Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мортимер Кэрол: " Соблазнение В Париже " - читать онлайн

Сохранить .
Соблазнение в Париже Кэрол Мортимер


        # Мэтти Кроуфорд, владелица цветочного магазина, знала Джека Боучампа как законченного бабника, этакого плейбоя. Представьте себе ее возмущение, когда Джек предложил ей съездить с ним на несколько дней в Париж.

        Кэрол Мортимер
        Соблазнение в Париже

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - Этот человек - просто бабник! - заявила Мэтти своей матери. Казалось, вся ее стройная невысокая фигурка выражала негодование. Голубые глаза вспыхнули, и даже густые рыжеватые волосы до плеч всколыхнулись, словно и они возмущались.
        - Звучит так, будто ты приняла еще одно поспешное решение, - сказала мать, присаживаясь за стол. А ведь мы обе знаем, как часто в последнее время они оказывались ошибочными, - добавила она. Кроме того, Мэтти, ты уверена, что не поспешила с выводами? Конечно, в тебе еще сидит обида на Ричарда. Вы встречались три месяца, и после этого вдруг узнать, что он собирается жениться на другой девушке!..
        По правде говоря, Мэтти предпочитала не вспоминать об оскорблении, которое нанес ей Ричард.
        Она лишь сообщила матери, что они не будут больше встречаться, потому что через неделю он женится. Не на ней.
        - Хотя… из того, что ты о нем рассказала, можно сделать вывод: этот человек ведет себя довольно свободно, - предположила ее мать.
        - Довольно свободно? - возмущенно повторила Мэтти. Я же тебе говорила, у него одновременно было четыре женщины, мам. Четыре! - Лицо ее скривилось от отвращения. - И три из них, кажется, были замужем.
        - Ну, тогда им лучше знать, - подытожила мать, точная, хотя и более зрелая копия привлекательной дочурки. - Боюсь, что многие мужчины предпочитают именно замужних. Так, во всяком случае, безопаснее.
        Мэтти нахмурилась.
        - Безопаснее?
        - Я имею в виду женщин, стремящихся выйти замуж. - Мать слегка улыбнулась.
        - Какая женщина в здравом уме хотела бы выйти за такого мужчину, как он? - возмутилась Мэтти. Это же жадная свинья!
        - Лично я думаю, что его надо было вывести на улицу и публично отшлепать, - заявила мать и тихо, но возмущенно добавила:
        - Настоящий кобель!
        Мэтти замерла, неподвижно стоя перед столом, за которым работала ее мать. Щеки залило румянцем - она никак не могла подумать, что их разговор слушает кто-то еще.
        Мать же, казалось, не испытывала никакой неловкости - только улыбнулась мужчине, который стоял в дверях кабинета. Она встала и обошла стол.
        - Чем могу быть полезна?
        - Джек Боучамп, - представился мужчина. - Я звонил вам вчера по поводу моей собаки, чтобы привезти ее сюда в следующие выходные. Вы предложили для начала приехать и осмотреть помещение, - напомнил он.
        Мать Мэтти владела гостиницей для животных.
        Так этот человек - ее потенциальный клиент! По крайней мере его собака - точно!
        - Я, надеюсь, ничего не напутал?.. - добавил он с легкой вопросительной интонацией. - Вы сказали, я могу зайти в любое время в воскресенье после полудня.
        Мэтти с трудом сглотнула, отчаянно желая, чтобы ее лицо снова приобрело обычный цвет.
        - Конечно, мистер Боучамп, - вежливо ответила ее мать. - Я с радостью покажу вам все помещения.
        Я помню, вы говорили, у вас колли?
        Старая добрая мама! Она никогда не забывала породу собаки, которую поручали ее заботам.
        - Гарри, - кивнул Джек Боучамп. - Но если вы заняты, я буду весьма польщен, если ваш ассистент покажет мне все…
        Ассистент? Да, вероятно, именно так она выглядела в глазах этого человека, предположила Мэтти.
        В конце концов, она одета в джинсы и синюю рубашку - идеальная одежда обслуживающего персонала в гостинице для животных. К тому же по воскресеньям она действительно помогала матери. Но в оставшуюся часть недели она этим не занималась…
        Внезапно у нее перехватило дыхание - выдох задержался где-то в горле оттого, что девушка неожиданно поймала себя на мысли: она не может отвести глаз от этого весьма привлекательного мужчины!
        Лет тридцати, высокий, с атлетической фигурой, с темными, модно подстриженными волосами - все это очень понравилось Мэтти. Но больше всего ей понравились его выразительные карие глаза. Таких она раньше никогда не видела. Ласковые, бездонные - она сразу подобрала этим глазам определения. А потом сравнила их с жидким горячим шоколадом.
        Впрочем, все черты его лица были весьма привлекательными, неохотно признала она. Вот только нос выглядел так, как будто был когда-то сломан.
        Полные губы его растянуты в улыбке, лишь только напряженный подбородок противоречит всему расслабленному виду мужчины. Да, определенно опасный тип, заключила она, отметив напоследок черную рубашку и темно-синие джинсы.
        - Я буду только рада показать вам все, мистер Боучамп, - вежливо, но довольно холодно кивнула Мэтти. - Как вы правильно подметили, мама сейчас занята, - многозначительно закончила она.
        - Боже мой! - Он картинно развел руками, в то время как его карие глаза в открытую насмехались над ней. - Прошу прощения за ошибку. Я должен был догадаться, вы обе очень похожи.
        - Ничего страшного… - попробовала поддержать его мама.
        - Пожалуйста, мам, продолжай заниматься своими делами, - перебила ее Мэтти. - Я думаю, мы с мистером Боучампом сами справимся.
        Мать посмотрела на Мэтти обеспокоенным вопрошающим взглядом. Взглядом, который ее дочь встретила невинным вздергиванием бровей. Вероятно, сама еще не поняв этого, Мэтти уже была настроена на ведение войны с самонадеянным мистером Боучампом.
        Гостиница высшего класса для животных - «Вуфдорф» - являлась гордостью и радостью ее матери на протяжении последних двадцати лет. Под тверждение тому - визит Джека Боучампа, хотя он этого даже не понимал.
        Мэтти искоса посмотрела на него.
        - Если вы пожелаете пойти следом за мной, мистер Боучамп, я покажу вам наше внутреннее помещение для гостей.
        - Позови меня - и я пойду.
        Мэтти резко повернулась и обнаружила, что Джек Боучамп буквально понял ее слова
«следом за мной»: сейчас он так близко стоял к ней, что она чуть не воткнулась носом в его накачанную грудь.
        Она резко отскочила назад.
        Взгляд мистера Боучампа, в котором читалась сама невинность, встретился с ее взглядом.
        - Я просто сказал, что для этого времени года стоит весьма теплая погода, - вежливо произнес он, явно насмехаясь над ней. Фактически этот человек издевается над ней с того самого момента, как прервал их с мамой разговор.
        - Только после вас, мистер Боучамп, - вежливо пригласила она, открыв перед ним дверь.
        - Нет, только после вас, мисс Кроуфорд. - Он насмешливо кивнул.
        Мэтти была уверена, что это не случайность: он решил выйти именно в тот момент, что и она, и ей пришлось выбирать - припечататься к дверному косяку или прижаться к его телу.
        - Простите, - пробормотала она, когда они оба наконец выскочили из дверного проема, как пробка из бутылки шампанского.
        - Пожалуйста, - медленно произнес он. Его пристальный взгляд не отрывался от нее, когда они оба стояли в солнечных лучах весеннего солнца.
        Теперь Мэтти была готова поспорить, что он все подстроил. Он так явно насмехался над ней!
        - Возможно, если вы не будете идти так близко ко мне, мистер Боучамп… - как можно вежливее сказала она.
        Его губы все еще были растянуты в улыбке, которая приводила ее в бешенство.
        - Я постараюсь, мисс Кроуфорд, - произнес он, следуя за ней по дорожке. - Вы кажетесь мне знакомой, - пробормотал он спустя несколько секунд. - Мы, возможно, раньше встречались?
        Мэтти глубоко вздохнула. Представляет ли он себе, чем она живет и как они вообще могли встретиться? Если да, то не потребуется много времени, чтобы сложить два и два и в результате получить четыре. Но чтобы поддержать бизнес матери, ей придется ему подыграть.
        Она обернулась, чтобы ответить мужчине, и обнаружила, что он не сводит глаз с ее бедер.
        Нет, все имеет границы! Понимал ли этот человек разницу между флиртом и явным хамством? По крайней мере сегодня, с его легкой руки, она уже была ассистенткой хозяйки гостиницы для животных!
        - В любом случае сомневаюсь, что мы вращаемся в одном и том же социальном круге, мистер Боучамп, - ответила она.
        - Я не принадлежу к какому-либо социальному кругу, - медленно произнес он. - Нет, я уверен, что никогда прежде не встречал вас на вечеринках или где-нибудь еще, - продолжал он, темные глаза были глубокомысленно прищурены. Теперь он изучал черты ее лица. - Я имею только… дружеские намерения. - Он слегка пожал плечами.
        - Ну, тогда могу вас уверить, что я никогда вас раньше не встречала.
        Мэтти издала легкомысленный смешок, длинные и черные, как смоль, ресницы опустились, скрывая в ее глазах искры гнева. И он решил: либо они прежде никогда не встречались, либо у него настолько непримечательная внешность, что она просто не запомнила его при встрече.
        - Сюда, пожалуйста, - резко проинструктировала Мэтти, открывая дверь, которая вела к крытым вольерам-номерам. Собаки тут же подняли оглушительный лай, как только почувствовали их приближение. - Во всех помещениях ковры, везде центральное отопление. - Она приседала и гладила каждую из собак, просовывая руку через металлическую сетку дверей. - Если нужно, в каждом помещении имеется и стул для хозяина. Корзина и подстилка меняются каждый раз, как у нас появляется новый постоялец, хотя мы не отказываемся, когда хозяева приносят домашнюю подстилку питомца. - Она автоматически перешла на деловой разговор. Сказалась практика - ведь Мэтти помогала матери по выходным. Расценки в собачьей гостинице не были низкими, и Мэтти хотела, чтобы Джек Боучамп знал: за эти деньги их постояльцы получают качественное обслуживание. - Также у нас предусмотрено наличие телевизоров - для тех, кто любит смотреть сериалы, - снисходительно объясняла она. - Как вы можете видеть… - она замолчала, поняв, что потеряла Джека Боучампа у второго номера.
        Он сидел на корточках перед металлической дверью, из-за которой его приветствовал рыжий Лабрадор.
        Мэтти присоединилась к Джеку и наклонилась, чтобы почесать Софи за ухом.
        - Она довольно милая, не правда ли? - тихо'сказала Мэтти, Лабрадор давно стал ее любимцем.
        - Она просто великолепна! - Джек Боучамп повернулся, улыбаясь Мэтти. Его насмешливое настроение куда-то исчезло - с той самой минуты, как он решил отреагировать на приветствие собаки. - И очень дружелюбная, - ласково добавил он.
        И от этого внезапного ребячества вздох застрял у Мэтти где-то в горле. Он слишком симпатичен!
        - Софи рада каждому, - резко сказала она, внезапно понимая, как грубо это прозвучало, но было уже поздно. - Ее пожилой хозяин умер три месяца назад, - неохотно ответила она, заметив вопрос в его взгляде. - Семья не захотела забирать Софи обратно и попросила мою маму позаботиться о ней.
        Вот почему собака все еще у нас.
        Ее мать никогда без причины не усыпляла здоровое животное, вот почему у них постоянно жили уже четыре собаки. Но Софи могла и не найти нового хозяина…
        Обычно Софи крутилась возле матери Мэтти, но, когда у той были клиенты, она запирала Софи до обеда.
        - Какой ужас! - Джек Боучамп выпрямился, все еще поглаживая Софи за ухом.
        - Да, - Мэтти тяжело вздохнула, соглашаясь с ним, но только в этом! - Если вы пройдете дальше… - она вернулась к деловитому тону, - я покажу вам один из пустых вольеров, чтобы вы посмотрели, где будет жить… Гарри?., если вы решите поселить его тут в следующие выходные. - Мэтти надеялась, что именно этого Джек Боучамп не будет делать.
        Правда, она уже согласилась помогать матери в пасхальные дни, так как более чем была уверена, что снова встретится с Джеком Боучампом.
        - Просто великолепно! - спустя несколько минут воскликнул Джек Боучамп, усаживаясь на стул.
        - Собаки такие милые и беззащитные существа, поэтому мы должны дать им все самое лучшее, - заявила Мэтти.
        В течение нескольких секунд карие глаза бесстрастно ее рассматривали.
        - Я согласен, - наконец ответил Джек. - Гарри должно здесь понравиться. - Он встал. - Это, наверное, звучит странно для вас, но мы с Гарри вместе еще с тех пор, как он был щенком. Сейчас ему шесть лет, и он ни разу прежде не жил в подобном месте.
        Мэтти слегка подобрела. Забота о животных со стороны кого-либо вызывала у них с матерью чувство солидарности. И не было никакого сомнения, что Джек Боучамп - кем бы он там ни был! - очень беспокоится о своем питомце.
        - Я уверена, ему у нас будет хорошо, - заверила его Мэтти, когда он снова наклонился, чтобы погладить Софи. - Позвольте мне показать вам, что для каждой собаки у нас есть индивидуальные беговые дорожки. - Когда они вышли, она осторожно закрыла двери. - Но кроме этого, ежедневно каждую собаку еще и выгуливают, - поспешила добавить она.
        Джек Боучамп снова усмехнулся.
        - Да тут намного комфортабельнее, чем во многих гостиницах для людей.
        - Да, - подтвердила Мэтти. - Нужно очень много денег, чтобы построить такую гостиницу, но еще больше денег нужно, чтобы поддерживать все хозяйство.
        - Вы с матерью сами всем заправляете или вам помогают? - неожиданно спросил он, когда они подошли к главному офису.
        - Нам помогают, - уклончиво ответила Мэтти. Правда, здесь красивая местность? - Она намеренно сменила тему разговора. В конце концов, не его дело, помогает она своей матери или нет.
        Здесь действительно было красиво. Всего несколько миль от Лондона, а вокруг раздолье. У них был даже свой сад, который уже вовсю цвел.
        - Просто великолепно, - пробормотал он.
        Мэтти повернулась, чтобы взглянуть на него, и у нее перехватило дыхание, как только она заметила, что он рассматривает не сад, а ее!
        Нет, в самом деле, это уже слишком!
        Она напряглась.
        - Я отведу вас к маме, чтобы вы обговорили все детали пребывания вашего любимца у нас, - вежливо сказала она, когда они вошли в офис.
        Ее мать встретила их улыбкой, искоса поглядывая на Мэтти. И когда заметила утвердительный кивок, тень беспокойства тут же исчезла из ее глаз.
        - Все ли вам у нас понравилось, мистер Боучамп? Мать мило ему улыбнулась.
        - Абсолютно все, - вежливо ответил он.
        Мэтти снова взглянула на него и обнаружила, что он смотрит на нее, вместо того чтобы смотреть на ее мать!
        - Пожалуйста, зовите меня просто Джек, - вежливо заявил он.
        - Диана, - весело ответила ее мать, очевидно не чувствуя никакой неловкости рядом с этим привлекательным мужчиной, в отличие от Мэтти.
        Даже если учесть, что мать была лет на десять старше Джека Боучампа, а Мэтти где-то лет на десять моложе, все равно Диана была привлекательной женщиной, хотя уже давно вдовела. Диана очень любила отца Мэтти, чтобы снова увлечься мужчиной. Но это же не значит, что она не заметила, насколько привлекателен Джек Боучамп!
        - А как вы узнали о «Вуфдорфе», Джек? - Диана всегда переходила на профессиональный тон, когда это касалось ее гостиницы. - Вам нас порекомендовали или вы увидели одно из наших объявлений?
        - Это достаточно странно, но я нашел одну из ваших визитных карточек у себя в офисе.
        - Вот как? Понятия не имею, как она там оказалась!
        Мэтти внезапно очень заинтересовалась фотографиями, которые висели в офисе, надеясь, что ни мать, ни Джек Боучамп не заметят ее смущения.
        - Очевидно, случайно попали, - спокойно предположил он.
        - Очевидно, - согласилась ее мать.
        - Ранее я уже говорил вашей дочери, что Гарри никогда не был в подобных местах… даже таких чудесных, как ваше, - начал он. - Я должен буду поехать в Париж в следующие выходные, и со мной едет вся семья, поэтому Гарри не с кем оставить.
        Обычно я всегда оставлял его с моими родными. Я не хочу… - он состроил гримасу, - откладывать этот вопрос на последний день. Поэтому решил заранее побеспокоиться обо всем.
        Семья? Какая семья? Конечно же, этот человек не может быть еще и женат!
        - Каждый владелец собаки, когда оставляет своего питомца, чувствует то же самое, - улыбнулась Диана. - Но я ручаюсь, что мы будем очень хорошо заботиться о Гарри. Если…
        - Надеюсь, вы меня простите, - резко перебила маму Мэтти, внезапно решив убраться из поля зрения этого необыкновенного мужчины. - Я… я правда должна идти, и… и… ммм… у меня много дел, неубедительно закончила она.
        Но Джек Боучамп остановился в дверном проеме, перекрывая Мэтти дорогу.
        - Я должен поблагодарить вас за экскурсию, - тихо сказал он. - Было приятно познакомиться, мисс Кроуфорд.
        Она, не моргая, посмотрела на него.
        - И мне, мистер Боучамп! - Мэтти ответила если и не искренне, то хотя бы вежливо… Очевидно, она не заслуживала права называть его по имени, которое ей так нравилось…
        Он улыбнулся, в его карих глазах все еще бегали озорные огоньки, как будто он читал ее мысли.
        - Надеюсь, мы с вами еще встретимся, - в довершение произнес он.
        Мэтти не хотелось надеяться ни на что подобное. Хотя в сложившейся ситуации это было бы…
        - Вероятно, в следующие выходные, если вы решите привезти Гарри к нам, - уклончиво ответила она. - А теперь, если вы меня простите… - Она многозначительно посмотрела на него, поскольку он все еще загораживал выход.
        - Конечно. - Джек Боучамп галантно отступил в сторону.
        Мэтти не удалось достаточно быстро выйти из комнаты. Проскальзывая в дверь мимо мистера Боучампа, она невольно подняла на него глаза.
        Джек Боучамп.
        Допустим, он достаточно красив. С этим она могла согласиться. Даже очарователен, если вы не обращаете внимания на его поступки. Ее матери он также нравился. Но ее матери нравились все, и она всем доверяла, даже молодой помощнице, которая в прошлом году украла у нее деньги.
        Но как могла Мэтти предположить, что визитные карточки «Вуфдорфа», оставленные ею по всему офису «Джей Би индастриз», так повлияют на дальнейшие события? Она и подумать не могла, что этот человек придет сюда, чтобы зарезервировать для своей собаки место.
        Конечно же, как только Джек Боучамп уйдет, надо поговорить с мамой.
        Поскольку человек, которого она описала матери как бабника и жадную свинью, а та в ответ высказалась, что его надо бы вывести на улицу и публично отшлепать, - именно этот человек и оказался Джеком Боучампом!



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        - Какой очаровательный мужчина, - Диана перестала махать рукой вслед красной спортивной машине Джека Боучампа.
        Но у Мэтти была веская причина думать иначе.
        И она должна рассказать обо всем матери.
        - Такой естественный и простой, несмотря на его богатство, как сказал бы твой дедушка, - нежно добавила Диана. - Так или иначе, он привезет Гарри на четыре пасхальных дня, так что мы почти полностью будем заняты. Я не думаю… Мэтти, что с тобой? - Она внезапно заметила, как бледна дочь.
        Мэтти действительно чувствовала себя ужасно.
        Но не из-за болезни. Всего час назад она описывала матери этого очаровательного мужчину совершенно другими словами.
        Она сделала глубокий вдох.
        - Я не сообразила, что фамилию Боучамп можно записать как Бичам, - медленно начала она. - Если это так, я… ну, в общем, я… - Ну и что она? Неважно, как ты произносишь или записываешь имя человека, он все равно заслуживал всех тех определений, которые она ему дала. Мало того, что он имел четырех подружек, о которых Мэтти уже знала, оказалось, что у него была также и семья!
        - Мэтти? - Мать, нахмурившись, подозрительно посмотрела на нее. - Мэтти, что ты сделала? - осторожно поинтересовалась она.
        - Сделала? - переспросила Мэтти, ее голос звучал тоньше, чем обычно, и она прокашлялась. - Из-за чего ты решила, что я сделала что-то? - возмущенно спросила она, подумав, что после всего быть честной с матерью - не самое лучшее решение.
        - Потому что я знаю тебя слишком хорошо, Мэтти, - беспокойно продолжала ее мать. - Я также знаю, что ты всю жизнь кидаешься из одной крайности в другую… Разве имеет значение, как именно ты пишешь имя Джека Боучампа? - медленно спросила она.
        Это имеет большое значение, когда просматриваешь органайзер матери и не обнаруживаешь никакой связи между Джеком Бичамом (ее мать, видимо, записала фамилию так, как услышала, говоря по телефону) и Джонатаном Боучампом из «Джей Би индастриз».
        - Нет, не имеет, - вздохнула Мэтти. - Это совершенно неважно. Но… Ой, мам, ты права, я сделала кое-что ужасное! - Она состроила гримасу.
        И когда Джек Боучамп узнает, что именно она сделала, навряд ли после этого привезет в гостиницу ее матери свою собаку.
        - Хочешь об этом поговорить? - Диана начала слегка давить на дочь, как никто зная о внезапных и необдуманных поступках Мэтти, о которых та потом очень сожалела.
        Разговор на эту тему никак не входил в планы Мэтти. Но у нее действительно не было выбора…
        - Я полагаю, что должна. - Она тяжело вздохнула.
        - Кофе или горячий шоколад? - спросила ее мать.
        Она всегда подавала кофе, когда предстоял несерьезный, малозначительный разговор, и горячий шоколад - для действительно чего-то очень важного.
        Мэтти выглядела несчастной.
        - Если честно, сейчас более всего подойдет стакан виски!
        Брови матери поднялись почти до волос. Ни одно из прежних признаний Мэтти не требовало виски. А ведь сколько этих признаний выслушала Диана! Ее импульсивная дочь сначала действовала, а потом уже думала. Судя по всему, сейчас был один из этих случаев.
        - Я думаю, надо обсудить все дома, - с сожалением решила мать.
        Мэтти неохотно поплелась следом, зная, что следующие несколько минут будут далеко не веселыми. Она, скорее всего, погорячилась с Джонатаном Боучампом…
        Не то чтобы она изменила свое мнение о поведении Джонатана Боучампа - ничуть! - но, может быть, она не сделала бы того, что уже сделала, если бы не ее печальный опыт, к которому был причастен Ричард.
        Вместо предполагаемого виски Диана приготовила чай. Они сидели на кухне, а около их ног крутились собаки.
        - Ну, Матильда Мэй? - заговорила ее мать, так и не дождавшись ни слова от дочери, которая сидела и задумчиво смотрела в чашку с чаем.
        Мэтти вздрогнула при упоминании ее полного имени.
        - Сколько раз говорить, чтобы ты меня так не называла! - воскликнула она. - С твоей стороны вообще было опрометчиво так меня назвать. И не важно, что твою мать звали Матильда, а отца - Мэй. Может, действительно не было никакой причины…
        - Мэтти, ты можешь возмущаться по этому поводу сколько тебе угодно, - решительно перебила ее Диана, - но, в конце концов, все же окажешься перед необходимостью рассказать мне о том, что ты натворила на сей раз.
        Мэтти с трудом сглотнула и тяжело вздохнула.
        - Ты помнишь того бабника?
        - Бабника? А, ты имеешь в виду того негодяя, о котором ты мне рассказывала? Это тот, у которого четыре подружки?
        - Ага, - неловко подтвердила Мэтти. - Джек Боучамп, он же Бичам, - это и есть Джонатан Боучамп! - выпалила она. - Он - бабник, - неохотно продолжала она. - То, что я имею в виду…
        - Я думаю, что догадалась, о чем ты, Мэтти, сухо произнесла Диана. - Он тот, из-за которого ты была так рассержена? Мужчина, чей секретарь заказал у тебя цветы бесчисленному количеству его подружек?
        Мэтти сделала быстрый глоток чая и обожглась.
        Как она могла быть настолько глупа? Столь непрофессиональна? А она-то считала себя достаточно умной. Теперь, встретив Джека Боучампа, Мэтти и понятия не имела, как он отреагирует на то, что она сделала. Оставалось только догадываться…
        А ведь так много было сделано для ее собственного бизнеса! Столько сил приложено для получения некоторых прибыльных контрактов по поставке цветов. Эти контракты были заключены с ее фирмой для обслуживания офисов различных корпораций… И «Джей Би индастриз» был одним из крупнейших заказчиков. А Джек Боучамп был главой «Джей Би индастриз»!
        Но и это еще не все. Если он решит после того, что она сделала, отказаться от услуг ее фирмы, она потеряет контракт и, возможно, магазин!
        - Да, - категорично ответила Мэтти.
        - Но ты имела дело не с ним, а с его заказом, не так ли? - Ее мать выглядела озадаченной.
        - О да, я с этим справилась, все в порядке, - бодро ответила Мэтти. - Видишь ли, я отправила четыре букета от его имени тем четырем женщинам на Рождество…
        - Я предполагаю, это говорит о том, что он имел отношения со всеми этими четырьмя женщинами в течение последних четырех месяцев по крайней мере, - рассуждала ее мать.
        - Именно, - неохотно начала Мэтти. - Его секретарша дала мне заказ, и… он уже подписал четыре сопроводительные карточки. И я… Мама, я поменяла карточки местами! - наконец выкрикнула она.
        Ей было двадцать три; давно пора уже прекратить делать такие вещи.
        - И он даже не был оригинален! - Мэтти затараторила, видя, как у Дианы вытянулось лицо. - Он написал: «Сэнди, очень люблю, Дж.», «Тина, очень люблю, Дж.», «Салли, очень люблю, Дж.», «Келли, очень люблю, Дж.», так что я… ну, я подумала, возможно, они должны узнать о существовании друг друга. Так что я положила карточку Тины в букет Келли, карточку Сэнди в букет Тины, карточку Салли в букет Сэнди, а карточку Келли в букет Салли. Я знаю, что это было глупо, но я… Мам, ты что, плачешь? - Она беспокойно посмотрела поверх стола на свою мать. Та опустила голову и закрыла лицо ладонями, ее плечи затряслись. - Я схожу к нему, объясню все, что я сделала, расскажу ему… - Мэтти замолчала и уставилась на мать, которая подняла наконец голову и опустила руки.
        Глаза Мэтти недоверчиво округлились, когда она увидела, что ее Диана смеется, а не плачет.
        - Ах, Мэтти, Мэтти! - Мать покачала головой, вытирая выступившие от смеха слезы. - Ты, безусловно, должна пойти и все ему объяснить. Но как ты это сделаешь, понятия не имею. - Она слегка успокоилась. - Я думала, что случай с Ричардом был самым неприятным. Он ожидал, что его невеста придет к нам, требуя объяснений прямо в день свадьбы! Она устало покачала головой. - Но это!..
        - Будь справедлива, мам! - запротестовала Мэтти. - В том, как поступил Ричард, не было моей вины. И уж я никак не могла знать о том, что он уже помолвлен.
        - Нет, - согласилась мать. - Но, сознайся, эта твоя последняя авантюра, конечно же, ни в какие ворота не лезет. - Она снова покачала головой, пытаясь сдержать смех.
        - Мам, это не смешно, - ответила Мэтти раздраженно.
        - Конечно, нет, - согласилась Диана, слезы от смеха текли у нее по щекам.
        - Тогда, может, перестанешь смеяться? - Мэтти вздохнула, улыбнулась и расхохоталась сама. - Он меня убьет, - закончив смеяться, констатировала она. - Вздернет меня на виселицу. Повесит меня на ближайшем дереве… Или просто утопит.
        - Дорогая, если он сделает первое, то о другом и третьем ему уже не нужно будет беспокоиться, рассуждала ее мать, вытирая слезы салфеткой и протягивая другую дочери.
        - Он из тех людей, которые исхитрятся сделать все это ради развлечения! - пробормотала Мэтти, громко сморкаясь.
        Она не была уверена в том, что ей сейчас лучше сделать - расплакаться или рассмеяться. Джек Боучамп, если решит, может уничтожить ее!
        Диана слегка кивнула головой.
        - Я полагаю, ты тем не менее доставила эти цветы вчера?
        Они обе знали, что вопрос был риторическим.
        Мэтти считала обязательным для себя всегда доставлять букеты в назначенное время. Именно по этой причине у нее было так много постоянных клиентов.
        - Если тебе послужит утешением, Мэтти… этим утром на Джеке Боучампе не было видно никаких ран, которые могла бы уже нанести ему та или иная оскорбленная подруга! - усмехнулась Диана.
        - Я ненавижу саму мысль о том, что должна идти к этому человеку и объяснять все, что я наделала, призналась Мэтти. - И главное - как ему все объяснить?
        Ее мать кивнула.
        - Нежелание встречаться с Джеком Боучампом я могу понять. Но мне кажется, что, если ты не пойдешь к нему, он так или иначе завтра сам явится в цветочный магазин, чтобы посмотреть тебе в глаза.
        Мэтти тоже так думала. Лучше быть стороной, которая управляет ситуацией, чем той, которая обороняется. Кроме того, от ее безрассудного поведения может пострадать и мама - вдруг Джек Боучамп передумает оставлять свою собаку в маминой гостинице в эти выходные?
        Выходные. Когда он уезжает со своей семьей в Париж.
        Его семьей…
        Может быть, семейный Джек Боучамп не будет устраивать скандал из-за не правильно адресованных карточек на цветах, посланных его девушкам?
        Мэтти чувствовала себя куда менее уверенной на следующий день, когда столкнулась лицом к лицу с Джеком Боучампом около широкого стола в его офисе.
        Еще вчера вечером она хотела пойти к нему домой, но адрес и номер телефона, который он дал ее матери, принадлежали одному из его офисов, поэтому у Мэтти не было другого выхода, как дождаться понедельника, чтобы поговорить с ним.
        Утром мать, заметив тревогу в глазах дочери, молча протянула ей чашку кофе и, не говоря ни слова, ушла кормить собак.
        Это было к лучшему, потому что Мэтти не хотела ничего говорить.
        Теперь же она так же молча Джека Боучампа, который, как это ни странно, выглядел более доступным в темном деловом костюме, рубашке сливочного цвета и аккуратно завязанном галстуке, чем вчера, когда приходил в их гостиницу.
        Он выглядел спокойным… во всяком случае, не как человек, чья личная жизнь резко изменилась.
        - Мистер Боучамп…
        - Джек. - Он жестом пригласил ее сесть, сам же уселся в кожаное кресло с высокой спинкой и посмотрел на нее. - Мой секретарь передала мне, что вы срочно хотите меня видеть. - Джек Боучамп наклонился вперед, опершись локтями о стол.
        Конечно, Мэтти должна была сказать секретарю, что это срочно, потому что ей необходимо было увидеть его. Ей пришлось сказать Клэр Томас, кто она такая, - это был единственный способ заставить секретаршу внести ее визит в плотный график мистера Боучампа. Ей предоставили всего несколько минут во время обеда, да еще предупредили, что в час у Джека Боучампа очень важная встреча.
        Поскольку было без десяти час, ей следовало поторопиться.
        - Проблемы с содержанием Гарри у вас в выходные? - нахмурился Джек Боучамп.
        - Нет, - торопливо обронила Мэтти. - Я… я здесь не как ассистент мамы.
        Его брови медленно поползли вверх, и выражение лица стало удивленным.
        - Нет? - произнес он, и взгляд приобрел вчерашнюю теплоту. - Тогда почему же вам надо было срочно со мной встретиться? - К этому человеку снова вернулись очарование и притягательность.
        Конечно же, не по той причине, о которой он сначала подумал.
        Мэтти преднамеренно выбрала деловой стиль одежды - костюм цвета морской волны и голубая блузка - в надежде, что это поможет появиться некоему доверию между ними, в котором она очень нуждалась. Но сейчас она почувствовала, что ее ладони стали влажными, паника овладела ею. Мэтти хотела уже повернуться и убежать, но знала, что так будет еще хуже.
        Она пожала плечами.
        - Я фактически не работаю в гостинице, мистер… ммм… Джек, - поправилась Мэтти. Будь вежлива, проинструктировала она себя твердо.
        - Значит, вы тут не из-за моей собаки? - спокойно размышлял вслух Джонатан Боучамп. - Тогда почему же вы здесь, Мэтти?
        Он все это время знал ее имя! Ну… может, и не все, предположила она, вспомнив, как ее мать позвала ее во время их вчерашней беседы. И все же он обращался к ней официально… А это не очень хороший знак!
        - Я, безусловно, работаю для вас… ну, не совсем, конечно так, - поправилась она, - но вы - один из моих клиентов и…
        - Мэтти, вы можете остановиться и вернуться немного назад? - Он перебил ее, в его глазах была насмешка, и он едва сдерживал улыбку. - Прежде чем я, возможно, не правильно выскажусь, вы бы лучше сказали: кто вы по профессии? Не правильно выскажусь? Что он имел в виду? Что он вообще себе вообразил?..
        - Я флорист, мистер Боучамп! - холодно произнесла она. - Я владелец магазина «Грин энд Бьютифул», - добавила она, пронзая его взглядом, поскольку ей на ум внезапно пришла другая профессия.
        Как он посмел?! Как он мог?! Неужели она выглядела как…
        Мысли Мэтти улетучились, у нее пересохло во рту, как голько она увидела неподдельный интерес на его лице. Через секунду интерес сменился брезгливой гримасой, словно…
        - Ах, вот в чем дело! - медленно сказал Джек, как будто ему внезапно дали ответ на загадку, которая мучила его. - Имеет ли ваш срочный визит какое-либо отношение к путанице с карточками, которые я просил доставить вместе с цветами до конца следующей недели?
        Похоже, что одна из тех четырех женщин уже с ним связалась…
        Мэтти смущенно кашлянула.
        - Я вообще-то сам собирался зайти к вам сегодня, - продолжал Джек Боучамп. И никакой теплоты в его карих глазах… Фактически выражение его лица стало непроницаемым.
        - У меня было предчувствие, что вы зайдете, быстро подтвердила Мэтти.
        - И вы подумали, что избежите моего визита, если вместо этого придете сюда сами?
        - Да, - кивнула она. - Видите ли, я просматривала документы вчера вечером и поняла, что совершила ужасную ошибку…
        - Правда? - Он встал, обошел стол с удивительной скоростью для такого крупного человека. - Когда точно вы поняли, что допустили ошибку?
        Мэтти пришлось запрокинуть голову, чтобы посмотреть ему в лицо. Он стоял слишком близко, и она понятия не имела, каково его настроение. Оставалось лишь предполагать, что оно не могло быть хорошим - после ее признания, которое, вероятно, перевернуло с ног на голову всю его личную жизнь.
        - Я же сказала, это было вчера вечером. Мне действительно жаль…
        - Мэтти, эта беседа, несомненно, интересная, мы могли бы продолжить ее вечером за ужином? - Он быстро взглянул на часы. - Видите ли, у меня встреча через две минуты и…
        - Нет, мы не можем продолжить эту беседу… или что-то еще! - за ужином! - выпалила Мэтти.
        Она никак не ожидала, что он может попросить ее об этом.
        Он поднял брови.
        - Нет?
        - Нет! - решительно отрезала она.
        - Почему нет? - настаивал он.
        Она сверкнула глазами.
        - С одной стороны, вы женатый человек! - напомнила она. - С другой… у вас уже есть четыре подружки, о которых я знаю!
        Она сказала это! Причина, по которой она должна была прийти и заявить о путанице с карточками, теперь, в свете его приглашения, выглядела ложным поводом для встречи. И что еще ей оставалось делать, когда этот мужчина осмелился внести ее в список своих женщин?
        Она взглянула на него и быстро отвела глаза. Позади нее был стол, перед ней - Джек Боучамп, и у нее не было никакого шанса на спасение, если он…
        - Джек?.. Я не рано?
        Мэтти вздрогнула, услышав женский голос. Она и Джек Боучамп так увлеклись друг другом, что ни один из них не заметил, как какая-то женщина открыла дверь и вошла в комнату.
        Взгляд Джека Боучампа, сосредоточенный на Мэтти, резко изменился, он отступил от нее. На его лице появилась улыбка, когда он повернулся, чтобы поприветствовать вошедшую женщину.
        - Нисколько, - уверил он. - Мэтти и я уже закончили обсуждать планы на вечер, - добавил он, взглянув на девушку.
        Все внимание Мэтти было сосредоточено на вошедшей в кабинет женщине.
        Она была красива, очень красива. Роскошные волосы волнами спадали чуть ниже стройных плеч, голубые глаза искрились весельем, макияж нисколько не скрывал восхитительную кожу ее лица. Дорогое синее платье было подобрано точно под цвет ее глаз. На длинных и стройных ногах были изящные черные босоножки.
        - Мэтти, - Джек Боучамп взял ее под руку и потянул вперед. - Позволь представить тебя моей сестре Александре.
        Его сестре? Неужели он думает, что она в это поверит?
        - Рада с вами познакомиться, Мэтти. - Александра улыбнулась. - Прошу прощения, если потревожила вас, - добавила она. - Просто Клэр не было на месте, и я решила войти.
        - Нисколько, - нервно уверила ее Мэтти, желая одного: чтобы Джек Боучамп отпустил ее руку. Не то чтобы он причинял ей боль, просто она неловко себя чувствовала от покалываний, которые ощущала на руке от запястья к плечу. - В любом случае я уже собиралась уходить, - начала она оправдываться, пятясь от Джека Боучампа и не оставляя ему возможности снова схватить ее за руку.
        - Мы не обсудили детали насчет вечера, - настаивал он. - Вы сказали, что ужин исключен, так, может быть, я заеду за вами часов в девять и мы пойдем куда-нибудь выпьем?
        Нет, так просто Джек Боучамп ее не отпустит.
        - Хорошо, - наконец неохотно согласилась Мэтти. - Если вы этого хотите…
        - Это именно то, чего я хочу, - решительным эхом отозвался он.
        - Прекрасно! - выпалила Мэтти и с облегчением отошла назад. - Тогда до девяти, - пробормотала она.
        Он кивнул.
        - Жду с нетерпением.
        И что он собирается ей сказать? Что собирается сделать с ней, вызвавшей проблемы в его личной жизни?



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        - Вы нарочно перепутали карточки, не так ли?
        Мэтти в этот самый момент сделала глоток белого вина.
        Она закашлялась, из глаз брызнули слезы, из носа тоже потекло.
        Джек приподнялся и стукнул ее по спине. Они сидели рядом в сельском пабе, куда он привез Мэтти.
        Слава богу, что он не сшиб ее с места!
        Неужели была необходимость в таком сильном ударе? К тому же это совсем не помогло, она все еще продолжала кашлять, так что несколько посетителей паба обернулись и с сочувствием поглядели на нее.
        Во всяком случае, их сочувствие было сильнее, чем у Джека Боучампа, который, казалось, видел в этом некое развлечение, о чем говорили веселые искорки в его карих глазах и улыбка.
        - Вытрите нос, - наконец проинструктировал Джек, протягивая ей белоснежный носовой платок.
        Мэтти так и сделала. Шумно. И это помогло.
        Только ее глаза все еще слезились.
        - Ну как, лучше? - спросил Джек, в то время как она вытирала слезы с лица. Наверняка потекла тушь!
        - Да, лучше, - сообщила она глухо, поскольку смотрела вниз на то, что еще пять минут назад было белоснежным носовым платком, а теперь на нем виднелись коричневые разводы. О, ну, в общем-то, как она сейчас выглядела, беспокоило ее меньше всего!
        И как она могла чувствовать себя лучше после того, что он только что сказал? Он прекрасно знал о том, что она перепутала карточки нарочно!
        - Спасибо, - сказала она учтиво, сжимая в руке носовой платок. Мэтти сомневалась, что теперь, когда она сморкалась в платок и измазала его тушью, Джек захочет получить его обратно.
        Джек Боучамп подъехал к их дому этим вечером ровно в девять часов. Мэтти уже стояла на дороге, ожидая его. Она не хотела, чтобы он приближался к дому: мать не должна была знать, с кем она проводит этот вечер.
        Более того, Мэтти уверила мать, что вернулась с работы домой несколько часов назад, что ситуация с Джеком Боучампом улажена, что он принял ее объяснения о допущенной ошибке и теперь обязательно привезет Гарри в выходные. Осталось только убедить во всем этом Джека Боучампа.
        Его замечание, кажется, положило конец ее оптимистичным планам.
        Мэтти громко прокашлялась.
        - Ранее я пыталась объяснить вам… что за выходные осознала свою ошибку…
        - О, да, - сухо сказал Джек. - Но ваше следующее замечание относительно жены и четырех подружек, казалось, подразумевало что-то еще. - Он с насмешкой приподнял бровь.
        Мэтти вздрогнула - она ясно помнила свое замечание.
        - Разве вы так не думаете? - спокойно спросил он, прежде чем мелкими глотками опустошить бокал пива, которое заказал для себя.
        Возможно, если бы она подумала перед доставкой тех цветов в субботу… Но это и было ее проблемой: она не думала, она действовала!
        А вот теперь Мэтти задумалась над тем, что сделала. Задумалась и поняла, что повела себя очень непрофессионально. Ее совершенно не должно касаться, что кто-то из ее клиентов имеет несколько подружек. В ее обязанности входит только доставлять цветы и никого при этом не осуждать.
        - Вот видите, Мэтти. - Джек наклонился к ней. Я тоже думал о беседе между вами и вашей мамой, которую случайно подслушал, когда зашел в вашу гостиницу вчера днем. Полагаю, вы обсуждали бабника и жадную свинью?.. Эту жадную свинью, которая имеет четырех подружек?
        Сердце Мэтти упало еще ниже. Теперь, казалось, оно билось где-то в пятках.
        Она облизала сухие губы и уставилась на вино, которым секунду назад поперхнулась.
        Ничего не помогало! Этот человек все еще казался чертовски привлекательным. Мэтти преднамеренно оделась особенно небрежно - в потертые джинсы и белую футболку с надписью «Секси». Ей казалось, так уровень важности их встречи снизится. Но Джек Боучамп был одет так же небрежно - потертые джинсы, футболка игрока в регби, которая придавала ему весьма спортивный вид. На самом деле это он должен был надеть футболку с надписью «Секси» - как предупреждение женщинам остерегаться его.
        О чем это она думает? Последнее, о чем Мэтти должна была сейчас размышлять, - это насколько привлекателен Джек Боучамп.
        - Не знаете, как повежливее ответить? Ну и не надо! - произнес он. - Вчера вы ясно дали понять, что думаете по этому поводу.
        - Хорошо, допустим, что это были вы - тот, кого я обсуждала вчера со своей матерью, - сдалась она. Но это не означает, что… не означает…
        - Да? - подталкивал он.
        Она впилась в него взглядом.
        - Я допустила ошибку, признаюсь, - кисло признала она. - Каждый иногда делает ошибки. - Даже вы, мысленно съязвила она.
        - Согласен, - спокойно подтвердил Джек. - Но какую из ваших ошибок мы сейчас обсуждаем?
        Это был действительно хороший загородный паб, с этакой староанглийской атмосферой, которая казалась естественной, а не искусственно созданной. Рядом сидел очень привлекательный мужчина.
        Короче, при других обстоятельствах Мэтти получила бы от всего этого удовольствие. При других обстоятельствах..
        - Послушайте, я пришла к вам утром, чтобы извиниться за допущенную ошибку и… и…
        - Да? - Джек бросил на нее насмешливый взгляд.
        - А что вы имели в виду, когда сказали «какая из ваших ошибок»? - нахмурилась Мэтти.
        - Ax! - Он улыбнулся. - Наконец-то вы поняли, что, возможно, допустили не одну ошибку.
        Мэтти моргнула от негодования. Этот человек и был самой главной ее ошибкой! Но Джек, похоже, думает, чю она натворила что-то еще?..
        - Вчера вы упомянули вашу семью, - медленно начала она. - Я предполагала, вы подразумевали жену и детей…
        - Никакой жены. Никаких детей, - с расстановкой сообщил он. - Родители. И несколько родных братьев и сестер. С одной вы встретились утром.
        Мэтти выглядела ошарашенной.
        - И они - та семья, с которой вы в эти выходные едете в Париж? - Как она может поверить этому?
        Париж был местом для влюбленных, а не для тридцатилетнего мужчины, который отправляется туда со своими родителями, братьями и сестрами!
        Он кивнул, не обращая внимания на ее удивление.
        - Моя самая младшая сестра - Александра; вы встречались утром, - напомнил он ей.
        - Да… - согласилась Мэтти, все еще не веря его словам.
        - Она помолвлена и хочет отметить это в ресторане на Эйфелевой башне.
        Мэтти не знала, смеяться ли над нелепостью этого объяснения или завидовать, что кто-то может хотеть подобного и даже пытается реализовать это!
        - Получается, что жены у вас нет, - предположила Мэтти.
        - Как и четырех подружек, - твердо сказал Джек Боучамп.
        - Хорошо, что не больше! - Мэтти не могла сдержать усмешку.
        - Вы знаете, что я думаю, Мэтти? - начал он. - Я думаю, ваш отец должен был наказывать вас чаще, когда вы были маленькой девочкой.
        С ее лица исчезла улыбка.
        - Это было бы сложно… видите ли, он умер, когда мне было три года, - с расстановкой объяснила она.
        Те нечеткие воспоминания об отце, что у нее остались, рисовали образ высокого человека, который обычно брал ее на руки и относил в кровать, человека, который часто смеялся… Она помнила, что ее мать в те дни тоже часто смеялась…
        - Мне очень жаль. - Тихое извинение Джека Боучампа вернуло ее в реальность, и она вспомнила, где находится и, главное, с кем. - Для вас это было весьма тяжело.
        - Я думаю, для мамы это было гораздо тяжелее, ответила Мэтти, слабо пожав плечами. Как бы избежать разговора о преждевременной смерти ее отца?
        Ведь до сих пор воспоминания о нем причиняют ей боль.
        - Да…
        Мэтти ожидала, что Джек продолжит свои упреки, и, когда он не сделал этого, взглянула на него.
        Он был погружен в свои мысли, но о чем были эти мысли, догадаться она не могла.
        - Видите ли, Мэтти, - внезапно начал Джек, - ваше недавнее поведение поставило меня в неловкое положение.
        - Да? - осторожно удивилась она. Спрашивать, что именно он имел в виду, она не стала.
        Джек Боучамп не верил в ее историю о том, что карточки в букетах были перепутаны по ошибке, а она не верила в небылицы о том, что те четыре девушки не являлись его подружками.
        - Да, - сухо подтвердил он и повернулся, чтобы посмотреть на нее.
        И в этот момент Мэтти внезапно почувствовала, что он совсем не думает ни о своих подружках, ни о перепутанных карточках в букетах.
        А уж к его следующему вопросу она была совсем не готова:
        - У вас есть паспорт?
        - Простите, что? - недоверчиво спросила она.
        - Паспорт, - спокойно повторил Джек.
        - Ну да, я… А зачем вам это знать? - с подозрением поинтересовалась Мэтти. Она получила паспорт в прошлом году, когда ей и ее матери удалось, впервые за многие годы, посетить Грецию. Они там пробыли всего-то неделю. Но какое дело до этого Джеку Боучампу?
        - Я вам уже говорил, что еду в Париж в эти выходные, - напомнил он.
        - На ужин по случаю помолвки вашей сестры… - машинально повторила она.
        - Верно, но я еду не один, - сказал он с очевидным сожалением.
        - Вы говорили о ваших родителях, о братьях и сестрах, которые тоже там будут…
        - Нет, Мэтти, - медленно произнес Джек Боучамп. - Я имею в виду, что я еду не один. Если у вас есть паспорт, я еду не один.
        - У меня нет… Ox! - Она вздрогнула, пытаясь скрыть внезапно пришедшее озарение. Очевидно, одна из тех четырех женщин, которой он послал цветы, едет с ним в Париж…
        Вернее, собиралась ехать - до тех пор, пока Мэтти не устроила эту неразбериху с карточками. Теперь-то те женщины вряд ли даже разговаривают с ним, уже не говоря о поездке в Париж на выходные!
        Что означало - ни одна из них не замужем. Теперь остается понять, кто она - Салли, Сэнди или…
        Неужели это действительно важно? - немедленно упрекнула себя Мэтти. Джек Боучамп дал понять ей своим вопросом о паспорте, что теперь она является его компаньоном на все выходные. Теперь она должна будет сопровождать его! Теперь…
        - Я против, мистер Боучамп, - надменно сказала она. Вообще, что он о ней думает? Она продавала и поставляла цветы, она не нанималась сопровождать его на выходные в Париж!
        - Почему?
        - Потому что против! - Она почти взвизгнула от негодования, глаза ее пылали возмущением.
        - Париж весной… - дразнил он. - Что может быть более романтично?
        - Ну, на эти выходные у меня уже есть дела, но я уверена, что с вашей внешностью и очевидным обаянием… - в конце концов, в нем, несомненно, было что-то, что привлекло четырех подружек! - вы сможете легко найти другую девушку для поездки в Париж! - Господи, да почти все девушки согласились бы! Еще бы! Увидеть Париж!
        Джек Боучамп, как назло, выглядел потрясающе.
        Он вообще обладал каким-то особым обаянием, которое заставляло Мэтти чувствовать себя очаровательной женщиной. Не то чтобы она была им очарована, твердо сказала себе Мэтти. Просто этот человек постоянно с ней флиртовал.
        - Не слишком длинное замечание… - подытожил он.
        Мэтти пожала плечами.
        - Уверена, у вас полно подружек…
        - Вы такого высокого мнения обо мне?
        - Я-то как раз нет! - парировала она. Он должен понять, что она интересуется им меньше всего.
        Даже если это не так…
        - Но вы очень эффектно положили всему конец, Мэтти, - напомнил ей он.
        Значит, ее план сработал!
        Она покачала головой.
        - Но это не означает, что я должна занять их место, тем более в качестве утешения!
        Он расхохотался.
        - Я не предлагаю вам спать со мной в Париже, Мэтти…
        - Я же сказала, что не поеду с вами в Париж! резко заявила она. Как назло, ее воображение разыгралось, и она представила Джека Боучампа и себя: они вместе, их обнаженные тела тесно сплетены, они целуют и ласкают друг друга…
        - Сомневаюсь, что мы выспимся, если, конечно, не превратим все вокруг в спальню, - пробормотал Джек, прерывая ее интимные мечты.
        Мэтти в смятении посмотрела на него, на ее щеках выступил румянец. Она с ужасом подумала, не заметно ли по ее лицу, о чем она грезила. Она с трудом сглотнула, избегая его пристального взгляда.
        - Не вижу проблемы в том, чтобы вы один поехали в Париж, - сердито заявила она. - Конечно, вы, наверное, не можете провести выходные без девушки? - иронизировала она. - Кроме того, вы сказали, что там будет и ваша семья…
        - И семья Тома тоже. Будет его сестра, - отреагировал он на озадаченный взгляд Мэтти.
        Родители Тома будут там. И его сестра.
        Мэтти заколебалась. То, как Джек сообщил это, с надменностью в голосе, казалось, подразумевает…
        - И больше никто! - решительно заявила она.
        Действительно, неужели у этого человека вообще нет никаких сомнений?.. Она еще раз взглянула на него и поняла: очевидно, нет.
        - Больше никто, насколько я знаю, - сказал он ей сухо.
        Пристальный взгляд Мэтти внезапно стал напряженным.
        - Но у сестры Тома, наверное, есть еще идеи…
        Джек кивнул.
        - Могу вас уверить, что одобрения с ее стороны не будет, - сказал он. - Поскольку Шэрон - сестра Тома, создается весьма неловкая ситуация. Я думал, что, если появлюсь в Париже с женщиной, о которой должен буду заботиться…
        - Ну, спасибо! - заявила Мэтти.
        - Вы не были моим первоначальным выбором, напомнил он ей. Впрочем, так же, как Салли, Келли, Сэнди или Тина.
        - А с Шэрон что-то не так? - с интересом спросила она.
        - Я слишком галантен, чтобы это обсуждать, спокойно ответил Джек.
        Джентльмен, действительно.
        Мэтти покачала головой.
        - У меня очень много дел, и я не могу просто вот так взять и уехать в Париж на три дня…
        - Четыре, - поправил ее Джек. - Пятница и понедельник - дополнительные дни. Вы должны взять отгул. У вас есть кому позаботиться о магазине?
        Мэтти не очень часто брала отгулы, но когда брала их, то всегда обращалась к Сэму, лучшему другу еще с университета. Правда, Сэм был женат, у него маленький ребенок, да и за работой в магазине она предпочитала следить сама. Кроме того, ей вообще не хотелось брать отгул!
        - Не имеет значение, сколько дней, я не еду! уверенно повторила Мэтти.
        - Нет? - Он поднял темные брови.
        Мэтти поспешно сделала глоток вина, чтобы снова не поперхнуться.
        Перепутанные карточки в цветочных букетах - какой глупый поступок с ее стороны. Глупый и непрофессиональный. И Джек Боучамп хорошо это знает. Он прекрасно понимает, что может причинить ей серьезные неприятности, если захочет…
        Шантаж. Этот человек использует шантаж против нее. Но ведь это преступление! Причем настолько серьезное… правда, не серьезнее того, что совершила она.
        Может, он предложил ей эту поездку в качестве наказания?
        Господи, о чем она думает? Выходные в Париже с Джеком Боучампом никак не могут быть наказанием. Этот мужчина настолько великолепен, очарователен, столь сексуален, что заставляет ее испытывать дрожь от одного только взгляда на него.
        Наказание! Большинство женщин не упустило бы такое наказание!
        Даже она, если, конечно, быть честной перед собой…
        Облизнув сухие губы, Мэтти отвела глаза от его дразнящего пристального взгляда.
        - Что я скажу маме?
        Джек, казалось, не придал вопросу особого значения. Удивительно, но в выражении его лица не было никакой насмешки.
        - Не будет слишком большой наглостью надеяться, что ваша мать еще не знает, что я та жадная свинья, о которой вы вчера говорили? - наконец произнес он.
        И снова Мэтти не смогла встретить его взгляд.
        - Ммм…
        - Она знает, - понимающе кивнул он. - Хорошо, а как насчет того, чтобы сказать ей правду о поездке в Париж?
        - Правду? - не веря своим ушам, переспросила Мэтти. - Вы хотите, чтобы я поехала с вами в Париж, потому что я допустила профессиональную ошибку? Потому что вы можете меня из-за этого уничтожить?
        Джек вздрогнул.
        - Когда вы так говорите…
        - Это было ваше предложение - сообщить ей правду! - заявила Мэтти.
        Он вздохнул.
        - Да. Но я не ожидал, что правда прозвучит… так. Он снова вздохнул. - Вы же не скажете маме, что помогаете мне как другу?
        - Мы не друзья, - заявила она.
        - Я думаю, что мы должны ими стать, если собираемся провести выходные вместе с моей семьей, - спокойно рассуждал Джек.
        Мэтти уставилась на него. Фарс. Нелепо. И все же…
        И все же какая-то часть ее безумно хотела поехать в Париж с таким человеком, как Джек Боучамп.
        Она обычно проводила выходные со своей семьей. Маленькой семьей, состоящей из нее, Мэтти, и ее мамы. Как она помнит, они всегда заботились о собаках других людей, в то время как те уезжали на праздники. Кроме того, у ее матери никогда не было достаточно денег, чтобы куда-то поехать в отпуск.
        За исключением прошлого года, когда Мэтти настояла на том, чтобы Диана наконец отдохнула.
        Она быстро взглянула на Джека Боучампа.
        - Мистер Боучамп, я думаю, что…
        - Джек, - спокойно перебил он.
        - Ваше имя роли не играет, я все равно не смогу поехать!
        Он лишь усмехнулся.
        - Это значит, что вы едете со мной в Париж.
        Ну а сейчас-то, когда он это сказал, почему ее сердце начало биться, как птичка в клетке? «Мэтти, отчитывала она себя, - возьми себя в руки!»
        Если бы она согласилась сопровождать Джека в Париж, это все равно бы ничего не значило. Джек приглашал ее лишь потому, что там будет женщина по имени Шэрон. И ему надо было что-то доказать этой Шэрон.
        И все же… Париж - это Париж… Романтическая столица мира… Стоп, стоп! Разве она уже не решила, что не едет с ним?
        Прежде чем кивнуть, Мэтти глубоко вздохнула.
        - Это значит, что я еду в Париж с вами, - медленно сказала она. - Но не думайте, что я еду туда по собственной воле. Вы шантажом вынудили меня на это согласиться! - серьезно добавила она, ощущая еще большее чувство вины.
        - Конечно, нет, - заявил ее Джек.
        Мэтти стрельнула взглядом в его сторону. Он говорил не очень уверенно…
        - Только представьте, Мэтти. Круиз по Сене, сладким голосом пел он. - Прогулка по Елисейским полям. Триумфальная арка. Кофе в маленьком кафе.
        Обед на Эйфелевой башне.
        Она не могла больше терпеть. Желание увидеть и испытать все это усиливалось с каждой минутой.
        Все, что он говорил, звучало восхитительно.
        Единственной ложкой дегтя во всей этой бочке меда было то, что она должна разделить поездку с Джеком Боучампом!



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        - Куда ты едешь? С кем? - Все еще не веря своим ушам, Диана бросила на Мэтти короткий взгляд поверх кухонного стола.
        Мэтти сообщила маме новости о предстоящих выходных на следующее утро во время завтрака.
        Диана, судя по всему, была поражена. И расстроена.
        Она резко встала.
        Мэтти спокойно взяла из рук матери чашку и поставила ее на стол.
        - С Джеком Боучампом.
        Она все еще была одета в пижаму и халат, а вот Диана была уже готова идти на работу.
        - Но мы будем спать в разных комнатах, - быстро добавила Мэтти, надеясь, что говорит правду. Ведь они с Джеком так и не затронули эту часть вопроса…
        - Ну, хоть что-то радует, - усмехнулась ее мать, снова садясь за стол. - Мэтти, это твоя идея - решить таким образом сложившуюся ситуацию с Джеком Боучампом?
        - Конечно, нет, - призналась Мэтти. - Это, наоборот, его идея так со мной разобраться.
        Она решила последовать совету Джека и рассказала матери всю правду.
        - Как бы ни звучал его приговор, я не думаю, что выходные, проведенные в Париже, будут ужасны, заявила она.
        Диана покачала головой.
        - Я не думаю… я не думала… Джек Боучамп не…
        Ох, Мэтти, что мне с тобой делать? - На ее глаза навернулись слезы. Ее дочь, ее Мэтти снова кинулась в омут с головой. И это становилось уже традицией.
        Мэтти взяла мать за руку.
        - Все будет хорошо, - с теплотой в голосе уверила она. К тому же у тебя останется его собака в качестве залога.
        Диана усмехнулась.
        - Точно, - согласилась она. - Но я все равно не могу поверить, что ты с ним едешь в Париж. - Она снова покачала головой.
        - Я думала, он тебе нравится, - напомнила Мэтти.
        - Да. Нравился, - поправилась ее мать. - Но это было до того, как я поняла, что он собирается увезти мою дочь в Париж на выходные.
        - О, мам. Ты же не думаешь… - Она замолчала, потому что после непродолжительного стука дверь в кабинет открылась и на пороге возник Джек Боучамп.
        Он был одет по-деловому: черный костюм, кремового цвета рубашка и аккуратно повязанный коричневый галстук. Его волосы выглядели влажными после утреннего душа. Очевидно, он встал очень рано, потому что на часах было только восемь. Удивительно и то, что в руке он держал букет весенних нарциссов. Интересно, какой цветочный магазин открыт в такую рань?
        Мэтти медленно встала.
        - Что вы тут делаете? - резко спросила она, быстро взглянув на мать.
        - И вам тоже доброе утро, Мэтти, - бодро поприветствовал ее он, входя на кухню и закрывая за собой дверь. - Я здесь не для того, чтобы повидаться с вами, - добавил он, поворачиваясь и протягивая букет Диане.
        Просто чудесно! Мало того что этот тип притащился сюда с цветами, когда она еще даже не одета, так он еще в ее присутствии решил вручить их ее маме!
        - Почему бы вам не пойти и не привести себя в порядок, вам ведь пора на работу? - сладким голосом предложил Джек. - А я пока поговорю с вашей мамой, - добавил он, улыбаясь Диане.
        Почему бы ей не?.. Этот человек просто невыносим! Как он посмел явиться сюда в неприемные часы, да еще командовать? И вообще, как Мэтти начала подозревать, цветы, которые он принес ее матери, были сорваны в их саду!
        Она почувствовала полное смятение. Ее волосы не уложены, на лице никакой косметики, а одета она в свой старый, но такой удобный халат! Да еще из-под нею выглядывает полосатая пижама…
        - Пожалуйста, - вежливо добавил Джек, как только Мэгги собралась прокомментировать его совет.
        - Хорошо, - ответила она, ставя чашку с недопитым кофе на стол и направляясь к двери. - Помни о залоге, мам.
        Что же, спрашивается, он тут забыл в столь ранний час? Они вчера договорились, что снова встретятся сегодня, чтобы более детально обсудить планы на выходные. Но Джек ничего не говорил о том, что собирается заглянуть к ним утром. Если бы он предупредил, Мэтти хотя бы привела себя в порядок…
        Она приняла душ, подкрасилась, надела черный деловой костюм, блузку и причесалась.
        Настоящее превращение, сказала она себе, восхищаясь своим отражением в зеркале на дверце шкафа.
        Она выглядела именно так, как требовала ее профессия - владелец успешного цветочного магазина.
        К сожалению, когда она вернулась на кухню несколько минут спустя, Джека уже не было.
        В кухне не было ни Джека, ни матери. Мэтти заметила вазу с нарциссами, которая стояла в центре кухонного стола.
        Мэтти нашла мать в офисе, та сидела в кресле, а морда Софи лежала у нее на коленях. Собака выказывала явное удовольствие от такого проявления внимания своих хозяев.
        - Все в порядке? - спросила Мэтти, когда ее мать улыбнулась ей.
        - Все чудесно, - беззаботно ответила Диана. Джек должен был уйти, но сказал, что увидится с тобой вечером. и?..
        Но мама больше ничего не сказала, лишь продолжила гладить Софи, а затем встала и пересела за рабочий стол.
        И сколько еще Мэтти сгорать от нетерпения? Что же хотел Джек?
        Диана взглянула на наручные часы.
        - Разве ты не должна была уйти десять минут назад? - спросила она.
        Мэтти посмотрела на нее с негодованием.
        - Ты стала очень нетерпимой после появления в нашей жизни Джека Боучампа!
        Диана рассмеялась.
        - Ты такая наивная, Мэтти! Разве я не могу немного тебя подразнить? Он лишь хотел объяснить мне всю ситуацию и заверил, что не имеет никаких планов посягать на честь моей малышки.
        - Он не имеет… чего? - Мэтти нахмурила брови. Я имею в виду… конечно, он не имеет! - заявила она торжественно. И как только Джек посмел обсуждать подобные вещи с ее матерью! - Но я же тебе уже говорила, - раздраженно добавила она.
        Диана попыталась сгладить ситуацию.
        - Конечно, но Джек лишь хотел меня в этом заверить.
        Джек… Ее мать так небрежно называла его по имени. В отличие от Мэтти. Даже после выходных, проведенных с ним, она будет звать его как угодно, но только не по имени.
        - Ваша семья знает меня? Что вы хотите этим сказать? - Мэтти уставилась на Джека. - Когда вы рассказали им обо мне? Что вы им вообще обо меня рассказали? - Насколько ей было известно, он сам не знал о ней ничего.
        Ужин с Джеком Боучампом оказался прекрасным уроком, который она усвоила. Не только потому, что метрдотель французского ресторана, где он заказал столик, знал его. К ним сразу же подошел и владелец ресторана. Джек представил ее как «своего друга, Мэтти Кроуфорд».
        Джек беззаботно пожал плечами.
        - Сегодня вся моя семья собирается в доме моих родителей на обед. И я сказал им, что со мной приедет мисс Мэтти Кроуфорд. Кстати, Мэтти - это ведь сокращенное имя, а как полностью? - поинтересовался он и добавил:
        - Об этом все спрашивают.
        Мэтти наконец-то осознала, насколько близок он к семейству, насколько дороги ему его родные. А ведь она даже и не представляла, что мужчину в тридцать лет могут беспокоить такие вещи.
        - Матильда Мэй, - пробормотала она. - А как такое может быть, чтобы имя Джонатан сократить до Джека? - поспешно добавила она. Мэтти испытывала крайне неприятное чувство, когда называли ее полное имя. Как это ужасно - дать ей имя, более подходящее для какой-нибудь старой девы…
        А она никакая не старая дева! Хотя после ошибки, которую Мэтти допустила с Ричардом полгода назад, она с трудом согласилась бы снова встречаться с мужчиной. Но Джек… Он все больше удивлял ее. Не так уж много мужчин хотят узнать о вас как можно больше. Они скорее предпочитают просто получить ваше согласие на свидание. Правда, Мэтти не могла вспомнить, когда у нее было последнее свидание с мужчиной, не считая вчерашнего вечера с Джеком…
        Сегодня, собираясь в ресторан, она надела маленькое черное платье, которое подходило для любых случаев. И теперь, осмотревшись и увидев великолепно одетую женщину, которая сидела за соседним столиком, Мэтти поняла: ей придется сменить свой гардероб, если она хочет выглядеть прилично, особенно в Париже. Ведь ей предстоит встретиться с семьей Джека…
        А, собственно, какая разница, как она будет выглядеть в глазах родных Джека? Маловероятно, что она снова увидит их после этих выходных.
        А почему она считает, что семья Джека настолько же богата, насколько и он сам? Подумав еще немного, Мэтти решила: даже если на это уйдут все ее сбережения, она просто обязана купить новое платье.
        - Мне дали имя Джонатан, чтобы как-то меня отличать от деда по материнской линии, которого окрестили как Джон, но всегда звали Джеком, - объяснил Джек. - Самое смешное, что меня тоже стали звать Джеком.
        - А сколько родственников будет на семейной вечеринке в субботу? - спросила она, застенчиво улыбаясь официанту, принесшему заказ - морские гребешки с беконом и чесноком. Мэтти заказала то же самое, что и Джек, решив положиться на его вкус. К тому же он часто посещал подобные рестораны и наверняка знал толк в здешних блюдах.
        - Не считая нас двоих? Пятнадцать, - небрежно ответил Джек.
        Пятнадцать?..
        Мэтти от ужаса открыла рот. Итак, ей придется знакомиться с пятнадцатью… нет, тринадцатью, ., совершенно незнакомыми ей людьми.
        Обычно она без проблем встречалась с незнакомыми людьми. Но эти тринадцать человек представляли собой семейство Джека…
        - Не беспокойтесь. - Джек потянулся через стол и взял ее за руку. - В конце концов, я буду с вами, усмехнулся он.
        Он чертовски хорошо знал, что заставляет ее волноваться из-за приближающихся выходных! Он сам - уже причина для волнений, не считая его семейства!
        - А какие они? - Мэтти сделала усилие, чтобы выглядеть спокойно, и поковыряла вилкой в тарелке.
        - Попробуйте, и узнаете, - предложил он, ловко взял с ее тарелки один из гребешков, и поднес к ее губам.
        Есть что-то весьма интимное в том, как кто-то кормит тебя с ложечки в ресторане, решила Мэтти, тщательно пережевывая гребешок. Слишком интимное.
        - Вообще-то я говорила о вашей семье, - уточнила она, уверенно беря свою вилку.
        У Джека округлились глаза, а затем он улыбнулся.
        - О, простите. Какие они? - глубокомысленно повторил он. - Обычные. Как и я.
        Уж в нем-то не было абсолютно ничего обычного!
        - Ни у одного из них нет двух голов или двенадцати пальцев, - шутливо заметил он, заметив на ее лице скептицизм.
        - Хорошо, обычные, - уступила она. - А сколько у вас братьев и се…
        - Вы проверили свой паспорт? - резко перебил ее Джек. - Мне бы не хотелось, чтобы в аэропорту у нас возникли трудности.
        Это была отличная идея! Но, к сожалению, ее паспорт был в порядке. Так что придется забыть про эту идею.
        - Мой паспорт в полном порядке, - заверила она его. - Но проблема в том, что имя на билете не соответствует имени в паспорте, - с надеждой сообщила Мэтти.
        - Я уже об этом позаботился, - сказал Джек. - Я позвонил сегодня в аэропорт и заказал билет на ваше имя.
        А откуда он его знал?
        Сказанное им означало, что его секретарь, та, которая заказала цветы, позвонила в авиакомпанию и изменила имя на билете.
        Эта женщина еще долго будет помнить о той путанице, упрекнула себя Мэтти.
        - Как мило с вашей стороны, - неестественно вежливо произнесла она.
        - Не стоит благодарности, - с той же неестественной вежливостью протянул Джек. - Я вам говорил, что вы сегодня великолепно выглядите, Мэтти? неожиданно спросил он.
        Уже в который раз Мэтти ощутила себя центром его внимания. Это просто убийственно! Под взглядом Джека она буквально плавилась, а сердце в грудной клетке стучало громко, словно колокол.
        Мэтти бросила в его сторону испепеляющий взгляд.
        - Неискренность - самая низкая форма лести, резко сказала она.
        - Но вы правда выглядите великолепно, - с нежностью в голосе попытался заверить ее Джек. - У ваших волос какой-то фантастический оттенок…
        Как называется этот цвет? - Он восхищенно смотрел на ее волосы, которые ниспадали до плеч.
        - Блонд, - кратко ответила она.
        Джек покачал головой, все еще смотря на ее волосы.
        - Мед, патока и что-то еще…
        - Соль и перец? - насмешливо добавила она. - Я думаю, вы просто голодны, Джек. Полагаю, вам лучше доесть оставшиеся гребешки!
        Он что, решил осыпать ее комплиментами?
        Только этого не хватало!
        Если только… Если только - что?
        Если только они с Джеком не были на настоящем свидании. Если только она и Джек на самом деле собирались провести романтические выходные в Париже.
        Но они не были настоящими влюбленными. И вовсе не собирались провести вместе романтические выходные. Более того, ей придется нелегко в Париже - там будут все его родственники. Конечно, они обрушат на нее нежелательное внимание. Хотя, может быть… может быть, из-за этого со стороны Джека к ней проявится хоть какой-нибудь интерес?
        Впрочем, как может такой человек, как он, заинтересоваться ею? Когда они встретились в кабинете ее матери, он, конечно же, не смог вспомнить, где они прежде встречались. Потому что таких женщин, как она, скромных, спокойных и неизбалованных, мужчины типа Джека не замечают.
        - Я поняла, вы, возможно, заняты в эти выходные, Джек, сказала она. - Но я правда не хотела вас тревожить, - тихо добавила она. - Мне просто было интересно, зачем вы приходили утром к моей маме? - Мэтти резко сменила тему разговора.
        - Разве она вам не сказала? - ответил Джек вопросом на вопрос.
        - Конечно, она мне сказала, - нетерпеливо сказала она. - Я просто хотела… хотела…
        - Мэтти, вчера вечером вы мне ясно дали понять, что не хотите расстраивать вашу маму, которая будет против этой поездки со мной… Я зашел к ней, чтобы просто заверить… что…
        - ..что не имеете никаких планов посягать на честь ее малышки! - яростно закончила она. - Знаете, Джек, я правда не думала…
        - Именно это сказала ваша мама? - насмешливо перебил ее Джек, приподняв бровь.
        Мэтти внезапно притихла и сузила глаза.
        - Да, именно это она мне сказала, - с подозрением ответила она. - А разве вы ей пообещали что-то другое?
        - Совершенно другое, - с равнодушием в голосе сообщил он.
        Она хотела было продолжить обсуждение этой темы, но, к сожалению, официант выбрал именно этот момент, чтобы наполнить их бокалы вином, и, пока он не ушел, Джек сосредоточился на еде.
        - Знаете, - неожиданно оживился он, - Диана прекрасно выглядит; она никогда не планировала снова выйти замуж?
        - Никогда, - нерешительно ответила Мэтти.
        Она, как никто, понимала, что ее матери пришлось нелегко. Став вдовой в двадцать три года, она одна воспитывала маленькую дочь.
        - Она, должно быть, очень сильно любила вашего отца? - Джек смотрел на нее.
        - Уверена, что так и есть, - тихо ответила Мэтти и уже совсем другим голосом произнесла:
        - Вы мне до сих пор не сказали, какие у вас планы на пятницу?
        Она смотрела на Джека, хлопая ресницами, а он в это время рассказывал ей про свои планы на выходные. Хитрец, он наверняка знал, как ей нравилось все в нем: то, как он выглядел, как одевался, как относился к семье. Ей импонировало даже его волнение о том, чтобы ее мать не беспокоилась насчет Мэтти. Она могла пересчитать на пальцах всех, кто вел себя так же!
        Единственное, что ей в нем не нравилось, - это мысль о тех четырех подружках.
        Единственное!



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        - Мы едем на четыре дня, Мэтти, а не на четыре недели! - добродушно заметил Джек в пятницу утром, загружая тяжеленный чемодан Мэтти в багажник своего автомобиля.
        Она не ответила на его замечание, лишь пожала плечами и посмотрела в багажник, где заметила его небольшой чемодан.
        Конечно, Мэтти переборщила с вещами, но ведь она никогда прежде не была в Париже - ни летом, ни в какое-либо другое время года, она не знала, какой там климат, и ей не хотелось показывать Джеку свою неосведомленность в подобных вопросах. И чем дольше она думала, тем больше убеждалась, что зря ввязалась в эту авантюру.
        Но как только вернулся Джек, она тут же обо всем забыла, потому что его лицо было бледным, а подбородок дрожал.
        Мэтти сделала шаг навстречу и взяла его за руку.
        - Вы же знаете, что с Гарри будет все хорошо, мягко сказала она.
        Джек слегка вздрогнул, вынужденно улыбнувшись - Теперь я понимаю, что чувствовали родители каждый раз, когда отвозили меня в школу-интернат!
        Мэтти была уверена, что это не одно и то же, но…
        - А что вы чувствовали, когда родители уезжали домой?
        Его улыбка стала чуть веселее.
        - О, плакал, конечно, но минуты через две после их ухода я возвращался к своим друзьям, и мы все тут же начинали обсуждать, как будем подшучивать над всеми в наступившем семестре!
        - Ну, я не думаю, что Гарри поступит так же, засмеялась Мэтти. - Но не сомневаюсь, что ему будет хорошо. Мама последит за этим.
        - Когда я уходил, он не так уж плохо себя чувствовал, - добавил Джек, открывая для девушки дверцу машины. - Они обязательно познакомятся с Софи, - ответил он на ее вопрошающий взгляд.
        - Не волнуйтесь! - Мэтти возмущенно на него посмотрела, когда он уселся рядом. - Софи не произведет на свет потомство, она стерилизована.
        - Нет, конечно! А что, мисс Кроуфорд, - Джек притворился шокированным, - разве не рано нам обсуждать контроль за рождаемостью?
        Мэтти почувствовала, как у нее запылали щеки.
        - Ну, если мы едем в Париж, чтобы провести романтические выходные, то думаю, это уже поздно обсуждать! - резонно заявила она.
        Джек рассмеялся и покачал головой.
        - Мисс Кроуфорд, у вас на все есть готовые ответы?
        Нет, не на все… К сожалению, у нее совсем не было ответа на то, почему у нее так билось сердце всякий раз, когда он на нее смотрел, уже не говоря о том, когда смеялся.
        Но по крайней мере она отвлекла его от грустной мысли об оставленном Гарри…
        - Уверены, что все взяли? - спросил он, включая мотор.
        Немного подумав, Мэтти ответила:
        - Я упаковала всего шесть пар туфель… как думаете, этого будет достаточно? - Она замолчала, так как в этот момент он присоединился к потоку машин с такой скоростью, что она почувствовала себя так, словно ее пристегнули к креслу. - О да, достаточно, ответила она себе, устраиваясь поудобнее.
        Джек фыркнул.
        - Я думал, что сестры невыносимы, но подружки…
        - Я не твоя подружка! - резко напомнила ему Мэтти, возможно более резко, чем хотела.
        - На ближайшие четыре дня ты ею будешь, - беззаботно ответил Джек. - Джек и Мэтти. Мэтти и Джек. Как думаешь, хорошо звучит? - Посмотрев на нее, он приподнял бровь.
        - Смешно, - со злостью изрекла она. Но где-то в глубине почувствовала тепло от того, как он произнес их имена… Нет, при данных обстоятельствах это просто смешно!
        - Может быть… - Он пожал плечами.
        Итак, эти выходные будут у Мэтти весьма интересными и насыщенными. Жалко только, что все ее действия и поступки будут под постоянным контролем Джека и его семьи. А о собственных желаниях придется забыть. И это было особенно обидно, потому что ей на самом деле хотелось посмотреть на…
        - Я заказал столик в ресторане на сегодняшний вечер, - сказал Джек, нарушая ее мысли. - Но, может быть, ты еще хотела бы куда-нибудь сходить, пока мы будем в Париже?
        У нее округлились глаза.
        - Я?
        - Ты, - дразня, подтвердил он. - Я, возможно, ошибаюсь, но у меня такое чувство, что ты никогда прежде не была в Париже.
        - Верно, - призналась Мэтти. - Но я думала, что эти выходные мы проведем с твоей семьей.
        - Я всегда был близок к своей семье, Мэтти, кивнул Джек, - но зачем же я буду все четыре дня общаться с ними, если вместо этого могу побыть наедине с прекрасной женщиной? Тем более в Париже, - добавил он, прежде чем Мэтти успела что-либо сказать. - Мы встретимся со всеми завтра вечером, ну а пока время в нашем распоряжении.
        С прекрасной женщиной? Это он имел в виду ее?
        Мэтти была поражена. Но его следующая фраза просто сразила ее.
        - Я с удовольствием проведу день в Диснейленде, - весело сказал он. - А ты?
        - Прекрасно, - неопределенно ответила она, все еще пытаясь осознать, что большую часть выходных они проведут вместе.
        Интересно, а о чем они будут говорить в течение четырех дней? И четырех вечеров? А что же будет ночью?.. Она сглотнула.
        - Джек…
        - Просто расслабься, Мэтти. - Он потянулся и взял ее за руку, держа одной рукой руль и смотря на дорогу. - Когда у тебя последний раз были похожие выходные?
        - Год назад, - категорично ответила она.
        - Тогда представь, что это те же выходные. Мы будем веселиться, хорошо?
        - Хорошо, - согласилась она.
        - Я пошутил, когда говорил о контроле за рождаемостью, ты же понимаешь, - дразнил он. - В отеле у нас будут отдельные спальни, честно!
        Ну, по крайней мере уже что-то. Хотя у Мэтти появилось странное чувство, что она единственная девушка в мире, которая была рада этому…
        - Итак, что ты об этом думаешь? - тихо спросил Джек, подойдя и положив руки на плечи Мэтти, которая стояла у окна спальни в отеле.
        Мэтти продолжала смотреть на Эйфелеву башню словно загипнотизированная. Башня была просто великолепна, настолько, что захватывало дух.
        Джек не наврал, когда говорил о том, что окна отеля будут выходить на Эйфелеву башню. Мэтти казалось, что она может протянуть руку и коснуться ее.
        - Мэтти? - Джек сжал ее плечи.
        - Это… Я… - Она покачала головой. - Спасибо, наконец-то она справилась со своими чувствами.
        Джек медленно повернул девушку лицом к себе и увидел в ее глазах слезы.
        - За что?
        - За… за все это. - Резко взмахнув руками, она обвела ими номер отеля вместе с окном, за которым шумел Париж.
        Это была великолепная, большая спальня, уставленная цветами, что делало ее такой теплой и уютной. Как только Мэтти вошла в номер, она тут же сняла туфли, и ее обнаженные ступни утонули в толстом ковре цвета красной розы. Великолепие обстановки дополняла огромная двуспальная кровать, к которой примыкала ванная комната с джакузи. Какая роскошная спальня!
        - Ты еще не была здесь, - усмехнулся Джек, взяв ее за руку, чтобы отвести в соседнюю комнату.
        Мэтти была уверена, что комната по соседству была спальней Джека, и ее беспокоило, что между комнатами была открытая дверь.
        Если Мэтти решила, что ее спальня - само великолепие, тогда гостиная, в которой она сейчас стояла, просто не поддавалась описанию: глубокие кресла, изящные кофейные столики, на которых стояли вазы с цветами и фруктами. Бар располагался в одном углу комнаты, телевизор - в другом.
        Мэтти и понятия не имела, как люди могут смотреть телевизор, когда за окном такой прекрасный вид.
        Но если это гостиная, тогда где же…
        - Моя спальня - вот здесь, - ответил Джек, словно угадав вопрос Мэтти. Он подошел к открытой двери напротив бара, показывая девушке спальню, обставленную так же роскошно, как и ее.
        И как она заметила, обе кровати были гораздо больше обычных.
        Ну что ж, Джек обещал ей, что у них будут отдельные спальни. Он лишь забыл добавить, что эти спальни соединены между собой общей гостиной!
        - Надень туфли… одну из тех шести пар, о которых ты говорила, - сухо заявил Джек. - И пойдем прогуляемся и все осмотрим.
        Мэтти не могла удержаться, чтобы не оценить его энтузиазм. А ведь она была уверена, что Джек до этого был в Париже раз двенадцать. Но если он решил поиграть в туристов, это для ее же блага, она не будет жаловаться.
        - Увидеть все еще раз, но твоими глазами, для меня это тоже будет как в первый раз. - Снова Джек словно прочитал ее мысли, слегка приобняв Мэтти. А прежде, может быть, перекусим? - Он приподнял бровь. - Еда в самолете не очень вкусная, правда?
        Учитывая, что они летели первым классом, где перед вылетом предлагались напитки и закуски, а на борту самолета подавалась еда, с которой могут конкурировать многие известные рестораны, Мэтти была не особо голодна. Она ему так и сказала.
        - Я так и думал, что ты это скажешь. - Джек состроил гримасу. - Ну, тогда пошли?
        Его энтузиазм был заразителен. Мэтти с радостью надела туфли, решив оставить жакет в номере.
        Ведь погода в Париже, как она уже поняла, была похожа на теплый летний день в Англии.
        Но, как только они спустились в вестибюль, она начала тревожиться.
        - Разве ты не должен сообщить семье, что приехал?
        - А я уже сообщил, - ответил Джек. - Кстати, я и твоей маме позвонил, - добавил он.
        Мэтти вытаращила глаза. Она хотела позвонить матери раньше, еще из номера, чтобы сообщить, что они приземлились, но, не говоря по-французски и не представляя, как звонить из номера, решила позже попросить об этом Джека.
        - Как мило с твоей стороны, - медленно сказала она.
        - Мне все равно надо было узнать, как дела у Гарри.
        Безусловно, ему надо было. Как глупо с ее стороны думать о чем-то еще.
        - Ну и как он? - вежливо спросила она.
        - Прекрасно, - ответил Джек. - Моя семья с нетерпением ждет завтрашней встречи с тобой.
        В Англии Мэтти почему-то все казалось намного проще. Всего-то и надо - поехать в Париж с Джеком, сыграть отведенную ей роль, а затем, по окончании этих четырех дней, вернуться к нормальной жизни.
        Действительность оказалась совершенно другой.
        С одной стороны, поездка с Джеком в качестве его компаньона являлась сама по себе опытом.
        Отель, в котором они остановились, был за пределами этого мира… точнее, за пределами мира Мэтти.
        И чем больше времени она проводила рядом с Джеком, тем больше ей это нравилось… возможно, слишком?
        К тому же ее жизнь в Англии в одном доме с матерью, ежедневный поход на работу, вечерняя возня с оформлением контрактов - все это, казалось, было где-то очень далеко. Но что она будет чувствовать, когда эти четыре дня пройдут?
        Было так легко поддаться праздничной атмосфере, которая царила вокруг Эйфелевой башни: уличные продавцы, сотни туристов, которые просто прогуливались вокруг или поднимались на вершину башни, в то время как многие просто сидели на траве, наслаждаясь лучами солнца.
        - Я думаю, пора выпить, - решил Джек, ведя ее через дорогу к одному из кафе, которое находилось на берегу реки.
        И все это время он крепко держал Мэтти за руку.
        Мэтти была уверена, что они сейчас выглядели в точности как эти влюбленные парочки, которые прогуливались в солнечных лучах. Но только выглядели, а не были на самом деле.
        Она посмотрела на Джека, который заказывал для них кофе. Надо забыть истинную причину, по которой она здесь. Сдаться. Позволить себе быть соблазненной романтической атмосферой, Джеком…
        Но к чему все это приведет в понедельник вечером, когда они вернутся в Англию?
        К чему-то душераздирающему, решила она.
        Джек был гораздо больше чем привлекательный партнер. Он был Джонатаном Боучампом, владельцем «Джей Би индастриз». Он был сыном явно богатых родителей… они должны были быть таковыми, если ужин по случаю замужества их дочери проходил в Париже. И Джек, напомнила она себе, был тем мужчиной, который - за исключением последних четырех дней - имел не одну, а четырех подружек!
        И ей лучше об этом не забывать!
        - Не возражаешь, если мы вернемся в отель? резко спросила Мэтти. - Я немного… устала от поездки, - добавила она, увидев, как он расстроился. Я бы с удовольствием приняла освежающий душ, возможно, вымыла голову, прежде чем мы отправимся на ужин.
        Без сомнения, душ будет освежающим, но что Мэтти на самом деле было нужно - отчаянно нужно! - это время, чтобы она могла восстановить оборону против этого мужчины.
        - Конечно, - согласился Джек, допивая кофе. Как я раньше не подумал об этом? - Он заплатил за их кофе, положив деньги на стол. - Мы не должны делать все в один день, у нас впереди целых четыре дня, чтобы ты влюбилась в Париж, - добавил он с удовлетворением.
        Мэтти уже влюбилась в Париж.
        И, похоже, не только в Париж, но и в Джека Боучампа.



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Обед на теплоходе, плывущем вверх по течению Сены, не был предназначен для того, чтобы привести Мэтти в чувство.
        Когда Джек сказал ей, что зарезервировал два столика, чтобы поужинать, она была уверена, что речь идет об отеле. Но вместо ресторана Джек направился прямо в фойе, а затем к такси.
        Спустя десять минут они приехали на берег, взошли на роскошное судно и… заказали по бокалу шампанскою. А затем их провели к столику, где Джек заказал еще по бокалу шампанского.
        Мэтти, слегка ошеломленная, покачала головой.
        - Джек, я не думаю…
        - Париж - не место, где нужно думать, Мэтти, засмеялся он, садясь рядом с ней. В черном вечернем «костюме, белоснежной рубашке, черном галстуке-бабочке он выглядел убийственно привлекательно. Его темные волосы вились, потому что были еще влажными после душа, который он принял перед выходом. - Это такое место, где можно позволить всем чувствам дать волю: пробовать на ощупь, ощущать запах, наслаждаться видами. Но не позволять себе гонуть в мыслях! Мэтти, это губит весь смысл пребывания в Париже!
        Именно это ее и беспокоило.
        Этим вечером Мэтти надела одно из двух новых платьев - из темно-синего шелка, который подходил к цвету ее глаз. Оно было чуть ниже колен, что подчеркивало красоту ее загорелых ног; семисантиметровые шпильки ее новых голубых босоножек делали ее выше и стройнее.
        Джек сказал, что до завтрашнего вечера они не увидятся с его семьей, но она все равно надела это платье. Ведь они могут наткнуться на его родственников в гостинице. А ради ужина с Джеком она ни за что не стала бы так наряжаться!
        Один из них, кажется, забыл о смысле их пребывания в Париже, и Мэтти была уверена, что это не она.
        - Может быть, - уступила она. - Но ты забыл, почему мы тут?
        - Хм? - Джек вдруг заинтересовался тем, что происходило за окном, огни судна освещали берег, вдоль которого они плыли.
        - Джек! - резко сказала она. - Причина, по которой я здесь! - напомнила она ему.
        - И что?
        Мэтти с нетерпением вздохнула, она была уверена, что он нарочно прикидывается непонимающим.
        - Ну как же! Ты привез меня сюда, и вот теперь мы с тобой ужинаем на теплоходе! Но ведь это все делается для того, чтобы показать Шэрон, что ты ею не интересуешься? Не лучше ли было в таком случае остаться в гостинице? - рассуждала она.
        - Я думаю, это и так очевидно, - пожал плечами Джек. - Тот факт, что мы ужинаем с тобой на теплоходе, должен доказать, что я предпочел быть с тобой, а не со своей семьей.
        Да, он прав, хотя она предпочла бы быть где угодно, лишь бы не наедине с Джеком, неважно, на теплоходе или в гостинице.
        - Ты не должен был так тратиться; мы могли бы поужинать в номере, - неловко пробормотала она, потому что принесли первое блюдо - великолепный паштет из печени.
        - Не глупи, Мэтти, - с легкостью сказал Джек. - Я привез тебя в Париж не для того, чтобы запереть нас в номере отеля.
        Мэтти начала задаваться вопросом: для чего же, на самом деле, он привез ее в Париж?..
        - А уж если запираться в номере, то лучше в твоей спальне, - он повернулся, чтобы прошептать это ей на ухо, и она почувствовала его теплое дыхание. У тебя большая кровать, - добавил он, когда Мэтти в негодовании воззрилась на него.
        Она резко отвернулась, уставившись в тарелку с паштетом, уверенная, что не сможет это съесть. Казалось, что-то застряло у нее в горле. Возможно, ее сердце?
        - Скажи, Мэтти, - продолжал Джек, спокойно намазывая паштет на ломтик теплого тоста. - Ты ведь думала, что я попытаюсь соблазнить тебя, пока мы будем в Париже?
        Она поперхнулась.
        - Я… я не…
        - Именно. Да, да, - с улыбкой ответил Джек. - Как насчет того, чтобы мне кое-что пообещать, Мэтти?
        Она с трудом сглотнула.
        - Что за обещание?
        Он пожал широкими плечами.
        - Я пообещаю не пытаться соблазнить тебя, если ты, в свою очередь, пообещаешь не соблазнять меня.
        Мэтти потеряла дар речи.
        - Я… я… у меня нет никакого намерения соблазнять тебя! - выпалила она с негодованием.
        - Тогда все отлично, - кивнул Джек, снова принимаясь за паштет.
        Мэтти все еще сверлила его взглядом. Нет, этот мужчина просто неисправим! Если она только когда-нибудь…
        Тут Мэтти задумалась. Если она только когда-нибудь - что? Попытается соблазнить его? Как ты можешь кого-то случайно соблазнить, Мэтти? - тут же упрекнула она себя. Она вообще не намеревалась никого соблазнять, тем более Джека Боучампа.
        Если только…
        А что, если она не сможет удержаться?
        Мэтти вынуждена была признать, что обстановка все-таки подействовала на нее. Роскошь отеля.
        Великолепие Парижа. Романтическая атмосфера. И Джек! Главным образом Джек, со вздохом признала она. Он такой… такой…
        - Но если у тебя есть желание, ты не должна его сдерживать, - посоветовал он ей.
        Возмутительно! Мэтти бросила в его сторону гневный взгляд и обнаружила в его глазах насмешку.
        О нет! Она не доставит ему такого удовольствия, раздраженно решила она. Даже если у нее возникнет желание, чтобы он поцеловал ее, она будет бороться с этим желанием. Даже если? Она уже хочет, чтобы он ее поцеловал!
        Это Париж так на нее действует. О, как бы она хотела никогда не соглашаться на эту поездку! Лучше было остаться дома, в Англии, где она была бы в безопасности, где работа занимала бы у нее все время. Она не…
        Мэтти вскинула глаза на Джека и увидела, что он тихо смеется.
        - Что тут смешного? - подозрительно спросила она.
        - Ты, - честно ответил он. - Ты, очевидно, думаешь, моя любовь, что я на самом деле не имею никаких планов на твое великолепное тело?
        О чем это он? И что значат в его устах слова «моя любовь»? А еще «великолепное тело»?.. Джек считает, что у нее великолепное тело? О боже!
        Мэтти с тревогой оглянулась. Повсюду были парочки - явно влюбленные, полностью поглощенные друг другом. Как будто романтичность вечера бросала свой вызов…
        Уже почти в полночь они сошли на берег. Воздух был наполнен ароматом цветущих кустарников.
        Мэтти все это могла описать как соблазн чувств.
        Да что уж тут! Джеку не нужно было прикладывать усилия, чтобы соблазнить ее. Мэтти быстро теряла остатки разума, позволявшие хоть как-то сопротивляться обаянию Джека.
        - Я заказал такси, чтобы доехать до отеля, Джек указал на автомобиль, который явно кого-то ждал. - Но, думаю, может, лучше прогуляться?
        Мэтти решила, что прогулка с Джеком - ;яе самый безопасный вариант продолжения этого вечера и лучше бы…
        - Прекрасно, - услышала она собственный ответ.
        Зачем она согласилась? Наверняка на нее так подействовало шампанское, к которому она не привыкла; оно явно притупило ее трезвые мысли. Она…
        - Я надеялся, что ты так и скажешь, - улыбнулся Джек. - Я только предупрежу таксиста, что наши планы изменились. Никуда не уходи, - тихо добавил он, слегка сжав ее руку, прежде чем направиться к такси.
        А куда она могла уйти? Обратно в отель? А затем разделить с Джеком номер? Тогда, может, лучше вообще не возвращаться? Что же делать? Вернуться в номер, собрать свои вещи и… А затем куда - в аэропорт? В таком виде, без денег, кредитных карточек и, что самое главное, без паспорта, который лежал в номере, но пока она туда доберется…
        - Прости, что заставил ждать, - извинился Джек, подойдя к ней, в его карих глазах была явная улыбка.
        Мэтти только посмотрела на него и сразу поняла: этого мужчину она ждала всю свою жизнь!
        Эта мысль обрушилась на нее, словно мощный водопад с высокой скалы. Ей стало трудно дышать.
        Она почувствовала слабость в коленях. Краска прилила к ее щекам.
        - Эй, с тобой все в порядке? - спросил Джек, наклоняясь, чтобы взять ее за руку.
        Мэтти не была уверена, что с ней теперь когда-нибудь будет все в порядке.
        Джек Боучамп. Единственный из всех.
        - Мэтти?.. - озабоченно позвал он, не услышав ее ответа.
        Она с трудом сглотнула, слегка кивнув головой.
        Все, что она сейчас хотела, - чтобы Джек не догадался, как она себя чувствует. Это было бы слишком унизительно.
        - Конечно же, я в порядке, - наконец-то ответила она. - Гм… мне ужасно интересно узнать, что обычно происходит в такие моменты.
        - Ты о чем? - Он нахмурился.
        - Ой, да брось, Джек! - Она заставила себя насмешливо рассмеяться. - Все, что ты до этого сделал, чудесно - а что дальше?
        Он отпустил ее руки, его взгляд стал настороженным.
        - Я не совсем уверен, что понимаю, о чем ты говоришь…
        - Соблазнение, Джек, - ответила она. - У нас был романтический ужин. - Она показала на теплоход позади них. - Париж, очевидно, тоже подействовал. Теперь мы собираемся прогуляться при лунном свете. А что дальше?
        Он сузил глаза.
        - Ты думаешь, я имею привычку привозить женщин в Париж, приглашать их на ужин, а затем соблазнять?
        Мэтти преднамеренно проигнорировала предупреждение в его голосе. Она должна установить между ними дистанцию. Для ее же безопасности!
        - Да, это слишком дорогой способ соблазнения, признала она с озорством в голосе, - но абсолютно надежный, я бы так сказала. - Она подняла брови и улыбнулась.
        В его глазах не было ответной теплоты, губы были плотно сжаты.
        - Что дальше, Мэтти? - внезапно хмыкнул он. - Дальше мы вернемся в отель, пожелаем друг другу спокойной ночи, а затем разойдемся по нашим спальням.
        - Джек, тебе не нравится, что я вижу все насквозь, а? - дразнила его Мэтти. - Единственная причина, по которой я здесь, - мое вмешательство в твои отношения с теми четырьмя женщинами, одна из которых, как предполагалось изначально, должна была составить тебе компанию в эти выходные, - напомнила она ему. И еще раз - себе.
        - После обещания, которое я дал твоей маме, как ты думаешь, что может произойти этим вечером? - твердо спросил он.
        Она кивнула как ни в чем не бывало.
        - Не то чтобы я все это не ценила. - Мэтти взмахнула рукой, призывая его поглядеть на окружавшую их красоту. - Но, если честно, мне это совершенно не понятно. - Кажется, она сама не понимала непоследовательности в своих словах.
        - Это же очевидно, - кратко сказал он.
        - Ты раздражен из-за того, что я не поняла?
        - Вовсе нет, - медленно произнес Джек, было видно, что он расслабился. - Идем? - Он протянул руку к Мэтти.
        Она некоторое время колебалась, но затем положила свою ладонь на его руку. Одного лишь его прикосновения было достаточно, чтобы она вновь ощутила дрожь. Но не только прикосновение его руки произвело на нее такое впечатление. Меньше всего ей хотелось, чтобы Джек догадался, что его метод соблазнения на этот раз сработал.
        У Мэтти перед глазами был пример ее родителей пусть короткий, но счастливый брак, а затем вдовство ее матери в течение двадцати лет - в память о погибшем муже. Именно таких отношений со своим будущим избранником Мэтти и желала. А Джек…
        Кое-что о нем она уже поняла. Она никогда не сможет иметь с ним такие отношения.
        Это означало, что между ними совсем ничего не может быть.
        Печально, но правда.
        Мэтти с грустью смотрела на другие парочки, которые прогуливались, держась за руки, вдоль реки, рядом с Эйфелевой башней, которая сейчас была полностью освещена и ее золотые огни заполняли ночное небо.
        Ни она, ни Джек не произнесли больше ни слова по пути в отель, словно сохраняя между собой определенную дистанцию, несмотря на то что Джек все еще держал его под руку.
        К тому времени как они добрались до отеля, Мэтти чувствовала себя совершенно несчастной.
        Только вот почему?
        Она твердо решила, что должна быть осторожна, должна положить конец близости, появившейся между ними в течение вечера. Она знала, что это необходимо сделать для ее же собственной безопасности, и сделала это, почему же тогда она так несчастна?
        Потому что, шептал ей внутренний голос, ты хотела выбросить эту осторожность на ветер, хотела поддаться моменту, утонуть в объятьях Джека, не думать о завграшнем дне…
        Она повернулась к нему, когда они вместе вошли в лифт.
        - Джек…
        - Мэтти… Извини. - Джек нахмурился, потому что они начали говорить одновременно. - Дамы первые, - вежливо пригласил он.
        Лифт остановился, и они вышли в застеленный ковром коридор.
        Мэтти посмотрела на-него и встретила его странный взгляд.
        - Я… только… я… - пробормотала она.
        - Мэтти, если я тебя сейчас не поцелую… - простонал Джек, прежде чем его голова наклонилась и их губы слились в поцелуе.
        Все предыдущие возражения, вся осторожность, все разумные доводы покинули ее, как только она ответила на этот поцелуй. Ее руки лежали у Джека на плечах, она обнимала его, понимая, что именно так хотела бы провести весь вечер.
        Их тела слились вместе, Мэтти изнывала от желания, все ее тело, казалось, было охвачено пламенем от…
        - Джек! Ох, Джек, слава богу, ты вернулся!
        Услышав женский голос, Мэтти резко оттолкнула Джека. Она не заметила, чтобы по коридору кто-то еще направлялся в их номер, но, вглядевшись в женскую фигуру, приближающуюся к ним, поняла, что эта женщина стояла около двери их номера.
        Стояла и ждала Джека.
        Женщина была красива: высокая блондинка, с правильными чертами лица и изящной фигурой.
        - Тина! - Джек тут же узнал эту женщину. - Что такое? - обеспокоенно спросил он. - Что случилось?
        Ее зовут Тина?
        Мэтти понятия не имела, что тут делает эта женщина, но она без труда вспомнила, что Тиной звали одну из тех, кому она посылала цветы в ту субботу.
        А это означало, что Тина, возможно, и была той женщиной, с которой Джек должен был провести эти выходные…
        - Это Джим, - женщина взглянула на Джека и опустила голову, по ее прекрасному лицу текли слезы. - Я… я ушла от него.
        - Что ты сделала? - спросил Джек, не веря своим ушам, держа женщину на расстоянии вытянутой руки.
        Тина подняла голову.
        - Я ушла от Джима, - решительно повторила она.
        Значит, это и есть та замужняя женщина, которая должна была провести эти выходные вместе с Джеком! - укрепилась в своем мнении Мэтти.
        Джек ошеломленно покачал головой.
        - Ты не могла этого сделать.
        - Но я сделала, - сухо сказала женщина, быстро приводя себя в порядок.
        Мэтти чувствовала, что ей не следует оставаться здесь. Нет, ей просто нельзя оставаться тут.
        - Джек. - Она коснулась его руки. Он повернулся к ней, и по выражению его лица она поняла, что он забыл о ее присутствии. - Думаю, будет лучше, если я вас оставлю, чтобы вы поговорили.
        - Я… Да. - Он все еще выглядел совершенно ошеломленным. - Возможно, так будет лучше. Я… - Он еще раз покачал головой, не в состоянии скрыть растерянность от появления этой женщины. - Мне нужно время, чтобы разобраться, - добавил он извиняющимся тоном.
        Мэтти не нужно было говорить два раза. Проходя мимо этой пары, она сдержала собственные слезы, но зато дала им волю, когда добралась до спальни и закрыла дверь.
        Она упала на кровать, закрывая голову подушкой, чтобы не слышать Джека и прекрасную Тину, когда… если… они войдут в номер.
        Это было ужасно. Гораздо ужаснее всего ужасного, какое с ней когда-либо случалось.



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        - Мэтти? Мэтти! Ты проснулась? - В дверь снова постучали.
        Конечно же, она проснулась. Проснулась и была несчастна. Она даже и думать не думала пускать Джека в свою спальню в столь поздний час… - быстрый взгляд на часы, которые показывали половину третьего ночи!.. - и не собиралась ничего делать, чтобы облегчить свое страдание. К счастью, она догадалась запереть дверь, прежде чем лечь спать.
        - Мэтти? - Он снова настойчиво позвал ее. Мне правда надо с тобой поговорить.
        Конечно же, ему сейчас надо было с ней поговорить! А это не может подождать до утра?
        - Мэтти! - настаивал он.
        Уходи, мысленно скомандовала она. Просто уйди и оставь меня в покое.
        Может быть, позже она будет в состоянии разобраться с этим.
        Конечно, Джек не виноват, что Тина внезапно появилась в Париже, но от этого Мэтти не чувствовала себя лучше. И не оправдывала Джека. Если бы его жизнь не была такой беспорядочной, всего этого не случилось бы.
        И уж конечно, она не встретилась бы с ним и не влюбилась бы в него.
        Какая же ты идиотка! - насмешливо поддразнила она саму себя.
        Чем больше Мэтти об этом думала, тем ужаснее представлялась ей ситуация - из-за того поцелуя! И если бы Тина не разыграла свое появление столь драматичным образом, Мэтти сказала бы Джеку, что изменила свое мнение относительно соблазнения.
        И была бы дважды идиоткой!
        Как хорошо, что она не успела сказать ему об этом!
        - Мэтти, позволь войти? - опять раздался его голос. - Нам правда надо кое-что обсудить. Я знаю, как это, должно быть, выглядело… мне нужно все объяснить.
        Объяснить что? Что ее приезд сюда был ошибкой? Что поцелуй тоже ошибка? Что в данной ситуации будет правильно, если он купит ей билет на самолет до Англии?
        Ему не нужно об этом беспокоиться; она сама в состоянии купить билет и вернуться домой.
        Ей потребуется достаточно силы воли, чтобы не выйти и не высказать ему все это. Но позже, утром, она обязательно это сделает!
        - Хорошо. - Тяжелый вздох Джека можно было услышать даже через толщину двери. - Но я намерен поговорить с тобой, Мэтти. Мне нужно все объяснить. О, черт! - нетерпеливо выругался он. - Я не могу разговаривать с тобой через закрытую дверь. Я поговорю с тобой позже, - пробубнил он, прежде чем уйти.
        Поговорит он с ней или нет - теперь все зависит от того, когда Мэтти сможет вернуться в Англию.
        Потому что она собирается сделать это сегодня же.
        И не важно, начнется ли дождь, будет ли светить солнце, придет ли или нет Джек Боучамп, - она собирается вернуться домой сегодня.
        Ее чемодан был уже уложен и яодал отъезда.
        Единственное, что Мэтти должна была сделать, продержаться несколько часов.
        И все!
        Мэтти и понятия не имела, что несколько часов могут длиться так долго. Наконец-то в шесть утра она встала, надела джинсы, футболку и жакет, в полной тишине собрала оставшиеся вещи и тихо вышла из спальни.
        Париж в половине седьмого в субботу был так же пуст, как и любой другой город в столь ранний час. На улицах можно было встретить лишь случайных прохожих, загулявших до поздней ночи и теперь возвращавшихся домой. Мэтти сидела на скамейке, у ее ног собралось несколько голубей.
        - Простите, но у меня нет для вас даже крошек, извиняясь, развела Мэтти руками.
        Итак, она влюблена. В Джека. Где же радость?
        Счастье? Чудесная эйфория, которая, как она всегда думала, приходит вместе с влюбленностью?
        Все зависело от того, в кого она влюблена, и в этом была проблема!
        Джек Боучамп.
        Заботливый сын и брат? Или бабник?
        В какой-то момент прошлой ночью она подумала о первом определении, но приезд замужней любовницы доказывал, что к Джеку более подходило последнее.
        Но как бы то ни было, она любила его. Это было слишком…
        - Здравствуйте; не думала, что встречу еще кого-то в столь ранний час, - послышался голос с британским акцентом.
        Мэтти настолько погрузилась в свои мысли, что не заметила, как на лавочку рядом с ней села пожилая женщина.
        - Доброе утро, - тихо поздоровалась она.
        - Я подумала, что вы из Англии, ведь только собаки и англичане встают в такую рань, - заметила незнакомка.
        Мэтти слегка улыбнулась. Эта женщина ей определенно нравилась: немного за шестьдесят, седые волосы опрятно собраны в пучок, в голубых глазах светится доброта.
        - Должна заметить, дорогая, - вежливо продолжала женщина, - ты несколько молода для того, чтобы страдать от бессонницы.
        Мэтти пожала плечами.
        - Я еще раз решила посмотреть на все, прежде чем вернуться в Англию.
        - Ох, как жаль, - с симпатией ответила женщина. Вы получили удовольствие от поездки? Ну конечно, как же вы могли не получить удовольствие от Парижа! - ответила она на собственный вопрос и улыбнулась. - Впервые я побывала в Париже тридцать пять лет назад, в свой медовый месяц, - тоскливо объяснила она. - Кажется, будто это было вчера. Вряд ли мои пять детей и трое внуков согласятся со мной. А вы что думаете? - смеясь, добавила она.
        - Париж - очень романтичное место, - медленно ответила Мэтти, осторожно подбирая слова.
        Женщина насмешливо посмотрела на нее.
        - Вы здесь со своим молодым человеком?
        Мэтти очень сомневалась, что Джек мог бы называться чьим-либо молодым человеком, он был слишком свободен в своих пристрастиях, чтобы когда-нибудь для кого-нибудь сделать исключение.
        - Нет, - сухо ответила Мэтти. - Я… нет, вообще-то нет. Просто это не очень… удачная поездка.
        - Как жаль. - Женщина печально улыбнулась - Я приехала на семейное торжество. Моя самая младшая дочь устраивает ужин в честь своей помолвки, поделилась она.
        Звон колоколов раздался у Мэтти в голове при упоминании о семейном торжестве. Ужин по случаю помолвки ее самой младшей дочери?
        Эта женщина - мать Джека!
        Мэтти по-новому посмотрела на женщину, пытаясь найти сходство с Джеком в довольно стройной фигуре и добром лице, но так ничего и не нашла.
        Джек, должно быть, пошел в отца.
        - Я думаю, что мне лучше пойти, - неловко сказала Мэтти, вставая. - Рада была поговорить с вами.
        Надеюсь, ужин этим вечером будет приятным, - искренне добавила она.
        - Спасибо, дорогая. - Пожилая женщина улыбнулась. - Очень надеюсь, что ты сможешь к нам присоединиться, Мэтти. Ведь сможешь, не так ли?
        Услышав свое имя, Мэтти резко повернулась и уставилась на женщину испуганными глазами. Как эта леди догадалась, кто она такая?
        - Иди сюда, присядь, Мэтти, - с теплотой в голосе пригласила мать Джека, похлопывая по деревянной лавочке. - Кстати, я Бетти Боучамп, - представилась она, когда Мэтти, словно робот, села рядом с ней, все еще смотря на нее изумленными глазами.
        - Я… Мэтти Кроуфорд, - неуверенно ответила девушка.
        - Не волнуйся, Мэтти… Надеюсь, я могу тебя так звать? Я просто случайно увидела вчера, как ты и Джек выходили из отеля, - объяснила Бетти.
        Принимая во внимание, что Мэтти вчера никого не замечала, кроме Джека…
        - Понятно, - кивнула она.
        - Понятия не имею, что Джек сделал такого, чтобы расстроить тебя, дорогая, но, очевидно, он чтото натворил. И это очень печально, потому вы оба выглядели такими счастливыми прошлым вечером. Она покачала головой.
        Это было до того, как приехала Тина. Тогда Мэтти и не предполагала, что окажется абсолютно лишней…
        Бетти вздохнула.
        - Мы с Эдвардом были так рады, когда в среду позвонил Джек и сказал, что на выходные приедет с молодой девушкой…
        - В среду? - резко повторила Мэтти словно эхо. - Но я… А разве Джек не всегда привозит с собой девушку на выходные?
        - Нет, - снисходительно ответила Бетти. - Вообще-то Джек впервые знакомит нас с кем-то из своих… друзей. Вот почему мы были так рады. Как правило, Джек очень скрытен в своей личной жизни.
        Мэтти ничего не понимала. Ведь Джек утверждал, что ее проделка с карточками в букетах испортила его отношения с теми четырьмя девушками!
        Но были ли они на самом деле?
        Она попыталась вспомнить предыдущий разговор, вспомнить в точности, кто что сказал, но тут Бетти заговорила снова.
        - Я знаю, что Джек иногда бывает весьма убедительным, в некоторых ситуациях… - Она выглядела слегка смущенной. - Боюсь, он пошел в отца. Я пыталась его переделать, но ничего не вышло, - продолжала она, улыбаясь. - Но мой сын может быть таким хорошим, что мы обычно не замечаем кое-какие его недостатки.
        - Скажите, миссис Боучамп…
        - Пожалуйста, Бетти, - с легкостью поправила женщина.
        Скажите, Бетти, - медленно начала Мэтти, если Джек такой хороший, почему он никогда не посылает вам цветы?
        Этот необычный вопрос застал Бетти врасплох.
        Я бы тоже удивилась, подумала Мэтти.
        - Какая вы чуткая девушка! - воскликнула пожилая женщина. - Видите ли, Джек знает, что я не люблю срезанных цветов. Я предпочитаю, чтобы цветы росли в земле и долго радовали нас. А срезанные так быстро погибают! Так что всякий раз, когда он посылает девочкам цветы, мне покупает розовый куст, и я сажаю его в саду. Полагаю, у меня их уже более пятидесяти, - с удовлетворением добавила она.
        - Девочкам? - автоматически повторила Мэтти.
        - Моим четырем дочерям, - гордо заявила Бетти. Я не говорила тебе, что у меня пятеро детей? Джек, конечно же, самый старший, далее следует Кристина, затем близнецы Сара и Каролина и, наконец…
        - Александра, - закончила Мэтти. - А в семье ее зовут Сэнди?
        - Да, - подтвердила Бетти, слегка нахмурившись. Конечно, это будет второй брак Сэнди, но первый оказался таким неудачным, что мы были очень рады отпраздновать ее второй шанс на счастье.
        Мэтти не была уверена, что хочет слышать заезженную, как пластинка, версию истории семьи Боучамп. Хотя это объясняет фамилию Сэнди на карточке в цветах, которые послал сестре Джек. И разговор о цветах…
        - А другие ваши дочери, должно быть. Тина, Салли и Келли? - продолжала выспрашивать Мэтти.
        - Прозвища в семье - это просто ужасно, не правда ли? - размышляла Бетти. - Даже Джек на самом деле Джонатан, но мы его всегда зовем Джек.
        Теперь у Мэтти не было сомнения: она его точно убьет!
        Те четыре женщины, которые, как она полагала, были его подружками, на самом деле оказались его сестрами!
        Невероятно! И совершенно немыслимо!
        Теперь уже не важно, что в тот момент Джек пытался ей сказать, что у него нет четырех подружек.
        Он уговаривал ее - нет, шантажировал! - поехать с ним на выходные. Но почему? Она и понятия не имела. Все, что она знала, - это то, что он врал, давал ложные обещания - короче, вел нечестную игру!
        Сейчас Мэтти была слишком сердита, чтобы думать о каких-то бранных словах, которые она могла бы высказать ему. Но к тому моменту, как они встретятся вновь, она придумает еще несколько. Потому что она больше не намерена молчать!
        Джек врал насчет необходимости заменить ею, Мэтти, другую женщину, он вынудил ее приехать сюда, чтобы привлечь внимание Шэрон… Но он и не собирался привозить сюда какую-то другую женщину!
        Интересно посмотреть, как ему придется защищаться от обвинений во вранье!
        - Вы меня извините… Бетти? - Мэтти встала. - Я думаю, мне лучше вернуться в отель. Возможно, мы с Джеком решим эту маленькую проблему, - твердо заявила она.
        - Я надеюсь. - Лицо пожилой женщины словно расцвело. - Вся семья с нетерпением ждет встречи с тобой.
        И снова Мэтти ощутила приступ вины. Но ведь это Джек должен был чувствовать вину, а не она!
        Судя по его матери, вся семья была такой же чудесной, и он не имел права обманывать их.
        - Боюсь, что Джека ты сейчас не найдешь в отеле, - объяснила Бетти. - Он поехал в аэропорт встретить мужа моей старшей дочери. Как ты уже знаешь, прошлой ночью сюда прилетела Тина, чтобы сообщить, что ушла от Джима. Боюсь, она всегда была вспыльчивой. - Бетти покачала головой. - Но в этот раз зашла слишком далеко. А Джим такой приятный молодой человек.
        Итак, Джек поехал в аэропорт встретить зятя, так? Теперь понятно, почему было так тихо, когда она утром уходила из номера. Ясно также, почему Джек так взволнованно разговаривал с ней в половине третьего утра - эта ситуация выбила его из колеи.
        Во всяком случае, теперь ему не нужно беспокоиться о том, что Мэтти может удрать. Она вернется в отель и будет ждать его там. А вот о чем Джек должен задуматься, так это о том, как он будет вести себя с Мэтти в оставшуюся часть выходных. Потому что если ему доставляло удовольствие делать из нее идиотку в последние дни, то у Мэтти было насчет этого совсем другое мнение. И Джек Боучамп скоро об этом узнает!
        - Уверена, они разберутся, - заверила пожилую женщину Мэтти. - Ведь это Париж!
        - Да, это так, - просияла Бетти. - И я рада, что ты раздумала уезжать.
        - Мэтти, я… Что ты делаешь?..
        Девушка рассмеялась, увидев ошеломленное выражение лица Джека, когда кинулась к нему в объятья и приподняла голову в надежде получить его поцелуй.
        Но Джек отстранился от нее и устало провел рукой по густым волосам.
        - Мэтти, мне жарко, я устал, - пробормотал он.
        Он действительно выглядел измученным и расстроенным. Пытался разрешить конфликт между сестрой и ее мужем? Видно, ничего не получилось!
        Но у Мэтти не было желания сочувствовать ему.
        - Трудно настроиться на любовь? - поддразнила она, сверкнув голубыми глазами. - Хочешь, я закажу тебе ланч, пока ты примешь душ и освежишься? предложила она.
        В те несколько часов, пока Мэтти ждала, когда он вернется из аэропорта, она приняла решение начать свою игру. Она уже достаточно много знает и про Джека, и про его семью. У нее все козыри. Но есть и кое-какие сомнения. Не слишком ли напугает его то обстоятельство, что она влюбилась в него?
        - Кстати, я получила твое сообщение, - как бы невзначай произнесла она.
        Письмо от Джека вручили девушке, когда она вернулась в отель после своего так называемого бегства. Это было короткое сообщение: «Уехал в аэропорт. Не предпринимай ничего, пока я не вернусь.
        Джек».
        Не предпринимай ничего, пока я не вернусь…
        Кем, он считает, она является - послушным домашним животным, которое слепо предано ему, как Гарри? Если бы это было так, как он думал…
        - Теперь понятно, - медленно произнес Джек, искренне удивленный, что она все еще здесь. - Ты…
        - Будешь есть? - Мэтти резко сняла телефонную трубку. - Я заказывала сэндвич, он изумителен, уточнила она.
        - Сэндвич? Было бы чудесно, - согласился Джек.
        Он никак не мог взять в толк, чему она так радуется.
        После вчерашнего вечера, после всех злоключений, Джек не мог поверить в то, что Мэтти спокойно отнеслась к приезду Тины. Ведь она не знает, кто такая Тина!
        - Кстати, я встретила твою мать, - с легкостью сказала Мэтти, присаживаясь в одно из кресел. Она набрала нужный номер по телефону и с трудом сдерживала улыбку, заметив удивление на лице Джека, которое быстро превратилось в беспокойство.
        - Мою мать? - повторил он. - Но…
        - Отдел обслуживания? - спросила Мэтти, как только ответили на другом конце провода. - Один сэндвич, пожалуйста, - вежливо попросила она, закрывая трубку рукой, чтобы спросить Джека:
        - Будешь что-нибудь пить?
        - Крепкий кофе не помешал бы, - ответил он, все еще подозрительно косясь на Мэтти.
        Она заказала кофе, назвала номер их апартаментов и повесила трубку. Затем встала и посмотрела на часы.
        - Боюсь, мне пора, - с сожалением сказала она. - У меня много дел в салоне красоты, надо привести себя в порядок к сегодняшнему ужину. Сегодня я хочу выглядеть потрясающе!
        - Мэтти… - озадаченно пробубнил Джек.
        - Если бы я была на твоем месте, - Мэтти взяла сумочку, собираясь выйти, - я бы немного вздремнула после ланча: ты выглядишь довольно устало.
        - Зато ты выглядишь просто великолепно, - недовольно пробормотал он.
        - А почему бы мне так не выглядеть? - весело проговорила она, словно не замечая, как выражение его лица стало зловеще мрачным. - Мы же в Париже! Я собираюсь провести некоторое время в салоне, побаловать себя, а вечером мы идем на ужин, - что может быть чудесней?
        Он хмурился.
        - Но прошлым вечером…
        - Я уверена, что ты разобрался с этим делом, перебила она его. - И потом, разве твоя семья не ждет встречи со мной? - напомнила она ему. - А теперь я и правда должна идти, Джек. - Она снова посмотрела на часы и заторопилась к двери. - Кстати, твоя мать - чудная женщина! добавила она, прежде чем выйти.
        Ну и кто из нас был смущен? - торжествующе думала она, спускаясь на лифте. Пусть его семья увидит, каким он может быть растерянным, оставаясь в полном неведении, что же на самом деле происходит. Вряд ли Джеку это понравится!
        Мэтти специально записалась в салон красоты, стараясь избежать разговора с Джеком. И вот теперь была готова получить удовольствие от пребывания в кресле стилиста. Ей сделали стрижку, уложили волосы, затем последовали очищающие маски, легкий макияж, а еще маникюр. Мэтти полностью отключилась от всех проблем, почувствовав себя пусть и на час, но все-таки слегка избалованной особой.
        Не слишком увлекайся, сказала она себе, пока ей делали маникюр. Все вернется на свое место во вторник утром.
        На прежнее место, которое никоим образом не подразумевало присутствие Джека Боучампа. Как только Мэтти напомнила себе об этом, все блаженство, в которое она погрузилась, тут же исчезло.
        Она влюблена в этого мужчину.
        Он был непонятным, сбивающим с толку, приводящим в бешенство. Но она все равно любила его.
        Достаточно того, что она собиралась сделать…
        Тут ее мысли прервались: она невольно услышала обрывок чьего-то разговора.
        - Мама и папа просто в шоке от беременности Тины, - произнес женский голос.
        - Да, - взволнованно ответила другая женщина. Тина ждала от Джима не такой реакции. Она сообщила ему про свою беременность, а он, вместо того чтобы обрадоваться, заявил, что теперь рождественских каникул, которые они хотели провести, катаясь на лыжах, не будет! Это он так сострил! У мужчин такой юмор! А Тина не сразу поняла…
        - Беременность делает нас такими эмоциональными, - сочувственно сказала другая женщина. Вспомни, какими были мы!
        Мэтти слегка повернулась и чуть-чуть отодвинула занавеску, которая отделяла ее от соседней кабинки. Две красивые женщины, которые там сидели, были настолько похожи, что было несложно догадаться - это близнецы Салли и Келли.
        Они не только были похожи друг на друга, они были поразительно похожи на их старшего брата Джека, обе темноволосые, с темными глазами.
        - Хотела бы я знать, как выглядит новая подружка Джека… - размышляла вслух женщина, сидящая слева. - Честно говоря, меня это волнует больше, чем прием Сэнди или беременность Тины.
        Мэтти быстро вернула занавеску на место. Ее щеки горели от услышанного. Но маникюрша еще не закончила красить ногти на второй руке, а это означало, что она не может встать и уйти.
        - Мама говорит, она само очарование, - сказала вторая женщина. - Наверняка очередная авантюристка. Чего еще можно ожидать от Джека?
        Авантюристка'?
        - Джек иногда бывает таким слабохарактерным, - сказала другая сестра.
        Слабохарактерным? Джек? Это не было похоже на то, что Мэтти уже знала о Джеке.
        - Мама говорит, что она не такая, - заявила первая женщина.
        Мэтти нетерпеливо покачала головой, снова выходя из отеля. Что ей делать? Вернуть Джеку деньги, на которые он привез ее в Париж, и уехать? Или же остаться, чтобы не ставить его в неловкое положение перед родственниками?
        Она уселась на траву рядом с Эйфелевой башней и задумалась…
        Безусловно, она сама не была мстительной. Но кое-кто из его семьи, из той малой ее части, которую Мэтти уже видела, не был так же мил и заботлив, как его мать.
        И что ей теперь делать?
        У Мэтти не было абсолютно никаких идей.
        Она оставила Джека в полном недоумении. После того, что произошло прошлым вечером, после того, как Мэтти не открыла ему дверь своей спальни, она кидается ему на шею, заботится о нем, заказывает для него ланч… Джеку есть над чем задуматься.
        Как все запуталось!
        Наконец Мэтти приняла решение. Как бы ее ни раздражала роль влюбленной подружки, она останется на эти выходные с Джеком. Ради его семьи.
        - Ты выглядишь просто чудесно! - Джек с восхищением уставился на Мэтти, когда она присоединилась к нему в гостиной около семи вечера.
        Она надела свое второе вечернее платье, которое купила специально для этих выходных: кремового цвета, до колена, с короткими рукавами, с кружевной отделкой, которая выгодно подчеркивала ее волосы цвета меда.
        - Спасибо.
        Мэтти внимательно посмотрела на Джека. Похоже, он последовал ее совету и немного поспал. Во всяком случае, он больше не выглядел уставшим. В черном костюме и белой рубашке он был слишком привлекателен для успокоившейся Мэтти.
        - Мэтти, пока мы не ушли, я думаю, что должен…
        - Твоя мама уже звонила, - перебила она, избегая смотреть в его сторону. - Поскольку ты спал, я ответила на звонок, - объяснила она, заметив, как от удивления поднялись его брови. Мэтти и понятия не имела, что могли подумать родители о том, что они живут в одном номере! - Они все встречаются пятнадцать минут восьмого внизу у бара, чтобы слегка расслабиться перед рестораном.
        Джек нахмурился.
        - А мы?
        - И мы, - быстро подтвердила Мэтти, направляясь к двери. - Нам пора, предлагаю пойти вниз… Сузив глаза, она посмотрела на него: Джек выглядел так, как будто ему не очень хотелось куда-то идти.
        Он вздохнул.
        - Мэтти, я надеялся поговорить с тобой, когда мы вернулись в отель вчера…
        - Но нам не дали возможности, - кивнула она.
        - Да, - мрачно признал он. - Я на самом деле должен сказать тебе кое-что, прежде чем мы пойдем вниз и встретимся с моей семьей…
        - Скажи мне по пути, - предложила она, выходя в коридор.
        Мэтти уже знала то, что Джек должен был ей сказать. Но уже немного поздновато для признаний.
        И потом, она не собиралась давать ему шанс признаться в обмане. Теперь, когда она знакома с Бетти и видела некоторых его родственников, когда она уже в курсе основных событий, она не хотела от него никаких объяснений.
        Теперь Мэтти хотела получить удовольствие, увидев изумление на его лице, когда он поймет, что она и так обо всем знает. Он заставил ее чувствовать себя виноватой, когда она перепутала те карточки в букетах? Ну что ж, пусть и он немного помучается!
        Джек догнал ее в коридоре и уверенно взял за локоть, пытаясь приостановить.
        - Видишь ли, Мэтти, - начал он с явной неохотой. - Я не…
        - Джек! Мэтти! Подождите нас!
        Мэтти едва не расхохоталась, увидев, как от досады вытянулось лицо Джека, когда они оба услышали голос его мамы. Бедный Джек, у него отняли последнюю возможность сделать свое признание!
        Мэтти было почти жалко его. Почти так же жалко, как в истории с перепутанными карточками.
        Мэтти повернулась, чтобы улыбнуться Бетти, и ее глаза слегка расширились, когда она увидела мужчину, который шел рядом с Бетти. Он был похож на Джека, приблизительно лет пятидесяти, должно быть, это и есть Эдвард Боучамп.
        Высокий, гораздо выше, чем его жена. В темных волосах пробивается седина. Какой симпатичный!
        Все члены семьи Боучамп и вправду были очень симпатичны, решила Мэтти.
        - Мэтти, это мой муж Эдвард. - Бетти представила мужчину. В длинном черном блестящем платье она выглядела как королева. - Эдвард, это подруга Джека Мэтти.
        Карие глаза Эдварда были такими же теплыми, как и у Джека, заметила Мэтти, когда они пожимали друг другу руки.
        - Очень приятно познакомиться, - с искренностью в голосе произнес Эдвард.
        - Разве это не чудесно? - воскликнула Бетти, взяв Мэтти за руку с дружелюбием, которое, казалось, никогда не покидало ее. Женщины шли впереди мужчин, направляясь к лифту. - Девочки просто в ярости оттого, что я опередила их и первой встретила тебя, - доверительно сказала она, радуясь этому факту, словно ребенок.
        Слава богу, что Джек далеко и не слышал последнего замечания. Всего несколько минут его растерянности и собственного торжества - вот все, что она хотела. Увидеть, как Джек смущен, растерян.
        Увидеть то, что она сама чувствовала совсем недавно по его милости.
        Это месть? - задалась Мэтти вопросом. Нет, решила она; это всего лишь несколько минут ее триумфа и, если хотите, слабости. А затем она сделает все, чтобы помочь Джеку пройти через не очень приятные для него события этого вечера.
        Даже если эти события организовал он сам!



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        - Можно тебя потревожить? - спросил Джек, когда они четверо приблизились к бару.
        Гул голосов многочисленных посетителей бара заглушал звуки пианино.
        Мэтти повернулась и посмотрела на него. Бетти все еще держала ее за руку. Сейчас Джек выглядел так, как будто был палачом.
        Извинившись, Мэтти отошла от Бетти и взяла Джека за руку, беззаботно посмотрев на него.
        - Я уверена, что позже у нас будет время поговорить, Джек, - успокоила она его. Пальцами она могла с легкостью почувствовать напряжение его руки.
        Он уже выглядел менее уверенно.
        - Но…
        - Девочки расстроятся, если я скажу им, что вы поругались, - предупредила его мать.
        Как будто Бетти знала, что задумала Мэтти. Но она не могла знать! А вдруг?..
        - Давай, сын! - Отец шутливо ударил Джека по спине. - Ты же знаешь, каковы женщины семейства Боучамп. Кроме того, для Мэтти будет легче, если мы пойдем все вместе.
        Наконец-то хоть кто-то из этой семьи понял, насколько трудна для нее эта встреча! Даже если Эдвард не в полной мере понимал, почему именно.
        - Пошли, Джек! - поддержала Мэтти. - Все будет в порядке, - она немного смягчилась, пытаясь его успокоить. Джек выглядел постине несчастным.
        Но это его вина, успокаивала себя Мэтти, когда он неохотно подчинился. Почему же он сразу не сказал ей всю правду? Все было бы гораздо проще.
        Сестры уже были в баре. Сэнди смеялась, разговаривая с темноволосым мужчиной, ее лицо просто светилось любовью, когда она представила его как Тома, ее жениха. Тина разговаривала с коренастым мужчиной, который, очевидно, и был Джимом. Салли стояла рядом с высоким блондином, а выбором Келли был не менее высокий рыжий шотландец.
        Была здесь и пожилая пара - скорее всего, родители жениха.
        Однако пока не было никаких признаков присутствия Шэрон.
        Когда Джек и Мэтти подошли, все разговоры тут же прекратились, Мэтти почувствовала, как напрягся Джек, когда он крепко сжал ее руку.
        Он и вправду очень беспокоился из-за этой встречи.
        Интересно, какой выходки он ждет от Мэтти?
        Боится ли, что она устроит скандал? Ведь он и не догадывается, что ей известно, кто такие Тина, Сэнди, Келли и Салли. Бедный! Теперь небось ждет, что она устроит сцену перед всей семьей.
        Мэтти даже чуть подобрела, видя несчастное выражение на лице Джека. Встав на цыпочки, она прошептала ему на ухо:
        - Просто представь меня, Джек. Все будет в порядке.
        Он с трудом сглотнул.
        - Я лишь хочу, чтобы ты позволила мне объяснить…
        - Сделай это позже. - Она в знак одобрения сжала его руку. - И, пожалуйста, не беспокойся…
        - Всем привет! - раздался чувственный женский голос. - Надеюсь, не опоздала? - довольно неискренне добавила женщина.
        От первого же звука этого голоса Джек напрягся.
        Мэтти внимательно взглянула на него, а затем медленно повернулась и посмотрела на незнакомку.
        Женщина была высокой, с очень длинными, до талии, темными волосами. Ее фигуру облегало короткое платье насыщенного лилового цвета, которое подходило к ее глазам, обрамленным такими густыми ресницами, каких Мэтти еще не видела. Лицо женщины, с изящными чертами, чем-то напоминало лицо китайской куклы.
        Это и есть Шэрон, сестра Тома?
        Должно быть. Остальные члены семьи уже представлены.
        Так, значит, это и есть та женщина, от которой надо было защищать Джека?
        Мэтти понимающе посмотрела на него. Эта женщина так просто своего не упустит. Она болтала и смеялась с сестрами Джека, но Мэтти чувствовала: единственное, что здесь нужно Шэрон, - это Джек.
        И теперь уже Мэтти напряглась, когда Шэрон медленно приблизилась к ним.
        - Джек, - начала она.
        Он вежливо склонил голову.
        - Шэрон.
        - Я уверена, что теперь все обустроится лучшим образом; мы скоро станем одной большой счастливой семьей! - пробормотала она, прежде чем сделать еще шажок вперед и слегка поцеловать его в губы, тем самым заставив Джека отпустить руку Мэтти. Он наклонился, приобнял Шэрон за загорелые обнаженные плечи, а затем резко отодвинулся от нее. - Так приятно снова тебя увидеть, - настаивала Шэрон и решительно взяла его за руку, подчеркивая этим, что хочет быть с ним рядом.
        Краем глаза Мэтти заметила, как стали шушукаться его сестры, как Бетти что-то сказала своему мужу.
        Сейчас я выцарапаю ей глаза! - почему-то пообещала себе Мэтти. Удивительно - никогда прежде не чувствовала она такого сильного желания причинить кому-то боль. И в то же время она знала, что сможет спокойно вынести эту угрозу от прекрасной Шэрон.
        Какого черта Шэрон смотрит на Джека так, как будто хочет его съесть? Как будто в комнате больше никого нет?
        Хотя, надо отдать Джеку должное, он не давал этой женщине никакого повода. Ему и не нужно было.
        Шэрон выглядела как женщина, которая прекрасно знает, чего хочет. И очевидно, она хотела Джека Боучампа.
        Чего Мэтти не понимала, так это почему Джек противился, чтобы Шэрон вернулась к нему. Или по крайней мере сказал об этом. Опять лгал? Но почему он должен лгать в подобном случае? Это не…
        - ..мне представить тебя своему другу, Мэтти Кроуфорд, - услышала она слова Джека. Его рука легко легла на талию Мэтти, и он притянул ее к себе. - Мэтти, это Шэрон Кесвик, сестра Тома.
        - И я думаю, мы были бы гораздо счастливее, чем сейчас, Джек, - продолжала свою, очевидно, незаконченную фразу Шэрон и лишь потом обратила свой взор на Мэтти. - Приятно познакомиться, Мэнди, - поприветствовала она без всякого интереса, протянув для пожатия холодную руку.
        - Мэтти, - поправила та, отпуская ее руку так быстро, как это было возможно, не сомневаясь, что эта женщина нарочно исказила ее имя. Не было никакого смысла вежливо отвечать на столь нелюбезное приветствие.
        - Мэтти, - со скукой в голосе поправилась Шэрон, сейчас в ее глазах были искры вызова. - Мы раньше не встречались? Возможно, вы знаете…
        - Шэрон, тебе принести шампанского? - вежливо вмешался Эдвард Боучамп.
        - Вы нас простите, - перебил отца Джек. - Хочу представить Мэтти всем остальным.
        Всего несколько минут назад представление Мэтти сестрам было последнее, что хотелось сделать Джеку…
        - Хорошая идея, - согласилась Мэтти. - Уверена, нам еще удастся за вечер поговорить, мисс Кесвик, с вежливой прохладцей бросила она растерявшейся красотке.
        - Я на это рассчитываю, - пробормотала та, прежде чем повернуться к Эдварду и взять бокал шампанского, который он ей протянул.
        - Фуф! - Джек глубоко вздохнул, когда они оказались на безопасном расстоянии. - Теперь ты поняла, о чем я говорил? - мрачно добавил он.
        Мэтти не была полностью уверена в том, что она должна была понять.
        Что Шэрон заинтересована Джеком, как он и утверждал? По мнению Мэтти, красотка была более чем просто заинтересована! Он, судя по всему, даже и не представлял объем этого интереса.
        Но, как показалось Мэтти, отношения между ними были больше похожи на столкновение, чем на некую близость. Вот только значит ли это, что между ними не существовало интимности?
        Одно она знала точно: для нее веселье на этом закончилось. Мэтти хотела немного подразнить Джека по поводу его сестер, немного повеселиться над его растерянностью, но сейчас у нее пропало такое желание. После появления на вечере Шэрон Кесвик Мэтти уже не испытывала никакого удовольствия.
        Ведь до той минуты, когда Мэтти ее увидела, она вообще сомневалась, а существует ли на самом деле эта Шэрон? Не входило ли это в план игры Джека?
        Потому что, если это была лишь игра, тогда существовала вероятность того, что Джек пригласил ее в Париж не из-за Шэрон, а по другой причине…
        Но все мечты и надежды испарились в тот момент, когда появилась эта женщина. И что это было за появление!
        Мэтти снова почувствовала себя гадким утенком среди такого количества прекрасных лебедей. А один из них особенно…
        - Я поняла, что это очень красивая женщина! - резко сказала Мэтти.
        - О, не спорю, - с сожалением произнес Джек.
        Мэтти тут же надулась: он мог хотя бы приврать, приуменьшив красоту другой женщины, - Тогда в чем же проблема? - со злостью спросила она.
        Джек тряхнул головой.
        - Слишком сложно все сейчас объяснить…
        - Уверена, если бы ты использовал простые слова, например двух-или трехсложные, я бы постаралась понять! - съязвила она.
        Джек обеспокоенно посмотрел на нее.
        - Мэтти…
        - Не сейчас, Джек, - перебила она его, заставив себя улыбнуться, потому что они приблизились к его семье. - А теперь ты должен представить меня своим сестрам: Тине, близнецам Салли и Келли и Сэнди, - проинструктировала она.
        Джек резко остановился, но даже его ошеломленный вид, который Мэтти предвкушала почти весь день, не доставил ей большого удовольствия.
        Потому что появление прекрасной Шэрон Кесвик полностью загасило интригующую искру вечера.
        - Джек, на твоем месте я бы сделала так, чтобы обо мне перестали думать как о золотой рыбке, и наконец-то представила меня семье, - сказала она ему, чувствуя, что вот-вот заплачет, но все еще улыбаясь. Твои родители и сестры хотят знать, что нас связывает.
        Его родственники настороженно смотрели на то, как они разговаривают. Не было сомнения: все уверены, что они мило перешептываются.
        Какое невезение!
        Ну что же! Это научит ее верить в такую вещь, как мимолетность счастья. Ведь Джек утверждал с самого начала: он хочет, чтобы она поехала с ним в Париж всего лишь как средство против Шэрон Кесвик. Джек не соврал. Последние минуты показали ей, что это была правда. Не меньше и не больше.
        Мэтти смирилась. В конце концов она простит его за ложь, связанную с его сестрами. А сегодня они приятно проведут остаток вечера вместе. Они могли бы даже закончить этот вечер как вчера, если бы его сестра не побеспокоила их…
        Но от Джека никаких предложений на этот счет не поступало.
        И винить его нельзя. Это была целиком ее вина.
        Джек ей симпатичен, вчера он был прекрасным кавалером, но сам он никогда не давал ей повода думать, что чувствует нечто большее. Она была единственной, кто допустил ошибку, влюбившись в него.
        - Ты все знаешь! - убитым голосом произнес он.
        - Конечно, я знаю, - ответила Мэтти. - Ха, ха, очень смешно! - гримасничала она. - Доволен?
        Джек все еще выглядел ошарашенным.
        - Ноя… Как?.. Когда?..
        - Твоя мама. Этим утром, - ответила она незаконченными предложениями на незаконченные вопросы. - Такое, наверное, часто происходит? - дразнила она. Существует ли прекрасная Шэрон Кесвик или нет, она все еще должна познакомиться с остальными членами его семьи.
        Он моргнул.
        - Что?
        - Бестолковый Джек Боучамп! - с удовольствием произнесла Мэтти.
        Он сузил глаза.
        - То есть ты хочешь сказать, что знаешь правду с самого утра?..
        - Ранние пташки ловят слухи, - заметила Мэтти.
        - Хм, - подозрительно произнес он. - Мне мама ничего не сказала, когда я с ней днем разговаривал. Он, должно быть, ходил проведать мать, когда Мэтти была в салоне…
        - Как? Разве она тебе не рассказала? - притворно удивилась Мэтти, беря его за руку. - Твоя бедная мама и понятия не имела, что я приняла Тину, Салли, Келли и Сэнди за кого-то еще, но никак не за твоих младших сестер! - Она лучезарно улыбнулась.
        - Конечно, нет, - медленно произнес Джек, и в глазах его Мэтти прочитала что-то недоброе. - Так вот, значит, какова причина твоей неожиданной… дружелюбности. Когда я вернулся из аэропорта, ты играла со мной, Мэтти Кроуфорд! - осознал он с сожалением.
        - В твою же игру, Джек Боучамп, - сухо уточнила она, не вдаваясь в объяснения. Это она раньше с ним играла, а теперь ее чувства к нему были очень даже реальны. Но Мэтти не хотела, чтобы он догадывался об этом.
        - Точно подметила! - Он наклонил голову, его глаза весело сияли, когда он положил ей на плечо руку. - Пойдем, наконец, и поздороваемся с кланом!

«Клан», как он называл семью, был рад встретиться с Мэтти. Его сестры вели себя приветливо и дружелюбно, а мужская половина задиристо поздравляла Джека с выбором такой милой подружки.
        Мэтти была искренне благодарна за теплые комплименты, которые были ей так необходимы после встречи с Шэрон Кесвик.
        К ее удивлению, брат Шэрон Том оказался очень милым и добрым человеком. В нем не было и намека на ту хватку, что отличала его красивую, но хищную сестру.
        - Мэтти, наверное, еще не знает, что ты трудоголик, Джек? - дразнил Том своего будущего родственника. Рука Джека, которая лежала у Мэтти на плече, напряглась.
        - Может быть, это изменится как раз потому, что сейчас я с Мэтти, - ответил он.
        - А то, что ты паршивый игрок в гольф? - пошутил Ян, муж Келли, который был родом из Шотландии. - У него было двадцать четыре препятствия, с отвращением сообщил он Мэтти.
        - Зато у меня успехи в домашних видах спорта, спокойно ответил Джек.
        - А Мэтти уже знает, что ты храпишь? Ой! Джим обиженно посмотрел в сторону жены, потирая ударенную Тиной лодыжку.
        Мэтти улыбалась с того самого момента, как начала дразнить Джека, но сейчас она уже не могла удержаться и рассмеялась. Бедный Джим!
        - Извини меня за то, что вчера испортила тебе вечер, - застенчиво сказала Тина. - Даже и не знаю, что ты могла обо мне подумать. Несчастному Джеку досталось больше всех - уж не помню, что я ему наговорила, но я была так расстроена… - призналась она.
        Неудивительно, что он выглядел таким уставшим, когда вернулся из аэропорта…
        - Не думай об этом. - Мэтти взяла Тину под руку. - Для этого и существует семья. Да и все уже разрешилось. Я так понимаю, можно тебя поздравить?
        - Спасибо, - кивнула Тина. - И не обращай внимания на моего идиота мужа, - добавила она, мило улыбаясь мужу. - Его мозг очень часто не в ладах с его ртом!
        - И в этом его проблема, - размышлял Джек.
        - Когда же вы двое перестанете обсуждать мои недостатки? - запротестовал Джим.
        - Мы даже еще не начинали! - предупредил его Джек.
        - Нам пора двигаться дальше, - спокойно сказала Бетти.
        Они с Эдвардом разговаривали с родителями Тома. Старшие представители семьи Кесвик выглядели как милые и порядочные люди. Оба невысокого роста, полноватые. Мэтти задалась вопросом - каким образом у таких родителей выросла такая дочь, как Шэрон?
        - О чем еще вы разговаривали с мамой этим утром? - спросил Джек, когда они поднялись на Эйфелевую башню. - Кроме того, что она неосторожно сказала, кем на самом деле являются Тина, Салли, Келли и Сэнди, она наверняка сообщила тебе и про беременность Тины.
        Мэтти невинно приподняла брови.
        - С твоей мамой легко говорить.
        - Не то что со мной? - Он состроил гримасу.
        О, если бы он только знал! С Джеком тоже легко говорить. Слишком легко. Вот почему Мэтти должна была постоянно контролировать себя, чтобы ни малейшим словом, ни движением не выдать своих чувств.
        Она попыталась что-то сказать ему.
        - Я…
        - И все-таки как хорошо снова тебя увидеть, Джек, - медленно произнесла Шэрон, подходя к нему с другой стороны и без колебаний беря его под руку. - Я надеюсь, вы нас простите, Мэнди. - Она чуть наклонилась вперед и неискренне улыбнулась, демонстрируя идеально белые зубы. - Мы с Джеком старые друзья, - объяснила она, взглянув на Джека из-под невероятно длинных ресниц. - Ну, разве это не самое романтичное место на земле, Джек? - воскликнула она, ее глаза широко раскрылись, когда она посмотрела на звездное небо.
        Мэнди! Ну, погоди же! Сначала я выясню, насколько «стара» дружба между Джеком и Шэрон…
        Мэтти явно не нравилось, что эта женщина не теряла любой возможности прикоснуться к Джеку, как будто имела на это полное право. Это же смешно! А вообще, одернула себя Мэтти, не ее дело, кто прикасается к Джеку. Гораздо важнее было то, кому Джек позволял прикоснуться к себе. Отчего, несмотря на его комментарии, он не отталкивал эту женщину?
        Вот почему Мэтти не удивилась, когда за ужином Шэрон села рядом с Джеком.
        Она не была удивлена, но она была возмущена до предела. Из-за Джека. Из-за Шэрон Кесвик. Но больше всего из-за себя. Какая же она идиотка, если влюбилась в мужчину, который был вне ее досягаемости!



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        - Будь я на твоем месте, я бы так не волновался из-за Шэрон, - попробовал успокоить ее Том спустя несколько минут, сев рядом.
        Мэтти повернулась и напряженно улыбнулась ему. Когда подали первое блюдо, у нее пропал аппетит. И вид на ночной Париж уже не казался ей таким прекрасным. И все, как правильно догадался Том, из-за его сестры Шэрон.
        Несмотря на попытки Джека включить Мэтти в разговор, другая женщина полностью властвовала над ним. Когда Мэтти слышала, как Шэрон начинала еще один рассказ со слов «А помнишь, Джек, когда мы…», она на самом деле верила, что вот-вот шкричит.
        Но действительно ли Шэрон и Джек были, как та выразилась, «старыми друзьями»?
        Мэтти казалось, что ответить на этот вопрос довольно легко. Учитывая, что он старался держаться подальше от этой женщины…
        - Он не увлечен ею, ты же знаешь, - снова заговорил Том.
        На этот раз Мэтти лишь улыбнулась. Как бы ей хотелось верить!
        - Это правда, Мэтти, - настаивал Том и положил свою ладонь на ее руку, судорожно крошащую хлеб на десертной тарелке.
        Она брезгливо посмотрела на то, что когда-то было булочкой, и стряхнула на тарелку крошки с рук.
        - Но он не увлечен и мною, - печально сказала она, покосившись на спину Джека, который отвернулся от нее, вынужденный выслушивать очередной рассказ Шэрон.
        Том засмеялся.
        - Ты бы его только видела, когда он с тобой, сказал он. - Я не помню Джека таким спокойным.
        Он счастлив с тобой, это видно и невооруженным глазом.
        Мэтти озадаченно нахмурилась после этих слов.
        - Да уж, видеть Джека спокойным и расслабленным не всем дано, - медленно произнесла Мэтти.
        - Точно, - сказал Том.
        Мэтти понятия не имела, о чем говорил Том. Как ей казалось, Джек был очень самоуверенным человеком. И Том не знал, что ее присутствие здесь с Джеком было частью его представления…
        Это доказывало лишь одно: Джек хороший актер!
        К счастью, все было уже позади. Большую часть вечера Джек провел в беседе с Шэрон Кесвик. Присутствие Мэтти оказалось здесь излишним.
        Она покачала головой.
        - Я очень признательна тебе, Том, но это ни к чему. - Она изобразила на лице улыбку. - У нас с Джеком не те отношения. - Между нами вообще нет никаких отношений! - хотела добавить Мэтти, но смолчала. Незачем Тому это знать. И вообще, она сомневается, что после этих выходных встретит Джека снова.
        Том пожал плечами.
        - Ну, тогда, возможно, они будут?
        Мэтти округлила глаза. Не то чтобы она была скромницей, просто Том залез туда, куда ему не стоило и соваться. Конечно, он хочет ей только добра, но она сама разберется в своих отношениях с Джеком.
        И она не позволит всем совать нос куда не следует!
        - Мне бы не хотелось, чтобы вы допустили такую же ошибку, как мы с Сэнди пять лет назад, Мэтти, - искренне продолжал Том. - Мы встречались некоторое время, - объяснил он, заметив вопрошающий взгляд Мэтти. - Я любил ее и знал, что она единственная женщина, на которой я хотел жениться… Сейчас нет смысла об этом говорить, но у нее на горизонте возник один… ну, в общем, именно он и сказал ей все, что ей нужно было услышать.
        Прежде чем я узнал, что произошло, она вышла замуж за другого. - Том вздохнул. - Я ждал еще четыре года, уверенный, что она допустила ошибку. И все это время я был свободен, так что могу наконец сказать: я все еще люблю ее.
        Едва ли это имело место в ее отношениях с Джеком, грустно думала Мэтти. Возможно, она влюблена в него, но он-то к ней ничего не испытывает. Кто знает, как Джек будет улепетывать, если она признается, что влюблена в него…
        - О чем таком серьезном вы тут беседуете? - обернулся к ней Джек, перебив ее тревожные мысли.
        Его глаза смотрели подозрительно, и что-то она не услышала добрых ноток в его голосе! Более того, он выглядел сердитым. Потому что она разговаривала с Томом? Это было смешно, учитывая тот факт, что он большую часть вечера провел в компании Шэрон.
        - Я…
        - Я лишь рассказывал Мэтти, - решительно перебил ее Том, - как потерял твою сестру пять лет назад, потому что был слишком глуп и не сказал ей, что чувствую к ней. - Он посмотрел на Джека.
        У Мэтти покраснели щеки. Джек наверняка сейчас поинтересуется, почему она и Том затронули столь личную тему.
        Джек внимательно посмотрел на Тома.
        - Правда? - наконец произнес он.
        - Да… правда, - эхом отозвался Том.
        Мэтти съежилась. О боже, это же, как предполагалось, семейное торжество! А Джек и Том сверлят друг друга глазами, как будто вызывают друг друга на бой.
        - А я лишь ответила, как это романтично и что они в конце концов должны быть вместе, - оживленно вставила Мэтти.
        - Женщины очень романтичные натуры, Джек, заявил Том. - Иногда этим следует воспользоваться, - сухо добавил он.
        Джек помрачнел.
        - С такой семьей, как у меня, иногда это довольно сложно, - напряженно ответил он.
        Интересно, что он имеет в виду? Впрочем, ее это не должно касаться. Она должна прекратить этот разговор. Они же приехали сюда по поводу помолвки Тома и Сэнди.
        Но прежде, чем Мэтти смогла сказать что-то еще, в разговор вмешалась Сэнди.
        - После полной неразберихи, которую ты допустил, прислав нам цветы, Джек, тебе крупно повезло, что женская половина семьи вообще с тобой разговаривает, - предупредила она старшего брата. - К счастью, у нас всех есть чувство юмора. Мэтти, это было довольно смешно, - повернувшись к девушке, сказала она. - Джек прислал нам всем цветы, но в них были карточки с неверными именами. Только подумать, что бы получилось, если бы это были не мы, а его подружки!
        Джек был явно в замешательстве.
        - Да… только подумать. - Он вызывающе посмотрел в сторону Мэтти.
        Мэтти сразу захотелось заползти под стол и там спрятаться. Заметила она и то, что Том ее пристально изучал. Он, без сомнения, видел обеспокоенное выражение на ее лице. Мэтти предупреждающе взглянула на Джека.
        - Разве плохо, когда мужчина однолюб? - тихо пробормотал Том.
        - А разве нет? - без комментариев ответил Джек, не спуская с Мэтти взгляда.
        - Принимая во внимание то, что мы все подумали: это шутка, - продолжала рассказывать Сэнди.
        - Это звучит довольно… забавно, - с трудом выдавила Мэтти.
        - Все зависит от того, как ты на это смотришь, засмеялся Джек.
        - Он не путал карточки, посылая тебе букеты, Мэтти? - продолжала Сэнди. - Представляю, что бы ты подумала, если бы получила цветы, а в них карточка с именем Тина, Салли, Келли или Сэнди!
        Мэтти слегка улыбнулась. Будет лучше не обращать внимания, что она вообще не получала цветов… лишь угрозы шантажа.
        - Я думаю, мы должны перестать издеваться над Джеком! - заявил Том. - Ты не сказала нам, Мэтти, чем занимаешься? - с интересом спросил он, а его голубые глаза продолжали спокойно ее разглядывать.
        - А что тебя заставляет думать, что она что-то делает? - сердито сказала Шэрон, очевидно решившая, что она слишком долго не участвовала в разговоре. - Джек очень богатый мужчина, не правда ли, дорогой? - Она снова посмотрела на него из-под длинных черных ресниц.
        Том взглянул на свою сестру.
        - Потому что большинство женщин сейчас предпочитают работать, Шэрон, - терпеливо объяснил он ей.
        - А я вот нет, - сказала она скучным голосом.
        - Я же сказал - большинство, Шэрон, - засмеялся Том, прежде чем повернуться и вопрошающе посмотреть на Мэтти.
        Мэтти знала: если она скажет, что она флорист, тогда игра определенно усложнится. Все члены этой семьи сообразительны, сложить два плюс два и прийти к правильному ответу им ничего не стоило.
        - Я менеджер по контрактам, - уклончиво сказала Мэтти. - А в свободное время, - добавила она, прежде чем кто-либо смог задать какой-нибудь вопрос, - помогаю маме управлять гостиницей для животных.
        - Кстати говоря… Как поживает Гарри, Джек? забеспокоилась Сэнди.
        Судя по теплоте в тоне Сэнди, когда она заговорила о Гарри, этот пес - любимец всего семейства.
        Мэтти была рада. Она давно уже поняла, что с теми, кто любит собак и детей, у нее будут хорошие отношения. И она не переставала любоваться Боучампами. А один из них ей больше чем нравился…
        - Спросите Мэтти, - улыбнулся Джек. - Он живет в гостинице мамы Мэтти, - объяснил он, увидев вопрошающие взгляды Тома и Сэнди.
        - Как замечательно! - воскликнула Сэнди. - Думаю, Гарри хорошо устроен. А то Джек так переживал, из-за этого даже чуть не передумал приезжать в Париж!
        Что ж, одно очко в пользу Джека. Он и вправду очень близок с семьей. Даже с теми членами семьи, с кем не имел никаких отношений, подумала Мэтти, посмотрев в сторону Шэрон Кесвик.
        - Ты же вчера разговаривал с моей мамой, - напомнила она ему с вялым негодованием: ей бы тоже вчера хотелось поговорить с мамой, но Джек не дал ей такой возможности.
        - Гарри нашел себе там подружку, - с ухмылкой швил Джек. - Довольно красивого Лабрадора по имени Софи.
        - Какое совпадение, - пробормотал Том. - Ты знаешь, Джек… - Он замолчал, так как начали подходить официанты с их заказом.
        Следующие несколько минут были наполнены восхищенными замечаниями по поводу принесенных блюд, а после этого обсуждение жизни Мэтти не возобновилось.
        К ее счастью.
        Том не спускал с Мэтти и Джека глаз, как будто искал подтверждение своим мыслям. Остальные же члены семьи и не сомневались, что между ними определенные отношения.
        - Вкусно? - спросил Джек, когда Мэтти попробовала аппетитного цыпленка, которого заказала.
        - Очень, - тут же ответила она.
        Джек вздохнул.
        - Мэтти, кроме того что я был довольно невежлив с этой женщиной, что я еще могу сделать в данной ситуации?
        Мэтти округлила глаза.
        - Я что-то сказала?
        - Тебе и не нужно было, - пробормотал он. - Я чувствовал лопатками твое неодобрение.
        Она заставила себя улыбнуться, видя, что Бетти Боучамп, сидящая напротив них за огромным столом, наблюдает за ними со снисходительной улыбкой.
        - Я просто хотела знать, зачем ты привел меня сюда? Ты так очевидно наслаждаешься компанией Шэрон, что я уже и не… - сказала она с притворной нежностью.
        - Наслаждаюсь ее компанией?! - Джек помрачнел. - Да я бы с радостью свернул ей ее гадкую шею!
        Мэтти не смогла сдержаться, она рассмеялась.
        Джек стал так похож на рассерженного маленького мальчика, но было сложно на него рассердиться.
        - Так-то лучше. - Джек просиял, прежде чем наклонился и нежно поцеловал ее в губы.
        - Видеть, как ты смеешься, подобно наблюдению за восходом солнца, - витиевато произнес, он, увидев ее ошеломленное лицо.
        - Ox, - смущенно произнесла Мэтти, неожиданно осознав, что вокруг них сидела его семья. Но разве это важно? - тут же аргументировала она. Она не должна придавать этому поцелую серьезное значение, Джек просто решил произвести впечатление на семью. И на Шэрон Кесвик.
        Потому что та выглянула из-за плеча Джека. Она была абсолютно разъяренной. Если бы взгляд убивал, Мэтти уже бы не было.
        - Кажется, это сработало, - сказала она ему. Шэрон не очень-то рада этому поцелую.
        Джек покачал головой.
        - Мэтти, это не причина, по которой я…
        - Джек, улыбнись, - спокойно сказала ему Мэтти. - Твоя мама на нас тоже смотрит.
        Он мрачно нахмурился.
        - Я не буду…
        - А я улыбнусь, - резко перебила она его. - Мне твоя мама безумно нравится.
        Джек посмотрел на нее, неожиданная ухмылка осветила его лицо, когда он наклонился и пожал руку Мэтти.
        - Она сказала мне, ты ей тоже очень нравишься, - сообщил он девушке.
        Как приятно, что его мать говорила о ней, и Мэтти собиралась уже высказать по этому поводу какую-то мысль, но тут Эдвард Боучамп встал и произнес короткий тост в честь своей дочери и ее жениха, а в конце добавил, что они снова будут вместе в течение трех месяцев до свадьбы.
        В течение трех месяцев…
        Что будет делать Мэтти в это время? Не видеть Джека, это наверняка.
        Такой мысли оказалось достаточно, чтобы Мэтти снова потеряла аппетит. Если так будет и дальше, она похудеет ко времени возвращения домой.
        - Сегодняшний день был тяжелым, что бы вам особенно хотелось сделать завтра? - спросил Джек у Сэнди и Тома и стал ждать ответа, с аппетитом поедая свой стейк.
        - Мы все задумали сходить в Нотр-Дам, - Сэнди ответила первой. - Чтобы немного развеяться. Джек, помнишь семейные пикники? - задумчиво спросила она.
        - Муравьи в сэндвичах, мухи в мороженом. - Он закивал.
        - Верю, что ты запомнил именно это! - Сэнди рассмеялась.
        Мэтти могла только сидеть и слушать, как Джек и Сэнди начали вспоминать веселые семейные праздники. Будучи единственным ребенком, с трех лет живя только с мамой, она могла лишь мечтать о совместных забавах с братом или сестрой, которых у нее никогда не было.
        И тем приятнее было сидеть сейчас среди всех этих представителей семьи Боучамп. Остаток вечеpa прошел в простой и интересной беседе. И что еще больше понравилось Мэтти, Джек старался игнорировать Шэрон Кесвик. Мэтти же была обласкана, принята с теплотой, которую излучала эта семья.
        И лишь одно огорчало: вечер подходил к концу, затем промелькнет и остальное время в Париже. А после возвращения в Англию в понедельник она, возможно, больше не увидит Джека…
        - Мы с Мэтти собираемся прогуляться, - решительно заявил Джек, когда несколько часов спустя они все покинули ресторан на Эйфелевой башне.
        - Прогулка, хм, Джек? - Как всегда, Джим сказал то, что думал.
        - Безусловно. - Джек пожал плечами, его рука лежала на плече у Мэтти.
        - Думаю, я к вам присоединюсь, - Шэрон снова пристроилась рядом с Джеком с другой стороны. - Мне надо подышать свежим воздухом после нескольких часов, проведенных в такой духоте.
        В ресторане было даже слегка прохладно, так как помещение хорошо проветривалось, поэтому Мэтти нашла такую причину довольно неубедительной. Но Джек почему-то не смутился из-за того, что Шэрон присоединится к ним.
        Сердце Мэтти екнуло от такого бездействия Джека. Ей снова придется делить его с настойчивой Шэрон.
        - А почему бы нам не пойти всем вместе? - предложил кто-то из близнецов.
        Спасибо тебе, Келли, мысленно поблагодарила Мэтти. Кто угодно, но Мэтти была рада этому вмешательству - она не могла представить ничего более мучительного, чем прогуливаться при лунном свете с Джеком и Шэрон Кесвик!
        - Чудесная идея, - поддержала разговор Бетти Боучамп. - Прошло столько лет с тех пор, как мы гуляли вместе в Париже, при лунном свете, не так ли, Эдвард? - Она с обожанием посмотрела на мужа.
        - Полагаю, результатом нашей последней прогулки здесь стал Джек, - ответил Эдвард.
        - Ну, по крайней мере теперь мы знаем, что такое с нами не повторится, - веселилась Бетти на радость всей семье.
        - Нет, но, исключая Тину, это может произойти с кем-то еще, - с показной печалью сообщил ее муж.
        - У меня уже есть дочь и сын, я уже прошла через это, - сказала одна из близнецов.
        - Мы единодушно решили остановиться, - заверила всех другая близняшка.
        - Не надо на нас так смотреть, - заявил Джек, слегка сжимая плечи Мэтти. - Я очень люблю своих племянников и племянницу, но хочу, чтобы мы какое-то время просто побыли вместе, прежде чем заводить детей.
        - Давайте прогуляемся и посмотрим, что произойдет, а? - весело засмеялась Бетти, беря мужа под руку Мэтти с радостью отправилась на прогулку, ее щеки горели после последнего разговора. Очевидно, в близости многочисленной семьи были как недостатки, так и свои плюсы.
        - Прежде чем заводить детей? - с сомнением повторила она, когда они с Джеком отошли чуть подальше от всех.
        Он нахмурился.
        - Ну, я же должен был что-то сказать, не так ли?
        Мэтти посмотрела на него внимательно.
        - Они же только шутили, Джек, - упрекнула она его.
        Конечно, если кто-то и должен был смутиться из-за не совсем обычного разговора, так это она. Но их отношения, в которых все были уверены, не были правдой, значит, надо относиться к сказанному как к шутке.
        - Я это знаю. - Джек тяжело вздохнул, нетерпеливо посмотрев назад, на семью, которая следовала за ними. - Это только… это заговор, вот и все!
        - Не может быть! - воскликнула Мэтти.
        - Прошлый вечер и сегодняшний день все были заняты проблемами Тины и Джима, а сейчас часть семьи определенно не дает нам возможности побыть наедине. - Он нетерпеливо покачал головой. - Это семейный заговор!
        Мэтти посмотрела на его рассерженное лицо.
        Такое впечатление, будто он с удовольствием задушит сейчас кого-нибудь. Кого угодно!
        Она прикусила губу, отчаянно пытаясь не рассмеяться. Но проиграла.
        - И что в этом смешного? - Джек повернулся и посмотрел на нее с изумлением, так как хохот, который она пыталась сдержать, вырвался наружу.
        - Ты, - тут же ответила она ему, слегка успокоившись. - Уверена, что ни у кого из твоей семьи не было специального намерения вмешиваться. Кроме того… - ее веселье тут же исчезло, - ты совершенно забыл, что это всего лишь игра.
        Он взглянул на нее.
        - Совершенно забыл?..
        Мэтти опустила голову.
        - Ну, Шэрон Кесвик не была отвергнута из-за наших предполагаемых отношений, не так ли?
        - Ты допускаешь, что это моя вина? - спокойно сказал он.
        - Ну, естественно, не моя, - с недовольным видом защищалась она.
        Он резко вздохнул и немного помолчал.
        - Нет, - с трудом согласился он. - Проблема в том, Мэтти, что… несколько лет назад я допустил ошибку, приехав сюда с Шэрон на несколько недель…
        - Ты мне об этом не говорил! - Не то чтобы она в этом нуждалась. Все было слишком очевидно из поведения другой женщины. Значит, не случайно у Шэрон некоторого рода собственнические притязания на Джека.
        - Никому не нравится откровенно признаваться в содеянной ошибке.
        - Но я же призналась, - напомнила ему Мэтти.
        И посмотрите, куда ее это привело! В Париж, который, естественно, был прекрасен. Но она влюбилась в Джека - мужчину, который был столь же прекрасен, но недоступен ей…
        Джек с отвращением фыркнул.
        - Шэрон выглядит… великолепно…
        - Я это вижу, - резко ответила Мэтти. Она и правда не хотела это слышать!
        - Внешность - это еще не все, - сказал он ей раздраженно. - Эту женщину следовало бы назвать ночным кошмаром. Я с ней приезжал сюда недели на три… и все, Мэтти, клянусь! - настаивал он, заметив ее скептический взгляд. - Три-четыре недели, и в результате она попыталась завладеть моей жизнью. Поверь мне, Мэтти, нет ничего более отталкивающего для мужчины, чем женщина, пытающаяся завоевать мужчину, с которым знакома несколько недель. К сожалению, я не смог достаточно быстро от нее отделаться. Вот почему было очень неловко, когда Сэнди и брат Шэрон Том снова помирились несколько месяцев назад.
        Мэтти смогла это оценить. Но могла ли она так же поверить, что у Джека был иммунитет против очевидной красоты другой женщины?
        А разве важно то, чему она верила? Еще два дня, и все это не будет ее касаться, да и сейчас это было не ее дело! И не важно, что она чувствовала по отношению к Джеку, она должна об этом помнить.
        - Думаю, все получится, - успокоила она Джека.
        Он пристально посмотрел на нее.
        - Извини, что заставил тебя скучать из-за своих проблем, - сказал он.
        - Я не скучаю, - тут же ответила она. Как будто она когда-то скучала в компании Джека! - Мне лишь жаль, что не могу быть более полезной. Если это будет утешением, думаю, некоторое спокойствие наступит после поцелуя, - дразня, сказала она.
        - Поцелуя? - Он замер.
        Они стояли на мосту, с которого открывался вид на Эйфелеву башню. Совершенно не беспокоясь о том, что за ними шла его семья, он повернул Мэтти лицом к себе, а руки сомкнул у нее на спине.
        Мэтти посмотрела на него большими голубыми глазами, вдох, казалось, застрял где-то в горле, она четко ощущала, как ее бедра прижимаются к его телу Пристальный взгляд Джека удерживал ее взор, в то время как он медленно наклонил голову и его губы нежно коснулись ее рта. Она инстинктивно ответила, и поцелуй с каждой секундой становился все более страстным, а она в это время обнимала его за плечи.
        Мир вокруг них прекратил свое существование.
        Мэтти утопала в великолепии поцелуя, в той физической силе, которая была Джеком, в теплоте желания, от которого ныло все ее тело. В этот момент она подумала, что, если упадет Эйфелева башня, никто из них не почувствует этого!
        Джек первый остановил поцелуй, ее лоб все еще ощущал тепло его лба, когда он посмотрел на ее раскрасневшееся лицо глазами, полными желания.
        Мэтти дрожала, испытывая то же желание, понимая, что она хочет Джека. Отчаянно. Полностью.
        - Тебе холодно? - спросил Джек, не понимая, почему она дрожит. - Вот. - Он снял пиджак и накинул его на плечи Мэтти. - Давай вернемся в отель? предложил он.
        - Да, - не колеблясь согласилась она, огонь желания разливался по всему телу, заставляя ее чувствовать, что теперь ей никогда не будет холодно. А ощущать запах от пиджака Джека на ее плечах было так чудесно.
        Они взялись за руки, смотря друг другу в глаза, и единственное, что ей хотелось, - это вернуться в отель, забыв о его семье. Она лишь хотела остаться наедине с Джеком.
        - Мисс Кроуфорд? Мисс Кроуфорд, для вас есть телефонное сообщение! - Миленькая молодая девушка в приемной отеля окликнула ее, когда они с Джеком проходили мимо.
        Мэтти моргнула, потребовалось несколько секунд, чтобы слова девушки проникли через туман в ее ум, который был занят мыслями только о Джеке и о времени, когда они смогут остаться наедине.
        - Для меня? - повторила она, в замешательстве смотря на Джека. - Но никто не знает, что я… моя мама! - неожиданно в панике поняла она, туман в ее мыслях тут же начал рассеиваться.
        - Мэтти, не волнуйся, - успокаивал ее Джек, подходя вместе с ней к столу. - Диана, возможно, лишь хочет знать, хорошо ли ты проводишь время.
        Спасибо. - Он улыбнулся девушке, забирая у нее белый конверт. - Давай поднимемся в номер и прочитаем? - предложил Джек, а Мэтти уже торопливо забирала у него конверт.
        Она сразу же вскрыла его, прочитала, глаза ее округлились, лицо побледнело.
        - Что случилось? - требовательно спросил Джек. - Что-то с твоей мамой?
        - Это Гарри, - выпалила Мэтти, ее глаза были полны слез. - Мама говорит, ей пришлось вызвать ветеринара этим утром, потому что он… он очень болен. О, Джек! - выкрикнула она, увидев, как побледнело его лицо.



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        - С Гарри все будет в порядке, - успокаивала Джека Мэтти, когда на следующий день чуть позже полудня они ехали из аэропорта Хитроу. - Когда я этим утром разговаривала с мамой, она сказала, что Гарри уже лучше, - в который раз напоминала она ему, но он все еще был мрачным.
        Прошлым вечером, как только дошли до номера, они тут же позвонили ее матери. Диана ждала их звонка и спокойно и ясно объяснила, что Гарри подхватил воспаление легких, но ветеринар провел лечение и сейчас пес спит на своем коврике в их кухне.
        Это немного успокоило Джека, но тем не менее он всю ночь проходил по номеру. Мэтти несколько раз заказывала кофе, пытаясь поддержать его, и они оба еле дождались утра, чтобы вернуться в Лондон.
        Еще утром им в отель позвонила Диана. Гарри хуже не стало, его состояние постепенно улучшается.
        Мэтти слегка коснулась его руки.
        - Ты же не мог знать, Джек, - утешала она его, зная, что он чувствовал свою вину в случившемся из-за того, что впервые оставил Гарри. - Никто из нас не знал, что так получится, - добавила она. Не хватало только, чтобы Джек обвинил ее мать за то, что Гарри заболел.
        Заговор - так Джек назвал вчерашний вечер. И Мэтти полностью с ним согласилась. Каждый раз, когда они с Джеком только-только начинали сближаться, что-то происходило, что снова отдаляло их друг от друга.
        А может, это вовсе и не заговор? Может, им не давало сблизиться то, что Джек жил сам по себе, никого не впуская в свою жизнь? Теперь Мэтти казалось, ничто не способно разрушить стену, которую он возвел вокруг себя, как только узнал, что Гарри болен.
        Кого Джек считает виновным в болезни его любимого Гарри? Ее мать? Если это так, тогда почему он об этом не сказал? - размышляла Мэтти. А почему, собственно, он должен говорить? За эти выходные она поняла, что, несмотря на внешнее обаяние и дружелюбие, самые глубокие чувства он хранит где-то внутри себя, ни перед кем не раскрываясь.
        Господи, пусть с Гарри будет все хорошо, тихо помолилась она. У Мэтти было такое чувство, что, если будет иначе, Джек никогда не простит ни ее, ни ее мать.
        Диана распахнула перед ними дверь, не успели они и постучать. Очевидно, до этого она выглядывала в окно, ожидая их приезда.
        - Ветеринар сейчас на кухне вместе с Гарри.
        Джек кивнул.
        - Пойду поговорю с ним. - Он ушел, даже не посмотрев в сторону Мэтти.
        Конечно, он очень сильно переживал о Гарри, Мэтти это понимала, но все же почувствовала легкую обиду, когда он вот так ушел. Только теперь, после проведенных в компании Джека выходных, ей стало ясно, как будет трудно, когда он уйдет из ее жизни.
        - Мэтти, мне правда очень жаль. - Ее мать молитвенно сложила руки. - Но я уверена, что поступила правильно, сообщив о Гарри.
        - Конечно, - встряхнувшись, Мэтти успокоила мать. - Джек нас никогда не простил бы, если… А как сейчас Гарри?
        - Этим утром он чувствовал себя хорошо, - с осторожностью сказала Диана. - Я уверена, что все будет в порядке.
        А если бы заболела я, печально подумала Мэтти, бросил бы Джек все свои важные дела, чтобы навестить меня?
        - Как прошли выходные? - с любопытством спросила Диана, беря Мэтти под руку. - Хорошо провела время?
        - Восхитительно. - Мэтти задумчиво вздохнула. Семья Джека… они все такие милые.
        Ее мать улыбнулась.
        - А чего ты ожидала? Джек очень хороший мужчина.
        Да, именно. Очень хороший. Очень добрый, очень очаровательный, очень красивый. И она так сильно его любила. Но это ничего не меняет. Он все равно скоро уйдет из ее жизни и даже не оглянется…
        - Где собаки? - Мэтти обратила внимание на то, что в доме было тихо, не слышалось лая.
        - Я их переселила в большое помещение, пока Гарри в доме. Я же не знала, чем Гарри болен, хотя ветеринар заверил меня, что нет ничего заразного.
        Все равно я оставила собак там, чтобы они не беспокоили Гарри.
        - Я их проведаю чуть позже, - решила Мэтти. Думаю, нам лучше пойти послушать, что скажет ветеринар. Я просто уверена, что Джек захочет забрать Гарри домой.
        Она оказалась права. Джек и ветеринар, высокий, темноволосый мужчина лет пятидесяти, обсуждали именно это, когда Мэтти и ее мать подошли к ним.
        Мэтти не стала вмешиваться в разговор двух мужчин. Опустившись на колени перед Гарри, она погладила его.
        Пес посмотрел на нее измученными глазами.
        Укоризненный взгляд - за то, что у него отобрали хозяина? Или это разыгралось ее воображение?
        Как бы то ни было, Мэтти внезапно ощутила чувство вины. Как ужасно, она была уверена в этом, должен был сейчас чувствовать себя Джек. Может быть, если бы они не оставили Гарри и не уехали в Париж вместе…
        - ..уверен, что Гарри подхватил инфекцию за несколько дней до того, как вы привезли его сюда, говорил ветеринар Джеку. - И миссис Кроуфорд очень быстро отреагировала, она вызвала меня, как только поняла, что с Гарри что-то не так.
        К счастью, хотя бы мама вне подозрений, с облегчением вздохнула Мэтти и опять взглянула на пса. Он, безусловно, не был той бодрой, энергичной собакой, какую они оставили здесь два дня назад.
        - Посоветую вам не тревожить собаку до завтра, спокойно продолжал ветеринар. - Я позвоню вам утром, чтобы удостовериться, что он идет на поправку. Если все будет хорошо, заберете его домой.
        - Джек, сегодня на ночь вы можете остаться здесь, - тактично предложила мать Мэтти.
        Мэтти уставилась на нее. Джек останется здесь на ночь? Но…
        - Мне бы не хотелось доставлять вам еще больше неудобств, чем я уже успел, Диана. - Он покачал головой.
        - Ну что вы, - успокоила его Диана. - Вы можете переночевать в комнате Мэтти.
        У Мэтти округлились глаза. Конечно, ее меть не предлагала…
        - У меня двуспальная кровать, и Мэтти запросто сможет спать у меня, - добавила Диана, бросая в сторону Мэтти взгляд, как будто говоривший: я понимаю, что ты провела выходные в Париже с Джеком, но это же ведь наш дом?
        Ох!..
        Мэтти тут же увлеклась разговором с Гарри, тряхнув головой так, чтобы ее волосы скрыли ее горящие щеки. Она отчаянно надеялась, что ни один из этих двух мужчин не заметил те взгляды, которыми она обменялась с мамой. Ведь на какой-то момент, она и правда подумала…
        - Мэтти, с тобой все в порядке? - серьезно спросил Джек.
        Она резко подняла голову:
        - Конечно.
        - В таком случае я принимаю ваше предложение и благодарю вас за это. - Джек улыбнулся.
        - Я провожу вас до машины, - сказала Диана ветеринару, так как он закрыл свою сумку и собрался уходить.
        Они что, останутся наедине?
        Джек присел рядом с Гарри и протянул руку, чтобы погладить его.
        - Я надеюсь, ты не из простой вежливости решила отдать свою спальню мне?
        Мэтти внимательно посмотрела на него. Интересно, заметил ли он тот убийственный взгляд, который она бросила на мать? Казалось, все внимание Джека было сосредоточено на Гарри, лицо его, кроме озабоченности болезнью собаки, ничего не выражало.
        - Нет, - сказала она, выпрямляясь. - Это единственное, что мы можем сделать для тебя. - А еще это означало, что она сможет чуть дольше побыть с Джеком.
        Джек кивнул и встал.
        - Пойду принесу наши вещи из машины. Спасибо, что была такой… понимающей, прошлым вечером и сегодня… Я ценю это, Мэтти. - Он легко коснулся ее руки и вышел.
        Мэтти была даже рада остаться в одиночестве.
        Необходимо привести в порядок свои мысли. Неважно, что произошло между ними в Париже… она до сих пор понятия не имела, что это было. Но все уже позади! Они вернулись в реальный мир - ее реальный мир, который не включал в себя Джека. И чем скорее она это поймет, тем будет лучше.
        Они втроем поужинали, и, после того как все убрали со стола, Диана предложила поиграть в карты.
        Что ж, это решение ее матери - таким образом она хотела занять Джека. Но это также означало, что Мэтти тоже будет находиться в их компании. А это, учитывая некоторые обстоятельства, ей будет нелегко.
        - Вы можете составить конкуренцию моей семье, - сказал Джек извиняющимся тоном, так как снова победил двух женщин в вист.
        Семья Джека… В эти выходные Мэтти познакомилась со всеми его близкими родственниками. Неужели она больше никого из них не увидит?
        - Я всегда хотела иметь большую семью, - задумчиво сказала ее мать. - Но не получилось.
        - Еще не поздно, не так ли? - рассуждал Джек, тасуя карты.
        - Ox, думаю, в сорок три года я немного старовата даже для мысли о том, чтобы завести еще детей, возразила мама Мэтти, ее щеки слегка покраснели.
        - Не совсем, - сказал Джек. - Что думаешь, Мэтти?
        Она моргнула от неожиданности. Что она думала о своей матери, которая не хотела больше детей?
        Честно говоря, она об этом никогда не думала.
        После смерти отца - а ведь прошло уже двадцать лет! - ее мать ни разу ни с кем не встречалась.
        - Она всегда молчит, когда речь заходит об этом. Диана засмеялась, ее щеки все еще горели. - И это правильно!
        - Нет, я… я не молчу, - медленно сказала Мэтти.
        Ее мать все еще была молода, сейчас многие женщины ее возраста заводят детей. - Это будет… весьма забавно, - сообщила она.
        - Вот видите, Диана, - Джек усмехнулся, - Мэтти вовсе не против.
        Мэтти нахмурилась, посмотрев на них.
        Диана упрямо покачала головой.
        - Я слишком стара, чтобы даже подумать о ночном кормлении и подгузниках…
        - Мне так не кажется…
        - Вы, наверное, привыкли дразниться в вашей семье? - вставая, перебила его Диана.
        - Хуже, - заявил он, ухмыльнувшись.
        Диана покачала головой.
        - В любом случае старой женщине пора спать, добавила она. - Джек, Мэтти, увидимся утром. Право показать, где Джек будет ночевать, оставляю тебе. - Она улыбнулась, прежде чем отправиться в свою комнату.
        Мэтти тоже встала.
        - Может, тебе не будет столь уж комфортно в моей спальне, - смущенно сказала она, вспоминая парижский отель и роскошь номера, который они разделяли. Роскошь, к которой Джек, очевидно, привык…
        Ее спальня. Розовое и белое в декоре, книги на полках, определенно предназначенные для подростка. Слава богу, что плакаты поп-групп, которые когда-то украшали стены, были сняты пару лет назад!
        - Уверен, все будет хорошо, - ответил Джек, взглянув на нее насмешливо. - Хотя это не совсем то, что я хотел…
        Мэтти вздрогнула.
        - Тебе принести кофе или, может, что-то еще, прежде чем ты пойдешь спать? - Она нахмурилась. Мы могли бы выпить немного виски, не откладывая это на Рождество, если ты, конечно, пожелаешь…
        - Нет, спасибо, Мэтти, мне ничего не надо, - отказался он, встал и устало потянулся. - Гарри выглядит немного счастливее, чем когда мы приехали, - заметил он, посмотрев на собаку. Услышав свое имя, Гарри встал, чтобы повилять хвостом.
        - Да. - Мэтти наклонилась и почесала Гарри за ухом. - Я рада, - искренне добавила она.
        Безусловно, Джек никогда бы не простил им, если бы что-то случилось с его обожаемой собакой.
        Джек покачал головой, с нежностью посмотрев на своего выздоравливающего питомца.
        - Ты думаешь, он тоже часть заговора? - Джек засмеялся.
        Этот заговор не давал Мэтти и Джеку остаться наедине…
        Она внимательно посмотрела на Гарри.
        - Он выглядит умным… но я сомневаюсь, что он коварен! - сказала она.
        - Ты права… это не в его характере! - согласился Джек, нежно кладя руку ей на талию и притягивая ее к себе. - Я, кажется, задолжал тебе выходные в Париже, - тихо пробормотал он. - И потом, - добавил он, прежде чем Мэтти смогла что-то сказать, ты удержала свою часть сделки.
        Мэтти не могла спокойно смотреть на него, явственно ощущая близость их тел.
        - Твоя семья, очевидно, очень расстроилась, что ты так внезапно уехал…
        - Что мы уехали так внезапно, - поправил ее Джек, который уже позвонил родителям и успокоил их, сообщив, что Гарри идет на поправку. - Ты очень понравилась моей маме.
        - Как мило с ее стороны, - уклончиво ответила Мэтти, но щеки у нее горели от удовольствия.
        - Мэтти?..
        Она взглянула на него, и на ее глаза навернулись внезапные слезы. Ясная картинка тут же стала расплывчатой, нечеткой… Но зато она почувствовала, как Джек наклонил голову и его губы нежно коснулись ее.
        Но эта нежность была недолгой, Мэтти даже не поняла, кто из них больше увлекся поцелуем. Она словно неслась в потоке нежности, отвечая на движения его губ.
        Кончики ее пальцев ощущали тепло его груди.
        Ее груди стали упругими, Мэтти слегка застонала, когда он начал ласкать ее соски. Теплая волна от бедер разлилась по всему телу. Каждое его движение доставляло все больше наслаждения.
        Губы Джека медленно спускались вниз по ее шее. Мэтти тяжело дышала, когда его губы ласкали обнаженную грудь, твердые соски содрогались от нежного прикосновения его языка.
        Она никогда прежде не испытывала такого сильного желания, такого полного и абсолютного наслаждения. Мэтти больше ничего не хотела, только поскорее лечь и позволить, чтобы ею овладели…
        - Нет! - Мэтти быстро пришла в чувство, оттолкнула его и отошла, чтобы привести себя в порядок. - Выходные закончились, Джек, - резко сказала она. - И… это не было частью нашего договора.
        - Но…
        - Это были слишком длинные и тяжелые выходные, Джек, и даже если не устал ты, устала я, - прямо сказала она ему, не в состоянии снова посмотреть на него. Она боялась того, что может произойти, стоит ей только взглянуть на него.
        - Я устал, Мэтти… - медленно начал он.
        - Хорошо, - кратко заявила она. - Бери свою сумку, я покажу тебе, где ты будешь спать.
        Мэтти не стала ждать, пока Джек возьмет сумку из угла кухни, куда он бросил ее. Она повернулась, вышла из холла и направилась в свою спальню.
        Джек шел следом, и ей казалось, она спиной чувствует его взгляд.
        Но она не осмеливалась повернуться, осознавая, что в этот момент они оба шли по кромке между желанием и трезвой оценкой происходящего. И для их же спокойствия будет лучше, если победит трезвая оценка.
        - Прошу прощения за декор, - сказала она, открыв дверь в свою комнату и впустив его внутрь.
        - Все в порядке, - заверил ее Джек.
        Но то, что она видела, было далеко от порядка.
        Джек выглядел совершенно нелепо, когда присел на бело-розовое шелковое покрывало на ее кровати.
        Около десятка кукол, оставшихся еще с детства, сидели в ногах кровати.
        - Ванная - по коридору, вторая дверь направо. Внезапное желание, которое она только что испытала, сделало ее голос более выразительным.
        Он посмотрел на нее и улыбнулся.
        - Спасибо.
        Мэтти все еще неловко стояла у открытой двери.
        - Ну, тогда увидимся утром, - тихо сказала она, прежде чем выйти.
        - Мэтти?..
        Она тяжело вздохнула, напрягая плечи и медленно поворачиваясь к нему.
        - Да?
        Он насмешливо наклонил голову, озадаченно хмурясь.
        Я… Это был не первый раз, когда я тебя поцеловал.
        Это был первый раз, когда она полностью потеряла над собой контроль!
        - Я это знаю, - тут же ответила она.
        - Я не имел в виду то, что произошло до этого момента. Просто… - Он замолчал. - Ты… какая-то другая с тех пор, как мы вернулись в Англию.
        Другая! Конечно, она другая. Раньше она находила его привлекательным, наслаждалась его компанией, с удовольствием спорила с ним, но за последние два дня с ней случилось ужасное. Она влюбилась. Безусловно, теперь она была другой!
        - Я не знаю, что ты имеешь в виду, - начала она, тихо молясь, чтобы ее чувства не вырвались наружу.
        - Ты, кажется, чего-то боишься. Ты не та суровая Мэтти, которую мне довелось узнать за эту последнюю неделю.
        - Я же сказала, я устала.
        - И это все?
        - Конечно. - Мэтти уставилась на бутон розы на обоях за его спиной. - Уверена, что мы будем чувствовать себя лучше, если поспим, - бесцеремонно добавила она.
        Он медленно кивнул, очевидно не получив удовлетворения от ее ответа, но не собираясь перечить.
        - В таком случае хочу пожелать тебе спокойной ночи.
        - Спокойной ночи, - вежливо ответила она и, закрыв дверь, вышла из комнаты.
        Какое-то время Мэтти постояла в холле, понимая, что сейчас ей нужно побыть одной хотя бы несколько минут, прежде чем отправиться в комнату к матери. Они всегда были близки, но любовь к Джеку была слишком болезненной темой, чтобы обсуждать ее с кем-то, даже с матерью.
        Гарри поднял голову, когда она снова вошла на кухню, и равнодушно отвернулся, когда понял, что это была лишь Мэтти.
        Мэтти знала, что он чувствовал.
        - Прости, малыш! - пробормотала она, сев за кухонный стол и глядя на разочарованную собаку. - Я полагаю, мы оба любим Джека, и только его?
        Но как любовь может быть такой? Такой болезненной и такой приятной одновременно? Наслаждение от всего, что говорил или делал Джек. Стремление находиться в той же комнате, что и он, не говоря уже об его объятиях. Но наряду с этим и боль от осознания, что он никогда не ответит на ее чувства к нему.
        Наконец она позволила слезам, которые так долго сдерживала, вырваться наружу. Горькое рыдание сотрясло все ее тело. Мэтти плакала по мужчине, который никогда даже не был ее и которому завтра она позволит уйти из своей жизни, так и не признавшись, что любит его.



        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        - Доброе утро! - Мэтти весело поздоровалась, когда на следующее утро в восемь часов Джек вошел на кухню. - Полный завтрак или только овсяные хлопья и тосты? - предложила она, наливая ему чашку крепкого кофе из кофеварки.
        Весело и непринужденно, как будто между ними ничего не происходило. Именно так Мэтти решила вести себя с Джеком.
        Но как только он уйдет…
        Джек вздрогнул, выглядел он не таким веселым, как она. Темные круги под глазами, бледность на лице, небритые щеки, босой. Он лишь натянул рубашку и джинсы, прежде чем спуститься на кухню.
        - Ничего не надо, только кофе, спасибо. - Он сделал огромный глоток крепкого напитка. - А где Гарри? - Он оглядел пустую кухню.
        - С ним гуляет мама, - весело заявила Мэтти. Сегодня он чувствует себя гораздо лучше, - с удовлетворением добавила она.
        - Как и ты, - заметил Джек. - Ты по утрам всегда такая веселая?
        - Довольно часто, - сказала Мэтти, опуская в тостер ломтик хлеба. Без сомнения, Джек позавтракает. Они вчера не так уж много и поели. У Джека легкий аппетит появился лишь за ужином, который они с мамой приготовили прошлым вечером.
        Джек подошел к открытой кухонной двери, выглянул и застыл, наслаждаясь ранним утренним солнцем.
        - Это погода действует на твое настроение? спросил он.
        Мэтти хмыкнула.
        - Ты всегда такой сварливый по утрам?
        Он посмотрел на нее.
        - Довольно часто, - сухо повторил он ее слова.
        Она чуть качнула головой и подала ему тост с маслом, а варенье было уже на столе.
        - Мэтти…
        - Хочешь еще кофе? - деловито перебила она его. Если хочешь, налей сам. - Она показала на полную кофеварку на столе. - Я хочу пойти посмотреть, может быть, маме нужна помощь. - Она быстро вышла из кухни, прежде чем Джек успел ей ответить.
        Не сдавайся, решительно сказала она себе, обходя дом и направляясь к вольерам.
        В любом случае через час Джек уедет, и она сможет отдаться своему страданию. Но до этого момента Джек будет продолжать видеть Мэтти Кроуфорд веселой и жизнерадостной.
        - Майкл уже звонил… Майкл Воган. Ветеринар, сказала Диана, заметив непонимающий взгляд Мэтти. - Гарри очень быстро поправляется и может вернуться домой. - Она вздохнула с облегчением, когда они обе зашли посмотреть на Гарри в большой вольер. Софи уютно устроилась рядом с ним. - Они отличные друзья, - весело добавила Диана.
        - Вижу, - согласилась Мэтти. - Если руководствоваться - извини за игру слов - собачьей преданностью Софи, обаяние Джека распространилось и на его собаку!
        Диана покосилась на дочь.
        - Ты уже видела Джека? - небрежно спросила она.
        Слишком небрежно, как показалось Мэтти. Неужели ее мать догадалась о том, что она испытывает к Джеку? И если она смогла так быстро догадаться об этом, не заметил ли чего-либо Джек?
        Это было бы слишком оскорбительно…
        - Он завтракает, - ответила Мэтти так же небрежно, забирая готовые для кормежки миски. - Я пойду? - Не дожидаясь ответа матери, она вышла.
        Потерпи еще час или около этого, Мэтти, сказала она себе ободряюще. А потом он уедет. И ты будешь видеть Джека только мельком, принося цветы в его офис.
        Мэтти приготовила корм, затем отнесла его собакам, которые встретили ее оглушительным лаем.
        - Как же ты слышишь то, о чем думаешь?
        Голос Джека раздался так неожиданно, что у Мэтти дрогнули руки, она чуть не выронила миски, которые несла. Она постаралась улыбнуться и только тогда повернулась к нему.
        - Ты не… - громко ответила она и замолчала.
        Дыхание остановилось где-то в горле, когда она заметила, что он принял душ и побрился, вместо мятой рубашки и джинсов, в которых он был утром, на нем были черные джинсы и чистая рубашка. Надел он и ботинки. - Гарри прогуливается вместе с Софи, если ты его ищешь. Ветеринар уже звонил и разрешил ему вернуться домой, - объяснила она, прежде чем отвернуться.
        Он еще не ушел?
        Мэтти медленно повернулась.
        - Я скоро закончу, - сказала она.
        Джек внимательно посмотрел на нее.
        - Пойдем выпьем по чашке кофе, пока я не уехал, - предложил он.
        И поговорим? Но о чем? О чудесных выходных, которые они провели вместе? О том, что произошло между ними прошлой ночью?
        О том, что они больше никогда друг друга не увидят? Или о том, что Мэтти, никогда не любившая расставаний, не знает, как переживет это?
        Она тряхнула головой.
        - Как только закончу здесь, я собираюсь к себе в магазин, - решительно заявила она.
        Джек нахмурился.
        - Но у тебя же выходной.
        - Да, но я получила сообщение… надо кое-что проверить, прежде чем я откроюсь завтра. Уверена, ты знаешь, что это такое, ведь у тебя есть свой бизнес, Джек, - сказала она, очень хорошо понимая, что ее маленькое дело не шло ни в какое сравнение с его «Джей Би индастриз».
        - Даже я беру выходные… - сопротивлялся он.
        - Потому что ты более или менее человек-оркестр, - аргументировала Мэтти. - А сейчас иди проведай Гарри. Ему уже гораздо лучше.
        - Кофе! - решительно выпалил Джек. - Через десять минут! - твердо добавил он, прежде чем уйти.
        - Да, сэр: Нет, сэр. Сразу же, сэр, - кипятилась Мэтти, когда он вышел.
        - Я слышала голос, это был Джек? - с любопытством спросила ее мать, выходя из вольера, который чистила.
        Мэтти кивнула, отворачиваясь.
        - Он скоро уедет, - сообщила она.
        Диана с жалостью посмотрела на дочь.
        - Держись, Мэтти. - Она ободряюще сжала ее руку. - Я уверена, ты его снова скоро увидишь.
        Мэтти тяжело вздохнула и покачала головой.
        - Мне крайне неприятно из-за того, что я разочарую тебя сейчас, но… Мама, после поездки в Париж меня совершенно не волнует, увижу я Джека Боучампа или нет.
        Она не хотела видеть Джека. Ни в ближайшее время, ни потом! Уж слишком болит ее сердце, когда она видит его.
        - Очень жаль, Мэтти, - раздался за ее спиной голос Джека. - Моя мама как раз хотела прислать тебе приглашение на свадьбу Сэнди и Тома.
        Мэтти застыла, не в состоянии посмотреть ни на свою мать, ни на Джека. Как она не сообразила, что Джек вернется сюда, чтобы забрать Гарри?
        Она медленно повернулась, чувствуя, как кровь отхлынула с ее щек. На лице Джека было написано глубокое разочарование.
        Ну а чего он ожидал? Что Мэтти будет одурманена им, как Шэрон Кесвик?
        Она пожала плечами.
        - Я придумаю какую-нибудь причину отказаться от приглашения, - спокойно сказала она. - И потом, твоя мама думает, что мы… А ведь мы только друзья…
        Джек сжал губы.
        - И, очевидно, не больше, - заявил он.
        - Безусловно, мы друзья, Джек, - нетерпеливо сказала она, злясь на себя и на Джека. На себя за то, что ей пришлось сделать это'опрометчивое заявление, а на Джека потому, что он случайно услышал то, что не должен был слышать. Не очень логично, она это понимала, но только ее чувства логике не поддавались. - Однако твоя мама полагает, что мы друзья, но немного в другом качестве, - добавила она.
        Джек несколько секунд молча смотрел на нее.
        - Думаю, мне пора, Диана, - сказал он. - Я слишком долго злоупотреблял вашим гостеприимством.
        - Ну что вы! - поспешила заверить его в обратном Диана, с упреком посмотрев на Мэтти. - Прежде чем вы уедете, давайте выпьем кофе, - любезно предложила она.
        - Спасибо за предложение, Диана, но я правда думаю, что будет лучше, если я уйду, - отказался Джек.
        А ведь всего несколько минут назад он был готов так много предложить ради чашки кофе в компании Мэтти! Не то чтобы она не хотела сесть и выпить с ним кофе, но…
        Джек медленно повернулся в ее сторону.
        - До свидания, Мэтти, - с тоской в голосе сказал он на прощание.
        - Пока, Джек, - с легкостью ответила Мэтти. Береги себя, - вдруг добавила она, желая найти слова, чтобы остановить его, но зная, что уже достаточно сказала… даже больше, чем достаточно!
        Он резко кивнул.
        - Ты тоже.
        - Да, - подтвердила она и, не в состоянии больше на него смотреть, отвернулась, чувствуя, что глаза наполняются слезами.
        - Мэтти? Мэтти, разве ты не проводишь Джека? с упреком в голосе спросила ее мать.
        Заслуженный упрек.
        Она смахнула слезы и решительно расправила плечи. Она не будет вести себя как идиотка и плакать!
        До тех пор пока Джек не уедет, во всяком случае!
        - Я думаю, будет лишним, если мы обе будем махать ему на прощание, - засмеялась она.
        Диана в ужасе замерла от такого поведения дочери. Но Мэтти знала, что, если она сейчас отступит, мама будет еще больше ею разочарована.
        - Диана, не беспокойтесь, - Джек поспешил разрядить обстановку. - Мэтти сказала, что вы очень заняты сегодня. - Слишком заняты, чтобы даже найти время и попрощаться со мной, прозвучало в его тоне.
        - Завтра вечером я подъеду, чтобы, как обычно, проверить растения в вашем офисе. - Неловкость ситуации вынудила Мэтти сказать хоть что-то.
        Он насмешливо кивнул головой.
        - Уверен, растения это оценят. Гарри, пошли, поворачиваясь, позвал он собаку.
        - Да что с тобой, в конце концов, такое, Мэтти? задержавшись, прошипела ей мать.
        Мэтти безмолвно покачала головой, несчастными глазами смотря вслед Джеку, который уходил большими шагами.
        Джек ушел из ее жизни.
        Услышав, как хлопнула дверца машины, а затем быстро завелся мотор, Мэтти поняла, что не может больше стоять на месте. Ноги сами понесли ее к входной двери.
        Она успела выбежать на дорожку, лишь чтобы увидеть, как машина Джека отъезжает от их дома, подняла руку, чтобы ему помахать, даже зная, что он не может увидеть ее, и наконец дала волю слезам.
        - Я рада, что ты передумала, - Диана подошла к ней и взяла ее под руку.
        Мэтти не могла говорить, ее душили слезы, они текли по щекам, и она больше не могла сдерживать их…
        - Мам, у Джека на заднем сиденье две собаки! - неожиданно поняла она: две собачьи морды уткнулись в стекло на заднем сиденье, два розовых языка прижимались к стеклу.
        Диана кивнула, весело улыбнувшись.
        - Джек взял Софи с собой.
        Мэтти ошеломленно покачала головой.
        - Но…
        - Он меня попросил об этом, когда пришел поговорить со мной тем утром.
        Мэтти заморгала.
        - Попросил? - Это и было темой разговора Джека с ее матерью тем утром? А между делом он заверил Диану, что у негонет никаких планов на ее дочку?
        Ее мать подтвердила это.
        - Очевидно, ты рассказала ему печальную историю Софи. Он обо всем подумал и решил взять еще одну собаку. Вот почему Софи и Гарри так много времени проводили вдвоем последние несколько дней. Надо было проверить, смогут ли они быть вместе.
        Мэтти растерянно смотрела вслед исчезающей машине.
        Джек взял Софи с собой.
        Как бы она хотела быть той, кого Джек взял к себе домой!



        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

        - Ну же, Мэтти, - подгоняла ее мать, когда красная спортивная машина полностью исчезла из виду. - Мы с тобой собирались поболтать за чашкой кофе…
        Мэтти сморщилась.
        - Если в разговоре хоть как-то будет затронут Джек…
        - Безусловно, - решительно перебила ее мать.
        - Тогда я хотела бы отложить беседу на некоторое время, - решительно ответила Мэтти, чувствуя, что ей некоторое время нужно побыть одной. Только до обеда, мам, - уступила она, заметив, что Диана решила возразить. - У меня здесь есть еще кое-какая работа, и я… я хочу пойти проверить, все ли в порядке в магазине.
        - Хорошо, - поколебавшись, согласилась Диана. Тогда до обеда. Но не позже, - предупредила она и покачала головой. - Ты заставляешь себя страдать, Мэтти из-за ничего. - Она тяжело вздохнула.
        Из-за ничего? Она не могла назвать ничем влюбленность в Джека. Но ее мама, возможно, была права - ей просто не следовало влюбляться в него.
        - Я справлюсь. Вернусь вовремя, к обеду, - успокоила Мэтти маму, направляясь к дому, чтобы взять ключи от машины и сумочку.
        - Надеюсь, - произнесла мать. - И, Мэтти…
        Нахмурившись, она повернулась:
        - Да?
        Сейчас ее мать выглядела слегка смущенной.
        - Я… ммм… Я не буду ужинать сегодня дома. Эти слова вылетели в спешке. - Я… ммм… я уйду, - спокойно резюмировала она.
        Мэтти с изумлением уставилась на мать. Глаза Дианы ярко горели, на щеках появился легкий румянец.
        Ох!
        Но с кем?
        - Майкл Воган очень приятный мужчина, - сказала она осторожно и поняла, что сделала правильное предположение, так как щеки матери покраснели еще сильнее.
        - Ммм… да, - неловко согласилась та. - Он вдовец. Его жена умерла два года назад. И у нас общая любовь к животным. Он приглашал меня до этого несколько раз, но я…
        - ..всегда говорила «нет», - догадалась Мэтти. Все правильно, мам, - весело сказала она, замечая, что с каждой минутой ее мать чувствует себя все более неловко. - Как я уже сказала, он очень приятный мужчина. А ты вообще прекрасна.
        - Не глупи, - фыркнула Диана, ее глаза светились от благодарности. - Знаешь, я боялась тебе сказать об этом, - призналась она.
        - Не могу даже представить, почему, - ответила Мэтти, наклоняясь, чтобы поцеловать мать. - Мужчинам пора очнуться и понять, насколько ты хороша.
        - Я думала, ты будешь против, Мэтти.
        - Что ты, моя дорогая! - Она обняла мать. - Не могу дождаться, чтобы узнать все в подробностях.
        - А подробностей никаких и нет, - отозвалась Диана в знак протеста.
        - Пока, - кратко ответила Мэтти.
        Оставшуюся часть утра Мэтти заняла себя делами в магазине, проверяя почту, прикидывая планы на завтра, убираясь. Это не мешало ей думать о Джеке, скучать по нему, но это хотя бы помогло сдержать слезы.
        Зазвонил телефон. Интересно, кто это? Ведь никто не знает, что она в магазине.
        - «Грин энд Бьютифул», - заявила она в трубку. Чем могу помочь?
        - С последним заявлением я согласен, хотя не думаю, что первое тебе подходит, - с сарказмом отозвался Джек. - Но помочь ты мне можешь, Мэтти.
        Это Джек. Последний человек, голос которого она снова ожидала услышать.
        - Мэтти? - беспокойно переспросил он спустя несколько секунд, не дождавшись ее ответа.
        Она не могла говорить, не могла пошевелиться.
        Лицо ее побледнело, она пыталась привести чувства в порядок.
        - Мэтти, ты все еще здесь? Мэтти? Черт, линию разъединили, - нетерпеливо пробормотал Джек.
        - Нет, не разъединили! - выпалила Мэтти, боясь, что он повесит трубку. - Я просто… не ждала твоего звонка, вот и все.
        Вот и все! Она провела большую часть утра, тихо страдая из-за мужчины, которого любила, и думая, что больше никогда не увидит и не услышит его. И вот спустя несколько часов он звонит ей!
        - Ну, возможно, я и не позвонил бы тебе сегодня, если бы… ну, я в затруднительном положении, - признался он.
        - Что-то не так с Софи? - Мэтти тут же запаниковала. - И почему ты мне не сказал, что заберешь ее к себе? - недовольно продолжала она. - Мы были вместе три дня, и ты даже словом не обмолвился!.. Я…
        - Нет, это не Софи, - спокойно ответил Джек. - С ней абсолютно все в порядке, они с Гарри прекрасно себя чувствуют. А не сказал я тебе о том, что заберу Софи, потому что у нас было о чем поговорить…
        Ну конечно! Например, о Шэрон Кесвик. Или о его четырех сестрах, которые не были его подружками, как она вначале подумала. Как…
        - Мэтти, мои родители вернулись этим утром в Англию, и мама позвонила полчаса назад и пригласила нас вечером на ужин. - Джек перебил ее злые мысли.
        - И поэтому ты мне позвонил? - не веря своим ушам, растерянно спросила Мэтти.
        - Да. Видишь ли…
        - Нет, Джек! - решительно перебила она его. Ответ - нет!
        - Почему?
        - Одна из причин: я только вернулась домой после выходных, проведенных с тобой… - начала она.
        - Твоя мама вечером уходит, так что не используй ее как причину отказа, - поспешно вставил он.
        Она чуть не задохнулась.
        - Откуда ты знаешь?..
        - Я позвонил вам домой, прежде чем позвонить тебе в магазин. Диана сказала мне, что уходит этим вечером, - терпеливо объяснил Джек. - И потом, вчера было очевидно, что ветеринар ей нравится… даже больше, чем нравится… - добавил он.
        Мэтти не могла сказать, что тоже это заметила, но вчера ее голова была слишком занята мыслями о Джеке, чтобы замечать что-то еще…
        - Хорошо, моя мама уходит, - уступила она. - Но я все еще удивлена, как такой мужчина, как ты, мог представить себе, что мы будем ужинать у твоих родителей?
        При других обстоятельствах она бы с радостью ухватилась за шанс снова увидеть Джека, какова бы ни была причина приглашения. Но ей искренне нравились его родители, его мама была так добра к ней…
        - Послушай, я очень ценю, что ты так четко выразила свое ко мне отношение, - ответил Джек. - Но я был уверен, что тебе понравились мои родители…
        - Да! - торопливо ответила она. - Причина в том, что я не хочу идти на этот ужин вместе с тобой. Выходные - это совсем другое дело, Джек. - Она вздохнула. - Но сейчас все закончилось, ты должен рассказать родителям правду о… о нас. Я не буду чувствовать себя счастливой, продолжая обманывать их… и ты тоже!
        Тишина на другом конце провода разозлила ее.
        Что еще она может сделать или сказать? Она просто не могла продолжать притворяться, что они с Джеком были парой… даже тогда, когда ей этого хотелось больше всего.
        - Джек? - с тревогой и сомнением сказала она спустя несколько секунд.
        - Ты сказала, что удивлена, как такой мужчина, как я… - медленно произнес он. - За кого ты меня принимаешь?
        За мужчину, в которого она влюблена! За верного, доброго, любящего, привязанного к семье. А если учесть то, что он красив, сексуален и невероятно обаятелен, ну разве у Мэтти была возможность не влюбиться в него?
        - За человека, который не будет продолжать преднамеренно лгать своим родителям, что между нами какие-то отношения, - спокойно сказала она.
        - Мэтти… - Голос Джека стал спокойнее. - Учитывая то, насколько я в этом заинтересован, это не ложь.
        - Я так больше не могу, Джек! - простонала она. - Мне правда очень нравятся твои родители и… Что ты только что сказал?
        Она неожиданно остановилась, почему-то сразу успокоившись от его слов.
        - С моей стороны это не игра, Мэтти, - спокойно повторил он.
        - Но…
        - И никогда не было игрой, - сказал Джек.
        Мэтти тяжело вздохнула, с ее лица сошла вся краска, ей одновременно стало жарко и холодно, ей даже показалось, что она не дышит. Джек не мог этого сказать… Или мог?
        - Все хорошо, Мэтти, - Джек с трудом пробился через эту холодную тишину. - Я не жду, что ты сделаешь какие-то заявления о взаимности… ты предельно четко выразила сегодня свои чувства ко мне.
        Но я… Знаешь, до сегодняшнего утра я никогда не думал, что отказ может быть настолько болезненным. Мне почти тридцать три, и ты это знаешь, Мэтти. Меня это нисколько не беспокоило, пока я не встретил женщину, с которой хочу быть до конца своей жизни. Ты можешь этого не понять, но мои родители полюбили друг друга с первого взгляда, и я всегда думал, что со мной произойдет то же самое.
        И вот это случилось, - сухо закончил он. - Я никогда не брал в расчет, что женщина, которую я полюблю с первого взгляда, не будет чувствовать того же по отношению ко мне!
        Но она чувствовала! Она была настолько шокирована признанием Джека, что не могла даже вымолвить слова.
        Джек любит ее? Влюблен в нее с первого взгляда? Так же, как она влюбилась в него…
        Джек грустно вздохнул.
        - Ценю то, что ты сказала относительно ужина с моими родителями сегодня вечером, Мэтти. Это была плохая идея. Отчаянный шаг отчаявшегося мужчины, - проговорил он. - Я объясню родителям, что на самом деле произошло в выходные. Вот только мама очень расстроится, что больше тебя не увидит.
        Как и я, - спокойно произнес он.
        - Я… но… нет! - Мэтти наконец-то решилась заговорить, в то же время понимая, что ведет себя как неуклюжая идиотка. Но она была настолько ошеломлена! Джек любит ее! Ей больше ничего не нужно знать.
        - Нет? - неуверенно повторил он.
        - Я думаю, что ужин с твоими родителями - просто чудесная идея, - на одном дыхании произнесла она. - Я… это не было… это не игра с моей стороны, Джек, - добавила она быстро.
        Гордость! Гордость была единственной причиной, заставившей ее сделать это чертово заявление утром. Но ведь Джек был с ней полностью честен, поэтому она должна отплатить ему такой же честностью. Нет, она не должна… она с радостью сделала это! Кроме того, разве Том не предупреждал ее, что он потерял Сэнди пять лет назад, потому что был слишком глуп и не сказал любимой о том, что чувствовал к ней? Мэтти не хотела допустить такую же ошибку с Джеком.
        - Мэтти?.. - В его голосе все еще звучала неуверенность.
        - Мы можем поговорить об этом с глазу на глаз, как думаешь? - волнуясь, предложила она.
        - Никуда не уходи, Мэтти, - быстро сказал он. - Я сейчас приеду!
        - Да я никуда и не собираюсь… Джек! - отчаянно вскрикнула она, боясь, что он повесит трубку.
        - Да?
        - Через дорогу от магазина есть парк. Я… я буду ждать тебя там. На дворе такой чудесный теплый день, и…
        - Я найду тебя везде! - решительно ответил он. Буду через десять минут! - пообещал он.
        Мэтти медленно положила трубку, не совсем в состоянии поверить в то, что с ней происходило.
        Нет, не с ней - с ними. А вдруг она все не правильно истолковала? Но ведь Джек четко сказал, что влюбился в нее с первого взгляда, разве нет?



        ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

        Мэтти стояла около небольшого сада, когда заметила Джека, который целеустремленно шагал в ее направлении от южных ворот. Что они собираются сказать друг другу? Телефонный разговор - это одно, а личная встреча - это… С глазу на глаз, как сейчас…
        Подойдя к девушке, Джек обнял ее.
        - Я люблю тебя Матильда Мэй Кроуфорд! - прошептал он, а затем, наклонив голову, поцеловал ее так, что у Мэтти не осталось никакого сомнения в том, что он испытывает к ней.
        Джек любит ее!
        Мэтти положила руки ему на плечи, ее пальцы запутались в его темных густых волосах. Она ответила на его поцелуй со всей любовью, которая бушевала у нее внутри.
        К тому времени, когда Джек поднял голову и посмотрел на нее своими проникновенными карими глазами, у нее горели щеки и лихорадочно блестели глаза.
        - Ух! - Джек покачал головой. - Я не могу без тебя, Мэтти. Мы поженимся? - Его голос стал мягче, спокойнее. - Только женитьба, и не меньше, - заявил он.
        Но… Она не думала, что все будет так быстро!
        Мэтти ошарашенно потрясла головой.
        - Но ты меня даже не знаешь, - сопротивлялась она. - Мы знакомы… - она быстро прикинула в голове, - девять дней!
        Он пожал плечами.
        - Я уже понимал, что чувствую к тебе, спустя девять минут, - признался Джек. - Я лишь раз на тебя посмотрел, когда приходил в гостиницу в прошлое воскресенье, и понял, что наконец встретил женщину, которую искал всю свою жизнь, - сказал он просто.
        Ей понадобилось немного больше, чтобы понять это, возможно, минут десять…
        - Конечно, мы должны многое узнать друг о друге, - продолжал Джек, - но на это у нас вся жизнь.
        Кстати, - как-то оживленно добавил он, его глаза игриво блестели, - должен сказать тебе, что я по утрам вовсе не сварливый, я просто тем утром был не очень счастлив, потому что время, когда я должен был с тобой попрощаться, неумолимо приближалось.
        Мэтти знала, что он чувствовал, потому что чувствовала то же самое.
        - Пойдем присядем на лавочку, - спокойно предложил он, его рука лежала на ее плече. - Мы можем рассказать друг другу свои самые тайные и темные секреты. А затем я снова попрошу тебя выйти за меня. Хорошо?
        Мэтти глубоко вздохнула.
        - Хорошо, - согласилась она, уже зная, каким будет ее ответ. Ничего, что мог рассказать о себе Джек, не могло повлиять на ее любовь к нему.
        - Хочешь, чтобы я начал первый, или начнешь ты? - спросил он, как только они присели.
        Она скорчила насмешливую рожицу.
        - Могу и я, только это будет значительно короче, чем твой рассказ.
        Он посмотрел на нее, приподняв бровь.
        - Не уверен, что меня волнует ваш вывод, мисс Кроуфорд.
        - Прости, - она опять состроила гримаску.
        - Извинение принято, - сказал Джек, его глаза светились от смеха.
        - Что касается меня, - начала Мэтти, - не так уж много есть чего рассказывать. Когда училась в школе, без памяти влюбилась в учителя по математике…
        - Мужчину или женщину?
        - Безусловно, мужчину, - улыбнувшись, ответила Мэтти. - Было несколько парней в университете…
        - Сколько? - Джек нахмурился.
        - Один или два, - прохладно ответила она. Джек на самом деле беспокоился из-за того, что в ее жизни когда-то был другой мужчина! - С одним мы встречались пару месяцев… Джек, только встречались! - торопливо заверила она его, так как он стал еще мрачнее. - А другой… У нас даже не было первого свидания, поэтому я не уверена, что его можно считать…
        Он шутливо насупил брови.
        - А что произошло?
        - Кажется, он думал, что после покупки мне пиццы - только пиццы! - он имеет право затащить меня в кровать. Но я развеяла это его предположение.
        - Не сомневаюсь, - хмыкнул Джек. - Это все?
        Больше никаких секретов?
        - Ну… - Она немного колебалась. - В прошлом году у меня были короткие отношения, которые закончились, когда мужчина признался, что уже помолвлен с кем-то еще и свадьба неизбежна…
        - Ox! - понимающе пробормотал Джек.
        - Действительно, ох, - согласилась она. - И вот еще что. Мне правда очень жаль, что я специально перепутала карточки в цветах для твоих сестер. - Она с тревогой посмотрела на него.
        - Никакого реального вреда, - ответил Джек. - И если бы не это, мне пришлось бы ждать тебя гораздо дольше, - сделал он вывод.
        - Твоя очередь, - пригласила она - Хм. - Он некоторое время думал. - Ну, я влюбился в учительницу физкультуры в школе. Встречался с тремя девушками в университете, и с тех пор больше ничего не было. В университете, - подчеркнул он, заметив скептический взгляд Мэтти. За последние десять лет было несколько встреч, но ничего серьезного, в лучшем случае мы оставались друзьями. О Шэрон ты уже знаешь, - сообщил он. После отношений с такими женщинами хочется одному наслаждаться жизнью.
        Именно так она чувствовала себя после расставания с Ричардом! Значит, Джеку на самом деле не нравилась Шэрон, поняла Мэтти.
        - Пока не появилась ты. - Джек улыбнулся.
        - Нет сомнения, ты тогда здорово повеселился… на мой счет! - сухо заметила она.
        Джек покачал головой.
        - Я думаю, ты за это уже поплатилась. - Он засмеялся. - Я слишком хорошо тебя узнал за ужином на Эйфелевой башне и понял, что ты могла бы нанести удар ножом для стейков, узнав правду о Тине, Салли, Келли и Сэнди.
        - Ты бы видел себя той ночью! - Мэтти расхохоталась. - Ты так усердно пытался сказать мне правду… и тебе каждый раз мешали!
        - Семья! - с отвращением воскликнул он.
        - Я думаю, вся твоя семья такая милая, - встала на защиту она. - Как ты уже понял, мы бы никогда не встретились, если бы не твои сестры, - напомнила она ему.
        - Я неисправимый человек, который верит в настоящую любовь. А теперь, как думаешь, мы достаточно друг другу рассказали о нашем прошлом? Потому что я с радостью вернулся бы к той части, где прошу тебя выйти за меня замуж, - сказал он ей, взяв ее руку в свои ладони.
        - Я… - Мэтти остановилась, пытаясь найти подходящие слова. - Мы такие разные, Джек…
        - Ну, ты женщина, а я - мужчина, - сказал он. Это обычная комбинация в браке!
        - Ты же понимаешь, что я не об этом, - тяжело вздохнула она.
        - Я знаю, о чем ты, - он крепче взял ее за руку, выражение его лица стало серьезным. - Я лишь предпочитаю не замечать этого. Мэтти, ведь все дело в том, что мы любим друг друга? Хотя, может быть, в этом проблема? - неуверенно закончил он. Я считаю это само собой разумеющимся. А, Мэтти?
        - Конечно, я люблю тебя, - перебила она его, понимая, какой вопрос будет следующим. - Я только…
        - Ничего не говори! - Джек обнял ее. - Мэтти, если хочешь, я могу быть таким, как Том, и следующие пять лет провести, убеждая тебя, что я люблю тебя… но мне бы очень не хотелось этого делать, - сказал он ей. - Я хочу быть с тобой. Все время. Хочу просыпаться с тобой, завтракать, обедать, если это возможно, возвращаться домой каждый вечер, ужинать, проводить вечера вместе с тобой. Каждую ночь я хочу засыпать в твоих объятьях!
        И она этого хочет. Очень!
        Она тяжело вздохнула.
        - Но ты не будешь… тебе это все не надоест?
        - А тебе? - спросил он.
        - Нет, - честно ответила она, представляя, что ничего не может быть прекраснее, чем жить с ним так, как он только что описал.
        Он еще крепче ее обнял.
        - Ты мне никогда не наскучишь, Мэтти, ты слишком непредсказуемый человек.
        - А как же твоя семья?
        - А что с ними? - Он нахмурился.
        - Ну, они не думают, что… Они… Не подумают ли они, что это все слишком… внезапно?
        Джек покачал головой, улыбаясь.
        - Мэтти, мне нелегко тебе это говорить, .но тот факт, что ты мне составила в Париже компанию, дал им понять, куда зашли наши отношения. С моей стороны это приглашение, возможно, слишком преднамеренное, должен с этим согласиться, но…
        Он точно знал, к каким выводам придет его семья! И не ошибся.
        - И потом, если я знаю твою маму, - сухо продолжал он, - завтра она едет выбирать подходящее для предстоящей свадьбы платье.
        - Хм, - медленно осознавала Мэтти. - Разговор наших матерей…
        - Ты же не возражаешь, что твоя мама идет на свидание сегодня вечером? - вдруг спросил Джек. Она все еще прекрасная женщина, ты это знаешь, Мэтти, и…
        - Конечно, я не возражаю, - искренне успокоила она его. - Я давно говорила ей, что она должна больше выходить в свет, что должна найти кого-нибудь, чтобы разделить с ним остаток жизни.
        - Но ты никогда бы не сделала ничего подобного, пока твоя мама не нашла бы себе мужа, - сказал Джек с сожалением.
        - Теперь я это понимаю, - кивнула Мэтти. - Вот почему я до сих пор хочу узнать, что ты такое сказал моей маме, когда приходил к нам тем утром. Если не ошибаюсь, для нее было весьма трудно согласиться пойти куда-нибудь с Майклом Воганом…
        - Эй… - Джек схватил ее за плечи, - это был всего лишь маленький заговор, ты же знаешь. Что я на самом деле сказал Диане тем утром, так это то, что мои намерения благородны. И она согласилась с этим.
        Мэтти улыбнулась.
        - Я не удивлена, я всегда была для нее настоящим испытанием.
        - Могу представить, - сказал Джек. - Но я весьма рад, что теперь ты - мое испытание!
        - В таком случае мы не будем огорчать мою маму и твою семью, правда? - тихо сказала она.
        Джек сверкнул глазами.
        - Это и есть согласие на мое предложение?
        - Да, - ответила она.
        Ну что еще Мэтти могла сделать, кроме как выйти за Джека? Он любил ее. Обе семьи одобрили их выбор. Кроме того, она трепетала от одной только мысли, что будет его женой, проведет всю жизнь рядом с ним…
        - Ты не пожалеешь, Мэтти, - сказал Джек, еще сильнее прижимая ее к себе. - Я собираюсь провести всю свою жизнь, любя тебя, - пообещал он.
        - И я, - поклялась она.



        ЭПИЛОГ

        - Знаешь, Мэтти, - спокойно размышляла ее свекровь, - ты единственный человек, который смог сделать Джека безмолвным. - Бетти посмотрела на сына, сидящего с другой стороны больничной кровати.
        Мэтти с любовью посмотрела на мужа, крепко держащего ее за руку.
        - Должна признать, я сама была слегка удивлена. - Она смущенно улыбнулась, глядя Джеку за спину, на две одинаковые колыбели, которые стояли в ногах кровати.
        Двое малышей. Не один, как все ожидали. А двое мальчиков-близнецов.
        Мэтти была так же ошеломлена, как и Джек, когда их новорожденный сын удобно устроился в объятьях отца, а у нее снова начались схватки и двумя минутами позже своего брата на свет появился второй малыш.
        А ведь Мэтти прошла целый ряд медицинских обследований. И никто из врачей не ожидал, что вместо одного малыша она носит двух.
        Сначала Мэтти испытала удивление, а потом полный шок, увидев одинаковых сыновей.
        Сегодня был ровно год, как они поженились.
        - Как вы их назовете? - спросил Эдвард Боучамп.
        Мэтти благодарно улыбнулась свекру за то, что сменили тему разговора.
        - Мы решили назвать их Джеймсом и Эдвардом… Джеймс - в честь моего отца, - объяснила Мэтти. - А Эдвард - в честь вас. Как думаешь, Джек? - Она посмотрела на все еще слегка ошеломленного мужа.
        - Пусть так и будет, - ответил он.
        - Бетти, возможно, нам лучше подождать снаружи какое-то время? - Эдвард выразительно посмотрел на жену. - Дай этим двоим побыть вместе, пока не приехали Диана и Майкл, чтобы посмотреть на внуков.
        Теперь они были одной большой семьей. Диана шесть месяцев назад вышла замуж за ветеринара, и две пары часто вместе обедали.
        - Конечно, - тут же согласилась Бетти, наклоняясь, чтобы поцеловать Мэтти. - Эдвард был таким же, когда родились Салли и Келли, - заверила она Мэтти. - Поверь, он успокоится. - Она посмотрела на сына. Он просто в шоке…
        Мэтти испытующе взглянула на Джека, когда они остались одни.
        - Джек? - нерешительно обратилась она к нему.
        Он обеспокоенно взглянул на нее.
        - Я думал… - Он тяжело вздохнул. - Это так ужасно - сидеть здесь, наблюдать, как ты мучаешься, и понимать, что ничем не можешь помочь. Если бы я мог испытать эту боль вместо тебя, я бы с радостью это сделал. - Он, содрогаясь, вздохнул. - А потом, когда схватки начались снова… Я подумал, что произошло что-то страшное, - признался он. - Я думал, чго потеряю тебя!
        Он сжал ее руку.
        Мэтти успокоилась. Значит, он такой, потому что волновался за нее?
        - Согласна, схватки были не очень приятными, Джек. Но в тот момент, когда появился Джеймс, я о них забыла. А когда появился Эдвард… Ну разве они не восхитительны, Джек? - Ее глаза наполнились слезами, когда она посмотрела на спящих сыновей.
        Джек встал и нежно обнял ее.
        - Совершенно восхитительны, - согласился он. Черт возьми, женщина, когда же ты перестанешь меня удивлять?
        Мэтти засмеялась.
        - Надеюсь, что никогда.
        - И я на это надеюсь. - Джек тоже засмеялся. - Я люблю тебя, Матильда Мэй Боучамп. И всегда буду любить.
        - Я тоже тебя люблю, Джек, - не колеблясь ответила Мэтти. - И всегда буду.
        Всегда.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к