Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Мортимер Кэрол: " Ты Веришь В Судьбу " - читать онлайн

Сохранить .
Ты веришь в судьбу? Кэрол МОРТИМЕР


        # Люсинда, глава фирмы «Счастье без изъяна», приехала в богатый дом Хэркуортов по приглашению хозяина, чтобы организовать свадьбу его дочери Ребекки. Но такого сюрприза она никак не ожидала: жених Ребекки - тот самый Вульф Торнтон, с которым семь лет назад она сама была помолвлена и который так безжалостно ее обманул! Да, лучше бы судьбе избавить ее от подобных сюрпризов!


        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        - Тебе не кажется, что нас пригласили к леди Чаттерли[Героиня романа английского писателя Д. Г. Лоуренса (1885 - 1930) «Любовник леди Чаттерли». - Здесь и далее примечания переводчика.] ? - Джени явно забавлялась.
        Син кивком головы дала понять, что услышала подругу, хотя внимание ее было всецело поглощено только что невольно подсмотренной сценкой...
        Каких-нибудь пару минут назад надменно-величавый дворецкий оставил их в этой небольшой приемной, а сам удалился на поиски Ребекки Хэркуорт, молодой хозяйки дома.
        Син от души надеялась, что вон та юная особа в саду не была разыскиваемой леди, ибо в противном случае их приезд сюда был бы пустой тратой времени.
        Они с Джени приехали в город специально на встречу с Хэркуортами, и вид поместья произвел на них впечатление, вполне соответствующее его размерам. Впрочем, старинные особняки, подобные этому, не были чем-то особенным для Лондона, но вот земли... Земля, на которой стояло весьма внушительное родовое гнездо, да еще столько же земли, отведенной под роскошный, десятилетиями возделываемый сад, - все это, без сомнения, стоило целое состояние.
        И, разумеется, требовало должного ухода, для чего Хэркуортам и понадобился садовник - да еще какой! Лет двадцати пяти, высок и сложен как бог. От постоянного пребывания на свежем воздухе кожа его забронзовела, но не рабочим загаром, а легким, курортным, тем, что дарит солнце - настоящее, а не апрельское, разбавленное дождями.
        Пока Син и Джени шли за дворецким, садовник работал на одном из зеленых газонов и был, казалось, увлечен работой, когда девушка, примерно двадцати лет, быстрым шагом пересекла лужайку в нескольких футах от парня и скрылась в деревянной беседке, спрятавшейся в углу сада от возможных любопытных глаз. Секундой позже садовник выпрямился, огляделся вокруг себя и... тоже направился к беседке.
        Вот почему Джени вспомнила о героине Лоуренса! Девушка, появившаяся в саду и вроде бы совсем не замечавшая работника, не походила на служанку. Неистовство рыжих волос было укрощено профессионалом, косметика искусно наложена, в одежде чувствовался стиль - все это не укрылось от Син.
        Господи, оставалось лишь надеяться, что это не Ребекка Хэркуорт!.. Ведь маловероятно, что пестующий растения Адонис в облике садовника и есть ее суженый.
        Джеральд Хэркуорт (именно он пригласил сюда Син) считал, что его выросшей без матери дочурке необходима помощь в организации свадебной церемонии, которая должна состояться в августе. Ну, а организация свадебных торжеств и решение всех проблем, с ними связанных, как раз и было тем, чем занималась Син, владелица агентства
«Счастье без изъяна».
        Идея организовать такой бизнес посетила ее вдруг, хотя предпосылки к тому копились исподволь. Просто работа по обслуживанию различных торжеств под руководством темпераментного и весьма-весьма несдержанного хозяина отнюдь не была пределом мечтаний Син и тем делом, которым она хотела бы заниматься до пенсии. Впрочем, проблема заключалась еще и в том, что она понятия не имела, чем, собственно, ей хотелось бы заняться. За последние несколько лет она сменила множество мест: администратор в гостинице, помощник продавца в цветочном магазине, консультант в свадебном салоне (правда, очень недолго!), курсы машинописи, после которых, напечатав тонну приглашений на Трафальгарские балы, она окончательно уверилась, что удел машинистки - не ее стезя (эта работа была самой короткой!). Сказать по правде, подолгу она ни на одной работе не задерживалась, но однажды вечером, когда Син должна была помогать своему последнему боссу на одном сверхинтимном ужине в доме какого-то джентльмена, а приглашенной на этот ужин гостьей оказалась жена босса, она, уклоняясь от летавших по комнате ножей (их мастерски метал взбешенный
рогоносец), сказала себе: «Хватит!»
        В который раз оказавшись не у дел, она села просматривать неоплаченные счета и принялась размышлять обо всех утраченных заработках... о таком длинном послужном списке... обо всех испробованных профессиях, которые на первый взгляд были абсолютно случайными, разрозненными и бесполезными, но если обобщить накопленный опыт...
        Так из полной неразберихи и сумятицы родилось «Счастье без изъяна» - агентство, берущее на себя все свадебные хлопоты, призванное избавить и невесту, и ее семейство от нервотрепки. Нет, это не был сиюминутный успех. Три года назад ей частенько приходилось довольствоваться заказами на обслуживание обедов и ужинов, и все-таки заявок на свадебные торжества становилось все больше, а Син продолжала ждать «свадьбы года», которая стала бы заметным событием в обществе, дала бы ей шанс явить этому обществу свое умение по части организации и сделала бы наконец
«Счастье без изъяна» самым модным агентством.
        Надо ли говорить, что свадьба Хэркуортов должна была оправдать все эти ожидания!..
        Джеральд Хэркуорт, только что разменявший пятый десяток, встретил Син на очередной свадьбе, которой она занималась в Пасхальную Субботу и где он был одним из гостей со стороны невесты, с чьим отцом они приятельствовали. Праздник получился узкосемейный, как и подобало тихой деревенской жизни, но Джеральда впечатляло не столько само торжество, сколько то (о чем он не преминул ей поведать), что Син одна занималась его устройством, потакая всем прихотям невесты, начиная от рассылки пригласительных открыток и кончая удивительно изысканным цветом свадебного букета, который он каким-то образом умудрился поймать, когда невеста по обычаю бросила его в толпу, провожавшую молодых в путешествие под названием
«Медовый месяц» -по маршруту, разработанному для счастливой четы все той же Син.
        Букет был галантнейшим образом вручен одной из подружек невесты, после чего Джеральд взялся расспрашивать Син о «Счастье без изъяна», объясняя свой интерес предстоящей вскоре свадьбой его единственной дочери, Ребекки, которая лишилась матери более двенадцати лет назад и теперь была, как он говорил, беспомощна перед обычными в любом другом случае и непреодолимыми в случае с его любимицей хлопотами. Слушая заботливого отца, Син была на седьмом небе: она находила, что этот высокий, едва начавший седеть голубоглазый мужчина в безукоризненном темном костюме-тройке чертовски привлекателен. Еще более привлекательной виделась перспектива организации той самой «свадьбы года», которую она так ждала, и ей прямо-таки не терпелось сорваться из офиса в Фелтхэме (плата за аренду помещения в Лондоне была пока не по карману) и очутиться в поместье Хэркуортов, чтобы лично переговорить с Ребеккой... как только ей будет назначено время желательного визита.
        Однако если предположить, что в саду они видели именно Ребекку Хэркуорт, то Джеральда вместо столь заботящей его свадьбы ждет пренеприятный сюрприз. Не говоря уж о самом женихе!
        Пока Син предавалась размышлениям, плетеная дверца беседки распахнулась, выпуская девушку, которая ничего и никого не видела от слез. Она в последний раз взглянула на место, где, похоже, разбилось ее сердце, и заспешила к дому.
        И это - счастливая невеста!..
        Син не сдержала вздох сожаления, окончательно утвердившись в полной бесполезности приезда сюда. Она обернулась на звук шагов - к ней, сияя одной из самых ослепительных своих улыбок, шел Джеральд, собственной персоной.
        - Моя дорогая Син! - Улыбка стала невозможно ослепительной, голос звучал приглашающе тепло. Сегодня на Джеральде был деловой костюм, делавший его стройнее и... еще привлекательнее. - Простите, что заставил вас ждать, - теперь голос искренне раскаивался, - но мы никак не можем отыскать Ребекку. - На последних словах улыбка Джеральда потускнела.
        Син слегка подтолкнула Джени под локоть, чтобы той не пришло в голову поделиться всем только что виденным. Едва ли она ошибалась, полагая, что Ребекке менее всего хотелось бы, чтобы отец узнал о ее свидании с неотразимым садовником! Собственно, она вполне могла и ошибиться, но вряд ли.
        - Ничего страшного, - проговорила она как можно мягче. - Мы просто любовались вашим домом.
        Хотя, сказать по правде, ее мало впечатляла показная роскошь комнат: антикварная мебель, подлинники старых мастеров на стенах - все эти признаки стабильного богатства, так ценимые в кругу Хэркуортов. Красиво, конечно, но это не для Син.
        Джеральд, как человек, откровенно наслаждающийся благами, даримыми значительным состоянием, был явно польщен замечанием Син.
        - Мне он тоже нравится. А...
        - А ты не собираешься нас познакомить, Джеральд?
        Син сразу узнала этот завораживающий голос!
        Только это было невозможно. Не здесь и... нигде. Но ведь слупилось! Почему здесь? Син залихорадило. Она никогда не спутает голос...
        Он принадлежит... Вульфу Торнтону... Син будто пригвоздили к месту. В одно мгновение она обратилась в статую - тело застыло в неистовом напряжении, лицо забелело алебастровой маской.
        Вульф Торнтон стоит позади нее. Нет сомнений, что подобная встреча и ему не доставит радости.
        Как она одета? Син судорожно пыталась вспомнить. Господи, ну какая разница? И все-таки, сильно ли он изменился? А она сама - изменилась?
        Последний раз они виделись семь лет назад, - разумеется, она изменилась! Волосы уже не спадают по плечам лунно-серебристым каскадом, а стильно подстрижены - естественная легкость, и причесаться можно за пару минут, - фиалковые глаза смотрят на мир уже не так наивно и беззаботно. Впрочем, чуть вздернутый нос и крупный, улыбчивый рот остались при ней, тонко очерченный подбородок по-прежнему придает лицу упрямо-задорное выражение. И в ее гардеробе осталось несколько старых вещей, что было и плохо, так как означало, что она еще многого не может себе позволить, и хорошо, ибо значило также, что за семь лет она не поправилась ни на грамм!
        Интересно, как теперь выглядит Вульф? Столбняк еще не прошел, и она не могла оглянуться и посмотреть на него - было слишком страшно: ведь сейчас он увидит ее и узнает.
        - Рад, что ты смог вырваться. - Джеральд снова зажег улыбку навстречу вошедшему. - Я и сам только что из офиса. Договорились о встрече, но Ребекке, по-моему, опять вздумалось играть в прятки. - Сказано снисходительно, как о девочке-шалунье.
        - Скоро появится. - Тот голос тоже был снисходителен. - Она всегда так.
        О Боже, этот голос!.. Син пыталась унять внутреннюю дрожь. В их последнюю встречу она высказала Вульфу Торнтону все, что о нем думала, и вряд ли можно питать надежду, что он с той поры смягчился.
        Неужели все это происходит с ней на самом деле?
        Конечно, нет ничего сверхъестественного в дружбе двух преуспевающих бизнесменов: Вульф управляет «Торнтон Индастриз», а у Джеральда Хэркуорта своя компания... Но почему эти двое встретились именно сегодня и здесь?
        Син заметила вдруг, с каким любопытством наблюдает за нею Джени, насилу оторвавшаяся от беззастенчивого разглядывания незнакомца. Что ж, с годами Вульф отнюдь не утратил своего магнетизма, всегда столь неотразимо действующего на слабый пол... Эта мысль не прибавила Син оптимизма, однако помогла ей выйти из оцепенения.
        Да, Вульф умел притягивать к себе женщин и всегда кстати этим талантом пользовался!
        Она решительно повернулась, готовая встретиться с неизбежным, хотя душа при этом ушла в пятки, а сердце сумасшедше забилось почему-то в горле...
        И наконец увидела Вульфа - впервые после семи лет. Вот кто не меняется! Те же пепельные волосы - как и прежде, слишком пышные, наперекор моде; глаза цвета молодого янтаря, опушенные самыми длинными и самыми черными в мире ресницами; изящно вылепленный прямой нос, и губы... Син нахмурила брови, не узнавая, раньше эти губы были воплощением сексуального приглашения, и нижняя - более полная - сулила чувственный рай; нынче же этот рот - тонкие губы, плотно сжатые в циничной усмешке, как будто человек напрочь забыл, что мог когда-то смеяться. Потрясенная своим открытием, Син пристально вгляделась в знакомое и... чужое лицо: глаза тоже стали другими. Золотисто-коричневая теплота остыла, ее сменил равнодушный холод золотого блеска.
        Холод сделался почти физически ощутим, когда он взглянул на нее и узнал в ту же секунду, как увидел. Губы истончились в презрительную полоску, зрачки обратились в жалящие точки...
        Там, в их общем прошлом, он казался абсолютно защищенным от времени, и никто не взялся бы с уверенностью определить, сколько ему лет. Сейчас он выглядел на все свои тридцать пять. И Син впервые почувствовала гнет времени, осознала, что и ее годы неумолимы...
        - Джеральд? - Вульф, ни на миг не утратив контроля над собой, напоминал хозяину дома, что все еще ожидает, когда его представят.
        Можно подумать, что ему и впрямь неизвестно, кто она! Син и так не поверила бы, что он ее забыл, а уж встретившись с ним взглядом, тем более не сомневалась, что память жива.
        - Извини, дружище. - Джеральд и не подозревал о возникшем напряжении. - Это мисс Люсинда Смит, «Счастье без изъяна», - легко и непринужденно отрекомендовал он гостью. - Впрочем, для друзей она просто «Син»[Sin (англ.) - грех.] , - поддразнил он ее добродушно.
        Вульф, казалось, не находил в ее имени ничего забавного, и единственное, что читалось в его глазах, когда он посмотрел на Джеральда, так это вопрос, насколько тот себя считает «другом».
        Вопрос интересный и... правомерный, поскольку им же задавалась сама Син, для которой полной неожиданностью было последовавшее за предложением приехать сюда приглашение поужинать вместе.
        Что до первого, она сразу и с радостью согласилась, но вот перспектива ужина была отодвинута на потом.
        Могла ли она подумать, что «потом» будет Вульф Торнтон?.. Да ей и в голову не приходило, что они вообще встретятся когда-нибудь!
        - А это моя помощница, Джени Харрисон, - как можно тверже выговорила она.
        Джени была благодарна, что о ней не забыли, хотя, судя по отсутствию реакции Вульфа, Син с тем же успехом могла промолчать. И только всегда безупречный Джеральд приветствовал девушку радушной улыбкой.
        Джени вспыхнула до корней волос (не каштановых, как у Ребекки, но того имбирного оттенка, который так ярко оттенял ее хрупкую белокожесть). Бедняжка выглядела гораздо моложе недавно исполнившихся ей восемнадцати лет из-за девчоночьего восторга от присутствия на равных в компании таких изысканных мужчин.
        Ну, если кто и изыскан, так только не Вульф Торнтон, думала Син, не без досады отмечая, что он откровенно игнорирует Джени и столь же откровенно рассматривает ее, Син.
        Сама Джени, впрочем, не выглядела обиженной, ибо уже подпала под властное обаяние этого человека, так похожего на свое имя[(англ.) - волк.] - та же сила и неприручаемость зверя!
        - Мисс Смит? - вкрадчиво переспросил-уточнил Вульф.
        Син залилась румянцем, поддаваясь на скрытую провокацию: ей был очевиден намек Вульфа на то, что в последнюю их встречу она, предполагалось, должна была вот-вот выйти замуж за Роджера Коллинза.
        - «Всегда только подружкой невесты, невестой - ни разу» - боюсь, это про меня. - Насколько легко дались слова, настолько непросто было не отвести взгляд.
        Ну почему только он продолжает вести себя так, словно они сроду не встречались? Почему бы ему просто не объявить Джеральду, что уж он-то точно знает, как называют ее друзья, да и недруги тоже?
        Если Вульф и удивился, что она так и не выходила замуж, ему удалось не выдать свое удивление.
        - Сожалею, что спросил, - извинился он вовсе не извиняющимся тоном. - Но если дело обстоит именно так, какой такой опыт позволяет вам браться за организацию свадеб вообще и этой в частности? Ведь Ребекка - нечто особенное!
        Вульфу легко удалось задеть Син! Кому-кому, а уж ему прекрасно были известны и ее поиски себя, и ее предубеждение против так называемого «общества». И теперь он открыто насмехался над ней, используя это знание как оружие, чтобы ранить.
        - Да брось ты, Вульф, - мягко вмешался Джеральд, все еще не догадываясь о кипевших страстях. - Вовсе не обязательно самому попадать под автобус, чтобы знать, чем это грозит. По мне, так невелика разница - жениться или, скажем, попасть под автобус, - добавил он, видя, что все ждут от него объяснений столь неожиданного сравнения. - И то, и другое сбивает тебя с ног; и там и там - шок!
        - Надеюсь, вам никогда не представится случай поделиться своими соображениями о браке ни с одной из моих клиенток. - Син укоризненно покачала головой, не сдержав, однако, улыбки. - Не то быть мне без работы!
        - Кстати, о вашей работе, - посерьезнел Джеральд. - Попробую-ка разыскать Ребекку.
        Он вышел из комнаты.
        Син никогда еще не была так признательна Джени за ее присутствие. Не будь ее рядом, Син пришлось бы остаться наедине с Вульфом, и, значит, к возвращению Джеральда комната неминуемо превратилась бы в поле битвы.
        Преувеличение, конечно, но даже сейчас воцарившееся молчание было гнетуще-тягостным. Взглянув на Вульфа, Син поняла, что холодный прищур глаз все еще держит ее под прицелом, и поспешно отвернулась.
        Джени, добрая душа, умевшая одним словом внести порядок в предсвадебную сумятицу и успокоить самых взвинченных невест и их мамаш, - славная Джени буквально пожирала Вульфа глазами, чью прозрачную зелень туманила мгновенная влюбленность.
        Син злилась на Вульфа за демонстративную слепоту по отношению к Джени, за то, что он якобы в упор не замечал ее безмолвного обожания, которое на самом деле не составляло для него тайны: с его-то навыком - он читал Джени, как открытую книгу! И пусть он наверняка привык к восхищенным взглядам очарованных дурочек, это не давало ему никакого права так бессовестно принимать их как должное!
        Она никогда прежде не видела его в таком строгом одеянии, в каком он предстал сегодня. Темный костюм, белоснежная сорочка, галстук серого шелка... Никаких драгоценностей: он всегда подсмеивался над стремлением иных мужчин украшать себя; единственный предмет роскоши - скромные золотые часы, обхватившие левое запястье. Ах, его руки, как с неожиданным для себя самой волнением успела оценить Син, были все так же чувственны и артистичны; еще она помнила, что эти руки могут стать крепче тисков.
        Вульфрэм Джеймс Торнтон. Единственно, в связи с чем это звучное имя встречалось Син за прошедшие семь лет, так это частые заметки в деловых колонках самых влиятельных газет об успехах «Торнтон Индастриз», о неуклонном росте семейного бизнеса, им управляемого. Забавно, что она никогда не думала о Вульфе-бизнесмене. Да он и не был им тогда, семь лет назад...
        - Стало быть, Син - так, кажется? - просто взмахнет своей волшебной палочкой, и свадьба Ребекки пройдет как надо. - Он намеренно растягивал слова, отчего они звучали еще большей издевкой.
        - Надеюсь, что именно так все и произойдет. - Она была как натянутая струна: его шпилька попала в цель, и ей стоило труда оставаться внешне невозмутимой.
        А он не унимался:
        - Белые одежды, свадебный торт с купидонами, новобрачные едут из церкви в нарядном экипаже...
        Вульф пользовался словами как ядовитыми стрелами, и каждое слово больно ранило ее. Он ничего не забыл!
        - Лошадь в центре Лондона - с этим, пожалуй, могут возникнуть сложности, - попыталась съязвить она.
        - Уверен, что все можно устроить, если так захочет невеста. - Вульф и не заметил этой ее жалкой попытки.
        Син демонстративно отвернулась от него и обратилась к Джени, прилагая титанические усилия, чтобы не сорваться:
        - По-моему, я забыла в машине свою записную книжку, тебя не затруднит принести ее? - Голос звучал тем мягче, чем лживее был предлог, и «забытая» книжка жгла ей бедро через тонкую ткань сумки.
        Но она не видела другого способа прекратить мучительный разговор, не понятный никому, кроме них двоих.
        Если предположить наихудший вариант: что Вульф - друг этого дома, частый в нем гость, - ей надо подумать, как вообще отказаться от предложенной роли устроительницы семейного праздника. И чем скорее она выяснит, кем этот человек приходится Хэркуортам, тем вернее спасется!
        - Нисколько. - Джени с готовностью согласилась. Направляясь к выходу, она прошла почти вплотную к Вульфу.
        - Итак... Просто-Син-Для-Друзей... - Взгляд Вульфа обдавал ее холодом и презрением. - И как давно вы «дружите» с Джеральдом?
        - Я?.. - Она буквально задохнулась от явной двусмысленности вопроса.
        - Должно быть, совсем недавно, ведь свою прежнюю подружку он оставил не больше пары недель назад.
        Вульф игнорировал ее реакцию.
        - Я не его подружка! - Син почти прошипела ответ. - Мы впервые встретились в прошлую субботу!
        - Ну, в таком случае вам придется побыть «не-подружкой» еще с недельку, а потом... Только не обольщайтесь насчет Джеральда, вы ведь слышали его мнение о браке. - Вульф не знал пощады.
        - У меня нет никакого расчета в отношении Джеральда Хэркуорта и быть не может. Мы едва знакомы, - устало объяснила Син, которую обессилили его намеки.
        - Однако он, судя по всему, настроен не только на деловое соглашение с вами, - гнул свое Вульф.
        Помня о приглашении на ужин, она не могла не признать его правоту. Но даже если и так, его совершенно не касалось, решат ли они с Джеральдом поужинать вместе или... переспать.
        - Этому не бывать, Син. - Вульф прочел ее мысли. - Никогда.
        Она вызывающе вскинула подбородок.
        Высокий, больше шести футов, и мускулистый Вульф скалой возвышался над ее неполными пятью футами. Она же, в черном отлично сшитом брючном костюме, в пурпурной блузе, так необычно оттеняющей глаза, походила на изящную фарфоровую статуэтку и выглядела много моложе двадцати семи лет. Он вознамерился угрожать ей. . Не выйдет!
        - Мои отношения с Джеральдом, каковы бы они ни были, не твое дело!
        - Это станет моим делом, Син, - прозвучало уверенно и многообещающе.
        - Но у тебя нет никаких прав. - Ее голос дрогнул. - Никаких, Вульф!
        - У меня есть все права, черт возьми! - взревел он, делая к ней шаг.
        - Ты...
        - Я ничего не нашла, Син. - Джени слегка запыхалась. - Обыскала все, но...
        - Книжка у меня, Джени, - начала оправдываться Син, чувствуя себя и впрямь виноватой перед девушкой. Нечего было рассчитывать на то, что у них с Вульфом получится поговорить наедине. Слишком много боли для пяти минут разговора! - Отыскалась в сумке, как только ты вышла из комнаты, но было поздно тебя возвращать. Прости, что заставила... - Син осеклась, поняв, что Джени, вновь занятая разглядыванием Вульфа, и не думает сердиться.
        Вульф же рассматривал Син, не скрывая неприязни, и взгляд его не сулил ничего хорошего. Напротив. «Разговор ни к чему, но он еще не окончен» - обещал этот взгляд, заставлявший Син внутренне содрогаться. О Господи!
        Она - с благодарностью за избавление от пытки - обернулась на звук открывшейся двери: вошел Джеральд в сопровождении Ребекки. Облегчение Син улетучилось, ибо она узнала девушку из сада...
        Вблизи Ребекка оказалась еще обворожительнее: безупречная кожа, совершенные черты. Следы слез мастерски скрыты косметикой, а боль, затаившаяся в глубине голубых глаз, была заметна только Син, ибо только ей была известна.
        - Прошу прощения, что невольно вас задержала. - Недавние слезы все-таки отзывались в голосе Ребекки легкой хрипотцой, или так лишь казалось Син? - Меня не предупредили о вашем приезде... - К изумлению Син, эта неловкая отговорка предназначалась отнюдь не ей: Ребекка смотрела на Вульфа. Потом она подошла к нему и встала рядом. - Здравствуйте, мой дорогой. - Ребекка легким поцелуем коснулась его губ. - Я так рада, что мы сможем вдвоем обсудить с мисс Смит все наши проблемы. - Вот теперь и Син удостоилась улыбки и взгляда.
        Ответить Син не могла бы, даже если бы от нее ждали ответа. Жених Ребекки Хэркуорт - Вульф!
        - Представьте себе, Син, я только что спохватился, что так и не представил вам Вульфа. - Джеральд слегка сжал руку Син в своей. - Познакомьтесь с Вульфом Торнтоном, моим будущим зятем.
        Так и есть, Вульф - жених Ребекки!



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        - Ну и везет же некоторым, - вздохнула Джени, когда они вернулись наконец в свой офис.
        - Ты о чем? - рассеянно поинтересовалась Син, которая еще не вполне оправилась от пережитого потрясения, чтобы угадывать, чему или кому так позавидовала Джени.
        - О ком? О Ребекке Хэркуорт-Торнтон, конечно. - Джени опять вздохнула. - Несправедливо, что ей достались сразу двое: любящий папочка, красавчик и богач, и в мужья - самый сексуальный мужчина!
        Син не сдержала грустной улыбки.
        - Папочка-красавчик, я думаю, не в счет.
        - Пусть так, - не стала спорить Джени. - Но Вульф Торнтон, согласись, это нечто!
        О да! Вульф Торнтон и впрямь «нечто», но Син не собиралась посвящать Джени в подробности его исключительности.
        - Интересно только, какая во всем этом роль у садовника? - продолжала вслух размышлять Джени.
        Син и сама думала о том же. Разумеется, неизвестно, какие именно отношения у Ребекки с садовником и как далеко они зашли; внезапный приход Джеральда отвлек ее внимание от беседки, и она не видела, был ли парень так же расстроен, как невеста. . Но и той малости, что она невольно подсмотрела, было достаточно, чтобы не усомниться: роль у садовника далеко не второстепенная!
        Если бы речь шла о любой другой паре, Син, вероятно, не стала бы утруждать себя вопросами: в конце концов, не ее забота, встречается ли невеста с кем-то еще и как она это делает - тайно или у всех на виду... Но ведь жених - Вульф...
        Господи, ей все еще не верится! Сколько Ребекке? От силы двадцать, а на вид так и меньше. Вульфу уже тридцать пять, и опыта - на столько же. Почему он вздумал жениться на девочке, которая годится ему в дочери? И с чего бы это Ребекке идти за него, если она прямо в отцовском доме назначает свидание садовнику?! Син не сомневалась, что Вульф, узнай он об этих встречах, пришел бы в ярость. Нет-нет, она и не думает просвещать его, но, может быть, Ребекка сама?.. Кажется, они прекрасно ладят, хотя и не похожи на влюбленных. Впрочем, как знать, не договорились ли они обо всем заранее? Вдруг условились, что после свадьбы будут вести свободную жизнь, допускающую наличие у каждого друзей и любовников?..
        Последний час, проведенный в доме Хэркуортов, был самым тяжелым для Син. Она пребывала в постоянном напряжении, ожидая, что вот сейчас Вульф скажет что-нибудь - и все поймут, что они давно знакомы. И чем дольше продолжалась общая беседа, чем дольше Вульф молчал об их знакомстве, тем нестерпимее было ее напряжение. Особенно потому, что сам Вульф становился все спокойнее, все больше расслаблялся, видя, как она мучается, и наслаждаясь ее мучениями. Она постоянно чувствовала на себе его пристальный взгляд. Черт бы его побрал!
        - А может, садовник вовсе и ни при чем. - Раздосадованная молчанием Син, Джени передернула плечами. - Ну какая женщина, если она в здравом уме, посмотрит на другого мужчину, когда в женихах у нее ходит сам Вульф Торнтон?
        Син поморщилась, как от боли: бедняжка Джеки все еще так наивна, до сих пор не поняла, как легко можно ошибиться, выбирая спутника жизни исключительно по внешности...
        Она заставляла себя не думать о свадьбе Хэркуортов-Торнтонов; она не могла позволить этим мыслям отвлечь ее от дела, с которым ей ни за что не справиться, если только она не выкинет Вульфа из головы. Семь лет она гнала его из своей жизни и почти привыкла к его отсутствию, хотя, это давалось далеко не просто...
        Погруженная в свои мысли, Син не заметила, как осталась одна - Джени отправилась перекусить.


        ...Зазвонил телефон, она машинально сняла трубку. Звонившая представилась, и прозвучавшее имя тотчас вывело Син из оцепенения: Ребекка Хэркуорт.
        - Что я могу для вас сделать, мисс Хэркуорт? - Голос Син звучал безупречно вежливо, но холодно и отчужденно. Как правило, она стремилась сразу установить приятельские отношения с теми, для кого работала, ибо по опыту знала, что многое упрощается, если она и будущая новобрачная могут запросто поболтать и обсудить все проблемы. Здесь, однако, совсем другое дело. Какая уж из нее приятельница той, на ком собирается жениться Вульф!
        - Ребекка, пожалуйста... А сделать для меня... - Девушка явно нервничала. - Вы действительно могли бы мне помочь и...
        - И что? - Син понимала, что Ребекке трудно говорить. - Так что же? - повторила она уже гораздо мягче, сочувствуя волнению девушки. В конце концов, вряд ли ее можно винить за то, что из всех мужчин именно Вульфа она выбрала в женихи!
        - Все так... неожиданно. - Ребекка вздохнула с облегчением, подобрав, кажется, нужное слово. - О, я уверена, что далеко не первая мучаюсь предсвадебной лихорадкой. - Теперь девушка пыталась говорить непринужденно. - Просто хотелось бы... Ну, скажем, я прошу вас немного потянуть со всеми приготовлениями. Видите ли, спешки никакой нет, а потому...
        - Но ведь до свадьбы и так еще целых четыре месяца, - напомнила Син.
        - Конечно, и все-таки... - Непринужденность никак не удавалась собеседнице.
        - А почему бы нам с вами не встретиться и не обсудить все? - Син сжалилась над Ребеккой. Что-то подсказывало ей, что она имеет дело отнюдь не с обычным и, права была девушка, уже привычным предсвадебным психозом. Он, как правило, настигал невест буквально в последнюю минуту перед церемонией, но четыре месяца - чересчур долго для «последней минуты».
        - Это было бы чудесно. - Ребекка согласилась с благодарной поспешностью. - И я постараюсь вам все объяснить.
        В этом-то как раз и сомневалась Син: ее не покидало ощущение, что Ребекка боится сказать всю правду даже себе самой.
        - Я могу завтра приехать к вам в поместье...
        - Нет, только не дома! - Ребекка, оказывается, могла быть и категоричной. - Может быть, мы вместе сходим на ланч, чтобы совместить полезное с приятным?
        И чтобы быть как можно дальше от отца и от Вульфа, догадалась Син.
        - С удовольствием, - произнесла она вслух. - Как насчет...
        Она оборвала себя на полуслове, так как входная дверь широко распахнулась и в дверном проеме возник Вульф собственной персоной. Син окаменела. Во рту разом сделалось шершаво и сухо, кровь отхлынула от лица и теперь больно и горячо ударялась в сердце.
        Син не понимала, что с ней творится, почему его приход застал ее врасплох, хотя и был предсказуем: Вульф никогда не отличался покорностью и смирением, и вряд ли стоило ожидать, что после семилетней разлуки он воспримет ее возвращение из небытия как должное, ничем не выдав своего недовольства за подобное вторжение.
        Но еще большую неловкость она чувствовала оттого, что понимала: Вульф ни за что не должен знать о звонке Ребекки. А поскольку их разговор не был завершен и она никак не могла придумать, как сообщить девушке о появлении ее жениха, чтобы при этом не раскрыть ему, с кем она говорит, Син просто не знала, что делать!
        Она молча наблюдала, как Вульф вошел в офис, решительно захлопнул за собой дверь и, в три шага преодолев разделявшее их расстояние, застыл перед ней, всем своим видом требуя, чтобы она повесила трубку. Разумеется, ей следовало закончить разговор. И чем скорее, тем лучше!
        - Прекрасная идея - ланч! - удалось ей выговорить. - Вы знаете какое-нибудь местечко? - Она не сводила глаз с Вульфа. Хоть бы только Ребекка поскорее назвала любой ресторан!
        Ей хотелось побыстрее выпроводить Вульфа, а там - как знать, возможно, и завтрашняя встреча не понадобится: Син догадывалась, что она - последняя, кому бы Вульф по доброй воле поручил организацию их с Ребеккой свадьбы.
        Слава Богу, что Джени ушла, иначе она лопнула бы от любопытства, гадая, что привело сюда Вульфа всего пару часов спустя после их визита к Хэркуортам. Син же не имела ни малейшей охоты объяснять своей помощнице, что много чего Вульф хотел бы ей высказать без свидетелей!
        - «Ритц» подойдет? - Ребекка наконец назвала ресторан. И хотя он едва ли подходил Син, так как цены в нем кусались, ей сейчас было не до таких мелочей, как собственный бюджет; к тому же бизнес прежде всего, а значит, расходы оправданны. Да и не могла она дольше вести этот разговор, не рискуя быть разоблаченной!
        - Вполне, - последовал единственно возможный ответ. - Итак, завтра, в половине первого. - Она почти бросила трубку и отважилась взглянуть на Вульфа.
        Он бродил по комнате, разглядывая недорогие репродукции, время от времени брал в руки какую-нибудь вещицу, а то принимался изучать простенький узор на розовых обоях, которыми она сама оклеила стены, будучи не в состоянии нанять мастера на деньги, оставшиеся после внесения арендной платы. При этом губы его кривились в усмешке, презрительно-снисходительной к жалким потугам дизайнера-дилетанта.
        Внезапно он резко повернулся к ней, и она оказалась безоружной перед этим колючим взглядом. Син увидела себя его глазами: растрепавшиеся от ветра серебристые волосы, губы не мешало бы подкрасить после только что выпитой чашки крепкого кофе, которым она решила взбодриться, пока не вернется Джени...
        Да, совсем не такой она хотела бы видеться ему! Но откуда ей было знать, что их вторая встреча произойдет так скоро? Впрочем, следовало помнить, что Вульф не умеет откладывать...
        - Что тебе тут нужно, Вульф? - спросила она и порадовалась, что голос не выдал той дрожи, в которую ее повергало его присутствие.
        - Ты ведь не думаешь, что наш разговор окончен? - Складки у рта стали резче.
        - Какой разговор - утренний или семилетней давности? - уточнила она и сама испугалась произведенного эффекта: если прежде он был подчеркнуто отстранен, то сейчас стал уже просто страшен - глаза метали молнии, губы побелели от ярости, на скулах заходили желваки.
        - Разве они не связаны один с другим? - процедил он сквозь зубы.
        Син стоило неимоверного усилия не сорваться со стула и не броситься бежать без оглядки, пока не станет ясно, что угроза миновала и этот человек уже не сможет ее нагнать... Она усидела на месте, ибо не сомневалась, что Вульф никогда не сдастся и если так решил, то настигнет кого и где угодно.
        - Не вижу ничего общего, - пожала она плечами.
        Вульф не обратил внимания на ее реакцию.
        - Ну и кто же пригласил тебя на ланч? Это был Джеральд?
        Он так резко переменил тему, что Син поначалу опешила, а потом залилась густым румянцем.
        - Был ли это Джеральд или кто-то другой, тебя это не касается, Вульф, - проговорила она как можно тверже и все-таки встала. Не затем, чтобы получить какое-то преимущество перед ним (ведь все равно он был на целый фут выше!), но чтобы ощущать себя увереннее. - Я могу отправиться на ланч с кем угодно. - Прежде чем она успела произнести последнее слово, длинные пальцы легли на ее запястья стальными обручами. Жаркая волна поднялась в ней навстречу его прикосновению, обдала ее болью узнавания: она помнила, какими нежными бывали эти пальцы, когда ласкали каждый дюйм ее тела, когда...
        Нет! Она не должна! Семь лет она отказывала себе в роскоши воспоминаний о таком Вульфе, и нарушить этот запрет теперь, когда он без пяти минут чужой муж, было бы сущим безумием!
        - Пусти меня, Вульф. - Она не могла заставить себя посмотреть ему в глаза и не могла отвести взгляд от державших ее рук, чья смуглость так завораживающе контрастировала с бледностью ее кожи.
        Столь долго гонимые прочь воспоминания накатили на нее с новой, полузабытой и оттого еще более острой болью. И, черпая в этой боли силы, о которых она и не подозревала, Син рванулась и освободилась из его рук-тисков.
        Запястья саднило, но это был пустяк в сравнении с незаживающей душевной раной, нанесенной ей некогда этим человеком.
        - Как поживает твоя семья? - Она постаралась вложить в обычный вроде бы вопрос максимум вызова и презрения.
        - Семья? - переспросил он, и голос был подозрительно вкрадчив и мягок. - Остались только моя мать и Барбара.
        Только? Да этих двоих больше чем достаточно! Его мать и Барбара... Та еще парочка!
        - Ну и как они?
        - Тебе действительно интересно?
        Нет, конечно, ей неинтересно; ей было наплевать, но только эта возможность поговорить о них давала шанс отвлечь его внимание от телефонного звонка.
        - Нет, - не стала лукавить она. Син не чувствовала угрызений совести, она не сомневалась, что и им нет до нее никакого дела. Впрочем, справедливости ради надо сказать, что в свое время они отнюдь не были к ней равнодушны. Клаудиа Торнтон не упускала случая показать, что она категорически против отношений сына с какой-то Син. А Барбара... та вела себя совершенно иначе... Если она не изменилась, то у Син, разумеется, будет гораздо больше причин сочувствовать Ребекке.
        - Так я и думал. - Вульф явно сдерживал рвавшееся наружу раздражение. Син устало вздохнула.
        - Чего ты хочешь? Что толку ворошить прошлое? Лучше бы подумал о своем будущем, - добавила она, снова вспомнив странное поведение Ребекки.
        - Ты это о чем? - Вульф пристально вглядывался в нее, гипнотизируя и обволакивая ее холодом.
        Син не собиралась выдавать Ребекку и потому спросила как можно безразличнее:
        - Ты любишь Ребекку Хэркуорт?
        - А какое тебе дело до моих чувств к Ребекке? - выдохнул он.
        Куда большее, чем ему до ее воображаемой дружбы с Джеральдом! Это что же получается - он может снова врываться в ее жизнь и требовать у нее отчета во всем, что никак его не касается, а ей отказывает даже в праве задать вопрос?!
        - Твоих чувств, Вульф? - Она не скрывала насмешки. - Едва ли ты вообще что-то чувствуешь к этой девушке. - Син покачала недоверчиво головой. - Во всяком случае, ничего общего с тем, что должно вести к алтарю, - нахмурившись, договорила она.
        Вульф снова навис над ней грозной скалой.
        - А что ты сама-то в этом понимаешь? Разве тебя когда-нибудь волновало по-настоящему, что я чувствую?!
        Это было нечестно. И несправедливо. В те несколько недель, которые перевернули всю ее жизнь, она была уверена, что хорошо знает и понимает этого человека. И пусть все оказалось потом не так, но этого знания и понимания у нее никто не отнимет. И она точно знает - да просто кожей чувствует, черт возьми, - ну не любит он Ребекку! Тогда зачем эта свадьба? Почему бы ему не жениться на той, на ком и впрямь следовало бы, - на Барбаре?
        Син глядела на Вульфа, и слезы, застилавшие ей глаза, сотворили чудо: вдруг сгладились все острые углы и морщинки, и сквозь переливающуюся радугу проступило на мгновение такое знакомое лицо человека, который был ей некогда близок и дорог.
        Она моргнула, стряхивая с ресниц влагу и наваждение. Перед ней снова стоял чужой человек, чье лицо было отмечено печатью горечи, чьи глаза больше не излучали удивительный теплый свет... Может, он и был таким всегда, а она просто не хотела этого замечать?
        Да нет же, она не должна и не будет так думать! Иначе все, что она когда-то чувствовала к нему, не имеет смысла; а прошлые чувства значили для нее так много..

        - Мы говорим не обо мне, Вульф. Почему ты женишься на Ребекке?
        - А как тебе кажется, почему? - вернул он вопрос.
        Син готова была отказаться от продолжения мучительного разговора, но тут припомнила приятельскую фамильярность Вульфа по отношению к Джеральду, их явную приязнь друг к другу, и ее осенило: теперь-то уж она точно знала ответ, знала, почему Вульф берет в жены эту девочку и почему Ребекка идет на этот брак.
        - Деловое соглашение. Выгодная сделка. - Она взглянула на него, негодуя и сожалея. - Господи, Вульф, что с тобой случилось? Вот, значит, кем ты стал: законченным снобом, холодным и расчетливым дельцом, как Алекс...
        - Алекса не трогай! Он мертв. - Вульф сжал кулаки.
        Она знала о смерти его брата. Это случилось давно, когда они с Вульфом были еще вместе. Алекс разбился на вертолете, на котором летал на все переговоры в любые уголки страны и которым обожал управлять сам. Авария в Кембрийских горах, где вертолет попал в густой туман, положила конец полетам: Алекс и его помощник погибли на месте. Тогда казалось - гибель брата напрочь отвратила Вульфа от семейного бизнеса, свела на нет все попытки родных заменить им Алекса... А вот нынче он, похоже, переплюнул братца по части цинизма.
        - Ты не можешь жениться на Ребекке только потому, что это сулит барыши твоему бизнесу, Вульф...
        - И это говоришь мне ты? Ты, сбежавшая от меня сразу, как только начали сгущаться тучи?
        - Неправда! - Вместо возмущенного крика - сдавленный шепот. - Неправда, у меня просто не было выбора, ведь ты...
        - Продолжай, я - что? - Голос его был обманчиво вкрадчив. - Был недостаточно внимателен к тебе, когда погиб Алекс? А я-то думал, что ты все понимаешь. - Он болезненно поморщился. - Но ты быстро развеяла мое заблуждение. Ты решила, что вот оно - самое подходящее время сообщить мне, что ты снова встречаешься с Коллинзом. - Он разжигал себя воспоминаниями, пробуждая утихшую было ярость разоблачения. - Если только вы вообще переставали видеться, - с горечью договорил он.
        - Что ты хочешь этим сказать? - Син почувствовала, что сердце сжало тисками.
        - А то, что Коллинз появился в твоей жизни до меня. Мы же были знакомы считанные недели; вполне логично предположить, что...
        - Что, признаваясь тебе в любви, я продолжала интрижку с Роджером?! - Теперь ее голос звенел обвиняюще, глаза сделались темно-фиолетовыми от обиды и гнева. - Ради Бога, Вульф, не приписывай мне своих грехов.
        - То есть? - В его глазах плескалось, янтарное пламя.
        - То и есть. - Син тяжело вздохнула. - Впрочем, это уже не важно.
        - Как раз наоборот, - он испытующе смотрел на нее, - иначе ты бы промолчала.
        Он сжал ее плечи, и она вновь ощутила жуткую слабость от столь опасной близости и свою полную беспомощность перед этой опасностью.
        - Ну же, говори, Син. Я никуда не уйду, пока ты не скажешь правду.
        Она подняла на него исполненный боли взгляд. Боже, когда-то она так любила этого человека, что была готова для него на все, кроме... кроме того, что он потребовал-таки от нее... Роджер пытался ее предостеречь. Едва она познакомилась с Вульфом, он пробовал втолковать ей, что люди, подобные Вульфу Торнтону, принадлежащие к его классу, живут по другим правилам. Но она была слишком влюблена, чтобы прислушаться к его советам. И сполна заплатила за свою ослепленность Вульфом - этими долгими годами без него!
        Теперь он снова рядом, и так близко, что от его дыхания дрожит и трепещет светлый завиток волос над ухом; она вдыхает его запах: легкую терпкость сандала и какой-то особый аромат, присущий только Вульфу, и этот запах пьянит ее, кружит ей голову, начисто лишая способности соображать...
        Или сопротивляться... Этому теплу, которое он источает так щедро... Тому, как тесно прижата она к его широкой сильной груди и как невыносимо плотно, во всю длину, прижимается к ее бедру его нога...
        - Син!.. - почти простонал он, обнимая ее, втягивая в соблазняющий жар своего тела.
        И будто не было мучительных лет без него, будто никогда не прерывалось это добровольное безумие их объятий - она прижалась еще ближе и теснее к нему; ее губы раскрылись, отвечая его губам - требовательным и нежным; телу мало было так знакомо ласкающих рук, и она приникла к нему вся, блаженно ощущая напряжение встречающей ее плоти.
        Вульф хочет ее! И желание это настолько же сильное, как когда-то, как... всегда... Син точно бредила. В ней все откликалось на его поцелуи, все хотело, чтобы он не останавливался. Вот его губы снова пробуют ее на вкус; язык легко касается сначала уголков рта, затем проникает в его влажную глубину. Опять. И еще раз. Это сводит с ума, рождая в ней ответную жажду.
        Син льнет к нему, пальцы ее впиваются в крутые плечи... Она запрокидывает голову, и он тут же припадает губами к пульсирующей нежной голубой жилке на шее. У нее перехватывает дыхание, и она еще крепче прижимается к нему.
        Я не должна, это неправильно! - спохватывалась она изредка, но была не в силах противиться ласкам. Все ее существо, - каждая клеточка - рвалось, наперекор рассудку, навстречу единственному человеку, будившему в ней такое желание.
        Вульф смотрел на нее не отрываясь, и Син все глубже погружалась в золотое сияние его глаз, чувствуя, как плавится под его ладонями тонкий шелк блузки.
        Загипнотизированная происходящим, она провела языком по пересохшим от страсти губам, и лишь разом потемневшее золото его взгляда подсказало, насколько неосознанно-провокационным было, очевидно, это движение.
        - Вульф, я... - Неожиданно и резко зазвонивший телефон не дал ей сказать.
        Она не хотела брать трубку; все, что ей было нужно, так это разобраться с собой и с Вульфом, понять, что побудило его так ее целовать. Чувственность этих поцелуев, как и собственной реакции, была очевидна. Но прежде чем она смогла задать мучивший ее вопрос, он уже отодвинулся, отстранился и стал чужим и холодным.
        - Да сними же трубку, черт возьми! - не произнес - прорычал он и тут же скривил в насмешке рот. - Может, это - бедная овечка, мечтающая сбежать со своей свадьбы, подальше от всего и всех, включая женишка!
        Щеки Син запылали при воспоминании об уже состоявшемся разговоре с Ребеккой. Вот кто, похоже, был готов к бегству!
        И видит Бог, если она хотела бежать от того Вульфа, которого сегодня встретила Син (поцелуи не в счет!), едва ли ее можно, за это винить!
        Она потянулась к телефону, продолжая разглядывать Вульфа, подошедшего тем временем к окну и выглянувшего на улицу. Офис располагался над крохотной пекарней, и запах свежевыпеченного хлеба частенько проникал в него, напоминая Син, как она голодна, - часто, но не сегодня и не сейчас, хотя и было уже половина третьего, а Син до сих пор не проглотила ни крошки. Она гадала, видит ли Вульф хоть что-нибудь из того, на что устремлены его глаза; если да - значит, он вовсе разучился чувствовать. Сама-то она никак не могла опомниться после его поцелуев!
        - Привет, Син, - заговорила снятая наконец телефонная трубка приятным мужским голосом. - Вы торопились уехать, и я не успел придумать, куда мы отправимся ужинать.
        Джеральд Хэркуорт! Надо же, чтобы именно он позвонил ей и именно в эту минуту!.. Она бросила тревожный взгляд на Вульфа.
        Словно почувствовав ее замешательство, он повернулся спиной к окну и теперь внимательно наблюдал за тем, как она, внезапно ставшая белее мела, пыталась справиться с волнением.
        - В чем дело? - подозрительно спросил он.
        Син не отвечала. Это было ужасно, просто ужасно! И она совершенно не знала, как ей быть.
        - Син! - Джеральд тоже забеспокоился, когда его «ловкий» ход остался без ответа. - Я не вовремя? - догадался он.
        Мягко сказано! Она судорожно сглотнула.
        - Отчего же, - солгала она. - Перспектива ужина меня вполне устраивает.
        Она избегала смотреть в сторону Вульфа, пока произносила эти слова. Но и не принять приглашения не могла, ибо это означало продолжение разговора, а ей этого абсолютно не хотелось.
        - Вы могли бы заехать за мной в восемь? - продолжала она преувеличенно живо. - Тут неподалеку есть чудесный итальянский ресторанчик, куда мы можем отправиться, если, конечно, вы не против макарон.
        Ей не было дела до его вкусов, хотелось срочно закруглиться, пока Вульф не взорвался!
        - Звучит заманчиво, - поспешил согласиться Джеральд, явно довольный своим скорым успехом и тем, что ее не пришлось долго уговаривать, к чему он, признаться, готовился.
        Держа Вульфа в поле зрения, Син скороговоркой продиктовала свой адрес и положила трубку так быстро, как только позволяли элементарные приличия.
        Вульф не двинулся с места, и все же ей показалось, что его стало слишком много в этой комнатке - настолько угрожающе он выглядел! Син осталась стоять у телефона, скрестив руки на груди и настороженно глядя на Вульфа. Оба молчали. Син - потому, что не знала, что говорить; Вульф - наоборот, потому, что хотел бы сказать многое! .
        - Это был Джеральд? - Вопрос прозвучал обвинением.
        - Да, - призналась она, хотя слова были излишни: румянец выдавал ее с головой.
        - И сегодня вечером вы ужинаете вместе, - продолжал Вульф со зловещим спокойствием.
        - Да. - Она упрямо вскинула подбородок.
        Он покачал головой.
        - Ты только что спрашивала, что со мной случилось. - В его голосе были и горечь, и насмешка, и злая искренность... - Со мной случилась ты, Син, - зашептал он истово. - Ты со мной стряслась! Семь лет назад я поддался твоим чарам, купился на такой ясный, такой невинный фиалковый взгляд - и остался в дураках. Но больше дураком быть не хочу, слышишь меня, Син? - Он направился к выходу, рывком распахнул дверь. - Никогда больше! - Вульф так хлопнул дверью, что показалось: вся комната заходила ходуном.
        Неимоверная слабость навалилась на Син, и она тяжело опустилась на стул.

«Никогда больше» - так он сказал. Больше никогда... Но он солгал! Эти поцелуи...
        Нет, если он мог целовать ее с такой страстью, он не имеет никакого права жениться на Ребекке Хэркуорт!



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Вообще-то, они с Вульфом никак не должны были встретиться в этой жизни. И, по правде сказать, не встреча их была бы куда предпочтительней для всех, но... Сюрприз!.. Один из тех, на которые так щедра судьба...
        Син устроилась на очередную работу в «Торнтон-отель» - первоклассное заведение в центре Лондона, принадлежащее одной из самых богатых и влиятельных английских семей.
        В тот ставший поистине роковым вечер служащие отеля буквально сбились с ног, забот и проблем с лихвой хватало и дневной, и ночной сменам - Алекс Торнтон с женой устраивали прием по случаю шестидесятилетия матери, главы их клана, Клаудии Торнтон.
        Торжество проходило в большом зале, и, хотя об этом всех извещала специальная табличка при входе, Син занималась в основном тем, что вновь и вновь объясняла прибывающим гостям, куда и как им следует пройти. Впрочем, никого из членов
«святого семейства» ей увидеть не удалось: их сопровождал лично управляющий отелем.
        В четверть одиннадцатого, когда, казалось, ждать и встречать больше было некого, Син заняла свое место за стойкой портье, намереваясь, пока остальные девушки наслаждаются честно заслуженным отдыхом, поработать с бумагами, которых скопилось за день множество. Она и сама жутко устала, ей не терпелось поскорее со всем расправиться, и, подчиняясь этому нетерпению, изящные пальцы нажимали на кнопки клавиатуры с чуть большим ожесточением, чем требовалось. К тому же домашний адрес одного из постояльцев никак не желал умещаться в отведенное под него окошечко - как назло!
        - И чем же так провинился перед вами компьютер? - Незнакомый и странно волнующий голос задал свой насмешливый вопрос над самым ее ухом.
        Син, вздрогнув от неожиданности, оторвалась от монитора и прямо перед собой увидела... Одного взгляда было довольно, чтобы послать к черту несделанную работу: мужчина был неотразим!
        Очень рослый (иначе как бы он смог так легко перегнуться через барьер!); непокорные светлые пряди падают на высокий лоб, янтарные глаза обволакивают ее теплым сиянием, заставляя сердце плавиться в предвкушении неведомого; все черты умного лица крупнее и выразительнее, и весь он гораздо привлекательнее того, что обычно понимается под привлекательностью и определяется одним-единственным словом: мечта!
        - Мы с ним даже не на «вы», - со вздохом призналась Син, поднимаясь из-за компьютера.
        Привычно встав за стойку, она - будто в полусне - продолжала разглядывать незнакомца: черный костюм, кипенно-белая рубашка... Скорее всего, еще один гость Торнтонов. Наверняка опаздывал, торопился - модный галстук-шнурок так толком и не завязан.
        - Могу я вам чем-нибудь помочь? - Привычный вопрос на этот раз дался с великим трудом, ибо голова была занята вопросами совсем иными: как узнать, кто это? Есть ли его фамилия в списке гостей, составленном для службы безопасности? Может быть, спросить у него напрямую? Нет, нельзя, хотя ужасно хочется!..
        - Надеюсь, сможете. - Он заговорщицки подмигнул. - Видите ли, я слегка опоздал и..

        - Если вы на вечеринку Торнтонов, - она старалась говорить как можно беспечнее, - можете не волноваться: там столько народу, что ваше отсутствие едва ли кто заметит!
        А вот если бы она его пригласила, то его не заменили бы даже сотни других гостей, и она все равно заметила бы, что его нет!
        - К сожалению, я в этом не так уверен. - Он состроил скорбную гримасу и сокрушенно покачал головой.
        Должно быть, его там ждет женщина, которая, конечно, волнуется и нервничает (как уж точно нервничала бы и волновалась Син!) из-за его опоздания. Неизвестно почему, эта мысль причинила ей боль.
        - Начисто вылетело из головы, что это - сегодня, - продолжал незнакомец, не замечая, как погрустнела Син. - Спохватился около получаса назад. Похоже, поставил мировой рекорд по скорости одевания... Что с вами? - осекся он, заметив вдруг, что она кивает в такт каждому его слову.
        - Ничего, просто я подумала, что... - она смутилась и покраснела, - что это все объясняет.
        - Объясняет что? - Темно-русые брови недоумевающе изогнулись.
        - Ну... как бы это сказать... видите ли... - Она не могла подобрать слова, да и вряд ли было позволительно указывать гостям отеля на недостатки в их одежде.
        Однако он сам догадался, что причина - в нем самом, и принялся оглядывать себя.
        - В чем, черт побери, дело? Может быть, надел разные носки? Да нет, ноги вам не видны. Тогда что же не так? - продолжал гадать он. - Кровь на воротничке или остатки крема для бритья? Или и то и другое? - В голосе зазвучало отчаяние.
        Син не выдержала и расхохоталась.
        - Ни то и ни другое, - успокоила она его, все еще улыбаясь. - Но галстук и впрямь подкачал.
        Он коснулся галстучного узла длинными, красивыми пальцами.
        - Никогда не умел его завязывать. Полагаю, что вы...
        - Что - я? - пришел черед Син насторожиться.
        - Полагаю, что ваша попытка не ухудшит положение. - Он вновь облокотился на стойку. - Ну же, давайте, действуйте. - Он вытянул шею, чтобы ей было сподручнее дотянуться до галстука.
        Какое-то время она смотрела на него в нерешительности. В ее обязанности не входит помогать клиентам одеваться! Во всяком случае, в контракте нет такого пункта...
        - Не стойте как истукан, - торопил он, начиная уставать от неудобной позы. - Я вовсе не хочу остаться с вывихнутой шеей, даже если это единственный способ выделиться в сегодняшней толпе!
        - Ладно, - вздохнула она и наклонилась ему навстречу, чтобы развязать злополучный узел.
        Его близость, необходимая для успешного завершения начатого, отнюдь не способствовала ее спокойствию и сосредоточенности: она могла разглядеть поры на его лице, сосчитать все искорки в глубине этих янтарных озер; она чувствовала щекой его горячее дыхание. Немудрено, что первая попытка не удалась!
        - А дело-то не такое простое, - удовлетворенно хмыкнул он, пребывая в счастливом неведении о причинах ее фиаско.
        - Да уж. - Син не стала отвлекаться на пространный ответ, поглощенная новым для себя занятием, и от усердия даже слегка высунула кончик языка.
        - Если нас кто-нибудь увидит сейчас, - он не сдержал короткого смешка, - Бог знает что может подумать. Шучу-шучу! - спохватился он, когда она отпрянула от него и даже спрятала руки за спину. - Вы ведь не оставите меня полуодетым, - взмолился он, убедившись, что узел все еще не завязан.
        Полуодетым его едва ли можно назвать, подумала Син - и тут же, помимо воли, очень живо представила себе ситуацию, при которой он действительно мог бы быть полуодет. Это было уже чересчур!
        - Идите сюда, - скомандовала она, за галстук притягивая его к себе. Разозлившись на себя за слабость и разыгравшееся воображение, Син с удвоенной энергией принялась сражаться с непокорной тканью; движения ее стали четки, уверенны и несуетливы.
        - Готово! - Она довольно похлопала рукой по укрощенному узлу и слегка отодвинулась, чтобы полюбоваться сделанным.
        - Вульф, чем это ты занимаешься? - капризно-требовательный женский голос раздался громом среди ясного неба.
        Вульф... Вульф!.. Что же это за имя такое?
        Син очень испугалась неожиданной пронзительности голоса и удивилась необычности имени незнакомца. Мужчина между тем, казалось, никак не отреагировал на столь внезапное вторжение и, прежде чем обернуться на голос, вновь подмигнул Син.
        - Всего лишь спрашиваю, где проходит вечеринка, Барбара, - легко солгал он. - Ну и как там дела? - задал он вопрос, подходя к женщине и вставая рядом.
        Син внимательно оглядела ту, которую звали Барбарой. Безусловно, хороша собой - иначе и быть не могло, если она с Вульфом! - тонкие и абсолютно правильные черты; лицо покрыто легким, явно нездешним загаром; огромные зеленые глаза, опушенные густыми ресницами, и волна черных как вороново крыло волос, уложенных столь искусно, что они выглядели на зависть естественно; гордый (или самодовольный?) поворот головы... Женщина была высокой и осталась бы такой, даже сбросив лодочки на узкой и длинной шпильке, подобранные в тон платью, которое вызывающе обтягивало безупречную фигуру и не скрывало изящных длинных ног.
        Словом, в этой женщине было все, чего всегда не хватало Син; она была именно такой, какой хотела бы быть Син, вечно страдавшая из-за своего маленького, почти игрушечного, роста; еще из-за детской косы (ее светлые волосы признавали только такую прическу), будто прилипшей к позвоночнику и длинной, до пояса; из-за бледного, словно фарфорового, лица. А кроме того, ей хотелось уметь двигаться с той же выверенной грацией, с какой двигалась эта женщина, чьей щеки так бережно только что коснулся поцелуем Вульф.
        - Алекс становится все более милым, - произнесла Барбара, отвечая на какой-то вопрос Вульфа и одновременно испепеляя Син яростно-зеленым взглядом, - верный признак того, что он просто не в себе.
        - Он уже несколько дней не в себе, - вздохнул Вульф. - Так недалеко и до инфаркта. Ты ведь знаешь, Барбара...
        - Это ты приводишь его в бешенство, Вульф, - оборвала его Барбара. - Это тебя ждали к началу приема, и это ты должен был встречать гостей семьи!
        Алекс? Гостей семьи? До Син начало доходить, что Вульф - член семейства Торнтонов и что Алекс, о котором шла речь, не кто иной, как сам Алекс Торнтон - глава
«Торнтон Индастриз», владелец этого отеля и, соответственно, ее босс!
        - Поскольку мне прислали официальное приглашение, - Вульф не скрывал неприязни, даже издевки, - я решил, что числюсь среди гостей, а не членов семьи, - договорил он с насмешливым поклоном.
        Тень раздражения исказила правильные черты лица Барбары до неузнаваемости.
        - Приглашение было послано лишь затем, чтобы ты вовсе не забыл прийти. Как видно, мы попусту тратили время. Впрочем, - она спохватилась и тут же переменила тон, - лучше поздно, чем никогда. - Барбара взяла Вульфа под руку и попыталась развернуть его в сторону доносившейся из зала музыки. - Может быть, увидев тебя, Алекс наконец успокоится.
        - Я бы не рассчитывал на это, - пробормотал Вульф. - Я никогда не действовал на моего сверхсерьезного брата как успокоительное.
        Брата?! Господи! Все было даже хуже, чем она ожидала! Вульф был не каким-нибудь дальним родственником, не просто членом семьи, он был одним из главных Торнтонов, тем самым, кто бросил вызов семейству, став то ли музыкантом, то ли художником - короче, кем-то, кем Торнтон не имел права быть, являясь в то же время совладельцем всех семейных предприятий, наследником половины несметного состояния!
        - Это верно, - согласилась Барбара. - Но доставь хотя бы своей матери редкое удовольствие видеть тебя. Глядишь, и брат смягчится.
        Вульфа эти рассуждения, похоже, не убедили, да и сама Барбара не выглядела уверенной. Син, видевшая Алекса пару-тройку раз, не могла не разделять их сомнений: мало сказать, что братья были совершенно не похожи, они были полными противоположностями - минусы старшего и сплошные плюсы младшего, а уж обаяния Вульфа, с первой же секунды покорившего Син, в Алексе не было и в помине...
        Она смотрела на него, забыв все приличия и думая только о том, что вот сейчас он уйдет к тем, кто - как бы ни стремился он вырваться - составляет его круг, и думать забудет про молоденькую девушку за стойкой портье...
        Они удалялись от нее по устланному коврами коридору, и ее сердце рвалось ему вслед. Как могла она знать, кто перед ней? Конечно, все в нем выдавало породу, но он казался таким близким, таким своим, таким... родным!..
        Вдруг он наклонился к шедшей рядом с ним женщине, сказал что-то и быстрым шагом направился обратно к стойке. Син наблюдала за его приближением, пытаясь угадать, что он хочет сказать.
        - Вы согласитесь поужинать со мной завтра вечером... э... - он на мгновение замешкался, читая имя на кармашке фирменного жакета, - Люсинда Смит?
        Син подумала, что ослышалась. К тому же оставшаяся у него за спиной женщина просто сверлила ее зеленым взглядом, и она ощущала себя бабочкой, наколотой на булавку... Что же он сказал? Кажется, он пригласил ее на ужин?
        - Син, - машинально поправила его она.
        - Я вообще-то ни о чем таком не думал для первого свидания. - Он откровенно смеялся, в улыбке открывались ровные белые зубы, казавшиеся ослепительными на загорелом лице. Может, они с Барбарой нежились под солнцем на одних пляжах? Кто ему эта женщина? Почему он так легко оставил ее, чтобы вновь подойти к Син? Все эти вопросы не давали ей покоя. - Пока мы говорим только об ужине. - Добродушная насмешка искрилась в янтаре глаз. - Но если вы будете настаивать, то...
        - Я хотела сказать, что друзья зовут меня Син. Это сокращенное от Люсинды, - смущенной скороговоркой пояснила она. Что с ней творится?! Она ведет себя с ним как школьница, а не как подобает двадцатилетней девушке!
        - Ах, вот оно что. - Его улыбка стала шире. - Так вы поужинаете со мной, Син?
        Он как-то по-особенному произнес ее имя.
        - Боюсь, не получится. - Она помотала головой.
        - Работа, - понимающе кивнул он. - Но я, пожалуй, мог бы уговорить братца дать вам выходной.
        - Только не это! - Син и подумать о таком не могла. Меньше всего ей бы хотелось посвящать в свои дела старшего Торнтона.
        - Впрочем, я не стану это делать, - продолжал подтрунивать над ней Вульф. - Мы поступим умнее и перенесем встречу на ваш действительно свободный вечер. Как вам моя идея? И как вы относитесь к китайской кухне? - озабоченно спросил он. - Я лично от нее без ума! Или вы предпочитаете что-нибудь другое?
        - Нет-нет, мне нравятся китайские ресторанчики, - торопливо проговорила она, подгоняемая ощутимо возрастающим нетерпением Барбары, которая уже принялась постукивать носком туфельки по мраморному полу вестибюля. - И, кстати, завтрашний вечер у меня выходной. Но...
        - Никаких «но»! Встречаемся завтра в половине восьмого у входа в отель. - Теперь уже и он торопился, заметив, что к прекрасной Барбаре подошел тот, кого также узнала и Син: Алекс Торнтон, собственной персоной. - Ненавижу поздние ужины. - Этим заявлением он простился с ней, чтобы, ни разу больше не оглянувшись, присоединиться к паре, уже поднимавшейся по лестнице навстречу звукам музыки.
        Син долго смотрела ему вслед. Итак, она не устояла перед столь бурным натиском - и теперь повержена, капитулировала и... приговорила себя к свиданию с Вульфом Торнтоном.
        Если б знать тогда, как дорого ей обойдется эта слабость, какой болью придется заплатить за безрассудство и за то, что она осмелилась - так вдруг и насовсем - влюбиться в него!..


        Состоявшаяся сегодня встреча с Джеральдом Хэркуортом - другое дело, размышляла Син, возвращаясь домой в машине Джеральда. Она не грозит обернуться новой душевной раной: Джеральд, с его чувством юмора и склонностью к необременительному флирту, был ей не опасен; кто-то, вполне возможно, и не устоял бы перед его чарами, только не Син, у которой нашлось надежное противоядие: он, разумеется, славный и она, не исключено, охотно виделась бы с ним время от времени, но отныне будет постоянно помнить, что он без пяти минут тесть Вульфа!
        - Я не собираюсь сдаваться, - прямо предупредил Джеральд, когда она отклонила его приглашение вскоре повторить совместный ужин. - Я начинаю думать, что вы та самая женщина, которая сумеет изменить мое отношение к браку.
        - Думаю, вы заблуждаетесь на мой счет, мистер Хэркуорт, - строго возразила она. - Я отношусь к браку ничуть не лучше вашего.
        - Видите, - Джеральд, как всегда, улыбался, - мы прямо-таки идеальная пара.
        - Забудьте об этом, Джеральд. Мы когда-нибудь сможем вместе посидеть за ужином, но на ближайшее время главная моя забота - свадьба вашей дочери. - Она старалась не обидеть его.
        - Считаете, что напоминание о дочери на выданье должно поставить меня на место? - Все-таки он был задет!
        - Я совсем не это имела в виду. - Ей захотелось загладить невольную неловкость. - Ребекка так молода для замужества...
        - Ей уже за двадцать. Конечно, Вульф намного старше, ему тридцать пять, но я уверен, что они прекрасно поладят. Они с Ребеккой старые друзья.
        - Друзья? - переспросила Син. - Вам не кажется, что это несколько необычное слово для тех, кто вот-вот поженится?
        - Ничуть! - Джеральд снова улыбался, правда, улыбка была немного грустной, да и в голосе зазвучали горькие нотки. - Нам с матерью Ребекки именно дружбы не хватало. Может, будь мы с нею друзьями, наш брак не привел бы нас к обоюдной ненависти. Смею думать, что и у вас печальный опыт по этой части.
        - Печальный опыт - у меня? - Син постаралась изумиться как можно более натурально.
        - Держу пари, кем бы ни был тот, кто настроил вас против брака, он не был вашим другом, - пояснил свою мысль Джеральд, останавливая машину возле небольшого домика.
        Если бы ему и впрямь вздумалось держать пари, он бы проиграл! Вульф был ей настоящим другом, причем с самого начала. Но не станет же она рассказывать Джеральду, что его будущий зять и есть ее «печальный опыт»...
        Син улыбнулась слегка рассеянно.
        - В прошлом у каждого своя печаль, свои разочарования, от которых люди, бывает, зависят всю оставшуюся жизнь. Надо уметь быть сильнее.
        - Некоторым это удается. - Джеральд говорил серьезнее обычного. - Но оставим прошлое. - Он взял Син за плечи и пристально посмотрел ей в глаза. - Повторяю, я не собираюсь сдаваться.
        Син вышла из машины. Пока она махала рукой вслед отъезжавшему Джеральду, его мимолетный поцелуй стыл на ее губах, будя вовсе не те чувства, на которые был рассчитан...


        Син стояла в назначенное время на условленном месте и в который уже раз спрашивала себя, что она здесь делает, верит ли в серьезность приглашения, а если нет - почему продолжает стоять и ждать, хотя часы уже отбивают восемь?
        Наверное, он просто пошутил. Она была почти уверена в этом, когда минутная стрелка вздрогнула на четверти девятого. Было ужасно стоять на виду у всех и пренебрегать взглядами любопытствующих, еще ужаснее было знать, что швейцар отеля тоже глазеет на нее и завтра же секрет неудачного свидания станет всеобщим достоянием. Однако магическое почти удерживало ее на месте и заставляло не поддаваться панике...
        - Слава Богу, вы не ушли! А то я боялся, что уже слишком поздно, - радостно выдохнул долгожданный голос у нее за спиной. Она тотчас обернулась на этот голос и...
        Если сама она долго ломала голову над тем, как же ей следует сегодня одеться, Вульф Торнтон, судя по всему, нимало не был этим озабочен: несмотря на апрельскую прохладу, он был без пиджака, рубашка местами выбилась из потертых джинсов и была в каких-то странных пятнах и разводах, - вне всяких сомнений, выглядел он куда менее официально, чем вчера. Да еще волосы... Ветер растрепал их до неприличия. Она продолжала молча разглядывать его, и этот молчаливый взгляд, похоже, смутил его больше, чем любая истерика. Он запустил пятерню в светлую копну, пытаясь наугад исправить самоуправство ветра, но смог лишь, да и то ненадолго, убрать непокорную прядь с глаз.
        - Простите, что я опоздал на наше первое свидание, Син. Мне правда очень жаль. Но, понимаете, я... ну, я так увлекся работой, что...
        - Вы работаете по воскресеньям? - Удивление было сильнее обиды.
        - Син, я работаю каждый день. - Его развеселила ее реакция. - Давайте-ка, если вы не передумали, отправимся ужинать, мы вполне можем продолжить разговор за едой.
        Он что же, подумал, что она может отказаться от ужина с ним?.. Разумеется, ей не доставило радости столь долгое ожидание; к тому же Рон, швейцар, и так видевший больше, чем ей хотелось бы, сейчас прямо-таки остолбенел, узнав того, с кем она встретилась, а это не сулило ничего хорошего, но Син так тянуло к этому человеку, что об отмене свидания не могло быть и речи.
        - Мне показалось, что вы уже ели, - говорила она, идя с Вульфом к стоянке такси.
        Вульф назвал водителю адрес и присоединился к Син на заднем сиденье.
        - С чего вы взяли? - Его недоумение было искренним. - Ах, это!.. - рассмеялся он, поняв наконец, что ввело ее в заблуждение. - Но это не следы трапезы, - он показал на пятна на своей рубашке. - Конечно, надо было переодеться, но я так заработался, что в половине восьмого только вспомнил о свидании, то есть... Кажется, я не слишком удачно выразился? - Он досадливо поморщился, заметив, как вскинула она брови.
        Теперь засмеялась Син, легким и теплым смехом.
        - Пожалуй, не слишком лестное признание. - Она с мягкой укоризной покачала головой.
        Вульф взял ее руки в свои ладони.
        - Когда вы узнаете меня поближе, вы поймете, что я вообще не умею льстить. - Он был очень серьезен. - Вы не возражаете, если мы заедем ко мне на квартиру? Мне действительно следует переодеться к ужину!
        Син была готова ехать с ним куда угодно! Тело ее фантастическим образом откликалось на близость Вульфа: простое касание рук поднимало в ней одну жаркую волну за другой, а внезапно темнеющие глаза спутника не оставляли сомнений, что и он испытывает то же самое...
        Бесшумный лифт поднял их в просторную квартиру, которая находилась, как она и ожидала, в одном из престижных лондонских районов. Как только Син вошла, то сразу почувствовала, что эта квартира не его. Да, он жил здесь, но она ему не соответствовала: ему не могло нравиться это сочетание желтого с черным, он сам ни за что не выбрал бы эту мебель, обитую коричневой кожей, - все вокруг было так не похоже на Вульфа! Син не могла объяснить, откуда такая уверенность, но знала, что не ошибается: возможно, она плохо знает Вульфа, зато слишком хорошо его чувствует!
        - Барбара считает, что мой дом должен выглядеть только так, - угадал ее мысли Вульф.
        Опять Барбара! И опять у Син защемило сердце...
        - Я оставлю вас на несколько минут. - Вульф и не подозревал, что с ней происходит. - Вы пока плесните себе чего-нибудь, а хотите, посмотрите книги, - Вульф неопределенно взмахнул рукой - в сторону то ли бара, то ли книжных полок - и вышел из комнаты, на ходу расстегивая рубашку.
        Син огляделась. Напитки ее не интересовали: она практически не пила - уж во всяком случае, на пустой желудок. Она решила взглянуть на книги. Вкусы Вульфа были весьма причудливы, на полках было все: и поэтические сборники, и автобиографические издания, и исторические хроники, во множестве - искусствоведческие труды, что-то из классики и беллетристика...

«Несколько минут» Вульфа затянулись.
        - Вульф! - позвала она, но, не получив ответа, попробовала громче: - Вульф!
        Безрезультатно.
        Она почувствовала себя неуютно в одиночестве, еще более неуютно - от мысли, что ей, очевидно, придется заглянуть в его спальню, но иного выхода не было: а вдруг с ним что-то случилось?! Ведь не может он так долго переодеваться.
        Какой сюрприз ее ждал!
        Спальня была пуста, никого не было и в соседней ванной комнате, зато была приоткрыта дверь еще в одну комнату, смежную со спальней. В нее и вошла Син. Вошла тихо, осторожно и... замерла на пороге самой настоящей изостудии, где практически не было свободного пространства, так как повсюду были картины - законченные работы и наброски. Картины великолепные, это было ясно даже ее неискушенному взору. И все они - плод кисти Вульфа... Вульф Торнтон - художник! - сидел спиной к двери и что-то сосредоточенно дорисовывал на почти завершенном холсте. Син пригляделась и увидела, что на мольберте закреплен женский портрет. Женщина полулежала на серых скалах, и к ней льнуло свинцовое море, стремясь затянуть ее в свои глубины. Ветер вздымал серебристую волну волос, бледно-голубое платье облепило тело, открывая плавные изгибы миниатюрной фигурки. Лицо показалось Син смутно знакомым - фарфоровая кожа осязаемо нежна, тревожная глубина фиалковых глаз спорит с морской глубью... Господи, да ведь это она сама!..
        Должно быть, потрясенная своим открытием, она слишком громко вскрикнула, потому что Вульф резко обернулся на этот вскрик и какое-то время смотрел на Син, не видя ее, весь еще во власти прерванного занятия. Но вот он очнулся и сокрушенно воскликнул:
        - Бог мой, я снова увлекся!
        Он вскочил на ноги, торопливо вытирая руки о так и не снятую рубашку. Вот, значит, откуда эти цветные разводы, и вот она - причина его опоздания! До того как отправиться на встречу с ней, он тоже рисовал. Рисовал ее...
        - Да, это ты, - подтвердил ее догадку Вульф. - И это из-за тебя я опоздал. Я начал портрет сразу, едва вернулся вчера домой. Но дело не только в нем.
        Син по-прежнему, как загипнотизированная, не сводила с картины глаз. Вульф подошел к ней вплотную, мягко взял за плечи, поворачивая к себе.
        - Когда я сказал тебе, что забыл о нашем свидании, я имел в виду, что забыл о времени, но не о самой встрече. Об этом я не мог забыть, потому что, прощаясь, уже скучал по тебе. Ты веришь в судьбу, Син? Я не верил до вчерашнего дня. Живопись - моя жизнь, и, сколько себя помню, я не хотел ничего и никого другого. - Он говорил горячо и торопливо, не подбирая слов, как о наболевшем, заботясь лишь о том, чтобы она - поняла, она - поверила. - Я любил свои картины не из авторского тщеславия, для меня нет более строгого критика, чем я сам, но я всегда чувствовал, если они получались. Вот и вчера я еле дождался, когда можно будет уйти с этой вечеринки, чтобы рисовать; мне не терпелось написать твой портрет, я точно знал, каким он должен быть! И он получился, Син, слышишь, получился!
        Да, он прав, но что это может означать, что он хотел сказать, написав ее именно так?..
        - Сейчас я готовлюсь к своей первой выставке, которая должна состояться летом. И я хотел... Нет, мне было необходимо что-то особенное. - Он оглянулся на портрет. - Он станет этим особенным.
        Син смотрела снизу вверх на Вульфа. Она была уверена, что его ждет успех, что отныне имя Торнтонов будет известно не только деловым кругам и что Вульфа Торнтона - художника - узнает весь мир.
        - Я рада, что наша встреча помогла тебе найти то, что ты искал, - смущенно проговорила она.
        - Наша встреча дала мне гораздо больше, Син. Я нашел ту, которая станет моей женой!
        Син почувствовала, что ей не хватает воздуха. Не может быть, чтобы он...
        - Судьба, Син, я же говорил. - Он легонько встряхнул ее за плечи. - Вдохновение - это важно, но намного важней та, что дарит вдохновение!
        - Я? - срывающимся от волнения голосом спросила Син, все еще до конца не веря, боясь поверить, что этот мужчина, выбранный судьбой, чтобы стать большим художником, называет своей судьбой именно ее.
        - Ты, Люсинда Смит. - Он утвердительно кивнул. - И еще до открытия выставки я намерен убедить тебя, что и я - твоя судьба!
        Ему не пришлось долго ее убеждать: невозможно было не полюбить его и не было большего счастья, чем быть нужной ему. Они уже не разлучались - с той самой их первой ночи. Он все делал гениально - и рисовал, и занимался любовью. Их тела, как и души, были созданы друг для друга; между ними существовала не просто близость, но почти мистическая связь, и обоюдодаримая радость не знала предела.
        Уже на исходе первого месяца после их знакомства портрет был, даже по суровым меркам Вульфа, закончен, а Син на безымянном пальце гордо носила обручальное кольцо - сапфир в россыпи бриллиантов, - подаренное женихом.
        Судьба кольца была известна - вскоре она вернула его.
        Но что сталось с портретом? И со всеми остальными картинами? Выставка так никогда и не открылась. И никто так никогда и не узнал имя Вульфа Торнтона - художника.
        Что же случилось с ним?..



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        - С Вульфом бывает очень непросто. - Ребекка с трудом подобрала нужное слово.
        И это она рассказывает мне, думала Син, слишком хорошо помня свой последний с ним разговор, о котором девушке, сидящей перед ней, разумеется, знать было неоткуда, да и не следовало знать.
        Как только официант принял у них заказ, Ребекка пустилась в пространные объяснения, отчего она решила поговорить наедине и почему вообще захотела не спешить с приготовлениями к свадьбе - и времени-то еще очень много, и приглашения рассылать еще рано, и она прекрасно знает, какое платье и какая прическа ей нужны, и что на все это потребуется не так много времени, и они прекрасно все успеют, даже если займутся этим позже... Кроме того, Ребекке, оказывается, было просто необходимо похудеть к свадьбе, и значит, платье, если его заказать сейчас, точно придется перешивать. Син отнюдь не считала, что Ребекка страдает излишним весом, так же как не показалась ей серьезной и убедительной ни одна из причин, по которым та хотела оттянуть свадебные хлопоты. Единственной действительно веской причиной мог стать тот садовник, но Син не хотелось думать, что дело и впрямь только в нем. .
        - Непросто, говорите, - задумчиво повторила она определение Ребекки, и что-то в ее голосе заставило девушку залиться ярким румянцем.
        - Понимаете, - стала оправдываться та, - он может подумать, что я просто не хочу выходить за него.
        - А это не так? - Син постаралась спросить как можно мягче, ибо, несмотря ни на что, девушка была ей симпатична.
        - Нет, конечно же, нет! - горячо (даже чересчур горячо!) запротестовала Ребекка. - Ведь я все вам объяснила! Вульф замечательный человек. За-ме-ча-тель-ный! И замечательно ко мне относится.
        - А вы? - Син пристально посмотрела на собеседницу: что-то здесь было не так, вопреки стараниям Ребекки представить все самым невинным и естественным образом. - Вы относитесь к нему так же?
        - Разумеется. - Глаза Ребекки потемнели, ответ же прозвучал почти вызывающе. - Иначе зачем бы я выходила замуж?
        Вот именно, зачем! Син нисколько не сомневалась в искренности девушки; истинность восхищения, с каким она говорила о Вульфе, была вне подозрений, но значило ли это восхищение, что Ребекка не просто отдает должное доброму и надежному другу? На этот вопрос Син ответить себе пока не могла.
        Между тем подали второе, хотя, если Ребекка собиралась есть столько же, сколько съела супу, второе можно было не приносить вовсе. И напрашивался новый вопрос: всегда ли у нее такой аппетит или бедняжке кусок не идет в горло - так она нервничает?
        - Может быть, вам стоило бы обсудить ваши проблемы с женихом? - Син тепло и ободряюще улыбнулась. - Если вы все объясните ему, как и мне, то... Не хотите? - слегка нахмурилась она, увидев, что Ребекка энергично замотала головой.
        - Пришлось бы объяснять не одному Вульфу, - вздохнула Ребекка, прикусывая нижнюю губу и выглядя при этом неподдельно удрученной. - Есть папа, и ему не понравится, если... - Она запнулась на мгновение и договорила чуть слышно: - Они с Вульфом старые друзья.
        Слово в слово так же, как Джеральд отозвался об отношениях дочери с Вульфом! Но что бы там ни говорил Джеральд, дружба - это прекрасно, однако сама по себе она еще не основание для женитьбы. Тем более если помимо друга у девушки есть иной притягательный магнит, например отцовский садовник... Чем больше Син слушала Ребекку, тем очевиднее для нее становилось, что именно в нем кроется подлинная причина нежелания девушки заниматься предстоящей свадьбой.
        - Замуж выходить не твоему отцу, и не ему жить с Вульфом, - сухо заметила Син. Ребекка вымученно улыбнулась.
        - Вы правы. Впрочем, мне показалось, что в последнее время у него совсем иные заботы. - И она испытующе поглядела на Син.
        Что ж, судя по всему, даже при полном сумбуре в собственной жизни Ребекка была превосходно осведомлена о делах отца. И как ловко повернула разговор! В конце концов, она может стать достойной парой Вульфу: тоже умеет постоять за себя, если понадобится, даже нападая на других. Теперь краснеть пришлось Син.
        - Вчера мы с вашим отцом ужинали вместе, но...
        - Надеюсь, вы ничего не сказали ему о нашем уговоре? - Ребекка непритворно испугалась.
        - Ничего, успокойтесь, - поспешила заверить Син. - А вот вам, я думаю, не мешало бы все-таки с ним поговорить. - Она не удержалась от упрека.
        - Зачем? - насторожилась девушка.
        - Вы и сами понимаете зачем, - уже мягче произнесла Син. - Не возражаете, если будем на «ты»?
        - Сделайте одолжение, раз уж вы встречаетесь с моим отцом...
        - Я не встречаюсь с Джеральдом, Ребекка. - Син постаралась не поддаться на явную провокацию и не дать снова увести разговор в сторону. - Я согласилась только на один ужин и не настроена на второй.
        Ребекка смотрела на нее во все глаза, сразу и безоговорочно поверив в серьезность сказанного, и вдруг светло и широко улыбнулась:
        - Вот так сюрприз для папочки!
        - Да уж, он, по-моему, здорово удивился!
        Син улыбнулась в ответ.
        - Бедный папа, - покачала головой Ребекка.
        - Послушай, Ребекка, - Син слегка наклонилась вперед и сочувствующе коснулась руки девушки, - я ничего не имею против того, чтобы потянуть с предсвадебной суматохой. Просто дай мне знать, если надумаешь, хорошо?
        - Если?.. Что ты имеешь в виду? - Ребекка старалась избегать взгляда Син.
        - Мне очень понравился ваш дом, Ребекка. - Син принялась за салат, который заказала себе на второе, давая девушке возможность не встречаться с ней глазами. Ребекка была явно озадачена столь резкой сменой темы разговора. На самом деле Син не меняла тему. - Такая элегантная гостиная и такой вид на ваш удивительный сад... - Она сосредоточилась на еде (которая, кстати, оказалась превосходной), желая, чтобы Ребекка сама догадалась, о чем, собственно, идет речь.
        - Да, - согласилась Ребекка, - сад у нас... Я... О Господи! - Она вдруг все поняла и низко наклонила голову, чтобы никто вокруг не увидел выступивших слез. - Так ты видела! - почти простонала она.
        - Все, что я видела, так это хозяйку дома, говорившую со своим садовником. - Син было жаль Ребекку и не хотелось причинять ей лишнюю боль. - И я только хочу, чтобы ты поняла: я не стану спешить с приготовлениями к твоей свадьбе, но буду рада помочь тебе, как только ты окажешься готова и... выберешь жениха, - осторожно добавила Син, опять касаясь руки, так и оставшейся неподвижной. - Помни, ты принимаешь решение не о том, быть ли свадьбе. Ты выбираешь, какой будет вся твоя жизнь.
        Ребекка всхлипнула напоследок, судорожно вздохнула, смахивая с ресниц слезы, а потом, беря себя в руки, выпрямилась на стуле - вся как натянутая струна - и прямо посмотрела Син в глаза.
        - Спасибо тебе, - сказала она со спокойным достоинством не девочки, но взрослой женщины.
        Все же она действительно нравилась Син, хотя трудно было поверить, что ей когда-нибудь сможет понравиться та, на которой решит жениться Вульф. Но было в этой девушке что-то такое, что не могло не вызывать симпатии...
        - Давай, наконец, поедим! - предложила Син чуть резче, чем хотела, недовольная собой за внезапный прилив сочувствия и приязни к - вот нелепость! - невесте Вульфа...


        - Ну и как тебе ужиналось с Джеральдом?
        Син, сидевшая напротив Вульфа, смотрела на него в полном изумлении...
        Вернувшись к себе после ланча с Ребеккой, она с головой окунулась в свои обычные хлопоты, на этот раз связанные с благотворительным обедом, который ей предстояло обслуживать на следующей неделе. Дел накопилось сверх головы, и совсем некстати пришелся звонок секретарши Вульфа, которая елейным голоском сообщила Син, что господин Торнтон хотел бы встретиться с ней, если, конечно, это не слишком затруднительно.
        Если это ее не затруднит! Подумать только, эти двое - и Вульф, и Ребекка - уверены, что ей больше делать нечего, как только заниматься ими; они, похоже, вообразили себя единственными ее клиентами! Да если бы и так (сказать по правде, сейчас - после Пасхи - наступило свадебное затишье, и продлится оно теперь до июня), это не означает, что она готова в любой момент все бросить и мчаться в Лондон по первому зову Вульфа.
        Елей в голосе секретарши тотчас испарился, едва только Син произнесла, что время на ближайшие дни у нее все расписано, и она не допускающим возражений тоном повторила просьбу господина Торнтона, который «никак не сможет приехать к ней сам, ибо у него уже назначена важная встреча, отменить которую не представляется возможным». Нет, «шефа уже нет в офисе», а сама она не знает, почему такая срочность, и «ничем не может помочь мисс Смит».
        Стало быть, придется ехать... Безупречно вежливо подтвердив секретарше, что она приедет на встречу с Вульфом в пять тридцать, Син едва сдержалась, чтобы не швырнуть трубку.
        Остаток дня она не могла ни на чем сосредоточиться; с тем же успехом можно было отправиться в дорогу тотчас после телефонного разговора...
        Как бы ей хотелось никогда не встречать Джеральда Хэркуорта, ничего не знать о его дочери Ребекке и, уж точно, никогда снова не сталкиваться с Вульфом!
        Особенно сейчас, когда выясняется, что весь сыр-бор - из-за вчерашнего «свидания» с Джеральдом. Да ему-то какое дело, черт возьми!..
        Син будто подбросило со стула. Она вскочила, и тонкий каблук-шпилька утонул в густом ворсе коврового покрытия. Да, в «Торнтон Индастриз» не поскупились на оформление своего главного офиса: обстановка сразу обращала на себя внимание изящной роскошью отделки и мебели. Син не доводилось бывать здесь прежде - офис вовсе не был любимым местом того Вульфа, которого она знала когда-то, который был так влюблен в живопись. Нынешний же Вульф, надменный и холодный, как нельзя больше подходил миру бизнеса, хотя... отчего-то было жаль Вульфа прежнего - раскованного и беззаботного насмешника... Впрочем, Син тут же приказала себе не отвлекаться на воспоминания о прошлом!
        - Зачем ты хотел видеть меня, Вульф? - строго спросила она, абсолютно игнорируя его вопрос и всем своим видом давая понять, что не расположена шутить (да и какие могут быть шутки после дважды за сегодня преодоленного, отнюдь не близкого и при теперешнем движении совсем не простого пути до Лондона!).
        Вульф откинулся в своем кожаном кресле, сощурил глаза. Сегодня на нем была темно-синяя тройка, сверкающая белизной рубашка и наверняка очень дорогой голубовато-серый галстук из переливчатого шелка. Непокорные волосы были зачесаны назад, отчего лицо казалось строже и старше.
        - На мой вопрос ты, как я понимаю, отвечать не собираешься, - почти процедил он сквозь зубы. - Джеральд тоже не слишком разговорчив, что может значить одно из двух...
        - Ты расспрашивал Джеральда? - Син едва не задохнулась от возмущения, отказываясь верить услышанному.
        -...или попытка была настолько неудачной, - продолжал как ни в чем не бывало Вульф, - или вы стали любовниками. - Голос посуровел и звучал обвиняюще. - И Джеральд, будучи джентльменом, предпочитает не обсуждать это ни со мной, ни с кем-либо еще.
        - Жаль, что того же нельзя сказать о тебе. - Син не скрывала горечи, в глазах полыхал фиолетовый огонь.
        - Ну-ка объяснись, - потребовал Вульф, чье напряжение особенно остро ощущалось в обманчивой вкрадчивости голоса.
        Син прямо взглянула ему в лицо.
        - Ты не постыдился обсуждать меня с ним. Или, по-твоему, я не леди? - бросила она робкий вызов. Робкий, потому что помнила, как стала близка с Вульфом, практически не зная его; может быть, после такой «поспешности» ему мерещится череда ее любовных связей? Хотя правда заключается в том, что Вульф был единственным и последним ее мужчиной. Ах да, конечно, существует еще и Роджер, которого она знает уже сто лет (они познакомились задолго до встречи с Вульфом) и с которым ей легко и просто, и она с удовольствием соглашается встретиться с ним время от времени и пропустить по чашечке кофе или по бокалу белого вина, но которого она, как, впрочем, и многих других до него, держит на расстоянии, не допуская и мысли о физической близости: ее мужчиной оставался Вульф; он был тем, кому она раз и навсегда отдала свою любовь, и теперь она «добирала» свое счастье, устраивая чужие свадьбы...
        - Я никогда не говорил о тебе с Джеральдом, - ледяным тоном поправил ее Вульф. - Просто удивился, что сегодня за ланчем он ни словом не обмолвился о вашей встрече накануне, и это при том, что обычно он делится со мной.
        У Син немного отлегло от сердца. Настолько, что она улыбнулась про себя при мысли, что Вульф и Джеральд, как и она с Ребеккой, выбрали для встречи время ланча; хорошо хотя бы, что в разных ресторанах!..
        - Возможно, ужин в моей компании просто не доставил ему удовольствия. - Син не удержалась от колкости.
        - Сомневаюсь, - спокойно возразил Вульф.
        По его лицу нельзя было понять, что он имеет при этом в виду. Син поднесла руку к виску, где пульсировала боль: давало себя знать напряжение дороги.
        - Скажи мне, что собирался, Вульф, и я поеду домой, наполню ванну и погружусь в пену и в ничегонеделание на весь уикенд!..
        - Хммм, звучит заманчиво. - Он мечтательно прикрыл глаза, что должно было означать, сколь недостижима для него подобная перспектива.
        - Полагаю, глава «Торнтон Индастриз» вполне может себе такое позволить. Это ему и по силам, и по карману, - съязвила Син.
        - Вот как? - Он потянулся. - Я в этом не уверен. Хотя не исключено, что в этот уикенд у меня найдется время, тем более Ребекка уехала на пару дней.
        - Ребекка... уехала?.. - Син даже не понадобилось изображать удивление.
        Но она ничего не сказала о своих планах! Может быть, приняла решение вдруг? Захотела все обдумать? Син от души на это надеялась: Ребекка слишком юна, чтобы связать себя такими узами, не будучи абсолютно уверенной в выборе своего сердца. Впрочем, у Вульфа, скорее всего, свое мнение на этот счет. А уж если выяснится, что Ребекку подтолкнуло на этот шаг какое-нибудь неосторожное слово, вырвавшееся у Син!..
        Нервничать, однако, рано - все может сложиться иначе: девушка поймет, что ей здорово повезло встретить Вульфа, и не захочет отказываться от замужества. Правда, в таком случае остается невыясненной роль садовника...
        - Поэтому я и решил поговорить с тобой. Видишь ли, в последние несколько месяцев Ребекке пришлось туго, на нее столько всего навалилось - и наша помолвка, и еще много разного... В общем, если тебе понадобится что-нибудь обсудить в ближайшие дни, обращайся с этим ко мне.
        Син припомнила, что видела у Ребекки массивное бриллиантовое кольцо, которое она без конца поправляла, очевидно не успев привыкнуть к его тяжести, а следовательно, кольцо это ей надели совсем недавно, так что можно предположить, что помолвка и впрямь была скоропалительной, и свадьба, если подумать, представлялась чересчур поспешной, а паника невесты - объяснимой...
        - У меня нет привычки работать в выходные. - Син не скрывала раздражения, ведь второе за день путешествие в Лондон явилось лишь напрасной тратой времени. - И потом, все это можно было сказать по телефону. - Она взялась за сумочку, намереваясь уйти тотчас. - Если тебе некуда девать время, Вульф, то я...
        - Сядь! - приказал Вульф; от его расслабленности не осталось и следа, он подался вперед, как перед прыжком. - И я никогда не трачу время даром, если помнишь.
        Син помнила, что раньше Вульфа было невозможно отвлечь от рисования. Что же стало с его страстью к холсту и кисти? На стенах кабинета висели картины, но даже беглого взгляда хватило, чтобы понять: ни одна из них не была написана им.
        - Почему ты перестал рисовать, Вульф? - Вопрос сорвался с ее губ прежде, чем она успела подумать, стоит ли его задавать, - по разом помрачневшему лицу Вульфа она поняла, что лучше было не спрашивать об этом.
        - Я ведь только что сказал, что не трачу даром время. - Голос был ледяным.
        - Твои картины никогда не были пустой тратой времени, - не сдавалась Син.
        - Что ты в этом понимаешь?
        Она побледнела. Прежде Вульф никогда не был жестоким, сегодня же он преуспел в искусстве ранить и причинять боль...
        - Мне лучше уйти...
        - Я еще не закончил. - Вульф умел заставить подчиняться. - Мы связаны прошлым. Именно об этом нам следует поговорить сейчас. Вчера у меня было время все обдумать, и я решил, что...
        -...что вел себя как последняя свинья! - Син предприняла попытку нападения, желая любой ценой не дать ему снова одержать над ней верх. Она не может допустить, чтобы этот человек снова хозяйничал в ее жизни.
        -...что мы не договорились, как представим наше прошлое Ребекке. - Он, кажется, и не слышал ее! - Разумеется, она знает, что семь лет назад я уже был обручен...
        - Как это тебя хватило на то, чтобы вспомнить об этом! - Разговор все больше утомлял и злил Син. Можно подумать, она только о том и помышляет, как бы всем рассказать о своем несостоявшемся замужестве!..
        - Было бы бессмысленно скрывать это от нее. Но детали ей знать незачем.
        - Ты прав. Но мог бы и вообще ничего не говорить: о нас ведь почти никто не знал! - Прошлые горечь и обида прорвались сквозь толщу лет.
        - А кто в этом виноват? - Вульф не собирался щадить ее.
        Она, только она и виновата. Нет, она не сомневалась, что Вульф по-настоящему любил ее, но он - Торнтон, и ему, имевшему все и всегда, никогда не понять, что это такое - так хотеть чего-нибудь и так бояться лишиться этого, когда оно вдруг становится твоим... Она жаждала любви Вульфа, смертельно боялась ее потерять, и, слава Богу, ей хватило мудрости понять, что общего будущего у них просто нет. Его и не было.
        - Все давно прошло, Вульф. - Она устало вздохнула.
        - Рад это слышать. И я хочу, чтобы это прошлое нам не мешало. - Говорит, как приказы отдает.
        - Согласна, забудем это, - кивнула Син, хотя знала, что не только не забудет сама, но и Вульф - чувствовала это каким-то шестым чувством - никогда не сможет забыть. Син была в этом совершенно уверена! - Пожалуй, теперь мне... - Она оборвала себя на полуслове, так как входная дверь распахнулась, пропуская ту единственную, кому не требовалось ни договариваться о встрече с Вульфом, ни предупреждать его о своем приходе... Барбара!..
        Син узнала ее сразу, хотя прошло уже столько лет, как они виделись в последний раз. Надо сказать, прекрасная Барбара Торн-тон за эти годы мало изменилась: лицо все так же совершенно, волосы так же роскошны, только подстрижены чуть короче, как требует мода; вечернее платье безукоризненно облегает фигуру, осанка и походка топ-модели... Да, Барбара не изменилась.
        - Прости, Вульф, - вошедшая явно не ощущала никакого неудобства, - я не предполагала, что ты не один.
        Она одарила Син дежурной улыбкой, всем своим видом давая понять, что ничье присутствие не помешало бы ей чувствовать себя хозяйкой. Вдова Алекса Торнтона унаследовала его долю в «Торнтон Индастриз» и не без оснований полагала, что все здесь по праву принадлежит ей!
        Впрочем, - и Син знала это лучше других - безапелляционное право на присутствие в жизни Вульфа Барбара получила задолго до своего вдовства!
        - Я просто хотела напомнить, что ужин - в восемь и... - Барбара, не договорив, резко, всем корпусом развернулась к Син, только сейчас, видимо, сообразив, кто это. - Ты?! - Зеленые глаза широко распахнулись, узнавая и негодуя.
        Между ними всегда существовала холодность. Когда Вульф представил их друг другу семь лет назад, Барбара даже не попыталась хотя бы притвориться любезной. Син это не особенно волновало; она с самого начала была готова к тому, что Торнтоны едва ли примут ее с распростертыми объятиями, и надеялась, что когда-нибудь, когда они поймут, что она любит Вульфа... Да и трудно было их осуждать, ведь Вульф объявил, что женится на ней, нравится им это или нет.
        Но Барбара не желала ждать, пока семья, возможно, примирится с выбором младшего сына. Она с первого взгляда невзлюбила Син, и со временем неприязнь выросла в неукротимую ненависть, которая, судя по тому, как она смотрит сейчас, жива и поныне.
        Только Син уже не та, что прежде. Она стала на семь лет взрослее и мудрее. И у нее есть свое дело, пусть и не такое значительное, как у Торнтонов.
        Син спокойно встретила ненавидящий взгляд, зная, что не поддастся больше никому из влиятельной семьи, не позволит себя унизить. Дополнительную силу ей также придавала уверенность, что рано или поздно подобная встреча была бы неизбежной, учитывая скорую свадьбу Вульфа и Ребекки и роль, отведенную ей в этом событии.
        - Здравствуй, Барбара, прекрасно выглядишь, - как ни в чем не бывало обратилась Син к воплощенному негодованию.
        - Ты не говорил мне, что снова встретил Люсинду, - Барбара, не удостоив Син ответом, снова повернулась к Вульфу. Она изо всех сил старалась держать себя в руках, хотя напряженный и неестественно высокий голос выдавал ее с головой. И она опять назвала Син ее полным именем!
        Барбара, как и Клаудиа, мать Вульфа, упорно не желала признавать имя Син, мотивируя это нелюбовью ко всякого рода уменьшениям, особенно таким нелепым, как это! Вульфа раздражало, когда они звали ее Люсинда, она же не считала нужным спорить по столь ничтожному поводу, хотя и вздрагивала всякий раз, слыша свое несокращенное имя, тотчас воскрешавшее в памяти детские годы, проведенные в приюте.
        - Меня зовут Син. Или мисс Смит, - терпеливо напомнила она, отметив про себя, с каким интересом наблюдает за ними Вульф. Уж не ждет ли он, что они вцепятся друг другу в волосы?.. Ну нет, такого удовольствия она ему не доставит! - Думаю, на сегодня с делами покончено, - сказала она, видя по выражению его лица, что ему не нравится ее тон. Ага, так ему и надо!
        - С делами? - переспросила Барбара. - Какие это у вас двоих могут быть дела?
        - Мне действительно пора, - не обращая на нее внимания, продолжала говорить Син. - У меня свидание... с ванной, - пояснила она, заметив, как он весь напрягся при слове «свидание». - Было забавно повидать тебя, Барбара, - не отказала она себе в маленькой слабости.
        - Забавно?.. - Барбара явно не ожидала это услышать, менее всего находя встречу забавной. - Вульф, объясни...
        - Пока! - Син небрежно взмахнула рукой и вышла, но не успела и шага сделать по устланному коврами коридору, как железные пальцы Вульфа знакомо обхватили ее запястье. - Что тебе теперь нужно, Вульф?
        Она смотрела на него в упор, помня о том, что там, в офисе, его ждет Барбара.
        - Ты поужинаешь со мной сегодня? - не отводя от нее взгляда, хрипло спросил он.
        - Разве Барбара только что не напомнила тебе время вашего ужина?
        - Мы лишь говорили, что неплохо было бы поужинать, но ничего определенного. Я не обязан там быть.
        Да что же это?.. Каких-нибудь несколько часов назад он узнал об отъезде невесты - и уже успел сговориться с Барбарой. Ничего не меняется!
        - Я не буду с тобой ужинать даже под угрозой голодной смерти! - Син рванулась, освобождаясь из тисков могучих рук Вульфа. Господи, только бы синяки не остались..
        - Возвращайся к Барбаре. - Она смотрела на него почти брезгливо. - Вы стоите друг друга.
        - Син...
        - Оставь - меня - в покое, Вульф. - Она была близка к истерике. Вульф почувствовал это и отступил, давая ей дорогу. Син, окинув его презрительным взглядом, помчалась к лифту. И вот наконец двери кабины мягко закрылись, лифт бесшумно заскользил вниз, унося ее прочь от Барбары, от Вульфа, но... не от проблем.
        Семь лет назад Син узнала о романе Вульфа и Барбары, начавшемся вскоре после ее свадьбы с Алексом и, как только что выяснилось, не окончившемся до сих пор...
        Знать бы, куда уехала Ребекка, отправиться бы к ней и убедить, что она правильно делает, сомневаясь в верности принятого решения о браке с Вульфом; что самым лучшим будет вернуть ему кольцо и послать его к черту!
        Что Син и сделала однажды...



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        - Итак, я хочу знать все, что тебе известно об отъезде Ребекки!
        Вульф атаковал ее сразу, как только она открыла на его стук дверь своего коттеджа. Именно этого она ждала и боялась весь день; мирная и спокойная суббота кончилась в десять утра с телефонным звонком Ребекки Хэркуорт... Уже в который раз за последние дни Син пожалела о том, что на ее визитке, которую она дала Ребекке при первой встрече, указаны оба номера - рабочий и домашний. И вот, пожалуйста, теперь Вульф стоит в дверном проеме и сверлит ее яростным взглядом!
        - Может быть, поговорим в доме? - полуспросила-полупригласила она, отступая на шаг, чтобы дать ему войти.
        - Я... О Господи!.. - Он последовал за ней и едва не ударился о притолоку. - Не представлял, что ты арендуешь дом у Семи Гномов, - ворчал он, пригибая голову, чтобы не рисковать снова.
        Между тем игрушечные размеры жилища и позволили Син договориться с владельцем о приемлемой цене; желающих поселиться в этом уютном районе было много, но тех, кто прошел бы «ценз» по росту, явно не хватало: мало кому хотелось ходить по дому согнутым в три погибели!
        Особенно странно смотрелся здесь Вульф: при его росте и мощи он казался великаном, которого Семеро Гномов заманили в ловушку, где ему не выпрямиться и не повернуться. Хотя Вульфа сюда никто не звал и, стало быть, его неудобства - это его проблемы.
        Он с размаху опустился в одно из кресел, жалобно скрипнувшее под его тяжестью: в игрушечном доме и мебель была кукольная.
        - Ну? - прорычал он.
        Син смотрела на него с деланным недоумением. Разумеется, она прекрасно знала, о чем идет речь, знала, о чем он спрашивает, но понятия не имела, что ему отвечать, и рассчитывала оттянуть неизбежное.
        Сегодня Вульф был одет совершенно по-домашнему: плотно облегающие фигуру джинсы, кремовый джемпер. Син тоже была в джинсах и ярко-розовой свободной блузе. Стиль одежды несколько уравнивал их, что придавало Син уверенности, как и то, что она была «на своем поле»: размеры комнаты ее ничуть не стесняли...
        - Я как раз собиралась выпить кофе, - небрежно сказала она. - Составишь компанию?
        - Черт побери, - начал было Вульф, но, взяв себя в руки, глубоко и медленно вздохнул. - Мне сейчас не до кофе, Син. Я хочу получить ответы на свои вопросы. Джеральд говорит, что Ребекка тебе звонила и просила ему передать, что с ней все в порядке, что она, возможно, немного задержится и что никакой свадьбы... не будет!.

        Все правильно. Син еще нежилась в полусне, когда затрезвонил телефон. Не давая Син ни слова вставить в свой монолог, Ребекка попросила ее все в точности передать отцу, а когда Син попыталась-таки возразить, попросту повесила трубку.
        Син буквально оцепенела. Ну и что теперь делать? Одно она знала наверняка: сама звонить отцу Ребекка не станет. Значит, если Син не выполнит поручение, Джеральд поломает голову, гадая, что же могло стрястись с дочерью, уехавшей на уикенд к подруге и не вернувшейся вовремя, а потом возьмет да позвонит этой подруге и, конечно же, узнает, что Ребекка там даже не появлялась!
        Син вовсе не нравилось то положение, в котором она оказалась, и она вновь пожалела о своем знакомстве с Хэркуортами. Лучше было бы никогда их не видеть и не слышать, но, уж коли так случилось, что она их знает и что Ребекка доверилась именно ей, другого выхода нет - надо звонить Джеральду. Он поначалу тоже лишился дара речи, затем, естественно, захотел узнать, куда же на самом деле уехала Ребекка, но об этом Син и впрямь не имела понятия...
        Теперь Вульф вообразил, что Син известно больше того, что она говорит, и он поспешил нагрянуть к ней, как только Джеральд пересказал ему услышанное...
        - Я слово в слово повторила все, что мне было сказано. - Син нетерпеливо пожала плечами.
        - Но почему тебе, Син? - Вульф искренне недоумевал. - Почему Ребекка выбрала тебя? В конце концов, Джеральд - ее отец, да и я не чужой. Как-никак жених... бывший, - жестко уточнил он.
        - Может быть, потому и выбрала меня, - робко предположила Син. - Вы двое - близкие ей люди, а я...
        Она замялась, подыскивая слово.
        - А ты? - Вульф нервничал, видя ее замешательство.
        - Я тоже не знаю, почему она выбрала меня, Вульф. - Син рассердилась на себя за неожиданную робость перед ним, глаза стали темно-фиолетовыми на бледном лице; - Лучше бы тебе спросить у нее самой!
        - Но ведь ее здесь нет, - напомнил он ей. - А ты - здесь. - Голос его был вкрадчив и мягок.
        Как бы ей хотелось быть как можно дальше от него! Так она и знала, что затея Ребекки к добру не приведет.
        - Я все тебе сказала. - Она снова пожала плечами.
        - Все ли? - Вульф изучающе смотрел на нее.
        Она не могла выдержать этот взгляд. Да, она сказала все, что Ребекка велела передать и отцу, и Вульфу, но не все, что было ей известно! Однако она ничего не могла добавить, не предавая при этом Ребекку, а этого она не хотела...
        Когда Син спросила, уверена ли та, поступая таким образом, что ей будет легче и лучше где-то далеко и в полном одиночестве, Ребекка ничего не ответила. А у Син появился новый вопрос: выйдет ли на работу с утра в понедельник загорелый красавец садовник?..
        - Все! - решительно повторила она. - Мне больше нечего добавить, Вульф, и, если ты не против...
        - Вот именно, против! - он поднялся с кресла. - К тому же я пришел поговорить о вчерашнем.
        Стоя он занимал столько места, и Син стали очевидны скрытые недостатки небольших помещений: Вульфа, казалось, было слишком много в ее квартирке, и он был так... близко, так... опасно близко!
        Считается, что лучший способ защиты - нападение? Тогда ей надо нападать, и поскорее, потому что ее защитные силы на исходе.
        - Твоя невеста дала тебе отставку, а ты пришел поговорить со мной! - Она постаралась, чтобы в голосе было как можно больше презрительной иронии. - По-моему, тебе надо обратиться к Ребекке!
        - Не забывай, я не знаю, где ее искать. - Он покачал головой. - А ты - здесь...
        Он не скрывал удовлетворения от ее неудавшегося нападения.
        - Да, я - здесь, и не имею ни малейшего желания говорить с тобой, тем более о вчерашнем. - Она призвала на помощь всю свою волю (нет уж, она не позволит ему продолжать эту пытку и обсуждать Барбару!) и говорила почти уверенно. - Насколько я понимаю, свадьба отменяется, а иных причин общаться у нас нет, если только Ребекка не передумает. В этом случае буду рада говорить с вами обоими... Вульф! - вскрикнула она, почувствовав, что отрывается от пола. Он ринулся к ней, приподнял, как перышко, и бережно опустил, но не отпустил от себя, а крепко прижал к широкой груди. Выражение его лица в этот момент с трудом поддавалось описанию.
        - Молчи, женщина, - выдохнул он. - Больше ни слова. - И закрыл ей рот поцелуем.
        Син молилась, чтобы он одумался, потому что сопротивляться ему она не могла. Ведь когда-то она его любила... Когда-то?.. Господи, да она все еще любит его! Разве такое возможно? Он же предал ее семь лет назад, как предает сейчас ту, что едва не стала его женой... Как же она может продолжать любить это чудовище?.. У Син не было ответа ни на один из этих вопросов, но было удивительное чувство, что она наконец-то дома! Вопреки доводам разума она отзывалась на его ласку всем истосковавшимся телом...
        Его близость туманила рассудок. Неужели долгих семь лет она могла жить без этих сильных рук, без этих дразнящих - то сводящих с ума, то успокаивающих - губ... Поцелуй все длился, и, устав сопротивляться ему и себе самой, она с блаженным стоном прижалась к нему еще крепче.
        Так было между ними всегда, с самого первого раза. Страсть закипала мгновенно, бросала их в объятия друг друга, заставляла опять и опять изнемогать от желания и пытаться утолить его, снова и снова предаваясь любви.
        Вульф чувствовал то же самое. Его руки блуждали по ее телу, их движения становились все настойчивее; язык все глубже проникал в нежную глубину послушного рта; пульсация в паху была почти болезненной... Син ощущала жар и мощь его бедер, и льнула к нему, и растворялась в нем...
        Она нежно ерошила ему волосы, вспоминая с наслаждением, как приятно ощущать под пальцами их податливую мягкость... Она отвечала на поцелуи с мучительным нетерпением, превращалась в воск, плавясь в пламени страсти Вульфа...
        Что она делает? Что делает Вульф? Все не так, все неправильно! Однажды у них уже не получилось быть вместе, и теперь не получится. Син не хотела стать очередным завоеванием Вульфа, утешением его раненому самолюбию.
        Она решительно уперлась в могучую грудь Вульфа ослабевшими от его натиска руками.
        - Давай прекратим это. - Син медленно, но неуклонно возвращалась к реальности. - Я не хочу!
        - Ты нужна мне! - Он снова потянулся к ней.
        - В чем дело, Вульф? Не можешь обходиться без женщины дольше двух часов?
        - Что?.. - Он все еще не пришел в себя после обоюдного безумства.
        - Твоя невеста уезжает на уикенд, и ты в тот же вечер приглашаешь на ужин сразу двух женщин! - Голос Син звенел негодующим презрением. - Сегодня, когда Ребекка вдруг объявляет о расторжении помолвки, ты мчишься не к ней, чтобы уговорить ее не делать этого, - нет, ты вламываешься ко мне и заявляешь, что хочешь заняться со мной любовью! Знаешь, мне кажется, что Ребекка избежала печальной участи!
        Как и я сама когда-то, злясь на себя, подумала Син.
        Вульф отшатнулся от нее, словно обжегшись. Его глаза утратили выражение блаженной расслабленности, они стали жесткими, злыми. И прожигали насквозь.
        Но Син было не до его реакции. Она вымещала на нем не только обиду за Ребекку, но и свою прошлую боль, неприкаянность своего сердца и предчувствие новой боли, ибо знала, что заново пережить все, через что ей уже довелось один раз пройти, - выше ее сил!
        - Убирайся отсюда, Вульф, - сказала, как приговорила. - И держись от меня подальше!
        - Тасуешь факты, как тебе удобнее и в надежде поверить в то, что напридумывала. - Горькая складка залегла у его губ.
        - Больше всего мне хотелось бы верить, что сейчас ты выйдешь в эту дверь! - У Син в глазах потемнело и потемнели глаза, став из фиолетовых черными.
        - Син...
        - А почему бы тебе не спросить себя, отчего мне так хочется в это верить, Вульф? - Она смотрела на него сквозь не пролившиеся слезы; еще не хватало разреветься перед ним! - Я не хочу видеть тебя. Я никогда не захочу тебя видеть. Я вообще не хочу тебя!
        Последнее было малоубедительно; еще не унялась дрожь от его прикосновений, но она прибегла к этому жалкому шантажу, чтобы заставить его уйти.
        Ни один мускул не дрогнул на лице Вульфа. На миг ей показалось, что он застыл гранитной глыбой.
        - Нам надо поговорить...
        - Нам нечего сказать друг другу, - она решила идти до конца. - Пойди и поплачься в жилетку кому-нибудь еще!
        При этом она с горечью подумала, что Барбара примет Вульфа с извечной готовностью решать его проблемы.
        - Ну, как ты мудро заметила, я не слишком удручен тем, что свадьба сорвалась. - Вульф был напряжен, будто сжатая пружина. - Это потому, что...
        - Ты не любил ее! - обвиняюще договорила за него Син. - Я так и знала. Да ты и не способен любить! Вот почему я... - Она едва не проговорилась, что повлияла на Ребекку, призывая ее хорошенько все взвесить, прежде чем вступать в подобный брак.
        - Продолжай. - Голос Вульфа был мягче шелка.
        -...отказалась выйти за тебя семь лет назад! - Син бросила ему вызов и теперь стояла перед ним с пылающим лицом. Она видела, что он просто в бешенстве - желваки заходили ходуном, скрипнули зубы, руки сжались в кулаки. Ну и черт с ним, она в не меньшей ярости от той легкости, с какой он вознамерился вернуться в ее жизнь и... постель!
        - Ладно, Син. - Он с трудом владел собой, сдерживая требующую выхода ярость; даже уголок рта задергался от напряжения. - Я уйду. Но, не дай Бог, узнаю, что внезапный отъезд Ребекки - твоих рук дело, тогда...
        Син так и не узнала, что же ей грозит тогда - хотя легко могла себе это представить! - потому что Вульф резко развернулся, совершенно забыв о низких потолках, и со всего маху налетел на перекладину; похоже, что-то одновременно попалось ему под ноги, отчего он потерял равновесие и...
        ...в считанные секунды оказался распростертым на полу! Син и опомниться не успела. Впрочем, способность двигаться вернулась к ней, как только она увидела Вульфа поверженным и беспомощным, и она метнулась к нему.
        Он лежал поперек комнаты на пушистом ковре, смягчившем, как надеялась Син, падение; к счастью, падая, он не ударился виском ни о подлокотник миниатюрного диванчика «для двоих», ни об угол кофейного столика, стоявшего тут же.
        Она быстро отодвинула столик, опустилась на колени рядом с Вульфом. С того времени, как он рухнул на пол, прошла уже целая вечность, а он до сих пор ни глаз не открыл, ни даже не пошевелился... Ну да ведь не умер же он, в самом деле?.. Может быть, вызвать «скорую», или просто позвонить доктору?
        Однако, подняв трубку, она не услышала никаких гудков: линия была точно мертвая. И сколько она ни нажимала на рычажок, пугающая тишина не откликалась ни звуком.
        - Зря теряешь время; посмотри, на какой крючок я попался!
        Хриплый голос Вульфа едва не заставил ее потерять сознание. Она оглянулась и, к огромному облегчению, увидела, что теперь он хотя бы сидит. Правда, по выражению его лица было понятно, что ему от смены положения ничуть не легче.
        Син отставила в сторону бесполезный телефон.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Как?.. - Он сделал медленный и осторожный вдох, после чего метнул на нее убийственной силы взгляд. - А как, по-твоему, черт возьми, я могу себя чувствовать, когда на мою ногу намоталось полмили телефонного шнура?!
        Так вот что его подкосило. Теперь Син стало понятно, о каком крючке он говорил: шнур не просто обмотался вокруг его щиколотки - он был выдран из стены вместе с розеткой. А она еще хотела дозвониться!..
        - Думаю, пока тебя не осмотрит врач, двигаться не стоит. - Ей показалось, что он пытается подняться, и она предостерегающе положила руку ему на плечо. - Правда, я уверена, что ничего страшного: ты потерял сознание всего на пару минут...
        - Я не терял сознание, Син. - Свистящий шепот Вульфа был, пожалуй, пострашнее его грозного рыка. - Я просто лежал с закрытыми глазами и считал до ста, чтобы не поддаться искушению и не придушить тебя этим вот шнуром за твою дурацкую привычку ходить с телефоном из комнаты в комнату!
        Он был прав. И он до сих пор помнит, как семь лет назад ему пришлось вызывать телефонного мастера, чтобы удлинить телефонный шнур, потому что она действительно обожала, разговаривая по телефону, «ходить из комнаты в комнату». А потом он то и дело спотыкался о черные кольца провода и ужасно злился!..
        - Хорошо еще, что у тебя кукольный дом, и полумильного шнура вполне достаточно. Впрочем, мне и этого хватило, чтобы почти свернуть себе шею!
        Син сочла за лучшее не вступать с ним в споры по поводу размеров ее дома. Тем более что спорить с Вульфом бесполезно, а сама она была вполне довольна тем, что имела.
        Она все еще стояла подле него на коленях и с беспокойством наблюдала, как мрачнеют и полнятся болью его глаза всякий раз, когда он пробует пошевелиться; как он прикусывает губу, чтобы не застонать. Видно, без врача им все-таки не обойтись.
        - Где болит? Голова? - Она не рисковала прикасаться к нему.
        - На голове у меня всего-навсего шишка, хоть и размером с яйцо; ничего, может, поумнею... наконец! - Он поморщился от боли, поднеся руку к больному месту. - А вот с ногой дело, кажется, похуже. Боюсь, не смогу встать.
        Син взглянула на его ноги, машинально отметив про себя одинаковые черные носки на обеих; глупость, конечно, страшная - замечать такие вещи, но это лишний раз доказывало, что нынешний Вульф мало похож на себя прежнего: тот мог запросто выйти в разных носках и даже не заметить этого, пока она не напомнит...
        - Эту проблему я решил. Теперь ношу только черные носки. - Вульф и на этот раз угадал ее мысли.
        - Разумное решение. - Она поспешно отвела взгляд, чтобы не видеть заплясавшие в золотистой глубине его глаз насмешливые искорки.
        - Хотел бы я, чтобы все проблемы решались так же легко. - Вульф опять посерьезнел. - Син...
        - Давай-ка посмотрим, сумеешь ли ты встать. - Она поднялась и наклонилась, чтобы дать ему руку. - Если не получится, то, раз телефон не работает, сама поеду за врачом.
        - Разговор окончен? - Вульф смотрел на нее в упор, не делая попыток встать.
        - Прошлое лучше не трогать, Вульф. - Син избегала его взгляда.
        - Я говорю не о прошлом... - Он ухватился за нее.
        - А настоящего у нас нет. - Она не сдержала горечи. - И нечего себя обманывать. Единственное, что мы имеем здесь и сейчас, так это твоя больная щиколотка. И я собираюсь как можно скорее передать тебя в руки медицины. Попробуй добраться до кресла, чтобы я могла взглянуть, что с ногой.
        Но и так было очевидно, что нога, зажатая - как в тиски - между диваном и столиком, распухла и наверняка здорово болит.
        Вульф еще некоторое время молча смотрел на Син (ей это время показалось вечностью! , затем медленно кивнул, попытался опереться на стопу, и его лицо свела такая судорога боли, что Син отвела глаза. Когда она посмотрела на него снова, он уже сидел в кресле, и только капельки пота на лбу выдавали, как дорого далось ему это движение.
        Нога от щиколотки была вдвое толще обычного, и Син поняла, что, если сейчас же не снять туфлю, потом стопу можно будет освободить, лишь разрезав дорогую обувь ручной работы.
        Син опять поймала себя на том, что ищет и находит различия между этим Вульфом и тем, которого она некогда знала. Нет, не то чтобы прежний Вульф не любил хорошо одеваться, просто не придавал одежде большого значения. Теперь же все вещи были тщательно подобраны, что так не походило на него, если только он занимался подбором сам, а не поручил это кому-нибудь вроде Барбары! Помнится, она охотно занималась обустройством его квартиры; и как знать, не занимается ли она этим и поныне? Все эти годы, что он и Син могли быть вместе?.. Думать так было грустно, и Син отогнала эти мысли прочь.
        - Туфлю надо снять, - сказала она, кладя его ногу себе на колено. - Прости, - извинилась она за причиняемую боль и, стараясь действовать аккуратнее, расшнуровала туфлю, сначала ослабив давление на стопу, а затем освободив ее полностью; при этом Вульф опять поморщился, но ничего не сказал, хотя и так было ясно, что он едва сдерживается. - Почему бы тебе не вскрикнуть, если хочется, как это делают все нормальные люди? - Син физически ощущала его муку, страдая и от нее, и от его стоической выдержки.
        - Вряд ли это поможет, - спокойно ответил он.
        - Прости, - повторила она. - Тебе надо поскорее к врачу. Пусть он проверит, нет ли перелома.
        - У меня вряд ли получится «скорее». Но ты ведь отвезешь меня?
        - Кто... я?.. Разумеется, отвезу! Не могу видеть чужие страдания, - добавила она, чтобы скрыть свое замешательство, когда снова встретилась с ним глазами.
        - Ну, вот теперь все ясно, буду знать свое место; а я было подумал, здесь что-то личное, - не без горькой насмешки парировал он.
        И Син опять не стала с ним препираться.
        Важно было придумать, как довести его до грузовичка и доставить в ближайший госпиталь - в Западном Мидлсексе - в пяти милях езды. Она подставила Вульфу плечо, чтобы он мог опереться на нее и дойти - доковылять! - до машины.
        - В кузове тебе будет удобнее, - сказала она, понимая, что ей не под силу подсадить его на пассажирское место в кабине: она слишком маленькая, а он чересчур тяжел. Куда легче оказалось помочь ему перевалиться в низко посаженный кузов грузовичка. Впрочем, перенося всю тяжесть своего тела через невысокий бортик, Вульф умудрился-таки прижать ее к себе.
        Син вновь накрыло жаркой волной смущения: сколько бы она ни убеждала себя, что их с Вульфом ничто не связывает, ее тело отказывалось подчиниться доводам рассудка и раз за разом упрямо отзывалось на его близость; вот и сейчас соски напряглись под тонкой тканью блузы, к счастью непрозрачной!
        - Тебе придется отогнать мою машину, - кивком показал он на «БМВ».
        - Не волнуйся, я не собираюсь через нее переезжать. - Она сверкнула глазами, раздосадованная и на себя, и на его неуместное замечание: только бы не въехать на этом дорогом автомобиле в садовую ограду!.. Вроде бы обошлось... Теперь и «БМВ» в безопасности, и ей достаточно места для маневра.
        Син тронулась с места...
        В госпитале она передала Вульфа в надежные руки двух дюжих санитаров, которые усадили его в кресло на колесах и повезли на рентген, оставив Син в одиночестве и. . дав ей столь необходимую передышку.
        Ей показалось, что прошло уже много времени, и она забеспокоилась, не забыли ли о ней вовсе, когда уже знакомый ей санитар вкатил в комнату для посетителей кресло, на котором восседал Вульф с забинтованной - но не в гипсе! - ногой. Стало быть, кости целы! Вульф был бледен, под глазами залегли темные круги, и можно было догадаться, что ему пришлось нелегко.
        - Перелома нет, - бодро объявила медсестра и поставила рядом с Син пару костылей. - Но какое-то время вашему мужу понадобится это. Постарайтесь дня два-три соблюдать максимальный покой, мистер Торнтон. Пока не спадет опухоль. - Выпалив все это скороговоркой, она направилась к следующему пациенту.
        Син застыла, глядя на Вульфа, который, казалось, пропустил сказанное мимо ушей, даже то, что сестра, оговорившись, назвала их мужем и женой. Ну, если ему все равно, то ей и подавно!
        Надо думать, что делать теперь. Конечно, травма не настолько серьезна, чтобы класть Вульфа в больницу, но и не пустяк, с которым он сможет самостоятельно вернуться в свою квартиру. Один...
        Сама мысль, что ей, возможно, придется везти Вульфа в дом его матери и там - как знать! - вдруг снова столкнуться с Барбарой, приводила Син в ужас.
        Однако выяснилось, что она напрасно терзалась сомнениями: Вульф уже все решил!
        - Мы возвращаемся к тебе, и я останусь на несколько дней. - Тон его не допускал возражений.
        И Син не возразила, хотя пребывание с Вульфом под одной крышей, даже недолгое, представлялось ей затеей не самой лучшей и уж наверняка опасной!..



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        - Ты должна понять, что мне некуда больше ехать. - Вульф сумел с помощью костылей забраться в кабину и теперь сидел рядом с Син.
        Скажи это любой другой, Син поверила бы и посочувствовала. Но не Вульфу, у которого - она точно знала - было немало мест, где за ним с радостью присмотрят.
        - Пора трогаться, - сказал он, глянув в боковое зеркало. - Мы мешаем «скорой».
        В своем зеркале Син видела, как карета «Скорой помощи» пытается припарковаться, и понимала, что Вульф прав.
        - О'кей, грузовик уберу, - она повернула ключ зажигания, - но к себе тебя не повезу.
        Машина стояла у самого входа в травматологическое отделение; Син специально подъехала так близко, чтобы сократить Вульфу непростой путь... Отогнав грузовик на стоянку, Син всем корпусом развернулась к Вульфу. Он спокойно встретил ее взгляд.
        - Я серьезно, Вульф, - она заряжалась его спокойствием, - ты не можешь вернуться в мой дом. Я... я готова отвезти тебя к матери, если хочешь, - предложила она с видимым усилием. Но даже предполагаемая встреча с Клаудией и Барбарой была сейчас предпочтительней, чем реальная угроза иметь Вульфа в качестве гостя.
        - Как великодушно, - протянул Вульф. - И поверь, я ценю твое великодушие, ведь я помню, что ты всегда не ладила с моей матерью.
        - Я довольно долго пыталась поладить с ней, - с внезапной горячностью возразила Син. - Но я никогда ей не нравилась.
        - Не потому ли?.. Впрочем, оставим это. - Он не дал себе договорить. - К ней нельзя. Она расстроится, увидев меня в таком виде.
        У Син было свое мнение на этот счет. Она-то как раз была уверена, что Клаудиа Торнтон будет счастлива заполучить сына в полное свое распоряжение.
        - Она так до конца и не оправилась после удара, который случился с ней, когда погиб Алекс. - От Вульфа не укрылась скептическая усмешка Син. - У нее уже были микроинсульты, и повторного удара она просто не выдержит. Поэтому я не собираюсь ее пугать, - решительно закончил он.
        Син ничего об этом не знала. Она вообще не могла себе представить беспомощную Клаудию Торнтон. Эта миниатюрная женщина производила впечатление - абсолютно обманчивое, как убедилась Син, - изящной хрупкости и нежности, при том что жестко и властно держала в руках и «Торнтон Индастриз», и всех членов семьи.
        Выбор сына Клаудиа не одобрила, хотя предусмотрительно никогда не демонстрировала этого, чаще вынуждая Син обнаруживать перед другими их взаимную неприязнь. Син, напротив, не умела так себя контролировать и к тому же пребывала в уверенности, что никакая сила в мире не способна изменить мнение матери Вульфа о ней...
        - Мне очень жаль. Я ничего не знала. - Син ощутила неловкость.
        - Откуда же тебе было знать, если ты попросту сбежала от всего? Разве ты поймешь, через что мне пришлось пройти... весь этот треклятый ужас... Забудь! - Он помотал головой, отгоняя от себя призраки былых дней. - Ты права, прошлое должно оставаться прошлым.
        Однако Син видела, что сам он пока ничего не забыл. Вульф прибегал к ругательствам, только когда бывал сильно чем-нибудь расстроен. Да и не все еще стало прошлым. Барбара Торнтон, например! Син не могла не думать о ней и о том, какую роль эта женщина сыграла во всех ее несчастьях, память о которых и сейчас леденит кровь...
        - Тогда едем к Барбаре, вот уж кто примет тебя с распростертыми объятиями. - Син ощутила укол ревности.
        - Она переехала к моей матери после гибели Алекса и с той поры живет в Торнтон-Хаус. - Вульф выпрямился на сиденье. - Поскольку ты готова на все, лишь бы от меня избавиться, можешь подвезти меня до моей квартиры. Как-нибудь справлюсь.
        Син украдкой взглянула на его жесткий профиль. Господи, ну какой у нее выбор - и есть ли он вообще?
        - В конце концов, в случившемся виновата я, мне и отвечать. Едем ко мне. - Мотор грузовичка заработал снова.
        - Изысканное приглашение.
        (Ох уж эта его манера растягивать слова!..)
        Но неужели он не понимает, чего ей стоит согласиться делить с ним кров, пусть даже и недолго - кажется, медсестра говорила о двух-трех днях? Син прежде и не подозревала, как это долго - три дня... Вдобавок ко всему уикенд; значит, у нее не будет возможности сослаться на работу и придется быть при нем неотлучно. О Боже!.. - то ли ругалась, то ли молилась она...
        - Мне кое-что нужно из моей квартиры. - Вульф был хмур и серьезен. - Рубашки, смена белья, кое-какие мелочи. И, разумеется, мой кейс, - добавил он с тяжелым вздохом.
        Они наконец добрались до дому. И там начались проблемы. Вульф уже неплохо приноровился к костылям, но ему было слишком тесно в «кукольных» комнатах, заставленных мебелью: что-то постоянно попадалось на пути, стесняло движения. Низкие потолки также не сулили ничего хорошего, и приходилось перемещаться по дому пригнувшись. Чтобы Вульф мог хоть как-то устроиться в гостиной, Син передвинула половину мебели к стенам, отчего комната сразу сделалась неуютной, нежилой, а Син почувствовала себя не дома и не хозяйкой. А теперь он еще ждет, что она отправится за его вещами?! При мысли, что ей надо будет вернуться в его квартиру, Син пробирала нервная дрожь.
        - Ты живешь все там же? - спросила она, надеясь услышать «нет».
        - Разумеется, - ответил он и посмотрел на нее долгим изучающим взглядом. - Какие-то проблемы?
        Для него - нет, но ей вернуться туда, где они впервые любили друг друга, где провели столько счастливых дней - вместе хозяйничали, много смеялись, много занимались любовью... были вдвоем.
        - Все в порядке, - задумчиво проговорила она. - Никаких проблем.
        Может быть, там ей удастся наконец узнать, что стало с его картинами, цела ли еще старая студия, или он избавился от нее, как отказался от столького в своей жизни: от улыбки... и радости... и от себя самого!..
        - Так я поехала? - Она была готова отправиться тотчас.
        - Не терпится сбежать от меня еще на несколько часов? Что ж, держи. - Он достал из кармана и бросил ей ключи, откинулся на спинку кресла, устало закрыл глаза.
        Син медлила. Сжимала в руке ключи, не зная, уйти или остаться. Она смотрела на него. Он выглядел усталым, очень усталым; может, устал от боли, может, были другие причины...
        - Вульф, - тихо окликнула она.
        - Если идешь - иди! - Он открыл глаза. - Мне не нужна нянька!
        Чем больше он хорохорился, тем очевидней была для нее его беспомощность.
        - Вульф, - позвала она снова и тут же прикусила губу.
        - Дай мне газету с кроссвордом, ручку и стакан сока, чтобы я не умер от жажды. - Он скривил рот в саркастической усмешке. - И...
        - Сок неудачная затея, когда туалет на улице, - не осталась в долгу она и улыбнулась язвительно.
        - О'кей, обойдусь без сока и без кроссворда, буду спать до твоего возвращения, устроит? - раздражался он все больше.
        - Я только хотела...
        - Мне все равно, что ты хотела, Син. - Он начал терять терпение. - Я же просто хочу, чтобы меня оставили в покое. Понятно?
        Куда яснее! Она на удивление легко училась понимать перепады настроения нового Вульфа; сейчас ему ничто и никто не нужен, и меньше всего ее хлопоты.
        Все-таки она заглянула на кухню, приготовила бутерброды, немного сока и поставила все это рядом с Вульфом: как-никак он с утра не ел. И потом, насколько она знала прежнего Вульфа и успела познакомиться с нынешним, - если его прижмет, он найдет выход из положения!
        Вульф задремал; очевидно, сказалось действие болеутоляющего. Лицо во сне помолодело, разгладились морщинки горечи и боли, и Вульф стал совсем прежним... Нет! Она ошибается, ей ничего не известно об этом человеке. Единственное, что она знает наверняка, так это неизменность присутствия в его жизни Барбары, хотя Син предпочла бы навсегда вычеркнуть из памяти эту женщину. Кстати, почему они так и не поженились? Все годы, прошедшие с того дня, когда Син вернула Вульфу обручальное кольцо, она регулярно просматривала газеты, ожидая (и боясь!) найти в них объявление о скорой свадьбе. Понятно, что, овдовев, Барбара не могла сразу выйти замуж повторно; но позже, когда истекли все приличествующие сроки?.. Син не находила этому объяснений, как не могла понять и то, чего же стоят тогда чувства Вульфа к Барбаре.
        Она приказала себе не думать об этом и, не разбудив Вульфа, торопливо покинула комнату. Ей нужно было выйти отсюда как можно скорее - подальше от болезненных воспоминаний о своем беззаботном неведении и горьком позднем прозрении...
        Разумеется, визит на старую квартиру Вульфа был не самым лучшим способом изгнать воспоминания. Она поняла это по все нарастающему нервному напряжению и, уже нажав кнопку вызова консьержа, окончательно уверилась в полной абсурдности затеи. Они с Вульфом начисто забыли, что подъезд охраняется; а что, если, проделав долгий путь, она вынуждена будет возвратиться ни с чем, потому что никто не пустит ее дальше входной двери?
        Дверь распахнулась, и Син, к немалому своему изумлению, увидела, что консьерж остался прежний. Слегка постаревший, чуть полысевший, заметно раздавшийся в ширину - время сказывается на всех! - это все-таки был Джордж Крослей. Син помнила его с тех времен, когда была здесь настолько частой гостьей, что имела свой ключ и от подъезда, и от квартиры.
        - Мисс Смит! - Джордж приветствовал ее с неподдельной радостью. - Вы ведь мисс Смит, не так ли? - Он не переставал широко улыбаться.
        - Она самая, Джордж. - Син тепло улыбнулась в ответ. - Дело в том, что мистер Торнтон попал в небольшую аварию...
        - Надеюсь, он не сильно пострадал? - Вопрос был задан с искренним волнением.
        - Нет-нет, ничего страшного, - поспешила успокоить его Син. - Но ему придется некоторое время пробыть у меня, и он попросил привезти кое-что из вещей. Вы позволите мне пройти?
        - Ну разумеется, мисс Смит, - не колебался Джордж. - Мистер Торнтон приказал пропускать вас к нему в любое время.
        Должно быть, подобное распоряжение имело место семь лет назад, но если Джордж до сих пор с ним считается, с какой стати Син сомневаться? И она вошла внутрь. Правда, на всякий случай - вдруг Джордж спохватится! - не стала задерживаться в холле, а, приветливо помахав пожилому консьержу рукой, прошла прямиком к лифту.
        По мере того как лифт поднимал ее все выше, усиливалось неприятное посасывание под ложечкой, и Син испугалась, что сейчас ей станет дурно. Она не могла представить, что на нее так подействует возвращение через семь лет туда, где она пережила огромное блаженство и... самое жестокое унижение!..
        Нынешнее убранство квартиры отличалось от прежнего, хотя так же мало соответствовало вкусам самого Вульфа; скорее всего, идея принадлежала той, кто уже занимался квартирой однажды. Темно-зеленый толстый ковер на полу, черная мебель с бежевой обивкой, обои в зеленоватых тонах... Да, во всем чувствовалась Барбара, все превосходно гармонировало с ее обликом - изумрудные глаза, иссиня-черные волосы.
        Впрочем, Син интересовало совсем другое. Быстро пройдя через гостиную и лишь мимолетным взглядом окинув спальню, она толкнула ту заветную дверь...
        Син нашла, что искала! Студия была на месте. И, как отметила с бьющимся сердцем Син, в ней все осталось по-прежнему. Законченные картины - на привычных местах, у одной стены сложены начатые; на подрамнике натянут все тот же холст, над которым Вульф работал еще тогда... Син помнила этот пейзаж, который ей так нравился, а потому сразу поняла, что ни один мазок не прибавился на нем с той поры. За последние семь лет Вульф не брался за кисти!
        Невероятно. Ужасно! Неправильно. И как горько! К глазам подступили горючие слезы; Син повернулась, чтобы уйти, но увидела... свой портрет - сирена на скалах. Не заметный непосвященному входящему, портрет висел в полном одиночестве; для оптимального освещения над ним была укреплена специальная лампа, оживлявшая краски, обострявшая восприятие зрителя, делавшая почти осязаемыми брызги волн, бьющих в скалистый берег...
        Вульф сохранил ее портрет... И не просто сохранил, а позаботился, устанавливая этот особый свет, чтобы портрет жил - и была бы жива их тяга друг к другу, которая безошибочно читалась в любовно и мастерски выписанных глазах.
        Син не могла дольше выносить эту пытку свидания со своим разрушенным, разбитым, как волны о скалы, прошлым. Она щелкнула выключателем, вернулась в спальню и принялась открывать ящики встроенных шкафов, отбирая одежду, которая может пригодиться Вульфу, и стараясь не думать о том, как легко и естественно она находит все его вещи.
        Чемодан был уложен, а Син все не уходила. Одна мысль не давала ей покоя...
        Вульф давно забросил живопись, и она может лишь гадать о причинах столь внезапного охлаждения. А что, если все дело в нехватке времени? Как бы Син ни относилась к бизнесу и к тому, что он делает с людьми, она не может не понимать, сколько сил отнимает руководство гигантской компанией вроде «Торнтон Индастриз». Допустим, что ему не до рисования в обычных условиях, но эти несколько дней в уединенном коттедже, вдали от всего и всех...
        Больше ни минуты не сомневаясь, Син вернулась в студию и взяла так хорошо знакомый ей ящик, который Вульф вечно таскал за собой, куда бы они ни отправлялись. Его содержимое она знала наизусть: угольные карандаши, кисти, краски, этюдник. Син не забыла прихватить и чистый холст.
        Если Вульф не захочет ко всему этому притронуться - его право, но, если захочет попробовать, она даст ему такую возможность!
        Син очень пригодилась помощь Джорджа. Без него ей пришлось бы выносить вещи в два захода, а она не хотела опять тревожить уснувшую было боль. К тому же в этой квартире слишком ощущалось присутствие Барбары, а Син и так чересчур хорошо помнила, что той всегда находилось место в жизни Вульфа.
        - Так, говорите, несколько дней, мисс Смит? - Джордж добродушно подмигнул ей, поднял руку в прощальном приветствии и стоял так, пока грузовичок Син не вырулил на проезжую часть и не растворился в потоке машин...


        - Что это такое?!
        Син подняла голову и, встретив яростный и недоумевающий взгляд Вульфа, приказала себе сохранять спокойствие.
        - Я, кажется, задал вопрос! - Ледяной тон не оставлял сомнений, что Вульф настроен вовсе не миролюбиво.
        - Твои вещи, что же еще. - Она не намеревалась пасовать перед ним. - Последние пару часов я потратила на то, чтобы их привезти.
        - Уточним. Я просил привезти мне смену белья, тройку рубашек, кейс. Но об этих вещах я, кажется, не упоминал, - указал он небрежным кивком головы на деревянный ящик, который Син пристроила между диваном и буфетом.
        У Син был долгий и тяжелый день, она смертельно устала и проголодалась. Ей было не до споров, но она начала заводиться.
        - Я хотел бы получить ответ на мой вопрос, - не меняя тона, потребовал он.
        - А я хотела бы пообедать! - Ее терпение лопнуло. - Весь день я только и делала, что занималась тобой, и сейчас я - хочу - есть! - отчеканила она по слогам. - И не вздумай срывать на мне зло: я устала, я голодна и у меня плохое настроение, мне не до тебя! - Последние слова вырвались у нее совершенно непроизвольно, но они-то и задели за живое.
        - Я всего лишь просил тебя, - начал он нарочито спокойно, - привезти мне кое-что из вещей. Но я не сказал, что ты можешь расхаживать по всей квартире и совать нос куда не следует. Ты не имела права! - Он таки повысил голос почти до крика. - Никто не заходит в мою студию. Никто, слышишь!
        Что он о себе воображает? Син подбоченилась и пошла в наступление:
        - Даже ты сам, так?
        Вульф весь напрягся, как перед прыжком, и только подрагивающий уголок рта выдавал, что он из плоти и крови, а не из гранита.
        - Даже я сам, - подозрительно мягко повторил он за ней. - И что бы ты там себе ни напридумывала, можешь с тем же успехом отвезти все эти вещи обратно.
        - Вульф... - Син уже не рада была своей затее.
        - Я не шучу, Син. Эти вещи не нужны мне здесь. Они мне вообще не нужны!
        Син и сама видела, что он не шутит. Видела, что присутствие этих вещей - и холста, и красок - причиняет ему почти физическую боль.
        Похоже было, что он возненавидел все то, что некогда составляло для него смысл жизни...



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        - Мне кажется, ты ведешь себя как ребенок. - Син укоризненно покачала головой.
        - Меня не интересует, что тебе кажется. - Вульф вскочил, опираясь на костыли. - Ты не имела права брать эти вещи и тем более привозить их сюда.
        - Ах, простите, ведь единственное мое право - угадывать любое твое желание, исполнять каждую прихоть и слепо повиноваться, - проговорила она с горькой издевкой.
        - Больше тебе это не грозит. - Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. - Я передумал оставаться у тебя, Син; пожалуй, мне лучше вернуться в свою квартиру.
        Син не верила своим ушам. Он заставил ее привезти его сюда. Он отправил ее за своими вещами. А теперь он заявляет, что, видите ли, передумал!.. Что ж, в таком случае ему придется хорошенько подумать еще раз!
        - А мне плевать на то, что ты надумал, Вульф! - Слова звучали хлестко и зло. - Ты хотел остаться, и ты остаешься, черт тебя побери!
        Такая агрессия его ошеломила. Наверное, не часто ему перечили. Ничего, он не у себя дома и не в «Торнтон Индастриз», так что пусть не устанавливает свои порядки! К тому же к матери он ехать отказался; одному в квартире ему делать нечего, пока не научится справляться с костылями... А значит, все останется как есть!
        - Ты ведь не можешь меня заставить, Син. Не силой же меня удерживать, - сменил он тактику и попробовал свести все к шутке.
        - Вот как? - Она не была расположена шутить, но посмеяться над ним - с удовольствием... - И ты уже продумал свой отъезд? Может быть, хочешь вызвать такси? Только помни, что телефон не работает. Или ты решил отправиться в путь на костылях?
        Она видела, что стрела попала в цель: он совсем упустил из виду, что телефон испорчен, и этот промах не улучшил его настроение.
        - Жаль разочаровывать тебя, Вульф, но, боюсь, своим ходом ты не скоро доберешься до квартиры!
        Он не пожелал оставаться в долгу.
        - Постой, ты что же, надумала держать меня в заложниках?
        - Ну что ты! Я просто пытаюсь тебе объяснить, что для того, чтобы уехать отсюда, тебе придется кого-нибудь найти. Лично я тебя не повезу!
        И в подтверждение своих слов она отправилась на кухню - готовить ужин. На двоих.
        ...Грибы с луком тушились, распространяя аппетитный запах. Син почувствовала спиной его взгляд. Минутой раньше она услышала скрип костылей и поняла, что надо быть готовой к продолжению разговора.
        - Как насчет спагетти по-болонезски?
        Она предлагала ему мировую, но он и не заметил этой попытки.
        - Когда-то я мечтал оказаться с тобой в таком вот уединенном месте, где мы будем только вдвоем и нам никто не сможет помешать. Каким же я был дураком!
        - Вульф... - Син нахмурила брови.
        - Ужинать не буду, - не дал ей сказать Вульф. - Я иду спать.
        Она отложила в сторону пакетик с приправой и повернулась к нему.
        - Ты ведь только что проснулся и, наверное, хочешь есть.
        - Хочу... только не есть. - Он не рассчитывал, что она услышит последние слова, произнесенные им практически про себя.
        Она и не была уверена, что расслышала правильно.
        - Что ты сказал?
        - Я сказал, что был круглым идиотом. - Он начал подниматься по ступеням, ведущим на второй этаж, где Син устроила гостевую комнату. - Ты права, Син, не надо тревожить прошлое.
        Она почувствовала, что лучше не уточнять, говорит ли он о живописи или о чем-то другом; и помощь ему предлагать сейчас не стоит, хотя очень хотелось подстраховать его подъем по крутой и узкой лестнице...
        И Син благоразумно промолчала, вернувшись к готовке.
        Господи, открываемый заново Вульф был так сложен и непредсказуем! Она многого в нем не понимала и о многом хотела спросить, но никогда бы не осмелилась...
        - Проклятье! - Сковорода, стоявшая на огне, зашипела, разбрызгивая масло, и Син поторопилась убавить огонь.
        Она не должна забивать голову мыслями о Вульфе; хватит с нее прошлой головной боли. К старому нет возврата! И она не повторит однажды сделанных ошибок, не будет больше думать о нем вместо того, чтобы просто жить...
        И начнет она с ужина! Она его вполне сегодня заслужила. Правда, ожидаемого удовольствия еда не принесла, так как Син все время помнила о присутствии в доме Вульфа.
        Его багаж по-прежнему стоял у подножия лестницы, и Син решила поднять и чемодан с вещами, и ящик с принадлежностями для рисования наверх: может быть, если они не будут то и дело попадаться на глаза, ей будет легче притвориться, что он не имеет отношения к не покидающему ее беспокойству...
        Син тихонечко приоткрыла дверь в комнату для гостей и... застыла на пороге, увидев Вульфа, раскинувшегося на голом матрасе. Как же она забыла застелить постель?.. И конечно, Вульф счел ниже своего достоинства попросить ее об этом. А еще вероятнее - просто не хотел ее больше видеть.
        Господи, какая глупость все их ссоры и перебранки, думала Син, глядя на мирно спящего Вульфа. Оба они вели себя по-детски, а ведь ему уже тридцать пять, ей - двадцать семь!
        Она оставила принесенные вещи у двери, села в плетеное кресло - лицом к Вульфу. Почему все у них разладилось? Что было не так? На оба вопроса можно было ответить одним словом - Барбара...
        ...Син считала, что Клаудиа Торнтон, будучи недовольна выбором сына, никогда не покажет этого открыто, ибо лучше всех знает характер Вульфа, знает, что отговаривать его от уже принятого решения бесполезно.
        Но могла ли Син представить, каковы истинные причины, побуждающие властную леди к смирению?.. Откуда ей было знать, что Клаудиа примет абсолютно любую претендентку, чтобы только не дать разразиться скандалу вокруг имени Торнтонов. А скандал был бы неминуем, узнай свет о том, что Барбара Торнтон настаивает на разводе с мужем, чтобы выйти замуж за его брата!
        Син во всей этой истории отводилась незавидная роль ширмы, пригодной лишь для того, чтобы скрыть от посторонних глаз интрижку Вульфа с невесткой.
        ...Жизнь сама нашла решение этой проблемы, пусть и трагическое: гибель Алекса Торнтон а разрубила тутой узел...
        Помнится, Вульф тут же позвонил Син и сообщил ей печальную новость. Син была застигнута врасплох, подавлена, хотя и не знала Алекса Торнтона близко. Как и мать, он был против Син; как и она, ни разу этого не показал. Напротив, в их редкие встречи был безукоризненно любезен, что, как догадалась позднее Син, и было верным признаком его неприязни. И все-таки несправедливо, чтобы молодой человек, полный жизнелюбия, погиб так нелепо. К тому же он - брат Вульфа, и, хотя они были не слишком привязаны друг к другу, братская любовь не была для них понятием чисто теоретическим. Раскованный, обаятельный Вульф и застегнутый на все пуговицы Алекс никогда не переставали быть братьями - даже сохраняя дистанцию.
        В общем, Син не могла оставаться в стороне, притворяясь, что к ней эта трагедия не имеет отношения.
        - Я отпрошусь с работы и приеду, хорошо? - предложила она.
        - Не стоит, - не оценил он ее готовности. - Я буду занят с мамой и Барбарой. Это надолго.
        Разве, как его невеста, она не должна быть с ним рядом? У нее никогда не было своей семьи, родных ей людей, и она могла только представить бесполезность утешений при такой потере, но Син точно знала, что ее помощь может понадобиться.
        - Как они? - сочувственно поинтересовалась она.
        - А как по-твоему? - Вульф упорно не хотел ее сочувствия. - Обе в ужасном состоянии. Мама слегла, Барбара в истерике - словом, кошмар.
        - И все-таки я приеду, Вульф... - Она чувствовала, как ему плохо.
        - Нет! - Он был непреклонен.
        - Но я уверена, что могла бы... - Син растерялась, угадав его раздражение и злость.
        - Я запрещаю тебе, Син. - Решение было окончательным. - Мне пора идти, - заторопился он. - Поговорим позже. - И повесил трубку.
        Она еще долго сидела и слушала короткие гудки. Он просто очень расстроен; иначе он никогда бы так ее не обидел, не позволил бы себе взять и выбросить ее из своей жизни! Глупо обижаться на него сейчас, когда ему и так достается... Хватит с него хлопот с Барбарой и матерью!
        Уговаривая себя, выгораживая Вульфа, Син еле доработала до конца смены.
        Все вокруг знали, что она помолвлена с Вульфом Торнтоном, и радовались за нее, хотя и не понимали, почему она не бросает работу. Она же, выросшая в сиротском приюте, познавшая нужду, просто не могла себе позволить зависеть от кого бы то ни было.
        Вульф понимал и уважал ее независимость, хотя и предупредил, что, возможно, не будет столь же терпим, когда они поженятся...
        Син заскочила в магазин неподалеку от квартиры Вульфа и купила кое-что к ужину. Конечно, вряд ли ему будет до еды, но накрытый стол так успокаивает...
        Она открыла дверь своим ключом и ступила в тишину пустоты. Теперь она проводила гораздо больше времени здесь, чем у себя; здесь же держала почти всю свою одежду - и сейчас направилась в спальню, чтобы переодеться.
        К ее удивлению и радости - слава Богу, Вульф уже дома! - дверь открыли изнутри, прежде чем она успела повернуть ручку.
        - Это ты, милый? - спросил полумрак голосом... Барбары Торнтон!
        Дверь открылась шире, и Син не только услышала, но и увидела Барбару, а увидев, попятилась назад: встретившая ее женщина была одета в бледно-зеленый пеньюар, сквозь который просвечивало изысканное неглиже. Син ощутила предательскую слабость во всем теле. Что Барбара здесь делает? Да еще в таком виде?
        - Я думала, Вульф вернулся. - Зеленые глаза равнодушно скользнули по Син.
        - Так «милый» - это... Вульф? - спросила Син чужим голосом.
        - А что тебя так удивило, Люсинда? И пожалуйста, не смотри на меня с таким ужасом. - Барбара, обойдя Син как неодушевленное препятствие, перешла в гостиную. При движении шелк любовно облегал ее формы. - Я называю Вульфа «милый» с незапамятных времен, - снизошла она до пояснения.
        Барбара открыла золотую сигаретницу - а Син еще постоянно удивлялась, зачем некурящему Вульфу держать «бесполезную вещь» на кофейном столике! - достала изящную дамскую сигарету, зажгла ее и не спеша затянулась. И это истерика, о которой говорил Вульф?! Более уравновешенной и владеющей собой женщины она не видела! Син ничего не понимала.
        - Ну как, пришла в себя? - спросила Барбара, выпуская кольца дыма.
        - Мне очень жаль Алекса, - совершенно некстати сказала Син и опять не узнала свой голос.
        - Мне тоже, - сухо ответила Барбара, слегка скривив губы при упоминании о муже. - Смерть - это так... слишком. Я все иначе себе представляла.
        О чем она говорит? Что она имеет в виду? Син была как во сне.
        - Где Вульф? - задала она вопрос, стараясь отогнать подступившую к сердцу тревогу.
        - С матерью, - пожала плечами Барбара, выпуская очередное колечко дыма. - Он приедет, как только освободится.
        - Так ты ждешь его? - Син стало трудно дышать.
        - Разумеется. - Голос Барбары стал слаще меда. - Он обещал не оставлять меня надолго. Ведь он знает, как нужен мне сегодня.
        Итак, Вульфа ждет в его спальне другая женщина. Все опасения, которые Син гнала прочь, материализовались. Она вспомнила его дневную холодность и резкость: и то, что он был почти груб с ней, и то, как - до обидного просто - дал ей понять ее ненужность... Может быть, теперь, когда Барбара... свободна, Син вообще ему не нужна?..
        Нет, это не так. Вульф любит ее, он просил ее руки! А сомнения становились все отчетливей и сильнее. Син снова почувствовала, что ей не хватает воздуха.
        Все это время Барбара с выражением снисходительной жалости наблюдала за ней, сидя в кресле, картинно закинув ногу на ногу.
        - Я передам ему, что ты заходила. - Она явно наслаждалась произведенным эффектом.
        - Я... - Син облизнула разом пересохшие губы, - я дождусь его.
        - Тебе кажется это разумно? - Барбара была полна «участия».
        - Разумно? - как эхо откликнулась Син. Барбара подавила нетерпеливый вздох.
        - Пора повзрослеть, Люсинда! - Она стряхнула пепел. - Как можно быть столь наивной! Ты ведь уже поняла, что у нас с Вульфом роман, причем давний...
        - Нет! - Син зажала уши руками, чтобы не слышать, как эта самоуверенная женщина облекает в слова то, о чем страшно было даже подумать. - Вульф любит меня. Он... мы помолвлены! - Син поднесла к груди левую руку, где на безымянном пальце вспыхнуло всеми цветами радуги кольцо - подарок Вульфа.
        - Ах, это... - понимающе протянула Барбара. - Не более чем умный ход со стороны Вульфа. Видишь ли, Алекс начал догадываться о нас двоих, и тут так удачно появилась ты. Поначалу Вульф задумал просто нарисовать тебя, но мы все обсудили и решили, что ты - лучший способ отвлечь Алекса и развеять его подозрения...
        - Вот как? - Син изо всех сил старалась держаться.
        - Вульф так или иначе переспал бы с тобой, как спал со всеми своими натурщицами, - невозмутимо продолжала откровенничать Барбара. - Но эти связи ничего для него не значат, потому что есть я, и я - единственная постоянная привязанность в его жизни. Попроси его как-нибудь показать мой портрет. Думаю, ты сразу все поймешь.
        По ее тону Син легко могла представить, о живописи какого рода шла речь. И что толку было говорить, что она не верит ни единому слову этой женщины, когда она поверила ей не колеблясь, ибо этот рассказ объяснял все: и лихорадочность, с которой Вульф уговаривал ее позировать, и поспешность решения жениться, и сегодняшнее раздражение в ответ на просьбы разрешить ей помочь ему...
        - Мне лучше уйти. - Син почувствовала необходимость глотнуть свежего воздуха. - Передайте это Вульфу. Мне оно больше ни к чему. - Она сорвала с пальца кольцо.
        - Нельзя быть такой трусихой, Люсинда, - мягко укорила ее Барбара, явно не собиравшаяся даже протянуть руку. - Простая учтивость требует, чтобы ты вернула его Вульфу сама.
        Син положила кольцо на кофейный столик.
        - Скажите ему, что я... скажите, что я передумала, что... поняла... что вовсе не хочу за него выходить. - Она говорила сбивчиво, торопливо, пытаясь справиться с душившими ее рыданиями и... с собой, той, что вопреки всему готова была умолять Вульфа не бросать ее, обещать, что только с ней он может быть счастлив, хотя их будущее уже было похоронено...
        - Передайте, что я возвращаюсь к Роджеру! - Она поспешно отвернулась, чтобы слезы не выдали ее.
        - Кто это - Роджер? - Барбара свела брови. - Нет, даже запоминать не стану. - Она едко усмехнулась. - Но, зная Вульфа, смею тебя заверить, что он не тот человек, который потребовал бы вернуть кольцо теперь, когда между вами все кончено. Все кончено, - торжествующе повторила она, - можешь мне поверить!
        - Разумеется. - На щеках Син запылали гневные пятна. - Не хочу иметь ничего общего с мужчиной, который способен использовать женщину и ее чувства в качестве прикрытия своей грязной интрижки.
        - Полагаю, что и ты не осталась при этом внакладе, - небрежно повела плечом Барбара.
        Син уже не слышала ее; она выскочила из квартиры, не помнила, как вызвала лифт, спустилась вниз, выбежала на улицу и направилась к единственному на земле человеку, который примет ее всегда и любую: к Роджеру.
        Они познакомились в приюте для сирот. Роджер был среди старших воспитанников, учился в университете, возвращался в приют только на каникулы, и тогда у Син не было друга ближе. Когда ей исполнилось восемнадцать, каждый из них начал снимать по скромной комнатке, но они продолжали оставаться друзьями, используя для своих встреч малейшую возможность...
        Роджер не одобрил ее скоропалительного романа с Вульфом, но был искренне рад за нее, когда она объявила, что помолвлена. Впрочем, Син не исключала, что он был просто счастлив ее счастьем, хотя и не верил до конца в его прочность и долговечность. Как он был прав, когда просил ее быть осторожнее!..
        Роджер все понял, едва взглянув на нее; он провел ее в комнату, заставил выпить стаканчик подогретого бренди и уложил спать, сам же всю ночь просидел рядом, оберегая ее тревожный и зыбкий сон.
        На следующий день, не послушав Роджера, пытавшегося оставить ее дома, Син пришла на работу. Она никогда не пасовала перед трудностями, решила не бежать от своей беды и на этот раз. Она привыкла быть сильной и не уйдет из «Торнтон-отеля», пока не подыщет что-нибудь стоящее. А если члены семьи сочтут ее присутствие неудобным, это их проблема: что их неудобство и досада в сравнении с пережитым ею унижением, проведенной без сна ночью и всеми бессонными ночами, которые ей предстоят!.. Ее смена только началась, когда она увидела Вульфа, идущего к стойке. О Господи, не сейчас и не здесь!
        Неужели прошло всего двадцать четыре часа? Син казалось, что прошла целая вечность! Он выглядел постаревшим: возле глаз и в уголках рта залегли скорбные морщинки. Еще бы... Несчастье старит, даже если на плечи давит не столько горечь утраты, сколько чувство собственной вины перед умершим... А Вульф был виноват перед Алексом - у него на совести связь с женой брата!
        Син чувствовала, что на них глазеют со всех сторон. Что ж, если Вульф хочет публичной сцены, он ее получит!
        - Где ты была всю ночь? - потребовал он.
        Как он смеет спрашивать?! Это ей следовало бы задать ему вопрос, с кем он провел ночь.
        - Я заходила к тебе, Вульф. Разве Барбара ничего не сказала? - (Главное - чтобы голос не дрожал.)
        - Она говорила. И дала мне вот это. - Он держал на раскрытой ладони злополучное кольцо. - Я звонил, чтобы узнать, что происходит, но тебя не было. Ни поздно ночью, ни рано утром. Где, черт возьми, тебя носило?
        Гостиничный вестибюль был не лучшим местом для подобного разговора. Весь персонал, только что взахлеб пересказывавший друг другу все подробности гибели Алекса Торнтона, скоро получит новую пищу для пересудов: помолвка сотрудницы с боссом под угрозой...
        - Давай отойдем в сторонку, - не предложила, а приказала Син и, не оглядываясь, идет ли он следом, направилась в небольшой зальчик для собраний служащих отеля. Когда дверь за ними закрылась, Син повернула к нему побледневшее от не проходящей боли лицо, на котором темнели глаза, из фиалковых ставшие почти черными.
        - Ну? - первым нарушил молчание Вульф.
        - Сейчас трудное время для нас обоих, Вульф. - Она глубоко вздохнула. - Давай признаем, что чуть было не совершили ошибку, и покончим с этим.
        - А если я этого не хочу?
        - Боюсь, у тебя нет выбора, Вульф. - Син покачала головой. - Все кончено. Даже если бы ты захотел что-то изменить, я никогда не сумею забыть, как ты поступил с Алексом.
        - Думаешь, я сам не виню себя? Бог мой, Син, ты мне так нужна, а ты отворачиваешься от меня! - Вульф был растерян и подавлен.
        - Я больше не хочу лжи, Вульф. С меня довольно. Мне правда очень жаль, что так случилось. Но я поняла, что ошибалась, полагая, что мы можем быть вместе. Роджер..

        - Это с ним ты была ночью? - Вульф напрягся, ожидая ответа.
        - Да, - не стала лукавить Син, прямо встречая его вопрошающий взгляд. - Я провела ночь в доме Роджера.
        Господи, неужели он не видит, что он с ней делает?!
        - А я-то думал, что Барбара... - Вульф не договорил, лицо сделалось мрачнее тучи. - Значит, действительно - все!
        - Лучше бы нам не встречаться, - прошептала Син.
        - С самой первой минуты я желал тебя. - Вульф не сводил с нее несчастных глаз.
        - Мне этого мало, Вульф. Я хочу не только физического влечения, мне нужны душевная привязанность и доверие. Все это дает мне Роджер. Он понимает меня, он меня чувствует; этого ничто и никто не изменит. Именно это я ценю в мужчине.
        Вульф некоторое время молча смотрел на нее, словно не узнавая.
        - Будь счастлива, Син.
        - И ты будь счастлив, Вульф.
        - Не обещаю, - горько обронил он. - Слишком мало шансов; если только ты не передумаешь...
        - Я не передумаю. - Син отрезала себе путь к отступлению.
        Она не могла отступать, ибо знала, что этот человек не даст ей главного: она никогда не будет единственной в его жизни!..
        - Я знал, что ты это скажешь. Но помни, Син, как бы ни был я ненавистен тебе, сам я ненавижу и презираю себя гораздо больше и казню страшнее любого суда. - И это были его последние слова, обращенные к ней...
        Син не отрываясь смотрела на спящего Вульфа и в который уже раз спрашивала себя: что же с ним случилось, как жил он эти семь лет?
        Он не женился на Барбаре, хотя она, судя по всему, продолжала играть в его жизни не последнюю роль. Впрочем, как и Роджер в жизни Син: он был ей по-прежнему важен и дорог, хотя их отношения никогда не выходили за рамки дружбы брата и сестры.
        Непонятно было, что значила для Вульфа - да и значила ли сколько-нибудь вообще! - Ребекка Хэркуорт, которая так легко оставила его без каких-либо объяснений...
        Вопросов было много, и ответы на них знал только Вульф, так властно вторгшийся в размеренные будни Син и так по-хозяйски распорядившийся ею, хотя и спал сейчас в комнате для гостей!



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        - Ну же, Син, открывай скорее! - услышала Син сквозь дремоту чей-то нетерпеливый голос.
        Она на скорую руку собрала растрепавшиеся за ночь волосы в задорный хвостик - прическа удивительно ей шла, подчеркивая нежную женственность облика, - и, на ходу завязывая пояс длинного, до пят, халата, сбежала по скрипучим ступенькам, торопливым шагом пересекла небольшую гостиную и распахнула входную дверь, чтобы впустить в дом яркий апрельский день и Роджера.
        - Ты что, до сих пор валяешься в постели? А как же наша партия в гольф? - Не дожидаясь ответа, Роджер прошел мимо нее в гостиную.
        Син украдкой взглянула на лестницу. Только бы Вульф не проснулся! Можно представить реакцию Роджера на его пребывание здесь. После того как семь лет назад Син, набравшись храбрости, рассказала Роджеру все подробности той ночи, трудно было бы требовать от него вежливости при встрече с тем, кто посмел так ее обидеть. Остается надеяться, что Роджер уйдет прежде, чем встанет Вульф...
        И как ее угораздило забыть о традиционном воскресном гольфе? Очень просто: она даже не вспомнила, что сегодня воскресенье!..
        - Боюсь, что это из-за меня. - Насмешливый голос раздался как гром среди ясного неба.
        Вульф появился на пороге кухоньки - полностью одетый, с дымящейся кружкой кофе в руке... Значит, он уже на ногах... Син боялась даже смотреть на Роджера, который наверняка узнал своего недруга, и молилась только, чтобы он не расслышал слов Вульфа о том, что она якобы проспала и про все на свете забыла «из-за него»... Кстати, что он имеет в виду, беря «вину» на себя?..
        - У нас была... хмм... беспокойная ночь. - Вульф как ни в чем не бывало прихлебывал кофе. - Син был просто необходим отдых, и я дал ей отоспаться.
        Син лишилась дара речи, услышав столь беззастенчивую ложь. Вульф хоть понимает, что он только что фактически объявил Роджеру, будто у них была бурная ночь?! Она залилась румянцем, вспомнив вдруг те ночи, которые они некогда проводили вместе и после которых ей и вправду требовалось долго приходить в себя...
        И почему она так легко краснеет? Конечно, Роджер заметил запылавшие щеки - вон как осуждающе смотрит! Теперь будет думать невесть что...
        - Кто-нибудь хочет кофе? - с притворным простодушием предложил Вульф.
        Притворным - потому что добился желаемого эффекта!
        - Не я. - Син сверкнула глазами в его сторону и повернулась к Роджеру: - Мы с ним совершенно случайно встретились пару дней назад...
        - Уверен, что Роджера совершенно не интересуют подробности, - прервал ее Вульф, подходя ближе.
        Он был без костылей, и лишь едва заметная хромота напоминала о вчерашнем происшествии. Похоже, длительный отдых творит чудеса! А может, все было не так и плохо? Син подозрительно взглянула на Вульфа.
        - Главное - что встретились. - Вульф встал рядом, рукой почти касаясь ее руки.
        Должно быть, теперь у Роджера не осталось ни малейших сомнений на их счет!..
        - Если ты дашь мне пять минут, - обратилась она к нему, - я переоденусь и присоединюсь к тебе.
        Роджер выглядел смущенным и озадаченным. Надо попробовать все ему объяснить; а пока Вульф здесь, он не дает ей такой возможности.
        Син отодвинулась от Вульфа, чтобы не смущать Роджера еще больше: уж слишком
«вместе» они смотрелись...
        - Сегодняшнюю партию можем и пропустить. - Слова эти адресовались Син, но красноречивый взгляд - Вульфу, и в нем читалась неприязнь.
        Вульф и Роджер практически не были знакомы и сталкивались лишь изредка, так что у Син не было повода сравнивать их, но сейчас...
        Ее вдруг поразило: какие же они разные! Вульф высокий, мускулистый, превосходно сложенный и красивый именно мужской красотой, а Роджер хрупкостью и черт, и сложения похож на мальчишку. Контраст усиливался еще и совершенно особым выражением лица Вульфа - смесь умудренности и циничности. И это отличие было не в пользу Роджера...
        - Сядь, я принесу тебе кофе. - Син надеялась, если мужчины сядут, разница между ними не будет так бросаться в глаза.
        Когда она проходила мимо Вульфа, который, не дожидаясь приглашения, удобно расположился на диванчике, он схватил ее за руку, удерживая подле себя.
        - И я бы не отказался. - Он протянул ей кружку, улыбнулся, и глаза его при этом были похожи на расплавленное золото.
        Она взяла кружку, избегая прикосновения к его руке, и поспешно отступила на шаг, чтобы освободить вторую руку. Она злилась на себя, но ничего не могла поделать: Вульф так на нее действовал!
        - Я выпью кофе и уйду. - Роджер посмотрел на часы. - Я обещал Шейле заглянуть к ней на ланч.
        Син понимала, что это всего лишь предлог, так как обычно, поиграв три-четыре часа в гольф, они обедали там же, в клубе, а потом вдвоем навещали Шейлу - бывшую хозяйку приюта, с которой они все это время не прерывали общения и даже взяли над ней что-то вроде шефства, когда пять лет назад умер ее муж.
        - Мы это еще обсудим. - Син поспешила на кухню, чтобы вернуться побыстрее, пока мужчины не успели наговорить друг другу лишнего.
        Вульф не имел права так себя вести! - рассуждала Син, готовя кофе. Как вообще он может выглядеть таким расслабленно-счастливым!.. После того как, накрыв его пуховым пледом, Син ушла в свою комнату, она не сомкнула глаз, ворочаясь с боку на бок и тщетно пытаясь не думать о спящем за стеной Вульфе. Его присутствие лишило ее покоя и сна; сам же он был на удивление бодр с утра, и от скверного настроения, в котором он пребывал накануне, не осталось и следа.
        За время, что ее не было, мужчины не проронили ни слова. Вульфа это молчание ничуть не тяготило, а вот Роджер чувствовал себя явно не в своей тарелке. Син стало его жаль - ведь она слишком хорошо знала, как нынешний Вульф умеет подавлять.
        - Спасибо. - Вульф снова улыбнулся, ей так, что замерло сердце. - Совсем как в добрые старые времена, не правда ли? - радостно продолжал он.
        Син готова была запустить в него чем-нибудь, если он не прекратит валять дурака; ему ли не знать, что не было у них никаких «старых времен»! Он и Роджер виделись от силы трижды... и всякий раз вели себя как боксеры перед выходом на ринг.
        - Трудно согласиться. - Роджер не удержался от колкости. - Вам ведь известно, Торнтон, что я раньше не ждал от вас ничего хорошего, а теперь и подавно не в восторге оттого, что вы снова явились, чтобы морочить Син голову. Но знайте, если вы...
        - Роджер, прошу тебя! - Син смотрела на него умоляюще.
        - Нет уж, пусть договаривает. - Вульф был само добродушие, и лишь глаза выдавали, что он настроен вовсе не так миролюбиво.
        - Не беспокойтесь, я все скажу. - Роджер и не думал отступать. - Если только вы посмеете опять причинить ей боль, я позабочусь о том, чтобы и вам досталось не меньше, чем она натерпелась от вас в прошлом!
        - Вот как? - Вульф перестал разыгрывать из себя старинного приятеля - взгляд стал жестким, тон тоже. - И что вы собираетесь со мной сделать?
        - Я...
        - Прекратите немедленно! - Син не желала наблюдать их словесный поединок. - Вульф больше не причинит мне боли, - сказала она Роджеру, хотя слова относились и к Вульфу: он должен знать, что она сама не позволит ему этого; они видятся в последний раз - сегодня же Син отвезет его на квартиру, где он, судя по тому, как он выглядел утром, вполне сможет о себе позаботиться.
        - Син права. Я не обижу ее. - Вульф был абсолютно серьезен.
        - К сожалению, - Роджер не хотел отступать без боя, - слова у вас расходятся с делами. Почему бы вам не оставить ее в покое, Торнтон?
        - Я же сказала, что мы встретились случайно; никто из нас не искал этой встречи, - сделала Син вторую попытку прекратить бесполезный и бессмысленный разговор.
        - Кажется, он сумел сполна воспользоваться «случаем», - никак не хотел униматься Роджер.
        - Точно так же, как и ты не упустил свой шанс семь лет назад! - Вульф больше не заботился о таких светских условностях, как разговор на «вы».
        - Да, мне пришлось собирать осколки и склеивать ее жизнь заново, - грустно подтвердил Роджер.
        - Меня тошнит от таких, как ты! - снова пошел в атаку Вульф.
        - Такие, как ты, не лучше, - не остался в долгу Роджер. - Ты...
        - Все, с меня хватит! - взорвалась Син. - Кажется, вы оба забыли, что я и сама могу за себя постоять. Так вот, я уже взрослая, у меня своя голова на плечах, и я вольна поступать, как мне нравится! И сейчас мне очень понравится, если вы замолчите. Оба. - Она тяжело дышала. - Тебя я отвезу в город, как только приму душ и оденусь, а с тобой, - она повернулась к Роджеру, - поговорю, когда ты будешь способен слушать и понимать. Сейчас неподходящее время. - Она выразительно посмотрела в сторону Вульфа.
        - Согласен. - Роджер отодвинул недопитый кофе и встал. - Если понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти. - Он поцеловал Син в щеку. - А я тебе понадоблюсь, раз он опять здесь! - Он сокрушенно покачал головой.
        - Вот, значит, как устроился. - Вульф тоже поднялся. - Всегда готов услужить, а?
        - Ты негодяй! - среагировала мгновенно Син и, прежде чем сообразила, что делает, дала Вульфу хлесткую пощечину. На его щеке отпечатался след ее ладони - красное на смуглом. Син не верила глазам... Вульф единственный мог заставить ее потерять контроль над собой!
        - Не меняй своего мнения о нем, Син, - не преминул заметить Роджер. - Он такой и есть!
        Син еще не пришла в себя от происшедшего. Она все не могла оторвать полный горького недоумения взгляд от начавшего белеть отпечатка, и сердце больно ныло.
        Вульф смотрел на нее, не произнося ни слова. Прошли долгие минуты, прежде чем он наконец оторвался от разглядывания Син и снова обратил внимание на Роджера:
        - Ты, помнится, собирался уходить?..
        Ну и самонадеянность! Впрочем, стоило ли ожидать, что пощечина его остановит, заставит быть терпимее к Роджеру?
        - Это мой дом, Вульф, - должна была она вступиться за друга. - И, между прочим, Роджер здесь куда более желанный гость, чем ты. Всегда!
        - А все-таки ночевал у тебя я, - с насмешливым вызовом напомнил он.
        Син задохнулась от возмущения. Опять за свое! Знает, что лжет, и продолжает лгать, чтобы досадить Роджеру.
        - Ах ты...
        - Син и прежде глупела, когда дело касалось тебя. - Роджер еле сдерживался. - Надеюсь, на этот раз она сумеет поставить тебя на место. - И он оглянулся на Син, ища поддержки.
        Син была вне себя от наглости Вульфа: он то и дело ставит ее в дурацкое положение. .
        - По мне, так пусть убирается к черту!
        - И возвращается обратно, - все так же насмешливо, хотя взгляд при этом сделался ледяным, проговорил Вульф. - Поздно, Син, я недавно из ада и не имею ни малейшего желания наведываться туда снова.
        - Ну, знаешь...
        - Думаю, вам лучше разобраться без меня. - Роджер взял Син за плечи. - Только не повторяй прошлых ошибок: он не способен измениться, Син, и он опять разобьет тебе сердце.
        Она знала, что это так, и Вульфу не надо прикладывать никаких усилий - достаточно того, что он просто есть. Вот почему она должна поскорее позаботиться о том, чтобы он навсегда исчез из ее жизни!
        - Считай, что его уже здесь нет, - заверила Син. - Он уезжает, и немедленно.
        - Сразу, как только ты что-нибудь на себя набросишь, - согласился Вульф, глядя на Син потеплевшими глазами.
        Все, он добился своего: она в ярости! И сейчас ему придется встретиться с новой Син...
        - Тебе лучше и вправду уйти, Роджер, - как можно мягче проговорила она, продолжая смотреть на улыбающегося Вульфа.
        Ах, если б взгляды могли убивать!..
        - То, что я намерена сказать Вульфу, не предназначено для чужих ушей.
        Она скажет ему все, что думает о нем и его бесконечных намеках!
        - Я позвоню, - попрощался Роджер и вышел, даже не взглянув на Вульфа; слышно было, как закрылась за ним входная дверь.
        Сразу воцарилась мертвая тишина. Затишье перед бурей. А уж бурю Син обеспечит!
        Она смотрела на Вульфа потемневшими, как грозовое небо, глазами и видела, как лицо его искажается гримасой боли. Вот он со стоном опускается в кресло...
        - Даже не пытайся меня разжалобить, - предупредила она. - После цирка, который ты устроил, самое меньшее, чего ты заслуживаешь, так это отправиться в город пешком!
        - Вот именно, цирк. - Вульф бессильно откинулся на спинку кресла. - Задержись Коллинз хоть на минуту, и я свалился бы к его ногам.
        - А я бы, - Син была все так же непримирима, - и пальцем не пошевелила, чтобы помочь тебе подняться!
        - Не сомневаюсь, - кивнул Вульф и опять поморщился от боли.
        - Что ты себе позволяешь? Роджер достаточно узнал о нас тогда, семь лет назад, а тебе понадобилось...
        - Не забывай, тогда мы были помолвлены. - Вульф никак не мог найти для больной ноги удобное положение. - И что же его так ужаснуло?
        - Ты прекрасно понял, что я имела в виду. - Син не удавалось быть беспристрастной. - Он знает, как мы расстались. Знает почему. И давать ему повод думать, что между нами снова что-то есть, - это...
        - Да уж, он знает, почему мы расстались. - Вульф не усидел на месте и теперь стоял, опираясь рукой о стол. - Кому и знать, как не ему: ведь из-за него все и случилось! Если бы не Коллинз...
        - Семь лет назад я осталась совсем одна! - Давняя рана до сих пор кровоточила. - Он один был рядом, когда ты, Вульф...
        - Когда я не мог! - закончил он за нее. - Понятно. Но сейчас я с тобой, Син...
        - Ненадолго! - почти выкрикнула она. - Я сказала, что отвезу тебя куда угодно, лишь бы подальше от моего дома! Вот только оденусь...
        Кажется, Вульф больше ее не слушал... Она сама напомнила ему, что на ней практически ничего нет; разве можно считать одеждой тончайший шелковый халат поверх прозрачной ночной рубашки? Син поняла, что он увидел ее сквозь эти условные покровы, - поняла по тому, как разом налились тяжестью груди и напряглись соски, приглашая коснуться их. И напрасно Син пыталась призвать к порядку свое тело: оно уже предало ее!..
        Вульф вплотную приблизился к ней, дрожащими от сдерживаемого нетерпения руками распустил узел на поясе, обхватившем тонкую талию; халат с послушной готовностью соскользнул с нежных плеч, и Син осталась стоять в своей сиреневой прозрачности, окутанная легкой, как тающее облако, тканью. Она затаила дыхание перед неизбежным. .
        - Син! - то ли позвал, то ли вздохнул Вульф, и этого было достаточно, чтобы плотина, столь долго возводимая Син, рухнула в одночасье под напором все время жившего в ней желания. И она, отказавшись от сопротивления, качнулась ему навстречу, прямо в сулящие незабытое наслаждение руки...
        Вульф только и ждал этого молчаливого согласия. Больше его ничто не сдерживало, и он жадно приник к ее губам.
        Так было между ними всегда. Ничего не изменилось. Физически они были созданы друг для друга, что и доказывали сейчас, пробуя друг друга на вкус...
        - Боже... о Боже!.. - Вульф стонал, напрягаясь всем телом, по которому пробегала судорога желания. Не отрываясь от ее рта, он принялся торопливо расстегивать крохотные пуговички ночной рубашки, которая не давала ему слиться с Син...
        А Син понимала, что пропала; пропала, едва он коснулся ее, и теперь она уже никуда его не отпустит, пока не утолит свою жажду, пока не насытит им свое желание, росшее в ней жаркой волной и подчиняясь которому она теперь расстегивала его рубашку, тем больше торопясь, чем явственнее ощущала идущее от него тепло и слышала кружащий голову его запах...
        - Да, Син, да... - подбодрил ее Вульф, когда она чуть помедлила, испуганная силой собственной страсти, и прижал ее, готовую отступить, к себе, не давая ни малейшего шанса высвободиться. - Умоляю, не останавливайся! - просил он, обдавая ее золотом взгляда.
        Впрочем, Син уже не смогла бы остановиться. И не захотела бы! Она обняла его, притянула, знакомо почувствовав под пальцами густоту волос, и поцеловала сама, откровенно и жадно, требуя той же неистовости от его языка.
        Их нагота стала единым целым, прохлада ее грудей впитывала жар его тела, наслаждение от его близости было почти болезненным, и он длил эту сладкую муку, лаская ее соски - то целуя, то легонько сжимая их большим и указательным пальцами.
        Син обвилась вокруг Вульфа, чувствуя, что неудержимо влажнеет... Он оторвался от ее груди, чтобы, опустившись перед ней на колени, выпить переливающуюся через край влагу; и она, сраженная этим новым ощущением, упала бы, если бы не удерживающие ее руки мужчины...
        Удерживающие?.. Нет, увлекающие на устланный ковром пол. Будто один из ее снов стал явью, Син видела, как он скидывает с себя остатки одежды... вот он все ближе, ближе, наконец опускается на нее, и она вот-вот с радостью примет его в свои нежные недра...
        Но он неподвижен. Держит обеими руками ее голову так, чтобы она смотрела прямо на него - глаза в глаза, золото янтаря плавится в ясном фиалковом свете... Теперь целует, и опять поцелуй длится бесконечно... Син уже не владеет собой. Она его хочет и, движимая неутоляемым желанием, обхватывает его бедра ногами, ее руки ласкают прижатое к ней могучее тело; она чувствует, как под ее рукой растет его желание, и, откликаясь на это, в исступлении шепчет, извиваясь под ним:
        - Вульф, пожалуйста!..
        - Ты хочешь меня, Син? Скажи, что хочешь меня, - требует он.
        И он еще сомневается? Каждой своей клеточкой она его хочет, и всегда хотела; и так было, и так будет впредь.
        - Ну же, Син, - просит он, уже прочитав ответ на ее лице, - покажи мне, что между нами все по-прежнему!
        Разве могло что-то измениться, если она любит его, никогда не переставала любить..

        - Нет, не плачь! - уговаривает он ее, видя готовые пролиться слезы. - Желанная моя, - исступленно нашептывает он ей на ухо, - ты всегда мне нужна, слышишь? Стоит мне увидеть тебя, и я теряю голову: хочу быть с тобой... быть в тебе... обладать тобой. Помоги мне, Син, докажи, что ты - моя!
        Конечно, она - его... Син приподняла бедра, встречая его мощь, принимая ее в себя, в свою влажную глубину... И вот они уже двигаются вместе, в едином ритме - старом, как мир и как море...
        Так было между ними всегда. Им не надо подстраиваться друг к другу; они друг друга чувствуют, как смычок и скрипка. И извечная мелодия ведет их к вершине наслаждения, и не было еще случая, чтобы она их обманула...
        Вот и теперь они вместе оказались на вершине, и Син сначала разлетается на миллионы радужных солнц с каждым новым движением Вульфа в ней, потом взлетает все выше и выше на удивительно мощных и сильных волнах, идущих откуда-то из самой сокровенной ее глубины, и наконец в ней рождается этот всеобъемлющий восторг, которому, кажется, не будет конца, и она ощущает в себе прилив неизбывной любви ко всему миру...
        Син впивается ногтями в крутые плечи Вульфа, а он - лишь немного пропуская ее вперед, чувствуя, как сотрясается под ним ее утоленное тело, и зная, что так она откликается на него, - напрягается в завершающем усилии и, выкрикнув в чувственном экстазе заветное имя, извергается в нее горячей лавой...
        То, что, казалось, никогда не кончится, кончилось...
        Син словно со стороны видит себя - обнаженную, лежащую на мягкости ковра, вдавленную в эту мягкость тяжестью Вульфа, - и трезвеющий разум отказывается принять очевидное.
        Неужели она позволила этому случиться с нею снова?! И это после того, как она готова была выставить Вульфа за дверь и из своей жизни... Невероятно! Господи, что же это?
        Впрочем, почему же «невероятно»? - спорила она с собой. Если разобраться, желание обладает той же силой, что и ярость. А Вульф всегда заставлял ее забывать о сдержанности в проявлении любых чувств!
        Вульф уловил ее протестующее движение и приподнялся над ней, вглядываясь в искаженное страданием лицо и сам все больше мрачнея.
        - Мы не сделали ничего дурного, Син, - сказал он охрипшим от только что пережитой страсти и волнения голосом.
        Разве?! Не видеться семь лет, встретиться накануне его свадьбы с другой и потерять голову, забыв про гордость, - ничего дурного?..
        Она так не думала. Оттолкнула его и зябко поежилась, ощутив холод и пустоту на сердце. Вульф поднялся на ноги и стоял, освещенный щедро льющимся в окна солнечным светом. До чего же он красив! - невольно залюбовалась Син, поднимаясь следом и подбирая скомканный халат.
        Вульф молча наблюдал, как она снова завязывает вокруг талии пояс.
        - Ты... - Она смутилась под пристальным взглядом, но гудок автомобиля не дал ей договорить. Кто бы это мог быть, да еще воскресным утром? Может, Роджер вернулся?
        Вульф выглянул в окно, ничуть не заботясь о собственной наготе.
        - Это Джеральд, - объявил он и посмотрел на Син. - У тебя сегодня урожайный день, не так ли?
        Но ей было не до его обвиняющего сарказма.
        Джеральд Хэркуорт здесь?
        Сейчас?!
        Когда они с Вульфом только что?..
        О Господи!



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        - Не болтай глупостей. - Син принялась лихорадочно собирать его вещи, разбросанные по комнате. - Я, кстати, очень сомневаюсь, что Джеральд приехал ко мне!
        Она швырнула Вульфу одежду, которую он, однако, не спешил на себя натягивать - и это тогда, когда Джеральд через минуту будет здесь! Вот-вот раздастся стук в дверь, и... Син переводила тревожный взгляд с окна - только бы Джеральд не заглянул в него! - на дверь.
        - Вульф! - умоляюще прошептала она. Наконец он отошел от окна, хотя по-прежнему не торопился одеться.
        - Что значит: приехал не к тебе? Дом-то твой...
        - Но не я собиралась жениться на его дочери, - съязвила Син, слегка отодвигая штору, чтобы понаблюдать за Джеральдом.
        Вот он вышел из машины, удивленно поднял бровь, увидев припаркованный «БМВ», нахмурился, узнав автомобиль Вульфа...
        - Он знает, что ты здесь. - Син оглянулась на Вульфа: тот все еще не двинулся с места, так и стоял обнаженный. - Если ты не собираешься одеваться, отправляйся в спальню, чтобы не попасться на глаза Джеральду!
        - Мне наплевать, что он меня увидит. - Вульф смотрел на нее с сердитым вызовом.
        - А мне - нет! И если тебе не наплевать на меня, если я для тебя хоть что-нибудь значу, ты сейчас же отправишься наверх, Вульф, - отчеканила Син. Он волен не заботиться о своей репутации - пожалуйста! Но, что Джеральд подумает о ней, не зная ничего о том, что их связывало когда-то? И захочет ли слушать какие бы то ни было объяснения?!
        - Конечно, ты небезразлична мне, Син, ведь я только что занимался с тобой любовью! Хорошо же ты обо мне думаешь...
        - Я уже ничего не понимаю, Вульф. - Син зябко поежилась. - Хочу думать, что ты не собираешься унизить меня перед отцом Ребекки.
        Уже слышны были шаги Джеральда по гравиевой дорожке. Син беспомощно опустила руки. Они только что занимались любовью, и в ней не унялась еще любовная дрожь - неужели он не понимает?
        - Для тебя он всего лишь отец Ребекки? И ты думаешь о нем только так? - Вульф ждал ответа.
        - Ну, конечно, я... О Боже, Вульф, не теперь! - отчаянно взмолилась Син, услышав нетерпеливый стук в дверь. - Прошу тебя!
        Долго, бесконечно долго он не сводил с нее испытующего взгляда, прежде чем, коротко кивнув, скрылся в кухне. Слава Богу!
        Син оглядела гостиную в поисках возможных следов недавнего происшествия; заметила свою ночную рубашку, выглядывающую из-под кресла, но не стала тратить время, чтобы поднять ее, а лишь носком домашней туфли затолкала поглубже и пошла открывать дверь, в которую - уже более требовательно - барабанил Джеральд.
        Возможно, такая настойчивость объяснялась его уверенностью, что они здесь - оба, - раз здесь их машины. Вот только что им делать вдвоем?!
        Син ненадежнее запахнула халат и затянула пояс, потом откинула со лба волосы. Оставалось надеяться, что Джеральд спишет ее вид на то, что она только что встала: откуда ему знать, что она и впрямь едва поднялась, но не с постели, а с пола, на котором предавалась упоительной страсти...
        При одном воспоминании об этом на ее щеках зацвели два алых пятна; так, раскрасневшаяся, она и распахнула дверь.
        - Джеральд?! - Син постаралась, чтобы удивленно-радостное восклицание прозвучало как можно натуральнее.
        Ответная улыбка была искренней лишь наполовину; чувствовалось, что Джеральд провел бессонную ночь: под глазами залегли усталые тени, резче обозначились морщинки у рта; сегодня ему действительно было сорок три.
        - Я пробовал вам дозвониться, но, должно быть, что-то не в порядке с телефоном... - Он не делал попытки перешагнуть порог, хотя Син открыла пошире дверь и даже рукой махнула, приглашая.
        Впрочем, едва ли можно было винить Джеральда за подобную осмотрительность: перед домом стоит машина Вульфа, хозяйка дома разгуливает в такой час в одном халате...
        - С телефоном небольшая авария, придется вызывать мастера. Входите же, Джеральд. На улице вовсе не так тепло. - Она натянуто засмеялась, когда весенний ветер, налетев, распахнул шелковые полы и, прежде чем Син успела с ним сладить, открыл - до самых бедер - обнаженную прелесть ног. Входя в дом, Джеральд предусмотрительно нагнулся, верно оценив высоту потолков. Войдя, недоуменно оглядел отодвинутую к стенам мебель.
        Син снова покраснела: Джеральд стоял как раз на том месте, где всего несколько минут назад она таяла под Вульфом.
        - Прошу прощения за беспорядок, - неловко извинилась она. - Я...
        - Полагаю, что это - моя вина. - Вульф (слава Богу, одетый!) появился из кухни, опираясь на костыли, без которых вполне обошелся утром.
        - Ради всего святого! - Джеральд остолбенело уставился на забинтованную ногу.
        Син тоже не сводила с Вульфа глаз, ожидая, как он будет выкручиваться.
        - Вчера я приехал к мисс Смит в надежде узнать хоть что-то новое о Ребекке, - уверенно заговорил Вульф. - Пока был здесь, умудрился споткнуться о телефонный провод и, мало того, что лишил хозяйку связи с внешним миром, так еще и ногу повредил. - Он улыбнулся своей «неловкости».
        Син должна была знать, что Вульфа непросто застать врасплох! Вон как говорит... А впрочем, это и есть правда, пусть не вся; другому не обязательно знать, чем все закончилось!
        - Перелом? - участливо спросил Джеральд.
        - Нет, просто сильный вывих. - Вульф беспечно махнул рукой. - А ехать обратно все-таки не смог.
        В глазах Джеральда читался молчаливый вопрос: почему Син не отвезла гостя в город?
        - Разумеется, Син предложила свою помощь; она хотела меня подвезти, - только Син услышала иронию в этих словах, - но ты ведь знаешь мою матушку. Представляешь, что с нею было бы?
        - Да-да... Наверное... Ты прав, конечно, - вынужден был согласиться Джеральд.
        - Вот Син и приютила меня, пока снова не буду крепко держаться на своих двоих. - Вульф послал Син благодарную улыбку, хотя глаза сводили благодарность на нет. - Есть новости от Ребекки? - тут же спросил он, посчитав, что о нем они поговорили достаточно.
        - Э-э-э... - Джеральд замялся, и его растерянный взгляд красноречивее любых слов сказал Син, что новости есть; она даже рискнула бы предположить, какие именно. Хорошо, впрочем, что смена темы увела разговор от них с Вульфом, и Джеральду не пришло в голову поинтересоваться, откуда Вульф знает ее адрес.
        - Кофе, - решительно произнесла она. - Думаю, всем нам не помешает крепкий кофе, - пояснила она в ответ на вопросительные взгляды обоих мужчин. - И тосты. - Она вспомнила, что Вульф ничего не ел со вчерашнего дня.
        - Кофе - это хорошо. - Вульф разгадал ее намерение ускользнуть, уйти от разговора под любым предлогом. - Мне как раз надо принять болеутоляющее.
        - Джеральд, а как вы насчет кофе? - спросила Син. От нее не укрылась та болезненность, с какой он воспринял вопрос о Ребекке. А новости-то неважные, подумалось ей, и сердце сжалось в дурном предчувствии.
        - Благодарю, - мрачно кивнул Джеральд. - Признаться, сегодня утром мне было совсем не до завтрака.
        Он не стал вдаваться в подробности, решив, очевидно, что всем им не мешает хорошенько подкрепиться перед серьезным разговором.
        - Кофе с тостами - это чудесно! - Джеральд наконец смог улыбнуться Син. - О, прости. - Он вскочил с места, увидев, как Вульф пытается справиться с костылями и сесть.- Я могу чем-нибудь помочь?
        Джеральд ринулся к Вульфу, а Син, помня, что каких-то полчаса назад этот наглый обманщик прекрасно справлялся сам - и еще как! - решила уединиться на кухне.
        Впервые за это долгое утро она осталась одна; можно было наконец спокойно поразмыслить о том, что произошло между ней и Вульфом. Она облокотилась на кухонный стол, будучи не в состоянии даже думать о еде, не говоря уж о готовке...
        Итак, она отдалась Вульфу прямо на полу в гостиной!.. Как и раньше, слепо подчиняясь велению необузданного и ненасытного желания, горя предвкушением грядущего блаженства, мечтая лишь о том, чтобы быть как можно ближе к нему, как можно полнее вобрать его в себя и как можно больше подарить ему острой радости принадлежности и обладания... Словом, все как всегда между ними. И Вульф - и прежде, и теперь - единственный умел пробудить в ней такой вихрь эмоций. Никогда и никого не было в ее жизни, кроме этого мужчины. Ощутив всем сердцем обиду и неожиданную ревность, Син попыталась представить, сколько женщин было за эти годы у Вульфа. Естественно, не считая Барбары, которая была всегда...
        Барбара! Опять она. И почему только они не поженились, чтобы избавить всех остальных, в том числе ее, Син, от мучений и горечи?
        Как все несправедливо! Тело Син еще помнило только что пережитое наслаждение, ласки Вульфа, его поцелуи. Помнило, чтобы дальше жить этим воспоминанием, потому что повторение невозможно! Однажды она уже прошла через это; выживет и на сей раз - должна выжить. Разве Вульф принудил ее? Она сама бросилась в этот водоворот, корила себя Син, презирая свою слабость и понимая, что никогда не сможет быть достаточно сильной перед Вульфом...
        - Нужна помощь? - раздался совсем близко голос Джеральда.
        - Я не слышала, как вы вошли. - Син, пойманная с поличным, обернулась на этот голос. - Нет, спасибо, я сама... Спасибо, - добавила она для убедительности и улыбнулась; правда, улыбка вышла виноватой и глаза оставались печальными. - Пожалуйста, возвращайтесь к Вульфу, то есть... к... мистеру Торнтону, - смешалась она.
        - Предпочитаю настоять на помощи вам! - Джеральд не был настроен уходить.
        - Со мной безопаснее? - невольно улыбнулась Син, ставя на огонь кофейник: после всех этих встрясок растворимым кофе явно не обойтись - надо варить настоящий, да покрепче!
        - Это точно, - признался Джеральд. - Давайте я, - предложил он, оттесняя Син от плиты; ей ничего другого не оставалось, как, уступив ему, начать колдовать над тостером.
        Она не стала ни о чем спрашивать. Догадалась, что он приехал сообщить и почему медлит. Ладно, это действительно может подождать.
        - А я и не знал, что ты умеешь хозяйничать, Джеральд, - насмешливо прокомментировал Вульф появление приятеля с полным подносом.
        Взглядом вступаясь за Джеральда, Син поставила поудобнее кофейный столик.
        - С сахаром? - разливая горячую жидкость по чашкам, спросила она не без сарказма; сладкое пойдет ему на пользу: его настроение слишком горчит!
        - Мне, как обычно, черный, пожалуйста. - Вульф опять не пожелал остаться в долгу.

«Как обычно»!.. И надо же ей было спрашивать! Вечно он берет верх в любых словесных баталиях!
        - Так что же заставило тебя, Джеральд, - Вульф намазывал масло на тост, - разыскивать меня здесь, вместо того чтобы дожидаться дома? Впрочем, - нахмурился он, - я не уверен, что ты приехал ко мне... - Он ждал ответа.
        - Я приехал не к тебе, - не стал лукавить Джеральд. - Мне нужна Син затем же, что и тебе: узнать поподробнее об отъезде Ребекки... о побеге, - заставил он себя произнести подходящее слово.
        - Понятно, - проговорил Вульф. - И как, узнал что-нибудь?
        Джеральда начал раздражать этот допрос.
        - Мы не успели поговорить.
        Син стало жаль Джеральда, но она сочла за лучшее не вмешиваться.
        Вульф считал иначе.
        - Так спрашивай сейчас! Вы столько пробыли вдвоем на кухне, что могли обо всем переговорить. - Голос его звучал капризно-зло, он переводил подозрительный взгляд с Джеральда на Син и опять на Джеральда.
        - Нам было некогда: мы готовили завтрак. - Син не смогла дольше оставаться в стороне. Вульф того и гляди устроит сцену ревности, не имея на это ни права, ни повода. - К тому же мне нечего добавить, я не могу вам сказать ничего нового.
        - Не можешь... или не хочешь? - (Определенно, Вульфу следовало родиться во времена инквизиции!..)
        - Не могу. - Син ни за что не согласилась бы обмануть доверие Ребекки, но... Предательский румянец подступил к щекам, и Син испугалась, что выдает себя. Но если она правильно угадала причину, по которой Джеральд примчался сюда за сто миль... Если угадала... Ей вовсе незачем делиться своими подозрениями.
        - Все правильно. - Джеральд глубоко вздохнул. - Видишь ли, Вульф, - каждое слово давалось ему с видимым трудом, - Ребекка звонила мне сегодня. Похоже, она там... в общем, она уехала не одна. Сожалею, Вульф. - Джеральд торопился снять с себя всю тяжесть навязанной ему миссии. - Ребекка встречалась с другим, и его зовут Глен Рейнодцс!
        Значит, садовника зовут Глен. Хмм, подходящее имя для бронзового красавчика - родители не промахнулись! Господи, о чем она думает!..
        Син боялась поднять глаза на Вульфа. Второй раз его бросает невеста, и второй раз - ради другого мужчины; хотя это Вульф так думает, на самом деле у них все было иначе: Син ушла в никуда и ни к кому! А вот Ребекка... Каково-то ему сейчас?
        По лицу Вульфа было невозможно понять, о чем он думает и что чувствует: губы плотно сжаты, глаза прищурены - маска абсолютного, непробиваемого равнодушия. И тяжелое молчание.
        - Кто такой Глен Рейнолдс? - наконец спрашивает он.
        - Это парень, которого я нанял присматривать за садом. - Джеральд смущается еще больше; он, кажется, больше Вульфа страдает от своего признания.
        Син снова переводит взгляд на Вульфа и снова ничего не может разглядеть: все то же непроницаемое лицо. Не будь у него Барбары, ему можно было бы посочувствовать!..
        - Поверь, я даже не догадывался, Вульф, - неловко оправдывается Джеральд, которого также озадачивает отсутствие реакции. - Если б знать, я бы тут же вмешался...
        - Зачем? - задает еще один вопрос Вульф и непонимающе смотрит на Джеральда.
        - Зачем? - как эхо, повторяет окончательно сбитый с толку Джеральд. - Но ведь...
        - Так зачем все-таки? - настаивает Вульф.
        - Ну, я... Господи, да пойми же ты: он - садовник! - Джеральд ничуть не разыгрывает отцовский ужас. - Я бы вмешался, прекратил это: у них не может быть ничего общего! - в беспомощной истерике выкрикивает он.
        - Интересно, - Вульф кривит рот в едкой усмешке. - Вот уж не знал, что ты такой сноб, Джеральд.
        - Снобизм тут ни при чем, - защищается тот. - Ребекка моя дочь, единственная, и я хотел для нее только самого лучшего!
        - Потому и благословил на брак со мной, я прав? - Вульф не скрывал пренебрежительной иронии.
        - И поэтому тоже! Не надо представлять ее жертвой, Вульф. Ты всегда нравился Ребекке, и тебе это прекрасно известно. Черт возьми, она шла за тебя сама! - Джеральд понимал двусмысленность положения, в котором оказался, и злился еще больше.
        - И сама же передумала, Джеральд, на что имела полное право! Ты же сказал: нравился - в прошедшем времени. Что-то изменилось, и неважно, по какой причине. Важно, что с ней все в порядке; она с тем, кого сама выбрала, - значит, все хорошо, и я не вижу повода...
        - Все хорошо?! - Джеральд прямо-таки взвился. - Она Бог знает где, с этим юнцом - Рейноддсом, а ты «не видишь повода» и хочешь, чтобы я успокоился?!
        - Джеральд, Ребекка совершеннолетняя, ей не нужна ничья опека, чтобы принимать решения; она сама за себя решает, - пробовал вразумить его Вульф. - В любом случае поздно что-либо предпринимать.
        - Вы двое должны были пожениться! - Джеральд никак не хотел принимать очевидное.
        - Да, - продолжал втолковывать ему Вульф. - Но Ребекка передумала выходить замуж, по крайней мере, за меня, - добавил он сухой скороговоркой.
        - Кстати, о тебе. - Джеральд ринулся в новую, еще более яростную атаку. - Если бы ты любил Ребекку по-настоящему, то не отпустил бы ее так легко, - подступил он к Вульфу.
        - Я очень хорошо отношусь к Ребекке, очень. У нас был бы прочный брак, основанный на взаимном уважении и доверии. Но ты напрасно ждешь, что я брошусь за ней как больной от любви молокосос. - Вульф говорил все жестче. - Если она выбрала Рейноддса, могу лишь пожелать ей счастья.
        Как похоже на то, что случилось с ними семь лет назад! То же самое, слово в слово, он сказал и ей, когда она сообщила ему, что не будет его женой...
        - Но не такого же, черт возьми! - Джеральд смотрел на него в бешенстве. - Ты как хочешь, а я не дам ей совершить эту ошибку, не позволю исковеркать себе жизнь!
        - Она твоя дочь, - мягко напомнил Вульф.
        - Но она была твоей невестой! - Джеральд не принял его сочувствия, как не мог смириться и с его бездействием. - Господи, за что мне все это? Ясно, что Ребекка тебя больше не интересует, и...
        Джеральд замолчал, осененный внезапной догадкой. Он посмотрел сначала на Вульфа, затем на Син, которая, прочитав этот взгляд, просто зажглась изнутри, и огонь этот опалил ей щеки пунцовостью.
        - Какой же я идиот! - Джеральд сложил губы в презрительную усмешку: - И насколько серьезен твой вывих, Вульф?
        Вместо ответа Вульф поднялся с места, отшвырнул костыли и стоял, твердо опираясь на обе, совершенно здоровые, ноги. Чтоб ему провалиться, лжецу!
        - Да, это серьезно. - Джеральд, не удостаивая Вульфа взглядом, обратился к Син: - Вы удивили меня, Син. - Его разочарование было искренним, как и возмущение минуту назад. - Нет, я ошеломлен, убит - вот как я себя сейчас чувствую. Не понимаю и не принимаю, - он замотал головой. - Не могу поверить!
        - Здесь нечему верить. - Син старалась говорить как можно мягче, ее глаза умоляли его. - Вульф действительно подвернул ногу, и если бы вы видели его вчера, то поняли бы, почему я не повезла его в город, а оставила у себя...
        - Утром все было иначе, Син, - мрачнея, напомнил Вульф.
        - Утром просто не было времени. Сначала пришел Роджер, потом...
        - Что потом?
        Вульф не знал снисхождения ни к кому! Видел, как она споткнулась на полуслове, со всей живостью вспомнив, как сплетались их тела на этом ковре; видел, знал, что с ней творится, и все же не устоял перед искушением высмеять ее!
        Как же она ненавидела его в эту минуту - ненавидела за ту легкость, с которой он отдал ее на заклание Джеральду - и ради чего?! Лишь бы спасти собственную гордость, уязвленную отказом Ребекки...
        - Ты можешь вернуться в город с Джеральдом. - (Кажется, выход найден!) - Уверена, вам есть о чем поговорить, а что может быть лучше беседы по дороге домой?..
        Какое облегчение, что ей больше не надо будет терпеть его выходки. Ну и молодец же она, что додумалась до такого простого решения! Син была довольна собой, и чем дальше, тем более привлекательной казалась идея. Действительно, почему бы Джеральду не подвезти Вульфа?
        Судя по всему, Вульф не разделял ее оптимизма. В его глазах сверкнули грозные искры - опасный знак, предупреждающий: не играй с огнем!
        - А я не собираюсь возвращаться - пока. - Он снова бросал ей вызов. - Это мы с тобой должны поговорить.
        Син ловила на себе недоуменные взгляды Джеральда.
        - Я уже сказала, Вульф, что, если вы с Ребеккой передумаете и решите все-таки пожениться, буду рада вам помочь; если нет, нам нечего сказать друг другу. - Она приняла вызов, но прямо глядя ему в глаза - Господи, пусть он перестанет так смотреть! - она хотела как можно скорее оказаться одна, чтобы по крупицам собрать то, что осталось от ее гордости... от ее уверенности в себе... и от ее жизни!
        - Вот как? - протянул Вульф и целую вечность не сводил с нее глаз. - Может, ты и права, - решил он что-то про себя и повернулся к Джеральду: - Тебя не затруднит меня подвезти?
        Несомненно, Джеральду не составляло труда захватить с собой попутчика, но захочет ли он оказать Вульфу даже столь малую услугу - вот вопрос! После всего, что он здесь увидел и услышал... Вне всякого сомнения, Джеральд отчетливо понял, что между Син и Вульфом произошло гораздо больше того, что они ему рассказали; об остальном он вполне способен догадаться сам, а догадавшись, вправе отнестись к ним с неприязнью!..
        Син глазами умоляла Джеральда не судить ее слишком строго и помочь. Джеральд, озадаченный этой отчаянной немой мольбой и тем, что же связывает бывшего жениха его дочери с женщиной, которую он просил взять на себя свадебные хлопоты, был подавлен и растерян.
        Наконец, вновь встретившись с просительным взглядом Син, он принял решение:
        - Пожалуй, мы могли бы кое-что обсудить. Ты готов ехать?
        - Мне незачем здесь оставаться. - Вульф был предельно краток.
        Но напрасно Син надеялась, что он просто повернется и уйдет...
        - Джеральд, подожди меня в машине. - Наверное, так же категорично он отдает распоряжения своим служащим.
        Джеральд ничем не выдал своего неудовольствия.
        - Прощайте, Син, - произнес он, не глядя на нее, и вскоре входная дверь закрылась за ним с бесповоротной окончательностью.
        Оглушительная тишина. Син вдруг ощутила себя загнанной в ловушку. Вульф - огромный, неподвижный и бесстрастный - не произносил ни слова. Син решила, что у нее только одна защита - злость на Вульфа за все, что он наговорил Джеральду, за разыгранный им фарс.
        - Не было нужды устраивать все это!
        - Разве? - Ни один мускул не дрогнул на его лице.
        Она напряженно всматривалась в ничего не выражающие глаза. Чего он добивался, так упорно создавая у Джеральда иллюзию своей связи с ней? Ведь все, чего он сумел добиться, - это отдалить Джеральда от себя и... от нее!.. Вот была его истинная цель: встать между нею и Джеральдом! Он не поверил, что их ничто не связывает, и решил таким образом подстраховаться... И это после того, что произошло утром?! Син хотелось завыть от обиды и гнева.
        - Уходи, Вульф. - В ней ничего не осталось, кроме больной пустоты. - Убирайся!
        - Только когда получу ответ на один вопрос, - объявил он свой ультиматум.
        Син полагала, что не ему бы ставить условия, но она слишком устала, чтобы спорить.
        - Спрашивай.
        - Ты ведь знала о Ребекке и Глене Рейнолдсе?
        Такого вопроса она не ждала, он прозвучал настолько вдруг, что она не сразу нашлась:
        - Я... - Син облизнула сухие губы.
        - Ты знала. - Он утверждал, а не спрашивал, и Син почувствовала себя кроликом перед удавом, чьи желтые от ярости глаза парализуют волю, заставляют подчиниться и уже не противиться своей участи.
        - Да, я знала, что кто-то есть, но ничего конкретного, даже имени; знала только, что он работает у Джеральда, - попробовала оправдаться Син.
        - И ничего мне не сказала! - Вульф гнул свое.
        - Я сказала все, что Ребекка просила вам передать, - Син еще не теряла надежду, что он услышит ее.
        - Но не все, что знала. Что ж, зато теперь ясно, что ты за женщина! - Он так это сказал...
        - И что же я за женщина, Вульф? - вопреки здравому смыслу, говорившему ей:
«Хватит. Спасайся!», спросила Син, боясь и ожидая, что он скажет.
        - Ты так и не смогла простить меня за эти семь лет...
        - Неправда! - Син задохнулась от явной несправедливости.
        -...и решила любой ценой со мной поквитаться! - Вульф уже не контролировал себя. - Утро тоже было частью твоего плана, не так ли? Ты наслаждалась моей слабостью и ждала, когда сможешь побольнее ударить, да? Небось жалеешь, что Джеральд явился так не вовремя!
        Син не могла поверить, что все это происходит с ней наяву; что он верит в то, что говорит... И в то же время видела, знала, что он - верит! И что это - единственное объяснение сегодняшнему утру, которое он признает! Тогда, подумала она с тем спокойствием, с которым люди решаются на самоубийство, пусть лучше думает так, чем когда-нибудь узнает правду: что она все еще любит его!..
        - Думай что хочешь, Вульф. - Она отвернулась, чтобы он не увидел слез. Она будет плакать потом, когда он уйдет! - И оставь меня в покое.
        - Так и поступлю, можешь не сомневаться. Я пришлю за машиной, чтобы нам не встречаться больше. Семь лет у нас это неплохо получалось, почему бы не продолжить в том же духе?!
        Только когда дверь за ним с треском захлопнулась, Син дала слезам волю. Закрыв ладонями лицо, сотрясаясь всем телом от рыданий, как совсем недавно от любовной истомы, она оплакивала свое разбитое на миллионы острых осколков сердце...



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        - Нет, Ребекка, исключено; я не смогу - Син была непреклонна. Она строго смотрела на сидевшую напротив девушку и не знала, верно ли поступила, вновь приняв ее приглашение позавтракать вместе...
        Ребекка позвонила рано утром и предложила встретиться в городе, чтобы обсудить
«нечто очень-очень важное», полагая в своем юношеском высокомерии, что у Син просто не может быть никаких других важных дел. Син же, напротив, была безумно занята и сейчас, и на ближайшее время: заказы на свадьбы сыпались как из рога изобилия, и предлогов уклониться от встречи было более чем достаточно. Однако их прошлые отношения не позволили Син отказать Ребекке, о чем она сейчас сожалела.
        Прошло больше месяца, как Вульф, хлопнув дверью «кукольного» домика, казалось, навсегда ушел из ее жизни. Если не считать механика, забравшего машину Вульфа и, заодно, все им оставленные вещи; да еще роскошного букета от Ребекки со вложенной в него изящной карточкой: «С искренней благодарностью за понимание и поддержку», - можно сказать, что она ничего больше не слышала ни о Хэркуортах, ни о Вульфе...
        Могла ли она подумать, что поводом к тому, чтобы все они опять встретились, послужит... просьба Ребекки взяться за организацию свадьбы, которая... по-прежнему должна состояться в августе!
        Син понятия не имела, что же случилось за это время: отчего Ребекка так и светится счастьем, куда подевались ее неуверенность и нервозность, что развеяло терзавшие ее сомнения, спасением от которых совсем недавно ей виделось только бегство?..
        Как бы то ни было, все возвращалось на круги своя, и Ребекка горела желанием вернуть «Счастье без изъяна».
        - Твой отец знает о нашем разговоре? - Едва ли Джеральд одобрит затею дочери после того, как наверняка составил весьма нелестное мнение о Син, побывав в ее доме тем жутким утром.
        - Конечно, знает! - Ребекка была беспечно счастлива. - Когда я сказала ему, что собираюсь позвонить тебе, он заявил, что ему безразлично, кто будет всем заниматься, - лишь бы свадьба на этот раз состоялась, представляешь?! - Ее голос звенел от смеха. - Ах, да я ни о чем другом и думать не могу, - с мечтательной серьезностью призналась она.
        Пристально вглядываясь в Ребекку - она была совершенно непохожа на прежнюю испуганную девочку, прямо-таки излучала покой и радость, - Син не могла подавить в себе смутную тревогу: насколько прочна эта нынешняя безмятежность? У Вульфа есть прошлое, и пусть одно - Син - больше не в счет (да Син никогда и не заикнется о том, что случилось между ними шесть недель назад!), но другое - Барбара - застилает черной тучей настоящее и, возможно, будущее Ребекки... Ее беззаботное счастье...
        - Ребекка, ты абсолютно уверена в том, что делаешь? - Син сама хотела быть в этом уверена.
        - Совершенно! - не задумываясь, ответила Ребекка.
        - А Вульф и твой отец, как они? Когда мы виделись в последний раз, они... не слишком хорошо ладили. - Син болезненно поморщилась от неприятных воспоминаний.
        - О, сейчас уже все в порядке. В бизнесе всякое случается! - Ребекка небрежно повела плечом. - Вульф давно забыл, какой дурочкой я была, и не сердится больше.
        Должно быть, так оно и есть! Син горько усмехнулась про себя. Интересно, сумела бы Ребекка, знай она обо всем, с такой же легкостью простить им с Вульфом тот безумный секс?
        - Он так мил, - продолжала щебетать Ребекка. - Даже согласился быть шафером Глена!
        Син подумала, что ослышалась. Шафер... Глена?..
        - Это была моя идея! - Ребекка и не догадывалась, что сейчас переживает Син. - Я знала, что это будет здорово: он ведь с таким пониманием отнесся к тому, что я расторгла нашу с ним помолвку. Глен сначала был против - боялся, что Вульф набросится на него, едва он заикнется об этом, - но я уговорила его: ведь Вульф джентльмен. И все вышло по-моему! - Голубые глаза Ребекки искрились торжеством. - Знаешь, что он сказал? Что он счастлив быть мне полезным, если уж не в качестве жениха, то хотя бы как его шафер! А я что говорила?! - Ребекка звонко рассмеялась. - Вот это истинный джентльмен!
        Так Ребекка выходит замуж за Глена? Не за Вульфа?! Господи, а она-то ни минуты не сомневалась... Разоблачение собственной ошибки принесло Син несказанное облегчение. Да, наверное, ей не следовало принимать близко к сердцу все, что делает сейчас или когда-либо сделает со своей жизнью Вульф. Разумеется, ей должно быть все равно. Но ей не все равно... И что толку отрицать очевидное... Никогда не будет все равно!
        Син столько раз пыталась убедить себя не думать, не вспоминать о Вульфе... Ей это почти удавалось, пока не позвонила Ребекка и не сообщила о том, что свадьба в августе все-таки будет. И острая боль утраты, уже окончательной, ножом полоснула по сердцу. Она приготовилась смириться с тем, что казалось ей невозможным и неправильным, приготовилась жить с этой болью... как вдруг выясняется, что жених вовсе не Вульф!
        Правда, это тоже никак к ней не относится; у него отдельная жизнь - есть и будет! Но, видит Бог, ей не вычеркнуть его из своей жизни...
        И то обстоятельство, что Ребекка выходит за другого, никак не повлияет на ответ, который она сейчас даст этой безоблачной счастливице, ибо знает, что ее встреча с
«истинным джентльменом» не сможет состояться ни в августе, ни в какое иное время..

        - Твой отец примирился наконец с Гленом? - Син не забыла, с каким негодованием Джеральд отвергал всякую вероятность продолжения отношений дочери с садовником.
        - Теперь - да. - Лицо Ребекки на секунду затуманилось тенью былой печали; Син поняла, что убедить Джеральда дать согласие на этот брак было куда как непросто. - Он предложил ссуду, и Глен намерен взять ее, чтобы начать собственное дело - садовый дизайн; но только как ссуду, с тем чтобы потом вернуть. Это - его условие. Он вообще очень щепетилен, особенно если речь идет о деньгах моего отца. Вот почему было так сложно убедить Глена, что деньги ни при чем, что главное - это наши чувства и мне всегда будет с ним хорошо!
        - Я рада, что все так благополучно закончилось, Ребекка... - Син не кривила душой.
        - Но? - Ребекка напряженно выпрямилась на стуле, догадавшись, что сейчас последует.
        - Ведь я сразу предупредила. - Син не хотелось огорчать Ребекку отказом, но она должна была! - Август уже весь расписан. - И это была, слава Богу, чистая правда. Нет, будь это чья-нибудь еще свадьба, Син сумела бы выкроить для нее время, но... ей ни при каких обстоятельствах нельзя было снова увидеться с Вульфом!
        - Тогда, может быть, в сентябре? - Ребекка была разочарована и расстроена и не хотела терять надежду.
        Сентябрь тем более отпадает!
        - Ты думаешь, Глену понравится отсрочка? - мягко уколола Син.
        - Возможно, он как раз согласится повременить, - неожиданно легко рассмеялась, признаваясь, Ребекка. - Ведь на такой спешке настаиваю именно я: не хочу, чтобы он передумал; боюсь, что он струсит. - Она лукаво взглянула на Син.
        - Как это уже было с тобой? - снова осторожно напомнила Син, не опасаясь, впрочем, что Ребекка может передумать во второй раз: ей явно не терпелось выйти за Глена.
        - Единственное, что может заставить Глена пойти на попятный, - серьезно объяснила Ребекка, - так это если он решит, будто он не совсем то, что мне нужно. У меня с Вульфом все было совсем иначе.
        Син в этом не сомневалась. У нее с Вульфом тоже все должно было быть иначе!..
        - Ну, раз уж мы все выяснили... - Син ласково смотрела на Ребекку. - Я действительно очень за тебя рада. Надеюсь, вы с Гленом будете по-настоящему счастливы. Жаль только, что без моей помощи, - добавила она, мысленно прося у Бога прощения за эту полуправду. Впрочем, не будь у нее правдивой отговорки, она пошла бы на любую ложь, только бы не встретиться с Вульфом снова...
        - И мне жаль, - тепло и просто сказала Ребекка. - Я так тебе благодарна! Не знаю, как у меня хватило бы храбрости признаться отцу и Вульфу, что я совсем не хотела той свадьбы, если бы не ты.
        - Только не говори об этом Вульфу! - заговорщицки подмигнула Син.
        - Боишься? - Ребекка также в шутку понимающе кивнула. Знала бы она, как серьезна сейчас Син!..
        - Как его нога? - решила Син сменить тему. - Лучше?
        - Уже здоров, - ответила Ребекка. - И опять слишком много работает. - Голос звучал озабоченно. - Возможно, я недостаточно любила его, чтобы стать его женой, но я беспокоюсь о нем. Он несчастлив.
        Насколько могла судить Син, Вульф вполне обходится без чьего бы то ни было сочувствия и заботы. Ребекке вряд ли стоит так волноваться!
        - Он только что потерял невесту, - решила она напомнить.
        - Вульф тоже не любил меня той любовью. - Ребекке не откажешь в логике. - Просто рассудил, что время идет, и надо когда-то жениться, и почему бы не на мне... Ведь Торнтонам обязательно нужен наследник.
        - Очень романтично! - не удержалась от колкого замечания Син.
        - Но и не так расчетливо, как кажется. - Ребекка лишь снисходительно улыбнулась. - Брат Вульфа, Алекс, погиб в авиакатастрофе несколько лет назад. Детей у него не было, так как его жена не могла их иметь. Вот Вульф и решил, что на нем теперь двойная ответственность перед семьей, - терпеливо объясняла она.
        Понятно, почему Вульф не женился на Барбаре: Торнтоны не могли лишиться наследника... Сложилась головоломка, так долго не дававшая Син покоя!
        Только от этого не стало легче; наоборот, теперь она боялась Вульфа по-настоящему.
        И этот страх был сильнее всех прочих чувств...


        - Теперь я ученый, - пробормотал Вульф, входя под крышу «кукольного» домика и пригибая голову.
        Син почувствовала, что вот-вот упадет в обморок. Она недавно вернулась с работы и собиралась приготовить что-нибудь поесть, когда раздался требовательный стук в дверь...
        Она никого не ждала, а Вульфа менее, чем кого-либо! Что ему надо? И почему сегодня? Трудно поверить, что ее завтрак с Ребеккой и вечерний визит Вульфа - все в один день! - простое совпадение. Но что его привело? В последний раз, когда они виделись, он недвусмысленно дал ей понять, что не желает иметь с ней никаких дел..
        И вот он снова здесь! Син, не мигая, смотрела на него, чувствуя, как цепкий страх не отпускает тревожно забившееся сердце.
        - Ребекка рассказала мне о вашей утренней встрече, - заговорил он наконец.
        - Да, мы завтракали вместе, - подтвердила Син, не понимая, к чему этот разговор.
        - Она пожаловалась, что ты слишком загружена в августе и потому не сможешь помочь ей и Глену. - Он усмехнулся, видя, с каким недоуменным подозрением она смотрит.
        - Я и правда очень занята. - У Син уже спину сводило от напряжения. - Если ты с деловым визитом, мое агентство открыто с девяти до...
        - Это частный визит, Син, - проговорил он с еще более подозрительной, чем уже привычная ей неприязнь, мягкостью.
        Но и не визит вежливости! Вульф никогда их не любил!
        - Ребекка сказала, ты спрашивала обо мне, - смущенно кашлянул он.
        - Не о тебе. О твоем здоровье, - поправила Син, чтобы сбить с него спесь: пусть не воображает, что она хотела выведать у Ребекки какую-либо личную информацию. - Если быть точной, меня интересовал даже не весь ты, а твоя щиколотка!
        - Мне приятно твое внимание и ко мне, и к моим составляющим. - Он картинно поклонился: - Благодарю.
        - Вульф, послушай...
        - Ты вернула мне мои вещи, которые я оставил у тебя тогда... - Он намеренно сделал долгую паузу. - Так вот, кое-что я не получил. - Опять мучительная пауза.
        - Не получил?.. - Син старалась выиграть время, чтобы переждать приступ подкатившей дурноты. - А, это ты, должно быть, о красках? Но ты так взъярился на меня, когда я их привезла, что я и подумать не могла, что ты их хватишься. - Она слегка пожала плечами, чтобы безразличие выглядело более убедительно.
        Ей не надо было оставлять у себя этот ящик! Но она не устояла перед соблазном сохранить хоть какую-то частичку того Вульфа, которого знала и любила... И которого больше нет... Лучше бы она не была столь сентиментальна - Вульф не стоял бы сейчас здесь.
        А все же, почему прошло так много времени, прежде чем он обнаружил пропажу?..
        Син вскинула голову, решив побороть свой страх перед ним; волосы цвета новой луны тяжело всколыхнулись и снова успокоились на плечах.
        - Почему ты перестал рисовать, Вульф? - спросила она без обиняков.
        - По той же причине я руковожу теперь «Торнтон Индастриз». - Ответ дался ему с трудом, хотя он и старался не показать Син своего напряженного волнения.
        - Деньги? - предположила она, и сама не вполне веря в то, что причина в этом: едва ли Торнтонам грозит нищета!
        - Разумеется, нет! - отмел он сразу неверную посылку. - Тебе известно, что деньги меня не интересуют.
        - Если ты к ним так равнодушен, чего ради тратить жизнь на то, чтобы их становилось все больше? - Она смотрела на него вопросительно.
        - Ради того, что заставило меня бросить живопись, - был ответ.
        - Мы движемся по кругу. - Син раздражалась на себя за неспособность понять, что же он имеет в виду.
        - Однажды ты сама произнесла слово, ставшее причиной всему. - Он тяжело вздохнул. - Виноват. И живу с этим. - Он говорил о своей вине как о чем-то давно выстраданном и решенном. - Ненавижу «Торнтон Индастриз». Всегда ненавидел. И буду ненавидеть всегда.
        Син напугал огонь, вспыхнувший в янтарных глазах; она физически ощущала его несвободу от чего-то, ей неизвестного. Вина? За что и перед кем? За связь с женой брата? Но сама по себе (и то, сколько это тянется!) такая вина не могла безвозвратно стереть улыбку с его лица, отучить его смеяться; отнять у него то дело, которое он любил больше жизни и ради которого в эту жизнь пришел, - его картины.
        - Не смотри на меня так, Син, - не попросил, а потребовал он. - По этой же причине семь лет назад ты разорвала нашу помолвку. - В его глазах плеснулась та же самая боль, которую так остро чувствовала Син.
        - Семь лет, - повторила она. - Это очень долго, Вульф. Ты столько раз мог все изменить, если бы захотел. - В ее словах звучала неподдельная горечь.
        - Алекса было не вернуть, - покачал он головой.
        - Но можно было хотя бы попробовать порвать с его женой! - буквально прокричала ему Син, отпуская на волю сдерживаемые до сих пор - столько лет! - эмоции. - Ты давно должен был это сделать, Вульф, а не вовлекать все новые жертвы в вашу грязную интригу... Слава Богу, Ребекка оказалась умнее; ей тоже требовалось для счастья гораздо больше того, что ты предлагал! И даже если она ничего не знала а тебе и Барбаре, она верно почувствовала, что из вашей свадьбы ничего путного не выйдет. Ей повезло, что она вовремя спохватилась! - Син дышала трудно и тяжело; грудь высоко вздымалась при каждом вздохе, как после подъема в гору. Отчасти так оно и было: она долго шла к этому разговору с Вульфом.
        Как он посмел явиться сюда, зачем разбередил старую рану?! Поправить уже ничего нельзя, а призраки прошлого - ее горечь, отчаяние и боль - вырвались из небытия, чтобы завладеть душою Син именно тогда, когда ей так важно было думать о том, каким будет завтрашний день...
        Вульф стоял и смотрел на нее так, словно видел впервые.
        - О чем ты говоришь, Син? - И что-то странное было в его голосе. - Син... - Ему не хватало воздуха; он звал ее, но она не слышала...
        - Не знаю, зачем ты явился. - Слова, будто льдинки, впивались в сердце Вульфа. - Но я хочу, чтобы ты ушел и дал мне по крайней мере шанс попытаться наладить жизнь. Уйди, Вульф!
        - Син, но разве семь лет назад ты решила вернуть мне кольцо не из-за того, как я обошелся с Алексом? - Вульф говорил очень осторожно, чтобы не вызвать у нее новый срыв. - И не потому разве, что, как я понял тогда, ты... любила Роджера? - Последнее было непросто выговорить.
        - Роджера я любила и люблю, Вульф. Он заменил мне семью, стал тем братом, о котором я всегда мечтала и которого у меня никогда не было. - Она была спокойна, чересчур спокойна.
        - И это все, что он для тебя значит? - Вульф замер в ожидании ее ответа.
        - Это немало, Вульф.
        - Повтори, повтори это снова, - как заклинание, твердил Вульф.
        - Я не понимаю...
        - Син, пожалуйста!
        Она испугалась лихорадочного блеска его глаз.
        - Да, Роджер всегда был моим другом, моим домом, моей семьей. Только это. Впрочем, все иное было бы невозможно: Роджер - гомосексуалист, - втолковывала она ему, как неразумному несмышленышу.
        - Ну, а в чем я, по-твоему, был виноват перед Алексом?
        - Не по-моему, а просто виноват; я узнала обо всем!
        - О чем - обо всем? - настаивал он. Он хочет непременно услышать это от нее?
        - Если ты помнишь, в тот вечер я пришла к тебе, застала там Барбару, и она мне все рассказала. Знаешь, она могла и не трудиться. Ее наряд - ночное неглиже - и то, что она вышла из твоей спальни, говорили сами за себя. - Син прикрыла глаза рукой, то ли пряча их выражение от него, то ли защищаясь от воспоминаний. - Впрочем, нет; я была так глупа и наивна, что ей пришлось разложить все для меня по полочкам. И даже когда до меня дошло, зачем она там, я не могла поверить, что вы собираетесь провести вместе ночь того самого дня, когда погиб ее муж - твой брат!
        - Барбара сама тебе об этом сказала?.. - снова каким-то особенным голосом переспросил Вульф.
        - Довольно притворства, Вульф. Барбара рассказала мне все: и о вашем давнем романе, и о том, что Алекс начал что-то подозревать, и как ты решил воспользоваться мною в качестве прикрытия, чтобы развеять его подозрения.
        - Иными словами, отвести их от нас с Барбарой... - почти про себя заключил Вульф.
        - Еще бы; а какой шанс разнообразить заурядный романчик с очередной моделью, посулив ей помолвку и настоящую свадьбу - красивое платье, и свадебный торт, и нарядный экипаж, и венчание, и!.. - Син вспомнила, что эти же слова Вульф произнес тогда, в доме Хэркуортов: он не забыл, о какой свадьбе она мечтала, и знал, как больнее ранить ее! Слезы навернулись на глаза, подступили к горлу, не давая говорить... Ей стало ужасно жалко себя, и она разревелась так, как плакала когда-то маленькой девочкой - всхлипывая и вытирая глаза руками.
        - Господи, не могу поверить! - Вульф не просто побледнел: его лицо стало белым, как бумага; дрожащие губы, посиневшие - как это бывает при сердечном приступе, - без устали шептали ее имя... - Син, мне плевать, что наговорила тебе Барбара, но ты должна знать, что я никогда не был с ней близок, слышишь, ни-ког-да! И не помышлял об этом! - Вульфа передернуло от брезгливости. - Да, она была в моей квартире. У мамы случился обширный инсульт, когда ей сказали, что Алекс мертв, и я должен был находиться при ней. Барбара просила разрешить ей провести одну ночь в моем доме - она не хотела и боялась оставаться одна... Всего одну ночь! - Вульф резко замотал головой, силясь отогнать наваждение. - Подумать только, мы говорили о разных вещах, и заподозри я тогда неладное, не было бы этих семи лет... - Вульф рухнул в кресло, словно ноги отказывались его держать.
        Пришел черед Син поломать над всем услышанным голову. Той ночью у его матери случился удар? Так вот что он имел в виду, говоря, что она слегла... Понятно, почему он был сам не свой, разговаривая с Син по телефону: просто не знал, к кому кидаться на помощь, кому он нужнее - тяжелобольной матери или раздавленной горем вдове брата!..
        Ладно, все, что наговорила Барбара, не в счет; но ведь не столько ее слова, сколько покаяние самого Вульфа сыграло роковую роль! Он признал свою вину перед братом - не приснилось же ей это!
        - Вульф, ты сам сказал, что виноват и никогда не простишь себе того, что ты сделал с Алексом, разве нет?
        Она изо всех сил старалась быть сильной: не слабеть, только не слабеть! Ослабеет - поддастся ему, и... конец!
        Вульф вскочил с кресла и опять заходил по комнате.
        - Но я сейчас говорю не о Барбаре! - Он остановился прямо над Син. - Это я должен был сидеть в вертолете, я должен был погибнуть!
        Она не могла понять, о чем он говорит.
        Вульф схватил ее за плечи и легонько встряхнул.
        - Син, в ту проклятую поездку должен был отправиться я, а не Алекс! - простонал он раненым зверем.
        - Почему?!
        - По долгу старшего, как ты не понимаешь?!
        И вдруг она все поняла. Разом и отчетливо! Она всегда считала, что старший - Алекс и что Вульфу, как младшему, позволено самому решать, какой путь выбрать. Но старшим-то как раз был Вульф, и, следовательно, именно ему надлежало заниматься компанией после смерти отца. Однако Вульф мечтал рисовать, и Алексу не оставалось ничего другого, кроме как взять на себя управление «Торнтон Индастриз»!
        У Син снова слезы застлали глаза. Но теперь она плакала от глубоко пронзившего ее чувства жалости к Вульфу. Бедный, с какой тяжкой ношей ему пришлось жить все эти годы и постоянно корить себя за то, что не он, а Алекс поднялся в вертолете, чтобы... погибнуть вместо него?..
        - Как ты ошибаешься, Вульф, - заговорила она, смахивая со щек слезы. - Алексу нравилось руководить компанией, и он не вышел бы из дела, даже решись ты возглавить правление. Он был бизнесмен до кончиков ногтей и получал от этого удовольствие. - Син нисколько не сомневалась в справедливости своих слов. - Ничего не изменилось бы, останься ты тогда в компании. Я верю, что у каждого из нас свой срок, Вульф. Он истекает, и человек умирает - в авиакатастрофе или как-то иначе, но неизбежно. Семь лет назад пробил час Алекса, только и всего. Это ужасно, но ничто из того, что ты мог сделать или сказать, не повлияло бы на ход вещей.
        Он закрыл глаза и медленно раскачивался в такт ее успокаивающим словам.
        - Где ты была семь лет назад? - Он глубоко вздохнул, словно выздоравливая после тяжелой болезни. - Почему все это ты не сказала мне раньше?
        Потому, что находилась под гипнозом Барбары, - вот почему! Нет, она не верила ей больше: чары рухнули. Син уже не та наивная девочка, на неопытности которой так умело сыграла Барбара, так ловко использовав страх Син потерять Вульфа, лишиться его любви... Но что в этом проку? Она опоздала на семь лет!..
        - Ты не представляешь, как я жалею, что меня не было рядом. - Син смотрела на него глазами, готовыми вобрать и растворить в своей глубине любые его печали. - Какие же мы дураки, Вульф!
        Он ослабил свою хватку и теперь очень бережно, лишь слегка удерживал ее за плечи, осторожно поглаживая большими пальцами нежную кожу в основании шеи.
        - Скажи, что еще не поздно, Син. - Он не отрывался от ее все простивших и принявших глаз. - Ведь мы сможем повернуть время вспять?
        Боясь поверить тому, что слышит, и - не дай Бог! - спугнуть наконец случившееся с ней чудо, Син смогла только позвать охрипшим от слез голосом:
        - Вульф...
        - Я ни на минуту не переставал любить тебя, хорошая моя. - И глаза его снова стали похожи на теплый от солнца янтарь. - Увидев тебя в доме Джеральда, я словно с ума сошел. Мне годился любой предлог, чтобы увидеть тебя, услышать твой голос, коснуться тебя... Так было и сегодня, когда Ребекка обмолвилась, что ты спрашивала обо мне. Я должен был сегодня же вернуться в твой «кукольный» домик!
        - И я всегда любила тебя, тебя одного, Вульф... - И, не дожидаясь, пока он решится обнять ее покрепче, Син прижалась к нему, ища его силы... его близости и любви... Как приятно было хотеть его и знать, что он принадлежит только ей - весь и всегда! .
        Он тоже хотел ее; об этом говорили его ненасытные губы, покрывающие поцелуями - легкими, как крылья бабочки, - ее лицо, шею, плечи... Наконец он приник к ее рту, как к живительному источнику, единственному спасению для него, измученного долгими скитаниями по пустыне нелюбви...
        - Ты выйдешь за меня, Син? - спросил он, едва отдышавшись после поцелуя. - Сделай меня счастливым!
        - Да... Да! Иначе я сама никогда не буду счастлива. - Она снова спрятала пылающее лицо у него на груди; она никому не даст разлучить их опять, потому что ни дня не сможет прожить без него...
        И еще она думала, что всегда будет хотеть его так же, как хотела сейчас, воском плавясь в его жарких руках, истекая горячим соком...
        Он выкрикнул ее имя, как победный клич, и, подняв, как пушинку, отнес драгоценную ношу на диван, усадил к себе на колени и снова принялся целовать...
        Она не помнила, как они срывали друг с друга одежду, как - после бесконечных мытарств - соединились впервые по-настоящему прочно, потому что каждый из них знал про другого: это навсегда!.. И Син снова любила Вульфа и весь мир; и Вульф опять и опять был готов любить Син, потому что слишком долго был вдали от нее...
        - Значит ли это, что мы снова помолвлены? - Когда они наконец пришли в себя, Син, с наслаждением ощущая всем своим телом тепло и тяжелую мощь Вульфа, провела нежным пальчиком по его бедру.
        - Нет уж, хватит с меня помолвок. - Вульф сказал это таким тоном, что Син поняла: он уже все решил, ее любимый! - На этот раз будем умнее и начнем со свадьбы! - Он перевернул ее на себя.
        - А Ребекка говорила, - Син насмешливо смотрела на него сверху вниз и теребила завитки волос на широкой груди, - что ты хотел жениться, только чтобы обзавестись наследником.
        - Гордиться нечем, но в случае с Ребеккой это и впрямь было так, - не стал отпираться Вульф. - Но сейчас мы говорим о нас, и я хочу тебя, именно тебя. Даже если у нас никогда не будет детей.
        - Боюсь, это несколько запоздалое признание. - Син улыбалась.
        Вульф вопросительно смотрел на нее. Она смущенно кивнула и опустила глаза. Проследив за ее взглядом, он онемело уставился на нежную выпуклость ее живота...
        - Да, Вульф. - Она, смутившись еще больше и не находя нужных слов, просто взяла в ладони его крупную руку и прижала к себе. - Вот здесь я ношу нашего ребенка.
        Она разволновалась, видя, как волнуется он. В конце концов, он даже не успел толком свыкнуться с мыслью о скорой женитьбе, а тут надо сразу же готовиться к отцовству!..
        Узнав, что беременна, Син растерялась. Поначалу это было лишь догадкой; она думала, что организм просто среагировал на все пережитые ею за последнее время стрессы. Но дни шли, ничего не менялось, и она решилась купить в аптеке один из современных тестов, помогающих развеять (или подтвердить!) сомнения в домашних условиях. Она не вдруг поверила положительному результату, а потом ругала себя за наивность: разумеется, и одного раза достаточно! Син побывала у врача, который не сказал ей ничего нового, и уже безоговорочно приняла свою беременность.
        Вот почему она не взялась организовывать свадьбу Ребекки и Глена: в августе и, тем более, в сентябре ее тайна перестанет быть таковой, и если бы Вульф увидел Син тогда, он сразу догадался бы, что отец - он!..
        Но почему сейчас он молчит и не говорит ни слова?
        Отвечая на ее немой вопрос и торопясь рассеять ее тревогу, Вульф сел на импровизированном ложе любви и, склонившись к Син, благоговейно прикоснулся губами к колыбели их малыша.
        - Я не стану спрашивать, собиралась ли ты когда-нибудь рассказать мне о ребенке, если бы я не пришел сегодня. - Он не сводил с нее страстного взгляда. - Слава Богу, он появится на свет в родительской любви и узнает, что такое - любить кого-то больше жизни. Именно так я люблю тебя, Син. - Он взял ее лицо в ладони и, глядя, казалось, в самую глубину глаз Син, очень торжественным голосом произнес свою главную клятву: - Сейчас и навеки.
        Син поверила этой клятве тоже - раз и навсегда. Ее больше не пугали ни Клаудиа, ни Барбара. Первая, как знать, может, и примет наконец Син, узнав, что совсем скоро ей подарят внука.
        А вторая... вторая не в счет, как и всегда...
        - У тебя есть мы и твое искусство, Вульф. - Син мягко взъерошила его волосы. - И потом, у тебя наверняка много помощников. Думаю, ты без труда найдешь кого-нибудь, кто быстро подучится и сможет освободить тебя от управления «Торнтон Индастриз»? А ты займешься тем, что так любишь...
        - Я люблю любить тебя. - Тело Вульфа постепенно наливалось желанием. - Но я сумею выкроить несколько минут в день, чтобы сделать на холсте пару мазков.
        Син счастливо засмеялась. Уж она-то точно сумеет вернуть его к мольберту. У их сына будет отец-художник, и непременно знаменитый! Имя Вульфа Торнтона узнает весь мир!
        А пока он так увлечен своей главной любовью и так искусен в любимом деле... У нее на груди вновь затрепетали бабочки его поцелуев, и Син блаженно закрыла глаза...
        Они могут поговорить позже. О, много, много позже... Рука Вульфа с мягким, но властным нажимом скользнула в ее сокровенность, и Син опять подхватили чувственные волны.
        Вульф прав: все - ничто в сравнении с тем главным, что одно лишь венчает мужчину и женщину. С бесконечной любовью, которая и есть судьба...


        КОНЕЦ


        notes



1

        Героиня романа английского писателя Д. Г. Лоуренса (1885 - 1930) «Любовник леди Чаттерли». - Здесь и далее примечания переводчика.

2

        Sin (англ.) - грех.

3

        (англ.) - волк.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к