Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Оллби Айрис: " Законная Наследница " - читать онлайн

Сохранить .
Законная наследница Айрис Оллби

        Пэгги Макинрой выросла в сиротском приюте, куда ее в пятилетнем возрасте отдал отец. Ребенком она мечтала, что он скоро заберет ее домой. Однажды он все же приехал - в тот день Пэгги окончила школу. Прослушал торжественную церемонию, а потом исчез, даже не поговорив с ней. Последнее письмо от отца Пэгги получила, когда стала совсем взрослой. Он писал, что ей нужно обязательно поехать в Реджвуд. Но где он, этот Реджвуд?
        Если бы Пэгги не захотела узнать, где родилась, кто ее родители, почему они бросили ее, то кто знает, как сложилась бы ее дальнейшая жизнь?..

        Айрис Оллби
        Законная наследница


1

        Пэгги не любила Нью-Йорк. Для нее он был слишком суетным, многолюдным, подходящим скорее для дел, чем для жизни. Впрочем, к ней город оказался благосклонным. Думала ли она, переступая порог скромного издательства Майкла Эндрока, что судьба улыбнется начинающему автору? А вот поди ж ты - он выпустил уже четыре романа, и они разошлись довольно быстро. Пэгги Макинрой смущалась и гордилась одновременно, когда читала на обложках книг свое имя. В сущности, романами их можно назвать с известной натяжкой, как отметил один из рецензентов, да ей бы это и в голову не пришло. Пэгги относилась к своим литературным способностям самокритично, но Эндрок настоял. Издатель всегда начинал кипятиться, если она возражала. Вот и сейчас…
        Они сидели за столом, беспрестанно куря, Майкл бегло листал не оконченную еще рукопись и в очередной раз отчитывал Пэгги.

        - Да вы, дорогуша, сами не понимаете, в чем ваша сила - в жизненности материала. Вы ничего не придумываете! Залихватскими, насквозь лживыми сюжетами читатели давно уже объелись. И не вздумайте свою манеру менять, да у вас и не получится…
        Он прав. У нее выходило только то, что она хорошо знала: атмосферу сиротских домов или семейных приютов, куда брали на воспитание детей бездетные, уже в возрасте пары. Боже, какой беспросветной была такая жизнь, внешне выглядевшая благопристойной. Какие драмы таились в каждом, кто вынужден скитаться по чужим углам. Скольких это надломило, если не сломало. Пэгги могла, изменив лишь фамилии, рассказать еще о десятках несостоявшихся судеб. Ее доброжелательный наставник не понимал одного - обделенные счастьем люди все равно в душе надеялись и верили в чудо. Лично она, пожалуй, нет. Определенно нет. Возможно, именно потому и искала для них, героев своих романов, что-то вроде оптимистической развязки или хотя бы намека на нее…
        Но сегодня Пэгги не стала спорить, вернее оказалась не в состоянии, ей предстоял нелегкий визит.



        - И вы говорите, здесь все, что после него осталось?  - Пэгги обвела взглядом крохотную комнатушку, потертую мебель, ржавую раковину в углу. За окном с тусклыми грязными стеклами виднелись обветшалые соседние дома, каких много на окраинах Нью-Йорка.

        - Да, как видите, все.  - Хозяйка явно торопилась: хоть и плоха комната, охотники на нее найдутся.  - О, чуть не забыла - внизу в подвале есть еще чемодан и рулон с его картинами. Я пошлю за ними. Имейте в виду, он мне задолжал.

        - Не беспокойтесь, сейчас расплачусь.

        - Хороший человек был мистер Макинрой,  - засуетилась женщина, обрадовавшись деньгам.  - А вы не хотите, чтобы я оставила комнату за вами?..

        - Нет.

        - Вы ему кто, родственница?

        - Это мой отец,  - сказала Пэгги, отвернувшись. Фальшивое сочувствие хозяйки непереносимо! Впрочем, и собственная мысль о нем. Разве она могла простить, как в пять лет отец отдал ее в приют? Как он развернулся и пошел, а она цеплялась за рукав его пальто?.. Да век ей этого не забыть!

        - Я не видела отца больше десяти лет… Где его похоронили?

        - Где именно, не знаю, но можно уточнить, он ведь похоронен за казенный счет, значит, в муниципалитете скажут. Я поищу номер телефона и заодно схожу за чемоданом.
        Пэгги опустилась на шаткую кровать. Вот все и кончилось для Стивена Денни Макинроя, вздохнув, подумала девушка. Говорят, был хорошим человеком? Возможно, только она его таким не знала. Пока росла, мечты так или иначе были связаны с тем, что он заберет ее домой. Однажды он и правда приехал - в тот день Пэгги окончила школу. Прослушал торжественную церемонию, а потом исчез, не поговорив с ней. Она его сразу узнала, но сама не подошла и не позвала. Ничего не могла с собой поделать - он был ей как чужой, совсем не такой, каким представлялся бессонными ночами.
        Гораздо позже, после долгих раздумий, Пэгги поняла - отец следил за ее жизнью. Как бы иначе он узнал, что она окончила школу?.. Или как бы догадался, куда послать поздравительную открытку, когда ей исполнилось пятнадцать?.. А то письмо, присланное в день шестнадцатилетия?.. Пэгги поклялась никогда не читать его, даже если в нем сочувствие или приглашение приехать.
        В письме не было ни того, ни другого. Сколько лет Пэгги не могла постичь, за что, почему так жестоко поступил с ней отец? С годами, когда вникла в смысл написанного, лишь еще больше озлобилась. Письмо она держала в сейфе. Ей было самой неясно, зачем его хранить, но все-таки не выбрасывала…
        Последнюю весточку от него Пэгги получила совсем недавно. Конверт изрядно помялся и истрепался, пока дошел до адресата. Немудрено - она сняла новую квартиру, так что почтовикам пришлось изрядно потрудиться. В письме было всего две строчки, нацарапанные карандашом. Она знала их наизусть, незачем даже вынимать из сумочки, но машинально достала.



«Пэгги,  - говорилось в письме,  - я поступил с тобой нехорошо. Но другие отнесутся к тебе иначе. Поезжай в Реджвуд».


        И никакой подписи. Она свернула его и сунула в карман. В те годы, когда девчонкой Пэгги скиталась по чужим домам и сиротским приютам, она бы отправилась туда немедленно, чтобы только не чувствовать себя одинокой и никому не нужной, но теперь, когда более или менее встала на ноги, какая в этом необходимость?..
        Реджвуд?.. Несомненно, ей знакомо название. Оно имело отношение к дому на холме, где зимой выпадал снег, и дорожки заметали сугробы. Оказывается, как крепки детские впечатления. Сугробы, холод, скрипучие полы лестниц, запах стряпни с кухни и сердитые голоса взрослых - и все это Реджвуд! Но где он?..
        В воспоминаниях было нечто мучительное. Реджвуд - это там, где жили отец и мать? Разве не странно, подумала она, что помнит так много, но только не мать… Или семья… Что ей известно об этом? Да ничего.
        Надо признаться, Пэгги не очень-то задумывалась над тем, кто она и откуда, пока дотошный издатель не потребовал, чтобы в предисловии к первой книге автор изложил свою биографию. Пришлось отделаться обтекаемыми фразами, а в голове засело: действительно, кто она? Где ее корни? Пусть не родословная, тем более семья явно не из знатных, но хотя бы ниточка из неведомого прошлого? У отца теперь не спросишь, поезд навсегда ушел.
        Но почему он написал, что в Реджвуде к ней отнесутся не так, как он? Значит, кто-то ее знает или, во всяком случае, помнит? Нет, она должна их разыскать! Попытка - не пытка, иначе потом себе же не простишь.
        В последний раз оглядев комнату, Пэгги сунула в сумку целлофановый пакет с какими-то документами, который лежал на подоконнике, сняла пришпиленный кнопками к стене небольшой рисунок карандашом - нечто вроде пейзажа, в чем, впрочем, нельзя было быть до конца уверенной из-за лохматого, небрежного штриха, и спрятала в футляр очки.
        Рыжеволосая и зеленоглазая, она была по-своему привлекательной. Но сейчас лучше не смотреться в зеркало. Не место, не время, да и ни к чему…
        Поездка из Бостона шла отлично. Взятый напрокат «бьюик» оказался надежным на дорогах. Подъехав поближе к волнистым холмам, обступившим Тропу могикан, Пэгги стала внимательнее следить за указателями. Сама идея отправиться в неведомый Реджвуд сначала показалась невозможной. Как его найти, когда не знаешь адреса? Если есть только название дома и все? Сидя в нью-йоркской гостинице, Пэгги, однако, приняла решение.
        Она набрала номер частного сыскного агентства «Феникс», ожидая, что в крайнем случае от нее просто отмахнутся. Вместо этого на следующий же день ей перезвонили, и бодрый мужской голос сообщил:

        - За четырехчасовую работу с вас причитается двести пятьдесят долларов.
        Пэгги с облегчением вздохнула, да и не о деньгах она сейчас больше думала. Куда важнее то, о чем говорил человек, выполнявший ее заказ.

        - Мы обратились к Национальному регистру сооружений исторического значения и тщательно его просмотрели. Реджвуд расположен на холмах, на западе Массачусетса. В 1768 году там жил Фил Макинрой, генерал массачусетского ополчения. Вам нужен только адрес, или историческая справка тоже?..
        Пэгги быстро записала всю информацию, вежливо поблагодарила и отправила в агентство чек.
        Она была удивлена, если не сказать ошеломлена. Ее фамилия значится в национальном регистре - с ума сойти! Двадцать шесть лет живет на свете песчинкой среди людей, а оказывается, может гордиться своими далекими предками? Пэгги прогнала прочь нахлынувшие чувства. Однофамильцы - еще не родственники, решила, трезво поразмыслив, но от идеи поехать в Реджвуд все-таки не отказалась.
        Дел было по горло. Во-первых, рулон с картинами отца не давал покоя. Следовало бы показать их кому-нибудь из специалистов. А во-вторых, отсрочить сдачу рукописи с издателем. Он, конечно, будет возражать, но она не отступит. Пусть считает, что у нее отпуск. Имеет в конце концов автор право на передых? А может, поездка подскажет ей финал книги, который никак пока не вытанцовывается, во всяком случае, в дороге совсем неплохо думается…
        И, чтобы оставить колебания, Пэгги заранее забронировала билет на самолет в Бостон, специально оговорив еще и машину напрокат. Обошлось без сбоев. Самолет вылетел по расписанию, машина оказалась вполне по карману и легкой в управлении, деталь немаловажная - ведь путь предстоял немалый…
        Грузовик, пронесшийся со скоростью не меньше семидесяти миль в час, хотя здесь разрешалось лишь пятьдесят пять, просигналил ей, заставив оторваться от одолевавших ее мыслей и шарахнуться в правый ряд. Оно и к лучшему - виднее дорожные знаки. Сбросив газ, чтобы не пропустить нужный поворот, Пэгги притормозила.
        Стрелка показывала на север, к подножию холмов. Пэгги свернула с основного шоссе, и через несколько минут автомобиль, ныряя вниз и вверх, преодолевая гребень за гребнем, стал взбираться к вершине. Дорога сузилась - сначала до двух, потом до одной полосы. У самой вершины Пэгги увидела указатель с надписью «Реджвуд» - металлическую табличку, какими обычно отмечают исторические места в сельской местности в Новой Англии.
        Девушка съехала на обочину и остановила машину. Она и не подозревала, как сильно устала: ныли плечи и руки, слезились глаза. Поставив машину на ручной тормоз, Пэгги выбралась из нее, с удовольствием разминая ноги.

«Реджвуд,  - значилось на табличке.  - Дом генерала Фила Макинроя, участника Революционных войн. Погиб в сражении за независимость».
        Пэгги смахнула с нее дорожную пыль. Фил Макинрой, подумала она. Конечно, какой-то родственник. Даже если и дальний, все равно можно попытаться заявить о своем родстве!
        Не зная, с кем или чем ей придется столкнуться, Пэгги оделась для поездки довольно консервативно. Ее темно-синий брючный костюм был слишком теплым для жаркого дня, стоило бы, конечно, надеть что-нибудь полегче. Вернувшись к машине, она открыла багажник.
        В Массачусетсе не все водители ненормальные. Впрочем, их вполне хватает, чтобы штат испокон веков пользовался дурной славой. Как раз в тот момент, когда Пэгги рылась в багажнике «бьюика», ее оглушила переливчатая сирена - мимо, как ракета, пронеслась белая двухместная спортивная машина, обдав все облаком пыли. Пришлось отряхиваться и даже протереть носовым платком очки.
        Пэгги была высокая и хорошо сложенная девушка. Без каблуков ее рост составлял около ста восьмидесяти сантиметров при весе пятьдесят восемь килограммов. Очки, которые она постоянно носила из-за плохого зрения, придавали ей строгий вид. Она также владела небольшим, но весьма своеобразным лексиконом, вероятно, не очень подходившим для леди из Новой Англии, но весьма характерным для женщины, которой изо дня в день приходилось иметь дело с издателями.
        Помянув недобрым словом лихача, Пэгги водрузила на нос роговые очки, со злости плюнула и захлопнула багажник.
        Затея с переодеванием показалась нелепой и даже глупой. Надо ехать, пока какой-нибудь идиот не снес крыло. Она решительно села за руль.
        И вот из-за крутого поворота на спуске с вершины перед ней внезапно появился дом. Он оказался совершенно не таким, каким она его представляла. Памятуя о 1768 годе, Пэгги ожидала увидеть нечто вроде бревенчатой хижины. Вместо этого перед девушкой предстало двухэтажное строение, его центральная часть была из камня и выглядела как крепость, к которой с каждой стороны примыкали два крыла. Как и большинство здешних загородных домов, он был выкрашен в белый цвет. Над центральной частью, как раз над парадным входом, возвышался небольшой купол.
        Подъехав ближе, Пэгги притормозила и остановилась. Две пристройки, образующие букву «П», походили на протянутые для приветствия руки. Пространство между флигелями было большим, образуя двор, куда легко могла въехать карета, запряженная четверкой лошадей. Пэгги представила, что выходит не из автомобиля, а из такой кареты. В этот момент с холма, неистово сигналя, опять вылетела белая спортивная машина и проскочила буквально в нескольких сантиметрах.
        Пэгги невольно пригнулась к рулю. В результате не увидела ни водителя, ни пассажиров. Стоп, скомандовала себе Пэгги. Развернись и поезжай обратно. Это место не для тебя! Она не была суеверна, но в настырном белом авто чудилась опасность. Однако к ней быстро вернулся здравый смысл. А почему, собственно, не для меня, подумала девушка. Упрямо обхватив руль, она въехала во двор.
        Вокруг царила полнейшая тишина, как будто поблизости не было ни души. Дорожка вела вокруг дома туда, где, очевидно, находился гараж или же просто переделанный под него сарай. Несмотря на красоту места, Пэгги пришлось от радостного возбуждения вернуться к суровой реальности жизни. Если здесь никого не окажется, понадобится ехать и искать пристанище для ночлега. Ну что ж, надо довести дело до конца, раз уж заехала так далеко. Только трусы бегут от страха перед невидимым врагом. Это была цитата из самой плохой книги о Наполеоне Бонапарте, какую ей приходилось читать. Пэгги открыла дверцу машины и с силой захлопнула ее за собой, рассчитывая, что кто-то услышит. Так и случилось.
        Из-за дома выскочили два доберман-пинчера, черные как ночь и недобрые, как грех, оскалив зубы и лая, они приближались.
        Пэгги обычно не боялась собак, но тут была застигнута врасплох и невольно попятилась. Те рыли лапами землю, сверкая ужасными зубами. Чем больше девушка отступала, тем больше трусила. Наконец очутилась прижатой прямо к парадной двери. Пэгги забарабанила изо всех сил, но не получила никакого ответа, поискала глазами, не выпуская из виду собак, дверной звонок или молоточек - ничего похожего.
        Вместо них между двумя скобами свисала длинная стальная цепочка. Пэгги потянула ее, и тут же раздался такой звук колокола, что ей пришлось зажать уши. Он несся не изнутри, а со шпиля над домом. Через мгновение дверь полуотворилась, показалось лицо девочки-подростка.

        - Чё нужно?  - спросила та.

        - Пожалуйста, впустите меня,  - запинаясь, произнесла Пэгги.  - Если не откроете, ваши собаки…

        - Хильда, что там такое?
        Дверь открылась пошире. Возле худющей девчушки, вероятно, лет четырнадцати, появилась пышная седая матрона, видно по всему, привыкшая распоряжаться. Бросив взгляд на незнакомку, она вышла на крыльцо и замахала фартуком.

        - Фу, фу,  - крикнула грозно.  - Пошли вон, чудовища!
        Собаки неохотно удалились, а женщина обернулась.

        - Я миссис Джесси Морден, экономка, а вы…  - Тут она на секунду замолкла, ее глаза изумленно округлились.  - Пэгги?..
        От неожиданности та буквально остолбенела.

        - Я… э… да, я Пэгги… Собаки напугали меня до полусмерти.

        - Входи, дитя мое,  - запричитала экономка.  - Входи. А ты ступай и немедленно вскипяти воду для чая, видишь, человек продрогло костей. Дрожит в середине августа! Входи же.  - Девушка шагнула навстречу. Ее сжали в таком сердечном объятии, что только ради одного этого стоило так далеко ехать.  - Пэгги, Пэгги, Пэгги,  - твердила женщина.  - Сколько лет прошло. Откуда ты, дитя мое? Что ты стоишь на пороге?.. Неужто не узнаешь свой дом?

        - Мой дом?  - запинаясь, произнесла Пэгги.  - Реджвуд - мой дом?..
        Невероятно! Какое-то наваждение! Неужели это правда, неслось у нее в голове.

        - Ну конечно,  - услышала она успокаивающий голос.  - Реджвуд - твой дом. Входи, дорогая.  - Экономка провела ее в темный холл, плотно затворив за собой массивную дубовую дверь, словно отгородившую их сразу от всех бед и шумов мира.

        - Ах, милая моя, как я рада тебе. Пойдем в гостиную, там можно посидеть и спокойно поговорить.
        Они вошли в залитую солнцем великолепную комнату - библиотеку и гостиную одновременно. С трех сторон до самого потолка высились полки, уставленные книгами. Посредине северной стены стоял камин. Очень эффектный, украшенный декоративной резьбой.

        - Сядь здесь,  - распорядилась экономка.  - Вот так, Пэгги, моя Пэгги.

        - Откуда вы знаете меня?  - все еще растерянно спросила девушка.  - Я никогда не была здесь…

        - Ну, как же, милочка,  - расплылась в улыбке экономка.  - Вспомни-ка, разве не я тебя вырастила? Не я меняла тебе пеленки? Купала, гуляла с тобой, разговаривала. Разве целых четыре года не берегла как зеницу ока, пока тебя ребенком не увезли отсюда?

        - Когда мне было четыре года?..

        - Ну, чуть больше, чем четыре, дорогая. Ты совсем не изменилась, разве что выросла. Зеленые глаза… Никогда мне не забыть таких больших зеленых глаз. А медные волосы? Только их нужно носить распущенными, зачем закалывать в пучок, как старуха? Ну, вот. Ты, должно быть, голодна. Давно в пути?

        - Сегодня утром я вылетела из Нью-Йорка в Бостон,  - начала объяснять Пэгги.  - Потом ехала сюда на машине. И…

        - Немудрено устать,  - прервала ее экономка.  - Посиди здесь и подожди минутку, пока я сбегаю на кухню. Мы с тобой выпьем горячего чая, чего-нибудь перекусим, а потом ты мне все расскажешь.
        Экономка была явно взволнована, потому так суетилась. Оставшись одна, Пэгги впервые расслабилась. Как странно - пройти через годы и расстояния и встретить того, кто знал тебя маленькой. Поразительно! Девушка привалилась к спинке кресла и на минутку закрыла глаза. Никогда раньше она не испытывала подобного ощущения. Неужели, как у любого человека, у нее было и есть то, что зовут домом? Какое удивительное слово! Короткое, всего три буквы, а сколько в них скрыто! Радость охватила ее, неистовая радость, в какую трудно было поверить.
        Где-то в глубине комнат гулко пробили часы. Пэгги сосчитала размеренные торжественные удары: четыре часа дня.
        Она услышала, как позади открылась дверь, оглянулась через плечо. Вошла миссис Морден и девчушка с подносом в руках.

        - Поставь на стол, Хильда,  - велела миссис Морден,  - а сама ступай наверх и проверь, в порядке ли у нас зеленая комната.
        Хильда услужливо бросилась выполнять поручение.

        - Ну, вот, Пэгги Макинрой,  - сказала экономка,  - пей, пока горячий.
        Пэгги зажала чашку в ладонях. Она не могла понять, почему дрожит. Но горячий чай помог. Осторожно поднеся чашку к губам, лихорадочно пила глоток за глотком.

        - Миссис Морден, неужели правда вы меня знали ребенком?..

        - Можешь не сомневаться, милочка. И тебя, и твоего отца… Как он?

        - Он умер три месяца назад в Нью-Йорке.

        - Боже милостивый… Как же ты одна?

        - Я всю жизнь одна,  - сказала Пэгги.  - Не только после смерти отца.  - У миссис Морден вырвался слабый возглас, но она не стала перебивать.  - Сколько себя помню, скитаюсь по сиротским приютам, нахлебалась вдоволь.  - Собеседница поцокала языком и сокрушенно покачала головой.  - Я никогда не слышала о Реджвуде, пока отец не прислал мне записку, где посоветовал приехать сюда.
        Пэгги полезла в сумочку и вытащила помятое письмо. Экономка водрузила на нос очки, висевшие у нее на груди на блестящей золотой цепочке.

        - Тебе бы давно следовало приехать.  - Миссис Морден прочла нацарапанные карандашом строчки раз, потом еще.  - Я бы сумела позаботиться…
        Пэгги не была уверена, Что правильно ее расслышала, и повторила:

        - Я даже не знала о существовании Реджвуда.

        - Ничего, он станет твоим домом,  - сказала миссис Морден.  - Здесь всегда готовы принять тебя обратно, дитя мое.

        - Кто? У меня есть братья, сестры, тети или дяди?  - взволнованно спросила Пэгги.

        - Нет,  - сочувственно ответила миссис Морден.  - В твоем поколении есть только ты. У Макинроев никогда не было больших семей. Ты последняя в роду.

        - О… ну понятно… Какое странное место!  - сказала Пэгги, пытаясь переменить тему.  - Я имею в виду окрестности.

        - Странное?

        - Ну да, никто поблизости не живет, ни города, ни маленького поселка…

        - Это все из-за прихоти старого генерала,  - засмеялась миссис Морден.  - Он хотел жить на границе, а в то время тут и была граница. Он построил дом на том самом месте, где индейцы сожгли старый деревянный форт, и поклялся, что больше такого не произойдет. Соорудил его прочно из камня, потом отправился на войну… ну ты знаешь… и назад не вернулся. Знаменитый был человек.

        - Судя по всему, да,  - вздохнув, сказала Пэгги.  - Жаль, я только недавно о нем услыхала.
        После нескольких глотков горячего чая она стала приходить в норму. На подносе лежали крохотные сэндвичи с ветчиной, беконом и помидорами. Аппетитные - они сразу придали ей силы.

        - Неужели вы живете тут одна? Наверно, тоскливо в одиночестве?  - спросила Пэгги, невольно озираясь.

        - О, не совсем,  - возразила миссис Морден.  - Не совсем. В этих стенах многое происходит. Наверху живут двое, а внизу - Хильда, я и тот, кто смотрит за полями, я имею в виду, как идет там работа. Он остается в доме несколько раз в неделю.
        Пэгги кивнула, как будто хоть в чем-то разбиралась. Но последнюю информацию на всякий случай решила уточнить.

        - Кто это - он?

        - Да мистер Патерсон. Управляющий, следит здесь за всем.

        - Ему все и принадлежит?  - поинтересовалась Пэгги.

        - О нет,  - сказала миссис Морден.  - Он только ведет хозяйство. А владеет всем она, которая живет наверху. По крайней мере, мы так считаем. А мистера Патерсона местный суд назначил смотрителем-опекуном. Знаешь, она ведь совсем больна. Мы вообще-то совсем ее не видим… А теперь давай о тебе. Чем ты занимаешься?

        - Я написала четыре книги, которые довольно быстро раскупили. Художественная литература. Не скажу, что они потрясут мир, но две из них попали в список бестселлеров.

        - Значит, ты писательница! Конечно, в тебе должен был проявиться какой-то талант,  - сказала экономка.  - Твой отец был художником. Ничего удивительного, коль и ты выбрала творческую профессию. Я рада.

        - О, не говорите так,  - сказала, смущаясь, Пэгги.  - Я еще новичок в этом деле, мне учиться и учиться. Не хватает знаний о людях, их психологии, о жизни… Да что говорить, я не знаю, кто такая сама…

        - Чтобы выяснить все о себе, ты приехала как раз в нужное место,  - проговорила миссис Морден и смолкла.
        Глаза Пэгги слипались. Чай и еда разморили ее. Голос словоохотливой экономки доносился как сквозь вату. Единственное, что понимала и сознавала отчетливо,  - она в Реджвуде. Неужели же кончились годы скитаний, неужели и ей суждено наконец обрести свой дом?..
        Пэгги не заметила, как Джесси Морден накрыла ее пледом, только почувствовала уютное домашнее тепло и сразу провалилась в глубокий безмятежный сон.
        Проснулась она оттого, что хлопнула дверь. Густой низкий голос в глубине комнаты пробасил нечто резкое. Пэгги уловила лишь интонации, она еще не очухалась. Внезапно на своем плече ощутила чью-то руку.

        - Эй-эй, ну-ка просыпайтесь! Кто вы такая, черт возьми, чтобы рассиживать здесь?
        Пэгги вздрогнула и открыла глаза, тотчас поправила очки, иначе не разглядела бы мужчину, который бесцеремонно тряс ее за плечи.
        Он оказался большим, черноволосым и темноглазым, с резкими чертами лица, обветренной от постоянного пребывания на воздухе кожей, лоб прорезали одна-две морщины. Нос был немного великоват, но все же пропорционален. И вообще это, без сомнения, волевой, сильный человек, не на шутку разгневанный появлением незнакомки. Пэгги невольно подобралась, с какой стати с ней так обращаются?..

        - Я вас спрашиваю, кто вы такая?

        - А вы кто такой?  - выпалила Пэгги довольно вызывающе, решив не давать спуску, чего бы ей это ни стоило.
        Мужчина досадливо поморщился и покачал головой.

        - Я вас первый спросил,  - сказал он. Поняв, что от нее ничего не добиться, очень медленно, как неразумному ребенку, сообщил: - Я здешний управляющий. Мое имя Брюс. Брюс Патерсон. А кто же вы?

        - Ну, я…  - запинаясь произнесла Пэгги, вдруг почувствовав себя совсем маленькой и абсолютно незащищенной.  - Я просто Пэгги.

        - Пэгги? А дальше?  - потребовал он. Тон у него был довольно свирепый, глаза так и сверкали.
        У нее внезапно пересохли губы и перехватило горло.

        - Пэгги Макинрой,  - проговорила она чуть ли не шепотом.
        Мужчина выпрямился и отступил.

        - О боже! Не хватало нам забот, так появилась еще одна Пэгги Макинрой!

        - Что значит - еще одна,  - огрызнулась девушка.

        - Очень просто,  - сказал он.  - Явились за наследством? Успели пронюхать?.. Учтите - вы вторая претендентка на престол. И откуда вы только взялись, дорогуша?
        Пэгги сжала кулаки. Возмутительно подозревать ее черт знает в чем! Она с удовольствием ударила бы его, хотя попробуй дотянись при его-то росте, разве что лягнуть ногой. Он словно прочел ее мысли.

        - Сидите тихо,  - усмехнулся управляющий.  - Что за манеры, где вы воспитывались?
        Она бы сказала, где и как воспитывалась, отбрила бы по первое число, ей не привыкать, в приютах чему только не научишься, но открылась дверь, и вошла миссис Морден.

        - Добрый вечер, Брюс,  - поприветствовала она мужчину.  - Вы уже познакомились? Вот и хорошо.

        - Откуда взялась эта особа?  - взревел он.  - Зачем вы пустили ее в дом?

        - Девушка появилась, как гром среди ясного неба, часа два назад,  - сообщила миссис Морден.  - И, Брюс… Подождите, не надо кипятиться, я все объясню.

        - Да? Что именно?

        - Брюс, эта - настоящая. Я хорошо ее помню. Темно-зеленые глаза, будто у эльфа, прелестные волосы. Прошло столько лет, но она выглядит точно так же, как тогда…

        - Постой, Джесси,  - сказал он растерявшись.  - Ты не запамятовала? Ты говорила, что девочке было только четыре года!

        - Да, четыре. Она, конечно, выросла, но лицо, волосы! Ее ни с кем не спутать!

        - Нам нужно больше доказательств,  - произнес он.  - Значительно больше, а пока я слышу одни эмоции…

        - А пока,  - перебила его миссис Морден,  - я разместила ее наверху в зеленой комнате, рядом с той, другой.
        Брюс усмехнулся.

        - Той, другой?.. Ты не доверяешь протеже моего брата?

        - Я ему не верю ни на грош!  - заявила миссис Морден.  - Да и ей тоже. У Пэгги с рождения были рыжие волосы, веснушки, изумрудно-зеленые глаза и довольно независимый характер… А у той…  - На мгновение экономка смолкла, выбирая подходящее определение.  - Не удивлюсь, если она блондинка, и под рыжую просто красится. Конечно, можно поменять цвет волос, а вот цвет глаз не изменишь. Это - настоящая, Брюс. Поверь мне.
        Управляющий покосился на Пэгги, сидевшую безучастно в кресле. Взгляд его чуть помягчел, хотя по-прежнему был недоверчив.

        - Не знаю, Джесси, что и сказать. Я лично ее не помню. Наверное, мне было около десяти, когда они… Думаю, нам придется оставить все до адвоката. Тут сам черт не разберет… А пока отошли ее наверх и дай привести себя в порядок. Мы встретим всех за обедом, да?

        - Прекрасная идея,  - согласилась миссис Морден.  - Пошли, Пэгги, я покажу комнату.
        Она протянула руку. Пэгги с удовольствием взяла ее. Так ей было спокойней проходить мимо этого большого грубого мужчины, тяжелый взгляд которого она чувствовала спиной. За дверью миссис Морден приостановилась и похлопала ее по плечу, подбадривая.

        - Не думай, он лает, но не кусается. Обед сегодня в семь часов. Парадной одежды не нужно.
        Вам легко говорить, пробормотала себе под нос Пэгги, поднимаясь за экономкой вверх. Видишь ли, лает, но не кусается… Такому пальцы в рот не клади.
        Ее комната оказалась прямо у самой лестницы, в главной части дома. Зеленой называлась из-за цвета: толстый зеленый ковер, зеленые шторы, стены с бледно-зеленой отделкой по бордюру. С обстановкой совсем не сочеталась постель - это была старинная латунная кровать размером чуть ли не на четверых. А может, и на шестерых…
        Упругий матрац подбросил ее, как только она опустилась на кровать. Пэгги раскинула руки и улыбнулась: мягко, удобно, можно всласть отдохнуть целых два часа, хотя лучше сначала принять душ. Она спрыгнула с кровати и попробовала ручку соседней двери. За ней оказалась ванная комната, почти такая же большая, как и спальня, с огромной ванной на ножках, душем и всеми другими приспособлениями.
        Ее вещи принесли в комнату, пока она дремала внизу, распаковать их недолго. С собой Пэгги взяла самое необходимое, что можно легко выстирать и сразу же надеть, да и зачем брать в дорогу лишнее?
        Обед вечером. Все будут присутствовать. Девушка не имела представления, кто это «все». Но, конечно, догадывалась: ее станут пристально рассматривать. Из своих скудных запасов она выбрала приталенное светло-голубое платье с расклешенной юбкой. Это было одно из тех платьев, которые рекламируют как «кокетливо-скромные». Пэгги повесила его на дверцу шкафа и стала копаться в сумке в поисках купального халата и туалетных принадлежностей.
        Свое «кокетливо-скромное» платье она купила год назад, но у нее все не хватало смелости показаться в нем на людях. Оно не годилось для делового визита к издателю, а кроме него, так уж сложилось, у нее не было знакомых мужчин моложе шестидесяти.
        Усмехнувшись, Пэгги вспомнила про Брюса Патерсона. Может, он и не относится к тому типу мужчин, которые позволяют испробовать на себе женские коготки, но все равно любой девушке, если она мечтает о замужестве, детях и доме, нельзя ударить в грязь лицом. А разве она мечтает, спросила Пэгги сама себя, и тут же прогнала эти мысли. Глупости!
        Старинный дом привлекал своей самобытностью и старомодностью, хотя… Вот душ, к примеру. Он выглядел абсолютно новым. Все трубки хромированы, ручки целы. Сначала она отвернула кран горячей воды - сразу поднялся столб пара, добавила холодной - вот уж не ожидала цивилизованности в такой дыре!
        Для тех, кто долго в дороге, вряд ли есть большее удовольствие, чем оказаться под душем. Пэгги наслаждалась, без конца намыливалась и тщательно растирала тело. У нее были гладкие и нежные руки, бархатистая кожа на бедрах… Товарки в сиротских домах не раз говорили ей, как хорошо она сложена и что ей надо остерегаться мужчин… Мысль об этом заставила ее вспыхнуть.
        Отключив воду, Пэгги выбралась из ванной. Прямо напротив висело зеркало во весь рост. Она протерла запотевшую поверхность, накинула халат и принялась тщательно расчесывать копну рыжих волос - не меньше ста раз каждую прядь. Приняла лекарство, ее довольно часто мучила аллергия. Закончив сию неприятную процедуру, Пэгги вышла в спальню.
        В душе возникло необычное чувство - предвкушение счастья. Пока все сбывалось в ее экспедиции в неизвестное. Кое-что она уже узнала о себе, миссис Морден вполне может оказаться замечательным источником информации. Здесь, в Реджвуде, она, оказывается, жила раньше. Люди знали ее! Напевая, Пэгги сделала несколько пируэтов посреди просторной спальни. И вдруг услышала вопль.
        Запахнув халат, девушка кинулась в коридор. Вопль донесся справа от ее комнаты, через холл, видимо ведущий в северную часть дома. Босиком Пэгги помчалась туда, завернула за угол - и наткнулась на тяжелую дверь, отделявшую все крыло, осторожно потрогала ручку, та не поддавалась - дверь была заперта на сравнительно новый замок.
        Может быть, постучать и спросить, что случилось?.. Пэгги приложила ухо к двери - тишина, развернулась и пошла назад, отчитывая себя на ходу за попытку сунуть нос в чужие дела. Особенно здесь.


        Брюс Патерсон устало откинулся на спинку вращающегося кресла. Письменный стол перед ним был завален бумагами, стоило бы ими заняться, однако сейчас не до того. Он огромной пятерней пригладил волосы, как делал всегда, когда мысли одолевали его. На сегодня сюрпризов оказалось больше чем достаточно. Особенно этот, последний. Пэгги Макинрой - номер два! Красотка она хоть куда! Может, и авантюристка такая же?!
        Его невеселые мысли прервал младший брат Вилли.

        - Ну и вид у тебя - как у кота, обожравшегося сметаной. Так и лоснишься,  - буркнул он, глядя на вошедшего.

        - Да ладно тебе, не ворчи, Брюс. Мне не до пиров, с деньгами туговато…

        - С деньгами? Черт возьми, Вил, ты же получаешь жалованье… проклятие! Сколько опять тебе нужно?

        - Около пятисот,  - довольно беззаботно сказал тот.
        Старший брат знал, что его снова водят за нос, но слишком устал, чтобы возражать. Выудив кошелек из заднего кармана брюк, отсчитал нужную сумму.

        - Ты не пожалеешь, Брюс. Когда бумажная кутерьма закончится, увидишь, я верну все твои деньги обратно.

        - Ты имеешь в виду, что ты и Энн… вы решили…

        - Именно. Я и Энн… Ведь долго это не протянется, а?

        - Неприлично так говорить,  - укорил брата Брюс.

        - Не будь ханжой. Ты ненавидишь старуху, как и я.

        - Уймись!

        - Как прикажешь,  - ухмыльнулся Вилли.  - У меня вовсе нет настроения с тобой собачиться. Честное слово, не до того. Мне сейчас хватает забот. Энн хочется, чтобы мы… официально оформили наши отношения…

        - Что ж, поздравляю, брат,  - сказал Брюс.  - Энн не самая умная из девушек, но в пикантности ей не откажешь. Есть только одна маленькая проблема.

        - Не морочь голову, какая?..
        Брюс махнул рукой:

        - На сцене появилась еще одна Макинрой.

        - О боже!

        - Вот именно. Ее зовут Пэгги. Пэгги Рут Макинрой. Объявилась, как гром среди ясного неба, с кучей документов, включая свидетельство о рождении, свидетельство о смерти отца, и написанное им письмо. Можешь себе представить? По ее словам, Стивен Макинрой умер в Нью-Йорке месяца три назад.
        Брюс рылся в бумагах, а когда поднял глаза - увидел, как побледнел Вилли, губы его дрожали, то ли от растерянности, то ли от злости.

        - Но ты же не попадешься на эту удочку, Брюс?

        - Попасться на удочку? Ты на что намекаешь?

        - Если она из уродин, то ни за что.
        Брюс резко отодвинул от стола кресло и сердито глянул на младшего брата. Тот был облачен в белоснежный, эффектный костюм, который, безусловно, шел этому щеголю. Да какой из него фермер, в очередной раз раздраженно подумал Брюс. Вон какие холеные руки и ногти, не то что у него самого… Сотни раз он выговаривал брату, явно отлынивавшему от работы. В свои тридцать лет Вилли мало интересовался, будет ли урожай картофеля и как организовать уборку, чтобы избежать потерь. Его прельщали совсем другие радости жизни.

        - Так что - цыпочка с охапкой документов хорошенькая или нет?..

        - Сам увидишь! Сегодня вечером мы все здесь обедаем. Советую сказать о гостье твоей Энн. Ей это лучше знать заранее. А теперь убирайся. Мне нужно переделать кучу срочных дел.
        Брюс вернулся к лежащим перед ним бумагам, но не мог сосредоточиться. «Цыпочка», как изволил выразиться брат, вряд ли подходит к приезжей девушке. Какие у нее прекрасные волосы - ярко-рыжие, статная фигура, какие глаза, невольно подумал Брюс, даже очки ее не портят…
        Все, что ему нужно сделать, так срочно выяснить, которая из двух девушек законная наследница. Вероятно, это будет труднее, чем он думал.
        Брюс люто ненавидел семейство Макинроев. И было за какие грехи! Думал ли он, что судьба распорядится так, чтобы он управлял их фамильным имением, но пришлось, никуда не денешься. Слава богу, объявились наследницы. Пусть только выяснится, кто настоящая, и он взвалит на ее плечи поместье со всеми его проблемами, а себе развяжет, наконец, руки.

2

        Пэгги спускалась к обеду, следуя за Хильдой, присланной проводить ее. Девушку удивили узкие лестницы, на которые она сначала не обратила внимания, как и на узкие, с мощными ставнями окна в каменных стенах. Лишь дойдя до последней ступеньки, она все поняла. Когда дом строился, окрестная территория была пограничной зоной, и каждое здешнее строение служило крепостью от нападения французов, американских индейцев и англичан. Эта мысль заставила поежиться, она представила, каково приходилось жившим здесь людям.
        Беспокоило Пэгги ее голубое платье. Она расправила плечи, стараясь, чтобы оно сидело, как следует. Платье разочаровало. Может быть, она слишком сильно изменила свои представления с тех пор, как его купила. Теперь ей казалось, что наряд скорее не из скромных, а наоборот: слишком обрисовывает бедра и чересчур открывает грудь. Пока она не будет уверена в своем положении в Реджвуде, ей не стоит выглядеть столь вызывающе, тем более еще подумают, будто она пытается завлекать мужчин, особенно такого, как Брюс Патерсон.
        Пэгги прошла по коридору, в конце которого виднелись раскрытые настежь двустворчатые двери. На пороге столовой она задержалась, разглядывая комнату. Та была столь огромной, что стол красного дерева, за которым, по-видимому, могло разместиться человек восемнадцать, казался всего лишь деталью общей обстановки. Здесь, как и во всех других помещениях первого этажа, имелся камин, тоже отличавшийся особой массивностью: в нем могли жечь и двухметровые бревна.
        Заходящее солнце рассыпалось на радуги, проходя через стеклянные окна, которые, по всей видимости, когда-то специально расширили, а к хрустальной люстре вместо дюжины свечей провели электричество. Эффект потрясающий: каждая грань подвесок сверкала и переливалась.
        Брюс Патерсон встретил ее у дверей, радушно протянув обе руки. В ответ Пэгги протянула свои, и они тотчас утонули в его ладонях. По спине у нее пробежали мурашки. Ей пришлось поднять глаза, чтобы посмотреть ему в лицо. Хотя она была высокого роста, он выглядел просто великаном. Лицо его казалось красивым, но немного грубоватым - морщины на лбу, складки вдоль щек, угрюмое выражение карих глаз, будто сверливших насквозь. Она смутилась, когда управляющий покосился на откровенно вырезанное декольте, и тут же пожалела, что вырядилась в такое платье. Без сомнения, он был из мужчин, опасных для женщин. Предательские мурашки опять пробежали по спине, а щеки залил румянец, который не скрыть.

        - Ну что ж,  - сказал Брюс наконец. У него был рокочущий, хрипловатый бас, как у людей, привыкших громко командовать.
        Пэгги ждала, что последует дальше. Тот покачал головой и усмехнулся.

        - Вы хорошо выглядите, моя дорогая.

        - Благодарю вас.  - Пэгги благодарила судьбу, что он сделал ей комплимент, а не сказал какую-нибудь колкость насчет платья. Впрочем, от комплимента она еще больше зарделась, а сердце заколотилось сильнее.

        - Входите и познакомьтесь с нашим обществом.  - Он провел ее по столовой.  - Мой брат Вилли.
        Пэгги чуть не проглотила язык. Брат?.. Вилли был не такого высокого роста, как Брюс, но хорошо сложен. Просто точеная фигура. Она и дальше начала непроизвольно сравнивать братьев. У Брюса были темно-карие глаза, у Вилли - серые. У Брюса густые, непокорные черные волосы и темный загар. Вилли - напомаженный блондин с совершенно светлой кожей. У Брюса лицо человека, отягощенного заботами,  - Вилли выглядел, как само легкомыслие… Два брата - и такие разные! На родство указывали разве что разрез глаз да очертания рта.

        - Вилли,  - обратился к брату Брюс,  - это Пэгги Рут Макинрой.
        Девушка протянула руку и тут же отдернула: Вилли не сделал ни малейшего ответного движения. Почувствовав неловкость, она непроизвольно обернулась к Брюсу, словно ища защиты. Тот улыбнулся и довольно саркастически сказал:

        - Он у нас дипломат.
        В руке Вилли был полупустой стакан. От него явно разило виски. Судя по лицу, он вообще частенько прикладывался к спиртному. Пэгги сразу про себя отметила это, решив, однако, не делать выводов раньше времени. Быть может, простудился, только выздоравливает, зачем же торопиться с осуждением.

        - А вот,  - сказал Брюс, указывая на девушку, стоящую рядом с Вилли,  - его невеста. Ее тоже зовут Пэгги. Пэгги Энн. Но она предпочитает, чтобы ее называли по второму имени - Энн.
        Ростом Энн была чуть больше ста шестидесяти. Платье из почти прозрачного зеленого шелка, сильно приталенное и с пышной юбкой, подчеркивало худощавую, изящную фигурку. Белокурые с рыжинкой волосы доходили ей почти до талии. Игривые светло-зеленые глаза сверкали, от лукавой полуулыбки на щеках играли две ямочки.
        Значит, она и есть первая претендентка на здешний престол? Та самая, о которой ее сразу поставил в известность Брюс, когда чуть не выставил за дверь! Что ж - прелестное создание. Такие часто в жизни выигрывают!

        - Рада с вами познакомиться,  - довольно радушно сказала Энн, протянув руку, и Пэгги Макинрой с облегчением вздохнула: голос девушки был не так хорош - его портил сильный северный акцент, выдававший явно провинциальный говор. Неприятной оказалась и влажная узкая ладошка - будто касаешься скользкой рыбки.

        - Энн,  - проговорила Пэгги.  - Хорошее имя. Это в семье вас так называли?

        - Нет-нет,  - сказала девушка,  - отец не мог уделять мне внимание из-за своей работы, всегда, знаете ли, был очень занятой человек… Он уговорил одну семейную пару, чтобы взяли меня к себе, но сам каждый месяц приходил и навещал. Моим приемным родителям не нравилось имя «Пэгги», они звали меня Энн, а когда отец умер… ну, вот я и здесь.
        Похожая история, подумала про себя Пэгги. Кстати, в приюте ей самой тоже пытались дать новое имя, а она воспротивилась. И хорошо, что проявила характер. У этой, судя по всему, характера как раз и не хватило. И Вилли выбрала, наверное, по той же причине. Он, конечно, хорош - один из самых элегантных мужчин, которые Пэгги встречались в жизни. Он легко вписался бы в самое рафинированное общество Бостона. Но она все равно предпочла бы не его, а Брюса, хоть тот и грубоват. Впрочем, разве кто-нибудь предлагает ей выбор?..
        Тут в дверях показался еще один человек. Пэгги с удивлением подняла глаза. Пожилая женщина, одетая в белую, сильно накрахмаленную форму медицинской сестры, широкими мужскими шагами подошла к их компании и представилась:

        - Глория Стоун.
        Пэгги обменялась с ней рукопожатием, которое оказалось столь сильным, что пришлось растереть пальцы. Энн, видимо, знала такую особенность медсестры и жеманно усмехнулась.

        - Теперь все в сборе,  - сказал Брюс.  - Можем начинать.
        Он проводил собравшихся к столу. Сам сел во главе, Пэгги посадил справа, Энн слева от себя. Вилли плюхнулся рядом с Энн, а Глория Стоун уселась рядом с Пэгги. Не успели они занять свои места, как с кухни появилась миссис Морден, толкавшая впереди столик на колесиках, заставленный блюдами, от которых валил пар.

        - Традиционный семейный обед,  - объявила экономка, расставляя их в центре стола.  - Выбирайте, что кому нравится, и угощайтесь.

        - Это мне по душе,  - улыбнулся Брюс.

        - Должно быть, от такой еды ужасно толстеют,  - тяжело вздохнула Энн.

        - Только некоторые,  - ответила миссис Морден, поворачиваясь и пытаясь скрыть невольный смешок.  - У кого слишком велик аппетит…
        Обед прошел быстро. Говорил в основном Брюс.

        - Сначала немного об Энн. Представляете, она живет всего в шестидесяти милях отсюда. Почти соседи. Разве не замечательно, что мы ее нашли?

        - О да,  - сказал Вилли, с трудом выговаривая слова. Однако даже запьяневший, он ухитрялся сохранять свой лоск.  - Повезло, когда я увидел ее фотографию и заметку в газете.

        - Какая разница, кто конкретно нашел. Ты - так ты… А вот Пэгги сама нашла нас. Можно сказать, преподнесла сюрприз.

        - Я, собственно, искала Реджвуд и вовсе не рассчитывала на что-нибудь другое,  - развела руками Пэгги совершенно искренне.

        - Разве?  - вскинул брови Вилли.  - Поэтому и прихватили с собой кое-какие документы?
        Пэгги от обиды вспыхнула. Чего красавчик к ней цепляется, будто она ему на хвост наступила, мелькнуло у нее в голове. Она обернулась к Брюсу, рассчитывая на его справедливость, и не ошиблась.

        - Оставь ее в покое, Вил! Бог ей судья, а не ты. Раз все так случилось, я поступлю по совести - отправлю документы адвокатам, пусть изучают, хотя, конечно, процедура займет время, да и оплаты потребует.
        Пэгги не утерпела и решительно заявила:

        - Можете рассчитывать на мое участие в расходах, Брюс, если они понадобятся.
        Мельком, но одобрительно Брюс глянул в ее сторону. Не потому, что речь зашла о деньгах, а потому, что незнакомка, судя по всему, человек самостоятельный. Он таких уважал.

        - А теперь хватит!  - твердо сказал Брюс, даже по столу хлопнул тяжелой ладонью, и обратился к Глории Стоун.  - Я хотел бы знать, как ваша подопечная, в каком состоянии?..

        - Фактически улучшения нет,  - пожала плечами медсестра.  - Но сегодня был неважный день. Как будто она чувствует - в доме что-то происходит. Ужасно нервничает. Мне с трудом удалось ее успокоить. Боюсь, ночью обычной дозой снотворного не обойдется.

        - Как вы думаете, доктор Бейтс навестит нас?  - спросил Брюс.  - Вроде он обещал.

        - Должен зайти,  - ответила медсестра.  - Хотя, что он может сделать? Думаю, мы пришли к концу пути, Брюс. Теперь дела пойдут все хуже и хуже…

        - О боже!  - воскликнула Энн и картинно, как показалось Пэгги, приложила к глазам крохотный кружевной платочек. Вилли неуклюже пытался успокоить девушку: придвинулся поближе, гладя ее волосы, а она уткнулась ему лицом в плечо и тихо всхлипывала.
        Брюс несколько раз постучал пальцем по столу, стараясь сосредоточиться. Пэгги наблюдала за столь красноречивым жестом. В нем было что-то гипнотическое, скрывавшее силу и раздражение одновременно.

        - Как трогательно, Энн,  - сказал наконец он.  - Хотя вы едва знакомы… Не расстраивайтесь. Для нее, быть может, это самый легкий выход.

        - Ничего не могу с собой поделать,  - пробормотала, всхлипывая, девушка.  - Я вспомнила, как… умер отец. Вчера, когда Вилли отвел меня к ней, чтобы представить, она так ко мне отнеслась, будто я еще маленький ребенок, который нуждается в материнской ласке.

        - Это правда,  - рассудительным тоном произнесла Глория Стоун.  - Обычно она совсем не реагирует на посетителей, но к Энн явно прониклась.  - Сиделка наклонилась к девушке через стол.  - Возможно, вам будет лучше, дитя мое, если вы расскажете о своем отце. Выговоритесь - так легче перенести боль утраты.

        - Она хорошо отнеслась к Энн, потому что увидела дочь,  - перебил сиделку Вилли.  - Вот и все! Материнский инстинкт куда убедительней любых доказательств, разве не так?..
        Он замолчал, потому что Брюс свирепо уставился на него, его карие глаза потемнели, предвещая опасность. Тишину нарушила Энн.

        - Папа был замечательным человеком,  - начала она, и все повернулись к ней.  - Мягкий по натуре, отзывчивый… Он занимался какой-то важной работой в Спрингфилде. Однажды в воскресенье он приехал меня повидать, и мы пошли кататься на байдарках. Недалеко от нас оказалась лодка с двумя мальчиками.  - Девушка вытерла слезы.  - Они вели себя как лихачи. Разве могло прийти в голову, что младший не умеет плавать? Когда они перевернулись, старший сразу же вынырнул, а младший… пошел ко дну. Папа бросился за ним в воду и вытолкнул его на поверхность, а сам… Течение потащило его, обрушило на голову бревно, сорвавшееся с камней, и больше я его не видела…  - Она безутешно рыдала.  - Мне снится это до сих пор… Ужасно…
        Вилли схватил со стола одну из белоснежных салфеток, помогая девушке вытереть слезы.

        - Успокойся, прошу тебя, дорогая. Отца уже не вернешь…

        - Он никогда толком не говорил мне о нашей семье. Для меня стало шоком, когда появился Вилли, и выяснилось, что я из Реджвуда. Я так тоскую по отцу. Он был чудесным,  - все еще не могла взять себя в руки Энн.

        - Никто и не сомневался,  - сказал Брюс. В его голосе прозвучало сочувствие, когда он наклонился к девушке и похлопал ее по маленькой ручке.
        Эта женщина стреляный воробей, почему-то решила Пэгги. Она или лучшая в мире актриса, или ее рассказ - чистая правда. Так, значит, я здесь самозванка?.. Но я и правда никогда не слыхала о Реджвуде, пока не получила то письмо. Невольно она отвела взгляд от плачущей женщины - и тут обнаружила, что Брюс пристально наблюдает за ней со странным выражением в глазах. Пэгги опустила голову, на щеках у нее почему-то вспыхнул румянец.

        - И когда это случилось?  - услышала она голос Брюса.

        - Шесть лет назад мне пришлось надеть траур,  - ответила Энн.  - Ненавижу черное! Не вынесу, если придется снова…  - Тут ее опять прервали рыдания.

        - Зачем заранее волноваться?  - сказал Брюс.  - Даст бог, вам траурный цвет не понадобится.  - Энн подняла голову с плеча Вилли и благодарно улыбнулась.
        Как будто носить черное, подумала Пэгги, самое худшее из случившегося. Впрочем, мысль показалась ей несправедливой, и она бросила в сторону Энн извиняющийся взгляд.

        - А как насчет вашего отца?  - вдруг спросил Брюс, обернувшись к Пэгги.
        Она чувствовала на себе всеобщее внимание. Как легко, оказывается, когда сочиняешь роман, придумываешь за героев реплики, заставляешь их говорить то, что считаешь нужным. И совсем другое дело, если ждут ответа от тебя лично.

        - Вы меня слышите, Пэгги?  - Властный и требовательный голос Брюса вывел ее из задумчивости.

        - Я… не так много знаю о своем отце,  - виновато вымолвила она.

        - И все-таки!  - настаивал Брюс.
        Пэгги разозлилась, однако постаралась скрыть ненависть, вдруг вспыхнувшую в ней к человеку, от которого пощады не жди. Пусть будет, как будет, она расскажет все, ничего не тая.

        - Меня, должно быть, увезли… отсюда… года в четыре,  - спокойно произнесла Пэгги.  - В судьбе Энн и моей есть общее, я имею в виду - отец тоже не мог возиться со мной или, скорее всего, не мог содержать материально. Так я оказалась сначала в одном приюте, потом в другом… К счастью, в старших классах школы учительница английского языка обратила внимание на мои сочинения. Она отмечала мой слог, фантазию, словом, поддержала и благословила на писательский труд. Потом мне повезло с издателем. Он тоже поверил в меня и выпустил в свет первую книжку вчерашней школьницы… Что касается отца, я видела его лишь раз на выпускном балу, да и то издали. Он изредка напоминал о себе поздравительными открытками в дни моего рождения. Впрочем, только в школьные годы. Однажды, правда, я получила от него письмо. Оно поразило меня странным признанием. Разве на трезвую голову сообщают дочери, что женитьба ее отца и матери ошибка, за которую та заплатила своим сиротством? Наверное, совесть все-таки мучила его. Он обещал приехать, как только станет известным. Так я узнала - он художник… Три месяца тому назад он умер. Вот и
все.

        - Вы хотите сказать - отец не оставил вам ничего в наследство?  - не скрывая недоверия, усмехнулся Вилли.
        Пэгги удивилась: с какой стати он интересуется состоянием ее кошелька, но ответила по-честному.

        - Оставил… старую одежду, которую я отдала в Армию спасения, и несколько своих холстов.

        - Вы сохранили их на память или выбросили?  - перебил Брюс.

        - Мне лично нравятся картины в старинной манере, где можно все понять. А эти выглядели наподобие сюрреалистических, будто рисовались в преисподней.  - Пэгги даже плечами передернула, как при ознобе.  - К счастью, Бог надоумил меня отнести их специалисту. Владелец небольшой частной картинной галереи отнесся к холстам иначе, чем я. Оговорив свои комиссионные, он выставил их на продажу. Каково же было мое изумление, когда первая картина была куплена за двенадцать тысяч долларов! А перед самым моим отъездом сюда вторая ушла за пятьдесят! Он собирается остальные выпускать на рынок постепенно, уверяя - те пойдут еще дороже. Работает и реклама, и то, что автор уже умер. Как он уверяет, посмертная слава художника - обычная история. Сомневаюсь, великий ли отец на самом деле? Нет, наверное. Но все равно приятно. Выходит, не совсем зря он годами изнурял себя…

        - С ума можно сойти!  - изумленно воскликнула Энн.  - Вы получили за две картины столько денег! А сколько еще не продано?

        - Около двенадцати. Не так уж много, если человек потратил на них всю жизнь,  - задумчиво и печально произнесла Пэгги.

        - Вы все отдали галерейщику?  - мягко осведомился Брюс. В его голосе было скорее сочувствие, чем интерес к материальной стороне дела.

        - Я оставила одну. Картина маленькая и скромная. На ней изображена молодая девушка, сидящая на траве рядом с собакой. В ее лице мне почудилось что-то знакомое или близкое, не знаю, не уверена. Я решила не выставлять портрет на продажу.
        В комнате воцарилось молчание. Казалось, все размышляли. И каждый о своем. Интересно, подумала Пэгги, исподволь глянув на Брюса, он будто всерьез озадачен чем-то. Другое дело Энн - та, конечно, кумекает насчет выручки от картин, которых в глаза не видела, хотя если бы и случилось - с ее-то головкой, да разобраться?.. А Вилли - хитрец, опустил глаза в бокал. Бог не обделил Пэгги способностью наблюдать и подмечать детали, возможно, потому и удавались ей литературные труды.
        Никто из присутствующих больше не задавал вопросов. Все принялись усердно поедать ветчину, картофель, сваренный в мясном бульоне, капусту, горошек и кукурузу - типичный для Новой Англии фермерский обед.
        Еда пришлась по вкусу всем, кроме Энн, пекущейся о своем весе, хотя ела она за троих. Пэгги не отставала от нее. Во-первых, она не жаловалась на отсутствие аппетита, во-вторых, за всю свою жизнь ей ни разу не пришлось сидеть за столь обильным столом: ничего похожего даже с теми сиротскими трапезами, которыми угощали на Рождество или Пасху.
        Когда обед наконец кончился, из-за стола сразу поднялась Глория Стоун.

        - Мне пора. Кофе попью у себя наверху. Боюсь, она уже проснулась.

        - Кто?  - негромко спросила Пэгги, как только смолкли шаги.  - Кто у вас наверху, Брюс?

        - Почему бы нам не прогуляться по саду?  - чуть подумав, сказал он и вежливо отодвинул стул, предлагая девушке выйти.
        Вилли и Энн, оживленно шептавшиеся, не обращали на них внимания. Зато Пэгги отметила про себя галантность Брюса, не вязавшуюся с его грубоватыми манерами. Приятно, когда с тобой так обращаются, берут под локоть и ведут, словно настоящую леди.
        Как только они скрылись за дверью, перешептывание между Вилли и Энн немедленно переросло в громкую перебранку.

        - Так ей достанется все?  - донесся пронзительный голос Энн.

        - Заткнись! Он ведь не твой отец!  - в тон ответил Вилли.

        - Я не понимаю. Они ссорятся из-за меня? Я что-то сделала или сказала не так?..  - обернулась было Пэгги.

        - Не берите близко к сердцу. Пошли.  - Брюс решительно повлек Пэгги через холл к парадному входу.
        Теперь они были слишком далеко, чтобы отчетливо различать слова, но ссорящиеся не унимались. Видно, выяснять отношения им было не впервой. Пэгги даже передернуло от брезгливости. Брюс это почувствовал, успокаивая, похлопал ее по руке, покоящейся на сгибе его локтя, осторожно помог спуститься по скользким каменным ступеням в сад.
        Перед ним лежал западный склон крутых гор, где как раз заходило солнце. Внизу в роскошном золоте заката лежала зеленая долина. Кое-где виднелись дома вокруг фермерских участков, церковка с белым шпилем. Чистейший воздух благоухал ароматом цветущих полей.

        - Чудо как красиво!  - восторженно выдохнула Пэгги.  - Тишина и покой.
        Брюс усмехнулся.

        - Покой для тех, кто с утра до ночи не работает в поле… Хотя, согласен, красиво. Я люблю смотреть не отсюда. Пойдемте.
        Теперь они шли через сад. Деревья были большие и кряжистые, видно, давно посажены. Он шел быстро. Пэгги, тоже привыкшая к хорошему шагу, тем не менее, отставала. Брюс заметил это, приостановился, чуть улыбнувшись. Все дело в его улыбке, сообразила вдруг Пэгги. Обволакивает, как паутина. К такому попадешь - увязнешь, как муха. Или напрасно придираюсь? Громадные, как он, люди редко бывают недобрыми… И улыбка у него такая же… Ход ее мыслей прервал отчаянный лай собак. Они выскочили из-за деревьев, направляясь прямо к ним.

        - О боже!  - вскрикнула Пэгги, прячась за спину Брюса.  - Я ужасно боюсь. Чуть не загрызли, когда я сюда приехала.

        - Надеюсь, меня пощадят, а насчет вас не ручаюсь,  - явно подначивая девушку, сказал Брюс.

        - Ну, спасибо, утешили,  - подхватила Пэгги шутку, но на всякий случай прижалась к нему поближе.
        Псы у ног Брюса остановились, потом уселись, высунув громадные языки.

        - Прикажите им уйти,  - жалобно попросила Пэгги.

        - Ладно, ребята, проваливайте.  - Обе собаки подняли на хозяина глаза и фыркнули.  - Они не понимают слово «проваливайте».

        - Если не перестанете дразниться,  - сердито сказала Пэгги,  - вам от меня достанется!

        - Да не бойтесь. Они не злые, хотя пару лет назад здорово укусили брата.

        - Может, он заслужил?
        Ядовитая реплика Пэгги заставила Брюса обернуться. Он внимательно посмотрел ей в лицо.

        - Вам не нравится мой брат?

        - Не особенно,  - искренне призналась Пэгги.  - Думаю, это взаимно… Да и вы от меня не в восторге, разве не так?

        - Будет вам,  - миролюбиво отозвался Брюс, озадаченный тем, как она раскусила их отношение к ней.  - Наклонитесь и дайте собакам обнюхать руки.
        Немного нервничая, Пэгги подчинилась. Сначала собаки коснулись мордами ее пальцев, потом та, что поменьше, лизнула их.
        Напряжение исчезло. Пэгги потрепала собак за уши.

        - Могли бы сразу сказать,  - упрекнула она Брюса.

        - Предпочитаю наглядные уроки. Пошли.
        Без возражений Пэгги двинулась за ним. Псы поплелись следом. Вскоре они очутились среди дубов, высаженных полукружьем. В центре возвышался мощный пень, служивший спинкой скамьи. Видно, сколотили ее давно, широкая доска сиденья потемнела, кое-где потрескалась. Вид отсюда открывался замечательный. И горы, и долина внизу - как на ладони.

        - Мое любимое место. Отдыхайте.

        - Будто в театре, когда смотришь с балкона,  - сказала Пэгги, усаживаясь.
        Даже для ее высокого роста скамья оказалась чересчур поднятой над землей. Можно свободно болтать ногами, зато Брюсу как раз впору. Он спокойно расположился рядом, привычно зажав между коленями руки. Пауза явно затягивалась.

        - Вы спрашивали, кто живет наверху?  - наконец произнес он и покосился на Пэгги.  - Только не перебивайте, прошу вас.

        - Уж больно вы таинственны,  - пожала плечами та.

        - У меня много причин, чтобы не выкладывать все сразу. Надеюсь, поймете, когда узнаете… На втором этаже флигеля заперта больная… Глория Стоун сиделка при ней.
        Пэгги едва сдерживалась от удивления.

        - Сформулирую более точно,  - продолжил тихо Брюс.  - Мы все живем при нашей больной и, по существу, являемся ее слугами. Считается, что именно ей принадлежит хозяйство Реджвуда. Она в тяжелом состоянии, отсюда и возник вопрос с наследством… У меня нет полной уверенности в неоспоримости ее права распоряжаться всем здесь, поэтому я подключил адвокатов, выясняющих столь щекотливую проблему.

        - Так кто же она?  - не выдержала девушка.
        Брюс поглядел на нее сверху и слегка сжал ей локоть.

        - Если вы действительно Пэгги Макинрой,  - сказал он,  - то у меня для вас сюрприз. Это - ваша мать.
        Пэгги оторопела, сердце ее оборвалось, дыхание перехватило.

        - Моя мать?.. Не может быть. Она давно умерла. Я…  - Слова застревали у нее в горле, мысли путались.  - Не помню, как я узнала… Кто-то, наверное, сказал, или я что-то услышала… да будь она жива, разве я могла оказаться в приюте?

        - Пожалуйста, не плачьте,  - довольно строго проговорил Брюс.  - Не выношу женских слез.

        - Господи боже мой.  - Пэгги пыталась найти носовой платок, но безуспешно. Брюс протянул свой.

        - Успокойтесь, пожалуйста.
        Пэгги с трудом удалось взять себя в руки. Самостоятельная жизнь научила ее владеть собой в любых обстоятельствах, хотя сейчас ей далось это невероятными усилиями.

        - Раз вы зарабатываете писательским трудом - у вас должна быть хорошая память, Пэгги. Соберитесь, возможно, в голове всплывут какие-нибудь факты или детали, детка! Ну же…

        - Единственное, что отчётливо помню об отце и матери,  - их голоса. Вернее, споры. Они всегда кричали друг на друга. А еще звук бьющейся посуды, отчего я просыпалась в ужасе. Тогда отец склонялся надо мной, ласково утешал. У него были печальные глаза… А вот лицо матери не запомнила совсем. Не могу даже его представить. Вряд ли я вообще узнала бы ее.
        Пэгги вскинула голову. Брюс отметил жесткую, почти злую усмешку, скользнувшую по ее губам.

        - Для дочери, получившей сегодняшнее известие, ваша реакция выглядит странно, если не сказать больше!

        - Да?.. А разве не странно поведение матери?  - вскипела Пэгги.  - За всю жизнь не подать о себе весточки, будто я в чем-то виновата перед ней? Ни разу не поинтересоваться, как живет в чужих людях ее ребенок? Где же была материнская рука, в которой я так нуждалась, пусть бы хоть по головке погладила! Или она с рождения возненавидела меня?.. Почему? За что вычеркнула из своей жизни?

        - У меня нет ответов на такие вопросы,  - хмуро отозвался Брюс.

        - А вы думаете, если она действительно моя мать, у нее достанет духу ответить?.. Сомневаюсь.

        - Поднимитесь к ней и повидайтесь.

        - Прямо сейчас?  - Пэгги растерялась. Не хотелось выдавать панику, охватившую ее. Она давно распрощалась со своим прошлым, а оно стучится прямо в душу. Хорошо, если этот мужчина не заметит, в каком она смятении.

        - Чем тянуть, лучше уж сразу.

        - Вам легко говорить!

        - Не торопитесь с выводами,  - медленно произнес Брюс и тяжко вздохнул.  - У многих могут быть счеты к леди, хотя она и больной человек…
        В его словах Пэгги почувствовала обиду на что-то. Неужели он сам ненавидит женщину, к встрече с которой ее подталкивает? Она отогнала внезапно промелькнувшую мысль. Чушь! Или Пэгги привыкла к нему, но он уже не казался ей твердокаменным и жестоким, скорее даже наоборот.

        - Хоть чем она больна, я могу узнать заранее?
        Пэгги не сопротивлялась, когда Брюс решительно повел ее через сад к дому. Тащит, как на буксире, подумала она покорно.

        - У нее легочная эмфизема - болезнь заядлых курильщиков, плюс цирроз печени, потому что она много пила.
        Сказал без тени сочувствия, сразу отметила Пэгги, он ненавидит ее! И если она мне мать - Брюс возненавидит и меня, подумала девушка, сознавая с сожалением, как ей не хочется попасть в немилость к такому человеку.

        - Эмфизема? Как же она может громко кричать? Обычно такого рода больные не в силах даже свечу задуть!
        Брюс приложил палец к губам. Они уже приближались по коридору к двери, у которой днем побывала Пэгги.

        - Соберитесь, возьмите себя в руки,  - шепотом сказал Брюс.  - Ее часто мучают кошмары, проявляющиеся в агрессивности. Ничего удивительного, когда нарушена нервная система. С таким букетом болячек трудно справляться.
        Из комнаты глухо доносились голоса. Один возбужденный, другой - спокойный, они смолкли, как только Брюс постучал.
        На пороге появилась Глория Стоун.

        - К вам пришли, миссис Макинрой. Посмотрите, кто к вам пришел,  - бросила она через плечо.
        Брюс тихо сказал:

        - Надеюсь, у вас не будет проблем с визитом Пэгги?

        - С тех пор как Энн навестила больную, она сильно возбуждена,  - ответила сиделка.  - Без конца твердит, что хочет ее видеть. Они выгнали меня из комнаты и разговаривали наедине. По тому, как обе вели себя, мне показалось - узнали друг друга…
        Брюс остался в коридоре, а Пэгги, подталкиваемая сиделкой, прошла во вторую комнату.
        В тусклом свете различила сгорбленную фигуру женщины, сидящей перед туалетным столиком.

        - Входи, входи,  - произнесла та, продолжая пудрить свое морщинистое лицо с ввалившимися щеками.

        - Здравствуйте,  - остановившись поодаль, выдавила Пэгги.
        Воцарилась тягостная тишина. Больная окинула девушку быстрым взглядом. От неловкости Пэгги поправила растрепавшиеся на ветру рыжие волосы и потупилась. Молчание казалось вечностью.

        - Я ее не знаю,  - наконец раздался надтреснутый голос, в глазах больной мелькнул испуг. Пэгги невольно съежилась.  - Пусть убирается! Это не Пэгги!  - Крик нарастал и становился невыносимым.  - Я не хочу тебя видеть, вон! Знать тебя не желаю!

3

        Пэгги растерялась. Почему эта женщина испугалась ее?

        - Ты не Пэгги!  - не унималась миссис Макинрой.  - Чтобы ноги твоей здесь не было! Глория, Глория!  - Громкие крики переходили в истерику.  - Выкиньте ее прочь. Я не хочу видеть эту, эту…
        В комнату поспешно влетела сиделка.

        - Уведите ее отсюда, Брюс,  - скомандовала она.
        Он схватил Пэгги за руку. За их спиной слышались вопли и звон разбившегося стекла. Больная швырнула стакан с водой, оставленный сиделкой на туалетном столике, следом полетели флаконы, баночки с кремом, характерный звук заставил Пэгги побледнеть: точно детство вернулось, как наваждение. Такое кого хочешь доконает. Когда Брюс вывел девушку из комнаты, у нее зуб на зуб не попадал от дрожи.

        - Я не ожидал такой реакции,  - виновато проговорил Брюс, бережно заключая ее в свои объятия.  - Что произошло?

        - Она думала, придет Энн,  - проговорила Пэгги, стараясь унять волнение.  - А только увидела меня, начала кричать. Мне жаль, но если это моя мать… Почему она меня боится?

        - Откуда вы взяли?

        - Мне показалось… нет, я знаю, она испугалась. Мне тоже стало страшно.
        Брюс, стараясь успокоить, сильнее прижал девушку. В его объятиях она почувствовала надежность. Как хорошо, если бы так было всегда! Очнись, Пэгги, ты уверена, что понравишься ему, когда не будет помех вроде больной истерички, лихорадочно думала она. Выходит, для нее я не та Пэгги? Значит, ее дочь Энн?..
        С сожалением она высвободилась из объятий Брюса. Сцена, участницей которой она явилась в комнате больной, конечно, чудовищна! И все равно у нее было такое ощущение, что она вернулась домой.

        - Благодарю вас, Брюс,  - сказала Пэгги, справившись наконец с собой.  - Мне необходимо отдохнуть, слишком много на мою бедную голову впечатлений… Спокойной ночи. Мы увидимся завтра?

        - Конечно, я здесь почти каждый день. Знаете, как пройти к вашей комнате?

        - Не беспокойтесь. Днем я прибежала сюда на ее крик, хотя и не решилась постучать. Врагу не пожелаю такой пытки, какая досталась сегодня мне.

        - Послушайте, не очень-то переживайте,  - искренне старался подбодрить девушку Брюс.

        - Когда от тебя отрекается собственная мать?.. Думаю, завтра мне лучше уехать.

        - Может быть, хотя не уверен,  - произнес Брюс.  - Поверьте, я никогда не видел, чтобы она вела себя так с посторонними людьми. С какой стати бушевать, если человек тебе безразличен?.. Может быть, совесть заговорила? Совершенно точно - она хотела видеть Энн. Почему? Да потому, что та не представляет для нее никакой угрозы.

        - Ничего не понимаю…

        - Все детали мне самому еще не ясны. Но рассуждайте логически: за ней здесь ухаживают, содержат в дорогом и уютном гнездышке, поневоле встревожишься, если знаешь, что не заслуживаешь всего этого. Она… боится отмщения!

        - Боже, какая нелепость! Я бы ни за что на свете не поступила жестоко, какой бы ни была моя мать! Прости ее, Господи, за вольные или невольные прегрешения…
        Брюс погладил Пэгги по волосам и, улыбнувшись, сказал:

        - Об этом знаете вы, догадываюсь я… Но для человека с расстроенной психикой все кажется возможным. Ну, ступайте спать и не думайте об отъезде, пока мы не выслушаем адвокатов. Поняли?

        - Д-да.

        - Тогда спокойной ночи.


        Пэгги миновала коридор, лестницу, вошла в свою комнату. Ей она нравилась: контрастные оттенки зеленых стен, обивка мебели, ковров успокаивали и расслабляли, будто здесь изначально позаботились создать умиротворяющую атмосферу, в которой она так нуждалась сейчас. В поисках ночной рубашки и халата, перерыв все свои вещи, Пэгги направилась к ванной, решив, что наверняка оставила их там. В быту ей всегда не хватало организованности, вечно что-то теряла и находила в совершенно непредсказуемых местах.
        У дверей ванной она остановилась как вкопанная. Совершенно ясно сквозь шум льющейся воды до нее донеслось судорожное всхлипывание. Пэгги рывком распахнула створку - на краю ванны сидела Энн и плакала.

        - Что случилось?
        Девушка не ответила, слезы мешали ей говорить.
        Пэгги присела рядом, дружески обняла ее за плечи.

        - Ну поплачь, поплачь, иногда выплакаться просто необходимо. Надеюсь, не произошло ничего серьезного?..

        - Он меня ненавидит. Думает, я дура,  - прошептала Энн.

        - Кто?  - осторожно спросила Пэгги.  - Если кто-то и говорит так, то ошибается.
        Полжизни проведя в сиротских домах, она давно поняла, что некоторых людей снедает неуемная жажда подчинять себе других. Иногда они прибегают к насилию, иногда - к словам. Особенно это действует на таких, как Энн, у кого притуплено чувство собственного достоинства.

        - Ты вовсе не глупая,  - мягко уговаривала девушку Пэгги.  - Посмотри в зеркало. Ты очаровательна, пикантна, ну-ка выше голову! Какого черта ты веришь всякому вздору?
        Конечно, Вилли изводит бедняжку, подумала она про себя, только свяжись с таким - горя не оберешься. Как же старший брат не похож на него!
        Так они долго сидели, пока Энн постепенно не успокоилась. Каждая думала о своем, и у каждой на душе было нелегко.
        Улегшись в постель, Пэгги сразу заснула, как провалилась.


        По утрам она всегда просыпалась с большим трудом. Вечерами любила бодрствовать, а после полуночи усаживалась за свои писания. Привычка въелась настолько, что сегодняшнее внезапное пробуждение озадачило. Значит, кто-то или какой-то звук нарушил ее сон? Но в комнате никого не было. Широкая полоса солнечного света падала сквозь щель между шторами.
        Босиком она доплелась до окна. Снаружи было абсолютно светло. Если бы шел дождь, Пэгги наверняка нырнула бы обратно в постель. Как сомнамбула она отправилась под душ. Попеременно то горячей, то холодной водой взбодрилась и окончательно проснулась.
        Выбирая одежду, остановилась на любимых джинсах и розовом пуловере. Ансамбль довершили розовые кроссовки. Так она ходила дома. Сегодня же она оделась как всегда, чтобы чувствовать себя уверенней. Ей необходима была внутренняя устойчивость после всего вчерашнего. Думала ли она, собираясь в Реджвуд, в какой двусмысленной ситуации окажется?
        Пэгги аккуратно заправила постель и спустилась в холл. Ее поразил запах свежеиспеченного хлеба. В нем было нечто мило-домашнее. Ни в одной современной булочной нет такого аромата. Она с удовольствием потянула носом воздух.

        - Оказывается, ты ранняя пташка,  - послышался голос Джесси Морден, наблюдавшей за ней от двери кухни.  - Совсем не похоже на Макинроев. Иди завтракать.
        Пэгги рассмеялась.

        - Совсем не ранняя, Джесси. Меня утром пушками не разбудишь. Сама не знаю, почему сегодня поднялась ни свет ни заря.

        - Вот и хорошо. Обычно я одна вожусь в кухне с хлебом, да иногда заходит мистер Брюс. Что бы ты хотела поесть?

        - Сначала для разгону только кофе. Мне нравится входить в день постепенно.

        - Правильно, моя дорогая. К нему нужно пообвыкнуть, прежде чем что-нибудь решать, даже если речь идет о приготовлении завтрака. Я надумала печь блинчики с черной смородиной, а ты пока пей кофе.


        Пэгги как раз допивала вторую чашку, когда в кухне появился Брюс. Он был свеж, подтянут, рубашка в крупную клетку шла ему. Залюбоваться можно, смущенно подумала девушка, когда он вежливо поздоровался.

        - Вот и вам чашка кофе, мистер Брюс,  - почти пропела Джесси Морден.  - Вы собираетесь чем-нибудь занять сегодня нашу Пэгги? Иначе мне придется взяться самой.

        - Да, у вас есть какие-нибудь планы для меня?  - в тон ей повторила девушка.

        - Я и так все слышал!  - прогремел Брюс, нависая над ней. Потом прибавил вполне дружелюбно: - Хочу показать вам Реджвуд. Как знать, не станете ли вы его владелицей.
        И опять эта потрясающая то ли улыбка, то ли усмешка, отметила про себя Пэгги. Не поймешь, шутит или… Впрочем, великаны вроде него вряд ли ехидны - губы не те, слишком большие и сочные.

        - У вас есть чашка кофе для сиделки? Я должен ей передать кое-что от доктора, заодно и отнесу.
        Джесси Морден обрадовалась - не придется самой тащиться по лестнице,  - быстро налила и протянула поднос.
        Насвистывая, Брюс вышел из кухни.
        Если худшая из его привычек свистеть по утрам, он вполне сносен, почему-то весело подумала Пэгги.
        Пока она сидела, погруженная в свои мысли, миссис Морден успела куда-то выйти, а вернувшись, протянула ей маленькую тряпичную куклу в платьице в розовый горошек.

        - Ты ведь помнишь Рози, да?.. Я ее сшила, когда тебе было месяцев восемь. Я нашла ее в детской, как только вы с отцом уехали. Твоя любимая игрушка! Неужели забыла?  - На лице экономки сияла надежда, потому у Пэгги просто не хватило духа соврать: кукла решительно ничего для нее не значила. Добрая женщина долгие годы хранила ее в память о маленькой девочке, которую любила, и разочаровать беднягу теперь просто жестоко.

        - А я думала, куда подевалась моя Рози?  - сказала Пэгги, надеясь, что ложь ей простится.  - Спасибо. И как вам удалось ее сохранить?

        - Кукла - единственное, что мне осталось от тебя,  - вздохнула миссис Морден.  - Когда отец увез тебя отсюда, твоя мать выбросила из детской все, а Рози я успела припрятать.
        Изобрази волнение, приказала себе Пэгги. Это важно! Она бережно взяла игрушку. Изрядно потрепанная, примитивно сшитая самоделка была столь трогательно нелепа, что Пэгги невольно прижала малышку к щеке. Как только Брюс вошел в кухню, она быстро сунула ее в карман джинсов. Зачем? Сама не знала, скорее всего безотчетно.

        - У вас подходящая одежда для прогулки,  - одобрительно сказал Брюс.  - Честно говоря, я боялся, вы вырядитесь в короткую юбку и напялите туфли на каблуках.

        - Мне, вероятно, следовало бы обидеться,  - шутливо ответила Пэгги,  - но самые лучшие в мире блинчики лишили меня всякой воинственности. Можете язвить сколько угодно - мои стрелы в колчане.

        - Тогда вперед!
        Брюс схватил ее за руку и решительно повел за собой. У входной двери стоял «джип» неопределенного возраста.

        - Не думайте, машина работает как часы. Ни на одну другую не променяю,  - усаживая девушку в кабину, сказал Брюс.

        - Вы, кажется, оправдываетесь? Напрасно. Она мне тоже нравится. Куда мы поедем?
        Брюс довольный включил мотор, и они поехали по аллее вниз, в сторону холмов.

        - Сначала отправимся на восточные поля. Мне надо посмотреть, как там идет работа. Земли, по которым мы будем проезжать, входят в Реджвуд, а не только дом. Если вы действительно Пэгги Макинрой, все когда-нибудь может стать вашим. Хотя, надеюсь, вы не думаете, что вдобавок ко всему получите и солидный банковский счет? Поместье было почти полностью заложено мистером Макинроем, вашим отцом. Теперь начала окупаться ферма, впрочем, доход от нее невелик.

        - Если не секрет, как вы попали в Реджвуд?  - полюбопытствовала Пэгги.

        - Да какой там секрет! Несколько лет управляющим имения был очень опытный пожилой человек. Он умер. Адвокаты долго не знали, как быть. За это время, к сожалению, все пришло в полный упадок. Года четыре назад они обратились ко мне с просьбой принять хозяйство на себя. Так я и стал здесь управляющим. Надеюсь, наступит час, когда кто-то из наследников, вроде вас, наконец, возьмет все в свои руки.

        - Вам нравится такая работа?

        - Вообще-то нравится, но… Управляющий ведь не хозяин! У меня нет свободы действий,  - не сразу ответил Брюс.  - Мне бы хотелось кое-что изменить: улучшить селекцию животных и растений, обзавестись новыми машинами. Но, во-первых, это не моя собственность, а, во-вторых, на банковском счету имения не хватает денег на выплату процентов по закладу, не говоря уж о чем-нибудь другом.

        - Вы сказали, кто-то вроде меня возьмется за хозяйство здесь?.. Только не я.

        - Почему же?  - серьезно спросил Брюс.

        - Знаете, я почти уверена - меня не признают за Пэгги Макинрой. Это, как вы выражаетесь, во-первых. А во-вторых, проявлять рвение из-за доходов?.. Мне много денег не надо. Кое-что досталось от продажи отцовских картин, но я предпочитаю зарабатывать сама. Как умею, пишу книги. Тем и живу.

        - Про ваши литературные труды я узнал от адвоката мистера Матьюса, когда вчера вечером передавал ему документы, которые вы привезли с собой в Реджвуд. Оказалось, он из ваших почитателей, и одну книгу мне немедленно вручил.

        - Которую?  - с любопытством спросила Пэгги.

        - «Дитя гнева». Ночью я прочел ее до самого конца. Признаюсь, история меня захватила. Вы писали о себе?

        - В какой-то степени да,  - призналась Пэгги.  - Хотя и о других детях, которых знала по сиротским домам, тоже, конечно. Все персонажи - реальные лица. Вымышлены только место действия и имена, чтобы никто не мог подать на меня в суд.

        - Вы с удовольствием писали эту книгу?  - спросил Брюс.
        Пэгги помедлила с ответом, ей хотелось быть точной.

        - Мне всегда нравится писать, по крайней мере какую-то часть каждой книги. Иногда начало, иногда - другие главы. Но бывает, страницы рождаются в муках. Вот, например, первый мой роман. Он был слишком близок к правде. Так много о себе я никому и никогда не рассказывала. У меня душа изболелась, пока я не закончила. В то время я работала в универмаге. Стояла за прилавком по сорок часов в неделю, ночами сидела за машинкой. Когда рукопись была готова, я почувствовала облегчение: выговорилась до конца. Это как катарсис!  - Она резко повернулась к Брюсу - понял ли он, что значит окунуться в горькое прошлое и наконец освободиться от него?..
        Он молча коснулся ее плеча. Пэгги отвернулась, сделав вид, будто сейчас ее больше всего на свете интересуют пейзажи, мелькавшие за окошком автомобиля.
        Все вокруг действительно поражало красотой. Дорогу окаймляли деревья, за которыми расстилались изумрудного цвета поля, сменявшиеся буйными садами.

        - Мы выращиваем в основном картофель и яблоки. Некоторые участки сдаем в аренду фермерам. Но главная овощная культура - картофель.

        - Знаете, я однажды написала рассказ, где действие происходит как раз в похожих местах. Я жила тогда в Айдахо. Даже сейчас чувствую вкус печеной на костре картошки и запах ботвы… Хотя здесь все-таки мне нравится больше. Впечатляет контраст. Горы и ровные поля. Изумительное сочетание.
        В ответ Брюс лишь расплылся в улыбке, она же, наоборот, помрачнела.


        Пэгги не любила вспоминать свой провал, но сегодня все как сговорились. Надо же было Джесси Морден извлечь на Свет божий тряпичную куклу, а управляющему Реджвудом вздумать повезти ее на картофельные поля. Знали бы они, что кукла и картошка сплелись когда-то в сюжет, вылившийся в рассказ «Моргуля».
        Основой послужила история одной из приютских девочек, с которой Пэгги сдружилась. Худющая, нервная, она вызывала жалость и сочувствие. Звали ее Марго, а прозвали «моргулей» за беспрестанное подергивание веками - будто глаза все время были на мокром месте или в них попала соринка.
        В приюте Марго оказалась, можно сказать, по собственной воле. Сам по себе факт редчайший, если не исключительный. И далеко не сразу посвятила Пэгги в свою тайну, взяв слово никогда и никому о ней не рассказывать. Не нищета, в которой жила девчушка, поразила Пэгги - обеспеченных среди таких, как они сами, разве встретишь?  - а поступок, который та совершила.
        Единственной ее игрушкой была красавица кукла, доставшаяся по воле случая во время рождественской ярмарки: дама, распоряжавшаяся благотворительной лотереей, обратила внимание, каким взглядом пожирала маленькая Марго нарядную, в кружевном платье куклу, служившую главным призом. Его-то неожиданно и получила девочка, с замиранием сердца уставившаяся на дорогую игрушку. Счастливая, она прибежала тогда домой, целыми днями любовалась фарфоровым личиком, расчесывала волосы, поправляла каждую складочку воздушного кукольного наряда. Не расставалась с ней, даже когда спала, бережно укладывая рядом со своей подушкой.
        Кукла и впрямь оказалась хороша. Марго завидовали соседские дети и даже их мамаши - редко кто мог позволить себе купить такую - умеющую открывать и закрывать глаза, двигать руками и даже произносить «уа-уа»…
        Счастье, озарившее жизнь Марго, длилось недолго. Проснувшись однажды утром, она обнаружила, что кукла исчезла. Отец обменял ее на три мешка семенной картошки: для него это был шанс не упустить драгоценное время посадки и гарантии приличного урожая, для Марго - предательство. В тот день девочка навсегда ушла из своего дома…
        Перебирая в памяти судьбы своих товарок, Пэгги часто возвращалась к Марго. Чем не сюжет для рассказа, решила она и отважно взялась за перо. Писала вдохновенно, стараясь не упустить ни единой детали, добиваясь точности и правдивости в каждой мелочи быта, обстановки, образа жизни. Особенно старалась передать характер героини, отважившейся на такой шаг, ее психологию.
        Как-то Пэгги показала рассказ своему издателю Майклу Эндроку - не сомневалась, ему понравится. И ошиблась. Эндрок назвал его фальшивым, лишенным социальной подкладки и психологической мотивации, старомодным. В сборник не включил и к двенадцатистраничному тексту «Моргули» больше ни разу не вернулся…
        Самое обидное и несправедливое для Пэгги заключалось в том, что Эндрок усомнился в достоверности событий, которые описывались. А ведь все в этой истории чистейшая правда!
        Подумать только, досадливо усмехнулась про себя Пэгги, когда врешь - тебе верят, как, например, сегодня утром Джесси Морден, радостно преподнесшая ей ватного уродца в гороховом платьице, а говоришь или пишешь правду - упрекают во лжи.
        Приезд в Реджвуд - еще одно тому доказательство. Вряд ли Брюс Патерсон, посвящающий сейчас Пэгги в дела имения со всеми его «картофельными проблемами», принимает за чистую монету ее бескорыстный приезд сюда, хотя, видит бог, ей и в голову не могло прийти мечтать о каком-либо наследстве. Знала бы, в какую двусмысленную ситуацию попадет, отказалась бы от поездки. Да разве он поверит в ее искренность?.. Покосившись на Брюса, уверенно справлявшегося с разбитыми проселочными дорогами, Пэгги отвернулась к окошку «джипа»: раскинувшиеся окрест поля, горы вдали, высокое августовское небо действовали умиротворяюще, дышали вечностью, по сравнению с которой любые мирские терзания казались нелепыми. Пэгги вдруг ощутила в душе покой…


        Ко времени ланча они наконец закончили осмотр полей. Пэгги теперь была буквально напичкана знаниями о картофеле. Все, с кем Брюс разговаривал, останавливая свою машину около людей, работавших на грядах, говорили либо об удобрениях и поливе, либо о вредителях.

        - Наверно, теперь вы предпочтете иметь дело с картошкой в пакете из супермаркета,  - заметив, что Пэгги устала, сказал Брюс, усмехаясь.

        - Именно так,  - пробормотала она, уже не пытаясь изображать живой интерес.

        - Тогда пошли.  - Брюс взял ее за руку и повел обратно к «джипу».  - Съездим ко мне на ланч.

        - Надеюсь, там не будет картофеля?  - поморщилась Пэгги.

        - Как судьба распорядится,  - отшутился он.
        Поездка к Патерсонам оказалась весьма короткой. Через каких-то пять минут они подкатили к большому бревенчатому дому, крепкому, хотя и потемневшему от времени.

        - Он не такой старый, как вам представляется,  - сказал Брюс, заметивший удивление Пэгги.  - Все постройки в долине гораздо моложе Реджвуда.

        - Я думала, освоение земель и строительство шло здесь одновременно.

        - Да, несколько семей поселенцев обосновались сразу. Но во время восстания индейцев, которое мы называем войнами короля Филиппа, деревню сожгли дотла, людей перебили…

        - Стыдно, если плохо знаешь историю,  - сокрушенно вздохнула Пэгги.

        - Войны короля Филиппа,  - начал Брюс голосом школьного учителя,  - продолжались с 1675 по 1678 год. Индейцы воевали и с местными жителями, и друг с другом. Даже тогда здешние земли ценились исключительно высоко! Когда бойня закончилась, уцелел только Реджвуд, правда, его пришлось сильно переделать. У дома богатая история.

        - Я поразилась, узнав, что это исторический памятник. Детектив, к которому пришлось обратиться, дал мне подробнейшую информацию.

        - Вы наняли детектива?  - переспросил Брюс с внезапно вспыхнувшим подозрением.  - Зачем, позвольте спросить?
        Пэгги растерялась, очень уж грозен был тон.

        - Да вы же сами читали записку отца, где он советует мне поехать в Реджвуд, не сообщив при этом адреса. Я и прибегла к услугам «Феникса».

        - Так и поверил!  - взъярился Брюс.  - Не один такой «Феникс» зарится на здешние земли, чтобы пустить их под строительство! За Реджвуд, небось, вам пообещали кучу долларов?.. Кретин, как я раньше не догадался!

        - Я не вру,  - обиделась Пэгги, голос ее зазвенел.  - Верьте - не верьте, мне надоело быть человеком без роду без племени! Вам не понять, как важно знать, кто ты и откуда, где покоятся твои предки… А вы, вы…  - Слезы навернулись ей на глаза.

        - Ну ладно, ладно,  - сразу смягчился Брюс.  - Извините меня. Станешь подозрительным, если вдруг объявились две девушки с фамилией Макинрой. И обе - претендентки на здешнюю собственность.

        - Меня из списка можете исключить,  - произнесла Пэгги уже не так обиженно, хотя и с горечью.
        В кармане она нащупала куклу, вытащила, расправила мятое, в горошек, платьице. Словно искала в ней поддержки. Брюс покосился и саркастически фыркнул.

        - У меня впечатление, будто она для вас много значит. Странно для взрослого человека, коли он не сентиментален, а вы вроде не из слюнтяев.

        - Утром мне дала ее Джесси Морден. Уверяет, я играла с Рози в младенчестве.  - Мгновение подумав, Пэгги решила быть правдивой до конца.  - Я не стала огорчать добрую женщину, а вам скажу - не помню эту игрушку. Хоть убейте, не помню.
        Если бы Пэгги являлась самозванкой, то наверняка уверяла бы, что свою куклу узнала. Значит, честнейшая душа? Или хорошая актриса? С каждой минутой головоломка становилась все труднее, хотя в душе Брюс симпатизировал зеленоглазой и рыжеволосой девушке.
        Пэгги уловила мимолетный, чисто мужской взгляд. Зарделась, но взяла себя в руки. Она не находила в своей внешности ничего красивого. С детства ее дразнили дылдой и рыжей. Вот и этот мужчина, от которого возбуждающе пахнет лосьоном для бритья, наверняка посмеивается, а она, дура, чуть не разомлела. Хватит мусолить опасную тему, приказала себе Пэгги и высвободила руку, лежавшую на его локте.
        Он первый поднялся по ступеням крыльца, подождал у входной двери, над которой висел латунный молоточек с витиеватым венчиком из роз, повернул ручку и впустил ее в дом, через маленькую переднюю провел в гостиную. Она оказалась просторной, с большим ковром посередине, но довольно мрачной по свету и… абсолютно запущенной.

        - Не обращайте внимания,  - усмехнулся Брюс.  - У мужчин, живущих здесь, никогда порядка не будет. Давайте пройдем в столовую. Моя экономка, должно быть, уже все приготовила к ланчу.
        Следующая комната поразила Пэгги еще больше. За огромным старинным полированным круглым столом, навалившись на него грудью, сидел пожилой человек, одетый довольно неопрятно. Когда-то белокурые волосы тронуты сединой, морщинистые щеки, губы поджаты… Это было лицо шестидесятилетнего испорченного мальчишки. Да он вылитый Вилли, сразу догадалась Пэгги. Сходство поразительное!

        - Кто это с тобой?  - пробрюзжал старик.  - Твоя возлюбленная?  - Он отвратительно захихикал, глядя на Брюса, потом опять перевел взгляд на Пэгги.  - По-моему, я тебя знаю, девушка, или ошибаюсь?.. Ух, до чего же ты рыжая! Вылитая лиса…
        Пэгги почувствовала к нему ненависть, но не дала себе сорваться. Не грубить же в чужом доме, пусть сами с ним разбираются, подумала она.

        - Здравствуй, отец,  - сказал Брюс, и в его голосе ей почудились ноты, которые Пэгги до этого не слышала.  - Не слишком ли рано сегодня начал?

        - А ты что делал бы на моем месте? Приходится улучать момент. Зря прячете, все равно найду,  - произнес тот и залпом осушил стакан.  - Фу, мерзость… Неужели я не заслужил чего-нибудь поприличней? Уж лучше бы остался в Париже. По крайней мере там выпивка нормальная.
        Стакан выскользнул у него из рук и скатился на пол. Инстинктивно Пэгги бросилась поднимать. Запах алкоголя шибанул ей в нос.

        - Налей-ка мне еще, девушка.

        - Нет,  - сурово возразил Брюс.  - Если хочешь уморить себя, делай это без нашей помощи. Пойдемте, Пэгги. Давайте поедим на кухне. Там и воздух чище. Извините за сцену,  - произнес удрученно, когда они пришли.  - Не думал, что он уже встал. Обычно отец не вылезает из постели до двух часов дня и до полчетвертого еще трезв.

        - Не переживайте, я видела и похуже. Один из моих воспитателей тоже был пьяница.

        - Вообще-то говоря, правильно, что вы встретились. Так или иначе, я должен был вас познакомить.

        - Какая необходимость?  - пожала плечами Пэгги.

        - Видите ли, ваша мать, то есть миссис Макинрой,  - девушка сразу отметила, каким холодным стал его голос,  - ваша мать и мой отец много лет назад вместе убежали в Париж… Это был скандал десятилетия - нет, скандал века в нашей округе! Она бросила четырехлетнюю дочь и мужа, он - жену и двух сыновей…
        Пэгги оторопела. Буря бушевала в душе, мысли путались. Как сквозь вату доносились слова Брюса.

        - В Париже они жили на ее деньги, пока все не спустили. И тогда… Мне трудно так говорить об отце, но хочу, чтобы вы знали: «любезный джентльмен» бросил свою пассию в Париже одну, без денег, больную. А сам однажды утром объявился дома, ожидая, что «любящая семья» простит и забудет прегрешения его молодости… Моя мать не простила, она с ним развелась и теперь снова замужем и счастлива. Думаю, и я никогда не прошу. Старался, но не получается.  - Когда Пэгги подняла на него глаза, то увидела совершенно окаменевшее лицо.

        - Если они все потратили, и он бросил ее в Париже без гроша, как же она вернулась обратно?..

        - Я ездил за ней,  - тяжело вздохнул Брюс.  - Сыновьям иногда приходится расплачиваться за отцов… Буду откровенным, рано став в доме старшим, мне пришлось повкалывать! Я сумел выкупить ферму - отец всю жизнь был мотом,  - кое-что скопить. С тех пор как он снова тут, я выплачиваю ему пособие. Вполне достаточное для спиртного и гольфа, в который он играет, если трезв…
        Пэгги выслушала горькую исповедь, не перебивая. Только сейчас она стала догадываться, какой ненавистью должно быть переполнено сердце Брюса Патерсона к хозяйке Реджвуда и собственному отцу, породившим бесконечную цепь несчастий как в одной, так и в другой семье.

        - Ее оказалось трудно найти в Париже?  - наконец тихо спросила она.

        - А что было делать? Сидеть сложа руки? Да меня совесть бы заела. Отец трижды предатель - соблазнил женщину бежать, обещал жениться, разорил… Как нашел в Париже? Длинная история, не хочу даже вспоминать. Отчасти просто повезло.

        - Она там заработала себе эмфизему?

        - Зарабатывала всю жизнь, выкуривая по три-четыре пачки в день, а уж пили они вместе - отсюда и цирроз печени.

        - Не понимаю одного, разве эти болезни заразные?  - наивно спросила Пэгги.  - Почему ее держат под замком?

        - Чтобы комната была заперта, миссис Макинрой распорядилась сама. Думаю, опасаясь, как бы снова не появился ее кавалер. Мы, как видите, живем по соседству. А мне такая ситуация, когда мадам ни во что не лезет, на руку. Занимаюсь Реджвудом, оплачиваю уход за больной, лекарства и т. д. Совесть моя чиста.
        Вот уж правда, с уважением подумала Пэгги, в благородстве ему не откажешь. Сильная личность, таких встретишь не часто. Судьба свела ее с ним, но вряд ли ей повезет вытащить счастливый билет именно с таким человеком, а жаль…

        - Проблемы возникли теперь. Она умирает. Вполне естественно, меня интересует завещание владелицы Реджвуда, потому что я несу здесь ответственность за все. Кто бы ни вступил в права наследства - я отчитаюсь за каждый участок земли и любой полученный или истраченный доллар. Но она молчит. Не знаю, существует ли вообще завещание. Если нет, возникнет чудовищная юридическая неразбериха. Так что даже если вы действительно Пэгги Макинрой, все равно можете не получить семейную собственность. Все зависит от женщины, которая вчера вечером разразилась истерикой, увидев вас.
        Надежды маловато, уныло сказала себе Пэгги. К счастью, бог не наделил меня хищническими инстинктами. Пусть все будет, как будет, вернусь в Нью-Йорк, потом в свой тихий провинциальный Элитон, жаль только, Брюса не окажется рядом… мужчины, которого, возможно, могла бы полюбить…
        Ее опыт в сердечных делах был невелик. Воспитываясь под чужим, часто не очень доброжелательным взглядом, Пэгги научилась не столько прятать свои чувства, сколько вообще не давать им возможности произрасти - держала сердце в кулаке. Из осторожности, недоверчивости, боязни испытать разочарование и боль, которых в ее жизни и так хватало.
        Но скорее всего одиночество стало своеобразной защитой своего «я», отчетливо пробивавшегося сначала в виде торопливых строчек дневника, потом первых литературных опусов. Они были ее прибежищем, в них она изливала душу: любила и ненавидела, карала и миловала. Там жила на полную катушку и давала волю страстям, а не где-нибудь на молодежной вечеринке, когда все за всеми ухаживают и второпях целуются.
        Молодость, конечно, брала свое. Любить и быть любимой - естественная потребность вступающей в пору расцвета девушки, однако мужчины, с которыми она сталкивалась, являлись лишь отдаленным подобием того, кого рисовало воображение.
        Менеджер магазина, в котором Пэгги какое-то время служила, настойчиво приударивший за приглянувшейся рыжеволосой кассиршей, был, например, по-своему славным парнем, отзывчивым и добрым, но… Пэгги с трудом находила с ним общие темы для разговоров, а уж признайся она в своих ночных бдениях над листочками рукописей, он принял бы ее за чокнутую и только посмеялся, посоветовав вместо глупостей всерьез заняться домашней стряпней или пойти на бухгалтерские курсы. Они оказались внутренне несовместимыми.
        Мысленно своим избранником Пэгги представляла совсем не такого человека. Она мечтала о личности благородной, целеустремленной, преданной своему призванию, пусть и вполне прозаическому, мужчине, которого можно уважать и ценить за цельность натуры.
        Пожалуй, идеалу отдаленно соответствовал Майкл Эндрок, и будь он помоложе, или она постарше… Хотя Пэгги отдавала себе отчет, что ее расположенность к нему вызвана скорее благодарностью за благожелательность, с какой издатель помог ей, скромному новичку, попытаться выйти на трудную литературную стезю. Они стали союзниками, одно это уже дорогого стоило, лирики между ними не было и в помине.
        Выбрать провинциальный Элитон, где она поселилась, тоже посоветовал Эндрок. И впрямь, работалось здесь хорошо. Что же касается общества - местные молодые люди, с которыми Пэгги иногда знакомилась, предстали на редкость серыми и безликими.
        Думала ли Пэгги встретить в Реджвуде мужчину, который произведет на нее впечатление? Да нет, конечно. Но Брюс Патерсон если и не задел, то заинтересовал. Она почувствовала в нем нечто неординарное, особенно когда сегодня услышала о его поездке в Париж - финале любовной драмы, разыгравшейся много лет назад в Реджвуде, печальными жертвами которой, как ни странно, они оба оказались.
        Ночью Пэгги долго не могла заснуть. Не давали покоя мысли о лопнувшем как мыльный пузырь союзе между ее отцом и матерью. В письме, которое она хранила в сейфе, он, помнится, сам признался: «наш брак был ошибкой». Так неужели правда, что больная женщина, запертая теперь наверху в своих апартаментах,  - ее мать?.. Голова Пэгги шла кругом. Быть того не может, размышляла она, родная мать - и за все годы не подать о себе весточки? Неужели любовь к такому ничтожеству, как старик Патерсон, сильнее долга или материнского инстинкта? Стоп, остановила себя Пэгги, он ведь не всегда был стариком и не сразу стал пьяницей! Но все равно он исковеркал ей жизнь, а заодно и многим другим, зло твердила она.
        Ворочаясь с боку на бок, Пэгги лихорадочно перебирала услышанное от Брюса. Он, конечно, рассказал правду, жестокую, но правду. Только вот имеет ли ко всему этому отношение лично она, Пэгги? Увидев на пороге комнаты свою дочь, разве мать способна выставить ее за дверь? Больше того, больная женщина ведь точно сказала: «это не Пэгги, знать тебя не желаю!»
        Ну так тому и быть. Она не собирается никому навязываться и уж тем более спорить с судьбой. Та, если захочет, все расставит по местам и каждому воздаст. От принятого решения на душе сразу полегчало, и измученная бесплодными терзаниями Пэгги сразу провалилась в сон…

4

        На следующий день Пэгги поднялась рано и сразу отправилась на кухню.

        - Доброе утро.  - Миссис Морден приветливо обняла и расцеловала девушку.  - Вижу, твой нюх тебя не подводит. Я уже поставила в духовку пироги и сварила кофе.

        - Я еще не совсем проснулась, Джесс, но, когда дело доходит до свежего кофе, у меня нос как у ищейки.

        - Как ты меня назвала?  - На лице миссис Морден расцвела счастливая улыбка.

        - А что?

        - Мне показалось, ты сказала «Джесс». Вообще-то мое полное имя «Джессика», хотя все зовут «Джесси». Одна ты во всем мире говорила мне «Джесс», хотя и отчаянно шепелявила.

        - Если хотите, Джесс, я с радостью буду обращаться к вам только так,  - рассмеялась Пэгги.  - А уж вы, пожалуйста, не величайте меня столь официально, как вчера.  - Девушка скорчила серьезную мину и нарочито торжественно произнесла: Пэгги Рут Макинрой из Реджвуда.

        - Пэгги Макинрой!  - укоризненно возразила экономка.  - Я имею на это право. Я знаю - ты та самая девочка, о которой я мечтала долгие годы. Как только тебя увидела, сразу узнала свою малышку. Реджвуд - твое родовое поместье. Семья Макинроев живет здесь из поколения в поколение. На тебе лежит ответственность… ответственность за клан Макинроев! А теперь, что ты съешь на завтрак?
        Пэгги не хотелось перегружать экономку дополнительными заботами. Не молоденькая, чтобы ради нее суетиться. Впрочем, и пожилой ее не назовешь. Крепкая, сильная, кровь с молоком. Приятно посмотреть.

        - Приготовлю-ка тебе французские тосты. Ты всегда их любила.

        - И сейчас люблю,  - улыбнулась Пэгги и намеренно беззаботно спросила: - А где Брюс? Что-то он припозднился…

        - Уехал рано утром в Бостон на цветочный рынок,  - ответила Джесси Морден, энергично взбивая молоко и яйца, иначе ломоть хлеба не пропитается и останется жестким.

        - Зачем?

        - Патерсоны выращивают цветы на продажу. Разве Брюс не показал тебе? Честное слово, иногда думаю, он знает какое-нибудь заклинание. У него все растет, а цветы - просто чудо. Розы - круглый год, в теплицах, конечно. Удивляюсь, как он все успевает. Брат ему не помощник, об отце и говорить не хочу… Принимайся за еду, дорогая. Возьми патоку - будет еще вкуснее.

        - С удовольствием.

        - Знаешь, кто очень любил патоку? Твой отец.  - Джесси Морден налила себе кофе и тоже села за стол.  - Как бы ты ни относилась к нему, я должна сказать - он был прекрасным человеком.
        Пэгги тяжко вздохнула.

        - Поверь, мне незачем врать. Стивен получил Реджвуд в наследство, но труд на земле пришелся ему не по душе. Он хотел стать художником, жил для искусства. Однажды в его мастерской, во флигеле, появилась натурщица. Стивен, как безумный, писал ее портреты и отчаянно влюбился. Не знаю, зачем она вышла замуж. Может, думала, у него много денег. С самого начала их семейная жизнь не заладилась. Ссорились, мирились, потом родилась ты. Сама посуди, как он относился к жене, если дочь тоже назвал в честь нее - Пэгги. Все в Реджвуде надеялись - ребенок положит конец размолвкам. Отнюдь. Когда тебе исполнилось три года, твоя мать завела роман с нашим соседом - мистером Патерсоном. Об их связи сразу пошли толки. Она попросила развод. Стивен ужасно переживал, и в конце концов согласился, оговорив, что ребенок останется с ним. В качестве отступного та потребовала полмиллиона долларов. Вот тогда он и заложил имение. С тех пор Реджвуд в долгах, только благодаря Брюсу дела стали немного выправляться.

        - Если отец откупился, почему мы уехали в Нью-Йорк? Ведь могли бы жить здесь все вместе, а не врозь.

        - Дорогуша, у него не было выхода!  - воскликнула миссис Морден.  - Мамаша грозилась тебя похитить, и Стивен боялся, что она будет шантажировать, опять выклянчивая деньги. Он рассудил: чем меньше известно, где ты находишься, тем безопаснее. Поверь, решение отдать дочку чужим людям далось ему тяжело… Знай он, что твоя мать в конце концов объявится в Реджвуде… Думаю, Стивен никогда не простил бы ее, хотя и любил до беспамятства…
        Сейчас Пэгги больше всего хотелось побыть одной. Слишком много подробностей драматической жизни семьи обрушилось на нее, терзая и без того изболевшееся сердце! Она уже собралась вернуться в спальню, однако не могла не выполнить просьбу Джесси Морден - отнести завтрак сиделке.
        Пэгги поднялась по лестнице, осторожно неся поднос с кофейником, французскими тостами на закрытом блюде и стаканом апельсинового сока. Подойдя к знакомой уже двери, она негромко постучала.
        Глория Стоун открыла сразу.

        - Благодарю вас. Кофе очень кстати. А тосты, которые готовит миссис Морден, просто объедение.
        Она забрала поднос и поставила его на стол. Из спальни больной слышались голоса.

        - Сегодня у миссис Макинрой посетитель,  - заметив удивление Пэгги, объяснила сиделка.
        Не успела она это произнести, как на пороге появилась Энн, явно радостно оживленная. У нее вид как у кошки, слопавшей канарейку, не без раздражения подумала Пэгги.

        - Как хорошо, что вы здесь! Миссис Макинрой хочет вас видеть. А вам придется отложить завтрак. Лед, который вы принесли миссис, растаял, наколите его еще раз.
        Две вещи сразу насторожили Пэгги - медсестру явно отсылали, опасаясь лишних ушей, но почему девица, если она настоящая дочь или выдает себя за таковую, не называет миссис Макинрой «мамой»?
        Пэгги собралась с духом и шагнула в комнату больной. Та сидела в кресле за письменным столом. Энн устроилась на стуле рядом. Несколько секунд все молчали. Пэгги стало не по себе.

        - Вы хотели мне что-то сказать?  - произнесла она запинаясь.

        - Мы хотим заключить с вами сделку,  - сообщила миссис Макинрой, не глядя Пэгги в глаза. Голос у нее был слабый, хрипловатый, впрочем, довольно решительный.  - Учтите, более выгодную, чем можно ожидать здесь от других.

        - Сделку?..

        - Да!  - резко бросила миссис Макинрой.  - Мы предлагаем вам деньги. Взамен вы отказываетесь от своих притязаний на Реджвуд и немедленно уезжаете.
        Размышляя, Пэгги склонила голову набок. Эта парочка походила на двух воришек, приготовившихся обчистить церковную кружку.

        - О какой сумме идет речь?  - чтобы как-то оттянуть время и сообразить, к чему они клонят, спросила она.

        - Пятьсот долларов,  - заявила миссис Макинрой тоном, будто предлагала миллионы.
        Десять лет назад такая сумма действительно показалась бы Пэгги целым состоянием. Не спеши, приказала она себе. Деньги, которые тебе сулят, не более чем хитроумная ловушка.

        - Мне нужно подумать,  - уклончиво ответила Пэгги. Больная явно избегала смотреть ей в лицо. Неужели это чудовище действительно моя мать?  - Предложение заманчивое. Я не понимаю, однако, зачем вы его делаете?

        - Мы не хотим, чтобы вы остались ни с чем, когда адвокат сделает официальное заявление. Настоящая Пэгги Макинрой - это я.
        Почему, спросила себя Пэгги, Энн в таком нетерпении, с какой стати торопится забежать вперед?

        - Как вы собираетесь мне платить?  - спросила она, чтобы еще оттянуть время.

        - Чеком!  - заявила миссис Макинрой как о само собой разумеющемся.

        - Нет уж, благодарю вас,  - возразила Пэгги.  - Я видела слишком много фальшивых, только наличными.  - В ее голове роились тысячи вопросов, а самый главный - неужели они поверили, что она примет их предложение? Где же Брюс? Он нужен ей немедленно. Те, кто утверждает, будто женщины слабый пол, несут чепуху, и пример тому - сидящие напротив.

        - Или чек, или ничего!  - угрожающе выкрикнула миссис Макинрой.

        - Наличными,  - хладнокровно повторила Пэгги.

        - Энн, сколько у тебя с собой? У меня наличными пятьдесят долларов.  - Миссис Макинрой дрожащими руками рылась в ящике письменного стола.

        - У меня двадцать,  - отозвалась Энн довольно испуганно.  - Они в спальне. Разве могла я предположить, что у вас нет денег?

        - Они у меня есть, но не здесь.  - Больная громко захлопнула ящик.

        - Тогда нам больше не о чем говорить,  - нарочно грубо сказала Пэгги.
        В ответ разразилась настоящая истерика. С криком, швырянием салфеток и склянок, закатыванием глаз.

        - Хорошо, позвольте и мне сделать вам предложение, может быть, оно вас успокоит,  - невозмутимо заявила Пэгги.  - Я плачу каждой из вас по тысяче долларов, чтобы вы, Энн, просто уехали, а вы - мама - приняли меня, даже если вам это нелегко сделать.  - Воцарилась пауза, после которой Пэгги продолжила: - Я довольно много заработала на своих книгах и получила приличные деньги за отцовские картины. Так что можете не опасаться, не обману.

        - Неужели удалось найти слепцов, которые захотели купить его мазню? Невероятно!

        - Хотите послушать анекдот?  - Пэгги усмехнулась - самое время для анекдотов, но все-таки докончила: - Однажды мудрого еврея спросили: может ли брак по расчету быть счастливым?.. Да… если расчет был сделан правильно.

        - Убирайтесь вон!  - в гневе закричала миссис Макинрой.  - Чтобы ноги вашей здесь не было!

        - Не хотите сознаться, что вы мне мать? Жаль. Тогда пусть совесть и сердце станут вам судьями! Зато я, настоящая Пэгги Макинрой, вправе спросить - коль эта женщина мне не мать, то кто же, черт возьми, она такая и на каком основании живет в Реджвуде?
        Ответом ей было молчание. Круто развернувшись, Пэгги вышла.

        - Опять неприятности?  - спросила сиделка, столкнувшись с ней в коридоре.

        - Не для меня,  - решительно ответила Пэгги.  - Вам долго придется приводить ее в чувство. Сожалею… я просто не могла больше сдерживаться.
        С запада дул легкий ветерок. Растрепавшиеся волосы скользили по щекам, цеплялись за ресницы, надо бы их смахнуть, но Пэгги не могла даже пошевелиться. Сцена с матерью отняла у нее все силы. К скамье среди дубов она пришла машинально, подспудно надеясь, что Брюс, если появится, найдет ее именно здесь.
        По усыпанной гравием дорожке прошелестели шаги, скрипнув, чуть осело дощатое сиденье, мужская рука легла на плечи Пэгги. От жалости к самой себе у нее потекли слезы.

        - Она знает, что я ее дочь,  - всхлипнула Пэгги, уткнувшись лицом в мужскую грудь.  - Я по ее глазам вижу. Но не желает этого признавать! Почему, Брюс?
        Раздался смешок, от которого Пэгги вздрогнула. Ее обнимал вовсе не Брюс, а Вилли. И тот вовсе не намеревался выпускать пленницу из своих объятий, как та ни старалась.

        - Успокойтесь,  - сказал он.  - Как говорится, есть братья по разуму, ну а мы с вами - по несчастью…

        - Мне не до смеха.

        - Мне тоже. Деньги - вот как называется эта игра. Вы страдаете из-за матери, я из-за брата. Да, да, не удивляйтесь! Брюс - первенец, поэтому ему досталось все, а мне ничего. Я оказался в роли приживалы. Так было угодно нашему твердому как орешек деду. Он даже своего сына, нашего с Брюсом отца, ничем не пожелал одарить… Впрочем, у него были основания. Но оставить без копейки меня?!

        - Каждому свой крест.

        - Да, но разве брат не должен помочь брату, когда тот изнемогает?

        - Не похоже, чтобы вы изнемогали,  - сердито сказала Пэгги, упорно вырываясь.  - И потом, насколько я поняла, Брюс содержит вас и отца.

        - Отец долго не протянет. С насквозь проспиртованной печенкой он не жилец. А у меня что за жизнь? У брата в руках все. Наше хозяйство, доходы от него, еще он управляет Реджвудом. Мне кажется, Брюс пытается взять под свой контроль всю долину!

        - Чушь!

        - Не будьте идиоткой,  - фыркнул Вилли.  - Кто бы из вас - Пэгги или Энн - ни стал наследницей, он наверняка предложит, чтобы вы продали ему землю. Я раскусил его замысел. Он хочет ее скупить, так как полно богатых компаний, мечтающих развернуть здесь строительство. Энн я посвятил в его тайные планы, с ней такой номер не пройдет. Вас же он обязательно обдурит. Откуда приезжей барышне знать, какова настоящая, а не бросовая цена на здешние земли?

        - Так коварно можно поступить с человеком, которого ненавидишь…  - растерялась Пэгги.

        - Он ненавидит всех Макинроев. Наша семья развалилась из-за вашей матери, разве вы не в курсе?.. И он в конце концов за это отомстит! Надеюсь, у вас нет романтических идей в отношении него?.. Брюс готов переспать с кем угодно, если результатом окажется выгода!

        - Зачем говорить гадости?!

        - Не хочу, чтобы вы пострадали из-за Брюса. Мой старший братец ловкач и всегда использует женщин. Пожалуйста, не протестуйте, вы его не знаете.
        Пэгги была потрясена. С трудом ухитрилась чуть отодвинуться от Вилли. Да его изысканно красивое лицо - лишь маска, мелькнуло у нее в голове, вон как поджаты змеиные губы, кривится, будто лимон проглотил.

        - А вам-то обо мне заботиться какой резон?  - подозрительно спросила она.  - Не из благотворительных же целей?..

        - Я могу стать вашим агентом,  - быстро проговорил Вилли.  - Мне известны имена более денежных потенциальных покупателей Реджвуда и как с ними связаться. Все, что мне нужно,  - процент с продажной цены. Не беспокойтесь, дорого с вас не возьму…

        - Мне нужно подумать,  - отозвалась Пэгги. Ей стало ясно - доверять младшему Патерсону нельзя. А старшему?.. Неужели Вилли рассказал о нем правду?  - Когда приму решение, дам вам знать. Идет?
        Тот радостно улыбнулся и неожиданно прильнул к ее губам. За всю свою жизнь она не так уж много целовалась, но поцелуй Вилли показался ей нарочито страстным. Пэгги довольно резко девушка оттолкнула наглеца! Он расхохотался.

        - Чего вы ощетинились? Считайте, это всего лишь печать на нашем тайном договоре.

        - А как же Энн? Если она узнает, что мы с вами союзники?..  - не без ехидства произнесла Пэгги.

        - Энн? Пусть использует свои шансы в игре, как и мы все,  - цинично сказал он и тут же откланялся.


        Брюс и не думал ехать на бостонский цветочный рынок. С утра он отправился в Дорфилд, чтобы зайти в юридическую контору «Матьюс и сын». Старику Матьюсу было под восемьдесят, и поэтому лично он занимался лишь делами своих старинных друзей. Макинрои были в их числе. Еще бы - самый знатный в округе род. Управляющего Реджвудом глава конторы встретил более чем приветливо, хотя он и поднял его спозаранку.

        - Как у вас там дела?..

        - Мне кажется, доктора махнули рукой.

        - Неужели так плохо?  - покачал головой адвокат.

        - Более чем,  - развел руками Брюс.  - Однако насчет своего завещания миссис Макинрой упорно помалкивает, а ситуация с наследниками такая запутанная, что мне следовало бы ознакомиться с этим документом заранее. Вы бы не могли показать хотя бы ту часть, которую сочтете нужной?
        Вопрос был задан прямо, и старик так же прямо ответил:

        - Нет! Даже если бы оно и было… Но я им не располагаю вообще!

        - Как? У вас нет завещания миссис Макинрой?

        - Совершенно верно. Ни копии, ни подлинника, ничего!  - Заметив растерянность Брюса, адвокат продолжил: - Не вижу основания для беспокойства. В данном случае в документе нет даже необходимости. У миссис Макинрой нет никакой собственности, которую она могла бы кому-нибудь оставить.

        - У хозяйки Реджвуда?.. Вы шутите!
        Старик молча встал, подошел к полкам с папками, занимавшим всю стену кабинета.

        - Так, дайте подумать, куда я положил: на букву «М»? Нет, на букву «Р». Это мой шифр по бракоразводным делам.
        Рылся он довольно долго, пока не нашел нужную папку.

        - «Акт о расторжении брака»,  - прочел Брюс и пролистал страницы.  - Здесь слишком часто встречается слово «поскольку», чтобы я мог понять суть,  - сказал он через минуту.

        - Все очень просто. В момент развода миссис Макинрой получила деньги на бочку. За мужем осталась вся недвижимость и ребенок. Поэтому миссис Макинрой попросту нечего завещать. Я получил вчера ваш пакет с документами. Стивену Макинрою еще бы жить да жить. Жаль, что умер. Он был неплохой человек… Относительно его собственности могу сказать одно - ее унаследует дочь. Как он ошибся, выбрав ей имя жены! Впрочем, разве угадаешь, как сложится, семейная жизнь! Надеюсь, молодая Пэгги Макинрой характером не в мать?

        - Похоже, нет,  - сказал Брюс.  - Признаться, я давно догадывался - темнит затворница из Реджвуда. Наконец понял, почему. Но беда в другом. На наследство претендуют сразу две девушки, и я не знаю, то есть с точностью не могу утверждать, какая из них законная… Окружная налоговая инспекция оценивает Реджвуд в десятки миллионов, и я не хочу, чтобы они достались мошеннице.
        Адвокат довольно долго молчал, обдумывая ситуацию.

        - Вам нужно найти житейское, но безошибочное испытание, позволяющее выбрать нужную девушку, иначе единственными, кто извлечет выгоду, окажутся судейские чиновники.

        - Я надеялся на вашу помощь,  - взмолился Брюс.

        - С юридической точки зрения я сделаю все. Подготовлю копию бракоразводного контракта, другие документы. Мне важно добиться официального признания записки, которую покойный Стив Макинрой оставил своей дочери. Лучше бы, конечно, он написал завещание, а не царапал каракули на листочке. Ничего не поделаешь, придется положиться на экспертизу. Следующий этап - раз речь о таких больших деньгах и конфликте - передача всего дела в суд. Вы же знаете, нужно будет уплатить налог на наследство. Штат Массачусетс взыскивает в казну налоговую долю даже раньше, чем адвокаты получают свою. К сожалению, волокиты и крючкотворства нам не избежать. Набирайтесь духу, молодой человек, законную претендентку мы непременно отстоим…
        Брюс очутился на улице все с тем же бременем забот, с каким пришел в адвокатскую контору. Если законной наследницей признают рыжеволосую Пэгги, не захочет ли она продать реджвудские земли, предпочитая деньги? При этом по ее милости на улице окажутся двадцать семей, занятых на работе в имении. Ей на них плевать, она вернется в Нью-Йорк, в свой издательский мир. Попробовать уговорить ее не совершать глупостей? Так они в крови у Макинроев. Брюсу казалось, что голова его пухнет от безрадостных мыслей.
        В отвратительном настроении он отправился в Реджвуд.
        Как же Брюс любил его! И эти поля, раскинувшиеся вокруг, и сам дом-крепость. Из трубы кухни поднимался дымок. Брюс почему-то подумал о Пэгги. Наверно, сегодня Джесси Морден накормила ее чудесным завтраком, и теперь она где-нибудь прогуливается. Брюс вдруг осознал - Реджвуд стал значить для него еще больше с тех пор, как здесь появилась Пэгги.
        В ней его трогали теплота и искренность. Любовь?  - растерянно подумал Брюс и сам же себе возразил: вряд ли, ведь я знаю ее всего несколько дней. Безрассудство, скорее, впору Вилли, чем мне. К тому же она из рода Макинроев, повторяй это почаще, мистер Патерсон.
        В диалоге с самим собой Брюс проявил суровость, однако помимо воли все равно искал глазами девушку. Остановив машину на взгорке почти на въезде в Реджвуд, он даже достал бинокль. Отсюда видно как на ладони, зато его не обнаружил бы никто. У скамейки среди дубов заметил белое платье, протер линзы и навел фокус. Это была Пэгги, очаровательная, милая Пэгги, целующаяся с его чертовым братцем. Брюс взъярился: да она полное подобие своей матери, торопится заполучить смазливого! А Вилли? Быстро же он предал свою Энн! Или понял, что его простушка не дойдет до призового куша на финише, и заранее страхуется, расставляя сети будущей победительнице?
        Черные мысли с такой силой навалились на него, что Брюс буквально почернел лицом…


        Когда Вилли ушел, оставив Пэгги одну, она долго еще не могла прийти в себя. Реджвуд и долина, открывавшаяся внизу, уже не радовали ее. Переплет, в который она попала, пугал. Ее всегда и все считали неспособной к интригам, а тут она оказалась чуть ли не центральной фигурой борьбы, разгоревшейся не на шутку. И что делать с сердцем, сбивавшимся с ритма, как только рядом появлялся Брюс?
        Чем не сюжет для книги, вдруг подумала Пэгги, криво усмехнувшись. Какими подробностями, психологическими мотивировками и характеристиками она могла бы заполнить страницы, если бы взялась всерьез, но не сделает этого никогда. Слишком уж личное задето. Единственное спасение - похоронить все в себе. На том и порешила, в последний раз печальным взглядом окинув долину.
        Из задумчивости ее вывела Энн. Возбужденная, будто стряслось невероятное, та бежала прямо к ней.

        - Пэгги! Она сдержала слово. Она сделала это!

        - Не понимаю,  - сказала Пэгги, еще не успевшая выйти из транса.  - Кто сделал? Чем вы так взбудоражены?

        - Пэгги Макинрой, не обращайтесь со мной как с дурочкой. Миссис… моя мать наконец подписала завещание. О, я так рада.

        - А можно спросить, кому что достанется? Если с моей стороны это не слишком большое любопытство, конечно.

        - Ладно.  - Энн с маху уселась рядом на скамейку.  - Попробуйте сначала догадаться!  - Ей ужасно хотелось, чтобы ее расспрашивали.

        - Наверняка не сумею.

        - Я наследница! Я!  - с каким-то безумством в глазах повторила Энн.  - Все наследую я.

        - Ну разве это не замечательно?  - подыграла ей Пэгги.  - Все целиком - вам… И ничего для медсестры? Ничего Джесси Морден? Или кому другому?

        - Ничего.  - Энн на секунду замерла, видно, почувствовав неловкость, во всяком случае, сбавила восторг.  - Вам тоже ничего.

        - Не беспокойтесь. Мне не нужны деньги. Конечно, было бы приятно поселиться в таком замечательном месте, но ничего не поделаешь. Поздравляю вас и Вилли.

        - Спасибо,  - произнесла Энн с прежней сияющей улыбкой.  - А вы не видели его?
        Ну, подумала Пэгги, оставшись одна, и что теперь? Сегодня меня пыталась довольно неуклюже подкупить мать, затем с поцелуями и деловым предложением подкатил чужой жених, огорошила наследница. Последнее означает, что «П.М.» не собирается признавать себя моей матерью. Я вновь сирота…
        За свою жизнь она устала от одиночества, хотелось хоть кого-нибудь назвать близким, своим, родным… Бесполезно спорить с судьбой - жребий брошен. Пора собираться.
        Пэгги не успела пройти и нескольких метров к дому, как сзади послышались размашистые шаги Брюса, нагонявшего ее. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего. Яростно схватив девушку за плечи, он проговорил:

        - Я прав. Вы точно в мать!.. Целуетесь с Вилли, как много лет назад она целовалась здесь с моим отцом. Яблоко от яблони недалеко падает!
        Пэгги решительно сбросила его руки.

        - Умоляю вас, Брюс, не будем выяснять отношений. Я сейчас соберу вещи и к вечеру уеду!

        - Вам нельзя уезжать,  - отрезал Брюс.

        - Вы ошибаетесь, мне нельзя оставаться. Миссис Макинрой только что подписала завещание, в котором объявила Энн своей наследницей.

        - Она может составлять сколько угодно завещаний, они не имеют никакого значения,  - резко возразил Брюс.
        Слава богу, я не влюблена в него, пронеслось в голове Пэгги. С его и моим характером, мы бы вместе не ужились. Тем не менее, стараясь быть спокойной, спросила:

        - Что вы имеете в виду? Документ ведь означает признание Энн дочерью.

        - Это ее личное дело,  - возразил Брюс,  - но у миссис Макинрой нет ни собственности, ни денег, которые она может завещать кому-нибудь. Я никогда не поверю, что Энн состоит в родстве с Макинроями. Вы останетесь в Реджвуде столько, сколько мне будет нужно. Понятно? И не вздумайте своевольничать!

5

        Весь день Пэгги пыталась успокоиться, взять себя в руки. Хотя Брюс и приказал ей не рыпаться с отъездом, она прежде всего решила посмотреть, хватит ли на дорогу бензина. Машина оказалась запертой в сарае. Все предусмотрел, чертыхнулась Пэгги. И правда, даже обедать пришлось одной, потому что управляющий послал экономку за продуктами, а Пэгги так хотелось переговорить с Джесси Морден - единственной, пожалуй, кому здесь безоговорочно можно довериться.
        Рукопись, разложенная на столе, вызвала у нее раздражение. В таких растрепанных чувствах разве сосредоточишься?
        Ужин ей прислали в спальню. Есть не хотелось совершенно, поковыряв вилкой, Пэгги мрачно отодвинула поднос.
        Было от чего прийти в отчаяние. С каким хорошим настроением она ехала сюда. Могло ли прийти в голову, какое испытание в очередной раз подкинет жизнь? Не под счастливой звездой, видно, родилась. В первый раз приглянулся мужчина - и тут неудача.
        Ворочаясь в постели, Пэгги перебирала детали каждой встречи с ним. Он несомненно из тех сильных и волевых людей, на кого можно спокойно опереться. Будь он таким же красавцем, как Вилли, вообще был бы неотразим. Впрочем, Пэгги не слишком ценила внешнюю привлекательность. С горечью она призналась себе, что на самом деле стала пленницей его обаяния, его целеустремленности и той ответственности, с какой Брюс ко всему относился. Из него выйдет замечательный муж и отец, о котором можно только мечтать… Бесполезное, пустое занятие стремиться к счастью с мужчиной, если он ненавидит тебя и твою семью. Такой приговор вынесла Пэгги, пытаясь заснуть.
        Где-то в глубине дома вдруг послышался резкий и пронзительный звук, напоминавший сирену. Он не на шутку напугал Пэгги. Она вскочила и бросилась в коридор. Господи, что происходит? Судя по звуку, надо бежать в холл. Пэгги ринулась к лестнице и тут же наткнулась на Джесси Морден, поднимавшуюся снизу. Вид у нее был встревоженный, о чем свидетельствовал наскоро наброшенный халат и пышный белый ночной чепец, в каком обычно не появляются на людях.

        - Что случилось, Джесс?

        - Это сигнал сиделки. Она им пользуется только в экстренных случаях. Скорей!
        Почти бегом они добрались до апартаментов больной.
        С тех пор как Пэгги побывала здесь утром, комната сильно изменилась. Кровать отодвинута от стены, столик с медикаментами у самого изголовья. Видно, так сподручнее оказывать помощь. Высоко поднятые подушки, смятые простыни, спина сиделки, склонившейся над судорожно вздымающимся телом…

        - Кто-нибудь, быстро! Подержите голову,  - распорядилась Глория Стоун.  - Как только я даю кислород, она отбрасывает трубку.

        - Миссис Макинрой, миссис Макинрой, пожалуйста, успокойтесь.  - Пэгги старалась изо всех сил помочь медсестре.  - Это кислород, вам станет легче. Вы слышите меня?..
        Внезапно больная успокоилась и затихла. Не выпуская из рук кислородную подушку и не оборачиваясь, медсестра бросила через плечо:

        - Миссис Морден, срочно вызывайте врача. Скажите… ну вы знаете, что сказать. И сразу возвращайтесь, прошу вас.

        - Чем еще я могу помочь?  - тихо спросила Пэгги. Она больше не придерживала голову миссис Макинрой, только поглаживала тоненькую, как веточка, руку.

        - Когда миссис Морден вернется, нужно позвонить Брюсу, он сегодня ночует дома. Пусть сюда поднимется Энн, это было бы кстати.  - Глория Стоун, следя за секундной стрелкой часов, измеряла пульс.  - Чудо, если она продержится ночь,  - печально пробормотала сиделка.
        Экономка появилась довольно быстро. Сокрушаясь, сообщила, что самого доктора не застала, он где-то на вызове, но ей обещали сразу его разыскать. Медсестра распорядилась разогреть воду для грелок, и Джесси Морден снова поспешила вниз, а Пэгги - звонить Брюсу.
        Она вышла в гостиную рядом, подошла к конторке, где стоял телефон и часы. Было только десять, а ей казалось, давно наступила глубокая ночь. У аппарата лежал листок с аккуратно написанным списком телефонов. Пэгги нашла нужный. Знакомый голос девушка узнала сразу.

        - Брюс, говорит Пэгги Макинрой. Медсестра просит вас срочно приехать.

        - Уже еду,  - отозвался Брюс, почувствовавший неладное.  - Вы уж держитесь, прошу вас.
        Пэгги положила трубку. Как же она благодарна ему за ободряющие слова, в которых сейчас так нуждалась.
        Следующее, что предстояло сделать,  - позвать Энн. Но сколько ни стучала в дверь, никто не отозвался. Неужели так крепко спит? Пэгги решила пройти через ванную, соединявшую их комнаты. Уже на пороге до нее донеслись всхлипывания.

        - Энн, нельзя так распускаться. Оденьтесь и поднимитесь наверх. Вашей матери плохо. Сейчас любые руки в помощь.

        - Нет, нет, я боюсь,  - донесся глухой жалобный плач из-под одеяла, которым Энн накрылась с головой.  - Я знаю, она умирает. Оставьте меня. Мне жутко, когда вижу покойников…

        - Энн, ведь там ваша мать.  - Пэгги села на край кровати, погладила девушку по волосам.  - Побудьте с ней хоть немного - это так важно в критическом состоянии.

        - Нет, пожалуйста, не просите меня.  - Энн была на грани истерики.

        - Хорошо,  - сказала Пэгги, поднимаясь.  - Я им что-нибудь скажу. Вам действительно… не нужно приходить.
        Когда она вернулась, медсестра попросила сменить ее у постели, чтобы приготовить очередную инъекцию.
        Пэгги присела рядом на стул, осторожно взяла руки миссис Макинрой в свои, стараясь согреть их. В голове был полный сумбур. Она чувствовала к умирающей женщине не просто жалость. Бесконечная нежность сжимала сердце, горячие слезы навертывались на глаза, как только она останавливала взгляд на изможденном, когда-то красивом лице, белевшем на подушке. Ей пришлось наклониться к самым губам больной, когда та, с трудом преодолевая удушье, мучившее ее, прошептала:

        - Мне жаль, деточка…
        В полубессознательном состоянии женщина вновь и вновь повторяла какие-то слова, в которых можно было уловить только «деточка»…

        - Все будет хорошо,  - пыталась успокоить Пэгги умирающую.  - Все будет хорошо. Вы поправитесь, встанете на ноги, мы пойдем вместе в сад…
        Казалось, время замедлило свой ход. Умиротворяющий голос Пэгги был ровен. Будто под гипнозом больная затихла, дыхание стало спокойней, пальцы выпустили руки девушки. Она смогла наконец выпрямить затекшую спину.
        Шум и голоса в соседней комнате вернули Пэгги к реальности. Вслед за медсестрой на пороге появился врач. Догадаться нетрудно - у него были повадки типичного провинциального доктора. Саквояж, мешковатый старый коричневый костюм со следами сигарного пепла на ярком галстуке, старомодные очки на носу, мелкая, семенящая походка.

        - Всем лучше уйти. Благодарю за участие, теперь позвольте нам с Глорией заняться нашей работой,  - распорядился он.
        Пэгги встала. В соседней гостиной на софе сидела миссис Морден, у двери стоял Брюс. Он выглядел именно так, как она и предполагала,  - небритый, мрачный, в наскоро напяленном домашнем свитере. Пэгги понимала, что полностью расклеилась, но ей было все равно. Неровными шагами пересекла комнату и кинулась ему на грудь. Она не думала о приличиях, о том, как со стороны выглядит такой порыв. Надежная опора - вот что ей нужно сейчас больше всего на свете. Безудержные слезы катились у нее по щекам. Мысленно она вся была там, у постели умирающей, и никакие проступки матери, вычеркнувшей ее из своей жизни, уже не имели для Пэгги значения. Она моя мать, и я не могу не горевать о той, чьи часы сочтены…

        - Эй,  - прошептал Брюс, крепко прижимая девушку к себе.  - Выплачьтесь как следует.


        Потом они втроем - миссис Морден, Пэгги и Брюс - долго сидели на кухне. Экономка отпаивала девушку горячим чаем. Он не помог. Позвякивание ложек, казавшееся чересчур громким, только раздражало. Брюс закурил. Обычно не выносившая сигаретный дым, Пэгги теперь вдыхала его с удовольствием. Аромат табака отбивал запах лекарств, преследовавший ее.
        Часы в холле пробили три, и с последним ударом в кухню вошел доктор. Брюс вопросительно посмотрел.

        - Мне жаль, но я больше ничем не могу помочь. Она зовет дочь.
        Брюс осторожно тронул Пэгги за плечо.

        - Ей нужна не я. Она хочет видеть Энн,  - взмолилась Пэгги.

        - Нет,  - тихо сказал доктор.  - Она определенно сказала, что хочет видеть вас. Поднимитесь наверх, пожалуйста.
        Как сомнамбула Пэгги миновала холл, потом лестницу, длинный тускло освещенный коридор, в конце которого нестерпимо ярко светился проем распахнутой двери.

        - Входите,  - тихо сказала Глория Стоун.  - Она все время вас спрашивает.
        Миссис Макинрой нельзя было узнать. Щеки ввалились, глаза запали, кислородная трубка, приклеенная пластырем, оттянула губу и обнажила зубы.

        - Я здесь… ма…
        Больная открыла глаза, шевельнула рукой. Пэгги поймала ее прежде, чем та успела упасть обратно на постель, ощутила мимолетное пожатие. Не сильное, но все же достаточно ясное. Наконец шевельнулись губы и раздался не голос, а шелест:

        - Пэгги?

        - Да… ма… Я здесь.
        Голос стал сильнее, отчетливей.

        - Где Стив?

        - Я…  - Застигнутая врасплох, девушка не знала, что сказать.  - Он в Нью-Йорке, ма…

        - Хоть ты здесь.  - Снова наступила пауза. Умирающая судорожно вдохнула кислород.  - Я перед тобой виновата, деточка…

        - Все в прошлом,  - пробормотала Пэгги.  - Забудь… Тебе нельзя много разговаривать.
        Голова на подушке чуть приподнялась, как будто больная хотела смотреть глаза в глаза.

        - Мы оба - Стив и я - виноваты…

        - Теперь неважно, ма… Кто из людей без греха?

        - Нет, я согрешила больше других. Ты знаешь, что я обнаружила в проклятом Париже, когда осталась одна? Я поняла, как люблю твоего отца…

        - А он, думаю, никогда не переставал тебя любить, ма… Какой замечательный портрет он нарисовал, где ты с собакой на траве.
        Женщина тяжко вздохнула, явно собираясь с силами.

        - А ты, Пэгги? Ты… ты можешь меня…

        - Ма… я все простила.

        - Я слышала, доктор сказал, я умираю.

        - Даже врачи ошибаются,  - горячо воскликнула Пэгги.

        - Но не в этот раз. Хочу, чтобы нас похоронили рядом, когда придет время Стива. Обещаешь?
        Такая просьба сулит почти непреодолимые проблемы, с горечью подумала Пэгги. Отец похоронен в Нью-Йорке на кладбище Поттерс-Филд, ее прах упокоится в Реджвуде, и ничего уже не изменить, однако вслух сказала:

        - Да, мама. Обещаю.
        Твердость изменила ей, Пэгги разрыдалась. Веки умирающей дрогнули, она открыла глаза.

        - Самый большой грех - предать любовь…
        Последние слова она произнесла так четко и ясно, будто была в полном сознании. Пэгги бил озноб. Время, казалось, остановилось. Плечи у нее заныли, стиснутая матерью рука затекла. На мгновение той удалось открыть глаза, потом она отвернулась к стене. В комнате царила тишина, нарушавшаяся лишь тяжелым дыханием, наконец и этот звук стих…
        С трудом повернув занемевшую шею, Пэгги взглянула на доктора, проверявшего пульс.

        - Все кончено,  - медленно произнес он.
        Пробили часы в гостиной. Три - четыре - пять! Жизнь уходила в предрассветные часы.


        Джесси Морден и Брюс сразу все поняли, стоило только Пэгги появиться на кухне. Экономка было запричитала, но Брюс жестом остановил ее, заботливо усадил девушку, ободряюще потрепал по плечу. Хорошо, что они оба молчат, подумала она, любые слова сейчас прозвучали бы фальшиво.
        Вошел доктор.

        - Я позвонил в похоронное бюро. Они приедут, заберут тело и подготовят к похоронам. А вам, Брюс, надо связаться с адвокатами, когда я подпишу свидетельство о смерти.

        - Утром первым делом оповещу его,  - отозвался Брюс, отойдя от Пэгги.  - Вы уже сформулировали причину кончины миссис Макинрой?

        - Для меня картина ясна. Паралич сердца. Это правда. Сердце не выдержало. При таких хронических заболеваниях - чудо, что она протянула так долго.  - После долгой паузы, устало вздохнув, доктор продолжил: - Я староват для подобных ночей. Налей-ка мне чего-нибудь покрепче, чем кофе, Джессика.
        Экономка метнулась к буфету, с готовностью налила рюмку. Доктор с трогательной нежностью глянул на ее нелепый ночной чепец и поблагодарил.

        - По-моему, глоток не помешает и нашей молодой леди,  - сказал он, обернувшись к Пэгги, сидевшей в углу у окна.  - Извините, не успел представиться. Меня зовут Алан Бейтс, а вас?

        - Боже мой!  - всплеснула руками Джесси Морден.  - Сколько раз вы лечили маленькую Пэгги от простуды! Неужели ее не помните?

        - Много лет прошло, Джессика,  - усмехнулся доктор,  - но фамильное сходство заметно.
        Тут миссис Морден села на своего любимого конька. О Макинроях и их родословной она могла распространяться бесконечно. Доктор, очевидно, долго жил здесь и тоже знал многих. Единственный, кого разговор отнюдь не радовал, был Брюс. Пэгги опять почувствовала в нем отчуждение. Взаимный порыв, с каким они оба кинулись друг к другу на пороге комнаты умирающей затворницы Реджвуда, миновал.
        Когда в парадную дверь кто-то постучал, Брюс тотчас вышел. С улицы слышались голоса.

        - Наверно, медэксперт со своими людьми,  - догадался доктор и встал.  - Нам нужно переговорить, прежде чем они приступят к своим обязанностям.
        Пэгги была, словно в тумане, и на все происходящее смотрела как бы со стороны. Волнения доконали ее. Она слишком много пережила и передумала за сегодняшнюю бесконечно длинную ночь.
        Неожиданно в кухне появился Вилли, тщательно одетый в абсолютно новый бежевый костюм, шелковую рубашку и галстук со свободным узлом. Очевидно, с вечера где-то гулял, потому что явно был навеселе. От него попахивало спиртным.

        - Хелло всем! Прошу чашечку кофе с молоком и двумя кусочками сахара. Ехал домой, смотрю - тут свет.  - Он беззаботно плюхнулся за стол и сразу обратился к Пэгги.  - Почему бы нам вместе не прогуляться? Утро прекрасное! Сбегайте наверх и оденьтесь, если не возражаете, берусь помочь.
        Все застыли, как в немой сцене из фильма. Первым пришел в себя Брюс.

        - Вон отсюда,  - взревел он и схватил брата за шиворот.

        - Ревнуешь?  - с издевкой протянул Вилли.  - Ей-богу, любая женщина предпочтет медведю обыкновенного мужчину.
        Сопротивление оказалось бесполезным. Брюс вышвырнул брата на улицу и втолкнул в автомобиль.
        Разве я предпочла бы медведю такого самодовольного глупца, усмехнулась про себя Пэгги. Была бы дурой, если бы так глупо поступила.
        Как ни странно, ссора между братьями вывела Пэгги из транса. Реальная жизнь брала свое. Надо было умыться, снять халат и привести себя в порядок. Она поднялась к себе. В комнате ее ждала Энн. Как же не похожа она на прежнюю легкомысленную простушку: бледное, изнуренное лицо, потупленный взгляд…

        - Знаю, я виновата,  - тихо проговорила она.  - Ничего не могу поделать по своей трусостью, боюсь покойников. Ради бога, не думайте обо мне слишком дурно…

        - Что теперь об этом говорить.
        Энн разрыдалась и выбежала, а Пэгги, как когда-то в детстве, опустилась на колени. Впервые за долгие годы она молилась…
        Слова, обращенные ко Всевышнему, даже приблизительно не совпадали с каноническими текстами молитв, которые девчонкой знала наизусть. Они начисто вылетели из головы, зато горячо и искренне рвались наружу, открывая нараспашку само сердце. В них звучала нежность к навсегда ушедшей матери. Смерть обернулась примирением. И уже не было ни злобы, ни ненависти. Душа смягчилась.
        Пэгги не солгала, успев чуть ли не в последнее мгновение сказать, что все простила. Досадовала о другом: не догадалась сама попросить мать о прощении - совесть мучила из-за этого.
        Со своей колокольни она судила о ее поступках и поведении, не ведая подспудных глубин всей драмы. Со своих позиций раз и навсегда вынесла приговор отцу. Теперь они оба представлялись ей жертвами судьбы. Так сложилось. Или так предначертано?.. Кто знает, возможно, и ей предстоят ошибки, кои никакими силами не исправить? Жизнь ведь не перепишешь заново, как роман или сочинение на выпускном экзамене.
        Любовь стала для них роком. Смяла, исковеркала, раздавила. Многие думают - любовь и есть счастье. Наивные, как же они заблуждаются!
        Тут Пэгги вспомнила фразу, что мать произнесла последней: «Самый большой грех - предать любовь». Видно, только умирающим открывается истина, которую не дано постигнуть живым.
        Помолившись за души усопших страдальцев, она заклинала небо лишь об одной милости: не в наказание посылать любовную чашу, если уж та приготовлена. Она изопьет ее до дна, каким бы ни оказался напиток. И свою любовь не предаст…

6

        Уснуть ей так и не удалось. Ворочалась с боку на бок, бессмысленно глядела в потолок, наконец поднялась. Натянула джинсы, кроссовки, свитер и решила пойти на воздух. В висках стучало, горло пересохло. В кухне Джесси Морден встретила ее горячим чаем.

        - Выпей-ка, я заварила покрепче. Сразу полегчает.  - Пэгги с жадностью отхлебнула из кружки, поставленной перед ней экономкой.  - Я совсем не спала. Наш Брюс тоже. Сейчас позову его. Он хотел с тобой срочно поговорить, но не стал будить.
        Пэгги молча кивнула, тупое безразличие овладело ею. Она не шевельнулась, даже когда управляющий сел рядом.

        - Нужно кое-что обсудить,  - мягко сказал он.

        - Насчет чего?

        - Относительно похорон,  - ответил Брюс.  - Для начала… кто-то должен сказать, когда назначается заупокойная служба, и выбрать место для могилы.

        - Разве вы не можете решить сами?  - с надеждой спросила Пэгги.

        - Нет. Это должен сделать член семьи, так что печальные обязанности вам придется взять на себя. Но я буду все время с вами.
        Пэгги глубоко вздохнула и успокоилась. Он поможет, ни в чем не откажет, какие могут быть сомнения?

        - Она просила, чтобы ее похоронили рядом с отцом. Я дала слово, но, боюсь, не сдержу. Он лежит на нью-йоркском кладбище.

        - Можно договориться, тело перевезут в Реджвуд. Тут не возникнет трудностей.  - Брюс говорил деловито, как о вопросе не только вполне решаемом, а уже решенном.  - Вам надо переодеться. Нельзя сегодня выглядеть как современные девицы, собравшиеся поразвлечься где-нибудь на природе.
        Пэгги вспыхнула. Неожиданная нотация была ядовитой.

        - Хотелось бы знать, в чем я провинилась, коль вы так свирепо обрушились на меня?  - задала она вопрос прямо в лоб.

        - У меня и без вас хватает проблем с Вилли. Вы нарочно добиваетесь, чтобы мы с ним ссорились, как утром?

        - Что?  - тупо переспросила Пэгги.  - Вы у него спросите, зачем молодой человек, к тому же жених, преследует меня по пятам. Если вы с ним не справляетесь, я не виновата. Что же касается меня, можете не сомневаться - найду способ поставить его на место. Терпеть не могу наглецов, как он, и грубиянов, как вы.
        Тут она круто развернулась и хлопнула дверью, бегом бросилась по лестнице. Все в ней клокотало. Однако на последней ступеньке Пэгги остановилась, как вкопанная. Батюшки, да никак он ревнует? Догадка несказанно обрадовала ее. Значит, у ее сердца есть надежда.

        - Господи боже мой,  - сокрушался Брюс.  - Что я наделал?

        - Ухитрились оскорбить хорошую девушку,  - вздохнула Джесси, ставшая невольной свидетельницей происшедшего.  - Девушку, которая, как мне кажется, к вам неравнодушна.

        - Вы действительно так думаете?  - растерялся он.

        - У меня глаз, что ли, нет?.. Вы отличный фермер, Брюс, но никудышный психолог.

        - Я… достаточно хорошо разобрался в женщинах по фамилии Макинрой.

        - Нельзя ненавидеть дочь за ошибки матери. Это бессмысленно! Она изумительная девушка, мистер Брюс. Если вы опять обидите мою Пэгги, будете иметь дело со мной!
        А ведь он прав, раздумывала Пэгги, перебирая свой гардероб. Нельзя идти к пастору в чем попало. Конечно, если бы заранее знать, куда Брюс ее позовет… Впрочем, она уже не злилась. Пусть грубиян, пусть ревнивец, но не ангела же с крыльями она представляла в своих мечтах - человека! И вот встретила, так терпи!
        Пэгги выбрала непритязательное коричневое платье рубашечного покроя, коричневые туфли на низком каблуке. Из украшений надела небольшой золотой крестик и скромные сережки. Все это она когда-то подарила себе сама.
        Брюс поджидал ее у подножия лестницы. Когда Пэгги спускалась, он невольно подумал, что платье идет ей больше, чем джинсы с кроссовками, так женственнее. Пэгги словно угадала его мысли.

        - Теперь все как надо?  - миролюбиво спросила она, намеренно не напоминая о недавней ссоре.

        - Вы прекрасно выглядите.

        - Мне никогда не приходилось заниматься организацией похорон, поэтому, признаюсь, не знала, как принято в таких случаях одеваться.

        - Разве вы не провожали в последний путь отца?  - удивился Брюс.

        - Нет,  - не сразу ответила Пэгги.  - Я узнала о его смерти только через несколько недель. Его похоронили без меня. Мне осталось лишь забрать его вещи из комнаты, где он жил.  - Печальные воспоминания опять нахлынули на нее. Сначала отец, теперь мать, грустная череда событий, из которых не вырваться. На глаза невольно навернулись слезы. Пэгги поискала носовой платок.  - Обычно я не слезлива, а теперь, как прорвало…

        - Ничего,  - тихо произнес Брюс и потрепал ее по плечу.  - Кто-то должен оплакивать их обоих. Если не вы, так кто же?


        В машине оба долго молчали. Солнце уже поднялось довольно высоко, на улицах городка, куда они въехали, было оживленно.
        Пэгги нравились такие города. Чуть старомодные, они, в отличие от крупных центров, кишащих и бурлящих многолюдьем и толчеей, сохранили некий биологический ритм, не идущий вразрез с человеком. Или наоборот - люди сообщили здешней жизни совпадающий с ними темп и ритм? Неважно. Главное - никто не суетился, не бежал, не мчался.
        Ширина улиц позволяла перекинуться словечком с соседом, вышагивающим по противоположному тротуару. Высота построек - крикнуть из окна своего второго этажа торгующему внизу продавцу, чтобы занес рыбу, или отругать за шум, с каким разгружаются его ящики.
        А дома? На первый взгляд - близнецы. Но стоит присмотреться - ахнешь. И крыши покрашены каждая на вкус хозяина, и бетонная дорожка к входу, конечно, идет, как у всех, окруженная зеленым газончиком, но у одних - строго ровная, у других - вьется змейкой, третьи предпочитают разноцветную плитку или гравий. В тени раскидистых деревьев, посаженных невесть в какие годы, стоят плетеные кресла, и у ног стариков, читающих газеты, лежат разомлевшие псы…
        Идиллические картинки, подобные этой, всегда вносили в душу Пэгги некое равновесие. Обыкновенная жизнь не похожа на модную картинку из какого-нибудь сверхавангардного журнала. Она мудра своей бесхитростностью и простотой. И человек в ней - человек, а не экстравагантный манекен, коему к каждому сезону полагаются модные одежки. Подразумевается - старые давно пора выбросить как хлам за ненадобностью.
        Счастье, что люди упрямы, и не расстаются с привычным, упорно сохраняя свое, присущее лично им: устоявшееся, удобное, знакомое, с чем сроднились или усвоили от своих предков. И ничего - не комплексуют, не терзаются! Как знать, кто выигрывает больше - те, которые участвуют в стремительной гонке, или выбравшие обочину, но успевающие почувствовать вкус жизни, где все идет своим чередом…
        Глядя на проплывающий за окошком автомобиля городок, Пэгги чуть отвлеклась от грустных мыслей по поводу цели, с какой они сюда ехали. Но Брюс напомнил:

        - Вот и добрались… Это наша единственная методистская церковь святого Стефания. Все Макинрои тут венчались, принимали причастие, отпевались… У каждой местной семьи на здешнем кладбище есть свой участок. Макинрои не исключение. И пастор тут замечательный, вам обязательно понравится, так что не волнуйтесь понапрасну, к тому же я буду все время рядом.
        Больше всего Пэгги успокоило последнее уточнение. В церковных обычаях она ровным счетом ничего не смыслила и в самом деле боялась совершить какую-нибудь оплошность, но если рядом Брюс, можно не тревожиться.
        Пока тот искал место для стоянки, Пэгги как следует разглядела церковь. Старинное здание выглядело прекрасно. Сочетание кирпича и дерева придавало ему удивительное своеобразие. К тому же аккуратно подстриженные деревья, ухоженный, в цветах дворик свидетельствовали о заботе и любви к местной святыне.
        Элитон, где она жила, ничем подобным похвастать не мог. Среди однотипных современных многоэтажек глазу не на чем остановиться, а здесь такая красота! Ее размышления прервал Брюс.

        - Идите сюда, Пэгги. Нам повезло - ее преподобие Бетси Шарон.
        Пастор оказался высокой, худощавой седой женщиной с блестящими умными глазами. На ней были поношенные желтые рабочие брюки и выцветшая голубая майка.

        - Здравствуйте, Брюс,  - сказала Бетси Шарон низким, бархатным, грудным голосом, какому могла бы позавидовать и оперная певица, не говоря уж о дикторшах с телевидения.

        - Мы с печальным известием - ночью умерла Пэгги Джил Макинрой. Это ее дочь. Она насчет заупокойной мессы.

        - Да упокой, Господи, ее душу, примите мои соболезнования.  - Бетси Шарон печально склонила голову, потом ласково взяла девушку за руку и повела за собой.
        В служебной комнате храма она сняла с полки пухлую книгу регистраций и надела очки.

        - Вы хотите похоронить мать на фамильном участке?

        - Да.

        - Понадобится и соседнее место для отца Пэгги,  - добавил Брюс.  - Останки придется, правда, привозить из Нью-Йорка, но мы уже начали официальное оформление процедуры. Надеюсь, обойдемся без волокиты.
        Пэгги ушам не поверила. Когда он успел? С благодарностью подумала, что Брюс освободит ее и от этих печальных хлопот.

        - Когда вы хотите назначить заупокойную мессу?
        Пэгги растерянно развела руками, инициативу снова взял на себя Брюс.

        - Сегодня понедельник, значит, служба и похороны могут состояться в среду.
        Бетси Шарон кивнула в знак согласия.

        - В среду утром подходит. Скажем, около десяти часов.  - Она сделала пометку в своем календаре.  - Я здесь служу двадцать пять лет и не припомню, когда в последний раз была в Реджвуде. Еще раз примите мои соболезнования…

        - Благодарю вас,  - сказала Пэгги, стараясь сдержать слезы.
        Обратной дорогой они опять молчали. Только когда показался Реджвуд с дымком над крылом, где кухня, Пэгги обратилась к Брюсу:

        - Можно найти кого-нибудь, чтобы приготовили закуски и напитки для поминок? Вряд ли удобно взваливать это на одну миссис Морден.

        - Мне кажется, она обидится, если вы попросите посторонних. Дайте ей утолить печаль по-своему. Когда Джесси расстроена, она всегда начинает стряпать. Держу пари, у нее уже все предусмотрено. Выкиньте из головы мелочи. Честное слово, здесь есть кому обо всем позаботиться.


        Среда выдалась пасмурная, моросил дождь. Слова похоронной молитвы скорбно плыли над кладбищем. Наконец все было сказано, настало время Пэгги и Энн возложить цветы на гроб, установленный над раскрытой могилой.
        Заплаканная, одетая в новенькое траурное платье, чересчур, правда, облегающее, Энн подошла первой. Смотрелась она эффектно - вуаль, перчатки… Картину дополнял черный зонт, который нес над её головой Билли, и роскошная орхидея в руках.
        По сравнению с ней Пэгги выглядела более чем скромно. Ехать за нарядами в магазин не было времени, да и желания. Кремовая юбка и блузка вполне ее устраивали, как и чуть распустившаяся алая роза, что принес из своего сада Брюс.
        Она попрощалась с матерью без рыданий, удивившись себе самой,  - видно, чтобы плакать, нужны силы, а их уже не было. Хорошо, Брюс рядом, можно опереться. Пэгги с благодарностью отозвалась на его рукопожатие. Неужели он когда-нибудь простит, что она из семьи Макинроев?.. Во всяком случае, сейчас он вел себя молодцом: почтительно склонил над усопшей голову, потом помог Пэгги отойти в сторону, освобождая место для прощания другим.
        Народу на кладбище было немного. Все стояли у могилы, и лишь один пожилой человек бродил поодаль, внимательно читая полустершиеся надписи на камнях надгробий.

        - Кто это?  - вполголоса спросила девушка у Брюса.

        - Где?  - так же тихо переспросил он.

        - Вот тот старик у памятника с ангелом?
        Брюс обернулся и сразу понял, о ком речь.

        - Адвокат семьи Макинрой мистер Матьюс, я вас сейчас представлю.

        - Здравствуйте, моя дорогая,  - произнес старик, и как истинно галантный кавалер поцеловал руку.  - Для меня большая честь и удовольствие познакомиться с вами. Я по глазам и по волосам сразу понял, кто вы такая. Примите мои соболезнования. В свое время ваша матушка была самой красивой женщиной в наших краях.

        - Благодарю вас,  - покраснев, сказала Пэгги.  - Вы поедете в Реджвуд на поминки?

        - Непременно. Я давно там не был, хотя часто вспоминаю, какой замечательный хлеб печет миссис Морден. К моему удивлению, она совсем не стареет.
        Упомянутая адвокатом подробность о былой красоте покойницы явно пришлась не по вкусу управляющему. Неловкая ситуация, однако, разрешилась сама собой: от ворот кладбища в Реджвуд уже отправлялся кортеж автомобилей.


        Джесси Морден наготовила столько, что можно накормить всю округу. Повод для застолья был хоть и невеселый, но все ели и пили с удовольствием. Гости не очень-то скорбели и находились здесь скорее ради соблюдения приличий. Пэгги обратила внимание на мужчин-фермеров, арендовавших у Макинроев землю. Они явно пришли из дружеских чувств к Брюсу, а возможно, чтобы узнать насчет своего будущего. Наверняка их беспокоит, кто станет наследницей и как она распорядится землей, которая кормила их столько лет. Во всяком случае, Пэгги ловила на себе их встревоженные взгляды.

        - Вы чем-то удручены?  - тихо спросил ее Брюс.  - По-моему, все идет более чем нормально.

        - За исключением одного - я не вижу горестных лиц.

        - Не будьте ханжой. Многие присутствуют здесь исключительно из уважения к фамилии Макинрой. Она всегда очень много значила, особенно для простых людей.

        - Вы имеете в виду фермеров?

        - Да. Сейчас их благополучие: семьи, детей - все повисло на волоске. Больше всего они боятся потерять работу. А что я могу сказать им? Ни-че-го…

        - Зато я могу,  - вскинула голову Пэгги.

        - Подождите, не торопитесь,  - попытался Остановить ее Брюс, но было поздно. Она кинулась к дверям гостиной, где фермеры, собравшиеся по домам, раскланивались с Джесси.

        - Одну минуту, я тоже хочу попрощаться с вами,  - сказала Пэгги взволнованно. Ее решительный голос привлек внимание Вилли и Энн, шептавшихся о чем-то за десертным столиком, адвоката и доктора, потягивавших коньяк, медсестры, пасторши, словом, всех присутствующих.  - Во-первых, я хочу поблагодарить вас за уважение к семье, основавшей когда-то Реджвуд. И еще хочу заверить - ничего здесь меняться не будет. Все останется, как прежде.
        В комнате воцарилась тишина. Первой ее нарушила Энн. Как только ушли посторонние, а вслед за гостями-фермерами потянулись и многие другие, она решительно подошла к Пэгги.

        - Зачем вы это сказали? Какое имели право?
        Тут подоспел и Вилли.

        - Не слишком ли много вы на себя берете, дорогая? Я и Энн предлагаем, пока здесь мистер Матьюс, внести полную ясность в вопрос, кто наследует имение.
        Разгневанный Брюс вскочил, но адвокат жестом предупредил тираду, которой тот готов был разразиться.

        - Прошу прощения, я не расслышал, о каком именно вопросе вы сказали, молодой человек,  - промолвил старик.
        Вилли надменно пожал плечами.

        - О завещании, составленном миссис Макинрой перед смертью в пользу Энн,  - заявил торжественно он.

        - Коли так - мне следует его посмотреть, проверить на подлинность. Мне также понадобится свидетельство о рождении мисс, о которой вы печетесь, официальные бумаги по поводу смерти ее отца и т. д.

        - И как долго продлится ваша проверка?  - спросил Вилли, прежде чем Энн смогла вставить хоть слово.

        - Зависит от многого,  - по-стариковски медленно продолжал адвокат.  - Юрист не может спешить. Бывает, что завещание спорно - если находятся другие родственники, претендующие на имущество, деньги, ценности. Нередки и казусы, когда спорить фактически не о чем - завещатель не оставил ничего, кроме неуплаченных налогов, обязательств по взятым в свое время кредитам и долгов…

        - Вот, вот!  - вдруг послышался голос от дверей. Вилли и Брюс разом обернулись. На пороге стоял их отец. Старший Патерсон явно перебрал с выпивкой и мало заботился о том, какое производит впечатление.  - Покойница задолжала мне приличную сумму. Позвольте спросить, с кого я ее получу?  - От пьяного хихиканья всем стало неловко.  - Не позвали на похороны, дайте хоть рюмку выпить за упокой души женщины, которой отданы лучшие годы…
        Не в силах больше этого перенести, Пэгги выбежала из комнаты. В библиотеке рухнула на диван и разрыдалась. Сколько же бед он принес! Сделал несчастным отца, сиротой ее, мать тоже не осчастливил… Пэгги в отчаянии проклинала Реджвуд, пророчивший и ей безрадостную судьбу.

        - Успокойся, прошу тебя, успокойся,  - раздался у самого уха горячий шепот Брюса. Он повернул голову Пэгги лицом к себе, откинул растрепавшиеся волосы, заглянул в глаза и поцеловал. Она затрепетала - так сильны и страстны оказались его губы. Потом он осушил ими ее щеки, ресницы, мокрые от слез. Следующий его поцелуй был нестерпимо сладок и нежен. Пока хватило дыхания, они упивались друг другом. С трудом взяв себя в руки, Брюс наконец сказал:

        - Жаль, но надо идти, а то нас хватятся.
        Словно в тумане Пэгги последовала за ним.

        - Я не могу туда вернуться, извини, пока там твой отец…

        - Тебе незачем о нем думать, я отправил его домой.
        За время их отсутствия ничего не изменилось, разве что число гостей поредело. Но главные действующие лица были все те же. Явно злой Вилли нетерпеливо барабанил пальцами по столу. Взволнованная Энн мерила шагами комнату, только старик Матьюс хранил абсолютное спокойствие.

        - Молодые люди, вы напрасно повторяетесь. Юристу нужны факты, а не слова. Я уже в третий раз перечислил документы, которые обязана представить мне мисс Энн, если хочет доказать свое право на Реджвуд.

        - Она здесь не единственная претендентка,  - с порога вклинился в беседу Брюс.  - У Пэгги на него все основания, а не у Энн.

        - А тебе-то что от этого?  - взъярился Вилли.

        - Мне ничего, должна быть обыкновенная человеческая справедливость.

        - Да ладно,  - с издевкой проговорил Вилли.  - Тебе и ничего? Что же ты так ретиво ухлестываешь за ней? Мало своей фермы - хочешь прихватить и Реджвуд? Ну и как продвигается дело? Изображаешь ревнивца, соблазняешь, жмешь ручки, целуешь в библиотеке? Должен сказать, ты преуспел! Посмотри на нее, девушка так и тает. Но спорю, все равно проиграешь. Она не так наивна, как думаешь. Когда мы с ней продадим землю за сумму, которая тебе и не снилась, она умотает в свой Нью-Йорк - только ты ее и видел.

        - Прекрати сейчас же, подлец! Брюс, останови негодяя!  - выкрикнула в сердцах Пэгги и вскочила.
        Вилли расхохотался.

        - Зачем же вы выбирали подлеца и негодяя своим посредником по сделке? Нелогично, дорогая! Я, между прочим, уже сговорился с покупателем. Лично мне не нужны ни земля, ни дом Реджвуда. Проценты, которые я честно заработаю, позволят мне наконец уехать отсюда навсегда. Вот и все.
        Заявление брата больше всех потрясло Брюса. Он сделался белый как полотно.

        - Полчаса назад я, Пэгги Макинрой, во всеуслышание заявила здесь, что в Реджвуде все останется по-прежнему. Я прилюдно сказала это! Я не намерена никому и ничего продавать, господин самозваный агент, и не обещала вам никаких процентов. Вы лжец!
        Ярости Пэгги не было предела. Оглянувшись на Брюса, она надеялась найти поддержку хотя бы во взгляде, но он сидел, безучастно опустив голову. Все рухнуло для нее. Надежды, предвкушение счастья - все…
        На лестнице ее догнала Энн.

        - Постойте, Пэгги. Выслушайте меня! Мы обе носим фамилию Макинрой - судьба так распорядилась. Так пусть же она рассудит и наш спор. Признаюсь, я очень хочу выиграть, потому что… знаю, каково сводить концы с концами. Я устала быть бедной.  - Искренние слова девушки на мгновение тронули Пэгги.  - Мне нужны деньги, чтобы мы с Вилли могли пожениться и махнуть куда-нибудь на Ривьеру. Ни его, ни меня не прельщает деревня. Если на моем счете появится хоть какой-нибудь капитал, я быстро его приструню. Он гуляка и бабник - все так, но Вилли будет мой!

        - Желаю удачи,  - не без ехидства сказала Пэгги.  - Только учтите, Вилли в отца. Как бы он не разрушил вашу, а заодно и мою жизнь.
        Печальный день, начавшийся похоронами и ознаменованный общим скандалом, подходил к концу. Энн и Вилли продолжали осыпать друг друга упреками. Пэгги произносила в уме монологи, обращенные к Брюсу. Тому тоже было над чем подумать. Цену младшему брату он знал отлично, а вот мысль, что милая зеленоглазая Пэгги способна вести закулисную игру, повергала в смятение. Неужели она в самом деле решила - он охотится за землей Реджвуда? Чушь, со своей бы управиться. Он страстно мечтал взять на себя заботу о доброй, умной, как ему казалось, девушке, но было абсолютно безразлично, владелица она имения или нет. И если такая простая вещь ей не понятна, значит, она последняя дура, хотя целовать ее мягкие податливые губы все равно наслаждение. Когда тебе тридцать шесть и любовь стучится в двери, терять ее очень не хочется…
        В раздражении Брюс вышагивал по открытой галерее, выходящей в сад, натолкнулся на порожнюю банку из-под пива, оставленную, как всегда, где попало Вилли или отцом, с отвращением зашвырнул далеко за перила.
        Конечно, самое правильное - объясниться с Пэгги, сказать напрямую, что абсолютно не верит в сговор между братом и ею, просто растерялся и сразу не дал негодяю отпор. Но пусть и она поверит в совершенно бескорыстные намерения того, кто искренне сочувствует и симпатизирует ей.
        Он мучительно искал примирения, хотя не знал, как к этому подступиться.
        Солнце садилось в багровую тучу, предвещая грозу, потянуло влажной прохладой. Следовало бы загнать в конюшню лошадей, пасущихся в открытом загоне. Но прежде, чем спуститься во двор, Брюс решительно взялся за телефон, набрал номер Реджвуда, надеясь, что трубку поднимет Пэгги.
        Ответом были глухие продолжительные гудки. Или уснула, или не хочет с ним разговаривать, сделал вывод он.
        Лошади встретили хозяина тихим пофыркиванием и сдержанным ржанием. Чуткие животные почувствовали его никудышное настроение. Брюс обошелся с ними без обычной нежности: не погладил, не потрепал за холки, деловито отвел одну за другой по стойлам и вернулся к телефону.
        Небо еще больше помрачнело, налилось свинцом, подул резкий ветер, где-то в доме от сквозняка хлопнула дверь.
        Брюс еще раз набрал Реджвуд. Опять долго никто не подходил. Наконец он услышал голос Пэгги.

        - Говорит Брюс Патерсон.

        - Слушаю.  - Для Пэгги его звонок явился неожиданностью, поэтому она выбрала почти официальный тон.

        - Надеюсь, не разбудил?

        - Разбудили.
        Даже сквозь расстояние и телефонные шорохи Брюс уловил холодную отчужденность.

        - Извините. Но я, собственно, по делу… Проверьте, пожалуйста, хорошо ли прикрыты окна. Идет гроза, поднимается ветер. Боюсь, останемся без стекол.

        - И ради этого вы подняли меня с постели?!  - Тайная надежда, что Брюс ищет возможность вновь наладить их отношения, показалась совершенно беспочвенной. Вот если бы он сам явился… обнял, поцеловал, как тогда, в библиотеке…

        - Еще раз прошу извинить. Окна вы на всякий случай закройте, а звоню я не только из-за них. Хочу пригласить вас завтра в Дорфилд.

        - С чего вдруг я должна с вами куда-то ехать?  - не сдержавшись, съехидничала Пэгги.  - Или поездка - часть хитроумного плана по завоеванию наследницы Реджвуда?

        - Пэгги,  - взмолился Брюс,  - не верьте тому, что говорит брат. Вы напрасно взвинчиваете себя подозрениями. Похож я на коварного человека? Вы же достаточно проницательны и умны, вам нелегко запудрить мозги. В Дорфилде мне необходимо забрать кое-какие продукты. Я думал, вам захочется посмотреть город и немного отвлечься после вчерашних похорон.

        - О!..  - ответила Пэгги пристыженно.  - Простите, Брюс. Я сама знаю, что несу вздор. Из-за всего случившегося у меня расходились нервы. Ничего не могу с собой поделать.

        - Да возьмите же себя в руки! Вам и на самом деле предстоят еще нелегкие испытания из-за проклятого наследства, а вы придаете значение чуши, на которую и внимания-то не стоит обращать.
        На том конце провода послышалось хлюпанье носом. Пэгги тронули доверительные интонации Брюса, его дружеская, нет, чисто мужская покровительственность.

        - Ну вот, слезы… Перестаньте,  - ласково увещевал ее Брюс.  - Глаза покраснеют и вместо зеленых станут как у кролика.
        Пэгги невольно рассмеялась:

        - А вы их не любите?

        - Нет, почему же. На сковороде, да под соусом, очень даже вкусно…
        Вот мы оба уже и шутим, подумала Пэгги, хотя и не была уверена, надолго ли заключено перемирие. Пусть на сегодня или хотя бы на завтра, размечталась она.

        - Когда я должна быть готова, с утра?

        - Лучше пораньше. Только поешьте перед поездкой, а сейчас сразу ложитесь и выспитесь как следует. Насчет окон я не шучу, грозы у нас сильные, но вы ведь не из пугливых… Спокойной ночи!
        Положив трубку, Пэгги чертыхнулась. Надо бы соврать, сказать: с детства смертельно боится грома и молнии - глядишь, и приехал бы. Понимание между ними восстановилось, снова же испытывать судьбу, рассчитывая на большее, вряд ли стоило, только все испортишь… Да и с чего она взяла, будто жаркий поцелуй Брюса, так захвативший и взволновавший ее,  - свидетельство чувства, а не естественное проявление чисто плотских вожделений? Он же не монах!
        Стоп, приструнила себя Пэгги, не выносившая разговоров о сексе, какие обычно перед сном затевались в приютской спальне, особенно после какого-нибудь кино. И хотя в свое время подружки невольно заставили ее пройти соответствующий «ликбез», она все равно стеснялась и запрещала себе даже думать о чем-то подобном.
        На страницах своих романов Пэгги тоже стремилась избегать чисто эротических сцен. Любовь - другое дело. Она была убеждена: когда есть любовь - ни чужой опыт, ни чужие шпаргалки не нужны, мужчина и женщина, если влюблены друг в друга по-настоящему, инстинктивно отзовутся на природный зов желаний и выработают свой язык и способы отношений вступившей в свои права плоти.
        Невольно вспомнив о рукописях, лежащих на столе, Пэгги тяжело вздохнула. Еще один день упущен. Успеет ли она наверстать главы, обещанные Эндроку? Наверное, нет. Наворот событий, а главное - ясное предчувствие чего-то значительного в личной жизни подсказывалось самим сердцем. Вот почему она начисто лишилась покоя, необходимого для работы как воздух. И имя тревожному беспокойству, поселившемуся в каждой клеточке ее души, было Брюс…

7


        - Ты правильно оделась,  - окинув взглядом Пэгги, сказала Джесси Морден.  - Сегодня будет жарко, смотри, какое утро.

        - Да уже припекает, в платье я бы запарилась.
        Наряд она действительно выбрала по погоде: довольно свободные, не в обтяжку шорты, хлопковая рубашка с коротким рукавом, парусиновые туфли на веревочной подошве. Спортивная, подтянутая - на девушку было приятно смотреть.
        Они стояли на крыльце дома, поджидая Брюса. А пока экономка Реджвуда кормила собак, бросившихся к ней, как только та вошла. Они уже не казались Пэгги злющими, и ее не пугала их грызня возле миски.

        - А далеко до Дорфилда?  - спросила она.

        - Да нет, милая, рядом. Тебе понравится наша столица - уютный старинный городок. Я раньше часто ездила туда за продуктами вместе с Брюсом или в гости - у меня там друзья, вернее, друг,  - сказав это, Джесси чуть смутилась.  - Раз Брюс решил взять тебя с собой, он все покажет и расскажет лучше любого гида. Но больше всего рада, что у вас налаживаются отношения. Из-за вчерашнего скандала я ужасно расстроилась, всю ночь не спала.

        - Налаживаются отношения?  - усмехнулась Пэгги.  - Я не уверена. Скорее всего получаю передышку, не более того. Но как бы то ни было, с удовольствием посмотрю на Дорфилд.

        - Вот и поезжайте, развлекайтесь вместе. Я хочу, чтобы ты поняла, Пэгги, он очень, очень хороший парень.
        Девушка с глубокой нежностью обняла свою няньку.

        - Джесс, поверь, как бы ни сложилась моя дальнейшая жизнь, тебе всегда найдется место рядом со мной, если, конечно, захочешь.
        Растроганная Джесси Морден смахнула фартуком навернувшиеся слезы.

        - Моя дорогая Пэгги. Я-то уверена, кто тут настоящая Макинрой. И будет просто преступление, если Реджвуд достанется не тебе, а самозванке.

        - Кто знает, Джесс. Ты можешь ручаться, что мы с Энн не сестры?

        - Ты шутишь!  - всплеснула руками экономка.

        - Ничуть! Я тоже ночь не спала. Разные мысли приходили в голову. В том числе и такая. В сиротских домах чего не насмотришься: дети от разных отцов и матерей, прижитые на стороне, да какие угодно…
        Увидев приближающийся «джип», Пэгги смолкла, невольно выпрямила спину и расправила плечи, приняв независимый, но не агрессивный вид.
        Брюс вылез из машины, подошел к крыльцу.

        - Молодец, я вижу, вы во всеоружии,  - широко улыбнулся он Пэгги и поклонился экономке.

        - Нет,  - вдруг подхватилась Пэгги.  - Забыла взять очки от солнца и шляпу, я сейчас сбегаю и вернусь.
        Дело заключалось вовсе не в шляпе или очках, а в улыбке Брюса, от которой у Пэгги дрогнуло сердце.

        - Мистер Брюс,  - сказала экономка, глядя ему в глаза,  - будьте с ней подобрее. Не так уж много сладкого выпало на ее долю. Она хорошая девушка и заслуживает счастья… Должен же быть какой-то способ доказать всем, что именно моя Пэгги из рода Макинроев?

        - Миссис Морден,  - совершенно искренне ответил Брюс,  - лично у меня нет сомнений. Надеюсь, документы и факты это тоже подтвердят. А вот насчет доброты - вы меня, извините, обидели. Можете назвать человека, к кому бы я плохо отнесся?
        И тут, как назло, на машине лихо подкатили Вилли и Энн. Оба изрядно подвыпившие. Брюс брезгливо поморщился.

        - Ты разобьешься, если будешь ездить в таком виде.

        - Фу, как скучно. Опять лезешь со своими нотациями? Неужели жених и невеста не могут себе позволить маленькие радости?

        - В таком случае ты должен уметь для них заработать, черт возьми,  - напрямик отрезал Брюс.  - Кончилась твоя дармовая жизнь, братец.
        Джесси Морден чуть не рассмеялась от удовольствия. Правильно он отчитал эту парочку.
        А с Вилли и Энн как с гуся вода. Он-то чудом держался, тогда как ее прилично развезло. Она еле выбралась из автомобиля, покачиваясь, ступила на землю, пошатнулась, грудью навалилась на капот, положила на него голову.

        - Какая ледяная подушка, Вилли,  - хмельно растягивая слова, капризно сказала Энн.  - Ты нарочно подсунул? Лучше бы оставил меня в баре.
        Брюс невольно отвел глаза в сторону.

        - Этой девушке не стоит столько пить.

        - Вот и я говорю, не стоит.  - Вилли плюхнулся на каменные ступеньки крыльца прямо у ног Джесси Морден.  - Пардон, пардон,  - картинно развел руками, пытаясь изобразить галантность.  - Она со-вер-шен-но не умеет пить.

        - А ты учишь!

        - Другой или я… какая разница. Говорю, нельзя мешать джин и шампанское… пусть теперь знает.  - Энн икнула, чем развеселила в стельку пьяного Вилли.  - Убери голову с капота, детка, заблюешь машину.
        Тут не выдержала добрая душа Джесси Морден, бросилась на помощь:

        - Пойдем со мной, пойдем, отведу в ванную, умоешься, мигом полегчает.

        - Дайте ей лимон, Джесси,  - посоветовал Брюс.
        Появившаяся на пороге Пэгги не сразу поняла, что происходит. Зато Вилли отреагировал. Пытаясь опять изобразить галантность, он было поднялся, чтобы раскланяться, и рухнул:

        - Я у ваших ног, мадам…
        Его чесучовый кремовый костюм, шелковая рубашка в такого же цвета полоску никак не вязались с состоянием, в каком Вилли пребывал. Жалкое было зрелище.

        - Извините, Пэгги, нашу поездку, видно, придется отменить,  - с сожалением произнес Брюс.

        - Почему?  - Такой поворот не устраивал ее. Она думала, что день, проведенный вместе, закрепит примирение, наметившееся накануне в их телефонном разговоре.

        - А куда девать этот мешок с дерьмом? Не оставлять же на пороге! Повезу домой - ничего не попишешь.

        - Я поеду сам,  - поднял ухмыляющееся лицо Вилли.

        - До первого кювета,  - безнадежно махнул рукой Брюс.
        Тут Пэгги предложила выход:

        - Не стоит ломать наши планы. Почему бы ему не проспаться где-нибудь в библиотеке или холле, да где угодно. Протрезвеет - сам доберется до дому. Какого черта из-за него я лишаюсь удовольствия посмотреть Дорфилд?!

        - А что скажет Джесси Морден? Она и так не жалует моего братца. Не хватает еще с пьяным возиться.

        - Мне она не откажет, вот увидите!
        Экономка, вернувшаяся на крыльцо, услышала, о чем говорит ее любимица:

        - Для тебя, Пэгги, я готова на все. Положите его поближе к кухне. Ухаживать не собираюсь, но присмотрю, если что.
        Брюс обрадовался не меньше Пэгги. Отстранив женщин, он взвалил на себя обмякшее тело брата.

        - Надо же столько времени потерять! Сейчас были бы уже на полпути. И не задерживайтесь! Не ровен час, еще что-нибудь помешает.  - Напутствуя девушку, экономка перекрестила ее.  - В добрый путь.
        В Дорфилд они прибыли около одиннадцати. Лавки и магазинчики уже работали вовсю. Чисто вымытые стекла витрин, настежь распахнутые двери, неторопливые покупатели с корзинками на велосипедах - все говорило о степенности и размеренности быта. На одной стороне улочек тротуары блестели под солнцем праздничным разноцветьем плиток, на другой - в тени - лежали, будто выцветший, полинявший коврик. Все как в жизни, думала Пэгги, с любопытством взиравшая вокруг: день то одарит человека радостью, то напомнит о скучной серости существования. А еще она подумала, что такой городок - прекрасное место действия для романа, где при всей видимости благополучия затаенно бушуют страсти и драмы, терзающие души, как сейчас у нее самой.
        В дороге Брюс был оживлен, разговорчив, развлекал Пэгги занятными историями, связанными с местными достопримечательностями. Слушать его оказалось удовольствием - внешне неотесанный, даже мужланистый, он неожиданно оказался способным глубоко и образно мыслить.
        Они подъехали к оптовому складу продуктов. Брюс попросил ее подождать, пока управится с делами. Мгновение поколебавшись, Пэгги взялась помочь ему. Скоро заднее сиденье «джипа» заполнили коробки, ящики, пакеты.

        - По-моему, мы оба заслужили награду,  - довольно улыбнувшись, сказал Брюс.  - Поехали, я знаю, где можно хорошо поесть.
        Миновав несколько узеньких квартальчиков, машина остановилась у старинного металлического вагона, служившего фасадом кирпичному зданию, расположенному позади. На крыше вагона красовалась большая неоновая вывеска.



«ВАГОН-РЕСТОРАН МОНТИ.
        ЛУЧШИЕ В МИРЕ ГАМБУРГЕРЫ»


        Они поднялись по ступенькам рядом друг с другом, но не держась за руки.

        - Смотрите, вон доктор Бейтс,  - сказал Брюс.  - Вы не против, если я попрошу его подсесть к нам?

        - Нет, не против,  - отозвалась Пэгги. Они и так слишком долго пребывали наедине. Рядом с посторонним человеком можно, наконец, перестать все время контролировать себя.

        - Док, вы не составите нам компанию?

        - Буду рад.  - Алан Бейтс улыбнулся Брюсу. Потом перевел взгляд на Пэгги. У него была изумительная улыбка. Этот невзрачный на вид, скромно одетый человек сразу располагал к себе. Не случайно, видно, семья Макинрой выбрала в лекари именно его.  - Сегодня начал чистить свои архивы и отыскал старые записи, которые могут вам пригодиться.

        - Да?  - обрадовался Брюс.  - Какие, например?

        - Если вы та самая Пэгги Макинрой,  - изучающе глянул на нее доктор,  - то у вас должна быть аллергия. Во всяком случае, она сильно донимала вас в раннем возрасте.
        Пэгги удивленно вскинула брови, Брюс замер.

        - Подумать только. В лабораториях, куда я обращалась, так и не обнаружили аллерген, мучающий меня нестерпимым зудом и отеками. Я всю жизнь с пилюлями и на уколах. Стараюсь избегать духов, помады, незнакомой пищи. Дорого бы отдала, чтобы узнать «провокатора».
        Брюс и доктор переглянулись.
        Ресторан был переполнен. Пахло жарящимися бургерами и фирменным блюдом - запеченными омарами. Создавая иллюзию, будто посетители сидят в старомодном вагоне, столики располагались как бы в купе. К ним почти сразу же подошла официантка с серебряными приборами, бокалами с водой и карточкой меню.

        - Будете бургеры?  - спросил Брюс доктора и Пэгги. Оба энергично закивали. Он заказал каждому по бургеру с гарниром и холодный чай.
        Пэгги с любопытством разглядывала убранство ресторана. Пол и столешницы столов бирюзового цвета, а диванчики и стулья в кабинках обтянуты фиолетово-розовой обивкой. На стойке перед грилем деловито пыхтели кофеварки. Бармены двигались, словно исполняя сложный танец. Весь обслуживающий персонал действовал умело и слаженно. Внимание девушки привлек старомодный музыкальный автомат, расположенный рядом с их кабинкой.

        - Ну как?  - спросил Брюс.  - Не хуже, чем где-нибудь в Нью-Йорке?

        - Любой ресторан «Монти» неплох. У вас есть монета в двадцать пять центов? Я нашла песню, которую давно не слышала.

        - Вот, пожалуйста.  - Брюс вручил ей пару монет.  - За эти деньги вам полагается не одна, а три, так что выбирайте.

        - У вас есть любимая мелодия?  - обернулась к нему Пэгги.

        - Мне нравится номер шесть.

        - Хорошо. А у вас, доктор?

        - Если нет «Красных парусов в свете заката», то обойдусь.

        - Номер двенадцать,  - подсказал Брюс прежде, чем Пэгги успела посмотреть список.

        - Похоже, вы частенько сюда заходите,  - сказала с улыбкой Пэгги.

        - У меня хорошая память. К тому же здесь с прошлого года не меняли записей.
        Пэгги нажала еще две кнопки, и тут официантка вновь появилась у стола с их заказом.
        Каждое блюдо состояло из огромной котлеты, вложенной в пышную булочку вместе с листиками салата и ломтиками помидоров. Остальное пространство тарелки занимал свежеприготовленный картофель фри. Пэгги считала: одной порцией в «Монти» можно накормить небольшую армию. Во всяком случае, для нее лично всего было чересчур много. Она добавила к бургеру кетчуп и усмехнулась, увидев, что и Брюс, и доктор сделали то же самое. Затем Брюс взял уксус и сбрызнул им картофель.

        - Никогда не видела, чтобы фри ели с уксусом,  - засмеялась девушка.

        - Только в наших краях знают толк в хорошей еде. А вы даже похлебку из моллюсков умудрились испортить. Слыханное ли дело - класть туда помидоры?
        Пэгги шутливо фыркнула.

        - В Новой Англии живут консерваторы, вот и приходится исправлять ваши ошибки.
        Доктор воздержался от участия в дискуссии, зато Пэгги и Брюс получили большое удовольствие от своего спора о том, чья кухня лучше. Они еще не осилили и половины своих блюд, как доктор, глянув на часы, стал собираться.

        - Извините, дорогие, но меня уже ждут больные.

        - Как жаль. Вам не удалось спокойно поесть,  - сочувственно заметила Пэгги.

        - Не беспокойтесь, остатки я возьму с собой. Я съел больше, чем любой из вас. А вам… нужно поскорее пожениться,  - вдруг добавил доктор, глянув на растерянные лица Пэгги и Брюса.  - Я, заметьте, не защищал ничье кулинарное искусство. Увидимся.  - Он сложил часть своего бургера в пакет и вышел.
        Неловкую паузу, возникшую за столом, когда они остались вдвоем, прервал Брюс.

        - Доктор замечательный человек. Он вам понравился?  - Пэгги опустила глаза и кивнула.  - Док наша местная достопримечательность. Почти всю жизнь лечит здесь людей. Его семья из Дорфилда, и после войны он вернулся сюда, хотя приглашений у него было хоть отбавляй.

        - Первой мировой?  - ляпнула Пэгги.

        - Он не так стар,  - рассмеялся Брюс.  - Я имел в виду вторую мировую. Сейчас он привез молодого врача, чтобы передать ему свою практику, а все тем не менее обращаются к Бейтсу. Он добрейший человек и великолепный диагност.
        При слове «диагност» Пэгги вспыхнула и шутливо сказала:

        - Возможно, он в самом деле хороший доктор, даже наверняка, а вот насчет рецепта, который пять минут назад прописал вам и мне,  - сомневаюсь.
        Брюс, однако, промолчал. Оставив на столе деньги за обед и щедрые чаевые, он, не глядя на Пэгги, пошел к выходу.

        - Сколько я вам должна?  - в том же тоне, надеясь на ответную шутку, спросила Пэгги.
        Он не прореагировал.

        - Будет корчить из себя богача! В Реджвуде я верну свою долю.
        Она знала, что несет вздор, тем более Брюс, судя по всему, начал всерьез злиться, если не помог ей взобраться на подножку «джипа», когда уселся за руль.

        - Не сомневаюсь. В нашей долине нет женщины богаче вас, во всяком случае, в перспективе.
        Его интонации задели ее.

        - Так порадуйтесь! Если суд признает Пэгги Макинрой законной наследницей, она не забудет заслуг Брюса Патерсона.

        - С меня достаточно вашего «спасибо» за сегодняшнюю прогулку. Или вы и это впечатление намерены испортить?

        - Нет, Брюс, не хочу,  - искренне воскликнула Пэгги.  - Моя мать и ваш отец уже, кажется, достаточно напортили в своей, моей и вашей жизни.
        Брюс с яростью надавил на газ.

        - Благодарю за напоминание, а то я уже начал забывать…
        Сжатые кулаки, желваки, заигравшие на скулах… Сердце Пэгги похолодело. Ну кто тянул тебя за язык, выговаривала девушка сама себе, вот и получила.
        В совершенно расстроенных чувствах, не попрощавшись, она выскочила из машины, когда «джип» притормозил у крыльца Реджвуда.

8

        В холле Пэгги чуть не налетела на Джесси Морден, вышедшую из кухни со стаканом лимонада в руках. Взглянув на девушку, та сразу почувствовала неладное.

        - Ну-ка выпей глоток… Что-нибудь случилось?

        - Ничего,  - сказала Пэгги.  - Ваш Брюс, может, и хороший парень, но что бы я ни сказала, он воспринимает в штыки.

        - Милая моя, какой же мужчина не самолюбив? А ты, наверное, дразнишь его?

        - Да нет, Джесс, я не хотела,  - расплакалась Пэгги, ее вдруг прорвало.  - Когда доктор Бейтс, с которым мы вместе обедали, сказал… посоветовал нам пожениться, я в шутку возразила, мол, этот рецепт нам не годится…
        Экономка неожиданно рассмеялась.

        - Девочка моя, докторов надо слушать, особенно такого, как Алан. Он видит людей насквозь, а ты смотри не проморгай парня, он хоть и из простых…

        - Да я люблю его, Джесс, люблю!  - отчаянно выпалила Пэгги.

        - Вот и хорошо, вот и славно,  - утешала девушку экономка, ласково гладя по волосам.  - Я тебе верю, и он поверит, вот увидишь. Только наберись терпения. Сколько лет я ждала тебя!.. Надо уметь ждать и терпеть, счастья без этого не бывает.
        Обняв Пэгги, Джесси Морден усадила ее на диван и не отпускала до тех пор, пока та не успокоилась. Горючие слезы прекратились, хотя Пэгги все еще судорожно вздыхала, стакан в руках дрожал. Она хотела поставить его на круглый журнальный столик, но экономка опередила.

        - Постой, детка! Совсем из головы вылетело - тут же письма тебе.  - Джесси проворно вскочила и протянула два конверта.  - Наверное, важные, раз меня попросили расписаться.
        Пэгги повертела их в руках, близоруко поднесла к глазам. Очки, которые всегда носила в сумочке, сейчас пригодились бы, однако отправляясь на прогулку в Дорфилд, Пэгги намеренно не положила очечник в карман блузки - без толстой роговой оправы на носу она казалась себе привлекательней.
        Казенный конверт, канцелярский почерк. Одно письмо адресовано мисс Пэгги Рут Макинрой, другое - мисс Пэгги Энн Макинрой.

        - Да хоть слово скажи,  - взмолилась Джесси,  - от кого?

        - Адвокатская контора Матьюса,  - усмехнулась девушка.  - Только этого мне сейчас не хватает.
        Пэгги нехотя надорвала верхнюю часть конверта, вытащила вдвое сложенный листок. Официальная повестка извещала - через шесть дней ей надлежит явиться в окружной суд, куда мистер Матьюс обратился с просьбой рассмотреть иск о наследстве. Слушание должно состояться в четверг, в зале по гражданским делам.
        От такой новости у Пэгги похолодела спина. Уверена ли, что выиграет дело?.. Вовсе нет! Куда больше беспокоило другое. Если суд примет решение сразу, лихорадочно подумала она, ей придется покинуть Реджвуд и навсегда расстаться с Брюсом. Просто не будет времени и возможности завоевать его сердце.
        Мне нужно хотя бы несколько дней, чтобы все осталось как есть. Выиграть несколько дней ради счастья, которое в душе предчувствовала, готовая во имя него пожертвовать даже родным домом, каким ощущала Реджвуд. Собравшись наконец с мыслями, Пэгги сказала:

        - Обычно американская судебная система отличается волокитой при рассмотрении подобных дел. Почему же ни с того ни с сего она вдруг стала такой оперативной? В жизни, я знаю, все так быстро не происходит. Значит, в моем случае карты уже подтасованы!.. Мне нужна не победа, а всего лишь небольшая отсрочка. Совсем небольшая отсрочка…

        - Не волнуйся,  - отозвалась Джесси Морден.  - Господь тебя не оставит. Я тоже. Пойду в суд, к адвокату, к черту на рога с тобой вместе. И можешь быть уверена - мы еще поборемся.

        - Да,  - рассеянно ответила Пэгги.  - Конечно, вы должны пойти. Пожалуйста, будьте рядом, хотя бы для того, чтобы подержать меня за руку.  - Она улыбнулась экономке с чувством истинной любви и доверия - вот единственная в мире душа, на которую можно положиться.
        Джесси Морден взяла девушку за руку, поднялась на цыпочки и поцеловала в щеку.

        - Я не видела, как ты росла, Пэгги, но пусть мне будет пусто, если не увижу, как ты проживешь остальную жизнь!
        И тут они обе расплакались…


        Шесть дней спустя Пэгги стояла рядом с миссис Морден в вестибюле здания окружного суда. Как и большинство помещений такого рода, пол его устилал мрамор. Люди, сновавшие туда-сюда, были одеты по-летнему, а ее всю трясло. Ноги, обутые в босоножки, предательски коченели.
        Накануне ночью она долго ворочалась. Все время думала о Брюсе, а когда уснула, ей приснилось странное видение: белоснежный забор, облепленный кучей ребятишек, удивительно похожих на Брюса.
        Сейчас он был рядом, учтивый, но далекий, не такой, каким явился во сне. Что ж, подумала Пэгги, каким бы ни оказалось решение судьи, я все равно проиграю. Если наследница не я, мне придется вернуться в Элитон или Нью-Йорк и жить, как прежде. Если Реджвуд достанется мне, Брюс вряд ли переборет свою гордыню, чтобы связать свою жизнь с женщиной более состоятельной, чем сам. Куда ни кинь, везде клин.

        - Нас вызывают,  - как сквозь вату донесся до нее голос.

        - Что?  - испуганно произнесла она.  - Извините, я не расслышала.

        - Нас мистер Матьюс зовет.
        Брюс взял Пэгги и Джесси под руки и подвел к адвокату.

        - А где другая претендентка? Кажется, я просил обеих не опаздывать?  - сказал старик гневно.

        - Думаю, она вот-вот появится,  - ответил Брюс.  - Они без нее ведь не начнут?

        - Еще как начнут!  - сказал мистер Матьюс.  - Как только закончат с делом, которое теперь слушают, наступит наша очередь. Судья Харпер не любит, чтобы ее заставляли ждать. Я тоже. Когда доживете до моего возраста, поймете, как нужно ценить время.
        Тут открылась дверь, и на пороге появились Энн и Вилли. Среди толпы они заметили высоченную фигуру Брюса. Прокладывая себе дорогу, молодые люди подошли и остановились рядом.
        Пэгги сразу оценила бледно-розовое платье-сарафан, делавший Энн одновременно и скромницей, и вызывающе женственной. Собой она была недовольна - выглядит, будто школьная учительница, а еще рассчитывает на мужское внимание. Вот у кого надо ума-разума набираться, даже старик адвокат смягчился, глядя на столь очаровательное создание.

        - Хорошо,  - сказал мистер Матьюс.  - Раз теперь мы в сборе… Сорок лет назад семья Макинрой удостоила меня чести и доверия вести все юридические дела по Реджвуду. Поэтому хочу вам и вам,  - строго глядя на девушек, сказал он,  - напомнить: адвокат Матьюс не защищает ни одну из претенденток. Все необходимые собранные мной материалы будут представлены суду, и решающее слово скажет закон! Мне безразлично, кто окажется наследницей. Свое последнее адвокатское дело я с чистой совестью отдаю правосудию. Я стар, собираюсь в отставку, но сражаться за справедливость буду до конца!
        Внезапно из зала заседаний повалили возбужденные, горячо спорящие люди. Кто-то сердито говорил: «Я обжалую решение», другой возражал: «Тебе это так не пройдет!» Третий недобрым словом поминал усопшего с его завещанием, четвертый размахивал кулаками…
        Пэгги с ужасом смотрела на людей, готовых растерзать друг друга.

        - Когда речь заходит о наследстве, нет ничего хуже родственников,  - вполголоса сказал старик адвокат.  - Из-за самых никудышных вещей происходят смертоубийственные баталии… Ну, теперь наша очередь.
        Судебный чиновник жестом пригласил их войти.
        В зале он огласил дело, представил судью, и она вместе с адвокатом начала обсуждать на сугубо юридическом языке пухлую папку с документами.
        Смысл происходящего плохо доходил до Пэгги. Слова звучали отчужденно, будто иностранные, пробиться сквозь них было невозможно, да она и не пыталась. Девушка видела лишь профиль Брюса с упрямо вздернутым подбородком да ощущала крепкую руку Джесси Морден у себя на колене.
        Пэгги очнулась, когда судья попросил ее и Энн под присягой назвать свое полное имя и фамилию.

        - Пэгги Рут Макинрой.

        - Пэгги Энн Макинрой.

        - Ваша честь,  - обратился к суду адвокат.  - В данном случае имеются две женщины, называющие себя дочерьми покойного Стивена Денни Макинроя, владельца Реджвуда и относящихся к нему земель, и его супруга Пэгги Джил Макинрой, также покойной. Каждая из них считает себя прямой наследницей упомянутого имущества. Претендентки представили свидетельства о смерти отца. Однако при расследовании было обнаружено, что один из этих документов нельзя отнести к подлинным. Если одно свидетельство о смерти зарегистрировано в городском архиве Нью-Йорка, то другое не числится в архивах округа, где оно якобы было выдано…
        Матьюс молча положил документы на стол.

        - Кроме того, я принес заверенную копию акта о расторжении брака между супругами Макинрой.  - Тут он передал судье очередные бумаги.  - Как видите, при разводе бывшая жена получила свою долю в виде капитала в размере пятисот тысяч долларов и с этого момента потеряла право на собственность, известную под названием Реджвуд, целиком отошедшую к ее бывшему мужу.
        Судья просмотрела бумаги, потом кинула взгляд на Пэгги и Энн, затем обратилась к адвокату:

        - Продолжайте.

        - Я хочу, чтобы вы опросили Брюса Патерсона. Мистер Патерсон выполняет обязанности управляющего имением и может дать суду отчет о финансовом положении Реджвуда.
        Брюса привели к присяге, и он предстал перед кафедрой.

        - Пожалуйста, назовите ваше имя и отношение к данному делу.

        - Меня зовут Брюс Гаррис Патерсон. Я был официально назначен выполнять обязанности смотрителя имения. Сменил на посту человека, занимавшего эту должность, сразу после развода супругов Макинрой.

        - Вы готовы сделать финансовый отчет?

        - Да, ваша честь,  - четко ответил Брюс.  - Имение было не один раз заложено, когда я принял его, но в следующем году залог будет полностью погашен. Получаемые мною доходы идут на налоги, обычное содержание и обслуживание. Основная ценность Реджвуда заключается в земельном участке площадью двести семьдесят акров. Вместе с домом, хозяйственными постройками, инвентарем его общая стоимость составляет два миллиона сто тысяч долларов. Я представляю суду копию последней налоговой ведомости, а также копии всех оплаченных мною счетов.
        Судья бросила хмурый взгляд на финансовые отчеты, которые Матьюс тут же положил в общую кучу.

        - Ваша честь,  - снова взял слово адвокат,  - прошу обратить внимание на завещание скончавшейся на днях миссис Макинрой. В нем она называет своей наследницей присутствующую здесь мисс Энн. Суд должен решить, имела ли покойная в своем распоряжении имущество, чтобы оставить его названному лицу. Суд также должен определить, является ли в свою очередь Пэгги Рут единственной дочерью и, следовательно, законной наследницей Стивена Денни Макинроя, тоже написавшего нечто вроде завещания. Правда, оно не засвидетельствовано, очень кратко и будет иметь законную силу, если графологи, к услугам которых я был вынужден прибегнуть, подтвердят, что оно написано именно его рукой. Эксперты вызваны повестками и прибудут в распоряжение суда завтра, но суть их отчета уже изложена в соответствующем рапорте.  - Еще один документ был положен перед судьей.
        Она постучала пальцами по растущей куче бумаг и объявила:

        - Остаток дня мне понадобится для изучения материалов. Суд откладывается до завтра. Заседание окончено.
        Миссис Морден как крейсер сопровождения подхватила под руку Пэгги и направилась к дверям. С другой стороны ее поддерживал Брюс. Молча они вышли на улицу.

        - Мне не нравится ваш вид,  - сказал Брюс, подводя женщин к машине.  - Хотите, я оставлю здесь «джип», а на вашей отвезу вас домой. Вы очень бледны, Пэгги.
        Девушка усмехнулась.

        - Не стоит беспокоиться, Брюс, я справлюсь. Никогда не думала, как отвратительно участвовать в дележе. Судья смотрит с подозрением, соперница с ненавистью, вы демонстрируете нейтралитет, адвокат - объективность… Да пропади все пропадом!
        Брюс осторожно тронул ее за плечо.

        - Не надо нервничать, Пэгги. Все будет хорошо.  - Он отвернулся, дабы девушка не заметила нежности, мелькнувшей в его глазах, и повторил: - Все будет хорошо.

        - Вот и я так думаю,  - обрадовалась экономка поддержке Брюса.  - Надеюсь, судья поймет, кто здесь настоящая Пэгги?

        - Милая Джесс,  - со слезами в голосе произнесла та,  - чем бы ни обернулось дело, я всегда буду вашей Пэгги, а средства на жизнь себе и вам уж как-нибудь сумею заработать.  - Она бросила вызывающий взгляд на Брюса.  - Можете не сомневаться.

        - А я и не сомневаюсь… Держите себя в руках и не раскисайте. Вам идет, когда вы настроены отважно.
        Зеленые глаза Пэгги вспыхнули. Она не рассчитывала на комплимент. Великан и увалень Брюс так по-доброму это сказал, что сердце ее сразу потеплело. Пэгги вспомнила сон, приснившийся ей ночью.

        - Какой сегодня день?
        Вопрос был задан невпопад, чем, конечно, удивил Джесси Морден и Брюса.

        - Четверг. По четвергам я готовлю не на скорую руку, а ужин по полной программе.
        Пэгги улыбнулась: сны под четверг по приметам сбываются, впрочем, вслух она ничего подобного не сказала.


        До вечера у себя в спальне Пэгги сидела за рукописью. Возвращалась к началу, правила середину, концовка романа, хоть убей, не шла, как надо. Она умела сосредоточиваться и мобилизовать воображение, и тогда ручка сама бежала, стремительно заполняя страницу за страницей. Тут затекшая от напряжения спина дала о себе знать.
        Пэгги глянула на часы. Бог ты мой, подумала она. Я проработала почти шесть часов - зато много успела. С чистой совестью она решила сделать перерыв и спустилась вниз. Заслышав ее шаги, из кухни показалась Джесси Морден.

        - Я была наверху и заглядывала к тебе, но ты даже не заметила.
        Пэгги развела руками.

        - Когда работаю, можно из пушек палить - все равно не услышу. А тут как раз накатило. Мой издатель шкуру с меня спустит, если не получит вовремя рукопись, вот и наверстываю.

        - Иногда у меня в кухне такая же ситуация,  - пошутила экономка.  - Обед готов, все в столовой. Я не подавала, пока ты не спустишься.
        С того самого вечера, когда Пэгги впервые здесь обедала, ничего не изменилось. Энн и Вилли так же сидели у окна, Брюс занимал кресло у камина.

        - Ну, вот и вы наконец,  - злобно сказал Вилли.  - Заставляете ждать! Не рановато ли вообразили себя полной хозяйкой в доме?

        - Прекрати,  - оборвал его Брюс.

        - Тебя, братец, тоже поставили на место, а ты еще защищаешь. Даже кухарка уже не слушает управляющего!

        - Не надо, Вилли. При чем здесь миссис Морден? Она человек подневольный, что ей говорят, то и делает. Когда я войду в права наследства, давай назначим ей небольшую пенсию, ты обещал,  - капризно произнесла Энн, глядя на жениха.

        - Хватит делить шкуру неубитого медведя, Энн. У меня, например, нет уверенности в ваших правах,  - спокойно возразил Брюс, вежливо подвигая стул для Пэгги.  - И о миссис Морден найдется кому побеспокоиться.
        Пэгги с благодарностью коснулась его локтя. Осторожный жест, однако, не укрылся от Вилли, он презрительно фыркнул:

        - А я не сомневаюсь, чья возьмет! Думаешь, если подпеваешь железной леди, вы победите? Думаешь, не вижу, как ты ей подыгрываешь? Ты всегда ненавидел семейку Макинроев, и вдруг такая перемена. С чего бы?
        Пэгги решительно встала из-за стола.

        - Можете ужинать без меня.
        Брюс догнал ее уже в холле.

        - Поберегите нервы, Пэгги, они вам еще пригодятся для работы над книгами и для будущих дел в том же Реджвуде. Относительно дома и имения можете не беспокоиться. Со мной или без меня, неважно, здесь со временем все наладится, вы справитесь.
        Не дослушав его, Пэгги бросилась вверх по лестнице.
        Рукопись, лежавшая в комнате на столе, была ее спасением. Но как она ни старалась, сосредоточиться не могла. Из головы не шли слова Брюса, особенно то, как он подчеркнуто произнес, что Реджвуд может обойтись без его участия.
        Да такое невозможно, в смятении подумала она. Не только существование старого дома со всем его обширным хозяйством, ее собственная жизнь оказалась немыслимой без этого сильного, гордого мужчины. Неужели ей снова суждено одиночество? Если раньше она могла только догадываться, чего лишена, то теперь ощутила в душе трагическую горечь.
        Счастье невозможно без семьи, а семья - без человека по имени Брюс Патерсон.
        Миссис Морден застала Пэгги уткнувшейся в подушку, плечи ее вздрагивали. Экономка поставила поднос с кофейником и куском пирога на тумбочку у кровати, присела на краешек.

        - Перекуси, детка, и не плачь, у тебя с утра маковой росинки во рту не было. Скандал не помешал Энн и Вилли умять ужин, только вы с Брюсом не притронулись… Разве я могу допустить, чтобы хоть кто-то в Реджвуде остался голодным?

        - К черту Реджвуд, ненавижу его,  - залилась слезами Пэгги.  - Даже если он мне достанется, я не останусь здесь!

        - Ты должна жить в доме, основанном твоими предками,  - тихонько поглаживая ее по волосам, сказала Джесси Морден.  - Ты здесь родилась, твой отец тоже… Начиная с генерала Макинроя, отстоявшего здешние земли, все любили Реджвуд.

        - Джесс!  - взмолилась Пэгги.  - Я приехала сюда не за наследством. Мне правда ни к чему проклятая собственность, она только все запутывает.

        - Ты Пэгги Рут Макинрой,  - отчеканила седая женщина.  - Вот о чем нужно помнить. Единственная продолжательница рода, звено между прошлым и будущим! Кровь, текущая в твоих жилах, привела тебя к своим истокам. Слушайся ее, она не обманет, и не пытайся перечить судьбе - ни к чему хорошему это не приведет. Я знаю, что говорю, уж поверь. Жизнь сама все расставит по своим местам.
        На следующее утро в суде Пэгги заметила двух мужчин, которых не было вчера.

        - Кто они?  - робко спросила она адвоката. После бессонных ночей зрение всегда подводило ее, но за очками лезть не стоило - пусть никто не думает, что она проявляет чрезмерную заинтересованность.

        - Это, моя дорогая,  - посмеиваясь, сказал мистер Матьюс,  - налоговые инспекторы федерального правительства и штата Массачусетс. В тех случаях, когда речь идет о солидном состоянии, они заранее интересуются наследником, за которым им вскоре предстоит бегать. У них нюх, как у ищеек.  - Тут он повернулся к судейскому месту, откуда раздался стук молоточка.

        - Продолжим, адвокат,  - строго сказала судья.  - Ваши эксперты здесь?

        - Да, ваша честь.
        Вызвали первого из графологов. После того, как тот подтвердил свои полномочия под присягой, его попросили дать объяснения по поводу написанной от руки записки Стивена Макинроя, которую Пэгги привезла из Нью-Йорка.

        - Вероятно, указанный документ действительно написан Стивеном Денни Макинроем,  - сказал эксперт.  - Я сравнил его с десятью другими образцами почерка покойного. Сходство очевидное. Манера письма, соединение букв и т. д.  - красноречивое тому подтверждение.
        Теперь вновь взял слово адвокат.

        - Ваша честь,  - начал он.  - В подлинности записки уже, надеюсь, сомнений нет, как нет и причин ставить вопрос по поводу свидетельства о смерти, представленного суду Пэгги Рут Макинрой. Оно зарегистрировано в архиве Нью-Йорка под номером 702 801. Вот справка, полученная мною.  - Старик адвокат положил ее перед судьей.  - Что же касается документа о смерти, который предоставила Пэгги Энн Макинрой, он, по-видимому, подделка. В архивах округа соответствующая запись от-сут-ству-ет… Возможно, девушка и является дочерью Макинроя, но не того, кто был владельцем Реджвуда.
        Энн издала изумленный возглас и повернулась к Вилли.

        - Как это может быть?! Свидетельство о смерти - подделка? Ничего не понимаю! Ты сказал, я его дочь и наследница.  - Она говорила громко, а Вилли отчаянно старался ее утихомирить.

        - Успокойся. Частный детектив, которого я нанял, заверил меня в полной законности твоего документа. Поверь мне, Энн. Разве я стал бы тебе лгать?

        - Леди и джентльмены,  - донеслось с судейского места,  - мы можем продолжать? У вас есть что-нибудь еще, адвокат?

        - Нет, ваша честь, пока у меня все,  - склонил голову тот.

        - Я уважаю ваш опыт, мистер Матьюс, и благодарю за проделанную работу. В деле имеются вещи очевидные, но и косвенных доказательств, увы, много. А мне хотелось бы располагать прямыми. Придется нам снова отложить слушание. Вы уверены, что больше нет фактов, которые могут служить прямым доказательством родства? Родинки, например, какие-то детские шрамы, наследственные привычки или болезни?
        Матьюс покачал головой, в глазах же Джесси Морден зажегся азартный огонек.
        По пути домой экономка была погружена в свои мысли. Она попросила Пэгги ехать побыстрей, так как пригласила к ужину адвоката, доктора и должна была многое успеть приготовить. Будь Пэгги внимательней, наверняка заметила бы возбуждение Джесси, но ей и без того хватало над чем подумать.
        Девушку озадачило поведение Энн и Вилли в суде. Это не походило на их обычную перебранку. Надо было видеть, каким уничтожающим взглядом наградил Брюс своего братца. Однако Пэгги не сумела с ним переговорить, сразу после заседания Брюс вместе с адвокатом направились в одну из свободных комнат.
        В Реджвуде она несколько раз заглядывала в кабинет, гостиную - управляющего нигде не оказалось. В конце концов, Пэгги заставила себя выбросить из головы судебный процесс, молодую парочку и даже неотступно преследовавшие ее мысли об отношениях с Брюсом. Как всегда, лучшим лекарем явилась работа. Долгие часы она провела за письменным столом, пока Джесси Морден не позвала к ужину.
        Пэгги переоделась в нарядное платье - розовое, с пышной юбкой,  - тщательно расчесала волосы, подобрав их на затылке ленточкой. Ей хотелось чувствовать себя уверенной. Боже, подумала она, как я презирала женщин, борющихся за мужчину, а теперь сама делаю то же самое.
        Первым прореагировал на ее появление в столовой адвокат Матьюс.

        - Вы прелестны,  - галантно поклонился он.  - Старикам такая откровенность простительна. Все думают, мы давно забыли про флирт, и какие в этой игре правила, но я их знаю… хотя цель, признаюсь, припомнить не могу.
        Все рассмеялись, особенно доктор Алан Бейтс, сидевший за столом рядом с Матьюсом и Брюсом.

        - Да уж, кому-кому, а вам жаловаться на память грех. На ужин к Джесси Морден вы, как всегда, явились вовремя.

        - Еще бы,  - старик шумно потянул носом воздух. Экономка как раз подала к столу огромное блюдо мяса, приготовленного по-лондонски.  - К трапезе у Джесси я отношусь почти как к молитве, а к говядине, сладкому картофелю и овощной солянке как к дарам Божьим.
        Так для Пэгги начался вечер. Беседа и еда оказались несравненны. Забавными рассказами о людях, с которыми им приходилось иметь дело, мистер Матьюс и доктор развеселили всех. У обоих был хорошо подвешен язык и развито чувство юмора. Даже Брюс умело подыгрывал им, чем окончательно растрогал Пэгги. Энн, сидевшая поначалу нахохлившись, тоже чуть отошла. Наконец Джесси Морден внесла десерт - слоеный торт с шоколадным кремом.

        - Он называется «Смерть от шоколада»,  - провозгласила она, когда все присутствующие онемели от изумления при виде ее кулинарного шедевра.
        Пэгги любила шоколад, хотя всегда запрещала себе притрагиваться к нему, помня о своей аллергии. Впрочем, куски, которые щедро клала на тарелочки экономка, были столь аппетитны, что удержаться стоило большого труда. Гости в восторге вкушали лакомство. Соблазнившись, Пэгги откусила маленький кусочек. Она не обратила внимания на пристально наблюдавших за ней Бейтса и Джесси Морден. Воздушный, ароматный крем буквально таял во рту. Но не успела Пэгги проглотить вторую ложечку, как почувствовала дурноту. Она задыхалась, слезы лились из глаз, испарина покрыла лоб.

        - Суд хотел доказательств?  - с победоносным видом заявила экономка.  - Вот доказательство, мистер Матьюс. В торт я положила кокосовое масло. А у моей Пэгги с детства аллергия на него. У ее отца тоже. Это наследственное. Спросите своего друга доктора, существуют ли в истории болезни семьи соответствующие записи, и я не сомневаюсь, как он ответит.

9


        - Что вы наделали?  - Брюс бросился к Пэгги, подхватил ее и перенес на диван.  - Мало ей испытаний, так еще и это? Сделайте же что-нибудь!
        Доктор Алан Бейтс уже готовил шприц.

        - Не беспокойтесь,  - сказал он.  - Пэгги скоро придет в себя. Когда под рукой лекарство, приступ быстро купируется.  - Потом поглядел на Энн и спросил: - А как вы себя чувствуете?

        - Со мной все в порядке,  - промямлила та.
        Вилли, с изумлением наблюдавший за происходящим, вскочил.

        - Это трюк! Вы все сговорились! Дура Энн не понимает, что вы пытаетесь лишить ее капитала. Все против меня!  - И он выбежал, хлопнув дверью.
        Никто не прореагировал.
        Пэгги уже начала приходить в себя.

        - Прости меня, дорогая,  - в слезах причитала над ней экономка.  - Мне нужно было доказать адвокату, кто есть кто! Я знала о твоей аллергии и уговорила дока захватить лекарства. Я не хотела причинить тебе вред, но выхода не оставалось. Пожалуйста, прости меня.

        - Что в торте?  - прохрипела Пэгги, голову которой бережно поддерживал Брюс.

        - Кокосовое масло.

        - Ох!..

        - Ее нужно проводить наверх. Давайте отнесем вместе, Брюс,  - сказал доктор.  - Она должна хорошенько отоспаться. Это естественная реакция на препарат, который я ввел. Он поможет, и все нормализуется, уж поверьте.

        - Оставайтесь, пожалуйста, здесь, пока мы не вернемся,  - попросил Брюс, обращаясь к старику адвокату и экономке.
        Энн чувствовала себя здесь лишней, расплакавшись, она убежала.

        - Как ее самочувствие?  - спросил Матьюс, когда Брюс и доктор вернулись в комнату.  - Надеюсь, дорогая Джесси не переборщила?
        Брюс сурово уставился на экономку.

        - Вы позволили себе недопустимое! Если бы я знал, то запретил бы подобные эксперименты!

        - Зато миссис Морден дала мне в руки неопровержимое доказательство, Брюс. Уж простите женщину и отдайте должное ее смекалке. Она предоставила, возможно, самую существенную деталь головоломки, озадачившей суд. Я попрошу завтра выслушать ее как свидетельницу и расскажу, чему сам стал очевидцем. У вас, доктор, на самом деле сохранились истории болезни, или миссис Морден сказала это ради красного словца, что было бы крайне неуместно?
        Доктор обнял за плечи утиравшую слезы экономку.

        - Джесси Морден всегда готова схитрить, но она не из тех, кто лжет. Можете не сомневаться. Мои записи будут в вашем распоряжении, и я под присягой подтвержу все.

        - Отвезите меня домой, Брюс,  - поднялся старик адвокат.  - Думаю, мне надо написать свою завтрашнюю речь. Заранее предвижу, какой эффект она произведет на судью.  - Он с явным удовольствием потер руки.  - И, пожалуйста, утром доставьте Пэгги и миссис Морден вовремя.


        Пэгги проснулась, когда экономка поставила перед ней поднос с чайником и чашкой.

        - Ты нормально себя чувствуешь, милая? Уж прости меня за вчерашнее.

        - Джесс! С одной стороны, вы поступили жестоко, а с другой… Я столько лет не могла понять, что вызывает мою аллергию. Грешила на цитрусовые, шоколад. Оказывается, мой враг - кокосовое масло. Посмотри, какой сыпью я покрылась. Живого места нет.
        Экономка заохала, захлопотала.

        - Алан оставил порошки, прими прямо сейчас.

        - Принять-то не проблема, да как я покажусь в таком виде на людях? Все тело зудит. Придется тебе поискать нитяные перчатки, иначе я в кровь расчешусь.

        - Пей чай, пока я схожу к себе, и потихоньку одевайся.
        Пэгги спустила рубашку и с ужасом осмотрела грудь, плечи, руки, кинулась было к тумбочке, где лежало зеркальце, но тут постучали в дверь, и вошла Энн. Вид у нее был сумрачный. Юркнув в постель, девушка прикрылась простыней.

        - Пэгги, я зашла узнать, как ты, надеюсь, не будешь против?

        - Не говори глупостей.
        Энн грустно усмехнулась:

        - Некоторые из них я себе век не прощу!

        - Да будет,  - укоризненно произнесла Пэгги.  - У тебя красные глаза - плохо спала? Или опять поссорились?
        Энн нахмурилась.

        - Я ссорилась сама с собой… А Вилли, похоже, не заедет за мной, даже чтобы отвезти в суд. Могу я рассчитывать на твою машину?

        - Из-за такой ерунды нечего беспокоиться. Если я не смогу сесть за руль, поедем на «джипе» Брюса.

        - Боюсь, он не обрадуется такому подарку, как я,  - опять горько усмехнулась Энн.

        - Не морочь мне голову, она и так гудит. Лекарства отвратительно на меня действуют. Лучше скажи, как я выгляжу.

        - Плохо,  - опустив глаза, сказала Энн.  - Если честно, я бы не хотела так выглядеть.

        - Намекаешь на то, что мне сегодня надо избегать зеркала?

        - Я бы избегала,  - потупилась Энн.
        Прямота и искреннее сочувствие тронули Пэгги, особенно порыв, с каким девушка прильнула к ней. Наверно, если бы мне нужно было выбрать сестру, подумала Пэгги, я бы выбрала ее. А почему нет?..
        Вскочив с постели, она пошла в ванную. В зеркало было действительно лучше не смотреться. Лицо превратилось в сплошной растекшийся блин - так оно отекло. Сквозь набухшие веки едва проглядывали глаза-щелки, щеки покрыли яркие пятна, губы разнесло и обметало. Впечатление такое, будто всю ее, с головы до ног, отстегали крапивой. Пэгги застонала. По опыту она знала, что волдыри и зуд постепенно пройдут, однако как выходить из положения сейчас? Попробовала подкраситься и напудриться - стало еще ужаснее. Смыла косметику водой, прикрыла лоб челкой, выбрала свободное платье с длинными рукавами - легкое, оно не прилегало к телу,  - натянула чулки… Распухшие ноги не влезали в туфли, пришлось надеть кроссовки. В довершение всего водрузила на нос очки с затемненными фильтрами, и в итоге получилось чудище гороховое в белых нитяных перчатках, которые принесла Джесс…
        Ровно в девять часов к дому подъехал «джип».

        - Бог мой,  - вырвалось у Брюса, всеми силами старавшегося не разглядывать Пэгги. Сердце его сжималось от жалости.

        - Будь мы на Востоке, я напялила бы чадру, и все думали бы, какая, наверное, под ней красавица,  - шуткой сняла напряжение девушка.

        - Для меня все равно, как вы выглядите…  - начал было Брюс, но смутился и не закончил фразу.  - Рассаживайтесь побыстрее, прошу вас.

        - Гляди в оба, парень,  - сказала Джесси Морден.  - У тебя на попечении сразу три женщины. Если взбунтуемся - ты пропал.
        Только тут Брюс обратил внимание на Энн, робко стоявшую чуть в сторонке. Она сразу напомнила ему о Вилли. Со вчерашнего вечера брат как в воду канул, а когда Брюс проверил дома свой ящик с наличностью, тот оказался пуст. Столь недобрый знак всерьез встревожил его.
        Когда они приехали в суд, адвокат Матьюс оказался уже на своем месте, через две минуты вышла судья, и долгожданное заседание началось.

        - У адвоката есть еще свидетели?

        - Да, ваша честь. Я вызываю мистера Блэнчарда.
        Стройный, щегольски одетый мужчина лет сорока вышел к судейскому помосту.

        - Ваше имя и род занятий?

        - Меня зовут Уильям X. Блэнчард. Я частный детектив.

        - Что вы можете сообщить по данному делу?

        - Мне поручили проверить подлинность некоторых документов, представленных суду.

        - Каковы же ваши выводы?

        - Свидетельство о смерти Стивена Макинроя, скончавшегося несколько лет назад в нашем округе, подделано. В архиве официально зарегистрирована кончина Стивена Ден Макинроя. В свидетельстве же - «Ден» довольно грубо переправлен на «Денни». Что далеко не одно и то же.
        Энн, сидевшая рядом с Пэгги, опустила голову и еще больше побледнела. Брюс едва сдерживался, чтобы не смотреть в ее сторону. Экономка поджала губы и многозначительно хмыкнула.

        - У вас есть добавления по этому вопросу, мистер Блэнчард?  - спросила судья.

        - Да, ваша честь. Когда я обнаружил подделку, то немедленно обратился в полицию.

        - Там приняли меры по вашему заявлению?

        - Да, ваша честь.

        - Благодарю вас за показания и время, которое нам уделили, мистер Блэнчард, Вы свободны.
        Судья вызвала представителей полиции. Полицейский в штатском принес присягу. Его речь оказалась короткой и четкой.

        - Ваша честь, расследуя факт подлога, мы сумели обнаружить человека, изготовившего фальшивку. Он здесь, и вы можете лично его допросить.
        Изготовитель «липовых» бумаг оказался жалкого вида маленьким человеком в потертом пиджаке и жеваных брюках. От одного взгляда на него становилось ясно, какая это птица.

        - Мое имя Питер Дж. Донован, ваша честь,  - сказал тот и без напоминаний, скорее привычно, занял место против судьи.

        - Мистер Донован, подлог документов - серьезное преступление. Его рассмотрит другая судебная инстанция, но для вас будет лучше, если вы сейчас честно во всем признаетесь.

        - Так мне и надо! Тот, кто меня нанял, уверял,  - не будет никаких осложнений. Свидетельство о смерти, по мнению заказчика, должно было упростить законное получение наследства, если «Ден» переправить на «Денни», только и всего…

        - Вы не могли бы назвать суду имя заказчика?

        - Конечно,  - сказал мистер Донован.  - Вилли Патерсон. Брат того парня.  - Он обернулся к Брюсу. Потом посмотрел на сидящих рядом с ним женщин, остановил взгляд на Энн.  - Послушайте, разве вы не та девушка, которую я мельком видел с ним? Ну и где он сам? Вы здесь, я тоже, а он? Отдыхает в Бразилии?
        Энн беззвучно зарыдала. Пэгги стало жаль ее, и она обняла бедняжку за плечи.
        Мистера Донована снова передали в руки полиции.

        - Я выдаю ордер на арест Вилли Патерсона. Полагаю, его розыск особых трудностей не представит,  - вынесла свой вердикт судья и продолжила: - У вас есть что-нибудь еще по данному вопросу, мистер Матьюс?

        - Да, ваша честь,  - выступил вперед адвокат.  - Вчера вечером во время ужина, на котором присутствовали обе претендентки, а также Брюс Патерсон, его брат Вилли Патерсон, экономка Реджвуда Джесси Морден, доктор Алан Бейтс и я, мне лично удалось убедиться, кто истинная дочь Стивена Денни Макинроя. Покойный страдал аллергией на кокосовое масло, что с раннего возраста передалось девочке. Это подтверждает история болезней семьи Макинрой, сохранившаяся у доктора Бейтса. Так вот - торт, приготовленный на кокосовом масле, вызвал анафилактический шок у Пэгги Рут, и никакой реакции у Энн. Доктор Бейтс письменно это засвидетельствовал. Но эксперимент может быть повторен в суде.
        Энн немедленно вскочила.

        - Нет,  - очень твердо произнесла она,  - не нужно проводить никакого испытания! Я не дочь Стивена Денни Макинроя и его жены. Мы только однофамильцы. Я поверила Вилли, что единственное несовпадение «Ден» и «Денни» - случайная описка из-за чьей-то небрежности и глупо отказываться от наследства, которое мне принадлежит. Богатство, плывшее в руки бедной девушке, затмило мне разум. Поверьте, я не знала о подделке, на которую Вилли решился, я не пошла бы на такое никогда… Мой отец был хороший, но безалаберный человек. В его документах царил полный беспорядок. Вилли казался мне надежной опорой, я доверилась ему и жестоко ошиблась. Если можете, простите за все.

        - Суд штата Массачусетс признает Пэгги Рут Макинрой законной наследницей имущества имения Реджвуд. Заседание окончено.
        Глухой стук молотка поставил последнюю точку.
        Пэгги почувствовала опустошение. Радость была лишь в том, что приговор давал ей прошлое, возвращал семейные корни, и она обретала самое себя. Судьба распорядилась вернуть Реджвуд той, которую насильно увезли отсюда. Возможно, Реджвуд определит и ее будущее? Кто знает, как сложится жизнь?.. Ей было искренне жаль Энн, молча, с сухими глазами сидевшую рядом. Она испытывала сострадание к существу, оказавшемуся в ловушке у подлеца, но сумевшему храбро и честно сказать правду. Господи, молилась Пэгги, помоги ей, как можешь, она ведь сирота…

        - Пэгги, вы можете попросить Брюса подвезти меня на автобусную станцию, когда я соберу вещи?  - вдруг донесся до нее голос Энн.

        - Хочешь уехать?

        - Мне здесь больше не место,  - отозвалась глухо та.

        - Куда ты собираешься, Энн?

        - Мне все равно. Пока устроюсь где-нибудь поблизости, наймусь на работу, подкоплю деньжат, потом двинусь дальше.

        - Ты не боишься одиночества?

        - Я привыкла,  - отрешенно вымолвила Энн.  - Да и разве у меня есть выход?

        - Есть!  - Пэгги решительно взяла ее за руку.  - Ты поедешь со мной в Реджвуд, а там видно будет.


        В имении их ждал сюрприз. На лужайке перед домом толпилась куча народа.

        - Откуда они взялись?  - изумленно воскликнула Пэгги, адресуя Брюсу свой недоуменный вопрос.
        Сразу вмешалась Джесси Морден.

        - Извини меня, милая. Сегодня в Реджвуд возвратилась хозяйка, как же обойтись без праздника? Поверь, не прояви я инициативу, гости все равно собрались бы.
        Лицо экономки сияло. От жаровен, установленных на траве, тянуло угольным дымком и аппетитно пахло печеным мясом, импровизированные столы покрывались скатертями, звенела посуда. Миссис Морден подхватилась и бросилась помогать.
        Воспользовавшись моментом, Пэгги решительно взяла Брюса за руку, отвела к крыльцу, где их не могли услышать. В панике, чуть не плача, она сказала:

        - Как я покажусь на люди в таком виде? Посмотри, на кого я похожа!

        - Разве тебе в детстве не читали сказку про царевну-лягушку?  - мягко улыбнулся он, обнял ее за плечи, ласково притянул к себе.  - Сбросишь шкурку - и, как прежде, станешь прекрасной. Выше голову. Да одних твоих зеленых глаз достаточно, чтобы пленить любое сердце.
        Пэгги чуть не бросилась ему на шею, почувствовав в его словах куда больше, чем дружеское участие.
        Тут за их спиной послышался знакомый, глубокий и раскатистый бас. Неужели пасторша, мелькнуло у нее в голове, и точно - подошла Бетси Шарон.

        - Простите, что нарушаю уединение. Гости требуют хозяйку, мистер Патерсон! Понимаю, сколь приятно вам общество друг друга, но уж не обессудьте за вторжение, еще успеете наговориться.
        Доброжелательность и расположение явно звучали в ее тоне, а намек был намеренно прозрачен. Впрочем, Бетси Шарон и секунды не оставила Пэгги на размышление. Где уж тут думать, когда тебя властно влекут в гущу толпы, расступившейся навстречу.
        Сначала Пэгги никого не различала, потом стала узнавать знакомые лица. Вот фермеры, арендующие землю Реджвуда, крестьяне, с которыми разговаривала на картофельных полях, и все, очевидно, пришли с женами и детьми, адвокат Матьюс, доктор Алан Бейтс рядом с раскрасневшейся Джесси Морден, группа явно городских жителей, приехавших из Дорфилда.

        - Не удивляйтесь,  - словно сквозь вату донесся до нее голос пасторши.  - Вся наша округа хочет приветствовать продолжательницу рода Макинроев. Вас ждет вино и угощение, которое люди принесли из дома. Постарались от всей души.
        От волнения Пэгги не могла вымолвить ни слова, горло перехватило, слезы туманили глаза. Боже, как она была благодарна Энн, протянувшей ей стакан с водой.

        - Я так рада вам,  - обратилась Пэгги к толпе.  - Спасибо за все.
        В ответ поднялись бокалы, кружки, раздались здравицы. В руках Пэгги очутился роскошный кубок, наполненный янтарным напитком. Она подняла его высоко над головой.

        - Обещаю хранить традиции Реджвуда, заложенные моими далекими славными предками, и не посрамить их чести. Клянусь!  - Толпа зааплодировала. Пэгги еще больше воодушевилась.  - Заверяю вас, что приложу все силы на общее благо. Пусть мир и спокойствие царят в ваших душах!  - На секунду Пэгги перевела дух.  - От себя лично и… от имени моей сестры… Мы обе желаем вам счастья!  - На мгновение в воздухе повисла тишина.  - Я прошу вас поприветствовать мою сестру Энн Макинрой в нашем фамильном доме.
        Первой захлопала в ладоши пасторша, потом до слез растроганные Джесси Морден и доктор, удивленно вскинувший было брови старик адвокат и, наконец, Брюс, пораженный неслыханной добротой поступка, продиктованного сердцем зеленоглазой и рыжеволосой девушки, стоявшей во главе праздничного стола.
        И тут зарукоплескали все. Говор, звон бокалов, смех. Одна Энн в общей сумятице чувствовала себя вконец растерянной.

        - Зачем ты это сделала?

        - А кто мне запретит?  - рассмеялась Пэгги.  - Я хочу, чтобы здесь был твой дом. Я хочу, чтобы ты стала частью моей семьи! Забудь, что мы сироты. Мы - сестры, пусть названные, но сестры. Я всегда завидовала тем, у кого они есть, с кем можно посоветоваться, поделиться, вместе поплакать, если придется…

        - Тебе и так досталось! Сколько неприятностей из-за меня пережила! Я проклинаю тот день, когда ко мне пришел Вилли. Какой же надо было быть дурой, а я ведь поверила… И в его любовь, и в запутанную историю между моим отцом и якобы моей больной «матерью», владелицей Реджвуда. Теперь понимаю, какую чушь он плел, хотя тогда была, как во сне. Он сулил мне роскошную жизнь, возил по ресторанам, последние свои сбережения я выкинула на тряпки и косметику - еще бы, впереди столько возможностей. Он явился как сказочный принц.

        - Любовь слепа, Энн,  - вздохнула Пэгги.

        - К сожалению,  - горько отозвалась девушка.  - Я ни на секунду не задумалась, когда отдавала этому выродку все свои бумаги и документы. Могло мне прийти в голову, что он займется подделкой свидетельства о смерти отца? Теперь знаю, зачем я ему понадобилась. Ему нужны были деньги, а не Энн, в любви к которой он клялся. Какая Ривьера, какие курорты - он бросил бы меня через месяц… Ужасно!..

        - Кто в такой день говорит об ужасном!  - возник внезапно рядом Брюс.  - Кончайте шептаться, вас ждут на том конце стола. Сегодня нет ничего ужаснее, чем опечаленные физиономии.

        - Мистер Патерсон,  - взмолилась Энн,  - прошу вас, выслушайте меня.

        - Только не говорите мне про Вилли,  - нахмурился он.

        - Я не собираюсь его защищать,  - твердо сказала Энн.  - Ему нет прощения… и мне тоже. Вы так радушно встретили невесту брата, дали пять тысяч долларов на свадебные приготовления. Сроду у меня в руках таких денег не было, но даже часть их я не могу возвратить.

        - Он все забрал?  - усмехнулся Брюс.

        - До последнего цента.
        Пэгги наблюдала, как менялось его лицо. Сначала оно стало мрачным, потом жестким, а в последний миг осветилось широкой открытой улыбкой.

        - Ну и черт с ними!.. Не в деньгах счастье, ведь верно, Пэгги?
        Только присутствие многих людей вокруг заставило Пэгги сдержать ликующий возглас, рвущийся у нее из груди,  - вот истинно мужское поведение, мелочности и скаредности она бы ему не простила.
        Брюс обнял девушек за плечи, увлекая их к месту для почетных гостей. Здесь командовала Бетси Шарон. Перед ними тотчас появились тарелки, наполненные бараниной, кукурузным, зеленым и картофельным салатами, зеленью. Лепешки, кулебяки, фаршированные орехами баклажаны… настоящее пиршество.

        - Чем не свадебное угощение?  - своим раскатистым голосом сказала пасторша, поглядывая на сидевших тут же доктора Алана Бейтса и Джесси Морден, которые о чем-то тихо беседовали.  - Сорок лет я вижу милую моему сердцу пару и в застольях, и на похоронах, помню их даже за одной школьной партой… Почему бы вам наконец не посетить вашу старинную подругу Бетси Шарон в четверг?  - лукаво закончила она.

        - Почему в четверг?  - удивленно спросила Пэгги Брюса.
        Тот рассмеялся.

        - По четвергам в дорфилдском храме свадьбы.
        Алан Бейтс запротестовал.

        - Вечно вы, Бетси, со своими шутками.

        - А я не шучу. Записываю вас на последний четверг месяца и точка. Боюсь, иначе мне придется ждать еще столько же.  - Тут пасторша обернулась к Брюсу и Пэгги.  - Раз уж я их записала, может, устроим двойную свадьбу?
        Пэгги думала, что ослышалась, ей трудно было преодолеть замешательство: неужели со стороны видно, какие чувства испытывает она к кареглазому великану, чья притягательная сила переполняет ее сердце сладостной надеждой.

        - Подождите, ваше преподобие,  - чуть хрипло сказал Брюс.  - Прежде чем говорить о четвергах, стоит спросить у Пэгги Макинрой, каковы ее планы на ближайшие пятьдесят лет!

        - Так спросите! Или вы, как Алан и Джесси, намерены тянуть резину?
        Пэгги не помнила, как выскочила из-за стола, опрометью бросилась прочь, ноги сами принесли ее к скамье у могучего дуба, откуда открывалась долина, лежавшая у подножия реджвудского холма. Гулявший здесь ветерок чуть охладил разгоряченное лицо.

        - Пэгги, я действительно хотел узнать о ваших планах на будущее,  - тихо сказал Брюс, подходя к ней.

        - На ближайшие пятьдесят лет?.. Я так далеко не заглядывала, разве что в завтра…

        - Завтра так завтра,  - глухо пробормотал он.

        - Утром я как раз собиралась посоветоваться с вами насчет того, кого бы вы порекомендовали на должность управляющего Реджвудом. Вы столько лет тянули этот воз, хотя у вас со своим личным хозяйством забот хватает. Теперь вы с чистой совестью можете развязать руки.  - Пэгги говорила, стараясь не глядеть в его сторону, выдерживая дружески деловой тон.

        - Вообще-то,  - начал было Брюс и тут же замолчал.  - У меня есть на примете один человек, хотя я не уверен, согласитесь ли вы…

        - Кто он? Из местных?

        - Да…  - протянул Брюс.  - У него большой фермерский опыт. Считается хорошим специалистом в области селекции, работал управляющим.

        - Судя по всему, идеальная кандидатура. Как его зовут?

        - Брюс Патерсон.
        Пэгги бросила на него испытующий взгляд.

        - Так я и думала. Внешне вы рыцарски протягиваете мне руку помощи, а на уме у вас совсем другое.

        - И на уме, и в сердце - ты,  - сказал Брюс, стремительно прижимая Пэгги к себе.  - Ты - рыжее солнышко, заставившее вспыхнуть пожар, который я не в силах погасить.
        Он поцеловал ее так сильно, что она едва не задохнулась. Губы запылали, сердце бешено заколотилось, волна дрожи охватила тело. Подозрения и сомнения, гнездившиеся на периферии сознания, улетучились под напором страсти, передававшейся от него к ней, будто ток по оголенным электрическим проводам.

        - Клянусь, я не переживу, если ты откажешь мне,  - с трудом оторвавшись от Пэгги, вымолвил Брюс.

        - С работой?  - прошептала та в ответ.  - Она твоя.

        - А ты?

        - И я тоже…
        На этот раз Пэгги сама прильнула к его губам, обхватила руками шею, взъерошила непослушные волосы на затылке.

        - Я знала, глупо подозревать тебя в меркантильности и интригах, прости, если можешь,  - лихорадочно бормотала девушка, осыпая лицо Брюса градом поцелуев.

        - Мне ничего, кроме тебя, не нужно. Ты - мое единственное желание,  - вымолвил Брюс.
        Слезы покатились из ее глаз.

        - Почему ты плачешь?

        - От счастья…

10

        Пэгги ничего не хотела, только бы оставаться в объятиях Брюса. Ее переполняли и любовь, и бесконечная нежность, рвущиеся наружу. Они оба с трудом сдерживались.

        - Боже мой,  - едва вымолвил Брюс.  - Я готов забыть обо всем, обо всем на свете, но ведь нас ждут гости…

        - Пусть о них позаботится Энн,  - сказала Пэгги, касаясь языком его губ.  - Сестры для того и существуют. Хотя мы и не родные по крови, но в душе - сестры. Не спорь со мной, пожалуйста.

        - Я вообще не собираюсь никогда и ни о чем с тобой спорить, если ты согласна на мужа-подкаблучника.

        - Не прикидывайся. Эта роль не для тебя, да и вообще, такие мужчины не в моем вкусе,  - рассмеялась она и вновь приникла к нему, уткнувшись головой в подбородок.  - Если считаешь, нам пора идти, так я повинуюсь.
        Перед гостями они предстали, держась за руки.

        - Ну как?  - тут же спросила Бетси Шарон.  - Мне резервировать четверг?
        Брюс жестом остановил ее и, склонившись к доктору Бейтсу и Джесси Морден, театральным шепотом произнес:

        - Да. Мы с Пэгги все решили. А что вы собираетесь делать? Плохой пример для младшего поколения, когда старшие столько лет потихоньку встречаются по углам.
        Толпа одобрительно загудела, из задних рядов кто-то крикнул:

        - Разве сорока лет недостаточно, чтобы узнать девушку, док? Ну же, спроси ее.
        Доктор вскочил и свирепо глянул на шутника.

        - Мне не нужны подсказки! Последние тридцать девять с половиной лет я все время просил ее выйти за меня.  - Он повернулся к экономке, заглянул ей в глаза: - Джесси, дорогая моя, я женился бы на тебе, даже если бы ты не умела готовить. Пожалуйста, скажи «да».
        Джесси Морден потупилась и покраснела, потом, глубоко вобрав в себя воздух, очень четко сказала:

        - Я выйду за тебя, Алан.
        Гости взорвались аплодисментами. Зазвенели бокалы, послышались тосты в честь двух пар будущих новобрачных, счастливо решивших только что свои судьбы.
        Подошла Энн, ее поздравление молодым прозвучало искренне, хотя и чуть грустно.

        - Не понимаю, чем ты расстроена?  - возбужденная всем происходящим, спросила Пэгги.

        - Своей долей,  - сказала Энн.  - Думала, не ты, а я первая выйду замуж.  - Она храбрилась, чтобы не расплакаться.  - И все равно можешь во всем на меня положиться. Я по-хорошему завидую твоему счастью, ты и Брюс его заслуживаете.
        Довольно скоро гости начали собираться. Поодиночке или семейными группами они подходили к сестрам, желая им благополучия в Реджвуде, а мужчинам - Брюсу и Алану Бейтсу - безоблачной семейной жизни.
        Бетси Шарон, явно довольная результатом инициативы, которую сегодня решительно проявила, командовала уборкой пиршественных столов, отстранив Джесси Морден, пытавшуюся ей помочь, рассаживала по машинам гостей, возвращавшихся в Дорфилд.

        - А вы куда, Алан?  - остановила пасторша доктора, занявшего сиденье в одном из микроавтобусов.  - Джесси, неужели ты опять его отпускаешь?

        - Я не могу поступить иначе, у него три вызова к больным,  - ответила та, заботливо протягивая жениху потертый докторский саквояж.  - Возвращайся, как только освободишься, поужинаем вместе. Не разлей кофе, а то твой белый халат превратится в тряпку. Ты вечно плохо завинчиваешь пробку термоса…
        Алан Бейтс поцеловал ей руку, чем вызвал восторг старика адвоката.

        - Молодое поколение не знает, что такое галантность и взаимное уважение, а напрасно. Могли бы кое-чему и у нас поучиться.
        Брюс, обнимавший за плечи Пэгги, от души расхохотался.

        - Вы хотите сказать, ухаживать за девушкой нужно сорок лет? Нет уж, у меня не хватит терпения столько ждать собственную свадьбу.
        Пока он прощался с отъезжающими, Пэгги направилась к дому. Этот день круто поменял ее судьбу. Поистине, вместе с Реджвудом она получила в наследство счастье, о котором могла только мечтать.
        Брюс нагнал Пэгги на пороге спальни.

        - Я хочу пожелать тебе спокойной ночи и поцеловать.

        - Ты разве не останешься?  - спросила Пэгги, стараясь казаться раскованной, чтобы скрыть охватившее ее волнение.

        - Тебе нужно отдохнуть. Вон какая усталая и бледненькая,  - покрывая поцелуями лицо девушки, бормотал Брюс.

        - Посмотрел бы на себя в зеркало - белый, как полотно.

        - Я по другой причине,  - тихо отозвался он.  - Нам надо быстрее пожениться, иначе свихнусь… Тебе достался старомодный жених…
        Благодарно раскрытые губы Пэгги были ему ответом.
        Утро выдалось пасмурным. Впрочем, Пэгги не расстроилась. Ничто не могло омрачить ее радостного настроения, когда поет буквально каждая клеточка тела. Да и выглядела она превосходно. Зуд и отеки, мучившие ее накануне, как рукой сняло. Видно, помогло не столько лекарство, сколько живительный тонус счастья. Почти вприпрыжку Пэгги спустилась по лестнице в кухню. За столом с чашками в руках сидели Энн и Джесси Морден, похоже, они сплетничали. Разве не замечательно, подумала Пэгги, моя семья собралась завтракать…

        - У нас сегодня омлет с ветчиной, зеленым перцем и сыром. Если подходит, просто кивни, а пока глотни-ка горячего кофе.

        - Мы хотим, чтобы ты побыстрее очухалась,  - вслед за экономкой добавила Энн.

        - Могу спросить, почему?  - усмехнулась Пэгги их заговорщицкому виду.

        - Предстоит подготовка к двум свадьбам!  - деловито заявила Энн, как будто Пэгги могла позабыть о таком событии.

        - Похоже, вы с Джесс уже без меня многое решили.
        Экономка всплеснула руками.

        - Да ничего подобного. Раз мы с тобой обе выходим замуж, Энн берется взвалить заботы на себя и организовать все как надо.

        - Я долго не ложилась спать,  - сказала Энн.  - Коль ты объявила меня сестрой, я решила, что именно мне, как члену нашей семьи, следует проявлять инициативу по отношению и к тебе, и к Джесси. Вы позволите называть вас так?
        Лицо Джесси Морден расплылось в улыбке.

        - Конечно, можешь. Буду счастлива, если обе молодые женщины примут меня как родную.

        - Спасибо,  - сказала Энн, наклоняясь и целуя в щеку экономку.  - В роду Макинроев, наверно, были замечательные свадьбы, но, клянусь, Реджвуд навсегда запомнит эту!
        Пэгги и миссис Морден с изумлением взирали на полную энергии, решительно настроенную девушку.

        - Понимаешь, Энн, мне лично не нужно большого торжества,  - возразила экономка.  - Первая моя свадьба была как раз такой - с белым платьем и всем прочим, что не сделало меня счастливой. Впрочем, не будем ворошить прошлое, миновало столько лет… Я хочу теперь свадьбу потише, без лишних людей. Алан вообще предлагает куда-нибудь удрать, в Неваду, например.

        - Если вы отправитесь жениться в Лас-Вегас,  - запротестовала Пэгги,  - нам всем придется ехать следом ради присутствия на церемонии. Почему не устроить все здесь? В конце концов священник может провести обряд не в церкви, а в доме.

        - Ты права,  - подхватила Энн.  - Бетси Шарон сумеет создать скромную, но торжественную атмосферу. Зато уж вторая свадьба пусть будет по правилам. При всем честном народе! Брюса здесь любят и знают, не сомневаюсь, многие захотят его и тебя поздравить… Признайся честно, каким ты видела этот день в мечтах? Все равно не поверю, что ты никогда не думала, как будешь выглядеть, какие наденешь туфли, украшения, из каких цветов выберешь букет…
        Пэгги покраснела. Конечно, она представляла себя в белом пышном платье и легкой, воздушной фате, прикрывающей волосы, на руках кружевные длинные - по локоть - перчатки, атласные туфельки ступают по алой дорожке, а рядом - прекрасный принц… Что ж, ей и на самом деле повезло его встретить.

        - Да, я хочу настоящую свадьбу,  - призналась Пэгги, обняв Джесси Морден и Энн.  - Хочу быть красивой, хочу запомнить на всю жизнь каждое мгновение и каждую деталь торжества, дарованного мне судьбой.

        - Тогда положись на меня и ни о чем не беспокойся. Все будет как надо.

        - Не хочу хвалиться,  - сказала вслед за Энн экономка,  - но я уже обзвонила нескольких портних по соседству. С платьем проблем не возникнет. Угощением займусь я сама. Энн - приглашениями и всем остальным. Брюсу придется позаботиться только о кольцах, а вам вместе решить, когда состоится сама церемония. Мы с Аланом решили пожениться через две недели. Думаю, он сильно обрадуется, если мы сочетаемся браком в доме, родном для меня.

        - А где вы будете потом жить?  - вдруг сообразила Пэгги.

        - Еще не знаю,  - сказала Джесси Морден.  - Алан передал свою казенную квартиру новому доктору и снял пока другую.

        - Послушайте,  - робко предложила Пэгги,  - почему бы вам не поселиться в Реджвуде? Здесь полно места. Ведь доктор еще пару лет не собирается уходить в отставку?

        - Годика два, конечно, поработает, пока его молодой коллега не освоится, а там видно будет. Не забывай про наш возраст. Я-то знаю, как он устает.

        - Джесс, милая, уговори его пожить у нас. Как славно нам было бы всем вместе! Ты, доктор, Энн, я, Брюс…
        Тут дверь кухни приотворилась, и из-за створки показалась мужская рука с небольшой коробочкой на ладони.

        - Доставлено для мисс Пэгги Рут Макинрой,  - торжественно объявил Брюс, появившись перед женщинами.  - Вчера вечером ты обещала стать моей женой,  - сказал он.  - Прими же символ нашей помолвки.
        В волнении Пэгги раскрыла маленькую синюю коробочку. Внутри лежало великолепное кольцо - бриллиант в обрамлении изумрудов.

        - Какая прелесть,  - воскликнула она и бросилась жениху на шею.

        - Это обручальное кольцо моей бабушки. Я рад, что тебе понравилось. Оно должно принести нам счастье…


        Весь день они были вместе. Брюс распоряжался насчет комнат - какую освободить, какую привести в порядок, где заменить мебель и перевесить гардины. Откуда-то появились рабочие, застучали молотки в помещениях, где давно никто не жил. Дом словно молодел на глазах… Потом Брюс повез Пэгги в Дорфилд. В уютном ресторанчике они ели жареную форель и пили шампанское, в Реджвуд вернулись уже совсем поздно.
        Пэгги думала, Брюс проводит ее до спальни, но тот остановился у крыльца.

        - Не хочешь выпить кофе?  - ласково взъерошив ему чуб, спросила Пэгги.

        - Я хочу одного - поторопить время. Двадцать один день до свадьбы для меня слишком долгий срок!

        - Брюс, через три недели состоится церемония, а наш медовый месяц мы можем начать хоть сейчас…

        - Дурочка,  - засмеялся Брюс, обнимая невесту.  - Ты уверена, что в таком случае мы сумеем к назначенному часу встать с постели? Я, например, не ручаюсь.

        - Ты прав, я за себя тоже не поручусь.

        - Вот почему мне и нужно поскорее убраться, пока мы оба не потеряли головы…


        Бетси Шарон обвенчала Джесси Морден и Алана Бейтса в большой гостиной Реджвуда. Присутствовали только свои. Исключение составил лишь адвокат Матьюс, старинный приятель новобрачных. За праздничным столом, когда полагающиеся по такому случаю слова уже сказали, он поднялся и обратился к радостно-возбужденной Пэгги.

        - Дорогая мисс Макинрой. Поскольку вот уже сорок лет я являюсь официальным поверенным в делах семьи, которую вы представляете, окажите мне последнюю честь…

        - Да не тяни же!  - как всегда властно вмешалась пасторша.

        - На свадьбе Пэгги и Брюса я отказываюсь выступать в качестве свидетеля…  - Присутствующие недоуменно смолкли, адвокат же, довольный произведенным эффектом, продолжил: - Ваш отец - Стивен Денни Макинрой - был мне больше чем другом… Сочту за честь, если вместо него я поведу вас к алтарю…
        Благодарные слезы хлынули из глаз девушки.
        Когда две недели спустя она поднималась по каменным ступеням дорфилдской церкви, плечо и рука старика Матьюса пришлись очень кстати. Перед глазами Пэгги все плыло, ноги дрожали, знакомые и незнакомые лица слились в расплывчатое пятно, звуки гимна «Грядет невеста» доносились словно издалека, солнечные блики, пробивавшиеся сквозь цветные витражи, сказочным ковром устилали ей путь, показавшийся длиною в вечность…
        Твердая ладонь Брюса, в которой потонули ее дрожащие пальцы, возвратила Пэгги к реальности. Вслед за женихом невеста повторила слова клятвы перед алтарем, потом они надели друг другу обручальные кольца, и губы Брюса бережно коснулись ее губ.
        Если честно, Пэгги не запомнила ни-че-го. В памяти всплывали малозначительные детали вроде того, как щекотала ее шею вуаль, как мешали кружевные перчатки.
        После свадебной церемонии в церкви начался многолюдный прием в Реджвуде. Джесси Морден и Энн сбились с ног, организуя все по высшему разряду. Речи, здравицы, оркестрик, игравший танцевальную музыку, неподдельное веселье гостей… Улыбаясь, Пэгги и Брюс сидели во главе стола, и каждый из них в душе мечтал о минуте, когда они наконец останутся наедине.
        Конечно, Пэгги чувствовала себя бесконечно счастливой. Ее избранник вел себя по-рыцарски деликатно. Большой, статный, добродушный, он трогательно опекал молодую жену, шутливо, но твердо отваживая тех, кто назойливо наставлял ее неписаным правилам: кому в семейной жизни быть головой, а кому шеей.
        Энн часто появлялась у них за спиной. Роль главной распорядительницы ей явно удалась, поэтому столь неожиданным и стал вопрос, с которым она вдруг обратилась к Брюсу:

        - Что-нибудь слышно о Вилли?
        В первый момент он опешил.

        - Ты хочешь его видеть?

        - Нет,  - нахмурилась Энн.  - Просто не оказался бы он где-нибудь рядом, хотя вряд ли этот господин решится посмотреть мне или вам в лицо.

        - Я слышал, брат купил билет на пароход и отбыл куда-то на юг.

        - Искать очередную дуру вроде меня,  - горько усмехнулась Энн.  - Извините меня за бестактность. В такой день я не должна была бы напоминать вам свою не очень красивую историю.
        Неловкость момента сгладил один из молодых людей, пригласивших Энн танцевать.

        - Мне жалко бедняжку,  - провожая «сестренку» глазами, сказала Пэгги.  - Она долго еще не оправится от пережитого.

        - Не волнуйся, жизнь и молодость возьмут свое, посмотри, как она эффектна, без жениха такая невеста не останется,  - засмеялся Брюс и потянул Пэгги за руку.  - По-моему, никто уже не заметит, если мы сбежим.
        В спальню он нес ее на руках.
        Ближе к вечеру приглашенные начали расходиться. Захлопали дверцы, заворчали моторы отъезжавших автомобилей. Гостиная, куда вошла провожавшая гостей Энн, напоминала покинутое поле битвы: стулья, кресла сдвинуты по углам, на столах горы посуды, на полу лепестки цветов. Энн рухнула на диван - так сказывалась усталость. В доме воцарилась абсолютная тишина. Вдруг резко зазвонил телефон. Мужской голос требовал соединить с Пэгги Макинрой.

        - Боюсь, не смогу выполнить вашу просьбу,  - ответила Энн, покосившись на лестницу, ведущую на второй этаж.  - Она сегодня вышла замуж и отправилась в свое свадебное путешествие. Вы хотите что-нибудь Передать?

        - Как долго ее не будет?  - с отчаянием спросил мужчина.

        - Точно не знаю, возможно, пятьдесят лет,  - пошутила Энн.

        - О, это ужасно!  - простонал тот.  - Поверьте, мне не до шуток. Меня зовут Майкл Эндрок, я издаю книги мисс Макинрой. По графику я должен сдать в типографию рукопись ее романа в ближайшее время, а от автора ни слуху ни духу. Меня еще никто так не подводил!

        - Минуту, подождите гневаться напрасно. Насколько я понимаю, речь идет о бандероли, которую она собственноручно на днях отправила в Нью-Йорк на ваше имя?

        - Так отправила, или вы меня разыгрываете?  - подозрительно переспросил издатель.  - Я хочу знать правду.

        - Да,  - ответила Энн.  - Она просила всех домашних сообщить, если вы позвоните, что рукопись уже в пути, а автор в отпуске по семейным обстоятельствам…



        - Смотри, светает… Встает наш первый рассвет.
        Сквозь неплотно сдвинутые шторы в спальню новобрачных робко заглядывало утро. Пэгги тихонько засмеялась.

        - Ты хочешь сказать, Брюс, пора вставать?

        - Нет, конечно,  - нежно целуя жену, сказал он.  - Может быть, передохнем, а?..

        - Просишь пощады?  - опять рассмеялась Пэгги, притягивая его к себе.  - Я ждала всю жизнь и не намерена так скоро покидать объятия любимого.

        - Глупышка, видела бы ты, какие черные круги у тебя под глазами.

        - Это ты глупец. Забыл, на ком женился? От отца по наследству мне досталась проклятая аллергия, зато от матери, да будет Господь милостив к ней, неуемные желания плоти. У меня внутри все пылает.

        - Ах так? Ты пока еще не знаешь, что такое настоящий пожар, берегись, если я разожгу его.
        С неистовой страстью он ласкал ее грудь, живот, бедра, заставляя вздыматься податливое под мужским натиском, трепещущее женское тело. Пэгги стонала и вскрикивала, тогда Брюс как будто отступал, затем вновь и вновь со всей мощью бросал ее в блаженство сладостной боли.

        - Еще?.. Ты хочешь еще?..
        Она ответила ему жадным поцелуем, говорившим куда красноречивее любых слов.
        Послеполуденное солнце, заглянувшее в спальню уже из боковых окон, застало все ту же картину - мужчину и женщину, позабывших обо всем, кроме любви.



        ЭПИЛОГ

        Через год Пэгги родила. Сыну дали имя Бен, Бенджамен, а прозвали «бегемотик» - младенец и впрямь был богатырского телосложения: ни в одну из стандартных пеленок не умещался, пришлось обращаться к белошвейке, давнишней знакомой Джесси Морден по Дорфилду.
        Беременность Пэгги переносила чудовищно. Именно это обстоятельство заставило Алана Бейтса сдаться. Сначала он ни в какую не хотел жить в Реджвуде, даже дом себе присмотрел в городе и почти уговорил Джесси переехать. Но не выдержал и уступил, когда увидел, что хозяйка имения не на шутку нуждается в его постоянной помощи. Частые обмороки, интоксикация от развивающегося плода вконец измотали ее. Тут-то и пригодился врачебный опыт Бейтса. Более того, не будь доктор каждый день рядом, неизвестно, выносила бы молодая женщина ребенка, и чем вообще кончилось бы дело…
        Брюс трое суток не переступал порог спальни: не мог слышать стонов и криков жены. Всегда собранный и спокойный, он метался, как раненый зверь, мешаясь у всех под ногами, пока Энн и Джесси Морден не догадались поручить ему неотлучно следить за баками с горячей кипяченой водой, которая в любой момент могла понадобиться.
        Бейтсу приходилось принимать всякие роды. Эти оказались на редкость сложными. Ослабленный организм роженицы сам не справлялся, стимуляторы, применяющиеся в подобных случаях, тоже не помогали. В довершение бед младенец шел ножками, а не головой… Фактически Алан спас и мальчонку, и молодую мамашу, еще долгое время потом вынужденную провести в постели под присмотром врача.
        Его уже не пришлось уговаривать остаться жить в Реджвуде. Ситуация разрядилась сама собой. Да к тому же здоровяк Бен нуждался в присмотре Джесси Морден. Вместе с Энн она взяла на себя необходимые хлопоты. Обе женщины привязались к новорожденному и полюбили его до беспамятства. Ну а счастью Брюса, когда все обошлось без трагедии, вообще не было предела.
        Пэгги медленно поправлялась, силы понемногу возвращались к ней. Брюс отпаивал ее парным молоком, кормил свежими овощами и фруктами, радуясь проступающему на щеках румянцу. Он уже брал жену на прогулки, хотя не позволял даже катить коляску, а зимой с упорством маньяка выставлял на веранде шезлонг, закутывал ей ноги пледом, заставляя как можно дольше пребывать на воздухе…
        Постепенно все приходило в норму. Пэгги даже вернулась к своим рукописям. Вынужденная долгое время провести в постели, она невольно, чтобы отвлечься, обдумывала сюжеты, существовавшие когда-то в наметках. Они зрели в голове и просились на бумагу. Однажды Брюс, вернувшись пораньше с фермы, застал жену за письменным столом и понял - выздоровела! На радостях он отправился в Дорфилд, откуда вернулся с портативной пишущей машинкой.
        По утрам Джесси или Энн приносили малыша, которого мать кормила грудью, потом она принималась за работу. Брюс категорически запретил жене лишний раз брать сына на руки. Рисковать, поднимая тяжести, являлось для нее слишком опасным, и «няньки» строго за этим следили. От чисто домашних забот Пэгги тоже оградили, мотивируя тем, что она, мол, еще не совсем окрепла.
        Жизнь вошла в спокойную, размеренную колею. У каждого было свое дело: у Пэгги романы, у Брюса заботы по урожаю на полях, у доктора его постоянные клиенты, у Джесси и Энн - малыш. За ужином собирались вместе, как одна дружная большая семья.
        Так прошел еще год.
        Отмечая день рождения Бенджамена, Джесси Морден устроила в Реджвуде настоящий праздник. Наготовила, настряпала, напекла. Пригласили пасторшу Бетси Шарон и старика Матьюса, явившегося со своим племянником, довольно милым молодым человеком.
        Ели и веселились от души. Доктор и адвокат по привычке пустились рассказывать разные истории и анекдоты, Бетси Шарон напускала грозный вид при малейшем намеке на двусмысленные шутки, отпускаемые остряками. И, конечно, всех забавлял годовалый мальчонка.
        Большой, упитанный - ему с трудом удавалось встать на ноги. Он раньше научился говорить, чем ходить. Энн, как заправская нянька, то и дело терпеливо поднимала его. Бен же тотчас набычивался. Свое прозвище «бегемотик» он заработал не только потому, что был на редкость крепок и могуч. Стоило только попытаться помочь ему встать на ноги, как он непременно хмурил лоб, сопел и таранил «благодетеля» большелобой головой.
        Обычно в таких случаях больше всех доставалось Энн, что отнюдь ее не расстраивало, «бегемотика» она обожала. В другой раз они непременно устроили бы на ковре гостиной свою возню, однако присутствие постороннего молодого человека, явно заглядывавшегося на девушку, заставило Энн нарочито сурово обойтись с разбушевавшимся Беном: ревущего во все горло, его уложили спать…
        Провожать гостей пошли втроем: Брюс, Пэгги и Энн. Помахали последней отъехавшей машине и направились к дому. Энн заспешила помочь по хозяйству Джесси, а Брюс и Пэгги решили прогуляться.
        Аллея сада привычно привела их к скамейке у дуба. Стоял тихий вечер, на небе теплились звезды. Брюс обнял жену за плечи, ласково притянул к себе, она осторожно отстранилась.

        - Что с тобой?  - удивился он.  - Я чувствую, ты не в духе. С чего вдруг?

        - Знаешь,  - чуть помолчав, задумчиво сказала Пэгги,  - по-моему, мы эгоисты, во всяком случае, я.

        - Почему?..

        - А ты заметил, как наша Энн кокетничала с юношей?

        - Да, кокетство у нее в подкорке сидит,  - рассмеялся Брюс.  - Она и платья выбирает умопомрачительные, даже если идет с Беном на качели.

        - Напрасно иронизируешь! Молодая кровь играет, а ей не перед кем и покрасоваться. Подумай, кто у нас бывает! Старики, да и те редко. Живем затворниками. Она занимается Беном…

        - По-моему, не жалуется.

        - Вот я и говорю, что мы эгоисты. Удобно устроились. Утром я за рукописями - она с мальчиком. После обеда - то же самое.

        - Дорогая, начинаю жалеть, что подарил тебе машинку.

        - Не в том дело. Я должна поменять свою жизнь! Утром и днем я буду сама заниматься сыном. И не спорь, пожалуйста, я давно здорова. А писать придется ночами.

        - Нет уж,  - запротестовал Брюс.  - Ночи мои! И я не намерен пропустить хотя бы одну.
        Он схватил Пэгги и на руках отнес домой, в спальню. Сам раздел, не дав возможности прикрыть наготу кружевной рубашкой. Пэгги стыдливо попыталась натянуть простыню.

        - Ты хотя бы свет погаси,  - взмолилась она.

        - Ни за что! Ты сама не знаешь, как прекрасна,  - жарко прошептал Брюс.

        - Не преувеличивай, я в последнее время ужасно раздалась.

        - Ты стала настоящей женщиной! С животом, бедрами, налитой грудью. Боже, как я люблю каждую твою клеточку! Твой рот, золотой треугольник между ног… Молчи, он не рыжий, а золотой…
        Его губы касались самых интимных чувствительных мест, заставляя всю ее трепетать, зубы слегка покусывали вдруг напрягшиеся, затвердевшие соски, пальцы ласкали ягодицы… Он не спешил, подстерегая разгоравшееся в ней нетерпение. И только в момент, когда дрожь истомы охватила Пэгги, Брюс, застонав, обрушился на нее, превратил их тела в единое целое. Грудь к груди, живот к животу, плоть к плоти.
        Они без смущения предавались любви, и в их, казалось бы, самых неестественных позах проявлялось само естество, как и в сдавленном крике, вырвавшемся наконец одновременно.
        Так же разом они потом задремали. А спустя время муж опять ее разбудил. Пэгги думала, что иссякла, что повторить все сначала они не смогут. Ошиблась…
        К утру, как воришки, Брюс и Пэгги пробрались на кухню. Оба зверски проголодались. Жуя бутерброды с ветчиной, Пэгги машинально листала книжку, валявшуюся на столе.

        - Знаешь, что это?

        - Какая разница,  - пожал плечами он.

        - Вот я и говорю - мы законченные эгоисты,  - грустно сказала она.  - Мы занимаемся до утра любовью, а бедняжка Энн только про нее читает…
        Примерно через два месяца Пэгги и Брюс сообщили обалдевшей от неожиданности Энн новость. В Дорфилде на ее имя они купили довольно скромную, всего на несколько номеров, гостиницу с маленьким, но уютным ресторанчиком на первом этаже.
        Сначала девушка расплакалась. Испугалась, что не справится с ролью будущей хозяйки, потом зарыдала уже от счастья, свалившегося нежданно-негаданно.
        Джесси Морден и Алан Бейтс восприняли известие с недоумением, правда, посовещавшись, пришли к однозначному выводу - Пэгги и Брюс исключительно замечательные люди.
        Экономка несколько дней кряду диктовала Энн свои рецепты и кулинарные секреты, впрочем, сообразительная девушка, хоть и исправно исписала за Джесси две полные тетради, многому давно у нее научилась.
        Название ресторанчику придумывали сообща, спорили, ссорились, пока Энн сама не поставила точку, огорошив даже невозмутимого Брюса.

        - «Бегемот»!  - твердо сказала она.

        - Но почему?

        - В честь нашего «бегемотика», во-первых, а во-вторых - я собираюсь готовить для людей, обожающих с удовольствием поесть.

        - Ты рискуешь не угодить дорфилдским дамам, они не, захотят толстеть.

        - Ну и напрасно. Аппетитное тело куда соблазнительней живых мощей.
        Брюс глянул на жену, и они оба расхохотались.
        Не сразу, конечно, однако дело у Энн постепенно пошло. И постояльцы в гостинице появились, и завсегдатаи первого этажа. Особенно с тех пор, как в ресторанной кухне появился Хосе.
        Родом из семьи выходцев из Испании, давным-давно осевшей в здешних местах, он внес в традиционное меню тот колорит, который редко кого оставляет равнодушным. Готовил Хосе мастерски, поварским ремеслом гордился.
        Живой и веселый парень своей энергией оказался под стать Энн. И красавчик Вилли, воспоминания о котором изредка все-таки посещали девушку, начисто выветрился из головы. Ушел, как дурной сон. Будь Хосе побольше росточком, Энн влюбилась бы немедленно. Впрочем, тому хватило терпения.
        Через год они пригласили Пэгги, Брюса, Джесси Морден и Алана Бейтса на свадьбу. Теперь тех заботили лишь две вещи: на чье попечение оставить озорного мальчугана и что подарить молодым.
        Пэгги предложила одну из картин отца, которые забрала с распродажи в галерее, когда ей пришлось побывать по своим издательским делам в Нью-Йорке.
        Это была одна из самых ранних его работ. Роскошный пейзаж, в котором без труда угадывался Реджвуд.

        ВНИМАНИЕ!
        ТЕКСТ ПРЕДНАЗНАЧЕН ТОЛЬКО ДЛЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ.
        ПОСЛЕ ОЗНАКОМЛЕНИЯ С СОДЕРЖАНИЕМ ДАННОЙ КНИГИ ВАМ СЛЕДУЕТ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО ЕЕ УДАЛИТЬ. СОХРАНЯЯ ДАННЫЙ ТЕКСТ ВЫ НЕСЕТЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ. ЛЮБОЕ КОММЕРЧЕСКОЕ И ИНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРОМЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМЛЕНИЯ ЗАПРЕЩЕНО. ПУБЛИКАЦИЯ ДАННЫХ МАТЕРИАЛОВ НЕ ПРЕСЛЕДУЕТ ЗА СОБОЙ НИКАКОЙ КОММЕРЧЕСКОЙ ВЫГОДЫ. ЭТА КНИГА СПОСОБСТВУЕТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ РОСТУ ЧИТАТЕЛЕЙ И ЯВЛЯЕТСЯ РЕКЛАМОЙ БУМАЖНЫХ ИЗДАНИЙ.
        ВСЕ ПРАВА НА ИСХОДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПРИНАДЛЕЖАТ СООТВЕТСТВУЮЩИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ И ЧАСТНЫМ ЛИЦАМ.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к