Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Оллби Айрис: " Нить Судьбы " - читать онлайн

Сохранить .
Нить судьбы Айрис Олби


        О Дарреле Уайте любой мальчишка в городке говорил не иначе как о герое, а сердца девушек таяли от одного взгляда его голубых глаз. Всю свою жизнь он охотился за женщинами и почти каждую умудрялся заманить в свои сети.
        Судьба сводит Даррела с Мелани, и на сей раз он с удивлением обнаруживает, что его чувство к этой девушке гораздо серьезнее, чем просто физическое влечение. Он начинает активно ухаживать за ней, но… неожиданно натыкается на сопротивление. Мелани однажды уже пережила любовную неудачу, и, несмотря на то, что Даррел ей нравится, она инстинктивно избегает мужчин, особенно таких красавцев и баловней судьбы…

        Айрис Олби
        Нить судьбы


        Ее беспокойный сон прервал телефонный звонок. Мелани вздрогнула и широко раскрыла глаза, думая, что это ей приснилось. Но аппарат на прикроватной тумбочке продолжал отчаянно звенеть.
        Она машинально приготовилась к неприятностям. Может быть, кто-то просто ошибся номером? Однако сердце подсказывало, что тревожные предчувствия ее не обманули.
        Слишком много проблем свалилось на ее голову за последнее время. Похоронив отчима, ей пришлось продать материнский дом и снять небольшую квартиру на окраине Рокленда. Долгие поиски работы едва не довели ее до отчаяния. Потом совершенно неожиданно, разбирая пачку потрепанных материнских писем, Мелани узнала о существовании родного отца.
        Она долго не могла прийти в себя. Жив ли он? Если да, то как его найти? У нее ведь не осталось никого из родных, и шанс отыскать отца хоть и казался призрачным, все же мог дать надежду на то, чтобы ее жизнь обрела смысл…
        Дрожащей рукой она сняла трубку.
        — Алло?
        — Мэм, извините за звонок в столь поздний час,  — произнес вежливый мужской голос.  — Мы звоним уже несколько дней, но никто не берет трубку.
        Мелани узнала голос детективного агента и вспомнила, что пару дней назад рядом с ее домом ремонтировали кабель и телефон действительно не работал.
        — У нас есть информация о вашем отце,  — продолжал агент.  — Запишите адрес и телефон. Форт-Майерс, штат Флорида…
        Она долго не могла отыскать ручку и листок бумаги. Потом тщательно все записала и для верности переспросила.
        Наконец-то! Ее отец жив. И она сможет поехать к нему. Она вообще уедет отсюда! Навсегда. Что ее держит? Лишь могила ее бедной матери… Мелани всхлипнула и утерла слезы. Правда, не исключено, что Ричард Маккейн не подозревает о существовании внебрачной дочери. У него наверняка уже взрослые дети, которых он горячо любит. Зачем ему она, плод его романтической юношеской любви?
        Но вместе с грустью и сомнениями в душе Мелани зародилась надежда. Надежда на то, что судьба все-таки позаботилась о ней и дает шанс ощутить смысл жизни… Этим шансом она должна непременно воспользоваться.


        1



        Мелани Пирсон осторожно провела рукой по гладкой, почти глянцевой поверхности. Морской парусно-моторный семейный круизер фирмы «Навигаль». Что может быть столь же практично, совершенно и полезно, как эта огромная яхта с чарующим именем «Эллиана»!
        Мелани еще раз погладила ладонью корпус судна, покоившегося на специальных кильблоках у главного входа в недавно построенный торговый центр.
        В конструкции яхты было предусмотрено все для длительного автономного плавания: несколько кают, камбуз. Вот и замечательно, твердила про себя Мелани. Это одновременно и комфортное жилище, и средство передвижения, на котором при желании и при соответствующей подготовке можно доплыть на край света. Ей как раз нужно и то и другое — и чем скорее, тем лучше. Она дала обет, а на то, чтобы сдержать его, у нее слишком мало времени.
        Правда, управлять в одиночку таким судном она вряд ли сможет. Но над этим Мелани сейчас не задумывалась.
        Желание выбраться наконец из Рокленда, безнадежно затерянного на Атлантическом побережье в штате Мэн, было даже больше, чем просто сдержать обещание. Чего бы это ей ни стоило, Мелани собиралась начать все с нуля. Она предупредила о своем увольнении хозяйку салона красоты, в котором работала, сдала в хранение наиболее ценные вещи и сняла со счета все имеющиеся у нее сбережения. Когда Она сорвется вниз со скалы, то сделает это без колебаний и без подстраховки.
        Где-то в глубине души тоненький голос едва слышно прошептал ей, что, для того чтобы изменить свою жизнь, недостаточно переехать куда-нибудь подальше…
        «Эллиана» — ее билет в новую жизнь во Флориде и единственная надежда на лучшее. Мелани решительно подошла к столику регистрации.
        — Здесь записываются участники?
        Молодая девушка-администратор в бело-голубой униформе и светлых спортивных туфлях приветствовала ее дежурной сверкающей улыбкой и протянула ручку.
        — Да, да,  — бойко ответила она.  — Только сразу должна предупредить. Записываются многие, но число участников ограничено. Это те два десятка счастливчиков, которые не поленятся встать пораньше и прийти сюда к четырем часам утра в воскресенье. Захватите с собой все необходимые вещи.  — Посчитав, что выполнила долг перед очередным посетителем, она наклонила голову и принялась рассматривать свои ногти.
        Мелани ненадолго задумалась. Что ей, собственно, терять? Если не уехать из Рокленда, то в свои двадцать восемь лет она останется одинокой и навсегда застрянет в этом Богом забытом городке, где жизнь течет слишком размеренно и спокойно.
        — Мэм?
        Нетерпеливый оклик вернул Мелани к реальности. Интересно, когда все-таки произошел этот переход и вместо «мисс» она стала «мэм»?
        — Мэм?  — снова позвала ее администратор с планшетом.  — Вы записываетесь или нет?
        — Да, конечно,  — рассеянно ответила Мелани и торопливо нацарапала свое имя на листке бумаги.
        Она снова обошла вокруг яхты. Итак, непосредственно за обладание этим сокровищем будут сражаться двадцать человек. Нужно подготовиться к длительной и нешуточной борьбе.
        — Вот бы посидеть в кают-компании с такой красоткой!  — услышала она за спиной хриплый мужской голос, показавшийся ей очень знакомым.
        Это был Даррел Уайт, один из отпрысков большого семейства, хорошо известного в городке. Почти всю жизнь они с Уайтами жили по соседству. Еще будучи детьми, они с Даррелом играли, ссорились и дрались — в общем жили как брат и сестра, ни в чем не желающие друг другу уступать. Днем они могли увлеченно строить из песка на пляже крепости и домики, а вечером, поссорившись по какому-нибудь пустяку, швырять друг в друга комья грязи. Два вспыльчивых человека, хорошо дополняющих друг друга.
        — Привет, Даррел,  — повернувшись, сказала Мелани.
        У него были все те же слегка вьющиеся темно-каштановые волосы, местами опаленные солнцем. Уайт был атлетически сложен, но мускулы не были раздуты, как у культуристов. А сверкающие голубые глаза, наверное, свели с ума не одну девушку. Мелани усмехнулась. Эффектный мужчина, ничего не скажешь!
        — Мелани! Это ты! Извини, не узнал,  — удивился Даррел.  — Я думал…  — Он осекся, видимо посчитав, что следующая фраза ничего не объяснит.
        Хотя он не мог не узнать ее. Даже со спины. Мальчишка-сорванец, который когда-то окунул ее великолепный хвост в голубую краску…
        — А ты что здесь делаешь?  — недоверчиво спросила Мелани.
        — Вот пришел записаться на состязание,  — объяснил Даррел.  — Собираюсь выиграть вот эту чудесную малышку, да еще с таким звучным именем.  — Он похлопал по корпусу яхты.  — «Эллиана»!
        Даррел принадлежал к тому типу мужчин, которых она в свое время поклялась всячески избегать. У них в арсенале много слащавых слов и лести, но нет постоянства. На них нельзя положиться.
        Одна из подружек Мелани, Линн Хартфорд, узнала об этом спустя два месяца после того, как начала встречаться с Даррелом и почти влюбилась в него. Но накануне студенческого бала в колледже он довольно бесцеремонно, не утруждая себя объяснениями, расстался с ней. Мелани до сих пор не забыла об этом случае и не могла ему простить такой разрыв с его подругой.
        — Уже записалось несколько сотен,  — сказала Мелани, вспомнив про список.  — А на борт допустят только первых двадцать счастливчиков.
        — Не многовато ли?  — с притворным удивлением спросил Даррел.
        — Такого рода состязание — большое событие для нашего городка. Кроме того, это шанс бесплатно вырваться на свободу. Надо быть сумасшедшим, чтобы не воспользоваться им.
        Он на секунду задумался, а потом пристально взглянул на нее. Эти кобальтовые глаза, наверное, заставили учащенно биться не одно женское сердце, но на Мелани они не производили никакого впечатления.
        — А как насчет тебя?  — спросил Даррел.
        — Мое имя уже в списке.
        — О,  — многозначительно протянул он и подмигнул в сторону яхты.  — Ты думаешь, что сможешь обставить и меня?
        — Уверена.
        — Может, поспорим?
        — Конечно. Ставлю сто долларов, что выиграю.
        — Надо же, какая уверенность!  — усмехнулся Даррел.  — А мне кажется, что ты вылетишь в первый же день.
        Она хмыкнула.
        — Не будь таким самонадеянным.
        — Мелани, я весь дрожу от страха!  — воскликнул Даррел, подняв вверх руки.
        Мелани улыбнулась. Если у Даррела и был какой-то талант, так это умение рассмешить ее.
        — Если все получится, то мой счет пополнится на четверть миллиона,  — сказала она, скрестив на груди руки.  — И я действительно собираюсь тебя обставить, Даррел Уайт. А потом просто-напросто уеду подальше из этой дыры.
        — А мне почему-то кажется, что ты останешься на пирсе, провожая взглядом эту яхту,  — парировал Даррел, криво улыбаясь.  — За штурвалом которой буду стоять я! Ты даже не представляешь, с кем связалась.
        — Ты тоже. Не стоит недооценивать женское упрямство.  — Особенно упрямство женщины, которая поставила на карту все. Мелани резко повернулась и пошла прочь.
        — Мелани!  — позвал ее Даррел.  — Постой-ка.
        Она резко остановилась и повернулась к нему лицом.
        — Подумать только,  — заметил он,  — нам, вероятно, придется вместе провести некоторое время внутри этой яхты.  — Он махнул в сторону «Эллианы».  — Жарковато придется.  — Даррел шагнул ближе. Воздух между ними наполнился ароматом его одеколона.  — Послушай, ведь мы с тобой уже не подростки.  — Глубокий тембр его голоса еще сильнее напомнил Мелани о том, как далеко позади осталось их детство.  — Мы выросли, но остались такими же упрямыми. Нетрудно догадаться, что мы оба можем продержаться на состязании достаточно долго. Ты не боишься в таких стесненных обстоятельствах поддаться… искушению?
        Мелани от души рассмеялась, ни чуточки не смутившись.
        — Как же, мистер Уайт, ведь вы самый соблазнительный мужчина из всех, кого я видела! И слишком самоуверенный!
        — Очень остроумно,  — прищурился Даррел, отступив назад.  — Ладно, посмотрим, кто будет смеяться последним.
        — Что касается меня, то я уже знаю ответ,  — гордо вскинув голову, заявила Мелани.  — Это я.  — Она шагнула к нему и ткнула пальцем его в грудь.  — И помни: я не обещаю играть честно.
        — Я тоже, Мелани,  — тихо ответил Уайт, и его губы растянулись в улыбке.  — Так что позабавимся.
        По огонькам в его взгляде Мелани поняла, что он говорит серьезно, и внутри у нее непривычно потеплело. Никакой прохладительный напиток не мог бы остудить это тепло.


        Раздирающее жужжание и звон. Прямо в ушах. Громкий, раздражающий и регулярно повторяющийся звук. Даррел, сморщившись, вытянул руку и нащупал пластмассовый корпус будильника. Он надавил на кнопку, и наступила тишина.
        Приоткрыв один глаз, он повернул голову и посмотрел на оранжевые цифры. Три часа ночи. Или утра? Какой идиот встает в такую рань?!
        Перевернувшись, он снова закрыл глаза. В голове моментально возник заманчивый образ плавно скользящей по волнам белой яхты. Он лежит на палубе и лениво слушает шум ветра в парусах… Можно бросить якорь в маленькой бухте какого-нибудь уединенного острова. Можно порыбачить или просто заснуть под плеск волн… Кто из смертных не мечтал об истинной свободе, которую дарит море?
        Даррел ошалело вскочил на ноги.
        — Этот идиот — я!  — проворчал он, отвечая на свой немой вопрос. Ведь только первые двадцать человек будут запущены на борт чудо-яхты. Если он протянет время, то не видать ему своей мечты как своих ушей!
        Нетвердыми шагами Даррел прошел в ванную. Холодная вода окончательно прогнала остатки сна. Через пару минут свежим и бодрым он вышел из ванной.
        Включив свет в спальне, Даррел натянул потертые синие джинсы и оранжевую футболку. Стены его комнаты были увешаны спортивными вымпелами и сувенирами, купленными во время поездок на парусные регаты и футбольные матчи. Коллекция спортивных трофеев и инвентаря, состоящая из кубков, клюшек и бейсбольных бит, уже начала покрываться паутиной. Отдельное место на стене занимала большая семейная фотография пятилетней давности: Даррел, Гленн и Синди вместе с родителями. Иногда глядя на стену, Даррел старался не замечать рядом блестящей металлической таблички, на которой было выбито множество хвалебных слов в его адрес. Ни одно из которых не было правдой. Этот памятный знак ему когда-то в торжественной обстановке вручил сам мэр Рокленда…
        Отобрав одежду, которой, по его мнению, должно хватить на несколько дней, он уложил ее в большую спортивную сумку, добавив туда пакетик с дезодорантом, бритвой и зубной щеткой. Захватив пару учебников по бухучету и юриспруденции, несколько карандашей и блокнот, Даррел застегнул сумку на молнию, надел на ноги легкие спортивные туфли и отправился в комнату Гленна.
        Спальня брата-близнеца представляла собой полную противоположность его собственной. Через приоткрытую дверь свет из коридора тускло освещал несколько фотографий на письменном столе, который подарила Гленну Мэри…
        В груди у Даррела больно защемило. Когда в прошлом году Мэри умерла, Даррел увидел и глубоко прочувствовал — каким-то особым чувством, присущим, наверное, всем близнецам,  — горе Гленна и понял, что тот лишился чего-то очень важного.
        Имена многочисленных подружек и поклонниц внезапно слились воедино и, потеряв всякий смысл, стали неразличимы. Впервые в жизни Даррелу захотелось ощутить жизнь такой, какой ее чувствовал Гленн. Но, чтобы обрести такое понимание, ему нужно было самому измениться. Стать ответственным.
        Так или иначе, прежде чем думать о себе, нужно было помочь брату, вернуть его к нормальной жизни, попытаться восполнить его горе. А это означало только одно: ему непременно нужно успеть на пункт сбора участников до того, как это сделают еще девятнадцать человек.
        Уайт похлопал спящего брата по плечу.
        — Что?  — промычал тот сквозь сон.  — А, это ты! Убирайся, Даррел, дай мне поспать!
        — Мне нужно, чтобы ты довез меня до пристани или забрал оттуда позже мой автомобиль,  — попросил Даррел.  — Иначе он простоит там Бог знает сколько. Еще украдут, чем черт не шутит!
        Гленн выругался, вспомнив о своем обещании.
        — Кому нужна такая колымага?!  — воскликнул он.
        — Но это классический «форд-универсал»!
        Гленн натянул на себя одеяло.
        — Послушай, брат, это просто старая машина,  — вздохнул он.  — Ладно, я заберу ее. Только попозже.
        — Спасибо. Ты меня очень выручишь.
        Гленн стащил одеяло с лица и несколько раз моргнул.
        — Ты что, всерьез надумал участвовать?
        — Ну да…
        — А на кой черт тебе эта яхта?
        — Мне хочется…  — замялся Даррел.  — Ну в общем… хочется иметь собственный дом на воде.  — Получилась не очень убедительная ложь, но он не мог сказать брату всей правды.
        Гленн, пожав плечами, снова подтянул одеяло повыше и закрыл глаза. Даррел выбежал из дома, запрыгнул в машину и понесся через спящий город.
        Подъехав к площади перед торговым центром, Даррел насчитал восемнадцать автомобилей на главной стоянке и еще пару — на служебной. Черт побери! Когда же они все проснулись? Вновь прибывшие устроили рядом с парковкой нечто вроде палаточного лагеря с раскладными креслами, пляжными полотенцами и подушками. Восемнадцать человек, с тревогой отметил про себя Даррел.
        Припарковав свой «форд», он направился к собравшейся у яхты группе людей. Слева он увидел весьма пожилую женщину, сидевшую в дешевом раскладном кресле. Рядом с ней мирно дремал почти лысый старик, лицо которого было испещрено множеством морщин. На головах у обоих супругов красовались шотландские красные в клеточку береты с помпонами. Женщина что-то вязала на спицах, а ее супруг, откинув назад голову и приоткрыв рот, громко храпел.
        — Здравствуй, сынок,  — приветствовала Уайта старуха.  — Меня зовут Сьюзи О'Коннел. Тоже решил стать участником?
        — Да вроде бы,  — нехотя ответил Даррел. Вытянув сухую руку, она пожала руку Уайта.
        — Удачи, дорогой,  — хрипло проговорила она. И, улыбнувшись, добавила: — Мы с Кевином тоже собрались выиграть. Хотим поехать во Флориду, знаешь ли. Конечно, для этого нам придется нанять шкипера.  — Она усмехнулась, обнажив ряд вставных зубов.  — И мы не намерены уступать.
        — Я тоже, мэм.  — Даррел натянуто улыбнулся.
        Приветливая улыбка на лице старухи растворилась, и она, отдернув руку, вновь сосредоточилась на вязании. Металлические спицы громко клацали в ее ловких руках, добавляя все новые ряды аккуратных желтых стежков.
        Внезапно за спиной кто-то громко выругался. Даррел ничуть не удивился бы такому обыденному явлению, если бы явственно не различил женский голос! Повернувшись, он увидел Мелани.
        — Черт, кажется, не успела,  — хрипло проговорила она.
        — Милая, я же говорил!  — заметил Уайт.
        Слегка вьющиеся белокурые волосы Мелани были собраны в хвост, и этот молодежный стиль был ей к лицу. У нее были изумрудные глаза и чувственные губы, которые, как всегда, были накрашены ярко-красной помадой. Эти губы словно говорили каждому: поцелуй нас! Каждому, но только не Даррелу Уайту; его Мелани никогда не причисляла к типу мужчин, которые ей нравятся.
        Высокого роста, стройная и хорошо сложенная, что подчеркивалось туго облегающими темно-бордовыми джинсами, она смотрелась великолепно. Под футболкой явственно выступали соски, и Даррела внезапно охватило волнение.
        Мелани, видимо, не пришлось по душе замечание Уайта. Она бросила на него раздраженный взгляд.
        — Еще не все кончено,  — огрызнулась Мелани.  — Возможно, некоторые из присутствующих просто приехали составить компанию участникам.  — Она поставила на газон свою большую сумку и устало опустилась на траву.
        — Зачем брать столько вещей?  — удивился Даррел.
        — Лучше я захвачу с собой лишнее, чем обнаружу, что у меня не хватает чего-то важного. И я настроена провести здесь не часы, а много дней.
        Даррел наклонился к ней и прошептал на ухо: — Если ты собралась обставить сидящих здесь Кевина и его подружку, то это займет пару недель, не меньше. Они всерьез подготовились.
        На лице Мелани заиграла улыбка.
        — Я готова,  — ответила она, покосившись на небольшую спортивную сумку Уайта.  — А ты?
        — Как видишь, я еду налегке.  — Знаешь что? Уступи-ка мне место в очереди.
        — Мелани, дорогая, в твоем голосе я слышу отчаяние.
        В ее глазах мелькнуло нечто вроде страха или беспокойства, но уже через секунду перед ним стояла прежняя Мелани Пирсон.
        — Нет, только решимость,  — ответила она. Ее волнение длилось всего несколько секунд. Потом, порывшись в сумочке, она вытащила плитку шоколада. Разломив ее поровну, она протянула половину Даррелу.
        Тот покачал головой.
        — Рановато для сладкого.
        — Ошибаешься,  — покачала головой Мелани,  — шоколад можно есть в любое время.  — Съев плитку, она вновь посмотрела на него.  — Уступи мне место. Мне очень нужна эта яхта…  — Мелани обняла руками колени и неподвижно уставилась в одну точку.
        Вдвоем они больше часа просидели неподвижно друг возле друга, словно манекены в магазине. Подошли еще несколько человек, нагруженные чемоданами и сумками. Все вновь прибывшие, за исключением двух парней, тут же повернули обратно, как только сосчитали присутствующих.
        Около пяти утра из офиса торгового центра вышла стройная женщина лет тридцати, которая, остановившись перед группой ожидающих, хлопнула в ладоши.
        — Итак, начнем!  — громко возвестила она. У нее было вытянутое узкое лицо и шапка темных коротко стриженных волос. Даррел подумал, что ее можно легко представить в роли преподавателя физкультуры, отдающего громкие команды и не щадящего своих подопечных.
        Старик Кевин все еще мирно похрапывал. Супруга толкнула его в бок. Он проснулся, заморгал и растерянно огляделся вокруг, видимо с трудом вспоминая, зачем они с женой пришли сюда в такую рань.
        — Что… уже пора, Сьюзи?
        — Молчи!  — прошипела супруга, сложив вязальные спицы в парусиновую сумку.  — Послушай, что говорит нам эта леди.
        Не было сомнений, что главой их семейства является именно Сьюзи. Даррел усмехнулся.
        — Меня зовут Синди Райт,  — представилась женщина, вышедшая из офиса.  — Я координатор муниципального комитета социальных программ.  — Бодро улыбнувшись, она направилась вдоль очереди.  — Рада приветствовать вас на нашем состязании «Выиграй и становись за штурвал». Лишь двадцать из вас получат шанс стать обладателем этой замечательной яхты.  — Она с благоговением погладила кузов машины.  — Это очень дорогой морской круизер фирмы «Навигаль» стоимостью около трехсот тысяч долларов…  — Далее Синди подробно остановилась на устройстве яхты.  — В общем,  — заключила Синди,  — любого, кто решит прокатиться, скажем, до Нью-Йорка или еще дальше, до побережья Флориды, эта яхта приведет в полный восторг.
        Сьюзи толкнула Кевина, который снова начал дремать. Что касается Мелани, то та слушала очень внимательно, не пропуская ни слова. Она вся напряглась в тревожном ожидании начала подсчета претендентов.
        — Хотелось бы от души поблагодарить судостроительную компанию «Навигаль» за этот великолепный подарок,  — продолжала Синди Райт.  — Она празднует свою тридцатую годовщину со дня основания и предоставила нашему маленькому, но быстро растущему городу в дни проведения ежегодной регаты один из новейших семейных круизеров. Разрешите от вашего имени выразить благодарность мистеру Крису Николсону — генеральному директору компании, любезно согласившемуся посетить наше мероприятие.  — Она сделала жест рукой, и из дверей офиса вышел сам Крис Николсон — худощавый мужчина средних лет в строгом английском костюме.
        Присутствующие от души похлопали, вызвав на лице внешне невозмутимого директора улыбку.
        — А теперь,  — продолжала Синди, когда аплодисменты стихли,  — давайте посмотрим, кто же у нас участвует в состязании.  — И она указала на начало очереди.  — Почему бы не начать с вас?
        Даррел вытянул шею, стараясь разглядеть первого участника. Им оказалась темнокожая худенькая женщина в деловом костюме, которая с важным видом сидела на скамейке.
        — Меня зовут Кэтлин Джеймс,  — представилась она.
        — И…  — Синди сделала круговой жест рукой.  — И чем же вы занимаетесь?
        — Работаю в отделе кредитов Национального банка в Рокленде.
        — Вполне могла бы купить себе такую яхту,  — проворчала Сьюзи, которая снова вытащила вязальные спицы. Похоже, она всегда так поступала, когда чувствовала раздражение.
        Синди стала продвигаться вдоль очереди, проводя короткий блиц-опрос участников. Некоторые были совершенно незнакомыми людьми, других Даррел Уайт знал в лицо или понаслышке. Среди них был Диллон О'Брайен — парень, с которым они вместе играли в футбол. Три года назад Диллон женился и обзавелся двумя замечательными малютками, о которых всегда говорил охотно и с большой радостью.
        — Мечтаю свозить дочку с сыном в Национальный парк Акадия,  — возбужденно сказал он Синди.  — Они мечтают посетить Олений и Лебединый острова и сфотографировать гнездовья птиц.
        Но, оглядевшись вокруг, Диллон понял, что едва ли кто-нибудь разделяет его оптимизм.
        Тем временем Синди подошла к девушке по имени Канди Сальгадо. Она тоже оказалась знакомой Даррела, они учились в одной школе, только Канди была младше на год. Синди она сказала, что хочет выиграть «Эллиану» прежде всего для того, чтобы помочь своей бабушке «стильно уйти на пенсию». Они прокатятся вдоль побережья, и старуха с удовольствием вспомнит свою молодость. И снова — никакой реакции со стороны других участников.
        Потом настала очередь двух девушек — продавщиц из магазина косметики, пожилого охранника, трех молодых мам, которым надоело безвылазно сидеть дома с детьми, и еще одного парня, скорее всего безработного, который так и не придумал причины своего острого желания завладеть яхтой.
        — Моя девчонка спросила меня, не хочу ли я поучаствовать,  — пожав плечами, объяснил он,  — и я согласился.
        Потом на очереди были две семейные пары — по возрасту сравнимые с Сьюзи и Кевином, которым хотелось на зиму выезжать во Флориду. Сьюзи наверняка знала этих людей, потому что сердито бормотала себе что-то под нос, усиленно работая спицами. Еще один мужчина, врач из местной клинической больницы, без конца поглядывал на часы, отвечая на вопросы Синди. Даррелу показалось, что долго он не продержится.
        Мелани не произносила ни звука, наблюдая, как Синди Райт продвигается вдоль очереди, интервьюируя участников состязания.
        Следующими на очереди оказалась семейная пара во время медового месяца. Должно быть, оба с ума сходили от мысли провести этот волшебный отрезок времени на новенькой яхте, но только наедине, а не с кучей сторонних наблюдателей. Они выглядели доверчивыми и еще не вышли из того возраста, когда кажется, что все в этом мире доступно и подается им на блюдечке. Пару лет назад Даррел думал так же. Забавно, однако, как быстро все меняется в этом мире!
        Предпоследними оказались Сьюзи с Кевином. А последним — Даррел Уайт. Когда Синди спросила, чем он занимается, он заколебался с ответом.
        — Я… Работал раньше агентом по продаже бытовой техники. Теперь составляю учебные пособия…
        — Как интересно!  — прервала его Синди.  — Скажите, Даррел, а почему вы хотите выиграть эту яхту?
        — Я…  — начал было он, но тут же осекся. Что он мог сказать? Даррел поджал губы. «Эллиана» была необходима ему, чтобы уверенно добраться до Флориды и получить возможность исправить совершенные ошибки. Но вместо этого он сказал то, что пришло в голову.  — Хочу обогнуть Флориду и добраться до Нового Орлеана.
        — Как романтично,  — похвалила его Синди и, картинно улыбнувшись, шагнула к Мелани, указав на нее пальцем.  — О, простите,  — вспомнила она.  — Вы двадцать первая.
        — Меня зовут Мелани Пирсон…
        — Вы двадцать первая, мэм,  — перебила ее Синди.  — А, согласно правилам, поедут только первые двадцать. Сожалею.  — С этими словами она ушла к началу очереди.  — Итак,  — она громко хлопнула в ладоши.  — Сумки в руки. Все на трап!
        Сьюзи снова толкнула мужа в бок и поднялась, в то время как Кевин принялся складывать вещи. Пришедшие к месту сбора люди, которые не попали в двадцатку счастливчиков, быстро разошлись. Даррел снова повернулся к Мелани. Он никогда раньше не видел в глазах женщины такого обреченного взгляда.
        — Прости, Мелани.
        — Уступи мне свое место.  — Она вцепилась в его руку.  — Пожалуйста, Даррел. Никогда раньше не просила тебя об одолжении. Уступи мне, и я…  — Мелани пыталась подобрать слова, и ей было очень трудно, ведь она не из тех, кто кого-либо о чем-либо просит.  — Я буду тебе обязана всю свою жизнь.
        Он пребывал в нерешительности. В любой другой ситуации, если хорошенькая женщина просила его о любезности, он согласился бы не задумываясь, галантно предложив свидание в обмен. Они выпили бы вина, поужинали вместе, и до наступления ночи она оказалась бы в его постели. То есть в любом случае победителем становился он.
        Но сейчас совсем другое дело. И обстоятельства выходят за рамки обыденных. Впервые в своей жизни Даррел Уайт почувствовал отчаяние. Достаточное для того, чтобы проигнорировать красивую женщину и ее очаровательную улыбку и отказать в ее единственной просьбе.
        — Прости, Мелани, не могу.
        Казалось, она не может поверить своим ушам.
        — Но ты ведь не станешь утверждать, что твоя поездка в Новый Орлеан важнее моих причин.
        — А зачем тебе такой приз? Не великоват ли будет для такого путешествия?!
        — Мне непременно нужно добраться до Флориды,  — сказала Мелани с такой решимостью, что Даррел уже не сомневался в ее искренности.
        — Хорошо… Тогда проще купить билет на самолет.
        — Авиабилет не решит всех моих проблем, Даррел. Кроме того, до вчерашнего дня я работала обыкновенным парикмахером. У меня под рукой было много краски для волос, шампуня, заколок — чего угодно, но только не денег!  — В ее взгляде снова блеснула мольба.  — Ну, пожалуйста, Даррел! Знаю, я всегда не очень-то нравилась тебе и мы постоянно ссорились, но…
        — Кто сказал, что ты мне не нравилась?!  — удивился он.
        — Посадка заканчивается!  — крикнула Синди.  — Последний раз призываю участников занять места на яхте!
        Но Даррел не обратил на ее призыв никакого внимания. Он улыбнулся. Между ним и Мелани всегда велась борьба. Но была ведь и скрытая, внешне незаметная привязанность. Почему они не продолжили свои отношения?
        — Ну же, Даррел, сейчас не до этого,  — напирала Мелани.  — Мне нужно пробраться на борт и стать победителем.
        Даррел развел руками.
        — Прости, Мелани,  — тихо сказал он.  — Очень хотел бы тебе помочь, но…
        Не договорив, он подхватил свою сумку и направился к яхте. Позади он явственно услышал стон разочарования. Но он ведь приехал к месту сбора раньше нее, повторял про себя Уайт. И, значит, попал в заветное число счастливчиков. Однако, всходя на борт, он чувствовал себя подлецом.
        Мелани схватила сумку, с тоской наблюдая, как Даррел Уайт поднимается наверх по трапу. В эту минуту она ненавидела его и одновременно завидовала. Горькая правда заключалась в том, что она прибыла к месту сбора двадцать первой, то есть опоздала. Она сама лишила себя единственного шанса, поскольку слишком долго проговорила по телефону с медсестрой. А теперь она остается здесь одна, с полной сумкой вещей и несбыточной мечтой.
        Даррел посоветовал ей купить билет на самолет. Если бы все было так просто! Ведь теперь все катится к черту!
        Мелани охватило отчаяние. Разве она не допускала мысли, что такое может произойти? Да и можно ли изменить свою жизнь, совершая столь рискованный шаг?
        Она опустила тяжелую сумку на асфальт, присела сверху и закрыла руками лицо. Нет, она не должна плакать.
        — Я не могу! Здесь так тесно!  — Одна из девушек-продавщиц пулей слетела вниз по трапу, едва не сбив Даррела Уайта с ног.  — Невыносимо тесно,  — кричала она.  — Как в гробу!  — Она постояла немного, сделала несколько глубоких вдохов и, ругаясь, направилась на стоянку к своему автомобилю.
        — Что ж, один участник уже выбыл,  — спокойно заключила Синди.  — Еще восемнадцать — и у нас останется один победитель.
        — Нет, подождите!  — воскликнула Мелани. Вскочив, она с необычайной легкостью схватила сумку и подбежала к координатору.  — Последний участник еще не взобрался на борт. С технической точки зрения состязание еще не началось…
        Синди сердито поджала губы и прищурилась.
        — Считать я умею,  — сквозь зубы произнесла она.  — У нас было двадцать участников, а теперь их осталось девятнадцать.
        — Леди права,  — вмешался Даррел, который еще не вошел внутрь и стоял на последней ступеньке. Он победно улыбался.  — Я уверен, вы поймете меня,  — сказал он, обращаясь к Синди.  — Ей ведь просто нужен шанс,  — указал он взглядом на Мелани,  — который вы, похоже, ей дадите.  — Уайт наклонился к Синди поближе.  — Только между нами: я не думаю, что она продержится долго. И у вас снова останется девятнадцать. Кроме того,  — шепотом добавил он,  — эта девушка вправе подать в суд. Ведь ситуация довольно щекотливая, учитывая, что я не успел взойти на борт.
        Зачем Уайту вздумалось помогать ей? Но сейчас, когда у нее появился шанс попасть на борт, Мелани решила не ломать себе голову.
        Видимо, намек на возможный судебный иск подействовал на Синди Райт.
        — Ладно, заходите,  — неохотно согласилась она.  — Но, помните, я делаю вам большое одолжение.
        — Синди, вы сама доброта!  — воскликнул Даррел, одарив ее одной из своих самых очаровательных улыбок. Трюк, о котором Мелани знала с юных лет, безошибочно сработал. Он улыбался своей зажигательной улыбкой — и сердца взрослых женщин таяли. Даже такая реалистка, как Синди, не устояла. Смягчившись, она ответила ему легкой улыбкой.
        — Благодарю вас,  — обрадовалась Мелани, искренне пожав руку Синди.
        Но та лишь окинула ее равнодушным взглядом. Внимание Синди было теперь приковано к Даррелу Уайту. Из этого состояния ее вывел Крис Николсон.
        — Заходи же внутрь, Даррел.
        — Дамы вперед,  — галантно поклонившись, ответил Даррел.
        Мелани недоверчиво покачала головой.
        — Знаю я тебя. Тебе ведь просто хочется увидеть мою задницу. Входи, лучше я полюбуюсь на тебя со спины.
        — Не знал, что я тебе нравлюсь,  — подняв бровь, заметил Даррел.
        Мелани ощутила странную дрожь в животе, но тут же объяснила себе, что это от двух пирожных, которые она проглотила вместе с кофе в последний момент перед выходом из дома.
        Даррел сунул руку в карман и вытащил карандаш.
        — Вот, возьми.
        — Зачем мне это?  — удивилась она.
        — На тот случай, если тебе захочется запечатлеть мой образ,  — объяснил он, входя наконец на палубу.  — В школе ты, кажется, рисовала лучше всех…
        Мелани прицелилась и швырнула карандаш ему вдогонку. Карандаш угодил ему в затылок.
        — Эй!  — воскликнул он, схватившись за голову.
        — Я же предупреждала тебя, что не собираюсь играть по правилам,  — усмехнулась Мелани.
        Даррел нагнулся к ней.
        — Это сделает наше пребывание здесь намного интереснее, не так ли?
        В его голосе прозвучал скрытый намек, который Мелани постаралась не замечать.


        2



        Оказавшись внутри чудо-яхты, Мелани быстро поняла, почему девица опрометью пустилась домой. Для двадцати человек с багажом «Эллиана» со всей ее великолепной обстановкой и оборудованием была все-таки маловата. Но для трех-четырех она представляла собой роскошное жилище!
        Внутренние помещения яхты были выполнены из натурального дерева с традиционной практичностью, элегантностью и качеством. Салон вмещал в себя кают-компанию и отделенный перегородкой камбуз. Кают-компания была представлена в виде большого прямоугольного стола и уютных кожаных диванчиков. Каждый из них дополнительно выдвигался, превращаясь в двуспальную кровать. Камбуз был оснащен всем необходимым для автономного плавания; здесь имелись газовая плита с компактной духовкой, холодильник и круглая оцинкованная мойка. Повсюду в стены были вмонтированы шкафчики с разнообразной кухонной утварью. В центре кают-компании, напротив диванчиков, находился большой телевизор. В каждой из трех кают имелись иллюминаторы, шкафчики для одежды и личных вещей, одеяла, подушки, постельное белье, полотенца.
        Стало душно, воздух наполнился смесью пота и духов. Если бы у Мелани не стояло так много на кону, она бы наверняка ушла. Слишком много людей, слишком мало места.
        Синди забралась на подножку и скорчила гримасу.
        — Ну, теперь все в сборе, начнем,  — сказала она. Повернув выключатель в передней части помещения, она включила кондиционер, и через вентиляционные отверстия стал поступать охлажденный воздух.  — Во-первых, несколько правил. Газеты доставляются ежедневно, работают два телевизора — один в кают-компании, другой в кормовой каюте. Так что вы будете в курсе всех событий. Холодильник полон продуктов. Я буду приносить печенье, конфеты и другие сладости согласно вашим заявкам. Ваша задача — составлять список на десерт. Несколько местных ресторанов любезно согласились поставлять нам ужин на ближайшие несколько вечеров. Разумеется, в обмен на упоминание в теле- и радиорепортажах.
        — В репортажах?  — переспросил кто-то.
        — Да, разве я не говорила?  — спохватилась Синди.  — Сегодня из Портленда выезжает телебригада, которая будет нас снимать. Они сделают специальную передачу под названием «Борьба за выживание» или что-нибудь в таком духе. Во многом благодаря этому компания «Навигаль» согласилась провести эту акцию. Так или иначе, репортеры время от времени будут совать сюда свой нос, поэтому приготовьтесь. Они уже в пути. Из-за пробок на шоссе они пропустили нашу волнующую посадку.  — Синди поднесла палец к губам.  — Теперь вернемся к правилам. Вам придется провести здесь, друг возле друга, некоторое время. Поэтому никакой брани и непристойных жестов.  — Она метнула взгляд в сторону Даррела.  — И никаких драк. Спать будете по принципу «кто не успел, тот опоздал». Кому не хватит мест на койках в каютах, тому придется довольствоваться раскладными креслами. И, кроме того, остается еще пол.  — Она топнула ногой.  — На нем ведь постелен ковролин, так что не замерзнете. Но будет жестковато.
        Синди предупредила о том, что если кто-нибудь покинет яхту, то будет немедленно дисквалифицирован. Соревнование будет продолжаться, пока внутри остается более одного участника.
        — Последний, кто останется, и станет за штурвал «Эллианы»,  — добавила она.  — Вот так. Есть вопросы?
        — А сколько часов это все займет?  — спросила Кэтлин.
        — Понятия не имею,  — пожала плечами Синди.  — В подобном состязании в Южной Каролине двое парней держались почти три месяца.
        Толпа издала вздох разочарования. Кэтлин с тревогой взглянула на часы.
        — К полудню завтрашнего дня мне нужно быть на работе, в противном случае выговор от управляющего неминуем.
        Синди удостоила ее снисходительной улыбкой.
        — Думаю, вы здесь задержитесь дольше. Кэтлин взволнованно осмотрела присутствующих, а потом присела на одну из табуреток.
        — Мне нужно позвонить боссу.
        — Здесь есть телефон,  — объяснила Синди, кивнув в сторону аккуратной ниши рядом с входом в кают-компанию.  — Она усмехнулась.  — Можете звонить. Я со своей стороны буду рада сообщать вашим семьям, как вам тут живется. Ваши родственники или друзья могут приехать и поговорить с вами через иллюминаторы.  — Не услышав больше никаких вопросов, Синди небрежно взмахнула рукой и вышла наружу.
        Мелани различила на ее лице облегчение, когда та глотнула свежего воздуха. Как только дверца захлопнулась, девушка испытала приступ легкой паники. Двадцать человек! Во что она ввязалась? Что, если у нее ничего не получится?
        — С тобой все в порядке?  — спросил Даррел, перехватив ее беспокойный взгляд.
        Мелани выпрямилась и утвердительно кивнула. Насмешливая улыбка Даррела говорила о том, что он не верит.
        — Думаю, всем нам нужно сложить багаж в кормовых каютах,  — громко объявила Сьюзи.  — Кевин, отнеси туда наши веши!
        — А кто, позвольте сказать, сделал вас боссом, мэм?  — спросил Роберт, молодой человек, женившийся в прошлую пятницу. Ему было всего двадцать лет, и Мелани показалось, что он чересчур молод для брака.
        На прошлой неделе она его стригла. Он заказал себе стрижку военных моряков. Мелани не могла поверить, что он смог уговорить свою столь же юную супругу Диану провести медовый месяц на борту яхты! И не в море, а на берегу, да еще в такой тесной компании! Не слишком благоприятное начало семейной жизни, но, может, они готовы забыть обо всех трудностях, только бы быть вместе? И их не пугает нехватка денег и отсутствие шанса устроиться на приличную работу?
        — У тебя есть идея получше, сынок?  — Сьюзи поджала губы.
        — Не знаю,  — осекся Роберт, смущенный вызовом в голосе старухи.  — Но, думаю, нам нужно принимать решения коллективно. Выбрать какой-нибудь комитет, что ли.
        Сьюзи устало вздохнула.
        — Хочу напомнить вам, молодой человек, что здесь очень мало места,  — сказала она.  — Если мы сложим наши сумки в шкафах кормовых кают, то освободим место, чтобы переодеться.
        — Хорошо,  — неохотно согласился Роберт. В последующие несколько минут тишина в салоне нарушалась лишь ворчанием и скупыми репликами «извините», по мере того как каждый участник пробирался в одну из кормовых кают и складывал там свой багаж.
        Вскоре перенос вещей завершился. Кое-кто уже начал хозяйничать на камбузе и поставил на электроплитку кофейник. Один из мужчин по имени Эрни, по-видимому безработный, уселся в кают-компании и включил телевизор.
        — Я не могу пропустить ни одного матча,  — пробормотал он, занимаясь настройкой спортивного канала.
        — Ну что, в тесноте, да не в обиде?  — шепнул Даррел, подсевший к Мелани на диван в углу салона.
        О Боже, как близко он от нее сидит! Мелани напряглась, пытаясь отодвинуться.
        — Похоже, в таком состоянии нам придется пробыть довольно долго,  — заметил он.  — Сможешь ли выдержать?
        — А ты?
        — Конечно,  — с этими словами Даррел нагнулся поближе, так что она смогла ощутить его дыхание у себя на ключице.  — Подобная теснота мне по душе.
        — Похоже, в этом ты не одинок,  — проворчала Мелани, махнув в сторону Роберта и Дианы.
        Новобрачные уже заняли мягкий кожаный диван и вытянулись на нем во всю длину. Обняв друг друга, они, казалось, не замечали остальных. С дивана донеслись звуки поцелуев.
        Сьюзи подскочила и хлопнула вязальной спицей по ноге Роберта. Тот разомкнул объятия и сел. Они с Дианой начали рассеянно озираться вокруг.
        — Не потерплю подобного безобразия,  — проговорила Сьюзи, грозя им пальцем.  — Вас же предупредили, чтобы не было никаких непристойностей. Это просто отвратительно.
        — Ладно вам, бабушка!  — испуганно воскликнул Роберт.  — Мы ведь только что поженились.  — И в доказательство он поднял левую руку Дианы, на одном из пальцев которой сверкало обручальное кольцо.
        — Тогда забронируйте себе номер в придорожном мотеле,  — огрызнулась Сьюзи.  — А здесь не место для ваших игр.
        — Но мы собираемся поехать в свадебное путешествие,  — сказал Роберт.
        — Вот когда станете победителями, тогда скатертью дорога,  — не унималась Сьюзи.  — А пока вам придется спать раздельно: один — в передней каюте, а другая — в кормовой. Причем на полу! А мы с Кевином по праву старшинства займем койки и будем за вами присматривать.
        — Эй,  — возмутился Эрни.  — А почему это вы решили, что вам достанутся койки?!
        — Повторяю, мы здесь старше всех,  — с достоинством заявила Сьюзи.
        — Ошибаешься, Сьюзи,  — вмешался представитель еще одной пожилой пары.  — Моя Харриотт на полгода старше тебя.
        Начался новый спор на тему о том, чьи бедра и спина изувечены ревматизмом и нуждаются в отдыхе и у кого больше прав на что-либо претендовать.
        В этот момент в центр кают-компании протиснулся Даррел.
        — Могу предложить справедливый способ решить, кому достанется койка, кому кресло, а кому — место на полу,  — достаточно громко, чтобы все услышали, сказал он.
        Мелани подняла на него удивленные глаза. Получается, он помогает ей, вступая в переговоры по поводу спального места, и поступает, как друг, а не как эгоистичный себялюбивый красавец, которого она помнила до сегодняшнего дня. Наверное, с тех пор как он вернулся из Канады, что-то изменилось. Только к лучшему ли? Мелани сомневалась в этом. У мужчин вроде Даррела Уайта редко меняется характер.
        Все смолкли и устремили взгляды на Даррела. Он попросил у Сьюзи колоду карт. Быстро перетасовав карты, он поднял голову.
        — Итак,  — сказал он,  — у нас, если как следует потесниться, двенадцать спальных мест на койках и диванах и два места в раскладных креслах. То есть для сна есть четырнадцать более или менее приспособленных мест. Теперь пусть каждый вытянет себе карту. Старшие карты будут служить пропуском на койку в каюте, диван в салоне или раскладное кресло. А младшие… что поделаешь, придется шестерым из нас провести ночь на полу. Каждый вечер будем подобным же образом тянуть жребий, и тогда, надеюсь, никто не будет в обиде.
        Некоторые заворчали, но открытого несогласия с предложением Даррела никто не высказал. Он обошел салон, дав возможность каждому выбрать карту. Когда очередь дошла до Мелани, Даррел улыбнулся.
        Мелани молча вытянула карту из колоды. Ей достался валет. Значит, у нее неплохие шансы получить более или менее удобное место для ночлега. После бессонной ночи эта мысль действовала согревающе.
        — У меня туз,  — хрипло проговорила Сьюзи, когда вытянула свою карту.  — Кевин, что у тебя?
        Старику досталась шестерка червей, и супруга поджала губы.
        Даррел молча взглянул на свою карту, положил ее в задний карман и выложил остальные на стол.
        — Теперь давайте делить спальные места…
        Сьюзи тут же потребовала себе выдвижной диван в кают-компании, горюя о том, что придется спать без Кевина. Кэтлин Джеймс выпал король червей, но она вернула его обратно.
        — В этой игре я рискую потерять работу,  — объяснила она.  — А шанс стать победителем очень невелик.  — Схватив сумку, она покинула салон и спустилась по трапу вниз.
        Теперь осталось восемнадцать конкурентов, с некоторым облегчением подумала Мелани. Потеря одного человека почти не сказалась на атмосфере в салоне. Может быть, после одной — двух ночей на жестком полу яхту покинет еще несколько человек? Врач выглядел взволнованным. Он, наверное, рассчитывал, что состязание будет простым и недолгим. Трое молодых мам попеременно звонили домой, чтобы узнать о самочувствии детей. Одна из них уже готова была вот-вот выйти из игры. Ее малютка упал во время прогулки с отцом и поцарапал себе колено.
        — Мелани, что у тебя?  — услышала она рядом голос Даррела.
        — Валет.
        — Можешь тащить еще раз. Если хочешь, ложись вместе с Тоуни на втором диване в кают-компании. Или…  — Он вытащил из заднего кармана даму крестей.  — Ты можешь лечь со мной в одной из кормовых кают.
        Она подумала, что, может, Уайт шутит, подглядев и намеренно вытянув более высокую карту, чем ее собственная, чтобы рано или поздно она очутилась в его постели. Но это была сумасшедшая мысль. Ведь они едва терпят друг друга. Можно шутить о какой-то привязанности или влечении, но между ними абсолютно ничего нет.
        Но Мелани не собиралась проводить ночь рядом с Даррелом. Она прошла через салон и вручила свою карту Кевину.
        — Спасибо, девушка,  — немного удивившись, поблагодарил ее старик. Он сжал карту в своей заскорузлой руке.  — Очень любезно с вашей стороны.
        — Кевин, выбери раскладное кресло рядом со мной!  — воскликнула Сьюзи.
        Но просьбу супруги Кевин проигнорировал.
        — Я все же предпочту койку в каюте,  — отозвался он.
        Сьюзи засуетилась и, подбежав к соседу Кевина по каюте, поменялась с ним картами. Кевин тяжело вздохнул.
        Мелани заметила, что Даррел так и не использовал выпавшую ему даму. Он просто отдал ее кому-то. Она не стала себе забивать голову размышлениями о том, почему он это сделал.


        После обеда Мелани устроилась на раскладушке, раскрыла дневник и принялась писать.


        «На борту осталось пятнадцать человек. Врач выбыл, а за ним и пожилая пара, которая планировала доплыть до Флориды. Одна из молодых мам тоже не выдержала. Если так пойдет дальше, то у меня будет шанс победить. Эрни, как назло, словно прилип к телевизору. Сьюзи, Кевин, Джерри и Харриотт без конца играют в преферанс. Тоуни вызвала небольшой мятеж на борту, когда накрасила себе ногти чересчур пахучим, и наверное токсичным, лаком. Охранник Хью, которому досталась кушетка, сильно храпит. Роберт с Дианой стараются уединиться в какой-нибудь из трех кают и выглядят несчастнейшими из молодоженов. А Даррел…»


        Мелани прекратила писать и закрыла дневник. Даррел… Он ведет себя не так, как она рассчитывала. Выполняет роль всеобщего примирителя, вмешиваясь в тех случаях, когда накаляются страсти, и предлагая способы уладить спор. А спорили на вечные темы: кому первому идти в душ или чья очередь мыть посуду. Он на редкость дипломатичен и умеет заставить себя слушать. Если бы она не знала Даррела Уайта как искусного сердцееда, то, пожалуй, он мог бы ей даже понравиться.
        Посмотрев на часы, Мелани подошла к нише с телефонным аппаратом, сняла трубку и набрала номер.
        — Алло?  — услышала она хриплый голос.
        — Отец, это я, здравствуй! Как твои дела?
        — Нормально. Вот только что сражался с медсестрой.
        — И кто же победил?  — засмеялась Мелани, но внутри у нее все колотилось.
        — Сначала думал, что я, но она уже горит желанием устроить реванш,  — ответил отец, и в трубке послышался хриплый кашель, болью отдавшийся в груди Мелани.  — Прости, дочка.  — Снова последовал кашель, но на этот раз он был короче.  — Очень хотел бы тебя увидеть.
        — Я тоже, отец.  — На глаза ее навернулись слезы. Ричард Маккейн до сих пор был для нее лишь звуком, голосом, который она слышала только в телефонной трубке. А ей хотелось обнять его, посмотреть в глаза, расспросить. О том, что у нее есть отец, Мелани узнала всего полгода назад, но беспощадный демон под названием рак уже неумолимо тянул его в могилу.
        Трубку взяла одна из навещающих Ричарда сиделок, медсестра по имени Джинни.
        — Привет, Мелани.
        За несколько недель две женщины очень сдружились.
        — Как он себя чувствует, Джинни?
        Мелани услышала, как Джинни потерла рукой трубку.
        — В общем, как и ожидалось,  — ответила она.  — Врач сказал…  — Она замешкалась.  — Операция не принесла результатов. Через две недели начнется курс химиотерапии. Пока он не закончится, Ричард не сможет никуда поехать. Но скоро он станет чувствовать себя получше.
        Химия, как прекрасно понимала Мелани, ничего не гарантирует.
        — Я скоро приеду.
        — У него все-таки еще вторая стадия. С помощью химиотерапии…
        — Знаю,  — не дослушав, выдохнула Мелани.
        — Мы хорошо за ним ухаживаем,  — сказала Джинни.
        — Спасибо. Я очень ценю все, что вы делаете. На другом конце провода раздался приглушенный кашель.
        Мелани еще сильнее сдавила трубку, как будто хотела физически поддержать отца. О Боже, как бы ей хотелось быть рядом и хоть чем-нибудь помочь измученному тяжелой болезнью человеку!
        — Отец, ты только держись. Очень скоро я приеду к тебе.
        — А мы…  — он осекся на полуслове, стараясь отдышаться,  — поедем с тобой в отпуск, как запланировали?
        — Обязательно, папа!  — почти закричала Мелани. Попрощавшись и повесив трубку, она зажмурила глаза и еще долго стояла, боясь пошевелиться.
        Потом, оглядевшись по сторонам, незаметно проскользнула в туалет. По щеке скатилась слеза, потом другая, и, не выдержав, она слабо всхлипнула.
        — Мелани? Что с тобой?  — услышала она голос Даррела Уайта. Тот, просунув голову в дверь, с удивленным видом смотрел на нее.  — Я проходил мимо и вдруг слышу, что кто-то плачет. Я постучался, но ты, видимо, не расслышала.
        Мелани вытерла слезы и повернулась к Даррелу. Она чувствовала, что энергичная и деятельная молодая женщина, какой она себя ощущала все время, уступила место подавленной, обеспокоенной и неуверенной в своих решениях личности.
        — Все отлично,  — ответила она.  — Я просто звонила. По делу. А сюда заглянула, чтобы привести себя в порядок.
        — Ты выглядишь расстроенной. Что-нибудь случилось?
        — Ничего особенного.  — Спокойно посмотрев ему в глаза, она поправила футболку и хотела выйти.
        Но Даррел остановил ее легким прикосновением руки. Ее запястье словно обожгло, когда он коснулся его. Наверное, это все от нервов, объяснила она себе.
        — Подожди немного.
        — Но почему?  — удивилась Мелани, услышав в салоне какой-то шум.
        — Приехали телевизионщики. И, знаешь, едва только они заявились, как из наших выбыло еще трое. Не выдержали две молодые мамаши и решили вернуться к своим мужьям и детям. А потом сошел охранник Майкл, объяснив, что в этой суете совершенно не в силах заснуть.
        Надо же, как стремительно уменьшается число участников! Некоторые из них, вроде старухи Сьюзи, выглядят так, как будто готовы провести в салоне яхты хоть несколько недель. У Мелани Пирсон нет в запасе столько времени. Ей нужно увидеть отца, побыть с ним наедине и попытаться восстановить в памяти потерянные годы. В душе вновь возродились сомнения. Может ли она начать все сначала?
        — Постарайся успокоиться и принять непринужденный вид,  — посоветовал ей Даррел.  — Репортеру захочется взять интервью у каждого и спросить, почему он здесь и какова его стратегия успеха.
        Мелани захотелось вдруг уронить голову на плечо Даррела и излить ему душу. Ей нужно на кого-то опереться в этот трудный для себя момент. Она слишком долго рассчитывала только на себя. Это бремя в одночасье сделалось непосильным.
        А он был совсем близко, в сантиметрах от нее. Мелани почти ощущала, как вздымается его грудь при вдохе и выдохе. Но она тут же тряхнула головой, возвращаясь к реальности. Ведь перед ней Даррел Уайт.
        — И они наверняка хотят покопаться в грязном белье,  — продолжал он.  — Им нужны интриги, рассказы о ссорах и перепалках, дележе спальных мест и прочее. Ты же понимаешь.
        — Но я недавно приняла душ. И на мне чистое белье,  — пошутила Мелани.
        Что-то зажглось в его взгляде, но голос остался непринужденным и дразнящим, как у прежнего Даррела, каким она знала его все годы. Неожиданно он дотронулся до ее шеи и провел пальцем вниз, по плечу и руке. Мелани ощутила внезапный прилив тепла. Раньше она никогда так не реагировала на его прикосновения.
        — Но для того, чтобы принять душ, нужно полностью раздеться,  — заметил он.
        — Правильное предположение.  — Ей вдруг стало душно. Что с ней? Неужели одно прикосновение может так подействовать? Мелани тряхнула головой.  — Мне лучше немного походить по салону, а то ноги затекли.  — Но она не сдвинулась с места. Лицо Даррела, такое знакомое и в то же время такое незнакомое, покрытое легкой щетиной, было совсем рядом.
        — В любое время к твоим услугам,  — хрипло произнес он.  — Могу потереть спину, ведь до некоторых мест тебе не дотянуться,  — усмехнулся он.  — Я, например, тоже не отказался бы от твоей помощи. Тем более что в душевой кабинке вполне поместятся двое…
        Вот так дела! На эту территорию Мелани еще не ступала! Но ведь перед ней Даррел Уайт, снова с некоторым недоумением напомнила себе она. Кроме того, насколько ей не изменяет память, она не в его вкусе. Она уже не молоденькая девушка и вовсе не так покорна, как все его многочисленные подружки, которых он меняет как перчатки.
        Если Даррел делает попытки ухаживать за ней, то лишь по одной из двух причин. Или он находится в затруднительном положении, или это часть его стратегии в игре. Видимо, он стремится как-то очаровать ее и под каким-нибудь предлогом уговорить сойти с дистанции, убрав таким образом еще одного конкурента. Но она не собирается поступиться мечтой жизни в ответ на нежные прикосновения мускулистого парня с белозубой улыбкой.
        — Спасибо, очень польщена твоим предложением,  — ответила она и, оттолкнув его руку, прошла мимо.
        — Мелани…
        Она резко обернулась.
        — Я слишком хорошо тебя знаю, Даррел Уайт. Знаю таких, как ты. Ну проведу я ночь в твоей постели. Может быть, не одну, а, скажем, две-три. Секс будет на загляденье, по высшему разряду.  — Она ткнула его пальцем в грудь.  — А потом, когда ты поймешь, что кроме пышной груди и упругой попки у меня есть еще и мозги в голове, ты бросишь меня.  — Глаза Мелани сверкнули.  — Не путайся у меня под ногами. Я ведь понимаю, что просто потеряла бы несколько дней своей и без того безрадостной жизни в компании мужчины, который дальше нижнего белья ничего не видит. Я уже ощутила вкус таких отношений, с этим покончено, и у меня нет ни малейшего намерения вновь оказаться в дурах.  — Она потянула за вырез футболки, слегка оголив плечо и показав на бретельку своего бюстгальтера.  — Вот, смотри. Это лифчик голубого цвета, с кружевной отделкой. А завтра я надену черный. Потом сменю на красный или индиго. Доволен?  — Она отпустила руку.  — Все. Демонстрация нижнего белья закончена.  — И Мелани гордо прошла мимо.
        Спустя две минуты Даррел вышел из туалета. Вряд ли кто-нибудь их заметил, поскольку все остальные участники собрались в кают-компании, не желая упустить свой шанс попасть в объектив кинокамеры. Даррел усмехнулся. Он прошел на камбуз и, вытащив почтовую открытку, написал брату:


        «Гленн, привет, нас теперь осталось всего двенадцать, поэтому я, наверное, смогу вернуться домой даже скорее, чем ты думаешь. У нас тут две пожилые пары (одна из старушек по имени Сьюзи так ловко орудует вязальными спицами, что готова проткнуть каждого, кто встанет у нее на пути), пара новобрачных и несколько человек, с которыми мы учились в школе. Пока что все развивается интересно. Даже очень…»


        Он запечатал открытку в конверт, намереваясь бросить его в специальный почтовый ящик, размещенный у выхода. Синди Райт обещала ежедневно производить выемку писем. Когда Гленн получит открытку, конкурентов, возможно, останется еще меньше.
        Про Мелани в открытке он не упомянул. Даррел знал наверняка, что при одном упоминании о Мелани Пирсон его брат наверняка загорится желанием приехать.
        Если только удастся выиграть эту превосходную яхту, то вырученные за нее при продаже средства помогут им с братом открыть новую фирму. Можно заняться промыслом морской рыбы, деревообработкой, как раньше, или в крайнем случае арендовать два-три грузовых трейлера с прицепами, снять или построить небольшой склад и учредить экспедиторскую компанию. Однако все это станет возможным только в том случае, если он станет обладателем «Эллианы». Уайт решил заочно поднатаскаться в вопросах бухгалтерии и научиться разбираться и правильно составлять контракты на обслуживание и поставку товаров. Пока неизвестно, чем они с Гленном займутся в будущем, но на этот раз он должен гораздо лучше разбираться в тонкостях управления фирмой. Чтобы понапрасну не терять время, он захватил с собой на яхту пару учебников с практическими примерами и задачами и, как только представлялась возможность, уединялся в одну из кают, чтобы позаниматься.


        3



        Отправив открытку, Даррел вошел в кают-компанию.
        Тем временем репортер поочередно опрашивал участников. И каждый из них повторял то, о чем уже говорил при посадке, только немного приукрашивая, видимо для придания своему рассказу некоторой интриги и остроты. Мелани стояла рядом с теми, кто уже дал интервью. На лице ее до сих пор оставалась тревога, а взгляд был устремлен в пустоту. Даррел попытался понять, чем озабочена Мелани и какая могла приключиться в ее жизни беда. Ведь он не забыл ее мокрое от слез лицо, когда заглянул в туалет…
        Мелани Пирсон, которую он знает с детства, всегда была оптимисткой. Он никогда не видел ее расстроенной и тем более страдающей.
        Неожиданно в его лицо ударил яркий свет. Оператор повернул к нему свою осветительную лампу.
        — Разрешите представиться, Томми Блантон.  — Журналист пожал руку Даррелу.  — А вас зовут?..
        — Даррел Уайт.
        Худощавый репортер перевернул несколько страниц в своем блокноте.
        — Синди Райт передала нам список участников, и мы провели небольшой экспресс-анализ,  — объяснил Томми, наверняка стремясь произвести впечатление своей расторопностью и профессионализмом.  — Вы готовы? Я отниму у вас ровно минуту.
        Даррел хмуро кивнул, все еще щурясь от яркого света.
        — Мистер Уайт, вы в своем городе довольно известная личность,  — отчетливо проговорил в микрофон Томми, и его голос внезапно сделался глубоким и серьезным, как у подростка, достигшего половой зрелости.  — Двукратный чемпион студенческой лиги по футболу, регулярный участник парусных регат, король и заводила всевозможных вечеринок…
        — Все это в прошлом,  — ответил Даррел. Притихшая аудитория с интересом слушала. Томми заглянул в свои записи.
        — Когда вам было одиннадцать лет, вы спасли своего сверстника, провалившегося под лед…
        — Но это не имеет никакого отношения…
        — Очень даже имеет, смею вас заверить,  — возбужденно заговорил репортер.  — Ведь получается, что вы герой, Даррел Уайт. Многие в Рокленде готовы подтвердить это.  — Томми поднес пушистый черный микрофон к подбородку Уайта.
        — Никакой я не герой,  — немного смутившись и покраснев, ответил Даррел.  — Я обычный человек.
        — Нет, вы почти легенда, мой дорогой,  — не унимался Томми. Ну, а теперь расскажите нам…
        — Найдите себе другую легенду,  — проворчал Даррел, отмахнувшись от микрофона. Поднявшись на ноги, он отошел подальше. Бежать было некуда. Но репортер, поначалу растерявшись, теперь упрямо преследовал его, будто хотел выведать у Уайта какую-то тайну.
        — Но, поймите же, вы далеко не ординарная личность,  — заискивающе повторял Томми, держа микрофон внизу и давая понять, что их разговор не записывается.  — Таких сейчас очень мало. Герой небольшого приморского городка, спортсмен, идеальный парень, на которого равняются многие. Который уезжает на поиски счастья на север, в Канаду, чтобы начать там новую жизнь, но терпит неудачу…
        — Откуда вы все это знаете?  — взорвался Даррел.
        — Но я все-таки профессионал,  — фыркнул Томми.  — Я выполняю свою работу. И стараюсь, чтобы мои репортажи были интересными. Вот вы очень похожи на знаменитого греческого героя Ахилла, которому что-то угодило в пятку…  — Наклонившись поближе, Томми тихо проговорил: — Откровенно говоря, подавляющее большинство людей на этой яхте настолько заурядны, что едва ли заслуживают внимания. В любом репортаже мне важен прежде всего социальный аспект, с тем чтобы привлекать побольше зрителей к экрану. Жизнь — это ведь мыльная опера, мистер Уайт, и чем лучше мы будем использовать этот, на первый взгляд простой и очевидный факт, тем выше будет наш рейтинг.
        — Послушайте, вы мне просто противны,  — резко повернувшись к нему, проговорил Даррел.
        — Мне за это платят,  — пожав плечами, ответил Томми, поднося поближе микрофон.  — Не хотите еще что-нибудь добавить?
        — Нет,  — сквозь зубы проговорил Даррел и накрыл верхушку микрофона ладонью.  — Если вы попытаетесь использовать этот материал, я потащу вас со всей вашей бригадой в суд с такой скоростью, что у вас протрутся подошвы ботинок.
        Его собеседник коварно улыбнулся и покачал головой.
        — Не думаю, приятель. Едва ли у вас это получится. Вспомните, ведь, прежде чем оказаться в этой шикарной кают-компании, вы и другие участники заполняли анкеты, не так ли? А анкета в данном случае не что иное, как договор с организатором акции. Вам следовало обратить внимание на особые условия, отпечатанные мелким шрифтом. Там говорится, что вы согласны на использование своего образа, биографических данных и интервью, взятых во время поездки.  — Он махнул оператору, который вновь зажег свет.  — Все, переходим к следующему.
        Даррел нахмурившись прошел мимо, едва не сбив с ног оператора, и отправился в единственное уединенное место на борту яхты — в туалет, совмещенный с душем.
        Да, Томми Блантон явно перегнул палку. Он, видимо, и сам это понял, поскольку не пошел следом, а приготовился к опросу очередного участника.
        Когда Даррел проходил мимо Мелани, она остановила его, мягко коснувшись рукой.
        — С тобой все в порядке, Даррел?
        Он обернулся и пристально посмотрел ей в лицо.
        — Не совсем,  — тихо ответил он.
        — Поговорим?
        — Мне хотелось бы побыть одному… Мелани убрала руку и опустила глаза. Даррел Уайт сделал шаг, а потом снова искоса посмотрел на нее.
        — Ты что-то хотела мне сказать?
        — Ну да,  — растерялась Мелани.  — А ты ожидал от меня допрос с пристрастием?
        Он засмеялся. Черты его лица смягчились, сделались менее строгими, а взгляд перестал быть таким пронзительным.
        — Большинство женщин не приняли бы от меня отрицательного ответа,  — сказал Даррел.  — Они стали бы донимать меня расспросами до тех пор, пока не выудили бы все, что им нужно.
        — Если ты еще не понял, то хочу напомнить, что я не отношусь к большинству,  — заметила Мелани.  — Не знаю, что за девушки назначают тебе свидания, но тебе не мешало бы вступить в отношения с более зрелой партнершей.
        — Мелани, ты меня удивляешь!  — улыбнулся он.
        — Рада слышать, что я все еще способна на это,  — ответила она, и на губах ее заиграла легкая улыбка.
        — Знаешь, мне вспомнился один эпизод из школьной жизни. Однажды один парень, который был старше меня на два класса, решил задать мне трепку на перемене за то, что я за день до того нечаянно толкнул его в столовой и опрокинул его пудинг. Кажется, его звали… ах да, Томми Андерхилл. В то время я был тощим коротышкой, а ты… ты была выше любого из мальчишек.
        — Среди вас я была настоящей амазонкой,  — пошутила Мелани.
        — Так вот,  — усмехаясь, продолжал Даррел,  — неожиданно вмешалась ты и сказала Томми, куда ему следует пойти… В общем, послала его довольно далеко.  — Он рассмеялся и покачал головой.  — Одному Богу известно, откуда ты в том возрасте набралась таких крепких словечек.
        — От отца,  — ответила Мелани.  — Он у меня был очень колоритной личностью. Он работал водителем-дальнобойщиком.  — Она поморщилась.  — По возвращении из очередного рейса он любил развалиться на кушетке и покрикивать на меня, заставляя заниматься уборкой. Хотя в доме и так все блестело.
        — Твоего отца, кажется, звали Джо?
        — У тебя хорошая память,  — перебила его Мелани.  — Но… он был мне не родной отец.
        Даррел некоторое время неотступно смотрел на нее, не проронив ни единого слова.
        Тем временем Сьюзи с Кевином, усевшись на диване в кают-компании после интервью, даже не пытались скрыть, что откровенно подслушивают их разговор. Роберт с Дианой уединились в одной из кормовых кают и, забыв обо всем на свете, затеяли какую-то новую любовную игру. Оттуда доносились звуки поцелуев. Эрни занял привычное место возле телевизора, и к нему присоединилась Тоуни. Позади них стоял Диллон, демонстрируя перед телекамерой фотографии своих детей. Канди уселась в кресло и принялась обрабатывать пилкой ногти. Из носовой каюты донесся могучий храп Джерри; Харриотт тоже отправилась туда, объяснив, что по телевизору начинается показ какого-то нового сериала.
        — Не знал об этом,  — наконец сказал Даррел. Мелани носком спортивной туфли чертила невидимую линию на гладком полу. Она слегка повернулась, и Сьюзи пришлось напрячь слух.
        — В любом случае все кончено,  — ответила она.  — Джо умер пару месяцев назад. Врезался на своем трейлере в дерево на обочине трассы. Пьянство не довело его до добра.
        — А твоя мать?  — спросил Даррел.  — Она ведь умерла, когда тебе было лет десять-одиннадцать, не так ли?
        — Двенадцать,  — поправила его Мелани, но к горлу уже подступил комок.
        — Кто же тебя потом растил?
        — Не будем об этом,  — шумно выдохнув, ответила она.  — Послушай, я ведь спросила, как твои дела. Каковы мои, ты и сам можешь легко догадаться.  — Она открыла один из встроенных шкафчиков, взяла стакан и наполнила его водой из массивной пластиковой канистры.  — Почему тебя так разозлил репортер?
        — Да так…
        — О, я догадалась! Ты хочешь, чтобы я излила тебе душу, а как только дело доходит до тебя, ты становишься нем как рыба.  — Она поставила стакан на стойку.
        Даррел бросил взгляд на работающих неподалеку телевизионщиков. Теперь центральной фигурой их репортажа была Синди Райт.
        — Просто Томми Блантон стал затрагивать чересчур личные темы,  — объяснил Даррел.
        — Знаю,  — сказала Мелани и кивнула в сторону Сьюзи и Кевина.
        Даррел улыбнулся. Жестом он пригласил ее зайти за перегородку и уединиться на камбузе.
        Уайт смотрел на нее, и в его взгляде сквозило нечто большее, чем обыденное любопытство. Странно, будь на его месте другой мужчина… Их разделяло всего несколько сантиметров, и внезапно она почувствовала, что перед ней не прежний Даррел Уайт, школьный друг и соперник, а… привлекательный мужчина.
        — Послушай, здешняя атмосфера действует на всех нас как-то непривычно,  — проговорила она.  — Давай забудем о нашем разговоре.
        — Может, нам стоит продолжить разговор попозже, когда наши отношения…
        Мелани рассмеялась.
        — Отношения? Даррел, но я же тебя знаю. У тебя никогда не было серьезных отношений. Ты, словно заядлый курильщик, ни за что не расстанешься со своими законными двумя пачками в день, даже если это скоро загонит тебя в гроб.
        — То есть я не могу иметь серьезных отношений с женщиной?  — нахмурился он.  — Не могу полюбить?
        — Даррел, у тебя ведь даже нет постоянного одеколона, не то что женщины!  — воскликнула Мелани.  — Я ведь знаю тебя много лет. Подумай сам: тебя ведь ни один твой друг или знакомый не назовет человеком, склонным или хоть мало-мальски годным для женитьбы.  — Она вскинула голову.  — Впрочем, так ты гораздо счастливее остальных.
        Даррел нахмурился, а взгляд потемнел.
        — Вижу теперь, что ты знаешь меня хорошо,  — процедил он сквозь зубы.  — Даже слишком.  — И, не говоря больше ни слова, удалился на камбуз и, разложив на столике свежие газеты, принялся перелистывать их.
        Мелани вспомнила, что взяла с собой несколько детективов. Достав из сумки одну из книг, она присела на край кушетки. Но сосредоточиться на чтении не удалось: она то и дело вспоминала потемневшие глаза и странное замечание, которое Даррел отпустил напоследок.


        С тем же успехом можно было пытаться заснуть на кровати, утыканной гвоздями. Безуспешно проворочавшись с час на койке в задней каюте, он уступил свое место Джерри, которому выпала десятка. Наивный, он надеялся разделить свое ложе с Мелани!
        А сейчас приходится довольствоваться местом на прохладном и жестком полу, пусть даже и устланном ковролином, в узком пространстве между двумя кожаными диванами в кают-компании. Организаторы, конечно, позаботились о многом, только забыли предусмотреть побольше одеял и подушек. Естественно, они ожидали, что участники будет потихоньку выбывать из игры, и именно к этому все и шло. Однако двенадцать оставшихся на данный момент участников держатся стойко и сдаваться не собираются.
        Особенно Мелани. Даррел, несмотря на тесноту, едва замечал других участников. С момента их последнего разговора она не выходила у него из головы. Что бы он ни делал — наливал ли себе стакан сока, ел ли фрукты или читал газеты,  — он думал лишь о ее шелковистой коже, которую Мелани намеренно продемонстрировала, оттянув ворот своей футболки. Она ловко поддразнила его. Под бюстгальтером ее кожа наверняка окажется еще более нежной…
        Закрывая глаза, он постоянно видел перед собой дерзкий взгляд Мелани и оголенное плечо со спущенной бретелькой бюстгальтера. Вместо дерзкой и неуступчивой девчонки, которую он без конца дергал за косу, он обнаружил перед собой прелестную умную молодую женщину, и это открытие поразило его. Как будто он ступил на неведомую и запретную территорию, границы которой Мелани тщательно оберегала.
        Мелани права, и спорить с ней на этот счет бессмысленно. Он сродни изголодавшемуся гончему псу. Всю свою жизнь он охотился за женщинами и почти каждую умудрялся заманить в свои сети. В юности и ранней молодости они сами липли к нему, к тому же его смазливая рожа часто красовалась в спортивной рубрике местной газеты. Один раз его даже сфотографировали вместе с мэром Рокленда, после чего Даррел Уайт сделался кумиром всех местных красоток.
        К окончанию школы Даррел уже в совершенстве овладел мастерством обольщения. Он знал, как правильно держать плащ девушки, когда она его надевает, чтобы невзначай задеть и погладить плечо. Он умел так поцеловать девушку при первом свидании, чтобы оставить ее неудовлетворенной и желающей большего. Он умел выждать после романтической встречи и позвонить лишь тогда, когда измученная тоской девушка уже почти теряла надежду. В таком случае она, объятая счастьем, уже была готова на все. Он знал все эти хитрости и последние пятнадцать лет успешно и безошибочно ими пользовался. Но с Мелани… Черт возьми, с Мелани все иначе. За месяцы, прошедшие со смерти жены Гленна, Даррел начал смотреть на женщин новыми глазами. Психолог объяснил бы это менталитетом близнецов. Возможно, Даррел каким-то образом перенял мировосприятие своего брата, и оно стало определяющим в его жизни. Как бы там ни было, но в одночасье он понял, что жизнь брата обрела гармонию, когда рядом с ним неотступно находилась любимая женщина. И хотя теперь она навсегда покинула Гленна, у него остались добрые воспоминания и любовные письма — ощутимое
доказательство их любви, которая, оказывается, была намного глубже, чем предполагал Даррел.
        В его собственной жизни было полно женщин, но им лишь требовалось приятно провести с ним время. Они напрочь отвергали прочные связи и взаимные обязательства и испытывали к нему влечение лишь за его неотразимую внешность. Мелани права. Ему нужна зрелая, здравомыслящая женщина, а не легкомысленная девчонка. В общем, такая, как она сама…
        Начать за ней ухаживать?! Это невозможно. На свои излюбленные методы рассчитывать уже не приходится. Теперь они казались ему примитивными. Мелани ведь видит его насквозь, может предсказать его поступки и прилюдно высмеять, поставив в неловкое положение. От этой мысли Даррел не на шутку разволновался. Сон растворился, словно тень в пасмурный день. Отбросив покрывало, он поднялся на ноги. Взяв бутылку пива из холодильника, он вскрыл ее и залпом осушил.
        Свет от открытой дверцы холодильника тускло осветил камбуз и часть кают-компании. На раскладном кресле в углу, в передней части салона, поджав ноги и подложив руку под голову, лежала Мелани. Она не спала. Даррел заметил, что отблеск света отразился в ее открытых глазах, но не знал, смотрит она на него или нет. Блуждают ли ее мысли по той же опасной извилистой тропинке, что и у него?
        Даррел захлопнул холодильник. Мелани встала, и одеяло, прикрывавшее ее ноги, соскользнуло на пол. Слегка пошатываясь, она зашла на камбуз.
        — Что с тобой?  — тихо спросил Даррел.
        — Не спится,  — ничуть не удивившись его присутствию, объяснила Мелани.  — В обезьяньих клетках в зоопарке, наверное, спать удобнее, чем здесь. Ноги совсем затекли… Осталось еще пиво?  — улыбнувшись, спросила она после паузы.
        Даррел кивнул и открыл холодильник. Неяркий свет, отражающийся от бутылок с янтарным напитком, осветил ее лицо, сделав его более мягким.
        — Мелани?..
        — Что?  — не поворачиваясь спросила она, извлекая из холодильника бутылку светлого пива. Ловко откупорив, она наполнила пластиковый стакан.
        — Когда все это закончится…
        — То есть ты хочешь сказать, когда я одержу победу,  — поправила она его, многозначительно подмигнув.
        — Ну хорошо,  — усмехнулся Даррел, вспомнив о ее ни с чем не сравнимом упрямстве. Что это с ним? Он нервничает? Сердце учащенно бьется. Он не мог припомнить, когда в последний раз так волновался, опасаясь, что будет отвергнут.  — Так вот, когда все закончится, можно ли тебя пригласить на свидание?
        Мелани уже делала второй глоток, когда он задал этот вопрос. У нее вдруг сдавило горло, и она едва не пролила пиво на пол.
        — Что… что ты сказал?
        — Я хотел бы пригласить тебя на ужин. Или, может, на какой-нибудь интересный фильм в кинотеатр…  — О Господи! Ему захотелось хлопнуть себя по лбу. Зачем он все это сказал? Не мог выразиться более складно?!
        Мелани тихо рассмеялась.
        — Такого, признаться, я от тебя не ожидала.
        — Я, может, неуклюже выразил свою мысль,  — попытался объяснить Даррел.  — Подобрал не те слова.  — Он шагнул вперед, взял из ее рук стакан с пивом и поставил на холодильник.  — Я бы…  — Он запнулся, осознав, что волнуется, потом попробовал еще раз: — Мне бы очень хотелось куда-нибудь пригласить тебя, когда наше испытание завершится.
        Мелани заморгала. Молчание затянулось на несколько мучительных секунд. Одна, две, три…
        — Не думаю, что это удачная мысль,  — наконец ответила она.
        — Но почему?
        — После нашего с тобой последнего и единственного свидания ты высадил меня и умчался на машине с такой скоростью, что шинами едва не протер асфальт!
        — Ты преувеличиваешь!
        — Я тебе не нравилась. Впрочем, это было взаимно.
        — Нам тогда было по шестнадцать лет…
        Мелани покачала головой.
        — Не думаю, что со временем что-нибудь изменилось.
        В маленький иллюминатор пробился тоненький луч света, который блеснул в ее глазах. От нее исходил восхитительный аромат. Даррел, не осознавая своих действий, машинально протянул руку и коснулся ее щеки. Его ладонь ощутила под собой мягкую и гладкую кожу. Как ему захотелось прижаться к ней губами! Волна неистового желания накатила на него и ударила с силой цунами. Он судорожно глотнул, отчетливо чувствуя те несколько сантиметров, которые разделяли их в тесном пространстве камбуза.
        — Я думаю, что изменилось очень многое, Мелани.
        Какое-то мгновение, продолжительностью в пару сердечных ударов, она не шевелилась. И, казалось, прекратила дышать. Потом она отступила на шаг.
        — А ты?..
        — Я и говорю именно о себе,  — с горячностью произнес Даррел.  — В этом смысле прошедший год дал мне очень многое и стал определяющим.
        — А, вот почему ты все чаще стал упоминать о серьезных отношениях…
        — Возможно.
        — Или, может быть, я тот запретный плод на дереве, до которого тебе пока не дотянуться?!
        — Вовсе нет! Мелани…
        — Даррел,  — решительно перебила она его,  — почему бы тебе не начать с кого-нибудь попроще?  — Заметив недоумение в его глазах, она пояснила: — Заведи себе щенка. Заботься о нем, корми, уделяй внимание. И так каждый день. Испытай себя, прежде чем начнешь давать обещания женщине, которые потом не выполнишь.
        Он напрягся. Мелани точно очертила круг его недостатков и свела их в одну язвительную фразу.
        — А что, с тобой так кто-нибудь поступал?
        — Ты помнишь Линн Хартфорд?  — не слушая его, спросила Мелани.
        Он покачал головой.
        — Что ж, а я, представь, не забыла. И поэтому не слишком-то доверяю тебе. А также другим мужчинам.  — Она вздохнула.  — Так или иначе, сейчас речь не обо мне.  — Она снова взяла стакан с пивом.  — Предлагаю тебе немного поспать. Нужно ведь отдохнуть перед тем, как завтра ты отправишься домой!
        Нет, он все-таки слишком торопит события, словно нетерпеливый хищник в погоне за добычей.
        — Я не сдамся так легко,  — решительно произнес он.
        — А я не уступлю,  — ответила Мелани и, не удостоив его взглядом, ушла спать.
        В мире полным-полно красивых женщин, пытался себя утешить Даррел. Зачем ему обязательно та, которая делает из него идиота? Он допил пиво, прошел на середину кают-компании и опустился на пол, а потом еще долго ворочался, пытаясь уснуть.
        Все, что сказала ему Мелани, недалеко от истины. Сможет ли он измениться и стать человеком, который всегда будет там, где требуются его помощь и поддержка. Даррел Уайт не был в этом до конца уверен.
        Через полчаса усталость взяла свое и он погрузился в беспокойный сон.


        «Оставшиеся двенадцать человек плетут интриги и строят дальнейшие планы. Места по-прежнему не хватает, и теснота служит дополнительным фактором раздражения. В довершение ко всему нескончаемая очередь в душевую и туалет. Все приходится делить. Правда, Даррел сказал, что такой дележ ему по душе. А что же я? Согласна ли я плясать под его дудку? Нельзя не заметить, что он все-таки изменился с годами. К лучшему ли?..»


        Мелани захлопнула блокнот и вздохнула. Уже полчаса она сидит возле туалета, ожидая, пока оттуда выйдет Эрни, и все больше злилась. Парень ступил на борт яхты с небольшим пакетиком в руках, содержавшим все его пожитки, а умудряется столько времени проводить под душем и у зеркала! Из туалета доносился звук льющейся воды и мелодия, которую Эрни весело насвистывал себе под нос. Она понятия не имела, что может держать его в душевой так долго: шум включенной воды она слышит уже минут пятнадцать. Принимая во внимание, что в салоне еще одиннадцать человек, такое поведение со стороны парня отдает откровенной наглостью и явным пренебрежением к интересам коллектива!
        В нескольких шагах от нее Сьюзи готовит на камбузе какую-то дурно пахнущую и отдающую рыбьим жиром стряпню. У Мелани моментально пропал аппетит.
        — Эрни!  — горя нетерпением, крикнула она.  — Что ты там делаешь? Заснул, что ли?
        — Выхожу через минуту!  — отозвался тот. Но на протяжении последних пятнадцати минут он повторял это уже несколько раз.
        — Пятьдесят девять секунд,  — громко начала отсчитывать Мелани.  — Пятьдесят восемь. Пятьдесят семь…
        — И что потом?  — усмехнулся через дверь Эрни.
        — А вот что: я зайду в душевую и вытряхну тебя из твоих чертовых трусов,  — пригрозила ему Мелани и забарабанила в дверь.  — Выходи немедленно!
        — Хорошо, хорошо, выхожу,  — видимо, испугавшись, ответил Эрни. Дверь открылась, выпуская наружу облако пара.  — Душ в твоем полном распоряжении.
        — А горячей воды ты оставил?  — прищурилась Мелани.  — Или снова просить, чтобы нас заправили?
        — Прости,  — робко улыбнулся Эрни, быстро ретировавшись в одну из задних кают.
        Мелани прикусила язык, не решившись высказать все то, что она думает об этом наглеце, поскольку боялась, что у старухи Сьюзи волосы встанут дыбом.
        Прежде чем закрыть за собой дверь в ванную, Мелани обернулась и увидела через раскрытую дверь передней каюты, что Даррел Уайт сидит за столиком и что-то сосредоточенно пишет. Подняв голову и задумчиво пробормотав что-то, он продолжил свое занятие. В выражении его лица чувствовалось какое-то напряжение. Но почему это должно ее беспокоить?
        За всю ночь она проспала от силы минут сорок, не больше. Всякий раз, закрывая глаза, она видела перед собой Даррела Уайта, чувствовала прикосновение к щекам его ладони, вдыхала аромат его лосьона, напоминающего запах леса. За какие-то сутки с небольшим он смог придать их дружбе какой-то новый оттенок, взамен предлагая нечто большее. Раньше они дружили, но это была дружба кошки с собакой, когда один старался непременно задеть или уколоть другого. А сейчас… Все-таки теснота приводит к тому, что люди становятся способными на сумасшедшие поступки.
        Однажды ей уже пришлось отдать свое сердце парню вроде Даррела Уайта. Он убедил ее, что жизнь в тесной квартирке на окраине Рокленда будет вершиной романтики. Но потом однажды Трэвис просто исчез из ее жизни. Помимо того что он разбил ее сердце, он еще и опустошил ее банковский счет. Ей не хотелось повторять одну и ту же ошибку.
        Открыв дверь в душевую, Мелани услышала, как Даррел Уайт выругался. Оторвав листок, на котором он что-то писал, Даррел скомкал его.
        Мелани оставила туалетные принадлежности в душевой и подошла к нему.
        — Тебе чем-нибудь помочь?  — спросила она.
        От неожиданности он встрепенулся. Волосы на голове были взъерошены, под глазами виднелись темные круги, а на подбородке выступила щетина. Если бы она не знала его лучше, то могла бы предположить, что он сильно взволнован.
        — А, это ты Мелани! Я не слышал, как ты подошла.
        — Сьюзи затеяла на камбузе что-то ужасное,  — сказала Мелани.  — Я решила, что в моих интересах пропустить сегодняшний завтрак.
        — Правильно,  — ответил Даррел.
        Тот Даррел Уайт, которого Мелани запомнила, когда пять лет назад он уехал в Канаду, открывал блокнот или тетрадь лишь для того, чтобы вспомнить или записать номер телефона очередной подружки. Нынешний Даррел производил впечатление совсем другого человека.
        — Ты бы лучше использовал свою даму,  — посоветовала Мелани.
        — Не понял?
        — Просто я видела, как ты положил выпавшую карту обратно в колоду,  — объяснила Мелани.  — Ты выглядишь так, будто не спал недели две, не меньше.  — Она присела на угол кровати и покачала головой.  — Не представляю, сколько можно продержаться на жестком полу. Это как будто улечься на бетонной плите. Тебе нужно хорошенько выспаться, Даррел.
        Засмеявшись, он присел рядом. Прежде чем Мелани могла вскочить или отказать ему, он положил руки ей на шею и его искусные пальцы принялись массировать и растирать ее, прогоняя ночную усталость и дискомфорт.
        — Надо же,  — с трудом проговорила Мелани.  — У тебя обнаружился еще один талант. Мне приятно.  — Она судорожно глотнула, чувствуя, как по плечам и спине растекается приятное и возбуждающее тепло.  — Отлично.
        — Тебе следовало воспользоваться моим предложением,  — слегка упрекнул ее Дарел.  — Мы могли лечь в одной каюте и прекрасно выспаться.
        Мелани отпрянула и резко повернулась к нему.
        — Послушай, ты вообще можешь пройти пять метров, не подцепив себе подружки? В каждом твоем слове и в каждом поступке сквозит одно и то же! Скажи, с каких пор у тебя такой интерес к моей персоне?
        — С тех как мы встретились в детском саду,  — ответил Даррел. Потом покачал головой.  — Разве я когда-нибудь обнимал тебя?
        — Нет,  — смутилась Мелани.  — А что?
        — Целовал?
        — Нет.
        — Тогда, может быть, брал за руку и клялся в вечной любви?
        Она рассмеялась.
        — Да нет же, но ведь ты не прочь попробовать!
        — Мелани, наверное, ты удивишься, но ведь ты единственная, с кем меня по-настоящему связывают какие-то отношения,  — с жаром произнес Даррел. Он протянул к ней руку и смахнул прядь вьющихся белокурых волос с ее лица.  — Мы дрались, спорили, но дружили. Это вовсе не значит, что мне никогда не хотелось обнять тебя. Или поцеловать. Или… уложить сейчас вот на эту кровать и до умопомрачения заниматься любовью.
        Мелани почувствовала, как по венам растекается тепло. Воображение уже рисовало любовные сцены, о которых только что он упомянул. Когда же она начала думать о нем, как о совсем другом человеке? Когда в ее глазах он превратился из задиристого мальчишки в зрелого мужчину?
        — Даррел…  — Впервые в жизни Мелани поняла, что ей нечего сказать. У нее не нашлось подходящих возражений или хотя бы какой-нибудь реплики, чтобы ответить. Между ними возникла тонкая нить, невидимым образом соединившая их и готовая в любую секунду лопнуть.
        — Когда я предложил тебе место в одной каюте со мной, это был всего лишь дружеский жест,  — продолжал Даррел. Прошлой ночью ты ясно дала понять, что не разделяешь моих желаний.  — Он махнул рукой.
        — Да, пожалуй,  — тихо проговорила Мелани. И самое лучшее, если все так и останется, подумала она. Ей хотелось покинуть родной городок ради новой жизни, той, которая не будет вертеться вокруг мужчины, тем более того, который сидит перед ней. Откашлявшись, Мелани поднялась с кровати.  — Мне кажется, что в тебе я до сих пор еще вижу озорного уличного мальчишку.
        — Понятно,  — хрипло проговорил Даррел.  — По крайней мере, из меня мог бы получиться неплохой массажист…
        Прикусив губу, Мелани сухо кивнула, а потом выскочила из каюты.
        Пока она рылась в своих вещах в поисках полотенца, мимо нее с необыкновенной прытью для его почтенного возраста в туалет с душевой проскользнул Кевин и запер за собой дверь.
        — Эй, постойте!  — растерянно воскликнула Мелани.  — Сейчас моя очередь.  — Она принялась барабанить в дверь, но безуспешно. Душ был ей теперь необходим еще больше, чем прежде. Она согласилась бы даже на холодную воду. Лишь бы на время забыться и выкинуть из головы эту чертову яхту и всех собравшихся на ее борту людей. И Даррела Уайта.  — Впустите меня!
        — Не беспокойте его, милочка,  — услышала она рядом наставительный голос Сьюзи.  — Запаситесь терпением.
        Мелани ничего не ответила, чувствуя себя беспомощной. Она растерянно уселась в кресло и уставилась в одну точку. Все вокруг вызывало у нее раздражение и тревогу…
        К полудню второго дня число участников путешествия сократилось еще на два человека. Тоуни наконец наскучило пребывание на яхте, а в свою победу она никогда не верила. Собрав вещи, она уехала домой, надеясь, что к вечеру успеет на день рождения подруги. Выбыл и Диллон О'Брайен, когда, позвонив домой, узнал, что его дети подрались с соседскими отпрысками, не поделив игровую площадку.
        Пока, рассуждал Даррел, все идет по плану.
        Решив принять душ и присев неподалеку от двери туалета, он стал дожидаться своей очереди. После бессонных ночных раздумий он чувствовал себя изможденным и разбитым. Вскоре туалет освободился, и, захватив свою сумку, Даррел втиснулся в небольшое помещение. Порывшись в вещах, он отыскал нижнее белье, дезодорант, несколько пар носков, металлическую коробку с домашним печеньем, электробритву… Что такое? Неужели?!
        У него не оказалось ни мыла, ни зубной пасты, ни шампуня. Он сразу вспомнил, как подшучивал над Мелани по поводу ее огромной сумки. Слова Мелани неприятным эхом отдались в голове. Она вновь была права: он оказался на редкость неподготовленным и невнимательным к самому себе. Хорошо еще, что догадался захватить нижнее белье! Даррел нехотя выключил воду и вышел из ванной, поискав глазами Мелани.
        Та сидела в носовой каюте, играя в преферанс с Харриотт, Джерри и Сьюзи.
        — Мелани, у меня к тебе просьба,  — наклонившись, пробормотал ей на ухо Даррел.
        Она вопросительно посмотрела на него.
        — Я забыл захватить с собой мыло,  — прошептал он и добавил: — И зубную пасту… И шампунь.
        Мелани молча положила свои карты на стол. На ее лице появилась коварная усмешка.
        — В самом деле?  — спросила она.  — То есть ты признаешься, что я была права?
        — Отчасти.
        Она снова взяла в руки карты и развернула веером перед собой. Игра продолжилась, и Мелани, внимательно изучив свои карты, объявила восемь взяток на бубнах.
        — Послушай, Даррел, но ты ведь, образно выражаясь, мой противник,  — усмехнулась Мелани, забирая очередную взятку.  — Если я заставлю тебя страдать, то, возможно, ты быстрее сойдешь с дистанции.
        Она права. Зачем ей помогать ему? Ей хотелось стать владелицей яхты не меньше, чем ему самому. Если она считает себя решительной женщиной, вознамерившейся любой ценой одержать победу, то будет держаться до последней секунды и использовать любую возможность. Как, впрочем, и он.
        Даррел наблюдал за ее триумфальной игрой, не оставлявшей шансов соперникам, и вдруг вспомнил, что у него в арсенале тоже есть козырь.
        — Мелани, у меня есть то, что ты непременно захочешь,  — шепотом произнес он, наклонившись поближе.  — Меняемся?
        Бросив карту и забрав очередную взятку, Мелани слегка нагнулась, и Даррел из своей удобной позиции сверху увидел краешек бюстгальтера, мелькнувший из-под выреза футболки. Бюстгальтер был черный, как она ему и обещала раньше.
        — Что же ты готов мне предложить в обмен?
        — Полную банку домашнего печенья в шоколаде. От матери.
        Мелани резко повернула голову.
        — Твоя мать дала тебе в дорогу печенье?  — ехидно и недоверчиво спросила она.
        — Она же любит своего сына. И положила в дорогу его любимое лакомство.
        Мелани невольно облизала губы. В детстве она часто получала от Уайтов пакеты с домашним печеньем. И была в восторге от выдающихся кулинарных способностей Грейс Уайт.
        — Оно такое же мягкое, как и на Рождество?  — затаив дыхание, спросила Мелани.  — С грецкими орехами?
        — Конечно. Их там дюжины три, не меньше.
        — Лучше бы ты захватил с собой мыло с зубной пастой,  — с добродушным упреком проговорила Мелани.
        — Я же мужчина.  — Даррел поднял руки вверх.  — Вот я и подумал в первую очередь о своем желудке.
        — Мелани!  — позвала ее Харриотт.  — Твой ход. Мелани, опомнившись, пригляделась к своим картам и вытянула козырь.
        — Прости, Даррел. Не нужно мне никакого печенья,  — тихо сказала она, хотя чувствовала урчанье в животе.
        — Почему? Ты ведь говорила, что не стала сегодня завтракать!
        Мелани поморщилась и слегка вздрогнула.
        — Ну ладно. А сколько ты мне дашь своего печенья?
        — По пять штук в день,  — хитро усмехнулся Даррел.  — Каждый день, представляешь? В обмен на пользование зубной пастой, мылом и шампунем.
        В глазах Мелани зажглись огоньки, и уголки ее губ тронула лукавая улыбка.
        — Хорошо, заключим сделку,  — сказала она, протянув руку.
        Когда Даррел пожимал ее, то его словно ударило током. Он почувствовал в своей ладони длинные, тонкие пальцы, изящные, но сильные. Ему захотелось поднести эту руку к своим губам и нежно поцеловать, просто чтобы вдохнуть ванильный аромат ее кожи. Он понятия не имел, как называются ее духи, но знал, что никогда не забудет их. Но, вместо того чтобы поступить по велению сердца, Даррел пожал ее руку и отпустил.
        — Мелани! Ты играешь с нами или нет?
        — О, простите,  — сказала она и, покраснев, обернулась к игрокам. Ее волосы, завязанные в хвост, резко качнулись.
        Даррел воспринял это как добрый знак. Может, ей хочется вступить в отношения с ним, только она боится это признать. Ее рука слегка дрогнула, когда она положила последнюю карту на стол. Взятка снова досталась Мелани, но она не придала удаче большого значения. Джерри смешал карты и принялся тасовать колоду. Мелани оттолкнулась от стола и поднялась на ноги.
        — Я сейчас вернусь,  — пообещала она.
        — Но нельзя же бросать на середине игры,  — запротестовала Сьюзи.
        — Я ненадолго,  — пообещала она.


        4



        Даррел последовал за ней в кормовую каюту. Мелани взгромоздила тяжелую сумку на койку, открыла ее и, достав пластиковый пакет, вручила его ему.
        — Что-нибудь еще?  — спросила она.
        — Нет, спасибо,  — поблагодарил ее Даррел и, сунув пакет под мышку, направился в ванную.
        Пока он мылся, каждый пузырек пахнущей ванилью пены напоминал ему о Мелани. Он представил себе, как гладкое мыло скользит по ее шелковистой коже и пенится под потоком горячей воды. Он закрыл глаза, рисуя в воображении ее обнаженное гладкое тело.
        — Эй, кто там, мне нужно в туалет,  — позвал снаружи Эрни.
        Даррел вздохнул и закрутил вентиль. Когда Эрни снова заворчал от нетерпения, обрывки видений, связанных с Мелани, моментально растворились вместе с мыльной водой, вытекшей через сливное отверстие.
        …После того как Даррел одолжил у нее мыло и шампунь, Мелани так и не смогла продолжить игру в карты. Она уступила свое место Канди, которая так раздражала остальных игроков бесконечными расспросами о правилах преферанса, что после нескольких кругов игра закончилась. Теперь все уселись в кают-компании смотреть телевизор.
        Мелани прошла на камбуз и, прислонившись к холодильнику со стаканом минеральной воды в руках, продолжала исподтишка следить за дверью в туалет. Она поймала себя на мысли, что бросает взгляд в ту сторону каждые пять-десять секунд. И всякий раз представляет себе, как Даррел намыливает тело ее шампунем и пена стекает вниз по его плечам и рукам.
        Мелани покачала головой. Что это она делает? При каждом удобном случае она старается представить Даррела Уайта обнаженным. Такие мысли до добра не доведут!
        Нет, она не попадется на его удочку и не влюбится в Уайта только из-за его чарующей улыбки. Или стройного телосложения. Или искусных и нежных пальцев, прикосновение которых посылает волны возбуждения через все ее тело.
        Сумасшедшие мысли! Мелани резко поднялась и присела за миниатюрный столик. Мимо нее проковылял Эрни. Дернув дверцу туалета, он проворчал и принялся барабанить по ней кулаком. Мелани рассеянно наблюдала за ним.
        В сущности, до того момента, когда она случайно узнала о существовании своего отца, она была круглой сиротой. Не имея возможности приехать, для чего пришлось бы пересечь почти всю страну, у нее оставался лишь один способ связи — телефон. Билет на самолет означал бы лишь кратковременный визит, он не был кардинальным решением. А Мелани хотелось коренным образом изменить свою жизнь.
        Мать умерла, когда ей было всего двенадцать лет, спустя всего полгода после трагической гибели дедушки с бабушкой. Ни тетей, ни дядей у нее не было. Не было ни братьев, ни сестер. Своего отчима, Джо Пирсона, за члена своей семьи она не считала. Мать оставила ему дом, возможно посчитав, что у Мелани будет гарантированная крыша над головой.
        Но вместо этого Джо заложил его, часть вырученных денег пропил, а остальные проиграл в игорных заведениях. Мелани всегда считала, что вполне может рассчитывать на материнский дом, но, когда Джо погиб, она, хотя и стала наследницей, вынуждена была продать его из-за огромных долгов по закладной. Пришлось даже отдать большую часть с таким трудом накопленных собственных сбережений. В результате ей досталось лишь кое-что из мебели и несколько коробок с вещами. А после уплаты долгов Джо Пирсона средств у нее осталось даже меньше, чем раньше…
        Наверное, на ее настроение влияет спертый воздух внутри салона, подумала Мелани и заглянула в кают-компанию. Большинство участников застыли перед телевизором, словно каменные истуканы.
        Ей нужно каким-то образом заставить их всех сойти с дистанции. Даже если придется прибегнуть к крайним мерам.


        «Гленн, когда надумаешь приехать, захвати немного домашнего печенья с ореховым маслом. Оказывается, это превосходное средство для выкупа времени в душевой. Идет пятый день, и напряжение растет. Очень скучаю по работе и сидеть без дела мне в тягость.
        Итак, до встречи. Не забудь про печенье!»


        Он подумал было заодно попросить Гленна захватить шампунь с мылом, но потом решил, что гораздо интереснее пока выпрашивать их у Мелани.
        Продав эту яхту, он сможет выручить достаточно средств и помочь себе и брату. Нужно непременно вернуть Гленна к активной жизни, чтобы тот, с головой уйдя в работу, забыл о неудачах прошлого…
        Тем временем на борту «Эллианы» назревал очередной небольшой бунт. Согласно программе телепередач, которую большинство участников изучили во всех подробностях, по одному из каналов должны были показывать многосерийную мелодраму. Ежедневно женская половина участников состязания занимала удобные места перед телевизором. Сегодня Сьюзи пригрозила Эрни, что покалечит его, если тот попытается препятствовать большинству и не переключит свой спортивный канал в три часа пополудни.
        — Может быть, попросить Синди, чтобы вмешалась?  — предложила Мелани, подходя к Даррелу.  — Иначе как разрешить этот конфликт с телевизором?
        — Это не в наших интересах,  — ответил он, довольный возможностью поговорить на отвлеченную тему.  — Как только ты начнешь устранять источники разногласия, у наших соперников появится дополнительный стимул, чтобы остаться.
        — Не знала о такой теории,  — слегка удивилась Мелани.  — И, похоже, пока никто не собирается сходить с дистанции.  — Мелани повернулась и посмотрела на негодующую толпу.
        Даррел увидел, как изогнулась ее шея. Длинная, изящная и величественная. Если бы можно было прижать свои губы к ее нежной и мягкой коже… Когда Мелани говорила, вибрация ее голоса зажигала искры негаснущего пламени в его душе.
        — Иногда в борьбе люди становятся более привлекательными,  — заметил Даррел.
        — Бывает,  — кивнула Мелани, а потом, видимо, поймала себя на том, что излишне расслабилась. На ее лице появилось выражение недовольства.  — По мне, пусть они все поскорее уберутся отсюда. Как можно скорее.
        — И что потом?
        — Мне с подругой нужно будет пройти ускоренную подготовку штурманов. А потом я стану за штурвал этой яхты и уплыву во Флориду.
        — Ты уедешь?  — поднял брови Даррел.
        — Непременно,  — решительно проговорила Мелани.  — Следовало убраться из этого городка еще лет десять назад, но мне это не удалось.
        А теперь взгляни на меня. До сих пор я занималась тем, что стригла волосы и закручивала бигуди. Когда мне исполнилось восемнадцать, у меня были мечты, надежды.  — Мелани осеклась и прикусила губу.  — Но все было брошено в угоду симпатичному парню вроде тебя, и я застряла здесь надолго.
        Мелани поднялась и направилась к холодильнику. Даррелу хотелось спросить имя упомянутого ею только что человека, который, видимо, обманул ее. Но он промолчал.
        Она принесла ему напиток.
        — Спасибо,  — поблагодарил он, не спуская с Мелани глаз. Все ее движения казались ему образцом изящества.  — Что заставило тебя так возненавидеть мужскую половину?
        — А с каких это пор ты стал интересоваться моей жизнью?  — нахмурилась Мелани.
        — С тех пор как ты вошла в мою…
        Она покачала головой.
        — Но я не входила в твою жизнь, Даррел.  — Она присела за столик и вытащила из сумки книгу.  — И я не ищу никаких отношений, я даже не уверена, готова ли к ним.  — Раскрыв книгу, она принялась читать, словно отгородившись от Даррела невидимой ширмой.
        Даррел взял напиток и перешел в кают-компанию. Выглянув в иллюминатор, он заметил на улице два очень знакомых ему лица. Присмотревшись, Уайт узнал Гленна и Эмили. Его брат-близнец и племянница были сейчас весьма желанными гостями.
        Открыв входную дверь, он вышел на палубу.
        Гленн приветливо помахал рукой брату, однако вид у него, как обычно, был довольно хмурым. С тех пор как погибла его жена — а это случилось больше года назад,  — Гленн почти перестал улыбаться.
        Одиннадцатилетняя Эмили нетерпеливо топталась на брусчатке торгового центра, держа в руках сумку с покупками.
        — Привет, Даррел!
        — Здравствуй, маленькая плутовка! Девочка закатила глаза, и на ее губах заиграла лукавая улыбка.
        — Ну рассказывай,  — сказал Гленн, жестом указав на яхту и вручая Даррелу коробку с печеньем.  — Что за публика собралась на борту? Наверное, сборище божьих одуванчиков и старых дев?
        — Получше.
        Гленн подождал, пока Эмили отойдет к палатке с мороженым.
        — Ты хочешь сказать, что у тебя в кают-компании сидят смазливые девчонки, которые охотятся за атлетически сложенными парнями?
        — Ну, себя я уже давно перестал считать атлетом,  — отшутился Даррел.  — Давно уже не играю в подвижные игры и спортом занимаюсь только для себя. Слишком долго протирал штаны в офисе.  — Он тут же пожалел о своих словах. Ему не следовало упоминать о работе. Даррел поморщился, надеясь, что его комментарий пройдет незамеченным.  — Так или иначе, здесь есть люди, без которых я бы вполне обошелся, но один человек, который… В общем, здесь Мелани Пирсон. Помнишь ее?
        — Мелани?  — не поверил Гленн.  — Наша неукротимая амазонка?!
        — Она весьма элегантна…  — Даррел слегка поморщился.
        Гленн хмыкнул.
        — Звучит так, будто Мелани превратилась для тебя в нечто большее, чем просто девчонка с соседней улицы.
        — Возможно,  — пожал плечами Даррел.
        — Скажи, а с каких это пор ты стал серьезно относиться к женскому полу?
        Даже его собственный брат считает его бабником. Если за этим стереотипом школьных лет Гленн больше ничего не видит, то кто сможет рассмотреть его лучше?
        — Гленн, мне двадцать девять лет,  — сказал Даррел.  — По-моему, я уже достаточно взрослый.
        — Тебе нужна женщина, которая будет тебе ровней. Помнишь, как Мэри…  — Гленн внезапно осекся.
        Даррел почти явственно ощутил его режущее по сердцу горе. Ему очень хотелось поделиться с братом, но он не знал, с чего начать. Выразить сожаление? Но сколько можно извиняться за однажды допущенную ошибку, пусть даже она и стоила потери целой фирмы? Брат давно все простил ему.
        Даррел потер ладонью лоб и не произнес ни слова. Ему нужно выиграть эту яхту. Перегнав ее во Флориду, он сможет продать ее там по максимально высокой цене и собрать необходимую сумму для того, чтобы заново начать совместное дело.
        — Господи, чуть не забыл!  — сообщил Гленн, хлопнув себя по лбу.  — Наша Синди вчера благополучно родила! У нее близняшки — мальчик и девочка. Так что мы с тобой снова дядюшки.
        — Неужели?  — просиял Даррел.  — Вот здорово! Помню, когда на прошлой неделе они с Бартли заходили к нам, мне показалось, что она вот-вот должна разрешиться. Молодцы, что не стали терять время.  — Он почесал в затылке и лукаво взглянул на брата.  — А ведь поженились всего полгода назад…
        Теперь и его сестра обзавелась полноценной семьей. Ему стало немного грустно.
        — Синди сказала, что видела тебя вчера вечером в местных новостях, перед тем как ее забрала «скорая»,  — усмехнулся Гленн.  — А я, признаться, даже не знал, что вас покажут по телику.
        — Да, один назойливый репортер околачивался здесь целый день,  — проворчал Даррел.  — Надеюсь, он хоть на время оставит нас в покое.
        — Ну что ж, мне пора,  — вздохнул Гленн.  — Эмили получила от родителей кое-какую сумму, чтобы на распродажах купить себе одежду на очередной учебный год.  — Он бросил взгляд на девочку, стоявшую в стороне с сумкой.  — Наверное, потратила все до последнего цента.
        Даррел рассмеялся.
        — Ладно, брат, спасибо, что зашел.
        — Желаю удачи,  — кивнул Гленн, а потом нахмурился.  — Я устроился на работу. В одну экспедиторскую контору,  — добавил он, стараясь не смотреть в глаза брату.  — Это временно.
        — Гленн, ты способен на большее…
        — Пойми, мне нужно растить дочь,  — ответил он.  — Наш совместный частный бизнес пока подождет. Как ты сам понимаешь, для этого нет средств. Я не слишком привередлив, просто мне сейчас нужно чем-то зарабатывать себе на жизнь.  — Он поднял глаза.  — Иначе придется тратить накопленные сбережения. Которых не так много.
        Гленн пожал плечами, пытаясь выглядеть спокойным, но Даррел хорошо знал своего брата и понимал, что тот лукавит. Чтобы такой умница, как он, теперь крутил баранку на трейлере…
        Даррел поблагодарил его за печенье и пообещал регулярно звонить. Гленн махнул на прощание и подошел к Эмили. В его фигуре и походке была заметна печаль и какая-то обреченность, которых раньше не было.
        — Вижу, ты готов выпрыгнуть наружу,  — послышался сзади голос Мелани.  — Могу помочь!  — Она села рядом и протянула ему тарелку с сервелатом и сыром. Волосы у нее были распущены и свободно растекались по плечам. На этот раз Мелани переоделась: на ней была облегающая кремовая безрукавка.  — Вообще-то я настоящий наркоман в смысле поесть. И взяла с собой довольно много пакетированной еды. Вот про домашнее печенье не подумала,  — с упреком добавила она.
        — Скоро я тебя угощу, как только покончу с этим,  — ответил Даррел, кивнув на тарелку.
        Хотя он опустил глаза, стараясь не заглядываться на ее золотистые волосы, мысли постоянно возвращали его к Мелани. Почему она оказалась рядом и решила позаботиться о его желудке, почему появляется именно тогда, когда он больше всего нуждается в дружеской поддержке. Но когда он пытается сблизиться, она тут же готова отпрянуть как ошпаренная.
        Почему его постоянно тянет к Мелани, почему хочется узнать ее получше? И почему его мало интересует одно или даже два свидания с ней?..
        Даррел взял с тарелки сервелат вместе с сыром и, обмакнув в соус, сунул себе в рот.
        — Ты умеешь отыскать путь к сердцу мужчины,  — заметил он.
        Она рассмеялась. Воцарилась комфортная тишина — ни один из них не ощущал неловкости от присутствия другого.
        — Помню тот момент, когда увидел тебя впервые,  — сказал Даррел, и память воскресила перед ним образ Мелани более чем двадцатилетней давности.  — Думаю, тогда тебе было лет пять-шесть, а мне, наверное, семь. Ты проехала мимо на велосипеде. А я был на редкость завистливым мальчишкой. К тому времени у меня еще не было двухколесного велосипеда, а тут ты, девчонка, гордо колесишь по улице, да еще прямо перед моим домом! В конце улицы ты притормозила — скорее всего, чтобы просто порисоваться передо мной.
        — Помню, помню,  — подхватила Мелани. Она покачала головой и усмехнулась.  — Боже, как давно это было! Неужели мы с тобой тогда встретились первый раз? А я думала, что это случилось в тот момент, когда я столкнула тебя в бассейн.
        — Ни в коем случае! Это уже была вторая встреча,  — поправил ее Даррел и почесал затылок.  — Удивительно вспоминать такие эпизоды!  — Его глаза блеснули.  — Всякий раз, когда ты проезжала или проходила мимо, я с ненавистью смотрел тебе вслед. В тебе я видел только соперницу.  — Он засмеялся.  — Ты ведь знаешь мальчишек. Они завистливы и считают, что весь мир вращается только вокруг них одних.
        — А когда же, интересно, мужчины расстаются с подобной точкой зрения?  — подняв бровь, спросила Мелани.
        — Некоторые — никогда,  — ответил Даррел.
        — Мне это тоже пришло в голову…
        В уголке губ Мелани зависла капля соуса. Сладкая. Горячая. Съедобная. Он мог бы без особых усилий слизнуть ее. Нужно было лишь преодолеть десять —двенадцать сантиметров, разделявшие их, и… вобрать в себя ее чувственный рот, ощутив его несравненную сладость.
        Но, прежде чем он собрался сделать то, о чем молил каждый сантиметр его тела, Мелани молча достала салфетку и вытерла соус с губ.
        — Восхитительно,  — тихо проговорил он, имея в виду что угодно, но только не сервелат с сыром.
        — Спасибо,  — ответила Мелани.  — Я вообще-то люблю готовить. Когда-то мечтала стать шеф-поваром, но, слава Богу, не стала.  — Она рассмеялась.  — На кухне у меня полно кулинарных книг, рецептов и всякой специальной посуды…
        — Мелани,  — произнес Даррел, ощутив странную настойчивость в своем голосе, которая, видимо, передалась и ей.  — Я хотел тебе сказать…  — Он снова осекся, а потом отвернулся, бросив взгляд через открытую дверь кают-компании на выложенные брусчаткой и плиткой дорожки торгового центра. Он вспомнил про Гленна с Эмили.  — Пойду достану из сумки твое печенье, Пока не забыл,  — сказал он.
        В ее глазах промелькнул огонек разочарования. Но она ничего не ответила, проводив его взглядом.


        «День шестой. Провела три ночи в раскладном кресле и две — на жестком полу, поскольку постоянно вытягиваю плохие карты. Спина и ноги нестерпимо ноют. Готова разделить ложе или каюту с кем угодно, если только постель будет мягкой и я смогу выспаться. Не помню, сколько партий сыграно в преферанс, но это не помогает отвлечься от мыслей об отце и о том, как завоевать главный приз.
        И еще о Дарреле. Он всегда был чертовски привлекателен, но сейчас еще и возмужал, а это дополнительный плюс. Может быть, он начинает потихоньку расставаться с прежними наклонностями откровенного бабника? Уверяет меня, что так и есть, но я пока сомневаюсь…»


        — Вот,  — услышала она рядом хриплый голос Даррела и захлопнула дневник. Он положил перед ней пять кружков шоколадного печенья.  — Меня навестил Гленн и пополнил мои истощившиеся запасы.
        Мелани всегда с симпатией относилась к брату Даррела. Этот серьезный парень почти никогда не расставался с книгами и к тому же хорошо разбирался в технике. Мелани узнала от подруги о трагической смерти жены Гленна в прошлом году и даже представить себе не могла, как тот умудряется один растить дочь. Несмотря на то, что девочка лишилась матери, у нее ведь остался заботливый отец и еще дедушка с бабушкой, которые всеми силами стараются восполнить потерю.
        — Как дела у Гленна?  — спросила Мелани.
        — Держится,  — ответил Даррел, устроившись в кресле напротив.
        — Должно быть, это трудно.
        — До невозможности,  — кивнул он и покачал головой.  — Они ведь были женаты с семнадцати лет.  — Он взял в руку печенину.  — Он постоянно думает о Мэри. Не может не думать. И пока не в силах свыкнуться с тяжелой потерей.
        — Он живет ради дочери.
        — Верно. Если бы не Эмили, то я даже представить не могу, что бы с ним было. Да и со всеми нами. В принципе гораздо проще сосредоточиться на проблемах одиннадцатилетней девочки, чем глядеть на пустующее место за столом.
        — Я понимаю, что ты имеешь в виду,  — согласилась Мелани.  — Моя мать умерла, когда я была примерно в том же возрасте. С тех пор прошло уже почти шестнадцать лет, но иногда наступают дни, когда мне очень не хватает ее и хочется хотя бы услышать ее голос и поговорить.  — Мелани покачала головой.
        Даррел наклонился к ней поближе.
        — Поэтому ты, наверное, и не можешь ни с кем сблизиться по-настоящему?
        Мелани выпрямилась, восстановив прежнюю дистанцию между ними.
        — Почему? Я могу сблизиться…
        Даррел поднял бровь.
        — Назови мне хотя бы одного такого человека.
        — Дженни,  — ответила Мелани.  — Помнишь ее? Она когда-то встречалась с твоим другом Леноксом. Мы живем с ней по соседству.
        — Теперь вспомнил,  — покопавшись в памяти, кивнул Даррел.  — Я даже помню, что Леннокс не на шутку влюбился в нее.  — Волосы упали ему на глаза, и он машинально поднес руку, чтобы смахнуть их.
        Но, прежде чем он успел это сделать, на его лбу уже была рука Мелани. Их пальцы соприкоснулись, и она вздрогнула, словно от удара током.
        — Ой… прости меня,  — растерянно проговорила она, сама удивляясь слабости своего голоса. Она редко теряла над собой контроль. И никогда прикосновение мужчины не могло взволновать и тем более возбудить ее.  — Я просто…  — Но она не договорила.
        Даррел поймал ее руку.
        — Не нужно.
        — Что — не нужно?  — недоуменно переспросила Мелани.
        — Не нужно убирать руку,  — успокаивающим голосом проговорил он.  — Мы ведь просто разговариваем. Как друзья.
        — Ты держишь мою руку,  — судорожно глотнув, сказала Мелани.  — Это как-то… не по-дружески.
        — Но мне показалось, что ты испытываешь уже не просто дружеские чувства,  — вкрадчиво шепнул ей Даррел.  — Разве не так?  — И прядь волос вновь упрямо свалилась ему на лоб.
        — Тебе нужно постричься,  — немного оживившись, заметила Мелани. Она поднялась на ноги и убрала руку.  — Гм… Кстати, у меня с собой большие ножницы. Могу тебя постричь, если решишься.  — Ей очень хотелось избежать дальнейшего разговора. И покинуть тесный камбуз, ситуация на котором все сильнее накалялась. И где, казалось, не существует ничего и никого, кроме Даррела Уайта.
        Несколько секунд он неподвижно смотрел на нее. Потом тоже встал.
        — Конечно, почему бы нет? Я ведь доверяю тебе.
        Мелани не смогла удержаться от усмешки.
        — Ты уверен? Вспомни-ка, в школе собственная внешность беспокоила тебя куда больше, чем еда!
        — Я изменился,  — хрипло проговорил Даррел.  — Стал взрослым.  — Он шагнул поближе.  — Разве ты не заметила?
        О да, такое конечно же не могло укрыться от ее глаз. Причем не раз с тех пор, как они оказались в салоне этой яхты. Предложение постричь Уайта, пожалуй, неудачная идея. Она стригла десятки людей, но никогда не рассматривала свою обыденную работу с такой интимной точки зрения. Она представила, как ее ладони гладят его волосы, перебирают их, поворачивают голову, касаются щек и подбородка… Нет, зря она это придумала! Но почему же она так смакует это занятие в предвкушении его начала?
        Даррел уселся на один из складных стульчиков на камбузе. Мелани расстелила на полу несколько старых газет и закрепила вокруг его воротника полотенце. Собственные волосы она собрала в хвост, зашпилила и, вооружившись ножницами и расческой, встала у него за спиной.
        Он недоумевал по поводу недавнего поступка Мелани, когда она снова отшатнулась от него, словно в испуге. Неужели он такой отталкивающий? Или его близость как-то пугает ее? Ему хотелось спросить у Мелани, почему она постоянно отбивается от него и почему вообще выглядит так, как будто мужчины ее совершенно не интересуют…
        — Ну что, готов?  — спросила Мелани.
        — Я же сказал, что доверяю тебе.
        — Помню, помню,  — улыбнулась она.
        — Только не сотвори мне какую-нибудь экзотическую прическу, так что меня мать родная не узнает, ладно?
        — Заткнись-ка лучше, Даррел.
        Пальцы Мелани взъерошили ему волосы, словно измеряя их и анализируя. По крайней мере, он так объяснял ее действия. А сам при этом не переставал думать о том, как эти нежные пальцы могли бы ласкать его тело…
        — У тебя отличная шевелюра…
        Ему показалось или на самом деле голос Мелани сделался немного хриплым?
        — Не припомню, чтобы кто-нибудь хвалил мои волосы,  — сказал Даррел и, слегка наклонив голову, усмехнулся.  — Большинство женщин отпускали комплименты по поводу других частей моего тела.
        — Я говорю лишь о голове,  — сузив взгляд, ответила Мелани.  — Пока… Сиди тихо и не вертись.
        Уайт послушно затих и вновь выпрямился. Потом ощутил на голове расческу. Мелани приподняла участок волос и — щелк!  — отрезанные кончики рассыпались и упали на пол. Снова расческа — снова лязг ножниц. И так повторялось много раз. Ее прикосновения были легкими и женственными. В них ощущался только профессионализм, ни капли сексуальности. Однако в этом положении, когда их тела находились так близко, каждый звук ножниц и каждое прикосновение ее руки обжигали его словно огнем.
        — Почему ты не вышла замуж?  — неожиданно спросил Даррел.
        Ее рука с ножницами замерла.
        — Даррел, сейчас не время и не место…
        — Но ведь это очень простой вопрос, Мелани,  — не сдавался он.  — Любой из прежних школьных приятелей или подруг может спросить тебя об этом. Ты красивая женщина, к тому же умная.  — Его лицо озарила улыбка.  — Почему какой-нибудь счастливчик не надел тебе на палец обручальное кольцо?
        Мелани нагнулась и принялась интенсивно работать ножницами, но на этот раз ее движения стали жестче, из них напрочь исчезла плавность.
        — Потому что в Рокленде нет ни одного приличного мужика в возрасте от двадцати до девяноста лет включительно.
        — Ну почему же?  — искренне удивился Даррел.  — Взять хотя бы меня…
        — Может, я не совсем ясно дала тебе понять? Я имею в виду приличных мужиков, годных для брака и семейной жизни!
        — А я что, не годен, что ли?  — сверкнул глазами Даррел.
        Она рассмеялась так, что ножницы задрожали. Даже старуха Сьюзи оторвала взгляд от своего клубка со спицами. Роберт с Дианой прекратили возню на кровати и поднялись. Джерри с Харриотт прервали чтение газет. Канди, сидящая перед телевизором, бросила на Мелани раздраженный взгляд. Даже Эрни повернулся посмотреть, что вызвало такой хохот. Один Кевин продолжал мирно храпеть.
        — Эй, поосторожнее с ними, они железные!  — с опаской покосившись на ножницы, воскликнул Даррел.
        — Ой, прости,  — спохватилась Мелани и, быстро подавив смех, продолжила стрижку.
        — Воспринимаю это как оскорбление,  — с притворной обидой в голосе проговорил Даррел.  — Я не настолько уж плохой человек.
        Мелани закончила с затылком и теперь начала стричь переднюю часть головы. Она переместилась в пространство между ног сидящего Даррела, что-то бурча себе под нос и, видимо, полностью сосредоточившись на стрижке. Даррел обратил внимание, что она подошла к клиенту намного ближе, чем любой обычный парикмахер. Намеренно?
        Он много раз стригся, но ни разу не думал о парикмахерше как о женщине, не зацикливался на самом процессе и на движениях ее рук. Он обратил внимание на красивые очертания бедер и сразу представил, как чувствовал бы себя с Мелани в более интимной обстановке… Если она еще немного подвинется, то наткнется на его левое бедро…
        Даррел откашлялся.
        — Так почему же ты так и не выбрала себе парня?
        — Не встретила такого, кто был бы озабочен созданием семьи,  — нехотя ответила Мелани.
        — Странно,  — сказал он,  — но ты ведь всегда была такой… сильной, волевой.
        — Да брось ты!  — фыркнула Мелани.  — Сейчас меня ничего не стоит обвести вокруг пальца.  — Она повернула его голову в нужном направлении.  — А раньше… раньше я действительно была крепким орешком.
        — Ты способна завоевать сердце любого мужчины!
        — Да уж, особенно тех, у которых нет намерения на серьезные отношения!  — заметила она и взмахнула ножницами.  — Послушай, давай оставим эту тему. Мне не хочется обсуждать собственную персону.
        Даррел протянул руки и обхватил ее за талию, заставив посмотреть себе в глаза. Мелани инстинктивно застыла на месте и опустила ножницы с расческой.
        — Скажи, почему ты все-таки хочешь уехать отсюда, Мелани?
        Она посмотрела на него широко раскрытыми глазами, губы ее приоткрылись, как будто ей захотелось что-то сказать, чем-то поделиться с ним. Но именно в этот момент снаружи донесся чей-то крик:
        — Мелани!
        — Пойду на верхнюю палубу!  — Вырвавшись из объятий Уайта, она, не выпуская из рук ножницы с расческой, бросилась к выходу.
        Через иллюминатор она заметила стоявших снаружи двух женщин. Выйдя на палубу, она тут же узнала их. Это были весьма известные в городке особы: мисс Галлахер, строгая учительница биологии, и мисс Макникл — ее вспыльчивая соседка, бывшая продавщица универмага. Они считались постоянными клиентками салона, в котором работала Мелани, и в качестве своего парикмахера неизменно выбирали именно ее. Каждую субботу они приходили к ней сделать укладку. Завивка на бигуди, потом двадцать минут сушки под феном, во время которой обе почтенные дамы листали журналы и делились последними новостями.
        Они спасли меня своим визитом, с облегчением подумала Мелани. Вопросы Даррела Уайта затронули как раз те больные места, которые ей не хотелось тревожить — ее прошлое, ее будущее и отношения с мужчинами. Почему он вдруг стал проявлять такой жгучий интерес? И почему его повышенное внимание оказывает на нее такое влияние? Мелани решила, что не стоит именно сейчас забивать этим голову. Даррел не входит в ее планы.
        — Добрый день, мисс Макникл, мисс Галлахер!  — приветливо помахав рукой, воскликнула Мелани.  — Что вас сюда привело?
        Мисс Макникл, худая женщина с короткими седеющими волосами, поставила руки на бедра и нахмурилась.
        — А что это ты задумала, скажи-ка на милость?
        — Простите, не поняла?  — удивилась Мелани.
        — Твоя хозяйка доложила нам, что ты увольняешься,  — прищурившись, сказала мисс Макникл.  — А завтра суббота, как ты знаешь. Что это ты себе вообразила?
        — Я…
        — Как ты могла?  — перебила ее мисс Макникл и кивнула на ножницы с расческой.  — Если только ты не бросила нас ради чего-то более привлекательного.
        — Успокойся,  — вмешалась ее подруга, мисс Галлахер. Полная женщина, одетая в пестрое платье, считалась из них двоих более рассудительной.  — Уверена, что у Мелани есть на то свои причины.
        — Укладку вам может сделать любой другой мастер, а не только я.
        — Так, как ты, никто стричь не умеет,  — заупрямилась мисс Макникл.  — И мне никто, кроме тебя, не позволит войти в парикмахерскую вместе с моим любимым пупсиком.
        Пупсиком мисс Макникл называла огромного черного ротвейлера, имевшего, несмотря на миролюбивый нрав, весьма свирепый вид.
        — Это верно, Мелани,  — поддержала подругу мисс Галлахер.  — Никто, кроме тебя, не выполняет свою работу столь же аккуратно и ответственно. Почему ты решила уйти оттуда?
        Мелани присела на ступеньку трапа, положив на колени ножницы с расческой.
        — Дело в том, что я уезжаю из Рокленда.
        У обеих женщин разом перехватило дыхание.
        — Но зачем?  — в один голос спросили обе.
        — Мне тоже интересно,  — вмешался Даррел, вышедший на палубу и усевшийся рядом с Мелани. Теперь она чувствовала каждый вдох и выдох и даже тепло его тела.
        — А, Даррел! Прими наши поздравления,  — обратилась к нему мисс Галлахер.  — Эти малютки, которые родились у Синди с Бартли, просто восхитительны. Кстати, это я надоумила твою сестру поскорее обзавестись детьми. Они с Бартли так подходят друг другу!
        От обеих дам Мелани уже давно знала все подробности романа Синди и Бартли. Синди, будучи уже на восьмом месяце беременности, заходила к ней в салон. Она буквально светилась от счастья, и все то время, пока Мелани занималась ее прической, с лица Синди не сходила улыбка.
        — Так вы уже видели ее детей?  — спросил Даррел. Его левая рука оказалась за спиной у Мелани.
        У нее помимо воли возникло искушение опереться на эту руку. Такое чувство уже возникало у нее, когда она стригла ему волосы. Мелани украдкой взглянула на Даррела, и тот ответил мягкой улыбкой. Она тоже улыбнулась, а потом снова повернулась к обеим дамам.
        — Как только я услыхала эту новость, тут же помчалась в больницу,  — сказала мисс Галлахер. Она бросила многозначительный взгляд на Мелани и Даррела.  — Послушай, Даррел, а когда ты наконец обзаведешься семьей? У твоего брата Гленна есть Эмили, у Синди — сразу двое детей. Ты следующий…
        — Да, Даррел!  — усмехнулась Мелани и подмигнула ему, видя, что теперь к нему приковано всеобщее внимание.  — Что ты нам на это скажешь?  — И на ее лице засветилась невинная улыбка.
        Даррел промолчал, но лицо его заметно напряглось.
        Мелани мысленно усмехнулась. Даррел Уайт не принадлежит к тому типу людей, которые хотя бы изредка посещают церковь; тем более трудно представить его там во время свадебного обряда, дающего клятву будущей супруге в вечной любви. Но, может, он все-таки изменился?
        — Похоже, свое счастье тебе не нужно искать где-то очень далеко,  — пробормотала мисс Галлахер.  — Многие порой не замечают, что творится у них под самым носом.  — Откашлявшись, она взяла под локоть подругу.  — Ладно, нам пора. Желаю тебе удачи, Мелани.
        — А я хочу,  — бросила мисс Макникл,  — чтобы ты вернулась в наш салон.  — Она обреченно вздохнула.  — Все меняется даже в нашем убогом городке! И мне это совсем не по душе.
        Мелани сдержала смех. Обе женщины попрощались с ней и ушли, громко сетуя по поводу нехватки хороших парикмахеров.


        5



        — У тебя тут целый клуб поклонниц,  — заметил Даррел.  — Может быть, лучше тебя действительно никого нет?
        Мелани встала. Ее растущее влечение к Уайту она объясняла их постоянной близостью друг от друга. Она догадывалась, на что намекал Даррел, в его кобальтовых глазах она читала нескрываемый интерес к себе как к женщине, но подпадать под его чары не собиралась.
        — Все, стрижка окончена,  — сказала она, направляясь на камбуз, но Уайт пошел следом.
        — На ощупь великолепно,  — заметил он, проводя рукой по волосам.  — Я твой должник,  — усмехнулся он.  — Чем мне тебя отблагодарить?
        — Ничем.
        Шагнув вперед, он взял в руку прядь ее волос. Настоящий шелк. Желание прижать Мелани к себе покрепче и прижаться к ее губам было таким сильным, что он едва удержался.
        Да, он конечно же лгал себе, если считал, что возникшее чувство по отношению к Мелани было чисто дружеским. За последние дни оно переросло в нечто большее. Ему хотелось быть рядом с ней, повсюду ее сопровождать, постоянно видеть и ни на секунду не расставаться.
        — Вы закончили?  — вмешалась в их разговор вездесущая Сьюзи.  — Мне хотелось бы кое-что приготовить для нас с Кевином. Если не возражаете, то освободите, пожалуйста, камбуз хотя бы на четверть часа. Ведь уже пора обедать.
        Мелани отступила в сторону, дотянуться до нее стало невозможно, и Даррел опустил руку.
        — Позвольте мне сначала прибрать здесь,  — пробормотала Мелани и, взяв веник с совком, принялась подметать срезанные волосы.
        Но Даррел остановил ее.
        — Нет, ведь ты уже выполнила свою работу,  — тихо сказал он.  — Я должен хоть чем-нибудь тебе помочь.  — Он кивнул в сторону салона.  — Отдохни, посмотри телевизор. А уборкой займусь я.
        Мелани послушалась и, перейдя в кают-компанию, присела на край кожаного диванчика.
        Именно в этот момент на экране телевизора возникло знакомое лицо Томми Блантона и началась развлекательная передача. Усмешка репортера, казалось, занимала пол-экрана. Даррел Уайт даже перестал мести пол.
        — Дорогие друзья,  — заговорил Блантон.  — Шестой день участники состязания «Выиграй и становись за штурвал» ведут борьбу за главный приз. Теперь на борту осталось десять человек. Кто же выиграет великолепную яхту под названием «Эллиана»? Может быть, вот эта пожилая леди?  — На экране появилось лицо Сьюзи, и старуха, не сводившая глаз с экрана, издала восторженный возглас.  — Или наши новобрачные?  — Все увидели Роберта с Дианой, которые, обнявшись, смотрели на оператора.  — Красавица-амазонка?  — И камера переместилась на Мелани.  — Или наш знаменитый плейбой?
        Вот, значит, под каким соусом его подали! Конечно, подобный отзыв о нем недалек от истины, но с недавнего времени Уайт старался не выставлять напоказ свой прежний богатый опыт общения с прекрасным полом.
        Мелани бросила на него быстрый взгляд, прочитать который он не смог. Что в нем было? Любопытство? Раздражение? Или разочарование?
        На экране промелькнули лица Кевина, Эрни, Джерри и Харриотт. Передача длилась минут пятнадцать, не больше.
        — Не упустите шанс увидеть концовку захватывающей борьбы за главный приз!  — сказал на прощание Томми Блантон, и на экране началась реклама фирмы «Навигаль».
        Закончив уборку, Даррел Уайт вспомнил наконец, кто такая Линн Хартфорд, хотя для этого пришлось основательно покопаться в памяти и освежить события десятилетней давности. Он надеялся, что Мелани не будет больше смотреть на него как на человека, разбившего сердце ее подруги, но опасения оставались. Прошлое трудно скрыть, тем более забыть.
        Даррел отложил в сторону веник с совком. Остальные участники вовсю обсуждали свое первое появление на телеэкране, но он едва прислушивался. Он заметил Мелани, одиноко приткнувшуюся на углу диванчика в кают-компании.
        Даррел поспешил в кормовую каюту и минуту спустя вернулся оттуда с новой коробочкой печенья.
        — Вот, возьми,  — протянул он ее Мелани.
        — Что это?  — спросила она и улыбнулась, и Даррел пожалел, что у него нет еще десяти коробок. Сняв крышку, Мелани вдохнула аромат домашней выпечки.  — Твоя мать всегда пекла лучше всех. Тоже с ореховым маслом?
        Он кивнул.
        — Мое любимое,  — восхищенно проговорила Мелани, поглядывая на печенье с нескрываемым удовольствием.
        Если бы она хоть раз посмотрела на него так же, как смотрит на это печенье!
        — Возьми сколько хочешь.  — А еще лучше — все сразу, если будешь все время так улыбаться, подумал он.
        — Правда? Сколько захочу?  — переспросила Мелани, и ее рука крепко обхватила банку.
        — Оно все твое,  — кивнул Даррел.  — Считай это платой за отличную стрижку. И еще прими мою искреннюю благодарность.
        — За стрижку?
        — Да и за кое-что еще.  — За то, что провела с ним столько дней на яхте, за то, что дала возможность переосмыслить собственную жизнь. И еще за то, что он смог прикоснуться к ее лицу, ощутить дыхание. Просто за то, что она есть на свете… Но вслух он этого произнести не решился.
        Взяв печенье, Мелани откусила кусочек.
        — Как вкусно!  — тихо сказала она.  — Но если я съем все,  — проговорила она,  — то как ты потом отплатишь мне за шампунь и мыло?
        Даррел выдержал ее насмешливый взгляд. Казалось, в воздухе между их лицами повис тлеющий электрический разряд.
        — Я что-нибудь придумаю,  — пообещал Уайт.


        Днем Даррел наблюдал за Мелани, которая взбивала на камбузе шоколадный мусс. Джерри с Харриотт дремали; Роберт и Диана ушли в носовую каюту, споря о том, чья очередь мыть посуду после обеда. Сьюзи усердно работала спицами, в то время как старик Кевин, как обычно, дремал в кресле. Канди сидела на полу, задумчиво раскладывая карты. Эрни неотступно смотрел на телеэкран, где транслировали очередной футбольный матч.
        Ему следовало задуматься над тем, как избавиться от других конкурентов, но Даррел видел перед собой лишь одну Мелани. Ее бедра медленно покачивались в такт музыке, доносящейся из радиоприемника. Видимо, свыкшись с затянувшимся пребыванием на яхте, она ничего не замечала вокруг.
        Годами он напрочь отвергал даже саму мысль о каких-либо обязательствах в отношениях со слабым полом. Сейчас в его жизнь неожиданно и решительно вошла Мелани. Хотя она почти сразу дала понять, что не желает быть привязанной к кому-либо. Раньше Даррел рассматривал бы это как очередную возможность закрутить любовную интрижку, из которой он выйдет, как всегда, победителем. Но теперь ему хотелось большего. Он вдруг стал мечтать о собственном доме и чтобы в этом доме ему улыбались и ждали его возвращения.
        Он хотел видеть ее, быть с ней, чувствовать ее рядом. А она даже не догадывается, насколько далеко зашли его мысли.
        Даррел воспользовался паузой и, подойдя к столику, сунул палец в чашу, чтобы попробовать на вкус приготовленный Мелани десерт.
        — Невероятно!  — вырвалось у него.  — Этот мусс намного вкуснее того, что я пробовал в Лос-Анджелесе.
        — Ты как-то упомянул, что любишь мусс, и я решила приготовить,  — с улыбкой ответила Мелани.
        — Спасибо.
        Она пожала плечами, как будто не сделала ничего особенного. Но приготовленный десерт свидетельствовал о том, что она думала о нем, и эта мысль приятно удивила его.
        — Знаешь, а ты отлично готовишь,  — сказал он.  — Ты вполне могла бы стать шеф-поваром.
        — Мне ведь всегда нравилось готовить.  — Мелани вздохнула.  — Но… в жизни не все случается так, как нам хочется. Судьба распорядилась так, что я никуда не уехала из Рокленда и устроилась учеником мастера в парикмахерский салон.
        Задумчивый взгляд смягчил черты ее лица. Запах шоколада, смешанный со спокойным ароматом ее духов, придавал окружающей атмосфере оттенок домашнего уюта. Мелани начала тихо подпевать в такт мелодии. Ее волосы, собранные сзади в хвост, ритмично покачивались.
        Даррел Уайт вспомнил, что еще вчера жаловался на неважный пудинг, который прислали вместе с ужином из одного ресторана. Это замечание он обронил вскользь, вовсе не намекая на то, чтобы Мелани специально для него приготовила десерт.
        Мысль о том, что она пошла намного дальше и приготовила для него то, что хорошо умеет, была для него крайне приятна. Это было так по-домашнему, так напоминало хорошо знакомые образы прошлого: родителей, Гленна и Мэри…
        Наблюдая, как Мелани возится на камбузе, мурлыкая себе под нос, Даррел понял, что он тосковал вовсе не по шоколадному муссу. Ему нужно нечто большее. Боль, которую он испытал в комнате Гленна, снова стала ощутимой, его сердце в очередной раз дрогнуло.
        Она уже много раз говорила, что он ей не нужен, и все же… в поведении Мелани ощущается скрытый конфликт. Даррел подозревал, что она ставит его в один ряд с другими мужчинами, которые в свое время причинили ей боль. Да, он совсем не знает ее. Они давно не виделись, и за это время она могла измениться. О чем она мечтает? Чего желает получить от жизни? Что заставляет ее опасаться мужчин?
        — Мелани, а тебе не скучно каждый день проводить время в душной парикмахерской и слушать разговоры одних и тех же завсегдатаев?  — спросил Даррел.
        Мелани пожала плечами.
        — Это моя работа.
        — Да, конечно, но, согласись, это не карьера для той, которая мечтала совсем о другом. Ты заслуживаешь лучшей участи.
        Мелани проверила густоту крема и, видимо, решив, что он еще недостаточно взбит, слегка поморщилась.
        — А как насчет тебя?  — спросила она.  — Ты работаешь именно там, где всегда хотел?
        — Как сказать?  — развел руками Даррел.  — Для той работы, которую я выполняю, мне не нужно с горящими глазами вскакивать с кровати по утрам.  — Он рассмеялся.  — Вообще-то мне трудно подобрать работу по душе.
        — То есть?  — удивленно взглянула на него Мелани.
        Даррел снова погрузил палец в чашу с муссом и с удовольствием облизал его.
        — Мне нравится общаться с людьми и помогать им.
        Мелани не сводила с него пристального взгляда. Но потом, словно очнувшись, вернулась к своему делу. Наклонив голову, она слегка улыбнулась, и сердце в его груди сделало кульбит.
        — Должна тебе признаться, ты добился кое-каких успехов,  — тихо проговорила она.  — Здесь ты проявил себя настоящим дипломатом. Ты не дал разгореться страстям и ловко придумал, как легко и безболезненно распределять спальные места на этом скудном пространстве. Я бы ни за что не догадалась, как выйти из положения.
        — Это что, комплимент?  — улыбаясь спросил Даррел.  — От гордой и независимой Мелани Пирсон? Которая смотрела на меня свысока? Даже ненавидела?
        Улыбка не стерлась с ее лица, и она, казалось, застыла.
        — Я не испытываю к тебе ненависти,  — ответила Мелани и продолжила взбивать крем, хотя он уже достаточно загустел.
        Неужели она начинает испытывать ответные чувства?
        — Думаю, хватит, а то испортишь. Мелани встрепенулась и непонимающе посмотрела на него.
        — Что… Что такое?
        — Я про твой крем,  — сказал он и жестом указал на чашу.  — Моя мать постоянно смотрит по телевизору кулинарные передачи. Так что я поневоле тоже кое-чему научился. Если перестараться, то вместо желаемого крема можно получить масло.
        — Ах да!  — спохватилась Мелани, и ее щеки залил румянец. Она отключила миксер, взяла со стойки лопаточку и стала перекладывать крем в стаканчики с шоколадным муссом.  — Я отвлеклась.
        Даррел подошел поближе, так что Мелани стала ощущать его теплое и прерывистое дыхание у себя на затылке.
        — Так ты говоришь, что я отвлек тебя?  — усмехнулся он, хотя ему было отнюдь не до смеха.
        — Да. У тебя получается.
        — А это хорошо?
        Мелани кивнула, не произнеся ни звука. И, прежде чем он задумался над тем, что делает, Даррел нагнулся вперед и поцеловал ее в шею. Под губами он ощутил теплую мягкую кожу. Этот поцелуй привел его в восторг.
        Рука Мелани застыла на месте. Но она не пошевелилась. Даррел замер на мгновение, потом отпрянул и выпрямился. Ему хотелось лишь одного: обнять Мелани и продолжать целовать до умопомрачения, но инстинктивно он понимал, что такая спешка ни к чему хорошему не приведет.
        — Почему… ты это сделал?  — слабым голосом спросила она.
        — Потому что очень долго хотел.
        — Что? Какие-то шесть дней?  — недоуменно спросила она.
        — Нет уж, бери больше. Около двадцати лет.  — Он прислонился к стойке, слегка отодвинувшись и освободив место.  — Помнишь тот случай с Дженни и Леноксом?
        — Да,  — кивнула Мелани.  — Это была настоящая катастрофа.  — Она рассмеялась и сложила посуду в мойку. Руки не слушались ее и дрожали, что не укрылось от взгляда Даррела.
        — Для тебя — возможно. А мне, признаюсь, было очень хорошо.
        — Но мы же едва терпели друг друга,  — попыталась спорить с ним Мелани. Она хотела убрать со стола, но Уайт преградил ей дорогу. Она остановилась, и ее глаза сверкнули и расширились.
        — Ты была… такой сильной,  — тихо произнес он, взяв ее за руку.  — Такой уверенной. Я завидовал тебе, но в то же время и боялся до смерти.
        — Наверное, ты неправильно меня понял, Даррел,  — сказала Мелани, рассмеявшись.
        — Может быть, именно ты видишь себя не в том свете.  — Он коснулся указательным пальцем ее горла.  — Ты гораздо больше и значительнее, чем сама о себе думаешь. И ты заслуживаешь счастья.
        Мелани отвела его руку и отвернулась.
        — Я и так счастлива,  — хмуро ответила она.
        — Тогда почему ты так стремишься уехать куда-то?  — пожал плечами Даррел.  — Знаю по собственному опыту, что манны небесной во Флориде ты не найдешь.
        — Но и здесь меня ничто не держит, Даррел,  — глотнув, ответила Мелани.  — И никто не держит. Мусс нужно поставить в холодильник,  — словно спохватившись, добавила она и удалилась.


        «День седьмой. Во второй половине дня звонила отцу. Перспективы пока весьма туманные. Первый цикл химиотерапии завершился. Я еще никогда так не стремилась к одиночеству. От отчаяния хочется стукнуть кулаком по стене или побить кого-нибудь. Но кого винить в том, что чужеродные клетки плодятся в теле моего отца, словно термиты, растекающиеся по стволу дерева?
        Можно было бы во всем обвинить табачные компании, сигареты которых он курил, но это уже ничего не изменит. Каждый раз, когда я звоню ему, мне кажется, что часы начинают тикать все быстрей и быстрей, словно напоминая: болезнь подступает все ближе. Что, если химиотерапия не даст результатов и рак распространится дальше? Что, если вторая стадия разом перерастет в четвертую?
        Наверное, мне нужно выйти из состязания. Причем немедленно. Сесть на самолет и лететь к отцу, а потом попытаться заново склеить свою разбитую жизнь…»


        — Сегодня твоя очередь готовить ужин,  — прочирикала Сьюзи, войдя на камбуз.  — Мы бросили жребий и вытянули твое имя. Тебе будет нетрудно. У тебя ведь есть помощник.
        Мелани со вздохом захлопнула дневник.
        Вслед за Сьюзи на камбуз протиснулся Даррел Уайт.
        После их последнего разговора она старалась избегать его. Было намного легче обходить стороной Даррела и все его вопросы, чем пытаться дать на них ответы. Поэтому Мелани предпочла обратиться к своему дневнику, а Даррел оставил ее в покое и уединился в носовой каюте, достав учебники. После нескольких часов напряженного чтения у него под глазами образовались темные круги.
        Несмотря на свой обет держаться от Даррела подальше, Мелани вдруг почувствовала странное желание поделиться с ним частью своих проблем, довериться ему. Беспокойство об отце, мысли о новой жизни, в которую она готова погрузиться без подготовки, и сомнения о благополучном исходе того и другого тяжким бременем легли на ее плечи.
        Даррел производил впечатление человека, способного справиться с чем угодно. Он назвал ее сильной, но ошибся. В данный момент она чувствовала себя слабой и беззащитной.
        — Уверена, что вы двое не возражаете потрудиться на пару,  — громко проговорила Сьюзи, заставив Мелани вздрогнуть и вернув ее к реальности.  — Сделайте доброе дело — состряпайте что-нибудь приличное. В морозилке найдете пару цыплят. Их вместе с овощами прислала Синди.
        Единственный человек, на которого Мелани может смело рассчитывать,  — она сама. Ей не следует забывать об этом, чтобы не попасть в соблазнительный фокус светящихся голубых глаз Даррела Уайта. А ведь он выглядит именно так, таким она в своих мечтах представляла себе идеального мужчину…
        Расправив плечи, Мелани взяла протянутый Сьюзи фартук. Завязывая его, она старалась избегать пристального взгляда Даррела.
        — А я думал, что рестораны будут обеспечивать нас полноценным ужином,  — хмыкнув, проговорил он.
        — На это дали согласие лишь два или три заведения,  — ответила Сьюзи.  — Поэтому питаться готовой пищей мы будем далеко не каждый день. Сегодня, например, надо рассчитывать на собственные силы,  — добавила старуха и, передав Уайту фартук побольше, удалилась к своему дремавшему супругу.
        Камбуз освещался тремя яркими лампочками, вмонтированными в потолок. Кроме того, имелся еще небольшой иллюминатор. Выглянув в него, Мелани увидела внизу десятка два человек, собравшихся вокруг яхты, многих из которых она узнала, потому что видела их в своей парикмахерской: Некоторые, вооружившись фотоаппаратами, делали снимки.
        Скорее всего, у меня ничего не получится, решила вдруг Мелани. Задернув шторы, она повернулась к Даррелу.
        — Наша популярность растет не по дням, а по часам.
        Уайт отодвинул край шторы и выглянул наружу.
        — Не удивлюсь, если какой-нибудь нетерпеливый парень запрыгнет на палубу и начнет снимать через иллюминаторы. Особенно интересное зрелище будет в душевой кабинке!
        — Даррел, что это ты говоришь!
        — А что?  — усмехнулся он.  — Я бы на их месте не упустил такой возможности. Знаешь, каким я был в молодости?..
        Он шагнул ближе, и Мелани испугалась, подумав, что он хочет поцеловать ее. Но, вопреки здравому смыслу, взгляд ее скользнул по его лицу и в ее глазах мелькнуло восхищение. Уайт был великолепен: резкие черты лица, широкие плечи, под рукавами хлопковой рубашки угадывались мощные бицепсы. Его кобальтовые глаза глядели на нее с доброй усмешкой и, казалось, постоянно подсмеивались. Но сейчас во взгляде Даррела не было ни смешинки. Лишь обжигающий огонь, который, обжигая, медленно растекался по ее венам.
        Нестерпимое желание прильнуть к нему вдруг охватило ее с такой силой, что она вздрогнула. А что, если…
        Что, если он поцелует ее? Но неужели это так плохо?
        Прошедший день принес ей массу смешанных ощущений. Эх, в отчаянии думала она, если бы выйти наружу хотя бы на несколько минут! Развеяться, выбросить из головы образ стоящего рядом мужчины. Если, конечно, это возможно.
        Даррел с любопытством взглянул на нее, потом шагнул к раковине.
        — Так, значит, ты считаешь, что я какой-то особенный?
        — Нет, я хотела сказать, что ты… не совсем обычный,  — ответила Мелани, придав голосу прежний насмешливо-саркастический тон, всегда скрывавший ее истинные чувства. Она подождала, пока он закончит мытье посуды, потом ополоснула руки, не замечая насмешки в его глазах.
        — Жаль,  — сказал он.  — Я ждал большего для себя комплимента. А вот тебя я всегда считал неординарной личностью, однозначно выделяющейся на общем фоне.
        — Послушай, Даррел, нас ждет работа,  — нетерпеливо прервала его Мелани.
        Нет, ей надо думать не о нем, а о том, чтобы выиграть «Эллиану». И лучше побыстрее забыть о поцелуе…
        — Ах да, ужин!  — прищурился Даррел.  — Думаешь, нам удастся состряпать что-то, что произведет впечатление на остальных?
        — Будь мы поумней, то подсыпали бы в еду мышьяка,  — усмехнувшись, ответила Мелани.
        — Выше голову!  — Даррел достал из холодильника цыплят в целлофане и выложил их в раковину.  — Сомневаюсь, чтобы эти люди продержались еще хотя бы неделю.
        Мелани так громко хлопнула ладонью по стойке, что привлекла несколько раздраженных взглядов со стороны сидящих в кают-компании.
        — У меня совсем мало времени!  — сквозь зубы проговорила она.  — Да нет!  — ее глаза вспыхнули.  — У меня вообще его нет…
        — Тогда почему же ты до сих пор здесь?  — удивился Уайт.  — Почему прямиком не отправишься к своей цели — туда, куда ты стремишься всей душой?
        — Я дала обещание. И эта яхта поможет мне его сдержать. Это слишком важно.  — Она достала луковицу и принялась резать.
        — Мелани, если ты расстроена из-за того, что пропускаешь отпуск…
        Она круто повернулась, держа в руках разделочный нож. Даррел недоверчиво покосился на внушительный инструмент.
        — Ты думаешь, я этим озабочена?  — Краем глаза она увидела, что привлекла всеобщее внимание.  — Ты ошибаешься.
        — Тогда расскажи мне правду.
        То есть довериться ему? Ненадолго задумавшись, Мелани вновь вернулась к луковице.
        — Это слишком личное. Не могу.
        — Что ж, замечательно.  — По тону его голоса она поняла, что он заинтригован.
        Она положила нож на разделочную доску и вздохнула.
        — Прости, мне не хочется говорить на эту тему. Не здесь…
        Даррел начал разворачивать целлофановую упаковку.
        — Ты не хочешь, чтобы нас подслушали, не так ли?
        — Да. Я с ума сойду, если проведу в этом гадючнике еще один день.
        — Понимаю, куда ты клонишь.  — Даррел налил масла на дно сковородки. Разрезав тушки цыплят, он начал аккуратно укладывать кусочки.  — Как жаль, что мы не можем ускорить процесс отсева конкурентов…
        — Не говори!  — с тоской отозвалась Мелани, посыпав луком кусочки курицы. Глаза у нее сделались красными от слез.  — Может быть, мне не место здесь. Надо уйти и забыть о состязании.
        — Знаешь…  — начал было Даррел, но осекся на полуслове. Он подмигнул ей и ополоснул руки в мойке.
        — Что?  — спросила Мелани, посыпав курицу специями.
        — У меня в голове вертится один неплохой план,  — вкрадчиво и едва слышно проговорил он.
        — План?  — скептически переспросила Мелани. Нагнувшись, Даррел прошептал ей на ухо:
        — Я имею в виду план наших совместных действий, чтобы заставить остальных покинуть кают-компанию и все каюты нашей замечательной яхты.  — Он понизил голос и под звон ложек и ножей добавил: — Предлагаю тебе на некоторое время стать одной командой…
        — Чтобы вынудить остальных сдаться?!
        — А потом, когда нас останется двое, мы, думаю, решим, кому достанется главный приз.
        Мелани прикусила губу. Вступить с ним в союз?  — думала она. Довериться Даррелу Уайту?
        Тем не менее он ее единственный союзник. Во всяком случае он помог ей стать участницей состязания, хотя она опоздала к месту сбора. Мелани бросила взгляд в сторону кают-компании, где сидели соперники. У каждого имеются свои причины обзавестись яхтой…
        Мелани оглянулась на Даррела, который выкладывал на сковородку с курицей консервированные шампиньоны из жестяной банки. Им, похоже, удастся приготовить вкусное и довольно изысканное блюдо. Факт сам по себе малопримечательный, но он дает лучик надежды, что совместные действия приведут их к успеху.
        А что ей, собственно, терять? Если предстоит застрять здесь еще на неделю без каких-либо шансов на победу, то она использует свои сбережения и улетит во Флориду на самолете. Те несколько дней, которые ей удастся провести возле отца, скорее всего, пройдут в пропитанном антисептиками помещении, где он будет проходить курс химиотерапии. Но это все же лучше, чем ничего. Потом придется возвращаться домой и без особой надежды ждать, что произойдет чудо и что отец поправится. Жить во Флориде ей не на что. Устроиться там на работу? На это нет ни малейшего шанса.
        А если удастся выиграть яхту, то, взяв с собой подругу Линн и наняв шкипера, она сможет уплыть отсюда прямо до Флориды. Забрав отца, она подарит ему обещанное путешествие у берегов Мексиканского залива. Вот тогда ее усилия окажутся не напрасными. У нее будет отец — он будет рядом — и будет время, чтобы получше узнать его, прежде чем, возможно, смерть заберет его.
        Мысль довериться Даррелу не показалась Мелани неудачной. Он заверял ее, что изменился с годами, и все, что произошло за последние несколько дней, подтверждает его слова. Он стал другом… нет, даже больше чем другом. Насколько больше, Мелани не задумывалась. Она решила, что еще не пришло время. А теперь они должны заключить между собой сделку…
        Мелани вытерла руки о полотенце и протянула правую Даррелу.
        — Ладно, договорились.
        Когда они пожали друг другу руки, Мелани почувствовала, как в груди ее что-то шевельнулось. Словно между ними вдруг возникла связь, которой не было раньше. Она судорожно сглотнула и отступила на шаг.
        — Давай теперь сварим картофель с фасолью. Это хороший гарнир для жареной курицы. А после ужина…
        — А после ужина мы приступим к осуществлению нашего плана, к чему бы это ни привело,  — закончил Даррел.
        — Ладно, тогда расскажи мне быстрей, что ты задумал,  — попросила Мелани, втайне надеясь, что идея Даррела будет воплощена в жизнь. И еще рассчитывая на то, что доверилась надежному человеку…
        Несложный план Даррела Уайта заключался в том, чтобы досаждать одним и располагать к себе других участников состязания. Задача Мелани состояла в том, чтобы говорить без умолку и своей болтовней доводить до ручки своих собеседников. А Даррел, заслуживший репутацию очень вежливого и обходительного мужчины, начнет путем лести и уговоров методично заставлять соперников покидать борт яхты.
        Пока жарилась курица и варился картофель с фасолью, Даррел и Мелани в деталях обсудили свой план. После ужина оба вызвались помыть посуду, чем выкроили себе еще несколько драгоценных минут, чтобы договориться. Шум льющейся воды и бесконечное гудение телевизора не позволили никому подслушать их разговор. К тому времени, когда была вымыта последняя тарелка, план окончательно созрел. В арсенале Даррела Уайта и Мелани Пирсон было немного оружия, но они постарались, чтобы оно было использовано с максимальной эффективностью.
        Мелани допила сок и швырнула пакет в мусорное ведро. Ей следовало бы сосредоточиться на том, как взбудоражить присутствующих, но мысли постоянно уводили ее к Даррелу Уайту. В его глазах она прочитала не только влечение, свойственное мужчине, когда тот видит перед собой привлекательную женщину. Нет, его глаза были полны всепоглощающей и стремящейся вырваться наружу страсти.
        Мелани был знаком такой голодный взгляд. В нем сквозил тот самый интерес, который в свое время убедил ее бросить учебу в колледже. Тогда она искренне понадеялась, что парень любит ее, и верила, что их любовь продлится вечно.
        Даррел, конечно, не из тех мужчин, которые с легкостью женятся и которые готовы остепениться и осесть где-нибудь навсегда. Он не мог бы остаться на одном и том же месте до следующего утра! Возможно, он повзрослел, но она будет полной дурой, если хотя бы на секунду поверит в то, что он решил стать семейным человеком!
        Ей не стоит так много думать о нем. И ни в коем случае не поддаваться блеску его магнетических глаз. И прикосновениям его нежных сильных рук. А ведь когда его ладонь легла ей на шею, Мелани едва не вскрикнула… Нет! Она не станет думать об этом. И не попадется в этот умело расставленный капкан, который в любую минуту может захлопнуться. Нет, на этот путь она не ступит.
        На камбуз зашла Сьюзи и торопливо открыла холодильник. Она взяла банку диетической кока-колы и направилась обратно к своему месту на кожаном диванчике.
        Пора было приводить разработанный план в действие.
        — Эй, Сьюзи!  — позвала старуху Мелани.  — Как вы себя чувствуете?
        — Отлично, милочка,  — отозвалась Сьюзи, остановившись у перегородки, разделяющей камбуз и кают-компанию.  — Присоединяйтесь к нам. Мы смотрим церемонию вручения телевизионных призов. Я надеюсь, что наградят кого-нибудь из героев «Голубой лагуны»…
        Во время работы в парикмахерской Мелани почти постоянно оказывалась немой свидетельницей животрепещущего обсуждения героев той или иной мыльной оперы. Все без исключения ее клиенты были ярыми приверженцами бесконечных телесериалов. Их разговорам Мелани почти не уделяла никакого внимания, в памяти откладывались лишь обрывки фраз.
        — А сколько времени вы смотрите «Голубую лагуну»?  — спросила она.
        — С самого начала, с прошлого ноября,  — ответила Сьюзи.  — Уже прошло больше ста серий. Знаете, мне уже пора…
        — Вы, должно быть, очень любите главную героиню,  — не унималась Мелани, вызвав злые огоньки в глазах Сьюзи.
        — Конечно,  — ответила та.  — Ведь мы столько вместе с ней переживаем!
        Мелани читала об этом сериале и вспомнила, что у главного героя родился ребенок. Приблизительно в середине съемок фильма.
        — А вы читали про чудную малышку, которая родилась у Джейсона?  — снова спросила она Сьюзи.
        — О да! Замечательная малютка,  — ответила та, но, покосившись на Мелани, добавила: — Ладно, милочка, мне пора, а то я боюсь, что пропущу начало серии.  — С этими словами она, недовольно ворча что-то себе под нос, отправилась к своему месту.
        А Мелани присоединилась к Джерри и Харриотт, которые увлеченно разгадывали кроссворд, и начала рассказывать про один из магазинчиков по продаже одежды, о том, какой там убогий ассортимент и как ужасно обслуживают там покупателей. Джерри и Харриотт подняли на нее недоуменные взгляды, но Мелани, словно не замечая их, болтала без умолку. Быстро разгадав в кроссворде пару слов, она переключилась на другую тему. На этот раз объектом ее критики стала деятельность городского муниципалитета, который уделяет непростительно мало внимания обустройству детских площадок и озеленению.
        В глазах сидящих с ней рядом пожилых людей читалось открытое раздражение. Даже Сьюзи, прикованная к телевизору, сердито зашипела на нее, поскольку безудержная болтовня Мелани заглушала ее любимый сериал. Но Мелани, казалось, ни на что не обращала внимания.
        Наконец у Джерри и Харриотт лопнуло терпение, они свернули газету и, молча перекинувшись взглядами, ушли в носовую каюту, видимо желая обрести хоть немного покоя. Но там, разложив учебники на кровати и задумчиво глядя в потолок, сидел Даррел Уайт. Мелани ушла возиться на кухню и стала искоса наблюдать за ними.
        — Знаешь, Харриотт, я больше не в силах это выносить,  — пожаловался Джерри, тяжело вздохнув.
        Харриотт проворчала что-то, кивнув головой.
        — Трудно находиться столько времени в такой тесноте, не правда ли?  — сочувственно спросил у него Даррел.  — Я порой даже думаю, стоит ли этот хваленый приз таких жертв.
        — Вот и я о том же,  — поддакнул Джерри и несколько оживился.  — Харриотт, дорогая моя, может быть, нам стоит подумать о том, чтобы со временем приобрести себе яхту — конечно, поменьше и необязательно новую… Наших сбережений вполне хватит…
        — Но, Джерри…
        — К чему споры, дорогая, если тебе так нужна яхта, давай купим ее в самое ближайшее время.
        Харриотт уже готова была запротестовать, но на помощь подоспел Даррел.
        — Вот и правильно!  — сказал он.  — Весной и летом вы сможете путешествовать вдоль здешнего побережья. В ста милях отсюда, в Национальном парке Акадия, столько живописных бухт, что вы придете в восторг! А с наступлением холодов вы смогли бы отважиться на плавание в южные штаты, даже во Флориду! И весело помахать зиме на прощание. Тем более что к тому времени у вас уже будет приличный опыт в управлении судном. Кстати, по прогнозам зима в этом году ожидается довольно суровой. До десяти — пятнадцати градусов ниже нуля. И много-много снега. Сильный пронизывающий ветер, сбивающий с ног… В общем, если есть возможность избежать этого, почему бы не избежать?  — Даррел даже съежился, словно от холода, и потер руки.
        Глядя на него, Харриотт даже вздрогнула и захлопала глазами.
        — Может быть, это неплохая идея,  — сказала она Джерри.  — Но нам непременно нужно купить в яхту маленький телевизор. Во время плавания я не хочу пропускать свои любимые передачи.
        — Все, что захочешь, дорогая,  — обрадовался Джерри и положил руку ей на плечо. Они были женаты уже более тридцати лет, и, судя по его взгляду и обращению с супругой, все эти годы он просто боготворил ее.
        Да, кому-то в этой жизни с любовью явно повезло, грустно подумала Мелани.
        Когда Джерри и Харриотт зашли на камбуз, Мелани посыпала сыром сваренные макароны.
        — Ну что же, девушка, похоже, мы уже не так терпеливы, как раньше,  — хрипло проговорил Джерри.  — Мы приняли решение купить себе небольшую яхту. А «Эллиана»…  — Он добродушно посмотрел на Мелани.  — Дерзайте, и, может быть, она достанется именно вам!
        Мелани пожала руку Джерри, потом обнялась с Харриотт и пожелала им удачи. Бросив мимолетный взгляд на Сьюзи, она увидела огонек торжества в ее глазах. Старуха толкнула вечно спящего Кевина, чтобы тот встал и тоже попрощался. Эрни пробормотал что-то напоследок и уткнулся в газету. Канди едва взглянула на уходящих.
        Вскоре после их ухода в салон зашли Синди Райт и хорошо знакомая всем бригада телевизионщиков. Зажглись осветительные приборы, и Томми Блантон встал наизготове со своим неразлучным микрофоном.
        Однако лицо Синди светилось яростью, и она, едва сдерживаясь, тихо проговорила:
        — Кое-кому из вас придется немедленно собрать свои вещи и покинуть яхту.
        Даррел Уайт замер. Похолодев, он с ужасом ожидал, когда Блантон ткнет ему в лицо микрофон и в его адрес посыплются заслуженные упреки и обвинения. Мысль о том, что с его плеч скоро упадет надоевшее ему бремя, была почти радостной. Ведь в сущности он самый обыкновенный человек. И не заслуживает тех похвал, которыми жители городка щедро удостаивают его за былые спортивные достижения. В свои двадцать девять он достиг не так уж многого, во всяком случае этого явно недостаточно, чтобы быть идолом.
        Томми Блантон направился было к нему, но, не замедлив шага, прошел мимо. Мимо Сьюзи и Кевина, мимо Эрни, лицо которого выражало скуку. Мимо Роберта с Дианой, державшихся за руки, но беспокойно поглядывающих на остальных участников. Репортер остановился перед Канди.
        — Вы ничего не хотите нам сообщить?  — язвительно спросила у нее Синди, держа в руках папку с бумагами.
        Канди растерялась, и лицо у нее покраснело.
        — Нет. Но…
        — А вы знаете, что полицейским департаментом Рокленда выписан ордер на ваш арест?  — перебивая ее, спросил Томми Блантон, заглянув в свой неизменный блокнот.  — Во-первых, за вождение автомобиля без водительского удостоверения, во-вторых, за то, что автомобиль не был застрахован, и в-третьих, за то, что вы скрылись с места аварии. Не говоря уже о неоплаченных счетах за парковку и превышение скорости.  — Он поднес микрофон к лицу Канди.
        — Мы, естественно, не собираемся допускать к розыгрышу такого приза тех, кто систематически нарушает закон,  — громогласно заявила Синди Райт.
        Осознав, что она становится отрицательной героиней предстоящих теленовостей, Канди отмахнулась от микрофона и бросилась в одну из кормовых кают. Схватив сумку с вещами, она выскочила на палубу. Но далеко ей уйти не удалось. У трапа ее поджидали два офицера полиции, один из которых тут же освободил Канди от ее ноши, а другой крепко подхватил под локоть.
        Томми Блантон засмеялся, словно выиграл кучу денег в лотерею. Потом повернулся к оператору с камерой.
        — Позвони и скажи, чтобы нас выпустили в эфир в семь вечера. Когда почти весь город будет дома. Публика просто прилипнет к экранам телевизоров!
        От Даррела Уайта не укрылось коварство в глазах и поведении репортера. Такие, как он, ни перед чем не остановятся ради своей, пусть даже ничтожной, выгоды.
        Томми Блантон снова поднял микрофон, дал сигнал оператору и, сосредоточившись, заговорил в камеру:
        — Ну вот мы и снова здесь, в кают-компании яхты «Эллиана», которой не терпится отправиться в свое первое плавание. Истек очередной, седьмой по счету, день пребывания на борту участников состязания. Теперь, после бегства Канди Сальгадо, их осталось всего семеро. Семь человек, запертых внутри и сражающихся за обладание яхтой стоимостью двести пятьдесят тысяч! Давайте спросим у каждого, не изменилась ли у него стратегия,  — с этими словами Блантон поднес микрофон к губам Сьюзи.
        — У меня… нет никакой особенной стратегии,  — растерялась та.  — Мне нравится находиться здесь и общаться со всеми этими людьми. Мы подружились…
        Даррел едва не расхохотался. Блантон перешел дальше, к ее супругу, который не преминул воспользоваться случаем и передал в камеру привет своим внукам. Спустя несколько секунд репортер уже был рядом с Даррелом.
        — Поприветствуем Даррела Уайта. Расскажите нам о своей стратегии победы.
        — Держаться и терпеть, несмотря ни на что,  — выпалил тот в ответ.  — Это единственный путь к победе.
        Блантон прикусил губу, видимо что-то лихорадочно обдумывая.
        — Скажите, а в присутствии таких симпатичных женщин у вас нет искушения…
        — Но это же состязание, а не вечеринка!
        Томми Блантон нахмурился, но через секунду снова оживился.
        — Я слышал, что вы с Мелани Пирсон близкие друзья. Общее детство, юность и так далее…
        — Мы знаем друг друга,  — коротко ответил Уайт.
        — Уверен, что ей известно, как вы геройски спасли человека, провалившегося под лед,  — продолжал назойливый репортер.  — Наверное, стоит ее расспросить.
        — Послушайте, оставьте ее в покое!
        — Почему же? От нее мы наверняка услышим несколько увлекательных историй о вас,  — усмехнулся Блантон.  — Знаете, я внимательно прочитал газетные заметки, посвященные тому случаю, и кое-что…  — он понизил голос и покачал головой,  — заставляет задуматься.
        — Во всяком случае то, что случилось много лет назад, не имеет ничего общего с нынешним мероприятием.
        — Думаю, вы ошибаетесь,  — многозначительно заметил Блантон.  — Народ может и не простить героя, если поймет, что тот, как оказывается, отлит не из чистого золота.
        Даррел мысленно принялся считать, чтобы не отвесить оплеуху этому любителю пощекотать нервы. И досчитал до двенадцати, когда репортер стоял уже рядом с Мелани.
        — Мисс Пирсон, вы ведь знаете Даррела Уайта почти всю жизнь,  — подставив ей микрофон, сказал Блантон.  — Создает ли это для вас трудности в борьбе за приз?
        — Нет,  — ответила Мелани.  — Скорее наоборот — помогает. А соперник, зная об этом, больше нервничает.  — Она сухо улыбнулась и махнула в сторону Роберта с Дианой.  — Знаете, наши новобрачные отнюдь не выглядят счастливыми. Вы лучше спросите, как проходит их медовый месяц.
        Бросив сердитый взгляд на Даррела, Блантон подошел к Роберту и Диане, которые о чем-то ожесточенно спорили.
        — Спасибо,  — наклонившись к Мелани, тихо проговорил Даррел.  — Я твой должник.
        — Отнюдь,  — покачала головой Мелани и удостоила его холодной улыбкой.  — Все это — часть нашего совместного плана,  — добавила она и отошла.
        Но перед Даррелом неожиданно возникла Синди Райт. На ее лице играла приветливая улыбка.
        — Ну и как проходит состязание?  — слащавым голосом спросила она.
        — Хорошо, пока хорошо,  — рассеянно ответил Даррел, заметив, что Мелани заговорила о чем-то с Эрни. В его сторону она так и не взглянула.
        — Наверное, мой вопрос покажется преждевременным,  — произнесла Синди, взяв его за руку,  — но не согласились бы вы поужинать со мной, когда эта яхта обретет обладателя?
        Взгляд Даррела снова выхватил из толпы Мелани. То же самое он предлагал ей не раз и каждый раз был отвергнут. Неужели он не вызывает у нее ни малейшего интереса? А мысль о том, что она согласилась сотрудничать только тогда, когда он предложил подходящий план выкуривания остальных участников, раздражала Уайта еще больше.
        Он взглянул на Синди. Та смотрела на него с тем же нескрываемым обожанием, с каким взирали все женщины, которых он знал раньше. Все, кроме одной-единственной.
        Понимая, что ступает на прежний путь и начинает действовать по хорошо знакомому шаблону, Даррел подарил Синди одну из своих самых очаровательных улыбок.
        — Конечно, почему бы нет? Ужин — это отличная идея.
        Итак, гончий пес вернулся на свою псарню.
        Но в этот момент Уайт пребывал во власти не одних только инстинктов.
        …Мелани мысленно воздала благодарность Всевышнему, когда Томми Блантон наконец покинул салон. Пусть он и не подверг ее такой же пытке, как Даррела, но одно его присутствие внушало опасение. Без малого два часа он болтался на яхте, подходя то к одному, то к другому участнику и выведывая у них те или иные сведения. Все это, как он объяснил, необходимо, чтобы зритель мог «ощутить жизнь» внутри яхты. Правда, Мелани пока не знала, какое из зол меньше: назойливый репортер или не в меру оживленная координатор социальных программ из местного муниципалитета…
        Синди Райт ушла, одарив Даррела на прощание ослепительной улыбкой. До Мелани донеслись обрывки их разговора, но суть она схватила без труда. Нет, Уайт совершенно не изменился. Ни на йоту. А с какой стати она вообразила себе обратное? И стоит ли ей по этому поводу расстраиваться?
        Она все еще находится в плену собственной наивности и глупости. Если у мужчины голубые глаза и сексуальный голос, то это еще не повод верить ему. Но почему она каждый раз забывает об этом?
        — Уже поздно,  — сказал Даррел.  — Теперь, когда нас осталось семеро, никому уже не придется проводить ночь на полу.
        Роберт с Дианой, весьма довольные этим обстоятельством, устремились в одну из кормовых кают. Мелани видела, что у обоих едва ли не слюнки текут в ожидании долгой и страстной ночи, когда рядом не будет посторонних глаз. Не хватает только плаката с надписью «Не мешать, мы занимаемся любовью», который следовало закрепить снаружи, на двери.
        Эрни, пожав плечами, удалился в носовую каюту.
        — Там тоже есть телевизор,  — проговорил он.  — По крайней мере, никому мешать не буду.
        Сьюзи с супругом устроились на кожаных диванчиках в кают-компании.
        Территория торгового центра погрузилась в сумрак, на многочисленных яхтах и катерах возле пристани зажглись маленькие лампочки.
        Оставалась свободной вторая каюта в кормовой части яхты. Ее койка, дополнительно выдвигаемая из ниши, становилась в полтора раза шире остальных спальных мест. Видимо, эта каюта предназначалась для семейной пары — например, из числа гостей будущего владельца.
        Смущенно осмотрев каюту, Мелани молча взглянула на подошедшего сзади Даррела. Тот улыбнулся, каюта показалась ему удивительно уютной.
        — Ладно,  — наконец сказала Мелани.  — Я, пожалуй, займу раскладное кресло.
        — Не стоит,  — ответил он.  — В кресле буду спать я. А ты ложись на эту койку. Ее можно дополнительно выдвинуть, чтобы было удобнее.
        — Ни один из нас не хочет провести ночь в жестком кресле,  — не выдержала Мелани, неловко рассмеявшись.
        Даррел молча и неотступно смотрел на нее, словно чего-то выжидая. И у нее разом перехватило дыхание.
        — Послушай,  — наконец сказал он.  — Мы ведь оба взрослые люди. Мы вполне можем разделить с тобой это широкое ложе и вести себя спокойно и цивилизованно, а не так, как наша неуемная молодежь. И сможем выспаться.
        Мелани взглянула на койку и мысленно согласилась с тем, что это разумно. Нет, только не жесткое раскладное кресло, от которого потом все кости ломит!
        — Ты хочешь сказать, что это неприлично?  — спросил у нее Даррел, выгнув бровь.
        В самом деле, чего бояться? Кроме того, койка достаточно широка для двоих и удобна для сна, в котором она так нуждается.
        Но тут Мелани вдруг вспомнила о подслушанном разговоре Даррела с Синди Райт. Через стенку уже доносились причмокивания и вздохи: у Роберта с Дианой наконец-то начался медовый месяц. Мелани тут же представила на их месте Даррела с Синди. Ее вдруг охватило внезапное волнение, в котором она отказывалась признать ревность.
        — Нет, все-таки кресло мне больше по душе,  — заявила она.
        — Какая же ты упрямая!  — зло усмехнулся Даррел.
        — Просто я отказываюсь сознательно попадать в твои обольстительные сети,  — ответила Мелани.  — Бедняжка Синди, похоже, запала на твою сексапильную улыбку, но меня ты этим не возьмешь!  — фыркнула она.
        — Да ты ревнуешь!  — Даррел изумленно посмотрел на нее.
        — Ты что, спятил?  — Мелани гордо вскинула голову.  — Ладно, мне пора готовиться ко сну…  — Она осеклась, видимо решив, что произнесенные слова прозвучали слишком интимно.  — Пойду приму душ и переоденусь. Одолжи мне, пожалуйста, одну из подушек.
        Когда четверть часа спустя Мелани вышла из туалета, то увидела, что Даррел, неестественно поджав ноги, устроился в раскладном кресле перед дверью в кормовую каюту и, подложив себе под голову скомканное покрывало, отчаянно пытается заснуть.
        В сердце Мелани что-то щелкнуло. Прикусив губу, она старалась подавить всплеск эмоций.
        — Не следовало идти на такие жертвы только потому, что я женщина,  — сказала она, проходя мимо, но Даррел притворился, что не слышит.  — Я вполне могла бы подремать и в кресле.
        Он не ответил. Войдя в каюту, Мелани оставила дверь открытой. Выдвинув койку, она улеглась на нее и с наслаждением растянулась. Только сон куда-то пропал, несмотря на мягкое ложе…


        6



        Кресло было очень жестким. Мелани оказалась права. Спать на нем было невозможно. А ведь, будь он подипломатичнее, то мог бы сейчас лежать на койке рядом с Мелани. Она ворочалась во сне и даже раскрылась, высунув одну ногу наружу. Даррел не мог успокоиться, глядя на нее через открытую дверь каюты.
        Теперь ему уж точно не уснуть. Может быть, стоит подойти и накрыть ее.
        Он тихо поднялся и на цыпочках пробрался в каюту. Пару минут он просто смотрел на спящую Мелани. Во сне она казалась настоящим ангелом. Такое сравнение никогда не пришло бы ему в голову, но сейчас… сейчас она кажется такой хрупкой, нежной и очень желанной.
        О Боже, как она красива! Стройные ноги, золотистые, слегка вьющиеся волосы. Ей не стоит стесняться своего роста, даже наоборот, ему всегда нравились женщины, которым он мог смотреть прямо в лицо, не наклоняя головы. И сейчас, глядя на женщину, которая последние несколько дней его жизни превратила в сладкий ад, он понял, что уже давно устал от таких предсказуемых особ, как Синди Райт.
        Подобные женщины не понимали его так, как понимает Мелани. Все, что они хотели от него получить, существовало лишь в сегодняшнем дне. Хорошо провести время с мужчиной, не обремененным никакими обязательствами. То были легкие победы, подумал Уайт. Ради которых не нужно было преодолевать какие бы то ни было препятствия или идти на жертвы. Он мог не опасаться неудачи; не было вообще никакого риска. Так он и прожил свою жизнь — до сегодняшнего дня.
        Какого черта он тогда согласился поужинать с Синди? Ему не терпится окончательно разрушить свою жизнь? Он хочет унизиться в собственных глазах и в глазах Мелани? Он ведь сам себе не раз признавался в том, что хочет жить так, как жили Гленн с Мэри до ее гибели, как сейчас живут Синди и Бартли, полные забот о своих новорожденных близняшках… То есть он должен взять на себя ответственность, стать надежным и заслуживающим доверия. Но может ли он стать таким человеком, если это не удалось в тот момент, когда Гленн, его старший брат, нуждался в нем больше всего?
        Даррел качнул головой, прогоняя навязчивые мысли. Мелани ясно дала ему понять, что в их отношениях нет места для любви. Ладно, он согласен играть по ее правилам.
        Он подобрал с пола скомканное одеяло и аккуратно накрыл им Мелани. Та слегка пошевелилась и неожиданно очнулась.
        — Что ты здесь делаешь?  — хрипло спросила она, но этот естественный вопрос поднял в нем волну желания.
        — Мне показалось, что ты замерзла,  — тихо ответил Даррел и приподнял для убедительности край одеяла.
        — Надо же,  — привстав и обхватив колени руками, удивилась Мелани.  — Что ж, спасибо.
        — Пожалуйста,  — сказал он и, поняв, что долго держать одеяло глупо, опустил его на ее ноги.  — Вот.
        Ее губы скривилась в улыбке. Даррел заметил, что она с каким-то любопытством смотрит на него и как будто хочет что-то сказать. Он вопросительно взглянул на Мелани.
        — Знаешь, мне стало вдруг интересно…  — тихо проговорила она.
        — Что именно?  — прищурился Даррел.
        — Как можно спать в том кресле? В нем ведь ужасно неудобно…  — Она слегка замялась и опустила глаза.  — Если пообещаешь хорошо себя вести,  — вкрадчиво добавила она,  — то так и быть, ложись рядом.
        Итак, перед ним стоит дилемма: жесткое, неудобное кресло или настоящая постель под боком у Мелани.
        Даррел колебался не дольше секунды.
        — Мелани, ты просто богиня!  — с нескрываемой радостью проговорил он, ложась с краю.
        Погрозив ему пальцем и сверкнув изумрудными глазами, она предупредила:
        — Только без рук. И без губ. Не вздумай даже случайно коснуться меня ногой. Договорились?
        — Слушаюсь, мэм,  — шутливо отсалютовал ей Уайт.  — Буду паинькой.  — Он лег на спину и застыл.  — Но, имей в виду, это относится к нам обоим. Ты, пожалуйста, тоже сдерживайся и не приставай ко мне.
        — Что-о? Да как ты смеешь!
        — Ну, ты ведь наверняка с ума по мне сходишь, только боишься признаться в этом,  — съязвил Даррел.
        Сразу успокоившись, она отвернулась, бросив напоследок:
        — Поосторожнее, Уайт, ты слишком много о себе понимаешь.  — Но в ее голосе не ощущалось никакого раздражения или неприязни.
        — Спокойной ночи,  — прошептал в ответ он.  — Постараюсь тебе присниться.
        Мелани тихо рассмеялась и подвинулась ближе к стенке. Ее задравшаяся футболка и высунутая из-под одеяла нога надолго запечатлелись у Даррела в памяти. Он представил, как эта нога небрежно перекидывается через его ногу и Мелани прижимается к его груди, раскрывая для поцелуя свои чувственные губы, которые потом прикасаются к его шее, груди, животу и повсюду оставляют сладостные покалывания…
        Из соседней каюты донесся приглушенный стон. Даррел посильнее вдавил голову в подушку. Но звуки становились громче и отчетливее. О Боже, Роберт с Дианой, похоже, никого не стесняются!
        Потом он услышал ритмичное поскрипывание. И снова стоны, хрипы, вскрикивания. Даррел закрыл глаза, но перед ним стоял лишь образ Мелани, умоляющей его о близости…
        Он вцепился пальцами в край койки. Каждый сантиметр его тела изнывал от отчаянного желания, объект которого находился совсем рядом.
        Восторженный крик Дианы не оставлял сомнений в том, что она и ее муж испытывают сейчас самые сладостные чувства.
        Даррел стиснул зубы, стараясь отвлечься. Почему он такой идиот? Он решил испытать старый метод и предложил Мелани свидание! Неудивительно, что она решительно отказала ему. Ужин с Синди надо будет непременно отменить.
        Снова послышались скрипы. Все-таки Роберт молодой и полный сил парень. Внезапно свалившимся на них счастьем они с Дианой могут пользоваться всю ночь напролет.
        Проворчав что-то, Даррел посильнее прижался к подушке, не забывая при этом прислушиваться к дыханию и к каждому движению лежащей рядом Мелани. Еще десять минут назад широкая койка в каюте казалась ему идеальным ложем для сна. Теперь она вызывает лишь раздражение…
        Мелани лежала без сна и с нетерпением ждала, когда наступит утро. Теперь, когда рядом с ней Даррел Уайт, ее мозг упрямо не желает отключаться. Каждый посторонний звук или шорох усиливает бессонницу и еще сильнее раздражает ее.
        Роберт с Дианой, видимо выбившись из сил, взяли тайм-аут. Наступила мертвая тишина. Мелани мысленно поблагодарила Всевышнего.
        — Даррел?  — тихо позвала она и перевернулась.  — Ты спишь?
        Даррел лежал на самом краю койки, рискуя ежесекундно свалиться на пол.
        — Нет,  — ответил он.
        — Я тоже не могу уснуть,  — вздохнула Мелани.
        — Попробуй посчитать до ста. Или до пятисот.
        — Уже пробовала.
        — Ну тогда расскажи себе сказку.
        — Не знаю ни одной.
        Даррел быстро повернулся к ней лицом.
        — Не верю!  — сказал он.  — Что мать рассказывала тебе на ночь, перед сном?
        Мелани задумчиво смяла край одеяла.
        — Она мне ничего не рассказывала. Когда я была маленькой, мама постоянно болела.
        Мелани подложила под себя подушку и села, повернувшись лицом к Даррелу. В темноте барьеры между ними, казалось, исчезли, и Мелани забыла о Синди Райт и о своем решении держаться от него подальше. Сейчас ей было холодно и одиноко и совсем не хотелось спать. А Даррел рядом, он спокоен, ненавязчив и очень внимателен.
        — Можно мне кое о чем тебя спросить?
        — Валяй!  — прищурился Даррел.
        — Как ты оказался среди этих людей? У тебя ведь нет детей, ты не семейный человек, зачем тебе нужно выигрывать эту яхту?
        Даррел так долго не произносил ни слова, что Мелани показалось, будто он заснул. В тишине было слышно, как тикают часы на камбузе.
        — Ты ведь меня совсем не знаешь, Мелани,  — наконец сказал он.
        — Еще как знаю! Ты всегда и везде выходил победителем. Согласись, ведь еще с тех пор, как ты спас того мальчика…
        Даррел нетерпеливым жестом остановил Мелани и так тяжело вздохнул, что она с удивлением покосилась на него.
        — Никого я не спасал…  — проговорил он запинаясь.
        — О чем ты говоришь?  — не поверила Мелани.  — Об этом же писали все газеты. Двенадцатилетний мальчик провалился под лед, когда пытался перебежать замерзшую речку. Но ты поспел вовремя и вытащил беднягу, хотя был на год младше и, наверное, слабее его.
        — Все было не так, как написали репортеры!  — раздраженно воскликнул Даррел и, закрыв глаза, начал восстанавливать в памяти события многолетней давности.
        День тогда выдался особенно морозный. С новенькой клюшкой на плече, которую недавно подарил отец, юный Даррел Уайт торопился на хоккейную площадку.
        — Я случайно наткнулся на Арчи,  — грустно проговорил он.  — После того что произошло, я никаким героем себя не чувствовал. И даже не собирался никому об этом рассказывать. Но репортеры все равно пронюхали…
        — Я все думаю о твоей сестре,  — вдруг отвлекшись, задумчиво проговорила Мелани.
        — О Синди?  — прищурился Уайт.
        — Да, должно быть, это такое счастье, когда у тебя есть брат,  — протянула Мелани и посмотрела на Даррела. Ее голос дрогнул.
        Даррел интуитивно понимал, что разговоры, связанные с детством и ранним сиротством, всегда были для Мелани больной темой.
        — Как тебе сказать,  — ответил он.  — Синди в общем-то никогда не придавала этому особого значения, но, надеюсь, сейчас ее мнение изменилось. Теперь у нее самой дочь и сын.
        — Я так рада за нее… Прости, я, кажется, отвлеклась.  — В темноте ее глаза казались еще больше и ярче.  — Что же случилось тогда на льду?
        — Лучше бы ты попросила рассказать о чем-нибудь другом,  — покачал головой Даррел. Но он чувствовал, что должен рассказать правду, иначе воспоминания об этом случае не дадут ему покоя. В Мелани он увидел человека, который сможет его понять. Ему была невыносима сама мысль о том, что долгие годы окружающие видели в нем идола с непререкаемыми достоинствами. Впрочем, другой на его месте только радовался бы…  — Так вот, когда я случайно встретил Арчи, то конечно же не обрадовался,  — начал рассказывать Даррел, чувствуя, что в темноте делать признание куда легче, чем при дневном свете. Ночь каким-то невообразимым образом сглаживала изъяны его поступков.  — Мы с Арчи никогда не ладили. Часто дрались и не уступали друг другу. Арчи был старше на год и всегда смотрел на меня свысока. Да и мне встреча с ним никакого удовольствия не доставляла.
        Увидев мою клюшку, Арчи тут же выхватил ее и сказал, что заберет себе. Я бросился за ним, догнал, и мы не на шутку сцепились. Это происходило как раз на берегу злополучной речки, которая покрылась льдом, внешне довольно прочным. Мороз к тому времени стоял уже несколько дней. Изловчившись, я стукнул его покрепче, толкнул и забрал свою клюшку. А он…
        — А он, конечно, упал на лед и провалился,  — закончила за него Мелани.
        — Сначала нет,  — вздохнул Даррел.  — Он потерял равновесие, поскользнулся и упал на лед в нескольких шагах от берега. Лед проломился, и его сразу потянуло вниз. Я бросился к нему…  — Даррел покачал головой.  — Поначалу он даже не испугался. Выругав меня, он сказал, что выберется сам. Но я чувствовал, что лед уже и подо мной начинает трещать, и меня охватила паника. Тогда я…  — Даррел замолчал, поскольку предстояло произнести самое страшное. Часы мерно отстукивали секунды, и тишина сделалась невыносимой.  — И я убежал.
        — Ты бросил его?!  — воскликнула Мелани и приподнялась.
        — Я же сказал, что я вовсе не тот полубог, которым меня здесь все окрестили. Я обычный парень, которому немного подфартило в жизни.
        — Но как потом Арчи выбрался? Он же не утонул?
        — Нет, конечно,  — успокоил ее Даррел.  — Я хотя и бросился бежать, но убежал недалеко. Совесть не позволила. В глубине души я понимал, что помощи ждать неоткуда. Кругом не было ни души, а до ближайших домов было с четверть мили. Как там оказался Арчи Мэддокс, я до сих пор понять не могу. Короче, я оглянулся и вижу, что дела у моего недруга хуже некуда. Лед трескался, и парня неумолимо тянуло вниз. И я бросился обратно. Арчи кричал, потом заплакал. Без моей помощи ему бы ни за что не выбраться. Я подобрался поближе, насколько смог, лег прямо на лед и протянул ему клюшку. Он ухватился из последних сил, и мне удалось его вытащить. Признаюсь, что, когда мы выбрались, я никогда не бегал так быстро…
        — Но почему никто не узнал этих подробностей?  — изумилась Мелани, посмотрев на него расширенными глазами.
        — Мы с Арчи договорились. Он был старше и считался крутым парнем среди сверстников. Естественно, ему не хотелось, чтобы все узнали, как он плакал от испуга. Мне тоже не хотелось раскрывать свое первоначальное бегство, поэтому… поэтому вы услышали то, что услышали.
        — И с тех пор оба ни разу не проговорились?
        Даррел покачал головой.
        — По правде говоря, лучше бы мы никогда не лгали,  — вздохнул он.  — Всю жизнь меня считают каким-то героем. В школе мне то и дело доставалось бесплатное мороженое и сладости, учителя прощали мне то, что другим не позволялось. Наш город ведь небольшой. А в маленьком городке люди никогда ничего не забывают. Будь то добрый поступок или наоборот.  — Уайт покачал головой.  — Но, пойми, героем я никогда не был. И не хотел быть.
        — Но ты ведь никого не поправил и не опроверг,  — с упреком проговорила Мелани.  — Ты никогда не выступил и не рассказал, что все было иначе, не так, как все думают.
        Мелани с присущей ей пунктуальностью и любовью к истине права. Он сам позволил раздуть эпизод из детства до невероятных пропорций и сделать частью своей жизни.
        — Нет, я все оставил как есть,  — сказал Даррел и почесал затылок.  — Тебе я лгать не собираюсь. Когда ты подросток, это одно. Может быть, тогда мир воспринимается иначе и человек не понимает всей ответственности. Во время учебы в школе и колледже мне прощались любые прогулы или шалости. Жизнь моя текла достаточно легко. Гленн, наоборот, усердно трудился, стремясь чего-то добиться. Он всегда ставил перед собой цель. Я потом всегда ему завидовал.
        — Но ты все-таки спас Арчи Мэддокса.
        — В моих действиях не было никакого героизма, Мелани.
        — Ты был еще ребенком. В десять лет трудно ожидать, чтобы в человеке проявились все его лучшие качества.
        — Все равно я не должен был убегать. Не зря ведь говорят, что по-настоящему характер человека проявляется в трудных и рискованных ситуациях, а я…
        Мелани дотронулась до его плеча. Тело Даррела словно пронзило током.
        — Знаешь, я думаю, ты слишком самокритичен,  — сказала она.  — Кстати, ты так и не ответил на мой вопрос.
        — На какой?
        — Зачем тебе эта яхта?
        Даррел перевернулся на живот и уставился в темную стенку.
        — Потому что она поможет мне исправить допущенные ошибки.
        — О чем это ты?
        — Тебе хотелось услышать сказку на ночь?  — спросил он, внезапно повернувшись и посмотрев на Мелани.  — Но, предупреждаю, у этой истории нет счастливого конца. Во всяком случае, пока…
        — Ничего, все равно рассказывай!
        Мелани поудобнее устроилась на своей половине и застыла в ожидании. Она не подстегивала его. Если бы он сказал, что не хочет говорить, то она не стала бы настаивать.
        — Пять лет назад,  — вздохнув, начал Даррел,  — мы с Гленном, как ты знаешь, отправились в Канаду, чтобы начать собственное дело, и открыли там небольшую деревообрабатывающую компанию. В основном это была идея брата.  — Он пожал плечами.  — В будущем он, конечно, собирался заняться чем-нибудь посерьезнее, более интеллектуальным, что ли. Деревообработка представлялась нам достаточно простым бизнесом, с которого стоило начать. Гленн вообще в любом деле являлся мозгом, а я… лишь помогал ему реализовывать его идеи.
        — Не знаю,  — тихо сказала Мелани.  — Мне кажется, ты тоже очень смышленый парень и по натуре лидер.
        — Ну, не настолько.  — Взбив подушку, он снова лег.  — Три с половиной года все шло отлично. Правда, Гленн работал как ненормальный, постоянно недосыпая, отчего Мэри, которая, естественно, поехала с ним, часто с ним ссорилась. Но ты же знаешь моего брата! Когда он на чем-нибудь сосредоточен, то весь остальной мир перестает для него существовать. Он с головой погрузился в дело, работая над реализацией своих идей.
        — А чем занимался ты?
        — Поиском заказчиков. Для этого мы купили небольшой внедорожник. Приходилось много ездить, общаться с людьми, убеждать. Но ведь в Канаде только ленивый не занимается лесом.  — Даррел грустно усмехнулся.  — Видимо, из-за конкуренции или других причин наше с братом предприятие дало сбой, дела пошли хуже. К тому времени на лесопилке и цехе по деревообработке работали семь человек. Гленн задумал обновить оборудование и даже начать производить мебель…  — Даррел заметил, что Мелани еще ближе придвинулась к нему. На душе у него потеплело.  — Мы заключили один крупный контракт, из-за чего разногласия брата с Мэри усилились. Ей надоело жить посреди леса, вдали от крупных городов, и вообще ее очень сильно тянуло на родину. Но перспектив сменить род деятельности у нас с Гленном пока не было никаких, а бросать начатое не хотелось. Потом, когда мы в расчете на прибыль успели выполнить заказ в срок, выяснилось, что клиент подвел нас и оказался банкротом. Мы поняли, что назревают проблемы. Но все-таки продолжали работать, посчитав, что это временные трудности. Нам пришлось срезать зарплату, но мы попытались
убедить небольшой коллектив, что еще месяц-два — и все наладится.
        — Но ничего, конечно, не наладилось?  — с оттенком обреченности и сочувствия в голосе спросила Мелани.
        — Погибла Мэри,  — хмуро продолжил Даррел.  — Ее сбил на трассе пьяный водитель-дальнобойщик. Для Гленна наступили черные дни. Он был полностью опустошен. Хоронить жену он уехал в Рокленд. А на время похорон все дела по управлению фирмой передал мне. Но траур затянулся, и Гленн все не приезжал.
        — Наверное, одному тебе пришлось несладко?
        — Да уж,  — хмуро кивнул он.  — Вначале мне показалось, что я смогу один управлять фирмой. Но вместо этого… все вылетело в трубу.  — Даррел вздохнул.  — Неподалеку от нас открылась еще одна деревообрабатывающая фирма. Очень крупная и солидная. С двумя огромными цехами и просторным складом готовой продукции. Я ездил туда, чтобы познакомиться с будущими партнерами. Но,  — он грустно покачал головой,  — узнав, что я их конкурент, они беседовали со мной очень прохладно. В итоге все наши клиенты потихоньку перебрались к конкурентам, посчитав их более надежными. А мы остались с кучей неоплаченных счетов и проблем. Может, если бы я вел более осторожную политику, этого бы не случилось? Если бы я лучше вник в дело, то, наверное, не допустил бы такого краха.  — Он всплеснул руками.  — Гленн ведь так рассчитывал на меня! Видимо, у него оказался плохой помощник.  — Он невесело подмигнул Мелани.
        Она подвинулась к нему поближе, погладила ладонью шершавую щеку Даррела и заглянула ему в глаза.
        — Ваш бизнес потерпел неудачу не из-за тебя одного, Даррел,  — тихо проговорила она.  — Не стоит так себя терзать. На рынке действует очень жесткая конкуренция, ты ведь знаешь.
        Кивнув, он сел на край койки.
        — Получилось почти так же, как в случае с Арчи Мэддоксом, только спасти наше дело было некому.  — Он опустил голову.  — Мы потеряли все. Банк описал и забрал за долги все оборудование. Пришлось потратить почти все свои сбережения, чтобы выплатить зарплату работникам. Они ведь ни в чем не были виноваты. Потом, естественно, мы уже не могли себе позволить пребывание в другой стране, а искать работу… Там и без нас хватало умников!
        Мелани обвила его руками и нежно поцеловала в шею. Даррел растерянно заморгал, думая, что ему снится волшебный сон. В сердце поселилось ощущение спокойствия и надежности. Мелани. Она не отвернулась от него, когда он рассказал про случай с Арчи, не поставила крест на их отношениях, узнав о его предпринимательских неудачах и просчетах. Нет, вместо этого Мелани обнимает его! Она стремится его поддержать и приняла таким как есть, со всеми его изъянами и недостатками. В ее объятиях чувствуется искреннее дружеское тепло. Но не только. Есть еще что-то, что скорее всего граничит… Неужели с любовью?! Если нет, то тогда что такое любовь?
        — Ты сделал все, что мог,  — сочувственно повторила Мелани.  — И не можешь себя винить.
        — Нет, могу, должен!  — горячо возразил ей Даррел. Повернув голову, он посмотрел на нее.  — Я откладываю теперь почти все заработанные деньги. Хотя этого явно мало. Если мне удастся стать обладателем этой яхты, то, продав ее, я смогу снова начать дело, открыть фирму. Возможно, мы занялись бы чем-то другим, сейчас это уже неважно. По моим подсчетам, через полгода мы смогли бы снова встать на ноги.
        Он снова лег, и Мелани последовала его примеру. Не говоря ни слова, Даррел подтянул одеяло и укрыл им себя и Мелани. Она подвинулась к нему поближе.
        Как же ему хочется обнять ее, притянуть к себе, поцеловать. Но он заколебался. Неизвестно, как Мелани отнесется к подобной вольности.
        — А что, если ты все-таки не выиграешь?
        — Я буду очень стараться,  — усмехнулся Даррел, но лицо его помрачнело.  — Но отрицательный вариант я, признаюсь, даже не рассматривал.
        Пляж. С ее кожей соприкасается теплый бархатистый песок. Легкий ветерок колышет волосы. Все мысли и заботы куда-то исчезают, улетучиваются, и в душе воцаряется убаюкивающее спокойствие. Она отрешена от всего и смотрит в голубую бесконечную даль моря.
        Мелани удовлетворенно вздохнула во сне. Ощущения были превосходными. Только теплый песок почему-то размеренно вздымается и опускается вверх-вниз, вверх-вниз…
        Пошевелившись, Мелани поняла, что лежит не посреди тропического пляжа. Она в каюте яхты, ставшей для нее за неделю почти родным домом. Рядом с Даррелом Уайтом.
        Должно быть, она случайно оказалась в его объятиях, когда заснула. Сонное успокоение улетучилось за долю секунды. Мелани увидела перед собой широкую грудь, мускулистую руку, обнявшую ее. А ее нога — о Боже!  — где находится ее нога?!
        Мелани беспокойно оглянулась. Дверь в их каюту по-прежнему открыта, но остальных обитателей яхты не слышно. Наверное, они еще не проснулись.
        Ее нога упирается Даррелу в промежность. Что же ему снится в такой позе?!
        Мелани подтянула одеяло и положила голову на подушку. Однако она дернула слишком резко, так что одеяло сползло с его тела. Мелани торопливо приподнялась, чтобы снова накрыть его.
        Но невольно замешкалась. Ее взгляд скользнул по мощному торсу, выхватил темную линию волос и пояс на шортах, бедра…
        — Приятное зрелище, не правда ли?  — Даррел Уайт не спал и, прикрыв глаза, молча следил за ней.
        Мелани вздрогнула, отчаянно хватая ртом воздух.
        — Нет, я просто…
        — Признайся же! Ты откровенно рассматривала мое тело.  — Даррел повернулся на бок и, подложив руку под голову, лукаво посмотрел на Мелани.  — Меня не проведешь.
        Даже в темноте Мелани чувствовала, что Уайт видит ее насквозь.
        — Я только хотела накрыть тебя одеялом.  — В своем голосе она слышала нотки оправдания.
        Но Уайт лишь усмехнулся.
        — Ладно, мы ведь взрослые люди. Что из того, что мы вместе лежим в одной постели?  — Его улыбка стала шире.  — Смотреть всегда дозволено. Ничего, если кто-нибудь из нас застигнет другого на месте преступления.
        — Но я ничего не сделала!
        — А это не твоя ли нога сейчас лежит у меня там.  — Даррел жестом кивнул себе между ног.
        — Я не убрала ее только потому, что боялась побеспокоить тебя,  — вскинула голову Мелани и медленно убрала ногу.  — Видимо, это произошло во сне.
        — Хорошо,  — хрипло произнес Даррел и фыркнул.  — Интересно, кто же тебе приснился? Не я ли?
        Прежде чем она смогла ответить, он придвинулся к ней и обхватил ладонями ее лицо. Его рот находился всего в паре сантиметров от ее губ. Сделав совсем небольшое усилие, Мелани могла бы поцеловать его. Ей очень хотелось это сделать. С момента установления между ними союза и тихого разговора перед сном что-то произошло. Что-то очень важное. Может, он согласился на ужин с Синди Райт, чтобы заставить ее ревновать?
        Мелани охватила радость. Хотя следовало бы, наоборот, рассердиться на него…
        — Знаешь,  — сказал Даррел,  — несколько часов назад я вовсе не собирался воспользоваться случаем и непременно улечься с тобой в одну постель. Я вообще не строил вокруг тебя никаких коварных планов,  — добавил он.
        Взгляд Мелани застыл, и она судорожно сглотнула.
        — Приятно слышать.
        — Но как только наступала ночь… В общем засыпал я с большим трудом, и в моих беспокойных снах главным действующим лицом была ты. Всем своим видом ты намекала на нечто большее, чем просто дружба.  — На его лице появилась лукавая усмешка.  — Когда я бодрствую, то полностью контролирую себя и свои поступки, но во время сна мне это не под силу…
        Мне тоже, хотелось ответить Мелани.
        Он слишком близко. Час назад эта близость означала комфорт, надежность и спокойствие. Но сейчас в воздухе витало странное напряжение. Ей хотелось чего-то большего, и в этом она сама боялась себе признаться.
        Указательным пальцем Уайт дотронулся до ее подбородка. Мелани ощутила легкое покалывание. В темноте ее глаза светились, и пространство, разделяющее тела мужчины и женщины, стало почти осязаемым.
        — Не каждой девочке суждено стать такой красавицей, как ты,  — вкрадчиво заметил Даррел.
        — Ты тоже выглядишь неплохо,  — растерянно ответила Мелани.
        — Сейчас речь не обо мне. Мне вообще ни о чем не хочется говорить. Думаю, мы уже вдоволь наговорились.  — Его ладонь уже гладила ее левый висок, а большой палец медленно выводил полукруг на щеке.  — Разве ты не согласна?
        — Да,  — выдохнула Мелани.
        — Хорошо,  — проговорил Даррел и поцеловал ее.
        Эмоции мгновенно переполнили Мелани. Ведь с самого первого момента, когда они оказались на борту яхты, она много раз задавалась вопросом, каким будет поцелуй Даррела Уайта.
        Его губы не просто коснулись ее губ — они взяли их яростным штурмом. Одним искусным движением он смог отбросить все барьеры, которые она с таким трудом воздвигла и тщательно охраняла. Его язык проник в ее рот, он дразнил и манил, он заставлял все ее тело извиваться.
        Мелани обвила руками его шею и прижалась к нему всем телом. Его губы были влажными и теплыми, в них ощущалась напористость и страсть. Они возбуждали, рождая в ней вихрь ни с чем не сравнимых ощущений.
        И она отвечала ему со страстью, которая изумила ее. Как будто в голове щелкнул какой-то невидимый переключатель, который коренным образом изменил их отношения.
        Раньше Мелани думала, что Даррел Уайт ничем не отличается от других мужчин. За последние несколько дней он доказал ей, что стал совершенно другим. Он показал ей свою уязвимую сторону, приоткрыл дверь в свою истинную жизнь — жизнь человека с гораздо большим числом измерений, чем она думала раньше.
        То, что он умел так искусно целоваться, явилось для нее открытием и двойной наградой. Ее эмоции достигли таких вершин, на которых никогда не были раньше. Мелани схватила Даррела и держалась за него так, как будто он был спасательным кругом, брошенным ей в безбрежном океане. Он застонал и крепче обнял ее.
        Его руки ласкали ее тело. Мелани таяла, но вместе с тем наслаждалась ощущением своей власти над ним, когда заставляла его стонать от удовольствия.
        Она уже не в силах была связно мыслить. Сила влечения и притяжения между ними нарастала с каждой минутой, словно мощный океанский прилив, накатывающий на берег. Руки Даррела переместились на ее груди и поначалу робко коснулись, а потом принялись уверенно массировать их через мягкую ткань футболки.
        Когда его пальцы коснулись сосков, реальность вдруг с неожиданной силой застучала у нее в голове и разом отрезвила. Судорожно отпрянув, она высвободилась из его объятий.
        — Нет, мы не должны это делать,  — тихо проговорила она.
        — Что именно?  — заморгал Даррел.
        — Это,  — растерянно повторила Мелани и кивнула на койку. Ее сердце стучало с бешеной частотой, а в ушах стоял невообразимый шум.  — Я не могу.
        Даррел встал и, обойдя койку, сел рядом. В темноте его глаза, казалось, сверлили ее лицо.
        — Но я хочу тебя. Даже больше, чем ты думаешь. Это не значит, что мне хочется лишь переспать с тобой. Или с другой женщиной. Ты не какая-нибудь, ты… особенная, не похожая на других.  — Он сглотнул.  — Впрочем, я тоже против каких бы то ни было авантюр. Мы достаточно взрослые люди, чтобы не опускаться до юношеской непосредственности…
        Сердце Мелани, переполненное эмоциями, неистово билось. Ни один мужчина ни разу не говорил ей таких слов. Никто, кроме Даррела Уайта.
        Он нежно погладил ее подбородок.
        — Может быть, ты еще недостаточно знаешь меня,  — проговорил он. Нагнувшись, он потерся губами о ее губы, а потом поцеловал.
        Этот поцелуй был таким нежным и чистым, что Мелани встрепенулась и широко раскрыла глаза.  — Я не первый встречный, Мелани. Мне уже не восемнадцать, и мы не на выпускном балу, когда не терпится завоевать сердце бывшей одноклассницы. Я изменился, вырос, повзрослел. Почему бы тебе не довериться мне?
        Она не ответила. Она готова была объяснить причины своего поведения, они вертелись у нее на языке, но язык не слушался ее.
        — Извини, я повел себя как полный идиот,  — хрипло проговорил Даррел и коснулся пальцем ее подбородка.  — Мне ни за что не следовало соглашаться на приглашение Синди. Я просто хотел, чтобы ты…
        — Ревновала?  — подсказала Мелани.
        — Да, наверное,  — кивнул Даррел и покачал головой.  — В детстве и юности ты сводила меня с ума. Да, да! Мы без конца ссорились и даже дрались иногда, но самым большим моим желанием было поцеловать тебя.
        — Поцеловать меня?  — растерянно повторила Мелани.
        — Приближаясь и касаясь тебя, я снова чувствую себя юношей… Нет, мне все-таки трудно это объяснить…
        Мелани не смогла сдержать улыбки.
        — Я заставляю тебя нервничать?  — спросила она.
        — Нет,  — ответил он.  — Наоборот, скорее разжигаешь.  — Он убрал локон с лица девушки.
        Мягкость этого движения вызвала огонек удивления в ее глазах. Долгие годы Даррел был для нее всего лишь мальчишкой, жившим по соседству. Несколько дней, проведенных взаперти внутри яхты, заставили ее взглянуть на него новыми глазами. Он изменился, стал человеком, на которого можно положиться, с которым есть о чем поговорить и которого, возможно, она могла бы полюбить…
        Любовь, уж точно не входила в ее ближайшие планы. Но, глядя на Даррела, Мелани начала сомневаться.
        Светало. Предметы постепенно становились различимыми. Дверь соседней с ними кормовой каюты распахнулась, и оттуда вышел Роберт. Услышав шум, Даррел и Мелани резко отпрянули друг от друга. Даррел встал у иллюминатора, делая вид, что смотрит на пристань.
        — Вам двоим следовало бы постыдиться так себя вести,  — раздался в кают-компании грозный голос Сьюзи.
        — Но, мэм, нельзя же так строго подходить к молодоженам,  — смущенно оправдывался Роберт.
        — Нужно было забронировать номер в гостинице!  — рявкнула на них старуха и погрозила спицами.  — Там вы никому бы не мешали своим кривлянием.
        — Что, черт возьми, происходит?  — спросил Эрни, высунув сонную физиономию из носовой каюты. Не получив ответа, он зевнул и вновь исчез в каюте.
        — Как только Синди Райт узнает об этом, вас живо вышвырнут отсюда, можете мне поверить!  — пригрозила старуха, сердито посмотрев на Роберта.
        Заметив на лице Даррела ухмылку, Мелани прикусила губу, чтобы не расхохотаться. Сьюзи плюхнулась на кожаный диван, взяла клубок с нитками и спицы и скрестила их на груди, словно египетский фараон.
        — Теперь я буду присматривать за этой парочкой,  — буркнула она и поджала губы.
        Роберт зло усмехнулся и ушел в каюту, где, видимо, у них с юной супругой разгорелся жаркий спор. Послышалась какая-то возня, потом шелест одежды. Вскоре оба гордо проследовали мимо Сьюзи. Диана в конце концов не выдержала и ударилась в слезы, упрашивая Роберта передумать. Но тот был непреклонен и, как справедливо предположила наблюдающая за ними Мелани, его либидо было намного сильнее, чем потребность любой ценой выиграть яхту. Молодая пара, не говоря больше ни слова, покинула яхту.
        Сьюзи, казалось, не придала никакого значения этому представлению. Она еще раз фыркнула и принялась вязать очередную шапочку. Спицы ритмично застучали в ее проворных морщинистых руках.
        Мелани и Даррел молча уселись на койку друг возле друга, но настроение их несколько упало. Теперь, под зорким взглядом Сьюзи, они не решались говорить о чем-то интимном.
        Впервые с момента их импровизированного заточения Мелани испытывала к ней благодарность, поскольку старуха со своими вечно клацающими вязальными спицами дала ей столь необходимую передышку.
        Слава Богу, размышляла Мелани, что мне удалось избежать одной весьма распространенной ошибки и не пойти на поводу у мужчины, когда тот уже лежит рядом и, обнимая, шепчет на ухо нежные слова…
        …Даррел, выглянув в кают-компанию, заметил, что Сьюзи наконец задремала — ее сопение разносилось по всему салону. Господи, как только Кевин выносит такую зануду?! Если бы Мелани была его женой…
        Его женой?! С каких это пор он начал представлять Мелани в роли своей супруги? Даррел посмотрел на Мелани. Она лежала спиной к нему на своей половине койки, отодвинувшись к самому краю, ее волосы были распущены и золотистым каскадом лежали на плечах. Одеяло снова сползло ей на бедра. Он вдруг понял, что мысль о Мелани как о собственной жене посетила его в самый первый день, когда они встретились на площади перед яхтой.
        Семья — вот что должно гармонично заполнить его жизнь. Нужно, чтобы рядом с мужчиной была не случайная знакомая или подружка, которая не сможет прожить с ним и месяц, а верная спутница на всю жизнь.
        И этой спутницей может быть только Мелани. Каждый день он думал о ней и уже не представлял, как сможет обходиться без нее потом, когда все закончится. Он не сможет отвыкнуть от ее улыбки, от ее смеха, от ее задумчивого взгляда.
        Словно почувствовав его настроение, Мелани повернулась и взглянула на него.
        — Эй,  — позвала она сонным голосом.
        — Доброе утро,  — отозвался Даррел.
        Мелани поднялась, поправила задравшуюся футболку и нетвердым шагом направилась в сторону камбуза. Даже сейчас, после ночного сна, без каких-либо следов макияжа, когда иная женщина торопится взять свою косметичку, чтобы устранить дефекты внешности, Мелани выглядела великолепно.
        — Сварить кофе?  — предложил Даррел и, подойдя к стойке, взял турку.  — Садись, я все сделаю сам.  — Он включил горелку. Когда вода закипела, он засыпал в турку три ложки молотого кофе и залил кипятком. Поставив турку на медленный огонь и пару раз сняв пенку, он выключил газ и взял ситечко.  — Сахара, как обычно, два кусочка?  — Заметив удивление на лице Мелани, он усмехнулся.  — Я достаточно наблюдателен, как видишь.
        — Я… польщена,  — ответила она и покраснела.  — Никто из мужчин не знал, какой кофе я люблю и сколько обычно кладу сахара. Хотя это достаточно просто.
        — Который раз говорю тебе, что я не похож на других парней,  — слегка упрекнул ее Даррел.
        — Возможно.  — Она пригладила волосы и взяла кружку.
        Даррел сел напротив.
        — Знаешь…  — сказал он, вздохнув и с некоторой робостью взглянув на Мелани.  — Как жаль, что мы с тобой не женаты!
        Мелани поперхнулась и едва не пролила кофе на стол.
        — Как ты сказал? Не женаты?!
        — То есть, будь мы с тобой мужем и женой,  — как ни в чем не бывало продолжил Даррел,  — то наверняка победили бы в этом состязании.  — Он усмехнулся, заметив панику в глазах Мелани.  — А потом уплыли бы отсюда куда глаза глядят, довольные и счастливые.
        Мелани пришла в себя и покачала головой.
        — Замужество как-то не входило в мои планы…
        Даррел сделал глоток ароматного напитка. Тепло растеклось по его телу, но в нем была горчинка разочарования.
        — Почему нет?
        — Потому что тогда я была бы привязана к этому городу,  — ответила Мелани.  — Однажды я уже допустила такую ошибку. И не собираюсь ее повторять. Ведь я еще толком не начала свою жизнь.
        — У тебя уже был мужчина?
        Мелани кивнула и отпила немного кофе, прежде чем ответить.
        — Его звали Трэвис. Мы были влюблены,  — язвительно добавила она. Даррел вспомнил, что Мелани мимолетом упоминала имя этого человека. Кроме того, Синди однажды с досадой в голосе проговорилась про неудачный выбор Мелани.  — Во всяком случае, я была влюблена. В общем, мне так показалось. Трэвис уверял меня, что мы с ним помолвлены, но не подарил мне кольца и наши отношения так и не вылились в нечто большее, чем обыкновенное сожительство.
        — Но тебе же нравилось жить с ним?
        — Да, но…  — вздохнула Мелани.  — Просто Трэвис появился в моей жизни в тот момент, когда мне хотелось бежать из дому. Ведь Джо, мой отчим, не заботился обо мне, почти не замечал меня. Если только не наступало время уборки или в холодильнике не становилось пусто.  — Она покачала головой.  — В мои восемнадцать мне хотелось лишь одного — умчаться куда-нибудь подальше. И когда я повстречала Трэвиса, то влюбилась без раздумий, поверила каждому его слову и переехала к нему. -
        Она вздохнула и немного успокоилась, потом глотнула кофе.  — Мы прожили почти три года, но он обманывал меня, давая одно обещание за другим. Говорил, что уедем в какой-нибудь южный штат, купим дом, заведем детей. По его словам, в Вирджинии у его тетушки было большое ранчо… Работал Трэвис на рыболовецком траулере, как его отец и братья… ну, короче, ты представляешь себе картину.
        — А что же ты?
        — Меня взяли на работу в салон красоты. Я начала учиться на парикмахера. Мне показалось, что у меня получится, если, конечно, не брать в расчет кулинарию. Готовить мне нравилось все-таки больше. Трэвис твердил, что наши трудности временные, что скоро мы накопим денег, купим большой автомобиль с прицепом и уедем отсюда.  — Она фыркнула.  — Он купил себе машину. Только забыл взять меня. Трэвис поехал в Нэшвилл, там у него появилась перспектива приличной работы. В общем, он меня бросил, оставив с кучей неоплаченных счетов…  — Мелани несколько долгих секунд смотрела в одну точку.  — Мне следовало плюнуть на все и самой уехать куда-нибудь,  — сказала она.  — Но я не смогла. Не знаю, что меня удержало в Рокленде. К тому же Джо получил увечье во время пьяной драки в баре, и мне пришлось ухаживать за ним. Мать любила его, и мне кажется, я смогла это понять. Будучи трезвым, он становился очень милым и часто шутил, а человеку, который умеет заставить тебя улыбнуться, легко многое простить.  — Она закрыла глаза и отвернулась.  — Так или иначе, к тому времени, когда Джо поправился, мне показалось, что
остаться в родном городе все-таки проще, чем куда-то ехать. У меня была работа, и я снимала небольшую квартиру. Я успокаивала себя тем, что это все, что мне нужно.
        — А теперь?  — прищурился Даррел.
        — Теперь совсем другое дело. Я приняла решение. И на этот раз не отступлюсь. Выиграю я или проиграю, но свою жизнь мне придется начинать сначала.
        — Довольно опрометчивый шаг с твоей стороны,  — осторожно заметил Даррел.
        Мелани покачала головой.
        — Не опрометчивый, Даррел. Скорее отчаянный.  — Она поднялась, подошла к стойке и вновь наполнила кружку кофе. А потом долго размешивала сахар.
        — А что тебя так влечет во Флориду? Южное солнце и песчаные пляжи? Надеешься подцепить какого-нибудь миллионера? Впрочем, с твоей внешностью — вполне… Но все-таки: чего тебе здесь не хватает?
        — Семьи,  — едва слышно ответила Мелани, и Уайту пришлось напрячь слух, чтобы расслышать. Она вздохнула, потом повернулась к нему.  — В любом случае двадцать восемь лет своей жизни я прожила в Рокленде для кого угодно, только не для себя. Любой мужчина, попадавшийся на моем пути, видел во мне либо домохозяйку, либо источник своего дохода.  — Она фыркнула.  — Теперь моя очередь. Я не позволю вновь завести себя в тупик.
        — Может быть, чувства, которые ты испытывала к Трэвису, не были настоящими?  — спросил Даррел, подсаживаясь к ней за маленький столик.
        — А с каких это пор ты стал экспертом в подобных вопросах?  — В ее словах уже не было привычного сарказма.
        Что-то удержало Даррела от ответа. Мелани не ждет от жизни ничего сверхъестественного. Прежде всего ей хочется добиться чего-то самой. Даррел по достоинству оценил это желание, ведь он подходит к жизни с той же меркой. Разве все эти годы он не задумывался о том, сможет ли встать на ноги самостоятельно, без помощи брата? У Мелани такого шанса еще не было, и если он станет подталкивать ее к замужеству, то фактически загонит в ту же клетку, из которой она всеми силами стремится выбраться.
        Поэтому, вместо того чтобы выплеснуть то, что накопилось у него на душе, Даррел сказал:
        — Я вовсе не эксперт, Мелани. И в любви смыслю не так уж много.  — И, не дожидаясь ее ответа, Даррел поднялся и ушел в кают-компанию.


        7



        После того как Даррел удалился, Мелани вылила остатки кофе в раковину. Напиток вдруг показался ей чересчур горьким. Потом она ушла в душевую и заперлась там, стараясь не думать о том, что произошло. Но слова, произнесенные Уайтом, постоянно звучали у нее в голове. Может быть, она ошиблась, но ей показалось, что в завуалированной форме он просил ее руки!
        Мелани закрыла глаза. Теплые струи воды текли по ее лицу. Выйти замуж за Даррела Уайта!
        Идея сама по себе сумасшедшая. Но перед глазами то и дело возникали картины умиротворенной семейной жизни, счастливые улыбки и поцелуи у порога, объятия…
        Она покачала головой, стараясь отвлечься. Нет, все-таки Даррела Уайта трудно представить в роли семейного мужчины. И может ли он по-настоящему полюбить ее?
        Видимо, Даррела сильно задело и обидело ее сомнение в том, что он эксперт в области любви. Мелани повернулась, чтобы струи воды падали ей на плечи и спину. Она вспомнила, как Даррел массировал ей шею и какое удовольствие доставляли его сильные искусные пальцы.
        Несмотря на неистовый и голодный поцелуй, он обращался с ней нежно и ласково, как с хрупкой фарфоровой куклой. И он точно знал, сколько сахара она кладет в кофе!
        Глаза Мелани наполнились слезами. Сердце начало бешено колотиться в груди. Нет, вступить в серьезные отношения с Даррелом Уайтом сейчас было бы безумием. У нее есть планы. И Уайт не является их составной частью…
        Но как только она вышла из ванной, то сразу же увидела его. Даррел находился на камбузе в компании Сьюзи и Кевина. Он переоделся в голубую рубашку, плотно облегающую торс, и коричневые джинсы. Две верхние пуговицы рубашки были расстегнуты.
        Сможет ли она поцеловать его? Мелани мечтательно закрыла глаза. Обнять его, погладить мягкую ткань рубашки? Эти поцелуи увлекут ее, будут уводить все дальше и дальше, пока наконец… Мелани тряхнула головой и открыла глаза…
        Участники состязания в полном молчании поглощали завтрак. За неделю все настолько наговорились, что найти очередной повод для беседы было трудно.
        Вскоре из носовой каюты с пустой тарелкой из-под хлопьев вышел Эрни.
        — Что ж, разрешите откланяться,  — сказал он.
        — То есть?  — удивился старик Кевин.  — Ты уезжаешь? Совсем?
        — Ну да,  — без тени сожаления ответил Эрни.  — Мне пора на работу.
        — А у тебя разве есть работа?  — не на шутку удивилась Сьюзи, оторвавшись от своей тарелки.
        — Есть,  — усмехнулся Эрни.  — Я подрабатываю на заправочной станции. И еще убираю в одном кафе. Паршивая, конечно, работенка, но заработанных денег хватает на то, чтобы жить. С матерью.  — Он пожал плечами, а потом, подняв сумку с вещами, махнул на прощание рукой.


        После завтрака Мелани уединилась в кормовой каюте и стала писать в своем дневнике.


        «Выбыл еще один. Если бы только найти способ избавиться от Сьюзи и Кевина… И, кроме того, есть еще Даррел Уайт. У него немало причин заполучить эту яхту, но ни одна из них не настолько важна, как у меня. Как хотелось бы сейчас зажмуриться, а открыв глаза, очутиться во Флориде!»


        Мелани и на самом деле зажмурилась. Слезы, которые давно подступили к глазам, наконец полились ручьем. Ей хотелось поскорее увидеть отца. Единственного родного человека на свете. Того, кто любит ее просто так, без всяких оговорок и обязательств.
        В дверь каюты постучали. Мелани резко выпрямилась и вытерла слезы.
        — Ты одета?  — послышался голос Даррела.
        — Заходи…
        Он вошел и, мельком взглянув на нее и не произнеся ни слова, подошел и заключил ее в свои объятия. Поток слез возобновился с прежней силой, но на этот раз они принесли Мелани облегчение. Она прижалась к Даррелу, чувствуя поддержку. Впервые в своей жизни Мелани Пирсон рассчитывала на чью-то поддержку. Когда слезы иссякли, Мелани слегка отстранилась.
        — Прости, я…
        — Тебе не нужно ничего объяснять.  — Даррел извлек мягкую салфетку из упаковки и вытер ей лицо.
        — Нет, нужно,  — упрямо проговорила Мелани.  — Ведь я намочила тебе рубашку…  — Она слабо засмеялась и потерла рукой мокрое место на его рубашке.  — Мне нужно выиграть яхту, чтобы повидаться со своим отцом.
        — С Джо, что ли?  — недоуменно покосился на нее Даррел.  — Но разве он не умер?
        — Два года назад,  — кивнула Мелани и замялась.  — Но я говорю о своем настоящем отце. О его существовании я узнала всего пару месяцев назад. Точнее даже, я шокировала его известием о том, что у него есть дочь. Ведь до этого он считал, что детей у него нет.
        — Но как такое возможно?  — удивился Даррел.
        — Понимаешь, когда умер Джо, мне пришлось продать дом,  — начала Мелани.  — На чердаке мне на глаза попалась картонная коробка с материнскими вещами. Там, среди бумаг и писем, я нашла свое свидетельство о рождении, где было записано имя моего настоящего отца. Собрав все свои сбережения, я обратилась в одно частное сыскное агентство, и спустя несколько недель им удалось его разыскать. Когда два месяца назад я позвонила, отец от удивления даже потерял дар речи. Он понятия не имел, что у него есть взрослая дочь.
        — Ничего себе!  — Даррел присвистнул.  — Но почему твоя мать ничего тебе не рассказала?
        Мелани вздохнула, а потом поведала то, что было секретом для всех окружающих долгие годы.
        — Когда матери исполнилось семнадцать лет, она поехала на лето к своему дяде в соседний штат. Там у него была небольшая коневодческая ферма. Моя мать обожала верховую езду. Вот там-то она и повстречалась с моим отцом. Он жил недалеко и был на несколько лет старше матери. Он тогда служил в армии и собирался как раз отбыть в свою часть. Как только дедушка с бабушкой узнали о романе их дочери с этим парнем, который, по их мнению, приехал в отпуск, чтобы весело провести время, то пришли в ярость. Они настаивали, чтобы дочь порвала с ним, и мать, поддавшись на их уговоры, написала ему в часть вежливое, но холодное письмо, где сообщила о разрыве их отношений. А потом она поняла, что беременна. Родители, испугавшись скандала, отослали ее в последний год учебы обратно на ферму, чтобы здесь, в Рокленде, никто ее не видел.
        Когда родилась я, дедушка с бабушкой позволили дочери вернуться домой. Но при соблюдении двух условий. Мать ни в коем случае не должна была связываться с моим отцом и, кроме того, должна была закончить колледж. Она так и поступила, а после окончания колледжа вышла замуж за Джо.  — Мелани вздохнула.  — Все в городке думали, что Джо и есть мой настоящий отец, поскольку их свадьба состоялась довольно скоро после моего рождения.
        — Вот оно что! И твоя мать так ни разу и не поговорила с отцом?
        — Никогда,  — покачала головой Мелани.  — Он ничего обо мне не знал, пока я сама не позвонила. В двадцать восемь лет я ни разу не видела собственного отца.
        — А ему, видимо, лет пятьдесят пять?..  — предположил Даррел.
        — Точно.  — Мелани вздохнула.  — Интересно, какой он, какие у него глаза?  — задумчиво проговорила она.
        — Почему же он тогда не сядет в самолет и не прилетит сюда?  — добродушно усмехнувшись, спросил Даррел.  — Или, наоборот, почему ты сама не съездишь к нему?
        — Все не так просто,  — глядя в пустоту, ответила Мелани.  — Он серьезно болен.
        — Болен? Чем?
        — У него рак,  — с трудом проговорила она и откашлялась.  — Рак легких, если быть точной. По злой иронии он умирает от той же болезни, которая унесла жизнь моей матери. Она погибла от другой формы рака, что, впрочем, не меняет сути. Я не успела толком пожить с ней, почувствовать ее как мать, поскольку смерть настигла ее слишком рано. Вот поэтому я так боюсь, что отец просто умрет, прежде чем у меня появится шанс хоть разок повидаться с ним.  — Мелани сделала глубокий вдох, чтобы вновь не разрыдаться.
        Даррел протянул руку и легонько сжал ее запястье. На лице Мелани промелькнула благодарная улыбка.
        Он вдруг понял, как ему повезло, что у него в детстве были и отец и мать и что они до сих пор живы и счастливы вместе. Он заправил выбившийся из общей массы волос локон Мелани за ухо. Его ладонь коснулась ее щеки.
        — А что говорят врачи? Разве они ничего не могут сделать?  — тихо спросил он.
        — Могут,  — после недолгого раздумья ответила Мелани.  — Но начальный этап лечения ничего не дал. Лечащий врач не хочет, чтобы отец куда-нибудь уезжал до начала химиотерапии. Мне хочется выиграть эту яхту, чтобы я…  — Она осеклась.  — Наверное, это звучит слишком банально.
        — Расскажи, прошу тебя!
        — Мне хотелось выиграть, чтобы взять отца в большое путешествие. Я ведь никогда его не видела, мы всего лишь несколько раз поговорили по телефону, и все. Вот я и подумала, что если бы мы с ним провели неделю-другую у берегов Флориды, то смогли бы узнать друг друга получше. Только я и отец, и больше никого. Никаких больничных палат и медсестер… Только все это глупые фантазии,  — раздраженно фыркнула Мелани.  — Я попросту забиваю себе голову этой идеей, как будто и в самом деле смогу дать отцу надежду на выздоровление, а себе — на счастливую жизнь! А ему становится все хуже и хуже. И к тому времени, когда я приеду к нему…  — она задержала дыхание,  — может быть уже слишком поздно.
        Даррел притянул к себе Мелани. В любой другой день с другой женщиной им руководили бы совсем другие мотивы. Но сейчас он думал лишь о ее печальной судьбе и о том, что она прежде всего нуждается в дружеской поддержке.
        Неделю назад для него не было ничего важнее, чем победа в состязании и последующая продажа главного приза, чтобы они с братом смогли начать новое дело.
        Мелани многое изменила в мироощущении Даррела. Ее мотивы были просты. Просты до примитивности. Она хотела обрести семью. Даррел представить себе не мог, каково остаться одному, без родных, не иметь ни братьев, ни сестер. И все же она несет это бремя очень стойко, и, глядя на нее, никто никогда не заподозрил бы, что большую часть жизни Мелани растила и воспитывала себя сама.
        Даррел ни за что не бросит Мелани в беде и не отвернется от нее в тот момент, когда лишь он один может помочь.
        — Обещаю, ты станешь победителем,  — твердо сказал он, зная, что усугубил этим свои проблемы. Но его собственная судьба занимала его сейчас меньше всего. Закрыв глаза, он прижал к себе Мелани.  — Я сделаю все для этого.
        — Даррел, нет! Пожалуйста! Ведь ты тоже поставил перед собой цель…
        — Мелани, твои причины гораздо важнее.
        — Но все-таки ты не можешь гарантировать мне победу.
        — Ради тебя, Мелани, я приложу все усилия.  — Он погладил ее по щеке.  — Я ведь герой, ты помнишь? И я кое на что способен.
        Полчаса спустя Мелани и Даррел вышли из каюты. После их разговора Мелани чувствовала, что выбралась на свободу из какого-то глубокого колодца. Разум прояснился, на сердце стало легче, и, хотя отец серьезно болен и до него далеко, возможность увидеться с ним, причем довольно скоро, перестала казаться ей несбыточной мечтой.
        Обещание Даррела послужило для Мелани первым лучиком надежды. Она растерянно благодарила его, когда неожиданно в кают-компанию вошел Томми Блантон вместе со своим неразлучным микрофоном и оператором.
        — Доброе утро всем!  — приветствовал он оставшихся участников состязания.  — Как же поредели ваши ряды!  — присвистнул он.  — Скорее за работу, нам нужно отснять окончание этой душещипательной гонки на выживание,  — добавил он, обращаясь к оператору.  — Постарайся, чтобы все было снято как можно более естественно, как будто взято из реальной жизни.
        — О нет!  — вскричала Сьюзи, выскакивая из-за кухонного столика.  — Я еще не привела лицо в порядок.  — Она бросилась мимо Даррела и Мелани в одну из кают.
        Мелани с Даррелом переглянулись, но промолчали, хотя оба не понимали, зачем старухе макияж, если он все равно не в силах скрыть ее возраст.
        В салоне появился еще один оператор с камерой. Теперь две камеры, установленные по обеим сторонам салона, отслеживали каждый дюйм пространства и каждый шаг участников проекта. Мелани сделалось немножко не по себе от такого вторжения в личную жизнь, и она в очередной раз пожалела о том, что не прочитала внимательно те бумаги, которые Синди Райт давала ей подписать при регистрации.
        — Что ж, продолжайте,  — попытался подбодрить их Томми Блантон.  — Не обращайте на нас внимания и делайте то, что запланировали. Пусть все выглядит естественно.
        Естественно? Но это невозможно. Хотя просто стоять на месте и ничего не делать вряд ли разумно. Мелани принялась очищать от пищи тарелки и складывать их в раковину. Даррел подхватил полотенце и начал вытирать вымытую посуду.
        — Я кое-что придумал,  — шепнул он ей на ухо.
        — Если твоя идея поможет убрать куда-нибудь эти камеры, то я вся внимание,  — ответила Мелани.
        — Слушай внимательно. Очень скоро мы избавимся от репортеров, а заодно и от Сьюзи с Кевином.  — Даррел швырнул полотенце на стойку и направился к Томми Блантону.


        Сделав глубокий вдох, чтобы успокоиться, он уселся в кресло. Говорят, исповедь облегчает душу, напомнил он себе. Он надеялся, что так оно и есть. После нескольких прошедших дней необходимость в этом стала еще более насущной, особенно сейчас, учитывая новые перспективы, которые открываются перед ним и Мелани.
        Сесть перед репортером и выдать ему всю правду по поводу своего прошлого явилось бы первым шагом по уничтожению неверно созданного в сознании окружающих образа и по формированию нового, чистого и свободного от пороков прошлого.
        Даррел бросил взгляд на Мелани, и решимость его окрепла. Пошептавшись с Блантоном, он уселся в кресло.
        — Дорогие телезрители, с вами вновь Томми Блантон,  — начал новый выпуск своей передачи репортер.  — Мы беседуем с Даррелом Уайтом, тем самым мужчиной, которого мэр Рокленда лично поблагодарил за спасение утопающего ровесника. С тех пор мистер Уайт является для всех примером, достойным для подражания.  — Блантон вскинул голову, выждав паузу.  — Но сегодня он пришел к нам, чтобы рассказать совсем другую историю.  — Он повернулся и поднес микрофон к лицу Даррела.  — Итак, Даррел, вам слово. Нам и нашим зрителям не терпится узнать, чем вам захотелось с ними поделиться.
        Даррелл скрестил на груди руки, а потом не спеша поведал в камеру то, о чем Мелани уже было известно во всех подробностях. Он не сглаживал правду, ничего не приукрашивал, не опускал деталей, он просто выложил все факты и представил их на суд зрителей.
        — Да…  — протянул Томми Блантон, когда Даррел закончил рассказ. Потом он подал знак оператору, чтобы тот прекратил съемку.  — Я бы, наверное, на вашем месте не смог. А вы, я смотрю, даже рады тому, что рассказали правду.
        — Вы знаете, да,  — ответил Уайт.  — Поймите, когда такое тяжкое бремя висит на душе столько лет и постоянно давит на тебя, это становится просто невыносимым. Когда я его сбросил, то мне стало необычайно легко, словно я в одночасье потерял в весе килограмм двадцать, не меньше!
        — Но вы ведь все-таки спасли того мальчика,  — сказал Блантон.  — И он обязан вам жизнью.
        — Это-то, конечно, так, ведь все могло бы сложиться иначе.  — Он постучал по подлокотнику кресла.  — Но я благодарен судьбе, что все закончилось благополучно.
        Потом Томми Блантон сделал то, чего от него никто не ожидал. Он протянул руку Дарреллу. Тот, немного растерявшись, замешкался, но потом все-таки пожал ее.
        — Мистер Уайт, позвольте от души выразить вам свое восхищение,  — горячо проговорил Блантон.  — Могу заверить вас, что не каждый, далеко не каждый решился бы на такое признание. И вы дали мне гораздо больше, чем просто очередной материал для репортажа. Спасибо.
        Репортер отошел на шаг и сделал знак операторам. Они посовещались еще некоторое время, а потом один из них убрал камеру, свернул кабель и покинул салон яхты.
        В душе Даррела заклокотало ощущение свободы. Правда о его прошлом наконец стала известна всем. Геркулес снова стал смертным — таким, как все. Все это наполнило Даррела оптимизмом.
        Остается еще один человек, с которым ему нужно объясниться,  — его брат Гленн. Только тогда он по-настоящему будет готов приступить к созданию будущего, о котором мечтает. Будущего с Мелани…
        А она сидела на камбузе и наблюдала за ним. Его руки так и тянулись обнять ее, увлечь на ту самую койку в каюте, на которой они провели прошлую ночь.
        Глядя на нее, он вдруг осознал, что не просто влюбился в нее. Он давно и безгранично любит ее. И не может представить ни одного дня без нее.
        Он подошел к Мелани и уселся рядом.
        — Зачем ты ему все рассказал?  — спросила Мелани.
        — По двум причинам,  — ответил Даррел.  — Во-первых, я заключил с Блантоном сделку.
        — Сделку?  — Мелани подняла брови.
        — Я дал Томми то, что ему требовалось больше всего,  — сочную историю, которую он может теперь передать в новостях, в обмен на то, что он умеет лучше других.  — Даррел улыбнулся.
        Мелани подняла руки, словно защищаясь.
        — Только не говори мне, что он еще останется с нами!
        — О, наверняка останется! Только он не будет досаждать ни тебе, ни мне. Его целью теперь станет…
        — Сьюзи?  — шепотом произнесла Мелани и понимающе кивнула. Она улыбнулась, и сердце Даррела подпрыгнуло.  — Ну и коварный же ты тип, Уайт.
        — Дело в том, что на старуху ничто не действует,  — словно оправдываясь, объяснил Даррел.  — Думаю, мы свели бы ее с ума, если бы прямо у нее на глазах принялись заниматься любовью на камбузе, хотя…  — он украдкой посмотрел через ее плечо,  — я сильно опасаюсь ее вязальных спиц.
        Мелани засмеялась, тщетно пытаясь выкинуть из головы эротическую картину, только что вскользь упомянутую Уайтом. Прошлой ночью их тяготение друг к другу наконец стало очевидным для обоих и достигло кульминации. Мелани почувствовала это в его жгучем взгляде и в его прикосновениях, заставляющих ее вздрагивать.
        — Итак,  — сказала она, откашлявшись и стремясь скрыть свои чувства,  — что же собирается сделать для нас Блантон?
        — Отслеживать каждый шаг Сьюзи. Совать нос в ее чертовы спицы, ловить момент, когда она окажется без своего безвкусного макияжа. В общем, он сделает ее жизнь настолько невыносимой, что Сьюзи не выдержит и освободит нас от своего присутствия.
        — Но кому интересна личность этой старухи?  — недоумевала Мелани.
        — Конечно, никому, но Блантон рассчитывает, что она когда-нибудь придет в ярость,  — объяснил Даррел.  — А ему как раз нужен такой материал. Он говорит, что это важно для хорошей и правдивой передачи. Кроме того, сегодня он загружен меньше, чем обычно, и поэтому большую часть времени проведет именно здесь.
        — Этот человек настоящее пресмыкающееся,  — с отвращением проговорила Мелани.
        — Но у него есть две-три подкупающих черты характера. Так или иначе, он, я думаю, выживет отсюда Сьюзи с Кевином. После чего яхта достанется тебе.
        — Даррел, в самом деле, тебе не нужно…
        — Позволь мне все-таки сделать это для тебя,  — твердо произнес он и отвернулся.  — Я слишком мало совершил в жизни такого, чем можно по праву гордиться. И я не настолько стар, чтобы не начать все сначала и не попытаться стать другим человеком.
        Мелани не ответила, так как дверь каюты распахнулась и в салоне появилась Сьюзи. На ее испещренное морщинами лицо был наложен свежий слой макияжа, а сама она переоделась в брючный хлопковый костюм. Верный своему слову, Томми Блантон дал знак оставшемуся оператору настроить камеру и начать съемку. Сьюзи уселась в кресло и взяла в руки спицы.
        Поначалу казалось, что ей нравится быть объектом такого повышенного внимания. Но через полчаса беседы с неутомимым Блантоном ей уже было не до веселья. Она несколько раз бросала на него раздраженный взгляд, однако сохраняла спокойствие. Спицы в ее руках застучали еще громче, наполняя помещение металлическим звоном.
        — Пойду в душ, пока там еще есть вода,  — сказал Даррел. Встав, он посмотрел на Мелани, и в его глазах застыл немой вопрос.  — Жаль только, что печенье давно закончилось…
        Мелани рассмеялась.
        — Возле раковины найдешь мой шампунь и мыло,  — усмехнулась она.  — Пользуйся бесплатно.
        — Спасибо.  — Даррел улыбнулся и послал ей воздушный поцелуй.
        Томми Блантон отслеживал каждый шаг Сьюзи. Он буквально приклеился к ней и снимал, поминутно спрашивая ее о жизни, о родственниках, о любимых телепередачах. Когда старуха поднялась налить себе минеральной воды, Блантон вместе с оператором пошли за ней на камбуз. Когда Сьюзи принялась готовить коктейль для Кевина, репортер не забыл поинтересоваться ингредиентами и тут же затронул тему здорового питания.
        В тот момент, когда Даррел Уайт, освежившись, появился в кают-компании, Сьюзи с удивительной для своего возраста прытью шмыгнула к двери туалета и заперлась там. Репортер повернулся к Кевину, сидевшему на кушетке и читавшему газету. Старик оказался более склонным к беседе и тут же принялся рассказывать о своих внуках и о том, как он любит на досуге постолярничать в их с женой загородном домике.
        Так прошло полчаса. Мелани с Даррелом устроились за столиком на камбузе, для видимости листая журналы, а на самом деле пристально наблюдая за происходящим в ожидании неминуемой развязки.
        Лишь после обеда на всегда невозмутимом лице Сьюзи стало проявляться нетерпение. Мелани уже пожалела о замысле Даррела, но потом решила, что старуха заслуживает такого к себе отношения.
        — Молодой человек,  — не выдержав, процедила сквозь зубы Сьюзи, после того как оператор, временно выключив камеру, стал устанавливать штатив в другом месте,  — неужели нигде не произошло какого-нибудь пожара или крупного ограбления, хоть чего-нибудь из городской жизни, что могло бы привлечь ваше внимание? Разве мы вам еще не надоели?!  — Она отложила в сторону спицы.
        Мелани заметила, что последние несколько швов получились неровными — видимо, от волнения.
        — Вовсе нет,  — весело отозвался Блантон и, сделав небольшую паузу, подошел к нише с телефоном. Поговорив по телефону, он повесил трубку и растерянно повернулся к Сьюзи.  — Странное совпадение, мэм! Шеф просит меня немедленно вернуться в редакцию. В полдень мэр города собирается выступить с важным заявлением. Мне обязательно нужно быть там вместе с бригадой. Так что вынужден откланяться! Прощайте.
        Через пять минут в кают-компании яхты по-прежнему сидели четыре человека. Мелани, проведя рукой по лбу, тяжело вздохнула.
        — Не волнуйся,  — попытался успокоить ее Даррел, сев поближе.
        — Как я могу чувствовать себя спокойной?  — Она не могла скрыть разочарования.  — Может быть, нам открыть старикам всю правду?
        Даррел положил руку на ее плечо и слегка сжал его. Мелани подняла глаза и наткнулась на теплый взгляд человека, искренне желающего помочь. Игнорируя свои принципы, она положила голову ему на плечо и прижалась к нему. Ей вдруг стало удивительно легко и спокойно рядом с ним.
        — Уф,  — фыркнула Сьюзи, входя на камбуз,  — слава Богу, что все закончилось.
        Вслед за ней приплелся Кевин и, открыв холодильник, принялся шарить в нем.
        — Кевин, дорогой!  — воскликнула Сьюзи.  — Тебе пора пить свой дневной коктейль.
        Кевин скорчил гримасу и захлопнул дверцу холодильника.
        — Нет уж, спасибо,  — хрипло ответил он.
        — Но ведь уже час, дорогой.  — Сьюзи подняла брови.  — Позволь мне — Она хотела пройти мимо него к стойке, но старик остановил ее.
        — Я сказал — нет,  — твердо повторил он.  — И больше его пить меня никто не заставит. Лучше умру лет на десять раньше, но такая жизнь меня отныне не устраивает. Молочный коктейль, ничего мучного и мясного, никакого кофе — к черту все это!  — Он выпрямился, и Сьюзи в испуге шагнула назад.  — И вот еще что…  — Кевин поманил ее пальцем.
        — Что такое, дорогой?
        — Не хочу я больше сражаться за эту чертову яхту! И незачем ехать во Флориду. Там невыносимо жарко и влажно, такой климат нам противопоказан.  — Он покачал головой.  — Знаешь, я устал ощущать себя стариком. Надоело!  — Кевин посмотрел на Даррела.  — Я, конечно, не мальчик, но мне хочется вернуться к активной жизни. Чтобы утром вставать и заниматься чем-нибудь полезным и интересным. Только так и можно продлить жизнь. Сделать ее осмысленной.
        — Но… но как же насчет яхты?  — развела руками Сьюзи.
        — Мы сходим на берег, Сьюзи,  — решительно проговорил Кевин.  — Но я не собираюсь остаток дней проводить в бездействии. Во-первых, мы отправимся с тобой в путешествие. На какое-нибудь африканское сафари.
        В Кению или Намибию. Или прокатимся по Европе. А когда вернемся домой, то я вместе с Томом открою небольшую столярную мастерскую.  — Он несколько раз кивнул.  — Да-да, Сьюзи, это стоящее дело, я уже много размышлял об этом.
        — Сафари?  — задумчиво повторила Сьюзи.  — Европа? Никогда не была в Европе. Это замечательно, дорогой!  — вдруг обрадовалась она.  — По правде говоря, мне тоже надоело сражаться за приз, который будет только обузой.  — Она удовлетворенно пожала руку мужу.  — Я очень рада, что ты снова возвращаешься к жизни, Кевин.
        — Тогда не станем терять ни минуты, Сьюзи. Пошли соберем вещи.
        И они действительно покинули камбуз и удалились в кормовую каюту, где в одном из встроенных шкафов были сложены их сумки. Спустя четверть часа Сьюзи и Кевин, весело подмигнув молодым людям, покинули яхту.
        …Мелани и Даррел стояли в двух шагах друг от друга, и ему показалось, что близкий конец состязания внезапно отдалил их друг от друга. Он понимал, что, несмотря на возросшее между ними доверие, Мелани Пирсон сохранила тот невидимый барьер, за пределы которого она отказывалась пускать кого бы то ни было.
        — Поздравляю,  — тихо сказал Уайт,  — ты победила.
        На ее лице промелькнула улыбка, в глазах блеснули слезы счастья.
        — Неужели это правда?  — только и спросила она.
        — Ну, пока неофициально. Ведь осталось еще уйти мне.  — Но Даррел не двинулся с места. Его взгляд блуждал по лицу Мелани, по изгибам и линиям ее тела. На прощание ему очень хотелось заключить ее в объятия и поцеловать. Он не мог представить себе, что больше никогда не увидит Мелани. Как только она встретится со своим отцом, то наверняка забудет его. Ведь он часть ее прошлого, а ей хочется думать только о будущем. Он шагнул к ней.  — Мелани…
        Единственное оброненное им слово моментально разрушило разделявшие их преграды, и Мелани оказалась в его объятиях. Их губы соприкоснулись. Но, даже целуя Мелани и смакуя вкус ее губ, он чувствовал, как она напряжена.
        Секунду спустя Мелани отпрянула.
        — Что ж, для прощания этого достаточно,  — хрипло проговорила она.  — Как ты теперь раздобудешь деньги, чтобы помочь брату? А заодно и себе?
        — Не имеет значения. Главное сейчас — чтобы ты смогла встретиться с отцом.
        — Спасибо,  — опустив глаза, тихо поблагодарила она.  — Ты даже не представляешь, что это для меня значит.
        — Думаю, что представляю.  — Даррел взял ее за руки.  — Я ведь всерьез намекал тебе о замужестве. Помнишь, во время одной из наших бесед?
        — Знаю,  — вздохнула она.  — Но я не могу, Даррел.
        — И даже после того, как все удалось, ты по-прежнему не доверяешь мне?  — насупился он.
        — Дело не во мне. Я просто не представляю, что такое счастливый брак.  — Мелани грустно покачала головой. Откуда ей знать, каковы все-таки настоящие отношения и искренние чувства? Будет ли он верен данному слову? А что, если ее чувство к нему вовсе не любовь, а временное увлечение, вспышка страсти, которой хватит на неделю или две? Мелани вздохнула.  — Мне нужно время, чтобы понять и подумать.
        У него снова возникло желание поцеловать ее. Но теперь все его желания и стремления бесполезны. Все кончено: и состязание, и романтическая история с Мелани. И надежда, которую он лелеял до последней секунды, рассчитывая, что она передумает и откроет ему свое сердце.
        — Как скажешь, Мелани,  — коротко ответил Даррел. Потом повернулся и направился в одну из кормовых кают.
        Мелани последовала за ним, села на койку и стала смотреть, как он укладывает свои вещи в сумку.
        — А ты все-таки оказалась права,  — добродушно усмехнувшись, сказал он.  — Я, как видишь, схожу с дистанции.
        — Женщины, как правило, очень прозорливы,  — с лукавой улыбкой на лице проговорила Мелани.
        Даррел повесил сумку на плечо и засунул руки в карманы, чтобы не было соблазна протягивать их для прощания. Мелани, без сомнения, ждала от него подобного жеста. Если он уйдет как можно скорее, то перенесет расставание не так болезненно.
        — Что ж,  — негромко произнес он,  — я отчаливаю.  — С этими словами он вышел из каюты, в несколько шагов пересек салон и оказался у выхода.
        — Даррел, постой!
        Он обернулся и вопросительно посмотрел на Мелани.
        — Зачем ты это делаешь? Почему так просто отдаешь это богатство… мне?
        Он повернулся и сделал несколько шагов навстречу ей. Теперь она чувствовала его прерывистое дыхание. Протянув руку, он задумчиво провел по ее щеке.
        — Надо же, не ожидал, что такая смышленая женщина не догадается!  — пошутил он.  — Пойми, я люблю тебя, Мелани. И любил всю жизнь. Просто понял я это только теперь.
        Глаза ее расширились, а рот раскрылся от удивления. Сердце, казалось, и вовсе перестало биться.
        — Ты… что ты сказал?  — растерянно произнесла она.  — Ты любишь меня?
        — Даже сильнее, чем ты думаешь.
        — Даррел, но… я ведь уезжаю отсюда. Я не могу… у нас не может быть серьезных отношений.
        — Но ты не сумеешь убежать от себя,  — с чувством проговорил Уайт.  — Все, что тебя сейчас окружает — весь город, все твои знакомые и друзья,  — все отправится вместе с тобой, куда бы ты ни поехала — во Флориду или на другой континент! Я это знаю, поверь мне.  — Он помолчал, пристально глядя на нее.  — Скажи, почему ты относишься ко мне с такой опаской? Неужели ты будешь счастлива в одиночестве?
        Она покачала головой и отвернулась.
        — Даррел, ты просишь у меня невозможное.
        — Разве ты не видишь?  — перебил ее Даррел, хлопнув дверью.  — Это ведь выход, не так ли?
        — Да, выход.
        — Так вот, ты можешь увидеть перед собой закрытую дверь или, наоборот, путь к чему-то светлому и многообещающему.  — Он наклонился ближе.  — Твое будущее здесь, оно совсем рядом и ждет тебя.
        — Но мой отец?.. Он тоже ждет меня. Я не могу…
        — Вот что я тебе скажу. До тех пор пока не встретил тебя, я, возможно, оставался тем самым Даррелом Уайтом, который мчался по жизни, не замечая хода времени, и легкомысленно относился к себе и окружающим. Но, проведя рядом с тобой столько времени, я понял, что не хочу быть прежним.  — Он дотронулся до ее губ кончиками пальцев, отчаянно желая поцеловать ее, но понимая в то же время, что от этого расставание станет еще более трудным.  — Глядя на тебя, мне хочется верить в лучшее. Ради тебя и меня. Ради нас.
        — Ты самый лучший, Даррел,  — после минутного раздумья едва слышно ответила она.  — Ты умный, ты веселый, ты…
        — Но всего этого недостаточно, чтобы рассчитывать на твою любовь,  — грустно закончил Даррел.
        Мелани отвернулась. Она прикусила губу, и он увидел, как в глазах ее блеснули слезы.
        — А что, если у нас ничего не получится? Что, если я снова останусь одна?
        — А что, если нет?  — Даррел приоткрыл дверь.  — Или что, если ты вдруг поймешь, что тоже любишь меня? Ладно, я ушел!
        Она не ответила.
        Даррел Уайт вышел наружу с тяжелым сердцем, понимая, что оставляет ту единственную, которую действительно любит.
        Мелани наблюдала за ним, пока он не смешался с толпой на территории торгового центра и не скрылся из виду.
        Ей следовало бы закричать от счастья. Она ведь победила. И может теперь отправляться к отцу. И все-таки сердце твердило ей, что она теряет что-то очень важное.
        Отцу нужно непременно позвонить. Это должно принести облегчение. Мелани подошла к нише с телефонным аппаратом и сняла трубку. Отец ответил после третьего гудка. Сегодня его голос показался ей более энергичным.
        — Я скоро приеду к тебе, отец,  — сказала Мелани.  — Сначала пройду инструктаж, потом, видимо, найму шкипера и приеду. Уговорила поехать свою подругу.
        — Ты на самом деле решилась, родная моя?  — спросил отец.  — У тебя ведь, наверное, немало друзей в Рокленде.  — Он откашлялся.  — Знаешь, твоей матери всегда нравился этот городок.
        — Правда?
        — Да. Мы говорили с ней о замужестве и о том, чтобы поселиться там, когда завершится моя армейская служба. Но… остальное ты и сама знаешь.
        — Я не жалею о том, что уезжаю отсюда, отец.  — Но слова застревали в горле у Мелани, как будто она произносит ложь. Ее глаза наполнились слезами, и она вытерла их рукой.  — Я позвоню тебе, как только отправлюсь в путь, чтобы ты примерно знал, когда ждать моего приезда.
        — Знаешь, я жду не дождусь нашей встречи.
        — Я тоже, папа!  — Мелани повесила трубку. Разговор с отцом не ослабил ее боли и не уменьшил переживаний. Может быть, она совершает непоправимую ошибку, отвергая Даррела?
        Окрик у трапа заставил ее очнуться. Сердце подпрыгнуло от радостного предчувствия. Может быть, Даррел передумал и вернулся, чтобы попрощаться с ней?
        Мелани бросилась к выходу и поднялась на палубу. Внизу стояла мисс Галлахер, держа в одной руке сумку с продуктами, а другой — ведя на поводке маленького рыжего спаниеля, который приветливо крутил хвостом.
        — Наверное, ты не передумала уезжать, дорогая моя?  — спросила мисс Галлахер.
        — Нет, мэм, остаться никак не могу,  — немного растерявшись, проговорила Мелани.
        Пожилая женщина тяжело вздохнула.
        — Кажется, мне самой придется учить твоих коллег правильно обращаться с расческой и ножницами,  — пошутила она.
        — Ну, вы-то их быстро научите,  — усмехнулась Мелани.
        Лицо мисс Галлахер скривилось в подобии улыбки.
        — И вот еще что,  — сказала она, вспомнив.  — Тебе велено передать это.  — Она вытащила из сумки пухлый пакет и передала Мелани вместе с поводком.
        Мелани заморгала от удивления.
        — Мне? Собаку?!
        — И еще корм в придачу,  — добавила мисс Галлахер.  — Это подарок от одного человека. Если вернешься в наши края, то не откажи в любезности — сделай мне, пожалуйста, укладку так, как только ты одна умеешь. Обещаешь?
        — Конечно,  — с чувством ответила Мелани и горячо пожала руку пожилой дамы.  — Я буду так скучать по вас.
        — О, дорогая моя! Я уверена, что ты скоро нас всех позабудешь.
        — Нет.  — Мелани затрясла головой.  — Не думаю.
        — Помни, ты для нас была как родная дочь,  — наставническим голосом проговорила мисс Галлахер и удалилась.
        Глядя ей вслед, Мелани вдруг с болью в душе поняла, что все они — жители маленького городка, знавшие ее с детства,  — стали с годами одной большой семьей. Они вместе радовались своим скромным успехам, делились свежими новостями, переживали друг за друга. И ей стало страшно все это разом потерять!
        Отец прав. Расставание получается намного более тяжелым, чем она предполагала.
        Щенок тихо заскулил. Мелани посмотрела на него, и пес завертел хвостом, встав на задние лапы.
        — Ну что ж, пошли,  — сказала она, и спаниель, понюхав, потянул ее вверх по трапу. Поднявшись на борт, Мелани положила пакет на диван, опустилась на ковер рядом с собакой и потрепала ее за уши.
        Вдруг она заметила на ошейнике прикрепленный листочек бумаги. Взяв и развернув его, она, затаив дыхание, прочла.


        «Начни пока с этой милой собачки, Мелани. Ухаживай за ней, корми, регулярно выгуливай. А когда будешь готова к чему-то большему, то возвращайся ко мне. Я уже вполне созрел для семейной жизни».


        Ведь это ее собственные слова, сказанные раньше, в одной из бесед с Даррелом Уайтом! У Мелани сжалось сердце. Она действительно рискует лишиться самого главного. В Рокленде у нее остается семья — много любящих и преданных друзей. Среди которых Даррел Уайт. Он как в воду глядел и стремился ей дать то, в чем она нуждается больше всего. Но она настолько была скована страхом повторения прошлых ошибок, что не разглядела в его чувстве подлинной любви.
        Это не та неразделенная, односторонняя любовь, когда приходится больше отдавать, чем получать взамен,  — нет, это любовь равного, готового на все ради нее. Его дружеское участие, нежность и забота проявлялись во всем — верный признак большого искреннего чувства.
        Они по-настоящему подружились, и эта дружба может служить прочной основой для серьезных чувств. Это скала, на которой можно построить совместную жизнь. Их отношения с Даррелом в корне отличаются от страстных, но скоротечных романов из прошлой жизни, которые оставляли в душе лишь горечь и разочарование.
        Она многое узнала про Даррела Уайта, вплоть до мелочей, которые становятся известными лишь близкому человеку. А он терпеливо и не торопя события узнавал ее, чтобы потом переосмыслить собственную жизнь и поступки.
        Взяв на руки рыжего спаниеля, Мелани вышла из кают-компании и спустилась по ступенькам трапа вниз. Внизу она едва не столкнулась с Синди Райт и бригадой телевизионщиков. Рядом с Синди находилось десятка полтора журналистов с блокнотами и фотоаппаратами. Один из помощников держал плакат с поздравительной надписью.
        — Куда это вы собрались, мисс Пирсон?  — обернувшись, воскликнула Синди.  — Постойте! Вы ведь победитель. Вы не можете уйти. Нам нужно снять вас для программы новостей и взять интервью.
        — Сожалею, но мне необходимо бежать,  — спокойно ответила Мелани. Озираясь по сторонам, она пыталась отыскать в толпе Даррела Уайта. Он ведь не мог отойти слишком далеко, если недавно заходил в одну из палаток за собачьим кормом.
        — Но… вы же победитель,  — растерянно повторила Синди.
        — Победа не имеет никакого значения, если я потеряю самое главное в жизни,  — ответила Мелани и бросилась вслед за удаляющейся мисс Галлахер.
        Та улыбнулась, увидев приближение Мелани, и махнула рукой в сторону сводчатого прохода с рекламным щитом кока-колы наверху. Не говоря ни слова, Мелани быстро пошла в указанном направлении. Щенок весело залаял, когда заметил вдали Даррела.
        Он разговаривал со своим братом Гленном. Сердце Мелани наполнилось радостью. Она поняла, что не слишком опоздала.
        Гленн покачал головой. Он что-то горячо объяснял брату. Мелани подошла поближе и прислушалась.
        — Понимаешь, я понял, что счастлив и здесь, Даррел,  — говорил Гленн.  — По иронии судьбы крушение нашего с тобой предприятия сослужило мне хорошую службу. Вернувшись на родину, я понял, что главное для меня — это дочь, которой и нужно посвящать свою жизнь. Ты многое для меня сделал, брат, поэтому не нужно все время себя упрекать. Тогда все произошло просто из-за того, что мы неверно рассчитали силы, а ты слишком перегрузил себя работой.  — Он улыбнулся.  — Все идет как надо, Даррел. Дерзай и двигайся вперед. У тебя должно получиться…  — Гленн отвел взгляд и, заметив рядом Мелани, широко улыбнулся. Кивнув в ее сторону, он похлопал Даррела по руке и тихо удалился прочь.
        Даррел повернулся, и при виде Мелани лицо его посветлело. Щенок бросился вперед, вырвав поводок из рук Мелани и весело залаяв. Даррел присел на корточки и поймал спаниеля, взял его на руки, и тот принялся облизывать ему лицо.
        — Привет, дружок.  — Даррел потрепал спаниеля за ухом, и щенок прижался к нему и ласково заурчал.  — Здравствуй, Мелани!
        — Привет…  — Ей так хотелось тоже прильнуть к его груди и забыть о том, что вокруг полно людей.
        — Мне кажется, тебя песик любит гораздо сильнее.
        — Ничего, надо для начала дать ему время,  — ответил Даррел.  — Как только он узнает тебя получше, то обязательно полюбит. Я обещаю это.
        Глаза Даррела светились теплотой, и сердце Мелани подпрыгнуло. Нет, еще не слишком поздно!
        — Знаешь,  — начала она, подойдя ближе,  — я пришла к выводу, что одна с собакой не справлюсь. Ведь мне нужно будет как-то управлять яхтой. А щенок тем временем сгрызет всю мебель.
        — Да уж, с ним придется помучиться,  — кивнул Даррел и почесал спаниеля за ухом.  — Знаешь, я как-то не подумал об этом. Может, мне подержать его у себя до твоего возвращения?
        Мелани покачала головой.
        — Нет, я вполне готова для него,  — ответила она и улыбнулась.  — И для тебя тоже.
        Даррел перестал ласкать собаку.
        — Ты уверена?  — после некоторой паузы спросил он.
        — Когда я поговорила сегодня с отцом, я поняла, как много потеряли мои мать с отцом. Они ведь так и не получили шанс соединить свои жизни. Он по-прежнему любит ее, это слышно в его голосе. Но уже слишком поздно.  — К глазам Мелани подступили слезы, и голос ее дрогнул.  — Я не хочу, чтобы и нас с тобой постигла та же участь.
        — Так ты говоришь…  — затаив дыхание, спросил Даррел,  — что хочешь встречаться со мной?
        — Нет. Вовсе нет.  — Мелани добродушно усмехнулась, заметив смущение и растерянность в его взгляде.  — Мне не хочется просто ходить на свидания,  — повторила она.  — Я ведь знаю тебя уже лет двадцать, Даррел. По-моему, это вполне достаточный срок. Ты, кажется, предлагал мне замужество. Надеюсь, предложение остается в силе?
        — Да… О да!  — Даррел поставил щенка на землю и обнял Мелани.  — Но разве не ты говорила, что брак — это рискованное предприятие?
        — Но ты же знаешь, сколько сахара я кладу в кофе,  — ответила Мелани.  — Это неплохое начало.  — Она положила голову ему на грудь. Ей сразу же стало легко и спокойно на душе. Вот здесь ее семья, ее дом. Не в Рокленде и не во Флориде. А вместе с Даррелом Уайтом.  — Я… люблю тебя,  — прошептала она.
        Он заключил в ладони ее лицо, и глаза его засветились от радости.
        — Ты не представляешь, как долго я ждал этих слов, Мелани.  — Он, казалось, до сих пор не верил в то, что услышал.  — Я тоже люблю тебя.
        — Итак, ты возьмешь меня в жены?
        — Постой, не так быстро.  — Даррел прищурился, и на губах его промелькнула усмешка.  — Сначала хотел бы задать тебе один вопрос.
        — Какой?  — недоверчиво покосилась на него Мелани.
        — Ты умеешь готовить лимонный пирог? Ее лицо просияло.
        — С этой задачей я справлюсь лучше всех!  — воскликнула она и поцеловала его в щеку.
        — Что ж, ладно. Тогда по рукам. Так и быть, я возьму тебя в жены и буду готовить тебе кофе, если ты всякий раз, когда я попрошу, испечешь мне мой любимый пирог. И так будет каждый день в нашей совместной долгой жизни.
        — Согласна.  — Мелани прищурилась.  — Пожмем руки по этому поводу?
        — Нет, у меня идея получше.  — Даррел нагнулся и прильнул к ней губами, с каждой секундой прижимая к себе все крепче.
        Маленький спаниель, которого держали за поводок, растерянно метался и скулил. Постепенно вокруг стали собираться зеваки. Люди с завистью смотрели на счастливую пару, и некоторые даже зааплодировали.
        Опьяненный поцелуем, Даррел закрыл глаза и погладил волосы любимой.
        — Знаешь, я думаю, нам не стоит терять время,  — тихо сказал он и, слегка отстранившись, забросил сумку на плечо.
        — А разве тебе не нужно еще что-нибудь взять с собой в дорогу?  — удивилась Мелани.  — Или хотя бы передохнуть день-другой?
        Он покачал головой.
        — Нет, здесь со мной все, что мне нужно в жизни.
        — Что ж, и у меня тоже!  — просияв, воскликнула Мелани.


        Мелани Пирсон расправила складки платья и поправила фату на голове.  — Ну вот, я, кажется, готова. Она улыбнулась своему отцу, облаченному в шикарный смокинг. Несмотря на то, что тот пока вынужден был большую часть времени проводить в инвалидном кресле, после очередного курса терапии дела у него пошли на поправку. Он пока еще был слишком слаб, но лицо обрело былые краски, и с каждой неделей самочувствие его улучшалось.
        Две недели назад лечащий врач с нескрываемым для себя удовольствием сообщил о том, что налицо долгожданные признаки ремиссии. Гарантий на будущее никто, конечно, дать не мог, но у Мелани появилась долгожданная возможность для общения с вновь обретенным отцом. Эти дни она назвала бы самыми счастливыми в своей жизни. Вместе с Даррелом они жили на яхте неподалеку от пристани Форт-Пирс во Флориде, и она могла хоть каждый день видеться с отцом. О подобном Мелани не могла даже мечтать. Сегодня ей было за что вознести благодарность судьбе.
        — Послушай, девочка,  — позвал ее отец, взяв за руку.  — Что это ты у меня расплакалась?
        — Это… от избытка чувств, папа,  — сквозь слезы усмехнулась Мелани.  — И еще от счастья. Брак — это серьезный шаг в жизни.
        — Самый серьезный,  — кивнул отец.  — Это все равно, что заново начать свою жизнь, дать ей новый отсчет.
        — О, папочка,  — всхлипнула Мелани,  — как я рада, что у меня есть ты! Я, кажется, сейчас снова расплачусь.
        Ричард Маккейн протянул дочери платок.
        — Мне тоже трудно сдержаться…
        Голос отца дрогнул, и Мелани увидела, что его глаза заблестели.
        В этот момент раздался стук в дверь, и в проеме появилась голова священника.
        — Пора,  — коротко сказал он и снова скрылся.
        Мелани кивнула. Она разгладила подвенечное платье, потом посмотрела в зеркало и не заметила никаких изъянов.
        Сердце отчаянно заколотилось в груди, и, взявшись за ручки инвалидной коляски, она с усилием толкнула ее перед собой. Вместе с отцом они направились из комнаты невесты к входу в часовню.
        Даррел и Мелани намеренно решили устроить свадьбу поскромнее, пригласив лишь самых близких родственников и нескольких друзей. Никаких пышных фуршетов с ящиками шампанского и огромными тортами. Лишь тихая церемония в кругу самых близких людей.
        — Подожди минутку,  — остановил ее отец.  — Еще не время.  — Он слегка сжал ее руку, потом отпустил. Положив обе ладони на подлокотники кресла, Ричард Маккейн не без труда поднялся на ноги. Несколько секунд он молча стоял — видимо, чтобы ощутить твердость в ногах. Мелани протянула ему руку, но он добродушно отмахнулся и откатил в сторону инвалидную коляску.
        — Папа!  — воскликнула Мелани.  — Что ты делаешь?
        — Я ведь собираюсь вести любимую дочь к алтарю.  — Он широко улыбнулся, но Мелани заметила, что в его глазах блеснули слезы.  — Я должен это сделать без посторонней помощи.  — Он поманил дочь к себе, и она взяла его под руку.  — Ну вот, теперь моя очередь переживать и волноваться.
        — Не беспокойся,  — сказала Мелани,  — если почувствуешь слабость, то смело опирайся на мою руку.
        Пропустив отца вперед, она направилась по проходу между рядов в сопровождении высокого пожилого мужчины, которого ее любовь вернула к жизни. Сердце Мелани замерло при звуках торжественной музыки.
        В конце прохода, у алтаря, с правой стороны, стоял Гленн, а слева от него — ее лучшая подруга Линн. Отдельной группой стояли Грейс и Джек Уайты — родители Даррела, а также Бартли и Синди со своими близняшками. Даже мисс Галлахер приехала из далекого Рокленда, чтобы лично присутствовать на свадебной церемонии и потом представить подробный отчет всем своим подругам.
        И, конечно, там стоял ее жених, который даже в строгом темно-синем костюме выглядел дьявольски соблазнительным. На его лице зажглась мягкая и спокойная улыбка, которая, казалось, была предназначена лишь ей одной.
        — Я люблю тебя,  — едва слышно, одними губами произнес Даррел, когда Мелани с отцом дошли до алтаря.
        Отец прижался губами к щеке дочери, а потом отступил в сторону. Мелани прошла вперед, на этот раз взяв под руку Даррелла. В тот момент, когда их руки соприкоснулись, Мелани с любовью посмотрела на будущего мужа, пьянея от счастья.
        А полчаса спустя мистер и миссис Уайт, словно на крыльях, вылетели из часовни. После многочисленных поцелуев и теплых пожеланий родных и друзей они сели в такси, которое умчало их в сторону пирса. Когда машина подъезжала к заветному причалу, где покачивалась их великолепная яхта, Мелани с удивлением заметила группу репортеров.
        — Ну что, удовлетворим их любопытство?  — спросила мужа Мелани.
        — Ладно,  — добродушно усмехнувшись, ответил он.  — Но только один снимок.
        Вместе они вышли из такси и по металлической лестнице спустились к пристани.
        — Улыбайся.  — Уайт подтолкнул молодую жену локтем, когда они встали на фоне своей яхты и оператор начал настраивать объектив.
        — Мне кажется, улыбка уже давно не сходит с моего лица,  — призналась Мелани.
        На следующий день на первых полосах местных газет появились фотографии великолепной молодой пары, отправляющейся в свадебное путешествие на парусно-моторном круизере «Эллиана». Глядя на счастливые лица молодых супругов на фоне красавицы-яхты, трудно было усомниться в том, что их жизнь сложится спокойно и счастливо.


        Мелани стояла на палубе, подставив лицо сухому теплому ветру, развевавшему ее волосы. Лучи заходящего солнца превратили вечернее небо Флориды в пеструю палитру пурпурных, оранжевых и желтых тонов.
        Весь медовый месяц они плавали вдоль побережья Флориды, Алабамы и Техаса. Они предпочитали бросать якорь в тихих бухточках и проводили там по нескольку дней, но иногда заходили и в крупные порты, чтобы пополнить запасы продовольствия и ненадолго окунуться в городскую жизнь, от которой еще не отвыкли.
        Ричард Маккейн сопровождал дочь в течение недели. Отец Мелани уже свободно перемещался по салону яхты, лишь изредка прибегая к помощи молодых супругов, поскольку в каждой каюте можно было присесть на диванчик, койку или кресло. Это было счастливое время общения близких людей, которые лишь совсем недавно обрели друг друга. Ричард Маккейн с удовольствием проводил целые часы на палубе, наслаждаясь свежим морским воздухом. Мелани сопровождала отца повсюду, но и Даррел Уайт не оставался в стороне, проявляя чуткость и заботу. По истечении семи дней он лично отвез тестя обратно в онкологическую клинику Форт-Маейрса, где предстоял заключительный этап лечения.
        Оставив штурвал, Даррел Уайт вышел из рубки и ленивой походкой направился к Мелани. Нагнувшись к ней, он прошептал:
        — Теперь нам с тобой осталось лишь завести ребенка.
        Глаза Мелани сверкнули, и она повернула к мужу свое сияющее от счастья лицо. Она с трепетом ожидала, когда Даррел заключит ее в свои объятия и начнет целовать до тех пор, пока у нее не закружится голова.
        Он привлек жену к себе, спрятал лицо в ее вьющихся волосах и прижал так, как будто больше никогда не собирался отпускать. Они стояли в объятиях другу друга, не двигаясь, едва дыша и боясь пошевелиться. Время, казалось, замерло, и все вокруг прекратило существовать. Сила и нежность смешались в единое целое, окутывая влюбленных прозрачной дымкой небытия, за грань которой отступило прошлое со всеми его неприятностями и проблемами. Мелани подняла голову и в глазах Даррела увидела отражение собственных глаз, которые блестели от слез. Не нужно было ничего объяснять. Этот человек всегда будет поклоняться ей, почитать и лелеять ее. Любовь — это их будущее, которое объединяет, вдохновляет, окрыляет и принадлежит только им одним. Навсегда.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к