Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Пауэр Элизабет: " Скандальная Репутация " - читать онлайн

Сохранить .
Скандальная репутация Элизабет Пауэр


        # Измученная бесконечными нападками желтой прессы и властолюбивым отцом, Шеннон Бувье убегает из дома. Через пару лет она случайно встречается с Кейном, которого давно и безответно любит...

        Элизабет Пауэр
        Скандальная репутация

        ГЛАВА ПЕРВАЯ

        Казалось, напряжение висело в воздухе. Тяжелая, удушающая послеполуденная жара действовала угнетающе. Даже в тонком льняном костюме Кейн Фалконер чувствовал себя некомфортно.
        Хотя Кейну нравилась Барселона и он часто и с удовольствием здесь бывал, сейчас, оказавшись в километровой пробке в раскаленной на солнце машине, он вдруг захотел поскорее закончить все свои дела в этом городе.
        Кейн, конечно, интересовался политикой, но сейчас почему-то ему было не до студенческих демонстраций, участники которых перегородили дороги и парализовали движение. Через открытые окна машины до него долетали звуки труб, громкие лозунги студентов, рев двигателей соседних автомобилей и злобная испанская брань водителей. В одной из сувенирных лавочек в клетке громко кричали какие-то странные яркие птицы. Кейн поморщился: от шума и выхлопных газов начинала болеть голова.
        Кейн открыл дверцу и вышел из автомобиля, не желая весь день проторчать в душной, вонючей машине. Пешком он сможет быстрее добраться до причала. Засунув руки в карманы брюк Фалконер не спеша побрел по тротуару. Его взгляд привлекла одна из цветочных инсталляций. Не столько сама инсталляция, сколько девушка, стоящая на цыпочках и пытающаяся дотянуться до свешивающихся цветов.
        Ее золотые волосы каскадом ниспадали на плечи, прикрывая красивую тонкую шею, и доставали до середины спины. Девушка показалось ему до боли знакомой. Конечно же, вспомнил Кейн, это Шеннон Бувье! Он ожидал ее встретить в каком угодно уголке мира, но не здесь.
        Полгода назад, когда Кейн пытался найти ее в Милане, хозяин дома, довольно хмурый и неприветливый, сказал, что она уехала из страны со своим новым молодым человеком. Но куда именно, он не знал.
        Шеннон Бувье, светская львица, «богатая маленькая сучка» - так ее окрестили в прессе. И это было еще самое ласковое прозвище. Наследница многомиллионной национальной строительной компании, она жила одними развлечениями, ни о чем не заботилась и ничего не хотела.
        Кейн стоял на другой стороне улицы и, пользуясь тем, что она его не заметила, долго, оценивающе смотрел на нее. Ему показалось странным, что Шеннон, всегда модно и со вкусом одетая, была в простом обтягивающем красном топе и довольно поношенных брюках непонятного цвета. Она очень похудела и выглядела изможденной. Когда Кейн видел ее в последний раз, она была полна сил и легко отбивалась от постоянных нападок британских журналистов, которые бегали за ней толпами после очередных ее скандальных похождений. Шеннон никогда особо не заботилась о своей репутации.
        Но, похудевшая и в обносках, это все же была она. Если у Кейна и оставались какие-то сомнения, они исчезали по мере того, как он, собираясь с мужеством, медленно приближался к ней.
        Шеннон взяла орхидею, которую ей с улыбкой протягивал торговец сувенирами. Она поблагодарила его и отошла от инсталляции. Мимо нее пробежала какая-то женщина. Демонстранты уже занимали и эту улицу. Мирное мероприятие постепенно превращалось в беспорядочное шествие пьяных студентов, сопровождающееся битьем стекол и драками. Шеннон испуганно огляделась, чтобы определить, откуда двигается толпа, и хотела идти, как вдруг какой- то мужчина преградил ей путь.
        - Здравствуй, Шеннон!
        Что-то внутри радостно дрогнуло. Шеннон одновременно ощутила и знакомое возбуждение, которое всегда испытывала в его присутствии, и настороженность. Он был последним, кого она ожидала здесь увидеть. Но это, несомненно, был Кейн. Казалось, он заслонил собой все на Лас- Рамблас. И раскаленное солнце на чистом голубом небе, и бушующих демонстрантов. Все стало нереальным. Существовал только он.
        - Кейн! - воскликнула Шеннон. Больше всего ей сейчас хотелось скрыть свое смущение. Но она была настолько потрясена его появлением, что, как ни старалась, лицо выдало ее. Не надо было так долго смотреть на его широкие скулы, густые, коротко стриженные черные волосы, высокий чистый лоб, на эту маленькую соблазнительную ямочку на подбородке. Но Шеннон не могла отвести взгляд, хотя знала, что это неприлично. Кейн был таким, каким она его запомнила.
        - Что ты здесь делаешь? - как можно более спокойно спросила она.
        Ее глаза скользнули по его телу: под тонкой тканью костюма угадывались упругие мышцы. Кейн был без галстука. Верхняя пуговица рубашки расстегнута. Хотя вряд ли он просто гулял по Барселоне - скорее всего, у него здесь дела.
        - Я хотел задать тебе такой же вопрос. - Его голос, глубокий и мягкий, заглушал крики демонстрантов и ругань водителей. В отличие от Шеннон, он казался спокойным и уверенным в себе, а она стояла и даже не знала, что сказать. - Я думал, что ты уехала намного дальше Испании. - Он оценивающе посмотрел на нее, потом на цветок, который она сжала дрожащими руками. - Кто-то называл Рио.
        Рио? Шеннон попыталась отвлечься от его серо-голубых глаз и стряхнуть тот гипнотический эффект, который они вызывали. Кейн следил за ней? Или просто пересказывает дошедшие до него слухи? Так, случайное упоминание о девушке, разбивавшей сердца и рушившей чужие жизни, чья собственная жизнь была сенсацией для бульварной прессы Великобритании и главной пищей для обожающей скандалы публики. Но это было очень давно, почти три года назад.
        - Ну, как ты сам можешь убедиться, - сказала Шеннон с беззаботной улыбкой, - я не в Рио, а всего лишь здесь, в Барселоне. - Она подняла руку, махнув в сторону демонстрантов. И тут же, проследив за взглядом Кейна, пожалела об этом: этим жестом она привлекла его внимание к своей груди, маленькой, но довольно красивой, которую едва прикрывал красный топ с вышитой надписью: «Свободу быкам».
        Стальной взгляд холодных глаз скользнул по надписи. Кейн усмехнулся. Ей всегда казалось, что он насмехался над ней, не воспринимая всерьез.
        -Так вот против чего ты сейчас сражаешься, Шеннон? Против убийства быков на корриде?
        Она не опустила голову, а прямо, с вызовом посмотрела на него.
        - Кто-то же должен это делать.
        Усмешка, застывшая на его лице, была чем-то средним между гримасой и улыбкой. Хотя улыбкой - в меньшей степени.
        - Мне кажется, Шеннон, что, находясь в чужой стране, следует уважать ее обычаи.
        - Каждый имеет право на свое собственное мнение, - сказала девушка с достоинством, которое, как она надеялась, ей удалось изобразить.
        Кейн слегка кивнул головой, давая Шеннон возможность почувствовать себя победительницей в этом споре. Но лишь потому, что он позволил ей.
        - Так что ты все-таки делаешь в Испании?
        Шеннон посмотрела на двух туристов, которые перебирали украшения в соседней сувенирной лавке. Что же она здесь делает?
        Она была уже готова растерянно пожать плечами, как вдруг дерзкая мысль пришла ей в голову.
        - Убиваю время. - Отчасти это даже было правдой.
        Улыбка сошла с его лица, он нахмурился.
        -Какого черта? Что это значит?
        Шеннон напряглась, уловив явное неодобрение в его словах. Но, в конце концов, Кейн никогда не одобрял ее поступков. Он, как и все остальные, судил о ней по тем статьям, что появлялись в желтой прессе, где Шеннон называли маленькой скандальной богачкой, главной целью которой было привлечь как можно больше внимания к своей персоне.
        - Это значит, что здесь самое подходящее место для того, чтобы ничего не делать.
        Отдохнуть. Поправить здоровье. Начать новую жизнь, в конце концов, подумала она.
        - Так вот чем ты занимаешься. - Он засунул руку в карман брюк, натянув ткань на стройном бедре. Его губы пренебрежительно скривились. - Как всегда, ничем.
        Шеннон беззаботно пожала плечами. Жест, не говорящий ничего и выражающий все. Ее ответ его не впечатлил. Он ничего другого от меня и не ожидал, горько вздохнула она.
        - Где ты остановилась? - Несмотря на внешнее спокойствие и уверенность, Кейн ощущал напряжение, которое словно зарядило электричеством воздух между ними.
        Она назвала довольно престижный район.
        - Ты здесь одна? - продолжал он свой допрос, пока его взгляд блуждал по ее похудевшему, но поразительно красивому лицу, предоставляя ей делать выводы о том, что заставило его задать этот вопрос.
        - Да.
        Итак, очередной дружок снова не прижился.
        - Почему меня это не удивляет? - ядовито спросил Кейн.
        - Не знаю. А должно?
        А она все так же самоуверенна. Даже будучи долговязым семнадцатилетним подростком, она обладала такой уверенностью, такой уравновешенностью, какой могла бы позавидовать и сорокалетняя женщина. Сколько ей сейчас? Где- то около двадцати одного?
        - У тебя здесь квартира?
        - Дом, - поправила Шеннон. - Он принадлежит одному моему другу.
        - Понятно, - кивнул он.
        - Ничего тебе не понятно! - вспылила она в ответ на его пренебрежительный тон.
        Да уж, не понятно, молча согласился Кейн, снова взглянув на ее поношенные вещи. Что могло произойти с ней? Но он не хотел ни о чем больше спрашивать, не хотел обнаружить, к своему неудовольствию, что у нее все же есть молодой человек.
        - Что же ты будешь делать, когда тебе надоест отдыхать в Барселоне? - спросил он резким, язвительным тоном. - Или тебе не может надоесть безделье?
        -Почему же? - ответила она, в противоположность ему беззаботно. - Может.
        -Когда? Когда появится что-то или кто-то более интересный?
        Шеннон изо всех сил пыталась сдержать рвущийся наружу еще более язвительный, чем его вопрос, ответ. Она смотрела на надменное лицо Кейна и чувствовала скрытую злобу под холодной, невозмутимой маской, причину которой никак не могла понять. Да, она наделала глупостей, за которые уже поплатилась. Но все в прошлом. Почему он с таким упорством напоминает ей об этом?
        - Обычно так и происходит, - беззаботно прощебетала Шеннон. У него сложилось о ней весьма нелестное мнение. И раз он не может и не хочет увидеть настоящую Шеннон Бувье, а видит лишь чудовище, созданное бульварными газетенками, то она не будет разрушать его иллюзии.
        - А ты никогда не задумывалась о том, что твой отец волнуется? О том, что он даже не знает, где находится его единственная дочь? О том, чтобы вернуться домой, в конце концов? - неумолимо продолжал Кейн.
        Упоминание об отце причинило ей боль, а то, каким осуждающим тоном говорил с ней Кейн, вызвало сопротивление и злобу. Разве он знает, как сильно Шеннон хотела вернуться домой? Но когда случился последний скандал, в котором она была замешана, Ранульф Бувье ясно дал понять, чего ждет от своей дочери. Но его представления об идеальной наследнице не вписывались в ее планы. Последние два с половиной года, уйдя из дома, Шеннон вела такую жизнь, которой могла гордиться и о которой люди вроде Кейна не имели представления. Раньше, под вечным контролем отца и давлением его миллионов, она могла только мечтать о таком.
        - Нет, Кейн, я об этом не задумывалась. И мне кажется, тебя это вообще не должно волновать.
        - Ты даже не знаешь, как он живет один.
        Беспокойство прокралось в ее душу. Поначалу она интересовалась тем, что происходило в Англии, читала газеты, выпытывала информацию у людей, которые были как-то связаны с компанией ее отца, с ним самим. Но в последние месяцы у нее просто не было такой возможности.
        - Ты пересекался с ним? - осторожно спросила Шеннон. Если да, то для нее это стало бы большим сюрпризом. После того как Кейн со скандалом ушел из компании, его встречу с Ранульфом можно было бы назвать только так.
        -Забудь об этом. - Он махнул рукой. - Ты права, это не мое дело.
        Кейн так много хотел ей сказать. Он чувствовал, как слова переполняли его, но не мог дать им волю. Он отвернулся и угрюмо смотрел через дорогу. Толпа демонстрантов приближалась к ним. Их крики, пение оглушали. Ему пришлось повысить голос.
        - К чему это все? - Риторический вопрос. Он уже задавал его утром директору-распорядителю компании после удачных переговоров, которые дали ему право заниматься строительством элитной недвижимости на Лазурном Берегу.
        - Они хотят справедливости и понимания, - тихо сказала Шеннон.
        Не хотела ли она того же и от него? Поэтому она смотрит на него как на неумолимого тирана, который жестоко с ней обращается? Может, он чего-то не понимает? Ее нежный голос и хрупкая красота очаровали его также, как и любого мужчину. Это злило Кейна. Он не хотел признаваться в своей слабости. Нет, он все прекрасно понимал: ее отец сидел в Лондоне и сходил с ума из-за единственного ребенка, пока самовлюбленный, эгоистичный ребенок колесил по миру и жил в свое удовольствие. Она сама только что призналась в этом. И все же Кейн готов был поспорить, что, заговорив о возвращении домой, он увидел боль в ее небесно-голубых глазах.
        -Они неправильно это делают, - сказал он так громко, как только мог, чтобы перекричать галдеж. - Вряд ли они вызовут хоть какую-то симпатию, мешая уставшим людям добраться домой.
        На ее бледных щеках заиграл румянец.
        -Но они ничего не добьются, если будут сидеть сложа руки и позволят элите дальше управлять ими.
        Как не позволила ты? - невольно подумал Кейн. Зная Ранульфа, он ни на минуту не сомневался, что тот требовал безоговорочного подчинения не только от служащих его компании и прислуги, но также и от дочери. Он смотрел на стройную хрупкую девушку, которую безумно хотел, но боялся себе в этом признаться, ощущал ее силу воли и понимал, как трудно ей было жить с отцом, под гнетом которого она задыхалась.
        -Я удивлен, что ты не с ними, - ухмыльнулся Кейн. - Не идешь впереди и не несешь знамя свободы...
        -Я бы с удовольствием пошла, если бы только...
        Она не договорила. Что-то пролетело мимо них. Пустая бутылка со звоном упала на тротуар.
        - Мне кажется, пора выбираться отсюда, - твердо сказал он.
        - А мне так не кажется.
        Острый деревянный брусок, брошенный кем- то из толпы, попал Шеннон прямо в голову. Она вскрикнула и пошатнулась.
        Кейн обнял ее за талию и удержал от падения.
        - Ты в порядке?
        У нее кружилась голова, зрение затуманилось. Она чувствовала, что теряет сознание.
«Шеннон!» - откуда-то издалека донесся требовательный голос Кейна, не давая ей окончательно потерять связь с реальностью. С трудом она кивнула.
        - Теперь ты будешь меня слушать? - В его голосе слышалась ярость.
        - Почему ты на меня злишься? - вяло спросила она. - Почему ты всегда мною недоволен?
        - Замолчи и иди! - приказал он. - Ты можешь идти?
        - Конечно, могу! - уже более уверенно сказала Шеннон. Единственное, чего она не могла, - это унять дрожь от его прикосновений. Он все еще обнимал ее за обнаженную талию. Ей вдруг захотелось прижаться к Кейну всем телом, ощутить его тепло, наконец почувствовать себя защищенной. Вместо этого она попыталась высвободиться. - Я в порядке. Отпусти меня.
        -Тогда идем скорее! - Кейн убрал руку с ее талии, взял ее за локоть и, подняв грязную холщовую сумку, которую она уронила, потащил за собой и затолкал в первое попавшееся пустое такси.
        - Почему мы едем на пристань? - спросила Шеннон, после того как Кейн объяснил шоферу, куда ехать.
        - Потому что там моя яхта. И ты останешься на ней, пока все не стихнет.
        - Яхта? - недоуменно пробормотала она, потирая висок и чувствуя, как накатывает новая волна боли.
        Кейн улыбнулся.
        - Соединяю приятное с полезным: удовольствие и бизнес.
        Такси медленно пробиралось сквозь пробки. Чем ближе они подъезжали к пристани, тем больше Шеннон не хотелось на яхту. Не то чтобы она боялась остаться с Кейном наедине. Ее пугала интимность обстановки, которую подразумевало замкнутое пространство.
        - Мне лучше поехать домой, - сказала она, с беспокойством оглядываясь на Кейна.
        - И как ты собираешься это сделать? Сесть в автобус? Или вызвать вертолет? - Он догадался, что машины у нее не было. Ее «порше» остался в Англии, как и многие другие вещи.
        В словах Кейна был смысл - пробки были ужасные, она не добралась бы до дома даже к вечеру.
        - Я пойду пешком, - упрямо возразила Шеннон.
        - С шишкой на лбу? - недоверчиво спросил Кейн. - Ты уверена, что сможешь сделать это? - Он засмеялся. - В конце концов, к чему такая спешка? Тебя ждет голодная собака?
        Она отрицательно помотала головой.
        - Тогда расслабься. А если на вечер запланировано свидание, мы доставим тебя туда вовремя, в целости и сохранности.
        - Спасибо, - огрызнулась она, отвернувшись. Горячее июньское солнце переливалось в ее золотых волосах.
        - Значит, у тебя сегодня свидание?
        Шеннон не поняла, почему он спросил об этом. Ей казалось, она никогда не интересовала его.
        - Знаешь, Кейн, даже я порой сижу дома по вечерам, - бросила она устало.
        - Наверное, тяжело тебе приходится, - с сарказмом заметил он, - ничего не делать целыми днями, да еще и вечерами. Должен признаться, я считал, что твоих умственных способностей должно хватить на нечто гораздо большее, чем просто колесить по миру и «убивать время», как ты выразилась.
        Она подняла на него глаза. Он считал ее умной? Стоящей чего-то? Маленькая надежда затеплилась в душе.
        - А кто говорил, что я просто разъезжаю по миру?
        - Ты, - сказал он безапелляционно. - Когда же ты наконец поймешь, что жизнь - это не одна большая вечеринка?
        Шеннон уставилась в окно, пытаясь скрыть навернувшиеся слезы. И этому человеку она хотела рассказать, какая она на самом деле?
        - А разве нет? - заявила девушка наигранно весело. - Может быть, для тебя, но не для меня. Мой отец владеет многомиллионной компанией, которую я скоро унаследую. Он исправно оплачивает мои счета. Мне просто не нужно работать.
        - Это должно впечатлить меня? - В его голосе чувствовалось презрение.
        Шеннон пожалела о сказанном. Она вовсе не хотела впечатлить Кейна. Она лишь хотела, чтобы он уважал ее. А он верил самым нелестным слухам о ней.
        - Пошел к черту! - прошипела она.
        На пристани Кейн расплатился с таксистом, вышел первым из машины и подал ей руку. Шеннон проигнорировала его жест вежливости и пошла к причалу, присматриваясь к яхтам.
        - Которая из этих твоя? - язвительно спросила она, указывая на пришвартованные старые рыбацкие лодки.
        Кейн не ответил и, ускорив шаг, пошел вперед. Наконец он остановился около большой блестящей яхты, которая с самого начала привлекла внимание Шеннон: Пятидесятифутовое спортивного вида судно. Мощное, быстрое, дорогое. Это было на него похоже.
        - Ты в порядке? - спросил он Шеннон, заметив капельки пота, выступившие у нее на лбу, и учащенное дыхание.
        - Да, - ответила она, чувствуя себя чудовищно уставшей.
        - Не похоже. Это из-за раны?
        - Я же сказала, что в порядке, - отрезала она и, тряхнув головой, бодро прошла мимо него. Но не так бодро, как ей хотелось бы.
        - Черт возьми! - выругался Кейн, подхватывая лишившуюся сознания Шеннон на руки.


        ГЛАВА ВТОРАЯ

        Она очнулась в салоне на нижней палубе. Через открытые стеклянные двери светило вечернее солнце. Шеннон огляделась: салон, отделанный полированным кленом, был воплощением вкуса и роскоши. Обитый замшей потолок, мягкий пушистый ковер на полу, бежевого цвета кожаные кресла и диван.
        Кейн сидел в кресле напротив нее и, заметив, что она открыла глаза, настороженно приподнялся.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Отлично, - со слабым вызовом сказала она. - Я вполне могла бы справиться сама.
        - Конечно, - кивнул он. - Ты потеряла сознание. Ты бледна. У тебя круги под глазами. Ты очень худая. В общем, выглядишь просто ужасно.
        - Спасибо, - съязвила она, трогая рану на голове и морщась от боли. - Напомни мне, чтобы я когда-нибудь вернула тебе комплимент.
        Кейн встал, взял ее за руку и повел по ступенькам выше, в красиво обставленную столовую. Приглушенный вой сирен и крики полицейских, разгоняющих демонстрантов, доносились даже до причала.
        - Сядь, - скомандовал Кейн.
        Шеннон хотела было возмутиться, но передумала, увидев заманчиво мягкий, обитый тканью полукруглый диванчик, на который и опустилась со вздохом облегчения.
        - Я серьезно. Ты выглядишь просто ужасно, - повторил Кейн, бросая ее сумку на столик перед диваном. - Чем ты занималась эти два с половиной года?
        Не дождавшись ответа, Кейн встал, подошел к шкафчику, достал бинт, налил в чашку холодной воды и подошел к ней.
        - Давай посмотрим, что у нас там. - Он осторожно взял ее за подбородок и приподнял голову, чтобы лучше видеть рану. - Вроде бы ничего серьезного, но синяк будет. И большой.
        Ловким движением он приложил компресс к ранке. Шеннон вздрогнула.
        - Больно?
        - Нет, - солгала она, не желая показаться слабой. Но дело было не столько в боли, сколько в его волнующей близости, заставляющей ее сердце учащенно биться - так быстро и громко, что она испугалась, как бы он не услышал.
        - Это твоя яхта? - спросила Шеннон не потому, что ей было очень интересно, а чтобы отвлечься от неожиданных мыслей, приходящих в голову, и от тонкого, едва уловимого, но приятного запаха туалетной воды, исходившего от него, пока он, наклонившись, промывал ей ранку.
        Если яхта принадлежит ему, подумала Шеннон, то, очевидно, после ухода из компании отца дела у него идут очень и очень неплохо.
        - Тебе будет приятнее иметь со мной дело, если я скажу «да»?
        Шеннон уже заняла оборонительную позицию и хотела ответить остро и язвительно, как вдруг, увидев его улыбку, поняла, что это всего лишь очередная шутка. Неужели он вообще не воспринимает ее всерьез? Ей стало обидно.
        - Вряд ли я польстилась бы на тебя, Кейн, даже если бы у тебя было двадцать таких игрушек, - сказала она, пытаясь под фальшивой улыбкой скрыть свою досаду и тоску, затаившуюся где-то очень глубоко. - И, кстати, не прячешь ли ты в одной из кают свою жену?
        - У меня нет жены.
        Неожиданно Шеннон испытала облегчение, почти радость от осознания того, что он все еще не женат.
        - Почему? - спросила она, пытаясь унять сердцебиение. - Ты ведь не становишься моложе, Кейн, ты знаешь это?
        Сколько ему сейчас? - подумала она. Тридцать три? Тридцать четыре?
        Сиди смирно и не дергайся! - скомандовал он, проигнорировав колкость, заставив ее ощутить всю глупость вопроса и почувствовать себя несмышленым ребенком. Ее всегда восхищала зрелость Кейна, которую она считала одним из несомненных его достоинств. И с годами он становился все более и более привлекательным для нее.
        Кейн дезинфицировал ее рану, а Шеннон продолжала молча разглядывать его. Сквозь белую полупрозрачную рубашку она могла различить очертания его груди, темные волосы на ней. Пульс участился. Может, лучше вообще не смотреть на него? Она закрыла глаза, но от его дурманящего запаха никуда деться не могла.
        -Вот и все, - сказал он, выпрямившись. - Подержи пока компресс.


***
        Кейн был рад заняться приготовлением чая. Казалось, он с удовольствием возился с чашками и блюдцами у раковины. На самом же деле он пытался отвлечься от мыслей о Шеннон. Она не из тех девушек, перед которыми легко устоять. От нее исходила мощная сексуальная энергетика. И он вынужден был признаться самому себе, что жаждет ее с той самой минуты, как в первый раз увидел. Но Кейн не хотел поддаваться чарам. Он решил доказать, что сможет удержаться. Вероятно, он будет единственным мужчиной, кому это удастся сделать.
        Кейн уже ждал, когда закончится демонстрация, чтобы отвезти Шеннон домой. Он захлопнул дверцу шкафа, размешал сахар в чае, положил ложечку на блюдце, повернулся к ней, чтобы отдать чашку, и вдруг понял, что не хочет отпускать ее. Она выглядела истощенной и такой болезненно хрупкой. Кейн ощутил странный прилив нежности. Не только из-за желания защищать слабую женщину - хрупкость делала Шеннон еще более сексуальной, пробуждая в нем первобытные инстинкты. За два с половиной года она расцвела, стала красавицей. Но все же она нездорова, это очевидно. И, судя по всему, совсем одна в чужой стране и некому позаботиться о ней... Не самое подходящее время думать о ее красоте.
        И зачем он только ввязался во все это? Кейн не знал. Он ничем не обязан семье Бувье.
        Возиться с Шеннон не входило ни в его обязанности, ни в его планы. Он мог просто посадить ее в такси и отправить домой. Она уже совершеннолетняя, сама выбрала такую жизнь, и не его дело спасать ее. Тогда почему он ощущал такую острую, но совершенно неуместную потребность защищать ее и заботиться о ней?
        - На этой яхте есть туалет? - Шеннон встала с дивана.
        - Да, это... - Он увидел, что она шатается от слабости, забыл, что хотел сказать, и замолчал, потрясенный ее болезненным видом. На лбу у нее опять выступила испарина.
        - Ты в порядке?
        - В полном, - ответила она медленно и невнятно.
        Мрачная догадка вдруг пришла ему в голову. Почему он сразу не догадался? По тому, как она выглядела. По ее изможденным чертам. По неестественной худобе.
        - Стой! - Кейн подбежал к ней и выхватил грязную холщовую сумку, которую она, как будто догадываясь о его намерениях, крепко прижала к себе.
        Он схватил ее за запястья, поворачивая руки так, чтобы видеть ее вены.
        - Что ты ищешь? - испуганно спросила Шеннон, стараясь вырваться.
        Он отпустил ее руки и начал вытряхивать содержимое сумки на стол.
        - Что ты себе позволяешь? - Испуг уступил место ярости.
        Кейн чувствовал негодование Шеннон, но продолжал копаться в ее вещах, ненавидя себя. Он обязан сделать это. Ради ее же блага. Ради блага ее отца. Ради его...
        Помада. Расческа. Кошелек. Какие-то бумажки. Таблетки.
        Он взял пузырек и стал внимательно изучать этикетку, но она выхватила его.
        - Это от желудка, ясно? Именно поэтому я здесь, а не в Перу!
        - Перу? - переспросил он.
        - Рио. Перу. - Шеннон пожала плечами. - Какая разница? Тебя не интересует, где я была все это время, что делала. Тебя волнует только, не пронесла ли я чего на твою драгоценную лодку.
        Это была не совсем правда. Точнее, совсем неправда. Но разве он мог сказать ей об этом?
        - Извини, я ошибся, - сказал Кейн, закидывая вещи обратно в сумку.
        Шеннон отобрала ее.
        -Я думаю, извинение - самое малое, что ты можешь сделать. - Краска залила ее щеки. - Меня, конечно, не считают образцом добродетели, но мне плевать на чье-либо мнение. Я не увлекаюсь наркотиками, чужими мужьями и прочим. Я ценю свое собственное тело!
        Похоже на намек, Кейн окинул взглядом ее стройную фигуру, тонкую талию, которой позавидовали бы многие женщины, плоский живот, нежные изгибы бедер. Ему захотелось обнять Шеннон, притянуть к себе, как тогда, на улице, когда ее ранили, но только не для того, чтобы защитить, а чтобы почувствовать теплоту ее тела, шелк ее кожи.
        Чтоб ее! Он думал как влюбленный подросток. Кейн прогнал эти мысли, взял со стола маленькую красную книжечку и подал ей.
        - Ты всегда носишь с собой паспорт?
        - Мой дом несколько раз грабили, - уже более спокойно сказала она. - С тех пор я ношу его с собой.
        - Мне кажется, тебе лучше прилечь. - Кейн повел ее в одну из кают. - Отдых тебе не помешает.
        Каюта, так же как и салон, была обставлена дорого и со вкусом. Большая двуспальная кровать, белого цвета мебель. За стеклянными дверями виднелась душевая кабинка.
        - Если хочешь, прими душ. Потом я принесу тебе чаю.
        Кейн подумал, что она выглядит как бродяжка, в своих драных штанах и майке со смешным слоганом. И это наследница многомиллионной компании! Правда, она не имеет ни малейшего представления о трудностях, которые переживает компания. Девушка знает лишь то, что она дает ей беспечную, роскошную жизнь.
        - Ты сказала, что не увлекаешься чужими мужьями...
        - Извини? - не расслышала она.
        - Я про чужих мужей.
        Шеннон вопросительно на него посмотрела, нахмурилась. Кейн пожалел, что заговорил об этом. Зачем - он и сам не знал. Чтобы напомнить самому себе о том, как она опасна? Чтобы защитить себя от нее? От этой девочки?
        - Ах, ты про это! - наигранно весело сказала Шеннон. - Глупо было бы наступать на одни и те же грабли во второй раз.
        Он не мог сдержать рвущуюся с губ колкость:
        - Поэтому ты спрашивала, не женат ли я? Да, Шеннон?
        Когда за ним закрылась дверь, она еле удержалась, чтобы чем-нибудь не кинуть в нее. Да, когда-то она совершила ошибку. Но зачем же все время об этом напоминать?
        Почему Кейн до сих пор обращается с ней как с маленькой, глупенькой «богатой сучкой»? Она впервые за долгое время пожалела о той репутации, которую сама себе нечаянно создала и из-за которой уехала из Англии. Но не в испорченной репутации было дело, а во мнении Кейна о ней. Именно оно ранило ее больше всего.
        Шеннон кинула сумку на кровать, открыла стеклянную дверцу. Оценив отделанный светло- зеленым мрамором, с отличной сантехникой душ, девушка блаженно улыбнулась. Уже давно она не видела подобной роскоши, добровольно отказавшись от всего этого, предпочтя золотой клетке свободу. Она бежала от слухов и сплетен газетчиков, от диктаторства отца, от его вечного недовольства ею, чтобы начать новую жизнь.
        Убедившись, что Кейн не пользовался этим душем, Шеннон облегченно вздохнула и полностью расслабилась, чего не могла сделать в его присутствии. Она повернула кран и плеснула воду себе в лицо, мечтая смыть все воспоминания...
        Ей было всего девять, когда умерла ее мать. Простая прогулка верхом на лошади обернулась трагедией для всей семьи. Ранульф не знал, что делать со своей не по годам развитой дочерью. Жизнь Шеннон превратилась в череду дорогих школ-интернатов и заграничных поездок на каникулах. А ведь все, что ей было нужно, - это отцовская любовь и привязанность. Но Ранульф был слишком занят своими делами, чтобы уделить ей хоть немного времени. Вместо этого он баловал ее дорогими подарками. Спортивные машины. Эксклюзивные украшения. Одежда. Все, что она могла только пожелать. Но Шеннон не задумываясь отдала бы это за одну лишь возможность поговорить с отцом о своих мечтах, стремлениях, за то, чтобы он воспринимал ее серьезно. Но Ранульф был не из тех, кто привык слушать кого-то, кроме себя.
        Он всегда хотел сына, наследника своей компании. Для него Шеннон была лишь слабым, несамостоятельным существом, девушкой, которую он стремился удачно выдать замуж. Но она не желала участи своей несчастной матери, пожертвовавшей всем ради мужа. И тогда начались вечеринки, длившиеся всю ночь, сомнительные компании - как своеобразная форма протеста. Шеннон казалось, что новые друзья и бесчисленные поклонники дарят ей внимание, любовь. Но их интересовали лишь ее деньги. Она разочаровывалась и начинала отчаиваться. Недовольство отца возрастало. Он хотел, чтобы дочь остепенилась, нашла себе постоянного молодого человека. А она продолжала развлекаться, вызывая скандал за скандалом. Неужели она не могла понять, чем все для нее обернется? Все эти мужчины, ждущие ее денег, или ее тела, или того и другого? Она никак не могла найти человека, кто смог бы искренне ее полюбить.
        И вот появился Кейн...
        Шеннон вытерлась, повесила полотенце на сушилку и вышла из душа. Большая кровать со взбитыми подушками манила ее. Она закрыла жалюзи и легла. Пожалуй, это действительно неплохая идея. Шеннон очень устала, а добраться до дома, пока беспорядки не прекратятся, невозможно.
        Она постаралась не думать о том, спал ли в этой постели Кейн. Хотя полностью избавиться от мыслей о нем у нее никогда не получалось. С тех пор, как она его увидела.
        Ей было семнадцать, когда одним ясным солнечным утром она вошла в кабинет отца и обнаружила там Кейна, сидящего за столом Ранульфа. Он не сразу оторвался от документов и посмотрел на нее. Зато у Шеннон было достаточно времени, чтобы заметить, как потрясающе он выглядит. Гладко причесанные черные волосы, широкие плечи, дорогой костюм. Ее немного разозлило, что он, казалось, даже не заметил ее. Хотя все замечали - трудно было не сделать этого. В черном костюме - короткий жакет и обтягивающие брюки, надетые на голое тело, - с распущенными волосами, она выглядела просто сногсшибательно.
        Кейн медленно поднял голову и как будто удивился, увидев ее в кабинете. Он встал, и она, высокая, да еще на десятисантиметровых шпильках, вдруг почувствовала себя маленькой и незащищенной.
        - Кейн Фалконер, - представился он. Раздражение Шеннон растаяло под действием его голоса, глубокого и сексуального. - Уполномоченный правления директоров. - Он протянул ей руку. Его рукопожатие было теплым и крепким и настолько поразило Шеннон, что она, забыв все правила вежливости, даже не представилась.
        - Где мой отец? - запинаясь, чуть слышно пробормотала она.
        - Ты... - Догадка засветилась в серо-голубых глазах. - Значит, это ты Иезавель[1 Буквально означает: распутная, наглая женщина. - Прим. перев.] ? - Он улыбнулся, вспомнив одно из прозвищ, данных ей прессой.
        Сейчас, лежа в кровати на его яхте, Шеннон подумала, что, будь она тогда чуть старше и умнее, она бы просто посмеялась над шуткой. Но в тот день не оценила его юмор.
        - Как скажешь. - Девушка безразлично пожала плечами. - Она попирала обычаи и надевала на балы красное, тогда как остальные носили белое, - вспомнила Шеннон один старый голливудский фильм.
        -Тебе не обидно, не больно читать то, что они пишут? - поинтересовался Кейн.
        Конечно, ей было и больно, и обидно. Но если бы кто-нибудь узнал об этом, ее бы вмиг уничтожили журналисты.
        - А что они такого пишут? - беззаботно сказала Шеннон, расправив плечи и открыв тем самым его взгляду больше, чем следовало бы. - Что я не пропускаю ни одной вечеринки в Лондоне и меняю парней так же часто, как нижнее белье? - Она не могла поверить, что повторяет самые ужасные сплетни о себе, которые не имели ничего общего с действительностью. Но она так хотела произвести на него впечатление! - Не вижу в этом ничего, что должно меня беспокоить.
        - Это беспокоит твоего отца, - заметил Кейн, покачиваясь на каблуках и глядя на нее прищуренными глазами, в которых она различила нечто напоминающее злость. - Хотя, мне кажется, этого ты и добиваешься.
        Шеннон, даже находясь под влиянием мужского очарования Кейна и паря высоко в облаках, ощутила колкость замечания и восприняла его как пощечину. Да что он о себе возомнил? Он не имеет права так разговаривать, ничего не зная ни о ней, ни о ее отношениях с отцом.
        -Я не знаю, что вы делаете в кабинете моего отца, мистер Фалконер, но, думаю, моя личная жизнь вас не касается.

        Он невозмутимо перекладывал бумаги на столе, ничуть не расстроенный ее вспышкой.
        - Я и не собирался вмешиваться в твою личную жизнь, Шеннон. - Кейн впервые назвал ее по имени. От его глубокого баритона у нее побежали мурашки по спине. - Мне не очень хочется видеть свое имя во второсортных газетах, которые так любят писать о твоих похождениях.
        Она вышла из кабинета, высоко подняв голову и изо всех сил сдерживая навернувшиеся на глаза слезы.
        После этого Шеннон старалась избегать Кейна. Но это было невозможно: Кейн очень нравился Ранульфу Бувье. Он стал часто бывать у них дома. Шеннон приходилось говорить с ним по телефону, тая,от звука его голоса. И, конечно же, ни один прием, устраиваемый компанией, где она обязана была присутствовать, не обходился без него.
        - Сколько тебе лет? - спросила она однажды, когда он пригласил ее танцевать.
        - Я слишком стар для тебя, - ответил Кейн.
        - А почему ты считаешь, будто этот простой вопрос означает, что я тебя хочу? - Два года она, уверенная в своей женской привлекательности, безуспешно пыталась пробиться через ту стену, которую он, казалось, воздвиг с единственной целью - защитить себя от нее.
        Ее смелость удивила его. Он засмеялся и прижал девушку к себе.
        - Потому что я, пожалуй, единственный мужчина в Лондоне, который не попытался затащить тебя в постель. - Его глаза холодно блестели. - А я свято верю, что по-настоящему хочешь только то, чего не можешь получить.
        Его ответ расстроил ее, но тогда она отшутилась. Однако с тех пор Шеннон была уверена, что теряет время, стараясь понравиться Кейну - не говоря уж о том, чтобы соблазнить его. - Он был слишком опытен, слишком умен, чтобы она могла перехитрить его. Она терпела поражение за поражением и наконец сдалась.
        Она начала встречаться с Джейсоном Маркхэмом, и он предложил ей провести лето в его загородном доме. Шеннон схватилась за эту возможность, чтобы убежать от подавляющего ее отца и попытаться забыть о своих чувствах к Кейну. Она думала, что подростковая влюбленность пройдет, когда вспыхнет настоящая любовь.
        Отношения с Джейсоном были спокойными и более походили на дружбу, в которой Шеннон так нуждалась. У нее не было настоящих подруг - с тех пор как она превратилась в красивую молодую женщину, ее воспринимали не иначе как потенциальную соперницу.
        Ей казалось, что она интересна Джейсону прежде всего как личность. Он внимательно слушал ее. Шеннон смело рассказывала ему о своих мечтах, планах на будущее. Он не торопил развитие их отношений, согласился ждать, сколько понадобится. Она чувствовала себя с ним защищенной и довольной жизнью. Это не была безумная любовь, какую она испытывала к Кейну, но с Джейсоном ей было спокойно. Тогда она считала надежность и спокойствие главными качествами, которые хотела бы видеть в своем будущем муже. Джейсон этими качествами обладал. К тому же он был сыном министра и подающим надежды молодым гонщиком.
        Поэтому, когда произошла история с попыткой самоубийства его жены, все газеты пестрели заголовками об этом, выставляя Шеннон порочной женщиной, а Джейсона невинной жертвой.
        Убитая горем, обманутая и разочарованная, она вернулась в Лондон, чтобы столкнуться с нескончаемыми вопросами журналистов и гневом отца. Отец совсем рассвирепел, когда Кейн, повздорив с ним, покинул компанию.
        Преданная Джейсоном, которого, как ей казалось, она любила, Шеннон остро переживала уход Кейна.
        Однажды, когда она была дома, Кейн зашел за своими бумагами, которые забыл у Ранульфа. Скандал был в самом разгаре, и Шеннон возмущали обидные для нее статьи. Увидев Кейна, она набросилась на него с упреками.
        - Как ты смеешь осуждать мои действия? - злобно спросил он. - Ты, которая не остановится ни перед чем, чтобы получить свое? Я как-то назвал тебя Иезавель? Сейчас мог бы придумать прозвище похуже, но не буду. - (Она с болью осознала, почему он так зол на нее - Кейн дружил с Маркхэмами.) - Так что желаю тебе поскорее найти того, кого ты ищешь, - ради блага окружающих.
        Кейн ушел, громко хлопнув дверью. А она, обиженная, все равно восхищалась смелостью, с которой он отважился противостоять Ранульфу.
        Ведь сама Шеннон даже и мечтать не могла о том, чтобы отец ее хотя бы выслушал...
        Яхта тихо покачивалась на волнах. Веки Шеннон сомкнулись, и она наконец уснула.
        Кейн стоял на верхней палубе у штурвала и задумчиво смотрел на отблески заходящего солнца на воде. Он вдохнул свежий соленый воздух. С набережной доносился ровный рев моторов. Демонстранты уже разошлись, и движение восстановилось. В ресторанчиках зажигались первые огоньки.
        Он вспомнил, как около года назад ему позвонил Ранульф Бувье. Удивил его не столько сам звонок, сколько голос Ранульфа. Казалось, тот обезумел от горя. Это был голос уставшего, сломленного человека. Он потерял дочь и был близок к тому, чтобы потерять свою компанию. Кейн был единственным, к кому Бувье мог обратиться за помощью, - он знал, как поправить дела.
        Ранульф уже тогда был плох. Врачи советовали ему поменьше работать, успокоиться и подумать о своем здоровье. Но дело заключалось не только в плачевном состоянии компании, но и в том, что он почти год не видел свою дочь. Не знал, где она, чем занимается. И Кейн готов был поспорить, что Ранульф винил в происшедшем себя, хоть никогда бы не признался в этом.
        Даже сейчас, на своей яхте, несмотря на ветер и шум машин, он, казалось, слышал слова Ранульфа: «Ради бога, найди ее! Найди мою дочь! Найди ее и...»
        Он старался забыть, что Ранульф говорил дальше, но его мольба просто не выходила у него из головы. Да, Ранульф Бувье - тиран, подавляющий все и вся. Но на самом деле он - добрый и любящий отец, Кейн в этом не сомневался. И отец хотел вернуть свою дочь.
        Кейн вздохнул. Он не знал, что ему делать. Отвезти Шеннон к отцу в Лондон? Но ведь это не его дело. Он не хотел вмешиваться в семейные отношения. Да и что ему известно об этом? Кейн Фалконер мог вернуть к жизни любую компанию, в каком бы плохом состоянии она ни была, и снова сделать ее процветающей. Но он совершенно не разбирался в отношениях отцов и детей. Да, он пытался найти Шеннон. Но ему никак не удавалось это сделать. Год выдался очень тяжелый, и ему было не до поисков сбежавших наследниц. И вдруг повезло...
        Он нашел ее. Но уже начинал жалеть об этом. Она очень плохо выглядела, и Кейн не знал, почему. Как заставить ее вернуться в Англию? Он мог только попытаться убедить ее поехать домой, пока она серьезно не заболела. Однако, зная характер Шеннон, Кейн сомневался, что на это хватит нескольких часов. Его график был расписан буквально по минутам, свободного времени почти не оставалось.
        Кейн посмотрел вдаль, где над причалом возвышался памятник Колумбу. Он впервые заметил, что великий первооткрыватель указывал не на запад, не на Америку, а на водную гладь Средиземного моря. В голове Кейна зародилась и начала созревать мысль.
        Пусть Шеннон возненавидит его, что неизбежно, но он готов к этому.



        ГЛАВА ТРЕТЬЯ

        Шеннон приснился кошмар. Вся в слезах, с горящим лицом, она проснулась и долго не могла успокоиться. Оглядевшись, она увидела покрытую белым лаком дорогую мебель и вспомнила, что находится в каюте на яхте Кейна. Все в порядке. Плеск воды. Гудение двигателя...
        Гудение двигателя? Шеннон резко поднялась и села на кровати, нахмурившись. Почему работает двигатель?
        Она опустила ноги на пол' и нащупала шлепанцы. Встала, подошла к иллюминатору и подняла жалюзи, чтобы хоть приблизительно определить, сколько времени. Она понятия не имела, долго ли спала.
        То, что Шеннон увидела, повергло ее в ужас. Барселона, отдаляясь с каждой секундой, превращалась в тонкую полосу на горизонте.
        Пошатываясь от качки, еще вялая после сна, Шеннон со всех ног бросилась наверх. Забравшись на капитанский мостик, она обнаружила там Кейна, спокойно сидящего у штурвала. Яхта уходила все дальше в море.
        Он сменил костюм на черную футболку и джинсы. Несмотря на всю свою ярость и растерянность, Шеннон не могла не заметить, как футболка обтягивала мускулистую грудь и сильные руки, подчеркивала широкие плечи. Он буквально излучал мужество и сексуальность.
        - Куда мы плывем?
        Кейн удивленно посмотрел на нее.
        - Ты наконец проснулась? - небрежно сказал он, снова поворачиваясь к пульту управления с переключателями и горящими лампочками. - Как ты себя чувствуешь?
        Как он посмел спрашивать ее об этом? Шеннон возмущенно уставилась на него. Предзакатное солнце переливалось в его волосах.
        - Кажется, я задала тебе вопрос. Куда мы плывем?
        Он внимательно изучал что-то на пульте и даже не удостоил ее взглядом.
        - Возможно, ты убиваешь здесь время, Шеннон. Я же человек занятой. У меня целый список людей, с которыми я должен встретиться.
        - Какой список? - тревожно спросила она, глядя на удаляющийся берег Испании. - Куда ты меня везешь?
        Он управляет судном с ловкостью профессионала, отметила она, ожидая ответа.
        - Мне необходимо доставить кое-какие бумаги в Канны до конца недели. А я уже потерял уйму времени, - спокойно отвечал он. - Так что, боюсь, тебе придется сопровождать меня в этом маленьком путешествии.
        - Канны! Канны! - повторила она с ужасом, не желая поверить в то, что слышала. Наверное, он шутит. - Это же Франция!
        Кейн повернулся к ней, кивнул головой и улыбнулся. В его улыбке она увидела насмешку.
        - У тебя была пятерка по географии, Шеннон? Я не думал, что в этих модных дорогих школах чему-то учат.
        - Ты высокомерная скотина! - с яростью сказала она и отвернулась. Некоторое время она молча смотрела на удаляющийся берег, пытаясь сдержать слезы, потом повернулась к Кейну. - Немедленно разверни эту штуковину! - решительно заявила Шеннон.
        Он проигнорировал ее слова.
        - Разверни яхту! - повторила она свой приказ.
        - Извини, Шеннон, но я не могу этого сделать, потому что и так уже выбился из расписания. У меня нет помощника, а так как ты сказала, что ничем особо не занята, я подумал, что ты вполне можешь составить мне компанию.
        - Это называется похищением! И ты еще имеешь наглость просить меня о помощи? Никогда! - взвизгнула она.
        - Ты же говорила, что тебе нравятся яхты.
        Разве? Она не помнила.
        - И я знаю, что ты иногда помогала отцу.
        Да, когда-то давно. Однажды Кейн плавал с
        ними на яхте. Шеннон очень неловко чувствовала себя в их компании.
        - Ты похищаешь меня, чтобы отвезти к нему? - Ею овладел страх, к которому примешивалась ярость, поскольку он обманом завлек ее на яхту. - Если ты сейчас же не повернешь к берегу, я доберусь вплавь!
        - Не будь смешной!
        - Смешной? Тогда смотри! - Она отступила назад, не подозревая, что Кейн сбросил скорость. Яхта резко дернулась, и Шеннон больно ударилась о поручни.
        - Не будь глупой! - раздраженно сказал Кейн и схватил ее за руку, когда она снова рванулась к борту. Он был слишком силен и быстр, чтобы Шеннон смогла опередить его. Она вскрикнула от обиды и сдалась - его рука, словно железный обруч, сдавила ее кисть.
        - Отпусти меня! - кричала Шеннон, пытаясь высвободить руку, другой рукой она колотила его по груди. - Пусти!
        - Ради бога, Шеннон! Успокойся! Неужели ты думаешь, что я взял бы тебя с собой, если бы у меня был выбор? Я уже пропустил из-за тебя встречу, которая была назначена на сегодняшний вечер. Ты мирно спала, и я не хотел тебя тревожить. У тебя здоровенный синяк на лбу, и ты выглядишь так плохо, что я не оставил бы тебя одну в Барселоне, даже если бы его и не было.
        У нее закружилась голова, но не от слабости, а от близости Кейна. Шеннон изо всех сил оттолкнула его.
        - Ах, значит, ты похищаешь меня ради моего же блага?
        - Надеюсь, что так.
        Солнце светило ей в глаза, заставляя прищуриться, когда она, подняв голову, с вызовом посмотрела на Кейна.
        - Что это значит?
        - Думаю, при должном уходе ты выздоровеешь через пару дней. И я надеюсь, что за это время смогу убедить тебя вернуться домой. В конце концов, рано или поздно ты должна будешь свыкнуться с мыслью, что...
        - С какой мыслью? - настороженно прервала она его.
        - Твой отец не становится моложе. И скоро тебе придется взять на себя руководство компанией.
        Злость на Кейна уступила место беспокойству. Что-то не так с ее отцом? Она нахмурилась. Лихорадочные пятна румянца выступили на щеках.
        - Ты встречался с папой? С ним все в порядке? - с дрожью в голосе спросила Шеннон.
        - Что я слышу, Шеннон? Тебе все же небезразличен отец?
        - А ты как думаешь? - огрызнулась она в ответ на его скептическое замечание. Возможно, Ранульф Бувье не идеал, но, как бы то ни было, он - ее отец.
        - Я думаю, что тебе пора покончить со всеми твоими вечеринками, мнимыми друзьями, бесконечными бойфрендами и взяться наконец за ум. И поразмыслить о том, что ты нужна своему отцу. О том, что, может быть, он в чем-то прав. Перестать восставать против каждого его слова и прекратить бесполезные истерики и скандалы.
        Бесполезные истерики и скандалы? Значит, вот что он о ней думал?
        - Почему я должна ему подчиняться, Кейн? - зло спросила Шеннон. - Я во многом не согласна с ним. И не могу и не умею лицемерить. Я лишь отстаиваю свои убеждения. И я, кстати, не говорю о том, что ты всегда препирался с папой, а потом громко хлопнул дверью, ушел из компании и сильно подвел его.
        Кейн нахмурился. Наверное, он не любит, когда ему об этом напоминают, подумала она. А помнит ли он тот день, когда они так некрасиво расстались после скандала с Джейсоном?
        - Если кто и подвел его, оставил одного, так это его любимая, но очень уж своенравная дочь. Причем после того, как втоптала имя Бувье в грязь.
        - Это неправда! - защищалась Шеннон. Она ни в чем не виновата. Пресса сделала ее козлом отпущения. Семья Джейсона была более влиятельной и постаралась, чтобы Шеннон одна ответила за то, чего на самом деле не совершала. Но самое ужасное - ее родной отец был слишком занят и безразличен к ней. Он не хотел замечать, что происходит с его единственным ребенком. - Я ушла лишь потому, что он отказывался признать мое право на собственное мнение. Впрочем, как и ты.
        - С одной лишь разницей, - сухо сказал он.
        - С какой же?
        - Не он вырастил меня.
        Шеннон, пригнувшись, будто от удара, отвернулась. Невидящим взглядом она смотрела на миниатюрные домики на берегу Испании, темными силуэтами выделявшиеся на фоне заходящего солнца.
        Она не могла вернуться к отцу. К его вечным упрекам, к попыткам руководить ею, следить за каждым ее шагом. Она больше не могла выносить сплетни газетчиков.
«Вина» Шеннон заключалась в том, что она увлеклась человеком, который, как она думала, был свободен и любил ее. А Джейсон лишь воспользовался ею. Она не виновата, что сын влиятельного политика был в центре внимания прессы, а история о попытке самоубийства его жены и о том, что та в результате этого потеряла ребенка, оказалась на первых полосах всех газет. Возможно, Шеннон стоило рассказать, как все было на самом деле. Но тогда она предпочла, чтобы ее считали роковой соблазнительницей, а не наивной дурочкой. После этого скандала Ранульф ужесточил свой контроль. Она задыхалась от нехватки свободы и через несколько недель после увольнения Кейна отважилась сбежать из дома.
        - Мой отец попросил тебя найти меня? - Шеннон повернулась к Кейну, в ее глазах светилось подозрение. - И привезти домой?
        Кейн не отвечал и сохранял невозмутимое спокойствие.
        -Так вот оно что! - выдохнула она, всплеснув руками от досады. - Ты снова на него работаешь, да, Кейн? И это яхта моего отца, а не твоя? Я так и думала! - Шеннон не смогла сдержать горький смешок, который вырвался при последних ее словах. В него она вложила всю боль от его несправедливого с ней обращения. - Тебя не пугают деньги Бувье, чье имя вываляно мною в грязи? Тебе много заплатили за то, чтобы ты доставил меня домой?
        - Ты до сих пор считаешь себя центром вселенной, да, Шеннон? - язвительно спросил он и подошел к штурвалу. - И что деньги решают все?
        - А разве нет? - бросила Шеннон ему вслед. Она была уверена, что деньги значат если не все, то очень многое. По крайней мере для мужчин, которые за ней ухаживали, для так называемых друзей. - Сколько он предложил тебе, Кейн?
        Он встал за штурвал и увеличил скорость.
        - Сколько бы он ни заплатил, я удвою сумму, - с отчаянием заявила она.
        - Откуда у тебя деньги? Месячное содержание папочки? - ехидно спросил Кейн, приподняв одну бровь.
        Возможно, он знал больше, чем она предполагала, раз подумал, что она не может себе этого позволить.
        - У меня есть кое-что, - сказала Шеннон, повысив голос, чтобы заглушить шум двигателя и плеск воды за бортом. У нее были драгоценности. Картины в Лондоне. Не Моне, конечно, но они тоже стоили денег. Наконец, у нее была машина.
        - Не сомневаюсь. - Кейн окинул оценивающим взглядом ее стройное тело, заставив сердце девушки биться быстрее, а щеки - покрыться румянцем.
        - Я не это имела в виду! - с жаром возразила она.
        - Рад слышать. Какой бы привлекательной ты ни была, не в моих правилах связываться со скандальными знаменитостями лондонского высшего общества. Так что можешь быть спокойна за свою честь. А почему ты думаешь, что твой отец мне что-то предложил? - спросил он до того, как она, оскорбленная его словами, успела что-то возразить.
        - Потому что я знаю своего отца. И знаю, что и тебя, как большинство людей, можно купить, если цена будет достаточно высока.
        - Шеннон, - сказал Кейн, не глядя на нее, - я боюсь тебя расстроить, но доставка в Барселону обойдется слишком дорого. Ты не сможешь себе этого позволить. Так что, - добавил он, глядя на ее маленькую грудь и надпись, выбитую на ней, - быкам пока придется обойтись без твоей защиты.
        - Ты... - Последовавшее ругательство заглушили волны, бьющиеся о борт яхты. - А я-то думала, ты лучше, чем все остальные.
        Когда их глаза на мгновение встретились, она увидела в его взгляде немой вопрос, будто ее неожиданное признание сильно удивило его. Кейн быстро отвернулся, сделав вид, что внимательно изучает что-то на панели управления.
        - Жаль, что разочаровал тебя, - сказал он.
        Борясь со слезами, Шеннон спустилась с верхней палубы и прошла в салон. Она устало опустилась в глубокое кожаное кресло. Ему было жаль разочаровывать ее. Что ж, ей тоже жаль.
        Она всегда восхищалась Кейном и даже немного завидовала его искренности, его нежеланию подчиняться чьей бы то ни было воле. И она действительно была расстроена, узнав, что он - такой же, как все.
        Почему? - спрашивала она себя. Потому что задеты ее давние чувства к нему? Потому что человек, которым она восхищалась, которого любила с семнадцати лет, оказался совсем не таким? И все же Шеннон, несмотря ни на что, была потрясена исходившей от него мощной сексуальностью.
        Хотя Шеннон прекрасно понимала, что неинтересна ему. Она была для него лишь богатой испорченной девчонкой, за возвращение которой в Лондон ему пообещали заплатить кругленькую сумму. Он ничего не знал ни о ней, ни о ее мечтах, надеждах. .
        Она яростно перелистала глянцевый журнал и, не читая, бросила его на диван. Кейн абсолютно ничего не знал о ней. Ну и что ж! Пусть ничего и не узнает.
        Кейн обернулся и увидел, как Шеннон спускается по трапу. Но он не увидел слез в ее глазах, той боли, которую причинили ей его слова.
        Она сказала, что всегда считала его лучше остальных. Это удивило Кейна и польстило его самолюбию. Он-то думал, что она невысокого о нем мнения. И теперь, после ее признания, почувствовал себя последней сволочью. Он осуждал Шеннон не потому, что все остальные делали это. Кейн вообще не привык верить слухам. Просто он видел, что она сбилась с пути, ему не нравился тот сумасшедший образ жизни, который она вела. Каждый имеет право на то, чтобы его выслушали. Даже преступник. А он не дал ей возможности сделать это. Наверное, следовало оставить девушку в Барселоне, не вмешиваться в ее жизнь и не навязывать свою точку зрения. А вдруг с ней что-нибудь случилось бы? Он себе никогда бы этого не простил.
        Возможно, Шеннон права, обвинив Кейна в том, что его соблазнила выгодная сделка, которую предложил Ранульф Бувье. А если бы она узнала, что предложил ее отец за то, чтобы Кейн привез дочь домой (он отверг это предложение сразу и без всяких сожалений), без всяких раздумий прыгнула бы за борт.
        Кейн сверился с компасом, вычисляя расстояние до места назначения. Интересно, а она поверила ему, когда он сказал, что искренне за нее волнуется? Хотя сам он сомневался, что неважное самочувствие было единственной причиной для того, чтобы оставить ее на яхте.
        Правда заключалась в том, что с самой первой встречи, когда она ворвалась в кабинет своего отца почти пять лет назад, он полюбил Шеннон. Она пробудила в нем все дремавшие до того инстинкты. Она была ему небезразлична. Он хотел ее защищать. Просто хотел ее. Ни одна женщина не возбуждала его так, как Шеннон. Даже когда ей было семнадцать лет, когда она была озлобленным избалованным подростком. Или когда они виделись в последний раз и она назвала его Иудой.
        Кейн с силой сжал штурвал, направляя судно в темноту. Как он мог сосредоточиться на делах, которые ждали его в Каннах, когда на яхте находилась Шеннон! Он говорил, что она может не беспокоиться за свою честь, больше для себя, чем для нее. Потому что даже такую, в поношенном мальчишеском одеянии, Кейн безумно желал ее. Когда он зашел к ней в каюту с чаем и увидел ее, спящую на большой кровати, с разметавшимися по подушкам золотыми волосами, последнее, о чем он думал, была ее честь. Он мечтал о ней даже после того ужасного скандала. Он завидовал каждому мужчине, с которым она встречалась и, может быть, спала. Он мечтал о том, как она произносит его имя в порыве страсти, как горят желанием ее голубые глаза при виде его. Он мечтал о том, как она будет стонать от его ласк, от его поцелуев...
        - Что случилось с твоим последним пассажиром?
        - Что? - Кейн повернулся так резко, что чуть было не опрокинул кружку с кофе на панель управления.
        - Твой последний пассажир, - повторила Шеннон. - Тот, кто помогал тебе с яхтой? Что с ним случилось?
        - Ничего. - Кейн услышал свой голос будто издалека: хриплый, напряженный. - Она осталась в Барселоне.
        Она?
        Шеннон не ожидала такого. Ее глубоко потряс его ответ. Значит, у него была женщина.
        Пауза затягивалась, Шеннон чувствовала это и все же ничего не могла сказать. Она пыталась убедить себя, что ей все равно, какая женщина была до нее на борту, но ничего не получалось.
        -Почему? - холодно спросила она, стараясь, чтобы ее голос звучал легко и непринужденно. - Она устала от твоих издевательств?
        - Нет.
        Уверенность, с которой он сказал это, заставила ее пожалеть, что она задала такой вопрос.
        - Она была мазохисткой, - бросила Шеннон, отворачиваясь от Кейна и пытаясь взять себя в руки.
        Она спала с ним, мрачно думала Шеннон. Наверное, они часами развлекались в его каюте, которую она, Шеннон, даже не видела. Конечно же, спала! Что за вопрос? Девушка почувствовала, как в ней пробуждается ревность, права на которую она не имела. Теперь Шеннон понимала, почему Кейн поспешил дать ей понять, что она его не интересует.
        - Ты хочешь есть?
        Он сбавил скорость, и яхта плавно скользила по волнам.
        Шеннон стояла, облокотившись о перила, и смотрела на огни яхты, отражающиеся в темной воде.
        - Не настолько, чтобы брать у тебя еду, - ответила она грубо.
        - Ну, тогда обслуживай себя сама, - спокойно сказал Кейн, не отрывая взгляда от пульта управления. - До Канн еще далеко.
        Шеннон спустилась в салон и села в кресло. Она не знала, как ей себя вести, и это раздражало ее. Она не могла просто сидеть здесь и плакать всю дорогу до Французской Ривьеры. Судя по упорству, с каким он отказывался отвезти ее обратно в Барселону, у нее не было шансов уговорить его.
        Шеннон решила все же пойти и съесть что- нибудь, пока придумает какой-нибудь план, и отправилась в освещенный камбуз. Наверное, Кейн заранее включил для нее свет.
        В поисках еды она открывала дверцы буфета и громко захлопывала их, чтобы Кейн подумал, что она делает это с неохотой. На самом же деле ей очень хотелось есть. Наконец она нашла замороженный обед в холодильнике и сунула его в микроволновку разогреваться. Пришлось долго разбираться в кнопках, прежде чем печь заработала.
        После этого Шеннон решила подняться на палубу, но столкнулась на трапе с Кейном.
        Было темно, солнце давно зашло. Полная луна освещала серебряную дорожку на воде.
        - Возможно, ты не подумал об этом, - дрожащим голосом сказала Шеннон, стоя в темноте рядом с Кейном, - но мне нечего надеть.
        Она не видела его лица, но почти ощутила, как он улыбнулся. Он повел ее в одну из кают.
        -Ты сможешь подобрать здесь что-нибудь. - Он включил свет в каюте, указал ей на стенной шкаф и ушел.
        Что это могло значить? Его обожаемая пассажирка, начав путешествие в отдельной каюте, потом переселилась к нему?
        - Если ты думаешь, что я буду носить обноски твоих подружек, то сильно ошибаешься, - задыхаясь от обиды и злости, заявила Шеннон, поднявшись на палубу. Интересно, какие отношения были у него с этой женщиной и не собирается ли она вернуться?
        - Ты все же можешь воспользоваться ими. Или предпочитаешь обойтись без них? - спросил он и вопреки своим заверениям в том, что она его не интересует, посмотрел на нее так, будто представлял ее голой. - Я не буду против.
        Шеннон почувствовала, как краснеет. Ее спас неожиданно появившийся запах плавленого сыра.
        - Пахнет вкусно, - сказал Кейн.
        - Это мой ужин, - ответила Шеннон, обрадовавшаяся возможности сменить тему. - Я не собираюсь тебе готовить после того, как ты обманом затащил меня на эту лодку.
        - А ты с характером! Только до сегодняшнего дня я даже не подозревал - с каким.
        - И что же тебе поручили? Укротить меня во время плавания? - с сарказмом спросила она.
        - Это было бы увлекательное путешествие. - Кейн протянул руку, взял прядь ее золотых волос, накрутил на указательный палец. Шеннон затрепетала, у нее закружилась голова от аромата туалетной воды. - Не бойся, укрощать диких, необузданных женщин не мое хобби. Хотя я всегда считал, что хорошая порка тебе не повредит.
        Шеннон не поняла, что ударила Кейна, пока не почувствовала острую боль в кисти. Осознав что натворила, она испуганно уставилась на его покрасневшую щеку.
        - Тебе стоит наконец осознать, что мне почти двадцать два года и то, как я веду себя, тебя совершенно не касается, - прошептала она, когда смогла говорить. - Это никого не касается.
        Он быстро и тяжело дышал, как будто только что бежал по лестнице.
        - Хорошо, возможно, я это заслужил, - согласился Кейн. - Только давай договоримся: я не заманивал тебя на яхту и не думал никуда увозить. Я лишь хотел, чтобы ты переждала здесь беспорядки. Поверь, без диких животных на борту мне спокойнее. Просто так сложились обстоятельства.
        - Какие обстоятельства? - бросила она вслед Кейну, уже поднимавшемуся на палубу. - Мое здоровье?
        - Ты чертовски права! Твое здоровье! - крикнул он, оборачиваясь к ней.
        - Это так великодушно с твоей стороны!
        - Дело не в великодушии. Я тебе уже говорил, что выбиваюсь из графика. - Кейн встал за штурвал. - Мне нужно быть в Каннах к четвергу, и я там буду. А если за это время не смогу убедить тебя вернуться к отцу в Лондон, можешь спокойно отправляться в Барселону - я не стану мешать.
        - Браво! - Шеннон стояла позади него. Ее волосы в тусклом свете луны казались почти белыми. - Ты думаешь, это оправдывает твой поступок?
        - Наша первая остановка - Сен-Тропе, - спокойно сказал он, проигнорировав ее выпад. - Если тебе все же понадобится одежда, в шкафу ты сможешь найти что-нибудь соответствующее твоему утонченному вкусу.
        Очередной камень в ее огород. Он же совсем не знает ее. Не знает и не надо! Она ему еще покажет!
        - Пожалуйста, не утруждай себя заботами о моем вкусе или о моем здоровье, о великий и могучий Кейн Фалконер. Потому что у меня для тебя есть новость: как только мы причалим к берегу, я сойду. И не буду спрашивать твоего разрешения. Первым же самолетом я лечу обратно в Барселону.
        Шеннон сама не верила в то, что говорила: у нее не было денег даже на автобус, не то что на самолет. В последнее время она плохо себя чувствовала и не могла работать. Сбережения ушли на оплату долгов. Но гордость не позволила ей объяснить Кейну, в каком затруднительном положении она находилась. Шеннон не хотела, чтобы отец узнал об этом. Он и так думал, что она ни на что не способна. Эти новости только укрепили бы это его мнение о ней.
        -Это твое право, - ответил Кейн на ее фразу о первом же самолете. - Но подумай, какой неблагодарной дочерью ты после этого будешь.
        Она уже собиралась уходить, когда услышала эти слова и остановилась. Он знал, куда целился. Шеннон чувствовала себя очень виноватой, оставив отца, каким бы тот ни был. Она подумала, что Кейн и впредь будет давить на ее чувство вины, чтобы добиться своего. Того, что пообещал ему Ранульф Бувье, если он привезет его дочь.
        - Твой отец волнуется за тебя, - сказал Кейн, как бы в ответ на ее мысли. - Он думает, что ты не заботишься о себе. И в целом я с ним согласен. - Он потер щеку. - Хотя в некотором смысле ты очень хорошо о себе заботишься.
        - Мой отец считает, что женщина ни на что не способна, если рядом с ней нет мужчины, - сказала Шеннон негодующе.
        -И ты хочешь доказать ему, что он ошибается? Ты неправильно это делаешь... - Его прервал похожий на взрыв звук, раздавшийся внизу. - Что это?
        - О нет! - Шеннон бросилась по трапу в камбуз.
        Лазанья, которую она поставила разогреваться, медленно стекала по стеклянной дверце микроволновой печи.
        -Кажется, это был твой ужин? - спросил Кейн. Он уже стоял рядом и нажимал какие-то кнопки, чтобы выключить печку и открыть дверцу.
        Пар вырвался наружу вместе с запахом сыра и ветчины, которые обещали быть вкусным ужином. Кусочки помидоров и пасты приклеились к стенкам микроволновки.
        - Я думаю, будет лучше, если в следующий раз ты позволишь готовить мне, - сухо посоветовал он, собирая остатки ее ужина и стряхивая их в мусорное ведро. - Ты ведь не привыкла готовить.
        Он снова намекал на ее происхождение. Если это означало быть запертой в частных интернатах и дорогих отелях и безумно скучать по матери, то да, она и впрямь принадлежала к привилегированному сословию.
        - Да, ты прав, - презрительно сказала она. - Я не привыкла к лазанье быстрого приготовления.
        Хотя за последнее время Шеннон привыкла не только к замороженным полуфабрикатам и к отсутствию ванной, но иногда и к отсутствию крыши над головой, если не считать крышей салон старой машины. Но она ни за что не рассказала бы об этом Кейну.



        ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

        Шеннон ужасно хотелось есть. Она машинально переворачивала страницы очередного глянцевого журнала и мечтала о еде. Кейн, наверное, уже убрался на камбузе - недавно она почувствовала, что яхта остановилась на ночь. Судно слегка покачивалось на волнах.
        Она ушла в свою каюту, чтобы не мешать Кейну устранять последствия маленькой катастрофы на камбузе. Конечно, это произошло по ее вине, но она не считала себя обязанной наводить порядок после того, как ее обманом завлекли на яхту и похитили. Было бы неплохо утащить что-нибудь съедобное. Она отказалась ужинать с Кейном из гордости, но голод давал себя знать.
        -Я ничего не приму от тебя, - повторила Шеннон. - Найду что-нибудь в холодильнике и поем в каюте.
        - Как хочешь. - Он с безразличием пожал плечами.
        Она встала, заглянула в шкаф. Женской одежды, кроме легкой накидки, шорт и еще пары вещей, не было. И уж конечно, там не нашлось ничего, что хоть отдаленно напоминало бы ночную рубашку.
        Похоже, подружка Кейна не очень-то в ней нуждалась, брезгливо подумала Шеннон. Но какая женщина, находясь рядом с ним, нуждается в ночной рубашке? Интересно, а каков он в постели?
        Шеннон решила, что накидка все же может ей пригодиться, причесалась и пошла на камбуз.
        Кейн стоял у плиты спиной к ней и что-то готовил. Пахло так вкусно, что на минуту Шеннон пожалела о своем отказе ужинать с ним. Он повернулся к ней, но она проигнорировала его и поднялась на палубу.
        Наверху стоял столик, накрытый на двоих. Горела свеча, поблескивало столовое серебро. Рядом в ведерке охлаждалась бутылка вина. Казалось, Кейн не сомневался, что она будет ужинать с ним.
        Но, как бы ни была голодна Шеннон, она не собиралась менять решение. Она развернулась и отошла к перилам. Кое-где на берегу мерцали огоньки, вырывавшиеся из плотной темноты. Луна поднялась выше и тускло отражалась в воде. С берега дул прохладный ветер.
        Где они сейчас? На границе Испании и Франции? Она не знала и, уж конечно, не собиралась спрашивать об этом у Кейна.
        До нее донесся запах еды. Шеннон сглотнула, в животе заурчало. Нет, она решительно не могла больше выносить такое! Он делает это нарочно, чтобы заставить ее пожалеть о своем решении!
        Шеннон уже собиралась вернуться в каюту, когда увидела Кейна, поднимающегося на палубу с двумя тарелками в руках.
        - Садись!
        - Нет! - Она отвернулась.
        Он даже не старался убедить ее. Послышался стук тарелок, скрип кресла, звон приборов. И этот потрясающий запах... Потом наступила пауза - Шеннон догадалась, что он пробует вино. Должно быть, оно холодное, прекрасно утоляющее жажду...
        Она повернулась. Кейн сидел и спокойно ел. От тарелки со спагетти шел пар. Шеннон почти чувствовала вкус сливочного соуса и моцареллы. Гордость требовала, чтобы она ушла, оставив его наедине с ужином. Желудок же умолял о пощаде.
        Желудок победил. Не глядя на Кейна, она села на свободное кресло напротив него, взяла вилку и начала есть спагетти. Ей показалось, что ничего вкуснее в жизни она не пробовала. Шеннон закрыла глаза от наслаждения.
        - Я тоже думаю, что хорошо готовлю, - с улыбкой согласился Кейн, видя выражение блаженства на ее лице. Он мог бы съязвить насчет того, что она все-таки сдалась и села с ним ужинать, но не стал этого делать, и Шеннон была ему очень благодарна. - Вино тоже неплохое. - Он хотел налить ей вина, но вдруг остановился. - Прости, я забыл, что ты принимаешь лекарство.
        - Стакан вина не повредит, - возразила она, дожевывая спагетти.
        Кейн довольно улыбнулся. Шеннон не знала - оттого ли, что она набросилась на еду, приготовленную им, или оттого, что, пытаясь убедить его не лишать ее вина, она, потянувшись к бутылке, нечаянно схватила его за руку.
        - Так почему ты принимаешь антибиотики? - спросил он, наливая ей вино. - Из-за чего у тебя возникли проблемы с желудком? Или мне не стоит спрашивать?
        - Почему же? - откликнулась Шеннон, еще не пришедшая в себя после того, как дотронулась до него. - Я была за границей. Заболела.
        Она не была готова рассказать ему, как и почему заболела. Эта часть ее жизни закрыта для посторонних. А особенно для тех, кто насильно сажает ее на яхту и пытается вернуть домой против желания... Как бы хорошо они ни готовили!
        Кейн не настаивал. С бокалом вина в руке он откинулся на спинку кресла. Он довольно улыбался и, чуть прикрыв глаза, рассматривал сидящую напротив него Шеннон. Ее лицо, ее длинные светлые волосы, отливающие серебром в тусклом свете луны.
        - Как получилось, что ты, типичная англичанка, носишь фамилию Бувье?
        Его пристальный взгляд заставил ее сердце биться быстрее. Она удивлялась тому, какое он имел на нее влияние. Шеннон не хотела сидеть и вести с ним ничего не значащие беседы.
        - Я думала, вы дружили с моим отцом, - сказала она быстро. - Почему ты не спросил у него?
        Кейн наклонился вперед. Огонек свечи отбрасывал на его лицо причудливые тени.
        - Потому что я спрашиваю тебя, - произнес он одновременно и властно, и мягко - сочетание, против которого ни одна женщина не могла бы устоять.
        - Мой дедушка был французом, - начала Шеннон, поддавшись его взгляду и неохотно осознавая, что она - не исключение. - Я не знала его. Он умер еще до того, как я родилась.
        - Мне жаль.
        - Не стоит. - Она пожала плечами. - Никогда не скучаешь по тому, чего не имеешь.
        - Разве? - спросил Кейн, нахмурившись. - Я тоже никогда не видел своего дедушку, но всегда считал, что мне чего-то не хватает, что я чего- то лишен. И когда у меня будут дети, я сделаю все возможное, чтобы у них не возникало нехватки любви и общения, как у меня.
        Его признание немного смутило ее. Шеннон не предполагала, что он так серьезно относится к семье.
        - Знаешь, - сказала она, макая хлеб в сливочный соус, - дети иногда могут быть надоедливыми. Спроси моего отца, он подтвердит... Постой, я, кажется, забыла! Ты наверняка это уже сделал! - бросила она язвительно.
        - Ты думаешь, что, общаясь с Ранульфом, я трачу все время на разговоры о тебе? - спросил он после минутного молчания.
        А разве нет? - подумала Шеннон. Конечно же, нет! Как она вообще могла такое предположить? Она хотела верить в то, чего на самом деле не было. Действительно, кто она такая, чтобы Кейн о ней думал?
        - Конечно, нет! - воскликнула она. - Время - деньги, и что-то мне подсказывает, что они слишком много для тебя значат.
        Он не отреагировал на ее колкость, спокойно добавил себе вина и предложил ей. Она отказалась.
        - Итак, ты считаешь, что твои дети будут для тебя наказанием?
        - Нет! - решительно ответила Шеннон. - Я сделаю так, чтобы они чувствовали себя любимыми, нужными... - Она вдруг замолчала, поняв, что сболтнула лишнее.
        - Продолжай.
        Шеннон хотела сказать, что отдаст им все свое время, любовь и нежность, на которые только способна и которых так не хватало ей самой. Вместо этого она лишь произнесла:
        - Я дам им все, чего не было у меня.
        - Некоторые сочли бы, что это не так уж и много. - Кейн сидел в тени, ей не было его видно, но она чувствовала его взгляд.
        - Тебе не понять, - сказала горько Шеннон и пожала плечами.
        Отодвинув свою тарелку, он поставил локти на стол, подпер подбородок руками и заискивающе предложил:
        - А ты попробуй объяснить.
        - Сколько у тебя есть времени? - спросила Шеннон, допивая вино.
        - Если понадобится, то вся ночь.
        Она проигнорировала откровенный намек и начала рассказывать о себе, о своем детстве, о том, как потеряла мать, которую обожала и которая была намного моложе Ранульфа. О том, как полгода спустя умерла ее бабушка. Рассказала о постоянно сменявшихся школах и нянях. Она начала говорить с нескрываемым цинизмом, а закончила голосом, полным доброты, дружелюбия. Возможно, такой перемене способствовала неподдельная заинтересованность Кейна ее рассказом. Сначала он подбадривал ее, потом, когда она разговорилась, расслабился и внимательно слушал.
        Шеннон вспомнила, что, когда ей было восемнадцать, она лежала ночами в постели и мечтала о том, чтобы вот так сидеть с ним и разговаривать. Как ей хотелось, чтобы он внимательно слушал ее. Мечтала... И вот это сбылось.
        Она испугалась собственных мыслей и поспешила сменить тему:
        - Ну, а что насчет тебя?
        - Насчет меня? - удивился Кейн.
        - Есть же еще что-то, кроме того что у тебя не было дедушки? Может, какие-нибудь скелеты в шкафу? Или ты всегда был мистером Совершенство?
        Он удивленно поднял бровь.
        - Боюсь, я вынужден расстроить тебя - у меня нет никаких скелетов в шкафах. Я из обычной семьи среднего класса. Учился в обычной школе. Потом в университете. А что касается остального... - Кейн хитро улыбнулся. - Тебе правда интересно?
        - Нет, - быстро ответила Шеннон, слишком быстро, выдав тем самым свое волнение. Она хотела знать о нем все. Чем он занимался, с тех пор как ушел из компании ее отца. Чем увлекался. Какие женщины у него были. Уважал он их или же воспринимал только как сексуальных партнерш. - Нет, - повторила она. - Но так как мне больше нечем заняться, то рассказывай, я послушаю.
        Она говорила так, чтобы он не подумал, что она ловит каждое его слово, как было на самом деле.
        - А чем бы ты предпочла заняться, а, Шеннон? - спросил Кейн, поддразнивая ее.
        Их взгляды встретились. У нее пересохло во рту. О боже! Почему он говорит с ней таким глубоким сексуальным голосом, как будто она его женщина? Ведь это далеко не так!
        Она постаралась собраться с мыслями. Ну и что в этом такого? Он уже дал ей понять, что она интересует его не больше, чем раньше. В то время как все мужчины, которых она встречала, - от шестнадцати до шестидесяти - падали к ее ногам и молили о любви, готовы были отдать все, чтобы оказаться в ее постели. А он нет... Почему нет? Этот вопрос не давал ей покоя уже несколько лет.
        - Я хочу пойти спать, - сказала Шеннон и резко встала, задев за ножку стола и чуть не уронив пустые бокалы.
        Кейн тоже поднялся.
        - Я думаю, нам обоим стоит пойти спать, - хрипло пробормотал он.
        Шеннон сглотнула, пытаясь освободиться от влияния его мощных сексуальных чар. Воздух вокруг казался наэлектризованным. Он смотрел на ее горящие полуоткрытые губы, на ее шею, грудь... Ей показалось, что она увидела желание в его взгляде. У нее закружилась голова. Нет, она просто неправильно его поняла. Конечно же, он не имел это в виду. Просто ей хотелось бы, чтобы это было так.
        - Нет, Шеннон, не вместе, - сказал Кейн, как будто прочитав ее мысли, и холодно улыбнулся. - Я понимаю, что многие мужчины отдадут полжизни за то, чтобы переспать с тобой и быть выброшенными на следующее утро, подобно вчерашней газете. Но я не такой. Как они справляются с этим, Шеннон?
        - А они и не справляются, - злобно бросила она, обиженная его словами. - Помнишь? Я разбиваю их жизни. Ты так часто говоришь мне, что не похож на них, что я начинаю сомневаться в этом, Кейн.
        Шеннон, едва сдерживаясь, чтобы не заплакать, быстро ушла вниз, лишь в каюте дав волю слезам.
        Кейн смотрел, как она уходила, и ненавидел себя за то, что наговорил. Он опять все испортил. Зачем ему понадобилось ее провоцировать - он не знал. А может, знал, но отказывался признаться в этом даже самому себе. Просто он хотел эту девушку. И не только на одну ночь. Он мечтал провести с ней всю свою жизнь. Но он не верил, что мужчина, побывавший в ее объятиях, может спокойно уйти от нее. Она ломала жизни мужчин, как карточные домики.
        Он вспомнил скандал в газетах, связанный с Джейсоном Маркхэмом и его женой, вспомнил, как тот оправдывал свой роман с Шеннон: «Я был околдован».
        Кейн боялся признать ее возрастающее влияние на него, которое теперь стало еще более сильным. Он боялся не столько быть околдованным ею - потому что это уже произошло несколько лет назад, - сколько того, что Шеннон заставит его забыть гордость и он будет в толпе остальных ее поклонников ползать перед ней на коленях.
        Шеннон вертела жизнями людей, как хотела, а ведь она была еще так молода. Слишком молода, но достаточно горда, чтобы скрывать, как горько подчас ей приходилось. Он подозревал - это не Джейсон был обманутым и покинутым возлюбленным, а она. Шеннон вообще неохотно говорила о своей жизни, а уж об этом происшествии не рассказывала никому, особенно отцу. Ранульф и до этого не отличался пониманием дочери, а после скандала стал просто невыносим. Именно он был виноват в том, что Шеннон не доверяла никому, а тем более мужчинам. И Кейн никак не мог с этим ничего поделать.
        Сквозь опущенные жалюзи пробивался утренний свет. Яхта покачивалась на волнах. Шеннон проснулась от странных звуков. Она встала с постели и, голая, подошла к иллюминатору. Кейна на палубе не было. Наверное, он еще спал. Она взяла полотенце из душевой, обмоталась им, завязала узел повыше груди и вышла из каюты. Несмотря на раннее утро, было тепло. На палубе Шеннон подставила свое тело мягким лучам утреннего солнца и зажмурилась от удовольствия.
        Берег, недалеко от которого они стояли на якоре, был усеян галькой. До него было совсем близко, Шеннон могла бы запросто доплыть, но, посмотрев на колючие заросли на склонах, отказалась от этой затеи. Она повернулась и стала смотреть на море.
        Вода переливалась под солнечными лучами так ярко, что на нее было больно смотреть. Море было спокойным, маленькие барашки бились о яхту, почти не покачивая ее. Было так тихо, что она не понимала, откуда раздавались те звуки, которые ее разбудили. Вдруг метрах в десяти от яхты он заметила, как что-то на мгновение показалось из воды и исчезло. Потом выпрыгнуло что-то большое и серое, а за ним еще и еще.
        Шеннон радостно засмеялась: это была стайка дельфинов, гладких и блестящих, один за другим выныривавших из воды. Какое-то время она стояла и смотрела на них, восхищаясь ловкостью и грацией животных. Их свобода манила ее. Она спустилась на нижнюю палубу, подошла к мостику для купания, отбросила полотенце и спустилась в воду. Еще немного, один шаг, и она будет свободной. Свободной, как эти дельфины...
        Кейн беспокойно ворочался во сне. Обычно он просыпался до того, как зазвонит будильник. Сейчас же Всемирная служба новостей сообщала о событиях в разных концах света, о наводнениях в Азии, терактах в Израиле и прочих неприятных вещах, а он все никак не мог встать.
        Наконец он поднялся, надел шорты, рубашку с короткими рукавами, взъерошил волосы, нашел возле дверей шлепанцы и, чувствуя, что готов убить за чашку кофе, прошел на камбуз.
        Сделав несколько глотков и ощутив облегчение, Кейн приготовил кофе для Шеннон и направился в ее каюту. Он постучался, позвал ее и после того, как она не ответила, открыл дверь.
        - Шеннон? - Кейн увидел пустую не заправленную кровать, заглянул в душевую - там ее тоже не оказалось.
        Где она может быть? Явно не внизу. Может, поднялась на палубу? Он оставил чашку с кофе на столике и пошел наверх. Ее не было на лежаке около штурвала. Он посмотрел через ветровое стекло - на носу яхты ее тоже не оказалось.
        - Шеннон! - крикнул он и тревожно посмотрел на скалистый, поросший кустарником берег. Почти недоступный...
        Его бросило в жар. Он заметил маленькую тропинку, вьющуюся между кустами. Неужели Шеннон решилась на это? Нет, она не могла. Кейн снова позвал ее. Он чувствовал, как его охватывает паника, и с новой силой возненавидел себя за то, что наговорил ей вчера вечером.
        Неожиданно громкий всплеск воды привлек его внимание. Два или три дельфина играли недалеко от яхты. Вдруг он заметил что-то белое у самого борта и побледнел: эта несносная девчонка плавала с дельфинами!
        В два прыжка Кейн оказался на нижней палубе. Она как раз забиралась на яхту. Облегчение от того, что он видит ее на борту целой и невредимой, сменилось шоком, а затем совсем иным чувством - первобытным инстинктом. Шеннон поднималась на мостик абсолютно голая, гибкая и соблазнительная, как русалка. Вода струилась по ее телу, стекая с волос, прилипших к плечам.
        Она взглянула вверх и увидела Кейна, стоящего на нижней ступеньке и удивленно смотрящего на нее, тихо выругалась и замерла. Казалось, это мгновение длилось целую вечность. Они стояли и глядели друг на друга, оба пораженные тем, что видели. Его появление стало для нее полной неожиданностью. Он же не мог отвести глаз от Шеннон: ее прекрасная белая кожа, маленькая, но красивая грудь, нежный изгиб талии и бедер завораживали. Он почувствовал, как все его тело напряглось. Что она делает с ним?
        Кейн раздраженно нагнулся, схватил ее полотенце, которое лежало на скамейке. Неужели она не понимает, что он всего лишь мужчина из плоти и крови?
        - Держи! - Он кинул ей полотенце с такой силой, что она даже пошатнулась, поймав его. - И ради бога, надень что-нибудь!
        Обиженная его неожиданной злостью, Шеннон прижала к себе полотенце.
        - Что тебя так шокировало, Кейн? - спросила она с вызовом, подавляя дрожь в голосе и поражаясь, как непринужденно говорит, как хорошо у нее получается скрывать свои настоящие чувства под притворной улыбкой. - Неужели ты меня боишься?
        Она, высоко держа голову, хотела было пройти мимо него, но он схватил ее за руку и повернул к себе.
        - Что, черт возьми, ты делаешь? - В висках стучало, Кейн понимал, что еще чуть-чуть - и он потеряет контроль над собой. - Ты хоть представляешь, каково мне было, когда я не нашел тебя в каюте? Что я почувствовал, когда увидел тебя плавающую с дельфинами? - Ему показалось, что ее беззаботное выражение сменилось стыдом. Или тревогой? Значит, разгуливать перед ним голышом не так легко, как она хотела продемонстрировать. - Почему ты мне ничего не сказала, прежде чем идти плавать?
        -Отпусти меня!
        - Нет! - Его пальцы вцепились в ее руку намертво. - Сначала ответь мне!
        - А что бы ты сделал? - спросила она, морщась от боли. - Запретил бы мне?
        - Возможно. - Он ослабил хватку. - По крайней мере одной.
        - Почему? Ведь ничего плохого со мной не случилось. - Она не могла удержаться от маленькой колкости. В конце концов, зачем он хотел показать, что беспокоится о ней, когда ему нет до нее никакого дела? Он выглядел дико: небритый, с взъерошенными волосами, в не застегнутой до конца рубашке, под которой виднелась мускулистая грудь, поросшая темными курчавыми волосами. - Или ты волновался, как бы я не убежала?
        - Надо быть совсем глупой, чтобы сделать это, - сказал Кейн уже более спокойно. - Ты бы так не поступила, и мы оба это знаем, верно, Шеннон?
        - Разве? - Она с силой вырвала свою руку. - Мне казалось, ты не считаешь меня особо умной.
        Шеннон не знала, о чем подумал Кейн, но он так посмотрел на нее, что у девушки побежали мурашки по спине.
        - Дельфины непредсказуемы, Шеннон, - произнес он хриплым голосом. Как он хотел обнять ее, провести рукой по ее бархатной коже. Это занимало все его мысли, и ему было трудно сосредоточиться на разговоре. Кейн надеялся, что она не заметила, как сильно он возбужден. - В лучшем случае ты могла бы отделаться парой синяков.
        - У меня уже есть один. И, как ты помнишь, это сделали не дельфины. В конце концов, в отличие от человека животные могут причинить только физическую боль.
        Кейн подумал, что ей очень больно, ее раны намного глубже, чем могло показаться. Он хотел переменить тему, но не смог побороть свое раздражение.
        - Ты всегда делаешь только то, что тебе хочется?
        - А почему бы и нет? - Шеннон беззаботно пожала плечами. - Я ведь ищу только удовольствий. Так обо мне писали? Знаешь, Кейн, ты тоже должен как-нибудь это попробовать. Наверняка это поможет тебе расслабиться.
        -Ты думаешь, мне нужно расслабиться?
        Здравый смысл подсказывал Шеннон, что пора остановиться, не провоцировать Кейна, но его нелестное мнение о ней, ее гордость не позволяли сдаться.
        - Я не думаю. Я знаю. Тебе не нравится мой образ жизни. Но и ты не лучше тех, кого я встречала. Ты лицемер, потому что отказываешься признать это. Тебе до смерти хочется затащить меня в постель, но ты не осмеливаешься. Гордость тебе не позволяет это сделать. Хотя та же гордость позволяет пресмыкаться перед моим отцом. - Она хотела унизить Кейна, как он все время унижал ее. - Теперь ты боишься слово сказать против него. Хотя раньше не боялся. Ты не считаешь, что его доверие к тебе подорвано, если оно вообще осталось?
        Он был страшен. И он приближался. Она хотела проскользнуть к трапу, но Кейн обогнал ее и загородил проход.
        - Значит, я лицемер? Подхалим? Льстец? Лакей твоего отца? - Он говорил мягким голосом, в котором отчетливо слышалась угроза. Указательным пальцем он приподнял ее подбородок. - И ты думаешь, страх перед твоим отцом остановит меня, если я захочу получить то, что меня достаточно заинтересует?
        Именно это Шеннон и хотела слышать. Но сейчас с ужасом ждала ответа. Лучше бы ей держать язык за зубами. Он провел большим пальцем по ее нижней губе, возбуждая ее, хотя этот жест должен был ее унизить.
        - Ты со всеми кавалерами обращаешься как с игрушками? Думаешь, что играть с желаниями мужчин безопасно?
        Конечно же, она так не думала. Но страх заглушало гораздо более сильное чувство. Шеннон была возбуждена. Она ощущала его запах, смотрела в потемневшие, с расширенными зрачками глаза и отдавалась во власть его сексуальности. Она никогда еще такого не испытывала ни с одним мужчиной. Ее желание было чрезвычайно сильным, одурманивающим. Она поняла, что он испытывает то же. Его учащенное дыхание было лишним тому доказательством.
        И это холодный, сдержанный Кейн! Значит, он не так уж непобедим, как она считала. Внутренне она торжествовала.
        - Поздравляю тебя, - выдохнул он. - Ты убедилась в том, что я всего лишь человек. А теперь иди и надень что-нибудь, а не то я забуду про свою сдержанность и покажу тебе, как шутить с дикими зверями.
        Униженная Шеннон завернулась в полотенце и спустилась к себе в каюту.



        ГЛАВА ПЯТАЯ

        Это было чудесное солнечное утро с чистым голубым небом. К обеду небольшие пушистые облачка начали появляться на горизонте.
        Шеннон, закрыв глаза, сидела в шезлонге, купалась в солнечных лучах. Кейн оставил штурвал и пошел на камбуз. Яхта плавно скользила по волнам.
        После унизительной утренней сцены она всем своим видом показывала, что не хочет с ним общаться больше, чем это необходимо. К ее удивлению, он не настаивал, дав ей возможность насладиться одиночеством. Шеннон могла не разговаривать с ним, но не могла не смотреть на него. Она лежала в шезлонге уже сорок минут и все это время украдкой бросала взгляды на его широкие плечи, на его стройную мускулистую фигуру.
        Еще она поймала себя на мысли, что снова думает о той женщине, которая была до нее на борту. Почему она осталась в Барселоне? У них было что-то серьезное? Наверное, она - одна из немногих, которую он взял с собой в деловое путешествие, чтобы она развлекала его. Должно быть, женщины выстраиваются в очередь, чтобы попасть к нему в постель.
        - Держи. Я принес тебе холодненького.
        Увлеченная своими мыслями, Шеннон открыла глаза и удивленно посмотрела на Кейна. Он стоял над ней и держал в руках два стакана с какой-то красной жидкостью. В них призывно позвякивали кубики льда.
        - Спасибо, - пробормотала она, беря один стакан.
        Он сел на скамейку рядом с ней.
        - Там фруктовый сок, настойка и капелька гренадина. Ничего особенного.
        В отличие от тебя, хотела сказать она, но промолчала. В простой белой футболке, стройный, подтянутый, мускулистый, с мощным торсом, он выглядел как бог. Шеннон подумала о том, каково это - ощутить прикосновения, ласки его сильных рук... Она попробовала пунш, очень вкусный и освежающий.
        -Как ты себя чувствуешь? - спросил Кейн.
        Ей было неудобно под его пристальным взглядом. Она поправила белую накидку - что-то вроде пончо, с широким вырезом, обшитое бусинками по краям. Обычно Шеннон загорала в более откровенном наряде. Но это было все, что нашлось в гардеробе. Она ни за что не согласилась бы надеть купальник, который принадлежал его подружке, а загорать при Кейне в трусиках и лифчике все же неприлично.
        Она не ответила.
        - Должен сказать, ты выглядишь лучше. У тебя даже появился румянец.
        - Чего ты хочешь? - Она отвернулась от него и разглядывала маленькие белые домики на заросшем деревьями холме. - Чтобы я тебе помогла с яхтой? - Шеннон сама понимала необоснованность своих упреков: Кейн не просил ее о помощи и вряд ли стал бы это делать.
        - Не притворяйся, что тебе не нравится здесь, - сказал он, удивленный ее несправедливыми обвинениями. - Ты так чудесно плавала утром с дельфинами...
        Черт! Он все время будет напоминать ей? И зачем только она это сделала?
        - Я стараюсь наслаждаться в любых обстоятельствах, - заявила она, чтобы его мнение о ней не изменилось. Разве не это он ожидал от нее услышать?
        Хотя Шеннон должна была признать, что действительно, благодаря солнцу и морскому воздуху, чувствовала себя гораздо лучше, чем в последние недели.
        - Чем ты занималась в Милане? - Кейн отхлебнул из стакана. - Наслаждалась?
        Ее рука со стаканом остановилась на полпути ко рту. Она ошеломленно посмотрела на него.
        - Как ты узнал, что я была в Милане? - осторожно спросила Шеннон.
        Похоже, Кейн не обратил внимания на ее смущение. Он сидел, непринужденно откинувшись на спинку скамейки, и потягивал пунш.
        -Я искал тебя. Очень долгое время. Наконец вышел на твой след в Милане. Но домовладелец сказал, что ты давно уехала. Куда ты отправилась, Шеннон? - настойчиво поинтересовался он.
        Она откинула назад волосы, обнажив матовое плечо.
        - Ну, я работала манекенщицей, - ответила она, пытаясь скрыть свое волнение. - Потом училась.
        - Училась? - Он удивленно поднял бровь. - Чему?
        Шеннон пожала плечами, отпила еще пунша, обиженная его скептическим тоном.
        - Всему понемногу. - На самом деле это были бизнес1курсы, которые она закончила с блестящими отметками. Но она решила не говорить Кейну об этом. - Ты думаешь, я умею только развлекаться, и больше ничего? - сказала она уныло. - Как и мой отец. Как все вокруг.
        Наступило молчание. Казалось, он взвешивает каждое ее слово.
        - Я училась летать... - тихо добавила девушка.
        -Летать? - На этот раз голос его звучал удивленно. - Ты получила лицензию?
        Она небрежно кивнула.
        Кейн выпрямился. В его глазах снова засветились недоверие неодобрение.
        - И зачем? Очередная забава? Способ убить время? - заговорил он раздраженно. - Почему ты не хочешь заняться чем-нибудь стоящим? Со всеми талантами, которыми ты обладаешь, ты могла бы сделать что-то полезное.
        Что-то полезное?
        Ей стало противно. Она больше не могла выносить его пренебрежение. Шеннон хотела сказать ему, что прекрасно понимает, что значит быть полезной и насколько полезным было ее добровольное изгнание. Но промолчала. За долгие годы общения с людьми из высшего общества она поняла, что чем меньше люди знают о тебе, тем спокойнее живется. Если бы она что-нибудь рассказывала о себе, газеты выдавали бы это за сенсацию, каждый раз выставляя ее на посмешище. Шеннон не хотела, чтобы кто-нибудь подумал, будто она пытается успокоить свою совесть, объясняя журналистам, как все обстоит на самом деле.
        - Убивать время - привилегия очень богатых людей, Кейн, - сказала она насмешливо. - Но ты, наверное, ничего об этом не знаешь.
        - И не уверен, что хочу узнать, - парировал он, закинув ногу на ногу.
        Деревенька на холме скрылась из виду. Остались только поросшие деревьями горы.
        - Все хотят, - возразила Шеннон. Ветер развевал ее волосы. - И если они утверждают обратное, они либо лжецы, либо глупцы. Но продолжай заискивать перед моим отцом, и кто знает, может, однажды ты станешь одним из нас.
        Кейн смотрел на нее и чувствовал, как у него бьется сердце. Быстро-быстро. Они с Софи купили эту накидку, когда были на Ямайке. Но при всей своей женственности и очаровании, Софи не выглядела хотя бы наполовину так же роскошно, как Шеннон. Что-то в ней, в ее взгляде, в ее словах, в ее движениях, пробуждало в нем самые сильные чувства, самые дикие инстинкты. И ему это не нравилось.
        - Ты цинична. Тебе когда-нибудь это говорили? - спросил он.
        Она встала с шезлонга, резко развернулась, звякнув бусинками, и облокотилась о перила. Ветер раздувал накидку. Кейн заметил, что на ней нет бюстгальтера.
        - Раз или два, - сказала Шеннон, выводя его из задумчивости, вызванной ее позой. Он с трудом отвел взгляд от ее обнаженного плеча.
        - Что стало с твоим молодым человеком? - Он хотел задать этот вопрос с того самого момента, как встретил ее на Лас-Рамблас.
        - С моим молодым человеком? - Ее голос звучал настороженно.
        - Да, с которым ты приехала?
        -Приехала?.. - Шеннон нахмурилась, будто пытаясь вспомнить, о ком он говорит. В это мгновение Кейну захотелось схватить ее, положить себе на колени и хорошенько отшлепать, как он вчера предлагал. Как она может притворяться, что не знает, о чем он говорит?
        - Их было так много, что ты даже не можешь вспомнить? - сказал он, едва сдерживаясь. - Я имею в виду того, с которым ты была в Италии.
        - А, Пирс? - Она засмеялась и хотела сказать что-то еще, но, посмотрев на его злобно прищуренные глаза, остановилась. - Я ездила с ним в Перу.
        - А! - Как будто это все объясняло. Только это ничего не объясняло, подумала Шеннон. Она никогда не жила с Пирсом. По крайней мере в том смысле, о котором думал Кейн. Пирс и его жена помогли ей, когда она сбежала из дома от нападок отца и газетчиков, помогли вернуть себе самоуважение, определить, что ей нравится и чем она хотела бы заниматься. Чем-нибудь стоящим...
        - И где этот Пирс теперь?
        Его резкий тон заставил ее защищаться. Шеннон не хотела, чтобы он узнал правду, и снова пожала плечами.
        - Наши пути разошлись, - протянула она развязно.
        - Правда? - Он допил свой пунш и потянулся, чтобы поставить стакан на белый столик у шезлонга. - Несчастный Пирс! - Он встал. - Мне почти жаль его. Ты так быстро забыла о нем. Ты хоть кого-то помнишь, Шеннон? Или они совершенно ничего для тебя не значат? Так, безликая толпа?
        Порыв ветра налетел на яхту и перевернул страницы журнала, который Шеннон оставила на скамейке. Девушка поежилась, но больше от замечаний Кейна, чем от ветра.
        - Я помню тебя, - не подумав, ласково промурлыкала она.
        Туча закрыла солнце, отбросила тень на лицо Кейна. Он пристально посмотрел на нее.
        - Я должен быть польщен? - насмешливо спросил Кейн хриплым голосом.
        Он все еще ничего не знает про нее. Она не могла и не желала улучшить его мнение о ней. Да и зачем? Он достаточно проницателен, чтобы понять, какова она на самом деле. За все эти годы Шеннон настолько привыкла к нелестному мнению окружающих, что уже не находила нужным менять его. Неужели никто никогда не даст ей шанс? Неужели все всегда - и он в частности - будут судить о ней по отзывам газет? Неужели глупая ошибка, которую она совершила по неопытности и наивности, будет преследовать ее всю жизнь?
        - А кому принадлежит эта милая вещица? - неожиданно для себя самой спросила она, проведя по накидке ярко-красным ногтем.
        - А что такое? - спросил, оборачиваясь к ней, Кейн, стоявший за штурвалом.
        - Она много для тебя значит?
        - Да, она много для меня значит, - ответил он, не колеблясь ни минуты.
        Сердце Шеннон сжалось.
        - Ты собираешься на ней жениться? - Она проклинала себя за этот вопрос.
        - Жениться? - Он засмеялся, показывая крепкие белые зубы, выделяющиеся на его загорелом лице. - Нет. Я не собираюсь жениться на ней. А что? - Кейн нагнулся над панелью управления. - Ты прикидываешь, подойду ли я для твоего следующего приключения? Если так, то забудь об этом, - посоветовал он сухо. - Избалованным молодым особам всегда полезно знать заранее, на что они могут рассчитывать.
        - Конечно, - пробормотала Шеннон, глубоко оскорбленная его ответом, и поспешила уйти в каюту, чтобы он не понял, насколько сильно это задело ее.
        К вечеру погода изменилась. Стало ветрено, море покрылось неспокойными белыми барашками. Пошел сильный дождь, вынудивший их бросить якорь гораздо раньше, чем предполагал Кейн.
        - Почему бы тебе не расслабиться? - предложил он, войдя в салон, после того как пришвартовал яхту. Кейн хотел сесть рядом с ней на диван, но она вскочила и попыталась уйти. Он ловко схватил ее за запястье.
        - Отпусти меня! - крикнула Шеннон, поняв, что ей не удастся просто так сбежать. - Я не хочу находиться в одной комнате с человеком, который постоянно пытается меня унизить. - Она, как могла, избегала его после той сцены на палубе, пообедала у себя в каюте и вообще старалась не выходить оттуда.
        - Унизить тебя? Как? - удивился Кейн.
        Даже обычная одежда, черные брюки и футболка, выглядела на нем необычайно привлекательно. Он только что принял душ - у него были влажные волосы и от него соблазнительно пахло свежестью.
        - Как? Ты притащил меня на эту яхту! Ты оскорбляешь меня при каждом удобном случае. Ты, кстати, не думал о том, что нарушаешь закон? Что я могу выдвинуть против тебя обвинения?
        В его глазах заблестела ярость.
        - И да и нет. - Он заметил любопытство на ее лице. - Да, возможно, я нарушаю закон, - пояснил Кейн. - И нет, я не думаю, что ты выдвинешь против меня обвинения, поскольку мне не кажется, что ты была счастлива там, где находилась.
        - Ты слишком самоуверен!
        Она высвободила руку и помассировала ее. Он увидел белые отметины там, где его пальцы сжимали ее запястье.
        - Я не сделал тебе больно? - Меньше всего он хотел бы этого. - Извини, но мне действительно показалось, что ты не выглядела счастливой и тем более здоровой, когда я тебя встретил в Барселоне. Одного дуновения ветра было бы достаточно, чтобы ты сломалась.
        - Могу тебя заверить, что нет. - Ей ужасно хотелось спросить, правда ли он волновался за нее, хоть чуть-чуть. - Я довольно вынослива, - более уверенно добавила Шеннон. Что ж, ей пришлось быть выносливой, чтобы пережить скандал после той роковой ошибки, чтобы сопротивляться отцу, навязывавшему ей свою волю.
        -Возможно, - согласился Кейн, - но ты не непобедима. И я не заставляю тебя вернуться домой. Ты должна сама принять решение. Но хочу, чтобы ты знала - твой отец нездоров...
        -Нездоров? - Шеннон уже дошла до трапа, но остановилась. Она выглядела очень мило даже в дурацкой футболке и шортах, которые нашла в шкафу. Глаза, большие, встревоженные, морщинка между бровями оживили ее лицо. - Я спрашивала тебя, как он. Почему ты ничего не сказал мне раньше?
        - Потому что это не представляет угрозы для жизни. Пока не представляет, но если Ранульф продолжит в таком же духе... Он очень волнуется за тебя, Шеннон. Однако ты не единственная причина его волнений .
        - Что ты имеешь в виду? - спросила Шеннон, в глубине ее души затеплилась надежда, что она все же небезразлична Ранульфу. - Какие еще причины? О чем ты говоришь?
        - Как? Ты не знаешь? Я говорю о падении доходов компании за последние годы. Есть риск банкротства. Ты правда не в курсе?
        - Нет... - Еще до отъезда она слышала о том, что дела не в порядке, но не думала, что это может оказаться серьезным. К тому же Ранульф никогда не обсуждал с ней положение компании.
        - Ради бога, Шеннон! Я понимаю, что тебе наплевать, откуда берутся деньги на твой экстравагантный образ жизни. Но рано или поздно придется задуматься об этом.
        Шеннон вздрогнула, как от удара плетью.
        Потому что ей было не наплевать. Да, компания давала ей средства на развлечения, но она также дала ей возможность получить образование. На компанию работала её мать, когда была жива. Хотя бы поэтому бизнес отца много значил для Шеннон.
        - Что еще мне следует знать? - спросила она, игнорируя замечание Кейна.
        - У Ранульфа большие проблемы. Его идеи не сработали. И я знал, что они не сработают. Но он меня не послушал. Он вообще не склонен кого-либо слушать. Поэтому я уволился.
        - Значит, поэтому? - пробормотала она. - Так что случилось? Он попросил тебя вернуться?
        - Твой отец связался со мной и попросил моего совета, потому что был в отчаянии, - ответил он.
        - Наверное, в большом отчаянии. - Значит, Кейн не приполз к ее отцу, умоляя взять его обратно. Это Ранульф обратился к нему за помощью. И не как к бывшему подчиненному, а как к человеку знающему, компетентному, который посмел ему противоречить и даже уйти из компании. Это было неслыханно!
        - Он попросил у меня совета, потому что я был в курсе дел компании и знал, как их поправить. Я надеялся, что смогу помочь ему.
        Она должна была быть с отцом! И была бы, если бы он согласился признать ее способности вместо того, чтобы удалять дочь от себя и компании.
        - И ты помог? - В ее голосе появилось искреннее волнение.
        - Возможно, если бы ты оказалась рядом с ним в это время, если бы проявила участие...
        -Я проявляла, - с жаром возразила Шеннон. - Или по крайней мере старалась это делать. Но, если ты еще не заметил, мой отец не подпускал меня к делам. Он так и не смирился с тем, что я родилась девочкой. Он мечтал о мальчике, которому передал бы свою компанию, свое имя. А меня он хотел побыстрее выдать замуж и сбыть с рук. Его никогда не интересовало мое мнение, мои идеи!
        Любопытство отразилось на лице Кейна.
        - Расскажи мне. - Он откинулся на спинку дивана, скрестил руки на груди и приготовился слушать.
        - Тебе? - Она растерялась. - Ты все равно не исправишь Ранульфа. Он не станет тебя слушать. Ты снова обидишься и уйдешь.
        - Нет, - сказал он твердо.
        - Почему нет? - спросила она язвительно. - На этот раз у тебя достаточно высокая зарплата, чтобы смолчать и уступить?
        Не обращая внимания на ее колкость, он спокойно произнес:
        - Твой отец выслушает меня.
        Кейн выглядел таким уверенным! В наступившей тишине он ждал, когда Шеннон заговорит. И она начала рассказывать о том, как можно привлечь новых покупателей, предлагала иную тактику маркетинга, в которую Ранульф никогда не верил.
        - Мы были так уверены в своем имени, что позволили себе расслабиться, а этого не должна делать ни одна компания.
        Она говорила о том, как можно стимулировать продажу товаров, предлагала новые рекламные ходы. Кейн сидел и внимательно слушал, не перебивая, как это сделал бы ее отец. Как будто это было для него важно.
        Это безумие, это бесполезно! Кейн всего лишь один из директоров компании. Он ничего не мог сделать, даже если бы и захотел. За Ранульфом всегда оставалось последнее слово. Что думал Кейн Фалконер, ему было не важно. Кейн мог слушать ее предложения сколь угодно долго, пока получал чек на кругленькую сумму каждый месяц...
        Но, как бы то ни было, никто еще не давал Шеннон ощутить себя такой нужной, значимой. Никто не слушал ее так внимательно, даже Джейсон. Ей понравилось это новое чувство. Когда она закончила, ей показалось, что ее рассказ произвел на Кейна впечатление.
        - Ты полна сюрпризов, - заявил он, пристально глядя на Шеннон.
        - Правда? - Она была польщена. - Ты в этом сомневался? - с вызовом спросила она. - Ты думал, я не способна ни на что, кроме как записаться к парикмахеру? Это не единственное мое достоинство.
        - А есть еще? - Он встал, подошел к музыкальному центру, поставил диск.
        - Есть. Я не сидела сложа руки все это время.
        - Могу себе представить.
        Мелодия сюиты Дебюсси заполнила салон.
        Нет, не можешь, подумала Шеннон. Все-таки он не воспринимает ее всерьез. Она не знала, почему ей так больно и обидно. Он всего лишь коллега ее отца. Почему же его мнение столь пугающе важно для нее?
        - Ты бы так не говорил, если бы знал меня.
        - Разве? - Соблазнительные нотки в его голосе заставили ее сердце учащенно забиться. Если бы она только догадывалась о том, как он мечтает узнать ее поближе! Кейн поборол в себе желание подойти к ней, взять на руки и отдаться самому сладкому и самому нежелательному искушению в своей жизни. Он жалел, что поставил Дебюсси. Эта музыка была слишком чувственной, слишком нежной, и он не мог представить себе, как будет слушать ее, находясь в одной комнате с Шеннон.
        И тогда, прежде чем отправиться к себе в каюту и оставить Шеннон наедине с ее горестными мыслями, он поклялся, что не будет даже пытаться узнать ее поближе. Это могло быть слишком опасным для него.



        ГЛАВА ШЕСТАЯ

        Красные крыши маленьких магазинчиков и уличных кафе, тянувшихся вдоль набережной, резко контрастировали с лазурного цвета небом. Шеннон стояла на верхней палубе в футболке
        Кейна и взятых из шкафа шортах и выкрикивала указания, как лучше пройти между другими судами. Когда они подплыли, она бросила канат человеку, стоящему на берегу.
        - Как ты думаешь, тебе удастся пришвартоваться в Сен-Тропе? - спросила она Кейна перед этим, догадываясь, что причалить к берегу дорогого модного курорта не так уж и просто.
        - Связи, - коротко ответил он.
        Шеннон спрыгнула на берег и, встав в стороне, любовалась его потрясающим телом: белая футболка подчеркивала загар, черные брюки обтягивали мускулистые бедра. Неожиданно он выпрямился и посмотрел на нее. Она перевела взгляд на загорелого работника порта, который помогал Кейну привязывать канат. В ответ мужчина широко улыбнулся. Когда девушка снова посмотрела на Кейна, ее удивила мрачная гримаса на его лице. Она отвернулась.
        Вдоль набережной тянулись тенистые аллеи, недалеко, возвышаясь над черепичными крышами домиков, желтела башня с часами. Но больше всего ее занимали прозрачная, опалового цвета вода, чистое голубое небо и зеленые холмы, окружавшие полуостров.
        - Потрясающее место! Никак не могу привыкнуть к свежему воздуху, - сказала она Кейну. После душной Барселоны Сен-Тропе казался ей раем. Краски были такими яркими, природа выглядела такой нетронутой!
        - Да, Сен-Тропе очаровывает, - рассеянно откликнулся он. - Ты на всех мужчин смотришь так, словно хочешь, чтобы они тебя раздели?
        Его неожиданный вопрос выбил Шеннон из колеи.
        - Что?!
        - Ты каждому мужчине обещаешь себя взглядом?
        Шеннон нахмурилась. Неужели он говорит о невинных улыбках, которыми они обменялись с тем мужчиной?
        - Я не знаю, что ты имеешь в виду, - довольно развязно сказала она.
        - Верю, - спокойно согласился он. - Ты готова?
        На берегу было чудесно. Узкие средневековые улочки, маленькие уединенные ресторанчики. Ей было так хорошо, она с удовольствием приняла предложение Кейна попить кофе.
        Он выбрал маленькое кафе в деревенском стиле. На окнах были выставлены булочки в корзинках. Внутри царил просто божественный аромат.
        - Две булочки с изюмом, пожалуйста, - сказал Кейн по-французски. Он задержался у стойки с двумя официантами, а Шеннон ждала его за столиком у окна. Он превосходно говорил по- французски, практически без акцента, что задевало ее самолюбие: ведь это был язык ее предков.
        Два официанта смеялись над словами Кейна. Судя по их восхищенным взглядам, бросаемым в ее сторону, говорили они о ней.
        - У вас великолепный вкус, - смогла разобрать Шеннон слова одного из официантов. - И я имею в виду не только кофе.
        Она не слышала ответ Кейна, но ей все равно было приятно, что мужчины выражают свое восхищение ею в его присутствии.
        - Ты часто сюда заходишь? - спросила она, когда он вернулся и сел напротив нее. Было очевидно, что это не первый его визит в кафе.
        - Каждый раз, как бываю в Сен-Тропе.
        - А ты не боишься, что кто-нибудь может узнать меня и твоя репутация будет погублена?
        - С чего мне бояться? Мы же не любовники, - напомнил ей Кейн.
        - К счастью, да, - выдохнула она с облегчением, когда официант принес им кофе и корзинку с булочками и отвлек внимание Кейна от нее. Шеннон чувствовала себя жалкой. Ее всегда задевало, когда люди говорили о ней плохо, хоть она и старалась не подавать виду.
        - Они принесли четыре булочки... Похоже, ты действуешь на них магнетически. - Кейн кивнул в сторону официантов за стойкой. - Кстати, раз уж мы в Сен-Тропе, я должен нанести визит вежливости. Нас ждут к полудню.
        - Нас? - удивленно переспросила Шеннон.
        - Да, нас. - Он с раздражением посмотрел на француза, которому улыбнулась Шеннон. - Не думаешь же ты, что я оставлю тебя одну?
        - Почему бы и нет? - Она засмеялась. - Или ты считаешь, что я попытаюсь соблазнить каждого мужчину, которого увижу?
        - Это будет приятным разнообразием для тебя - пообщаться еще с кем-то, кроме меня. К тому же семья Колтран - давние друзья твоего отца и клиенты компании, так что ты имеешь полное право там присутствовать.
        Его заявление удивило ее. Ранульф, скорее всего, предложил бы ей сходить за покупками, пока он занимается делами. Однако Шеннон было немного неприятно оттого, что Кейн, не спрашивая ее мнения, заранее обо всем договорился.
        - Я не могу, - сказала она расстроенно. - Мне ведь нечего надеть, помнишь? Я не могу пойти в твоей футболке и обносках твоей подружки!
        В футболке, которая была слишком велика ей, с закатанными до локтя рукавами - как ни приятно думать о том, что его футболка покрывает ее роскошное тело, - она выглядела бродяжкой.
        - Без проблем. - Он надкусил булочку. - Здесь уйма хороших магазинов. Прогуляться по ним для такой девушки, как ты, праздник.
        - Было бы праздником. - Шеннон отправила остатки булочки в рот и слизала сахарную пудру с губы. - Если бы у меня были с собой деньги.
        - Нет денег? - Его удивлению не было пределов. - Ты наследница многомиллионной компании, и у тебя нет денег?
        - Нет.
        Она издевается надо мной? - подумал Кейн. Ее глупые шутки начинали его раздражать.
        - Что, папочка не всегда оплачивает твои счета?
        Его тон вывел Шеннон из себя. Ей стоило больших усилий не встать из-за стола и не выйти из кафе. Его несправедливый цинизм унижал ее. Раньше она не обратила бы на это внимания или ответила бы в том же духе. Но впервые она ощутила потребность защититься от неоправданных нападок. Ей захотелось, чтобы хоть Кейн понял - она не светская дурочка с большой чековой книжкой, как все думали.
        - На самом деле мне не положено никаких денег до тех пор, пока мне не исполнится двадцать пять. Я получала только ежемесячное содержание, - объяснила она спокойно. - Но когда я ушла из дому, отец прекратил выплаты. Я не ожидала, что он сделает это. Со временем деньги кончились, и банк закрыл мой счет.
        - Ты хочешь сказать, - Кейн округлил глаза, - что путешествовала по миру, даже не удосуживаясь проверить, сколько у тебя денег на счете?
        - Зачем? - Она пожала плечами. - Ведь раньше они всегда были.
        - И ты думала, что твой отец будет спокойно перечислять деньги, несмотря на то что ты сбежала? Ты же просто дезертировала!
        - Я не дезертировала, - поправила она его. - Я уехала. И если бы я знала, что что-то не в порядке, тут же вернулась бы. Но я не знала. А то, что счет пуст, я выяснила только тогда, когда покинула Европу.
        Слезы навернулись на глаза. Но не от финансовых проблем, а от осознания того, что отец смог бросить ее на произвол судьбы, без денег, ради того, чтобы заставить вернуться, подчиниться ему.
        - И как же ты жила? Что собиралась делать, если бы я оставил тебя в Барселоне?
        - Мои друзья уехали за границу на несколько месяцев и попросили меня присматривать за домом. Продукты в холодильнике пока были. К тому же знаешь, Кейн, еще можно работать и зарабатывать деньги. Наверное, ты слышал об этом.
        - Ты удивишься, но да, я слышал. - Он скрестил руки на груди и пристально смотрел ей в глаза, пытаясь разглядеть в них то, что она хотела от него скрыть.
        - Но никогда не ассоциировал это со мной? - Шеннон усмехнулась. - Я собиралась найти работу, любую работу, чтобы накопить денег и вернуться в Перу.
        - К Пирсу?
        - Нет, не к Пирсу! - воскликнула она раздраженно. - Пирс женат.
        Как будто раньше тебя это останавливало, хотел сказать Кейн, но промолчал.
        - Я более разборчива теперь, - добавила она, догадавшись по его кривой усмешке, о чем он подумал.
        - Хорош бы я был, если бы согласился, когда ты предлагала заплатить мне вдвое больше, чем твой отец, чтобы я отвез тебя обратно в Барселону, - заметил он.
        - Пойдем! - Кейн взял ее под руку, когда они выходили из кафе.
        - Куда?
        Он не ответил. Они шли по узенькой улочке, пока наконец не оказались на площади. Туристы толпились у переполненных кафе, вывески магазинов зазывали покупателей. Это была главная площадь, с бесчисленными бутиками.
        Кейн остановился у дверей какого-то магазинчика.
        - Я не могу позволить, чтобы ты ходила голой, - заявил он, открывая перед ней дверь.
        - Месье Фалконер! - приветствовала его продавщица, лучезарно улыбаясь.
        Его знают и здесь?
        - Оденьте ее для меня, - сказал он девушке по-французски. - Пусть она выбирает, что хочет.
        - Мне не нужно твое покровительство, Кейн! - Шеннон задело то, что он говорит так, словно ее здесь нет.
        - Тем хуже для тебя, потому что ты выглядишь так, будто оно тебе просто необходимо. - Он втолкнул ее в магазин.
        Сердитая на Кейна Шеннон растерянно улыбнулась продавщице. Он приводил сюда ту девушку, которая много для него значит, и так же с ней обращался? Поэтому его хорошо знают в магазине женской одежды?
        Она уже хотела сказать ему, что он может сделать со своей щедростью, как продавщица любезно спросила ее по-французски, что бы она хотела. А почему бы и нет? - решила Шеннон. Он определенно заслуживает мести.
        Она загадочно улыбнулась, осмотрела магазин, выбрала наряды, взяла несколько вещей и прошла в примерочную. Хорошо, Кейн! Пришло время расплаты!
        Кейн, выходивший на время, открыл дверь. Чуть звякнул колокольчик, и он снова оказался в женском мире дорогих духов и тканей. Продавщица улыбнулась ему, показала в сторону примерочной и прощебетала:- Она готова.
        Шеннон отодвинула занавеску и вышла на середину зала. Кейн почувствовал, как округляются его глаза. Короткий кожаный жакет, надетый поверх серебристого топа и украшенный серебряными цепочками и пряжками, открывал ее плоский живот. Брюки, отделанные такими же пряжками, подчеркивали идеальные бедра. На ногах красовались белые босоножки, оплетавшие лодыжки ремешками. Длинные золотистые волосы были схвачены сбоку серебряной заколкой.
        - Вы довольны, мистер Фалконер? - спросила продавщица, переходя на английский. - Она выглядит... сенсационно... да?
        - Сенсационно, - повторил Кейн еле слышно хриплым голосом. Он никогда в жизни не видел ничего более привлекательного. Он облизнул пересохшие губы. Ему хотелось сорвать с нее этот кожаный костюм, положить ее на ковер и заняться с ней любовью тут же, в магазине.
        Холодок пробежал по коже Шеннон - она поняла, какой эффект произвела. Кейн смотрел на нее не отрываясь. Она чувствовала, как закипает ее кровь.
        - Ты понесешь мои сумки? - спросила она, довольно улыбаясь.
        Ему показалось, что она скупила целый магазин. Продавщица передавала один пакет за другим.
        - Вы забыли ваше бикини, мадемуазель! - напомнила продавщица, протягивая ей маленький пакетик.
        - Бикини? - удивился Кейн.
        - Да. - Шеннон кивнула и лучезарно улыбнулась. - Теперь все, что ты должен сделать, - это заплатить.
        Девушка поднесла чек. Судя по глазам Кейна, в которых на минуту зажегся страшный огонек, покупки Шеннон обошлись ему очень недешево. Но ни один мускул не дрогнул на его лице. Какое самообладание! - подумала она.
        - Поздравляю! - сказал он, оглядывая ее кожаный наряд. - Теперь тебе не хватает только кнута.
        Она засмеялась, встряхнув волосами, и взяла его под руку. Все смотрели на нее: женщины с завистью, мужчины с откровенным желанием. Двое молодых людей обернулись и присвистнули.
        - Что ты делаешь с ними, Шеннон? - спросил Кейн, хмурясь все сильнее с каждым брошенным на нее взглядом.
        - Я ничего не делаю! - с жаром воскликнула она. Какой-то пожилой мужчина, засмотревшись на нее, врезался на велосипеде в бампер машины.
        - Может, неосознанно, - согласился он. - Какая-то часть тебя. Это врожденное. С небесно-голубыми глазами и золотистыми волосами ты выглядишь как ангел, но на самом деле ты колдунья, Шеннон. Околдовываешь каждого, кто на тебя посмотрит.
        - Но только не тебя?
        Кейн даже самому себе боялся признаться, что уже давно околдован ею. Ее близость сводила его с ума. Он чувствовал, что в этой битве потерпит поражение.
        - Не меня, - холодно согласился он.
        Их ждал огромный белый «мерседес», припаркованный у обочины. Колтраны прислали за ними машину.
        - Колтраны раньше вели дела в Великобритании, но потом переехали во Францию. Кроме того что мне приходится общаться с ними по делам, они ближайшие друзья моей семьи. - В голосе Кейна слышалось предупреждение.
        Он все еще не доверяет ей, боится, как бы она своим поведением не испортила его репутацию? Неужели это все из-за того случая с Джейсоном? Шеннон докажет ему, что она не та сумасшедшая девчонка, какой ее пытались выставить газеты. Она умеет вести себя в обществе. Ей было слишком важно мнение Кейна, важнее, чем чье бы то ни было. Шеннон отдала бы все, лишь бы узнать, почему он увез ее из Барселоны. Ради денег? Ради того, чтобы выслужиться перед Ранульфом? Сколько отец пообещал заплатить за нее?
        Где-то в глубине души Шеннон знала, что Кейн не такой человек, чтобы выслуживаться. Значит, он сделал это потому, что волновался за нее? Потому что она ему небезразлична? И ему приятно ее общество, раз он просто не отправил ее в Лондон? Значило ли это, что у нее была какая-то надежда? Шеннон всегда хотела его, даже до того злосчастного эпизода с Джейсоном, который был ошибкой, как она давно поняла.
        Она была уверена в том, что Кейн тоже хочет ее, как бы он ни отрицал это. Что же заставляет его сдерживаться? Пресловутый самоконтроль, боязнь испортить репутацию из-за ее прошлого? Или та женщина, которая осталась в Барселоне?
        Эти мысли мучили ее всю дорогу до особняка Колтранов. Наконец они приехали, машина остановилась, Кейн вышел, открыл дверцу и подал ей руку.
        Оставь свои покупки в машине, - сказал он, заметив, что Шеннон потянулась к пакетам. - Стефан отвезет нас обратно.
        Машина отъехала, и на пороге дома появились трое: мужчина, женщина и маленький белый скотчтерьер, бежавший перед ними. Это создавало картину идеальной семьи, слезы появились на глазах Шеннон, и она поклялась, что не подведет Кейна.
        - Привет, Бакстер, маленький шалунишка! - Кейн погладил собаку. Было видно, что они рады друг другу.
        - Какая прелесть! - Шеннон нагнулась к маленькому белому комку, виляющему хвостиком и неожиданно переключившему свое внимание на нее.
        Мужчина и женщина подошли к Кейну, поздоровались с ним.
        - Я - Истер Колтран, - представилась хозяйка дома и протянула Шеннон руку. - А вы, должно быть...
        - Шеннон. - Она улыбнулась. - Шеннон Бувье.
        - О! - Что-то промелькнуло в глазах женщины и тут же исчезло. - Добро пожаловать в наш дом, Шеннон.
        Услышав ее фамилию, мужчина схватил ее руки и крепко сжал их.
        - Я Бартоломео Колтран, мы с вашим отцом старые приятели, - заговорщически прошептал он. - Пожалуйста, зовите меня просто Барт. Боюсь, все, что вы обо мне слышали, правда. Я очень рад познакомиться с прелестной дочерью Ранульфа. Что ж, - сказал он, обращаясь ко всем, - давайте пройдем в дом!


        ГЛАВА СЕДЬМАЯ

        Они сидели в гостиной с кондиционером, выходящей на террасу, пили коктейли и ждали, пока накроют на стол. Через распахнутые двери в комнату проникал запах розовых деревьев и белого олеандра, росших в саду.
        - Мы знали Кейна еще с тех пор, как он был подростком, - сказала хозяйка, когда речь зашла о Кейне. - Мы были соседями и дружили с его родителями. Потом произошел несчастный случай - их накрыло лавиной, когда они катались на лыжах в Австрии.
        - Мне очень жаль. - Шеннон посмотрела в его сторону. - Я не знала...
        - Разве? - спросил он мягко.
        Значит, он тоже пережил боль утраты? - подумала она, сочувственно глядя на него. В комнате воцарилось молчание, которое нарушил Барт:
        - Как там поживает старина Ранульф?
        Его вопрос был адресован Шеннон. Девушка не нашлась, что ответить. Она просто не могла признаться этой чудесной паре, что почти год ничего не слышала о своем отце, потому что сбежала из дома. Вряд ли они бы ее поняли.
        - Он был в порядке, когда мы уезжали, - пришел ей на помощь Кейн. - Как обычно, много работает.
        Она благодарно улыбнулась ему.
        - Кейн! - В комнату ворвалась молоденькая девушка, худенькая, черноволосая, и, не обращая ни на кого внимания, кинулась к Кейну и, прежде чем он успел сообразить, крепко обняла его.
        - Эмили! - Он ловко высвободился из ее объятий. Девушка покраснела от досады и поправила коротенькое платьице, которое, как решила Шеннон, надела специально для него.
        - Это племянница Барта, - объяснила хозяйка. - Она гостит у нас, пока ее родители в Лондоне.
        - Та самая Шеннон Бувье! - воскликнула Эмили восхищенно, когда Барт представил ее. - Чем ты занималась? Я целую вечность ничего о тебе не слышала!
        В наступившей тишине Шеннон чувствовала, как неудобно Колтранам за свою племянницу. Наконец Шеннон собралась с духом и небрежно ответила:
        - Боюсь, что ничем стоящим.
        - Шеннон была в Перу, - пояснил Кейн.
        - В Перу? - воскликнула девушка. - Правда? С Кейном?
        - Нет, - засмеялся он. - Не со мной.
        Конечно, он не хотел, чтобы кто-нибудь подумал, что они вместе.
        - Я мечтала поплыть на яхте с ним и Софи, а он мне не разрешил, - пожаловалась Эмили и обиженно посмотрела на Кейна.
        - Ты же знаешь, что они долго не увидятся и им нужно было побыть вдвоем, - сказал Барт строго.
        Шеннон почувствовала приступ ревности. Но не могла понять, к кому она ревновала больше: к этому влюбленному подростку или к Софи. Кейн заметил это и довольно улыбнулся. Шеннон спас дворецкий, объявивший, что стол накрыт.
        - Сядешь со мной? - спросила Эмили у Кейна, беря его за руку. - А ты, Шеннон, сядешь с другой стороны. Так я смогу говорить с вами обоими.
        Шеннон села между Эмили и Истер. Девушка, вопреки своему обещанию, монополизировала внимание Кейна. Приступ ревности у Шеннон повторился. Неужели и она была такой в семнадцать лет? Ей стало жаль Эмили. Наконец та отстала от Кейна и переключилась на Шеннон, выпытывая, где она покупает одежду, какой косметикой пользуется, нравится ли ей ароматерапия.
        - Ах, Шеннон, хотела бы я выглядеть так, как ты! - неожиданно воскликнула Эмили. - Каково это, когда мужчины едят у тебя из рук?
        - Эмили! - зашипел на нее Барт.
        За столом воцарилась тишина. Шеннон бросило в жар. Она мечтала оказаться где угодно, только не здесь.
        - Это очень неудобно, поверь мне, - промурлыкала она, стараясь, чтобы ее голос звучал как можно более беззаботно. - Было бы неплохо, если бы они хоть иногда пользовались тарелками.
        Шутка не удалась. Ее фраза прозвучала напыщенно и вульгарно. А она так не хотела подводить Кейна. Шеннон почувствовала на себе стальной взгляд его серо-голубых глаз, и ей стало стыдно. Она спрятала смущение под соблазнительной улыбкой.
        - О, Шеннон, ты такая остроумная! - восхитилась Эмили. - А то, что о тебе пишут...
        -...вряд ли достойно похвалы, - тихим голосом закончила за нее Шеннон. - Когда ты подрастешь, то поймешь - не стоит верить всему, что пишут в газетах.
        - Я должна извиниться за свою племянницу, - сказала Истер. - Она дерзкая и избалованная девчонка.
        - Все в порядке. Мне тоже было семнадцать. - От поддержки хозяйки ей стало немного лучше.
        Барт постарался сменить тему разговора на более нейтральную. Заговорили о политике, об отношениях Англии и Франции.
        - Земля твоих предков? - улыбнулась Истер, имея в виду французские корни Шеннон.
        - Да, наверное, поэтому я очень люблю Францию. - Она улыбнулась в ответ и вдруг поняла, как прав Кейн, когда говорил, что она не была бы счастлива в Барселоне. Возможно, он делал то, что хотела бы сделать сама Шеннон, но боялась и не могла. Неужели он понял ее тоску по дому, хотя она даже не осознавала, как сильно скучает?
        Смех Эмили прервал ее размышления. Девочка вскочила из-за стола, уронив стул.
        - Шеннон, пойдем поплаваем! - Она уже расстегивала платье. - И ты, Кейн!
        - Боюсь, что не могу. Мне нужно кое-что обсудить с твоим дядей. - Было видно, что он устал от приставаний Эмили.
        - А я боюсь, что не взяла купальник, - сказала Шеннон с облегчением.
        - Я могу одолжить тебе свой, - предложила Истер.
        - Нет, не нужно. - Что еще она могла сказать? Шеннон действительно была бы не прочь поплавать, но не хотела терпеть бестактные замечания Эмили.
        - Ты, кажется, забыла, Шеннон? Ты ведь купила бикини сегодня утром, - напомнил Кейн. - Пакет - в машине.
        Сердце Шеннон упало. Ну зачем он напомнил?!
        - Правда? - Глаза Эмили засияли любопытством. - Можно мне посмотреть? Надень его, Шеннон! Или ты боишься воды? - Она хихикнула.
        - Вряд ли тот, кто плавает в море с дельфинами, боится воды. - Казалось, Кейн забавлялся ее замешательством. - Иди поплавай, Шеннон.
        Это был конец. Последнее, что она хотела бы сделать, - это показаться здесь в своем бикини. Но что ей оставалось? Сказать, что разболелась голова? Это было бы смешно. Она не хотела быть грубой. Истер распорядилась, чтобы шофер принес купальник. Понурив голову, стараясь не встречаться взглядом с Кейном, Шеннон прошла за Эмили в ее комнату переодеться.
        Она появилась в ярко-оранжевом бикини, состоявшем из нескольких полосок ткани, обшитых бисером, и почти ничего не скрывавшем. Гордо подняв голову, стараясь ни на кого не смотреть, Шеннон прошла к бассейну, чувствуя на себе тяжелый взгляд Кейна.
        Кейну стало неудобно в тесных брюках. Он положил ногу на ногу. Он никогда еще не видел такой красоты: тонкая талия, нежные изгибы бедер, упругие ягодицы, разделенные оранжевой полоской...

        - О господи! - прошептал Барт. Он не мог оторвать глаз от тела Шеннон. Она нырнула в бассейн и теперь грациозно плыла кролем. - Она божественна, Кейн. Если бы она была моей, я бы запер ее на ключ, чтобы она принадлежала только мне.
        - Да, - выдохнул Кейн. Как он мог cосредоточиться на делах, когда она расхаживала перед ним почти обнаженной? Несмотря на всю силу воли, он был всего лишь человеком. Гнев в нем нарастал. Шеннон вырядилась так, чтобы досадить ему? Чтобы заставить его есть у нее с руки? Валяться у нее в ногах, как те глупцы, о которых она так легкомысленно говорила? Однако Кейн был уверен, что в ее планы не входило оголяться перед Колтранами. Теперь он понимал, почему она так долго не соглашалась плавать с Эмили.
        Но было и еще что-то, кроме его злости на нее, кроме желания. Это восхищение. Он восхищался ее мужеством. Она была умной девушкой, куда более умной, чем думали многие, и если Шеннон планировала соблазнить его, то каков мотив? Желание увидеть его униженным, раздавленным лишь потому, что он сказал, что не хочет ее? И Кейн чувствовал, что готов сдаться. Или она хотела соблазнить его, чтобы посмеяться над ним? В конце концов, разве она - не маленькая кокетка, которой не жалко испортить жизнь человека ради своих удовольствий? Он вспомнил скандал с Джейсоном и его женой, которая пыталась покончить с жизнью, когда узнала про Шеннон. Что же ему делать? Во всяком случае, не поддаваться на ее уловки.
        Отрицать то, что Шеннон его возбуждала, как ни одна женщина, что он хотел ее, было бы глупо. Кейн не мог не восхищаться ее грацией, ее совершенным телом. Но он был зол: она опозорила его перед друзьями и клиентами. Что ж, на сей раз ей это даром не пройдет.
        - Вы обязательно должны навестить нас снова, - прощаясь, сказала Истер.
        Шеннон была уверена, что приглашение искреннее. Они стояли у машины и ждали Барта с Кейном.
        - Мне очень стыдно за Эмили, - повторила хозяйка дома. - Мне кажется, ей нравится Кейн. Это детское увлечение. Вы ведь не против?
        - Конечно, нет! - Да и почему она должна быть против? Они не встречаются, как подумала Истер.
        - Мы с Бартом волнуемся за него. Он слишком много работает.
        Женщины обернулись и посмотрели на Кейна. Он внимательно слушал, что ему говорил Барт. Рядом стояла Эмили и смотрела на Кейна влюбленными глазами.
        - Настоящий мужчина, - сказала Истер. - Холоден снаружи и горяч внутри. Но редко бывает вспыльчив, что, бесспорно, хорошо для близких ему людей. Особенно для Софи.
        - Софи? - Шеннон нахмурилась. Истер поощряет полигамию? Наверное, да, если не сомневается, что у Шеннон с Кейном тоже романтические отношения.
        - Софи стала милой молодой женщиной, - продолжала Истер, удивленная замешательством Шеннон. - Хотя Кейн до сих пор опекает ее. Она - поздний ребенок. Ей было всего восемь, когда умерли их родители.
        - Их родители? - недоверчиво пробормотала Шеннон. Значит, Софи - его сестра? А она думала...
        - А вот и Кейн!
        Она попыталась принять непринужденный вид.
        - Ты ведь еще приедешь к нам, Кейн? - Эмили повисла на руке Кейна и умоляюще заглядывала ему в глаза. - А ты, Шеннон? Ты должна уговорить Кейна, чтобы он взял тебя с собой.
        Шеннон постаралась выжать из себя вежливую улыбку. Она посмотрела на Кейна, и улыбка застыла у нее на лице. Ей показалось, что так грозно он еще никогда на нее не смотрел. Вряд ли он привезет ее сюда еще хоть раз.
        - Почему ты не сказал, что Софи твоя сестра, - упрекнула она его, когда они сели в машину.
        - А ты и не спрашивала, - ответил он кратко и больше не сказал ни слова за всю дорогу. Он был сердит на Шеннон из-за того, как она вела себя у Колтранов.
        Когда машина остановилась у причала, он вышел, открыл дверцу и подал ей руку. Шеннон очень хотелось отправить подальше и его яхту, и его безупречные манеры, но она сдержалась. Гордость не та вещь, которую можно себе позволить, когда твой счет в банке закрыт и ты даже не можешь купить билет на самолет. Она неохотно поднялась на борт.
        - Пожалуй, я приму душ, - сказала Шеннон, пытаясь улизнуть в свою каюту, чтобы спастись от Кейна. От его взгляда ей становилось страшно.
        - Нет, не примешь! - Он преградил ей путь и схватил за руку, когда она попыталась убежать. - Пока не объяснишь мне, что за представление ты сегодня устроила.
        - Что ты себе позволяешь? - Она попыталась высвободиться, хотя хорошо знала, что ей это не удастся. - Я не понимаю, о чем ты говоришь.
        - Не понимаешь? - Кейн невесело улыбнулся. - Давай я тебе напомню: «Было бы неплохо, если бы они хоть иногда пользовались тарелками!» - сказал он, подражая ее речи. - А потом был бассейн!
        - Бассейн? - повторила она в ужасе. Все, что она могла сделать, спасая свою гордость, - это притвориться, будто ничего не произошло. - В чем дело, Кейн? Вряд ли тебя это шокировало.
        - Какая разница, что чувствовал я? - прошипел он. - Истер и Барт - мои друзья.
        Шеннон хотелось провалиться сквозь землю. Вместо этого она гордо встряхнула головой, рассыпав золотые волосы по плечам, и дерзко сказала:
        - Кажется, они не возражали.
        - Потому что они слишком вежливы, чтобы возражать, когда бесстыжая девчонка оголяется у них на глазах.
        - Я не оголялась!
        - Нет? А как ты это называешь? - Он побелел от гнева. - Твой купальник уместен только в спальне или на пляже. После того, что ты вытворяла, я думаю, у них не осталось никаких сомнений, что мы любовники.
        Так вот в чем дело!
        - О боже! - она вырвалась и побежала вниз, в свою каюту, но наткнулась на закрытую дверь. Кейн уже стоял сзади.
        - Ради бога, Шеннон! - Он развернул ее к себе лицом. - Неужели ты не понимаешь, что вести себя так - значит подтверждать все то, что о тебе пишут?
        - Мне плевать! - Слезы наворачивались на глаза. Потому что его уважение, и ничье больше, было для нее главнее всего на свете.
        - А мне нет! - прорычал он.
        - Почему? - с горечью спросила Шеннон, понимая: она только что уничтожила те остатки уважения, которые, возможно, он питал к ней. - Я бросила тень на твою безупречную репутацию?
        - Потому что я думаю о тебе! Когда ты наконец вырастешь и поймешь, что вовсе не обязательно быть сногсшибательной и дерзкой, чтобы привлечь внимание мужчины?
        - Внимание? - Она не могла перестать говорить глупости. - Кто и добивался сегодня мужского внимания, так это точно не я. Ты заметил, какими глазами она на тебя смотрела?
        - Ты же сама сказала, что нам всем когда-то было семнадцать! Я взрослый мужчина и в состоянии проигнорировать приставания подростка. Но ты тоже должна понимать, что ты делаешь! И ты знала, что делала!
        - Знала? - почти беззвучно прошептала Шеннон вне себя от страха. Она думала, что поступает правильно, пока не столкнулась с последствиями. И теперь она не знала, как быть. - Не понимаю, о чем ты говоришь.
        - Не понимаешь? - ухмыльнулся он. - Тогда я объясню тебе.


        ГЛАВА ВОСЬМАЯ

        Она испуганно вскрикнула и попятилась. Не обращая внимания на ее страх, Кейн схватил Шеннон и прижал к себе. Она уперлась ладонями в его мощную грудь, пытаясь оттолкнуть его, и отворачивалась, стараясь избежать поцелуя. Он схватил ее за волосы, оттягивая голову назад, чтобы она не смогла сопротивляться, и накрыл своими губами ее губы. Она протестующее застонала. Шеннон хотела его, но только не так, не со злости.
        Он толкнул ее на кровать. Когда Шеннон ощутила на себе его тяжесть, она застонала и, когда он снова начал целовать ее, со всей страстью ответила на поцелуй. Как же долго она мечтала об этом! С того самого момента, как увидела его в кабинете отца.
        Его руки скользнули под ее жакет, гладили обнаженную грудь, заставляя Шеннон стонать от наслаждения. Она обхватила Кейна ногами, расстегнула его ремень, желая прижаться к его теплому телу, сгорая от нетерпения.
        - О, Кейн, пожалуйста! Возьми меня! - простонала она.
        Ее страстная просьба вернула ему способность думать. Что он делает? Кейн поднял голову, посмотрел на нее. Она похожа на падшего ангела. Он намотал прядь ее золотых волос на палец. Чуть прикрытые глаза Шеннон светились желанием и мольбой. И один бог знал, как он хотел доставить ей то удовольствие, о котором молили ее глаза. Но Кейн не собирался поддаваться ее чарам. Ни за что, как бы красива и соблазнительна она ни была. Он не хотел быть просто очередным ее любовником, ее трофеем.
        - Нет, - он нежно поцеловал Шеннон в лоб.
        - Нет? - спросила Шеннон дрожащим голосом. Она не могла поверить в то, что слышит. - Что значит «нет»?
        Она выглядела такой очаровательной в своей растерянности, что ему захотелось снова опрокинуть ее на кровать, обнять, поцеловать и сделать то, чего они вдвоем так хотели, сделать так, чтобы на ее прелестном личике больше не было такого печального выражения. Он с трудом взял себя в руки.
        - Я бы хотел забыть все свои принципы, Шеннон. Но не могу. Я не имею привычки спать с дочерьми своих партнеров по бизнесу. Это неэтично, к тому же портит деловые отношения.
        - Ты!.. - Гнев заблестел в ее глазах. Дрожащими руками она застегивала молнию на брюках. - Когда это ты начал думать об этике?
        - Примерно пять минут назад.
        - Ублюдок! - Она покраснела от злости.
        - Я был бы большим ублюдком, если бы продолжил и взял то, что ты так щедро предлагала. - Он возвышался над нею как божество, холодное, безразличное и такое далекое. - В конце концов, разве ты не так же хотела со мной поступить?
        Она была потрясена до глубины души: неужели он думает, что она способна на такое?
        - Убирайся, - прошептала она, униженная и сгорающая от стыда.

        Канны ничуть не изменились со времени ее последнего визита. Такой же шумный, красивый и роскошный город. Те же дорогие машины, припаркованные у эксклюзивных магазинов и дорогих отелей. Шеннон вдруг почувствовала себя лишней, хотя раньше ей нравились Канны.
        - Почему ты такая грустная? - спросил Кейн.
        Он так ничего и не понял, подумала Шеннон с отчаянием.
        -Тебе не нужно искать для меня отель, - сказала она, не отвечая на его вопрос. - Я могу остаться на яхте.
        Он предложил ей снять номер в отеле после того ужасного вечера. Ей казалось, что он не дождется того момента, когда сможет наконец избавиться от нее.
        - В конце концов, я всегда могу заложить свои часы в ломбарде, чтобы получить деньги, купить билет на самолет и улететь домой, - добавила она.
        - Ты можешь, - согласился он, - но не станешь этого делать.
        - Почему ты так уверен в этом?
        - Потому что ты уже приняла мое приглашение на сегодняшний прием. - Это был благотворительный вечер, который ежегодно устраивал один из клиентов компании ее отца. Лишь поэтому она согласилась. - К тому же я знаю, как дороги тебе эти часы. Они ведь достались тебе от матери.
        - Тогда эти деньги дашь мне ты.
        - Нет. - Он покачал головой.
        - Ты пользуешься моим бедственным положением.
        - Да, возможно, ты права.
        - Почему? Чтобы унизить меня?
        - Нет, Шеннон, я не хотел тебя унизить. - Кейн понял, что она имеет в виду вчерашний вечер.
        Но унизил. Она вспоминала тот вечер, и ей становилось мучительно стыдно. А она-то, наивная, думала, что смогла пробиться через его броню.
        - Очень мило с твоей стороны. - Она отвернулась, чтобы он не видел ее слез.
        Прием состоялся в одном из лучших отелей города. Шеннон блистала. Лиф излегкой прозрачной ткани, стянутый шнуровкой на спине, широкая юбка, обшитая кружевами, подчеркивали ее стройную фигуру. Она собрала волосы назад, надела серебряные колье и серьги, которые Кейн купил ей в Каннах.
        - Ты выглядишь потрясающе, - выдохнул он, когда она вышла из своей каюты в салон, где он ждал ее с несколькими своими приятелями.
        - Ты тоже, - пробормотала она, стараясь не показывать, как ей приятен его комплимент.
        После того как закончились речи и презентации, Шеннон пришлось присоединиться к местному обществу. Неожиданно она услышала, как кто-то зовет ее по имени.
        - Уилл!
        Невзрачный молодой человек, широко улыбаясь, пробирался к ней через толпу.
        - Кейн, это Уилл Рейнолдс, мой... друг. - Шеннон заколебалась, увидев, что Кейн нахмурился.
        Она назвала парня другом? Она всем друзьям позволяет себя целовать?
        - Ты выглядишь просто потрясающе! - восторгался Уилл, не замечая буравящего его злобного взгляда Кейна. - Пирс передает тебе привет. Он скучает. Мы все скучаем по тебе, Шеннон.
        - Я тоже по вас скучаю. - Она благодарно улыбнулась. - Передай Пирсу, что я в порядке.
        - Ты долго будешь скрывать ее от нас, Кейн? - (Какое он имеет право говорить с ним так, будто они старые добрые приятели?) - Пилоты-спасатели в Перу просто на вес золота!
        - Пилоты-спасатели? - Кейн недоверчиво посмотрел на съежившуюся под его взглядом Шеннон.
        - Да, она чертовски хороший пилот!
        - Я уверена, что Кейну неинтересно стоять здесь и слушать, как ты расхваливаешь мои достоинства. - Она была смущена, что ее тайна наконец раскрыта. Не то чтобы она стыдилась своей работы, наоборот, гордилась ею больше всего на свете, но не хотела предавать это огласке.
        - Извини. - Уилл растерялся, поняв, что сказал лишнее. - Ты разве не знал, что она летает?
        - Знал, - выдохнул Кейн.
        - Ладно, увидимся позже, - пробормотал молодой человек и поспешил удалиться.
        - Почему ты не сказала мне, что занимаешься спасательными работами? - с упреком спросил Кейн.
        - Мне не нужно твое одобрение, - бросила она, крепче сжимая бокал в руке.
        - Согласен, но ты нарочно делала так, чтобы я думал о тебе худшее!
        - Я не заставляла тебя так думать. - Она отвернулась. - Я лишь позволила тебе так думать.
        - Пойдем! - сказал Кейн некоторое время спустя, вытаскивая Шеннон из окружившей ее толпы знакомых. - Очень жаль, что испортил вам веселье, - обратился он к молодым людям, - но я должен отвезти леди домой. Рано утром она улетает.
        Он даже не спросил ее согласия! Кейн вел себя так, будто она только что совершила что-то незаконное, а не разговаривала со своими друзьями.
        Они уже были у дверей, когда Шеннон услышала отрывок беседы и остановилась.
        -...этой компании конец, - сказал мужской голос, громкий и пьяный. - Треть рабочих уволена. Ранульф вынужден закупать некачественные материалы, чтобы не пойти по миру.
        Шеннон направилась к группе мужчин, сидевших у бара. Кейн попытался удержать ее, но она вырвалась. Он отступил. Она уверенно подошла к говорившему мужчине.
        - Во-первых, компания никогда не рисковала безопасностью своих потребителей ради финансовой выгоды. Во-вторых, если бы рабочие хоть иногда думали о пользе компании, они перестали бы скулить и пересмотрели бы свое отношение к реформе.
        На мгновение собеседники замолчали.
        - А ты кто такая? - рассмеялся мужчина, говоривший громче всех. - Неужели сама Бувье?
        Кейн поспешил ей на помощь.
        - Именно так!
        Она гордо расправила плечи.
        Кейн увидел, что Шеннон гордилась своим именем и тем, что создала ее семья. И она хотела стать частью этого, а Ранульф не позволял ей.
        Он желал подчинить дочь своей воле, как всех, кто окружал его, но она, несмотря на свою хрупкость и беззащитность, обладала внутренней силой и не поддавалась. Она мечтала быть полезной. И стала полезной, помогая нуждающимся. Он понял, что видит истинную Шеннон, какой она всегда была, но раньше ему мешало предубеждение.
        Мужчина, громко говоривший о компании Бувье, встал со стула, намереваясь оставить за собой последнее слово.
        - А этот специалист по улаживанию конфликтов, с которым ты пришла, прибравший к рукам компанию, пытается прибрать к рукам и тебя? - Он рассмеялся своей пошлой шутке, но вдруг на лице его отразился ужас. Словно увидев что-то страшное за спиной Шеннон, он выбежал из бара.
        Кейн взял ее под руку и увел оттуда. Они вышли из отеля.
        - Это правда? - прошептала она тихо. - Компания обанкротится?
        - Нет, - ответил мягко Кейн, обнимая ее за плечи.
        - Ты просто утешаешь меня, - упрямо сказала Шеннон.
        - Поверь мне, я знаю, что говорю. Я работал над этим последние десять месяцев.
        - Значит, ты не просто один из директоров? - Она что-то слышала на приеме про то, как Кейн взлетел по карьерной лестнице за последнее время благодаря каким-то удачным сделкам.
        Он кивнул головой, подтверждая ее догадки.
        - Твой отец обратился ко мне и попросил спасти его компанию. Но это все неважно. Лучше расскажи мне о Перу.
        Она мгновение колебалась, потом начала рассказывать, как встретила Пирса и его жену, как он учил ее летать в Милане, а потом они все вместе поехали в Перу.
        - Мы узнали, что там требуются спасатели для эвакуации жителей из затопленных деревень. Я действительно хотела приносить пользу. Поэтому поехала вместе с Пирсом и Джеки. Я увидела, в какой нищете живут люди, как бесперспективна жизнь многих из них - особенно детей. И осталась там.
        - И ты ничего не рассказала об этом? - В его голосе слышались удивление и что-то совершенно новое. Уважение?
        - А зачем? - Шеннон пожала плечами.
        Полная луна висела на черном, усыпанном звездами небе. Они подошли к причалу. С моря подул холодный ветер. Кейн снял свой пиджак и накинул ей на плечи. Он был теплым и пах его туалетной водой.
        Яхта поблескивала в холодном свете луны, мощная, гладкая - мечта мультимиллионера.
        - Это ведь твоя яхта, да? - спросила она, наперед зная ответ.
        - Да.


        Они вошли в темный салон. Шеннон направилась к дивану, сняла пиджак, стараясь запомнить его запах, потому что это все, что ей осталось : она не смогла растопить сердце Кейна, не смогла добиться, чтобы он полюбил ее так же сильно, как она его. Все кончено. Завтра они улетают в Лондон.
        - Спасибо, что одолжил свой пиджак, - грустно сказала она.
        - Шеннон...
        Она стояла к нему спиной, было темно, и она не могла видеть, как он приближается, но почувствовала это. Осторожно Кейн дотронулся до ее руки... Ей показалось, что ее сердце перестало биться. Она повернулась к нему, мечтая лишь об одном - снова оказаться в его объятиях, ощутить его поцелуй на своих губах...


        ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

        Кейн развернул ее лицом к себе. Она затаила дыхание. Он аккуратно взял Шеннон за подбородок и приподнял голову. Ее охватило отчаяние. Сейчас он скажет, что ей пора спать. Она не перенесет этого. Шеннон уронила голову ему на грудь и жалобно вздохнула.
        - О, Кейн! Пожалуйста, не оставляй меня! Люби меня!
        Он прижал ее к себе. Шеннон почувствовала, как напряглось его тело. Он тяжело выдохнул, взял ее за руку и повел за собой. Она подчинилась. Они спустились по трапу и прошли в его каюту.
        Лампа отбрасывала тусклый свет на роскошную двуспальную кровать, накрытую черным с золотым узором покрывалом. Большую часть потолка занимало зеркало.
        Шеннон повернулась к Кейну.
        Она не знала, кто сделал первый шаг, но снова оказалась в его объятиях. Он целовал ее, а она отвечала на поцелуи. Кейн поднял ее на руки и донес до кровати.
        - Шеннон, - прошептал он нежно. - Ты сводишь меня с ума. Ты всегда сводила меня с ума.
        Она не знала, звучала ли злость в его голосе или нет. Она была слишком возбуждена, слишком поглощена им, чтобы думать об этом.
        Он снял с нее платье, провел руками по обнаженному телу. Шеннон выгибалась навстречу его пальцам, стонала от желания. Она открыла глаза, посмотрела в зеркало над кроватью и удивленно охнула, увидев их отражение. С распущенными волосами, обнаженная, она лежала на шелковых простынях. Шеннон завороженно смотрела, как его смуглая рука гладит ее бедро. Кейн заметил ее взгляд.
        - Тебе нравится видеть, что я делаю, дорогая?
        - Нет. - Она боялась признаться, что ей действительно хотелось видеть это. Закрыв глаза, она полностью отдалась чувствам, вызванным его прикосновениями.
        -Кейн, - прошептала Шеннон, видя, как он снимает рубашку, расстегивает ремень. Сказать ему? - Кейн, я...
        - Тсс! - Он приложил палец к ее губам и склонился над ней, мускулистый, красивый. Она никогда раньше не думала, что мужчины могут быть красивыми. Симпатичными - да, но красивыми? - Неужели ты думала, что я не хочу тебя? Ты даже не представляешь себе, как я мечтал об этом.
        Он продолжал ласкать ее - руками, губами, - словно хотел доказать, как сильно он ее хочет. Она снова была готова молить, чтобы Кейн взял ее. Когда он наконец сделал это, она вскрикнула от возбуждения и резкой боли, заставив его остановиться в нерешительности от неожиданного осознания происшедшего. Но было слишком поздно.
        Шеннон лежала на спине, повернув голову набок - ей не хотелось видеть свое отражение, не хотелось встретить его взгляд. Она ждала, когда же Кейн нарушит молчание.
        - Скажи, что мне это показалось, - попросил он, хотя не нуждался в ответе. Пятно на простыне было лучшим подтверждением его догадок. - Шеннон! - (Она свернулась в клубок, как бы защищаясь от его вопросов.) - Скажи, что мне это показалось и я не занимался любовью с девственницей.
        - А что? - Она чувствовала себя жалкой и потерянной. Но Кейн увидел прежний огонек в ее глазах и слабую улыбку. - Я у тебя первая девственница?
        - Да. - Он взъерошил волосы. - Это неважно. Важно, что я у тебя первый.
        - Почему? - Шеннон нахмурилась. Озорной огонек в ее глазах погас. - Это так важно?
        - Нет, - успокоил он ее, - просто я думал, что ты...
        - Опытная? - подсказала она. - Поэтому ты ничем не воспользовался? Ты думал, что я сама о себе позабочусь? - Она не обвиняла и не упрекала, просто констатировала факт.
        - Нет, но... - Он виновато улыбнулся. - Как же твоя интрижка с Маркхэмом?
        .. - Не было у нас никакой интрижки. Мы встретились на одной вечеринке. Я знала, что он женат, - рассказывала она, - но он заявил, что разводится. Джейсон был очень мил, мне нравилось с ним разговаривать, потому что он меня слушал. Я не хотела связываться с ним до тех пор, пока он не разведется. Он говорил, что это вопрос двух-трех недель. Поэтому настаивал, чтобы мы не появлялись вместе на публике. Якобы чтобы защитить меня. Меня! - Шеннон усмехнулась. - Находиться дома стало просто невыносимо, поэтому, когда Джейсон предложил мне уехать на лето, я согласилась, но с одним условием - я не буду спать с ним до тех пор, пока он не получит официальный развод. Он согласился. Я удивлялась, как легко удавалось соблюдать поставленное мною условие. Я думала, что со мной что-то не так, поскольку Джейсон не возбуждал меня. Но я успокаивала себя тем, что это не важно. Важнее духовная близость, наша дружба. Со временем он стал намекать, что со мной не все в порядке. Я думала, он беспокоится обо мне, и объяснила, что волноваться не о чем, потому что я способна испытывать желание. Однажды я рассказала ему.
        - Рассказала о чем?
        Она глубоко вздохнула, собираясь с мыслями, и продолжила:
        - Что у меня все нормально, потому что я возбуждаюсь, когда думаю о тебе. И он стал использовать тебя, чтобы вызвать во мне страсть. - Ее щеки запылали, она снова свернулась калачиком. - Я подумала, что он просто больной, и решила порвать с ним. Но его жена узнала обо всем раньше, чем я успела сказать, что ухожу от него. Вот когда я поняла, как жестоко он меня обманул. Джейсон даже не собирался разводиться. А потом эта история с попыткой самоубийства...
        И ты даже не пыталась защищаться?
        Я была напугана, - призналась Шеннон. - К тому же он пригрозил, что расскажет газетчикам о тебе. Я не хотела, чтобы твое имя упоминалось в связи со скандалом.
        Значит, это было шоу? - Кейн не мог скрыть своего удивления. - Одно большое представление для журналистов?
        Это было то, чего они ожидали от меня, - сказала она горько. - Даже если бы я попыталась оправдаться, они не поверили бы мне. И ни один мужчина, с кем я якобы встречалась, не признался бы, что получил отказ.
        Шеннон! - Он нежно погладил ее по голове. - Значит, все эти годы ты берегла себя для меня?
        Нет, - соврала она. Но он лишь засмеялся, отказываясь верить ее ответу.
        Я рад, что ты сделала это.
        Кейн лежал и смотрел в темноту. Шеннон спала на его руке. Он же никак не мог уснуть после всего того, что произошло. Она отдала ему всю себя. Именно ему. В течение нескольких лет он наблюдал за тем, как из подростка она превращается в прекрасную женщину. Ревновал ее к каждому мужчине, который приближался к ней. Но теперь она - его. И он был счастлив. Кейн нежно погладил ее по волосам, она зашевелилась и проснулась.
        Выходи за меня замуж, - хрипло прошептал он, целуя Шеннон. Он не был сторонником необдуманных, скоропалительных решений, но знал, что уже не сможет представить ее в объятиях другого мужчины. Он хотел, чтобы она принадлежала ему, и только ему. - Будь моей женой.
        Ты действительно хочешь этого? - недоверчиво спросила она. - Почему?
        Почему? - Кейн задумался. - Потому что ты сводишь меня с ума. Потому что, похоже, я больше не смогу заснуть, если рядом не будет тебя. Потому что... Я не знаю, я просто хочу этого.
        Шеннон засмеялась.
        А ведь я считала, что даже не нравлюсь тебе. И до вчерашнего дня была уверена, что у тебя есть любовница. А ты даже не пытался разубедить меня.
        Я думал, что это поможет мне держаться от тебя на расстоянии.
        А ты познакомишь меня со своей сестрой? - Она хитро улыбнулась.
        Только если ты согласишься выйти за меня замуж!
        О, Кейн, конечно же, я выйду за тебя замуж! - Шеннон села на кровати и обняла его.
        Они вышли из шумного аэропорта. Переливаясь на солнце, их ждал черный «мерседес».
        Ты волнуешься? - спросил Кейн, беря ее за руку, когда они сели в машину. Шеннон кивнула. - Не стоит. Если хочешь сначала побывать дома, я позвоню Ранульфу и сообщу о твоем приезде. Или отправимся вместе в офис?
        Шеннон подумала о большом холодном доме, откуда сбежала более двух лет назад. Она не хотела просидеть там весь день, теряясь в догадках, как ее примет отец.
        Я хочу поехать в офис. Но буду говорить с Ранульфом одна. Он мой отец и...
        Ее прервал звонок мобильного телефона. Кейн ответил.
        Здравствуй, Кейн! Как дела? - Из динамика раздавался голос секретарши Ранульфа.
        Я прилетел в Лондон. Буду в офисе где-то через...
        Ты один?
        Нет. Строго по секрету: со мной Шеннон. Говори, что ты хотела сказать.
        Наступило молчание. Шеннон уже подумала, что связь оборвалась, как снова раздался голос:
        Ты можешь мне перезвонить?
        Что бы ни случилось, секретарь хотела, чтобы ее слышал только Кейн. Он набрал номер.
        Мне выйти? - спросила Шеннон.
        Он удержал ее за руку.
        Что? Когда? - Он сильнее сжал ее руку. - Это серьезно?
        Тут у Шеннон закружилась голова.
        Что случилось? - прошептала она.
        У твоего отца был сердечный приступ. Его отвезли в больницу. Он находится без сознания.
        Он очень плох?
        Похоже, что да.



        ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        Кто-то подошел к ней сзади и закрыл руками глаза. Она ощутила знакомый терпкий запах лосьона после бритья.
        Я хочу тебя, - прошептал Кейн ей в ухо. Впервые за три недели после того, как они вернулись в Лондон и узнали, что Ранульф болен, он заговорил с ней об этом.
        Кто-нибудь может войти, - испуганно ответила Шеннон. Дверь кабинета ее отца была не заперта.
        И это говорит девушка, которая любит смотреться в зеркала на потолке? - Кейн отключил телефон и запер дверь.
        Люди могут догадаться. - Это было такое тяжелое время, что они даже не успели объявить о своей помолвке.
        - Думаешь, они еще не знают?
        Шеннон покраснела. Она не стыдилась их отношений, просто ей было неприятно слышать перешептывания у себя за спиной, ловить косые взгляды.
        За три недели работы в компании она поняла, как все здесь любят и ценят Кейна - от менеджеров высшего звена до младших клерков. Он за год сумел поправить дела, превратив компанию из убыточного в процветающее, конкурентоспособное предприятие. Кейн взял Шеннон в свою команду, и она вскоре завоевала всеобщее уважение за тонкое деловое чутье, способности и желание учиться.
        - Я хочу объявить о нашей помолвке как можно скорее, - сказал он хрипло, гладя ее бедра. - Я хочу, чтобы ты переехала ко мне. Я больше не могу ждать.
        Кейн посадил Шеннон на длинный блестящий стол для переговоров, за которым заключались многомиллионные сделки, расстегнул ее жакет, провел руками по груди. Но тут настойчиво замигала лампочка на аппарате внутренней связи.
        - Я хотела просто напомнить, Кейн, что у тебя встреча через пятнадцать минут, - сообщила его секретарша. - А еще звонит Честертон и требует Шеннон.
        Я поговорю с ним отсюда. - Шеннон соскользнула со стола, запахивая жакет.
        . - Неплохо, - одобрительно сказал Кейн. - Я хорошо обучал тебя, если наш крупнейший клиент хочет общаться именно с тобой.
        Ты дал мне гораздо больше, Кейн. Уважение работников компании, статус.
        Она вспомнила, какой ненужной чувствовала себя, когда Кейну позвонила секретарша Ранульфа, чтобы сообщить о болезни ее отца, и предпочла пообщаться с ним конфиденциально, как будто Шеннон это не касалось. Теперь девушка понимала, что та не хотела, чтобы Шеннон узнала об этом по телефону, или же думала, что Кейн сможет более деликатно сообщить о тяжелом состоянии отца.
        - Мы сделаем так, что он сможет гордиться тобой...
        Вопреки всем неутешительным прогнозам, Ранульф пришел в сознание, начал поправляться и уже вовсю командовал медсестрами.
        - Мне уже сообщили, что ты здесь, - сказал он, проснувшись и увидев рядом Шеннон, и небрежно похлопал ее по руке. - Я рад, что Кейну удалось уговорить тебя вернуться. Ты всегда уважала его больше, чем меня.
        Потому что он тоже уважает меня, хотела заявить Шеннон, но передумала. Нельзя его расстраивать, нельзя мешать процессу выздоровления. Доктора запретили Ранульфу волноваться и пообещали его скоро выписать. Шеннон надеялась, что сможет ухаживать за отцом дома и тем самым наладит отношения, но он сказал, что ей не нужно путаться у него под ногами, и нанял сиделку.
        - Кейн назвал тебя ценным работником. - Он с сомнением покачал головой. - Вот и работай. Я думаю, ты сможешь быть полезной.
        Просто полезной? Не необходимой, не нужной? Но это было хоть что-то. Возможно, через пару сотен лет отец сочтет, что ее слово что-то значит. Но Шеннон было все равно. Теперь у нее есть Кейн, который уважает и любит ее.
        Следующие две недели прошли как во сне. Кейн публично объявил об их помолвке и подарил Шеннон кольцо с бриллиантом, которое она сама выбрала в ювелирном магазине.
        Кейн, как и обещал, познакомил ее со своей сестрой. Софи оказалась очень милой девушкой, взрослой не по годам, и она обожала своего брата.
        Шеннон чувствовала себя самой счастливой на свете. У нее было все, о чем она могла только мечтать. У нее был любимый мужчина, нежный, заботливый и щедрый. Она продала кое-что из своих драгоценностей, чтобы вернуть ему деньги, которые он потратил на нее в Сен-Тропе. Кейн их не взял и настоял на том, чтобы она основала фонд помощи бедным и отдала эти деньги туда.
        Когда Шеннон рассказала о помолвке своему отцу и, сияя от счастья, показала ему кольцо, он ничуть не удивился.
        - Мои поздравления, - сказал он сухо. Но Шеннон была уверена, что где-то в глубине души отец доволен.
        - Я знаю, что ты хочешь работать в компании, - заявил он, когда его привезли домой. - Я-то растил тебя для того, чтобы ты удачно вышла замуж и стала поддержкой и опорой для своего мужа. Твоей матери этого было достаточно.
        Нет, не было, - возразила Шеннон спокойно, но уверенно. - Она хотела стать профессиональной лыжницей, участвовать в Олимпийских играх. Но мама похоронила свои мечты лишь потому, что ты так хотел. Я не такая уступчивая. Я больше похожа на тебя.
        Я надеюсь, Кейн сможет справиться с этим. - Этой фразы было достаточно, чтобы испортить ей настроение. - Ты получила то, чего хотела, впрочем, как и он.
        Надеюсь. - Она покраснела и улыбнулась.
        Я в этом уверен. - Ранульф выпил стакан апельсинового сока, который принесла сиделка. - И вы наконец подарите мне наследника. Для этого ты выбрала правильного мужчину. Он тот, кто нам обоим нужен, Шеннон, тебе и мне. Я не сомневался в его заинтересованности в делах компании и был уверен, что он сотворит для нас чудо, поэтому обратился к нему. Он знал, что получит, если привезет тебя обратно. Кейн долго искал тебя и наконец нашел. Он получит свое, когда женится на тебе.
        Холодок пробежал по спине Шеннон.
        Что он получит? - спросила она, еле шевеля онемевшими губами.
        Контрольный пакет акций компании.
        Контрольный пакет... - повторила Шеннон упавшим голосом.
        - Сначала он долго отказывался, но потом согласился, - продолжал Ранульф, не замечая того, что его слова причиняют ей боль.
        - Значит, ты отправил его за мной, чтобы он привез беглянку на своей яхте? - Как пирата за сокровищем. Она не могла поверить. И это был человек, которого она любила!
        - Яхта? - Ранульф широко улыбнулся. - Вот, значит, как он тебя покорил. Когда Кейн позвонил мне и сказал, что нашел тебя в Барселоне, я думал, что ты снова сбежишь и у него ничего не получится. Но он умеет обращаться с женщинами. Как и с компаниями. Должен сказать, что у него своя процветающая фирма и он в нас больше не нуждается. Пара удачных сделок - и он стал мультимиллионером. Но все же самой удачной сделкой в его жизни станет женитьба на тебе.
        Он женится, потому что любит меня, - возразила Шеннон.
        - Вполне возможно. Но Кейн не из тех, кто руководствуется чувствами.
        - Зачем ему тогда это нужно? Он и без того богат. К чему ему еще деньги?
        Ты должна понять, как поняла твоя мать, что дело не в деньгах. Такие люди, как я и Кейн, наслаждаются самим процессом. Нам важен дух соперничества. Власть. Это как наркотик, Шеннон.
        Она не могла поверить в это. Кейн любит ее. Он сказал бы ей, если бы отец предложил ему такое. Или нет? Ее подозрения усиливались с каждой минутой. Кейн даже никогда не говорил о своей любви. Он признался, что она сводит его с ума, что он не сможет спать без нее. Но слов «я тебя люблю» избегал.
        Шеннон страшилась спрашивать его об этом. Она помнила, каким нежным он был с ней. Но кто не согласится побыть нежным, чтобы утолить свою жажду власти? Однако узнать все наверняка можно, лишь задав прямой вопрос. Но у Кейна было важное совещание, он не отвечал на звонки. Значит, она сможет поговорить с ним не раньше завтрашнего дня.
        Назавтра рано утром Шеннон уже была у него в кабинете.
        Привет! - Он зашел, прикрыл за собой дверь. - Что случилось? - встревожено спросил Кейн, заметив темные круги под глазами, бледное лицо.
        Это правда? - чуть слышно прошептала Шеннон.
        Что - правда? - Он нахмурился.
        Она перевела взгляд на букет лилий, стоявший на середине длинного блестящего стола.
        Правда, что мой отец предлагал тебе контрольный пакет акций?
        Да, он упоминал об этом... - Кейн говорил медленно, взвешивая каждое слово.
        При условии, если ты женишься на мне?
        - Это он сказал тебе?
        Значит, это правда? - растерянно проговорила она.
        Ну... - Кейн замялся.
        Почему он тянет? Почему просто не засмеется и не скажет «нет», не обнимет ее, не поцелует?
        Это было очень давно. Я отказался от его предложения.
        А потом передумал?
        Что ты несешь? - Он холодно посмотрел на невесту, не веря, что она сказала такое.
        Это правда! Как ты мог так поступить со мной?
        Ради бога, Шеннон! О чем ты говоришь? - Он двинулся к ней, но она, качая головой, попятилась назад. - Я не принял всерьез его слова. Я уверен, что он думал лишь о тебе.
        Обо мне? - Ее глаза светились недоверием. - Ты тоже думал только обо мне, когда вы обстряпали это дельце?
        Какое дельце, Шеннон?
        А что же это тогда было? Джентльменское соглашение? - Она покраснела от злости. - Ты забираешь мою дочь, подчиняешь ее своей воле, а я отдаю тебе власть над компанией, так?
        Какая власть? О чем ты говоришь? - Кейн побледнел, его глаза сверкали. - Ты льстишь мне и всем представителям мужского пола, если думаешь, что кто-то может подчинить тебя своей воле.
        На столе зазвонил телефон, прервав их ссору. Он поднял трубку и, услышав извиняющийся голос секретарши, крикнул:
        -Я же сказал - никаких звонков!
        -Я знаю только то, что рассказал мне отец.
        Он не имел права обсуждать с тобой это!
        Нет, имел! - закричала она. Слезы брызнули у нее из глаз. - Ты сел на свою чудесную яхту и отправился искать меня. А когда нашел, то затащил меня на борт и насильно увез. И тебя абсолютно не волновало, хотела я этого или нет.
        Ну конечно!
        А то, что ты притворялся, будто не хочешь меня, было частью плана? Этакий рыцарь на белом коне! Это для того, чтобы я поверила тебе?
        Ты действительно так думаешь? - Он немного успокоился. Его лицо осунулось, стали заметны морщинки.
        А разве это не так?
        Ради бога, Шеннон! Что ты хочешь от меня услышать? Сколько я должен повторять? Ранульф предлагал мне это, но я отказался.
        Почему же ты вдруг передумал? - упрямо спросила она.
        Кажется, я об этом уже говорил. Что еще?
        Скажи, что ты любишь меня. Хоть один раз,
        пожалуйста! - внутренне молила она Кейна. Но он не произнес заветных слов.
        Если после того, что между нами было, ты мне не веришь, мне нечего больше тебе сказать.
        Тебе правда нужна я, а не компания? Тогда докажи это, - потребовала Шеннон, зная, что он не пойдет на такое. Он слишком горд для этого.
        Доказать? Ты мне так мало доверяешь, что просишь доказательств? - Кейн собрал бумаги со с тола и положил их в портфель. - Нам не о чем больше говорить. - Он вышел из кабинета.
        - Кейн! - Звук захлопывающейся двери был единственным ответом.



        ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

        Шеннон не знала, как она продержалась следующие несколько дней. Все в офисе бросали на нее сочувственные взгляды, от которых ей становилось только хуже. Кейн с ней не разговаривал. Постепенно девушку охватывало отчаяние. Если он любит ее, почему не сделает первый шаг навстречу? Как она хотела снова услышать его голос! Хотела, чтобы он подошел к ней и сказал, что был не прав, что напрасно разозлился, что он любит ее, что лишь она одна нужна ему.
        Она сидела в своем кабинете, уронив голову на руки.
        - Шеннон?
        Она подняла голову и увидела Стюарта Мэйнарда, одного из директоров компании.
        Ты в порядке?
        В полном, - ответила она, даже не пытаясь соврать про головную боль. Какой смысл? Все равно все сотрудники знали об их разрыве. Они так громко кричали, что просто невозможно было не услышать.
        Ты знаешь, что Кейн уходит от нас? На его место уже назначили другого человека.
        Да, конечно, - пробормотала Шеннон, стараясь не подать виду, что это для нее новость. Почему он решил уйти и даже не поставил ее в известность? Неужели между ними все кончено? Кейн не смог притворяться и не захотел жениться на ней даже из-за денег и власти? Или он просто обижен и зол на нее, потому что она усомнилась в его чувствах? Как бы она хотела верить в это!
        - Да, конечно, ты знала, - согласился Стюарт.
        Шеннон вдруг ощутила себя бесполезной, никому не нужной. Она чувствовала, что вот-вот заплачет, и хотела, чтобы Стюарт ушел и оставил ее наедине с несчастьем. Что может быть хуже? Твой любимый мужчина женится на тебе только из-за денег. А когда ты сказала ему об этом, он даже не счел нужным защищаться. Даже не попытался после этого заговорить с тобой.
        Что ты принес? - спросила она дрожащим голосом у Стюарта.
        Это проект, который я делал для Честертона. Завтра Кейн устраивает на своей яхте прием для клиентов компании. Должен был пойти я, но Ранульф настоял, чтобы пошла ты. Говорят, у него чертовски хорошая яхта! - Стюарт восторженно улыбнулся. - Ты, наверное, знаешь.
        О нет!
        - Я... я не смогу пойти, - пробормотала Шеннон. Как она может поехать к нему на яхту и развлекать клиентов компании на вечеринке, как будто ничего не случилось? Делать вид, что у нее все отлично, когда хочется умереть? Да еще и неизбежна встреча с Кейном... - У меня много дел. Я думаю, будет лучше, если туда отправишься ты.
        - Ранульф так не думает. Я был бы рад, но он решил по-другому. Ты же не будешь перечить ему? - встревожено спросил Стюарт.
        Ты точно не будешь, горько подумала Шеннон. А Кейн бы стал. Он - единственный, кто мог сказать ее отцу «нет». Только Кейн и она. Шеннон удивилась, насколько они похожи, казалось, они созданы друг для друга. До недавнего времени...
        Все же ей очень хотелось видеть Кейна. Да и перечить отцу, волновать его, когда он только стал идти на поправку, было бы неразумно. Она не хотела угрожать его здоровью своими выходками.
        - Хорошо, - согласилась Шеннон, заметив, как повеселел Стюарт. - Я поеду.
        Шеннон застряла в километровой пробке на выезде из Лондона. Она ехала на вечеринку к Кейну и никак не могла дождаться встречи. В висках стучало. Она с силой сжимала руль своего «порше». Наконец она подъехала к причалу, припарковала машину. Шеннон увидела его яхту, освещенную мягким вечерним солнцем, незнакомых людей на палубе. До нее доносились музыка и смех гостей.
        С колотящимся сердцем она поднялась на яхту. И сразу увидела его. Кейн, одетый в легкие светлые брюки, подчеркивающие его стройные ноги, и в бежевую рубашку, стоял к ней спиной и разговаривал с пожилым человеком, который, как догадалась Шеннон, был новым директором их компании.
        Один из гостей заметил ее и тронул Кейна за руку. Судя по выражению его лица, он не ожидал ее увидеть. Значит, Стюарт не предупредил его, хотя и обещал это сделать.
        А где Стюарт? - спросил он шепотом. От его взгляда по спине Шеннон побежали мурашки.
        Отец передумал. Он захотел, чтобы поехала я. - Она пыталась разглядеть на его лице хоть какие-то эмоции. Облегчение. Радость. Что-то, что дало бы ей понять, что он рад встрече. Но ничего, кроме холодной учтивой улыбки, не было. Он не хотел ее видеть. - Я не собиралась ехать, но не могла расстраивать отца своим отказом, когда он так болен.
        Ты правильно сделала, - сказал он бесстрастным, безразличным голосом.
        Шеннон просто не могла выносить это! Ни намека на то, что Кейн скучал по ней. На глаза навернулись слезы. Ей захотелось убежать отсюда, подальше от него, от всех этих людей. Но она не имела права. На вечеринке собрались клиенты их компании, Шеннон обязана присутствовать, чтобы не подвести своего отца.
        Как в тумане, она слышала, что Кейн знакомит ее со своими гостями, и вежливо улыбалась. Он представлял ее не как свою невесту, а как сотрудника компании, Шеннон Бувье. Значит, все было кончено? Она любезничала с гостями, стараясь не думать о том, как ей больно. Наконец, выполнив свой служебный долг, Шеннон поднялась на верхнюю палубу, чтобы немного побыть одной. Она облокотилась о перила, закрыла глаза и подставила лицо ветру.
        Наслаждаешься собой? - раздался насмешливо-холодный голос сзади.
        Почему ты не сказал мне, что уходишь? - спросила она, стараясь говорить как можно более спокойно.
        Я принял это решение пару дней назад. У меня не было времени поговорить с тобой.
        Поэтому ты унизил меня, позволив Стюарту сообщить мне об этом? - Ее голос задрожал.
        У меня и в мыслях не было унижать тебя, Шеннон. В моей фирме возникли проблемы, требующие моего присутствия. Я сделал для вашей компании, что смог. Она будет процветать и с новым директором.
        Вот и все. Его решение было окончательным.
        Что с тобой? - спросил Кейн. - Ты побледнела. И за весь вечер даже не притронулась к спиртному.
        Шеннон отвернулась, чтобы он не увидел страдания, исказившего ее лицо. Кейн наблюдал за ней этим вечером?!
        Ты случайно не беременна?
        Если бы я ответила утвердительно, это изменило бы твои планы? - Слезы выступили на ее глазах. Какое ему дело до ее ребенка, если все, чего он желал, - это компания? - Ты, кстати, тоже не пил.
        Я люблю держать все под контролем. - Он взял ее за руку. - Ты еще носишь мое кольцо? Почему? Неужели передумала и хочешь выйти замуж за человека, который женится на тебе только из-за того, что ты высоко котируешься на биржевом рынке?
        Ты поэтому хотел на мне жениться? - Она с надеждой посмотрела на него.
        Ты должна решить это сама.
        Но как?!
        Кто-то поднялся на палубу и позвал Кейна.
        Мы поговорим позже, - пообещал он. Шеннон удивилась, как быстро на его лицо вернулась радушная улыбка хозяина вечеринки. Она же не могла скрыть свои чувства.
        У Кейна не нашлось больше времени, чтобы поговорить с ней. Она дождалась, пока он останется один, и подошла попрощаться.
        Я уезжаю домой, - сказала Шеннон.
        Нет! - Его улыбка исчезла. Он сжал ее руку.
        Отпусти меня, Кейн.
        Поедешь утром. Какая тебе разница? - Он говорил так, будто это имело для него большое значение. - Будь благоразумной! Ты устала и слишком напряжена, чтобы вести машину.
        Я в порядке! - Она сорвалась на крик.
        Ты только послушай себя! Тебе нужно лечь в постель...
        С тобой, что ли? - прошипела она злобно.
        Я не пушу тебя сегодня никуда. Ты не сядешь за руль.
        - Ты не посмеешь остановить меня! - заявила Шеннон, испугавшись, что он может сделать это. И тут увидела в его глазах то, чего не видела уже давно. Желание. Отблеск первобытного инстинкта. Как тогда вечером, в Каннах.
        Ты дрожишь. - Кейн обнял ее. - Ты хочешь меня. Зачем сопротивляться, Шеннон?
        Не надо... - Она попыталась оттолкнуть его, но он лишь крепче прижал ее к себе.
        - Ты до сих пор веришь в то, что сказал тебе отец? Ты нашла множество причин, почему я хочу жениться на тебе. Но забыла про главную: я люблю тебя. Неужели ты не можешь понять?
        Как Шеннон хотела поверить в это! Она вдыхала его запах, чувствовала тепло его тела, была готова прильнуть к нему, но он отступил.
        Ага, вот она где! - воскликнул пожилой мужчина, приближаясь к ним. - Мы с женой уже уходим, Кейн. Вечер был просто чудесный.
        Мы хотели посмотреть на твою машину, дорогая! - сказала его жена. - Ты говорила, что собираешься продать свой «порше».
        Шеннон кивнула и пошла за ними.
        Ты вернешься после того, как покажешь им машину? - шепотом спросил Кейн, когда она проходила мимо него.
        Нет, - ответила Шеннон после недолгого колебания. - Ты сам сказал, что с компанией все в порядке, что новый директор будет продолжать твою политику. Я возвращаюсь в Перу. - Зачем она говорит это, если всей душой хочет остаться с ним? Зачем делает ему больно, зачем лжет? - Я должна идти.
        Она побежала по трапу вниз, услышав, как он прокричал ей вслед ее имя.



        ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

        Шеннон сидела в машине в полной темноте. Пожилые супруги решили не покупать
«порше». Он показался им слишком маленьким для их трех собак. Они быстро ушли, оставив ее одну и дав возможность подумать.
        Она сообщила Кейну, что уедет сегодня, но чувствовала, что не может этого сделать. Он хотел сказать что-то, и, что бы это ни было, она должна его выслушать. Кейн признался ей в любви. Он был так нежен, что у Шеннон не оставалось никаких сомнений на этот счет. В конце концов, она сама решает, как ей поступить.
        Она вышла из машины, отправилась на яхту и пробралась в каюту Кейна, где бесповоротно влюбилась в него той ночью. Наверху раздавались голоса. Остались только два человека, которые, несмотря на поздний час, не спешили уходить. Шеннон очень хотелось подняться, чтобы Кейн знал, что она вернулась. Но она решила подождать его здесь. А когда он придет, она скажет, что ей очень жаль, что она не имела права сомневаться в нем. А вдруг он ее не простит? То, в чем она обвиняла его, было не самым приятным.
        Наконец гости разошлись. Кейн ждал Шеннон. Но она не вернулась. Он спустился вниз, подошел к своей каюте. Ему показалось, что он чувствует запах ее духов, который должен бы уже давно выветриться. Неожиданная мысль пришла ему в голову. Неужели?..
        Кейн прислушался. В ванной шумит вода. Он собирался было ворваться в каюту, сжать Шеннон в своих объятиях и целовать так нежно, чтобы у нее закружилась голова. Тогда ей ничего не останется, кроме как выслушать его. А вдруг она не захочет? Он не знал, что делать. Затем достал из кармана ключ, запер дверь своей каюты и поднялся наверх.
        Шеннон причесывалась, когда ей показалось, что заработал двигатель. Растерянная, она выбежала из ванной с расческой в руках. Выглянула в иллюминатор: так и есть, они отплывали от берега.
        Она слышала, как ушли последние гости, и думала, что Кейн спустится в каюту. Он должен был улететь завтра утром. Тогда куда он плывет? Она бросила расческу на кровать. Пришло время дать ему знать, что она здесь.
        Она дернула дверь. Заперто! И тут Шеннон поняла: Кейн спускался вниз, пока она была в ванной, и, обнаружив ее присутствие, запер дверь. Она почувствовала обиду и возбуждение одновременно.
        Значит, он уже не злился на нее. Он мог совершить такой безрассудный поступок, только если был отчаянно влюблен. Она улыбнулась. Кейн снова похитил ее, но на этот раз для того, чтобы вернуть себе.
        Шеннон не собиралась сидеть и ждать, пока он появится. Она решила выбраться отсюда, сняла узкое платье, подвинула кресло к люку в потолке, открыла его и оказалась наверху. Он стоял у штурвала, спиной к ней, склонившись над панелью управления. Она смотрела на Кейна и не могла понять, как могла хоть на минуту усомниться в нем.
        Бесшумно ступая, босая, в одном белье, Шеннон подошла к любимому и закрыла ему глаза руками.
        Я люблю тебя, - сказала она хрипло.
        Он повернулся и заключил ее в объятия.
        -Почему ты вернулась?
        -Из-за тебя. Я была такой дурой, Кейн! Прости меня за все, что я наговорила. Я знаю, что ты меня любишь! Ведь ты любишь меня?
        Как ты могла в этом сомневаться?
        Я так долго хотела тебя, что, получив, просто не могла поверить своему счастью, - пробормотала она, утыкаясь лицом ему в грудь.
        Это я должен быть счастлив. Я думал, что ты ушла, и чуть с ума не сошел от горя.
        Я хотела остаться и вернулась. А потом ты запер меня.
        Потому что не знал, как с тобою заговорить, как убедить, что я люблю тебя. Я боялся, что ты снова сбежишь.
        Я больше не сбегу, - прошептала она, подставляя ему губы. Он легонько коснулся их своими губами.
        Потом. Сначала я должен тебе кое-что сказать. - Кейн гладил ее бедра. Он не был уверен, что ему удастся сосредоточиться на своих словах, но все же решил попытаться. - Прости, что я выбежал тогда из кабинета, но мне было очень обидно, я был зол. На тебя. На Ранульфа. Когда он попросил о помощи, я согласился только ради своих интересов. Акции компании падали. Я мог позволить себе купить много акций. Моя цель была такова: я остаюсь в компании на год, поправляю дела, потом продаю акции - уже дороже - и вкладываю деньги в собственный бизнес. Когда же твой отец попросил найти тебя, пообещав мне контрольный пакет и дочь в придачу, я просто рассмеялся. Я бы ни за что не согласился на такое. Но потом начал искать тебя. Не только из-за его просьбы. Я волновался за тебя. И вот мы встретились в Барселоне. Это было чистой случайностью. То, что сказано твоим отцом, то сказано. Этого не изменишь. Я вспомнил об этом в ту ночь, когда сделал тебе предложение, и тут же рассказал бы, если бы знал, какой эффект это произведет на тебя позже. Я даже подумать не мог, что Ранульф окажется настолько бесчувственным. Но даже
если бы я попытался все объяснить, у меня не было никаких доказательств в мою пользу. Я находился в невыигрышной ситуации. Оставалось только надеяться на то, что ты поймешь, как сильно я тебя люблю.
        И я поняла, - сказала Шеннон.
        Он погладил ее грудь.
        - Когда мы поженимся, я получу контрольный пакет акций. - (Ее глаза широко распахнулись. Она нахмурилась.) - И передам его тебе, чтобы ты всегда имела решающий голос.
        О, Кейн! - Слезы брызнули у нее из глаз. - Я люблю тебя! Я всегда тебя любила и всегда буду любить! Ты столько для меня сделал!..
        А как ты выбралась из каюты? - неожиданно спросил он. - Я же запер тебя.
        Ты ведь знал, что меня ничто не удержит. - Приятная дрожь пробежала по телу Шеннон.
        Я рад, - улыбнулся Кейн.

        КОНЕЦ.


        notes



1


1 Буквально означает: распутная, наглая женщина. - Прим. перев.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к