Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Оллби Айрис: " На Грани Развода " - читать онлайн

Сохранить .
На грани развода Айрис Оллби

        Оливия Троуэлл была одним из самых многообещающих молодых режиссеров Австралии, ее первый фильм получил широкое признание публики. У нее был на примете сценарий для нового фильма, который, по ее мнению, был обречен на успех. Но Оливия никак не могла найти финансирование для такого грандиозного проекта. А сценарий был настолько хорош, что им уже заинтересовались конкуренты. И Оливия была вынуждена просить своего мужа Майкла Битена, весьма состоятельного бизнесмена, с которым она рассталась три года назад, стать продюсером ее нового фильма. Майкл согласился, но выдвинул одно условие…

        Айрис Оллби
        На грани развода


1

        Предчувствие удачи не обмануло ее. Но до этого были долгие годы надежд и разочарований, восемь месяцев изнурительной работы на грани нервного срыва и… две последние, почти бессонные ночи, за которые вся жизнь промелькнула у нее перед глазами. Что она потеряла и что обрела? Потери были столь значительны, что возвращаться чувствами и мыслями к ним было небезопасно. А приобретения? Что ж, во всех этих битвах с судьбой она, Оливия Троуэлл, закалила характер и стала той, какой мечтала стать еще в детстве, когда жила на ферме и помогала отцу управляться по хозяйству. И когда подростком подрабатывала, продавая билеты и выметая ряды после сеанса в захудалом кинотеатре небольшого городка… Она никогда не боялась никакой работы.
        И вот теперь премьера ее первого фильма в одном из популярных киноконцертных залов Сиднея! Ей показалось, что прошла вечность между двумя мгновениями, когда в зале сначала погас, а потом зажегся свет, и публика разразилась аплодисментами. Конечно, Оливия не из тех, кто падает в обморок от счастья. Но когда она поднялась, то почувствовала, что ноги плохо слушаются ее, и если бы не поддержка верного друга Винсента, вовремя подхватившего ее под локоть, неизвестно чем бы все закончилось.
        Не успели они выйти в фойе, как к ним подлетела стая журналистов. Но все они расступились перед знаменитой Розалиндой Коул, статьи которой имели порой самое решающее значение в творческой судьбе молодых режиссеров и актеров. Каждое слово этой пожилой дамы с комплекцией и замашками бывалого боцмана ценилось на вес золота, ее едкие и обстоятельные статьи нарасхват публиковали самые престижные журналы. Вечно в черных бесформенных балахонах с огромным рубином на груди, она наводила страх не только на новичков кинобизнеса. Ей пытались угождать, но она не переносила подобострастия, и зеленый яростный огонь, полыхающий в ее глазах, лучше всяких слов пресекал подобные попытки.
        И вот теперь она подошла к Оливии Троуэлл, схватила ее за плечи, притянула к себе и звучно поцеловала в лоб. А затем, ни слова не говоря, повернулась и, мощно ступая туфлями сорок второго размера, направилась к выходу. Надо ли говорить, что уже к следующему утру этот поцелуй был растиражирован средствами массовой информации в миллионах экземпляров…
        Теперь Оливия Троуэлл считалась одной из самых многообещающих молодых режиссеров Австралии.


        Мужчина, сопровождающий Оливию, предложил ей бокал шампанского и сказал:

        - Ты похожа на девочку, втихомолку примеряющую мамино вечернее платье. Очнись, милая, это твой триумф!
        Оливия засмеялась. Но смех застрял у нее в горле, когда на его мелодичный звук обернулся красивый темноволосый мужчина с глазами цвета обсидиана, сверкающими из-под густых черных ресниц. Она поймала его обжигающий взгляд, словно нечаянно задержавшийся на ее лице.
        Ее глаза расширились, а сердце учащенно забилось. Все вокруг мгновенно стало для нее другим, болезненно ясным и ярким, будто она взглянула на мир сквозь увеличительное стекло.
        Оливия слышала вокруг себя неясный гул голосов, ощущала на спине поддерживающую ладонь Винсента Беллоуна, видела зеркала в золоченых рамах, отражающих вспышки фотоаппаратов и блики женских драгоценностей… Вдруг в ее сознании промелькнуло: а вот и ее собственное отражение - губы слегка приоткрыты, зрачки расширены так, что невозможно разглядеть красоту сине-зеленых глаз. Ее взгляд вновь скользнул в сторону загадочного брюнета, который продолжал пристально на нее смотреть.
        Затем он уверенным шагом направился к ней. Оливия сконцентрировалась на его белоснежной рубашке под великолепно скроенным жакетом и смотрела на нее до тех пор, пока незнакомец не подошел к ней. До нее докатилась опьяняющая интонация до боли знакомого баритона:

        - Здравствуй, Оливия!
        Каким-то чудесным образом все остальные люди вокруг них словно растворились в пространстве. Все, кроме Винсента. Его рука по-прежнему уверенно обнимала Оливию за талию. Бедняга была благодарна ему за эту поддержку, потому что от волнения и страха у нее подгибались колени, и, если бы не помощь ее друга, она запросто могла бы упасть в обморок.
        Стараясь придать лицу безразличное выражение, Оливия понизила голос и спросила:

        - Майкл, что ты здесь делаешь?
        Он удивленно вскинул брови.

        - Как что? Приехал, чтобы посмотреть фильм. Ведь это твой режиссерский дебют в полнометражном кино, не так ли?

        - Да.  - Голос Оливии был строг и сдержан.  - Надеюсь, он тебе понравился?
        Длинные черные ресницы слегка дрогнули. Его взгляд стал еще более напряженным. Создавалось впечатление, что он искал скрытый смысл в ее простых словах. Неожиданно Майкл Битен расслабился и непринужденно засунул руку в карман брюк. Его идеально очерченный чувственный рот изобразил легкое подобие улыбки.

        - Мне очень понравился фильм,  - с нажимом произнес он и тут же перевел взгляд на Винса.  - Ты, парень, тоже был хорош в этой роли.
        Винсент Беллоун исполнял роль начинающего журналиста, охотящегося за «жареными» фактами из жизни кинозвезд и разных других знаменитостей и открывающего по ходу дела сильные и слабые стороны человеческой природы.
        Радуясь тому, что теперь можно отвернуться от Майкла и переключить внимание на своего приятеля, Оливия сказала, глядя на Винса с сияющей улыбкой:

        - Он превосходно справился с ролью. Я счастлива, что работала с таким классным актером.  - В голосе молодой женщины Майкл уловил едва заметный вызов.

        - Спасибо, дорогуша!  - Винс запечатлел на губах Оливии нежный, но торопливый поцелуй.  - Я тоже испытал радость от наших совместных усилий.
        Взгляд Майкла помрачнел. И Оливия уловила в нем ледяные искорки.

        - Может, представишь меня наконец своему спутнику?  - несколько раздраженно произнес он.

        - Ах да! Вы же не знаете друг друга… Это Винсент,  - сказала она смущенно.  - А это - Майкл.

        - Привет!  - Винсент радушно, как будто они только что встретились, протянул Майклу руку.
        Тот уверенно пожал ее и представился:

        - Майкл Битен.

        - Битен?  - Лицо Винсента вытянулось.

        - Да. Муж Оливии,  - добавил Майкл, метнув в нее напряженный взгляд.

        - Бывший муж,  - незамедлительно поправила та.
        Винсент в недоумении перевел взгляд на Майкла. Тот, в свою очередь, его откровенно проигнорировал.

        - Я что-то не припоминаю, чтобы нас официально развели,  - язвительно заметил Майкл.
        Более резко, чем собиралась, Оливия ответила:

        - Напоминаю тебе: мы больше не женаты.

        - А по закону наш брак все еще в силе!  - не на шутку завелся мистер Битен.

        - Что ж, это легко исправить!  - выпалила в свою очередь Оливия. Как бы хотела она сейчас оказаться достаточно высокой, чтобы не смотреть на него снизу вверх.

        - Ты что, собираешься еще раз выйти замуж?  - поинтересовался Майкл притворно ласковым голосом, в котором таилась плохо скрытая усмешка.
        Оливия увильнула от прямого ответа.

        - Сейчас не время говорить об этом.
        Молодая женщина с огненно-рыжими волосами и с огромным количеством браслетов бесшумно подошла к Оливии, обняла ее и начала поздравлять.

        - Оливия, я слышала, ты решила замахнуться на фильм о…

        - Стоп-стоп! Не будем сотрясать воздух прежде времени. Я надеюсь, что все получиться, тогда и поговорим.  - Она действительно сначала планировала продюсировать и режиссировать свой новый фильм сама, а не ждать, пока всем этим займется кто-нибудь другой. Но финансовые вопросы, которые необходимо было в связи с этим уладить, были, как оказалось, слишком далеки от ее реальных возможностей.

        - В любом случае, это прекрасная новость,  - сказала рыжеволосая собеседница.  - Учти, если тебе понадобится менеджер, то через полтора месяца я освобожусь, и тогда смогу быть надолго в твоем распоряжении.

        - Спасибо,  - поблагодарила ее Оливия,  - я буду иметь это в виду.
        Еще одна дама выделилась из толпы и направилась к ним. Яркая блондинка с аккуратно зачесанными назад волосами и туго задрапированная в серебристую ткань вдруг схватила Майкла за руку.

        - О, Сара, привет!

        - Майк, наши дела продвигаются,  - произнесла она с ленивой интонацией особы, пресыщенной легкими победами и удачами.  - Бартоны пригласили нас на ужин.  - Затем она повернулась к Винсенту и протянула ему руку.  - Я просто влюбилась в вас после этого фильма.
        Винс улыбнулся ей и скромно склонил голову.
        Сара вопросительно взглянула на Оливию, и Майкл представил их друг другу, на сей раз ограничившись лишь именами.
        Та стала рассыпаться перед Оливией в любезностях, щедро выдавая комплименты по поводу ее режиссерских способностей, затем стала торопить Майкла на вечеринку. И вскоре они ушли.

        - Бывший муж?  - поинтересовался Винсент.

        - Я не хочу говорить об этом,  - отрезала она.  - К тому же я не думаю, что он был бы в восторге от моей болтовни.
        Безусловно, то, что она продолжала работать под своей девичьей фамилией, будучи официально замужем за Майклом, не являлось большим секретом для некоторых ее друзей и знакомых. Но намеренно она никогда не выказывала связи с этим известным человеком. И поэтому тот факт, что Оливия на протяжении недолгого времени являлась членом одной из богатейших семей Австралии, не был широко известен.

        - Запретная тема?  - спросил Винс.  - Не беспокойся, я не стану распространяться о таких вещах.
        Все новые и новые люди подходили к ним с поздравлениями, и Оливия попыталась забыть о столь неожиданной встрече с Майклом.


        Фильм действительно получил почти всеобщее признание. Однако некоторые рецензенты проигнорировали его, а один критик буквально размазал всю их работу: и режиссуру, и сценарий, и даже актерскую игру, что погрузило Оливию на некоторое время в глубокую депрессию. Позднее она собрала все положительные рецензии, которые предшествовали последней «размазывающей», перечитала их и вновь повеселела.
        Однако в тот день, когда ее последняя надежда профинансировать свой личный проект рухнула, ей захотелось забиться в угол и тихонько плакать.
        Вместо этого, трезво оценив ситуацию, она позвонила Винсенту.

        - Если тебе все еще предлагают роль в фильме о подводниках, на которую ты претендовал, то, советую, не теряй времени и быстрее соглашайся,  - спокойно произнесла она.

        - Ее уже получил кто-то другой. А что стряслось?

        - Я не смогу приступить к своему фильму. По крайней мере, в этом году.

        - Почему?

        - Причина банальна - не удалось раздобыть денег. А я-то была уверена, что спонсоры не откажут мне на этот раз.

        - Итак, мы по уши в дерьме!  - резко прокомментировал ситуацию Винсент.  - Вот что я скажу тебе: я сейчас приеду, мы найдем какой-нибудь паб и утопим в бутылке наше горе…


        И Винс «утопил» свои тревоги и печали куда глубже, чем следовало бы в данной ситуации. И вот теперь, выйдя из дверей паба, он то опадал на плечо Оливии, когда неуверенной походкой «провожал» ее домой, то устремлялся в какие-то переулки, таща за собой спутницу. Наконец они добрели до ее маленькой квартирки, расположенной в пригороде Сонби.
        Добраться им удалось очень вовремя, поскольку не успела измученная женщина уложить Винсента в гостиной на диван, как тот мертвецки уснул.
        Оливия приняла душ и улеглась в постель. Но долго еще не могла уснуть, размышляя о Майкле.


        Утром она поила беднягу Винса крепким чаем с поджаренными хлебцами, сидя напротив, за кухонным столом, и наблюдая за вялой мимикой его помятого лица.

        - Свеженькая, ушки розовые… Почему ты не выглядишь так же, как я?  - удивился он.

        - Потому что я не пила столько, сколько ты.

        - Мне кажется, Олли, мы промахнулись и выбрали не тот бизнес,  - задумчиво произнес Винсент.

        - А ты хотел бы стать банковским служащим?
        Но он не удостоил ее ответом и быстро сменил тему разговора.

        - Твой муж…

        - Бывший, дружок, бывший!

        - Ну, хорошо, твой бывший муж,  - уточнил Винс,  - он что, один из тех Битенов, которые владеют половиной гостиниц в этой стране?

        - Его семья владеет, а не он,  - заметила Оливия.  - Майкл заработал свое состояние благодаря умению вести дела. Его компания продавала фирменную продукцию по всему миру.
        Она также знала, что у Майкла были интересы и в других сферах бизнеса.

        - О! Ты сказала «состояние»? Какое прекрасное слово! Это как раз то, что нам надо.

        - Что?  - с испугом переспросила Оливия,  - надеюсь, ты не думаешь…

        - Я уверен, что твой муж, твой бывший муж,  - это сейчас не имеет принципиального значения,  - мог бы помочь тебе деньгами и прекрасно решить твои финансовые проблемы.
        Оливия качнула головой.

        - Но мне показалось, вы с ним в хороших отношениях,  - не унимался Винс.

        - Ссориться на публике - не в характере Майкла. И не в моем тоже. Но он и не подумает вкладывать деньги в какие-либо мои проекты.
        Она вообще не понимала, зачем этот тип появился на премьере и почему болтал с ней до тех пор, пока прекрасная Сара чуть ли ни не силой утащила его к каким-то там Бартонам.

        - Ты уже просила у него денег?

        - Конечно, нет!  - возмущенно выпалила Оливия.  - Я точно знаю, что он бы мне отказал.
        Винс наклонился к ней и прошептал:

        - Прослушай, иногда даже хорошо знакомые люди преподносят сюрпризы. Как давно вы расстались?

        - Три года назад.

        - Ого, ничего себе! Человек способен измениться за такой срок. И потом, я слышал, что еще кое-кто помимо тебя собирается экранизировать историю Бенедикта Тодса.

        - Кто?  - выкрикнула Оливия, роняя нож.  - Это же моя история!  - добавила она резко.

        - История обязательно чья-то, Олив. Но, в то же время, она тебе не принадлежит, и ты не можешь обеспечить на нее авторское право. Говорят, ею заинтересовался Пол Рубин.
        Имени Пола Рубина было достаточно, чтобы любой спонсор ухватился за эту идею.

        - У меня нет пока никакой надежды на получение в этом году необходимой суммы, а в следующем будет уже поздно.

        - Почему ты не попросишь в долг у своего мужа?  - недоумевал Винс.  - В конце концов, кого еще ты знаешь с таким кошельком?

        - Никого, разумеется.  - Она беспомощно посмотрела на него.
        Винсент решительно поднялся из-за стола.

        - У тебя есть номер его телефона?
        Оливия отрицательно покачала головой.

        - До вчерашнего вечера мы не виделись и не разговаривали несколько лет.
        Винсент стал искать телефонную книгу, и вытащил ее с нижней полки.

        - Что ты делаешь?  - Она с волнением следила за тем, как упорно листает тот страницу за страницей.

        - Ищу номер его телефона, а что такого?

        - Ты - сумасшедший!

        - Возможно.  - Палец Винсента настойчиво двигался по страницам справочника.  - Вот это, должно быть, его…

        - Послушай!  - Она вскочила со стула, пытаясь его остановить, но Винс уже набрал нужный номер.
        Оливия выхватила трубку, и в тот же момент услышала глубокий мужской голос, который трудно было не узнать.

        - Битен слушает. Алло!
        Оливия замерла в нерешительности.

        - Поговори с ним, Олив, и попроси денег!  - зашептал Винсент и молитвенно сложил ладони.

        - Кто это?  - Голос Майкла внезапно стал громче и требовательнее.

        - Это я.  - Она и подумала, что муж тут же повесит трубку, лишь только узнает ее.
        На том конце провода помолчали, затем до нее донеслось:

        - В чем дело, Оливия?
        Винсент прилепился к ней, пытаясь услышать, о чем они будут говорить. Оливия скорчила недовольную гримасу.

        - Да ни в чем… Привет, Майкл!
        Лицо ее дружка приняло притворно-угрожающий вид, и он зарычал. Глядя на него, Оливия тихонько засмеялась.

        - Продолжай,  - прошипел Винс.

        - Гм,  - она помедлила,  - мне хотелось бы знать, могу ли я попросить тебя кое о чем?

        - О чем именно?
        Она ответила не сразу, подбирая подходящие слова.
        Майкл нетерпеливо произнес:

        - Я собираюсь в аэропорт, и если у тебя что-то срочное…

        - Нет,  - сказала она холодно,  - то есть я имею в виду, это важно только для меня. Но если сейчас не слишком подходящий момент для разговора, то…
        Она знала по опыту, что если просто выпалить сейчас свою просьбу по телефону, то дело уж точно не выгорит. Если бы только ей удалось встретиться с ним лично, был бы маленький шанс убедить Майкла в том, что ей необходима его помощь.
        Пока она колебалась, он чуть ли не пришел в ярость:

        - У меня есть дела поважнее твоих игр, Оливия.

        - Это не игры!  - Неужели он думал, что ей доставляет удовольствие звонить ему?  - Может, мы могли бы встретиться как-нибудь и поговорить?  - спросила она поспешно.  - После того, разумеется, как ты вернешься.
        Майкл помолчал несколько секунд.

        - Оливия, у тебя никогда не было чувства времени.  - Он вздохнул.  - Я возвращаюсь завтра. Мы могли бы пообедать, если хочешь.

        - О! Я с удовольствием… Спасибо тебе.
        Винсент нетерпеливо шептал:

        - Что… что он там говорит?
        Она прикрыла трубку ладонью.

        - Приглашает меня пообедать с ним.
        Проигнорировав радостную физиономию виновника всей этой затеи, она сняла ладонь с трубки.
        Голос Майкла на сей раз прозвучал подчеркнуто холодно:

        - Я оставлю распоряжение своей секретарше, чтобы она заказала столик в ресторане, и заеду за тобой в половине восьмого.  - Он немного помолчал, затем выпалил ее адрес без запинки. Выходит - знал его наизусть.  - Я ничего не перепутал?

        - Все верно,  - машинально подтвердила Оливия.

        - А сейчас извини, я опаздываю на самолет.
        В трубке раздались короткие гудки.

        - Мы увидимся с ним завтра,  - пояснила она Винсенту.

        - Чудесно!  - Тот обнял ее и полушутя поцеловал в губы.

        - Рано веселишься, не исключено, что при встрече Майкл рассмеется мне в лицо. Не понимаю, зачем только я позволила тебе втянуть меня в эту историю?

        - Скорее всего потому, что я неотразим,  - поддразнил ее Винс.  - Ну же, дорогуша! Никогда не знаешь заранее, как будут развиваться события. А вдруг он согласится дать тебе эти самые деньги? В конце концов, ты просто вкусненько покушаешь,  - заключил он.


        Наконец ей удалось отделаться от Винсента. Как только за ним закрылась дверь, она открыла записную книжку и принялась обзванивать всех знакомых. Но даже после шумного успеха просить о финансовой поддержке кого-либо оказалось бесполезно. Какие-то общие обещания на будущее, ссылки на собственные серьезные проблемы… Блистательная премьера еще не была гарантией последующих удач, рисковать кошельком никто не хотел.
        А ждать было некогда. К сожалению, действительно ходили слухи, что одна из компаний, производящая телевизионные фильмы, пронюхала о том, что прыткая дебютантка собирается экранизировать нашумевшую историю Бенедикта Тодса. Оливия нервничала и тысячу раз проигрывала в уме предстоящую встречу с Майклом, прикидывая, какие доводы лучше привести, чтобы тот проникся глубоким смыслом ее идеи. Да, она могла показаться сумасшедшей, но бывший муж должен понять, что это лучшая идея в ее жизни!


        На следующий день, перебрав на полке несколько комплектов нижнего белья, Оливия выбрала и надела шелковые трусики жемчужно-серого цвета и атласный топик. Короткая куртка, украшенная бисером, и черные классические брюки завершили ансамбль.
        Она распустила густые пепельные волосы, благородный оттенок которых принято было называть «голливудским». Обычно Оливия забирала волосы в тугой пучок и гладко зачесывала пряди назад. Но сегодня был особый случай, поэтому она расчесала их до блеска и уложила мягкими струящимися волнами по плечам, превратившись в настоящую красавицу.
        Раздался звонок в дверь. На пороге стоял Майкл.

        - У нас много времени,  - сказал он,  - не пригласишь ли меня к себе?
        Оливия с неохотой отступила назад. Гость бросил на нее оценивающий взгляд и тут же отметил, с какой аккуратностью нанесен макияж и как элегантно одета его строптивая супруга.

        - Очень мило,  - заметил он.
        Майкл остановился в центре гостиной, оглядывая критическим взглядом все вокруг. Во вкусе Оливии не откажешь. Диван тыквенного цвета разместился напротив бежевой стены, на которой висела целая коллекция старинных гравюр, купленных ею, по-видимому, в антикварных магазинах. Уютные глубокие кресла были задрапированы темно-коричневым бархатом. Расцветка подушек на стульях была немного светлее и перекликалась с цветом ковра. Все стояло и лежало на своих местах, создавая обстановку уюта и комфорта.
        Майкл подошел к полкам, взял фигурку обезьянки, выполненную из нефрита, и провел пальцем по гладкой поверхности:

        - Неужели все еще хранишь ее?
        Он сам подарил обезьянку Оливии во время их медового месяца. Та обратила внимание на эту забавную фигурку в одной из сувенирных лавок.

        - Да, она мне все еще нравится,  - ответила Оливия.  - И очень подходит к интерьеру комнаты.
        Оливия вспомнила, что захватила ее, повинуясь какому-то странному импульсу, вместе с любимыми книгами, когда паковала вещи после их разрыва. Позднее, обустраивая новую квартиру, она обнаружила желтовато-зеленоватую нефритовую мартышку среди других вещей и чуть не расплакалась. Сначала решила запрятать ее подальше. Потом, вглядевшись в ее озорную мордочку, поняла, что это милое существо дает ей надежду, оставаясь связующей нитью между одиночеством этих дней и ее счастливым прошлым.
        Майкл вернул обезьянку на место и еще раз обвел комнату критическим взглядом. Он обратил внимание на большую картину. Странно, абстрактная живопись… Раньше Оливия ею не увлекалась. Проинспектировав краски, разбросанные по холсту банальными мазками, он прочитал внизу имя художника.

        - Дорогая картина, не так ли?  - поинтересовался Майкл.

        - Настоящее искусство дешевым не бывает, но я получила скидку.
        Ее познакомили с этим художником на одном из кинофестивалей. А затем вместе со своим другом она случайно оказалась на вечеринке в его студии. Трудно сказать почему, но ей пришло в голову купить картину сразу же, как только ее взгляд упал на полотно. Однако сейчас Оливия даже не удивилась тому, что Майкл не оценил ее приобретения.

        - Хочешь выпить?  - предложила она.

        - Нет, спасибо. Я позволю себе немного вина во время обеда.

        - Ну, тогда… пойдем?
        Он заставил ее нервничать, внимательно рассматривая жилище. Оливия выключила свет в гостиной и открыла входную дверь.

        - Мне погасить свет в коридоре?  - спросил Майкл.

        - Нет. Я оставляю его, когда ухожу. Делаю это для того, чтобы потом не возвращаться в темноту.

        - Ты живешь одна?  - поинтересовался он, обгоняя ее, чтобы открыть дверцу своей роскошной машины.

        - Да,  - кивнула Оливия и проскользнула на сиденье машины.
        Его рукав, когда он пристегивал ремень безопасности, как будто случайно скользнул по тыльной стороне ее руки. Оливия смутилась.

        - Итак, кто был с тобой вчера утром?  - спросил Майкл, лихо разворачивая машину.
        Она кинула на него удивленный взгляд.

        - А ты… ты откуда знаешь?

        - Это было довольно очевидно.  - Его голос казался сухим и безразличным.
        Оливия попыталась разглядеть выражение его лица, но оно казалось непроницаемым.

        - Это был Винс. Винсент Беллоун.

        - Значит, ты спишь с твоим красивым провожатым?

        - Да ни в коем случае!  - Она выпалила это, даже не успев подумать.  - А ты сам со своей чудесной Сарой по вечерам что, газеты читаешь?
        Он кинул на нее молниеносный взгляд и засмеялся, концентрируясь на дороге:

        - А тебе есть до этого дело, Оливия?  - Он задал ей вопрос каким-то странным голосом.

        - Конечно нет!  - беспечно обронила она, пожав плечами, но тут же поймала себя на мысли, что безумно ревнует Майкла.
        Дура!  - укорила она себя. Ей понадобилось три мучительно долгих года, чтобы вырвать из сердца мысли о муже и его предполагаемых избранницах. Она убеждала себя, что теперь это ее не касается. И что же она делает сегодня?

        - Если вы не любовники, тогда что же он делал у тебя дома в такой час?

        - Да господи! Просто воспользовался моим диваном. Видишь ли, Винс был немного не в себе.

        - Пьян?!

        - Да, перебрал немного.

        - Я так и предположил.
        Оливия начала злиться. Ей незачем было оправдываться перед ним, а уж тем более участвовать в перекрестных допросах.
        Майкл упорно продолжал:

        - Ты хочешь сказать, что не позволила даже такому красавчику лечь с тобой в постель?

        - Я ничего не собираюсь говорить тебе по этому поводу,  - категорично заявила Оливия.  - Моя личная жизнь - это мое дело. И мои отношения с другими людьми тебя совершенно не касаются.

        - Послушай, мы все еще женаты,  - напомнил он ей.

        - Уже нет! По крайней мере, последние три года,  - напомнила она ему с грустью.

        - Это был твой выбор.

        - Но именно ты вынудил меня сделать это.

        - Значит, так ты представляешь себе всю нашу ситуацию?  - Его презрение было очевидным.

        - Просто не вижу смысла возвращаться к этой теме снова.
        Он остановился на красный свет и посмотрел на нее:

        - Ты права. Оставим в покое наше прошлое и вернемся к настоящему. Скажи, Винсент знает, что ты сегодня ужинаешь со мной?

        - Это была его идея.

        - Его идея?!

        - Позвонить тебе. Я говорила ему, что из этого не выйдет ничего хорошего.

        - Ничего хорошего для кого?

        - Может, подождем с выяснениями до ужина,  - сказала Оливия. В конце концов вся затея с посещением ресторана была рассчитана именно на то, что они смогут спокойно поговорить в уютной обстановке при свечах. Только так она могла добиться хоть какого-то расположения Майкла.
        Кто-то нетерпеливо посигналил сзади: уже давно загорелся зеленый свет.

        - Ладно,  - сказал Майкл раздраженно. Она не поняла, относилось ли это к ней, или к сигналившему водителю.
        Через некоторое время Оливия попыталась выяснить:

        - Как ты узнал, где я живу?

        - Это не секрет, не так ли? Адрес твоей новой квартиры есть в телефонной книге.  - Майкл пожал плечами, словно этот разговор его страшно утомлял. Остаток пути они ехали молча.


        В ресторане им подали меню. Интересно, кто выбрал столь фешенебельное место: он сам или его секретарша?
        Майкл непринужденно положил руки на стол, рассеянно взглянул на цветы, стоящие в низких вазах вокруг изысканной золотой свечи в хрустальном подсвечнике, и спросил:

        - Итак, почему ты позвонила мне? Может, хотела, чтобы твой любовник зашелся в приступе ревности?
        Оливия до хруста сжала пальцы.

        - Винс - не мой любовник. Если бы он был им, то я не стала бы делать того, на что решилась сейчас.
        Задумчиво глядя на нее, он пробубнил:

        - Да, ты бы не сделала ничего подобного. Судя по тому, в какой компании ты вращаешься, ты удивительно правильная в некоторых вещах.

        - Тебе-то какое дело?  - выкрикнула Оливия с досадой. Неужели Майкл считал ее скучной любовницей?  - Мне жаль, что я не соответствую твоим представлениям об идеальной женщине. Надеюсь, ты окружен самыми лучшими из них,  - с сарказмом добавила она.

        - Думай, что хочешь. Во всяком случае, я никогда не наслаждался такими убогими отношениями, как голый секс.

        - Убогими?  - повторила она, словно во сне.  - Ну, спасибо тебе, Майкл.

        - Я обидел тебя?  - спросил он мягко, но в его глазах читалось тайное удовольствие от того, что он заставил ее страдать.  - Ты была для меня всем, о чем я только мог мечтать. У тебя прекрасное тело, к которому меня все еще невероятно тянет. И ты занималась со мной любовью, как ангел,  - удивительно застенчиво, и в то же время сексуально.

        - Ангелы не занимаются этим,  - уточнила Оливия.

        - Давай не будем придираться к словам.  - Он помолчал, прежде чем высказать следующую мысль.  - Занятия любовью с тобой были для меня прежде всего уникальным духовным опытом, однако приятным и с физической точки зрения. Секс с такой женщиной, как ты, пробуждает в душе радость и самые светлые, добрые желания.  - Своим низким голосом он посылал чувственные флюиды, от которых по ее спине пробегали мурашки.
        В конце концов, чему она удивлялась? Ее отношения с Майклом всегда были туманными. Сердце Оливии билось, будто пойманный зверек о прутья клетки.

        - Наверное, твои слова должны мне льстить. Но я уверена, что у тебя был такой же интересный опыт в постели и с другими твоими возлюбленными.
        Его лицо вновь стало непроницаемым.

        - Цинизм - это что-то новенькое для тебя,  - заметил он.

        - Жаль, у меня не было этой своеобразной брони, когда мы только повстречались,  - сказала она и подумала, что, возможно, тогда смогла бы воспринять их разрыв не столь болезненно.
        На долю секунды его глаза полыхнули гневом.
        Официант принес вино, начался ритуал дегустации. К моменту, когда тот ушел, Майкл уже взял себя в руки, и теперь вежливое выражение его лица ничего не говорило об истинных чувствах. Он молча поднял бокал и ждал, пока его спутница не возьмет свой, чтобы вместе выпить вино. Потом сказал:

        - Хочешь кое-что узнать о Саре?

        - Нет.

        - Мы связаны некоторыми общими проблемами в деловой сфере,  - пояснил Майкл, игнорируя ее отказ.  - И, что очень важно, эмоционально совершенно не привязаны друг к другу. У Сары за спиной неудачный брак, и она не заинтересована в новых интимных отношениях.
        Он терпеливо ждал, пока Оливия проникнется этой ситуацией. Но если они, по его словам, не были эмоционально привязаны, означало ли это, что Майкл и Сара не спят друг с другом? Она отлично знала, что некоторые люди спокойно совмещают два эти момента.
        Но лучше не думать о грустном.

        - Меня не интересуют твои подружки,  - заявила Оливия.

        - Правда?  - Он внимательно изучал ее лицо.

        - Абсолютная… Послушай, мне не хотелось бы отягощать нашу встречу решением личных проблем. У меня к тебе исключительно деловое предложение.

        - Деловое?  - Майкл откинулся на спинку стула и стал похож на художника, скрупулезно изучающего обнаженную натурщицу.
        Она подумала, что если бы надела платье с глубоким декольте, то, пожалуй, получила бы куда больше шансов убедить в обоюдной выгоде дела своего потенциального спонсора.

        - Итак,  - произнес он свое любимое слово, наблюдая за ней подобно большому агрессивному животному с немигающим, как у рыси, взглядом,  - что тебе нужно от меня, Оливия?
        Она глубоко вздохнула и облизала пересохшие от волнения губы.

        - Мне нужны деньги,  - наконец произнесла она,  - к тому же срочно. Ты - единственный человек, у которого есть такая сумма.

2


        - Понятно.  - Майкл выпрямился и скрестил руки на груди. Затем уточнил со сдержанным любопытством: - Ты потратилась и теперь нуждаешься в займе?

        - Ничего подобного. Я хочу сделать тебе предложение.
        Он поднял брови в притворном изумлении:

        - Предложение?

        - Еще раз повторяю - деловое.  - Ее слова должны были прозвучать как можно убедительнее, чтобы он поверил, что не выбросит свои деньги на ветер.
        Когда разговор касался его финансов, Майкл становился таким же трезвомыслящим, как и любой другой опытный бизнесмен. А возможно, он был даже более расчетлив, чем самые прозорливые из них.

        - Появилась возможность выгодного вложения крупной суммы,  - начала деликатно Оливия.

        - В фильм?  - предположил он, говоря с ней высокомерным, слегка презрительным тоном, по которому было ясно, что он не собирается уделять слишком много внимания этой теме. Его взгляд метнулся к соседнему столику, где что-то отмечала компания веселых симпатичных девушек.
        Оливия придвинулась ближе, чтобы привлечь внимание Майкла. Она попыталась вложить всю страсть, на которую была способна, в свой голос:

        - Да. Фильм, но особенный. Он мог бы стать выдающимся культурным событием, если бы только я располагала нужными средствами. Этот фильм покорил бы весь мир!
        Майкл воспринял ее слова скептически.

        - Неплохо,  - заметил он с легкой улыбкой.
        Игнорируя его сарказм, Оливия принялась рассуждать о растущем всемирном рынке киноиндустрии. Эту речь она тщательно отрепетировала дома.
        Девушки за соседним столом заказали несколько бутылок вина и продолжали громко обсуждать свои проблемы. Оливии пришлось повысить голос.
        Официант принес для них заказанные блюда. Взяв вилку с ножом, она, все еще продолжая увлеченно расписывать неминуемый успех будущего фильма, не замечала еды, и едва притронулась к нежным свиным отбивным в золотистом абрикосово-апельсинном соусе.
        Майкл, наоборот, с энтузиазмом поглощал свой перченый стейк. Заметив, что Оливия ничего не ест, он скомандовал:

        - Помолчи немного и перекуси. Ужин остынет.  - Затем добавил уже более мягко: - Стыдно заставлять его так долго ждать себя.
        Может, она перегнула палку, излишне страстно убеждая его и не давая тем самым сосредоточиться на изысканной пище одного из лучших ресторанов города. Оливия знала, что Майкл любил тонко приготовленную еду и хорошее вино, он наслаждался, смакуя блюда, как истинный гурман. Ей следовало помнить об этом, дав ему возможность с аппетитом поужинать.
        Для нее не являлось секретом, что в бизнесе ее бывший муж был резок и практичен и всегда шел прямо к намеченной цели. У него было имя, ему безоговорочно доверяли. Майкл обладал безупречной деловой хваткой и никогда не терял времени даром. Казалось парадоксальным то, что, сидя в ресторане, он находил явное удовольствие в том, чтобы неторопливо оценивать оттенки запаха и вкуса потребляемой пищи.
        Он и любовью занимался подобным образом. Так, словно не было в мире ничего важнее ее нежной кожи, которую он без устали ласкал своими чувственными пальцами, или прядей ее шелковистых волос, рассыпанных по подушке, которые он с восхищением перебирал, или аромата ее духов… Его ненасытный язык ласкал ее повсюду. Майкл замирал от восторга при виде ее обнаженного тела. Он любил просыпаться по утрам, и, подперев голову одной рукой, другой проводить по ее груди, дразня и возбуждая ее до тех пор, пока она…

        - О чем ты думаешь?  - Голос Майкла вернул ее из мира сладостных воспоминаний в жестокую реальность.
        Оливия сообразила наконец, что сидит с вилкой в руках, мечтательно глядя перед собой. Она опустила глаза и сделала вид, что увлеклась изысканным блюдом:

        - Этот соус - просто шедевр!
        Хватит! Ей необходимо немедленно перестать думать о подобных вещах, прекратить травить себе душу воспоминаниями о жарких объятиях Майкла. Все это в прошлом…
        Оливия знала, что Майкл проводит теперь много времени в США, поскольку организовал там несколько представительств своей компании. Да, его успехи были на виду. После их разрыва она сознательно сторонилась тех мест, где он обычно бывал. Но не могла избежать новостей, которые передавались по телевидению и фотографий, печатавшихся в популярных журналах. С подобной информацией ей приходилось сталкиваться довольно часто.
        Она надеялась, что, встретившись с ним, сможет принять безразличный вид. Но достаточно было одного взгляда на Майкла, чтобы воспоминания нахлынули с новой силой. Об их первой встрече, о неделях, проведенных вместе и окутанных золотистым туманом нескончаемой радости и блаженства, о дне свадьбы, когда мир был полон радужных обещаний… Тогда они были уверены, что их любовь будет длиться вечно, несмотря на едва скрываемое недовольство его семьи.
        Оливия вспоминала о невероятном наслаждении, которое получала от интимных ласк Майкла. Казалось, они были двумя половинками одного целого и не могли жить друг без друга.
        Потом, гораздо позже, пришло разочарование и боль расставания…



        - Десерт?  - предложил Майкл, когда она отодвинула тарелку.
        Оливия попыталась отогнать воспоминания:

        - Я бы съела немного французского сыра,  - сказала она, но ее голос заглушил взрыв смеха за соседним столиком.
        Майкл нахмурился.

        - Что ты сказала?

        - Не отказалась бы от пикантного сыра.
        Оливия не была любительницей десертов, но ей не хотелось сидеть просто так, пока ее спутник будет дегустировать сладкие блюда. Ведь тогда неизбежно придется смотреть на него, а это было выше ее сил.
        Майкл заказал пирожное с шоколадным муссом, украшенное взбитыми сливками. А когда его принесли, подцепил кусочек десертной вилкой и предложил попробовать Оливии. Не успев подумать, она по привычке открыла рот и ощутила изысканный вкус крема. Этот до боли знакомый интимный жест, когда они угощали друг друга, наполнил ее чувством сожаления и разрывающей душу тоски. Она испугалась столь внезапного проявления близости и поспешно отпила глоток красного вина, чтобы успокоиться.

        - Тебе не понравилось пирожное?  - спросил он.

        - Оно чудесное,  - сказала Оливия,  - очень необычное.
        Он прожевал кусочек, прикрыв глаза от удовольствия:

        - Ммм, потрясающе!
        Оливия смаковала ломтики сыра, пока Майкл заканчивал десерт. Она придвинула к нему маленькое плоское блюдо:

        - Угощайся, ты же любишь сыр.
        Он попробовал по кусочку «Серебристого эдама» и «Грайдера». Затем спросил:

        - Хочешь кофе?  - Веселье за соседним столиком стало настолько бурным, что они едва могли слышать друг друга.  - Или… мы могли бы поехать ко мне,  - предложил Майкл.

        - К тебе?

        - Это недалеко.
        Наблюдая за ее колебаниями, он усмехнулся.

        - Ты же знаешь меня прекрасно и не должна предполагать, что я завлекаю тебя для своих низких целей. У меня дома значительно тише, чем здесь. Мы могли бы спокойно поговорить.

        - А хочешь, угощу тебя кофе у себя дома?  - с неохотой предложила Оливия.

        - Мой дом ближе, а к тебе я приеду позднее.
        Может, если она решится поехать к нему, он выслушает до конца ее предложение и отнесется к нему более серьезно?..
        Оливии пришлось согласиться с ним.

        - Хорошо, я поеду.
        Майкл выглядел победителем. Ему нравилось видеть Оливию покорной.
        Она знала, что Майкл привык контролировать любую ситуацию. Вот и сейчас он навязывал ей свою волю, потому что знал: ей не обойтись без него.
        Быстро оплатив счет, он посадил Оливию в машину, и через пять минут они уже въезжали в подземный гараж одного из самых роскошных домов города.


        Его апартаменты были на пятом этаже. Он проводил ее в просторную комнату, главным украшением которой было большое окно, демонстрирующее красоту гавани и мерцание тысяч огней в темной воде.
        Высокие каблуки Оливии погрузились в серый ворсистый ковер. Майкл усадил ее на диван, оббитый кожей цвета бургундского вина. Еще один угловой диван и два кресла гармонировали с кофейным столиком из толстого стекла на металлических ножках и с бронзовой скульптурой орла с расправленными крыльями.

        - Я сделаю кофе,  - сказал Майкл, направляясь в кухню.
        Оливия проследила за ним взглядом и увидела бледно-серый кафель и удобные разделочные столики. Функциональная кухня, подумала она. Здесь не могло быть висящих букетиков сухих трав или цветков в горшках. Тем более не могло быть и речи об антикварных вещицах, украшающих стены, как это оказалось в одном из коттеджей, в который она буквально влюбилась, когда они вместе как-то осматривали его. Впоследствии Майкл сделал владельцам предложение, от которого те не смогли отказаться. Да, после их разрыва он не терял времени даром и приобрел этот дом.
        Рабочие отремонтировали кровлю, переоборудовали кухню, гостиную, а также ванные и душевые помещения. Однако этот коттедж совсем не подходил для стиля жизни Майкла. Большинство его деловых встреч проходило в ресторанах, в здании офиса или в других подобных местах.
        На серых стенах висела пара черно-белых фотографий, а рядом размещались пейзажи, выполненные в реалистической манере. Стеклянные двери вели из гостиной в просторную столовую с длинным столом и стульями с высокими спинками.
        Все выглядело элегантным, дорогим и безликим.
        Оливия провела рукой по длинным рядам книг на полках. Здесь были исторические романы и детективная классика, а также множество томов, посвященных экономике и бизнесу. На нижней полке стопкой возвышались глянцевые еженедельники.
        Она села на диван и стала перелистывать первый попавшийся журнал. Майкл вернулся, неся в руках две фарфоровые чашки с ароматным кофе. Он сел рядом с ней и протянул одну из них Оливии.

        - Итак, расскажи мне, о чем этот фильм.

        - Ты что-нибудь слышал о судебном процессе по делу Бенедикта Тодса, состоявшемся в Австралии в 1898 году?

        - Нет, а разве я должен был об этом что-то слышать?

        - История весьма нашумевшая. Об этом не раз писали в газетах… Считалось, что он совершил бесчинство по отношению к одной из горожанок. Она была сестрой невесты его лучшего друга. Суд основывался на показаниях этого самого друга, будущего родственника жертвы. Причем показания были, в основном, очень противоречивыми. А улики - косвенными.

        - Это и есть тема твоего фильма?

        - Что-то в этом роде. Но там все гораздо глубже. Понимаешь, общество вдалбливает человеку, что он - убийца. И на каком-то этапе сам человек начинает верить в это. Происходит психологическая катастрофа: Тодс теряет нравственные ориентиры и больше доверяет мнению и обвинениям абсолютно чужих людей, чем самому себе. Меня куда больше волнует выражение социальной метафоры зла, чем раскрутка даже самого захватывающего сюжета.
        Майкл одновременно задумчиво и удивленно смотрел на нее.

        - Хотя для тех, кто не хочет погружаться столь основательно в глубины человеческой психики это будет просто увлекательная, правдивая, загадочная история,  - продолжала Оливия.  - В ней будет как бы несколько уровней восприятия. Так что этот сюжет отлично подходит для фильма. Но это очень дорого стоит: исторические костюмы и декорации, подбор местности,  - на все это требуются бешеные деньги.

        - А нельзя как-то осовременить эту историю?  - предложил он.
        Оливия отрицательно покачала головой.

        - Отношения между людьми слишком изменились с тех пор. И дело ведь не в одном Тодсе. В конце девятнадцатого века женщина, по сути дела, была никем. Девушек, например, часто обвиняли в том, что они находились в неподходящее время в неположенном месте. Есть множество подобных деталей и условностей, и все они будут нелепо выглядеть в современной среде.
        Майкл слегка облокотился на спинку дивана.

        - Ты, кажется, торопишься с этим делом. Неужели эта история до такой степени тебе интересна?

        - У меня уже готов сценарий, а моя команда мечтает скорее приступить к работе. Я думала, что поддержка сильных мира сего мне обеспечена, но в последнюю минуту это оказалось далеко не так.

        - Сколько тебе нужно?
        Когда она назвала ему сумму, он замер на секунду, прежде чем ответить:

        - Огромные деньги!
        Это была невероятно много для нее, но ведь он сам привык иметь дело с суммами, включающими в себя огромное количество нулей.

        - Я не знаю, где еще смогу найти столь значительную финансовую поддержку за такой короткий срок,  - в отчаянии произнесла Оливия.  - И потом, это не настолько уж колоссальный бюджет для фильма.
        Майкл по-прежнему молчал.
        Оливия не сдавалась:

        - Это история при хорошей игре актеров сможет вырвать главный приз и пойти за рубежом. Дело в том, что если мы не начнем съемки в ближайшее время, то людям, которых я планировала занять в этой картине, придется искать другую работу. И даже Винсенту!  - не подумав, выкрикнула она.

        - Винсенту?!  - в недоумении переспросил Майкл.
        Оливия заметила, как глубокая складка залегла между его бровей.

        - Я хочу, чтобы он сыграл роль свидетеля. Он и сам собирался ее исполнять.  - Оливия прекрасно понимала, что Винс подпихнул ее к Майклу не только из-за ее мечты снять фильм, но и для собственной выгоды.
        Она достала из сумки несколько сложенных страниц и протянула ему:

        - Знаю, большинство имен ни о чем тебе не скажет, но это список потенциальных актеров и членов команды, то есть съемочной группы. Напротив фамилий указана намеченная сумма гонораров. Если хочешь, чтобы я что-то объяснила…
        Майкл внимательно изучил страницы:

        - Не исключено, что я возьмусь за это дело, только…  - Он помялся, глядя ей в глаза.  - Ты испробовала другие варианты, прежде чем прийти ко мне?

        - Конечно, я обзвонила каждого, о ком только могла вспомнить.

        - Ты обращалась к людям, которые знают толк в индустрии кино, и они тебе отказали?

        - Я думаю, они не согласились вкладывать такую сумму в режиссера, за плечами которого всего один художественный фильм,  - сказала она откровенно.  - Но у меня огромный опыт работы с короткометражными фильмами и немалый в качестве помощника режиссера. Если бы они дали мне шанс, я бы их не подвела. Или, если бы ты…

        - Шанс, который стоит миллионы долларов?! Ха!

        - Для тебя это капля в море!
        Майкл рассмеялся:

        - Несколько довольно больших капель, дорогая!
        Он вскочил с дивана и начал ходить по комнате туда-сюда. Затем остановился в нескольких футах от нее и внимательно заглянул ей в глаза, словно силился прочитать ее мысли:

        - Это действительно важно для тебя?

        - Я знаю, ты никогда не относился серьезно к моей карьере, но эта идея и возможность ее воплощения, в самом деле, крайне важны для меня.

        - Это не единственная причина…
        Оливия не хотела вступать в полемику с Майклом, это было слишком опасно:

        - Короче говоря,  - спросила она решительно,  - ты поможешь мне, или я зря теряю время?

        - Это зависит от многого…  - Он наблюдал за ней несколько рассеянно.  - А что ты можешь предложить мне взамен?  - В его голосе зазвучали бархатные нотки.
        Дрожь пробежала по ее телу, а в сознании раздались предупреждающие об опасности тревожные звоночки.

        - Если фильм будет иметь успех, ты сможешь получить хорошую прибыль.

        - Слишком много «если».
        С ним было трудно спорить. Майкл хотел быть уверен, что он выиграет от этого предприятия больше всех.
        Оливия гордо вскинула голову:

        - Я могу сделать этот фильм!  - настаивала она, вкладывая в слова всю свою убежденность.

        - Ты чересчур уверена в себе.

        - Да. Уверена.
        Странное выражение мелькнуло на его лице.

        - Я помню эти слова,  - произнес он тихим голосом.  - А вот тебе не потребовалось слишком много времени, чтобы их забыть.
        На какое-то мгновение она растерялась. Затем покраснела.

        - Неправда, я помню все! Но наши отношения здесь совершенно не при чем. Мы с тобой разговариваем исключительно о бизнесе.

        - Ты бы не пришла ко мне, если у нас не оставалось бы надежды на личные отношения.

        - Поверь, если бы я знала хоть кого-то, кто был бы в состоянии помочь мне в столь серьезном деле, то я бы обратилась к нему, а не к тебе.
        Темные глаза Майкла заблестели.

        - Так я действительно последняя инстанция?
        Она обидела его? Применила не ту тактику? Робким и покорным голосом Оливия произнесла:

        - Пусть так, если тебе хочется. Может, это звучит как оскорбление, но я ни к чему подобному не стремилась, поверь. Повторяю, я не могу просить о столь серьезном одолжении никого, кроме тебя.

        - Ясно…  - Его лицо было непроницаемо, и она не могла понять, о чем он думает.

        - Мы расстались врагами, но после трех лет разлуки можно попробовать вести себя как цивилизованные люди.
        На мужественном лице Майкла появилась улыбка:

        - Если ты можешь, то и я смогу.

        - Значит, ты подумаешь над моим предложением?  - спросила Оливия, надеясь, что ее просьба не звучит как мольба. Пытаясь придать беседе деловой характер, она предложила: - Если ты пожелаешь, я составлю официальный контракт.

        - Я бы предпочел, чтобы это сделал мой адвокат.

        - Значит, ты действительно подумаешь над этим?  - Плевать на то, что ей приходиться умолять его. Да она встала бы на колени, если бы это понадобилось ради такого дела!

        - У тебя есть какие-то гарантии?
        Оливия сжала губы.

        - Гарантии?.. Если только машина, ведь квартиру я снимаю. Мне пришлось потратить все сбережения, чтобы получить готовый сценарий.

        - Понятно.  - Он посмотрел на нее взглядом, от которого Оливии стало неловко.
        Может, ему доставляет удовольствие смотреть на то, как она унижается?

        - Послушай, Майкл. Если тебе все это не по душе, тогда лучше скажи об этом сразу. Я попытаюсь найти кого-то другого, как-нибудь выйду из положения,  - сказала она категорично.

        - Не будь такой злюкой. Я же не сказал нет.

        - Но ты не дал и утвердительного ответа.

        - Мне нужно немного времени, чтобы обдумать этот вариант. И, быть может,  - добавил он,  - я сделаю тебе встречное предложение.

        - Что ты хочешь этим сказать?
        Он проигнорировал ее вопрос.

        - Когда тебе понадобятся эти деньги?

        - Ты же знаешь, что они нужны уже сейчас.
        Казалось, Майкл смотрел сквозь нее. Ей бы хотелось знать, о чем он думает. Но понять этого мужчину было совсем непросто. Все эмоции, как и раньше, таились за холодной классической правильностью черт его лица.
        Наконец он произнес:

        - Хорошо, я дам тебе эти деньги. Но у меня есть одно условие.
        Готовая выкрикнуть: «все, что угодно!», Оливия тем не менее произнесла вслух:

        - Я могу рассмотреть твое условие, если только речь не идет о контроле над созданием фильма.

        - О! Ты можешь рассмотреть его? Великолепно. Все, что от тебя требуется, это дать согласие.

        - Дать согласие на что?  - спросила она.  - Если ты хочешь, чтобы твое имя было указано в титрах, я могу вписать тебя как продюсера.
        Странная улыбка блуждала по лицу Майкла.

        - Нет, дело не в этом.
        Оливия вопросительно посмотрела на него:

        - Тогда в чем же?
        Майкл тихо сказал:

        - Я хочу тебя, Оливия!

3

        Она была на грани шока:

        - Но ты же не имеешь в виду…
        Не мог же бывший муж предложить ей то, о чем она подумала!
        Однако Майкл спокойно уточнил:

        - Я имею в виду именно то, о чем только что сказал. У тебя есть возражения?
        Прошло какое-то время, прежде Чем к ней опять вернулся дар речи. Когда Оливия заговорила, ее голос зазвучал на тон выше обычного:

        - Ты не можешь просить, чтобы я согласилась на это!

        - Я могу просить тебя обо всем, о чем только пожелаю.  - Он засунул руки в карманы и сосредоточил свой взгляд на ее лице.  - Конечно, не в моих силах заставить тебя согласиться. Выбор полностью за тобой.
        Она встала с дивана. Колени ее дрожали.

        - Если это шутка, Майкл, то очень неудачная.

        - Ты достаточно хорошо знаешь меня, Оливия, чтобы понять: я не шучу!
        Она схватила сумочку и злобно процедила сквозь зубы:

        - Невозможно поверить! Неужели ты думаешь, что я отнесусь к твоим словам серьезно?
        Майкл пожал плечами и сказал:

        - Это твое дело. Хочешь - верь, хочешь - нет.
        Безусловно, она не могла принять подобное предложение. Ни одна трезвомыслящая женщина, окажись она на ее месте, не согласилась бы на столь варварскую сделку со своей душой!

        - Ты знаешь, что эти условия неприемлемы для меня!  - выкрикнула Оливия.

        - Что же может тебя остановить?  - с притворным недоумением поинтересовался Майкл.  - Я скучал по тебе, Оливия.  - Он приблизился к ней чуть ли не вплотную: - Очень скучал…  - И обнял ее.
        Оливия, к своему стыду, не смогла противостоять ему. Она обняла Майкла в ответ, все еще инстинктивно прижимая к себе сумку. А мгновение спустя ее губы уже раскрылись под его настойчивыми ласками.
        Это был поцелуй удивительно нежный и долгий. Она закрыла глаза от наслаждения. Танцующие огоньки, казалось, мерцали под ее веками, но она могла поклясться, что все в комнате кружилось вместе с ними в чувственном танце.
        Когда Майкл оторвался от ее губ, она мечтательно открыла глаза и увидела, что он смотрит на нее суровым вопросительным взглядом. Четко очерченная линия скул придавала выражению его лица некоторую жесткость.

        - Кажется, скучал не я один.
        Он снова потянулся к ней, но на этот раз Оливия в панике уперлась в его грудь ладонями, пытаясь освободиться из его объятий.
        Но Майкл не собирался выпускать ее из своих сетей. Глаза его горели:

        - Я не верю в то, что ты ненавидишь меня,  - произнес он жарким бархатным голосом.
        Оливия физически ощущала, как его голос гипнотизирует ее. Они были так близки, что его горячее дыхание обжигало ее все еще приоткрытые губы.
        Она прошептала, поддавшись очарованию его завораживающего взгляда:

        - А я никогда и не говорила этого!  - Она понимала, что это полное безумие, и попыталась оттолкнуть его от себя.
        Майкл убрал руки с ее талии, и провел своими чувственными пальцами по ее губам, перед тем как отпустить ее.

        - Неужели будет так трудно принять мое условие?

        - Ты действительно хочешь этого?  - спросила она, все еще не веря.  - И предлагаешь мне деньги в обмен на… на…

        - …В обмен на то, чтобы ты снова была со мной.  - Майкл закончил ее мысль.  - Надеюсь, это не будет таким уж тяжким испытанием, не так ли?  - Он внимательно наблюдал за ее реакцией.  - Почему бы тебе ни остаться прямо сегодня?
        Оливия нервно облизала губы.

        - Ты так легко об этом говоришь!
        Майкл наклонился к ней ближе и прошептал:

        - Это очень просто. Ты говоришь мне «да». Мы идем в постель и занимаемся любовью. Все, как в старые добрые времена.

        - А завтра,  - ответила она,  - я получаю от тебя чек. Ты расплатишься со мною за секс?!
        Он посмотрел на нее несколько озадаченно.

        - За одну ночь? Твои цены слишком высоки.

        - Одна ночь или много - не имеет значения.  - Ее голос дрожал.  - Твои условия неприемлемы.

        - Ты неправильно меня поняла.

        - Как это?  - Ей казалось, он все популярно объяснил.

        - Мне нужно нечто большее, чем секс. Большее, чем одна ночь любви. Я хочу, чтобы ты вернулась в мою жизнь, в мой дом, в мою постель.

        - Но зачем?
        Майкл выглядел так, словно Оливия застала его врасплох.

        - Зачем?  - повторил он ее вопрос.  - Можешь считать это условием нашего контракта.
        Она обвела взглядом холодные, безликие апартаменты Майкла, которые он теперь называл своим домом. Все это было несерьезно. Несмотря на невероятно сексуальный поцелуй, Оливия подозревала, что в его предложении существовал некий скрытый мотив, который был для него куда важнее внезапно проявившегося желания возобновить их отношения.

        - Условием контракта,  - повторила она задумчиво,  - а сколько все это должно продлиться?

        - Столько, сколько понадобится…

        - Чтобы сделать фильм, потребуется пять или шесть месяцев. Достаточно или?..
        В глазах Майкла промелькнуло раздражение.

        - Это всего лишь сделка,  - сказал он сухо.  - Не притворяйся, что наши отношения будут для тебя такой уж большой жертвой. Я чувствую, что ты все еще хочешь меня.
        Она едва ли могла это отрицать. Особенно после того, как ответила на его поцелуй.

        - Ты знаешь, что мне нужны твои деньги,  - ответила она,  - и утверждаешь, что дашь их мне, если я соглашусь… себя продать?
        Все ее существо восставало против этой затеи. Вот так: сделка и ничего более!.. Хорошо, что она сразу все выяснила. Хотя чему тут удивляться? У него было три года, чтобы попытаться возродить их брак, он этого не сделал.

        - В твоем понимании это звучит грязно и низко?  - спросил он холодно.

        - А тебе самому так не кажется? Майкл, ты сам в этом виноват,  - ответила Оливия с презрительной усмешкой.

        - Но я всего лишь хотел убедиться в том, что мы оба знаем, что именно означает это условие.
        Наверное, он отдавал себе отчет в том, что, манипулируя Оливией, может все испортить. А хотел ли он этого воссоединения на самом деле?

        - Подведем итоги.  - Она все еще пыталась показать ему нелепость ситуации.  - Ты собираешься составить контракт и включить в него свое условие, а после подписать при свидетелях?

        - Не говори глупости. Что касается наших с тобой отношений - это всего лишь личная договоренность, только между тобой и мной. Я не собираюсь включать пункт об этом в официальный контракт.
        Нет. Ей даже не следует думать о подобных вещах!

        - Я бы хотела поехать домой,  - произнесла она устало,  - ты вызовешь мне такси?

        - Мне нетрудно самому отвезти тебя.  - Тон его голоса был недовольным и резким. Майкл направился к двери, пропуская ее вперед.  - Кстати, что случилось с Бенедиктом Тодсом?

        - Его признали виновным, хотя этот вердикт вызвал значительное недовольство публики.
        Он слегка кивнул, а затем сказал:

        - Подумай над моим предложением. Когда решишь, сразу позвони мне домой или в офис.
        Они доехали до ее дома в полном молчании. На прощание Оливия сказала чуть слышно:

        - Спокойной ночи!  - И вошла в квартиру. Прижавшись к закрытой двери, она услышала звук отъезжающей машины.
        Оливия все еще чувствовала на своих губах горячие поцелуи Майкла и ощущала его незабываемый мужской запах. Она зашла в ванную, включила свет и взглянула на свое отражение в зеркале: щеки были покрыты нежным румянцем, глаза сверкали, а зрачки были расширенными, темными и таинственными. Помада, которую она нанесла перед тем, как выйти из дома, стерлась, но губы оставались красными и чувственными. О боже!
        Закрыв глаза, она умылась холодной водой. Как мог он заставить ее выглядеть подобным образом? Как мог принудить ее сердце биться так быстро, а кровь - закипать от желания?
        Она тяжело пережила момент их разрыва и продолжала собственный путь, стараясь не допускать мучительных воспоминаний. Исключения составляли лишь те мгновения, когда она засыпала, и уже не могла контролировать себя.
        И что же происходит сейчас? Майкл за эти годы не потерял способности пользоваться слабостями других, виртуозно используя их в собственных целях. И все же сегодня вечером он сказал, что с нетерпением ждет ее возвращения.
        Она вытерла лицо полотенцем и хмуро посмотрела на свое отражение в зеркале. Могла ли она поверить, что он тосковал без нее? И что при встрече с ней к нему вернулись прежние чувства? Возможно, но верилось в это с трудом.
        Он не сказал ни слова о любви, припомнила Оливия с горечью. Майкл всегда находил ее сексуально привлекательной. Без сомнения, это и сейчас было так. Она задрожала при воспоминании о страсти, бушевавшей в его глазах.
        Страсть страстью, но… Неужели она полагала, что такой прагматичный человек, как ее бывший муж, даст ей деньги просто так?!
        Нет, Майкл должен получить свой фунт плоти. Ее плоти.
        Ситуация, в которой оказалась Оливия, была сплошным сумасшествием. Только мазохистка пошла бы на это, а она таковою не являлась…


        Всю следующую неделю Оливия использовала любую возможность найти деньги. Она искала контакты с влиятельными людьми, однако успех ее нового и пока единственного художественного фильма не мог гарантировать ей заинтересованности продюсеров и открывать перед ней любые двери. Кроме туманных обещаний помочь на следующий год она так ничего и не добилась.
        Оливия подрабатывала в детской студии актерского мастерства. Благодаря этой работе она могла существовать и вовремя платила за квартиру.
        Ночью она лежала на диване, держа в руках сценарий, на котором делала многочисленные пометки, размышляя, с каких позиций следует снимать тот или иной кадр.
        Она не могла поверить, что историю Бенедикта Тодса может снять кто-то другой. Неужели ее мечта не сбудется?
        Зазвонил телефон, и она подняла трубку.

        - Оливия!  - Этот глубокий чувственный голос поднял бы ее из могилы.
        Внезапно все ее чувства обострились. Она приподнялась, свесив ноги с дивана, и ответила:

        - Да, Майкл, слушаю тебя.

        - Как дела?

        - У меня… все прекрасно.

        - Ты одна?

        - Одна.  - Почему он спрашивает об этом?

        - Ты не позвонила, а ведь мы договорились.

        - Прошло мало времени,  - больше она ничего не могла добавить. Один или два раза ей хотелось набрать номер Майкла и высказать ему все, что она о нем думает. Но возникали моменты, когда она готова была согласиться на любые условия, только бы получить возможность снять этот фильм.
        Сейчас ее расплывчатый ответ мог означать, что она отказывает Майклу.
        После короткой паузы тот поинтересовался:

        - Тебе удалось найти того, кто даст тебе необходимую сумму денег?

        - Нет.

        - Не хочешь пойти поужинать?

        - В такое время? Я устала. Правда. У меня была сумасшедшая неделя.

        - У меня тоже. Хочешь, привезу пиццу к тебе домой?  - Он понизил голос: - Представляешь: сыр, ананас, оливки…  - Ему хорошо были известны слабости жены.
        Она и не думала соглашаться, но от его слов у нее потекли слюнки.

        - Я буду у тебя через полчаса,  - быстро сказал Майкл и повесил трубку до того, как она успела сказать «нет».
        Она отодвинула от себя телефон и попыталась вернуться к сценарию. Может, у Майкла появились другие мысли по поводу финансирования ее фильма? Или он придумал новое условие?
        Сколько можно надеяться?  - спросила она себя. Более вероятно то, что Майкл вновь заговорит о том же.
        Прошло двадцать пять минут, прежде чем раздался звонок. Она уловила аромат расплавленного сыра, как только открыла дверь. И этот запах навеял воспоминания о том, как раньше они сидели рядом, угощая друг друга кусочками пиццы и вином.
        Он принес вино и на этот раз. Выбрал ее любимое, бургундское.
        На улице шел дождик, и в волосах Майкла поблескивали прозрачные капли. Она обратила внимание на то, что к голубой рубашке и брюкам он не надел ни пиджака, ни галстука.
        Она проводила его в гостиную прежде, чем сообразила, что было бы безопаснее поесть в кухне. Обстановка в комнате выглядела слишком уютной и даже интимной!
        Но Майкл уже выложил пиццу и поставил вино на стол.
        Оливия повернулась к старинному дубовому буфету и достала штопор, два бокала для вина и пару красивых китайских фарфоровых тарелок, которые когда-то принадлежали ее бабушке, потом - маме, а теперь перешли по наследству к ней.
        Майкл опустился в кресло и мастерски открыл бутылку. Пока она садилась на диван, он наполнил бокалы и поставил один из них перед Оливией, затем разложил по тарелкам пиццу.
        Оливия подогнула под себя ноги, уютно устроившись, откусила кусочек.

        - Ммм,  - протянула она от удовольствия,  - как вкусно!
        Майкл улыбнулся, наблюдая за ней. Он попробовал пиццу вслед за ней, поднял бокал и откинулся на спинку кресла.

        - Как ты узнал, что мне недоставало именно этого?

        - Я многое о тебе знаю, Оливия.
        Она подумала, что он и в самом деле знал о ней немало, но никогда не разделял ее самые глубокие чувства. Муж так и не понял, почему она решила уйти от него. Прошлые ее попытки что-либо объяснить только сильнее злили его.
        Сейчас он казался более мягким, злость со временем исчезла.

        - Это сценарий?  - неожиданно спросил Майкл, указав на страницы, лежащие рядом.  - Тот самый, на который тебе нужны деньг и?

        - Да.

        - Можно взглянуть?
        Оливия кивнула.
        Она сидела молча, наблюдая за тем, как постепенно Майкл отложил еду в сторону и перевернул страницу. Казалось, он забыл обо всем. Почти не глядя, сделал глоток вина, затем плеснул в бокал из бутылки и продолжил чтение.
        Тем временем Оливия взяла еще один кусочек пиццы и продолжила наблюдение за Майклом. Выражение его лица было сосредоточенным и немного хмурым.
        Покончив с едой, она сидела очень тихо, чтобы не мешать ему. Остатки пиццы давно остыли, а он все продолжал читать.
        Неожиданно Майкл поднялся и начал ходить по комнате.

        - Это действительно подлинная история?

        - Сцены суда приводятся почти дословно. Сценарий базируется на них, а также на материалах газет того времени.

        - Судьи признали человека виновным на основании этих убогих доказательств?

        - Да.
        Он вернулся к своему креслу и спросил, показывая на сценарий:

        - И что, никто до сих пор не заинтересовался этим?

        - Никто из тех, кто хотел бы видеть меня режиссером фильма. Однако я не могу запретить другим людям пользоваться общественными архивами. В том то и дело, что мне страшно упустить свой шанс,  - добавила она грустно.
        Майкл поднес к свету бокал и полюбовался игрой пурпурной жидкости.

        - Ты не упустишь свой шанс, если примешь мое предложение.
        Значит, он не изменил решения. Этого следовало ждать.

        - Ты предлагаешь все те же условия?
        Он взглянул на нее с притворным изумлением и скривил рот в ухмылке. Однако Оливии было не до юмора.

        - Ты настаивала на деловом предложении? А бизнес делается именно так, моя дорогая. Запомни золотой закон: тот, у кого есть деньги, устанавливает правила игры.

        - А я думала, что золотой закон это - делай для других.

        - Да? А как же насчет «человек человеку волк»?

        - Это суровая и мрачная философия, и я не поверю, что ты подписался бы под ней,  - с достоинством ответила Оливия.
        Казалось, ее слова изумили Майкла:

        - Не будь ребенком, дорогая. Я совсем не так мягок и добр, как ты считаешь. Даже с тобой.

        - Я и не думала, что ты мягок. Но, быть может, нам все же удалось бы договориться?
        Искорка удивления зажглась в его глазах.

        - Главное условие не подлежит никаким изменениям.

        - Хочешь, чтобы я жила с тобой?

        - Да, ты же моя жена.

        - Ты имеешь в виду, что мы будем вместе спать?

        - Конечно, и делать еще некоторые вещи.

        - Когда бы ты ни пожелал?
        Он нахмурился.

        - Когда мы оба этого захотим.

        - А если я вообще не захочу этого?
        Майкл взглянул на нее ироничным взглядом.

        - Прости меня, Оливия, но после всего, что было, я нахожу это маловероятным.

        - Ты слишком самонадеян,  - сказала она высокомерно.  - Но… можешь хотя бы пообещать, что в случае отказа будешь уважать мои желания?
        Казалось, его плечи окаменели.

        - Когда я тебя принуждал?  - спросил он с некоторой обидой в голосе.

        - Никогда.
        Ему и не нужно было этого делать. Она сама хотела заниматься с ним любовью. По собственной воле. Даже после того как их брак дал трещину секс оставался той тоненькой ниточкой, которая их связывала.

        - Мне просто необходимо знать, что конкретно ты хочешь за свою любовь? Что именно ты покупаешь?
        Его лицо стало жестким.

        - Мне, Оливия, нужна жена во всех смыслах этого слова, а не рабыня.

        - На период работы над фильмом?
        Он раздумывал какое-то время, а затем согласился:

        - Допустим. Это и будет нашей сделкой.

        - А после я смогу спокойно уйти? Мой долг будет оплачен?

        - Безусловно.
        Оливия с тоской посмотрела на сценарий, лежащий на столе. Как же хотелось ей снять этот фильм! Она нервно сглотнула.

        - Ты должен понять, что мне придется отдавать фильму буквально все свое время и еще выезжать на натурные съемки.
        Майкл был согласен на что угодно:

        - Я не буду стоять на твоем пути. Но, надеюсь, на правах мужа все же смогу наблюдать за работой?
        Оливия широко раскрыла глаза от удивления.

        - Мне бы хотелось присматривать за делом, в которое я вкладываю деньги,  - объяснил Майкл.
        Это было похоже на правду. Она цинично прикинула: интересно, что принесет ему большее удовлетворение - обладание строптивой женой или будущая прибыль от фильма?

        - Ты всегда будешь желанным гостем на съемочной площадке,  - произнесла Оливия медовым голосом.  - Если только не будешь вмешиваться в мои дела.

        - У меня нет привычки копаться в том, в чем я ничего не смыслю. Я буду всего лишь заинтересованным наблюдателем.
        Она никак не могла ему отказать в этой просьбе, тем более что он собирался вложить в проект миллионы долларов.

        - И ты не захочешь контролировать подбор актеров и прочие моменты?  - продолжала выяснять Оливия.
        Его взгляд стал пронзительным.

        - Не сомневаюсь, ты будешь руководствоваться соображениями здравого смысла и действовать в интересах дела.
        Да, для своего фильма она сделает все наилучшим образом!

        - Еще будут вопросы?  - в нетерпении поинтересовался Майкл.
        Оливии больше ничего не приходило в голову. Она все еще не могла представить, что единственный выход для нее - принять его идиотское условие.
        Сердце Оливии бешено колотилось. От волнения кружилась голова. Она услышала свой голос как сквозь вату:

        - Хорошо, я согласна.
        Некоторое время Майкл сидел неподвижно, словно не расслышал ответ. Она уже начала думать, что не высказала свои мысли вслух, как вдруг Майкл вновь наполнил их бокалы и произнес с пафосом:

        - Давай выпьем за это!
        Оливия подняла свой бокал, молча наблюдая за тем, как красная жидкость танцует у самых его краев: ее рука дрожала. Ей казалось, что это сон, и скоро наступит пробуждение. С трудом она заставила себя сделать маленький глоток.
        Майкл выпил вино и поставил бокал на стол.

        - Я прослежу за тем, чтобы мой адвокат составил контракт как можно скорее. Ты, в свою очередь, можешь обсудить условия сделки со своим адвокатом. Но, повторяю, наше личное соглашение не будет вписано в официальный документ.  - Он задумался перед тем как продолжить.  - Как только наше официальное соглашение будет подписано, и ты переедешь ко мне, я начну переводить деньги на твой счет.

        - Спасибо,  - несколько отрешенно произнесла Оливия.
        Голова ее по-прежнему кружилась, но не от вина. Что за гнусность она собиралась проделать с собственной душой? Однако отступать поздно. Скажи ему, что ты пошутила!  - панически кричал внутренний голос.
        Она открыла было рот, чтобы сказать: я изменила свое решение. Но ничего не сказала.

        - Конечно, если ты предпочитаешь перебраться ко мне прямо сейчас, я буду только рад,  - произнес он шутливым тоном.
        Оливия отрицательно покачала головой.

        - Нет, до тех пор, пока…
        До тех пор, пока у нее не останется другого выхода… До тех пор, пока этот безумный контракт не вступит в силу.

        - Хорошо,  - спокойно согласился Майкл,  - я дам тебе знать, когда придет время поставить на контракте наши подписи.
        Оливия проводила его до дверей, держа голову с таким достоинством, что ей могла бы позавидовать королева. Майкл улыбнулся, глядя на ее высокомерие. Он нежно взял ее рукой за подбородок, заставив ее напрячься. Ее синие глаза встретились с его темными проницательными глазами.

        - Мы еще не подписали контракт,  - напомнила она ему.
        Он рассмеялся.

        - Поэтому руки прочь до подписания контракта, не так ли, Оливия?  - Майкл изучал ее лицо, будто видел его впервые.

        - Я всегда думала, что ты, как никто другой, держишь слово.
        Она стояла перед ним с таким серьезным выражением лица, что ему не удалось сдержать улыбку. Затем он молча повернулся и зашагал прочь.
        Закрыв дверь, Оливия вернулась в гостиную. Бокалы, полупустая бутылка вина, остатки пиццы… Теперь она точно знала: это был не сон.
        Она прижала к себе сценарий, словно щит, которым можно было защититься от опасностей окружающего мира. Если у нее получиться дать этому фильму жизнь на экране, тогда это стоит почти всего. Почти…


        Майкл позвонил во вторник.

        - Прошу тебя, будь в офисе моего адвоката в половине четвертого,  - сказал он деловым тоном.

        - Ты все так быстро устроил?  - поинтересовалась Оливия.

        - Я предупредил его, что мы торопимся. Ведь это так, дорогая?

        - Да.  - Она прекрасно понимала, что перед миллионером будут прыгать любые заинтересованные лица.

        - Хочешь, заеду за тобой?  - предложил Майкл.

        - Я доберусь сама. Офис находится там же, где и раньше?

        - Нет. Мне пришлось сменить адвоката, и теперь мои интересы представляет другая фирма.
        Майкл продиктовал ей новый адрес.
        Это была крупная адвокатская контора, расположенная в центре города, и Оливия нашла ее без проблем. Она приехала немного раньше назначенного времени. И когда назвала свое имя дежурному администратору, он тут же произнес:

        - О, да! Мистер Битен уже беседует с мистером Дирком. Они ждут вас.
        Контракт оказался довольно простым. Было ясно: адвокат Майкла полагал, что его подопечный поступает недальновидно, вкладывая такие деньги в сомнительное предприятие.
        Она - начинающий режиссер - получала столь солидную сумму практически без каких-либо гарантий!
        Адвокат стал подробно расспрашивать ее о режиссерском опыте и о финансовом положении, а она давала ему прямые честные ответы. Мистер Дирк переводил свой оценивающий недоверчивый взгляд с Оливии на Майкла.

        - Что ж,  - протянул он наконец,  - контракт, заключенный в подобной ситуации, даже когда договоренность существует между друзьями…
        Майкл метнул на него гневный взгляд и холодно сказал:

        - Оливия - моя жена.
        Адвокат был в шоке от подобного заявления. Он тут же кинулся поздравлять «молодоженов», конечно, не имея ни малейшего понятия о скрытых мотивах этого соглашения и приняв слова мистера Битена за чистую монету. Оливия бросила на Майкла взгляд, полный ненависти. Однако тот сделал вид, что не заметил этого.

        - Ты хочешь, чтобы твой адвокат просмотрел наше соглашение, дорогая?  - Он протянул ей документ.
        Но Оливия хотела лишь одного: поскорее убраться из этого офиса, а главное - как можно подальше от Майкла.
        Адвокат, наверное, заметил: у Битена были деньги, а его жена нуждалась в них. На что же ей жаловаться?

        - Я подпишу контракт прямо сейчас.
        Оливия и Майкл покинули офис вместе. В лифте она спросила:

        - Разве обязательно было сообщать, что мы женаты?

        - Но он решил, будто ты - моя любовница!  - возмущенно сказал Майкл.  - Неужели тебе хотелось, чтобы он продолжал так думать?
        Это было бы гораздо ближе к истине, подумала она. Ей было очень стыдно. В сущности, она теперь ничем не отличалась от многих женщин, которые спали с мужчинами за деньги.
        Только одна мысль грела ей душу: Майкл пообещал, что не будет принуждать ее к сексу. Поэтому, если она не захочет лечь с ним в постель, ему нужно будет винить в этом только себя самого, подумала Оливия. Да, она будет жить с ним. Но он пообещал, что заниматься любовью они будут только по взаимному согласию.
        Но как она могла спать с человеком, который заплатил за это?
        Оливия надеялась, что переживет надвигающийся кошмар, не потеряв при этом самоуважения.

4

        Спустившись в вестибюль, Майкл предложил:

        - Могу помочь тебе упаковать вещи.

        - Нет, я не нуждаюсь в помощи,  - резко ответила Оливия.  - И вообще, мне понадобиться больше недели, чтобы все как следует организовать. Я знаю одну актрису, которая подыскивает себе жилье на время. Она могла бы занять мою квартиру, пока меня не будет. Но сначала необходимо посоветоваться с владелицей дома. Ты должен понять, что я не смогу все сделать за день или два.

        - Может, ты хотела бы перевести ко мне какую-то часть мебели?  - спросил он из вежливости.

        - Я не стану перевозить свою мебель в твой дом.  - Ее старинный буфет и кресла не вписались бы в аккуратный продуманный декор его дома, испортили бы его элегантный минимализм.  - Возьму только необходимые вещи.

        - Как хочешь. Но чем скорее ты переедешь, тем быстрее начнешь получать деньги!

        - Не подталкивай меня, Майкл!  - вспыхнула Оливия.  - Мне и так тяжело.

        - Я не собирался давить на тебя,  - произнес он почти шепотом.

        - Однако уже сделал это,  - вздохнула она с горечью.
        Но, вопреки всему, Оливия понимала, что Майкл оказался единственным, кто оказал ей реальную поддержку. Теперь она сможет осуществить заветную мечту!

        - Не то, чтобы я не была тебе благодарна,  - начала она оправдываться,  - просто эта помощь…
        Майкл усмехнулся.

        - Болезненно все это, не так ли? Мне не нужно от тебя благодарности, Оливия. Все, чего я хочу - это чтобы ты была рядом!
        Его слова эхом отозвались в ее сознании. Она вспомнила, что однажды он говорил ей то же самое, но в другой ситуации, за несколько дней до их свадьбы. Ей хотелось знать, не жалеет ли он о том, что попросил ее выйти за него замуж. Он признался тогда, что, безусловно, у него могло быть сколько угодно женщин более красивых, более эффектных и к тому же принадлежащих к высшему обществу. Но, страстно поцеловав, ее жених нежно прошептал, что нужна ему только она одна.
        Оливия до сих пор сожалела о том, что они потеряли друг друга три года назад.

        - Я дам тебе знать, когда буду готова переехать,  - сказав это, она повернулась, чтобы уйти.
        Майкл поймал ее за руку.

        - Не затягивай переезд надолго.


        Знакомая актриса была счастлива перебраться на время в квартиру Оливии, тем более что хозяйка не возражала. Оливия должна была дать свой новый адрес некоторым своим друзьям. Кое у кого брови поднялись от удивления: они знали, что начинающему режиссеру не по карману роскошные апартаменты. Но невозможно было сохранить переезд в секрете, а распространения досужих сплетен она не хотела.
        Винс неожиданно оказался отодвинутым на второй план. Он приехал через час после того, как она позвонила ему, заявив, что фильм все-таки будет сниматься.
        Открыв ему дверь, Оливия как ни в чем не бывало продолжала складывать вещи.

        - Ты возвращаешься к нему?  - спросил он недоверчиво.  - Зачем?

        - Но ведь это была твоя идея.

        - Что?

        - Ты хотел, чтобы я увиделась с ним. Мы встретились и поговорили. И вот, решили предоставить нашему браку еще один шанс выжить.

        - Это он дает деньги на фильм?

        - Ну да. Он же… благородный.

        - Негодяй просто покупает тебя?

        - Это не так!  - закричала она, осознавая, что Винсент говорит чистую правду.  - Как сказал Майкл,  - продолжила она более спокойно,  - мы оба повзрослели и изменились.

        - Ты спала с ним?

        - Винс!

        - Ну, извини, извини!  - Он всплеснул руками.  - Это не мое дело.

        - Мы пришли к взаимопониманию. Муж прочел сценарий и решил профинансировать этот проект. Наши личные дела - совсем другое. И я не хочу их обсуждать.

        - Хорошо,  - буркнул он недоверчиво.  - Но что это за парень? Что такого он сделал, чтобы заставить тебя уйти от него?

        - Да ничего особенного. То есть я хочу сказать, что мы тогда не пришли к согласию по некоторым вопросам…

        - Например?
        Оливия пожала плечами.

        - Например, в отношении брака, моей карьеры, наших будущих детей… Всей жизни! Ты знаешь, на первый взгляд, это обыкновенные вещи.

        - Ясно.  - Винсент внимательно посмотрел на нее долгим взглядом.  - А сейчас вы вдруг к этому согласию пришли? Очень правдоподобно!

        - Все не так просто. Но сейчас мы готовы подойти ко всему более взвешенно, что ли…
        Хотел этого Майкл, или он в очередной раз упражнялся в своей власти над ней, но, поскольку она отказалась попасть под его давление в прошлом, он поймал ее теперь. В данный момент он диктовал ей условия игры, а у нее не было другого выбора. Оливия вздрогнула от таких мыслей.

        - Надеюсь, ты не простудилась?  - поинтересовался Винсент, глядя на то, как она поежилась.

        - Ты по-прежнему хочешь сыграть роль свидетеля в моем фильме?  - спросила Оливия, точно зная, чем можно отвлечь его внимание.
        Лицо Винсента просветлело, и он ответил:

        - Господи! Конечно, хочу, и ты это знаешь!

        - Тогда мы можем смело браться за работу.
        Она переехала в апартаменты Майкла ранним субботним утром. Он сам занес два ее чемодана наверх. Оливия проследовала за ним.
        Майкл прошел в большую комнату, главным украшением которой была кровать поистине королевских размеров, покрытая роскошным оливково-золотистым покрывалом. Он поставил чемоданы Оливии прямо возле кровати. Она замерла в дверях, не решаясь войти. Майкл сам подошел к ней и спросил, заглядывая в глаза:

        - Это все твои вещи?

        - Да,  - коротко ответила она и огляделась вокруг: туалетный столик с косметикой для мужчин, кожаный пуфик, на котором небрежно лежала его темная куртка…  - Но это же твоя комната?!

        - Теперь она - наша.  - Он добавил с энтузиазмом: - Теперь она наша, Оливия! Добро пожаловать домой!
        Оливия упрямо продолжала стоять в дверях.

        - Это - не мой дом, и это - не наша комната! Я уверена, что в таких апартаментах у тебя найдется еще одна спальня.
        Его глаза сделались холодными и непроницаемыми. Ледяным голосом он произнес:

        - У меня - три дополнительные спальни. Но я подумал, что ты захочешь одну из них использовать в качестве офиса, ведь тебе будет необходимо место для работы. Оставшиеся - это комнаты для гостей.

        - Я могла бы занять одну из них,  - слишком поспешно заявила Оливия. С этими словами она развернулась, собираясь пойти и взглянуть на другую спальню.
        Майкл тут же догнал ее, лихорадочно схватил за руки и заглянул ей в лицо. Его глаза в этот момент были цвета штормовых облаков.

        - Ты - моя жена, Оливия. Никаких раздельных спален!  - произнес он тоном, не терпящим возражений.

        - Но ты обещал, что мне не придется заниматься с тобой сексом!  - При этих словах она попыталась освободиться, но у Майкла были сильные руки, и он крепко держал ее.
        Он кивнул на огромную кровать.

        - Ты можешь даже не прикасаться ко мне, если не хочешь,  - сказал он властно,  - но спать мы будем вместе. И проводить все ночи рядом, бок о бок.

        - Ни за что!  - Оливия только теперь поняла, насколько трудно ей будет жить вместе с Майклом. А перспектива спать в одной постели представлялась ей бесконечной пыткой. Видеть его лицо, чувствовать его горячее тело и не иметь возможности дотронуться!.. Нет, лучше сразу отказаться.  - Множество супружеских пар имеет отдельные спальни.  - Она надеялась, что говорит это спокойным и даже безразличным тоном.

        - У нас с тобой никогда не было этих отдельных спален, и не будем начинать.

        - Я не соглашалась на это.

        - Ты согласилась выполнить мое условие, а оно было достаточно ясным и четким.

        - Мне тоже казалось, Майкл Битен, что я достаточно четко дала тебе понять, что не намерена делить с тобой свою постель!  - Она попыталась выражаться высокопарно, чтобы задеть его.

        - Неправда, ты не говорила этого. И прекрасно знала, что именно я имел в виду. Извини, дорогая, но я чувствую, что пришло время преподать тебе урок номер два по практике бизнеса: никогда и ничего не принимай, как должное!

        - А разве не это же самое делаешь ты сейчас?  - выкрикнула она.

        - Все карты этой партии в моих руках. И я их сдаю.  - Майкл улыбался.  - К тому же я еще не выписал чек.

        - Все это - сплошной обман. Ты не можешь придумывать новые условия сейчас.

        - Оливия, а разве ты не обманываешь меня в эту самую минуту, пытаясь одурачить своим «я не понимаю». Перед подписанием контракта я ясно сказал тебе: мы живем как муж и жена. Это вовсе не включает в себя принуждение к сексу, но мы должны засыпать и просыпаться в одной постели, понимаешь? Только ты и я,  - последние слова Майкл произнес романтично. Или Оливии просто хотелось в это верить? Наверное, он пытался «съесть свою порцию пирога» и хотел сделать это как можно быстрее. Должно быть, у Майкла было какое-то оправдание такого его поведения, но она не собиралась об этом думать.

        - Я не могу.  - Она попыталась освободиться, и на этот раз он отпустил ее. Оливия инстинктивно отступила назад.

        - Так, ты признаешься, что не можешь выполнить условия нашего контракта,  - повторил ее слова Майкл, как бы не веря в их смысл. Он посмотрел на нее стальным взором.
        Оливия точно знала, что это означает: она говорит «нет» Майклу, а он говорит «нет» ее фильму. Бесполезно было удерживать этого страстного мужчину в рамках официального контракта, который они оба подписали. А об их личном соглашении больше никто не знал. Это стало их тайной.
        Можно было подать на Майкла в суд. Но это означало бы следующее: истратить деньги, которых у нее и так оставалось на дне кошелька, и потерять время, которое и без того поджимало… А главное - ей не слишком улыбалась перспектива прославиться тем, что она сподобилась продать свое тело за деньги. Она предпочла бы иную славу, славу талантливого режиссера!
        Майкл справедливо заметил, что кровать огромного размера, а это значит, что два человека могут спокойно в ней спать, не касаясь друг друга. Оливия приглушила свой внутренний голос, который призывал покончить с унизительной сделкой, пока не поздно. Так же она поступила и с ревностью, настойчиво вопрошающей о том, с кем еще неугомонный Майкл делил это ложе любви. Оливия приняла решение:

        - Если ты настаиваешь, ладно, я останусь в этой спальне. Но не забывай о своем обещании.
        Майкл понял, что Оливия не шутит. Никогда еще ее голос не был таким решительным, а взгляд - твердым.


        В первую ночь Оливия легла спать очень рано. Майкл читал какой-то финансовый журнал в соседней комнате. Каким-то образом он почувствовал, что она собирается засыпать, оторвался от журнала, и, заглянув в комнату, пожелал ей спокойной ночи.
        Нарядившись в золотую атласную пижаму, Оливия какое-то время лежала, не сомкнув глаз. Она вздрагивала, заслышав доносящиеся из соседней комнаты звуки его шагов, но постепенно провалилась в сон.
        А проснувшись утром, обнаружила на соседней подушке вмятину, но зато одеяло было аккуратно сложено. Майкл намеренно оставил следы своего присутствия рядом с ней этой ночью. По крайней мере, Оливии так показалось.
        Из ванной доносился звук включенного душа, но вскоре он прекратился, и в спальню вошел Майкл. Его волосы были похожи на мокрый шелк, по безупречному торсу стекали струйки воды, полотенце было обмотано вокруг бедер.
        Он с явным удовольствием посмотрел на Оливию и спросил непринужденно:

        - Хорошо спала, дорогая?
        Он вел себя так, будто они никогда не расставались.

        - Да.  - Она посмотрела на часы около кровати и села, откинув одеяло в сторону.  - Ты уже принял душ?

        - Конечно. Все в твоем распоряжении.
        Оливия встала с кровати и поймала на себе критический взгляд Майкла.

        - Пижама?  - Кажется, он был в недоумении.
        Раньше, когда они были вместе, она не носила пижам. Оливия отдавала предпочтение изысканным и сексуальным вещам из атласа и кружева. Правда, непрактичным, но зато красивым. А ей так хотелось выглядеть в его глазах неотразимой!
        Майкл тоже не носил пижам. Он обычно спал обнаженным, или надевал атласные шорты.

        - Мне нравится эта вещь!  - с вызовом ответила Оливия.
        И это была правда. Золотой струящийся шелк был настолько эффектным, что она, повинуясь внезапному импульсу, тут же купила ее. Однако Оливия с момента покупки ни разу ее не надела, как будто знала заранее, что та пригодится ей в будущем. Правдой было также и то, что прошлой ночью золотая пижама показалась ей самой подходящей одеждой для того, чтобы спать рядом с мужчиной, с которым она не имела ни малейшего желания заниматься сексом. Это была ее защита, ее броня. Наверное, стоило теперь подумать над тем, чтобы приобрести еще несколько подобных вещиц.

        - А ты случайно не надела под пижаму пояс целомудрия?  - с издевкой в голосе поинтересовался Майкл.
        Оливия метнула на него уничижительный взгляд и гордо пошла в ванную.

        - Чтобы противостоять твоему шарму, он мне не нужен,  - выпалила она перед тем, как замкнуть дверь.
        Она услышала, что Майкл от души рассмеялся. Выходит, она забавляет его. Но почему?
        Когда Оливия вышла, ее ноздри защекотал приятный запах жареного бекона, доносящийся из кухни. Она отправилась туда и обнаружила до боли знакомую картину: Майкл приготовил завтрак на двоих, как он делал это когда-то по воскресеньям, ведь именно тогда они могли быть вместе целый день.
        Оливия одобрительно смотрела на то, как он сервировал стол. Майкл старался незаметно наблюдать за ее реакцией.

        - Ты можешь сделать эту кухню более уютной, если хочешь,  - сказал он дружелюбно.  - Повесь вокруг свои излюбленные связки лука и сушеного перца, расставь цветы в горшках, ну и все в том же духе.

        - Ты не станешь возражать?  - В ее голосе прозвучали нотки сомнения. Пожалуй, у нее просто не будет свободного времени, чтобы заниматься «утеплением» этого холодного интерьера. Кроме того, несколько месяцев пролетят быстро…
        Майкл заметил, что она колеблется.

        - Делай все, что тебе нравиться. Пожалуйста. Я сказал тебе, что это твой дом.

        - Временно.
        Оливию одолевали воспоминания об их прошлой совместной жизни. Огромным усилием воли она задвинула их обратно в бездонные глубины памяти, где им было самое место. Теперь все в ее жизни складывалось иначе.


        Первые поступления на ее банковский счет пришли на следующий же день. Тут же начались всевозможные переговоры и встречи с нужными людьми. У Оливии не оставалось ни минуты свободного времени, чтобы побыть с Майклом, за что ей следовало благодарить судьбу. Но кажется, в глубине души она была не очень этому рада.
        В конце недели Майкл рассказал ей о деловой встрече, которая была запланирована на ближайшее время.

        - Я хочу, чтобы ты пошла, если у тебя будет свободное время.
        Ну, вот и дождалась, подумала Оливия,  - я хочу, и точка! Ее желания при этом не учитывались.

        - Хорошо,  - согласилась она холодно.  - Что мне надеть?

        - Это был не приказ,  - сказал он обманчиво мягким голосом,  - только приглашение.

        - Извини, сложно разглядеть разницу в подобной ситуации,  - не удержалась Оливия от горькой иронии.

        - Надень что-нибудь красивое. Это же не встреча на высшем уровне. Если тебе нужно купить новое платье, воспользуйся моей кредиткой.

        - Она мне не нужна. Я попытаюсь выбрать что-нибудь из моего гардероба, и буду стараться соответствовать твоим стандартам.

        - Ты же знаешь, что я не собираюсь тебя критиковать.

        - Но это звучит так, словно ты боишься, что я тебя опозорю или, по меньшей мере, скомпрометирую.

        - О! Во имя всевышнего, Оливия! Я просто подумал, что тебе потребуются деньги, чтобы обновить гардероб. Мне бы хотелось, чтобы ты перестала изыскивать во всем скрытые мотивы.

        - Я попытаюсь не делать этого больше,  - сказала она с подчеркнутой вежливостью.  - Но иногда это сложно, знаешь ли.

        - Просто позволь себе отдохнуть, ладно? Расслабься.

        - Как скажешь.
        Майкл закатил глаза, затем снова посмотрел на нее. Оливия направилась к двери, и он посторонился, пропуская ее. Она помедлила немного, подняла голову и посмотрела на Майкла.

        - Спокойной ночи,  - пожелала она тихим голосом.

        - Спокойной ночи.
        Он стоял, как всегда, засунув руки в карманы. Уголки его губ слегка приподнялись в полуулыбке. Майкл выглядел безупречно красивым и чересчур уверенным в себе. Позвоночник Оливии словно одеревенел, и она проскользнула мимо Майкла, проигнорировав легкую горячую дрожь в спине, которая подсказала ей, что он все еще наблюдает за ней.
        Платье, в которое Оливия облачилась для деловой встречи Майкла, было из зеленого атласа и, благодаря французскому бисеру, которым был отделан корсаж, отливало расплавленной медью. Обманчиво простое, оно облегало ее стройное тело, прохладная ткань мягко струилась по длинным ногам. Одевшись и нанеся макияж, она присоединилась к Майклу в гостиной.
        Тот восторженно взглянул на жену.

        - Это платье мне всегда нравилось, я рад, что ты его сохранила.
        Оливия тоже любила его. Платье помогало ей чувствовать себя женственной и прекрасной, не будучи при этом слишком разодетой. И действительно, в нем она была похожа на лесную нимфу из сказки. Конечно, этот наряд коренным образом отличался от того, что ей обычно доводилось носить: каждодневные джинсы и разноцветные рубашки…
        Сначала обстановка вечера была довольно натянутой. Кое-кто не смог скрыть глубокого удивления, когда Майкл представил Оливию как свою жену. Однако многие проявили искреннее дружелюбие. Несколько человек читали газетные рецензии на ее первый фильм, а большинство присутствующих, как оказалось, присутствовало на премьере. Оливия ощутила искренний интерес к своей персоне, поэтому она расслабилась и начала получать удовольствие от этой «деловой» встречи.



        - Ты произвела настоящий фурор сегодня вечером!  - признался ей Майкл, когда они возвращались домой.  - Меня несколько раз поздравили с прекрасной, талантливой женой. Надеюсь, тебе было не слишком скучно?

        - Честно говоря, получился интересный вечер.

        - Это что-то новенькое!  - В голосе Майкла сквозило неподдельное удивление.

        - Что именно?

        - Просто раньше ты никогда ни находила подобные встречи интересными или приятными.

        - Раньше я слишком нервничала, чтобы оценить их.

        - Ты нервничала? Но почему?

        - Все эти разодетые дамы, напыщенные лица - мне это было нелегко вынести. Я чувствовала себя словно рыба без воды.
        Еще бы, в то время она была неуверенной в себе молодой девушкой, попавшей в среду людей с университетским образованием, которые к тому же со знанием дела обсуждали текущие события в мире искусства. Вполне естественно, что ее общение с ними ограничивалось кивками головы и резиновыми улыбками…

        - И я тогда была моложе,  - напомнила Оливия,  - мне было только двадцать два.
        Теперь же она была на три года старше, намного опытнее и увереннее в себе. Ее карьера пошла в гору.
        Этим вечером Оливия свободно задавала интересующие ее вопросы, и сама без страха отвечала людям, которые подходили побеседовать с ней. Она чувствовала себя светской дамой, уже не боясь, как раньше, что на следующее утро все средства массовой информации напишут о ней, как о полной идиотке.
        Майкл изучающе смотрел на нее.

        - Извини, но мне и в голову не могло прийти, что ты чувствовала себя подобным образом.

        - Я делала все от меня зависящее, чтобы скрыть это.

        - Ты могла бы поделиться со мной своими проблемами.

        - Нет, я так хотела, чтобы ты мной гордился.
        Почти все друзья Майкла принадлежали к привилегированному высшему обществу, то есть чужому для нее миру. Мало кто из них заботился о том, чтобы пребывание в их среде было для нее комфортным. А возможно, они, как и Майкл, просто не догадывались о ее неуверенности.
        Майкл потянулся к Оливии и взял ее за руку. Их пальцы переплелись.

        - Твои опасения напрасны, я всегда гордился тобой.  - Он немного помолчал.  - Боюсь, что у меня совершенно отсутствует воображение, я никогда не умел угадывать чувства других людей.
        Она удивилась, как четко удалось Майклу определить эту черту своего характера. Ее муж ощущал себя в своей тарелке, когда дело касалось механизмов и вполне осязаемых вещей, а еще - с цифрами, которые всегда вели себя логично и предсказуемо. Вот и свои чувства он проявлял к ней лишь физически, словно его душа не знала языка любви. Эмоции были для него загадочной субстанцией. И он крайне редко проявлял их. Правда, бывали редкие исключения, когда они оставались наедине в спальне и великолепно чувствовали друг друга каждой клеточкой тела. Оливия в такие минуты отдавалась Майклу с наслаждением и была абсолютно свободна и счастлива…
        Надо сказать, ей всегда было страшно демонстрировать перед мужем негативные эмоции. Возможно, если бы она давала себе возможность иногда выпускать пар, их отношения были бы более доверительными.
        Она боролась с желанием склонить голову на сильное плечо Майкла. Ее пальцы задрожали, и он тут же отпустил ее руку, думая, что его прикосновения неприятны ей.
        Плавно вкатив в подземный гараж и остановившись, Майкл галантно открыл дверцу машины. Но когда Оливия стала выходить наружу, каблук ее туфли зацепился за коврик. Майкл вовремя обхватил жену за талию. Она вцепилась в его рукав, чтобы удержать равновесие, и прижалась лицом к его кожаной куртке, вдохнув приятный аромат лосьона с терпким оттенком мускуса. Майкл не сразу отпустил ее, и Оливия медленно подняла глаза, встретившись с его потемневшим от страсти огненным взором. Он посмотрел на ее чувственные губы, но быстро опустил веки. Неожиданно въехавшая в гараж машина осветила их фарами, разрушив романтику возникшей ситуации.
        В лифте они стояли порознь, не глядя друг на друга. А когда вошли в квартиру, Оливия пожелала Майклу спокойной ночи и направилась прямиком в спальню. Она уже спала сном праведницы, когда Майкл присоединился к ней.


        Неожиданно для себя Оливия обнаружила, что Майкл интересуется ее планами на будущее. По ее мнению, это происходило лишь из-за того, что тот вложил крупную сумму денег в ее проект.
        Но бывали в их новой совместной жизни вечера, когда они тайно или явно наслаждались обществом друг друга. Тогда Майкл вытягивал свои стройные ноги у камина и с бокалом в руке откидывался на спинку просторного кожаного кресла. А она, уютно устроившись на диване, рассказывала ему о своих планах, о приготовлениях к фильму.
        Выслушав ее подробное описание изматывающего процесса по подборке натуры, Майкл задал резонный вопрос:

        - А как насчет актерского состава?
        Трудно спорить с тем, что для создания культового фильма имена имеют важнейшее значение. Часто именно участие той или иной знаменитости в съемках привлекает зрителя.

        - Есть некоторые проблемы,  - рассудительным тоном сказала Оливия.  - Я держу кое-кого на примете. И эта актриса могла бы сыграть невесту свидетеля. Но у нее есть более заманчивое предложение. Пока я пыталась достать необходимые для фильма деньги, ей предложили более лакомый кусочек.
        Оливия и ее помощники прослушали большое количество подающих надежды актрис, но ни одна из них не подходила для этой роли.

        - А мужская главная роль? Я имею в виду роль свидетеля. Кому она достанется?  - поинтересовался Майкл.

        - Конечно же, ее будет играть Винсент.  - При этих словах ее голос стал значительно мягче.  - Я знаю, что он никогда меня не подведет.
        Майкл сделал небольшой глоток из бокала и спросил:

        - А не будет ли более разумным пригласить на эту роль актера с мировым именем? Насколько я понял, ты мечтаешь продать фильм за границу.

        - Да. Но ведь эта лента сможет помочь Винсу стать звездой мировой величины, как эту случалось раньше с другими безвестными актерами. Неужели ты не понимаешь?

        - Так он делает это не ради любви к тебе?

        - Никто не может жить только одной любовью. Хотя Винсенту действительно нравится сценарий. Очень мило, что на этот раз я смогу отблагодарить его за внимательное и доброе отношение ко мне.  - Помолчав, Оливия добавила: - Конечно, если бы наши титры украшало какое-нибудь всемирно известное имя, это бы очень помогло собрать публику. Но знаменитости привыкли получать кучу денег. Хотя иногда подобные люди работают даже за гроши, если им нравится сценарий. Или же кто-нибудь, причастный к созданию фильма.  - Она слегка наклонила голову и заговорщицки произнесла: - Трудно представить, что ты знаком с какой-нибудь молоденькой соблазнительной голливудской звездой.

        - Вообще-то,  - ответил он с подчеркнутым безразличием,  - я как раз знаю одну - Дейзи Стилл… Она - моя давняя подруга.
        Оливия часто заморгала. Если ей не изменяет память, Майкл назвал имя некой австралийской актрисы, которая, сделав свой первый фильм в Голливуде несколько лет назад, была сразу же номинирована на Оскара.

        - Ты никогда о ней не говорил.  - В голосе Оливии послышался упрек.

        - Я учился в университете вместе с ее братом. Дейзи и я…  - он заколебался,  - у нас был короткий роман тогда.
        Укол ревности пришелся в самое сердце. Оливия попыталась успокоиться.

        - Не помню, чтобы ты упоминал о том, что знаешь ее, даже когда…
        Майкл одарил Оливию ироническим взглядом, выжидая, пока та закончит фразу. Но поскольку она этого не сделала, он добавил сам:

        - Она не была знаменитой, когда ты и я были еще вместе. Но я не видел ее несколько лет. Уже после твоего ухода мы совершенно случайно столкнулись с ней в Лос-Анджелесе, когда я, проклиная погоду, торчал в аэропорту из-за отложенного рейса. С тех пор мы изредка встречались, и она часто говорила мне, что хотела бы на время приехать в Австралию, домой.

        - Так почему же до сих пор не приехала?  - настороженно поинтересовалась Оливия.

        - У нее слишком много работы,  - пожал он плечами.  - Ты-то это должна понимать.
        Проигнорировав его замечание, Оливия заметила:

        - Не думаю, что посещение родины представляет для нее значительный интерес… Даже если эта звезда и смогла бы выделить немного своего драгоценного времени, мы не можем позволить себе пригласить подобную актрису. Наш бюджет этого просто не допустит.
        Майкл задумался над ее словами.

        - Мне кажется, я мог бы попросить ее о таком одолжении. Уверен, ей понравится сценарий, и понравится настолько, что она согласиться работать за те деньги, какие мы сможем ей предложить. Я как раз в ближайшее время собираюсь в Америку.
        Это было неожиданно для Оливии. Но разве она не знала, что Майкл постоянно отлучается, отправляясь в деловые командировки?

        - И надолго уезжаешь?

        - Дней на пять или на неделю. Оливия, ты будешь скучать?  - В его голосе прозвучала надежда.

        - Я буду слишком занята,  - ответила она резко и, отвернувшись от Майкла, стала размышлять о том, сколько же из этих пяти дней он проведет со своей… давней подругой. Но тут же попыталась внушить себе, что это не имеет значения. Наконец, повернувшись к нему, Оливия спросила: - Ты… увидишься с ней?  - Ей казалось, что ее тон ее голоса был весьма нейтрален, на самом деле вопрос прозвучал как обвинение.
        Майкл бросил на нее пронзительный взгляд.

        - Пока мы вместе, я не собираюсь бегать на свидания к другим женщинам, если ты это имеешь в виду, Оливия. Разве что речь идет о чисто платонических отношениях,  - с ухмылкой закончил он фразу.

        - Я ничего не имею в виду, Майкл Битен. И уж, конечно, ни на что не намекаю. Ты свободен. Можешь делать все, что пожелаешь.

        - Оливия, я не верю в открытые браки,  - он помедлил,  - поэтому надеюсь, ты не подумаешь, что сама «свободна» в этом смысле слова.

        - Для меня, кроме секса, существует масса других важных вещей, на которых стоит сосредоточиться с большей пользой для дела.
        Майкл плотно сжал губы.

        - Да, очевидно, это так. Значит, ты не против того, чтобы я спал с другими женщинами?
        Оливия побледнела. Разве могла она признаться Майклу, что одна эта мысль заставляла ее невыносимо страдать и одновременно приводила в бешенство?! В конце концов она сама отвергала его столько раз. Теперь пожинает плоды. Раньше это называлось невыполнением супружеских обязанностей. Но ведь и сейчас не многое изменилось.
        Она взяла себя в руки и произнесла:

        - Что бы ты ни делал - я не буду жаловаться.

        - О! Не будешь?  - переспросил он.  - Значит, не станешь возражать, если я приведу кого-нибудь сюда и оставлю на ночь?

        - Я не сказала, что ты можешь заниматься устройством своей личной жизни у меня на глазах,  - спокойно объяснила Оливия.

        - Не будет никаких посторонних отношений!  - прорычал Майкл. Он резко встал и в два шага очутился возле нее. Грозно наклонившись, он уперся рукой в диван, поймав ее в своеобразную ловушку.  - Не будет! Ни с моей, ни с твоей стороны! Это ясно?
        Оливия никогда не видела Майкла Битена таким разъяренным. Что означало его столь странное поведение?

        - А если я ослушаюсь, что тогда?  - вызывающе спросила Оливия, со злобой глядя на Майкла.  - Что ты тогда сделаешь? Побьешь меня?

        - Не провоцируй меня!  - Он выпрямился и выглядел очень уверенно.  - Ты прекрасно знаешь, что я не собираюсь физически оскорблять тебя. Но я не потерплю того, чтобы ты…  - Майкл осекся.  - Не позволю тебе нарушать наше соглашение.

        - Это угроза?
        Без сомнений, это была прямая, неприкрытая угроза. Если Майкл Битен не выплатит ей оставшуюся сумму, то весь проект развалится как карточный домик.
        Она подумала: хорошо, что он не использует своих преимуществ, чтобы принудить ее к сексуальной близости. Майкл был слишком горд для этого.
        Он засунул руки в карманы, как всегда, когда собирался напустить на себя небрежный вид.

        - Я не пугаю тебя, Оливия. Но помни, что ты - все еще моя жена. И обещала вести себя как таковая, по крайней мере, в течение определенного времени.

        - Как я могу об этом забыть?  - бросила она ему сердито.  - Я живу с тобой, не так ли? Даже сплю в одной постели!

        - Ты все это ненавидишь?  - спросил он с горечью и взглянул на нее черными глазами, оттененными густыми ресницами.

5

        А ведь было время, когда все в их совместной жизни происходило иначе. Тогда они чувствовали себя почти одним целым. Но всегда существовало предчувствие того, что безоблачному счастью может прийти конец. Ведь такая всепоглощающая страсть может спалить все на своем пути.

        - Конечно, я ненавижу это!  - ответила Оливия с презрением.  - А чего ты ждал? Ты же знаешь, что держишь меня здесь, в этом доме, помимо моей воли!
        Майкл минуту-другую смотрел на нее своим немигающим взглядом, затем повернулся и подошел к большому окну с чудесным видом на гавань.

        - А что бы ты сделала,  - спросил он задумчиво,  - если бы я попросил тебя вернуться и попытаться все начать заново?
        Оливия не знала, как поступила бы в этом случае. Разум подсказывал ей, что она, щадя себя, обязана была отказаться пройти через этот кошмар еще раз. Но сердце уверяло, что у нее появилась бы возможность загладить в памяти месяцы разочарования и боли. Зачем теперь думать об этом? Майкл не оставил ей выбора. Случившееся тяжело было простить и невозможно забыть. Комок подкатил к горлу, но она пересилила себя и сказала:

        - Ты никогда не узнаешь об этом. Теперь уже слишком поздно выяснять…
        Оливия ушла, а он остался стоять у раскрытого окна, наедине с темной ночью.


        Вечером, когда Майкла еще не было дома, зазвонил телефон, и Оливия подняла трубку. На другом конце провода последовало короткое замешательство, затем голос пожилой женщины спросил:

        - Оливия, это ты?
        Она оцепенела: это звонила мать Майкла!

        - Да, я. Как поживаете, Мэри?

        - Хорошо, спасибо, но что ты там делаешь? Я хотела бы знать, как ты попала в квартиру Майкла?

        - Я живу с вашим сыном,  - ответила Оливия спокойно.  - Разве Майкл не сказал вам?  - Она выругала его про себя, а вслух добавила: - Мы… снова вместе, возможно, лишь на некоторое время.

        - На некоторое время?  - Мэри Битен повысила голос.  - Что все это значит?

        - Нам… так удобно сейчас.

        - Он… Вы… думаете о том, чтобы снова пожениться?

        - А мы, в общем-то, никогда и не разводились,  - заметила Оливия.

        - Хорошо… В конце концов, ты сама ушла от него, не так ли?  - сухо заметила Мэри.  - И что же, теперь изменила свое решение?

        - Это была идея Майкла,  - ответила Оливия, имея в виду их новый странный союз.

        - Ну… должна сказать, что ты меня удивила. И уж явно не обрадовала.

        - Ему что-нибудь передать?  - поинтересовалась Оливия, показывая, что не собирается затягивать этот малоприятный разговор.
        После короткой паузы, Мэри сказала:

        - Я хотела удостовериться, что он не забыл об обеде, намеченном на пятницу по случаю дня рождения его отца. Может, ты передашь Майклу, чтобы он перезвонил мне сразу же, как только придет?

        - Конечно,  - пообещала Оливия и тут же задумалась: позвонит ли Майкл своей матери? Захочет ли сталкиваться с ее пристрастным допросом?

        - Спасибо. Спокойной ночи!  - Мэри Битен быстро повесила трубку.
        Монотонный гудок запищал Оливии в ухо. Она положила трубку, скривив рот в подобие улыбки. А что еще оставалось?
        Когда вернулся Майкл, она тут же доложила:

        - Звонила твоя мама, чтобы напомнить о праздновании дня рождения отца. Она не знала, что я живу здесь.

        - Неудивительно, я не виделся с родителями с тех пор, как ты приехала сюда,  - пояснил он.

        - А ты не сообразил поднять трубку и сообщить им об этом?  - спросила Оливия с обидой в голосе.

        - Нет,  - признался он честно.  - Так что она тебе сказала?

        - Немногое. Она хотела, чтобы ты перезвонил.

        - Сегодня вечером?  - Майкл с сомнением взглянул на стрелки часов.

        - Я думаю, Мэри не ляжет спать до тех пор, пока ты не наберешь ее номер.
        Он поднял трубку. Улыбнувшись Оливии, тут же спросил:

        - Хочешь что-нибудь выпить?

        - Если только немного красного вина.
        Было очевидно, что Майкл не собирается разговаривать с матерью в приватной обстановке. Он налил немного вина в бокал и протянул его жене, говоря в телефонную трубку:

        - Мам, Оливия сказала, что ты хотела поговорить со мной.  - Отвернувшись, он плеснул себе в бокал тоже и продолжил разговор. До Оливии доносились обрывки фраз: - Да, мы… Нет, совсем недавно. Я был занят…  - Его голос стал резким.  - Она - моя жена, мама! Если приглашен я, значит и Оливия.  - Спустя несколько секунд он выдохнул: - Спасибо. Но почему ты не попросишь ее об этом сама?
        Оливия делала ему отчаянные знаки, пытаясь отказаться от беседы, но Майкл протянул ей трубку. Она с неохотой взяла ее.

        - Мэри?

        - Оливия… Конечно, мы будем рады видеть тебя у нас в доме, в пятницу,  - сказала свекровь холодно.  - Питер тоже будет рад видеть тебя снова.
        Было очевидно, что Мэри боролась со своими истинными чувствами, выбираясь из сложной ситуации лишь благодаря принятым в обществе законам этикета. Должно быть, она и в страшном сне не могла себе представить, что когда-нибудь вновь встретиться с бывшей женой своего сына.
        А вот отец Майкла, Питер Битен, после довольно натянутых отношений вначале, затем стал относиться к снохе с нежностью.

        - Спасибо за приглашение.  - Оливия постаралась, чтобы в ее голосе прозвучала благодарность.  - Это очень любезно с вашей стороны, Мэри!  - добавила она прежде, чем передать трубку Майклу.
        Тот почти сразу же положил ее, и она прошептала:

        - В этом спектакле не было никакой необходимости, естественно, я никуда не пойду.

        - Почему?

        - Прежде всего потому, что я не хочу идти туда, где меня не желают видеть.

        - Но зачем сразу настраивать себя на то, что ты являешься нежеланной гостьей в доме моих родителей?
        Она с осуждением посмотрела на Майкла.

        - А затем, что ты только что буквально вынудил Мэри пригласить меня.

        - Матери просто нужно какое-то время, чтобы свыкнуться с новой ситуацией.
        А то он не знал! Мэри никогда не могла смириться с его женитьбой, но сейчас Оливия предпочитала не напоминать ему об этом.

        - Извини, но я не пойду,  - повторила она категорично.  - Это - семейное торжество.

        - Ты - моя жена,  - настаивал Майкл.  - И мы должны быть повсюду вместе.

        - Для чего, Майкл? Чтобы ты мог доказать самому себе и всему миру, что стоит только тебе свистнуть, как Оливия прибежит к тебе на задних лапках?
        Его голос звучал мягко, но в глазах мерцали льдинки:

        - Я хочу, чтобы моя семья видела, что мы снова вместе.

        - Собрался утереть им нос?  - задиристо спросила она.  - Но зачем, Майкл? Твои родители уже поняли, что ты не собираешься подчиняться их правилам. Ты всегда поступаешь только так, как надо тебе. И я думаю, что именно в этом кроется разгадка того, почему ты на мне женился. Тебе было известно, что отец с мамой твой выбор не одобрят, и ты решил бросить вызов им в лицо.
        Его глаза загорелись темным пламенем.

        - К тому времени, как мы встретились,  - произнес он хриплым голосом,  - я только выбрался из кошмара юношеского максимализма, но все еще продолжал жить на контрастах: или плюс, или минус, или свет, или тьма… И ты отлично знаешь, Оливия, самое последнее, на что я бы пошел тогда - это на то, чтобы использовать тебя в качестве некого орудия мщения.

        - Помню, ты жаловался мне, как сложно было бороться в одиночку с целым кланом, когда твой отец принял решение за тебя и объявил, что ты должен работать в семейной фирме.

        - Его право было решать, а мое - соглашаться с ним или нет. Позже выяснилось, что моей сестре это занятие больше по вкусу, чем мне,  - попытался объяснить ей Майкл.  - Сфера ее интересов и наш семейный бизнес никогда не противоречили друг другу. Мне же никогда не было до него никакого дела.

        - Да, но ведь они используют твою технику.

        - Безусловно, потому что техника, выпущенная моей фирмой, лучшая на рынке!  - с гордостью произнес Майкл Битен.

        - Почему ты так стремишься к тому, чтобы твоя семья приняла меня?  - Оливия вернулась к главной теме разговора.  - Они же никогда не считали, что я достаточно хороша для тебя. И сейчас вряд ли изменят свое мнение. Так в чем же дело?

        - Никто никогда не говорил, что ты недостаточно хороша для меня!  - чуть ли не прорычал Майкл.

        - А никому и не надо было ничего говорить. Твои родственники достаточно воспитаны, и зачем им произносить вслух то, что видно даже слепцу.
        Жалостливо поднятые брови и деликатные вопросы матери Майкла наглядно показывали, что дочь фермера из северной глуши, у которой нет состоятельных родственников, и, соответственно, никакого фундамента для построения стабильного будущего, едва ли могла быть подходящей невестой для Майкла.
        Оливии едва исполнилось двенадцать лет, когда после короткой, но изматывающей болезни умерла ее мать. Почти ребенком она делала все от нее зависящее, чтобы помочь отцу на ферме.
        В шестнадцать она окончила школу и, хотя в ближайшем городке не хватало рабочих мест, ей все же удалось найти работу в местном кинотеатре. Так что по вечерам она ездила туда продавать билеты, разносить по рядам кофе, мороженое и конфеты, а также убирать мусор до и после сеанса. В свободное время она сидела на заднем ряду и наблюдала за необыкновенной жизнью экранных героев.
        Придуманный, нереальный мир, показанный в фильмах, был единственной возможностью убежать от грубой реальности жизни на ферме, а главное - от бесконечного одиночества.
        Оливия смотрела фильмы урывками, поэтому некоторые сцены знала наизусть, а другие не видела вовсе. Но ее захватывал не сюжет, а сама техника, при помощи которой создается экранная история. Она брала из местной библиотеки книги о фильмах и их производстве.
        Однажды вечером, накануне ее девятнадцатилетия, отец не пришел к ужину. С растущим беспокойством Оливия вышла из дома в сгущающиеся сумерки. Ей нравилось это время суток, на севере страны оно было особенно чудесным. Но в тот вечер все воспринималось иначе… Вскоре на склоне холма она обнаружила перевернутый трактор отца. Его тело лежало рядом. Так она осталась одна.
        От продажи фермы у нее осталось очень мало денег, ведь надо было оплатить похороны и уладить другие дела. И она, не оглядываясь назад, уехала в Сидней, где оказалось легче найти работу, и где было больше возможностей для самовыражения.
        Оливия убегала от прошлого. Она истратила все свои сбережения, чтобы окончить курсы по производству фильмов. После она бралась за любую работу, связанную с киноиндустрией. Бывали времена, когда ей приходилось работать даром только для того, чтобы набраться опыта. Но пришло время, и ей стали предлагать хорошо оплачиваемую работу. За последние несколько лет она стремительно поднялась по служебной лестнице и однажды заняла должность помощника второго режиссера по производству художественных фильмов. А потом встретила Майкла.
        Они познакомились случайно, когда Оливия попала в пробку на шоссе. Попытавшись перестроиться в другой ряд, она не рассчитала, и бампер машины Майкла задел багажник ее автомобиля.
        От этого резкого движения Оливия врезалась в ограждение, разделяющее противоположные проезжие части дороги, чудом избежав столкновения с другими машинами.
        Майкл быстро выпрыгнул из машины, подбежал к ней и, открыв дверцу, с волнением спросил:

        - Вы не ушиблись?
        Ее трясло, когда она произносила:

        - Кажется, ничего страшного.
        Он потянулся, чтобы отстегнуть ремень безопасности.

        - Можете двигаться? Будьте осторожны и остановитесь, если что-нибудь заболит.
        Тогда Оливия с радостью обнаружила, что с ней все в порядке.
        Майкл позвонил в полицию, и они оба дали свидетельские показания. А потом машину Оливии увезли. После этого им пришлось обменяться координатами, чтобы уладить дела со страховкой.
        Мерседес Майкла почти не получил повреждений.

        - Могу я вас подвезти?  - галантно предложил он.
        Все еще находясь в состоянии шока, она ответила:

        - Спасибо, у меня назначена встреча с продюсером.  - Затем, посмотрев на часы, добавила: - Я должна позвонить и спросить, нельзя ли ее перенести…
        После этого Майкл предложил ей выпить чашечку кофе или чего-нибудь покрепче.
        Оливия не могла припомнить, о чем они тогда разговаривали. Только одно его присутствие рядом с ней имело значение. И помогло ей прийти в себя. Его сухой юмор и шутки, произнесенные с каменным выражением лица, заставляли ее смеяться без остановки.
        Чашка кофе переросла в две, затем в три, а позднее - в ланч. Может быть, это произошло потому, что они оба осознавали, как близки были к катастрофе. Поэтому обычно принятые барьеры, существующие между малознакомыми людьми, для них не имели значения.
        Она чувствовала себя так, будто всегда его знала. Когда они расставались, он нежно взял ее за руку и спросил:

        - Можно я позвоню вам не по поводу страховки?

        - Буду рада,  - ответила Оливия и добавила: - Честно!
        Он даже не улыбнулся в ответ, но сказал:

        - Спасибо за честность.

        - Я должна поблагодарить вас. Вы были очень добры и уделили мне много вашего драгоценного времени.
        Он засмеялся:

        - Это не доброта, Оливия, а личный интерес. Когда я думаю о том, что из-за меня вы могли бы получить серьезную травму, то ужасаюсь. И мне бы очень хотелось увидеть вас снова живой и невредимой.
        На протяжении нескольких последующих недель Майкл Битен звонил ей так часто, как может звонить только очень влюбленный человек.
        Оливия обнаружила, что за его сдержанностью скрывается иная натура, которую он редко показывал. Другой стороной его были нежность и теплота, а также необыкновенный юмор. А еще страсть, которую он к ней испытывал.
        Он не был похож на всех тех мужчин, которые встречались на ее жизненном пути до его появления. Майкл Битен был единственным человеком, который заставил ее забыть о своих амбициях и отодвинул на второй план ее упоение работой. Хотя бы на время. Не прошло и двух месяцев, как он попросил девушку стать его женой. Она ответила согласием, не задумываясь.
        А потом он повел свою невесту знакомиться со знаменитой семьей Битенов. Как оказалось, миссис Мэри Битен не доверяла людям, имеющим отношение к миру искусства, делая исключение лишь для оперы, балета и симфонических оркестров. Но ее муж постепенно переходил от молчаливого неодобрения к более сдержанному приему новой молодой родственницы.
        Питер Битен уважал своего сына за силу воли и твердость характера. А своей будущей снохе как-то сказал:

        - Я вижу, что твоей натуре присущи те же черты, что и характеру твоего избранника, за это Майкл тебя и обожает. Но берегись, если у тебя когда-нибудь возникнет мнение, не совпадающее с его собственным. Мой сын не любит, когда ему перечат.
        Как эти слова были близки к истине!
        Вскоре Оливия обнаружила, что предупреждение Питера Битена было пророческим.


        И, кажется, Майкл не очень изменился с тех пор. А ведь прошло три года. Но если она не собиралась заниматься с ним сексом, то могла бы, по крайней мере, скрупулезно соблюдать другие пункты их негласного соглашения. Поэтому в пятницу вечером она решила привести себя в порядок и оделась с особой тщательностью. На ней было классическое черное платье, дополненное эффектно переплетенными золотыми цепочками. На ногах - великолепные туфли на шпильках. Она искренне надеялась, что в таком виде будет соответствовать стандартам Битенов.
        Приветствие Мэри было подчеркнуто радушным. Питер поцеловал ее в щеку и по-отечески обнял. Наверное, он действительно был рад ее видеть.
        Сестра Майкла Рита лишь сдержано улыбнулась Оливии. А ее муж, Деннис Уилсон, приятный спокойный мужчина, у которого был свой маленький бизнес, увидев ее, поприветствовал кивком головы и словами:

        - Рад снова видеть тебя, Олив. Мы скучали по тебе.
        Скорее всего, он обрадовался присутствию себе подобного скромного родственника в могущественном клане Битенов.
        Перед обедом всем предложили напитки, и атмосфера стала менее напряженной.
        Во время обеда Мэри и Рита вежливо интересовались недавним фильмом Оливии. Рита даже подчеркнула, что смотрела «Ливень в горах». На выручку дебютантке пришел Деннис, с энтузиазмом рассказавший об успехе фильма. Оливия повернулась к нему и выслушала все его комментарии.
        Позднее, когда Рита помогала Мэри готовить кофе, Питер опустился на софу рядом с Оливией и сказал:

        - Олив, давай поговорим.
        Она охотно согласилась, сознавая, что Майкл безотрывно наблюдает за ними. Рита предложила по чашечке душистого напитка отцу и Оливии.

        - Итак,  - продолжил Питер, глядя на вновь появившуюся из небытия сноху открытым и пронзительным взглядом,  - вы снова вместе.
        Она ответила осторожно:

        - Мы… пытаемся.

        - Надеюсь, у вас все получится. Моему сыну нужна только ты.
        Оливия была изумлена:

        - Но ведь сначала вам так не казалось?

        - Я был поражен внезапностью его выбора. Не в характере Майкла терять голову из-за прекрасного личика. Но вскоре я смог убедиться, что в тебе есть нечто большее, чем красота.

        - Майкл был знаком с огромным количеством женщин, гораздо интереснее меня.

        - Не стоит недооценивать себя, моя дорогая. Майкл умеет распознавать высокое качество, когда видит его.  - Сейчас он говорил скорее как бизнесмен, чем как обеспокоенный отец. Питер доверительно дотронулся до руки Оливии и добавил: - Я рад, что ты вернулась туда, где твое законное место.

        - Спасибо за искренность, Питер. Но я не думаю, что все остальные разделяют ваше…  - Она не закончила фразу, так как ее взгляд упал на его жену и дочь, которые сидели рядом на другой софе.

        - Не беспокойся о Мэри и Рите,  - посоветовал Питер.  - Если ты нужна Майклу, они смиряться. Знаешь, они обе очень его любят. Вот почему эти женщины так злились на тебя, когда ты ушла от него.
        Она так и представляла себе всю сложившуюся ситуацию. И теперь, если у них и возникают какие-то сомнения по поводу внезапного воссоединения Майкла и Оливии, то их вряд ли можно в чем-либо упрекать.

        - Я не думаю, что ваши жена и дочь даже в хорошие для нашей семьи времена уж очень меня любили,  - пробормотала Оливия.

        - Но и не испытывали к тебе ненависти,  - успокоил ее Питер.
        От его слов Оливия чуть не захлебнулась кофе. Она резко поставила чашку на блюдце:

        - Неужели?

        - Они были рады, что ты добилась успеха в столь экзотической области искусства, как кинематография.

        - Но они… Я просто хочу понять, почему их это вообще волнует? Ведь у них самих есть в жизни все!

        - Моя жена,  - ответил Питер,  - умная женщина, которая посвятила себя дому и семье. Надеюсь, она не жалеет об этом,  - добавил он скорее для себя, чем для Оливии.  - У Риты хорошо идет бизнес, и я не сомневаюсь, что оставлю компанию именно ей, когда пробьет час. Но, работая на семейную фирму, она все же не боролась за свой успех так, как ты. А преодоление препятствий и непохожесть других всегда притягивают, или хотя бы вызывают любопытство.
        Оливия вновь посмотрела на женщин семейства Битенов, но теперь совершенно по-новому. В ее взгляде сквозило удивление. Неужели возможно, чтобы их ядовитый нрав и так называемая жизненная мудрость на самом деле скрывали тайную незащищенность? Но Питер был незаурядным, проницательным человеком, и лучше других разбирался в природе человеческих характеров.
        Отводя взгляд, она встретилась глазами с Майклом. Тот моментально поставил свою чашку и направился к ней. Присев рядом, он осторожно обнял Оливию.
        Его отец громко вздохнул и сказал:

        - Надеюсь, на этот раз у вас двоих все получится. Приглядывай за ней, сынок.

        - Я сделаю все, что в моих силах. Но не уверен, что этого же хочет сама Оливия,  - добавил он с грустью.

        - Просто мне не нужна лишняя опека,  - подтвердила она, вспоминая их прошлые споры.  - Я не ребенок!
        Питер потрепал ее по румяной от волнения щеке.

        - На нас на всех иногда находит… Как на мужчин, так и на женщин. Но есть моменты, когда не стоит потакать собственным прихотям.  - Он поднялся со своего места.  - Извини меня, моя дорогая. Майкл, садись рядом со своей женой.
        Поскольку Питер пошел поговорить с мужем своей дочери Деннисом, Майкл тут же последовал его совету, уселся и уверенно положил руку на спинку софы.

        - Секретничаешь со стариком?  - спросил он.  - Питер Битен испытывает к тебе слабость.

        - Мне он тоже нравится.

        - Когда захочешь уйти,  - продолжал Майкл,  - просто намекни мне.

        - Это праздник твоей семьи. И я буду здесь столько, сколько захочешь ты сам.

        - О!  - выдохнул Майкл.  - Вот чего я так жаждал услышать!  - И легкая улыбка на его губах была единственным признаком того, что он ее поддразнивал.
        Оливия не могла не улыбнуться ему в ответ, хотя и несколько натянуто.

        - Ты знаешь, что я имею в виду.

        - К несчастью, да.  - Он потянулся к ней и убрал прядь волос с ее щеки. Его горячие пальцы скользнули по нежной коже, отчего легкая дрожь пробежала по телу Оливии.  - Но я все еще надеюсь, ведь это единственное, что у меня есть.
        Она посмотрела на него, не веря своим ушам, не ожидая от него такой подкупающей искренности. Но тут же вспомнила о своей клятве не поддаваться соблазну и отвернулась, продемонстрировав свой надменный профиль.
        Майкл тихо произнес:

        - Дай мне знать, если передумаешь.
        Затем его мать обратилась к нему с каким-то вопросом, и разговор переключился на новую тему…


        Позднее, когда они вернулись в квартиру, Майкл сказал:

        - Я ценю то, что ты сделала для меня сегодня вечером.

        - Это оказалось не так уж сложно,  - заметила Оливия.

        - Как насчет стаканчика на ночь?
        Она заколебалась, но затем ответила согласием.
        Во время семейного торжества Майкл почти не пил, так как знал, что ему придется вести машину. Сейчас он налил ей ликера, а себе - виски. Люстра в гостиной не горела, помещение освещалось лишь мерцающим светом настольной лампы.
        Майкл откинулся в кресле, наблюдая за женой.

        - Ты уже назначила дату начала съемок?

        - Планирую дать старт дней через десять-двенадцать и надеюсь, что мы сможем уложиться в четыре месяца.
        Он строго взглянул на нее:

        - Совсем недавно ты уверяла, что съемки займут почти пол года.

        - Нам удалось найти места для съемок на территории города, поэтому не нужно будет уезжать далеко. Да и для бюджета картины это очень выгодно.
        Что и говорить, ей пришлось сжать временные рамки, потому что она знала: чем дольше им с Майклом доведется находиться рядом, тем тяжелее окажется их расставание.

        - Ты действительно думаешь, что Дейзи захочет играть в моем фильме?

        - Возможно,  - усмехнулся он.  - Ради меня.
        Оливия сухо кивнула.

        - Тебе везет с друзьями.

        - Я надеюсь, мне повезет наконец и с тобой.
        Наверное, так ей и надо. Она выпила немного ликера, который обжег горло.

        - Я благодарна тебе,  - уверяла она Майкла,  - правда.

        - Неужели?  - Его глаза сверкнули в полутьме.  - Но не беспокойся, я не хочу, чтобы ты вернулась ко мне из благодарности.

        - Тогда зачем ты все это делаешь?

        - Просто пытаюсь помочь. Ведь так поступают женатые люди: выручают друг друга в сложных ситуациях.
        Оливия прикусила губу.

        - Но раньше ты никогда мне не помогал.
        Он не сразу ответил:

        - Раньше тебе это было не нужно.

        - Мне нужно было всего лишь… немного понимания.

        - Твоей работы?

        - Скорее того, что она значила для меня.

        - Я знал: больше, чем наш брак. Чем наш ребенок…
        Оливия поставила бокал на столик и резко встала:

        - Это нечестно, Майкл.
        Его голос стал резче:

        - Если бы ты не изнуряла себя, ты не потеряла бы ребенка.
        Ей стало дурно. Воспоминания того ужасного периода ее жизни нахлынули на нее. Казалось, они никогда не перестанут мучить.

        - Ни к чему вспоминать все это снова.  - Она отвернулась, пытаясь скрыть боль, которую всколыхнул этот разговор.
        Когда Оливия выходила из комнаты, он не стал ее останавливать и не последовал за ней. И не входил в спальню, пока она не уснула, устав от воспоминаний, полных горя и отчаяния…
        Она проснулась оттого, что у нее стучало в висках. Половина кровати Майкла выглядела нетронутой, и она не слышала ни звука. Войдя в гостиную, Оливия не обнаружила его и там. Должно быть, он рано ушел на работу. На кофейном столике стояла пустая бутылка из-под виски и стакан. А может быть, не только одна она проснулась с головной болью?
        Накануне отлета в Америку, Майкл допоздна задержался в офисе. Оливия также работала в комнате, которую превратила в свой офис, и не слышала, как он вошел.
        Когда Майкл открыл дверь, она обернулась и посмотрела на него испуганными, широко раскрытыми глазами.

        - Я не хотел пугать тебя,  - сказал Майкл извиняющимся тоном.  - Думал, что ты ушла спать, не выключив свет.
        Оливия посмотрела на часы.

        - Просто я забыла о времени.
        Она стояла у стола, заваленного фотографиями. Оливия положила карандаш на стол и рассеянно поставила руки на затекшую от долгого сидения спину, выгнув ее.
        Майкл подошел к ней, и она почувствовала, как его сильные, уверенные руки массируют ее плечи.
        От его прикосновений у Оливии мгновенно перехватило дыхание, но она не хотела, чтобы он останавливался. Опустив голову, она заставила себя дышать нормально, схватившись кончиками пальцев за край стола.

        - Чем ты так увлеченно занималась?

        - Пыталась визуализировать сцены фильма и показать съемочной группе и актерам, как, по моему мнению, их следует играть.

        - Ты планируешь каждое движение заранее?

        - Более или менее. Но все очень гибко. Художественный директор и оператор также внесут свои коррективы в актерское исполнение.
        Он закончил массаж, но она все еще чувствовала исходящее от Майкла тепло. Она ощущала его дыхание на своих волосах, на своей шее, особенно, когда Майкл наклонился вперед, пытаясь ознакомиться с тем, что она набросала.

        - Я знаю, что ты хороший режиссер. Но если она, я имею в виду твою драгоценную работу,  - не унимался Майкл,  - опять станет между нами, в конце концов, я ее возненавижу.

        - Ненавидеть мою работу, это значит - ненавидеть часть меня,  - надменно заявила Оливия. Работа завладела ее душой, сердцем, сознанием и телом, но он никогда этого не понимал. И даже не пытался понять.

        - Я тебя не ненавидел! Наоборот, любил каждой клеточкой моего существа, но тебе вечно чего-то не хватало.
        Любил!.. Она заметила прошедшее время в этом чудесном слове, и ее сердце заныло от боли и страдания. Взгляд Майкла блуждал по ее лицу, пытаясь расшифровать его выражение. Она увидела в его черных бездонных глазах жгучее желание, но также и едва сдерживаемый гнев. От всей этой эмоциональной неразберихи у Оливии перехватило дыхание.
        Руки Майкла судорожно обхватили Оливию за плечи, и она осознала, что их разделяет всего лишь несколько дюймов. Он приближался к ней, все ближе и ближе… Его сильное мускулистое тело почти слилось с ее хрупкой податливой фигуркой. Наконец Майкл наклонился над ней, и Оливия невольно прикрыла глаза от наслаждения, когда их губы соприкоснулись в страстном поцелуе.
        Губы Майкла были горячими и требовательными. Его объятия становились все крепче. Он ласкал Оливию, пробуждая в ней страсть, о которой она безуспешно старалась забыть. Поцелуи Майкла стали такими глубокими и страстными, что она откинула голову назад, испытывая невероятное наслаждение.
        Он приоткрыл ее нежные губы, и Оливия почувствовала, как с силой сжимает рукава его куртки. Она ощущала его мощь, его крепкое тело и невероятный жар, который прорывался даже сквозь одежду. Майкл уверенно положил руку ей на грудь, и огонь страсти разлился по венам Оливии.
        Когда наконец Майкл отпустил из восхитительного плена ее губы, он приник к ее шее и пробормотал:

        - Пойдем в постель, Оливия.
        Мгновение она колебалась, но затем знакомый страх и недоверие заставили ее оттолкнуть его. Стол, стоящий позади, предотвратил ее падение.

        - Пусти, Майкл!  - сказала она резко.
        Он поднял голову, и она увидела изумленное выражение его глаз. А вслед за этим Оливии показалось, что в этих черных бездонных зрачках она разглядела вспышку любви, пусть на короткое время.
        Майкл так неожиданно отпустил ее, отступив назад, что она едва успела ухватиться за краешек стола, чтобы не упасть.

        - Пытаешься разозлить меня?  - яростно выкрикнул он.

        - Но это не злость,  - равнодушно ответила Оливия. Ее спасало чувство самосохранения и самоуважение.

        - Тогда что это? Гордость? А может, ты выдумала новый способ наказать меня? И себя, заодно?

        - А что, если и так?
        Майкл нахмурился.

        - Что ты хочешь этим сказать?

        - Я только пытаюсь тебе объяснить, Майкл, что весь этот спектакль просто глуп… Не могу больше притворяться, будто у нас все наладилось! То, что ты в действительности сейчас делаешь,  - это наказываешь меня за то, что я ушла. И ты по-прежнему вносишь свою доминанту в наши отношения.
        Он выглядел почти шокированным. Оливию уже начали одолевать сомнения, но тут Майкл сказал:

        - Ты действительно так думаешь?

        - Если бы ты хотел восстановить наш брак,  - обвинительным тоном сказала Оливия,  - ты бы не стал ждать до тех пор, пока я сама дам тебе шанс вернуть меня.  - Она была так близка к тому, чтобы поддаться соблазну и уступить. Это ее испугало. Оливия решила, что в данном случае лучшая защита - нападение.  - Хочешь, чтобы я сдалась и доказала, что ты можешь делать со мной все, что тебе вздумается? Так вот, этого не будет! Ничто и никогда не заставит меня заняться с тобой сексом снова!  - твердо сказала она.

        - Ничто?  - Он скрестил руки на груди, глядя на нее с медленно нарастающим гневом.  - Тебе следует знать, Оливия, что опасно бросать подобные слова в мой адрес. Посмотрим, сможешь ли ты на деле доказать это?!
        И, прежде чем она смогла остановить его, Майкл потянулся к ней снова, проворно поймав за запястья. Даже, несмотря на то, что Оливия изо всех сил пыталась вырваться, он притянул ее к себе и взял на руки.

6


        - Что ты делаешь?  - выдохнула она почти беспомощно, и ее сердце забилось в испуге, так как Майкл выглядел абсолютно уверенным в том, что из его объятий невозможно вырваться.

        - Несу тебя в кровать.

        - Ты не можешь. Ты обе…
        Он заставил ее замолчать на полуслове, страстно целуя в губы. Своими прикосновениями и ласками Майкл посылал горячие вспышки чувственных молний по всему телу Оливии. Майкл плечом открыл дверь спальни и бережно опустил ее на кровать, а сам нервным движением сорвал с себя куртку. Когда она попыталась сесть, он навалился на нее сверху с силой прижав к подушке и крепко обхватив ее хрупкие запястья своими сильными руками. Его рот вновь впился поцелуем в ее губы с такой бешеной, ошеломляющей страстью, что Оливия едва не потеряла сознание. Она раскрыла губы, сопротивляясь и кусая его. Майкл со злобным смешком отпрянул от нее на секунду. Затем снова приник к ее чувственным влажным губам, лаская шею и плечи. Он целовал ее без устали, не давая опомниться и что-либо предпринять. Их тела сплелись. Его бедра оказались между ее ног, в то время как неутомимые губы Майкла искали чувственную точку за ее ушком. Она ощущала легкие, волнующие прикосновения его языка.
        Сердце Оливии бешено колотилось. Тело горело от всепоглощающей страсти, словно в языках пламени…

        - Майкл,  - произнесла она голосом, больше похожим на стон,  - не делай этого, не играй с огнем, не надо.
        Казалось, он не слышал ее слов. Его бедра двигались ритмично, задавая верное направление их совместному движению, создавая восхитительное трение… Оливия закусила нижнюю губу, чтобы не издать стона наслаждения.

        - Прекрати сопротивляться,  - посоветовал он.  - Прекрати сопротивляться мне, моя дорогая. Нет необходимости бояться.

        - Есть необходимость, если ты собираешься взять меня силой.
        Но нежность в его ласках и голосе была очевидной.

        - Я не собираюсь брать тебя силой,  - сказал он и протянул руку к вырезу на ее блузке.  - Расслабься, Оливия. И пусть это произойдет. Ты же знаешь, что тебе этого хочется.
        Ловкие пальцы Майкла справились с пуговицами на блузке перед тем, как она смогла поймать его руку. Ей следовало бы использовать эту длящуюся мгновение свободу, чтобы ударить его в пах. Но Оливия не сделала этого. Он поцеловал ее ладонь и засунул кончик одного ее пальца в рот. Майкл держал его между зубами и умело ласкал кончиком языка.

        - Прекрати это!  - выкрикнула Оливия.
        Майкл выпустил ее палец, но не отпустил руку. Вместо этого он прижал ее к своему сердцу, которое бешено колотилось.

        - Чувствуешь?  - спросил он хриплым голосом.  - Чувствуешь, что ты со мной делаешь, Оливия?
        Его поведение было похоже на безумие. Майкл резко двинулся, и в этот миг она почувствовала, до какой степени он возбужден. От осознания того, что причиной всему является она, Оливия ощутила такое же сильное возбуждение.

        - А мне плевать!  - соврала она, стараясь подавить собственное желание.  - Я не хочу тебя! Не хочу заниматься с тобой любовью.

        - Лгунья!  - обвинил ее Майкл, но его тон был удивленным. Разве могла она не хотеть его? Ведь они были созданы друг для друга!
        Майкл переместил свои ласки и поцелуи немного ниже, и теперь она ощущала жар его губ там, где ее грудь не была прикрыта тканью бюстгальтера. Пальцы их рук переплелись, и он поднес их соединенные руки к бюстгальтеру. Расстегнув застежку впереди легким движением, он повернул ладони Оливия таким образом, чтобы она сама смогла убедиться, что ее соски откликаются на его ласки.

        - Разве ты можешь отрицать то, что говорит мне твое тело?  - спросил он шепотом, глядя ей прямо в глаза.
        Сексуальное желание переполняло Оливию. Ее тело чуть ли не сотрясалось в конвульсиях от возбуждения. И причиной всему был Майкл Битен. В отчаянии она вскрикнула, предприняв последнюю попытку избежать близости с ним до того, как водоворот страсти унесет ее в мир наслаждения:

        - Нет! Майкл, не заставляй меня ненавидеть тебя!

        - Ненавидеть меня?  - Он застыл. Казалось, даже прекратил дышать. Майкл посмотрел на их переплетенные тела, которые, жили и чувствовали отдельно от своих хозяев.  - Мне кажется, это не похоже на ненависть.

        - Мне все равно, что это значит для тебя. Но это - не любовь! Ты думаешь, если заставляешь захотеть тебя, то все в порядке? Это не так!  - Она выдохнула и продолжила дрожащим голосом: - Давай, Майкл, вперед! Раз это действительно то, чего тебе хочется. И если тебе плевать на меня, как на личность. И если ты относишься ко мне, как к объекту, которым можно попользоваться в любую минуту! Я знаю, что ты сможешь заставить меня ответить тебе в постели: ласкать тебя, целовать, и даже умолять, чтобы ты ласкал меня в ответ. Ты преподнесешь мне удовольствие, которого я не испытывала с тех самых пор, как ушла от тебя. Ты убедишься, что я физически удовлетворена. Возможно, я даже засну в твоих объятиях. Но обещаю тебе,  - произнесла она с отчаянием,  - что утром буду тебя ненавидеть! Даже хуже, я буду ненавидеть себя!..
        Она с ужасом поняла, что плачет. Оливия презирала эти слезы, но никак не могла их остановить. Они неудержимо стекали на подушку.

        - Возможно, я совсем спятил, если решился на такой риск,  - сказал он, в отчаянии опустив голову.
        Оливия хотела отрицать любые его обвинения, несмотря на то, что знала: долго сопротивляться Майклу она не сможет. Но когда его горячие жадные губы нашли ее влажную и соленую от слез щеку, он неожиданно стих и прижал ее к себе, вложив в эти объятия всю любовь, на какую только был способен.
        В темноте она не могла видеть выражение его лица, а только очертание. Оливия почувствовала неровное дыхание Майкла и через мгновение - свободу. Он отстранился от нее и встал с кровати.

        - Ты выиграла,  - произнес он спокойно,  - или мы оба проиграли. Если хочешь, оставайся и плачь тут одна, или спи. А я проведу ночь в свободной комнате.
        Его расплывчатая в темноте фигура удалилась, и она услышала, как он закрыл за собой дверь. Какое-то мгновение Оливия лежала без движения, затем зарылась головой в подушку, пытаясь сдержать безудержно льющиеся слезы.


        Она проснулась на следующее утро с невыносимой головной болью. Все было тихо, за исключением привычного уличного шума. Оливия приняла ванну и оделась. Дверь в комнате для гостей была открыта, и она увидела идеально заправленную кровать.
        В кухне ей пришлось столкнуться с Майклом. Он был небрит, пил кофе и выглядел так, как будто спал в одежде, если вообще спал. Под глазами залегли тени, скулы были четко очерчены, но от этого ее муж выглядел еще более красивым. Заметив ее, он поставил чашку с кофе, отодвинул стул и встал.

        - Оливия, ты в порядке?

        - Да.  - Она подошла к хлебнице и достала два кусочка.

        - Я сожалею… о прошлой ночи.
        Оливия напряглась.

        - Не лучше ли тебе поторопиться? Тебе ведь нужно уйти в десять, не так ли?
        Последовала короткая пауза. Затем он вышел из комнаты, и она наконец расслабилась, приготовила завтрак, но при мысли о еде ее затошнило.
        Оливия сидела за столом, уставившись на чашку остывающего кофе, когда Майкл появился снова. Гладко выбритый и безупречно одетый, он держал в руке кейс.

        - Мне пора.  - Его нахмуренный взгляд метнулся на циферблат настенных часов.  - Ты будешь здесь, когда я вернусь?  - осторожно спросил он.
        Ее рот скривился в усмешке:

        - У меня нет выбора, иначе я рискую тем, что ты перестанешь давать деньги на фильм.
        Она могла позволить себе сдаться и оставить мечты о фильме, но не имела права делать этого из-за других людей. Участники съемок доверяли ей и полагались на нее. Для них это была и зарплата, и будущая карьера. Если бы Оливия отступила, ее имя было бы замарано, и путь в мир кино оказался бы для нее закрыт навсегда.
        Майкл прервал ее размышления:

        - Я взял с собой сценарий, для Дейзи.
        Оливия кивнула. Он постоял еще несколько секунд в надежде, что она подарит ему прощальный взгляд. Но чуда не произошло.
        Она услышала звук удаляющихся шагов и закрыла лицо руками. Сколько еще они смогут это выдержать?


        Несмотря на облегчение, вызванное тем, что они хотя бы не будут видеться каждый день после того злополучного эпизода, Оливия скучала по Майклу даже больше, чем ожидала. Тихие вечерние разговоры за стаканчиком вина, прерываемые их общим смехом, возня в кухне, когда они готовили, а потом вместе ели ужин,  - что могло сравниться с этим? Она скучала по его размеренному дыханию и по теплу его тела, когда он спал в кровати рядом с ней. Ей недоставало даже звука журчащей воды, доносящегося до нее в то время, когда он принимал душ.
        Без него квартира казалась очень большой и пустой. В первый вечер она ужинала с друзьями в ресторанчике, а все последующие дни перекусывала в перерывах на работе. В пятницу у Оливии была назначена встреча с агентом по отбору актеров, который организовывал прослушивание кандидатов на второстепенные роли и обсуждал предполагаемых кандидаток на роль невесты. Ведь если шанс заполучить Дейзи Стилл так и останется призрачным, необходимо будет заполнить эту пустоту.
        Выходя из здания, она почти столкнулась с Винсентом. Он дружески похлопал ее по плечу и поцеловал в щеку.

        - Олив! У тебя есть время, чтобы выпить кофе?

        - Я хочу поехать домой. Мне должны позвонить, и это очень важно. Почему бы тебе ни отправиться со мной, и не выпить кофе в… моем доме?  - Ей было бы приятно побыть в компании с надежным проверенным другом.
        В квартире Оливия протянула ему последнюю копию сценария. Она приготовила ужин, и в течение нескольких часов друзья вместе перечитывали и разбирали сцены. За этим занятием их и застал Майкл.
        Он возник в дверях с кейсом в руке. Как всегда красивый, но немного уставший. И довольно хмурый, как показалось Оливии.

        - О!  - вскрикнула она от неожиданности.  - Я не ждала тебя сегодня.

        - Удалось закончить дела раньше, чем предполагал,  - ответил он ледяным тоном. Его взгляд был прикован к гостю.
        Оливия встала и спросила:

        - Ты помнишь Винсента, не так ли?

        - Конечно.
        Заметив смущенное выражение лица Оливии, Винсент поднялся и встал плечом к плечу рядом с ней. Он уже поднял свою защищающую руку и потянулся, чтобы обнять ее, но не сделал этого.

        - Я польщен,  - ответил он просто.
        Оливия начала торопливо объяснять:

        - Мы как раз вносим последние коррективы в сценарий.  - В душе она ненавидела себя за то, что извиняется перед Майклом. Она вовсе не должна оправдываться из-за того, что пригласила коллегу. Разве Майкл не сказал, что это и ее дом?!

        - Понятно. Прошу меня извинить,  - сухо буркнул тот.  - У меня был долгий перелет. Я должен пойти освежиться.
        Когда Майкл вышел из комнаты, Винсент спросил:

        - Мне уйти?

        - Конечно, нет. Садись. Хочешь еще кофе? Или чего-нибудь покрепче?

        - Я бы после такого спектакля выпил виски, если у тебя есть.
        В доме Майкла Битена было все, в том числе, виски. Но себе Оливия налила вина, и присела рядом с Винсентом.
        Майкл вернулся в комнату, переодевшись в светлые льняные брюки и свободную рубашку песочного цвета.

        - Хочешь выпить или чего-нибудь поесть?  - поинтересовалась Оливия.
        Проходя к бару, он коротко ответил:

        - Я сам налью себе выпить.
        Было очевидно, что Майкл не хочет есть и не собирается уходить. Он сел, откинувшись на спинку кресла, и наблюдал за ними с непроницаемым выражением лица.
        Оливия спросила:

        - Ну и как прошла поездка?
        Майкл пожал плечами:

        - Прекрасно.

        - Ты…  - Она осеклась, размышляя о том, помнит ли он свое обещание.
        Оказалось, что Майкл помнил все.

        - Дейзи читает сценарий.  - Он выглядел странным и неприступным: в одной руке железной хваткой держал бокал со спиртным, а другая рука свободно лежала на спинке кресла.

        - Спасибо,  - ответила она мужу, а Винсенту пояснила: - Майкл знает Дейзи Стилл. Он дал ей копию сценария.

        - Ух ты!  - Винс посмотрел на Майкла Битена с уважением. Снова повернувшись к Оливии, он сказал: - Эта красотка была бы восхитительна в роли невесты. Гм… надеюсь, Олив, ты не собираешься приглашать никого из голливудских звезд на роль свидетеля?
        Она коснулась его руки:

        - Винс, мне нужен только ты.
        Тот кивнул с явным облегчением.

        - А мне бы хотелось поработать с Дейзи.

        - Не особенно рассчитывай на это. Она, наверное, будет занята, даже если ей и понравится сценарий. Возможно, кинодива просто притворится, что читала сценарий, сделав тем самым одолжение своему старому другу,  - съязвила Оливия.
        Винсент пробормотал:

        - Вот, скрестил пальцы на удачу, может повезет?

        - Я буду немного нервничать, если мне придется быть ее режиссером,  - призналась Оливия.

        - Ты - прекрасный режиссер!  - подбодрил ее Винсент.  - Запомни, что ты - одна на миллион.

        - Спасибо тебе!  - Она улыбнулась Винсенту с благодарностью.  - Как чудесно, когда актеры тебя хвалят.
        Майкл с грохотом поставил на столик свой бокал, и этот звук заставил Оливию почувствовать себя виноватой. Его как бы отстранили от разговора не только потому, что Винсент их гость, но и потому, что она не могла забыть напряженного ухода Майкла и переживаний в ту злополучную ночь.

        - Пожалуй, пойду.  - Винсент почувствовал, что ему пора.
        Оливия проводила его до двери и медленно вернулась в гостиную.
        Майкл наливал себе новую порцию спиртного.

        - Ну и как там твой бизнес?  - спросила она осторожно.

        - Я уж подумал, ты никогда об этом не спросишь.

        - Трудно было понять, удобно тебе или нет говорить об этом в присутствии Винса.
        Он не верил ей, это было ясно. Оливия заколебалась, и Майкл твердо сказал:

        - Сядь. Ты выглядишь, как пугливая лань.
        И нервничаешь.

        - Я не нервничаю,  - ответила она и села, продемонстрировав, что не боится его. Но вдруг забеспокоилась, когда Майкл подошел и плюхнулся на тот же диван, хотя и оставил между ней и собой добрую пару футов. Он положил свой локоть на спинку дивана и стал пристально изучать выражение ее лица.

        - Мой бизнес на высоте,  - ответил Майкл.  - Но я не хочу проводить много времени вдали от дома, особенно теперь, когда к нам то и дело заглядывают визитеры.
        Оливия проглотила комок, неожиданно подступивший к горлу, и сказала:

        - Я действительно очень благодарна тебе за то, что ты дал Дейзи прочитать сценарий.

        - Насколько благодарна?  - спросил он тихо.
        Майкл вопросительно смотрел на нее. Оливия отвернулась.

        - Я перенесла свои вещи в свободную комнату. Надеюсь, ты не будешь возражать?
        Воцарилось молчание. Затем он произнес более твердым голосом:

        - Это достаточно честно. Я нарушил наше соглашение. Думаю, что извинений будет недостаточно, чтобы изменить твое решение. Но, Оливия, я очень виноват перед тобой!
        Она покачала головой, как бы соглашаясь с чем-то, известным ей одной. Ведь она была слишком близка к тому, чтобы переступить разделяющую их черту той самой ночью. Она больше не доверяла себе. Если бы нечто подобное повторилось, она бы уступила Майклу. И может быть, была бы счастлива.

        - Ты всегда была упрямой!  - Он немного придвинулся, и она вновь напряглась.
        Оливия разразилась коротким нервным смешком:

        - Тебе виднее.
        Майкл повернул голову и посмотрел на жену.

        - Я не сдамся так просто. Поэтому берегись, дорогая!  - задорные искорки прятались за его полуприкрытыми веками.
        Слова Майкла заставили ее сердце биться. Она хотела утонуть в его объятиях, как когда-то, когда они только поженились…
        Защищаясь, она спросила:

        - Это означает, что мне следует ждать еще одной попытки нападения первобытного человека?  - Слова Оливии не были лишены кокетства, но Майкл принял их за чистую монету.

        - Тебе нечего бояться. Но думаешь, я не знаю, с чем ты боролась той ночью. Не со мной, не так ли?

        - Как будет угодно твоему эго,  - спокойно ответила Оливия.
        Майкл недобро засмеялся.

        - Тогда продолжай хранить свою гордость. В твоей одинокой постели не будет теплой компании.

        - Если не возражаешь, я отправлюсь в нее прямо сейчас. У меня был тяжелый день.  - Она встала и чуть помедлила, заметив тени под его глазами и впалые щеки. Должно быть, Майкл тоже устал.  - Ты уверен, что я не могу что-нибудь сделать для тебя?

        - Сказано словно хорошей заботливой женой,  - заметил Майкл, поднимая бокал в ироничном тосте.  - Единственная вещь, которая нужна мне в данный момент - это та, которую ты мне не предложишь. Я бы многое отдал сейчас за твое любимое, желанное тело в моих руках.  - Он посмотрел на нее с осуждением и скривил красивый рот в усмешке.
        Она гордо выпрямилась и отчеканила:

        - Извини, но я недоступна.

        - Не сомневаюсь,  - усмехнулся он.
        Оливия с трудом ушла от его гипнотического взгляда.
        Какая-то часть ее существа давно хотела отбросить всякие условности и дать Майклу, чего тот хотел. Но каждый раз она вспоминала, как он повел себя здесь, в своем доме, и ее дух восставал. Что-то необъяснимое замораживало ее сердце. Единственное, на что она могла рассчитывать в своем сопротивлении, это на остатки гордости.


        Наступил уик-энд, и Майкл предложил:

        - Почему бы нам не провести ночь вдали от дома?  - Оливия бросила на него удивленный взгляд, и он добавил: - Только вдвоем. Мы могли бы посмотреть какой-нибудь фильм, а потом поужинать.  - Майкл помолчал, а затем безразличным тоном поинтересовался: - Или ты слишком занята?

        - Нет,  - ответила она просто. Скоро у нее совсем не будет времени для Майкла. И если ему нужна компания сегодня вечером, она может на время отложить свою работу и выполнить его просьбу.  - Ну, а что бы ты хотел посмотреть? Фильмы ведь не твое хобби.  - Оливия прекрасно знала, что муж в принципе не разделяет ее восторгов даже по поводу самой удачной продукции киноиндустрии.

        - Хотя у меня нет твоих специальных знаний, это не помешает мне насладиться хорошим фильмом. К тому же ты могла бы и просветить меня.

        - Неужели ты действительно хочешь поучиться, Майкл?

        - Да! Да!  - повторил он с энтузиазмом.  - Выбирай фильм, а я закажу ресторан.
        В кинотеатре Оливии было сложно сконцентрироваться. Она сняла курточку, которую предусмотрительно надела поверх легкого платья. На Майкле была рубашка с короткими рукавами и классические брюки. Их обнаженные руки время от времени соприкасались. Оливия набралась смелости и взглянула на него. Мужественный профиль Майкла вырисовывался в тусклом свете, напоминая ей о тех временах, когда они делили более интимную темноту в спальне с тяжелыми портьерами, в которой независимо от времени суток занимались любовью. Она могла сейчас, как и раньше, вдыхать аромат его желанного тела…
        Оливия переключила внимание на экран, где разворачивалась нешуточная драма.
        Когда они выходили из кинотеатра, она почувствовала легкое прикосновение руки Майкла к своей талии. Он обнимал ее так робко, словно ощущал ее горячее тело сквозь тонкую ткань платья.
        В ресторане ему захотелось узнать ее мнение о фильме:

        - Итак, что ты об этом думаешь?

        - Скажи сначала ты. Любопытно ознакомиться с твоей точкой зрения,  - улыбнулась Оливия.

        - Мнение любителя? Я могу обречь себя на то, что ты будешь надо мной долго смеяться.

        - Зачем мне это? В конце концов ты представляешь собой часть аудитории, типаж обычного зрителя, который хочет просто посмотреть хороший фильм и получить удовольствие от вечера в кинотеатре. Так что твое мнение имеет большое значение.
        Майкл пожал плечами.

        - Актеры неплохо играли, и работа оператора превосходна. История довольно занимательная, но, как мне показалось, несколько искусственная и надуманная.
        Он потянулся за стаканом вина, на некоторое время отложив вилку.

        - Множество правдивых историй куда более невероятны, чем эта, рожденная фантазией автора.
        Он удивленно посмотрел на нее.

        - Если ты находишь правдивые истории невероятными, как же ты может поверить в то, что создает кинематограф?

        - Легко. Если фильм создан мастером режиссуры. Иногда события лишь иллюстрируют правду жизни, характеры людей, их взаимоотношения… Понимаешь, Майкл, экран способен показать глубинные стороны человеческой натуры.
        Он засмеялся.

        - Я никогда не учитывал этого. Правда ли то, о чем ты говоришь? Ведь каждое человеческое существо индивидуально.
        В ресторан вошла продавщица цветов. Майкл подозвал ее и, выбрав алую розу, преподнес ее Оливии.
        Она заколебалась, но роза была настолько прекрасна, что она приняла подарок.

        - Благодарю, но ты вовсе не должен…
        Майкл посмотрел на нее с нескрываемой нежностью.

        - Я хотел купить тебе цветы, когда ехал домой из аэропорта, но это показалось… неуместным в свете некоторых событий.
        Оливия в смущении опустила глаза и положила розу на кружевную скатерть.

        - Она чудесна!
        Вернувшись домой, Оливия первым делом взяла вазу, налила воды, подрезала стебель и поставила цветок на обеденный стол. Обернувшись, она обнаружила, что муж стоит в дверном проеме и наблюдает за ней.

        - Я получила удовольствие от сегодняшнего вечера.
        В этом вечере действительно было что-то, напоминающее старые добрые времена.

        - Мы могли бы повторить его,  - произнес Майкл.
        Она кивнула в знак согласия. Но в ее душе сидел страх того, что они никогда не смогут вернуться к тем милым простым временам, когда только что поженились. С тех пор произошло слишком много всего. Их прошлое стояло между ними, безжалостно разводя по разным полюсам.


        Оливия наняла ассистента продюсера, но проект был ее собственным, и она хотела, чтобы все было настолько совершенным, насколько это вообще возможно.
        Наступил день ее рождения. В честь такого события Майкл предложил ранний ужин и поход в ее любимую оперу. Он знал, что она восхищалась богатством театральных костюмов и мастерством постановки не меньше, чем декорациями, драматизмом исполнения и музыкой.

        - Ты можешь начать собираться, дорогая,  - скомандовал Майкл.  - Надень что-нибудь понаряднее.
        И он еще будет оценивать это!  - подумала Оливия цинично.
        В этот вечер она была ослепительно красива. На ней прекрасно сидело облегающее рубиновокрасное платье, отороченное щелком и расшитое крошечным черным бисером, который мерцал таинственным блеском. На плечи она накинула не менее эффектную кружевную шаль.
        Майкл, элегантный и безупречный в своем смокинге, посмотрел на нее с восхищением.

        - Спасибо тебе за приглашение,  - поблагодарила Оливия, избегая встречаться с ним взглядом.

        - Надеюсь, это тебе подойдет.  - Майкл протянул Оливии нечто, завернутое в золотую фольгу.

        - Я не ждала никакого подарка,  - в растерянности пролепетала она.

        - Но ведь это же твой день рождения! Безусловно, сегодня ты просто обязана получать их.

        - Ты уже и так ведешь меня в оперу!..

        - Открой же его,  - настаивал Майкл.
        Оливия с неохотой надорвала красивую упаковку. Перед ней появился изящный бархатный футляр. Она приподняла крышечку. Браслет, лежащий на белом атласе, был восхитителен. Перекрученные золотые нити дополнялись камнями глубокого темно-красного цвета.

        - Рубины,  - предположила Оливия.  - Должно быть, это очень дорогая вещь.

        - Гранаты,  - поправил ее Майкл.  - Ты разочарована?

        - Нет! Они великолепны, но я не могу принять твой подарок, Майкл.

        - Нет можешь!  - В его голосе зазвучали жесткие нотки.  - Ты - моя жена! И я хочу, чтобы эта вещь была у тебя. Я не собираюсь покупать тебя столь примитивным образом, Оливия. И тебе не придется из-за подарка ложиться со мной в постель, если это то, чего ты опасаешься.

        - Нет, я ничего не боюсь.

        - Тогда скажи спасибо приятным голосом и надень его.

        - Я… спасибо тебе!  - Она снова взглянула на изящное украшение, и желание сопротивляться стремительно покинуло ее. Да, это был экстравагантный подарок для жены, которая отказывалась ею быть в полном смысле этого слова.
        Майкл снял браслет с атласной подушечки.

        - Вот, позволь мне…
        Оливия без возражений разрешила ему застегнуть браслет на своем запястье. Майкл поймал ее руку и повернул так, чтобы золотые змейки заскользили по коже и камни замерцали в лучах света. Затем он легонько поцеловал ей ладонь.

        - Надеюсь, это не является нарушением контракта.  - Он отпустил руку Оливии.  - Пойдем, иначе мы опоздаем.
        Опера была праздником звука и восхищала богатством постановки. Оливия получила огромное удовольствие, купаясь в окружающей гармонии.

        - Это было волшебно,  - призналась она Майклу, когда он галантно предложил ей руку, чтобы провести сквозь толпу.

        - Эта вещь - одна из лучших, которые я когда-либо слышал,  - согласился он.

        - Если ты думаешь, что истории в фильмах невероятны, что же тогда опера? Сюжеты этого вида искусства далеки от происходящего в нашем несовершенном мире.
        Майкл засмеялся.

        - Да я просто наслаждаюсь музыкой. Мне и в голову не приходит буквально воспринимать все эти бутафорные истории.
        Рокочущий басовитый голос окликнул Майкла по имени, а большая рука хлопнула его по плечу.

        - Эй, Майкл, как делишки? Сто лет тебя не видел!
        Битен повернулся к лысеющему человеку и маленькой блондинке, вцепившейся в руку своего спутника.

        - Дорогая, ты помнишь Шона и Элис?
        Две пары изумленных глаз уставились на нее перед тем, как засмеяться. Шон выпалил:

        - Олив, детка! Итак, вы двое снова вместе? Это здорово!  - Он потянулся и поцеловал ее в щеку, в то время как его жена тепло произнесла:

        - Рада снова видеть тебя, Оливия.
        Ее тронула их неподдельная радость. Шон был одноклассником Майкла и его старинным приятелем. Оливии эта парочка нравилась больше, чем остальные его друзья, но она не видела их с тех пор, как рассталась с Майклом.

        - Такую встречу стоит отпраздновать,  - предложил Шон.  - Давайте зайдем в бар.
        Он гордо двинулся вперед, подыскивая для них столик. И настоял на том, чтобы заказать шампанское, хотя после первого бокала Майкл уже перешел на кофе.

        - Мы видели «Ливень в горах»,  - похвасталась Элис.  - Это было великолепно. И я всем говорю, что лично знакома с режиссером.

        - Сейчас, когда Олив вернулась,  - сказал Шон умиротворенно,  - может быть, Майкл, ты будешь меньше походить на кота на раскаленной крыше, и перестанешь каждый день скакать с места на место, колеся по свету?

        - Но у меня множество деловых интересов в Америке и различных частях Австралии,  - мягко ответил Майкл.
        Шон скорбно застонал.

        - В таком случае, когда же вы двое сможете прийти к нам на обед? Нам необходимо о многом поговорить.
        Элис поддержала мужа:

        - Да, мы должны собраться вместе как-нибудь вечерком. Может, на следующей неделе? Я позвоню вам.
        Майкл положил ложечку, которой размешивал кофе.

        - Не знаю, будет ли у Оливии свободное время?
        Однако та ответила без колебаний:

        - Уверена, мы сможем найти час-другой для встречи. Я с нетерпением буду ждать этого момента, Элис.
        Мы обязательно увидимся, пообещала себе Оливия, намереваясь неукоснительно выполнять заключенное с Майклом соглашение. Кроме того, она тоже предвкушала удовольствие от вечера, проведенного в компании этой парочки, даже если у них в запасе окажется не более получаса.

        - А чем ты сейчас занимаешься, Олив?  - спросил Шон.

        - Собираюсь снять новый полнометражный художественный фильм,  - объяснила она.

        - Кстати, это великая тайна. Но перед вами можно приоткрыть завесу,  - признался Майкл. И в течение нескольких минут все с удивлением слушали, как он с очевидным энтузиазмом пересказывает сценарий.

        - Когда мы сможем увидеть этот шедевр?  - поинтересовался Шон.

        - Вот-вот приступаем к съемкам,  - ответила Оливия.  - Художественный директор и его помощники перерыли все магазины в поисках антиквариата того периода, а гардеробщики - те вообще работают сверхурочно над подбором старинных костюмов.

        - Оливия торопится поскорее все закончить,  - заметил Майкл сухо, посылая ей взгляд, от которого она покраснела до корней волос.
        Но тут же взяла себя в руки и произнесла:

        - Пройдет около года, прежде чем лента выйдет на экраны.  - И потянулась за кофе.
        Элис обратила внимание на ее запястье:

        - Ах, какой чудесный браслет!

        - Это подарок ко дню рождения,  - гордо ответил Майкл.

        - Роскошный!  - с завистью повторила блондинка, но тут же добавила: - Поздравляю, Олив! У Майкла очень хороший вкус.
        Шон глуповато хихикнул.

        - Элис, ты можешь понять, почему он позволил такой неповторимой женщине, как эта, ускользнуть от него? В этот раз держи ее крепче, дружок!  - Однако, произнося эти слова, Шон был как никогда серьезен.

        - Именно это я собираюсь делать.  - Голос Майкла выдавал его с головой. Но Оливия не посмела даже взглянуть на него.
        Музыка, вино, компания приятных людей, а главное ухаживания Майкла, его манеры любящего, преданного мужа, заставили Оливию слегка потерять чувство реальности. По пути домой она с удивлением обнаружила, что борется с воспоминаниями об их счастливом прошлом.

        - Присоединяйся ко мне, выпьем по стаканчику чего-нибудь легкого на ночь,  - предложил Майкл, когда они зашли в квартиру.

        - Это приказ или приглашение?  - Она присела на краешек дивана и наблюдала за тем, как он наливает в бокалы бренди.

        - Спасибо тебе,  - искренне сказал Майкл, протягивая ей бокал.

        - За что ты благодаришь меня?

        - Я думал, ты не согласишься пообедать с моими друзьями.

        - Тебе нет нужды благодарить меня за выполнение моих прямых обязанностей.
        На мгновение его рука, подносящая бокал ко рту, застыла.

        - Обязанностей?  - тихо переспросил Майкл.

        - Согласно твоим условиям.
        Он отвернулся, и, казалось, уставился в пустое пространство. Это продолжалось всего несколько секунд, а затем Майкл посмотрел в глаза Оливии и сухо поинтересовался:

        - Тебе нужно напоминать об этом мне? Или же себе?
        В сущности, он был прав, но Оливия возразила:

        - Мне не приходится напоминать себе о том, что я нахожусь здесь по принуждению.

        - Зачем портить такой чудесный вечер?

        - Извини.  - Якобы праздничное настроение Оливии по случаю дня рождения было попыткой смягчить невыносимые условия жизни. Но это не изменило упрямые факты.  - Я просто не могу забыть, что вся эта ситуация… искусственная. И до сих пор не понимаю, какой приз ты надеешься выиграть в конце?

        - А не кажется ли тебе самой твое намерение держать меня на расстоянии вытянутой руки нелепым и противоестественным?

        - Нет, не кажется.
        Он коротко усмехнулся и осушил бокал.

        - Что ж, посмотрим, сколько это будет продолжаться.
        Был ли он так уверен в том, что она сдастся? Понимал ли, насколько унизителен сей факт оказался бы для нее? Он хотел видеть ее покорной, забывшей о своей гордости.
        Предположим, она сдастся. И он впоследствии бросит ее, осуществив свою сладкую месть! Что останется ей тогда?
        Оливия решила закрыть тему разговора:

        - Спасибо за мой день рождения,  - сказала она вставая.  - Я провела чудный вечер.
        Майкл тоже встал, но не сделал ни одного движения в ее сторону.

        - Я рад.
        И когда Оливия вышла из комнаты, он все еще продолжал стоять там, где находился до этого, провожая ее загадочным взглядом.

7

        Обед в компании Элис и Шона получился очень веселым. И впервые за долгое время Оливия по-настоящему расслабилась. Шон положительно влиял на Майкла, и тот казался более открытым и молодым. Оливия поняла, что со старым школьным другом ее муж оставлял свойственную ему осторожность.
        Элис с радостью позволила гостям помочь ей в сервировке стола умопомрачительными блюдами, а позднее - убрать тарелки. Кроме Майкла и Оливии, там была еще одна супружеская пара: жена оказалась иллюстратором детских книжек, а муж - художником, пишущим картины для административных зданий.
        Оливии показалось, что Майкл с симпатией относится к этим людям. Он внимательно слушал описание новых художественных техник, использующихся в современной живописи, то и дело задавая вопросы по теории абстрактного искусства. Оливия удивлялась этим переменам, ведь она знала, что Майкл всегда был яростным сторонником реализма.
        В конце вечера Майкл неожиданно произнес:

        - Теперь вы все должны прийти в гости к нам. Правда, Оливия?

        - Мы все организуем,  - пообещала она.
        В машине он спросил:

        - Надеюсь, ты не сердишься, что я их позвал, не посоветовавшись с тобой?

        - С нетерпением жду возможности увидеть их снова!  - Оливия произнесла эту фразу таким многозначительным тоном, что Майклу оставалось гадать, говорит ли она правду или издевается над ним.

        - Мои приятели могли бы получить удовольствие от встречи с твоими друзьями,  - ответил он в том же духе.

        - Моими друзьями?  - Оливия часто заморгала.
        Она уже знакомила Майкла с коллегами из мира кино. Он казался сердечным, однако был, по сути, совершенно равнодушен и держался несколько надменно. Оливия заметила невероятное изумление на лице мужа, когда тот столкнулся с Роном Лэнгтоном и Чейзом Паттерсоном - особенно шокирующими представителями кинобизнеса. Его потрясла не только их экзотическая манера одеваться, но и весьма своеобразные прически.
        Догадавшись, что Майкл не одобряет ее знакомых, Оливия решила не создавать поводов для беспокойства и домой никого не приглашала.
        Когда они добрались домой, и Оливия собиралась ложиться спать, Майкл попросил:

        - Не уходи от меня пока.

        - Что тебе надо?

        - Кажется, ты хорошо провела время сегодня вечером?

        - Шон и Элис всегда были такими замечательными людьми, и они приняли меня с самого начала, не то что…

        - Что? Договаривай, Оливия.

        - Большинство твоих знакомых не могли взять в толк, почему ты женился на мне.  - Она отвернулась от Майкла с грустной улыбкой.  - Честно говоря, я тоже не могла этого понять.

        - Я женился на тебе, потому что был влюблен. Слепо, до сумасшествия влюблен!
        И это не было преувеличением. Как и она, Майкл был захвачен чувством таким мощным, что различия в их социальном положении, карьере, стиле жизни легко были отброшены силой взаимного желания.
        Холодный прием его семьи, удивление друзей и деловых партнеров - все это пропускалось мимо. Он видел только ее!

        - Мы оба выглядели сумасшедшими,  - подтвердила Оливия.  - Это было даже мило… на определенном этапе.

        - Мило?  - переспросил Майкл, и у него начался нервный смех.  - Я бы это назвал по-другому.

        - Мне жаль, если я расстроила тебя. Поверь, не хотелось тебя разочаровывать.
        Он выглядел раздраженным.

        - Ты никогда не разочаровывала меня, Оливия. Доводила до сумасшествия своим упрямством, провоцировала на скандалы, но не разочаровывала!

        - И все же я не могла стать той наседкой, которая была тебе нужна.

        - Но никто и никогда и не ждал этого от тебя.

        - Нет?  - скептически поинтересовалась она.  - А вот другие ждали.

        - Какое тебе дело до всех остальных?

        - Тебе было до них дело, Майкл! Ты хотел, чтобы я сопровождала тебя во время всех мероприятий и бесконечных обедов,  - молчаливая, очаровательная и вежливая.

        - Да, я хотел, чтобы ты была со мной,  - согласился он.  - Мечтал об этом, скучал по тебе каждую секунду, в то время как ты жила неведомой мне жизнью. Но я гордился тобой, гордился тем, что я - твой муж, и что изо всех людей в этом мире ты выбрала меня и собираешься провести со мной всю свою жизнь… Да, примерно так я тогда думал…

        - Я тоже…  - К ее горлу подкатил комок.  - Знаешь, Майкл, мне так хотелось быть всегда с тобой.

        - Но у меня с тех пор, как мы поженились, не было ни малейшего представления о том, что творилось в твоей красивой голове.
        В то время и Оливии не было дела до здравых мыслей. Ее сердце и тело были настолько захвачены Майклом Битеном, что она совершенно не слушала свой ум.

        - Нам обоим следовало знать, что из этого ничего не выйдет.

        - А могло бы выйти, если бы ты постаралась.

        - Я?..  - Она вскинула голову.  - В спектакле под названием «Наш брак» участвовали мы оба, Майкл.

        - И этот, как ты говоришь, спектакль еще не закончился,  - заметил он с ехидством.  - Да, Оливия, еще не закончился!

        - Все равно, прошлого не вернуть.  - Она вздохнула.

        - Но мы могли бы сейчас попытаться жить по-другому!
        В душе Оливии сомнения боролись с надеждой. Серьезны ли его намерения дать их браку еще один шанс?

        - Я знаю, что втянул тебя в это дело и, может быть, сделал ошибку. Давай начнем все с белого листа?

        - Обратная сторона которого исписана неосуществленными обещаниями и гнусными ругательствами? Зачем тебе все это?

        - А хотя бы затем, что мне не нравится проигрывать. Я ненавижу собственные неудачи! И еще верю: наш брак заслуживает продолжения!
        Она сомневалась в искренности его слов и внимательно изучала лицо Майкла.

        - Тебе кажется, что у меня некий комплекс силы. И что я хочу держать тебя рядом, поставленной на колени? Неужели ты действительно думаешь, что я такой идиот?!

        - Нет,  - произнесла она тихо.  - Знаю, что ты не такой.
        Но откуда ей было знать наверняка? Их брак длился недолго. Они оба не доросли до настоящей интимности в духовном плане, а не только в сексуальном. Поэтому Оливия понимала Майкла недостаточно хорошо и не была уверена в искренности его мотивов.

        - Тогда дай этому браку второй шанс,  - настаивал он.  - Прошу тебя, Оливия. Я не собираюсь на тебя давить, но ведь у нас было что-то хорошее, хотя бы некоторое время. И мы в состоянии вернуть это!  - Майкл подошел и положил ладони на ее плечи.  - Подумай, что мы теряем?
        Сейчас он был уж слишком правильным и разумным. Оливия запомнила мужа таким, когда он в первый раз попытался уговорить ее бросить работу. Майкл настаивал, считая, что в этом нет необходимости, поскольку ему ничего не стоило с легкостью исполнять любую ее прихоть.
        Тогда он очень удивился, столкнувшись с ее непримиримым «нет», и даже посмеялся над ее независимостью и твердостью характера. Позже, когда она продолжала работать, несмотря на свою беременность, Майкл стал требовательнее и жестче. Если бы все это повторилось опять, то привело бы ее к серьезной внутренней катастрофе. Оливия ни за что не хотела сталкиваться с той же дилеммой, поскольку вновь не сумела бы выбрать между карьерой и браком.

        - Я не могу ответить тебе сейчас,  - еле выговорила она, отворачиваясь от Майкла.  - Пока я работаю над фильмом, у меня не хватит энергии, чтобы возобновлять какие-либо отношения.
        Он отступил назад. Знакомый гнев зазвучал в его голосе:

        - Понятно, ты все еще ставишь свою работу над остальными ценностями этой жизни!

        - Это то, чего ты и раньше выносил с большим трудом, не так ли?  - выпалила Оливия.  - Тебя бесило, что я так и не стала уютной лапочкой со спицами в руках, тихо сидящей дома и покорно ждущей своего господина.

        - Зачем судить так примитивно? Просто меня угнетало то, что работа требовала от тебя кошмарного напряжения. Особенно, когда ты забеременела!
        Ко времени их первой встречи Оливия только что закончила новый короткометражный фильм. И через какой-то срок надеялась начать съемки нового. Это обстоятельство позволяло ей проводить с Майклом все свое время. Но вскоре Оливия получила должность помощника режиссера, и Майкл внезапно обнаружил, что она хронически недоступна.

        - Я предупреждала тебя,  - напомнила она обиженно. И ведь действительно объясняла ему, что съемки фильма - это недели и месяцы бешеной активности, за которыми следуют недели и месяцы бездействия. Казалось бы, сначала он с пониманием принял это…
        Три года назад, работая над фильмом, она скучала по Майклу и чувствовала собственную вину. Но твердо решила извлечь максимальную пользу из предоставленной возможности.
        Она вспомнила о прошлом с болью и ностальгией. В какой-то момент Майкл резко изменился. Когда она неожиданно забеременела, он стал настаивать на том, что ей необходимо все бросить, постоянно отдыхать и позволять ему заботиться о ней. Тем более что он может себе это позволить. Они спорили о том, во сколько должен начинаться рабочий день Оливии и как долго продолжаться… Майкл мечтал о том, чтобы жена каждую секунду принадлежала только ему.
        Затем она потеряла ребенка, и все между ними рухнуло.
        Из прошлого Оливию вырвал тяжелый вздох Майкла.

        - Ты не очень-то заботилась о том, чтобы избежать опасных ситуаций, угрожающих твоему здоровью и жизни ребенка. Что мне было делать тогда? Спокойно на все смотреть?
        Она молчала и не двигалась, словно в ступоре. Майкл протянул к ней руки:

        - Боже, Оливия! Я не хотел причинять тебе боль!

        - Мне не составляло труда справиться со всеми трудностями, если бы у меня была хоть капля твоей поддержки! Настоящей душевной поддержки! А ты все держался за бездушную логику, пытался быть правильным и разумным. От твоих советов веяло холодом, как из ледяной пещеры!  - воскликнула она.  - Ты должен был поддерживать меня, Майкл, вместо того, чтобы запугивать.

        - Запугивать?  - лицо Майкла побелело.  - Да я лишь пытался защитить тебя от возможной беды!

        - Но это не помогло,  - ответила Оливия с горечью.
        Раздался телефонный звонок. Он раздраженно взглянул на часы и поднял трубку.

        - Майкл Битен слушает!
        Решив, что это деловой звонок из-за океана, Оливия воспользовалась шансом, чтобы сбежать. К тому времени, как разговор прекратился, она уже потушила свет.
        Рано утром вновь раздались телефонные трели, выдернув Оливию из пленительного эротического сна, в котором Майкл вел себя очень страстно. Они оба лежали в высокой траве, а рядом плескалось море. Майкл шелковистой травинкой нежно дотрагивался до ее щеки, шеи, впадинки между грудей. Он был в плавках, и его загорелая грудь блестела от капелек соленой воды. Оливия взяла травинку из его руки и провела по сильному торсу. Майкл нагнулся к ней и стал целовать ее грудь через купальник. Глядя в голубое небо, она вздохнула и закрыла глаза, а когда открыла их вновь, то ни на ней, ни на Майкле уже не было одежды. Прохладная вода ласкала их кожу, когда они приблизились друг к другу. Оливия выгнула спину под его страстными и любящими объятиями. Их тела слились в единое целое, пульсирующее и горячее. Они так сладко целовались!
        Проснувшись окончательно, Оливия поняла, что это была смесь воспоминаний и фантазий. Она помнила реальную сцену с такой же зеленой травой и спокойным величавым морем, ведь однажды они с Майклом уже занимались там любовью. Правда, тогда на них изначально не было никаких купальников и плавок, покрытых песком. А был ее смех и шутливые протесты. Майкл повернулся так, чтобы Оливия полностью лежала на нем. Его тело с твердыми мышцами защищало ее от песка и травы, и впоследствии он клялся, что не чувствовал дискомфорта. Оливия дразнила Майкла, говоря, что он слишком уверенный в себе мачо, чтобы признаться в этом. «Ты была такой прекрасной. Все, что я ощущал,  - это твое восхитительное тело на мне и пульсирующий жар, когда я был внутри тебя!»
        Это были лишь сладкие воспоминания. Пора возвращаться в реальность. Оливия скользнула в короткую ночную рубашку кремового цвета, надела сверху халатик и вышла. Обнаружив, что в кухне включен свет, зашла туда и встретилась с Майклом. На нем были только шелковые черные трусы, и он выглядел очень эротично, но делал вид, что не осознает этого, и с безразличием готовил кофе.
        Оливия бросила взгляд на кухонные часы: половина пятого.

        - Что-нибудь случилось?  - обеспокоено спросила она.  - Я слышала, как звонил телефон.  - Даже для его деловых звонков было рановато.
        Он провел рукой по волосам и улыбнулся ей, отчего в его глазах заблестели искорки:

        - Ничего не случилось,  - ответил он спокойно.  - Просто Дейзи не учла разницы во времени между нами и Лос-Анджелесом. Я не хотел будить тебя. Но она хочет сыграть в твоем новом фильме.

        - О!  - Изумленная, Оливия с трудом осознавала эту новость.  - Чудесно!  - сказала она наконец. Это и в самом деле было похоже на чудо.  - А она сможет выбрать время?

        - Да, постарается выкроить между двумя другими съемками. Тебе будет достаточно семи недель с двумя перерывами, чтобы снять сцены с участием Дейзи?

        - Еще бы!  - с энтузиазмом ответила Оливия, продумывая в уме план работы.  - Мы сделаем это!  - пообещала она Майклу.  - Если она согласится, мы могли бы работать по шесть дней в неделю. И в таком режиме - в течение нескольких месяцев. Уверена, что съемочная группа не станет возражать против нескольких сверхдлинных недель, если будет работать с самой Дейзи Стилл. А она упомянула о гонораре?

        - Она сказала, что будет работать за ту сумму, которую мы сможем ей предложить. Ей действительно понравился сценарий.

        - Это… это так великодушно! Я безумно благодарна тебе за это. Спасибо, Майкл!
        Он взял ее за руку и привлек к себе.

        - Тогда поблагодари меня конкретно,  - предложил он, с силой сжимая ее хрупкие пальцы. Губы Оливии слегка приоткрылись. Она вспомнила о своем сне. Чудесная иллюзия, в которой они занимались любовью, причем с обоюдной страстью, как это было раньше. Их руки и ноги трепетно переплетались, когда Майкл проникал в самое естество Оливии, наполняя ее теплотой… Сон грубо прервался, но осталось желание, которое заставляло теперь ее тело страдать.
        Румянец окрасил щеки Оливии, и она отрицательно покачала головой, поскольку знала: в подобном состоянии слишком рискованно играть и шутить.

        - Один поцелуй,  - попросил Майкл низким рокочущим голосом, от которого по ее телу пробежала возбуждающая дрожь. Ее всю моментально обдало жаром.

        - Это все, что я прошу. Клянусь. Неужели это слишком много?
        Он не принуждал ее, а всего лишь просил. В его голосе слышалась даже нотка мольбы. Неохотно Оливия придвинулась немного ближе, затем нежно коснулась его губ и отстранилась.
        Майкл все еще крепко сжимал ее руки, его глаза блестели. Нетрудно было догадаться, насколько сильно он ее желает.

        - Оливия, не дурачь меня!  - Он с силой прижал ее к себе, и его жадный рот мгновенно поймал ее губы. Они соединились в ошеломляющем поцелуе, это был какой-то эротический взрыв!
        Оливия уперлась руками в плечи Майкла, намереваясь противостоять ему. Горячая мускулистая плоть под ее пальцами была соблазнительной, как никогда. В следующее мгновение она буквально вцепилась в него и закрыла глаза от удовольствия. Он заставил ее губы раскрыться навстречу его сладостному напору. Майкл ласкал ее повсюду, доставляя ей непередаваемое наслаждение. Даже самые смелые сны могли лишь отдаленно напоминать и заменять такое.
        Майкл поднял голову, и Оливия услышала, как он прошептал:

        - Так-то лучше!
        Она открыла глаза и положила ладони ему на грудь. Он позволил ей ласкать себя какое-то время, прежде чем его руки неохотно освободили ее талию.
        Оливии пришлось несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы успокоиться. Крохотные волны соблазнительного жара прокатывались по ее телу, и она чувствовала слабость в ногах. Майкл протянул руку, чтобы убрать выбившуюся прядь. Он бережно заправил волосы ей за ушко, и Оливия вздрогнула.
        Майкл нахмурился и резко убрал руку.

        - Я не собираюсь дотрагиваться до тебя снова, Оливия. Хочешь кофе?

        - Кофе?  - Какое-то мгновение смысл этого слова не доходил до нее.  - Да,  - произнесла она наконец чуть слышно и тут же пожалела об этом.
        Оливия взяла чашку, которую протягивал Майкл, и сделала маленький глоток. Он же с нескрываемым удовольствием пил свой кофе. Его голая грудь блестела в свете кухонной лампы. Волосы были растрепаны после ее ласк. На щеках пробивалась черная щетина. Она почувствовала это, когда они целовались. Да, муж выглядел опасно сексуальным. Оливия отвела от него взгляд и уставилась в окно.

        - Когда приедет Дейзи?  - спросила она, стараясь касаться безопасных тем.
        Он задумался и ответил:

        - Через пару недель. Если захочешь позвонить ей, вы сможете обсудить детали вместе.

        - Две недели?  - Она посмотрела ему в глаза.

        - Что, слишком скоро?
        Оливия нервно сглотнула слюну.

        - Пожалуй, но мы успеем подготовиться!

        - Скажи мне, чем вам помочь?

        - Помочь?

        - У меня свои интересы в этом деле, не забывай. Я могу что-нибудь делать? Какую-нибудь пустяковую работу?

        - Пустяковую работу? Майкл!  - Оливия не могла не рассмеяться.

        - Конечно, я ничего не понимаю в производстве фильмов…  - стал оправдываться он.

        - Извини, я не хотела тебя обидеть,  - заверила его Оливия,  - просто очень удивилась твоему предложению.

        - Я не творческая личность, но существует много работы, которая не требует божьего дара. Значит, я смогу ее выполнять.
        Было бы замечательно, если бы Майкл ей помог, освободив тем самым от неизбежной мелкой суеты для выполнения профессиональных задач.

        - Но у тебя будет для этого время?  - поинтересовалась Оливия. Ведь у ее мужа была собственная компания, которой надо было руководить.

        - Не беспокойся, для этого найду,  - пообещал он.

        - Тогда… спасибо тебе. Есть некоторые вещи, в которых твой деловой ум будет очень полезен.
        Для того чтобы подогнать ограниченное время Дейзи под расписание съемок, были внесены некоторые изменения в сценарий. Художественный отдел студии переделал и меблировал под стиль девятнадцатого века отдельные части старой виллы, а плотники тем временем трансформировали одно из помещений здания банка в зал судебных заседаний.
        Перед началом съемок неожиданно возник ряд проблем. Сначала что-то случилось с главной камерой. Потом возникли трудности с парковкой больших фургонов с громоздким оборудованием. И в довершение всего куда-то исчезли документы для городского совета. Постепенно все разрешилось, но на всю эту волынку ушла куча времени и нервов.
        Кроме того, Оливия помнила о вечеринке для друзей Майкла. Сначала она хотела ее отменить, но потом подумала, что это отрицательно повлияет на ее отношения с мужем.
        Она решила эту проблему, заказав еду в ресторане.

        - Надеюсь, ты не возражаешь?  - спросила она его мнение.  - У меня совершенно нет свободного времени. К тому же они все сделают намного лучше, ведь это - их профессия.

        - Это звучит разумно,  - согласился Майкл.

        - Я сама заплачу за этот ужин.

        - Не будь глупой! Я бы вообще не предложил устраивать вечеринку, если бы знал, насколько напряженным будет график твоей работы из-за ограничений, связанных с Дейзи.


        Обед прошел лучше, чем можно было ожидать. Кроме Шона и Элис, Оливия и Майкл пригласили художественного директора картины, а также ее мужа, владельца картинной галереи, и еще несколько человек.
        После того, как гости ушли, Майкл закрыл дверь и обнял Оливию за плечи.

        - Спасибо, все было просто замечательно,  - сказал он.  - Надеюсь, ты тоже получила удовольствие от вечеринки?

        - А ты?  - Она отошла от Майкла, игнорируя его улыбку и сияющие глаза.

        - Мне очень понравилось,  - ответил он.  - Все было почти как в старые времена.
        Да, все так и было… Во время обеда он улыбался Оливии, мягко дразнил ее, сидел рядом и нежно прижимал ее к себе.
        Даже если он был увлечен разговором с владельцем галереи, она чувствовала на своем лице его ласкающий взгляд. Но стоило только Оливии посмотреть на него, Майкл демонстративно отворачивался, заинтересованно поглядывая на других женщин.
        Когда же гости увлеклись долгой бурной беседой, она заметила, что муж сидит молча, и взгляд его черных глаз снова прикован к ней. Как только ее бокал пустел, Майкл мгновенно наполнял его вином. А стоило Оливии выйти из комнаты, чтобы принести сладости, как он отправился следом, чтобы помочь.
        Майкл Битен был превосходным хозяином, и создавалось впечатление, будто он обладает обостренной интуицией, предчувствуя многое из того, что должно произойти.
        Она вспомнила о другой вечеринке, когда, будучи молодоженами, они принимали гостей. Оливия и Майкл едва могли дождаться, когда все уйдут, чтобы кинуться друг другу в объятия. Ей стало интересно, произошло бы между ними сейчас нечто подобное, если бы она не вывела из себя Майкла отказом принять его оливковую ветвь мира. Кровь быстрее побежала по ее жилам, и пронзительное желание внезапно сжало грудь.
        Майкл поинтересовался у Оливии, можно ли ему присутствовать на площадке в первый день съемок. После минутного колебания она ответила:

        - Конечно. Но имей в виду, что раз ты решил помогать, тебе нельзя будет отвлекаться ни на что другое в течение длительного периода времени.

        - Да, я как-то не подумал об этом,  - признался он.  - Но теперь позвоню в офис и дам соответствующие распоряжения.

        - Учти, у нас тебе будет скучно. Съемки - это не просмотр готовой ленты. Много монотонной, изматывающей работы…

        - Я уверен, что выдержу.
        Майкл проследовал вслед за ней на собственной машине, и когда члены съемочной команды собрались вокруг режиссера с кофе и тостами в руках, Оливия представила его:

        - Это мой муж, который финансирует наш проект.
        Эффект, произведенный этой фразой, поразил его. Народ приветствовал Майкла Битена без лишних церемоний: кто экстравагантными толчками и ударами по плечу, кто гротескно-пафосным прижатием ладони к сердцу, кто крепким дружеским рукопожатием. Кто просто кивал ему, как старому приятелю, с которым не раз приходилось бывать во всевозможных переделках и при этом выходить сухими из воды. К последним относился и Винсент.
        Оливия еще раз придирчиво осмотрела съемочную площадку.
        Комната была меблирована в викторианском стиле. Команда, отвечающая за камеру, звук и свет скоро заполнила свободные от мебели места, доставая оборудование из огромных ящиков.
        Майкл наблюдал за происходящим с нескрываемым интересом, блуждая между теми, кто налаживал оборудование, и по-детски интересуясь предназначением того или иного предмета.

        - Это рефлектор, или отражатель,  - объяснили ему.
        Оливия тем временем разыскивала художественного директора.

        - Кэрол уже пришла?

        - Она разговаривает с костюмером…
        Когда Оливия вернулась, Майкл уже полностью включился в процесс киносъемки, и надевал чехол на одну из маленьких камер.
        Актеры ждали своей очереди, чтобы оказаться перед камерами. Винсенту посоветовали выйти к камере с противоположной стороны, и художественный директор велела передвинуть большой стол соответствующим образом…
        Работа закипела. Одну и ту же сцену репетировали по несколько раз, прежде чем Оливия решала, что это можно снимать.
        Наступило время ланча, а они отсняли лишь начальный короткий эпизод.
        Майкл возник рядом в тот момент, когда она, усевшись за угловой столик в кафе, поглощала овощной салат, запивая его соком. Вокруг стоял гул из десятков голосов.

        - Это весь твой ланч?  - насмешливо спросил Майкл, заглядывая в ее тарелку.

        - Если я съем слишком много, то буду сонной, а мне предстоит быть весь день на ногах.
        Майкл сел за ее столик.

        - Никогда бы не подумал, что так много времени уходит на то, чтобы снять всего лишь два коротких эпизода!

        - У нас все идет по плану.
        Главный оператор присоединился к ним, и вскоре мужчины погрузились в серьезную дискуссию о принципах работы кинокамеры. Позднее она увидела, как все тот же оператор с радостью демонстрирует Майклу ее возможности. К величайшему удивлению Оливии, ее муж все еще находился на площадке, когда съемочная группа уже сворачивала работу после тяжелого дня. Он крикнул ей:

        - Я только загляну в офис по пути. Увидимся дома, дорогая. Хорошо?

        - Прекрасно.
        Оливия тоже покачала головой.

        - Я скоро освобожусь. Ты задержишься? Я могла бы купить по пути домой что-нибудь из еды.

        - Думаю, что вернусь часа через полтора. Не жди меня и поужинай, как следует.
        Но она ждала его. И как только услышала звук подъезжающей машины, сразу разогрела китайские блюда, купленные в ресторанчике. Когда они сели ужинать, Майкл первым начал разговор:

        - Знаешь, я даже не представлял себе раньше, насколько сложно снимать фильмы. Теперь начинаю понимать, почему этот бизнес такой дорогостоящий. В нем занято слишком много людей и техники, затрачивается масса времени.  - Он задумался.  - Но разве актерам не трудно сниматься, когда сцены идут не по порядку?

        - Ничего не поделаешь. Сначала мы стараемся снять все сцены в одном месте, а потом переезжаем на другое. Это экономит массу времени и сил.

        - А что ты будешь делать, когда приедет Дейзи?

        - Во-первых, мы снимем сцены с ее участием в доме. А потом переберемся в здание суда.
        Майкл кивнул:

        - Звучит разумно.

        - Я рада, что ты пришел к нам,  - сказала она импульсивно.
        Майкл улыбнулся:

        - Завтра, к сожалению, у меня важная деловая встреча, но послезавтра буду, если не помешаю.

        - Чудесно,  - согласилась Оливия, с удовольствием поедая кусочек свинины в ароматном соусе.  - Я надеюсь…  - Она не закончила фразу.

        - На что?

        - На то, что ты мог бы переоценить мое отношение к кинематографу, хотя и с опозданием,  - печально сказала она.

        - Не могу не признаться, что раньше не понимал твоего… погружения в работу.

        - А разве ты не полностью погружаешься в то, что делаешь? Ведь твой бизнес процветает.
        Майкл покачал головой.

        - Печатные машины? Да я с таким же успехом мог бы производить туалетную бумагу. Просто печать - это та область, о которой я кое-что знаю, но я не хотел создавать конкурирующую с моей семьей фирму. Я вычислил, что у конкретного оборудования есть будущее, и нашел людей, которые способны создавать новый дизайн. Все, что мне было нужно - это быть независимым от семейных денег и иметь возможность двигаться вперед по собственной дороге.

        - Ты преуспел в этом.  - Оливия знала, что Майклу пришлось многого добиваться, буквально сражаясь с отцом.

        - Без ложной скромности скажу, я преуспеваю во всем, за что берусь. Исключение было только с тобой. Мой бизнес оказался удачливей, чем брак.  - В его словах сквозила боль неразделенной любви.

        - Я тоже испытывала к тебе очень сильные чувства,  - заметила Оливия.  - Поверь, Майкл, я хотела, чтобы у нашего брака было будущее.

        - Что ж, видимо, не достаточно,  - с укором произнес он.  - Но не все потеряно, дорогая. Наш брак может и должен продолжаться!

8


        - Это была не только моя вина,  - вспыхнула Оливия.

        - Согласен. Заметь, я никогда не считал себя совершенством. Но если за что-то брался, то никогда не бросал этого, как только начинались трудности.

        - Да, ты действуешь по другому: находишь козла отпущения и вешаешь на него свои неудачи, а удачи оставляешь себе, любимому.
        Возникло напряженное молчание. Майкл нарушил его первым:

        - Если по моей вине ты почувствовала себя так, словно я обвиняю тебя во всех грехах, то извини. Я, правда, сожалею о многом. Признаю, что наделал кучу ошибок и потерял терпение, вместо того, чтобы попытаться понять твою точку зрения. Добрую сотню вещей мне следовало бы сделать по-другому.

        - Ты все еще коришь меня за потерю ребенка?  - спросила она в лоб.
        Он в отчаянии вскинул руки:

        - Я знаю, что ты сделала это не намеренно.

        - Но тебя это разозлило?
        Нахмурившись, Майкл помешал ложкой кофе и произнес с очевидным усилием:

        - Да. Я просто пришел в ярость оттого, что судьба заставила тебя принять столь жестокий удар. Что стоили все мои достижения в сравнении с тем, что в нужный момент я не сумел защитить свою жену от слепого рока, а главное - от самой себя. И постепенно все это ожесточило меня.  - Он помолчал, продолжая затем более тихим голосом: - Мне стало казаться, что вслед за ребенком я потеряю и тебя тоже.

        - Но мне не угрожала никакая опасность,  - стала убеждать его Оливия.
        Она всегда была здоровой и сильной, поскольку выросла на ферме, привыкла рано вставать и заниматься куда более тяжелой физической работой, чем съемки фильма. Оливия посмеивалась над доводами Майкла, настаивая на том, что нет никаких причин менять стиль жизни из-за столь естественного состояния, как беременность. «Я буду одной из тех женщин, которые рожают в поле, а часом позже продолжают работать с ребенком на спине» - хвасталась она.
        Но Оливия переоценила свои возможности. После четырех месяцев беременности последовал выкидыш.
        Мать Майкла вздыхала:

        - Тебе действительно не следовало продолжать работать, дорогая. Конечно, приятно тешить себя тем, что ты можешь заниматься карьерой и семьей одновременно, но когда женщина беременна, ей необходима забота мужа.
        И Оливия, раздираемая горем и чувством вины, была уверена, что Майкл согласен с матерью. Тогда она с головой погрузилась в работу, пытаясь вырвать из памяти болезненные воспоминания. Майкл между тем становился все более молчаливым и замкнутым. И так продолжалось до тех пор, пока однажды вечером он не взорвался в неожиданном приступе ярости, продолжая обвинять Оливию:

        - Ты поставила свой идиотский фильм на высшую ступеньку собственных ценностей. Он оказался дороже нашего брака и нашего ребенка. Я больше не в силах этого выносить!  - закричал он.

        - Но я не собираюсь бросать работу!  - запротестовала Оливия, охваченная ужасом.  - Что случилось, то случилось. Какой смысл теперь бросать карьеру? Пойми, это мое призвание, я этим живу, дышу. Мои фильмы - неотъемлемая часть меня самой.
        Майкл тогда не понял ее. Не захотел понять.

        - Рассказывать приятные, слащавые истории жизненно необходимо для нравственного совершенствования человечества?  - поинтересовался он.

        - Это не просто приятные истории,  - защищалась Оливия.  - Фильмы помогают людям не только отдыхать и развлекаться, но и призывают задуматься о собственной жизни. Я не мыслю так глобально, как ты, с оглядкой на все человечество. Для этого нужно быть гением и создавать шедевры. Но я и не хочу умалять того, чего достигла…

        - Это к делу не относится,  - перебил ее Майкл цинично.

        - А я думаю, что очень даже относится. Ты и сам иногда работаешь сверхурочно.

        - Я не вынашиваю ребенка! У меня по природе другие задачи.

        - В общем, ты полагаешь, что из-за этого я должна распрощаться с карьерой?

        - Во всяком случае, ты могла бы научиться думать о чем-нибудь еще, кроме своей драгоценной работы. У тебя никогда не было времени ни на детей, которые могли бы у нас родиться, ни на меня, ни на укрепление нашего брака!
        Оливия устала уверять, что после съемок фильма у нее появится такая возможность.

        - Доктора сказали, что нет никакой причины, по которой мы не могли бы больше иметь детей.

        - Но я не готов рисковать еще одной твоей беременностью,  - холодно возразил Майкл.  - Мы сможем решиться на это только тогда, когда ты оставишь работу.
        И все же Оливия поступила так, как считала нужным. После этого разговора она нашла себе квартиру, собрала вещи и объявила мужу, что между ними все кончено.
        Первые несколько месяцев после расставания были самыми трудными. Оливии понадобилось долгих три года, чтобы доказать себе и другим, что она может жить без Майкла Битена. Ее новая жизнь в какой-то момент стала казаться ей самой вполне благополучной, если, конечно, забыть о том, что она заново училась смеяться и наслаждаться радостными мгновениями бытия, хотя и не так, как прежде, когда ее дни были наполнены с Майклом. Да и чувство вины все еще жило в потаенных уголках ее души.
        Мог ли Майкл Битен настолько измениться, чтобы теперь искренне принимать участие в ее судьбе? Зачем он предложил свою помощь в финансировании фильма?
        С первых дней съемок Оливия ждала, что он вот-вот начнет жаловаться на ее страшную загруженность, на еду урывками, на бессонные ночи. Вместо этого Майкл приносил кофе в ее кабинет, когда она занималась отбором отснятого материала и переделывала расписание съемок. После полуночи ему не лень было обсуждать с ней бесчисленные проблемы, которые появлялись ежедневно в процессе работы над фильмом.
        Однажды она смогла вернуться домой к ужину, который Майкл приготовил специально для нее. Он налил ей горячий кофе и предложил послушать Вивальди. Майкл молчал, и через некоторое время Оливия уснула. Она едва почувствовала, как он поднял ее на руки.
        Наполовину очнувшись ото сна, она пробормотала слова протеста, но Майкл их проигнорировал. Сквозь сон Оливия почувствовала, как он несет ее в спальню, бережно опускает на кровать, снимает с нее туфли и раздевает. Она ощутила на своей щеке горячее прикосновение его губ. После этого Майкл выключил свет, и Оливия, свернувшись калачиком, моментально погрузилась в глубокий сон.



        - Я зарезервировала для Дейзи номер в Хилтоне,  - сказала она Майклу на следующее утро перед уходом.  - Надеюсь, это соответствует ее стандартам?

        - А ты не подумала о том, чтобы пригласить ее сюда?

        - Чтобы она остановилась у нас? Но ведь в нашей квартире нет свободной комнаты.

        - У нас появилась бы комната, если бы мы с тобой жили в одной.

        - Ты действительно надеешься, что твоя бывшая любовница захочет остановиться у нас?

        - Моя кто?

        - Ты говорил мне, что вы встречались, когда вместе учились в университете. И ты регулярно виделся с ней в течение последних нескольких лет.
        Майкл терпеливо объяснил:

        - Эта встреча в университете произошла сто лет назад и ни к чему не привела. Недавно мы провели несколько часов вместе, вспоминая старые времена. Дейзи скучает по дому. Чувствует сильную ностальгию. Иногда ей хочется побыть рядом с родным человеком.

        - Я все-таки не могу представить, чтобы она захотела остановиться здесь,  - заметила Оливия ядовито, но добавила: - Она могла бы прийти к нам на обед, если не слишком устанет с дороги.

        - Это было бы очень милым жестом,  - согласился Майкл.

        - Кто-то должен встретить ее в аэропорту.

        - Я пообещал, что встречу ее.
        Оливия пристально посмотрела на Майкла:

        - А ты не слишком занят?

        - Занят, но подумал, это поможет тебе. Освободит от лишних хлопот.

        - Уверена, что она это оценит. Тебе ведь так хочется это сделать.  - В голосе Оливии послышались ревнивые нотки.
        Несколько раз Майкл заезжал на пару часов и наблюдал за процессом съемок. Актерский состав и вся съемочная группа начали воспринимать его присутствие, как само собой разумеющийся факт. Они были счастливы ознакомить продюсера с техническими деталями их профессии.
        В тот день, когда должна была прибыть Дейзи Стилл, работа над фильмом шла по расписанию. Оливия подумала о том, что можно было сэкономить время, если уже на следующее утро снять сцену с участием Дейзи и Винсента. Кроме всего прочего она нервничала при мысли о том, что будет работать с такой знаменитостью. И хотела, чтобы Дейзи полагалась на нее, как на профессионального режиссера. Оливия решила прорепетировать сцены с ней заранее. На роль главной актрисы она предложила себя, на время. Героиня Дейзи был расстроена, потом появлялся герой Винсента. Он заключал девушку в объятия и целовал ее.
        Стоя рядом с Винсом, который обнимал ее за талию, Оливия выгнула спину, обвила руками его шею и слегка наклонила голову.

        - Это то, что надо!  - одобрил их действия оператор.  - А теперь, Винс, поверни голову немного влево. Да, так и будем снимать. Отлично!..
        Винсент улыбнулся Оливии, затем драматическим жестом порывисто перегнул ее через свою руку, заставив партнершу потерять равновесие. Ей пришлось ухватиться за него, а он тем временем слегка поцеловал ее в губы.
        Через пару секунд он помог Оливии твердо встать на ноги, несколько раз игриво присвистнул, а она, взглянув через его плечо, обнаружила Майкла. Тот стоял в дверях с непроницаемым арктическим выражением лица. Винс выпустил Оливию из крепких объятий. Когда Майкл прошел в комнату, она увидела, что ее муж не один. Ошибки быть не могло: он пришел с Дейзи Стилл. Она была нереальной красавицей, которая казалась еще более обворожительной из-за умело наложенного грима, оттеняющего ее огромные голубые глаза.
        Майкл стоял позади, словно верный рыцарь. Сама Дейзи едва доставала до его плеча. Он защитным жестом поддерживал ее за талию.
        Некоторые актрисы в повседневной жизни были обычными простушками, и лишь благодаря камере удавалось раскрыть их странную притягательность. Дейзи не нужна была помощь оптических приборов, чтобы доказать другим - ее красота также свежа и прекрасна, как и ее нежное имя.
        Оливия поспешила ей на встречу:

        - Дейзи, здравствуй! Я - Оливия. Но мне и в голову не могло прийти, что ты прилетишь уже сегодня и сразу окажешься на съемочной площадке!

        - Она настояла,  - прокомментировал Майкл.
        Дейзи ответила на приветствие Оливии улыбкой, которая была способна растопить миллионы мужских сердец.

        - Мы даже не заезжали в отель,  - продолжал информировать Майкл.

        - Мне хотелось быстрее встретиться с тобой, Оливия, и понаблюдать за процессом съемок.
        К Оливии подошел Винсент. Она представила его Дейзи и заметила, что ее приятель тут же подпал под ее обаяние. Остальные члены съемочной группы столпились вокруг, и актриса очаровала их всех.

        - Как я счастлива снова работать дома!
        Майкл наклонился к Дейзи и прошептал:

        - Сейчас я отвезу тебя в отель, а позднее мы с Оливией были бы рады пригласить тебя на ужин, если ты захочешь.

        - О! Как это мило с вашей стороны,  - ответила она.  - Но сегодня мне нужно пораньше лечь спать. Почему бы нам не поужинать в моем отеле? Мы могли бы заодно немного поболтать,  - добавила она, обращаясь к Оливии.  - Майкл, а Винсент тоже приглашен?  - попыталась уточнить Дейзи, награждая будущего партнера по фильму ослепительной улыбкой.  - Я должна познакомиться с ним поближе.

        - Ты вовсе не обязана это делать,  - заверила ее Оливия.  - И если тебе хочется поесть в одиночестве и лечь спать - мы все поймем.

        - О, нет! Пожалуйста, приходите! Мне очень этого хочется.
        Дружная компания поблагодарила актрису за приглашение. Однако сама Оливия была в костюме, совершенно не соответствующем уровню Хилтона. Ей необходимо было переодеться.

        - Я подъеду немного позднее,  - пообещала она.

        - Тогда встретимся в баре,  - весело ответила Дейзи.


        Майкл не поехал переодеваться. Оливия быстро приняла душ, вымыла и высушила голову, надела дорогое шелковое платье бронзового цвета, воздушную золотистую накидку и нанесла легкий макияж. Затем вызвала такси и поехала в отель.
        Войдя в бар, она сразу же заметила Майкла, сидевшего вместе с Дейзи на кожаной банкетке. Они пили шампанское из высоких бокалов. Дейзи склонила голову и внимательно слушала своего собеседника. Оливия успела незаметно ее рассмотреть. На актрисе было короткое бледнорозовое платье, открывавшее безупречной формы ноги в туфлях на высоких каблуках. Даже если бы ее лицо не было столь широко известно, Дейзи Стилл все равно привлекла бы всеобщее внимание в этом заполненном людьми баре.
        Майкл повернул голову и прервался на полуслове, поднявшись навстречу Оливии. Он взял ее за руку, притянул к себе и поцеловал в щеку:

        - Добрый вечер, дорогая, ты что-нибудь выпьешь?
        Она заказала джин с тоником и села в свободное кресло, повернувшись лицом к банкетке.

        - Я не спросила, как ты добралась,  - обратилась она к Дейзи.

        - Перелет был долгим и утомительным, но Майкл неотступно заботится обо мне с тех пор, как самолет приземлился на родной земле.  - Она со странным выражением лица наблюдала за тем, как тот идет по бару.  - Оливия, ты - счастливая женщина!
        Бедняжка понятия не имела, как реагировать на подобное заявление. Что было известно Дейзи об их браке с Майклом? Или о разрыве? Оливия натянуто улыбнулась:

        - Ты тоже счастливая женщина, хотя я знаю, что талант также зависит от удачи, как и капризное счастье.
        Дейзи усмехнулась.

        - Удача и в самом деле сопутствует мне. Более того, я оказалась в нужное время в нужном месте, как это ни банально звучит. Поверь, я очень много работала для того, чтобы в один прекрасный день попасть на кинематографический Олимп.

        - Я знаю.  - Оливия искренне надеялась на то, что ее слова звучат убедительно: - Ты - прекрасная актриса. Я признательна тебе за то, что ты согласилась сниматься во «Вспышке на солнце».

        - Мне понравился сценарий, да и Майкл очень настаивал.

        - Да. Он может быть настойчивым,  - многозначительно произнесла Оливия.

        - Кроме того,  - продолжила Дейзи с загадочной улыбкой,  - он сделал мне предложение, от которого я не смогла отказаться.  - На мгновение выражение ее лица изменилось.  - О! А вот и Винсент!  - Она призывно замахала ему рукой.
        Подошел официант. Винс заказал себе пиво и сел возле своей будущей партнерши. Майкл тоже вернулся с напитками, и ему не оставалось ничего другого, кроме как присесть с Оливией. Когда их веселая компания отправилась ужинать, они расселись теми же парами.
        Дейзи было интересно знать буквально все о съемках фильма, но с особым удовольствием она обсуждала свою роль.
        Майкл говорил мало. Когда подали кофе, он откинулся на спинку стула и в своей обычной манере больше наблюдал и слушал.
        Заметив, что Дейзи подавила зевок, он мгновенно отреагировал:

        - Мы лучше пойдем. Тебе необходимо отдохнуть.
        Когда они встали, собираясь уходить, актриса спросила:

        - К которому часу я должна быть на съемочной площадке?

        - В восемь, не очень рано? Мы пришлем шофера.

        - Я сам отвезу ее,  - быстро ответил Майкл.
        Дейзи потянулась и, коснувшись его руки, сказала:

        - Спасибо, дорогой.  - Затем, обернувшись к Оливии, добавила: - До завтра!


        Утром Дейзи появилась свежая и благоухающая, как только что раскрывшийся цветок. Она была прекрасна.
        Пока съемочная группа ожидала появления звезды, все пили кофе, курили и читали утренние газеты.
        Майкл подошел к Оливии, которая перечитывала в сотый раз сценарий, склонившись над листами, и сказал:

        - Ты не позавтракала. Я принес тебе кое-что поесть.  - И протянул пакет с парой горячих булочек, щедро намазанных маслом.  - Тебе нужна энергия,  - объяснил он.

        - Я в порядке.  - Она взяла одну булочку и откусила кусочек.  - Но все равно, спасибо за заботу.
        К ним подошел Винсент и спросил:

        - Оливия, мы начинаем снимать с того момента, на котором прервались вчера?

        - Да,  - ответила она резко.

        - Прекрасно,  - заявил Винс с самодовольной улыбкой.  - Надеюсь, нам понадобиться сыграть несколько дублей поцелуя.

        - Дейзи - настоящий профессионал,  - напомнила Оливия жестко.  - И ей, возможно, вполне хватит одного дубля!

        - О, а я так этого ждал!

        - Но ты же все-таки будешь целовать Дейзи Стилл!

        - Да, конечно! А вот и она!  - При взгляде на нее, Винс засиял, кинулся к ней и повел ее на площадку.
        Майкл пробормотал:

        - Твоему другу Винсу, кажется, очень нравится Дейзи.
        Оливия ответила ему, одновременно делая знак, что все готово, для ассистента режиссера:

        - Да, так же как и всем другим мужчинам. В конце концов разве не предполагается по сценарию, что он должен быть влюблен в героиню Дейзи?
        У Оливии не было времени присматривать за мужем, а тем более анализировать его поведение. Она контролировала процесс съемки фильма. Понаблюдав за расстановкой главных героев, она кивнула своей помощнице. Та потребовала тишины. Оператор присоединился к режиссеру, а Майкл занял место у стены.
        С того момента, как Дейзи и Винсент стали репетировать, всем стало ясно, что они прекрасно сработаются. Оливия почувствовала облегчение, ведь иногда актерам нужно время, чтобы привыкнуть друг к другу.
        Когда помощница режиссера крикнула «снято!» после первого же дубля, Винс пробормотал:

        - Ух, жаль, маловато!  - И с неохотой выпустил Дейзи из объятий. Вся съемочная группа засмеялась, и сама Дейзи в том числе.
        Оливия поискала взглядом Майкла, но тот исчез. Она не заметила, как он ушел. Наверное, ему нужно было в офис.

9

        После долгого съемочного дня Майкл появился вновь для того, чтобы увезти Дейзи в отель. Но до этого он и Оливия встретились дома.
        Ей было необходимо посмотреть отснятый материал.

        - Спасибо, что присматриваешь за Дейзи.

        - Нет проблем! Давай выпьем немного вина.  - Казалось, он нервничал, подавая ей бокал. Затем подошел к окну и долго смотрел вдаль.  - Ну… как там она?  - спросил он наконец.
        Оливия облизала губы:

        - Великолепно. Просто не знаю, как тебя благодарить!  - И вспомнив слова Дейзи, добавила: - Она сказала, что ты сделал ей предложение, от которого невозможно было отказаться. Что это значит, Майкл?

        - Я же говорил тебе, что Дейзи мечтала какое-то время побыть дома.

        - Но ведь это же не все, не так ли?

        - Остальное - строго конфиденциально, только между мной и ней.

        - Ты платишь ей больше?

        - Я защищаю свои инвестиции так, как считаю нужным.
        Оливия поняла, что больше ничего не добьется от Майкла.

        - Тогда я вынуждена поблагодарить тебя еще раз. Дейзи определенно внесет в фильм нечто особенное.

        - И это - все, что для тебя имеет значение?  - спросил он грубо.  - Личные мотивы сюда не относятся?!
        Она попыталась уточнить:

        - Какие личные мотивы?

        - Например, ревность.
        Оливия густо покраснела. Она просто не могла избежать этого чувства. Конечно, ее одолевала ревность. Начиная с тех самых пор, как муж упомянул о своих отношениях с Дейзи Стилл. И неважно, что увлечение было давним, еще юношеским.
        Майкл сказал Оливии, что она будет единственной женщиной в его жизни, если остается с ним. Ей казалось, он говорил серьезно о том, что хочет предоставить их браку еще один шанс. Майкл всегда был человеком слова.
        Однако все обещания давались до того, как он вновь увидел Дейзи. Звезда ошеломляющей красоты! Вокруг нее существовало невидимое глазу, но ощущаемое сердцем сияние. Этих «чудес» было более чем достаточно для того, чтобы любая женщина почувствовала себя неуютно, даже если до этого была уверена в своем муже. А Оливия к таким не относилась.
        Как мог нормальный мужчина хотя бы немного не подпасть под влияние этого необыкновенного существа? Если Дейзи нравилась Майклу в дни их учебы в университете, то, без сомнений, он находит ее очень привлекательной и теперь. Кроме того, Оливия начинала понимать, что личность Дейзи ничуть не менее интересна, чем ее внешность.
        Майкл, до этого утопавший в глубоком кресле, вскочил так внезапно, что Оливия испугалась, забыв о собственных размышлениях. Он стоял и смотрел на нее в упор, затем осушил свой бокал и налил еще одну порцию.

        - Итак, ты полностью, абсолютно невосприимчива,  - констатировал он.
        Наблюдая за его спиной, она переспросила:

        - Невосприимчива к чему?
        Майкл, да как ты можешь такое говорить?  - подумала она.
        Резко обернувшись, он поднял бокал и расплескал вино.

        - Твои слова убеждают, что ты все же способна глубоко чувствовать.

        - Ты знаешь, что я чувствительна! То же самое можно сказать и о тебе,  - добавила она. Несмотря на его обычное, хорошо контролируемое выражение лица, Оливия знала, что муж может сорваться в бездну переживаний, как и она сама.

        - Да, и я такой же,  - согласился он мягко, но его глаза предупреждающе заблестели.  - Оливия, не заходи со мной слишком далеко!
        Чувство страха перемешалось с чувством ревности и мгновенно пробежало по телу Оливии. Она почувствовала невероятное напряжение, но ее мысли, казалось, были очень далеко. Ей сейчас вообще не хотелось ни о чем думать.

        - Я устала.  - Ее голос казался отрешенным.

        - Что, испугалась?  - спросил Майкл с вызовом, когда Оливия поставила свой бокал на краешек стола.

        - А разве мне следует чего-то бояться?  - Она посмотрела ему прямо в глаза, гордо подняв голову.
        Майкл нервно засмеялся.

        - Возможно, я никогда не думал о том, что можно с толком использовать силу женщины.
        Ее зрачки моментально расширились, а в сердце закрался настоящий страх. Оливия достаточно хорошо знала Майкла, чтобы быть уверенной на девяносто девять процентов в том, что тот не сделает ей ничего плохого. Но девяносто девять процентов - это не сто. Как раз этот единственный процент сомнения отразился на ее лице.

        - Не беспокойся,  - утешил Майкл.  - Я пока еще контролирую себя. Так мне кажется. Разве не удалось доказать тебе в прошлый раз, что моя натура может стать лучше и возвышенней? Но подобная ситуация не может продолжаться вечно. Я - не святоша. Пойми это.
        Должно быть, Майкл чувствовал себя ужасно. Его жена отказывалась спать с ним, а теперь возникла еще и очаровательная мисс Стилл со своей невинной чувственностью. Оливия вспомнила о внезапном исчезновении Майкла, когда ей нужно было отснять эпизод с поцелуем Дейзи и Винсента.
        Ей следовало бы сказать Майклу, что он свободен, и что она не держит его никакими обещаниями. Но Оливия не смогла заставить себя сделать это. Она была виновна в том, что ее муж несчастен. И ведь знала, что поступает с ним несправедливо, однако мысль о том, как он занимается любовью с другой, доставляла ей огромное физическое страдание. От этого у нее сжималось сердце. Наконец она произнесла:

        - Ты выходишь за рамки условия.

        - Что? Я всего лишь заправил постель, могу теперь на ней поваляться?  - Юмор Майкла был холодным и злобным.  - Это именно то, чего мне хотелось бы сделать, но только не одному.
        Оливия попыталась разрядить напряженную атмосферу. Даже больше того: она мечтала сдаться и предложить себя Майклу в качестве награды за все испытания. Но момент для столь щедрого дара был неподходящий.

        - Увидимся позже,  - бросила она через плечо и, не оглядываясь, ушла в свою комнату.
        С Дейзи было очень легко работать, поскольку та вела себя с другими актерами просто, доброжелательно и достойно. Она не пыталась украсть выигрышные сцены у своего партнера или у кого-нибудь другого, и не была излишне темпераментной. Ее нельзя было не любить, Дейзи Стилл была идеальна! Получив от Оливии приглашение на обед, знаменитая актриса любезно согласилась. Когда же Оливия рассказала Майклу еще и о том, что пригласила Винсента, тот удивленно поднял брови, но ничего не возразил.
        Винсент и Дейзи приехали вместе в субботу вечером. Оба оделись так, словно собирались дать представление. Они смотрели друг на друга с сияющим видом, вели себя непосредственно и забавно.
        Майкл выбрал для себя амплуа идеального хозяина, занимающегося выбором подходящего сорта вина для ужина. Он также развлекал собравшихся гостей разными байками, пока Оливия, как прилежная хозяйка, накрывала на стол. От нее не укрылось и то, что Майкл обращается с Дейзи с особой заботой. А та вела себя, как и подобает актрисе с голливудским опытом. С толком использовала грациозность и выразительность отрепетированных жестов и сияние глаз цвета аквамарина.
        Майкл то и дело покатывался от смеха. Оливия скрестила руки на груди и буквально впилась ногтями в локти. Как долго она не слышала искреннего смеха своего мужа! Даже забыла этот прекрасный, мелодичный и заразительный хохот. Когда-то общее веселье было неотъемлемой частью их жизни. Сейчас это было непозволительной роскошью. В их отношениях преобладала горечь.
        Отвернувшись от Дейзи и Майкла, таких счастливых и самодостаточных, Оливия обнаружила, что Винсент как-то странно смотрит на ее лицо. Она попыталась выдавить из себя улыбку. Получилось не очень убедительно. Оливия начала убирать тарелки со стола.

        - Я принесу десерт,  - объявила она радушно.  - Вернусь через пару минуток.
        В кухне она поставила посуду в раковину и какое-то время стояла, опершись на край стола. У нее кружилась голова.
        Голос Винса заставил ее вздрогнуть:

        - Ты в порядке?
        Повернувшись к нему, она растянула на лице резиновую улыбку.

        - Конечно!  - солгала Оливия.
        Винсент держал в руках две тарелки с нетронутыми блюдами.

        - Куда их деть?

        - В холодильник, если там есть свободное место.  - Оливия открыла дверцу, достала мусс, торт и выставила их на стол.

        - Точно у тебя все хорошо? Может, поделишься?  - переспросил ее друг с беспокойством.

        - Да. Ставь еду. Там на полке есть место.  - Она взяла десертный нож, чтобы разрезать пышную бисквитно-фруктово-кремовую гору.
        Но, если честно, Оливия была растрогана вниманием Винсента до глубины души. Внешне этот красавчик мог казаться мыльным пузырем, но внутри скрывался мужчина с развитой интуицией и добрым сердцем. Эти качества помогли ему стать хорошим актером, способным чувствовать и сопереживать другим людям.

        - Да нечего рассказывать. Просто немножко устала. Вот и все.
        Наверное, Винс и Дейзи тоже измотались за время съемок. Но ей казалось, что усталость никак не отражается на их лицах.
        Оливия кончила разрезать торт и убрала прядь волос с лица. Винс разговаривал с ней, словно с ребенком, склонив голову набок:

        - Хорошо. Можешь ничего мне не говорить, но тем не менее держись!
        Он обнял ее, беззаботно рассмеявшись, и Оливия мгновенно расслабилась в его теплых объятиях. Это был успокаивающий благородный жест, лишенный какого-либо оттенка сексуальности. Именно этого Оливии так не хватало. Существенная часть напряжения ушла из нее, и она доверчиво склонила голову на плечо Винса.

        - Ты такой милый. Спасибо.

        - Всегда, пожалуйста!  - Он улыбнулся ей открытой дружеской улыбкой. Именно такими были и его объятия.
        Оливия опустила на стол десертный нож, и спросила:

        - Ты поможешь мне отнести десерт?

        - Конечно, моя дорогая Олив!
        Они вместе вошли в столовую. Майкл придвинул свой стул вплотную к стулу Дейзи. Она склонилась к нему и что-то говорила чуть ли не шепотом. Они оба посмотрели на только что вошедшую пару с десертом в руках, и Дейзи рассмеялась:

        - Вы уже продегустировали десерт?  - спросила она задорно, обращаясь к Винсенту. Он непонимающе посмотрел на нее, и Дейзи пояснила: - У тебя крем и шоколад на рукаве.

        - Ах, извини!  - пролепетала Оливия. Она взяла салфетку и осторожно сняла полоску крема с ткани.  - Должно быть, это упало с торта, когда…  - Она в растерянности замолчала, хотя собиралась добавить: - Когда ты обнял меня.
        Винсент улыбнулся и непринужденно сел на свое место:

        - Ничего ужасного не произошло.
        Оливия не могла не улыбнуться в ответ. Затем она заметила, как Майкл изучает ее и Винса холодным прищуренным взглядом. Улыбка мгновенно исчезла с ее лица. Майкл взял полупустую бутылку вина и наполнил бокал Дейзи. Поколебавшись, он поинтересовался:

        - Ты сам отвезешь Дейзи обратно в отель?

        - Мы возьмем такси.
        Майкл кивнул и поднял бокал, чтобы в очередной раз выпить.
        Он выглядел очень мрачно, хотя и исполнял роль образцового хозяина до той минуты, пока не закрыл за гостями дверь. Вернувшись в столовую, где Оливия убирала со стола, Майкл методично собрал пустые бокалы и бутылки.

        - Они уехали в одном такси,  - сказал он неожиданно громко.  - Не удивлюсь, если эти двое завтра проснутся в одной постели.
        Оливия проигнорировала эту ценную информацию и с безразличным видом понесла чашки в кухню. Если Винс уведет Дейзи с орбиты Майкла, она не станет об этом сожалеть!

        - Это совсем не волнует тебя?  - спросил он, и Оливия поняла, что снова находится в опасной близости от него.

        - Единственное, что меня беспокоит - это их игра в моей картине.  - Она подумала, что не в натуре Майкла спекулировать сексуальной жизнью других людей. Должно быть, у него особый интерес к интимной жизни Дейзи Стилл.
        Она собралась духом и сказала:

        - Если их тянет друг к другу, то это продлится до тех пор, пока они заняты в одном фильме. Так часто бывает. Актеры до такой степени вживаются в свои роли, что путают их с реальностью.

        - Очень прагматичное объяснение. Расскажи-ка мне лучше, как Винсент умудрился измазать рукав десертом?
        Внезапная смена темы разговора на мгновение выбила Оливию из колеи. Она начала что-то придумывать, но потом решила: к чему лгать? Ей нечего стыдиться.

        - Он обнял меня,  - ответила она спокойно,  - в то время, когда я разрезала торт.
        Майкл сделал резкое движение вперед:

        - Обнял?

        - Он подумал, что я нуждаюсь в заботе,  - попыталась объяснить Оливия. Поймав быструю недоверчивую улыбку Майкла, она резко добавила: - Мы не предавались страстным объятиям, как бы этого хотелось тебе.

        - Почему ты нуждалась в его объятиях?  - закричал Майкл.  - Объясни! Если тебе нужна забота, ты могла бы прийти ко мне!

        - К тебе?  - Оливия испуганно посмотрела на него.

        - Да, ко мне. К твоему мужу. Что в этом такого странного?

        - Ты не предложил мне этого, и, кроме того…
        Как она могла сказать Майклу, что кроме всего прочего он являлся причиной всех ее страданий.

        - Ты всегда игнорировала любое мое проявление участия, не так ли?  - упрекнул он ее.  - Даже после того, как потеряла ребенка.

        - Зачем ты так говоришь?

        - Затем! Ты оттолкнула меня.
        Первые несколько дней после трагедии были свежи в ее памяти. Она принимала кучу таблеток, надеясь, что они заглушат невыносимую боль потери.

        - Нет,  - ответила Оливия,  - я не…
        Майкл прервал ее:

        - Когда я обнял тебя, ты была настолько равнодушной… Такой холодной, как будто едва могла вынести мои прикосновения.
        Его слова были близки к правде.

        - Я боялась, Майкл. Потому что чувствовала себя так, словно унижу себя еще больше, если приму твою помощь.
        Он пожирал ее глазами. Затем почти ледяным тоном спросил:

        - Так вот почему ты настаивала на необходимости включиться в работу сразу же, как только вышла из больницы. Я едва видел тебя в те дни.

        - Мне необходимо было найти что-то, что помогло бы мне не думать о ребенке. Я испытывала невероятную боль. Работа стала единственной помощницей в этой ситуации. В делах мне легче было забыться хотя бы на некоторое время. И я думаю, съемки помогли мне почувствовать себя меньшей неудачницей.

        - Неудачницей?

        - Да, несостоявшейся, как женщина. Как мать. Как жена. Съемки фильма были единственным делом, в котором я чувствовала себя профессионалом.
        Казалось, ее признания потрясли Майкла:

        - То, что у тебя произошел выкидыш, не сделало тебя, как женщину, неудачницей.

        - Я знала, что подвела тебя и нашего ребенка, и ты… ты думал так же.

        - Оливия, нет!

        - Ты почти признался в этом. И твоя мать тоже.

        - В сердцах я наговорил кучу вещей, которые на самом деле ничего не значили, и о которых с тех пор ужасно жалею!  - Он поморщился.  - Мое поведение было неадекватным. Я чувствовал себя виноватым, потому что не смог облегчить тебе жизнь, не спас от боли, через которую тебе пришлось пройти. А после всего мне стало казаться, что я больше тебе нужен. Я думал, что ты вообще никогда меня не хотела. И понимал, что подвел тебя, но не знал, что мне с этим делать.

        - Ты не подводил меня,  - ответила Оливия.  - Мне просто надо было справиться со всем этим тем способом, который я знала.

        - Что ты имеешь в виду?
        Оливия задумалась над тем, как это объяснить Майклу. И решила просто сказать правду:

        - Я поступила так же, как мой отец,  - поколебавшись, она добавила,  - когда умерла мама. Он сказал тогда, что в слезах нет никакого проку, и этим ее уже не вернуть. А мы должны продолжать жить!
        Майкл неотрывно смотрел на Оливию, и как будто видел впервые.

        - Но тебе было всего двенадцать лет!
        Она кивнула:

        - Да. Папа забывал о своем горе, когда трудился физически: он перестроил забор на территории всей нашей фермы, поставил новый сарай. И вообще делал все, что помогало ему отвлечься. Постоянно чинил что-то. Слезы делали его беспомощным, и он их ненавидел.

        - А как и когда он умер?

        - Это было… ужасно. Я каждый день думала о том, что, если бы нашла его раньше, папа остался бы жив. Если бы больше помогала ему, он не уставал бы так сильно. Он совершенно не заботился о себе. И все эти «если бы» сводили меня с ума.  - Оливия посмотрела на свои пальцы, они дрожали. Майкл потянулся и прикрыл их своими сильными ладонями.

        - Я знаю, что ты чувствуешь,  - сказал он.  - Мне довелось пережить ощущение невосполнимой потери после твоего ухода. Но я - взрослый человек… Ты же была в отчаянии, увидев отца.
        Она внимательно посмотрела на него. В глазах Майкла читалась безграничная нежность.

        - Да, я чуть не сошла с ума, пока бежала к телефону. Я очень испугалась. Позвонила в скорую, но знала, что было уже поздно. Решила сообщить соседу, чтобы тот приехал со своим трактором. Мне самой было не по силам достать его. Кошмар! А потом… столько всего надо было сделать: похороны, приведение в порядок фермы для продажи… Соседи повели себя безукоризненно. То и дело являлись адвокаты и агенты по недвижимости, с которыми нужно было вести дела. Не было времени плакать. А когда все закончилось, меня словно заморозили. Но шли дни, я перебралась в Сидней, поступила на кинематографические курсы и задвинула прошлое в глубину моей памяти. Продолжала жить так, как хотелось бы ему.

        - Ты никогда не рассказывала мне всего этого!
        Раньше, когда Майкл расспрашивал о ее родителях, Оливия отделывалась односложными фразами. Он уважал ее очевидное нежелание обсуждать их уход в мир иной.

        - Я никогда и ни с кем не делилась этими переживаниями.

        - Если бы я только знал…
        Оливия захотела освободить руки из его ладоней, но вместо того, чтобы отпустить, Майкл привлек жену к себе еще ближе. Она прижалась щекой к его рубашке, почувствовала запах кожи и услышала, как сильно бьется его сердце.
        Это были нежные объятия - редкие и необычайно ценные. Оливия испытала ошеломляющее чувство радости. Так много времени прошло с тех пор, как они в последний раз были столь близки эмоционально! Но, может быть, теперь все слишком поздно?
        Сейчас в его прикосновениях не было страсти. Это напоминало недавние объятия Винса. Майкл видел, что жена нуждается в заботе, доброте и проявлял их.
        Но не доброты она ждала от него! Оливия с вожделением прижалась к горячему телу Майкла, но затем заставила себя отстраниться. Его руки мгновенно напряглись, но он тут же отпустил ее.
        Она гордо вскинула голову и посмотрела на Майкла. Выражение его лица показалось ей несколько обескураженным и напряженным. Ей вспомнилось, как искренне он говорил, что любит ее. Но неужели ее угораздило убить эту прекрасную любовь своим презрением и отказом разделить его страсть?

        - Оливия,  - сказал он хриплым голосом,  - нам надо поговорить.
        Она почувствовала себя трусихой, поскольку боялась касаться того, о чем Майкл собирался с ней беседовать. Возможно, он больше не хотел ее. Или его мучили подозрения, что Винсент проводит время с Дейзи. Нетрудно догадаться, что Майклу не жаль было бы расстаться со своей бывшей романтической привязанностью лишь в том случае, если бы он мог надеяться на возобновление отношений с женой.
        Зазвонил телефон и грубо вернул Оливию в реальность. Было уже поздно для каких-либо звонков. Майкл подождал, пока позвонят четыре раза, тихо выругался и подошел к телефону. Разговор был коротким. Он почти сразу положил трубку. Повернувшись к Оливии, грустно произнес:

        - Плохие новости. Отца отвезли в больницу с подозрением на сердечный приступ.

10


        - О, Майкл!  - Оливия кинулась к нему, но тот уже выходил из комнаты.

        - Мать вне себя от горя,  - бросил он на ходу, торопясь в спальню.  - Мне лучше поехать туда прямо сейчас.
        Схватив с туалетного столика бумажник и ключи от машины, Майкл достал из гардероба куртку.

        - Я поеду с тобой!  - решила Оливия. Она побежала в свою комнату, сунула ноги в туфли и догнала мужа в дверях.
        Казалось, прошла целая вечность, прежде чем они добрались до больницы. Питер Битен лежал в палате интенсивной терапии. Они увидели Мэри и Риту в комнате для посетителей. Обе казались очень бледными. Оливия отметила, что это был единственный случай, когда обе женщины не выглядели безукоризненно.

        - Майкл! Слава богу!  - Мэри бросилась к сыну.
        Он нежно обнял мать, но поверх ее головы взглянул на Риту, свою сестру, молча стоявшую рядом.

        - Что происходит?  - спросил он едва слышно.

        - Доктора осматривают его.  - Рита всхлипнула и продолжила излияния: - Нам позволили войти всего на минуту, но после объяснили, что надо срочно сделать несколько анализов. Отец выглядит ужасно!
        Оливия подошла к Рите и положила руку ей на плечо.

        - Мне так жаль,  - сказала она искренне.
        Мэри подняла голову и утерла слезу пальцем.

        - Оливия?  - Казалось, она только что заметила ее присутствие.  - Как хорошо, что ты пришла!  - Она повернулась к Майклу.  - Врачи ничего нам не говорят, не хотят говорить.
        Сестра Майкла добавила:

        - Они все еще пытаются привести его в норму, но время тянется невыносимо долго!
        Мэри повысила голос:

        - А мы не знаем, что происходит!

        - Мама, почему бы тебе ни присесть,  - предложил Майкл.  - Оливия принесет вам с Ритой по чашке кофе.

        - Да, конечно!  - мгновенно согласилась та.  - А может, захватить что-нибудь поесть?

        - Я не хочу!  - простонала Мэри.
        Майкл произнес властным тоном:

        - Мама, теперь я здесь, и все будет хорошо. Но ты должна быть сильной, чтобы помочь папе пройти через это испытание.
        Когда Оливия вернулась с бутербродами и кофе, Рита сидела в комнате одна.

        - Нам позволили навестить его, но по очереди,  - пояснила она.
        Оливия протянула ей кофе.

        - Как ты себя чувствуешь?

        - Я в порядке, держусь. Как Майкл?
        Удивительно, Рита верила в их воссоединение и семейное благополучие, при котором жена все знает о состоянии мужа.

        - Нервничает, но пытается скрывать это. А где Деннис?  - Оливии показалось странным, что мужа Риты не видно.

        - Деннис? Его нет. Уже давно нет. Деловые поездки… По крайней мере, он так говорит.  - Тон молодой женщины был скептическим, а уголки рта мелодраматично опущены вниз.  - Я оставила ему записку.
        В обычной ситуации она не стала бы обсуждать свои семейные проблемы с Оливией. Но обстоятельства были особые, и, возможно, Рите становилось легче при мысли о ком-то, кроме отца.

        - Ты уверена, что это - не деловые поездки?  - проявила участие Оливия.  - Мне всегда казалось, что Деннис предан тебе.

        - Предан? Неужели?  - Рита была настроена саркастически. Но Оливия почувствовала, что именно этих слов ждет от нее сестра Майкла.  - Знаешь, у нас никогда не было головокружительных отношений. Ничего хотя бы отдаленно похожего на ту всепоглощающую страсть, что существовала между вами, когда вы поженились…
        Оливия вспыхнула. Неужели это было столь очевидно?! Она полагала, что они с Майклом удачно скрывали свои чувства от окружающих.
        Рита, по-видимому, была настроена на волну откровенности и продолжала:

        - Я даже поздравляла себя после вашего разрыва, радуясь, что у меня с мужем никогда не было подобных отношений.  - Она искоса посмотрела на Оливию.  - Думаю, что просто слегка ревновала и завидовала. Я могла сказать себе: вот видишь, Рита, это не продлилось долго! А Деннис всегда был моим лучшим другом. Мне казалось, мы понимаем друг друга без слов, и наш брак крепок, как скала, хотя он и не такой страстный, как ваш. Но я больше не намерена продолжать в том же духе. Может, волнение - это именно то, чего нам обоим так не хватало?  - последний вопрос был адресован ею скорее себе, нежели Оливии.
        Оливия криво усмехнулась.

        - А я так завидовала вашему браку,  - призналась она Рите.  - Ты и Деннис невероятно подходите друг другу. Не то, что мы с Майклом.
        Рита выглядела удивленной:

        - Но ведь вы с братом поразительно похожи!

        - Похожи?

        - Да. Оба уверенные, независимые, успешные в том, чем занимаетесь. Вам не нужны другие люди. Вы ненавидите человеческие слабости.
        Оливии стоило большого труда сохранить спокойствие. Рита, сама того не ведая, помогла ей сделать грандиозное открытие. Впервые в жизни она поняла, что вышла замуж за человека, во всем похожего на ее отца. То есть выбрала мужчину с сильной волей, который очень неохотно показывает свои эмоции окружающему миру.

        - Я знала, что Майкл страдает от того, что ты потеряла ребенка,  - сказала ей Рита.  - Но он скорее бы умер, чем показал это другим. Да и ты вернулась к работе, как будто ничего не произошло. Представляю, чего тебе это стоило!

        - Да,  - ответила Оливия, но не успела продолжить, поскольку дверь открылась, и на пороге возник Майкл Битен.

        - Твоя очередь,  - обратился он к Рите.  - Попытайся заодно уговорить маму что-нибудь съесть. Хорошо?

        - Попробую.  - Рита отправилась в палату, а тот занял ее место.

        - Вот кофе.  - Оливия протянула ему стаканчик.  - Как твой отец?

        - Врачи делают все, что могут. Нам остается только надеется и молиться.
        Именно так они и поступили, молясь всю ночь, и потом, в воскресенье, забыв о личных проблемах. Оливия следила за тем, чтобы была еда и горячие напитки. Она делала все от нее зависящее, чтобы поддержать силы членов семьи Битенов.
        Днем приехал Деннис. Когда Рита вышла из палаты, он подбежал к ней и обнял, говоря при этом:

        - Моя дорогая, бедная девочка! Я вернулся из поездки и, обнаружив твою записку, тут же помчался в больницу.
        К вечеру Питеру Битену стало лучше. Все присутствующие настояли на том, чтобы Рита увезла Мэри домой. Майкл пообещал сидеть возле отца до тех пор, пока они не вернутся, и немедленно известить их, если состояние больного изменится.

        - Если ты хочешь уехать - возьми машину,  - сказал он Оливии.  - Я не знаю, когда соберусь домой.
        Она отказалась. Майкл любил отца, несмотря на разногласия, которые случались между ними. И если он принял решение дежурить у отцовской постели, ей тоже не оставалось ничего другого, ведь в глубине души Оливия тоже была привязана к Питеру Битену.
        Сидя в тускло освященной палате интенсивной терапии, пропитанной больничным запахом, она пыталась справиться с недобрым предчувствием: отец Майкла выглядел неважно.
        Майкл заметил ее растерянный вид и сказал:

        - Не расстраивайся, ему дали обезболивающее. И сейчас, возможно, мыслями отец присутствует в более приятном месте, чем это.
        Они сидели рядышком на жестких стульях с высокими спинками. Казалось, Питер спал. Оливия, повинуясь порыву, идущему от сердца, дотронулась до его руки. Та оказалась теплой. Она расслабилась и облегченно вздохнула.

        - Спасибо, что осталась, Оливия,  - прошептал Майкл. Он наклонился к ней и поцеловал в щеку. Небритая щетина кольнула ее нежную кожу.  - Но почему ты поступила так?  - спросил он с болью в голосе.

        - Я подумала, просто… я ведь твоя жена, и мое место - рядом с тобой.
        Майкл сделал странное движение головой, как будто не мог поверить своим ушам.

        - Оливия,  - выдохнул он, затем придвинулся к ней ближе и приник к ее губам.
        Этот поцелуй был наполнен удивительной нежностью и немой страстью, которую она также мягко вернула ему, обвив его шею руками. Майкл чуть отстранился и посмотрел в лицо жены: она была неотразима со слегка приоткрытыми губами и блестящими глазами. Он неохотно отодвинулся от нее, понимая, что подобные эмоции неуместны в больничной палате, но продолжал сжимать ее руку своими сильными пальцами.
        Майкл закрыл глаза и коротко вздохнул, подавляя тайное желание. Затем пришла медсестра и пробормотала несколько ободряющих слов относительно состояния Питера.
        Тусклый свет, неподвижность пациентов, четкая работа медсестер действовали расслабляюще. Через некоторое время Оливия погрузилась в забытье. Очнувшись, она увидела, что голова Майкла лежит на спинке стула, а его глаза закрыты. Почувствовав, что она изучает его лицо, он приоткрыл веки и улыбнулся ей.

        - Ты все еще здесь?  - спросил он тихим голосом.  - Не покидай меня, Оливия!

        - Я не уйду до тех пор, пока буду нужна тебе!
        Майкл проснулся окончательно и посмотрел на своего отца. Взглянул на часы и обернулся к Оливии:

        - Тебе же завтра целый день работать!..

        - А тебе разве нет?

        - Я могу не пойти, решить все дела по телефону. Уже первый час ночи. Почему бы тебе ни поехать домой и не поспать хоть немного?

        - Ты же только что просил меня не уходить.

        - Я дремал. Тебе не стоит оставаться.
        Скрипнула дверь, и на пороге появилась Мэри Битен. Майкл подошел к ней, и они стали что-то обсуждать шепотом. Затем он подсел к Оливии. Положил ей руку на плечо и сказал:

        - Пойдем, дорогая, я отвезу тебя домой.
        Стоя у машины Оливия предложила:

        - Хочешь, я сяду за руль?

        - Не надо, я в порядке.
        Дома Оливия спросила Майкла:

        - Я могу что-нибудь сделать для тебя?
        Он отрицательно покачал головой.

        - Нет, лучше поспи. У тебя всего несколько часов на отдых, а потом ты должна быть на съемках.
        Да, Оливия в какой-то момент совершенно забыла о фильме.

        - Ты сам собираешься ложиться?  - спросила она Майкла.
        Он провел рукой по волосам.

        - Пожалуй. Рита обещала позвонить, если я понадоблюсь.

        - Тебе… тебе не нужна компания?  - смущаясь, спросила Оливия.
        Ему трудно было скрыть свое удивление.

        - Это что, благотворительный жест?

        - Я просто подумала, что тебе, может быть, захочется…
        Майкл прервал ее:

        - Послушай, как мне воспринимать твое предложение? Как симпатию, заботу или пробудившуюся страсть?  - Он скривил губы в ироничной усмешке.  - Очень ценю твой порыв, но… я - пас! Сегодня был тяжелый день, и мне не нужны новые потрясения…  - Возможно, отвергая ее, Майкл хотел, чтобы она ощутила ту же боль, что и он раньше.
        Вот так! Ее отвергли… Проглотив обиду, Оливия выдавила из себя:

        - Дай мне знать, если тебе потребуется моя помощь.


        Когда она проснулась, Майкла уже не было дома. Возможно, он поехал самостоятельно, без просьбы Риты, навестить отца. Чувствуя себя виноватой за то, что крепко спала этой ночью, Оливия позвонила в больницу. Ей ответили, что состояние мистера Питера Битена несколько ухудшилось. Она попыталась дозвониться в палату и поговорить с Майклом, но вспомнила, что простым обывателям больничным телефоном пользоваться запрещено.
        Оливия сварила себе кофе и побежала на съемочную площадку. Нужно было отснять последний эпизод в доме, после чего они смогут наконец перебраться в сад. Но на душе у нее было неспокойно. Она проконсультировала свою ассистентку Кэрол относительно крупных планов и того, как их лучше снимать, а сама вызвала такси и помчалась в больницу.
        Деннис сидел в комнате ожиданий, отрешенно перелистывая какой-то журнал.

        - Питер плох, но врачи надеются на улучшение,  - сказал он, взглянув на расстроенное лицо Оливии.  - По-видимому, опасность минует через день или два… Ты видела Майкла?

        - Нет, я думала, он здесь.

        - Вы разминулись. Майкл поехал на съемки, поскольку дозвониться до тебя невозможно…

        - Да. Актеры и съемочная группа закончат работу в шесть. Я оставила необходимые распоряжения. Как давно ты здесь сидишь?

        - Несколько часов, но это не имеет значения, ведь я нужен Рите.

        - Как хорошо, что ты это понимаешь.  - В словах Оливии прозвучали тревожные нотки, и Деннис безошибочно уловил их.
        Он кинул на нее быстрый изучающий взгляд.

        - Знаешь, семье Битенов нравится думать, что они могут справиться самостоятельно с любыми неприятностями. Но, поверь моему опыту, в подобных ситуациях им нужны те, кто их любит так же, как и нам, простым смертным.

        - Я уверена, что Рита тоже простая смертная. В том смысле, что она - обычная, нормальная женщина, нуждающаяся в любви, понимании, заботе…

        - Знаю. Я всегда пытался дать ей именно это, даже когда она делала вид, что ей ничего не нужно.

        - Разве она умеет притворяться?

        - Да, но после шести лет брака я могу читать ее, как раскрытую книгу.

        - Неужели?  - В вопросе Оливии сквозила ирония.
        Деннис нахмурился.

        - Что все это значит?

        - Ровным счетом ничего. Просто мне стало интересно, уверен ли ты, что знаешь свою жену так уж хорошо?

        - На что ты намекаешь, Олив?

        - Это не мое дело.  - Она уже сожалела о том, что влезла в чужие взаимоотношения. Ей бы разобраться со своими.

        - Мы - семья. Пойми это.

        - Рита сказала, что ты проводишь много времени в поездках. Она… беспокоится.

        - О боже! А я-то думал, что умею заметать следы.

        - Тогда, значит, у тебя кто-то есть?

        - У меня?  - Деннис покраснел от гнева.  - Конечно нет! Почему ты так подумала?

        - Извини, просто…  - Она прервалась, боясь ухудшить ситуацию.  - Извини!  - повторила Оливия.

        - Рита тоже так думает?  - Он провел рукой по лысеющей голове.  - Я работал над одним сложным проектом с более крупной компанией. Если все получится, моя зарплата увеличится, и я стану реже ездить по командировкам. Я хотел удивить ее, преподнести приятный сюрприз…  - Он потер усталые глаза.  - Как она могла подумать такое?

        - Ты только что сказал, что Битены не настолько защищены, как кажется. Они притворяются,  - повторила Оливия его слова.
        Даже Майкл оказался не так защищен, как она думала.

        - Но моя жена знает, что я ее обожаю.
        Дверь палаты приоткрылась, и оттуда вышла Рита.

        - Ну как Питер?  - чуть ли не хором спросили они.

        - Пока без изменений.
        Деннис пересек комнату и, нежно обняв жену, поцеловал ее в губы:

        - Я люблю тебя, Рита, и ты знаешь это.

        - Почему бы вам ни выпить по чашечке кофе, или не сходить куда-нибудь проветриться?  - предложила Оливия.  - Я могла бы посидеть здесь и подождать Мэри.
        Они ушли, но почти тут же появился Майкл.

        - Ребята сказали мне, что ты здесь. Тебе нужно вернуться?

        - Нет. Все в порядке. Я оставила необходимые распоряжения своей помощнице. Хотелось бы увидеть твоего отца, если мне позволят войти.

        - Конечно, дорогая.
        Питер пришел в сознание. Он выглядел неважно. К ужину ему удалось убедить Мэри, что всем членам его семьи стоит поехать перекусить в ближайшем ресторанчике и выпить за его здоровье.


        Уютная атмосфера ресторана и бутылочка хорошего французского вина помогли снять напряжение. Наконец-то Оливия увидела истинные, тщательно скрываемые от посторонних глаз отношения в семье Битенов. Она впервые смогла расслабиться в их обществе.
        Затем Оливия и Майкл завезли Мэри в больницу пожелать мужу спокойной ночи. Оливия прошептала Майклу:

        - Ты мог бы остаться сегодня ночью со своей матерью. Деннис вернулся, и Рите захочется побыть с ним дома, наедине.
        Майкл посмотрел на нее с удивлением.

        - Я тоже так думаю.
        Но Мэри заверила Майкла и Оливию в том, что не нуждается в их компании.


        На следующий день выяснилось, что съемки в саду проблематичны. Несколько дублей было испорчено из-за внезапно набежавших туч.

        - Просто не повезло,  - спокойно сказала Оливия помощнице, хотя сама планировала на следующее утро приступить к съемкам сцен в зале суда.
        Плохо то, что и дальнейший прогноз погоды не обещал ничего хорошего. Дожди собирались идти и в последующие дни. Оливии предстояло наметить: остаются ли они в доме и ждут, когда можно будет приступить к сценам в саду, либо перебираются вместе с аппаратурой на другой объект, чтобы снимать кадры в помещении.
        Она решила довериться судьбе и оставить все, как есть. Проблема состояла в том, что сцены с Дейзи нужно было закончить в минимально короткие сроки. Значит, им нужно было работать в течение шести дней без перерывов, и даже ночами, пока не придет время отъезда звезды.
        Майкл также с головой ушел в собственную работу. В перерывах он ездил к отцу в больницу и приглядывал за матерью. На съемках он не появлялся до того момента, пока не остались одни финальные сцены с участием Дейзи Стилл. Майкл приехал поздно вечером. На площадке царила напряженная атмосфера. Дейзи должна была сыграть очень важную психологическую сцену. В ней не было реплик, и весь богатейший спектр быстро меняющихся эмоций ей предстояло выразить без слов, не вставая с места.
        Дейзи Стилл разыграла грандиозное представление. На последнем дубле Оливия почувствовала, что получилось нечто необыкновенное. Остальные члены съемочной группы тоже ощутили радость удачи, и когда помощница режиссера выкрикнула: «снято!» - раздались громкие аплодисменты.
        Дейзи посмотрела на Оливию, ища одобрения и поддержки. Но той уже не было в режиссерском кресле. Она бежала через съемочную площадку и через мгновение уже обнимала актрису и поздравляла с успехом:

        - Спасибо тебе!  - сказала она искренне,  - твоя игра была восхитительной!
        Тут же за своей спиной Оливия услышала голос Майкла:

        - Я почти поверил в то, что все так и было, даже несмотря на включенные камеры.  - Он наклонился, чтобы поцеловать Дейзи в щеку, но после того, как жена отошла в сторону.  - Ты в порядке?  - спросил Майкл у актрисы.

        - Немного устала,  - ответила та и повернулась к Оливии: - Работа сделана?

        - Да. Ты была неподражаема, Дейзи!

        - Я наслаждалась ролью. Все было превосходно.
        Кто-то крикнул:

        - Самое время устроить вечеринку!
        Это предложение вызвало бешеный энтузиазм. Увозились камеры, убиралось оборудование, а на их место ставились подносы с едой. Таинственным образом появлялись бутылки вина. Члены съемочной группы принесли бочонок пива и предложили превратить спальню подсудимых в бар.
        Пытаясь перекричать своих помощников, Оливия объяснила Дейзи:

        - Мы не можем позволить тебе уехать без прощальной вечеринки.
        Актриса рассмеялась и спросила Майкла:

        - Ты знал об этом?

        - Мне что-то такое говорили,  - ответил он неопределенно.
        Безусловно, Оливия обо всем рассказала Майклу еще вчера и поинтересовалась, придет ли он? Тот ответил, что подумает и заскочит, если у него будет свободное время.
        Винсент неожиданно появился рядом с Оливией и ослепительно улыбнулся Дейзи.

        - Ну, что? Поехали!  - скомандовал он и резко махнул рукой. Это был сигнал к началу веселья.
        Когда они подошли к импровизированному бару, Винс обнял Дейзи за плечи. Она посмотрела на него с нежностью. Майкл молча наблюдал за этой парочкой, потом повернулся к Оливии с каким-то особым выражением лица, как будто спрашивал: каково, а?
        Едва кивнув, она поинтересовалась:

        - Как твой отец? Ты его видел сегодня?

        - Да, ему стало немного лучше.
        Кто-то позвал Оливию, предлагая ей шампанское. Она спросила:

        - Ты останешься на вечеринку? Угощайся и будь как дома. А мне нужно организовать отправку пленки в лабораторию.
        Когда Оливия освободилась, то увидела Майкла среди компании, кольцом окружившей Дейзи.
        Один Винсент радостно кинулся к ней.

        - Она красавица, правда?  - спросил он, с восхищением глядя на актрису.

        - Да,  - ответила Оливия, почувствовав зависть.
        Винсент добавил:

        - Я получил приглашение приехать к ней и пожить некоторое время в Америке. Дейзи даже предложила организовать для меня пробы. Как ты думаешь, Олив, могу я относиться к этому серьезно?

        - Ну, во всяком случае, Дейзи Стилл кажется мне искренней личностью,  - ответила она коротко.  - Почему бы тебе действительно не поехать?

        - Спасибо, крошка!  - Винсент наклонился и поцеловал ее.
        Оливия ускользнула с вечеринки, как только смогла. Она хотела отоспаться этой ночью. И была крайне удивлена, когда Майкл пришел почти следом за ней. Оливия как раз проверяла расписание на следующий день, с наслаждением попивая какао.
        Она посмотрела на Майкла в упор.

        - Я не ожидала увидеть тебя так скоро.

        - Не было необходимости оставаться там после того, как ты тихонечко ускользнула. Винсент присмотрит за Дейзи.

        - Да, разумеется,  - сказала она с отсутствующим видом, снова погружаясь в изучение бумаг.  - Ты отвезешь ее завтра в аэропорт? Или мне вызвать такси?

        - Как хочешь,  - ответил Майкл бесстрастно.  - Ты в курсе, что Дейзи говорила с Винсом? И что он собирается к ней в Лос-Анджелес?

        - Да. Он рассказал мне.

        - И?

        - Я думаю, ему следует принять приглашение.

        - Понятно,  - произнес Майкл тихо.

        - Что тебе понятно?  - спросила Оливия раздраженно.

        - Что тебе все равно, не так ли? Ты вообще когда-нибудь была в него влюблена?
        Оливия вскинула голову:

        - Влюблена в Винса? Конечно нет! Я… люблю тебя!  - Она с трудом произнесла эти слова.  - Не понимаю, как тебе такое пришло в голову?

        - Вы казались очень увлеченными друг другом. Ты понимаешь его, а он - тебя. Не так ли? Вы занимаетесь одним делом. К тому же он очень привлекателен. Когда я впервые увидел вас вместе, то был уверен: если вы еще не близки, то очень скоро будете.

        - Я нравлюсь ему, он - мне. Мы вместе пережили хорошие и плохие времена. И действительно - хорошие друзья.

        - Пожалуй, я на какое-то мгновение забыл, насколько чувствительны твои друзья. То есть хотел сказать, кинематографические друзья.
        Майкл был прав. В киноиндустрии были приняты объятия, поцелуи и все в таком роде. Этот вид искусства привлекал неординарных личностей, которые открыто выражали свои чувства. Правда, некоторые лишь притворялись искренними. Майкл Битен был полной противоположностью представителей этого мира, так же, как и его сдержанные друзья по бизнесу.

        - Я помню, как ты смотрел на моих друзей… Свысока.

        - Совсем нет. Они представляли собой такое живописное зрелище, что я, находясь среди них, напоминал серого воробышка среди породистых петушков и курочек.
        Менее подходящего слова для Майкла нельзя было придумать.

        - Воробышка?  - переспросила Оливия недоверчиво. Слово «ястреб» было бы в данном случае более подходящим. Это коварное создание заставляет домашнюю птицу разбегаться в разные стороны, едва коснется земли тень от его крыльев.

        - Я прекрасно понимаю, что ты могла бы предпочесть кого-нибудь из этих людей, разделяющих твои творческие устремления, а не жить с человеком фактов и цифр.
        Оливия отрицательно покачала головой:

        - Нет, не могла бы.  - Она и представить себе не могла, что Майкла тревожили подобные мысли. И поэтому спросила в свою очередь: - А как же… Дейзи?

        - А что Дейзи?

        - Ты был к ней так внимателен!

        - Еще бы! Я заставил ее приехать сюда и сняться в твоем фильме. Кстати, неплохо заплатил ей. Но даже приличный гонорар не заставил бы Дейзи взяться за это, если бы ей не понравился сценарий. Мне казалось, что я обязан приглядывать за ней, пока она здесь. Кроме того, хотелось освободить тебя от лишних забот.  - Он посмотрел на Оливию, прищурившись. Слабая улыбка появилась в уголках его губ, затем зажглась в глазах.  - Это было не так уж тяжело, она - прекрасная молодая женщина!

        - Я в этом не сомневаюсь.  - Оливия встала, прижимая бумаги к груди.  - И я уверена, что ты получишь удовольствие, когда поедешь ее провожать.
        Не успела она отвернуться, как Майкл схватил ее за руку. Она взглянула на него, и в ее синих глазах он увидел бушующее пламя, но губы Оливии были плотно сжаты.

        - Ты ревнуешь,  - сказал Майкл ровным голосом, словно речь шла о дожде за окном.
        Сначала Оливия хотела отрицать это, но потом поняла всю бесполезность своих намерений, и парировала:

        - Так же, как и ты.

        - Да,  - ответил он мягко,  - и к чему это нас приведет?
        У нее пересохло во рту и сердце громко стучало. Она не осмеливалась ответить Майклу.

        - Ты все еще испытываешь ко мне чувства, Оливия, так же как и я к тебе. Очень глубокие чувства.
        Они оба прошли долгий путь за последние несколько месяцев. Нечего было пенять на прошлые ошибки.

        - Какие чувства?  - спросила Оливия медленно, как будто сама только что не призналась ему в любви. Но ей невероятно хотелось, чтобы он сказал об этом сам.

        - Любовь,  - ответил он так просто, словно впервые понял значение этого слова.  - И страсть. Я никогда не переставал любить тебя, Оливия! Даже когда был в ярости, любил и хотел быть только с тобой! Когда же появился хрупкий, призрачный шанс вернуть тебя в мою жизнь и держать подальше от постели соблазнительного Винсента, я подпрыгнул от радости и с головой окунулся в эту аферу.

        - Ты нырнул, словно в омут с головой. Так поступать было неразумно.

        - И фатально для возобновления нашего брака, но я не мог позволить тебе исчезнуть из моей судьбы. Я действительно на этот раз пытался быть другим, более чутким. И ты старалась быть другой. Уйти со съемок в самой середине картины, когда твое присутствие так необходимо, и поехать в больницу к моему отцу!..

        - Мне казалось, ты нуждаешься во мне.

        - Ты права, Оливия. Всю мою жизнь все хотели, чтобы я был эталоном мужественности и несгибаемой силы. А ты просто была со мной рядом и не пыталась меня воспитывать. И я тебе за это очень благодарен.

        - Рада, что мы наконец понимаем друг друга.

        - Я тоже, рад. Ты подарила мне лучик надежды, но я был слишком поглощен заботами об отце и моей семье, чтобы оценить твой дар.  - Майкл убрал руку с ее плеча.  - Я освобождаю тебя от нашего контракта, Оливия!
        Она удивленно посмотрела на него, и Майкл объяснил:

        - Твой фильм в безопасности, так как письменный контракт будет сохранен. А наше устное соглашение было несправедливым и глупым. У меня нет права ставить тебе подобное условие. Итак…  - он посмотрел на потолок и глубоко вздохнул, прежде чем продолжить,  - ты можешь уйти, когда захочешь.
        Оливия не понимала, что происходит.

        - Ты просишь меня уйти? Выкидываешь меня из своей жизни?..

        - Нет! Я даю тебе право выбора. И если сейчас ты уйдешь, я прошу: позволь мне увидеть тебя снова. Дай мне шанс доказать тебе, что у нас может быть настоящая семья!
        Оливия подумала - уж не сон ли это? Сладкий, дивный сон, в котором сбываются все мечты. Тихим голосом, который мог принадлежать кому угодно, только не ей, она ответила:

        - Я люблю тебя, Майкл! И хочу остаться с тобой навсегда!  - Она помолчала, собираясь с силами.  - Но я не могу бросить свою карьеру.

        - Разве я хоть как-то препятствовал тебе в работе с тех пор, как ты вернулась?  - спросил Майкл осторожно.

        - Нет. До этого я, возможно, и сама немного… перегибала палку,  - призналась она.  - После того, как умер отец, я все время чего-то опасалась, поскольку осталась совсем одна. Во мне сидело ощущение заброшенности, заставляя полагаться только на себя. Я не могла доверять даже тем людям, которые заботились обо мне и искренне меня любили.

        - Это как раз то, что я собирался делать всю жизнь: любить и заботиться о тебе, Оливия.

        - Знаю, но даже тебе я не могла этого позволить. Тебе - тем более! Поскольку в глубине души постоянно боялась, как бы что-то не произошло, и ты не покинул меня. Я бы не вынесла этой потери, Майкл! Поэтому и не могла привязаться к тебе полностью. И чем больше ты окружал меня своей заботой, тем сильнее я вцеплялась в мою карьеру. Я старалась быть независимой и ответственной только за себя.

        - Вопрос не в финансах, знаю. Ты была бы обеспечена, если б даже я умер. Но вот эмоционально, Оливия, тебе хотелось владеть той территорией, которая бы не зависела от того, кого ты любишь.
        Изумленная его необычными суждениями, Оливия смотрела на Майкла во все глаза:

        - Я?  - спросила она с вызовом, но, подумав, тут же поняла, что он прав.  - Да, это так.
        Из-за ее отчаянного намерения придерживаться пусть и ложной, но своей точки зрения она уже однажды потеряла Майкла.

        - Итак, все, что я говорил тогда и делал, только работало против меня. Ты все больше отдалялась и в конце концов отвергла меня!

        - Я не хотела. Просто не понимала, что делаю. Ты можешь простить меня?

        - Если ты нуждаешься в моем прощении, тогда я тебя прощаю.  - Майкл взял ее руки в свои ладони и внимательно посмотрел на них.  - Я не хочу принуждать тебя ни к чему,  - добавил он ласково.  - Ты решила, что тебе нужно сделать этот фильм прежде, чем ты начнешь налаживать личную жизнь, пусть. Теперь работа закончена, но я могу ждать и дальше - до тех пор, пока ты не будешь окончательно готова.
        Оливия посмотрела на Майкла из-под полуопущенных ресниц:

        - Но я не уверена, что буду готова.
        Майкл медленно поднял на нее взгляд, словно боясь увидеть на лице подтверждение слов Оливии. Но в синих глазах его жены искрился смех и читалась любовь.

        - Оливия,  - произнес Майкл еле слышно и издал стон, который шел от самого сердца.  - О боже! Моя дорогая, неповторимая Оливия!
        Она и сама не поняла, как очутилась в его объятиях. Их губы соединились в голодном поцелуе, который зажег пламя страсти. Майкл взял Оливию на руки и понес в спальню. Они упали на кровать, и он поцеловал ее снова горячим упоительным поцелуем, в котором смешивались страсть, пьянящая радость, и необузданная сексуальность.
        Майкл оторвался от сладких губ Оливии лишь для того, чтобы сорвать с себя одежду. После этого он с едва сдерживаемым вожделением торопливо раздел Оливию.
        Они снова припали друг другу, его смуглая кожа прикасалась к ее светлой нежной коже. Ладони Майкла неторопливо ласкали ее тело. Руки Оливии робко скользили по его спине, шее, затылку, словно она не решалась до конца принять ту упоительную радость, которую обещала их близость. Она без устали вдыхала запах любимого мужчины, который заставил ее наконец наполниться желанием, раскрепостил и потянул за собой к вершинам наслаждения.
        Целуя и лаская языком маленькое ушко Оливии, Майкл выдохнул, задыхаясь от возбуждения:

        - Ты восхитительна, дорогая!
        Сильное тело Майкла заставило Оливию содрогнуться под его напором. Она раскинула ноги и изогнулась навстречу ему, заставляя и поощряя его рот находить ее грудь. Он облизывал упругие соски, заставляя ее прерывисто дышать. Вскоре Оливия задыхалась от непереносимого, ненасытного желания. Она снова выгнулась, открыла себя для него и почувствовала, как он наполняет, согревает ее, отдавая себя целиком!
        Окружающий мир превратился в бушующее пламя и поглотил их обоих, пока они не прошли через него вместе и не успокоились в прохладных волнах ночи.
        Оливия плыла по теплому морю блаженства, в безопасности и тепле, отдыхая в руках Майкла, которому теперь принадлежала. Сейчас, когда они лежали рядом после головокружительной ночи любви, Оливия не могла понять, как существовала без него до сих пор. Расставшись с ним, она напоминала потерпевшую кораблекрушение. Ее словно выбросило волной на какой-то необитаемый остров, и она жила на нем три долгих года, пока Майкл не приехал и не спас ее от себя самой.

        - Я снова дома,  - спокойно сказала она,  - наконец-то.
        В это время раздался телефонный звонок. Они оба замерли, почувствовав странное ледяное оцепенение. Майкл схватил трубку, и через мгновение Оливия увидела, как скорбно опустилась его голова и поникли плечи. Она сразу все поняла, подбежала к мужу и крепко прижалась к нему. Ей не нужно было объяснять, в какую бездну летит собственная душа, когда умирает отец.



        Эпилог

        После похорон Питера им было страшно оставлять Мэри одну даже на час. Когда смерть разлучает любящие сердца, это расставание ярче высвечивает для других ценность каждого мгновения, прожитого на Земле вместе с теми, кто тебе дорог.
        А когда у Майкла и Оливии спустя девять месяцев появился маленький Питер, они вдруг поняли, что зачатие ребенка, возможно, произошло именно в ту ночь, когда измученный болезнью Питер-старший решился навсегда покинуть этот бренный мир. Как-то в минуты откровения молодая мать, передавая с рук на руки крошечного сынишку заглянувшей к ним Мэри, посвятила ее в эту семейную тайну. И бедная женщина впервые за долгое время своего траура улыбнулась.
        Премьера «Вспышки на солнце» прошла блистательно. Газеты и журналы то и дело выдавали публике восторженные рецензии, и никто уже не сомневался, что фильм примет участие в Международном кинофестивале и получит приз.
        Что же касается Дейзи и Винсента, сыгравших главных героев, то они не могли скрыть от публики своих влюбленных глаз, и к всеобщей радости объявили наконец о помолвке.
        Майкл во всем поддерживал жену. Когда период младенчества их сына остался позади, и тот уже разгуливал по манежу, пытаясь что-то там бормотать, Оливия стала подумывать о третьей картине. По вечерам, когда Майкл возвращался из офиса, они подолгу обсуждали варианты будущего сценария. Уверенность в том, что они любят друг друга, разрушила стену недоверия между ними. Напряжение и боль ушли в прошлое.

        - Послушай, дорогая, а почему бы не начать фильм со сцены, в которой мужчина и женщина, находящиеся на грани развода, договариваются временно сохранить свой брак, чтобы не расстраивать престарелых родителей, приехавших к ним погостить.

        - Да, время идет, а родители не уезжают. Более того, отец затевает ремонт дома, чтобы окончательно перебраться к детям…

        - Муж и жена ругаются по ночам шепотом. А потом он, чтобы как-то выкрутиться из невыносимой ситуации, будучи врачом, отправляется на борьбу с эпидемией тропической лихорадки в одну из африканских стран.

        - Через некоторое время домашние получают телеграмму, что он сам тяжело болен…

        - Вот тут-то и начинают проявляться истинные чувства мужчины и женщины, у которых, казалось бы, не осталось друг к другу ничего, кроме ненависти…

        - Да, разлука - хороший, хотя и жестокий учитель.

        - Мы с тобой, дорогая, испытали это на себе. И я думаю, что уроки одиночества научили нас многому…

        - Да просто позволили вовремя понять, что мы не можем жить друг без друга.

        - Хочешь, открою тебе секрет? Я всегда знал это. И наш маленький Питер, согласись, был очень терпелив. Не каждый ребенок согласиться ждать три года, пока родители надумают завести его. И, больше того, подозреваю, что за ним уже выстроилась целая очередь из малышей, мечтающих попасть к нему в братики и сестрички!
        Оливия рассмеялась, погладила свой живот и нежно поцеловала мужа.

        ВНИМАНИЕ!
        ТЕКСТ ПРЕДНАЗНАЧЕН ТОЛЬКО ДЛЯ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМИТЕЛЬНОГО ЧТЕНИЯ.
        ПОСЛЕ ОЗНАКОМЛЕНИЯ С СОДЕРЖАНИЕМ ДАННОЙ КНИГИ ВАМ СЛЕДУЕТ НЕЗАМЕДЛИТЕЛЬНО ЕЕ УДАЛИТЬ. СОХРАНЯЯ ДАННЫЙ ТЕКСТ ВЫ НЕСЕТЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ В СООТВЕТСТВИИ С ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ. ЛЮБОЕ КОММЕРЧЕСКОЕ И ИНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ КРОМЕ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО ОЗНАКОМЛЕНИЯ ЗАПРЕЩЕНО. ПУБЛИКАЦИЯ ДАННЫХ МАТЕРИАЛОВ НЕ ПРЕСЛЕДУЕТ ЗА СОБОЙ НИКАКОЙ КОММЕРЧЕСКОЙ ВЫГОДЫ. ЭТА КНИГА СПОСОБСТВУЕТ ПРОФЕССИОНАЛЬНОМУ РОСТУ ЧИТАТЕЛЕЙ И ЯВЛЯЕТСЯ РЕКЛАМОЙ БУМАЖНЫХ ИЗДАНИЙ.
        ВСЕ ПРАВА НА ИСХОДНЫЕ МАТЕРИАЛЫ ПРИНАДЛЕЖАТ СООТВЕТСТВУЮЩИМ ОРГАНИЗАЦИЯМ И ЧАСТНЫМ ЛИЦАМ.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к