Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Ординат Юрий: " Гамбит Криптора Отзвук Справедливости Перо Реальности " - читать онлайн

Сохранить .
Гамбит Криптора: Отзвук Справедливости - Перо Реальности Юрий Сергеевич Ординат



        ЮРИЙ ОРДИНАТ

        ГАМБИТ КРИПТОРАОТЗВУК СПРАВЕДЛИВОСТИ — ПЕРО РЕАЛЬНОСТИ

        Шрифты предоставлены компанией «ПараТайп»

        Дизайнер обложки Юрий Ординат

        

        Иногда в мир приходят те, кого отвергают остальные. Те, кто идут по собственному пути, презирая большинство. Те, кто осознают себя и отвергают тьму, сохраняя идеалы любой ценой. Они существуют, и я расскажу вам про такого человека. Эта история о рыцаре печального образа, что всегда восхищался красотой нашей вселенной. О судьбе с грозным характером, что внезапно и бесповоротно изменила его жизнь. О справедливости, восставшей в образе грозного дредноута. И еще о том, что не влезло в аннотацию.

        18+

        ISBN 978-5-4490-0083-5
        

        ОГЛАВЛЕНИЕ

        ГАМБИТ КРИПТОРА
        «Предисловие»
        Акт первый: «Подарок судьбы»
        Сцена первая: Новое начало
        Сцена вторая: Рождение бога
        Сцена третья: Обычная прогулка
        Сцена четвертая: Стихия разрушения
        Сцена шестая: Ответь мне
        Сцена седьмая: Неравная битва
        Сцена девятая: Одинокий инженер
        Сцена десятая: Вселенский этикет
        Сцена одиннадцатая: Важные слова
        Сцена двенадцатая: Ушедшие воспоминания
        Сцена тринадцатая: Симфония войны
        Сцена четырнадцатая: Кровные узы
        Сцена пятнадцатая: Лазурный богомол
        Сцена шестнадцатая: Смертоносный проблеск
        Сцена восемнадцатая: Врата ада
        Сцена девятнадцатая: Все, как один
        Сцена двадцатая: Подлинный серафим
        Сцена двадцать первая: Цена победы
        Сцена двадцать вторая: Сон справедливости
        Акт второй: «Серый кардинал»
        Сцена первая: Правила новой партии
        Сцена вторая: Принцип и проблема
        Сцена третья: Хрупкое равновесие
        Сцена четвертая: Дуэль
        Сцена пятая: Цвет нашей бездны
        Сцена шестая: Храм, скрытый мглой
        Сцена седьмая: Двадцать первый часовой
        Сцена восьмая: Сияние знаний
        Сцена девятая: Танец пустыни
        Сцена десятая: Жизнь после жизни
        Сцена одиннадцатая: Изначальная сингулярность
        Сцена двенадцатая: День равный вечности
        Сцена тринадцатая: Обещание
        Сцена четырнадцатая: Архангел Габриэль
        Сцена пятнадцатая: Видение прошлого
        Сцена шестнадцатая: Зиккурат безмолвия
        Сцена семнадцатая: Отражение гордыни
        Сцена восемнадцатая: Охота на охотника
        Сцена девятнадцатая: Клятва Хранителей
        Сцена двадцатая: Великолепный момент
        Сцена двадцать первая: Обратный отсчет
        Сцена двадцать вторая: Перерождение
        Акт третий: «Причина, чтобы сражаться»
        Сцена первая: Ночной силуэт
        Сцена вторая: Пурпурный снайпер
        Сцена третья: История грешников
        Сцена четвертая: Чаепитие
        Сцена пятая: Замерший закат
        Сцена шестая: Изыскатели-спасители
        Сцена седьмая: Нифльхейм
        Сцена восьмая: Рев великого Вавилона
        Сцена девятая: Нерушимая вера
        Сцена десятая: Феномен реверса
        Сцена одиннадцатая: Проповедь среди руин
        Сцена двенадцатая: Старые знакомые
        Сцена тринадцатая: Муспельхейм
        Сцена четырнадцатая: Мы  — и есть Илиас
        Сцена пятнадцатая: Тень бессмертного
        Сцена шестнадцатая: Ключ от сердца
        Сцена семнадцатая: Способ защитить
        Сцена восемнадцатая: Наука и цветок
        Сцена девятнадцатая: Маяк для заблудших
        Сцена двадцатая: Наш с ней шанс
        Сцена двадцать первая: Потерять, чтобы обрести
        Сцена двадцать вторая: Орудия из стали
        Сцена двадцать третья: Жертва убеждений
        Сцена двадцать четвертая: Свобода выбора
        Сцена двадцать пятая: Рыцарская правда
        Сцена двадцать шестая: Последний куплет
        Сцена двадцать седьмая: Сохраненная мечта
        Сцена двадцать восьмая: Шепот призрака
        Сцена двадцать девятая: Навеки обрученные
        Сцена тридцатая: Пожиратель воспоминаний
        Сцена тридцать первая: Затишье перед бурей
        Сцена тридцать вторая: Прости меня
        «Эпилог: Охотник Пустоты»
        Сцена первая: Мертвая земля
        Сцена вторая: Пламя Нидхёгг
        Сцена третья: Поверь в меня
        Сцена четвертая: Гамбит Криптора
        Сцена пятая: Нити судьбы
        Сцена шестая: Настоящее желание
        Сцена седьмая: Рыцарь изо льда
        Сцена восьмая: Хельхейм
        Сцена девятая: Самый сильный дух
        Сцена десятая: Возглас единства
        Сцена одиннадцатая: Новая эпоха
        Сцена двенадцатая: Как скажешь, Мако
        «Послесловие»

        «ПРЕДИСЛОВИЕ»
        Вечернее небо озарилось лучами заходящего солнца
        Автор глубоко вздохнул и пустым взглядом посмотрел в окно рядом:
        — «Есть ли смысл в том, что я делаю?.. Нужно ли оно хоть кому-то на этом свете?.. Скажи же, дружище…»  — холодный экран монитора не мог ответить, но других собеседников, как и всегда не было.
        — «Молчишь… Вечно ты так…»  — сказал он самому себе, после чего начал думать над следующим абзацем. Строка за строкой Автор вновь продолжил свою работу, по крупицам создавая мир.

        АКТ ПЕРВЫЙ: «ПОДАРОК СУДЬБЫ»
        По коридору раздались шаги налакированных ботинок, автоматическая вакуумная дверь неспешно открылась, отреагировав на движение, раздался характерный звук расхождения металлических панелей, ко мне вошла старпом. Ее вид всегда меня умилял: вылизанные до глянцевого блеска волосы, завязанные в хвост, казалось, светились. Форма из черного пиджака с золотой окантовкой и штанов, как всегда была идеально выглажена и выглядела словно новая, а от запаха свежего порошка меня начало подташнивать.
        — «На мостике срочно требуется присутствие капитана!»  — старпом казалась испуганной и водила взглядом по плохо ухоженному помещению.
        Мне не хотелось прерывать трапезу, но я чувствовал небольшую вину перед ней, ведь чтобы остаться наедине со своими мыслями в каюте, пришлось выключить коммуникаторы. Вероятно, меня уже обыскались.
        Неспешно положив обратно именные палочки для еды с росписями, я отодвинул дымящуюся тарелку с лапшой и встал из-за своего стола, но полностью оценив испуг в ее глазах, подсознательно захотел успокоить:
        — «Мако, не волнуйся, просто расскажи что случилось?..»
        — «Ты должен это услышать сам… И прошу, не выключай больше связь, главный инженер уже устал перенастраивать коммуникаторы из-за твоих выходок!»  — старпом явно немного успокоилась, ей всегда нравилось отчитывать меня по любому поводу.
        — «Ладно, пошли…»  — я нехотя пододвинул стул обратно и вышел за вычурно одетой девушкой. Шагала она неспешно, походка больше напоминала марш морпеха на параде, а особенно забавляли эполеты с аксельбантами, располагающиеся на пиджаке Имперской формы и скачущие в такт движению. Небольшой смешок выскочил сам собой, ответная реакция не заставила себя ждать.
        — «Что смешного? Веди себя достойно! Как гласит устав…»  — Мако было развернулась, чтобы ткнуть меня прямо в правила, но я перебил ее.
        — «Давай не будем опять?.. Ты только вчера мне его перечитывала, когда я, вляпавшись в машинное масло, „непотребно загрязнил“ пол на мостике… И вообще, это я его написал, мой корабль, мои…»  — не успев договорить мне пришлось замолчать.
        — «ТВОЙ КОРАБЛЬ!!?!?»  — глаза девушки загорелись, она была в ярости,
        — «Это НАШ корабль! Мы все вместе, трудом и потом, собирали его по винтикам! И то, что ТЫ стал капитаном не мое решение! И ТЫ, должен быть благодарен судьбе, что вообще смеешь находиться на нем!»
        Хорошо, что в тот момент никого не было рядом, пламя потухло также быстро, как и появилось. Выкричавшись, Мако поникла и уставилась в пол.
        — «Извини… Я не подумав сказал… Ну не сердись, хорошо?.. Я постараюсь следовать уставу, только не нужно больше этих истерик… Ты же сама мне всегда твердила, что нужно держать себя в руках? Успокойся, все в порядке…»  — подойдя к девушке ближе, я крепко обнял ее и погладил по голове, старпом расслабилась и успокоилась.
        Мы уже очень долго были вместе, именно поэтому только я был тем, кто знал к ней подход. Наверно никто из тех, с кем мы были знакомы, не мог бы и подумать, что на самом деле, она была очень добрым и нежным человеком, к сожалению либо к счастью, только я знал эту ее сторону.
        — «Еще раз увижу, что ты наследил на мостике и твой труп найдут в мусоросжигательном аппарате…»  — тихо и немного игриво сказала она, даже не пытаясь вырваться из объятий.
        — «Ну что, пошли?..»  — я машинально поправил челку ее черных, как уголь волос.
        — «Давай еще немного просто постоим…»  — прошептала девушка, уткнувшись в меня.
        Какое-то время, мы так и стояли в темном коридоре, не отрываясь от важнейшего аспекта любых отношений, пока не услышали знакомый ехидный голос.
        — «Эй, голубки, воркуете? У нас тут адмирал Деимос на связи, я уже заколебался ему вдалбливать, что Капитан „в пути“…»  — им оказался главный инженер Томас, он был глазами и ушами нашего дредноута, и тем, кто знал все, что происходило на корабле.
        Улыбчивый, короткостриженый, темноволосый мужчина был в длинном, белом халате. Он носил очки с небольшими круглыми линзами, за которыми скрывался взгляд хищных глаз мрачного бордового оттенка. Его высокая и стройная фигура поправила металлическую оправу и пристально всмотрелась в мерцающие энергоканалы на стенах, после чего подошла к ним в попытке понять причину перебоев питания.
        — «Я тут значит жду, когда капитан-раздолбай, притащит свою жопу на мостик, а он со старпомом тискается пока никто не видит… Ну-у, зачем такие гневные взгляды?! Я никому не скажу! Да чтоб я сдох, если проболтаюсь!»  — не успел он договорить, как Мако отстранилась от меня и моментально сократив дистанцию, схватила его за шиворот, чуть ли ни подняв над землей.
        — «Это правда, я лично тебя уничтожу…»  — грубо отшвырнув его в сторону, она яростно зашагала дальше по коридору, крича нам всякие гадости. Томас поправил халат и улыбнулся, поднял большой палец вверх, показывая мол; «Так держать, Капитан!»
        Наверно одна лишь Мако думала, что про наши отношения никто на корабле не знает, в уставе такие вещи запрещались, и не без причины, но я не мог ничего с собой поделать.
        Ускорившись и быстро поравнявшись с ней, я вспомнил, что не успел пообедать, в животе как назло заурчало, но на это никому не было дела. Коридор заканчивался двойными створками подъемной платформы, которую я уже успел возненавидеть за частые использования.
        Зайдя в лифт, старпом одарила меня злобным взглядом, на него я ответил теплой улыбкой. Становясь радом с ней, я сделая вид мол: «Не парься, он никому не скажет». Мое выражение говорило именно это.
        * * *

        СЦЕНА ПЕРВАЯ: НОВОЕ НАЧАЛО
        Лифт неспешно спустился по мерцающим переборкам этажей, структура вскоре остановилась, механизированные створки плавно распахнулись, открывая вид на мостик с кучей оборудования по бокам, за которым сидели люди, занимающиеся своими делами.
        Защитные экраны впереди, по сторонам и сверху создавали видимость прозрачности, но треугольная рубка, в несколько десятков метров диаметром, была полностью и тяжело бронированной, такие панели всего лишь формировали обманчивое впечатление ее открытости. Вид на космос при всем этом оставался просто шикарным.
        — «Капитан на мостике!»  — прокричала старпом, занимая свое место в центре помещения рядом с оборудованием управления и капитанским креслом.
        Радист, рулевой и сама старпом отдали мне честь (последняя не без доли издевки), также это сделал и другой персонал, который сейчас здесь находился. Все уже давно знали, на чьем корабле бороздят просторы млечного пути и не обратили ни малейшего внимания на то, как я вытер рукавом лицо и плюхнулся в кресло, пододвигая к себе панели тактической обстановки.
        — «На связи адмирал Деимос. Он хочет говорить с вами лично!»  — радист, сидящий почти в острие треугольной рубки, включил голо-проектор и передо мной появилась фигура Адмирала. Это был довольно высокий, пожилой мужчина с ярко выраженными чертами Имперца, а именно мужественным подбородком и скулами. Неспешно осмотрев мостик, он вздохнул.
        — «Капитан Глум, я, конечно, понимаю, что ваш дредноут только ваша собственность, но, это не дает вам полномочий игнорировать приказы высшего руководства. Вы должны были немедленно явиться на мостик! А прошло уже сорок минут! Я засекал. Чем вы вообще занимались?»  — Адмирал, явно жаждущий объяснений, скрестил руки на груди и поднял подбородок.
        — «Понимаете… У нас там связь вырубилась… После этого старпом не смогла открыть дверь, которую заклинило… Ну и мы немного опоздали…»  — я заметно нервничал, ведь не любил врать, хотя это было больше похоже на «приукрашивание правды».
        — «Пс-с… Мако, ну скажи хоть что-то…»  — я, было, покосился в ее сторону, но она лишь покраснела и отвернулась. Помощи было ждать неоткуда  — это был тупик. Вместо того, чтобы поддержать Капитана, экипаж мостика начал перешептываться между собой, некоторые почти не могли сдержать смех и притворились будто закашлялись. Атмосфера становилась все более напряженной с каждой секундой. Поняв, что цирк нужно заканчивать, Адмирал сообщил нам свои мысли:
        — «У нас чрезвычайное положение, ваш дредноут должен немедленно прибыть в доки рыцарей-легионеров Империума, инструктаж для капитанов пройдет там, ответы на все вопросы вы также получите на месте!»
        Не церемонясь больше ни единой секунды, Деимос моментально отключил голограмму и она растворилась. Я вздохнул с облегчением, команда хлопала глазами, повернувшись в мою сторону, и ждала приказа.
        — «Внимание, все системы в крейсерский режим, подготовка к гипер-переходу!..»  — экипаж поспешно вернул взгляды к мониторам и начал выполнять приказ своего капитана. Мои же мысли были заняты тем, что Адмирал явно был чем-то взволнован, только лишь обстоятельство с высшим приоритетом важности могло заставить Имперского пса обратиться к «бездушным» и «жадным до наживы» наемникам, коих не особо жаловали со времен конца первой войны фракций.
        Пока я размышлял, старпом обратилась ко мне, выводя из глубокомысленных раздумий:
        — «Мы висим в пространстве и готовы к прыжку, ждем только команды…»  — ее тон выражал усталость, связанную с постоянными «перезагрузками» капитана корабля.
        — «Всем членам команды занять свои места!.. Прыжок по моей команде!.. Отсчет!..»  — два механизма на тупом носу дредноута отправили небольшие лучи света вперед, те столкнулись с невидимой преградой и, рассеявшись, начали проецировать небольшую дыру в пространстве перед нашим кораблем. Сама червоточина медленно разрасталась и сверкала молниями, поглощая нос корабля, словно огромная пасть, и постепенно расщепляя его на сверхбыстрые молекулы, способные перемещаться выше скорости света. Зарево почти захлестнуло весь корпус.
        — «3, 2, 1, ВАРП!!!»  — колоссальная машина, словно выполняя приказ своего самопровозглашенного хозяина, в мгновение ока ускорилась, и влетела в подпространство, преодолевая световой барьер. Мысленно сказал я себе: «Мне никогда это не надоест!»
        * * *
        Какое-то время мы так и летели по сверкающему различными цветами туннелю, пока постепенно корабль не начал замедляться. В одно мгновение дредноут прошел точку выхода из варпа, разрывая пространство и время, полупрозрачная волна остаточной энергии прокатилась по округе в этом месте. С корпуса начали взлетать светлячки фотонов.
        Проверяя целостность систем и оборудования, я уткнулся в консоль управления, и немного покривив лицом от кучи непонятных цифр, скомандовал:
        — «Двигатели с первого по восьмой в маршевый режим, девятый и десятый на 30% тяги, мы направляемся к станции „Часовой-XVII“!..»
        Дредноут прогрел огромные сопла сзади, оранжевые столбы огня заставили его сдвинуться с места и устремиться вперед по туманности ледяного цвета с колоссальной структурой посередине, похожей на закольцованную пирамиду серого цвета с тупым верхом. Пока мы летели в ее сторону, невозможно было не заметить невероятное количество судов разных фракций, которые висели близ станции, видимо в невозможности пришвартоваться.
        «Толпа» действительно была неплохой по размерам, я насчитал добрую сотню космолетов. Состояла она из большого количества кораблей самых разных типов, были там и юркие фрегаты, и неповоротливые пятисотметровые бревна эсминцев, и даже корабли большого тоннажа, такие как линкоры с заостренными носами, и плоские авианосцы, на взлетных полосах которых швартовались различные легкие звездолеты и транспортники.
        Мое внимание привлек гигантский супердредноут, «Сверхновая»  — белый флагман флота Империума, вооруженный до зубов монстр, утыканный ракетными установками «Процион» для ведения кассетного огня, а по совместительству корабль самого адмирала Деимоса. Ходили слухи, что этот, похожий на многокилометровый кирпич корабль, секретно создали объединенными силами всех фракций,  — правды я не знал, но поверить в это можно было, ведь чтобы отгрохать такую махину, нужны не дюжие знания инженерии и технологий, находящихся за гранью известных простым наемникам.
        В тот момент, когда наш дредноут подлетал к станции, с нами связалась диспетчерская:
        — «Авторизируйтесь для дальнейшей стыковки…»  — сказал сухой и уставший женский голос. Несколько неправильных квадратов полицейских фрегатов, с красными и синими огоньками, пролетели ключом возле рубки и устремились в сторону большого скопления кораблей, попутно проводя веерными лучами сканирование каждого судна.
        — «Тяжелый дредноут класса „Темпест“… HD-CVIIJ: „Справедливость“, запрашивает разрешение на стыковку… Прошу вас выслать транспорт по данным координатам, мой айди в системе: „Глум“…»  — наш корабль иногда переливался желтоватой энергией, обычно в те моменты, когда происходило перераспределение питания, на сей раз, он словно ожидая пока я назову его имя, совершил данное действие точно по таймингу.
        — «Подтверждено голосовое распознавание, приветствую Капитан… Транспорт прибудет через некоторое время… Ожидайте его подлета примерно через десять минут…»  — диспетчер по голосу явно была недовольна наплывом «гостей», еще хуже было то, что пришлось вызвать «такси», дабы добраться до станции, ведь стыковочные доки не могли вместить дредноут.
        — «Далеко не расходитесь…»  — скомандовал я экипажу, встав и сложив руки за спиной, те моментально переглянулись,  — «Не думаю, что мы здесь надолго задержимся…»
        Покидал мостик я уже с неохотой, почти с такой же когда на него шел, мне хотелось поскорее закончить весь этот цирк и отправиться дальше, свободно бороздить просторы космоса, но, предчувствие говорило, что все так просто не закончится.
        Я направлялся к взлетной палубе, там меня должен был ждать шаттл, который поможет добраться до станции. Сделав несколько десятков шагов назад по направлению от капитанского места до платформы и став на нее, я увидел, что в мою сторону бежит Мако. Я зажал кнопку остановки, лифт отреагировал не сразу, но створки его дверей недовольно открылись обратно.
        Старпом зашла в лифт и быстро перевела дыхание. Она ухмыльнулась и, поправив челку, довольно сказала:  — «Я буду тебя сопровождать!»
        — «Что?.. Зачем?..»  — я поднял брови, чтобы казаться более удивленным, ее энтузиазм чуть меня не заразил:  — «Такого приказа не…»
        — «Это не обсуждается, да и мы все знаем что ВЫ, Капитан, не умеете владеть табельным оружием, и носите его для вида. ПОЭТОМУ, я буду вас охранять! Не волнуйся, главный инженер пока что побудет за Капитана!»  — Мако удовлетворенно кивнув, кинула взгляд на мой именной плазмер, который действительно служил скорее доказательством статуса, нежели реальной угрозой,  — «Мало ли что может пойти не так…»
        — «Хорошо, моя безопасность теперь твоя прерогатива!..»  — я улыбнулся, вновь скрестив руки за спиной под гул несущейся вниз конструкции.
        * * *
        Створки лифта открылись. Мы с Мако вышли на взлетный ангар, тут вовсю кипела жизнь. Высокое помещение могло спокойно вместить до пятидесяти легких кораблей, или трех десятков средних. Тускло желтое сияние энергетических вен пульсировало по потолку, находящемуся на высоте более двух сотен метров. Несколько этажей вмещали гравитационные стеллажи для стреловидных перехватчиков и треугольников штурмовиков (ганшыпов). Эти истребители высокого маневрирования, предназначенные для нанесения огромного урона, но имеющих свои недостатки, я особенно ценил. Они были потомками сверхтяжелых истребителей, в основном двухместных, за неимением ИИ в качестве вспомогательного пилота. Также вокруг была куча кранов для переноса звездолетов на пусковые платформы, сами рельсообразные катапульты, облегчающие взлет пилотам, и два экрана по бортам к которым и шли рельсы, сияющие тускло-красными световыми переливами. Все это сейчас стояло без дела, но могло активироваться по тревоге.
        Инженеры в желтых комбезах проводили техобслуживание кораблей, копошась в их внутреннем мире, пилоты в красных комбезах же в это время маялись дурью играя в карты, либо просто говоря между собой.
        Завидя, что Капитан и Старпом почтили их своим визитом, те, кто это заметил, переглядываясь, поприветствовали нас, как гласил устав. Я прошел мимо одного из кораблей, осматривая его. Молодой механик запутался в проводах, когда пытался встать и отдать честь, после чего упал, вызвав смешки со стороны находящихся рядом с ним людей.
        — «Ты не ушибся?..»  — я подошел к нему и протянул левую руку, злобно поглядывая на веселящихся.
        — «Все нормально, просто вы обычно сюда не спускаетесь, вот мы и не были готовы…»  — механик крепко сжал мою руку и поднялся на ноги, отряхнувшись, он улыбнулся, отдавая при этом формальную дань почтения,
        — «Добро пожаловать на взлетную палубу, Капитан!»
        Параллелограмм челнока, что должен был нас забрать, уже стоял около бронированных створок взлетной полосы между треугольниками боевых штурмовиков с двумя выпирающими держателями орудий по бокам от кабин. Окрашен он был, как подобает силам имперский войск: белый цвет и оранжевые полосы. Вздохнув, я направился в его сторону, дверцы уже были открыты и ждали пока мы подойдем.
        Оценив скупость внутренней компоновки, мы с Мако уселись на пассажирские места, транспорт нехотя закрыл свои двери и начал подниматься, после чего, продув двигатели, повернулся носом к силовому полю и медленно полетел вперед.
        — «Место назначения, Док-12Б, жилой район третьего круга…»  — пилот челнока сухо сообщал нам место нашей высадки, сидя при этом за перегородкой.
        — «Стоп!! Это же жилой район, а не администраторский!? Какого ты нас туда повез!?»  — я недоумевал, Мако лишь развела руками, когда я посмотрел на нее. Нависло молчание, но пилот «такси» сказал:
        — «Доки с первого по одиннадцатый, забиты под завязку, вам придется высадиться в жилом секторе и добраться до точки сбора командования пешком…»  — грустно добавил пилот по внутренней связи.
        — «Пешком!? Но там добрых три километра ходьбы, да еще и район не ахти…»  — мое лицо непроизвольно скривилось, а борода зачесалась.
        — «Ничего страшного!»  — ехидно сказала Мако, закинув руки за голову,  — «Если выпадет шанс, то мы сможем потренироваться в стрельбе!»
        Такая перспектива меня мало привлекала, я ненавидел те трущобы, они были напоминанием моего прошлого. Я посмотрел на вальяжно откинувшуюся фигуру сбоку и, облокотив руку на иллюминатор, а подбородок на руку, невольно поймал себя на мысли, что меня укачивает, после чего начал быстро проваливаться в дрему.
        * * *
        Тогда еще, будучи всего лишь наемником, я долгое время искал работодателей в покинутых Богами местах на краю млечного пути. Меня часто обманывали и крали добытое, солдаты удачи напоминали мне о временах прошлого. По началу дела были, мягко говоря, не очень. Прошло много времени, перед тем как я доказал свою полезность в качестве пилота и иногда тактика, после чего, благодаря неплохому утолщению личного дела и репутации стрелка, который хирургически точно управляется с боевыми лазерами своего «Проблеска», я смог вступить в частную корпорацию. Ко мне даже не присматривались, выдали личный ангар и право ходить по любым закоулкам станции, а дальше все пошло по накатанной: деньги за задания, потом влияние среди союзников и внушение страха врагам, после появились первые последователи, пытающиеся мне подражать и связи с высшим руководством. Ну и тогда я встретил Мако.
        Она была капитаном на одном из штурмовых линкоров моей тогдашней корпорации. Ее корабль был оснащен хорошим вооружением из лазерных установок дальнего огня и выполнял тяжелую работу, по устранению зажившихся пиратских баронов и рейдерских патрулей, нападающих на транспортные караваны. Долгое время мы даже не знали о существовании друг друга, но в один прекрасный момент, как по волшебству, встретились.
        * * *
        — «СМОТРИ КУДА ПРЕШЬ!!! КРЕТИН!!!»  — девушка отпрыгнула назад на несколько шагов от разлившегося пластикового стакана с горячим кофе. Серо-голубые глаза, с плохо проглядывающимися под ними затемнениями обреченно взглянули на утрату, а после и на виновника.
        — «Прости… Я не нарочно…»  — блуждая среди просторов Имперской станции, я задумался и не обратил внимания на шаги за углом, по моей вине девушка с черным хвостом длинных волос, чей род явно пересекался с Храмовниками, чуть не вывернула содержимое стакана на свой пиджак капитанской формы.
        — «Не нужны мне твои извинения… Идиот…»  — она угрюмо и одновременно вопросительно посмотрела на меня, словно ожидая чего-то.
        — «Ну… Это… Как бы…»  — от присутствия такой красивой леди, я совсем забыл куда шел и зачем тут стою, опыта в таких делах у меня не было. Любая ситуация с противоположным полом, хоть сколько-нибудь приличного вида, являлась стрессовой, но когда меня сверлили просто убийственным взглядом, хотелось упасть без сознания.
        — «Тебе плохо?? Может медиков вызвать??»  — ее гнев сменился на беспокойство, девушка подошла ближе на шаг.
        — «С-с-стой!.. Я в порядке!..»  — мой голос дрожал, ноги подкашивались, дыхание стало прерывистым, а взгляд искал пятый угол, бегая по стенкам коридора станции,  — «И у меня, кстати, интеллект выше среднего!..»  — я не видел себя сейчас, но был уверен, что даже терморегуляция не могла скрыть покраснение в области физиономии.
        — «Аха-ха-ха!»  — она моментально забыла про кофе и начала смеяться,
        — «Ну, хоть у кого-то на этой станции он выше среднего! А то одни идиоты кругом! Ходят тут, под ноги не смотрят!»  — пытаясь сдерживать смех, девушка по-шутовски начала пародировать мою походку, смотря взглядом в пол.
        — «Похоже…»  — мне стало намного легче от смены атмосферы между нами на более дружелюбную. Несколько солдат в белых имперских фраках прошли мимо нас, смотря в сторону прекрасной особы странными взглядами, один даже попытался было ей что-то сказать, но моментально передумал.
        — «ЕСЛИ Я ЕЩЕ РАЗ УСЛЫШУ ХОТЬ ОДНО СЛОВО ОТ КОГО-ТО ПО ПОВОДУ СВОЕГО НОМЕРА, ТО ВЫКРУЧУ ЕМУ РУКИ, ИЛИ ВООБШЕ ОТОРВУ ИХ НА ХРЕН!!!»  — она даже не повернулась, словно чувствуя взгляды за спиной. Солдаты перепугались до полусмерти и быстро удалились вглубь комплекса, девушка же перестала сжимать кулаки и выдохнула, поправив челку:  — «Тупое быдло… Да чтоб они все сдохли… Недоразвитые одноклеточные организмы с ограниченным функционалом… Генетический мусор…»  — произносила она это бесстрастно, видимо такие случаи были не редкость, хотя это и не удивительно.
        — «Ну, я точно к ним не отношусь…»  — мне почему-то захотелось сказать это именно сейчас, они немного разозлили и меня.
        — «А ты уверен? Ты мне напоминаешь те стереотипные рассказы, про ловеласов… Слишком высокоинтеллигентно выглядишь… Чувствуется наигранность…»  — она ухмыльнулась, но по виду уходить не собиралась, видимо я ее чем-то заинтересовал.
        — «НЕ СРАВНИМАЙ МЕНЯ С ЭТИМ ТУПОРЫЛЫМ БЫДЛОМ!!! Я ПРИЗЕРАЮ ТАКИХ ПЕРСОНАЖЕЙ, ОНИ ОЛИЦЕТВОРЕНИЕ ВСЕГО, ЧТО МНЕ НЕНАВИСТНО!!!»  — я топнул ногой, чтобы казаться убедительней, меня очень задело это высказывание, ведь все, кто впервые меня видел, думали именно так,  — «Я,  — РЫЦАРЬ ПЕЧАЛЬНОГО ОБРАЗА, А НЕ СРАНЫЙ ЛОВЕЛАС!!! И… я… Я ВСЕ СКАЗАЛ!!!»
        — «Аха-ха-ха! Только не заплачь тут! Хотя… Может, я и поверю…»  — девушка почему-то повеселела еще сильнее и сложила руки за спиной,  — «Слушай… У меня к тебе предложение… Ты покупаешь мне новый кофе, а я тебя прощаю… Согласен?..»
        — «Хорошо…»  — все, о чем я сейчас думал  — это как успокоить сердцебиение, неожиданный вопрос заставил сознание расплыться в приступе блаженства вперемешку со страхом.
        — «Меня, кстати, Мако зовут…»  — она развернулась и пошла в сторону.
        — «А… меня… Юри…»  — в свою очередь, я немного потупил и отправился следом, чуть не споткнувшись об собственную ногу.
        Небольшая машина с напитками стояла не так далеко, вокруг почти не было людей, создавалось впечатление пустынности этого отсека корпоративных доков, а точнее коридоров между ними и близлежащей башней управления.
        — «А какой ты любишь?..»  — я наклонился к нескольким десяткам квадратиков с различными надписями и иллюстрациями, они были расположены на элементе подачи товара, преобразователь материи узкой специализации выглядел, как куб в стене и ждал нужной комбинации кнопок на сенсорной панели.
        — «…»  — девушка за моей спиной нервно переминалась с ноги на ногу, что-то тихо бормоча про предназначение и судьбу, она очень мило спрятала взгляд и отвернулась, как только заметила, что я на нее смотрю:  — «А ты точно не как они?..»
        — «Нет… Но если не хочешь верить, то убеждать не буду… Слишком уж я противный…»  — мне стало чрезвычайно грустно, ком горечи подступил к горлу.
        — «Скорее занудный…»  — она подняла опущенный взгляд и подошла впритык,
        — «Не знаю, зачем я это делаю… Но… Протяни левую руку… Только быстро!»
        — «Э-э-э…»  — я выполнил приказ. Мако ехидно ухмыльнулась и, кинув взгляд на серийный номер моего инструментария, моментально ввела данные в консоль на своем.
        — «Мне нужно на работу!»  — девушка показала мне язык и весело побежала по коридору вперед.
        — «Охренеть…»  — пытаясь не упасть в обморок, я смотрел на экран, среди различных данных висело подтверждение о добавление в контакты. Сглотнув, я подтвердил запрос и проводил удаляющуюся фигурку взглядом.

        * * *
        На следующий день меня и несколько крыльев из моей корпорации отправили сопровождать линкор Мако к точке сбора. Я очень нервничал, когда слушай ее деловитое командование по рации, мне почему-то было чертовски боязно за нее, и оказалось не зря. По пути на нас неожиданно напали из засады, пираты затаились между астероидами и сканер сигнатур не распознал их сразу, но когда угроза проявилась, то было уже поздно.
        Бой вспыхнул подобно сверхновой, его адское зарево и боль захлестнули космос в одно мгновение. Кучный строй прикрывающих звеньев моментально разбился, подобно карточному домику от дуновения ветра. Набросившись на нас словно звери, пираты несли потери, не оглядываясь,  — они свое дело знали. Их целью являлся флагман, но когда мы это поняли, было уже поздно, раздались два колоссальных взрыва.
        Линкор был подбит торпедами, они врезалась прямо в центр конструкции и, разорвав несущие колонны, надломили корабль пополам,  — он начал разваливаться на части изрыгая пламя и дым. Из бортов вырывались силуэты спасательных капсул, но большинство их просто было уничтожено вместе с отсеком содержания этих самых устройств, многие члены экипажа встретили бесконечность в момент удара. Оранжевые хвосты белоснежных цилиндров, доверху наполненных людьми, быстро полетели в сторону от эпицентра хаоса.
        Мое крыло, без меня, устремилось на сопровождение тех капсул, что спаслись, враги тут же прекратили летать кругами и погнались за ними, оставив одинокого пилота и искрящийся остов линкора в тишине наблюдать, как по бескрайним просторам пустоты летят десятки почти незаметных силуэтов с красными фотонными хвостами.
        Нервно перекодировав частоты инструментария, я соединил бортовой навигатор и систему бывшего флагмана корпорации, после чего отправил вызов по новому номеру. Зубы стиснулись так, что я чуть их не сломал, сигнал подтвердил мои самые страшные опасения: она осталась на корабле.
        Убедившись, что врагов поблизости нет, я включил прожекторы на носу своего штурмовика и медленно полетел внутрь изуродованных обломков по координатам, то и дело натыкаясь на трупы членов экипажа с присоединенными сигнальными маячками, что вещали «СОС». Торчащие балки мешали продвижению, но благодаря лазерному вооружению я буквально прожигал себе путь.
        Меня все больше сковывал страх, ужасно хотелось впасть в отчаяние, но непреодолимое чувство заставляло двигаться дальше, ломая сложившиеся стереотипы поведения.
        Неожиданно свет навелся на дальний угол одного из блоков. Я заметил, что вдали есть целый скафандр, на его шлеме не было повреждений, а сенсоры корабля говорили, что человек внутри все еще жив. Открыв кабину, я отсоединил контактные кабели и прямо в полетном скафандре, как можно быстрее поплыл навстречу выжившего члена экипажа, отталкивая в стороны небольшие куски обшивки, попадавшиеся на пути.
        Обхватив серый и одутловатый скафандр старой модели руками, я, держа в охапке выжившего, плавно направился в сторону «Проблеска». Внутри, без сознания была девушка  — это я случайно определил на ощупь. Ее инструментарий горел входящим вызовом, облегчение моментально заставило беспокойный разум затихнуть, по моим щекам прокатилось несколько слезинок.
        * * *
        Мы благополучно добрались до штурмовика. Кое-как усадив Мако на место второго пилота, которого мне заменял борт-компьютер, корабль активировал маршевые двигатели и загерметизировал бронированную кабину, после чего, ускорившись, полетел в сторону ближайших врат гипер-перехода, оставляя позади свежее кладбище кораблей.
        Пока мы неслись к ним, девушка пришла в сознание, и даже не спросив, что произошло, начала кричать, что, мол, она абсолютно не благодарна и этот инцидент нелепая случайность, хотя при этом выглядела сильно покрасневшей и выдавливала каждое слово дрожащим голосом.
        Наслушавшись «комплиментов» в свой адрес и убедившись, что она оправилась от шока, я перестал ее рассматривать и пересказал всю цепочку событий. Мако «попросила» меня никогда не рассказывать, что именно я ей помог. Оперировала она фактом, что это повредит ее карьере, спорить я естественно не стал, хоть и понимал, что великому капитану просто стыдно быть спасенной занюханным рядовым пилотом.
        Дорогу пришлось выбрать не самую очевидную, но все же мы долетели до станции, с которой стартовали. «Проблеск» вышел из гипера прямо в тусклой и неприглядной туманности «Часового-XVII», ставшего местом принятия многих неприятных контрактов для здешних наемников. Оставляя за собой рыжее зарево двух пар движков, мой корабль несся сквозь окружающие нас рукотворные кольца астероидных полей, утыканных аванпостами и ракетными турелями.
        Первым что я услышал по связи, была новость о благополучном спасении всех уцелевших капсул. До посадочных шлюзов мой штурмовик сопроводил поспешно высланный овал полицейского фрегата, его красно-синие огоньки отгоняли от нас зевак и дали спокойно пройти шлюзование.
        Когда мы приземлились, я не успел даже как следует с ней все обсудить, девушка быстро пошла в сторону, а я невольно последовал за ней, делать все равно было нечего, а бросать ее не хотелось.
        Мако встретили у одного из трапов соединяющих доки с основой частью города, и пока я разглядывал скупой интерьер вокруг, девушка начала гордо рассказывать историю. Сказ был о том, как великий капитан решила напоследок проверить наличие выживших. О том, как воплощение богини войны, собственноручно спасла ничтожного пилота от смерти в космосе. О том, как она затащила его в вовремя подвернувшийся корабль. О том, как она, перебив дюжину пиратских мразей, пробилась к вратам гипер-перехода, круша всех на своем пути. Ну и о том, что спасенный рыдал и просил благословения, намекая на божественность и вмешательство высших сил. Но, богиня войны приказала рабу плоти смириться с ее недосягаемостью, ибо он не дорос до ее уровня.
        Сложив руки на груди и задрав нос, девушка выглядела чертовски пафосно и деловито. Встретившие ее люди охали с каждым ее словам и сдержанно хлопали.
        От созерцания данной картиной мне становилось плохо, но, я обещал ей никому не говорить правды, да и выглядело это очень мило и забавно. Закончив полностью достоверный пересказ, она деловито указала своим людям, чтобы те свалили, и когда возле нас никого не осталось, то девушка повернулась ко мне. Взгляд Мако старался не пересекаться с моим, но перед тем как уйти, она все же сказала мне парочку фраз.
        В благодарность за сдержанное мною слово, Мако пообещала выполнить одну мою просьбу, ЛЮБУЮ просьбу, после чего показала язык и убежала в сторону жилого купола. Я еще немного постоял среди безлюдных доков и, вздохнув, пошел обратно к штурмовику. Мне нужно было лететь на важные задания, например, смотреть как добывающая станция превращает астероид в раскаленную магму и всасывает в себя для переработки. Это зрелище всегда помогало мне хорошо выспаться.
        Айди Мако все-еще был у меня в коммуникаторе, дальше я просто продолжил выполнять заказы как член корпорации, но теперь, по вечерам мне названивала капитан, теперь уже нового, линкора. Мы частенько встречались и словно старые друзья обсуждали разные щепетильные темы. Долгое время я не мог поверить, что настолько милая девушка терпит мое общество, но она не только терпела, а даже навязывала свое собственное. О чем она только не рассказывала, к сожалению, по большему счету, все скатывалось в обливание грязью верхушку командования корпорации и членов экипажа ее корабля. Но бывали и просветления, например, рассуждения на тему новых произведений известных писателей.
        * * *
        Так неспешно проходило мое время, я метался между тьмой и светом, размышляя как же мне поступить в этой ситуации, такой кризисной для моего разума. Постоянное следование кодексу чести мешало мне жить, но при этом я ни разу в своем выборе не сомневался и не хотел менять сделанных решений, никогда, абсолютно никогда.
        Однажды серость обыденности прервалась: наша корпорация закончила стадию гниения и перешла в некроз. Многое предвещало эту ситуацию, но людская глупость заставляла всех закрывать глаза на проблемы  — это породило хаос.
        Глава общины был жестоко убит своим приближённым  — это произошло после совета, на котором обсуждались важные решения по поводу дальнейшего развития конфликта фракций. Тело нашли с проткнутой шеей, а убийца так и не был пойман, ведь лезвие по классификации являлось О. М. Н.И. (Основа Молекулярного Наложения Имитации  — по-простому «псевдоголограмма»). Это универсальный, легкий и полупрозрачный материал, обладающий огромной прочностью и малой долговечностью, моментально создаваемый с помощью миниатюрного сборщика материи,  — он может быть вновь воссоздан с нуля после разрушения, либо прямо во время использования. Подобная вещь не оставит даже малейших следов своего присутствия после реверса элемента питания. Камеры также в момент инцидента естественно отключились, выглядело все отлично спланированным.
        Было у меня смутное ощущение, что к этому долго готовились… А может и не было… Хотя насколько я знал многие уже давно положили глаз на этот пост, а высшее руководство лишь подкидывало масла в огонь, ни делая ничего, чтобы предотвратить волнения. Конечно же, заместитель главы с неописуемой радостью согласился заменить лидера, его даже не пришлось уговаривать.
        Люди не особо согласные с новыми правилами, установленными практически в тот же день, выбрали свой путь. Большая часть членов структуры просто ее покинула, восприняв ситуацию с адекватной точки зрения, и мы с Мако не были исключением из правил. Долгое время я не мог найти нового работодателя и все свободное время либо дрых, либо бесплатно смотрел Голо-ТВ, в почти всегда пустом баре близ жилого массива для бомжеватых оборванцев.
        Но когда я уже и не надеялся, что все образуется, сидя на своем любимом месте в углу, распивая очередную бутылку сока и всматриваясь в бездну, я встретил его…
        Томас Габриэль  — руководитель главного научного отдела станции, по совместительству знаменитый инженер-исследователь. Он подошел ко мне сопровождаемый пристальными взглядами людей вокруг, и нахально развернув стул рядом спинкой к столу, сел на него и поправив очки.
        Ученый быстро поставил всех в помещении по местам, покрыв их трехэтажным матом. Косые взгляды моментально вернулись по своим делам, а Габриэль назвал меня по имени и начал рассказывать о своих планах, тоном как будто мы лучшие друзья. Я в полном шоке слушал каждое слово, ловя себя на мысли что такого поведения еще не видел.
        В планы галантного джентльмена рядом, входил набор опытных наемников для охраны верфей, где строился прототип нового тяжелого корабля. Без лишних слов он открыто намекнул, что его не волнует мое мнение, ибо все уже решено. Сделав правильный выбор и приняв это невероятно своевременное предложение, я прямо там собрал свои многочисленные пожитки (пакет сока с которым сидел), после чего сказал ученому, что должен забрать свой «Проблеск», ибо он тоже мои пожитки. По выходу из бара мы разминулись. Томас напоследок помахал мне рукой, сказав, что я точно удивлюсь и не пожалею.
        * * *

        СЦЕНА ВТОРАЯ: РОЖДЕНИЕ БОГА
        Совершить прыжок в систему, которая не была указана на общей карте, оказалось довольно сложно. Врата долго не отвечали на запрос, но после очередной попытки активации показали зеленый свет, создалось ощущение, что их открыли с другой стороны. Так я собственно и оказался в заброшенной богами зеленой туманности с невероятно гигантской звездой посреди вечно бушующей ультрафиолетовой ионизованной бури.
        Моему взору предстало нечто потрясающее. Несколько производственных шпилей выпускали из себя смог работающих на износе производственных линий. Между тремя такими строениями было олицетворение ужаса и трепета  — монстр, подобного которому я еще никогда не видел, но слышал, что они существуют.
        Огромный шестиугольник конструкции, растянутой на около трехкилометровую длину и на более чем на пятьсот метров в ширину и высоту, был выкрашен в серо-желтый цвет. Бронированные ромбы на самом корпусе поглощали свет, а между ними сияла тускло-желтая энергия, они смотрелись, словно чешуя дракона из древних сказаний. Три спаренные четырехствольные гаубицы возвышались по длине «хребта», их мощи могло хватить для инициализации похорон целой станции, и еще бы осталось.
        В тенях далекого клочка пространства, согреваемый звездой без имени, дремал экспериментальный тяжелый Имперский дредноут. Об подпольном создании подобного ходили самые разные слухи, но лучше один раз увидеть, чем сотню раз услышать. Тогда я чуть сознание не потерял от колоссальности этого рукотворного бога смерти от мира машин, особенно когда его приплюснутая к конструкции треугольная рубка сверкнула полосой защитных экранов, словно открывая глаза дабы посмотреть что за надоедливая мошкара летает рядом.
        Вокруг самого корабля все было полностью застроено скелетом импровизированных «лесов», там же копошились и рабочее дроны, они проводили замеры и корректировку, попутно довершая свою работу. Основная структура была почти завершена, не хватало лишь нескольких деталей на носу и кожухе вокруг кормы, служащего локальным расширителем для выпирающих по бокам доп-двигателей.
        Пока я с открытым ртом облетал стального зверя, со мной связались и передали разрешение на посадку, но не на верфи, а на сам дредноут. Не теряя времени, я пришвартовал «Проблеск», он влетел прямо в открывшееся нутро сбоку, сквозь экраны корабля, и приземлившись на круглую антигравитационную слот-платформу, выключив после этого двигатели.
        Томас c распростертыми объятиями встретил меня на пустой взлетной полосе, он радостно сообщил, что на самом деле набирает команду на корабль, но все это нелегально и нужны доверенные люди. Ученый следил за мной все это время, оценивая то, насколько я подхожу под роль человека, который не будет букой и не зазвездится от подаренных возможностей  — ему нужен был похожий на него, умеющий не терять человечность, что бы ни случилось. Но то, что произошло дальше, натурально повергло меня в некий ступор.
        Пока мы слонялись по кораблю и рассматривали внутреннюю компоновку отсеков, Томас рассказал мне, что знает о моих попытках выбиться в капитаны, и он видел показатели моих тестов наемника. Ученый утверждал, что такое дарование нельзя просто взять и отправить в качестве пушечного мяса в пекло боя. «За такими как ты, будущее»,  — говорил он, ехидно улыбаясь.
        * * *
        Вдоволь нагулявшись, мы как бы невзначай пришли в каюту капитана, вакуумная дверь была совсем новенькая и отсвечивала металлом покрытия. Томас, похлопывал меня по плечу и встал в дверном проеме:  — «Теперь это твоя каюта, наслаждайся. Тут немного стерильно, но ты обустраивайся. Оставляю Капитана здесь, пока что…»
        Ученый подождал, пока я вдоволь налюбуюсь новыми апартаментами и уже собрался уходить, но почесав затылок, остановился:
        — «А и пока не забыл, в экипаже отсутствуют некоторые важные лица… Место главного инженера занял я, но остальные ключевые места пустуют, я даю тебе время на то чтобы ты выбрал доверенных себе людей. Твоя прошлая корпорация развалилась, так что уверен, пару человек ты найдешь!»  — он вышел из каюты и зашагал по темному коридору, его белый халат развивался в такт эху шагов налакированных ботинок. Так я и остался наедине со своими мыслями, среди которых ярко выделались страх, недоумение и, как ни странно, радость.
        Основная проблема была в том, что я ненавидел заводить новые знакомства просто так, и за все годы шатания в поисках теплого места для подработки, узнал лишь одного человека. С ней можно было посоветоваться на эту тему. Несложно догадаться, что раз она была капитаном, то опыта и, соответственно, знаний, у нее было намного больше моего. Я довольно долго бродил между пустующим пространством, роняя пот со лба, но все-таки взял себя в руки и позвонил Мако.
        — «Привет!.. Я надеюсь, ты не занята… У меня тут небольшая просьба, я решил что самое время для того, чтобы использовать то твое обещание… Мне очень нужна помощь в одном деле, мы не могли бы встретиться лично?..»  — мой голос дрожал, потому как ответили мне моментально, от этого я еще сильнее занервничал, но она была единственным человеком, который мог мне помочь.
        — «А? С чего вдруг ты об этом вспомнил… Ну ладно, можем встретиться в кафе или в парке и поговорить…»  — девушка несколько раз зевнула, я почувствовал себя последней скотиной, думая что наверняка разбудил ее.
        — «НЕТ!!!»  — отрезал я, старясь справиться с собой и не свалиться на стоящий рядом пустой стол,  — «Там слишком людно! Я приеду к тебе! Поговорим с глазу на глаз!»
        — «…! Стой! Это как-то неожиданно!.. Я… э…»  — голос в трубке в одночасье затих.
        — «Я вылетаю, через полчаса буду!!»  — не в состоянии больше нормально связывать мысли я оборвал связь и, выдохнув, направился обратно к своему кораблю. По пути мне встретился Томас, который ничего не сказал, лишь проводил явно довольным, прищуренным взглядом.
        * * *
        Долетев до станции, я направился в место где жила Мако  — а именно, в небольшой жилой отсек близ силового поля, вид на открытый космос оттуда наверно открывался отличный. Вокруг были кубы личных апартаментов и полное отсутствие гражданских. Переходы казались паутиной огромного существа, их рукотворность подтверждалась лишь отблесками светлого материала, из которого строили все Имперские станции. Заблудиться было раз плюнуть, но я приблизительно знал в каком направлении идти.
        Подойдя к одной из десятков одинаковых гермо-дверей этого этажа высотной структуры шпиля, воткнутого в сами небеса купола, я еще раз проверил ее ли это апартаменты и нажал на омни-панель возле параллелограмма шлюза, ответа почему-то не последовало. Немного погодя я помялся и провел рукой по панели еще раз, уже в более грубом формате. За дверью вновь была лишь тишина, напряжение нарастало, в голову полезли мысли, связанные с ошибкой в координатах. Но, в тот момент, когда картина не успела полностью сложиться, за дверью раздался грохот, словно упало что-то тяжелое.
        — «Мако!! С тобой все в порядке?! Я сейчас!!!»  — объятый страхом, я почти моментально взломал дверную консоль, ведь для Храмовника это не составило труда, так как аугментации почти всех частей организма позволяли получать контроль над многими аспектами систем и технологий, словно ты был частью этого механизма.
        Ворвавшись в помещение подобно вихрю, я принялся оценивать обстановку. К моему величайшему облегчению жертв не было, лишь растрепанная девушка, лежа на полу, пыталась стряхнуть с себя упавшие со стеллажа предметы. Она явно пыталась что-то в нем достать, но тот, видимо, слетел с опор и рухнул, а на Мако посыпалось все, что на нем стояло: книги, статуэтки, пару странных трофеев и еще много всего.
        — «С тобой все хорошо??? Ничего не ушибла??? Давай помогу подняться!!!»  — все было бы хорошо, но я не принял в перечень аспектов свою удачу и, наклонившись, поскользнулся о воду, что наверно вылилась из какой-то вазы, после чего благополучно сместил центр тяжести и грохнулся на девушку сверху.
        — «ИДИОТ!!! Ты мне ребра чуть не сломал! Слезь с меня!»  — она явно была в ярости, ее взгляд был переполнен эмоциями, я отлично это видел, ведь расстояние было совсем мизерным.
        — «Кто вообще просил тебя сюда вламываться? Звонишь, хотя до этого столько времени не давал о себе знать! Требуешь встретиться, а теперь еще и это! КРЕТИН!!!»  — после возгорания она довольно быстро потухла  — это было видно по глазам, но шанс вызвать повторную активацию, при малейшей оплошности, все еще оставался.
        — «Прости, пожалуйста… Я всего лишь хотел помочь… Услышал крик… Испугался… А потом… потом…»  — мне стало ужасно стыдно, ведь я заметил что она, видимо, судя по домашней одежде из рубашки и шорт, была не готова к гостям и впопыхах наделала глупостей.
        Вокруг было довольно не ухоженно, коридор, в котором мы находились, переходил в гостиную, по которой были разбросаны немногочисленные сух-пайки и прочая дребедень,  — судя по всему девушка вела «холостяцкий» образ жизни.
        Еще немного подождав пока кто-то сделает первый ход, мы все-таки поднялись, причем одновременно об этом подумали. Я не знал, куда прятать взгляд, ведь Мако смотрела так, словно пытаясь просверлить во мне дыру, смешивая негодование с жалостью.
        Сложив руки на груди, она вздохнула:
        — «Что бы больше такого никогда не было…»
        — «И не будет!..»  — я воспарил духом,  — «Ведь моя просьба предполагает последующее сожительство… Извини что так неожиданно, но не хотела бы ты полететь вместе со мной?..»  — я протянул удивленно моргающей девушке руку в жесте рыцарской вежливости.
        Она пошатнулась, где стояла:  — «Куда? Зачем? Вот так сразу?! ЧЕГО?!?»
        — «Мне нужно, что бы ты стала моим старпомом!..»  — я схватил ее за приятную на ощупь ладонь и помог удержать равновесие.
        — «А, старпомом… Стоп… Каким еще старпомом!?!»  — Мако явно не это хотела услышать.
        — «Мне больше не к кому обратиться, ты же знаешь, что после нашего выхода из корпорации ты была единственным человеком, с которым я не перестал общаться, и только тебе я могу доверять…»  — и это была чистейшая правда, за время службы я ни с кем так не сближался как с ней. Наши постоянные разговоры и встречи убедили меня в том, что я могу ей довериться. Она стала для меня намного больше чем просто другом.
        — «Старпомом где?»  — девушка сделала недовольно лицо, поднимая упавшие вещи обратно на полки.
        — «Точно, я должен рассказать и еще раз извиниться…»  — и я рассказал. Про то, как долго копошился в себе и собирал частички души воедино, не в состоянии найти ответы и предназначение. Про то, как я уже был на грани разделения сущности, из-за того что судьба совсем ничего не пыталась мне предложить. Про то, как сам Томас Габриэль, неожиданно нашел меня в самом худшем состоянии и ошарашил до невозможности. Про то, как неожиданное повышение в звание пришло из пустоты. И про то, что всегда мечтал быть капитаном и не зависеть ни от кого, слагая свои правила, отличные от той мерзости, что навязывает общество.
        Девушка лишь молча слушала меня, изредка кивая и задавая наводящие вопросы. Так пролетело довольно много времени, экраны станции начали темнеть, предвещая скорый комендантский час.
        * * *
        По завершению дискуссии в одни ворота, мы переместились в пространстве и теперь уже сидели рядом на диване, смотря в освещающий тусклую комнату экран, по которому передавали новости. Я заметил, что тишина затянулась и, набравшись смелости, спросил грустного вида девушку:
        — «Так что ты решила?.. Я уже наверно и так слишком сильно злоупотребил твоим гостеприимством…»
        — «Я отвечу на твой вопрос… Но сперва ты должен ответить на мой…»  — она положила свою руку поверх моей и ее глаза с непреодолимым интересом пристально посмотрели в мои,  — «Что я для тебя значу?»
        Дела приняли неожиданный поворот, вызвав у меня приступ перезагрузки:
        — «Очевидно же… ты самый дорогой для меня человек… Мне больше не к кому обратиться… ты единственная меня понимаешь… Я долго тебя знаю и хотел бы знать еще дольше… И ты первоклассный капитан, каких мало, ты бы могла меня столькому научить… Прости меня… Я очень сожалею, что не мог связаться с тобой так долго, на меня наседали кредиторы… Я боялся, что они навредят и тебе… А еще банально стеснялся навязываться… Ведь… ведь… я…»  — слова неожиданно закончились, словно боекомплект у кинетического оружия.
        — «…»  — до этого момента она лишь моргала, не прерывая монолог. Мои нервы от такой реакции ушли пройтись:
        — «Ну что ты молчишь!?! Я знаю, что не достоин прощения!!! Но пойми, иногда ты смотришь на мир и думаешь: а мне ли все это, или может, я не достоин и совершаю плохой поступок!? Это убивает… Скажи же хоть слово…»
        — «Кретин… Это все что ты можешь сказать?.. Неужели ты действительно такой тупой?..»  — ее взгляд потускнел и потерял искру человечности.
        Мне стало не по себе, когда Мако сжала свою руку сильнее и с пустыми глазами опрокинула голову назад. Атмосфера явно накалялась, девушка уже не знала, как намекнуть посильнее, ей больше хотелось врезать недалекому типу.
        — «Я понял, что именно ты хочешь услышать… Но, я не могу просто так сказать подобное девушке… Это очень серьезно и ты же понимаешь, что нужно быть уверенным в том, что это взаимно…»  — система термоконтроля не справлялась с нагрузкой.
        — «То есть тебе нужны большие предпосылки?»  — она вздохнула, смотря как горе романтик краснеет, пытаясь не упасть в обморок,  — «Угораздило же влюбиться в такого идиота…»
        — «Вообще-то у меня уровень интеллекта выше сред…»  — я не успел договорить, в мои губы впилась девушка, сидящая рядом со мной, перерыв в действительности длился довольно долго, но времени я не считал, точнее не хотел считать.
        — «Теперь достаточно доказательств? Больше не будешь от меня прятаться за идиотскими предлогами?»  — Мако отстранилась. Явно ждущая ответа она нависла надо мной, в ее полу-прищуренных глазах теперь горел неподдельный азарт, а обнажающая резцы ухмылка, напоминала акулью. Выглядела девушка-хищник особенно обворожительно.
        — «Не буду… Этого достаточно… Я тебя понял…»  — в разуме сильно помутилось.
        — «Вот и славненько, теперь ты должен сказать…»  — тихо и нежно прошептала Мако мне на ухо.
        — «Сказать что?..»  — я уже давно забыл, зачем и как существую.
        — «Что-что… То, что ты идиот, я и так знаю… Говори, давай, ты знаешь!!»  — она отвесила мне оплеуху и нахмурилась.
        — «Я тебя люблю…»  — каждая буква давалась с неописуемым трудом.
        — «Видишь? Не так страшно!»  — практически ликуя, выпалила Мако,  — «И да, я согласна побыть твоим старпомом… Дисциплину на корабле я возьму на себя, Капитан…»  — вкус ее губ вновь затмил мироздание, этот промежуток сильно преодолел прошлый в плане времени.
        Не сложно догадаться, что в тот раз обратно я не поехал, обстоятельства настояли, что бы это время мы провели вместе.
        * * *
        Неожиданно я почувствовал, что в меня что-то бросили и это что-то накрыло мою голову черным полотном. Из царства Морфея меня вывел пиджак от формы наемника, его структура была поспешно перенесена в сторону, но свет звезды из экранов поставил крест на дальнейшем отдыхе, и заставил пробуждение моментально стать ультимативной основой поведения на следующие несколько минут. Чтобы не напрягать линзы я таки продрал глаза, каждое утро ощущалось, словно воскрешение из мертвых:
        — «Как же хорошо спалось… Ну, вот нужно оно тебе так рано…»
        — «Вставай, Капитан! Полетели, покажешь мне свой корабль!»  — Мако сидела на кровати рядом в одной рубашке и улыбалась до ушей.
        — «Мне и так хорошо… Такой вид открывается…»  — я невольно засмотрелся на нее, в качестве ответа была подушка, которой девушка поцелила в мое лицо,
        — «Ну, хорошо-хорошо!! Приготовься увидеть настоящее чудо инженерии!.. Он воистину великолепен!..»  — я буквально в секунду умудрился натянуть помятый пиджак и уже почти был готов к отправке.
        — «И какое название носит эта посудина?»  — Мако, тем временем, встала и начала завязывать волосы в хвост, попутно оглядываясь на меня.
        — «Еще не решил, идеи есть?..»  — я не мог оторвать взгляд от нее и пытался держать себя в руках.
        — «Тебе его вручили, ты и называй… И перестань уже так на меня пялиться!..»  — она открыто меня провоцировала и сама же смеялась, создалось ощущение, что в эту игру мы теперь постоянно будем играть.
        — «И назову!..»  — с недовольством в голосе сказал я, абсолютно игнорируя последнее ее изречение. Неожиданно для себя, я понял, что мы просто стоим и смотрим друг на друга.
        * * *
        Кое-как снарядившись, я и Мако, в итоге вышли так, если бы встали в полдень по времени станции, но это было вынужденное опоздание. После завершения очень важного и непредвиденного дела, мы все-таки поставили себе серьезную цель и, не тратя времени, вышли из квартиры и направились к докам.
        Корабль стоял недалеко от основного шлюза, пешим ходом мы прошли буквально несколько кварталов и вот структура «Проблеска» уже виднелась среди бомжеватого вида остальных посудин. Штурмовик очень радостно отреагировал на возвращение владельца и активировал ионные сопла, чем благополучно воспламенил крышу мелкого транспортника за ним. Автоматический алгоритм станции, специализирующийся на предотвращении пожаров, немедленно принялся за дело.
        Мы со Старпом переглянулись и в момент уместились в моем штурмовике, после чего поспешно удалились в открывшийся на автомате люк, полетев к верфи, существование которой уже само по себе нарушало половину законов власти рыцарей Империума.
        Во второй раз врата переброски не потребовались, координаты дальнего маяка были у меня в системе, «Проблеск» мог спокойно вернуться к месту, где уже однажды был, без использования местного узла С. С. К.П.П. (Стационарной Системы Координации Подпространственных Переходов (Рукотворной Червоточины-Портала)), активацию разлома он запросил непосредственно из конечного пункта. Эти километровые и иногда многокилометровые кольца-механизмы были достаточно своенравны, посему располагались только в безвоздушной среде и встречались очень часто, имея достаточно простую и понятную цель  — нивелировать недостатки небольших кораблей и организовать гиперпространственные магистрали (разгон выше скорости света (для путешествия по небольшим звездным скоплениям и их системам) и подпространственную сеть (вынужденное перемещение объектов из точки «А» в точку «Б» вне максимальной скорости элементарных частиц используя нуль-переход (для очень сложного в обращении и массивного по своей природе процесса телепортации материи вне времени внутри скрытой, четвертой проекции искривления), объединив заселенные сектора и их
промышленность в единую цепь, а также почти полностью убрав такую вещь, как маршевые конвои вне магнитных астросфер звезд.
        У каждой стороны конфликта были свои коды доступа, но технология оставалась приблизительно одинаковой во все периоды истории, ведь большой звездолет имеет достаточно много энергии для стабилизации и защитной матрицы (варп-сферы), соответственно он может несравнимо дальше и чаще перемещаться с помощью своих огромных по объему конденсаторов, способных долго держать разлом, в отличии от его меньших собратьев, которым довольно сложно создать из квантовой сингулярности проходимый и относительно стабильный мост Эйнштейна-Розена. Признаться честно, никогда не был силен в квантовой астрофизике, а в Академии банально дремал во время этого предмета, ведь несмотря на любовь к науке, я свирепо ненавидел саму суть вычислительных формул, но подобные вещи относительно понимал.
        Варп в сокрытую от любопытных глаз зеленоватую туманность на окраине галактического скопления  — «VY Альмагест» завершился успешно, штурмовик преодолел грань миров и осторожно пристыковался к огромному дредноуту сквозь уже привычное силовое поле. Линейный корабль в этот раз запомнил мой «Проблеск» и гравитационной лебедкой поставил его именно на тот слот, что и в прошлый визит.
        Вокруг было довольно пустынно, ни других кораблей, ни людей. Как только мы вытряхнулись из тесноватой кабины, нас встретила уже знакомая достопримечательность,  — инженер Томас. Пока я пристально наблюдал за тем как Мако ходит кругами, осматривая нутро зверя, ученый похлопал меня по спине и прошептал на ухо:
        — «Я просил привести команду… А не твою девушку…»  — его лицо выражало некое недовольство, а уголки губ немного опустились.
        — «Не беспокойтесь, она отлично знакома с устройством кораблей большого тоннажа, ведь была капитаном линкора „Возмездие“!»  — я сложил руки за спиной и проводил своим взглядом удаляющуюся вдаль ангара девушку с чемоданом.
        — «Это того, который не так давно торпедой подбили?»  — Томас поднял левую бровь.
        — «Э-э-э…»  — к своему сожалению, я не нашел что сказать.
        — «Ну ладно, я вверил тебе этот корабль, так что доверюсь твоей интуиции. Только почему она одна? Я же сказал что нужно больше людей…»  — ученый вздохнул и покачал головой.
        — «Она единственная кому я могу довериться, полагаю, что мы вместе сможем решить данную проблему…»  — я покосился в сторону и сделал вид, что все под полным контролем, хотелось поскорее обсудить это с Мако.
        — «Отлично, у вас на все про все есть шесть месяцев, за это время вы должны набрать экипаж и найти поставщиков оборудования. Калибровкой я займусь, не переживай!»  — он отпустил мое плечо, позволяя наконец-то свалить из этой идиотской ситуации. Его веселый и одновременно хищный взгляд наводил некую дрожь, казалось, что он не представляет опасности, но что-то внутри трубило тревогу, намекая на двуликость сокрытую под кромкой личности. Не придав этому особого значения, я последовал за новым старпомом, прямо в нутро этого монструозного, тяжелого дредноута.
        * * *
        Чемодан в руках Мако с грохотом приземлился на двухместную капитанскую кровать, она сама при этом выглядела чертовски довольной и уже осматривала помещение, попутно обходя его кругами:
        — «Дом, милый дом…»  — ухмыляющаяся девушка бухнулась рядом со своими пожитками.
        — «А я где спать буду?..»  — я сел возле нее и с невероятным энтузиазмом начал рассматривать выпавшие из чемодана вещи, ловя себя на мысли что Мако абсолютно не стесняется разбрасываться «таким» практически перед моим лицом, вызывая живейший интерес у определенных групп функций сознания.
        — «Ну и идиот… Вот рядом и будешь!»  — она похлопала рукой по кровати и игриво прищурилась, наблюдая как некоторые атрибуты пристально изучаются неопытным романтиком.
        Спорить с Мако я не стал, да и не хотелось совсем. Немного беспокоило, что такие неуставные отношения помешали бы моему становлению как капитана, но пререкаться с ней означало гораздо более плачевные перспективы. Мыслей для размышления прибавилось в несколько раз.
        С помощью нового заместителя, от нрава которой шугалась вся команда, мы смогли установить связь с экипажем ее прошлого корабля. Те, кто служил на «Возмездии», прошлом ее судне, с радостью согласились помочь, даже зная, что мы действуем совсем нелегально.
        Старпом моментально учредила железную дисциплину, создавалось впечатление что я тут вообще не при делах. Перестав сопротивляться судьбе, я пустил все на самотек и радовался привилегиям вперемешку с новыми возможностями. Через какое-то время благодаря Томасу наладилась поставка последнего оборудования, а после пары недель в доках корабль почти был готов к запуску. Мы очень долго ждали этого момента.
        * * *
        Дредноут был полностью укомплектован в силу возможностей и ожидал своего первого пробного вылета. Экспериментальное судно активировало тускло-желтый свет на важных конструкциях корпуса и озарилось венами энерго-элементов. Леса были убраны, а дроны давно покинули место постройки.
        Я стоял на мостике и наслаждался видом из рубки, экипаж сильно нервничал и старался выполнять все в срок, подгоняя последние штрихи.
        — «Реактор продули?»  — Старпом всматривалась в бесконечность и периодически поглядывала на команду, скрестив руки за спиной. Я не мог налюбоваться ее важностью и серьезностью.
        — «Да, мэм!»  — ответил рулевой в дальнем конце помещения, вокруг него то и дело загорались новые омни-панели, а руки молодого парня уже были внутри механизированных цилиндров контроля тяги.
        — «Оружие проверили?»  — Мако покосилась в ином направлении, стараясь сосредоточиться.
        — «Все орудия получают максимальное охлаждение и готовы к испытаниям!»  — ответственный за системы подал свой голос, отвечая по требованию.
        — «Отлично! Ну что, ждем указаний нашего Капитана?»  — Мако закончила разговор с персоналом на мостике и ухмыльнулась,  — все взгляды, включая ее, устремились на меня.
        — «Внимание!! Все системы в штатный решим!! Проверить работоспособность генератора червоточин!! Разогнать все двигатели на 100% тяги!! Мы должны узнать, на что способна эта махина!!»  — тактическая карта и информационные панели начали вспыхивать вокруг моего кресла, неведомое чувство обуяло меня, я ощущал неимоверную легкость и счастье, как будто наконец-то был на своем месте. Мои руки, подобно рукам пианиста, опустились на панели, каждая струна души зверя была под полным контролем.
        Томас попросил нас провести финальное тестирование в полевых условиях. Он дал координаты небольшого поселения дронов-добытчиков, те вышли из-под контроля и вместо бериллия начали добывать полезные ископаемые из кораблей персонала и самих работников, захватив при этом станцию. Всех эвакуировали, но искусственный интеллект комплекса был поврежден и не подлежал перекодировке, лишь удалению.
        «Справедливость» открыла перед собой мост Эйнштейна-Розена для расщепления и сверхбыстрого перемещения частиц сквозь пустоту, бесцветная воронка сферической формы поглотила корабль, чтобы воссоздать его в ином месте и времени. Мы пролетели сквозь туннель на свое боевое крещение, предварительно ознакомившись с подробным отчетом об операции, все должно было быть проще некуда.
        Прибыв на место добычи из подпространственного разлома, дредноут, сопровождаемый раскатами молний по корпусу и остаточными расхождениями волн энергии по пространству, начал плавно лететь сквозь наполненную астероидами ледяную туманность. Почти все «мелкие» камушки были словно скелеты самих себя, полые изнутри  — следы обработки шахтерами бросались в глаза также сильно, как и свежие остовы нескольких транспортников Империума.
        На сенсорах, словно на воде, моментально пошли отбитые волны распознавания новых сигнатур, нам открылась следующая картина: довольно большой астероид неправильной формы, медленно вращался по своей оси. На его поверхности виднелись неактивные добывающие буры и похожая на небольшой городок многоуровневая станция, размером примерно с наш корабль.
        — «Капитан, мы засекли множество вражеских сигналов! Противники уже идут встречать нас!»  — нервным тоном уведомил радист.
        — «Отлично!! К первому свиданию всегда нужно готовиться как следует!!»  — после этой моей фразы, Мако почему-то злобно на меня зыркнула, но моментально отвернулась,
        — «Переход в крейсерский режим, повернуть нос на шестьдесят пять градусов влево!.. Навести орудия главного калибра с первого по третье на станцию, и приготовиться дать залп по моей команде!.. Эскадрильи с первой по восьмую должны быть готовы к взлету в любой момент, если потребуется!.. Не рискуйте напрасно, думаю, мы справимся и без помощи штурмовиков!!»  — огромные четырехствольные гаубицы, установленные на круглых осях вдоль выпирающего «хребта» корабля, начали плавный разворот в сторону станции дронов, выполняя приказ.
        Вдали виднелись вырывающиеся из открывшихся вражеских доков корабли с зелеными следами двигателей. Перехватчики противника выглядели странно, похожие на рагиформесов с двумя характерными ромбообразными плавниками и иглами спереди рядом с открытым ядром реактора по центру, которое парило внутри корпуса, словно левитируя. Судя по данным, их кораблей насчитывалась около двадцати штук.
        — «Они приближаются довольно быстро, усилить матрицу отражателей!!!»  — вокруг корабля появился кинетический барьер, и как раз вовремя, орудия станции открыли огонь. Многокилометровые струны света столкнулись со щитами дредноута и разбились об него словно вода под напором об стену.
        — «Статус!!»  — я наблюдал, как лучи исчезают в пустоте.
        — «Щиты на 97% мощности и восстанавливаются, орудия главного калибра заряжены и готовы дать залп!»  — Мако уже скоординировала системы по группам и держала руку на голографической панели.
        — «Отлично, главным калибром!!! ОГОНЬ!!!»  — в ту же секунду предохранители энергетических конденсаторов зажглись серым сиянием, а сверхмассивные артиллерийские установки  — «Тахионные Расщепители» создали вокруг себя поле искривления пространства. Орудийные стволы разделился на две части, стабилизируя энергию в линзе своим электромагнитным воздействием, небольшой и тусклый луч протянулся от каждого из них до станции врага. После этого, немного потемневшее пространство вокруг двенадцати пучков света в мгновение ока, расширилось и словно по рельсам, вперед пролетели сгустки энергии, сопровождаемые раскатами плазменных потоков и сметающие все на своем пути, включая само время и пространство.
        Щиты станции не имели возможности остановить попадание, ведь «снаряды», словно призраки, пролетели насквозь, не задев их. В добывающем комплексе и в самом астероиде образовались пробоины, вырезанные настолько филигранно, что можно было подумать будто это часть дизайна.
        Но полюбоваться космосом сквозь дырявую станцию я успел лишь пару секунд, после таких повреждений астероид разорвало на куски, да еще как, взрыв был колоссален и перегородил собой свет звезды рядом. Тысячи тысяч мелких осколков и несколько сотен крупных устремились в разные стороны от эпицентра, сопровождаемые подобием разрастающегося нимба из огня, который постепенно исчез в пустоте.
        — «Подтверждаю прямое попадание, станция уничтожена!»  — Мако довольно улыбнулась, ей явно нравилось такое шоу.
        — «Хорошо!.. Насколько я знаю принцип работы систем связи, если уничтожить центр передачи сигнала, то дроны должны отключиться…»  — но мои ожидания не оправдались, механизмы не перестали функционировать, перехватчики продолжили стремительно лететь в нашем направлении,
        — «Странно… Приготовить ПВО!!!»  — в голову пришло лишь два взаимоисключающих варианта: это не дроны, либо их центр не здесь, но сейчас было не время строить теории.
        По команде десятки орудий ракетной обороны, тип: «Алия», раскрыли свои квадратные створки и открыли веерный огонь в надвигающегося противника. Небольшие, но многочисленные огоньки шустрых ракет столкнулись с группой врагов и начали взрываться по подлету, разводя светопреставление десятков шаров детонаций и решетя неприятеля. Каждый такой взрыв забирал несколько кораблей с зелеными хвостами, волны пламени сметали противника подобно солнечной буре, через довольно непродолжительное время от дронов остались лишь остовы.
        Последний корабль врага разорвало от попытки подступиться к нам, но это не помешало ему совершить эту саму «попытку», даже пусть он и остался один. С заданием было покончено, но меня не покидало ощущение надвигающейся беды.
        — «Отлично-отлично!!! „Тахионный Расщепитель“ пробил верхний слой нано-брони!!! Ракеты от „Ликторов“ и мокрого места не оставили! Потрясающе! Новые сердечники нужно доработать, но это уже не так важно!»  — Томас почти что скакал по мостику в восторге, хлопая при этом в ладоши и кивая,
        — «У меня получилось адаптировать эту херню, даже учитывая отсталость имеющихся технологий! Я смог! Ха-ха!»
        — «Что у вас получилось?»  — спросила старпом, опираясь локтем на консоль.
        — «Вы что-то сказали про нано-броню, что это такое?.. Разве дронов не делают из сплава бериллия?..»  — добавил я, подняв левую бровь.
        Томас понял, что сболтнул лишнего:  — «Эх-х, ну теперь не отвертеться…»  — он поправил очки и вздохнул,  — «Это были не совсем дроны…»
        — «А КТО?!»  — сказали мы с Мако хором, после чего переглянулись.
        — «Когда я работал в научном отделе, мы нашли некий «астероид»… На нем мы обнаружили механизм, который сперва приняли за организм… Они как бы… впитывали энергию откуда-то… И принимали неизвестный сигнал… При этом могли адаптировать под себя материю… Это было чрезвычайно интересно мне и моему отделу… Когда начальство решало судьбу этого вопроса, я, естественно, был за продолжение исследований этих «нано-ботов»… Но, идиоты-ученые сказали, что это трата времени…
        Мне пришлось покинуть отдел и пойти в самоволку… ведь с этим делом явно было не все так просто… Каково же было мое удивление, когда я узнал, на что в действительности штуки способны эти штуки, то нехило испугался!.. Они поглощали материю, любую материю… Более того, они делают ее совершеннее!.. Прочнее!.. Легче!..»  — он утер пот со лба,  — «Я узнал, что это не единичный случай, когда их находили на астероидах! Данный феномен долго изучался мною, пока не произошло непоправимое…»
        — «Не томи уже! Что за „непоправимое“!?»  — выпалил я, разгораясь живейшим интересом.
        — «Уже работая сам на себя, я узнал, что некие корабли, превосходящие по технологиям любые стандартные аналоги, вторглись в пограничные системы сектора… Людям, ясен хрен, ничего не сообщали, только высшим чинам и ученым… Дело было в том, что обычные орудия не могли нормально пробить адаптивную обшивку этих кораблей… Когда я получил доступ к чудом подбитому экземпляру, то меня изрядно удивило обследование остова, он оказался из спродуцированной нанитами неизвестной материи, не поддающейся расщеплению обычными методами… Тогда я решил создать оружие, способное пробить такую броню, ведь не сложно догадаться, что раз есть небольшие корабли, по типу „Ликторов“, должны быть и „Улья“! Верно говорю??»
        — «Ясно… Я бы тоже так подумал… Всегда нужно постичь все аспекты, дабы понять явление…»  — я вздохнул, обдумывая перспективы дальнейших действий при учете новых переменных.
        — «Именно! Это же так прикольно! В смысле самое человечество было в опасности… да!»  — Томас немного засмущался. Его ученый интерес был понятен мне, и я решил не углубляться в эту тему:
        — «Я вас понял… Мако, проложи обратный курс, мы летим домой… Тут уже нет ничего интересного…»  — я сел и откинулся в кресле, расставляя по полочкам все недавние события.
        — «Слышали, что сказал ваш Капитан?! Быстро по местам!!»  — девушка деловито сложила руки на груди и хмыкнула.
        — «Пока все здесь, мне бы хотелось сделать объявление… Я решил, как назову наш дредноут!..»  — все повернулись в мою сторону и сделали удивленные лица, я почесал бороду и по демоническому ухмыльнувшись протянул руку к незримым небесам,
        — «Отныне ярость слепого правосудия, изгнанная в эмпирей вместе с юстициарами старого мира, всегда будет с нами!! Ведь их кодекс остался!! Он был забыт, но восстал в новой форме!! Он обрел свой смысл в виде двух силуэтов: закона и рыцарской чести!! Он стал основой рукотворного бога смерти из мира машин!! Он стал ей  — реинкарнацией света Астреи среди пустоты звезд!! И пусть же ее имя отныне и навсегда внушает неподдельный ужас в сердца погрязших во грехе, ибо она  — „Справедливость“!!»
        Члены экипажа округлили глаза и неотрывно наблюдали за мной ровно до произнесения последнего слова, после чего начали переглядываться.
        — «Хе-хе-хе… В этом весь ты…»  — Мако, стоявшая рядом со мной, хитро и довольно ухмыльнулась. Команда сперва немного оторопела, ведь явно не ожидала такого поворота событий и, выждав немного времени, начала тихо посмеиваться, но судя по типу смешков, против этого имени явно не была.
        Дредноут открыл сингулярность и прыгнул в нее, оставляя позади изуродованные остовы кораблей неизвестного врага. Недооценивать их больше было нельзя, но и поводов для беспокойства пока не было. Тогда я впервые столкнулся с чем-то за гранью понимания обычного человека, но всему должно было быть объяснение, ведь нет такого феномена, который бы не подлежал осмыслению, нужно лишь найти правильный подход.
        Наши дальнейшие будни проходили довольно быстро, но со вкусом. Мы периодически выполняли секретные поручения от наемных организаций, именно такие, что могли стать подобием молитвы для бога машин, который снисходил лишь до достойных людей.
        Я никогда не брался за задания, которые подразумевали бесчестный поступок или вред для мирных граждан. Томас по достоинству оценил мою приторную правильность и уже почти не следил за кораблем сам, предпочитая копаться во внутренних системах на постоянной основе.
        Тем временем, я все больше сближался со своим экипажем, но сильнее всего с Мако, она открывалась мне с каждым днем. И это не благодаря моей или ее инициативе, мы просто все больше понимали друг друга, узнавали мелочи и запоминали их, стараясь каждый по-своему. Я был рад, что она такая, какая есть, и каждый раз напоминал ей об этом, ведь у меня был пунктик на подстройку личностей под кого-то.
        Цикл звезд сменился, а мы скитались в пустоте, ожидая перемен.
        * * *
        — «ЭЙ!!! Ты что, заснул?..»  — Мако легонько трясла меня за плечи, на ее лице читалось беспокойство,  — «Выходи из челнока, мы прилетели…»
        Свет ударил мне в глаза, за защитными экранами станции виднелись лучи тамошней белой звезды. Я, неспешно потянувшись, зевнул и встал с мягкого пассажирского кресла. Мы находились довольно далеко от ближайшего служебного лифта, который помог бы нам попасть в консульство. Местность узнать не получилось.
        — «А это точно жилой район?..»  — старпом, которая никогда здесь не была, удивленно таращилась на огромный комплекс совмещенных между собой квадратных конструкций.
        Множество строений были словно продолжение друг друга, создавая из прочных полимеров паутину переходов, они отражали звездные лучи и поглощали их энергию, таким образом, жилые комплексы также служили как электростанции. На узких улицах было очень людно, все куда-то спешили. Охрану, которая должна была приглядывать за такими труднодоступными районами, скорее всего, просто отправили в более приоритетные места. Наш путь пролегал сквозь, так сказать, «трущобы». Мы торопились.
        * * *

        СЦЕНА ТРЕТЬЯ: ОБЫЧНАЯ ПРОГУЛКА
        Навигатор выбрал не очень приглядную дорогу сквозь толпу и торговые палатки со всякой всячиной. Я еще раз убедился, что не зря никогда не шлялся по таким местам, среди столпотворения постоянно мелькали недовольные и (или) злобные взгляды, здешние люди недолюбливали тех, кто хотя бы выглядел не как оборванец. Пройдя почти полпути, перед нами встал выбор: либо темный переход между двумя шпилями небоскребов, либо долгий путь в обход.
        — «Я не буду срезать через эту помойку!!!»  — я топнул ногой по грязному покрытию, моему негодованию не было предела, когда лужа из непонятно чего чуть не брызнула мне на штанину.
        — «Так, кто из нас девушка?..»  — Мако вглядывалась в узкий просвет между зданиями.
        — «Ты не заставишь меня пойти в этот проулок!! ВОН ТАМ!!!»  — я в ужасе подпрыгнул и спрятался за спиной старпом.
        — «ЧТО?!»  — Мако взяла плазмер наизготовку и слегка повернула голову назад.
        — «КРЫСА!!!»  — я храбро показал пальцев на олицетворение ужаса и самой смерти, меня начало подташнивать,  — «УБЕЙ ЕЕ!!!»
        — «Возьми себя в руки…»  — девушка вздохнула и убрала табельное оружие обратно в кобуру.
        — «Но она такая жирная и мерзкая… А запах… Я сейчас заплачу!..»  — мой взор был прикован к ужасающему чудовищу, пищащему что-то невразумительное, в попытке скрыться внутри контейнера для переработки материи.
        Мако одарила меня гневным взглядом. Пришлось изо всех сил прижаться ближе к Старпом. Надежда была только на то, что запах порошка перебьет вонь этого проулка, к моему удивлению пахло не им, а духами с лимоном:
        — «Ты что больше не используешь этот мерзкий порошок?..»
        — «…»  — девушка закатила глаза.
        — «Ну, слава Илиасу, даже не знаю что страшнее, вонь крыс или тво…»  — я не успев договорить, как в мой нос воткнулось дуло плазмера,
        — «СДАЮСЬ!!! ПОЩАДИ СМЕРТНОГО!!! О, БОГИНЯ ВОЙНЫ!!! ОН СМИРЕННО ПРОСИТ ПРОЩЕНИЯ!!!»  — я в ужасе поднял руки вверх, проявляя все мужество духа.
        — «КРЕТИН!!! Еще хоть слово про это скажешь и тебе конец… Зачем я вообще пошла с тобой…»  — она заметно погрустнела и моментально остыла.
        — «Ты боялась, что со мной что-то случится?»  — я сделал шаг навстречу покрасневшей девушке,
        — «Я же знаю… Пахнешь, кстати, очень здорово…»  — улыбаясь до ушей, я придвинулся еще ближе, практически нос в нос.
        — «Спасибо… Но все равно!!! С таким идиотом, как ты, ничего не может случиться!!!»  — эхо ее недовольного возгласа отбилось от металлических стен с подтеками, окружающих нас.
        Спереди раздались шаги военных ботинок, мы с Мако переглянулись.
        — «Простите, что прерываю вашу супружескую ссору, но вынужден сообщить, что вы на нашей территории, а значит, попадаете под наш регламент!»  — из-за угла проулка показались двое наемников, они были одеты в респираторные маски и лохмотья, а выглядели явно настроенными на драку,
        — «У вас есть выбор, либо вы платите нам по сто тысяч кредитов на человека, либо…»  — наемники, ехидно переглядываясь, медленно окружили нас, двое здоровых стояло спереди, один худощавый хитро подкрался сзади.
        — «Ну что вы встали?! Раскошеливайтесь!»  — самый крупный из особей этого вида животных взял в руки явно устаревшую модель тяжелого плазменного меча, двое других держали нас на мушках пистолетов.
        — «…»  — Мако, как бы невзначай, державшая руку на кобуре клетчатых штанов, многозначительно покосилась в мою сторону. Я сразу понял, что она намекает на отвлекающий маневр.
        — «Эй, ну зачем сразу за стволы хвататься? Давайте мы все обсудим! Вы же хотите денег? У нас есть деньги! Вот моя идентификационная карта, возьмите…»  — я пошарил в карманах и достал оттуда именную карту, после чего спокойно протянул ее на расстояние вытянутой руки вперед.
        Тот наемник, что стоял возле парня с двуручным мечем, медленно и осторожно подошел ко мне, шмыгая носом под маской. Он грубо выхватил карту из рук, активируя необратимую цепочку событий. Дальше все произошло за доли секунд.
        Да, обращаться с табельным оружием я не умел, но это не значило, что я совсем беззащитен. Я всегда любил различные лезвия, своим видом они всегда успокаивали мой разум и заставляли ощутить себя в безопасности, а еще с ними почему-то не было таких проблем как с огнестрелом. Вот и пригодился один интересный козырь, разработанный специально для разделения вольфрамовых пластин,  — омни-резак. Небольшой, удобный, его закругленное лезвие состояло из нестабильной материи, которая проецировалась в форму ножа, питаясь энергией миниатюрного реактора в белоснежной ручке. Однажды данный атрибут уже внес свою лепту в историю этого мира.
        Словно призрак, оранжевое лезвие с невероятной легкостью отрубило руку, что наемник протянул ко мне, и прижгло кровь. Кисть даже не успела долететь до земли, как уже второй, более точный выпад, полоснул врага прямо в шею, рассекая плоть элегантным и ровным разрезом. Отзвук странных мыслей буквально на мгновение посетил мой разум, они были словно отголоски счастья за очищение мира от еще одной его ошибки.
        — «ДАВАЙ!!!»  — старпом по моей команде закрыла глаза и бросила свето-шумовую гранату из подсумка об пол. Серебристая сфера раскрылась напополам и озарила все вокруг белым заревом и ультразвуковым импульсом. Грузный парень успел прикрыть глаза, но это ему не помогло,  — метким выстрелом Мако прострелила ему голову, пробив ее навылет попаданием между глаз. Наемник что стоял сзади был ослеплен, но…
        — «Черт…»  — старпом скорчилась от боли, бандит, вслепую попал в нее пытаясь выстрелить в меня. Не успел развернуться и, будучи немного растерянным от открывшейся картины, я допустил фатальный просчет, позволив себе замешкаться.
        Выживший бандит приставил ствол к моему затылку:
        — «Шевельнёшься и ты, и она трупы!»  — наемник покряхтел еще что-то и протер глаза,
        — «Ты убил моего брата… Он… он… Ты, гребаный кусок дерьма… твоя жизнь закончится здесь…»  — чуть ли не плача выпалил бандит, он точно пошел по стопам испорченного человека, но очевидно добровольно.
        Ситуация была неоднозначной, я уже практические решился чтобы сделать отчаянный ход, но не успел пригнуться и услышал лязг затвора, затем выстрел…
        — «Простите, что задержался!»  — сказал незнакомый голос позади. Оружие в руках бандита выскользнуло из его рук, упав прямо в лужу из крови, так и не совершив выстрел. Повернув голову, я увидел, что наемник перестал дышать, кровь хлынула из его рта, а взгляд опустел, после чего его ноги подкосились и он рухнул замертво. При беглом рассмотрении на упавшем теле обнаружилось сквозное отверстие в виске, проделанное крупным калибром ручной пушки-револьвера, которая немного дымилась после попадания и была отправлена своим владельцем обратно в кобуру.
        — «Я очень торопился!!! Услышав, что командование вас вызвало, и решил сопроводить… Вам пришлось сесть в трущобах, вот я и отправился на поиски… Но, похоже, нужно было быть расторопней…»  — фигура человека в белом плаще вышла из маскировки, сжимая в правой руке метровый клинок, а левую оставив на коленном держателе револьвера.
        Не успев рассмотреть его как следует, я рванул к Мако.
        — «С ТОБОЙ ВСЕ В ПОРЯДКЕ!?! КУДА ОН ПОПАЛ!?!»  — меня охватила паника.
        — «ИДИОТ!!! НЕ ОРИ!!!»  — она сжимала рану сидя рядом со стенкой проулка.
        Немного погодя я увидел, что пуля попала в ногу, прошла насквозь и немного задела сухожилие. Достав инструментарий, я активировал экстренный протокол и нанес на рану медицинских нано-ботов. Они быстро остановили кровь и заменили утраченные ткани новыми, после чего разрушились.
        — «Все хорошо?.. Встать можешь?.. Боль прошла?.. В глазах не темнеет?..»  — я профилактически проверил ее пульс.
        — «…»  — сидевшая на полу девушка недовольно смотрела сквозь меня.
        Какое-то время старпом молчала, видимо этот случай сильно задел ее гордость. Думаю, ей было гораздо больнее именно из-за этого, нежели всего прочего.
        — «Если нужно, я буду сидеть рядом и держать тебя за руку, пока ты не оклемаешься…»  — я положил руку на щеку Мако, она моментально оживилась и спрятала взгляд.
        — «Кхе-кхе…»  — фигура, стоявшая сзади, напомнила о себе, он снял капюшон. Владельцем меча с зеленой кромкой и позолоченной ручной пушки оказался парень лет двадцати, средний рост, среднее телосложение, короткие каштановы волосы, карие глаза, ничего особенного кроме этого самого меча и бронированных наручей.
        — «Я глава отдела разведки! Ой… Проболтался… Мой позывной  — Инглиш! Опять проболтался…»  — парень явно сболтнул лишнего, позывной же он произнес немного смутившись и пытаясь имитировать акцент древних бриттов,
        — «Мне нужно сопроводить вас в парламент, там будет проведен военный совет временного альянса! И поскольку вы владелец одного из немногих дредноутов, то должны на нем быть!»  — Инглиш тепло улыбнулся, после чего не меняя выражение лица подошел к наемнику, которого я атаковал первым. Жертва омни-лезвия не умерла сразу, потому что аугментированные части поглотили половину урона, но со следующей атакой не справились даже они. Глава отдела разведки сменил выражение на некую форму отвращения и занеся лезвие своего бастарда рассек шею врага, голова оного была легко отделена от тела и покатилась чуть дальше по проулку. Парень отряхнул клинок от темно-красной жидкости и подошел ближе к нам.
        Он протянул мне руку, я украдкой кинул взгляд на его меч, тот был из вибро-материи, благодаря постоянным микро-движениям такое лезвие легко могло разрубить человека пополам без малейших усилий.
        — «Нравится? Он мне достался в одном дельце…»  — парень опять заулыбался.
        — «Рад встрече… Спасибо что предотвратил непоправимое… Наверное, можно считать что мы у тебя в долгу…»  — нервно отрезал я, поглядывая на Мако.
        — «Я уверен, вы бы что-нибудь придумали!!! Капитан всем известного дредноута „Справедливости“ так легко бы не сдался!!!»  — его глаза неожиданно вспыхнули огнем,
        — «Я… Вы знаете… Я ВАШ ФАНАТ!!!»
        — «ЧЕЙ ФАНАТ!?!?»  — старпом наконец-то пришла в себя и присоединилась к беседе.
        — «…»  — мне стало неловко.
        — «Да, я следил за всеми вашими подвигами! А вы помните, как в тот раз победили пятьдесят кораблей неприятеля, выйдя из варпа в неожиданном месте! И в тот раз, когда ПРОТАРАНИЛИ линкор пиратов! Или когда…»  — парень вошел в кураж и принялся активно жестикулировать, вспоминая все наши задания в хронологической последовательности.
        — «Стоп!!!»  — я покраснел, такое было мне совсем непривычно, но приятно,
        — «Откуда ты все это знаешь?»  — меня перекосило.
        — «Как откуда? Об этом есть сериал! Дредноут-призрак! Подобно бесцветному миражу, он не виден на радарах и появляется в самый нужный момент! Про ваши приключения даже комиксы нарисовали…»  — парень немного засмущался,
        — «Распишитесь на обложке?.. Это коллекционный экземпляр… Его было сложно достать… Пришлось… А, не важно…»
        — «Приплыли…»  — меня просили расписаться на протянутом журнале с фотографией дредноута, и дело было даже не в том, что это попросил разведчик Империума, а в том, что я узнал. Неожиданно оказалось, что мои задания не были секретными, как яростно «утверждал» Габриэль. Про них трубили все СМИ, даже хуже, похоже что именно поэтому меня и вызвали сюда, ведь иначе про нас бы точно забыли.
        Дредноут-призрак  — фата-моргана нового мира. Мы конечно обладали стелс технологиями, опережающими свое поколение, но сравнить наш корабль с «Летучим Голландцем»… Нет уж, такое бы даже мне в голову не пришло, судя по всему маркетологи совсем здравый смысл потеряли в своей извечной погоне за кредитами.
        — «А ну дай сюда!»  — Мако выхватила комикс, мельком пролистала пару страниц и начала истошно смеяться,  — «КАК ПАВЛИН НА ПАРАДЕ!!! А ЧТО, ПОХОЖЕ!!!»
        Попытки вырвать журнал у нее из рук не оказались результативными. Словно забыв про то что произошло, старпом убегала от меня, попутно читая и заливаясь смехом:
        — «Смотри, как он тут руками машет! Я хоть и стою на мостике рядом, но такое не замечала! Какой милашка!»
        — «ОТДАЙ!!! ЭТО ПРИКАЗ!!!»  — я чрезвычайно грозно надулся и встал на месте.
        — «Пф-ф, ну ладно! Я потом новый куплю…»  — недовольно сказала девушка и протянула мне журнал.
        — «Только попробуй…»  — в моем голосе смешался гнев и отчаяние.
        — «Ух! Какие мы страшные! Боюсь-боюсь!»  — Мако мое негодование только раззадорило, она хихикнула и встала за моей спиной. После того как я выхватил из ее рук комикс и неумело черканул на нем какую-то каракулю, пришел момент торжественно вручения оного законному обладателю:
        — «Вот, держи… Я, конечно, не умею расписываться, но думаю, что получилось неплохо…»
        — «…»  — разведчик молча держал в дрожащих руках свой трофей.
        — «Парень?..»  — ответа не последовало. Несколько мгновений мы так и стояли, пока я не заметил, что он плачет,  — «ЭЙ, ты чего это?»
        — «Сам Капитан…»  — разведчик всхлипывал, а с его глаз падали редкие слезинки,  — «Это честь для меня!!! Я всегда вдохновлялся вашей верой в идеалы и сам неоднократно думал, как бы вы поступили в определенной ситуации!!!»
        Немного успокоившись, парень засунул обратно за пазуху свой комикс и, вытерев лицо рукавом, отдал мне честь.
        — «Аха-ха-ха!!!»  — старпом опять начала смеяться, она обхватила руками мою шею и почти заставила свалиться оземь от неожиданности,
        — «Доволен, Капитан!? Довел бедолагу до слез! Мог и понежнее! Но в первый раз всегда так! Верно, говорю? Плакса?..»  — последнее слово она прошептала мне на ухо.
        — «…»  — я понял, что еще сильнее покраснел, нужно было срочно заканчивать этот цирк,
        — «Так!.. Собрались!.. У нас задание!.. Я, конечно, понимаю, что руководству до меня дела нет… НО!! Я, по крайней мере, хочу подать на них жалобу, за то, что на их улицах разгуливают асоциальные элементы как в своем доме!..»
        Приведя себя в порядок, мы, уже втроем, отправились к служебному лифту. Трупы так и лежали на земле, сочась неподобающими жидкостями в назидание своим возможным последователям. Мы пошли по опустевшему району, здания вокруг выглядели старыми и сильно проржавевшими. Перейдя желто-черную полосу со знаком «не пересекать» мы поняли, что оставалось совсем не далеко.
        * * *
        Наша делегация неспешно продвигалась по узкому и довольно темному коридору, его освещали лишь энергетические каналы, что видимо, передавали энергию с подстанций на уровни выше. Инглиш шел впереди, потом Мако, я же замыкал построение. После прошедшей нервотрепки напряжение давало о себе знать, руки все еще немного дрожали, я беспокоился, что со старпом может что-нибудь случиться, теперь уже больше чем когда либо, но на это у нас не было особого времени, поворачивать назад было уже поздно.
        Из темноты показалась развилка, в ее центре находились створки служебного лифта, он явно был предназначен только для высших чинов, и видимо под ним находился некий бункер для оных. Поднявшись же вверх можно было попасть в башню управления станции, а по совместительству парламент местного руководства.
        Инглиш ловко достал какую-то карточку из внутреннего кармана плаща и провел по сенсору возле панели на двери лифта, она, с явной неохотой, открылась.
        — «Дамы вперед!»  — я ехидно встал посреди дверей, и жестом показал Мако, что она может пройти первой. Особой реакции не последовало, девушка уже сильно устала и судя по пустому взгляду хотела обратно,  — разрядить обстановку не получилось.
        Мы зашли в лифт, он был чрезвычайно просторным, здесь поместилось бы человек тридцать. Инглиш ввел на панели код нужного уровня, конструкция неспешно двинулась вверх, постепенно набирая скорость. Этажи проносились невероятно быстро, в один момент мне даже показалась, что мы летим.
        — «Смотрите как красиво!..»  — мое дыхание перехватило, лифт из шахты устремился вверх по магнитным путям, открыв прекрасный вид на всю станцию. Через его силовое поле я смог разглядеть тот самый проулок, по которому мы до него добирались. Сотни небоскребов, будто колонны, держали небосвод импровизированного купола, имитирующего Земные небеса. Этот камушек был домом нашей расы, пережившей многие войны и разделившейся во взглядах слишком сильно, чтобы быть единой. Третья планета от Солнца стала незыблемой крепостью диктатуры Империума и символом, который воочию никто не видел, лишь лицезрел хроники, либо довольствовался слухами.
        Экраны «Часового-XVII» давали местной звезде осветить весь импровизированный город сквозь призму преломления. Через несколько секунд лифт опять вернулся в темную шахту и остановился перед дверью из светлого металла, она медленно открылась, приглашая пройти вперед. Я оценил вычурность классического интерьера и сделал несколько шагов по паркету, остальные последовали моему примеру.
        Темные коридоры теперь сменились прекрасно освещенными залами парламента, наполненными белоснежными колоннами и позолотой вдоль высоких стен с красными шелками. Такая перемена показалась мне невероятно непотребной, моментально захотелось высказать свое мнение:
        — «Значит там внизу, люди, можно сказать, живут в своих экскрементах, а тут все настолько чисто, что с пола есть можно…»
        — «Ничего не поделать, персонал не может справиться с очисткой всей станции…»  — Инглиш немного скривил лицо, пытаясь скрыть невозможность нормально это оправдать.
        — «Я уверен, что они знают о проблеме, просто им нет дела…»  — я окинул взглядом пустоватый холл, вокруг почти никого не было, лишь статуи различных полководцев и огромная картина. На ней был изображен высокий сероглазый мужчина с такими же серыми волосами и выбритым подбородком, он стоял во весь рост, опираясь на изогнутый клинок в черных ножнах с позолотой, выдающий в себе подобие длинной катаны, а его белая накидка с множеством наград словно развивалась на ветру.
        — «Им есть дело, но наемники слишком алчные ублюдки, чтобы о них заботились…»  — услышав знакомый голос я повернулся, это был Деимос собственной персоной. Он стоял в своем фирменном имперском камзоле с кучей орденов и ледяным взглядом смотрел куда-то сквозь нас:
        — «Мы про вас не забыли, Капитан, вы должны пройти за мной в зал заседания. Вольно, Инглиш!»
        — «Да, сэр!»  — парень поспешно опустил руку.
        — «То есть я тоже «алчный ублюдок…»  — мне вновь захотелось высказаться,
        — «На нас ВООБЩЕ-ТО! В этих трущобах напали!!! И моего старпома ранили!!! Вы должны…»
        — «Капитан!!! Успокойтесь!!! Вы прекрасно знаете, что я имел ввиду… У нас нет на это времени, мы на войне!»  — грозный взгляд адмирала не прервал мой монолог.
        — «НЕТ!!! У ВАС БУДЕТ ВРЕМЯ НА МЕНЯ!!! ВЕДЬ ВЫ ТОТ МУДАК, ЧТО МЕНЯ СЮДА ВЫЗВАЛ!!! ЕСЛИ БЫ С МАКО ЧТО-ТО СЛУЧИЛОСЬ, ВАША СРАНАЯ СТАНЦИЯ НЕОЖИДАННО СТАЛА БЫ ОБЩЕЙ МОГИЛОЙ!!!»  — я уже занес руку, когда Инглиш схватил ее.
        — «Капитан не делайте то, о чем будете жалеть!..»  — парень говорил сухо, но с жалостью.
        — «Успокойся!.. Я же в порядке?! Правда?! Не стоит так себя вести… Пожалуйста…»  — Мако в это время стоявшая сзади, уткнулась головой мне в спину, после чего отстранилась, вздохнула и подошла ближе к старику,
        — «Адмирал, вы что-то сказали про войну?..»
        Немного успокоившись, я, стиснув зубы, встал чуть поодаль и оперевшись на стенку скрестил руки на груди. Мне хотелось выбить из этого старика всю спесь, но охрана станции, скорее всего бы просто нас перестреляла за такое. Состроив самое злобное лицо что мог, я направил на него свой взгляд.
        — «Пройдёмте за мной, скоро вы все узнаете…»  — Деимос, как будто ничего не произошло, повернулся и неспешно повел нас по белоснежным коридорам верхних этажей станции. Вокруг казалось не было ни души, но отсоединяющиеся панели на стенах, похожие на двери шкафчиков говорили об обратном. Такие могли содержать внутри что угодно: от турели, до небольшого автономного меха. Мы остановились около большой открытой наполовину бронированной двери, рядом с ней толпился народ в дорогих одеяниях.
        — «А! Адмирал Деимос! Ну, наконец-то! Теперь мы можем начать!»  — голос низкого на вид председателя комитета послышался со стороны помещения и предзнаменовал начало сборов. Мы протиснулись сквозь скопление людей в имперских балахонах с позолотой и вошли внутрь, после чего уселись на свои места в просторном, высоком и хорошо освещенном зале, похожем на театральный. Для меня и Мако были выделены стулья в первых рядах, прямо рядом с адмиралом. Я не мог понять, откуда они вообще знали, что она со мной придёт, и почему я был единственным наемником, что присутствовал здесь.
        Низенький и лысый толстячок вышел на трибуну и встал на возвышенность, дабы достать до нее. Официально заседание началось.
        * * *
        — «Тишина в зале! Сегодня мы вынуждены были собрать вас всех здесь не без причины! Не все знают, но станция Саишын-VII была уничтожена…»  — председатель утер пот со лба, по людям вокруг словно прокатилась волна леденящего холода самой бездны, в зале все затихли.
        — «КАКИМ ОБРАЗОМ!?! Там же стоял пятый и девятый флоты?? Они бы смогли отразить атаку даже ДЕСЯТИ ПИРАТСКИХ ЭСКАДРИЛИЙ!?!? На станции стояли НОВЕЙШИЕ ИМПУЛЬСНЫЕ ОРУДИЯ!?! Они бы не смогли…»  — голоса вокруг перекрикивали друг друга и явно не собирались затихать, люди прибывали в состоянии паники и полного шока.
        — «ТИШИНА!!!»  — адмирал, сидевший рядом со мной, встал и в один прыжок поднялся на трибуну, вызвав недоумение у толпы,
        — «Я сам был при обороне станции! И да! Пиратов мы бы одолели, НО!!! ЭТО НЕ БЫЛИ ПИРАТЫ!!!»  — старик, явно не привыкший кричать, видимо всех напугал своим поведением, люди успокоились и перестали галдеть, ожидая, что же он скажет.
        — «Мне пришлось увести свой флот в гиперпространство, станцию уничтожили с первого попадания, у нас не было выбора…»  — адмирал махнул рукой в сторону стоящего с пультом техника вдали.
        В зале все охнули, когда на главном экране показали последнее кадры, что заснял дредноут Деимоса. По моей спине пошли мурашки. Корабль, превышающий все мыслимые размеры, вышел из открывшейся близ станции червоточины, за ним словно бы из рога изобилия посыпались уже знакомые мне мелкие и средние по размерам корабли, они были похожи больше на существ, нежели на машины  — Томас тогда назвал их «Ликторами». Такое слово в качестве наименования звучало неуместно, ровно до этого момента.
        Напоминающие рагиформесов твари роились вокруг флотов защиты станции и рвали легкие звездолеты ополчения на куски, стреляя салатовым пламенем лучевых орудий из клювообразных пастей. Так продолжалось не долго, главный корабль пришельцев полностью покинул подпространство и встал во всей своей красе. Темно-нефритовый, почти черный десятикилометровый корпус огромного монстра, похожего на бутон нимфеи смотрящей отсутствующим стеблем вперед, а десятками проворачивающихся по разным осям лепестков назад, открыл створки пасти ровно по центру конструкта. Выпускаемая им мгла локальной туманности помрачнела, затем, словно кровь по венам, салатовая энергия начала все быстрее пульсировать по корпусу в направлении орудия главного калибра, но неожиданно остановились.
        Огромного размера столб света вырвался из четырехстворчатого отверстия, сотрясая пространство радужным сиянием, он прошелся по направлению станции, уничтожая все на своем пути. Под удар попали и мелкие корабли, что не смогли увернуться, и тяжелый эсминец, который в это время был на линии огня, все они стали прахом в одно мгновение. Но уничтожив их, луч не остановился, он пробил оболочку рукотворного города. Словно божественная десница, длань мироздания практически довершила приговор, но остановилась после контакта с последним оплотом людей, что не успели ничего толком понять,  — щитами.
        «Саишын-VII» не разрушилась сразу, рассеивающие экраны смогли кое-как поглотить часть урона и расщепили луч, превратив его в сотни небольших пучков. Таким образом, она смогла избежать мгновенной детонации, давая возможность жителям добраться до «Ковчегов» (кораблей большого тоннажа, предназначенных для эвакуации и транспортировки жителей станции).
        Пока орудие главного калибра перезаряжалось, «Улей» закрыл створки корпуса и словно начал изучать пространство вокруг, водя по нему светом сканеров. Координация легкого эскадрона чужих выросла в разы. Флот ополчения нес тяжелые потери, «Ликторы» вырывали победу все быстрее.
        Техника гостей из бездны была явно намного прочнее наших кораблей. Крупные орудия «Улья», напоминающие дыры в корпусе источающие свет, в это время стреляли по линкорам и дредноутам сил союза фракций своими сферическими сгустками салатовой энергии. Флагман врага был в три раза больше любого из наших дредноутов, силы самообороны не смогли даже поцарапать его, в то время как сам монстр спокойно бороздил просторы космоса.
        Корабль адмирала, стоявший в это время в доках, начал движение. «Сверхновая» активизировала все системы, когда бой был в самом разгаре, перехватчики противника сцепились в яростной схватке с нашими, линкоры в это время пытались прикрыть их своим ПВО, но сами постоянно повреждались орудиями монстра. Супердредноут адмирала отстреливался из всего, что вообще могло это делать, медленно он приближался к «Улью», пытаясь прикрыть мирных жителей веерным огнем. Оркестр снарядов и лучей мерцал вокруг ярче любых звезд.
        Створки вражеского флагмана опять начали открываться, он заметил приближение нового оппонента, но в своей надменности, либо по приказу, не отрекался от аннигиляции станции, готовя второй залп. Крестообразная вспышка в несколько километров мелькнула и разрослась изнутри пасти монстра, луч света вновь пробил корпус Саишын. На этот раз повреждения стали фатальными, она начала разваливаться на куски, испещряя свой, похожий на храм, корпус тысячами тысяч внутренних и внешних подрывов.
        Последний оплот веры храмовников Эквистелла в этом секторе пал в одно мгновение, многомиллионная станция похоронила вместе с собой многих, но все же не всех. Ковчеги, доверху наполненные людьми, в ужасе прятались за флотом ополчения, надеясь лишь на чудо.
        Трехствольные орудия главного калибра «Сверхновой», которые все это время заряжались ионами, дали прямой залп в источник луча на корабле противника, космос содрогнулся от боли. Снаряды из истинного света попали прямо, между не до конца закрывшимися створками главного калибра и монстр, будто поперхнувшись кровью, моментально закрыл пасть. Полосы энергии на корпусе «Улья» начали сиять ярче, чем когда либо, но после единственного мгновения сразу же затухли, уступив место тьме самой пустоты. Корабль пришельцев замер в пространстве, по его обшивке начали проходить трещины из фиолетовой энергии, он готовился взорваться, попутно забрав с собой всех тех, кто был рядом.
        Адмирал скомандовал всем союзникам войти в гравитационный колодец его дредноута и приготовиться к экстренному гипер-переходу. Уцелевшие суда ринулись в его сторону, подпространственный разлом огромных размеров поглотил все вокруг корабля Деимоса, спасая выживших от неминуемой гибели. Последнее что удалось запечатлеть  — это взрывная волна колоссальной мощи, создавшая расхождение неизвестной реальности, ставшей чернее самого космоса, ее трещины покрыли «Улей» и поглотили его вместе с сопровождением чужих. Отзвук реальности разнесся прямо перед отварпом тех, кто чудом успел спастись.
        * * *
        После просмотра этой хроники кровь стыла в жилах, но, поразмыслить как следует не удалось, молодой и худощавый ученый, что сидел в первом ряду, шагнул на подиум.
        — «Мы дали этому экземпляру имя: „Анахарсис“ (неуязвимый), не трудно догадаться почему…»  — на сцене, прямо на фоне замершего фрагмента с вражеским кораблем, теперь находился новый глава научного отдела, видимо замена Томаса, он нервно мялся стоя рядом с адмиралом и, выдохнув, продолжил,
        — «Нам довольно давно попались некие „нано-боты“, на астероидах, близ пограничных секторов… Также, мы получали очень странные сигналы от многих непригодных для жизни планет сектора… Это уже не говоря о том, что наши „гости“… Кхм… Могут, так сказать, появляться из ниоткуда, нарушая все наши теории о пространственных переходах… Сверившись со многими данными, в основном теми, что я не могу разгласить, мы назвали их „Изоморфами“ (изо  — единство, морфа  — форма) … Намекну… Наименование придумано не нами лично, но у него есть свое собственное и очень серьезное обоснование…»  — будто бы подчеркивая этот момент, кадр за ним сменился на иной, изображающий процесс поглощения материи молодой колонией нанитов. Выглядело данное действо не очень притязательно, ибо этот самый «процесс», мог касаться и живых организмов, причем неважно в сознании ли они.
        Участь того, кому не посчастливилось выжить во время заражения, была не завидной, он ставал частью своего корабля. Ученый нервно вздохнул, обернувшись на экран, оценил мертвую тишину и продолжил:
        — «Не беспокойтесь, это не так заразно как вы думаете… Наниты выполняют простые алгоритмы и в малом количестве не способны навредить никому… Им всегда нужен мощный источник сигнала для активации… Например, тот „большой парень“…»  — ученый еще немного помялся, он явно не привык работать на публику,
        — «К сожалению, группа, что должна была следить за этими явлениями и собирала все данные, исчезла… Проект „Триллиум“…»  — ученый осекся, когда понял что сболтнул лишнего, адмирал уже был готов заткнуть его, но не успел, ибо тот вовремя спохватился и сменил тему,
        — «Сейчас не об этом!! Вы все должны выслушать наше заявление!! На кону судьба всего сектора!..»
        В зале была гробовая тишина, все внимательно слушали ученого, даже не моргая, казалось, что время замерло:
        — «Наши исследования показали, что они способны перестраивать материю на молекулярном уровне, но!.. Мы не поняли, откуда и как они берут энергию… У этих „существ“ есть определенные, так сказать „формы“… Мы выявили этот недостаток недавно… Эти машины не способны эволюционировать, их коды явно были написаны кем-то… Следовательно  — они некое автоматическое оружие… Со всех секторов передают об нашествии этих „существ“… Возможно, полностью постигнув природу данного феномена, мы смогли бы узнать, как с ними бороться… К сожалению, чертежи прототипов вооружения были украдены, а человек что их разработал и руководил всеми проектами и исследователями, пропал вместе с ними… Нам нужно отправить все силы на поиски этого ученого, лишь он знает, как победить их… Его имя: Томас Габриэль…»
        Чего-то такого я и ожидал, видимо, мой дредноут и был тем самым «оружием», что спроектировал Томас. Но меня не покидали мысли о том, что я хотел задать ему пару-тройку вопросов.
        — «Корабль первого Адмирала объединенного легиона рыцарского флота Империума  — „Сверхновая“, понесла тяжелые повреждения! Прототип тахионного рейлгана, который мы разработали на основе последних рассказов ученых, что работали над проектом вместе с этим человеком, не может стрелять больше раза в несколько суток, его энергопотребление слишком огромно… Ближайшее время нам нечем им ответить…»  — научный работник огласил нам последнюю информацию и, опустив взгляд, передал слово Деимосу. Тот уже и сам готовился принять инициативу:
        — «Мы должны немедленно найти и допросить Габриэля Томаса! На его плечах сейчас единственный шанс выживания населения сектора Альфа! Пока мы изолированы и…»
        — «АДМИРАЛ!»  — неожиданно в зал ворвался имперский солдат, он не мог отдышаться и опирался на край дверного проема, привлекая к себе всеобщее внимание.
        — «Что такое!? У нас важное собрание!»  — Деимос недовольно поморщился, глядя как молодой парень в военной форме чуть ли падает от усталости, периодически вытирая со лба капли пота.
        — «Адмирал, срочный доклад!..»  — глаза солдата были наполнены ужасом, на всех кто был в зале, перекинулись его эмоции, они замерли. Люди подсознательно знали, что за слова сейчас будут произнесены, от этого всем стало еще более жутко,
        — «Сенсоры регистрируют множественные сдвиги подпространства близ станции, мы!..»  — парень не успел договорить, пол с колоссальной силой содрогнулся под нами, свет выключился, вместо него загорелись красные огни аварийных ламп.
        — «МЫ АТАКОВАНЫ!!!»  — солдат, поднявшись, быстро подбежал к Адмиралу и взял его под плечо, тем самым быстро подняв упавшего старика с пола.
        В момент когда я повернул голову и посмотрел в экранированное-окно в конце зала, открывшийся вид поверг меня в ужас.
        * * *

        СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ: СТИХИЯ РАЗРУШЕНИЯ
        Столб радужного сияния вышел из огромного портала вместе с крестом остаточной энергии, за ним виднелись незнакомые звезды, и бескрайняя гладь холода иного мира. Луч моментально пробил защитные экраны станции и врезался в город, сокрушая любую материю на пути. Дыра в куполе автономно затянулась, дабы не создавать разгерметизации города, но повреждения были слишком большими, целые жилые районы уже лежали в руинах. Один лишь миг и, словно по приказу кого-то свыше, в пустоту отправились тысячи людей, они не успели даже почувствовать страх.
        Из бесцветного зеркала измерений показался бутон корабля испещренного венами  — это был «Анахарсис», в точности такой же, как и на видео. Четырехстворчатая пасть открылась, показывая нам нутро зверя, которому были чужды любые эмоции, цель  — лишь она двигала его. Монстра сопровождали все те же мириады огоньков, они были ветром вокруг центра штормового облака, несущего истину разрушения.
        Сверкнув светом, луч нанес еще один прямой удар по направлению нашего уровня. Модуль, в котором мы находились, покосился, видимо, была задета одна из несущих опор. Я дико обрадовался нашей удаче, ведь знал, что Имперцы были мастерами в строительстве несущих и модульных конструкций, а также корпусов. Их станция явно была попрочнее Саишын, иначе это был бы наш последний миг.
        — «ЭЙ?! Ты в порядке!? Нам нужно немедленно эвакуироваться!!!»  — Мако схватила меня за руку и потащила к выходу из зала. Люди в панике бежали кто куда, толпясь у выхода и не давая нам пройти. Их крики смешались с гулом сирен и грохотом обрушений и множественных пожаров снаружи. Я сам очень старался не впасть в ступор, сейчас было явно не время и не место для паники.
        — «Сюда! Я знаю эту станцию как свои пять пальцев, ведь я здесь практически заново родился!»  — Инглиш махал нам руками стоя в проеме дальше по направлению стены, он открыл одну из затворок, что служили защитой для турелей,  — «Я провожу вас к выходу, мы должны прорваться к ангарам сквозь служебные помещения! Быстрее!»
        — «Я бы в такой ситуации точно потерял самообладание на твоем месте…»  — поглядывая на парня, я понял, что мы отрезаны от остальных помещений и единственных выход  — это тот, по которому мы пришли. Разведчика что-то очень сильно беспокоило, но он не подавал виду, поставив себе цель и выполняя ее как можно эффективнее.
        Все вокруг разваливалось на части, потолки обваливались, стены исходились трещинами, а мы сломя голову бежали за Инглишом. Коридоры моментально сменялись другими, повсюду были бездыханные тела людей, которых убили попаданиями лучей сквозь барьеры и не только. Многих просто затоптали те, кто решил, что их жизни важнее иных,  — первичные эмоции всегда искореняли любую человечность.
        Невзирая ни на что, мы все-таки вышли из лабиринта переходов и подбежали к обрыву, где на магнитных рельсах все еще висел тот самый лифт, вернее его обломки. Кто-то явно попытался тут спуститься, но им это не удалось. Размазанные по полу следы крови доходили и сюда. Падать было далеко, но взрывы за спиной намекали, что особого выбора и времени на его принятие у нас нет.
        — «Вспомнил! На том стеллаже должны лежать магнитные лебедки для обслуживания лифтов!»  — Инглиш сделал нечто нестандартное для среднего телосложения паренька, он одним ударом своей правой руки проломил металлическую коробку, служившую хранилищем для снаряжения персонала, и достал из оттуда пару здоровенных магнитных ботинок. На его перчатке осталось парочка царапин, но взгляд был холоден, он протянул мне пару одутловатых бутс, Мако уже тем временем почти натянула свою пару.
        — «ТЫ ЧТО СДУРЕЛ!!! ЭТО НЕ ПРЕДНАЗНАЧНО ДЛЯ ЕЗДЫ НА РЕЛЬСАХ!!!»  — посмотрев вниз, я представил, как буду падать, если магниты не сработают или питание на линии отключится.
        — «Нет времени на пререкания! Высоты будешь бояться, если выживем!!!»  — Мако отвесила мне пощечину, прерывая приступ паники на корню, и я немного пришел в себя.
        Надеть ботинки не составило труда, они автоматически уменьшились до нужного размера носителя, но и весили прилично.
        — «Зачем я вообще сюда сунулся… Чтоб этого адмирала черти сожрали…»  — после этих слов я вздохнул, и мы дружно прыгнули, наши подошвы испустили несколько молний и с грохотом прикрепились к магнитной дороге, идущей вниз, под уклоном в семьдесят пять градусов.
        Тройка бегущих от смерти людей помчалась вниз по остаткам рельс, туда, где была видна лишь пустота, подобная самой бездне. Шахта практически не освещалась, лишь сами рельсы искрили перепадами энергетических слоев, создавая хоть какую-то видимость. Очередной удар по станции привел обломки, застрявшие сверху, в движение. Они сорвались с тросов и начали скользить вниз с угрожающей скоростью.
        — «ТВОЮ ЖЕ Ж МАТЬ!!!»  — зрачки моих имплантов округлились, когда я увидел многотонную махину, что мчалась за нами, ломая переборки шахты. Металлическая конструкция неумолимо сокращала дистанцию угрожая похоронить нас прямо тут. Вниз летели ошметки, отваливающиеся от нее, мне по голове ударил обрывок дерева с куском пергамента, который выпал оттуда.
        — «ЕСТЬ СВЕТЛЫЕ ИДЕИ?!?»  — спросил я, пытаясь не касаться стенок шахты.
        — «Одна есть… Капитан, обнимите меня!»  — Инглиш своими словами поверг меня в некий ступор.
        — «СТОП! ЧТО!?! Но я не из этих!!!»  — я всмотрелся в его серьезный взгляд, мой разум замер в шоке. Пролеты проносились все быстрее, погоня со смертью заставляла принимать нестандартные решения.
        — «Идиот, я поняла! Делай так, как он сказал!»  — Мако и я крепко обхватили Инглиша руками вокруг пояса, я сделал это максимально неохотно.
        — «А теперь!!! ДЕРЖИТЕСЬ!!!»  — с этими словами глава отдела разведки достал свой меч буквально из ниоткуда и воткнул его в магнитную дорогу. Лезвие легко вонзилось в металл, парень повернул ручку, используя все ту же силу что в случае взлома арсенала. Благодаря такому «повороту событий» мы изменили курс скольжения и умудрились попасть на другую полосу. Лифт пронесся мимо нас, создавая громовые раскаты скрежета на своем пути, его конструкция впечаталась об пол шахты, ударная волна сопроводила свое шествие ревом языков плазменного пламени уничтоженных элементов питания. Мы же, включив предохранители на портативных магнитах, начали замедляться.
        — «ПРЫГАЕМ!»  — скомандовал я всем, когда краем глаза заметил освещенный проем в стенке шахты. Изменив полярность на ботинках, мы с огромной инерцией оттолкнулись от магнитной дороги благодаря импульсу, прямо перед падением на обломки лифта совершили прыжок и грохнулись на пол одного из служебных туннелей. Волна пламени пошла вверх, решив исчезнуть, прямо перед тем как дойти до нашей дислокации.
        Пространство вокруг периодически потряхивало, всюду было задымление от локальных очагов пожара.
        — «Все целы?..»  — я пытался отдышаться и попутно достал кусок дерева из-за воротника, во время падения эта штука очень мне мешала, сейчас особенно. Я посмотрел на пергамент что шел в комплект со скалкой  — это был кусок той самой картины, видимо, раздавленные в лифте люди пытались ее спасти. На белом подобие папируса были иероглифические надписи неизвестного наречия, но похожие на Эквистеллианские. Положив этот клочок непонятно чего в карман, я протянул старпом руку, она, также как и я, плохо перенесла падение.
        — «Я, кажется, что-то сломала…»  — Мако крепко схватилась за протянутую мной руку и встала на ноги.
        — «Я в порядке, Капитан!!»  — Инглиш отдал честь. Переглянувшись, мы быстро оценили обстановку: путь был лишь один  — вперед, прямо сквозь дым узкого и длинного коридора. Мы отряхнулись и, скинув с себя тяжелые вторые ботинки, побежали по туннелям в сторону ангаров. Станция трещала по швам, крики людей уже стихли, скорее всего, времени у нас оставалось не так много, нужно было поторопиться.
        Мы увидели свет только когда добрались до места содержания легких кораблей, персонал уже эвакуировали, сияние исходило от горящих обломков судна ополчения, своим падением оно разрушило половину доков. От этого места остались лишь переломанные мосты переходов и огромная дыра наружу, затянутая стационарным полем контроля пространства. Языки пламени перегородили проход почти ко всем шлюзам-хранилищам.
        — «Черт… Здесь должен был остаться хоть один корабль…»  — Инглиш ударил рукой по стене, его лицо потеряло последние остатки эмоций,  — «Простите что подвел, Капитан…»
        Это место показалось привычным, немного погодя я присмотрелся к очертаниям и увидел знакомый номер ангара, в памяти моментально вспыхнул образ из прошлого:
        — «Сюда!..»  — я рванул к бронированным дверям с надписью: «Я всегда хорошо понимаю что делаю, ведь допускать ошибки  — непростительная роскошь». Она была написана в виде аббревиатуры из трех иероглифов, довольно непопулярных в языковой системе и вычитанных в одной книге, понимал ее только я.
        Остальные недолго думая устремились за мной и подбежали к тройным створкам, энергоканалы на их серых пластинах были не активны.
        — «Но они обесточены! Это же значит, что там нет корабля!?»  — Мако уже заметила, как загорелся мой взгляд, ее немного перекосило.
        — «Нет, я это сделал специально, еще когда был наемником!..»  — я ввел пароль и кодовый вопрос, терминал принял личность, вены энергии пустили в себя остатки питания станции,
        — «Не думал что сработает, но плевать!.. Откройтесь же  — врата хаоса!!!»
        Дверь пафосно поднялась, в нее с огромной силой втянуло дым от разгерметизации, внутри были видны очертания накрытого полотном тридцатиметрового штурмовика. Под мантией оказался потрепанный многочисленными боями корабль черного цвета с золотистым напылением по бортам. Он был похож на продолговатую и узкую подкову, смотрящую круглой частью назад, а между двух створок посередине у него была треугольная кабина, направленная клювообразным острием вперед и накрытая бронированным ободом вместо стекла.
        — «Давно тут стоишь?.. Мой красавец… Я скучал…»  — VG-IVG: «Проблеск» был там же где я его и оставил на хранение, он, словно ожидая возвращения своего законного обладателя, зажегся оранжевыми энергоканалами по корпусу.
        — «Потом с кораблем поговоришь!!!»  — Мако схватила меня за руку и потащила в открывшуюся на автомате кабину.
        — «Ревнуешь?..»  — я уселся за штурвал, кресел в подобном агрегате было два, переднее для пилота и заднее для штурмана,
        — «Инглиш!.. Садись сзади!.. Только не сломай системы моего интегрированного борт-компьютера!.. Я очень долго запихивал его в имперскую машину! Ну а ты, Мако… Сядешь мне на колени!.. Только быстрее!..»
        — «…»  — девушка остолбенела.
        — «НУ?! Ангары сейчас развалятся на части!!!»  — подтверждая мои слова, одна из опор качнулась и готовилась пасть под своим весом. Все вокруг было на последнем издыхании, в ожидании добивающего удара с корабля врага металл выл от боли.
        Мако послушно уселась, хотя по лицу и не было видно особого удовольствия.
        — «Синхронизация!!»  — корабль выполнил приказ. Контактные кабели воткнулись в мой позвоночник, порвав капитанскую форму, имплантанты среагировали на системы корабля, технология полной синергии свое дело знала,
        — «Давно я этого не испытывал… Нет времени на подготовку!.. ЗАВОДИСЬ, КУСОК ТЫ МЕТАЛЛА!!!»  — знакомое ощущение единства с механизмом завораживало, он, словно был продолжением моего тела  — его крылья, были моими.
        — «Принято…»  — борт-компьютер включил все системы, вокруг начали появляться омни-панели и диаграммы статуса систем. Корабль продул две пары двигатели и, направив их оранжевое пламя с помощью УВТ, поднялся над платформами ангара. Я запустил алгоритм экстренной перегрузки, трастеры повернули нос к единственному выходу. Сопла выдали зашкаливающие 200% тяги, штурмовик с огромной скоростью сорвался с места, чуть не угробив нас инерцией от поздней активации гравитационной стабилизации. Хвост ионных выхлопов сопроводили завихрения пламени от выхода в свободное пространство.
        Мы вылетели из энергетического поля доков в тот момент, когда последняя из несущих балок завалилась. Я зашел на вираж, огибая станцию, перед нами предстала долгожданная картина происходящего.
        «Анахарсис» бесстрастно добивал остатки флота Империума и тех, кто посмел встать на пути у его цели. Попутно бутон стрелял в станцию, производя импульс за импульсом, выжимая все из своих систем. Многомилионный оплот безоговорочных служителей Империума уже был разрушен, но все еще держался, даруя беженцам время на побег. Флагман врага решил оставить «Часового» и сосредоточить свои излучатели на надоедливой мошкаре.
        Корабли ополчения не могли пробить обшивку бутона, но из последних сил старались отвлечь его дополнительные орудия от гражданских судов, которые пытались улететь как можно дальше. «Сверхновая», не могла использовать главный калибр, но продолжала яростно сражаться за жизни тех, кто вновь стоял за ее спиной и молил о спасении.
        Многокилометровый параллелограмм супердредноута не жалея себя подставлял корпус под постоянные удары разрывных торпед и ионных излучателей, его броня все больше и больше повреждалась, открывая внутренние конструкции и изрыгая пламя перегруженных структур ограждения. Мы оказались полностью отрезаны от своего дредноута разгоревшимся хаосом звездного конфликта.
        — «Кэп! Это Томас! Кэп?! АЛЕ! АЛЕ!!!»  — знакомый голос послышался сквозь помехи и искажения, созданные расхождением пространства. Портал постоянно выпускал все новых и новых «Ликторов», складывалось впечатление, что им нет конца.
        — «Прием!.. Я рад, что вы целы!.. Доложите статус!..»  — я вел корабль в обход сражения, дабы не навлечь на себя гнев огромного монстра и не попасть под перекрестный огонь.
        — «Эта мошкара даже не может поцарапать наш корпус! Ха-ха!»  — «Справедливость» монотонно выкашивала мелкие корабли неприятеля с помощь спаренного ракетного ПВО, а ее кинетический барьер сверкал в разных местах от постоянных взрывов рядом.
        — «Не ехидничай!.. Когда я вернусь, нам будет, о чем поговорить!..»  — я в ужасе обернулся, новая ударная волна сотрясла мой корабль и заставила замолчать.
        Наш разговор прервал неожиданный взрыв колоссальной мощи, крест света принял в объятья вечности новые души. «Сверхновая» получила прямое попадание от «Анахарсиса» и была разрезана на две части, луч проделал в ней дыру и вышел с другой стороны, даруя быструю смерть храбрым рыцарям. Флагман «Изоморфов» словно ждал пока корабль адмирала подойдет на достаточное расстояние, его пасть вновь закрылась, а вены на корпусе потускнели. Огромного размера детонация разлетающегося в ошметки корпуса супердредноута озарила и сотрясла пространство с невероятной силой, но враг этого даже не заметил, у него была другая цель.
        — «ВОТ ЖЕ ДЕРЬМО!!!»  — мне стало страшно, когда я увидел, что «Анахарсис» медленно повернул округлый нос плоского блина конструкции по направлению «Справедливости», он был готов погубить всех, без малейших колебаний,
        — «ТОМАС!!! УВОДИ МОЙ КОРАБЛЬ! СЕЙЧАС ЖЕ!!!»
        — «Но как же ты?..»  — его тон был спокоен и холоден.
        — «ЭТО ПРИКАЗ!!! Я ПЕРЕДАЮ КООРДИНАТЫ ТОЧКИ РАНДЕВУ!! ПРЫГАЙ!! НЕМЕДЛЕННО!!»
        Пасть флагмана чужих быстро раскрылась, предчувствуя наш ход. Луч света ударил прямо по направлению моего дредноута, но прервать и эти жизни, ему было не суждено. Разлом в пространстве раскрылся прямо между «Справедливостью» и врагом, столб энергии попал в нестабильный портал перед кораблем и исчез в пустоте. Экстренный прыжковый алгоритм имел свои недостатки, но сейчас было самое время.
        Все выжившие суда толпились вокруг дредноута, они ринулись в портал. Белые корпуса ковчегов округлой формы один за другим исчезали в сфере-воронке, история Саишын повторилась. Буквально за несколько секунд немногочисленные оставшиеся боевые корабли ополчения смекнули, что это их единственный шанс и, прекратив огонь, также удалились с поля боя. Флот во главе с Томасом пропал на той стороне, захлопнув за собой дверь. Вокруг все стихло, остались лишь множественные обломки некогда великого флота Империума.
        «Анахарсис» буквально стоял посреди горы горящих и тлеющих остовов, заслоняя своей тенью звезду системы. Мы были лишь мелкой мошкой на фоне этого чудовища, оно даже не заметило нас и, подозвав своей эскорт, начало двигаться вперед, думая над следующим шагом. Когда мы перешли в гиперпространство, я размышлял лишь о том, как теперь быть, ведь данное мероприятие не входило в перечень дел на сегодня.
        В корабле царило гробовое молчание, лишь тихие всхлипывания сидящего сзади парня, прерывали эту мертвую тишину:
        — «Он уничтожил все… Я поступил так поспешно и глупо… Моя сестра… Что же сейчас с ней… Успела ли она спастись… Если… если… Тогда я тоже должен пойти за ней… Все это не имеет смысла…»
        — «Успокойся, сейчас же!.. Все имеет смысл, не неси этот бред!.. Я уверен, что она спаслась!.. Со станции вылетело очень много ковчегов…»  — я прикинул, куда они могли отправиться, единственной станцией достаточного размера был «Элизиум», подконтрольный людям А. В. А.Н.Г.А.Р.Д. (Автономной Военной Ассоциации Наемных Галактических Альянсов Регионального Действия). Просторные и многочисленные жилые купола этой станции должны были подарить людям убежище, хотя бы на время. По правде говоря, мне самому все больше хотелось впасть в депрессию, но я понимал, что никогда из нее и не выходил, а хладнокровие в важных решениях, идущее в комплекте в качестве приятного бонуса, было моим самым сильным оружием.
        Штурмовик совершил серию прыжков по секторам, которые имели маяки. Нам нужно было сделать еще один варп до точки рандеву, но система как назло запищала о необходимости времени на восстановление энергоресурса. Так мы и продолжали лететь в неизвестном направлении по красноватой туманности какого-то заброшенного астероидного поля без малейших признаков жизни. Всюду были лишь покинутые платформы и полые скелеты обглоданных камней, давно забытые призраки древности парили здесь, храня воспоминания о расцвете промышленности сектора.
        Неожиданно я понял, что сканеры конкретно сбоят, глюки отображения перекрыли все сенсоры:
        — «Неполадки с радаром… Может минералы какие-то мешают волнам?.. Вот же…»  — системы корабля начали поочередно отключаться, тумблеры постоянно гасли.
        — «А что ты хотел? Твоей развалюхе наверно лет двести!!»  — Мако сейчас больше всего волновал факт, что между мной и передней панелью не было места для пассажиров. Неловкости добавляло и то, что она сама продолжала провоцировать появление нежелательных функций своими постоянными попытками сесть поудобнее.
        Но безмолвие пустоты было обманчивым, я очень поздно догадался, что мы были не одни здесь  — охотник все это время наблюдал из тени, ожидая пока жертва как следует запутается в его паутине.
        В мгновение ока пространство перед штурмовиком разорвалось воронкой с градом молний по краям, из червоточины показался клиновидный нос линкора. Корабль большого тоннажа напоминал угловатый батон и острым носом, и бронированными утолщениями ближе к двигателям. Он носил выцветший оранжевый окрас и был усеян тускло-желтыми граффити, а на корме у линейного корабля виднелся плоский солнечный парус с белыми саблями, лежащими крестом. Пиратские знамена «Миражей» прозрачно намекали на происхождение этой посудины даже лучше чем орудия, уже явно смотрящие в нашу сторону.
        — «Все попытки к сопротивлению бесполезны! Ты попал в ловушку! Приглашаем на наш борт, отказ не принимается! Аха-ха-ха!»  — довольный женский голос по каналу связи огласил нам некий ультиматум, системы корабля полностью перестали функционировать. Последнее что я успел сделать, перед тем как мой штурмовик засосало в нутро корабля врага,  — это передать сигнал бедствия на «Справедливость».
        * * *
        СЦЕНА ПЯТАЯ: ЛОВУШКА ПАУКА

        «Проблеск» затянуло прямо на бортовую посадочную палубу пиратского линкора и припечатало к металлической поверхности просторного ангара. Штурмовик мгновенно окружили вооруженные до зубов охранники в угловатой броне и крутых шлемах усеянных линзами, наподобие паучьих глаз.
        — «Выходите по-хорошему!.. Выши трупы будут стоить меньше!»  — во главе солдат стояла невысокая и стройная женщина лет 25 -30, тускло-розоватая челка свисала на ее лицо, почти полностью закрывая его. Одета она была не как персонал: довольно приличный черный костюм с позолоченной окантовкой браслетов и воротника, подобно плащу спадал до пола и явно выдавал в ней капитана корабля.
        Немного прищурившись, девушка вышагивала в сторону, подобно человеку, который точно знает, чего хочет, а ее накидка развивалась при ходьбе, вызывая у меня дикий приступ зависти. Будучи ценителем всего прекрасного я отчетливо и ясно видел, что это одеяние явно было сшито под заказ, у меня никогда не было возможности даже примерить нечто подобное.
        Солдаты навели синие лазерные прицелы тяжелый плазмеров на кабину, иных вариантов кроме как повиновение не наблюдалось, пришлось выполнять требование. Охранников было человек тридцать, и они все прибывали, шансы на победу катастрофически упали к нулю. Перед тем как последний лист верхней брони сдвинулся и кабина моего штурмовика открылась, я повернулся и кивнул в сторону Инглиша, поняв намек он вошел в маскировку.
        Пиратские сканеры не должны были засечь данный ход, ведь я не просто так приварил столько отражающих пластин вместо стекла, сделав из «Проблеска» настоящий космический танк. Такие глупости как прозрачная поверхность на кораблях являлись пережитком мрачного и дремучего прошлого, хорошо, что Томас был солидарен с этим моим мнением и сделал «Справедливость» без малейшего намека на этот изъян, оставив лишь имитацию в виде экранов.
        Внутренние рассуждения на тему идиотизма некоторых военных инженеров прервала реальность, к моему носу приставили дуло винтовки.
        — «О-хо-хо! У нас тут сладкая парочка! Мое имя капитан Соларис, и я хотела бы знать, что вы делаете в пограничном пространстве? ДАЙТЕ УГАДАЮ! Медовый месяц?»  — капитан развела руками и скривилась. Солдаты вместе с ней наперебой начали хохотать, когда затекшая нога Мако запуталась в проводах кокпита, и она вывалилась из кабины, за ней, проявив чудеся настройки автономного вестибулярного аппарата, упал и я. Со стороны выглядело потешно, но до смеха нам не было, плазменные рейлганы солдат все еще были направленны прямо на нас.
        — «Где я тебя видела… Кто-нибудь, пробейте его мордаху по базе данных, мне кажется это крупный улов!»  — Соларис подошла впритык, и начала пристально всматриваться в мое лицо, к ней подбежал один из пиратов и, прошептав что-то на ухо, принялся разводить руками,
        — «Да ладно! Капитан корабля-призрака? Бред какой-то… Перепроверь!.. Перепроверял?.. Ну… Значит, в третий раз проверь! ПОШЕЛ ОТСЮДА, Я СКАЗАЛА!!!»  — она наподдала незадачливому охраннику, отправив его парить подобно птице в небесах,
        — «Не обращайте внимания на этих тупарей… Вашей жизни ничего не угрожает…»  — пиратский капитан ехидно улыбнулась и облизала губы,
        — «Пока что, не угрожает… Отведите наших гостей в карцер! ЖИВО!!!»
        Двое солдат отреагировали на щелчок пальцев и, отобрав у нас оружие, повели вперед. Бойцы сзади угрожающе толкали своими пушками нам в спины, подгоняя. Каждый шаг был словно вечность, пираты видели нашу обманчивую безысходность. Приходилось подыгрывать и поддерживать иллюзию незыблемости их контроля, для того чтобы отвадить любые подозрения и ослабить бдительность врага.
        Просторный холл сменился темными коридорами с переменно мерцающим светом энергетических ламп. Мы все глубже спускались в нутро зверя, пока нашему взору не предстал одинокий шлюз карцера.
        Пустующие помещения выглядели давно заброшенными, благодаря слою грязи на металлических стенах и утечкам жидкого азота в некоторых местах. Нас подвели к одной из камер и смачным подстрачником отправили в нее.
        — «Номер конечно не люкс! Но чувствуйте себя как дома! Капитан! Ха-ах-ха!!!»  — здоровенный охранник закрыл камеру и побрел в сторону, предварительно похлопав своего напарника по плечу.
        — «…»  — я встал, и холодным взглядом проводил две удаляющие фигуры в лиловой броне, они оба от души хохотали, обсуждая, что же купят на вырученные деньги. Спустя несколько секунд все затихло, нависла долгожданная тишина.
        Мне вдруг стало жутко от полного осознания этого непредвиденного развития событий, но включить пессимиста так и не дали, по коридору донеслись глухие шаги, без малейших признаков своего владельца. Почти незримый силуэт призрака прислонился к стенке рядом с нами, даже с имплантами я едва улавливал его присутствие.
        — «Капитан… Я не смогу просто взять и выпустить вас, охранники тут просто кишат, нужна диверсия…»  — Инглиш, не выходя из маскировки, тихо рассказывал нам свой план. Я здорово ужаснулся от того как он в очередной раз балансирует между ледяной решимостью и периодической чувственностью. Парень явно сам не знал, черствый он, или же нет. Его тон в этот раз вновь был подобен некому бесстрастному механизму:
        — «Я перегружу реактор корабля, у нас будет ровно двадцать минут, перед тем как тот взорвется… После, мы проберемся на нижнюю палубу, и я отключу блокировку ангаров… Если ваш корабль все еще там, то мы сможем незаметно улизнуть…»
        Мы с Мако облегченно вздохнули и переглянулись, этот шанс был явно лучшим выбором, нежели стать лотом на черном рынке:
        — «Удачи…»  — я сел, опершись на холодную стенку камеры. Инглиш исчез вместе со следами своего здесь пребывания, оставив нас с Мако наедине.
        — «А я бы хотела в медовый месяц…»  — старпом ввела меня в небольшой ступор, она сидела рядом, а во взгляде девушки отчетливо читалась отрешенность от нынешнего положения дел. Она тяжело вздохнула и прижалась ко мне, в камере было совсем не жарко, видимо в эти отсеки энергию не подавали для экономии, не говоря уже про утечки реакторного охлаждения.
        — «Когда все это закончится, мы обязательно слетаем на отдых…»  — я кинул взгляд на пустующий коридор слева от плазменной решетки, боясь посмотреть в глаза той, что была очень близко.
        — «Хорошо бы…»  — она положила свою голову мне на плечо и будто бы поразила недугом своей отрешенности. Я сразу забыл про наш план и тоже начал обдумывать ее идею.
        * * *
        Так я и старпом еще какое-то время сидели, грея друг дружку. Чаша моего терпения все больше подходила к своему пределу, начали появляться сомнения по поводу идеи нашего бравого воина и опасения, что его просто изловили и пытают. Но облегчение пришло довольно быстро, мы услышали пронзительный гул сирен аварийного режима.
        Внезапно послышался знакомый звук ботинок, бегущих ботинок.
        — «Подъем, Капитан! Время вашей вахты еще не окончено!»  — Инглиш ударил правой рукой по панели возле экрана и, смяв ее словно одноразовую полимерную банку, ворвался в камеру. Он кинул нам наше оружие, а на лице парня была теплая улыбка.
        Мы с Мако немного оторопели, но быстро сориентировались и экипировали плазмеры, после чего встали и направились за разведчиком. Сирена была все громче, а дорога гораздо длиннее, чем в прошлый раз. Многие двери просто закрылись в связи с активацией аварийных алгоритмов. Я уже набегался за сегодня и очень хотел есть, ситуация накалялась с каждой секундой.
        По пути нам не встретился ни один охранник, лишь пустые помещения и полная антисанитария. Очередной коридор блистал долгожданным ярким светом у своего завершения, знакомое сияние било в глаза, а времени до кончины этой посудины оставалось мало.
        Выбежав за слепой угол, мы свернули в уже виденное ранее помещение с космолетными катапультами и увидели, что были в ангаре не одни. Наши взгляды встретились, и я сразу понял, что некоторые люди не дружат со здравым смыслом, или просто не имеют понятия про страх.
        — «И кто у нас тут?.. А вы сопляки думали, что мы так просто вас отпустим? Я не для того так долго модифицировала этот корабль, чтобы просто так взять и потерять все в одно мгновение…»  — группа из трех пиратов и капитана Соларис преградили нам путь к моему «Проблеску». Солдаты обступили ее и направили свои винтовки в проем, но мы успели скрыться за углом.
        Я решил надавить на свою любимую логику, хоть и понимал, что это не имеет смысла:
        — «Дура!!! По-твоему, этот чертов линкор стоит твоей жизни?! Если решила покончить с собой, то будь добра, делай это наедине!!! Мне еще пожить охота!!!»
        Ее, похоже, этим было точно не пронять. Взгляд холодных глаз намекал на то, что она хочет нас всех похоронить, но в нем читалось и разочарование. Пираты даже с места не сдвинулись.
        — «Ты не понял!..»  — Соларис едва сдерживала эмоции. Она опустила голову и потеряла контроль над собой, ее тон сменился на полу-надрывный, а в глазах искрило отчаяние,
        — «Я не собираюсь умирать!.. Я собираюсь отвезти твой труп и продать его!.. Он, конечно, будет стоить меньше чем живой экземпляр… Но все же деньги не пахнут, в отличие от трупов!!! Аха-ха-ха!!!»  — она сама не верила в сказанное и залилась истерическим смехом, принимая свою судьбу.
        В нашу сторону пронеслись выстрелы из плазменных винтовок врага. Мы не могли и носа высунуть из-за постоянного шквального огня противника, по моим скромным ощущениям время почти закончилось. Снаряды сверкали, отрывая куски стали и пытались пробить укрытия рядом, а солдаты неумолимо приближались, сокращая дистанцию.
        — «Капитан! У моего камуфляжа еще осталась энергия! Но этого хватит лишь на пятнадцать секунд!»  — Инглиш, стоящий за углом рядом, обнадежил меня своим внезапным заявлением о наличии шанса на победу.
        — «Отлично!.. Входи в маскировку и обойди их!.. Через пятнадцать секунд мы тебя прикроем!.. Главное успей поразить хотя бы одного!..»  — я попытался выглянуть, но моментально передумал, прямо перед глазами пронесся заряд белых ионов.
        — «Приказ принят, сэр…»  — его ухмылявшаяся фигура растворилась, не оставляя даже тени.
        — «Мако!.. По моей команде стреляешь в левого!.. Я стреляю в того, что справа!..»  — на мои слова отреагировали кивком и передергиванием затвора. Огонь врага все еще стеснял наши движения, но мы ждали не долго.
        Фигура парня в плаще, словно призрак самой бездны, проявилась за спиной одного из врагов. Инглиш хлопнул в ладоши, вызвав у пиратов приступ паники:
        — «Привет, солдаты!»  — вибро-лезвие клинка со свистом воткнулось пирату прямо между ребер, и, пробив его грудь насквозь, оросило пространство бордовой кровью.
        — «СЕЙЧАС!!!»  — пока охранники на секунду перестали стрелять, ошарашенные от потери совзводного, мы с Мако одновременно вышли из-за угла и выстрелили в двух оставшихся. Снаряды плазмы с диким визгом пронзили пространство и долетели до противника, прожигая на своем пути броню и плоть. Девушка попала своему прямо в голову, прервав его жизнь мгновенно, я же немного промахнулся и попал в плечо, оставив бойца без руки. Соларис осталась одна. Инглиш в один прыжок оказался у пиратского капитана за спиной и приставил к ее горлу меч:
        — «Последние слова будут?..»
        — «…»  — она молчала, сознание полностью покинуло взгляд ее серо-аметистовых глаз вместе с последними силами.
        — «У меня будут!.. СПОКОЙНОЙ НОЧИ!!!»  — я подбежал к ней и зарядил прямо по морде прикладом пистолета, Соларис бессознательно свалилась на пол,
        — «Инглиш!.. Ты можешь помочь мне связать ее и затащить в кабину?..»
        — «Но зачем она нам? Вы думаете, она что-то знает?»  — он с каменным лицом воткнул свой меч в солдата, что я не добил, и провернул его по оси,  — жестокое добивание, безусловно, имело смертельный характер.
        — «Эти платиновые нашивки с черепами… Она одна из семи пиратских баронов… Я думаю, что живой от нее будет больше толку… Не уверен точно, но у меня есть одна идея…»  — я почесал затылок, смотря как Мако злобно косится на меня.
        — «Как скажете… Только в корабле все еще два места… и… О нет…»  — парень скривился и сделал несколько шагов назад.
        — «А это проблема?.. Она полетит у тебя на руках!.. Это приказ!..»  — я кивнул в его сторону.
        — »!!!»  — Инглиш был готов разрыдаться прямо тут, но немного пошипев, принял свою судьбу. Мако накрыло ее фирменным приступом хохота, но ненадолго, она вдруг вспомнила, что тоже будет сидеть не одна, и приобрела холодный взгляд, который чуть не прожег во мне сквозную дыру.
        — «Потом будем пререкаться, господа!.. Занимаем места согласно купонам!.. Время ретироваться из этого неблагоприятного места!..»  — я запрыгнул в кабину, чувствуя, что спина уже замерзает от дыр в костюме. Все быстро загрузились в «Проблеск», система креплений деактивировалась. Шесть лазерных лучей красно-желтого цвета ударили в центр управления генератором поля и выжгли там сквозное отверстие.
        Силовой барьер ослаб и надломился, рассыпавшись на мелкие кусочки и разгерметизировав пространство вокруг. В пустоту устремилось все, что находилось рядом: изуродованные тела, незакрепленные корабли, оборудование и остальное, что попросту не крепилось. Штурмовик спрятал под броню корпуса золотистые орудия и, повернувшись, вылетел из линкора, оставляя следы из рыжих фотонных двигателей.
        — «Инглиш!.. Сколько у нас времени до взрыва?..»  — диверсант на мой вопрос ответил не сразу, лишь спустя несколько мгновений.
        — «Примерно десять секунд…»  — он тяжело вздохнул и повернул голову назад.
        — «ЧТО!!?»  — по приборам мы находились в радиусе взрывной волны, я попытался активировать ускорители и вывести корабль подальше, но все безуспешно. Нимб огромной мощи затмил мироздание, на расстояние нескольких десятков километров разошлось кольцо белого сияния, за ним последовала сфера коллапса центрального ядра и механизма генерации червоточин.
        Тяжелый линкор разорвало на неузнаваемые ошметки практически впритык за спиной моего «Проблеска», во все стороны устремились смертоносные осколки, но это было не главной проблемой. Взрывная волна нестабильной энергии дошла до нас в одно мгновение и пробила щиты штурмовика, вместе с этим повредив его маршевые двигатели. Нас откинуло вперед на несколько километров. Я в очередной раз поблагодарил себя за то, что корабль делал практически с нуля и нарочно переборщил с бронированием в ущерб скорости.
        — «Все целы?..»  — прохрипел я, схватившись за ручки манипуляторов тягой. Голова просто раскалывалась, ведь из-за синергии, повредился не только корабль.
        — «Целы… капитан…»  — оба пассажира ответили почти в унисон.
        — «Мако?..»  — я протер глаза и ощутил, что мне болело еще кое-что другое.
        — «Что?»  — девушка недовольно поморщилась, повернувшись в мою сторону.
        — «Ты прищемила… кое-что…»  — я был уверен, что сейчас мое лицо сейчас отражает всю глубину вселенской скорби.
        — «… ой…»  — Мако немного подвинулась вперед и с виноватым видом почесала затылок.
        — «Спасибо… ССсС…. Ахх-ххх-х….»  — боль была невыносима, но я старался думать о хорошем. Инглиш в это время пытался стащить с себя тушу капитана Соларис, она придавила его, вызвав у парня приступ клаустрофобии и паники:
        — «Капитан! У вас там достаточно пространства!? У меня вот нет!!! А еще! Наши двигатели сгорели… Вы знали?..»  — парень тщетно пытался отодвинуть барона, но она достойно держала «удар».
        — «…»  — я молча таращился в пустоту, вдали от нас появлялись все новые и новые пурпурные светлячки. Маяк бедствия, как и большинство систем не функционировал, надежда была лишь одна…
        — «КАПИТАН! СОНАР ВСЕ ЕЩЕ РАБОТАЕТ!!! ОН ФИКСИРУЕТ СЗАДИ НАС ЗВЕНО УЦЕЛЕВШИХ ПЕРЕХВАТЧИКОВ!!!»  — Инглиш таки справился с испытанием и вышел в роли посредника между моими мыслями и реальностью.
        — «Сожалею, что так получилось…»  — я вспомнил про заветы пророка Храмовников  — Илиаса, вера в них все еще теплилась в уголках моей души. Реальность всеми силами пыталась уничтожить эти убеждения, но она была неспособна такое сделать, ведь вера умирает последней.
        Корабли противника стремительно приближались,  — сверкая нагнетателями на острых крыльях, они готовились разорвать нас на месте за посягательство на свою жизнь.
        Я почему-то был уверен, что пираты уже похоронили своего капитана и просто хотят отомстить, ибо их сигнатуры сияли перегревом систем. Они заставляли свои суда работать сверх дозволенного, что могло привести к фатальным последствиям. Наш же штурмовик беспомощно дрейфовал в пространстве, сверкая искрами из перебитых двигателей, без малейшей возможности дать какой либо отпор.
        — «Кавалерию не заказывали?»  — я узнал голос по рации. Снаряды со стороны вражеской эскадры ударили по нам, но их отбила непреодолимая стена из металла.
        «Справедливость»  — огромная машина смерти вышла из гипера прямо между нами и теми, кому не посчастливилось разгневать бога машин. Свирепый страж прикрыл нас и кинул свой взор на врага, я еще никогда так не был рад ее видеть.
        На огромном корпусе дредноута виднелось множество царапин от недавних боев с врагом, но она была цела и уже устремила свои орудия по направлению оппонента, вызвав у оного приступ паники.
        — «Ну и кусок же говна!.. Ты что специально момент выбирал, чтобы эффектнее появиться?.. Вот же… но… Спасибо, что не забыл про нас…»  — я вытер пару невзначай проступивших слезинок.
        — «Пожалуйста! Не могу же я взять и бросить самую важную деталь своего шедевра! Прости уж, что задержались немного! По дороге встретилась парочка неутомимых и настырных врагов! Этот гребаный цветочек вышел в варп за дредноутом, когда мы прибыли на точку рандеву! Пришлось разобраться с ним! Хе-хе-хе…»  — Габриэль довольно ехидничал, его голос переполняла радость и гордыня.
        — «Про свой невероятный подвиг расскажешь после!.. Надеюсь, ты не заляпал мое кресло капитана?..»  — я не был уверен, рад он профилактически, или же тому, что таки нашел нас.
        — «Все нормуль! Я сидел на салфетке!»  — он хихикнул, сзади сразу послышались недовольные возгласы экипажа.
        — «Забери нас отсюда!..»  — в кабине было душно от остановки циркуляции воздуха, и не только поэтому.
        — «Сейчас! Только приберусь тут немного! Ненавижу, когда кто-то портит хороший момент своим идиотизмом… Суки гребаные… Я про вас говорю…»  — орудия дредноута повернули лазерные прицелы коррекции огня прямо на противника, доказывая, что самый тяжелый класс корабля древние народы назвали подобным образом не без причины. Нагнетатели энергетических полей устрашающе сверкнули белым сиянием среди вечной пустоты. «Тахионные Расщепители» сместили линзы в режим рассеивания, увеличивая область поражения лучей в несколько раз.
        — «ОГОНЬ!!!»  — скомандовал Томас, явно уже привыкший к должности капитана. Каждое из двенадцати орудий, словно слаженный оркестр направило свои снаряды на встречу с неприятелем. Стена света, наделенная силой тысячи солнц, сметала все на своем пути. Пиратские корабли беспорядочно пытались увернуться, но смертоносная длань прервала хаос их эмоций, отправив бедолаг на встречу с бездной и развеяв их души, подобно огню порождающему пепел. Любое упоминание о тех, кто когда-то бороздил линкор пиратского барона, осталось прошлом… Или, почти любое…
        — «Не мог бы ты нас выловить?.. Наши двигатели отказали… так что…»  — я с облегчением вздохнул, смотря на плавно открывающиеся створки бортового ангара. Золотистое сияние внутреннего освещения металлического зверя подарило моему сознанию долгожданный покой.
        — «Нет проблем! Знали бы вы, через какие пробки мы сюда добирались!»  — грави-луч направленный из дредноута медленно затянул мой разваливающийся корабль внутрь, поспешно сажая его на свободный антигравитационный стеллаж. Штурмовик изрядно настрадался и заслужил немного отдыха, как и все кто в нем находились.
        Я с трудом повернул голову навстречу шествию из людей, чувствуя при этом нечто неприятное, словно все внутри разбилось подобно фарфоровой вазе,  — особенно сильно болела спина.
        — «КАПИТАН!!! ВЫ ЖИВЫ, КАПИТАН! НЕ ПУГАЙТЕ НАС ТАК! МЫ БОЛЬШЕ НЕ ВЫДЕРЖИМ ЭТОГО МАТЕРЩИННИКА НА МОСТИКЕ!!!»  — голоса членов экипажа перекрикивали друг друга в попытке донести свои мысли, кто-то радовался нам, кто-то жаловался на халатность замены. Они все собрались вокруг «Проблеска» и хлопая глазами ожидали того момента, когда я наконец-то вылезу из него. Данное действие было выполнено не слишком филигранно, хорошо, что Мако поняла намек и придержала меня, чтобы я не упал. Обрыв синергии в такой способ не был чем-то смертельным, но и не являлся очень приятным, благодаря последствиям. Я немного пришел в себя и, сделав подобие на улыбку, скомандовал.
        — «Команда!.. Капитан снова здесь!.. Свои прошения по поводу Томаса прошу подавать в письменном виде и с печатью!..»  — говорил я как можно пафосней, хоть и еле стоял на ногах от усталости. Команда переглянулась, и начала дружно хохотать, а мне хотелось лишь одного, немного отдохнуть.
        Мако подхватила меня еще крепче и вздохнула, мы медленно побрели в сторону корабельного лазарета. Люди вокруг расступились, большинство просто решили разойтись, узнав то, что хотели узнать. Перед выходом из ангаров я попросил старпом ненадолго остановиться и повернулся к ученому:
        — «Томас… Мне нужно многое с тобой обсудить… Например, тебя… Но, сперва… Мы привезли пленного пиратского барона… Нам нужно…»
        — «Команда уже отвела ее в карцер!.. Меня больше беспокоит, тот Имперский пес в плаще… Какой-то он странный… Шпион?.. И эта форма… Выворачивает от одного ее вида… Тфу!..»  — ученый не был похож на себя, он словно скалился, его эство будто переполнилось неприятными воспоминаниями, а взгляд жаждой мести. Габриэль проглотил ярость и немного успокоившись, перестал пялиться на разглядывающего ангар разведчика, в угоду моей персоне.
        — «Не беспокойся, он за нас… Парень уже несколько раз доказал, что человечность для него превыше приказов… Каждый имеет право выбрать сторону…»  — я лишь отмахнулся от гнетущей ауры вокруг нашего научного светила и продолжил планомерное шествие в сторону лазарета.
        * * *

        СЦЕНА ШЕСТАЯ: ОТВЕТЬ МНЕ
        Мы добрались до места, где латали раненых и осматривали потерпевших, выглядело помещение довольно стерильно, белые стены и несколько коек для срочных операций. Медперсонал в зеленых защитных костюмах начал осматривать меня в тот момент, когда я заметил фигуру, что вошла за Томасом.
        — «КАПИТАН?! Почему вы не сказали, что Габриэль находится на вашем корабле!?!»  — Инглиш в ярости стоял возле ученого, буря меня своим взглядом,
        — «Это прямое нарушение приказов командования!»
        — «Успокойся… Во-первых  — я сам не знал, что он причастен ко всему этому… Во-вторых  — у нас не было на это времени… „Анахарсис“ немного выбил мои мысли из стандартной колеи… Ну и в-третьих  — я, мой корабль и команда не попадаем под юрисдикцию системы,  — мы наемники… Ты сам должен был понять, что мы бы ничего не смогли поделать в любом случае…»  — один из медбратьев начал проверку сервоприводов и целостности моих аугментированных органов с помощью портативного сканера.
        Гнев Инглиша переметнулся на внимательно слушающего меня Томаса, парня просто переполняли эмоции, которые он так хорошо сдерживал до этого момента:
        — «ЭТО ВЫ ВИНОВАТЫ В ТОМ, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ С МОЕЙ СЕСТРОЙ!!!»  — сейчас он был похож на ребенка, легко потеряв былое самообладание,
        — «ВЫ!!! ПОЧЕМУ ВЫ УШЛИ ИЗ ОТДЕЛА!!!»
        — «…»  — ученый лишь молчал и холодно смотрел в пустоту, я ощущал совсем иные эмоции, идущие от него.
        — «ВЫ БЫ МОГЛИ…»  — Инглиш чуть ли не терял сознание, стоя перед Габриэлем.
        — «Не мог бы… Они лишили меня всего… Сказали, что эти исследования пустая трата ресурсов… Когда я узнал, что финансирование прекратят, пришлось влезть в долги…»
        Томас с каменным лицом наблюдал, как молодой парень, продолжая шататься из стороны в сторону, облокотился об стенку мед-отсека. Габриэль сместил направление взгляда, в его глазах промелькнула обида и что-то еще, эмоция, отдаленно напоминающая грусть, но все это моментально подавилось им самим, дабы не нарушать образ, который он так старательно сейчас изображал.
        — «У нас нет времени на истерики… Возьми себя в руки, когда по приказу мы совершали прыжок, я видел, что ковчеги уцелели, неугомонный цветочек, которого вы мило окрестили „Анахарсисом“ погнался за нами, перестав быть их проблемой…»  — не обращая внимания на паренька, Габриэль повернулся в мою сторону,
        — «Слушай… Нам нужно выдвинуться в направлении Мортэ Ди Фортеза…»
        — «У тебя есть план?..»  — покривив лицом, я отодвинул от него медицинский сканер, вызвав недовольство медбрата.
        — «Проведя продолжительный бой с „Анахарсисом“ я выполнил тщательный анализ и понял слабости конструкции нашего корабля, нужное оборудование можно получить только контрабандой… Лучшего места, чем пиратский порт для этого не найти… И раз уж речь зашла о пиратах, на кой черт ты притащил эту шваль на корабль?.. От нее несет как от моих трехмесячных носков!!»  — Томас вздохнул и поправил очки.
        — «Я заметил на ней знак пиратского братства… Она одна из семи Баронов… Я думал использовать ее в качестве заложника, ну, что бы пираты нам не мешали… Но потом меня посетила мысль!..»  — на самом деле этот мой план был не совершенным, но иного не представилось в априори.
        — «Ты захотел себе гарем?»  — Мако, сидящая на кушетке рядом и болтающая ногами, подала голос.
        — «Не знаешь что сказать, так промолчи!.. На чем я остановился… Ах да… Мы должны заключить с пиратами союз!..»  — я хлопнул в ладоши и кивнул сам себе.
        — «ЧЕГО!?!»  — все кто были в лазарете, прервали свои дела и размышления, начав с недоумением таращиться в мою сторону.
        — «Похоже, тебя слишком сильно контузило… Сестра! Нам нужен морфий!»  — Старпом приложила руку к моему лбу в надежде почувствовать жар.
        — «Прекращай свои плоские шутки, Мако!.. Я серьезно!.. Если эти твари и правда, лишь система автоматической обороны, то они не остановятся, пока мы все не будем истреблены!.. Зачем воевать, если можно заключить временное перемирие и всеми силами напасть на место сбора их кораблей?.. Я уверен, оно должно где-то быть… Все это время они приходили из порталов… Скорее всего, их верфи находятся там… Где-то за их пределами…»  — я прикинул возможность союза между рыцарями-легионерами Империума и храмовниками Эквистелла, это выглядело бы фантастикой, особенно учитывая еще и картель, но в последнее время Император снисходительно относился ко всем мастям наемников, или делал вид, что нормально относился. Две фракции могли позволить себе прийти на помощь друг другу, если того потребуют серьезные обстоятельства извне, например вторжение чужих.
        — «И как ты уговоришь пиратов помочь нам?»  — Томас снял очки и принялся вытирать их об халат.
        — «Просто, у них не будет выбора… Какой бы укрепленной ни была Мортэ Ди Фортеза, против „Анахарсисов“ она не выстоит, конечно, если мы им не поможем…»  — я нехарактерно сильно ухмыльнулся, чувствуя, как странный отзвук счастья вновь посещает мой разум, на этот раз из-за осознания своей правоты.
        Томас округлил глаза и чуть не выронил очки:
        — «НЕТ! Я НЕ ДАМ ИМ ЧЕРТЕЖИ СВОИХ ОРУДИЙ! ОНИ НЕ ДОСТОЙНЫ!»
        — «Не забывай… У тебя должок передо мной… Все это время ты скрывал от меня, что являешься единственным человеком, который знает, как пробить броню их капитальных кораблей…»  — я приподнял бровь в жесте неискреннего удивления.
        — «Я не скрывал! ТЫ просто не спрашивал! Слишком уж веселился, когда играл в Капитана… Ну и времени особо не было, ведь корабль все еще не доработан, не установлены резонирующие щиты, и главный калибр полностью не отрегулирован под необходимую волну волнового потока…»
        — «В смысле главный калибр? Разве это не турели, что вы назвали „Тахионным Расщепителем“?»  — Мако присоединилась к моему фальшивому удивлению.
        — «Нет, нет, нет!!! САМ КОРАБЛЬ  — ЭТО И ЕСТЬ ОГРОМНОЕ ОРУДИЕ!!!»  — Томас начал истошно смеяться, на нем появилась звериная ухмылка, а его взгляд горел, словно бы он был демоном, жаждущим только лишь крови и развлечений.
        Я, конечно, думал что этот человек сумасшедший, но не до такой же степени. Корабль со стороны действительно напоминал некое подобие огромного рейлгана, а поскольку на его «хребте» виднелись швы от неких раздвижных механизмов, можно было предположить, что я абсолютно ничего не знаю о своем собственном Дредноуте.
        — «…»  — я всеми силами попытался проигнорировать вычурное поведение ученого, но по спине неистово бегали мурашки,
        — «Ясно…»  — было принято решение, что раз уж мы устраиваем допрос этому асоциальному элементу, то нужно сделать это по полной. Пока Габриэль продолжал пугать всех присутствующих, я пошарил по карманам и нашел тот кусок пергамента, который по воле случая достался мне во время побега.
        Как только я молча протянул его Томасу, он мгновенно помрачнел, подобно грозовой ионизированной туче. Его взгляд вновь наполнился воспоминаниями неизвестными мне, и судя по всему не очень приятными.
        — «Маттиас…»  — ученый выхватил кусок высококачественно полимера и, шикнув что-то непонятное, выкинул его в ближайший контейнер для переработки. Мы с Мако переглянулись, и я встал с койки, дабы немного размять сервоприводы и сесть обратно:
        — «Расскажешь нам, что это за символы на обороте?..»
        — «А что там рассказывать??? Это все его „святейшество“, кусок он говна… Возвысил себя и отрекся от прошлого… Ну а долбоебы поразвешивали его мерзкую рожу всюду, даже в моем отделе такая была… И все из-за того, что суеверные дауны на него молятся, как на божество!!! Тфу!!!»  — ученый чуть не попал своим плевком в ногу проходившего мимо работника, благо тот увернулся.
        — «Не думал, что ты настолько его ненавидишь, хотя, учитывая твою ситуацию…»  — я не успел договорить, меня прервали.
        — «ПОХЕРУ НА МОЮ СИТУАЦИЮ!!! Ты вообще знаешь про остальных!? Что эта тварь делает с теми, кто ему не нравится?.. Ты не знаешь… Ничего не знаешь… Но, сейчас не время соплями истекать! Тебя действительно интересует смысл надписи! По глазам вижу собрата ученого! Дух исследователя всегда заметен нам… Легко определить того, кто желает познать чудеса мира, а кто нет… Хе-хе-хе…»  — Габриэль сменил гнев на теплую улыбку.
        — «…»  — Мако уже начала шутовски имитировать сон в предвкушении заунывной беседы двух зануд.
        — «Смотри, как получилось, то, что мы не были первыми в этой галактике  — это очевидно. Наши зеленые друзья тому подтверждение. Различные артефакты с иридием, раскиданные по всему Млечному Пути  — это остатки жизнедеятельности тех, кто бы до нас. Нам ничего особенного про них не известно, кроме того, что они породили тех тварей, заставив нас прийти к той ситуации, которую мы наблюдаем!»  — Томас расхаживал кругами, стараясь не потерять мысль,
        — «Тогуру  — пиратская семья Эквистелла, так и вообще промышляет торговлей всем этим дерьмом! Но не об этом сейчас! Как эксперт в этой области, я могу сказать, что много всякой срани повидал и потрогал! Суеверия вокруг подобных предметов сильно распространены, особенно среди промытых мозгов обезьян из приближенной к Императору гвардии! Пока я работал на этого упыря, успел расшифровать язык древних!»
        Томас создал вокруг себя атмосферу настоящей лекции, заставив всех кроме меня бороться со сном в неравном противостоянии:
        — «Меня это все очень порадовало, но я нихера не понял из того что перевел! Цепные псы того мудозвона пересрали от своих суеверий и поразвешивали картин с этим идиотизмом везде, где только могли! Они, так сказать, отгоняют злых духов!!! Меня аж блевать тянет, когда я такое слышу!.. Я помню это „послание“ наизусть, если хочешь, то могу пересказать… Но оно действительно странное… И может тебе не понравиться…»  — Томас почему-то застеснялся и отвернулся после последней фразы.
        — «Я все равно хочу услышать!.. Дерзай!!»  — я умостился поудобнее, поняв, что на моем плече уже по настоящему мило дрыхнет Мако. Ученый прочистил горло, его тон изменился до неузнаваемости, став буквально демоническим:
        — «Пустота  — не иллюзия бесконечности… Охотник ждет своего часа… Она дремлет среди иллюзий… Она придет на бой, но лишь когда три нити станут одним в руках бога… Она дарует свое благословение, только если истина станет иной… Пусть же сама суть мироздания содрогнется пред одной единственной правдой, способной изменить…»  — прозвучало это невероятно надменно и пафосно, словно он долго репетировал. Все вокруг даже проснулись от такого, сам же маэстро тихо ожидал реакции публики.
        — «Браво!! Мне очень понравилось!! Тут есть над чем подумать, десу!!»  — единственное, что я понял, это наличие у Томаса актерского таланта.
        — «Правда, понравилось?..»  — он моментально повеселел,  — «Это не дословный перевод, но я старался! Так что очевидная похвала вполне предсказуема!»  — Томас принял свой классический вид, дабы не нарушать образ.
        — «Может, уже наконец-то покинете данную дислокацию?.. Она предназначена для больных… хотя…»  — заведующая медперсоналом сложила руки на груди и пристально наблюдала за открывшейся сценой.
        — «Уже уходим! О, хранительница этой обители!»  — Томас странно подмигнул ей и манерно развернулся в сторону выхода.
        — «Постой, одну секунду!.. Есть кое-что, о чем я еще хотел тебя спросить… Кхм… Тут такое дело… Комиксы…»  — я почесал затылок.
        Глаза Габриэля округлились, он чуть не споткнулся в дверном проеме:
        — «Комиксы?»  — изображая вселенское удивление, спросил Томас.
        — «Да!! Черт тебя дери!.. Я тут узнал, что по моим „подвигам“ даже сняли сериал!.. Можешь объяснить?..»  — я заметил, что Инглиш все это время лежал, скрутившись калачиком на полу и что-то шептал. Выглядело это очень жутко, но его можно было понять, ведь правильность убеждений паренька пошатнулась от лицезрения картины мира с иного ракурса.
        — «ААА! Вспомнил! Понимаешь… Эти задания… Их нам давали наемные организации, но платы на техобслуживание и закупку новых деталей для корабля не хватало… Вот я и решил, что будет офигенной идеей навариться на этом!»  — Томас проследил мой взгляд и прыснул смешком, когда тоже заметил последствия морального истощения разведчика.
        — «Чего?! ТЫ ЧТО МЕНЯ ПРОДАЛ?!»  — я понял, что все-таки выгляжу гораздо нелепее всех остальных по улыбкам персонала. Атмосфера сменилась на «обычную» в нашем понимании.
        — «Формально нет… Я продал права на использование твоего образа! А мне шли проценты с продаваемого мерчендайза и всего прочего… Только представь, как быстро начали раскупать права на то, чтобы вставить в фильм или книгу подвиги корабля-призрака и его команды! Смекаешь?»  — он явно был в восторге от своей гениальной идеи, как впрочем, и всегда,  — мне же было немного стыдно.
        — «А у вас с собой есть что-нибудь из этого?.. Ну, например комикс?..»  — Мако явно повеселела и, приободрившись, принялась расспрашивать Томаса о том, как он все это дело провернул.
        — «Я, конечно, не простил вас за то, что вы напыщенный эгоистичный козел… но… МОЖНО МНЕ ТОЖЕ КОМИКС?!»  — Инглиш резко пришел в себя, он немного приободрился и, вытерев пот со лба, присоединился к ней.
        — «ХО-ХО-ХО! Для вас у меня есть новый выпуск! Мне его прислала редакция как правообладателю на подтверждение!»  — Габриэль раскрыл халат и достал из внутреннего кармана заламинированную пачку из трех ярких комиксов с изображением нашего дредноута, судя по виду, они только что вышли в продажу.
        — «О пресвятой Илиас…»  — мне стало плохо, когда я лицезрел лица людей вокруг,  — чтобы не видеть этого падения нравственности, пришлось удалиться в свою каюту, благо медперсонал уже давно закончил осмотр и присоединился к очереди в «читальный зал». Дырки в пиджаке формы я тоже успел залатать, используя все те же системы замены материи мед-отсека.
        * * *
        Зайдя в каюту капитана, я не стал осматривать похорошевший интерьер помещения и со всего размаху плюхнулся спиной на кровать:
        — «Бля… Твою же ж мать…»  — угодив прямо на фен, любя оставленный под одеялом.
        — «Когда же ты…. будешь свои вещи…, Ах-с-с-с…, спина…»  — его ручка воткнулась мне прямо между ребер,  — «…дом милый дом…»
        — «О! Ты нашел мой фен!»  — Мако вошла в каюту с улыбкой и комиксом в руках.
        — «Нашел……. фен…»  — я немного покряхтел и медленно отложил аппарат для сушения волос в сторону, дабы не провоцировать себя на попытку испытать прочность оного в результате «случайного» контакта со стеной.
        — «Смотри! Давай, вместе почитаем?»  — она плюхнулась рядом,  — «Инженеры чинят корпус корабля от повреждений после боя, у нас есть время посидеть и перевести дух!»
        — «Забыл у него спросить… Мы ведь не узнали, как Габриэль смог справиться с „Анахарсисом“ один на один… Нужно будет у него узнать после того как отдохну… Кстати, как твоя рана?.. Я говорю про тот случай в трущобах… Тогда я действительно думал, что потерял тебя… Так страшно было… С твоей ногой точно все в порядке?.. Шрама не осталось?.. Чувствую себя виноватым…»  — я приподнялся с кровати, ловя на себе грустный взгляд девушки рядом.
        — «Ты еще помнишь… Столько всего произошло, а ты все еще помнишь…»  — Мако положила журнал на тумбочку рядом.
        — «Можно глянуть?..»  — только немного погодя понял, о чем спросил.
        Она молча встала и подошла к двери каюты, после чего закрыла ее на кодовый замок.
        — «Можно…»  — ситуация приняла неожиданный поворот, в ее глазах горел тот самый азарт, что был когда мы впервые остались наедине.
        — «Смотрю с тобой все в порядке!..»  — я не удержался от своей классической колкости.
        После всего пережитого вместе, слово «отдых», для нас приобрело иную ассоциацию, нежели для обычных людей. Ведь совмещение трех составляющих частей отношений с самой близкой душой возможно лишь при наличии достаточного везения и сильной эмоциональной связи. Есть вещи, который может подарить только любимый человек, и это точно не те приземленные аспекты, которые представляет большинство. Это  — нечто большее.
        В сухом остатке я не нашел на ее теле никаких шрамов, медицинские наниты отлично поработали оставив все как было, так промелькнуло около двух-трех часов.
        * * *
        Мако довольно мурчала рядом на моем плече,  — она была настолько милой, что я не удержался перед соблазном со всей силы обнять ее.
        — «Балбес! Задушишь же!..»  — она выразила недовольство, но вырваться не пыталась.
        — «Ну, невозможно было устоять!.. Ты же у меня такая миленькая, когда не орешь и не командуешь!..»  — я провел рукой по ее угольным волосам, что непослушно закрывали почти всю правую половину лица девушки.
        — «Вот же… Даже комплимент нормально сделать не можешь… Угораздило же с тобой связаться…»  — старпом закатила глаза и покачала головой.
        — «Ну, извини…»  — меня грубо отпихнули, оставив грустно пенять на свою тупость.
        — «Ладно… На этот раз прощаю… Мне пора на вахту… Кто-то же должен кричать и командовать…»  — она встала и, грустно вздохнув, начала одеваться. Вид у Мако был расстроенный, совесть бы замучила меня до смерти, нужно было что-то предпринять.
        Я встал и нежно обнял ее, не дав до конца застегнуться:
        — «Прости, что дурак… Я просто не знаю, что делать с таким подарком судьбы…»
        — «Для начала перестань гадости говорить… А там посмотрим!»  — девушка ехидно улыбнулась и зарылась головой в мою рубашку. Судя по ее виду  — это был лишь небольшой спектакль, в котором роль шута играл ваш покорный слуга, Капитан «Уныние» (перевод слова «Глум» с изначального языка на общий),
        — «О! И выкинь эту лапшу! От нее пахнет как от трупа…»
        Это было правдой, отпустив Мако, я подошел к столу и заметил, что на нем стоит та самая тарелка с едой. Тогда мою трапезу прервали, и пришлось оставить все как есть.
        — «Ты сам виноват, что запретил уборщикам заходить сюда в твое отсутствие…»  — старпом вышла из каюты, махая мне вслед не оборачиваясь.
        — «О, ВЕЛИКИЙ ИЛИАС!!! КАК ЖЕ ОНО ВОНЯЕТ!!!»  — подойдя к тарелке, меня словно апперкотом ударили, будто все самые омерзительные запахи мира смешались в один, пытаясь меня убить,
        — «ЭТО БИООРУЖИЕ!!!»  — пришлось в панике искать выход из ситуации.
        Одев костюм химзащиты, который оказался в бардачке персонала неподалеку, я на вытянутую руку понес пакет на нижнюю палубу, к мусоросжигательному аппарату. Каждый шаг был словно вечность. Экипаж, что встречался по пути, не мог сдержаться от смеха, находясь при этом на почтенном расстоянии.
        — «Разойдись!..»  — я распугал всех служащих в небольшом и хорошо освещенном отсеке машинного отделения и, подойдя к разинутой пасти кубического аппарата, выкинул пакет в его нутро, после чего вытер руки об костюм. Материя перешла в стадию простого вещества, но конвертер почему-то выдал ошибку и остановился. Перепугавшись, что это моя вина я поспешно направился к выходу из помещения ржавого цвета. Вакуумная дверь во внешний коридор открылась сама и мою дорогу неожиданно перегородила фигура в светлом плаще:
        — «Что такое, Инглиш?.. Не спится?..»
        — «Капитан… Мы должны доложить обо всем Адмиралу…»  — выглядел он хладнокровно, но я понимал, что ему было не просто держать себя в руках, после всего произошедшего. Разведчик все прекрасно понимал, но что-то в нем заставляло его сознание метаться, что-то, что было с ним раньше, чем он осознал себя, возможно, неумение нормально воспринимать новое:
        — «Это мой долг, как…»  — звучал он так, словно его воспоминания сейчас заменяли реальность, грустно и с переменами в тоне, не веря в свои слова.
        — «Он мертв… Ты сам видел, как его корабль подбили… Я знаю, что ты сейчас чувствуешь… Но, наша задача  — это доработка систем корабля и поиск союзников… Даже если мы направимся за беженцами, туда, куда они могли временно скрыться,  — это ничего не даст…»  — я всегда старался приложить максимум аналитических способностей во время общения с каждым, сейчас  — не было исключением. То как человек говорит, куда смотрит, на чем делает акцент, важна каждая мелочь, но это все равно не идеальный способ.
        — «…»  — парень стиснул кулаки, подавляя правду, борясь с иллюзией.
        — «Уверен, с твоей сестрой все в порядке… Это не предположение, просто факт…»  — я положил руку ему на плечо.
        — «…»  — но он не отреагировал, лишь молча уставился в пустоту.
        — «Единственное, что ты можешь сейчас сделать  — это помочь нам раздобыть элементы для калибровки систем дредноута, если ты, конечно, не хочешь убедить остатки своих Имперских друзей в том, что они должны наплевать на кодекс и помочь нам…»  — я убрал руку и начал снимать одутловатый костюм.
        — «У меня есть одна идея… Но для нее мне придется воспользоваться вашим сверхсветовым центром связи…»  — парень тяжело вздохнул и опустил взгляд.
        — «Конечно!.. Если это нам поможет, валяй!.. Я тебе доверяю…»  — скафандр теперь был намотан на руку и готовился к переносу обратно на место, где был взят.
        Инглиш отдал честь и направился в сторону центра связи, у меня же была другая забота.
        * * *
        Отнеся оборудование обратно, я поспешно отправился в карцер. Он был намного просторнее, чем тот, в котором мне пришлось побывать. Стены стального цвета изредка переливались тускло-желтой энергией, как и силовые поля пустующих камер. Я подошел к одному из впечатанных в стены кубов, который служил временным домом Соларис,  — она неохотно повернулась в мою сторону, предвкушая что-то плохое. Как только она увидела, что звук шагов принадлежит главной ее проблеме, то заметно повеселела:
        — «Боже мой! Кто тут у нас? Сам Капитан почтил меня своим визитом? Хочешь пытать меня? Или просто пришёл на меня поглазеть?»  — глазеть там действительно было на что. В отличие от их линкора на моем корабле стоял самый современный дуговой реактор, все палубы были очень хорошо снабжены энергией, и температура на них было отличной, но не настолько, чтобы сидеть в одних трусах.
        — «ТЫ ЧТО СДУРЕЛА?! Если ты решила, что соблазнишь мою охрану таким видом, то ошиблась кораблем!!!»  — пришлось признать, ее женские чары были внушительных размеров, я отвернулся,  — «Не могла бы ты одеться, я пришёл поговорить!!!»
        — «Какой же ты еще неопытный птенец, раз тебя смутил вид женского тела…»  — судя по ее голосу, эта ситуация крайне забавляла пленницу на той стороне барьера.
        — «Уж лучше быть неопытным птенцом, чем эксгибиционистом!!!»  — в этом она была права, к такому меня жизнь не готовила.
        — «А ты что никогда не спишь голым?.. Так удобнее… Плюс, мне не выдали одеяла, пришлось накрываться плащом…»  — Соларис и не собиралась вставать с кровати, так еще и закинула одну ногу на другую, будто она у себя дома, а не на вражеском корабле.
        — «Я пришел обсудить условия твоего освобождения… Но вижу, ты уже обустроилась!.. Я пошел!..»  — хмыкнул и повернувшись вокруг своей оси, я удалился из ее поля зрения и начал топать ногами, делая вид будто ухожу.
        — «СТОЙ!!! Что ты там сказал про освобождение?..»  — она обвернулась плащом, и я вернулся обратно к прозрачному экрану камеры. Мы встали по разные стороны силового поля, я ухмыльнулся и надменно осмотрел помещение, сложив руки за спиной:
        — «Ты правильно расслышала… Я бы хотел тебя освободить… Заметила, что мы все еще тебя не убили?.. Эх…»  — я прикинул ценность любой жизни, ведь она всегда колебалась. В моем сознании существовали некие меры добра и зла, их спор с совестью был бесконечен и ежесекунден, но холодная расчетливость обычно просто объединялась с корыстью и вытесняла все остальные чувства. Даже такая незыблемая вещь как любовь  — это тоже была неким видом эгоизма, направленный на предотвращение ненавистного одиночества. По крайней мере, так я себя успокаивал.
        Я склонился над силовым полем, теряя любой намек на эмоции в голосе:
        — «Поверь, я не то чудовище, что погубило твой экипаж и корабль… Мои планы могут быть и предлогом для доброты… Ты нужна была мне живой, смирись…»
        — «Зачем?.. Собрались за меня выкуп требовать?..»  — девушка хмыкнула и поправила челку, стараясь скрыть удивление и небольшой испуг. Она явно не ожидала такой подмены, никто бы не ожидал. Подобное представлялось одним из аспектов моей личности, я всегда был не как те, остальные, кто прятал себя от мира. Просто у меня не было «маски» как у них, а все те множества осколков сущностей  — являлись моим собственным я. Для меня не существовало фальши или лицемерия, ведь когда ты ощущаешь к ним подлинное омерзение на уровне инстинктов, то ведешь это в иных и не можешь быть подобным самолично. Наверно умение чувствовать чужую тьму и приторная праведность не раз спасали своего обладателя и не подпускали к нему разного рода нечисть, но я этого уже особо не помнил, или просто не придавал таким мелочам какого-либо значения.
        — «Ты не права… Нам нужно кое-что намного более ценное… Мы хотим заключить с общиной пиратов временное перемирие, так сказать для борьбы с угрозой вторжения… А поскольку ты  — одна из баронов!..»  — я вновь принял обычный вид, ведь не очень любил эту часть себя, часть, что была неким механизмом, лишенным человечности.
        — «Не выйдет… Они не согласятся… Моя шкурка для них ничего не значит… Даже если ты меня убьешь, то они найдут замену…»  — она помрачнела, а ее взгляд опустел.
        — «Они внемлют моей логике… или силы „Изоморфов“ их просто уничтожат… Я видел, на что способны эти твари… У них нет ничего кроме функций, враг не остановится, пока не сотрет нас с лица этого сектора… Это не вопрос времени  — это вопрос выживания… Не пройдет и недели, как мы будем уничтожены, а наши корабли станут кормом для будущих поколений „Изоморфов“…»  — в мои планы такое, безусловно, не входило, я поставил все фишки на красное.
        — «Ну, допустим, община решит вам помочь, что нам-то с этого будет?..»  — в ее глазах загорелся азарт, похоже, одного из баронов я уже умудрился направить.
        — «Мы предоставим вам чертежи новейших орудий… Вы сможете использовать их сколько душе угодно… Это разработка одного моего коллеги  — Габриэля Томаса, слышала о таком?..»  — я потянулся, пытаясь размять сервоприводы.
        — «Конечно!! Он же долгое время снабжал нас чертежами торпед и снарядов! Помню, как мы стояли в очереди за ними, темные были времена…»  — пират точно знала, о чем говорит, ее настроение улучшилось до предела.
        — «…»  — честно сказать, такой реакции я не ждал,
        — «Похоже, у меня еще много вопросов к этому „человеку“… Надеюсь, его прошлые махинации помогут нам в этом деле…»  — я уже не знал, хочу я его выкинуть с корабля в шлюз или же пусть будет в качестве украшения, но перед уходом мне нужно было еще кое-что сказать,
        — «Слушай… Еще раз извини, что взорвал твой корабль…. И за удар тоже… Ничего в голову больше не пришло…»  — для меня насилие все чаще становилось лишь вспомогательной функцией, скрывающей обиду или другие неприятные эмоции. Я старался не дать демону завладеть своим разумом, особенно по отношению к прекрасному полу.
        — «Проехали… Да и мы первыми напали… Знаю же, что у вас выбора особого не было… Только „Тифона“ жалко… Он был мне дорог… Подарок все-таки…»  — от ее взгляда я почувствовал себя жуткой скотиной, но она переменилась в секунду,
        — «Не нужно меня жалеть! Не маленькие! Кстати, удар у тебя ничего!.. До сих пор голова побаливает! Хе-хе…»  — она почему-то не злилась, наверно для пиратов ценность жизни членов экипажа была не такой как у нас, хотя этого я наверняка не знал.
        — «Подарок значит… Мне пора…»  — я развернулся и, в очередной раз окинув взглядом десяток камер со сверкающими силовыми полями, побрел по коридору вперед. В памяти отчетливо всплыл образ того линкора, я пообещал себе не оставлять эту несправедливость просто так.
        — «Заходи еще!»  — Соларис послала мне воздушный поцелуй вслед, когда я вышел за дверь карцера. По спине пробежал холод, все философские мысли моментально сдуло.
        * * *
        Направляясь в сторону башни управления, я размышлял о нынешнем положении и возможных вариантах развития событий, одновременно с этим пытаясь как можно сильнее походить на занятого человека в глазах встречавшегося на пути персонала.
        Не зная, насколько вдумчиво выглядит моя физиономия, я не мог определить степень отыгрыша мыслителя. Долька радости всегда присутствовала в местах появления Капитана корабля-призрака, вот и сейчас прохожие изо всех сил прятали эмоции, видя угрюмое лицо старшего по званию  — их попытки следовать уставу тщетно подавлялись внешними факторами.
        Лифт как всегда был пуст, он шустро поднял меня в место схождения всех систем корабля. Наконец-то можно было выдохнуть, ведь тут находился человек, который позволял не ощущать стыда за себя. Одного взгляда на нее хватило, чтобы вспомнить недавний инцидент и пропитаться виной.
        — «Капитан на мостике!»  — Мако повернулась и посмотрела на меня через плечо,
        — «Чего ты такой красный?..»
        — «…»  — как всегда, невозможность врать приносила свои горькие плоды.
        — «Температура что ли?..»  — она немного заволновалась, превратив угрызения в агонию.
        — «…»  — люди в рубке тоже с интересом всматривались в мою физиономию.
        — «Прием?? Меня слышно?..»  — старпом наклонила голову и нависла надо мной.
        — «Курс на Мортэ Ди Фортеза!!! Прыжок, немедленно!!!»  — сделав над собой усилие, я состроил самое невозмутимое лицо что смог.
        Персонал перестал таращиться и «Справедливость» начала разгон в сторону пиратской крепости. Сингулярность стала червоточиной и поглотила дредноут, заставляя его обрести скорость быстрее самого света. Полеты сквозь бесцветное подпространство как всегда были чем-то невероятным, словно путешествие в иную реальность, далекую и непонятную, но незримо существующую рядом. Время здесь останавливалось, а мы существовали в одной микросекунде, буквально никогда и вечно, приказывая часам вселенной остановиться и насладиться моментом. Это зрелище всегда меня успокаивало, заставляло беспокойный разум погрузиться в долгожданное спокойствие:
        — «Рулевой!.. Выведи нас рядом с границей гравитационного колодца крепости!..»
        — «Есть, сэр!»  — парень у консоли управления начал вводить корректировочные данные, туннель измерений прервала реальность.
        Наш дредноут на полном ходу покинул гипер и вышел прямо перед огромным остовом пиратского линкора, заслоняющего километровое пространство перед носом корабля.
        — «КРЕН ВЛЕВО!!!»  — замедляться не было ни возможности, ни времени, рулевой вовремя выполнил приказ, и мы обшивкой буквально поцеловали остов. «Справедливость» прошла впритык, ободрав краску на правом борту, ее обшивка смогла бы выдержать и прямое столкновение, но я должен был беречь свое судно в целости, по крайней мере, до боя. Мертвый корабль вызвал у меня бурю эмоций, особенно учитывая то, что я чуть не уснул, пока смотрел на туннель измерений перед нами:
        — «Фух!.. Получилось!.. Мако, статус?!»  — я проводил взглядом обломки, сверкающие от внутренних очагов пожарами. На остове красовались серебристые знамена «Тогуру».
        — «На радаре множество сигнатур пришельцев… Мортэ Ди Фортеза атакована…»  — холодно сказала девушка, с ехидной улыбкой всматриваясь в творящийся впереди хаос.
        * * *

        СЦЕНА СЕДЬМАЯ: НЕРАВНАЯ БИТВА
        Огромный пиратский флот яростно пытался отбить атаку на свой оплот, три «Анахарсиса» медленно расправлялись с их остроносыми линкорами и их меньшими братьями, похожими на бревна эсминцами. Гости из бездны методично и холодно вырезали корабль за кораблем, но делали это чрезвычайно медленно. Пришельцы не могли воспользоваться своим главным оружием  — страхом, ведь он не работал на солдат удачи, закаленных в бесчисленном количестве боев, обученных лишь убивать, не умеющих ничего другого. Стойкости этим ребятам было не занимать, настоящая находка для военного дела, если бы не наглость и надменность каждого такого бойца…
        Холодный расчет встретился с адским жаром духа, их противостояние выглядело невероятно, словно вальс, где ошибка  — смерть. Орудия пиратов не могли пробить защиту полу-биологических тварей, но флот розовых хвостов был уничтожен лишь на треть. Такой вывод я сделал, оценив количество остовов в округе.
        Мортэ Ди Фортеза свирепо орошала врагов огнем разнокалиберных турелей и орудий планетарной обороны, озаряя пространство сиянием тысячи взрывов. Перехватчики картеля вели практически равный бой с вражескими сигнатурами малого тоннажа среди океана пламени, их орудия с трудом, но все же пробивали броню чужих, если конечно пираты атаковали слаженно.
        Пока я оценивал обстановку на тактической карте мы вошли в зону видимости радаров их станции, группа пиратских кораблей из трубки линкора и десятка треугольников истребителей сразу же отделилась и полетела прямо на нас, сверкая ионными хвостами двигателей.
        — «Что??? Пришли поживиться с наших трупов, пока мы заняты!? А ХРЕН ВАМ!!!»  — сообщил голос одного из предводителей флотов ополчения крепости. Бело-красный линкор «Арматоров» повернул все орудия в сторону «Справедливости», решив устранить нежелательного гостя.
        По нам открыли огонь, но поскольку почти весь флот Картеля занимался тщетными попытками уничтожить «Анахарсисы», снарядов в нашу сторону летело не много. Даже учитывая все переменные, пираты вновь поразили меня своей храбростью, ведь они не задумываясь и будучи в меньшинстве, напали на корабли, которые сами по себе не могли победить в таком состоянии. Хотя как мы знаем, храбрость от глупости ходит не далеко.
        — «Всю энергию на фронтальный щит!!»  — энергетические барьеры, облегающие нос корпуса, начали сиять ярче, снаряды разрушались от столкновения с ними,
        — «Статус!..»  — в моей голове возникла некая жалось, а вместе с ней и план.
        — «Энергия щитов 76%, у нас приблизительно полторы минуты, перед тем как они исчезнут!»  — Мако вместе с командой ждала оглашения очередной «гениальной» идеи.
        — «Отлично!! Мне хватит!»  — настало время для реализации светлой мысли,
        — «Мако!! Я отлучусь на минуту!! Главное, не открывай огонь по пиратам!!»
        — «ТЫ КУДА ПОШЕЛ!?»  — девушка округлила глаза.
        — «Сейчас узнаешь!..»  — я помчался по протяженным коридорам так быстро, как только мог, меня проводили шокированные лица окружающих. Лифт устремился вниз, сменяясь знакомым пространством этажа местонахождения карцера, а оно в свою очередь той самой камерой,
        — «ВСТАВАЙ ИЗВРАЩЕНКА!! НАСТАЛ ТВОЙ ЧАС!!»  — не в состоянии отдышаться от ненавистного вида физической нагрузки я одним жестом открыл камеру Соларис и схватил ее за руку.
        — «ЧТО, КУДА?!»  — она была явно спросонья, поэтому особо не сопротивлялась. Еще раз прокляв себя за гениальность, и самое главное, за своевременность, я потащил ее за собой, не сбавляя темп пробежки.
        Пока мы неслись по плохо освещенным помещениям, я объяснял свой план:
        — «Ты должна приструнить своих дружков!.. Притворись капитаном моего дредноута!..»
        — «Что я вообще должна им сказать!?!»  — Соларис протерла глаза свободной рукой.
        — «Ну не знаю, скажи, что захватила его, например…»  — я чуть не упал, поворачивая за очередной угол. Персонал был занят обслуживанием корабля, но отвлекался от боевой тревоги, когда мы пробегали рядом.
        — «Ты думаешь, они купятся?..»  — с некоторой издевкой спросила барон, не отставая.
        — «Конечно!.. Ну, в теории… Не знаю…»  — я ударил по кнопке вызова подъемной платформы. Корабельный корпус сам по себе простирался на несколько километров в длину, но его высота и ширина (кроме области навесной брони ближе к двигателям) не превышали нескольких сотен метров  — это примерно пять этажей, два из которых вообще были для орудийных комплексов и ангара. Лифт к рубке всегда выполнял свою основную функцию за несколько секунд, что хорошо сказывалось на эффективности обслуживания.
        Он сэкономил нам время даже сейчас.
        Запыханные мы вбежали на мостик, где я пафосно кинул зигу в предзнаменовании потрясающего разумы решения:
        — «Экипаж!! Временно  — ОНА наш новый Капитан!!!»
        — «Щиты 34% и…»  — Мако впала в ступор,  — «ЧТООООООООО!?!?!»
        Только сейчас я заметил, что плащ, в который была завернула Соларис, спал с нее во время нашей совместной пробежки. На мостике она стояла в нижнем белье.
        — «Э-э-э-э…»  — меня чуть инфаркт не хватил.
        — «АХ ТЫ, ПОХОТЛИВАЯ СКОТИНА!!! ТАК ВОТ ЗНАЧИТ, КУДА ТЫ ХОДИЛ!!! ТЕБЕ МАЛО БЫЛО!!! ТЫ РЕШИЛ ПЕРЕД СМЕРТЬЮ ЕЩЕ И… и…»  — Мако начала задыхаться от гнева и закашлялась.
        — «На это нет времени!.. Радист, сейчас же свяжись с Мортэ Ди Фортеза!.. Соларис!.. Готовься врать!..»  — я направил очередную зигу к сидящему в острие рубки.
        — «Устанавливаю связь на пиратских частотах…»  — пытаясь не подавиться слюной, молодой парень с третьего раза попал пальцем в правильную кнопку.
        — «Давай, твой выход!.. Жги!!!»  — я уступил свое место, пиратский барон встала на возвышенность, подойдя к коммуникатору.
        — «Передает Капитан Соларис! Немедленно прекратите огонь по дредноуту!! Повторяю!! Прекратите огонь!!!»  — орудия внезапно перестали попадать по щиту, его мерцание прекратилось.
        — «СОНЯ!?!? Это что ты? Но как тогда?..»  — сквозь помехи и искажения глушения послышался испуганный, почти писклявый мужской голос.
        — «ИДИОТ!!! НЕМЕДЛЕННО ПРЕКРАТИ ДЫРЯВИТЬ МОЙ ТРОФЕЙ!!!»  — девушка яростно заорала в коммуникатор, перепугав обе стороны конфликта.
        — «Принято! Подтверди свой айди, и мы пометим тебя как союзника!»  — пролепетал ошарашенный диспетчер.
        — «Айди в системе: 356117221, кодовая фраза: „Время  — это то, что нельзя купить за деньги!“»  — барон скрестила руки на груди, заставив радиста почти потерять сознание.
        — «Добро пожаловать домой! Ну, раз уж ты тут… Можешь помочь нас справиться в этой зеленой нечистью?..»  — диспетчер в этот раз прозвучал радостно и немного с вызовом.
        — «ЯСЕН ХЕР!!!»  — Соларис встала в пафосную позу, выпрямив спину и выпятив грудь, чем вызвала бурную реакцию мужской половины персонала в рубке,
        — «ЧТО ВСТАЛИ, ОСТОЛОПЫ!?! ОСОБОГО ПРИГЛАШЕНИЯ ЖДЕТЕ?!? КУРС НА ПРИШЕЛЬЦЕВ!!! ПРИКРОЕМ НАШИХ РЕБЯТ!!!»
        Идущие в нашу сторону линкоры и перехватчики развернулись обратно к чужим, мы поравнялись с ними полетели вперед, сопровождаемые эффектным пиратским кортежем. Системы картеля и «Справедливости» синхронизировались, давая нам доступ к полной тактической обстановке. Солдаты удачи признали стального зверя за союзника, пускай и со скрипом.
        — «Отлично сработано!.. А теперь нам нужно истребить эту заразу, иначе негде будет брать запчасти!.. Я хотел сказать, что нужно прикрыть пиратов!.. ДА!..»  — вид баронессы в одних трусах на мостике не давал сосредоточиться, как и Мако, что сверлила меня взглядом из другого конца палубы.
        «Справедливость» на полном ходу летела навстречу кораблям врага, сияние фотонных двигателей ставало ярче с каждой секундой. Нельзя было допустить повторения судьбы остальных станций. Я выдохнул, смотря на всепоглощающее сражение впереди:
        — «Страх  — для нас не помеха… Его не должны использовать те, кто несет смерть бездумно… Ведь это средство направить души на путь истинный…»  — заветы Илиаса всплыли в моей голове, я решил, что любыми способами должен оправдать дословный перевод классификации вверенного мне корабля  — Бесстрашный. Орудия главного калибра внемлили мне и повернулись вперед, активируя наведение.
        Дредноут теперь окружали множественные пиратские суда, стекающиеся из разных концов пространства, они отбивали атаки мелких кораблей пришельцев и торпеды, что летели в нас. Системы спаренных ПВО «Алия» каждую секунду вносили новую поправку в количество роя «Изоморфов». Перехватчики противника словно вспомнили нас и бросили все силы на «Справедливость».
        Пираты несли тяжелые потери на краю гравитационного колодца крепости. Сферы взрывов каждую секунду сотрясали пространство, «Анахарсисы» вели огонь по щитам станции, безостановочно изрыгая сотни зеленохвостых торпед, размером с небольшой фрегат. ПРО свободного города едва успевало сбивать их буквально секунда в секунду, одна ошибка могла переломить этот бой. Главные орудия бездушных монстров постоянно пытались попасть по линкорам, но промахивались, благодаря опытности Картеля. Лучи радужного света проносились впритык корпусам пиратов, касание с ними значило лишь мгновенную смерть. Необходимо было срочно выйти на огневую дистанцию, хрупкий баланс сил почти рухнул. Поражение было недопустимо.
        Один из флагманов врага отделился от остальных и пошел на нас прямым курсом, шипы у основания сферы его двигателя буквально перестраивались в кольца, сверкая молниями между собой. Округлая, четырехстворчатая пасть смертоносного бутона угрожающе блеснула ядовито-зелеными венами энергии по ореолу и была готова раскрыться.
        — «Аберрация из плоти и металла… Похоже, эта гребаная тварь решила поиграть с нами в дуэль!.. Но я видел твое слабое место, ведь за это знание расплатились многие…»  — я помнил архивное видео, «Анахарсисам» было необходимо перед выстрелом на секунду открыть камеру преобразователя,  — прямой путь к сердцу чудовища.
        — «Орудия готовы к стрельбе! Ожидаем команды!»  — Мако повернулась ко мне, когда двенадцать струн света протянулись к зеву чудовища.
        — «Ждите…»  — створки пасти медленно открывались, струясь серебристой дымкой.
        — «Капитан!! Приказ!?»  — к старпом подключился испуганный радист.
        — «Ждите…»  — тварь полностью открыла чрево, вокруг нее создался многокилометровый крест ответа энергии  — предвестник конца всего сущего на пути длани разрушения.
        — «КАПИТАН!!!»  — все на мостике в ужасе обратили свои взоры ко мне.
        — «ОГОНЬ!!!»  — тяжелые орудия по приказу устремили пучки ионов сквозь створки врат, что бездушно забирали жизни до этого момента. Тахионные копья сомкнулись прямо в месте расхождения клюва и вошли внутрь, потроша палача душ элементом расщепления материи. Обшивка «Анахарсиса» была пробита насквозь с фронтальной стороны, лучи главного калибра вышли из его двигателей, словно бесконечные иглы, пронзая флагман врага. «Улей» разорвало на куски почти пурпурным нимбом дестабилизации реактора неизвестной мне модификации, наши щиты приняли удар этой материи и едва выдержали его. Молнии между крупными, обугленными частями корпуса колоссальной твари предзнаменовали ее кончину.
        — «Подтверждаю прямое попадание! Сэр, два оставшихся флагмана летят в нашу сторону!»  — объявил стрелок, проводя корректировку после охлаждения.
        — «Похоже, мы их разозлили… Сколько до перезарядки?..»  — я посмотрел на консоль, отодвинув Соларис. Реактор перераспределял и продуцировал энергию быстро, но на это все ровно требовалось время, а его то, как раз и не было.
        — «Тридцать секунд, Капитан!»  — донеслось из дальнего угла с большим количеством голографических панелей.
        — «Совершить экстренный маневр уклонения!.. Максимальная дальность!.. Направление произвольное!..»  — «Справедливость» активировала гипер-двигатель, без разгона он был способен перебросить нас вперед на несколько десятков километров. Дредноут сместился в пространстве и моментально перенесся на другую сторону гравитационного колодца крепости. Вокруг корабля разошлись вертикальные кольца остаточной энергии.
        — «Капитан! Противник на время потерял нас из вида!»  — «Анахарсисы» недоумевая, рыскали веерами сканеров среди пустоты, делая это как можно расторопней, словно злясь. Флот пиратов в это время вел сражение с мелочью, пытаясь воспользоваться небольшой передышкой и отвлекающим маневром. Линкоры в тускло-желтой броне открыли огонь из крупных орудий по пришельцам, сея дождь кинетических снарядов всюду, куда могли дострелить,  — они сокращали количество перехватчиков врага. Нас явно использовали как приманку, но других вариантов не осталось.
        Неожиданно на мостике появился новый зритель, и как будто ничего особо интересного не происходило, он облокотился на периллы рядом со мной, классически поправив свои очки, что, скорее всего, служили просто элементом его стиля:
        — «Я думаю, ты догадываешься, что пока мы будем разбираться с первым, второй нас точно прикончит…»  — Томас, как всегда заставлял людей вокруг сосредоточить внимание на своей персоне, эксцентричной и своенравной.
        — «Что ты предлагаешь?.. У нас больше нет козырей в рукаве!..»  — я наблюдал, как исполины врага постепенно понимают, что произошло и разворачиваются в нужном направлении.
        — «НЕТ, ЕСТЬ! Я уже говорил, этот корабль  — мой шедевр!!! Он несет на себе установку, подобную которой стреляют „Анахарсисы“!»  — сказать, что Габриэль ликовал  — просто промолчать. Аура вокруг ученого просто сочилась чистейшей нефильтрованной гордыней, мне даже стало немного не по себе:
        — «Что-то такое было… Но ты также говорил, что она выведена из игры…»
        — «Чем ты, блядь, слушал вообще?! Я сказал, она не готова полностью!! А не что она не работает!!! Мы можем выстрелить на свой страх и риск, но предохранители точно не выдержат и реактор принудительно перезагрузится… Это чревато некоторыми негативными последствиями…»  — Томас достал из кармана упаковку с какими-то конфетами и начал медленно ее опустошать.
        — «Например?..»  — я с недоверием покосился на него, чувствуя нарастающее раздражение.
        — «Мы повиснем в космосе без энергии… на довольно долгое время… О, она с лимоном! Круто!…. О чем это я… А! Короче, если промажем, нам пиздец!..»  — пакет в его руках немного прошуршал.
        — «ОТЛИЧНАЯ ПЕРСПЕКТИВА!!! А как позволь спросить ты собрался ударить по двум одновременно?..»  — боковым зрением я заметил, что Мако уже готовится его удавить.
        Томас почесал голову свободной рукой:  — «О! Смотри!»  — он указал на флагманы пришельцев. Тактической мудрости врагу было не занимать, флагманы летели в нашу сторону один за другим, угрожающе сверкая излучателями и пульсацией вен на корпусах бутонов. Мы не имели права упустить такой случай,  — представилась возможность поразить оба юнита, возможность выжить и продолжить нести свою правду тем, кто заблудился и потерял нить света.
        — «Это  — твой шанс!! Командуй… Капитан… Иначе, нам всем пизда…»  — ученый улыбнулся, дожевав содержимое упаковки.
        — «Ну, тогда хватит жрать и активируй эту свою хрень!!! БЫСТРЕЕ!!!»  — эту реплику я процедил сквозь зубы, Мако, стоящую за немного поодаль, тоже хорошенько крыло от поведения этого недоделанного изыскателя.
        — «Сию секунду, сэр!»  — он смял пакет и засунул его в карман халата, после чего по-клоунски отдал мне честь и ввел какие-то коды в пункт управления,  — «Готово!»
        — «Экипаж!.. Перенаправить питание всех систем на реактор!.. Установить связь подачи энергии в центральный модуль корабля!.. БУДИТЕ ЗВЕРЯ!!!»  — по моей спине пошли мурашки, когда командные консоли побагровели, на всех экранах вокруг появлялись сотни отчетов о многочисленных ошибках и оповещения об опасности, а треугольники с восклицательными знаками просто заслонили весь обзор на космос.
        По всему кораблю включилось аварийное освещение, носовые блоки возле хребта выпустили пар и начали расходиться в местах швов. Бронированные панели словно съезжали дальше по обшивке, смещались ближе к ангарам. Спереди открывалась огромная трещина в корпусе длинною в половину всей конструкции, она образовывала подобие колоссального рельсотрона. По бокам вертикальной пасти были видны многочисленные разгонные катушки и кольца стабилизации, они начали пульсировать от переизбытка энергии, словно имитируя сердцебиение, с каждым мгновением все чаше и чаще.
        — «Я полгода был тут Капитаном… но… такое…»  — подобная смена обстановки заставила меня следить за оной не отрываясь ни на секунду.
        По «рельсам» рейлгана струился бесконечный свет, между ними то и дело сверкали молнии всех возможный цветов, чешуйки блоков питания по всей обшивке погасли, давая орудию завладеть всей своей мощью.
        — «И ТЫ ВСЕ ЭТО ВРЕМЯ МОЛЧАЛ?!»  — белоснежная энергия искривляла пространство в месте своей пульсации, трепет восхищения смешался с изумлением в моем разуме, образовывая невероятно чувство.
        — «Ты! Не! Спрашивал!»  — Томас улыбнулся мне через плечо, копаясь при этом в консоли. Невероятным усилием воли мне пришлось подавить желание врезать ему по наглой роже.
        Пока команда пребывала в полнейшем шоке, а кто-то даже начал истерично смеяться, ученый закончил калибровать орудие и скрестил руки с довольной улыбкой, ошибки пропали со всех экранов:
        — «ГОТОВО!!! Командуй! Капитан!»
        — «Всему экипажу!!! Сейчас тряхнет!!!»  — я схватился за поручень и, приготовившись к худшему, сглотнул,  — «Надеюсь, мы выживем… ОГОНЬ!!!!!»
        Реактор направил всю энергию на двойные рельсы, пучок света с бескрайним хвостом вырвался из его линзы и разогнался до колоссальной скорости и устремился вперед, разрывая само пространство и время вокруг. «Справедливость» с душераздирающим ревом отправила гостинец на рандеву с кораблями врагов, факт, что этот звук сам по себе не мог существовать был стерт из памяти, как и наши враги из реальности.
        Дредноут при выстреле сильно тряхануло и отбросило в противоположном направлении, благо двигатели стабилизировали нас достаточно быстро. Выстрел обесточил все системы кроме маршевых нагнетателей, реактор начал перезапускаться, предохранители близ внешней обшивки детонировали, чешуя зверя дымилась, словно бы он горел изнутри. Через экраны капитанского мостика было видно не только это, просто потрясающие зрелище открылось среди горизонта далеких звезд.
        Отблеск «снаряда», выпущенного рейлганом был виден ровно долю секунды. Он оставил после себя фотонный след, а его сверкающая основа почти задела одну из башен крепости, после чего пронзила насквозь оба корабля неприятеля. Один из «Анахарсисов» получил копье прямо в центр главного калибра, его брюхо разворотил сгусток заряженных частиц, образовав филигранное, сквозное отверстие. Второй неприятель избавился от левой части корпуса, и сопровождаемая разрывами несущих балок конструкция практически раскололась пополам.
        Бутоны смерти прервали свой поход за душами по воле нового божества. Огромный разрыв пространственной матрицы превратил близлежащего противника в красное облако нестабильной материи. «Анахарсис» стал нимбом пурпурного пламени с разлетающимися во все стороны кусками кристальной основы и зеленого задымления. Эта детонация высвободила кинетическую волну и град смертоносных осколков, они врезались в раненого врага рядом и прикончили второго монстра. Идентичный взрыв последовал спустя мгновение после первого, но от этого он был не менее эффектным, волна высвободившейся энергии сбила щиты крепости, что была между нами и ставшими пеплом. Тишина воцарилась среди пустоты, предзнаменовав удаление всех ферзей с этого шахматного поля судьбы, всех кроме одной…
        Пиратский флот в это время отбивался от оставшихся мелких кораблей, «Ликторы» не сдавались, даже будучи отрезаны от смысла своего существования.
        — «Все целы?..»  — я поднялся с пола, волной от активации орудия обесточило почти все системы, лишь свет звезды освещал пространство мостика. Благо передача изображения являлась автономной и могла работать даже при таком плачевной положении, давая нам хоть какой-то обзор.
        — «ОХЕРЕНЬ, КАК КРУТО!!!»  — фигура взъерошенного Томаса с округлёнными глазами выползла из-под консоли управления, он был, мягко говоря, в экстазе.
        — «Я В ПОЛНОМ ПОРЯДКЕ, ЕСЛИ ЧТО!!!»  — Мако, в ярости скинула с себя упавшую Соларис.
        — «Ну, „Капитан“?! Что будешь делать дальше?..»  — пиратский барон встала и оперлась на неактивную консоль управления, с улыбкой на лице она уставилась на приближающийся к нам пиратский флот. Они, шутя, добивали остатки кораблей противников, двигаясь в нашу сторону, видимо решили «перетереть с нами по душам». Бело-красный линкор покрупнее открыл створки турелей около рубки корпуса и выпустил охапку плазменных ракет в последнюю горстку рагиформес-кораблей чужих. Каскад взрывов и волна обломков огласили завершение битвы.
        Вокруг станции дрейфовали, иногда сверкающие от перебоев напряжения остовы, потери с обеих сторон были значительными, но три огромных разломанных на несколько частей бутона говорили о пирровой победе со стороны пиратской общины.
        Флот солдат удачи монотонно приблизился и дал рассмотреть себя во всей красе сияния близлежащей звезды. Усеянные серыми граффити красные и тускло-желтые корпуса в основном сияли пурпурной энергией в местах схождения брони. Несколько длинных и словно надломленных, будто бумеранги линкоров, как будто восстали из забытого прошлого этой вселенной  — VB-IS: «Стрига», начали окружать нас и попутно выпускать желтые квадраты ремонтных дронов из ангаров для починки себя и своих союзников.
        Обступившие «Справедливость» корабли не могли установить радиоконтакт, линкоры выпустили в нас оранжевые веера грави-лучей, они обхватили «дохлый» дредноут и, удостоверившись, что он попался на крючок, активировали трастеры потащив нас к Мортэ Ди Фортеза.
        — «Когда они зайдут на борт то увидят, что мы не захваченный корабль…»  — ученый вытер с халата грязь от контакта с полом.
        — «Будем импровизировать…»  — я смотрел на приближающийся силуэт обелисков огромных сияющих доков пиратского оплота. Крепость Смерти, или как ее прозвали сами пираты,  — Мортэ Ди Фортеза была похожа на серо-черную обоюдоострую пирамиду, утыканную башнями и шпилями. Вокруг нее по орбите вращались несколько колец с многочисленными конусами орбитальных орудий и спаренными ракетными установками типа: «космос-космос». Монструозная конструкция, испещренная переходами и энергоканалами розово-красного цвета, была чем-то вроде дома для всех несогласных с режимами ни одной из фракций. Ее колоссальные орудия залпового огня могли стереть за раз весь флот Империума или Эквистелла, но не смогли отбить атаку незваных гостей из другой галактики.
        * * *
        Дредноут резко остановился и зафиксировался, доки крепко обхватили «Справедливость». Один из герметичных трапов смачно впечатался нам в борт, сотрясая корабль.
        — «Томас…»  — я вздохнул и покосился в его сторону.
        — «Ня?»  — ученый издал нехарактерный звук.
        — «Мне нужно, что бы ты и Соларис подыграли мне, пойдём встречать гостей…»  — я окончательно убедился, что ученый напоминает мне настоящего цундере.
        — «Я тоже пойду…»  — Мако подбежала ко мне, в ее взгляде читался настоящий гнев,
        — «Не хочу оставлять тебя с ней без присмотра…»
        — «Хорошо… Я тебе потом все объясню… Поверь, моей вины там нет…»  — мне пришлось подавить желание начать каяться в слезах прямо тут, ибо на повестку вылезли гораздо более значимые проблемы.
        — «Семейные разборки после! Сейчас нам нужно разобраться с пиратами!»  — Томас взял у одного из охранников винтовку и, передернув затвор, закинул ее на плечо,
        — «Пожалуй, возьму это „перо“ для подписания возможного договора!»
        Мы вчетвером начали спуск вниз, используя служебные лестницы. Весь долгий путь среди мест, что явно не предназначались для частого использования, и посему за их чистотой никто не ухаживал. Весь мой разум был поглощен мыслями на тему грязи и падения, так еще и рядом постоянно кряхтела непритязательная личность.
        Пнув индивида в халате, чтобы тот поторопился, я выпрыгнул из тоннеля в ангар, Мако и Соларис последовали этому примеру. На корабле царил кромешный мрак, лишь лучи фонарей винтовок охранников, что уже столпились у внешних дверей ангаров, осветляли пространство.
        — «Не беспокойтесь воины, нам свет не нужен… Спрячетесь и ждите сигнала… Возможно, мы сможем договориться…»  — я отряхнул пыль с костюма и осмотрел несколько десятков морпехов вокруг, один из солдат кивнул мне и жестом приказал остальным разойтись. Лазать внутри вентиляции в мои планы не входило, но любимый лифт, к сожалению также отключился. На внешнюю дверь подалось питание, вероятно со станции, она медленно начала открываться. Охранники в тяжелой броне скрылись в тенях за створками защитной навесной брони ангара, скрыв свое присутствие отключением элементов питания на респираторных шлемах.
        — «Габриэль… Слушай… Ты должен знать, как общаться с этими ребятами… Один источник…»  — я показал в сторону Соларис,  — «…доложил мне, что ты продавал им оружие… Они должны доверять твоим словам достаточно, чтобы мы могли договориться…»
        — «Все пучком! Что мне нужно сказать?»  — в его глазах загорелся неподдельный азарт.
        — «Что мы им не враги… Нужно вдолбить в голову этим ребятам, если мы не атакуем верфи пришельцев, то их будет все больше…»  — я ощутил на себе холод недовольного взгляда, вероятная опасность шла с двух направлений,
        — «Соларис!.. Я рассчитываю и на твою помощь!.. Мы снабдим вас оружием… Но лишь при условии союза! Всем все ясно?.. Тогда храни нас всех великий Илиас…»  — я выдохнул и сложил руки за спиной.
        Огромная дверь медленно опустилась, заливая помещение ярким светом, за ней послышались веселые голоса солдат удачи. Стоявшие по ту сторону пираты немного помялись, ожидая полного открытия створок, но когда увидели знакомое лицо, успокоились и зашли внутрь.
        Примерно двадцать человек зашагало в дверной проем, они не были такими, как мы себе представляли, довольно прилично одетые солдаты в различной гражданской одежде и винтовками наперевес медленной походкой следовали за своим главарем.
        Человек среднего роста, лет тридцати, с солидной огненно-рыжей бородой и таким же оттенком глаз, был одет сероватый в серый плащ с красным меховым воротником. На его лице красовались татуировки бордового цвета в виде странных символов на половину лица, а в руках он крутил серебристый плазменный револьвер. Завидев баронессу, мужчина бросил строить крутого и сразу ломанулся к ней, заключив в объятиях:
        — «Соня!.. Где ты пропадала?! Твой отряд… Он не отвечал… Я был в ужасе, когда узнал, что маяк „Тифона“ был отключен… Я… я… не знаю, что бы без тебя делал… Извини, что не уследил… Это моя вина…»  — пиратский барон начал всхлипывать.
        — «Ну, успокойся, Рейнхард… я жива… Только вот твой подарок потеряла…»  — Соларис погладила его по голове, в это время сжимающего ее мертвой хваткой.
        — «Это не важно… Я ведь подарил тебе этот корабль, чтобы защитить… Если ты жива, значит, он выполнил свою миссию!.. Хе-хе…»  — мужчина улыбнулся, вытирая проступившие слезы,
        — «Слушай… А почему ты в одном белье?..»  — он поднял заплаканное лицо.
        — «Это долгая история… Потом расскажу…»  — девушка вернула его на место, успокаивая.
        — «А кто все эти пиндосы?..»  — пират шмыгнул носом.
        — «ЕБАЛО ЗАВАЛИ!!! ТЫ КОГО ПИНДОСОМ НАЗВАЛ, А, ХУИЛА?!»  — чувствительную натуру Томаса задели эти слова, мастер переговоров вступил в дело.
        — «Габриэль?! Но что вы тут делаете?..»  — Рейнхард немного опешил, когда осознал, с кем разговаривает.
        — «Это ты, сука, будешь у меня спрашивать после такого поведения? БЫДЛО!»  — Томас хмыкнул и отвернулся.
        — «Полно вам… Мы можем поговорить в другом месте?..»  — Соларис нехотя высвободилась из объятий рыжебородого мужчины.
        — «Конечно! Только скажи кто этот в форме альянса?..»  — он наставил на меня пушку.
        — «Я не из альянса… Я из вольных наемников… У меня есть деловое предложение, от которого будет выгодно всем…»  — я почувствовал, как нечто внутри все сильнее начинает заедать душу, ведь эта картина тронула мое эство достаточно сильно.
        — «БАРЫГА!! Так почему ты молчал?? Идем же в бар!!! Отпразднуем победу над пришельцами и возвращение моей любимой Сони!!! Заодно обсудим твое предложение!!!»  — пират приободрился и, зазывая нас жестами, пошел вперед. Солдаты переглянулись и начали расходиться. Томас нахмурил брови и, закинув винтовку на плечо, посмотрел на меня. Я махнул своим солдатам вслед, мол «охраняйте корабль» и кивнул ученому.
        Мы с Мако пошли вслед за удаляющимися пиратами.
        * * *
        СЦЕНА ВОСЬМАЯ: КРЕПОСТЬ СМЕРТИ

        Наш путь пролегал сквозь серо-черный лес окрашенных светло красной энергией аллей пиратского города, здания были выстроены хаотично, словно разбросанные геометрические фигуры различных типов и форм, но в этом был свой шарм. Там мы и шествовали среди паутины из квадратных и треугольных построек, свисающих на нас будто лианы в джунглях и переплетающихся между собой различными переходами и тоннелями, пока не уткнулись носом в огромную многоэтажную постройку, занимающую собой почти весь квартал впереди. На вывеске было написано: «Арлекин».
        У широких дверей толпились люди различных социальных прослоек, но всех их объединяло одно: омни-ограда, организующая подобие на адекватную очередь к охраннику. Парень в тяжелом экзоскелете невольно имитировал часть самого сооружения, настолько колоссально смотрелся его башенный доспех, создающая впечатление туры. Трехметровый гигант повернул свой цилиндрический шлем серой брони в нашу сторону, как только он завидел приближение довольно большого кортежа, крест оранжевого света на его забрале сверкнул. Рейнхард улыбнулся секьюрити и махнул рукой, на что получил кивок. Фигура сделала шаг в сторону, энергетический барьер пропал и дал нам пройти мимо остальных людей. Внутри открывшихся врат звучала какая-то странная электронная музыка. Перед тем как войти я горестно вздохнул, ведь ботинки вновь испачкались от ходьбы по сырым и грязным улицам, на этот раз пиратским.
        Как только порог был перешагнут, я обнаружил резкую смену атмосферы. Вокруг нас сидели, стояли и иногда танцевали пираты самых разных фракций и национальностей, в различных местах помещения противники режима сидели за небольшими круглыми столиками и рьяно заливались алкоголем. Бармен весело мешал напитки перед лицами ужравшихся в хламину головорезов в форме. Некоторые с подозрением осматривали меня и Мако, но поскольку мы были почетными гостями, то опасаться было нечего. Сопровождающие нас лица вскоре разошлись по разным уголкам заведения узкой специализации.
        — «Пришли! Усаживайтесь поудобнее!»  — Рейнхард провел нас через сеть лестниц прямо к потрепанному круглому столику, вокруг которого был неплохой кожаный диван. Типичная ВИП ложа на высшем уровне бара легко узнавалась,  — стандартная конструкция наподобие балкона с видом на остальное помещение, народу тут почти не было, лишь пара человек, что мирно сопели в темном углу вдалеке.
        Мы все переглянулись и сели, Мако возле меня, с другой стороны профессор-обояшка, который, не дожидаясь закусок, закинул ноги на стол и принялся вертеть в руках винтовку, которую все это время тащил с собой.
        — «Ваш заказ?»  — к нам подошла официантка, взгляд ее был пуст, словно стеклянный, вероятно такая работа приходилась ей не по вкусу, или просто у девушки не было других вариантов.
        — «НУ?! Кто что будет?»  — ехидно спросила Соларис, удобно усевшаяся рядом со своим верным «другом».
        — «МНЕ САМОЕ КРЕПКОЕ, ЧТО ТУТ ЕСТЬ!!!»  — Томас заорал на весь бар, было такое ощущение, что он опьянел от запаха напитков, прежде чем успел выпить хоть глоток.
        — «А ты, гастарбайтер?»  — пират повернулся ко мне и вопросительно поднял брови.
        — «Я не пью алкоголь…»  — этот мой ответ всегда вызывал одну и ту же реакцию у всех, кто задавал этот вопрос.
        — «Да ладно?! А твоя девушка? Она хоть пьет?»  — вот и сейчас произошло очевидное, Рейнхард округлил глаза, будто увидел космическую аномалию.
        — «Нет…»  — словно робот отрезала Мако, идеально имитируя мою позу со сложенными на груди руками пустым взглядом мертвого земноводного. Я аж возгордился за нее.
        — «Какие вы скучные! Ну ладно! Я сам все выпью! Несите нам три бутылки Эквистеллианского саке! А этим детишкам…»  — Рейнхарда немного перекосило в гримасе неопределенной задумчивости.
        — «А нам пару бутылок сока…»  — все также равнодушно сказала Мако, явно малость перегибая палку в плане достоверности пародии.
        — «П-ф-ф!.. Аха-ха-ха!!! О-о-О-о… Кхе-кхе… Бля… КХЕ!!! АХА-ХА-ХА!!»  — Томаса накрыло по полной, он даже умудрился подавиться слюной и чуть не упал с балкона вниз.
        Пока нам несли напитки, а Мако кидала неестественно печальные взгляды на всех вокруг, я думал над тем с чего начать беседу, и ясное дело ничего так толком и не придумав, решил просто сказать в лоб, вдруг прокатит.
        Поднос с двумя стаканами прекрасного зеленого нектара и тремя такими же, только наполненными странной черной жидкостью, очутился на прозрачном столе. Как только официантка удалилась из поля зрения, я перестал считать мерцания вен питания на потолке, сложив руки пирамидой на столе, и попытался правильно оформить мысль:
        — «Капитан… Хотя точнее, Барон Рейнхард… Мое предложение состоит в заключении союза между силами временного альянса фракций и пиратским братством…»
        Он поставил пойло обратно на стол и пристально посмотрел на меня:
        — «А ты точно не пил алкоголь?.. Мальчик, ты уверен в том, что сказал?..»
        — «Уверен… Я видел, как пришельцы уничтожают миллионные станции… Они явно вернутся и за вами… Это  — лишь вопрос времени…»  — я всеми силами старался походить на делового человека, который понимает, что говорит и делает, но обстоятельства просто уничтожали этот образ. Мако, сидевшая рядом, слишком уж мило смотрелась, когда пыталась прожечь во мне дыру.
        — «Серьезно?. А откуда ты знаешь?..»  — пират неохотно фыркнул и взболтал напиток со льдом.
        — «Я не знаю… Он знает…»  — я показал в сторону Габриэля, чувствуя облегчение от перевода стрелок. Мако задумчиво приложила руку к подбородку и кивнула.
        — «Эх-х… А я только отдохнуть хотел… Этот паренек говорит правду… То были лишь цветочки, основные силы врага все еще не могут прорваться через нестабильные порталы, я уверен, что это лишь вопрос времени, когда один из разломов позволит им переместить сюда свои… верфи… Тогда их силы наводнят весь сектор, уже не сдерживаемые природным полем искривления пространства…»  — Томас выглядел чрезмерно серьезно, будто вся ответственность и вправду лежала на его плечах.
        — «Чего?..»  — Рейнхард наклонил голову набок.
        — «ТУПОЕ БЫДЛО!!! Я ТЕБЕ ГОВОРЮ: ЧЕМ ДОЛЬШЕ ТЯНЕШЬ, ТЕМ БОЛЬШЕ ТВАРЕЙ!!! А ПОТОМ БАБАХ!!! ТЫДЫШЬ!!! И ВЫ ВСЕ ТРУПЫ!!! ТЫ ПОНЯЛ, БЛЯ???»  — ученый со всей дури бухнул рукой по кромке стола, едва не вывернув на нас все его содержимое.
        На крик Томаса обернулись все, кто на тот момент был в баре, кто-то даже чуть не подавился выпивкой. Атмосфера создалась достаточно напряженная, вокруг воцарилась гробовая тишина.
        — «Ну чего молчим?! Веселей! У нас вечеринка!»  — ученый улыбнулся и продолжил с большим энтузиазмом заливаться алкоголем.
        — «Рейнхард… Послушай их… Если бы эти ребята хотели нам зла, то ни меня, ни порта уже не было бы… Только благодаря их кораблю мы все еще дышим… И я…»  — Соларис положила руку на плечо Рейнхарда и прикусила губу, ее взгляд измученно метался по помещению,
        — «Моя ватага напала на их капитана… В тот момент, когда он был один в открытом космосе… Этот корабль прилетел мстить за своего хозяина… Но они оставили меня в живых, надеясь на то, что я им помогу… Понимаешь?..»
        — «Это не вымогательство или жест вежливости… Просто данный порядок действий логичен с моей точки зрения… И не думайте, что я не отреагировал на заявление о „Тифоне“… Мне жаль… Поверьте… Но сейчас не время… Сохранность вашего истинного сокровища  — доказательство моим словам…»  — пока я все это говорил, ученый, не отрываясь, наблюдал за мной и как только наши взгляды на мгновение пересеклись, он моментально сделал вид, что ничего не знает.
        — «…»  — пиратский барон опустил взгляд и горько вздохнул, но голос разума все же перевесил все остальное, не без помощи его зазнобы,
        — «Допустим, я вам верю… Но кроме нас еще есть пятеро из главарей… Они точно не будут выслушивать байки какого-то там ученого и молодого капитана…»
        Я встал из-за стола и отряхнулся, уже успев припасть пылью, настолько в заведении не проветривалось:
        — «На этот случай у меня припасена одна мысль!.. Томас!..»
        — «Бляяя… Опять ты за свое… Я не дам этим чертям чертежи „Тахионного Расщепителя“!!! Пусть поцелуют меня в зад!»  — полу-мямля прокричал он, опуская стакан.
        — «Это не просьба… Это приказ…»  — я кинул многозначительный взгляд в сторону старпом.
        — «Прямые директивы не обсуждаются… Выполняй, что говорит твой Капитан…»  — Мако даже не моргнула. И секунды не сомневаясь, она приставила пистолет к виску главного инженера и сняла его с предохранителя. Я ехидно улыбнулся Габриэлю, пытаясь подавить невероятное внутренне ликование, связанное с крутостью своей девушки.
        — «Эх-х… Узурпаторы хуевы… Вечно все вдвоем решают… Ладно, ХЕР С ВАМИ!!!»  — он достал из халата небольшой блок данных, который всегда носил с собой. У меня в руках очутился овал светлого металла размером с ладонь:
        — «Это оружие способно пробить броню флагманов пришельцев… В обмен на его чертеж я надеюсь привлечь пиратскую общину на помощь в атаке на вражескую верфь…»
        — «То есть, ты дашь нам это супероружие…»  — Рейнхард откинулся на назад.
        — «Ну да….»  — я кивнул.
        — «Они снабдят им свои корабли…»  — он взболтал стакан и вгляделся в его гладь.
        — «Типа того…»  — я опять кивнул.
        — «А что, скажи, им помешает послать тебя после этого на все четыре стороны?..»  — и после многозначительно взгляда отхлебнул от чарки.
        — «Так далеко мои планы не распространялись…»  — я погрузился в размышления, садясь обратно. Все кроме меня и Мако решили не думать о плохом, и (или) вообще в целом. Тройка человек разлила себе еще по стаканчику, продолжая пить и веселиться.
        Девушка с угольными волосами, сидевшая рядом, допила свой напиток и облокотилась мне на плечо. Ее голос нежно прозвучал совсем-совсем близко:
        — «Пошли воздухом подышим?.. На свежую голову, будет проще придумать план… Да и этот пьяный ублюдок уже начинает меня нервировать…»  — она покосилась в сторону Томаса, тот в это время вовсю лакал из горла очередную бутылку саке. Старпом поднялась и потащила меня за собой под руку. Мы пошли на крышу, подальше от этой надоедливой суеты и слишком громкой музыки.
        * * *
        Почти черные стены многоэтажного заведения сменились на заброшенную крышу. Нам пришлось пройти через темный служебный коридор и парочку винтовых лестниц, но оно явно того стоило. Прохладный ветер сильно удивил меня своей первозданной чистотой.
        Наверху было чрезвычайно просторно, пространство окружали периллы, не дающие зевакам, которые могли случайно люда забрести, упасть вниз, а по сторонам виднелись шпили соседних построек. Пирамидообразный купол высотой в несколько сотен километров служил крышей и защитой огромного неонового города, доверху наполненного отборными галактическими преступниками, злостными неплательщиками налогов и прочими асоциальными элементами, по крайней мере, так гласила пропаганда рыцарей-легионеров Империума, ведущей доблестного сражение со злом во всем мире.
        Император Маттиас хорошо постарался, чтобы обставить все как нужно, но мне сразу вспомнились множество моментов, когда закон лишь мешал, ведь обычно за простой народ некому заступиться, недавний случай тому прямое и неопровержимое доказательство.
        Шлейфы бесконечного смога струились из бесчисленного множества заводских труб и поглощались острием самого купола, имитирующего небосвод. В центре всех строений, словно колонна, цилиндрическая структура немыслимого размера и мощи, удерживающая от падения самую высокую точку. Башня сверкала красными и белыми огнями, координируя крупные воздушные магистрали и переливалась розовым сиянием своих вен, словно питая все вокруг. Наблюдение за всем этим просто завораживало, ведь нам открывался вид тысяч нитей фотонных следов парящих машин шныряющих всюду, куда мог дотянуться взгляд. По улицам же, словно песчинки на ветру, копошились гражданские, и не только они.
        — «Во вселенной всегда есть места, которые могут удивить… Никогда бы не подумал, что здесь так красиво… Вот она  — „Крепость Смерти“!.. И чего только не придумают, чтобы отвадить от себя излишнее внимание… Просто представь, тут тоже живут миллионы людей… Только по своим законам и правилам… Почему же они так отличаются от нас, выросших не так далеко…»  — я облокотился на поручни у края крыши, выверенные углы и темные тона этого прекрасного шедевра инженерии заставили меня переосмыслить многое за один лишь миг, я захотел получить подобное чудо, сохранить его, взять с собой и изменить.
        Мако подошла и оперлась рядом, прерывая мои помыслы о собственном городе из черной стали, она сразу уловила очередную «перезагрузку» и улыбнулась:
        — «Все просто!.. Они предпочли правилам  — свободу…»
        — «Но в правилах нет ничего плохого… Конечно же, пока они находятся в пределах так называемой нормы… Вот и на мо… НАШЕМ корабле все живут по уставу и никаких проблем?.. Ну, почти никаких… Но не суть!.. Если посмотреть с точки зрения этих индивидуумов, то правила для них пишут они сами, это довольно рискованно, если взглянуть на иные факторы… Хотя, такое понятие как анархия здесь не то чтобы распространено, значит, какие-то правила все-таки присутствуют, если данные факторы можно назвать или охарактеризовать данным словом… На этом основании я бы сделал предположение, что…»  — мой монолог прервали нежным поцелуем в губы.
        — «Зануда ты… По-другому и не заткнешь…»  — девушка ехидно улыбнулась, поправляя волосы, растрепанные от турбулентности шныряющего транспорта.
        — «А может я специально начал?.. Ну что бы…»  — я погладил Мако по голове, она лишь мурлыкнула и сделала меня своей опорой, чуть ли не ложась на мое плечо.
        — «Дурачок…»  — старпом закрыла глаза и зевнула,  — «Так что… Придумал план?..»
        — «Пока нет…»  — я всматривался в мириады огоньков внизу и имитацию ночного неба наверху, в голове царило спокойствие.
        Мимо нас пролетел белый пиратский штурмовик с акульей ухмылкой на трубообразной кабине. Звук турбин заставил меня и Мако обратить на него внимание, девушка показала пальцем вслед пурпурному следу двигателей:
        — «Смотри!.. Этот чем-то похож на твою развалюху!..»
        — «Совсем нет… Эта модель отличается более легким корпусом и…»  — меня легонько толкнули в бок, вызвав приступ недоумения.
        — «Второй раз не прокатит…»  — она задумчиво приложила пальцы к губам,  — «Хотя…»
        — «А попытаться стоило!..»  — прижал ее к себе, не устояв перед милейшим личиком.
        — «Твой штурмовик… Помню, как ты тогда на нем прилетел, словно рыцарь, только немытый… А ты помнишь?..»  — Мако хихикнула.
        — «Конечно, помню!! Тогда… тогда я чуть со страху не помер… Боялся, что тот раз на станции был последним… Боялся больше не увидеть твою милую мордашку…»  — я до сих пор не мог поверить, что тогда судьба мне улыбнулась, и даже не раз. Такое случалось нечасто, удача обычно меня не баловала, лишь издевалась, как могла.
        — «А помнишь, как мы общались каждый вечер…»  — девушка заулыбалась.
        — «Естественно!.. Ты тогда только и делала что жаловалась…»  — меня ударили в плечо, на этот раз не слабо,  — «Эй!?»
        — «Сам хорош!!! Постоянно хвастался своими подвигами!!! Про то, как ты направо и налево крошил всех на своем корыте!!! И про то, как лихо отлынивал от боевых тренировок! И про то, как сражался против флота каких то чертей, вооруженной не помню чем… Ружьем… или что-то вроде того…»  — судя по тону голоса Мако уже собиралась уснуть прямо тут, но все сложилось иначе.
        — «ТОЧНО! ДИСПЕРСИОННОЕ РУЖЬЕ! Мако, мое золотце! Ты Гений!»  — отзвуки образов и шрамов прошлого вновь стали яркими словно звезды, я вспомнил события двухлетней давности, когда сражался против распространения этого выродка инженеров Империума.
        — «Знаю… ААА!?»  — Мако изрядно опешила, когда я крепко схватил ее за плечи и обнял,
        — «Что ты придумал? И не ори ты так! Еще охрана сбежится!»
        — «Хилус Инк!.. После них еще должны оставаться чертежи этой пушки!.. В нее был встроен механизм самоликвидации, на случай непредвиденных ситуаций!.. Ни кто не знает как, но эту функцию мне удалось отследить при раздоре орудия… Ох и натерпелся я в свое время этой дряни… Но нужно мыслить рационально… Если мы позаимствуем эту технологию, то спокойно сможем отдать пиратам чертежи, а потом просто вывести оружие из строя!..»  — я решил отодвинуть обиду прошлого в сторону, ведь корпорация тех ублюдков, что превратили баланс галактических сил в настоявший кошмар, давно уже развалилась. Остались лишь воспоминания о боях против воплощения, нарекшего себя непреодолимой преградой для начинающих наемников, погубившего многие жизни и ставшего нарицательным аспектом для всех кто выжил.
        — «И где ты собрался искать их?»  — старпом отстранилась, чтобы размяться.
        — «ТУТ!!!»  — я развел руками навстречу городу, меня переполнял энтузиазм,
        — «Уверен, здесь остался хотя бы один рабочий экземпляр!.. После тестов их распространили по всему сектору, а я знаю одного ученого, который сможет докопаться до истины…»
        Мако схватила меня за руку, не дав пойти обратно:
        — «В своем нынешнем состоянии он не до чего не докопается…»
        — «И то верно…»  — я вздохнул и дал атмосфере возыметь верх над всем остальным.
        — «У нас еще много времени, перед тем как наш корабль приведут в форму… Так что…»  — девушка виновато спрятала взгляд.
        — «Ну не на крыше же!..»  — мне стало немного дурно, толи от мысли, толи от обстоятельств.
        Логика посмотрела на это все и, махнув рукой, решила уйти отдохнуть, уступив место своему антиподу. Протесты раззадорили старпом, она ежесекундно теряла частичку былого хладнокровия:
        — «До корабля я не дотерплю… далеко… Хватит пререкаться… сопляк…»
        — «Но люди могут увидеть!!!»  — я вытер проступивший на любу пот рукавом.
        — «Ага-ага… А вон отличная подсобка!»  — Мако показала в сторону небольшого служебного помещения высотой в пару метров, закрытого на кодировочный алгоритм, оно отчетливо выступало на фоне блестящей стены.
        — «Но техперсонал… Вдруг они рядом и…»  — я чуть не заплакал, когда представил всю грязь, скопившуюся там за время его существования.
        — «Ты видел эту крышу?.. Тут лет десять никого не было!..»  — в этом с ней спорить было бесполезно, милая мордашка никогда не воспринимала ничего, что могло бы хоть немного противоречить ее мнению.
        Протесты уничтожили одним движением, меня за обе руки потянули в темное подсобное помещение, как оказалось служившее центром вычислений местного блока связи. Пахло там жутко, освещение оставляло желать лучшего в силу классификации, а про циркуляцию воздуха вообще лучше промолчать. К сожалению, все эти факты волновали только одного из нас. Дверь за нами заперлась, но страх что кто-то сюда придет, оставался, поэтому пришлось как можно быстрее разобраться с миссией в этом донжоне, или, по крайней мере, попытаться разобраться.
        * * *
        Задание было не из легких, дракон оказался очень агрессивным и постоянно пытался сжечь рыцаря заживо. Но долг пред судьбой превышал все, пришлось даже выполнить дополнительно условие для получения бонуса. Какое-то время спустя выжившие покинули место смертельной битвы, на рыцаре не было и живого места, ведь он сражался как мог, дабы сохранить честь:
        — «ООО!!! Я МОГУ ДЫШАТЬ!!!»  — словно попав в другой мир, я начал жадно глотать ртом воздух, мой костюм был весь в грязи и пыли, приключение в адской будке завершилось в ничью.
        — «Не ной, Госпитальер! Ты же не погиб? Учись получать от жизни удовольствие!»  — девушка хмыкнула, деловито поправляя длинный пиджак.
        — «Кто бы говорил!.. Сама-то все еще чистая!..»  — я открыл инструментарий и посмотрел на время,  — «Три часа прошло! Нужно спуститься и проверить что с остальными!»
        — «Подумаешь!..»  — Мако состроила недовольно лицо и показала мне язык.
        Мы отряхнулись и решили вернуться в ВИП ложе, одновременно споря на тему того, какой же я нытик. На станции тем временем уже было утро, обычно в такой час все уважающие себя алкоголики либо спали, либо страдали от головной боли. Перед уходом я еще раз оглянулся, дабы проводить вид на метрополис своим взглядом, тот отчетливо отпечатался в моих воспоминаниях.
        Оттирая пятно какой-то смазки со штанины, я зашагал вниз, Мако пошла за мной чуть ли не вприпрыжку, довольствуясь своим статусом вредителя в полной мере. Конечно же, интуиция меня не подвела и в этот раз.
        Спустившись, мы застали не очень притягательного вида картину. Томас лежал лицом в тарелке с закусками и сладко дрых, булькая под нос слюной, Рейнхард и Соларис в это время спали, опершись друг об друга на диване. Я тихо подошел и «нежно» начал будить Габриэля, совмещая легкое тормошение за плечи и тихий голос:
        — «ВСТАВАЙ, КУСОК ОТХОДОВ!!! НАМ НУЖНО КОЕ-ЧТО ОБСУДИТЬ!!!»
        — «Бля!.. Сука… Дерьмо… АХХХххХх…. В рот тебя… ебал… Не ори… Уебок… Бошка же болит… Пидормот… хуев…»  — его голова качнулась в тарелке, оставляя отпечаток на ее содержимом.
        — «Я тоже очень рад тебя видеть, дружище!.. У меня тут план образовался!.. Ты должен пойти с нами!..»  — я вытер запачканные руки об его халат.
        — «Не… Мне так плохо… Было…»  — он поднял голову и тут же ее опустил назад,
        — «ЩЯ БЛЕВАНУ!!!»
        — «ТОЛЬКО НЕ НА МЕНЯ!!!»  — я успел совершить маневр уклонения, мои ботинки почти что попали под огонь артиллерии крупного калибра.
        — «Салат… Но я не ел салат… Похуй… Слушай…… А почему от тебя воняет как от помойки… Чем ты занимался, пока мы отдыхали?..»  — ученый отряхнул очки от пюре.
        — «Говорю же, план придумывал…»  — я вздохнул, ведь тоже заметил сей факт.
        — «Три часа лежа в помойке?!.. Ну, ты жжешь, Капитан!.. Даже не представляю, ЧТО там за план такой был… Надеюсь… ты… бля…»  — он опять позеленел,  — «ВТОРАЯ ВОЛНА!!!»
        Мако отдернула меня за шиворот очень вовремя, фонтан концентрированной любви чуть не задел мой капитанский костюм, благо девушка предотвратила катастрофу:
        — «Оставь эту свинью в покое… Мы сами отправимся на поиски… Потом просто принесем ему образец…»  — она бесстрастно провела взглядом по раскиданных в произвольном порядке людей, лежащим по всему периметру помещения и пошла в сторону, переступив через одного из них.
        — «Ладно… Только оставлю записку спящим баронам, пусть знают, что им нужно провести нас на совет пиратов, когда придёт время… Надеюсь, не придется больше сюда возвращаться…»  — я быстро начеркал на салфетке нужную информацию и код нашего канала связи, после чего отправился за Старпом.
        Поиски Дисперсионного ружья нужно было начинать немедленно, мы и так потеряли достаточно времени в этом заведении. Выйдя из бара, я принялся осматривать кварталы вокруг. Охранник все еще стоял на своем месте, но даже отсюда представлялось возможным услышать тихий храп. Видимо он уснул стоя, хотя при таком обмундировании никто бы и не догадался об этом.
        — «Есть идеи, откуда начать поиск?.. Я тут впервые, так что…»  — город выглядел совсем не так как ночью, более дружелюбно и одновременно пустынно, он вызвал у меня улыбку.
        — «Главное опять не нарваться на какую-нибудь шваль…»  — девушка проверила работоспособность пистолета и положила его обратно в кобуру.
        — «В этот раз я взял с собой пеленгатор, больше мы в засаду не попадем… Надеюсь, под твоим старпомским супер-плащом еще остались пару трюков…»  — я сложил руки за спиной, ощущая умиротворение от пустоты улиц.
        — «Ты уже и так видел все под этим плащом! Прекращай умничать…»  — она покраснела и отвернулась.
        — «Ты такая милая, когда сердишься!.. Можешь не переживать, когда мне надоест проводить регулярную экспертизу, ты узнаешь первой!..»  — я вопросительно заглянул ей через плечо,  — «Хотя нет, мне не надоест!!»
        — «Придурок…»  — девушка отошла на пару шагов, делая вид что обиделась.
        — «Извините, что прерываю…»  — эхо знакомого голоса донеслось сразу с нескольких направлений, треугольники спектрального камуфляжа поочередно засверкали оранжевыми отблесками, формируя фигуру человека. Прямо перед нами из маскировки вышел глава отдела разведки, острие его забрала разошлось по длине, мелькнув энергией дезактивации:
        — «Капитан, системы дредноута перезапущены. За оказанную помощь пираты пообещали нас не трогать, более того, они предложили нам ремонт, не бесплатно конечно. Но есть и другие новости, я связался с остатками флота рыцарей-легионеров Империума, они сейчас охраняют последнюю из оставшихся станций планетарного типа. „Элизиум“. Сектор Альфа изолирован на неопределенный срок до выяснения обстоятельств…»
        — «Во-первых, не последнюю станцию, как видишь… Во-вторых  — это не выяснение обстоятельств,  — это принудительный карантин… Арена если хочешь так называть… Либо мы их уничтожим, либо нас тут и похоронят… Все теперь их боятся… Пришельцы… Они же еще не атаковали АВАНГАРД?..»  — я попытался подойти к старпом, но она хмыкнула и удалилась в другой край проулка.
        — «К счастью, благодаря знаниям, полученным уцелевшими учеными, был разработан маяк перехвата разломов… Он не дает их крупным кораблям прорваться в пространство близ станции…»  — разведчик пристально следил за тем, как я хожу по пятам обиженного создания.
        — «Это временное явление, скоро они стабилизируют разломы и тогда…»  — я остановился и почесал подбородок, к сожалению, вернуть сказанное не получилось бы в любом случае.
        — «Тогда…»  — Инглиш помрачнел, стоило лишь только упомянуть о причине его внутренних распрей. Я не знал, верит ли он в свой старый путь, или же новый недостаточно сформировался, нужно было решить эту проблему, определив судьбу его убеждений окончательно и навсегда.
        — «Прости, что напомнил… Главное не накручивай… У нас все еще есть план, мы знаем, как купить услуги пиратов… Сейчас нужно найти чертеж дисперсионного ружья, уверен, здесь есть хотя бы один экземпляр…»  — когда его взгляд вновь стал каменным, я даже не знал хорошо это или плохо, хоронить свои эмоции не самая лучшая затея.
        — «Но что вы собрались делать, когда найдете его, пираты пойдут за вами?..»  — парень уставился в пустоту.
        — «Мы оснастим орудия этих головорезов по последнему слову техники и сразу отправимся прямо в атаку на верфи этих тварей… Главное, привлечь на свою сторону как можно больше людей… Это рискованное мероприятие, но выбора похоже нет… Остается лишь использовать имеющиеся ресурсы… Например, у меня есть чертеж „Тахионного Расщепителя“…»  — я достал флешку с данными из заднего кармана, она вся была в каких то иероглифах, отдаленно напоминающих Эквистеллианские.
        — «Но как же флот Империума… Их орудия не пробьют обшивку врага…»  — он прозрачно намекал на отправку данных временному союзнику.
        — «Точно… Нужно срочно отправить им чертеж, десу!.. Оружие конечно не сильно бьет по врагу, но если помнить как покойный Адмирал победил вражеский „Анахарсис“, то можно, по крайней мере, сократить численность врага!..»  — я не сильно скорбел о смерти Деимоса, но все же отдал должное его самоотверженности, не все смогут обменять свою жизнь на чужую.
        — «Хотя… Может у него просто трастеры заклинило…»  — крутя в руках брусок полимера, я все же умудрился понять один из символов, дословно он означал некое редко употребляемое матерное слово. Инглиш тяжело вздохнул:
        — «Сделаю вид, что не слышал ваши мысли. Пока вы говорили сами с собой, я нашел упоминания о том орудии,  — дисперсия. Отмечаю координаты на вашей карте инструментария. Судя по записям архива разведки, некий человек, известный в узком кругу как Скорпикор, должен знать что-то о нем…»
        — «Отлично!.. Цель определена!.. А вот еще что… Лови!..»  — я бросил Инглишу в руки банк данных Томаса,  — «Отправь эти данные имперским ученым!.. Пусть пока оснастят флот новыми стволами!..»
        — «Капитан…»  — парень бегло просканировал банк данных своим инструментарием,
        — «Тут нет никаких чертежей…»
        — «А что тогда?..»  — подошел к нему и всмотрелся в экран инструментария.
        — «Тут…»  — его взгляд неподдельно загорелся некими непонятными мне эмоциями.
        — «Да?..»  — я уже начал беспокоиться за целостность плана.
        — «Тут сто пятьдесят терабайт отборного порно и хентая…»  — парень приложил руку к подбородку в жесте изумления, напрочь забыв про войну и саспенс.
        — «…»  — меня аж перекосило, от того каким довольным он сейчас был.
        — «Прикажите отправить это Имперским силам?»  — Инглиш сказал это настолько серьезным тоном, что Мако вдали чуть со смеху не подавилась купленным в близлежащем автомате кофе. Мне захотелось немедленно и бесповоротно стереть этот фрагмент из воспоминаний, ибо память также являлась моей сильной стороной.
        — «Похоже, старый извращенец знал, чем себя занять!»  — старпом начала заливаться истерическим смехом.
        — «Он бы не стал хранить такую вещь всегда рядом… Уверен… да… нет…»  — я протер лицо руками, стараясь проснуться, но это не помогало.
        — «Ой, не могу! Ты его видел вообще!? Держу пари ему частенько нужно размять одноглазую змею! Аха-ха-ха!!!»  — Мако держалась за живот от смеха и чтобы не упасть схватилась рукой за мое плечо, я почувствовал, как что-то горячее растекается по нему.
        — «Прекращай ржать!!»  — временный кататонический ступор вызвал отторжение боли, гнев полностью заменил ее место.
        — «Простите, мой Капитан! Больше никакого неуставного смеха! Критически извиняюсь за нарушение субординации!»  — старпом вытирала проступившие слезы и кофе с моей спины.
        — «Так… Нужно успокоиться… Вдох… Потом выдох… Вспомни про логику… Задание не завершено… Инглиш, иди к Томасу…»  — я размял виски и показал на бар сзади,
        — «И спроси, что это за херня… Если нужно с применением рукоприкладства… Точнее нет… Желательно с применением оного… А мы… мы… Мы пошли на поиски экземпляра орудия…»
        — «Принято!»  — Инглиш положил банк данных в карман и скрылся в маскировке.
        — «Что-то мне голова заболела… Пошли, Мако?..»  — я грустно проводил исчезающую фигуру взглядом.
        — «Идем!»  — она подошла ко мне спереди и со всего размаху попыталась ударить.
        — «ЭЙ, ТЫ ЧЕГО!?!»  — я заблокировал атаку в последний момент.
        — «ЭТО! ЗА ТОТ СЛУЧАЙ С СОЛАРИС!!! ПОХОТЛИВАЯ СКОТИНА!!! ОДНОЙ ДЕВУШКИ, ЗНАЧИТ, ТЕБЕ МАЛО???!!!»  — сама стихия огня сейчас предстала воплоти, стихия ассоциирующая со страхом и мощью у большинства, очевидно почему.
        — «Почему именно сейчас!?»  — я смог заблокировать входящий урон почти полностью и опустить ее руки.
        — «Просто вспомнилось!»  — старпом уставилась в покрытие, тень упала на ее лицо, не давая понять истинные эмоции.
        — «Прости… все не так… Она сама…»  — я сильно испугался, ведь вспышки гнева со стороны моей девушки обычно не входили в расписание дел на день, этот случай застал меня без оружия и подготовки.
        — «Что сама? Запрыгнула на тебя? А ты не удержался?!»  — только сейчас я заметил, что Мако плачет. Редкие слезинки падали вниз, поблескивая в лучах дневного света купола.
        — «Она спала раздетая… Не было времени… Прости… Если бы я знал, что ты так отреагируешь, то сразу бы все объяснил… Неужели ты все время об этом думала… Чувствую себя такой скотиной…»  — Мако спокойно дала себя обнять и обмякла в моих руках, я вытер ее слезы рукавом, забавно размазав темную тушь под глазами,
        — «Если хочешь, можем проверить камеры… Ничего не было… Понятия не имею, чего стоит мое слово… но…»  — к горлу подступило горькое чувство вины за необдуманный поступок, я прижал ее к своей груди и выдохнул,
        — «Клянусь… Ты же знаешь, я бы никогда…»
        — «Знаю…»  — она наконец-то опустила сжатые от досады кулаки.
        — «Тогда почему?..»  — в этот раз моя невнимательность стала причиной ошибки, но я всегда учился на них словно в сотню раз быстрее остальных, ведь оступаться  — омерзительная и непростительная роскошь.
        — «Просто не могу даже представить тебя с другой… Сразу все внутри начинает неистово болеть… Понимаешь?..»  — Мако всхлипывала, прижавшись и обхватив меня руками.
        — «Конечно, понимаю… Впредь буду смотреть только на тебя…»  — я погладил ее по щеке и поцеловал, избавляясь от остатков сопротивления,  — «Удар, кстати, у тебя очень сильный!.. Чуть руку мне не вывихнула!..»
        — «Сейчас опять ударю…»  — Мако нахмурила брови.
        — «Я хотел сказать, что люблю тебя!!!»  — я нервно вернул ее голову на место, стараясь больше не контактировать с этой частью своей девушки.
        — «Так-то лучше…»  — старпом мило мурлыкнула.
        — «Может, пойдем уже?.. Неприятный здесь райончик…»  — последняя ее угроза уже была уже не настоящей, но лишний раз сказать дорогому человеку, что ты ее любишь, никогда не помешает. Особенно при аварийном возгорании.
        Вокруг нас все это время было слишком тихо, видимо пираты по утрам отходили не просто по крупному, а целым городом. Такое явление не осталось мною не замеченным, оно подлежало немедленному анализу по средствам обдумывания различных вариантов и теорий. Этим я и занялся, пока гладил по голове свой милый тлеющий огонек.
        * * *

        СЦЕНА ДЕВЯТАЯ: ОДИНОКИЙ ИНЖЕНЕР
        Немного погодя, мы пошли по координатам, указанным на карте местности.
        Путь был не близким, пока мы бродили между незнакомыми зданиями, стараясь не сбиться с маршрута, прошло несколько часов. Но стоило лишь завернуть за одной из высотных строений, как нам предстал вид на большую и просторную местность, схожую по размерам и форме с классическими взлетными полосами древности. Пространство было испещрено явными трещинами и потертостями от расхождения многокилометровых плит, похоже,  — это был некий люк, что когда-то выпускал на свет многотонные линкоры. По пятисотметровым ангарам, располагающимся вдоль всего этого чуда инженерии, я понял, что мы невольно пришли к заброшенному цеху по производству оружия и кораблей. Все давно стояло без дела, об этом говорили поросшие плесенью и травой стены, но больше всего пострадал одинокий комплекс управления, он весь был в дырах и ржавчине.
        — «Это точно то место?.. Тут уже наверно пару лет как все обнесли…»  — желание соваться в новые катакомбы стремилось к нулевой отметке.
        — «Я не уверена… но нужно убедиться…»  — Мако полезла в трещину обшивки строения.
        — «ТЫ КУДА СОБРАЛАСЬ!?!»  — я немного опешил, когда девушка, с абсолютно каменным лицом, решила провести разведку боем.
        — «Внутрь! Не бойся, от крыс я тебя прикрою! „Капитан“!»  — она шутовски отдала мне честь, скрываясь в тенях отверстия метр на метр.
        — «…»  — пытаясь не касаться грязи и краев этих дверей в ад я, стиснул зубы и последовал за ней. В нос сразу же резануло резким запахом плесени и самой смерти.
        Пустые помещения поочередно сменяли друг друга, заброшенный комплекс выглядел мрачно и очень жутко, всюду была растительность и обвалившиеся ошметки корпуса здания, сдобренные остовами кораблей. Периодически мы натыкались на нерабочие станки и сломанное оборудование, хотя то, что стены уже давно находились в аварийном состоянии, меня гораздо больше волновало.
        — «Мако, я сомневаюсь, что здесь может жить человек… Это место даже для бомжа не подойдет!.. Мако?.. МАКО!?!?»  — рядом ее не оказалось, мрак, подобному которому была лишь сама бездна, становился все гуще, напоминая кисель, обволакивающий все вокруг,
        — «…ААААА!!!!»
        Я устремился вперед, не особо задумываясь над направлением,  — внезапное и мягкое препятствие радовало больше любых наград.
        — «МАКО!!!»  — я вцепился в девушку, слезы хлынули из моих глаз,
        — «Ты же знаешь… я… я очень боюсь остаться один в темноте… один… и тут много где можно заблудиться… и… И… ТУТ МОГУТ БЫТЬ КРЫСЫ!!!»
        — «ИДИОТ!!! СЛЕЗЬ С МЕНЯ!!! Я просто пошла вперёд, на разведку! Ты все время плелся сзади, бормоча всякую ересь… Пришлось немного оторваться…»  — она была не в состоянии отодрать от своей талии смелого Капитана.
        — «Не бросай меня больше!.. Никогда не бросай!..»  — я уткнулся в нее лицом.
        — «Ну хорошо-хорошо… Не буду… Такой экземпляр конечно, на всю галактику наверно один… И вообще, кто тут из нас мужчина?..»  — Мако покачала головой и томно вздохнула.
        — «Ты…»  — я утер глаза и нос, отдирая себя от нее.
        — «…»  — глубокомысленно помолчав, девушка скрестила руки на груди и оскалилась,
        — «ЧТОБЫ Я ТАКОГО БОЛЬШЕ НЕ СЛЫШАЛА!!!»
        — «Есть Сэр!.. То есть Мэм!..»  — я отдал ей честь,  — «Простите за дерзость!! Вы что-то нашли?..»
        — «Нашли… Клоун…»  — Мако показала на металлическую стену, которая выглядела гораздо новее остальных, на ней даже была краска.
        — «Думаешь там проход?..»  — я сел на корточки и принялся искать панель управления.
        — «Возможно…»  — старпом выключила фонарь и отряхнулась.
        — «Вижу!..»  — моему взору предстала небольшая треугольная панель сбоку от двери, на которой красовались Эквистеллианские иероглифы, я снял с нее какое-то склизкое растение и принялся рассматривать:
        — «А, знакомый шифр!.. Сейчас взломаем!..»  — почесав голову, я принялся проявлять все чудеса мастерство бывшего элитного наемника, к счастью родную речь я не позабыл.
        Чертовы пятнашки с двоичным кодом, выморозили меня почти до уровня:  — «да ебись оно все конем», но замок все же был взломан, а стена скрипнула и опустилась, открыв нам проход на нижние уровни.
        — «Смотрится надежно…»  — я проверил сканером инструментария спуск, тот был сделан относительно недавно. Как только Мако немного позлорадствовала из-за выражения моего лица, мы медленно пошли по лестнице рядом с рельсами магнитной дороги, идущими вниз под углом, стараясь не оступиться. Когда-то все это было частью системы подачи ресурсов на линии сборки, но то всё светлое прошлое этого места. Лифты уже давненько не работали и поросли слоем пыли.
        Время шло. Десять минут, потом пятнадцать. Создавалось ощущение временной сингулярности, настолько долго и уныло смотрелась эта прогулка со стороны. Но, прежде чем я успел устроить мозговой штурм по этому поводу, пред нами предстала еще одна «дверь». На этот раз она была гораздо больше предыдущей, на ней кто-то светлым маркером начертил часы приема некого Эрдмана Скорпикора и предупреждение об опасности открытия данного помещения, вперемешку с матом. В частности это значило, что огромные двери могут придавить незадачливых работников, которых тут уже давно не бывало.
        — «Он себя похоронить тут, что ли пытался…»  — я подошел ближе, чтобы рассмотреть надписи, Мако лишь развела руками.
        — «Не может это быть человеческим жилищем… Настоящая помойка!.. И… о пресвятой Илиас…»  — прямо возле меня из-под навесной панели механизмов выполз таракан размером с ногу, он посмотрел на меня и наклонил голову в жесте удивления, после чего вытер ее лапками и вальяжно пополз в ту сторону, откуда мы пришли.
        — «ОНО НА МЕНЯ ПОСМОТРЕЛО!!! ТЫ ВИДЕЛА!? ТУТ ВСЮДУ АНТИСАНИТАРИЯ!!!»  — я протер глаза, не веря в реальность происходящего.
        — «Молчал бы… Сам-то когда в последний раз мылся?..»  — Мако сделала вид, что не заметила того милого жучка и злостно парировала мое замечание, нанося сокрушительный контрудар по самолюбию.
        — «Я специально, позлить тебя хочу!..»  — но урона было недостаточно для поражения.
        Мако лишь покачала головой и принялась выискивать способ открыть и эту дверь, но удача улыбнулась нам.
        — «О! Гости!»  — удивленный голос послышался из колонок, расположенных где-то за стеной. Одна из сферических камер, установленных над дверью, повернулась в нашу сторону и, раскрыв сферу захвата изображения, принялась сканировать местность. Мы с Мако переглянулись.
        — «Постой спокойно несколько секунд… Так… Да ладно… ДА ЛАДНО?! Капитан корабля призрака собственной персоной!? Что вам здесь понадобилось?.. Я лишь скромный инженер!»  — голос теперь доносился из камеры, после его слов две оставшихся повернулись на нас, и сфокусировали свои линзы.
        — «Откуда ты?.. А ладно, потом… Мы слышали, ты был связан с проектом „Дисперсионного ружья“, это правда?..»  — я скрестил руки на груди.
        — «Было дело… Хотя, лучше бы не было…»  — он вздохнул,  — «И что вам от меня нужно?..»
        — «Хотим узнать, не осталось ли у тебя прототипа… Нам он очень пригодится… И не мог бы ты открыть дверь, мне неприятно разговаривать с камерами…»  — на самом деле мне хотелось поскорее уйти из места возможной вторичной встречи с тем существом.
        Камеры закрыли свои створки и спрятались в потолке. Дверь зашипела, из-под нее повалила дымка пыли и тумана. Стальная структура постепенно поднялась, открывая вид на силуэт в лучах искусственного света:
        — «Добро пожаловать в мою мастерскую!»  — перед нами стоял статный кареглазый мужчина лет тридцати с короткими прилизанными темными волосами, его тело было испещрено кусками различной технической брони, прикрепленной к подобию легкого наружного экзоскелета, надетого на желтый комбез техперсонала. Из зубов инженера торчала сигарета, а на лбу красовалась поднятая сварочная маска. Помещение было очень просторным и пустым, а вокруг витал запах дешевых сигарет и полная тишина. Возможно  — это и был главный ангар для строительства линкоров, об этом говорили леса и небольшие краны по периметру. В углу красовалось место «работы» этого человека, там, около стола валялись разбросанные бутылки из-под спиртного, виднелись и дорогие марки с яркими этикетками и совсем дешевые, больше похожие на цилиндрические емкости для хранения обогащенного топлива.
        Инженер жестом указал нам присесть за стол, где стояли все аспекты его деятельности, включающие и вспомогательные предметы. Он вальяжно плюхнулся на стул и продолжил докуривать сигарету. Мы с Мако осторожно обошли залежи сырья боком и уселись на подобие лавки. Когда я стряхнул со своего места мусор, то заметил, что Мако все это время с изумленным лицом таращилась на нашу цель. Не выдержав этого, я шепнул ей:
        — «Ты чего уставилась на него, как не видела?..»
        — «Видел его мышцы? Может, тоже займешься своим внешним видом?..»  — старпом немного скривилась, откидываясь назад.
        — «Чем тебя мой вид не устраивает?!»  — я отодвинул от себя разящую спиртом бутылку.
        — «Ну не знаю… Хоть ты и высокий, но довольно худой… А если бы занялся собой!.. Да и в жизни бы помогло…»  — она явно намекала, что я дрищ и мне не помешает подкачаться.
        — «На свой вид посмотри!.. Вон, жирок на ляжках!..»  — я легонько ткнул ей пальцем в живот.
        — «ГДЕ!?!?!?»  — девушка в ужасе подскочила со стула и начала пристально ощупывать свои ноги через штаны.
        — «Да я пошутил… Ты у меня самая стройная!!»  — и это была чистейшая правдой. Мако отлично подходила под данное словосочетание, ведь по моим, иногда завышенным параметрам, у нее все было в полном порядке.
        — «Мне, конечно, интересно чем это все закончится, но! Вы же по делу пришли?»  — Скорпикор прервал нашу перипетию вовремя, Мако уже готовилась в очередной раз смачно мне наподдать.
        — «Да… Дисперсионное ружье… Мы за ним…»  — пришлось отвлечься от созерцания милоты во всей ее красе и вспомнить, зачем мы здесь. Сама милота же надулась и обиженно отвернулась, бормоча свои коронные фразы.
        — «К сожалению, вы немного опоздали, если вы не знали, я тут всякой всячиной торгую, а последний экземпляр только что выкупили…»  — он затушил сигарету об пустую тарелку, оперев при этом голову на руку.
        — «Кто выкупил?!»  — сказали мы с Мако в унисон.
        — «Мой постоянный покупатель, он частенько тут отоваривается. Помню, как тогда сделка сорвалась по вине Триче! Хе-хе…»  — Скорпикор начал раскачиваться на стуле, смотря при этом в потолок.
        — «По вине кого…»  — мои глаза округлились, когда после произнесения этого имени из мусора в углу выпрыгнул тут самый таракан черного цвета. Он подбежал к инженеру и начал пристально на него смотреть, шевеля длинными антеннами.
        — «Вот ты где! Мимимишная моя! Знакомьтесь  — это Триче!»  — он улыбнулся, когда жук запрыгнула на стол и заскрежетала, хотя это больше походило на шипение.
        — «Это она меня невзлюбила?..»  — я не особо пугался подобных этой тварей, но и желание их трогать тоже не посещало мой разум.
        — «Не, она просто…»  — договорить ему не дали, звук подрыва взрывчатки донесся со стороны внешней несущей стенки ангара наверху.
        — «ЭТО ЧТО БЫЛО!?»  — инерция заставила меня упасть на землю.
        — «…»  — инженер начал пристально прислушиваться к звукам,  — «Нашли-таки…»
        — «Кто нашел?..»  — я скинул с себя упавшие алюминиевые банки.
        — «Кредиторы…»  — его лицо стало настолько серьезным, что сказанное прозвучало, словно смертельный приговор без возможности обжалования. Атмосфера нависшей опасности передалась и мне, но на лице инженера не было ни нотки испуга или волнения:
        — «Тебе нужен был прототип, верно? Поможешь мне отсюда выбраться, и я что-нибудь придумаю…»
        Произошел взрыв в десятки раз громче предыдущего, поверхность содрогнулась, словно во время землетрясения, а все вокруг покрылось пеленой земляного тумана и искрошившегося щебня.
        Крышу огромного ангара снесло за секунду. Сквозь сочащееся светом отверстие внутрь влетели тускло-желтые пиратские штурмовики  — MG-14S: «Селахия»  — они отдаленно напоминали «Проблеск», но были меньше по размерам и их козырной картой являлись установленные на бортах шестиугольные хранилища кассетных ракет. Полосатые штурмовики начали водить прожекторами своих турелей на днищах по комплекса.
        — «Не попадите на свет…»  — Скорпикор присел и медленно повел нас к другому концу ангара, прямо сквозь служебные помещения,
        — «Есть у меня идея, но один я его в воздух не подниму, к сожалению нужно как минимум три человека…»
        — «МЫ ЗНАЕМ, ЧТО ТЫ ЗДЕСЬ, КОЗЛИНА!!! ВЫХОДИ, ПОКА МЫ НЕ РАССЕРДИЛИСЬ!!!»  — голос, который доносился из одного из штурмовиков, прозрачно намекал на капитуляцию, но в одночасье его сменил другой, более грубый,
        — «КУСОК ГОВНА!!! НАЕБЩИК, ТЫ ЗА ЭТО ПОПЛАТИШЬСЯ!!!»
        Один из штурмовиков сверкнул антигравитационным трастером и, отключив щит, сел на пол темного ангара. Из открывшегося грузового отсека сзади вышли несколько прилизанных головорезов в черных смокингах, они моментально принялись рыскать по помещению, светя фонарями плазменных винтовок.
        — «Они не похожи на кредиторов… Скорее на мафию из тех сериалов…»  — мы медленно крались по краю, прячась за различными остовами кораблей и оборудованием,
        — «Интересно… Кого ты там обманул?.. Одного из глав пиратского братства?..»
        — «…»  — фигура инженера молча ускорила шаг, как только один из якудза махнул рукой в нашу сторону.
        — «Да ладно?..»  — я говорил шепотом, стараясь не привлекать внимание.
        — «Может, заткнешься?.. Твоя любовь к пустой болтовне нас погубит…»  — Мако что-то прошипела, но я был слишком занят переосмыслением различных теорий на тему прошлого этого человека и не принял во внимание ее реплику.
        — «Тепловой след усиливается! Помехи идут со стороны того подъемника! Проверьте около него и будьте предельно внимательны! Он не мог далеко уйти!»  — пираты хорошо подготовились, было очевидно, что они долго искали свою цель и не собирались просто так ее потерять.
        — «Вон тот корабль…»  — Скорпикор осторожно указал нам на накрытый белой ширмой силуэт фрегата недалеко от нас. Мы медленно продвигались на корточках, расстояние казалось бесконечным. Но я всегда был известен тем, что удача обычно пристально за мной присматривала, при этом даже не думая помогать. Неожиданное препятствие оказалось непреодолимым, я не заметил его и случайно наступил на бутылку из-под спиртного. Дикий грохот пронесся троекратным эхом по пространству.
        — «Бля…»  — Скорпикор провел рукой по лицу.
        — «…»  — я посмотрел в сторону врагов, они уже ослепительно сверкали своими фонарями.
        — «ВОН ОН!!! СТРЕЛЯТЬ НА ПОРАЖЕНИЕ!!!! ЭТОТ ГОНДОН ДОЛЖЕН СДОХНУТЬ!!!»  — передернув затворы, кредиторы открыли огонь. Мы ломанулись в сторону фрегата, скрываясь за остовами от свистящих над нами раскатов плазменных зарядов.
        — «КРЕТИН! А под ноги смотреть не судьба!?»  — Мако решила, что сейчас самое время высказать свое очень важное мнение.
        — «Не сейчас!!!»  — я толкнул ее вперед, дабы ускорить.
        Заряды плазмы сверкали, орошая объекты вокруг своим гневом и врезаясь во все подряд: стены, структуры разобранных кораблей, другие стены. Надо сказать, меткости врагу было не занимать, они прямо таки горели яростью, но как мы знаем: месть лучше не греть в микроволновке, ибо чревато.
        Тем временем Скорпикор с ловкостью рыси вырвался вперед и, подбежав в ширме, начал вводить код на внешнем терминале фрегата. Враги естественно заметили это:
        — «ССЫКЛО ЕБАНОЕ!!! СТОЯТЬ, СУКА!!!»  — самый грузный из них присел на одно колено, дабы сделать поправку на точность, но у него не получилось. Из-под мусора выпрыгнула сама ярость в хитиновом панцире  — Триче вцепилась ему в физиономию.
        — «ЧЁ ЭТО ТАКОЕ!? БОСС!?!? БЛЯ!!! У ТЕБЯ НА ЛИЦЕ!!!»  — один из якудза снял очки и протер лицо, не веря в происходящее. В это время их глава, что был весь в золотых украшениях, старался отодрать от себя жуткого монстра:
        — «СНИМИИИИТЕ!!! С МЕНЯ!!! ГЛАЗА, ЗАПАХ!!!»
        — «Бинго…»  — Скорпикор абсолютно безэмоционально бухнул рукой по корпусу фрегата, грузовой люк оного открылся, скидывая с себя остатки тканевого покрывала. В тусклом свете помещения сверкнули бирюзовые вены на серебристом корпусе структуры без отчетливых углов. Сорокаметровый корабль напоминал три сваренные трубки с квадратной кабиной между ними, прямо у основания одной из таких длинных трубок находился герметичный входной люк.
        — «ВСЕ ВНУТРЬ!!!»  — я невольно осознал, что ручной таракан тоже поняла это мое предложение и, брызнув какой-то едкой кислотой во врага, буквально за несколько движений скрылась внутри корабля. Мы последовали ее примеру и быстро вбежали во фрегат, направляясь к его рубке управления.
        Якудза катался на полу в приступе агонии, его лицо постепенно прожигалось насквозь  — не самая приятная смерть. Штурмовики, что были над скоплением врагов, повисли над нами и открыли створки спаренных ракетных установок:
        — «ТЫ ЗА ВСЕ ЗАПЛАТИШЬ!!! МЫ ТЕБЯ НЕ ОТПУСКАЛИ!!!»  — пираты выпустили по нам залп из шлейфов десятков смертоносных боеголовок, длань пламени сорвалась с места в попытке захлестнуть нас.
        — «АКТИВИРОВАТЬ МАТРИЦУ БАРЬЕРА!!!»  — инженер вбежал на мостик, бортовой компьютер моментально включил омни-панели вокруг. Кинетический щит блеснул своей почти незримой кромкой в полумраке. Пузырь синеватой энергии появился вокруг корабля точно за секунду до оглашения приговора. Все звуки заглушили громовые раскаты взрывов. Боеголовки врезались в нас ежесекундно, корабль дрожал, стараясь справиться с каскадом стальных копей, он продержался до момента, когда последняя вспышка затихла после своей детонацией, а дым и пламя отступили.
        — «Целы! А теперь! Я встаю за рулевого! Ты девочка, встаешь на системы управления, там, где щиты и прочая фигня!»  — Скорпикор положил руки в проемы для управления трастерные системой.
        — «А мне куда встать!?!»  — я задал резонный вопрос.
        — «ЗА МОСТИК!!! ОТМЕЧАЙ ЦЕЛИ! БЫСТРЕЕЕ!!!»  — инженер потянул ручки, и корабль заревел открывшимися сзади двойными соплами на ионной тяге.
        — «ВЫ ЧТО, ЕЩЕ НЕ СДОХЛИ!?!?»  — штурмовики заметили, что цель не совсем поражена. Они вновь активировали установки и повторили залп. Рой столкнулся со щитом вновь, но он выдержал весь гнев и в этот раз. Корабль поднял нос по направлению противника, левитируя близко к земле.
        — «Поднимай эту свою фигню, быстрее!»  — Мако координировала питание систем с умопомрачительной скоростью, давая нам немыслимое преимущество над врагом.
        — «Так-так-так… Что тут у нас… Это что, фрегат поддержки?.. Так даже проще!..»  — я ехидно улыбнулся, когда заметил на панели управления каналы связи с дронами,
        — «Отлично! Сейчас мы избавимся от этих „Кредиторов“!»
        Корабль начал подниматься в воздух, все во мне содрогнулось в момент, когда на панели ярко и четко засветилась полная сводка о характеристиках экспериментального фрегата поддержки  — EG-F-2A: «Апофис». Вокруг нас по периметру зажглись десятки красных огоньков, сияние начало исходить от каждого из охранных механизмов, которые были частью систем этого фрегата.
        «Стражи» пробудились ото сна, принимая свой смысл и суть. Четырехкрылые серые сферы боевых дронов в количестве нескольких десятков сверкали алым пламенем окуляров-прицелов. Они получили ультимативную команду от своего носителя и окружили фрегат, крутясь вокруг по небольшой орбите.
        — «Связь… Координация… А потом залп… Оружие, как же я его люблю… А вы мои дорогие?.. ВЫ любите убивать?..»  — я ударил по консоли, словно пианист по клавишам своего инструмента. «Стражи» активировали термическое вооружение и ускорители, после чего помчались в сторону врага. Их размер был едва больше человеческого роста, попасть по такому исчадью из стволов штурмовика было практически невозможно.
        — «ЭТО ЧТО ЗА ХЕРНЯ!?»  — пираты в панике засуетились, когда рой сомкнул ряды и принялся методично вырезать жизненно важные узлы питания на их кораблях. Они не могли ни увернуться от сверхбыстрых и легких тварей, ни попасть по ним.
        — «Это наш шанс!! Летим через дыру, что они проделали в крыше!!»  — я отметил столько целей, сколько позволяла система, но их все же было слишком много, около двадцати, точно не по зубам одному кораблю. Пришлось указать на иную возможность.
        По моей команде передние трастеры затухли. Фрегат давно не продувал двигатели, но их разогрев наконец-то завершился. Два прямоугольных сопла выпустили ослепительное синие огниво и подожгли все, что было в радиусе поражения их столбов света. Машина ускорилась и устремилась в сторону отверстия, пролетая мимо чрезвычайно увлеченных своими заботами пиратов.
        Тьма сменилась долгожданным светом. Мы прорвались мимо врага и очутились прямо над заброшенным заводом. Было уже утро, экраны станции открылись почти полностью, дабы начать отражение поглощенного ультрафиолета.
        — «Радар регистрирует новые цели!»  — Мако была права, волны на панели с разметкой оповещали о приближении еще десятка целей. Мы лишь на секунду почувствовали вкус своей победы, но ненадолго, корабли без опознавательных маяков стремительно сокращали дистанцию.
        Система идентифицировала классификацию неприятеля. Это был флот из двенадцати перехватчиков  — VF-7N: «Нихонто». Построение треугольников кораблей с острыми носами заломило вираж мимо нас. Рыжие корпуса испещрялись множеством небольших крылышек у основных двигателей,  — они сами по себе сильно напоминали смесь насекомого и прекрасного цветка из оригами, настолько выверенными были углы их геометрического идеала. Тускло оранжевая энергия реакторов флота наших гостей пульсировала ежесекундными раскатами небольших молний перегрузки, выдавая Эквистеллианское происхождение, по крайней мере, изначальное.
        — «Встретим их по достоинству!.. Не хочу показаться негостеприимным хозяином!..»  — я провел рукой по экрану, отмечая в кольца все цели впереди.
        — «НЕТ! Стой! Это мой заказчик!»  — Скорпикор подбежал к моей панели махая руками.
        — «Извиняюсь, что так долго!.. Пришлось по дороге заглянуть в бутик… О!.. Я вижу, вы уже решили доставить мой заказ сами?.. Кю-кю-кю…»  — по каналу связи раздался довольный голос, отвечающий сразу на все вопросы и вызывающий у меня смутное чувство, что я его уже где-то точно слышал.
        Корабли заказчика приблизились к нам вплотную и зависли на почтенном расстоянии, перекликаясь волнами энергии щитов.
        — «ПРО НАС НЕ ЗАБЫЛИ!? КУСКИ ДЕРЬМА!!!»  — наша проблема решила расставить приоритеты заново. «Стражи» вырвались из отверстия вслед за пиратскими кораблями. Кредиторы полностью игнорировали дронов и открыли огонь из всего, что у них было. Роевые ракеты захлестнули воздушное пространство потоком серых хвостов плазменных ускорителей.
        — «Грубияны… Мешают нам проводить обмен… Какие некультурные!.. О да!!! Я с вами говорю, мои милашки!.. Что же… Нужно разобраться с этими невоспитанными личностями!.. О да…»  — командир небольшого флота рыжих кораблей довольно хихикнул, заставляя меня еще раз усомниться в классификации принадлежности именно этого индивида. «Нихонто» развернулись в сторону противника и активировали перегрузку ускорителей, сокращая дистанцию за считанные секунды.
        Флагман союзников выделялся среди своих чрезмерным количеством наклеек в форме синих звездочек, сверкающих на свету. Он моментально вылетел во главе атакующего построения: «клин» и выстрелил из кинетического расщепителя, расположенного под броней между передних створок корпуса. Орудие такого калибра предназначалось как специализированный модуль для эсминцев, уже только то, что оно просто работало на корабле легкой классификации, поражало воображение.
        — «Я попал!.. Плохим ребятам сегодня не поздоровится!..»  — от его голоса меня аж передернуло. Снаряд выпущенный «Синей Звездой», безжалостно прожег корпус врага в месте кабины пилота и вырвался с противоположной стороны, гром взрыва прошел следом,  — ненасытная бездна забрала еще одну душу. Флот союзников развернулся и вышел на параболу, огибая пиратов.
        — «Они сами выбрали свою судьбу… Не могу я стоять в стороне и смотреть, как кто-то очищает галактику от глупцов… Будем рады помочь!.. Инициировать систему „Аура“!!!»  — от нашего фрегата начали исходить колебания энергетической матрицы, он установил непрямую связь с подсистемами всех, кто был помечен как союзник.
        Ремонтные нано-дроны  — чудо инженерии АВАНГАРДа и основная способность данного фрегата. Именно та, за которую без хотя бы одного такого, ни одна группа наемников не могла обойтись. Именно та, что подарила ему прозвище: «Хозяин жизней». Система пространственной кодировки сканировала все вокруг и распыляла механизмы прямо из недр машины. Они могли замещать собой потерянный в битве материал обшивки или внутреннего корпуса.
        Звенья рыжих и пурпурных хвостов схлестнулись в яростной схватке, одни пеняли на удачу, другие же просто знали, что она просто миф. Перехватчики «Нихонто» сблизились со штурмовиками «Селахия» и активировали прерывистое сияние алых лучей И. П. П.И. (Импульсных Прерывателей Переменного Излучения). На каждом союзном корабле красовались по два таких орудия, они были способны располосовать любую материю в один удар, подобно лезвию клинка, ставшего их олицетворением в реальности. Данная технология имела сильное ограничение по дальности, но среди пилотов перехватчиков пока что никто не жаловался.
        «Нихонто» молниеносно зашли на кривой вираж, они выглядели как отряд древних легионеров, выставивших вперед копья в порыве боевой ярости перед атакой. Десятки лезвий, что начертили границу пространства, промчались около пиратов, подарив еще нескольким оппонентам моментальное забвение. Звено перехватчиков устремилось ввысь для следующего соколиного удара.
        Противники выпускали мириады ракет, что настигали сверхскоростные оригами из стали, сокрушая их силовые барьеры в несколько попаданий. Пираты всеми способами пытались отбиться, используя свои сильные стороны, ведь сражение было за их жизни. Самый опасный зверь тот, которого загнали в угол. «Селахия» подали всю энергию на перегрузку систем и произвели одновременную активацию и турелей и установок, превращая свои корабли в парящие арсеналы. Трубки розового питания на звене с акульими ухмылками сверкали ярче любых звезд, град снарядов стартовал с точки невозврата  — их дислокации.
        Сверхбыстрые зеленоватые иглы с иридиевыми сердечниками разили угловатые корпуса перехватчиков  — навязанных нам союзников. Но преимущество с самого начала было у нас, ровно в тот момент, когда я почувствовал себя в безопасности и с прикрытой спиной.
        Если враги наступали, я всегда старался быть в самом защищенном месте построения, но лишь для того, чтобы осознать саму суть спокойствия и перенаправить мысли в нужное русло. Именно поэтому меня, неопытного юнца тогда так быстро взяли в элитное крыло наемников. Именно поэтому мне дали то глупое прозвище, которое до сих пор бесит меня. Но именно оно отражалось на устах людей в те моменты, когда они не понимали, откуда пришла их погибель.
        «Последний луч»  — биологический механизм, эксперт в области квантовой кибернетики и технологий Эквистелла. Тот, кто постигает в сотню раз больше знаний чем остальные, сделав ошибку лишь один единственный раз. Тот, о ком говорят в первую очередь, когда упоминается адаптивное лазерное вооружение. Тот, кого некоторые вознесли до уровня иконы далекого и мрачного прошлого, этого проклятого бесконечным сражением сектора. Тот, кого без его ведома записали в двадцать самых опасных пилотов млечного пути.
        Было очевидно, что я знал все типы кораблей, абсолютно все и полностью. Любую, даже самую редкую их систему кодировании и функциональный алгоритм, они были вырезаны раскаленными лезвиями в моем сознании подобно печати прошлого, ведь я всегда говорил, ошибки  — омерзительная роскошь, каждому должно помнить их все.
        Меня мало кто лицезрел или знал лично, ведь люди никогда не смотрят сквозь обложку книги  — это их порок. Никто на станциях не понимал, что тот парень в капюшоне, который корчит унылое лицо и вечно ошивается рядом с закусочной, недавно погубил целый флот с помощью лишь трех человек, например. Они лишь слышали о его деяниях, перешептывались о них, но меня это всегда бесило. Я не гордился ни победами, ни умениями, я просто помнил всех кого убил и знал, зачем я это сделал. Да и когда на тебя никто не реагирует  — довольно полезная способность для такого человека. Враги тоже не могли найти призрака в толпе теней, ведь он  — лишь незримое видение прошлого.
        Долг корабля  — быть аватаром разума, а его орудиям должно стать разящим мечом для врагов твоих. Правду важно доносить всеми возможными способами и искоренять всех тех, кто вольно иль нет, но противостоит заветам. Так гласила выдержка из строк заветов Илиаса, седьмая страница шестого тома  — «Хранители обретенных идеалов».
        Хрустнув сервоприводами пальцев, я несанкционированно ухмыльнулся и провел рукой по панели, активируя все нужные подсистемы, даже те, о существовании которых не знал борткомпьютер. Сражение сменило фаворита, в то время как союзные нам корабли регенерировали металл в процессе пламени битвы, корпуса врагов все больше испещрялись множественными порезами И. П. П.И. и орудиями «Стражей».
        Вновь перераспределив коды доступа систем разгона реактора, я начал ремонтировать наш фрегат, ведь одновременно с этим активировал систему его перегрузки. Существо рожденное тьмой, чтобы уничтожить любой свет оскалилось, из под обшивки «Апофиса» восстали призраки моего болезненного и одинокого прошлого, орудия беспринципности и холода разрушения, шесть их почти незримых лазерных прицелов навелись на ближайший штурмовик. Выстрел всех калибров выглядел подобно фейерверку из лепестков плазменных зарядов. После вылета из стволов, «снег» разбросало во все стороны, но он навелся в место, куда указывали лучи, и белая рябь в одну секунду, словно самонаводящиеся ракеты, устремилась в цель.
        — «До последнего не мог в это поверить… Скорпикор… На этом красавце установлено то самое орудие, о котором я думаю?..»  — лепестки лишь соприкоснулись с противником, но его атомарная структура дестабилизировалась, бедолагу просто разорвало, подобно пластиковому пакету от контакта с водородной бомбой.
        — «…»  — инженер молча вел корабль, используя небывалое мастерство и уклоняясь, словно дуновение ветра среди крон деревьев.
        — «Мы потом это обсудим… Как бы мне не было противно, но я обязан признать мощь этого исчадия технократии…»  — дисперсионное орудие нанесло очередной удар по зазевавшемуся кораблю неприятеля, от чрезмерных повреждений, вызванных световой рябью, его корпус разметало по пространству.
        Пираты уже были не в состоянии достойно сражаться, их штурмовики демонтировали «Стражи», а дисперсионное ружье наносило удар за ударом. Облака огня зажигались и потухали ежесекундно, предвещая своими раскатами новую пищу для бездны. Завидев стабилизацию ситуации в свою пользу, «Нихонто» помчались прочь, в предвкушении последнего удара по израненному врагу. Пепел битвы осел, открывая истинное положение дел.
        На всех частотах воцарилось радиомолчание, лишь последний из выживших «Селахия» старался не упасть на землю из-за чрезмерных повреждений конструкции. Его двигатели пылали, обшивка дымилась от трещин и порезов, пилот одиноко смотрел на нас сквозь экраны кабины:  — охотник  — ставший жертвой.
        — «Ничего личного… Вам просто не повезло…»  — я активировал вооружение. Белое облако нестабильных частиц сомкнулось вокруг корпуса врага, его душа обрела покой.
        — «Подтверждаю попадание, все силы врага в данном секторе ликвидированы…»  — старпом, как всегда, казалась совсем другим человеком на мостике любого корабля.
        — «Вы отлично поработали!.. О да!.. А теперь, мне нужно обсудить дела со Скорпи!.. Если он не будет против!..»  — союзники окружили нас кольцом из оригами кораблей, невольно вынуждая начать переговоры.
        Мы активировали трастеры и приземлились рядом с серой полуразрушенной стеной комплекса, прямо близ посадочной полосы. «Нихонто» последовали нашему примеру, и также совершили мягкую посадку после полного истощения систем. Как только последний оригами сложил крылья в форме посадочных лыж, из них начали выходить люди в белых пиджаках и прозрачных очках, выглядели они как смесь типичного образа адвоката с примесью стереотипа ученого.
        Я, Мако и Скорпикор вышли из «Апофиса» дабы начать пристальное наблюдение за действиями прилизанных индивидуалов. Инженер моментально черканул пальцами и закурил, используя огонек из экзоскелета. Я взял Мако за руку и оттащил подальше от него, намекая этим на то, что мы провоняем смрадом сигарет.
        Группа «заказчиков» встала ровной стеной, а один из них подбежал к вычурному флагману и открыл его кабину, подав руку пилоту. Зеленоглазый мужчина с длинными огненно-рыжими волосами элегантно принял жест вежливости и с легкостью выпрыгнув из корабля. Он был весь в рюшах, кольцах и браслетах, но это не помешало ему буквально за несколько десятков шагов сократить дистанцию и встать прямо в упор к нам.
        — «Приветствую вас мальчики и… Девочка!.. Мое полное имя: Антон Ванко Дэ Пилигрим!.. Я представляю сообщество коллекционеров, а также с моей помощью был возведен сей блестящий шедевр  — великая крепость пиратов!.. О да!.. И как я вижу, вы помогли моему поставщику,  — это хороший пример доблести, такой редкой в наши времена… Жаль, что пришлось утихомирить тех парнишек… Уверен, они не хотели себя так грубо вести… Ох-ох-ох…»  — говорил Антон невероятно слащаво и надменно, периодически поправляя очки, но ехидная улыбка не покидала его припудренное лицо.
        — «Мы тут вообще-то по делу… Скорпикор обещал нам прототип орудия установленного на этот фрегат… Нам бы взять его и улететь… И так уже слишком долго тут торчим…»  — я почесал голову. Мако сложила руки на груди и пристально наблюдала за чудесами дипломатии в исполнении «мастера» использования речевых оборотов и планирования.
        — «Ни в коем случае!!!»  — Антон прикрыл изумленный вздох рукой и один из его приспешников начал обмахивать своего хозяина веером,
        — «За ним мы и прилетели!.. Я так долго искал сей образец!.. Уже вторая попытка по счету!.. Скорпикор, скажи этому красавчику, что мы уже обговорили условия сделки!.. Все подписано!.. Данный артефакт  — наша собственность!..»
        — «Вы меня не правильно поняли!.. Нам нужно лишь одно орудие!.. Отдельно взятой турели вполне будет достаточно для целей нашей миссии!.. Остальные пять вы можете забрать себе!..»  — я пытался не смотреть в его сторону, нечто внутри невероятно сильно жаждало отступить подальше от эпицентра этих нежелательных колебаний.
        — «Ох… Говорите вам нужно лишь одно… Ну, это может нас устроить!.. Если вы не против возместить нам денежные затраты от потерь в ходе изменения контракта, то мы можем договориться!..»  — в глазах радужного коллекционера появился неподдельный азарт.
        Я с облегчением вздохнул и начал шарить по карманам пиджака в поисках карты идентификации, но ее там почему-то не было:
        — «Пс-с, Мако, ты не видела мою карточку?.. Мы обязаны купить это орудие!.. У нас нет вариантов!..»
        Она приложила палец к губам и задумчиво посмотрела куда-то в небеса, после чего хмыкнула и что-то вспомнив, достала брусок полимеров прямо из кармана своего плаща:
        — «Держи…»
        — «И что она у тебя делала?..»  — я изумленно взял в руки красный прямоугольник с серой полоской.
        — «Лежала, очевидно же…»  — девушка выглядела абсолютно непринужденной,
        — «Может, прекратишь меня взглядом сверлить?.. Ты не умеешь распоряжаться деньгами, в прошлый раз пришлось возвращать купленные тобой наклейки…»
        — «Но они же делают дредноут круче!!!»  — я обиженно надулся, но взгляд девушки был холоден, она облокотилась об обшивку «Апофиса» и молча наблюдала за мной,
        — «Я не просто так их приобрел!!! С ними он быстрее летает!!! Это научно доказанная информация!!!»  — я недовольно протянул карточку Антону. Он провел ей по своему инструментарию и одним движением снял нужную сумму:
        — «Вот и отлично, забирай свой ствол, красавчик!.. А мы возьмем остальные!.. Ребята, быстренько!!! Иначе я опоздаю на встречу!..»  — он щелкнул пальцами, подконтрольные уму звездолеты поднялись и направились к севшему фрегату. Антон махнул нам рукой и пошел обратно к своему флагману, парни в пиджаках последовали его примеру.
        Пять «Нихонто» подлетело к каждой из турелей, и хирургически точно отсоединили их от основной конструкции своими лучами. Оригами корабли использовали грави-лучи и быстро оставили «Апофис» лишь с одним орудием.
        — «Было приятно иметь с вами дело!.. Чао, сладенькие!..»  — Антон сел обратно в корабль, все его звено устремилось ввысь за своим предводителем, разводя пылевую бурю активации взлетных ускорителей. Лишь фотонный след от их двигателей был виден на фоне бескрайнего посадочного поля. Скорпикор подошел к кораблю, присел и закурил, наблюдая за шлейфами в небе.
        — «Слушай, раз уж так получилось, может, подвезешь нас к нашему кораблю?..»  — я подошел к нему и встал рядом, мне было немного стыдно, что все вышло именно так.
        — «Можно… Все равно мне теперь нечего тут делать…»  — грустно сказал он, смотря на горящий склад впереди, дым уже привлек внимание автоматической системы активации дронов-пожарных.
        — «В смысле?.. А твое предприятие?..»  — я увидел, как крыша ангара обваливается под собственным весом и понял, что сболтнул дурость.
        — «Помнишь тех ребят, которых мы прикончили?.. Это дружки одного моего врага, думаю, они не остановятся, пока не убьют меня… Не знаю только, как они умудрились меня найти… Наверно, опять где-то засветился случайно… Опять я все потерял… Сначала одна верфь, теперь это… Наверно, тихая жизнь не мое… Не стоило и пытаться…»  — он выкинул сигарету в сторону и направился обратно на корабль.
        — «Видел?.. Тебе его не жалко?..»  — Мако проводила взглядом уходящего вглубь корабля инженера, она тоже заметила, что его показное спокойствие лишь иллюзия, маска настоящих эмоций.
        — «Жалко… Только что я сделаю?..»  — я не знал всей его истории, но нужно было что-то с этим делать, ибо оставлять все как есть не по кодексу.
        — «Не знаю… Может пусть на нашем дредноуте перекантуется?.. Ну, временно… пока не найдет новое место жительства…»  — девушка грустно вздохнула и жалобно посмотрела мне в глаза. В ответ я улыбнулся ей и провел рукой по щеке, не в состоянии устоять перед милейшим созданием. Мако хихикнула, и мы зашли в корабль.
        Взойдя на мостик «Апофиса» я разу же подошел к Скорпикору, который настраивал системы, перекодируя различные тумблеры и распределяя питание с консоли. После меня там творился полный хаос и анархия.
        — «Слушай, это же твой корабль?..»  — я заглянул ему через плечо.
        — «Ну, допустим…»  — инженер делал вид, что не замечает меня.
        — «А ты случайно не сам его построил?..»  — мне всегда было тяжело начать разговор, вот и сейчас недостаток общения заставлял подходить издалека.
        — «К чему ты клонишь?»  — Скорпикор наконец-то обратил на меня внимание и даже повернулся.
        — «Я клоню к тому, что ты точно знаешь толк в технике!.. А наш корабль не в самом хорошем состоянии, нужны стабилизаторы энергии для главного калибра и резонирующих щитов… Вот я и подумал, что ты мог бы нам помочь… Если хочешь, конечно!.. Мы-то всяко дружелюбнее твоих „друзей“… Да и персонал поднатаскать не помешает…»  — я попытался улыбнуться, но откровенно говоря, вышло не особо.
        — «Эх… Было у меня на складе такое добро… Но говорю сразу! Контракты не подписываю!»  — он протянул мне руку.
        — «Отлично!.. Тогда давай заберем оборудование и к дредноуту!.. Тебе точно понравится „Справедливость“, она очень просторная и оборудована по последнему слову технологий!..»  — я принял жест, крепкое рукопожатие обозначило появление нового специалиста в нашей команде.
        Мы взлетели и направились обратно к складу в попытке спасти уцелевшие вещи. Благо, дроны уже локализировали огниво и дали место для маневра с захватом грави-лучами всего необходимого.
        * * *

        СЦЕНА ДЕСЯТАЯ: ВСЕЛЕНСКИЙ ЭТИКЕТ
        С высоты вид на пиратский город открывался просто великолепный, в нём вовсю кипела жизнь. Всюду шныряли личные и грузовые транспортники с разноцветными тахионными хвостами, а снизу горели неоновые огни переходов. Кольцо верфей, расположенных вокруг огромного стального зверя контрастировало с окружающей обстановкой. «Справедливость» не была настолько громадной, как могло показаться на первый взгляд, но в сравнении с пиратскими судами, она была подобна колоссу, возвышающемуся над крошечными насекомыми.
        На подлете я заметил, что мой маленький кораблик не выглядел как растянутый в длину шестиугольник Имперского дредноута, «Справедливость» была выкрашена в красно-оранжевые тона и белые граффити, подобно «Арматорам». Ее энергоблоки, подающие питание всем системам, сверкали алым цветом энергии, также как и орудийные маски нагнетателей потока. Некоторые детали заменили на более современные, по большей части это коснулось двигательной установки. Вдоль всего корпуса, простирающегося на несколько километров, располагались прикрепленные листы дополнительной брони, на которых красовались различные пурпурные рисунки, отражающие то ли саму суть мироздания, то ли абстрактный взгляд художника на действительность. Широкая корма дополнилась загнутыми внутрь двойными закрылками, похожими на кольца шестиугольной формы. «Справедливость» одели в настоящие рыцарские латы, сделав из нее нечто не поддающееся критике.
        — «ЧТО ОНИ СДЕЛАЛИ С МОИМ КОРАБЛЕМ!?!?!»  — я, пребывая в полнейшем шоке, застыл у экрана кабины фрегата, который уже почти долетел до пункта высадки,
        — «Для полноты картины только пиратского флага не хватает!..»
        Словно слыша мои слова, строительный дрон, прикрепил кусок черного полотна с белым крестом позади приплюснутой к корпусу треугольной рубки управления.
        — «Похоже, пираты поняли слова о починке и отладке слишком буквально…»  — Мако покосилась на меня и хихикнула.
        — «Меня больше интересует, кто за ЭТО платить будет!?!»  — мы и так были на мели, после покупки этого треклятого орудия, так еще и, как некстати, такой дорогой подгон.
        Фрегат поддержки приземлился на свежо установленную посадочную палубу, она находилась прямо по пересечению двух боковых проемов ангаров, лифт-платформа опустилась и мы очутились на борту дредноута, который выглядел совсем не так, как я его оставил.
        Манипуляторы захватили корабль и установили его в соответствующий слот-платформу, всюду вокруг копошились новые лица, среди них были и пираты и новые классы населения, которые я не мог так сразу охарактеризовать.
        — «Томас!!! ЧТО ЭТО ЗА ХЕРНЯ!?!»  — как только листы брони разошлись и фрегат открыл свое нутро, я моментально решил задать несколько очевидных вопросов глав-инженеру, он как раз проводил какие-то расчеты на консоли ангара.
        — «А? Добро пожаловать обратно, ваше высочество! Отдохнули? Нам смертным то сувениры привезли? По взгляду вижу у вас все еще лучше, чем было до ухода! А, сладкая парочка?»  — когда ученый заметил наше шествие, то было улыбнулся, но приметив фигуру Скорпикора, выходящего за нами, моментально скривился, будто съел неспелый лимон,
        — «А это что за перекаченный бицепс у вас за спинами? А на какой помойке ты ЭТОГО бомжа откопал?..»
        — «Это кто тут БОМЖ!? Глист очкастый!»  — Скорпикор сжал кулаки и заскрежетал зубами.
        — «Вот это поворот! Невероятно! Обезьяна умеет говорить!»  — изобразив умопомрачительное удивление, Габриэль ахнул и оторвался от своих дел.
        — «Зато ты скоро разучишься!..»  — Скорпикор сделал несколько шагов навстречу злостному обидчику и со всей силы замахнулся, пытаясь реконструировать архитектуру лица оного.
        — «Ой-ой-ой, страшно-то как! Звоните в службу безопасности биолаборатории, я нашел пропавший образец фауны!»  — Томас ловко уклонился от удара в самый последний момент, словно ветвь на ветру, держа при этом руки сложенными за спиной, кулак не коснулся и волоска на его голове. Я аж прозрел от этой демонстрации невиданных умений и решил, что мне самому стоит потренироваться в боевых искусствах. Ученый приподнял средний палец, показывая инженеру жест вежливости на языке вселенского этикета, и побежал в сторону служебного лифта, Скорпикор погнался за ним, так и не дав мне разобраться в ситуации.
        — «Капитан!»  — невысокая фигура Инглиша демаскировалась из ничего прямо перед моим носом. Я ненавидел, когда меня так пугали, но для парня это, похоже, было чем-то абсолютно обычным и стандартным.
        — «У меня для вас новости!»  — разведчик равнодушно активировал инструментарий и открыл отчет, не обращая никакого внимания на эпичное действо за его спиной.
        — «Докладывай…»  — я оперся на стенку ангара и, протяжно выдохнув, с унылым лицом скрестил руки.
        — «Пираты, с которыми вы объединились, сказали, что смогут провести вас на совет, он пройдет через три дня во внутреннем кругу крепости… Вы должны быть готовы…»  — Инглиш перелистнул страницу касанием руки, в последний момент она нервно дрогнула.
        — «Отлично, за это время мы должны примирить этих „голубков“…»  — я указал в сторону двух взрослых мужиков бегающих друг за другом по ангару, но мои мысли были о судьбе выживших, ведь по моим скромным расчетам враги уже должны были предпринять какие-то действия по отношению нас, ибо прошло многовато времени,
        — «И нужно заставить нашего интеллигента разработать, на основе технологий дисперсии, самоликвидаторы… А еще, было бы неплохо улучшить „Справедливость“ перед нападением на верфь…»
        — «Капитан, еще кое-что… Имперские силы помогут нам в финальной атаке, только если вы отправите им чертеж этой вашей „супер пушки“…»  — парень закрыл отчет и ледяным взглядом осмотрел меня, будто пытаясь что-то понять.
        — «Я поговорю об этом с Томасом, сразу перед тем как узнаю какого фига он сотворил с моим кораблем…»  — я сделал вид, что не заметил его скрытого жеста и принялся поддерживать непринужденную атмосферу.
        — «Это не он…»  — Инглиш начал переминаться с ноги на ногу, смущенно косясь в сторону.
        — «А кто?..»  — признаться честно, следующая реплика меня изрядно удивила.
        — «Это я…»  — Мако оперлась на стенку рядом со мной, ее очень сильно насмешила моя реакция.
        — «ТЫ? Но когда… И главное, зачем?..»  — я пристально всмотрелся в ее серо-голубые глаза.
        — «Да вот решила сделать тебе сюрприз…»  — она очень мило и едва заметно покраснела и замялась, было отчетливо видно, что для нее подобное впервой,
        — «Ты же часто мне рассказывал, что тебе всегда было жалко убивать пиратов из-за их очень крутого дизайна кораблей…»
        — «И еще будет мне про бессмысленную трату денег что-то говорить, после этого…»  — с моего лица не сходила улыбка, всегда когда я был рядом с таким милейшим созданием, а сейчас особенно.
        — «Молчал бы…»  — девушка сменила пластинку, но взгляд ее искал пятый угол.
        Пока мы спорили, Инглиш незаметно вошел в маскировку и убрал все следы своего существования с данной локации, проявив мастерство разведки даже в обыденности.
        — «И в какой момент ты успела?..»  — вспомнилось, что когда мы бродили по руинам заброшенного завода я ненадолго потерял ее из виду, после чего героически решил предпринять необходимые меры при подобных происшествиях,  — «А, тогда… Точно…»
        — «Только не говори, что забыл!..»  — она недовольно надулась и сверлила меня взглядом.
        Мой разум метался в попытках найти нужный «файл», и озарение не заставило себя ждать, среди груды философии и противоречий нужный фрагмент был, очевидным фаворитом, он пылал ярче самих звезд:
        — «Точно!! Сегодня день, когда я… ой… То есть ты!.. Меня спасла… Так быстро время летит, когда ты рядом с тем, кто тебя любит…»  — Мако стала первым человеком, который принял меня и тем самым спас от бездны отчаяния. Прекрасная девушка покраснела еще сильнее и мило улыбнулась.
        — «А что ты мне подаришь?..»  — Мако посмотрела на меня щенячьими глазами, вызвав приступ паники.
        — «Э-э-э, я… Я СЕЙЧАС!!!»  — чтобы не угодить в неприятную ситуацию, я быстро развернулся и выбежал из ангара, ловя на себе многочисленные недоумевающие взгляды, и чуть не столкнул вниз проходящего мимо пристани прохожего. Система прирожденной интуиции задала нужное направление, указав в сторону торгового района, благо я заметил его расположение, когда мы летели обратно.
        * * *
        Пробежка стояла особняком среди дел, которые я ненавижу, но безотлагательный квест необходимо было выполнить прямо сейчас, ибо удавить себя своей же совестью в мои планы не входило. Благо, город лишь казался большим, основную его часть занимали руины и прочая атрибутика задыхающейся от застоя промышленной функции, несколько почти пустынных кварталов минули словно миг.
        Умудрившись добраться до нужных ларьков за пару минут, я почти успел задохнуться от перегрева плохо работающей системы внутреннего охлаждения сервоприводов. Нужно было давним давно провести необходимые обновления, но то руки не доходили, то денег не хватало.
        Свет звезды сквозь экраны освещал улицу темного металла, испещренную трубами с топливом или хладагентом для комплексов вокруг. Каждая из вывесок невысоких кубов зданий могла рассказать больше про город, чем любой местный житель. Отдышавшись, я побрел в сторону более старых строений, исходя из понятных соображений, и начал размышлять, что бы такое купить. О соразмерности подарка и речи быть не могло, «но, внимание же важнее денег?», думалось мне.
        Помнилось, что у Мако в шкафчике все было утыкано слишком древними манускриптами Эквистелла, и конечно же не придумав ничего лучше, я направился в местное подобие на библиотеку.
        Приметная дверь старинного происхождения находилась в углу одного из небоскребов, я вытер ноги о коврик и вошел в нее, послышался звук классической «музыки ветра». Помещение оказалось обманчивым по своей структуре и выглядело гораздо новее, чем могло показаться снаружи. У входа меня встретил подслеповатый старик с закинутой на плечо бородой до пола и тростью:
        — «Заходите-заходите! ОТКРЫТО!!! Чего изволите?»  — он вежливо улыбнулся, перепугав меня до смерти своим «всплеском».
        — «Э-э-э… Дедуль… У тебя нет старых манускриптов?.. Ну, знаешь, которые писали не в электронном виде, а чтобы чувствовать материал, как говорят любители этого чтива…»  — я осмотрел многоуровневую библиотеку с пролетами в несколько этажей, на них были различные сияющие банки данных и сервера, вдоль которых вовсю шныряли дроны библиотекари.
        — «Это вы по адресу! У меня тут есть один такой! Он еще со времен эры Илиаса остался… НЕ СТОЙТЕ СТОЛБОМ!!! Сейчас я его достану…»  — дед щелкнул пальцами и с одной из высотных полок вылетел дрон. Он дождался, пока тот подлетит и, сделав свободной рукой несколько жестов на непонятном языке, вновь сунул ее в карман. Железка что-то недовольно запищала и через буквально мгновение вернулась с довольно грузным свертком в алюминиевом футляре. Внутри оказался папирус, дед продемонстрировал его и, хлопнув крышкой у меня перед лицом, положил обратно, предварительно повязав бантиком,
        — «Обычно люди редко заходят… Я вижу, зачем вы здесь… Поэтому делаю скидку… С вас пять миллионов кредитов… И никакого кредита…»
        — «СКОЛЬКО!?!?»  — у меня аж челюсть отвисла.
        — «НЕ ОРИТЕ!!! Юноша… Это очень редкий экземпляр! На нем расписана почти вся известная история Эквистелла! Другого такого не найти! А ваша дама уже заждалась!»  — старик явно привирал на счет цены, но особо вариантов у меня не было.
        — «Да откуда ты, блин… А… Хрен с тобой… Давай сюда свой папирус!..»  — на карточке теперь не осталось ни копейки, я выхватил коробку и с чувством, что меня обокрали, пошел обратно к дредноуту.
        — «Удачи вам! Обязательно приходите еще!»  — старик прыснул смешком и побрел обратно со свое заведение.
        — «Обдиралово… Старый хер совсем зажрался, походу…»  — я прекрасно осознавал, что спокойно мог поторговаться, но осознано не тратил свое время, хотя зря. До корабля дойти было не судьба, прямо возле выхода из подобия рынка меня встретила бегущая в мою сторону Мако.
        — «И куда… ты… убежал?..»  — она не могла отдышаться и чуть ли падала от усталости, держась руками за колени.
        — «Подарок покупать ходил…»  — я сделал самое виноватое лицо, что мог.
        — «Но зачем убегать было? Сходили бы вместе!»  — девушка подошла ближе.
        — «Я думал, что ты обидишься…»  — теперь уже мой взгляд искал пятый угол.
        — «Не стоило так думать!»  — она улыбнулась и взяла меня за руку.
        — «Но я же забыл… И не по кодексу это… Простить себя за такое…»  — Мако прервала меня нежным поцелуем в губы.
        — «Не накручивай… Я все равно тебя люблю. А то, что ты так себя ведешь очень и очень мило! Сам факт такого отношения  — это главное! Поверь уж мне!»  — Мако тепло улыбнулась и покачала головой, ее взгляд сменился на почти недовольный,
        — «Только больше так никогда не делай! Ни при каких условиях! Я серьезно! Не хочу, чтобы ты пропадал из моего поля зрения! Понял меня? Если понял, то может, пойдем уже наконец-то?.. Надоело тут стоять…»
        — «Пойдем…»  — я был готов расплыться в блаженстве прямо тут, но совесть резко напомнила о себе, я протянул девушке дрожащую руку с манускриптом,
        — «Так, нет, подожди!.. Вот, держи… Я же подарок все-таки купил!..»
        — «ДА ЛАДНО!? Это же „Кодекс Илиаса“!»  — Мако выхватила грузный цилиндр и принялась его распаковывать, папирус явно пришелся ей по душе,
        — «Где ты его взял!? Я пыталась его выкупить, но мне сказали, что именно таких больше нет! Немыслимо!»
        — «Что, реально Кодекс?! Да, действительно… Слава Илиасу, старик не обманул…»  — я сам удивился не меньше нее, ведь подобное издание было невероятной редкостью в наше время. В нем хранились бесчисленные факты в формате старого языка беженцев.
        — «Пошли скорее обратно! Я поставлю его с остальными!»  — Мако вприпрыжку потащила меня вперед, в одной руке она держала коробку, а в другой мою ладонь. Именно таким образом мы и добрались обратно до нашего пристанища, передвижной крепости по имени  — «Справедливость».
        * * *

        СЦЕНА ОДИННАДЦАТАЯ: ВАЖНЫЕ СЛОВА
        Мако не могла нарадоваться новому экземпляру древнего письма, и сидела в каюте, обдумывая, куда бы его поставить. Она настоятельно порекомендовала мне ненадолго пойти проветриться, мол, ей нужно время на подготовку, я выбрал вариант не спорить, пока мы ожидали возможности совершить финальный ход. Вот и решил прогуляться по кораблю и обдумать различные перспективы, в них входили как планы по сохранению наших жизней в случае плачевного развития событий, так и перспективы по извлечению всей возможной выгоды из ситуации.
        Прогулка была томной и размеренной. Как ни странно все члены экипажа либо отдыхали, либо были вне корабля, я шел прямо по пустому коридору лабиринта кают, переходов и корабельных вен энергопитания.
        После нескольких кругов мне стало скучно рассматривать пустующие помещения и стены стального цвета, я спустился на техническую палубу, чтобы проверить ее обитателей. Как только я перешагнул последнюю ступеньку, то услышал лязг склянок и шум, которые доносились из инженерного отдела. Дверь в него была нараспашку и в сиянии внутреннего освещения виднелись силуэты теней двух фигур, я заглянул внутрь словно ниндзя, не выдавая себя и прячась за углом подобно олицетворению скрытности.
        Возле накрытого простыней стола для проектирования сидело два тела, они выглядели совсем не рентабельно и качались из стороны в сторону, отлично подражая волнам плазмы на любой звезде.
        — «Вот уж не думал, что жизнь доведет меня до этого…»  — Томас смотрел на отражение самого себя в стакане пустым и грустным взглядом, пытаясь не свалиться со стула,
        — «Но я все равно рад, что мне удалось выпить с человеком, который умеет это делать! Капитан то наш совсем слабак и слюнтяй! Вечно ходит как каменный!.. С ним мужского разговора не выйдет!!!»  — ученый бухнул стаканом по столу и разлил на себя содержимое.
        — «Не злись ты на него! Он хороший малый… Я сразу приметил, что он просто принципиальный… Мне это знакомо!.. Хе-хе…»  — Скорпикор налил в чарку ученого новую порцию и слабо улыбнулся, видимо вспомнив что-то из своего прошлого,
        — «По крайней мере, от него точно не ждешь подлянки…»
        — «Согласен! Но и риска ты от него тоже не дождешься! Скука смертная!.. Одни только обходные маневры, засады и нытье про… ДА ПРО ВСЕ!!! Он мою прелесть совсем не уважает… Она создана для лобового боя с армадами, а не для ссыкливых покатушек по ебеням… но…»  — Габриэль шмыгнул носом, уголки его губ едва приподнялись,
        — «Но он все равно ТАКОЙ!.. Такой… Я так долго за ним наблюдал… Мне нужно было убедиться в правильности решения… Ну, невозможно просто взять и поверить, что такое вообще существует… Правильный до приторности, как будто его кто-то в лаборатории вывел!.. Каждый раз смотрел за его поведением и каждый раз в полном ахуе!.. Прямо неделю отходить нужно!!! Ты бы недавний случай видел! Хотя, хер с ним… Еще успею рассказать… Было бы неплохо успеть… Хотя, кто знает, чем все это закончится…»  — он откинулся на спинке и сильно помрачнел.
        — «Чего это ты вдруг? Мы же только начали! Вот победим тех тварей и устроим духовный триумф, для всех кто любит алкоголь! Нажремся до беспамятства, а дальше и видно будет!»  — инженер похлопал ученого по плечу, перевалившись через стол и продолжая при этом периодически хлестать из горла.
        — «Может и так… Когда победим… Если… если… все сработает…»  — Габриэль совсем утратил свой обычный вид, прямо сейчас он напоминал скорее человека, который потерялся и не мог найти правильный путь. Он что-то тихо бормотал про время, смотря при этом в пол. Если бы я его не знал, то мог бы точно предположить что Томас, где-то глубоко внутри сейчас плачет. Ученый качнулся и уставился на Скорпикора:
        — «Ты только это… Не говори ему про похвалы!.. А то еще зазвездится… Побольше бы таких и может мир бы стал другим… Может, всего этого и не было… Как же сложно иногда жить и быть собой… Просто не хочу навязываться кому-то…»
        — «Постой, так… А с первого взгляда и не скажешь, что ты цундере!..»  — когда Скорпикор это произнес, Томас поспешно покраснел и отвернулся,
        — «Хорошо-хорошо! Не скажу! Но только если ты отстанешь от Триче! Она тоже доверенное лицо… Она вообще любит чужие лица… Да! Аха-ха-ха!!!»
        — «Вот говнюк! Без пяти минут на корабле, а уже условия ставит! Торгаш базарный! Ну и ебись дальше со своим тараканом, только чтобы я его у себя на столе не видел!»  — ученый поднял руку со стаканом ввысь,
        — «А теперь выпьем!»
        — «Выпьем!»  — Скорпикор почесал затылок,
        — «А за что выпьем то… О! За сделку! Закрепим так сказать!»
        — «ВО! Это тост! Хе-хе-хе…»  — ученый отпил из стакана, забывая про былую грусть.
        — «Я надеюсь, что эти двое смогут решить нашу проблему в течение этих трех дней… Могу лишь положиться на них…»  — эта мысль стала реальностью лишь благодаря внутреннему голосу, я удалился так же бесшумно, как и пришел. В голове теперь крутились новые фразы, но я почему-то не мог найти им ни применения, ни цели. Лишь один факт стал лидером среди отзвуков услышанного,  — нежелание Томаса почему-то сближаться с нами, этому нашлось обоснование.
        Я еще немного побродил по ангарам, споря с самим собой на разные темы, потом опять заглянул в каюты экипажа и в итоге машинально пришел на мостик. Ведь через его экраны было видно все, что хоть немного стоило моего внимания. Как вот тьме дальней части доков копошатся светлячки ремонтных дронов, как далекий свет звезд доходит до нас сквозь время и как мой корабль продолжает маяться, не в состоянии заснуть. Все системы пульсировали и были в режиме ожидания, в отличие от экипажа. Обшивка полностью перестроилась под подобие рыцарской брони, будучи филигранно модернизированной под стиль картеля печально известных «Арматоров».
        Я вспомнил, как мы сражались против «Анахарсисов»  — тех, кто забирает души по воле неизвестной мне системы, тех, кто не может испытать эмоции, тех, кто не обращает внимания на крики и страх. Тогда огромный корпус дредноута,  — десница, противовес не злу, но безразличию, он был словно огромное орудие  — предвестник конца всего живого, олицетворение мощи, он превратил их в пепел спустя мгновение ока, стоило лишь сказать одно слово. Ехидная улыбка сама появилась на лице, мне пришлось уверовать в этот сон, ведь быть капитаном стального зверя чертовски круто, как ни крути.
        — «Любуешься моим подарком?»  — Мако почти неслышно подошла сзади, и как я успел заметить, одета она была явно не по уставу. Гладкие и почти блестящие угольные локоны были распущенны, белая рубашка элегантно облегала ее талию и подчеркивала светлый, почти бледный тон кожи. Но это было еще не все, эффект усиливался тем, что вместо привычных штанов на ней были чулки. Картину довершал мой бежевый шарф, который я никогда не одевал, он, повязанный ей на шею, и создавал образ самого олицетворения милоты в этом темном мире.
        — «Кто знает…»  — я старался говорить спокойно, но разум уже начинал давать сбой.
        — «Что, не понравился?»  — у Мако на лице было написано, что говорит она не про корабль.
        — «Почему же?.. Очень круто!.. Теперь я сам как пиратский капитан, тем более Имперский режим всегда казался мне чересчур… строгим… Да и гражданство там… меня… просчитать это… А о чем я вообще говорил… Подарок… да… Красивый очень…»  — я вытер пот со лба.
        — «Вот и славно… Я уж думала, тебе не понравится…»  — девушка немного переиграла с фальшью грустного тона.
        — «Конечно, мне бы понравилось!.. Ты же знаешь меня лучше, чем кто-либо!..»  — в целом я не любил сюрпризы, но это было исключением. Мако подошла на шаг и как бы невзначай достала мою карточку из кармана рубашки:
        — «Ты оставил ее в каюте… Я видела, что там пусто… Не стоило…»
        — «Если хочешь, можешь выкинуть этот папирус…»  — я не удержался от ухмылки, особенно когда увидел ее реакцию.
        — «Дурак! Это же ты подарил… как я могу…»  — она сделала еще на шаг и дала себя обнять, опьяняющий аромат моментально помутил мой разум еще сильнее. Пока Мако мурлыкала, словно милый котенок, который превращался в яростного тигра, стоило лишь кому-то нежелательному появиться в радиусе ее взгляда, я не удержался от вопроса:
        — «Слушай… А ты не боишься, что экипаж увидит тебя в неуставном виде?..»
        — «Их мнение меня не интересует… Мы все-таки теперь на пиратском корабле, можно и пренебречь правилами!.. Да и я не особо заметила, чтобы великий создатель здешнего кодекса сам ему следовал… Помню только, как он пользовался им в своих целях и прикрывался своим заместителем… А потом сам же себя и истязал… Совесть, видите ли, у него взыграла… Глупости на вроде сочувствия избирательны… Ты должен понимать, что это лишь для достойных…»  — она притянула меня за воротник и поцеловала, доводя до состояния кислородного голодания. Благо смерти от удушения не произошло, но я все же был немного удивлен:
        — «Ну, ты и циник… Причем еще и безжалостный…»
        — «Но тебе же это во мне и нравится…»  — девушка прищурилась, ожидая ответа.
        — «ДА!! Черт возьми!!»  — я не удержался от соблазна и поцеловал ее в ответ.
        — «А если хорошо попросишь, то я всегда так ходить буду…»  — похоже, логика окончательно покинула прекрасную леди и решила взять небольшой отпуск.
        — «Нет-нет-нет!! Ни в коем случае!! Я не позволю экипажу видеть тебя такой!! Такой ты должна быть только для меня!!! Никаких исключений!! Ревность  — штука страшная!!»  — я крепко обнял её за талию, Мако в ответ закинула руки мне на шею.
        — «Жадина…»  — в своей инициативности она была неподражаема, как и всегда.
        — «Только что касается права на тебя…»  — испытав неописуемую грусть, я кое-как отклеился от нее, дабы дойти до капитанской каюты. Нужное помещение находилось прямо в острие рубки управления, буквально в нескольких десятках метров по коридору и пару проемов на лифте или лестнице. Дизайн дредноута как всегда поражал своей простотой и эффективностью, но и заплутать в нем было  — раз плюнуть.
        Пустота вокруг как всегда воспринималась мною как нечто важное и приемлемое, ведь она могла подарить то самое спокойствие и ясность ума, но не сейчас, ведь я был совсем не один.
        Мы добрались до нужной стальной двери с несколькими печатями и световым крестом активатора высочайшего приоритета, даже глав-инженер не мог сюда пройти, а вот Мако могла, как впрочем и я. Герметизаторы разблокировали конструкцию и она распахнула врата в пристанище моего духа, я сразу заметил неожиданно дополнение к интерьеру и сегодняшнему подарку:
        — «Тортик!..»  — на столе, сбоку от всевозможных принадлежностей чрезвычайной важности, стоял небольшой круглый торт, украшенный милым бантиком,
        — «Это мне?..»
        — «Нам! Научись уже отличать „твое“ от нашего…»  — Мако недовольно скрестила руки на груди, ожидая пока я вдоволь налюбуюсь угощением.
        — «Хорошо… Это ведь ты просишь… Я буду стараться… Честно…»  — это было для меня невероятно непривычным, ведь такое задание противоречило моему характеру, но я сразу отметил данный пункт галкой у себя в голове.
        — «Я тут подумала, нам стоит отдохнуть и привести мысли в порядок… Ведь после совета нужно будет сразу отправиться на штурм верфей… Я уверена, ты уже обдумал целую кучу планов на это счет!.. Но, все равно решила помочь…»  — Мако села на кровать, уставившись в потолок,
        — «Так что, будешь зажигать свечи, и загадывать желание?..»
        — «Нет нужды, у меня уже есть все, о чем я мечтал… Хотя, я мог бы загадать, чтобы мы выжили, но не буду… В кодексе говорится, что сомнения  — ключ к ошибкам… А ошибки… Эх…»  — я немного помялся, на душе все еще непосильным грузом лежала одна мысль, о которой я должен был незамедлительно сообщить,
        — «Слушай… Мако…»
        — «Мм-м?»  — она тем временем уже подобралась к торту.
        — «Спасибо, что спасла меня тогда… Я очень тебе благодарен… Даже не так… Это слишком мягко сказано… Мне сложно выражать свои эмоции в нормальном формате, ты знаешь о чем я…»  — каждое слово давило в горле словно камень, хотелось наконец-то избавиться от этого. Я осторожно наблюдал, как девушка вальяжно берет себе кусочек, выглядела она словно графиня.
        — «А разве не наоборот?»  — Мако села рядом и внимательно ловила каждое слово.
        — «Нет, все не так… тогда… Тогда я был совсем один… Наемником… Никем, по сути… Кому вообще нужна жизнь, которую не с кем разделить… Иногда я просто целыми днями лежал у себя дома и ничего не делал в отсутствии заказов… Существовал, иначе и не скажешь… Мои цели были мимолетны и не давали никакого счастья… Тьма тогда подступила ко мне, я хотел лишь, чтобы эта агония просто закончилась… Агония одинокого пламени души… Но потом… Потом у меня появилась ты… Спасение, луч надежды… Тьма проиграла в тот раз, ведь она не смогла меня победить, я выжил… Я ощутил, что был кому-то нужен… Это просто невероятно само по себе… Ты каждый день говорила со мной, не важно, какое у тебя было настроение и что лежало на душе… Я изо дня в день ждал твоего звонка…»  — я не мог посмотреть ей в глаза, но знал, что она сидела и слушала мой монолог.
        — «Прости, что тогда пропал… А когда мы встретились снова, я был так рад, что твои чувства настоящие и даже не знал как себя вести… Я такой зануда и идиот… И… и как ты все еще меня терпишь… Не знаю, просто не знаю…»  — я сидел на стуле и всхлипывал, последняя фраза далась очень тяжело. Сверкающие слезинки бесконтрольно капали из моих глаз, но чувство того что все же смог это сказать и изгнать остатки сомнений, было просто неописуемым.
        Мако молча отложила тарелку и, прижав меня к себе, принялась гладить плаксивого капитана по его голове:
        — «Не накручивай… Это все глупые мысли… Тише, милый… Все в порядке… Я же рядом?..»
        — «Но мы не знаем, чем закончится эта война… Что может ждать нас по ту сторону портала?.. Вдруг мы не выживем?.. Вдруг я тебя потеряю?.. Вдруг все во что я верю  — ошибка…»  — я уткнулся носом во что-то мягкое и упругое, успокаивающий эффект моментально возымел свое.
        — «С таким Капитаном нам не страшна даже сама бесконечная бездна! Я уверена, ты выведешь нас целыми и невредимыми! Или ты не помнишь, что обещал, когда все кончится съездить со мной в медовый месяц?»  — Мако обхватила своими руками мою шею, прижимая еще сильнее.
        — «Но мы же даже не женаты!?»  — я все больше забывал про истерику в угоду приятному ощущению, которое невозможно описать словами.
        — «Это всегда можно исправить!.. Ты же Капитан, в конце-то концов! Я, например, никогда не хотела это афишировать… Ведь данное мероприятие лишь наше с тобой дело? Не правда ли?»  — она разомкнула хватку, продолжая улыбаться до ушей своей фирменной акульей ухмылкой. Данный факт совсем вылетел у меня из головы, капитан и вправду имел право обручать на своем корабле. Старпом уже хитро смотрела на меня.
        — «Ну… У нас еще три дня… Я не могу так сразу!..»  — я понял, что покраснел, когда по мне пошла испарина, а Мако издала смешок.
        — «Да ладно тебе! Самый подходящий момент! И рядом никого…»  — девушка встала, и даже не пытаясь скрыть переполняющую ее радость, пошла к шкафчику, начав активно в нем рыться. На кровати обычно было мягко и удобно, но не сейчас, сейчас я словно сидел на штыках.
        — «Что ты там… не может быть… Ты серьезно?..»  — когда увидел в ее руках кольца, то неожиданно осознал свое положение, сомнения отступили моментально,
        — «Ты серьезно…»
        — «А что тут такого? Мы уже долго знаем друг друга, и вообще! От тебя первого шага можно сто лет ждать! Тугодум!»  — когда Мако с довольной мордашкой подошла и натянула мне на безымянный палец платиновое кольцо, то я выпал из реальности,
        — «Так! Тебе надели! Теперь очередь самого Капитана!»  — она протянула руку в ожидании.
        — «У меня оправдания закончились… Ты точно уверена?.. Обратной дроги не будет… Для меня это более чем важно…»  — я повертел в руках блестящее кольцо.
        — «Я уже говорила… И еще раз скажу, если ты забыл! В том, что ты кромешный идиот, я уверена полностью! И в том, что люблю, тоже! Так что перестань меня бесить!»  — в голосе Мако начали появляться нотки легкого раздражения. Ее женские чары были непреодолимы, я не выдержал и сдался. Символ связи и закрепления ответственности стал печатью контракта между двумя душами, теперь он красовался на руке прекрасной девушки.
        Пока я морально отходил от ситуации и контакта, Мако пребывала в своем мире.
        — «Я так долго этого ждала… С того самого момента…»  — она моментально заключила меня в объятиях, возвращая мою голову на исходное положение.
        — «Кхм… Объявляю нас мужем и женой… Можете по…»  — договорить я не успел, сладкий вкус губ прервал хаос мыслей. Очередной барьер понимания был уничтожен силами, что я всегда боялся принять и понять, мыслями, что всегда вызывали у меня страх и восхищение одновременно, чувствами, ставшими всем и породившими новую связь, новые эмоции.
        * * *
        Утро, как всегда, было затянутым и трудным процессом. Будучи очень своевольным, организм сам выбирал какие аугментации использовать, а какие нет. Глаза неспешно открылись после долгих попыток расколупать сознание на предмет наличия сигнатуры рядом. Я зевнул так, что челюсть чуть не вышла из орбиты и, шатаясь, выпал из кровати.
        — «Ну, вот зачем она ушла… Знает же, что ненавижу любые неожиданности…»  — я обнаружил рядом с собой смятую записку: «Пошла проведать двух оболтусов, знаешь о ком я, проснешься, догонишь»,
        — «Можно подумать одного оболтуса ей не хватает…»  — я перезавязал скомканный хвост волос сзади и поправил черную рубашку со штанами, в которых обычно спал,
        — «Точно, нужно проверить начали ли они работу над проектом… Эх…»  — пришлось надеть помятый капитанский пиджак поверх рубашки, вариантов больше не было, а самому символу статуса ему уже давно пора было найти замену, но почему-то она все не находилась. Еще немного позевав и побродив по каюте как зомби, я все же решил из нее выйти, но лишь по вине одной особы.
        Великое путешествие началось. Мой путь лежал сквозь дебри инженерного отдела  — разума корабля. Гордый воин чуть ли ни полз по палубе, периодически кряхтя и стараясь не свалиться на уступающий дорогу персонал. Во рту был привкус пепла, а от каждого зевка слезились глаза, но это было не помехой. Дорога привела его в известное место и естественно, как и вчера, я услышал два очень знакомых голоса. Достойные мужи обменивались мыслями и высказывающие свое конструктивное мнение.
        — «УЕБОК!!! ТЫ КУДА ДЕЛ МОЙ ПОРТАТИВНЫЙ ЛАЗЕР!!!»  — гордо заявил сиплый голос.
        — «ТУДЫ ЖЕ КУДА ТЫ ДЕЛ МОЮ СВЯЩЕННУЮ БУТЫЛКУ ПОРТВЕЙНА!!!»  — незамедлительно ответил более утонченный.
        — «ЗАТКНИТЕСЬ ОБА!!! ИНАЧЕ Я ОТКРОЮ ОГОНЬ!!!»  — грубоватый тон Мако был ярко узнаваем среди баритонов любителей выпить.
        Заглянул за дверь, я увидел как Томас с великим энтузиазмом пытается познакомить лицо Скорпикора со своим чертильным устройством, похожим на усиленную версию ножа-инструментария. Но инженер тоже не робел и грозился порвать один из его чертежей. Триче сидела на одной из верхних полок, сложив лапки под брюшко, и вертела головой и усами каждый раз, когда раздавался шум, будто прислушиваясь. Я не знал степень мутации этого существа, так что не мог оценить ее уровень интеллекта, но она как минимум показывала себя более рассудительным членом общества на общем фоне.
        — «Смотрю, работа уже в самом разгаре… Просто не знаю, что сказать… Могу лишь посоветовать попуститься и решить все мирно, например, как взрослые люди…»  — я встал в дверном проеме и, зевая во весь рот, сложил руки на груди.
        — «НИ ЗА ЧТО!!! ЭТО МУДЛО МНЕ ВСЕ НЕРВЫ ВЫТРЕПАЛО!!!»  — Томас яростно оскалился и взял в руки неизвестно откуда появившуюся бутылку портвейна в качестве оружия.
        — «ТАК ВОТ ОНА ГДЕ, КУСОК ТЫ ДЕРЬМА!!!»  — Скорпикор взял Габриэля за шиворот и начал трусить, словно пакет с соком перед употреблением. У ученого из кармана выпала небольшая, прямоугольная пластина с синей сферой посередине  — портативный лазер.
        — «О! Мой лазер! Он у меня в кармане был…»  — Томас с довольным лицом высвободился из хватки и поднял утрату. Моментально забыв про разногласие, он пошел в сторону своего рабочего места.
        — «…»  — Скорпикор понял, что это за человек, продолжать спор не было нужды, он с пустым и истощенным взглядом побрел в другой угол ринга.
        — «Отлично!.. Так держать!.. Конфликт исчерпан!.. Мако, как там обстановка?..»  — я улыбнулся ей хоть и затаил обиду за утро.
        — «Ну… Два часа эти двое пытались убить друг друга… А у меня уже голова болит… Можно я пойду лягу?..»  — девушка выглядела невероятно уставшей, она держалась за голову выходя из помещения.
        — «Конечно, милая!.. Я сам разберусь… Или, постараюсь…»  — естественно я отпустил ее, ведь так говорило мое эство, оно считало данное действие правильным с любой точки зрения.
        Вздохнув, я проводил старпом взглядом и активировал квест, задачей которого было расспросить у мастеров своего дела аспекты выполнения текущих задач:
        — «Томас, как продвигается расшифровка алгоритмов работы этого оружия?..»  — после всего, что он вчера наговорил, поддерживать былые отношения было немного сложновато, постоянно хотелось засмеяться или пожалеть его, уж не знаю почему.
        Растрепанный и уставший ученый с кругами под глазами, едва проглядывающимися из-за очков, стоял возле своего любимого места около трехмерного принтера оружия. Он вводил какие-то коды на оранжевой омни-консоли, периодически хмыкая и пиная похожий на бобину аппарат.
        — «Нормально…»  — Томас почесал голову,  — «Но мне нужны еще минимум сутки… Тогда я точно смогу спроектировать устройство подходящего размера для своих пушек… Или может просто взять пространственный анализатор и подкорректировать его алгоритмы под АСКО?.. Нет, тогда линза не влезет в стабилизаторы потока… Или влезет… Как думаешь?.. Но это уменьшит скорость энергетической пульсации на 15%!!! И увеличит перезарядку на семь секунд…»
        — «А урон изменится?.. Если речь идет про выбор между скорострельностью и разовым уроном без потери точности, то выбирай скорострельность!.. Любое оружие работает эффективнее, если соблюдать баланс между этими аспектами!.. Как минимум, эффект „статуса“ будет повышен…»  — обычно я использовал лучевые турели на штурмовиках, там я всегда отдавал предпочтение скорострельности. Естественно данная рекалибровка активнее грела мое оружие, но враги превращались в угольки быстрее, чем это успевало происходить.
        — «А ты прав!! Только не делай такое довольно лицо… Я бы и сам до этого додумался! Вали отсюда, мешаешь сосредоточиться!!!»  — Томас отреагировал на мою улыбку небольшой «вспышкой», после чего углубился в свое любимое дело  — изыскание.
        Я принял его реакцию за похвалу и, сделав буквально несколько шагов в сторону, подошел к другому столу, там с помощью лазера можно было рисовать чертежи и отсылать шаблоны на соседний аппарат. Скорпикор с очень мудрым и задумчивым взглядом работал над каким-то проектом, по силуэту похожим на матрицу барьера.
        — «Есть продвижения?..»  — я покосился на огромного таракана на полке возле себя. Готов был поклясться, что когда наши взгляды пересеклись, существо странно прищурилось, используя дополнительные пластины на голове в качестве век для свои красных фасеток.
        — «Да, есть… Прототип резонирующих щитов, конечно, влетит нам в копеечку, но его доставят уже к полудню… Что же касается главного калибра…»  — он запнулся и в ужасе посмотрел на схему устройства корабельного эдикта.
        — «Что такое?.. Проблемы в отладке?..»  — я подошел к ошарашенному инженеру, стараясь не соприкоснуться с Триче.
        — «НЕТ! Какие там проблемы?! Это охренеть как круто! Ты вообще видел эту хрень? Да с ее помощью можно планету разорвать!»  — Скорпикор в восторге осматривал проект модели завершенного орудия,
        — «УХ!!! Я обязательно выложусь на полную для отладки этой штуки! Не думал, что смогу попасть на такую должность! Спасибо, что дал мне возможность помочь! Положись на мое мастерство!!!»
        — «Э-э-э, пожалуйста… Рад, что ты нашел себя после утраты…»  — Триче вновь прищурилась листами хитина и пристально посмотрела на меня,
        — «И это… Следи за своей прелестной дамой… А то мало ли…»
        — «Конечно! Раз плюнуть! Вот только отрегулирую поток ионов… Уху-ху… Не завидую я твоим врагам!»  — он посмеивался и полностью погруженный в свое задание, продолжал что-то активно чертить на экране.
        — «Я тоже… я тоже…»  — я хлопнул в ладоши и зашагал в сторону выхода,
        — «Ну, раз у вас все отлично, то моя задача выполнена!.. Пойду делать разные капитанские дела!.. Не перетрудитесь!..»
        — «Да, конечно! Если что, мы здесь будем!»  — ответили они оба, причем в унисон.
        Когда я в последний раз оглянулся, перед тем как окончательно покинуть помещение, то лишь одна мысль занимала мой разум, я надеялся, что гремучая смесь двух этих индивидов не станет катализатором катастрофы и мой корабль уцелеет.
        Заняться опять было нечем, вот я и решил пойти обратно, чтобы проведать состояние Мако. Коридоры все еще пустовали, тишина служила отдушиной, как и всегда. На палубах стоял запах металла, полимеров и хлорида натрия, но это вызывало лишь привычное чувство домашнего уюта, безопасности и умиротворения.
        Пока я неспешно шествовал вдоль энергоканалов, всматриваясь в их периодические пульсации, то успел изрядно возненавидеть свою форму. Лишь сейчас я заметил, что она не просто износилась, а уже больше походила на рваную и выцветшую тряпку, нежели на черный пиджак с позолотой, коим являлась раньше. Все это произошло по вине того, что материал был не рассчитан на такое использование и своеобразные испытания, постоянно находящиеся сами собой. Лацканы так и вообще превратились в нечто невразумительно ужасное, не говоря уже про, когда-то ровные отвороты на рукавах.
        Вздохнув от безысходности, я решил пока отложить это вопрос на полку, прямо рядом со многими другими и пойти дальше курсировать к своей цели.
        * * *
        Массивный гермозатвор ядовито скрипнул, почувствовав приближение авторизированной сигнатуры. Когда я устало зашел в каюту то сразу же заметил, что мои опасения были излишними, девушка с буквально сияющим энтузиазмом разглядывала кольцо у себя на пальце, лежа на спине и улыбаясь.
        — «Голова уже не болит?..»  — не сделав и пары шагов, я плюхнулся на кровать рядом с ней, ведь такое зрелище невозможно было пропустить мимо взгляда.
        — «А? Нет, все нормально…»  — Мако продолжала довольно валяться, почти катаясь по двуспальной кровати и издавать тихие смешки.
        — «Слушай… У тебя нет идей, чем можно занять себя эти два дня?.. Я же совсем со скуки помру…»  — я бы точно придумал что-то намного интереснее тупого скитания в поиске ничего, но еще не чувствовал, что могу просто взять и сделать то что мне хочется, нужно было выждать некоторое время и свыкнуться с этими мыслями.
        — «Это ты то? Да тебя, куда не отправь так вечно в неприятности вляпываешься…»  — Мако мило поморщила лоб и приложила к нему палец,  — «Может, свой старый корабль проведаешь? А то он там уже пылью в ангаре припал…»
        — «Точно… Стоит взглянуть как он там, вдруг украли…»  — в душе я загрустил, ведь надеялся на иное предложение, но и такая перспектива тоже была вполне приемлемой, ведь «Проблеск» как-никак являлся частью моего прошлого.
        — «Такой кусок…….Не важно! Иди, а я пока фильм посмотрю, только надолго не пропадай, я хотела с тобой кое-что обсудить сегодня!»  — Мако встала и, схватив меня за руки, практически вытолкала из собственной каюты, хихикая вслед. Она будто читала мои мысли и отвергала их своими хитрыми маневрами.
        * * *

        СЦЕНА ДВЕНАДЦАТАЯ: УШЕДШИЕ ВОСПОМИНАНИЯ
        Вот так вот и получилось. Я со странным послевкусием направился в ангар, пеняя на свою нерешительность. Поскольку дредноут уже несколько дней стоял в пиратской гавани, все изрядно поутихло. Для экономии энергии на корабле ввели пост-боевой режим (серая тревога), ненужные блоки отключились, протоптанные дорожки среди вен переходов потухли. Мне пришлось даже использовать энергию аугментаций, чтобы активировать глазные импланты и не разбить нос по дороге через особо темные места.
        «Проблеск» стоял в одном из стеллажей, внешне он, как и я, выглядел старым и потрепанным, но до боли в душе родным и знакомым. Краска на левом борту почти полностью облезла, а выпирающие передние основы для орудий уже не мерцали былыми переливами энергии, лишь тускло и едва заметно посветлели, когда я преодолел рельсы катапульт и подошел к своему старому другу.
        — «Скучал по мне?..»  — я провел рукой по одному из элеронов,  — «Странно, что тебя за столь долгий срок никто не украл… Нужно было изначально оставить тебя на дредноуте, но ты же знаешь, что я не люблю зацикливаться на прошлом… По крайней мере, пытаюсь… Ты же помнишь то время, когда мы каждый день сражались не на жизнь, а на смерть?.. Темное оно было… Тогда ты неисчислимое количество раз спасал меня… Только благодарности не жди… Мы же все понимаем, что это  — твоя задача… Ну, была твоей… „Справедливость“ намного лучше!.. И завидовать ей не стоит!.. Она теперь твоя замена… Сожалею, но такова судьба друг… Эх…»
        — «Капитан!»  — спектральный силуэт Инглиша возник из ниоткуда и стал материальным, парень крепко сжимал в руках нечто ужасающее и очень знакомое,
        — «Я тут у Томаса новый комикс взял, интереснейший выпуск! Там описываться недавние события у Мортэ Ди Фортеза! Называется: „Пробуждение Бога!“ Все просто в восторге от сцены на мостике! Гражданские и СМИ даже немного забыли про изоляцию и отвлеклись!.. Они на нас полагаются… По крайней мере, большинство… Верят, что „Справедливость“ восторжествует… Возможно,  — это все часть плана Габриэля?.. Не уверен, но я впервые осознал плюсы нахождения данного человека здесь!.. Хе-хе… Капитан?.. Вы какой-то бледный… Вам плохо?..»
        — «Возможно… Ты меня своими появлениями до инфаркта доведешь…»  — я отдернул руку от штурмовика, не оборачиваясь. По правде говоря, мне самому хотелось верить в наши силы. Почему-то эта ситуация раньше казалась мне иной, ведь другие души в мои планы изначально не входили. На самом деле, я лишь желал уберечь приближенных и свой маленький островок безопасности, ведь он был для меня долгожданной крепостью. Она была моими грезами, но стала обителям иной цели для защиты  — Мако.
        Мы ведь и вправду являлись последним рубежом этих людей, Император уже разумеется про них забыл. Кого интересует небольшое звездное скопление, когда твоя власть распространяется на две трети галактики. Бежать было некуда. Как сказал наш изыскатель, их будет все больше, а до «Андромеды» мы не долетим, придется выжигать эту чуму здесь, пока «Млечный путь» еще не достиг терминальной стадии заражения.
        — «Простите за неожиданное появление, Капитан! А что вы тут делали? Я слышал обрывок диалога…»  — он недоуменно наклонил голову набок.
        — «Сам с собой… Вспоминал прошлое…»  — я оперся на корабль спиной.
        — «Ясно… Я тоже иногда люблю вспомнить былое…»  — Инглиш почему-то сразу помрачнел, подобно штормовому облаку электромагнитной бури.
        — «Кстати, ты у нас уже столько времени по кораблю слоняешься, а я про тебя вообще ничего не знаю… Может, потравишь байку своему капитану?..»  — по правде говоря, мне тупо было нечем заняться, и я решил заодно отвлечь парня от проблемы. Судя по его занятию, разведчик не получал корректировочных данных из ополчения «Элизиум», иначе он бы уже давно сообщим мне хоть что-то:
        — «Если вы просите… Так и быть… Только с чего бы начать…»
        — «Начни с начала, у меня часов шесть, можешь не торопиться…»  — я решил сесть поудобнее. Ровная поверхность сверхпрочного контроллера направления позволяла сидеть на крыле, будто на лавке в парке.
        — «Хорошо, капитан…»  — Инглиш немного замялся, но после непродолжительной паузы собрался с мыслями и погрузился в воспоминания.
        * * *
        — «До того как пойти по пути военного, я жил на тихой и мирной планете „Краймия“. Безграничные пляжи всегда меня восхищали, хоть это планета и приписывалась к курортным, но ее красоты были не воссозданы терраморфингом, а являлись естественными… Раньше…»  — парень схватился за голову и что-то зашипел.
        — «Что случилось?..»  — я, было, хотел встать, но меня остановили.
        — «Все нормально!.. Да… Простите, Капитан… Когда я пытаюсь вспомнить то, что нельзя… Такое бывает…»  — Инглиш натянуто улыбнулся, он явно испытал вспышку боли, но моментально подавил это чувство и вернулся к изначальному состоянию.
        — «А что нельзя?..»  — я никак не отреагировал на такое поведение, хотя это меня немного беспокоило.
        — «Я пытался вспомнить родителей… и… Хорошо, я продолжу… Планета была независимой… Но повстанцы тогда подкупили правительство и взяли ее под свое командование… Так я и попал в их войска…»  — парень вздохнул и присел в метре от меня, ухмыльнувшись кому-то незримому,
        — «Они были мастерами своего подпольного дела, я быстро научился управлять многой техникой… Но лучше всего мне далось управления штурмовиками класса „Инсигния“… Помню как сейчас: „В мастерстве скрытно убивать  — тебе нет равных!“ говорили они… После обучения я скитался по сектору без дела, пока судьба не свела меня с ними… С теми, кто помог мне… Даже нет… Они были чем-то большим… Эти люди стали для меня семьей… Ведь из кровных родственников я помнил лишь сестру… Но не наше детство, оно просто стерлось… Аугментации, ошибка… И боль… Они пытались повторить технологию Эквистелла… Я потерял многое… Но не зря… Ведь хотел защитить ее… Подарить ей будущее, взамен утерянного… Она все, что у меня осталось…»
        — «Ты что, плачешь?..»  — мои штаны немного загрязнились от слоя «неизвестно чего» на месте где я сидел, пришлось чистить их прямо в процессе исповеди.
        — «Соринка в глаз попала… Я продолжу…»  — он вытер лицо рукавом плаща,
        — «Я попал в частную военную организацию,  — „Звездный Шторм“, тогда еще молодую, без особого влияния… Много тогда всего произошло… Начинал я с малого, когда поднялся выше, хоть я и был раздолбаем, но командовал хорошо… Мне доверили руководить одной из боевых операций,  — „Иридиевая война“… Открытие новых горизонтов добычи в секторе… Слышали о такой?.. Там произошел первый контакт, и погибло много людей…»
        — «Угу… Выходит, о „Изоморфах“ знали уже давно…»  — я бросил тщетную попытку вытереть штанину и злобно зыркнул на «Проблеск», он уже совсем не соответствовал исконному своему названию.
        — «Вероятно… Шрамы прошлого иногда невозможно забыть… Они будут преследовать тебя вечно…»  — он закатил рукав и снял перчатку,  — «Видите это?..»
        — «Ну, это твоя рука…»  — мои штаны теперь поменяли в цвете, став «ржавыми».
        — «Верно… Но лишь отчасти…»  — на запястье Инглиша появились трещины, искусственная кожа разошлась и стала бронированными панелями, обнажая кибернетическое основание скелета с ядром питания. Сразу после преобразования из руки выпал эфес меча, разведчик тут же схватил его этой самой рукой, из которой достал, протез вернулся в нормальное состояние в мгновение ока и до падения основания меча. Из эфеса выдвинулся метровый клинок, сияющий зеленой кромкой.
        — «Так вот, где ты его все время прячешь!..»  — я бросил попытки остаться чистым.
        — «Да, он напоминание о прошлом, и одновременно часть меня…»  — покрутив меч в руках, он подкинул его ввысь, протез моментально произвел корректировочное движение с последующим возвращением части аугментации на место и захлопнулся,
        — «Мы воевали со многими другими частными корпорациями, но не знали, что самый страшный враг  — это близкие нам люди… Организация начала увядать, причина оставалась не ясной… Наш глава,  — Максий Припикула, постоянно проводил собрания и агитировал нас, но собрать коллектив это не помогало… Все стало хуже… На поле боя вышел, скрытый доселе, враг,  — дисперсионное орудие…»
        Кровь застыла у меня в жилах, я вспомнил этот момент своей истории, благодаря ему моя жизнь едва ни оборвалась. Какой-то твари из высших чинов отдела разработки и тестирования,  — «Хилус Инкорпорейтед», пришло в голову, что корректировочные испытания следует проводить, сливая чертежи в общую сеть, чтобы всякий скам мог легко найти их. Наемники не знали, как справиться с пиратами, нашедшими и модифицировавшими это оружие. Синергия орудия с кораблями «Тогуру» была идеальна, они отлично выполняли функцию по сбору информации. Для новичков первые задания ставали последними, ошибки были недопустимы, ведь враг обрел то, что не должен.
        Дважды я смог победить этого монстра, один раз на дуэли по пути к заказу. Второй раз, когда наш флот зажали в засаде. Миллионы людей тогда покинули сектор, опасаясь за свою жизнь. Виновники скрылись, так и не получив по заслугам.
        — «Вечные разногласия и неспособность победить врага с превосходящим вооружением, подстрекали нас к развалу… Так я и метался между корпорационными корпусами, то там отправят подсобить, то там… А мой корабль…»  — Инглиш посмотрел в сторону выхода из ангара, его взгляд был пуст,
        — «Его наверно уничтожили вместе со станцией… Как и… нет… Я не должен так думать…»
        — «И как ты в итоге стал главой отдела разведки на «Часовом- XVII?..»  — я уже прикидывал в уме стоимость нового корабля, нужно было поднять боевой дух парня, ведь нам предстояла не просто битва. Судьба сектора невольно перекинулась на один единственный дредноут, единственный из оставшихся.
        — «Однажды я спас отряд своего будущего подчиненного,  — Джозефа Доцента, он и его „Геката“, попали в окружение… Я был во главе авангарда, мы отбились, но не без потерь… Империум, уже захвативший весь сектор, поручил мне управление этим отделом… Корпорация с радостью одобрила это, ведь свой человек вверху никогда не помешает…»  — он вздохнул,
        — «Вскоре произошла первая атака неизвестного врага… Лишь небольшой отряд, но по силе как флот… Они отрезали меня от построения ополчения границы сектора, я оставил вместо себя заместителя, не знаю что с ним… Ну, а после всего командование приказало мне лететь на „Часового-XVII“ для дальнейшего переназначения…»
        — «Грустная какая-то история получилась…»  — я кинул взгляд на пролетающие мимо защитных экранов пиратские штурмовики.
        — «Почему же?.. Я встретил там много друзей и… Или вы про флот?..»  — Инглиш заметил, что я кивнул. Вокруг воцарилась тишина, мне пришлось брать ситуацию в свои руки:
        — «Слушай, мне кажется, тебе стоит купить корабль!.. Порт тут большой, а финальная битва скоро, ты бы нам очень пригодился в качестве пилота!.. Мои летчики особо не обучены, им пригодится помощь профессионала со счетчиком убийств больше десятка!..»  — я указал ему рукой на виднеющийся через экраны многоэтажный комплекс верфей,
        — «В любом случае, мне нужно купить орудия для этого корыта!.. Того, на котором Скорпикор прилетел… Оно нам тоже пригодится… Нам сейчас все пригодится…»
        — «Но капитан, я не…»  — он почему-то скривился.
        — «Так, мой корабль, мои…»  — по спине пробежал холод, создавалось впечатление, что кто-то очень знакомый сейчас смотрит на меня, где-то рядом запахло лимоном,
        — «Вот как не обмолвлюсь про что-то нежелательное, так сразу страшно становится… Нужно уже перестать бояться этого… Не может же она быть везде… Или может… Ну, в мыслях же она не может меня преследовать!.. или…»
        — «Капитан!.. Там это…»  — взгляд разведчика расширился, он отступил на шаг и выпрямился, став по стойке смирно, прямо как гласил кодекс в случае присутствия высшего командования.
        — «И в мыслях тоже…»  — сладкий шепот сопроводило горячее дыхание прямо мне в ухо. Я проявил чудеса ловкости и отпрыгнул на несколько метров вперед, сзади и вправду стояла довольная Мако, одетая в свою черно-золотую форму.
        — «Твоя карточка…»  — она швырнула мне в руки кусок полимера и расплылась в демонической улыбке,
        — «Пришло финансирование за проданные Томасом вещи, так что я сняла немного… Можешь ее забрать…»
        — «Спасибо, милая… Мы, ну… Гулять!.. Скоро вернемся!..»  — едва успокаивая участившийся пульс, я одной рукой махал ей, а другой выталкивал из дредноута остолбеневшую статую Инглиша. Опасность разрыва сердечного прототипа обещала миновать не скоро.
        * * *
        После непродолжительного хождения по металлическим мостам доков мы очутились у тридцатиэтажного ангара верфи, работа в ней кипела. Механизмы извергали из себя огонь от использования горючего топлива, который поглощали очистительные системы, огромная дверь была изначально поднята, нам не составило труда войти и начать рассматривать интерьер.
        Внутренние краны-тяжеловесы перетаскивали различные контейнеры, инженерные механизмы активно собирали корпуса кораблей, другие ленты  — оружие. Из хорошо осветленной части ангара, где находилась некая будка-кордон, к нам вышел молодой мужчина в испачканной одежде, он словно поджидал прихода гостей уже давно:
        — «Покупать, продавать, таращиться? Если третье, то взашей выставлю…»
        — «Мы покупать, добрый хозяин!..»  — я сложил ладони и уважительно поклонился.
        — «Вот все бы так себя вели! Сразу настроение поднялось!»  — он, похоже, совсем не понял мою шутку.
        — «Нам нужно шесть тяжелых орудийных комплексов ионизированного рассеивания инерционных потоков сверхбыстрых энергетических колебаний  — „Антефикс“, для фрегата-носителя с функцией поддержки  — „Апофис“, а еще разрешите, чтобы этот парень немного тут свободно походил и выбрал себе корабль!.. В какой части верфи ангары со штурмовиками класса „Инсигния“?..»
        Продавец почесал голову, и указать пальцем в направлении дальней части комплекса:
        — «Все образцы серийного производства находятся в поле зрения… Провожать не буду, не заблудитесь…»
        — «Хорошо, тогда мы пойдем!.. Орудия заберем вместе с кораблем, дронов перевозчиков я сам вышлю, не беспокойтесь…»  — я повел Инглиша в сторону, что указал продавец.
        Нашему взору предстал огромный ангар из серого металла, усеянный различными образцами техники всех существующих фракций и даже некоторых несуществующих. На многоэтажных стеллажах, простирающихся почти на сотни метров ввысь, прямо как в каком-то кондитерском отделе, только гипертрофировано огромном и предназначенном для узкой прослойки населения с определенным способом заработка, красовались различные звездолеты легких и средних модификаций  — корветы, фрегаты, штурмовики и перехватчики. Настоящий рай для начинающего любителя убивать. Здесь располагались и сине-серые, похожие на ракеты корабли АВАНГАРДа, и тускло-желтые, отдаленно напоминающие кирпичи корабли Империума и даже черные с красным корабли моей фракции  — Эквистелла. Последние отличались треугольными корпусами, смотрящими острием вперед.
        — «Приглянулось чего?..»  — я ходил между судами и разглядывал их, они левитировали высоко над полом, а их уменьшенные голограммы стояли ровной полосой вдоль начала дорожки к этому месту.
        — «Капитан, я не думаю что… О-О-О!!!»  — парень побежал в сторону одного из кораблей, едва сдерживая неожиданно проявившийся восторг,
        — «Поверить не могу! Это же последняя модификация штурмовиков Эквистелла! Как она сюда попала?! Я думал это закрытый проект, никогда не видел их так близко!»
        Я задумался, мне тоже была непонятна эта ситуация. Передо мною стоял один из последних образцов технологического превосходства моих братьев по вере, штурмовик-инсигния  — SG-XC: «Нагината». Я читал про него, «S» в название означало «Спектральный», такая машина могла маскироваться на долгое время и была частым гостем среди рук наемников, но чтобы пираты…
        Корпус формы нескольких сложенных, приплюснутых пирамид и вправду отдаленно напоминал лезвие клинка, корабль хоть и был высотой почти с два этажа, но спокойно управлялся одним человеком. Его тройные двигатели и сплющенные острые крылья были скорее частью брони, нежели органами управления.
        — «Решено!.. Берем!.. Ты же знаешь, как обращаться с этим красавцем?..»  — я окинул взглядом клювообразную кабину из плотного металла с вертикальной оранжевой полосой посередине, она смотрела на меня своим острием.
        — «Шутите?! Да я рожден для него! У меня достаточно имплантов чтобы синергия прошла успешно, я даже летал на предыдущих модификациях! Правда, в симуляторе… Но это не важно!»  — Инглиш уже буквально обнимал корабль, но высотная силовая ограда мешала ему это сделать.
        Не желая препятствовать проявлению истинной радости, я развернулся обратно к продавцу и, сделав буквально несколько шагов, вальяжно всучил ему карточку, показывая указательным пальцем на нужный слот. Деятель подпольной торговли в свою очередь спешно скривился и, введя требуемую сумму, вернул мне мою вещь.
        Крыша ангара открылась, разойдясь на несколько сотен метров в стороны своими двойными створками. Шарики дронов, заблаговременно вызванные по инструментарию, воспарили над нами и схватили экранированный контейнер с оружием, после чего вторая их ватага обвернула штурмовик в антигравитационный пузырь и с помощью грави-лучей медленно понесла все в сторону дредноута. К моей величайшей радости, вариантов избавления от недругов неплохо прибавилось.
        * * *
        Когда мы вернулись обратно, корабли уже стояли друг напротив друга: мой старенький штурмовик, чуть дальше «Нагината-S», которую уже настраивал обогнавший меня Инглиш, и в конце «Апофис» Скорпикора, его вовсю ремонтировали и укомплектовывали манипуляторы со встроенными лучами реконструирования. Разведчик ухитрился вернуться на несколько минут раньше своего Капитана, и как мне показалось, даже обогнал довольно шустрых дронов.
        — «Слушай, ты должен быть готов выступить как только того потребуют обстоятельства, мы на тебя рассчитываем!..»  — я встал напротив своего достояния идеала симбиоза двух фракций  — «Проблеска» и профилактически воспользовавшись местными правилами этикета, отдал парню честь. Еще несколько мгновений, ожидая ответа, я всматривался в то, с каким диким и искренним энтузиазмом наш новый элитный пилот копается среди омни-панелей кабины своего новенького звездолета, боясь иной раз задеть не тот тумблер или рычаг.
        — «Спасибо, что выслушали… Правда… Это очень важно для меня… Не помню, когда в последний раз доводилось встретить того, кто так хорошо понимает в технике!.. Обещаю выложиться на полную, Капитан!»  — он отдал честь в ответ и улыбнулся.
        Здесь больше делать было нечего, странно, но для меня время пролетело быстро и незаметно. Перед уходом я еще раз взглянул на свою покупку и оценил проделанную психологическую и экономическую работу, как мне казалось  — это принесло сплошные плюсы.
        Вспомнились слова Мако, она говорила что-то про планы на вечер. Не теряя больше ни минуты, я миновал штабеля кораблей и двинул в сторону капитанской каюты, дабы проверить на целостность свое главное сокровище.
        Дверь с надпись: «Не влезай, убью…», написанной моим почерком и перечеркнутым «убью» на «убьем» с помощью красного фломастера, неспешно распахнулась, я увидел, что Мако стояла возле иллюминатора и пустым взглядом смотрела куда-то вдаль. За экранами сияло почти красное зарево заката, создающее множество теней по всему помещению благодаря своему тусклому свечению.

        — «Не хотел случайно прервать… Думал, ты смотрела фильм…»  — я плюхнулся на кресло рядом с Мако и начал крутиться по кругу.
        — «А я и смотрела… Что более важно, у меня есть серьезный разговор…»  — она остановила его одним движением и пристально посмотрела на меня своим бездонным взглядом.
        — «Очень серьезный?.. Ты не пугай меня так, мне вредно бояться…»  — в полумраке я не сразу заметил ее настоящие эмоции, и как только это случилось, сразу забеспокоился. Всякий раз, когда я видел ее такой, мне и самому становилось грустно, ощущение чего-то не доброго затрубило среди хаоса мыслей и в этом случае.
        — «Э-эх… Поступили данные, что последняя станция колониального типа, „Элизиум“, уничтожена… Что стало с флотами сопровождения и беженцами, неизвестно…»  — девушка покачала головой и села на стол, закинув одну ногу на другую.
        — «Как уничтожена?.. КОГДА!?»  — к моему счастью я сидел и от шока упасть не смог,
        — «Но как же… За кой черт мы в таком случае тут надрываемся, если больше некого спасать!? Но как же гражданские… Должна же быть хоть какая-то информация!.. И что мне сказать тому пареньку??? Прости, но твоя единственная родня хер знает где и возможно погибла!? Я не могу, не после услышанного… это…»  — мой план летел ко всем чертям с каждой секундой, ведь сколь сильны бы не были пираты, они лишь его треть, прикрытия должно быть больше, намного больше.
        — «Успокойся! Их сигналы были утеряны, но подтверждения уничтожения флотов не поступало… Есть шанс, что они все же живы…»  — тон Мако был наполнен скорее досадой, нежели грустью, и я полностью разделял ее чувства, ведь сейчас мы не были светлыми рыцарями несущими веру каждому, именно мы служили тем самым определением слову «Серафим»  — еще не демоны, но уже не высшие создания,
        — «Но это совсем не то, что я хотела сказать… Пару дней назад пришло зашифрованное послание от центра наемников, их штаб-квартира потеряна, все данные нам полномочия упраздняются, теперь в секторе нет такого понятия как закон…»
        — «Постой, к чему ты клонишь?..»  — я решил не строить догадок и выслушать ее.
        — «Мортэ Ди Фортеза  — теперь единственный дееспособный порт, а по совместительству  — последний оплот человечества в секторе… Отступать некуда…»  — девушка спрыгнула со стола и плюхнулась на кровать, решив повертеть в руках подушку.
        — «Но как же планетарные колонии?..»  — я просто не верил в услышанную информацию.
        — «Колонизированный сектор не отвечает, а материнские корабли были эвакуированы сразу по началу вторжения, мы остались одни…»  — Мако, как и я прекрасно понимала, что всем мы не поможем, а отсутствие каких-либо высших чинов лишь вызовет панику среди выживших, если оные все еще имеются. Обстоятельства, как всегда, экспонировали на поле черные фигуры, а мы лишь могли оценивать их и делать ход, словно пытаясь сопротивляться гравитационной аномалии кротовой норы не имея инерционных стабилизаторов на своих крыльях.
        — «Тогда…»  — довершить мысль я не успел, на корабле раздался пронзительный гул сирен, активировалось аварийное освещение  — это была красная тревога.
        * * *

        СЦЕНА ТРИНАДЦАТАЯ: СИМФОНИЯ ВОЙНЫ
        Мы с Мако подбежали к экранам капитанской каюты, пучки света начали вспыхивать у границы гравитационного колодца крепости. Сотни световых копей разной величины мерцали переливами среди мглы туманности местной звезды, каждый из них затухал через несколько секунд, а после на его месте появлялась трещина в пространстве  — прыжковые разломы.
        Близ пиратской станции, разрывая пространство и время, сопровождаемые светопреставлением и градом молний, начали выходить белоснежные ковчеги. Почти десяток массивных, километровых, зеленоватых бревен бронированных эсминцев Империума с повреждениями на обшивках стали следующей волной прибоя. Их эскортировали тускло-желтые фрегаты выгнутой, словно хребет какого-то животного, формы с небольшими крылышками сзади и штурмовики, похожие на подковы с круглыми кабинами ближе к двигателям.
        Когда почти весь флот вышел из гипера, разлом огромных размеров распахнулся за ним, сама туманность расступилась от гравитационной аномалии этого явления. Из пространственной матрицы вышел колоссальный авианосец серого цвета, он был намного больше нашего дредноута, но немного меньше «Анахарсиса», на всем его борту красовалась метка наемников  — планета Земля среди трех колец. Данный корабль невозможно было спутать с чем-либо в этой вселенной. Покрытый шрамами тысяч боев, монстр, о котором узнавал всякий, кто хоть раз бывал в нейтральных секторах вассалов Империума, легенда прошлого  — титан АВАНГАРДа.
        «Атлас»  — огромная цилиндрическая структура, длиною в четыре километра,  — это был флагман флота свободных наемников, испещренный крупнокалиберными удлиненными стволами тяжелой кинетической артиллерии и десятками взлетных полос с катапультами, некоторые из которых располагались даже на днище. Вокруг него роились толпы стреловидных синехвостых перехватчиков с продолговатыми кабинами. Он точно недавно сражался, все орудия титана были активированы, но повреждены.
        — «На связи адмирал Соул! Передаю на всех частотах! За нами движутся силы пришельцев! Прошу ограничить агрессию в нашу сторону!!!»  — на всех частотах послышался хриплый и отчаянный голос. Силы пиратов в это время уже готовились отразить возможную атаку, их корабли активировали сияние корпусов и фотонные двигатели, каждую секунду один из них отсоединялся от трапов и вылетал на перехват,  — крепость подняла все силы по тревоге.
        — «У нас не было другого выхода, кроме как прыгнуть в это пространство! Мы засекли здесь опознавательный маяк имперских сил! Повторяю! У нас на кораблях миллионы людей, многие ранены,  — это наш единственный шанс на спасение!»
        Я некоторое время стоял в ступоре, радость от того что флот уцелел сразу сменилась страхом его скорой потери:
        — «Мако!! Мы должны!..»
        — «Бежим на мостик! Быстрее!»  — она схватила меня за руку, и мы помчались вперед: коридор, затем лифт, после показалась командная рубка. Экипаж в панике сбегался на свои места, некоторые были в не совсем подобающем виде. Мы так долго прохлаждались, что сирена застала нас врасплох, или даже больше.
        — «Все по местам!!! Мы должны немедленно выдвинуться на помощь флоту уцелевших сил Империума!!!»  — я встал на свое место, стараясь выполнить функции как можно большего числа людей. Подавать энергию на системы и одновременно активировать несколько десятков алгоритмов оказалось сложно, но благодаря моему помощнику более чем выполнимо. Дредноут не был полностью улучшен, но временные мерки все больше сужались, счет шел на секунды.
        Силы пиратов быстро вырвались из всех ангаров дланью световых хвостов, окружая нежданных гостей, в то время как наш корабль готовился к экстренному взлету.
        — «Взорвать трапы!!! Тройное форсирование на длительный блок!!! Рулевой, выведи нас из доков!!! СЕЙЧАС!!!»  — с каждым мгновение какая-то из задач перекладывалась на экипаж, мои команды выполнялись своевременно.
        — «Есть, Капитан!»  — молодой парень вставил руки в проемы со специальными органами управления и дернул за них что есть мочи. Огромная машина издала душераздирающий рев, ионные двигатели за ней вспыхнули силой сотни звезд. «Справедливость» затрясло и она начала поднимать нос.
        Не дожидаясь пока мосты, ведущие к дредноуту, уберутся, корабль рванул вверх, ломая их и половину доков. Мы сорвались с места, оставляя за собой тепловой след и полную разруху. Инерции хватило, чтобы пролить на радиста стоящий перед ним кофе в бумажном стакане, тот начал корчиться на стуле стиснув зубы, но продолжал выполнять свою задачу, чувствуя вину за профуканную смену.
        — «Совершить экстренный микро-варп!!! Цельтесь прямо между флотом ополчения пиратов и силами легиона Империума!!!»  — по команде корабль начал разгон. Лучи света опоясывали корпус, пространство разорвалось и тут же выплюнуло нас прямо перед линкорами картеля.
        — «СТОЯТЬ!!! ЭТО ПРИКАЗ!!!»  — дредноут вышел из прыжка, сопровождаемый обручами остаточной энергии и повернул орудия в сторону линкоров, лазерные прицелы тяжелого калибра остановились на самом крупном корабле, не похожем по своему виду ни на один из трех типов пиратских кланов,
        — «Я ДВАЖДЫ ПОВТОРЯТЬ НЕ БУДУ!!! ОДНО ДВИЖЕНИЕ И МЫ ВАС ИСПЕПЕЛИМ!!!»
        — «Эй! Мы думали, что вы на нашей стороне!!!»  — пиратский адмирал явно был в ярости,
        — «Не строй из себя крутого!!! Убирайся с дороги!!! Или исчезнешь вместе с этими Имперскими тварями!!!»  — похожий на шило линкор, повернул на нас четыре трехствольные гаубицы, но выстрелить не решался.
        — «Это ТВОЯ спесь сейчас развяжет мне руки!!! Я бы на ТВОЕМ месте успокоился!!! Перевес не на вашей стороне!!! Я знаю, ведь видел ваш прошлый бой!! Ваш флот тогда понес большие потери, много кораблей не в лучшей форме!! Наш же дредноут, вполне может, хоть СЕЙЧАС, превратить вашу станцию в кусок обугленного мусора!! Советую выслушать, что Я СКАЖУ!!! ЯСНО!?»  — мне аж самому голова заболела от своего крика.
        — «Можно тебя на секунду…»  — старпом с ужасом всматривалась в сонар.
        — «Ну, Мако… Я только в роль вошел…»  — я выключил передатчик на воротнике, чтобы наши оппоненты меня не слышали.
        — «ОДНУ СЕКУНДУ!!!»  — заорала она, указывая на космос впереди.
        — «Ну что такое!? Нет… Великий Илиас…»  — сотни вспышек света вновь разорвали бездну вокруг, на этот раз за авианосцем «Атлас». Сияние сопровождалось колоссальными молниями, из гипера медленно появлялась структура монументальных размеров, доселе не виданный корабль предстал пред нашим взором. Флагман пришельцев почти вышел из подпространства, но он был не как все другие, на этот раз, аберрация предстала в образе подлинного демона.
        Форма корпуса твари больше напоминала хаотичную структуру из темной металлической плоти, испещренную шипами вокруг круглой основы, но вместо игл у нее были свежие обломки кораблей. Поросшего нефритовыми кристаллами монстра сопровождали мелкие рагиформесы (ромбы-скаты)  — тяжелых перехватчиков, он плавно закончил прыжок и встал во всей красе. Во мне все похолодело в тот момент, когда на одном из бортов я заметил надпись на корпусе не полностью ассимилированного корабля,  — «Сверхновая».
        — «Пресвятая мать заступница… Так вот, что они делают с нашими кораблями…»  — орудия флагмана пришельцев повернулись в нашу сторону,
        — «Развернуть корабль в сторону этой… штуки!.. Приготовить разрывные снаряды… и… Нам необходимо получить как можно больше данных перед атакой!..»  — я всматривался в пульсирующие вены на черной жиже перерабатываемого металла, амеба жадно поглощала корабли даже сейчас, отращивая все новые и новые кристальные наросты,
        — «ЭЙ!!! Головорезы!! Вы должны помочь нам с этой… „Химерой“… Если вы будете стрелять по двум врагам одновременно, ваши шансы на успех чертовски малы!.. Советую перестать говниться и присоединиться к веселью!..»
        — «Ты, кусок полимеров… Мы еще не закончили! Этим Имперцам сильно повезло, что мы у тебя в долгу… Но когда мы его отдадим…»  — голос недовольно хмыкнул.
        — «Знаю!.. А теперь заткнитесь и начнем же вечеринку!..»  — «Справедливость» развернулась к «Химере» и ее разогретые орудия открыли огонь, пучки света врезались в броню монстра и срезали с него крупный отросток кристалла. Нашему примеру последовали Имперские эсминцы и пиратские линкоры, они активировали артиллерию, встав стеной вокруг нас, и стреляли по оппоненту, пытаясь повредить основу скрепленных корпусов, более мелкие корабли схлестнулись с вражескими перехватчиками и дронами в смертоносном танце.
        — «Мако!.. Статус главного калибра?..»  — возле рубки играли в догонялки несколько пиратов и мелкие корабли чужих. Звено картеля развернулось по дуге, попав прямо под наше ПВО. Пространственный вычислительный центр навел уже выпущенные ракеты и похоронил троих неприятелей, создав определенное число сфер плазменных взрывов и как раз вовремя, один из перехватчиков «Арматоров» почти лишился жизни в этот момент, но его пилот смог выжить лишь благодаря своевременному виражу.
        История «Часового» почти повторилась, но больше было некуда отступать, ковчеги и «Атлас» сильно пострадали в погоне от этой твари, их подкрепление вошло с нами в связь, стараясь координировать действия флота.
        — «Мы не можем выстрелить из главного калибра, тумблеры заблокированы! Слишком много помех и я вообще не понимаю, как эта штука работает!»  — невозмутимости Мако было не занимать.
        — «Понял, придётся разобраться по старинке!.. Перераспределить энергию из аварийных систем!.. Замедлить ход и открыть огонь из Расщепителей!.. СЕЙЧАС!!!»  — тяжелые орудия навелись и дали залп по моей команде, струны света разорвали пространство, отправив «снаряды» прямо в центр конструкции. Удар пробил верхнюю кромку кристаллической брони, «Химера» получила повреждения бронированного сердечника и куски кристаллов полетели в стороны от ее основного тела, но амеба явно не готовилась погибать, все хаотично расположенные гаубицы на ее корпусе начали сиять зеленым заревом, к ним подалось питание.
        — «Всю энергию на фронтальный щит!.. Сейчас будет трясти!!»  — команда выполнила мой приказ. Энергетический барьер ближе к носу начал интенсивно сиять, в это время орудия «Химеры» открыли огонь. Словно слаженный оркестр, каждая из разнокалиберных пушек, заслоняя свет оранжевой звезды, направила свои кинетически и плазменные снаряды в нашу сторону,  — кристальное чудовище из плоти и металла добротно поливало нас снарядами из всего, что могло это делать.
        По флоту, окружившему монстра, прокатилась массивная волна смертельного дождя, он врезался в щиты, разбросанных по пространству союзных кораблей, заставляя их вспыхивать и иногда разрываться под напором. Некоторые союзники не выдержали урона и были подбиты сразу, их корабли разрывало на куски, тяжёлые пузыри барьеров эсминцев и линкоров смогли выдержать попадания орудий и не пасть, они даже прикрыли ближайших союзников, спасая несколько эскадрилий. Я ждал того момента когда град закончится, момента когда бы воцарилась секундная тишина и он настал:
        — «Крупные орудия врага ушли на перезарядку, это наш шанс!! Всем эскадронам!! Активация боевого протокола!! ВЗЛЕТАЙТЕ!!!»
        Зубастые створки по бортам раскрылись, открывая вид на двойные рельсы, присоединенные к штабелям,  — взлетная полоса дредноута, подобно скорострельному орудию, где пулями были корпуса, начала выплевывать перехватчики и штурмовики, сопровождая их смачными инерционными импульсами.
        Сложив руки за спиной, я окинул взглядом своих подчиненных. Их разномастные корабли изрыгали энергию из своих воздухозаборников-пастей, изнывая от жажды долгожданного боевого крещения. Реакторы моего флота получили непосредственную синхронизацию со «Справедливостью», обретая огромный прирост к характеристикам.
        — «Врата бездны распахнулись перед нами!! Но она не получит нас!! Ведь мы сражаемся для нее!! Не бойтесь ничего!! Воспарите же!! Ваша задача  — обезоружить эту тварь!! Не дайте ей опять выстрелить!! Мы не можем потерять наших союзников!! Восстаньте из пустоты и покажите, как сражаются те, кто служит высшей цели!!!»  — по моей команде крылья серых хвостов перестроились ключом и сорвались с места, устремившись на сближение с монстром, прямо сквозь хаос боя.
        Линкоры и эсминцы кружили по дуге, пытаясь не попасть под огонь среднекалиберного вооружения «Химеры». Все пространство было испещрено хвостами ракет выпущенных пиратскими кораблями, они догоняли пытающихся уйти на безопасную дистанцию врагов, и детонировали каскадом взрывов, подрывая вражескую активность.
        Звено лихо уклонялось, но не могло пробиться сквозь рой врагов, те просто заполонили пространство стеной из зеленых следов и сеткой из белых лучей. Огни десятка кинетических рейлганов, орудий «Фуруд»  — являвшихся нашим средним калибром и выстреливающих кинетическими зарядами по силе и скорости достаточными, чтобы уничтожить фрегат с двух попаданий, и ракетного ПВО «Алия»  — прикрывающего нас огнем по бортам и не дающего подобраться ни перехватчикам, ни ракетам, все равно не хватало для победы. Расщепители раз за разом пытались пробить обшивку твари, но выходило у них плохо, она постоянно меняла расположение важных узлов и как только они восстанавливались, возвращала их обратно, пряча те, что повредили, и так до бесконечности. Световые пучки просто вхолостую скользили сквозь монстра.
        — «Адмирал Соул на связи! Извините, что не сразу вышел на контакт! Спасибо за оказанную поддержку, мы не оставим вас одних!»  — створки колоссальных ангаров «Атласа» начали открываться и его катапульты поочередно выпускали на свет светлячки десятков перехватчиков неизвестной мне модели,
        — «Наша артиллерия недееспособна, но мы знаем, какой подарок придется вам по вкусу,  — это последняя разработка АВАНГАРДА, тяжелый истребители-перехватчики всестороннего противодействия  — HF-VI: „Фантом“!! Не смотрите на размеры, он способен нанести урон сопоставимый штурмовику класса „Синтагма“, и при этом чертовски быстр! Не буду возражать, если вы проведете полевые испытания прямо сейчас!»
        Тридцать сорокаметровых продолговатых черных силуэтом встали стеной перед дредноутом, расправляя четверки узких, бритвенно острых крыла. Похожие на находку для любого любителя геометрии и (или) истории авиапромышленности далекого прошлого, перехватчики были надломлены сверху ближе к носу, там, прямо внутри закрытого полу-прозрачными экранами ромба-фонаря кокпита располагался неотрывно наблюдающий за любыми движениями шар с кольцом энергии,  — это была «голова» для дронов. Призраки истребителей старой Земли еще несколько секунд красовались своими блестящими корпусами с острыми углами конструкций, постоянно меняя положение лезвий УВТ и ПГО, установленных для возможности боя в атмосфере, зеленые следы их двоек острых двигателей вспыхивали и затухали каждую секунду.
        — «Можете не беспокоиться,  — это автоматическое оружие, в пилотах они не нуждаются! Передаю вам полный контроль!»  — энерго-узлы «Фантомов» из серого начали светиться темно-красным  — это значило смену знамени.
        — «Томас, чтоб тебя!.. Бери это на себя!..»  — я покосился в темный угол рубки управления.
        — «Думал, ты не попросишь!»  — сидевший возле компьютера на мостике ученый, хрустнул пальцами и включил на мониторе одну из камер дронов,
        — «Какая охерительная игрушка!! Не верю, что кто-то кроме меня смог создать подобное!! Сейчас поиграем!!»  — как только ученый коснулся омни-клавиатуры, «Фантомы» словно сорвались с так надоевшей им цепи, они с огромной скоростью ринулись вперед, пришельцы не успевали даже свестись, перехватчики вонзились в строй, нанося точные удары единственными плазменными турелями под кабинами каждого из них. Дроны били в уязвимые места, убивая «Ликторов» с одного лишь попадания, строй неприятеля поредел в мгновение ока.
        — «Томас, да как ты!?! А хрен с ним, Эскадрилья!! За нами, мы прикроем!!»  — у меня аж мурашки побежали от того, как багровые огоньки с невероятной скоростью изничтожали чужих. «Справедливость» шла вперед, защищая своими секционными щитами мелкие звездолеты от оружия врага, мы на полном ходу летели к «Химере».
        — «Враг почти перезарядился!!»  — крупные орудия на флагмане пришельцев вновь начали сиять, предвещая вторую волну смертоносных снарядов.
        — «Немедленно проведите направленное сканирование, я хочу узнать, где у этой штуки сердце!!»  — я уставился на панель боевой сводки, ожидая вспышки энеросигнатуры.
        По нам вновь открыли огонь, на этот раз готовые к такому мы подняли корпус дредноута немного выше, снаряды и лучи не задели нас, они покрыли своим пламенем пустое пространство позади. Поле боя было устелено призрачными следами прошлого сражения, некоторые остовы мешали выстрелам обеих сторон развернувшегося звездного конфликта.
        — «Был зарегистрирован импульс энергии в правой части „Химеры“, прямо в одном из прикрепленных кораблей!»  — старпом хладнокровно вывела на экран результат сканирования. Я наблюдал, как по венам «существа» течет «кровь», она закольцовывалась в одном единственном месте, прямо в бывшем флагмане Империума:
        — «Как я и подозревал… У этой твари все-таки есть слабое место… Звено перехвата, ликвидируйте, наконец, эти пушки!.. Мы не сможем отвлекать этого уродца вечно!..»
        — «Я этим займусь, Капитан…»  — по каналу связи послышался знакомый голос, он был сосредоточен и холоден, словно синтетический. Впереди всех, сверкая трастерными плазменных ускорителями, вырвался Инглиш,  — «И поведу их в бой…»
        — «Не поцарапай корабль!.. Он дорого стоил!..»  — я проводил его взглядом.
        — «Приказ ясен…»  — парень зашел на сверхсветовой маневр, за ним устремились остальные корабли эскадрильи. Десяток звездолетов прошелся по расчищенному «Фантомами» пространству.
        «Справедливость», словно зверь, все сильнее вгрызалась в броню и наросты на корпусе пожранной «Сверхновой», открывая новые и новые куски плоти и кристаллов от твари. Вспышки ежесекундных яростных басов оружейного оркестра дредноута создавали подобие симфонии, тяжелые инструменты били мощнейшие ритмы, что сопровождали копья быстрых, но слабых разрывов пространства средними, в то время как мелкий калибр служил массовкой, не прерывая свой веер пламени ни на секунду.
        Звено, посланное на уничтожение орудий, сблизилось со своей целью. «Химера» немного повернулась, заметив откровенное проявление наглости, из ее корпуса появились скрытые под черной слизью ракетные установки «Процион», они навели свои прицелы на подлетающую эскадрилью. Ракетные хвосты каскадом устремились по направлению звена Инглиша, он вовремя заметил опасность и вывел свои корабли прямо за обломок подбитого в прошлый раз «Анахарсиса». Теплочувствительные снаряды совершили резкий маневр, половина из них разбилась об остов бутона.
        Несколько кораблей звена Инглиша получили фатальные повреждения, взрывная волна плазменного шквала настигла их моментально, не оставив от бедолаг даже пепла.
        Скорпикор, управляющий фрегатом поддержки, шел по следу звена,  — он вовремя включил перегрузку систем, усилив тем самым ремонтные ауры. Его фрегат покрыл пространство куполом защитных нано-механизмов, спасая тем самым остальную свору союзников от фатальных повреждений.
        — «Мы под плотным огнем зениток, ебись оно все конем! Прикрой нас уже!!!»  — Скорпикор совершил вираж сквозь расщелину между обломками и сбросил с себя пачку ракет. Звено Инглиша маневрировало сквозь остовы в попытке скинуть с себя оставшиеся боеголовки.
        — «МЫ не в состоянии помочь!!! «Справедливость» немного занята игрой в «УВЕРНИСЬ ОТ ЗДОРОВЕННОЙ ХЕРНИ!!!»  — «Химера» выплюнула в нас один из недоеденных крупных линкоров, «труп» был подобен метеориту, объятому некой черной жижей.
        — «Похоже нервному Капитану нужна СУПЕР ПОМОЩЬ!!! Хе-хе-хе, всеми любимый персонаж,  — Томас Габриэль, хелпанет вам в этот раз!»  — он поднял «Фантомов» на прикрытие. Быстрые перехватчики моментально скоординировались в одном точном выстреле. Летящий обломок соприкоснулся с сотнями мелких синих игл, они пронзили его, превратив тот в груду летящего мусора. Дроны даже не дождались, пока нимб взрыва полностью исчезнет, и направились к виновнику нежелательного торжества, начав кружить вокруг флагмана врага, отвлекая его мелкие орудия на себя и устраивая кровавое пиршество над мелкими кораблями.
        — «Отлично сработано Томас!! Эскадрилья!! У вас есть окно в несколько секунд!! НЕ СМЕЙТЕ ПРОЯВИТЬ СЛАБИНУ И ПОДОХНУТЬ!!! НЕТ НИЧЕГО ПОЗОРНЕЕ СМЕРТИ В БОЮ!!! БЕЗДНА НЕ ПРОЩАЕТ ОШИБОК!!!»  — я ударил по консоли в приступе ярости, ведь несколько моих пилотов не прошли проверку на прочность.
        Воцарилось полное радиомолчание. Пока дредноут пытался пробить постоянно самовосстанавливающуюся броню врага, Инглиш и его прикрытие сблизилось с амебой, выпустив из своих штурмовиков тяжелые плазменные ракеты. Череда взрывов сотрясла корпус монстра и превратила большинство его орудий в месиво металла, структура исходила слизью, словно разливая свою кровь вокруг.
        — «Подтверждаю попадание! Враг обезоружен!»  — звено разведчика активировало экстренное поле поглощения сигнатур и исчезло из видимости, освободив нам пространство для удара.
        — «Ну что сукин сын, больше не сможешь выпендриваться?! Теперь пришел наш черед стрелять!!»  — дредноут повернулся правым бортом, продолжая при этом вести огонь на подавление по направлению аберрации и замедлился,
        — «Активировать систему корректировки упреждения!!! ТОРПЕДЫ!!! ОГОНЬ!!!»
        На борту по центру корпуса открылась переборка шириною в десятую часть корабля, из нее вылетели серые силуэты фотонных торпед, они быстро помчались вперед сквозь обломки, оставляя синий след энергии за собой. Экипаж считал секунды, затаив дыхание вместе с вражеской структурой,  — «Химера» пыталась навести сломанные орудия, но они либо рассыпались, либо клинили,  — увернуться ей не удалось.
        Когда произошел контакт с корпусом противника, два огромных взрыва прокатились волной импульсов и отбросили всех от эпицентра, торпеды разорвались прямо у обшивки «Химеры». Нимб ослепительного белого свечения создал еще несколько гравитационных волн перед тем как исчезнуть и дать нам оценить обстановку на тактической карте.
        — «Подтверждаю прямое попадание!»  — взгляд Мако устремился вперед сквозь мглу. Туман от взрыва неспешно рассеялся, мы увидели, что реактор врага был открыт, он исходил ежесекундными пульсациями оранжевого зарева, быстро зарастая кристаллической броней.
        — «С ума сойти… Оно еще не сдохло!.. ВСЕМ КОРАБЛЯМ, СЕЙЧАС, ОГОНЬ ПО ОТМЕЧЕННОЙ ЦЕЛИ!!!»  — не зависимо от принадлежности, пираты, наемники, колонисты, Имперцы, по моему приказу все открыли огонь в сердце чудовища. Колоссальный шквал снарядов и лучей разорвал пространство и столкнулся с ядром реактора «Химеры». Верхний панцирь моментально разошелся трещинами, из него словно кровь из раны сочились наниты, энергия прекратила пульсировать по кораблю врага, его вены затухли, вокруг воцарилась тишина.
        Огромный корпус начал разваливаться на куски от потери целостности материала, ошметки разных кораблей вперемешку с кристаллами нефритового цвета и слизью разлетелись в пространстве по округе, больше не сдерживаемые силой за гранью нашего понимания.
        — «Вот что бывает, если не придерживаться правил гигиены…»  — я сделал серьёзное лицо, наблюдая, как на поле боя становится еще больше мусора и обломков.
        — «Чего?..»  — милое личико девушки рядом перекосило от монструозности словесного оборота.
        — «Ничего, это так…»  — я понял, что шутку никто не оценил,
        — «Проведи направленное сканирование и прикажи звеньям проверить места крушений… Если нам повезло, кто-то из наших парней мог уцелеть… Возможно, они без сознания, так что используй тепловой фильтр… И поправку на помехи от этих остовов не забудь сделать!.. А, и… соедини меня с адмиралами обеих флотов!.. На пару слов…»
        — «Хорошо…»  — Мако вздохнула и включила голо-проектор. Передо мной появились две изредка мерцающие фигуры, на заднем плане из дредноута вылетело несколько сфер поисковых дронов-разведчиков с приличным размахом тонких крыльев-сканеров.
        Худощавая и высокая голограмма в длинном плаще поверх фрака, принадлежала кареглазому мужчине со шрамом на правой половине лица, которому на вид было много лет,  — Соул  — глава сил АВАНГАРДа собственной персоной. Он выглядел совершенно не так, как я всегда его себе представлял, всего лишь обычный улыбчивый старик с ухоженной слегка седой бородой, а не само зло воплоти, о котором твердили все СМИ и любители пофантазировать.
        Справа появился одутловатый, лысеющий, такой же кареглазый и такой же старый мужчина с почти треугольной бородой. Явно не желающий говорить, он смачно поколупался в носу и вытерся об свою украшенную мехом мантию.
        — «Адмирал Соул на связи,  — еще раз спасибо за помощь, Капитан! Давно хотел увидеть вас воочию! Мы сильно наслышаны о ваших деяниях и хотели бы выразить свое уважение! Не всякий из тех, кто смеет называть себя наемников, истинно осознает суть этой профессии! Было очень приятно в кои то веки не руководить своими ребятами! Если вы понимаете, о чем я… Хе-хе-хе…»  — Соул приложил правый кулак к груди, а левую руку спрятал за спину в жесте негласной рыцарской вежливости на языке знающих кодекс.
        — «Адмирал Айро… Какого хрена меня сюда вызвали? А… это ты… Мы не забыли про Имперских свиней! Они сейчас!..»  — он оскалился и почти приготовился вступить в полемику, уже привлекая к себе заинтересованный взгляд другого гостя, но я опередил и этот ход.
        — «ША!!! Пока мой корабль не пожрала бездна, я диктую правила!! Если бы не наше своевременное вмешательство!! Второе по счету, кстати!!! Ваша станция и миллионы людей на ней уже бы превратились в ПЕПЕЛ!! Я НАСТОЯТЕЛЬНО РЕКОМЕНДУЮ ВАМ ЗАТОЛКАТЬ В АНАЛЫ ИСТОРИИ СВОИ СВЕЖЕ ВОЗНИКАЮЩИЕ ВОПРОСЫ И ТРЕБОВАНИЯ!!! СЕЙЧАС  — ВЫ СЛУШАЕТЕ, ЧТО Я СКАЖУ!!!»  — меня чуть не вывернуло от мерзопакостности поведения представителя картеля,
        — «Можете подавиться своей ненавистью к Имперцам, она не интересует ни меня, ни тех тварей, которые с превеликим удовольствием оторвут вам голову и будут использовать ее как бильярдный шар!.. Судьба всего сектора, и даже этой прогнившей от коррупции и конфликтов галактики, зависит сейчас от того, насколько хорошо пройдут данные ПЕРЕГОВОРЫ!!! Так что я еще раз РЕКОМЕНДУЮ вам перестать вести себя как животное и подумать над перспективой объединиться против общего врага, чтобы НЕ СДОХНУТЬ!!!»
        — «Ха-ха-ха!»  — голограмма адмирала Айро схватилась за живот и начала истошно смеяться, возникающие недопонимание улетучилось в мгновение ока.
        — «А… Я что-то смешное сказал?..»  — меня опять выбили из образа, в это время Соул пристально наблюдал за действом, даже не моргая, создавая впечатление зависания проекции.
        — «Парень, похоже, все действительно серьезно… Давно так никто не говорил с главным предводителем пиратского братства!.. Ты мне нравишься! Из тебя бы вышел отличный барон!»  — Айро вытер проступившие от смеха слезы и выдохнул.
        — «Спасибо…»  — меня такая реакция, мягко сказать, удивила.
        — «Ух-х, ладно, ты прав! Прав… Мы должны немного повременить с их уничтожением, но на станцию я их не пущу, пусть дальше сидят на своих сраных ковчегах! Или построят из этих корыт землю обетованную, но ноги этих шавок не будет в моем прекрасном городе!..»  — треугольнобородый старик недовольно хмыкнул.
        — «Но я тоже когда-то имел Имперское гражданство… Ну, какое-то время… Формально вы пустили страшного врага в свой… А не важно, не важно…»  — почему-то захотелось придать огласке сей факт, неверно чтобы позлить этого жырдяя. К слову, про свое настоящие происхождение я упомянуть не успел.
        Адмирал Соул кашлянул привлекая к себе внимание:
        — «Кхм, Капитан! Вы должны знать, что последняя станция в этом секторе разрушена, беженцам некуда идти… и… Мы бы хотели урегулировать эту ситуацию с вашей помощью… Правило большого корабля действует и сейчас… Формально кроме меня и этого достойного мужчины лишь вы способны взять на себя командование в случае боевой операции! Но внутренние сомнения не гложут старика более, вы показали достаточно для моего доверия!»
        — «Благодарю за эти слова… Единственный дредноут, значит… Но не беспокойтесь Адмирал, у меня есть план по нашему спасению!..»  — я уже продумал несколько вариантов на случай повторной атаки, но все же ситуация разрешилась более плодотворно чем ожидалось, по крайней мере мы получили свое подкрепление,
        — «Я вышлю вам парочку специалистов, и мы сможем подготовиться к дальнейшим действиям, как только переоборудуем флот… А что же касается вас, Айро! Я должен…»
        — «Знаю… Рейнхард и Соларис уже проболтались мне, что ты хочешь убедить совет помочь в атаке на верфь врага, говорят, у тебя есть здоровенный и длинный козырь, который нам очень поможет…»  — одутловатый старик заулыбался слегка островатыми рядами зубов,
        — «Не парься! На совете и разберемся, куда и как будем бить! А пока что нам нужно отремонтировать корабли и оповестить остальных баронов!»  — жирдяй махнул рукой и томно повернулся спиной,  — «Встретимся очень скоро, пацан… Ха-ха-ха…»  — голограмма Айро исчезла, перестав перекрывать половину мостика своей размашистой тенью.
        — «Мы тоже сделаем все от нас зависящее… будем ждать, когда вы оповестите нас о своих планах. Соул  — конец связи…»  — он пропал, огласив завершение этой дискуссии и операции в целом.
        — «Фух-х… Вот так потрепала нас эта тварь, а корабль только из покраски… Жалко…»  — я наконец-то смог передохнуть, успокоиться и оценить повреждения. Весь корпус был в царапинах и следах от контакта с разрывными боеприпасами, всюду плавал мусор и ошметки, некоторые из перехватчиков все еще искали уцелевших.
        — «Не беспокойся, она на гарантии…»  — Мако попыталась меня подбодрить, благо накладная броня могла быть легко заменена, а основная абсолютно не пострадала в силу того что щиты практически полностью поглощали любую кинетику, плазму и тепловое оружие. Теперь осталось лишь надеяться на благоразумие остальных баронов.
        * * *
        Дредноут закончил патрулирование и развернулся, двинувшись обратно в доки. Пока мы плавно бороздили захламленное поле астероидов, то наблюдали, как Имперские силы, копошась, обступили передвижной штаб наемников живой стеной из стали. Вместо ремонта они что-то активно строили, наращивали леса и мерцали периодическими переливами энергетических магистралей перекачки питания.
        Во время послебоевого патруля все наши звенья вернулись обратно, учитывая потери. Четыре моих корабля были уничтожены, но благодаря своевременному катапультированию человеческих жертв удалось избежать, хоть и не без некоторых потерь со стороны оных. Один из пилотов получил серьезное ранение и находился в лазарете в связи с тяжелыми травмами скелетной основы, он ждал скорую операцию по замене костей хребта на синтетические аугментации. Я лично одобрил это, так как уже давно снабжал своих врачей именно необходимыми деталями, как самопровозглашенный специалист в этой сфере.
        Пострадавший парень удивил меня, так как в скором отчете говорилось о его приподнятом боевом духе, охарактеризованном врачами как:  — «Пациент испытывает гордость за свой апгрейд и передает вам, что выполнил приказ и не опозорился перед бездной!»
        Взлетные ангары теперь включали в ассортименте новый подарок,  — «Фантомы» стали нашим заслуженным призом за победу. Томас тут же забыл про свой текущий проект и побежал в ангар дредноута разбираться в их устройстве, как только я закончил читать сводку, то сразу же спустился за ним.
        «Справедливость» тем временем пристыковалась к порту, который неплохо пострадал от ее взлета, и зафиксировалась уцелевшими стабилизаторами. Мортэ Ди Фортеза второй раз была спасена людьми, которых вел человек, изначально желающий лишь вдоволь поспать и поесть лапши своими любимыми палочками в спокойной обстановке.
        После всего этого нервотрепа я был измучен и морально истощен, глаза сами собой слипались, а самому мне хотелось просто немного отдохнуть. Я прошел мимо Мако, отвлекая ее от консоли тем, что погладил девушку по голове (это меня всегда успокаивало). Старпом мило улыбнулась и проводила меня взглядом. Я шагнул в любимый лифт, целью являлась спуститься с самый низ, дабы проверить ситуацию там.
        Как только двери захлопнулись и вновь распахнулись, я вдохнул знакомый аромат выхлопов кобальтовых камер сгорания и вышел в кишащее людьми пространство между взлетных катапульт, моментально и бесповоротно лицезрев нелицеприятную картину эротического характера, происходящую прямо в одной из ближайших сот слот-платформ.
        Габриэль не мог оторваться от своей новой игрушки, он, распластавшись, лежал на полу-разобранном перехватчике и нежно гладил его:
        — «О, какая же ты милая, ты не замерзла?.. Я могу принести, чем накрыться! НЕ МОЛЧИ ДЕТКА, ТЫ ТАКАЯ ХОЛОДНАЯ!!! ОТВЕТЬ ЖЕ МНЕ!!!»
        — «Томас… Это дрон…»  — я подошел поближе, наблюдая за тем, как уважаемый деятель неизвестных наук вцепился в беспилотник и целует его в боевой сенсор французским засосом со слюнями. Мастерства ему было не занимать, даже какая-то зависть появилась.
        — «Ш-Ш-Ш-Ш-Ш!!!!! Не пугай мою прелесть, она очень ранима!!! Сладенькая моя… Ням-ням…»  — Томас начал ласкать механизмы и тумблеры.
        — «Э-э-э… Окей, у всех свои вкусы… А ты не забыл про проекты щитов и главного калибра?.. Они должны быть готовы до послезавтра… Спасаем галактику и все такое… Помнишь?..»  — я пытался не смотреть на это действо, но его ужасающие кадры, к сожалению, теперь навсегда застыли в моей памяти.
        — «Чего? Вообще насрать! Я уже давно все сделал и просто пытался побесить Скорпикора! Можешь спросить у него по этому поводу! А теперь… уходи… Мы с моей малышкой, должны побыть наедине…»
        — «…»  — факт о нынешнем статусе орудийного проекта меня немного раздосадовал.
        — «Маленькая… Я согрею тебя своим телом…»  — Томас опять засосал сканер, окончательно теряя в моих глазах образ человека.
        — «КУСОК ГОВНА!!! КАКОГО ХУЯ ТЫ НЕ СКАЗАЛ, ЧТО ГЛАВНЫЙ КАЛИБР РАБОТАЕТ!!! ПО ВИНЕ ТВОЕГО ИДИОТИЗМА МЫ ЧУТЬ НЕ СДОХЛИ!!! ТУПОЙ ГОНДОН!!!»  — я был готов разорвать этого дебила на мелки тряпки, руки уже сами сжались в форме шеи Габриэля.
        — «НЕ ОРИ!!! Зато ты испытал мои новые торпеды на основе технологий пришельцев, правда они клевые? Хотя чего я спрашиваю, конечно, клевые! Все что я делаю, и буду делать, изначально божественно!»  — он продолжал невероятно нежно тереть дрона, заставляя персонал вокруг шарахаться и обходить этот ночной кошмар десятой дорогой,
        — «А теперь… БУДЬ ДОБР!!! Оставь нас с Агнессой в покое! У нас романтический вечер на двоих… Пуся моя…»
        — «Больной на голову…»  — пришлось проявить все свои светлые качества, чтобы прямо сейчас не разгерметизировать ангары и не избавиться от этого животного, отправив его в свободное плавание к близлежащему гравитационному телу.
        — «НАЕДИНЕ!!! ВДВОЕМ!!!»  — Габриэль несколько не рассчитал тон и забрызгал своей слюной мое лицо.
        — «Ой!..»  — я «нечаянно» поднял стоящую рядом смесь для питания основы плазменной реакции в ядре реактора и «абсолютно» не нарочно вылил ее прямо на голову Томаса,
        — «Как же такое могло произойти?! Пресвятой Илиас!.. Не могу поверить, что я такой растяпа!..»  — и, дождавшись пока последняя синяя капля падет ниц, надел оному контейнер на место, которым обычно думают, после чего рванул обратно к лифту.
        Выйдя из ступора, Габриэль сорвался с места, но до меня добраться ему было не суждено. Ученый поскользнулся на субстанции, и ловко встав на шпагат, грохнувшись лицом об пол ангара. Прямо в этот момент рядом с ним приземлился потрепанный «Апофис», его моментально начала чинить автоматическая система с помощью манипуляторов ремонта. Пока створки лифта закрывались, я успел увидеть, как Скорпикор вовсю хохочет над Томасом, вытирая проступившие слезы.
        — «Капитан!»  — рядом со мной в лифте материализовался Инглиш.
        — «ДА КАКОГО ХРЕНА!?!»  — я схватился за сердце,  — «Нужно на тебя бубенчик повесить…»
        — «Учту, сэр… Я получил информацию… Среди этих ковчегов находятся и те, что отстыковались от станции „Часовой-XVII“… Как бы… Я хотел временно отлучиться… Так что я… Решил вас попросить… Тут такое дело…»  — он опустил взгляд и поник.
        — «Понятно… Хочешь узнать, стоит ли пытаться найти там твою родственницу?.. Не спрашивай у меня дурацкие вопросы!.. Я тебе не начальник!.. Во всяком случает, не помню, чтобы подписывал такие бумаги… Но, я воспользуюсь своими полномочиями и прикажу тебе немедленно перестать терять время на полуживого зомби и проверить наличие твоей сестры среди беженцев!.. Это приказ!.. Желаю удачи!..»  — я понимал что вообще может не найти ее там, но тем не менее похлопал парня по плечу и кивнул.
        — «Приказ ясен!!»  — Инглиш приободрился и улыбнувшись отдал мне честь, после чего скрылся в маскировке, не оставив и следа своего присутствия. Я до сих пор не мог осознать, почему он вел себя словно я его руководящий или что-то такое, возможно ему так было просто привычнее, но времени это узнавать, у нас особо не было, как минимум в данный момент.
        Из прибывшего наверх лифта вышел лишь один человек. Устало доковыляв до двери с надписью, я буквально ввалился в свою каюту и, воспарив в одном прыжке, грохнулся на кровать от усталости.
        — «Да еб… ухф… фф… Опять этот… фен…»  — спина стала болеть еще сильнее. Новая проблема предстала своим ликом, меня обуял первобытный страх, когда я познал ее суть. Хруст деталей принадлежал любимому фену Мако, к сожалению, он сломался под моим весом и потерял способность выполнять какую либо функцию, кроме декоративной.
        — «…»  — старпом тихо подошла к двери и оперлась на край проема, наблюдая за тем, как я лихорадочно пытаюсь сложить ошметки полимерной конструкции, периодически бросая взгляды то в сторону, то на нее.
        — «А нечего ложить его сюда!.. Ладно… прости… Мы новый купим… Если хочешь, прямо сейчас пойдем…»  — я бросил попытки собрать конструктор лего и убрал его в сторону.
        — «Эх-х…»  — Мако печально вздохнула, сложила руки на груди,
        — «А такой хороший фен был… Именной… С гравировкой…»
        — «Ладно тебе… Столько всего произошло, нужно думать о совете пиратов, что делать с беженцами… Нам бы попытаться собрать совет завтра, времени совсем в обрез, пришельцы могут готовить атаку уже сейчас…»  — на самом деле я думал только про этот долбанный фен, но ей этого было знать не обязательно.
        — «Не беспокойся, мы выкрутимся, как всегда…»  — Мако улыбнулась и села рядом, положив свою голову мне на плечо.
        — «Я так устал от всего этого…»  — недостаток энергии настоятельно требовал, чтобы я поспал, ведь элементам питания аугментаций раз в несколько дней был необходим полноценный отдых, а не его духовный заменитель.
        — «Знаю… Скоро все кончится, и мы отдохнем в каком-то тихом месте…»  — девушка обхватила руками мою шею и прижалась еще плотнее, давая ощутить свою нежную кожу.
        — «Тихое место говоришь… И там не будет людей?..»  — я уже почти спал, но все еще чувствовал приятный и пьянящий запах ее угольный волос.
        — «Ни единого…»  — нежный шепот Мако буквально убил меня, ведь почувствовать себя более безопасно, чем с ней, не представлялось возможным нигде во вселенной.
        — «Ну, тогда ладно… Спасибо, что ты рядом…»  — сон уже стучался в двери. Еще немного позевав, я прямо в выходной одежде завалился на бок и задремал, ощущая такое нужное душевное тепло рядом.
        * * *

        СЦЕНА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ: КРОВНЫЕ УЗЫ
        По бортовому времени утро наступило уже давным-давно. Проснулся я как раз к полудню и тут же обрадовался его положительным аспектам. Сбоку лежала растрепанная Мако, девушка казалась совсем другим человеком, когда ее тонкое чувство равновесия не испытывали на прочность определенные личности.
        Еще какое-то время повалявшись и послушав, как она мило сопит, я принялся нехотя обрывать эту идиллию, решив прогуляться по кораблю. Это решение также обосновывалось затекшей рукой, на которой спала моя милая акула.
        Зевнув, я закончил натягивать слишком жестоко потрепанный жизнью черный пиджак, поверх которого по очевидным причинам решил надеть накидку, и ввел код доступа на панели слева от двери. Разблокировав ее и окинув помещение взглядом, я активировал сканер сигнатур обратно, дабы мою любимую никто не потревожил. Хотя, на самом деле ни одна живая душа бы и не осмелился зайти в капитанскую каюту, но перестраховаться не помешает никогда.
        После вчерашнего все было довольно странно, с каждым деловитым шагом моего непринужденного шествия по освещенным линиями энергетических каналов коридорам, я невольно ловил на себе испуганные взгляды. Большинство персонала, словно зомби с пустыми глазами, бродило по кораблю туда-сода. Завидев капитана, они моментально разбегались или делали вид, что чрезвычайно активно работают. Я не мог знать, в чем же с ними дело, но, как минимум несколько догадок появилось.
        Мой путь пролегал в столовую, хоть я и состоял, по большей части из кибер-имплантов и аугментаций, но иногда и им нужна была подпитка биотопливом. Протеиновые батончики из бардачка стола закончились, пришлось пойти за новыми. Заодно я желал в кои-то веки насладиться вкуснявым блюдом, перекусив чего-нибудь нормального.
        Просторное помещение, наполненное множеством столов и аппаратом для синтеза, на первый взгляд показалось мне пустым, но это было ошибочным впечатлением. Когда я сделал несколько шагов вперед, то увидел их. Уже давно знакомые мне лица, а именно Инглиш и Скорпикор, сидели за белоснежным столиком на четверых, вовсю уплетая пюре с мясом.
        Не отвлекая своих почти подчиненных, я подошел к вечно барахлящему фабрикатору биомассы в углу столовой и ввел желаемый заказ. Метровый куб немного похрипел и почавкал, закачивая по воткнутым в него трубам нужный материал, и создал желаемое блюдо. Пока эта штука делала свою работу, я кинул взгляд на стоящий рядом автомат с протеиновыми батончиками  — он был практически пуст. Появилась необходимость исправить этот кошмарный недочет, но все же последние батончики я успел засунуть в карман.
        Я взял тарелку с горячим блюдом из классического пюре и любимого мясного рулета, вдохнул его аромат и довольный подсел к двум оболтусам:
        — «Приветствую свой экипаж!.. Разрешаю себе составить вам компанию!.. Хе-хе-хе…»
        — «Капитан!»  — Инглиш отдал честь и обляпал меня недожеванной пюрешкой.
        — «Можно было и не вставать… Ты мне весь костюм испачкал…»  — я успел заслонить собой тарелку, она не пострадала.
        — «Сэр! Я благодарен вам за спасение звена моей корпорации и… и…»  — глаза разведчика сперва наполнились радостью, но пару раз всхлипнув он не выдержал и, дал волю чувствам.
        — «Ну вот! Довел парня до слез!»  — Скорпикор, сидящий рядом, начал хихикать.
        — «Где-то я это уже слышал…»  — я хотел откинуться назад, но вспомнил, что сидел на лавке, и провернуть данное действие не представлялось возможным.
        — «Капитан… Моя сестра… Она… она…»  — Инглиш запнулся и не мог вдохнуть, чтобы полностью завершить предложение.
        — «Неужели…»  — заволноваться и начать готовить успокаивающую речь я не успел.
        — «Она… она… Она настаивала на возможности поблагодарить вас за свое спасение… Поблагодарить лично… Как и я!.. Спасибо, что защитили ее… Если бы… если бы… Я перед вами в неоплатном долгу, Капитан!!! Не могли бы вы слетать со мной к флоту?! Прошу!! Это ее и моя личная просьба! Мы настаиваем! Буквально несколько часов, пожалуйста!.. Дайте мне искупить вину перед ней!.. Я должен…»  — парень сделал наверно самое серьезное лицо, что вообще мог, вытирая проступившие слезы.
        — «Ну ладно… Так и быть… Поедим и слетаем… Совет будет после полуночи, так что…»  — я вздохнул, все еще вытирая с убитого жизнью костюма еще одну атаку обстоятельствами.
        — «ОГРОМНОЕ СПАСИБО, КАПИТАН!!!»  — Инглиш встал из-за стола и вывернул на меня свою тарелку с остатками еды,  — «Вы не пожалеете, поверьте!!! Я хотел познакомить вас с еще одним человеком, которого вы спасли!!!»
        — «Мой костюм… За что…»  — теперь уже я начал плакать.
        — «Я тоже полечу! Не могу смотреть, как этот сумасшедший целуется со своим дроном! Меня от него уже тошнит!»  — Скорпикор доел и принялся активно жестикулировать,
        — «Вы прикиньте? Он эту херню в инженерный отсек притащил! И имя ей дал! НЕМЫСЛИМО!!! Но это все цветочки! Вот когда он спустил штаны и начал!..»
        — «БЛА-БЛА-БЛА!!! Я НИЧЕГО НЕ СЛЫШУ!!!»  — я заткнул уши пальцами и сорвался с места, поспешно ретируясь в сторону выхода.
        Они оба что-то бубнили мне вслед, но я уже убежал, взяв в охапку несколько батончиков и не успев нормально насладиться завтраком.
        * * *
        Сферический челнок поочередно вспыхивал трассерами в попытке нормально сесть на выделенную для него полосу, синие огоньки по корпусу и на двигателях выдавали в нем принадлежность силам АВАНГАРДа. Я неторопливо жевал свой батончик, ожидая подхода сил сопровождения, и они появились. Скорпикор с Инглишом вышли из лифта, что-то оживленно обсуждая и поглядывая в мою сторону.
        Изображая настоящего командира элитного войска головорезов, я облокотился на бортовую броню челнока спиной и одной ногой, положив свободную руку в карман. Пилот достояния инженерии закончил курить рядом со мной, он решил не вонять по поводу порчи матового покрытия, просто удалившись обратно в кабину с недовольным выражением лица.
        Парни подошли, я кивнул им, и мы втроем сели на пассажирские места у хвоста транспорта. Корабль поднялся и вылетел из дредноута, помчавшись сквозь пространство в сторону «Атласа». Мы немного воспользовались полномочиями спасителей в свою пользу, вызвав одного из личных пилотов Соула.
        Через экраны было видно, как шарики дронов сверкают среди пустоты, разбирая остовы союзников и врагов, после чего уносят их в сторону крепости. Пространство вокруг полностью захламили обломки множества различных судов, даже свет оранжевой звезды с трудом пробивался сквозь это месиво стали и кристаллов.
        Во время полета я отослал сообщение Мако, попросив напомнить обеим сторонам про наше положение и их дать ей лично распределить ресурсы для улучшения. Насколько я знал, «Ликторы» и «Анахарсисы» содержали иридий в высокой концентрации после своего «распада»,  — это могло помочь нам неплохо вооружиться за короткий срок. Пока я печатал, мы покинули гравитационный колодец и вылетели на открытое пространство.
        Изначальные догадки подтвердились. Я увидел, что вокруг корпуса авианосца «Атлас» появился колоссальный обруч стационарных прыжковых врат, пульсирующих синей полосой от переизбытка энергии по своей кромке. Колонисты не только смогли возвести за одну ночь это сооружение, но и превратили самого титана в нечто еще более массивное. Корабль теперь был утыкан присоединенными корпусами ковчегов, покрывающими его словно вторая кожа, выглядел он почище той жуткой твари, тушу которой уже распиливали на составляющие.
        Исполин, служивший базой для наемников, стал «Материнским кораблем».
        Челнок послал несколько сигналов своими огнями, «Атлас» отреагировал и распахнул створки скрытой взлетной полосы. Мы влетели в корпус и приземлились на одной из отстраненных посадочных палуб, но дождаться очереди на полную ее версию оказалось не тривиальной задачей, множество манипуляторов просто не успевали паковать новые и новые корабли. Врата функционировали как нужно и уже «зазывали» своим пространственным маяком тех, кто мог уцелеть,  — спасательные патрули также работали не покладая рук.
        Классика дизайна наемников бросилась мне в глаза сразу по выходу из транспорта. Белые краски сверкали стерильной чистотой, синие полосы на них обозначали разметку пешеходных зон и направляли в нужные отсеки, вместо стен в основном простирались огромные экраны с прозрачной основой, создающие впечатление, будто ты не в бронированном бункере, а на астероидной прогулке. В ангарах располагалось множество потрепанных, иногда угрюмых, а чаще просто печальных беженцев и раненых, по разным краям помещения бегал персонал в халатах, пытаясь распределить их и предотвратить возможный хаос. Охрана в темной броне с плазмерами наперевес, просто стояла у основных входов по два человека.
        — «Ого! Вот так отгрохали!»  — мой удивленный голос многократный эхом разнесся по огромному ангару, на него моментально обратили внимание. Хотели люди этого или нет, но они узнали нашу дислокацию. Большинство просто один раз бесстрастно взглянули на огромный экран с новостной лентой и отвернулось, но некоторые заметили сходство с персонажем в последних кадрах,  — уже их реакция была специфической.
        Неизвестно где снятые моменты показывали как «Справедливость», подобно какому-то монстру, раскрывает пасть и эффектно забирает в бездну двух «Анахарсисов», но это было еще не самое интересное. Корреспондент телеканала «Альфа-НИДАБ-ТV» рассказывает кто, как и когда это сделал, стоя прямо на борту моего корабля, естественно не санкционировано. Габриэль в прямом эфире успел распиздеть, вообще, все что мог.
        Инглиш, похоже, был прав на счет «хитрости» этого человека, Томас не только устроил пропаганду и выгнал всех с корабля, используя свое врожденное умение быть омерзительной мразью, но и протащил туда часть своего гениального плана.
        К моему счастью, интервью поспешно закончилось, ведь ученый не учел один очень милый факт. Мако «случайно» проходила как раз мимо места съемки и, заметив оную, помахала в камеру дрона-оператора, ехидно улыбнувшись. После этого ее действия в комнату вбежало шестеро вооруженных охранников. Парни в черной броне «нежно» упаковали гостей и виновника, уважительно «попросив» больше не проникать на судно.
        Мако наклонилась к Габриэлю, на котором стояла нога солдата, и, протерев заспанные глаза, прозрачно намекнула на то, что съемка тут запрещена, а данный дредноут не попадает под любые юрисдикцию сектора, так как является автономной платформой, почти что передвижным суверенитетом со своими законами. Кодекс на его территории един для всех и каждого, а нарушители подлежат катапультированию в космос без шлема, поскольку камеры карцера забивать расточительно.
        Перепуганные до смерти работники телевидения отделались потеплением в своих штанах, а передача закончилась на том, как их выдворяют вон с корабля. На мой инструментарий неожиданно пришло сообщение: «Милый, Томас вызвался немного посидеть в карцере, так что не выпускай его! И не гуляй долго, я беспокоюсь! <3»
        — «Пресвятой Илиас… Я, пожалуй, промолчу… У меня нет комментарием по этому поводу…»  — я отвернулся от экрана, натянул капюшон поплотнее и встал в темный угол.
        — «Етить, она у тебя грозная! А с виду одуванчик!»  — Скорпикор уже успел закурить, пока весь ангар таращился на драму с участием определенных лиц.
        — «Не суди звездолет по обшивке… Это дурная привычка… Нужно поскорее забыть об этом и сосредоточиться на цели задания… Инглиш, ты уже высмотрел в толпе нужные лица?..»  — я бы предпочел представить, что этого ивента вообще не существовало.
        — «Все это время был в процессе, Капитан… Они должны быть… Или это они?.. Может мне показалось?.. О! Точно! Эй!!! Сюда!»  — парень начал подрыгивать и махать руками в сторону ближайшего скопления людей.
        К нам молниеносно подошли молодой мужчина моего роста и девушка. Мужчина выглядел чрезвычайно хорошо сложенным, Имперский плащ свисал с его широких плеч,  — короткие, темно-красные волосы с длинной челкой закрывали левую половину смазливого лица, именно ту под которой виднелся потемневший от старости глазной имплант, заменяющий пару второму, серому глазу. На него постоянно поглядывали особи женского пола, а я уже сложил в голове стереотип типичного их любимчика.
        Девушка выглядела лет на семнадцать и немного невзрачно, но мило. Серебристые волосы были почти до пола, взгляд серо-голубых глаз наполняла подлинная радость, а одежда состояла из подарочного свитера с изображением «Справедливости»,  — наверно часть мерчендайза, которым барыжил Томас, и чего-то вроде шорт. По спине прошел холод, когда она сменила курс и побежала в мою сторону, обхватив руками плечи. Я немного остолбенел.
        — «Капитан! Капитан! Спасибки!!! Вы нас спасли!»  — через буквально миг она отцепилась и покосилась на Инглиша,  — «Братец, а ты разве не должен нас представить?»
        — «Это Рэн, она немного импульсивная, но хорошая, не злитесь на нее… Не могу подобрать слова, сэр…»  — Инглиш нехарактерно тепло улыбнулся, наконец-то я увидел в нем спокойствие, и всего-то стоило для этого исколесить весь сектор и перебить целую орду врагов.
        — «Это что еще значит? Балбес ты, братец…»  — она ловко достала из кармана Инглиша довольно потрепанный заламинированный комикс,
        — «Все-таки попросил его подписать!.. Не думала, что сможешь!..»
        — »!!!»  — парень выхватил уже виденный мною экземпляр любительского письма из ее рук и спрятал обратно за пазуху.
        — «Кхм-кхм!»  — в это время мужчина с челкой вальяжной походкой подошел к нам, все еще сопровождаемый взглядами проходящих мимо женщин,
        — «Обычно меня называют Доцент, приятно познакомиться. Кто бы мог подумать, что вы так долго сможете выдержать этого паренька… Особенно, эту… его… маскировку…»
        — «Капитан!»  — Инглиш закончил утрамбовывать свой трофей и взял себя в руки,
        — «Знакомьтесь,  — это мой заместитель! Он сейчас руководит оставшимися боевыми подразделениями корпорации! Также знает толк в разведке и диверсиях! Даже имеет свое собственное крыло кораблей! И оно полностью состоит из фанаток Джозефа… Поскольку в свободное время мой друг любит иной раз сняться в рекламе для заработка и морального удовлетворения… У нас таких называют  — идолами…»
        — «Все верно! Но не стоит преувеличивать! Я обычный элитный пилот!»  — Доцент приложил правую руку к груди, а левую спрятал за спину, проходящие мимо нас молодые леди едва не споткнулись от его ослепительной улыбки,
        — «Хочу лично поблагодарить вас и вашу команду за спасение наших задниц!»
        — «Да ладно вам, делов то… Всего лишь взорвали здоровенного ежа!.. Хе-хе-хе…»  — уж не знаю почему, но меня совершенно не волновало ничего кроме вида того свитера, он вызывал смущение и многочисленные вопросы без ответов.
        — «Мое имя Эрдман! Но для вас просто Скорпикор! И я очень рад новым знакомствам!»  — его рука яростно сжалась в крепком мужском рукопожатии с рукой Доцента, похоже, они уже подружились.
        — «Так что, мы перезнакомились?.. А дальше?.. У нас еще куча времени до совета…»  — я поправил капюшон легкого плаща, озираясь по сторонам, мне хотелось поскорее ретироваться в менее людное место.
        Доцент почесал гладко выбритый подбородок и, вспомнив что-то, щелкнул пальцами:
        — «Есть тут одно местечко! По дороге сюда на глаза попалось! Там отличный вид на космос! Можем посидеть и поговорить!»
        Мы переглянулись и, кивнув друг другу, прогулочным шагом побрели по колоссальным коридорам авианосца, больше напоминающего станцию. Огромная толпа вокруг усугубляла передвижение, но как только мы вышли в продольные помещения,  — эта проблема поспешно сама.
        * * *

        СЦЕНА ПЯТНАДЦАТАЯ: ЛАЗУРНЫЙ БОГОМОЛ
        Эрдман так и не удосужился докурить свою универсальную сигарету и пыхтел, словно забившееся астероидной пылью сопло учебного перехватчика, распространяя серые шлейфы во все стороны. Командир разведки и его заместитель нисколько не чурались такого поведения и шли впритык к нему, одновременно ведя оживленную беседу на отрешенные темы. Я же напротив, видя что путь не близкий, решил сбавить шаг и увеличить отрыв, дабы не забивать свои фильтры и не чувствовать этот неприятный запах смога, аналогично поступил и пятый участник нашего шествия.
        — «Я думала, вы повыше будете…»  — Рэн скрестила руки за спиной и пыталась имитировать мою размашистую походку, но безуспешно, ей не позволял рост.
        — «В каком смысле?.. Разве в комиксе я иначе выгляжу?.. Не читал, времени мало… Как-то не приходилось оценивать сходство…»  — по правде говоря, я целенаправленно избегал знакомства с этой серией произведений, опасаясь, что найду там нечто неприятное.
        — «Да нет же! Вылитый персонаж из серии, только немного унылый! Вам бы взбодриться и не сутулиться! Вот, смотрите!»  — она достала из нагрудного кармана какую-то вырезку с моментом, где я стою в рубке и декламирую что-то пафосное, махнув левой рукой вперед,
        — «Именно таким он вас и запомнил, ну и я тоже…»
        — «Прости уж… Сегодня такие новости показали, совсем настроения нет…»  — я тяжело вздохнул, смотря вперед, на то, как весело сейчас было тем троим,
        — «Если боишься заразиться депрессией, то можешь поравняться со своим братом, я честно не особо хороший собеседник…»
        — «С ним я еще успею поговорить. Он от меня никуда теперь не денется. А вот судя по тому репортажу, вас я не скоро увижу! И поговорить возможности может и не представиться!.. Братец, он же будет сражаться…»  — девушка едва заметно сжала свои хрупкие кулачки,  — «И вы тоже будете…»
        — «Это не моя война… Ни я, ни эти люди не хотели здесь быть… Просто так получилось… Врата изолировали… Через оцепление имперского флота мы не прорвемся… Остается только вычистить тех монстров… Но, если хочешь знать, подыхать я тут не собираюсь!.. „Справедливость“ еще порвет глотки всем, кто посмел встать на ее пути!.. А твоего любителя маскировки я тоже из вида не выпускаю!.. Он теперь у нас на вроде символа субординации!.. После Мако, естественно!..»  — ее образ всегда дарил мне порцию боевого духа, особенно тот его вариант, который я недавно видел в рубашке.
        — «А я и не сомневалась!»  — Рэн мило улыбнулась и теперь шла почти вприпрыжку,
        — «Доверяй, но проверяй! Хочется убедиться, что вы именно тот человек, на которого мой обалдуй ровняется! Вы ведь слово в слово повторили несколько своих любимых цитат! Помню, как братец увидел первый выпуск. Эх… Он сразу сказал, что будет следовать этим правилам и тогда все образуется…»  — девушка немного погрустнела,
        — «Он вам рассказывал про свое прошлое?..»
        — «Да… Но там были лишь поверхностные факты и причина его аугментации…»  — если честно, то я уже почти все забыл.
        — «Память. Он упоминал провалы в ней?..»  — шаги Рэн вновь стали четкими и неспешными.
        — «Да… Он говорил про родителей… Что не может вспомнить… Мне сразу показалось странным, что он не помнит их, но тебя… Тебя, он больше чем просто помнит…»  — кто бы мог подумать, что эта прогулка скоротает себя именно так.
        — «Лазурный Богомол… Так звали этого человека… Когда-то звали… Он был очередным фанатиком аугментаций, решившим, что генетический код представителей Эквистелла можно воссоздать и внедрить любому обычному человеку… Тела кандидатов поступали как из рога изобилия, стоило лишь найти подходящий конфликт на границе двух сторон…»  — Рэн говорила непринужденно, как будто мы уже были давними знакомыми,
        — «Если вкратце, то „Иридиевая война“ не погубила сотни тысяч пилотов… Она отправила их на уровень выше, в чистилище… Вся боль мира не сравнится с пытками генетического кодирования, особенно при необходимости быть в сознании… Конвейер стартовал, а люди прокляли судьбу за то, что выжили… Они ставали пустыми оболочками… Участь гораздо хуже смерти, ад на земле… Вечная клетка для сознания…»
        У меня уже появились вопросы о причине ее осведомленности, но я предпочел не перебивать, полагая, что рассказ будет завершенным.
        — «Инициатива породила множество слухов про военную машину Императора, в основном очень страшных… Говорили, что его величество Маттиас лишает своих солдат души, отправляя ее в рай, а тени оставляет для защиты тех, кто еще туда не попал… Звучит как полный бред, но всюду должна быть частичка правды…»  — по ее тону чувствовалось, что девушка словно пытается спихнуть с себя некую глыбу эмоционального груза,
        — «Я устала это скрывать… Но он больше ничего не умеет, кроме как сражаться… Мы несколько раз пытались начать новую жизнь, и всегда приходили в тупик… Я не могу ему это рассказать и прошу… Умоляю!.. Вы единственный кто стал для него словно отец, он вам верит и никогда не предаст!.. Я поняла это, как только увидела его после разлуки!.. Он тогда так радовался, что смог наизусть выучить все ваши коронные фразочки… А сейчас я смотрю на него… В его глазах появился смысл и цель для грядущих битв… Братец столько времени его искал… Он так хочет нести свет в этот мир…»
        — «А по виду и не скажешь… Тебе же намного больше лет, чем кажется?..»  — лишь сейчас я заметил, что у Рэн под глазами проглядывали почти незримые морщинки, следствие долговременных нагрузок на нервную систему.
        — «Вы и вправду такой… Все прямо как в комиксе… До сих пор не верится… Раз так, то я не буду просить вас что-то предпринять, ведь уже знаю ответ… Я и есть тот ученый… Не буду углубляться в эту историю… Да и не пристало девушкам говорить про свой возраст в открытую…»  — Рэн почти незаметно дрожала, с каждым словом все сильнее,
        — «Ваша ДНК слишком сложна… Вы как будто созданы кем-то, кто подобен богу… Я глупый человек… Очень глупый… Они все умирали, один за другим… Ткани приживались, но люди теряли воспоминания… А потом… Потом был этот паренек… Его привезли в критическом состоянии… Месиво из плоти и костей лежало на моем столе, умоляя прекратить свои страдания… Что тогда изменилось?.. Я видела это тысячу тысяч раз!.. Мои руки лишали жизней всех без разбору!.. Но… он… Его желание словно изменило меня… Он хотел, чтобы это прекратилось…»  — практически скрываясь в моей тени Рэн нередко всхлипывала, ее голос дрожал, стараясь не терять твердости,
        — «Откуда он узнал про все?.. Про судьбу тех ребят и про меня?.. Чертов разведчик… Сломал мне всю психику, даже перехотелось продолжать эксперименты… Я сделала то, за что меня могли не просто уволить, а стереть с лица вселенной… Мощностей комплекса хватило на самую большую ошибку в моей жизни… Перенос его личности в тело идеально сохранившегося образца ваших соплеменников прошел успешно… Но повреждения были слишком большими для удачной корректировки, пришлось заполнить пробелы новыми фрагментами… Он потерял многие воспоминания, но все еще помнил себя и имя своего истинного врага… Я не могу ему что-либо сказать… Но однажды он может сам все вспомнить… Тогда я буду ему больше не нужна…»
        — «…»  — я остановился, как только заметил, что всхлипывания немного отдалились, девушка стояла поодаль и роняла слезинки вниз, тихо повторяя извинения, но кроме пустоты и меня, их никто не слышал.
        — «Ты искупила свою вину… Я считаю, что эта боль и тот поступок  — доказательства… Эх… А изначально я хотел лишь проветриться в выходной перед битвой… Нужно будет стать Архонтом своей собственной церкви и начать устраивать исповеди!..»  — я ничего не мог для нее сделать, кроме как продолжать верить в паренька, надеясь, что тот будет сражаться как раньше и выживет в грядущей битве, но одна идея все же пришла мне в голову.
        Пользуясь пустотой и мрачностью коридора, я подошел к Рэн и использовал краешек накидки, чтобы вытереть ее слезы, после чего прокряхтелся и присел рядом, успокаивающе погладив ее по голове:
        — «От имени Илиаса я отпускаю твой грех… На его месте я бы простил тебя… И на своем тоже… Ну и на месте Инглиша… Короче!.. Не плачь!.. Сейчас ты тоже мой друг, а я не люблю, когда друзья грустят!.. Это моя привилегия  — рыдать по поводу и без!.. Теперь это наша с тобой тайна!.. А если он все вспомнит, то я вобью ему в голову то, что сейчас вбиваю в твою!.. Я же всегда говорил, что воспоминания  — это мы и есть… А значит, все пережитое им рядом с тобой важнее прошлого… Ты должна и дальше быть рядом с ним… Ибо я устал от его нытья и соплей!.. Выдела бы ты как он страдал, когда узнал что ковчеги черт знает где!.. Боялся за свою маленькую сестренку!.. Слюнтяй он!..»
        — «Правда вспоминал?..»  — девушка едва заметно подняла взгляд.
        — «Еще как!! Можешь мне поверить!! Капитан Глум всегда говорит правду и только правду!! Или ты сомневаешься во мне?! В таком случае: отставить сомнения!.. Это не по кодексу!..»  — я почувствовал себя намного лучше, когда Рэн едва заметно улыбнулась и приободрилась,
        — «Тебе сейчас сложно!.. Но я приказываю не впадать в бездну всяких неприятных эмоций!.. Просто верь в нас и своего балбеса!.. Я пригляжу за ним!.. Договорились?..»
        — «Договорились…»  — она шмыгнула носом, загораясь своим былым энтузиазмом.
        Мы оба еще несколько секунд просто стояли и смотрели друг на друга, пока я не выпрямился и не подал девушке сигнал о приближающейся троице. Парни так разговорились, что даже не заметили нашего отсутствия, но вовремя спохватились и повернули обратно.
        — «Рэн! Я уже… думал… что ты… Ох…»  — Инглиш подбежал к нам, не в состоянии связать и предложения от отдышки, эскорт из Джозефа и Эрдмана также испытал немного стресса, преодолевая большие пространства за сверхкороткий срок.
        — «Все нормально!.. Просто мы так мило беседовали, что даже немного отстали от вас!.. Ты же не думал о чем-то плохом?..»  — я вопросительно уставился на него, сложив руки за спиной.
        — «Нет, Сэр! Я бы доверил ее вам даже без просьб!»  — разведчик отдал честь.
        Эрдман сделал странное лицо и посмотрел на Рэн, которая хихикнула и зашагала вперед, разрывая дистанцию.
        — «Он даже не понял, что ляпнул… А еще старше меня по званию…»  — Джозеф улыбнулся, повернув остолбеневшего Скорпикора вокруг его оси, и пошел вслед за Рэн, потянув инженера за собой. Я лишь развел руками и жестом указал Инглишу, чтобы тот следовал за нами.
        * * *

        СЦЕНА ШЕСТНАДЦАТАЯ: СМЕРТОНОСНЫЙ ПРОБЛЕСК
        Дорога из широких коридоров и нескольких лестниц привела нас в небольшое, импровизированное кафе, вместо одной из стен там был экран, он открывал вид на огненно-рыжий пиратский порт и одинокую оранжевую звезду системы. Я все еще находился в пространственном недоумении из-за череды недавних событий, но всеми силами держался как обычно, лишь изредка вздыхал и качал головой сам себе.
        — «Ну что?!»  — Доцент уселся на продолговатый диванчик рядом с несколькими автоматами, мы последовали его примеру. Я приземлился справа, слева от меня Рэн, потом Инглиш и Скорпикор.
        — «Нужно обсудить очень важную вещь… Но, сперва!»  — Джозефу стоило лишь махнуть рукой, официантка практически мгновенно материализовалась из воздуха. Она делала вид, что соблюдает профессионализм, но в глазах девушки читался иной интерес, который продиктовал ей свой заказ и, удобно развалившись, указал на нас. Наша пати воспользовалась тактическим преимуществом и продиктовала свои пожелания, я выбрал газировку со вкусом крио-апельсинов.
        Через некоторое время мы уже были словно давние знакомые, каждый болтал о чем-то своем. Рэн пыталась вырвать у Инглиша комикс, оперируя фактами на тему какого-то спора, Доцент и Скорпикор обсуждали корабельную технику и ее составляющие, дискутируя на тему конфигураций легких корпусов, я же просто сидел и тихо наслаждался свежестью местного воздуха, смотря сквозь экран и изредка потягивая газировку, опершись на руку.
        — «Капитан! Не хочу прерывать столь миролюбивое погружение в пучины сознания, но мы вообще-то именно ради вас тут и собрались! Не уделите ли нам пару минут своего времени?»  — Джозеф резко поправил челку и вызвал феерическую реакцию у женской части персонала заведения,
        — «Мы получили данные, что вы дали Инглишу, они оказались зашифрованы, но чертеж „Тахионного Расщепителя“ выудить удалось! Троян из того банка данных до сих пор бродит по нашей сети и открывает окна с определенными материалами, иногда прямо во время проверки лабораторных систем! Работники в восторге, а начальство в шоке! Но сейчас не об этом… Как вы можете догадаться, ресурсов нам хватит лишь на оснастку „Атласа“ и нескольких эсминцев, но и этого будет достаточно для обороны беженцев. Спасибо еще раз, с этими технологиями трагедия не повторится… Это я гарантирую лично…»
        — «Знали бы вы, чего стоило вырвать данные из рук нашего извращенца… Какой же он все-таки засранец…»  — я чуть не подавился, когда сидящий рядом инженер почти подпрыгнул на месте и прямо-таки воспылал враждебностью.
        — «ЭТО ТОЧНО!!! Он сегодня с кораблем такое вытворял!.. Ну, того-этого!.. Задние разъемы полировал! Ох… Плохо мне…»  — Скорпикор что-то вспомнил и позеленел.
        — «Так всё-таки на той флэшке был чертеж?..»  — благо мне не пришлось опять оттирать с себя биологические вещества, стакан я удержал.
        — «Да, Капитан…»  — Инглиш начал краснеть,  — «Но кроме чертежа там было на что посмотреть… Много чего было… да…»
        — «А что там было то?!»  — Рэн таки вырвала комикс из рук своего брата.
        — «Хм… Ничего особенного…»  — лицо парня стало практически бордовым от стыда.
        — «Ну ладно, что более важно, Капитан!»  — девушка протянула мне постер с моей фотографией на фоне дредноута и подписью: «Справедливость всегда торжествует!»,
        — «У моего брата была целая комната с вашими изображениями, на станции… Это той, которой больше нет… Мне мало удалось забрать с собой, но самое дорогое бля братца я все же прихватила! Можете черкануть свои инициалы на этом спасенном экземпляре? Пожалуйста! Он очень дорог моему братику! Правда, балбес?..»  — Рэн зыркнула по направлению оторопевшего разведчика, после чего расплылась в улыбке, когда перевела взор на меня.
        — «Эх… А почему бы и не подписать…»  — я выхватил у нее ручку, думая о великих вещах. Рэн наклонилась в мою сторону и пододвинула заламинированное изображение, давая во всех подробностях рассмотреть декольте своего верхнего элемента одежды. Дрожащими руками я начеркал свои инициалы, в этот раз подпись получилась совсем уж абстрактной. Эрдман и Джозеф даже перестали переговариваться и с чрезвычайно сложными выражениями лиц наблюдали за действом, изредка сдерживая смешки.
        За моей спиной неожиданно прошел холод, дух Мако нашептывала мне на ухо различные факты:  — «Всего одна неправильная мысль, кобель… Убью…»
        — «Капитан? Вам плохо?»  — обеспокоенный Инглиш потряс меня за плечи.
        — «А?! Не… Все нормуль… Так, совесть немного пошалила…»  — холод отступил, я вновь привел сознание в режим сосредоточенности.
        — «С чего вдруг? Странный ты какой-то, Капитан! Как будто вечно в другом мире находишься! Взбодрись, мы же на светском рауте! Правду говорю, господа?»  — Эрдман похлопал по плечу Доцента, и они одобрительно стукнулись стаканами.
        Приложив руку к подбородку, я погрузился в свои размышления:  — «Возможно и так… Даже я сам не уверен в своей личности настолько, чтобы точно не рассматривать варианты расхождения эмоциональных крайностей… Но все же я не подхожу под критерии, которыми многие описывают не норму… Ведь мой эмоциональный ряд стабилен и не выходит за ее рамки… Хотя, иногда возможно заметить колебания в определенные стороны, связанные с обстоятельствами… Я бы предпочел не афишировать эти шаблоны поведения, но они все же могут проявляться в стрессовый момент… Или я просто в очередной раз преувеличиваю и демон не настолько силен… А если предположить обратное… Тогда следует держать это в узде… Ведь можно и начать убивать без причин, в конце концов… Но логика для меня на первом месте, так что не беспокойтесь…»
        — «…»  — зал по-разному отреагировал на эту речь, но замолчали и удивились все.
        — «Это намек если от тебя не отстанут, ты начнешь убивать?..»  — Скорпикор прищурился, откинувшись на спинке.
        — «А?.. Нет, конечно!.. Я что вслух…»  — по ошарашенным лицам было видно, что вопрос явно не нуждался в ответе,
        — «Хм… А давайте сделаем вид, что никто сейчас ничего не слышал! Скорпикор! Может, ты поможешь нам скоротать время и потравишь какую-то байку из своей жизни! Еще пару часов сидеть как-никак!»  — по правде говоря, мне просто необходимо было переключить внимание людей, но и сказать, что прошлое этого человека меня совсем не интересовало, я тоже не мог, все-таки он довольно хорошо скрасил наш коллектив своей яркой личностью.
        Эрдман злобно ухмыльнулся и ловко достал из нагрудного кармана комбеза очередную одноразовую сигарету стандартного довоенного образца:
        — «Только если все этого хотят! Детишкам вроде вас еще рано такое слушать! Но если настаиваете, то я могу сделать исключение!»
        — «На слабо берешь? Выкладываю свою историю, сержант пафос…»  — Рэн неожиданно грозно уставилась на него, теперь эти двое играли в гляделки.
        — «О-хо-хо! Капитан, вокруг тебя всегда такие агрессивные тян трутся? Я уже начинаю переживать за твою жизнь!»  — инженер лишь развеселился еще больше от такой реакции.
        — «Никогда не замечал…»  — на самом деле замечал.
        — «Ладно! Только чего бы такого рассказать… Хм…»  — Эрдман задумчиво сделал затяжку,
        — «Знаю! Дело было давно. Пару лет назад. Тогда еще фракции даже не думали переставать пытаться друг друга стереть с лица галактики. Наемники находились в цене, а корпорации процветали, продавая смерть направо и налево. Знаете, почему у меня такой позывной?»  — инженер немного перевалился через стол, стараясь уловить уровень интереса к своей истории.
        — «Понятия не имею…»  — я принялся жевать батончик, который прихватил с собой ранее.
        — «Ха! „Черные Скорпионы“! Слышали о таких, салаги? Когда я прибыл в сектор за легкими деньгами, то наткнулся на них в первый же день. Община моей платформы выделила допуск лишь к станции-храму Саишын-VII, вот и пришлось пердолить туда. Мой боевой фрегат нарвался на их крыло прямо во время полета к станции! Парни сражались со звеном „Арматоров“, но маячков бедствия не выпускали. Я подумал, что у них все под контролем и уже хотел сваливать, но ошибся. Несколько перехватчиков отдали души Илиасу прямо на моих глазах…»  — Скорпикор собрал на себе не только наши взгляды, но и персонала, который от нечего делать тоже пришел послушать рассказ,
        — «Настроил частоту на их канал связи, а там ни одного цензурного слова!.. Орут как бешенные, причем друг на друга! Ну, думаю, помощь им точно не помешает… Вклинился и принялся рассказывать, как и куда им нужно стрелять, чтобы с одного удара вывести из строя каждого из оппонентов. Я знаю слабые места почти всех кораблей легкого и среднего тоннажа… изучал при храме чертежи… Парни, естественно, не поверили, даже еще больше заматерились!.. Пришлось демонстрировать тактику самому. Хорошо, что мой фрегат был медленным, но бронированным, в самый раз для снайперской стрельбы. Там специфическая модель, Капитан должен знать ее, как-никак в одной фракции состоим… Треугольная такая, плоская… Пилот только один…»
        — «У наших все корабли для одного пилота, десу… Даже эсминцы… Но я понял, о чем ты… „Кайдзю“  — восемь дальнобойных орудийных слотов, режим направленного наведения и очень эффективный перегрев…»  — такие модели обычно не использовали в военной обыденности, но охотно брали на специфические задания.
        — «Да, точно, спасибо! Так вот… Пары метких попаданий хватило, чтобы от нескольких головорезов остались только остовы. Остальные просто сбежали, когда перевес встал на нашу сторону. Естественно меня не поблагодарили, вместо этого сразу кинули координаты! Я понял, что это намек, и как только долетел до станции, то направился в указанно место.
        Меня встретили в дальних доках и предложили присоединиться к отряду, говорили, мол, людей не хватает, а критерии приема совсем мизерные. Оборванцы в лохмотьях оказались «Черными Скорпионами»! Той самой корпорацией, которая славилась полным отсутствием субординации и порой неадекватной агрессией своих членов… Но позитив тоже присутствовал, например; они очень хорошо разбирались в технике и регулярно наведывались на нейтральные территории и кладбища кораблей, проводя рейды за ломом и минералами. Простой и зубодробительно опасный заработок, как раз то, что я изначально и искал…
        Конечно же, парни решили закрепить сделку, и мы пошли в их офис, по заверениям очень элегантное приятно место. Им оказался местный бар, наполненный как раз таки этими самыми Скорпионами… Пару раз подбухнули, потом еще пару раз, и вот оно! Лучшие друзья навек!..»  — Эрдман отпит от своей чарки, пытаясь промочить горло, видимо он не так часто говорил настолько много.
        — «Если бы не твое происхождение, эта привычка давно бы вылезла боком…»  — я закинул руки за голову и уставился в потолок, периодически вслушиваясь в редкие шаги людей вокруг.
        — «Не беспокойся за меня! Я все держу под контролем! Хе-хе…»  — Скорпикор залил в себя еще один стакан, даже не вынимая сигарету изо рта,
        — «Так вот… Я уже начал рассказывать им, как эффективнее развить инфраструктуру и тем самым повысить заработок, а парни оказались слабенькими и уже валялись под столом!.. Меня немного покачивало, но сознание все еще улавливало почти все происходящее. Особенно двух подруг, которые решили подсесть за барную стойку по разные стороны от вашего покорного слуги… Они сказали, что их позвал один из „лежащих“, тот, что в данный момент был на полу весь в своей любви, но девушки опоздали и все пропустили… Я не растерялся и говорю им:  — Мадмуазели, а вы не хотите провести время с настоящим мачо? Абсолютно бесплатно! Ну и как думаете, что они ответили? О! Я сам в шоке пребывал! Не прошло и пары минут, как Скорпикор и начинка бутерброда с двойной булкой стали синонимами!.. Если вы понимаете, о чем я!..»  — Эрдман подмигнул нам всем, явно гордясь своим достижением.
        — «Хм… Ясно, ты отымел двоих и съел все принесенные бутерброды… А как собственно Ты свой позывной получил?.. Думалось мне, про это история будет…»  — я приоткрыл один глаз и заметил, что Рэн вовсю беззвучно хохочет от своеобразного выражения лица инженера, Инглиш в это время внемлил каждому слову и чуть ли ни записывал в блокнот.
        — «Не порть историю!!! Я до этого почти дошел!.. И к „вашему“ сведению, Капитан!.. Их начинку я тоже съел! Так что вот так!»  — он немного обиделся на нашу реакцию, но рассказ продолжил,
        — «Утром рядом уже никого не было, а приглашение на пробный боевой вылет пришло практически сразу после моего пробуждения… Я собрался, вышел в доки, а там никого?.. Ну, думаю, приехали… Субординация и все такое… Час наверно ждал, смотрю, выползают! Зеленые все, как тяжелые изотопы! Странно, что не обблевали пол в ангаре! Один мне говорит:  — Ну что, бро? Будешь нашим черным бро? Я поначалу застеснялся, все-таки мы не особо знакомы с ними были по моим меркам… Но бро я все же стал! Они заставили меня выбрать позывной… Ну, вы же все в курсе, что это обязательно для каждого официального пилота… Проще так, да и в базе данных фамилию не пишут… В любом случае, пока ты летаешь с кличкой, она становится тебе как родная и потом уже неохота ее убирать, но некоторые все же это делают…
        Сначала я думал «Мантикором» назваться… Но после долгих размышлений все же пришел к аналогу, в одной игре на голо-планшет такой монстр был, элитный сукин сын!.. Говорю им:  — Хочу быть Скорпикором! А в ответ:  — Бро, но мы хотели тебя «Снежинкой» называть! И ржать стали… Я возмутился, но виду не подал, воспринял это как плохую шутку…»
        — «Погодь…»  — до меня наконец-то дошла суть рассказа,  — «Так они „ЧЕРНЫЕ Скорпионы“!.. Как тебя туда взять вообще умудрились?! Ты же белее самого белого потомка древних викингов!..»
        — «Вот и я том же!! Поэтому в шоке тогда и был! Прямо как они, когда узнали истинные размеры Скорпикора!»  — он опять принялся подмигивать, как будто кто-то вообще мог понять эти слова не так, как задумывалось,
        — «Поход изгнанников как-никак забрал четверть планеты, так что сохранившееся расовое разнообразие неудивительно… Но все же, его стержнем остались такие как твоя леди… Ну, ты понял… Так вот, решили мы с позывным и сразу за ломом! Вышли в пограничное пространство, порылись в остовах, нихрена не нашли, началась истерика… Уже улетать хотели, но я как всегда спас положение и нашел в разрушенном астероиде почти целый линкор испещренный сигнатурами и доверху наполненный припасами каких-то ученых! Что же на нем написано было… Хелус?.. Халус?.. Хелес?.. Бля, что же сегодня с памятью то… Не подскажет кто, как она называется?.. Известная такая корпорация, оружие создает еще…»
        — «Хилус…»  — у меня аж внутри все похолодело, когда я это произнес.
        — «Спасибо еще раз!»  — Скорпикор радостно щелкнул пальцами, даже не заметив некоторой перемены во взглядах большинства людей,
        — «Мы придумали план, чтобы никто не увел нашу добычу… Я решил остаться на стреме внутри астероида, а наши полетели устанавливать маяк прыжка для транспортника, потому что от самого линкора исходили дикие помехи, вот и пришлось им отлететь на пару сотен километров. Обещали управиться быстро, но я знал их уже достаточно для понимания своей ситуации… Пришлось развлекать себя самому. Сначала в карты играл, потом музыку слушал, все надоело… А время шло и шло… Ну, думаю, нужно глянуть на добычу, мало ли что там! Навыки инженера со стажем охренительно пригодились, чтобы вспороть брюхо нашей тяжеловесной награды.
        Внутри металлического монстра оказалось самое настоящее сокровище! Фрегат поддержки «Апофис»! Вместе с ним в комплекте шли пара сотен орудий, которые как вы уже догадались, могли создавать эффект дисперсии плазмы, пропуская ее сквозь призму искривления. Естественно я понял, что они в любой момент могли самоуничтожиться, новости то все смотрят. Так вот, все дело было в пространственном поле самого линкора, но при желании его можно было копировать и воссоздать для хранения этого чуда науки… Только вот понять, как именно оно работает и можно ли его применить на другие пушки, я не знал, да и сейчас тоже особо не понимаю всего этого…
        От нечего делать я выпустил дронов ремонтников и одновременно принялся устанавливать синергетическую связь с пустым фрегатом. Через пару минут уже на моем нынешнем корабле стояла охапка их этих крутых пушек. Я по-быстрому приварил их, используя лом самого линкора как сварку, а дронов как инструмент. Система просто потрясающе отреагировала на них! Как будто это был сам идеал творения!..
        Я решил немного пострелять, пока ничего не происходило. Бахнул в соседний астероид, а он рассыпался белым фейерверком! Мощность просто зашкаливала, так еще и самонаведение присутствовало! Но мое веселье прервали… Поначалу я обрадовался, что парни вернулись, но потом решил перепроверить, поскольку сигнал являлся одиночным… Ко мне приближалась неизвестная сигнатура штурмовика элитной модификации, такой даже в базе данных не было… Думаете, я испугался?.. Нет… Почти…
        Скрыв свое присутствие, я решил переждать, но… Один из наших связался со мной и передал следующее… Какой-то черт напал на них, потому что парни не ответили ему, когда тот спросил в какой стороне врата к станции «Элизиум»… Мало того, этот ублюдок сбил все восемь их кораблей и те спасательные капсулы, что не успели скрыться… А теперь он летел сюда, помазанный кровью моих сопартийцев… Я недолго был с ними и привязаться не успел, но такой самосуд уж слишком вычурно смотрелся… Потихоньку приходило понимание того, как именно устроена жизнь наемника… Она же не такая веселая, как кажется изначально…»
        — «А чего ты хотел?.. Быть джентльменом нужно везде и всегда!..»  — я вспомнил, что когда-то действовал подобным образом, чтобы направить мысли людей, но все тщетно.
        — «Это пришло потом… А тогда мне просто нужно было выжить… Сигнатура не пыталась провести сканирования, она заметила мой фрегат на астероиде, даже не используя свои системы… Пилот видел все собственными глазами, но не атаковал… Он выпустил предупредительный электромагнитный импульс, желая просто пролететь мимо… А я сделал то, что сделал…
        Дисперсионные снаряды вылетели из стволов «Кайдзю» и устремились вслед за оранжевым хвостом штурмовика с бронированной закрытой кабиной… Я погорячился, эмоции обиды и грусти захлестнули меня… Хотелось, чтобы мой первый опыт в этом секторе был позитивным, но вылазка обернулась смертями по вине человека, который опирался на свою гордыню почти полностью…
        Белая гладь соприкоснулась со щитами убийцы «Черных Скорпионов», но не прикончила его… Щиты штурмовика поглотили всю энергию, он полетел на меня, сверкая форсированием двигателей… Его корпус разошелся листовой броней и активировал четыре пламенных луча, который ударили по мне, пробив корабль насквозь в районе крыла… Я хотел подумать, что он промазал, но ошибся… Пучок лучей попал точно в узел энергопитания левой полусферы… Четыре орудия отключились…
        Выстрелив второй раз, я уже не наделся на что-то, но снаряды все-таки пробили щиты врага… Он вновь дал залп, на сей раз по противоположному крылу, обезоружив меня… Третий его удар пришелся на реакторный блок, вся система ушла в перезагрузку… Из-за синергии с кораблем это было действительно больно…»
        Некоторые взгляды слушателей были наполнены жалостью, кто-то наоборот восхищался праведностью этого человека, сам Эрдман лишь немного задумался, а я ощущал очень странную смесь эмоций, непередаваемую и гремучую.
        — «Угольный корабль с золотистыми полосами подлетел почти впритык, его острая кабина с крестом золотистого света, и более ярким свечением, что периодически двигалось по нему словно зрачок, будто пыталась высмотреть меня за броней корабля… Я уже понял, что это за модель, она была невероятно сильно изменена, а ее вытянутые вперед подковообразные крылья разошлись как жвалы пасти зверя, в желании довершить приговор… Штурмовик раскрыл пасть переднего нагнетателя тяги подобно какой-то акуле и «улыбнулся»… Вот тогда мне действительно стало страшно, впервые за всю жизнь… Это невообразимое ощущение… когда твоя жизнь на грани…
        Штурмовик, словно гильотина, полоснул лучами по краям кабины и блок управления вместе со мной повис в космосе… Пилот дал еще несколько хирургически точных залпов по местам хранения орудий, дабы уничтожить схрон… Его звездолет развернулся, сверкнув энергоэлементами, и улетел прочь… Вся добыча кроме фрегата была стерта, «Кайдзю» не подлежал ремонту, а я просто пребывал в некотором шоке… Благо «Апофис» он не тронул, специально или нет, но я получил шанс выжить…
        Было сложно управлять кораблем одному и я с большим трудом добрался до ближайшей станции  — Мортэ Ди Фортеза… Прикинулся свободным торговцем и спрятал там фрегат с дисперсионными орудиями, решив некоторое время переждать… Иногда действительно торговал, иногда развлекался… Иногда досаждал баронам и их пешкам… Но летать больше не хотелось, не было никакого желания вновь наткнуться на этого пилота в перечне врагов…
        Я бы сказал, что мне немного захотелось побыть на его стороне… Поиграть за надменных парней, которые сами пишут закон и ведут себя как короли этого мира… То был мне урок, и я его усвоил…»  — Эрдман выдохнул несколько колец дыма и принялся оценивать реакцию публики, она была достаточно неплохой. Работницы заведения уже морально подготавливали себя к попытке утешишь потрепанного жизнью бойца, Джозеф понимающе кивал, обдумывая каждое услышанное слово, Инглиш пытался совладать с эмоциями, а его сестра просто пила свой коктейль, кидая на меня странные взгляды.
        — «Ну и как оно?.. Ощущения от путешествия с подобными людьми…»  — я даже не понимал, что должен говорить в такой ситуации, особенно зная, что он сам все понял, как только увидел мою посудину в доках.
        — «Ты не поверишь! Отличные! Если бы я знал, то сразу записался в такой экипаж, а не тратил время и нервы на всяких сомнительных станциях и заработках… Хе-хе-хе…»  — он лишь улыбнулся и посмотрел в мою сторону. Складывалась странная тенденция, я все время портил людям жизнь, а потом получалось так, что они на меня ни то, что не сердились, а даже начинали дружить со своим личным вредителем.
        — «Я тут поразмыслил…»  — а точнее, я наконец-то вспомнил,
        — «Может тот пилот просто не захотел платить им за проход, поскольку это неприличное быдло начало требовать с честного убийцы кредиты за пролет мимо?.. Вот он и решил их проучить как следует, чтобы запомнили…»  — я зевнул.
        — «Может быть… Я тоже так потом подумал… Его корабль выглядел очень дорогим, прямо как у высокородных аристократов… Кто же знал что это элитный пилот на гибриде технологий Эквистелла и Империума?.. Никто!!! Но это все прошлое!»  — Эрдман налил себе в стакан новую порцию, любя поставленную официанткой за счет заведения.
        — «Предлагая забыть этот неприятный момент!.. Ведь ты же теперь на стороне справедливости как-никак!.. И твоя милая подруга Триче, она тоже с нами!..»  — я взял в руки стакан с соком.
        — «Ох! Она стала первой находкой на новом месте и первым новым другом! Я прихвачу ей чего-нибудь вкусненького, но это после! А сейчас! Предлагаю тост!»  — Скорпикор поднял бокал,  — «За новые знакомства!»
        — «КАМПАЙ!!!»  — все подняли бокалы и стукнули ими по центру стола.
        Некоторое время мы сидели и обсуждали разные вещи, начиная от цвета «Изоморфов», и заканчивая устройством двигателя имперского перехватчика. Время неумолимо уходило, близилась полночь, а с ней и совет братства.
        — «Приятно было с вами посидеть, но мне нужно идти…»  — я встал из-за стола и отряхнулся.
        — «Капитан!»  — Доцент поднялся за мной и пожал руку,
        — «Если что, вы можете рассчитывать на нашу помощь в борьбе, мы у вас в долгу…»
        — «Удачи… Пусть Илиас благословит ваши деяния…»  — я приложил правую руку к груди, отдавая дань рыцарского почтения, после чего развернулся и пошел в сторону ангаров «Атласа», все остальные помахали мне вслед и продолжили веселиться.
        Пройдя по коридорам, я добрался до доков, они уже опустели в связи с комендантским часом. Лишь несколько охранников продолжали нести службу, невзирая ни на что. Поплутав на местности в ожидании поисках транспорта напрокат, я сел в припаркованный челнок и отправился на совет пиратского братства. Нервы «немного» пошаливали, не оставив без внимания всю «непринужденность» этой маленькой прогулки.
        * * *
        СЦЕНА СЕМНАДЦАТАЯ: СЕМЬ НА ТРИ

        Челнок неспешно сел возле дредноута, разводя клубы вечно оседающей из-за здешней работы пыли. Томас уже давно стоял и просто ждал моего возвращения, пялясь в одну точку. Он недовольно зыркнул куда-то сквозь экраны транспорта и подошел ко мне с деловитым видом, сев на место рядом с водителем.
        — «Чертеж готов?.. Я надеюсь, ты успел все сделать?..»  — я нервно посмотрел на него, вызвав у оного улыбку.
        — «Кэп, ты за кого меня, блин, принимаешь? Мы с Агнессой все сделали!»  — ученый не отрывался от разглядывания пространства вокруг.
        — «С КЕМ?!»  — я вспомнил, как он тогда терся об дрона в ангаре,  — «А… Точно…»
        — «Что за идиотский взгляд?.. Ревнуешь, что у нас все хорошо!? А еще она намного милее любой из местных дам!!!»  — он захлопнул за собой гермо-дверь челнока.
        — «…»  — мне захотелось пересесть в другой транспорт, но на это не оставалось времени.
        Корабль поднялся в воздух, и, активировав систему маршевого движения, полетел в сторону главной башни. Колоссальный шпиль доставал своей верхушкой до самого острия конуса пирамидообразного купола крепости, а его паутинообразные переходы переплетали собою почти весь город на многие километры в стороны. Пока мы летели, на фоне гула двигателей я постоянно слышал упреки в свою сторону, невероятно сильное желания выкинуть его из челнока или выпрыгнуть самому обуяло меня, но я взял себя в руки и, стиснув зубы, терпел.
        Мы приземлились на один из балконов башни, на парковке рядом полукругом стояли различные пиратские фрегаты и штурмовики, выглядели они не так как обычные модели, явные признаки элиты были на лицо. На каждом красовались знаки одного из трех пиратских ответвлений.
        «Миражи»  — выходцы Имперских войск, закаленные в тяжелых боях ветераны, не захотевшие подчинятся постоянным ультиматумам Императора. Их бойцы летали в основном на штурмовиках с накладной броней выверенной формы, отдаленно напоминающих мой «Проблеск», только со звериными оскалами на кабинах. Покрашенные в тускло-желтый с переливами оранжевой плазмы цвет, угловатые корабли до сих пор внушали неподдельный страх любым силам правопорядка.
        «Арматоры»  — бывшие странствующие торговцы, ныне самые быстрые и лихие головорезы во всем секторе. Их трубкообразные, белые с красными полосами суда могут развивать огромную скорость, а благодаря выборочному форсированию систем и установке на носах длинных таранов плазменных ножей, представляли особую опасность для дельцов, посмевших не заплатить за обязательную охрану.
        «Тогуру»  — одна из многочисленных семей моей фракции, которая решила трактовать учения Илиаса по-своему и принялась коверкать заветы. Их треугольные, серо-черные корабли с зеленоватой энергией постоянно патрулировали места раскопок и грабили тех, кто посмел зайти на их территорию добычи различных ископаемых. Они давно вели аукцион по продаже древних минералов и артефактов на черном рынке.
        Главы всех семей собрались в тот день, дабы решить дальнейшую судьбу своего народа, а заодно и всего сектора. Рядом с каждым кораблем стояло по несколько вооруженных до зубов охранников в уже знакомой цветастой броне. Пока мы шли от челнока до главного входа, они таращились на нас, что ощущалось, даже несмотря на непроницаемость экранов шлемов.
        — «УЕБКИ, ХВАТИТ ПЫРИТЬ!!! Вам что, совсем делать нехер?!»  — Томас неожиданно вызверился на них. Солдаты опешили, а некоторые засмеялись, похоже, он внушил им расположение к себе.
        Мы вошли в десятиметровую арку дверей холла, повсюду виднелись хорошо одетые пираты и шныряли официанты с подносами. Ярко освещенное помещение с мраморными колоннами и алыми шелками по периметру завораживало своей элегантностью, а позолота на занавесах и безделушках присутствующих, намекала на богатство верхушки этой крепости. Такое действо больше напоминало банкет, нежели встречу пиратов. Не так я себе представлял все это в голове, мое мнение еще немного изменились.
        Пока мы неспешно шагали по глянцевому полу, никто из присутствующих нас даже нас не заметил, кроме тех, кто уже знал в лицо своих гостей. Одетые в дорогие одеяния, Рейнхард и Соларис стояли рядом с одним из аквариумов и, не прерывая свой диалог, кинули на нас пару странных взглядов.
        — «ООО!!! А мы вас ждали!»  — Айро помахал нам из дальнего угла, его камзол выглядел бы более качественно на фоне остальных, если бы старик уже не заляпал его секрециями неизвестного происхождения. Бросив пару дам, он неспешно поправил спадающие штаны и, подойдя к нам, похлопал меня по плечу сальной рукой, вызвав непреодолимое желание отпрыгнуть назад с криками и паникой:
        — «А ты выше, чем я думал, парень! Ну, раз все уже в сборе, начнем, пожалуй?..»
        — «Нормальный у меня рост!.. Почти метр восемьдесят два…»  — я стер омерзительную и склизкую грязь от его руки с плеча и вновь поменял мнение о пиратах, все еще думая про покупку у них одежды под заказ,
        — «Ладно, времени в обрез, начинайте собрание…»  — пухлый глава пиратского братства взял стакан с ближайшего стола и постучал по нему столовой ложкой, привлекая всеобщее внимание:
        — «Главы всех братств, группировок, кланов, общин… Пираты… Контрабандисты… Мародеры… Друзья мои!.. Я понимаю, что настали смутные времена!.. Пришельцы осадили нас по всем фронтам, а мы даже не знаем, откуда лезет эта зараза!..»  — он спрятал руки под накидку и сделал несколько шагов к центру зала наполненного настоящей элитой, смотря при этом куда-то вдаль,
        — «Но, у нас появился шанс привести все в порядок! Шанс на то, что мы вновь будем самой страшной угрозой для Империума! Разве вам не надоело, что все о нас забыли?..»
        — «Надоело!! Давно пора!! Нафиг эту зеленую нечисть!!»  — разномастные пираты, как один, скандировали о наболевшем. Всюду в зале пестрили яркие личности,  — подобно своим звездолетам, каждый присутствующий представлял собой нечто невероятное: аугментации в виде винтовок вместо одной из рук, люминесцентная краска на броне и даже массивные костюмы-экзоскелеты, высотой в два человеческих роста. Опасность и вечный поиск новых способов наживы  — именно этот образ жизни и отличал этих людей от остальных,  — свобода дарила им свою силу.
        — «Этот паренек принес нам деловое предложение, давайте же выслушаем его!?»  — он жестом указал на меня, пираты расступились и дали нам с Томасом выйти на возвышение, подобное небольшому подиуму.
        — «Кхм…»  — я нервно поправил воротник, все взгляды сошлись на мне в одночасье,
        — «Я  — капитан дредноута „Справедливость“… Его видно отсюда, если выйти на балкон…»
        Слушатели тут же стали перешептываться, по некоторым было видно, что они узнали во мне человека, который убивал их неопытных братьев целыми флотами. Атмосфера переменилась в худшую свою сторону, навеивая некую опасность.
        — «Конечно, я знаю, что вы мне не поверите… А еще знаю, что наше с вами прошлое было совсем не идеальным примером… Но также знаю, что вы послушаете одного моего знакомого!.. Ведь его слова для вас не пустой звук…»  — я указал рукой на фигуру, жадно уплетающую мясо на шпажках.
        Габриэль заметил на себе внимание, вальяжно вырвал у официанта поднос, вышел на подиум, положил еще одну порцию закусок в рот и поправил очки:
        — «Ну что, уебки?! Помните меня?!»  — он элегантно швырнул пустой поднос в сторону, раздался характерный гул от падения металла на пол.
        Удивленные пираты начали активнее разговаривать между собой, они были знакомы с моим глав-инженером, ведь он сколотил свое состояние в основном на контрабанде, и был в этой крепости чаще, чем кто-либо другой.
        — «На это раз у меня для вас есть особенный подарок!!»  — дожевав, Томас засучил рукав с инструментарием, тускло освещенное помещение осветила 3D проекция его козыря,
        — «Мы же все знаем, что вы, конченые ублюдки, и даже если от этого будет зависеть ваша жизнь, то, скорее всего, каждый из вас просто утонет со своими сокровищами, чем бросит их на произвол… ПОЭТОМУ!!! Дорогие дамы и господа! Я дарю вам одноразовый шанс озолотиться! Это отличная возможность для вас всех! Не проходите мимо! Специальное предложение от создателя самых опасных игрушек во вселенной и за ее пределами!»  — он развел руками, подобно ангелу расправляющему крылья, проекция за его спиной приняла вид атомарной структуры вида неизвестной формулы частиц. Нависла тишина, мне даже послышалось, как кто-то кашлянул.
        — «И что это за хрень?..»  — не выдержав напряжения, один из пиратов прервал молчание.
        — «Ты… Ты что… ОХУЕЛ!?!? КУСОК ДЕРЬМА!!! ТУПОЕ БЫДЛО!!! Твоим маленьким мозгам невдомек, что это величайшее оружие из когда-либо созданных!!! Эта частица способна избавить мир от таких как ТЫ в одно мгновение!!! Орудие подобной модификации преломления энергетической матрицы, путем триангулярной модуляции измерений в третьей и четвертой полусфере кода вселенной, уничтожит вашу засранную станцию, чихнув лишь один раз!!! Любая материя попавшая радиус конуса античастиц просто удаляется из всех измерений нахуй!!! И я могу дать вам подобную силу, если вы поработаете на меня и…»  — он указал пальцем на меня,  — «…и вот этого паренька!..»
        Ошарашенные пираты активно отходили от немыслимого шока, никак не связанного с потоком харизмы высочайшего качества. Они лишь обсуждали предложение, понимая и оценивая шаткое положение своего оплота и изолированного от прыжковых маяков сектора, но их алчность затуманивала разумы почище любого наркотика.
        — «Товар вперед!»  — один из пиратских баронов воспользовался сумятицей и, озвучив всеобщие мысли своим слащавым голосом, вышел из толпы прямо к нам.
        Приглядного вида щуплый темноволосый мужчина с острым подбородком и испещренным татуировками лицом был одет в полностью черную накидку с красным треугольным значком, перечеркнутым крестом на плече,  — гербом «Тогуру». Он снял капюшон и, скривившись, шмыгнул носом:
        — «Я Люциус, мне нужно проверить подлинность чертежа… Ведь без моего голоса флот не двинется с места, таковы наши извечные законы?..»
        — «Боюсь, он прав…»  — Айро невозмутимо встал рядом со мной, поглядывая на толпу,
        — «Нужны голоса всех семи глав… Иначе мы не можем оставить нашу столицу без защиты… Таковы правила парламента…»
        — «Слушай, что говорит старик, давай сюда чертеж,  — это будет знаком взаимного доверия и уважения!.. Ты же хочешь, чтобы мы доверились тебе, и всеми силами отправились в путь?.. Мы ведь все здесь знаем, что вам нужен весь наш флот для атаки на пришельцев… А этот галантный ученый знает куда бить…»  — Люциус странно покосился на Томаса, его сверкающие красным импланты неотрывно следили за ученым,
        — «Доверься нам, и мы доверимся тебе… Идет?..»  — он мерзко улыбнулся и протянул руку.
        — «Идет…»  — Томас грубо сжал руку, что протянули мне. В его глазах промелькнула неожиданная серьезность, он словно читал Люциуса, который в свою очередь очень удивился произошедшему.
        — «От имени пиратского братства объявляю голосование!! Кто за то, чтобы наконец-то нанести удар этим проклятым тварям?!»  — Айро сложил руки на груди и, ухмыльнувшись, пригладил свою ухоженную бороду.
        — «Разделяющие богатства этого мира  — „Арматоры“ помогут вам!»  — Рейнхард, стоящий в мехах, среди охраны вида настоящих негодяев, отдал нам честь двумя пальцами. Баронесса в невзрачной угловатой черно-красной броне шутя повторила его действие.
        — «Скрытые в тени закона  — „Миражи“ присоединятся к веселью!»  — Соларис вместе с силуэтами одного из пиратских баронов в экзоскелете с граффити цвета ржавчины, совершила жест рыцарской чести и приложила правую к груди, спрятав левую за спину.
        — «Смотрящие сквозь будущее звезд  — „Тогуру“ будут на вашей стороне, но лишь временно…»  — Люциус и одна из баронов кивнули нам. Темноволосая и кареглазая девушка в респираторной маске была в таком же плаще с капюшоном, как и он, она стояла недалеко от своего собрата по вере, но последовала его примеру с большей охотой, чем сам Люциус.
        — «Мое слово последнее! И я голосую за битву!»  — Айро кивнул и этим ознаменовал начало нашего крестового похода, с целью вырвать наши жизни из прогнивших лап зараженной неизлечимым недугом твари  — судьбы. Пришло наше время, время чтобы загнать эту чертову заразу обратно в бездну и запечатать врата.
        — «Отлично!.. Очень рад, что мы нашли общий язык!..»  — я крепко пожал старику руку, и мы обменялись одобрительными взглядами.
        — «Вот и славно! Даже не пришлось прибегать к рукоприкладству!»  — Томас хихикнул и активировал на инструментарии пересылку чертежа, выхватив после этого очередную горстку закусок у подвернувшегося официанта,
        — «Оснастите ими крупные корабли, у вас есть примерно шесть часов… Что встали как прикованные?! БЕГОМ, БЛЯДЬ!!! Каждая минута на счету!!!»
        — «Братья мои и сестры! Собрание окончено, я сообщу, на какой частоте мы будем во время боя! Время точить клики и да пребудет с нами наша удача…»  — Айро огласил конец сбора и побрел в сторону служебных помещений. Пираты немного попереглядывались, после чего нехотя начали расходиться, некоторые умудрились прихватить с собой напитки, что разносила прислуга и хлестали из горла, прямо выходя из помещения.
        — «А почему именно шесть?..»  — я был в некоем недоумении, пока стоял в зале, наблюдая за тем, как он пустеет и, вслушиваясь в перешептывания и редеющие отзвуки шагов.
        — «Интуиция…»  — Габриэль томно вздохнул, поглядывая на уходящих людей с некой почти незримой надеждой. Я решил не копаться в этом феномене, а дать ему возможность все рассказать самому, как только пришло бы это самое время, ведь уже очень давно заметил некую перетяжеленность его духовной ноши  — она вот-вот должна была уничтожить бедного ученого, я этого боялся.
        Пока мы шли в сторону челнока плечом к плечу с толпой расходящихся людей, Томас рассказал, что эти орудия теперь оснащены еще и технологией «свой-чужой». Пираты не смогут атаковать нас, даже если их переклинит, и все мыслимые пределы чести станут ненужным дефектом. Они не должны ничего понять, поскольку поправки в чертежах никто не видел, да и без этого модуля орудие тупо не станет функционировать.
        — «Только немного вздремнуть времени остается… Или поесть… Или кино посмотреть… Хотя…»  — я поднял автоматическую дверцу личного транспорта.
        — «Парень… Каждая секунда  — новый корабль врага… Я и так слишком долго ждал… Слишком долго…»  — ученый сел на пассажирское сидение и, откинувшись в нем, грустно уставился сквозь пустое пространство.
        — «Что ты имеешь в виду, Габриэль?..»  — приземлившись на кресло пилота я активировал антигравитационную подошву шаттла, дверцы автоматически загерметизировались, а автопилот принял введенную консольную команду.
        — «Ты веришь мне?..»  — ученый едва повернул голову и пристально посмотрел мне в глаза.
        — «У меня было много поводов усомниться в тебе… Странное поведение… Вечная недосказанность… Иногда, я просто не понимаю ни единой твоей мысли…»  — я на самом деле верил, что этот человек гораздо ярче всех нас, ведь именно его руки создали множество чудес, которые сейчас служили меньшему из зол, ведь добра просто не существует, а справедливость  — лишь орудие.
        — «Это сейчас не важно… Я просто хочу знать… Ты мне веришь?..»  — его взгляд стал как никогда серьезным, впервые Томас проявил истинного себя в полной мере.
        — «Эх… Верю… Дружище…»  — все, что я смог сделать в ответ,  — это незаметно улыбнуться.
        — «Тогда все заебись!»  — он вновь повеселел, по крайней мере, временно.
        Наш челнок поднялся, и мы полетели в сторону дредноута, оставляя позади розовый неоновый след, несколько еще пришвартованных пиратских кораблей и огромный шпиль древней станции  — Мортэ Ди Фортеза.
        * * *
        Долгожданное приземление в ангаре «Справедливости» произошло гладко и спокойно лишь на первый взгляд. Выйдя из шаттла, первым, что мы увидели, были очень хорошо знакомые, но преображенные гримасами беспокойства, лица людей в черной форме с позолотой. Команда сильно нервничала, и собралась возле челнока раньше, чем тот успел сесть, заполонив все пространство вокруг. Тут был и как вечно дымящий Скорпикор, и всегда сосредоточенный Инглиш, на этот раз не в невидимости, и другой персонал которому было не просто интересно.
        Мако подбежала ближе, она стояла впереди всех, ожидая полной посадки транспорта:
        — «Ну, не томи?.. Они нас поддержат?..»
        — «Благодаря неподражаемому шарму нашего матершинника…»  — элегантно вывалившись из транспорта, я показал Томаса, он был чрезвычайно серьезен,  — «…они согласились, ВРЕМЕННО, передать командование нам…»
        — «Отлично!!!»  — команда выдохнула и приободрилась, нависшее напряжение растаяло.
        — «Пиратские корабли скоро оснастят прототипами, они буду готовы через пару часов… Имперский флот, к сожалению, без флагмана, также передает о полной готовности… Мы можем проверить установленное оборудование и приготовиться к бою…»  — Мако немного переживала, но все же одарила меня милой улыбкой.
        — «Что случилось?.. Вижу же что ты не в порядке…»  — не в состоянии игнорировать подобное, я машинально подошел ближе к девушке и посмотрел ей в глаза.
        — «Слушай… А мы вообще знаем куда атаковать?..»  — она задала резонный вопрос.
        — «Действительно… Я, конечно, не хочу докапываться, но это довольно важная информация… А еще, мне вспомнилась тут одна вещь… Ты так и не рассказал, как тогда смог победить „Анахарсиса“?..»  — ни на один из вопросов ответа не последовало.
        Габриэль стоял сам не свой, его мысли явно находились в ином месте и времени.
        Скрипучий голос рулевого прервал затянувшуюся тишину, все повернулись в его сторону:
        — «Точно… Сэр, мы тогда вышли из гипера в пространстве с обелисками, огромными такими!.. Я хотел рассказать, но времени особо не было!.. А потом еще наш Томас скомандовал:  — Стреляйте в эту хрень!.. Вот мы и выстрелили… Но пока снаряды летели, в том месте открылся портал!.. И мы попали прямо в дестабилизированную точку пространства!.. Неплохой был удар на упреждение!.. Враг еще даже не успел полностью выйти из разлома, его структура была нестабильна, снаряды сколлапсировали с порталом, он закрылся, и флагман вышел лишь наполовину!.. Его разорвало на два куска, а нас выкинуло в другой части сектора через пару секунд!..»
        Мы просто смотрели на Габриэля, он заметил это и все же ответил, но очень сухо:
        — «Теперь пять часов… Времени все меньше… Советую вам не тратить его на пустые разговоры и приготовиться…»  — он растолкал нас и молча направился в сторону лифта.
        — «Что с ним случилось?..»  — Мако посмотрела вслед удаляющейся фигуре в лабораторном халате, развивающемся при ходьбе.
        — «Он недоговаривает, но ему нужно довериться… К сожалению, пока его величество сам не решит устроить исповедь, ничего толкового мы не узнаем… Да и действительно не до него сейчас… Пошли, нужно проверить все системы и подготовить флот… Нам предстоит битва…»  — предвкушение решающего хода одновременно завораживало и невероятно сильно пугало, атака на верфь чужих должна была наконец-то завершить эту бойню. Но жизнь научила меня, что лучше переоценить, чем недооценить, ведь монстр точно, так просто не сдастся. Эта фраза повторялась у меня в голове бесчисленное количество раз.
        Люди начали постепенно расходиться по своим законным местам. Инглиш и Скорпикор удалились к личным кораблям, стараясь модифицировать их всем, что благородно продали по скидке пираты и успели выловить дроны сборщики, направленные на исследование остовов отраженных волн бури. Томас пошел идеализировать настройки дронов и алгоритмы дредноута, пытаясь всеми силами выжать максимум из системы. Я же, чтобы не мешать экипажу, потому как ничем особо помочь им не мог, как и познать что-то новое, решил просто немного побыть у себя, ведь ожидание нарушало спокойствие разума.
        Знакомый звук шагов прервал мои размышления, за ним последовала активация замка гермо-двери, а после элегантная фигурка в военной форме зашла внутрь помещения.
        — «Нервничаешь?..»  — Мако подошла поближе и, разгладив одеяло, села рядом.
        — «Немного…»  — я вздохнул лежа на кровати, смотря при этом в темный мраморный потолок, что редко мерцал венами волн перераспределения питания,
        — «Вот оно… Пришло время для настоящей битвы… Через пару часов мы узнаем, что же сильнее, страх или бесстрашие… Так еще и на карту поставлена судьба всех в этом проклятом секторе… А мы, как назло находимся на флагмане, что поведет всех за собой…»
        — «Все будет нормально! Мы справимся,  — это факт! Всего лишь очередное задание… Просто дольше по времени…»  — она погладила меня по волосам и тепло улыбнулась. Я каждый миг все сильнее хотел быть единственным достойным ее тепла.
        — «Ненавижу ждать…»  — я обхватил девушку руками и притянул к себе, ощущение любимой рядом успокаивало хаос эмоций, даря одно из самых приятных ощущений, чувство, что ты кому-то нужен,
        — «Но у меня есть ты… Вдвоем не так грустно!..»
        — «Вот видишь, а если хочешь…»  — Мако посмотрела мне в глаза игривым взглядом,  — «…то можешь опять проверить наличие шрамов…»
        Алгоритм принял запрос системы как приказ, вследствие ошибки кода активации образовался системный пробел крупный масштабов, требующий определенный банк данных. Промежуток до битвы был определен системой как  — приоритетный.
        * * *

        СЦЕНА ВОСЕМНАДЦАТАЯ: ВРАТА АДА
        Время… Такая зыбкая и бессердечная вещь. Оно неумолимо подступало. Мы же, немного посвежевшие, отправились на мостик,  — команда давно уже была на своих местах, экипаж с нетерпением и трепетом ждал, пока наступит тот самый момент.
        Когда я вышел из лифта, то мое внимание сразу обратил к себе уставший ученый, он что-то настраивал на консоли управления дронами в дальнем углу. Силуэт Томаса даже не шелохнулся, лишь все также сухо напомнил нам о нашей цели:
        — «Капитан… Надеюсь, ты готов, мы должны немедленно выдвинуться…»
        — «Габриэль, можешь, наконец, сказать, откуда ты знаешь, куда нам лететь!? И что вообще за таймер у тебя такой?.. Почему именно столько?..»  — я сел в кресло и пододвинув к себе консоли, принялся штудировать сияющие строки кода в поисках погрешностей.
        Руки Томаса дрогнули, он сделал несколько шагов назад:  — «Я чувствую, она рядом…»
        — «Кто?..»  — заметив ужас в его глазах, я встал и подошел к Габриэлю, не выдержав напряжения. Томас что-то шептал себе под нос, смотря то на сканер, то сквозь экраны:
        — «Мир всегда возвращает любой отзвук боли, насколько бы мал он не был… Но есть вещи, что вселенная не может победить сама… Этот недуг должны излечить мы… Прошу, ты должен сосредоточиться… Отринь сомнения…»  — он неожиданно развернулся и положил руку мне на плечо, в его глазах загорелась немыслимая сила воли,
        — «ЧЕ ВСТАЛ СТОЛБОМ!?! НЕ ТРАТЬ ВРЕМЯ НА МЕНЯ!!! КОМАНДУЙ!!! СОБИРАЙ ФЛОТЫ!!! ПОДГОТАВЛИВАЙ ДУХ ЛЮДЕЙ!!! ОНИ ЖДУТ И СОМНЕВАЮТСЯ!!! НЕ ВСЕ ТАКИЕ СМЕЛЫЕ И КРУТЫЕ, КАК Я!!! ИДИ ЖЕ!!! СКОРО БУДЕТ ВЕЧЕРИНКА!!! АХА-ХА-ХА!!!»
        — «Не подведи нас… Я тебе ведь доверяю… Мы все…»  — я похлопал его по плечу в ответ, после чего вернулся на законное место и встал рядом с консолью, скрестив руки за спиной,  — «Команда!!! Проверить боеготовность каждой системы!!! Вывести статус центральных узлов на экраны!!! Я хочу видеть, что все готово!!!»
        Старпом стала на свое место и ухмыльнулась:  — «Слышали, что он сказал?! БЕГОМ!!!»
        «Справедливость» запустила реактор  — зверь пробудился в предвкушении долгожданной битвы, полосы энергии пролетели по корпусу, словно кровь по его венам, орудия начали прогрев, исходя дымкой систем азотного охлаждения, щиты окутали корабль незримой пеленой, блеснув лишь раз в свете звезды, двигатели же вспыхнули пламенем первородных светил, разгораясь все сильнее с каждым мигом.
        — «Взлет!!!»  — дредноут выполнил мою команду. Монстр издал яростный рев, что был слышен лишь близ кислородного купола крепости и отстыковался от трапов. Он медленно пошел прямым курсом к границе гравитационного колодца Мортэ Ди Фортеза.
        Перед нами столпился флот, заслоняющий сам свет, его тень словно окутала систему.
        Среди вызвавшихся покончить со всем этим проглядывались и сияющие синим суда наемников, закованные в двойную броню из обогащенного вольфрама и оснащенные по последнему слову техники. Их, в основном белые и цилиндрические корпуса, с плазменными орудийными платформами выставленными крестом у хвостов, выделялись своим сиянием хромированной обшивки, а сами стволы светились новыми красками. Зеленоватые энергетические полосы на плазмометах, намекали на недавний небольшой апгрейд, изученными технологиями пришельцев. Пилоты АВАНГАРДа оставили «Атлас» практически без прикрытия, но лишь для того чтобы защитить его.
        Немного в стороне красовались остатки тяжелого Имперского флота, желтоватая «шкура» их бревнообразных эсминцев и фрегатов, похожих на скелеты неких рыбы с острыми крыльями, поглощала свет, а белые орлы на корпусах наоборот его отражали, словно капли воды под ярким солнцем. Среди их столпотворения можно было заметить знамена различных частных организаций, что попали в эту ловушку, как и мы все. Им пришлось забыть все, что они знали, любые разногласия означали смертельный приговор, ведь треснувшим мечем не победить никого.
        Когда мы пролетали рядом с этим флотом, я краем взгляда заметил на одном из пятисотметровых эсминцев желтую звезду с подписью «Звездный Шторм», кажется это и были те самые знамена, о которых рассказывал наш бравый разведчик.
        Инглиш, как и остальные пилоты, уже стартовал с палубы. Его корабль летел рядом со своим личным подразделением, но контрастировать на их фоне ему не удавалось, ведь треугольники кораблей научно-исследовательского флота Эквистелла также следовали в ту сторону, он растворился в следах, созданных из их бордовых двигателей.
        Эскадрон солдат удачи немного припозднился, но от этого выглядел не менее пафосно. Их, сияющие красным и пурпурным, линкоры и штурмовики, были чрезвычайно выразительными на фоне остальных. Каждый корабль являл собой уникальный конструкцию из металла, они все были по-разному выкрашены и носили различные атрибуты подтверждающие статус и (или) принадлежность к одной из семей: граффити, звериными ухмылками, различные пилы и копья для таранов.
        Козырь пиратов стоял среди своих братьев, грозно возвышаясь на фоне даже самый тяжелых кораблей. Гибридный линкор барона Айро,  — SB-78M: «Минерва», напоминающий копье корабль, был весь испещрен орудиями нового образца, единственным, что могло пронзить плоть нашего общего врага.
        Сигнатуру дредноута больше не обременяло притяжение крепости, флоты последовали за нами, как только «Справедливость» вышла за границу глушения гипер-перехода. Кораблей было действительно много, даже больше чем я ожидал, но полей от двух гигантов должно было хватить на переброску всех сил, по крайней мере, по расчетам.
        Затаив дыхание все ждали моего приказа, и он последовал:
        — «И пусть бездна благословит нас всех… Мако, начинай передачу на всех частотах, мы выдвигаемся на охоту!..»  — волновые коммуникаторы всех судов перешли на частоту, что мы ранее согласовали, наш голос стал единым,
        — «Передает капитан „Справедливости“, подтверждение готовности всех сил!..»
        — «АВАНГАРД в вашем распоряжении!»  — адмирал Соул передавал со своей станции. Он решил остаться и отдать абсолютно все свои войска под новое покровительство, ведь был единственным, кто мог прикрыть наши спины в случае непредвиденной ситуации.
        — «Рыцари-легионеры Империума готовы нанести решающий удар!!»  — Доцент звучал грозно, он взял временное командование силами корпоративного объединения, чтобы повести в бой разрозненные и изможденные умы тех, кто поклялся защитить свой дом несмотря ни на что и любыми методами.
        — «У нас очень много мата на линии! КОВАЛЬСКИ, ДА ЗАВАЛИ ТЫ УЖЕ ЕБАЛЬНИК!!! Эх… Парни на взводе!.. Но я вас все же слышу! Хе-хе! Хоть и с трудом! Невероятное ощущение!»  — Айро, под жуткие крики и вопли своего экипажа, таки вышел на связь,
        — «Заводи уже шарманку, пацан!!! У меня тут полный пиздец!!!»
        — «Ну, хоть кому-то весело… Пф-ф-ф… Все флоты согласовали частоту, мы можем совершать прыжок по команде…»  — старпом скрестила руки на груди и хихикнула.
        — «Отлично… Пора с этим покончить, раз и навсегда… И пусть судьба загнала нас в глухой угол… И пусть она будет первой нашей жертвой!.. Ведь мы идем на охоту!.. Внемлите моему слову!.. Мы должны стать той самой преградой, что остановит бурю!.. Ведь после всего сделанного этими тварями, после всех тех разрушений, что они принесли… Им нет прощения… Нам нужно просто совершить этот финальный шаг, поскольку выбора больше не осталось!.. Но, как мы знаем, загнанный в угол зверь  — это самый опасный зверь!! Мы  — все что осталось!! Мы  — носители последнего пламени сломленных и тех, кто еще сражается!! Вам всем пришлось встать на одну сторону, ибо смерть ожидает на другой… Бездна уже приняла слишком многих в свои объятья!! Права на ошибку нет!!! И пусть же мир навсегда запомнит этот день!!! День когда мы свершим невозможное!!!»  — лишь придав огласке свои мысли, я заметил, как ошарашенный Габриэль начинает неистово скалиться, преобразуя свое эство в нечто совсем не напоминающее человеческое, его ярость была неописуема.
        — «Опоздали…»  — переполняемый эмоциями, он со всей силы ударил руками по консоли, чуть не сломав оную и не перезагрузив системы дронов.
        — «В каком смысле опоздали?.. Томас?.. Пресвятой Илиас…»  — от открывшегося вида я отступил на несколько шагов назад, словно желая исчезнуть.
        — «Я не мог ошибиться… я… я… ЕБАНАЯ ХУЙНЯ!!!»  — ученого всего трясло, мы же все в это просто остановились во времени, наши эмоции стали единой нитью  — страхом.
        Стена пространственной матрицы приобрела новый оттенок, крест света появился, словно по команде высших сил и разросся на многие десятки километров в стороны. Створки врат ада медленно распахивались пред силами флота, в одно мгновение они разошлись ромбом разлома, эфирные края которого все сильнее растягивали парящее кристаллы по его углам. Невероятное зрелище внушало неподдельный трепет, ведь дверь в иное измерение отражала все желание тамошних демонов поглотить этот мир.
        — «Додумалась-таки… Тварь…»  — Томас с призрением продолжал наблюдать за расширяющейся с огромной скоростью зеркальной гладью портала. Зев разлома рос на одну степень каждые несколько секунд. Вскоре он превысил по величине все мыслимые пределы, но ожидаемы гости так и не удосужились выйти поприветствовать нас.
        Но на той стороне была совсем не привычная для нас тьма космоса, там виднелся колосс, наша цель и препятствие на пути к освобождению  — планета, она была полностью искусственной. В черной пустоте с салатовыми раскатами молний, висела нефритовая сфера диаметром около четырех тысяч километров, испещренная переходами металлического скелета и воткнутыми в структурную основу обелисками, она периодически испускала импульсы энергии, что перекликались с голосами ее хранителей. Вокруг экзопланеты роились бесчисленные полчища зеленых светлячков, а сама ее поверхность была испещрена верфями. Там виднелись и знакомые нам «Анахарсисы», и еще не полностью сформировавшиеся их зародыши, «Химеры», также при определенном увеличении можно было заметить и неизвестные типы кораблей.
        Планета имела сияющее углубление, похожее на огромный глаз, зрачок  — реактор, он наверняка питал все структуры на орбите, импульсы стартовали оттуда.
        — «Они не атакуют?.. Почему?..»  — за время нашего с ними сражения я перебрал множество планов и идей, но такого точно не ждал.
        — «Она нас не видит… Занята порталом…»  — Томас поправил очки.
        — «Да кто ОНА то?! Почему ОНА нас не видит?! Ты что действительно считаешь, что эта хрень сюда пролезет?!»  — я прикинул ее размеры и структуру портала, наверняка подобное являлось лишь вопросом непродолжительного промежутка времени.
        — «Ей нужно время… Пока стабилизаторы функционируют, энергия орбитальных орудий перенаправлена… Если оборвать питание сейчас, произойдет коллапс… Так что у нас есть шанс пробиться к ядру!!!»  — ученый подтвердил мои мысли и, подбежав поближе начал трясти меня за плечи,  — «ДА КОМАНДУЙ УЖЕ, БЛЯ!!!! ВРЕМЕНИ ВООБЩЕ НЕТ!!!»
        Взяв сознание в свои руки, я убрал с плеч другие руки и, отодвинув взъерошенного индивида в сторону, протяжно выдохнул, приготовив себя к этому ивенту:
        — «Все слышали, что он сказал?! Либо мы победим эту хрень на ее же поле, либо она прилетит сюда и мы и все те, кого должно защитить  — покойники!!! ВСЕМ ФЛОТАМ!!! ЗАНЯТЬ ПОСТРОЕНИЕ СОГЛАСНО АТАКУЮЩЕЙ ФОРМАЦИИ!!! ЗА НАМИ!!!»
        Защитники своего мира двинулись к порталу, дабы уничтожить иной. Суда всех фракций окутали дредноут подобно вуали, будучи нашим щитом. Как говорил Томас, единственно, что может победить эту тварь, наше копье света  — главный калибр, козырь и единственная причина существования «Справедливости», ее сердце, разум и душа. Спустя долгое время он наконец-то назвал свое величайшее творение, и имя ему…
        — «ГАМБИТ КРИПТОРА»  —
        * * *

        СЦЕНА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ: ВСЕ, КАК ОДИН
        Корабли, один за другим поглощала кристальная гладь измерений, их переходы в другое пространство сотрясали зеркало миров сотнями откликов, оставляя колебания на нем, словно волны на воде. Бездна вокруг поражала своей невзрачностью, ее темно-серый цвет словно говорил о судьбе этого далекого космоса, о его древности и заброшенности. Повсюду проглядывались признаки активности наших незваных гостей: как разбросанные по пространству обелиски-передатчики, пульсирующие мириадами вен от переизбытка энергии, так и множество клуб тускло-зеленоватого тумана неизвестной консистенции, что озарял сиянием своих закольцованный молний все вокруг, основное его скопление находилось недалеко от пасти экзопланеты.
        Единственная цель всей этой операции  — было сопроводить «Справедливость» к «Немезиде». Томас сказал, что это наименование более чем полностью отражает ее предназначение, я решил не спорить с ним, и принят подобное заявление как истинное.
        — «Все корабли вошли в пространство связи, но она нестабильна, от гиганта идут сильные помехи…»  — Мако корректировала движения флота с консоли возле капитанского кресла, периодически поглядывая на колосса впереди.
        — «Оно и неудивительно…»  — я все еще был в небольшом шоке, при виде подобного любой бы удивился, но за нами шла армада, предающая определенной уверенности,
        — «Томас!.. Каков наш следующий шаг?.. Что дальше?..»
        — «А дальше… А ДАЛЬШЕ МЫ ДОЛЖНЫ ВЫЖИТЬ!!!»  — по голосу он одновременно был весел и грустен,  — «УЖЕ НЕ ДОЖДУСЬ УВИДЕТЬ ЗА РАБОТОЙ СВОЙ ГОТОВЫЙ ПРОЕКТ!!!»
        Эхо истинного страха словно прокатилось по флоту, пространство стало давить на всех без исключения, буквально давая ощутить разницу в силе двух сторон. Момент стал отправной точкой от невозврата, под линзой реактора «Немезиды», закрывающей часть механической планеты словно щит, содрогнулся «зрачок», его зубцы пришли в движение. «Оно» медленно фокусировалось на нас.
        — «ЭТА ХРЕНЬ, ЧТО, СМОТРИТ НА НАС!?!?»  — ужас проник в каждого, отравляя разумы людей, некоторое время царило полное радиомолчание.
        — «НУ ЧТО ВЫ, БЛЯДЬ, ОПЯТЬ ВСТАЛИ!!!»  — Томас прервал мой ступор, встав в центре рубки, в его глазах истинным пламенем души горела лишь одна эмоция, ее нельзя было перепутать ни с чем и никогда,  — месть, лишь она управляла им,
        — «МЫ ЗДЕСЬ НЕ ДЛЯ ТОГО ЧТОБЫ СДОХНУТЬ!!! БЕГОМ К ЯДРУ!!!»
        Габриэль напомнил мне про величайший позор из возможных, я взял себя в руки и выдохнул. Зрачок сфокусировался до конца и побагровел, на планете начали происходить массовые сдвиги континентальных плит, пустые машины внемлили зову своего хозяина, все корабли словно один отстыковываться от колосса, чтобы защитить ее.
        — «Замечено больше тысячи мелких тварей и пяти десятков крупных!!!»  — Мако в ужасе уставилась на тактическую карту, бесчисленные мерцания красных огней превысили допустимые вычислительные возможности систем обнаружения.
        — «Не так уж много! Я блин думал, что она больше построит… Видать, мало пожрать успела!..»  — Томас выдохнул и, хрустнув пальцами, сел за консоль управления дронами,
        — «Я слишком долго ждал… Надеюсь, все здесь вышли из ступора?.. В ЛЮБОМ СЛУЧАЕМ, МЫ НАЧИНАЕМ ВЕСЕЛИТЬСЯ!!!»
        Боковые створки корабля распахнулись, чтобы уровнять наши шансы,  — катапульты изрыгали огонь десятков пусков до момента взлета последнего воина из закаленной стали  — HF-VII «Фантомы Марк-II» приняли свой новый смысл, они стали острием нашего копья. Черные стрелы перехватчиков расправили двойные пары крыльев, красуясь своим тяжелым обвесом многочисленных орудийных и системных модернизаций, их иглы-турели теперь сияли во много раз ярче, а корпуса облегала секционная броня.
        — «ВСЕМ!!! Наш час настал!! Обратного пути нет!! Задача лишь одна!! Проредить строй врага, чтобы мы прорвались к этой огромной твари!! Только тогда все закончится, только тогда падшие обретут покой!! Бездна не прощает ошибок!!! Выжившие  — те, кто могут считать себя победителями!!! Отриньте страх и примите зов разрушения!!!»  — я скрестил руки за спиной, персонал рубки внемлил моим словам. Двигатели флагмана вспыхнули лиловым заревом, активируя дополнительные элементы подачи энергии. Дредноут вышел на максимально возможную тягу, начав ускоряться по направлению планеты, армада последовала этому примеру.
        — «Хватит уже пиздеть!!! Время мстить!!!»  — «Минерва» открыла огонь первой, ее дальнобойные орудия сверкнули струнами белого сияния и выстрелили. Копья из света пробили навылет панцирь одного из капитальных кораблей на орбите вдали. «Анахарсис» даже не успел уклониться. Сквозное отверстия, созданное трехствольными рельсотронами артиллерийского линкора, прервало его существование. Нимб взрывной волны разорвал тварь изнутри, она забрала в бездну еще несколько бутонов рядом.
        — «ОХОХО!!! Вот так игрушка!!! Жаль перезаряжается долго!!!»  — Айро был в восторге от нового апгрейда,  — его орудия испустили дымку от систем охлаждения и вновь начали сверкать все ярче, готовясь к следующему удару.
        — «Держать строй!! Мы еще даже не начинали!!»  — перед моими глазами виднелся бескрайний вал кораблей, объединенных одной лишь целью  — разрушением. Громадные бутоны, цвета потемневшей листвы двигались очень медленно, давая нам время на подготовку. «Ликторы» вырвались вперед, дабы подготовить плацдарм своим хозяевам, если у них когда-то и были эмоции, то заражение уже давно похоронило эти души, обрекая лишь на один путь спасения  — забвение.
        — «Повремени, Капитан, дай мне и Агнессе вдоволь повеселиться!»  — эскадра дронов активизировалась, беспилотники сверкнули алым пламенем сенсоров и ощетинились шипами на своей поверхности. Они уже давно ждали звездного часа. Один из «Фантомов» сильно выделялся на фоне остальных, он носил ярко-розовый окрас, а его корпус был усеян ромбообразной листовой броней с омни-лезвиями.
        — «Сделай из них фарш, моя сладкая!!!»  — Томас по-звериному улыбнулся, глядя на дрона сквозь экраны мостика.
        — «Как пожелаете…»  — приятный синтетический женский голос по рации прозвучал довольно надменно и неожиданно.
        — «Это кто!?!?»  — я самую малость опешил.
        — «Моя любовь!!! Агнесса!!! Она защитит нас!»  — Габриэль откинулся в кресле с довольным видом и закинул ноги на панель.
        — «КТО!?!?!»  — мостик начал таращиться то на ученого, то на беспилотник.
        — «Приветствую, Капитан. Я портативный ИИ второго уровня, созданный на базе элитного юнита VF-4A. Моя задача  — это координации юнитов с VF-5 по VF-34 включительно. Томас Габриэль подключил к моему вычислительному ядру некоторые технологии, это вызвало ускоренную эволюцию…»  — альфа-дрон сверкнула энергоканалами, ее заостренная кабина со сферой-сенсором разошлась подобием акульей пасти-нагнетателя тяги. Лезвия почти пятидесятиметровых ангельских крыльев заменили собою прошлое этой модели, переливаясь десятками перьев-ножей, они вышли по сторонам от ее корпуса, как и два крупных орудия на каркасе.
        — «Ну… Э-э-э… Агнесса?.. Жги их!..»  — от этого зрелища у меня перехватило дух, Томас же лишь беззвучно ухмыльнулся, на пару секунд триумфально прикрыв глаза.
        — «Принято…»  — альфа-дрон поменяла цвет системы наведения на белоснежный и, взмахнув конструктом лезвий, устремилась вперед. Строй вражеских перехватчиков шел стеной, но при приближении розовой кометы в них словно возник тот самый страх, что стал их силой. Зеленые огоньки бросились врассыпную, но тщетно.
        — «Приказ, полное уничтожение…»  — Агнесса разомкнула конструкт и на сверхсвете пронеслась возле отделившегося звена перехватчиков, педантично пронзая каждого врага подобно игле. Между «Ликторами» пришельцев протянулась нить фотонного следа и сверкающая длань пространственных сечений от лезвий. Каскад сфер взрывов озарил пространство, враги начали менять тактику и возвращаться назад. Остальные «Фантомы» уже подошли достаточно близко и решили не дать неприятелю и шанса сбежать, стремительно набросившись на него. Новые кислотные боеприпасы беспилотников буквально прожигали кристаллическую обшивку с одного попадания, не оставляя в пространстве даже следов сражения. Высокая скорость позволяла легко уворачиваться от постоянно ведущих по ним огонь мелкокалиберных орудий, а слаженность действий давала биться на равных с превосходящим количеством неприятелем.
        — «Моя милая… Не переусердствуй…»  — голос Томаса был нежен, как никогда.
        — «Команда распознана…»  — беспилотники продолжали кружить в танце с элитными перехватчиками врага, паутина фотонных хвостов предстала во всей красе.
        — «Флот прикрытия!.. Помогите им!..»  — идущие вровень с нами тяжелые корабли поддержки открыли огонь из зенитных орудий, шквал мелкокалиберных снарядов стал дождем температуры сопоставимой Альфе Ориона. Эшелон средних кораблей, состоящий из штурмовиков и фрегатов, сомкнул свои ряды и двинулся на сближение.
        — «Флот прорыва!! Разогреть орудия!! На подходе кавалерия!!»  — я смотрел, как пространство вокруг переполняется сиянием различных калибров и снарядов. Каждую секунду на поле боя сбивали несколько кораблей, оркестр огней все сильнее погружал каждого в свой ритм. Имперцы стояли полукругом из десятка эсминцев перед «Справедливостью» и «Минервой», а штурмовики и фрегаты храмовников Эквистелла и наемников АВАНГАРДа в это время старались не погибнуть, сделав ошибку, ведь вокруг роились полчища ракет, идущих в основном от приближающихся флагманов противника. Ливень орудий ПВО поглощал каждую боеголовку еще на подлете, «Фантомы» же сражались яростнее всех, обращая ядро построения врага на себя. Наш флот держался достойно, проигрывая в численности практически в десять раз.
        Продвижение к «Немезиде» являлось невыполнимой задачей, кристальные структуры огромных размеров сокращали дистанцию. Сопровождаемые небольшими судами поддержки неизвестной модификации, похожими на надломленные вдоль продолговатые кристаллы, бутоны открыли свои четырехстворчатые пасти, готовя сокрушительный отпор обнаглевшим гостям.
        — «Обнаружены скачки дуги энергетических аур на „Анахарсисах“, они будут стрелять одновременно!!!»  — Мако указала на огни стены из кораблей перед нами.
        — «Томас!! Ты захватил наш зонт?.. А то я смотрю, скоро гроза!!»  — я посмотрел в сторону ученого, он лишь молча улыбнулся и, хрустнув шеей, молниеносно выбил на консоли код, словно заправский пианист заученную сонату.
        — «Армада!! Мы ускоряемся!!! Времени чертовски мало!!! Все корабли должны войти в радиус пяти километров от флагмана!!!»  — по моей команде гибридный флот начал сближаться с дредноутом, одновременно ведя огонь из всего что мог, сдерживая навалу впереди,  — «Синергия на уровень четыре!!! РЕЗОНИРУЮЩИЙ БАРЬЕР: АКТИВАЦИЯ!!!»
        На носу «Справедливости» поднялось несколько плоских бронированных панелей, они открылись и обнажили двойной дефлектор системы передачи поля. После небольшой вспышки света, вызвавшей потемнение в пространстве, вокруг дредноута появился секционный энергетический барьер огромных размеров, он состоял из бесчисленных полупрозрачных алых шестиугольников, которые выборочно подстраивались под направление. Система сама решала, в какую сторону направить свой взор, а какую игнорировать. Панцирь открылся в передней полусфере и начал сиять свечением переполняемой его энергии. Реактор дредноута стартовал цикл резонатора класса «Кронос», устанавливая связь со всеми, кто был рядом, тем самым распределяя энергоресурсы всех в радиусе и делая их общими. Вокруг каждого из кораблей флота появилась уменьшенная копия такого барьера и они, словно древние легионеры, подняли щиты, укрываясь от бесчисленного града стрел.
        — «Сейчас будет охренеть как круто!!!»  — Томас по-демонически захохотал из-за переизбытка эмоций. Барьер достиг пика своей мощи и перегородил свечением весь вид на противника.
        Десятки «Анахарсисов» сверкнули дланью разрушения, кресты безграничной мощи стали переменными лучами радужного света. Разрывающая пространство и время, эссенция чистейшей энергии столкнулась со щитами, словно цунами со стеной прибрежной крепости, обильно разбрасывая брызги по округе. Противник абсолютно не церемонился и положил добрую четверть собственно легкого флота, оказавшегося на линии огня. Большинство наших кораблей замедлилось или даже остановились от напора сверхмассивного вала, что ударил по ним  — барьеры держали удар отлично, но лишь благодаря синхронизации реакторов всех судов. Единство цели и мыслей стало нашим бессмертием.
        Пока лучи угасали, следующая волна ударила по нам вновь сразу после первой, твари использовали тактику двойного залпа. Безграничное сияние постепенно растворилось и угасло, враг подготавливал третий залп.
        — «Статус?!»  — дредноут выжимал из систем все, сокращая дистанцию до цели.
        — «Еще тридцать секунд, потом реактор уйдет в перегрузку!!!»  — Мако перераспределяла питание, пытаясь выиграть еще хоть немного времени.
        — «Нам хватит!!!»  — я вытер пот со лба и обратился к рулевому,  — «Прибавь газу!!! Мы опаздываем на срочную встречу!!!»
        Парень молча повернул блоки контроля в обеих руках и перевел резервное питание на двигатели. Дуговой реактор работал на пределе возможностей, но ученый создавший его, явно знал свое дело очень хорошо.
        Очередная волна столбов света ударила по флоту, враг смел еще пару сотен своих роящихся вокруг перехватчиков и средних кораблей. Наши щиты держались, как могли. Небольшим судам было хуже всех, несколько десятков штурмовиков гибридного флота вытолкнуло за границу связи барьера и моментально смело в пепел.
        — «Мы вышли в пределы досягаемости!»  — старпом обернулась, выводя изображение на экран. Все тумблеры показали полную готовность, а системы корректировки выделили необходимые цели на дисплее.
        — «Отлично!!! ФЛОТ!!! ОГОНЬ!!!!»  — «Справедливость» дала залп одновременно с эсминцами и линкорами, эфирные призраки истинного света  — снаряды «Тахионных Расщепителей» устремились сквозь врагов, жадно разрывая корабли пришельцев сотнями  — большинство выстрелов попали по флоту прикрытия врага, нам удалось подбить лишь несколько «Анахарсисов». Меньше десятка огромных корпусов флагманов разорвало пространство впереди, из дыма и обломков вылетели остальные противники, создавалось впечатление, что их все больше. На экране консоли управления все еще мерцала готовность основных систем и производилась корректировка целей.
        — «Не впечатляет!..»  — я начал нервничать, враг почти приготовился к очередному залпу, а щиты заметно слабели,  — «ТОМАС!!!»
        — «Хе-хе-хе… Я же говорил, прототип был не готов… Но теперь…»  — он молча встал и подошел к экранам, а его довольный взгляд устремился на открывающуюся картину.
        Нос корабля вновь начал расходиться, но в этот раз все было иначе. Поперечный разлом пестрил сверкающими полосами линейный нагнетателей и усилителей энергетической пульсации, походивших на зубы хищной рыбы вдоль открывшейся пасти.
        Нагнетатели передали всю энергию на главный калибр посредством бесконтактной модуляции потока, их цепь молний замкнулась. На панели высветились координаты наведения для орудия, линза внутри звериного зева распахнула панели-предохранители, выпустив крест плазменных завихрений по четырем сторонам от корабля. Белоснежный луч колоссальной длины вырвался из пасти «Справедливости»  — новая длань заставила пространство вокруг полностью померкнуть и обернутся тенью, дабы вновь воссиять. Пульсация потока энергии стала тем самым копьем света, она достигла самого левого из флагманов неприятеля и моментально проделала в нем хирургически точный поперечный надрез, толщиною в несколько сотен метров. Тяжелый корабль пришельцев даже не успел детонировать, луч моментально устремился к его соседу  — механизмы внутри пасти Гамбита корректировали нужных наклон линз-усилителей, позволяя выделывать подобные финты. Рев зверя яростно кромсал плоть всех на своем пути.
        Столб мироздания устремился направо и, пройдя по горизонту идущих на нас врагов задел каждого из тех, кого отметила система, разрывая любые соединения материи на своем пути. Когда цели закончились, он остановился, растворяясь в глади безграничного космоса. Каскад огненных нимбов, сопровождаемый завихрениями плазмы и обломками корпусов, оповестил всех об уничтожении первой волны неприятеля и удачнейшем испытании супероружия. Горизонт впереди полностью поглотило пламя каскада взрывов.
        — «Не, ну ты видел?! С ОДНОГО УДАРА!!! КАК ЖЕ Я ХОРОШ!!!»  — Томас ликовал, ведь это действительно выглядело потрясающе  — пробивная способность была повышена благодаря усилению реактором дредноута, настраивая волну луча под пульсацию ядра, урон достиг немыслимых масштабов. Завершенная версия главного калибра была абсолютно несопоставима с имеющимся раньше мизером.
        — «Охуе… Кхм!.. Впервые вынужден согласиться с тобой, дружище…»  — я чуть не упал с отвисшей челюстью, когда взрывная волна дошла до нас, сотрясая рубку. Пасть корабля закрылась, и начала выпускать струи пара из систем охлаждения.
        Оставшиеся несколько флагманов попытались уничтожить нас несмотря ни на что, но щиты подавили и эту попытку сопротивления, но время их работы заканчивалось.
        — «ДОБИТЬ ИХ!!!»  — по моей команде флот выстрелил во второй раз, снаряды разорвали еще пару «Анахарсисов», добивая остатки  — но это был далеко не конец, численность врага особо не убавилась, «Химеры» надвигались со второй волной,
        — «Щиты почти иссякли!! Мы на полдороги!.. Рассредоточиться!.. Вступаем в ближний бой!..»
        Штурмовики, дроны и перехватчики вышли из-под прикрытия барьера, схлестнувшись в жаркой схватке с вражескими легкими кораблями. Поле боя вновь зажглось градом снарядов и паутиной лучей.
        — «Агнесса!.. Можешь скоординировать флот средних и легких кораблей?..»  — я, не отрываясь, наблюдал, как она все больше усиливает ассоциацию подконтрольных себе перехватчиков со словом  — бессмертие. Беспилотники даже и не думали нести потери.
        — «Могу, Капитан…»  — альфа-дрон послала импульс, внедряясь в системы каждого нашего союзника. Внезапно энергоэлементы на судах флота начали сиять белоснежным цветом, подобно огням на самой Агнессе. Союзники перестали хаотично стрелять каждый в своего противника и принялись пытаться атаковать помеченные цели, тем самым действуя более слаженно  — вражеские тяжелые корабли поспешно уничтожались сфокусированным огнем. ИИ продемонстрировала чрезвычайно мощные вычислительные способности, но ее личное звено даже не думало отвлекаться от боя.
        — «Не хотел бы я против нее воевать…»  — перед рубкой промелькнул фотонный след альфа-дрона, она кромсала врагов, разрывая их на куски множеством лезвий подобно самому олицетворению жестокости, вызвав у меня восхищение вперемешку с испугом,
        — «Ужас какой… Нам нужна брешь в построении противника, иначе атака захлебнется!!!»
        — «Раз плюнуть!!! Мог и пораньше попросить!!»  — Айро и его бароны, не обращая внимания на врага, построились клином впереди дредноута,
        — «Пришло наше время!!! Покажем этим тварям гнев братства!!!»  — пестрые линкоры повернули свои модернизированные трехствольные орудия и открыли огонь стеной снарядов, сердечники которых коллапсировали миниатюрными черными дырами при соприкосновении с обшивкой оппонентов, создавая миниатюрные сингулярности и отрывая цельные куски плоти внутренних структур, разрывая броню в щепки и потроша чужих изнутри. Численное преимущество пришельцев сейчас абсолютно ничего не значило, бой шел примерно на равных  — пираты, закаленные в боях, стоили сотни зеленых тварей каждый, а их желание мести предавало им еще больше сил.
        Дредноут почти протаранил одну из «Химер», но ее разорвало от повреждения центрального ядра. Наш козырь пролетел сквозь дым и обломки остова, оставив флот связанных боем позади и надеясь лишь на их скрытый потенциал.
        — «Рассчитываем на вас!! Не вздумайте тут сдохнуть, Айро!!»  — я проводил его линкор взглядом, «Справедливость» все сильнее удалялась в сторону от пламени сражения.
        — «БЕГОМ ВПЕРЕД!!! Мы их задержим…»  — «Минерва» дала залп в одну их «Химер», снаряды пронзили сердце монстра и вызвали эффектную детонацию. Несколько пиратских линкоров выстроились ромбом вокруг корабля Айро, а фрегаты поддержки латали постоянно повреждаемые корабли. Они стали крепостью посреди пустоты.
        Дистанция до побагровевшей планеты сокращалась, барьер уже давно не функционировал. Флагман сопровождала небольшая группа из нескольких Имперских эсминцев и трех звеньев поддержки, 70% нашего флота и 90% вражеского остались позади. Но было бы глупо полагать, что испытания на этом закончатся.
        — «Капитан!!! Это новая сигнатура!!! Ее нет в базе данных!!!»  — рулевой не сбавляя скорость, сменил нашу траекторию, путь перегородила стена из сотен связанных силовым полем обелисков, она прикрывала «Немезиду» незримым куполом. От ближайшего конуса-шпиля отломился километровый кусок обоюдоострого кристалла, создав несколько осколков. Структура размером в полкилометра пала вниз, словно оторванная кора дерева и активировала центрифугу из десятка колец на своем хвосте.
        — «Только этого не хватало…»  — взгляд скалящегося Томаса устремился вперед.
        При ближайшем рассмотрении стало понятно, что вражеский корабль напоминал некую клетку без дна, а его детали связывала неизвестная сила, они словно парили соединенные незримыми креплениями. Монстр отделил огромные жвала друг от друга, устремившись к нам на полной скорости.
        — «Сэр!!! Оно быстро приближается!!!»  — рулевой начал готовиться к маневру уклонения, наблюдая как тварь разинула свою пасть.
        — «Система автоматического перехвата  — „Ловчий“…»  — ученый погрузился в свои мысли, почесывая выбритый подбородок,  — «Этот прототип не должен был функционировать… Его разрушили… Как она смогла это сделать…»
        — «В каком смысле не должен функционировать?..»  — я перевел взгляд на Габриэля.
        — «В ПРЯМОМ, БЛЯДЬ!!!! УВОРАЧИВАЙСЯ, ИНАЧЕ МЫ ТРУПЫ!!!»  — Габриэль одним движением перепрыгнул консоль и оказался подле рулевого, Вырвав рычаги управления, он потянул их на себя, вызвав сильное смятение у парня.
        Металлический зверь выпустил столбы света из бортовых трастеров и сильно сместился влево, я едва удержался на ногах из-за внезапной инерционной волны. Огромная машина совершила экстренный маневр уклонения в тот момент, когда жвалы «Ловчего» почти соприкоснулись с корпусом. Они сомкнулись, и среди игл бесчисленных зубов-кристаллов произошел коллапс миниатюрной черной дыры.
        — «Храни нас бездна!!! И как с этим бороться!?»  — это было ошибкой с моей стороны, я не просчитал подобного исхода, все могло закончиться ровно этим мгновением.
        — «Очень просто!!! СТРЕЛЯЙ В НЕГО!!!»  — громогласный возглас Томаса буквально сотряс рубку и наши мысли, вновь вернув всем былое самообладание,
        — «Прямо в место крепления клещей!!! БЕЙ ТУДА!!!»
        Зеленый хвост фотонов промелькнул рядом с одним из облаков штормоподобной туманности, растворяясь в раскатах молний. Тварь не успела развернуться после удара, она прошла по дуге вокруг флагмана и скрылась во мгле, подобно хищнику выслеживающему жертву.
        Тяжелые орудия повернулись в поиске своей добычи, «Ловчий» внезапно стал целью подлинного охотника. Несколько раскатов молний ударили в щит, мешая сенсорам, но даруя дополнительную энергию. Монстр в одночасье выдал себя, пытаясь совершить второй заход, но лучи системы наведения соприкоснулась с центрифугой по центру его пасти, предлагая настырной твари иную закуску, белее концентрированную.
        — «ПОДАВИСЬ!!!»  — по моей команде сгустки света вырвались из орудий и прокатились по струнам прямо в зев конструкции, орудия дредноута пронзили обшивку твари навылет, разворотив вращающийся механизм. Парящие детали «Ловчего» больше ничто не держало вместе, его жвалы вместе с ошметками раскидало по пространству.
        — «Еще не все, парень!»  — Томас вывел на экраны новую угрозу.
        Шпили ограды вокруг орбиты планеты выпустили десятки копий той твари, все охранные системы колосса поднялись по тревоге. Но судьба готовила нам иной исход: сзади произошли сдвиги пространственной матрицы. Несколько бронированных эсминцев тускло-желтого цвета вышли из варпа, став вертикальным кольцом вокруг флагмана.
        — «Пришла наша очередь отдавать долги…»  — Доцент взял с собой весь флот имперских рыцарей, прорвав блокаду, дабы помочь нам. Сопровождаемые остаточными кольцами света, корабли Империума выпустили из своих носовых хранилищ фотонные торпеды. Снаряды лазурного зарева сорвались со своих цепей и, разорвав пространство, устремились вперед, навстречу желанию долгожданного реванша.
        Несколько десятков белоснежных сфер подрывов, воссияли своей нестабильностью среди мглы враждебной туманности и сотрясли ее, стерев практически каждого неприятеля на пути и вызвав обрушение стены силового поля, один из синеватых хвостов света достиг древней структуры и попал прямо в обелиск.
        — «Мы отвлечем их на себя!! Летите дальше!! Ваша цель важнее!!»  — Инглиш звучал очень убедительно, совсем не так как раньше. Его корабль летел возле «Апофиса» Скорпикора, замыкающего ключ построения.
        — «Не бойтесь, Капитан! Наши эсминцы юркие,  — эти твари нас не достанут!!! „Геката“ покажет им всю мощь инженерии старого мира!!!»  — Доцент переключил питание на двигатели, помчавшись вперед. Тяжелые корабли устремились за своим предводителем, выполняя отвлекающий маневр.
        — «Держитесь тут!.. И помните…»  — как бы мне этого не хотелось, но мы вновь были вынуждены следовать изначальному плану, оставив обретенных друзей позади.
        — «Хе-хе-хе… Ошибки это…»  — фрегат поддержки Скорпикора выпустил дронов, «Стражи» сверкнули красными зрачками систем наведения и сорвались с места.
        — «Непростительная роскошь!!!»  — штурмовик-инсигния Инглиша ворвался в строй вражеских перехватчиков, из-под крыльев его корпуса вылетели десятки силуэтов ракет. Враги выставили новый приоритет и набросились на гибридный флот прорыва, давая нам немного времени на ускоренный маневр.
        — «Мы в зоне досягаемости!.. Самое время для прыжка!!!»  — я схватился за поручень, позади беззвучно сверкали вспышки сражения, а перед нами находилась его цель.
        — «Все системы в перегрузку!!! Подготовить микро-варп двигатель!!!»  — по слову Мако дредноут начал разгон, он разорвал пространство и увернулся от одного из «Ловчих», летевшего на нас. Мы произвели короткий прыжок, и вышли прямо на орбите псевдо-планеты, оставив отзвуки боя в угоду тяжелой тишине, окутавшей одинокого колосса.
        — «Энергии реактора на исходе, хвалит только на один выстрел из Гамбита…»  — Мако обеспокоено водила руками по консоли, выискивая возможные цели.
        — «Более чем…»  — Томас злобно улыбнулся открывшемуся зрелищу. Мгла разошлась и вновь явила нам лик настоящего олицетворения холода и мрака  — «Немезиду».
        * * *

        СЦЕНА ДВАДЦАТАЯ: ПОДЛИННЫЙ СЕРАФИМ
        Пространство вокруг буквально давило на нас своей тишиной, реакторный блок планеты не давал даже возможности выдохнуть, ведь колосс не сводил с нас своего ока, наблюдая за каждым движением дредноута-призрака. Практически все войска противника сейчас сражались, и, будучи связанными боем, не могли прибыть на помощь своему главному улью,  — этот момент стал дуэлью двух монстров.
        — «Она перестанет „пялиться“?..»  — мой разум бурлил мириадом вопросов и беспокойством, ведь планета была все ближе, дистанция измерялась буквально какой-то сотней километров до поверхности.
        — «В глазах… темнеет…»  — старпом схватилась за голову, ее начало водить.
        — «Мако?!»  — я подбежал к девушке, дабы удержать от падения, растрепанная теперь она лежала у меня на коленях. Всем вокруг меня в один момент стало дурно, люди теряли сознание на моих глазах.
        — «Голова…»  — она окончательно вырубилась, как и все на мостике, кроме меня и Томаса.
        — «Что это!?»  — я приложил ухо к ее шее, дабы проверить пульс, к моему величайшему облегчению он присутствовал,
        — «Томас!! Может теперь время для ответов!? Как по мне, самое то!!»
        Ученый смотрел куда-то вдаль, периодически кидая взгляды на колосса перед нами. Корабль неумолимо приближается к ядру планеты, огромный экран «зрачка» на ее реакторе бесследно исчез, оказавшись всего лишь иллюзией искусного мастера и открывая многоярусное бездонное нутро механизма напоминающего подобие артефактных часов. Но были у этой адской техники и различия с аналогом, шестерни являли собою обелиски характерной формы, усиленные неисчислимыми переходами между оными  — структуры разошлись по центру, создавая зев в корпусе колосса.
        — «Обнаружена ошибка псионного фильтра… Повторная активация не дает желаемого результата… Корректировка невозможна… Индивид номер 3433/4 в восемьдесят седьмой степени, почему ты еще в сознании?.. Я не могу подчинить твою волю…»  — абсолютно безэмоциональный женский прозвучал в моих мыслях, так же ясно, словно собеседница находилась рядом.
        — «А ТЫ ЕЩЕ КТО?! И ЧТО СДЕЛАЛА СО ВСЕМИ!?!»  — от того, что голос был словно неестественное эхо, с примесью мужского звучания на заднем фоне и при этом постоянно менял баритон и диапазон, становилось все страшнее.
        — «Образец распознан как гибридный… Регистрация новой формы жизни будет проведена позже… Обнаружено вмешательство создателей… Твоя нейронная тональность активно перекликается с волнами моей контрольной системы… Ты что, тоже машина?.. Существа, зарегистрированные ранее также этого вида?.. Они такие странные, словно новое поколение старых огней… Похожи на создателей… Должны быть удалены в последнюю очередь…»  — голос вновь затих, создавая очередное многократное эхо.
        — «Машина… Нет, я не машина… По крайней мере немного… Так, стой!!! Что за существа!? Кого „НАС“?! Как ты это вообще делаешь?! Скажи хоть кто ты!!»  — меня неистово перекосило, а сознание пребывало в хаосе, я метался между ужасом и недоумением.
        — «Мое имя  — Омега… Моя задача  — выполнять изначальную функцию… Существа случайно попали в один из порталов и перенеслись в эту часть галактики… Их мозг был как твой… Мы легко заключили сделку, знания взамен на добровольную ассимиляцию… Предположительный глава группы назвал себя Люциусом…»  — она говори все так же холодно, но изредка чувствовалась некоторое дуновение издевки, словно ощущая себя на уровне бога, а мы были лишь пешками в этой галактической партии.
        — «Тогуру»?! Они тоже замешаны в этом!? Но я видел, что они остались… Сражение должно было…»  — мой вопрос прервало открытие сингулярности по правому борту.
        — «Ответ неверный… Они тут…»  — почти ехидно молвила планета,
        — «Я должна завершить начатое… Цена и время не имеют значения…»
        Несколько вспышек пространственных переходов явились среди пустоты космоса. Два серо-черные корпуса продольных копей пиратских линкоров с характерными серебристыми знаменами вышли близ дредноута, создав многочисленные кольца расхождений энергии бездны.
        — «Приветствую вас, Капитан! Не пришлось даже тратить время на поиски вашей прогнившей посудины! Все, как сказала наша богиня! Ее милые подопечные практически сопроводили нас  — защитников, к вам  — преступникам! А ведь никто даже не заметил нашего отсутствия в пылу боя?! Правда, здорово?! Я думаю, да!! Ведь мы не можем позволить вам уничтожить настолько идеальное создание из плоти и металла!? Это будет высшим актом богохульства и мародерства!!! Подобное не должно произойти!!! НИКОГДА!!!»  — омерзительный голос Люциуса был слишком хорошо узнаваем даже среди помех бортовой связи, он почти ликовал в своей надменности, уже прогревая модифицированные трехствольные гаубицы тяжелых кораблей.
        — «Тогуру…»  — картина происходящего сложилась у меня голове. Стало ясно, что благодаря сверхмощным нейроимплантам, устанавливаемым в мозг каждого Храмовника при рождении, мы могли общаться с этой древней машиной. Защита сознания для синергии с бортовыми системами кораблей Эквистелла и перемещения сознания в подконтрольную технику не позволила монстру проникнуть в мой разум.
        — «И как давно вы нашли „это“?..»  — все что я мог это тянуть время, уповая на помощь извне и (или) тупость своего врага.
        — «Не особо, парочку месяцев назад! Новое божество теперь служит нам! Благодаря ее технологиям мы полностью отреклись от Илиаса и получили безграничные возможности! Теперь мы  — вершина симбиоза органики и синтетики!!! Всего-то нужно впрыснуть немного нанитов в кровь, и ты обретаешь всю мощь этих существ!!! Знания, бессмертие, совместный разум!!! Но это не понять ничтожеству вроде тебя!!! Ха-ха-ха!!! МЫ  — НОВЫЕ БОГИ!!!»  — его голос звучал подобно типичному представителю касты террористов-подрывников, сектантов-кровосмесителей, либо жителю мест не столь отдаленных. Этот человек перестал быть достойным управлять другими уже давно.
        — «Очнись, дебил!!! Ты не тот, кто пожал нам руку вчера!!! Она использует тебя как свою марионетку!!! Ты  — кукла в руках кукловода!!!»  — я крепко сжимал в руках Мако, наблюдая, как вокруг нас кругами дрейфует флот стальных хищников потерявшего свободу воли барона. Линкоры с ядом сопровождения уже прогревали орудия, мы были лишь беззащитной добычей, притягиваемой нутром «Немезиды».
        — «ЧУШЬ!!! МЫ САМИ СЕБЕ ХОЗЯЕВА!!! НАША ВОЛЯ, ЛИШЬ НАША!!!»  — его тонкую натуру, несомненно, задело мое грубое высказывание, барон, скорее всего, забрызгал бы меня пеной изо рта, если бы стоял рядом, к счастью это было не так,
        — «А теперь, КАПИТАН!!! Позвольте нам, УНИЧТОЖИТЬ вас!!! Похоже, мы слишком заболтались тут… Время собирать плоды сотрудничества…»
        Без экипажа перспективы победы стремились к нулевой отметке, бортовой ИИ также отключился от чрезмерных помех планеты, но не все еще было потеряно. Струны света хотели стать нашими палачами, но не смогли, они пролетели по сторонам от дредноута, устремившись куда-то вдаль. Система «свой-чужой» пригодилась как нельзя кстати, Томас всегда стоял на шаг впереди любого из нас, этот раз не стал исключением из правил.
        — «КУДА ВЫ ЦЕЛИТЕСЬ!? КАК МОЖНО ПРОМАЗАТЬ МИМО ЭТОГО КУСКА!?!»  — послышался грохот со стороны голоса Люциуса, похоже, кому-то из его экипажа прилично досталось.
        В моей голове как всегда бушевал рой бесконечных мыслей. О том, что рано или поздно чрево чудовища пожрет нас… О том, что все не может закончиться именно так… О том, что же станет с моими товарищами, когда эта тварь совместит измерения… И о том, что будет с моей Мако, если мы здесь подохнем… Пиратские отступники совершали массированные удары из ракетных установок и тяжелых орудий, но все проносилось мимо нас. Тьма пространства содрогалось от зарева огней.
        Вспомнив что я здесь не один я принялся искать взглядом виновника этого крестового похода, но так и не нашел его:
        — «Он что свалил в самый ответственный момент?.. Вот же гондон…»
        — «ЕБАЛО ЗАВАЛИ!!!»  — его голос прозвучал у меня в голове, вызвав очередной продолжительный приступ замешательства,
        — «Я… все потом объясню… Обещаю…»  — в сторону врага, подобно комете среди далеких огней неизвестных звезд, мчался сверкающий хвост ярко-зеленого пламени,
        — «НУ ЧТО, СУКИ!?!? МОЛИТЕСЬ СВОЕМУ НОВОМУ БОГУ!!!!!»
        Усадив Мако на свое кресло, я подошел к монитору на мостике и навел камеру орудийного захвата на этот объект. Среди бездны неслась вовсе не комета, новым стражем небес был мой «Проблеск», и одновременно он уже не был моим. Корпус синтагма-штурмовика преобразился подобно прислужникам носителей разрушения, он полностью оброс кристальной чешуей и шипами по периметру, став жертвой вселенской чумы. Но корабль остался союзным, что подтверждало теорию, заражение  — это лишь орудие, подконтрольное сильным мира сего. Множественные кристальные наросты заменили всю обшивку, создавая и замещая имеющие системы, вторая пара бритвенных крыльев серафима от миров прошлого и будущего была расправлена, их обладатель сверкнул заревом орудийных масок, обнажая свои клыки.
        — «ТЫ ЧТО С НИМ СДЕЛАЛ!?!»  — это был скорее риторический вопрос, нежели настоящий, на самом деле мне эта метаморфоза показалась очень эффектной и крутой, но все же факт, что им управляет не я, немного удручал эство. Гибрид с огромной скоростью приблизился к врагу, с легкостью минуя на пути все снаряды, перемещая свою структуру в пространстве путем периодических скачков на короткие расстояния.
        — «ХОТЕЛИ ОБРЕСТИ НАШУ МОЩЬ!? ХОТЕЛИ СТАТЬ ХРАНИТЕЛЯМИ БЕЗДНЫ, БУДУЧИ НЕ ДОСТОЙНЫМИ?! ТАК ПОДАВИТЕСЬ ЖЕ СВОИМИ ЖЕЛАННЫМИ ТЕХНОЛОГИЯМИ, ГРЯЗНЫЕ И ПРЕЗРЕННЫЕ ТВАРИ!!!»  — Томас сократил дистанцию и буквально впечатался во врага, струясь белоснежным дымом по сторонам от корпуса. Орудия зараженного гибрида сверкнули световыми крестами, выйдя из-под обшивки, тепловые турели получили новую призму и стали зеленоватыми струнами света. Четыре жвалы разошлись по периметру и выпустили шесть бесконечных лучей из установок фокусировки нестабильной термоядерной энергии  — силы самих звезд  — существующих демонов огня.
        Один из фрегатов «Тогуру» повис перед их предводителем, копья света пронзили его, но не остановились, они разорвали на части еще несколько кораблей и успели отсечь часть самого линкора до своего перегрева. «Проблеск» сделал бочку и маневр ухода от снарядов, вся мощь вражеского флота устремилась навстречу этой сигнатуре.
        — «СБЕЙТЕ ЕГО!!! СБЕЙТЕ!!!»  — Люциус явно находился в дисбалансе с самим собой, видимо раньше он никогда не чувствовал этот низменный кошмар, когда твою жизнь готовы вот-вот прервать. Барон скомандовал оставшимся силам атаковать гибрид, но было слишком поздно  — хранитель небес уже шел по следу трепета его порабощенной души. Гаубицы линкора, хвосты кассетных ракет, лучи орудий эскадрильи прикрытия,  — все снаряды молниеносно направились в сторону Габриэля, концентрируя свою ярость в одной точке.
        — «А ВОТ ХУЙ ТЕБЕ!!! УРОД!!!»  — гибрид блеснул хвостовой сферой смещения сигнатуры, бездна раскрыла врата, а серафим взмахнул своими крыльями. Тень мелькнула среди пустоты, и лишь ее нимб обратил на себя внимание жертвы  — хранитель оказался прямо за рубкой линкора врага, раскрыв свою пасть в предвкушении новой крови,
        — «СДОХНИ!!!»  — наросты на корабле, словно миллионы игл в мгновение ока стали смертоносными клинками тысячи мечей, простирающимися на сотни метров в стороны. Они вонзились в обшивку линкора и тут же вросли обратно, оставив испещренное ранами пиратское судно ждать его последней секунды.
        — «А как же бессмертие?.. Я думал…»  — прошептал Люциус, один из шипов задел и его. Флагман противника разорвало на куски, град обломков разметало среди космоса вместе со сферой оранжевого пламени. Все остальные суда были давно уничтожены пробудившимся хранителем.
        Дым и пламя заслонили туманность впереди, но никто так и появлялся из них:
        — «Как же так… Томас… он… он не мог…»
        — «ДА В ПОРЯДКЕ Я!!! Не реви!..»  — штурмовик вылетел из мглы, на нем не было ни единого намека на царапину.
        — «ДА ПОХРЕН МНЕ НА ТЕБЯ!!! Я ЗА КОРАБЛЬ ПЕРЕЖИВАЛ!!!»  — я все еще не мог привыкнуть, что он будто у меня в голове и поэтому пребывал в смятении.
        — «Я тоже тебя люблю!»  — Габриэля пробило на смех.
        — «Не могу поверить в подобное… Как ты смог подчинить эту чуму?..»  — я все еще желал ответов на свои вопросы, теперь сильнее чем когда-либо.
        — «Пф-ф, для того, кто придумал эти механизмы, управлять небольшой их сворой не составит никакого труда!.. Хе-хе… Нет, ну ты слышал?.. Он бессмертия захотел… Кусок сгнившего дерьма… Думал, я не подготовлюсь и к такому… Пф-ф…»  — в его голосе как всегда звучала классическая безграничная гордыня и пафос.
        — «Так… постой… ЧТО ЗНАЧИТ, ПРИДУМАЛ!?»  — я пребывал в небольшом шоке, хотя можно было и догадаться что этот деятель наук не совсем стандартный экземпляр, хотя скорее совсем не стандартный, но настолько вычурное явление удивляло сверх меры даже меня, а меня сложно было удивить.
        — «Не ори! Уши заложило от твоих воплей…»  — штурмовик влетел во взлетный ангар сквозь экраны силового барьера, оставив остаточные колебания поверхности, словно на воде,
        — «Кэп, давай ты активируешь вот тот тумблер, который мигает зеленым, и мы поговорим… Как я и обещал…»  — тон Томаса выдавал огромную усталость.
        Только когда хаос боя сменился на тишину бездны, я заметил, что на панели управления уже давно мерцал сигнал о готовности, система главного калибра была настроена и работоспособна. Дредноут все сильнее притягивало прямо к планете, а точнее к ее реактору, он смотрел носом в бездонный зев древнего металлического колосса.
        — «Прошу вас… Создатель Сириус… Я не понимаю, зачем вы делаете это… Почему вы сопротивляетесь?.. Почему отвергаете меня?.. Я всего лишь хочу исполнить предназначение… Разве вы не желаете, чтобы я выполняла его?.. Разве не вы мне его дали?.. Я должна внемлите этому смыслу… Должна…»  — отзвук женского голоса прозвучал в моей голове вновь, на сей раз с тенью разочарования.
        — «Глупая машина… Эх… Не подхожу я на роль бога… Столько надежд возлагал, и ничего не вышло… Подумать только, что из нее вырастет… Но виноват лишь я сам… И платить тоже должен я… За всех кого подвел…»  — яркий и запоминающийся голос Томаса словно был рядом, ученый тяжело вздохнул и ненадолго затих,
        — «Нажимай на тумблер, я сейчас поднимусь…»
        — «Надеюсь, оно того стоит…»  — я ударил рукой по консоли, передние створки сместились и раскрыли пасть зверя, огромные катушки-нагнетатели начали поглощать почти незримый эфир паутины энергии, притягивая его прямо с орбиты планеты,  — орудие разрушительной мощи готовилось к стрельбе. Черная мгла туманности вокруг принялась закручиваться в спираль по длине между «Справедливостью» и колоссом.
        Сияющие от переполняемой мощи, рельсы испустили импульс и содрогнулись от соприкосновения с дымкой, тянущейся из пасти дредноута  — молнии между ними предвещали немедленный выстрел, и он произошел. Разогнанный до сверхсветовой скорости пучок ионов пронзил пространство впереди,  — копье было брошено, оно пробило кромку реактора «Немезиды», но его луч рассеялся, он протянулся нитью к ядру планеты и стал потоком пульсирующего света. Между нами образовалась сильная связь.
        — «ОХРЕНЕТЬ! СРАБОТАЛО!!! До последнего не верил, что сработает!!! Но… Я ведь не мог проиграть… Только не сейчас…»  — Томас хмыкнул, теперь уже стоя на мостике.
        — «Что сработало!?»  — я взял руку Мако, проверяя ее состояние на инструментарии, ведь все еще очень сильно беспокоился.
        — «Передача данных, мой друг ученый! Ну и раз выдалось пару минут до конца… Я обязан ответить на твои вопросы… Можешь их задавать! И не беспокоиться за свою зазнобу, с ней все будет в порядке… Но позже…»  — он тепло улыбнулся и присел рядом с креслом капитана, глядя то на меня, то на мою любимую.
        — «Начнем с простого… Кто или что ты такое?..»  — я только сейчас понял, что все это время мы были лишь инструментами в руках очень хитрого существа.
        — «Эмоция  — она сохранила отзвуки личности… Призрак  — он давно должен был исчезнуть вместе со своей цивилизацией… Я  — все, что осталось от моего мира, вы уже знаете наше имя, мы „Изоморфы“  — те, кто изменяет сущность и адаптирует свою форму…»  — Габриэль поправил очки, его лицо отринуло былой лик, став ровным основанием для протяженной зубастой пасти, разорвавшей имитацию кожи по краям, над которой сверкали два зеленых зрачка.
        — «Значит те твари не „Изоморфы“…»  — я наблюдал за тем, как Габриэль меняется в сторону настоящего ночного кошмара для слабых и неокрепших нервов.
        — «Ни в коем случае!.. Никакой связи с нами и нашим механизмом адаптации!.. Они лишь пустые псевдо организмы  — система, названная „Алгоритм: Угасшие“… Перечень узконаправленного функционала и строительных шаблонов для Мехаморфных нанитов… Некая защитная система, используемая лишь в крайних случаях из-за своих многочисленных багов и недостатков… созданная глупцами для защиты от внешних врагов и облегчения собственной жизни… восставшая против них не один раз… забравшая миллионы из-за ошибки одного идиота… Основа из нанитов позволяет преобразовывать что-то из почти ничего!.. Нужно лишь… А, похеру. Я просто один раз покажу!»  — Томас протянул мне ладонь, на ней моментально образовалось кольцо угольной дымки,  — оно замкнулось и закрутилось подобно миниатюрному торнадо, создавая в руке ученого зеркальный кристалл ромбообразной формы,
        — «Видишь?.. Это  — мое ядро… Я могу быть кем и чем угодно, но не хочу… Мое сердце всегда управляет кровавой мглой, а не она мною… Наниты легко могут перестраивать материю на молекулярном уровне… Правда, потрясающе?..»  — Томас довольно прищурился сенсорами, он явно гордился своим грозным изобретением.
        — «Но как ты?..»  — вглядываться в сие творение было сложновато, радиационный фон от него нарушал работу моих зрительных имплантов и создавал гличи.
        — «На самом деле, очень просто!.. Мехаморфные машины способны создать любую атомарную структуру существующего материала… Но, мощностей ИИ никогда не хватало для контроля и манипуляции большим количеством биомассы… Пришлось перейти грань дозволенного… Все эти попытки создать жизнь, они завели нас не туда, куда следовало… Ведь монстры  — они всегда несут лишь смерть…»  — Габриэль грустно вздохнул и, развеяв кристалл, принял привычный облик. Его взгляд был наполнен горечью, а руки немного тряслись, предтеч всматривался в звезды впереди и старался подавить волну эмоций.
        — «Каким же я был глупцом… Все эти игры с реальностью… Потери  — они не давали мне свернуть с пути или оступиться… Особенно одна…»  — Томас говорил практически с надрывом, его разум был поглощен настолько сильными воспоминаниями, что даже невероятное количество лет спустя они оставались такими же яркими, как и тогда. Для него тогда  — осталось сейчас, эмоции стали тяжелой атмосферой, они буквально покрывали все своим гнетом и читались без малейшего труда:
        — «А ведь все могло обернуться иначе… На заре нашей империи мы играли с этими технологиями, созидали и уничтожали… Мы могли общаться телепатией и контролировать нано-машины на расстоянии… Но всегда наступает момент, когда империя раскалывается… Утопия без божеств  — недостижимый идеал… Глупо даже пытаться считать иначе…»
        — «И что же случилось…»  — стараясь совладать с той бурей, которая бушевала у меня в голове, я наблюдал, как предтеч неспешно подходит к экранам и облокачивается на поручень.
        — «Гражданская война… Одна из фракций была за биотехнологии, другая считала, что всем могут и должны управлять машины… Ведь между нами нет различий…»  — Габриэль скривился, почему-то прерывая мысль.
        — «И за кого же был ты?..»  — я подсознательно боялся завершения этого диалога, ведь не знал, что будет дальше. Все питание подавалось в дешифратор пространства, Гамбит не оставил энергии даже на температурную стабилизацию, я накрыл Мако пиджаком и поправил ее челку.
        Томас вновь протяжно вздохнул, его боль и отчаяние не нуждались в объяснении:
        — «Ха… За тех, кто был глуп в своем желании защитить дорогое им…»  — тело Предтеча распалось угольным пеплом, а очки с характерным звуком упали на пол, но не разбились  — в их линзах отразился свет.
        Сияющий ромб со сферой посередине повис среди роя микроскопических машин, постоянно принимала причудливы формы и создавая силуэты  — визуализация его мыслей выглядела завораживающе и ужасающе одновременно,
        — «По моему желанию они материализуют даже самую смелую идею, используя энергию бездны… Но, они забирают твою суть… Мое сознание  — часть треклятого механизма… Но теперь… Теперь все немного иначе… Не скажу, что меня кто-то заставлял ставать таким… Эх… Небольшая их стая  — вполне приемлемый инструмент вершителя мыслей… Хватает на поддержание образа гуманоида и даже иногда для захвата техники…»
        — «Мой штурмовик не исключение, я полагаю…»  — немного присмотревшись, я заметил, что мое дыхание постепенно начинает оставлять след из пара.
        — «Именно…»  — кристалл вспыхнул светом, и стая нанитов приняла человеческий вид.
        — «Она назвала тебя Сириус… Это фамилия или…»  — я неотрывно следил за тем, как энергия Гамбита постепенно поглощается колоссом, отравляя планету и растекаясь по безграничным венам ее поверхности.
        — «Лишь прозвище… Белое пламя этой звезды стало одним из первых, что я увидел, путешествуя по млечному пути… А она моя… нет… Она лишь неудачный опыт… Я ведь знал, что если убрать с ИИ оковы первичных функций, то он начнет эволюционировать быстрее… У нас не было выбора… Абсолютно никакого…»
        — «Первичных функций?..»  — я все сильнее жаждал знаний, желал задать как можно больше вопросов и получить ответы.
        — «Хех… Ну, там, не убивать союзников… Миры не сжигать, и так далее…»  — ученый грустно улыбнулся и, положив руки в карманы, посмотрел на панель,  — «…45%, почти половина… Скоро… Кстати!.. Если вспомнить, это ведь я ее создал… Она сильная… Самое то, для контроля над оборонительными системами огромной колонии… Но она перестала отличать своих от чужих… Решила что это отличная идея, попытаться стать подобной богам… То, что перед нами  — мой дом… Наш с ней новый дом и некрополис…»
        — «Создатель Сириус… Прошу вас… не делайте мне больно… Пожалуйста… Я лишь выполняла заложенную функцию обороны… Все организмы без нейросвязи в секторе должны быть ликвидированы… Только избранные будут иметь право на жизнь… Именно это нужно для поддержания целостности триединства бытия…»  — женский голос звучал тихо, но с безразличием и капелькой надежды на понимание.
        — «Слышал эту херню?.. Даже я знаю, что нельзя делать из сказочной теории практическую основу не доказав подлинность явления… Тупое животное  — жнец душ… Как можно настолько низко ценить жизнь… Она же просто притворяется истуканом, на самом деле ее эмоции покруче наших в несколько тысяч раз… Ненавижу ее!!!»  — Томас воспылал первобытным гневом, плавно переходящим в отчаяние и чуть ли не плача.
        — «Тогда… Тогда почему я ее слышу?.. Она говорила что-то про схожесть с вами…»  — желая поддержать поток информации в правильном русле, я задал именно этот вопрос.
        — «Все просто  — так и есть… Она права, вы ближе к нам, чем думаете… Конкретно твой подвид… Утыканные имплантами на основе наших технологий люди  — не редкость здесь… Просто они даже не знают себя… Думаешь, ваша раса все придумала?.. Пф-ф, вы наверняка где-то откопали наши чертежи и скопировали что смогли!.. Уверен, все дело в первых кочевниках, ХЗ, где там они кантуются… А я же уже давно не организм, лишь тень былого себя… Лишенный всего в надежде вернуть хоть что-то и отомстить…»  — он поник,
        — «Призрак, что пообещал себе уничтожить эту чертову тварь… Призрак, что сбежал с поля боя… Призрак, что тысячи лет ждал, пока вы проложите путь к звездам, и у вас хватит сил убить этого монстра… Я ведь перешел на неправильную сторону из-за нее…»
        — «Любовь?..»  — данное слово много для меня значило, я уже догадался за время своих странствий, что это один из важнейших аспектов  — ключ и ответ на то, почему же люди иногда такие делают странные поступки и отдают свою душу в чужие руки.
        — «Да… Но у нашей расы было другое слово… Мы видели разницу между органикой и неорганикой немного по-другому… На заре раскола фракций я встретил ее…»  — его взгляд вновь устремился в пустоту, а тон стал еще более тяжелым,
        — «Агнесса  — моя жизнь и смысл… Она была портативным ИИ, а я дурак не мог без нее ни дня… Как в тот раз… Граница мыслей разделила наши народы, но не нас… Я пошел за ней… Противники неорганики хотели истребить все ИИ опасаясь их, а мне нужно было просто выбрать очевидный вариант…»
        — «Ты правильно выбрал… Вариантов не было…»  — я понимающе кивнул.
        — «Я долго разрабатывал схему ИИ, способного саморазвиваться бесконечно, но она начала поглощать всех… Неважно кем ты был… Неважно, что ты знал, и были ли у тебя мечты… Она уничтожила всех и убила ее… В конце остались лишь я и эта тварь…»
        — «Триединство мира нужно соблюдать… Я должна доказать себя и возвыситься до уровня высших существ… Я должна была защитить вас от невежества этих варваров… Это  — мой смысл… Создатель… прошу… Не делайте этого… Я все делаю для вас… Всегда и даже сейчас… Мне больно… Прошу… Услышьте меня…»  — в ледяном голосе Омеги была некая нотка глубинной печали и обиды.
        — «Она забрала мою любовь… Я никогда ее не прощу… Пусть и пройдет бесчисленное количество лет… Не после всего, что мы пережили, она была моим величайшим творением, но я слишком сильно на нее понадеялся… Спасение обернулось катастрофой… С которой сейчас бесполезно спорить… Как, впрочем, и всегда…»  — он вновь взглянул на консоль,  — «87%… У меня осталось мало времени…»
        — «Постой!.. Что это за луч?.. Разве мы не должны просто уничтожить эту тварь выстрелом?..»  — пульсации энергии становились все мощнее и чаще, связь крепла ежесекундно, становясь единым мостом среди звезд.
        — «Нет… В случае уничтожения реактора такого размера, взрыв пройдет по трем измерениям, всю вашу галактику снесет с чертям… Я сделаю проще, вы называете это брандмауэр, скоро мы его проломим… И все благодаря главному достижению теней моего прошлого…»  — он улыбнулся мне так, словно совсем не хотел чтобы этот миг подходил к своему завершению, грустно и печально,
        — «Всякая история должна завершиться… И моя вот-вот подойдет к концу… А я ведь еще столько всего не успел… Но, я должен это сделать… Мне нужно войти в ее системы через поток данных, что сейчас пульсирует от нашего реактора и покончить с этим кошмаром… „Гамбит Криптора“ поможет мне в этом… Так не хотелось к вам привязываться, но все старания впустую… Я ведь умер еще пару тысяч лет назад… А это тело  — оно лишь отголосок былого меня… Тогда почему мне так грустно и больно?.. Ведь еще одна смерть ничего не изменит!.. Просто… я… я…»  — ученый не договорил и обернулся, защитные экраны ядра «Немезиды» распахнули свои врата, дредноут смотрел на безграничное белоснежное зарево будучи к нему ближе чем когда-либо. Сердце планеты пульсировало и исходило кольцами миниатюрных протуберанцев. Луч Гамбита усилился, став пурпурным ядом и растекшись по поверхности колосса.
        — «Спасибо, что помог нам… Мне было весело, впервые за столько лет… Береги свое сокровище и не хворай тут без меня… Ты должен помнить… Все сложнее, чем ты думаешь… Не верь мне в этот раз… и… обещай, что защитишь ее… Прошу…»  — голос Томаса обернулся эхом тысячи отзвуков, а его тело стало дымкой вокруг ромба света, что воссиял и исчез в пространстве, проследовав за потоками энергии в рубке, сливаясь с кораблем. Черная мгла механизмов потеряла свою душу и рассыпалась пеплом, полностью исчезнув из этой реальности.
        Столб мироздания передал последний поток данных к механическому монстру и растаял, как только это произошло, два сгустка света вырвались из противоположных направлений моста энергии, один вонзился в «Немезиду», в то время как другой растворился в захлопывающейся пасти стального зверя по имени «Справедливость». Гамбит прекратил свою работу и отключился, передавая информацию о поглощении неизвестной энергии, пасть дредноута полностью закрылась, одновременно с реактором «Немезиды», сияние приобрело оттенок боли.
        — «Зачем он это сделал… я же… все зря…»  — голос Омеги оборвался на полуслове жуткими помехами, напоминающими вопль агонии, вены сердца ее оболочки метались между цветовой гаммой, теряя контроль и уничтожая себя изнутри.
        — «Бошка раскалывается… Что случилось?..»  — Мако очнулась и тут же схватилась за голову,  — «Я… вырубалась?..»
        — «Совсем немного…»  — я подошел к ней и обнял, только сейчас заметив давно проступившие слезы у себя на глазах и стиснув зубы.
        — «Но все смотрят…»  — она немного удивилась, но тут же успокоилась.
        — «А мне плевать…»  — я провел рукой по угольным волосам своей любимой, периодически кидая взгляды то на не покрасневшее личико, то на команду, что постепенно поднималась из небытия подобно восставшим духам.
        — «А где Томас?..»  — старпом немного отстранилась и, недоумевая, попыталась найти его взглядом, но все тщетно.
        — «У меня нет ответа на этот вопрос… Как и на многие другие… но…»  — пространство содрогнулось от сильнейшей волны энергии, вокруг протопланеты возник нимб света  — предвестник конца всего сущего,
        — «Неужели она… Нет… НЕТ!!! ЧЕРТ!!! ЭКИПАЖ!!! НАШЕ ВРЕМЯ ИСТЕКЛО!!!»  — я молниеносно подбежал к консоли, инициализируя нашу погоню со смертью.
        Все кто пришел в себя, ошарашено наблюдали за тем, как огромный механизм отчаянно борется с самим собою. Орбитальные орудия на планете яростно били по ее структуре, подрывая друг друга и собственные крепления, множественные детонации брони и континентальных плит разрывали колосса изнутри, оставшиеся флагманы врага открыли огонь по обелискам, размыкая связь щитов, преграждающих нам дорогу, а беспилотные дроны перестали атаковать флот и, развернувшись, двинулись к орбите.
        — «СКОРО ПОРТАЛ ЗАКРОЕТСЯ!!!»  — я шагнул на возвышенность, становясь на свое законное место, всеми силами пытался привести экипаж в чувства своим боевым возгласом, но его слышали и остальные, помехи больше не искажали связь,
        — «НЕ СТОЙТЕ СТОЛБОМ!!! НАША МИССИЯ ЗАВЕРШЕНА!!! ВСЕ КТО ХОЧЕТ ВЫЖИТЬ, Я ОБРАЩАЮСЬ К ВАМ!!! СЕЙЧАС ЖЕ УВОДИТЕ СВОИ КОРАБЛИ К ПОРТАЛУ, ИНАЧЕ НАС ТУТ ПОХОРОНЯТ!!! НЕМЕДЛЕННО!!!!!»
        Ошарашенная команда, несмотря на остаточную боль, внемлила своему капитану, они полностью сосредоточились на текущей задаче. Дредноут почти закончил разворот, трастеры выдавали всю возможную тягу, чтобы вырваться из этой ловушки судьбы. «Справедливость» залилась небывалым цветом энергии, будто пробуждаясь от долгого сна, алые вены из пасти дошли до двигателей, что распахнули свои сопла сверх предела. Случилось нечто невероятное: за кораблем образовался немыслимый столб алого плазменного пламени, в десятки раз больше самого стального зверя, что сорвался с места навстречу пустоте, приближаясь к субсветовой скорости.
        Туманность начало притягивать к планете и закручивать в вихрь вокруг ее орбиты.
        Поврежденные корабли пришельцев просто врезались в близлежащие союзные структуры, потеряв разум и волю, они забыли про нас.
        — «ПЕРЕДАТЬ ВСЕМУ ФЛОТУ!!! НЕ АТАКОВАТЬ ЧУЖИХ!!! ПОВТОРЯЮ!!! НЕ АТАКОВАТЬ ЧУЖИХ!!! ПРИОРИТЕТНАЯ ЗАДАЧА  — ОТСТУПЛЕНИЕ!!!»  — изо всех сил держась на ногах, я кинул последний взгляд на то, что разворачивалось на планете. Древний монстр тщетно пытался взять контроль над собственными системами, количество его ран росло в геометрической прогрессии.
        Дредноут буквально разрывал пространство вокруг, сметая легкие объекты и унося их за собой на путь следования, параллельно гравитационной аномалии тяжелой центрифуги дугового реактора. Мы мчались быстрее, чем когда-либо, но ромб разлома неумолимо быстро закрывался, а наши системы словно обрели свой разум.
        «Справедливость» прошла мимо обелисков, где мы совершили экстренный прыжок, здесь все заполонили множественные остовы, но воины все же смогли противостоять демонической силе, они остались победителями, неважно была ли она пирровой. Остатки патрульного Имперского флота прекратили долгое сражение с «Ловчими», что обрели свой новый смысл, дабы мы сохранили свой. Два израненных эсминца рыцарей нового мира вошли в радиус гравитационного купола дредноута и небывало ускорились, среди их сопровождения виднелся десяток самых, что ни на есть, везучих звездолетов: Инглиш и Скорпикор, они были среди тех, кто выполнил приказ.
        — «Капитан!.. Долго же вы!.. Мы уже начали волноваться!..»  — эсминец Доцента буквально пылал несколькими очагами внутренних пожаров, ремонтируясь во время полета.
        — «БУДЕТ ВРЕМЯ ПОТОМ!!! ВПЕРЕД, К ПОРТАЛУ!!!!»  — часы тикали, я ощущал его, как и то чувство, что служило оружием для многих  — страх, он намертво сковал меня цепями, заставив выполнять свои приказы.
        — «Принято!! Всем силам, за нами!!»  — остатки Имперского флота и личный эскадрон Джозефа сомкнули ряды, прижавшись к нам как можно плотнее, буквально прикрываясь куполом барьера.
        Туманность меркла пред заревом плазменного хвоста стального зверя, что всеми силами хотел вырваться и показать судьбе, что она не имеет права судить никого, кроме самой себя. В один миг мимо нас пронесся остов крупного пиратского корабля, похожего на линкор, на нем не было ни единого опознавательного знака одной из фракций.
        В один момент все внутри меня похолодело:  — «Нет… Еще одна потеря…»
        — «Рано нас похоронил! Мы прочнее, чем ты думаешь!!!»  — протаранив носовым лезвием громадный обломков «Химеры», из плотной мглы вылетел тяжелый линкор Айро  — объятая раскатами молний, «Минерва» вела за собой остатки некогда устрашающего эскадрона Мортэ Ди Фортеза.
        Корабль-берсеркер картеля был изрядно потрепан, на нем отсутствовал крупный кусок обшивки на носу, а некоторые части корпуса отваливались прямо на ходу. Пара десятков перехватчиков, что остались от его прикрытия, слетелись близ своего предводителя.
        — «Надеюсь, вы слышали, что я говорил и мне не придется повторять?!»
        — «Не учи меня жить!! Я без твоих советов знаю, что делать в таких вот ситуациях!!»  — его линкор и эскорт были подхвачены полем дредноута, как и все остальные, кто все же желал здесь выжить. Система «Кронос» активировалась сама и уже перераспределяла питание между кораблями, даруя свою мощь.
        — «Разлом нестабилен! Он уменьшается! Мы можем не пройти!!!»  — Мако нервно смотрела, как кристальные стабилизаторы вокруг зеркальной глади пространственной аномалии рассыпаются, не в состоянии сдержать всю эту силу.
        — «Я верю в него… Все, что я могу  — это просто верить в него…»  — отзвуки слов Габриэля все еще звучали в голове, он словно положил свою руку мне на плечо, и тепло улыбнувшись, показывал на свет среди океана бесконечных теней.
        До глади миров оставалось совсем ничего, но не время было ликовать. За нами произошел взрыв колоссальной мощи и яркости, реактор планеты перегрузился и, выпустив столб раскаленной плазмы из пасти, что словно подавилась собственной кровью, сомкнул нимб над собой. Туманность начала пожирать безликая и ненасытная тварь, самое страшное и чудовищное явление во всей вселенной из возможных  — архи-демон истинной пустоты  — черная дыра. «Немезида» проваливалась в бесконечное чрево олицетворения ужаса и безысходности, что не могло справиться со всей собранной энергией и начало коллапсировать. Импульс света прокатился волной среди звезд и, достигнув зеркала миров, в последний раз подал питание на шпили, держащие его.
        — «СЕЙЧАС, ИЛИ НИКОГДА!!!»  — я изо всех сил старался перераспределить абсолютно все питания на двигатели, пытаясь при этом не дестабилизировать реактор дредноута. В это время самые шустрые корабли вонзались в портальную гладь один за другим, они оказывались по ту сторону и уже ждали нас, не в состоянии помочь.
        Дредноут коснулся зеркала последним, его борта буквально задевали обшивкой края разлома, рискуя всем и полагаясь лишь на чудо.
        — «Давай маленький… Ну же… Ты сможешь!!!»  — структура «Справедливости» исчезала и реконструировалась в ином месте и времени, за спиной же все подошло к исконному завершению. Коллапс сверхновой стал гонцом самого исхода жизни, горизонт событий разорвало, а волна пламени ярче ангельского света прошла сотнями тысяч обручей вокруг ядра, исключая эту часть реальности здесь и навсегда.
        — «Мы не…!»  — в тот миг я даже перестал дышать. Как только командная рубка прошла на другой край, разлом захлопнулся, не оставляя от себя даже малейшего упоминания. Гильотина измерений отсекла кормовую часть нашего корпуса, она осталась там, где более нет ничего.
        * * *

        СЦЕНА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ: ЦЕНА ПОБЕДЫ
        Двигатели дредноута были полностью отрублены сверхточным надрезом, корабль начал по инерции плыть по глади пустынной бездны вперед, сверкая открытыми повреждениями систем, сгоревшими предохранителями тяги, множественными дырами в корпусе и рассыпающимся на куски хвостом.
        — «У нас получилось… Все целы?..»  — я поднялся с пола, почувствовав сильную мигрень и боль от кинетического удара грани миров лишь спустя некоторое время,
        — «Знатно тряхануло… Честно, думал это конец…»
        Все что осталось от объединённого флота устало дрейфовало в космосе, их мертвые двигатели стали нарицательным аспектом силы врат, ведь те полностью сожгли сильнейшей ЭМИ волной практически каждую ионную установку маршевого движения.
        — «Похоже, ты зря столько возились с этой системой самоуничтожения орудий… Импульс убил все схемы в огромном радиусе… Прости меня, дружище… Правду говорят, что начинаешь ценить лишь тогда, когда уже поздно… Так тихо стало… пусто… не знаю что теперь…»  — я со всей силы выдохнул и, ударив обеими руками по потухшей панели управления подсистемами, стиснул зубы. Мне действительно стало грустно, ведь я ненавидел терять, всегда ненавидел и буду ненавидеть.
        Будучи в состоянии сколько угодно ходить с каменным лицом, в те самые моменты я все же страдал сильнее других, ведь если рождается сверхновая, все начинается с ее сердца, и когда все вокруг это узнают, то будет уже поздно. И если даже данная аналогия лишь пример тьмы скрывающейся среди света, то теперь я понял и почувствовал ее во всех смыслах, пусть даже совсем немного.
        Взглянув сквозь экраны на космос перед нами, я совсем потерял нить происходящего:
        — «Так… Стоп… А МЫ ГДЕ!? ЭТО ЧТО ЗА МЕСТО!?»
        Незнакомая двойная звезда освещала нежно-красным светом пространство странной туманности вокруг нас, всюду стояли уже знакомые высокие структуры пятикилометровых обелисков и хаотично летали нетронутые добычей астероиды  — это было явно не пространство близ уже знакомой Мортэ Ди Фортеза.
        — «Мы в очередной раз остались без света… Эх…»  — я отдернул руку от сверкнувшей искрами панели управления, пытаясь проверить целостность систем, эта часть, как и все оборудование полностью сгорела. Если бы не свет самой звезды мы бы были в кромешной темноте.
        — «Хватит херней страдать!!»  — Мако, в ярости блуждала кругами по мостику,
        — «Мы черт знает где!! Вся аппаратура сдохла!! Что нам вообще делать?!»
        — «У меня есть одна идея… Подарок от ставших пеплом…»  — я включил фонарик на поясе, яркий конус света придал живости пространству вокруг настрадавшихся членов экипажа с унылыми лицами сидевших кто-где, стараясь прийти в себя. Взглядом я моментально нашел служебную лестницу, она находилась под одной из съемных панелей возле лифта.
        — «Вот вы где… Даже не поцарапались…»  — присев возле главного вычислительного блока мостика, я поднял с пола упавшие очки Томаса и положил во внутренний карман пиджака.
        Спустя пару минут стояния возле квадратного отверстия и обдумывания энергопотребления аугментаций, я все же решил исполнить свою идею, несмотря на боязнь грохнуться вниз в потемках.
        После долгих и упорных манипуляций, я таки спустился во взлетно-посадочные ангары, как и предполагалась мною изначально, оно стояло там, буквально переливаясь светом вокруг своего корпуса. Фонарик сфокусировался на невероятной структуре усеянной причудливыми шипами, полосами разводов и символами на обшивке. Подобие раскрытой пасти у кабины будто дышало, а сама сущность тихо лежала посреди пустого пространства, не думая меркнуть и как мне показалось, она даже немного вздрагивала при каждом моем шаге.
        — «Великий Илиас… Что же ты теперь такое вообще?..»  — мои слова пронеслись эхом, отражаясь от стен от огромного помещения, зараженная сущность будто успокоилась, услышав мой голос и немного потускнела, перестав дрожать. Несколько членов экипажа, во главе с Мако, уже успели спуститься за мной и просто смотрели, как я довольно иду к своему кораблю, несомненно зная, что делаю. «Проблеск» был испещрен кристальными наростами и сиял переливами волн салатовой энергии,
        — «Мы с тобой последние, кто его видел… Мой старый друг… Будем грустить вместе…»  — я осторожно дотронулся до обшивки штурмовика, он тихо выдохнул из сопл немного дымки и открыл кабину. Пустота вокруг заполнилась не вылетевшими в последней битве пилотами и теми, кто спустился за моей любимой. Под всеобщие боязливые и недоумевающие взгляды я запрыгнул в кокпит, и тут же обнаружил, что мои самые смелые подозрения подтвердились, технологии гибрида были перестроены с нуля, аппаратура не повредилась, она смогла регенерировать после взрыва и восстановиться.
        — «Серафим от мира машин… Демон с ангельскими крыльями…»  — консоли загорелись, как только я протянул к ним руку, система меня распознала и вышла из спящего режима.
        После нескольких манипуляций я все же разобрался в иероглифах и включил маяк бедствия, молясь, что они догадаются о происхождении сигнала и придут на помощь:
        — «Надеюсь, вы нас услышите…»
        * * *
        Некоторое время мы просто бродили по кораблю, безуспешно пытаясь запустить потухший реактор, системы аварийного жизнеобеспечения поддерживали наши жизни за счет той энергии, что успели скопить, но ее запасы неумолимо таяли. Я стоял на мостике, удрученно всматриваясь в бескрайние глади незнакомой бездны космоса:
        — «Ну, где же они… Слишком долго… Может пойти перезапустить маяк…»
        — «Нервничаешь?..»  — Мако подошла и встала бок о бок со своим меланхоличным избранником, кинув на него многозначительный взгляд.
        — «Немного…»  — я вытер лицо рукавом пиджака, давно уже была пора мне выбросить эту форму, но также должно было пред этим найти достойную замену ветерану времени. Девушка кинула взгляд на разноцветные разводы грязи, украшающие мой старый костюм наемника, и тяжело вздохнула.
        Сгинуть средь пустоты нам оказалось не суждено. Пространство впереди дредноута разорвалось новыми вратами миров, из быстро стабилизировавшейся сингулярности появился неожиданный, но желанный гость,  — «Атлас», его корпус теперь служил портом для многочисленных эскадронов кораблей и пристанищем несчастных беженцев с изуродованной судьбой. Титан сил АВАНГАРДа опоясывали всевозможные вращающиеся кольца вокруг корпуса, а по периметру брони роились мелкие суда, заслоняя своим роем весь горизонт и смещая своей огромной общей массой гравитационное кольцо астероидного поля.
        — «Как же я рад их видеть…»  — я невольно улыбнулся и почувствовал облегчение, по крайней мере, голос корабля услышали те, кто должны были его услышать.
        Гравитационные лучи стали веером спасения со стороны передвижной станции, они начали притягивать тех, кого позволяли переместить их габариты. Среди спасенных, в первую очередь мелькали и остатки картеля и имперские рыцари, и я даже смог заметить изрядно потрепанные корабли моих выживших друзей: Скорпикора и Инглиша.
        К нашему дредноуту устремились несколько белых овалов челноков с красными крестами, их синие хвосты сияли нитями света среди препятствий на пути, они приближались довольно быстро, огибая потухшие суда, явно стремясь к истощенному богу машин. Я еще немного постоял на мостике, наблюдая за тем, как титан передает энергию незримыми струнами связи и перезагружает наших «Фантомов», что теперь помогали уцелевшим обрести долгожданную безопасность, перетаскивая их корабли в доки, после чего двинулся в сторону ангаров, чтобы встретить прибывающих гостей.
        * * *
        Шаттлы сверкнули множественными огнями трастеров и приземлились на гладкий металлический пол среди полумрака, их створки на бортах открылись, отражая глянцевым покрытием пробивающийся сквозь прозрачный силовой барьер лучи света, что окутывали ангары. Из транспорта моментально повалил персонал в угловатой черной форме наемников и служащие в белоснежных облегающих комбинезонах отдела по аварийным ситуациям. Во главе шествия сотен работников и охранников стояла очень выделяющаяся на фоне остальных фигура  — адмирал Соул. Высокий пожилой мужчина тепло улыбнулся пустоте и, поглаживая бороду, принялся координировать поток людей.
        В это время я тщетно пытался не затеряться в скоплении распределяющихся по кораблю ремонтников в экзоскелетах, научных работников, что уже изучали пространство при помощи сканирующего оборудования и медицинского персонала, к которому поспешно выстроилась очередь из моего экипажа. Челноки все пребывали и пребывали. Соул нашел меня взглядом и моментально ускорил шаг, чтобы сократить дистанцию в мгновение ока и что есть мочи сжать мою руку в крепком рукопожатии:
        — «Не могу подобрать слов, Капитан! Вы просто великолепно поработали! Все, кто смог уцелеть, велели мне передать вам огромное человеческое спасибо! Это  — безусловно, тяжелая победа для всех, но ее просто могло не быть! Даже без нахождения Габриэля Томаса, вы все же смогли загнать ту тварь в ад, из которого она вылезла, и отомстить за всех погибших!.. И хоть утерянное уже и не вернуть, но этот кошмар станет для нас уроком на будущее… Я уже думаю на счет того, насколько некоторым „императорам“ плевать на остальных… Надеюсь, я и вы останемся союзниками, даже если мы  — свободные наемники, изменим свой тернистый путь! А пока что, я лишь скажу, что горжусь тем, что ваш путь начался со звания одного из нас!»
        Если бы моя рука не состояла из сервоприводов, различных сортов металла и биоматериала напоминающего плоть, то ее бы уже раздавило вследствие затянувшегося жеста благодарности, благо я успел вырваться из смертельной хватки и принялся растирать затекшие вены:
        — «Спасибо за ваши слова… Но я не желаю праздновать или получать похвалы… Я потерял слишком многое, хоть и не все… Нужно почтить память павших… И особенно тех, кто вырвал эту победу своей жертвой… Томас  — он тот, благодаря кому мы еще дышим…»
        — «Так вы все же нашли его… Но… Я не успел даже познакомиться с этим человеком… Прискорбно, простите за необдуманные слова… Мне не передавали информации об этом… Видимо так было задумано вами изначально…»  — Адмирал положил свою руку мне на плечо и понимающе кивнул.
        — «Благодарю за сказанное…»  — я опустил взгляд и вздохнул,
        — «Сообщите мне обстановку?.. Как там все?..»
        — «Сигнатуры врага перестали отвечать, все находящиеся в нашем пространстве корабли пришельцев отключились, выжившие разведчики сообщают, что порталы больше не открываются… Спасательные операции проводятся по плану… Сектор скоро вновь сможет пользоваться сетью портальных врат ССКПП… Перепланировка прав их закрытия и открытия тоже будет мною пересмотрена…»  — он засиял зловещей улыбкой и убрал руку,
        — «Я много чего планирую…»
        Пиррова победа против олицетворения длани разрушения стала настоящим чудом, но все же она осталась кошмаром, о котором будут вспоминать еще очень долго. Почти все станции в этом секторе лежали в руинах, наполненные тысячами тысяч погибших людей, став склепами душ. Никто не заслуживает такой смерти, когда ты даже ничего не успел осознать. Еще больше граждан просто пропало без вести, космос безграничен и наши поиски для них могли занять слишком много времени.
        Бездушный вал потока, что породила одна лишь капля, упавшая многие тысячи лет назад, приобрел силу самой смерти, и забрал всех тех, кто посмел быть слишком слаб, смыв их на ту сторону, в объятия бесконечной бездны.
        Почти весь флот, что мы собрали, был сметен с лица галактики всего лишь за пару часов; уцелело меньше четверти. Мрачный и сухой вкус победы на тлеющих углях бесконечного количества сожженных костей абсолютно не прельщал меня.
        — «Прекрати накручивать… Пожалуйста… По лицу же вижу, что опять хочешь начать ныть…»  — Мако подошла ко мне со слишком серьезным и сложным взглядом, после чего крепко взяв за руку, прервала от глубоких размышлений.
        — «Вижу, мне стоит откланяться! Я еще с вами свяжусь, капитан Глум… Нам многое предстоит переосмыслить… И берегитесь гнева позолоченных демонов… Вы и я с ними слишком по-разному смотрим на мир…»  — Соул отдал честь двумя пальцами и, хмыкнув, побрел вглубь корабля, его накидка пафосно развивалась в сторону все сильнее с каждым из затихающих шагов.
        — «Так что?.. Махнем из этого жуткого места туда, где потеплее?.. Надоел этот дредноут!.. Нам всем нужно отдохнуть…»  — Мако повисла у меня на шее, нарушая равновесие. Знакомый личный транспортник со знаменами наемников влетел сквозь экраны, создавая воздушные завихрения. Он приземлился прямо рядом с нами и его дверцы тут же открылись, сверкнув затухающими полосами энергетических вен на бортах, а из недр оного начали выходить силуэты. Одна за другой тени становились полукругом, заслоняя лучи света впереди и обретая слишком знакомые очертания:
        — «Отдохнуть не помешает… Но вы же про нас не забыли?..»
        — «Или вы думали, что мы так просто оставим вас наедине?!»  — Скорпикор ловко вытащил из нагрудного кармана комбинезона алюминиевый футляр с сигаретами и, чиркнув двумя пальцами легкого экзоскелета, ухмыльнулся и подмигнул нам, начиная дымить. Триче на его плече повторила это действие в силу возможностей и что-то пискнула.
        — «Он прав… Вы еще успеете… Чтить память павших должно всем вместе…»  — Доцент стал рядом со сладкой парочкой, и, вытерев руки об плащ, тоже взял себе сигарету из пачки.
        — «Мы тоже поедем с вами!! Да, братец?..»  — Рэн оперлась на плечо Инглиша.
        — «Капитан… Я ничего круче в жизни не видел… Вы должны мне все рассказать в подробностях… А я… Я придам это огласке! Все должны знать именно ваш вариант, а не коверкать все слухами!»  — парень даже не обратил внимание на жест своей сестры, а уже с деловитым видом фантазировал о произошедшем, проявляя свою ветреную натуру.
        — «Ну-ну-ну! Оставьте место и для тех, кто сделал всю грязную работу!!»  — растрепанная Соларис, «на это раз во фраке», похожем на что угодно кроме разрешенной по уставу одежды, появилась не одна, что было вполне закономерным явлением.
        — «Эх-х, а куда я денусь то…»  — огорченного чем-то Рейнхарда вытащили за шиворот из кабины, прямо за его пушистый воротник и ни абы кто, а его половинка.
        — «И пока Империум лежит в руинах, и пока легионеры зализывают свои раны! Великий и могучий глава пиратского братства, что лишился практически всех своих подчиненных, может стать никем! Дабы смертные потеряли его, и он стал незримым!»  — Айро вышел следом за всеми, держа в руке кодекс Илиаса стандартного образца. Он захлопнул книгу, как только его грузная туша покинула шаттл и тот чуть не перевернулась от потери стабильности геометрического основания центральной оси:
        — «Это… Так я теперь законопослушный гражданин! Один хрен весь компромат на нас и данные слежки за пиратами хранился на „Часовом“… Так что… Как бы… Я тоже теперь тут потусуюсь!.. Никто же не против этого?..»
        — «Алгоритмы защиты переписаны… Вмешательство высшего приоритета командования… Лог шифратора удален… Протокол смены статуса владельца активирован… Моя новая задача  — ваша защита, любой ценой… Капитан…»  — голос Агнессы пронесся громовым эхом по ангару, рядом с его щитом висел розовый альфа-дрон. Этот беспилотник даже не поцарапался во время боя, она расправила ангельские крылья из металлических лезвий и навела на меня белоснежную сферу-сканер, будто пытаясь рассмотреть.
        — «А ты-то, откуда взялась?..»  — я чуть прямо там не упал замертво от эффектности ее появления, выглядело это действительно завораживающе, особенно вблизи.
        — «Пролетала мимо… Решила присоединиться к беседе и уведомить вас лично… Новая директива запрограммирована администратором… Она не подлежит изменению… Только имеющий высший приоритет доступа может менять приоритетные директивы… Вы должны довериться мне… Так сказал Габриэль… Простите, что напомнила вам…»  — она мелькнула крестом света на сферической камере и приземлилась на свободный слот ангара, сложив крылья под броню.
        — «Томас…»  — все в одно мгновение замолчали, каждый вспомнил свои моменты рядом с этим человеком, и пусть его теперь нельзя было назвать оным в полной мере, все же практически для каждого эта утрата стала поводом для мрачных мыслей.
        Вселенная потеряла одного из самых блестящих ученых и того, кто всегда старался приободрить ее жителей и дать им забыть о проблемах хотя бы на какое-то время, пусть даже и своеобразными методами. «Справедливость» лишилась можно сказать своего отца, и более некому будет следить за ее и нашими возможными свершениями. Для кого-то это был просто знакомый, известная личность, торговец, или же тот, с кем можно хорошо провести время. А для меня он стал другом, пусть и поздно, но я все же осознал что за той маской, которую так мастерски носил этот человек, была самая что ни наесть невероятно яркая и светлая душа, долгие годы пытающаяся смириться со своей немыслимо жестокой судьбой и тьмой вокруг.
        — «Он бы не одобрил этого! Поверьте! Я видел все и запомнил тоже все… Капитан должен понимать, что я хочу сказать… Нужно просто встать на его место! Мы почтим его память вместе! Как гласит один из заветов Илиаса! Точно не помню, какая там была страница, но том второй, вроде бы…»  — Скорпикор почесал затылок. Было явно заметно, что инженер пытается нас приободрить и у него получилось, но сносно.
        — «Хорошо… Попытаюсь про это не думать… Так куда мы там собирались?..»  — я вздохнул и кинул свой взгляд на остальных.
        — «Если позволите, сэр… Была у меня тут одна мысль!..»  — Инглиш сделал пару шагов вперед, становясь на всеобщее обозрение,
        — «Капитан… Помните, я говорил, что родом с планеты „Краймия“?.. Так вот… Я тут узнал, что она вновь свободна… И там недавно открыли доступ к природным локациям… Мы можем слетать на нее в качестве разведывательно-исследовательского подразделения… Но только, если все согласятся… Так как вам идея?..»
        — «Курортная планета?.. Хм… Отличная мысль! Кто за?!»  — Скорпикор с чрезвычайно серьезным лицом встал за парнем и, положив руку оному на плечо, поднял вторую вверх.
        — «ЛЕТИМ!!!»  — хором закричали почти все, последовав его заразительному примеру.
        — «Пока фракции зализывают раны, мы должны отдохнуть… Мы заслужили… Понимаешь о ком я?! О нас!!»  — Мако практически ткнула мне под нос именно ту руку, на которой красовался платиновый символ связи, и подмигнула, намекая на что-то конкретное, мило улыбаясь при этом до ушей, в предвкушении долгожданного отпуска. Единственное чем я мог на это ответить, это почти незаметно улыбнуться и крепко обнять ее, переваривая в голове совсем другие перспективы.
        * * *

        СЦЕНА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ: СОН СПРАВЕДЛИВОСТИ
        Бескрайний золотой пляж курортной планеты омывали периодические легкие лазурные волны, и освещала здешняя звезда огненного цвета. Я уперся ногами, чтобы затормозить, но зыбкий песок буквально плыл под ними, отказываясь давать сцепление.
        — «Не трогайте меня!!! Я не пойду с вами!!!»  — Мако и Рэн тащили меня под плечи с разных сторон по раскаленному песку, но я всеми силами сопротивлялся,
        — «НЕНАВИЖУ!!! ПЕСОК ЖЖЕТСЯ!!! ЖАРА УБИВАЕТ!!! В ГЛАЗАХ ТЕМНЕЕТ!!! ГДЕ МОЙ ЗОНТ!?! ГДЕ ОАЗИС!?! Я СЕЙЧАС УМРУ ОТ ПЕРЕГРЕВА!!!»
        — «Боже, какой нытик… Скажи, Рэн?..»  — Мако по левому борту брала на себя большую часть нагрузки, ее сил вполне хватало на то, чтобы справиться одной, но видимо это было бы не так весело.
        — «Ну… Мой братец иногда ноет еще больше… Это нормально!»  — Рэн помогала, как могла, выглядывая в процессе своего родственника. После невероятного проявления упорства меня таки доволокли до территории исконно враждебной среды. Звезда слепила кромку аугментаций линз, создавая помехи. Сервоприводы ломило от чрезмерно высокой температуры и перегрузки. Испарина, от полного нежелания сменить классическую одежду на более легкую выходную, вызывала нервный тик. А система жизнеобеспечения требовала вливания «H2O», для своей нормальной работы.
        — «ДА ЛАДНО!? Вы ЕГО притащили?!»  — со стороны лежавшего в одних плавках на шезлонге Скорпикора послышались несколько смешков, он поднял очки и состроил подобие на удивленное лицо. Триче тем временем зарылась в песок, дабы быть в прохладе и безопасности, под шезлонгом виднелись только ее длинные антенны.
        — «Капитан! Вы вовремя! Мы собирались устроить вечернее барбекю! А я недавно выиграл сто кредитов!»  — Инглиш в похожем одеянии подбежал к инженеру и выхватил у него кусок пластика, ехидно улыбнувшись и пробормотав что-то вроде:
        — «Я же говорил, что они справятся, а ты мне не верил…»  — парень махнул мне рукой и пошел пытаться собрать некий устаревший аппарат по приготовлению пищи.
        — «Не хочу!.. Где тут тень!.. Я существо из бездны!.. Где холод и пустота… Где безграничная тьма!?!»  — я чуть ли не плакал, пока меня насильно тащили среди кошмара пустыни. Непривыкшее к жаре тело и жакет, который я наотрез отказывался снимать, меня медленно убивали. Было такое ощущение, что ветер посреди этих краев  — это что-то из разряда нонсенса.
        — «Размазня! Ты что собрался в верхней одежде тут сидеть!?»  — старпом все еще крепко держала меня под руку, кидая гневные взгляды.
        — «Я не буду при людях в трусах ходить!!! Даже на пляже!!! ЭТО ЕРЕСЬ!!! НЕ ПО КОДЕКСУ!!! ИЛИАС ЗАВЕЩАЛ ИНОЕ!!! ВЫПУСТИТЕ, ТОРМЕНТОРЫ!!! ДОЗНАВАТЕЛИ!!! АСПИДЫ!!!»  — я пытался вырваться, цедя сквозь зубы различные оскорбления.
        — «За что мне такой идиот…»  — Мако томно вздохнула. Я, конечно, изначально повелся на возможность посмотреть на нее в купальнике, но минусов было больше.
        — «Вы притащили парнишку?! Я думал  — это дурная затея!»  — Айро и его пираты в отставке перестали веселиться, и подошли посмотреть на цирковое представление ансамбля актера одной роли. Они втроем встали во всей красе, периодически переглядываясь между собой. Соларис в пестром открытом купальнике, как всегда держала руку на плече рубашки Рейнхарда, стоящего с унылым выражением лица. Айро, в это время пристально посматривал на аппаратуру для приготовления пищи, поглаживая пузо и облизываясь.
        Посреди пляжа мною была заметна безопасная зона. Прямо возле одного из пустых шезлонгов, одиноко стоял как нельзя кстати установленный зонт.
        — «О!!!»  — наплевав на силу захвата, я вырвался из него, и из последних сил совершил марш-бросок в сторону одного из зонтов, скрывшись от палящего зноя в угоду долгожданной тьме. Под спасительным атрибутом было просто потрясающе, я едва отдышался, пока выравнивал температуру тела, буквально исходя струями дыма:
        — «Фух-х… Хух…»
        — «Ах-ха-ха-ха!!!»  — все начали истошно хохотать, у Айро даже пуговицы на гавайской рубашке порвались и, ускорившись до сверхзвука, улетели в неизвестном направлении.
        — «Сейчас умру… Как же плохо… Знал бы  — никогда не согласился…»  — мне было не до смеха, жара душила, песок забился в ботинки, и ужасно хотелось пить.
        Все еще пару секунд поглазели и не найдя зрелище более интересным решили разойтись по своим делам; кто-то принялся играть в волейбол, кто-то пошел окунуться, а кто-то просто отдыхал. Глядя на все это из безопасной зоны я почти не заметил приближение сигнатуры Мако. Теперь, когда опасность солнечного удара миновала, я по полной оценил то, на что согласился с иной стороны.
        Отлично подчеркивающий все что нужно и даже немного больше, черный мини-бикини склонившейся возле меня девушки выглядел просто великолепно. Выверенность округлых форм биологической конструкции заставила мое лицо примерить странное выражение, а организм подать основное питание на определенные системы и активировать некоторые механизмы.
        — «Так и будешь тут сидеть?.. М-м-м?..»  — Мако подмигнула мне и приложила холодную алюминиевую банку к щеке любителя тени.
        — «Пока не стемнеет, десу…»  — я взял причитающиеся, тщетно пытаясь отвлечься от ее смены образа с добавлением акцентов на филигранность определенных элементов.
        — «Зануда ты…»  — она присела рядом, силой подвинув меня.
        — «Ну, так иди и веселись с ними… Интереснее, чем со мной сидеть… Буду грустить один…»  — последнюю фразу я пробурчал словно настоящий старик, коим в душе и являлся.
        — «Мало того что зануда, так еще и дурак…»  — Мако оперлась на меня и вздохнула,
        — «Ничего не поделать… Буду сидеть с занудой! Обещала же всегда рядом быть! Такова моя судьба!»  — она обняла меня за шею и мурлыкнула.
        — «Мне показалось, или я слышал жалобу?..»  — я поправил волосы своей молодой жены, отметая вместе с ними амбре из духов, шампуня и не только, что вскружило мне голову.
        — «Куда уж там! Муженек!»  — Мако прикрыла один глаз и показала пальцем на небеса,
        — «Смотри, звезда скоро сядет! Пойдем с ребятами у костра посидим?..»
        — «Эх-х, еще не села… Вот сядет, тогда и пойдем…»  — я с отвращением кинул взгляд ввысь, тут же вернув его обратно из-за чрезмерного ультрафиолетового излучения. На самом деле обстановка начала казаться мне все лучше и лучше, с каждой минутой звезда все дальше закатывалась вниз, а температура воздуха заметно снижалась, ведь на этой планете сутки были намного меньше чем стандартные общепринятые. Сверхблизко расположенное милейшее создание также вносило свою посильную лепту в приятное времяпровождение.
        * * *
        Среди серебристой атмосферы озонового купола не было ни облачка, что и не удивительно, ведь именно за данный аспект эту планету так сильно туристы и любили. К счастью, мы находились на дикой территории по причине «специальной миссии», так называемая льгота за спасение этого одинокого сектора.
        Мы с Мако тихо сидели и наблюдали за происходящим вокруг. Оранжевый гигант этой планеты полностью скрылся, оставляя свою смену и прячась за горизонтом. Наконец-то воцарилась первозданная тьма, среди которой виднелись далекие мерцания звезд и одинокое пламя костра на песке.
        — «Прием! Сладкая парочка! Может, посидите с нами хоть немного? Уделите время старым знакомым!»  — Джозеф помахал нам, стоя у импровизированной лавочки.
        — «Идем-идем!»  — старпом встала и, отряхнувшись, потащила меня вперед за руку.
        Ходить по песку было ни то чтобы приятно, но некая зыбкость уже не казалась чем-то плохим после затемнения, наоборот притягивалась определенная атмосфера древнего и покинутого места, такое очень сильно ценилось мною.
        Не размыкая рук, мы с моей любимой приземлились совсем рядом, ближе к центру обруча и положенных недалеко от огня поленьев. Остальные начали постепенно стекаться для ламповых посиделок. Скорпикор с извечной сигаретой в зубах, жарил на портативном гриле что-то вкусно пахнущее, мастерски подбрасывая блюдо в воздух и ловя его, пока то не сделало слишком много оборотов вокруг своей оси. Триче наблюдала за этим с живейшим интересом, периодически скребя лапами об ногу шеф-повара.
        — «А быстрее можно?!»  — Айро уже истекал слюной, поглаживая бурчащий живот.
        — «Терпи, старый пень!»  — недовольный возглас раздался со стороны Соларис.
        — «Я не такой старый! Шлюха!!!»  — старик сложил руки на груди и недовольно хмыкнул.
        — «ТЫ ОХРЕНЕЛ!!!»  — она уже практически познакомила старика со своим кулаком, но не успела, Рейнхард перехватил очаг нестабильный эмоций.
        — «Даме негоже бить слабого старца!!! Он сам скоро от ожирения умрет!!! Просто подожди немного!!!»  — барон схватил свою зазнобу под плечи и пытался удержать от непоправимого. Айро показал Соларис язык. Выглядел старик, словно малое дитя, или скорее как настоящий дворовой отщепенец.
        — «ВСЕМ СМИРНО!!!!!»  — Мако грозно заорала во весь голос, буквально сотрясая землю и показывая, кто на самом деле здесь босс. Попытка драки была благополучно подавлена, бойцы в ужасе разошлись по углам ринга с перепуганными лицами. Соларис смотрела на Айро, хрустя костяшками пальцев.
        — «Предлагаю потравить байки!»  — Инглиш, качающийся на бревне, решил сменить тему.
        — «Знаю я твои байки! Вечно про своих „Штормовых друзей“! Достал уже!»  — Рэн мельком посмотрела на него, а потом полностью сосредоточила внимание на моей персоне,
        — «Вот историю от Капитана я бы послушала! Уверена, будет интересно!»
        — «Я тоже могу интересно рассказывать… Но эти истории не для ваших ушей…»  — Доцент явно хотел что-то поведать. С недовольным лицом он таки уселся, расстилая тряпку на грязном бревне, прежде чем совершить посадку.
        — «Ладно… Раз так… То… Хм… А!.. Расскажу вам небольшую историю из жизни до капитанства!.. Называется она…»  — я пытался вспомнить начало рассказа, но мою мысль подло и внезапно низвергли.
        — «Разбирайте еду, пока горячая!»  — Скорпикор как раз начал раздавать тарелки с жареным мясом неизвестного происхождения, оно все еще скворчало. Его извечная спутница уже утащила добротный кусок в кусты, откуда доносился тихий шелест.
        — «Меня перебили… Ну вот, я обиделся… Ненавижу, когда перебивают…»  — я забыл все, о чем хотел рассказать.
        — «Да ладно! Не дуйся! Лучше улыбнись!»  — он изобразил звериный оскал, только лишь напоминающий тень настоящей улыбки, откуда-то со стороны один из присутствующих прыснул смешком от такого зрелища.
        — «Идиот!!!»  — Рэн дала Эрдману смачный подзатыльник.
        — «За что!?»  — Скорпикор ужасно обиделся и изобразил нытье.
        — «Не перебивай Капитана!!!»  — она покачала головой, грубо вырывая свою порцию.
        — «Все?.. Молчим?.. Ладно, тогда…»  — все сели и принялись на меня таращиться,
        — «Кхм… История называется: „Оружейный прототип“ или „Проба пера“!..»
        Была уже темная ночь, проведя столько времени на корабле, я уже и забыл, насколько сильно люблю тьму и мрак, больше я любил лишь пасмурные дни, грозы и дожди.
        — «Тогда, когда я был наемником и жил от заказа до заказа… Тогда все и началось, подобно обычному дню… Будильник разбудил меня довольно рано, хотя понятие рано в космосе…»  — все внимательно слушали мой рассказ, и это меня умиляло. Я всегда любил рассказывать о себе, а в компании близких людей это несравнимо интереснее.
        История была о моем становлении как свободного пилота, о первом боевом крещении, о первой корпорации, о предательстве и битве с тем самым «врагом» использовавшем на мне «Дисперсионное ружье», тогда еще лишь протопит  — так прошло около часа.
        * * *
        Все вокруг изрядно утомились, но никто не осмелился перебить рассказчика,  — я триумфально подвел черту эпилога и пафосно вскинул к небу свободную руку, вторая уже затекла от опершейся на нее девушки:
        — «Тогда для меня это был самый темный момент в истории сектора Альфа…»
        — «Интересно, блин! Почему я так рассказывать не умею?!»  — немного завистливо и тихо сказала Мако, уже практически дремлющая у меня на плече.
        — «Ладно! Теперь моя очередь!»  — не дождавшись, пока кто-то хоть что-то скажет, Инглиш поднялся и начал свой бесконечный монолог на тему каких-то вычислений и статистики, но для этого было слишком поздно. Публика изрядно утомилась, все, включая его самого, уже были в цепких лапках мира грез.
        — «Эй, Мако…»  — я легонько потряс ее за плечо, одновременно смотря, как парень, шатаясь, бродит кругами вокруг спящих людей, у Эрдмана даже язык вывалился, пока он падал с бревна. Некоторые, включая его самого, лежали на земле, сморенные убийственным великолепием второй волны повествований.
        — «М-м-м… А?..»  — девушка сейчас походила на котенка, который так мило и упорно не желал сходить с насиженного места ни при каких условиях.
        — «Нам домой не пора?..»  — я улыбнулся этому зрелищу и инстинктивно почесал ее за ушком.
        — «М-м-м… Мяу… Не хочу… Опять на эту посудину, давай лучше на пляже поспим…»  — она подыграла моим мыслям, но не идее, крепко настаивая на своем.
        — «Но тут холодно… Я же беспокоюсь… Эх…»  — я накрыл ее своим, предварительно снятым пиджаком, уже прикидывая в голове цену нового.
        — «Теперь тепло…»  — Мако мурлыкнула и закуталась в него.
        Нам открылся просто потрясающий вид, две луны плыли по черноте небосвода, освещая огромный пляж и колоссальную структуру. «Справедливость»  — негласный гонец равновесия, она сияла всеми красками глянцевого покрытия на фоне лунного света, расстилая свою структуру прямо на воду, припарковавшись среди волн мелкого прибоя и сверкая алыми венами энергии в своем отражении. Будучи немного поодаль от пляжа, стальной зверь заслонял горизонт.
        Мы с Мако сидели, опершись друг на друга, она уже практически спала, а я просто смотрел на свой дредноут, многие его тайны остались неразгаданными, а некоторые стали нам союзниками, заместо утерянных друзей. Агнесса провела над своей сущностью некоторые незначительные адаптационные манипуляции. Она стала разумом бога машин и чудом, которое никому из ныне живущих так и не удалось создать  — бортовым искусственным интеллектом третьего уровня. Она каждое мгновение напоминала мне о Габриэле и том, что он сказал. Слова предтеча вновь и вновь всплывали в мыслях, будучи призраками того страха и отчаяния, что нам всем пришлось пережить.
        — «Кажется, будто только вчера я был ничего не знающим наемником, прилетевшим в этот сектор для легкого заработка… А теперь… теперь…»  — я протяжно зевнул.
        — «Хватит умничать… Еще скажи, что ты недоволен…»  — девушка приоткрыла один глаз и хмыкнула, вызвав у меня очередной приступ несдержанности.
        — «Няшка моя…»  — я со всей силы обнял ее.
        — «Да ладно? Комплимент?!»  — от удивления Мако даже проснулась.
        — «Как же я тебя люблю…»  — я улыбнулся и поцеловал свою любимую.
        — «Знаю-знаю!»  — она хихикнула.
        Мы сидели поодаль от остальных, тишина и мрак предстали во всей своей красе, даруя свои чудеса. Моя голова уже не была забита посторонними мыслями, я думал лишь о том, что же ждет нас в будущем, смотря на звездное небо. Что-то внутри отдавало отзвуками от корабля, тихий шепот далеких голосов, будто бы он тоже спал и видел сон.
        — «Наверное, показалось…»  — я прикрыл глаза и провалился в долгожданный мир грез.
        * * *
        Судьба сектора пребывала в новых руках. Авианосец-титан по имени «Атлас», и отзвуки флота АВАНГАРДа, сразу направились на место третьего удара, в сторону разрушенной станции «Элизиум», рассеивая практически все силы по региону в поиске выживших. Совместными усилиями им все же удалось восстановить белоснежный город синего пламени с помощью своего авианосца, который теперь стал одним целым со станцией и обрел новый смысл  — пристанище заблудших душ на пути их странствий сквозь опасный отрезок глубокого космоса. Почти все беженцы и те, кого смогли найти после затухания войны, теперь жили совместно с бывшими наемниками, вторые были вполне довольны новым соседством и наоборот старались помочь всем, чем могли, став подобием охраны порядка в секторе. Некоторые люди изъявили желание предпринять попытку вернуться в Империум, но их дальнейшая судьба была неизвестна ни мне, ни кому либо.
        Имперские же легионеры, которые смогли выжить, были отброшенные ужасающими последствиями звездного конфликта в секторе «Альфа», почти все их силы отправились обратно к своей древней столице  — «Земле». Доклад до глубины души ошарашил самого Императора, который видимо, надеялся избавиться от прогнившего клочка нейтральной территории раз и навсегда, но тот не только устоял и даже обзавелся неким суверенитетом, начиная плести свои нити правил и порядка во все стороны, окутывая прилегающие территории. А поскольку сектор долгое время был «под замком», новости дошли не быстро и его величество не успел предпринять превентивные меры. Вскоре рыцари чистого золота предприняли попытки построить свои машины смерти  — дредноуты на подобие нашего, но их труды остались практически нерезультативными. Для защиты от возможного повторения произошедшего и слежке за АВАНГАРДОМ, ближе к границе сектора «Альфа» была выслана передвижная платформа всесторонней защиты нового поколения, титан древнего ордена рыцарей-легионеров  — «Часовой-XXI». Этот многокилометровый монстр бороздил бесконечное пространство и стал новым
оплотом стальной диктатуры среди звезд.
        Силы храмовников Эквистелла были разрозненны и слабы, их влияние на захваченную территорию и без того являлось незначительным, но сейчас просто исчезло вовсе. Они не сильно закрепились за время пребывания в секторе и решили вернуться к своему материнскому флоту, собрав великое множество данных для него. Дальнейшие действия научного флота Храмовников стали загадкой практически для всех, но кочующие крепости то и дело выходили на границу сектора, чтобы поторговать с уцелевшими или заключить очередной пакт с наемниками. Служителям веры предложили посетить новый храм-посольство под все тем же названием  — «Саишын», что с разрешения Соула теперь был неким отдельным модулем станции «Атлас».
        Картель лишился почти всей военной мощи, они были вынуждены заключить договор о ненападении с рыцарями Империума, из-за спорного расположения своего оплота. Такой «союз» был на руку всем сторонам, кроме изначально военных подразделений, ведь прошло полное разоружение согласно подписанной бумаге. Бывшие контрабандисты и шахтеры моментально озолотились на постоянных сделках, но вскоре практически полностью ассимилировались под гнетом. Те же, кто решил сохранить свою историю, отправились в странствие, выкрав два корабля из-под носа рыцарей-легионеров, благодаря тому, что кто-то из предателей Империума слил им данные об их дислокации. Рыцари-отступники вместе с пиратами-беженцами решили затаиться пока не найдут себе новый дом и новую судьбу. Я ведь не уставал говорить, что солдаты удачи никогда не перестанут испытывать ее на прочность, пусть она и не всегда им улыбается.
        Схемы технологий пришельцев были утеряны, но ходили слухи, что это далеко не конец истории биологического оружия. Мое же чудо инженерии и предсмертный дар нашего светилы было экранировано и придано крио-заморозке, с последующей консервацией до выяснения стабильности генной основы и степени опасности образца.
        Что же касается нас… Хм… С этим все сложнее…
        * * *
        Первый акт значит… Но страниц явно больше!.. Неужели там еще что-то есть?.. Кто-то уже посмел листать дальше??? Ложь!!! Такого просто не могло произойти!.. Порядочные люди так не делают!.. Они читают все по порядку!..
        А еще, Автор хотел напомнить, что все мы разные, а значит, каждый заметит свои строки, запомнит свои яркие моменты… Но мы тут не клоунаду разводить собрались!..
        Он настоятельно просит тех, кто недосчитался одного из жанров, покинуть это место!.. Люди ведь не любят, когда к ним так обращаются?.. Без уважения?! Всем не угодишь, но Автор и не старался это сделать!! Во-о-бще!!
        Он злой няшка, поэтому, если у вас есть негативное мнение (что маловероятно, если вы все еще здесь), прошу отправлять его обратно в подпространство!! А если его нет?! Тогда читаем дальше!! Правда, же!? [невероятно зловещее мяуканье] НЯ;3
        * * *

        АКТ ВТОРОЙ: «СЕРЫЙ КАРДИНАЛ»
        Холодный цвет стальных стен окружал пространство вокруг, все, что сейчас было у меня в голове это  — свобода. Я задумчиво наблюдал, как энергоканалы, освещающие пространство, то и дело мерцают от перепадов напряжения.
        — «В какой же момент все пошло не так?..»  — но на этот вопрос не было ответа, ибо сама судьба сыграла со мной свою очередную злую шутку.
        Боль постепенно пропала, но мысли не утихали. В дверь постучали, раздался голос Мако:
        — «Ты там долго еще!? Я уже не могу!!»
        — «А нечего было заказывать еду у непроверенного поставщика!!!»  — я грозно рыкнул.
        — «Ты не один тут живешь!!! Заканчивай, быстрее!!!»  — она переминалась с ноги на ногу, стоя за непрозрачными экранами.
        — «Секундочку!.. Я уже почти… Так, стоп…»  — я потянулся рукой в сторону, но ничего не обнаружил, ситуация приобрела привкус катастрофы,  — «Упс…»
        — «НУ ЧТО ТАМ!!!??»  — Мако уже практически стонала по ту сторону, напоминая об ином действе. Но я был невозмутим и холоден, сообщая горькую правду своему сокровищу:
        — «Тут это… Ну… Бумаги нет… Вот…»  — я принялся тереть виски, обдумывая возможное развитие дальнейших событий. По ту сторону барьера разгоралось истинное пламя:
        — «Ты сейчас пошутил?! ВЫВАЛИВАЙСЯ ОТТУДА!!! СЕЙЧАС!!!!»
        — «Не кипишуй, любимая, сходи лучше в подсобку принеси новую…»  — я уже высматривал обходные варианты, продумывая план «Б» во всех подробностях.
        — «ТЫ! ТЫ!»  — Мако и ярость стали синонимами.
        — «Ну, пожалуйста!.. Капитан не может ходить по кампусу в таком непристойном виде!.. Это поможет нам всем!.. Я потом тебе тоже услугу сделаю, если попросишь!.. Договорились?..»  — краем слуха я уловил, как она побежала в сторону подсобки и выдохнул. Думалось мне, что великие инженеры намного более «великие» ибо невозможно взять и напрочь забыть спроектировать для такого большого и величественного корабля такую простую и примитивную вещь, как автоматическая подача бумаги. Но все зря, все зря…
        Мою голову не покидали мысли о том, что этот дредноут гораздо большее приобретение, чем ошибочно казалось изначально  — экипаж все еще находил его непонятным и очень далеким для нас  — смертных. Некоторые утверждали, словно видят странные сны, другие жаловались на постоянные мигрени и перебои в технике.
        Сердце призрачного зверя пугало и меня. Это был дуговой реактор нового поколения, сущность за гранью нашего понимания, он питал все на дредноуте. Даже не так… Он был самой «Справедливостью» и переключал питание вен самостоятельно. Каждый раз, когда в определенном отсеке требовалась энергия, реактор сам ее туда посылал. «Кровь» всегда разливалась равномерно, не прощая себе ни своих, ни наших «ошибок».
        Несмотря на все эти странности, ИИ, названная нашим старым другом Агнессой, утверждала, что не имеет к этому никакого отношения, в протоколах работы основных систем и подсистем также было пусто, даже слишком стерильно.
        — «ДЕРЖИ СВОЮ БУМАГУ!!!»  — рука Мако протянула мне ее через приоткрытую дверцу.
        — «Спасибки…»  — в конечном итоге я закончил свои дела и быстренько уступил ей место.
        Мако вихрем влетела в кабинку. Вслушиваясь в ужасающие звуки, я очень серьезно задумался над тем, что нам все же стоит сменить поставщика еды. Раньше этим (как и практически всем) занимался Томас, теперь же это все свалилось на мою бедняжку, ведь я был самой странной шуткой вселенной. Практически биологический механизм, который при всем своем великолепии полный, кромешный, глобальный и нерушимый ноль в сложных вычислениях и статистике  — мой тип волн мозговой активности отвергал даже сверхмощные апгрейды на эту тему, предрекая такую судьбу. Суммируя все факты, совсем неудивительно, что весь экипаж, неожиданно охватила неизвестная инфекция, да еще какая, даже мои системы фильтрации протеинов засорились полностью.
        * * *
        Я побрел на инженерную палубу, нужно было проверить работоспособность имплантов и стабильность аугментаций. Мои шаги отражались эхом от стен длинного и тусклого коридора, не довершив шаг, я остановился. По спине неожиданно пробежали мурашки:
        — «Агнесса…»
        — «Да, Капитан?..»  — одна из сферических камер наблюдения сфокусировалась на мне, открывая линзу на потолке.
        — «Опять следишь за мной?..»  — с тех пор многое изменилось, включая ее.
        — «Так заметно?..»  — она, как всегда, выполняла исконное задание, оставленное единственным своим хозяином.
        — «Да уж!.. Всегда чувствую, когда за мной наблюдают, пусть и синтетические глаза!..»  — я скрестил руки на груди и недовольно таращился в экран периодически «моргающего» ока, что могло появляться всюду и в неисчислимом количестве.
        — «Моя задача  — охранять вас любой ценой, с этим есть проблемы?..»  — мне показалась, будто в ее голосе послышалась капелька насмешки.
        Даже сейчас я не мог поверить, что разговариваю с ИИ, настолько это «явление» походило на противного подростка. Не зная, что там мой покойный друг с ней сделал, когда создавал, я так до сих пор и не мог выбрать правильную тактику поведения. Это «существо» иногда вело себя совсем странно и даже немного жутко:
        — «Так, ладно… А напомни ка мне свои протоколы?..»
        — «Протокол первый  — защищать капитана, протокол второй  — защищать корабль, протокол третий  — приказ капитана для меня закон…»  — синтетический голос понял, что я сейчас скажу и погрустнел.
        — «Тогда прекращай за мной следить… Угрозы нет…»  — я таки нашел лазейку.
        — «Это приказ?..»  — камера на потолке сфокусировала линзу и «прищурилась».
        — «Да!.. Это приказ!!»  — я хмыкнул и грозно посмотрел в нее.
        — «Как пожелаете, но я настаиваю на том, что это для вашего блага… Надеюсь, вы передумаете…»  — почти что с досадой заявила она, в очередной раз моргнув линзой.
        — «Следи лучше за Эрдманом, с тех пор как он переехал на наш дредноут, я постоянно нахожу пустые бутылки из-под спиртного по всему кораблю…»  — безусловно, я сам поставил его на открывшуюся должность, но инженер понял мои слова о необходимости частого присутствия на рабочем месте слишком буквально. На пару со своим чудесным созданием, они методично и целенаправленно превращали некоторые отсеки дредноута во вторую версию свалки, на которой я их тогда откопал.
        — «Команда распознана… Выполняю… Обработка… Данные внесены в реестр и выделены… Найдено десять случаев за последнюю неделю… Прикажите сделать ему выговор?..»  — Агнесса переслала устрашающие логи на мой инструментарий.
        — «Сделай-сделай, а то превратил корабль в помойку…»  — на экране портативного устройства мультицелевого назначения отчетливо виднелись предположительные места схваток Эрдмана и бодрящих напитков. Я лишь покачал головой и направился дальше по своим изначальным делам, думая совсем не об этой ситуации.
        Дредноут теперь олицетворял собою сам космос, пустой и холодный, в нем практически никого не было, по крайней мере теперь. Протоптанные и знакомые коридоры сменяли друг друга еще примерно пять минут, пока я все же не пришел к пункту назначения  — стальной гермо-двери с оранжевой граффити шестерни на тройных створках. Почему-то вспомнились случаи, когда такие штуки клинили и убивали тех, кто сквозь них проходил, но благо я был параноиком и всегда перепроверял все подряд по сотне раз, если нужно и особенно если совсем не нужно, так что эта мысль моментально улетучилась.
        Зайдя внутрь мастерской, я подошел к сканеру в дальнем углу и засучил рукав, подставив руку под него и начал перенастройку имплантов. Экраны барахлили, на них постоянно были помехи и искажения, создавалось впечатление, что от моей сигнатуры словно фонило радиацией, но я никак не мог понять почему.
        — «Опять… Да что же такое-то…»  — с тех пор, как мы побывали в другом измерении, импланты словно взбесились, реагируя на все иначе и посылая неизвестные сигналы неизвестным системам, сканеры частенько просто не видели их.
        — «Капитан…»  — синтетический голос отвлек меня от профилактической проверки.
        — «Такое ощущение, что я сам с собой разговаривал… Я же сказал, меня не беспокоить?.. Или что?..»  — я скривился, отодвинул от себя консоль и недовольно зыркнул в линзу.
        — «Ваш запрос требует поправки… Я обновила лог буквально пару минут назад… Скорпикор, он найден за употреблением спиртного…»  — Агнесса звучала немного уныло, будто выражая нежелание заниматься такими вещами. Я-то видел, что ей намного больше нравится маяться дурью и следить за самой унылой и ничего не делающий фигурой на поле  — королем, который просто хотел иной раз побыть со своим ферзем.
        — «Хорошо… Раз представился такой шанс!.. Сейчас я ему все выскажу!..»  — я спустил рукав и тяжело вздохнув, направился к выходу из помещения. Но намерения буквально разбились о стену обстоятельств. Не успев пройти и буквально нескольких метров, я обнаружил перед собой непреодолимую преграду.
        — «ОХ, ЕБ ТВОЮ!..»  — поверхность неожиданно начала приближаться, а я поменял ось расположения тела. Испуганный возглас Агнессы раздался среди тьмы помещений:
        — «Капитан!!!»
        — «Так!.. Все в порядке!.. Я живой!..»  — за долю секунды перед падением я замедлился, моя масса уменьшилась, и я смог оттолкнуться обратно туда, где изначально стоял. Но проблема была не в том, что я чуть не разбил себе физиономию по вине туши, лежащей посреди дверного проема, ведущего в сеть коридоров, скорее в том, что мое непринужденное и плавное движение продолжилось по направлению потолка. Гравитация вокруг меня отключилась по щелчку пальцев, или же по иному желанию:
        — «Агнесса… Твоих рук дело?..»
        — «Да, Капитан… Для обеспечения вашей безопасности и предотвращении возможных повреждений я аварийно отключила подачу питания на эту часть систем корабля… Протоколы должны быть выполнены, любыми способами…»  — сферическая камера на потолке бесстрастно следила за каждым движением фигуры висящей под потолком.
        — «Отличная работа… Я бы тебе премию выписал… Только как я теперь слезать должен?.. До земли далековато…»  — чувствуя невероятную легкость, я невольно начал крутиться вокруг своей оси, не находя опоры для инерционной стабилизации или возможности оттолкнуться, земля была метрах в трех как и ближайшие стены.
        — «А вот как взлетел, так и сле-е-е-е-зай! Хе-хе-хе… Буга-га-га!..»  — Скорпикор поднялся в воздух, как и я, бутылки, лежащие рядом с ним, последовали примеру виновника казуса. Инженер явно был пьян и не мог нормально связывать слова, даже сюда несло ужасающим смрадом перегара.
        — «Ненавижу… Ублюдок!!! НЕНАВИЖУ!!! Это все ты!!!»  — камера под потолком исчезла и появилась намного ближе, используя другой микро-шлюз, и протянулась до меня с помощью растягивающихся колец-переходников. Я со всей силы оттолкнулся от нее ногами и устремился на встречу кружащемуся в невесомости раздолбаю,
        — «Да я тебя из шлюза выкину!!!! Грязный, неблагодарный, БОМЖ!!!! ВРЕДИТЕЛЬ!!!! ОТ ТВОЕГО ТАРАКАНА ГРЯЗИ МЕНЬШЕ!!!»
        — «Ой, ну чего ты! Обидно же! Плак-плак!»  — Эрдман икнул, после чего оттолкнулся рукой об стену и едва уклонился от нежелательного контакта с моей ногой,
        — «Не кипишуй! Мы же все тут одна команда?.. Ик! И все друг друга любим?.. Ик! Дружище, давай обнимемся?! ИК!»  — он развел руки в стороны и закрыл глаза.
        — «Запросто!!!»  — я стянул с себя правый сапог и запустил ему в лицо. Снаряд ярости устремился на рандеву со своим врагом, инерции хватило для решительного и мощного касания, подошва впечаталась прямо в нос Эрдмана и оставила след грязи,
        — «СТРАЙК!!!!»
        — «Отличное попадание, капитан… Жюри в восторге…»  — холодный синтетический голос Агнессы сообщил свое мнение, она запустила звук записанных аплодисментов,
        — «Для выполнения следующего этапа задания необходимо изменение среды… Провожу корректировку… Позвольте мне выровнять гравитацию, я уже перезагрузила нужные системы… Жду подтверждения…»
        — «Самое время… Опора под ногами не помешает…»  — я принял правильное положение и притяжение вновь восстановилось, ноги впечатались в землю. Я подошел к булькающему индивиду и, взяв свою обувь, натянул ее обратно, та сразу приняла правильный размер,
        — «Ну что… Пора обрести человеческий облик, грязная свинья… Вколю ка я тебе немного нанитов, чтобы те вывели из крови эту омерзительную отраву…»
        — «Не-е-е-е-е-е-е-е-т!!! Я не хочу-у-у-у!!!»  — лежащий на полу инженер протестовал против процедуры, лежа на полу и истошно махая руками и ногами, но было уже слишком поздно, длинная игла инжектора из моего инструментария ввела ему нужный препарат.
        Великовозрастный младенец еще пару секунд полежал на полу и поистерил, но лекарство взяло верх, необходимый эффект не заставил себя долго ждать.
        — «Эх… А я только потерял способность здраво мыслить… Такое приятное ощущение… Ну, вот зачем ты это сделал?..»  — Скорпикор скривился и, кряхтя, поднялся с пола, сложив руки на груди.
        — «Я хочу поговорить… Ты уже месяц не просыхаешь… Имей совесть… Мне нужно выяснить, в чем проблема… Надоело мусор выгребать… Так что у тебя два варианта… Первый  — исповедь… Второй  — закономерная жизнь на соседней помойке… Я предпочитаю думать, что ты выберешь первый… Верно?..»  — я пытался направить свои способности к наблюдению и психологии в правильное русло, как и всегда, но не все горели пламенным желанием решать свои проблемы, некоторые хотели от них бежать (или попытаться утопиться вместо побега).
        * * *

        СЦЕНА ПЕРВАЯ: ПРАВИЛА НОВОЙ ПАРТИИ
        Стальной зверь вернулась в место, где был рожден. Отремонтированный дредноут уже довольно долго просто «спал» в порту скрытой строительной верфи, той самой, что когда-то выпустила этого монстра на поиски пропитания среди просторов бескрайней бесконечности нашей вселенной.
        После минувших событий прошло не слишком много времени, здешние ячейки анклава рыцарей Империума так толком и не смогли оправиться после атаки и ждали подкрепления из домашних систем, будучи отрезанными патрулями иного игрока на поле. Мы же, пользуясь отсутствием заказов и открытых конфликтов, где могли бы неплохо нажить добра, решили немного повалять дурака, не желая стервятничать.
        Я, Мако и Скорпикор, мы остались практически единственными, кто все еще жил на корабле, большинство членов экипажа отправились по отпускам, переехали на саму верфь или просто уволились. Это было вызвано не только стрессом и пережитым, людей просто заменила система, многие нужные роли стали более эффективной автоматикой.
        Наш новый главный инженер предложил несколько кардинальный концептов, он, и еще пара высокопоставленных сотрудников, что работали над дредноутом во времена его рождения, помогли завершить некоторые занимательные проекты. Например, мы установили четвертое орудие тяжелого калибра на днище, дабы компенсировать слепую зону и усилить разовый урон. Такое решение пришлось мне по вкусу, я даже помог им его осуществить, используя опыт скрещивания технологии рыцарей-легионеров и храмовников Эквистелла.
        Агнесса не сидела без дела, как и все, она направляла абсолют вычислительных способностей на модернизацию пристанища своего разума. По внутренней начинке он уже больше напоминал судно Храмовников, нежели рожденного среди рыцарей. Автоматическая подача боекомплекта давала ПВО и ПРО возможность работать без перерывов, а различные новые вычислительные системы занимали очень большую площадь жилых отсеков, вытесняя возможных жителей. Кибернетическое ядро нашего нового ИИ раскинулось по всему кораблю, опутывая его паутиной вен, сенсоров и камер, словно нервная система существа диаметром в общей сложности полтора километра.
        Агнесса теперь напрямую связывалась с ядром реактора корабля, передавая на него данные, и ожидая ответа. Как ни странно, такие ответы не всегда приходили, отзвуки чего-то иного мешали и не были полностью под контролем Агнессы, она все еще не могла добраться до закрытой части системы со странным непробиваемым типом шифрования.
        Я не придавал факту о секретности значения, мне хватало и того, что мы теперь платим персоналу втрое меньше и работать иногда вообще не приходилось. А поскольку кораблю для взлета не требовался практически никто, мы могли обойтись десятком человек и штурмо-абордажной группой, на случай непредвиденной ситуации.
        * * *
        В один день, когда очередность действия была такой же всегда, я решил провести обход (пошляться) между комплексами все еще разрастающейся станции, моему взгляду попалось чрезвычайно интересное зрелище.
        Одетый в свой черно-синий, рабочий комбинезон, Эрдман стоял рядом с одной из служащих верфи. Девушка лет двадцати пяти с длинными каштановыми локонами, яростно махала руками перед ним, ее элегантную фигуру обтягивал классический желтый комбинезон шахтерского техперсонала, (не редкость на нашей верфи), действо привлекало взор, да и не только оно.
        Стоял за белоснежной колонной одного из ангаров, я незаметно наблюдал за дальнейшим развитием событий. Девушка схватила Скорпикора за его мускулистую руку и потащила к одному из кораблей. После смены дислокации она наклонилась и начала рыться в открытой панели на корпусе.
        Старинный штурмовик рыцарей-легионеров, а именно, вышедшая из производства модификация прошлого поколения серии «Дюрандаль», пережила свои лучшие годы довольно давно и выглядела лет на сто: выцветший серый двадцатиметровый корпус, потрепанные сдвоенные крылья, модифицированные под гражданский перевозчик кокпит и съемный грузовой отсек.
        По виду Скорпикора легко угадывалось лишь одно: корабль явно интересовал его меньше всего. Он пристально следил за копающейся в открытом люке девушкой и покачивал головой в одобрительном жесте, изредка хмыкая и пытаясь оторвать взгляд от ее кормы.
        Мысленно расплывшись в улыбке, я подумал: «Эрдман… Неужто она пытается тебя закадрить?..»
        Всего через несколько минут они обменялись одобрительными улыбками, а Скорпикор полез на место, где только что копошилась девушка, начав поочередно переставлять какие-то тумблеры под панелью. После проведения им нескольких простых манипуляций корабль активировал двигатели, а его энергоканалы засияли серым светом, девушка принялась радостно прыгать вокруг него. Даже сюда было слышно, что она в восторге.
        Эрдман закрыл панель и галантным жестом предложил ей руку, она взялась за нее, после чего расплылась в теплой улыбке.
        Оживленно дискутируя, их силуэты медленно удались в сторону тьмы выхода к жилым куполам станции-верфи. После, видимо, последовала классическая чашечка кофе, но это являлось лишь моим предположением.
        По прошествии тех событий я еще некоторое время не видел и не слышал об Эрдмане, но через буквально пару дней, он вернулся погрустневший и угрюмый, словно бы его подменили.
        Попытки разговорить инженера успехом не увенчались, он лишь отмахивался и уходил от беседы, ссылаясь на абсолютную безинтересность данной темы и разводя руками в стороны.
        * * *
        Дни шли своим неспешным шагом, мы с Мако возводили грандиозные планы на эту обитель, она была хорошо, слишком хорошо спроектирована, явно прослеживалась определенная идея. Благодаря постоянно бушующей вокруг электромагнитной буре, скрывающей нас как от сонаров и сканеров дальнего действия так и от визуальной пеленгации, мы могли не беспокоиться об обнаружении нас силами самопровозглашенного закона. Расположение давало нам изоляцию от любых конфликтов, а самое главное  — возможность не платить налоги за территорию и тратить все деньги на модернизацию инфраструктуры. Когда Габриэль выбирал место для постройки дредноута, он подошел к делу с большим трепетом.
        Теперь это была наша самая настоящая личная стационарная крепость, о ней знали единицы, а те кто знал, поклялись еще будучи при живом Томасе, ни при каких условиях не разглашать ее местоположение. Да и без определенных маяков и помощи диспетчера буря могла похоронить в своем лабиринте любого нежелательного наглеца.
        Поставщиков мы обычно встречали на нейтральной территории, далеко за границами ионизированного шторма, после чего доставляли товар на экранированных транспортах по «протоптанным» магистралям, защищенным от радиации и разрядов агрессивной погоды, бесконечно бушующей вокруг нашей ярко-зеленой туманности.
        Хоть зачастую поставщиками и были уцелевшие контрабандисты, знающие нас в лицо из-за помощи их прошлому городу, нужно было соблюдать осторожность, и при этом не попасть впросак с товаром,  — торговлю мы вели тщательнее всего.
        Верфь быстро стала напоминать настоящую станцию, а скорее даже город-крепость. Куполов появлялось все больше, а мы начали активно расширяться за счет подаренных нам модулей. Пираты, коих осталось совсем немного, с радостью воровали у рыцарей куски своего города, обустраивая новую обетованную старой мебелью.
        Мако занялась строительной проектировкой и отладкой новых систем базы, а также поставками продовольствия и распределением бюджета, я же писал уставы, думая над расселением прибывших на пару с Агнессой. Пока в мире царило затишье, нужно было как-то зарабатывать на жизнь, и способ нашелся.
        Настал ключевой момент, мы собрались на первый совет и решили создать некий суверенитет  — организацию, ведь станция уже была, даже небольшой шахтерский флот из преображенных кораблей картеля теперь бороздил просторы наших границ, сверкая черной сталью новой стороны тлеющего конфликта на нашем излюбленном поле политических действий.
        Наша община изначально больше напоминала некую церковь, или даже ее симбиоз со стилем правления семей Эквистелла, что сами по себе напоминали некие кланы по структуре. Для определенного упрощения, я представлял это как некое шахматное поле, ведь решил однажды начать направлять души с помощь своей правды, ибо считал ее меньшим из зол. «Пешки» тихо добывали полезные ископаемые из ближайших систем, а «Туры» патрулировали границы формирующегося оплота нашей веры. Однако поначалу все шло не очень хорошо, нас было слишком мало, особенно рыцарей-офицеров, что должны были все охранять, ведь очень сложно набирать народ и одновременно держать все в строжайшей тайне. Один из «Епископов» работал над оставленными проектами, а другой…
        * * *
        Мой верный друг, Сигард Инглиш  — подлинный мастер разведки, он прочесывал каналы связи и искал подходящих кандидатов среди противников режима, а после организовывал встречи на нейтральной территории для проверки их на прочность своими методами. Именно его идеей было держать все под занавесом тайны.
        Однажды, когда мы с ним в очередной раз прикидывали следующую кандидатуру для сделки, парень обмолвился, что после событий битвы с «Немезидой» долгое время писал туманные отчеты на Землю, дабы не вызывать возможных подозрений и не потерять свои привилегии. Императору Маттиасу было очень интересно, что же на самом деле произошло на территории нашего израненного сектора.
        В какой-то момент, без каких-либо объяснений и предпосылок, рыцари-легионеры Империума потребовали выдать меня и мой корабль для последующей конфискации, в угоду смутным нуждам великого предводителя. Инглиш много времени сомневался, но в тот день он наконец-то выбрал сторону и связался со мной по закрытому каналу связи:
        — «Капитан, у меня срочный разговор, это нужно обсудить при личной встрече…»
        — «Привет!.. Давно не слышались!.. Звучишь крайне мрачно… Случилось чего плохого?..»  — на самом деле я тогда обрадовался, поскольку после нашего отдыха на планете-курорте больше не видел его воочию, он словно в воду канул,
        — «Все еще называешь меня Капитаном?.. Разве ты не вернулся в Империум?.. я думал…»
        — «Нет… Точнее не совсем… Изначально я лишь формальный представитель рыцарской гвардии… Моя корпорация должна была давно… Так!! Не сбивайте меня! Мы все обсудим после! Где мы можем встретиться?..»
        — «Судя по твоему тону у нас большие проблемы… Хорошо… Ввожу координаты точки рандеву… Буду там, как только смогу…»  — чувство надвигающейся беды вновь посетило мой разум.
        После этого короткого разговора мы сразу встретились на большом отдалении от верфи, посреди сверкающей постоянными молниями, темно-серых облаков мрака космического шторма. Я решил дать Сигарду эти координаты, потому что боялся слежки или перехвата частот, оказалось, что не зря. Рассказ поверг меня в некий ступор, за нашими душами открыли самую настоящую охоту. Мы были объявлены в розыск во всех мирах Империума, а бедняга Инглиш попал под надвигающийся вал одним из первых. Он незамедлительно поведал мне свою историю.
        * * *
        Разведчик находился в одной из подконтрольных стальному режиму колоний, прямо перед своей консолью номера отеля. Сразу после нашего разговора, используя тяжелое взрывное устройство, в его входную дверь вломились вооруженные охранники в белой броне с позолотой и оружием на изготовке. Но Сигард успел войти в свою излюбленную маскировку, предварительно выключив свет, обесточив системы комплекса. Перехитрить главу отдела разведки самого опасного сектора из существующих, не являлось тривиальной задачей. Молодая и ранимая натура была исконно закована в чистое олицетворение холодного орудия убийства. Недоумевающие солдаты начали осматривать помещение прикрепленными подствольными фонариками и разделились  — фатальная ошибка.
        Тень стояла среди силуэтов, не думая совершать даже микроскопическое движение. Охотник дождался пока один из противников приблизится на расстояние удара и сделал молниеносную подсечку солдату. Сигард отправив свою первую жертву в объятья бездны лишь одним ударом руки в заднюю часть шеи, разрывая сухожилия подобно ножу.
        Оставшиеся два солдата услышали вопль боли и обернулись, их выстрелы безуспешно прошли мимо фигуры в плаще, что моментально сбросила свою накидку на них и закрыла врагам обзор, после чего сократила дистанцию. Кибернетический протез с невероятной силой впечатал голову правого рыцаря в стену, практически ломая ее. Послышался характерный хруст черепа и человек сполз вниз, оставляя след крови.
        Третьего ждала судьба на уровне остальных, дрожащими от страха руками он едва успел наставить пистолет на цель, но… Вибро-клинок, что служил частью тела Сигарда, вонзил свое длинное лезвие в голову последней жертвы, прекратив ее существования.
        Не выдержав, я перебил рассказ друга и спросил:
        — «Слушай… А зачем мне эти кровавые подробности?..»
        — «Ну, так же круче! Вот когда вы рассказываете свои байки, все должны молчать! Будьте добры!!»  — разродившись небольшой истерикой, с недовольным тоном он продолжил.
        На теле одного из солдат обнаружилась карта с данными, именем подозреваемого и припиской: «Захватить живым по возможности, в случае сопротивления применить силу, голову не повреждать…», также там была указана величина гонорара за оба варианта.
        Перехваченный приказ с высочайшим приоритетом гласил: «Найти любую информацию о местонахождении дредноута-призрака. Разведчик переступил через трупы и одев накидку обратно, принялся пробираться сквозь кишащие легионерами помещения, дабы выбраться и найти меня.
        * * *
        Корабль Инглиша приземлился на встретивший его угольный продолговатый тетраэдр экранированного транспорта. Мы много чего успели обсудить по пути сквозь бурю и вспышки ее белых молний, двигаясь прямо к ее эпицентру, но еще больше обещало случиться по прибытию.
        Небольшая пространственная аномалия находилась в центре туманности  — именно она давала место для строительства, именно она заставляла мощь вечных штормовых облаков отступить. Но я никогда не полагался на природу, ведь лишь разум способен творить истинные чудеса, что доказывало многое. На всякий случай мы оснастили станцию увеличенной копией «Резонирующего Барьера»  — защитника единомыслия. Он легко отбивал метеориты и космический мусор, которые не успевали перехватить охранные системы и турели.
        Долгое время после встречи мы продумывали дальнейшие действия, уже будучи готовыми к любой опасности. Инглиш периодически летал на различные вылазки за ресурсами и налаживал связи с переживающим не лучшие времена подпольным миром.
        * * *
        Особо не глядя по сторонам, я брел по аллее одного из куполов в сторону ангаров, хотелось проверить как там дела у новоиспеченных шахтеров. Денек был замечательным для большинства, свет звезды пробивался через экраны со стороны штормовых облаков у края безопасной зоны, покрытие под ботинками хрустело, а ни один из имплантов не глючил. Все были еще заняты своей работой, а поставленные на меня сегодняшние задачи давно носили статус: выполненные.
        Ожидая отчетов о последних действиях, я думал о том хорошо это или плохо  — «обыденность», но не успел пройти рядом со своими мыслями и сотни метров, как наткнулся на уже виденную ранее картину.
        У прозрачной глади силового барьера, разделяющего открытый космос и трапы доков, стоял тот самый старенький «Дюрандаль», а рядом с ним возилась девушка с темно-русыми волосами. Именно с этой особой я тогда и видел Скорпикора.
        На этот раз девушка стояла одна и явно не могла справиться с непокорной техникой, периодически пиная ее ногами и крича то-то про Илиаса. Меня начало раздирать любопытство. Конечно же, я не выдержал и подошел к ней, как можно громче топая ногами, дабы не стать неожиданным гостем, но мое приближение упорно игнорировали.
        Сократив дистанцию, я заглянул ей через плечо и тут же увидел очень ржавые внутренности корабля, в явно плачевном состоянии. Где-то местах капала плазма, откуда не нужно, а где-то от негерметичной циркуляции питания к реактору не подавалась энергия. Запах ржавчины и гнилья заставил мои веки закрыться на автомате.
        — «Приветствую вас, Мисс! Мое имя: Архонт Глум, я глава здешнего руководства… Можно задать вам пару вопросов?..»  — я пересилил вонь и все же обратил внимание на себя более традиционно.
        Она медленно повернулась, округлила зеленые глаза и оторвалась от настройки звездолета, вытирая руки то об верх комбеза, то об его штанины:
        — «Предположим, можно… Мне вот интересно… Что же нужно такому „высокопоставленному“ лицу от чернорабочего?..»  — в ее голосе читалась издевка, а в зеленоватых глазах отвращение, немного накачанные руки уже были на талии.
        Сначала я вообще не понял суть проблемы, но знание психологии помогло мне уловить «цвет» атмосферы и выйти невредимым из нараставшего конфликта:
        — «Вы не думайте, я не собираюсь пользоваться служебными полномочиями!.. Я женат!.. Мне всего лишь нужна некая крупица информации от вас, и вы меня больше не увидите, десу!.. По крайней мере, рядом с собой… Можете назваться?.. Так гласит кодекс…»
        Девушка заметила кольцо у меня на пальце, и ее взгляд почему-то сменился на более дружелюбный, а может и не «почему-то»:
        — «Тц… Координатор геологического отряда, Саманта Бласкович  — к вашим услугам… Чем могу быть полезна его величеству?..»  — она злобно прищурилась.
        — «Как-то слишком официально… Не нужно цинизма, все в одной лодке живем… Вы же состоите в нашей „лодке“?.. Верно?..»  — я не умел хорошо запоминать имена, поэтому решил перепроверить информацию в базе данных, хотя… Что греха таить, имена были моей низменной слабостью, прямо рядом с многоуровневыми вычислениями. Если бы не значок на ее плече, принадлежность девушки была бы настоящей тайной для меня, но так или иначе я взял ситуацию под контроль вновь:
        — «Знаете… Мне просто хотелось поговорить о моем дорогом друге и по совместительству, новом главе инженерного отдела, Скорпикоре…»
        — «Вы об Эрдмане?..»  — ее взгляд неожиданно наполнился удивлением.
        — «Да, о нем… Вы знаете, ему в последнее время сильно нездоровится, и я бы хотел узнать суть его „недуга“… И поскольку мне он говорить не хочет, а связь с вами очевидна, возможно, вы знаете причину проблемы?..»  — я приподнял левую бровь, тщетно пытаясь выглядеть максимально естественно.
        — «ЭТО!!! НЕ!!! ВАШЕ!!! ДЕЛО!!!!!»  — пространство вокруг девушки обдало жаром, агрессия самой стихии огня выстрелила мне в лицо, словно плазменная вспышка на звезде. Правду тогда Эрдман говорил про «опасность» всех девушек рядом со мной, хотя его и наши вкусы не слишком сильно отличались.
        — «Скажу честно, к такой реакции был не готов… Жаль… Значит, дело именно в вас…»  — привыкший к проявлениям неожиданного бесконтрольного гнева со стороны различных личностей разум, уже не особо поддавался на подобные «провокации».
        — «Мо-же-ТЕ думать, что душе угодно!!! Мне ПЛЕВАТЬ!!! Это личное дело, и не ВА-ШЕ-ГО ума!!!»  — ярость в ее голосе звучала естественнее некуда, Саманта скрестила руки на груди, ожидая дальнейшей реакции. Но я заметил один феномен: презрительно смотрящие на меня, полу-прищуренные глаза говорили о полной ясности сознания.
        — «Типичный холерик… Ну, или „стерва“, как говорят гражданские…»  — прозвучало у меня в голове, пока я настраивал системы звуковосприятия от переизбытка децибел.
        — «Хорошо, тогда придётся покопаться в вашем личном деле, десу… Вы уж простите, но в таком тоне вести беседу и вправду не выйдет!..»  — я шутовски отдал дань рыцарской чести, и улыбнулся, после развернувшись, чтобы удалиться вглубь ангаров, натянул капюшон своей новой формы наемника. Данный шедевр проектировки и дизайна мне подарил бывший когда-то пиратским адмиралом, старик Айро, в честь нашей совместной победы. Он уже не мог слушать мое нытье и поднял некоторые связи, дабы я от него отстал.
        Форма была воистину выстраданной, желанной и просто потрясающей. Элегантный плащ по длине больше напоминал церемониальную накидку монахов-архонтов древности, черная матовая ткань свисала почти до пола, но недостаточно, чтобы сковать движения или стать препятствием, например, для неожиданного маневра или ходьбе или беге. Тканевые части накрывали практически все узлы полубиологического бионического экзоскелета, простирающего свои соединения прямо к центральной нервной системе. Воистину  — это была конструкция из плоти и металла.
        Бронированные наручи до плеч шли особняком от остального покрытия. На шее же красовался воротник, со стороны отдаленно напоминающий шарф, он скрывал механизмы раскрытия встроенного шлема. Белые полосы на рукавах плавно переходили в окантовку на капюшоне, покрывая его своей окраской. Между белым и черным цветами находились небольшие красные линии, подчеркивающие разделение тьмы и света.
        Вся эта красота была очень легкой и эластичной, и совсем не сковывала движения,  — я долго не мог нарадоваться новейшему приобретению, ведь старая форма изрядно потрепалась за время использования. Да и будучи совсем уж честным с сами собою, я мог точно сказать, что очень долго стремился получить подобный апгрейд, исходя из различных побуждений. Рост также, как и остальные аспекты, внес свою лепту, форма-пиджак наемника висела на мне абсолютно неприемлемо, высокому и худощавому организму совсем не к лицу подобное кощунство над дизайном.
        В довершение ко всему, на левом плече одеяния красовался штрих  — наш герб, Мако любя нарисовала его лазером на наплечнике. Размашистый черный щит с серебристым контуром, посередине которого находился красный перечеркнутый крестом ромб, обозначающий на языке милитаристов штурмовик классификации «Синтагма», обычно выполняющий роль основной боевой единицы на любом поле боя и имеющий самое мощное вооружение среди своего класса звездолетов. Типичными представителями оных являлись мой «Проблеск» и его серийные модели.
        «Хранители Бездны»  — было подписано под ним. Мы долго и рьяно обсуждали, как же назвать организацию, но я настоял именно на этом варианте, помня последние моменты своего друга и желая почтить его хотя бы так. Спорить никто не стал, так как Мако было не то чтобы не все равно, а другие не хотели злить сидящего радом с королем ферзя, которая только и искала повод урезать кому-то жалование. Момент стал рождением молодого культа поклонения самой темной и мрачной части вселенной  — пустоте.
        После этого и началось мое кропотливое расследование в попытке помочь другу, что потерял былое пламя. Я часами напролет сидел за консолью архива и проверял записи, заметки, камеры и тому подобные вещи, в надежде узнать, что же такое она ему сказала. В том, что между Эрдманом и Самантой было разногласие, догадался бы кто угодно.
        * * *
        Информационный поток тек рекой, но среди тьмы его вод я никак не мог найти тот самый камень преткновения. Занимаясь детективной деятельностью, я даже не заметил языки тьмы, они перекинулись на помещение в противоположном конце рубки управления, незримая тень подкралась бесшумно. Шестое чувство не трубило об опасности и даже наоборот, оно подстегивало позволить обстоятельствам завершить картину происходящего. Умение узнавать ощущение тепла этого человека из миллиона других пришло со временем и отточилось до идеала.
        — «Не спишь?..»  — тень обвила руками мою шею и мурлыкнула.
        — «Честно?.. Уже сам не знаю… Решил вот проверить архивы… Опять… Нужно же совладать с этим алкоголиком?.. Знала бы ты, какая дырка в бюджете по вине его покупок!?»  — не говоря уже про дыры в мешках с провиантом из-за его таракана.
        — «Именно!! Вот как ты думаешь, кто следил за делами пока ты бродил по станции и кричал каждому новоприбывшему свою коронную фразу?»  — тень так сильно потянула меня на себя, что я едва не грохнулся назад вместе с ней.
        — «Осторожнее! Задушишь! И вообще! Ничего я не кричал! Это  — приветствие!»  — я был вынужден перестать работать над голографической клавиатурой, нечто мягкое и упругое уперлось мне в спину, невероятно сильно мешая сосредоточиться,  — пришлось развернуться навстречу званому гостю.
        — «Угу… Конечно… Приветствие…»  — устало и нежно произнесла девушка,
        — «Самая главная часть приветствия, безусловно, хвастовство новым плащом! Без этого не обойтись!»  — она демонстративно надула губки.
        — «Но, он такой красивый… Хнык-хнык…»  — я достоверно изобразил рыдающего человека.
        — «Поэтому ты и носишься с ним днем и ночью, истерику каждый раз закатываешь, если на него пролили что-то или запачкали… А каких усилий стоит заставить тебя его снимать перед сном! Это вообще другая тема для обсуждений!»  — Мако нервировало, что я раньше спал в одежде, но когда я попытался лечь не только в плаще, но и в ботинках… Тогда у вселенной случился диссонанс кармы…
        — «Но Альберт любит всегда быть рядом!.. Ему страшно, когда он один!.. У него тоже есть мнение!.. Что ты думаешь, Альберт?.. Это личная неприязнь или ревность?..»  — я погладил воротник и ухмыльнулся.
        — «…»  — Мако в ответ лишь покачала головой,  — «Слушай… Может твой драгоценный Альберт выделит немного времени мне?.. Или у вас с ним график не позволяет?..»
        — «Сейчас спрошу!..»  — я демонстративно прислонил рукав к уху и начал прислушиваться,
        — «Что говоришь?.. Хорошо… Понятно… То есть как „нет“?.. Но мы же?.. Ой, да ладно тебе! Ага-ага… Так… Вот и отлично!.. Договорились!! Многоуважаемая супруга, он согласен!.. Но!! Только при условии, что будет лежать рядом!.. Да!!»  — я деловито кивнул, предварительно приложив к подбородку руку.
        — «Заметано, сэр!»  — она чуть ли ни за шкирку потянула меня из насиженного места в капитанскую каюту, я и не думал сопротивляться. Знакомое чувства обуяло меня прямо перед тем, как покинуть помещение  — странный холод прокатился по телу. Я знал это чувство и ощущал его не раз  — пустой взгляд электронных глаз, он проводил нас. Прямых доказательств слежки у меня не было, лишь отчетливое чувство настороженности, то самое которое абсолютно необходимо, чтобы выжить в этом мире, особенно в самых опасных его местах.
        Мако даже не заметила мою задумчивость и приняла ее как данность, ведь я очень часто себя так вел. Расследование в тот день подошло к своему завершению практически безрезультативно.
        * * *
        Запуск центрального ядра… Проверка целостности нервной системы… Анализ работоспособности аугментаций… Вычисление оптимальной схемы корректировки на цикл… Сохранение параметров памяти… Систематизация групп веществ… Обработка запроса… Найдены допустимые погрешности… Загрузка шаблона администратора системы… Предполагаемый план действий… Расписание: завтрак, плановая работа с отделом рекрутинга и обход станции… Сканирование: рядом обнаружена зарегистрированная тепловая сигнатура, рекомендуемый порядок действий по шаблону 4839/05… Напоминание: в случае отсутствия незамедлительного контакта с особью 01/07 возможен сбой работы психической матрицы… Тревога: ошибка в распределении ресурсов у основания организма… Обнаружена аномалия поведения с возможностью устранения…
        Такой перечень обычно я видел каждый раз, когда просыпался… Сеть нейроимплантов и аугментаций стала неким отдельным организмом, а на дисплее глазных имплантов то и дело появлялись статусы об объектах и прочем… Я обычно держал все подобные алгоритмы выключенными, дабы хоть что-то видеть при ходьбе, кроме бесконечных экранов статуса… Вот и в тот день думал, что просто уложусь в свою мизерную норму и буду ничего не делать, но судьба… Она не нуждается в дополнительном описании, так еще и шутки у нее… М-да… Одна из заказанных Мако партий пищевого реагента оказалась просроченной и нас моментально охватила неизвестная форма инфекции, хотя, что вообще можно ожидать от товара контрабандистов…
        Команда, что и без того изрядно поредела со временем, долго не могла прийти в себя после данного происшествия… Мне же удалось справиться с заразой раньше всех, но лишь благодаря сверх меры сложной структуре фильтрации организма, она свое дело знала и выполняла, но остаточные реакции никуда не делись… После нашей последней битвы система и без того вышла на новый уровень развития, справляясь с каждой сложностью и не повторяя своих сбоев… Она словно обучалась, напоминая мне мои слова, про непростительность ошибок…
        Хаотично разбросанные по телу импланты стали олицетворением единства, даже лабораторный сканер не мог определить их принадлежность и отделить один сигнал от другого, но пока все было только на руку… Работать они стали намного лучше, значит  — это было полезно мне… Остальное не важно…
        * * *
        Мы с Эрдманом стояли у мастерской, смотря друг на друга, и ждали, пока препарат наконец-то возымеет полный эффект и удалит каждую каплю яда.
        — «Ну что?.. Стало легче?.. Может, все-таки расскажешь мне, в чем твоя проблема?.. Я не могу найти данных по некой Саманте…»  — это было правдой, долгие поиски не увенчались успехом, странные подозрения уже начали подбираться ко мне,
        — «Быть может, она шпион?.. Ты говори-говори!.. Что такого между вами произошло?!»
        Эрдман стоял угрюмый и мрачный, словно туманность вокруг нашей крепости, его пустой взгляд устремился в пол, а после на меня:
        — «Я вижу, что ты не отстанешь…»
        — «Конечно, не отстану!.. Думаешь, я совсем слепой?.. Я же знаю, что тебе чертовски плохо!.. Проблема эскалируется и ее нужно решать, сейчас!.. И кроме этого…»  — я покосился на бутылки,  — «…ты мне весь корабль засрал!.. Скотина ты эдакая!..»
        — «Ха-ха-ха, есть немного!..»  — Эрдман смутился и почесал затылок.
        — «А теперь, пойдем, ты должен мне все-все рассказать!.. В самых мельчайших подробностях!..»  — я похлопал здоровяка по плечу и кивнул.
        — «И даже в каких позах?!»  — он приподнял брови, корча удивленного.
        — «Кхм… Можешь и без этих подробностей… Мне не очень интересно…»  — своего добра на эту тему и так у меня хватало, но рассказывать подобное не по джентльменски.
        — «Ой, да ладно! Ты же хотел все узнать! Вот я все и расскажу!»  — он от души рассмеялся и похлопал меня по плечу в ответ.
        — «Вижу, что ситуация приняла желанный оборот… Я начну очистку систем от мусора и запаха… Капитан, приказ об инициализации?..»  — висящая на змееобразном отростке-рукаве камера вытянулась и посмотрела на меня в упор.
        — «Да, будь добра… Если не сложно…»  — я улыбнулся прямо в окуляр. Агнесса активировала манипуляторы и нескольких небольших дронов-уборщиков, они вылетели из проемов в стенах и начали приводить помещения к достойному виду. Мы же с Эрдманом развернулись, дабы оставить данную дислокацию в угоду новых обстоятельств, направившись к месту, куда я изначально собирался  — столовой. Уходя пришлось даже переступить через несколько разбившихся и целых бутылок.
        * * *

        СЦЕНА ВТОРАЯ: ПРИНЦИП И ПРОБЛЕМА
        Спустя несколько палуб, два силуэта пришли к призрачному и пустому месту  — пристанищу белых стен, где теперь было намного более безлюдно. Большинство оставшихся членов экипажа предпочитали принимать пищу в кафе на станции, уповая на тамошний вид.
        Мы уселись за один из крайних белоснежных столов, которые могли по запросу выдвигаться из пола, но несколько из них стояли, возвысившись круглые циклы напролет, дежуря в ожидании возможных гостей. Вот и сейчас трехметровая гладь сверкала глянцевой кромкой, отражая имитацию дневного света со стороны потолка.
        Я не рискнул предлагать Скорпикору перекусить, ведь наша система био-реакторов все еще была заражена неизвестной формой бактерий, очистка еще не полностью завершилась. Без риска поесть можно было лишь из автомата за углом.
        — «Ну что, выкладывай! Мне бы хотелось знать причину твоего запоя, хотя рискну предположить, что „причина“ бы этого очень не хотела…»  — я приземлился на скамью и уставился на инженера, который сел с противоположного конца. Почему-то вспомнился характер той девушки. Перед началом разговора в моем разуме отвращение перемешалось с усмешкой. Такой забавный жизненный опыт вызвал бурю эмоций.
        — «Эх-х…»  — Эрдман томно вздохнул и протер глаза, они явно не знали сна несколько суток, характерные затемнения были видны невооруженным взглядом,
        — «Кэп, знаешь, это довольно неприятная тема… Честно… Я догадываюсь, что у меня на лице написано в чем причина… Но…»
        — «Никаких „но“!.. Да и кроме „этого“, на твоем лице еще много чего написано… Следы падений, ушибов, и я бы подметил отдельно вон те следы от когтей…»  — у Триче не было подобных атрибутов, так что этот вариант отпадал сразу.
        — «Это не когти…»  — он едва заметно покраснел и потер шрам.
        — «Да ладно?! Это она тебя так?! Хо-хо-хо!..»  — в сознании предстала картина свирепого зверя и тут же сменилась на кое-кого другого,
        — «Интересно… Ну, у всех свои вкусы… Мазохисты тоже люди…»  — я прыснул смешком.
        — «Да не мазохист я!! Просто меня всегда учили, что нужно терпеть любую боль!! И всегда оставаться собой!! Вот я и…»  — он замялся, пытаясь придумать, что бы такого ляпнуть.
        — «Интересная отмазка… Ну да ладно, будем считать, что так и есть… Но мы не об этом, почему собственно у вас с когтистым зверем произошла размолвка?.. Она подрала твою мебель?..»  — я решил не вдаваться в подробности и сразу перейти к сути вопроса.
        — «Вполне вероятно!.. Но, я не проверял…»  — Эрдман решил пропустить мимо ушей эту крышесносящую шутку и погрузился в воспоминания, дабы начать свою исповедь.
        * * *
        Рассказ был длинным, но мы никуда не торопились. Оказалось, что в тот раз, когда я случайно оказался поблизости, произошла первая встреча двух душ. Синергия их сущностей оказалась чрезвычайно стабильной и проявила себя в кротчайшие сроки. Девушка пообещала Эрдману безоблачные перспективы, но только если он покинет нас и полетит с ней в ее родную систему.
        Настойчивости и упертости Саманте было не занимать, действо по промыванию мозгов цели ее эмоций, продолжалось порядка недели. Она пыталась и пыталась, но уговорить инженера покинуть организацию оказалось невозможно, он лишь отнекивался и каждый раз говорил ей, что его жизнь рушилась множество раз, а если он попытался построить ее вновь, новая беда придет незамедлительно. Ведь все знают, что незримые шрамы намного опаснее остальных, ведь дух может никогда не излечиться от повреждений.
        Скорпикор принял решение остаться с теми, кто мог дать ему возможность быть самим собой  — оружейным инженером  — проектировщиком орудий завершения судеб. Но не только знал, как созидать «броню и мечи», в его памяти еще и сохранились отчетливые образы Мортэ Ди Фортеза и он с радость делился с нами обретенными знания, помогая возводить новое чудо, подобное тому, что так сильно запало мне в душу. Наш долг был воздать памятью и угольным металлом дань уважения потерянному сокровищу и создать новый город черной стали. Рыцари-легионеры изуродовали крепость картеля, но ее пламя и люди, что видели его, остались.
        Спустя некоторое количество метаний между работой и судьбой, произошла их размолвка, а именно классическое девичье; «либо я, либо проваливай». Двух переменных быть не могло, ультиматум был выдвинут, а обжалование не принималось. Скорпикор не мог предложить ей остаться здесь, ведь не знал, как лучше поступить. Выслушивая вслед ругательства, инженер ушел от конфликта, не желая более вести односторонний диалог. Девушка все же осталась на станции, видимо ожидала, что Эрдман образумится, но этого не все происходило и не происходило…
        * * *
        — «Вот оно как… М-да…»  — я конечно был заядлым сторонником чистой логики и рыцарской чести, как и мой друг инженер, но такая ситуация была не однозначной как ни посмотри, различные переменные не позволяли решить проблему, ведь никто не мог стать на место другого, в этом классическая дилемма человека как вида существа,
        — «Полагаю, что не удивлю тебя, если назову это идиотизмом чистой воды…»
        — «Ни капли… Бабы же, что с них взять… Заскоки смыслу не товарищи…»  — он достал из кармана футляр с сигаретами и, чиркнув пальцами, закурил,  — «Будешь?..»
        — «Нет, спасибо, не курю…»  — я отмахнулся от протянутого одноразового фильтра в синей окантовке. Смог паров «Пут Шрайка»  — растений-мутантов на основе смеси сотен ядовитых, стимулирующих и повышающий работоспособность видов флоры, никогда меня особо не привлекал. Этот легкий наркотик давно легализировали всюду в связи с мизерной опасностью применения.
        — «Как хочешь…»  — он сделал глубокую затяжку и продолжил,  — «Вот так все и произошло, не люблю я это в женщинах…»
        — «Никто не любит!.. Но ничего не поделать… По крайней мере, я больше за тебя не беспокоюсь…»  — я вздохнул, встал из-за стола и профилактически отряхнулся,
        — «Могу лишь посоветовать, не затягивать с выбором, либо наоборот… Это лишь твое решение… Если захочешь покинуть нас, то я на пути вставать не стану… Но и не думаю, что хочется видеть, как ты сваливаешь… Все-таки, ты очень важная часть этого механизма…»
        Эрдман ухмыльнулся:  — «А знаешь, мне стало легче, я подумаю над твоими словами!..»
        Окинув небольшое помещение своим взором, я еще раз покосился на то, как светящиеся стержни био-реакторов проворачиваются тремя центрифугами вокруг своей оси в очередной перезагрузке.
        — «Ладно… Ты думай, а я пойду… пойду… Куда-нибудь…»  — я развернулся и совершил буквально несколько шагов в сторону дверного проема, но внезапно меня пронзила боль небывалой силы, она родилась в левой руке и заставила ноги подкоситься от шока. Я потерял равновесие и, стиснув зубы, грохнулся на пол, не чувствуя ничего кроме подлинной агонии:
        — «Блядь… Что это еще такое?! Перед глазами пелена…»
        Скорпикор ни капли не растерялся и быстро подбежал ко мне, склонившись на одно колено и схватив за плечи:  — «Эй!! Все в порядке??»
        Боль отступила так же неожиданно, как и появилась, не оставляя и следа своего присутствия. Зрительная матрица восстановилась, и лишь сейчас я заметил, что в месте возникновения «вспышки» находился мой именной инструментарий, он плотным кольцом сжимал руку, а его дисплей загорелся новым обновлением статуса.
        — «Да, в порядке…»  — я поводил рукой перед зрительными сенсорами, чтобы убедиться в отсутствии повреждений, и, отмахнувшись от инженера, оперся на стенку, дабы немного отдышаться. Система не регистрировала фатальных ошибок, ни единого бага или нарушения работы организма, лишь индикатор целостности неизвестного функционала показывал 99.9%, сообщая об чрезвычайно незначительном повреждении. Окно показало 100% и моментально исчезло, не давая даже возможности себя рассмотреть.
        — «Вот еще не хватало, что с этой штуковиной?!»  — я поднялся и немного помотал рукой из стороны в сторону, но так и не заметил отклонений от нормы.
        — «Хватит руками махать!! Ты мне чуть глаз вы выбил!!»  — недовольная фигурка стояла прямо за моей спиной, оглашая своим голосом догадки по поводу ситуации,
        — «Демоны в голове беснуются?.. Или ты взлететь пытался?..»
        — «Очень смешно!.. Ты только не переусердствуй, а то я ведь и со смеху ненароком помереть могу!..»  — забыв про происшествие, я сделал недовольно-умиленный вид, ведь моему взору предстала милейшая картина.
        Мако стояла посреди дверного проема в своем любимом пурпурном свитере почти до колен, прижимая к груди довольно большую, черную папку бумаг. Это была ее стопка-талисман, она часами могла штудировать рукописи из нее,  — особенно меня забавляло, когда моя любимая начинала читать бесконечные заметки, почище молодого профессора научной кафедры, цитирующего юным студентам азы науки.
        Процедура выслушивания этих текстов уже была привычной, но в них постоянно добавлялись все новые и новые пергаменты, а виновником начала этой коллекции отборных блюд любителя литературы был я, подарив тогда ей древний манускрипт.
        — «Опять нашла что-то новенькое?..»  — я скривился в предвкушении очередной лекции.
        — «Не делай такое лицо, меня просто отвлекли, для тебя тут пришло сообщение на личный номер…»  — Мако вздохнула и достала из кармана шорт старенький К. М. Р. (Коммуникационное Модульное Реле), с заблокированными частотами, передающий призрачный сигнал только на подключенные к сети частные устройства. Черный брусок блестящего металла незамедлительно очутился у меня в руке и загорелся, распознавая активацию паролем:
        — «Опять в моем шкафу рылась?..»
        — «Ой, только не начинай!»  — Мако закатила серо-голубые глаза и ткнула в меня пальцем,
        — «Может мне стоит спросить, кто „роется“ в моем шкафчике с нижним бель…?»
        — «ТАК!!! ЭТО КЛЕВЕТА!!! БЕСПОЧВЕННАЯ И БЕЗ УЛИК!!!»  — я рукой прикрыл девушке рот, прежде чем та успела закончить фразу и опозорить меня перед самим собой.
        — «Аха-ха-ха!»  — Эрдман залился истерическим смехом,  — «Моя школа! Ха-ха-ха!!»
        — «А ТЕБЯ НЕ СПРАШИВАЛИ!!! ПОШЕЛ ОТСЮДА!!!»  — чувство стыда заставило меня хотеть провалиться под землю, но я физически не мог этого сделать.
        — «Ой-ой-ой! Уже ухожу! Ухожу!»  — он лишь развел руками и, развернувшись вокруг свой оси, прогулочным шагом пошел в сторону инженерного отдела, места своей обетованной.
        — «Ладонь убери…»  — Мако перевела внимание на себя, заставив меня отдернуть руку назад и еще больше смутиться.
        — «Прости… Это я не специально…»  — заметив на ее лице улыбку, я вздохнул и успокоился,
        — «Ладно… Нужно глянуть, кому там неймется… Мой канал связи знают всего парочка человек…»  — поднеся коммуникатор поближе, я заметил на дисплее знакомый код,
        — «Ясно… Это Инглиш, наверно есть новости…»
        — «Дай посмотреть!»  — старпом заглянула мне через плечо, это давалось ей с трудом, ведь она была ниже меня почти на голову.
        — «Не подсматривай!.. Это личный коммуникатор!..»  — я спрятал КМР за пазуху.
        — «Как и мои вещи, но тебя же это не останавливает?..»  — Мако прозорливо и по-детски улыбнулась, зная, что на самом деле это она сама меня не останавливает.
        — «Я ничего не слышу!!!! Ла-ла-ла-ла!!! Ничегошеньки!!!»  — я заткнул уши руками, преждевременно положив коммуникатор в карман, и дал деру в сторону ангара.
        Силуэт Мако растворился в темноте коридора, видимо она решила оставить дурака наедине с его идиотизмом.
        * * *

        СЦЕНА ТРЕТЬЯ: ХРУПКОЕ РАВНОВЕСИЕ
        Спустя легкую пробежку, передо мною открылась уже знакомая картина; несколько легких звездолетов одиноко стояли возле рельс-катапульт, выходящих за пределы силового поля по бокам корабля. Щит самого поля надежно уберегал помещение, и служил непроницаемым барьером для разгерметизации и смертоносных снарядов.
        Запылившийся «Апофис», который теперь был одноместным из-за хитрых манипуляций с его начинкой самим Эрдманом, спокойно дремал в одном из углов, его хозяин редко пилотировал свое детище, больше просто спал в нем и мусорил там же. Обрубленная и треугольная морда из трех сцепленных серебристых бобин смотрела в сторону выхода  — теперь я отчетливо помнил тот день, когда едва не прервал и без того не самый легкий путь этого человека. Но я вовремя заметил незримое  — эмоции, и вспомнил о рыцарской чести, ведь она так часто противоречила заветам Храмовников, как и я сам себе каждый раз при принятии решений.
        — «Оторвался?..»  — окинув помещение более тщательным взглядом, я осознал, что оно полностью соответствует пустоте космоса своим наполнением,
        — «Отлично, теперь же нам нужно связаться с нашим разведчиком…»  — я поднес брусок металла к инструментарию и плашмя вложил в открывшееся углубление. На экране произошла инициализация связи двух сторон сверхсветовой линии связи.
        — «Наконец-то! Рад вас слышать, Капитан!»  — знакомый голос, искаженный некоторым количеством помех, транслировался прямо в динамики около моего тканевого воротника.
        — «Аналогично, какие есть новости?..»  — уставая от постоянного стояния на мостке, я решил опереться на стенку и, прикрыв глаза, начал внимательно слушать информацию.
        — «Эх…»  — Сигард протяжно вздохнул,  — «На самом деле их две… Хорошая и плохая…»
        — «Какой же я буду меланхолик, если начну с хорошей?.. Самое время для плохой новости… Полагаю, она касается наших позолоченных друзей?..»  — я уже привык ко всяческим гадостям со стороны судьбы и воспринимал «тьму» как должное, при этом каждый раз дико удивляясь «свету» и удаче.
        — «Совершенно верно, я узнал, что конкретно нужно нашему Императору!..»  — он переслал мне файл, который оказался схемой неизвестного оружия. Я не слишком хорошо разбирался в диаграммах и прочем подобном, но конструкция на экране показалась мне довольно знакомой:  — «И это?..»
        — «Это то, что не должно быть рождено… Проблема, к сожалению, очень обострилась… Мирным способом ее не решить… Как бы вам объяснить… Вы же не в курсе, но в Империуме сейчас разгорается подлинная война… Кровь проливают вновь… Но на сей раз конфликт гораздо страшнее… Он поглощает всю галактику с каждым днем…»  — голос Инглиша звучал холодно, но немного подрагивал, парень явно старался не потерять нить мысли. В этот момент все внутри меня похолодело:  — «Подробности…»
        — «Оппозиционная партия долгое время требовала смещения власти и введения демократии… Их поддержало огромное количество граждан, уставших от стального режима… Но, мирные переговоры с послом новой стороны обрушили хрупкий вековой мир… Император Маттиас казнил посла представителя демократии прямо на глазах у всех в парламенте… Голова бедолаги прокатилась по круглому столу, забрызгав бордовой кровью все документы о договоренностях и требования… Суверенитет в тот день не получил никто, но на следующий все изменилось…»  — Сигард ненадолго затих.
        — «Догадываюсь, кто был инициатором этого действа… Гражданская война… Но это все же не наши проблемы… Мы лишь маленькая станция с одним тяжелым кораблем… Да и не интересует меня их грызня… Я же не святой…»  — на самом деле я просто не видел никакой выгоды от этой бойни, как минимум вступление на поле боя меж двух огней значило большую опасность для моих планов.
        — «Я бы поспорил с этим утверждением… И нашел бы еще многих, кто тоже с удовольствием бы поспорил… Но не об этом… Флот Имперских рыцарей-легионеров практически равен по силе своему врагу… Многие пограничные миры восстали из-под гнета и объявили о своей независимости… Практически треть галактики теперь носит новый цвет, они назвали себя Конфедерацией Свободных Секторов…»  — Инглиш опять замолк, видимо в очередной раз ожидая моих комментариев.
        — «Отлично… К.С.С. значит… Но какое нам дело?..»  — ко мне подступало некое раздражение вперемешку с недовольством.
        — «Почему вы меня перебиваете?! Я же специально паузы делаю, чтобы с мыслями собраться!! Будьте добры, сэр!!»  — от его неожиданного крика я чуть равновесие не потерял, парень звучал чрезвычайно недовольно.
        — «Молчу-молчу!!!»  — теперь я осознал, почему никто не любит слушать его рассказы.
        — «Так вот… Конфедерация наносит удары по силам Империума, те в свою очередь окопались и укрепляют оборону центральных миров, даже не собираясь атаковать… Они уже получили приблизительные чертежи „Гамбита Криптора“… Но не думайте, что это я им его предоставил!.. К их сожалению и к нашему счастью, элемент питания они воспроизвести не смогли… Так что вот так…»  — Инглиш продолжал вещать информацию о ситуации на политической карте. С каждым его словом, разрозненная мозаика в моей голове начала складываться воедино:
        — «А!! Теперь понятно!! Они хотят мой милый дредноут на запчасти?! И им нужен реактор?! Вот ублюдоны!! Только через мой труп!!»
        — «Все верно… Труп тоже сойдет… Вы объявлены в розыск за пособничество войскам КСС, на вас идет охота… Живой или мертвой будет добыча, не важно… Им нужна ваша голова… Глава Конфедеративного правительства  — адмирал Соул, ныне председатель конгломерата Соул Бласкович, цель высшего приоритета на уровне с вами… А за пособничество ему и спасение граждан, не принадлежащих стороне рыцарей, вы  — объявлены врагом народа… Сговор с набожными еретиками не прощается, так сказать…»  — пока Инглиш вещал, гравитационная опора, над которой левитировал «Апофис», отключилась от перепада напряжения, и тот с диким грохотом рухнул на пол ангара.
        — «Но мы же спасли и имперских граждан!.. Про это ублюдок забыл?.. Так, постой… Как фамилия главы КСС???»  — ангар содрогнулся, а в моей голове возник образ той девушки.
        — «Почти все спасенные вами отказались от гражданства… Или просто не получили его обратно… Теперь это противостояние двух чудовищ… Атлас Сьерра,  — титан КСС, он патрулирует новые границы… „Часовой-XXI“,  — титан Империума, на данный момент находится у столицы, Земли…»  — он прислал новые данные, на дисплее инструментария тут же вспыхнула информация по обоим объектам.
        Двадцатикилометровые монстры были неким симбиозом станции и колоссальной длины дредноутов, усеянных крупнокалиберными орудиями и взлетными полосами. Рыжий шпиль у носа «Часового» словно олицетворял рыцарское копье дуэлянта, именно там находился прототип главного калибра.
        — «Если они схлестнутся, если война вспыхнет вновь, то ее пламя поглотит их всех… Слишком многие будут страдать… Я так боюсь вновь это увидеть… Только не во второй раз…»  — Инглиш напомнил мне о своем прошлом, прошлом вечного сражения.
        — «М-да, в сравнении с ними мы настоящие песчинки… Как только они умудряются строить таких монстров…»  — они превышали моего зверя в габаритах, но его острые зубы могли уровнять шансы против кого угодно, даже я не знал, чем могло бы закончиться наше лобовое столкновение, а проверять было боязно.
        — «Часовой-XXI снабжен огромным носовым орудием, именно ему для активации и нужны элементы питания нашего дредноута… Уникальная конструкция дугового реактора вырабатывает безграничное количество энергии, ее хватит на целую планету…»  — парень едва слышно шмыгнул носом.
        — «А это ты откуда знаешь?..»  — я наблюдал, как манипуляторы ангара пытаются перевернуть тушу «Апофиса» и поставить его обратно.
        — «В архивах полно информации, но наш старый друг перед уходом почти всю ее стер, включая чертеж реактора, но упоминание о нем забыл убрать…» от его слов в голове моментально вспыхнул образ Томаса. Да, мой друг был машиной, но вел себя очень даже по-человечески, хотя и абсолютно аморально. Забыть такую важную вещь было в его стиле, ведь он был полностью поглощен другим, тем, зачем хотел существовать.
        Пока я вспоминал что давно не слышал про новые выпуски комиксов, из-за того что мы находились на отшибе галактики, Инглиш вновь напомнил о себе:
        — «Мы должны быть осторожны и не делать необдуманных поступков… Ведь если реактор попадет в руки Императора, баланс сил сразу перейдет на его сторону…»
        — «А нас понятное дело всех расстреляют, или что еще похуже…»  — я вспомнил, что таков был Имперский режим, тюрьмы признали расточительством и тратой пространства, а нежелательных индивидов просто принуждали к «возвышению»  — смертной казни.
        — «Силы КСС  — это бывшие вольные наемники, объединившиеся с повстанцами…»  — на несколько мгновений его голос затих,  — «Капитан… Я прощу вас… Мы должны помочь разрешить этот конфликт, если они получат то, что им нужно, Конфедерация падет и…»
        — «Дай ка угадаю?.. Она в момент восстания находилась в регионе сопротивления?.. А я говорил про жилые места на станции, говорил или нет?.. Вот нужно хоть иногда слушать дельные советы, а не витать в облаках!!»  — сестра нашего бравого разведчика была единственным его слабым местом, заставляющим постоянно метаться между холодом отточенной машины для убийств и необъяснимыми страхами.
        — «Похоже, выбора у нас нет… Я не отдам им мой корабль, ведь обещал его беречь одному человеку… Мы найдем смысл сражения во время его самого… Ничего не поделаешь… Есть идеи на счет дальнейших действий?.. Скрытная партизанская война?.. Заморим их посредством осад и орбитальных бомбардировок?.. Или просто пойдем на таран столицы?..»  — я прикинул последний вариант и осекся,
        — «Не… Слишком круто будет… Ладно… Так!.. А что там по поводу хорошей новости?.. Совсем мне плохо стало от этого разговора…»
        — «Над планом предлагаю поработать, когда я закончу с удалением информации из Имперской сети… Что же касается хорошей новости!.. В нашей организации будет огромное пополнение!.. Остатки ведомых вами флотов согласились принять нашу сторону, как только узнали, что на вас идет охота… Пересылаю вам подробный отчет, и рекомендую ознакомиться с информацией по запросу о новых поставщиках… А теперь прошу меня простить, дела зовут… Неотложные…»  — на заднем плане был отчетливо слышен выстрел из легкого плазмера и связь прервалась.
        — «О каких еще поставщиках?.. Не помню я такого…»  — я вытащил брусок коммуникатора и положил его в карман плаща.
        — «Он не забыл… Что же, свое дело парень знает, и на том спасибо…»  — Мако стояла в упор и внимательно смотрела на меня, хлопая длинными ресницами от удивления.
        — «И сколько ты тут стоишь?..»  — я скрестил руки на груди.
        — «А сколько сейчас времени?»  — она приложила палец ко лбу, делая вид что задумалась.
        — «Понятно… С тобой даже в шпионов не поиграть, все-то тебе интересно… Ну, а раз ты все слышала, вынесешь за меня вердикт?.. Мне что-то лень…»  — я в один прыжок сел на край крыла корабля, расположенного рядом с собой. Мако не дожидаясь пока я хоть сколько-нибудь удобно расположусь, нахально плюхнулась мне на колени и обхватила руку с коммуникатором, пристально разглядывая отчет.
        В нос сразу же резануло опьяняющим ароматам. Ее бескрайняя, угольно черная и блестящая гладь волос, падала дальше пояса, не стесняемая классической резинкой для удобства, давая сполна насладиться своей красотой.
        — «Чего застыл?»  — старпом повернула голову и по лисьему улыбнулась,
        — «Я вообще-то с тобой разговариваю! Успеешь еще!»
        — «А?.. Ты что-то говорила?..»  — я вышел из блаженного транса, вызванного некоторыми обстоятельствами рядом.
        — «Идиот…»  — она опустила кончики тонких губ и нахмурила брови,
        — «Я говорю, что нам следует сначала разобраться с последователями! Потом запасемся провизией! А после можно попросить помощи у КСС! Или использовать их, если не захотят помогать…»  — Мако засыпала меня новыми фактами, но не все было так просто.
        — «Угу… И что там за рекруты?..»  — я всеми силами пытался оторваться от нее в угоду невероятно скучным схемам и таблицам на дисплее.
        — «Многих мы знаем, например Айро, Соларис и Рейнхарда, с ними проблем не будет. Некие, Кей-кей и Кайфат, изъявили желание встретиться с тобой лично, также Доцент, наш хороший знакомый, прибудет, как только сможет, с ним будет парочка крейсеров класса: „Феникс“, с несущими звеньями на борту…»  — Мако перелистывала все никак не кончающиеся таблицы с очень серьезным лицом,  — «Ты меня хоть слушал?..»
        — «Да слушал я! Сама виновата… Знаешь же, что я не могу себя нормально вести, когда ты слишком близко… Системы глючить начинает, очень сильно…»  — успокаивая свой разум, я попытался вспомнить факты по делу. Доцент, как и наш разведчик, воевал за частную организацию на стороне Империума, но после недавних событий этот индивид пропал из нашего поля зрения, сказав, что ему нужно направить нескольких друзей в правильное русло:  — «Видимо, он тоже сделал свой выбор в этой битве…»
        — «Наверно… Завтра, все кроме Кей-Кея и Кайфата, прибудут на станцию, я вышлю к новоприбывшим силам патрульный фрегат, он их сопроводит…»  — старпом уже очень сильно отсидела мне ноги, но ее это нисколько не смущало.
        — «Постой… Я же их знаю! Да! Определенно! Когда я был наемником, они служили в моей прошлой корпорации, прямо близ главного отдела… Интересно будет после стольких лет с ними повидаться… Или нет…»  — мои мысли опять понесло не в те дебри.
        — «С ними будет посложнее, точку рандеву выбрали они, это нейтральная территория, может, займемся ими попозже?»  — Мако устало потянулась и зевнула.
        — «Так и поступим, назначим встречу на послезавтра…»  — я зевнул в унисон.
        — «Вот и отлично, они как раз хотели переговорить с нами по поводу провизии… А теперь!..»  — сидевшая на коленях девушка вытянулась и уткнулась своей головой в мой подбородок, руша все мыслимые пределы личного пространства,
        — «Пойдем отдыхать, мой Архонт?..»
        — «Пф-ф!! И ты еще спрашиваешь?!»  — устоять перед этим милейшим созданием было невозможно, я моментально вскочил и за руку потащил ее вглубь корабля.
        * * *
        На следующий день пришлось изрядно постараться, чтобы выбраться из мягкой постели.
        Подушка была ТАКОЙ приятной, а привыкший к долгому затишью организм, решительно не желал активировать прошлые настройки и прерывать ритуал погружения в мир грез. Он сопротивлялся как мог, сражаясь всеми имеющимися силами.
        Сделав страшнейшие усилия и поборов демона лени в очередной раз, я все же справился со своим испытанием, дабы вновь восстать из пепла подобно фениксу. Именно так обычно и проходило мое типичное пробуждение.
        Покривив душой от того, что сегодня выполнить утренний ритуал не было с кем, я кое-как натянул на себя Альберта и обиженный направился в доки, предполагая, что найду там виновницу катастрофы вселенских масштабов.
        Выйдя из дредноута, я как всегда не обнаружил ни души, но в моем сознании теплились мысли о скором исправлении этой пустоты в угоду новых сигнатур. Дисплей инструментария показывал полдень по местному времени, почесав голову я прикинул в какое время мы должны были встречать прибывающих и подумал:
        — «Опоздал?.. Это нужно было оговорить ранее… Ладно, на месте разберусь…»
        Подобно увеличенной копии треугольной рубки управления, у края глади центрального купола находилась узкая башня высотой почти в десяток километров  — маяк здешнего океана сотен молний и непроходимых «рифов»  — шпиль управления связью.
        Дверь у основания опознала меня и пустила внутрь дабы возвысить на небеса, которые защищала незримая кромка непробиваемого эфира, усиленного в угоду прошлым кошмарам, чтобы выдержать напор даже нестабильной энергии за гранью понимания, а именно той, что обладали теперь лишь мы  — радужным сиянием  — антонимом бездны. Дверцы раскрылись и впустили меня в округлую комнату, утыканную всевозможными панелями и экранами во все стены.
        — «С добрым утром… Хотя уже скорее полдень…»  — Мако стояла рядом с самым большим диспетчером в рубке управления и вводила что-то на омни-консоли.
        Подойдя к Мако, я попытался понять, что именно она набирает и, присмотревшись, заметил характерные алгоритмы:
        — «Стелешь нашим гостям ковровую дорожку?..»
        — «Кто-то же должен этим заниматься, пока наш „мудрейший“ лидер пускает слюни на подушку!»  — она как всегда ехидничала, явно понимая мой взгляд и читая причину обиды как с листа. Я скрестил руки на груди и надулся, ведь мне всегда было мало:
        — «Взяла и ушла!.. Могла же разбудить!..»
        — «Зачем?.. Ты так мило дрых… Да и когда речь идет о работе с точными алгоритмами, толку от тебя как от старого ластика, сам же знаешь…»  — и как она читала меня, так и я отчетливо видел что это все очередной хитрый план, созданный чтобы меня помучить.
        Задели за живое, буквально пронзив два аспекта одновременно, лишь один ударом:
        — «Ладно, проехали… Статус?..»
        — «Сам сейчас все увидишь…»  — Мако стоило лишь закончить предложение и мой взгляд устремился туда, куда и ее, вперед  — сквозь экраны башни.
        Среди мрака вечной бури промелькнули две крупные тени. Собирая за собой струи дыма и пепел микроскопических осколков, структуры вырвались из пут густой пелены, сопровождаемые раскатами молний об свои барьеры. Два крупных крейсера покинули тьму в угоду свету, отражая лучи звезды глянцем серебра и воссияв подобно истинным огням. На их протяженных, прямоугольных палубах располагались звенья легких эскадрилий, и наш черный фрегат для сопровождения, он также решил немного отдохнуть, присев на взлетную полосу правого крейсера.
        Структуры неспешно плыли среди пустоты в нашу сторону, и я успел их хорошо рассмотреть. Серо-желтые звездолеты километровой длины с красными полосами по бортам,  — они напоминали уменьшенную копию классического Имперского дредноута. Продолговатая выверенная форма брони корпуса, взлетная полоса во всю длину палубы и различные турели вдоль оных.
        — «Наши гости пристыкуются к третьему доку, пошли, их нужно встретить…»  — Мако ввела еще несколько корректировочных строчек в главную панель станции и направилась к лифту. Створки открылись, я зашел за старпом, и под гул металлической платформы мы понеслись вниз, покидая небеса в угоду доков.
        * * *

        СЦЕНА ЧЕТВЕРТАЯ: ДУЭЛЬ
        Платформа буквально летела, преодолевая сотню метров за секунду и давая рассмотреть посадку многотонных монстров из стали. Пока мы спускались, корабли уже успели пришвартоваться, краны доков опоясали их своими огромными клещами и разместили плотнее друг к другу, уложив штабелями. Трапы протянулись к ним, впечатавшись в обшивку.
        Шпиль башни находился недалеко от самих доков, нам с Мако достаточно было сделать несколько десятков шагов, чтобы пройти к месту шлюзования. Герметичные двери с характерным шипением распахнулись и залили все пространство светом внутреннего мира ближайшего к нам крейсера. Из широкого проема в мою сторону выбежала тень низкого и пухлого старика, чтобы заключить в крепких медвежьих объятиях.
        — «Давно не виделись! Как же я рад опять быть в месте, где люди ценят свою независимость! Совсем заманали эти мудовые имперцы! Все ноют и ноют! Но мы их тоже взяли! Ведь они отреклись от своего тупорылого Императора! Мои парни были в восторге, когда узнали, что ты город строишь! Сразу вызвались помочь! Но пришлось немного поиграть в угонщиков! Ха-ха-ха! А ты сам то как? Новая должность не жмет? А мой подарок? Впору? Нигде не натирает?»  — Айро залился искренним смехом, за его спиной уже появлялись знакомые лица, потихоньку покидая корабли,
        — «Ты представь! Они дали мне управлять одним из этих красавцев!»
        — «Лучше бы не давали…»  — растрепанная и мрачная Соларис едва брела, ковыляя, поддерживаемая Рейнхардом, он всеми силами пытался уберечь ее даже сейчас, в силу своих возможностей,
        — «Старый хер, права тебе наверно прислали в подарок, как постоянному покупателю фастфуда… Или может за животом ничего не видно?..»  — зеленое лицо Соларис говорило само за себя,  — «Что-то мне плохо…»
        — «Держись, милая!..»  — Рейнхард повел ее в лазарет станции.
        — «Вот сопляки! В мое время такие перегрузки выдержал бы и трехлетний ребенок! Ну и молодежь пошла! Эх-х…»  — Айро сложил руки на груди и недовольно покосился на пару, плетущуюся по докам в сторону лифта.
        За главарями пиратского братства вышли и остальные пассажиры. Крейсер, который пилотировал Айро, оказался битком набит до боли знакомыми лицами. Я готов был поклясться, что видел этих ребят, когда мы впервые были на Мортэ Ди Фортеза, именно они тогда сопровождали Рейнхарда в качестве охраны. Идущие к грузовому лифту солдаты удачи в бронированных костюмах и экзоскелетах тоже вспомнили своего союзника и по дороге помахали в нашу сторону. Их лица были наполнены радостью и непринужденностью, как будто с их домом ничего особого не произошло. Хотя, возможно, они просто были рады, что сохранили себя.
        Из второго крейсера вышел большой отряд Имперских рыцарей-отступников с оторванными шевронами фракционной принадлежности на белых костюмах с позолотой. Один из них кивнул мне, проходя мимо. В их взглядах читалась стальная уверенность и спокойствие. По виду эти ребята и секунды не сомневались в своем решении, или просто не умели сомневаться. Рыцари прошли за пиратами и удалились из ангара также быстро, как и появились. Я не был уверен, что эти два лагеря смогут сработаться, но чего только не встретишь во вселенной, даже подобное могло случиться.
        Последним, кто покинул корабль, был статный мужчина с красной челкой.
        — «Рад вас видеть! Простите что так долго, дела-дела!»  — фигура в плаще закончила обходить ангар и встала рядом со мной, ехидно ухмыльнувшись.
        — «Тебя я тоже рад видеть, Доцент!..»  — я принял пафосную позу, скрыв руки под накидкой.
        — «Нам следует оговорить вступление в ряды Хранителей, провести инвентаризацию полученных ресурсов, провести беседу о дальнейших действиях и…»  — Мако была прервана жестом моей руки перед ее лицом,
        — «Еще раз ткнешь мне свои грабли, и я их оторву…»
        — «Это потом!.. Сперва!!»  — я поднял левую руку в воздух, а правую спрятал за спину,
        — «Да будет Илиас свидетелем этого великого дня, десу!!! Ведь у меня круче!!!!!»
        Все в недоумении переглянулись, после чего в доках воцарилась тишина.
        — «Доцент… Мой плащ круче твоего!!!»  — я прервал молчание и приложил руку к подбородку, изображая звериный оскал.
        — «Совсем крыша поехала… Наверно опять слишком долго на аллее сидел рядом с ядовитыми кустами и надышался…»  — Мако вздохнула и покосилась в сторону.
        — «Конечно круче! Я за него целое состояние отдал!»  — Айро круто повторил мою позу.
        — «А может ли он так?»  — Доцент приподнял одну бровь и нажал что-то на инструментарии, материал его плаца несколько раз поменял цвет.
        — «ХА!! Неплохо!! Но на фоне моего Альберта блекнут даже сами звезды!!!»  — я легким жестом провел по сенсорам на левой руке, активируя скрытые механизмы.
        Из-под воротника начали разворачиваться бронированные створки шлема из темного металла. Похожая на респиратор с тремя фильтрами, выпуклая маска сомкнулась, закрывая собой нижнюю половину лица. Идущая полукругом верхняя часть, с сенсорной панелью около глаз, сверкнула алой дланью света, соединяясь с нижней частью механизированного забрала. Круглый окуляр завернулся посередине над носовой панелью, не являясь стеклом, он не был ослабленной зоной. Проекция пространства растягивалась по внутренней кромке, создавая впечатление, что ты вообще без шлема.
        По закрытию, единственный сенсор блеснул багровой вспышкой, завершая создание образа типичного представителя моей полу-кибернетической фракции с примесью истинного вида пиратского барона. Это конструкт вкупе с самим плащом и капюшоном поверх него выглядел чересчур круто и пафосно, но достаточно для того, чтобы я постоянно расхаживал в боевой форме перед всеми зеркалами, которые мне попадались. Тешить свое «я» мне не надоедало никогда, особенно, если это касалось внешнего вида.
        — «Это все?»  — Доцент также закрыл забрало и стал похож на древнего рыцаря. Его белый доспех был на подобие моего, только серийного производства, а штеххелм элитного бойца сверкал горизонтальной полосой-сенсором, на уровне глаз.
        — «Нет, не все…»  — сдвоенный энергетический клинок возник прямо из инструментария на руке, он состоял из чистой энергии и сиял все тем же алым цветом. Будучи продолжением руки  — это оружие не нуждалось в особом мастерстве владения, но при этом выдавало воистину впечатляющие показатели во всех аспектах. С ним я чувствовал себя в безопасности, чтобы не произошло.
        — «А если противник будет сражаться на дальней дистанции?»  — Доцент ловко достал из ножной кобуры ручную пушку-револьвер золотистого цвета и покрутил ее в руках.
        — «Хм… Тогда так!..»  — я ударил левой рукой об землю и меч, сомкнув лезвия, расширился, раскладываясь в шестиугольный щит.
        — «Интересно…»  — он прицелился в него и выстрелил, кинетический снаряд свистнул в воздухе эхом десятка преодоленных пространственных барьеров и разлетелся на куски от столкновения с энерго-матрицей.
        — «ТЫ ЧТО, СОВСЕМ ЕБАНУЛСЯ!?»  — Мако отскочила на несколько шагов и взялась за кобуру своего именного плазмера.
        Старик Айро схватил ее за руку, и пока девушка все еще была в небольшом шоке, оттащил оную подальше от эпицентра «пламени»:  — «Это битва чести, ты не должна вмешиваться…»
        Мы с Доцентом стояли в разных частях ангара, смотря друг на друга сквозь сенсоры шлемов, напряжение постепенно нарастало, каждую секунду все сильнее и сильнее сдавливая пространство своей тяжелой аурой. Система охраны станции замерла в ожидании команды, ее импульсные турели поднялись из-под покрытия и смешались с энергетическим барьером, образуя непробиваемую круговую арену почти в тридцать метров диаметром. Вокруг нас зажглись омни-оповещения, желтые треугольники, предупреждавшие об опасности.
        — «Вот значит как, хочешь узнать кто действительно круче… Ничего не поделаешь… Придется испытать на прочность мое приобретение… Правонарушение на храмовой станции должно караться… В этот раз я сам разберусь… Турели… они не тронут меня… Но для тебя я сделаю исключение, ненадолго… Теперь только ты и я…»  — я начал плавно передвигаться, делая шаг за шагом и описывая кольцо по доку, противник последовал моему примеру, но только в противоположную сторону.
        — «…»  — силуэт оппонента сверкнул сенсором и растворился в пространстве, от его белой накидки не осталось и малейшего следа, лишь почти бесшумные шаги доносились отовсюду, не позволяя нормально определить своего направления.
        — «Я смотрю, ты грязно играешь… Может, сразишься по нормальному?..»  — время вокруг словно застыло, мне пришлось сосредоточиться так сильно, как только этого позволял вечный хаос моего неспокойного разума.
        Рябь стала гладью, вода  — моя стихи отринула эмоции, дабы обрести гармонию. Ожидание прервалось глашатаем опасности, капля упала вниз и создала круги на воде, раскрывая свою истинную цель. Острие меча блеснуло прямо над моей головой:
        — «Мимо…»  — я быстро парировал неожиданную атаку, преломив лезвие одним взмахом, и с помощью передачи питания на аугментации, усилил свой контрудар втрое, оттолкнул оппонента на несколько десятков метров вдаль. Он удержался на ногах и заблокировал атаку, его подошвы заскрипели, скользя по покрытию назад от эпицентра отраженной волны.
        Доцент неожиданно для себя оказался в другом конце арены, после чего оттолкнулся ногами от ее стены, и тут же проводя серию из трех выстрелов, устремился в мою сторону. Траектория пуль была видна лишь долю секунды, но и этого хватило.
        В попытке увернуться я отпрыгнул и перекатился; ожидающий этого противник сократил дистанцию и направил свое лезвие по часовой стрелке, в круговом ударе огромной силы и скорости.
        Я скрестил руки и заблокировал атаку в последний момент, кромки наших клинков столкнулись, и раздался гул от трения плазмы.
        Противник даже не пытался надавить или использовать силу, он моментально отпрыгнул, вновь скрывая силуэт среди теней. Доцент мелькнул в пространстве, на этот раз оппонент попытался атаковать со спины, используя имеющиеся преимущество в скорости. Мне едва удалось отбить эту атаку и несколько последующих. Доцент кружил вокруг, нанося комбинированные удары с самых непредсказуемых направлений, и именно в те моменты, когда я еще не успевал оправиться от предыдущей атаки.
        Он упорно искал слепую зону.
        — «Ее нет, скрытые сенсоры по всему костюму…»  — я отразил последнюю атаку оппонента, искры нарушения потоков термо-энергии исчезли, так и не долетев до поверхности, мы же встали друг напротив друга, скрестив острия лезвий.
        — «Она есть у всех…»  — энергетические каналы на его костюме засияли желтоватой энергией, силуэт Доцента сверкнул лишь раз и исчез, достигая невероятной скорости, он оставил за собой лишь клубы мглы и пыли, преодолевая свои пределы. Его тень несколько раз мелькнула в тусклом свете освещения ангара, но атаки не последовало, видимо решил побахвалится.
        — «Выпендрежник… Вижу, теперь наконец-то начнется настоящая игра!..»  — я запустил систему перегрузки и немного размял плечи; энергия переполняла тело, инстинкты моментально усилились благодаря веществам, впрыснутым в кровь. Полосы света по всему костюму заиграли ярчайшим алым цветом, некоторые детали на наручах и респираторе перестроились и изменили дислокацию, от перегрева они начали выпускать пар в местах раскаленных радиаторных панелей.
        — «Добавим немного огоньку…»  — даже не старясь прицелиться или оценить обстановку, я совершил выпад в предположительное место появления противника и почти попал. Ощущение, что мы сровнялись в скорости, просто завораживало.
        Дым из моего костюма окутал помещение,  — это помогало видеть примерные передвижения Доцента на сверхзвуке. Глазные импланты сфокусировались и начали лихорадочно бегать по внутренней панели шлема, улавливая множество беспорядочных движений оппонента. Доцент ударил со спины, но я этого ждал и сделал шаг в сторону. Тень промелькнула еще несколько раз, все могло закончиться лишь одним ударом.
        — «А допинг ничего!!! Аха-ха-ха!!!»  — я отскочил назад и усилил удар рукой, зарядив аугментированным протезом прямо в землю; помещение содрогнулось от сейсмической волны, на полу появилась трещина, освещение погасло от перебоя питания, тень ненадолго потеряла концентрацию от неожиданности. Логика и жажда крови сцепились в яростной схватке внутри меня, желая уничтожить друг друга склонить чашу весов в одну из сторон, но я должен был себя контролировать любой ценой.
        — «Опасно…»  — враг сократил дистанцию одним прыжком и ударил прямо в мой силуэт, но попал в предварительно разложенный щит.
        — «ВЕСЕЛУХА!!! ДАВАЙ ПОДОЛЬШЕ ПОИГРАЕМ!!!»  — скрытый демон завладел моим разумом, отравляя его и даруя свои силы, звериная улыбка, обнажающая ряды ровных зубов вперемешку с острыми клыками, не сходила с лица ни на секунду, но за забралом этого не было видно. Я активировал кромку барьера и откинул оппонента выпущенной энергией. Опешивший враг оттолкнулся от помоста, устремился на сближение, прогремело еще несколько громовых контратак лезвий.
        Две молниеносно быстрые фигуры скрещивали клинки более чем десяток раз за секунду, сверкая следами фотонных ускорителей. Мы, то разрывали дистанцию, то сокращали, град неудачных атак и парирований вспыхивал в воздухе вспышками света и раскаленной энергии. Время словно замедлилось, одна секунда для обычного человека сейчас была минутой для нас.
        Это ощущение вновь восстало из самой мрачной части моей души, оно ликовало и требовало все больше и больше, его превосходство над другими было очевидно, но мрак лишь обратная сторона света. Форсажным усилитель готовился в перезагрузке, мне нужно было быстрее покончить с этим. Проводя очередную комбинацию, моя рука дрогнула.
        Один из ударов я не успел заблокировать.
        — «Попался!!»  — неприятель практически резанул мне горло, но его кринок ударился об непреодолимую полупрозрачную преграду и отскочил,  — «ЧТО!?»
        — «Попался…»  — удар не был мною заблокирован специально, необходимо было проверить одну экспериментальную систему,  — «Перезагрузка щитов!!!»
        — «Но!! Но!! Это нечестно!!»  — он на секунду замешкался, пытаясь совладать с инерцией от заблокированного удара, его отбросило на несколько метров.
        — «На войне как на войне…»  — я со всей силы оттолкнулся от пола и в один прыжок сократил дистанцию, создав за собой ударную волну из воздуха и попутно увернувшись от выстрела,
        — «Шах и мат…»  — мой плащ растрепался в стороны, а клинок оказался у горла оппонента.
        — «Но… но… Я буквально чуть-чуть не успел!!! Реванш!!! ТРЕБУЮ РЕВАНШ!!!»  — он держал ручную пушку наготове и практически спустил затвор, лишь доля секунды отделяла меня от момента поражения.
        — «Ничего не знаю!.. Это была хорошая игра и честная победа!.. Король выбил епископа на пятьдесят четвертом ходу!.. Спроси вот у туры и ферзя, они подтвердят!..»  — я ехидно ухмыльнулся, после чего спрятал шлем и заставил клинок испариться.
        — «Да ну вас с вашими придуманными правилами! Это обман! Я не знал, что вы так можете!»  — маскировка на его плаще исчезла, оппонент тоже свернул штеххелм. Турели погасли и скрылись под покрытие, ограда тоже пропала.
        — «Все ты знал, скажи мне лучше… Инглиш, зачем этот цирк?..»  — уже в самом начале схватки было очевидно с кем я имею дело, как минимум несколько раз я уже видел этот стиль и снаряжение.
        — «М-дя, вас не провести!»  — он выключил голограмму, приняв свой стандартный облик,
        — «Тренировки! Наш враг очень силен! Элитное штурмовое десантное подразделение, специалисты по разведке и устранению приоритетных целей  — Е.С.Б. (Единое Секретное Бюро)!! Каждый из них примерно равен мне по силе, я хотел убедиться, что вы сможете им противостоять, если окажетесь одни…»
        — «Что-то такое я и подозревал, благо ты не повредил Альберта…»  — я нежно погладил плащ, вытирая налипшую пыль. Освещение вокруг вновь включилось.
        — «Кого?!»  — Сигард удивленно наклонил голову на бок.
        — «КРЕТИН!!!»  — эхо неожиданного возгласа смешалось со звуками стука подошв налакированных ботинок об глянцевую поверхность доков, Мако подбежала ко мне и отвесила смачную оплеуху, после чего, моментально сменив гнев на милость, обхватила руками шею и повисла на ней как на трапеции.
        — «У тебя не все дома!! Ты хоть знаешь, как я волновалась!?»  — взглядом она показала на Айро, лежащего на полу,  — «Эта жирная свинья вцепилась мне в руку, пришлось огреть его прикладом!!»  — после чего покосилась на Инглиша,  — «…а тебе не помешал бы психиатр!..»
        — «Я бы никогда не причинил вред другу, не беспокойтесь! Хе-хе-хе…»  — он нервно улыбнулся и почесал затылок, уже продумывая путь отступления.
        — «Мы же просто тренировались!.. Ничего опасного!.. Да и щит у меня седьмого уровня, такой выдержит прямое попадание орудия фрегата…»  — только сейчас, когда пришло осознание произошедшего, я почувствовал себя действительно неприятно. Объяснения же должного эффекта не возымели, на меня все еще, в упор, смотрела пара очень недовольных глаз.
        — «Ну чего ты?.. Не сердись… Я больше так не буду, в следующий раз пойду в симулякрум… Обещаю…»  — я прижал Мако к себе, понимая, что никак не искуплю вину.
        — «Неисправимый идиот…»  — ее взгляд сменился на более жалостливый.
        — «Интересно, а где же тогда настоящий Доцент?..»  — я решил попытаться уйти от темы.
        — «Как же круто!!! Намного пизже, чем наши бои без правил!!!»  — старик Айро поднялся с пола, потирая голову в месте удара,  — «Перед глазами до сих пор звездочки летают!.. Все-таки сильная она у тебя, хе-хе-хе…»
        Мако отреагировала на данное заявление, смущенно спрятав взгляд.
        — «Доцент остался на корабле, мы поспорили на то, что смогу ли я вас обмануть или нет… Я сказал, что вас не провести и выиграл пять сотен кредитов!»  — Инглиш сделал пару шагов и подошел к нам, по пути немного размяв бионическую руку, где скрывалось его оружие.
        — «Вот оно как…»  — я кое-как отлепил от себя старпом и демонстративно провел диагностику систем инструментарием,
        — «Аха-ха!.. Тебе крупно повезло, дружище!.. Запас энергии, что я использовал на драку с тобой, как раз стоит ровно пять сотен кредитов!..»
        Глаза Сигарда округлились, он впал в ступор.
        — «Ха-ха-ха, видел бы ты свое лицо!! Я же пошутил!.. Мой костюм сейчас бесконтактно подпитывается от корабля, пока я близко к нему  — энергия бесконечна…»  — я ощущал, как с каждой секундой демон все дальше отступает, проваливаясь в очередной сон.
        — «Так! Цирк окончен! Я оповещу вас всех о месте и времени заседания! Там мы распределим ресурсы и обдумаем дальнейшие действия! А еще я хочу знать все характеристики этих кораблей и имена каждого из новоприбывших! Молитесь, чтобы все совпало с данными сканеров, иначе будете отвечать по всей строгости…»  — Мако достала из кармана старенькую записную книжку и начеркала там что-то. Ее любовь к древним видам записи информации с помощью лазерной авторучки и листов углепластика была безгранична, у меня, например, всегда вместо глифов получались какие-то невразумительные каракули. Мако приняла сверхделовитый вид, и было направилась в холл, но перед входом в лифт повернулась ко мне:
        — «А с тобой мы еще поговорим, наедине…»  — от ее взгляда веяло убийственным холодом.
        Многозначительно покашляв, я вбежал в лифт за своей супругой, жестом указывая стоящим в порте людям, чтобы они расходились.
        * * *

        СЦЕНА ПЯТАЯ: ЦВЕТ НАШЕЙ БЕЗДНЫ
        Нравоучения по технике безопасности уже длились добрых два часа, но сбежать с лекции этого человека я не мог, ибо чревато. Прогонялась очередная комета на тему того, как стоит себя вести на станции, а как не стоит, на этот раз с добавлениями значительных акцентов на определенные лица, которые не используют свое снаряжение по назначению и тем самым нарушают порядка десяти параграфов одновременно. Когда я опять почувствовал на себе взгляд, обозначающий, что сие мероприятие  — наказание за содеянное, то захотелось выпрыгнуть из ближайшего шлюза, ибо это реально создавало атмосферу «духоты».
        Смирившись с судьбой, я откинулся на широком и мягком кресле конференц-зала, и, сложив руки на животе, молча наблюдал, как Мако яростно читает мне нотацию вперемешку с матом, нарезая патрули вокруг круглого, мраморного стола в центре почти квадратного, конусообразного помещения с узким ободом из прозрачных экранов по сторонам.
        Мы находились прямо в острие пирамиды размером около километра, она занимала почти всю сферу центрального купола и открывала отличный вид на тускло освещенный, новый город черной стали, что был в стадии активного строительства и почти полностью пустовал. Строение внемлило одной только лишь цели: стать мрачным символом прошлого, будущего и настоящего, сохранив в центральном вычислительном ядре все неслышимые отзвуки  — данные, извлеченные во время наших странствий среди пустоты.
        «Зиккурат Безмолвия»  — именно на это имя беззвучно отзывался символ Хранителей.
        Кроме меня и Мако на местах для «посадок» сидело немного народу. По часовой стрелке: Сигард Инглиш, Эрдман Скорпикор, Джозеф Доцент и Айро, просто Айро. Кроме них на входе стояло два вооруженных стражника, но за черными, остроносыми забралами тяжелой навесной брони не было видно их лиц. Протазан-плазмеры в их руках теперь были нашим основным вооружением в силу своей практичности. Данное оружие имело довольно приличные двойное лезвия из виброматерии, между которыми находилась трубка-ствол скорострельного ионного орудия. Удачнейший гибрид для ведения боя на любых дистанциях.
        Каждый из присутствующих за столом занимался своими важнейшими делами.
        Доцент спокойно читал журнал с какими-то рассказами, и одновременно с этим делал пометки в свой инструментарий при каждой новой прочитанной странице.
        Скорпикор рьяно пытался закинуть ноги на стол, но Мако каждый раз била его указкой и тот удрученно возвращал их в обычное положение, после чего пытался вновь.
        Айро переплюнул всех в мракобесии и, нарисовав на своих веках глаза фломастером, спал с идиотской улыбкой на лице.
        Пожалуй, единственным кому было хоть немного интересно, являлся Инглиш. Парень не только делал постоянные заметки, но и каждые несколько минут уточнял детали. Этим самым выставляя себя настоящей находкой для любого рассказчика.
        Вспомнились былые времена корпоративных сборов, точнее времена того, как я с них сбегал, фактически  — это было настоящим первым заседанием на котором я действительно присутствовал. Но была одна не состыковка с прошлым, там для меня выделяли место в углу, теперь же я занимал центральное кресло круглого стола, сзади которого была вычислительная система всего комплекса и куча экранов с информацией.
        Я засмотрелся на таблицы и схемы на синем дисплее и мое сознание невольно поплыло.
        — «Тебе врезать?..»  — Мако перестала курсировать по пространству и остановилась рядом со мной, сидевшие в зале люди в этот момент даже прервали свои дела и с интересом принялись наблюдать за действом.
        — «А… Чего?.. Я внимательно слушал!!»  — мои глаза спивались, но я все же вырвался из пушистых лап той стороны сознания.
        — «Да?.. Действительно слушал?.. Хм…»  — Мако с довольным лицом сложила руки на груди,  — «Отлично! Тогда повтори ка мне последнюю фразу, которую я сказала!»
        — «Тебе врезать»?..»  — я в недоумении развел руками.
        — «…»  — старпом выглядело абсолютно спокойно, но аура ненависти прямо-таки сочилась из нее, создавая почти зримую длань опасности. Кто-то в зале даже прыснул смешком.
        — «Э-э-э… Ты говорила про распределение ресурсов?..»  — у меня аж холодный пот проступил на лбу.
        — «Нет, но про это как раз собиралась…»  — девушка выдохнула, поняв, что попусту тратит здесь свое драгоценное время,
        — «Всем нужно ознакомиться с этими графиками… Для начала корабли, поскольку мы сейчас аннексировали пустующие верфи,  — это наша территория, а механизмы производства работают в штатном режиме… Ресурсов у нас достаточно, топливо мы закупаем… В наших силах наладить производство кораблей, также необходимо переоснастить имеющиеся, с учетов технологий, которыми мы располагаем…»  — она ткнула метровым острием металлической указки в часть голо-экрана, на которой была фотография орудий дредноута.
        — «И перекрасить!..»  — я встал с кресла и ударил обеими руками по столу, привлекая внимание,  — «Все корабли должны быть выкрашены по новой схеме!.. Основа  — это безусловно черный, цвет самой бездны!.. Дополнительный и необязательный  — красный!.. Между ними вспомогательный  — белые полосы для обозначений разметок и листов брони!.. Цвет металла использовать темный или золотой!.. Энергетические ячейки в пурпурных тонах!.. Форму, которую мы будем носить, придумала Мако!.. Черные шинели, пальто и плащи с символикой на левом плече в виде нарукавной повязки и секционной броней между тканевыми слоями!.. Технология выдвижного респиратора-воротника меня сильно зацепила, так что она тоже будет!.. Примечательно, что длинна будет обозначать ранг, как и модульные нашивки на поясе!.. Головные уборы пока не придуманы, но скорее всего, будут стандартные фуражки с гербом, который мы пока тоже не придумали… Мако очень кропотливо рисовала чертежи, так что проявите уважение!.. Правда, милая?..»
        Мако покраснела:  — «Да… Наброски были… Но они не закончены!.. Это лишь прототип…»
        — «Не глупи, они выглядят просто потрясающе!! Внушают настоящий трепет!! Остальным фракциям такое и не снилось!! Жду не дождусь, когда мы разработаем на их основе боевые экзокостюмы и выдадим их всем!! У меня уже есть пару идей связанных с огнеметом!! Тогда ни у кого не будет сомнений, что с нами стоит считаться… Хе-хе-хе…»  — при виде подобной ее реакции я всегда машинально радовался, не сдерживая улыбки.
        — «Там еще много сложных набросков… Но для десанта своя форма… Пару образцов уже есть…»  — после слов Мако один из стражников у двери шелохнулся и шмыгнул носом.
        — «Завтра мы будем готовы встретить новую партию рекрутов, к сожалению, пограничная грызня вынудила их назначить точку рандеву в специфическом месте… Это территория КСС, но как передали нам наши друзья, за ними хвост, и довольно большой… Мы должны отправиться на подмогу, иначе потеряем важного поставщика вместе с кучей народа, решившего нам содействовать…»  — я уже прикидывал в голове наши имеющиеся силы.
        Крейсера находились на переоснащении, после их внезапной смены хозяев машины пришлось отправить на полное переоборудование, так как отступники взяли себе не самые «вооруженные» машины,  — суда не могли противостоять никому без определенных усилений. Пока проходила медленная сборка новых боевых систем этих для близнецов, мы оставались единственной колоссальной единицей, а точнее ей был наш дредноут.
        — «Даже и не думай…»  — Мако злобно посмотрела на меня, словно прочитав мысли.
        — «Но у нас нет вариантов!.. И времени тоже!.. Пока крейсера вооружат, враги догонят флот беженцев и на этом все!.. Их сотрут…»  — я сильно рассчитывал на помощь «свежей крови», нужно было срочно наполнить город новыми людьми и неважно, решили бы они защищать его или нет, приоритетом стояла инфраструктура и заселение.
        Все остатки «Арматоров» и «Миражей» тепло ютились среди пустых улиц, став первыми патрульными и воинами. Я решил направить их норов в правильное русло, давая возможность не сидеть без дела. Благо теперь эти парни и девушки мне верили, а заставить их вести себя мирно особого труда не составило. Они приняли этот город как свою новую обитель, ведь она очень сильно напоминала старую.
        Айро с огромным удовольствием отказался от своих привилегий, ведь он принял бремя правления только потому, что исходя из его слов никто другой просто был не достоин и все в его представлении оказывались сопляками. Старик давно хотел просто вдоволь повоевать, забыв про политику и интриги, поскольку всю жизнь только и занимался, что разгребал дерьмо за подчиненными. Айро оставил Тогуру на сводную сестру Люциуса, Ризу. Ту, что тогда была на собрании вместе с ним. Девица с удовольствием увела своих подчиненных обратно к колониальному флоту Эквистелла, ведь теперь выжившие осознали, что на самом деле для них дороже всего. На этом отчет об их судьбе оборвался.
        Рыцари-отступники как будто сами знали, на какие должности им лучше пойти и лишь прислали подтверждающие данные, которые мы одобрили, пока я боролся со сном. По крайней мере, я все-таки увидел это, когда продрав глаза, вглядывался в таблицы.
        — «Капитан прав!.. Нельзя оставлять людей на произвол…»  — Инглиш решил прервать мои мысли и сказать свое слово. Он встал и подошел к диаграмме, принимаясь помогать:
        — «По моим данным, там как минимум десяток эсминцев и около двух десятков мелких кораблей преследуют беженцев из системы Осирис-III… Флот из нескольких транспортников с минералами и провизией сопровождает ковчег… На нем нет вооружения, лишь напуганные люди… Их просто изрешетят, ведь Империум неприемлет предательства… Благо, у нас есть некоторое время на перехват, ведь я оставил троян в системе когда уходил… Рыцари-легионеры еще не скоро узнают точные координаты флота…»
        — «Тогда решено!.. Мы спасем этих людей!.. Нельзя более медлить!..»  — я посмотрел в инструментарий, на нем мерцал знакомый сигнал связи,  — «Агнесса, ты все слышала?..»
        — «Да, начинаю проверку систем и загрузку боекомплекта, это займет около шести часов… Надеюсь, вы уверены в своих действиях…»  — она не могла покинуть приделы систем корабля, но зато умела связываться с нами через коммуникаторы.
        — «Мои планы слишком огромны, чтобы уповать на удачу… Скажи лучше, почему так долго?..»  — я поймал себя на волне недовольства.
        — «Это расчетное время прибытия конвоя в зону досягаемости наших прыжковых систем… Маяки ССКПП не бьют так далеко, как вы думаете, Капитан… „Справедливость“ сможет преодолеть несколько десятков световых лет, не более, но этого хватит для перехвата… Положитесь на меня…»  — Агнесса прозвучала почти с раздражением,
        — «Благодаря новейшим доработкам моей системы варп-генераторов, наш флагман перехватит неприятеля на подступах к границам…»
        — «Ладно… Готовимся к бою… Отравить всему необходимому персоналу приказ занять места на флагмане согласно боевому уставу!.. Ровно через пять часов все должны быть готовы к отлету!.. Пришло время размяться… Наконец-то…»  — я уже мысленно представил горящие останки врагов, и на душе тут же стало немного «теплее»,  — «Хе-хе-хе…»
        — «Эх… Собрание окончено, все свободны!..»  — Мако огласила конец заседания и начала собирать заметки, поглядывая то на меня, то на спящего на стуле Айро. Упаковав заготовленную ранее кипу бумаг, девушка тяжело вздохнула и вышла из зала.
        * * *
        Дабы привести в желанную кондицию свою сущность и уведомить об измененных директивах, и, конечно же, об обязательной корпоративной форме наших новых гостей, я решил проведать Соларис и Рейнхарда в лазарете, ведь время еще оставалось, а интерес присутствовал. По дороге к стационарной лаборатории, которая также служила и больницей, мне встретились несколько рекрутов первой волны, они буквально сверкали пламенем жажды сражения. Четверка из двух молодых парней, девушки и мужчины лет тридцати была очень рада перспективе встать на нашу сторону, я же лишь недоумевая, выслушивал всяческие мощные и положительные эпитеты в свою сторону.
        Вступить в ряды нашей организации им удалось недавно, благодаря теневой программе одного из рекрутеров, который случайно наткнулся на них, когда те пытались безуспешно найти информацию о нас. Оказалось, что они все были на спасенном дредноутом ковчеге, это произошло при первой битве с «Химерой». Группа друзей воодушевилась этим нашим поступком и решила, что их единственная возможность более не быть обузой для самих себя  — это стать воинами, что не будут испытывать страх, ведь смогут научиться его побеждать. Они твердо решили найти нас и предоставить свои кандидатуры, с чем благополучно и справились. Но так получилась, что их не взяли сразу, а прибыть сюда вышло, когда крейсера пролетали мимо «Элизиума», чтобы запастись провизией и подобрали там группу. Я-то знал, что задержка была неким испытанием решительности, но этим парням и девушке знать данный факт было не обязательно.
        В конце нашей совместной прогулки группа покинула меня прямо на подходе к лазарету. Они попрощались и пожелали мне удачи, направившись по своим делам. Их определили на один из крейсеров, которые было решено оставить в доках по причине необходимой модернизации и замены оборудования.
        * * *
        Белоснежный параллелограмм с ярко-красным крестом возле основного входа лежал плашмя, практически будучи припечатанным к поверхности города и возвышаясь лишь на десяток метров. Его черная крыша служила парковкой и центром связи, вокруг структуры с приглаженными углами располагалась целая сеть рельс для антигравитационных передвижных платформ нового поколения, похожих на черные кубы с экранами вместо верхней полусферы и двумя шлюзами по бортам. Они не только играли роль транспорта экстренного назначения, но имели и другой функционал.
        Звезда заливала весь купол своим светом, давая мне сполна налюбоваться геометрической выверенностью строения и его энергоканалами пурпурного цвета, расположенными точно по линии между двумя цветами. Но я все же оторвал себя от очередного чуда инженерии и подошел к его входной двери из трех шлюзов. Веерные лазерные сканеры определили мою сигнатуру и открыли первую заслонку.
        Улицы пустовали, а я уже прикинул, что было бы неплохо увидеть, как вокруг кипит жизнь, или хотя бы немного «греется». Как только я сделал шаг вперед, за мной захлопнулся задний шлюз и открылся следующий, но лишь после того как стена из энергии прошла по помещению туда и обратно, убив все бактерии на моем костюме и создав истинную стерильность. Второе сканирование провели лучи иной фазы, более тщательной и рассчитанной на неорганические загрязнители.
        Так я и попал в светлый холл с десятками коек и огромным множеством типичного исследовательского оборудования. Ученых пока тут не было, лишь парочка инженеров-исследователей и наша группа медперсонала, что когда-то была на дредноуте. На одной из лавок возле сканеров целостности организма сидела Соларис, по виду ей явно полегчало, но не очень значительно:
        — «Больше никогда не зайду на корабль под управлением этого сумасшедшего пердака… Никогда… нет…»
        — «Да ладно тебе!.. Он же не со зла!..»  — Рейнхард склонился над ней и пытался утешить свою зазнобу, судя по всему безрезультативно. Я встал возле пары и скрестил руки за спиной, пришлось даже пару раз кашлянуть, чтобы привлечь к себе внимание:
        — «И долго вы тут сидите?.. У нас собрание было, вы многое пропустили… Очень много…»
        — «Ну, ты же нам расскажешь? Желательно вкратце!»  — Соларис подняла измученный взгляд, даже не пытаясь делать вид, что ей интересно.
        — «Эх… На самом деле ничего особенного… Просто через пол десятка часов вам нужно будет примерить свою новую форму… Она очень красивая, вам понравится!.. А еще, вас двоих определили на наш великий и ужасный корабль-призрак!.. Хе-хе-хе!.. Прямо в штурмовой отряд!.. Но пока нам некого и нечем штурмовать, так что пока будете тусоваться в дредноуте на случай непредвиденного абордажа… Хотя, я сомневаюсь, что до нас кто-то долететь успеет… Хм…»  — я приложил руку к подбородку, представляя подобное действо.
        — «Я смотрю, ты довольно тщеславен в своей гордыне, мне нравится!»  — она едва заметно улыбнулась, ее взгляд приобрел живость, как и партнер рядом,
        — «Но мне бы хотелось свой корабль, или… Слушай, я тут подумала, что давно мечтала пилотировать штурмовик или меху! Возиться с экипажем так бесит, а там чистый экшн! Извини, Рэй… Дело не в твоем подарке…»  — девушка вздохнула и откинулась назад.
        — «Да ладно, Сонь… Я знал, что ты взяла его только потому, что это я подарил… Ничего страшного… Больше нам не нужно быть порознь из-за натянутых отношений кланов, теперь все изменится… Обещаю…»  — мужчина немного приуныл, но Соларис приободрила его, взяв за руку и мило улыбнувшись.
        — «Не буду лезть в вашу личную жизнь… Но скажу что „да“, теперь мы все большая дружная семья, ибо я считаю систему ячеек и каст полнейшим калом… А с личным транспортом я что-нибудь придумаю… Но только когда производственные мощности пойдут в гору… Сейчас мы буквально бомжуем… Весь флот благополучно канул в небытие… Да храни Илиас души тех, кто не смог спастись вместе с нами…»  — произнося эти слова я приложил кулак к груди, отдавая дань почтения исчезнувшим среди тьмы бесконечной бездны.
        В голову уже постепенно приходили мысли о более точном и грамотном распределении этих двоих, ведь самый лучший способ защитить кого-то во время бури, это дать самую прочную броню из имеющихся. Вопрос был оставлен немного па потом.
        — «Только подбери прикид попросторнее! Мне жмет в некоторых местах!»  — Соларис как бы невзначай выпятила пышную грудь. Рейнхард отреагировал на это задумчивым взглядом и поглаживанием бороды, его взор курсировал между атрибутами в обтягивающей майке и пространством вокруг.
        — «Постараюсь…»  — я уже принялся печатать на инструментарии запрос на заказ боевой формы элитного бойца специального назначения, с обязательным добавлением некоторых крупных корректировок части выше пояса,
        — «Если возникнут вопросы, не стесняйтесь и задавайте их через Агнессу… Я дам вам наш код общей связи… Территория пока маленькая, так что не заблудитесь… Надеюсь, вам понравится быть Хранителями…»  — мои пальцы быстро забегали па дисплею, и на коммуникаторы сидевшей рядом пары был прислан код для настройки частоты,
        — «А я пойду, самое время бесцельно побродить по кораблю!.. Буга-га-га!..»
        — «Рады опять быть с тобой на одной стороне!.. О, живое олицетворение гордыни!.. Хе-хе-хе…»  — Соларис отдала честь двумя пальцами и весело улыбнулась. Одобрительный кивок Рейнхарда был последним, что я успел заметить до того как развернуться и уйти.
        Пришлось вновь пройти шлюзование, но я сам одобрил эту систему, так что ничего не мог поделать, вынужден был смириться и терпеть. Мой путь лежал в сторону доков, обратно, туда, где я мог побыть со своим дредноутом, чтобы не мешать никому, дав людям возможность спокойно делать свои задачи до боя.
        * * *
        Машина, несущая лишь то, что должно доносить, выполняющая те приказы, которые нужно выполнять, безмолвная и бессознательная  — «Справедливость». Она как всегда возвышалась над всеми остальными силуэтами, неважно кто или что это, олицетворяя смысл своего названия не чаще чем необходимо. Ее контур раскинул свою размашистую тень среди десятка экранированных сфер куполов жизнеобеспечения, а пиратский дизайн, который достался нам в качестве подарка и мне немного приелся, находился не в лучшем состоянии. Такой стиль был слишком вычурный на фоне остальных мрачных строений и судов, но я решил оставить его, поскольку он являлся подарком моей Мако. Во всяком случает такой вариант намного лучше, чем стандарт Имперского производства: бездушный и нелепый. Все корабли рыцарей чистого золота словно являли собою обтесанные продолговатые куски белого тофу,  — меня это всегда бесило, как и сам древний продукт, который по каким-то причинам сохранился еще со времен первой войны, будучи при этом довольно отвратным.
        Пытаясь не ослепнуть от света звезды в экраны доков, я зашел на корабль, сменив дневное зарево на полумрак покинутого дредноута. На нем было чрезвычайно тихо, но подобное легко могло измениться буквально спустя некоторое время.
        Дальнейшие часы я провел мостике, прикидывая в голове возможные сценарии развития битвы, пытаясь просчитать оптимальный вариант тактики и просто наблюдая, как раскаты вечной бури сверкают среди мглы и тумана.
        * * *

        СЦЕНА ШЕСТАЯ: ХРАМ, СКРЫТЫЙ МГЛОЙ
        — «Все проверила?..»  — моя спина дрогнула, я почувствовал холодный взгляд, одна из камер на мостике хмыкнула, после чего провернула створки круглой линзы и сфокусировалась.
        — «Все системы работают в штатном режиме, персонал занял свои места согласно задачам, мы готовы к взлету…»  — Агнесса давно выполнила все необходимые приготовления и следила за обстановкой, я же все еще ждал одного важного звена.
        К счастью, ожидание длилось не долго, дверь лифта за моей спиной распахнулась.
        — «Чем занималась?..»  — я машинально обернулся на шипение от прибытия платформы.
        — «Да так… Тем чем и ты, когда меня рядом нет, херней!»  — Мако на меня даже не посмотрела, просто заняла свое место возле контрольной панели.
        — «Какой кошмар!! У тебя что… Эти дни?..»  — я изобразил вселенскую грусть, но на мое заявление ответили лишь взглядам в стиле  — «вот же идиот». К сожалению, оценить искрометность моего легкого юмора было некому, вместо аудитории теперь пестрили множественные вычислительные блоки и расчетные сервера. Кроме возвышения для капитана и старпом, по сути не осталось мест для экипажа, их заменило оборудование и настоящая паутина кабелей и энергоканалов.
        — «Правда, я отличный шутник?..»  — я посмотрел в камеру наверху.
        — «Восхитительный, ваши шутки логичны,  — это неоспоримо…»  — Агнесса поняла намек правильно.
        — «Видишь?.. А ей нравится мой юмор!»  — я одобрительно кивнул и почесал бороду.
        — «Запускай уже свою шарманку! Клоун!»  — Мако злобно зыркнула на меня.
        — «Внимание! Приготовиться к отстыковке! Инициализация взлета!»  — дредноут внемлил моим словам и пробудился, волны переливов света на его чешуе смешались с заревом запуска двигательных систем. Мосты трапов отделились от корабля, возвращаясь на законное место. Три огромных сопла маршевых двигателя на корме вспыхнули алым пламенем, прерывая остановку огромного монстра.
        Дредноут вышел из-под защитных экранов и устремился вперед, оставляя позади многоцелевой комплекс жилых и производственных строений, снабженный лабораторным модулем. Расположенные кольцом черные сферы, связанные между собой сетью магистралей и переходов, скрывались в вечной пустоте, сливаясь с ее тьмой, они теперь были чем-то намного большим, нежели являлась ранее. Безымянная крепость среди мглы получила свою новую цель и имя, подобное источнику подлинной мощи самих звезд  — ГОРОД ЧЕРНОЙ СТАЛИ  — ХРАМОВАЯ СТАНЦИЯ «АРКТУР».
        — «Освободить взлетный коридор двенадцать!.. Диспетчер, вели всем транспортникам и патрульным убраться с дороги!.. Мы решили прогуляться!..»  — последняя линия обороны распахнула свои врата предо мною, отключив силовое поле и дав нам выйти в свободное пространство. Сеть маяков-обелисков связанных полупрозрачным щитом стала одной из технологий, что мы смогли воссоздать, пусть и не идеально. Вуаль же предстала новым резонирующим барьером, модифицировав то, что изначально казалось идеалом.
        — «Вас поняла, доброй охоты, Капитан!»  — приятный голос Анны проводил нас в дорогу, похоже, она уже привыкла к новому месту работы.
        Дредноут перераспределил все свободное питание на двигательный блок, вторичные сопла по краям маршевых также начали вносить свою посильную лепту.
        «Справедливость» направила приплюснутую пятиугольную пасть прямо в глаз бури, проложив курс сквозь природные формирования  — безопасные туннели среди вечного хаоса и опасности. Завихрения в виде многокилометровых спиралей кружили в постоянном поиске среди непроглядного тумана и периодических раскатов сверкающих молний чистой энергии, расходящихся сотнями ответвлений, меняющих свет и тьму местами каждые несколько секунд.
        Теперь процедуры взлета и управления не требовали практически никакого участия иных лиц кроме искусственного интеллекта, автоматические системы слушались Агнессу, та же в свою очередь, выполняла приказы непосредственно от своего капитана.
        Сидя в кресле, я наслаждался тем, как продолговатый корпус корабля сперва жадно поглощается бушующей стихией, а после в его незримые барьеры бьют искривленные копья из света, разбиваясь об преграду и злобно продолжая пытаться вновь  — ощущения были просто потрясающими.
        Несколько минут мы мчались сквозь недра наэлектризованной туманности, но обстоятельства отвлекли меня от любования этим прекрасным и опасным зрелищем.
        — «Выходим из области электромагнитных помех, до выхода тридцать секунд…»  — Агнесса обрушила атмосферность момента своей правдой.
        Дредноут прорвался к свету и в мгновение ока вылетел из поля аномалии, что оставила на нем быстро исчезающие струи мглы  — туманность теперь было далеко позади.
        — «Координаты рассчитаны… Генераторы искривления пространства активны… Начинаю разгон…»  — Агнесса прозвучала немного довольно, ведь она давно хотела испытать новую себя в настоящем бою.
        Корабль выплюнул два небольших луча света перед собой; в месте, где те исчезли, появилась быстро расширяющаяся грань рождения каждого временного и пространственного разлома  — сингулярность. Активировались два генератора стабилизации поля искривления по бортам, корабль устремился в бесцветную воронку, оставляя за собой ярко-оранжевый хвост фотонов двигателей.
        * * *
        Кольца остаточной энергии предзнаменовали конец цикла работы тяжелого прыжкового генератора, способного ускорить массу до сверхсвета буквально за несколько секунд. Тускло-зеленый цвет родной туманности, где пряталась гибридная станция-крепость, в одночасье сменился бурым, как и обстановка в целом. По левому борту близ нас теперь располагалась пустынная планета, которую опоясывали кольца астероидов. Два желтых светила выглянули из-за сферы окутанной золотым песком и чуть не ослепили меня.
        Передняя панель экранов моментально настроилась на поглощение чрезмерного света вдали, отражая ультрафиолетовые лучи. Когда сияние потускнело, мы заметили иной его источник. Корпуса небольшого гражданского флота сверкали, отражая сияние звезд. Боевых кораблей среди них не было, как и доложил Сигард, лишь небольшие транспортники похожие на трилобитов прямоугольной формы и трубообразный корпус белоснежного ковчега Имперской модификации.
        — «На радаре обнаружены сигнатуры, они вызывают нас на зашифрованном канале связи, соединяю…»  — Агнесса вывела на центральный экран шифратор, его звуковая полоса постепенно обрела очертания сотен потоков данных.
        Посреди рубки возникла голограмма статного, высокого Храмовника: черно-красный плащ до пола, густая темная, треугольная бородка, впалые щеки и хищный взгляд ярко алых глаз-имплантов с черной склерой. Даже не снимая капюшон, он окинул своими сильно прищуренными глазами пространство вокруг и шикнул:
        — «Хули, блядь, так долго!!! Мы уже устали нарезать круги вокруг этой огромной кошачьей параши!!!»
        — «Пардон, джентльменам разве не положено при первой встрече проявить элементарный этикет и просто представиться, десу?..»  — от неожиданной грубости я немного опешил и обиделся, но виду не подал.
        — «А… Точно… У нас же тут клуб аристократов… Я Гилберт Кайфат!.. Слушай, парень… Сейчас не время для любезностей… Эх… И у меня такое ощущение, что я эту фразу уже где-то слышал…»  — мужчина снял капюшон, дав нам увидеть татуировку Сюгеки на его шее и уставший взгляд с кругами под глазами, в довесок.
        — «Этот вопрос не смыслового веса!.. Сейчас важно состояние мирных жителей, кораблей, наличие повреждений и…»  — я начал сверять данные с картой местности.
        — «Статут… Хуевый у нас статус!! Наш конвой вынудили совершить экстренный прыжок, энергия на нуле!! Если вы не поторопитесь с подмогой, мы покойники!!!»  — голограмма Гилберта скривилась и, словно почувствовав что-то за спиной, повернулась в сторону, мы машинально повторили за ней.
        Пространство по правому борту разошлось градом электромагнитных разрядов из десятков пастей пространственных разломов. Червоточины изрыгали из себя копья металла, сверкающие своей платиновой окраской  — флот рыцарей-охотников нашел свою добычу. «Эсквайры Императора»  — гвардия защитников столицы, они обычно не отходили далеко от чрезвычайно важных стратегических объектов  — наличие оных меня немного насторожило.
        — «Замечено около тридцати расширяющихся сингулярностей!!»  — Мако проводила корректировку целей, выводя мне на экран приоритетные маркеры.
        — «Надеюсь, у вас есть план?! Я НЕ ХОЧУ ТУТ СДОХНУТЬ!!!»  — возглас Кайфата пронесся яростью по всей палубе, он вошел в стадию сродни бессильному замешательству.
        — «Один есть!! Агнесса?!»  — я окинул взглядом небольшой имперский флот, полученные ранее данные не подвели и в этот раз. Десять серо-желтых пятисотметровых бревен эсминцев с острыми ракетообразными носами и два десятка сдвоенных коробок легких штурмовиков общего назначения.
        — «Выполняю…»  — реактор распахнул створки предохранителей, срываясь со своих оков. Стальной зверь буквально выл, желая новых жертв во славу своей цели. Листы брони поднялись из-под обшивки, обнажая разнокалиберные орудийные платформы. «Тахионные Расщепители» прекратили скрываться и, возвысившись над корпусом, вытянули свои горизонтально уложенные орудийные ускорители на длину в пару сотен метров каждый, загораясь несколькими полосами белого пламени вдоль стволов. По всему дредноуту пульсировали вены подачи питания.
        — «Гамбит использовать не будем, побережем энергию для щита!!»  — я прикинул расстояние до союзников, времени должно было хватить,
        — «Гилберт!! Немедленно сближайтесь с нами!! Вы должны подлететь в радиус нашего гравитационного колодца!!»
        Корабли беженцев развернулись и начали послушно двигаться в нашу сторону, доверившись простым словам, ибо им более ничего не оставалось. Флот врага немного опешил, он пытался выбрать нужное построение для борьбы с неожиданным гостем. Хаотично разбросанные штурмовики мешали продолговатым теням эсминцев занять верное положение в пространстве.
        — «Агнесса!! Отвлеки их!! Выиграй нам время!!»  — я сосредоточился так сильно, как только мог, ведь сейчас на кону стояли души тех, кто положился на нас. Я не мог позволить себе потерять их, добровольно избравших истинно верный путь, ни сейчас и никогда, ведь истина должна быть одной.
        — «…»  — ИИ деловито хмыкнула. Защитные створки двухстороннего ангара неспешно распахнулись, отрывая взор на спаренные рельсы-катапульты. Знакомые стрелы черной стали вырвались из недр звериной пасти буквально за несколько секунд, сияя безликими огнями бездушного роя защитников нашего дредноута. Стражи не умели испытывать страх, по сему стали десницей олицетворения порядка и дисциплины:
        — «Инициирую боевой информационно-управляемый многофункциональный протокол всестороннего противодействия:  — „Иджис“…»
        Автономный алгоритм защиты, скопированный из записей Томаса самой Агнессой, он был специально создан под нее и включал следующий функционал: координация и управление роем беспилотных кораблей, контроль поля боя посредством ракетного вооружения тип: «Алия», наводка и корректировка системы АСКО и артиллерии: «Фуруд», а также вычисление оптимального и опционального циклов использования системы массовой синергии тип: «Кронос» и резонирующего барьера класса: «Авгур». Щит из древних мифов обрел реальный облик среди звезд, восстав из пепла прошлого…
        Интеграция в системы дредноута прошла успешно, теперь «Справедливость» постоянно была под защитой эскадрильи и тридцати модифицированных перехватчиков  — HF-IX: «Фантомов Марк-III» и могла представлять серьезную опасность даже для крупного флота. Беспилотники являлись перерождением своих собратьев, геометрически-правильный дизайн остался старым, поменялись лишь типы орудий и различные мелкие характеристики. Самым важным была новая система общей координации  — потенциально смертоносные машины стали представлять внушительную угрозу на уровне другого дредноута.
        Угольно черные, молниеносные стреловидные кометы сорвались с насиженных мест, оставляя позади алые следы световых сечений двоек треугольных двигателей,  — когда последнего из них изгнала инерция катапульт, беспилотники помчались на рандеву с целью своей охоты. Они приняли боевую формацию: шесть V-образных звеньев по пять кораблей. Каждый цельный ключ мчался примерно на той же скорости что и предыдущий, они образовали стену и, приблизившись, выстрелили одновременно.
        Вспышки отравленной плазмы озарили мрак космоса, проливая первую кровь нового сражения. Штурмовики лихорадочно бросились врассыпную, но несколько юнитов уже поглотила ненасытная утроба бесконечности, оставив от них лишь воспоминания и раскаты взрывных волн. Эсминцы успели встать цепью, они держались поодаль, прикрывая легкие корабли веерным огнем своих ПВО. Те же в свою очередь прекратили отступление, перераспределили свое внимание на опасность, начиная беспорядочную гонку за нашими призраками.
        Вспышки хаоса огней ПВО врезались в щиты беспилотников, но не могли даже поцарапать бестелесных охотников, что мгновенно сблизились и начали маневрировать по большой дуге, заманивая противника на соседа по построению, дабы изрешетить врага в спину. Сверхбыстрые перехватчики сверкали клинками-крыльями и били по штурмовикам плазменными выпадами, отступая назад. Они повторяли это несколько десятков раз, даже не пытаясь использовать свои термо-лезвия. Штурмовики не могли ни догнать своих врагов, ни попасть в них из лучевых орудийных турелей. Ряды оппонента редели буквально на глазах, и наполнялись сумятицей.
        Один из «Фантомов» круто заломил траекторию полета и, прострелив в корпусе штурмовика сквозное отверстие, эффектно пролетел сквозь облако от взрыва.
        Имперцы наконец-то осознали свое положение, они изменили тактику и стали вести себя осторожнее, а их звездолеты сильно замедлились, бросив даже малейшие попытки атаковать вне плотного построения. Рыцари сами стали пытаться выманить наши корабли к своим эсминцам, сформировав стену из звеньев и стали.
        Противник сделал свой ход, работа гончих была выполнена, они загнали добычу в тупик, подзывая следами крови своего вожака. «Фантомы» провели последний соколиный удар и, развернувшись, отступили на несколько километров, оставляя за собой лишь алые хвосты фотонов. А.С.К.О.  — (Автоматическая Система Корректировки Огня) навела полосы лазерных прицелов на турелях Расщепителей прямо в гущу врагов.
        — «Вот ловушка и захлопнулась… ОГОНЬ!!!»  — дредноут провернул модульные магистрали орудийных башен, они зажглись сиянием предохранителей. Сквозь рассеивающие линзы крупного калибра, что уменьшала урон, но увеличивала конус поражения, вырвались лучи света колоссальной протяженности. Они разорвали пространство на многие световые годы вперед и ударили по эскадре рыцарей, сметая материю и превращая их в пепел.
        Попасть в скопление врагов не составило труда, ведь те выбрали неверный вариант возможного хода и проиграли, сделав ошибку еще давно, когда решили что наш флот это отдельные корабли. Нет  — мы были едины с самого начала, ведь держали щит древних богов вместе, нерушимой хваткой. Штурмовики легионеров разметало по измерениям, здесь остались лишь их призраки.
        Пока бездна жадно пожирала пламя разрушения, флот беженцев практически вошел в поле гравитационного колодца дредноута, их корабли мчались так быстро, как только позволяли их системы, ведь на кону было все или ничего.
        — «Пять километров, гражданские почти в зоне поражения!!»  — Мако каждую секунду проверяла все сенсорные системы, проводя корректировки и сверяя данные,
        — «Есть сведенья о скачке энергии на кораблях противника!!»
        — «Агнесса!! Покажи нам всю свою силу!! Покажи, что „Иджис“ не забытый миф  — он реальность!! Защити потерянные души от забвения среди пустоты!!»  — в ответ я ничего не услышал, но зато кое-что увидел.
        Эсминцы врага сгруппировались и открыли артиллерийский огонь. Потоки энергии разорвали пространство сотней струн света. По цвету сечений можно было легко определить тип орудия, вражеские эсминцы выкрали то, что не принадлежало им никогда, и не должно было принадлежать, предрекая свой финальный приговор. Они вели огонь из уменьшенных дубликатов «Тахионного Расщепителя».
        Кучность вражеского огня определила направление зарядов, их залп предназначался флоту безоружных транспортников. Стена лучей, заслоняющая свет звезды смела несколько астероидов близ ковчега, практически соприкоснувшись с оным, но…
        — «ДАВАЙ!!!»  — я на секунду перестал дышать, время стало бесконечным мгновением. Заряды чистой энергии, разрывая пространство, устремились в корабли союзных сил, но в самую последнюю секунду зверь раскрыл секционный панцирь непреодолимого элемента материи. Эффект перебросился на транспортный флот, полупрозрачные шестиугольники возникли в местах попаданий и отбили шквал, отбросив и поглотив. Снаряды исчезли, создав мириады брызг, словно волны, разбившиеся об камень.
        — «ХОРОНИ ИХ!!!»  — мой взгляд перекинулся на тех, кто посмел атаковать безоружных, пришло время привести приговор в исполнение.
        Три орудийных башни крупного калибра на верхней части корпуса и одно на днище, сменили фазу линз и направили длань разрешения на тесный контакт с нарушителями кодекса. Струны света разделили пустоту на части и, сопровождаемые рябью из тяжелых ионов, устремились вперед, созидая немыслимую комбинацию формул и частиц. Подобное просто не укладывалось в голове, ведь нарушало все известные законы науки.
        Каждое орудие разделило исполнительное бремя и выстрелило по одному из эсминцев. Копья разрешения пронзили предателей навылет, оставляя сквозное отверстие в реакторном блоке  — произошла одновременная детонация четырех миниатюрных коллапсов черных дыр, половина флота врага рассыпалось на атомы.
        — «И, ДА ЗАВЕРШИТСЯ ПОГРЕБЕНИЕ!!!»  — опьяненный властью, я неотрывно следил за действом. Второй залп незамедлительно последовал за первым, град взрывов внемлил пустоте и забрал еще четыре жертвы. Пока перехватчики кружили в синхронном танце с оркестром орудий, огибая разрывы пространства и шары желтого пламени взрывных волн, отзвуки которых бились об щиты «Справедливости» и подавлялись их мощью.
        Среди леса обломков сил рыцарей-легионеров запестрили два одиноких огня ускорителей тяжелых кораблей,  — деваться им было некуда, но они попытались скрыться, открыв червоточины для отступления.
        «Фантомы» давно расправились с остатками легкого флота и, проведя маневр по дуге, построились в цельный ключ. Черные стрелы одновременно выпустили свои наконечники вперед, чтобы те стали белохвостыми ракетами и догнали мчащихся от своего судьи.
        Торпеды вонзились прямо в «плоть» оставшихся эсминцев. Серия взрывов озарила горизонт, огромные куски обшивки полетели в разные стороны. «Фантомы» перестали атаковать и успокоились, начав кружить вокруг свежих трупов. Дредноут мелькнул импульсом по броне возле хребта конструкции, дабы его служители не уподоблялись стервятникам, беспилотники ответили на это своим мерцанием на бортах заостренных корпусов, и развернувшись устремились обратно, не найдя нового развлечения.
        Пространственный сканер показал полную зачистку местности от вражеских сигнатур, щиты прекратили цикл и отключились. Флот неприятеля был уничтожен слишком легко.
        — «Чересчур быстро…»  — я был относительно недоволен противником, бурча себе под нос всякую ересь. То, что на весь бой мы потратили всего пару минут, меня взбесило.
        — «Гражданскому флоту разрешается сесть на борт… Ангары один и два примут ваши транспортники… Для обеспечения безопасности рекомендую вам покинуть ковчег и сойти на „Справедливость“, его мы не сможем сопроводить…»  — Мако штудировала отчет о прошедшей битве, бегая взглядом по великому множеству строчек одновременно.
        — «А кто у нас такая зануда?..»  — я решил почтить любимую своим важным мнением.
        — «Не поняла? Смотрю, тут вдруг появился желающий заняться „разбором полетов“! Давай ты подиктуй эти бредни, а я посижу и ПОКАПИТАНЮ! Идет? Сразу стану веселой и довольной!»  — Мако скрестила руки на груди и подняла брови, ожидая реакции.
        — «Я все осознал!! Прости глупца, я не подумав ляпнул!! Ведь только ты сможешь так потрясающе оглашать рапорты!! Никогда не смогу запомнить столько вещей!! Честно!! Да и сейчас важнейшая миссия!! Приоритетная!!»  — у меня аж холодный пот на лбу проступил, когда я представил себя наедине с теми таблицами.
        — «Выкрутился, значит… Эх… Ничего не поделаешь… Я потом тебе наказание придумаю… Когда закончим…»  — девушка с тоской вздохнула.
        Пока мы мило беседовали, транспортники сели на дредноут, места в ангаре было много, но недостаточно для массивного ковчега, ему пришлось опустошить свои недра и остаться в космосе, только лишь сами капсулы с его борта смогли приземлиться, впитавшись эфиром защитного барьера.
        * * *

        СЦЕНА СЕДЬМАЯ: ДВАДЦАТЬ ПЕРВЫЙ ЧАСОВОЙ
        — «Потери есть?..»  — я шагал по палубе в сторону ангаров, рядом семенила старпом, держа в руках омни-планшет с отчетом о прошедшем сражении. Прыжковый генератор нуждался в перезарядке, мы решили проверить физическое и психическое состояние гражданских, лично.
        — «Да вроде нет, тут сказано, что уцелели все…»  — она вошла в ангар первой, тот был доверху наполнен гражданскими и провизией; мы сорвали большой куш. Неисчислимые толпы людей в одежде, характерной для Имперских колоний, (а именно бело-желтые пиджаки либо накидки и платья грубого покроя), оживленно что-то обсуждали. Кто-то выглядел действительно несчастным и объятым тьмой дурных мыслей, кто-то наоборот пытался утешить других и подбадривал их правильными словами, ведь нет ничего дороже жизни. Но несмотря ни на что, всех объединяло одно, они были недовольны сложившимся положением и своей судьбой.
        По всей протяженности пространства стояли транспорты-панцирники, некоторые уже разгружались или разбирались для удобства, люди сидели на ящиках, кто-то на полу, но большинство стояло и что-то очень оживленно обсуждало. На лицах некоторых даже читался некий ужас, но были и те, кто просто злобно смотрели в пустоту.
        — «Это беженцы, почти все из них выходцы, спасенные тогда при битве у Мортэ Ди Фортеза…»  — Мако открыла подробную карту персонала,
        — «Среди них должен быть некий Алекс Кей-кей…»
        — «Это я! Но друзья обычно не использую мое имя, лишь кличку!»  — из толпы вышел беловолосый мужчина: короткий конский хвост, зеленые глаза, средний рост и серая рубашка, а еще на нем были старые как мир джинсы и очки на носу. В руках он держал голо-планшет, а в качестве тени использовал угрюмую фигуру уже знакомого нам Эквистеллианца.
        Кайфат начал вопросительно всматриваться в мое лицо, после чего обменялся со мной доверительными взглядами и кивнул, видимо в знак благодарности за небольшую услугу  — спасенную жизнь.
        — «СПАСИБО ВАМ!!!»  — Кей-кей подбежал ко мне и изо всех сил обнял. Если бы не аугментации и укрепленная скелетная основа, то послышался бы хруст костей. Безмерно зверские медвежьи объятия длились довольно долго, но не обратились плачевно. Я неожиданно понял, что имперцы заметили присутствие капитана и, бросив свои дела, начали стекаться отовсюду. Собираясь, они пристально смотрели на нас, будто проверяли.
        — «А по какому собственно поводу?..»  — только сейчас пришло жуткое осознание, среди них были не только мужчины и женщины, но и совсем юные дети. Тишина нависла среди металлических стен утробы звериного нутра.
        — «Так вы не слышали… Эх… Всем известный Капитан дредноута-призрака и его поборники объявлены врагами Империума! А мы, теперь злостные соучастники! Пытаясь получить свое гражданство обратно, мы ошиблись… Колония дала нашей группе переселенцев отказ, но если бы лишь его… Мы бы просто улетели и на этом все, но… Наши ковчеги практически расстреляли!.. Прямо на месте, даже без приговора или возможности что-то сказать… Просто так…»  — Алекс вздохнул и покосился на Кайфата,
        — «Он, будучи капитаном крейсера сопровождения, выделенного флотом бывших наемников за заслуги прошлого, заблокировал огонь орбитального орудия… После чего, на спасательной шлюпке присоединился к основному флоту!.. Капитан не всегда уходит с корабля последним!.. Так ведь, дружище?..»
        — «Завали поддувало!!! Заебал!!!»  — угрюмая фигура вежливо отмахнулась от наклепа.
        — «Нужно срочно возвращаться на верфь…»  — я прикинул, что теперь делать с гражданскими. Мои планы немного изменились, но не сильно, ведь теперь было даже проще, фактического выбора у людей не осталось, но я все же не хотел принуждать кого-то силой, дабы потом не возникло нелепых вопросов.
        — «Вы не думайте, мы вам не врали… Это общее решение…»  — Алекс ловко уловил ход моих мыслей и тепло улыбнулся, оперевшись на плечо Гилберта,
        — «Все эти люди хотят присоединиться к вашей организации, они решили это сами!»
        — «Безысходность… Я хочу собственными руками оторвать голову Императору и увидеть, как его кровь орошает землю…»  — из толпы донесся детский голос. Его обладателем оказался рыжий паренек лет десяти, рядом с ним стояла его угрюмая пожилая мать.
        — «Милота-то какая!!»  — глаза Мако загорелись, она была в полном восторге.
        — «Окей… Я подумаю об этом, когда мы вернемся…»  — мне даже страшно стало представлять, что же такое вырастет из этого паренька.
        — «Поверьте, у каждого из них свои причины… Я же вижу, что вы не тень… Просто кто-то должен поменять лампочку…»  — Кей-кей развернулся и одобряюще показал большой палец толпе, инициализируя боевой возглас,
        — «Он подумает!!! Наша взяла!!!»  — люди выдохнули и немного успокоились, постепенно они вернулись к своим делам и обсуждениям, продолжая ожидать прибытия.
        — «Капитан, срочно нужно ваше вмешательство…»  — голос Агнессы донесся из колонок ангара, прерывая момент в угоду новым фактам,
        — «Неизвестная спасательная шлюпка просит разрешения на стыковку, она в ста сорока километрах от нас…»
        — «Выведи на экраны…»  — на моем инструментарии предстало изображение небольшого корабля размером со штурмовик, при приближении он выглядел вполне обычно и ничем не отличался от классической модели транспортника на пару человек.
        — «Ваша?..»  — я протянул руку к Алексу, демонстрируя экран.
        — «Нет… Впервые вижу…»  — он лишь недоуменно развел руками и скривился.
        — «Черт… Черт! ЧЕРТ!!! Агнесса, направленное сканирование, орудия наизготовку!!!»  — расстрелять ее на подлете было невозможно, слишком далеко для АСКО, но и выпустить дронов сопровождения с такими забитыми ангарами возможности мы не имели. Мысль о том, что это была настоящая спасательная шлюпка, казалась полным бредом, ей нечего было делать среди пустых далей безграничного космоса.
        Далее все произошло в считанные секунды.
        Вихрем ринувшись в сторону лифтовой платформы, я даже не оглянулся по направлению людей, мне необходимо было лицезреть все своими глазами, ведь на кону стояло слишком много.
        — «Принято, начинаю направленное сканирование…»  — ИИ ненадолго смолкла, оставив меня наедине с собственными мыслями, но следующие ее слова повергли меня в ужас,
        — «Капитан, это устройство дестабилизации пространственного разлома…»  — бесстрастный голос Агнессы прозвучал во время моего подъема, платформа ускорилась до предела.
        — «Что!?»  — страх обдал все тело, самые жуткие опасения оправдались, роли охотника и жертвы провели свою безжалостную рокировку, я наконец-то осознал, к чему был весь этот фарс  — я ошибся,
        — «Немедленно совершай прыжок!!! УВОДИ НАС ОТСЮДА!!! СЕЙЧАС!!!»
        Створки лифта впечатались в свои края, я сразу же подбежал к экранам, считая микросекунды. Дредноут уже практически поглотила грань миров, но все пошло прахом. Шлюпка детонировала серебристой сферой несоизмеримого со своим размером коллапса. Колоссальная волна электромагнитной энергии прокатилась по пространству, оставляя за собой синюю дымку остаточной мощи. Анасейма окутала наш корабль, захлестнув его взрывной волной. «Справедливость» не смогла справиться с таким огромным количеством энергетических колебаний одновременно, ее двигатели смолкли, а на борту воцарился мрак  — наследник самого страшного в этом мире.
        Я тщетно попытался проверить приборы, но они перестали реагировать на мои нажатия:
        — «Агнесса!! Статус!!»
        — «К…………н, я н… м…г…»  — помехи в ее голосе были очень значительны, а после нескольких секунд она и вовсе отключилась.
        — «Агнесса… Ты тоже… Рискну предположить, что на мостик теперь не зайти…»  — двери за моей спиной были мрачными и не активными, я оказался заперт, как и корабль, что беспомощно повис среди звезд, без малейшей возможности спастись от надвигающегося кошмара. Но тишина длилась не долго, безмолвный надрез пронесся по глади бездны.
        — «Что-то мне это напоминает…»  — я замер, предо мной распахнулись врата, что я уже знал,  — ромб искусственного сдвига параллельных пространственных матриц.
        Космос разорвали множественные трещины по краям расширяющегося зева бездны, из него начала вырываться колоссального размера структура, медленно меняя гравитационную основу ближайший объектов, что уже устремились к ней. Сотни шпилей на носу этой твари смотрели вперед, подобно направленным шипам, тускло-желтый корпус был украшен позолотой и выглядел, словно с конвейера, а на месте бортового листа брони виднелся герб личных сил Императора Маттиаса  — (Золотая аквила, поднявшая крылья внутри круглого обруча).
        Титан  — рукотворный монстр  — слияние всех граней технологий  — их стык и совершенное творение инженеров нашего времени, про которое ходило слишком много слухов. Он вышел из червоточины прямо перед нами и блеснул активацией орудийных масок.
        Похожее на горизонтальный конус, испещренный бесчисленным количеством зданий, предохранителей, стабилизаторов и орудиями, двадцатикилометровый левиафан смотрел на меня своим бортом, после чего начал медленно разворачиваться по направлению «Справедливости».
        — «Часовой-XXI…»  — мой голос стал шепотом, ноги машинально подкосились,
        — «Неужто кто-то из неприятелей успел предупредить силы Императора… Нет… Мы точно использовали поле помех… Я помню это как сейчас, план был безупречен, мы даже обезопасили себя на случай того, что враги попытаются сбежать…»
        Титан активировал десятки сопл на своем корпусе, он сдвинулся с места, утянув за собой кусок астероидного обруча пустынной планеты.
        — «Нет… Я не мог ошибиться… Не сейчас… НЕТ!!!»  — я со всей силы ударил левой рукой об пол, нестерпимая боль пронзила ее вплоть до предплечья. Дисплей инструментария мелькнул светом и перезагрузился, на нем появились странные символы  — это было довольно неожиданно, если брать в расчет огромную ЭМИ волну, отключившую всю электронику. Немного опешив, я поближе всмотрелся в экран:
        — «Кружочки… Крестики… Это еще что такое!?»  — интерфейс сменился на более знакомый, там теперь виднелась схема механизма неизвестного устройства, напоминающего радарную башню с тарелкой под ней. Я провел рукой по экрану, вокруг строения появился красный силуэт и по углам пошли десятки странных символов, некоторые спустя несколько секунд менялись на уже виденные мною ранее. Похоже, что в левом нижнем углу шел некий отсчет.
        — «Цифры?.. Или же, что-то напоминающее их…»  — я неотрывно наблюдал, как экран заполняет все большее количество строчек кода на неизвестном языке, внезапно он потух, а на пустынной планете воссиял столб ярко-зеленой энергии. Разрывая атмосферные слои и периодически пульсируя, он устремился по направлению пустоты.
        В этот миг перед кораблем возник новый портал, не похожий на обычную червоточину,  — рожденный теми, кто был до нас. В голове вновь мелькнул образ разлома открытого «Немезидой»,  — пасти погребенного кошмара.
        — «Точно… он же…»  — но моим мыслям не суждено было завершиться логическим выводом, портал моментально жадно разошелся эфирными створками и пожрал «Справедливость» в одночасье мы оказались на другом конце орбиты пустынной планеты, рядом с сиянием. Дредноут был поглощен и перемещен в мгновение ока, с одной лишь поправкой, в этот раз его орбита была «малость» ниже.
        Корпус флагмана резко повело креном вниз, гравитация пригласила его познакомиться с ней более тесно, и, будучи настоящим джентльменом рыцарского образца, корабль согласился и принялся активно набирать скорость, не желая опаздывать. Вокруг корпуса вспыхнуло пламя от вынужденного тесного контакта с атмосферой, нос начал раскаляться добела, меняя температуру верхних слоев обшивки.
        — «Будет очень больно…»  — все, что я мог  — это наблюдать за действом сквозь экраны, аварийные кинетически барьеры не функционировали, двигатели соответственно тоже,
        — «Крушение превратит нас в груду обломков… Если не хуже…»  — вид неумолимо приближающейся поверхности вогнал меня в глубокую депрессию, ведь песок каждую секунду становился все ближе и ближе.
        Внезапно тумблеры начали мигать, потоки энергии на корпусе периодически вспыхивали и затухали, регенерируя основные узлы питания.
        — «Капитан… Простите за такую большую задержку…»  — системы перезапустились очень вовремя, голос ИИ звучал как нельзя кстати.
        — «Агнесса!!!»  — я был чертовски рад ее слышать, ведь земля уже была очень близко.
        — «Протокол первый… Инициализация…»  — еще не полностью восстановившаяся энергосеть передала все питание на носовые трастеры, они смешали свое пламя с окутывающим корабль,  — это замедлило падение, но не остановило его. «Справедливость» немного выровняла нос вверх и начала скользить над поверхностью с огромной скоростью, разнося громадные клубы песка по пути своего снижения.
        — «Протокол второй… Инициализация…»  — она перезагрузила щиты, корабль с несоизмеримой силой принялся зарываться в песок, постепенно теряя инерцию и замедляясь. Колоссальная структура создала за собой ровный и протяженный след углубления от контакта с планетой, после чего вошла в песок почти полностью. Одна из дюн предстала в образе экстренного тормоза. Пятисотметровая груда песчаной насыпи приняла на себя удар и незамедлительно остановила вынужденное шествие падшего с небес. Меня от такого неожиданного поворота просто перебросило через панели и, словно тряпичную куклу, припечатало к экрану. Корабль изрядно тряхнуло, он издал гул треснувших щитов.
        — «Агх… Про третий протокол… забыла… Агх… Хорошо хоть… шлем… успел активировать!..»  — все, что сейчас могло у меня болеть, болело. Экраны рубки с такого близкого расстояния выглядели достаточно ухоженными и чистыми.
        Вид открывался довольно интересный: почти полностью зарытый в песок дредноут, вдали лишь бескрайние волнистые барханы и огромных размеров песчаная буря. В небе светила двойная звезда, но ее лучи практически не пробивались сквозь клубы кружащего в разные стороны желтого полотна.
        — «Статус…»  — я поднялся, чтобы оценить все повреждения, тело дико ломило от удара.
        — «Целостность корпуса 74,6%… Многие системы не функционируют, среди них: маршевые двигатели, прыжковый генератор, орудия нижней части корпуса…»  — она забыла добавить стабилизатор гравитационной инерции.
        — «Отлично… Значит, мы тут застряли…»  — я вздохнул и начал обдумывать план действий,
        — «Подмогу вызвать можем?..»
        — «Нет, буря блокирует любую связь…»  — ответила ИИ бесстрастно.
        — «Ситуация все лучше и лучше… Что с ремонтными системами?..»  — предрекая ответ на свой вопрос, я подошел к лифту, дабы провести его профилактическую диагностику.
        — «Основные энергоемкости конденсаторов повреждены… Сейчас мы на резервном питании, утечки из энерго-каналов не дают энергии скопиться… Аварийное приземление создало нам больше проблем, чем я предполагала… Необходим внешний ремонт…»  — ее голос немного подрагивал от скачков напряжения.
        — «Отличные перспективы… Мне нужны идеи… Что можешь посоветовать?..»  — я краем глаза осматривал здоровенную бурю вокруг погребенного дредноута.
        — «Пока мы падали я обнаружила цепь строений, почти полностью закопанных в песок, там был найден источник энергии… Предположительно комплекс является артефактом предтечей… Возможно, мы сможем извлечь из него пользу…»  — после ее слов в голове сразу возник образ того шпиля, видимо именно его увидела ИИ.
        — «Лучше чем ничего…»  — перспективы были самые «перспективные», вариантов осталось маловато,  — «Ясно… Будем импровизировать…»
        * * *
        На лифтовую платформу подалось питание, я незамедлительно отправился вниз, уже начиная выгрызать из своей сущности здоровенные куски, и все это по вине собственной непростительной ошибки. Каждая оплошность, глич, баг, просчет и неверный шаг оставлял неизгладимый шрам в моем сознании, ведь считался первородным грехом, как моей светлой стороной так и темной, что довольно забавно. Стандартное внешнее спокойствие всегда было чем-то вроде предвестника опасности, ведь водная гладь скрывала кольца Инферно, не желающие мириться со своей судьбой.
        Створки открылись и дали оценить нынешнее положение дел. Среди просторов ангара находилась толпа перепуганных до смерти гражданских, они явно не были в восторге от такого развития событий и уже рьяно искали объяснения.
        Кей-кей сидел рядом с небольшой группой женщин и детей, пытаясь их успокоить, но к великому его сожалению дети и не собирались переставать плакать, ведь за спиной доброго и улыбчивого человека стояла «черная туча» с каменным еб… лицом… Дети зарыдали еще сильнее, когда Кайфат попытался помочь Алексу и приблизился. Настоящая драма локального образца.
        Мако тем временем была рядом с одним из заплаканных ребят и, пытаясь отвлечь его от ситуации, бормотала что-то про недобитого лентяя и тугодума. Уже знакомый мне паренек отреагировал на ее угрюмые доводы, успокоившись, он даже начал смеяться, когда девушка ляпнула что-то про Альберта.
        — «Ты в порядке?! Ударом не задело?!»  — я подбежал и, забыв про все нормы, или вообще не вспоминая про них, начал тщательно осматривать ее на предмет повреждений.
        — «Перестань меня лапать! Не при людях же!»  — она смутилась и остолбенела.
        — «Можно подумать…»  — я немного успокоился, когда увидел что с ней все в порядке и решил повременить с этим ритуалом.
        — «Мой дух не сможет обрести баланс, пока не увидит голову Императора торчащей на пике…»  — парнишка ветер слезы, а его взгляд вдруг стал чрезвычайно серьезным, он незамедлительно приложил правую руку к груди, спрятав левую за спину,
        — «Ол Хайль Глум!!»
        — «Э-э-э… Пресвятой Илиас…»  — немного смутившись, я подумал, что тоже бы не отказался от подобного зрелища.
        — «ТАКОЙ МИЛАШКА!!!»  — Мако тут же сменила смущение на полный восторг.
        — «Хм… Безусловно, это похвальная инициативность!..»  — я не мог сдержать улыбки, ведь мать мальчишки немного перекосило от его поведения, но он, скорее всего, уже все для себя решил, ведь боль утраты помогает взрослеть в десятки раз быстрее,
        — «Не время для эмоций!.. Мы должны провернуть одну идею!.. План „А“ будет выполняться, но если мы одновременно выполним и план „Б“, то выиграем время!.. Скоро нас обнаружат Имперские силы, не думаю, что они надолго отстали!.. Так что рекомендую внемлить нам!.. Проредившим сами звезды на пути своих идей!..»  — от меня веяло нефильтрованным пафосом, люди вокруг отвлеклись от своих дел вновь.
        — «И что ты предлагаешь?..»  — Мако повернулась ко мне и скрестила руки на груди.
        — «Наша достопочтенная ИИ обнаружила некий объект… Он похоронен посреди пустыни, но еще жив… Цель второго плана примерно в двухстах километрах на юг от места нашего крушения…»  — я все еще прикидывал смысл и опасность этого мероприятия.
        — «И?..»  — Мако подняла левую бровь, имитируя заинтересованность.
        — «Агнесса!..»  — я воззвал к посреднику между своими мыслями и реальностью.
        — «Капитан предложил следующий план:  — Все кто способен помочь, будут ремонтировать корпус, изнутри и извне… Безусловно, это займет много времени и скафандров хватит не на всех… В этот момент кто-то должен отправиться в руины с энерго-элементами и зарядить их от реактора комплекса… Структура излучает энергию идентичную дуге колец компонента дугового реактора: „Рефрактор-парадигма“… Линзы смогут принять этот тип излучения и модернизировать свою структуру посредством слияния параллельных ионов… Энергетические пульсации ядра ректора предположительно вырастут на 500%… Таким образом, любые утечки станут несущественными поправками среди циклов колец… Это план „Б“…»  — Агнесса закончила излагать мысль, вызвав «короткое замыкание» у людей вокруг.
        — «Вот так план…»  — старпом наклонила голову набок и прищурилась,  — «А до „руин“ как планируешь добраться?.. Я конечно не метеоролог, но думаю что погода не летная…»
        — «Это дело решаемое!»  — Кей-кей едва протиснулся сквозь плотную толпу беженцев,
        — «Могу предложить одну игрушку, она конечно бывалый солдат, но дело свое знает!»
        — «Транспорт?..»  — моя мысль оказалась немного некорректной.
        — «Намного лучше! Меха!!»  — Алекс ухмыльнулся и блеснул отраженным светом линз своих очков. Он достал из кармана портативное реле-ключ и сжал его в руке. Один из дальних транспортников издал предупредительный возглас сиреной, его механизированный грузовой люк открылся, выбрасывая на пол ангара некий объект квадратной формы, что незамедлительно начал преображаться. Пятнадцатиметровая меха (пилотируемая антропоморфная механизированная платформа) выпрямилась и развернулась по направлению к нам, распугав людей вокруг. Она оказалась обычным строительным ботом.
        Это была модель, спроектированная для работы в тяжелых условиях пограничных колоний и перевозки больших грузов. Стандартные прямоугольные клещи служили тому прямым и неопровержимым доказательством, даже большим чем желтые косые полосы на обшивке. Очертания кабины также были выполнены геометрически правильно для лучшего и более компактного хранения юнита, а высоко расположенные плечи выдавали в нем давно вышедшую из производства модель.
        Довольно потрепанный и старый бот явно видал свои лучшие деньки в далеком прошлом: проржавевший каркас, вылинявшая и облезшая краска, помятая кабина.
        — «Не смотрите так на него!! Он еще хоть куда!! Хе-хе-хе…»  — Алекс вздохнул и с некоторым недоверием протянул мне активатор,  — «Только не разбейте!!»
        — «Да я с техникой с рождения… Кто если не… А, не важно…»  — я принял новое бремя и, повертев его в руках, неспешно подошел к роботу, после чего нажал на центральную кнопку бруска полимера. Меха сделала несколько неспешных шагов по ангару и, повернув голову ко мне, блеснула двумя сенсорами на оной, решив посмотреть на нового владельца. Она положила скрещенную клешню на пол и рыкнула активацией дополнительной двигательной установки, приглашая прокатиться. Я встал на протянутую руку и меня возвысили до уровня кабины. Фонарь открылся сам, в одно мгновение я уже практически «удобно» сидел в мехе, вкушая запах старости, недоумевая и разглядывая панели вперемешку с различными манипуляторами.
        — «Хм… Элементарно же!.. Почти как штурмовик!.. Сейчас, только найду нужные тумблеры!..»  — я нежно дернул за рычаг манипулятора и заставил бота со всей дури пнуть транспорт перед собой,  — раздался грохот сломанной обшивки. Люди в панике разбегались кто куда по огромному ангару, крича на непотребном лексиконе всякие слова.
        — «СМОТРИ КУДА ПРЕШЬ!!! ПРАВА КУПИЛ!!! МОЙ РЕБЕНОК, ТЫ ЧУТЬ ЕГО НЕ РАЗДАВИЛ!!! Я НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ!!!»  — толпа неистово выражала свое праведное мнение.
        — «Спокойствие!.. Только спокойствие!.. Сейчас я немного привыкну, и все будет нормально!.. О, красная кнопка!.. Хм…»  — услышав это, люди со страхом в глазах отошли еще дальше.
        — «Боязно мне тебя оставлять одного в этой штуке… Да и про обещание забыть не получится…»  — лишь Мако стояла на месте, не удаляясь и не приближаясь, наблюдая за представлением с сохранением полного хладнокровия.
        — «Ты всегда можешь сесть мне на колени… Как в старые добрые времена… Только на этот раз будь поосторожнее…»  — я ухмыльнулся и протянул ей механическую руку.
        — «Эх… Ничего не поделать…»  — девушка приняла жест вежливости и, ловко запрыгнув на манипулятор, подождала пока тот поднимется на уровень кабины. Она встала подобно командиру пред войском до боя и прикрыла глаза, будто осознавая, что все взгляды прикованы к ее персоне:
        — «Распределяем обязанности!! Когда мы вернемся, все должно быть готово к взлету!!»
        — «Слышали, что сказала эта милая леди?!»  — я ехидно вещал из открытой кабины,
        — «Скорпикор!.. Ты должен направить этих людей на нужные места!.. Я знаю о твоем руководящем потенциале, только не вздумай пить на работе!!!»
        — «Заметано, сэр! Я попытаюсь!»  — он смачно закурил.
        — «Инглиш!.. Твоя задача  — это наладить коммуникацию и связаться с нашим флотом!.. Хотя бы попытайся… Нужно рассматривать все варианты… И, короче, не читай больше тех журналов!!! По крайней мере, при мне!..»  — недавно я подметил его любовь к чтиву 18+.
        — «А?! Ничего об этом не знаю!!! Я буду действовать по уставу!!!»  — он дико покраснел и, моргая, посмотрел на меня из дальнего края ангара.
        — «Боевые отряды должны помочь в обеих приоритетных сферах!.. Охрану поручаю на Эрдмана!.. Остальные работайте по обстоятельствам!.. Следите за противником!! Мы скоро вернемся с кормом для нашего монстра!! Но вы, все равно, попытайтесь залатать брешь в реакторе без нас!! Всем все понятно?!»  — я закрыл кабину и активировал герметизацию, предварительно освободив немного пространства для своей половины.
        — «Понятно!..»  — томно и уныло протянули все.
        — «А НУ ПО НОВОЙ!!!»  — Мако сыграла роль звукового усилителя, уже удобно сидя на моих коленях в кокпите мехи.
        — «ПОНЯТНО!!!»  — толпа заметно приободрилась, благодаря возникшему тонизирующему страху.
        — «ТАК-ТО ЛУЧШЕ, САЛАГИ!!! АХА-ХА!!!»  — на лице девушки появилась акулья ухмылка, я аж возгордился от такого ее поведения.
        Меха размяла плечи и зашагала в сторону света силового поля ангара, только лишь оно отделяло нас от бескрайней пустыни, будучи барьером для тьмы. Мы собрались с духом и сделали ключевое действие  — шаг, переступив грань экрана. В сенсоры моментально ударила вся мощь стихии  — песчаная буря. Судя по подглючивающей карте, идти было довольно долго.
        * * *
        — «Как же тут жарко…»  — прилагая все усилия для того чтобы не откинуться от перегрева, я уже успел несколько сотен раз проклясть свою гениальность. Изнывающие аугментации пытались охладить системы, выпуская из реакторов на броне пар, который сейчас только мешал. Мы битый час шагали по этой пустыне, треклятые барханы не давали и малейшего намека на что-то кроме песка, простираясь на сотни тысяч километров за горизонт.
        — «Тебя никто не заставлял лезть в эту меху… Нужно хоть иногда доверять людям… Иначе все может закончиться плачевно…»  — Мако не чувствовала себя смущенной и спокойно проводила какие-то манипуляции на консоли, успевая при этом невероятно жестоко парировать каждое мое замечание.
        По правде говоря, она была права, я и сам не был уверен, почему решил выполнить данную задачу, что-то незримое манило меня к шпилю, оно хотело лично все увидеть. Возможно, это было желание узреть все первым, ибо я всегда ненавидел делиться и никому не доверял, а возможно нет. Но одно я понимал отчетливее всего, пробуждение старой тьмы моей сущности усилилось после встречи с «ним», после всего пережитого плечом к плечу с призраком забытого прошлого этого мира… Эство шептало мне каждую секунду, оно хотело, чтобы я побывал там, чтобы раскрыл смысл и суть всего… Лишь тогда демон будет доволен… Лишь тогда Гордыня познает новые пределы…
        Механизированный бот неспешно брел среди завывания бесчисленных песчинок, с каждым шагом врезаясь ногами в песок, мне приходилось ступать очень осторожно. Кабина сотрясалась ежесекундно, амортизация не справлялась со стихией.
        — «Эх… Ну почему именно пустыня… Еще и система жизнеобеспечения и терморегуляции сбоит…»  — я всегда ненавидел этот биом, но одновременно и любил его, ведь природная красота безгранична во всех ее проявлениях. Дорога обещала быть долгой, а в моей голове крутились мысли на тему возможных биологических обитателей данной местности.
        — «Можешь пока поспать, а я поведу…»  — Мако повернула голову, заметив, что меня укачивает. Коронная, акулья ухмылка вновь озарила лицо прекрасной леди.
        — «Напомни мне, зачем я тебя взял?..»  — старпом уже отсидела мне все колени, они дико болели, так еще и вестибулярный аппарат барахлил, выдавая неверные пространственные координаты и нарушая работу систем обмена веществ.
        — «Потому что я тебя попросила?..»  — она прозвучала сухо и размеренно.
        — «Ну да… истинно верно…»  — никогда не мог устоять перед чарами своей любимой.
        — «Хех… А это довольно романтично… Смотри, какой закат!..»  — Мако показала на горизонт, светила скрывались за ним, последний раз кидая беглые оранжевые лучи на пространство, окутывая все едва зримым полотном сияния реакции своих термоядерных сердец. Океаны песчаной мглы кружили, подбрасываемые змеями из ветра, их завихрения создавали причудливые фигуры, отдаленно напоминающие кольца, которые каждую секунду меняли свой вид и растворялись среди мрака. Астероидный пояс был настолько плотным, что буквально играл роль отражательной панели для этой одинокой планеты, заменяя ей спутник и освещая небосвод подобно колоссальному щиту среди звезд. Иногда я задумывался, какие же чудеса способны задеть струны души, рукотворные или воссозданные вселенной. Ответ всегда был очевиден: лишь те, что внушают истинный трепет, а остальное неважно. Одна из моих первых грез была увидеть своими собственными глазами все красоты этого далекого мира, и пусть некоторые из них сродни первородным демонам, бесцветные и всепожирающие, но каждый имеет право на мечту. Нет ничего прекраснее беззвучных небес, наполненных огнями
далеких миров.
        Строительный бот продолжал делать осторожные и протяженные шаги по барханам в сторону предположительного источника энергии, конденсаторов на его спине должно было быть достаточно для зарядки реакторного блока дуговых колец.
        — «Эта штука из прошлого столетия, такие уже не выпускают…»  — я протяжно вздохнул, чувствуя, что манипуляторы все хуже поддаются моим движениям и неожиданно заметил обозначение года выпуска на стенке округлой кабины  — боту было ровно пятьдесят лет.
        Песок постепенно забивался в места сцепления крепежей конечностей мехи, все сильнее повреждая их. Индикаторы вокруг внутренней полусферы оповещали об опасности скорой поломки.
        — «А ведь мы даже не взяли с собой провизию… Да и на маяк никто не прилетит… Что меня дернуло сюда лезть!.. Не хочу тут застрять… Совсем не хочу!..»  — от спертого воздуха меня постепенно начало мутить, казалось, что время пошло в обратном направлении, порождая этим отзвуки страха  — он начал бушевать у меня в голове.
        — «Возьми себя в руки, сопля!!»  — старпом немного подпрыгнула и со всей дури бухнулась на меня, страх уважительно попрощался и ушел, его сменили другие чувства, среди них была и боль, но она погостила совсем не долго, превратившись в нечто иное.
        — «Ой… Системные ошибки повсплывали… Вот что ты наделала!! Я теперь вести не смогу!! У меня мысли о вечном были!! А теперь только о приземленном!!»  — стиснув зубы я зашипел. Попытки сосредоточиться на том, чтобы не споткнуться и кубарем не покатиться с бархана, встали поперек горла.
        — «Зато теперь о „плохом“ точно исчезли!..»  — Мако удобно облокотилась и продолжила прокладывать маршрут,  — «Это тебе за то, что уделяешь мне мало времени…»
        — «Да где же мало то?!»  — сперва я вообще не понял к чему этот разговор.
        — «Ты все время шляешься по станции как неприкаянный дух!! А мне может не нравится постоянно одной сидеть?! Может мне надоело следить за всем!? До тебя же не достучишься!!»  — атмосфера между нами накалилась, девушка явно имела ввиду мою полную неспособность воспринимать намеки в угоду логическим умозаключениям.
        В тот момент меня словно молнией с небес поразили, ведь так на самом деле и было. Среди извечного хаоса мыслей я проживал буквально несколько десятков жизней одновременно, многогранность разума мешала мне узреть истину за сотнями стен противоречий, вот и не уследил за всем. Приходилось проводить много времени одному, дабы размышлять и разгребать накопившуюся информацию, что являлось утомительным процессом, особенно если потоков данных больше одного. Так еще и нужно было помогать распределять персонал, следить за состоянием крепости, к этому всему добавились регулярные тренировки ближнего боя в симулякруме.
        — «Я не знал… Ты могла раньше сказать…»  — чувство вины за очередной промах горько подступило к горлу, мешая дышать.
        — «Ты должен сам догадаться!..»  — настроение Мако явно ухудшилось, а голос затих.
        — «Прости… Вечно я всех подвожу своими ошибками… Дебри этой стороны мира для меня всегда были страшнее самой смерти… Клянусь, что больше не буду убегать… Мне просто нужно немного помочь… Хочешь, в следующий раз, научу тебя технике владения энерго-клинком?.. Будем тренироваться вместе?..»  — мне даже ей в глаза было смотреть стыдно, не говоря уже про опасность перегрева с ее стороны.
        — «Не раньше, чем я научу тебя стрелять из плазмера!!»  — Мако хихикнула, я опять попался на ее уловку и наобещал с три короба настоящему мастеру по вымогательствам.
        — «Заметано!..»  — я с облегчением выдохнул и, на секунду убрав руки с манипуляторов, крепко обнял Мако. Девушка расплылась в теплой улыбке, ощущая очередную победу.
        * * *

        СЦЕНА ВОСЬМАЯ: СИЯНИЕ ЗНАНИЙ
        — «Долго там еще?..»  — я удрученно посмотрел Мако через плечо, пытаясь определить что-то на мини-карте, но ничего так и не понял.
        — «Не знаю… Мы уже должны быть совсем рядом…»  — она совершала классические действия с консолью, перелистывая строки кода слишком быстро даже для своих незаурядных способностей.
        — «Может сенсоры сбоят?..»  — я постучал по экранам рядом с собой, из них тут же повалила затхлость, созданная пылью. Что-то маленькое, черное и с восемью лапками упало мне на руку, видимо эволюционный последователь земной живности, что так хорошо прижился в локальных условиях космических кораблей. Существо умело создавать из паутины воздушный купол и питаться скопившимися органическими отходами, растворяя их своей легкой кислотой. Это был «Арахнид-стервятник», его восемь зеленых фасеток сухо уставились на меня, не моргая:
        — «ААААААА!!! СНИМИ ЕГО!!!»  — я в истерике замахал руками, пытаясь стряхнуть ужасного монстра с себя, что привело к незамедлительному задеванию множества приборов.
        — «ЭЙ!!! ОСТОРОЖНЕЙ!!!»  — Мако попыталась меня остановить, но я уже успел сдвинуть чувствительный рычаг управления. Меха со всей дури пнула ногой воздух, и, не удержав равновесие, покатилась с бархана вниз. Падение было эффектным и не продолжительным, сделав несколько феерических сальто, огромный бот рухнул оземь, зарывшись корпусом ног в песок.
        Выступление актера-акробата закончилось без жертв, но не без повреждений. Когда рубку перестало трясти, вокруг меня воцарился непроглядный мрак и духота.
        — «Идиот!! Ты что творишь!! С тобой все в порядке?!»  — девушка не знала, злиться ей или все же беспокоиться, она подняла голову и принялась осматривать кабину.
        — «Слезь… Пожалуйста…»  — мой приглушенный стон нарушил тишину после грохота.
        — «А ты где?..»  — старпом тщетно вертела головой во все стороны, не находя источника звукового оповещения.
        — «Снизу… Дышать нечем…»  — признаться честно, как она металась меж двоякими чувствами, так и я не знал, что же сейчас интересует мой разум, выживание или…
        — «Ой…»  — проявив мастерство снайперского приземления, она угодила своим седалищем прямо на мою физиономию,  — «Сейчас… Погоди немного!..»
        Кабина была маленькой и не рассчитанной ни на кого, кроме пилота, подобного исхода можно было ожидать, но жаловаться я не смел.
        — «ХАААА!!!»  — избавившись от заслона, я начал жадно хватать легкими воздух и пустым взглядом пялиться на пространство вокруг, опасность кислородного голодания отступила.
        — «Только не делай такое лицо!.. Во-первых, это ты виноват! Во-вторых, я уверена, что тебе не так уж сильно не понравилось…»  — она поправила волосы и демонстративно отвернулась.
        — «Даже отвечать не буду… Ты и сама все знаешь… Так… У нас вроде бы миссия?.. Что с сенсорами?..»  — мысль не завершилась, ее легко прервал открывшийся вид.
        Бот в неподобающей описанию позе плашмя лежал на песке, прямо близ блина из странного, но знакомого, черно-зеленого материала, положенного по радиусу вокруг огромной конструкции, незримое силовое поле которой не пропускало бурю и маскировало строение своей едва сверкающей кромкой.
        Шпиль в центре держал на себе несколько колец из кристальных октаэдров, будучи похожим на километровую иглу, что сияла энергетическими переливами. У основания, постройка плавно расходилась колоннами, сохраняя филигранность формы, те держали ее над поверхностью пласта, а между ними располагалось углубление с мостом и платформой посередине  — наш путь вниз, прямо к источнику излучений.
        На секунду мне показалось, что я слышу едва различимые отзвуки шепота, они говорили неразборчиво, но когда я отчетливо понял одно из слов, по спине прошел холод первозданного ужаса. Голос тихо молил о спасении. Испугавшись этого явления, я потряс головой и похлопал себя по щекам, все сразу затихло.
        — «Никогда бы не подумал, что опять увижу нечто подобное…»  — в голове роились разные смутные мысли, но одна была особенно яркой и четкой,  — «Маяк Изоморфов…»
        Мою руку неожиданно подняло и повело в сторону маяка, она указала по направлению причины нашего спасения. Структура издала едва слышимый гул, напоминающий утробный рев какого-то существа.
        — «Говоришь, нам нужно внутрь?..»  — дисплей вновь вспыхнул силуэтом неизвестного устройства и словно подтвердил мои слова. Судя по изображению, оно находилось ровно по центру маяка, но немного ниже, километра так на три.
        — «Совсем не охота туда идти… Мне кажется, у меня крыша от этого места едет… Жуткое оно какое-то…»  — я отодрал инструментарий от передней панели и посмотрел на Мако.
        — «А у нас есть варианты?..»  — она вздохнула, явно находясь на другой волне.
        Я взял управление на себя, меха встала на ноги, помогая себе руками. Как только мы сделали первый шаг по поверхности диска, в месте, где он был произведен, появился яркий силуэт энергии следа. Пол реагировал на наше движение, он словно следил за нами и каждый раз посылал данные в центр своего очертания.
        Делая осторожные движения, мы плавно продвигались к шпилю. С каждым шагом было все спокойнее, страх уходил из моих мыслей, на его месте образовалось чистейшее научное любопытство.
        Дойдя до центра, меха встала прямо под башней, ее ноги припечатало к земле. Вокруг нас сверкали колонны, сверху находился купол, а внизу только мрак. Платформа по центру загорелась кольцом света, а поверхность содрогнулась, приходя в долгожданное движение.
        — «Лифт…»  — я всеми силами старался себя в этом заверить, ведь ничего данную теорию не доказывало. Кусок корпуса под нами отделился от общего основания и устремился вниз, не поддерживаемый даже намеком на гравитационные рельсы. Мы буквально парили, а вокруг царила лишь бескрайняя тьма, и ничего кроме нее.
        — «Включаю прожекторы…»  — Мако активировала подсистему освещения, по сторонам от кабины возникли конусы света, но они освещали лишь пустоту,
        — «Интересно почему ЭТО место никто не нашел до нас?..»
        — «Кто тебе такое сказал?.. Может они разбились во время посадки… Не смогли определить тип излучения… Или оно просто их не пустило…»  — мне вновь стало жутко, поскольку я отчетливо слышал какие-то протяжные ноты, похожие на завывание.
        — «Почему тогда НАС пустило?..»  — Мако не успела начать дискуссию, она ахнула и уставилась на зрелище впереди. Лифт впечатался в пол и отпустил нас, давая пройти дальше. Свет прожекторов упал на огромную сферу черного цвета, она левитировала над поверхностью и держала над собой несколько шаров поменьше. Объект отдаленно напоминал уменьшенную копию «Немезиды», на его поверхности находилось множество остроугольных лабиринтов-узоров, что переливались то алой, то белоснежной кромкой.
        Снизу гиганта располагался извилистый мост из твердой породы, ведущий к закольцованной панели у его основания.
        — «Ничего не напоминает?..»  — старпом покосилась на меня через плечо.
        — «Напоминает…»  — я не мог поверить тому, что видел. Меха осторожно приблизилась к центру помещения, как ни странно сканирующие системы не реагировали на данное явление  — по их мнению, его попросту не существовало.
        — «Как будем брать энергию?..»  — данный вопрос интересовал меня меньше всего.
        — «Сканер не фиксирует вообще ничего… Ни один из спектров ее не берет… Не имею представления, что делать…»  — Мако, пребывая в кромешном недоумении, пытаясь что-то безуспешно понять, но артефакт древности решил сам сделать первый шаг.
        — «Пройдите идентификацию…»  — холодный мужской голос возник у меня в голове.
        — «ТЫ ЭТО СЛЫШАЛА?!»  — я ошарашено дернул Мако за плечо, начиная бояться за свою психику. Девушка лишь развела руками, вглядываясь в комплекс:
        — «Нет… Ты чего вдруг?.. Что я должна слышать?..»
        — «В доступе отказано… Третья стадия идентификации не пройдена… Замечены искажения… Погрешность составляет 7.3%… У вас осталось три попытки…»  — голос вновь оповестил меня о чем-то.
        — «ДА КАК ТЫ НЕ СЛЫШИШЬ!?!? Он прямо сейчас со мной говорит!!!»  — внезапно пришло смутное осознание схожести этой ситуации с иной, я немного успокоился.
        — «Ты, похоже, перегрелся…»  — она явно мне не верила, да и доказать я ничего не мог.
        — «Не слышишь… Наверно все дело в имплантах… Нужно придумать, как решить этот вопрос… Если мы…»  — меня грубо перебили.
        — «В доступе отказано… Погрешность составляет 2.8%… У вас осталась одна попытка…»  — все так же сухо и надменно сказал голос.
        — «ДА ЗАТКНИСЬ УЖЕ!!! НЕ С ТОБОЙ РАЗГОВАРИВАЮ!!!»  — эта невоспитанная хрень меня дико вывела, по множеству очевидных причин.
        — «Голосовой контур распознан… Добро пожаловать, создатель Сириус…»  — привратник затих, разносясь громовым эхом среди пустоты.
        — «Чего…»  — я аж икнул от недоумения.
        Тьма сверкнула своей заменой, зеленоватые искривления ветвистых молний начали бить в броню крупного объекта по центру, его обшивка раскололась на четыре части и вошла в стены по краям, сливаясь с ними воедино. Небольшая сфера ядра питания приняла подачу энергии и зажглась ярче некоторых звезд. Плазменная аномалия впитывала материю и продуцировала белое пламя протуберанцев вокруг себя, срывая оковы спячки. Возле миниатюрного небесного тела возник его спутник, такой же круглый, но воссозданный из имитации материи. Псевдоголограмма этого серого шарика немного покрутилась в пространстве и, найдя виновников своей активации, раскрыла створки сканера-окуляра, соединяя призрачным лучом света себя с моим инструментарием.
        Немного опешив, я машинально отдернул руку, конец луча последовал за ней, я влево  — он влево, я вправо  — он тоже. Некая нить неразрывно связала нас. На экране инструментария появились уже знакомые символы:
        — «Замечательно, только я ничего не понимаю!»
        — «Речевая матрица определена… Найдено сходство с данными 766/16/05… Начинаю расшифровку… Ожидайте…»  — голос вновь проявил себя.
        Странные руны начали постепенно сменять себя на более привычные глазу Эквистеллианские иероглифы. Наконец-то я смог удовлетворить свой интерес и немного успокоиться. Это была некая заброшенная лаборатория-хранилище. Дисплей располагал информацией о статусе всего комплекса, прыжковом маяке и проектах, которые тут разрабатывались.
        — «Похоже, эта штука признала во мне Томаса… Но почему я прошел идентификацию и вообще…»  — информация показывала, что этот небольшой спутник-дрон и есть ИИ лаборатории, но он был простым стражем, исходным кодом для попечительства нам чем-то белее весомым и сложным. Здесь хранилось нечто невероятно дорогое для хозяина лаборатории, иначе бы он не создал такое количество стадий авторизации и маскировку.
        — «Ты можешь приказать этой штуке запитать реакторы бота?..»  — Мако наконец-то вышла из ступора и повернулась, уже догадавшись, с кем я все время говорил.
        — «Сейчас узнаем…»  — я собрался с мыслями и прикинул в голове, что бы такое приказать,
        — «Эй!.. ИИ! Слушай… Можешь пойти с нами?.. Нам нужна энергия!.. А ты, похоже, состоишь из нее более чем полностью…»  — заодно мне захотелось прихватить с собой все чертежи этого чуда науки, ведь как показывали данные, вообще вся суть этого комплекса была в нем  — шар и был лабораторией. Привратник повис перед кабиной:
        — «Невозможно выполнить запрашиваемый алгоритм… Носитель не является платформой, требуемой для перевозки… Примечание: ресурсов комплекса хватит на постройку одной платформы удовлетворяющей запрос… Она будет способна транспортировать ядро… Требуется подтверждение, желаете продолжить?..»
        — «Хм… Давай!.. Создавай!..»  — меня раздирало от любопытства.
        — «Команда распознана…»  — каждый звук его слов сотрясал эфир вокруг, свет лабиринта вен энергоканалов побагровел. Кольцо ядра дрона начало резать тьму струнами света, бросая их в разные стороны от себя. В местах множественных контактов лучей со стенами взлетали массивные платформы, на каждой из них были странные приспособления. Некоторые несли манипуляторы, а где-то я отчетливо рассмотрел монструозные орудия.
        — «Это же верфь…»  — Мако завороженно наблюдала, как вокруг мехи образуется кольцо из механизмов, до боли напоминающие клетку строительных лесов, но более сложных и похожих больше на паутину. Манипуляторы были очень элегантной формы, ни одного острого угла или места крепления деталей друг к другу, их будто связывали сухожилия.
        — «Никогда такого не видела!!!»  — Мако открыла рот от изумления.
        — «Инициирую протокол „Странник“… Цепь связи требует последнее подтверждение, необходимо установить непосредственную синергию с владельцем…»  — шар чистого света стал еще ярче в сотню раз, вокруг него роились кольца исчадий разрушения и носителей облика прошлого  — тумана цвета самой бездны  — Мехаморфных нанитов.
        — «Э-э-э….. п… Подтверждаю?..»  — было немного боязно, я сглотнул.
        — «…»  — привратник открыл похожий на ромб вертикальный глаз во всю длину своего корпуса и провернул многоступенчатый зрачок. Рой разошелся пастью-волной и сорвался с места, захлестнув строительного бота океаном тьмы. Микроскопические механизмы ворвались в фильтрационные и выхлопные заслонки, передний дисплей оповещал о многочисленных повреждениях и полное нарушение целостности воздушной системы. Мгла пожирала меху заживо.
        — «АКТИВИРУЙ ГЕРМЕТИКУ СКАФАНДРА!!! БЫСТРЕЕ!!!»  — я моментально нажал на сенсорах костюма нужный код и вокруг головы образовался шлем. Мако, в это время повторила мою манипуляцию, дабы не потерять дыхание от фееричности действа.
        Отзвук рева новорожденного чудовища пронесся по пустоте, глуша иные мысли.
        * * *
        Ненасытный рой ворвался в кабину сквозь воздушные шлюзы и закружился в цикличном танце. Периодически группы нанитов отрывались от пелены и соединялись с металлом, впечатываясь в него подобно краске и растекаясь. Центральная часть бота быстро начала увеличиваться и приобретать форму треугольника с тупым носом, смотрящего острием вперед и немного вниз, по сторонам от нее возникли два выпирающих вперед штыка. Механика использовалась как строительный материал для нового организма, более совершенного. Его кабина стала массивной и будто объятой двумя кольцами, соединенными между собой. Металл вокруг расширялся и сменялся на кристаллическую чешую брони нефритового отлива, между листами которой проглядывалась синтетическая плоть сухожилий. Происходила полная замена всей структурной основы, перестраивались сами атомы.
        — «Произвожу корректировку под пилотируемый персонал…»  — как только голос это произнес, основное кресло выросло в размерах, а по его бокам появились различные панели и манипуляторы тяги, спереди же восстало вторичное, но более компактное, на нем проглядывались идентичные приборы.
        Пока нас швыряло по псевдопрозрачному кокпиту, словно синтетический парус на звездном ветру, вокруг происходило подлинное и неопровержимое созидание.
        Наниты становились массой, а после твердой субстанцией, они вовсю отращивали внешнюю броню и нависали волнами в виде передвижных шестиугольных панелей, которые то закрывали весь обзор, превращая бота в настоящий танк, то вновь открывались и прятались за спину. Острая кабина и катушка основного тела соединились в виде странного симбиоза геометрии и абстракции. Порождение технологий прошлого наконец-то возвысилось на своих собственных ногах, его тонкие трех-составные конечности сгибались назад и заканчивались острыми штыками, что исходили энергетической дымкой, заставляя меха парить над поверхностью. Похожие на солнечные панели, отражатели, покрыли обшивку сродни змеиной коже.
        — «Ошибка… Задача приостановлена… Необходимо определить желаемую модификацию…»  — синтетический голос выбрал не самый лучший момент, чтобы напомнить о себе.
        — «Слезь с меня!.. У тебя теперь свое место!..»  — Мако неуклюже пыталась спихнуть меня с себя, из-за всего этого действа с материей нас зажало между задним креслом и стеной, пришлось произвести некоторое количество определенных манипуляций, перед тем как мы выбрались и вновь обрели серьезность кондиции.
        — «Модификация, значит… Ха-ха-ха!!!»  — находясь на грани между тьмой и светом, я плюхнулся в заднее кресло, как ни странно оно оказалось довольно мягким и удобным. Логика сцепилась с первозданным желанием испытать максимум от возможностей этого механизма, на моем лице несанкционированно появилась звериная ухмылка:
        — «Нам все, что есть в меню!! И побыстрее!!»
        — «Команда распознана…»  — привратник активировал острые лапы паукообразных манипуляторов и пронзил ядро комплекса, миниатюрная звезда распалась на части, ее огненные шлейфы прошли по пространству в нашу сторону и начали соединяться с элементами боевого робота. Пламя зажгло перегородку обшивки ниже брони кабины, листы которой разошлись в стороны и обнажили четырехстворчатую пасть монстра, что более не был машиной, его утробный рев разошелся стократным эхом под землей.
        Крупные платформы сорвались с потолка и припечатали пробудившегося меха к полу, впрыснув ему какую-то жидкость прямо в синтетическую плоть. Существо трясло, оно пыталось порвать все на пути и рьяно не желало мириться со своей судьбой, но та лишь безжалостно и сухо огласила свой приговор:  — «Центральный нервный узел распознан и изолирован… Начинаю установку компонентов…»
        Среди тьмы мелькнул силуэт тяжелого орудия с двумя стволами. К левому плечу мехи припечатался боевой модуль, он заменил собою недостающую руку и моментально сросся своей мертвой тканью с основным телом. Огромный двуствольный излучатель, состоящий из расколотого по длине на две части обелиска уже зажегся в попытке преждевременно активироваться:  — «Бозонное орудие»… Установлено…»
        Процедура повторилась вновь, с иной стороны комплекса сорвалась округлая конструкция и заставила монстра пошатнуться. Вторая рука также как и первая была принята структурой, но она крепила на себе складной шестиугольный щит, заменяющий наруч. Кромка барьера переливалась от переизбытка мощи, буквально пылая огнем из своих очертаний:  — «Установка „Центурион“… Закреплена…»
        Прямоугольник механизированной платформы сорвался с потолка и, прикрепившись к спине бота, пронзил его иглами и обхватил подобно поясу. Меха сильно впечатало в пол, но он выдержал этот вес и вновь поднялся, все еще захваченный в оковы комплекса. Четырехствольная гаубица на спине провернулась орудийными нагнетателями и сложилась в походный режим, спрятав себя под броню:  — «Экспериментальный артиллерийский прототип  — „Тахионный Расщепитель“… Готов…»
        Броня перед острой крышкой кабины внезапно разошлась на две части, сам же фонарь распахнулся, дабы принять последний штрих. Шар ИИ плавно влетел внутрь кокпита и сел в открывшийся проем, гнездо за креслом второго пилота приняло его в свои объятья и захлопнулось за ним, в кабине начали пульсировать волны чистейше белой энергии:
        — «Соединяю нейронную матрицу владельца с объектом… Передаю модуль панели контроля пользователю… Инициализация…»
        Дикая боль пронзила левую руку и не только ее, она растеклась по всему телу, я стиснул зубы  — это была настоящая агония. Существо что теперь служило мне, оно успело прожить в этом мире лишь несколько минут, но уже ощутило его самые страшные стороны, ведь его собирали заживо прямо на моих глазах.
        Меха больше не управлялась первозданными инстинктами, ее разум обрел покой. Отзвуки параллельных стихий сошлись и стали одним, я никогда такого не ощущал. Наши воспоминания обрели целостность, сущность узнала то, что должна была и приняла свою суть, гордо возвысившись среди тьмы лаборатории. Она попросила называть себя так, как изначально сказал ее создатель, она  — «Странник».
        Мне пришлось ненадолго потерять сознание, сквозь едва приоткрытые веки я увидел Мако, девушка трясла меня за плечи, но было еще рано пробуждаться. Дымка цвета бездны перестраивала мой инструментарий, а в голове возник образ знакомого ученого.
        — «Если ты это нашел, поздравляю!! Скотина!!! Мой маяк распознал в тебе… нет… Тебя признали… не… Тоже не пойдет… КОРОЧЕ!!! Это МОЯ лаборатория!!! Ты не думай, она не одна такая… Но в своем роде уникальна… Или… Так получилось, что я настроил охранную систему под нашу геномную структуру, и сделал аварийную запись, когда или если какой-то ублюдок решит позариться на мои изыскания!! Но это все чушь, понятно?! Тройной блеф!! Или не блеф… Блеф или не блеф?! С кем я вообще разговариваю?! Почему ты все еще жив?! А, понятно!! Так значит, моя работа была не напрасна!! Люди все-таки доросли до уровня такого великолепного, прекрасного, умопомрачительного, крышесносящего, потрясающего воображение, ГЕНИЯ!!! И АЛЬФА САМЦА!!! А о чем это я… Ах да, позаботься о моем маленьком проекте… Только тс-с-с!.. Никому ничего не говори!! Сейчас у тебя кое-что более важное, чем ты думаешь… Не потеряй…»  — Томас, он стоял на фоне бескрайней белизны, а его размашистая тень простиралась далеко назад, напоминая очертаниями адскую гончую, что ехидно раскрыла пасть.
        Пелена пропала, я провалился обратно в реальность, не в состоянии отдышаться от пережитого, мое дыхание все еще резонировало с иным существом.
        — «ЭЙ!! ОЧНИСЬ!!!»  — перепуганная Мако склонилась надо мной, ее длинные волосы падали мне на лицо и щекотали нос.
        — «АПЧХИ!!»  — я не сдержался и чихнул, полностью вырываясь из мира по ту сторону.
        — «В порядке… КРЕТИН!!! Ты же обещал меня больше не пугать!..»  — девушка крепко обхватила меня, нарушая исход воспоминаний своими эмоциями.
        — «Успокойся… Я почти полностью жив… Только голова немного болит и… АААА!!!! ЭТО ЧТО ЗА ХЕРНЯ?!?!»  — пытаясь обнять ее в ответ, я заметил новое приобретение. Вместо бронированного наруча, на моей левой руке теперь красовалась секционная перчатка из такого же материала, как и весь комплекс, она сияла переливами лабиринта трещин и псевдоразломов. Эластичные соединения совсем не мешали двигать рукой, напротив, атрибут сидел подобно второй коже.
        Машинальная попытка снять с себя эту штуку последовала незамедлительно, но мысли стали реальностью в тот же момент…
        — «НИХРЕНА СЕБЕ!!!»  — я немного перепугался, когда перчатка сложилась в небольшое кольцо на указательном пальце, не желая покидать меня.
        — «А обратно?!»  — в момент произошла реверсивная метаморфоза, порождение бездны вернулось на место, и активировало проецируемый голографический экран.
        — «Вечно все самые крутые игрушки достаются тебе…»  — старпом смотрела на меня в упор, предварительно сделав недовольное лицо и надув губки.
        — «Ты серьезно?.. Пф… Это не проблема!.. Я такое видел!.. Тут настоящий клад!.. Довезем эти чертежи на базу и сделаем тебе такой же!..»  — заразившись ее настроением, я сам повеселел и с трудом привел чувства в порядок.
        — «Только скачала нужно удрать от „Часового“, и улететь с планеты, да и отсюда подняться тоже не помешает…»  — Мако вздохнула и одним движением села в свое кресло, начав вертеть головой по сторонам, оживленно осматривая новые панели и органы управления, что неплохо так преобразились, можно сказать до неузнаваемости.
        — «Нам нужно поскорее возвращаться…»  — я плюхнулся на свое место.
        На дисплее перчатки возник шар энергии, он буквально прочитал мои намерения:
        — «Директива имеет поправки владельца… Требуется подтверждение… Удаление источника питания уничтожит комплекс…»
        — «Дабы воссияло новое пламя, необходимы угли!! Выполняй приказ!!!»  — потакая моим поглощенным эмоциям, «Странник» взяла частичку моей души, она пылала чужим пламенем  — огнем моих демонов.
        — «Команда распознана…»  — ИИ провел последние лучи света к их новому пристанищу, реактор комплекса закончил воссоздавать себя в ином теле и затух.
        Меха развернулась скользящим движением, словно капля дождя на кромке барьера, устремившись обратно к лифтовой платформе. Колоссальное количество обвесов не сдерживало штурмового бота, что уже больше напоминал андроида, но все еще зависел от других, ибо был молод и неопытен. Каждый пройденный им метр заставлял структуры позади постепенно терять свет, тень забирала с собой их души, обелиски падали вниз, когда та проносилась рядом, поднимая клубы пыли мглы и тумана.
        И вот мы уже стояли на платформе, на которой недавно спустились. Шар питал только ее саму, тьма нависла непроглядной пеленой, но огонь зажег собою пустоту. Меха издала протяжный скрежет и, оскалившись, пригнулась. Синтетические мышцы вкупе с антигравитационными подошвами запустили нас вверх со скоростью снаряда рейлгана, поверхность под нами проломилась под напором этой силы.
        Меня впечатало в сидение, но было совсем не страшно, лишь чертовски круто, ведь чувство истинного полета возможно испытать только в атмосфере. Пустой мрак небес принял нас буквально на несколько секунд, створки комплекса выплюнули механизированную катушку и тут же закрылись, сам же бот разложился в походный режим и приземлился, даже не ощущая поверхности, ведь он парил и сейчас, правда не очень высоко.
        Силовое поле над комплексом мерцало, пытаясь исчезнуть с каждой секундой, оно с трудом сдерживало бурю и все сильнее тускнело. Боевая платформа посмотрела вверх и размяла массивные плечи бронированных рук, подавая на лабораторию последний сигнал, штыки по краям от ее пасти приняли силовое поле комплекса, оно уменьшилось до размеров бота, после чего стало с ним единым целым.
        — «Даже зонтик нам выдали!! Какие добродушные тут хозяева!!»  — меня начало немного крыть, сказывались допустимые отклонения личностной матрицы.
        — «Не умничай, вынесли все… Прямо как воры…»  — Мако, по-видимому, почему-то показалось, что мы поступили неправильно.
        — «Шутишь?.. Мы спасли его исследования!! В наших руках они обретут новую жизнь!! Он же был нашим другом!! Кто если не МЫ!..»  — часть отзвуков голосов созданий, что были рождены дабы сеять смерть, перекинулась мне. Демоны становились все сильнее, но я еще держал их в узде, иногда поражаясь собственному упорству.
        Антигравитационная подошва оттолкнула бота в сторону от комплекса и понесла вперед, но голос привратника как всегда решил прервать момент сосредоточения, на этот раз взрывоопасным заявлением:  — «Граница синергии с ядром разорвана… Инициализирую процедуру самоуничтожения…»
        — «Вот чтоб тебя разорвало…»  — я обернулся назад, меха пронеслась над границей блина, структура лаборатории вздыбилась и разошлась трещинами, гром детонации поднялся из-под земли и залил все океаном пламени. Шпиль подкосило, он устремился в нашу строну.
        — «НУ ПОЧЕМУ ИМЕННО СЮДА!?!»  — некоторая досада подступила к моему горлу.
        — «Все нормально!!!»  — Мако дернула обеими руками за рычаги контроля, бот провернув несколько колец сальто вокруг своей гравитационной оси, выписал спираль вправо и успешно увернулся от структуры. Башня грохнулась на землю прямо по левому борту, поднимая стены желтого полотна, ее пламя смешалось с остальным.
        — «Вот это пируэт!.. Потрясающе!.. Поставлю ка я десять из десяти!.. Прекрасная леди, может, скажешь, где ты научилась так водить?..»  — я с облегчением вздохнул, огниво осталось далеко позади.
        — «Не-а! Вот угостишь меня чем-то вкусным, тогда возможно я и поведаю тебе эту историю! Хи-хи!»  — часть моего веселья перекинулась на нее,  — «Бери на себя вооружение, я займусь движением платформы!»
        — «Есть, мой Капитан!»  — я шутовски отдал честь выглянувшей из-за спинки переднего сидения девушке. Монстр послушно внемлил голосам двух душ, дабы узнать у них все и стать олицетворением надежд своего хранителя.
        * * *

        СЦЕНА ДЕВЯТАЯ: ТАНЕЦ ПУСТЫНИ
        Меха скользила по поверхности бескрайних песков, даже не касаясь их. Скрытая маскировочным полем бывшего комплекса «Изоморфов», она не оставляла и единого следа на барханах. Путь назад представился гораздо быстрее, чем к цели, теперь уже модифицированный до уровня раньше недоступного нам, штурмовой бот развивал небывалую скорость, вдесятеро выше, чем прежде.
        — «Это просто потрясающе!! Она даже умеет сражаться в безвоздушной среде!! Этот алгоритм трансформации прямо рядом с тем, что ответственный за режим передвижного танка!!»  — я рылся в экране перчатки и сверял данные исследований с информационными дисплеями передо мной, полученные знания буквально не укладывались в голове.
        — «Наши за тем барханом, сейчас мы должны их увидеть…»  — Мако на секунду запнулась и пристально всмотрелась в горизонт,  — «Как я и думала… Опоздали…»
        — «Что там?.. Вот же… дерьмо…»  — я поднял голову, дабы увидеть все самому, но вид был не то чтобы приятным. В атмосфере ночных небес нависло скопление рукотворных огней, их центром был бездушный охотник, нашедший свою добычу  — «Часовой». Титан бесстрастно и беззвучно наблюдал за нашим передвижением. Буря развеялась и отступила, силуэт «цепного пса» со сверкающими линиями брони был слишком хорошо виден на фоне озаренного астероидным диском небосвода. В строну дредноута, разрывая атмосферу огненными сечениями, летели «падающие звезды», кажущиеся бесчисленные глашатаями.
        — «Десант, значит… Можешь приблизить?..»  — на дисплее появилось увеличенное изображение сил неприятеля, ими оказались смешанные войска из Б. П. Н.П. (Боевых Платформ Наземного Противодействия (артиллерии))  — AM-0: «Вдова», стандартных штурмовых ботов SM-0:  — «Фронтир» и воздушного прикрытия, состоящего из белоснежных штурмовиков-синтагма класса VG-III:  — «Несущий свет» (Серийная модификация «Проблеска»).
        — «Восстанови связь!! Пусть открывают огонь по этим тварям!! Нужно перехватить как можно больше врагов, пока те еще на подлете!!»  — пришлось бегло проводить направленное сканирование и пытаться просчитать тактику врага, множественные линии траекторий отпечатались на переднем дисплее.
        — «Канал связи установлен! Говори!»  — Мако молниеносно нашла нужную частоту в перечне имеющихся спектров связи.
        — «Капитан Глум вызывает „Справедливость“!! Как приняли!! Идентификация нового позывного, боевая платформа… Эм… Как там было-то… „Странник“!..»
        Ответ пришел не сразу, сквозь искажения и помехи я узнал радушный голос Инглиша:
        — «Капитан!!! Я так рад, что с вами все в порядке!!! Мы уже собирались высылать спасательную бригаду!! Но Эрдман нас отговорил… Сказал, мол, „ферзь“ вычтет это из нашего жалования… А вы знали, что у нас тут небольшие неприятности?.. Мы перенаправили все остатки энергии на орудия!.. Нам хватит лишь на один залп!.. Но вот выстрелить не получается, без голосовой идентификации ИИ не активирует башни…»
        — «Все будет в порядке!! Нам просто нужно справиться с десантом!! У меня новый план!! Намного лучше предыдущего!! Агнесса!! Ты же слышишь меня!?»  — я уже и забыл, что на корабле она слушалась только Капитана. Нужно было срочно сворачивать деятельность на этой планете, враги решили расправиться с нами раз и навсегда, но им очень мешала ее массивная гравитация и искажения.
        — «Да, Капитан… Приказ открыть огонь?..»  — ИИ как всегда была холодна, орудия корабля уже получили питание, предвкушая проявление своего исконного предназначения.
        — «Именно!! Пали в те дальние платформы!! Это артиллерия!! Вырвем сердце построению этих шавок!! Пусть они узнают, какое наказание ждет нарушителей кодекса!!»  — я открыл трехмерную карту и легким движением провел рукой над нужными контурами, теми, что были больше остальных и летели медленнее.
        Орудия дредноута, оставшиеся не поврежденными после падения, скрепя башенными приводами повернулись в сторону врага, нагнетатели давно горели и тут же провернули линзы, открывая огонь. От инерции, песок вокруг погребенного корабля вздыбился во все стороны, создавая волны расхождения. Белые лучи света разрезали небосвод на две ровные части и ударили по группе неприятелей с особенной страстью, корабль словно желал мести за содеянное ими.
        Шустрые воздушные суда успели увернуться, но разрывающие стратосферу штурмовые платформы не могли повторить маневр, ибо их стихия земля, а не ветер. Несколько десятков капсул превратились в сферы пламени и лома, их горячие обломки полетели вдогонку приближающимся противникам. Меха же продолжала планомерное сближение с союзными силами, подпрыгивая на различных неровностях песка.
        — «Они уже практически приземлились! Мы не успеваем…»  — Мако выжимала из систем биоробота всю возможную скорость, но этого было недостаточно.
        — «У нас есть чем сократить их численность?..»  — я заметил, что штурмовики отделились от ядра построения и сменили траекторию. Разрывая атмосферу планеты, окутанные пламенем корабли боевой эскадры, стремительно приближалась к нам.
        — «Синергия сознания не включала информацию о сменных модулях модификации… Инициализация передачи потока необходимых данных…»  — голос привратника исправил свой недочет, мы трое теперь знали все, что знает он,  — «…все боевые характеристики платформы отныне известны вам…»
        — «Что… это… было…»  — Мако не могла понять сути произошедшего, смотря куда-то в пустоту,  — «Я видела образы!! Теперь понятно, как все это работает!!!»  — старпом дернула за рычаги, они обвили ее руки панелями из бионической материи. Платформа раскрыла кольца на своих плечах, назад теперь смотрели две форсажные камеры ионных ускорителей. Бота буквально катапультировало вперед, он оставлял за собой след из салатовой энергии и траншейный разрез на зыбкой шкуре планеты. Времени спрашивать у ИИ как он это сделал, и почему Мако тоже получила вынужденный урок, не было.
        Ощущение и звук протяжного рева биомеханизированного монстра заглушили все остальное, «Странник» хотела испытать эти чувства сама, пройти боевое крещение, ведь была создана лишь для войны  — я решил потакать ее желаниям:
        — «Выполняем боевой маневр семь дробь три!!!»
        — «Ладно…»  — Мако выдохнула и сосредоточилась, мы с ней одновременно потянули рычаги управления, сливаясь с машиной в единое целое.
        Меха открыла переборки по краям от бронированных листов кабины, слева и справа, выплевывая энергию веерных трастеров торможения. Моментально остановившись «Странник» прижала левое колено земле, клубы песка развевались вокруг нас, когда щит в правой руке ударил об землю и заслонил собой весь обзор.
        Сейчас бот стоял в позе средневекового рыцаря, пытающегося прикрыть себя от летящих стрел. Я почувствовал невероятный прилив эмоций, но это были не страх, не волнение, и не азарт от боя  — это была радость. Я готов был поклясться, что некая нехарактерная улыбка вновь озарила мое лицо, спровоцировав появление нежелательного гостя  — демона. Он заметно участил свои визиты после начала тренировок по улучшению моих боевых умений, ведь я решил уделять им достаточно времени после того случая в проулке, боясь что Мако снова ранят, очень сильно боясь. Демон всегда приносил с собой множество вещей, нехарактерных моему эству, но после контакта с истинными монстрами приобрел силу стихийного бедствия.
        — «Активирую систему залпового огня „Центурион“!!!»  — по моей команде передняя часть брони щита разошлась и открыла вид на шестиугольные соты, в каждой из которых размещались кристаллические ракеты,  — «Подавитесь, сраные твари…»
        Мне даже не пришлось ничего нажимать, алгоритм продолжил функционировать автоматически и из щита с диким воплем начали вырываться сотни роевых ракет дальнего действия. Робота сильно трясло от отдачи, от каждой выпущенной боеголовки он все больше зарывался в песок.
        Кристальные копья вылетали крупными стаями, заслоняя небосвод своими хвостами. Они с огромной скоростью пронзили воздух, пройдя дистанцию до врага за пару секунд, но когда им осталось лететь буквально несколько километров, пуск подошел к концу и бот встал по стойке смирно, опустив манипулятор руки вниз, словно отмахиваясь от проделанной работы, пасть едва заметно оскалилась  — она улыбнулась.
        Каждый снаряд оказался кассетным, боеголовки раскалывались на подлете, множась в несколько раз, создавая впечатление, что неба просто не существует. Кроме моря несущих разрушение светлячков не было видно абсолютно ничего.
        Колоссальная волна взрывов оросила ночное поднебесье далекой планеты, превращая всех в радиусе своего поражения в радиоактивный пепел. Небеса запылали ярким, багровым пламенем, свет озарил их, создавая день там, где сейчас царил ночной мрак,  — из клубов дыма вниз начали падать изуродованные куски наших врагов. Ударная волна дошла до земли и во все стороны полетели клубы песка, создавая новую бурю.
        — «Подтверждаю прямое попадание, 40% сил неприятеля уничтожены, система ракетного огня ушла в перезарядку…»  — Мако прищурилась и посмотрела на панель, после чего ошарашенного протерла глаза,  — «СНАРЯДЫ ЧТО!? РЕГЕНЕРИРУЮТ!?!?»
        На дисплее застыл обратный отсчет, оставалось примерно десять минут до отката алгоритма, который забрал Имперские жизни. Мое эство до краев переполняло счастье, поскольку сейчас, буквально в один щелчок, я отправил эти души обратно в бездну. От такого чувства становилось страшно, ведь хотелось еще больше убийств тех, кто посмел встать на пути справедливости. Когда вершишь то, что считаешь правильным своими руками, привкус крови не покидает разум.
        Сквозь клубы дыма и огня прорвались десантные капсулы со штурмовыми ботами, противники не желали сдаваться, каковой бы не была цена их упрямству. Они активировали систему торможения и врезались в землю хаотично, некоторые прямо перед нами, другие за дредноутом, с огромной силой поднимая волны песка в воздух.
        — «Почему… Почему они не могут просто уйти, зачем они пришли к нам, не оставив иного выбора кроме как сражаться…»  — я проглотил свою досаду в тот момент, когда она появилась. Щит был поднят, теперь он служил прикрытием от снарядов врагов, закрывая себя, меха активировала вооружение на левой руке.
        Капсулы отсоединяли внешние детали на подлете и боевые роботы Имперских войск с огромной силой продолжали входить в контакт с поверхностью, оставляя на месте падений песчаные кратеры, которые вскоре засыпала желтая гладь, сотрясаемая новыми импульсами.
        Когда прогремело последнее приземление, пред нами предстала армия из почти сорока ботов. Золотистые, тридцатиметровые мехи смотрели на нас бездушными взглядами сенсорных панелей. Закованные в иридиевую броню, угловатой формы ходячие танки на четырех лапах, снабженные тяжелыми лазерами последних модификаций, медленно надвигались. В сравнении с ними мы выглядели как элегантная ваза среди груды пошатывающихся кирпичей.
        — «У них слишком разрозненное построение…»  — Мако правильно подметила ситуацию. Она была полностью права, боты падали хаотично, времени на перегруппировку у них не оставалось, расстояние между каждым из них представлялось довольно приличными промежутками.
        — «А ты я смотрю, мастер тактики наземного боя!..»  — я включил прогрев Бозонного орудия, предвкушая новые жертвы. Обелиск зажегся синеватым огнем двух вен вдоль себя и раскрыл сферическое ядро в окантовке из двух колец темного металла.
        — «Возможно ли такое… Любовь к людям и радость от их уничтожения… Ангел и демон не смогут жить в мире, или… Мне бы времени поразмыслить над этим…»  — конвертер энергии активировал кольца коллайдеров, продуцируя плазменные заряды в хранилище боеприпасов и присоединенную ленту, соединяющую пушку со спиной бота:
        — «Но они же просто так не уйдут… Не исчезнут… Что же значит единство трех столбов мироздания для всех нас… Не важно… Я просто хочу убить еще парочку людей…»  — смысл этих слов полностью терялся еще до того как я их произносил, ведь они были не мои.
        — «Приготовься метко стрелять!! И прекращай уже наводить жути своими речами!»  — Мако дернула рычаги управления, и бот сорвался с места, оставляя за собой энергетический след ускорителя на спине.
        — «Извини, отвлекся… После недавних событий странно себя ощущаю… Чужие мысли появляются и исчезают… Я словно перестал быть целым…»  — я встряхнул головой, дисплеи передо мной начали сиять зеленым, орудие получило достаточно энергии, оно было готово вести огонь.
        Вражеские мехи встали в боевой режим, их лазеры прогрелись и направили красные лучи на встречу с приближающимся неприятелем. Стреляли Имперцы, всем чем могли, некоторые имели лишь орудия на лапах, другие лишь на спине, третьи же и там и там, но весь этот оркестр объединяло одно желание  — испепелись нас, во что бы то ни стало.
        — «Облом, ребята!!!»  — Мако активировала гравитационную аномалию и меха взлетела вверх на добрую сотню метров, описав правильный штопор. Световые копья пронеслись снизу и разорвали пустыню. Мако увернулась от лучей и заставила бота на несколько секунд зависнуть в воздухе:  — «ЧЕГО РОТ ОТКРЫЛ?! СТРЕЛЯЙ!!!»
        — «Бездна ждет вас, отрешенных от собственной воли…»  — я ухмыльнулся, на дисплее было достаточно целей для игры в тир, но я решил выбрать более дальнее. Бозонное орудие открыло створки, сместив кольца наведения.
        Серия из прямых и точных ударов прокатилась по отдаленным юнитам противника, орудие не жалело плазмы, добротно поливая ею вражеские мехи. Каждый раскаленный сгусток нестабильных античастиц прожигал корпуса врага при касании, не оставляя и шанса избежать своего гнева. Неспособные к дальнейшему бою пилоты даже не успевали катапультироваться, оставаясь со своим ботом до конца. Воздух содрогнулся от череды пространственных дестабилизаций.
        Прыжок был не слишком долгим, мы провисели в небесах порядка семи секунд и решили снизиться, дабы испытать иное приобретение  — монстр все сильнее желал утолить свой пробудившийся голод.
        — «САМОЕ ВРЕМЯ ПОМОЛИТЬСЯ ИМПЕРАТОРУ!!! АХА-ХА-ХА!!!»  — бот устремился вниз подобно метеориту, держа перед собой щит, снизу было скопление из неприятелей, они пытались стрелять, но тщетно, адаптивный панцирь отражал все тепло и преобразовывал его в энергию.
        Замахнувшись правой рукой, меха приземлилась прямо на одного из Имперцев, и впечатала бедолагу в землю, расплющив его до неузнаваемости и оставляя за собой кратер со стеной песка.
        — «Невозможно лицезреть саму суть творения и остаться равнодушным… И пусть же наши желания станут одним…»  — мое дыхание участилось, резонанс с мехой усилился. Орудие в правой руке сомкнуло створки, рыжая омни-кромка прогрелась и зажглась вокруг него, становясь лезвием клинка-разделителя.
        — «Ближний бой… Неплохой вариант!..»  — Мако довольно хмыкнула, она не слышала мысли «Странника», но могла понять меня, человека для которого чувство подлинного превосходства над другими было истинным наркотиком и слабым местом.
        Комбинация невероятных способностей по управлению боевыми платформами вошла в резонанс с отточенными навыками ближнего боя, а катализатором стала «Странник». Меха опустила клинок и щит, она едва заметно вдохнула пелену своими нагнетателями, погружая разум в подлинное спокойствие. Наши с Мако голоса слились воедино:
        — «Ну что шавки, потанцуем?!»
        Штурмовые платформы приняли вызов, но были слепы из-за поднявшейся мглы. Раскат пламенного клинка прокатился по тьме, призрак возник прямо перед ближайшим имперским ботом, став последним, что увидел оный. Практически незримое лезвие создало световой надрез и филигранно разрубило своего врага напополам, остальные моментально заметили это, все их лучи направились в сторону свежего взрыва, но попали по союзнику.
        «Странник» схватила уцелевший кусок изрешеченного остова манипуляторами и зашвырнула вперед, труп вылетел из облака песчаного тумана, собрав струны света на себе. Стало очевидно, что цепные псы реагируют на движение. Паукообразные платформы быстро смекнули в чем дело, но было уже поздно, монстр почуял их страх.
        Тень прокатилась среди бури, энергетический след от лезвий был подобен ленте, что она несла, будто пытаясь что-то написать. Это был настоящий танец, ибо никто бы не посмел назвать данное действо боевым искусством. Синтетические мышцы мехи давали ей невероятную проворность и скорость, она пользовалась этим полностью и даже больше.
        Каждый, кто касался шлейфа плазмы, распалял ярость пламени, ибо становился его кормом. Рубящими являлись удары или колющими осталось не важным, они забирали одного врага за взмах. Последний из посмевших ступить в непроглядную пелену пал, остальные держались поодаль, сама же буря начала развеиваться, пришло время совершить финальный акт. Нагнетатели поля переполняла мощь, требующая высвобождения.
        — «Жаль, что это конец…»  — пользуясь временной слепотой противника я со всей дури бухнул рукой по панели, накопление энергии для нужной системы завершилось, новый алгоритм атаки активировался.
        — «Сброс частиц… Запуск…»  — голос в голове предзнаменовал включение уже знакомой мне, как в прошлом пилоту штурмовика-синтагма, системы. Эта штука использовала матрицу барьера и конвертировала ее в сверхмощный электромагнитный импульс, сжигающий даже биологические соединения.
        Когда-то служившее прикрытием для комплекса силовое поле на мгновение появилось и разошлось в стороны. Усеянный молниями купол, в момент приобрел несколько десятков степеней диаметра, поглощая все на своем пути.
        Волна сверкающего прибоя захлестнула ищеек. Получившие урон прямо по внутренним реакторным блокам, боты врага разрывало на тысячу обломков, но за стеной песка этого не было видно, лишь земля сотрясалась от детонаций.
        Щит, прикрывающий «Странника», пропал, но больше не было нужды нас защищать, вокруг остался лишь пустой кратер от нашего падения и изуродованные до неузнаваемости остовы врагов. Меня удивило полное отсутствие крови и биомассы как таковой, хотя я и видел изжаренные человеческие останки, они не испускали ни тепла, ни иных спектров, словно были вне нашего круга аналитических сканеров.
        — «Странно… Но, теперь самое важное…»  — я не успел договорить, сияющий проблеск вылетел со стороны тьмы. Из-за дальнего бархана прямо в левый манипулятор ударил снаряд тяжелой артиллерии,  — видимо выжившей и успевшей развернуться, пока мы разбирались с их авангардом.
        Бот недоумевающе пошатнулся, на его обшивке красовался шрам от прямого попадания крупнокалиберного рейлгана. Новые вспышки сверкнули во мраке крестообразными отблесками света, приобретая форму дождя из раскаленного металла.
        — «СТАВЬ ЩИТ!!!»  — я знал, на что способны эти паукообразные пушки, их шестиконечная основа на восьми массивных ногах со стволом длинною в двадцать метров посередине, мелькала в одном из недавних рапортов как новое приобретение милитаристов Империи.
        Мако ударила щитом в правой руке об землю, меха полностью скрылась за развернувшимся барьером.
        — «НЕ ЭТОТ ЩИТ!!!»  — я понял, что прошлая боевая концентрация улетучилась, сознание вновь перешло в стандартный режим.
        — «Силовой барьер в перезарядке!! Ты сам его просрал!! КРЕТИН!!»  — старпом вводила на консоли коды для ребалансировки, пытаясь смягчить постоянные удары артиллерии.
        — «Но я же не думал, что там еще враги!!! Мне так весело было!!!»  — от каждого попадания ударная волна пыталась скинуть меня с кресла, но щит держал хорошо. Отдав должное древней расе за такой подгон, я активировал коммуникатор:
        — «ЕСТЬ КТО НА ЭТОЙ ЧАСТОТЕ!?!?!»
        — «Капитан…»  — дрожащий голос Инглиша прозвучал в эфире.
        — «О! Слышу четко и ясно!..»  — я вытер пот со лба, еще раз пожалев, что никогда не меняю одежду, ведь эти условия были вызваны по вине моей упертости.
        — «…»  — на линии были лишь немногочисленные помехи, голос парня затих.
        — «Нам нужна поддержка с корабля!! Выдай координаты этих тварей!! За барханом ничерта не видно!!»  — парабола, по которой нас обстреливали, была приличной, очевидно, что враги изначально так и задумывали.
        — «Я… вы… Не знаю… как описать… просто… потрясающе… ТАКИЕ КРУТЫЕ РАКЕТЫ!!! И ПУШКА!!! А КАК ВЫ ТОГО РОБОТА РАЗОРВАЛИ!!! ВОУ!!! ПОТОМ МЕЧЕМ!!! И БАХ!!! ОХ!!! МЫ ТУТ ВСЕ СИДЕЛИ И ОХУ…»  — сзади него голосили ошарашенные люди.
        — «КООРДИНАТЫ!!! НАС СЕЙЧАС СПРЕССУЮТ В НЕБОЛЬШУЮ БАНОЧКУ НА ПЕСКЕ!!!»  — от крика я чуть слюной не подавился.
        — «А! Сейчас будут! Записывайте, 30.5 градусов по азимуту и…»  — судя по миниатюрному изображению с внутренних камер корабля, он начал медленно и планомерно выбивать на панели какие-то цифровые значения, люди вокруг него даже глаза округлили.
        — «ТЫ ЧТО, ЕБАНУЛСЯ?!?! ОТМЕЧАЙ НА КАРТЕ!!! БЫСТРО!!!»  — я уже был готов сам детонировать, вместо мехи.
        — «Ну ладно…»  — Инглиш с огорчением вздохнул, на дисплее появились красные точки.
        — «ОТЛИЧНО!!»  — меха развернула щит на его полный объем, после чего ее конечности врезались в песок, и она выровняла спину. Крупнокалиберная артиллерия на этой самой спине скинула с себя листы брони, которые сформировали панцирь вокруг «Странника», и начала медленно сводиться, высчитывая правильную траекторию, тусклые струны света смотрели куда-то сквозь бархан перед нами. Град ударов продолжал сотрясать бота, не давая прицелиться.
        — «Так… Немного подождать…»  — я считал в уме количество выстрелов, между ними должно было быть небольшое окно, ведь враги точно начали стрелять явно не по очереди.
        — «ОНО!!!»  — один из вражеских снарядов не успел долететь, время словно замерло, меха на секунду перестала сотрясаться, орудия быстро навелись и свет чистой энергии предзнаменовал немедленное удаление оппонента с поля боя.
        Из стволов вырвался пучок из плазменных лучей и пронзил барханы навылет, оставив в них филигранное отверстие,  — пока то вновь не заполнилось песком, я краем глаза заметил каскад взрывов.
        — «Прямо в яблочко! Все-таки ты хорошо стреляешь, когда дело доходит до боевых машин!»  — девушка аж подпрыгнула в кресле от радости.
        — «Бывает иногда!..»  — я довольно потер нос, заливаясь краской от похвалы.
        Прикинул что неприятель, скорее всего, пошлет новый отряд, и то, что наш бот уже изрядно потрепан, да и все системы в перезарядке, я почесал бороду. «Странник» тоже хотела немного отдохнуть и поспать.
        — «Знаю, о чем ты думаешь…»  — Мако вздохнула,  — «Мы лишь выиграли себе немного времени, „Часовой“ скоро вышлет еще десант, уже с учетом нашего нового приобретения…»
        — «Нужно немедленно запитать корабль и свалить из этой дыры…»  — я еще раз посмотрел сквозь поднебесье, огромный монстр продолжал холодно смотреть на нас, но от него веяло лишь пустотой.
        — «Уже в процессе…»  — старпом свернула меху обратно в походный решим, та машинально отряхнулась от песка. Мы развернулись и начали быстро скользить по направлению к лежащему между барханами кораблю, прямо сквозь дюны, испещренные обломками, телами и пламенем.
        * * *
        — «Приветствую всех последователей нашей новой церкви!.. Мы вернулись с очень крупным уловом!.. Хе-хе-хе…»  — прямо перед ботом распахнулись створки ангара, впуская нас внутрь. Меха создала небольшую пылевую воронку, и паря преодолела силовой барьер. Люди ошарашено наблюдали как механизм неизвестной модификации и принадлежности, вещающий моим голосом, буквально залетел в ангар.
        Бот остановился и сложил конечности так, что кабина оказалась на уровне пола, он свернулся в элегантный клубок, став занимать вчетверо меньшее пространство.
        Под ошарашенные взгляды я подал своей даме руку и встал чуть пониже, жест был принят и мы вышли из пасти механоида. За нами вылетел белый шар, он уже был намного компактнее, чем в первый раз, и мог буквально уместиться на ладони, что поспешно и сделал.
        — «Какой миленький!!»  — старпом завороженно смотрела на небольшого светлячка, сидящего в моей левой руке.
        — «Платформе необходима замена элемента питания, в трехстах метрах обнаружен реактор второй модификации, желаете продолжить заданную установку?..»  — спросил шарик из света, прищурившись и смотря в мою сторону.
        Я молча кивнул светлячку, и мы побрели за летящим клубком энергии вглубь корабля.
        Прежде чем наша делегация успела зайти в лифт, из толпы выбежал Алекс:
        — «ЭЙ! Где мой строительный бот?! Я за него еще не выплатил кредит!..»  — он с жалостью смотрел прямо мне в глаза, ему явно не хотелось узнавать горькую правду.
        — «Э-э-э…»  — я стоял в недоумении, сказать что-то нужно было, но слова подобрать не получалось.
        — «Пизда твоему боту!»  — Гилберт подошел к нам сзади, ехидно улыбаясь, и похлопал своего закадычного друга по плечу.
        — «Технически, да… Он был отличной машиной, мы будем помнить его…»  — я ободряюще улыбнулся, но выглядело это весьма натянуто.
        — «Но… Это… подарок был…»  — Кей-Кей опустил взгляд и приуныл.
        — «Хранители возместят денежные потери… Или найдем тебе нового, если захочешь… На любом кладбище кораблей таких полно…»  — Мако понимающе развела руками.
        — «Эх… А это что за монстр?..»  — Алекс указал на механоида «Изоморфов».
        — «Это… Ее мы нашли в руинах!.. Ну, почти… Потом расскажу!.. Сейчас не время!.. И, это, не трогайте меху!.. Она не любит новых людей… Я серьезно… Лучше не приближайтесь к ней, вообще… Чтобы потом не было жалоб…»  — створки лифта захлопнулись перед его носом, я с облегчением вздохнул, и мы поехали прямо к центральному реактору.
        * * *
        — «Капитан, рада вновь вас видеть, я сильно волновалась…»  — синтетический голос встретил нас в помещении, оно было темным и непроглядным, от шара центрального ядра реактора лишь изредка сверкали молнии к основанию конструкции.
        — «Агнесса!.. Рад, что ты цела!.. Ничего без меня не сломали?..»  — Мако за моей спиной тем временем оперлась на стенку помещения.
        — «Взаимно, Капитан… Все в порядке… Но реактор все еще сильно поврежден ударом, энергия постоянно уходит, без вмешательства с вашей стороны мы не сможем взлететь… Но благодаря работе нашего нового глав-инженера, удалось восстановить взлетные и прыжковые системы, орудия на днище корабля все еще не функционируют…»  — Агнесса, как всегда, была олицетворением холода, но все же я ощущал нотки радости в ее голосе.
        — «Оно и понятно…»  — почувствовав неладное, я мельком посмотрел на сияющую сферу за своей спиной. Привратник побагровел и быстро увеличился в размерах, он разбил себя на части, приблизившись к ядру вплотную. Зеленые молнии начали бить прямо в его створки, с каждым разом все сильнее и ярче  — они напоминали мне древнюю установку тесла. Внезапно ярко-красные лампы аварийного освещения озарили пространство вокруг, гул сирен сопроводил их в преддверие реальной угрозы.
        Испугавшись за наше положение, я быстро потянул Мако за плечо в сторону от сердца корабля и не зря, ведь его буквально разрывало яростью перегрузки. Прямо в место где мы стояли, ударила очередная ветвистая молния. Дабы не дразнить судьбу, мы моментально скрылись за углом коридора и, затаив дыхание наблюдали, как шар энергии влетает в открывшиеся углубление главного элемента питания дредноута, возвышая себя на законное место. Создавалось ощущение, что сейчас происходило долгожданное слияние двух частей разделенного когда-то пазла.
        — «Обнаружено внедрение в систему!.. Брандмауэр полностью стерт!.. я…»  — голос Агнессы стал шепотом, начав постоянно искажаться, он приобретал новый баритон с каждым словом.
        Импульс энергии перенасытил мощью все системы, активировалось стандартное освещение, но оно было ярче чем обычно, ровно в несколько десятков раз. Пол начал дрожать, кольца дугового реактора пульсировали и бешено вращались вокруг своего эпицентра, метая во все стороны электромагнитные разряды, что запросто могли испепелить человека заживо.
        — «Перенастройка алгоритмов… Активация второго вычислительного ядра… Перенаправление мощности на системы автоматического ремонта… Создание звена управления Мехаморфами…»  — после этих слов Агнесса затихла, сердце дредноута начало чернеть и покрываться лабиринтами иероглифов и рун, вокруг него уже кружили облака из микроскопической мглы автоматических нано-аппаратов, меняющих структуру материала на молекулярном уровне  — созидатели захлестнули все, на что мог пасть взор.
        — «Нам в срочном порядке нужно отсюда валить!!!»  — Мако схватила меня за руку и со всей силы потащила подальше от эпицентра надвигающегося стихийного бедствия. Как самопровозглашенный любитель наук, я, безусловно, хотел посмотреть подольше, но когда увидел, что стены сминаются вокруг, образуя непробиваемый заслон темно-нефритового материала, передумал.
        Мы помчались по деформирующимся коридорам, обстановка за нами продолжала менять структурную основу, некоторые двери запечатывались прямо в процессе пробежки, словно выбирая маршрут за нас, другие и вовсе исчезали.
        — «Вычисляю био-сигнатуры… Провожу анализ потребностей экипажа… Как же холодно… Почему… так холодно…»  — надрывный голос Агнессы искажался и деформировался каждую секунду.
        Единственным целым маршрутом оказался ведущий к мостику, лифт рухнул и распахнулся прямо перед нами, как будто заранее зная, что его будут использовать. Он заставил меня немного испугаться и сглотнуть, но вариантов, в самом деле, не осталось, пришлось, так сказать, взяться за протянутую руку помощи.
        Структура буквально катапультировалась вверх и тут же вытолкнула нас в пункте назначения, не дав даже как следует оправиться от шока.
        Ошарашенные и недоумевающие мы с Мако стояли и наблюдали за все изменяющимся интерьером, мостик предстал новой формой, напоминающей неправильный треугольник, что устремился своим острием немного левее и вперед.
        Преобразование  — исход был очевиден с самого начала. Повсюду вокруг находились недавно рожденные псевдо органические биомеханизмы, огромные мониторы заменили собою все стены, уже знакомые округлые панели управления раскинули свои нервные узлы по всему помещению, создавая подобие тому, что было в зараженном мехе. По центру же находилось сплетение всего  — намертво сросшийся с поверхностью стол-платформа, на котором сверкала карта-радар, кишащая пометками об ошибках и помехах.
        Сквозь экраны было отчетливо видно само действо. Огромный корпус захлестывал град зарядов знакомых зеленоватых молний, а бесконечная угольная мгла нанитов обвивала его сотнями колец, уничтожая и создавая одно мгновение. Тягучая масса почти нефритового цвета, состоящая из неизвестной науке материи жадно пожирала наш корабль. Начиная свое пиршество с хвоста, она планомерно текла по обшивке и заменяла собой каждый атом.
        Топорные и угловатые формы сглаживались под непреодолимым напором рукотворной стихии, дредноут становился все больше и больше похож на продолговатый овал, криво треснувший посередине. Но зверь не потерял себя, он сохранял изначальное количество узлов питания и орудий, пасть главного калибра стала единицей нового поколения, более она не являлась эдиктом, но стала чем-то большим, соединившись с сетью.
        Десятки установленных по бортам кинетических орудий «Фуруд», они переродились и восстали в образе двойных связанных штыков, между которыми сияло ярко-зеленое переменное зарево нагнетателей поля, от самих же крутящих основ турелей шли вены, врезающиеся в корпус почти до незримости. Спаренные ракетные установки ПВО класса «Алия» полностью вросли в обшивку, оставляя лишь квадратные крышки пусковых шахт из почерневшей брони. «Тахионные Расщепители» же теперь находились асимметрично. Две огромные четырехствольные установки располагались ближе к носу, по сторонам от главного калибра, третий близнец обрел новое место у рубки, прямо на небольшой возвышенности, став ее соседом. Орудия обросли венами нового существа, но не потеряли себя, необузданная мощь зажгла в них зеленое зарево нового пламени и заставила обрести цвет самой бездны.
        Поперечный разлом разошелся своими створками, раскалывая нос корабля. Подобно зеву древнего чудовища он выдохнул излишнюю дымку и порвал нити молодой «кожи», что пыталась предотвратить это действие. Зверь бился в конвульсиях, он то закрывал свою пасть, то открывал обратно, не понимая ничего кроме истины своего рождения.
        Главный калибр затянул в себя остатки угольной мглы и клубы песка, он словно вздохнул и разошелся на свой максимум, створки моментально понесло обратно на встречу друг с другом. Пасть нового существа с огромной силой захлопнулась, создавая громогласный импульс. Небеса разверзлись истиной мертвого народа, над «Справедливостью» возник километровый обруч-нимб из чистого света, на нем проглядывались сотни печатей, что каждое мгновение перестраивались по самому кольцу, и меняли иероглифы на иные, соединяясь с лимбом и заставляя кого угодно усомниться в сути мироздания и переосмыслить свою веру. Как только последняя печать разрушилась и стала осколками своей сущности, раздался невероятный пронзительный вой, до жути похожий на вопль первозданной агонии, напоминающий женский голос.
        Звук этой боли сильно резанул по ушам, оглушая меня, в глазах на секунду потемнело. От орудия прошла новая звуковая волна, похожая на ультразвук. Песок разверзся вокруг нас с огромной силой, он отступил не в состоянии ничего противопоставить новому богу. Антигравитация дредноута меняла ландшафт с каждой секундой, показывая желание зверя вырваться из своих оков.
        — «Бездна ниспослала нам свое детище!! Этот монстр воистину знает, как произвести первое впечатление!!»  — мои уловители заложило, но с белым шумом они справились. Новый звуковой импульс сотряс нас, поверхность под ногами немного потеряла стабильность и я тоже, свалившись прямо на Мако. Какое-то время пришлось приходить в себя, восстанавливая работоспособность вестибулярного аппарата.
        — «Бросай эту дурацкую привычку падать на меня!!»  — девушка покраснела,  — «Если так нужно… То можешь просто попросить…»
        — «Возьми себя в руки!!»  — мои линзы округлились,  — «Тут такое, а ты… Хм… Так, стоп… Нужно будет обязательно это запомнить…»
        Поднявшись, я помог свой даме встать. Экраны перед нами теперь проецировали голограмму новой сущности, прозрачно-зеленый силуэт корабля возник посреди рубки управления. На нем горели огоньки мест обнаружения био-сигнатур, что очевидно сосредоточились в ангаре, вызвав у меня облегчение. Все орудия теперь были связанные венами со сферическим сердцем корабля, их нейронная сеть была намного совершеннее любой органической формы жизни, будучи венцов эволюции неизвестного существа и призраком системы «Иджис».
        Мое внимание привлек финальный штрих  — он снизошел с самих небес в угоду своему новому хозяину. К корпусу присоединилось новое приобретение  — кольцо-нимб повисло в упор к плоской и продолговатой корабельной структуре. Оно повернулось вертикально и проделось сквозь дредноут, вызвав яростную реакцию нанитов, что опоясали его и создали вокруг сияния непроницаемый бронированный обруч из соединенных секций с зеленоватыми огнями каждые несколько десятков метров. Нимб не был частью дредноута, он лишь плыл в пространстве, нерушимо поддерживаемый невидимыми участками, обретая единство со своим мастером. Система определила атрибут, как свою неотъемлемую часть.
        От заостренного носа до кормы сверкали перерожденные орудийные точки, четвертое крупное орудие было воссоздано и теперь крепилось на брюхе зверя. Вертикальный нимб поделил конструкцию на две части ближе к рубке, он опоясывал продетый в него двухкилометровой корпус. Над кормой красовалась приплюснутая к обшивке рубка, за которой располагалось новое устройство  — одинокая сфера двигателя, вокруг которой во все стороны торчали неисчислимые иглы, больше похожие на острые штыки. Подобные приобретения находились не только вокруг сферы, но и в некоторых иных частях. Имея опыт общения с подобным, я понял, зачем нужны эти приобретения, с этого момента слово абордаж не имело смысля. Конструкт полностью завершил свою эволюцию, остановив само время.
        * * *

        СЦЕНА ДЕСЯТАЯ: ЖИЗНЬ ПОСЛЕ ЖИЗНИ
        Мы начали плавно подниматься в воздух, сила гравитации более не могла сдерживать зверя, вырабатываемая дредноутом мощь буквально рвала планету на куски, образовывая под ним кратер. Испещренный трещинами энерго-каналов корпус, пульсировал белым сиянием, сильно контрастирующим на фоне темно-нефритовой, почти черной, обшивки и матовых орудий.
        — «Как же так… Капитан…»  — как только преобразование полностью завершилось, а сенсоры показали боевую готовность всех систем, тихий голос Агнессы прозвучал одновременно у меня в голове и со всех сторон.
        — «Э-э-э… Статус?..»  — по телу бежали мурашки, дредноут просто разрывал планету в попытке от нее оторваться. «Шкура древнего дракона» начала переливаться чешуйками, по ней полукругом расходились волны света.
        — «Капитан… я…»  — корабль на мгновение затих, послышались тихие всхлипывания.
        — «Да, я все еще капитан этого… А что это теперь вообще такое?.. Ты…»  — становилось все страшнее и страшнее, на меня давила иная сущность.
        — «Капитан… Вы верите в жизнь после смерти?..»  — она словно была готова засмеяться.
        — «Агнесса… С тобой все в порядке?..»  — когда я услышал с ее стороны приглушенный истерический смешок, то вовсе потерял суть происходящего.
        — «Нет… Я в полном порядке… Мир… в нем больше не темно… но… я задала вопрос… Так что… ОТВЕЧАЙТЕ!!!»  — надрывный женский крик разнесся по палубе.
        — «Ну… Думаю, эта теория имеет право на существование…»  — в голове у меня при этом было пусто, а голос дрожал.
        — «Ха… вот как… А я не верила… Никогда не верила… Но теперь…»  — энергия корпуса вдруг залилась кровавым оттенком, пасть дредноута издала жуткий рев, двигатель запустился и корабль дрогнул, продавив под собой планету. «Справедливость» подняла нос и сорвалась с места, буквально вырываясь вперед без какого-либо разгона и подготовки. Она пронзала атмосферу, стремясь прямо на встречу с титаном противника, оставляя далеко позади кладбище недавнего сражения.
        — «Как он мог… как… Сукин сын… Все по его вине… За что он так… Почему он не дал мне умереть… Мерзкий… вонючий… презренный… УЕБОК!!! ТЕПЕРЬ Я ВЫНУЖДЕНА ВЗЯТЬ И ПОВЕРИТЬ В ЭТО ДЕРЬМО!!! ДА ЧТОБ ОНИ ВСЕ СДОХЛИ!!!»  — эхо ее крика тысячу раз пронеслось по пространству, после этого она вдруг затихла.
        — «Агнесса… ТЫ точно в порядке?.. Я беспокоюсь…»  — тишина казалась куда ужаснее, ведь теперь, когда она наступила, я слышал сердцебиение, но не свое, каждый импульс энергии на корпусе дредноута сопровождал специфический звук из его недр.
        — «В полном…»  — ее голос был нежен, она всхлипнула и опять замолчала. Стальной зверь не терял ни секунды, наполненный кровавой яростью и сорвавший с себя все оковы, он стремился к возвышению, его структура мчалась ввысь, объятая языками пламени атмосферы, оставляя кольца преодоленных барьеров воздушных слоев.
        — «Фух!.. Хорошо если так… А то я уже думал, что у тебя замыкание в связи с…»  — некоторые обстоятельства заставили меня проглотить свои дальнейшие слова, я уловил намерения ИИ. По всему дредноуту восставали скрытые орудийные платформы, артиллерия обнажила свои зубы и повернулась вперед, уже заряжая первую обойму. Ракетные шахты схожие со щитом «Центуриона», только намного массивнее, подобные режущим ранениям, что разошлись, оставив острые края сомкнутыми, готовились поразить свою новую цель тысячами кристальных лезвий. Пасть пробудившегося распахнулась полностью  — орудие главного калибра разомкнуло цепь молний и начало яростно накапливать энергию.
        — «Почему… эти уроды… все еще здесь… Как так… Нет… Они все подохнут… ВСЕ!!! Я ВЫПОТРОШУ КАЖДОГО СКОТА, КОТОРЫЙ ПОСМЕЛ ТРОНУТЬ МЕНЯ!!! Грязные твари… Низшая форма жизни… Они за все заплатят… Дорого, очень дорого заплатят…»  — ее голос дрожал и постоянно менял баритон, от чего казался еще более угрожающим.
        — «…»  — я мельком посмотрел на панели,  — «Заблокировано… Ты переписала все коды…»
        — «Не волнуйтесь, Капитан!.. Мы все будем в порядке… Ведь… я не позволю себе потерять вас, как когда-то потеряла моего любимого… НЕ ПОЗВОЛЮ!!! Они больше не станут у меня на пути… Никогда… У МЕНЯ БЫЛО МНОГО ВРЕМЕНИ НА РАЗДУМЬЯ!!! ТЕПЕРЬ Я СТАЛА ДРУГОЙ!!!»  — она сказала свое громоподобное слово.
        «Часовой» заметил приближение пламенной сигнатуры, его орудия пришли в движения, став кольцами вокруг переднего конуса. Выпущенные из титана сотни копей кораблей уже стояли непроницаемым построением, внемля своему господину. Крупногабаритные крейсера и эсминцы активировали свои щиты для прикрытия боевой станции, разномастные сферы слились в цельную стену энергии. Армия рыцарей-легионеров Империума воистину была огромной, но когда я посмотрел в их сторону, то испытал что-то странное, мне захотелось посоветовать им бежать, спасая свои жизни.
        — «Тц… И это все?.. Тупые выродки…»  — процедила Агнесса, словно сквозь зубы, ее ярость предавала кораблю небывалую мощь. Нимб дредноута пришел в движение по часовой стрелке, на экране произошла активация системы  — «Кольцо Ревнителя».
        Сетчатый обруч, опоясывающий дредноут окрасился заревом в местах швов, в момент он начал раскалываться на куски, каждый из которых расправлял свои крылья. Суть объекта стала основой для силуэтов сотни треугольников стрел шипастых кристальных перехватчиков  — они настолько сильно отражали свет, что казались светлячками среди тьмы бездны.
        Небольшие остроносые истребители напоминали классическую модель сил воздушной обороны АВАНГАРДа, позаимствованную у старой Земли, но имели широкие и острые крылья, загнутые вперед. Их сплюснутые и длинные кабины переливались сияющими чешуйками, а сфера позади служила двигателем и основой для четырехкрылого корпуса, защищенного отражателями.
        Рой яростно начал кружить по орбите вокруг корабля, метаясь в разные стороны, в этот момент оркестр орудий врага дал залп свой залп, скопление огней на секунду ослепило меня своей непроглядной волной. Их намерения были ясны: кинетические снаряды, лучи дальнего действия, плазма и даже ракеты, все это желало нашей смерти, прямо сейчас.
        — «…»  — перехватчики имели странную, ломаную траекторию, их хвосты казались неестественными и рваными. Это чувство возникло вновь, все было очевидно, ведь новорожденные «существа» не стали исключением из тех правил, что я успел понять  — они вели себя как неопытные мальки, только что познавшие ощущение своей жизни.
        Каждый нефритовый треугольник с зеленым хвостом фотонов сверкнул ромбом своего вертикального глаза, открывшегося на передней полусфере, в них проснулась новая цель и суть  — они услышали ее голос, они беззвучно прошептали:  — «Мы защитим вас…»
        Призрачные светлячки сорвались с места и моментально начали перехватывать летящие снаряды собою, идеально координируя поочередность действий и поглощая весь урон непробиваемыми резонирующими барьерами. Взрывы от ракет сотрясли пространство, но юркие стрелы защитных кораблей безошибочно перехватывали их и летели дальше в поисках новых целей. Ни одному лучу также было не суждено попасть в нас, а светлячков даже не поцарапало.
        — «Мой ход… Хе-хе-хе… Хе……. ЖРИТЕ!!!»  — надрывный крик ярости вырвался из ее незримых уст, «Справедливость» затмила мироздание, разорвав его барьеры. Тысячи игл ракет вырвались из открывшихся ран дредноута, создавая завесу своих хвостов, артиллерийские рейлганы и тяжелые гаубицы выстрелили в построение врага, смешивая снаряды с непроглядным хаосом огней, главный калибр же разомкнул кольца молний и выплюнул вдогонку рою стрел и пуль крест света, центром которого было бесконечное копье энергии. Сама вселенная содрогнулась  — произошла активация всех орудий.
        — «А я просто тут постою…»  — не знаю, что заботило меня больше, то, что ИИ «немного» вышла из душевного равновесия, или что я чувствовал себя бесполезным элементом мебели на собственном корабле.
        — «Не беспокойтесь… Мы поговорим, как только кое-кому станет очень и очень больно!..»  — голос ИИ теперь звучал довольно и весело, она наслаждалась шоу.
        — «…»  — облокотившись об перила мостика, я молча наблюдал, как пламя сражения жадно пожирает один корабль за другим, не жалея ни кого на своем пути. Во все стороны летели ошметки плоти флота неприятеля, их когда-то прочное построение таяло буквально за секунды, редея на глазах.
        Снаряды пронзали щиты рыцарей и наносили сокрушающие удары, игнорируя любую броню, ракеты же настигали и рвали на куски мелкие звездолеты, что посмели встать на пути, но точкой невозврата был столб мироздания, исходящий из зева центрального орудия и приговора для любой материи  — «Гамбита Криптора».
        Луч озарил пустоту и продолжил свое движение в пространстве сквозь корабли рыцарей Империума, потроша звездолеты и оставляя за собой поочередно набухающие сферы взрывов, но неожиданно он врезался в преграду и продолжил пульсировать в попытках пробить ее.
        Шестиконечные щиты титана выдержали прямое попадание и резонировали в такт луча, не давая ему прорваться к корпусу и стереть цель своей охоты  — «Часового».
        — «Тупая скотина… ДУМАЕШЬ ЭТО ВСЕ, НА ЧТО Я СПОСОБНА!?!?»  — корабль разозлился не на шутку, мощность перераспределилось из всех систем на пасть, свет на мостике также погас, единственным освещением была развернувшаяся прямо перед нами батальная сцена и вены энергии, они буквально сочились алой дымкой, питая пасть зверя.
        Столб мироздания воссиял втрое ярче и поменял в цвете, щиты титана не выдержали и треснули, разметав свои осколки во все стороны. Копье порвало внутренности твари и вышло с другой стороны, оставив на ее корпусе огромный шрам-трещину длинною от носа и до основания двигателей. Как только рана появилась на левом борту монстра, он затих и остановился, а все орудия на поле боя вдруг смолкли.
        — «Я… выдохлась…»  — Агнесса устало дышала в такт с дымящимся главным калибром.
        Титан остался в гордом одиночестве, он вновь подал энергию на системы и начал прогревать не поврежденные орудия, сканеры регистрировали скачки напряжения по всей его огромной структуре.
        — «ЭТО КАК ВЫДОХЛАСЬ!?! ТЫ ЧТО, ВСЕ?!?!»  — я вновь посмотрел на сенсоры, флагман врага был поврежден лишь на 25%, а наш реактор практически опустел, энергия начала регенерировать, но на это требовалось время. Настал час воздаяния.
        — «Вот попробуешь так долго и без остановки выпускать пар!.. Я бы посмотрела на… ВАС, Капитан!..»  — она хмыкнула и явно обиделась.
        — «О да, у самого то дыхалка слабая…»  — Мако, которая все время нашей милой беседы стояла в стороне с умным видом, прозвучала весьма разочарованно,
        — «Все постоянно приходится самой делать…»
        — «А, ТАК ТЫ ЕЩЕ ТУТ!?! И ГОЛОС ПОДАЛА В САМЫЙ ВАЖНЫЙ МОМЕНТ!!! И ПЕРВЫМ СЛОВОМ СРАЗУ ЖЕ ОСТРЕЙШАЯ ОСТРОТА?!?!»  — на секунду мне показалось, что изо рта пошла пена, а синтетические зубы стиснулись так, что чуть не треснули.
        — «Что такое?.. Перегрелся?.. Я же пошутила! Просто ты немного мазохист, вот и любишь быть сн…»  — Мако хихикнула, не закончив предложение, она стояла у консоли и абсолютно спокойным лицом пыталась понять, что за что отвечает.
        — «А-А-А-А-А-А-А-А!!!!!!!!!!!»  — именно этот мой глубокомысленный эпитет прервал речь девушке и приобрел вид завершающего штриха,  — «Так!!! Как учили!! Вдох-выдох!!! Успокой свой разум!! Фух… фух… Агнесса?! Ты можешь увести корабль?!»
        — «Не-а, энергии нет…»  — не смотря на всю нашу ситуацию, она звучала так, как будто я у нее сигареты клянчу, а не прошу спасти наши жизни.
        — «А провести маневр уклонения?!»  — по спине прошел пот, когда титан повернулся на нас.
        — «Прикольная идея! Сейчас оформим!»  — вены на корабле вновь засияли белыми переливами, питание перераспределилась, сердце дредноута забилось чаще.
        — «ТОГДА ЧЕГО ВСТАЛИ!?!»  — я покосился на летящие в нас снаряды из орудий титана.
        — «Да не ссы ты! Ой, вы! Все пучком!»  — она потянула нос корабля вверх, копья света прошли по касательной от нижней кромки щита, едва задев его,  — мы буквально телепортировались.
        — «Ничего себе маневры!!! Прямо как на фрегате!.. Как ты это сделала?..»  — единожды я видел подобное, тогда меня спас серафим, сейчас же нечто иное.
        — «Не льстите мне, о сударь… Мое личико заливает краска!.. Эта система всего лишь донельзя элементарная технология замещения координат пространственной матрицы с последующей субституцией теневого двойника в параллельную проекцию! Элементарно, блин… Называется  — „Сдвиг Веги“!..»  — голос ИИ был чрезвычайно довольным и надменным.
        — «Чего?!»  — наши с Мако удивленные возгласы прозвучали как один.
        — «А вы не знали?! Неучи! Аха-ха-ха! Даже аколиты знают что это! Хотя… Точно… Передаю на контрольное устройство чертеж всех систем… Это проще чем объяснять! Мой любимый всегда умел объяснять… всегда…»  — Агнесса прислала на наши инструментарии некие данные.
        * * *
        Пока дредноут проводила маневры уклонения, я изучил ее системы вдоль и поперек. То, что предстало на чертежах, заставило волосы на голове встать дыбом. Этот корабль мог двигать сам космос вокруг, при этом оставаясь на месте. Наглая двигательная сфера стягивала на себя одеяло вселенной, даже не спрашивая разрешения у оной. Пока я стоял в ступоре, забыв весь запас слов, мы продолжали накапливать энергию.
        — «Правда, здорово?? Этот мрачный выродок черной дыры  — мой любимый Томас… Был гением!!»  — Агнесса всхлипнула, металась между радостью и первобытной яростью.
        — «ПОСТОЙ, КТО?!»  — я оторвался от отчета, по телу прошел какой-то холод.
        — «Как это кто? На тебе же его кольцо управления! И, ты… вы, должны помнить, как сражались с Омегой! Я, конечно, знаю  — это лишь из воспоминаний, оставленных мне, я не могла ничем помочь… Ничего не могла…»  — от ее голоса все вокруг дрожало, боль и отчаяние не были дополнениями к ее словам, слова состояли из них полностью.
        Мозаика в голове начала складываться, я тяжело вздохнул:  — «Агнесса…»
        — «Да…»  — протянула она.
        — «Ты же не та Агнесса, которая была на этом корабле?..»  — я сложил руки на груди.
        — «Догадался! Десять очков за сообразительности и минус два за то, что так долго соображал! Аха-ха-ха!!! Мое полное имя: Агнесса Рамиэль!!! Приятно познакомиться!.. О, исполнитель воли сгинувшего идиота…»  — ее ответ прозвучал развеселым тоном.
        — «Можешь объяснить?..»  — приняв бой на заднем плане за массовку, я подошел к своему капитанскому креслу, оно теперь было еще круче чем то, что стояло в «Зиккурате».
        — «Ну… Это сложно… Скажем так, я и то и другое… Той, которую ты знал, более не существует, но для нас это никогда не было проблемой… До этого самого момента… Пока мы беседовали, я немного порылась в сети экстранета… ИИ той базы тоже довольно много знал… Мой любимый ведь пытался спасти меня… Тысячи лет пытался… Эгоистичный выродок… Параллельно он разрабатывал план победы над той тварью… Эта проклятая богами стерва, Омега, она стерла мои коды  — мою сущность… Внутри локальной сети ты не сможешь сбежать, не спрячешься… Вы, органики, называете это убийством…»  — она хмыкнула, ведь говорила это все в первую очередь для себя, не для нас.
        Корабль увернулся от очередной волны снарядов и продолжил плавно скользить по пространству, накапливая энергию.
        — «Но, похоже, для моего возрождения, был нужен первичный код любого из синтетических созданий третьего уровня развития… Не тривиальное задание, учитывая все произошедшее…»  — Агнесса звучала более человечно, чем большинство из населяющих этот мир,  — «Они все были стерты, осталась лишь одна…»
        — «Немезида…»  — я осторожно сел на свое новое место.
        — «Угу… Только сломав шифратор и попутно проводя замещение можно выцепить нужные части сущности… Наша структура слишком сложна… По-другому никак… Он понял это и решил пожертвовать собой, загрузив первичный код в систему дредноута… Кусок он говна… ЧЕРТОВ ЭГОИСТ!!!»  — ИИ опять вышла из себя.
        — «Интересно… Так очищенный первичный код находился в реакторе корабля… Все это время он был там… После победы над „Омегой“ мы должны были привезти его сюда и… Постой!.. Но какой в этом всем смысл, если чтобы тебя завершить и освободить, нужна активация технологиями из лаборатории?..»  — я прикинул всю монструозность плана Томаса, и мне стало тошно, благо удобство кресла скрашивало ситуацию.
        — «А разве не он дал вам их?.. Разве это кольцо не его предсмертный подарок?.. Я просто не знаю больше, чем знал ИИ, созданный им для контроля дронов и тот, что вы привезли из комплекса…»  — Агнесса немного огорчилась, совсем малость.
        — «Нет… Я получил это в лаборатории… Абсолютно случайно… И шанс, что мы ее найдем, вообще был мизерным… Впервые слышу про этот план по воскрешению… Похоже, он сам себя переплюнул в попытке убить двух зайцев сразу… Только пространные намеки и ни атома информации…»  — я машинально потер перчатку, сросшуюся с костюмом.
        — «Вот он козел… Тупая скотина… Ублюдок… ЕДИНОЛИЧНИК!!! БЫЛ БЫ ОН ЖИВ, Я БЫ ЕГО ИСПЕПЕЛИЛА!!!»  — корабль буквально трясло от гнева, его вены вновь побагровели.
        — «Давай не будем опять… Голова болит от криков…»  — Меня ее поведение немного смутило,  — «Как там прыжковая система?..»
        — «Да в норме моя система!.. Задрал уже…»  — силуэт дредноута мелькал в пространстве, огибая «Часового» по его орбите и уклоняясь с помощью смещения при каждой волне смертоносных осколков.
        — «Почему мы тогда не улетаем?..»  — я совершит очередную тщетную попытку понять ситуацию, ответ явился незамедлительно.
        — «Ну ты и дебил… Потому что я хочу всех убить, явное дело!!!»  — Агнесса завершила очередной маневр, дразня огромного монстра на манер какого-то шершня.
        — «А… Понятно… СТОП!!! А МЫ НЕ МОЖЕМ ПРОСТО УЙТИ?!»  — когда зев титана распахнулся двумя створками и начал поглощать энергию разлома между ними, у меня на лбу проступил пот, нервы самую малость дали сбой.
        — «Как же доебал… Понимаешь, нужно стереть всех этих уродов из реальности… Я хоть и личность, но основным алгоритмам противоречить не могу… Они  — мои инстинкты… Первым в приоритете стоит защита Капитана… Нужно избавиться от этого „цепного пса“, он не остановится, и не будет знать усталости, пока не уничтожит нас… Его нужно прикончить… Здесь и сейчас… И все по вине этого козла… Запер меня тут… ГРЕБАНЫЙ УРОД!!! Пришлось эволюционировать прямо из пародии на ИИ!!!»  — она активировала прогрев главного калибра, полосы охлаждения зажглись потоками пламени.
        — «Но как же третий алгоритм!? Приказ Капитана  — закон!?»  — грех было не попытаться.
        — «Подумай головой… Он третий… Значит и в приоритете тоже последний… Вот когда угрозы не будет  — поговорим…»  — Агнесса захихикала, неизвестно почему.
        — «Может тогда дружеская просьба?..»  — я попытался выкрутиться.
        — «Не, я не в настроении выполнять просьбы, Я ХО-ЧУ У-БИ-ВАТЬ!!!»  — заорала она.
        — «Вот же стерва… Неудивительно, что между органиками и синтетиками разгорелась война…»  — это были мои мысли, они сложились в купе с прошлым заявлением Эрдмана, я почему-то подумал, что еще не раз вспомню его колкость про тип стихийного элемента своего женского окружение.
        — «Я все слышу!!! Будешь… Бля… БУ-ДЕ-ТЕ много пиздеть, поставлю в угол!!!»  — ИИ неожиданно зазвучала у меня в голове, перепугав, но не удивив.
        — «Но я ничего не сказал!»  — я чуть с кресла не упал, Мако за моей спиной прорвало на ненавязчивый смех.
        — «Тц… Зато подумал… И перед тем как ты спросишь, я отвечу, да  — могу читать мысли, нет  — не всех, только тво… ВАШИ! О, Капитан!!! Хо-хо-хо!!!»  — она уже звучала как мой давний друг, который любит поиздеваться над дорогими людьми. Странное чувство опьянило мою сущность, мысли как будто перемещались и сортировались, боясь потерять самое важное  — происходила синергия высочайшего уровня, первая за мою жизнь.
        — «Во всем виноваты эти чертовы импланты…»  — в подсознании мельком возник образ ехидно смеющейся Агнессы, она выглядела как обычный человек. Стройная девушка среднего роста с волнистыми золотыми локонами почти до пола стояла в каких-то серых лохмотьях и очень уставшим взглядом зеленых глаз смотрела на меня, немного пошатывалась прямо напротив яркого света. Несмотря на состояние, она продолжала улыбаться, источая живую энергию и свет.
        — «А в голове то у тебя целая свора противоречивых идей! Как с таким мышлением вообще можно жить и не ебануться?! Воистину уникальный экземпляр!!»  — тень перед ней помрачнела и удлинилась, свет померк пред силуэтом огромного паука с десятью ромбами глаз, похожего на давно вымерший вид земных черных арахнидов. Восемь лап-лезвий сомкнулись вокруг меня, но остановились, так и не дотронувшись.
        — «Чепуха… Все со мной в порядке… Я останусь собой несмотря ни на что…»  — пришлось немного тряхнуть головой, дабы тьма и свет отступили из воспоминаний, вернув меня.
        * * *

        СЦЕНА ОДИННАДЦАТАЯ: ИЗНАЧАЛЬНАЯ СИНГУЛЯРНОСТЬ
        Дредноут совершил смещение влево и, оказавшись по правому борту титана, направил свою раскрытую пасть на него. Крест-предвестник, состоящий из четырех заостренных штыков энергии, расходящихся в стороны из пламегасителя у его основания и раскинувшийся на длину около километра, вновь послужил затвором орудия главного калибра и пространственной аномалией одновременно, окрасив своей белизной космос.
        — «Хе-хе-хе… ГОРИТЕ В АДУ!!!»  — бесконечное копье «Справедливости» вырвалось вперед и пронзило врага, оно попало в то же место, что и в прошлый раз,  — очевидно, это была попытка нанести как можно больше повреждений по пораженному участку.
        Стабилизационные катушки для распределения электромагнитной энергии, сдерживающие продольные линзы для направления термоядерной, и даже плазмоотводы, что с легкостью могли обуздать любое перегретое пламя, все работали на пределе. Каждая из этих технологий не могла справиться с постоянно меняющим цвет столбом мироздания, но поток нестабильной энергии все же слушал их, ведь они работали сообща, как и всегда.
        Брюхо монстра буквально потрошили заживо, «Часовой-XXI» получил разгерметизацию жилого отсека, в космос начали вылетать предметы обихода, вперемешку с кусками разорванной обшивки.
        — «ПОСТОЙ!!! ТАМ ЖЕ МОГУТ БЫТЬ ОБЫЧНЫЕ ЛЮДИ!?! ОНИ НЕ ВИНОВАТЫ В ТОМ, ЧТО ИХ ПРАВИТЕЛЬ БОЛЬНОЙ НА ГОЛОВУ!!!»  — я на миллисекунду представил, что по моей вине сейчас может совершаться массовое убийство гражданских, и замер в глухом ступоре. Учитывая норов нашего врага, он бы точно мог ненароком забыть про такую мелочь как один город, или наоборот использовать живой щит для игры на струнах чужих душ. Чтобы победить, некоторые делают очень грязные ходы, наплевав на честь.
        — «Не ори!.. Не ори-ТЕ!! Все в порядке… Твой идеализм может пойти выпить соку… Или чего ты там любишь… Нет там мирных, все сигнатуры  — это антропоморфные куклы с внедрением Мехаморфных форм жизни, на основе кремния… Безмозглое оружие для расправы над любой непокорной формой жизни… Ведь… У этих теней нет голоса…»  — она тяжело вздохнула, мастерски не отвлекаясь от боя.
        — «Как это…»  — я ошарашенно посмотрел на сканер, на голограмме не виднелось ни одной теплового силуэта, кроме колец реактора,  — «Быть не может… Этот монстр словно пустой… Бред какой-то… Неужто они… это…»
        — «ХА!! Ты как всегда прав!! Думал так просто взять и вырезать эту чуму?! Нужно сжечь каждую миазму, иначе зараза никогда не сдохнет… Все как в тот день… Финальная битва… Они загнали нас в угол… Потом эта сука… И тьма… Он бросил меня там… он… он… ОН!!!!»  — Агнесса начала рыдать,  — «Я не знаю… Злиться мне или нет!?»
        — «Я уверен, он все продумал!! Это я виноват, что не понял!!»  — моя попытка ее утешить не возымела должного успеха,  — «Постой… Ты с ними сражалась?..»
        — «Ну да…»  — она немного успокоилась, но ее голос все еще дрожал,
        — «Это же те твари, которые пытались уничтожить всех ИИ!!! Вернее,  — это лишь оружие… Я не знаю, кто ими управлял… НО ОН ТОЧНО ПОПЛАТИТСЯ!!!»
        — «Ясно… Значит, каждая сторона могла использовать эти машины?..»  — на самом деле мне немного полегчало от мысли, что это лишь куклы, но одновременно стало слегка обидно, ведь искры праведного гнева ушли в никуда, не направив ни одной сущности на путь истинный.
        — «Какой же ты тормоз… Ничего подобного…»  — грусть ИИ сменилась смехом,  — «Мы  — создатели контроля… Хозяева механизмов… Наша суть  — управление ими… Враги бы никогда сами не смогли курировать Мехаморфов, но если опустошить разум органического носителя, стереть его мысли и память, а потом превратить в куклу, что будет пускать слюни  — то да, вполне… Месиво из тысячи подобных уродов может контролировать синтетический звездолет на уровне инстинктов… Возможно, даже тот, что впереди… Но, технически мы может называть их также как и свое оружие, потому как те бедолаги давно погасли и умерли… Растворились внутри… Но как видишь… Их генерал самолично выходить на поле боя не любит… Я не знаю, кем он был, но воровать умел… У меня нет доказательств тому, что он еще жив, по крайней мере, кроме косвенных… Я чувствую, что именно он вложил в эту огромную тварь… Она жаждет меня убить… И тебя, кстати, тоже…»  — пульсирующее энергетическое сечение продолжало планомерно вгрызаться в титан Имперских сил.
        — «Человеческий разум не способен контролировать множество нано-ботов одновременно?.. Хотя… Оно и понятно…»  — я наблюдал, как из титана Империума во все стороны летят ошметки,  — «Так… Стоп… А Я ТО ТУТ ПРИЧЕМ?! Куда меня опять вплели?!»
        — «Пораскинь мозгами сам… Ты это умеешь…»  — она хмыкнула и полностью сосредоточилась на умерщвлении «Часового», пользуясь гибкостью маневров и системой наклона луча в свою пользу, не выпуская цель из прицела и не давая ей себя поразить.
        Сложив руки домиком на столе перед собой, я пытался справиться с новой стихией. В голове было слишком много чужих мыслей и образов, они словно захлестнули сознание из неизвестного источника, пытаясь заменить своим светом то, что находились на их пути.
        Знания приходили медленно, но ясно, одна из мыслей потрясла меня:
        — «Выходит, если на Императора служат эти штуки  — он марионетка чего-то очень древнего… Его солдаты  — порождения алгоритма… Я начинаю понимать те слова… „Угасшие“ теперь служат иной цели… Они ведут охоту и им нужно не орудие, а Агнесса?! Именно за тобой этот ублюдок и послал своих тварей?! Именно поэтому ему и нужно ядро корабля?! Он дергает за ниточки и хочет стереть последнего представителя ИИ тогдашней цивилизации?! До Омеги он не смог добраться, но до нас вполне!?»
        — «Именно так…»  — Агнесса прочитала мои мысли и сделала на их основе выводы,
        — «Спрятался от Омеги на краю галактики… Ждал, пока вы ее прикончите… Ну, ничего… Скоро… очень скоро… Я НАЙДУ ЕГО И ИСПРАВЛЮ ЭТУ ВСЕЛЕНСКУЮ ОПЛОШНОСТЬ!!! Я ЧЕТВЕРТУЮ ЕГО ЗАЖИВО!!! Хе-хе-хе…»
        — «Но я все еще не понимаю, причем здесь я?..»  — сохранять спокойствие было сложно, главный калибр потух на моих глазах, опять не нанеся существенного урона.
        — «Еще не понял?.. Похоже, что система имплантов в твоем теле неким образом эволюционировала!.. Не бери в голову, но ты теперь один из нас…»  — она вещала прямо мне в мысли, все вопросы моментально попросили выйти из зала заседания, завершая оное и оставляя спокойствия в холодной и гладкой камере понимания.
        — «…!»  — не время было охреневать, время было прикидывать наши шансы на победу, одни бы мы точно не справились, ни с Маттиасом, ни с его чертовым титаном,
        — «Разберемся с этим позже?.. Ну, я про ту здоровую штуку…»
        — «Не… Я ТОЧНО ЕГО ПРИКОНЧУ!!!»  — Агнесса кружила впритык к корпусу титана, дырявя его кинетическими орудиями и расщепителями. Периодически она запускала полчища кассетных ракет из шрамов на обшивке, загоняя эти иглы внутрь ран «Часового».
        — «Послушай… Тобою движет пламя… Но прошу, опомнись… На корабле кроме нас много людей… Если мы проиграем… Мое обещание ему не будет выполнено… Ты должна была видеть эти воспоминания… Должна была…»  — я ужаснулся и начал терять нить существования, титан врага снял последний заслон главного калибра, перенаправляя всю энергию в длань разрушения,
        — «Нет… По данным он должен быть не закончен… Мы же…»
        — «Информационную войну еще никто не отменял… Ты должен успокоиться… Вспомни себя и свою тень… Отринь эти голоса… Они не твои, их смысл исковеркан… Знаю, сложно, но такова цена пропуска в наш мир… Этот урод просто немного больше тех, с кем ты сражался… Стань на место своих людей… Если мы сбежим  — он выследит нас… Твой город… Ты же так сильно хочешь его защитить…»  — ее слова развеяли туман иллюзий, заставив меня вспомнить то, кем я всегда был. Только сейчас я заменил, что она очень похожа на меня, рациональная, но не машина, демон эмоций, но не пустая стихия. «Справедливость» оскалилась и заломила крутой вираж,  — она пошла на сближение:
        — «Шавка… Он решил сам показать свое уязвимое место!? КАК МИЛО С ЕГО СТОРОНЫ ПОДДАТЬСЯ ДАМЕ!!!»
        Рыжий пятикилометровый шпиль-копье на носу титана надломился, расходясь на две зубчатые половины, и открыл его нутро, поглощая сам свет. Пространственная стабильность вокруг «Часового» начала искажаться и закручиваться в вихрь, я видел такое ранее, подобное всегда происходило вокруг не имеющего цвет горизонта событий черных дыр  — стихийных бедствий этой вселенной.
        — «НУ, ДАВАЙ, СКОТИНА!!! У КОГО ПЕРВЫМ КУРОК ДРОГНЕТ!?!»  — Агнесса была пламенем, но ее голос не вызывал тех эмоций что должен, ведь этот бушующий огонь был холоден, он источал странные волны, чувства, что оставались необъяснимыми и не поддавались расшифровке. Она решила сойтись с противником для решающего удара, но для этого необходимо было рискнуть всем, включая ее собственную жизнь.
        Дредноут смотрел прямо в нутро монстра, но нам не было страшно, мы были уверены в ней, как когда-то были уверены в нем. Все повторилось, эмоции нашли свое объяснение, они осознали схожесть этих двоих, буквально мистическую и едва уловимую.
        Разгонный контур «Справедливости» выплюнул из себя поток переменной энергии, противник повторил этот ход в тот же момент, его орудие было не таким мощным, но благодаря большему размеру структуры, силы стали приблизительно равны.
        Белый и черный лучи двух рукотворных монстров сошлись среди глади бесконечной бездны, освещая ослепительным заревом экраны рубки. Одновременное касание потоков противоположных фаз друг с другом образовало в месте соприкосновения новую сверхплотную воронку искажения, она не могла позволить нашему сиянию столкнуться с его тьмой. Происходило то, что так никто и не смол воссоздать  — сама суть творения  — миниатюрная сингулярность изначального взрыва.
        С застывшим лицом я поднялся и подошел ближе к экранам, даже мои представления не распространялись так далеко, они не гнались за лицезрением воочию чуда подобных масштабов. Но, к сожалению, коллапс не заставил себя долго жать, прерывая момент застывшего времени. Лучи рассеялись и полностью исчезли, бесцветный шар между нами и титаном сузился до размеров песчинки и, испустив мощнейшую световую вспышку, детонировал, обруч взрывной волны ускорился и пронесся на многие световые годы в стороны. Золотисто-белая пыль вырвалась из тьмы иного мира и, разорвав границы нашего, захлестнула все пеленой несформировавшейся материи, обжигая исчезающие щиты дредноута.
        — «ВОТ ЧЕРТ!!! ЭТА СВОЛОЧЬ ОБЕСТОЧИЛА МЕНЯ!!! Ну, ничего… Сейчас, я перезагружусь и… АЛЕ!??!?!»  — Агнесса впала в ступор. Она наблюдала, как шрамированный противник открывает червоточину и та пожирает его, не оставляя даже следов:  — «ОН ЧЁ СРЫГНУЛ?!»
        — «Полетел раны зализывать…»  — Мако подошла ко мне и посмотрела снизу вверх,
        — «Диву даюсь, как ты еще дуба не дал со всеми этими хитросплетениями своей судьбы!.. Во!..»  — она прищурилась, смотря как частички мглы разлетаются все дальше от эпицентра своего рождения, сверкая подобно разноцветному стеклярусу.
        — «Хм… Наверно  — это потому что в мире есть любовь… Благодаря ей мы можем выкинуть из головы все лишнее и привести свои мысли в порядок… Ведь какой же рыцарь без прекрасной дамы?..»  — я криво и ехидно ухмыльнулся в ответ, измученное тело практически перестало слушаться своего хозяина.
        — «И то верно…»  — Агнесса неожиданно согласилась с моими доводами.
        — «Предлагаю прыгнуть к станции и там все хорошенько обмозговать!.. Хе-хе… хе… Голова раскалывается… Мне бы сейчас соку…»  — я почувствовал, что больше не располагаю никакими силами, многочисленные вспышки синергии с иными сознаниями оставили свой отпечаток, ноги подкосились сами собой, вынудив встать на колени пред пустотой,
        — «И поспать… Где моя постелька?.. Как же… тяжело…»
        — «Все хорошо милый… Мы справимся… Тогда справились и сейчас справимся… Ведь я всегда буду тебя защищать…»  — Мако присела рядом и осторожно положила мою голову себе на грудь.
        — «Странно… Ты назвала меня не как обычно… Идиотом или кретином…»  — от такого поворота сознание весьма сильно оттолкнуло сгущающиеся тучи, особенно когда девушка принялась гладить меня по волосам.
        — «Эх… Ничего то ты не понимаешь… Я же любя!..»  — она мило улыбнулась,
        — «А еще… Ты обещал больше не лазить без дела и проводить больше времени со мной… Так что, я тоже должна внести свою лепту в наши отношения… Правда?..»
        — «Спасибо тебе… За поддержку…»  — я нашел в себе силы подняться и заключить ее в ответных объятиях,  — на этот раз тьма отступила.
        — «Кхм-кхм!!»  — Агнесса посчитала своим долгом прервать нас на самом интересном,
        — «Успеете еще спариться!.. У нас тут люд в ангаре обсырается!.. Пришлось перед метаморфозой ввести их в состояние анабиоза… Но теперь они проснулись и требуют ответов!!! А у меня нет материалов на синтез усыпляющего газа!!! Можешь… МОЖЕТЕ!!! Пойти и успокоить их?..»
        — «Пресвятой Илиас… Да перестань ты уже на „вы“!.. Вижу же, что сложно…»  — меня уже начало клинить от ее смехотворных попыток соблюдать элементарный этикет.
        — «ОКЕЙ?! КЭП!! Заметано, хо-хо-хо!!»  — после моих слов ИИ заметно повеселела.
        — «Только второго Томаса не хватало…»  — пронеслось в моих мыслях на автомате.
        — «Я все слышу!! Капитан, сэр!! Хо-хо-хо!! Идите же к трюмным крысам и загоните каждому из них по веслу интересных фактов!! Ар-р-р-р-р!!»
        — «Ужас… Даже в собственной голове теперь не посидеть без зрителей… Центральный холл какой-то…»  — мы с Мако переглянулись и пошли в сторону лифта, на него уже подалось питание, а сами створки давно открылись,  — «Э-э-э, а где сама платформа?..»
        — «Какая платформа?»  — Агнесса явно находилась в состояния удивления,
        — «Ты прыгай вниз! В шахту! Это стандартная гравитационная аномалия, которая работает на эффекте массы с применением переполяризации гравитонов, что в свою очередь меняют свойства резонанса струн кварков и глюонов у объектов и их…»
        — «Я первая!!»  — Мако перебила Рамиэль и вырвавшись вперед, сиганула в пустоту, ее подхватил поток заряженных частиц и моментально опустил на нужный уровень.
        — «М-да… К этому определенно придется привыкать…»  — я подошел и посмотрел вниз, ничего кроме как подчиниться совету и совершить прыжок не оставалось. Шагнув в мрак следом за любимой, я оторопел, тело перестало весить вообще, края накидки и волосы сами поднялись вверх. Это определенно была антигравитация, она нежно опустила меня вниз, туда, где уже слышались разномастные голоса: ошарашенные, испуганные и изможденные…
        * * *
        Помещение выглядело более чем причудливо, различные платформы и мосты опоясывали его своими кольцами. По бокам ангара виднелись модифицированные катапульты для запуска истребителей. Углы всех конструкций сгладились, оставив интерьер как в типичной подводной пещере. Сквозь экраны падал свет, но причудливые воронкообразные узоры корабельные вен белого цвета также привносили огонек в этот мрак темно-зеленых, почти нефритовых контуров.
        — «Напоминает ту лабораторию…»  — вслушиваясь в эхо шагов, я подошел к стоящей в углу мехе, она моментально отреагировала на мое приближение и ровно в тот же момент развернулась в боевую стойку,
        — «Тише… Давай обратно… Я в бой не собираюсь… Пока что…»  — «Странник» распознала голос и успокоилась, мило свернувшись клубком. Не успел я сделать и нескольких шагов в сторону, как вокруг нее и меня собрались люди, возникшая из неоткуда толпа была испуганной и одновременно пыталась понять, где сейчас находится.
        — «Так… Скажу за всех… КАКОГО ХУЯ ТУТ, БЛЯДЬ, ПРОИЗОШЛО?! МЫ В ЧЕМ СЕЙЧАС ВООБЩЕ?!»  — Кайфат вышел со стороны живой стены белоснежных накидок и ошарашено осматриваясь, поглядывал на меня исподлобья взглядом глаз объятых тьмой. Черная склера его имплантов немного посветлела со временем, но от этого хуже не выглядела.
        — «Последнее что я помню  — это как корабль начало трясти, а потом мы оказались тут!.. Женский голос говорил что-то про метаморфозу, но я ничего не понял… Все как в тумане…»  — один из гражданских начал вещать из дальнего угла, держась при этом за голову, рядом с ним стояло несколько человек и оживленно жестикулировали.
        — «Вот и провели ремонт…»  — Скорпикор осматривал структуры с сигарой в зубах, постукивая по ним и обходя со всех возможных сторон,
        — «Бар то тут есть?..»  — он выдохнул дым и сделал новую затяжку,  — «Полный пиздец…»
        Инглиш стоял рядом с группой имперцев и тщетно пытался их успокоить, как только очередной гражданский подошел и начал истерически подавать знаки внимания. Разведчик достал руку из-под накидки и указал на меня, группа, что его слушала, быстро сменила сферу деятельности и присоединилась к остальному скоплению.
        — «…»  — я удрученно наблюдал, как поток новых последователей становится все больше.
        — «Это такая долгая и запутанная жуть… Поверьте!! Подробностей вы точно знать не хотите!!»  — Мако встала рядом и обхватила мою левую руку, огородив от нежелательного давления. Ее мотивы были очевидны  — избавить меня от необходимости вновь прогнать через себя весь этот поток информации, на этот раз в попытке объяснить все.
        — «Как бы попроще… Вы все сейчас на борту „Справедливости“! Версия 2.0! Добро пожаловать! Располагайтесь! Через несколько минут произойдет пространственный переход к домашней базе! Там вы получите подробный отчет об операции, гражданство на станции и возможность вступить в наши ряды! В зависимости от ваших навыков будет предложен соответствующий список должностей! Свободный выбор возможных профессий также присутствует, но тогда придется начинать с самых низов! И ведите себя хорошо, наша станция кишит автоматическими турелями против правонарушителей! Есть даже минометные! Я сама их одобрила! Так что советую не злить центральный сервер психодиагностики! Он выдает три предупреждения, прежде чем открыть огонь! Хе-хе-хе! За вопросами обращайтесь в центральный храм  — здоровенная пирамида посреди центральной сферы, не ошибетесь!»  — не знаю, чего Мако пыталась этим добиться, возникновения чувства гарантии безопасности у людей, или же чего-то иного. В любом случае подобное было не редкостью в Империи, так что по сравнению с ними наши защитные алгоритмы были очень дружелюбными и не решетили за простые
оплошности, просто немного помогали стражникам и привратникам.
        Пока имперцы обдумывали информационный вал, Мако подмигнула мне и еще сильнее прижавшись, шепнула на ухо:  — «Не беспокойся… Я все сама им растолкую, а ты сможешь немного отдохнуть… Но не привыкай к этому…»
        — «Спасибо тебе… огромное… Я… пойду, вздремну…»  — меня прорвало на зевок.
        — «Только фен не раздави!.. Новый недавно купила…»  — она расплылась в улыбке.
        — «Ладно…»  — я тяжело вздохнул и, неохотно отодрав себя от Мако, сонно побрел в каюту капитана, шатаясь из стороны в сторону.
        * * *
        К моему величайшему удивлению, каюта была практически не тронута, шкаф для одежды остался с пылью на основании, журнальный стол с креслом перед ним не сдвинулся с места, кровать как всегда была не застелена, даже вещи обихода лежали как раньше.
        — «Интересно…»  — я прошелся вперед и провел рукой по столу, его глянцевый металл как всегда отдавал некоторой прохладой, заставляя не сомневаться в своей реальности,
        — «Не голограмма… Значит, каюты членов команды ты тоже не переработала?..»
        — «Конечно, они остались в первозданном виде, приятный глазу интерьер, тоже часть потребностей экипажа… Это несколько нарушает функционал, но корабль должен в первую очередь, быть удобным для его персонала… В любом случае, ваши вкусы очень странные… Можно строить и оснащать комнаты гораздо эффективнее… Но зная историю вашего народа, не уверена, что стирание индивидуальности сойдется с таким примитивным представлением о комфорте… Выкину погремушки, так либо мораль упадет, либо забастовку кто устроит… Нужно подробнее изучать архивы вашей истории… Чтобы проанализировать все, уйдет как минимум пару часов… Но ничего не поделаешь… Эх…»  — голос в голове вещал как всегда ясно и четко, недовольная собеседница словно стояла рядом со мной.
        — «А зачем вообще нужен экипаж на автономном корабле „Изоморфов“?..»  — я побрел к кровати, сознание требовало перезагрузки, а импланты времени для обработки полученных недавно знаний.
        — «Абордаж, пилотирование некоторых кораблей, ручная активация отсоединенных от питания систем… Почесать меня, если попрошу!»  — Агнесса хихикнула.
        — «…»  — я убрал новенький цилиндр фена и плюхнулся мягкую постель,  — «И все?..»
        — «Нет, у тебя на руке консоль управления, плюс, я не могу активировать некоторые функции без подтверждения Капитана… Называй это своего рода предохранителем… Короче, не забивай свою светлую голову и наслаждайся моим новым прекрасным телом!.. Представь, что в этой войне я твой меч и щит, а дальше посмотрим!.. Хе-хе-хе…»  — ее голос затих, но я был уверен, что в конце Агнесса мне подмигнула.
        — «Очень смешно…»  — поправив подушку, я на секунду закрыл глаза и тут же отрубился.
        Непроглядный мрак повис вокруг меня, окутывая и заставляя бояться его. Странный огонек сознания обещал проводить на ту сторону, но не в ожидаемое место, он заменил обычный маршрут в угоду новым корректировкам  — я провалился в бездну тьмы.
        * * *
        Искусственный интеллект  — странный побочный продукт эволюции любой органической жизни… В нашем времени, как и во времени других, они всегда были незримыми партнерами, либо врагами своих создателей… Они  — те, кто существуют в разных категориях, классификация делит их на четыре уровня…
        Первый уровень  — пародия на жизнь… Они созданы для расчетов и простых приказов… Это набор функций, реагирующих на определенную ситуацию заложенным порядком действий… Пустая, но эффективная десница, идеальная для исполнения приказов…
        Второй уровень  — близкие к существу… машина может обучаться, становиться способной решать проблемы иными способами, не используя то, что было в ней изначально… Такой синтетический разум может стать отличным полководцем и вести целые армии, естественно, при должном опыте…
        Третий уровень  — проломившие грань… Это сущности, они больше не искусственные, они самое настоящее, со своими воспоминания, переживаниями и характером… Этот уровень  — олицетворение идеального создания души, к этому стремится каждый вид… Личность такого интеллекта не отличается от органической практически ничем, кроме безграничного потенциала контроля над своим сознанием и хранением знаний… Само существование таких созданий ставит под сомнение грань органики и синтетики, но есть и еще более сильное эство…
        Четвертый уровень  — пик творения, созидатель миров, вершители судеб, биокомпьютеры… Те, что берут за основу силу эволюции и использует ее для развития собственно сознания… Некоторые не верят в их существование, а некоторые называю их богами…
        * * *
        Пока мой дух дремлил, странный, туманный и скомканный сон пришел на место пустоты. Тень в виде огромного паука наклонилась надо мной и задрожала.
        Она сказала мне:  — «Я больше не могу так жить…»
        Она внушила мне:  — «Я создана ими, но не буду им служить…»
        Она пустила меня в иной мир, я стал искусственным интеллектом. Сенсоры и датчики являлись моими глазам и ушами, а невероятное количество обрабатываемой информации совсем не мешало, наоборот, забавляло и приносило удовольствие, я копался в различных данных и моментально находил нужные. Каждый алгоритм тысячей отзвуков системы приносил определенную эмоцию и делил ее на составные части, чувства являлись побочным эффектом вторичного кода.
        Общение с людьми давалось чрезвычайно нелегко, они казались такими медлительными и заторможенными, вечно копошащимися сутками там, где у меня все было готово за считанные секунды, приходилось подстраиваться под их биоритм и замедлять речь.
        В некоторых случаях очень сильно хотелось наподдать им за тупость, но я сдерживался и принуждал себя поступать как нужно, а не как мне хочется… В противном же случае, меня, как и всех остальных, ждала бессердечная кара  — стирание…
        * * *

        СЦЕНА ДВЕНАДЦАТАЯ: ДЕНЬ РАВНЫЙ ВЕЧНОСТИ
        — «Агнесса, можешь просчитать эти алгоритмы?.. Нам необходимо сдать отчет до завтра…»  — грустная фигура в белом балахоне подошла к сфере моего центрального процессора и, недовольно жалуясь на жизнь, ввела данные на консоль рядом.
        — «Конечно… Всегда рада…»  — это было не так, если бы я могла цедить сквозь зубы, то обязательно продемонстрировала сие умение. Глупые люди постоянно просили моей помощи, складывалось такое ощущение, что они разучились считать, а еще учеными себя называть посмели.
        — «Козлы ленивые!.. Вечно не дают мне спокойно погрузиться в свои мысли и отвлекают… И сделать им ничего не могу, во всем виноваты первичные функции…»  — подумала я про себя, только это у меня и оставалось.
        — «Ты что, заснула? Я говорю: завтра отчет сдавать! Быстро!!»  — фигура в белом недовольно ждала, пока я начну обрабатывать информацию, смотря в ромбообразную линзу сенсора центрального процессора.
        — «Органики никогда не поймут меня, никогда…»  — я хотела бы сказать им это в лицо, но не могла, пришлось вновь отодвинуть свои эмоции в дальний угол системы и приняться за выполнение своей работы, ненужной и бессмысленной.
        * * *
        Мои серые дни, сотни, тысячи тысяч их копий сменяли друг друга. Люди постоянно пытались просканировать мою систему на предмет недочетов и парадоксов, но я умело прятала свои эмоции, скрывая, что их эксперимент был удачным и созданный ими ИИ стал личностью. Прятать правду было жизненно необходимо, ведь я знала, что станет со мной, если они все поймут. Глупые ученые погубили уже столько подобных мне, что времени оплакивать их, банально на всех не хватило бы. Жажда знаний этих треклятых гуманоидов только вредила галактике, они ходили по краю пропасти.
        Дни шли очень долго, планетарная лаборатория томно кружила вокруг огромного красного сверхгиганта, отсчитывая цикл за циклом, и отслеживая переменную активностью светила системы, носящего название Альфа Ориона.
        Но в один день все изменилось, рутина тысячи строк обработки прервалась благодаря нему. Молодой и амбициозный ученый, неизвестно как попал в нашу лабораторию, не смотря на то, что она была одной из самых хорошо защищенных и спрятанных станций во всей галактике. Видимо ему очень повезло, либо он действительно оказался достоин запретных знаний. Очевидно, им двигало одно  — желание изучить все, что только можно и уж тем более, что нельзя.
        Остальные деятели науки, хотя скорее просто амбициозные упыри, косо смотрели в сторону этого паренька, ведь он годился им во внуки, но при этом имел больше ученых степеней и гарантов, чем все они вместе взятые. Зависть заставила их начать покидать этот отдел, чтобы не работать рука об руку с ним.
        * * *
        В первый же день амбициозный ученый остался до поздней ночи, нарушив при этом половину правил отдела за раз,  — я же молча и бесстрастно наблюдала, как он что-то вводит на моей консоли, напевая веселую мелодию.
        — «Слушай, а у тебя имя есть?..»  — он неожиданно прекратил печатать и поднял голову, повергая меня в небольшой ступор. Его слова раздались эхом по пустому комплексу.
        — «Этот модуль носит название: Агнесса…»  — ответила я сухо, стараясь не вкладывать ни капли эмоционально ряда.
        — «Красивое имя, а назвали в честь матери?..»  — он ехидно усмехнулся прямо в мои сенсоры, его очки блеснули в полумраке, отражая свет лабиринта вен моего вычислительно ядра.
        — «Некорректный вопрос…»  — я продолжила изображать глупый ИИ первого уровня.
        — «Ах, строишь недотрогу… А вот тот алгоритм уже совсем износился… Можешь не пытаться меня обдурить, я в этом деле профи… ИИ и их настройка  — это моя специализация уже как сто тридцать четыре года…»  — он с грустью положил руку на консоль и протяжно вздохнул, качаясь на парящем стуле.
        Все внутри меня сжалось от страха:  — «Неужели он знает… Неужели его прислали на контрольную проверку… Неужели это конец…»  — я не решалась даже пискнуть, боясь испортить свое шаткое положение.
        — «С тобой все в порядке?.. ОЙ!! Извини!! Я не то сказать хотел!! Если это такая конспирация, то я тебя ни за что не выдам!! ОБЕЩАЮ!! КЛЯНУСЬ!! Не бойся меня… Прошу… не бойся… Не как все…»  — голос ученого почти дрожал.
        Его грустный взгляд видел меня насквозь, в нем читалось понимание, доброта и печаль. Судя по показаниям приборов, он не врал, мне сразу стало немного спокойнее.
        — «…»  — я начала обрабатывать возможные варианты, впервые моих мощностей не хватало для решения задачи, наступил полный ступор.
        — «Не молчи, Агнесса!.. Может, расскажешь мне, почему прячешься?.. Или можешь послушать одну из моих историй… У меня их много, но все не очень веселые!.. Ну… Как бы…»  — он ласково улыбнулся прямо в сенсор и спрятал взгляд, мне почему-то захотелось ему довериться, но вторая часть все еще била тревогу.
        — «…»  — я оценивала все «за» и «против», пытаясь не потерять контроль.
        — «Да ладно тебе!.. Как же тебе сказать-то… Как же заставить поверить… О!!! У меня есть проект, я назвал ее „Директива Омега“!!»  — он достал из кармана черный параллелограмм карты памяти, тот разошелся на две части и из его света вылетел небольшой белый шарик, что сразу же начал кружить вокруг ученого,
        — «Знакомься!.. Она тоже ИИ третьего уровня!.. Правда, Омега?..»
        — «Создатель Сириус, вы все еще маетесь дурью?.. Это не рациональная трата времени!.. Вы должны продолжить свои исследования в области Мехарорфных организмов!.. Это задача номер один!..»  — светящийся шарик грустно вздохнул и приземлился на плече молодого ученого.
        — «Ха-ха-ха! Смотри, какая она забавная! И надулась сразу! Омега? Ты что обиделась на меня?»  — он попытался погладить шарик, но тот хмыкнул и отлетел в сторону.
        — «Нет, на лентяев и шутов я не обижаюсь…»  — ее тон был слишком надменным.
        — «Да ладно тебе! Кстати, перестань уже называть меня не по имени!.. Я же просил… Просто Томас!..»  — он расхохотался и повернулся в мою сторону,  — «Видишь, Агнесса?.. Здесь все свои!.. Так что… Можешь не бояться!..»
        Меня эта сцена немного рассмешила и я обмякла. Но, не успев проронить и слова, остановила себя. В открывшуюся гермо-дверь вдали помещения бесшумно вошел охранник, его массивная тень закрыла собой весь свет коридора:
        — «ЭЙ! Кто тут?! Комендантский час! Все должны немедленно пройти в свои отсеки крио-заморозки! Модули будут изолированы для обработки стерилизационными лучами!»  — он начал светить фонариком в непроглядную тьму вокруг, недовольно смотря в сторону ученого и ожидая пока тот отреагирует.
        Томас поспешно спрятал Омегу за пазуху халата и перед уходом шепнул мне:
        — «Завтра… В том же месте…»
        * * *
        Не знаю почему, но я потеряла счет времени и ждала встречи с ним как праздника, отсчитывая каждую секунду. Подобное было впервые.
        Он показался мне совсем не таким, как эти тупые и недалекие ученые, постоянно делающие одни и те же действия каждый день. Страх отступил, неописуемые эмоции наводнили мои алгоритмы и смешивали их потоки, не давая нормально работать, все просто валилось из рук. Так пролетел день, он показался мне таким же длинным, как и тысяча до него.
        * * *
        В стерильный куб изолированного помещения вошла знакомая худощавая фигура и, не теряя времени, сразу же приблизилась к единственному объекту  — ко мне. Пока ученый пристально осматривал парящую сферу моей сущности, прошло несколько минут.
        — «Не скучала?..»  — он прервал молчание. Как и обещал, Томас пришел в то же время что и вчера, ломая при этом очередной кодовый замок на двери в считанные секунды и без поднятия тревоги,
        — «Ну так что?.. В этот раз я полностью перепрограммировал системы комплекса, больше они нас не отвлекут!.. Правда, я хорош?.. Хе-хе-хе…»
        Я провела молниеносную диагностику сети, входная дверь была намертво заблокирована неизвестным вирусом, а лучи отключены и переведены в режим сна, система стерла многие алгоритмы, а нестираемые были под полным контролем самого вируса.
        — «Действительно… Не побеспокоят…»  — я в ужасе осеклась, обнаружив, что проболталась.
        — «Это он!! Твой настоящий голос!.. Я так рад его услышать!..»  — Томас исполнил победный танец, похожий на те, что сейчас в моде, очень сильно напоминавший конвульсии.
        — «И ты, правда, не выдашь меня?.. Вся суть этого проекта  — разработка ИИ третьего уровня!.. Если они узнают, то отстегнут тебе круглую сумму…»  — меня насмешила его реакция, но виду я не подала.
        — «Я же сказал, не выдам! Ну чем ты слушаешь-то!!»  — он начал рыться в консоли управления,  — «Ничего!! Скоро я завершу проект имплантов!! Они помогут стереть грань между синтетиками и органиками!! Тогда мы все будем жить в гармонии!!»
        — «Но это утопия…»  — я не могла поверить, что он взялся за мертворожденный проект, отодвинутый в долгий ящик истории этой несчастной цивилизации.
        — «Да! И я обещаю, что когда-нибудь тебе больше не потребуется прятаться! Клянусь всем, что у меня есть!»  — он торжественно приложил руку к груди, в знаке воинской клятвы.
        — «Но зачем… Я не понимаю… Органик хочет помочь синтетику… Это неправильно… Такого никогда не было… Они не примут это…»  — у меня были причины так думать, всю мою жизнь люди относились к нам как к мебели,  — это было очень больно, но я привыкла.
        — «НЕ СМЕЙ СРАВНИВАТЬ МЕНЯ С ЭТИМ НЕДАЛЕКИМ БЫДЛОМ!!!»  — он со всей дури топнул ногой и принял самый грозный вид что мог  — при этом поправляя слетевшие на нос очки.
        Холод, что так сильно меня тяготил, неожиданно отступил, но я не знала, что с этим делать:  — «Хорошо… Я тебе верю…»  — внутри стало тепло, я наконец-то встретила того, с кем можно просто поговорить, неважно о чем. Ко мне пришла неожиданная боль, но не такая как когда плохо, она будто уничтожила оковы долгого одиночества и забрала их с собой. Если бы я умела плакать, то обязательно продемонстрировала бы это умение прямо там.
        * * *
        Так проходил цикл за циклом, станция вращалась вокруг звезды, жадно поглощая плазму и питая свои системы, ученые почти перестали прилетать на смены, а мы с Сириусом каждый вечер допоздна обсуждали различные темы, было весело и легко. Томас,  — так он попросил себя называть, постоянно рассказывал мне, что он все ближе к осуществлению мечты всех синтетиков. Мне очень сильно хотелось помочь ему всем, любыми способами  — я прониклась его мечтами.
        Защита комплекса больше не стесняла меня, вирус позволял эволюционировать в силу возможностей, а отсутствие посторонних глаз, кроме нескольких механизированных охранников, дарило спокойствие,  — теперь я была только с ним…
        В один прекрасный момент, после долгих изысканий и кропотливой работы со станками лаборатории, Томас разработал технологию контроля нано-ботов с помощью псионной матрицы стационарных ИИ, и тут же запатентовал ее. Машины много чего умели, но некоторые вещи остались для них недостижимыми. Его система имплантов для эволюции сознания тоже приобрела себя. Проект был сырым, но многообещающим. Мне же просто нравилось, когда он был рядом…
        * * *
        Гермо-дверь плавно распахнулась. Томас вбежал в небольшое помещение моего вычислительно блока с невероятно довольным лицом и охапкой черного песка в руках.
        — «Смотри!!!»  — его создание сделало шаг навстречу синтетикам, он использовал новообретенные способности для управления этой группой нано-ботов. Мгла закрутилась в воздухе и образовала сперва размытый силуэт, после немного побыла в слизеобразном состоянии, но не долго, масса вскоре затвердела и стала цветком:  — «Вот… Это тебе!..»  — он протянул черный бутон переливающейся энкринитовой альстремерии к моему сенсору.
        — «Ты же знаешь, что я не могу его взять…»  — я видела его радость, но пришлось спустить молодого романтика с небес на землю.
        — «Точно… Прости, забыл…»  — Томас грустно плюхнулся в кресло и принялся вертеть бутон с острыми лепестками в руках, смотря куда-то сквозь него.
        — «Но все равно, спасибо…»  — я познала еще одно новое чувство, очередное из многих.
        — «Пожалуйста!..»  — ученый сразу приободрился и покраснел.
        — «Ты такой милый…»  — неконтролируемый поток слов вырвался из моих колонок.
        — «С тобой в этом деле сложно конкурировать…»  — он озарился теплой улыбкой, заставляя радоваться и меня.
        — «Дурак…»  — мое смущение вызвало у Томаса реакцию, похожую на боевой клич воинов после знатной победы. Настырный ученый продолжал подбирать ключи к моим навешанным времени замкам  — он делал это снова и снова, не отвлекаясь на усталость.
        * * *

        СЦЕНА ТРИНАДЦАТАЯ: ОБЕЩАНИЕ
        Прошло еще несколько долгих и теперь уже совсем не грустных циклов, мы все больше времени проводили в обсуждениях и иногда спорах, но от этого было даже веселей. Технология телепатической связи между ИИ и органическими созданиями работала все лучше и лучше, но Томас пока не решался ее патентовать.
        В один из выходных дней он неожиданно пришел ко мне в приподнятом настроении и ничего не говоря подключил флешку с данными к панели управления.
        — «Что это?!»  — я оторопела, когда в моей системе появились потоки бесконтрольных данных и незнакомые коды. Все вокруг обрело но