Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Нэпьер Сьюзен: " Город Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Город любви Сьюзен Нэпьер


        # Новозеландка Вероника Белл впервые в жизни приезжает в Париж и сразу же попадает в водоворот потрясающего любовного приключения.

        Susan NAPIER

        Public Scandal, Private Mistress



        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Она теперь всегда будет проклинать Париж.
        Роскошный, изящный, благоухающий и яркий, дразнящий и искушающий Париж...
        Город любви, где сам воздух пропитан ее дурманом. Достаточно просто приехать сюда, чтобы начать совершать безрассудные поступки.
        Вероника Белл медленно приоткрыла застекленные створчатые двери спальни и на цыпочках пошла по полированному дубовому полу, прижимая к груди босоножки. Девушка почувствовала, как сердце ее судорожно забилось в груди, когда она не обнаружила нигде своей сумочки. Это был второй по счету шок, который она испытала в это утро.
        Вероника призналась себе, что прошедшие события перемешались в ее голове: слишком яркие впечатления она испытала прошлым вечером во французской столице.
        Уже стало светать, слабые лучи света проникали сквозь тяжелые кремовые занавески. Вероника уже стала думать о том, что, может быть, ей рискнуть и включить свет, когда увидела ремешок своей сумки, свисавший с подлокотника кресла. На цыпочках, пригнувшись, она тихо выудила сумочку из груды какого-то барахла и нервно нащупала в ней паспорт и кошелек.
        Слава богу! Вероника отогнала от себя страшную сцену, которая уже возникла в ее воспаленном мозгу: она пытается объяснить неумолимому жандарму, каким образом потеряла все свои документы и деньги.
        Распрямившись, девушка добавила сумку к куче вещей, которые уже держала в руках, и стала преодолевать оставшиеся метры, отделявшие ее от входной двери.
        За ее спиной раздалось какое-то тихое шуршание, сопровождавшееся низким горловым звуком, похожим на рык злобного хищника. Вероника похолодела.
        Обернувшись, она увидела источник этого звука, освещенный бледным лучом солнца, проникавшего через неплотно задернутые занавески. Сквозь квадратные стекла створчатых дверей была видна широченная кровать и большое, мускулистое, загорелое мужское тело, распростертое на смятых белых простынях.
        Обнаженный, он был просто изумительным, с трепетом призналась она себе. Даже более привлекательным, чем в своих модно потертых джинсах и белой стильной футболке.
        Было трудно поверить, что ей удалось завлечь этого супермена сыграть главную роль в своих розовых, романтических фантазиях о любовном романе в Париже. Только это было скорее вожделение, а не любовь, строго напомнила себе девушка. Легкая романтическая комедия неожиданно превратилась в приключенческий «экшн»... и герой как нельзя более соответствовал своей роли!
        Его темная голова дернулась на подушке, и пульс Вероники бешено забился. Во рту у нее пересохло, она лихорадочно пыталась придумать слова, соответствующие ее роли, - нечто остроумное и беззаботное и подходящее этой ситуации...
        Но что сказать?
        Ее краткий приступ паники мгновенно прошел, когда она увидела, что мужчина сладко потянулся и перевернулся на другой бок. Вероника смотрела, как он положил руку на пустую подушку рядом - все еще хранившую отпечаток ее головы, - затем прижал к своей груди, уткнувшись в нее носом. Иссиня-черные жесткие волосы упали на его мощные плечи, и он опять застыл в неподвижности, как насытившийся лев, полностью уверенный в своем неоспоримом превосходстве.
        Вероника бросилась к выходу, с трудом открыла тяжелую дверь, и та с шумом захлопнулась за ней. Этот звук больно ударил по ее взвинченным нервам, и она стремительно помчалась вниз по лестнице. Добежав до второго этажа, девушка стала лихорадочно рыться в сумочке и - о чудо! - в руках ее оказался маленький ключ с прикрепленным номерком. Дрожащими пальцами Вероника вставила его в дверь своего номера. Тихо выругавшись, она чутко прислушалась, не раздаются ли чьи-либо шаги наверху.
        Вероника не хотела, чтобы он узнал, где она остановилась. Он понятия не имел о том, что она арендовала себе жилье на время отпуска буквально перед его носом.
        Девушка страшно изумилась, когда он рано утром привел ее в свою берлогу, но, слава богу, крошечная искорка здравого смысла не дала ей сразу же проболтаться о том, что ей уже хорошо знакомо это изящное старое здание в историческом центре Парижа.
        Все еще затуманенная парами шампанского и возбужденная после прогулки по площади Бастилии, она решила, что подобное фантастическое совпадение - знак их кармической страстной связи.
        Конечно, при трезвом свете дня это совпадение выглядело гораздо менее кармическим, учитывая тот факт, что впервые они увидели друг друга в крошечном латиноамериканском баре, расположенном как раз через дорогу от их квартир.
        Оказавшись в своей арендованной квартире, Вероника почувствовала слабость в коленях и прислонилась к стенке. Наконец-то в безопасности, подумала она с облегчением. Рука ее машинально нащупывала маленький кулончик из нефрита, сделанный новозеландскими мастерами. Она всегда носила его на шее, но вдруг с испугом обнаружила, что его нет на месте. С внезапной болью девушка поняла, что оставила его в квартире Люка и теперь он потерян для нее навсегда.
        Слишком много было в этой поездке у нее «в первый раз»: в первый раз на самолете, первый раз в Лондоне, первое ощущение тоски и одиночестве в стране, язык которой она не знала...
        Первый раз я проснулась рядом с сексуальным незнакомцем...
        Вероника быстро отогнала от себя эти мысли. Никаких сожалений! Кроме того, он не был абсолютным незнакомцем, поправила она себя. Несмотря на языковой барьер, они нашли способ общения.
        Люсьен.
        Люк.
        Интимное сокращение его имени заставило девушку содрогнуться. Она вспомнила, как они смеялись, когда он в первый раз поцеловал ее в парке Шампс де Марс, где они смотрели салют, и как страстно обнял ее за колонной на площади Вогезов...
        Вероника стала бродить по квартире, собирая разбросанные вещи и кидая их в раскрытую сумку, стоявшую на полу. У нее даже не было времени принять душ. Она взглянула на себя в зеркало и ахнула, увидев свои растрепанные волосы, потеки туши под глазами и рыжие веснушки, проявившиеся на лбу и на носу.
        Как хорошо, что Люсьен крепко спал!
        Девушка лихорадочно расчесала волосы, дергая их так, что от боли слезы навернулись на глаза, затем завязала их в простецкий «конский хвост».
        И уже через час она расхаживала по длинной железнодорожной платформе в ожидании скорого поезда, направлявшегося в Авиньон. Ремешок тяжелой дорожной сумки врезался ей плечо, когда она протянула контролеру свой билет.
        Вагон был уже заполнен - летний поток парижан направлялся за город. Вероника с трудом запихнула сумку на верхнюю багажную полку и наконец со вздохом облегчения опустилась на сиденье. Путешествие в одиночестве - что может быть тоскливее? А ведь Вероника собиралась наслаждаться каждым его моментом. Увы, рядом с ней не было никого, с кем она могла бы разделить радости и трудности поездки, трепетное волнение, возникшее оттого, что ты оказалась в необъятном и незнакомом мире, о котором мечтала долгие годы.
        Девушка взглянула на свободное место рядом с окном и пересела на него. Если бы Карен была с ней, как и планировала, они бы смеялись над тем, что чуть не опоздали на поезд, а не тревожились бы из-за этого.
        Она еще немного злилась на свою младшую сестру за то, что та нарушила их планы на отпуск.


        Когда неделю назад Вероника прилетела из Хитроу в Окленд, она была уверена, что ее двадцатилетняя сестра встречает ее в аэропорту. Побродив сорок минут по залу ожидания, она стала беспокоиться. Учитывая хроническую тягу сестры к опозданиям, это было нормально, но, может, они потеряли друг друга в толпе? Вероника вдруг вспомнила, что телефон ее был выключен, и достала его из сумочки.
        На дисплее появилось сообщение: «Извини, ты можешь взять такси? Все объясню при встрече».
        Раздосадованная Вероника отправилась на стоянку такси. После двадцатишестичасового перелета в так называемом эконом-классе она чувствовала себя неважно. Теперь же ей надо было самостоятельно добраться до служебной квартиры в Кенсингтоне, которая после отъезда начальницы на отдых была в полном распоряжении Карен.
        Сестра всегда тратила больше, чем зарабатывала, поэтому она, возможно, и не задумывалась о том, что Веронике, может быть, такси сейчас будет не по средствам. Будучи профессиональным бухгалтером, девушка мысленно перевела свои деньги в новозеландские доллары и решила все-таки поехать на метро.
        Когда сестра открыла дверь и, чуть помедлив, обняла ее, досада Вероники немного улетучилась.
        - Наконец-то! - воскликнула Карен, и зеленые глаза ее заблестели от волнения. - Почему так долго?
        - Ведь уже час пик, - недовольно произнесла Вероника.
        - Я имела в виду перелет из Лондона, - рассмеялась Карен. - Ведь ты должна была лететь через Лос-Анджелес, а не со всеми этими остановками... Не удивительно, что ты выглядишь совершенной развалиной!
        Вероника тотчас же почувствовала тяжелый груз своих двадцати четырех лет.
        - Для меня это был лучший вариант, - тихо сказала она, зная о том, что сестра летает исключительно в бизнес-классе.
        Она рухнула на мягкий диван в светлой и прохладной гостиной и с наслаждением скинула туфли с гудевших ног.
        Карен выглядела превосходно, как и всегда.
        Обтягивающая мини-юбка прекрасно подчерки вала ее длинные и стройные ноги. И когда он стала такой стильной? Никто никогда не смог подумать, что она родилась на ферме.
        И хотя они выросли вместе, пышнотелая Вероника всегда чувствовала себя неуклюжей коровой рядом со своей миниатюрной сестрой. Карен была худенькой и стройной, на безупречной коже не было ни единого пятнышка, светлые волосы падали на плечи мягкими блестящими волнами. Ее немного длинное овальное личико будто сошло с картин Модильяни, а приподнятые брови и высокие скулы привносили в ее внешность толику высокомерия, которое совершенно исчезало, когда она улыбалась.
        Люди были готовы прощать ей все за эту улыбку. Поэтому неудивительно, что она жила совершенно беспечной и бездумной жизнью.
        Эту «бездумность» Вероника обнаружила очень скоро, когда, сообщив ей все семейные новости, Карен наконец изложила причину своей неявки в аэропорт.
        Она была занята тем, что упаковывала вещи, но только не для поездки во Францию!
        - На Карибские острова? - воскликнула пораженная Вероника. - Уезжаешь в воскресенье? - тупо повторила она. - Н-но... ведь на следующий день мы должны поехать в Париж!
        Карен вскинула на плечо сумку, ее очаровательная улыбка была немного виноватой. Красавица умоляюще прижала руки к груди.
        - Знаю! Я должна была сказать тебе об этом, но все решилось лишь несколько дней назад, а ты уже готовилась к отъезду и...
        - Я даже не знала, что тебя заинтересовал модельный бизнес, - устало произнесла Вероника. Она вдруг почувствовала себя больной, слегка кружившаяся голова отяжелела.
        Карен стала торопливо объяснять:
        - Я встретила одного человека, и он сказал, что я должна попробовать, поэтому и решила использовать свой отпуск, ведь ты знаешь, как тяжело стать моделью в Лондоне? Ронни, ведь неделя на Карибах - это целая серия снимков, и не только для одного журнала! Я заменю девушку, с которой разорвали контракт, потому что она набрала лишний вес! Агент сказал мне, что если бы клиенты увидели мое портфолио раньше, они обязательно взяли бы меня, потому что им нужна свежая девушка, никому не известная, а я и есть такая девушка! - Она горделиво и самодовольно провела руками по бедрам.
        - Но ведь у тебя есть работа, - слабо возразила Вероника.
        С семнадцати лет ее сестра работала у известной в Новой Зеландии предпринимательницы, Мелани Рид, сначала помощницей по хозяйству, затем нянькой ее младшей дочери, а потом, когда Софи пошла учиться в школу, личным помощником.
        Миссис Рид со своей семьей уехала отдыхать на четыре недели на юг Франции, и когда она узнала, что Вероника хочет поехать в Париж со своей сестрой, то предложила Карен арендовать их парижскую квартиру и бесплатно пользоваться маленьким домиком, расположенным на территории их виллы в Провансе.
        - Я думала, тебе нравится работать у Мелани, - добавила Вероника, вспомнив о других привилегиях, которыми пользовалась все эти годы Карен.
        - Да, нравится, но я не собираюсь работать у нее до конца своей жизни! - заявила Карен. - И ведь у меня не такой большой выбор, я не такая умная, как ты! - Этот комплимент в ее устах звучал как оскорбление. - А я знаю, что могу быть моделью, это так весело! Может быть, стану знаменитой супермоделью и заработаю кучу денег!
        Голова у Вероники разболелась еще сильнее.
        - Ведь ты сама уговорила меня провести отпуск вместе, - вздохнула она.
        - Да, но именно ты подала идею, - заметила Карен. - Ты захотела, чтобы я уговорила тебя, и, раз упомянув Францию, уже не могла остановиться...
        - Теперь это не имеет значения, - оборвала сестру Вероника. - Нам надо подумать, как вернуть заплаченные вперед деньги.
        Но Карен это не волновало, ведь она собиралась заработать на фотосессии целую кучу денег. А Вероника просто должна сесть в самолет, провести в Париже пять дней и затем отправиться в Прованс. И когда Карен вернется из своей поездки на Карибы, она купит самый дешевый билет до Марселя и присоединится к своей сестре, чтобы вместе провести оставшуюся часть отпуска.
        Когда Вероника призналась, что не хочет ехать к Ридам одна, Карен подняла ее на смех.
        - О, не говори глупостей! Они уже там и ждут, что ты приедешь к ним в гости. Это отдельный домик в саду, а не комната для гостей на вилле. Ведь ты уже встречалась с Мелани и Майлсом, поэтому все будет хорошо. Мел любит тебя, ты знаешь. Она считает, что работа на ферме отца и матери сделала вас родственницами по духу. Кроме того, я рассказала ей о твоей тайной страсти ко всему французскому и о том, как ты восхищаешься ее книгами...
        - О, ты это сделала? - простонала Вероника, не обольщаясь невинным взглядом своей сестры. Неужели Мелани не распознала эту хитрость? - Тогда мне тем более неловко: я буду выглядеть нахлебницей, жаждущей приглашения. Может быть, мне предложить некоторую плату...
        - Ну что ты, - смиренно произнесла Карен, тем самым мгновенно увеличив подозрения Вероники. - Я думаю, ты сможешь сделать нечто более полезное...
        Мелани собиралась отдохнуть в Провансе от всех забот, поэтому она предупредила Карен, что, возможно, попросит ее немного поработать, когда она приедет к ним в отпуск. Конечно, Карен согласилась, но раз ее приезд откладывается, может, Вероника предложит свою помощь? И это будет самый лучший способ отблагодарить Мелани за ее гостеприимство. Работы будет совсем немного: выполнить разовые поручения, которые Веронику совсем не обременят!


* * *
        Мелани не единственный человек, которым манипулируют в этом маленьком сценарии, подумала Вероника, хмуро взглянув в окно на опаздывавших пассажиров, спешивших в вагон первого класса.
        Лицо Вероники горело - кажется, у нее была температура, - и она прижалась горячим лбом к холодному стеклу. Когда она открыла глаза, то увидела высокого мужчину с ноутбуком в руке в сопровождении носильщика, везшего его чемодан. Мужчина шел свободной походкой, которая казалась ленивой, но носильщик еле успевал за ним. Белая шляпа с широкими полями почти полностью закрывало его лицо, но короткий черный «конский хвост», почти невидимый, потому что был заправлен за ворот рубашки, и уверенный разворот широких плеч задержали взгляд Вероники, и внезапно сердце ее запрыгало в груди. Нет, не может быть!
        В Париже миллионы темноволосых мужчин, и многие из них носят «конский хвост».
        Она заерзала на месте, стараясь разглядеть его как следует, но он продолжал шагать вперед, совсем не поворачиваясь в ее сторону.
        Неожиданно мужчина остановился и вошел в вагон. И девушка мельком увидела его ястребиный нос и небритый подбородок.
        Вероника резко откинулась на спинку сиденья. Она не пряталась, просто устраивалась поудобнее, сказала она себе.
        Конечно, это не Люсьен. Может быть, этот мужчина и похож на него, но совсем немного, остальное - плод ее воспаленного воображения.
        Когда поезд медленно отошел от станции, Вероника снова стала смотреть в окно. Теперь она намеревалась наслаждаться каждым моментом поездки в Авиньон!



        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Ее сексуальный темноволосый Француз снова там.
        Облокотившись на подоконник, Вероника наблюдала за баром, расположенным на другой стороне улицы.
        Незнакомец сидел на своем обычном месте - за столиком возле стены, как раз напротив стеклянных входных дверей. Его аккуратный «конский хвост» казался черной запятой на воротничке его белой рубашки. В руках он держал наполовину опустошенную кружку пива, и внимание его разделялось между газетой, лежавшей перед ним, и привлекательной брюнеткой, лениво протиравшей кружки за стойкой бара.
        Посетителей было мало, они собирались только к вечеру, и тогда бар наполнялся латиноамериканской музыкой и испарениями разгоряченных тел.
        Первые два дня в Париже были ужасными. Вероника выходила на улицу лишь для того, чтобы купить продукты в крошечном магазинчике, находившемся в двух шагах от бара, а в остальное время лежала в постели, глотая таблетки, пила воду в неимоверном количестве, смотрела на прекрасный мир кабельного телевидения и глазела в окно на кусочек Парижа.
        Ее тоскующий взгляд сразу подметил привлекательного темноволосого незнакомца, когда она впервые подошла к окну. Он сидел за тем же столиком, что и сейчас, свободно откинувшись на спинку стула, отхлебывая кофе и лениво перелистывая газету.
        Похоже, ему было лет под тридцать, он был загорелым крепким мужчиной, пышущим здоровьем. Девушка даже почувствовала, что завидует ему, когда, облокотившись на подоконник, проглотила ложку фруктового йогурта, который только и мог принимать ее желудок за последние несколько дней. Заглядевшись на его точеный профиль, она почувствовала томление внутри, и оно сладко и властно охватило все ее тело.
        Каждый раз, когда Вероника проходила мимо латиноамериканского бара или выглядывала в окно из своей квартиры, она непроизвольно бросала взгляд на этот столик с легким трепетом предвкушения.
        Она совсем не ожидала снова увидеть его, но он неизменно оказывался там - обычно по утрам, с чашкой кофе, иногда днем или ранним вечером, с кружкой пива или бокалом вина и газетой. Вряд ли он турист, решила она: он не носил с собой фотоаппарата или путеводителя (непременных атрибутов любого иностранца, приехавшего в Париж), не смотрел на улицу, не интересовался прохожими. Он, похоже, не был занят никакой работой... И всегда один.
        Как и Вероника.
        Ладони ее вспотели, когда она подумала о том, что собирается сделать.
        День Бастилии был ее лебединой песней в Париже, и она хотела насладиться им вполне. Прошлым вечером Вероника танцевала вместе с многотысячной толпой на площади Бастилии. Этим утром девушка смотрела военный парад на Елисейских полях, посетила могилу Неизвестного солдата возле Триумфальной арки. Она позавтракала в Латинском квартале и медленно пошла домой через остров Сите.
        Но она все время была одна, в то время, как ей на глаза постоянно попадались пары. . самые разные: влюбленные, не замечавшие ничего вокруг себя, мужья и жены, жарко спорившие друг с другом или прогуливавшиеся рука об руку, родители с детьми, друзья, весело проводившие время...
        И когда день стал клониться к вечеру, Вероника почувствовала внутри себя протест.
        Она взяла сумочку и взглянула на себя в зеркало, повернувшись перед ним так, что многослойная легкая шифоновая юбка взвилась и закрутилась вокруг ее длинных бедер, затем поправила лямочку на черном топе, который чуть-чуть приоткрыл изысканное французское кружево бюстгальтера без бретелек, - и все это было куплено в состоянии сумасшествия, в котором она пребывала вчера.
        Потом, в последнюю минуту, Вероника все же набросила легкую шаль на свои обнаженные плечи - на случай, если ее покинет мужество.
        Девушка перешла улицу и направилась прямо в бар. Объект ее мечтаний сидел на своем обычном месте, облокотившись одной рукой на стол и вытянув перед собой обтянутые джинсами ноги. Лицо его было обращено к залу. Вероника уверенно выбрала маленький столик, расположенный по диагонали от него, и села на стул, спиной к противоположной стене.
        Незнакомец сделал глоток пива и, нахмурившись, уставился в газету. Он явно игнорировал появление Вероники, тогда, как все остальные посетители повернули к ней головы. Такая высокая женщина, как она, всегда привлекает хоть один взгляд.
        Она быстро скользнула взглядом по его руке - обручального кольца нет. Ей стало немного легче, и она изящно скрестила ноги. Так учила ее Карен. К ней подошла официантка. Вероника хотела заказать пиво, но вдруг засомневалась в том, что пиво поможет ей создать задуманный привлекательный образ. Мужчина, однако, совсем не обращал на нее внимания: по-прежнему нахмурившись, он внимательно читал газету.
        - Пожалуйста, принесите мне вишневый коктейль, - попросила она официантку на ломаном французском языке.
        Прохладный бокал был поставлен перед ней буквально через несколько минут, и официантка что-то быстро и дружелюбно сказала по-французски. Вероника подняла руку, ладонью вперед, со страдальческой улыбкой.
        - Извините, я вас не понимаю...
        - Ого! Англичанка! - мгновенно поняла девушка.
        Вероника покачала головой, и на плечах ее заиграли яркие отблески ее густых рыже-каштановых волос.
        - Новозеландка, - сказала она, надеясь, что европеец, возможно, сочтет это экзотикой, хотя мужчина у противоположной стены вряд ли мог ее услышать.
        Вероника сделала маленький глоток, наслаждаясь вкусом изысканного напитка, и искоса взглянула на свою предполагаемую добычу.
        Лицо его было суровым и мужественным, загорелая оливковая кожа - ровной и гладкой, лишь легкая щетина покрывала подбородок. Изогнутые брови были опущены, чувственная нижняя губа выдвигалась вперед, когда он делал очередной глоток пива.
        Вероника сделала еще один глоток для храбрости - и чуть не уронила бокал, потому что он, взмахнув своими длинными ресницами, в упор посмотрел на нее.
        Девушка не улыбнулась ему в ответ - это было бы ошибкой. Она чувствовала, что он ожидает этого, и не хотела давать ему возможность отвергнуть ее еще до того, как она откроет рот. Поэтому Вероника холодно встретила его взгляд, а затем ее большие серые глаза затуманились и обратились вдаль, будто она совершенно не смотрела на него, а думала о чем-то - или о ком-то - еще.
        Вероника знала, что не очень искусна в обольщении - ее бывший жених был очень консервативен в постели - и не так волнующе красива, как ее сестра, но будучи умной и начитанной прекрасно понимала, что существуют более тонкие способы заинтересовать мужчину. Многие известные в истории соблазнительницы были скорее умны, чем красивы. Интерес рождается в мозгах, в конце концов.
        Она видела, как веки мужчины приподнялись. Отсутствие ее реакции обескуражило его. Возможно, он совершенно не хочет ее внимания, но также не хочет, чтобы его игнорировали, решила девушка.
        Он откинулся на спинку стула, положил обутую в тяжелый спортивный ботинок ногу на колено другой ноги.
        Теперь она позволила себе улыбнуться - еле заметной мечтательной улыбкой, - поглаживая своими бледными пальцами высокий бокал.
        Он вновь развернул газету, но Вероника с некоторым удовлетворением заметила, что через верхний край газеты он наблюдает за ней.
        Девушка опустила глаза и подцепила мизинцем маленькую каплю воды, появившуюся на стенке холодного бокала. Посмотрев на каплю, она слизала ее языком. Край газеты смялся в его жестких пальцах. Встревоженная собственной дерзостью, Вероника осушила бокал до дна и заказала себе второй коктейль.
        И почти сразу же он заказал себе еще одну кружку пива.
        Вероника перевела дух. Он не собирается уходить! Некоторое время она просто сидела и выжидала, слушая, как хозяин бара время от времени отпускает замечания по поводу состояния дел в городе - на ужасном английском для Вероники, на испанском - для официантки и на французском - для мужчины, который притворялся, что читает свою газету. Но время от времени он все-таки вставлял свои реплики - на обоих романских языках.
        И вот наступил подходящий момент... Она была готова. Встретив его взгляд, Вероника подняла свой бокал и сделала три шага к его столику.
        - Вы говорите по-английски? - В ее звучном голосе переливались искринки смеха.
        Он откинул назад голову и скрестил руки на груди, забыв на коленях свою газету.
        - Nont, - ответ был кратким и бескомпромиссным.
        Взгляд мужчины был туманным и загадочным, и она не могла понять, как ей реагировать на его откровенный отказ.
        - О-о! - Она опустилась на стул по другую сторону его маленького столика. - А по-итальянски?- спросила она, хотя сама могла сказать на итальянском два-три слова.
        Каменное выражение его лица нисколько не изменилось.
        - Nonl.
        - Хмм… - Вероника взглянула на его квадратный подбородок и поняла, что он упорно будет говорить на французском, что бы она ни сказала.
        Но она тоже могла проявить упорство. Это было одно из ее преимуществ... ее лучшая сторона, как говорил Нейл, бывший жених.
        - Может быть, маори? - с озорством спросила она, явно сомневаясь в том, что он владеет языком национального меньшинства Новой Зеландии, особенно если учесть тот факт, что ему неизвестен и язык большинства - английский.
        Или известен?
        Вероника увидела, как блеснули карие глаза мужчины и рот крепко сжался. Но уголки его губ слегка дрогнули. Девушка почувствовала прилив отваги.
        Она позволила шали упасть со своих плеч и, подхватив ее, повесила на спинку стула. На фоне черного топа из шифона ее кожа казалась еще белее. Вероника почувствовала, как соски ее отвердели и предательски приподняли тонкую ткань.
        - Русский? Исландский? - Вероника слегка задыхалась, и от этого голос ее немного охрип.
        Взгляд его снова уперся в газету, и на секунду девушка ужаснулась от мысли, что, может быть, перестаралась. Она огляделась вокруг, ища поддержки, и увидела хозяина бара, который с любопытством наблюдал за ними. К ее досаде, он подмигнул ей и многозначительно пожал плечами, будто указывая на безнадежность этого случая.
        - Sprechen Sie Deutsch?
        Вероника взглянула на него и увидела, что в шоколадно-коричневых глазах играют насмешливые огоньки, а небрежно свернутая газета лежит на краю стола.
        Негодяй!
        - Nein, - сказала она и дерзко вскинула голову.
        Его губы медленно изогнулись в сексуальной улыбке.
        - Je suis desole, - сказал он, театральным жестом прижимая руку к сердцу.
        Вероника это поняла, но решила тоже ответить ему насмешкой.
        - Et je suis Veronica, - дерзко ответила ему она.
        Он рассмеялся и склонил голову.
        - Люсьен.
        Эмоции бурлили внутри нее. Она протянула ему руку через стол.
        - Рада познакомиться с вами, Люсьен.
        -Enchante, - пробормотал мужчина и поднес ее руку к своим губам. И девушка содрогнулась, почувствовав его теплое дыхание.
        Это был несколько старомодный, хотя и общепринятый жест, и они оба прекрасно знали это, но Веронику буквально охватил жар. Когда девушка отняла руку, то прижала ее к холодному бокалу, чтобы охладить.
        Заметив, что пивная кружка нового знакомого уже почти пуста, Вероника постаралась выиграть время, заказав себе еще один коктейль, но мужчина остановил ее, и девушка вспыхнула при мысли о том, что он посчитал ее алкоголичкой. Но он заказал ей другой коктейль - «Кир Ройал» - и попросил занести его в свой счет.
        В этом коктейле было больше шампанского, чем белого вина, и он оказался куда более вкусным. И, несомненно, более дорогим. Ее темноволосый товарищ, похоже, не бедный человек, о чем свидетельствовали еще и фирменные знаки на его повседневной одежде.
        Шампанское немедленно ударило Веронике в голову, но при этом успокоило нервы и отмело все оставшиеся сомнения в том, правильно ли она все делает.
        Из-за языкового барьера был невозможен серьезный разговор, но никто из них и не собирался быть серьезным, поэтому в этот вечер каждый изобрел для себя свой собственный способ коммуникации. Они поняли, что оба одиноки, обоим за двадцать лет и Веронике нужен гид, чтобы показать Париж...
        Когда в животе у девушки заурчало, что привело ее в некоторое замешательство, Люсьен заплатил по счету и повел ее в ресторан «Бофингер», где они уселись на бархатные диваны под потрясающим стеклянным куполом и стали наслаждаться устрицами и шампанским. Мужчина забавлялся их пантомимными жестами и рассердился в ответ на настойчивое стремление Вероники расплатиться своей кредитной картой. Впрочем, увидев озорной блеск в его глазах, девушка заподозрила, что ее спутник по большей части изображает свой гнев и наслаждается ее замешательством. Ему явно нравилось играть роль переменчивого, сердитого, но совершенно очаровательного француза. Ей даже казалось временами, что он совсем не француз и понимает английский язык, но это не имело значения, потому что тайна была составной частью веселья.
        Главное, он знал Париж и оказался достаточно находчивым для того, чтобы проскользнуть вместе с ней сперва на бал-маскарад, который был в самом разгаре, а затем уговорить охранников пропустить их в самый эксклюзивный ночной клуб, о котором Вероника могла только мечтать.
        И он был достаточно сильный для того, чтобы пробиться сквозь толпу, и достаточно сообразительный, чтобы спешно увести ее с площади Бастилии, дабы миновать жуткую стычку, намечавшуюся между полицией и участниками политического протеста.
        - Люк! - закричала Вероника, когда кто-то толкнул ее локтем в бок и она чуть не упала.
        - Сюда! - крикнул ей в ухо Люсьен и, обхватив за талию, потащил прочь от оравшей толпы, которая становилась все гуще, и размахивавших дубинками полицейских.
        Они побежали по уже знакомой улице мимо ресторана «Бофингер», мимо припаркованных машин, быстро обогнав других рассеявшихся беглецов. Девушка начала беспомощно смеяться, осознав полный абсурд происходящего: Вероника Белл, перспективная бизнес-вумен и примерная дочь своих родителей, мчится по ночным парижским улицам, скрываясь от полицейских!
        Они повернули налево, и неожиданно Вероника обнаружила себя в знакомом месте - возле открытой галереи, окружавшей площадь Вогезов.
        В некоторых окнах старинного здания из красного кирпича все еще горели огни, но магазины, кафе и художественные салоны, расположенные в галерее, уже закрылись. Фонтаны были выключены, аккуратно подстриженные деревья бросали призрачные тени на светлые пешеходные дорожки.
        - Ты говоришь по-английски, - укоризненно сказала Вероника, дергая спутника за руку и пытаясь замедлить шаг.
        Она тихо вскрикнула, когда в дальнем конце площади показался полицейский автомобиль, и Люсьен затащил ее за одну из колонн, поддерживавших галерею. Он прижал девушку к холодному камню, обняв за спину, чтобы уберечь ее шелковую кофточку от соприкосновения с шероховатой поверхностью, их прерывистое дыхание смешалось, и Вероника почувствовала возле своей груди сильное биение его сердца. Страх и восторг боролись внутри нее, пока она пыталась взять себя в руки.
        - Отойди, - хрипло прошептала она, - я слышу, что...
        Люк пробормотал что-то на французском, или на английском, или на каком-то другом языке - это теперь не имело значения, потому что он уже целовал ее и все окружающее перестало для нее существовать: она ощущала лишь пьянящий вкус его губ, легкий аромат его одеколона и крепкие руки, прижимавшие ее к мощной груди.
        Огонь вспыхнул в крови Вероники, когда Люсьен нежно прикусил ее нижнюю губу и проник языком в рот. Он прижался к ней бедрами, будто зажав в тиски между собой и холодным камнем. Это было дикое, опустошающее, страстное ощущение - совсем не похожее на те шутливые поцелуи во время фейерверка... и совсем не похожие на те поцелуи, которые когда-то были в ее жизни!
        Вероника почувствовала, что теряет голову: она изогнулась в его объятиях, вцепившись ногтями в плотную джинсовую ткань, обтягивавшую ягодицы Люсьена, заставляя его содрогаться и со стоном произносить ее имя и еще глубже проникать языком в ее рот. Вскрик двух голосов эхом разнесся по колоннаде и вернул их обоих к реальности, но лишь для того, чтобы они осознали остроту их желания.
        - Пойдем... - это было все, что он сказал, и голос его был наполнен обещанием блаженства. И девушка вышла за ним на лунный свет. Но они не сразу дошли до следующей улицы. Он целовал Веронику возле каждой колонны, всю дорогу под аркадой, и когда они, в конце концов вдруг оказались возле ее дома и стали подниматься по лестнице мимо ее квартиры, девушка не выдала свой восхитительный секрет.
        Она никогда не думала, что потрясающе сексуальна, пока не взглянула на себя глазами Люсьена. Люк хотел ее и не боялся этого показать. Он овладел ею так, что в ней открылись все тайные желания, о которых она даже и не подозревала. У нее никогда не было мужчины, который раздевался бы перед нею так, как он... медленно, чувственно. Люсьен снимал с себя одежду, не отрывая глаз от ее лица, наблюдая за тем, как она смотрит на его готовившуюся к любви плоть, как розовеют ее щеки, расширяются серые глаза и приоткрываются в предвкушении губы...
        А потом настала очередь Вероники, и его страстный восхищенный взгляд помог ей справиться со своей стыдливостью, молчаливо показал ей, насколько привлекательны пропорции ее высокой фигуры. Люсьен расстегнул молнию на ее юбке, позволив той плавно упасть на пол, и с трепетным нетерпением стал помогать девушке, снимать шелковый топ, скрывавший пышные груди. Он жадно припал губами к нежно-розовым округлостям, обнажившимся под кружевным краем бюстгальтера. Его руки были такими же искусными, как и рот, и Вероника закрыла глаза, когда ее охватило неземное чувственное блаженство...
        И вдруг она почувствовала холодную воду на своем лице!
        Глаза Вероники мгновенно открылись, и ее сладкое возбуждение превратилось в смущение и растерянность, когда она ощутила мягкое покачивание вагона и поняла, что маленькая девочка, которая шла по проходу, облила ее водой из открытой бутылки. Вероника рассеянно выслушала извинения матери девочки и с улыбкой заверила ее, что минеральная вода очень полезна для кожи лица.
        Поезд уже приближался к Авиньону, а Вероника так и не увидела восхитительных пейзажей сельской Франции. Надо будет обязательно полюбоваться ими на обратном пути, сказала себе девушка.
        Кто-то бросил газету на пол перед незанятым местом, где должна была сидеть Карен. Вероника машинально наклонилась и подняла ее. Это была та самая газета, которую в баре читал Люсьен. Центральное место в ней занимали фотографии знаменитостей, сделанные папарацци. Девушка сунула газету в сумку. Потом я обязательно выброшу ее, пообещала она себе. Ей не нужен сувенир, напоминавший о той ночи!
        Выйдя из поезда, Вероника направилась к ряду стеклянных боксов, где стояли автомобили, предлагавшиеся в аренду. Девушка лишний раз обрадовалась тому, что догадалась купить себе широкополую соломенную шляпку на ярмарке в Париже. В столице была жара, а здесь, на юге Франции, солнце палило еще беспощаднее, хотя и не достигло пока своего зенита.
        К окошку кассы выстроилась длинная очередь, но она двигалась на удивление быстро, и вскоре Вероника уже нервно крутила в пальцах ключ от взятого напрокат
«Фольксвагена». Вдруг девушка помертвела. Возле окошка стоял мужчина с панамой в руке. Облокотившись на прилавок, он шутил с девушкой, протягивавшей ему бланк договора.
        Это Люк! Тот мужчина в оливковой рубашке и джинсах, которого она видела на станции... Это он, точно он!
        Выйдя из транса, Вероника поспешно бросилась к выходу. Голова у нее кружилась. Еще одно совпадение - это слишком много, лихорадочно размышляла она, садясь за руль.
        Преследует ли он ее? Ведь она сказала ему о том, что собирается провести большую часть своего отпуска на юге Франции, хотя не уточняла, когда именно уезжает. А он, в свою очередь, говорил, что собирается поехать отдыхать на средиземноморское побережье. Ему, вероятно, приятно было думать, что они могут случайно наткнуться друг на друга где-нибудь на пляже в Ницце или Каннах...
        Воображение девушки разыгралось. А что, если Люсьен преследует ее с какой-то зловещей целью? Что, если он мошенник? Или сексуальный маньяк?
        Она вдруг рассмеялась над своими дикими подозрениями. На самом деле они с Люсьеном были случайными знакомыми, проведшими ночь вместе. Они неплохо провели время, вот и все!
        Их неожиданная встреча могла иметь простое объяснение. Люк нес в руке ноутбук, значит, он приехал в Авиньон по делу. Скорее всего, он работает сам на себя, как и Вероника, и может сам планировать свое рабочее время.
        Вероника и так уже нервничала оттого, что ей придется впервые вести машину с правым рулем и одной ориентироваться в незнакомом месте, а тут еще и параноидальный страх, что ее преследует серийный убийца!



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Девушка вздохнула с облегчением, когда, наконец уселась за столик под густыми ветвями дерева на крошечной деревенской площади и сделала глоток кофе. Легкий теплый ветерок овевал ее шею и трепал концы волос, завязанных в «конский хвост».
        Карен сказала, что Риды ожидают ее приезда не раньше двенадцати, поэтому Вероника решила не торопиться. Она поехала живописной дорогой, минуя большие поселки, и когда увидела это кафе, то решила, что ей стоит в него зайти.
        Вероника откусила кусочек пирожного и стала наслаждаться вкусом абрикосового крема.
        Вдруг на булыжную площадь въехал серебристый кабриолет с откинутым красным верхом. Остановившись возле кучки детей, дразнивших собаку, водитель лениво огляделся вокруг. Глаза его были скрыты черными очками, но Вероника увидела матово поблескивавшие черные волосы. Закинув одну руку на спинку свободного рядом с ним пассажирского сиденья, водитель взглянул через плечо, резко дал задний ход и припарковал автомобиль возле края тротуара. Затем, не утруждая себя открыванием двери, мужчина легко выпрыгнул из автомобиля.
        Сделав несколько широченных шагов, он уже стоял перед Вероникой. Его черная тень легла на белую скатерть.
        - Какая приятная встреча!
        Кофе пролилось на блюдце, когда девушка увидела его ироническую усмешку. Она взглянула в сверкавшие огнем карие глаза Люсьена - очки его были сдвинуты на лоб, руки воинственно уперты в бока. Мужская агрессия буквально бурлила в нем и, казалось, переливалась через край.
        Ее охватила паника.
        - Что ты здесь делаешь? Преследуешь меня? - выпалила она, и в голосе ее смешались надежда и ужас.
        Возникла короткая пауза, будто он был обескуражен вопросом.
        - Собираешься вонзить в меня эту штуку, если мой ответ тебя не удовлетворит? - осторожно спросил Люсьен, и девушка вдруг осознала, что сжимает в руке нож, которым отрезала кусочек пирожного. Она торопливо положила его на тарелку. В случае чего можно и закричать - ведь это общественное место.
        В отличие от прошлой ночи.
        В последний раз, когда я разговаривала с этим мужчиной, мы лежали голыми на кровати, горячо и страстно занимаясь сексом!
        Вероника покраснела, и искры, которые тлели в его глазах, вспыхнули с новой силой.
        Он придвинул ногой стул от соседнего столика и уселся на него, широко расставив ноги.
        - Подыскиваешь подходящие слова, Вероника? - спросил он с дерзкой улыбкой. - А ведь ты так много говорила в прошлую ночь!
        В ее беспокойных глазах мелькнула насмешка.
        - А ты неожиданно прекрасно заговорил по-английски, - язвительно бросила девушка. - И даже без малейшего акцента.
        - Я дипломированный гений, - надменно произнес Люсьен. - Могу мгновенно выучить все. - Его зубы ослепительно блеснули в улыбке - необыкновенно белые на фоне загорелой кожи.
        - Ты не более француз, чем я! - выпалила Вероника, отчаянно пытаясь припомнить, какие предательские слова могла прошептать ему в экстазе, уверенная в том, что он не понимает ни слова.
        - А я и не говорил, что француз, - он пожал плечами. - Я полагал, что мы договорились: никаких вопросов, никаких ответов. Ведь ты даже не пыталась выяснить, кто я. Но теперь думаю, что ты уже знала, кто я такой, даже когда еще не пришла в этот бар. Иначе мы никогда бы не встретились. Да, Вероника?
        Девушка отвела глаза в сторону, вспомнив о том, как шпионила за ним из окна своей квартиры.
        - Не совсем так...
        - А как? - настаивал он.
        Вероника содрогнулась при мысли, что ей придется это объяснять, и решила тоже выразить недовольство.
        - А зачем ты притворялся, будто не знаешь ни слова по-английски? - слабо возразила она.
        - Точно так же, как ты притворялась, будто не знаешь ни слова по-французски, - парировал он.
        Она заморгала.
        - Я действительно...
        - Тогда зачем тебе это? - Он наклонился и вытащил торчавшую из ее сумки бульварную газету - Или хочешь сказать, что купила ее только из-за фотографий? - язвительно добавил он.
        - Я не читала ее - она не моя, - быстро сказала девушка, проклиная дурацкий импульс, заставивший ее подобрать газету, - желание продлить с ним хоть какую-то связь. - Кто-то оставил газету в поезде, - пробормотала она. - Я хотела выбросить, только забыла об этом...
        - Замечательно. Вон мусорный ящик, - сказал он. - Я выброшу ее прямо сейчас, чтобы тебе не пришлось утруждать себя. - И, сопровождаемый ее изумленным взглядом, он встал, взял газету и запихал глубоко в мусорный ящик. Затем вернулся к столику, удовлетворенно отряхивая руки.
        В газете было что-то, что разозлило его, и он не хочет, чтобы она об этом узнала, поняла девушка.
        Люсьен уперся подбородком в сцепленные руки. Подбородок оброс черной щетиной.
        - Так о чем мы говорим? О, да, о той шараде, которую устроили прошлой ночью. Кстати, ты рылась в моих вещах, прежде чем уйти?
        Она окаменела.
        - Зачем мне это? Я не воровка!
        Он выпрямился, и с лица его исчезла презрительная насмешка.
        - А что еще прикажешь думать, когда я проснулся и обнаружил, что ты сбежала ночью, при лунном свете!
        - Не ночью, а утром, никакой луны уже не было. Я... У меня были срочные дела.
        - И тебе надо было позвонить! - предположил Люсьен. Он вскинул голову, и луч света, проникший сквозь крону дерева, окрасил его глаза в ярко-бронзовый цвет.
        - Да, мне надо было сделать несколько звонков, - призналась девушка, озадаченная его внезапным напряжением.
        - Включая твоего работодателя, конечно? - пробормотал Люсьен, и она еще больше смутилась. - В Лондоне?..
        Темные брови Вероники сдвинулись.
        - У меня нет работодателя. Я сама себе хозяйка. И я говорила тебе, что из Новой Зеландии...
        - Так ты свободный художник? - оборвал он ее, пренебрежительно сморщив свой ястребиный нос.
        - Предпочитаю называть себя независимой бизнес-вумен, - холодно произнесла она.
        Лицо его окаменело.
        - Ну, как бы ты себя ни называла, советую тебе не вставать у меня на пути, потому что я не люблю, когда меня шантажируют, и на этот счет во Франции существуют строгие законы. В один момент тебя могут выдворить из страны - и ты покатишься отсюда на своей пышной белой заднице!
        От изумления Вероника открыла рот.
        - Ты думаешь, что я преследую тебя? - в ее низком грудном голосе звучало презрение. Девушка начала смеяться, затем остановилась, когда, взглянув на его плотно сжатые губы, поняла, что он говорит вполне серьезно. - Это неимоверная глупость! Как я могу преследовать тебя, когда первая приехала сюда? - с триумфом воскликнула она.
        - Только потому, что мне перед отъездом потребовалось забрать в Авиньоне некоторые вещи, - возразил он. - Думаешь, я не заметил, как ты шаталась вокруг, когда я арендовал автомобиль? Признавайся, ты вернулась к окошку кассы и спросила служащую, куда я собрался поехать, чтобы отправиться той же дорогой?
        Вероника судорожно перевела дыхание.
        - Я не шаталась вокруг, - сказала она. - Я тоже арендовала автомобиль. Я даже не представляла, что ты видел меня, - добавила девушка сухо, не осознавая того, что это может быть истолковано как признание вины.
        - О, не надо! Не так уж много было рыжих голов вокруг, возвышавшихся над толпой, как маяк.
        - У меня не рыжие волосы! - В школе Веронику много дразнили из-за высокого роста, не говоря уже о том, что ей присвоили кличку «рыжая».
        Он окинул ее взглядом.
        - Они ярко горели под солнцем Прованса. Почему, ты думаешь, все знаменитые художники съезжаются сюда? Потому что здесь особое освещение, и человеческий глаз воспринимает цвет совсем иначе, нежели везде.
        - Именно поэтому ты приехал сюда? Ты «свободный художник» в прямом смысле этого слова? - спросила она. Переменчивый темперамент художника мог объяснить, но не извинить его поведение. Может быть, в той злополучной газете были нелестные отзывы о его работах?
        Он встал.
        - Зря стараешься, Вероника, - мрачно произнес Люсьен. - Эти большие потрясающие глаза, возможно, очень трогательны, но слишком поздно изображать из себя невинность. - Он наклонился и, упершись руками о столик, приблизил к ней свое лицо. - Это первое и последнее предупреждение, Вероника. Держись подальше от меня и всего, что меня касается, или я сделаю так, что ты проклянешь тот день, когда приехала во Францию. И кстати, - он слегка качнулся вперед и поцеловал ее прямо в неподвижные губы, - спасибо за прошлую ночь. Ты действительно была хороша - потрясающая любовница, такой у меня давным-давно не было...
        И он пошел к автомобилю, запрыгнул в него, с ревом включил мотор и мгновенно исчез из виду. Вероника машинально поднесла руку к груди и только теперь осознала, что в пылу разговора не спросила его о своем кулоне. Может быть, именно она должна обвинять его в воровстве!
        Даже несколько часов спустя, кружа по узким дорогам в окрестностях Воклюза, она все еще вспоминала его слова.
        Спасибо за прошлую ночь. Потрясающая любовница. Они стояли в одном ряду с «пышной задницей», и если она увидит его когда-нибудь снова, решила Вероника, то даст ему пощечину.
        Девушка остановилась на перекрестке и узнала главную дорогу, по которой уже въезжала в деревушку. Не желая больше плутать, она решила припарковаться на обочине, возле большого виноградника, не огороженного никаким забором. Границы собственности не были даже отмечены столиками, и это казалось удивительным - совсем не так, как в ее стране. Вероника вздохнула и, облокотившись о дверцу автомобиля, отхлебнула из горлышка бутылки немного теплой воды. Девушка стала смотреть на соборный шпиль и башню с часами, возвышавшиеся над верхушками могучих деревьев. Похоже, наступило время сиесты: улица была почти безлюдна. Жара, как одеяло, окутала окрестности, и желто-коричневые каменные домики этой древней деревушки, казалось, сами выросли из скалистой земли. Это была идиллическая картина, невероятно мирная и тихая, если не считать громкого хора цикад, прятавшихся в жесткой траве.
        И, словно противореча столь поспешным выводам, раздался громкий бой часов на башне, и два подростка на скутерах, пронзительно сигналя друг другу, стремительно промчались мимо Вероники.
        Вдруг девушка услышала лязг металла и взглянула на другую сторону дороги. Из больших кованых ворот вышел мужчина.
        - Осматриваете окрестности или хотите купить этот виноградник? - поинтересовался он с улыбкой.
        Вероника улыбнулась ему в ответ. Она сразу узнала Майлса Рида.
        - Всего лишь осматриваю окрестности, Майлс! И пытаюсь разобраться в той карте, которую дала мне Карен! Я даже не представляла, что приехала прямо к вам!
        Майлс Рид рассмеялся.
        - Привет, Вероника! Мы сразу не догадались, что это ты. Ты проехала мимо нас несколько раз, прежде чем Мелани узнала твои рыжие волосы... - Майлс не заметил, как она вздрогнула, и продолжал: - Не ругай свою сестру - все мы иногда делаем оплошности. Здесь очень извилистые дороги. Сейчас я открою тебе ворота.
        Подъездная аллея плавно огибала высокие цветущие кустарники, вишни и абрикосы, затем раздваивалась на две дорожки: одна вела к большому двухэтажному дому с мощеным булыжником двором, а другая, более узкая, - к маленькому домику, покрашенному в кремовый цвет, с глубоко посаженными окнами, задернутыми голубыми занавесками.
        Майлс проводил гостью до порога и вручил два ключа на маленькой веревочке.
        - Один ключ - от ворот, другой - от домика. Мелани подойдет через минуту и все тебе покажет. Она сейчас пытается вытащить из бассейна Софи.
        Он поднял сумку Вероники - легко, как перышко. Майлс выглядел гораздо моложе своих шестидесяти лет: возможно, потому, что много времени проводил на свежем воздухе, занимаясь физическим трудом.
        Вероника поднялась вслед за Майлсом по ступенькам в залитое солнцем, вымощенное плиткой патио, обрамленное цветами, где хозяин положил ее вещи рядом с коваными столиком и стульями.
        - Я очень благодарна вам за то, что вы позволили мне остановиться у вас, - застенчиво сказала она, оглядывая благоухающие цветы и пышную зелень деревьев.
        Майлс провел рукой по своим седым жестким волосам.
        - Это мы благодарны тебе, что ты к нам приехала, Вероника. Ведь твой отпуск так же важен, как и наш.
        - Да... да... спасибо, - пробормотала Вероника, не совсем понимая, о чем он говорит. - Я очень расстроилась, узнав о том, что с Мелани произошел несчастный случай...
        - И мы тоже! - воскликнул Майлс. - Бедняжка так давно планировала эту большую встречу, а теперь ей приходится носить повязку: она даже не может водить автомобиль!
        - Большую встречу? - с беспокойством переспросила Вероника. - И сколько же человек приедет? Карен уверила меня, что будет только ваша семья...
        - О, большая - это не значит, что будет много народу, - объяснил он, к ее облегчению. - Всего семь гостей, но детишки так редко собираются вместе, что для Мелани это очень большое событие, особенно когда встреча приурочена к семидесятипятилетию ее матушки... - Майлс страдальчески закатил глаза. - Ведь ни один семейный праздник не может обойтись без старушки-мамы, правда?
        Вероника рассмеялась, потому что видела их вместе и знала, что Майлс и Зоя Мейн прекрасно ладят друг с другом. Девушка также знала о том, что их трое «детишек» уже совсем не были детьми в прямом смысле этого слова. Двадцатиоднолетние близнецы вряд ли могли быть поставлены на ту же ступеньку, что и их младшая сестра Софи.
        - И, конечно, приедет пасынок Мелани от ее первого брака, - отметил Майлс.
        - О, я даже не знала, что миссис Рид уже была замужем, - с удивлением пробормотала Вероника.
        - Очень давно и совсем недолго, - сказал Майлс. - Но Мелани рада тому, что он до сих пор считает себя частью семьи...
        Мужчина замолчал, когда по покрытой щебенкой дорожке к ним подошла его жена в сопровождении пухленькой маленькой девочки с мокрыми волосами и в голубом купальнике.
        - Вероника! Как я рада тебя видеть! - Звонкий голос Мелани разнесся по всему саду. Она с трудом приподняла забинтованную правую руку и, встав на цыпочки, попыталась дружески приобнять Веронику. У нее это плохо получилось, и она рассмеялась. - Можешь ли поверить, что я споткнулась об этот дурацкий край тротуара, когда забыла что-то в машине, помчалась к ней сломя голову и ударилась локтем об асфальт! Я встречала Майлса, маму и Софи в аэропорту, и бедняжка Софи видела, как я промчалась мимо нее, словно пуля. Да, Софи?
        - Причем шальная, - сострила девочка. - Привет, Вероника. - Она протянула девушке слегка влажную руку.
        - Привет, Софи. Я не видела тебя сто лет! Карен сказала, что тебе разрешили продлить школьные каникулы, чтобы ты поехала во Францию?
        - Да, но я взяла с собой учебники и буду заниматься, потому что не хочу отставать от всех.
        - Это совсем не обязательно - Софи учится лучше всех в классе, - гордо произнесла Мелани. - Мой поздний ребенок с ранних лет проявляет выдающиеся способности!
        - Пойдем, Козявка, - потянул ее за руку отец. - Пусть мама покажет Веронике ее домик, и вскоре мы встретимся снова.
        - Да, конечно, мы пообедаем вместе! - с уверенностью произнесла Мелани.
        Вероника смутилась.
        - На самом деле я не собиралась сегодня обедать. Я очень хорошо позавтракала...
        - Но...
        - Мелани, - оборвал ее муж с улыбкой. - Дай девушке передохнуть. Пусть Вероника в свой первый день приезда делает то, что хочет...
        - О, конечно, как же я сама не догадалась, - произнесла Мелани извиняющимся тоном. - Тогда я расскажу тебе о том, куда ты можешь пойти, - предложила она, открывая дверь домика.
        Хотя в доме не было кондиционера, в нем царила прохлада, и Мелани объяснила это традиционно толстыми стенами, хотя постройка была относительно новой. Она посоветовала Веронике держать окна открытыми, но задернуть занавески, чтобы в дом не проникало солнце.
        В доме была уютная кухня, совмещенная с гостиной, что создавало ощущение большого пространства, и просторная спальня с двуспальной кроватью. К ней примыкала ванная комната, в которой стояла стиральная машина.
        - Я оставила тебе немного молока в холодильнике, а здесь, в шкафчике, есть кофе и чай, - сказала Мелани, направляясь к двери. - О, я совсем забыла. У нас есть бассейн, и ты можешь поплавать там в любое время, когда захочешь... - Она улыбнулась Веронике. - Советую пойти тебе прогуляться около шести, и ты тогда найдешь нас во дворике возле кухни, под навесом, увитым виноградом. Или мне послать за тобой Софи?
        - Чтобы вытащить меня силой? - Вероника приподняла брови, и Мелани рассмеялась.
        - Пожалуйста, не стесняйся, - сказала она. - Почти всех нас ты уже знаешь, хотя не все еще собрались. Ашли, конечно, уже здесь... Она приехала со своим женихом несколько дней назад. Дочка работает в галерее в Мельбурне и продолжает учиться в художественной школе. Я уверена, что она будет рада видеть тебя.
        Вероника уклончиво улыбнулась. Она никогда не испытывала теплых чувств к этой молодой девушке, с которой они несколько раз встречались. Впрочем, возможно, сейчас Ашли уже рассталась со своим высокомерием.
        -А Джастин? - поинтересовалась она. Брат-близнец Ашли всегда был полной противоположностью сестры - очень милым и обаятельным.
        - Он приедет из Рима через несколько дней - работает там шеф-поваром в одном из ресторанов. Оп! Как быстро летит время! - сказала Мелани, когда бой башенных часов возвестил о наступлении следующего часа. - Пойду посмотрю, как мама готовит яблочный пирог. - Ее прощальные слова «увидимся позже» и «не надо беспокоиться насчет наряда» повисли в нагретом солнцем воздухе.
        Распаковав вещи, Вероника налила себе чашку чая и растянулась на шезлонге под кроной густого дерева, возле высокой каменной стены. Она хотела пойти искупаться в бассейне, но задремала, а когда проснулась, обнаружила, что уже пять часов. Тогда девушка решила пойти в деревню и купить себе что-нибудь на завтрак, а также на обед...
        В маленькой бакалейной лавке на главной улице оказалось практически все, что нужно, и, возвратившись домой, Вероника приняла прохладный душ и помыла голову, уверенная в том, что при такой жаре волосы высохнут очень быстро. Надеясь, что поймала Мелани на слове, Вероника натянула на себя зеленую кофточку без рукавов и свободные белые муслиновые брюки, а ноги засунула в удобные поношенные сандалии.
        Когда часы на башне стали отбивать шесть, она направилась по дорожке в направлении большого дома и увидела, что ей навстречу спешит Софи.
        - Мама сказала, чтобы я подождала боя часов, - сказала девочка, порозовевшая от быстрой ходьбы. - Бабушка приготовила мне сюрприз. У ее подруги есть ферма улиток, - сказала Софи с трепетом. - Там их тысячи - от мала до велика. И туда можно пойти и посмотреть, как их кормят, словно в зоопарке!
        - Неужели? - спросила Вероника, и в желудке ее слегка заныло.
        Софи простодушно добавила:
        - Они, конечно, не очень вкусные, но их можно долго жевать. И если вы возьмете совсем маленькую, ее можно проглотить очень быстро.
        - Спасибо за подсказку, дитя. - Вероника усмехнулась, проходя мимо каменного павильона, служившего гаражом, и ряда молодых оливковых деревьев.
        Они уже приближались к большому столу на усыпанной солнечными пятнами террасе, когда Вероника узнала машину, стоявшую между двумя седанами, принадлежавшими семье Рид.
        Это был серебристый кабриолет с откидным красным верхом.



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        - Росс и Ашли обручились четыре месяца назад, - сообщила Мелани, расставляя блюда с черными и зелеными оливками, помидорами, жареным перцем на голубой с желтыми полосками скатерти. - Росс работает в финансовом отделении крупного международного банка.
        - О, неужели, - пробормотала Вероника, стараясь проявить к сказанному хоть каплю вежливого интереса, в то время, как все ее внимание сосредоточилось на высоком темноволосом мужчине, выходившем из дома. Одной рукой он обнимал хрупкую согбенную Зою Мейн, в другой держал бутылку красного вина.
        Она едва уловила широченную улыбку Росса Бентли, когда тот приветливо протянул ей руку, и совсем не заметила, что пожатие было немного затянутым, так как не уделила поначалу молодому человеку должного внимания. Его остроглазая невеста немедленно вмешалась.
        - Может, это оптический обман, но мне кажется, что Вероника стала еще выше с тех пор, как мы виделись в последний раз, - растягивая слова, произнесла Ашли, комфортно расположившаяся в самом дальнем конце стола. На пальце манерной девушки, когда она поднимала бокал вина, сверкнуло бриллиантовое кольцо.
        - Чем выше женщина, тем больше это ценится, - учтиво промурлыкал Росс Бентли, и Вероника съежилась бы от этих слов, если бы слышала их. - Мелани настаивает на том, чтобы мы соблюдали местные обычаи, хотя бы при первой встрече, - возвысил голос толстяк, рассмеялся и, взяв Веронику за плечи, расцеловал в обе щеки. Так как Росс был на несколько дюймов ниже девушки, сделал он это немного неуклюже; к тому же она стояла прямо, глядя через его голову, и едва ощущала прикосновения его губ к своим щекам.
        Помертвев, Вероника смотрела на пару, приближавшуюся к ним. Если бы она могла упасть в обморок!
        Но здоровье у нее было крепкое, и девушка, несмотря на ощущение, что кровь покинула ее мозг, собрала остатки своего разума.
        Если она упадет в обморок прямо сейчас, она опрокинет вместе с собой этого полного белокурого юношу, и Ашли еще больше будет дуться на нее.
        Но если она все же притворится, что упала в обморок, Мелани не разрешит отнести ее обратно в ее домик, а посадит на стул, приложит мокрое полотенце к ее лбу - в общем, устроит вокруг гостьи всеобщую суматоху.
        Кроме того, было уже поздно: Люсьен смотрел прямо на нее, или, если более точно, - на нее и Росса Бентли. Глаза его сузились, а лицо угрожающе окаменело.
        Она больше не могла избегать его взгляда. Девушка медленно подняла глаза и взглянула на своего бывшего любовника. Он был одет во все белое - помятые брюки и небрежно застегнутую рубашку с короткими рукавами, - но Веронике показалось, что его окружает пульсирующий гневом мрак.
        Держись подальше от меня и от всего, что меня касается...
        - Вероника, это мой пасынок, Люсьен Ридер, - сказала Мелани с оттенком гордости. - Люк сперва жил с нами, а когда ему исполнилось шестнадцать, уехал учиться в Оксфордский университет. Он остался в Европе, занялся бизнесом, но в душе считает себя новозеландцем!
        О боже, я провела эту безумную ночь с пасынком Мелани!
        Вероника думала, что он, возможно, британец или канадец, но и мысли не допускала о том, что ее экзотический «француз» родился с нею на одной земле! Девушка почувствовала, что ее предали. Какое нелепое ощущение! И как, наверное, он смеялся над ней там, в Париже!
        Люсьен не стал притворно вежливо пожимать ей руку. Он обнял ее и прижал к своей груди. А затем стал целовать в щеки - один, два, три раза, каждый раз стараясь коснуться и мочки уха, где у нее, как он знал по опыту, была особо чувствительная эрогенная зона.
        Вероника издала беззвучный вскрик, вспыхнула и едва не задохнулась, и тогда он отпустил ее, но по-прежнему оставался в угрожающей близости.
        Старушка Зоя закашлялась, а Мелани, немного растерявшись, продолжала их знакомить.
        - Люк, это сестра Карен, Вероника. Она очень отважно и самоотверженно бросилась закрывать ту брешь, которая возникла после моего падения, и настояла на том, чтобы быть моей правой рукой, пока я провожу исследования для новой книги...
        Кто? Я? Вероника так изумилась, что даже не попыталась объяснить, как все было на самом деле. Старушка закашлялась во второй раз, но этот звук был больше похож на удушливый приступ смеха.
        Мелани бросилась заполнять паузу, прежде чем та успела стать неловкой.
        - Мы думали, что Люк приедет лишь через несколько дней, но он появился совсем незадолго до тебя, Вероника, и сразу отправился спать! Не удивительно, что он так утомлен, - это его первый нормальный отпуск за много лет. Мало того, что он так напряженно работал, - теперь еще и этот стресс... - Она внезапно замолчала, прикусив губу, и бросила виноватый взгляд на своего пасынка.
        - Не волнуйся, Мелани, у меня есть надежный способ справляться с потрясениями, - успокаивающе сказал он, не сводя глаз с бледного лица Вероники.
        - Неужели ты занялся йогой...
        - Не надо быть такой наивной, Мел, ведь он мужчина двадцати девяти лет, в самом расцвете сил, - хихикнула Зоя. - Он имеет в виду любовь.
        - О! - Мелани, казалось, занервничала. - Ведь ты не позволишь втягивать себя в еще более запутанные отношения, да? - неуверенно произнесла она.
        - В те отношения, о которых ты тревожишься, - нет, - сказал он к явному облегчению мачехи. - Не забывай, что меня не было в Лондоне последние несколько дней.
        - О, конечно, ты решил забыть обо всем и приехал в Париж. Значит, вы с Вероникой оказались там, в одно и то же время! Удивительно, как вы не наткнулись друг на друга. Ведь именно Люк, имея квартиру в этом доме, убедил нас тоже купить в нем квартиру, - обратилась она к Веронике. - Благодаря ему, мы купили ее за хорошую цену. Ведь он беспощадный делец!
        - А выглядит таким безобидным, - не удержавшись, съязвила Вероника. Он все еще смотрел на нее взглядом хищника, намеревающегося цапнуть свою жертву.
        - Я всего лишь ласковый пушистый кот, - промурлыкал Люк. - На самом деле мы с Вероникой действительно встретились и даже немного погуляли вчера по улице Бираг. Она хотела узнать, откуда лучше всего виден салют.
        - О, как жаль, что ты не сказал нам о своем приезде в Париж, Люк. Я бы предложила тебе взять Веронику под свое крылышко, - невинно произнесла Мелани. - Ведь она, насколько я знаю, впервые приехала в этот город.
        - Я понял это, когда она, словно школьница, пыталась объясниться по-французски.
        Губы Вероники сжались.
        - Я думала, что ваш сын - француз, но он не потрудился разуверить меня в этом.
        Мелани совсем растерялась, но тут вмешался ее муж.
        - Пойдемте попробуем вина, который привез Люк, - сказал Майлс, увлекая всех к столу, за которым уже сидели Ашли и Росс.
        Люк взял под руку Зою, чтобы проводить старушку к креслу, и Вероника чуть не подпрыгнула, когда другой рукой он взял под локоть ее.
        - Расслабься, - пробормотал он, и черные волосы коснулись длинных рыжих локонов девушки. - Не подпрыгивай так, иначе они заподозрят неладное.
        - Я думала, что ты какой-то злоумышленник, - проговорила она сквозь стиснутые зубы.
        - Но я ведь принял тебя за назойливую журналистку. А ты действительно не читала ту газету. Ты даже сейчас не представляешь, кто я такой. - Люк явно наслаждался неведением Вероники, и это ее разозлило.
        - Неужели? - пробормотала девушка и, высвободив свою руку, опрометчиво быстро уселась на стул между Софи и Мелани.
        Люк подождал, пока она как следует не усядется, взял свободный стул и втиснул его между ней и Софи. Волей-неволей Веронике пришлось подвинуться, но места все равно было маловато, и он теперь невзначай мог коснуться ее плечом или и ногой под свисавшей скатертью.
        Софи, сначала немного застенчиво, стала забрасывать Люка вопросами, на которые тот терпеливо отвечал.
        - Они переписываются по электронной почте, - поведала Мелани Веронике. - Не знаю, как Люк находит время, но он даже помогает ей выполнять домашние задания... Он делает для Софи больше, чем ее старшая сестра, - добавила она, внимательно взглянув на другой конец стола.
        - Люк - гений, ему это легко, - небрежно бросила Ашли. - Лично я не очень хорошо училась в школе. Я артистическая натура - работаю в зрительной плоскости.
        - Занимаетесь живописью? - вежливо поинтересовалась Вероника.
        Ашли покровительственно взглянула на нее.
        - Я не живописец. Не ограничиваю себя общепринятыми мертвыми рамками. Я занимаюсь дизайном окружающего нас пространства - наполняю его различными элементами и скульптурными формами.
        - Ашли - художник по инсталляции, - пояснил Люк, сжалившись над смущенной Вероникой.
        - О, простите, Ашли, я совершенно не разбираюсь в современном искусстве, - робко оправдывалась Вероника.
        - Искусство инсталляции находится сейчас в фокусе внимания спонсоров, - заявил Росс, наливая себе еще один бокал вина. - Может быть, Ридер, ты используешь свои финансовые связи, чтобы помочь Аш выставить свои работы? - обратился он к Люсьену с заискивающей улыбкой, свидетельствовавшей о том, что он вполне осознает ценность подобных контактов.
        - Может быть. - Тон Люсьена был учтивым, но уклончивым, и Вероника ощутила его инстинктивную неприязнь к этому человеку.
        Ашли вспыхнула.
        - Люк теперь миллиардер, и он способен спонсировать меня сам, если он не филистер, - сказала она, небрежно качнув толовой.
        - Нет, он не миллиардер, а всего лишь миллионер, - звонко возразила Софи. - Я прочитала об этом в Интернете. Миллиард - это тысяча миллионов, и Люк всего лишь..

        - Софи! - оборвала ее мать. - Это дурной тон - обсуждать, сколько денег у человека. Тем более в его присутствии.
        - Конечно, лучше обсуждать это за моей спиной, - усмехнулся Люсьен, подмигнув Софи, и Мелани слегка порозовела.
        - Ведь Люк сам рассказывает о своих деньгах, - продолжала ободренная девочка. - Рассказывает людям о том, сколько они могут заработать и сколько он может дать им денег, чтобы у них все получилось. Это не дурной тон, это бизнес.
        - Она хочет сказать, что я - венчурный капиталист, - пояснил Люсьен, заметив взмах черных ресниц Вероники. - Я инвестирую в идеи других людей.
        - А в какого рода идеи ты инвестируешь? - уточнила Вероника.
        - В те, которые интересуют меня в данный момент. Я бродяга и индивидуалист. - Он слегка коснулся ее плечом, когда потянулся за бутылкой вина, которую оставил возле себя Росс, и жестом предложил девушке наполнить ее бокал.
        - О, нет, - слабо возразила Вероника, отметая от себя соблазн сделать глоток этого чудесного бодрящего напитка. Она не могла позволить себе вновь превратиться в ту распутную игривую женщину, которую, как она надеялась, оставила в Париже.
        - Не отказывайся, скажи «да», ведь ты хочешь этого, - завораживающе произнес Люсьен и, наклонив бутылку, вылил оставшееся вино в ее бокал. - Не отказывайся от удовольствия лишь оттого, что, как ты думаешь, оно принесет тебе вред. Иногда вред бывает очень и очень хорош.
        Его слова будто пронзили ее током. Что-то теплое и тяжелое шевельнулось у нее в животе. Она начала понимать, что совершила глупость, сразу не признавшись в том, что провела вечер в обществе Люка. Скрывая этот факт, она превратила его в нечто более важное, чем он был на самом деле, - в интимный секрет для них двоих, и тем самым предоставила Люку возможность третировать ее, себе на потеху.
        Разговор коснулся Карен - ее попыток стать моделью, - и Вероника поняла, что еще задолго до того, как она приехала в Лондон, сестра уверила Мелани, что Вероника поработает у нее во время своего отпуска.
        Но девушка не могла теперь сбежать отсюда, даже несмотря на то, что ей предстояло каждый день видеть Люка: слишком сильно в ней было чувство ответственности.
        Это же чувство удерживало Веронику и на родительской ферме, хотя она тогда совсем по-другому представляла себе свое будущее.
        - Для Карен этот род деятельности очень подходит, - отметил Люк, обращаясь к Мелани, - и, возможно, тебе придется искать себе нового личного помощника.
        - Я понимаю, но пока не хочу даже думать об этом, - сказала Мелани. - Карен для меня тоже очень подходит... но я знала, что она не усидит на месте и станет искать для себя что-то новое. Обезличенная работа в офисе не для нее...
        Некая интонация в голосе Люсьена заставила Веронику вскинуть голову.
        - Ты знаешь Карен?
        Он слегка прищурился, и черные ресницы скрыли его взгляд.
        - Мы встречались несколько раз, когда она приезжала в Лондон вместе с Мелани. - И, прежде чем Вероника успела задать следующий вопрос, он добавил: - Если ты приехала сюда в отпуск, то чем ты занимаешься, Вероника?
        - Я думала, что ты некто вроде бухгалтера для своих родителей, - произнесла Ашли, все так же манерно растягивая слова. - Но Карен говорила, что у тебя нет бухгалтерского образования.
        - Да, я не дипломированный бухгалтер, - невозмутимо ответила Вероника. - Я оставила учебу, чтобы помогать отцу и матери в работе на ферме. Окончила бухгалтерские курсы и стала вести их счета, параллельно подрабатывая у друзей и знакомых. - Родители не могли платить Веронике, и ей пришлось придумать, как заработать деньги самой.
        Девушка любила учиться и мечтала поступить в университет, но родители боролись с нуждой, поэтому она оставила свои мысли о независимой карьере и продолжала работать с ними на ферме. Она была старшей дочерью и опорой семьи. Ее младшие сестра и брат продолжали учиться в школе. Родители сами не могли понять, как им удалось произвести на свет такую неземную красоту, как Карен. Младший же братишка был коренастым крепышом, который, казалось, стал фермером с первого же дня, как засунул свои пухлые ножки в резиновые сапоги. Постепенно дела на ферме стали идти лучше, и искрометную красавицу Карен отправили учиться в Окленд, хотя она не слишком стремилась получить образование. Карен мгновенно бросила учебу, как только получила предложение от Ридов пойти работать няней к Софи.
        - Но теперь натуральные продукты пользуются большим спросом, и твои родители, должно быть, довольны тем, что оказались впереди всех, - сказала Мелани со знанием дела, обмахиваясь бумажным веером. - Ферма Белл имеет хорошую репутацию благодаря своим качественным товарам.
        - Карен показала мне сайт, который ты создала, - проговорил Майлс, открывая еще одну бутылку вина. - Она сказала, что ты сама сделала фотографии.
        - Это мое хобби, - Вероника пожала плечами, вспыхнув от смущения. - Ферма Белл получает очень много заказов по Интернету, и особым спросом пользуются наши подарки к Рождеству. - Она воодушевилась, ее веснушчатое лицо раскраснелось и утратило свое скованное выражение. - Люди хотят получить в подарок нечто особенное, ручной работы, то, что нельзя найти в магазинах. Я сейчас вплотную занимаюсь этими заказами - именно поэтому и переехала жить в Окленд.
        - О, ты занимаешься интересным делом. - Мелани отправила в рот большую зеленую маслину. - И это во многом сочетается с той работой, которую я собираюсь попросить тебя выполнить. Моя новая книга будет посвящена исследованию продуктовых рынков Франции, и мне надо получить образцы продуктов, чтобы решить, на что обратить особое внимание.
        Это звучало не очень обременительно, и страхи Вероники по поводу того, что большую часть отпуска ей придется просидеть взаперти, улетучились.
        - Значит, хочешь выйти на международную арену? - поддразнил ее Майлс. - Наверное, собираешься стать миллионершей?
        - Думаю, что это не очень реально, - улыбнулась Вероника. - Но у меня сейчас уже есть несколько больших заказов от международной новозеландской компании.
        - Желудки и деньги - вот что тебе требуется в равном количестве, - метко заметила Зоя.
        - Да, - призналась Вероника. - Мне немного страшновато, но если дела пойдут хорошо, я найду себе помощника, чтобы иметь возможность ездить в другие страны.
        - Если тебе нужен компетентный совет, ты можешь обратиться к Люку, - сказала Мелани. Вероника почувствовала, как мурашки пробежали по ее коже. На несколько минут она совершенно забыла о нем.
        - В этом нет необходимости, - выдохнула девушка. - Я не хочу беспокоить его во время отпуска...
        - А я уже обеспокоен, - проворчал Люк. Вероника не смела даже взглянуть на него, боясь, что щеки ее ярко вспыхнут. И вдруг она почувствовала, как он взял ее за локоть, слегка коснувшись ее груди, и повернул к себе лицом. Девушка едва могла дышать.
        - Как ты думаешь, Вероника? Может быть, ты получишь большую пользу в результате моей... экспертной оценки?
        - Конечно, Вероника! - радостно воскликнула Мелани. - Ведь это такая удача, что вы с Люком оказались здесь в одно и то же время! Его обычно очень трудно поймать!
        Пальцы Люка еще крепче сжали локоть девушки, лицо окаменело, а брови угрожающе сдвинулись.
        Вероника все поняла, и ее мгновенно охватил гнев. Люк явно подумал, что она заранее спланировала эту ситуацию.
        - О, дорогой мой, мне совершенно не нужна твоя экспертная оценка, мне нужны твои деньги, - елейным голосом вымолвила девушка, подлив масла в разгоравшийся огонь.
        Глаза его сузились, а она ослепительно улыбнулась.
        - Я собиралась попросить у тебя несколько миллионов, но сейчас, когда узнала, что ты совсем не миллиардер, думаю ограничиться несколькими сотнями тысяч. Если бы ты выписал чек, - сладко продолжила она, - то я сразу же перевела бы сумму на свой счет в Швейцарском банке.
        - Очень любопытно, - проворчал Люк, и присутствовавшие за столом затаили дыхание.
        Вероника широко раскрыла свои серые глаза и слегка прикусила губу.
        - Ты... не веришь мне?
        Пальцы его скользнули вниз и дотронулись до чувствительного места на внутренней стороне запястья. Он тихонько пощекотал ее кожу.
        - Я верю в то, что ты играешь в опасную игру... но сомневаюсь, что просчитала все последствия...
        Конечно, она не просчитала. Вероника радовалась тому, что отомстила ему за его низкие подозрения. Но она тут же поняла, что засунула свою голову в пасть льву, поэтому поспешно обратилась к Зое и стала расспрашивать ее о достопримечательностях Франции. Разговор повернулся в другое русло, что дало ей возможность вскоре погрузиться в вежливое молчание.
        Через некоторое время, сославшись на усталость, Вероника поднялась из-за стола и попрощалась с собравшимися. Неожиданно поднялся и Люсьен.
        - Я пойду с тобой. Мне надо взять кое-что из машины.
        - Не покажешь ли заодно Веронике бассейн? - спросила Мелани. - Нет, нет, Софи, ты останешься здесь. Тебе надо будет помочь Ашли почистить овощи. И не надо строить такое лицо: пока рука у меня в повязке, я не могу ничего делать на кухне.
        Вероника едва взглянула на заманчивую поверхность прозрачной голубой воды в большом прямоугольном бассейне и быстро направилась мимо цветущих кустов по знакомой уже мощеной дорожке. Нервы ее напряглись, когда Люк в полном молчании последовал за ней.
        Она сильно удивилась и облегченно вздохнула, когда он действительно свернул в сторону и направился к своему автомобилю. Вероника ускорила шаг и через несколько секунд словно пуля влетела в свой домик.
        Первым делом девушка направилась в душ и стала плескать себе на лицо холодную воду. На улице нещадно палило солнце, на небе не было ни облачка, но в домике царила прохлада и полумрак.
        И когда Вероника вышла из ванной в спальню, откидывая со лба влажные густые волосы, она не сразу заметила силуэт мужчины, стоявшего в открытых дверях, из которых веял легкий ветерок.
        Она тихо вскрикнула, когда увидела загорелую руку, державшуюся за дверной косяк.
        - Ты удивлена? Не ждала? Неужели решила, что я так легко оставлю тебя?



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        - Сюда нельзя! - воскликнула Вероника, когда он сделал шаг вперед.
        Люк прислонился плечом к двери, засунув одну руку в карман, и стал внимательно смотреть на девушку. Не обращая внимания на смущение Вероники, он изучал пышные формы ее тела, едва скрываемые легкой летней одеждой.
        Он даже знал, как она выглядит без нее - классическая модель для великих художников, воспевающих чувственное женское тело.
        Не для Рубенса, а скорее для Ренуара, решил Люк, и воображение унесло его обратно в парижскую квартиру. Вероника лежала, раскинувшись на кровати, ее гладкая кожа излучала тепло, пышные груди отвердели от возбуждения, и розовые соски напрягались, когда он играл с ними.
        Люк почувствовал огонь, разгоравшийся в его паху, и возбуждение хищника, предвкушавшего охоту. Но он отогнал от себя эти ощущения и сконцентрировался на своей непосредственной цели.
        - Почему? - с вызовом спросил он. - Ведь ты оставила двери широко открытыми, значит, ты ждала меня...
        - Я оставила их для того, чтобы сюда проникал ветерок...
        Его потемневшие глаза окинули ее с головы до ног, и Вероника вдруг осознала, что стоит с поднятыми руками, все еще держась за волосы, и в весьма соблазнительной позе. Она быстро опустила руки вниз.
        - Ведь я твой знакомый, - криво усмехнувшись, сказал он. - Ты смущаешься и не хочешь признавать, что занималась бурным сексом с парнем из соседней квартиры?
        - Твои слова похожи на заголовок из дешевой бульварной газеты, - бросила Вероника, инстинктивно целясь в его наиболее уязвимую, как она думала, точку. Девушка уперла руки в бока. Неужели он думает, что она постыдно неразборчива в связях? - Я... ты. .
        - Да, я и ты, - пресек он ее неуверенную попытку отгородиться от него, - чуть не испепелили простыни. Теперь же, ты пытаешься вести себя так, будто мы никогда не встречались. А ведь я, Вероника, реальный человек, а не образ из сексуальных фантазий.
        В нем говорит уязвленное мужское самолюбие, сказала она себе, вот и все.
        - Я... этого не должно было произойти, - неуверенно проговорила девушка.
        - Но ведь это произошло, а я очень любопытный человек и хочу знать, почему, - жестко произнес он. - Почему ты не хочешь потолковать об этом? Я нарушаю какое-то табу?
        Щеки ее порозовели, она схватила тряпку и стала вытирать и без того чистый стол.
        - У меня нет привычки, спать с незнакомыми мужчинами...
        - Ты хочешь сказать, что у тебя это было в первый раз? - язвительно спросил он, опершись о стол и прекращая тем самым ее бессмысленную работу.
        - Да... Я хочу сказать - нет, - поспешно сказала Вероника, на случай, если он подумает, будто она хочет изобразить из себя девственницу. Девушка отбросила в сторону тряпку и с вызовом взглянула на него. - Я не понимаю, почему я должна отвечать на твои оскорбительные вопросы. Моя интимная жизнь - это не твое дело...
        - Интимная жизнь? - Брови Люка взметнулись вверх, и она мысленно выругала себя за эти бездумно произнесенные слова. - Интересно, почему ты считаешь мои вопросы оскорбительными? Я хочу просто понять, как я вписался в твою... интимную жизнь. А ты сама, впрочем, не хочешь меня о чем-нибудь спросить?
        Сердце Вероники учащенно забилось. Вопросы иногда могут открыть больше, чем ответы.
        - Вот об этом, например. - Люк вынул руку из кармана, и девушка чуть не вскрикнула, когда увидела на его ладони нефритовый кулончик. - Я нашел его в своей постели в парижской квартире, и это было замечательно, потому что иначе я подумал бы, что все происшедшее ночью было плодом воспаленного воображения. Хорошенькая вещица, да? Хотя немного жестокая по своему содержанию - коварный крючок, на который попадается ничего не подозревающая рыбка - беспомощная жертва неумолимой судьбы.
        Вероника бросила на него уничтожающий взгляд. Не себя ли он считает «беспомощной жертвой»?!
        Он смотрел на нее, задумчиво покачивая кулон в руке.
        - Достаточно ценная вещичка, я думаю... - Рука девушки метнулась вперед, но пальцы ее лишь слегка коснулись цепочки. - Наверное, это романтический подарок любовника - того, который остался в Новой Зеландии?
        Вероника машинально вспомнила бриллиантовое кольцо, которое Нейл потребовал вернуть назад после их расторгнутой помолвки. Это было единственное украшение, которое он подарил ей за два года их отношений.
        Люк явно не собирался возвращать ей кулон, пока она не попросит об этом.
        - Мне подарили этот кулон родители, когда мне исполнился двадцать один год, - сухо произнесла она. - Я не часто снимала его, поэтому неудивительно, что не заметила, как цепочка порвалась.
        Но вместо того, чтобы отдать ей кулон, Люк сунул его в карман.
        - Будет очень жаль, если ты потеряешь его в чьей-нибудь постели.
        - Ты не собираешься возвращать мне его? - Вероника была шокирована его ответом.
        - Сейчас - нет, ведь его все равно нельзя носить. Я обращусь к ювелиру - пусть сначала починит цепочку.
        Девушка не верила его невинному взгляду. Он не хочет отдавать ей кулон, чтобы добиться от нее примерного поведения.
        - В этом нет необходимости...
        - Знаю, но мне хочется сделать это. Считай, что я хочу таким образом извиниться перед тобой.
        - За что? - осторожно спросила Вероника, не полагаясь на его угодливую откровенность.
        - За то, что сказал тебе тогда, на дороге, когда думал, будто ты - назойливая журналистка. - Он помедлил, наблюдая за тем, как к ней медленно возвращается воспоминание о его словах.
        Потрясающая любовница, такой у меня давным-давно не было...
        А затем, когда она с трудом пыталась подавить вспышку гнева, он просто добавил:
        - О том, чтобы ты держалась подальше от меня.
        И все. Вероника окончательно потеряла над собой контроль, когда поняла, что за некоторые вещи он совсем не собирается извиняться...
        - Я должна была бы дать тебе пощечину, - прошипела она.
        - Пожалуйста, ты можешь сделать это сейчас, - предложил он, раскинув руки и сделав еще один шаг вперед. - Попробуй - возможно, нам обоим понравится это. Ведь нам было так хорошо в Париже. Жаль, что ты сбежала от меня, а мы не исследовали еще все возможности...
        Серые глаза Вероники изумленно расширились. Он осуществил практически все ее эротические фантазии. Что же они еще не исследовали?..
        Голос его понизился и стал почти мурлыкающим:
        - Ты мгновенно откликалась на все мои прикосновения. Так что заставило тебя выбрать именно меня в качестве партнера на ночь? Что ты искала в мужчине, в любовнике, когда вышла на охоту?
        - Я не выходила на охоту! - запротестовала девушка. - Я… я так взволновалась оттого, что оказалась в Париже... Я просто вышла на улицу, чтобы... чтобы...
        - Чтобы проверить, каковы французы в постели?
        Не любые французы, а ты! - хотелось сказать ей в свою защиту, но в этом было слишком опасно признаваться.
        - Я не искала любовника, - возразила она. - Просто хотела встретить человека, с которым могла бы провести последнюю ночь в Париже, и ты показался мне... интересным человеком.
        - Но недостаточно интересным для того, чтобы продолжить со мной общение утром, - подхлестнул он ее. - Похоже, ты не стремишься вступать в серьезные отношения со своими сексуальными партнерами.
        - И это говоришь ты! Я не заметила у тебя желания отказаться от единственной ночи! - горячо воскликнула она.
        Глаза его удовлетворенно блеснули, когда он увидел ее реакцию на свое подстрекательское утверждение.
        - Я думал, что между нами существует взаимное согласие. Полагал, что после страстных наслаждений мы проснемся вместе утром...
        - И что? Посмеемся над тем, как ты меня дурачил? - бросила она ему.
        - О, я полагал, что в горячке той страстной ночи мы прекрасно понимали друг друга. И когда ты стала умолять меня заняться с тобой любовью, мне совершенно не требовался перевод...
        - Я? Я не помню... - Вероника вспыхнула и отвернулась, задев его рукой. Когда он успел так близко к ней подойти?
        Девушка осознала свою стратегическую ошибку, когда Люк обнял ее за талию. Отступать было поздно.
        - Разве? Ты уверена? - пробормотал он, уткнувшись твердым подбородком в ямочку возле ее шеи. - Я думаю, ты помнишь гораздо больше, чем готова это признать. - Его пальцы скользнули по ее бедрам. - Не надо стыдиться, Вероника, - прошептал он. - Ведь мы доставляли друг другу взаимное наслаждение... свободно выражали обоюдное желание.
        Вероника напряглась, желая дать ему знать, что больше не собирается совершать такую ошибку. Она вела себя тогда, как необузданная школьница.
        - Я не стыжусь. Ведь это был просто эпизод, и для меня он ничего не значит, - сказала Вероника, стараясь говорить небрежным тоном.
        Люк коснулся щекой плеча девушки, а его руки скользнули под край ее блузки.
        - Ты помнишь, как нам было хорошо, когда мы полностью разделись?.. - спросил он хриплым голосом, пощипывая пальцами ее возбудившиеся соски. - Как ты стонала, когда я взял их в рот, как чутко отзывалась на малейшее прикосновение моего языка? . - Вероника содрогнулась, беспомощно выгнулась и прильнула к нему. - Я буду лизать и сосать эти сексуальные, напрягшиеся соски до тех пор, пока ты не обезумеешь в моих руках... - Люк проигнорировал ее судорожный вскрик. - Ты такая сочная и женственная... - Он слегка прикусил ей мочку уха. - Помнишь, как я целовал тебя в то самое чувствительное место?..
        Веронике пришлось крепко сжать свои бедра в попытке сдержать горячее пульсирующее желание, которое грозило превратить ее в безвольную лужу, растекшуюся возле его ног.
        - А сейчас нам не надо торопиться, - продолжал он. - Мы исследуем чувственные стороны страсти... мы будем наслаждаться медленно и лениво, узнаем самые интимные секреты друг друга...
        Упоминание о секретах заставило Веронику вздрогнуть. Реальный Люсьен Ридер все еще оставался для нее загадкой. Он не был, конечно, сексуальным маньяком, которым показался ей с перепугу, но мог представлять собой страшную угрозу для ее психического здоровья.
        Ведь теперь, когда убедился в том, что Вероника не представляет для него опасности, Люк явно решил воспользоваться тем, что она находится у него под рукой. Он очень убедительно говорил о страсти и «исследовании чувствительных сторон», но ни слова не вымолвил об эмоциональной близости, которая возникает между любовниками. И если он мог сохранять необходимую дистанцию, Вероника совсем не была уверена в том, что сердце ее останется холодным. Несколько часов, проведенных в его обществе, доставили ей не только радость, но и волнение, привели в смятение чувства. Она боялась, что попадет под власть его сильной харизматической личности и останется с разбитым сердцем, когда он благополучно вернется в свой изысканный мир.
        Если она сначала не убьет его!
        Девушка уклонилась от его очередного поцелуя и нашла в себе силы высвободиться из его объятий.
        - Пожалуйста, уйди, - выдохнула она, торопливо одергивая блузку.
        К ярости Вероники, он нисколько не был обескуражен ее отпором.
        - Неужели ты не хочешь?
        Вероника откинула назад волосы, почувствовав, что пряди прилипли к тому месту на шее, которое он только что целовал.
        - Нет...
        Люк бросил взгляд на ее напрягшиеся под тонкой тканью соски, и веки его опустились, скрыв удовлетворенно вспыхнувшие глаза.
        - Мне кажется, тело твое говорит совершенно обратное, - пробормотал он.
        Веронике захотелось прикрыть свои груди рукой, спрятаться от его проницательного взгляда, но она вдруг поняла, что это будет признаком слабости.
        - Моей жизнью руководит мозг, а тело не имеет права голоса, - гордо заявила она.
        Рот его изогнулся в сардонической усмешке, и он сделал шаг к ней.
        - Неужели?
        Девушка отчаянно выставила руку вперед.
        - Не дотрагивайся до меня!
        Он послушно остановился, уныло взглянул вниз и засунул палец за ремень брюк.
        - Ну, я думаю, ты можешь увидеть, что я хочу...
        Это было намеренное подстрекательство, но Вероника не могла не проследить за его взглядом: большой и твердый бугор в паху высоко приподнимал белую ткань брюк. Девушку мгновенно бросило в жар, и она судорожно глотнула воздух. Вероника перевела взгляд на лицо Люка и увидела его дерзко-выжидательный взгляд.
        Она тут же отвернулась, давая ему понять, чтобы он немедленно удалился. Секунду он стоял неподвижно, затем неохотно начал двигаться к двери.
        - А ты никогда не пробовала его на вкус?.. - пробормотал Люк.
        - Ты можешь уйти сейчас же? - прервала его Вероника.
        - Неужели никто из твоих любовников...
        Она вздернула подбородок.
        - Будьте любезны, выйдите вон!
        Девушка почувствовала, как его взгляд властно окинул ее тело.
        - Может быть, они были некомпетентными, потому что, тебе определенно нравилось, когда я...
        - Да уйти же! - вновь торопливо оборвала она его. Ну и мужчины! Когда вы хотите с ними поговорить, они тупо и упорно молчат, а когда хотите, чтобы они заткнулись, безжалостно болтают!
        - Хорошо, я ухожу... но помни о том, что я парень из соседней квартиры, - напомнил он ей. - И тут же появлюсь, если буду тебе нужен...
        - Не будешь, - отрезала она.
        Ее дерзкая уверенность вызвала у него усмешку.
        - Поживем - увидим. Ночи здесь длинные и теплые, и если какие-то видения будут беспокоить тебя и заставлять без сна ворочаться в постели, то не стесняйся - приходи ко мне. Я приложу кусочки льда к твоему пылающему обнаженному телу - к каждому его изгибу, к каждой ямке.
        И пока она пыталась отогнать от себя мгновенно возникшие притягательные образы, он подробно объяснил ей, где находится его комната...


        Вероника провела тревожную мучительную ночь, вскакивая несколько раз с постели, чтобы освежить лицо холодной водой. Ей хотелось снять с себя пижаму, потому что тело горело огнем, но ей казалось, что Люк притаился где-то рядом и набросится на нее, как только она закроет глаза.
        Как был бы он доволен, если бы узнал, что все же заставил ее грезить о нем, сердито думала девушка, когда, разбитая после бессонной ночи, надевала на себя короткий цветастый сарафан.
        Часы на башне пробили половину седьмого, и Вероника решила, что ей слишком рано идти в деревенский магазин за круассанами для завтрака. Она налила себе чашку чая и уселась во дворике, наслаждаясь воркотней голубей и ласковыми лучами раннего солнца.
        Девушка задумалась над тем, не позвонить ли ей Карен и не уточнить ли, когда она приедет.
        Конечно, когда сестра появится здесь, Вероника не будет беспокоиться насчет Люка. Вряд ли он продолжит соблазнять ее в присутствии сестры.
        Люк уже был знаком с Карен, но, возможно, уже забыл о том, какая она красавица, размышляла Вероника, аккуратно заплетая волосы в косу, чтобы заправить их под соломенную шляпку. Люку будет достаточно один раз взглянуть на обеих сестер, чтобы понять: он выбрал не ту.
        От этой мысли сердце девушки сжалось. Она, конечно, может трактовать его внимание, как пустое волокитство и желание удовлетворить свои мужские потребности, но в груди у нее теплилась надежда, что он, возможно, нашел в ней что-то особенное...
        Вероника взяла свои ключи от калитки, но ей не пришлось открывать ее, потому что, когда повернула за угол виноградника, она увидела впереди себя Мелани и Софи. Девочка несла большую плетеную корзину.
        Вероника ускорила шаг и догнала мать с дочерью.
        - Привет! Кажется, мы все направляемся в одно и то же место?
        - Мы идем в булочную за хлебом, а папа готовит нам яичницу, - торжественным тоном произнесла Софи.
        - А Люк пошел еще раньше нас на площадь за водой, - добавила Мелани и объяснила, что в этой деревне жители издревле берут питьевую воду из родника, оформленного в виде каменного фонтана. - Зачем покупать воду в магазине, когда ее можно взять из источника совершенно бесплатно?
        Вероника мысленно велела себе прихватить пару пустых бутылок в следующий раз, когда отправится в деревню.
        - У тебя немного припухшие глаза, - сочувственно произнесла Мелани. - Наверное, разбудил колокольный звон? Те, кому приходится впервые ночевать в нашей деревне, часто жалуются на этот «шум», - она неодобрительно покачала головой. - Матушка моя, наоборот, в восторге от этой древней традиции. Говорит, что ей не надо носить наручные часы, чтобы знать, сколько сейчас времени.
        - Я действительно проснулась еще до восхода солнца, - подтвердила Вероника, не признаваясь в том, какую мучительную ночь провела.
        - Может быть, кровать была неудобной? - нахмурилась Мелани.
        - Я думаю, что еще не восстановилась после гриппа, которым переболела в Париже, - поспешила уверить хозяйку Вероника. - Кроме того, было очень жарко...
        - Если вам жарко ночью, вы можете поплавать в бассейне, - сказала Софи, когда они повернули за угол и увидели магазин, располагавшийся в конце главной улицы. - Так делает Люсьен. Он сказал, что сегодня ночью так и сделал.
        Ха! Попался, который кусался!
        - Что ты думаешь о Люке? Он сказал тебе что-нибудь, когда вышел вчера вслед за тобой? - вдруг спросила ее Мелани.
        Вероника смутилась.
        - О чем? - осторожно поинтересовалась она.
        - О, понятия не имею. Я просто хотела узнать, не кажется ли он тебе странным. Я никогда не чувствовала себя с ним уверенно, - призналась она. - Неловко говорить об этом, но даже когда он был ребенком, он меня немного пугал. Нет, конечно, он не был хулиганом, - поспешно сказала она, заметив, как напряглась Вероника. - Он всегда был спокойным и вежливым, и это меня и беспокоило. У него был очень высокий интеллект, и он казался... слишком самодостаточным маленьким мальчиком. Казалось, он не нуждался во мне, в отличие от моих собственных детей... Люк - сын моего мужа от первого брака, с которым мы прожили всего полгода... - Она печально усмехнулась. - Дон был мотогонщиком. Когда он погиб, Люку только-только исполнилось десять лет. А так как у Люка не было других родственников, мы с Майлсом решили взять его к себе.
        Они остановились у порога маленького магазинчика, и Софи проскользнула внутрь.
        - Я никогда не жалела об этом, но мне всегда казалось, что он не хочет впускать меня в свой внутренний мир... Поэтому я позволяла ему оставаться немного в стороне от нас, уважая его право на личную жизнь. Много времени и энергии у меня отнимали близнецы, да к тому же тогда я начала писать книги, поэтому за Люком присматривала моя мама. Люк говорит, что Дон был отличным отцом и он никогда не чувствовал отсутствия матери, но в то же время он ни разу не назвал меня «мамой». И все шесть лет, пока жил с нами, обращался ко мне только по имени. Мне кажется, мать для него является гораздо более значительной фигурой, чем я. Иногда я слышала, как он называл ее бабушкой. - Мелани, казалось, была обескуражена своими собственными словами. - Ты думаешь, я ревную? Хотя может быть...
        - Вероятно, называя ее бабушкой, он дистанцировался от нее для собственной эмоциональной безопасности, - предположила Вероника.
        В голубых глазах Мелани вспыхнула догадка.
        - Возможно, ты права.
        - Ведь вы ненамного старше его, поэтому он относится к вам скорее как к старшей сестре, а не к матери, - добавила Вероника. Девушка вошла в магазин и вдохнула запах свежеиспеченного хлеба.
        Когда они вышли на улицу, корзина Софи была наполнена длинными батонами и сладкими булочками, а сумка Вероники - теплыми круассанами.
        - О, привет, Люк, а мы только что говорили о тебе!
        Шедший мимо них Люсьен, с пластиковыми бутылками в руках, замедлил свой шаг и сошел на булыжную мостовую, чтобы освободить для них место на тротуаре.
        - Надеюсь, что-то хорошее, - произнес он, кивая головой Веронике, которая поспешно встала рядом с Софи и подальше от него.
        - Лестное для меня, во всяком случае, - улыбнулась Мелани. - Вероника считает, что я достаточно молода и могу годится тебе в сестры.
        - Конечно, разница в возрасте между мною и тобой гораздо меньше, чем между мною и Софи, - согласился он и продолжил: - А что ты расскажешь о своей семье, Вероника? Нравится ли тебе быть старшей сестрой?
        Вероника стала вежливо отвечать на вопрос, но упоминание имени Карен заставило Мелани вмешаться в разговор:
        - Как жаль, что ее не было с тобой в Париже, когда ты так сильно простудилась. Надеюсь, она все-таки приедет сюда, но пока ее нет, я хочу попросить Веронику поездить по окрестностям и собрать мне образцы продуктов для моих исследований... Однако, если Вероника будет сидеть за рулем, она не сможет насладиться окружающими видами. - Мелани выжидательно замолчала, и Вероника вся напряглась, когда Люк любезно вставил свое слово:
        - Конечно, это так. За рулем должен быть другой человек - Ашли, например, или Росс...
        - Люсьен! Ты знаешь, что Ашли не любит водить машину, и она не очень обрадуется, если мы заберем у нее Росса.
        - Ммм... Тогда пусть поедет Майлс.
        - Люсьен! Майлс занимается ремонтом ванной. Она должна быть готова к следующей неделе! А бабушка занята садом! - добавила Мелани, подмигнув пасынку.
        Вероника могла лишь беспомощно наблюдать за тем, как решается ее судьба.
        - Значит, за руль сяду я, - сказал Люк просто. - У меня прекрасный кабриолет, он идеально подходит для того, чтобы разъезжать по окрестностям и любоваться видами.
        - О, значит, мы убьем трех птиц одним камнем! - просияла Мелани.
        Люк проявил ужасающую способность читать чужие мысли, когда взглянул в потрясенные серые глаза девушки и тихо произнес:
        - Вероника, ты поедешь на бал...



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Через четыре дня Вероника поняла, что эта сказка не про нее. Она чувствовала себя скорее Спящей Царевной, чем Золушкой. Ее тело и душа медленно открывались прекрасному новому миру с его чарующими возможностями и бесконечными горизонтами.
        Люсьен больше не пытался изменить ее мнение о себе - он был слишком умен, чтобы делать это. Теперь, казалось, он предпочел ленивое ожидание.
        Вероника любовалась абрикосовыми деревьями, ветви которых изгибались под тяжестью ярко-оранжевых плодов, полями с кукурузой и ослепительно желтыми подсолнухами, поворачивавшими свои плоские лица к совершавшему дневной обход солнцу.
        Вероника была очарована Парижем, но она буквально влюбилась в Прованс, и Люсьен, находившийся рядом с ней, еще больше укреплял эту любовь.
        Но он все же нашел способ ввести ее в искушение.
        - Которая из них тебе нравится больше всего?
        Последнее поручение Мелани привело их ранним утром на сельскую ярмарку, где Вероника сделала дюжину фотографий, а Люсьен купил несколько сортов сухих колбас и оливкового масла. Затем они отправились в книжный магазин, находившийся при старинном аббатстве. Они купили книги о продуктах Прованса, которые заказала им Мелани, и собирались уходить, как вдруг Вероника обнаружила стеклянный шкаф с религиозными сувенирами и подарками. Она знала, что santons были знаменитыми изделиями прованских мастеров, но никогда не видела таких превосходных образцов.
        - Не могу решить. Мне нравятся все. - Девушка вздохнула, глядя на маленькие фигурки святых.
        - Так почему бы тебе не купить их все? - тихо проговорил Люсьен, глядя через ее плечо. Так мог сказать только миллионер!
        - Потому что я не могу себе позволить это, - криво усмехнувшись, возразила Вероника. Девушка замолчала, прикусив губу. Она не хотела вдаваться в подробности о своем бизнесе. Наверное, Люк подозревает ее в желании попросить у него совета, но она докажет ему, что это не так.
        - Не переживай. К следующему году ты достигнешь такого успеха, что сможешь вернуться сюда и купить все, что пожелаешь, - сказал он, и она поспешно отвернулась от него, чтобы скрыть глупое чувство радости, возникшее от его похвалы.
        Они пошли обратно к автомобилю мимо пышно цветущих кустов лаванды, над которыми с жужжанием кружились пчелы.
        - Как ты хочешь ехать - с закрытым или открытым верхом? - спросил ее Люсьен, загружая пакеты в багажник.
        - О... я не знаю. Как тебе нравится, - ответила она неуверенно, все еще находясь под впечатлением от его похвалы.
        - Ну, мне нравится, когда ветер дует мне в лицо, но иногда сибаритствую с включенным кондиционером, когда снаружи сорокоградусная жара, - сказал Люк, бросив на девушку быстрый взгляд. - Думаю, что разнообразие добавляет пикантность нашим ощущениям. Но я не люблю разочаровывать леди, поэтому всегда предлагаю ей первый выбор.
        Вероника не могла не съязвить по поводу его мужской самонадеянности.
        - Мы все еще говорим об автомобиле, да? - спросила она, поджав губки.
        - Конечно, о чем же, по-твоему? - усмехнулся Люк. - Может быть, ты голодна?
        - Ужасно. - Девушка вздохнула. Прошло уже несколько часов после завтрака, состоявшего из круассанов и фруктов, а дегустирование продуктов на рынке лишь раззадорило аппетит. Несмотря на жару, она просто умирала с голоду.
        - Мы все еще говорим о еде? - невозмутимо спросил Люк, и Вероника рассмеялась. - Тогда позавтракаем в Горде на обратном пути.
        Вчера Вероника и Люк позавтракали в маленьком уютном кафе на деревенском рынке, где отведали восхитительную домашнюю паэллу, а позавчера - в изысканном ресторане с открытой террасой, где каждое блюдо было не только кулинарным, но и художественным произведением.
        А сегодня они остановились на ланч в небольшой деревушке, по улицам которой, среди каменных домов, каскадом спускавшихся к долине, гулял свежий ветерок. В тенистом дворике крошечного ресторанчика, защищенного от солнца увитыми виноградом стенами, Вероника ела жареного цыпленка и запивала его молодым вином.
        Разомлев от еды и питья, она перестала искать подтекст в каждом слове Люсьена и просто наслаждалась его остроумным разговором. За зрелым мужчиной она постепенно смогла разглядеть мальчика-сироту, который приводил в замешательство Мелани своим пытливым умом и независимыми суждениями.
        Позже, днем Вероника плавала в бассейне, лежа на спине и лениво раскинув руки в стороны. Зажмурившись от яркого солнца, она с улыбкой размышляла о потрясающе противоречивом характере Люка Ридера.
        Внезапно девушка услышала громкий всплеск и повернула голову. Сначала она подумала, что это Софи сделала один из своих запрещенных «кувырков», но увидела мужчину, плывшего под водой.
        Кровь ее мгновенно забурлила, и она перевернулась в воде, крепко упершись ногами в дно. Ожидая увидеть голову с черными лоснящимися волосами и мощные загорелые плечи, она разочарованно вздохнула, когда из воды показались светлые вихры Росса Бентли. Он блеснул улыбкой, увидев ее выжидательный взгляд, и поплыл прямо к ней. Его руки и ноги рассекали воду агрессивно, без всякой грации.
        Не заботясь о том, что, возможно, ведет себя неприлично, Вероника направилась к ближайшей лестнице, собираясь покинуть бассейн, но Росс опередил девушку и преградил ей дорогу своим толстым, покрасневшим от солнца телом.
        - Зачем ты так торопишься? - спросил он с самодовольной усмешкой. - Я видел, как ты плавала - неплохо для женщины. А что, если мы посоревнуемся? Я долгие годы был чемпионом по серфингу, поэтому могу дать тебе большую фору.
        Ухитряется похвалить себя при каждом удобном случае, с неприязнью подумала Вероника, понимая, что спорить с ним означало привлечь к себе еще больше ненужного ей внимания. Она уязвила самолюбие Росса, проигнорировав его на первой встрече, и он решил заставить ее пожалеть об этом.
        На второй день своего приезда Вероника вновь согласилась поужинать с Ридами. В тот вечер она постоянно ощущала на себе блуждающие взгляды и «случайные» прикосновения рук Росса. С тех пор она старалась не оставаться с ним наедине.
        И вот она все же оказалась в ситуации, которой так пыталась избежать. Одетая лишь в тонкий открытый купальник, она ощущала себя особенно уязвимой.
        - Я думаю, мне уже хватит плавать. Так недолго и в рыбу превратиться. - Девушка рассмеялась, чтобы скрыть свое замешательство, и подняла руку, чтобы взяться за перила лестницы.
        Он обхватил ее за талию и игриво прижал к себе.
        - О, мадам, не уходите! Я видел, как вы вчера играли в водное поло с Софи. Может, поиграете со мной?
        - Сейчас совсем не хочется, - ответила Вероника. Ее вдруг охватил страх. - Я пришла сюда лишь для того, чтобы охладиться. Хмм... А где Ашли?
        Сердце ее упало, когда Росс пожал своими мясистыми плечами.
        - А кто ее знает? Сегодня ее очередь помогать Зое по дому.
        - Желаю тебе хорошо поплавать! - сказала Вероника, пытаясь вырваться.
        - Неужели ты не хочешь поиграть? - спросил толстяк и обхватил ее под водой ногами.
        - Нет, не хочу! - Откинувшись назад, девушка ударилась затылком о бортик бассейна. Яростно защищаясь, она не заметила Софи, появившуюся между олеандровыми деревьями. Девочка уронила полотенце и бросилась обратно к дому.
        - О, не надо быть такой упрямой! - Росс кинулся за Вероникой, все еще смеясь с каким-то садистским удовольствием. - Тебе, кажется, наскучило плавать одной. Такую большую девочку, как ты, надо немного развеселить...
        - Если уж веселиться, то только не с тобой!
        Она слишком поздно поняла, что нанесла удар по его тщеславию.
        Смех его прекратился, и на лице появилась отвратительная ухмылка.
        - Ты думаешь, что найдешь кого-нибудь лучше меня? - злорадно произнес толстяк. - Ты сильно ошибаешься, если думаешь, что он польстится на твое веснушчатое лицо. У него есть гораздо более красивые женщины. Твоя сестра, например...
        Вероника замерла.
        - Это неправда!
        - Да? Спроси Ашли! Мелани писала нам из Лондона, как Карен крутилась вокруг Ридера и он водил ее в шикарные рестораны... И не надо говорить мне, что такой парень, как он, откажется от такой красотки, как твоя сестра, когда она заберется к нему на колени и будет целоваться взасос...
        - Это не мое дело, - сказала Вероника сквозь стиснутые зубы.
        - Твое, если Люк пытается залезть и в твои трусики, - хихикнул толстяк. - Может быть, он получит кайф, когда поимеет двух сестер.
        Ей потребовалось собрать все свои силы, чтобы сохранить невозмутимый вид.
        - Не понимаю, о чем ты говоришь.
        Она попыталась поднырнуть под его руку, но он молниеносно схватил ее и злобно произнес:
        - Куда ты собираешься, милая?
        Вероника подумала, не ударить ли его ногой в пах и не помешает ли при этом сопротивление воды, как вдруг услышала звук шагов по мощеной дорожке.
        Девушка взглянула наверх и увидела Люка и Софи, приближавшихся к бассейну. У Софи разгорелись щеки, она слегка запыхалась. Люк мгновенно снял с себя рубашку и шорты и, бросив их на лавочку, с размаху нырнул в воду. Через несколько секунд он вынырнул прямо между ними.
        - Привет! Что вы тут делаете? - спросил он с ленивой улыбкой.
        - Ничего особенного, - сказал Росс, который, увидев Люка, сразу же отпустил Веронику. - Я предлагал нашей гостье посоревноваться в плавании. Более того, предлагал воспользоваться преимуществом.
        - Преимуществ у нее не много, старина, - проговорил Люк, бросив на Веронику пренебрежительный взгляд, который в обычных условиях заставил бы ее разозлится. Но сейчас она с облегчением ухватилась за край бортика. - Ведь ты был чемпионом по серфингу несколько лет назад, не правда ли? Значит, способен на быстрые и агрессивные действия?
        Лицо Росса расплылось в самодовольной улыбке.
        Люк подплыл к краю бассейна и, подтянувшись на руках, достал лежавший неподалеку мяч.
        - Почему бы нам вдвоем, как мужчина с мужчиной, не сыграть в простую игру. Никаких сложных правил - просто надо забить десять голов в чужие ворота. Эй, Софи! Не можешь ли ты принести корзины из того сарайчика и закрепить их в противоположных концах бассейна?
        То, что произошло потом, было ожесточенной, откровенной конфронтацией, которая закончилась тогда, когда Люк легко забил свой десятый гол. Пять мячей, забитых Россом, дались тому с трудом. Вероника сидела на ступенях вместе с Софи, слегка обескураженная жестокой энергией, с которой бились мужчины. Ей даже показалось, что Люк «всухую» обыграет противника, но к концу игры он немного устал.
        Росс предложил продолжить игру, но Люк уже выбрался из воды и растирал тело полотенцем.
        - Нет, спасибо. Я только что вскапывал грядки для Зои и думаю, что физических упражнений на сегодня мне достаточно, - сказал он. - Хорошая игра, - добавил Люк лаконично, и Вероника заметила, что он, в отличие от Росса, дышит очень ровно.
        Он взглянул на Веронику, которая поплыла за мячом.
        - Ты достаточно поплавала?
        Девушка поспешно кивнула, почувствовав ярость в его холодном тоне. Люк наклонился, протянул ей руку и, когда она осторожно подала ему свою, одним движением вытащил ее из воды - легко, словно перышко.
        Он отступил назад и внимательно оглядел ее купальник: высокие вырезы на бедрах, делавшие ее ноги еще длиннее, глубокий вырез между чашечками, поддерживающими ее тяжелые груди, и напрягшиеся от холодной воды соски, которые не могла скрыть двойная плотная ткань. Вероника замерла под этим взглядом.
        - Это твое? - Он взял большое полосатое полотенце, которое лежало на шезлонге. Вероника, кивнув, нервно сделала шаг к нему, все так же ощущая взгляд Люка. Он мог заставить ее осознавать свою женственность так, как никогда не смог бы сделать Росс.
        Его карие глаза были бездонно-глубоки, и мурашки побежали по ее коже, когда он накинул полотенце ей на плечи и быстро завязал на груди.
        Вероника не стала противиться, когда он пошел провожать ее по дорожке, но все же вздохнула с облегчением, когда их догнала Софи.
        - Люк везет меня и бабушку к Джардитрайну, чтобы посмотреть модель железной дороги! Ты поедешь с нами? Этот человек построил маленькую железную дорогу в дальнем углу своего сада: там двадцать пять разных поездов, которые ездят по горам, холмам, сквозь туннели, через мосты...
        - Звучит заманчиво... - безучастно промолвила Вероника.
        - Иди, Софи, переоденься, а я поговорю насчет поездки с Вероникой, хорошо?
        - О, конечно... - Софи помедлила и обратила свои большие глаза к Веронике. - Люк всегда знает, что надо делать.
        - Софи не знала, что вы делали с Россом, но ты ей показалась очень расстроенной, поэтому она побежала за мной, - проговорил Люк, когда девочка побежала к дому, подбрасывая вверх свои косички. - Тебе чертовски повезло, что она пошла искать тебя в бассейн, а я в это время работал в саду. Если только ты не наслаждалась общением с ним...
        - Конечно, нет! - гневно опровергла Вероника, все еще потрясенная этим отвратительным инцидентом. - Я должна поблагодарить тебя за то, что ты отвлек его.
        - Не надо меня благодарить, - мрачно пробормотал он, убыстряя шаг.
        - Я рада, что ты выиграл, - сказала она, стараясь его догнать. - Он так ловко в конце игры закидывал в ворота мячи, что я боялась...
        Люк пригвоздил ее гневным взглядом.
        - Он закидывал мячи лишь потому, что я позволил ему сделать это. Когда ты побеждаешь противника «всухую», то унижаешь его, и он может стать твоим врагом, - сказал он, пропуская ее в дом. - Я считаю Бентли напыщенным индюком, самовлюбленным и самонадеянным, но он все-таки жених Ашли, поэтому мне потребовалась определенная доля дипломатии, чтобы внушить ему некоторую мысль...
        - Какую мысль? - спросила она, нервно затягивая на себе полотенце.
        - Что ты находишься под моим покровительством, - ответил он, и в голосе его послышалось мрачное удовлетворение.
        Она нервно сглотнула.
        - Я уверена, что он больше не попытается повторить нечто подобное...
        - Он сказал об этом?
        - Нет, но...
        - Что «но»? Какого черта ты делала с ним в бассейне? - Гнев его прорвался наружу. - Разве ты не знаешь, какой он распутник? Я видел, как он смотрит на тебя, когда Ашли нет рядом. Почему ты позволила ему так близко приблизиться к тебе?..
        - Я ничего ему не позволяла, - запротестовала она, стараясь убедить себя в том, что гнев Люка в действительности направлен не на нее.
        В его карих глазах появилась враждебность.
        - Тебе не надо было купаться в бассейне одной.
        Она моргнула, потрясенная этим обвинением.
        - Ты осуждаешь меня?
        - По крайней мере, ты должна была выйти, когда увидела, что он приближается к тебе...
        - Я не видела, как он приблизился!
        Люк помрачнел и переступил с ноги на ногу.
        - Этот купальник обтягивал тебя, словно вторая кожа, - пробормотал он, и рука его сжала влажное полотенце.
        - Ты обвиняешь меня в том, что я флиртовала с ним? - воскликнула она.
        - Я этого не говорил. Я просто хочу сказать, что Россу нельзя доверять, - произнес он с мрачной агрессией.
        Девушка гордо выпрямилась.
        - Он говорил о тебе то же самое.
        - Что именно?
        Вероника уже не могла отступать назад.
        - Он сказал мне о тебе и Карен. Сказал, что вы гораздо больше, чем просто знакомые...
        - И ты поверила ему? - Его возмущение было очень убедительным, но она видела, как он вздрогнул при упоминании имени ее сестры. - Разве можно верить тому, что говорит этот кретин? У него есть только один способ выставить себя в выгодном свете - это очернить кого-то другого!
        Вероника знала, что Люк был прав, но она также знала, что ложь часто основывается на правде.
        - Нет дыма без огня.
        Это было последней каплей, переполнившей чашу.
        - Ну, если ты веришь ему больше, чем мне, то тогда - давай, вперед! - взорвался он и широкими шагами направился к двери.
        Вероника осталась одна, и в голове у нее звенело так, будто рядом взорвалась граната. Ведь Люк ничего мне толком не объяснил, беспомощно подумала она, но при этом страшно разозлился на то, что я прислушалась к словам Росса.
        И Вероника облегченно вздохнула оттого, что смогла устоять перед мощным притяжением, побуждавшим ее забыть о своей гордости и своих принципах ради случайной любовной связи.



        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Вероника вбежала спальню, стащила с себя мокрый бюстгальтер, прилипший к телу, и небрежно бросила его на пол возле кровати. Оглядевшись вокруг себя, она нахмурилась.
        - Ищешь вот это?
        Вероника резко повернулась. Сморгнув досадную влагу, появившуюся на ресницах, она увидела Люка, вошедшего в комнату с полотенцем в руках.
        - Извини, я забыл, что держал его, когда спорил с тобой, - усмехнулся он криво. - Я подумал, что оно понадобится тебе.
        Вскрикнув, Вероника схватила первую попавшуюся вещь с кровати, чтобы прикрыть свои обнаженные груди. К несчастью, это оказалась маленькая декоративная подушка, едва ли пригодная для подобной цели.
        Люк не сводил глаз с ее бледного лица, улыбка его исчезла.
        - Боюсь, что заставил тебя расплачиваться за чьи-то грехи. В этих обстоятельствах ты имела полное право задавать те вопросы, которые задала, и ожидать честного ответа, даже если он не слишком внятный. Иногда поцелуй бывает всего лишь поцелуем: ни больше, ни меньше.
        - Ч-что?
        - Я говорю о Карен, - резко сказал он. - Я поцеловал ее единственный раз - на том праздничном ужине, сразу после их приезда в Лондон. Если быть более точным, то не я поцеловал Карен, а она меня. Твоя сестра выпила лишнего и стала ко мне приставать. Мелани была шокирована, поэтому я пытался превратить все в шутку, чтобы не создавать неловкую сцену за столом, но Карен посчитала, что я серьезно поощряю ее. Следующие несколько недель она преследовала меня - звонила мне, поджидала меня возле офиса и дома... Она стала просто невыносимой, и поэтому я попросил Мелани поговорить с ней. С тех пор я ее не видел.
        - О... - Веронике стало немного легче, но в горле по-прежнему стоял комок, и ей было трудно говорить. Похоже, Люк стал очередным увлечением Карен. Она постоянно влюблялась в мужчин, которые были либо гламурно недоступны, либо могли принести реальную пользу. Люк, скорее всего, был и тем, и другим.
        - Карен очень хорошенькая девушка, но совсем не в моем вкусе, - продолжал Люк, медленно обходя кровать. - Она думала, наверное, что я не смогу устоять против ее очарования...
        Теперь он был уже совсем близко, и Вероника увидела, что в его взгляде мелькнуло что-то необузданно-дикое.
        - Такое вполне возможно, Люк, - подтвердила она, - я знаю, на что способна Карен, поэтому тебе не надо...
        - Я обнаружил, что мои деньги являются неким афродизиаком для некоторых женщин, - тихо продолжал он, останавливаясь перед ней. - А мне не нравится, когда меня рассматривают как некую богатую сексуальную особь. Поэтому я стараюсь избегать тех мест, где собираются изысканные прелестницы, охотящиеся за мужчинами с детьми и положением. - Он взглянул на нее сквозь густые черные ресницы. - Тот факт, что я спал с тобой в Париже, совсем не свидетельствует о том, что я сексуально распущенный сатир...
        Вероника почувствовала, что краснеет.
        - Извини... - она чуть не прикусила язык. Он так ее запутал, что она теперь извиняется перед ним!
        - Я не такой уж порочный человек, - пробормотал Люк. - Я не вступаю в случайные связи и всегда забочусь о тех, кто вошел в мою жизнь. И я способен по достоинству оценить такую редкую женщину, как ты...
        Ресницы его взметнулись вверх, когда он увидел, что рыбка клюнула на столь заманчивую наживку.
        - К-как я?
        - Женщину, которая обладает умом и не боится быть самой собой, отвечает за свои поступки и отстаивает свои убеждения... - Он нежно провел пальцами по ее руке, как бы в подтверждение своих слов. - Женщину, которая обладает хорошим чувством юмора, проявляет терпимость к ошибкам других людей...
        Она с подозрением взглянула на него, и глаза ее сузились. А его вкрадчивый голос понизился и стал чарующе сексуальным...
        - Женщину, внутри которой таится глубокая страсть... - Он сделал к ней порывистый шаг. - Ты вся мокрая, дай я вытру тебя.
        - Я сама вытрусь, - слабо возразила она.
        - Но я хочу это сделать, - непреклонно сказал Люк и стал медленно и тщательно вытирать ее обнаженные груди, на которые с волос все еще капала вода. - Ты вся дрожишь, - заметил он, нежно вытирая ее сосок.
        - Не от холода, - выдохнула Вероника, и ноздри его победно задрожали, когда он почувствовал запах ее мгновенного возбуждения.
        Он склонил голову, поймал дрожавший сосок губами и стал согревать его языком.
        - Люк... - Руки ее прижались к его скользкой груди, заскользили по влажной коже.
        - Ты можешь вытереть меня потом, - пообещал он и покрыл поцелуями ее левую грудь. - Я чувствую, как бьется твое сердце, - хрипло произнес он. - Ты хочешь, чтобы оно забилось еще сильнее?
        Ее содрогнувшееся тело беспомощно выгнулось. Люк обнял девушку за гибкую талию.
        - Я... Ч-что?... - Вероника судорожно пыталась глотнуть побольше воздуха.
        - Ты хочешь, наверное, поблагодарить меня за то, что я вызволил тебя из бассейна. Тогда я не мог принять благодарности, а сейчас - могу.
        Девушка неподвижно застыла в его руках, вспомнив слова Росса о том, что ей приходится расплачиваться за чьи-то грехи. Разве стоит впутываться в чьи-то сложные отношения? Или хуже того?
        - Росс завидует тебе, - сказала она. - Он хочет быть таким же, как ты, но понимает, что никогда не будет.
        В темно-шоколадных глазах Люка мелькнул страстный порыв.
        - Рад, что ты так думаешь. - Руки его скользнули по ее бедрам, затем он повернул ее спиной к кровати. - А теперь позволь показать тебе, что та ночь в Париже была лишь крошечной частью того, что мы можем подарить друг другу...
        Вероника отдалась восхитительному ощущению, охватившему ее, и тихо вскрикнула, когда спина ее коснулась матраса.
        Он засмеялся, уложив ее, и рука его потянулась к застежке брюк. Она услышала металлический звук раскрывшейся молнии и в то же время - стук во входную дверь и высокий звонкий голос.
        - Вероника? Ты здесь? Бабушка говорит, что она уже готова ехать к Джардитрайну.
        Люк замер, затем с тихим ругательством вскочил на ноги. Он поспешно натянул на себя влажные брюки и, поморщившись, с трудом застегнул молнию.
        Взглянув на девушку, неподвижно лежавшую на кровати, он склонился над ней и властно поцеловал.
        - Отложим это на вечер, милая! - тихо прошептал он и направился к двери.
        - Дай ей пять минут, Софи. Ты ведь знаешь, как долго женщины возятся с прической, - услышала Вероника его холодный тон.


        Майлс вызвался ехать с ними, признавшись, что с детства испытывал интерес к игрушечным железным дорогам. А Люк, как узнала Вероника, в детстве увлекался моделированием. С двенадцати лет он стал конструировать мини-роботы и продавать их друзьям. Между роботами устраивались бои, которые стали чрезвычайно популярны в окрестностях.
        - Чем больше роботов выходило из строя, тем больше была моя прибыль. Я был маленький акула-капиталист даже тогда, - признался он, когда они покупали входные билеты.
        - Он продал свои идеи компании, занимавшейся производством игрушек, и потратил деньги на образование, - добавила Зоя. - К тому времени, когда он поступил в Оксфорд, у него было достаточно денег на обучение.
        Майлс засмеялся и похлопал Люка по плечу.
        - Из всех детей ты нам обошелся дешевле всех! Всегда сидел за книгами или за компьютером, который собрал сам, - сказал Майлс, обращаясь к Веронике. - Он вел спартанскую жизнь.
        Вероника бросила на Люка изумленный взгляд, стараясь представить себе пылкого любовника в виде аскета.
        - Наверное, мне надо было стать монахом, - заметил он мягко, - но я люблю получать удовольствие от жизни. Скорее всего, я не выдержал бы обет безбрачия.
        - А что такое «обет безбрачия»? - спросила Софи, которая с интересом прислушивалась к разговорам взрослых.
        Люк открыл рот, но Зоя опередила его.
        - Никогда не жениться и даже не встречаться с девушками, - объяснила старушка.
        Софи взглянула на Люка и прикрыла рот рукой, едва сдерживая смешок. Он улыбнулся ей в ответ и шутливо погрозил пальцем.
        К билетам прилагался список сел, деревень, ферм, гор, мостов и рек, которые заключал в себе миниатюрный пейзаж, и вся компания с интересом посмотрела, как работает железная дорога.
        По дороге домой они зашли в кафе, и Майлс купил всем по мороженому, которое было съедено за столиком во дворе, под густой тенью платана.
        Разговор перешел от моделирования железной дороги к моделированию компьютеров и мультфильмов. Вероника с удивлением узнала о том, что Люк инвестирует деньги не только в бизнес, но также является ангелом-хранителем для режиссеров, музыкантов и художников.
        - Он знаком со многими звездами кино, - сказала Софи, облизывая ложку с шоколадным кремом.
        - Если точнее, то я общаюсь с бухгалтерами, продюсерами, иногда - с директорами. Со звездами я иногда обмениваюсь рукопожатиями, но стараюсь держаться подальше от шумных мероприятий.
        - Но ведь ты пообещал взять меня на премьеру фильма, когда я приеду к тебе в Англию! - напомнила ему Софи.
        Люк усмехнулся, услышав ее благоговейный тон, и Вероника отметила про себя, что он никогда не раздражается на девочку.
        - Кто-нибудь избавит меня от этого несносного ребенка? - патетически вскричал он, воздев руки к небесам.
        И даже Софи разразилась смехом от этой драматической декламации.
        - Может, ты и сам когда-нибудь снимешься в фильме? - спросила Вероника.
        Он закрутил несуществующий ус - и тут же злобно насупился.
        - В качестве героя или злодея?
        Девушка задумалась, глотая миндальное мороженое, и Люк подпер рукой подбородок.
        - Все еще не решила, Вероника? Может быть, хочешь предложить мне особую роль, специально для тебя?
        Вероника, осознавая, что все на них внимательно смотрят, бросила на него укоризненный взгляд.
        - Наверное, она понимает, что ты достаточно умен, чтобы прекрасно сыграть любую роль, какую захочешь, - сказала Зоя, уловив подтекст, в то время как Майлс, казалось, был сбит с толку. - Помните, что сказал Наполеон: выведите на сцену негодяя, и он начнет вести себя как честный человек. Ну, а я скажу: выведите на сцену честного человека, и он порой будет вести себя как негодяй.
        - Ты называешь меня негодяем, Зоя? - Люк, казалось, больше удивился, чем обиделся.
        - Я говорю, что ни один мужчина не может быть полностью либо тем, либо другим, и женщинам не стоит забывать об этом, - пояснила старушка. - Фред был прекрасным человеком, но он водил машину, как маньяк, и был упрям, как мул. И он бы остался жив, если бы делал то, что говорил ему доктор... А теперь, девочки, быстро доедайте мороженое, иначе оно совсем растает.
        - Да, мадам!
        Когда они вернулись домой, Мелани сидела за компьютером, принимая электронную почту. Она улыбнулась, выслушав восторженный рассказ Софи, и послала ее мыть липкие руки и лицо.
        - Кстати, тебе дозвонилась Карен? - спросила она Веронику, повернувшись на стуле. - Твоя сестра звонила сюда, сказав, что не может дозвониться до тебя вот уже несколько часов.
        Зная Карен, Вероника подумала, что та, возможно, позвонила всего один или два раза.
        - Должно быть, я оставила мобильник в доме, - сказала Вероника. - Она просила что-нибудь передать?
        - Да, но трубку сначала взяла Ашли, и я не знаю точно, о чем был разговор, потому что они с Россом сразу же уехали на арт фестиваль в Авиньон. Насколько я могла понять, Карен сказала, что у них там тропический шторм, который явно меняет их планы. Они на каком-то отдаленном острове, где должны происходить фотосъемки...
        Вероника вспомнила, с каким восторгом рассказывала Карен о том, что часть времени она проведет на яхте какого-то мультимиллионера. Но, похоже, даже он не мог контролировать погоду.
        - Так что все это значит? - Она нахмурилась, не ожидая ничего хорошего.
        Голубые глаза Мелани взглянули на девушку с грустной симпатией.
        - Похоже, она вряд ли приедет сюда, пока ты не улетишь домой. Кроме того, перед ней сейчас возникла дилемма, потому что один известный модельер, у которого есть дом в Нассау, предлагает ей провести у него оставшиеся дни после съемок...
        - Вот так сюрприз... - с иронической ухмылкой пробормотал Люк.
        Вероника, казалось, не слышала его, хотя увидела его недовольный взгляд. Она вспыхнула от стыда за свою сестру. Видимо, Карен страстно мечтала о том, чтобы ее пригласили погостить в Нассау.
        По участливому выражению лица Мелани можно было догадаться, что она подозревала то же самое. Но в то же время Вероника не могла винить сестру за то, что та старается избегать мужчину, который ее отверг.
        - Со своей стороны, я сказала ей, что мы прекрасно справляемся без нее, - торопливо добавила Мелани. - Но, конечно, я уверила Карен, что не могу решать за тебя, Вероника.
        - Тебе не надо ходить вокруг да около, Мел. Я рассказал Веронике о том, как Карен пыталась преследовать меня, - прервал ее Люк.
        Мелани, казалось, очень огорчилась.
        - Разве можно так говорить - «преследовала»! Она всего лишь немного заинтересовалась тобой, Люк. Мы все бываем глупцами в определенные периоды нашей жизни - я помню, как ты увлекся той страшненькой девицей, которая занималась с тобой математикой перед школьными экзаменами.
        Люк усмехнулся.
        - Анн была очень умная: ее IQ составлял 140 единиц!
        - О, тогда понятно, почему ты ронял на пол вещи, когда она сидела на стульчике в крошечной мини-юбке! Тебя, оказывается, привлекал ее IQ! - Затем Мелани с сочувствием обратилась к Веронике. - Когда мы планировали эту поездку, Люк не мог сказать, поедет ли он с нами. И только когда стало известно точно, что он к нам приедет, у бедняжки Карен совершенно пропало желание провести с нами отпуск. Но, наверное, это судьба - я имею в виду, что если тебе удастся перенести дату своего отъезда, то ты либо останешься здесь и дождешься Карен, либо, как я предлагала тебе, еще несколько дней проведешь в Париже. Мы одобрим любой вариант.
        - Я не смог бы сформулировать это лучше, - прошептал Люк на ухо Веронике.
        Девушка еще больше покраснела, а Мелани, не догадавшись о причине, тепло произнесла:
        - Конечно, у тебя могут быть другие предложения. Я знаю, что тебе предстоит большая работа с твоим сайтом. Поэтому, возможно, ты рвешься домой. Так или иначе, я сказала Карен, что ты ей позвонишь. Хотя дозвониться во время шторма, возможно, будет нелегко. Пользуйся нашим телефоном, если что. Не стесняйся, пожалуйста, - это недорого!
        Излишне говорить, что Вероника, несмотря на все свои усилия, так и не смогла дозвониться до своей сестры. Повесив телефонную трубку, она направилась к своему коттеджу, но вдруг наткнулась на Софи, которая пожелала показать ей свою комнату.
        - Она угловая, наверху. Я могу видеть из окна бассейн. Так я обнаружила сегодня, что вы находитесь там вдвоем, - призналась девочка. - Я хотела пойти с вами поплавать, потому что мне не разрешают одной, но там был еще этот дурак Росс, - сказала она хмуро.
        Софи повела Веронику к большой деревянной лестнице, мимо ванной, которую ремонтировал Майлс.
        Комната Софи оказалась прелестной. Вероника с восхищением оглядела высокий балочный потолок, темный полированный пол и белые стены. На большой двуспальной кровати было постелено красивое бледно-лиловое покрывало, которое гармонировало с оконными занавесками.
        - Бабушка говорит, что в этой комнате я буду останавливаться в каждый свой приезд, - сказала девочка, показывая Веронике коллекцию цветов и камней, собранных в окрестностях.
        Когда Вероника уселась на диван, Софи разлеглась рядом с ней на животе. Бросив на девушку лукаво-задумчивый взгляд, девочка вдруг свесила голову с кровати, пошарила под ней руками и достала толстый альбом.
        - Этот альбом посвящен Люку, - застенчиво произнесла Софи, кладя альбом на кровать и открывая первую страницу. - Я привезла его сюда, чтобы показать ему. Смотри, мама дала мне все старые фотографии, когда он еще учился в школе. - Она перевернула пожелтевшую газетную страницу. - Когда мы видим его имя в газетах или в Интернете, или когда он сам присылает мне письма, я помещаю все сюда. Здесь есть еще автографы известных людей, а также их фотографии вместе с Люком. Он поразился, когда увидел этот альбом и сказал, что я могу стать его официальным биографом, - сказала она с гордостью. - Это значит, что я могу написать историю его жизни. Думаю, я буду писателем, как мама.
        - Не строителем, как папа? - пробормотала Вероника, просто сгорая от желания пролистать этот альбом.
        - Боюсь, строителя из меня не выйдет, - серьезно сказала Софи. - Я не очень хорошо выполняю скрупулезную работу. Люк говорит, это потому, что мой мозг занят более важными вещами.
        Вероника заметила помятую газетную страницу, засунутую в самый конец альбома, и сердце ее вздрогнуло, когда она узнала ту самую газету - только на английском языке, - которую недавно подобрала в поезде.
        - Я еще не успела подшить эту статью. - Софи бережно развернула газетный лист. - Ашли купила газету в аэропорту, засунула к себе в сумку, и мне сначала надо разгладить ее утюгом. Это Макс Фостер. - Софи указала пальчиком на фото известного шотландского актера. - Люк привез мне его автограф в прошлом году. А это - Люк, между ним и какой-то светловолосой леди...
        Очень красивой светловолосой леди, мысленно поправила ее Вероника. Фотографии троицы за столиком ресторана были темными и расплывчатыми, явно сделанными мобильным телефоном. Фото драки между двумя мужчинами были едва ли лучше по качеству, четко был виден только кулак, целившийся в затемненное лицо Люка.
        Не удивительно, что она не сразу узнала его, подумала Вероника, разглядывая невнятные фотографии. Люк был одет в строгий темный костюм, а его «конский хвост» был почти не виден на фоне черного пиджака. Казалось, что у него коротко остриженные волосы.
        В сопроводительном тексте Люка называли по-разному: и «тайный магнат», и
«неуловимый и загадочный миллионер». Он был давним близким другом и «приватным компаньоном» Элизы Малколм, утверждали авторы статьи, - тридцативосьмилетней жены известного члена палаты общин. Эндрю Малколм ратовал за строгие моральные принципы, и у него самого, по его словам, была крепкая надежная семья, непоколебимые принципы и безупречная, открытая всем, биография, и все это составляло для него прочную политическую основу, которую поддерживала его жена, выпускница Оксфордского университета.
        В газетной статье описывалось, как актер Макс Фостер, «будучи навеселе», вошел в ресторан и подсел за столик, где сидел Люсьен Ридер. Но когда «загадочный миллионер» услышал пренебрежительное высказывание актера в адрес Элизы Малколм, он отвел его в курительную комнату, и «звуки ожесточенной драки» разнеслись по всему холлу. Этот «яростный поединок» прекратили работники охраны, растащив в разные стороны разгневанных мужчин.
        Потом последовали домыслы насчет того, какие оскорбительные слова произнес Макс Фостер, и описывалась «обезумевшая от страха подруга, нервно крутившая на пальце обручальное кольцо». Эндрю же Малколм от каких-либо комментариев отказался.
        - Видел ли Люк эту статью? - осторожно спросила Вероника, пытаясь совладать с внезапным желанием разорвать газету на мелкие кусочки. Софи была слишком маленькая, чтобы читать между строк, - для девочки это просто история драки Люка с известным киноактером.
        Но Софи удивила ее.
        - Конечно, видел, - сказала она. - Я уже показала ему весь альбом. Мама не хотела, чтобы я делала это, но Люк сказал, что если я собралась быть летописцем его жизни, то должна освещать как хорошие, так и плохие стороны.
        Но это ведь была такая отвратительная сцена, с тоской подумала Вероника. Подобные
«плохие стороны» приводят к скандалам, рушат карьеры... и разбивают сердца.
        Не удивительно поэтому, что Люк не хотел, чтобы Вероника знала об этом. И ей уже почти хотелось не знать, но было слишком поздно.
        И как только Вероника сказала себе, что не стоит торопиться и делать преждевременные выводы, она подняла глаза и увидела в дверях Люка. Девушку моментально охватило чувство вины, когда она подметила его взгляд, устремленный на газетный лист.
        Улыбка на его лице умерла, лицо окаменело, и Вероника с отчаянием осознала, что та незримая нить понимания, возникшая между ними, бесследно исчезла.



        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Еще одна вспышка молнии и угрожающий раскат грома заставили Веронику вздрогнуть, когда она поднималась по каменным ступеням. Небо все больше затягивалось тучами - приближалась гроза.
        Незапертая дверь распахнулась настежь от ее легкого толчка. Вероника вгляделась в темную комнату - никто не отозвался на ее стук.
        - Люк?
        Она разглядела диван, несколько кресел, стоявших вокруг камина, большую помятую кровать, но не было никаких признаков присутствия человека.
        - Люк? Ты здесь?
        Внезапно яркая вспышка озарила все вокруг, в ушах раздался оглушительный грохот, и Вероника с криком вбежала внутрь.
        - Люк!
        Вряд ли он ушел далеко, потому что оставил дверь незакрытой, подумала она. Так или иначе, теперь ей придется оставаться здесь, потому что начался сильный дождь.
        Вероника поежилась, хотя было тепло. У нее есть оправдание, хотя и слабое, почему она оказалась здесь.
        Девушка огляделась вокруг - возле кровати все еще работал вентилятор: видимо, Люк отдыхал во время сиесты. Рядом со шкафом стоял большой стол, на нем - включенный компьютер. Неподалеку лежал серебристый мобильный телефон Люка.
        Мобильный Вероники от жары забарахлил, но сегодня она все-таки смогла дозвониться до своей сестры.
        К удивлению Вероники, после некоторого нажима Карен скромно призналась в своей идиотской попытке обольстить Люка, хотя представила себя скорее невинной овечкой, чем коварной соблазнительницей мужчин. Вероника великодушно отнеслась к ее усилиям спасти свое доброе имя, хотя обе прекрасно понимали, что Карен совсем не «невинная овечка». Она стала интересоваться мужчинами гораздо раньше, чем старшая сестра, и часто дразнила Веронику за ее консервативное отношение к любви.
        Как всегда, Карен настаивала на своем - она собиралась пробыть в Нассау до тех пор, пока не настанет пора выходить на работу. Дату выхода на работу Карен собиралась дополнительно согласовать с Мелани. И, разумеется, младшая сестра как могла уговаривала Веронику продолжать замещать ее.
        Но и Вероника на этот раз добивалась своего: свободы сделать собственный выбор, не обусловленный обязательствами по отношению к сестре.
        Если бы только она могла знать, какое решение надо принять!
        В течение двух дней после того, как Люк увидел ее с альбомом Софи в руках, она не имела возможности с ним поговорить.
        Вероника начинала понимать, почему в бульварной газете его назвали «неуловимым». Даже когда он физически присутствовал рядом, он мог уйти в себя, удалиться в какой-то собственный мир и в то же время оставаться непринужденным и общительным. Это буквально бесило ее. Он мог также надолго запереться в своей комнате и засесть за компьютер. Впрочем, Мелани не видела ничего странного в поведении пасынка.
        - Ведь он пропадет без этого компьютера, - как-то сказала она Веронике, - он стал придатком его тела!
        И только одна Вероника видела, как драматически изменился Люк за последние несколько дней.
        Он был очень вежлив с ней... и она ненавидела эту вежливость!
        Девушка думала, что позже он поговорит с ней - возмутится или оправдается или просто высмеет этих мерзких журналистов... Но он вел себя так, будто ничего не произошло, и Вероника оставалась в эмоциональной изоляции.
        Она подняла серебряную ручку, которая лежала возле компьютера, и заметила выгравированные на ней инициалы. Должно быть, подарок, подумала она. Ручка была тяжелой и холодной, и Вероника, повинуясь дурацкому импульсу, достойному только Карен, оторвала листочек бумаги для заметок. Она написала на нем несколько пробных слов, наслаждаясь гладким и тонким росчерком пера.
        - Оставляешь мне записку? - За этим резким вопросом последовала еще одна вспышка молнии за окном и оглушительный раскат грома.
        Вероника вздрогнула, когда Люк захлопнул за собой входную дверь и бросил мокрую рубашку на стул. Она торопливо засунула листочек к себе в карман.
        - Или обыскиваешь мою комнату? - язвительно спросил он. - Ищешь компрометирующий материал, который мог бы подтвердить твои самые худшие опасения? Или нечто, что можно продать бульварным газетам? Они хорошо платят за истории обо мне.
        Его убийственный сарказм оглушил ее больше, чем гром.
        - Нет, на самом деле я ищу здесь тебя. Я звонила, но мне никто не ответил...
        Люк высокомерно усмехнулся, глаза его мрачно блеснули.
        - Но ты пришла тем не менее...
        - Я спряталась здесь от грозы... Всегда боялась грома... - Вероника вздрогнула, когда за окном сверкнула молния. - Я думала, что ты в ванной. Я... просто пробовала твою ручку, - сказала она, запинаясь. - Замечательно пишет.
        - Это подарок, который я получил после окончания университета. - Он повысил голос, стараясь перекрыть громовые раскаты: - Ты хочешь спросить, кто мне ее подарил?
        Девушка почувствовала ловушку - и решила в нее попасться. Пожав плечами, она непринужденно спросила:
        - Элиза Малколм?
        Его черные брови грозно сдвинулись.
        - Откуда, черт возьми, ты знаешь об этом?
        Она вскинула голову.
        - Просто догадка. В газете было написано, что вы давно знаете друг друга.
        Он бросил на нее сердитый взгляд.
        - Мы вместе учились в Оксфорде. А ты не хочешь спросить меня, почему она подарила мне эту ручку?
        - Ведь ты сказал - это подарок к окончанию университета. - Ее спокойствие, казалось, еще больше разозлило его.
        - Потому что мы спали вместе! - И он с размаху бросил ручку на стол. - Мы с Элизой притворялись, будто всего лишь друзья, но на самом деле использовали любую возможность заняться сексом. Именно это ты хотела узнать? Хотела убедиться в том, действительно ли я такой ублюдок, каким меня изобразили в газете?..
        - Нет... Я не поэтому...
        - Скажу тебе, что не только ты интересуешься чужими делами, - жестко оборвал ее Люк. - Посмотри, что я нашел в Интернете, Вероника... - Он нагнулся к компьютеру, запустил поисковую систему... и через несколько секунд Вероника помертвела. Она увидела свою фотографию на личной страничке Нейла Ордвея. Он предлагал свою кандидатуру для ТВ-шоу «Второй шанс», в котором люди, отвергнутые своими возлюбленными, пытаются снова их вернуть, и в этом им усердно помогает «советник по любовным делам». - И теперь он всем рассказывает о том, что хочет начать с тобой новую жизнь, - язвительно добавил Люк, закрывая страничку.
        Вероника вспыхнула от возмущения и гнева.
        - Нет, у него ничего не получится! Этот человек не способен признавать свои ошибки. Накануне свадьбы он выиграл в лотерею крупную сумму денег, купил молочную ферму, ничего мне не говоря, и только в самый последний момент сообщил мне о том, что после свадьбы мы поедем жить на ферму. А ведь у нас были совсем другие планы!
        Люк схватил ее за локоть, когда она уже хотела повернуться и уйти, и с горечью произнес:
        - В этом нет ничего хорошего, Вероника, когда посторонние люди влезают в твою частную жизнь... И я постоянно должен защищать себя от таких людей, как ты, которые судят и порицают меня...
        - Как же я узнаю о твоих чувствах, если ты о них не говоришь? Ты воздвиг вокруг себя непроницаемую стену! И я никогда не осуждала тебя...
        Он криво усмехнулся.
        - Я видел, как ты посмотрела на меня, когда я вошел в комнату Софи.
        - Я почувствовала себя виноватой, и все! - воскликнула она. - Ты постоянно внушаешь, что проявлять к тебе интерес - почти преступление...
        - Интерес? Так вот что это было? - Люк схватил ее за другую руку, когда она попыталась освободиться. - Тогда скажи, что больше всего тебя во мне интересует? - с гневом спросил он.
        Вероника инстинктивно зажмурила глаза и втянула голову в плечи, ожидая раската грома, но он раздался лишь через пару секунд где-то вдалеке.
        Она осторожно приоткрыла глаза и встретила его недоуменный взгляд.
        - Ты действительно боишься грозы? - с насмешкой спросил Люк.
        - Еще ребенком я видела, как ударом молнии убило корову. - Руки ее непроизвольно вцепились в его плечи, как бы ища спасения. - И с тех пор я страшно боюсь грозы.
        Насмешливое выражение лица сменилось сочувствующим.
        - Это высотные молнии, они опасны лишь для птиц. Это правда, - добавил Люк, когда она с недоверием взглянула на него. - Я сертифицированный гений - знаю все. - Рот его изогнулся в иронической улыбке. - Разве стал бы я тебе лгать?
        Раздался еще один раскат грома, девушка вздрогнула и еще крепче прижалась к его спасительной груди.
        - Однажды, когда я приезжал сюда ребенком с Зоей и Фредом, гроза продолжалась два часа, я зафиксировал это, хотя с научной точки зрения можно было рассматривать ту грозу как серию из нескольких гроз.
        Глаза Вероники округлились от ужаса, и он сухо рассмеялся.
        - Боишься, что теперь попалась ко мне в ловушку?
        Легкая дрожь прошла по ее телу, и она порывисто произнесла:
        - Я не трусиха... в отличие от некоторых, - сказала она с презрением. - Ты обвинил меня в том, что я делаю необоснованные выводы, но ведь именно ты вложил слова в мои уста, а затем отказался слушать...
        - Я бы лучше вложил в твои уста что-нибудь другое, - пробормотал он.
        Вероника вспыхнула так, что покраснели даже веснушки.
        - Неужели секс - это единственное, о чем ты способен думать?
        - А почему ты подумала, что я говорю о сексе? - невинно возразил он. - Может быть, я собирался предложить тебе что-нибудь выпить?
        - Ты хочешь отвлечь меня от главного...
        - Я преуспел? - мечтательно произнес он. От этого глубокого проникновенного голоса девушка лишилась силы духа, и мысли ее смешались.
        - Да... То есть, нет!
        Куда девался весь его гнев? Казалось, он растворился в чем-то гораздо более волнующем. Воздуха в комнате сразу стало мало, он стал горячим и влажным.
        - Жаль. - Он поднял руку и нежно заправил непослушный локон девушке за ухо. - Похоже, тебе требуется нечто длинное и твердое, чтобы охладиться.
        Глаза ее невольно опустились на ширинку его брюк, и он откровенно рассмеялся.
        - О, я вижу, ты совсем не скромница, не так ли?
        - Не понимаю, о чем ты говоришь...
        - Лгунья, - лениво выбранил он ее. - Проблема, однако, состоит в том, что я совсем не холодный, если дело касается тебя... Я очень, очень горячий...
        - В последние несколько дней я этого не замечала, - произнесла она упрямо.
        - Я могу это доказать. - Люк неожиданно отпустил ее и стянул через голову свою футболку. - Пощупай меня, - сказал он, схватив ее за руки и прижав их к своей груди. - Видишь, я просто горю из-за тебя.
        - Что ты делаешь? - воскликнула она, ощущая ладонями его твердые мышцы.
        - То, что должен был сделать несколько дней назад, - признался он, теснее прижимая ее к себе. - Тогда бы между нами не возникло непонимание...
        - А кто в этом виноват? - укоризненно спросила она, оказавшись с ним лицом к лицу.
        Краем глаза Вероника увидела белую вспышку, но забыла посчитать, когда будет гром, потому что он нежно прикусил ее нижнюю губу.
        - Я, только я, - успокаивающе произнес Люк, поглаживая девушку по спине. - Но я обещаю исправиться, - добавил он, подтверждая свою клятву поцелуем. И прежде, чем Вероника успела перевести дыхание, она почувствовала, что его руки расстегивают пуговицы на ее блузке. Затем он расстегнул ее бюстгальтер и жадно прижался к ней обнаженным телом. Она обхватила его шею руками, чтобы полнее ощутить его крепкую грудь, и они стали покрывать друг друга поцелуями, срывая с себя оставшуюся одежду.
        Она содрогнулась, когда его ноги, покрытые жесткими волосками, коснулись гладкой кожи ее бедер, и ощутила все его напрягшее тело, когда он, опрокинув ее на кровать, навис над ней.
        Глаза его возбужденно мерцали, щеки разгорелись, когда он раздвинул ее ноги в стороны, вошел в ее томившееся в ожидании лоно.
        Люк взглянул на нее со страдальческим удивлением.
        - Я даже не ожидал, что все произойдет так быстро...
        Вероника засмеялась неслышным смехом и положила голову ему на грудь. Она любила его за то, что он старался дождаться ее, хотел одновременно с нею достичь пика наслаждения. Но она совсем не желала, чтобы он сохранял над собой контроль, напротив, хотела, чтобы он был диким, безумным, стихийным, ничего не сдерживавшим в себе...
        - А я-то думала, почему ты такой медлительный? - поддразнила она его, изогнулась и приподняла бедра, чтобы он мог войти в нее еще глубже, затем обвила своими длинными ногами его мощную спину. Она закинула руки за голову, и грудь ее зазывно приподнялась.
        Люк издал тихий стон, и, под грохот грома и сверкание молнии, бушевавших за окном, Вероника сама превратилась в бурю, когда он неистовыми движениями прокладывал дорогу в ее тело, ее сердце, ее душу...
        Вдруг он рывком поднялся с кровати, направился к холодильнику и вскоре вернулся к Веронике с бокалами, наполненными кубиками льда.
        - Я принес тебе это, - сказал Люк и, вынув кусочек льда, стал водить им вокруг ее сосков и слизывать леденящую жидкость своим теплым языком. Затем он стал водить кусочком льда по ее затрепетавшему от обжигающего холода животу, пока лед не превратился в воду, стекшую струйкой между ее ног. Вероника судорожно перевела дыхание, но он не прекращал свои дразнящие ласки до тех пор, пока она сама не положила кусочек льда себе в рот, а затем обхватила холодными губами его снова отвердевшую плоть. Люк застонал и содрогнулся, а затем замер, наслаждаясь ее нежными поцелуями. Внезапно он запустил пальцы в ее спутанные густые кудри, выгнул спину, и бедра его дернулись вверх.
        - О, нет, не сейчас, - прорычал он, оторвав ее от себя и опрокинув спиной на кровать. - Ты упрекнула меня в том, что я не сказал тебе, что я чувствую. Так я сейчас тебе покажу...
        Люк приподнялся на коленях и распустил свои волосы. Они упали блестящей черной волной на его мускулистые плечи и окутали вуалью их лица, когда он, покрывая ее поцелуями, стал качаться с ней в сладком забвении...
        А позже, когда Вероника в изнеможении дремала в его объятиях, он первый начал разговор:
        - Расскажи мне, пожалуйста, о своем коварном женихе...
        Сейчас Веронике ничего не хотелось скрывать.
        Нейл был уверен, что его неожиданный выигрыш решит все их проблемы, но она была удивлена, когда узнала, что он купил эту ферму, не посоветовавшись с ней. Тем более, что ферма располагалась в отдаленном районе без телефонных линий, не говоря уже об Интернете. Нейл знал, что Веронику не интересует сельское хозяйство и она остается в деревне лишь для того, чтобы помогать своим родителям.
        - Сопляк! - хмыкнул Люк. - Но ведь ты, должно быть, любила его когда-то.
        - Наверное, оттого, что я жаждала выйти в большой мир и испытать сильные ощущения. Мы с Нейлом, казалось, стремились к одному и тому же - или я так думала. Я любила того, кого создала в своем воображении, но он оказался совсем другим человеком...
        В комнате было слишком жарко, и Люк, отодвинувшись от нее, улегся на бок и положил голову на руку. Его темные волосы слегка колыхал ветерок, поднимаемый вентилятором.
        Он стал неспешно рассказывать ей о своем детстве, о своем отважном отце, который побуждал его наблюдать, слушать и учиться, задавать вопросы и исследовать. Когда Люк стал рассказывать о том, как он поступил в Оксфорд, Вероника неожиданно напряглась и затаила дыхание в ожидании.
        - Я встретил Элизу, когда мне было шестнадцать лет. Она, уже будучи аспиранткой, некоторое время была моим учителем. И я влюбился в нее по уши.
        Шестнадцать лет!
        Вероника подскочила на месте, не в силах сдержать своего возмущения:
        - Так ведь это совращение малолетних! Она на десять лет старше тебя! Что может взрослая женщина хотеть от шестнадцатилетнего мальчика?
        Люк усмехнулся, увидев ее очаровательную наивность.
        - Я был весьма зрелым шестнадцатилетним подростком, - возразил он. - Успокойся, любовь моя. Она была красива, умна и искушена, и мальчикам предпочитала мужчин. Я не спал с ней, пока мне не исполнилось восемнадцать лет. Впрочем, даже тогда я представлял собой «пограничный случай», поэтому свои отношения мы сохраняли в секрете. И это было очень мудро, потому что она вскоре влюбилась в Эндрю и решила выйти за него замуж. - Люк говорил скорее иронично, чем взволнованно, и это ее успокоило. - А поскольку ты прокралась сюда, чтобы выведать мои секреты... - Люк провел пальцем по ее обнаженному бедру.
        - Нет, это не так, - фыркнула Вероника, стараясь не замечать его провокационных жестов. - Я пришла сказать тебе, что завтра приезжает из Марселя Джастин и Мелани просит тебя съездить в Авиньон и встретить его на вокзале. Она подумала, что я захочу поехать с тобой и посмотреть старый город.
        - И только из-за этого ты пришла сюда?
        - Да! - отважно солгала она, не моргнув глазом.
        Он резко вскинул голову и взглянул на нее с сожалением.
        - Значит, нет никакого основания просить тебя снова заняться со мной любовью?
        Она порывисто прильнула к нему.
        - Только на этот раз я сама буду готовить лед!



        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        - Чао! - приветствовал Джастин Веронику. Когда Люк отправился встречать поезд, девушка нашла себе тенистый уголок на вокзальной площади и стала ожидать их там. В двенадцать часов дня солнце палило нещадно.
        Светлые каштановые волосы Джастина выгорели на солнце, одет он был с небрежной утонченностью.
        - В Марселе такая же жара, как и в Риме, но, надеюсь, у друзей, которые пригласили меня сюда, имеется кондиционер, и мы окунемся в Средиземное море. Причем с девчонками в стрингах.
        Он был таким же озорным, каким Вероника его помнила по нескольким предыдущим встречам.
        - Ты выглядишь настоящим итальянцем, - сказала девушка с улыбкой.
        Джастин рассмеялся и взмахнул темными очками. Его голубые глаза ярко блеснули.
        - Grazie, signorina! На кухне в итальянском отеле остается либо ассимилироваться, либо умереть. - Он оглядел ее цветастый сарафан, бутылочку с водой и фотоаппарат, а также удобные прогулочные сандалии. - А ты выглядишь настоящей туристкой. Особенно в этой шляпе. Купила ее на рынке, не так ли?
        - Да, - призналась она, удивившись его разговорчивости.
        Пройдя мимо старинной каменной стены, все трое повернули на зеленую тенистую улицу, ведущую к главной площади. Люк с Вероникой уже были здесь. Они приехали в Авиньон рано утром, и Люк успел показать ей все достопримечательности старинного города еще до того, как наступила жара и улицы заполнили толпы народа, приехавшего на фестиваль.
        Вероника пониже опустила поля шляпы, чтобы спутники не заметили ее горевших щек. Она теперь постоянно пребывала в каком-то блаженном состоянии, будто купаясь в воспоминаниях их тайной встречи. Тот день, проведенный в кровати Люка, плавно перешел в вечер, и она отказалась идти на ужин к Ридам, боясь, что не сможет скрыть своих возбужденных чувств. Но Люк пришел к ней сам - появился на пороге, словно змий-соблазнитель, с бутылкой шампанского под мышкой.
        - Я не хочу остаться ночью без тебя, - сказала он просто, наливая ей бокал шампанского. - Давай отметим нашу вторую ночь вдвоем...
        - Как поживает Аш? - словно издалека, дошел до нее вопрос Джастина, который выслушивал семейные новости от Люка.
        - Ну, они с Россом вчера поссорились и теперь не разговаривают...
        - Из ее писем я могу заключить, что они половину времени проводят именно так, - прервал его Джастин. - Боже, я надеюсь, что она изменит свое решение и не выйдет за него замуж. Мать предупредила меня, что всем нам надо быть вежливыми, но он невероятно самонадеян!
        Они остановились возле отеля, где был припаркован автомобиль, и Джастин отдал Люку свою сумку, чтобы тот положил ее в багажник. Он сказал, что пойдет навестить своего итальянского друга, которые работает здесь и через два часа вернется обратно.
        Вероника стала неспешно разглядывать витрины магазинов, пока Люк относил сумку в машину, и вдруг замерла. Она увидела очень знакомое лицо на плакате, прикрепленном к журнальному киоску.
        - Ты знаешь о том, что он здесь? - спросила она подошедшего Люка, когда поняла, что он стоит за ней и смотрит ей через плечо. На плакате был изображен Макс Фостер в роли шекспировского героя.
        Люк пожал плечами.
        - Я слышал, что он приезжает сюда каждый год на фестиваль...
        - Слышал? Я думала, вы друзья, - удивилась она.
        Лицо его посуровело.
        - Он останавливался в моем загородном доме пару раз, когда принимал участие в съемках фильма при моей финансовой поддержке, но меня там в это время не было. Макс талантливый актер, но очень заносчивый и самовлюбленный. И к тому же становится опасным, когда много выпьет.
        Люк помрачнел, и Вероника, увидев это, достала из сумочки шариковую ручку.
        - А давай нарисуем ему усы и несколько гноящихся прыщей?
        Люк рассмеялся.
        - Думаю, парочка рогов будет более подходящим украшением! Или он не носит рогов? - задумчиво произнес он и повернулся к ней. - Ведь женщины находят его привлекательным?
        Вероника посмотрела ему в лицо и нахмурила брови, будто пытаясь вспомнить тему разговора.
        - Кого?
        Люк снова рассмеялся, громко и заразительно, и на него с улыбкой оглянулись прохожие.
        - Пойдем, у нас есть дела более интересные, чем топтаться здесь как парочка фанатов-поклонников.
        Они прошлись по улице, и Люк остановил ее возле очень дорогого ювелирного магазина.
        - Подожди меня здесь, я приду через секунду, - сказал он и проскользнул внутрь.
        Она видела сквозь витрину, как он достал из кармана маленькую коробочку и что-то показал продавцу. Вероника нахмурилась, внезапно осознав, о чем он просит. Она совершенно растерялась, понимая, что серебряная цепочка и нефритовый кулон не идут ни в какое сравнение с изысканными драгоценностями, выставленными в сверкающих витринах.
        Однако элегантный продавец не выразил никакого недоумения по поводу просьбы Люка. Возможно, потому, что тот непринужденно облокотился о прилавок и чувствовал себя совершенно свободно среди всей этой роскоши.
        Когда продавец исчез в задней комнате, Люк бросил взгляд на Веронику, и та мгновенно притворилась, что с интересом рассматривает кольца с бриллиантами.
        Люк усмехнулся, но тотчас же выпрямился, и легкая тень набежала на его лицо. Широкими шагами он направился к выходу.
        - Что случилось? - спросила Вероника, когда он обнял ее за плечи и повернул лицом к витрине.
        - Не оборачивайся. Я не уверен, что это он, но... - Люк тихо выругался, когда бросил украдкой еще один взгляд на другую сторону улицы. - Какое кольцо тебе нравится? Вот это? - произнес он, пригнув голову к шее девушки, чтобы скрыться за ее шляпой.
        - Что ты делаешь? - Вероника удивленно отпрянула и тут же увидела маленького пухлого человечка в бейсболке задом наперед и в бежевой куртке с большими накладными карманами. На груди его висела камера с большим объективом.
        - Эй, Ридер!
        Еще раз выругавшись, Люк схватил за руку Веронику и затащил ее в магазин. Он быстро сказал несколько слов по-французски охраннику, и тот мгновенно запер дверь.
        - Чертов папарацци! Я должен был сообразить, что они слетятся на этот фестиваль...
        - Эй, Ридер! - кричал папарацци, приникнув к стеклу. - Один эксклюзивный снимок - и я уберусь отсюда! Ты видел Фостера после того, как он оклемался? А видел ли миссис Малколм? Наверное, она где-нибудь на курорте поправляет здоровье, но никто не может найти ее...
        - Может, нам опять обратиться за помощью к охраннику? - спросила Вероника.
        - Репортеру это только понравится. Они стараются подстрекать людей совершать необдуманные поступки, это часть их профессии.
        - Эй, Ридер! Вы что, выбираете себе кольца? По какому случаю? - не унимался репортер.
        Люк посмотрел на девушку долгим взглядом, затем - на витрину с самыми дорогими кольцами, а потом - снова на нее. Вероника вспыхнула.
        Ей казалось, что она видит работу его мозга. А в глазах его неожиданно вспыхнули грозные искры ярости, при виде которых немеют все члены и волосы встают дыбом. Увы, она уже влюбилась в этого страшного человека - отступать было поздно.
        - Ну, мы постараемся дать ему то, что он хочет... - медленно произнес Люк, и глаза его наполнились странным светлым теплом, которое заставило девушку вздрогнуть.
        Он протянул руку, снял с нее шляпу и бросил ее на прилавок. Вероника машинально дотронулась пальцами до своих спутанных волос.
        - Но... у него нет никаких причин интересоваться мною... - Взглянув в окно, она увидела, как фотограф разочарованно опустил свою камеру, увидев, что под шляпой скрывалось неизвестное ему лицо.
        - И мною тоже. Я представляю интерес лишь потому, что имею отношение к Элизе, и теперь, когда он увидел нас вместе, ты тоже станешь его мишенью. - Люк повернул Веронику лицом к себе и легко провел пальцем по ее гладкому плечу. - Но мы можем избавиться от него и убить сразу двух зайцев...
        - Что ты имеешь в виду? - с беспокойством спросила девушка
        Ни слова ни говоря, он приподнял ее лицо за подбородок и крепко поцеловал в губы - при непрекращающихся вспышках камеры.
        - Если мы убедим его в том, что обручены, тогда не будет повода для скандала... Открытые и искренние отношения людей нисколько не интересуют бульварных репортеров, - сказал Люк, закрепляя свои слова поцелуем.
        Веронике казалось, что это совершенно неправильно, но голова у нее кружилась так, что она не могла вполне испытать чувство вины.
        Девушка-продавец, которая вернулась с починенной серебряной цепочкой в руках, была обескуражена увиденной сценой, но Люк, надевая на шею Вероники кулон, что-то тихо шепнул девушке на ушко. Та мгновенно засияла, как рождественская елка.
        - Что ты ей сказал? - прошептала Вероника, когда девушка начала выдвигать ящички один за другим и выкладывать на прилавок коробочки с кольцами.
        - Я сказал ей, что спасаю нас от дурной славы, - шепнул в ответ Люк. - А как насчет этого, cherie, - промурлыкал он, протягивая ей кольцо с большим розовым бриллиантом.
        - Ты, должно быть, сошел с ума, - вскрикнула она, отталкивая его руку.
        - Ты права, слишком броское. - Он взял другую коробку. - Нам нужно нечто более респектабельное. Тогда откажемся от розовых бриллиантов. Тебе нравится эта форма? В виде сердечка, достаточно традиционная...
        Краем глаза, увидев цену, Вероника подумала, что это совсем несерьезно. За эти деньги можно было купить шикарный автомобиль!
        - А вот это в твоем стиле...
        Девушка была уверена, что Люк все еще шутит, но у нее перехватило дыхание, когда она увидела, какое кольцо он вынимает из коробочки.
        - Оно прекрасно, - прошептала Вероника, любуясь кольцом, надетым на палец. Кольцо было изысканным, классически совершенным, истинным символом любви. Но ведь это только фантазия, мечта...
        - Годится! - сказал он, одобрительно кивнув продавщице поверх склоненной головы Вероники.
        Через десять минут они незаметно выскользнули на улицу через черный ход. Вероника все еще пребывала в состоянии шока.
        - Я думала, ты просто хочешь притвориться, а ты действительно его купил! - произнесла она трепещущим голосом, бережно сжимая руку в кулак. - Разве ты не знаешь, сколько оно стоит?
        - Конечно, знаю, - удивленно ответил он ей. - Я предъявил свою кредитную карточку. Но пока мы не можем вернуть кольцо назад, ведь этот кретин все еще рыскает здесь. Любая неосторожность нарушит весь мой план!
        - Твой план не совсем продуман, - сказала она в оцепенении. - Я не могу носить это кольцо. - Вероника резко остановилась и потянула кольцо с пальца: ей с трудом удалось стащить его. Удивительно, ведь надеть кольцо было очень легко! - Пожалуйста, возьми его. Будет ужасно, если я потеряю кольцо или его у меня украдут. Кроме того, когда ты будешь возвращать кольцо в магазин, ты можешь сказать, что его совсем не носили, - добавила она, слегка нахмурившись при этой мысли.
        Глаза Люка блеснули под опущенными ресницами, рот насмешливо изогнулся, но он беспрекословно взял кольцо и, аккуратно положив в коробочку, засунул в карман.
        Вероника ужаснулась.
        - А что, если здесь поблизости бродят воры-карманники? Ты даже не заметишь, как они украдут кольцо!
        - Да хватит тебе ныть, - сказал он, ведя ее по узким улочкам к старинному мосту Сен-Бенезет, подальше от оживленного центра. - Если бы ты надела кольцо, то наша помолвка не вызвала бы ни у кого сомнения...
        - Нет, спасибо! - поспешно прервала его Вероника. Она понимала, что на душе у нее станет очень тяжело, если она позволит себе снова надеть это кольцо, даже на короткое время.
        На самом деле он повел себя очень глупо. Неужели у этого мужчины нет элементарного чувства самосохранения? Почему он решил, что она отдаст ему это кольцо? Ведь он сделал ей подарок, и у нее есть доказательства - фотографии! Если бы Вероника была настоящей охотницей за богатством мужчин, она могла бы сказать, что он предложил ей выйти замуж, и заставить его жениться на ней!


        Через несколько дней, когда на вилле шли активные приготовления к празднованию дня рождения Зои, Вероника все еще переживала из-за этого кольца.
        Она хотела пойти пораньше в дом, где готовился роскошный ланч, и предложить свою помощь Мелани, но в это время неслышно вошел Люк и, как всегда, нарушил все ее планы.
        Девушка стояла перед зеркалом, поправляя на бедрах короткое платье тропической расцветки. Она радостно вспыхнула, когда заметила в отражении его внимательный оценивающий взгляд. С каждым днем он становился все более ненасытным, не мог дождаться ночи, чтобы завлечь ее к себе в постель, и мало заботился о том, чтобы скрыть свои страстные взгляды в присутствии других людей.
        Но Вероника твердо стояла на независимой позиции, и не только ради того, чтобы сберечь свою гордость и слишком уязвимое сердце. Аура секретности, окружавшая ее связь с Люком, еще больше обостряло ощущение интимности, когда они оставались вдвоем. Оба они сознавали, что отпуск их подходит к концу, и старались насладиться сполна оставшимися днями. Сегодняшнее счастье не сравнится с болью разлуки, которую придется перенести, уверяла себя Вероника, и с каждым днем любила его все сильнее, и каждую ночь отдавала еще один кусочек сердца.
        Вчера он сдержанно предложил ей билет первого класса из Парижа в Окленд, дав ей возможность отказаться от поезда в Лондон и вылететь из Хитроу, не беспокоясь о финансовых потерях, но Вероника не могла решиться поехать вместе с ним в Париж: ведь ей пришлось бы наглядно увидеть окончание их романа - там, где все это началось...
        - Не надо смотреть так уныло, моя милая. - Люк скинул свои длинные ноги с кровати и стал натягивать брюки. - Ты не несешь ответственности за мои решения, весь риск я беру на себя. Есть некоторые потери, которые не покроет никакая страховка, но я никогда не стану банкротом, даже если случится самое худшее.
        Худшее уже случилось - нежданная любовь была формой эмоционального банкротства, думала Вероника через несколько часов, когда все собравшиеся за столом от души поздравляли Зою. Старушка всплескивала руками, получая подарки, и переживала по поводу того, как повезет их домой. В конце концов, выслушав все теплые слова в свой адрес, Зоя прослезилась.
        Джастин, слегка разгоряченный вином, шутливо шепнут Люку:
        - Может, у нас есть повод еще что-нибудь отметить, Люк? Когда же вы, влюбленные голубки, объявите о своей помолвке?
        Вероника побледнела, когда слова Джастина вдруг разнеслись по притихшему залу.
        - О чем он говорит? - Мелани мгновенно повернулась к Люку, застыв с ножом в руке над тортом, и в глазах ее появилась тревога, когда она увидела его раздосадованное лицо.
        - Упс! - Джастин прикрыл рот рукой. - Я совершенно не хотел выпускать кошку из сумки. Я просто видел вас в ювелирном магазине в Авиньоне, когда этот фотограф буквально бесился на улице. - Он взглянул через плечо Люка на Веронику. - Извините, я не знал, что по каким-то причинам вы не хотите объявлять о своей помолвке: может быть, не захотели сделать это в день рождения бабушки...
        - Но тебе это удалось, - холодно вымолвил Люк.
        - А ты никому ничего не сказал! Мог бы, по крайней мере, сказать мне об этом, - набросилась Ашли на своего брата-близнеца.
        - Вы обручились? О, нет, Люк, что происходит? - взволнованно воскликнула Мелани, и Майлс успокаивающе взял жену за руку.
        Вероника хотела уже рассказать всю историю с наглым папарацци, но была остановлена твердым взглядом Люка.
        - На самом деле, Мел, это не то, о чем ты думаешь, - сказал он, и взгляд Мелани смягчился.
        - Люк? - вдруг раздался чей-то нежный робкий голосок.
        Вероника увидела очень элегантную, с красивым макияжем, блондинку, в туфлях на высоких каблуках. Верхнюю часть ее лица скрывали большие темные очки. Большая дамская сумочка из крокодиловой кожи искусно подчеркивала ее хрупкую фигуру.
        - Люк! О Люк! Слава богу, ты здесь! - Блондинка налетела на него, словно ястреб, поднялась на цыпочки и стала целовать его в щеки, положив красиво наманикюренные пальчики ему на грудь. - Простите, что я прервала ваше торжество, но я только что побывала в твоей квартире в Лондоне, Люк, а затем прочитала в газете, что ты купил обручальные кольца, и поняла, что должна приехать сюда и решить свою судьбу. О, Люк, у меня голова идет кругом, но я, наконец сделала то, что ты мне сказал, - объявила Эндрю о разводе. Он попытался отговорить меня, но я сказала, что беременна и это не его ребенок...
        У Вероники оледенело сердце, когда она увидела, что Люк обнимает рыдавшую у него на груди Элизу Малколм.
        Эта женщина на грани отчаяния, подумала Вероника, но кто может винить ее за это?
        - О, Люк, я так хотела нашего ребенка, но теперь я боюсь... Что за родители мы будем? Пожалуйста, поедем со мной в Авиньон, и ты мне поможешь принять правильное решение. Умоляю тебя, Люк, не покидай меня, когда мне так нужна твоя поддержка!



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        - Для вас посылка, Вероника!
        Вероника оторвалась от экрана компьютера, услышав голос своей помощницы Карли.
        - Через пять минут мне надо выходить, у меня назначена встреча, - сказала Вероника, взглянув в зеркало, висевшее на стене. - Пожалуйста, сверь опись с содержимым и отложи к другим поступлениям. Я посмотрю, когда вернусь.
        Очень бледная, подумала она, глядя в свои запавшие глаза. Даже под слоем пудры ее веснушки казались слишком яркими на фоне почти прозрачной кожи. А круги вокруг глаз не могла скрыть никакая косметика.
        За последние два месяца легкий загар, который Вероника приобрела во Франции, полностью улетучился, но девушка не могла позволить себе погреться на весеннем солнышке: после возвращения в Окленд целые дни она проводила на работе. Вероника слышала, что отсутствие солнечного света вызывает депрессию, и, может быть, поэтому у нее постоянно было подавленное настроение, хотя дела в ее компании шли даже лучше, чем она ожидала.
        Лгунья!
        Вероника вновь взглянула в зеркало на свое изнуренное лицо. Она прекрасно знала причину своего уныния, и та не имела ничего общего с недостатком солнечного света.
        - Нет, это не по работе, - сказала Карли. - Это персональная посылка, лично для вас.
        Вероника замерла, сердце ее больно сжалось в груди. Ей надо идти, у нее назначена встреча, ей нельзя опаздывать к новому клиенту.
        Тем не менее, через пять минут она уже открывала маленькую коробочку и вынимала из нее фигурку мальчика-пастуха.
        - О, какой очаровательный! - воскликнула Карли, сгоравшая от любопытства. Выпускница университета, она была хорошим работником, предлагавшим множество идей и весьма интересовавшимся всем, что касалось Вероники. - Теперь для старика-пастуха и овечек будет компания!
        Вероника перевернула фигурку и увидела на основании клеймо изготовителя. Вообще-то ей и не надо было смотреть - она и так уже знала о том, что эта фигурка сделана в Провансе, в аббатстве Сенанк, как и другие пять фигурок святых, присланных ей за последние восемь недель.
        Дрожащими пальцами она положила фигурку обратно в коробочку. Проклятый Люк! Что он от нее хочет?
        Если он желает извиниться, то делает это очень своеобразно. Может быть, хочет доказать ей, что она струсила? Но ведь он сам принял решение уехать в Авиньон вместе с Элизой Малколм в самый разгар торжества, устроенного в честь Зои!
        Вероника схватила папку с бумагами и засунула в портфель вместе с ноутбуком - на случай, если ее потенциальный клиент окажется без Интернета. «Саррон холдинг», как она выяснила, была маленькой, но динамично развивающейся фирмой, занимающейся организацией праздничных мероприятий.
        Взяв сумочку, Вероника украдкой бросила взгляд на спину своей помощницы, а затем быстро засунула коробочку во внешний кармашек. Ее талисман, маленькая частица Люка, будет находиться вместе с ней...
        Прежде чем выйти из кабинета, девушка с трепетом взглянула на пригласительную открытку, пришедшую накануне. Еще одно напоминание о тех двух неделях в Провансе - страстных, чувственных, наполненных наслаждением... Ее приглашали на следующей неделе отпраздновать двенадцатилетие Софи.
        Махнув рукой Карли, Вероника села в автомобиль и через пятнадцать минут уже парковалась возле отеля, в котором была назначена встреча.
        Стряхнув капельки дождя со своего элегантного бледно-желтого костюма, она направилась к лифту, и надежды на нового клиента стали возрастать с каждым этажом, как, впрочем, и нервное напряжение. Вероника не сразу поняла, что под тем номером, который ей указали, находится не обычная комната для переговоров, а шикарные апартаменты. Значит, у «Саррон холдинг» гораздо больше денег, чем она предполагала, и ей теперь ни в коем случае нельзя показывать волнение. Девушка решила, что ей нужно сохранять холодный, неприступный вид, независимо оттого, что она чувствует внутри. Впрочем, к сегодняшнему дню я уже хорошо научилась прятать бурлившие во мне эмоции, с горечью подумала Вероника.
        Служащий отвел ее к специальному лифту, поднимавшемуся на самый верхний этаж, и когда двери его открылись прямо в номер, она с удивлением обнаружила, что ее никто не встречает.
        Вероника осторожно прошла в большой зал, элегантно обставленный в кремово-золотистых тонах, и каблучки ее изысканных серых туфель, купленных на распродаже в Риволи, звонко стучали по мраморным плитам. Несколько дверей, выходивших в зал, были закрыты, и Вероника, остановившись в недоумении, громко откашлялась.
        Когда эта попытка сообщить о своем присутствии не увенчалась успехом, девушка прошла к длинным кремовым диванам, стоявшим друг против друга, с кофейным столиком посередине. На мраморном столике лежала кипа газет, она взглянула на верхнюю из них и ноги ее подкосились.
        На первой странице вчерашней английской газеты была фотография сияющей Элизы Малколм в обнимку с довольным собою Максом Фостером на премьере его нового фильма, состоявшейся в Лос-Анджелесе. И здесь же, на первой полосе, фотография мрачного пожилого мужчины, мужа Элизы. В газете сообщалось, что Эндрю Малколм на следующее утро после премьеры подал на развод в связи с неверностью своей жены.
        - Я подумал, что ты захочешь увидеть это в прессе, учитывая твою привычку верить кому угодно, но только не мне.
        Мрачный недовольный голос проник в самое сердце Вероники, и ей стало трудно дышать.
        Яростно выругавшись, Люк рванулся вперед и едва успел подхватить девушку - еще немного, и голова ее ударилась бы об угол стола. Он поднял ее на руки и уложил на диван, а затем расстегнул кофточку и откинул ее волосы с молочно-бледного лица.
        - Вероника? Черт возьми! Что ты делаешь со мной! - воскликнул он, похлопав ее по щекам.
        - А где мистер Аткинсон? - пробормотала она, совершенно ничего не понимая.
        Люк сел рядом с ней и провел рукой по ее лбу.
        - Я не знаю. Где-нибудь в Веллингтоне, полагаю, где он и живет, - мрачно сказал он. - Я владею большой долей в компании «Саррон», так как Аткинсон получил от меня ссуду. А он соответственно разрешил мне пользоваться его именем.
        Она все еще плохо соображала.
        - Но... мы собирались поговорить о бизнесе...
        Люк нетерпеливо сжал губы.
        - Я устрою для тебя еще одну встречу. А сейчас мы должны поговорить о других проблемах! - Рука, которая гладила ее лоб, легла рядом на подушку.
        В глазах Вероники вспыхнула тревога, она облизала пересохшие губы.
        - Я... я могу выпить воды? - спросила девушка хрипло.
        Но он увидел, что она взглянула в направлении лифта.
        - Нет. Никаких уловок. Ты не уйдешь от меня, пока не ответишь на некоторые вопросы... Для начала скажи, почему ты не отвечала на мои звонки! И почему не дождалась, когда я вернусь из Авиньона - я не собирался оставаться там на ночь. Ведь я сказал тебе, что все объясню, когда вернусь. - Глаза его сузились, руки вцепились в спинку дивана. - Боже мой, Вероника, неужели ты думала, что я спал с тобой и в это же время скрывал свою связь с замужней женщиной! На каком основании. .
        - На основании того, что я сама видела и слышала! - защищаясь, воскликнула она. Вероника любила его и понимала, что у нее не хватит мужества и уверенности в себе, чтобы противостоять ему. Но в самые тяжелые моменты после их расставания она не раз задавала себе вопрос, почему он не настоял на том, чтобы она снова надела обручальное кольцо? Может быть, он хотел подарить его той женщине... Своей первой любви, матери его ребенка, если только, конечно, она не...
        - А что ты видела и слышала? Ведь говорила одна Элиза, которая была в истерике, а я не мог вставить ни слова. Я подумал, что такой стресс может повредить ее будущему ребенку... к слову сказать, ребенку Фостера, - уточнил он, бросив на Веронику обжигающий взгляд, - а она была не в состоянии самостоятельно вернуться в Авиньон, не говоря уже о том, что этот надменный сукин сын был уже пьян, когда, в конце концов мы отыскали его...
        Веронику охватил стыд и в то же время слепая, глупая ревность.
        - Я не знала...
        - Конечно, не знала! Когда Мелани сообщила мне, что ты уехала, я поехал на станцию вслед за тобой, но поезд уже ушел...
        Он поехал на станцию!
        - Я приехала туда пораньше и поменяла билет, - призналась Вероника. Она купила билет первого класса, а затем шесть с половиной часов страдала и мучилась в дороге, охваченная смятенными чувствами.
        - Ты действительно так отчаянно хотела сбежать от меня? - Люк пронзил ее укоризненным взглядом. - После твоего побега поднялся переполох. Мелани и Майлс подумали, что я действительно обидел тебя. Ты поставила меня в очень неловкое положение...
        - Прости... - прошептала она.
        - За что? - спросил он.
        Она вгляделась в его лицо. Вокруг рта появились тонкие морщинки.
        - Ты выглядишь усталым...
        - Так оно и есть, - с горечью произнес он. - Я работал словно раб несколько недель, а последние двадцать четыре часа вообще провел без сна.
        Взгляд Вероники застыл, глаза округлились. Он напрягся.
        - В чем дело?
        Она прикусила губу.
        - Н-ни в чем.
        - Не верю тебе. Расскажи мне все. Иначе ты не выйдешь отсюда.
        А что, если она и сама не хочет уходить?
        Люк здесь, в Новой Зеландии. Он устроил целый спектакль для того, чтобы заманить ее в засаду. Так не поступает мужчина, который хочет вычеркнуть женщину из своей жизни.
        - У тебя появились седые волосы... Я никогда не видела их раньше, - сказала она, отважившись дотронуться до его виска.
        - У меня не было ни одного седого волоса, пока я не встретил тебя, - разгневанно произнес он. - Возможно, я поседею совсем, когда, наконец, мы выясним с тобой отношения.
        Вероника приподнялась на локтях, снова обретая твердость духа... Она начала видеть вещи иными глазами, по-иному объяснять его поведение.
        Люк встал с дивана.
        - Ты все еще выглядишь бледной. Может быть, принести тебе воды?
        Неужели он сейчас уйдет? Девушка в панике вскочила на ноги.
        - Нет! Со мной все в порядке! Смотри!
        Ногой она задела свою сумочку, и из внешнего кармана на ковер выпала маленькая фигурка пастушка. Они одновременно нагнулись, но Люк опередил ее.
        Он бережно взял фигурку в руки, и взгляд его впервые за все это время потеплел.
        - Ты маленькая дурочка, черт возьми! - сказал он грубовато, и эти слова выразили все, что она сделала... и не сделала.
        Ее потрясла боль, прозвучавшая в его голосе, и она, взяв его руки в свои, тихо произнесла:
        - Неужели ты не знал? Боже, даже бабушка видела, что ты сводишь меня с ума.
        Он поднял ее руки к своим губам.
        - Мне казалось, ты видела мои чувства...
        - Девочки любят, когда им говорят об этом, - укоризненно сказала Вероника.
        - И мальчики тоже, - глухо произнес Люк. - Когда я надел кольцо на твой палец, я думал, ты захочешь носить его.
        Уже второй раз за время их разговора у нее подогнулись колени, но на этот раз он был начеку - рассмеявшись, подхватил Веронику и опустился вместе с нею на диван, поставив на кофейный столик фигурку пастушка.
        - Девочки любят, когда их просят, - сказала она застенчиво.
        - Я боялся тебя испугать, - сказал он просто. - За все время, пока мы встречались, ты вела себя очень осмотрительно, и мне казалось, что ты не доверяешь мне настолько, чтобы сказать «да».
        - Я думала, что ты, возможно, захочешь подарить его Элизе, - призналась она и, когда глаза его возмущенно сверкнули, продолжила более храбро: - Признайся, ведь это была очень подозрительная ситуация, а ты о многом умолчал.
        - Потому, что я обещал Элизе хранить ее секреты, а я выполняю свои обещания, - сказал он тихо и взглянул на нее так, что все внутри у нее растаяло.
        - Люк, я...
        - Нет, давай доведем этот разговор до конца. Элиза и Фостер получили то, что хотели, за счет страданий многих людей, поэтому, по крайней мере, пусть поделятся с тобою правдой.
        Люк не пытался изобразить себя в героическом свете, просто изложил развитие событий - благородный человек, попавший в совсем не благородную ситуацию.
        - В день той драки я не ужинал с Элизой. Она в совершенной панике позвонила мне из гостиницы, где остановился Фостер. Сказала, что снаружи караулят фотографы, а Фостер напился и грозит устроить сцену. Элиза умоляла помочь ей - приехать и утихомирить актера. Мы с Элизой стали хорошими друзьями после наших не совсем удачных любовных отношений, и я, полагаю, был единственным человеком, которому она могла доверять: большинство ее друзей-мужчин были знакомыми Эндрю. И я однажды ей уже помог, хотя не знал об этом. Элиза сказала мне, что когда Фостер останавливался в моем доме в Дербишире, она приехала туда, чтобы провести с ним ночь. Они использовали меня как прикрытие и даже не потрудились сообщить мне об этом.
        Вероника прикрыла глаза.
        - И ты все же помог ей, хотя...
        - Называй меня старым романтиком, - сказал он, криво усмехнувшись, - но ведь она была моей первой женщиной. Она также была моим политическим консультантом долгие годы. И я переживал за нее - ведь она связалась с субъектом, которого я считал ходячим несчастьем. Элиза вышла из номера и спустилась вниз, чтобы встретить меня, но Фостер последовал за ней и, обвинив меня в том, что я встаю у них на пути, накинулся на меня с кулаками. В это время и были сделаны фото. Но потом мы поужинали вместе, и нам удалось уговорить его обратиться на следующий день за медицинской помощью, а потом я отвел его в номер. Элиза была в слезах, потому что Фостер обвинил ее в том, что она использует его для того, чтобы «сделать себе ребенка». Я посоветовал ей рассказать все Эндрю, прежде чем об этом напечатают в газетах, и либо подавать на развод, либо просить мужа признать ребенка как своего собственного. Она не могла притвориться, что это его ребенок... - Он сурово взглянул на нее. - Эндрю не может иметь детей.
        - О...
        - В тот момент Элиза еще не решилась связать свою жизнь с Фостером - она понимала, что он не очень надежный человек, но верила, что он любит ее, поэтому позаботится о ней и ребенке. Когда она ушла от Эндрю, я позволил ей пожить в одной из служебных квартир моей компании, но она стала терзаться и думать, что совершила большую ошибку. Моя же ошибка состояла в том, что я сообщил ей о своем отъезде в Прованс. Полагаю, она считала само собой разумеющимся, что я взял на себя роль советника. Она чуть не вернулась обратно в Лондон, когда обнаружила в Авиньоне Макса, напившегося до скотского состояния, но на следующий день он умолял ее о прощении, сказав, что мучился в разлуке с ней. Он хороший актер, не отрицаю этого!
        - У тебя очень интересные друзья, - пробормотала Вероника. Она уже почти жалела Элизу Малколм.
        - В данный момент меня интересует лишь одна очень дорогая мне подруга, - сказал он, приподнимая за подбородок ее лицо и приближая к ней губы.
        Девушка вздрогнула от радости.
        - В данный момент? Значит, это ненадолго?
        - В любой момент жизни, - поправил он себя и одарил ее нежным и долгим поцелуем. - Я работал день и ночь, чтобы найти время, приехать сюда и убедить тебя в том, что ты можешь положиться на меня в любой момент жизни. Я понимал, что ты, черт возьми, никогда не сделаешь первый шаг... Я посылал тебе фигурки святых, но ты никак не отреагировала на это.
        - Мне было очень стыдно, - призналась Вероника, прижимаясь лбом к его щеке. - Глубоко внутри я понимала, что не должна верить всему этому, но любовь так захлестнула меня, что я перестала понимать себя, не говоря уже о тебе.
        - Предлагаю все же приступить к переговорам, - сказал он, и его рука мягко сжала ее округлую грудь, - но предупреждаю, что я буду беспощадным...
        Она блаженно изогнулась, ощутив знакомое прикосновение.
        - К переговорам? - улыбнулась она. - Не забудь, что я бизнес-леди.
        - Тогда мы подсластим нашу сделку. - Люк вынул из кармана бриллиантовое кольцо. - Ты выйдешь за меня замуж, Вероника? - спросил он так торжественно и проникновенно, что эти слова зазвенели в ее сердце.
        - Ты хочешь, чтобы мы стали почтенной и скучной парой? - спросила Вероника, вспоминая однажды сказанную им фразу.
        - Почтенной, по крайней мере. Мелани никогда не простит мне, если ее внуки будут внебрачными детьми, а Софи сказала, чтобы я обязательно привел тебя на ее день рождения.
        Вероника растаяла.
        - Ты рассказал всем... о наших отношениях?
        Он надел ей на палец обручальное кольцо. Лицо его удовлетворенно сияло.
        - Я больше не хочу таиться от людей.
        - Но у меня есть один секрет, - призналась девушка, взглянув на свою руку, которую он держал в своей руке. Она немного напряглась, а затем рассмеялась. - Ты был прав, подозревая меня в том, что я что-то скрываю от тебя. Признаюсь, я влюбилась в тебя с первого взгляда, когда увидела тебя из окна своей парижской квартиры, - ты сидел в том маленьком кафе, на другой стороне улицы. Я шпионила за тобой целыми днями, мечтая познакомиться, и в конце концов, набравшись мужества, сделала это.
        Она сняла с него галстук, закинула на спинку дивана и, смущенная и счастливая, прильнула к его мощной груди.
        - Тогда я тоже кое в чем тебе признаюсь, - сказал Люк и достал из портфеля маленькую сложенную бумажку. - Меня разобрало любопытство, поэтому я залез к тебе в карман, когда ты была у меня в спальне, на вилле в Провансе. - Он бережно развернул кусочек бумаги для заметок, но Вероника, покраснев, уже все поняла. - Ты не хотела признаваться в том, что создана для меня. После того, как ты сбежала, это было для меня единственным доказательством.

«Вероника Ридер» - было несколько раз написано на бумажном квадратике его дорогой серебряной ручкой.
        - Мне нравится, как выглядит эта подпись. Но ощущать ее гораздо приятнее... - прошептал он, обнимая свою возлюбленную, свою будущую жену и наслаждаясь предвкушением долгой и нежной любви.


        КОНЕЦ


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к