара. - Но в остальном, все в порядке.
        - Переломов у тебя нет, но ты вся в синяках, - сказал мистер Шофилд, нахмурившись.
        Она скривилась - в этот момент ей вспомнился другой случай, когда у нее было много синяков.
        - Но у меня ведь не было галлюцинаций? - испросила она медленно. - Джордан действительно там был, правда?
        Мистер Шофилд кивнул.
        - Он нес тебя на руках от реки.
        - Но. .
        Тут им пришлось прервать разговор, потому что пришла сестра и сказала, что больной нужно отдыхать. Однако три дня спустя, когда Лару уже отпускали домой, ей снова захотелось узнать, каким же образом Джордан оказался в ту ночь на дороге и почему он не пришел к ней в больницу. Впрочем, она уже и так нашла ответ на оба эти вопроса. На дороге Джордан оказался потому, что ехал в Лондон, подальше от нее, а в больницу к ней он не приходил потому, что ему просто не хотелось ее видеть.
        Теперь она уже знала - ощущение раскачивающегося мира появилось у не от того, что Джордан нес ее на руках, а вот отчего он был так сердит, она до сих пор не могла себе объяснить. В самом деле - разве должно было его беспокоить то обстоятельство, что жена, с которой он собрался разводиться, чуть не утонула в реке?
        - Ты готова ехать домой, Лара?
        Она повернулась к отцу с широкой улыбкой на лице. Домой! Она была замужем за Джорданом лишь несколько недель, и все же то место где они с отцом прожили двадцать один год, не было уже для нее в такой степени домом, как квартира Джордана.
        - Готова, - сказала она приветливо, передавая отцу небольшой саквояж с вещами, которые у нее были с собой в больнице.
        По всему телу у Лары было еще множество синяков, а на лбу виднелся большой кровоподтек от удара о дверцу машины, и по дороге в Лондон, к дому отца, ее неприятно растрясло, несмотря на мягкие подвески роскошного автомобиля.
        - Все в порядке? - Мистер Шофилд повернулся к ней, ободряюще взяв за руку.
        Она ответила ему усталой улыбкой - долгий путь утомил ее больше, чем она ожидала.
        - Да, все отлично. - Она кивнула.
        - Лара, - медленно произнес мистер Шофилд. - Джордан ждет тебя у нас дома. Он…
        - Джордан! - обомлела Лара, глядя на отца испуганными глазами. - Ты не говорил ему о ребенке? - настороженно спросила она.
        - Нет-нет. - Он покачал головой. - Но я все рассказал ему о нас с Марион. Сейчас он хочет поговорить с тобой.
        Она почувствовала огромное облегчение от того, что Джордан не знает про ребенка, но если это действительно так, тогда непонятно, о чем он собирается говорить с ней. Ему известна теперь вся правда - что же ему еще надо?
        - Лара, он… То, что я рассказал ему, - продолжал негромко отец, - когда показывал все эти письма и пакеты, его буквально потрясло. И он теперь изменился.
        - Как изменился? - спросила она удивленно Мистер Шофилд вздохнул.
        - Это трудно описать. Как только тебя доставили в больницу, он позвонил мне. Когда я приехал туда, я нашел его сидящим возле твоей постели. Врачи посоветовали нам отправляться домой, поскольку ты должна была очнуться лишь через несколько часов. И тогда мы поехали к нему домой. У него была с собой эта коробка с письмами, и я рассказал ему, как все произошло. Думаю, что он был ошеломлен и подавлен услышанным. - Мистер Шофилд снова вздохнул. - Так или иначе, он просил меня оставаться в его доме все время, пока ты находишься в больнице, а затем он… затем он уехал. Не знаю, куда и зачем он ездил, но, когда он вернулся этим утром, он сказал, что хочет поговорить с тобой. Он приехал сюда пораньше, чтобы быть здесь,
        когда я привезу тебя.
        - Он что, заболел? - спросила Лара, нахмурив брови.
        - Нет, дело вовсе не в этом. - Мистер Шофилд сжал ее руку, стараясь успокоить. - Джордан потерял все свое высокомерие. - Он попытался подобрать нужные слова. - Такое впечатление, что он лишился цели в жизни.
        Лара отвернулась в сторону.
        - Так оно и есть, - сказала она печально. - С десятилетнего возраста им руководило стремление к мести.
        - Да, - кивнул мастер Шофилд. - Думаю, что ты права, Лара. Но ты поговори с ним, выслушай его.
        Она не ответила, стараясь представить Джордана, лишенного высокомерия. И ей никак это не удавалось. И еще она не могла сообразить, что же они могут сейчас сказать друг другу. Ведь Джордан знал теперь правду, и, поскольку он не попытался увидеться с ней, можно уже было не беспокоиться о том, как он к ней относится. Да и какое это имело значение? Она лишь предавалась пустым мечтаниям, когда торопилась в Йоркшир в надежде на то, что Джордан увидит ее, узнает правду - и тогда их отношения каким-то чудесным образом изменятся. Но ведь Джордан никогда не любил ее, он лишь заставлял себя изображать какие-то эмоции, чтобы убедить ее выйти за него замуж. Новая встреча с ним означает для нее лишь новую боль - и все же это может быть последней возможностью увидеть Джордана. И нельзя ее упускать!
        - Ты войдешь со мной? - умоляюще спросила она отца, когда они остановились перед дверью в гостиную, за которой был Джордан.
        - Нет, - решительно ответил мистер Шофилд, покачав головой. - Он специально просил меня дать ему возможность поговорить с тобой наедине. Я считаю, что обязан хоть в этом поддержать его.
        - А как же насчет меня? - спросила она обиженно.
        Мистер Шофилд нежно прикоснулся к ее щеке.
        - Я не думаю, что он снова захочет обидеть тебя, Лара. В нем нет уже никакой ненависти. Если я тебе понадоблюсь, я буду в соседней комнате, - добавил он, видя, что она все равно нервничает. - Но я не верю, что такая необходимость возникнет.
        Когда спустя несколько секунд она увидела Джордана, она поняла, что все ее опасения были напрасными. Отец был прав - он очень изменился. Сейчас он выглядел похудевшим, а его темно-синие глаза на бледном и осунувшемся лице не имели теперь прежнего блеска. На нем были мешковато сидевшие джинсы и темно-синяя рубашка. Лара тотчас же поняла по его виду, какую боль и разочарование пришлось ему пережить, когда он узнал правду о прошлом, и ее сердце сжалось от сочувствия. В следующее мгновение, забыв всю свою сдержанность, она бросилась к Джордану и обняла.
        - Лара… - Он равнодушно встретил ее объятия, а его голос прозвучал резко и отрывисто.
        Это ее нисколько не смутило. Лара понимала, что Джордан не любит ее и не отвечает на ее любовь, но он уже так давно живет без этого чувства, что ему просто необходимо знать теперь, что кто-то вместе с ним испытывает боль от того, что выпало на его долю в последние двадцать лет.
        - Ты должен забыть это, Джордан, - сказала она, глядя на него глазами, полными слез. - Ты должен все простить и забыть прошлое.
        - Моя тетя…
        - Ты должен забыть все это! - Она приложила свои нежные ладони к лицу Джордана, видя страдание в его глазах. - Все уже позади. Прошлое нельзя изменить, и ты должен примириться с этим.
        На его лице появилось выражение смущения.
        - Но почему ты сочувствуешь мне, Лара? - В его голосе была растерянность - она и не предполагала, что он способен испытывать это состояние. - Ведь ты не можешь чувствовать ко мне ничего, кроме ненависти! А жалости от тебя я не могу принять, - сказал он хмуро.
        Итак, он все еще ненавидит ее. Лара опустила руки и отвернулась.
        Джордан резко повернул ее лицом к себе в побледнел, видя, что она сморщилась от боли.
        - Я снова сделал тебе больно, - простонал он. - Ну почему я все время причиняю тебе боль?
        - Я… Ничего, все нормально, - сказала она дрожащим голосом. - Просто у меня легко появляются синяки.
        Он еще больше побледнел, отвернулся в сторону и закрыл лицо руками.
        - Я ненавижу себя за то, что сделал с тобой и что хотел сделать с твоим отцом, - сказал он глухим, сдавленным голосом. - Как ты должна меня ненавидеть! Я пришел сюда только для того, чтобы просить у тебя прощения. - Когда он опустил руки и открыл лицо, она увидела, как взволнованно блестят его глаза. - Хотя этим все равно не искупить того, что я сделал, - этого никогда нельзя простить!
        Лара была поражена, увидев слезы в его глазах. Джордан чувствовал себя таким ничтожным, каким она никогда не ожидала его увидеть - да и не хотела видеть!
        - Джордан…
        - А теперь я оставлю тебя в покое. - Его движения стали вдруг неровными и резкими. - Ты можешь в любой момент подать документы на развод - я не буду возражать, - добавил он неестественным голосом. - Как ты однажды сказала, причиной можно указать жестокое обращение с тобой. - Он горько усмехнулся.
        - Я не хочу так поступать с тобой, Джордан, - произнесла она негромко.
        Он взглянул на нее через комнату, и на его лице появилось выражение ожесточения.
        - Но ведь это я во всем виноват, только лишь я! - Он застонал, чувствуя отвращение к самому себе. - Я смотрю назад и вижу вместо себя какого-то незнакомого человека! Лишь одно во мне не изменилось с тех пор.
        - И что же это?
        Он глубоко вздохнул, как бы успокаивая себя, и опустил глаза в пол.
        - Несмотря на все свои убеждения, я все равно полюбил тебя.
        Лара замерла, уверенная в том, что ослышалась или это ей просто показалось. Ведь не мог же он, в самом деле, только что сказать, что он любит ее!
        Джордан посмотрел на нее, и Лара снова увидела влажный блеск его глаз.
        - Ты была для меня словно сияние рождественских елок, которых у меня никогда не было, словно подарки к Рождеству и к дням рождения, которых мне никто и никогда не дарил. Если бы я мог все изменить теперь, если бы ты была со мной… Прости. - Он закрыл глаза, прерывисто дыша. - Я слишком много заставлял тебя страдать, чтобы теперь навязывать тебе свою любовь, которая вряд ли нужна. Сегодня я исчезну из твоей жизни и больше уже никогда не нарушу твоего покоя. Я всего лишь хотел, чтобы ты знала, как я сожалею о том, что сделал.
        В этот момент слезы, которые Джордану, как мужчине, удавалось сдерживать, потоком хлынули у нее из глаз и потекли по щекам.
        - Но Джордан… - простонала Лара, сотрясаемая рыданиями, - …как же ты… мог все это… делать, если ты любил меня?
        Он отпустил дверную ручку.
        - Несколько раз я чувствовал, что у меня уже нет больше сил на это, но затем… затем ты говорила что-то о моей матери - и во мне вновь вспыхивало желание отомстить.
        Лара присела, неожиданно почувствовав слабость в ногах.
        - Расскажи мне об этом. - Она затаила дыхание.
        Ей хотелось сказать Джордану, что она по-прежнему любит его, но она все еще боялась верить ему, опасаясь того, что он снова может причинить ей боль.
        Джордан принялся беспокойно ходить по комнате.
        - С самого начала - вопреки всей логике и ощущению, что я предаю тем самым память отца, - я обнаружил, что меня влечет к тебе. Все это не имело смысла, и я боролся, но, независимо от моего желания, мое чувство росло.
        - Но ведь ты говорил, что ты ненавидишь меня и тебе противно быть моим мужем. Ты… ходил на свидания к другим женщинам, - напомнила она ему с горечью.
        Джордан покачал головой.
        - После встречи с тобой я уже не мог смотреть на других женщин. И это выводило меня из себя. Когда я вернулся из Германии и твой отец сказал, что ты отправилась на вечеринку, я подумал, что наши отношения стали для тебя очередной игрой, и решил сделать тебе больно, унизить тебя, наказать за то, что ты заставила любить себя. - Он избегал ее взгляда. - Но, конечно, не таким образом, как это у меня получилось. Я был потрясен, обнаружив, что я - твой первый мужчина, и это заставило меня отказаться от дальнейшего обострения ситуации. В ту бессонную ночь я понял, что я не могу с тобой больше встречаться, что мне осталось лишь извиниться и оставить тебя в покое. С таким намерением я и отправился вслед за тобой в поместье, но вся горечь и обида вновь проснулись во мне, когда ты сказала, что именно там погибла моя мать. А потом я увидел спальню, где она была вместе с твоим отцом. И я… Лара, что с тобой? - торопливо спросил он, видя, как она побледнела.
        - Ничего. Я… Ты не мог бы дать мне стакан воды? - Она посмотрела в ту сторону, где на подносе стоял кувшин с водой и плавающими в ней кубиками льда.
        - Да, конечно. - Нахмурив брови, он налил ей воды, с озабоченным видом наблюдая, как она пьет крошечными глотками. - Ты хорошо себя чувствуешь? Не слишком ли это тяжело для тебя после аварии?
        - Нет, я… Со мной все в порядке. - Она провела по губам кончиком языка. - Просто меня немного растрясло по дороге.
        - Ведь ты могла утонуть! - Он еще больше помрачнел. - И все это из-за меня!
        - Джордан, пожалуйста, продолжай, - подбросила Лара, усаживаясь поглубже в кресло и устраивая поудобнее голову на мягком подголовнике. Сейчас ее лицо было очень бледным, и на нем отчетливо выступали багрово-черные кровоподтеки. - Расскажи мне о том, что ты чувствовал.
        Джордан отошел, и в его глазах появилось прежнее тоскливое выражение.
        - В общем, во мне снова проснулась злоба. Ты была права, когда назвала это обольщением, - я действительно старался завлечь тебя физической близостью. Но только в этот раз во мне не было никакой ненависти, и я еще больше, чем раньше, ощутил любовь к тебе. Именно тогда я понял, что, если я хочу осуществить свой план мести, я не должен больше допускать близости с тобой. Для меня это было довольно трудно до свадьбы - особенно потому, что ты так открыто проявляла свои чувства, - а уж после свадебной церемонии и вовсе превратилось в настоящую пытку. Я старался заставить тебя уйти от меня и становился все более и более жестоким, не желая до поры до времени раскрывать перед тобой всей правды. Но ты все не уходила, и в конце концов я…
        - Ты решил использовать Шэлу Ньюман и Кэти Томас, чтобы сделать мне больно.
        - Я попросту лгал тебе про них, Лара, - простонал Джордан. - Как и в тот раз, когда говорил, что не хочу быть связанным по рукам и ногам. Ведь я уже был крепко-накрепко привязан к тебе невидимыми нитями, которые я не мог так просто и безболезненно разорвать. В ту ночь - ночь, когда я сказал тебе всю правду, - я понимал, что после наносимого мной удара мы уже не сможем начать все заново и что этим я убиваю твою любовь. - Его лицо исказилось. - В конце, когда мы уже прощались, ты держалась так холодно, что я просто пришел в ярость от того, что ты восприняла наш разрыв легче, чем я, и что я сделал больнее себе, чем тебе.
        - Почему же после этого ты вернул моему отцу акции «Шофилд хотэлз»? Ведь именно они были нужны тебе для мести.
        - Я и так уже достаточно сделал к тому времени, а, кроме того - если уж до конца быть откровенным, - когда я понял, как сильно я люблю тебя, я перестал понимать, зачем вообще нужна эта месть. Что бы там ни случилось в прошлом, оно так и останется в прошлом. Я вдруг понял, что, как бы ни старался сегодня, я уже ничего не смогу там изменить.
        - А как же насчет развода?
        Он судорожно вздохнул.
        - Готов дать тебе его в любой момент.
        Лара покачала головой.
        - Джордан, как по-твоему, зачем я отправилась в Йоркшир с этими письмами, которые твоя мать написала тебе когда-то?
        Он пожал плечами.
        - Ты считала, что я должен, наконец, узнать правду - ту самую правду, которую ты знала и без всяких доказательств, - сказал он с горечью. - Моим единственным - хотя и не очень убедительным - оправданием может быть то, что я видел происходившие события пристрастными глазами ребенка. Мои родители были для меня основой жизни, моим миром, и когда этот мир стал внезапно рушиться!..
        -  - Тебя обманывали, Джордан. - Лара посмотрела на него с состраданием. - Сначала - отец, а затем - твоя тетя. Откуда ты мог знать правду? Так вот, я поехала в Йоркшир вовсе не затем, чтобы позлорадствовать…
        - Я никогда так не думал! - воскликнул он с горячностью. - Боже, когда миссис Хауарт передала, что ты едешь ко мне в такую непогоду, я чуть с ума не сошел! - простонал Джордан. - Несмотря на всю опасность, ты едешь, чтобы повидаться со мной. - Он покачал головой. - Как только я узнал об этом, я тут же помчался тебе навстречу…
        - Навстречу? - поразилась Лара, понимая теперь, почему Джордан оказался той ночью на пустынной дороге. Оказывается, он вовсе не думал уезжать от нее в Лондон.
        - Ну конечно, - сказал он резко. - Ведь ты могла попасть в аварию, могла погибнуть. Когда я увидел стоявшие на дороге машины и мне сказали, что какой-то автомобиль свалился в реку, мне показалось, что у меня остановилось сердце, пока я не убедился, что ты жива. Лара, ну зачем надо было рисковать своей жизнью из-за этих писем?
        Она спокойно встретила его взгляд, понимая, что именно теперь она должна сказать о своей любви - любви, которая ни на одно мгновение не умирала в ее душе.
        - Я считала, что это наш с тобой единственный шанс, - сказала она негромко. - Я надеялась, что, если смогу убедить тебя в твоем заблуждении относительно Марион и моего отца, ты, возможно, перестанешь меня так сильно ненавидеть.
        Джордан крепко сжал кулаки, а в глубине его темно-синих глаз опять замерцал огонек.
        Неужели это было важно для тебя? - спросил он дрожащим от напряжения голосом.
        Лара ответила ему робкой улыбкой.
        - По-моему, я вовсе не такая уж избалованная эгоистка, как мы все предполагали, - ведь как бы ты ни старался навредить мне, я все равно люблю тебя. И всегда буду любить, Джордан, как бы ты ни обращался со мной.
        Он судорожно глотнул, не в силах произнести ни слова.
        - Джордан, я никогда раньше не замечала, что тебе так трудно подбирать слова. - Она поднялась со спокойной улыбкой, уверенная теперь в том, что они действительно любят друг друга. - Не знаю, к месту ли будет сообщить тебе и другую важную новость, - произнесла она шутливо в его объятиях, положив голову ему на грудь и счастливо вздыхая.
        - Другую новость? - произнес он изменившимся голосом, судорожно обнимая ее и с наслаждением пряча лицо в ее волосах.
        - Пожалуйста, не так сильно, дорогой, - сказала Лара, чуть высвобождаясь из его крепких объятий. - Ведь ты же не хочешь раздавить своего сына или дочку! - Джордан внезапно оцепенел, и Лара почувствовала, как сильно забилось сердце в его груди. - В чем дело? - спросила она, поддразнивая его. - Надеюсь, ты не будешь спрашивать, как это могло произойти? - Она насмешливо подняла брови. Он проглотил комок в горле.
        - У нас будет… ребенок?
        - Примерно через семь месяцев.
        - Нет, в самом деле? - Он недоверчиво смотрел на нее.
        - В самом деле. - Лара весело рассмеялась. - Дорогой, не надо делать такие большие глаза! - Ее лицо стало серьезным. - Если, конечно, ты не шутил в тот день, когда говорил, что не уверен, хочешь ли иметь детей. - Она вопросительно посмотрела на него.
        Джордан покачал головой.
        - Просто тогда я вдруг почувствовал огромное удовольствие от мысли, что у тебя может быть от меня ребенок. И это чувство потрясло меня в тот раз.
        У Лары отлегло от сердца.
        - Ну а сейчас?
        - Сейчас я снова чувствую потрясение, - сказал он с мягкой улыбкой, - от мысли, что в тебе уже растет мой ребенок.
        - Ничего, это все пройдет к тому времени, когда он появится на свет, - успокоила она его, счастливо улыбаясь,
        - Так ты вернешься ко мне?! - ошеломленно спросил Джордан. - И будешь моей женой?
        Лара нежно провела рукой по его лицу, разрешая все сомнения.
        - Я никогда не переставала хотеть этого. Я люблю тебя, Джордан. И всегда буду любить.
        - Я тоже люблю тебя, Лара! - Он принялся целовать ее со всей своей нерастраченной страстью, и вскоре - впервые в их брачной жизни обоих переполняли уже чувства, не поддающиеся их воле.
        - Как ты думаешь, твой отец не очень будет возражать, если я отвезу тебя домой - к нам домой? - простонал он, еле сдерживая желание. - Мне кажется, тебе нужно обязательно лечь в постель. Чтобы отдохнуть, разумеется, добавил он с шутливой серьезностью.
        - Ну разумеется - для чего же еще! - рассмеялась она в ответ.
        - Лара!.. - Джордан осторожно коснулся ее лица дрожащими от волнения пальцами. - Я обещаю, что я всегда буду любить тебя и никогда больше не сделаю тебе больно.
        Лара знала, что Джордан сдержит свое обещание, и дала сама себе слово любить этого человека так сильно, чтобы он никогда уже больше не мог усомниться в том, что его любят. Итак, они преодолели боль и горечь прошлого, и теперь перед ними было будущее - общее будущее, - к которому им предстояло стремиться.
        Когда семь месяцев спустя на свет появилась их дочь - Джозефина - Марион, названная так в честь дедушки и бабушки, - ее окружал мир, в котором царили счастье и любовь.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к