Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Нилс Бетти: " Лабиринт Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Лабиринт любви Бетти Нилс


        #

        Бетти Нилс


        Лабиринт любви


        OCR: tysia; Spellcheck: Фэйт
        М.: «РИТМ», 1995.
        Серия «Лица любви»
        ISBN 5-900202-32-1
        Перевела с английского Марина Георгиева


        Как быть женщине, когда возлюбленный, с которым она встречалась три долгих года, собирается взять в жены дочку своего шефа?
        Растерянность и смятение чувств толкают на необычный шаг: брак с в общем-то малознакомым человеком. Но что Бог ни делает, все к лучшему, и дружба перерастает в сильное, всепоглощающее чувство, а семейная жизнь обещает стать попросту сказочной…

1

        В приемной было спокойно и тихо. Откуда-то из-за закрытой двери слышался ровный гул голосов, периодически прерываемый медсестрой, вызывающей следующего по очереди. Сестра Сара Энн Дан помогала проводить осмотр доктору Ван Элвину - высокому, интересному, рано поседевшему мужчине.
        В кабинет вошла немолодая женщина, которую врач собирался положить в клинику.
        - Ну что, сестра, вы приготовите палату? - спросил он.- Дня через три-четыре, чтобы миссис Браун уладила свои домашние дела. Я хочу понаблюдать за ней.
        - Конечно, сэр,- кивнула Сара, улыбнувшись маленькой женщине, сидевшей перед столом врача.
        Миссис Браун не ответила на улыбку.
        - Но мой кот…- начала она.- Кто присмотрит за ним, пока я буду тут лежать? - Она несколько секунд помолчала, потом продолжила: - Нет, не могу… Спасибо вам, доктор, за доброту, но…
        Врач откинулся на стуле с видом человека, которого ждал впереди целый день безделья.
        - А что если я возьму вашего кота, миссис Браун? Вы мне его доверите?
        Миссис Браун ошеломленно подыскивала нужные слова. Крайне необычно, что такой важный джентльмен беспокоился о том, что станет с ее Тимми.
        Ван Элвин продолжил:
        - Моя экономка недавно потеряла кота, который жил у нее пятнадцать лет, и очень грустит. Если подкинуть ей на недельку Тимми, она быстрее утешится.
        - Это другое дело, доктор,- просияла старая дама.- Если ей будет лучше и мой Тимми не доставит никому беспокойства…
        Сара проводила расчувствовавшуюся миссис Браун и вернулась с очередными рентгеновскими снимками. Доктор закончил заполнять историю болезни пациентки, положил ручку и сказал:
        - Жаль, что миссис Браун не поступила ко мне раньше. Боюсь, теперь я мало чем смогу ей помочь. Эмфизема, серьезная аритмия, не говоря уже о долгих годах неправильного питания…
        Он нахмурился и взялся за следующую карту.
        Сара не первый год работала с доктором Ван Элвином и знала его как человека, который не только был хорошим специалистом, но и любил своих больных, по-доброму относился к персоналу клиники и обладал незаурядным чувством юмора. Она понимала, что сейчас он не столько обращается к ней, сколько разговаривает с самим собой.
        Небольшая пауза в работе была для Сары даже кстати - она успела обдумать, какое платье надеть на ужин со Стивеном: ей хотелось одеться так, чтобы выглядеть моложе. Честно говоря, в этом не было особой необходимости - с возрастом ее красота ничуть не потускнела: овальное лицо, большие серые глаза с длинными темными ресницами, аккуратный нос - маленький и прямой, мягкий, красиво очерченный рот. Волосы слегка вились; на работе она закалывала их, а в свободное время носила распущенными. Повезло ей и с фигурой, а голос - спокойный и мелодичный - хорошо гармонировал с ее приятной внешностью, поэтому все удивлялись, почему в свои двадцать восемь она еще не замужем. Иногда это удивляло и ее саму.
        Впрочем, у нее был Стивен. Их связывали уже три года, два из которых Сара была уверена, что в один прекрасный день он предложит ей руку и сердце. Но он все медлил, а когда они последний раз ходили в ресторан, пустился в рассуждения о том, что не стоит жениться, пока не встанешь на ноги. Она слегка нахмурилась, вспомнив, что это было больше недели назад, а с тех пор он дважды звонил и, ссылаясь на занятость, отменял назначенные свидания. Он тоже работал в клинике Святого Эдвина, но она старалась не встречаться с ним на работе.
        Нет,- решила Сара,- сегодня все будет хорошо - они отправятся в свой любимый ресторанчик на Монмут-стрит, где всегда хорошо кормят и где очень весело. Ей вдруг ужасно захотелось быть счастливой…
        Поймав на себе внимательный взгляд доктора Ван Элвина, Сара спохватилась:
        - Простите, сэр. Позвать следующего? Это старый мистер Грегор.
        - Да, я уже дважды посмотрел его снимки и карту, сестра,- сухо отозвался врач.
        Сара покраснела. Ей очень нравился доктор Ван Элвин, им хорошо работалось вместе, хотя иногда девушка вдруг понимала, что ничего не знает о нем. Из сплетен, ходивших по госпиталю, она знала, что доктор не женат, что в юности пережил несчастную любовь и сейчас, в свои сорок, осчастливил бы любую женщину, ибо был завидным женихом. Говорили, что у него есть хорошая частная практика, масса денег и прекрасный дом в Ричмонде. Сара считала, что они без проблем работают вместе именно потому, что не питают друг к другу романтических чувств…
        Увы, сейчас она вызывала у него недовольство и раздражение.
        - Простите, сэр,- пробормотала она, еще больше краснея.- Я… я задумалась.
        - Заметно. Если вы отложите свои раздумья на потом, мы быстрее закончим и ваши планы на вечер не пострадают.
        - Откуда вы знаете, что у меня есть планы на вечер? - удивилась Сара.
        - Прочитал ваши мысли,- усмехнулся он,- А теперь пригласите, пожалуйста, мистера Грегора.
        Остаток дня прошел гладко. Когда они закончили с последним пациентом и Сара складывала рентгеновские снимки, доктор Ван Элвин встал. Он уже был в дверях, когда девушка вдруг поинтересовалась:
        - Вы действительно собираетесь взять у миссис Браун кота, сэр?
        - А вы сомневаетесь в моих словах, сестра?
        - Господи, конечно, нет, - возмутилась она.- Просто, по-моему, вы человек другого типа… Вы должны любить собак, а не кошек.
        - Неужели вы так хорошо меня знаете, что поняли даже это? - рассмеялся он.- А ведь вы правы, сестра. У меня две собаки, а вот экономка любит кошек. Впрочем, мои псы достаточно хорошо воспитаны, чтобы отнестись к коту миссис Браун гостеприимно.- Он повернулся к двери.- До свидания, желаю вам приятного вечера.
        Сара быстро закончила работу, закрыла кабинет и поспешила на улицу. На полдороге к дому ее обогнала машина доктора Ван Элвина. Саре неожиданно стало жаль шефа: ее ждал приятный вечер со Стивеном, а его - только экономка, которая любила кошек.
        Когда через полчаса Сара добралась до общежития, у подъезда уже стояла машина Стивена. Девушка быстро надела голубое креповое платье и накинула белое пальто - в марте вечерами бывало довольно прохладно. Она удивилась, почему Стивен не поднялся как обычно к ней в комнату, но, сев в машину, забыла обо всех сомнениях. Стивен сдержанно ответил на ее улыбку, и Сара решила, что он устал.
        По дороге в ресторан они немного повздорили: Сара пересказала Стивену эпизод в клинике, восхищаясь доктором Ван Элвином, обещавшим взять кота пациентки, но Стивен резко заявил, что тот делает глупость. Девушка прикусила губу - они ссорились и раньше, но на этот раз ей показалось, что он умышленно пытается разозлить ее.
        В маленьком ресторанчике было тепло и уютно. Сара слегка расслабилась, стала больше болтать, но оба избегали говорить о своих отношениях.
        За кофе девушка заметила:
        - Скоро у меня отпуск. Думаю съездить на недельку домой… А ты не хочешь отвезти меня и остаться там на пару дней?
        Она тут же пожалела о сказанном: на лице Стивена появилось раздражение и даже легкая паника. Ответил он слишком быстро:
        - Я не смогу вырваться из города.
        Он старался не смотреть ей в глаза, и у Сары сжалось сердце. Несколько секунд настороженной тишины, потом девушка как можно спокойнее сказала:
        - Стивен, лучше скажи все прямо, не надо вилять. Ведь ты пригласил меня сюда, чтобы поговорить, правда?
        - Я чувствую себя настоящей свиньей…- начал парень.
        Сара побледнела. С отвратительной ясностью она поняла, что Стивен собирается ее бросить, а этого она не ожидала. Впрочем, нет, ее давно настораживало то, что он не упоминает о свадьбе.
        - Я собираюсь жениться. На дочке старого Бина.
        Бин был его шефом. Не будь Сара лицом заинтересованным, она от души поздравила бы Стивена с мудрым выбором - брак сулил ему деньги, связи, повышение, хорошую клиентуру…
        - Поздравляю,- холодно сказала она.- Давно ее знаешь?
        Стивен удивился ее спокойствию. Что ж, если он ждал скандала, то ошибся.
        - Года полтора.
        - Почему ты молчал? Держал меня про запас?
        - Ты не понимаешь, Сара,- быстро возразил он.- Разве нам не было хорошо вместе, а? Но ты ведь всегда думала о браке, правда? Ты же не ребенок и должна меня понять. Если человек хочет делать карьеру - а я хочу,- то он должен общаться с нужными людьми и иметь деньги.
        - Ты ее любишь?
        - Она мне нравится,- немного оживился он.
        - Бедная девушка! - с чувством произнесла Сара.- А теперь я бы хотела вернуться домой, если ты не возражаешь.
        - Ты чертовски спокойна! - неожиданно взорвался он, когда они садились в машину.- От этого-то все твои проблемы. Ты слишком спокойная и правильная.
        - Однако в данных обстоятельствах мое спокойствие тебе кстати, не так ли? - с ледяной любезностью парировала она.
        Но, оказавшись наконец в своей комнате, девушка дала волю слезам. Она плакала над своим одиночеством и унижением, над безрадостным будущим и тремя потерянными годами. А еще… от жалости к незнакомой мисс Бин.
        Следующий день оказался кошмаром наяву: ей пришлось ассистировать на приеме доктора Бина, где присутствовал и Стивен. Сара пошла обедать бледная и усталая, а на все участливые вопросы отвечала, что простудилась.
        Но день все-таки закончился. Девушка вернулась в общежитие, приняла душ, переоделась и спустилась в гостиную.
        Когда она появилась в дверях, сразу воцарилась тишина - естественно, слухи уже распространились по всей больнице, и сестры обсуждали ее несчастную судьбу. Что ж, Сара была к этому готова. К счастью, она хорошо всех знала и могла говорить открыто. Она посмотрела на свою давнюю приятельницу Кейт Спенсер и постаралась как можно веселее сказать:
        - Думаю, сплетники, как водится, все переврали, но факт остается фактом - Стивен женится на дочери хирурга Бина. Это немного обидно, но никто не виноват - просто так сложилось.
        Она села в кресло и стала терпеливо ждать, что ей ответят. Первой выступила Кейт:
        - Глупости, во всем виноват Стивен. Он ее не любит. Для него она только дочь босса.- Кейт всегда говорила то, что думала.- Он рассчитывает на деньги и партнерство, разве нет? Я ведь права, Сара. Просто ты не хочешь это признать.
        Девушка промолчала, и в комнате некоторое время было тихо. Все жалели Сару и возмущались поступком Стивена.
        Вдруг маленькая палатная сестра из гинекологии предложила:
        - На Лейстер-сквер идет новый фильм. Пойдемте - еще успеем на ближайший сеанс, а на обратном пути перекусим в «Веселом Джеке». Все равно здесь на ужин только спагетти.
        Девушки отправились в кино, потом поужинали, прошлись пешком и довольно рано отправили Сару спать, чтобы она получше выглядела утром.
        Но девушка все равно не смогла заснуть и на следующий день пришла на дежурство бледной и измученной. Ей предстояло видеться со Стивеном, работать с ним бок о бок… Конечно, она могла поменяться с другой сестрой, но ей не позволяла гордость.
        Прием доктора Ван Элвина должен был начаться в час тридцать. Он не любил ждать, но и сам никогда не заставлял ждать других. Сара приготовилась к началу приема, а за оставшиеся пять минут решила привести себя в порядок.
        В ту минуту, когда она причесывалась, держа шпильки во рту, открылась дверь и вошел врач. Он никогда не появлялся раньше положенного времени, и Сара от удивления открыла рот. Шпильки рассыпались. Доктор поставил кейс на стол и помог ей их собрать, потом молча углубился в карту первого больного.
        Сама не зная почему, Сара не хотела, чтобы доктор Ван Элвин узнал про Стивена. Конечно, со временем слух дойдет и до него… Девушка вдруг вспомнила, что он одним из первых услышал, что у нее роман, и даже как-то спросил, хочет ли она стать женой хирурга… Она-то думала, что уже выплакала все слезы, но в самый неподходящий момент комок подкатил к горлу. Девушка подавила рыдание и услышала спокойный голос врача, который просил ее пригласить первого пациента.
        Она взглянула ему в глаза и поняла, что он уже все знает.
        У них был длинный день, последний пациент ушел только около шести, но врач не торопился домой. Он сидел за столом и что-то писал, а Сара успела обойти все отделение, отпустить с дежурства сестер, все проверить и запереть двери. Когда она вернулась в кабинет, Ван Элвин закончил работу и сложил бумаги в чемоданчик.
        - Кажется, миссис Браун поступит к нам послезавтра? - спросил он.
        Сара кивнула и поинтересовалась, забрал ли он кота.
        - Пока нет,- серьезно отозвался врач,- Не окажите ли любезность съездить вместе со мной к миссис Браун? Я подумал, что было бы очень мило свозить ее в Ричмонд, чтобы она познакомилась с моей экономкой, отдала ей кота, а потом я бы отвез ее в больницу. Надеюсь, вы свободны в субботу утром?
        Она удивилась, почему он спрашивает - Ван Элвин отлично знал, что она дежурит во второй половине дня. Теперь ей было нечего делать, и поездка в Ричмонд могла занять время до работы и скрасить одиночество.
        - Конечно, сэр. Миссис Браун живет на Филипс-стрит, верно?
        - Да,- кивнул он.- Я заеду за вами в общежитие в одиннадцать. Вас устроит?
        Сара согласилась, и Ван Элвин, быстро простившись, вышел.


        В назначенный час в субботу, когда она сбежала по лестнице общежития, Ван Элвин уже ждал ее.
        Как только машина выехала за ворота, мимо проехал «мини» Стивена, и Сара сразу воспряла духом. Стивен тоже заметил их, и девушка поймала его удивленный взгляд. Но сейчас ее больше занимало другое - знал ли Ван Элвин о привычке Стивена играть по утрам в субботу в сквош и возвращаться со стадиона ровно в одиннадцать. Она решила, что их встреча простое совпадение, но все равно ее настроение улучшилось. Девушка была довольна, что оделась с особой тщательностью. Когда-то давным-давно, когда ей еще не требовалось никаких советов из этой области, она прочитала, что брошенная возлюбленная должна особенно внимательно относиться к внешности и нарядам. Теперь пришла пора последовать этому мудрому совету.
        Машина въехала на длинную грязную Филипс-стрит.
        - Как здесь мрачно,- заметила Сара.
        - Верно,- кивнул врач и философски добавил: - Жизнь, подчас, тоже совсем не веселая штука.
        Угощая их чаем, миссис Браун снова принялась было отказываться от больницы, но доктор очень ласково и быстро убедил ее, что для Тимми - огромного пушистого избалованного кота - будет лучше провести пару недель в чужом доме, чем в одно печальное утро обнаружить, что его хозяйка не может встать с постели, чтобы налить ему блюдечко молока.
        Квартира миссис Браун, а точнее комната, которую она занимала в доходном доме, набитом подозрительными личностями и опустившимися бедняками, изъяснявшимися на грубом и малопонятном кокни, произвела на врача и сестру тягостное впечатление. Кругом царило запустение, стены были в подтеках, потолок пестрел радужными пятнами многолетних протечек, а старая грязная лестница (никакого лифта тут, конечно, не было) просто представляла угрозу для жизни. Миссис Браун пожаловалась, что ей не под силу не только ремонт в своей комнате, но даже и квартплата, которую хозяин поднимает каждый месяц и грозит выкинуть бедную старушку вон.


        Дом доктора Ван Элвина оказался еще лучше, чем болтали в больнице. Он стоял на Аппep-Ричмонд-роуд в ряду элегантных особняков в георгианском стиле. Здесь было на удивление мирно и красиво, и Сара невольно подумала, как хорошо жить в таком месте.
        Внутри дома было так же замечательно: большой холл, устланный мягкими коврами, между которыми проглядывал до блеска натертый пол, дорогие обои, хорошая живопись на стенах, мебель времен раннего Регентства или Шератона [1]. Дверь бесшумно растворилась, и появилась высокая худая женщина средних лет с темно-карими глазами и волосами с проседью. Она приветствовала их широкой улыбкой, какой Сара давно не видела у лондонцев.
        - Это мой хороший друг и экономка Элис Миллер,- представил ее врач.- А это - сестра Дан, миссис Браун и Тимми, о которых я вам рассказывал,- Он бросил перчатки на мраморный столик.- Элис, вы покажете миссис Браун, где будет жить ее Тимми, и обсудите, чем его кормить?
        Женщины исчезли за одной из дверей, а Ван Элвин пригласил Сару в гостиную. Из окна этой уютной комнаты открывался прекрасный вид на сад, где буйно росли примулы, дикий виноград и гиацинты. Прелестный уголок, напоминающий южные провинции, окружали ухоженные деревья, а невдалеке текла река. В саду, под тентом, стоял белый стол со стульями. Доктор пояснил, что в хорошую погоду любит завтракать на улице. Сара молчала, живо представив, как он сидит там, читая утреннюю газету или письма…
        Доктор впустил в гостиную двух собак - бассета и сеттера, которых представил как Эдварда и Алберта. Они вежливо обнюхали девушку и встали рядом с хозяином.
        - Присаживайтесь,- предложил Ван Элвин.- Надо дать им время привыкнуть к вам. Сигареты на столике - курите, если хотите.
        - Нет, спасибо,- покачала она головой.- Я курю только на вечеринках, да и то лишь за компанию.
        Все в доме доктора было устроено удобно и красиво, и Сара вдруг почувствовала себя гораздо спокойнее и увереннее, чем в последние дни. Она на несколько часов забыла о Стивене, а думала только о миссис Браун и докторе Ван Элвине. Конечно, то, что врач попросил о помощи именно ее, было простой случайностью, но он очень помог ей отвлечься от тягостных мыслей.


        Только сидя одна в ординаторской, Сара вдруг засомневалась, действительно ли эта поездка была случайным совпадением. Спросить у доктора она не решилась - ведь она могла и ошибаться. Если же это не случайность - тем хуже, значит, он жалеет ее, а она не искала сострадания и не выносила жалости к себе.

2

        В воскресенье Сара зашла навестить миссис Браун. Та сидела на постели в больничной пижаме, которая была ей велика на несколько размеров, и выглядела очень чистенькой. Девушка сделала ей комплимент, поинтересовалась здоровьем, но старушка сразу заговорила о другом:
        - Элис прислала записку,- сообщила она.- Тимми хорошо спит и ест за двоих… Как вы думаете, здешние врачи знают свое дело?
        - Конечно, это хорошие доктора,- улыбнулась Сара и спросила миссис Браун, приготовит ли кто-нибудь комнату к ее возвращению из больницы.
        - Да нет,- удивилась старая леди.- Разве что кто-то из соседей приготовит чашку чая.
        Сара ничего не ответила, твердо решив как-нибудь заехать на Филипс-стрит и найти там человека, который бы за определенную плату присматривал за больной.


        Со Стивеном она не виделась до самого вторника - приемного дня доктора Бина.
        Они холодно поздоровались и почти не разговаривали - было много пациентов, и работы хватало. Но в конце приема, когда Бин отпустил последнего больного и ушел, Стивен резко спросил:
        - Куда, черт возьми, ты ездила со старым Ван Элвином в субботу утром?
        Сара чуть не подпрыгнула - значит, он рассердился!
        - Разве это твое дело? А что касается доктора Ван Элвина, то он вовсе не старый.
        - Быстрая ты,- мерзко усмехнулся Стивен.- Строишь из себя недотрогу, а сама… Что ж, он неплохая добыча. И давно ты водишь меня за нос?
        Стивен стоял очень близко. Сара положила бумаги и ударила его по лицу. И в тот самый момент, когда прозвучала пощечина, она вдруг заметила в кабинете доктора Ван Элвина. Они не слышали, как вошел врач.
        Ван Элвин с ледяным спокойствием указал Стивену на дверь:
        - Выйдите вон.
        Тот окаменел, прижав руку к покрасневшей щеке, в его глазах застыл ужас. Доктор Ван Элвин был старшим консультантом клиники и мог, если бы захотел, уничтожить зарвавшегося регистратора.
        Ни на кого не глядя, Сара пробормотала:
        - Я опаздываю на обед…
        - Сядьте,- приказал врач.
        Девушка подчинилась. Ее лицо пылало от пережитого унижения и гнева. Чтобы унять дрожь в руках, она сцепила их покрепче.
        Доктор Ван Элвин тоже сел и, не поворачиваясь, произнес:
        - Прежде чем идти в столовую, вам следует успокоиться.
        Конечно, он был прав.
        - Вы знали про меня и Стивена.
        - Да, но я не хотел говорить на эту тему, чтобы не бередить вашу рану.
        - Я веду себя, как героиня глупого викторианского романа, да? - всхлипнула Сара.
        Доктор улыбнулся, кивнул и склонился над бумагами, чтобы дать ей время придти в себя.
        - Вот теперь лучше,- заметил он через некоторое время.- У нас большая клиника. Это хорошо - работа лучше всего успокаивает нервы… А теперь идите обедать. Мне бы хотелось начать прием вовремя.
        - Конечно, сэр,- вскочила Сара.- Я и так потеряла много времени.


        Когда, проводив последнего пациента, Сара стала собирать бумаги, она снова вспомнила утренний инцидент, и мысли ее вернулись к Стивену. Забывшись в своей печали, она не сразу заметила, что врач о чем-то ее спросил. Девушка извинилась и попросила Ван Элвина повторить. Тот промолчал, складывая бумаги в чемоданчик, и уже с порога вдруг сказал:
        - Со временем станет легче - работа поможет забыться. До свидания, сестра Дан.
        Сара застыла с открытым от удивления ртом, и только когда за ним закрылась дверь, пожелала ему счастливого пути.
        В общежитии ее ждала записка от Стивена, который просил о встрече и обещал заехать около семи. Ей не хотелось разговаривать с ним, и, быстро переодевшись, она поспешила на Филипс-стрит к дому миссис Браун.
        Район, как и прежде, выглядел мрачным и грязным, тем более что весь день шел дождь. Но в квартире миссис Браун Сару ждал настоящий сюрприз: всю мебель куда-то вынесли, а двое рабочих быстро и ловко занимались ремонтом. Они обрадовались ее приходу - не поможет ли мисс выбрать, какие обои клеить? Пока она рассматривала образцы, появился доктор Ван Элвин. Если приход Сары и был для него неожиданностью, то он никак этого не показал.
        - Привет,- поздоровался он.- Вам что-нибудь понравилось?
        - Миссис Браун любит розовый цвет,- ответила Сара, протягивая кусок обоев с цветочным орнаментом.- Но, может быть, окончательное решение должен принять домовладелец? Или вы, сэр?
        - Меня зовут Хьюго,- отозвался он.- Вам это, разумеется, известно. После трех мы вполне можем обращаться друг к другу по имени, ведь рабочий день окончен. Согласны?
        Решив вопрос с обоями, Хьюго предложил ей проехаться по окрестным дешевым магазинам и выбрать необходимую мебель и занавески.
        Они снова договорились встретиться в субботу, в одиннадцать утра. Сара уже не могла скрыть подозрений относительно этой цепи «случайных» совпадений, но получила в ответ такой невинный взгляд, что сразу устыдилась своих мыслей.
        Доктор отвез ее домой. Саре была очень приятна его забота - с Хьюго было легко, будто они всю жизнь дружили. Когда они подъезжали к общежитию, Сара заметила:
        - Вы сделали крюк. Я могла бы дойти пешком…
        Вокруг его темных глаз залегли веселые морщинки:
        - Экий я недогадливый!… Но вы, надеюсь, не против?
        Прощаясь у подъезда, они заметили Стивена, стоявшего на углу. Доктор специально вышел из машины, чтобы проводить девушку до самых дверей, где и пожелал ей доброй ночи.


        На следующий день Стивена в клинике не было, но в четверг утром они снова встретились на приеме, и, как только выдалась свободная минутка, он язвительно спросил:
        - Почему ты не ответила на мою записку? Стыдно было признаться, что у тебя свидание с Ван Элвином?
        - Мне надо было уйти по делам, и Ван Элвин здесь совершенно ни при чем. Но, в любом случае, я не вижу нужды что-либо обсуждать,- ответила она, не поворачиваясь, и поспешила выйти из кабинета.
        Каким облегчением было увидеть после обеда серьезное лицо Хьюго! Он поздоровался со своей обычной строгостью, но Саре почудилось в его взгляде что-то особенное. Во время работы они говорили только о пациентах, не вспоминая ни миссис Браун, ни назначенную на субботу встречу.
        Сара несколько дней подряд мучилась - идти ли ей на свидание, и не забыл ли сам доктор о том, что они договорились встретиться.
        Но, как оказалось, Ван Элвин ни о чем не забыл. Когда она спустилась, он уже ждал ее у дверей, помог сесть в роскошную машину, и Сара ужасно обрадовалась, что догадалась принарядиться.
        - Доброе утро, Сара. Рад, что вы пришли,- поздоровался он.
        - Я же обещала!
        - Но у вас было достаточно времени, чтобы передумать… или даже засомневаться, приду ли я,- улыбнулся он.
        Она покраснела - он просто читал ее мысли.
        - Что ж, это правда,- ответила девушка.- Я боялась, что вы можете забыть или… тоже передумать. Звучит грубовато,- быстро добавила она,- просто я всегда во всем сомневаюсь.
        - Это пройдет,- заметил он.- Вы прекрасно выглядите.
        Саре стало гораздо веселее, и она широко улыбнулась, даже не заметив, как мимо проехал «мини» Стивена.
        Они замечательно провели утро, с удовольствием выбирая мебель для миссис Браун. После посещения десятка магазинов им оставалось купить только шторы и палас.
        - Поедем в «Хэрродс»,- заявил доктор.
        - «Хэрродс»? - с благоговейным ужасом переспросила Сара.- Это же самый дорогой магапин в Лондоне! На Коммершиал-роуд есть одна лавочка…
        Заботясь о кошельке доктора, Сара выбрала розовую ткань на шторы, а так как она была дешевой, то взяла еще и отрез на скатерть. Еще они купили серый палас, который Сара сочла слишком дорогим, но Хьюго сразу положил на него глаз и не захотел искать ничего другого.
        Когда они сели в машину, Сара все-таки пожурила врача за то, что он слишком много потратил.
        - И сколько же? - равнодушно поинтересовался он.
        - Сто тридцать два фунта, девять шиллингов и три пенса,- быстро посчитала она.- Если бы не палас…
        - Думаю, я это переживу… А кто будет шить шторы?
        - Я,- вызвалась Сара.- Одолжу у Кейт машинку и управлюсь за пару часов. Послушайте, доктор Ван Элвин…
        - Хьюго.
        - Хьюго, это большая сумма. Может быть, я могу…
        - Нет, Сара, выбросьте из головы. Кстати, я только что сообразил, что из-за меня вы пропустили обед. Давайте-ка перекусим, а потом я отвезу вас в больницу. Как вы смотрите на такую перспективу?
        - Спасибо, это было бы очень мило,- ответила Сара, краснея от смущения.- Мое дежурство начинается в два, так что время еще есть.
        Он притормозил у кафе «Рояль» на Риджент-стрит, возле которого Сара не раз проходила, с завистливым интересом думая - как там внутри?
        Сара не была разочарована - тут оказалось очень уютно и красиво. Доктор приглашал ее «перекусить», и девушка ожидала чего-нибудь вроде бутербродов, но, оглянувшись, поняла, что единственное, с чем здесь подавали бутерброды, была икра. Она решила заказать какую-нибудь холодную закуску, чтобы не ждать долго, и Хьюго приказал принести мусс из крабов и торт пралине на десерт, а также бутылочку перно.
        - Как жаль, что мы не можем посвятить ланчу несколько часов,- расчувствовавшись, пробормотала Сара и тут же покраснела под его удивленным взглядом.- Я хотела сказать, что это то место, куда нельзя приходить второпях.
        - Я почти готов позвонить старшей сестре, чтобы она вас отпустила.
        Он, разумеется, шутил, но Сара вдруг пожалела, что это невозможно:
        - Такое происходит только в романах, а в жизни - никогда. Могу себе представить, что бы она подумала!
        Они подняли тост за здоровье миссис Браун, обсудили, как расставить мебель, и болтали о том о сем, пока Сара не взглянула на часы.
        - Господи! Мне надо бежать. Как быстро пролетело время!
        - Не беспокойтесь, вы не опоздаете,- успокоил ее доктор, расплачиваясь.
        И тут девушка снова вспомнила Стивена, который вечно торопился, но постоянно опаздывал. Ван Элвин никогда не спешил, но всегда приходил вовремя.
        Сара знала, что может на него положиться, и, действительно, он доставил ее в больницу за три минуты до начала дежурства. Они быстро простились, и Хьюго успел попросить ее помочь ему отвезти миссис Браун домой. Девушка с радостью согласилась.
        Правда, она была немного разочарована, ведь как только миссис Браун снова окажется дома, доктору Ван Элвину больше не понадобятся советы и помощь сестры Дан… Она заставила себя отбросить эту мысль как предательскую по отношению к Стивену, хотя и не любила больше коварного регистратора. Сара попыталась представить, что в эту минуту появится Стивен и скажет, что пошутил и не собирается жениться на дочке Бина… Но он не появился. Ей предстояло обычное дежурство, полное забот и дел.


        Неделя прошла быстро. Она несколько раз виделась со Стивеном, но ни разу не оставалась с ним наедине. Девушка старалась с головой уходить в работу, а дома шила занавески и скатерть. Когда она была занята, то меньше думала о Стивене.
        Настал день выписки миссис Браун. Старушка выглядела лучше, но сильно похудела, очевидно, от волнения за своего любимого кота. Доктор Ван Элвин проводил ее до машины, помог сесть и протянул корзинку, в которой мирно спал растолстевший Тимми. Миссис Браун была совершенно счастлива.
        Встретить больную вышли несколько соседей, их глаза горели любопытством. Поднимаясь по лестнице, Хьюго осторожно поддерживал миссис Браун под локоть; Сара шла сзади. Когда они оказались на площадке, доктор кивнул медсестре, чтобы та открыла дверь и подождала, пока войдет хозяйка.
        Сначала миссис Браун не поверила своим глазам, а потом разрыдалась. Вот тут-то и пригодилась чашка чая, приготовленного заботливой соседкой.
        Когда старушка успокоилась, откинувшись в новом кресле, доктор представил ей пожилую сиделку, которая должна была изредка ее навещать. Он позаботился и об этом!
        Еще одна страничка жизни Сары подошла к концу. Доктор отвез ее в общежитие, поблагодарил за помощь и уехал.
        Было около полудня. Сара поднялась к себе в комнату, мучимая сожалениями: ей очень хотелось, чтобы он снова пригласил ее на обед… Но этого не случилось.


        Сара увиделась со Стивеном только в понедельник. Он неожиданно вошел в кабинет, застал ее врасплох. Сара подняла глаза и с удивлением обнаружила, что, хотя ей и больно видеть его, эта боль переносима.
        - Наверное, ждешь извинений? - начал он.- Напрасно. Скажу лишь одно: я рад, что мы разбежались до того, как я узнал, что…
        - Что? - ледяным тоном осведомилась она.- Что ты узнал? Будь осторожен со словами, Стивен, а то получишь еще одну пощечину!
        - Что ж, желаю хорошо провести время! - пробормотал он, делая шаг назад, и быстро скрылся за дверью.
        Сара вздохнула. Она сомневалась, что его пожелание может воплотиться в жизнь.
        Прием доктора Ван Элвина прошел как всегда спокойно. Сара приглашала больных, мерила им давление, показывала врачу снимки, записывала его рекомендации…
        Когда прием закончился, она сделала себе и Хьюго по чашке чая и стала заполнять последнюю карту. Ван Элвин явно не торопился. «Все было бы по-другому, если бы его ждала дома жена»,- невольно подумала Сара. Закончив писать, девушка собрала бумаги и пошла к двери.
        - До свидания, доктор,- сказала она.
        - Сара, задержитесь, пожалуйста. Я хочу с вами поговорить.
        Девушка почувствовала смутное беспокойство, но повиноваться его спокойному тихому голосу ей было почему-то приятно. Она села в кресло, держа бумаги на коленях - немного усталая, бледная, но улыбающаяся - ведь за последние несколько недель она привыкла видеть в нем друга.
        Ван Элвин серьезно посмотрел ей в глаза.
        - Сара, вы выйдете за меня замуж?

3

        Она едва не задохнулась и, не в силах произнести ни слова, смотрела на Ван Элвина, в голосе которого звучало теперь нетерпение:
        - Чему вы так удивляетесь? Мы хорошо подходим друг другу. Вам разбил сердце Стивен, я тоже пострадал когда-то от несчастной любви. Нам обоим нужна поддержка. Многие браки держатся на взаимном уважении и дружбе - большего от вас, Сара, я и не требую… пока.
        Девушка уже немного совладала с собой, хотя еще и не до конца оправилась от удивления и неожиданности.
        - Вам не нужна моя любовь? Вам все равно, что я люблю другого?
        Хьюго откинулся на стуле и прикрыл глаза, так что она не могла догадаться, о чем он думает.
        - Я хочу вашей дружбы,- ответил он наконец.- Мне нравится ваше общество: вы такая спокойная, умная, красивая… Думаю, мы найдем общий язык по самым важным жизненным вопросам. Если вы готовы принять меня на таких условиях, то обещаю - мы будем счастливы вместе. Мне сорок лет, Сара, я сделал хорошую карьеру. Я могу предложить вам обеспеченную жизнь, дом, в котором мне одиноко одному… А вам двадцать восемь, и вы уже не маленькая девочка, чтобы каждые несколько месяцев снова влюбляться.
        Саре вдруг стало обидно: не очень-то приятно, когда тебя считают слишком старой, чтобы влюбляться!
        Будто прочитав ее мысли, Хьюго мягко сказал:
        - Простите, если это прозвучало слишком уж практично, но мне показалось, что вы сейчас не настроены на сентиментальность. Я очень на деюсь, что вы скажете «да». На будущей неделе меня не будет в больнице. Быть может, мое отсутствие поможет вам принять верное решение.
        - Уезжаете?…- Она и сама поняла, как глупо и неуместно прозвучал ее вопрос.
        Девушка быстро встала, и лежавшие у нее на коленях карты, снимки и бумаги посыпались на пол. Она попробовала еще раз.
        - Я подумаю. Это так неожиданно… Обещаю, что серьезно все обдумаю.
        Но и эти слова прозвучали как-то невпопад, Сара беспомощно посмотрела на доктора. Тот сделал шаг к ней, переступив через упавшие бумаги, и смущенно сказал:
        - Простите… Кажется, я поставил вас в неловкое положение. Но… может быть, мы все же проведем этот вечер вместе?


        Сара всегда чувствовала, что доктор Ван Элвин ей нравится, но до сих пор не осознавала до какой степени. Наверное, все дело было в том, что прежде она могла вести себя с ним естественно.
        В тот день, когда он сделал ей предложение, она полночи не могла уснуть, снова и снова вспоминая, как он опустился перед ней на колени и не меньше часа помогал ей разбирать карты и снимки, больше не вспоминая о разговоре…
        Она улыбнулась и, наконец, на этом приятном воспоминании заснула.
        Думать над его предложением у нее просто не было времени - клинику переполняли больные, и Сару увлек водоворот работы. Но она все-таки выкроила часок, чтобы навестить миссис Браун, и осталась довольна - старушка выглядела лучше и восхищалась всем - ремонтом, мебелью, сиделкой, но больше всего - вниманием, к которому совершенно не привыкла.
        В среду девушка поймала себя на том, что считает дни до возвращения Ван Элвина, который должен был появиться в клинике только в пятницу. Сара подумала, не написать ли матери, но отказалась от этой мысли - как можно просить у нее сонета, ведь мать никогда не видела Хьюго и, к тому же, была уверена, что в один прекрасный день Сара выйдет замуж за Стивена. Она ломала голову над тем, как ей быть, до самого вечера четверга, когда вдруг поняла, что решение уже принято.


        - Добрый день, сестра,- входя в кабинет, сказал Хьюго будничным тоном, улыбнулся и сразу взял карты больных, которые она приготовила.- Господи, откуда их столько?!
        - Грипп,- ответила Сара.
        Она чувствовала себя скованно, нервничала, все утро думая о том, как они встретятся, что скажут друг другу. В этот момент девушка была даже благодарна Ван Элвину за то, что он ведет себя так естественно и обыденно.
        - Что ж, приглашайте первого, сестра, - сказал он, не глядя на нее.
        Так они провели весь день, а после конца приема Хьюго пошел пить чай к Дику Колзу.
        Он не сказал ей ни слова! Сара ничего не могла понять. Неужели он передумал?
        - Устали? - спросил он, вернувшись, когда девушка уже собиралась уходить.
        Она отрицательно покачала головой.
        - Вот и отлично,- улыбнулся он.- Могу я пригласить вас на ужин? Весь день я хотел спросить вас, что вы решили, но как только собирался открыть рот, вы подсовывали мне карты или приводили больного! - Он продолжал улыбаться, но его взгляд оставался серьезным и вопросительным.- Ну как? Нам есть что отметить, Сара?
        Она ответила улыбкой, и неприятное чувство, терзавшее ее грудь еще минуту назад, исчезло. Что ж, они не могут предложить друг другу любовь, но зато дружба, понимание, общие интересы - все это у них есть.
        - Да, Хьюго,- тихо ответила она.- Мы будем праздновать. Во сколько я должна быть готова?
        - Семь тридцать устроит? - самым деловым тоном поинтересовался он.- Наденьте что-нибудь этакое - мы пойдем в «Паркс».


        Сара забыла о традиционной чашке чая - ее занимал только вопрос, что надеть. Она рылась в шкафу, когда вошла Кейт.
        - Что это ты делаешь? - поинтересовалась та.- Надеюсь, ты не собираешься убить весь вечер, проводя ревизию гардероба? Жаль, у меня дежурство, а в ближайшем кинотеатре идет замечательный фильм… Вот это розовое платьице очень славное…- Она замолчала, вспомнив, что Сара купила платье, чтобы пойти в ресторан со Стивеном.
        - Вот его я и надену сегодня,- решила Сара.
        - Сара, что это с тобой? - Подруга смотрела на нее с нескрываемым любопытством.
        - Я собираюсь на ужин с Хьюго Ван Эдвином,- сообщила Сара, переодеваясь.- Только никому не говори.
        - Клянусь,- пообещала заинтригованная Кейт.- Ну и дела! Ведь максимум, что он позволял себе по отношению к женщинам в этих стенах - это иронически поднять бровь,- Она посмотрела на часы: - Опаздываю. Когда вернешься, зайди ко мне, расскажешь…
        Когда Сара спускалась по лестнице, ее внезапно охватило предчувствие того, что она делает ошибку. Она уже готова была повернуться и бежать, но тут заметила Хьюго, который ждал ее у подъезда, болтая с одной из сестер. Девушка быстро поздоровалась с ним, и они направились к машине.
        - Ну разумеется, от недремлющего ока сестры Уилкс ничто не ускользнет! - заметила Сара.- Она ужасная сплетница. Складывает два и два, а получает десять.
        - Не все ли вам равно? - удивился Хьюго.- Скоро все и так станет известно, когда коллеги увидят объявление в газете. В любом случае, я ей благодарен - ведь если бы я не поболтал с ней у подъезда, а ждал в машине, то вы, вполне вероятно, развернулись бы и исчезли, как Золушка перед двенадцатым ударом часов.
        Сара искоса посмотрела на него - он говорил серьезно.
        - Господи, откуда вы знаете? - воскликнула она.- Боже мой! Да вы, наверное, чувствуете то же самое?
        - Нет,- рассмеялся он.- Я никогда не меняю принятого решения. Вы, надеюсь, тоже…
        Хьюго не дал ей возможности ответить, заведя разговор о чем-то несерьезном. Так продолжалось до самого ресторана, где они заказали омаров в рейнском, жюльены, мороженое с фисташками… И только когда официант отошел, Хьюго спросил:
        - Сара, вы выйдете за меня замуж?
        Он сказал это дружески, даже немного буднично, но улыбнулся ласково и нежно.
        - Да, Хьюго, я выйду за вас,- застенчиво ответила она, и у нее на душе сразу посветлело.
        Ван Элвин поднял бокал, и она первый раз за последние несколько недель почувствовала себя счастливой.
        Доктор согласился не просто отвезти ее домой к родителям, но и принял приглашение остаться на выходные. Они решили, что свадьба будет через месяц.
        Прощаясь с Сарой у дверей общежития, Хьюго нежно поцеловал ее в щеку. Девушка поднялась к себе в комнату, тихо разделась, чтобы Кейт не слышала, что она вернулась, и легла в постель.


        Он заехал за ней в субботу. Было еще рано - около девяти, машин на улицах почти не попадалось, а день выдался на славу. Сара надела вязаное платье цвета апрельского неба над их головами.
        Накануне вечером она позвонила матери и теперь надеялась, что к тому моменту, когда они доберутся до дома, удивление родителей уже сменится любопытством. Ее отец, отставной полковник, был человеком прямым и резким, а мама - мягкой, милой, но иногда слишком сладкой.
        - Надеюсь, тебе понравятся мои родители, Хьюго,- не слишком уверено заметила Сара.
        - Разумеется… Скорее, это я им не понравлюсь…- Он искоса посмотрел на нее.- Наверное, они считали, что ты скоро выйдешь замуж за Стивена.
        - Да, наверное,- осторожно ответила Сара, глядя вперед на дорогу.- Правда, мы никогда об этом не говорили. Они видели Стивена всего пару раз - он привозил меня, но никогда не оставался на выходные. Конечно, родители удивились, когда вчера я сказала им о тебе. Но ведь я не маленькая девочка и могу выбирать сама. К тому же, в безрассудстве меня не обвинишь.
        - Да, тебя трудно назвать безрассудной,- согласился он.- Но ты красивая молодая женщина, Сара. Я буду гордиться своей женой.
        - Надеюсь, что так и будет.- Она вспыхнула и вдруг добавила: - Ты тоже очень хорош собой, но, наверное, не любишь, когда тебе говорят об этом.
        - Смотря, кто говорит,- усмехнулся он.- Ведь мы должны быть честны друг с другом, правда?
        Они выехали на шоссе. Хьюго откинулся на сидении и расслабился - дорога была пустынной.
        - Ты водишь машину, Сара? - спросил он.
        - Да, но только дома. Я боюсь ездить по Лондону.
        - У меня есть «ровер ТС». Попробуешь его, и если тебе понравится, будешь на нем ездить… Да, кстати, у меня есть маленький коттедж в горах. Не хочешь провести там недельку-другую после свадьбы? Там очень спокойно, уединенно и красиво.
        - Миссис Браун говорила, что у вас домик в Шотландии… Да, я с удовольствием поеду туда. Это просто замечательно! А что ты там будешь делать? Ловить рыбу?
        - Да. А еще - гулять, там есть замечательный садик…
        - А где это?
        - Уэстер Росс, в сорока милях от Инвернеса. Деревушка сбегает по склону горы…
        - Мне понравится,- решила Сара.- Теперь понятно, зачем тебе такая мощная машина - ведь туда не меньше пяти сотен миль пути.
        - Пятьсот семьдесят две. Я иногда езжу туда летом. На дорогу мы оставим пару дней - будем ночевать в мотелях.
        Лондон остался далеко позади, они приближались к Базингстоку.
        - Впереди хорошее шоссе,- заметила Сара,- можно свернуть еще до города.
        - Так мы и сделаем,- кивнул он,- остановимся в Овертоне и выпьем по чашечке кофе в
«Уайт Харт».
        - Так ты тут бывал?
        - Да, давным-давно,- сухо бросил он, и Сара сразу догадалась, что это как-то связано с девушкой, на которой он хотел жениться.
        - Хьюго,- горячо сказала она,- я не собираюсь пытать тебя, но если ты хочешь… если ты хочешь поговорить о ней… о той девушке… которую ты любил, то я не против. Я знаю, это облегчает душу и помогает избавиться от призраков прошлого.
        - Спасибо, Сара,- его голос чуть дрогнул.- Когда-нибудь, я расскажу тебе о ней, но не сейчас. Потом, когда мы поженимся и научимся понимать друг друга.
        Сара невольно покраснела: он явно не был человеком, который любит, чтобы его расспрашивали. И все-таки она решилась:
        - Может быть, расскажешь о своей семье? Мама непременно станет этим интересоваться. Конечно, я кое-что знаю, но это лишь слухи…
        - Ох уж эти слухи! - рассмеялся он.- Уверен, ты слышала, что я не англичанин. Как ни странно, это правда. Мои родители живут в Голландии, к северу от Арнима. Отец - врач в отставке. У меня три младших сестры, все они замужем. Две в Голландии, а третья - во Франции. Есть еще кузины, тети и дяди, но я редко вижусь с ними.
        - Ты не хочешь жить в Голландии?
        - Сейчас нет, а вот когда выйду на пенсию… Но это будет зависеть и от тебя. Отец приехал в Англию в двадцатых годах, он уже получил образование на родине, но все равно поступил в Кембридж. Там он познакомился с мамой. "Они поженились и вернулись в Голландию, где я и родился. В 40-м папа отослал нас всех в Ричмонд, а после войны я повторил его путь - Лейден, потом Кембридж. Домик в Ричмонде достался мне в наследство. Здесь, в Англии, у меня работа и друзья, а Голландия не так уж далеко, и я могу поехать туда в любой момент.- Он помолчал и добавил: - Думаю, мы съездим туда летом, чтобы ты познакомилась с моей семьей. Ну, что ты еще хочешь знать?
        Его вопрос прозвучал так сухо, что Сара внутренне сжалась.
        - Прости, я не стану больше докучать тебе ненужными вопросами,- резко ответила она.
        Хьюго свернул на обочину и притормозил. Вид у него был довольно серьезный, но ей почему-то казалось, что он внутренне смеется над ней.
        - А что я такого сказал? Почему ты вдруг стала такой надменной и суровой? Милая моя девочка, можешь задавать сколько угодно вопросов, и я отвечу на них со всей искренностью. А если не захочу отвечать, то так и скажу. Надеюсь, ты поступишь также.
        Его большая рука на мгновение накрыла ее маленькую ручку.
        - Наверное,- вздохнула Сара,- я наговорю еще массу глупостей, пока…- она замялась,
        пока ты будешь терпеть меня… Видишь, я все время думаю, что я…- Она замолчала.
        - Что тебя снова бросят? - почти весело подсказал он.- Могу обещать, что этого не случится. А вот и доказательство…
        Он порылся в кармане и достал маленькую коробочку. В ней было кольцо - большой бриллиант в несколько старомодной оправе. Хьюго надел его ей на палец левой руки Сары.
        - Вот,- заключил он,- считай это свидетельством того, что я действительно собираюсь на тебе жениться.
        У Сары захватило дух.
        - Какое красивое,- прошептала она.- И необычное… А как сверкает! Оно старинное?
        - Оно принадлежит нашей семье около двух веков. Есть даже легенда - будто бы по-настоящему оно сияет только на пальце невесты Ван Элвинов.
        Сара не могла налюбоваться кольцом.
        - Я чувствую себя Золушкой… Спасибо тебе, Хьюго! Я буду носить его с гордостью.- Она посмотрела на него из-под полуопущенных ресниц.- Ну вот, даже сейчас я сказала глупость.
        Он наклонился, поцеловал ее в щеку и снова тронул машину.
        - Не вижу ничего глупого. Как насчет чашечки кофе?
        Остаток путешествия прошел приятно. Сара всегда думала, что Хьюго по натуре молчалив, по, оказалось, что это не так. Чего они только не обсудили, пока добирались до Солсбери!
        Деревушка терялась среди холмов. В ней были церковь, маленький паб, внушительное здание ратуши и множество коттеджей. Дом родителей Сары стоял на самом краю деревни, его стены из серого камня, казалось, утопали в цветах.
        Не успел Хьюго притормозить у ворот, как на крыльце появилась мать Сары - женщина лет пятидесяти, со следами былой красоты. Она была подкрашена и мило одета. Сара представила Хьюго, и миссис Дан, критически оглядев жениха своей дочери, сразу заявила:
        - Гораздо лучше, чем Стивен, дорогая,- она улыбнулась.- Входите, отец в гостиной. Знаешь, дорогая, он страшно волнуется…
        Они последовали за хозяйкой в дом. Отец сразу отложил «Санди Таймс», сердечно поцеловал дочь и с откровенным любопытством посмотрел на будущего зятя. Очевидно, ему понравилось то, что он увидел, так как после обмена любезностями и вежливыми вопросами, он окончательно стал похож на самого себя и предложил гостю выпить.
        К вечеру Саре стало ясно, что родители находят Хьюго подходящим зятем. Увы, она не могла остаться с ним наедине ни на минуту, чтобы узнать его мнение о них. Когда они с мамой собрались ложиться, оставив мужчин в гостиной поговорить, Хьюго догнал ее у двери и тихо спросил:
        - Ты пойдешь гулять с собаками до завтрака? Если да, то я бы составил тебе компанию.
        - Встретимся в половине восьмого на кухне,- быстро ответила Сара, так широко улыбнувшись, что на щеках появились ямочки, придававшие ей сходство с маленькой девочкой.- Спокойной ночи, Хьюго.
        Сара уснула почти сразу, предвкушая приятное утро.


        Она встала первой и, когда Хьюго вышел на кухню, уже заварила чай. Оба сели у окна и выпили по чашечке, пока собаки, скуля от нетерпения, вились у их ног.
        Стояло прекрасное, почти безветренное утро. Было очень тихо, слышалось только пение птиц, да голос пастуха вдалеке. Сара надела коричневую юбку, шелковую блузку и набросила на плечи ярко-розовый кардиган. Девушка делала вид, что не замечает пристальный взгляд Хьюго, и обрадовалась, когда услышала:
        - Как хорошо ты выглядишь! Мне нравится, как ты одеваешься, Сара. Даже форму медсестры ты носишь со вкусом… Интересно, кто придет на твое место? - задумчиво добавил он.
        Сара даже вздрогнула: ей вдруг стало неприятно, что ее место в кабинете Хьюго займет другая девушка.
        - Наверное, кто-нибудь, вроде сестры Эванс, отлично справится,- продолжал Хьюго.
        Сара сразу воспряла духом. Сестре Эванс было за пятьдесят, она была милой и очень домашней женщиной, прожившей много лет в счастливом браке.
        Они вышли на улицу через заднюю дверь, от которой начиналась тропинка, ведущая через луг к холму.
        На вершине холма они остановились.
        - Как красиво, правда? - заметила Сара.- Когда я чувствую себя несчастной, то всегда вспоминаю этот пейзаж.
        - Несчастной?
        - Ты же знаешь… И не только последний месяц. Наверное, в глубине души я всегда знала, что Стивен не женится на мне, просто старалась не думать об этом. Почти три года старалась… Но, надеюсь, это быстро пройдет, ведь я не любила его так; как ты любил свою Дженет.
        - Похоже, сплетницы неплохо информированы,- отозвался он, играя с собакой, и Сара не могла видеть его лица.
        На обратном пути он поймал ее ладонь, и домой они шли, держась за руки. Доктор Ван Элвин был занятым человеком, и Сара вдруг подумала, что они будут не слишком много видеться. Но когда она сказала ему об этом, Хьюго сразу возразил, что они станут проводить вместе почти все вечера и выходные. Девушка обрадовалась и поинтересовалась, выгуливает ли он по утрам собак.
        - Да, всегда. Будешь ходить со мной? Мы сможем беседовать, как сегодня…- Он остановился, обнял ее за плечи и повернул к себе.- Возражений нет?
        - Ни малейших. Забавно, но ты не кажешься мне чужим… Будто мы давным-давно знакомы.
        - Так и есть, малыш,- ответил он, улыбнувшись.- Три года. Когда люди работают вместе, они хорошо узнают друг друга.
        - А что будет с миссис Браун? - вдруг вспомнила Сара.
        - Думаю, она предпочтет умереть, чем снова лечь в больницу. Ей осталась пара месяцев, может, меньше.
        - Ту не будешь против, если я как-нибудь навещу ее? И как ты думаешь, мы найдем новый дом для Тимми?
        - Конечно, можешь навестить ее,- сразу ответил он.- Я тоже схожу к ней, ведь ее врач болен. А что до Тимми, то он может переехать к нам. Элис будет только рада.
        Только когда они дошли до самого сада, Сара решилась спросить:
        - Тебе понравились мои родители, Хьюго?
        - Очень,- ответил он.- Уверен, они поладят с моими. Твоя мать не разочарована, что мы не хотим громкой свадьбы?
        - Наверное,- улыбнулась Сара.- Думаю, матерям всегда хочется, чтобы их дочери надевали белый наряд, фату и звали массу гостей.
        - А ты сама хочешь белое свадебное платье, Сара? Мы можем заказать… И гостей позвать…
        - О, нет,- отозвалась девушка.- Я хочу, чтобы пришли только наши родители и чтобы все было скромно.
        - А если бы ты выходила за Стивена, то сшила бы роскошное свадебное платье? - спросил он ласково.
        - Да,- честно ответила Сара,- Я иногда думала об этом. Похоже, девушки всегда забивают себе голову подобными вещами. Не знаю почему, по мне хочется, чтобы мы поженились тихо… Я и сама еще не во всем разобралась.
        Он выпустил ее ладонь и обнял за плечи. Рядом с ним Сара чувствовала себя спокойно и уверенно.
        - Ты славная девушка, Сара,- сказал он ласково, и эти простые слова прозвучали как самый восхитительный комплимент.
        Вечером он уезжал, и Сара погрустнела - день пролетел так быстро! Они сходили к викарию, чтобы договориться о венчании, а на обратпом пути присели на поваленное дерево и, греясь в лучах теплого солнца, поболтали, как старые друзья. Они и расстались, как друзья: он быстро поцеловал ее, а потом взял за руку и сказал в своей обычной манере:
        - Я приеду в субботу, Сара. Отдыхай.
        Он уехал, а Сара подумала, что с удовольствием вернулась бы в город вместе с ним.
        Но неделя пролетела быстро. Мать отвезла ее и Солсбери, купить кое-что из одежды. В деревне жила пожилая портниха, в тихом домике которой Сара и провела почти всю неделю, примеряя наряды, обсуждая ткани и фасоны. По утрам она брала собак и уходила в луга, думая о Хьюго и иногда, с сожалением, о Стивене.
        Если ее родители и вспоминали о ее бывшем поклоннике, то не вслух. С дочерью они говорили только о Хьюго: казалось, старики безоговорочно приняли и даже полюбили его.
        Кстати, Хьюго прислал ее матери цветы, а ей - записку, короткую и написанную неразборчивым почерком врача. Дружеское письмецо, вроде тех, что она изредка получала от брата. Сунув письмо в коробку с платочками, Сара успокоила себя тем, что и не ждала большего. И все-таки девушка надеялась, что, может быть, со временем, они все-таки полюбят друг друга.


        Хьюго обещал приехать в субботу к ланчу.
        Наступило замечательное теплое утро. Сара проснулась, причесалась, потом переделала прическу, несколько раз обошла сад, полила цветы, срезала букет, но все равно до приезда Хьюго оставалось еще несколько часов. Она свистнула собак и отправилась на прогулку к холму.
        Девушка лежала на спине в короткой свежей весенней траве, совершенно забыв о тщательной укладке, когда неожиданно появился Ван Элвин. Она сразу села.
        - Хьюго! Я должна была ждать тебя дома! - Она растерянно провела рукой по растрепавшимся волосам.- Ой, я даже не причесана…
        - А мне нравится,- отозвался он, ласково глядя на нее.- Хорошо провела время?
        Она рассказала, что делала, и спросила, как прошла неделя у него.
        - В трудах. Без твоей помощи нелегко. И не только мне. Бин и Пеппард тоже хотели узнать, будешь ли ты работать, когда мы поженимся.
        - И что ты сказал?
        - Категорически нет. Знаешь, милая девочка, тебе нет необходимости работать. Кроме того, если узнают, что ты ходишь на службу, пострадает моя практика!
        Хьюго улыбался, но Сара знала, что он не шутит.
        - Да, конечно, но я с удовольствием поработаю, если понадобится моя помощь… Или если нам будут нужны деньги.
        Его лицо стало непроницаемым. Он сорвал травинку и сунул ее в рот.
        - Спасибо, Сара. Ты говоришь, как настоящий друг. Кстати, я как раз хотел поговорить с тобой о деньгах. У меня их немало, и они дают независимость. Когда мы поженимся, я отвезу тебя к старику Симсу - моему адвокату - и мы все оформим. А к свадьбе ты получишь чек на квартал.- Он назвал сумму, от которой у девушки округлились глаза.
        - Так много? Мне? Только на три месяца? Да этого хватит на год…- Она задумалась.- Хотя, конечно, я должна вести хозяйство.
        - Нет,- рассмеялся он,- хозяйство ты будешь вести, как сочтешь нужным, а в конце месяца просто отдавать мне счета. Если ты окажешься слишком большой мотовкой, я не постесняюсь сказать об этом. Но если тебе вдруг понадобятся деньги, сразу иди ко мне.
        - Хорошо,- послушно согласилась она, все еще не представляя, на что потратит такую сумму.
        Видимо, голос выдал ее сомнения, потому что Хьюго твердо сказал:
        - Это мои заботы, Сара.- Он сорвал очередную травинку.- Кстати, у меня с собой письма от родителей. Хочешь прочитать?
        Это оказались милые, добрые письма, немного формальные - но что было ждать? Ведь родители Хьюго никогда не видели Сару, но, конечно, знали о Дженет…

«Интересно, что они за люди?» - думала Сара, которой предстояло увидеть свекра и свекровь только в день свадьбы.
        - Пойдем домой? - перебил ее мысли Хьюго.- Твоя мать просила вернуться к часу.
        Они уже подошли к саду, когда Хьюго остановил ее.
        - Сара, у меня для тебя есть маленький подарок,- сказал он и положил ей в руку гладкую черную коробочку.
        У девушки захватило дух от восторга: внутри, на бархатной подушечке, лежали серьги с бриллиантами и жемчужинами.
        - Хьюго, они просто бесподобны! - прошептала она.- Потрясающе, но я… ты…- Она собралась с духом и продолжила: - Хьюго, они такие роскошные - я просто не заслужила такого подарка…
        - Ты хочешь сказать, что мы не любим друг друга? - холодно перебил он ее.- Не будь дурой.- Он отвесил ей дружеский шлепок.- Кстати, я приехал на «ровере» - он тоже теперь твой, и, если хочешь, поведешь назад сама.
        - Ты слишком добр, Хьюго…- растроганно сказала Сара, встала на цыпочки и поцеловала его в щеку.- Большое тебе спасибо! Никогда еще я не видела таких великолепных серег, тем более, что они очень подходят к колечку… А что до машины, то я постараюсь быть хорошим шофером.
        - Ну, это мы обсудим, когда доберемся до Лондона,- усмехнулся он.


        Путешествие прошло отлично, если не считать того, что Сара пару раз забывала переключить скорость, а один раз машина заглохла на светофоре. Когда они подъехали к особняку в Ричмонде, Хьюго улыбнулся:
        - Молодец, малышка, немного практики - и ты станешь прекрасным водителем.
        Сара даже порозовела от удовольствия. Она вошла в дом в прекрасном настроении, а ужин, который приготовила Элис, был просто великолепен. Потом Хьюго повел ее на экскурсию по дому. Тут царила атмосфера покоя и уюта, кресла были удобными, а цвета - гармоничными и убаюкивающими. Саре понравилось все, и она объявила, что не хочет ничего менять.
        Наконец они поднялись наверх, чтобы осмотреть милую комнату, предназначенную для девушки. Ее будущая спальня располагалась в торце дома, окна выходили в сад; был тут и небольшой балкончик с чугунной решеткой. Одна дверь вела в ванную комнату, другая - в гардеробную.
        - Моя комната в другом конце, так что чувствуй себя свободно,- заметил Хьюго.
        Его спальня была меньше и, несмотря на роскошную мебель, казалась холодной. Сара решила, что здесь всегда должны стоять живые цветы. В доме было еще несколько спален и небольших уютных гостиных, изящных и любовно убранных.
        На обратном пути Сара остановилась перед массивной дверью, которую заметила еще тогда, когда она поднимались на второй этаж, но Хьюго прошел мимо. Девушка поинтересовалась, куда ведет эта дверь.
        - Никуда,- быстро ответил он.
        Конечно, это была чушь, просто Хьюго не хотел, чтобы Сара туда входила, и она решила при первой же возможности выяснить все о таинственной комнате.
        - Как здесь все красиво! - похвалила она.- Кто занимался обстановкой?
        - Я сам. Это было давно. С тех пор почти ничего не изменилось.
        Сара последовала за ним вниз, стараясь отогнать неприятную мысль о той, для кого он так любовно отделывал свой дом…


        На следующий день Сара снова надела форму медсестры и встретилась с Хьюго в клинике. В конце дня он исчез вместе с Диком Колзом, но минут через десять вернулся и сообщил от дверей:
        - Слава Богу, такое положение продлится всего неделю-две. Мне очень трудно обращаться к тебе на «вы» и говорить «сестра».
        - А я думала, ты ушел,- с облегчением рассмеялась Сара.- Знаю, это глупо звучит, но здесь ты совсем другой. Как будто все, что было - неправда.
        - Что ж, придется доказать, что это правду - улыбнулся он.- Сколько тебе надо времени, чтобы переодеться?
        - Десять минут… нет, пятнадцать.
        Она смотрела на Ван Элвина снизу вверх, прижимая к груди карты и бумаги. Может, он поцелует ее? И он поцеловал - медленно, нежно… но тут же все испортил, деловито заметив:
        - Я буду ждать тебя у подъезда. Навестим миссис Браун, а потом где-нибудь пообедаем.


        Большинство их вечеров проходили похоже: иногда они шли в какой-нибудь ресторан, иногда обедали вдвоем в Ричмонде, а потом сидели в гостиной и разговаривали. Время бежало так быстро! Пару раз они навещали миссис Браун, пили с ней крепкий чай, слушали болтовню старушки о Тимми и даже получили в подарок вязаную салфетку невероятного красного цвета. Миссис Браун объявила, что салфетка прекрасно подойдет к коричневому чайному сервизу, а Сара, с благоговением вспомнив изящное серебро времен королевы Анны в столовой Хьюго, уверила больную, что каждое утро будет подавать чай именно на этой салфетке.
        Получила она и подарки от подруг-медсестер, а последний вечер провела в клинике, прощаясь с ними. Направляясь в хирургическое отделение, она встретила в коридоре Стивена и уже хотела было пройти мимо, но он схватил ее за руку и остановил.
        - Думаешь, я хочу пожелать тебе счастья, Сара? - прошипел он,- И не надейся. Ты дура. У вас ничего не получится: Ван Элвин все еще думает о своей несчастной любви, а ты - обо мне.
        - Ложь! - воскликнула Сара, вырываясь, и тут сзади раздался спокойный, но полный презрения голос Хьюго:
        - Эй, приятель, кажется, я должен еще раз сказать вам, чтобы вы убирались. И советую поторопиться, пока я не применил другие способы убеждения.
        Когда Стивен скрылся за поворотом, Сара заплакала, а Хьюго нежно обнял ее, успокаивая. Она подняла к нему залитое слезами лицо и прерывающимся голосом проговорила:
        - Мне так стыдно за себя, Хьюго! Я плачу не потому, что несчастна, а потому, что я… я страшно разозлилась!
        Она, как ребенок, вытерла глаза тыльной стороной ладони, и Ван Элвин протянул ей свой носовой платок.
        - Куда ты шла? - спросил он.- Мы сегодня никуда не собирались, но когда я вернулся домой, то передумал и приехал за тобой. Видишь, как я привык к твоему обществу… Поужинаем где-нибудь?
        - С удовольствием. Я тоже скучала по тебе. Я только хотела проститься с сестрами Хэллет и Мур…- Она поколебалась и добавила: - Хочешь, пойдем вместе?
        Он не ответил, а просто взял ее за руку и повел по длинному коридору.
        Был прелестный майский вечер. Хьюго отвез Сару в общежитие и у подъезда попросил:
        - Надень то голубое платье, ладно? Поужинаем в одном славном местечке на Джермин-стрит.
        Она кивнула и неожиданно для самой себя вдруг сказала:
        - Хьюго, ты такой милый, и мне бы очень хотелось…
        - Чего именно?
        Девушка сразу уловила в его тоне какое-то напряжение и быстро ответила:
        - Нет, ничего. Надеюсь… мы будем поддержкой друг другу.
        Уже в комнате, торопливо переодеваясь, она рассмеялась. Ее последняя фраза была глупой, но она не могла сформулировать то, о чем думала, да и вообще не была уверена, что думала об этом.


        Эта мысль не давала Саре покоя всю дорогу, когда они, после венчания, ехали из деревни, где жили ее родители. Хьюго был очень мил, но девушку не оставляло впечатление, что он догадывается о сомнениях, посетивших ее в самую последнюю минуту.
        В тот день она встала рано, вывела собак, а на обратном пути встретила поджидавшего ее Хьюго. Он был без галстука, в старых фланелевых брюках, она - в потертой домашней юбке и совершенно не причесанная.
        - Увидев нас, никто бы не подумал, что через час мы поженимся,- заметил он, а потом завел разговор о пустяках. Когда они подошли к дому, ей уже снова казалось, что выйти за него замуж - самая естественная вещь на свете.
        Ей понравились и свекор со свекровью, которые вели себя очень мило и были дружелюбны с ее родителями. Если они и волновались из-за скоропалительной женитьбы сына, то не выказывали этого.
        Ее платье удалось на славу, и хотя Хьюго ничего не сказал, Сара чувствовала, что нравится ему. Она выбрала наряд строгого покроя из белого плиссированного шелка, простого и элегантного, очень подходившего к теплому весеннему дню.
        Девушка опустила глаза на гладкое золотое колечко, потом посмотрела на руку Хьюго, покоившуюся на руле. Она долго не решалась спросить его, должна ли она тоже купить ему кольцо, и с удивлением услышала его уверенное «да». Печатку, которую он носил всегда, Ван Элвин надел теперь на другую руку.
        - Ты была прелестной невестой, Сара,- перебил он ее мысли.- Я только сегодня понял, насколько ты красива.- Он улыбнулся.- Мне понравилось жениться.
        Она улыбнулась в ответ. Машина стремительно несла их к маленькому домику в Уэстер-Росс.

4

        Они поженились на рассвете, так что сейчас была только половина второго. Утро плавно перешло в яркий теплый день, когда особенно приятно быть за городом, где свежо и зелено. Им предстояло путешествие длиной в две тысячи миль, а Хьюго вел машину с видом человека, везущего жену по магазинам. Впрочем, Сара уже привыкла к тому, что в машине он всегда держится спокойно и буднично.
        Как бы невзначай, Ван Элвин вдруг спросил:
        - А тебе, Сара, понравилась наша свадьба?
        Как ни странно, венчание ей действительно понравилось. Ее замужние подруги частенько рассказывали, что с трудом осознавали, что присутствуют на собственном бракосочетании, поскольку все силы отнимали волнения из-за платья и фаты, заботы о том, чтобы шафер и подруги прибыли вовремя и так далее. У Сары не было ни фаты, ни свидетельницы, а шафер - ее брат - еще утром прилетел из Германии, так что все прошло гладко…
        - Да, очень…- искренне ответила она. Хьюго улыбнулся, и девушка быстро продолжила: - Мне и твои родители очень понравились.
        - А ты - им. Я пообещал, что мы обязательно съездим к ним летом, чтобы вы лучше узнали друг друга. Кстати, я покажу тебе Голландию.
        - Расскажи мне о них и о Голландии,- попросила Сара.
        Девушка с удовольствием слушала его глубокий спокойный голос, удивляясь, почему раньше ей казалось, что когда он заговаривает, он суховат, недобр и отзывается о людях со злой иронией. Сара отогнала назойливую мысль о том, что она наслаждается обществом мужа и даже чувствует себя счастливой, тогда как на самом деле ее сердце разбито. У нее было ощущение, что рядом старинный друг, который понимает даже невысказанное. Потом они заговорили о будущем, и Хьюго весьма тактично подчеркнул, что готов ждать сколько придется, пока она поймет, что Стивен для нее больше ничего не значит. Он сказал об этом так изящно и вскользь, что у Сары невольно создалось впечатление, что это его не слишком заботит, и ей вдруг стало немного обидно. Она тут же обругала себя дурой - ведь если бы Хьюго сказал ей, что любит ее, она бы ни за это не согласилась выйти за него замуж. Стать женой кого-то, кто любит тебя, будучи влюбленной в другого, казалось ей неприличным и нечестным. Они с Хьюго уважали друг друга, не больше - им еще только предстояло строить свои отношения и выращивать в душе любовь.
        Не доезжая до Манчестера, Хьюго свернул с шоссе к небольшому городку, где они перекусили. Сара здорово проголодалась и съела весь ассортимент сэндвичей в кафе и еще пару пирожных впридачу. Поймав насмешливый взгляд Хьюго, она объяснила, что утром от волнения не смогла заставить себя позавтракать.
        - А ты совсем не нервничал, да, Хьюго? - спросила вдруг она.- Наверное, все по-другому… ну, я хочу сказать, что ты бы чувствовал иначе, если бы женился на той, которую любишь…- Она покраснела, но выдержала его взгляд.
        - Я вообще спокойный человек,- отозвался он после паузы.- Поедем дальше? До Уиндмера еще семьдесят пять миль, так что мы едва поспеем к обеду. Там неплохо кормят.
        - Как здорово! - воскликнула она, но тут же смутилась.- А тебя не раздражает, что я люблю поесть?
        Хьюго рассмеялся, и ей показалось, что он сразу стал выглядеть на несколько лет моложе.
        - Нет, это просто восхитительно. Мне приятно быть рядом с человеком, который умеет доставлять себе удовольствие. Слишком многие женщины делают вид, что еда их совершенно не интересует, а это страшно глупо.- Он тронул машину. - Кстати, прогулки на свежем воздухе только прибавляют аппетита.
        Отель оказался старинной виллой на берегу озера. Из их комнат открывался прекрасный вид на окрашенные закатом деревья и поля, среди которых гладь воды казалась серебряным зеркалом. Сара бросила шляпку на кровать и тут же выбежала на балкон.
        - Потрясающе! - воскликнула она.- Никогда не видела ничего подобного.
        - Подожди, вот увидишь мой домик…- только и заметил Хьюго.- Я зайду за тобой через пять минут.
        Сара не заставила себя ждать - волосы были уже уложены в прическу, носик припудрен, губы подкрашены. Они спустились вниз в полупустой ресторан рука об руку, съели филе-де-соль «гран рюк», цыпленка маренго и выпили шампанского, после чего Сара набросилась на мороженое, а Хьюго лениво и снисходительно наблюдал за ней, потягивая кофе.
        После ужина молодожены вышли прогуляться к озеру, которое казалось теперь совсем черным, хотя далеко на горизонте небо еще окрашивал пурпур заката. Все кругом дышало покоем и красотой, и они молчали, наслаждаясь чудесным вечером, пока Сара не спросила:
        - Во сколько мы выезжаем утром?
        - Нам осталось триста тридцать миль, так это если мы тронемся в девять, будем останавливаться на обед и чай, то окажемся на месте около шести. Ты устала?
        - Нет, пока нет… А мы пройдемся перед завтраком?
        - Да, если ты любишь рано вставать… Я попрошу разбудить нас в семь.
        Утро оказалось еще красивее вечера. На этот раз они отправились в другую сторону, с каким-то священным трепетом чувствуя себя частью пробуждающейся природы. Хотя было рано, солнце уже припекало, и Хьюго, посмотрев на небо, процитировал:
        - В лесу, что у подножья гор.
        Пел сладкогласый птичий хор,
        Весны приход пророча…
        - Джон Донн,- радостно кивнула Сара.- Я, кажется, могу продолжить это стихотворение.
        - Знаешь, Сара,- рассмеялся Хьюго, беря ее за руку.- Похоже, нам будет хорошо вместе.
        Они остановились выпить чаю в Крайнларич, и их дальнейшее путешествие шло по столь живописным местам, что у Сары просто дух захватило от окружающей их красоты.
        - Сколько у тебя уже этот домик? - спросила она.
        - Пять… нет, шесть лет,- подсчитал Хьюго.- Я езжу туда два-три раза в год.
        - А мы… то есть, я хотела спросить, ты будешь брать меня с собой?
        - Конечно, милая моя девочка,- удивленно поднял он брови,- если ты захочешь…
        Некоторое время шоссе бежало вдоль озера Лох-Несс, но вскоре Ван Элвин свернул на узкую проселочную дорогу и с нескрываемым удовлетворением объявил:
        - Почти приехали.
        - Как красиво, уединенно и… почти нереально! - Сара едва не свернула себе шею, стараясь увидеть как можно больше.- Ты устал?
        - Не слишком. Я хорошо знаю дорогу - это облегчает путь.
        - А я бы ни за что не поехала в такой дальний путь на машине,- заявила Сара.
        Через пару миль после озера автомобиль еще раз свернул; вскоре показался аккуратный ряд коттеджей, где Хьюго и притормозил, вышел и постучал в дверь крайнего домика.
        - Миссис Макфи самая замечательная женщина на свете,- сообщил он.- Ей сорок, у нее целый выводок детишек, похожих на ангелов, а ее муж - первый пастух в округе. И оба совершенно довольны судьбой. Я всегда оставляю им ключ.
        Миссис Макфи оказалась радушной, очень привлекательной женщиной, хотя красавицей и не была. Она подошла к машине, немного поболтала с Сарой, а потом принесла большой старомодный ключ.
        - Похоже, ей ты тоже понравилась, как и всем,- весело заметил Хьюго.- И ничего удивительного: ты была очень красивой невестой.
        - Спасибо, Хьюго,- обрадовалась девушка.- А твоя миссис Макфи действительно очень славная. Кстати, где ты берешь продукты?
        - За эти годы выработалась отличная система. Когда я уезжаю, миссис Макфи все убирает в домике, чтобы коттедж был готов к любому непредвиденному приезду. Она же делает и запасы, так что я могу неожиданно прикатить и жить целый месяц, ни о чем не задумываясь.
        Вскоре показался и коттедж - беленый домик под серой крышей, стоящий в зеленой низине. Как ни странно, у Сары не возникло ощущения одиночества, на которое она уже настроилась. Тут было уютно и спокойно; домик, казалось, вырастал прямо из скал. Маленькая прихожая вела в гостиную, обставленную удобной изящной мебелью. Все было подобрано с любовью и тщанием, и небольшая комната казалась больше. Пол в домике покрывали толстые ковры ручной работы. Красные тканые занавески и бронзовая лампа на столике у окна завершали теплый, как бы светящийся, интерьер. Сара подумала, как, должно быть, приятно задернуть шторы, оставив на улице холодные сумерки, зажечь старинную лампу и устроиться в кресле с любимой книгой.
        В углу была дверь, за которой начиналась лестница на второй этаж.
        - Поднимайся,- предложил Хьюго,- а я внесу чемоданы.
        Наверху оказались две небольшие спальни, разделенные ванной комнатой. Обе спальни были устланы толстыми коврами янтарного цвета, прекрасно оттенявшими белую мебель. Маленькие окна закрывали шелковые бело-голубые занавески со всполохами желтого. Шкафы были искусно вмонтированы в стены, а от старинных подсвечников трудно было оторвать взгляд. Одна из комнат была побольше, и там, в нише, стоял изящный пембрукский столик, покрытый вышитой салфеткой, а у окна было зеркало, подставку которого украшал букет полевых цветов - старание миссис Макфи.
        Сара сразу решила, что это ее комната, и Хьюго подтвердил ее догадку. Пока девушка устраивалась, хозяин разжег камин, сразу наполнивший домик чудесным ароматом сосны. Сейчас у него был вид человека, вернувшегося домой после долгого отсутствия. На мгновение Саре даже показалось, что она совсем не знает этого человека - слишком уж непохож он был на того Хьюго Ван Элвина, с которым она работала в клинике. Но, поймав его взгляд, девушка сразу поняла, что изменился не он, а ее отношение к нему. Они улыбнулись друг другу.
        - Пойдем на улицу, посмотришь окрестности,- предложил Хьюго.
        За домом был узкий длинный сад, разделенный посередине тропинкой, ведущей к живой изгороди. От нее открывался вид на крыши деревни, лежавшей более чем в миле внизу. Еще ниже петляла дорога к озеру.
        - Давай-ка разберем вещи,- предложил Хьюго,- а потом спустимся. Там есть маленькая гостиница и славный ресторанчик.
        На этот раз Сара была слегка разочарована - она и сама хорошо готовила - но, тем не менее, решила промолчать: им предстояло провести здесь две недели, и ей наверняка еще представится масса возможностей показать себя на кухне.


        Дни шли, неторопливой чередой сменяя друг друга, и Сара узнала совершенно нового Хьюго Ван Элвина. Он вставал около шести и поднимался к ней с чашкой чая. Когда Сара, умывшись и одевшись, выходила из спальни, чтобы приготовить завтрак, Хьюго уже был в саду - подрезал деревья, рубил дрова, поправлял изгородь. Такой энергии и любви к деревенскому труду она в нем совершенно не ожидала.
        - Ты совсем не такой, как я думала,- призналась она однажды.- Никогда не думала, что ты мастер на все руки - рубишь дрова, моешь посуду, готовишь чай…
        - Бедная моя Сара,- рассмеялся Хьюго,- ты, надеюсь, не разочарована? Что ж, мне повезло не меньше - ты, как выяснилось, отлично готовишь.
        Оба расхохотались и, собрав корзинку для пикника, отправились в горы.
        Каждый новый день они проводили по-другому. Самым любимым занятием Хьюго была рыбалка; Сару занимал только тот момент, когда надо было подсекать и тянуть рыбу, однако девушка умела спокойно сидеть рядом с мужем и ждать. Один раз он отвез ее в Инвернес, где она купила шерсти, чтобы связать ему теплый свитер. Бывало, они сидели весь вечер напролет молча - она вязала, он читал,- но их дружба и привязанность крепли с каждым часом: им было приятно молчать вместе, а еще больше девушке нравилось то и дело поднимать глаза и смотреть на мужа, сосредоточившегося над книжкой с трубкой в зубах. Съездили они и в Порти, где заночевали в небольшой гостинице, а на следующий день продолжили осмотр острова. Они вообще много гуляли, держась за руки и любуясь потрясающими горными пейзажами. Иногда Хьюго обнимал ее за плечи, прижимая к себе, и хотя эти объятия были чисто дружескими, душа Сары трепетала от радости, пока спокойный, а то и ироничный голос Хьюго не возвращал ее к реальности.


        Они прожили в горах больше двух недель, и когда в двери домика, прощально щелкнув, повернулся ключ, Сара почувствовала, что закрыла последнюю страницу восхитительной книги. Они простились с миссис Макфи, и та еще долго стояла на крыльце и махала им вслед.
        На обратном пути они перекусили в Эдинбурге, заехали в Йорк, а потом отправились в Монк-Фристон - деревню к югу от города - чтобы остановиться там в гостинице, расположившейся в старинном замке. Это было необычайно романтическое место, хотя в огромном старинном номере, который достался Саре, была и ванная, отделанная по последнему слову техники. Повинуясь консервативной атмосфере замка, молодая миссис Ван Элвин переоделась к обеду, выбрав великолепное шелковое платье кофейного цвета. Она надела серьги - подарок Хьюго,- и все ее сомнения и волнения рассеялись, когда муж восхищенно воскликнул:
        - Какая ты красивая! Тебе очень идет это платье. И серьги очень кстати.
        - Ну, здесь так необычно,- ответила она, краснея,- что мне захотелось соответствовать. Скажи, Хьюго, а ты всегда останавливаешься в таких роскошных местах?
        - Милая моя девочка, я люблю комфорт и прочие маленькие радости жизни, так что мне и в голову не пришло бы предлагать тебе другое - ведь ты моя жена.
        Он улыбнулся, но Сара почувствовала, что ее глупый вопрос обидел его. Она шагнула к нему и виновато сказала:
        - Прости, я не так выразилась. Я и не думала упрекать тебя. Мне тоже нравится купаться в огромной ванной и пить за ужином шампанское… Я просто имела в виду, что была бы счастлива и без этого. В горах было замечательно! - добавила она в отчаянной попытке заставить его понять.
        Девушке вдруг живо вспомнилось, как она рано утром стоит у плиты на кухне и жарит яичницу с беконом, поглядывая через открытую дверь на Хьюго, который рубит в саду дрова… Сара подняла на мужа встревоженные серые глаза:
        - Я не знала, что ты так… так богат…
        Его раздражение мигом улетучилось, он подошел к ней, положил руки ей на плечи и мягко, будто разговаривая с ребенком, произнес:
        - Моя дорогая, ты так наивна, что я просто не могу сердиться на тебя. Деньги сами по себе ничего не значат, хотя у меня их и больше, чем у многих, и я использую их, как хочу и когда хочу…
        - Прости, Хьюго! - перебила Сара.- Я не сомневаюсь, что ты тратишь деньги мудро, и при этом вовсе не скряга и не эгоист, иначе ты бы, например, не думал так много о миссис Браун. И наверное, она не единственная, кому ты помог. Дик Колз рассказывал, что ты даришь подарки больным малышам, а Кейт говорила, что ты купил ящик шерри для вечеринки медсестер, и никто даже не знал об этом…- Она замолчала, заметив, что мужа распирает от смеха.- Что тут смешного? Я что, разочаровываю тебя?
        Она почувствовала, как его пальцы сжали ей плечи.
        - Наоборот, милая Сара, ты во многих отношениях оказалась настоящим сюрпризом, и сюрпризом замечательным.
        - Потому что я умею готовить? - предположила она.- Люди зря думают, что если женщина работает медсестрой, то она больше ни на что не способна.
        - Уверен, что ты способна на многое,- возразил он, отпуская ее.- Ну что, пойдем обедать?


        Следующим вечером они уже были в Ричмонде, и Сара снова подумала, какой у Хьюго замечательный дом. В саду расцвели розы, а нежные бутоны вьюнка красиво выделялись на фоне темной зелени, обвившей стены. Элис приготовила их возвращению омара, а на десерт подала клубнику и мороженое.
        Потом они устроились в кабинете Хьюго. Он просматривал накопившуюся корреспонденцию, а Сара быстро пробежала несколько писем, пришедших на ее имя. Тут было письмо от Кейт - взволнованное и радостное: ее Джимми получил место в отделении хирургии, так как, женясь на Энн Бин, Стивен увольнялся из клиники. Новость была жирно подчеркнута и сопровождалась несколькими восклицательными знаками, за которыми следовали две страницы свадебных планов. Сара отложила письмо, решив расспросить Кейт поподробнее при встрече. Как чудесно будет встретиться с девушками, поболтать, узнать о последних событиях в больнице. Были письма от матери и отца, а еще от брата, который прилетал на ее свадьбу из Германии, где работал. Он писал, что ему очень понравился Хьюго, и обещал придти к ним в гости, когда приедет в отпуск…
        Внезапно ее мысли прервал голос мужа:
        - Есть что-нибудь интересное?
        Она тут же рассказала о Кейт и Стивене, а Хьюго заметил:
        - Рад, что Джим получил работу. Я говорил о нем с Бином… Да, кстати, нас приглашают в четверг на коктейль по случаю помолвки Энн Бин. Пойдем?
        - Если бы ты был один…- начала Сара дрогнувшим голосом,- я имею в виду, если бы это было до нашей свадьбы, ведь ты бы пошел, правда? Значит, мы примем приглашение. Только не оставляй меня одну. Хорошо, Хьюго?
        - Ни за что, Сара. Но я рад, что ты приняла именно такое решение.- Он встал и подошел к ней.- Эти письма я еще не открывал. Там всякие приглашения. Посмотрим их вместе? Тут еще открытки от мамы и сестер. А вот еще одна милая весточка.- Он протянул ей открытку, на которой были изображены сусальные жених с невестой в рамочке из аляповатых роз.
        - Миссис Браун! - догадалась Сара, - Благослови ее Господь!
        Старательной рукой старушки было выведено: «Доктору и сестре, с пожеланиями счастья».
        - Наверное, она не может думать о нас, как о муже и жене.
        - А ты? - неожиданно спросил он.
        - Не знаю…- честно призналась Сара. - Надо как-нибудь навестить миссис Браун.
        - Это нетрудно. Поедешь со мной утром в город, я подвезу тебя. Кстати, походишь по магазинам, а потом пообедаем вместе. Пока я буду в клинике, ты выпьешь чаю со старушкой, а потом я за тобой заеду.


        На следующее утро, в половине девятого Хьюго высадил ее на углу улиц Фортнам и Мейсон, наказав покупать все, что вздумается, и за писывать на его счет.
        Время прошло быстро. Ей было приятно делать покупки, но, идя на встречу с Хьюго, Сара немного волновалась - не осудит ли он ее расточительность. Однако тот только порадовался, что она хорошо провела время. Они пообедали, и Хьюго сказал, что ему пора возвращаться в клинику. Кстати новая сестра была именно такой, какую они оба хотели - пожилой, замужней, некрасивой и совершенно неинтересной для больничных сплетниц.
        Миссис Браун еще больше побледнела и осунулась. Она рассказала, что доктор Колз снова предлагал ей лечь в больницу, но она отказалась
        Старушка с удовольствием съела конфеты, которые принесла Сара, и начала расспрашивать о медовом месяце. Сара рассказала ей о коттедже в горах, и миссис Браун глубокомысленно заметила, что описанный пейзаж очень напоминает ей Гайд-парк.
        Саре хотелось плакать, глядя на нее, но миссис Браун казалась вполне счастливой. Когда приехавший Хьюго осмотрел ее и расспросил о здоровье, старушка ответила:
        - Мне не слишком-то хорошо, мой милый доктор, но только не говорите мне, что снова надо лечь в больницу. Все это бесполезно. Уж лучше я доживу свои дни тут, вместе с моим Тимми.
        Хьюго обещал, что лечащий врач миссис Браун будет регулярно ее навещать. Когда они прощались, старушка по очереди посмотрела на каждого и сказала:
        - Как приятно видеть, что вы счастливы. Навещайте меня, сестра, и вы, доктор.


        - Миссис Браун скоро умрет? - спросила Сара по дороге домой.
        - Да. Ей осталось несколько недель. В госпитале она могла бы прожить дольше, но она возненавидит каждую минуту такой жизни.
        - Я буду ее навещать, ты не против?
        - Милая моя девочка,- отозвался Хьюго, глядя на нее с холодным удивлением,- с какой стати мне возражать? Я твой муж, а не тюремщик… Хорошо походила по магазинам?…
        Вечер они провели дома, сидя в гостиной и болтая о пустяках, так что Сара даже почувствовала себя настоящей женой преуспевающего врача.
        Дни шли быстро. Сара легко привыкла к своей новой жизни, которая очень скоро стала ей нравиться. Она думала, что будет скучать по работе, но этого не случилось. Элис, которая прежде одна управлялась с хозяйством, только обрадовалась помощи молодой жены доктора, и Сара взяла на себя уход за цветами, кое-какую уборку, разобрала шкафы и кладовые, а когда Элис брала выходной, с радостью готовила.
        Несколько раз она брала «ровер», и выяснилось, что она не так уж нервничает за рулем. Она съездила и в клинику, проведать подругу. Кейт было что рассказать обо всех, за исключением Стивена. А когда Сара спокойно поинтересовалась его жизнью, Кейт воскликнула:
        - Сара! Неужели ты все еще… Да нет, это просто невозможно! Твой Хьюго - настоящее чудо, тебе завидует вся больница. Ты счастлива?
        - Очень,- быстро ответила Сара, не оставляя себе времени задуматься.- Я спросила только потому, что нас с Хьюго пригласили на коктейль по случаю помолвки Энн Бин.
        - Что ты наденешь? - сразу начала допытываться Кейт.
        Эта тема занимала их до тех пор, пока Кейт не пришло время бежать на свидание с Джимми.
        Когда Сара вернулась в Ричмонд, дом встретил ее тишиной. У Элис был выходной, а Хьюго по вторникам не обедал дома, ссылаясь на работу, о которой ничего не рассказывал. Саре стало одиноко. Она прогулялась по саду с собаками, потом прошлась по комнатам, разглядывая портреты, серебро и фарфор. В конце концов, она легла в постель с книгой, несколько раз прочитала одну и ту же страницу, захлопнула роман, выключила свет, но так и не смогла заснуть, пока не вернулся муж. Перед сном он заглянул к ней, тихо прошептал «спокойной ночи», но она не ответила.

5

        Когда на следующее утро Сара спустилась вниз, Хьюго уже сидел за столиком в саду и просматривал почту.
        - Доброе утро,- улыбнулся он.- Соня! Было всего одиннадцать, когда я вернулся, а ты уже спала…- В его серых глазах вдруг мелькнула тревога: - Или… нет?
        - Я очень устала - наверное, сказались две поездки в госпиталь на машине за один день,- уклончиво ответила она.
        - Вот молодец! За это я приглашаю тебя в театр, а потом - поужинать. У меня билеты на сегодня в Комедию. - Он обнял ее, - Садись завтракать.


        Сара, одетая для выхода, осмотрела себя в огромном зеркале в спальне и решила, что отнюдь не дурна. Она приобрела эта платье в Солсбери на деньги, которые ей дал отец перед свадьбой, и была довольна покупкой - розовая органза изящно обтягивала талию и плечи, подчеркивала соблазнительную линию бедра и высокую грудь, оставляя открытой стройную шею. Она специально сделала несколько старомодную прическу, и серьги, подаренные Хьюго, особенно заиграли.
        Раздался стук в дверь, и вошел Хьюго. Сара оторвалась от зеркала и сказала:
        - Я готова.
        - Ты похожа на принцессу из сказки,- отозвался он,- остается надеяться, что ты не исчезнешь с боем часов.- Он протянул ей бархатную коробочку.- Ты должна была получить это к свадьбе, но я не успел взять его из банка. Это был подарок моего деда бабушке, а теперь будет принадлежать моей жене.
        Внутри было жемчужное ожерелье с бриллиантовым кулоном. Сара не могла вымолвить ни слова. Когда первое потрясение прошло, девушка воскликнула:
        - Это потрясающе! - Она бросила на мужа долгий взгляд, но его лицо было непроницаемо.- Спасибо, Хьюго,- продолжила она тихо.- Ты наденешь его на меня? Пожалуйста…
        Она ощутила холодные пальцы на шее, потом легкое прикосновение к плечам… Ее охватила какая-то странная, сладостная дрожь; сердце девушки лихорадочно забилось, дыхание участилось… Она закрыла глаза, откинула голову назад, ее губы приоткрылись, словно моля о поцелуе…
        Но он повернул ее к себе, поднял подбородок, заглянул в глаза и спокойно спросил:
        - Ты готова? Накинь шаль, вечером будет прохладно.
        Сара пробормотала в ответ что-то невнятное, чувствуя жгучее разочарование, обиду и какое-то непонятное раздражение. Ну почему, почему он не поцеловал ее?!


        Вечер прошел божественно: спектакль оказался замечательным, ужин тоже удался, хотя они больше танцевали, чем ели и разговаривали.
        Домой Ван Элвины вернулись только в три часа утра, и Хьюго, поцеловав ее в щеку, ласково пробормотал:
        - Пора в постель.
        Сара снова почувствовала раздражение - она не была маленькой девочкой, которую следует укладывать в кроватку.
        - Мне не хочется спать,- отозвалась она.
        - Зато мне хочется,- спокойно ответил он.
        Сара повернулась и, не говоря ни слова, поднялась на второй этаж. У двери спальни она немного помедлила и сказала:
        - Спасибо за чудесный вечер, Хьюго. Мне очень понравилось.
        - Я рад. Спокойной ночи,- только и ответил он.
        Сара еще долго не могла заснуть, ее мучила необъяснимая ярость, а последняя ее мысль, уже в полудреме, была о том, что она никогда больше ни за что не наденет платье из розовой органзы.


        Во вторник Хьюго, уходя, бросил через плечо, что не вернется раньше девяти и что она может делать все, что захочет. Она не успела ничего возразить - он уже закрыл за собой дверь.
        Сара проводила глазами автомобиль, стараясь выкинуть этот неприятный эпизод из головы, но думала о нем почти весь день. Может, он ездил в клуб или навещал старых друзей, решила она в конце концов, заставив себя думать о другом, например, о платье, которое стоило надеть на коктейль у мисс Бин.
        Девушка поиграла с собаками, обсудила с Элис домашние дела, а потом отправилась в Хэрродс, где и отыскала нужный наряд - очень простое, но необыкновенно дорогое платье из шелкового джерси медового цвета, которое очень подходило к жемчужному ожерелью. Саре предстоял одинокий вечер, поэтому из магазина она отправилась к миссис Браун, которая очень ей обрадовалась. Старушка сильно сдала, но ни словом не упомянула о здоровье, а только слабым голосом попросила приготовить чай. Сара привезла в подарок больной ночную рубашку - изящную вещицу с розовыми кружевами,- которой миссис Браун ужасно обрадовалась. Они немного поболтали, и пришла пора прощаться.
        Было всего-то четыре часа дня. Сара вернулась домой, долго выгуливала собак, чуть ли не час проговорила по телефону с матерью, рассказывая ей о своей счастливой жизни в Ричмонде, потом легла спать.


        Сара была довольна, что купила новое платье, когда они приехали на вечеринку к мисс Бин в ее роскошный дом в Хэмстеде, обставленный по последнему слову моды известным лондонским дизайнером. Странное впечатление - казалось, что листаешь страницы журнала «Айдиал Хаус», только тут оставалось еще меньше места воображению и собственному выбору.
        Гостей собралось немало. Сара знала многих из них - старшую сестру, консультантов, членов попечительского совета… Было еще немало молодых людей и девушек, очевидно, приятелей Энн. Сара поздравила Энн, отметив про себя, что та довольно хорошенькая, хотя и смахивает на мышку. На невесте было славное платье, а ведь с такой фигурой - язвительно подумала Сара - непросто подобрать себе наряд.
        Вновь встретиться со Стивеном оказалось проще, чем она думала - возможно, свою роль сыграл шикарный туалет, жемчуга и ласковая, но твердая рука Хьюго, который был рядом. Девушка обошла гостиную, здороваясь с теми, кого знала, и неожиданно снова оказалась лицом к лицу со своим бывшим возлюбленным.
        - Я хочу поговорить с тобой, Сара,- буркнул он.
        - Но я не хочу с тобой разговаривать,- ответила она холодно, но с вежливой улыбкой. Она поискала глазами Хьюго, но не нашла.
        - Ты не любишь его,- грубо заявил Стивен,- а вышла замуж назло мне.- Он заметил жемчуг и мерзко усмехнулся.
        Сара почувствовала, что в ней закипает ярость, но заставила себя ответить что-то нейтральное и отвернулась. Теперь она увидела мужа - он разговаривал со старшей сестрой в другом конце зала. Хьюго тоже увидел ее и, непринужденно увлекая за собой собеседницу, мгновенно преодолел разделявшее их расстояние. Проигнорировав Стивена, он заметил жене:
        - Дорогая, я только что рассказывал мисс Гуд, как ты замечательно готовишь…
        Он вел себя безупречно, но Сара поймала блеск затаенного гнева в его глазах.
        - Кстати, мистер Ван Элвин пригласил меня на обед,- сообщила старшая сестра.
        Теперь Хьюго снова стоял рядом с Сарой, крепко держа ее под руку. Стивену ничего не оставалось, как поддержать вежливый разговор, и он поинтересовался их планами на будущее.
        Сара знала, что со стороны они производят впечатление счастливой пары. Это было приятно, но, увы, она-то знала, что это лишь впечатление.
        Больше ничего неприятного не произошло, и спустя пару часов, Ван Элвины откланялись.
        По дороге они почти не разговаривали, и только за поздним чаем Хьюго вдруг спросил:
        - А что сказал Стивен?
        - Гадость,- ответила Сара после некоторого колебания.
        Хьюго выбрал в вазе самую красивую грушу.
        - Очистить? - спросил он и, не дожидаясь ответа, взялся за нож.- Я понимаю, что он хотел обидеть тебя. Мне даже показалось, что ты сейчас его ударишь.- Он улыбнулся.
        Так что же он сказал?
        - Неважно.
        - Почему ты не хочешь сказать мне?
        - Он сказал, что я не люблю тебя и вышла замуж только назло ему,- резко ответила Сара, раздраженная его настойчивостью.
        - Законченный идиот! - с сухим смешком бросил Хьюго, протягивая ей тарелку с грушей.- Кстати, завтра я приду поздно. Может, пригласишь Кейт или кого-нибудь пообедать.
        - Нет! Нет! - с неожиданной злостью выкрикнула она.- Ты… ты всегда приходишь поздно по вторникам и пятницам!
        - Верно,- спокойно отозвался Хьюго. Сара ждала, что он скажет еще что-нибудь, но он молчал, и у девушки возникло такое чувство, будто у нее перед носом захлопнули дверь.
        Она встала из-за стола, бросив салфетку, и убежала к себе в комнату, где и разрыдалась. Через час она успокоилась и лежала, прислушиваясь к шорохам и звукам в доме. Хьюго вывел собак, потом запер дверь на ночь, но не поднялся: наверх, а, должно быть, ушел в свой кабинет.
        Был уже первый час, когда она услышала его тихие шаги в коридоре.
        Проснувшись утром, Сара почувствовала себя полной дурой, но Хьюго не напомнил о вчерашнем инциденте. Стоял безветренный день, будто застывший в ожидании бури. Темное облачное небо отражалось в реке. Хьюго поинтересовался, собирается ли она навестить миссис Браун. Сара еще не знала точно, но не исключала такой возможности.
        - Лучше не бери машину, ладно? Наверняка будет гроза, а ехать в сильный дождь не слишком приятно. Поймай такси.
        Она с облегчением сказала «да», потому что терпеть не могла грозу, а потом поинтересовалась, будет ли Элис вечером дома, и тут же покраснела - ей показалось, что вопрос прозвучал двусмысленно. Хьюго не ответил, и Сара решила, что он не обратил внимания на ее слова.


        Когда она добралась до Филипс-стрит, дождь лил как из ведра. Миссис Браун лежала в постели - ей явно было хуже, но старушка обрадовалась приходу Сары. Девушка не собиралась оставаться надолго, но все-таки решила дождаться прихода сиделки, тем более что за окном продолжала бушевать гроза.
        Когда она мыла чашки, вошел Хьюго. Он кивнул старушке и улыбнулся Саре:
        - Я вычислил, что ты дождешься прихода миссис Крю.
        Та вскоре действительно появилась, и Хьюго, быстро осмотрел больную и дал ей кое-какие указания.
        Они простились и спустились вниз к его машине.
        - Садись, Сара,- произнес Хьюго, открывая дверцу.
        Девушка покачала головой:
        - Спасибо, я поймаю такси.
        - Не дури, в такую погоду ты не найдешь здесь ни одной машины.
        - Если ты решил отвезти меня домой только потому, что я сказала, что не люблю грозу, то не бери в голову - я… пошутила.
        - Ты ужасная лгунья, Сара,- рассмеялся Хьюго.- Но в любом случае я везу тебя вовсе не домой. Я хочу, чтобы ты кое-что увидела… Садись, некогда разговаривать, я и так уже опаздываю.
        Она села, и Хьюго, не говоря больше ни слова, рванул с места.
        Путешествие оказалось недолгим - он затормозил через несколько кварталов на улице, которая неизвестно почему называлась улицей Роз, возле дома с белыми ставнями и табличкой «Хирург Джон Брайт». Хьюго провел ее через шумную приемную, заполненную людьми, в кабинет, где и представил:
        - Моя жена.
        Сара протянула руку пожилому лысому доктору, которого Хьюго отрекомендовал, как
«местного врача, который так любезен, что разрешает помогать ему дважды в неделю». Улыбка Джона Брайта была дружеской и веселой, а Сара проклинала себя: Бог знает, что она думала о его вечерних отлучках…
        - Очень рад с вами познакомиться, миссис Ван Элвин. Хьюго о вас много рассказывал. Не верьте тому, что он болтает - именно благодаря ему эта практика еще существует. Я бы один никогда не справился… Тут есть задняя комната, где работает наш клерк. Хотите подождать там?
        Сара сняла перчатки, положила сумочку и просто предложила:
        - Я хотела бы помочь вам.
        - Почему нет? - улыбнулся Хьюго.- Сандра найдет тебе какой-нибудь халат.
        Сандра, миловидная юная блондинка в мини-юбке, сразу нашла Саре халат и явно была рада, что у них появилась лишняя пара рук.
        К концу приема Сара не могла поверить, как им удавалось раньше справиться с таким количеством больных втроем. Последний пациент ушел в девять вечера, доктора достали трубки, а Сара выключила старый стерилизатор и наконец села.
        - Как насчет чашечки кофе у меня дома? - спросил мистер Брайт.
        Они переглянулись и согласились.
        Вечер прошел очень мило, хотя Саре пришлось еще потрудиться - она приготовила омлет с помидорами и грибами для голодных врачей. Все были очень довольны и договорились, что девушка будет приходить помогать им два раза в неделю вместе с Ван Элвином.
        Когда они вернулись домой, Хьюго вежливо, но холодно сказал:
        - Наверное, ты очень устала? Спокойной ночи. А я пока почитаю.
        Сара заволновалась, она решила, что муж недоволен тем, что она предложила доктору Брайту свою помощь. Хьюго развеял ее сомнения, напомнив, что он сам отвез ее на улицу Роз. Тогда Сара захотела узнать, почему он никогда не говорил ей, где проводит свои вечера.
        - Я предпочел бы, чтобы ты любила меня, как такового, а не за то, что я делаю.
        Сара промолчала. Это было очень романтично и даже немного драматично - дорогой специалист с Харли-стрит помогает заурядному хирургу. Она покрутила обручальное кольцо и подняла глаза.
        Он смотрел прямо на нее.
        - Я вижу, ты поняла меня.
        - Да,- сразу ответила она.- Но, видишь ли, не было необходимости держать все в секрете… А почему ты вернулся домой сердитым?
        - Вовсе нет, просто я не был уверен, правильно ли поступил, привезя тебя на улицу Роз. Ведь теперь я предложил тебе работу гораздо хуже той, что у тебя была до замужества.
        - И все? - широко улыбнулась она.- Но я действительно с удовольствием помогу вам. И потом, это всего два раза в неделю! К тому же, я буду рядом с тобой.
        - Э-э, да, конечно,- ответил он безо всякого выражения.- Мне не приходило в голову, что ты волнуешься, где я.
        - Хьюго! - не выдержала Сара.- Конечно, волнуюсь! Я думала, что ты хочешь избавиться от меня или…
        - Нет, клянусь, Сара.
        - Слава Богу,- с облегчением произнесла она.- Значит, все в порядке.


        Через несколько дней им позвонила миссис Крю. Сара как раз заканчивала составлять букет для обеденного стола, раздумывая о том, как хорошо на их фоне будет смотреться праздничный обед и ее новое платье. Ее приятные размышления прервал телефон, и уже через десять минут она была в машине.
        Миссис Браун лежала в постели, и Сара сразу поняла, что дело плохо. Она попросила сиделку позвонить Хьюго и на минутку спустилась в машину. Вернулась она с цветами - шедевром икебаны, на который потратила полдня, и привезла с собой вместе с вазой, чтобы порадовать несчастную миссис Браун. Лицо бедной старушки осветилось, и она смогла уснуть, хотя бы ненадолго забыв о боли.
        Когда появился Хьюго она все еще спала, но, почувствовав прикосновение спокойной холодной руки врача, пробудилась.
        - Не надо ничего колоть, доктор,- прошептала она, тяжело дыша.- Бесполезно. Спасибо за все, что вы сделали для меня… Тимми… вы приютите его?
        - Конечно, можете быть спокойны - у него будет дом.
        - Меня зовут,- миссис Браун тяжело вздохнула,- Розмари… Хорошее имя для девочки, правда?
        Сара сразу поняла, что та имеет в виду, и радостно подхватила:
        - Просто чудесное! Когда у нас будет дочка, мы назовем ее Розмари.
        Она не смотрела на Хьюго, но знала, что он ничего не имеет против этой маленькой, безвредной лжи. Миссис Браун улыбнулась и закрыла глаза, чтобы никогда больше не открыть их.

6

        После похорон миссис Браун жизнь потекла своим чередом. Каждую неделю Сара проводила два вечера на улице Роз, там она называла Хьюго «доктор», он ее -
«сестра», и они почти не разговаривали. По утрам они выгуливали собак. Им было хорошо вместе, но разговоры почти никогда не были личными, и в какой-то момент Саре вдруг пришло в голову, что Хьюго жалеет, что женился на ней. Иногда, проснувшись ночью, она мучилась мыслью, думает ли он по-прежнему о Дженет, но сам Хьюго никогда не упоминал о своей бывшей возлюбленной.
        Во время их первого званого обеда Сара сделала один любопытный вывод. Они пригласили старшую сестру, Джона Брайта, Колза, Кейт и Джимми. Она сидела напротив мужа, радуясь, что стол удался - сервировка получилась элегантной, а еда - вкусной.
        Приятные размышления прервала Кейт, которая спросила, слышала ли Сара, что Стивен женился на Энн, и тут девушка поняла, что не вспоминала о бывшем возлюбленном уже несколько дней… да нет, недель! Она просто забыла о нем!
        - Чужая свадьба - хороший повод купить новую шляпку, дорогая,- раздался голос Хьюго; Сара благодарно улыбнулась ему и предложила Джиму еще кусочек торта.
        Когда вечеринка закончилась, Хьюго поздравил ее с тем, что все прошло замечательно, и, заметив ее странный взгляд, поинтересовался, не хочет ли она что-нибудь сказать ему. Сара быстро ответила «нет».
        Перед сном она непонятно почему долго плакала, а проснувшись ночью вдруг со всей отчетливостью поняла, что забыла Стивена, потому что, на самом деле, любит Хьюго. Господи, и угораздило же ее попасть в такое нелепое положение: она живет с мужчиной, которого любит, но который любит другую женщину! Она долго думала, пока не уснула, наконец, с мыслью, что, должно быть, он все-таки неплохо относится к ней, раз предложил выйти за него замуж.
        Утром Хьюго предложил съездить на недельку в Голландию к его родителям, и она с радостью согласилась. Сара очень хотела рассказать ему о своих чувствах, но так и не решилась.


        В Амстердаме было дождливо, но когда они подъезжали к Роттердаму, погода стала лучше. Услышав, как Хьюго говорит по-голландски, Сара даже вздрогнула от неожиданности.
        - Знаешь, я совсем забыла, что ты голландец. Твой английский безупречен,- заметила она.- Мне бы тоже хотелось говорить на твоем языке, хотя бы немножко. Ты не научишь меня нескольким словам?
        - Может быть. Хотя вряд ли это понадобится. У меня дома прекрасно говорят по-английски, так что у тебя не будет проблем.
        - Когда мы вернемся в Лондон,- продолжила она, глядя в окно на непривычный пейзаж,
        я попробую найти кого-нибудь, кто научит меня голландскому.
        - Это предложение? - усмехнулся Хьюго.
        - У тебя не будет времени, но все равно спасибо.
        В Роттердаме были совсем другие правила дорожного движения. Хьюго отлично лавировал среди потока машин, двигавшегося, по представлениям Сары, в противоположную сторону, и она вздохнула с облегчением, когда город остался позади.
        Вокруг было очень красиво; аккуратные чистенькие домики утопали в зелени садов. Хьюго рассказывал жене о местах, которые они проезжали, и только тут она поняла, что они проведут две недели не расставаясь. Все время будут вместе! Ее сердце радостно забилось.
        - Почему ты так улыбаешься? Ты счастлива? - поинтересовался он и обнял ее за плечи.
        - Да,- ответила Сара.- Я не чувствовала себя такой счастливой…- она чуть было не сказала: «С тех пор, как поняла, что не люблю Стивена», но вовремя спохватилась: -… уже давно. И вообще, мне нравится быть замужем,- наивно добавила она.
        - Спасибо, Сара,- отозвался Хьюго задумчиво.- Мне кажется, мы отлично… подходим друг другу.
        Почти до самого конца дороги они молчали.
        Город оказался очень красивым; все в нем поражало Сару своей необычностью - высокие, словно вытянутые вверх дома, непривычные витрины магазинов, каналы с перекинутыми через них мостиками…
        Она вдруг подумала о том, как приятно взять отпуск тогда, когда ты хочешь. Ее собственная семья не была бедной, но их денег хватало только на одни каникулы в году. Похоже, Хьюго не преувеличивал, когда просил ее не беспокоиться о финансах…
        Отель оказался роскошнее всех предыдущих гостиниц, в которых им доводилось останавливаться. В ресторане, куда они спустились через полчаса, Сара поймала на себе несколько восхищенных взглядов, но это мало что значило для нее в сравнении со словами мужа:
        - Как ты хорошо выглядишь!
        Она поужинала с отменным аппетитом, а потом они вдвоем прогулялись по ближайшим улочкам, заглянув в пару антикварных магазинов. В отеле Сара и Хьюго разошлись по своим комнатам: он - читать газеты, она - полистать путеводитель по Амстердаму.
        Когда утром муж постучал в дверь, Сара причесывалась, и он сказал, что будет ждать ее в ресторане. Она надела новый костюм, цена которого просто ужасала, но костюм так хорошо сидел, что девушка не удержалась от покупки.
        - О, что-то новенькое! - сразу заметил Хьюго, оторвавшись при ее появлении от газеты,- Тебе очень идет.
        Она покраснела от удовольствия, села и сразу обнаружила у своей тарелки какой-то маленький сверточек.
        - Это тебе, Сара,- пояснил муж.
        В коробочке оказалась старинный браслет для часов, который ей понравился в антикварном магазине накануне.
        - Господи, Хьюго, какая прелесть! - воскликнула она.- Какой ты милый!…- Девушке очень хотелось увидеть на его лице что-то большее, чем выражение спокойного удовлетворения, но, увы…
        - Пусть эта цепочка напоминает тебе об Амстердаме,- заметил муж, надевая браслет ей на руку,- Мне приятно, что он тебе нравится.
        Когда они почти закончили завтракать, Хьюго неожиданно окликнули - в ресторан зашел его старинный приятель, с которым он учился когда-то в одной школе. Ван Элвин познакомил жену с Жаном Денекампом, и он присоединился к их маленькой компании. Они с удовольствием поболтали и пригласили Жана с женой и шестерыми детьми приехать к ним в гости в Ричмонд.
        - Они очень любят друг друга,- позже заметил Хьюго, когда они с Сарой снова заговорили о Жане.
        - Это видно,- с чувством отозвалась Сара.- Даже то, как он произносит ее имя…- девушка замялась.
        Хьюго промолчал, хотя ее горячность явно удивила его.
        Они провели день в блужданиях по городу, вкусно пообедали в дорогом ресторане, а потом снова заглянули в антикварный магазин, где Сара выбрала несколько картин, а Хьюго - чернильный прибор прошлого века. Девушка решила подарить мужу эту вещицу, и он, похоже, был польщен ее вниманием.
        - Тебе здесь нравится? - поинтересовался Хьюго за ужином.- Приятное местечко, правда? Его открыли после реставрации пару лет назад, и я всегда здесь с удовольствием останавливаюсь.
        - Здесь просто замечательно! - с энтузиазмом поддержала Сара.- Скажи, Хьюго, ты, наверное, знаешь все лучшие отели и рестораны Европы?
        - Ну, моя милая, ты меня переоцениваешь,- усмехнулся он.- Если честно, то больше всего мне нравится мой дом. Там я чувствую себя лучше всего.
        - Домик в горах?
        - Да, мое убежище. А теперь - наше, верно? Каждый раз, когда я туда приезжаю, у меня такое чувство, что должно случиться что-то очень хорошее.
        - Пусть так и будет,- от души пожелала Сара, мечтая о том, как им будет хорошо там вдвоем.


        - Ты часто бывал в этом ресторане? - поинтересовалась Сара на следующий день за обедом, когда он привел ее в очередное роскошное заведение.
        - Пару раз с Жаном,- ответил Хьюго.
        - Вдвоем?
        - Конечно, Жан был с Джейкобой, они почти никогда не расстаются…
        Сара с преувеличенным вниманием изучала меню.
        - Ну, спрашивай,- потребовал муж.
        - О чем? - притворно удивилась она.
        - Ты ведь хотела узнать о девушках, которых я приводил сюда?
        - Мне все равно,- быстро ответила она.
        - Конечно, тебе все равно, Сара,- подтвердил Хьюго.- Вот почему наш брак так… рационален. Мы двое зрелых, серьезных людей, а вовсе не те юнцы, которые дают волю своим чувствам.- Он улыбнулся, а потом добавил, решив, что она мучается с выбором десерта: - Рекомендую мороженое - оно здесь необыкновенно вкусное.
        - Спасибо, мне только кофе,- возразила Сара деревянным голосом, тщетно пытаясь спрятать за ним обуревавшие ее гнев, обиду, отчаяние, но только выдав их.
        - И все-таки я расскажу,- продолжил Хьюго, не скрывая иронии.- Первый раз со мной была… дай-ка вспомнить… блондинка - высокая и красивая.- Он нахмурился.- Нет, имени не помню. Мы съели массу всяких вкусностей… Нет, не смотри так, Сара, ты получаешь удовольствие от еды, как и от всего в жизни, а ее не интересовало ничего, кроме хорошего обеда. Во второй раз со мной была Эльза - очаровательная рыжая барышня, очень маленькая и пухленькая. Она вечно сидела на диете, так что мы почти ничего не попробовали. Помнится, когда я проводил ее домой, мы с Жаном и Джейкобой отправились в загородное кафе и наелись, наконец, досыта.
        - Как тебе не везло с подружками,- с притворным сочувствием заметила Сара.
        - Но в третий раз все-таки повезло,- заметил Хьюго.- Она само совершенство: нужный вес, рост, красивая, умная, очаровательный голос, здоровый аппетит…
        - И как же ее звали? - спросила Сара, а он от души расхохотался.- Господи, ты говорил обо мне?
        - О тебе, Сара,- подтвердил Хьюго.- Думаю, ты не против, если муж, каким бы практичным он ни был, скажет своей жене комплимент?
        У Сары перехватило дыхание, и она не сразу смогла выговорить:
        - Конечно, нет. Спасибо, Хьюго.
        В тот же день, перед тем как заснуть, Сара пообещала себе, что никогда больше не даст воли своему детскому любопытству и не станет больше выспрашивать о прошлой жизни Хьюго. Есть вещи, которых лучше не знать - так спокойнее.


        Дом родителей Хьюго оказался образцовым голландским особняком с красной остроконечной крышей. Стоял он в тихом местечке. Ближайшая деревня находилась не больше чем в миле, но густой лесок создавал иллюзию изолированности от мира. Тут был и ухоженный садик, и застекленная веранда, а железные ворота всегда стояли гостеприимно открытыми.
        Их встретила пожилая экономка, которая тут же принялась восторженно причитать. Хьюго перевел, что Мейн, так ее звали, поздравляет их, и был доволен тем, как Сара прилежно выговорила «спасибо» по-голландски. Мейн, кажется, тоже была польщена.
        Саре очень понравился дом. Хьюго объяснил, что его предок, от которого они унаследовали особняк, был собирателем древностей, и теперь жилище похоже на музей, хотя не уступает по комфортабельности любому современному дому.
        До приезда к родителям Хьюго девушка немного нервничала, но теперь поняла, что волновалась напрасно и к ней очень хорошо относятся. И опять Хьюго открылся ей с новой, незнакомой стороны. В госпитале он казался неразговорчивым, строгим и сосредоточенным, по крайней мере именно таким она видела его в течение нескольких лет. Тут же его словно подменили.
        Теперь, когда Сара любила мужа, она не уставала подмечать в нем новое, и ей был интересен каждый его жест и шаг.
        После обеда мужчины Ван Элвины ушли в кабинет, чтобы спокойно поговорить, а миссис Ван Элвин-старшая повела невестку на экскурсию по дому.
        - Мы так рады тебе, Сара,- говорила она.- Ты очень удачный выбор для Хьюго: понимаешь его работу, можешь ему помочь… Он рассказывал, что ты ходишь вместе с ним на улицу Роз. Как, должно быть, Хьюго рад, что вы работаете вместе! Конечно, когда у вас появятся дети, станет немного труднее…
        Сара пробормотала какие-то слова благодарности и чуть не расплакалась от умиления, живо представив себе целый выводок детей.
        - В следующий раз, дорогая,- продолжала свекровь,- ты должна будешь остаться с нами. Мы прекрасно понимаем, что ты первый раз в Голландии, хочешь все посмотреть, и вам с Хьюго удобнее останавливаться в отелях, а не возвращаться каждый вечер сюда. Но Хьюго обычно приезжает к нам несколько раз в год, и мы всегда будем рады тебя видеть, пусть даже всего пару дней.
        Они вернулись в гостиную и еще немного поболтали, пока не подали чай и не пришли мужчины. Когда чашки унесли, отец Хьюго вдруг встал и подошел к Саре, улыбнувшись точно так же, как его сын, и произнес:
        - Сара, мы хотим кое-что подарить тебе. Прости, что нам не удалось привезти это на свадьбу, но теперь мы хотим исправить свою ошибку и соблюсти все традиции.- Он вложил ей в руку небольшую бархатную коробочку.- Это старинная вещица, ей не меньше двухсот лет. Со временем Хьюго унаследует здесь все, и, конечно, все драгоценности станут твоими, но пусть эта брошка радует тебя уже сейчас.

«Вещица» оказалась роскошной брошью с огромным бриллиантом, составлявшей ансамбль с ее сережками и кольцом. В первый момент Сара не смогла выговорить ни слова, а потом прошептала:
        - Какая красивая! Спасибо вам, спасибо за подарок и заботу! Я буду ее беречь, но и носить тоже, потому что такую прекрасную вещь просто грешно прятать от людей,- Она расцеловала свекра и свекровь.
        Хьюго был явно доволен сценкой и, поймав жену за руку, пообещал:
        - Мы пойдем в какое-нибудь особенно шикарное место, чтобы ты смогла надеть все свои драгоценности… А теперь собирайся, дорогая, я хочу пригласить тебя на ужин.
        Они должны были вернуться в дом Ван Элвинов через неделю, к торжественному семейному обеду, который собиралась устроить свекровь. В машине Сара сказала:
        - Как мне повезло! Ведь я могла не понравится твоим родителям.
        - Вряд ли,- отозвался Хьюго.- Ты моя жена Сара, а близкие разделяют мои вкусы и мнения по самым важным вопросам в жизни.
        - Так я важна? - поинтересовалась девушка. От волнения она слышала только удары собственного сердца.- Конечно, ведь я уже достаточно немолода, чтобы стать постоянной частью жизни серьезного мужчины…
        Сара набрала побольше воздуха - ей казалось, что наступил удачный момент, чтобы высказать мужу все, что у нее наболело, но Хьюго разочаровал ее:
        - Хороший день, правда? - отозвался он.- Тебе понравилось у меня дома?
        - Очень,- ответила она,- я даже не думала, что тут все так… так великолепно и роскошно.
        - А нам самим все это вовсе не кажется роскошью,- возразил Ван Элвин.- И ты, когда узнаешь моих родителей получше, тоже станешь относиться ко всему проще. Мы будем приезжать к ним довольно часто. Когда отец умрет - правда, я надеюсь, что это случится нескоро,- я унаследую дом, и, может быть, ты захочешь тут поселиться.
        Саре даже не надо было раздумывать над этим предложением.
        - Конечно! - сразу ответила она.- Мне здесь очень нравится. Ты не ожидал этого?
        - Мне кажется, я знаю, что тебе нравится, а что - нет, Сара, но когда придет час выбирать, тебе надо будет все хорошенько обдумать. Малейшее сомнение - и мы откажемся от этой идеи.
        - Ты уделяешь мне слишком много внимания, Хьюго,- с чувством ответила девушка.- Я не хочу, чтобы ты подчинял свою жизнь моим капризам и удовольствиям.
        - Знаешь, дорогая, позволь решать это мне самому,- отозвался он, и Сара явственно расслышала в его голосе нотки смеха.


        На следующей неделе они много ездили - бывали в музеях, гуляли по городам и живописным окрестностям, ходили по магазинам, потом заехали к очаровательным тетушкам Хьюго и провели несколько часов у его сестры Джоанны, а завершили путешествие в доме его родителей, пообещав вернуться ранней весной.
        - А вы приезжайте к нам на Рождество,- пригласил их Хьюго,- может, нам удастся уговорить и родителей Сары приехать. Ты ведь будешь рада, правда, дорогая? - Он повернулся к жене и улыбнулся так нежно, что ей вдруг показалось, что все ее мечты стали реальностью, и он любит ее.
        Размечтавшись, Сара поймала лукавый взгляд свекрови и тут же зарделась. «Надо научиться не краснеть,- решила она,- это вульгарно». Но, видимо, свекровь не разделяла ее мнения, поскольку заметила:
        - Другие девушки многое бы отдали, чтобы уметь так краснеть.
        - Правда? - удивилась Сара.- Но я не девушка - мне уже двадцать восемь.
        - Я бы сказал, что во многом ты совсем еще девочка,- усмехнулся свекор,- а если сомневаешься, дорогая, спроси Хьюго, когда никого больше не будет рядом.
        Сара снова вспыхнула. Ее спасло какое-то ничего не значащее замечание Хьюго, и она бросила на мужа благодарный взгляд. Тот шутливо подмигнул ей в ответ.
        К торжественному обеду Сара решила надеть медовое платье и все свои украшения. Когда Хьюго зашел в комнату, она как раз разглядывала себя в зеркале и с тревогой спросила, не будет ли она выглядеть вульгарно, надев столько золота и драгоценностей.
        - Платье очень простое, Сара,- отозвался муж, оглядев ее с головы до ног,- и чудесного цвета, так что ты не можешь выглядеть вульгарно… Ты очень красива, Сара,
        добавил он.
        Девушка ждала, что муж поцелует ее, но он убрал руки с ее плеч и спросил:
        - Ну что, идем? Не хочется заставлять маму ждать.


        Домой они ехали через Францию. Страна очаровала Сару, и она снова почувствовала себя почти счастливой. Не успела она подумать об этом, как Хьюго спросил:
        - Ты счастлива, Сара?
        - Да, Хьюго,- кивнула она.- Счастлива и вконец избаловалась. С тех пор, как мы уехали из Англии, я и пальцем не шевельнула; мы с тобой объездили красивейшие места, я получила массу подарков…
        - Ну, ты еще недостаточно избалована,- возразил он,- мне нравится делать тебе подарки не меньше, чем тебе получать их.
        - Вот здорово! - совсем по-детски воскликнула она.- Нам ведь хорошо вместе, правда?
        Девушка снова покраснела, почувствовав, что в ее словах звучит слишком большой энтузиазм.
        Во Франции они посетили еще одну сестру Хьюго - Гемму, которая тоже была замужем за врачом - высоким, элегантным и спокойным мужчиной. У них было двое детей. Гемма отнеслась к Саре так же, как и все остальные члены семьи Ван Элвинов - приветливо и внимательно.
        - Хьюго хороший муж,- полуутвердительно, полувопросительно заметила она, когда они остались вдвоем.
        - Чудесный,- широко улыбнулась Сара.- Самый лучший в мире!
        - Он умница,- согласилась Гемма,- Ты, конечно, знаешь про Дженет. Он бы не женился на тебе, ничего не рассказав.- Сара кивнула,- Тогда и не стоит о ней говорить,- продолжила Гемма.- Когда все это случилось, я была слишком мала, чтобы понять, что он чувствует, да он ничего мне и не рассказывал…
        Родственники договорились пообедать в ресторане, и Сара, как только они ушли из гостей, задумалась - что надеть? Ей не хотелось проигрывать рядом с красавицей Геммой.
        - Все просто,- заметил Хьюго,- сейчас пойдем и купим.
        - Но, Хьюго,- с ужасом пробормотала она,- у меня есть с собой несколько платьев…
        - Но ни одного розового,- покачал он головой,- а ты нравишься мне в розовом. Я знаю один отличный магазин в Авиньоне.
        В конце концов они отыскали розовое шелковое платье, чья астрономическая цена ничуть не смутила Хьюго. Сара попыталась остановить мужа, но тот тут же заметил:
        - Если тебе не нравится, то я куплю его для Геммы.
        - Ну уж нет! - возмутилась Сара.- Мне оно очень нравится!
        Расплатившись, Хьюго отвел жену в открытое кафе, усадил за столик и спросил:
        - Ну, что ты, милая?
        - Хьюго, пожалуйста, пойми меня. Ты делаешь мне так много подарков…
        - И буду продолжать в том же духе,- перебил он ее.- Я же предупреждал тебя, Сара - я человек, который действует всегда по-своему.- Улыбнувшись, он посмотрел на нее так, что у девушки перехватило дыхание: ей вдруг показалось, что в его глазах блеснуло подлинное чувство.
        - А я тебя предупреждала, что часто говорю глупости,- смущенно пробормотала она в ответ.
        - Сара, разве я не говорил, что это неправда? - Он взял ее за руку.- И готов повторять это снова и снова… Так что мы будем пить? Может, дюбоне?
        Девушка кивнула и почти шепотом продолжила:
        - Это потрясающее платье, Хьюго… Большое тебе спасибо!
        - Вот и хорошо. После ужина можно немного потанцевать…
        Сара была просто счастлива, тем более что ей очень нравилось танцевать с Хьюго, и в тот вечер он не раз приглашал ее.
        Но всему приходит конец: еще один день во Франции, и отпуск закончился: их ждала Англия, встретившая молодую чету серым октябрьским небом и дождем, которые, тем не менее, не могли испортить им настроения.
        Дом в Ричмонде был исполнен покоя. Элис ждала хозяев - во всех комнатах стояли цветы и горели лампы. Саре было приятно вернуться домой, и она смущенно призналась в этом мужу. Тот тихо и мягко ответил:
        - Я очень рад, Сара.

7

        - Встретимся сегодня в городе? - предложил Хьюго через несколько дней после возвращения из поездки, когда они сидели за завтраком.- С половины двенадцатого я свободен, так что можем пообедать вместе.
        - С удовольствием! - ответила она.
        - Возьми такси,- буднично продолжил Хьюго.
        - Может, мне заехать за тобой на Харли-стрит?
        Хьюго холодно отказался и ушел, оставив жену мучиться сотнями дурных мыслей, не последней из которых было предположение, что он обзавелся молодой хорошенькой медсестрой.
        Сара все-таки решила поехать на Харли-стрит и прибыла туда около одиннадцати. Она тщательно накрасилась, нарядилась в новый костюм, который удачно дополняли новые туфли, сумка и перчатки того же стиля.
        Кабинет Хьюго был на первом этаже. В спокойной уютной приемной, кроме женщины за столом в углу, никого не было. Медсестра оказалась толстушкой с круглым лицом и, как с облегчением убедилась Сара, средних лет. Они сразу заулыбались друг другу. Сара представилась и попросила не говорить Хьюго о ее приходе, чтобы сделать ему сюрприз.
        Хьюго сидел за столом и что-то писал. Он сразу встал навстречу жене.
        - Сара! Вот это неожиданность,- спокойно заметил он, судя по всему, совсем не удивившись.
        - Я приехала немного раньше,- объяснила она.- Ты не против, если я подожду тебя здесь? Мисс Тревор говорит, что остался только один пациент… А я могу посидеть в приемной.
        Хьюго не возражал. Но прежде чем выйти, Сара решила все-таки посмотреть на одну вещицу, которая стояла на столе Хьюго и сразу привлекла ее внимание. Хьюго явно загораживал ее от жены. Это было фото в старомодной раме. Наверняка, снимок Дженет,- решила девушка. Набравшись решимости, она сделала шаг к столу и, не обращая внимания на мужа, повернула фотографию к себе…
        Это был ее собственным снимок!
        - Ой, это я! - глупо прошептала она.
        - Конечно, ты, Сара,- отозвался Хьюго.- А кого ты ожидала увидеть?
        Девушка буквально онемела, а Хьюго расхохотался, потом обнял ее, привлек к себе и… тут зазвонили из приемной.
        - Черт, это мой пациент! - вздохнул он. Сара сразу вышла. В приемной она увидела старую костлявую даму, беседовавшую с мисс Тревор. Больная вошла в кабинет, а Сара упала в глубокое кресло. Ей очень хотелось посидеть в тишине и подумать, но сестра, очевидно, считала своим долгом занять жену хозяина легкой беседой, и время пролетело незаметно.
        Когда прием закончился, Хьюго поймал такси и куда-то повез Сару - куда, она не знала. Они притормозили на Бонд-стрит возле дорогого мехового магазина.
        - Зачем мы приехали сюда? - спросила девушка.
        - Скоро зима,- коротко ответил Хьюго, открывая дверцу.- Не волнуйся, я знаю, как ты относишься к убийству диких животных, поэтому мы будем смотреть только манто из норок, которых разводят на фермах.
        Сара примерила несколько изящных шуб, но никак не могла сделать выбор, тем более что ни Хьюго, ни продавщица не упоминали о цене. И все-таки одно манто приглянулось ей больше остальных - оно было невесомым, изящно облегало ее стройную фигуру и шло к цвету волос. Наговорив Саре кучу комплиментов, продавщица заключила:
        - Прелестное манто, мадам. Вам очень идет. И отличное качество для девятисот гиней.
        Как только та отошла, Сара с ужасом прошептала:
        - Хьюго, ведь это почти тысяча гиней!
        - Оно стоит этих денег,- спокойно отозвался он,- Моя дорогая Сара, позволь напомнить тебе, что ты моя жена и всегда должна быть… готова к неожиданным подаркам. Кстати, ты не забыла, что мы собирались пообедать?
        - Хьюго ты разговариваешь, как церковный староста! Правда, очень милый староста… Я надену шубку… на свадьбу Энн. И на свадьбу Кейт. Кстати, мне понадобится новая шляпка… Да, чуть не забыла! Надо купить Кейт подарок.
        - И что ты выбрала? - поинтересовался Хьюго.
        - Ну, что-нибудь практичное. Льняную скатерть или дюжину полотенец.
        - Хорошая мысль,- согласился Хьюго.- Хотя я сомневаюсь, что молодой Дин будет очень счастлив. Пошлю-ка я ему от себя тоже дюжину… кларета. Это будет подарок лично для него.
        - Безобразие! - запротестовала Сара.- Он будет вместе с Кейт пользоваться полотенцами и сидеть за столом, покрытом скатертью, поэтому он должен разделить с ней и кларет.- Сара поймала смеющийся взгляд мужа и продолжила.- Просто не знаю, как тебя отблагодарить за шубку.
        - Кажется, мы это уже обсудили,- в его голосе появились дразнящие нотки,- Не думаешь же ты, милая, что я пытаюсь подкупить тебя?
        - Подкупить? - удивилась она и отчаянно покраснела.
        Теперь она уже не могла сказать ему о своих подлинных чувствах, ведь все слова прозвучат как доказательство того, что он подкупил ее, Хьюго ей не поверит. Сара низко опустила голову.
        - Нет, Хьюго, я ни о чем таком не думала. Я просто пыталась высказать, как я благодарна. Это чудесный подарок.


        Вечером, когда они ехали после приема на улице Роз, Хьюго вдруг сообщил, что едет в Америку. Собирается читать лекции в Филадельфии, Бостоне, Вашингтоне и нескольких маленьких городках.
        - И надолго? - поинтересовалась Сара упавшим голосом.
        - Недели на три.
        - Довольно неожиданно,- заметила она.
        - Нет,- сухо ответил Хьюго,- я знал об этом уже давно.
        - И ничего мне не сказал?!
        - Ну, малыш, я не видел необходимости - все равно ты со мной не поедешь.
        - Почему?
        - А зачем? Мы ведь только что ездили отдыхать, разве нет? Я буду читать там лекции…
        - Ты не хочешь, чтобы я…
        - Скажем так - в этом нет необходимости,- в его мягком голосе неожиданно зазвенела сталь.
        - Так вот почему ты купил мне шубу? - резко спросила она.
        Машина притормозила у дома, Хьюго открыл дверцу и бросил через плечо:
        - Считай, что я этого не слышал, Сара.
        - Когда ты едешь?
        - Завтра вечером,- Он был уже у двери в кабинет.- Мне надо еще позвонить в больницу. Мы пожелаем друг другу спокойной ночи?
        Он ласково улыбнулся, и Сара почему-то почувствовала себя виноватой.
        У себя в комнате она села, чтобы собраться с мыслями. Сегодня утром ей показалось… нет, она была почти уверена, что Хьюго хочет поцеловать ее. Возможно, он немного влюблен в нее, и ей надо было сказать, что она тоже любит его, и они смогут начать все сначала, начать по-настоящему… На его столе стоит ее фотография, и он подарил ей это роскошное манто… Впрочем, не исключено, что у врачей просто принято держать в кабинете фотографии жен, а супруга преуспевающего доктора должна быть соответствующе одета…
        Сара так и не смогла прийти к какому-нибудь выводу и легла спать злая, расстроенная и недоумевающая.
        Утром Хьюго поздоровался с ней, как ни в чем не бывало. К ее удивлению, он сказал, что не будет пропускать прием на Харли-стрит. Девушке почему-то казалось, что в далекую Америку надо долго собираться, но Хьюго ехал налегке - с одним небольшим чемоданчиком.
        - Мы сегодня ужинаем раньше обычного? - спросила она.
        - Нет, Сара. Я уезжаю около семи, а машину оставлю в аэропорту. Из клиники я вернусь в три, и мы успеем поговорить,- сообщил он, вставая из-за стола.- Желаю приятно провести день.
        - Да, спасибо,- рассеянно отозвалась она.- Я погуляю с собаками. Кстати, Хьюго, ты не будешь возражать, если в твое отсутствие я буду ходить на улицу Роз?
        - Почему бы и нет,- ответил он от двери.- Я не тюремщик, Сара, ты можешь делать все, что захочешь.
        День показался ей бесконечным. У Элис был выходной, и Сара сама отправилась на кухню, чтобы испечь фруктовый пирог, который так любил Хьюго.
        Она провозилась полчаса у плиты, потом сделала сэндвичи и отнесла поднос в гостиную. Было около четырех, когда она услышала, как муж открывает дверь. Девушка снова поспешила на кухню, чтобы поставить чайник.
        - Привет, Сара,- весело бросил Хьюго,- и что ты только будешь делать, когда я уеду?
        Она была готова к этому вопросу и нарочито небрежно ответила:
        - Съезжу к родителям, может, даже погощу у них пару дней… Потом Кейт просила меня походить с ней по магазинам, Мери приглашала в гости, кроме того, мне надо кое-что купить…
        - Стоп-стоп! - рассмеялся он.- Похоже, малыш, мне придется задержаться в Америке, чтобы ты успела сделать все, что наметила.
        Они сели за стол, и со стороны трудно было представить, что еще пара часов - и Хьюго должен будет уехать, так буднично и спокойно он себя вел.
        - Я заезжал в банк,- сообщил он,- чтобы у тебя было достаточно наличных, и поговорил с Симсом - он ведет все мои дела. Это так, на всякий случай… Прекрасный пирог, нам очень повезло с Элис.
        - Это я испекла,- заметила Сара и не удержалась от вопроса: - А в Америке ты будешь все время летать? Или ездить на поезде?
        - Конечно, летать. Иначе я проторчу там несколько месяцев. А о Симсе я упомянул лишь потому, что ты сможешь обратиться к нему, если тебе что-нибудь понадобится… А что ты положила в этот пирог?
        Она принялась рассказывать, а сама видела страшные картины авиакатастроф… Хьюго догадался о чем она думает и перебил ее кулинарный перечень:
        - Не надо, Сара, мы же договорились, что ты взрослая здравомыслящая женщина.
        Ирония, прозвучавшая в его тоне, возымела даже больше действия, чем сами слова. Сара взяла себя в руки, и они вполне непринужденно болтали до тех пор, пока Хьюго не встал, заявив, что ему надо переодеться. Через некоторое время он снова появился в гостиной, уже с чемоданчиком в руке.
        - Уже семь,- напомнил он жене, направляясь к выходу. Казалось, он боится нечаянно сказать нечто большее, чем просто слова дружеского прощания.
        Сара вышла за ним в прихожую. Она старательно улыбалась, хотя на самом деле ей хотелось плакать.
        - До свидания, Сара, я дам тебе знать, как у меня дела,- попрощался он, быстро поцеловав ее в щеку… а потом вдруг, страстно, в губы, и не успела она вымолвить
«до свидания», как он выскочил на улицу.


        Сара завтракала в грустном одиночестве, когда зазвонил телефон. Захваченная мыслями о вчерашнем поцелуе, она не сразу услышала звонок. Девушка сняла трубку в полной уверенности, что услышит Кэйт.
        - Здравствуй, Сара,- раздался голос Хьюго.
        От изумления она не сразу ответила.
        - Хьюго, здравствуй! Я не ждала, что ты позвонишь… Как долетел?
        - Нормально. Что ты делаешь?
        - Завтракаю и собираюсь гулять с собаками.- Ее голос предательски задрожал.
        - Почему ты плачешь, Сара?
        - Хьюго, я скучаю по тебе,- по-детски всхлипнула она,- а ты так далеко!
        Она знала, что этого говорить не надо, но ничего не могла с собой поделать. Муж на другом конце провода как-то странно вздохнул - то ли с облегчением, то ли торжествующе.
        - Я рад, что ты скучаешь,- неожиданно ответил он.- Знаешь, почему я уехал, Сара? Почему не взял тебя с собой? Нет? Приеду - расскажу.
        - А сейчас не можешь? - Сердце Сары забилось громче и быстрее.
        - Нет. Я должен видеть твое лицо. А сейчас, малыш, мне надо идти. Пока.


        Он звонил каждый день, и на пятый раз Сара решилась сказать:
        - Послушай, Хьюго, если ты занят… Со мной все в порядке. Мне очень приятно разговаривать с тобой каждый день, но это стоит уйму денег…
        Ей как обычно не удалось выразить то, что хотелось, но Хьюго, похоже, понял:
        - Мне тоже одиноко, Сара, так что это лучший способ тратить деньги… Кстати, как там дела на улице Роз?
        О себе Хьюго рассказывал мало, только один раз вдруг, пожаловался, что устал, и в ответ на ее испуганное «береги себя», бросил со смехом:
        - От чего? От вечеринок, восторженных поклонниц и хорошеньких девиц?
        - От всего,- быстро нашлась она.- А в Америке много хорошеньких девиц?
        - Трудно сказать, не обращал внимания… А ты что подумала?
        - Ну, на твоем месте я бы обращала,- ответила она осторожно,- ведь ты мужчина, который нравится женщинам.
        Телефонные разговоры с Хьюго стали для Сары главными событиями каждого дня. И вот наступило утро, когда он наконец сказал:
        - Завтра я приеду, Сара. Примерно в восемь вечера.


        День показался ей ужасно коротким: надо было сходить к парикмахеру, расставить кругом цветы, побегать по магазинам, чтобы купить чего-нибудь вкусненького… Спать она легла усталая, но счастливая.
        На другой день она раза четыре передумывала, что надеть к приезду мужа. Девушке хотелось выглядеть особенно хорошо. Все ее прежние сомнения и страхи улетучились, она была почти уверена - Хьюго хочет сказать, что любит ее. В конце концов Сара остановилась на красном шерстяном платье и, не зная, куда себя деть, спустилась в гостиную, устроилась у камина и открыла книгу, чтобы скоротать оставшийся час.
        Была половина восьмого, когда собаки вдруг с лаем бросились к двери. Девушка не успела сделать и трех шагов навстречу мужу, когда после спокойного «Здравствуй, Сара», он сообщил:
        - А я не один… Ни за что не угадаешь, кого я привез!
        И вдруг Сара отчетливо поняла, что за гость у них в доме. Выражение счастья, написанное на ее лице, сменилось уже привычной маской вежливой доброжелательности. В комнату вошла высокая темноволосая женщина.
        - Кажется, я знаю, кто вы,- мягко сказала Сара, стараясь, чтобы голос не дрожал.- Вы - Дженет.
        Хьюго был явно поражен, и это послужило для Сары некоторым утешением.
        - Да, это Дженет, а как ты догадалась, Сара?
        Она непринужденно рассмеялась - ей прекрасно удавалась роль невозмутимой жены - и обратилась к Дженет:
        - Как мило, что Хьюго привез вас. Вы именно такая, как я представляла. Рада с вами познакомиться.
        Дженет мило улыбнулась в ответ. Ее нельзя было назвать красивой, но она была безусловно очень привлекательна. Сара с удивлением обнаружила, что Дженет ей нравится.
        - Я не хотела ехать,- извинилась Дженет,- но Хьюго настоял.
        - Да,- поддержал Хьюго,- мы встретились в самолете, и я пригласил Дженет к нам что-нибудь выпить.
        - И пообедать, конечно,- подхватила Сара.- Мы с Элис приготовили торжественный ужин, и вы просто обязаны остаться.
        Гостья устроилась у камина, а Сара опустилась в большое кресло и взяла поданный Хьюго шерри, стараясь унять дрожь в руках. Завязался разговор, и Дженет рассказала, что теперь будет работать в Лондоне - она получила на шесть месяцев место регистратора в больнице Святой Катерины.
        Сара сделала большой глоток шерри. Пожалуй, сейчас ей пришлись бы кстати виски или бренди, но и легкий коктейль сделал свое дело: она немного успокоилась. У нее на душе было холодно и пусто, будущее представлялось ей весьма безрадостным. Девушка отставила стакан и посмотрела на мужа.
        - Как поездка? Тебе понравилось в Америке?
        Сара постаралась задать свой вопрос самым деловым, светским тоном, ведь Хьюго даже не поздоровался с ней по-настоящему, не спросил, как ей жилось без него. Ответ был таким же холодным и сухим:
        - Спасибо, думаю, что все прошло хорошо, хотя мне и не понравилось. У тебя, надеюсь, тоже все в порядке?
        - Да, я замечательно провела время. А теперь извините, у меня дела на кухне.
        Сара вышла, чтобы отдать Элис последние распоряжения, хотя ей ужасно хотелось тихонько вернуться и посмотреть, что они делают вдвоем в гостиной.
        Около половины одиннадцатого Дженет наконец собралась уходить. Сара предлагала ей остаться ночевать, но та отказалась - она уже заказала номер в гостинице и отослала туда вещи. Хьюго вызвался отвезти свою бывшую невесту в отель.
        Сара проводила их до двери, простилась с Дженет, а потом вернулась в гостиную ждать Хьюго. Через час она решила пойти лечь, хотя, естественно, не смогла заснуть, пока не услышала в коридоре шаги мужа.
        Было три часа ночи.


        Утром они обменялись вежливыми приветствиями и позавтракали, как два малознакомых человека, которых судьба свела за одним столом. Вдруг Сара вспомнила, что через неделю две свадьбы - Энн и Кейт. Хьюго нахмурился.
        - Я и забыл. Что мы им дарим?
        - Ножи и вилки для рыбы,- рассмеявшись, напомнила Сара.- Я наточила их сама.
        - Ну, дорогая, это звучит просто кровожадно. А я всегда думал, что ты образец доброты и всепрощения.
        - Придется тебе изменить свое мнение,- отозвалась Сара.- Я бываю очень разной.
        - Совершенно не было необходимости оставлять Дженет ужинать,- вдруг заявил Хьюго. Голос его звучал мягко, но глаза были явно сердитыми.
        - Но ведь она твой старый друг и не только друг,- невинно возразила Сара.- Неловко было бы отослать ее после коктейля. К тому же ты с удовольствием поболтал с ней. Вы так давно не виделись… Надо будет пригласить ее к нам снова.
        Хьюго был в ярости, но ничем не выказал своих чувств, спросив только:
        - Так ты не против, чтобы она приходила к нам?
        - Но ты же сам говорил, что мы взрослые, зрелые и здравомыслящие люди,- ответила она с наигранным изумлением, нервно кроша в тарелке тост.- Чудесно, что вы снова встретились, правда?
        - Очень рад, что ты думаешь именно так - значит, мне нет необходимости чувствовать себя виноватым,- резко ответил он, встал из-за стола и вышел из комнаты, даже не оглянувшись.


        Ни вечером, ни на следующий день они не вспоминали об этом разговоре, и жизнь понемногу вернулась в обычное русло.
        В пятницу они как обычно отправились на улицу Роз. Когда прием закончился и пришло время уезжать, доктор Брайт вдруг заметил:
        - Ты сама на себя не похожа, Сара. Неужели так устала?
        - Нет-нет,- быстро ответила она.- Кажется, немного простудилась. Постараюсь выздороветь, ведь мне очень нравится приходить сюда и помогать вам.
        В машине они разговорились о предстоящей свадьбе Энн и Стивена, но Сара не могла отделаться от ощущения, что мысли Хьюго далеко. Где - ей не хотелось думать.


        Церемония и банкет прошли вполне скучно, если не считать удовольствия от обновок - норкового манто и элегантной шляпы. Невеста казалась почти хорошенькой в подвенечном платье и фате, а жених… Сара внимательно рассмотрела его: Стивен улыбался, но улыбка скрывала равнодушие и явно плохое настроение. Она инстинктивно перевела взгляд на Хьюго и встретилась с его серыми строгими глазами, так внимательно следившими за ней, что Сара отчаянно покраснела.
        На банкете толпа развела их разные стороны, Хьюго присоединился к коллегам, а Сара переходила от одной группы гостей к другой, пока не встретила Кейт, у которой был такой взволнованный и заговорщический вид, что Сара сразу спросила:
        - Ты явно сгораешь от желания что-то мне рассказать. Выкладывай и побыстрее, а то нам в любую минуту могут помешать.
        - Не знаю, говорить тебе или нет,- начала Кейт, все еще сомневаясь.- Наверное, можно сказать, потому что, мне кажется, это не имеет большого значения для вашего с Хьюго брака… В общем, его бывшая подружка - Дженет, так кажется, ее зовут - снова в Лондоне.
        - Да, я знаю,- спокойно ответила Сара.- Она обедала у нас. Очень мила. Не красавица, но симпатичная. И очень хорошо одета.
        - Он несколько раз был в госпитале Святой Катерины,- продолжила Кейт, игнорируя информацию о нарядах Дженет.- Она работает там регистратором. И зачем только эта женщина вернулась?!
        - Я и сама удивляюсь,- отозвалась Сара, и в ее голосе прозвучало такое отчаяние, что Кейт сразу запричитала:
        - Ужасно, да? Я могу тебе чем-нибудь помочь? Конечно, теперь она ничем не сможет навредить, ведь вы с Хьюго женаты…
        - У вас двоих такой вид, будто вы задумали кого-то убить,- раздался вдруг сзади голос Хьюго.
        - Не знаю, как Сара,- парировала Кейт,- но я уже на грани.
        Не сказав больше ни слова, она отошла.
        - Славная девушка,- заметил Хьюго, беря из рук Сары бокал и ставя его на стол.- Кажется, мы соблюли все необходимые формальности? Счастливая пара собирается покинуть торжество, и мы, наверное, тоже можем ускользнуть, как только они уедут.
        Когда они приехали домой, было еще около трех часов, но холодные ноябрьские сумерки уже начали опускаться над Темзой.
        - Элис не будет до шести,- сообщила Сара,- я приготовлю чай.
        - Обо мне не беспокойся,- отозвался Хьюго, посмотрев на часы,- я переоденусь и поеду. В половине шестого у меня назначена встреча.
        Он уже начал подниматься по лестнице, когда Сара собралась с духом, чтобы уточнить:
        - Едешь на Харли-стрит?
        Прежде чем он ответил, она уже знала, что это не так.
        - Нет… Если меня не будет в полвосьмого, то ужинай одна.
        Сара поежилась, словно на ней было не норковое манто, а старенькое холодное демисезонное пальтишко, и направилась на кухню. На свадьбе она ела мало, а точнее сказать - ничего, кроме кусочка свадебного торта, но аппетита не было. Она поставила чайник на плиту и начала ходить туда-сюда по кухне с чашкой в руках. Женщина, обладающая мужеством и самоуважением, в ее ситуации безусловно поднялась бы наверх и задала мужу несколько прямых вопросов. Но даже поступи Сара таким образом, получила бы она столь же прямые ответы? В этом девушка не было уверена.
        Чайник закипел, но Сара, не замечая этого, пошла к задней двери, за которой скребся Тимми, чтобы впустить его в дом.
        - Ну, Тимми, что же мне делать? - спросила она вслух доверчивого кота, который сразу начал тереться о ее ноги.
        - О чем это ты? - спросил Хьюго, входя в кухню. Он выключил чайник, молча пересек комнату, взял у нее из рук чашку, налил чаю и только после этого продолжил: - Ну? Так и собираешься топтаться на пороге? Простудишься.
        - Я только спросила Тимми, будет ли он нить со мной чай,- ответила Сара, возвращаясь в комнату. Она старалась не смотреть на мужа.
        Они вместе прошли в гостиную. На подносе, который принесла с собой Сара, были только чашка, чайник и сахарница. Она не собиралась дважды спрашивать Хьюго, будет ли он пить чай. Он взглянул на поднос и спросил, надевая пальто:
        - Есть не будешь?
        - После всех этих яств на свадьбе? - Сара постаралась, чтобы ответ прозвучал весело и беззаботно.
        - Но ты съела только маленький кусочек торта,- возразил муж.
        - Я не была голодна,- деревянным голосом ответила она.
        Хьюго молча закончил одеваться, направился к двери и, уже выходя, сказал:
        - Думаю, я все-таки не вернусь к ужину, Сара. Увидимся вечером.
        Он по-дружески помахал рукой и ушел, оставив ее наедине с чашкой чая и грустными мыслями.
        Сара рано легла спать, заявив Элис, что после банкета вообще не может смотреть на еду, а доктор уехал на важную встречу. Элис выслушала, понимающе кивая, но, когда Сара уже лежала в кровати, принесла ей горячего молока. Под внимательным материнским взглядом экономки девушка выпила стакан и, мучаясь мыслью, что ничего, кроме хорошего удара по голове, не заставит ее заснуть этой ночью, деланно зевнула и попросила Элис уходя выключить свет.
        Пробило всего половину девятого - ночь обещала быть длинной. Сара слышала, как около десяти вернулся Хьюго, и закрыла глаза, не в силах отогнать видение - он и Дженет, ужинающие вместе в каком-нибудь уютном тихом местечке, где их не встретит никто из знакомых. Когда в коридоре затихли его шаги, Сара села в кровати, прижав колени к груди. Она думала, как поступить. Может, стоит прямо спросить его:
«Послушай, Хьюго, ты хочешь развестись?» Она нахмурилась, вспоминая, есть ли какой-нибудь закон, запрещающий разводы до истечения определенного времени. Она не знала. Хьюго ничего не говорил, значит, он ждал, чтобы она сама обо всем догадалась и завела разговор первой. Девушке вдруг вспомнилось, как муж поцеловал ее перед отъездом в Америку, как он звонил оттуда… Увы, все это было до того, как он снова встретил Дженет.
        Внизу хлопнула входная дверь, залаяли собаки, потом у ее двери раздалось деликатное царапанье - Тимми просился внутрь. Сара была рада даже такому обществу. Она впустила кота и снова забралась в постель, прижимая к себе теплое пушистое тельце. Тимми немного поворочался, выбирая место, и вскоре заснул. Прошло еще несколько часов, пока Сара тоже забылась в полудреме.
        Утром Хьюго поздоровался с ней, как обычно вежливо, но Сару поразила его бледность. Она не могла спросить, что случилось - человеку с таким холодным выражением лица вопросов не задают. Да и не было необходимости ничего спрашивать. Сара прекрасно понимала, что он должен чувствовать: Хьюго столько лет любил эту женщину, и вот они встретились вновь, а он уже не свободен… И для Дженет это ужасная драма. Сара выпила чашку кофе.
        - Ты ничего не ешь, Сара,- заметил Хьюго.- Элис сказала, что ты не стала ужинать. Ты хорошо себя чувствуешь?
        - Да,- быстро ответила она,- только голова немного разболелась. Прогуляюсь с собаками, и все пройдет.
        Когда Хьюго ушел на работу, Сара села за маленький столик у окна и принялась составлять список необходимых дел. Она решила сначала сходить в магазин, потом погулять с собаками - это поможет скоротать долгий пустой день. Среди прочих домашних обязанностей значилась и химчистка, для которой уже накопилось немало вещей. Сара оделась, собрала вещи и вдруг сообразила, что забыла про пиджак Хьюго.
        Пиджак нашелся на кровати в его спальне. Сара проверила карманы, чтобы какой-нибудь билет, счет или визитка не испортились в чистке. Нигде ничего не было. В последний момент девушка вспомнила про маленький внутренний карман. Там оказалась красная бархатная коробочка, в какие кладут драгоценности. Несколько секунд девушка колебалась, но потом открыла ее. Внутри лежало кольцо - изящная золотая вещица с семью камнями.
        Сара взяла кольцо в руки. Бриллиант, изумруд, аметист, потом рубин, еще один изумруд, сапфир и, наконец, топаз. Когда-то давно такие кольца были в большой моде, а сочетание камней означало «Любимой».
        Из коробочки выпал сложенный листок. Сара решила идти до конца и медленно развернула его. На письме не было ни адреса, ни даты. Аккуратный почерк Хьюго…

«Моя любимая!
        Тебе покажется странным, что я пишу тебе, ведь мы скоро увидимся. К тому же, это кольцо само скажет тебе, что я чувствую…»
        Сара не стала читать дальше, а сложила листок, убрала коробочку в карман и положила пиджак на место. Девушка сделала это механически, она никак не могла взять себя в руки.
        Она с трудом собралась с духом и спустилась на кухню к Элис, которая пекла кекс. Экономка повернулась на звук шагов и тут же тревожно спросила:
        - Вы не больны, мадам? Вы бледная, как призрак.
        - Просто болит голова. Прогуляюсь и все пройдет. Я хотела сдать кое-что в чистку и уже все приготовила, только не проверила карманы пиджака доктора - знаете, того серого, в котором он обычно ходит в клинику? Вы сделаете это, Элис? И отнесите все в чистку, ладно? Я пройдусь и пообедаю где-нибудь в городе. Вы тоже, Элис, можете сегодня отдохнуть, я сделаю все сама, когда вернусь.
        Сара бродила по улицам, пока не почувствовала усталость, но, тем не менее, ей стало немного лучше. Когда она вернулась домой, на ее щеках даже играл слабый румянец. Элис еще не было, девушка согрела себе чаю и поднялась наверх, чтобы переодеться. Вскоре вернулась экономка, а потом и муж. Сара не вышла встретить Хьюго - она просто не могла посмотреть ему в глаза.
        Ван Элвин вошел в кухню, где суетились женщины, и миролюбиво заметил:
        - Привет. Хорошо пахнет.
        Сара отрезала мужу кусочек кекса, и он сел за стол. Вдруг Хьюго тревожно спросил:
        - Вы сдали в чистку мой серый пиджак?
        - Да,- как можно невиннее ответила Сара, хотя сердце у нее ушла в пятки.- Сегодня.
        - В карманах ничего не было?
        Ее спасла Элис, которая сразу ответила:
        - Да, доктор. У вас в верхнем ящике бюро маленькая…
        - Спасибо, Элис,- быстро перебил он экономку и, вставая, обратился к жене: - Пойдем выпьем.
        Они сели в гостиной у камина. Пока Хьюго готовил коктейли, Сара уже собралась с духом и была готова к его вопросу:
        - А я думал, это ты просматриваешь мою одежду, перед тем как отнести ее в чистку.
        - Да,- ответила Сара, гордясь собственной выдержкой.- Но сегодня я решила погулять с собаками, вот и попросила Элис помочь. Ты недоволен? Там было что-то важное?
        - Да,- сухо отозвался Хьюго.- Но только для меня… Нет, я не против, чтобы это делала Элис, с чего бы? До того как мы поженились, это было вполне обычным делом… Хорошо провела день?
        Сара с трудом удержалась, чтобы не рассказать Хьюго, как на самом деле она провела день, и ответила, что с удовольствием прогулялась. Хьюго никак не прокомментировал ее слова.
        - Мы давно нигде не были, верно? - заметил он.- Может, как-нибудь возьмем с собой Дженет на улицу Роз, а потом поужинаем вчетвером - вместе с доктором Брайтом?
        Сара сразу согласилась. А что ей еще оставалось делать? Она только уточнила:
        - Завтра? Не забудь, что послезавтра свадьба Кейт, а на будущей неделе мы приглашены к Колзу…
        - Не обязательно,- ответил Хьюго.- Я просто как-то предложил ей поужинать с нами после приема на улице Роз, и она сказала, что это хорошая идея,- Он смотрел на жену, дожидаясь ее ответа.
        - Вот и отлично,- сказала она как можно веселее.- А Дженет нравится в больнице? Надеюсь, она подружилась с другими сестрами. Кстати, почему бы нам не пригласить ее пообедать. Может, она свободна в субботу?
        - Наверняка,- подтвердил Хьюго и добавил: - Если ты этого хочешь.
        - Ты пригласишь ее, когда вы встретитесь?
        - Конечно. А с чего ты взяла, что мы с ней встречаемся?
        Сара вспыхнула и опустила глаза. Разговор принимал опасный оборот.
        - Ну, знаешь, люди говорят… Слухи…
        - Ага,- бросил он.- И ты веришь всему, что слышишь, Сара?
        Она покачала головой.
        - Нет.
        Но следующий вопрос мужа застал ее врасплох.
        - Ты все еще любишь Стивена? - спросил Хьюго.
        Девушка преувеличенно спокойно встала и поставила стакан на журнальный столик у окна. Она не знала, что сказать - правде Хьюго все равно не поверил бы. Лучше было вообще промолчать.
        - Пойду посмотрю, готов ли обед,- едва выдохнула она и выскользнула из комнаты.


        На следующий день они с Хьюго заехали в больницу за Дженет. Сара, сидевшая сзади, не могла не заметить, как Хьюго и Дженет хорошо смотрятся вместе: они производили впечатление красивой пары.
        Сара с облегчением вздохнула, когда они доехали до улицы Роз, и она смогла уйти в маленькую комнату Сандры, надеть белый халат и приняться за дело. Девушка была готова к тому, что Дженет будет ассистировать Хьюго, но та предпочла компанию доктора Брайта и даже села с ним на заднее сидение машины по дороге в ресторан.
        Заведение было дорогим, еда превосходной, но у Сары кусок не лез в горло. Хьюго обсуждал редкий случай воспаления легких, который им попался в тот вечер, и хотя девушка могла принять участие в разговоре, остальные обедающие, казалось, совсем забыли о ней. Только доктор Брайт еще пытался втянуть ее в беседу, а через полчаса, окончательно убедившись, что Сара подавлена и отвечает односложно, с тревогой спросил:
        - Почему ты такая молчаливая сегодня, Сара?
        Она с трудом выдавила улыбку и ответила так, чтобы ее слышал только он:
        - Разве? Ну, так это не моя вина.
        - Не знаю, как кому, а мне пора домой,- тут же объявил доктор Брайт громко.- Завтра рано вставать - больные не ждут.
        Дженет и Хьюго явно были разочарованы - вечеринка была испорчена. Доктор Брайт всю дорогу домой молчал, а на прощание, выходя из машины, вдруг крепко поцеловал Сару в щеку. Девушке сразу стало жаль себя, но, стараясь не поддаваться эмоциям, она предложила Дженет приехать к ним в гости в субботу.
        - Обязательно,- настаивала она, игнорируя ледяной взгляд мужа,- Хьюго заедет за вами. Мы ведь всегда свободны по субботам.
        Это было неправдой: поженившись, они обязательно ходили в выходные в ресторан или в театр.
        Всю дорогу до Ричмонда она болтала с наигранной веселостью, пытаясь не замечать, что ответы Хьюго были отрывистыми или колкими.


        На другой день была свадьба Кейт, и, хотя по сравнению с бракосочетанием Энн Бин это была скромная церемония, на которую пригласили только близких друзей и родственников, все прошло очень весело. Кейт была такой хорошенькой, что у Сары сжалось сердце - она боялась посмотреть на Хьюго, чтобы тот не прочитал ее мыслей. К счастью, было столько народу, что за разговорами Сара не успевала думать.
        Ван Элвины покинули славный домик родителей Кейт в Финчли только в половине шестого. Неподалеку от Мэрилебон-роуд Хьюго неожиданно свернул. Сара удивилась:
        - В госпиталь?
        - Нет. Надо позвонить. Это не займет больше двух-трех минут.
        Он вышел, оставив ее в машине, и Сара проводила взглядом его высокую элегантную фигуру. Муж теперь казался ей чужим больше, чем когда-либо. И за это надо было благодарить Дженет, вновь появившуюся в его жизни…
        Вернулся он через пять минут, и Сара спросила, удивляясь собственной смелости:
        - Наверное, звонил Дженет?
        - Да,- мягко ответил Хьюго.
        - Она утрясла свои планы? - продолжала Сара, стараясь не терять хладнокровия.
        - Да.- Хьюго не улыбался.


        Субботний обед дался Саре с трудом. Впрочем, Дженет была очень мила, и при других обстоятельствах Сара без сомнения полюбила бы эту женщину.
        Когда миссис Ван Элвин пошла на кухню, чтобы убедиться, что с обедом все в порядке, то по возвращении обнаружила, что Дженет и Хьюго о чем-то тихо разговаривают. Как только она вошла, оба замолчали.
        Впрочем, если бы не волнение Сары, то можно было бы сказать, что вечер удался. Хьюго был на высоте и даже открыл бутылку коллекционного вина, чтобы отметить, как он выразился, удачный день. В десять вечера Дженет собралась было уходить, но Хьюго остановил ее:
        - Еще рано, Дженет. На прошлой неделе в «Ланцете» была интересная статья. Я хочу, чтобы ты ее прочитала. Не могу с ней согласиться. Мне интересно твое мнение.
        Он встал, гостья тоже, и, под печальным взглядом Сары, они вышли в кабинет - он и она, оба высокие, стройные, элегантные… У самой двери Хьюго все-таки повернулся к жене.
        - Ты не против, Сара? Это не займет много времени. А разговор не для гостиной.
        Она кивнула, грустно улыбнувшись. Девушке хотелось напомнить мужу, что, в свою бытность медсестрой, она выслушала немало историй «не для гостиной», да и сам он еще несколько месяцев назад свободно вел с ней беседы на профессиональные темы.
        Ей показалось, что прошло сто лет, хотя на самом деле медицинский разговор занял не больше десяти минут. Не успели они войти в гостиную, Сара встала.
        - Я приготовлю еще кофе,- быстро сказала она.
        Через полчаса Дженет все-таки начала прощаться, и Сара, видимо из мазохизма, предложила ей остаться на ночь, но та, к счастью, отказалась.
        Стоя на пороге дома, Сара махала вслед отъезжающей машине. Ее колотила мелкая дрожь; наверное, виной тому был холодный ночной воздух. Хьюго попрощался с женой, и та сразу поняла, что он придет очень поздно. «Или очень рано»,- подумала девушка, грустно поднимаясь к себе в спальню.


        Утром в воскресенье погода еще ухудшилась, и Сара не пошла вместе с Хьюго гулять с собаками, хотя прежде ей никогда не мешали ни дождь, ни ветер.
        Днем каждый читал свои газеты, потом они обсудили у камина новости с дружелюбием, не стоившим им, впрочем, особых усилий. Сара даже на время поверила, что они смогут вернуться к прежним отношениям, и решила в этом случае поговорить с Хьюго о Дженет. Ей все еще хотелось узнать, что он имел в виду, когда звонил из Америки и обещал что-то сказать, как только вернется. Неужели все это касалось только Дженет? Нет, Сара не могла в это поверить, убежденная, что случайная встреча с бывшей возлюбленной была тем самым капризом судьбы, который невозможно ни предугадать, ни предотвратить.
        В понедельник похолодало, и Саре не хотелось никуда выходить, но Хьюго предупредил, что вернется поздно, а сидеть весь день дома одной было тоскливо. Девушка надела норковую шубку и отправилась по магазинам за рождественскими подарками - время надо было как-то убивать.
        Она пила кофе в «Фортнам и Мейсон», когда туда зашли… Хьюго и Дженет. Они не заметили Сару, так как она сидела в углу, а они были так погружены в беседу, что никого не видели вокруг. Сара не могла оторвать от них глаз. Хьюго о чем-то горячо говорил Дженет, потом вдруг взял ее за руку…
        Сара закрыла глаза, больше выносить это она не могла.
        Она расплатилась, встала и, почти ослепнув от горя, вышла, налетев в дверях на человека, входившего в кафе. Он приподнял шляпу и принялся извиняться. У него был сильный американский акцент, его глаза восхищенно оглядывали девушку, но она забыла о нем, не сделав и трех шагов по улице. Сара поймала такси и, забившись в уголок, доехала до Ричмонда. Она была погружена в себя и только у самого дома вдруг приняла окончательное решение. Теперь она точно знала, что делать.
        Первым делом она направилась на кухню, чтобы предупредить Элис, что вернется домой только вечером и нет нужды беспокоиться, если она задержится. Она отказалась от еды - это отвлекло бы ее, а впереди было столько дел!
        В своей комнате Сара аккуратно повесила норку в шкаф, переоделась в твидовый пиджак, потом сложила чемодан (самое необходимое и практичное - брюки, свитера, теплая ночная рубашка). Она достала подарки Хьюго - серьги, брошь, кольцо - и направилась в его кабинет. Там она села, чтобы собраться с мыслями. Ее волновало будущее. Впрочем, немного денег у Сары еще оставалось: как раз утром она была в банке и сняла кое-что со счета.
        Ей предстояло сделать последнее и самое трудное - написать письмо. Она хотела бы уйти из дома и из жизни Хьюго молча, без единого слова, но это казалось ей неприличным. Она скомкала и выбросила не один лист, пока не написала:

«Дорогой Хьюго.
        Я ухожу, так что ты волен развестись со мной и жениться на Дженет. Я несколько раз пыталась поговорить с тобой об этом, но ты не хотел ничего слышать. Но когда сегодня я встретила вас в «Фортнаме», то поняла, что мы не можем больше жить вместе. Распорядись имуществом, как хочешь - я на все согласна, лишь бы ты снова был счастлив. Я взяла машину (надеюсь, ты не будешь против) и оставила драгоценности на столе в твоей комнате. Деньги у меня есть, работу найду, так что не волнуйся - у меня будет все в порядке. Позже я сообщу мистеру Симсу о своем местонахождении».
        Сара подписалась и внимательно перечитала записку. Она получилась слишком деловитой, но девушка решила, что это как раз то, что нужно, хотя все внутри нее кричало о том, как она любит Хьюго. Теперь это было все равно, и не стоило осложнять ему жизнь своими признаниями.
        Прислушиваясь к шагам Элис на кухне, она тихо спустилась вниз, оставила письмо на рабочем столе Хьюго и вышла, заставив себя не оглядываться на дом, который успела полюбить всей душой.


        В баке оказалось полно бензина, и Сара осторожно вывела «ровер» из гаража. Самым трудным ей казалось добраться до Сметвика, а там она свернет на шоссе, ведущее в Шотландию.
        Было два часа дня, и Сара надеялась до вечера попасть в Манчестер. Она не боялась трудностей дороги. Сейчас девушке было просто необходимо добраться до коттеджа в горах, ибо ей казалось, что только там она сможет все обдумать и справиться со своей печалью.


        Хьюго вернулся домой позже, чем предполагал. В прихожей его встретила встревоженная Элис, которая сразу сообщила:
        - Я волнуюсь за миссис Ван Элвин, доктор. Она пришла домой в половине первого и явно плохо себя чувствовала. Сказала, что вернется вечером, но сейчас уже восемь, а ее все нет. И даже не звонила, а она всегда такая внимательная…
        - Не волнуйтесь, Элис,- попытался успокоить экономку сильно побледневший Хьюго.- Она уехала на машине?
        - Не знаю. Я не видела, как она уходила.
        - А в чем она была?
        - В норковой шубе…
        - Наверное, пошла в гости. Я обзвоню знакомых… Боже, если она поехала на машине, то могло произойти все что угодно!
        Хьюго кинул куртку на стул, бросился в кабинет и тут же заметил на столе конверт. Он стоял и долго смотрел на него, потом медленно открыл и прочитал письмо, перечитал еще раз, сунул листок в карман и поднялся наверх, в комнату Сары.
        Норковое манто висело на месте. С тихим отчаянием Хьюго открыл шкаф. У Сары было много вещей, так что трудно было сразу понять, что она взяла с собой. Единственное, что он понял, что вещей жена захватила мало - всего на несколько дней. Может быть, она поехала к родителям?
        Спускаясь вниз по лестнице, Хьюго мысленно составил список знакомых, которым надо было позвонить, и сразу взялся за телефон.
        - Ваш обед, доктор,- объявила Элис, внося поднос.
        Хьюго ничего не ответил, только взглянул на часы, пробормотав:
        - Обзвоню больницы…
        - Пока звоните, можете перекусить,- заметила Элис,- а я выйду с собаками. Вы лучше оставайтесь дома - может быть, миссис Ван Элвин вернется.
        Но миссис Ван Элвин не вернулась.

8

        Падали первые снежинки, когда Сара взяла ключ, спрятанный под порогом, и открыла дверь. В домике было холодно, но сыростью не пахло. Первым делом девушка разожгла камин, а потом отправилась в машину за вещами. Когда, наконец, машина уже стояла в гараже и Сара смогла закрыть дверь и сесть в кресло, она вся дрожала от холода и усталости - еще бы, позади были сотни миль пути по едва знакомой дороге! Но главное, что вызывало дрожь, была мысль о том, что Хьюго теперь никогда не полюбит ее, так как в его жизнь вернулась Дженет.
        Сара разобрала вещи, согрела чаю и легла спать.
        Утром она спала долго и, проснувшись, увидела, что по-прежнему идет снег. Все кругом было покрыто белым пушистым одеялом - дороги, земля, дома и горы. Она быстро оделась в теплый свитер и пошла проверить, есть ли что-нибудь в буфете. Миссис Макфи сдержала слово - Сара с облегчением вздохнула, увидев, что припасов больше чем достаточно. Она позавтракала и нашла себе дело - решила раскопать засыпанные снегом гараж и дорожки сада.
        Сара трудилась, не покладая рук и не обращая внимания на то, что снег сводит ее труды на нет. С наигранной веселостью она уверяла себя, что займется этим и завтра и послезавтра, тем более что все равно надо что-то делать. Когда она закончила, уже начали спускаться ранние серые сумерки - было три часа дня.
        На краю сада начиналось картофельное поле. Девушка выкопала несколько картофелин и пошла в дом. Когда она зажгла свет в маленькой гостиной, сразу стало уютнее и теплее. Сара приняла душ, переоделась в теплую ночную рубашку и выпила чаю с бутербродами, прислушиваясь к шепоту ветра за окном. Похоже, погода ухудшалась. Синоптики обещали сильный снегопад и северный ветер. Выслушав это сообщение, Сара выключила радио, испугавшись, что батарейки быстро сядут.
        Она обошла комнату, ища, чем бы еще заняться. В верхнем ящике комода обнаружилась ее незаконченная штопка - теплые рубашки и носки Хьюго, которые он оставлял в горах. Девушка с радостью взялась за дело, но вскоре опустила руки: ей слишком живо вспомнилось, как она была счастлива тут совсем недавно во время их медового месяца, и на глаза навернулись слезы.


        Снег все шел и шел. Каждый день она расчищала тропинки и раскапывала гараж, потом возвращалась в дом, чтобы приготовить себе нехитрый обед, и штопала или читала при свете одной лампы - она не позволяла себе жечь больше электричества.
        Как-то утром Сара попыталась спуститься с горы в деревушку, но угодила в такой глубокий сугроб, что не решилась больше экспериментировать. Телефон замолчал на второй день, и она была уверена - никто не знает, что она тут. Впрочем, это мало волновало Сару - здесь у нее было все необходимое, и чем дольше она проживет тут, тем больше времени будет у Хьюго, чтобы понять, что она написала в письме, и принять решение. Так думалось девушке долгими печальными вечерами, когда за окном падал снег, а в камине потрескивали дрова, но в шуме огня уже не было былого веселья и уюта.
        Она жила в горах уже неделю, когда снег вдруг на пару часов перестал. Впрочем, очень скоро он пошел снова, но Сара заметила внизу у озера маленькую машину, которая чистила дорогу. Едва снегоуборочный комбайн уехал, ветер свел на нет все его усилия, и коттедж снова оказался отрезан от внешнего мира. Было так холодно, что Сара тоже вернулась домой, провела короткий день, убирая шкафы и буфеты, которые и так были в порядке, благодаря заботам аккуратной миссис Макфи.
        Сара попыталась спокойно обдумать свое будущее, но все время возвращалась к мыслям о Хьюго, а думать о нем спокойно она не могла.
        К утру ветер стих. Сара встала засветло, позавтракала и вышла на улицу, чтобы заняться обычным делом - расчистить тропинки и откопать гараж. Снег тоже перестал, успев оставить ей немало дел. Сара с трудом очистила дверь гаража, потом протоптала дорожку к калитке…
        Вдруг, повинуясь какому-то седьмому чувству, она выпрямилась и повернулась. Она не знала, что привлекло ее внимание, какой-то едва слышный шорох…
        В нескольких шагах от нее стоял Хьюго. Он медленно поднял руку и снял темные очки, которые всегда надевал, когда отправлялся в долгое автомобильное путешествие, и девушка сразу увидела, как он устал: у глаз и рта залегли глубокие морщинки, которых она не замечала раньше.
        Сара вздохнула, бросила лопату и пошла ему навстречу. Она так растерялась, что не знала, что говорить. Похоже, Хьюго тоже. И она сказала первое, что пришло в голову:
        - Хорошо, что я раскопала гараж. Теперь ты сможешь поставить машину.
        - Не смогу,- его рот скривился в усмешке.- Я оставил ее в Гленмористон.
        - И поднимался пешком? - удивленно воскликнула она.- Но тут не меньше шести миль, а сугробы такие глубокие… Сколько же ты шел?
        Он посмотрел на часы:
        - Четыре часа.
        Они стояли и смотрели друг на друга, пока она не сказала:
        - Наверное, ты устал. Пойдем в дом, я приготовлю что-нибудь поесть, примешь ванну и ляжешь спать.
        Сара знала, что ее слова звучат, как указания классной дамы, но все равно это было лучше, чем стоять тут на морозе и смотреть друг на друга. К тому же ей нужно было время, чтобы собраться с мыслями.
        Пока Хьюго снимал тяжелые ботинки и дубленку, Сара быстро сбросила сапожки и включила обогреватель. На столе она заметила большой пакет, из которого торчала бутылка молока.
        - Я подумал, что ты устала от однообразия,- ответил он на ее удивленный взгляд.
        - Господи, как это мило с твоей стороны,- отозвалась она, гремя кастрюлями,- но ведь нести, наверное, было тяжело?
        - Не слишком,- вежливо ответил муж.- Я прихватил и батарейки для приемника.
        Он сел в виндзорское кресло, придвинутое к столу, а Сара разбила два яйца, к которым, подумав, добавила третье - он был большим сильным мужчиной и, наверное, очень проголодался.
        Наконец, собравшись с мыслями, Сара спросила:
        - Зачем ты приехал, Хьюго? Я знаю, надо подписать какие-то бумаги, но это могло и подождать. Я же написала, что на все согласна заранее. Тебе не стоило проделывать такой путь…- Она вздохнула.
        - Я хотел увидеть тебя, Сара.
        - Никто не знал, что я здесь.
        - Мне надо кое-что сказать тебе.
        Она посмотрела ему в лицо. Хьюго так устал, что уже почти спал.
        - Хорошо, Хьюго.- Она говорила уверенно и ласково, как разговаривала с пациентами в госпитале,- Сейчас ты поешь, поспишь, а потом скажешь все, что захочешь. Но не раньше.- Она постаралась найти нейтральную тему для беседы.- Телефон не работает. Наверное, дело в снегопаде… А Дженет знает, что ты здесь? - сам собой вырвался вопрос- Надеюсь, ты позвонил ей из Инвернеса, чтобы она не волновалась. Если снега больше не будет, ты сможешь добраться до своего автомобиля. Наверное, тебе очень скоро надо возвращаться домой.
        Сара замолчала, потому что муж смотрел ей в глаза, и, если бы он не был таким усталым, она могла бы поклясться, что он смеется.
        - Тяжелая была дорога? Где ты ночевал?
        - Я не останавливался.
        - Не останавливался? - эхом откликнулась она.- В такую ужасную погоду? Все эти сотни миль? - Она отвернулась, чтобы налить себе кофе, а точнее - чтобы скрыть слезы, навернувшиеся на глаза. Не поворачивая головы, девушка добавила:
        - Попробуй хлеб - я пекла его сама.
        Хьюго снова не обратил внимания на ее слова, а спокойно и внушительно повторил:
        - Нам надо поговорить, Сара.
        Она поставила чашку на стол так резко, что кофе выплеснулось на скатерть, но ее голос по-прежнему был спокойным и мягким:
        - Знаю. Но не сейчас. Ты слишком устал. Я постелю. Вода горячая, а все что нужно, ты найдешь в ванной.
        Когда постель была готова, Хьюго поднялся в спальню и, ни слова ни говоря, лег. Спустившись вниз, Сара убрала со стола, вымыла посуду и снова принялась готовить - ведь, проснувшись, Хьюго захочет есть.
        Работа успокаивала, а ей надо было успокоиться, прежде чем муж спустится вниз. Сара пыталась собраться с мыслями, готовила речь, но никак не могла сосредоточиться. Пока она готовила жаркое и десерт, ей окончательно стало ясно одно - она по-прежнему любит Хьюго.


        День тихо угасал, незаметно наступил вечер. Сара зажгла лампу и занялась штопкой. Через полчаса она отложила иголку, решив причесаться и привести себя в порядок - в кухне было маленькое зеркало.
        Совсем стемнело. Сара согрела чай, поставила на поднос чашку и вазочку с джемом, который сварила неутомимая миссис Макфи, и отнесла все это в гостиную. Если бы не мысли о Дженет… Глупо! Дженет ей нравилась, хотя гораздо нормальнее было бы предположить, что она должна ненавидеть соперницу…
        Девушка так глубоко задумалась, что не сразу услышала шаги Хьюго на лестнице. У Сары перехватило дыхание, но она вспомнила, что должна улыбнуться.
        - Надеюсь, ты выспался? - просто сказала она.
        Сейчас Хьюго выглядел почти так, как обычно - морщинки исчезли, он был чисто выбрит, отдохнул и был явно готов ко всему. «Что ж, я тоже ко всему готова»,- сказала себе Сара.
        Хьюго сел напротив нее. Было так тихо, что девушке показалось, что она слышит, как бьется его сердце. Чтобы прервать тягостное молчание, она спросила, хорошо ли он спал, забыв, что уже задавала этот вопрос. Он ответил: «Да, спасибо», и Сара поддержала разговор «ценным наблюдением» о том, что здесь очень удобные кровати. Ее замечание не получило отклика, и она снова взялась за штопку, не забывая о том, что должна улыбаться и быть готовой ко всему. Ведь ему было что сказать - недаром он проделал путь в сотни миль по такой отвратительной погоде. Сара была уверена, что он будет говорить как можно мягче и добрее, ведь они все еще оставались друзьями… И все-таки, едва Хьюго заговорил, она сразу укололась.
        - Я искал тебя всю неделю, Сара - начал он.- О домике в горах я подумал в последнюю очередь. Помнишь, ты сказала, что только исключительные обстоятельства могут заставить тебя проделать этот путь в одиночку? Я не сразу сообразил, где ты. Всю неделю я обзванивал наших знакомых, начиная от твоей мамы и заканчивая мистером Ивисом. У тебя много друзей. Я был у Кейт и Дика, даже у старого Симса…
        Сара осторожно слизнула кровь с пальца и спокойно ответила:
        - Прости, Хьюго. Я никому ничего не сказала, потому что мне не пришло в голову, что ты станешь меня искать.
        - Сара! Милая Сара! Да я чуть с ума не сошел! - простонал он и, помолчав, добавил: - Я люблю тебя! - Он говорил все громче и яростнее.- Я полюбил тебя много лет назад, когда ты еще работала палатной сестрой. Тогда мне не составило труда убедить старшую сестру, что ты необходима мне как ассистент.
        Сара бросила штопку и уставилась на него во все глаза.
        - Да,- продолжал Хьюго также страстно,- и все это только для того, чтобы узнать, что у тебя роман со Стивеном! Я ждал три года. А потом женился на тебе, зная, что мне придется ждать еще, пока ты не забудешь Стивена, зная, что ты еще не готова к моей любви. Вот почему я позволил тебе поверить в эту чушь про мое чувство к Дженет.
        - Но ты же любил ее! - воскликнула она.
        Он улыбнулся в ответ с такой нежностью и пониманием, что у Сары захватило дух.
        - Может быть… Год или два,- ответил он.
        Она кивнула, вспомнив, что чувствовала к Стивену. Сердце Сары билось, как безумное, но она снова взяла в руки шитье и сосредоточилась на нем так, будто в этом лоскутке была заключена вся ее жизнь. Хьюго встал, вырвал у нее рукоделие, поднял ее со стула и прижал к себе.
        - Хьюго! - воскликнула она.- Я тоже любила тебя. Полюбила гораздо раньше, чем догадалась об этом!
        И тут он нежно поцеловал ее, потом снова, но на этот раз в: его поцелуе была ярость и страсть. Когда через несколько минут Сара пришла в себя, ей пришлось упереться руками ему в грудь, чтобы увидеть его лицо.
        - А Дженет?…- начала она.- Зачем ты привез ее к нам домой после того… после того, как был так мил по телефону? Зачем ты вообще уехал и оставил меня одну?
        - Я думал, что если уеду, то ты будешь скучать по мне, и ты скучала, правда? А Дженет… Сара, ты же сама не дала мне ничего объяснить!
        - Тебя не было дома до трех часов ночи,- перебила она мужа.
        Перед тем, как ответить, он снова поцеловал ее.
        - Я поставил машину и сидел - думал, как мне заставить тебя полюбить меня. Мне казалось… А ты была такой равнодушной, что я решил, что тебе все равно.
        - Кейт сказала, что видела тебя с Дженет, ты звонил ей, а потом я сама встретила вас в кафе…
        - Милая Сара,- сказал Хьюго,- послушай. Если бы ты хоть раз дала мне понять, что я для тебя больше, чем просто добрый друг, я бы все тебе рассказал, но ты сама навязывала мне Дженет. Я сказал бы тебе, что она замужем, оставила мужа, несчастна. Вот почему мы пошли с ней в кафе - я проводил ее на встречу с мужем.
        - Тем человеком, с которым я столкнулась в дверях! - заметила Сара, придя, наконец, в себя.
        Хьюго не стал выяснять, что она имела в виду, а мягко заметил:
        - Ты ведь больше не будешь говорить глупостей, правда, любимая? Ты больше не оставишь меня?
        - Хьюго, я тоже кое-что должна сказать тебе.- Сара подняла на мужа виноватое лицо.
        Я… я нашла кольцо у тебя в кармане… Я соврала. Там было письмо, я… прочитала несколько строк… я думала, что оно для Дженет.
        Сара почти рыдала, от слез ее удерживал лишь страх вызвать у него жалость.
        Хьюго так крепко прижал ее к себе, что у Сары хрустнули кости.
        - Ну и женщина! Почему ты не прочитала письмо до конца? Ты бы сразу поняла, что оно для тебя. Я написал его в Америке и решил отдать, когда приеду. Конечно, я еще не знал, что встречу Дженет, приглашу ее выпить у нас бокал вина, а ты предложишь ей остаться обедать.
        - Я же предупреждала тебя, что буду делать и говорить глупости,- пробормотала Сара, вставая на цыпочки и целуя его.
        На улице падал снег, неторопливо и бесконечно, а на маленькой кухне булькал, выкипая, забытый хозяйкой чайник.


        КОНЕЦ



[1] Томас Шератон (1751 - 1806) - английский художник-мебельщик, создавший утонченный строгий классический стиль.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к