Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Оллби Айрис: " Одна Жизнь На Двоих " - читать онлайн

Сохранить .
Одна жизнь на двоих Айрис Оллби


        # Потеряв в автомобильной катастрофе жену, Билл Форстер, казалось, навсегда утратил вкус к жизни. Внешне красивый, полный сил, пользующийся неизменным успехом у женщин, он давно решил для себя, что любовь и счастье не для него. Все его мысли и чувства занимала лишь маленькая дочурка Барби. Разве мог он представить, что встреча с обычной медсестрой все изменит и неожиданно заставит его поверить в то, что настоящая жизнь еще возможна?..

        Айрис Оллби
        Одна жизнь на двоих


1

        - Остановитесь! Пожалуйста, остановитесь! Мне необходима помощь!
        Молодая женщина бросилась с обочины прямо под колеса машины, - Джейн едва успела затормозить.
        - Что случилось? - встревожилась она, опустив стекло. Возможно, напали на женщину и ограбили ее? Но вряд ли кто-нибудь решится на это в многолюдном парке средь бела дня.
        - Вы медсестра? Слава богу! - воскликнула насмерть перепуганная совсем юная девушка, увидев белую медицинскую форму Джейн. - Моя малышка! Барби упала с качелей и не двигается! Наверное, она без сознания.
        - Где она? Вы ее, надеюсь, не трогали? - Джейн выскочила из машины и побежала за рыдающей девушкой, показывающей на ярко-желтые качели, карусели и горки, которые виднелись за деревьями.
        - Побоялась, только проверила, дышит ли она. - Обезумевшая от горя незнакомка схватила медсестру за плечо. - Я не знала что делать и оставила ее лежать в траве.
        - Вы все правильно сделали. - Несмотря на внешнее спокойствие, Джейн была взволнованна. Сильно ли ушибся ребенок, пришел ли в себя? - Как давно это случилось? - спросила она, надеясь, что девочка недолго находилась без сознания.
        - Минуту-две назад. Я сразу бросилась к дороге, - ответила неизвестная прерывающимся голосом. - Если бы вы не остановились, то я побежала бы в больницу - здесь, рядом с парком. - Девушка, борясь со страхом, все время оглядывалась, словно ища кого-то. - Но он обязательно упрекнет, скажет, что я не должна была оставлять девочку одну ни на секунду.
        В глазах Джейн промелькнул страх. Провинившаяся девушка была в отчаянии. Кто же этот грозный «он»? Ее муж, наверное.
        - Но что мне было делать? - жаловалась бедняга. - Там никого не было. Никого!
        - Все будет хорошо, - успокаивала ее Джейн, понимая, что врет во спасение, но чувствовала, что у девушки - матери или няни пострадавшего ребенка - вот-вот начнется истерика. - Я медсестра педиатрического отделения Джейн Уилсон! - крикнула она на бегу.
        Когда Джейн склонилась над девочкой, у нее сжалось сердце - такой маленькой, такой беспомощной выглядела она. Малышка не двигалась, и ее лицо, обрамленное темными кудряшками, было смертельно бледно. Мать, или няня, догадалась накрыть ребенка жакетом, хотя для августа в Сиднее утро было очень теплое.
        Джейн бережно дотронулась до девочки, осматривая ее с предельной осторожностью.
        - Мы не должны поднимать ребенка. Надо вызвать «скорую», я не хочу рисковать.
        Девушка плакала, ее всю трясло. Вцепившись в свои каштановые кудри, она смотрела на Джейн бессмысленным взглядом голубых глаз, повторяя:
        - С ней ведь все будет в порядке? Скажите, ради бога! - Она безудержно зарыдала. - Если Барби умрет, он убьет меня!
        Джейн было страшно за девушку: каким же жестоким должен быть этот «кто-то», если внушает такой ужас бедняжке.
        - Вы не должны винить себя. Никто не может предугадать несчастного случая: они происходят внезапно, но с девочкой все будет хорошо, так мне подсказывает интуиция. - За годы работы в больнице Джейн научилась обнадеживать родителей. - Барби скоро придет в себя. Наверное, у нее только легкое сотрясение мозга, потому что я не увидела никаких внешних повреждений, но лучше не трогать ее… на всякий случай. Подождем носилки.
        Юная мать в отчаянии заломила руки, но Джейн мгновенно предложила:
        - Послушайте, я останусь с девочкой, а вы, простите, ваше имя? Бет Ньюболд? Прекрасно! Поезжайте в больницу, в отделение экстренной терапии. Бет, надеюсь, вы в состоянии вести машину? - вдруг засомневалась Джейн.
        - Я… я думаю, да, - всхлипнула Бет. - Вы знаете, я ведь могу доехать и на своей машине, она тут рядом. Я так перепугалась, что сразу бросилась к дороге и совсем забыла про нее. Но, боже, «мерседес» стоит возле телефонной будки.
        И Бет снова разрыдалась.
        - Какая же я глупая! Я могла сразу вызвать «скорую», но просто… от страха за Барби у меня память отшибло.
        Джейн сокрушенно покачала головой, провожая глазами страдалицу, которая сама нуждалась в помощи. Потерять столько времени, забыть, что существует телефон! Бедняжка испытала тяжелый стресс.
        Бет Ньюболд на вид не больше девятнадцати - двадцати, подумала Джейн. Слишком молода для замужества, и тем более - для матери такого ребенка. Она погладила девочку по лбу, убирая темные пряди, падавшие на глаза. Интересно, сколько ей? Года три, наверное?
        Подняв голову, медсестра увидела, что Бет пробежала мимо новенького «мерседеса» к телефону-автомату. Серебристо-серая роскошная машина поблескивала в лучах зимнего солнца.
        У молоденькой девушки не может быть такой дорогой машины, подумала Джейн. Наверное, это автомобиль ее «господина» и она взяла «мерседес» только на день.
        Бет вернулась через минуту.
        - «Скорая» выехала. - В ее голосе слышалось облегчение. - Послушайте! Я уже слышу сирену, - радостно воскликнула она.
        - Слава богу!
        Джейн взглянула на девушку и ободряюще ей улыбнулась.
        - Дети очень быстро поправляются, - заверила она трясущуюся Бет.
        - Я так вам благодарна. - Слезы брызнули из голубых глаз. - Это я во всем виновата, не надо было даже подпускать ее к этим качелям. Они такие высокие! Он обязательно это отметит и будет прав! - Закрыв лицо руками, она продолжала плакать.
        - Пожалуйста, возьмите себя в руки. - Бедняжка, кажется, больше переживала гнев своего мужа, чем судьбу пострадавшего ребенка. Что же он за пугало? Джейн готова была дать ему отпор и защитить неопытную, но добрую Бет Ньюболд.
        - Вы ни в чем не виноваты, - внушала Джейн юной матери. - И я уверена, что ваш муж…
        - Он… он не муж!
        Джейн взглянула на девушку и только сейчас заметила, что у нее нет обручального кольца. Ну что ж, обычная история в наш век - жить не расписываясь.
        - Билл Форстер никогда мне не доверял! - сетовала девушка. - Он всегда боялся, что с Барби может что-то произойти, предупреждал меня быть осторожнее, а теперь…
        - Это был несчастный случай, - упрямо твердила Джейн. - Главное, что вы ее не трогали. Вы не потеряли голову… а это так легко, когда дети попадают в беду.
        - Нет! Он никогда меня не простит, даже если она поправится. - Голос Бет прерывался от слез. - Отец дрожит над ней, как над хрупкой фарфоровой вазой, постоянно оставляет мне подробные инструкции, по сто раз на дню звонит из офиса. Подробно расспрашивает о ней, когда приезжает вечером домой. И я знаю, что экономка шпионит за мной!
        Джейн изумилась, глядя в испуганное, бледное лицо Бет. Неужели у нее могла быть экономка, слишком уж скромно эта пичужка выглядела.
        - Вы ведь… мать девочки? - спросила она, чтобы отбросить все сомнения. Кто же еще, кроме матери, будет так переживать о своем ребенке?
        Девушка удивленно посмотрела на нее.
        - Господи, что вы подумали? - Она покачала головой. - Нет, конечно. Я просто ее няня. И смотрю за ней всего только три недели. И это его машина. Билл считает, что в моей «мини» небезопасно, и настаивает, чтобы я возила Барби на «мерседесе».
        - Вот теперь все понятно, - успокоилась Джейн.
        Но в это время ребенок тихо застонал, и в парк въехала «скорая», тормозя на краю детской площадки рядом с «мерседесом».
        - Теперь все будет хорошо, - сказала медсестра, наклоняясь над пришедшей в сознание Барби.
        Вслед за «скорой» и «мерседесом», который вела Бет Ньюболд, Джейн подъехала к больнице. Припарковавшись на больничном дворе, позвонила в педиатрическое отделение предупредить, что ей необходимо задержаться.
        - Пола, я опоздаю на несколько минут. Ребенок упал с качелей, и я хочу убедиться, что с ним все в порядке. Я буду чуть позже, хорошо?
        - Конечно. Слава богу, здесь все спокойно. И я знаю, где тебя найти в случае чего.
        - Спасибо. Когда она подошла к рентгеновскому кабинету, то увидела Бет, нерешительно стоявшую в дверях. Лицо девушки просветлело при виде Джейн Уилсон.
        - Врачи хотят сделать рентген головы, - сказала няня Барби. - Но по крайней мере, она пришла в себя. Только ничего не говорит, правда она и здоровая никогда не говорит… много. Ни с кем, даже со мной.
        Скорее всего, девочка такая робкая, потому что отец подавляет ее своей чрезмерной болезненной заботой, решила опытная медсестра.
        - Джейн, большое вам спасибо за то, что пришли. - Бет благодарно сжала ее руку. - Вы мне так помогли.
        - Я рада была помочь. Бет, вы сказали медперсоналу, что вы не мать девочки? Они связались с родителями? С отцом?
        Странно, но Бет ничего не говорила о матери, может быть, она просто не так панически боялась ее, как отца? С другой стороны, зачем родной матери няня? Кто она? Деловая женщина, которая редко бывает дома? Или избалованная ветреная молодая жена, для которой ребенок - обуза?
        - Мне некогда было позвонить, малышку сразу повезли сюда. И у Барби нет матери, только отец, - прошептала Бет. - Ни он, ни кто другой никогда не говорили о ее матери. Отца тоже сейчас нет. Он на день улетел в Канберру по делам.
        Значит, у девочки нет матери, размышляла Джейн. Развелись, наверное. Понятно. Такого самодура смогла бы вытерпеть только святая! Но как же он получил опеку? Без сомнения, у него есть деньги, власть, влияние. Такой человек всего может добиться. Однако он отец ребенка.
        - С ним можно как-нибудь связаться? - спросила она Бет. - Его место здесь, рядом с дочерью. - За их спиной тихо совещались рентгенолог, молодой доктор и медсестра.
        - Вы думаете, ей понадобится операция? - испугалась няня. - Или… возможны какие-то серьезные осложнения после удара?
        - Бет, он же отец и должен быть с ней, даже если все хорошо. По крайней мере, ему надо сообщить. Вы можете его разыскать?
        - Да. Куда бы он ни ехал, он всегда оставляет номер телефона, по которому его можно найти. Вы не могли бы сами позвонить? - попросила она. - Его зовут Билл Форстер.
        - Конечно, дайте мне номер телефона.
        Бет стала рыться в сумке, ища записную книжку. В это время к ним подошли доктор с медсестрой.
        - У девочки нет ни переломов, ни трещин, только небольшое сотрясение мозга, - сказал он Бет, и няня с облегчением сжала руку Джейн. - А вы ее мать? - спросил он.
        Бет покачала головой, а Джейн охотно пояснила:
        - Это Бет Ньюболд, няня Барби. Я как раз собиралась позвонить отцу девочки в Канберру - он уехал на день. А матери у нее нет.
        - Постарайтесь скорее поговорить с ним, хорошо? Я хотел бы оставить Барби на ночь, на всякий случай, - подчеркнул врач, заметив, что Бет заволновалась. - Джейн, тебе ведь надо идти на дежурство? Не беспокойся, сестра Эллиот сама позвонит отцу.
        - Я предупредила, что задержусь. - Но все же протянула медсестре записную книжку Бет.
        - Мы хотели бы кое-что узнать о вашей малышке, - обратился доктор к няне. - Ответьте нам на несколько вопросов, пока не приехал отец, хорошо? А потом мы найдем для нее кроватку в детском отделении. Вы подождите здесь минутку, я сейчас вернусь. И не волнуйтесь за Барби - она уже мирно спит.
        Бет задрожала всем телом.
        - Они хотят зарегистрировать ее? - прошептала она. - Он никогда, никогда не простит мне этого! Он меня выкинет на улицу, тотчас же!
        Джейн не могла этому поверить. Неужели бедняжка думает, что Билл Форстер уволит ее? Это было бы жестоко и просто несправедливо! Проклиная в душе этого властолюбца, она гладила руку Бет.
        - Все будет в порядке, детка, вот увидите. Они оставят ее в больнице только на ночь, это обычная процедура - ведь Барби потеряла сознание. Но с девочкой все будет отлично, и я лично прослежу за ней, когда ее переведут в детское отделение.
        - Джейн, дорогая, не знаю, что бы я без вас делала! - На глазах Бет выступили слезы. - Спасибо вам за все, и простите, если я вас задержала.
        - Это мой долг, Бет. Увидимся!


        Джейн осматривала пациента, когда в отделение ввезли Барби. Бет шла за каталкой, нервно сжимая руки; она немного успокоилась, увидев Джейн.
        Медсестра улыбнулась и взглянула на Барби, встретив взгляд огромных карих глаз.
        - Привет, Барби. Я медсестра Джейн Уилсон и буду наблюдать за тобой. Тебе получше? - спросила она, склоняясь над каталкой.
        Девочка не произнесла ни звука. Даже не кивнула, просто смотрела на нее, не мигая, широко раскрытыми печальными глазами.
        - Она очень робкая, - предупредила Бет. - Всегда молчит.
        - Незнакомая обстановка, - весело улыбнулась Джейн малышке. - Все хорошо, Барби. Ты сейчас в детском отделении, и здесь много других маленьких детей. Тебе не будет скучно, моя хорошая.
        Санитар поднял девочку с каталки и опустил на кровать, защищенную высокой спинкой от ярких солнечных лучей. Джейн взволнованно спросила Бет:
        - Отец уже знает о случившемся?
        - Да, сестра Эллиот говорила с ним по телефону, он скоро будет здесь. - Казалось, девушка была рада, что ее освободили от неприятного разговора с мистером Форстером. - Сказал, что вылетает первым же самолетом. Это было примерно час назад.
        - Скоро приедет твой папа, Барби. И Бет тоже здесь. - Джейн заботливо поправила одеяло и нежно проговорила, откидывая темные пряди с бледной мордашки ребенка: - Здесь живут зверята, и они тебе обязательно понравятся.
        В отделении было много забавных игрушек. Джейн сняла с полки плюшевого медвежонка, надеясь порадовать Барби.
        Но случилось непредвиденное: глаза девочки наполнились слезами. Она оттолкнула медвежонка, крепко зажмурилась и отвернулась к стенке.
        - Наверное, тебе хотелось бы одну из своих игрушек, - догадалась Джейн. - Бет, когда приедет отец, не могли бы вы съездить домой и привезти одну из ее любимых кукол. А может, у вас с собой есть что-нибудь из игрушек?
        Бет покраснела.
        - Я ничего не захватила, когда мы поехали в парк, только ее старое одеяло. Она его повсюду таскает за собой. Даже спит с ним. Отец будет в ярости, если я его принесу. Оно все рваное и полинявшее. Он его терпеть не может!
        - Ей сейчас очень нужна какая-нибудь знакомая вещь, неважно, как она выглядит. Так что принесите, хорошо?
        - Хорошо. - Бет повернулась к Барби: - Я только сбегаю за твоим одеялом, малышка, хорошо? А ты пока побудешь с Джейн. - Она направилась к выходу, но вдруг в ужасе остановилась, как будто увидела привидение.
        - Ты куда это собралась? - раздался низкий властный голос. - Хочешь избежать объяснений, нерадивая нянюшка?
        В комнату вошел мужчина в темном, с иголочки, английском костюме. Бет застыла у стены. Для высокого широкоплечего джентльмена небольшая больничная палата с четырьмя кроватями была слишком мала. Он заполнил собой все свободное пространство.
        Джейн бросилась ему навстречу.
        - Говорите потише, пожалуйста! - попросила она, останавливаясь перед ним. Ощущение было таким, будто она оказалась перед каменной стеной. Джейн содрогнулась, почувствовав его мощь и еле сдерживаемую ярость. Неудивительно, что робкая Бет так боится его!
        - Где она? - грохотал он, невзирая на просьбу Джейн. Но, прежде чем она успела ответить, Форстер увидел свою дочь и бросился к ее кроватке, чуть не сбив с ног медсестру. - Барби, золотко… Как ты себя чувствуешь?
        Его голос неузнаваемо изменился, когда он заговорил с девочкой. Джейн с трудом отвела взгляд от статного мужественного Билла Форстера, кивнув Бет, все еще стоящей в дверях. Пока с Барби ее отец, она и не вспомнит про старое одеяльце, но когда он уйдет, то сразу же попросит любимую «игрушку», по-своему утешающую грустную девочку.
        - Папа здесь, малышка. Все хорошо, - раздался глубокий бархатный голос. - С тобой больше ничего не случится, обещаю тебе. - Он сел на стул рядом с кроватью и нежно ласкал бледные щечки Барби. Джейн деликатно отошла к другим пациентам: пятилетнему мальчику, переболевшему ангиной, и восьмилетней девочке с подозрением на аппендицит.
        Когда Бет принесла старое одеяло Барби, малютка мирно спала, а отец осторожно гладил ее по голове. Но, увидев няню, он вскочил со стула и учинил ей настоящий скандал.
        - Как ты могла допустить, чтобы с Барби случилось несчастье?! - Казалось, он готов был придушить ее. - Ты должна была глаз не спускать с малютки! Почему я никому не могу доверить своего ребенка? Неужели мне никогда не найти хорошей няни для своей дочери? - Бет сникла под градом обвинений, сыпавшихся из уст разгневанного Билла.
        Джейн, читавшая сказку пятилетнему мальчику, не выдержала грубого недостойного поведения отца Барби.
        - Мистер Форстер, не могли бы выйти в коридор? Вы разбудите Барби и потревожите других детей.
        Разгневанный великан подчинился хрупкой Джейн Уилсон.
        - Слава богу, что у меня есть кого будить! - Ему ответ показался остроумным. - Я предупреждал эту легкомысленную девицу, чтобы была поосторожнее с качелями. Моей девочке всего три года!
        В глубине души Джейн была согласна, что оставить ребенка на высоких качелях, с которых можно упасть, было непростительно, но, увидев Бет, она промолчала, не желая подливать масла в огонь. Однако он мог бы пощадить девушку: она сама казнила себя больше, чем кто-либо другой.
        - Несчастные случаи почти неизбежны, мистер Форстер, - сказала она жестко. - И говорите, пожалуйста, потише! Не забывайте, вы в клинике, а здесь лежат больные дети.
        Его серо-зеленые глаза сверкнули - Билл не привык к замечаниям. Он посмотрел на Джейн так, как будто впервые увидел ее, и вновь обратился к Бет:
        - Можешь отправляться домой. Я сам останусь с Барби. Припаркуй мою машину, собирай свои вещи и оставь наш дом. Чек я пришлю по почте.
        Бет вздрогнула.
        - Значит?..
        - Мне больше не понадобятся твои услуги, - произнес он безжалостно. Видимо, чувство милосердия было чуждо этому человеку.
        Слезы брызнули у Бет из глаз. Она закусила губу, глядя на рваное одеяло, которое держала в руках.
        - Вот. Я принесла для Барби. - Трясущимися руками она протянула его отцу девочки.
        - Это старье! - Билла Форстера передернуло от отвращения. - Я же приказал тебе выкинуть эту ветошь! Любая из новых кукол, недавно подаренных Барби, заставит ребенка навсегда забыть об этой грязной тряпке!
        - Она… она… - Бет не могла вымолвить ни слова.
        - Маленькие дети часто привязываются к игрушкам именно потому, что привыкли к ним с младенчества, - вступилась Джейн как профессионал. - Даже старое кукольное одеяло может утешить и развеселить ребенка. Поэтому я и попросила Бет принести эту
«грязную тряпку», как вы изволили выразиться, - съязвила медсестра.
        Какая-то тень промелькнула в глазах отца Барби. Злость? Но уж никак не раскаяние! Такой самовлюбленный человек, как Билл Форстер, не раскаивается ни в чем, тем более когда с ним позволяют говорить столь покровительственным тоном. Для него раскаяние - хуже болезни. Джейн едва сдержала улыбку, ее щеки разрумянились. Будь она неладна, моя ирония, которая чуть не испортила преподанный этому напыщенному монстру урок.
        - Я отдам «игрушку» Барби, - невозмутимо сказала Джейн, смотря ему в глаза, и взяла одеяло из дрожащих рук няни. - А может быть, вы сами хотите порадовать дочку? - предложила медсестра. Она всегда предоставляла право выбора родителям.
        На мгновение их взгляды скрестились, как острия шпаг на дуэли. Джейн была уверена, что этот господин никогда не проигрывал, но и она не привыкла сдаваться.
        - Хорошо, я сам отдам, - процедил возмущенный Форстер.
        Джейн осталась довольна. Первая битва выиграна.
        Неожиданно она улыбнулась ему.
        - Я убеждена, девочка будет вам благодарна, - сказала она, снова смотря ему в глаза. Он казался смущенным.
        Джейн удивилась. Неужели чья-то добрая улыбка может преобразить такого жесткого человека? Форстер быстро отвел взгляд, сжав резко очерченные губы. Видно, что ему было не по себе. Как же! Он уступил ей, обыкновенной женщине, какой-то жалкой медсестре!
        - Ну я пошла, - прошептала Бет скорее Джейн, чем Биллу Форстеру: ведь он ее уволил и она для него больше не существовала.
        - С Барби все будет в порядке, Бет. Не надо чрезмерно винить себя. Несчастья случаются молниеносно - глазом моргнуть не успеешь. - Эта сентенция адресовалась Биллу Форстеру под занавес. В какой-то степени девушка была виновата; но она все же не растерялась, не потеряла голову и все сделала правильно, не считая, конечно, того, что забыла про телефон. - Молодец, что не стала трогать Барби до появления врачей, - подбодрила уволенную няню сердобольная Джейн.
        - Меня специально учили на курсах, что делать в чрезвычайных ситуациях, - ответила растроганная Бет, также давая понять Биллу Форстеру, что она была профессионально подготовленной няней. Но он не обратил никакого внимания на объяснения Бет и вернулся к Барби с рваным одеялом в руке.
        Когда спустя несколько минут Джейн вошла в палату, то увидела, что Барби крепко прижимает одеяло к груди. На щеках девочки появился слабый румянец, а широко раскрытые глаза заблестели. Малышка не мигая смотрела на Джейн, но ее взгляд потеплел, как будто она молча благодарила за помощь.
        Медсестра улыбнулась, и в ответ уголки крошечного ротика приподнялись. Почти улыбка! Джейн ощутила прилив материнской нежности к этому необычному ребенку.
        Она обернулась к Форстеру, намереваясь поговорить с ним о Барби. Но его хмурое лицо не предвещало ничего хорошего.
        - У меня не было намерения просить вас сжалиться над Бет. Я не так наивна. Мистер Форстер, я могу остаться с Барби, если вы хотите перекусить или выпить кофе, - предложила она.
        После напряженного рабочего дня в Канберре Биллу пришлось ехать сразу в аэропорт, так что вряд ли ему удалось поесть. Отец Барби выглядел усталым: темные пряди волос прилипли к потному лбу, лицо прорезали морщинки, воротник рубашки небрежно расстегнут, модный галстук развязан.
        - Может быть, попозже. - Он говорил тихо, но все так же жестко и холодно.
        Возможно, его просто раздражает, когда вокруг него суетятся? Наверное, неудачный брак заставил Билла презирать женщин. Эти морщинки вокруг рта придавали его лицу какое-то брезгливое выражение. Джейн вновь задумалась о его браке. Жена ушла от него или он оставил ее? Если она его бросила, то почему не взяла с собой Барби? Он не отдал ребенка?
        Джейн решила зайти в столовую и попросить принести ему булочку с кофе. Извинившись, она отошла к другим детям. Мальчик спал, а к девочке пришла мать с младшей сестренкой. Убедившись, что все в порядке, она направилась к выходу.
        - Если я вам понадоблюсь, мистер Форстер, то найдете меня в комнате для медсестер. - Ничего не ответив, он молча сел рядом с кроватью дочери. - Я скоро вернусь, чтобы взглянуть на Барби.
        Через некоторое время на дежурство заступил доктор Грахам, педиатр, и сестра Пола помогала ему делать обход. Когда доктор ушел, Пола как ветер ворвалась в комнату для медсестер и схватила Джейн за руки.
        - Ты знаешь, кто это? - спросила она с горящими глазами, указывая на палату, где лежала Барби.
        - Кто… Отец Барби?
        - Ну конечно! Кто же еще?
        Джейн покачала головой. Мужественное лицо и статная атлетическая фигура возбуждали чувственную Полу.
        - Знаю только, что его зовут Билл Форстер! И он такой грубый, что…
        - Джейн, не дразни меня. Я думаю, что тут мне ничего не светит, - вздохнула Пола. - Так ты правда не ведаешь, кто он?
        - Ну, я ничего еще не успела выяснить.
        - Не могу поверить! Ты что, газет не читаешь?
        - Газет? Он разве знаменит? Никогда о нем не слышала! Я не читаю рубрику «Частная жизнь», она меня не интересует.
        - Не «Частную жизнь», глупышка, а раздел «Бизнес». Там только на прошлой неделе про него писали.
        - Раздел «Бизнес»? - Джейн скептически усмехнулась. - К сожалению, бизнес меня тоже мало интересует. - Но ей определенно был интересен Билл Форстер. - Ну? И кто же он?
        - Никогда не слышала о Билле Форстере, банкире-мультимиллионере?! - возмутилась Пола. - Он один из лучших корпоративных советников в Австралии! Заключает грандиозные контракты. Делает миллионы на ходу!
        - Ради своей дочки, разумеется, - заметила Джейн, подумав об одинокой малышке Барби, отданной на попечение чужих людей, сменяющихся нянек и экономок.
        - Джейн, он обожает своего ребенка, это всем известно, - тараторила Пола. - Мой отец уверен, что у Форстера особый талант делать деньги, привлекать нужных людей. Клиенты - аристократы. Связи в правительстве. Отличная репутация. Деловое чутье. Солидный капитал, не говоря уже о Неотразимой мужской красоте. Держу пари, у Билла уйма поклонниц, готовых исполнять любые прихоти своего кумира. Джейн, в газете была его фотография с подписью… ты ведь ее видела? Как ты могла не заметить? Он такой сексуальный!
        - Ты не совсем права.
        Джейн не воспринимала Билла Форстера так узко. Да, в нем есть что-то возбуждающее. Как мужчина он производил сильное впечатление. Но он был слишком властным, уверенным в себе; в нем была особая мощь, глубоко скрытая страсть. Нет, такая многогранная личность не укладывалась в тривиальное понятие «сексуальный».
        - А что писали о нем в статье? - спросила невольно заинтригованная Джейн.
        - О самом Форстере почти ничего. Все о его бизнесе и предложениях реформировать законы. Мой отец встречал его несколько раз. Билл Форстер - директор сети компаний, и в том числе компании моего отца. Отец заметил, Билл не любит говорить о себе, даже в узком кругу. Он, видимо, оберегает свою личную жизнь от посторонних глаз. Но о прелестях бизнеса он готов беседовать часами. И все-таки я кое-что выведала о его судьбе… - Пола понизила голос и наклонилась к подруге:
        - Он разведен, - предположила Джейн, зная, что у Барби нет матери.
        - Разведен? Ты ошибаешься! Он вдовец. Его жена умерла года два назад. Джейн, он такой лакомый кусочек, - сокрушалась Пола. - По крайней мере для того, кто имеет счастье с ним общаться. Ведь у него на руках трехлетняя дочь: ребенок растет без матери - поэтому Билл наверняка собирается жениться!
        - Его жена умерла? - Джейн была поражена этим известием. Теперь многое становится понятным. Он дрожит над Барби, нуждается в преданной няне и домовитой экономке. Поэтому у ребенка такие не по-детски печальные глаза. Сердце Джейн сжалось от сострадания к очаровательной молчаливой девочке… и к ее неприкаянному отцу. Билл Форстер - любящий отец, скорбящий муж, чья боль все еще так сильна, что и спустя два года после смерти жены он не в силах говорить о своей потере. Такой портрет Форстера рисовало воображение Джейн.
        - Его жена погибла в автомобильной катастрофе, - продолжала неутомимая Пола, оглядываясь по сторонам. - Ее машина на большой скорости врезалась в фонарный столб, смерть наступила мгновенно. Говорят, она была редкой красавицей. Итальянка. О ее гибели сообщили почти все столичные газеты. Но без каких-либо подробностей. Личная жизнь Билла Форстера была закрыта не только для прессы, но и для немногочисленных друзей.
        Джейн грустно задумалась. Какая трагедия в один миг потерять любимую жену и остаться с малюткой-дочерью на руках. Неудивительно, что Барби так дорога ему, что он безумно волнуется за малышку.
        Судя по карте, Барби скоро четыре, размышляла Джейн, значит, ей было почти два года, когда произошла авария. Помнит ли девочка свою мать? Ждет ли, что однажды она вернется? Рассказал ли ей отец, что произошло, отважился ли сказать страшную правду - что мама умерла и уже никогда Барби не увидит ее? Или, защищая дочку от боли и отчаяния, которые испытывал сам, умолчал о случившейся драме, собираясь поведать Барби все, когда она вырастет и сможет легче примириться с горем.
        Родители часто пытаются оградить детей от трагедий, и по-своему они правы. Но за годы работы медсестрой она поняла, что замалчивание истины - грубая и жестокая ошибка. Скрывая ее от детей, даже таких маленьких, как Барби, они не понимали, что этим только осложняли их будущую жизнь.
        - Билл не совсем такой, как я ожидала, - призналась Пола. - Конечно, он потрясен несчастным случаем с дочерью, но…
        - Он не пытался… очаровать тебя, да? - пошутила Джейн.
        Пола погрустнела.
        - Нет… Просто спросил, где он может найти тебя. Сказал, что хочет, чтобы только ты ухаживала за его дочерью. Этот высокомерный тип заставил доктора Грахама обещать ему, что ты будешь уделять внимание Барби, когда бы ни дежурила!
        - Не такой уж рыцарь этот миллионер, как ты думала, - поддразнила Джейн, слегка покраснев. Билл Форстер потребовал, чтобы она наблюдала его дочь! Вот это сюрприз! Кажется, он не чувствовал к ней особенного расположения. Чем же вызвано его повышенное доверие к ней?
        - И все-таки я считаю, что он - настоящий мужчина. Но такого просто так не подцепишь. А если и удастся, так придется перед ним на цыпочках ходить. Мне больше по душе простые парни - такие, как мой Сэм, которые умеют искренне любить. - Она встряхнула кудряшками. - И я буду просто растяпой, если упущу Сэма.
        - Надеюсь, что все будет хорошо! - вздохнула Джейн.
        В ее жизни не было места мужчинам, и никогда не будет. Счастливая семейная жизнь не для нее, не для Джейн Уилсон. Дэвид весьма тактично объяснил это, вежливо откланявшись в тот же день, когда сделал ей предложение. Ушел после того, как она сказала ему, что не может иметь детей…

2

        Билл Форстер все еще сидел около Барби, когда детям подали ужин. Джейн заметила, что девочка плохо ест.
        - Вы не беспокойтесь, сэр, возможно, ребенок просто хочет спать, - обратилась медсестра к отцу Барби.
        - Малышка всегда ест как воробей, но доктора утверждают, что она здорова, - проворчал он с явным недоверием к медикам.
        - Не надо насильно заставлять ее кушать. Лучше попробуйте… - Она осеклась. Ее советы Билл Форстер демонстративно игнорировал. - Побеседуем об этом позже, - сухо завершила она разговор.
        Общество Билла Форстера будило в ней давно забытые чувства: желание ласки, тепла, неизведанного риска. Видеть его, быть рядом с ним - все равно что сидеть на пороховой бочке.
        - А сейчас, извините… Мне надо навестить обитателей другой палаты.
        Когда она вернулась, чтобы уложить Барби, Билл Форстер все еще был рядом с дочерью. Джейн была удивлена - обычно отцы не задерживаются надолго с больными детьми. Но Барби - особый случай, у нее нет матери, которая могла бы остаться с ней, а Бет уволена.
        Интересно, был ли мистер Форстер таким же заботливым и внимательным отцом до катастрофы с его женой? Или работа не позволяла ему уделять много времени дочери? Няни, экономки… Не слишком ли он полагался на прислугу?
        Но теперь у Барби нет даже няни, сокрушалась Джейн, вспомнив об изгнанной Бет Ньюболд.
        - Вы должны пойти домой и отдохнуть, - сказала она мистеру Форстеру, заметив его утомленный вид, темные круги под глазами, заострившиеся черты лица. - И обязательно плотно поужинать. Вы ведь ничего не ели с тех пор, как прилетели сюда.
        - Сестра, вы так внимательны ко всем посетителям своих маленьких подопечных? - спросил он отнюдь не вежливо. - Вы уже любезно послали мне кофе и булочки. Я не умираю с голоду и не засыпаю на ходу, - продолжал он выговаривать Джейн, наблюдая, как она зашторивает на ночь окна.
        Джейн сделала вид, что не заметила его бестактности. Она понимала: он слишком горд, чтобы позволить о себе заботиться. Пусть думает, что и в таком состоянии у него полно энергии.
        - Вы ведь тоже на дежурстве с тех пор, как я приехал. А сами-то что-нибудь ели? - с вызовом спросил он.
        - Вот как раз сейчас у меня перерыв на полчаса. А потом дежурство до одиннадцати. В мое отсутствие за Барби присмотрит медсестра Пола.
        - Скажите, вы тоже питаетесь в больничной столовой? - осведомился он.
        Джейн удивил неожиданный интерес к ее скромной персоне.
        - Если вы не возражаете, я составлю вам компанию. Вы, пожалуй, правы… Мне надо подкрепиться. А потом я снова поднимусь сюда взглянуть на Барби, перед тем как уехать.
        Конечно, это не приглашение в ресторан, но сердце Джейн лихорадочно забилось при одной мысли, что он хочет поужинать в ее обществе. Форстер был замкнутым человеком. Тем более лестным казалось его предложение.
        Вдруг мнительная Джейн вспомнила, что обещала Биллу Форстеру поговорить с ним о здоровье Барби. Вот почему он решил пойти с ней в столовую. Что бы он ни делал, это всегда ради его девочки. Наверное, он собирается дать ей какие-то особые наставления, лишний раз убедиться, что за Барби будут ухаживать именно так, как ему хотелось бы. Билл разве что не молится на своего единственного ребенка. Бет сказала ей правду: отец дорожит дочерью, как хрупкой драгоценностью. И если он не поймет, что такая болезненная опека вредит ребенку, то Барби никогда не обретет сильного независимого характера, не сможет стать яркой индивидуальностью.
        Джейн не сомневалась в своей правоте, но хватит ли у нее смелости предостеречь отца от ошибок в воспитании Барби?
        - Пойдемте в столовую, - сказала медсестра.
        Он поднялся со стула и прошептал тихо, чтобы его не услышала дочка:
        - Барби боится темноты.
        - Пожалуйста, не волнуйтесь. В каждой палате горят ночники, и к детям постоянно заходят медсестры. Если кто-то из них проснется или заплачет во сне, то одна из дежурных останется и посидит с ними. В палату к Барби будут заходить каждые полчаса.
        - Здесь ей все незнакомо, - сказал он, с несвойственной ему застенчивостью взглянув на Джейн. - Она никогда еще не была в больнице, поймите это!
        - Я вас прекрасно понимаю. Скажите ей «спокойной ночи» и пожелайте добрых снов. - Джейн ласково улыбнулась загрустившему отцу и отправилась взглянуть на других детей. Когда она через несколько минут вернулась к кроватке Барби, то Форстера уже не было. Девочка молча лежала и смотрела на нее своими блестящими темными глазами.
        Когда Джейн спустилась в столовую, то увидела Билла Форстера с подносом в руках. Выбрав себе еду, она подошла к его столику.
        Джейн заколебалась, правильно ли поступает, подсаживаясь к нему. А если он хочет побыть один? Сомнения - постоянные спутники Джейн Уилсон - отравляли ей жизнь.
        - Пожалуйста, садитесь, - пригласил он. Она выдвинула стул и села напротив него. - Как Барби? - Его лицо было бесстрастно, а глаза, окаймленные густыми черными ресницами, скрывали мысли, но чуткую Джейн трудно было обмануть: она видела, как отец волнуется за дочь.
        - Девочка уже спит. За ней хорошо смотрят, - заверила она Форстера. А про себя подумала: даже слишком. Неужели он уверен, что ребенок никогда не плачет ночью, не жалуется, его не преследуют детские кошмары? Такое часто бывает с малышами, это обычное явление. - А кто будет наблюдать Барби, когда ее выпишут? - Джейн вспомнила о преданной Бет. - Ребенку нужен любящий детей человек, который был бы рядом, или близкий родственник, пользующийся его доверием и симпатией.
        Билл пристально смотрел ей в лицо, и где-то в самой глубине серо-зеленых глаз загорелся недобрый огонек.
        - Если вы собираетесь сказать, как плохо я обошелся с Бет, то я слушаю…
        Джейн вновь засомневалась, но зачем молчать? Он сам вызывает ее на откровенный разговор!
        - Вам не кажется, что вы поступили с девушкой весьма сурово? - спросила она, надеясь получить для Бет хотя бы еще один шанс. - Неужели вы не видели, в каком она была отчаянии? А вы оскорбили и унизили ее, не постеснявшись присутствия врачей.
        - Она это заслужила. - Он раздраженно воткнул вилку в картофелину. - Я ей доверил своего ребенка, а Бет не оправдала моего доверия. Чему же ее учили, если она позволила маленькой девочке качаться так высоко, что та упала и ушиблась? А могло случиться и нечто худшее.
        Медсестра помолчала, но ради Бет осмелилась сказать еще несколько слов в ее защиту.
        - Мистер Форстер, Бет усвоила горький урок на всю жизнь и впредь будет осторожнее. Мне кажется, она полюбила вашу дочь и вы простите совсем юную девушку. Неужели вы никогда не делаете ошибок? На них мы все и учимся.
        И тут она поняла, что переступила дозволенную черту. Глаза Билла вспыхнули зеленым огнем, он был неумолим и разгневан. Джейн, далеко не робкая от природы, замерла, не рискуя ни говорить, ни даже пошевелиться под его тяжелым непримиримым взглядом.
        - Я сказал Бет, что она может зайти и попрощаться с Барби, - высокомерно заявил он. - Но я не приму ее назад. Сумма, которую она получила, не даст ей умереть с голоду, пока не она найдет себе другую, более подходящую работу.
        Джейн исчерпала все доводы. С ним было трудно спорить. Возможно, опрометчивая Бет была наказана справедливо? Ведь он ей доверил самое для него дорогое! А ее рассуждения о нравственности и доброте потерпели полное фиаско!
        Наступило неловкое молчание. Джейн склонилась над своей тарелкой. Вдруг Билл Форстер обратился к ней:
        - Я ведь еще не поблагодарил вас. - Девушка подняла голову и встретила ледяной взгляд полуприкрытых глаз. Его красивый низкий голос звучал отстраненно.
        Понятно. Боится, что она вообразит невесть что, если он проявит хотя бы подобие симпатии. «Лакомый кусочек» - метко назвала его Пола. И вправду, за ним, наверное, увивается столько красоток, что он не рискует обнадеживать своих почитательниц небрежно оброненной любезностью.
        Думает ли он спустя два года о своей погибшей жене? Скорбит ли о ней? Джейн переполняли мысли об этом загадочном человеке.
        - Не поблагодарили меня? За что? - недоуменно переспросила она.
        - В отделении экстренной терапии мне сказали, как много вы сделали для моей дочери. Вы ведь оставались с ней, пока ее не осмотрели врачи и не сделали рентген. Своей выдержкой вы помешали Бет наделать глупостей. Не сомневаюсь, что бывшая няня Барби только на это и способна.
        - Вам не за что благодарить меня, это моя работа. Несчастная Бет была сама в состоянии стресса. Ее испуг был настолько велик, что она тоже могла угодить в больницу.
        - Неужели? Испугана за Барби, или от одной мысли о встрече со мной?
        Господи! До чего же самоуверен отец Барби! Лишен всякого сострадания! - негодовала Джейн.
        Форстер ждал, что она ответит.
        - Но ведь это был несчастный случай…
        - Несчастный случай, последствия которого могли оказаться непоправимыми. Это не в первый раз. Бет и раньше вела себя необдуманно, легкомысленно. Мне постоянно приходилось следить за ней.
        - А как же ее рекомендации?
        - Рекомендации? - Он презрительно ухмыльнулся. - Конечно, безупречные. Как и у всех остальных.
        - У всех остальных? - Бедная девочка не успевала привыкнуть к одной няне, как ту устраняли, и на ее месте появлялась другая.
        - Одни никуда не годятся, и я их увольняю, а другие сами уходят. - Билл разозлился. - Как правило, прекрасный пол избегает ответственности.
        Джейн мысленно продолжала спор с мистером Форстером. На ребенке плохо сказывается, когда его, словно мячик, кидают то одной няне, то другой.
        - А у вас в семье нет женщины, которая могла бы помочь вам с Барби? Тети, бабушки или старинного друга семьи?
        - Моя мать иногда остается с Барби, - ответил он, помолчав, - но не часто. - Мужчина смотрел прямо в глаза Джейн. В его взгляде сквозила неподдельная симпатия.
        Джейн смутилась, но продолжала думать о Барби. Бедное дитя, даже собственная бабушка не способна позаботиться о ней.
        - Моя мать не создана для домашнего очага, - заметил он, как будто угадав ее мысли. - Ей слишком дороги работа и свобода. Пусть живет как ей хочется. За Барби отвечаю я.
        - А нет ли у вас братьев или сестер?
        - Только брат. Он дипломат и постоянно в разъездах.
        - А родственники… жены?
        После долгой неловкой паузы он резко спросил:
        - Что вам известно о моей жене?
        - Очень мало. Я знаю, что мать Барби погибла в автокатастрофе. - Пусть думает, что она узнала о трагедии из газет. - Мне очень жаль вашу молодую жену, - сказала Джейн, подчиняясь порыву искреннего сострадания.
        - Я предпочитаю не говорить о своей жене, - прозвучал холодный ответ, напоминающий скорее отповедь.
        - Простите, - извинилась Джейн, опуская глаза. Наверное, Билл боготворил ее, если воспоминания о ней до сих пор ранят его душу и сердце. - Но ее семья? Они помогают вам с Барби?
        - Родственники жены - итальянцы и живут не в Австралии, а в Милане.
        Она отставила тарелку и взглянула на часы.
        - Мне пора возвращаться. Мой перерыв уже закончился.
        - Я пойду с вами, - сказал он, вставая.
        Джейн вдруг почувствовала себя такой маленькой, когда он посмотрел на нее с высоты своего богатырского роста. Она ничего не могла с собой поделать - ее влекло к Биллу. Запретные чувства, которые она пыталась подавить в себе, рвались наружу. Идя вверх по лестнице, она старалась забыть об отце и думать лишь о его больной дочери.
        - С Барби все будет отлично, обещаю вам.
        Бедная малышка. У нее никого нет, кроме отца, который, будучи занятым человеком, мало уделяет ей внимания. Да, он бережет ее, волнуется, задаривает дорогими игрушками; сам того не ведая, превращает девочку в избалованное, безвольное существо.
        Она-то хорошо знала, как губительна для ребенка собственническая, эгоистичная любовь родителей. Постижение детской психологии было призванием Джейн.
        Когда они вернулись в палату, то нашли Барби крепко спящей. «Слишком крепко», наверное, решил Билл. Проверив приборы жизнедеятельности, она поспешила сообщить отцу, что с девочкой все в порядке.
        - Ваша смена заканчивается в одиннадцать? - спросил он, взяв ее за руку.
        Его прикосновение приятно согревало. Нега охватила ее тело. Интересно, он на всех женщин действует так же волнующе? - подумала Джейн, преодолев невольную слабость.
        - Да, в одиннадцать. Но не беспокойтесь. Я уже говорила вам - ночная смена будет неусыпно смотреть за Барби. До утра.
        - Завтра я очень рано буду здесь. Но в половине десятого мне придется уехать примерно на час. Предстоит важная встреча, и ее нельзя отменить.
        Билл Форстер не отпускал ее руки.
        - С Барби ничего не случится, уверяю вас, мистер Форстер. По утрам дежурит опытная сестра Мэри Браун. Она работает в больнице уже много лет. - Перехватив недоверчивый взгляд отца, Джейн еще раз заверила его: - Я попрошу Мэри или другую медсестру, чтобы они занимались только Барби. До вашего прихода. Ее ни на минуту не оставят одну.
        И все-таки Билл Форстер не был спокоен, зная болезненную застенчивость своей дочери.
        - Даже если Барби спокойна, не плачет и ни на что не жалуется - это только иллюзия: ей может быть просто страшно и она страдает.
        - Знаете, я приду и сама посижу с ней, - предложила она, стараясь высвободить свою руку.
        Его серо-зеленые глаза потеплели.
        - Но ведь ваше дежурство начинается в полдень. Когда же вы спите?
        - Я посплю до восьми.
        - Нет, жестоко злоупотреблять вашим великодушием! Я попрошу свою экономку, чтобы она посидела с Барби. Как я не додумался до этого раньше! Правда, она не отличается терпением. Ей уже почти шестьдесят, и у нее никогда не было своих детей. Поэтому миссис очень нервна и раздражительна, совсем как моя мать. Она в состоянии провести с Барби несколько часов, не более.
        - Если ваша экономка не сможет прийти или вы предпочитаете не просить ее об этом, то я с удовольствием посижу с Барби. Как обычный посетитель, а не медсестра.
        - Вы уверены, Джейн, что это доставит вам удовольствие? - В его глазах засверкали серебряные искорки. Впервые он назвал ее по имени, и в его устах оно прозвучало по-особенному ласково, вновь заставляя ее сердце замереть в истоме. Но червь сомнения не дремал. Все равно, что бы Билл ни делал, это только ради своего ребенка. Он совсем не думает о ней, как заклинание повторяла Джейн, помня свой обет.
        - Конечно уверена, - не колеблясь ответила медсестра, отступив настолько, что Форстер вынужден был отпустить ее руку, и Джейн тут же почувствовала пустоту и одиночество. - Спокойной ночи, мистер Форстер. - С этими словами она быстро вышла из палаты.

3

        - Доброе утро!
        Джейн, светло, улыбаясь, вошла в палату с полиэтиленовым пакетом в руке. Билл Форстер в элегантном сером костюме, прекрасно подогнанном к его широким плечам и узким бедрам, сидел рядом с Барби. Его дочь полулежала в кровати, укачивая куклу, завернутую в ее любимое драное одеяльце.
        - Джейн! - Билл поднялся, и в его ярко-зеленых глазах она прочла откровенную радость: оттого, что она пришла? Или оттого, что на ней не было формы? Вряд ли ему понравился простой свитер, узкие джинсы и распущенные волосы. На работе она всегда собирала их в аккуратный хвост.
        Однако Джейн ошибалась. Все было иначе. Ему казалось, что каштановые волны густых волос несколько смягчают ее серьезное лицо, а насыщенно-красная помада и такой же яркий свитер оживляют девушку. Когда они встретились в первый раз, Джейн совсем не показалась ему красивой, но сейчас он понял, что в ней есть определенный шарм и утонченность.
        Их глаза встретились, и Джейн залилась ярким румянцем. Он разве не ждал ее?
        - Как Барби? - Она посмотрела на девочку.
        Малышка взглянула на нее, и в больших бархатно-коричневых глазах промелькнула робкая улыбка. Барби узнала медсестру.
        - Кажется, с ней все в порядке, - неуверенно ответил Билл. - Но она какая-то вялая. Только что заходила сестра Браун, чтобы осмотреть Барби, и сказала, что все хорошо. А доктор Грахам придет сегодня днем, чтобы решить, можно ли ее выписать.
        Джейн наклонилась к ребенку.
        - Видишь, Барби, - улыбнулась она, - я пришла навестить тебя как друг, а не как медсестра. - Она показала на свой красный свитер, на котором были вышиты забавные белые овечки. - И я не превращусь в медсестру до того, как настанет день. - Джейн пыталась объяснить так, чтобы ребенок смог ее понять. - Потом ты пойдешь домой… а я не могла отпустить тебя, не попрощавшись, согласна?
        Пора прощаться… Почему же ей так грустно от этой мысли? Потому что она больше никогда не увидит Барби… или Билла Форстера? Напрасно она убеждала себя, что главная причина ее грусти - только Барби.
        Заметив, что глаза девочки прикованы к ее полиэтиленовому пакету, она с ловкостью фокусника достала из него непонятное существо, сделанное из шерсти. Оно было желтое, с плоскими лапами, уморительной круглой мордашкой, черным носом и ушами, как у породистого спаниеля.
        - Лупоглазик пришел повидаться с тобой, - сказала она, усаживая комичную зверушку на кровать Барби.
        - Лупоглазик? - изумленно переспросил Билл Форстер.
        - Я так его окрестила - Лупоглазик, - важно ответствовала Джейн. - Потому что он любит строить всем глазки. - Она слегка потрясла это чудо-юдо, оно склонило голову набок, и его глазки-пуговицы сверкнули на солнце. - Видите? Он строит глазки.
        Билл Форстер с детским любопытством рассматривал смешную игрушку. Но Джейн опять включила свой «аппарат сомнений»: это была заинтересованность… или презрение? Однако напряженность исчезла с лица Билла, и от вчерашних морщин не осталось и следа. Сегодня утром он выглядел куда более раскованным и общительным.
        Джейн обернулась к Барби и ласково объяснила:
        - Я сама связала Лупоглазика. Для другой девочки, которая тоже лежала в больнице, но… - Девушка запнулась. - Она была слишком больна, чтобы присматривать за ним. Поэтому он жил у меня дома и ждал другую маленькую девочку, такую нежную, особенную, как ты, к которой он мог бы, не стесняясь, приходить в гости. Потому что только особенные маленькие девочки могут дружить с Лупоглазиком. Он очень любит, когда его обнимают.
        Она взяла сказочного Лупоглазика и потискала его.
        - Видишь? Ему нравится. А ты хочешь обнять его? - спросила девушка, размышляя, что же о ее ребячьих выходках думает ироничный мистер Форстер.
        К радости Джейн, малышка отложила куклу и протянула свои крошечные ручонки. Она отдала шерстяную игрушку и с радостью наблюдала, как девочка прижимает ее к груди.
        - Мне кажется, ты ему полюбилась и он, наверное, хочет остаться здесь, с тобой.
        - Он мне очень понравился.
        Тихий серебристый голосок Барби вызвал в душе Джейн материнское, щемящее чувство.
        - Тогда он обязательно захочет поехать к тебе домой, если ты, конечно, возьмешь его. Он мечтает стать твоим любимым Лупоглазиком.
        Девочка посмотрела на отца умоляющими глазами, молча прося его разрешения.
        - Если Джейн говорит, что Лупоглазик твой, солнышко, то, конечно, можешь взять его. Только ты должна обнимать его почаще… - Его губы дрогнули. Джейн не могла бы с уверенностью сказать, улыбается ли он или скрывает снисходительную иронию к ее стремлению завоевать любовь Барби. - Ты должна поблагодарить Джейн, радость моя.
        Малышка перевела взгляд на девушку.
        - Спасибо, - прошептала она.
        - Я знаю, Лупоглазик будет счастлив с тобой, - сказала Джейн, стараясь не смотреть на Билла Форстера. - Если вы торопитесь на собрание, мистер Форстер, то можете спокойно ехать, я посижу с Барби, пока вы не вернетесь.
        - Спасибо, Джейн.
        Билл подошел и встал рядом с ней. От него исходила мощная жизненная сила, которую она всегда ощущала в его присутствии. Форстер был очень хорош: его серо-зеленые глаза лучились, будучи безукоризненно сложенным, Билл являл собой настоящего мужчину-атлета. Он разбудил в Джейн женщину, которая хотела его, только его. Это было сущее наваждение.
        - Я очень ценю вашу заботу о Барби, - сказал красавец, не сводя с Джейн сияющих глаз. - Мисс, пообедайте со мной. - Тон был повелительный. Отказ категорически исключался.
        Джейн не подала виду, что ее задело высокомерие Билла.
        - Только не в больнице! Мы заслуживаем лучшего. - Кажется, он не слишком высокого мнения о скромной больничной столовой. - Мы поедим в каком-нибудь менее грустном заведении. Рядом с гаванью есть прекрасный ресторан. Там превосходно готовят.
        Билл, кажется, уверен, что я никогда не обедала в приличном ресторане, - самолюбие Джейн было уязвлено.
        - Большое спасибо, но у меня совсем другие планы, сэр, - ответила она подчеркнуто сухо.
        - Не отказывайтесь, пожалуйста. - Он почти умолял ее. - Позвольте мне хоть так отблагодарить вас.
        - Вы меня уже отблагодарили. - Ответ прозвучал резко. Он не искал ее общества, а просто галантно платил за услугу. - Даже если я изменю свои планы, то все равно не смогу появиться в ресторане в этом спортивном наряде! - Она смущенно оглядела свой свитер и джинсы.
        - У вас достаточно времени, чтобы съездить домой переодеться, - возразил Форстер. - Я вернусь сюда к одиннадцати, может быть, пораньше. А к этому времени приедет Хильда, так что вы сможете не торопясь заняться туалетом.
        Джейн колебалась. А почему бы не согласиться? Не каждый день простой девчонке, вроде нее, выпадает случай пообедать в обществе миллионера. И больше таких чудес не предвидится, если она будет задирать нос и откажется.
        И вновь бесконечные «за» и «против». Миллионеры не ухаживают за какими-то там медсестрами. Они используют таких простушек, как Джейн. А потом платят им -
«широким» жестом вроде обеда в изысканном ресторане. Если бы у нее осталась хоть капля здравого смысла, она сразу же положит конец двусмысленным отношениям. Он уже не безразличен ей. И это становится опасным. Легкий флирт для таких суперменов, как Билл, приятное развлечение, и только, а ей может испортить жизнь. Что, если она потеряет голову и влюбится в него? Этого нельзя допустить! Для бедной Джейн Уилсон не существует ни любви, ни брака, ни детей. Она не должна забывать о том страшном уроке, который преподнесла ей судьба.
        - Нет… я не могу, и больше не настаивайте, мистер Форстер, - твердо сказала Джейн.
        Она, как и обещала, осталась с Барби. Билл, попрощавшись с дочкой, ушел, не повторив своего приглашения.
        Через некоторое время в палате появилась доктор Фей Вайт - старший администратор больницы.
        - Мисс Уилсон, не могли бы мы поговорить?
        - Слушаю вас. - Джейн отошла от кроватки Барби.
        - Несколько минут назад я беседовала с Биллом Форстером. Он обронил, как бы невзначай, что пригласил тебя на обед в благодарность за внимание, которое ты уделила его дочери.
        Джейн собиралась возразить, но доктор Вайт прервала ее.
        - Он, кажется, немного расстроился из-за того, что ты отказалась от его приглашения. Он решил, что правила больницы запрещают подобную вольность, но я его разуверила. Джейн, если он еще раз пригласит тебя, не отказывайся.
        - Согласиться? Почему? - Джейн была и заинтригована и рассержена распоряжением Фей Вайт.
        - Мы не хотим ссориться с мистером Форстером, пойми! Он обещал больнице более чем щедрое пожертвование. И если даже Билл Форстер отец твоей пациентки, это не значит…
        - Мне не нужна благодарность мистера Форстера. Заботиться о детях - моя прямая обязанность. Вам это известно, мисс Вайт!
        - Я знаю, Джейн, и ты прекрасная медсестра. Но нам нужна помощь мистера Форстера, поэтому-то мы и не хотим с ним ссориться. Во имя нашей больницы ты должна оказать внимание нашему меценату. Не упрямься, дорогая.
        Джейн удрученно вздохнула.
        - Хорошо. - Скорее всего он уже отказался от этой идеи. Такие божества, как Билл Форстер, не умоляют на коленях!
        - Ты, кажется, пришла сегодня утром, чтобы посидеть с ребенком Форстера, так позволь ему тоже что-нибудь сделать для тебя, - сказала мисс Вайт, прежде чем уйти.
        Она читала Барби вслух, когда в палате появился Билл Форстер. Но они обе - и девочка и медсестра - были так поглощены сказкой, что не замечали его присутствия до тех пор, пока Джейн не закрыла книгу.
        - Вы удивительно читаете, мисс Уилсон. - Он приблизился к постели. - Это в полном смысле слова актерское исполнение.
        Девушка порозовела, польщенная его похвалой. Она ни разу не видела его улыбающимся, но слегка тронутые улыбкой губы Билла дарили ей радость жизни.
        - Оставляю вас с Барби, - сказала Джейн. - До свидания, малышка. - Ее взгляд преисполнился нежности. - Если тебя не выпишут до полудня, то я вернусь, так как снова превращусь в медсестру к этому времени, точно в сказке. - Джейн с любопытством взглянула на Билла: попросит он ее снова… или нет? В глубине души она ждала этого.
        - После двенадцати я заеду за вами. Где вы живете?
        - Я… - От взыгравшей гордости она потеряла дар речи. Надменный, высокомерный тип! Он даже и не подумал добиться ее согласия. Только удосужился проверить, что ее отказ не обусловлен больничными правилами, и окончательно решил: ей не останется ничего другого, как покориться. Так оно и случилось - выбора у нее не было.
        - Я живу недалеко от больницы, - ответила Джейн. - Может, я сама?
        - Нет, я заеду за вами, - возразил Форстер.
        Она опустила глаза, скрывая негодование и беспомощность.
        - Дом девять на Велс-стрит, квартира три, - назвала она адрес. - Но не надо заходить, я буду ждать вас на улице.
        - Увидимся. - На его губах появилась озорная полуулыбка, он махнул рукой и удалился.


        В пять минут первого на Велс-стрит въехал темно-зеленый «ягуар». За рулем сидел Билл Форстер. Джейн ожидала встретить знакомый серебристо-серый «мерседес», который был вчера у Бет, но, увидев модный «ягуар», подумала: сколько же дорогих автомобилей в его автопарке?
        Конечно, если ты мультимиллионер, размышляла Джейн, то должен быть непременно удачливым, расточительным и самоуверенным. С грустной улыбкой она наблюдала, как шикарная машина остановилась на обочине.
        Вместо того чтобы выйти из «ягуара» и галантно распахнуть перед ней дверь, Билл Форстер открыл ее изнутри, крикнув:
        - Залезайте!
        Когда она села на мягкое кожаное сиденье, то пожалела о том, что опрометчиво надела мини, слишком рискованно открывающее ее стройные ноги. Но хорошо хоть, что на ней фирменный жакет от Шанель, а не шерстяной свитер.
        - У вас что, целая колонна автомобилей последних марок? - не могла удержаться от иронии Джейн.
        В ответ он насмешливо покосился на нее.
        - Ну, не колонна, конечно, - произнес Билл скромно. Машина мягко и беззвучно двинулась с места, оправдывая свое экзотическое название. - «Ягуар» у меня для работы, «мерс» - для семьи, а еще я в свободное время ремонтирую гоночные автомобили - это моя слабость, - признался он.
        И, наверное, единственная, подумала Джейн.
        - Значит, у вас есть возможность уделять время своим слабостям? - заметила она, думая о Барби. Джейн удивлялась, что даже ничтожный досуг он выкраивает из своей работы. Так почему же он тратит драгоценные часы, возясь с какой-то рухлядью? Почему не проводит больше времени с Барби?
        - Когда я вожусь со старыми машинами, то «думают» мои руки, а голова отдыхает. Это помогает мне забывать о неприятностях. - Затормозив, Билл сладко потянулся, - перед «ягуаром» медленно ехал грузовик.
        Как уверенно сжимают руль холеные руки Билла - сильные, красивые, с длинными аристократическими пальцами. Прекрасные руки, подумала она, заботливые, надежные; в них и ребенок, и женщина будут в полной безопасности.
        - А как Барби относится к тому, что вы все свободные вечера проводите в гараже? - спросила она, сдерживая очередной прилив симпатии к Биллу.
        - А разве я сказал, что провожу в гараже все вечера? - парировал он, и Джейн невольно покраснела. - Если я и вожусь в гараже, то только когда Барби уже спит. Возиться с машинами - это всего лишь невинное увлечение.
        Господи, какое право она имела донимать его, допрашивать, точно следователь. Лицо Билла снова стало жестким и суровым - и только по ее вине, раскаивалась Джейн.
        - Вам, наверное, непросто растить одному трехлетнюю дочь? - спросила она, пытаясь загладить свою бестактность.
        Джейн сочувствовала Биллу Форстеру: ему приходится непрестанно искать надежную няню, следить, чтобы с Барби ничего не случилось, стараться, чтобы жизнь малышки ничто не омрачало.
        Но была ли Барби счастлива? Перед Джейн возникли печальные карие глазки девочки. Казалось, она существует в ожидании чего-то прекрасного, доброго, ждет волшебника в этом большом и пустом для нее мире.
        Девочке нужна мама, настоящая семья - братья, сестры, в этом Джейн не сомневалась. Да! Крепкая дружная семья, а не няни.
        - Я справляюсь один! И выращу Барби счастливой и здоровой. - Машина резко свернула, и если бы Джейн не пристегнулась, то упала бы на колени к Биллу. Вот было бы хорошо! - подумала она. Ее щека невольно прижалась к его плечу. Джейн благословляла этот резкий рывок, позволивший ей так близко прикоснуться к Биллу, мужчине, неодолимо влекущем ее…
        - Простите! - Она отодвинулась от Форстера, не смея взглянуть на него. Он мог почувствовать ее возбуждение и увидеть, что она покраснела, как школьница на первом свидании. Его бы это в лучшем случае позабавило! Опять мнительность! - подумала Джейн. Во всем виноват шофер - и точка! Пора прекратить упиваться самоистязанием!
        Джейн сосредоточенно смотрела в окно: мимо проносились высокие башни домов, огромный крутой изгиб моста сиднейской гавани. Девушка сообразила, что они мчатся к набережной - известному месту, называемому «Скалы». Наверное, Билл выбрал один из ресторанов на берегах залива, вроде «Рыба Дойла», где она часто бывала. Ресторан был высокого класса, но Форстер говорил о чем-то из ряда вон выходящем.
        - Когда-нибудь были в «Сыновьях Билла»? - спросил Форстер, искусно маневрируя между припаркованными машинами в поисках свободного места для своего «ягуара». В нескольких шагах от стоянки возвышался обещанный ресторан. Джейн и раньше видела эту громадину. Его причудливый силуэт, вырисовывавшийся на фоне «Дойла», напоминал фрегат со стеклянными окнами и стальным фальшбортом.
        - Нет, не была, - равнодушно ответила Джейн.
        Ее зарплата не позволяла посещать такие шикарные рестораны. Дэвид, когда у них только начинался роман, учился на фармацевта и, естественно, не мог пригласить ее в это пристанище богатых гурманов. Да и молодые люди, с которыми она встречалась после разрыва с Дэвидом, в основном начинающие врачи, могли позволить себе все тот же «Дойл» или недорогой китайский ресторан, но только не «Сыновей Билла».
        А ей очень хотелось побывать в этом роскошном заведении: говорили, что самый красивый вид на гавань открывается из окон «Сыновей Билла». Форстер провел ее в зал по удивительно красиво декорированному фойе. Ее ноги утопали в пушистых коврах, устилавших пол. Для них уже был накрыт столик прямо напротив высокого итальянского окна. Джейн взглянула сквозь зеркальные стекла и разочарованно отвернулась: вид на сиднейский залив скрывал гигантский белый теплоход.
        Билл был возмущен. Подозвав метрдотеля, он заявил, сдерживая негодование:
        - Леди хотела бы столик с видом на залив. У вас есть свободные места наверху?

«Леди бы хотела…» Откуда ему знать, чего бы желала леди? - поморщилась Джейн.
        - Нет, мне хорошо и здесь, - решительно сказала она, выдвигая стул и кладя на стол сумочку.
        Форстер был сбит с толку ее упрямством. Он удивлен? Замечательно! Покоритель женских сердец привык, чтобы женщины беспрекословно повиновались ему. На этот раз не получилось. Ну что ж, привыкайте, сэр!
        - Вам хорошо здесь? - спросил он, не садясь, словно ждал, что она вот-вот передумает.
        Прекрасно! - злорадствовала Джейн. Теперь не сможешь сразить скромную медсестру сказочной панорамой залива.
        - Я очень сожалею, но верхний зал абонирован полностью, мистер Форстер. - Метрдотель нервно поправлял воротник, как будто ему не хватало воздуха.
        - Все отлично, не беспокойтесь, - возразила Джейн. - Пожалуйста, садитесь, мистер Форстер. Поймите, я совсем не похожа на ваших привычных избалованных спутниц. И, смею думать, хорошо воспитана. Смешно устраивать сцены только из-за того, чтобы угодить мне.
        Билл совсем растерялся после такой отповеди.
        - Ну, по крайней мере, вам видна хоть часть гавани с того места, где вы сидите, - попробовал оправдаться он. Билл выдвинул стул и сел напротив. - Если хотите, можем помахать пассажирам на корабле, - пошутил он, надеясь разрядить сгустившуюся атмосферу.
        Джейн довольно улыбнулась. Да у него есть чувство юмора! Не ожидала.
        - Кажется, на корабле никого нет, - ответила она весело, разглядывая белоснежную палубу красавца-теплохода. Наверное, все пассажиры высадились на берег. Нет, не все… Вон один чудак наслаждается одиночеством.
        - Член экипажа. - Билл сжал губы. - Прошу прощения, я не предвидел, что в гавани стоит корабль.
        - Это даже лучше! Я уже много раз видела гавань, но еще ни разу не обедала, наслаждаясь видом прекрасного теплохода. Корабль напоминает мне белого лебедя-гиганта.
        Он уловил тонкую иронию в словах Джейн, но промолчал.
        - Вина? - спросил Форстер, когда к ним приблизился официант.
        Она согласилась, и он заказал бутылку изысканной «Петалумы шардонне». Принесли свежевыпеченный хлеб и обширнейшее меню. Официант перечислил все фирменные блюда дня и вежливо удалился.
        - Вы не возражаете отведать атлантического лосося? - предложил Билл. - С зеленью и лапшой. Начать можно с барбекю из перепела… или с голубых крабов. - Он вольготно откинулся на спинку стула, ожидая, что она оценит его превосходный вкус.
        В меню не было цен, но Джейн не сомневалась, что Форстер закажет самые дорогие блюда, чтобы произвести впечатление своей широтой и щедростью, и ей стало противно.
        Билл выбрал рыбное блюдо и салат, удивившись, когда Джейн сделала свой заказ, отказавшись от закуски.
        - Без закуски? - осведомился он. - Не говорите мне, что вы вечно сидите на диете. - Он окинул восхищенным взглядом ее стройную фигурку.
        - Нет, я не на диете. Но предпочитаю десерт, - призналась она.
        - Вы, оказывается, сладкоежка. Ну так почему бы не заказать и то и другое, а?
        - Закуску, горячее и десерт? - рассмеялась она. - Нет, из-за чревоугодия я, к своему стыду, усну на работе.
        Джейн не переставала удивляться его обходительности, упорному желанию поразить ее необыкновенным меню. То, что она сделала для его дочери, вряд ли заслуживало такого преувеличенного внимания. Сегодня Барби выписывают из больницы, и она никогда ее больше не увидит!
        Билл вел себя настолько почтительно, что она терялась в догадках: чувствовать себя или польщенной, или подавленной его покровительством.
        Когда принесли на редкость красиво сервированное блюдо, Джейн набралась смелости и спросила:
        - Вы говорили с Бет?
        Он строго взглянул на нее, словно спрашивая: разве я обязан вам отвечать? Джейн молча ждала ответа.
        - Да! - раздражился Билл. - Она даже не попрощалась с Барби, боясь встретиться со мной. Трусливая девчонка. Ни твердости характера, ни присутствия духа.
        Джейн могла себе представить, в какой уничижительной манере он пригласил бывшую няню для последнего разговора. Несчастная Бет! Может быть, со временем удача будет сопутствовать ей. Дай-то бог!
        - Наверное, вы предпочитали бы строптивую няню? - добродушно поддразнила она.
        - Вроде вас? - уколол Бил. Джейн уклонилась от ответа.
        Когда он наконец заговорил, голос его звучал уважительно.
        - Я не сержусь, что вы даете мне отпор, Джейн. И продиктовано такое поведение самыми лучшими побуждениями. Меня огорчает другое. Вы совсем не заботитесь о себе. Вы думаете о Барби, о Бет… даже обо мне. Джейн, вы трогаете меня своим великодушием. - Билл осторожно накрыл ее руку своей теплой широкой ладонью. - Вы отличная медсестра: умелая, образованная, любящая детей. - На его губах появилось подобие улыбки. Джейн представила, каким же он будет обаятельным, если улыбнется широко, от души. - Всегда готовы отстаивать свои убеждения. Вы незаурядная личность, Джейн Уилсон. И очень привлекательны, - сказал он понижая голос. - Бизнесмены за тем соседним столиком безусловно согласятся со мной. Они с вас глаз не спускают с того момента, как мы вошли в зал.
        Джейн опять запуталась в сетях сомнений, укоряя себя уже за одно то, что не вырвала руку, слушая его лицемерный панегирик. Все это только красивые слова, которые он говорил многим. Интересно, сколько доверчивых, наивных женщин попалось на его откровенную лесть?
        - Им просто любопытно. С кем это обедает Билл Форстер, кого он осчастливил на этот раз? - иронизировала Джейн.
        Он уверен, что ей приятно слышать от него эти расхожие комплименты. Тем более что ему не составляло труда их говорить. Сердце-то молчало. Сейчас Билл нуждался в ней: от Джейн зависело здоровье его дочки, и поэтому он готов льстить и угождать медсестре до тех пор, пока это необходимо. Самоупоенный миллионер не сомневается, что обед в его обществе - незабываемый эпизод в ее будничной жизни!
        - Джейн… я вас смутил. - Он понял, что переусердствовал, забыв о душевной тонкости и гордости этой необычной девушки.
        - Совсем нет. Меня не так просто смутить, сэр!
        Неужели он думал, что она никогда не получала дежурных комплиментов и способна таять, как снег под лучами солнца, выслушивая их?
        - Тогда разочаровал, - огорчился Билл. - Я должен был понять, что вам чуждо тщеславие. А повел себя как заправский дамский угодник, забыв о сдержанности и такте. Вот и получил по заслугам. Вы простите меня? - спросил Билл, наклоняясь к ней. В его зеленых глазах светились и нежность, и тревога.
        Джейн поддалась магической силе его взгляда.
        - Вы не созданы для того, чтобы просить прощения, мистер Форстер. В ваших устах мольба звучит противоестественно. Видно, что вам приходилось это делать крайне редко.
        Билл широко улыбнулся ей в ответ. Первый раз! И как же красила суровое замкнутое лицо искренняя, откровенная улыбка, превращая его в другого человека - мягкого, отзывчивого, способного любить.
        - Вам надо улыбаться почаще, тогда и прощения просить не придется. Улыбка, как и глаза, открывает истинную суть человека. - Нечаянно Джейн ответила сентенцией.
        - Вы думаете, мне недостает теплоты, душевности? - взволновался Билл.
        Джейн опасалась быть с ним до конца откровенной.
        - Я вас плохо знаю. Мы ведь только вчера познакомились.
        Завтра, а может быть, уже и сегодня, он навсегда уйдет из ее жизни. Навсегда. И малышка Барби тоже. Джейн стало печально. Сердце сжалось от острой боли. Эти двое - отец и маленькая дочь - стали частью ее существования.
        - Мисс Уилсон, у меня такое чувство, что вы знаете меня лучше самых близких людей, которые общаются со мною уйму лет. - Он пристально смотрел на нее. Девушка смущенно опустила глаза, боясь появления предательской влаги. - Может быть, это из-за того, что вы смелы и откровенны в своих суждениях? Вы ведь не всегда меня одобряете, Джейн, правда?
        У нее было такое чувство, что он пытается задобрить ее, а может, даже очаровать? Голосом, глазами, жестами. Но зачем?
        - Ну что вы, - возразила она. - Природа наделила вас и хорошими качествами.
        Он так любит свою дочь, внушала она себе: сидел с ней вчера весь вечер. Скрепя сердце Билл все-таки позвал Бет попрощаться с Барби. Наверное, она зря не пришла. Может быть, Бет по молодости недооценивала его, боясь, что жесткий хозяин намерен посмеяться над наивной недалекой девчонкой?
        В его пристальном взгляде промелькнула какая-то тень. Джейн вдруг показалось, что он читает ее мысли.
        - Мне сердце подсказывает, что вы чудесный человек, Джейн. Вы судите о людях по их хорошим качествам, а не по дурным. - Его губы чуть дрогнули. - Дурные черты моего характера, чувствую, вы мне простили: нетерпимость, вспыльчивость, высокомерие. Не все, но главные. Это радует!
        Она хитро прищурилась и заметила несколько иронически:
        - Для тех, кто видит свои недостатки, не все еще потеряно.
        - Значит, для меня… не все потеряно? - вырвалось у Билла совсем по-мальчишески.
        - Это зависит от того, какие у вас еще остались изъяны, в которых вы не решились признаться.
        - С вами сложно, Джейн, - заметил он с грустью.
        Девушка поняла, что недооценила его интеллект и проницательность. Шестое чувство подсказывало Биллу - она не доверяет ему.
        - Кофе?
        Джейн кивнула.
        Когда принесли поднос с кофейником и чашками, она спросила:
        - Вы уже решили, кто будет наблюдать за Барби, когда ее выпишут из больницы? - Вряд ли у него было достаточно времени, чтобы искать новую няню с хорошими рекомендациями. И все же он нашел выход.
        - У Хильды - моей экономки - есть замужняя племянница Мэрил. Я попросил ее приходить на несколько часов в день до тех пор, пока не найду подходящую няню. - Билл протянул руку за счетом. - У нее два мальчика учатся в школе, поэтому она свободна только с утра, но к трем часам ей надо забирать их.
        - А после трех? - спросила обеспокоенно Джейн.
        - Я буду приезжать домой. - Он посмотрел счет и расплатился. Джейн опять почувствовала пристальный взгляд его гипнотических серо-зеленых глаз. - Пока дочка без няни.
        - А Барби нравится Мэрил? - Джейн смущало, что рядом с девочкой не будет преданного человека, которому мог бы довериться замкнутый ребенок.
        - Мэрил и раньше приходилось сидеть с Барби. Она привыкла ухаживать за маленькими детьми. Я вполне могу на нее положиться. - Больше, чем на Бет, казалось, подразумевал он. - Ну, готовы идти? - спросил Форстер, взглянув на часы.
        Без сомнения, ему хотелось поскорее вернуться к Барби. А заодно избавиться от неуместных вопросов, фантазировала Джейн, поддаваясь соблазну своих вечных сомнений.
        - Мне было очень приятно, мистер Форстер, - поблагодарила она Билла тривиальной фразой, принятой в подобных случаях.
        - Зовите меня Билл, пожалуйста. По крайней мере, вне больничных стен, - попросил он смущенно.
        - Как вам будет угодно.
        Опять его голос звучал завораживающе нежно. Он сказал это из вежливости - и только. Зная, что никогда больше не увидит ее. Но почему же он такой приветливый и внимательный? Потому что она медсестра Барби и успела полюбить девочку?
        Джейн так и не нашла ответа… Неужели эта прекрасная страничка ее жизни перевернута навсегда?!

4

        Что заставило Джейн прийти на дежурство на полчаса раньше? Видимо, это было все то же непостижимое шестое чувство. Когда она вошла в детское отделение, то увидела Билла Форстера с девочкой на руках. Барби выписывали. Какое счастье, что я успела! Ведь еще несколько минут, и не застала бы их, не сказала бы «до свидания».
        - Доктор Грахам уже осмотрел Барби? - спросила она, хотя прекрасно знала, что девочку не выписали бы без его разрешения.
        - А, Джейн, - обрадовался Билл Форстер. - Нам было грустно уходить, не попрощавшись с вами и не сказав спасибо.
        Что-то не верилось в искренность его слов. Может быть, это просто дань вежливости? Не хотели? С Барби на руках и со всеми ее игрушками и одеждой?
        - Я очень рада, что смогла повидать Барби еще раз и попрощаться с ней. Я…
        - Джейн, я оставил вам записку, - мягко перебил Форстер, - с приглашением прийти завтра пообедать с нами. Барби была бы очень рада, если бы вы согласились. И если вас это не затруднит, то заодно могли бы осмотреть и малышку.
        Джейн была смущена неожиданным приглашением и от растерянности не сразу нашлась что ответить. Но почему я так разволновалась? Он просто хочет, чтобы рядом с девочкой была медсестра, которая могла бы в любой момент зайти и осмотреть Барби. Он думает только о своей дочери. Завтра днем его даже не будет дома. Барби останется с Мэрил, вспомнила Джейн.
        Но давно пора посмотреть правде в глаза: что беспокоило ее вчера за обедом? Только одна мысль: она больше никогда не увидит Билла Форстера!
        - Джейн, если хотите, то я сам заеду за вами после работы. Это проще, чем объяснять вам, как нас найти.
        - Вы приезжаете домой на обед?
        - Я не хочу сейчас надолго оставлять Барби одну, хотя Мэрил придет, чтобы посидеть с ней. После обеда она сможет подвезти вас до больницы - как я уже говорил, в три Мэрил уедет, чтобы забрать из школы сыновей.
        - Но может быть, больница ей не по пути. Я лучше приеду на своей машине…
        - Никаких споров. - По непререкаемому тону Джейн поняла, что лучше не возражать. - Мэрил будет рада помочь. Она добрый и надежный человек, кроме того - мать двоих детей, а это много значит. Ни одна няня не сравнится с ней.
        - Я просто уверена, что Бет усвоила преподанный ей страшный урок, - проронила неуверенно Джейн.
        - Мэрил - ответственный, преданный человек, высокопорядочный, - продолжал Билл с воодушевлением.
        Можно подумать, что он впервые встречает хороших бескорыстных людей, видно, в мире преуспевающих бизнесменов они большая редкость. Джейн стало жаль Билла.
        - Я приду завтра, чтобы навестить тебя, хочешь, Барби? - спросила Джейн.
        Малышка кивнула, и ее розовые губки улыбнулись.
        - Я буду ухаживать за Лупоглазиком, - застенчиво пообещала девочка.
        В приливе нежности Джейн поцеловала ее пухлую розовую щечку. Как же она была удивлена и обрадована, когда девочка обвила ее шею своими слабыми ручонками и легко коснулась губ теплым влажным ротиком.
        Вдруг Джейн почувствовала тяжелый взгляд Билла Форстера. В его глазах застыл испуг и ревность. Но почему? Оттого ли, что девочка неожиданно поцеловала чужую ей женщину? Или он вспомнил свою молодую, до времени погибшую жену, мать Барби? Думал о пустоте, образовавшейся в их жизни? О том, что ни медсестра, ни безупречная Мэрил, ни кто другой не заменит родную мать?


        На следующий день Джейн все утро ждала телефонного звонка. Она боялась, что у Билла Форстера могли возникнуть какие-то неотложные дела и ее визит не состоится.
        Но телефон молчал, поэтому в двенадцать часов она вышла из дома, чтобы встретить Билла. Через несколько минут показался его темно-зеленый «ягуар». Сегодня она не решилась открывать его взору свои коленки - вместо мини на ней была длинная черная юбка, почти до пола. Поскольку они ехали к нему домой, а не в ресторан, то Джейн рискнула надеть пушистый свитер из ангоры.
        - Вам идет светло-голубое, Джейн, - заметил Билл, заводя машину. - Подчеркивает голубизну ваших глаз. Примите этот скромный комплимент спокойно. Я знаю, что вы не любите красивых слов, они кажутся вам фальшивыми.
        - Ничего не имею против искреннего комплимента, - сказала Джейн, кокетливо улыбнувшись. - Я не люблю…
        - Лести?
        - Скажем так… Примите это к сведению на будущее, Билл Форстер.
        - Я это обязательно запомню. - Джейн так и не поняла, то ли она позабавила Билла, то ли он действительно принял ее пожелание близко к сердцу.
        Она решила сменить тему.
        - Как Барби? Счастлива снова быть дома?
        - Счастлива? - произнес Билл задумчиво. - Моя дочь сдержанный человечек. Она замкнутая, застенчивая. - Наступила пауза. - Но с вами девочка как будто… расцветает.
        Джейн не верила ему. Он кривит душой, надеясь, что она будет чаще навещать Барби. Им движет только корысть. Нет! Для Билла Форстера она лишь медсестра его обожаемого ребенка, не больше. Ну и слава богу. Ей и не хотелось быть для него больше чем медсестра - никогда не смогла бы. Вот теперь я лукавлю, подумала Джейн.
        Билл заговорил первым:
        - Вы понимаете, Джейн, когда Барби поцеловала вас вчера… - Он остановился, как будто подыскивая нужное слово. - Такое было впервые, - признался он. - Она никогда раньше не целовала никого, кроме меня. И даже меня она балует редко, только если я очень попрошу ее поцеловать папу.
        Джейн не знала что ответить. Она чувствовала: ему больно говорить о семейной драме, нелегко раскрывать перед ней свою душу. Поэтому она опасалась испортить доверительную беседу какой-нибудь неосторожной репликой, боялась, что он вновь замкнется в себе и его лицо превратится в холодную непроницаемую маску, как это уже бывало.
        Машина резко свернула с дороги и остановилась на обочине. Джейн с недоверием смотрела сквозь ветровое стекло. Он не может здесь жить. Вокруг не было ни одного дома, кроме унылого стандартного здания школы.
        - Джейн, скажите мне, я должен знать. Я думаю об этом со вчерашнего дня. Почему вы уходите? - спросил он, взяв ее за руку.
        - Ухожу? - В ее голубых глазах зажглись радостные искорки.
        - Уходите из больницы. Бросаете свою работу.
        Джейн удивилась:
        - Вы знаете, что я ухожу? Как?.. Кто?..
        - Мне сказал доктор Грахам. А что, разве это тайна? Вы собираетесь уйти в конце этой недели. Не сомневаюсь, вы замыслили это уже давно.
        - Да, все верно. И это далеко не секрет. - Доктор Грахам сам сказал ему об этом или Билл Форстер расспрашивал о ней? Проверял, надежный ли она человек!
        Казалось, он уловил сомнения в ее взгляде.
        - Я просто сказал доктору Грахаму, как бесконечно благодарен вам за все, что вы сделали для Барби. Что вы тонко понимаете детей и умеете с ними обращаться. Я чувствую, что в неоплатном долгу перед вами.
        - Господи! Как вы преувеличиваете мои «доблести»!
        Билл не стал возражать.
        - Доктор Грахам сказал, что вы лучшая медсестра и очень жаль, что вы уходите. Поэтому… - Билл смотрел ей прямо в глаза. - Чем вы собираетесь заняться, Джейн, когда уйдете? Работать где-то еще? Выйти замуж? Путешествовать?
        Джейн с трудом отвела взгляд от его лица, пытаясь доказать себе, что может не смотреть на него, если захочет.
        - Буду работать медсестрой. С докторами на вызовах. Я уже подала заявление.
        - С докторами на вызовах? Почему?
        - А что вас удивляет? Там тоже нужны медсестры. - Джейн была невозмутима.
        - Но эта служба расположена гораздо севернее. Вас не утомят длительные переезды? Не будут угнетать одиночество, жара?
        - Я и раньше практиковала на севере. - Джейн вызывающе вздернула подбородок. - И знаю, чего можно ожидать. - Не стоит говорить Биллу, что она никогда не бывала севернее Алис-Спрингс и Эйерс-Рок, и то на автобусной экскурсии. - И те
«опасности», которые вы перечислили, меня не беспокоят.
        - А у вас нет… друга? Не собираетесь найти работу поближе к нему?
        - Нет! И какое отношение это имеет к моей будущей деятельности, мистер Форстер? - возмутилась Джейн.
        - Простите. Зачем вам семья? Вы еще так молоды, у вас вся жизнь впереди.
        - Не льстите, мне уже двадцать шесть. И даже если бы было тридцать шесть, ничего бы не изменилось. Я не собираюсь выходить замуж. Никогда. Я не из тех женщин, кому нужна семья!
        Какая-то неясная тень промелькнула в его серо-зеленых глазах. Удивление? Сомнение? Он же не подумал, что она?.. - Джейн вспыхнула от внезапного гнева.
        Будь ты неладен, Билл Форстер! Рад убедиться, что я не претендую на тебя? Рад, что я поняла: твое приглашение - только знак осточертевшей мне благодарности, а не проявление хотя бы простой человеческой симпатии.
        - Ну и когда начинаете бродяжничать? - пошутил Билл, и виду не подав, что заметил, какая буря чувств охватила самолюбивую Джейн.
        Почему его так интересует ее будущее? - ломала голову девушка. Барби, в ней разгадка не совсем обычного поведения Билла. Нет! И здесь она ошибается…
        Естественно его желание обрести для дочери заботливую маму, если не сейчас, то вскоре. Что бы он ни думал о суетных и корыстных женщинах, интересы Барби для него превыше всего. А может быть, он не хочет больше делить ее ни с кем, никогда? Возможно, убежден, что ни одна женщина не сможет заменить его погибшую жену?
        - Джейн?
        - Извините, я задумалась! Сначала я хочу немного отдохнуть. У меня уже год не было отпуска. Мои друзья живут в Голубых Горах и часто приглашают к себе погостить.
        - Голубые Горы? - разочаровался Билл. - Ничего более привлекательного? Например, кругосветное путешествие?
        - Кругосветные путешествия недоступны для меня, слишком дороги! - возмутилась она и тут же пожалела об этом.
        Какое дело банкиру до возможностей ее бюджета? Стоит ли объяснять мистеру Форстеру, что ей приходится помогать своей овдовевшей матери? Что пожилая женщина не хочет переезжать из старого семейного гнезда, на ремонт и уход за которым нужны большие средства?
        - Нам не пора ехать? - напомнила Джейн, опасаясь дальнейших расспросов.
        Разве вы не волнуетесь за свою дочь? Вот что она имела в виду. Зная, как Билл Форстер боготворит Барби, Джейн не сомневалась: ничто на свете не задержит его на пути домой. Она опять вспомнила о том, что Билл заинтересовался ее планами на будущее: какое-то странное предчувствие сжало ее сердце.
        Он ведь не собирается предложить ей должность няни Барби? Вряд ли медсестра стала бы заниматься уходом за детьми и домашним хозяйством. Теперь же он знает - Джейн остается медсестрой, так что эта версия не подходит. Меньше всего она хотела быть вовлеченной в чужую семейную жизнь. Особенно в жизнь этих людей. Прелестной девочки… Этого мужчины, затронувшего ее сердце.
        Господи! Как же измучили ее раздумья о своей дальнейшей судьбе! Собственная семейная жизнь не для нее. Ей приходится быть осторожной, и, как это ни печально, грустно, трагично, она любой ценой должна защищать себя от интимных пут.
        Бодрый голос Форстера прервал поток ее грустных мыслей.
        - Вы абсолютно правы, Джейн. Пора ехать дальше!
        Ультрамодный особняк Форстера в ряду прибрежных роскошных вилл, называемых «поясом банкиров», производил ошеломляющее впечатление. Многоэтажное палаццо на выступе скалы, с огромными окнами, широкими изогнутыми верандами.
        Но, как профессионал-педиатр, Джейн решила: Билл выбрал не лучшее место для маленького ребенка. Отвесные скалы, крутые лестницы, внизу вода - все это представляет опасность для Барби. Неудивительно, что Билл Форстер так боится за свою дочь. Чтобы наблюдать за ребенком в этом дворце с таким ландшафтом, надо иметь стальные нервы.
        Когда она рискнула высказать свои опасения, Билл спокойно ответил:
        - Барби проводит время только в доме и на просторных верандах. Там совсем не опасно. - Он почувствовал скрытый протест спутницы. - Девочке хорошо на солнечных галереях, где много цветов и зелени.
        Билл ввел гостью в дом, предупредительно открыв перед ней массивную дубовую дверь.
        Джейн тотчас отметила, что великолепные комнаты обставлены со вкусом.
        Декором дома занимался, безусловно талантливый дизайнер. Все в особняке являло собой изысканность и непогрешимое чувство меры. Но когда первое впечатление поостыло, Джейн подумала, что такой холодный интерьер скорее подходил для модного мебельного магазина, чем для семьи с маленьким ребенком. На полу - пушистые ковры палево-жемчужного цвета; кресла и стулья обиты бледно-голубым шелком, на котором будет заметно каждое пятнышко; на этажерках и полочках - хрупкий дорогой фарфор; даже телевизор стоял в специальной нише, инкрустированной бронзой и красным деревом. Вся эта красота стоила целое состояние. Неужели кто-то может чувствовать себя уютно в этом дворце?
        Но что бы Джейн ни думала, она оставила свои мысли при себе. Его жена, а может быть, они оба с любовью подбирали место для каждой вещи в своем респектабельном доме, с гордостью приглашали в него влиятельных друзей. В память о жене здесь все осталось нетронутым, и поэтому что-либо критиковать было бы неэтично.
        Джейн сразу же предложила осмотреть Барби и выяснить, нет ли у нее каких-либо осложнений. В конце концов, ее за этим и пригласили.
        - Я сказал Мэрил, чтобы она не разрешала Барби вставать с постели, пока вы не осмотрите ее, - сказал Билл, проводя Джейн по блистательной анфиладе комнат.
        - Не понимаю, зачем держать Барби в кровати. - Билл сердито взглянул на медсестру. - Я хотела сказать, не следует оставлять девочку в кровати, надо лишь проследить, чтобы она несколько дней вела себя смирно и не носилась по комнатам, - настаивала Джейн, мысленно представляя Барби свободно бегающей по комнатам. Только не в таком доме! А снаружи - это просто небезопасно для жизни.
        Джейн не поверила своим глазам, когда Билл ввел ее в детскую. Такой же утонченный дизайн, изящная дорогая мебель, маленькие яркие игрушки на полках. Но все-таки что-то раздражало глаз. Внимательно приглядевшись, Джейн поняла: стерильная чистота и какая-то безжизненность детской - ни одной игрушки не валялось на полу. Не было ни одной старой, потрепанной вещи: куклы, кубики, книги - все было новенькое, будто только что доставленное из магазина. Детская напоминала нарядную рождественскую бонбоньерку. Не хватает теплоты, обжитости, уюта - главных признаков домашнего очага.
        Барби сидела в дорогой детской кроватке, сжимая в руках Лупоглазика. Молодая рыжеволосая женщина, которая читала Барби вслух, закрыла книгу и встала навстречу гостье.
        - Мэрил, это медсестра Джейн Уилсон из больницы, - представил ее Билл.
        - С Барби все в порядке, мистер Форстер, - поспешила успокоить Мэрил, прежде чем он успел спросить ее.
        - Вы отдернули занавески? - Билл сощурился от яркого солнечного света, льющегося сквозь зеркальные стекла. Из окна была видна бухта: темно-синяя вода лениво плескалась под холодным голубым небом.
        - Барби сказала, что свет не режет ей глаза и что у нее не болит голова, - доложила пунктуальная Мэрил.
        - Барби никогда ни на что не жалуется. - Раздраженный отец взглянул на Джейн. - Может быть, ей лучше некоторое время побыть в затемненной комнате?
        Джейн посмотрела на румяную похорошевшую Барби.
        - Нет, не надо. Ведь свет не беспокоит ее. Иначе Мэрил давно зашторила бы окна - у нее большой опыт, не забывайте, мистер Форстер.
        Она подошла к кроватке и профессиональным взглядом медсестры окинула девочку. Малышка с обожанием смотрела на нее огромными карими глазами.
        - Привет, Барби, - поздоровалась Джейн, слушая ее пульс. - Лупоглазик хорошо спал?
        Девочка робко кивнула очаровательной головкой.
        - Хорошо. А ты, Барби? Тоже крепко спала?
        Малышка опять молча кивнула, не сводя с нее темных печальных глаз.
        - А головка не болит? - Джейн мягко прикоснулась к гладкому лобику.
        - Нет.
        - Прекрасно. А ты не хочешь ненадолго подняться с кровати? - спросила гостья и увидела, что девочка умоляюще смотрит на отца.
        - Ну, если Джейн говорит, что можно… Мэрил, оденьте Барби, пока мы полюбуемся прелестным видом с веранды. Мы сегодня пообедаем в доме - снаружи уже становится прохладно. Я люблю обедать с Барби, когда у меня есть хоть малейшая возможность, - сказал он Джейн, отходя от кроватки. - Барби ест немного, даже не знаю, достаточно ли для трехлетнего ребенка?
        - Мне уже почти четыре, - раздался тихий, мелодичный голосок: Барби поправила отца.
        - Да, конечно. Через две недели тебе будет четыре, - с любовью отозвался Билл. Но Джейн ощутила в его голосе какую-то грусть и тревогу. Оттого, наверное, что жены не будет рядом с ними, чтобы разделить маленькую радость семейного обеда.
        - И все же я озабочен плохим аппетитом Барби, - посетовал Билл.
        - Не надо заставлять ее кушать, - посоветовала Джейн. Когда Барби сможет больше двигаться, она станет есть лучше, подумала девушка. А где здесь порезвиться? Только в детской да на верандах! Неудивительно, что Бет гуляла с девочкой в парке.
        Когда они с Мэрил собрались уезжать, Билл с дочкой на руках вышел проводить их. Джейн на прощание обняла Барби, напомнив, чтобы почаще ласкала Лупоглазика. Барби на этот раз не поцеловала Джейн, а только чуть кивнула; ее лицо было по-прежнему печально.
        - Солнышко, попрощайся с Мэрил, - сказал отец, опуская девочку на землю. - Джейн, спасибо за то, что пришли. Может, навестите нас и завтра? Вкусные блюда, приготовленные Хильдой, в обмен на осмотр Барби! - Взгляд ярко-зеленых глаз выражал уверенность, что она согласится. - Погода еще сносная, кажется, немного потеплело. Мы могли бы пообедать на веранде.
        Джейн колебалась. Билл думает только о Барби или хочет видеть и ее? Когда же она перестанет мучиться сомнениями?!
        - Билл, а вы не?.. - Джейн закусила губу. - Вы ведь не пытаетесь отговорить меня бросить работу и стать няней Барби? - отважилась она задать щекотливый вопрос.
        Билл взглянул на нее с неподдельным удивлением, а потом расхохотался.
        - Джейн, у меня и в мыслях не было ничего подобного. Я прошу вас потому… - Он помолчал, раздумывая. - Хорошо, я сознаюсь: это не обычное приглашение для осмотра Барби. Главная причина в том, что девочка видит в вас друга. Так же, как и я. Вы же можете навестить нас… как друг?
        Джейн смутилась. Что, интересно, он имеет в виду под словом «друг»?
        Пауза затянулась. Между тем Билл ждал ответа, и Мэрил явно нервничала, боясь опоздать в школу.
        - Д-да. Наверное, да. Хорошо. Я… буду рада прийти завтра снова. Спасибо.
        Все равно она скоро уедет. Сначала к Голубым Горам, потом работать на север. Биллу известно, что она уезжает, и вряд ли их дружба может перерасти во что-то большее. Короткие встречи - вот и все. Ради Барби…

5

        На следующий день за пятнадцать минут до того, как Билл должен был заехать за ней, раздался звонок в дверь. Джейн замерла с расческой в руке. А вдруг это Билл Форстер!
        Хорошо еще, что она уже одета, но… Джейн устыдилась царившего в квартире беспорядка. Теперь уже ничего не поделаешь - неряха!
        Она отложила расческу и критически посмотрела на себя в зеркало, сомневаясь, не слишком ли затрапезны полосатая блузка и серые брюки для шикарного особняка Форстера. Недовольная собой, Джейн открыла входную дверь.
        - Билл! - Его крупная высокая фигура едва помещалась в узеньком и невысоком дверном проеме. - Я опоздала? Прошу прощения за то, что вам пришлось зайти за мной, - извинилась она. - Надеюсь, вам было легко припарковать машину?
        - Совсем нетрудно. - Он слегка оперся рукой о косяк. - И вы совсем не опоздали. Это я приехал раньше.
        - Я… я только захвачу косметичку.
        - Вы разве не пригласите меня зайти? - с надеждой спросил Форстер.
        Он нарочно приехал раньше? Чего он добивается? Осмотреть ее квартиру, чтобы окончательно решить, достойна ли она называться другом респектабельной семьи Форстера?
        - С удовольствием. Пожалуйста, заходите. Но у меня такой беспорядок. Прошу прощения.
        Может, он зашел по другой причине? Например, чтобы отменить ее визит. При этой мысли у нее сжалось сердце. Она так хотела повидаться с Барби. Только с Барби? Не обманывай себя, Джейн!
        - Хорошая квартира, - сказал Билл, входя.
        Джейн с недоверием взглянула на него, вспоминая царственный особняк. Зачем он лукавит? Могут ли ему понравиться полки и столики, заваленные книгами и журналами, пестрые безделушки, которые она собирала уже много лет. И эти яркие подушки, разбросанные по полу, многочисленные диски, небрежно разложенные около музыкального центра? Вся ее квартира была размером с ванную в доме Форстера!
        - Просто очаровательная квартира. Теплая, интеллигентная и… уютная.
        - Вы хотите сказать, что вся эта рухлядь создает особый шарм богемы? - съехидничала Джейн. Кажется, он хватил через край, польстив ее жалкой квартирке. - Не хотите присесть?
        - Спасибо. - Билл опустился в одно из старых кресел, которые она привезла из маминого дома, и утонул в его мягкой глубине, вытянув перед собой длинные ноги.
        Джейн засмеялась: так комично выглядел элегантный Билл в объятиях обветшалой старины.
        - У вас возникнут осложнения, когда вы попытаетесь выбраться из этой древности, - смутилась хозяйка.
        - А если я не захочу вставать? Кресло чертовски удобное.
        Казалось, он даже слово «чертовски» произнес со смыслом, желая привнести домашний оттенок в их беседу. Но зачем?
        - Это очень старое кресло. Из нашего семейного дома, - ответила она, присаживаясь на краешек другого, точно такого же, и с тревогой думая, что же последует дальше.
        - А вы давно живете одна, без родителей? - спросил Форстер, блаженно откидываясь на мягкую спинку.
        Он зашел просто поболтать? Поэтому и приехал раньше срока? Сомнения не давали Джейн покоя.
        - Я уехала, как только пошла на курсы медсестер. Мама все еще живет в нашем старом доме. Он, конечно, для нее слишком велик, да еще сад, но я никак не могу уговорить ее переехать.
        - Она живет одна?
        - Да. - Джейн покраснела. - Мой отец умер несколько лет назад. После того как я стала жить самостоятельно.
        - А братья и сестры?
        - Нет, к сожалению. До того как я родилась, у моей матери было несколько выкидышей. Она всегда говорила, что это просто чудо, что родилась я.
        Так вот зачем пришел Билл Форстер. Расспросить ее о семье, о прошлом. Подробнее узнать о ней. Чтобы решить, подходит ли она в друзья ему и его дочери? Червь сомнения продолжал точить ее.
        - Как Барби провела ночь? - поинтересовалась Джейн, опасаясь новых подвохов. - Она сейчас с Мэрил? - Ее удивляло, что Билл совсем не торопится домой.
        - Спала, как младенец. Голова у нее не болит, и все, кажется, хорошо.
        - Она очень быстро выздоровела. Дети куда крепче, чем кажутся.
        Нелишне было напомнить ему об этом, чтобы он не обращался с ребенком, как с фарфоровой статуэткой.
        - Барби очень хочет вас снова увидеть, Джейн. Она искренне привязалась к вам. И к вашему Лупоглазику, - усмехнулся Билл. - Благодаря этой трогательной игрушке она наконец-то забыла про свое драное одеяло. Вы мне очень помогли, мисс Уилсон.
        Он ласково посмотрел ей в глаза, вызвав у Джейн ответное чувство нежности. Наступила долгая пауза, и, чтобы как-то прервать ее, Джейн будто невзначай заметила:
        - У вас изумительно красивый особняк, Билл, радующий глаз.
        - Красивый? - переспросил Форстер. - Никогда не задумывался над этим, - слукавил он.
        Возможно, дом Билла Форстера и не похож на тот, о котором бы мечтала она, - в нем Джейн не чувствовала бы себя уютно, - но смотреть на него было действительно приятно. Казалось, сама величественная красота гавани бросала свой отблеск на особняк Билла. Для Форстера дом и был тихой гаванью, куда пристал его житейский корабль.
        - Самый красивый на всем побережье, - повторила Джейн.
        - Дом слишком дорогой, он и должен быть настоящим произведением архитектуры, каким хотела видеть его моя… - Билл замолчал, вероятно досадуя, что мог показаться сентиментальным.
        - …Ваша жена? - закончила фразу Джейн.
        Поговори о ней, Билл, молила она. Не держи в себе свое горе - и станет легче на душе.
        Его лицо потемнело. На мгновение ей показалось, что Форстер опять замыкается в себе, отдаляется от нее, но он продолжал, с трудом подбирая слова:
        - Она вила свое гнездо так, как ей мечталось. Так было хорошо… сначала.
        Все, что он чувствовал, выражали его глаза: горечь, боль, бессилие, отчаяние… Горечь оттого, что его жена так недолго прожила в доме, о котором мечтала. Боль оттого, что она так скоро покинула этот мир. До сих пор Форстер не смирился с жестокостью и несправедливостью судьбы. Отчаяние и бессилие терзали Билла, потому что не смог предотвратить трагедию, предположила Джейн.
        - Прекрасный дом, Билл, - опять повторила она. Наверное, ему тяжело и оттого, что он не может любоваться всем этим великолепием с той, которую любил так сильно, что спустя два года после ее кончины все еще не в силах говорить о ней. - И такой чарующий вид на гавань, - восхищалась Джейн.
        - Вы правда так думаете? - недоверчиво спросил Билл, поднимаясь с кресла.
        Джейн тоже хотела подняться, но так и осталась сидеть, потому что Билл положил ей на плечо свою тяжелую руку.
        - Вы находите дом красивым, но…
        - Но? - повторила она. Кажется, он читает ее мысли.
        - Я почувствовал в ваших словах «но», то есть вы усмотрели какой-то изъян.
        - Нет, честно, Билл, я…
        - Вы тактичный человек, Джейн, однако глаза выдают вас. Чего вы не одобряете?
        - Не одобряю? Билл, почему вы думаете, что я?..
        - Скажите мне правду! - Он схватил ее за руку и поднял из кресла. Притянув Джейн к себе, он пронзительно смотрел на нее. Серо-зеленые глаза гипнотизировали. У нее перехватило дыхание.
        - Но?! - властно прозвучал настойчивый, низкий голос.
        Она беспомощно смотрела на него и не могла ни думать, ни говорить.
        - Но?! - повторил он, и в его голосе прозвучали стальные нотки.
        Джейн вздохнула. Он не оставлял ей выбора! Запинаясь, она с трудом ответила:
        - По-моему, Билл… этот дом подходит больше для того, чтобы восхищаться им, но не для того, чтобы жить в нем, и тем более воспитывать ребенка. В этом доме не устроишь беспорядка. Такое впечатление, что он создан для выставки.
        - А я и не хочу устраивать в нем беспорядок, - разозлился Билл. - У меня маленькая дочка, а не хулиганы-сыновья.
        - Нет… конечно. Но, Билл, а если Барби захочет позвать к себе детей поиграть? Из детского сада? Или потом - из школы? Вы ведь отдадите ее в детский сад?
        - Со следующего года. Может быть. - И, пожав плечами, он добавил: - В детской и на верандах хватит места для целой оравы ребятни.
        - А вы не собираетесь превратить особняк в музей? - спросила Джейн язвительно.
        - Нет конечно, - ответил Билл раздраженно. - Это же дом, а не гр… - Она была уверена, что он собирался сказать «гробница», но тут же поправился: - Не хрустальный дворец.
        - И вы разрешите им бегать по белому ковру, хватать грязными руками голубые атласные подушки и стулья, обтянутые шелком, и вообще переворачивать ваш маленький рай вверх дном? - Джейн искоса взглянула на него.
        - Я прослежу, чтобы у них были чистые руки и обувь. А хрупкие вещи всегда можно убрать, - нашелся Билл.
        Для этого человека не существует проблем, подумала Джейн.
        - Ну, раз уж вы…
        - Что еще вас не устраивает? - проронил он, сильнее сжимая ее маленькие похолодевшие руки. - Вы уже далеко зашли. Не останавливайтесь на полдороге!
        Джейн по привычке вызывающе задрала подбородок.
        - Хорошо. Местонахождение. Оно ведь… далеко не безопасно. Согласитесь! Вы думаете, ребенок никогда не испытывает искушения взобраться на скалу? Прыгнуть в воду?
        Слегка вздрогнув от такой перспективы, он хитро прищурился.
        - А вы думаете, почему я неусыпно слежу за своей дочерью? И трачу столько денег на прислугу? Чтобы защитить ее! Поймите же, Джейн! Барби должна стать настоящей леди, а не сорвиголовой!
        - Билл, ей же нужно немного самостоятельности, свободы. Нельзя держать ребенка как птицу в клетке. Вы подавляете ее как личность. Став взрослой, дочь вам спасибо не скажет.
        Вот теперь она зашла слишком далеко, расстроилась Джейн.
        - Билл, простите меня! Я…
        - Забудьте, - шепнул он, все еще держа ее за руки. - Я сам донимал вас вопросами. - Его лицо стало непроницаемо, и невозможно было понять: сердится он на нее или на себя. А вдруг ее слова заставили его задуматься? Хотя вряд ли! Такие, как Билл Форстер, редко сомневаются в себе и еще реже признают, что не правы.
        - Я… я пойду возьму косметичку, - заспешила Джейн. Но вместо того чтобы отпустить ее, Билл прижал девушку к своей широкой груди.
        - Нужно быть очень храброй, чтобы противоречить мне, Джейн. - Он сделал глубокий вдох. - Какие приятные духи… И вас приятно обнимать.
        Застигнутая врасплох, Джейн замерла в объятиях Билла. Его взгляд скользнул по ее губам. Горячая волна страсти захлестнула девушку. Инстинктивно она поняла, что происходит: его влечет к ней, он хочет ее. Джейн молила, чтобы это произошло. Билл жадно приник к ее губам, и, прижавшись к его мощному телу, она ответила на поцелуй.
        Но случилось совсем неожиданное: Билл вдруг отпрянул от нее - его испугала страсть, охватившая их обоих. Рассудок одержал победу.
        Джейн была свободна… Как же осторожен этот всемогущий человек! Думает, что она корыстно истолкует его горячий поцелуй? Будет ждать от него большего, чем он имеет право дать? Что свяжет ему руки? Что он поторопился?
        Господи, до чего же я глупа и наивна! - корила она себя.
        - Я не буду извиняться за то, что вас поцеловал. - Билл нежно погладил ее заалевшие щеки. - Вас просто невозможно не целовать.
        Он что, пытается оправдать свой порыв? Джейн держалась внешне спокойно, хотя внутри у нее все кипело от негодования. Она чувствовала себя униженной.
        - Вы и я, Джейн… мы способны стать хорошими друзьями. Вам так не кажется? - Он был заметно взволнован. - Я попытаюсь объяснить… - Он посмотрел ей в глаза. - Вы мне нравитесь, я вас уважаю. И… верю вам.
        Нет! Представить себе Билла влюбленным было бы безумием. Но его взгляд, устремленный на нее, был таким… странным. Джейн твердо решила не поддаваться его мужскому обаянию, призывала на помощь всю силу рассудка. Что он имел в виду, говоря, что верит ей? Надеется, что она сохранит в тайне его поцелуй, или то, что на мгновение он потерял самообладание? Хватит мудрить! Возможно, Билл искренне признался, что верит ей… как другу.
        - Вам не о чем беспокоиться. - Ее глаза превратились в прозрачные голубые льдинки, хотя сама она горела будто в болезненном жару.
        Билл как-то значительно улыбнулся, всколыхнув чувства, которые она отчаянно пыталась подавить, и осторожно сжал ей руку. В этом прикосновении было столько тепла и нежности!
        - Наверное, нам пора идти. Я к вам зашел минут на десять, не больше!
        Десять минут. Чтобы проверить ее квартиру, узнать подробности биографии. Вновь подозрение закралось в душу Джейн Уилсон. Поцелуй и объятие - досадная случайность, не больше. Издержки мужского темперамента!
        Идя к его машине, Джейн размышляла о загадочном поведении Форстера. Может ли такой мужчина, как Билл, потерять самообладание? Она не ожидала подобной слабости - по крайней мере, не с его знанием жизни и силой характера.
        Жалеет ли он, что зашел к ней? Казалось, напротив, Билл доволен своим посещением. Молодая женщина все еще видела перед собой пламя желания, которое горело в серо-зеленых глазах несколько минут назад. И что самое странное, Билл в тот момент и не скрывал свои чувства.
        Когда они подъехали к его особняку, Джейн все еще думала о случившемся. Может быть, она делает ошибку, приняв приглашение Форстера? Но себя ведь не обманешь - за такой малый срок она крепко привязалась к Барби. Да и отец… Еще ни один мужчина не волновал ее так, как Билл. Продолжать встречаться с ним - все равно что играть с огнем. А что, если она не сможет побороть свои чувства и влюбится в него? Тогда ее ждет самое сильное в жизни разочарование.
        Будь проклят этот Билл Форстер! Будь он проклят!
        Она последний раз приезжает сюда, последний раз видит Барби и ее отца. Лучше уйти сейчас, пока не поздно…


        - Вы такая притихшая, Джейн, - заметил Билл, подъезжая к ее квартире.
        Сегодня он сам отвез ее домой: сыновья Мэрил ушли в поход на два дня, поэтому та смогла остаться с Барби.
        - У меня немного болит голова, - как-то отрешенно ответила Джейн.
        Она упивалась воспоминаниями. Последние грустные, но такие приятные часы с Барби и Биллом она провела на веранде, наслаждаясь обедом, приготовленным Хильдой, и чудесным видом на гавань. Мэрил оставила их одних. Нелегко было у Джейн на сердце, когда она прощалась с Барби, объясняя, что ей придется уехать на некоторое время. Глаза девочки наполнились слезами. Джейн была тронута и сама чуть не расплакалась. Но Барби проявила характер. Осушив слезы, она вела себя как взрослая, понимая, что наступает неизбежное: полюбившиеся люди уходят из ее детской жизни…
        - Завтра мой последний день в больнице, - напомнила Джейн, отвернувшись от Билла. - В воскресенье я перевожу вещи домой к матери. Квартира мне больше не нужна. А на следующей неделе уезжаю к друзьям в Голубые Горы. Наконец-то хоть немного отдохну! Целых две недели блаженной лени - не могу дождаться!
        - Голубые Горы - предел мечтаний леди? - спросил насмешливо Билл.
        - Мне там нравится, сэр! Для вас это, конечно, непозволительно скромно, но не все же могут позволить себе суперкруиз в любое время года!
        Разрядившись, Джейн почувствовала себя неловко. А он-то чем виноват? Но мысль о том, что им придется расстаться, заставляла ее вести себя столь агрессивно.
        - Прошу прощения, - опомнилась она, но он уже отвечал Джейн, не обидевшись на нее.
        - Но вы ведь хотели бы поехать в круиз… если бы могли?
        Джейн с подозрением взглянула на Билла. Если он собирается предложить ей деньги…
        - Круиз - далеко не навязчивая идея для меня. Но я поеду путешествовать… когда-нибудь. У меня впереди вся жизнь.
        Какая жестокая правда, подумала она. Вся жизнь впереди, чтобы как-то просуществовать!
        - А у вас есть иностранный паспорт? - поинтересовался Билл.
        - Почему вы спрашиваете?
        - Есть или нет - ответьте.
        Джейн хотела выдумать какую-нибудь небылицу, но не смогла.
        - Да, но он мне не понадобится…
        - А что, если мне что-то понадобится? - лукаво спросил Форстер.
        - Вам? - Что может хотеть еще Билл Форстер? Новую няню или бонну для дочери? Луну с неба? - Если вы пытаетесь уговорить меня бросить работу медсестры и стать няней Барби…
        - Вас все еще не покидает эта бредовая мысль? - «Ягуар» резко затормозил. Машина остановилась у ее дома. - Джейн, я же говорил вам, что у меня и в мыслях нет ничего подобного!
        - Правда? - Она покраснела, чувствуя себя мнительной до абсурда. - Но вы сказали, что вам… что-то нужно.
        - Неужели вы до сих пор не поняли, чего я хочу? Я хочу видеть вас! - Он накрыл ее руки своими большими ладонями.
        - С Барби все в порядке, - лепетала Джейн, дрожа от его прикосновения. - Она совсем поправилась, и больше вам не нужна медсестра.
        - Но для нас вы не только медсестра, Джейн. Вы друг. Хороший друг. Поверьте же наконец! Мы - я и Барби - хотели бы проводить с вами больше времени, лучше узнать вас.
        Его голос завораживал Джейн, она не в силах была сопротивляться этим колдовским чарам. Джейн ненавидела себя за женскую слабость, за ту власть, которую он уже имел над ней. Нужно бороться! Бежать от себя!
        - Билл, у меня нет…
        - Времени? Джейн, у вас будет время, если на следующей неделе вы не отправитесь в Голубые Горы, - Билл сильнее сжал ее руку. - Если вместо этого унылого курорта вы поедете в Италию со мной и с Барби.
        Джейн показалось, что эти слова она слышит во сне.
        - Если я… что?
        - Поедете с нами в Италию. - Ярко-зеленые лучистые глаза ослепляли ее. - Джейн, я понимаю, что для вас мое предложение совершенная неожиданность, но позвольте мне объяснить. Только не здесь…
        Мисс Уилсон охватил страх. Если они опять окажутся наедине в ее квартире, она за себя не ручается…
        - Вам же надо на деловую встречу. - Джейн цеплялась за любую отговорку.
        - Да, но только в три часа, когда у вас дежурство. Я уехал раньше, чтобы поговорить с вами. Вы ведь разрешите мне войти, Джейн? - низким чувственным голосом спросил Форстер.
        - Билл, я не думаю, что это сейчас уместно. - Ей было противно лицемерить, но она должна покончить с этим безумием немедленно! - Я не хочу ничего менять. У меня есть… свои планы. Послушайте… если вам нужна няня… Господи, какую чушь я несу!
        - Конечно же, чушь, вы прекрасно знаете, мне не нужна няня! Особенно в этой поездке. Я ведь сам буду с Барби.
        - А медсестра?
        - И медсестра мне ни к чему.
        - Тогда зачем вы хотите, чтобы я поехала с вами? - Джейн рассерженно посмотрела на него. - Потому что вы чувствуете себя обязанным мне? Из-за того, что я помогла Барби?
        - Это совсем не так.
        - Значит, это акт милосердия. Потому что вам меня жаль. Я ведь не могу позволить себе такой роскошный отдых, к которому вы привыкли! - Она не удержалась от доли сарказма. - Почему бы не подарить бедняжке Джейн дорогое путешествие? Все расходы вы берете на себя, так? - В ее голубых глазах зажегся насмешливый огонек. - Из благодарности Джейн всегда зайдет и посмотрит Барби, если будет нужно!
        Билл укоризненно смотрел на нее.
        - Вы ошибаетесь, я предлагаю вам посетить Италию совсем не потому, что чувствую себя обязанным. Я прошу вас из-за того, что вы мне нравитесь, вы нравитесь Барби и мы хорошо понимаем друг друга. Жизнь это доказала.
        Доказала? Джейн не совсем поняла, что он имеет в виду.
        Она вновь, несмотря на голос разума, поддалась очарованию Форстера.
        - Билл, это очень любезно с вашей стороны, но…
        - Поездка никоим образом не отразится на ваших планах, - успокоил он Джейн. - Мы вернемся как раз вовремя, чтобы вы смогли продолжить свою работу. И все, что вы потеряете, - это лицезрение Голубых Гор… куда вы можете съездить и в другой раз, правда?
        Джейн опять захлестнули сомнения. Если он говорит, что она сможет и впредь работать, значит, не собирается надолго сохранять их дружеские отношения. Такой сиятельный джентльмен, как Билл Форстер, вряд ли способен приблизить к своей особе какую-то там медсестру.
        Возможно, он имеет в виду самый заурядный флирт? Так вот, значит, как…
        Джейн Уилсон годится только для легкого флирта, которым все и закончится. Медсестра, которая не рискнет влюбиться в него, привязана к Барби и, ко всему прочему, может оказаться полезна в поездке как специалист.
        Пусть не мечтает! Джейн вздернула подбородок - она не поедет с ним даже на столь короткое время. Так говорила ее женская гордость. Но правда была в том, что она просто боялась быть в обществе Билла. В его присутствии в ней просыпалась страстная женщина, жаждущая любви. А она поклялась никогда не быть рядом с мужчиной, если затронуто ее сердце, если чувства не подчиняются рассудку. Иначе будет наказана судьбой, если… изменит своему скорбному обету.
        - Ну, Джейн, - Билл напряженно ждал ее ответа.
        Пытаясь овладеть собой, она напомнила:
        - Я уже сказала своим друзьям, что еду в Голубые…
        - Но они должны понять вас! Не часто ведь выпадает удача съездить в Италию. Первым классом, за мой счет.
        - Самое привлекательное, видно, последнее, - удрученно заметила Джейн. - Но жизнь подсказывает, что мужчины ничего не делают бескорыстно.
        После ее реплики Билл почувствовал себя виноватым. Джейн, нахохлившись, молчала.
        Наконец он ответил:
        - Джейн, распространяться о своем бескорыстии я не хочу и не буду вам лгать. Есть кое-что важное, что вы можете сделать для меня. Но это не то, о чем вы думаете.
        Девушка была совсем сбита с толку.
        - Так чего же вы от меня хотите, Билл?
        - Я прошу вас поехать с нами в Италию, потому что мне необходима ваша помощь!
        - Вы хотите, чтобы я помогла вам с Барби!
        - Не совсем, тут все гораздо сложнее. Вы очень упрямы и подозрительны, мисс! Я не думал, что будет так трудно уговорить вас.
        Его самонадеянность разозлила Джейн. Он решил, что она готова принять любое его предложение, даже не ознакомившись с сутью дела?
        - Жаль, что я расстроила ваши таинственные планы, - сочувственно отозвалась мисс.
        - Джейн… - Билл нежно дотронулся до ее руки. - Разрешите мне все вам объяснить…
        - Билл, скажите наконец, что вам от меня надо! - Ее терпение иссякло. Джейн хотела все знать, и знать сию секунду!
        - И все же придется начать именно с объяснений. Это не так легко, как я понял. Джейн… Я хотел, чтобы вы поехали с нами в Италию, исполняя роль… - он сделал паузу, - моей невесты и якобы будущей миссис Форстер!

6

        Джейн испытала самый настоящий шок. У нее было ощущение, что небо упало на землю.
        - Ну, теперь вы разрешите мне зайти и открыть все карты? - сурово спросил Билл.
        Придя в себя, девушка негодовала. Он оскорбил и унизил ее, самоупоенный миллионер.
        - Так вы с самого начала добивались моего участия в этом грязном маскараде?! - бушевала она. - Шикарный обед, приглашения домой, этот фальшивый поцелуй!
        Не давая Биллу произнести ни слова, Джейн продолжала свою отповедь:
        - Ваше благородство и великодушие - просто жалкая попытка расположить меня к себе. Чтобы я не раздумывая согласилась стать вашей любовницей. Так вот, можете забыть о сомнительных развлечениях и убирайтесь из моей жизни! Комедиант!
        - О, милая, мне надо было убедиться, что мы понимаем друг друга… А поцелуй… Я хотел вас поцеловать - и это было истинное наслаждение.
        Отчаявшаяся Джейн не верила ни единому его слову. Все это время он использовал ее симпатию к Барби и свою мужскую привлекательность. И теперь, когда уверен, что покорил ее, наступило время воплощения главного замысла.
        - Ничтожный шут, низкий обманщик! - пылая гневом, она жестом указала ему на дверь.
        - Джейн, дайте мне хотя бы объяснить, почему я попросил вашей помощи. Это чрезвычайно важно, поверьте. Будущее Барби в ваших руках.
        - Барби? Хорошо. Я слушаю вас. Рассказывайте. Немедленно. Зачем вам так нужна подставная невеста? - Холода в ее голосе и льда в синих глазах хватило бы на целый айсберг. Джейн пыталась отгадать причины этого подлога. Конечно, здесь замешан бизнес! Какая-нибудь крупная финансовая сделка в Италии, которая увеличит состояние Барби. А «невеста» нужна как доказательство его добропорядочности.
        Или, подумала она с отвращением, он хочет избавиться от очередной любовницы. Но причем тогда Барби?
        Спокойный голос Билла прервал ее гневные мысли.
        - Мне нужно убедить итальянских родственников, что я опять женился. Я обещал им, что мы с Барби как-нибудь приедем навестить их.
        Джейн молчала и внимательно слушала его.
        - Когда погибла моя жена, ее родители - Антонио и Мария Корбелли - приехали в Австралию на похороны. - Голос Билла звучал бесстрастно. Даже если воспоминания о трагедии все еще мучили его, он ничем не выдавал своей боли.
        Джейн с нетерпением ждала продолжения рассказа.
        - Гибель дочери была для них жестоким ударом. Со временем горе притупилось. Но они решили забрать Барби к себе. Родители Клавдии настаивают на том, чтобы увезти внучку навсегда в Италию. Они считают, что ей будет лучше в большой семье - с тетями, дядями, кузенами и кузинами, чем со мной - ее родным отцом…
        - Но это же…
        - Вы хотите сказать - противозаконно? Конечно. Они знали, что им никогда не добиться опекунства, но считали, что с моральной точки зрения правда на их стороне: это делается исключительно в интересах Барби. Их претензии сводились к тому, что я предпочитаю работу семье… они напоминали, что я часто оставлял жену одну заниматься с малышкой. Этого я не мог отрицать. Частые поездки - неотъемлемая часть моей деятельности.
        - Вы… часто уезжаете? - спросила Джейн, вспомнив грустные глаза Барби. Бедное дитя. Ее мама умерла, и теперь о ней заботятся сменяющие друг друга чужие женщины.
        - Иногда я уезжаю всего на несколько дней в другой город или в другой штат. Время от времени мне приходится летать на другие континенты. Но моя жена и дочка часто ездили со мной. Когда же это было невозможно, то о них заботилась экономка и целый штат прислуги. - Билл сжал зубы. - Что бы там ни говорили родственники моей жены, я никогда не противопоставлял работу семье.
        - А… что сейчас? - Джейн пугала разлука с Биллом. - Вы по-прежнему часто уезжаете и оставляете Барби одну с прислугой или Мэрил?
        - Я стараюсь как можно реже оставлять дом. - Он явно дал почувствовать, что не собирается давать ей отчет. Может, его итальянские родственники и имели на это право, но совсем не Джейн Уилсон. Несмотря на мою заботу о дочери, итальянцы убеждены, что Барби одинока и заброшена. Поэтому они хотят, чтобы она переехала в Италию, но, пока я жив, никто нас не разлучит! - прогрохотал Билл.
        - Тогда зачем же вы согласились приехать к этим людям?
        - Я обещал им на похоронах Клавдии. Мария и Антонио еще тогда хотели увезти с Барби, но я не позволил. Я не доверяю этой семейке. Корбелли как только не изощрялись, чтобы добиться своего. Сначала они вообще отказались возвращаться без Барби. Чтобы отделаться от них, я обещал, что привезу Барби в Италию на ее четырехлетие. День рождения в конце месяца, и семья Корбелли ждет нас в своем летнем доме на озере Комо.
        - Понятно, - почти развеселилась Джейн. - И вы хотите, чтобы они поверили, что вы снова женитесь и что у Барби будет мама и настоящая семья? И тогда они отстанут от вас?
        - Надеюсь.
        - Но, Билл, они же когда-нибудь поймут, что вы их обманывали.
        - Ну и что? Помолвки часто отменяются, и даже если они что-либо заподозрят, то не раньше, чем мы вернемся в Австралию. А тогда будет уже слишком поздно. Они только в Италии смогут удержать Барби, не гнушаясь любыми средствами.
        - Удержать?!
        - Джейн, я знаю эту семью. Они постараются удержать Барби всеми силами. Корбелли могут даже выкрасть девочку в надежде на то, что я уеду без нее из-за своего драгоценного бизнеса. - Лицо Билла выражало бесконечное презрение.
        Джейн с ужасом смотрела на него.
        - Вы действительно верите, что они способны похитить ее?
        - Для них это не похищение, а спасение несчастной сироты… при живом отце.
        - Но власти…
        - Джейн, Корбелли - одна из самых могущественных итальянских семей, банкиры, имеющие свои филиалы по всей стране. Власти не отважатся вступать в конфликт с этими воротилами. И никогда не станут помогать мне, иностранцу.
        - А как же власти Австралии? У Барби ведь австралийское гражданство. Они обязаны защищать интересы и дочери и отца!
        - Джейн, я не хочу подвергать маленького ребенка переживаниям. Даже если буду уверен, что получу опекунство. Барби для меня все. Я никогда не откажусь от нее. Поверьте, задуманное мною - единственный выход. Если вы сыграете роль будущей мамы Барби, они вряд ли что-нибудь предпримут. - Глаза Билла умоляли. - Вы поможете мне?
        Джейн вяло сопротивлялась.
        - А не лучше ли поехать в Италию с настоящей невестой? - Не дав ему заговорить, она продолжала: - Я уверена, что вам, могущественному Биллу Форстеру, совсем не сложно найти невесту из своего круга - уверенную, красивую и добрую женщину, которая смогла бы заполнить пустоту вашей жизни и Барби. Дочери нужна мама, Билл, настоящая мама! И нечестно по отношению к ребенку разыгрывать комедию.
        - Она еще слишком маленькая, чтобы понять. А насчет того, что ей нужна мама… - произнес он жестко, - у нее есть папа. И больше ей не нужен никто. И мне не нужна жена!
        - Это вы сейчас так думаете…
        - И не передумаю! - громоподобно прозвучал голос.
        - Но, Билл, почему я? Чужой человек, совсем из другого мира скромных тружеников. Никто из ваших друзей и коллег и в глаза меня не видел!
        - И не надо. Вам придется играть роль только на время нашей поездки в Италию. Поверьте, Джейн, так лучше для всех. И для вас, и для меня. - И тут же спохватившись, как бестактно прозвучали его слова, заметил: - Кроме того, светские леди совсем меня не интересуют. Наряды, косметика, драгоценности - это все мишура. А в душе они - самовлюбленные искательницы мужчин-миллионеров, из которых легко высасывать деньги, словно нефть из кувейтской скважины.
        Какой же он пессимист! Наверное, его жена была для него чем-то особенным и неповторимым, если теперь он видит представительниц прекрасного пола в таком невыгодном свете. Или женщины, которых Билл Форстер встречал, были настолько агрессивны и корыстны, что он старается избегать новых связей?
        - А откуда вы знаете, что я не такая? - с робкой надеждой спросила Джейн. - Вы не боитесь, что потом я подам на вас в суд за отказ жениться?
        - Попробуйте, и пожалеете, что появились на свет!
        Его гнев удивил Джейн. Она даже не подумала, что он мог принять ее шутку всерьез, и со страхом смотрела на него.
        - Вы говорите так, основываясь на собственном опыте? Я слышала, есть такие мужчины, для которых помолвка лишь средство добиться желаемого. Скажите, - проговорила она с брезгливостью, - много у вас было таких помолвок?
        На миг Джейн показалось, что Билл готов придушить ее. Его стальные пальцы так сильно впились в ее руку, что она чуть не закричала от боли. Билл тут же опомнился и разжал пальцы, бросив на нее ледяной взгляд.
        - Ни одной. И никогда не будет. Я не так глуп, чтобы из-за минутной прихоти связывать себя хоть малейшими обязательствами. Вам не откажешь в смелости и здравом смысле, Джейн Уилсон. Я думал, что бесплатное путешествие соблазнит вас. Вы дорого себя цените, мисс. Хорошо, договоримся иначе: десять тысяч долларов - пять сейчас, а пять после поездки.
        Унизительный торг доконал Джейн.
        - Так вот как вы обычно поступаете? Покупаете женщин? - Ее руки сжались в кулаки с такой силой, что побелели костяшки пальцев. - Оказывается, для вас женщины не более чем товар. Вы безнравственны и циничны, сэр!
        - Почти все женщины, которых я встречал, - ответил он, небрежно играя бумажником, - предъявляли свои требования. У некоторых были весьма скромные желания: их устраивали вечеринки, цветы, обеды в дорогих ресторанах. Другие с аппетитом акул требовали бриллианты, валюту.
        - Вы ведь все это… несерьезно?
        - Ну почему же? - Он снисходительно усмехнулся.
        - В таком случае, - сказала Джейн, открывая дверцу, - меня вам купить не удастся. Я не прикоснусь к вашим мерзким деньгам! Мне стыдно, что вы так плохо думаете о людях, Билл. Вы достойны жалости, мистер Форстер, австралийский банкир!
        - Не надо жалеть меня! Я по натуре борец. И не отступлю от своего замысла, как бы вы ни клеймили меня. А на вашу роль я найду более сговорчивых претенденток и с меньшим гонором.
        - Не обманывайте себя, Билл. Вам нужна женщина, которая любила бы вас не за деньги, а за то, какой вы есть.
        - Таких бескорыстных особ просто не бывает, - последовал циничный ответ.
        - Неужели?.. - Джейн запнулась. - Ни одна женщина на свете не сможет сравниться с вашей покойной женой?
        - Моя жена тут ни при чем! - Он взглянул на часы. - Вам пора на работу. - Билл грустно смотрел ей в глаза. - Джейн, я знаю, что требую от вас слишком многого. Но… поедем с нами в Италию. Прошу вас. - Невозможно было сопротивляться его молящему взгляду и печальному голосу. - Озеро Комо - волшебно, особенно в это время года.
        - Я…
        - Ради Барби.
        Он знал ее слабое место.
        - Если я и соглашусь, то только ради Барби. Но я еще подумаю и отвечу вам завтра, - сказала она, хотя уже знала ответ. В глазах Билла светилась надежда.
        Первым выйдя из машины, Билл протянул ей руку.
        - Согласитесь вы или откажетесь, Джейн… - промолвил он, уверенный, что она согласится, - я прошу вас почаще бывать у нас. На следующей неделе вам не надо будет ходить на работу в больницу, и вы сможете проводить с нами вечера. А днем у вас будет время собрать все необходимое для путешествия.
        Девушка смущенно молчала.
        - Я полагаюсь на вас, Джейн. Нам нужна ваша помощь. И, пожалуйста, не покупайте новой одежды для поездки. - Она с недоумением воззрилась на него. - Мы пройдемся по магазинам в Милане. Проведем там один день, перед тем как ехать на Комо. Вашим гардеробом займусь я.
        Чтобы быть уверенным, что она выглядит достойно для невесты Билла Форстера. Опять он задел ее самолюбие. Принимаю ваш вызов, сэр. Для вас это деловое соглашение, а для меня прозаическая сделка, только не с совестью!
        - Естественно. - В ее голосе прозвучала ирония. - Но по возвращении вы все заберете обратно. Мне эти платья больше не понадобятся, а ваши благородные подруги будут рады избавить вас от лишних вещей.
        - Если вы настаивайте, Джейн… я покоряюсь. Мы вылетаем в следующую пятницу, через неделю. Вам хватит времени, чтобы уладить свои дела?
        - Если я соглашусь, то, думаю, хватит.
        Пусть немного помучается. Он это заслужил!
        Девушка направилась к двери.
        - Джейн!
        Мисс Уилсон остановилась, гадая, что еще ему нужно.
        - Подумайте о моем предложении. - Билл помахал бумажником. - Оно остается в силе. Я позвоню вам утром.
        Джейн проводила глазами отъезжающую машину. Он все еще считает, что бесплатной поездки и итальянского гардероба будет недостаточно! Почему же у него такое низкое мнение о бедных женщинах? Может быть, они принесли ему много страданий и боли?


        Джейн не заметила, как пролетела неделя. После того как она ответила Биллу, что поедет и что делает это только ради Барби, ей предстояло рассказать обо всем матери.
        - Ты едешь в Италию? С Биллом Форстером? С тем самым знаменитым миллионером? - Лора Уилсон сомневалась, верить ли такому неслыханному счастью.
        Но Джейн объяснила матери, что это обычная работа, что она едет с семьей Форстеров как медсестра, чтобы присматривать за Барби - дочерью Билла Форстера, а когда вернется домой, то все останется по-прежнему.
        - Ты становишься настоящей деловой женщиной, Джейн. И я не могу понять, зачем ты согласилась работать медсестрой с докторами на вызовах. Это же такая глушь, вдали от всякой цивилизации. Как у тебя сложится жизнь? Ты никого из интересных мужчин там не встретишь. А я буду лишена возможности видеть свою дочь! Только изредка.
        - Не сгущай краски, мам. У меня же будут выходные, - успокаивала Джейн Лору Уилсон. Она любила свою мать, но могла выносить ее общество в малых дозах. Если же проводила с ней много времени, суматошная женщина не давала ни минуты покоя, засыпая разнообразными вопросами и жалобами, как любая мать, не избалованная вниманием дочери. - Я просто жду не дождусь, чтобы поехать туда, - заверила дочь. - И, конечно, я буду встречаться с коллегами, мам. Это обогатит мои знания. Я смогу вырасти как профессионал. Помогать страдающим людям - мое предназначение.
        - Тебе ведь уже двадцать шесть, Джейн. Пора задуматься о замужестве, о семье.
        Господи! Неужели она забыла об истории с Дэвидом!
        Родная мать, как никто другой, должна была проявить особый такт, затрагивая тему личной жизни Джейн. Но она была в совершенном неведении, не понимала, что замужество и материнство были бы трагической ошибкой для дочери. Девушка предпочитала не жаловаться на судьбу, не огорчать миссис Уилсон. Когда заходила речь об интимной жизни, она старалась казаться безмятежной и уверяла мать, что замужество и семья - совсем не то, о чем мечтает, и горячо уверяла, что профессия медсестры создана для нее. Даже себя ей удалось убедить в этом. Подавляя тоску по собственному очагу, мужу и детям, она искала утешения в заботе о чужих малышах. Джейн была по-своему счастлива. По-своему…
        - Мам, ты же знаешь, что я человек не домашнего склада. Я не хочу выходить замуж. Работа нот мое призвание. Тебе давно пора смириться с моим выбором.
        - Но, дорогая…
        - Мам, я опаздываю. Мне еще надо кое-что купить, а потом я ужинаю у Форстера. Прощай, дорогая!
        В среду Джейн чуть все не испортила, решив наставить Билла на путь истинный, и винить кроме себя ей было некого.
        Она почитала Барби перед сном, поцеловала ее, пожелала спокойной ночи, уступив место Биллу Форстеру. В дверях она задержалась, смотря, как заботливо отец подвертывает дочери одеяло, нежно целует ее, чуть касаясь маленького ротика.
        Когда они вышли из детской, Билл удивленно взглянул на Джейн.
        - Что случилось? Почему вы на меня так странно смотрите?
        Властно сжав ее локоть, он провел мисс Уилсон в очаровательную белую гостиную.
        - Вы думаете о чем-то серьезном, Джейн? О чем же?
        - Билл… - Она не решалась начать.
        - Я вас слушаю!
        - Билл, я знаю, вы любите свою дочь. И трогательно проявляете свою любовь к ней. Вечером вы спрашиваете, как она провела день, и следите, чтобы у нее всегда была игрушка, которую она сможет обнять ночью, вы поправляете ей одеяло и целуете на ночь. Но, Билл… ребенку нужно гораздо больше.
        - Больше? - Его глаза потемнели. - Если вы говорите о маме…
        - Нет! Я совсем не… Конечно, было бы чудесно, если бы у Барби была мама… и братья, и сестры. Но я не говорю о будущем, я думаю о настоящем. О том, что ей нужно сейчас.
        - И что же ей нужно сейчас? - спросил он насмешливо.
        Билл не сомневается, что дает своей дочери все, что может хотеть ребенок: балует ее, дарит игрушки, но он упускает из виду многое другое, более важное, нравственную заботу - воспитание души ребенка.
        - Я думаю, Барби была бы счастлива, если бы время от времени вы сажали ее к себе на колени, обнимали, целовали, не только когда она ложится спать. Как мама. И если бы вам удалось добиться от нее, чтобы она обнимала вас, как обнимает… Лупоглазика.
        Наступила тревожная тишина, которую нарушил Билл.
        - Она очень привязалась к этой игрушке. Я никогда не видел, чтобы девочка так обнимала хоть одну куклу из тех, которые подарил я, - удивлялся отец.
        - Возможно, их не так приятно обнимать, как Лупоглазика. А может быть, она его больше любит. Я ведь сказала ей, что зверушке нужна ласка. Думаю, ее тоже надо обнимать чаще, Билл.
        Он ничего не ответил, и Джейн продолжала свой урок воспитания.
        - Может быть, таким образом Барби дает вам понять, что лучше обняла бы вас, чем подаренных вами кукол.
        - Вы так думаете? После долгой работы медсестрой у вас теперь прорезался дар ясновидения?
        - Билл, прошу вас, не подумайте, что я…
        Жестом он остановил ее.
        - Я не обиделся, Джейн. Мне нравится ваша искренность. Это редкое качество. Любой другой моралист уже вывел бы меня из равновесия. Я знаю, вы любите Барби. Вы думаете не о себе, а о ребенке, поэтому и выбрал вас, Джейн, для этой поездки в Италию. Потому что знаю, вы делаете это прежде всего для нас.
        И еще потому ты выбрал меня, Билл Форстер, что я не представляю для тебя угрозы. Ты знаешь, что я ничего не потребую от тебя… потом.
        - Что-нибудь еще я делаю не так? - спросил Форстер с доброй усмешкой. - Говорите сейчас, до того как мы отправимся в Италию. Чтобы не оставить моим
«высоконравственным» родственничкам ни малейшего повода для критики.
        Ах, родственничкам! Так вот почему он так терпеливо выслушивал ее! Ради своей дочери он готов терпеть любые упреки, сделать что угодно, даже беспрекословно выполнять все рекомендации.
        Джейн решила устроить ему экзамен.
        - Билл… вы никогда не вспоминаете о вашей жене. Вы даже не говорите о ней с Барби.
        Его лицо стало похоже на маску, зеленые глаза застыли.
        - Моя жена умерла. Оставим в покое память о ней.
        - Но вы, разве вы спокойны, Билл? А Барби? Может быть, вам обоим нужно воскресить ее образ: добрая память умиротворяет, лечит душевные раны.
        - Джейн, остановитесь!
        Неожиданно мисс Уилсон спросила себя: что скрывается за этой напускной холодностью? Неизлечимая боль? Тоска? Чувство вины?
        - Билл, простите меня. Я невольно заставила вас страдать. Но я беспокоюсь о Барби. Я знаю, вы потеряли жену, но ведь Барби тоже потеряла маму. Она еще ребенок и не в состоянии объяснить, что чувствует. Но, без сомнения, девочка тоскует по маме. И недоумевает, почему она ушла.
        - Барби было только два, когда погибла моя жена, - прозвучал неживой безучастный голос. - Она была слишком маленькой, чтобы понять, что произошло. Барби забыла свою мать и не скорбит о ней.
        - Билл, вы уверены? Малыши, которым меньше года, помнят и узнают своих матерей. Им страшно, если их оставляют хоть на мгновение.
        - Барби всегда оставалась с нянями, даже когда ее мать была жива. Вначале она скучала, но потом привыкла.
        Как холодно и безразлично прозвучали его слова! Что это - маска, за которой скрываются отчаяние и безысходность?
        - Но ведь рядом с Барби нет близкого преданного человека… кроме вас, и это ранит душу ребенка.
        И даже он не всегда рядом с ней, негодовала Джейн. Каждый день Билл оставляет ее и идет в офис. А иногда он отсутствует несколько дней и даже недель!
        Тень легла на его лицо.
        - Многие родители работают и оставляют детей с нянями, не видя в этом особой драмы.
        Наверное, он сожалеет, что разрешил ей касаться его частной жизни. Тем не менее Джейн продолжала:
        - Билл, вы упорно не хотите меня понять. Барби до сих пор думает о маме. Где она? Вернется ли? Если вы не поговорите с ней, с каждым днем Барби все больше и больше будет задумываться над этой загадкой. Особенно когда встретит детей, у которых есть мамы. Вы рассказывали ей об аварии, Билл? Сказали ей откровенно, что ее мама никогда не вернется?
        - Пока ей известно только то, что доступно ребенку. - Разговор начал раздражать его. - Она знает, что мама ушла навсегда. Барби никогда не спрашивает о ней, не зовет и не плачет, даже во сне. Она забыла о том, что случилось, Джейн. Это обычная защитная реакция всех маленьких детей.
        Девушка безнадежно вздохнула. Несчастная Барби! Билл обманывает себя, она уверена в этом. Джейн решила все-таки убедить его в своей правоте.
        - Билл, девочка скрывает свои чувства, но в душе она страдает, по-детски страдает уже два года. Вот почему у Барби такие грустные глаза и она так редко улыбается. Она помнит маму и все еще скучает по ней… Билл, если вы не поговорите с ней, это сделают родственники вашей жены, причем не щадя души ребенка. Вы же не сможете запретить им говорить о Клавдии, пока мы будем в Италии? Для Барби окажется тяжким потрясением услышать правду от далеких для нее людей, а не от родного отца. Вы хотите этого?
        Лицо Билла исказилось. Ее слова явно взволновали его.
        Джейн поспешила воспользоваться его минутной слабостью.
        - Расскажите ей все подробно, Билл. Скажите, что это был несчастный случай, что вы здесь, рядом с ней, и никогда не оставите ее. Если она будет плакать, приласкайте. И целуйте ее, обнимайте, теперь у нее нет мамы, которая отдавала бы ей всю свою любовь. Барби необходима ласка, нежность. Не от меня, Билл. Не от Лупоглазика. От вас.
        - Прекратите эту пытку! Что вы знаете?! - В ярости он ударил кулаком по ладони. - Откуда вам известно, что мать обнимала и целовала ее? Почему вы так уверены, что Барби скучает по ней, что тоскую я. Вы не имеете ни малейшего представления о нашей семейной жизни. И вам ничего, понимаете, ничего не известно о гибели Клавдии. Все, что вы сейчас наговорили, - плод вашей фантазии!
        Джейн была подавленна и испуганна.
        - Билл, простите меня. Я допустила грубейшую ошибку! Мне изменили чуткость и деликатность. Вы не любили свою жену?! Но возможно ли это?
        - Джейн, это не предмет для обсуждения. Я знаю, что вы не имеете в виду ничего плохого, но говорить на эту тему для меня равносильно кощунству. Это запрещенная тема. Понятно? - Он положил ей руки на плечи. - И не воображайте, что я не любил свою жену. Я любил ее. Любил до безумия. Но все гораздо сложнее и трагичнее, чем вы в состоянии представить!
        Боже мой, что же она натворила? Какую больную струну затронула! И зачем только решилась проникнуть в интимную жизнь Билла?!
        - Мне пора домой. Это был длинный и тяжелый день, - откланялась мисс Уилсон.
        Слава богу, сегодня она приехала на своей машине. Биллу не придется подвозить ее домой. Увидит ли она его снова, после того что произошло? Или…
        Захочет ли он после ее нелепой выходки ехать с ней в Италию?

7

        Джейн все утро помогала матери по дому, пытаясь не думать о Билле и о том, состоится ли поездка в Италию. Вчера вечером, когда она уходила, Билл, вместо того чтобы сказать: «Завтра увидимся», сухо заметил: «Я позвоню вам». Джейн сочла это плохим предзнаменованием.
        Когда она мыла тарелки после обеда, зазвонил телефон, и Джейн бросилась к нему, подняв трубку на секунду раньше матери.
        - Да! - Ее рука дрожала.
        - Добрый день, Джейн. Это Билл Форстер.
        Она облегченно вздохнула.
        - Здравствуйте, Билл. Как у вас дела? - спросила Джейн, боясь услышать отказ.
        - Простите, что так резко говорил с вами вчера. Надеюсь, вы не передумали ехать с нами?
        У Джейн отлегло от сердца. Он все-таки хочет, чтобы она поехала! Но потом заработал холодный рассудок. Конечно, он приглашает ее только потому, что им нужна ее помощь, вот и все. Джейн чувствовала одновременно и радость, и горечь. Стал бы Форстер извиняться, если бы не нуждался в ней?
        - Нет, не передумала, и тоже прошу у вас прощения. Я не имела права поучать вас и тем более вторгаться в вашу частную жизнь. Обещаю, такого больше не повторится.
        - Джейн, возможно, мне и не понравилось то, что вы говорили, но ваши слова заставили меня кое над чем задуматься.
        Наверное, нелегко самонадеянному Биллу признаваться в своих ошибках. Неужели он вынужден так поступить лишь потому, что она ему сейчас необходима как воздух.
        - Сегодня я остался с Барби. - Его голос был монотонно-бесстрастен. - Рассказывал дочке о ее погибшей матери.
        Джейн чувствовала, какой мучительной и горькой была эта беседа для отца и маленькой девочки.
        - Билл, надеюсь, это не… принесло вреда малышке?
        - Нет, Барби проявила твердый характер. Думаю, этот откровенный разговор еще больше сблизил нас.
        - Слава богу, интуиция меня не подвела. Я рада за вас.
        - Вы ведь придете поужинать с нами? Мы сможем увидеться еще раз перед поездкой.
        - Хорошо. Если вы находите мой визит уместным…
        - Нахожу. У вас есть черное вечернее платье?
        - Не очень модное, но есть.
        - Наденьте его. Мы пораньше уложим Барби и поужинаем вдвоем. Вы и я.
        Он говорил так уверенно, будто и мысли не допускал, что она не примет приглашения.
        - Я приеду. - Вот и все, что она сказала.
        И вновь сомнения обрушились на нее. Это обычное деловое соглашение, внушала она себе. Вечера с Барби, «помолвка», даже этот ужин - просто часть не совсем обычной сделки. И не ищи в этом ничего личного, иначе тебя ждет разочарование.


        Как только Джейн переступила порог особняка Форстера, она уловила какую-то едва заметную перемену в Барби. Девочка куда свободнее держалась с отцом, порой обнимала его, чтобы поцеловать. Билл отвечал дочке проникновенной нежностью.
        Джейн радовалась, глядя, как отец подбрасывает малышку в воздух, тормошит ее, как она смеется и верещит от восторга. Билл тоже смеялся и дурачился, как озорной мальчишка. Неужели за сутки произошла такая разительная перемена?
        Когда Барби укладывали спать, она достала фотографию в серебряной рамке и с гордостью показала ее, сказав:
        - Это моя мамочка.
        Впервые Джейн увидела сияющее дивной красотой лицо Клавдии Форстер.
        - У тебя такие же большие темные глаза, как у твоей мамы, - сказала она осторожно, косясь на Билла. - И такие же темные вьющиеся волосы.
        Но черты лица Барби были тоньше, чем у матери, ее красота была возвышенна и выполнена природой в мягких пастельных тонах. Совсем другой была властная, ликующая прелесть Клавдии, в лице которой проглядывало что-то, отмеченное роком…
        - Моя мамочка умерла, - печально произнесла девочка. - С ней произошел не-счаст-ный случай. - Барби старательно выговорила трудное слово. - Ее машина мчалась так быстро, что перевернулась. Но она ничего не почувствовала, - сказала девочка, боясь расстроить Джейн. - Моей мамочки больше нет. - Малышка взглянула на Джейн огромными полными слез глазами, но не расплакалась. - Она смотрит на меня с неба. Как Бог. И любит меня.
        - Очень любит, - повторила Джейн, сама чуть не плача, поглаживая кудри Барби. - И твой папа тоже тебя любит. - Она все еще не решалась взглянуть на Билла.
        - Ну а теперь поставь фотографию мамы рядом с твоей и ложись спать, - раздался тихий голос Билла.
        - Я ее поставлю между твоей и моей, пап. - Барби оказалась тонким дипломатом.
        - Хорошо, любимая. Между твоей и моей.
        Барби поставила фотографию на полку и забралась в кровать.
        Ему все еще тяжело говорить о Клавдии, подумала Джейн, но ради дочери Билл преодолеет любую боль.
        Помогает ли откровенность ему самому? - размышляла девушка. Теперь он свободно говорит о своей жене, показывает ее фотографии, наверное, это к лучшему. Ведь, пряча горе, загоняя его вглубь сердца, Билл никогда не освободится от тяжкого груза печали и не сможет радоваться жизни.
        Джейн была одета так, как просил Билл: в черное вечернее платье и черные чулки, подчеркивающие красоту ее ног. Она не представляла, что за «ужин вдвоем» задумал Билл. Он даже не намекнул, куда они поедут, да и кто останется с Барби? Хильда уже легла спать в своей комнате, поэтому она не могла ни присмотреть за его дочерью, ни приготовить ужин. Загадка какая-то!
        Все разрешилось, когда раздался стук в дверь. Билл заказал на дом изысканный ужин для двоих в лучшем ресторане. На обеденный стол, изящно сервированный мерцающими в блеске высоких свечей серебром и хрусталем, были поставлены свежесрезанные желтые розы. Принесли копченого лосося, икру и редкие французские вина. На горячее подали вареную розовую форель с приправой из омаров и молодых овощей. Потом пломбир с фундуком, политый фисташковым сиропом. Билл как никогда был внимателен и любезен.
        После того как подали кофе и посыльные уехали, хозяин провел Джейн в гостиную и остановил перед большим круглым зеркалом.
        - Подождите здесь, - сказал он и, вернувшись через минуту, надел на ее изящную шею жемчужное ожерелье с бриллиантами. Тонкие пальцы мужчины нежно прикасались к телу Джейн, вызывая у нее волну сладостного томления.
        - Нравится? - спросил Билл, обнимая ее плечи.
        Она никогда не видела более нарядного и дорогого украшения. Но…
        - Билл, вам не надо было ужинать со мной, чтобы я согласилась носить такую роскошь. - Ее голос обдавал холодом. - Я знаю, это репетиция: вы должны убедиться, что произведу нужное впечатление на сиятельных итальянских родственников.
        Билл сильнее сжал ее плечи.
        - Это не совсем репетиция, Джейн. Я хочу, чтобы вы оставили ожерелье себе… насовсем. Прошу вас!
        Джейн отстранилась. Опять приманка.
        - Не старайтесь, Билл. Мне оно не нужно. Там, куда я поеду работать, неуместны ни бриллианты, ни жемчуга.
        - Но вы ведь не всегда будете работать на вызовах, Джейн. Сохраните ожерелье для того времени, когда вернетесь в Австралию. Я хочу, чтобы осталась память обо мне!
        - Спасибо, Билл, вы очень щедры… но нет. Я готова сыграть свою роль без жемчугов и бриллиантов, французского шампанского и икры!
        Билл заметно огорчился.
        - Вам не понравился наш ужин?
        - Очень понравился. - Джейн подумала, что было бы куда приятнее, если бы он пригласил ее просто потому, что ему нравилось быть с ней. Но она самолюбиво промолчала.
        - Вы уверены, что я пригласил вас не без задней мысли? Ничего подобного, Джейн! Я думал, вам будет приятно, что за вами ухаживают, что вы красиво одеты, что на столе отменное вино и изысканные блюда. Моя жена любила красоту во всем и не представляла жизни, лишенной прекрасного.
        - Но я не ваша жена. И никогда ею не стану. Я просто играю роль, не забывайте! Это нелегко для женщины, далекой от вашего мира, где сбываются самые невероятные мечты.
        - Я не понимаю вас, Джейн. Вы совсем не похожи на других женщин. Я до сих пор не встречал подобных вам. Вы - особенная.
        Конечно, с обидой подумала Джейн, я не такая. И совсем не похожа на утонченную леди, привыкшую к изобилию и блеску.
        - Подумайте хорошенько, подхожу ли я на роль вашей невесты? - проговорила она самолюбиво. - Кажется, я начинаю понимать ваш хитрый замысел. Сегодня вечером вы устроили мне своеобразный экзамен. Убедились, умею ли я пользоваться приборами, непринужденно и с тактом поддерживать светскую беседу, как и подобает невесте неподражаемого Билла Форстера. Если я оказалась не на высоте, у вас еще есть время передумать.
        - Неисправимая мнительная гордячка! - вознегодовал Билл. - Оказывается, вы обо мне невысокого мнения, мисс. Почему вы не можете не подвергать все оскорбительному анализу. Я просто хотел поужинать с вами, поблагодарить за то, что вы делаете для нас, а вы упрямо продолжаете читать между строк всякую напраслину, не веря в чистосердечность моих намерений!
        Джейн была пристыжена.
        - Билл, простите меня… Я перегнула палку. Это был очень приятный вечер, замечательный. Извините за то, что я все испортила своей проклятой мнительностью.
        - Несмотря ни на что, вечер был восхитительный, и украсили его вы - Джейн!
        Даже если бы она все испортила, Билл никогда бы в этом не признался.
        - Мне пора идти. Надо еще упаковать кое-какие вещи, да и лечь пораньше. Завтра увидимся.
        Джейн вышла из особняка и побежала к своей машине.


        Вечером, после утомительного, несмотря на комфорт первого класса, перелета из Сиднея в Милан, такси подвезло их к центральной гостинице города. Они устали и мечтали о мягких удобных кроватях. Билл забронировал два номера: одноместный - для Джейн и двухместный - для себя и Барби.
        - Завтра утром я пришлю завтрак вам в номер, - сказал он Джейн, прощаясь на ночь. - Жду вас у себя в номере часам к девяти. После завтрака пойдем за покупками.
        - Милан совсем не такой, как другие города Италии. - Они мчались в машине по залитым солнцем улицам. - Он шумный, современный. В этом городе свой особый ритм. Рим, Флоренция, Венеция - эти старинные, «вечные» города живут прошлым, в то время как Милан со своей стремительностью - типичный город будущего. Он скорее европейский, чем только итальянский. Крупнейший банковский центр и… - Билл взглянул на Джейн, - центр высокой моды.
        - Да, я слышала об этом.
        По этой причине они и задержатся здесь на несколько часов, прежде чем ехать на озеро Комо. Семье Корбелли будет сказано, что они отдыхали после долгого перелета, но настоящая причина в том, что Джейн Уилсон за это время должна срочно превратиться в элегантную невесту Билла Форстера.
        На ее безымянном пальце уже сверкала семейная реликвия - бриллиантовое кольцо с крупным сапфиром. Перед тем как уехать из гостиницы, Билл надел его ей на палец, не промолвив ни единого слова.
        Держа Барби за руки, они прошли всю Виа Монте Наполитано. По обеим сторонам улицы располагались сверкающие магазины модной одежды. Джейн с любопытством оглядывала витрины: Валентино, Гуччи, Армани… Весь цвет итальянских модельеров. Сказочные наряды, заоблачные цены.
        - Вы так спокойны, Джейн. - Билл наклонил к ней голову. - Кажется, вас не потрясло, что вы оказались в царстве моды. Мне казалось, что изысканные наряды способны свести с ума любую женщину.
        - У вас несколько субъективное представление о женских слабостях, - возразила Джейн. - Конечно, я неровня утонченным богатым дамам, с которыми вы общаетесь, но, поверьте, не все, даже очень обеспеченные женщины грезят только о французском шампанском и модных тряпках! Простите, я немного нервничаю. Из-за… из-за… - Джейн растерянно теребила кольцо на пальце.
        Билл тронул ее за руку.
        - Не надо извиняться, Джейн. Вы правы. В жизни много более интересного и важного, чем туалеты и драгоценности. Просто я забыл, что существуют незаурядные личности, как вы, например.
        Джейн отвернулась, чтобы скрыть яркий румянец, разлившийся по щекам. Она была тронута искренностью, прозвучавшей в его голосе. Но очарование длилось одно мгновение. Не обманывай себя, Джейн, подсказывал ее неумолимый рассудок. Билл Форстер - слишком умен и у него завидный опыт искушения наивных женщин, он владеет даром перевоплощения. Не зря же затеял этот рискованный маскарад.
        - Дорогая Джейн, - Билл самодовольно улыбнулся, - позвольте мне выбрать за вас. - Он опять взял ее за руку. В его голосе прозвучала повелительная нота, и Джейн взорвалась:
        - Вы хотите убедить ваших родственников в том, что я достойная невеста, истратив на меня целое состояние? Что ж, не буду мешать этому безумию!
        - Я искренне надеялся, что вам хотелось бы носить эти красивые вещи! Многие женщины мечтают одеваться у Гуччи и Валентино. Моя жена, по крайней мере, никогда не отказывалась от такой приятной возможности.
        Гнев Джейн исчез так же внезапно, как и нахлынул. Кажется, она начинала понимать. Билл не пытался сделать из нее типичную даму своего круга, а хотел подарить ей то, о чем мечтала бы каждая женщина! Это же так естественно!
        - Билл… - Джейн колебалась. Она здесь не для того, чтобы демонстрировать взрывной нрав, ей необходимо выполнить свою работу. - Я просто хочу оставаться самой собой. Когда на мне надета какая-то новая модная вещь, я должна чувствовать себя в ней уверенно.
        - То, что я выберу, вам понравится, Джейн. Предоставьте это мне! Все будет хорошо.
        - Надеюсь.
        - Вы умная, тонкая женщина, Джейн. Вы прекрасно справляетесь с Барби. И мы с вами… - Билл не сводил с нее восхищенных глаз, - хорошо понимаем друг друга, чтобы провести моих родственников. Важно, что в наш замысел не вторгаются чувства. Кроме того, это игра - без намека на дешевый флирт!
        Джейн натянулась как струна. Он постоянно напоминает ей, что это просто работа. Чтобы она не подумала бог весть что и ничего не ждала от него потом. Когда закончится этот маскарад, с ней вежливо попрощаются и предоставят идти своим путем, не пересекающимся с блестящей дорогой Билла и Барби. С внезапной болью Джейн подумала: «жених» даже в большей безопасности, чем подозревает!
        - Начнем, - сказал Билл, взглядом показывая на витрину с самыми дорогими моделями. - Вам понадобятся несколько простых удобных платьев, подходящих для отдыха на озере, и элегантные вечерние туалеты.
        Джейн посмотрела на Барби, которой, кажется, уже надоело хождение по магазинам.
        - А малышке не скучно таскаться с нами по салонам?
        - Ей мы тоже купим новые платья и обязательно интересные книги и забавные игрушки ко дню рождения. Возле собора есть большой детский магазин, так что она не заскучает.


        В конце концов, не такой уж это был утомительный день. До обеда они успели приобрести все необходимое и доставить покупки в гостиницу.
        Джейн даже захотелось примерить что-нибудь из новых нарядов. Было куплено много, на все случаи жизни: купальники, шелковые костюмы, льняные рубашки и брюки, купальные халаты, разнообразная обувь: туфли из плотного льна и плетеные кожаные сандалии. Билл заставил «невесту» посетить магазин нижнего белья и купил ей шелковую ночную рубашку и дорогие кружевные наборы, уверяя, что все это входит в часть их сделки.
        - А вы не боитесь, что все это великолепие вскружит мне голову? - лукаво спросила она, сидя за столиком в летнем ресторане. Резные шпили готического собора четко вырисовывались на фоне ясного голубого неба. Они с Биллом наслаждались местным блюдом - ризотто по-милански.
        - Мне кажется, ваша голова надежно сидит на плечах, Джейн, - ответил Билл, вогнав Джейн в краску. - Если вы так же будете краснеть перед моими родственниками, они с легкостью поверят, что мы влюблены друг в друга.
        Джейн еще сильнее покраснела.
        - Я не справлюсь с этой деликатной ролью, Билл.
        - Справитесь, Джейн! - уверенно сказал он. - Не забывайте, будущее Барби в ваших руках, и, как бы плохо вы ни думали обо мне, главное - вам дорога судьба моей дочери. Ведь весь этот маскарад ради нее. И поэтому мы обязаны справиться. Я люблю свою дочь больше всего на свете. И готов отдать за нее жизнь.
        Это правда, подумала Джейн. Ради нее он готов на все, невозможного не существует, когда Барби грозит опасность. Великолепный Билл даже готов притвориться, что влюблен в Джейн Уилсон. В женщину, которая ничего для него не значит и которую он никогда не увидит после этой поездки. Поэтому и выбрал меня. Я не потребую от него даже самого ничтожного вознаграждения, и это отлично ему известно.
        Старший сын Корбелли, Джорджио, должен был в три часа заехать за ними. Оставалось еще немного времени, и Билл отправился с дочкой в гостиницу, чтобы она отдохнула перед поездкой на озеро. Джейн, по настоянию Билла, осталась полюбоваться собором.
        Девушка смотрела на чудесный барельеф, украшающий массивные бронзовые двери, пытаясь вспомнить историю Милана. Потом вошла в собор, разглядывая возносящиеся под купол стройные колонны, любуясь дивными витражами. Собор был так величествен, что она чувствовала себя песчинкой под его высокими сводами. Она была так потрясена открывшейся перед ней бессмертной красотой, созданной зодчими Италии, что не могла произнести ни слова, боясь, чтобы оно не прозвучало банальностью.


        - Джорджио, разрешите представить вам Джейн Уилсон - мою невесту.
        Черные глаза под сросшимися бровями слегка сузились, но Джорджио не был удивлен: Джейн знала - Билл заранее предупредил Корбелли, что приедет с невестой.
        - Добрый день, Джорджио, - улыбнулась Джейн.
        - Все мы были смущены, когда вы позвонили, чтобы сообщить о своей женитьбе. Прошло так мало времени…
        По-английски итальянец говорил хорошо, но с сильным акцентом. Он явно не одобрял поступок Билла Форстера. Джейн сочла его поведение бестактным.
        - После смерти моей жены прошло уже два года. Ребенку нужна мать. Я уверен, поближе познакомившись с Джейн, вы согласитесь, что она будет прекрасной матерью… и женой, - надменно ответил Билл.
        Джорджио нахмурился.
        - Не слишком ли поспешно вы все решили? - не сдавался итальянец. - Совсем недавно, разговаривая с моими родителями, вы даже не упомянули о скоропалительно появившейся невесте.
        Джейн содрогнулась. Неужели Корбелли что-то заподозрили?
        - Мисс Уилсон еще не знала, сможет ли приехать в Италию, - спокойно ответил Билл, кладя руку ей на плечо. Не столько для того, чтобы убедить Джорджио в их близости, сколько для того, чтобы успокоить Джейн. Но от этого ее волнение только усилилось. - Джейн - медсестра. Вернее, раньше работала медсестрой. Она ушла с работы, чтобы присматривать за ребенком. Она просто влюблена в мою дочь, как и Барби в нее, - продолжал он, невозмутимо поглаживая плечо Джейн. - Ну что, поехали? Джейн, садись, пожалуйста, с Барби, а я сяду вперед.
        Черный сияющий «альфа ромео» помчался на север. Билл вел непринужденный разговор с Джорджио. Он спрашивал итальянца о семье, о финансовом положении в Европе, о городских новостях, по пути указывая из опущенного окна на мелькающую оранжевую крышу какого-нибудь особняка или на типичный итальянский фермерский домик, золотое кукурузное поле, освещенный тоннель. Наконец они достигли городка, раскинувшегося на берегу озера. Чтобы попасть к летней вилле Корбелли на восточном берегу Комо, им надо было проехать городок из конца в конец.
        Легкая болтовня Билла успокаивала Джейн. Она с наслаждением откинулась на спинку сиденья, поглаживая ручку Барби. Ведь это ее последний шанс отдохнуть перед началом рискованного шоу.
        Вечерний туман спустился на воду. Огромное ярко-голубое озеро пестрело деревянными мосточками. Вдали вздымались скалистые горы, у подножия которых роились деревеньки.
        Узкая дорожка, огибающая озеро Комо, была забита легковыми машинами, грузовиками и длинными автобусами. Джейн изумилась, заметив, что другие машины как будто расступаются перед «альфа ромео», как если бы Джорджио был владельцем этого маленького шоссе.
        И все же поездка была прекрасна. Дорога петляла, следуя неровной береговой линии. Поражали буйная зелень садов и роскошные виллы. Джорджио поднял большой палец - безмолвный жест восхищения, когда они проезжали гранд-отель «Вилла д'Эсте». Мимо них пролетели аккуратно подстриженные сады и ярко-изумрудные лужайки. Темно-синяя гладь озера, озаренная мягким блеском ранних вечерних звезд, была исчерчена светящимися полосами от паромов и юрких лодочек.
        Наконец Джорджио свернул с узкой колеи и въехал в массивные железные ворота, остановившись возле большого гаража. Прямо под ними раскинулся сад - с террасами, каменной балюстрадой и ухоженными нарядными клумбами. Перед взором Джейн предстала загадочная вилла итальянцев - темная каменная громада с зелеными стенами, увитыми диковинными растениями, и с белыми ставнями.
        Джорджио посигналил, и из дома выбежал старичок, засуетившийся около багажа.
        Джейн вместе с Барби вышли из машины. Навстречу им спешила молодая светловолосая женщина.
        - Барби! Дорогая, наконец-то ты здесь!
        Джейн еле устояла на ногах, когда итальянка с силой вырвала у нее из рук испуганную девочку. Зеленые томные глаза так и впились в мисс Уилсон.
        - Я тетя Барби, Флавия Корбелли, - властно произнесла синьора, скорее для того, чтобы объявить о своих правах на ребенка, чем представиться. - Жена Джорджио.
        Мисс Уилсон натянуто улыбнулась. Нравится она мне или нет, но нельзя не признать, что итальянки чарующе красивы. Флавия - блондинка с лебединой шеей и золотистой кожей - была утонченнее жены Билла и поражала своей необыкновенной внешностью.
        - Здравствуй, Флавия. - Билл неотступно следил за дочерью. - Барби, золотко, все хорошо, это твоя тетя Флавия. - Затем он подтолкнул вперед Джейн. - Флавия, познакомься. Это Джейн, моя невеста.
        Враждебный огонек сверкнул в глазах итальянки, и, только когда она взглянула на Барби, целуя малышку в щеку, ее взгляд потеплел.
        - Детка, я так рада, что ты здесь! Я была лучшей подругой твоей мамы. А ты очень красивая, как наша Клавдия!
        Джейн почувствовала, как насторожился Билл.
        - Ты ее пугаешь своей излишней экспрессией. - Он освободил Барби из тисков тетушки, и дрожащая малышка уткнулась лицом в его плечо, крепко обвив руками шею отца. - Девочка должна привыкнуть к тебе, - заметил Билл.
        Глаза итальянки готовы были испепелить его. Джейн поразил хищный ястребиный нос и презрительно сжатый рот заморской тети маленькой Барби.
        Конечно, у Флавии есть причины невзлюбить меня и Билла, решила Джейн, пытаясь быть справедливой. Ведь она была родственницей и лучшей подругой Клавдии.
        Из сада выбежали двое мальчиков. Один повыше, темноволосый, другой блондин.
        - Это мои сыновья - Джорджио семь лет, а Тони пять, - сказала Флавия. - Дети так ждали встречи с маленькой кузиной, - обратилась матрона к Биллу. - Они рады провести время с Барби и будут обращаться с ней как с сестрой. - Она заносчиво взглянула на Джейн.
        Но тут из-за дерева показалась пожилая пара: седовласый мужчина с властным и суровым лицом и низенькая полная дама с ярко-рыжими, красиво уложенными волосами. Наверное, глава семьи с женой, подумала Джейн. И Билл подтвердил ее догадку, поздоровавшись с ними по именам.
        - Мария, Антонио… Здра… - Но Билл не был услышан.
        Не обращая внимания на его приветствия, они подошли к внучке, и Мария застрекотала по-итальянски, забыв, что ребенок не понимает ни единого слова.
        - Она вас не понимает, - сухо предупредил Билл. Барби сжалась, ища защиты от напора пылкой родни. - Говорите с ней по-английски.
        Раздался злой голос Флавии.
        - Она наполовину итальянка. Так что должна выучить родной язык.
        - Сейчас она должна чувствовать себя спокойно, - непререкаемым тоном произнес Билл. - И она почувствует себя куда увереннее, если с ней будут говорить на языке, который она понимает. Запомнит она несколько слов - прекрасно. Но я не хочу, чтобы… - Билл запнулся, - чтобы ее насильно заставляли. Вернее - требую.
        - Барби… Разве ты забыла свою бабушку? - ворковала Мария Корбелли, поглаживая девочку по голове, тщетно надеясь вызвать у нее улыбку.
        - Она очень застенчивая. Да и долгий путь утомил ее, - вмешался Билл. - Ребенку нужно время, чтобы освоиться в новой обстановке.
        - Если бы ты почаще привозил ее к нам, ей не надо было бы осваиваться, - огрызнулась Флавия. - Она так долго не видела нас, что уже забыла!
        - Она вас не забыла, просто стесняется. Когда погибла ее мать, лучше всего было оставить Барби дома, где все знакомо и близко. Вы сами могли бы навестить нас в Австралии, - заметил с вызовом гость.
        - Как самонадеянно, Билл. Мы же не можем бросить все и помчаться на край света! А Австралия… Это и есть край света! - взорвалась бесцеремонная синьора Корбелли.
        Не ответив, Билл представил Джейн.
        - Мария, Антонио - моя невеста, Джейн Уилсон. Джейн, это Мария и Антонио Корбелли. - Девушка заметила, что он сознательно не сказал теща и тесть, сохраняя дистанцию между собой и семьей Корбелли.
        Темные ненавидящие глаза пристально разглядывали Джейн. Пожилые супруги не произнесли ни слова приветствия.
        - Отведите мою внучку в дом, - распорядилась Мария. - Флавия покажет вам ваши комнаты. - И они с мужем величественно удалились.
        - Комната Барби рядом с моей и Джорджио, - сообщила Биллу Флавия. - В детскую поместили малыша Жизели.
        Жизель… Младшая сестра Клавдии, вспомнила Джейн. Билл рассказывал, что ее муж Мишель - профессиональный автогонщик. Приехав на их помолвку, Билл и Клавдия привезли с собой Барби, которая только начинала ходить.
        - А наши комнаты? - спросил Билл недовольно; сейчас ему не было никакого дела до Жизели и ее ребенка.
        - Ваши комнаты наверху, - сказала Флавия. В ее узких зеленых глазах промелькнули злорадные огоньки. Итальянка вела их по длинному мощеному коридору. На стенах висели старинные картины и кашпо с яркими цветами. - Тебе нечего беспокоиться о дочери, Билл, - заверила она его, улыбнувшись девочке, все еще цепляющейся за отцовскую шею. - Я привыкла вставать по ночам к своим мальчикам, а заодно загляну к Барби.
        - Комната дочери должна быть рядом с моей, - потребовал Билл. - И комната Джейн также. Барби иногда просыпается и плачет по ночам. А здесь все незнакомо. Ей необходимо быть рядом с нами.
        Флавия недовольно поджала губы.
        - Такое впечатление, что ты не доверяешь мне - ее тете. Как будто я не смогу поухаживать за своей племянницей и успокоить ее!
        - Сможешь, конечно. Просто я хочу, чтобы Барби было хорошо. Ей спокойнее, когда я рядом. И она очень привязалась к Джейн и воспринимает ее как мать.
        Флавия вздохнула, хлопнула в ладоши и, когда вошел старичок, занимавшийся багажом, отдала по-итальянски несколько распоряжений. Джейн поняла только имя мужчины - Луиджи.
        - Он отнесет вещи Барби на верхний этаж, - перевел Билл. - В комнату напротив моей.
        Флавия зло взглянула на гостя.
        - Марта приведет спальню в порядок, хотя она гораздо меньше и ее окна не выходят на озеро.
        - Где Жизель? - спросил Билл, поднявшись по ступенькам вслед за Флавией. Теперь, когда он добился своего, его тон стал более дружелюбным.
        - Уехала провожать Мишеля в аэропорт. У него гонка, поэтому в ближайшее время вы его не увидите. Она и ребенка с собой взяла. Габи сейчас только восемнадцать месяцев, - ответила Флавия с теплотой в голосе. - Теперь, когда у Жизели есть ребенок, она не часто ездит с мужем на гонки. А я всегда рада посидеть с Габи. Я обожаю маленьких девочек. - Она бросила жадный взгляд на Барби.
        - Ты больше не работаешь в галерее? - спросил Билл, меняя тему разговора.
        - Нет, нет, работаю, конечно. - Флавия отбросила с лица золотистые пряди. - У меня теперь другой партнер… - Ее зеленые глаза опять зло сверкнули, когда она взглянула на Джейн. - Но летом галерея закрыта.
        Остановившись в дверях, итальянка еще раз недружелюбно посмотрела на Джейн.
        - Билл не сказал вам, что впервые встретил свою будущую жену в галерее?
        Джейн растерялась, но Билл ответил за нее.
        - Моя невеста знает только, что я встретил Клавдию в Милане. Флавия и моя жена были совладельцами картинной галереи. Они продавали картины и статуи ценителям искусства. Это моя комната или Джейн? - поменял он тему разговора.
        Флавия не ответила, нарочно продолжая рассказывать.
        - Это была любовь с первого взгляда, - злорадно подчеркнула она. - Билл приехал в Милан по делам, связанным с банком Джорджио и Антонио. И когда он встретился с Клавдией, они влюбились друг в друга, словно Ромео и Джульетта.
        - Я знаю, как сильно Форстер любил свою жену, - кротко ответила Джейн. Билл с потемневшим лицом молча стоял позади нее. Барби все так же цеплялась за его шею, широко раскрыв свои печальные глаза.
        Взмахнув рукой с красными ногтями, Флавия резко сказала Биллу:
        - Это твоя комната, вещи уже принесли. Когда приготовят комнату Барби, Марта зайдет и скажет вам. Джейн… сюда, пожалуйста. - Девушка последовала за ней. Она улыбнулась Биллу, как влюбленная невеста, и поцеловала Барби. Девочка доверчиво повернулась к ней, оторвавшись от папиного плеча.
        Флавия привела Джейн в скудно обставленную комнату с низкими окнами, выходящими на озеро и покрытые туманом горы.
        - Прекрасно. - Джейн с ужасом поняла, что она осталась наедине с Флавией.

8

        Джейн почувствовала откровенно враждебный пронизывающий взгляд зеленых глаз итальянки.
        - Вы знали Клавдию?
        Начинается «следствие». Необходимо быть крайне осторожной, приготовилась Джейн.
        - Мы встретились с Биллом после ее смерти.
        - А давно вы знаете Билла?
        - Нет, не очень. Это… произошло внезапно. С первой же встречи мы поняли, что нас многое сближает, - импровизировала мисс Уилсон. Надо же постепенно вживаться в роль.
        - Вот как? - Флавия с пристрастием осмотрела Джейн, будто сомневалась, что у них с Биллом может быть что-то общее. - А где вы встретились? Непостижимо, что вы умудрились привлечь внимание утонченного Билла Форстера. Глядя на вас, трудно поверить, что вы принадлежите к светскому обществу.
        Флавия пыталась оскорбить и унизить невесту Билла, но Джейн была готова дать отпор.
        - Вы правы. Я не принадлежу к светскому обществу, - спокойно ответила она. - Я медсестра, вернее, была медсестрой.
        - Медсестра?! - Флавия произнесла это с такой брезгливостью, словно Джейн была навозной мухой.
        - Не удивляйтесь, синьора. Квалифицированная медсестра педиатрического отделения. Благодаря моей профессии мы и встретились с мистером Форстером. - Они с Биллом решили по возможности говорить всю правду. - Я помогла его дочери, когда она упала с качелей, и привезла ее в больницу для обследования и лечения. Тогда-то я и познакомилась с Биллом. А потом я заходила к ним домой, чтобы осматривать Барби, ближе узнала их обоих и привязалась к ним.
        - Барби нуждалась в осмотрах? Какое везение для вас, - злорадствовала Флавия. - Наверное, вы счастливы, что к вам в сети попалась такая крупная рыба, как Билл Форстер?
        Джейн с трудом сдерживалась.
        - Я выхожу замуж не из-за денег, не из-за высокого положения в обществе Билла Форстера. Мною движут совсем другие, лишенные всякой корысти чувства.
        - Вы хотите убедить меня, что вас связывает только любовь? Это сказка для детей. Меня вы не обманете, мисс Уилсон. - Лицо Флавии пылало от злости.
        - Тем не менее мы любим друг друга и вам с этим придется смириться.
        Билл Форстер, почему бы тебе не прийти мне на помощь?!
        - Я распакую вещи, если вы не против? - сказала Джейн, открывая чемодан, который Луиджи бросил на кровать.
        Флавия оставалась в спальне, а Джейн достала платья и повесила в шкаф. Цепкий взгляд завистливых глаз обшарил каждую этикетку.
        - Билл уже прошелся с вами по магазинам?
        - Глупо было бы покупать новые вещи в Сиднее, раз уж мы оказались в средоточии мировой моды. И потом, у меня было мало времени перед отъездом. Я только недавно оставила свою работу.
        - Конечно, зачем работать, если у вас появился богатый жених.
        Джейн еле удержалась, чтобы не сказать колкость. Осторожней, «невеста»! Не забывай о своей роли.
        Вы абсолютно правы, рассудительная Флавия! До чего же бестактна и зла эта напыщенная итальянка! Она убеждена, что я искательница тугих кошельков! Вся эта семейка согласна с Флавией! И Джейн бессильна их переубедить! Ну что ж, Биллу будет потом проще объяснить расторжение помолвки.
        Флавия пододвинулась к ней, вкрадчиво зашептав:
        - Если вы так любите Билла, то не захотите ни с кем делить его любовь, станете остерегаться любого, кто осмелится посягнуть на него, - шипела как змея полная ненависти златокудрая итальянка.
        - Посягнет на него? - в недоумении переспросила Джейн. - И кто же?
        - Его девочка. Ребенок от другой женщины!
        - Я люблю Барби. Люблю, как если бы она была моим ребенком. - Джейн обрадовалась, что ей приятно называть Барби «своим ребенком». Она очень любила дочь Билла Форстера. До самозабвения.
        Флавия неестественно рассмеялась.
        - Как вы можете ее любить? Дочь чужой женщины, чужого ребенка? Вы молоды, Джейн. Вам нужны свои дети.
        Жестокие слова Флавии болью отозвались в душе Джейн. «Вам нужны свои дети!» Но она умела владеть собой и хорошо помнила о своей роли.
        - Барби - дочь мужчины, которого я люблю!
        Она почувствовала, как что-то оборвалось у нее в груди: возможно, это правда, я люблю его? Нет. Нет. Она будет только играть свою роль. Полюбить - было бы для нее катастрофой! Разве может женщина влюбиться в человека, который считает представительниц прекрасного пола хищными искательницами тугих кошельков? И даже если Билл Форстер не так уж ей и безразличен, любовь - священное табу.
        Жаркий шепот Флавии раздражал, как жужжание осы.
        - Джейн… вы должны подумать о судьбе Барби. О том, что важнее для нее, а не для Билла. - Итальянка боялась, а Джейн надеялась, что в любую минуту может войти Билл.
        - Я постоянно думаю о Барби! - отозвалась она с большим чувством.
        Она приехала в Италию, согласилась на этот рискованный маскарад только ради Барби. Ребенку нужна спокойная устроенная жизнь, а уж ни в коем случае не тяжба между отцом-австралийцем и семьей нравственно нечистоплотных итальянцев. Чтобы уберечь Барби от этой авантюры, она не остановится ни перед чем, даже если ее жизни будет угрожать опасность.
        - Неужели? - Голос Флавии был насыщен сарказмом. - О Барби или о том, чего добивается Билл Форстер? Джейн, только вы смогли бы уговорить его оставить Барби здесь, с нами. С семьей ее матери. С ее кузенами. Ее место в Италии.
        - Место Барби рядом с отцом, - возразила Джейн. - Даже если у него нет жены, даже если он неумеренно балует девочку, он любящий, заботливый отец. И может дать Барби все, что ей нужно для счастливой жизни сейчас и в будущем.
        Коварная Флавия, сообразив, что потерпела фиаско, решила переменить тактику.
        - Вы даже при самом большом воображении не можете сравниться с Клавдией, - с нескрываемым пренебрежением процедила Флавия. - Клавдия была красавицей, в которой бурлила радость: от ее присутствия становилось светлее. А Барби… У нее и глаза матери, и цвет волос, но, к сожалению… - Флавия сокрушенно вздохнула. - Она маленькая пугливая мышка. Такая тихая и слабенькая. Видно, что девочка несчастна.
        - Она просто стесняется… - Джейн едва не сказала «чужих», но вовремя спохватилась. - Стесняется многолюдного общества. И мы ведь только приехали. Через день-другой она освоится.
        - Если бы чаще бывала у нас, то не стеснялась. Барби должна остаться с нами, жить с нами - Клавдия хотела бы этого. Она мечтала, чтобы дочь получше узнала родину своей матери, но Билл не разрешал уезжать без него. Он тиран. Они только один раз взяли ее с собой, и то ненадолго. Клавдия и Барби не могли погостить без него в Италии.
        - От Сиднея слишком далеко до Италии. Без помощи мужа это непосильное путешествие для молодой матери с маленьким ребенком. А супруги просто не могли жить друг без друга.
        - Не могли жить друг без друга? Какая ложь! Это он вам сказал? На самом деле Клавдия боялась его. Он не давал ей покоя, безумно ревновал, у него была навязчивая мысль, что Клавдия может изменить ему. Билл не спускал с нее глаз, следил за каждым шагом. Клавдия была рабыней, а не любимой женой.
        Неужели это правда? Билл сам сказал, что любил свою жену… Джейн вспомнила слова:
«до безумия». А Клавдия, судя по фотографии, была неправдоподобно, непозволительно красива. Любой мужчина ревновал бы такое чудо.
        - Надеюсь, ясно, на что вы обрекаете себя, Джейн, - атаковала Флавия, воспользовавшись ее замешательством. - Билл может быть невыносимо грубым, жестоким. Вот увидите, он будет держать вас «на привязи», шпионить за вами. Клавдия, не вытерпев деспотизма мужа, решила развестись с Биллом.
        - В это невозможно поверить, и я не верю, - заявила Джейн.
        - Но он не дал бы ей развода, хотя и не любил Клавдию. Владеть красавицей стало для него предметом особой гордости. Она была его собственностью! Самым дорогим украшением его аристократического особняка.
        - Он любил ее… Всегда любил! Билл обожал ее! - твердила наперекор Флавии Джейн.
        - Его болезненная страсть собственника была губительна, - изощрялась в своей ненависти итальянка. - Поймите, Джейн, Билл - властолюбивый тиран. Вы еще убедитесь в моей прозорливости, по глупой наивности выйдя за него замуж!
        К великой радости Джейн, красноречие Флавии иссякло.
        - Дети едят в полседьмого, семья - в девять, - предупредила она Джейн, собираясь уйти. - А в полдевятого мы отдыхаем на террасе. Ждем вас, когда будете готовы. - В дверях она остановилась: - Клавдия хотела, чтобы ее дочь воспитывалась в нашей семье, если что-нибудь случится с ней. Но Билл проигнорировал ее желание. Надеюсь, что под вашим влиянием он поймет, что счастье Барби здесь, в Италии, в кругу дружной любящей семьи, братьев и сестер. От ее застенчивости не осталось бы и следа. Мы бы вырастили уверенную в себе, жизнерадостную девочку.
        - Девочке нужны и братья, и сестры. Но ей нужен прежде всего родной отец, и она необходима ему. Но еще Биллу нужна любящая и добрая жена. А Барби - заботливая чуткая мама.
        Сердце подсказывало Джейн, что Билл был бы счастлив услышать от нее: «Я подарю девочке братьев и сестер». Но сказать это она не могла. Особенно после того, что Флавия насочиняла о Билле. Конечно, иногда он невыносим. Однако это лишь эпизоды, не затмевающие главного, - благородства этой незаурядной личности.
        Флавия, уловив ее смятение, заметила:
        - Моим мальчикам тоже нужна сестра, а я бы все отдала за дочку. К сожалению… - ее недобрые глаза повлажнели, - у меня больше не может быть детей.
        Чуть не плача, женщина вышла из комнаты.
        Не успели затихнуть ее шаги, как в спальню ворвался возбужденный Билл, пронзив Джейн горящим взглядом.
        - Что тебе наговорила Флавия? Это ядовитое существо способно на самую подлую ложь, для нее нет ничего святого! Отвечай немедленно!
        Джейн стало страшно.
        - Где Барби?
        - Я уложил ее спать.
        Он схватил руку «невесты», зажав, как в тиски.
        - Ты не ответила на мой вопрос!
        - Билл, мне больно!
        - Прости. - Он разжал пальцы. - Какие небылицы наплела тебе эта человеконенавистница?
        - Ты уверен, что все рассказанное ею о тебе и о Клавдии - ложь?
        - Я предупреждал тебя… Эти лишенные совести люди готовы на преступление, чтобы лишить меня Барби, оставить ее в своей семье. Особенно теперь, когда она уже в Италии. Ты обязана мне все рассказать. Мы должны быть во всеоружии.
        В нескольких словах Джейн передала разговор с Флавией. Вернее, ее монолог, похожий на анафему.
        - Джейн! Ты можешь верить только мне, поняла? В том, что говорила Флавия, нет ни слова правды. Никому из семьи Корбелли нельзя доверять. Они опасные люди, авантюристы.
        Джейн прониклась опасениями Билла. Она здесь, чтобы помогать ему. Но если откровения Флавии - ложь, то почему Билл сам не скажет ей всей правды? Очевидно, в словах итальянки скрывалась, пусть ничтожная, но доля истины!
        В коридоре послышались шаги и детский смех.
        - Сюда идут. Останься здесь. - Билл ласково обнял Джейн, заметив: - Мы помолвлены и должны вести себя как будущие супруги.
        Кто-то остановился у открытой двери, и Билл жадно приник к губам «невесты». Его чувственный рот, мускулистое литое тело пробудили в молодой женщине страсть. Джейн, испытывая блаженство, даже не почувствовала, что на них смотрят. Она забыла обо всем на свете.
        Вдруг Билл грубо оборвал поцелуй. Джейн заметила, как что-то, похожее на страх, промелькнуло в его взгляде. Ее настоящая любовь, а не бутафорские чувства подставной невесты, спугнула осторожного Форстера.
        - Простите, если помешала, - прозвучал приятный голос.
        - Жизель! Заходи! - без особой радости пригласил он.
        Как можно так забыться! - кляла себя Джейн. Она позволила себе больше, чем позволительно «невесте». А это может вызвать подозрения и осложнит спектакль. Билл не простит ей этого!
        Оставалось лишь приветливо улыбнуться юной итальянке. У нее на руках сидела пухленькая черноглазая девочка. Джейн не поверила своим глазам: перед ней стояла воскресшая Клавдия. Но, посмотрев внимательнее, она уловила разницу. И впрямь они были очень похожи - сияющие темные глаза, густые черные волосы, оливковая кожа, безупречная фигура - но на этом сходство заканчивалось. Лицу Жизели недоставало царственного сознания своей загадочной красоты, демонизма, тайны, что и делало Клавдию неповторимой!
        Черноглазая малышка что-то озабоченно пролепетала на итальянском, и Жизель ответила ей.
        - Она голодна, - объяснила молодая мать, целуя Габи в щеку. Младшая из сестер Корбелли не выглядела такой враждебной, как Флавия. - А где Барби? - спросила Жизель.
        - Спит в моей комнате. - Билл приблизился к итальянке, натянуто улыбаясь и протягивая руку к ребенку. - Эта маленькая красотка выглядит шалунишкой!
        - Она спокойный, послушный ребенок! - возразила Жизель таким тоном, словно Билл нанес ей оскорбление. Мать нежно взглянула на дочь. - Я бы хотела иметь дюжину таких, как Габи. И еще дюжину мальчишек.
        Джейн стало грустно. Жизель и Флавия обожают своих чад, подумала девушка с болью. Она ведь тоже любит детей, поэтому и работает медсестрой, но, к сожалению, у нее никогда не будет своего малыша.
        - Когда-нибудь заведешь и дюжину, - раздобрился Билл.
        Однако угрюмый огонек в его глазах предупреждал: но моя дочь не станет им сестрой! Повернувшись к «невесте», он представил ее. Жизель сухо кивнула в ответ.
        Я для них совсем чужая, огорчилась Джейн.
        После того как Жизель ушла, не выпуская Габи из рук, девушка обратилась к Биллу:
        - Тебе не кажется, что нам не стоит целоваться при твоих родственниках? Хотя бы из уважения к памяти твоей жены?
        - Я думал, тебе понравился поцелуй, - последовал самодовольный ответ, и насмешливые искорки заиграли в его глазах.
        - Я ведь не могла дать «жениху» пощечину в присутствии Жизель? Я просто…
        - Я понял тебя. Благоразумие и чувство меры. Пожалуй, ты права. Больше никаких поцелуев, - поддразнил он. - Ничего, если я иногда обниму тебя или нежно посмотрю?
        Его слова покоробили Джейн.
        - Для тебя это игрушки? Такие, как ты, любят подобные игры!
        - Поверь мне, Джейн, это для меня не игрушки. Я просто хотел помочь тебе естественнее сыграть сложную партию. Но так, чтобы ты не забывала о главном - спектакль поставлен ради Барби!
        Ради Барби он даже продаст свою душу дьяволу. А что он готов сделать ради меня?
        - Этого я не забуду, - обиделась Джейн, уязвленная его неустанными напоминаниями. - Но, может, тебе не нравится то, что я делаю? А если я захочу усовершенствовать сценарий?
        - Было бы лучше, если бы тебе нравился я, хоть немного.
        Вот этого признания она не ожидала от Билла! Если бы он нравился ей хоть чуть больше, это стало бы трагедией.
        - Давай оставим чувства в покое. Не надо кощунствовать, - взмолилась Джейн. - Для меня это новая работа. И я согласилась на нее ради только Барби. Прошу не забывать, мистер режиссер.
        Только ли ради нее? - засомневался внутренний голос. Джейн сама в это больше не верила! Она влюблена!


        - В конце концов все не так уж плохо, правда, Джейн? - спросил ее Билл двумя днями позже.
        Он пригласил ее на веранду, где по вечерам собиралась вся семья. Льняные брюки и футболку Билл сменил на темно-синюю рубашку и белые брюки. Под рубашкой вырисовывалась мощная грудь, а брюки соблазнительно обтягивали стройные ноги. Джейн неохотно отвела от него восхищенный взгляд.
        Она вздрогнула, когда Билл захлопнул за собой дверь. Чего ты испугалась, трусиха? Просто он не хочет, чтобы нас услышали.
        - Здесь так красиво и так спокойно, - мечтательно прошептала Джейн, глядя на темную зеркальную гладь озера. Возможно, ему совсем нетрудно играть роль влюбленного жениха, но ей-то каково равнодушно терпеть его нежные взгляды и ласки и по-актерски бесстрастно отвечать на них. - Кажется, Барби нравится играть с кузенами. Она уже чувствует себя свободней. Мальчиков она все-таки немного стесняется, но обожает малышку Габи. Я рада, что ты привез ее развлечься.
        А еще я очень рада, что ты взял меня с собой, думала Джейн. Она наслаждалась солнцем, семейными обедами, купанием в озере и походами к прибрежным деревушкам, часами упоительной праздности, когда можно вдоволь позагорать или посидеть в саду, любуясь, как резвятся дети. Джейн полюбила завтраки под сенью деревьев, багровые закаты и тихие умиротворенные вечера. А какое волшебное озеро! Она его особенно любила. Ничто не омрачало бы ее радости, если бы не мысль о том, что этот праздник - всего лишь временная сделка.
        Но Билла не радовала прелесть Италии. Джейн чувствовала, что ему не по нраву родственники, и огорчало, что Барби гостит у них!
        - Готова идти?
        Джейн кивнула и охотно пошла с ним. Детей уже накормили, искупали и уложили спать, поэтому они просто могли посидеть в свое удовольствие.
        - Сегодня нам не придется наслаждаться ядовитыми речами Флавии. К счастью, они с Джорджио уехали отдохнуть с друзьями, - радовался Билл.
        Мария, Антонио и Жизель были в прекрасном настроении. Мишель выиграл гран-при на автомобильных гонках, и, чтобы отметить это событие, открыли лучшее шампанское. На небе пламенели последние отсветы багряного солнца, вода озера серебрилась, легкий ветерок шевелил листья деревьев.
        Перед кофе Джейн поднялась наверх, чтобы взглянуть на Барби. Вернувшись, она сказала Биллу, что девочка крепко спит. Они еще немного побыли на террасе, наслаждаясь вечерней прохладой, свежим воздухом и терпким запахом цветов. Безоблачное ночное небо было усеяно блестящими, похожими на бриллианты звездами.
        - Еще шампанского? - предложил Антонио. Неожиданно раздался телефонный звонок.
        Спустя несколько мгновений Лулу, одна из служанок, прибежала на террасу, что-то быстро говоря по-итальянски.
        Мария тихо вскрикнула и перевела для гостей.
        - Звонил муж Лулу. Их малышка заболела, и он хочет, чтобы жена немедленно шла домой. Доктор на вызове, и неизвестно когда вернется. Бедная Лулу… Конечно, ее надо отпустить. Ей придется бежать всю дорогу. - Мария взмахнула руками. - Лулу! Быстрее!
        - Бежать всю дорогу? - возмутился Билл. - Где она живет? Неужели никто не может подвезти мать больного ребенка?
        - Этого и не надо. Ее дом здесь недалеко, за поворотом. К тому же у нас нет машины: Джорджио забрал свою, а у машины Жизель спустило колесо, и его некому поменять до утра.
        - Лулу нужна помощь, - зло произнес Антонио, и в глазах служанки появился страх.
        - Я медсестра. - Джейн встала. - И я могу пойти с Лулу.
        - Правда?! - Мария успокоилась. - Но вы не говорите по-итальянски. Билл, ты должен помочь.
        Билл заколебался. Он сумрачно посмотрел на Джейн, и она поняла, что он думает о Барби.
        Жизель тоже сообразила, что отец не хочет оставлять дочь.
        - Не волнуйся, Билл. Я скоро пойду проведать Габи, а заодно навещу и Барби. Вам лучше поторопиться, а то Лулу с ума сойдет от беспокойства.
        Помрачневший, Билл схватил Джейн за руку и повел к выходу.
        Слава богу, на узкой дороге совсем не было машин. Путь освещали только звезды да тонкий серп месяца. Из предосторожности они прижимались к низкой каменной стене, чтобы не столкнуться со случайной встречной машиной.
        К счастью, дом Лулу был совсем недалеко. За деревьями виднелся небольшой коттедж. К двери вели крутые деревянные ступени.
        Смуглый мужчина - муж Лулу - встретил их в дверях. Билл объяснил ему по-итальянски, почему они явились с Джейн. Мужчина что-то сердито ответил, смущенно переминаясь с ноги на ногу. Билл, заподозривший неладное, перевел Джейн:
        - Он говорит, что боль у его дочери прошла и она заснула. Итальянец извиняется за беспокойство.
        - Все-таки я осмотрю ребенка, - предложила Джейн, и Билл перевел ее слова супругам.
        Лулу согласилась и пригласила всех в детскую. Джейн задала отцу девочки несколько вопросов, и Билл помог с переводом. В ответ муж Лулу покачал головой. Малышка даже не пошевелилась во сне, когда Джейн прощупывала ее животик и слушала пульс.
        - Жара у нее нет, - сказала она Биллу. - Ребенка не тошнило и не рвало. Я боялась, что это аппендицит. Скажи родителям, пусть не будят девочку, но понаблюдают за ней. Не страшно, если доктор придет осмотреть ее только утром.
        Через пять минут Билл и Джейн уже возвращались к вилле Корбелли. Они шли, как и прежде, поближе к низкой каменной стене, остерегаясь встречных машин, мчащихся на большой скорости, и невольно ускорили шаг, стараясь побыстрее обогнуть опасный поворот.
        - Машина, - предупредил Билл, оттесняя Джейн к спасительной стене. - Судя по шуму, этот лихач несется на полной скорости. Будем надеяться, что у него хватит ума, чтобы не срезать на повороте. Вот оголтелые итальянцы! - негодовал Форстер.
        Джейн зазнобило от страха. Она не могла поверить, что разумный водитель может нестись на опасной скорости, да еще не по своей стороне дороги. Неужели он не боится рокового столкновения со встречной машиной на повороте? Здесь же двум машинам не просто разъехаться!
        В следующий миг они были ослеплены светом фар. Водитель наверняка видел пешеходов, но и не думал остановить огромный грузовик.
        Девушка закричала:
        - Он едет прямо на…
        Но тут рука Билла схватила ее и сильно прижала к стене. Джейн ударилась головой и услышала шум пронесшейся в полушаге от них машины. Если бы оба они не прижались к стене, то оказались бы под колесами грузовика.
        В воздухе пахло горелой резиной. Билл крепко обнял Джейн.
        - Слава богу, ты цела! Этот безумец мог убить тебя!
        Девушка взглянула на Билла, тронутая его страхом за нее. Его голос звучал так, как будто она была дорога ему.
        - Он и тебя мог убить! - ужаснулась Джейн и склонила голову ему на грудь.
        Я бы не пережила, если бы с ним что-нибудь случилось, подумала Джейн. Он смысл моей жизни. Билл! Любимый! Ее трясло как в лихорадке.
        - Все в порядке, Джейн. Теперь мы в безопасности. - Билл вел ее, обняв за плечи, огибая коварный поворот. Его голос дрожал, и Джейн опять зазнобило, но на этот раз не от страха.
        Да, я в безопасности, думала она, уткнувшись в рубашку Билла. Пока он рядом, ничто не может случиться со мной.
        Как сквозь туман, Джейн разглядела стоящий на дороге грузовик. Водитель остановился, чтобы перевести дух при мысли о возможной катастрофе или потому, что волновался за них?
        Они услышали приближающиеся тяжелые шаги.
        - Я убью его! - вскрикнул Билл.
        - Осторожней, может, он пьяный, - предупредила Джейн. Трезвый водитель, итальянец или француз, не будет нестись сломя голову по такой дороге. Джейн охнула, прижимая руку к затылку.
        - Я тебя ушиб, прижимая к стене, Джейн. - Билл погладил ее волосы. - Где тебе больно? Здесь? Здесь? А спина? Плечи?
        В такой передряге любой мужчина проявил бы заботу. Глупо мечтать, что она ему небезразлична. В Италию ее привез Билл и поэтому чувствует себя ответственным за нее. Я ему нужна для дела, твердила как заведенная Джейн. Чувства здесь совсем ни при чем.
        - Билл, со мной все хорошо. - У нее болела голова и плечо, но все могло быть намного хуже. - Билл… - Она неожиданно вздрогнула.
        Из тумана возникла фигура мужчины. Он что-то кричал им по-итальянски. Голос показался Джейн знакомым.
        - Он спрашивает, все ли у нас в порядке, - перевел Билл. - И что мы делаем на дороге так поздно ночью. - Вдруг он весь напрягся. - Такое впечатление, что…
        Водитель наступал на них с самым воинственным видом, решив, что нападение - лучший способ защиты.
        - Черт побери! Билл! Джейн! Что вы двое здесь делаете?
        - Ты! - вскрикнул Билл.
        Это был Джорджио!

9

        - Я же просила Джорджио дать мне вести машину, - пыталась оправдать мужа Флавия, когда все домочадцы собрались на вилле и пили бренди. - Бедняга был в плохой форме…
        - Ничего же не случилось, - нахально заявил Джорджио. - Видишь? Наши драгоценные гости целы и невредимы.
        - Но могло произойти несчастье, - лицемерила Флавия.
        Джейн не верила в искренность синьоры Корбелли. В блестящих глазах Флавии по-прежнему мерцал злобный огонек. Глядя на коварную итальянку, Джейн думала, как жестока эта красивая женщина. Единственное, о чем она сожалеет, что мы не погибли под колесами бешено мчавшегося грузовика, который вел ее муж. Все было заранее подстроено и продумано - в этом Джейн не сомневалась. Взглянув на Билла, она поняла, что его одолевали такие же подозрения.
        - Мне пора спать. - Джейн откланялась, не желая оставаться в обществе Корбелли ни секунды. Голова и плечо все еще ныли, а ноги дрожали. Она чувствовала себя разбитой и подавленной.
        - Я тоже пойду. - Билл взял Джейн за руку, надеясь ее успокоить. От одного его теплого прикосновения сердце девушки сладко замерло. - Спокойной ночи, - сказал он явно смущенным итальянским родственникам.
        Гостей проводили сочувственными возгласами.
        - Не верю я им, - подумала Джейн вслух, поднимаясь за Биллом по лестнице.
        - Я тоже, - с отвращением сказал он. - Джорджио не так пьян, как желает представить Флавия. По-моему, он был вполне трезв, чтобы вести машину.
        - Билл, ты же не думаешь, что?..
        - Я еще точно не знаю, но…
        Больше он не сказал ни слова. Джейн ждала, что Билл пожелает ей спокойной ночи и уйдет к себе, но тот вошел в ее спальню и плотно закрыл за собой дверь. Он все еще пребывал во власти пережитого ужаса: они были на волосок от смерти.
        - Итальянцы бы посчитали странным, если бы мы изредка не уединялись, - заметил Форстер. - Скоро поднимется к себе Жизель. Не сомневаюсь, она решит, что мы во власти любви. Тем лучше - это придает большую достоверность нашим ролям «невесты» и «жениха».
        Джейн заметно нервничала.
        - Билл, я очень хочу спать!
        Но почему она так нервничает? Билл прав. Семье пылких итальянцев показалось бы странным, если бы они не использовали любой удобный момент, чтобы побыть наедине.
        Билл нежно обнял Джейн за плечи.
        - Что ты задумал?
        - Джейн, я требую, чтобы ты была осторожна. Мне не нравится сегодняшнее происшествие. Что-нибудь в этом роде может повториться, и второго чуда не произойдет.
        - Билл, я не думаю, что…
        - А ты подумай, - процедил он сквозь зубы. - Они могли все разыграть от начала до конца. Звонок мужа Лулу… Так называемый больной ребенок… Как они нас ловко убедили пойти с Лулу и помочь ей. Они знали, что нам придется возвращаться одним, знали об этом опасном повороте.
        - Билл, ты ошибаешься! Джорджио и Флавия были на озере в этот вечер. Как они догадались, что мы одни, и грузовик появился на этом повороте почти одновременно с нами.
        - Итальянцы позвонили ему, когда мы ушли с виллы. Муж Лулу сообщил, когда мы оставили их дом.
        - Билл… Но Лулу и ее муж…
        - Лулу работает на Корбелли. - Билл привлек ее к себе, его глаза потемнели. - Слушай, возможно, я и безумец, но мы не должны просто так отмахнуться от этого эпизода, похожего на сорвавшееся убийство. Это непостижимо, согласен с тобой, но я и ждал от этой семьи преступления.
        Джейн казалось, что ей рассказывают содержание одного из фильмов ужасов Хичкока.
        - Я не могу поверить, Билл!
        А вдруг он придумал все эти страсти, чтобы она возненавидела Корбелли так же, как и он? Хотел сделать ее своей верной союзницей в борьбе с родственниками Клавдии?
        - Им нужна была не ты, Джейн, - рассуждал Билл. - Наверное, они догадывались, что я буду ближе к дороге, прикрывая тебя от машин. Убрав меня, - произнес он мрачно, - они имели бы все права на Барби. Девочка уже здесь, в Италии. У моей матери вызволить внучку таким образом вряд ли хватило бы сил. - Он с отчаянием сжал хрупкие плечи девушки.
        - Билл… мне страшно.
        - Прости, я не хотел пугать тебя. Умоляю, будь поосмотрительнее, хорошо? Не забывай, что мы в окружении хищных и злобных людей.
        - Билл, обещаю, я буду осторожнее. Но и ты береги себя, дорогой.
        Если, упаси боже, он прав, то именно его итальянцы постараются лишить жизни.
        - Ты умеешь владеть собой, Джейн! Другая на твоем месте впала бы в истерику после всего, что мы сегодня пережили. Меня вдруг озарило, что больше всего леди печется о моей безопасности. Ты не перестаешь меня удивлять, Джейн Уилсон. - Билл с благоговением отвел шелковистую прядь с ее лица. - Как твоя голова, плечо?
        - Почти все прошло, - ответила Джейн, тая от его прикосновения. - Знаешь, я засыпаю…
        Джейн чувствовала тепло его тела, приятный запах бренди. Билл смотрел на нее, и в его глазах светилась нежность.
        Это какое-то наваждение. Девушке надоело сдерживать себя - так хотелось ласкать и целовать дорогого ей человека.
        - Джейн, твое отношение ко мне и к Барби - редкость. Ты мне бесконечно дорога.
        Не ищи в его словах того, чего ты так неистово ждешь, нашептывал холодный сомневающийся рассудок.
        Джейн не успела понять, что с ней происходит, как Билл крепко прижался к ее губам. Все, что угнетало Джейн, - страх, боль, сомнения - исчезло. Она наслаждалась его долгим сладостным поцелуем и со всей страстью ответила на него. Она раскрывалась ему навстречу, точно цветок, тянущийся к солнцу. Джейн млела, ощущая, как его чуткие пальцы гладят ее шею.
        Но когда Билл стал осторожно поглаживать ее упругую грудь, недремлющий разум одержал верх над чувством.
        - Билл, остановись! - Джейн ловко выскользнула из его объятий. - Ты потерял власть над собой? Никто же на нас не смотрит! Занавес опущен. Спектакль окончен, а воровать поцелуи тайком мы не договаривались!
        - Джейн, тебе не о чем волноваться. Я не преступлю границ дозволенного, ибо дорожу твоим доверием.
        Ах вот что! - не унимался червь сомнения. Билл подумал, что может спугнуть ее, и она не доиграет своей партии безупречной невесты. Но женственная прелесть Джейн неодолимо влекла его.
        Слава богу, она не дала страсти возобладать над разумом. Но каких усилий ей стоило не поддаваться мужским чарам Билла!
        Еще ни один мужчина в ее жизни не вызывал столь нестерпимого желания отдаться ему. Как же она хотела его! Джейн казалось, что она вполне может довольствоваться безобидным флиртом, случайными поцелуями и легкими связями. Но Билл Форстер доказал, что это заблуждение, попытка обмануть природу. Может быть, он и собирался поразвлечься с ней, пока они отдыхают в Италии, стране любви? Для Джейн его ухаживание стало искушением, тяжким испытанием воли, изнурительной борьбой сердца и рассудка.
        - Воровать поцелуи, Джейн? - Билл игриво смотрел на нее. - А мне показалось, что ты их жаждала, плутовка!
        - Я не владела собой. Дорожное происшествие сковало мою волю, и ты воспользовался этой слабостью.
        - Твоей минутной слабостью?! Прости!
        - Билл, прошу тебя… уйди! Я очень устала и хочу отдохнуть. - Джейн демонстративно повернулась к нему спиной.
        Наступила неестественная тишина. Билл первым нарушил ее.
        - Ложись спать, милая. Завтра день рождения Барби. Приятных тебе сновидений.
        После того как он ушел, Джейн долго ворочалась в постели, предаваясь своим мыслям, прежде чем уснуть тяжелым тревожным сном.


        - Джейн… Можно войти? - Не дожидаясь разрешения, в спальню ворвалась бесцеремонная Флавия.
        - Я опаздываю на завтрак? - Взглянув на часы и убедившись, что еще раннее утро, Джейн с тоской подумала, чего же еще от нее хочет эта назойливая женщина. - Если ты зашла, чтобы поздравить Барби, то девочка у Билла. Она уже получила свои подарки.
        - Я поздравлю Барби, когда она спустится. У нас для нее так много сюрпризов. Да… - Флавия закрыла за собой дверь. - Я хотела сказать тебе нечто важное о Билле.
        - Флавия, тебе лучше…
        - Я хочу по-дружески предупредить тебя, Джейн, - начала лицедействовать вероломная итальянка. - Твоя судьба мне не безразлична. Я успела проникнуться к тебе симпатией. - В ее приторном голосе звучала фальшь.
        Джейн настороженно слушала исполненный коварства монолог злобной женщины, решившей добиться своей цели.
        - Билл - избалованный жизнью, неразборчивый светский лев.
        - Флавия, я не ребенок и, особенно в силу своей профессии, умею разбираться в людях. Я все привыкла решать сама.
        - Он будет обманывать тебя, Джейн!
        - Почему я должна верить вам, синьора? Для этого у меня нет никаких оснований!
        - Он изменял Клавдии… Хоть и любил ее до безумия. Но Билл неисправимый ловелас. Он даже со мной осмелился заигрывать на следующий день после свадьбы. Пытаясь наверстать упущенное много лет назад.
        Джейн ни на минуту не забывала предупреждения Билла. Я тебе не верю! Ты насквозь лжива, прелестная Флавия. Это мне подсказывают и сердце, и женская интуиция!
        - Что ты имеешь в виду под «упущенным много лет назад»? Я бы хотела знать! - потребовала Джейн.
        Неужели Билл когда-то имел связь с Флавией?
        - Джейн, тебе надо многое узнать о своем будущем муже. Думаешь, столь наивная, неиспорченная и простая девочка вроде тебя сможет удержать его после такой королевы, какой была его покойная жена? Или такой, как я?
        - Как ты? Господи, откуда такая самоуверенность, Флавия?
        - У меня была небольшая интрижка с Биллом. Еще до того, как он встретил Клавдию. Ничего особенно серьезного. Я предана Джорджио, как и он мне. Но мы… - Флавия сластолюбиво усмехнулась, - позволяем себе время от времени отдохнуть друг от друга.
        Лживая, вероломная итальянка вызывала острое чувство неприязни. Кроме того, Флавия не отличалась умом. Какая несусветная чушь! Она пытается шантажировать меня. Но мог ли он изменить Клавдии? Можно допустить. Билл - человек страстей. Она и сама в этом убедилась.
        - Флавия, тебе лучше уйти. - Это прозвучало как «вон отсюда».
        Билл, возможно, гордился бы мной, пыталась унять разыгравшееся воображение Джейн. Ее словесная дуэль с Флавией достойна аплодисментов!
        - Пойду вниз, чтобы приготовить поздравления Барби. - Итальянка удалилась с мстительной усмешкой на губах.
        Завтрак был накрыт на солнечной террасе с видом на озеро. Когда Билл и Джейн привели Барби, Корбелли бросились обнимать и целовать девочку, осыпав ее дорогими подарками в ярких упаковках.
        - С днем рождения, Барби! С днем рождения, наше сокровище!
        Барби, окруженная восторженными родственниками, застенчиво улыбалась, распутывая разноцветные ленточки и шуршащую, в ярких рисунках бумагу. В свертках были нарядные куклы, настольные игры и красивые платья. Но с особым любопытством девочка поглядывала на большую, обернутую золоченой фольгой и перевязанную бантами коробку.
        - Ну а теперь, Барби… - Огромные глаза Флавии вспыхнули от тщеславия. - Ты уже посмотрела все свои подарки и можешь наконец получить главный - от всех нас.
        Джейн заметила, что Билл ни разу не улыбнулся. Их общие с ним подарки были маленькими, изящными и забавными игрушками. Они проигрывали по сравнению с куклами, чуть ли не в рост малышки, и гигантскими коробками настольных игр. А теперь еще эта таинственная упаковка - что в ней может быть? И как они повезут домой эту громадину?
        - Ну вот, Барби… - Флавия с нетерпением смотрела, как девочка срывает позолоченную бумагу. - Давай-ка я помогу тебе.
        Глаза ребенка округлились от восторга. Внутри коробки стоял великолепный кукольный дом, очень похожий на виллу Корбелли. У него были зеленые стены, белые ставенки и остроконечная крыша. В миниатюрных комнатах на каминах стояли филигранные золотые часики; крошечные книги в кожаных переплетах заполняли полки библиотеки.
        От восторга Барби словно онемела. Она стояла прижав руки ко рту и блестящими глазами любовалась на сказочные дары.
        - Джорджио и Луиджи отнесут коробку в детскую, - сказала Флавия, упиваясь гордостью. - Там ей самое место.
        Ее слова прозвучали настораживающе. Она убеждена, что этот игрушечный домик принадлежит их вилле и останется в ней навсегда. Вместе с Барби! Вот цель, которой и добивается вся семья Корбелли!
        Непререкаемым тоном Билл прервал Флавию.
        - Надеюсь, для игрушечного дома и других игрушек - если вы, конечно, хотите, чтобы Барби забрала их с собой в Австралию, - есть специальная упаковка?
        Воцарилась недобрая тишина. Флавия бросила на Билла испепеляющий взгляд. Наконец Мария ответила Биллу:
        - В наши дни фантастической техники можно довезти все, что угодно, и куда угодно. А пока детская - самое подходящее место для модели настоящего дома.
        Билл больше ничего не сказал; его рот был плотно сжат, на губах не появилось и тени улыбки.
        Остаток утра прошел в приготовлениях к празднику. Семья собиралась отметить день рождения Барби на озере. Началась бесконечная беготня от дома до стоящей у причала яхты, куда относили еду, напитки и запасные стулья. Джорджио и Антонио надували воздушные шарики, а Жизель и Флавия украшали яхту и праздничный стол цветами и шелковыми лентами.
        Биллу и Джейн поручили наблюдать за детьми, которые упоенно возились на веранде с новыми игрушками Барби.
        В одиннадцать на веранду пришла Жизель с бутылочкой молока для Габи.
        - Билл, у моей матери разболелась голова, а таблетки от давления, как назло, закончились. Ты бы не мог съездить с Джейн за лекарством в деревню? Я не могу - мне надо покормить Габи. Мама просила еще кое-что взять в аптеке. А вы как медсестра, Джейн, поможете купить то, что нужно.
        Форстер подозрительно прищурился, вспомнив историю с мнимой болезнью дочери Лулу. Но Жизель, что-то почувствовав, добавила:
        - Я присмотрю за детьми, пока вас не будет. Посижу здесь и покормлю Габи. Возьмите машину Джорджио. Луиджи отвез мою в гараж для ремонта.
        Джейн тронула Билла за руку.
        - С Барби все будет в порядке, дорогой. Поиграет с детьми, пока нас не будет. Это ведь не займет много времени.
        - Постарайся не медлить. Мы хотели отплыть в двенадцать. - Жизель взяла Габи на руки. - Не хотелось бы задерживать праздничный обед - после него Барби ждет сюрприз.
        - Сюрприз? - Билл встревожился, а Джейн подумала: после вчерашней ночи неудивительно, что он с подозрением относится к сюрпризам.
        - Я открою вам секрет, если обещаете ничего не говорить Барби. - Жизель понизила голос. - После обеда будет кукольное представление и выступление клоуна. Барби обязательно понравится, правда? Да и другим детям тоже. Это будет замечательный праздник. Так что поторопись, Билл.
        Не сомневаясь, что Билл будет возражать, Джейн предложила:
        - А может, нам взять Барби с собой?
        - Не надо отрывать ребенка от игры - посмотрите, как она увлечена. - Жизель кивнула в сторону Барби и Тони - младшего сына Флавии, склонившихся над головоломкой. - Не портите им удовольствие.
        - Пусть играет со своими кузенами, Билл, разреши, - попросила Джейн. - Мы быстро обернемся. Я только скажу малышке, куда мы едем.
        - Я скажу ей сам.
        Билл направился к дочери, которая с увлечением собирала пазл из кусочков разноцветного картона. Ее так занимала игра, что она лишь кивнула головой, когда Билл сказал девочке, что они с Джейн ненадолго поедут в деревню.
        - Вот ключи от машины. - Жизель бросила их не Биллу, а Джейн, как будто сомневалась, что он возьмет их. - А вот список покупок. И несколько писем, которые надо отправить.
        Взяв конверты, Джейн взглянула на Форстера.
        - Идем, Билл! Мы долго не задержимся.
        - Надеюсь, что так.
        Но все-таки они изрядно задержались. Сначала искали лекарства, которые просила купить Мария, потом стояли в местном почтовом отделении в очереди за марками, потому что на конвертах их не было. Последним камнем преткновения стала машина. Несмотря на все свои старания, Билл не смог завести ее.
        - Проклятье! Да это не машина, а музейный экспонат или инвалид, годный только на свалку! - После нескольких бесплодных попыток завести мотор он посмотрел на часы. - Уже почти двенадцать! Корбелли должны нас подождать.
        Не хватает только, чтобы у него из ноздрей повалил пар, как у скаковой лошади, подумала Джейн.
        - Билл, ну конечно подождут. Попробуй еще раз.
        Он попробовал, но с тем же результатом. Наконец Билл выскочил из машины, Джейн тоже. Открыв капот и проверив аккумулятор, клеммы и провода, Билл воскликнул:
        - Оборваны провода! - Он со злостью захлопнул капот. - Я-то думал, Джорджио следит за своей машиной!
        - При том, как он лихо водит, странно, что машина до сих пор вообще цела, - презрительно заметила Джейн.
        - Просто чудо, что мы добрались до деревни, - проворчал Билл. - Так, ну а теперь, когда я устранил неисправность, испытаем счастье, вдруг повезет… - На этот раз мотор завелся легко, и они помчались обратно.
        - Слава богу, ты разбираешься в машинах. А то мы бы могли тут застрять на несколько часов.
        - Не сомневаюсь, именно на это и надеялись мои хитроумные родственнички.
        - О, Билл! По-твоему, они знали о поломке?
        - Хорошо, если я ошибаюсь. - В голосе Билла звучала угроза. - Лучше им подождать нас!
        - Ты ведешь машину, как взбалмошный итальянец, - испугалась Джейн, когда они еле вписались в поворот.
        - Идиотские дороги! - выругался он, кляня узкое шоссе. - Думаешь, Корбелли будут нас долго ждать? - разъярился Билл.
        - Барби не поедет без нас, - резонно заметила Джейн.
        Билл заметно волновался. Эти авантюристы могли не оставить девочке выбора, подумал он.
        Одновременно с автомобилем, который Билл на всей скорости осадил перед виллой, во двор въехал Луиджи на отремонтированном «БМВ». Билл чуть ли не на ходу выпрыгнул из машины и побежал к террасе, где они оставили Барби: Джейн следовала за ним по пятам.
        На террасе было пусто.
        - Будь они прокляты! - С перекошенным от гнева лицом Билл ворвался в дом, но нашел там только экономку. - Где все?! - прогремел он.
        Женщина испуганно смотрела на него, тихо бормоча:
        - Я не говорю по-английски.
        Билл повторил свой вопрос на ломаном итальянском. Женщина пролепетала в ответ совсем нечленораздельно, что вконец разъярило Билла.
        - Все уехали. Даже Мария. С такой ужасной головной болью!
        - Они… уже на яхте? Надеюсь, хотя бы из вежливости, они подождут нас?
        Джейн сомневалась, что Корбелли на это способны.
        - Нет, дьявол их возьми! Яхта уже отплыла! Экономика сказала, что они ждали до последнего момента. Вероломные итальянцы! - Билл заскрипел зубами. - Нам оставили шлюпку, чтобы мы смогли добраться до яхты. Спасибо и на этом!
        Форстер был в ярости. Да и неудивительно. Неужели их не могли подождать еще несколько минут?
        - Если мы поторопимся, то, может быть, еще успеем на яхту до начала праздничного обеда - и до того, как Барби начнет нервничать из-за нашего отсутствия!
        Это волновало его больше всего. Не то, что они могут пропустить праздничный обед с Барби, а то, что имениннице будет плохо без них. Может быть, она даже сопротивлялась, не желая ехать без отца, но ее просто втащили на яхту, и все.
        А вдруг произошло непоправимое? У Джейн сжалось сердце. Что, если на озере вообще нет никакой яхты? Если Барби похитили, то только я в этом буду виновата, казнила себя она за то, что уговорила Билла не брать девочку с собой. Если что-то случится с его дочерью, он не простит ей. Она и сама никогда не простит себе этого!
        Прижимая к груди сверток с лекарствами, Джейн бежала вслед за Биллом. У берега яхты, конечно, не было, но, к своей радости, Джейн разглядела на середине озера судно, разукрашенное красными шариками.
        Она почувствовала, что у Билла отлегло от сердца. Он бежал по ступенькам к небольшой шлюпке, стоящей у причала.
        - Я сяду первым и проверю, все ли в порядке, - крикнул он Джейн, - а потом помогу тебе!
        Зачем Биллу понадобилось все проверять? - недоумевала встревоженная Джейн. Чего еще можно было ожидать от этих Корбелли? Пробоины в днище? Недостатка горючего? Сломанного мотора? После вчерашнего и сегодняшнего происшествий для подобных подозрений есть все основания.
        Джейн подошла к ступенькам, как вдруг Билл поскользнулся на нижней из них и упал навзничь, ударившись головой о камень. Джейн пыталась закричать, но крик о помощи замер у нее в горле. Бесчувственное тело Билла скользнуло в воду, задев лодку, которая закрутилась на месте. Как тяжелый камень, Билл ушел под воду, и лишь голубая волна плескалась над тем местом, где скрылся человек.

10

        Голос наконец прорезался, и Джейн закричала. Выронив свертки с покупками, она побежала вниз по лестнице, интуитивно избегая зловещего черного пятна на нижней ступеньке. Не раздумывая, девушка прыгнула в воду за Биллом.
        Несмотря на то что день был жарким, вода оказалась холодной как лед: Джейн вслепую судорожно шарила руками под водой. Почти сразу она наткнулась на тело Билла. Каким-то чудом слабой женщине удалось вытащить грузного Форстера из воды и даже положить на ступеньки. Она с трудом поддерживала его отяжелевшие ноги, чтобы не дать ему сползти обратно.
        Свершилось невероятное: Билл тут же пришел в сознание и начал усердно откашливаться. Джейн отчаянно звала Луиджи. Да где же он? Неужели он не слышит ее?
        - Все будет хорошо, Билл! Не робей! - С трудом хватая ртом воздух, она провела рукой по его закрытым глазам, вытирая воду и отбрасывая мокрые волосы с лица. - Нам только бы продержаться до тех пор, пока не придет Луиджи!
        Наконец появился старый слуга. Приподняв Билла за плечи, он втащил его вверх по лестнице, а потом спустился опять, чтобы помочь Джейн, которая совсем выбилась из сил.
        - Спасибо, - прошептала Джейн, стуча зубами от холода.
        Билл слегка приподнялся на локтях и застонал. Джейн бросилась к нему.
        Форстер, щурясь от яркого солнечного света, изумленно разглядывал ее прилипшие ко лбу волосы и мокрую одежду.
        - Скажи мне, что произошло? - Билл дотронулся до затылка и поморщился от боли.
        - Ты поскользнулся на чем-то жирном - какое-то масляное пятно на нижней ступеньке. А потом упал в воду.
        - И ты прыгнула за мной?
        - Ну, не могла же я позволить тебе утонуть?
        - Позвала бы Луиджи. Женщины не должны прыгать в воду.
        - На размышления не было ни секунды. Луиджи нам и так помог. Дай я взгляну на твой ушиб…
        - Выживу, - буркнул Билл, но его глаза выражали благодарную нежность. - Спасибо, Джейн.
        - Посмотрим… каков ландшафт. - Опытные руки медсестры осторожно расправили волосы на его затылке, нащупав крупную шишку. На пальцах остались следы крови.
        - Давай-ка пойдем в дом, и я обработаю рану. У тебя, должно быть, раскалывается голова от боли. Может, это от легкого сотрясения мозга. Больше нигде не болит?
        - Везде болит. Но, я думаю, обойдется, - храбрился Билл. - Несколько синяков, вот и все. Нам надо на яхту. Барби, наверное, с ума сходит, гадая, куда мы пропали.
        - Попросим Луиджи отвезти нас, когда я буду уверена, что с тобой все в порядке. Необходимо переодеться: мы же не можем предстать в таком виде, словно побывали в подводном царстве, хотя так оно и есть. С Барби ничего не случится, не волнуйся. Билл, ты сможешь идти?
        - Конечно, черт возьми! За кого ты меня принимаешь? Луиджи! - раздался его громоподобный голос. Билл что-то грозно приказал по-итальянски. Луиджи почтительно наклонил голову и ушел.
        - Что ты ему сказал? - поинтересовалась Джейн, поддерживая Билла на пути к вилле.
        - Сказал, чтобы он смыл это чертово пятно с нижней ступеньки и ждал нас в лодке. И еще спросил, какой подлец разлил там масло?
        Джейн молча взглянула на Билла.
        - Ему стыдно было взглянуть мне в глаза. По всему видно, что совесть у него не чиста.
        - Билл, наверное, он чувствует себя виноватым…
        - Может, он и не совсем виноват, что разлил масло. Ему приказали это сделать.
        - Но, Билл… Тебе кажется, что наши подозрения небезосновательны?
        - Во всяком случае, наши «случайные приключения» очень дурно пахнут. Семья отсылает нас в последнюю минуту: таким образом они беспрепятственно могут отплыть без нас. Машина Джорджио каким-то таинственным образом ломается, и мы задерживаемся. Они сообразили, что мы будем спешить попасть на яхту и сломя голову бросимся по этой лестнице…
        - Билл, замолчи! Это похоже на детектив! Откуда им было знать, что ты обязательно поскользнешься, ударишься головой и упадешь в воду? Или что ты первым пойдешь по этой лестнице? Ведь это могла быть я!
        - Они ожидали, что я пойду первым. - Он помолчал. - Ну ладно. Признаюсь, может, я что-нибудь и преувеличиваю.
        - Еще бы. Наверное, твое воображение взыграло из-за травмы и волнения.
        Джейн не хотела тревожить Билла, но ее тоже мучили подозрения. Слишком много роковых совпадений, и сколько еще их будет во время пребывания у «гостеприимных» Корбелли?
        - Но одно я знаю точно, - сказал Билл, восторженно глядя на Джейн.
        - Любопытно узнать.
        - Ни одна другая женщина не стала бы рисковать своей жизнью ради меня.
        - Ну что ты, разве это риск? Я сильная и хорошо плаваю!
        - И все-таки это риск! Неужели ты не знаешь, какое глубокое это озеро?
        - Глубокое. Знаю. Одно из самых глубоких в Европе. Но, повторяю, я отлично плаваю.
        - Ты ведь и сама могла поскользнуться, - взволнованно сказал он, когда они подошли к вилле. - Могла удариться о ступеньки, о лодку, о камень в воде. Я мог бы затянуть тебя под воду. Могло случиться все, что угодно. Другая женщина не решилась бы играть роль спасателя, которые тоже гибнут.
        - Наверное, у меня не такое богатое воображение.
        - Нет, просто ты думала только об одном - спасти меня.
        - Ну, ты ведь попал в беду.
        - Для других женщин, Джейн, это не обернулось бы трагедией. Они заботятся в первую очередь о собственной безопасности… Включая Клавдию. Она бы даже и мизинцем не пошевелила, наблюдая, как я иду ко дну.
        Джейн вспомнила слова Флавии. В одном итальянка оказалась права: Форстеры не были счастливой парой. Неужели Билл изменял Клавдии?
        - Ведь она оставила ради тебя свой дом, свою родину! - недоумевала Джейн.
        - Да, но только потому, что это устраивало ее. Она никогда не беспокоилась о том, счастлив ли я! - Слова Форстера были проникнуты душевной болью, горечью и недоумением, как будто он осознал бессердечность Клавдии впервые. - Ты заставила меня задуматься, Джейн, какой преданной может быть женщина-друг. Прости, я часто не понимал тебя, дорогая.
        - Не понимал? - повторила она, но тут же пожалела. Не следует ли из реплики, что его отношение к ней в корне изменилось?
        - Я искал твоей дружбы и воспользовался привязанностью к Барби, потому что мне это было нужно. - Биллу трудно было признаваться в своей корысти. - Я предлагал тебе деньги и дорогие безделушки, потому что был убежден, что ни одна женщина не устоит перед таким соблазном. И был спокоен, полагая, что мы квиты. Я готов был дать тебе все, чего могла бы желать самая избалованная и алчная леди!
        - Не терзай себя… - попыталась возразить Джейн, но Билл прервал ее:
        - А ты ничего не просила, не думала о себе. Никогда. Ты пеклась только о нас - о Барби и обо мне. - Он нежно дотронулся до ее заалевшей щеки. - Другие думали только о себе и о своих непомерных желаниях. А ты, Джейн… - Билл обнял ее за плечи. - Ты для меня как луч света. Любой мужчина был бы счастлив обрести такую спутницу жизни, как ты.
        - Билл, очнись! Ты не слышишь себя! Этот бред - последствия ушиба. У тебя все еще болит голова. Лучом света для тебя была Клавдия, разве ты забыл? А я просто… - Джейн замялась. - Во мне нет ничего замечательного!
        - Это и делает тебя замечательной, Джейн. Ты не живешь для себя и свет своей благородной души даришь другим людям, а сама остаешься скромно в тени.
        - Таких женщин, как я, - множество! - воскликнула Джейн. - И лучше, чем я. Стоит только поискать, оглянуться…
        - Я буду просто дураком, если потеряю тебя, - поклялся Билл, сильнее сжимая ее плечи.
        Джейн совсем растерялась от неожиданно забрезжившего счастья.
        - Билл, нам надо торопиться. Ты забыл про Барби?
        - Ты права… - Он задержал взгляд на ее лице. - Я сказал правду, дорогая, совсем не оттого, что ударился головой. Я счастлив, раз этот благословенный удар разбудил во мне чувства. До этого я был просто богатым самонадеянным истуканом.
        Джейн, вспомнив про свой обет, заметалась в отчаянии. Нет, Неистово заклинала она себя. Нет!
        - Давай переоденемся, а потом я повнимательнее осмотрю тебя, - настаивала Джейн, вырываясь из объятий Билла. - Пора ехать к Барби.
        Меньше чем за полчаса молчаливый Луиджи доставил гостей целыми и невредимыми на яхту Корбелли. Джорджио помог Джейн подняться на палубу. Билл, ничем не выдавая боли от травмы, легко взобрался следом за ними.
        - Где Барби? - резко спросил он у Джорджио, перелезая через перила. - Где вообще все остальные? - Билл окинул гневным взглядом пустую палубу - кроме них и Джорджио на ней никого не было.
        - Все внизу, отмечают день рождения Барби. - Итальянец ехидно ухмыльнулся. - Мы не могли больше ждать. Почему вы опоздали?
        Но Билл уже спешил вниз по лестнице, за ним спускалась Джейн.
        Ворвавшись в просторную каюту, они увидели всю семью, собравшуюся за праздничным столом. Роскошный торт, вернее то, что от него осталось, красовался в центре стола. Барби радостно вскрикнула, вырываясь из цепких рук Флавии, и бросилась навстречу прибывшим.
        - Папа! Мама! - Малышка, рыдая, прижалась к Джейн. Растроганная, девушка взяла ее на руки, сама чуть не плача.
        Она смущенно смотрела на Билла. Девочка назвала ее мамой. И бросилась к ней, а не к отцу! Билл заключил их обеих в объятия, повинуясь неодолимому порыву любви к Джейн и Барби.
        - Все хорошо, радость моя. Мы с тобой. - Говоря «мы», подумала Джейн, он хочет доказать коварным итальянцам, что мы трое - семья.
        Но вечный спутник мисс Уилсон - червь сомнения не дремал: вскоре Билл пожалеет о своем поступке, вызванном благодарностью, плохим самочувствием и расстроенными нервами, не сомневалась Джейн.
        Резкий голос Флавии прервал ее мысли.
        - Барби отлично провела с нами время. Расплакалась, только когда увидела влюбленную парочку, а до этого даже о вас и не вспоминала. Мы все прекрасно повеселились.
        Джейн обменялась с Биллом понимающим взглядом. Судя по заплаканным глазам малышки и по тому, как содрогалось ее хрупкое тельце, она плакала, не переставая, пока они не появились на яхте.
        - Теперь мы больше не оставим тебя одну, обещаю, - успокаивал Билл дочку, бросая негодующий взгляд на семейку коварных и лживых итальянцев. А если сказать резче - на семью преступников.
        - Так все-таки, почему вы задержались? - не отступала Флавия. - Мы ждали, ждали… Целую вечность.
        - Нам пришлось начать веселье без вас, - «сожалела» Жизель. - Скоро должны приехать клоуны и актеры с кукольным представлением, поэтому мы хотели пообедать до представления. Если хотите что-нибудь перекусить, милости просим - стол полон вкусных блюд.
        Больше никто не интересовался причиной опоздания гостей. Джорджио поднес им запотевшие хрустальные фужеры с шампанским, а Мария, видимо забывшая о своей нестерпимой головной боли, суетилась вокруг них с тарелками.
        Барби прижалась к отцу, крепко обняв его за шею, пока они с Джейн потягивали шампанское, без аппетита глядя на остатки угощения. Не было желания есть - кусок застрял бы в горле. Билл не хотел портить праздник дочери и ни словом ни с кем не обмолвился о том, что с ним произошло. Потом они поднялись на палубу, чтобы понаблюдать за катающимися на водных лыжах, в ожидании судна с клоунами и кукольного представления. Выступление было встречено взрывами хохота маленьких сыновей Флавии и смехом Габи. На побледневших губах Барби тоже появилась робкая улыбка. Но на все оставшееся время ее невозможно было оторвать от Билла и Джейн. Даже резвящиеся вокруг дети не могли отвлечь девочку.
        - Джейн, мне надо с тобой поговорить, - сказал Билл после того, как они уложили Барби спать.
        - Билл, я… устала.
        - Немедленно, Джейн. В твоей комнате.
        Войдя в спальню, Билл молча указал Джейн на кресло.
        - Пора тебе узнать правду о моем браке. - На лице мужчины не дрогнул ни один мускул.
        - Правду? - Сердце девушки замерло. - Ты изменял Клавдии? - не могла поверить она.
        Форстер молча смотрел на изумленную Джейн, но потом весело рассмеялся.
        - Флавия хорошо постаралась! Я же предупреждал, чтобы ты ее не слушала. Она готова придумать самое невероятное, чтобы только рассорить нас. Все семейство Корбелли только об этом и мечтает. Итальянцы любой ценой хотят расстроить мою женитьбу. Если бы им удалось лишить меня жизни, они были бы просто счастливы.
        - Значит, все, что она сказала мне, откровенная ложь? - Впрочем, ее это не должно волновать. Ведь она не настоящая невеста Билла Форстера. И никогда ею не станет.
        - А что именно наплела эта интриганка?
        - Оказывается, у тебя был роман с Флавией, Билл, до того, как ты встретил Клавдию!
        - Милостивый боже… Ничего подобного не было! Это больная фантазия исполненной злобы гарпии.
        Джейн поверила Биллу. Зачем ему обманывать ее?
        - Она сказала, что ты заигрывал с ней и после свадьбы.
        - Господи, какая чушь! - Его красивое лицо исказила гримаса величайшего презрения. - Эта опытная сплетница умело обработала тебя!
        - Скажи прямо, ты флиртовал с Флавией?
        - Ну как бы поточнее сказать? Чтобы я увлекся этой коброй? Я еще не потерял к себе уважения!
        - Но ты изменял Клавдии?
        - Никогда! - Это короткое слово прозвучало с негодованием и болью. - Я не изменял жене, даже когда мне этого хотелось!
        - Так значит, тебе все-таки хотелось? - Джейн была шокирована. Билл боготворил супругу, и все-таки ему хотелось изменить ей!
        - Джейн… Я расскажу тебе про Клавдию все. Про наш так называемый счастливый брак.
        - Билл, нужна ли вообще эта исповедь?
        - Просто выслушай меня. Мне необходимо облегчить душу. Я любил жену. Это была любовь с первого взгляда - стоило мне только увидеть ее. Флавия хоть здесь не солгала. Клавдия была счастлива стать моей женой и поехать в Австралию.
        - Ей хотелось жить в Австралии?
        - Она обожала эту страну. Я представил жену друзьям, коллегам, знакомым, которых она поразила своей античной красотой. - В голосе Билла неожиданно послышались горькие интонации. - Клавдия тяготела к аристократам, к людям самого высокого полета. Не то чтобы я любил их избранное общество, но терпел ради нее. Я рад был видеть, что ею любуются, поклоняются. Чувствовал себя счастливым, потому что была счастлива она. Я был на седьмом небе, когда жена забеременела. - Билл тяжело вздохнул.
        - Клавдия… не хотела детей?
        - Мечтала! Настоящая итальянка просто жить не может без детей. - Но все-таки какая-то грусть в его голосе подсказывала ей, что он недоговаривает главного.
        - Но она не хотела жертвовать ради детей своей свободой? - догадалась Джейн.
        - Жена и не стала приносить ее в жертву, - печально прозвучал ответ Билла. - Через неделю после родов она уже закружилась в вихре светской жизни.
        - Но ведь так трудно выкроить свободную минуту, когда у тебя на руках грудной младенец!
        - За Барби ухаживали няни, за домом следила экономка. Супруга ни в чем не имела отказа, никогда не была привязана ни к дому, ни к ребенку. Я беспокоился о Барби, но любой намек на то, что Клавдия мало уделяет ей внимания, вызывал гнев или, что еще хуже, нечто похожее на мастерски разыгранную депрессию.
        - У нее часто менялось настроение? - спросила Джейн с профессиональным интересом.
        - Клавдия была переменчива как ветер. Сегодня она радуется жизни, а завтра делается мрачнее тучи. Это было ее неразгаданной тайной, поначалу интриговавшей меня. В хорошем настроении она казалась неотразимой: веселая, кокетливая, остроумная.
        - Флавия говорила, что Клавдия была такой обворожительной, умеющей радоваться, что от ее присутствия у всех становилось светлее на душе.
        - Когда была в ударе… О да! Она могла покорить кого угодно. Немногие знали ее дурные черты: нетерпимость, озлобленность, грубость, если, не дай бог, не добивалась своего. Когда же удовлетворялись ее самые невероятные желания, она опять расцветала, и никто не мог устоять перед ней. И я уступал ей во всем, надеясь, что это вернет мне ту очаровательную женщину-красавицу, на которой женился. А она лихорадочно искала разнообразных чувственных наслаждений. Но была холодна. Природа лишила ее дара любви. Для нее супружеская любовь стала искусной игрой.
        Джейн с болью подумала о своей матери - она должна была испытывать то же самое, что и Билл, во время длительных отлучек мужа.
        - Клавдия была похожа на торнадо… - Билл смотрел поверх Джейн затуманенным, невидящим взглядом. - Драматичная, жаждущая сильных впечатлений, желающая быть в центре внимания. Она не могла жить без флирта. Ее поклонники думали, что в постели Клавдия - чудо из чудес, но их ожидало разочарование. Наша личная жизнь, несмотря на то что я так сильно любил, была невыносимой. С каждым днем жена становилась все более раздражительной, эгоистичной, требовала от меня невозможного.
        - Нелегко было ужиться с таким неуравновешенным и равнодушным человеком. - В голосе Джейн звучало искреннее сострадание. Что-то подсказывало ей, что она первая, кому Билл открыл свою трагедию.
        - Жить с Клавдией было все равно, что сидеть на вулкане. Она расшатала мои нервы. После очередного приступа ярости жена довольно быстро приходила в себя, но я для нее был пустым местом. Однажды я сказал тебе, Джейн, что любил ее до безумия. Вернее было бы выразиться иначе. Она довела меня до безумия. Ради Барби я терпел все. Пытался делать вид, что все отлично, но мое притворство ничего не изменило. Семейная жизнь была похожа на ад.
        - Билл, ты не можешь винить себя… за не сложившееся супружество.
        - Это жена винила меня. - Он сжал зубы. - Я был для нее злобным, себялюбивым эгоистом. Домашним тираном. Она обвиняла меня в том, что я бросаю ее, даже если отсутствовал всего сутки. Если же мне приходилось уезжать на несколько дней, то по возвращении она закатывала мне омерзительные сцены. Я старался брать с собой, когда мог, Барби и Клавдию, но не всегда было возможно возить с собой ребенка. Супруга все чаще и чаще стала настаивать на том, чтобы она сопровождала меня, а дочка оставалась бы дома с няньками.
        Бедная малышка, думала Джейн. Как часто Барби ощущала себя забытой, брошенной, никому не нужной.
        - Наконец я решил положить этому конец и сказал Клавдии, что она должна быть дома, с Барби, поскольку нужна маленькому ребенку. После этого она стала устраивать такие непотребные истерики, что мне пришлось отказаться от поездок, хотя от этого страдал мой бизнес.
        - Но помогло ли вам то, что ты стал больше времени проводить дома?
        - Ничего подобного. С каждым днем наши отношения ухудшались. Я пытался окружить жену любовью, вниманием. Тщетно! Она вытягивала из меня все жизненные соки. Я жил словно в кошмарном сне. Клавдия все уничтожила - наш брак, наш семейный очаг. Она чуть не уничтожила меня. И ей бы это удалось, если бы сама не погубила себя раньше.
        - Клавдия… покончила с собой, сознательно врезавшись в этот столб?
        - Она и раньше пыталась покончить с собой. Я думаю, чтобы привлечь внимание света. А там, кто его знает? Экспертиза сочла происшедшее несчастным случаем. Она превысила скорость, вот и врезалась в столб. Но никто не знает, что… - он замолчал, боясь разрыдаться, - что жена в ярости выскочила из дома, когда я отказался отвести ее в ночной клуб. Клавдия среди ночи решила отправиться именно туда. Я не признался в этом судьям.
        Его лицо стало серым от боли.
        - Я не хотел разрушать миф о том, что мы в течение нашего супружества были так же счастливы и влюблены, как в день нашего знакомства. Я хотел, чтобы все верили в чудесную рождественскую сказку. Я, преданный муж, мог бы остановить ее в тот роковой вечер. Но я этого не сделал…
        - Билл, ты же не мог знать, что произойдет! - воскликнула Джейн. - Ты напрасно винишь себя. Все знают, как горячо ты любил жену, в каком отчаянии был, когда она погибла.
        - Господи, Джейн, неужели ты ничего не поняла?! - не выдержал Билл. Его лицо горело от сознания вины, стыда, от презрения к самому себе. - Я был рад, что она погибла. Рад! Разве теперь я не кажусь тебе чудовищем?
        Так вот какой грех не давал тебе покоя все это долгое время, несчастный Билл Форстер!
        - Ты кажешься мне просто человеком, Билл, - произнесла Джейн как-то особенно чутко. - Ты почувствовал облегчение. Любой на твоем месте ощутил бы то же самое. Это положило конец твоим мучениям. Тебе вовсе не следует винить себя в гибели женщины с больной психикой. Ты сделал все, что мог. Мне кажется, у Клавдии были все признаки шизофрении. В любом случае она бы добром не кончила.
        Билл медленно поднял голову, его взгляд потеплел.
        - Джейн, ты мудрая и добрая женщина, ты врачеватель души, моя родная.
        - Мне кое-что известно о человеческой психике. Как медсестра, я часто встречалась с людьми, не способными владеть собой. Из того, что ты мне рассказал, я могу понять, что Клавдия мчалась по дороге, движимая чувством мести. Демон саморазрушения преследовал ее, и никто не смог бы уберечь человека в таком состоянии от смерти. Она была обречена судьбой. Это не твоя вина, Билл!
        Единственными Людьми, которые могли бы винить в случившемся Билла, были его злокозненные итальянские родственники. Но даже они не знали всей страшной правды, того ада, в котором жил Форстер. Они слышали только бесконечные жалобы и стенания Клавдии. Неудивительно, что этот мужчина поклялся больше никогда не жениться!
        - Может быть, ты и права.
        - Билл, ты не обязан выворачивать передо мной душу наизнанку.
        - Я хочу, чтобы ты знала все. Никто другой не расскажет тебе всей правды. Семейство Корбелли поверило в то, что я изощренный тиран, который насильно удерживал Клавдию вдали от родины и близких. Да, я никогда бы не позволил ей привезти сюда Барби без меня. Потому что знал: она способна остаться в Италии с дочерью, бросить меня. И я навсегда потерял бы свою ненаглядную дочурку. - Он запустил пальцы в свои густые волосы. - Когда жена была чем-то недовольна, она часто угрожала мне, что отберет дочь. Зная ее болезненную психику, я очень боялся за Барби.
        - Билл, ты все правильно делал, ведь это твоя дочь.
        - Да, она моя, и я не хочу, чтобы Барби знала, какой была ее мать. Когда на прошлой неделе я говорил с ней о Клавдии, то вспоминал ее такой, какой любил. Может быть и к лучшему, что жена оставляла Барби с няньками. Девочка не видела ни истерик, ни тягостных сцен. Я благодарю бога за то, что Барби не унаследовала бешеный нрав и нетерпимость своей матери.
        - Дорогой, я рада, что ты теперь можешь говорить о Клавдии… и вспоминать ее такой, какой она была. - Джейн незаметно для себя легко дотронулась до руки Билла.
        Требуется время, чтобы стереть из памяти все плохое. Он не должен постоянно чувствовать себя виновным в том, что его жена сделала с ним, с их общей жизнью, над которой навис рок…
        - Джейн, спасибо за то, что выслушала меня. - Его зеленые глаза под темными бровями отливали изумрудным блеском. - Даже моя мать не знала, во что превратилась Клавдия. Ни она, да и никто другой никогда не видели наших ссор. Поразительно, но нас считали идеальной парой.
        Вдруг Билл наклонился и благодарно поцеловал Джейн в гладкий высокий лоб. Его губы едва коснулись ее, но для Джейн это значило куда больше, чем самый чувственный страстный поцелуй в губы.
        - Тебе уже давно пора спать. - Билл произнес эти слова так нежно, словно они предназначались Барби.
        - Спокойной ночи, Билл. - Джейн улыбнулась. - Спи спокойно.
        - Да, Джейн, я буду спать спокойно. Благодаря твоему волшебству. - Сказав это, Билл вышел.


        Джейн приснилось, как будто она плавает в озере, пытаясь найти Билла. В тот момент, когда она поймала его, раздался душераздирающий крик Барби. Билл выскользнул из ее рук и исчез. Ей не хватало воздуха, Джейн вынырнула из воды и разрыдалась, а проснувшись, услышала громкий детский плач.
        - Барби! - вскрикнула Джейн. Вскочив с кровати и накинув шелковый халат, она босиком выбежала в коридор.
        Билл опередил ее. Барби цеплялась за его шею, между рыданиями можно было разобрать лишь сдавленные слова. Билл знаком велел Джейн вернуться в комнату; было обидно, но она подчинилась.
        Заснуть девушка не смогла. Билл оттолкнул ее, и это ранило куда сильнее, чем она могла бы предположить. Все ясно! Зачем теперь Джейн? Ведь Корбелли спят и не увидят, как она талантливо играет роль любящей мамы!
        Джейн, изнывая от душевной боли, лежала на постели, бессмысленно уставившись в потолок. Вдруг она услышала скрип открывающейся двери и тихие шаги в коридоре. Билл шел в ее комнату!
        Джейн стремительно села на кровати.
        - Ты еще не спишь?
        - Нет, Билл. Заходи. - Она натянула одеяло до подбородка. - Сейчас я зажгу ночник, - прошептала девушка, высунув из-под одеяла обнаженную руку. Мягкий свет разлился по спальне.
        Билл сел на кровать. Пружины скрипнули под его тяжестью. На нем не было ничего, кроме трусов, и Джейн залюбовалась его статной фигурой.
        - Джейн… - Он тихонько тронул ее за руку. - Я попросил, чтобы ты ушла, ибо хотел узнать, почему плакала Барби. А, увидев тебя, дочка могла бы замкнуться. Ты же знаешь, какая она застенчивая.
        - Ты прав. - Джейн почувствовала, как успокаивается сердце. Она опять все придумала!
        - Знаешь, ей приснился кошмар. Я долго не мог успокоить бедняжку. Меня давно томило нехорошее предчувствие. Оказалось, что усилия Флавии не прошли даром. - Бесстрастные интонации Билла испугали Джейн. - «Добрая синьора» внушала Барби мысль: если вдруг со мной случится что-нибудь страшное, то она останется жить с ними в Италии.
        - Если что-то случится… - Глаза Джейн наполнились слезами.
        - Подразумевалась моя гибель в какой-нибудь катастрофе! Флавия ворковала, что она будет самой заботливой мамой Барби, а Джорджио - папой. И что Барби навсегда останется в их семье, и у нее будет все, о чем она только мечтает. - Билл с яростью ударил кулаком по кровати. - Я готов придушить Флавию! Она заслужила это!
        - Билл… Ты думаешь, они серьезно пытались…
        - Не думаю, что все, что произошло с нами, - удивительные совпадения. Но меня гораздо больше волнует грядущий день. Возможно, жаждущим моей смерти родственничкам при следующей попытке повезет немного больше. Их черные замыслы наконец-то сбудутся.
        - Билл, надо узнать об их намерениях. Ведь они же будут все отрицать, если… их обвинить в преднамеренных преступлениях.
        - Конечно, они прикинутся невинными жертвами клеветы. Но они проиграли! Завтра с утра ты упакуешь все наши вещи. Мы возьмем с собой только легкие игрушки, подаренные Барби. Если итальянцы захотят, то могут прислать остальное. Мы улетаем первым же рейсом.
        Бесспорно, отъезд - самое правильное решение, но почему она чувствует себя такой опустошенной при мысли о возвращении домой?
        В отчаянии Джейн закрыла глаза, чтобы Билл не прочел в них затаенного страдания.
        Форстер с нежностью коснулся ее руки.
        - Ты очень много для меня значишь, Джейн. Если с тобой что-нибудь случится… - Билл не смог продолжать.
        - Милый, я… - Слова замерли у нее на устах, когда он погладил ее шею и провел ладонью по густым волосам.
        Но почему она чувствует себя столь беспомощной? Она не должна выслушивать его признаний, не имеет права поддаваться чувствам. Нельзя этого допускать! Но когда Билл обнял ее, Джейн сама прильнула к нему, забыв о своих заклинаниях.
        - Ты ведь ощущаешь то же самое, что и я, Джейн! - шептал он, целуя ее волосы. - Я почувствовал твой отклик, когда первый раз поцеловал тебя. И с тех пор дивное ощущение твоей женственности не покидает меня. Я сразу понял, что ты - не такая, как все. Ты - особенная…
        Билл поднял голову и зачарованно смотрел на шелковистые блестящие локоны, чуть приоткрытые полные губы, лучистые глаза. Его взгляд скользнул по девичьей груди, скрывавшейся под шелковой ночной рубашкой. Он вспомнил, какой увидел Джейн впервые - миловидная и добрая медсестра, но сразу бросалось в глаза: женщина с твердым независимым характером. Казалось, она ничуть не изменилась с того времени, и все же перед ним сейчас совсем другой человек.
        - Я не отпущу тебя, Джейн, - проговорил он, поглаживая ее бархатистую кожу. - Останься со мной… и с Барби. Если хочешь работать медсестрой, то найди место поближе к дому и к нам.
        Джейн издала слабый стон, безнадежно покачав головой.
        - Я не могу, Билл. Не имею права!
        Он порывисто поцеловал ее в губы.
        - Умоляю! Останься со мной, Джейн. Не думал, что когда-нибудь предложу это еще одной женщине, но… ты мне необходима, как солнце, как воздух. Любовницы, даже самые преданные, надеялись, что я буду щедро одаривать их. И никто никогда не заботился о том, что нужно мне. Ты убедила меня, что я тоже нуждаюсь в человеческом внимании, теплоте. В женщине, которая заставит заново научиться любить, верить, радоваться жизни. Ты нужна мне, Джейн. Я хочу, чтобы ты была с нами. Со мной и с Барби.
        Она не должна слушать эти завораживающие слова. Почему же они как бальзам? Джейн чувствовала, как воля ее слабеет, а его мольбы проникают в душу. Неужели она сама лишит себя женского счастья? Но ведь он не говорит о том, что она должна остаться с ним на всю жизнь, не предложил ей своей руки! После того что пришлось пережить ему с Клавдией, он навсегда зарекся от брака. И не сказал, что любит. Его слова - не признание в любви, а просьба одинокого измученного человека побыть с Барби и с ним, пока они нуждаются в женской теплоте и заботе.
        - Джейн, ведь ты тоже ждешь от жизни большего, чем карьера. Я чувствую, что небезразличен тебе. Я ощущаю это каждый раз, как только дотрагиваюсь до тебя, целую твои губы, смотрю в глаза. Откажись от своих замыслов, останься со мной. Я мечтаю, чтобы ты была рядом, хочу заботиться о тебе, защищать тебя. Ты нужна мне и Барби - нам обоим.
        Джейн беспомощно взглянула на Билла. Хватит ли у нее мужества отказаться от того негаданного счастья, которое с такой искренностью ей предлагают? И хватит ли у нее воли уйти, исчезнуть, пренебречь любовью?
        У нее достаточно сил, чтобы пережить разлуку, так не лучше ли уйти сейчас, пока не соединились их жизни? Она не вольна распоряжаться своей судьбой, но этих волшебных воспоминаний у нее никто не отнимет. Сколько бы лет одиночества ни ожидало ее впереди…
        - Джейн, когда ты смотришь на меня так преданно…
        Билл целовал ее, и у Джейн, измученной борьбой с самой собой, не было сил противиться мгновениям счастья. Сильные руки ласкали, притягивая к широкой мускулистой груди. Джейн ощущала его горячее тело, по которому пробежала легкая волна страсти, чувствовала, как он бережно прижимает ее к подушкам. Билл целовал ее шею, волосы, лоб, тихо шепча:
        - О, Джейн… - Его прерывистое дыхание волновало, прикосновения возбуждали желание принадлежать ему. Ладонь Билла скользила по ее упругой груди, округлым бедрам…
        Джейн дрогнула, когда его руки проникли под тонкую ткань ночной рубашки.
        - Скажи, что тоже хочешь меня, Джейн. - Голос был низким и грубым от возбуждения и непреодолимого желания обладать ею. - Скажи! - В экстазе он покрывал ее нежными поцелуями, проникая в самые заветные места!
        - О, Билл! - воскликнула Джейн в порыве страсти, ощущая сильное, полное жизни тело мужчины, его пылающие губы, приникшие к изгибу ее шеи. Как же она его хотела!
        Джейн чуть не произнесла эту просьбу вслух, как вдруг послышались шаги и детский плач. Барби?! Нет. В дверном проеме показалась малышка Габи, и, должно быть, Жизель бежала за ней. Джейн высвободилась из объятий.
        - Билл… - предупредила она тихо, - осторожно, не надо… Не здесь. Мы должны повременить…
        - Пока не вернемся домой? - Билл еще не пришел в себя, его сердце учащенно билось, дыхание прерывалось. - Джейн! Один бог знает, чего мне стоило преодолеть желание! Но ты права, я не хочу любить тебя здесь - под этой враждебной крышей!
        - Когда мы будем вместе - ты и я, - тени прошлого должны исчезнуть! Я хочу, чтобы наша любовь была чиста, и ничто не омрачало ее!
        - Спокойной ночи и приятных сновидений, Джейн, - сказал Билл, окинув ее влюбленным взглядом.
        Ее губы все еще хранили огонь его поцелуев; глаза, полуприкрытые длинными ресницами, застилала легкая дымка; пышные каштановые волосы разметались по подушке.
        Билл тихо вздохнул.
        - Мне надо позвонить. В аэропорт и в Сидней. - Он вышел в коридор, оставив Джейн, так хотевшую его…


        - Вы уезжаете? - воскликнула Флавия. - Это недопустимо! Билл, ты обещал, что вы пробудете у нас неделю!
        - Я обещал, что мы приедем отметить день рождения Барби, - сухо ответил Билл, - и что, может быть, останемся на неделю. Но теперь это невозможно. Звонил мой агент, срочно требуется мое присутствие. Он нашел солидного покупателя особняка и одновременно подыскал для нас новый красивый дом. - Билл взглянул на Джейн, предупреждая, чтобы она не удивлялась его импровизации.
        - Ты способен расстаться с роскошным особняком Клавдии? - В зеленых глазах итальянки вспыхнула злоба. - Билл, это безумие! Сестра так любила свой дом. Так гордилась им. Она превратила его в подлинное произведение искусства. Он словно иллюстрация из модного журнала «Вог». Клавдия создала этот шедевр!
        - Как ты мог даже подумать о таком кощунстве - продать особняк, Билл? - причитала Жизель.
        - Вот цена памяти несравненной Клавдии! - прошипела Флавия. - Наконец-то ты доказал, что жена ничего для тебя не значила! - Разъяренная итальянка вызывающе обратилась к Джейн: - Не сомневаюсь, это твоя идея, жалкая сиделка!
        - Хватит! Это «произведение» нам больше не подходит. Такой дом совсем не для ребенка. Как ты правильно выразилась, это «иллюстрация из модного журнала». Особняк стоит на высокой скале, Барби негде играть, ибо там небезопасно. А дом, который нашел мой агент, расположен в прекрасном месте и очень уютен. Мы улетаем полуденным рейсом.
        Флавия в панике схватила его за руку.
        - Почему бы вам с Джейн не полететь в Австралию одним? Не оставить Барби с нами? Разве она не может хоть немного побыть со своими родственниками? Приедете за ней потом! Мы будем рады вас видеть…
        - Барби должна быть с нами. И только с нами, Флавия. Мы летим все вместе домой.
        Его слова вызвали шквал негодования. Джейн пыталась разгадать истинные намерения Билла. Он продает дом? Неужели ее доводы убедили его? Или это просто предлог, чтобы поскорее оставить «доброжелательных» родственничков?
        - Дорогая, я не куплю дом, пока ты не осмотришь его, - продолжал фантазировать Билл с озорным блеском в глазах. Ему откровенно нравилось поддразнивать простодушную Джейн. - Мой агент утверждает, что там раздолье для детей, много просторных и светлых комнат. Так что сестрам и братьям Барби, когда они у нас появятся, будет где разойтись.
        Джейн почувствовала, что краснеет. Успокойся, глупая! Он же сказал, что не собирается больше жениться и заводить семью. Билл просто с упоением играет свою роль будущего счастливого мужа и отца семейства перед итальянцами.
        А вдруг он и правда серьезно думает о?.. Нет! Такого счастья я не заслужила, подумала Джейн.
        Она попыталась избавиться от этой мысли. Как бы ни были глубоки чувства Билла, в его замыслы не входило обзаводиться женой и детьми. Даже если он и привязан к ней, то это не та великая любовь, которая длится всю жизнь. Он просто хочет, чтобы она была рядом с ним и Барби, потому что сейчас как никогда нужна им…
        Ее мысли прервал резкий голос Флавии:
        - Джорджио отвезет вас в аэропорт.
        - Нет, - отрезал Билл. - Я вызвал такси. Это намного безопаснее цирковых номеров синьора Джорджио Корбелли.
        - Такси? Не глупи, Билл! Думаешь, мы позволим дочери Клавдии уехать на такси? Вы поедете только с Джорджио. Ведь все мы хотим проводить Барби.
        Глаза Билла сверкнули из-под темных бровей.
        - Спасибо, но мы предпочитаем такси.
        - Но ведь ваш багаж не поместится в одной машине! - Флавия была почти в истерике. - Мы возьмем обе наши машины. Барби могла бы поехать с Марией, Антонио и со своими кузенами, а все мы - в другой машине. Ты ведь не вправе отказать Барби хоть немного побыть со своими родственниками на прощание.
        - Барби поедет с нами. Если хотите попрощаться - прощайтесь сейчас. Такси будет здесь через тридцать минут!

11

        - Ну, Джейн, что скажешь? - спросил Билл.
        - Билл, о таком доме можно только мечтать! В нем царит дух старинного домашнего уюта. Когда Барби подрастет, она полюбит и розарий, и теннисный корт. А в этом огромном зале могут играть дети. У нашей Хильды прибавится работы - в особняке так много комнат…
        - Но у Хильды появятся и личные апартаменты, - это ее обрадует. Джейн, прошу тебя помочь мне купить мебель и декорировать особняк. В нем не хватает женской руки, твоей руки.
        Почувствовав на себе его нежный взгляд, она порозовела. В доме достаточно места - для гостей, для… его близких друзей, прислуги. Что же уготовано для нее в этом прелестном «замке»?

«Я хочу, чтобы ты осталась со мной, Джейн», - сказал он тогда в Италии. Остаться с ним в качестве кого? И надолго ли? А может быть, он уже передумал, вернувшись на родину, в свой привычный мир роскоши и светской жизни?
        Они приехали в Австралию два дня назад, но Билл не затрагивал этой темы. Из аэропорта он подвез ее до квартиры матери, пожелав как следует отдохнуть с дороги. На следующий день в два часа пообещал заехать за ней, - так оно и случилось. Он повез Джейн осматривать новые владения.
        Она уклонилась от продолжения разговора о своем участии в обустройстве его семейного гнезда.
        - Барби тоже нравится дом - только посмотри на нее. - Малышка бежала по тропинке, весело подпрыгивая; ее щечки разрумянились, глаза блестели. Она порхала по саду как беззаботная бабочка. - Но я видел, как заблестели и твои глаза, Джейн, когда ты поняла, что Барби нравится здесь. - Билл взял ее за руку. - Ты ведь хочешь, чтобы девочка была счастлива?
        - А ты сомневаешься?
        И еще я мечтаю, чтобы был счастлив ты, подумала Джейн, но не отважилась произнести это вслух. Внутренний голос подсказывал ей, что лучшее умолчать об этом желании любящей женщины. А самым достойным поступком было бы навсегда уйти из его жизни. Но Джейн знала, что на такой подвиг не способна, если он все еще хочет, чтобы она осталась. Ее чувства были настолько сильны, что ни здравый смысл, ни сила воли, ни логика не могли побороть их. А почему ей так необходимо покинуть Билла и его дочь? Джейн чувствовала себя разбитой от постоянной внутренней борьбы со своим «я». Если он хочет, чтобы она осталась, то она не уйдет от Билла Форстера…
        - Джейн, сейчас мне надо съездить к агенту. А вечером мы отметим наше возвращение, - предупредил он. - Только ты и я. Мэрил согласилась посидеть с Барби. Мы поужинаем наедине. Не дождусь вечера. Встретимся.
        Ужин вдвоем, в ресторане? Джейн и робела и радовалась как девчонка. Она счастливо улыбнулась и, отбросив последние сомнения, кивнула головой.


        - Билл, спасибо за прекрасный вечер. - Как изменился Форстер, думала она, когда он помог ей выйти из «порше» и повел к дому. Билл стал просто неузнаваем со времени их первого ужина в «Сыновьях Билла»!
        Тогда он пригласил Джейн в ресторан не потому, что искал ее общества, а чтобы произвести на нее впечатление и убедиться в ее женской привлекательности. Он был уверен, что любая женщина не устоит перед изысканными блюдами, дорогим вином, банальными комплиментами и последует за ним хоть на край света.
        Билла словно подменили за короткое время, проведенное ими в Италии! Сегодня он пригласил ее в другой ресторан. Не менее шикарный, чем «Сыновья Билла», но более респектабельный, с прекрасной кухней. Здесь было на редкость спокойно и уютно, по-особому умиротворенно. Джейн сразу уловила, что Билл выбирал ресторан сообразно ее вкусу. Она по достоинству оценила его усилия доставить удовольствие ей - женщине, которая ему была, по-видимому, дорога.
        - Господи! Чуть не забыла, - воскликнула Джейн, доставая из сумочки бархатный мешочек. - Надо было отдать его тебе, как только мы вышли из самолета. Это твое кольцо.
        Встретившись с ее ясными голубыми глазами, Билл просиял:
        - Не возвращай мне его, милая. - Он взял кольцо и собрался было надеть ей на палец.
        Джейн отдернула руку, как от огня.
        - Нет, Билл! Я не могу. Оставь его для… - Джейн замолчала, будто каждое слово причиняло ей невыносимую боль. - Хоть ты и поклялся, что никогда не женишься, но однажды… Кто знает… Это кольцо - драгоценная реликвия. Оно должно остаться в твоей семье.
        - Оно и останется в моей семье.
        Джейн гордо откинула голову.
        - Но ты же подаришь его…
        - Тебе. Никому другому я бы не подарил. Никогда. Оно - твое.
        От волнения у Джейн закружилась голова.
        - Билл… Что означает этот символический дар?
        - Ты еще не поняла? Не знаю, о чем ты подумала, когда я предложил тебе остаться со мной… Но догадываюсь. Я ведь когда-то сказал тебе, что никогда больше не женюсь; так вот, мое решение круто изменилось.
        У Джейн замерло сердце.
        - Да, может быть, все это скоропалительно, дорогая, но… Я не тороплю тебя. Я хотел, чтобы ты сначала немного привыкла ко мне, перед тем как сделать тебе официальное предложение. Но, Джейн, не будем обманывать себя. Мы нужны друг другу. Мой страх перед брачными узами исчез. И виной этому ты. - Билл светло улыбнулся. - Во мне произошел нравственный переворот, ты в корне изменила всю мою жизнь. И жизнь Барби. Благодарю тебя, дорогая.
        Необходимо принять решение, но какое? Сердце Джейн разрывалось…
        - Нет, Билл! Ты не…
        Он тихонько дотронулся до ее губ.
        - Я знаю, Джейн, у тебя другие представления о будущей жизни и в ней нет места супружеству.
        - Билл, я никогда не выйду замуж. Никогда! Я с самого начала нашего знакомства говорила тебе об этом, и это правда!
        Билл продолжал улыбаться, глядя на нее.
        - Я говорил то же самое, помнишь? И свято в это верил. А потом влюбился и понял, что не смогу без тебя жить. Ты когда-нибудь испытаешь то же самое, Джейн. Я не буду торопить тебя. Обещаю…
        Нет, это не может быть явью, она просто грезит! Но виновата во всем сама! Ведь знала же, что быть рядом с Биллом Форстером - все равно что играть с огнем. Представить себе, что он влюбится в нее и предложит выйти за него замуж, - такое превосходило самые смелые мечты.
        Билл крепко обнял ее.
        - Джейн, я люблю тебя и безумно хочу, чтобы ты стала моей женой. Барби полюбила тебя как родную мать. Я мечтаю, чтобы у нас были дети - наши общие дети. Ты говорила, что у Барби должны быть братья и сестры, и они у нее будут. Джейн, что с тобой? Ты какая-то странная, - забеспокоился Билл.
        Она побледнела, отстраняясь от него.
        - Джейн… Почему ты на меня так страдальчески смотришь? Не хочешь иметь детей? В этом дело? - Билл вглядывался в ее бледное как полотно, без единой кровинки лицо. - Нет, тут нечто серьезнее. Ты не можешь иметь детей… Я прав?
        Отведя глаза, Джейн молча склонила голову. Ну вот, теперь все кончено, думала она. Когда-нибудь он поблагодарит ее за то, что она не дала ему совершить роковой ошибки.
        - Теперь мне многое понятно. - Его голос был проникнут добротой и состраданием. - Ясно, почему ты посвятила жизнь профессии медсестры. Почему твоей специальностью стала педиатрия… Почему лишила себя личной жизни…
        - Разве этого проклятия природы мало, чтобы ты отказался от меня? - воскликнула она со слезами в голосе.
        - Джейн, меня это не смущает. Мне нужна ты, только ты. И Барби тоже нужна. Мы любим тебя. Ты - наша жизнь. Нам никто не нужен, кроме тебя.
        Джейн была потрясена.
        - О, Билл, не искушай меня! Ты сам сказал, что хочешь иметь детей. Братьев и сестер для Барби. Так и должно быть…
        - Нет, я не хочу потерять тебя! Если ты не станешь моей женой, я вообще никогда не женюсь. Клянусь тебе в этом. У Барби не будет матери, которую она обожает, а у меня не будет единственной женщины, которую я так люблю.
        - Ты уже клялся, что никогда не женишься, но нарушил клятву. Это может произойти еще раз. Как только ты встретишь полноценную женщину - пробьет твой час: у тебя появится жена, а у Барби - мама.
        - Неужели ты не хочешь понять меня, Джейн? Мне нужна ты - только ты. Я не в силах выразить словами того, что чувствую. Когда-то я верил, что люблю Клавдию и что любить сильнее невозможно. Я прощал ей все ее пороки. Я просто не видел их - любовь ослепила меня. Но даже когда любил ее, мне недоставало чего-то самого важного. Ты заполнишь эту пустоту, потому что значишь для меня намного больше, чем Клавдия. Потому что ты такая, какая есть… великодушная, любящая, искренняя!
        - Замолчи, Билл, пожалуйста, замолчи! Не надо больше ничего говорить. П-прощай, Билл! - Повернув ключ, Джейн вбежала в квартиру и захлопнула дверь.
        Рыдая, она прислонилась к косяку. Билл постоял в растерянности у закрытой двери и ушел.


        На следующий день в восемь часов утра Форстер уже стучал в дверь квартиры Джейн; открыла мать - Лора Уилсон.
        Билл окинул взглядом подтянутую фигуру и бледное лицо женщины. Полные чувственные губы, широко расставленные глаза, угловатые черты напоминали Джейн. Но манерность и суетность Лоры отличались от сдержанной, полной чувства собственного достоинства Джейн. В глазах матери мерцал какой-то хищный огонек, чуждый ясным, светящимся добротой голубым глазам дочери.
        - Миссис Уилсон, я - Билл Форстер. Мне хотелось бы поговорить с Джейн.
        Лора протянула свою сухонькую руку.
        - Мистер Форстер! - Казалось, она нервничает. - Джейн… ее нет дома.
        - Что? В полдевятого утра? Она попросила вас так мне ответить? Ведь верно? Я видел, что ее машина в гараже. Где ее спальня? - прорычал Билл.
        - Вы не можете войти туда! - запротестовала Лора.
        - Тогда немедленно пригласите ее сюда! Я не уйду, пока не увижусь с ней. Запомните, я буду приходить сюда каждый день до тех пор, пока она не согласится выйти за меня замуж.
        - В-выйти за вас замуж? - изумилась Лора. - Вы хотите жениться на моей дочери?
        - И как можно скорее! А сейчас пригласите ее, миссис Уилсон. Или, может, мне самому поискать вашу дочь?
        - Я… попробую сама… - Лора направилась к двери, но чуть не столкнулась с выходящей из спальни дочерью.
        - Не волнуйся, мама. Я все слышала.
        На Джейн были линялые джинсы и просторный свитер. Бледное, без косметики лицо, неубранные волосы говорили о том, что у нее не было ни сил, ни желания привести себя в порядок.
        - Ты не оставишь нас одних, мама? Разговор не займет много времени. И потом мистер Форстер уйдет.
        - Я буду в саду, дорогая. - Лора растерянно взглянула на дочь и вышла.
        - Как ты смеешь врываться сюда и беспокоить мою мать? - негодовала Джейн. - Я уже сказала вчера, что не собираюсь портить тебе жизнь, и я не изменю своего решения.
        - Нет? - Не дав Джейн опомниться, Билл заключил ее в объятия. - Тогда отчего же так бьется твое сердце? И почему твои глаза вчера говорили мне совсем другое?
        Из последних сил Джейн прошептала:
        - Потому… Потому что мне тяжело расставаться с Барби! И потому что ты для меня верный друг, Билл. Я не хочу, чтобы ты становился чем-то большим!
        Маленькую квартирку сотряс взрыв громкого смеха.
        - Неплохая выдумка, дорогая. Но неубедительная! Ты любишь меня, - ликовал Билл, обжигая лицо Джейн горячим дыханием, - и боишься потерять. И я тоже боюсь потерять тебя! То, что я сказал твоей матери, - святая правда… Я буду приходить сюда каждый день, до тех пор пока ты не скажешь «да». Я не отпущу тебя, Джейн. Твои глаза говорят мне, что ты хочешь быть моей женой. Просто не рискуешь отречься от своей клятвы, тебе кажется лучшим выходом дикий обет безбрачия.
        - Это и есть лучший выход! - настаивала Джейн. - И для тебя, и для Барби! Подумай о ней, Билл… Ей нужны братья и сестры. Судьба пошлет тебе другую женщину, с которой ты и создашь нормальную семью. Ты забыл о прошлом, а теперь думай о будущем!
        - Не упрямься, Джейн! - Билл разгорячился. - Я беспокоюсь и о Барби. Она не переживет разлуки с тобой. Ребенок не поймет, почему ты больше не приходишь к нам!
        Я попрощаюсь с девочкой, когда найду в себе силы, думала она. Билл лишал ее воли, присутствия духа, здравого смысла. Когда он был рядом, Джейн не могла противиться своему чувству.
        - Джейн, ты все равно выйдешь за меня замуж. Чем быстрее ты поймешь неизбежность этого, тем лучше для нас обоих! - Сжав ее милое лицо в своих ладонях, Билл приник к алому рту. Их сердца бились в унисон, пальцы Билла утонули в густых каштановых волосах, губы Джейн раскрылись, словно два лепестка, навстречу страстному поцелую.
        Приятная истома разлилась по разгоряченному телу Джейн. Прижимаясь к любимому, она чувствовала, как всем его мужским естеством овладевает страстное желание…
        - Нам надо уединиться. Пойдем в твою спальню, - прошептал Билл, почти не отрывая губ от ее рта.
        Слова «в твою спальню» вывели девушку из оцепенения.
        - Ты в своем уме, Билл? - Джейн притворилась рассерженной, чтобы скрыть свое бессилие. - Может быть, ты еще и мою мать позовешь? Ведь это все-таки ее дом!
        - Как всегда, нас выручает твой неистощимый юмор, любовь моя. Каждый раз я открываю в тебе что-то новое и с каждым днем все сильнее и сильнее люблю тебя. И не сомневаюсь, что ты согласишься на наш брак!
        Самоуверенный слепец! Джейн страдала от безысходности!
        - Хорошо. Я открою тебе мою ужасную тайну. - Голос ее дрожал. - Я отказывалась выйти за тебя замуж не потому, что не способна к деторождению, а потому, что не имею морального права заводить детей. Никогда! Понимаешь? И по этой причине никогда не выйду за тебя замуж! Я обречена на одиночество.
        - Джейн, ты меня разыгрываешь? Может быть, скрываешь от меня своего супруга?!
        Джейн нервно рассмеялась.
        - Если бы все было так просто! Я могла бы развестись! - Ответ прозвучал серьезно.
        - Тогда в чем дело? - Билл оторопел. - Ты больна? Неизлечимо больна? Думаешь, из-за этого я брошу тебя?
        - Нет! Все гораздо хуже! Мой отец страдал болезнью Хантингтона… Пятьдесят на пятьдесят, что я тоже больна. Мои дети могут получить неизлечимый недуг по наследству! - Слезы брызнули у нее из глаз. - Теперь ты понимаешь, что я не упрямлюсь.
        Билл нежно привлек ее к себе, убирая с лица Джейн мокрые от слез пряди и прижимая голову к своей груди.
        - Болезнь Хантингтона? Объясни мне, это что-то вроде… сумасшествия? - Голос Билла казался неестественно спокойным.
        - Объясняю: ты сходишь с ума… да! - произнесла она бесстрастным тоном. - Постепенно теряешь рассудок, не владеешь собой, а затем наступает смерть! И эта болезнь может проявить себя в любую минуту. Она уничтожила моего отца - он не вынес мучений и выбросился из окна. Его болезнь и смерть чуть не свели в могилу мою мать. И это чудовище может уничтожить тебя, Билл. И Барби тоже, если я совершу такой грех и выйду за тебя замуж. То, что сотворила с твоей жизнью Клавдия, - ничто по сравнению с тем, что могу совершить я. Неужели ты допустишь, чтобы твое и Барби будущее находилось под угрозой?
        Билл молчал, но все еще не хотел сдаваться.
        - Может быть, у тебя и нет этой болезни. Ты ведь сказала, что вероятность пятьдесят на пятьдесят. Наверное, можно провести какой-нибудь тест?
        - Да, можно… Но я бы не перенесла нежелательных результатов. Пока не будет найдено лекарство, я ни за что не решусь на брак. Знать наверняка, что ты неизлечимо больна, и согласиться рожать? Нет!
        - Хорошо. У нас не будет детей. Мы не станем рисковать. Но ты моя, дорогая… Это совсем другое дело. - Глаза Билла излучали любовь и нежность. - Мы просто забудем об этой напасти и будем радоваться жизни. А там, будь что будет. Что бы ни случилось, я всегда рядом с тобой.
        Джейн была глубоко тронута преданностью Билла, но согласиться с ним не могла.
        - А как же Барби? Ты забыл о ней? Мне повезло - я оставила семью еще до того, как моему отцу стало совсем плохо. Просто ухватилась за первую же возможность уйти от этого кошмара, - призналась Джейн, краснея. - Дело было не в моем отце. И не в матери. Я любила ее, но… мать была слишком властной, назойливо оберегала меня. Дома я задыхалась.
        - И… - Билл прищурился. - Ты посоветовала мне дать свободу Барби, основываясь на собственном опыте?
        - Знаешь, я была единственным ребенком. У моей матери случилось несколько выкидышей, а после меня уже не могло быть детей. Наверное, поэтому она так дрожала надо мной. Не сочти меня неблагодарной дочерью. Я люблю мать, но самым разумным оказалось уйти из семьи. Обрести самостоятельность и независимость. Так я и поступила. У меня выработался стойкий характер, и я почувствовала себя личностью.
        Билл с уважением пожал ей руку.
        - Твой отец долго болел до того… как покончил с собой?
        - Пять лет. Сначала это было просто небольшое нервное расстройство. Его положили в больницу. Потом появилась дрожь в руках и ногах. Но самое ужасное - приступы ярости. Матери было крайне тяжко, но она боролась, как могла, чтобы облегчить его страдания. Точного диагноза никто не знал. Врачи предполагали, что это болезнь Хантингтона, но он покончил с собой и унес навсегда тайну страшного недуга. Наверное, отец знал о своей болезни, потому что мой дед умер от нее. Дома все держалось в секрете. Я узнала об этом уже взрослой.
        - Наверное, отец не хотел, чтобы ты знала об этом дамокловом мече, посчитав неведение благом.
        - Но ведь ничего не подозревая, я передала бы болезнь своим детям! И совершила бы преступление! - Джейн произнесла эти слова с отчаянием. - К счастью или к несчастью, мне стала известна правда. Я ведь медсестра и подозревала, что это болезнь Хантингтона. Втайне от матери, я побывала в Новой Зеландии. Найдя семью отца, я и узнала, что мой дедушка умер от этой болезни, но скрыла это от мамы.
        - И ты хранила эту страшную тайну в себе! Беспокоилась только о судьбе других! - Билл был потрясен услышанным. - Так вот, любовь моя. Можешь сказать матери, что отказалась от своей клятвы. Потому что ты станешь моей женой, Джейн.
        Они услышали, как отворилась парадная дверь. Лора вошла в дом, громко покашливая.
        - Билл, пойми же, я не могу выйти за тебя замуж! - воскликнула Джейн. - Ты же знаешь, что риск огромен!
        - Джейн! - В дверном проеме застыла Лора Уилсон. - Ты не можешь выйти замуж? Какой риск?!
        - Страшный риск того, что я унаследовала от отца болезнь Хантингтона.
        Лицо матери исказилось от боли.
        - Дорогая, у твоего отца была шизофрения, а не болезнь Хантингтона. Тебе не о чем беспокоиться. Я всегда тебе говорила, что опасности нет, и надеялась, что ты мне доверяешь.
        - Мам, мне открылась правда в Новой Зеландии. В семье моего отца. Я все знаю.
        Лора прижала руку к груди.
        - Ты никогда мне не говорила, что была в Новой Зеландии!
        - Я не хотела расстраивать тебя. Зачем? Но сама имела право знать истину. Ведь я могла унаследовать болезнь! Поэтому и не пойду замуж ни за Билла, ни за другого мужчину. Но в этом нет трагедии, клянусь тебе, родная. Я никогда не хотела выходить замуж и иметь детей. Моя профессия медсестры…
        - Твоя профессия медсестры - только ширма, и ты это знаешь! - взорвался Билл. - Миссис Уилсон, попытайтесь убедить вашу упрямую дочь в неизбежном: она должна стать моей женой. Я слишком дорожу настоящим, чтобы думать о будущем. И надеюсь, что нам никогда не придется помышлять о рождении ребенка.
        - Билл, это кощунство! - прошептала Джейн.
        - Если она все же заболеет, я поставлю на ноги лучших врачей Австралии. Я люблю вашу дочь, миссис Уилсон, уверен, что и она любит меня. Моя дочь Барби тоже любит ее как мать. Нам не нужны дети, у нас уже есть очаровательная девочка. Так что помогите мне, миссис Уилсон, пожалуйста…
        - Называйте меня Лорой, - попросила растроганная мать Джейн.
        - Лора… помогите мне убедить вашу дочь.
        - Джейн, дорогая, слышишь, что говорит мистер Форстер?
        - Билл, - поправил он.
        - Дорогая, доверься Биллу. Он любит тебя. Не отказывайся от полноценной жизни, от своего счастья…
        - Мам, дочери Билла нужны братья и сестры! - закричала Джейн, потеряв терпение. - Даже если я выйду за него замуж, то у нас не будет детей, а это жестоко по отношению к Барби. Ведь я могу… - Джейн содрогнулась. - Билл с дочкой нуждаются в спокойной жизни, не омраченной угрозой страшного недуга. Они и так много пережили, и я ни за что не позволю, чтобы по моей вине им пришлось страдать еще больше.
        Лора Уилсон почувствовала себя плохо, ей не хватало воздуха.
        - Не надо расстраиваться, Лора, - ласково промолвил Билл, помогая ей сесть в кресло. - Я осознаю, что мы рискуем, но Джейн не из робких. Она - борец по натуре. И если уж, не приведи бог, заболеет, я буду всегда рядом. А до тех пор мы накрепко забудем о возможной беде.
        - Сейчас вы все поймете, мои дорогие! - Губы Лоры дрожали. - Нет никакого риска! - Она закрыла лицо руками. - О, Джейн, мне так стыдно!
        Билл и Джейн в недоумении переглянулись.
        - Мам, что ты имеешь в виду? - Джейн опустилась на колени перед креслом, в котором сидела плачущая Лора. - Что нового ты хочешь сказать?
        - Я… я не хотела, чтобы ты знала, - прерывающимся голосом шептала она, не отнимая от лица дрожащих рук. - Я так боялась, что ты будешь презирать меня!
        - Ну что ты, мама. Я никогда не отвернусь от тебя, какой бы грех ты ни совершила. Расскажи мне все! - мягко настаивала Джейн. - Меня… удочерили? - осенила ее внезапная догадка. - Мам, если это так, ты не представляешь себе, какой волшебный сюрприз ты преподнесла мне. Я готова прыгать как ребенок, готова обнять весь мир! А ты навсегда останешься моей мамой… Не сомневайся в моей любви. Боже, я буду избавлена от этого дьявольского проклятия, преследующего меня!
        Лора Уилсон подняла полные слез глаза.
        - О, дорогая, тебя вовсе не удочерили. Ты моя родная дочь, но… но…
        - Но не от вашего мужа? - раздался ликующий голос Билла.
        Продолжая рыдать, миссис Уилсон не решалась взглянуть ни на Джейн, ни на Билла.
        - Я держала это в секрете долгие годы, надеясь, что мне никогда не доведется признаться тебе, - сказала Лора. - Мой муж тоже так и не узнал об этом… Джек не сомневался, что ты его родная дочь. Он пришел в отчаяние, когда появились первые признаки таинственной болезни, от которой скончался его отец, винил себя за то, что мог передать ее тебе, дорогая. Я знала, что его терзает чувство вины, но все же не решилась открыть ему правду. Ты ведь помнишь его приступы ярости! Я… я просто боялась признаться в своей супружеской неверности.
        Джейн искренне сочувствовала своей матери.
        - Мам, а когда ты стала женой Джека, тебе было известно, что его семье угрожает это наследственное заболевание? - спросила Джейн, вспомнив о нескольких выкидышах, случившихся до того, как родилась она.
        - Нет. - Лора покачала головой. - Отцу Джека поставили диагноз уже после твоего рождения. Для мужа это было чудовищным открытием. Он сказал, что у нас больше не должно быть детей, и я согласилась. Ведь я знала, хотя скрыла это от Джека, что ты, моя дорогая, вне всякой опасности.
        - А… кто был моим настоящим отцом?
        Лора покраснела.
        - Он американец. И был женат. Тогда он прилетел в Сидней по делу в компанию Джека. Однажды вечером он зашел к нам, чтобы забрать необходимые бумаги, которые Джек приготовил для него. А мужа не было дома: ему пришлось по делам лететь в Саудовскую Аравию. Я пригласила Теда - так его звали - остаться поужинать со мной. Мы побеседовали и… и…
        - Ты не обязана рассказывать мне, что было потом, - предупредила Джейн, зная, с каким трудом матери дается каждое слово.
        - Ты должна знать. Тед оказался обаятельным и добрым человеком. Он был счастлив в браке. Любил свою жену и детей. А я совсем недавно потеряла очередного ребенка и находилась в состоянии тяжелой депрессии. Теду стало жаль меня, и я не знаю, как это случилось. Просто случилось, и все. После той ночи мы больше никогда не виделись. Он так и не узнал, что у него родилась дочь.
        - Мама… Ты уверена, что я - дочь Теда, не Джека? - допытывалась Джейн.
        - Абсолютно уверена, дорогая. Когда Джек вернулся, я была уже беременна. Я соврала ему о сроке. Муж не догадался, что ты не его ребенок. Он был счастлив, когда ты родилась, и поверил мне, когда я сказала, что роды наступили на три недели раньше. Джек всегда видел в тебе свою родную дочь. Да ты и стала его дочерью. А он был хорошим отцом, пока не заболел и…
        О, мама… - Джейн стиснула свою мать в объятиях. - Если бы ты только знала, какой камень свалился с моей души! Ты не должна чувствовать себя виноватой. Но давайте перестанем вспоминать прошлое. Давайте смотреть в будущее!
        Билл раньше не замечал, чтобы лицо Джейн светилось такой радостью. Его сердце замерло в предчувствии будущего счастья!
        - Еще никогда я не видел тебя такой красивой, - сказал он, беря ее за руки. - Лора, мне придется ненадолго отобрать у вас вашу дочь. Вы тут справитесь одна? До обеда я не верну вам Джейн.
        Лора, измученная своей исповедью, была так взволнована, что не могла подняться с кресла.
        - Я готова отдать ее на всю жизнь. Уверена, что она попала в надежные руки.
        - Спасибо, Лора. Мне очень приятно, что вы поверили в меня. Когда Джейн вернется домой, думаю, она скажет вам, что хочет того же, что и я. Нет, не сейчас, - сказал он Джейн. - Теперь, когда не осталось преград на пути к нашему счастью, не лишай меня удовольствия повторить свое предложение… когда мы останемся вдвоем. В такие неповторимые моменты влюбленные должны быть наедине. Ты согласна со мной?
        По телу Джейн пробежала сладостная дрожь.
        - Всей душой, мой любимый!


        - Билл, куда мы направляемся? - Дорога, по которой они ехали, была ей незнакома.
        - Я хочу остановиться в одном памятном месте. А потом познакомлю тебя со своей матерью.
        - С твоей матерью? Значит, она вернулась из поездки?
        - Да. Сегодня она осталась с Барби, и я хочу вас познакомить.
        - Я буду очень рада увидеться с ней. Ты ведь не собираешься на работу? - Казалось, он совсем не торопится возвращаться к своему бизнесу!
        - Мой отпуск еще не кончился, и дела меня сейчас совсем не интересуют.
        Машина завернула за угол и остановилась в парке под эвкалиптовыми деревьями. Джейн не поверила своим глазам. Эвкалипты! А за ними сквозь утренний дымчатый туман виднелась детская площадка! Качели, карусели, горки!
        - Билл, ведь это же площадка, где…
        - Знаю. Та самая, где ты кинулась на помощь моей дочери. С этого твоего поступка все и началось… Я привез тебя сюда, чтобы сделать предложение.
        Ярко-голубые глаза Джейн лучились от счастья.
        - Билл, а ты, оказывается, романтик.
        - Романтики неисправимый мечтатель. Живя в другом веке, был бы рыцарем Прекрасной Дамы. Иди ко мне, моя прелесть!
        Джейн положила голову ему на плечо. Теперь ей больше нечего скрывать, не надо сражаться со своей любовью. Она верила, что ее предназначение быть рядом с Биллом и что она останется с ним навсегда, став его женой.
        - Джейн… Драгоценная моя Джейн. - Он нежно заглянул в ее сияющие глаза. В них отражалось безоблачное голубое небо, а в глазах Билла - нежная зелень деревьев. Глаза обоих так много говорили друг другу. - Теперь ты выйдешь за меня замуж? А если ты думаешь, что для замужества еще не пришло время, то просто скажи мне, что любишь, не оставишь меня… Что мы вместе навсегда!
        - Да, Билл! Навсегда! - ответила Джейн. - Я люблю тебя! Я выйду за тебя замуж! И останусь с тобой на всю жизнь! С тобой и с Барби. Вот уж никогда не думала, что смогу произнести эти слова, - прошептала она, испытывая несказанное счастье. - С тобой и с нашими детьми. У нас обязательно будут дети!
        - Конечно будут, дорогая. - Билл благодарно поцеловал ее в шею. - И наши дети будут самыми счастливыми в мире. Потому что их мамой будешь ты!
        - А отцом - ты! - гордо ответила Джейн, гладя его блестящие волосы, отливающие золотистым каштаном.
        - А у меня, - тихо произнес Билл, прижимая ее к себе и дотрагиваясь кончиками пальцев до губ любимой, - будет прекрасная жена, о которой мог бы мечтать любой мужчина.
        Их губы сомкнулись в страстном поцелуе. Теперь до конца отпущенных судьбой дней Джейн без страха будет смотреть в будущее, зная, что безумно любит и преданно любима. О, могла ли она когда-нибудь надеяться на такое великое счастье?
        С зеленых ветвей уходящих ввысь эвкалиптов вспорхнула стайка розовых пташек и закружилась в прозрачной синеве неба, безоблачного, как грядущее Джейн и Билла.


        Внимание!
        Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.
        После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.
        Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к