Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Перфилова Наталья: " Не Трепите Богу Нервы " - читать онлайн

Сохранить .
Не трепите богу нервы! Наталья Перфилова


        # Работник частного детективного агентства Яна Михайлова находит подружку Марину в состоянии глубокой прострации. Вместо прежней ветреницы и модницы перед ней сидит зануда с постной физиономией и потупленными глазами, всерьез рассуждающая о том, как побыстрее и половчее развестись с любимым мужем и продать свою долю квартиры. Естественно сочтя все это временной блажью, Яна советует Марине обратиться к психоаналитику. Но после того, как подругу увозит в неизвестном направлении молодой мужчина, засветившийся прежде в деле об убийстве, Михайлова, кляня себя за беспечность, спешно начинает расследование…

        Наталья Перфилова
        Не трепите богу нервы!

        ГЛАВА 1

        - Ты хоть понимаешь, что делаешь?
        - Конечно, я много думала об этом, так не может продолжаться, жить во лжи - это больше не по мне.
        - Обалдеть!.. Марина, я тебя не узнаю. Что-то случилось, о чем я не знаю? Мы мало разговариваем в последнее время…
        Это правда, в последнее время со своей лучшей подругой я общалась не слишком часто. Этот год пролетел так стремительно, что, казалось, разлад наш произошел только вчера, ну, от силы, на той неделе. Сама того не желая, я отбила у Мариши Михаила, который ей очень, ну просто очень, нравился. Она вскоре нашла другого, но обида, видно, осталась в ранимой девичьей душе.
        Ее переживания можно было запросто развеять хорошей совместной вечеринкой с шампанским, но я так закрутилась и все откладывала и откладывала душевное объяснение с подругой. И вот теперь она сидит передо мной какая то вся совершенно чужая и на полном серьезе просит у совета, как в самые кратчайшие сроки развестись с мужем. (Несколько лет назад я затеяла развод с Игорем, и Марина, видимо, считает меня большим авторитетом в этой области.)
        Если смотреть со стороны, то, конечно, у подруги масса поводов для развода. Начать нужно с того, что Марина никогда не была верна Олегу. Не смотря на это, мужа она горячо любила .Такая вот шарада…Больше всего на свете она боялась потерять Олега, не представляла своей жизни без этого человека. И вот теперь подруга всеми средствами пытается ускорить развод.
        - Ты хочешь выйти за другого? - Я все еще пыталась найти разумное объяснение происходящему.
        - Нет, ну что ты!
        - Но у тебя есть кто-то? Олег узнал?
        - Ты знаешь, нет. - Подруга выглядела на удивление искренне. - Последнее время меня волнуют совсем другие вещи. Я больше не интересуюсь посторонними мужчинами. Кроме мужа мне никто не нужен. Только сейчас я осознала, как подло поступала по отношению к нему. Олег не заслуживает такого. Я должна освободить его . Я не достойна…
        - Заканчивай бредить. - Перебила я. - Что случилось?
        - Ты не хочешь понять, я просто изменилась. - Терпеливо и размеренно вещала Марина. - Оставить мужа - единственный шанс искупить свою вину перед ним…
        - Дурдом какой то… - Я постаралась не раздражаться. - Так, хорошо, а на что ты собираешься жить? Извини за бестактность.
        - Работать буду, - спокойно ответила подруга с совершенно серьезным выражением лица.
        - Кем? Ты же ничего не умеешь.
        - Я уже все продумала. Есть люди, которые помогут мне. - По ее уверенному тону я поняла, что она действительно взвесила все варианты.
        - Какие люди, Марина? Может, лучше «искупить свою вину» перед мужем, заботясь о нем, забросив всех остальных и посвятив себя целиком семье? Если уж дело действительно в этом. Олег любит тебя. Бросив его, да еще с такими бредовыми причинами ты не сделаешь ничего хорошего. Ты же знаешь: все, что он делает - это для тебя. Ты убьешь его, лишишь стержня, цели, ради которой он трудится и живет. Ты думаешь, Олег не понимает, что ты не идеал жены? У него глаза, где надо и мозги тоже на месте. Но, не смотря на это, он любит тебя такой, какая ты есть. Значит, нужна ему именно такая женщина, с твоими недостатками и достоинствами. Именно такая! С другой он счастлив не будет. Как ты не понимаешь!
        Я говорила и видела, - все мои слова не доходят до подруги. Она замкнулась в себе и ничего не желает понимать. Ее всегда задорное личико сейчас выглядело поразительно серьезным и сосредоточенным. За все время разговора из ее рта не выскочило ни одного забавного нестандартного словечка, хотя раньше ими была пересыпана вся речь. Я не сразу поняла, почему ее вид сразу насторожил меня и вызвал смутное беспокойство. Все дело в одежде. Марина была одета поразительно аккуратно, элегантно даже, но в стиле совершенно не свойственном подруге. Яркие краски, броский макияж, раскованные манеры - представить ее как-то иначе казалось просто невозможным. То, что я вижу сейчас, должно быть вызвано из ряда вон выходящими причинами. Достучаться до них я и пытаюсь в течение вот уже целого часа.
        - Ты не падала головой в последнее время? - попыталась я шуткой разрядить обстановку. Реакция Марины показалась мне тоже ненормальной. Она обиделась, хоть и пыталась это скрыть.
        - Я знала, ты всегда воспринимала меня, как дурочку, ничего не умеющую, глупую и безответственную. Все так думали. Мне надоело. Я не глупее других, могу работать наравне со всеми. Я докажу. Тамара одна разглядела во мне человека, а не куклу с фарфоровой головой… - в голосе подруги появились истерические ноты, да и слова, по чести сказать, больше напоминали бред, чем речь здорового человека.
        - Какая Тамара? Что она разглядела? - пыталась пробиться я сквозь нервные выкрики Марины. - Что мешает тебе трудиться и быть нравственным человеком, оставаясь замужем? Я не понимаю.
        - Зря я пришла, наверное… Соскучилась. Моя жизнь очень изменилась в последнее время. Я стала спокойнее, счастливее. Не представляю, как я могла жить раньше, ни к чему не стремясь. Растения и то к свету тянутся. И все же иной раз вспоминаю наши вечеринки. Что-то в них тоже было такое, особенное…
        Больше, чем слова меня поразило настроение Марины, как быстро она возбудилась и неожиданно успокоилась, вроде и не она только что истерически выкрикивала бессмысленные фразы… Поразительно. Мне стало стыдно, что за столько времени даже ни разу не поинтересовалась, как живет моя лучшая подруга, чем занимается. Короткие телефонные разговоры заменили общение… Еще год назад мы с Мариной были закадычными подругами, встречались почти ежедневно, делились самым сокровенным. Конечно, чего душой кривить, меня многое в ее характере и поведении не устраивало, порой коробило даже… Но все таки я, действительно, была привязана к ней… Да что это я? Я и сейчас люблю свою взбалмошную Маринку… Просто мне как то неловко было перед подругой, будто я нарочно воспользовалась обстановкой и в суматохе увела ее жениха… Хотя какой может быть жених, при живом то муже?
        Когда началась та странная история, благодаря которой мы, совершенно неожиданно для себя, оказались замешанными в убийстве, мы были с Маринкой вместе, увидев труп перед своей собственной дверью, я не на шутку испугалась и растерялась. Попав в такую ситуацию впервые в жизни, я не знала, что делать и к кому обратиться за помощью. Нельзя сказать, что подруга бросила меня в столь трудном положении, она искренне пыталась помочь и советом, и другими способами, но и ее собственное благополучие в тот момент подвергалось серьезному испытанию, ей пришлось срочно спасать свой неустойчивый брак, давший приличную трещину… На выручку мне тогда, совершенно неожиданно для всех, поспешил Маринин сердечный друг, Миша Корчагин… Скажите, положа руку на сердце, вы сами отказались бы от протянутой вам руки, только лишь потому, что принадлежит она любовнику вашей подруги? Вот и я вцепилась в нее изо всех сил… Честное слово, тогда я и не помышляла ни о чем, кроме обычной дружеской поддержки, я даже думала, что это Марина послала мне на помощь рыцаря без страха и упрека… К тому времени, когда Миша в добавок ко всему
предложил мне еще и свое сердце впридачу, я уже втрескалась в него по самые уши… Так что же, я должна была отталкивать от себя счастье, само причалившее к моему одинокому и опустошенному сердцу?… Нет! Ну, если бы я знала, что Маринке этот человек так же дорог и необходим, тогда совсем другое дело! Клянусь! Но ведь она сама не раз повторяла, что Миша для нее один из многих, очередной сексуальный партнер и не более того… И все же, встречаться нам втроем было как то неловко. Нет, Марина никаких претензий не высказывала… Ну, разве что чуть-чуть… Но отношения стали слегка натянутыми, пропала непринужденность…
        Не подумайте, я не оправдываюсь. Да, я виновата. Закружилась, забегалась. Если бы я знала, что подруга нуждается в поддержке, я непременно заехала бы, поговорила. Но Марина в последнее время совсем не напоминала о себе, даже по телефону застать ее было непросто. Может, ей давно стоит обратиться к психиатру?
        - Послушай, а Олег-то как относится к этой твоей идее?
        - Он пока не в курсе…
        - Ты что с дуба рухнула? Как это можно? - История все больше напоминала театр абсурда.
        - Он уехал в очередную командировку, на два месяца почти. Я думаю, к его возвращению все будет закончено. Ему останется поставить подпись и все. Так легче будет. Всю тяжесть этой проблемы я постаралась взять на свои плечи, даже нашла размен квартиры. Сейчас занимаюсь упаковкой вещей. Олег вернется, можно будет все оформить и разъехаться в течение одного-двух дней.
        - К чему такая спешка? Мариночка, скажи у тебя все в порядке? Может, ты больна? Не хочешь никого травмировать? Ну, скажи же ради бога!
        - Да нет, ничего такого страшного. Просто я боюсь, если он начнет уговаривать, я могу не устоять. Я еще не достаточно крепка в своих убеждениях. Это придет, конечно, а пока мне помогут. - Печально призналась подруга. Пожалуй, это были первые человеческие эмоции, мелькнувшие у нее с самого начала разговора.
        - В каких убеждениях? Кто поможет? Объясни ради бога.
        - Хорошо я попытаюсь… Но, боюсь, ты не сможешь так вот сразу понять…
        - Слушай, не тяни. Вроде, не глупее тебя, попробую вникнуть.
        - Понимаешь, каждый из нас рождается и живет не просто так…
        Хлопок входной двери прервал нашу беседу.


        - Любовь моя, я соскучился и зверски проголодался. Могу съесть тебя, если ты немедленно не покормишь своего дорогого мужа… О! Да ты не одна. Ну что же, люблю кушать в обществе прекрасных дам. - В комнате совершенно неожиданно возник Миша. - Но предупреждаю, постных лиц не потерплю. У меня чудное настроение, я даже Дизеля поцеловал на радостях. Не верите?
        - Верим. Поцеловать собаку раньше, чем любимую девушку! Чего еще от тебя можно дождаться. - Проворчала я. - Иди, мой руки. Обед давно готов.
        Приход бывшего любовника заметно выбил Марину из колеи. Она замолчала и стала нервно теребить руками сумку.
        - Напрасно я пришла, - произнесла она, как только Михаил ушел в ванную. - Я лучше пойду. В другой раз поговорим, не обижайся, Ладно? Отвыкла я как-то от шумного общества. Да и настроение не то. Извини.
        Я не успела возразить или как-то удержать ее, Марина торопливо выскочила за дверь, оставив меня в глубоком недоумении. Я так и сидела, пока Миша не вывел меня из задумчивости нежным поцелуем в щеку.
        - Где подружка? Быстро чего-то улетела. Меня испугалась?
        - Мне кажется, с ней не все в порядке. Не пойму что, но не нравится мне ее состояние…
        - Да брось, она всю жизнь была ненормальной. Все глупости к ней липнут прямо намертво. Чего на этот раз отмочила?
        - С Олегом разводиться надумала.
        - Да, это серьезно. - Присвистнул Корчагин. Но потом усмехнулся. - Может, от скуки мается? Перебесится и успокоится.
        - Если бы. Что-то в ней не то. Сломалось как будто что-то. Не знаю, как объяснить, но вижу серьезное дело…
        - Да уж серьезное. Я уже умер почти от недоедания, а ты совершенно безразлична к моему здоровью. Такая холодность меня беспокоит, дорогая.
        Мы перешли в кухню. Мужчины всегда легко относятся к душевным переживаниям. Может, Миша прав, не принимая близко к сердцу Маринины проблемы. Завтра у нее изменится настроение, купит новую блузку или помаду и жизнь покажется совсем не такой уж плохой и унылой. Видно будет. Стыдно сказать, я вскоре тоже забыла о проблемах подруги. Немного заполнив желудок, Миша рассказал мне о новом клиенте, обратившемся в наше агентство.
        - Собирайся. Поедем сейчас в контору. Я на двенадцать договорился о встрече . Тебе обязательно надо быть. Бумаги оформишь. Запишешь все, как положено. Ну, ты сама знаешь.
        - А в чем там дело? Опять наследство?
        - Нет. Криминал какой-то . Мелкий, правда. Девушка так волновалась, что я по телефону уловил только то, что она готова нам заплатить приличные бабки, если мы сможем разобраться в небольшом, но крайне запутанном происшествии… Я даже в суть не въехал . То ли кто то умер, то ли свихнулся…
        - Ничего себе, мелочь! - Присвистнула я. - Не люблю иметь дело с трупами. Мне прошлого раза за глаза хватило. Нет уж, пусть лучше неверные мужья, наследство…
        - Скукотища все это. - Зевнул, наконец то насытившийся Миша. - Чем такой ерундой заниматься, лучше уж я на прежнюю работу вернусь, меня шеф до сих пор уговаривает…
        - Ой! Вот только шантажировать меня не стоит. Хочется острых ощущений? Убийства тебе подавай. Желательно с расчлененкой… Так что ли? Скучно ему, видишь ли… - Я ворчала просто так, из чувства противоречия. Я и сама хотела попробовать свои силы в раскрытии настоящего преступления, но, как и всякая женщина на моем месте, слегка трусила.
        - Ну, чего ты завелась то? - Примирительно отозвался Корчагин. - Еще даже не знаешь, о чем речь, а уже на меня по полной программе наезжаешь… Сейчас клиентка сама все расскажет. Умерь любопытство и беги прихорашивайся. Времени почти нет.
        Работу свою я люблю. Раньше, трудясь в библиотеке, я прочитала уйму литературы, но главной и трепетной моей любовью пользовались детективы. Правда, не все. Стрельбу, мордобой, супермэнов я не особо жалую. Предпочитаю те, где описаны нормальные следователи без пушек в пуговице и фотоаппарата в ботинке. Обычные человеческие отношения.
        Год назад, заработав приличные деньги на раскрытии убийства Жени Горохова, мы с Мишей и Антоном решили открыть частное сыскное агентство. Корчагин у нас за главного. На его имя оформлено помещение, лицензия и даже оружие. Я что-то типа бухгалтера-делопроизводителя и секретаря в одном лице. Антон работает без отрыва от основной своей должности, что частенько помогает нам в расследованиях. Правда, с нами он засиживается не долго, Раечка все же родила двух очаровательных карапузов, и теперь все свободное время бравого капитана безраздельно принадлежит им. А вообще, когда нужно мы все делаем, то, что умеем, и то, что требуется в данный момент, не ссылаясь на служебное положение. Иногда, особенно в тех случаях, когда требуется научное мышление и детальный анализ происходящих событий, к расследованию привлекается тяжелая артилерия в лице моего бывшего мужа Игоря. Нужно отметить, что Корчагин к этому относится крайне негативно. Подозреваю, он до сих пор ревнует меня к моей прошлой семейной жизни, но нельзя не признать, что в убийстве Евгения Горохова мы не смогли бы досконально разобраться без
аналитических способностей Игоря, так что серьезно возражать против сотрудничества с ним Миша не решается. К слову сказать, ревность Корчагина мне, конечно, льстит, как женщине. Но, на мой взгляд, она совершенно не оправдана. Если уж я решилась расстаться с мужем после восьми лет совместной жизни, значит, я имела на это весьма веские причины. И вряд ли эти причины смогли исчезнуть за какой то там год или полтора. Только мужчина может не понять столь очевидных вещей… Но вернемся к агентству. Вкладывая в него деньги, доставшиеся мне не так уж легко, я надеялась разнообразить свою жизнь, сделать более насыщенной и интересной, ну, и заработать, конечно. Пока я своим выбором довольна. Частное сыскное агентство оказалось, хоть и хлопотным, но довольно увлекательным делом. Преступлений мы к сегодняшнему дню раскрыли немного, в основном мелочевка всякая, и новый клиент всерьез меня заинтересовал .



        ГЛАВА 2

        За четверть часа до назначенного времени мы чинно заняли рабочие места и полностью были готовы ко встрече с клиентом. Им оказалась девушка лет двадцати или двадцати двух, приятной внешности. На лице ее явно читалась растерянность и какое-то чисто детское смущение.
        - Здравствуйте, меня зовут Янина Михайлова. - Я ободряюще улыбнулась и приветливо кивнула.
        - Ольга Петровна Мазурова… - Она опустилась на стул, на самый краешек и нервно вцепилась в ручку маленькой дамской сумочки, так, что даже пальцы побелели.
        - Мне кажется, Вы слишком нервничаете, Ольга Петровна. Напрасно. Успокойтесь и расскажите мне о Вашей проблеме. Уверяю, мы сделаем все возможное, чтобы помочь Вам решить ее. - Я говорила это автоматически. Заранее заготовленные слова, которыми мы встречаем каждого второго посетителя. Все они жутко нервничают, беспокоятся, потеют и краснеют до тех пор, пока не выскажутся полностью . Как ни странно, но после этого руки их перестают дрожать, лица разглаживаются, глаза теплеют. Видимо, выговорившись, а главное, заплатив деньги, они начинают верить, что теперь мы несем ответственность за их проблемы, а им можно заняться другими неотложными делами.
        - Видите ли, я не уверена, что проблема вообще существует… Мне неудобно отвлекать Вас по пустякам… Но я не сплю все последние ночи, а вдруг это правда…Я не знаю…
        - Раз Вы не спите, значит, проблема уже существует. А если это так, то тем более поделитесь со мной. Мы поговорим, и, возможно, уже сегодня ночью Вы будете видеть прекрасные сны. Ну, решайтесь же.
        - Наверное… Да, Вы правы, конечно, правы. - Девушка решительно тряхнула кудряшками. - Надо раз и навсегда покончить с сомнениями. Если это бред, тем лучше. Тем лучше, да… Дело в том, что пять дней назад у меня умерла бабушка. Ей было семьдесят лет, так что событие это, как сказали мне в милиции, прискорбное, но закономерное. Только умерла она не от старости, бабушка выбросилась в окно. Кстати, это тоже объяснили старостью. Вернее, старческим маразмом. В квартире к моему приходу были все признаки того, что бабушка добровольно, без чьей либо помощи, ушла из жизни. Дверь закрыта, даже заперта на два поворота ключа, ничего не украдено, в квартире абсолютный порядок. К подоконнику, где все и случилось, приставлен стул. Дело в том, что дом у бабушки старинный с огромными потолками и окна расположены высоко, без стула на подоконник не залезешь… Короче говоря, милиция даже дело заводить не стала, по их мнению, все ясно, как день… Да еще соседки подтвердили, что в последнее время у нее была мания преследования.
        - На первый взгляд все логично. - Осторожно заметила я. - А почему Вас эта ситуация так беспокоит? Что, по вашему мнению, здесь не так?
        - Да все! Все не так. У бабушки никого кроме меня нет. Вернее сказать, не было… Я живу одна, но ежедневно навещала ее, приносила продукты, убиралась. По правде сказать, она все это делать могла и сама, для своих лет бабуля была в отличной форме, но мне нравилось с ней беседовать, пить чай, заботиться о ней, она была на редкость интересным человеком с абсолютно трезвым рассудком. Да и потом, для меня она тоже единственный родной человек… Так вот, я утверждаю, что она не могла покончить с собой по причине старческого маразма, да и других причин для этого у нее не было.
        - Ольга Петровна, а что имели ввиду соседки, говоря о мании преследования, появившейся у Вашей бабушки незадолго до смерти?
        - Знаете, это странная история. Сказать, что это не правда, я не могу… Около двух месяцев назад бабуля на полном серьезе стала утверждать, что ее хотят убить. Путем отравления. И еще, якобы, кто-то всеми силами ежедневно дурит ей голову и пытается внушить, что «у Анфисы Егоровны потекла крыша» - это она сама так выражалась, смотря с утра до вечера телевизор, она любила высказываться «по-модному». Меня это, честно сказать, обижало, ведь все продукты приносила ей я. Надо сказать, меня бабушка не подозревала. Но постоянно требовала сменить магазин, по ее словам, яд, вызывающий головокружение, рвоту, сонливость попадался ей постоянно в разных продуктах - и в колбасе, и в сметане, и в пирожках - да в чем угодно. Она сама понимала абсурдность своих заявлений, но в своей правоте не сомневалась. Честно скажу, я поверила ей. Взяв пищу, в которой по ее словам присутствовал яд, я отнесла ее на экспертизу. Один мой друг, химик, он помог мне в этом. Ничего лишнего ни в одном из продуктов не обнаружилось. Бабушку это не успокоило. Оставаясь совершенно нормальной в остальных вопросах, она упорно твердила, что ее
хотят отравить. Прекратилось это лишь тогда, когда я, дабы успокоить старушку, стала обедать вместе с ней. Правда, здесь не обошлось без эксцессов. В первый же наш совместный обед я сильно отравилась, испытав именно те симптомы, о которых говорила бабуля, и даже больше. У нее дальше головокружения, сонливости и головной боли не шло, я же болела по полной программе с поносом, рвотой и дикими резями в животе. Вначале я даже испугалась, но все же, думаю, произошло дикое совпадение, и в этот день я купила действительно испорченный продукт. Парень, с которым я встречаюсь, химик, я уже говорила, он провел анализ крови. Что со мной было, он, конечно, не определил, не врач все же, но химии никакой не обнаружил. То же подтвердили и в поликлинике. Чтобы совсем уж не выбить бабушку из колеи, я не стала ей ничего рассказывать, продолжала с ней обедать. С этого дня эпопея с ядом закончилась, казалось, бабуля забыла о своих подозрениях.
        - Я так понимаю, Ольга Петровна, что на этом все не закончилось. Вы что-то говорили о том, что Анфиса Егоровна на кого-то жаловалась…
        - В том-то и дело, дальше стало еще страннее. Только мы распростились с отравлениями, как бабушка стала утверждать еще более невероятные вещи. Якобы, кто-то приходит к ней по ночам, пьет, ест, моется в ванной, при этом имеет свои ключи не только от квартиры, но и от подъезда, сарая и даже от старинного секретера с документами.
        - А в чем это выражалось фактически? - Поинтересовалась я.
        - По ее словам, вставая утром, бабушка обнаруживала на кухне немытые чашки, остатки торта, например, хотя сама она сладкого не ест и даже не покупает. Или, например, ванна оказывалась налитой до краев, причем мыльной, а главное, еще ТЕПЛОЙ водой, иногда ей, якобы, гости даже стирали белье и развешивали на веревке…
        - Скажите, а она показывала Вам эти следы нашествий?
        - Да, конечно. Особенно меня удивил торт. Неужели, она специально ходила в магазин, чтобы купить его? Зачем? А если нет, то откуда он взялся в квартире? Я то знаю, вечером торта в квартире не было. Я сменила замок, но это совершенно не помогло. Ночевать у бабушки я не могла, от ее дома слишком далеко до института, ну, а в выходные, сами понимаете, личная жизнь тоже требует времени. Я так поняла,
«ночные визитеры» на жизнь бабушки не покушались, в отличии от «отравителей», помогали даже кое чем, так что оставила все как есть. Старушка чувствовала, что я не совсем верю ей, обижалась, видимо. Я совершенно не знала, как вести себя в данной ситуации. У меня до сих пор не укладывается в голове, как можно быть абсолютно нормальным человеком, разбираться в политике, финансах, советы дельные давать, … ну, я не знаю… анекдоты остроумные рассказывать… и вместе с тем такое… Абсурд! Я чувствовала, что здесь что-то не так, даже записала ее к хорошему психиатру, да вот не успела… Это случилось под утро… До сих пор не могу поверить… Нелепо как-то…
        - Не плачьте, теперь Анфису Егоровну уже никто никогда не обидит. Ей хорошо там, наверху. Вы в бога верите?
        - Не знаю, наверное. Боюсь только, бог тут не при чем. Насчет бабули человек постарался, или ЛЮДИ, если можно их так назвать.
        (Я часто вспоминала потом эту фразу, вырвавшуюся у Ольги случайно, но столь верную, что она сама бы, наверное, удивилась своей проницательности.)
        - Почему Вы все-таки так уверены в этом именно сейчас, когда Анфисы Егоровны уже нет, ведь раньше то были сомнения?
        - Из-за табуретки. Я как увидела ее, мне плохо стало, я все поняла, но меня никто, абсолютно никто, не стал слушать!
        - Я Вас слушаю, но, простите, тоже ничего не поняла.
        - Да, конечно, извините, я дико волнуюсь. Я говорила, что бабуля «покончила с собой», выбросившись в окно. Для этого ей необходимо было залезть на табурет, так как окна высоко над полом, да еще ниша с подоконником очень глубокая, так что просто перевалиться через него невозможно, так вот, залезть на табурет бабушка физически не могла, даже если бы сильно захотела. У нее был сильнейший артрит, коленки распухли и практически не сгибались, в периоды обострений она ходила и то с трудом. Подумайте сами. Ну, захотелось бы ей сброситься, могла выйти на балкон что ли, но забраться на стул ей было не под силу однозначно. К сожалению только после трагедии я поняла, что все это может быть правдой! Боже мой, я могла спасти бабулю, но просто поленилась думать, не захотела вникнуть. Я так корю себя! Теперь единственное, что я могу сделать, так это заставить «шутника», который, видимо, стал и убийцей, ответить за свои поступки. Хотя, конечно, это не вернет мне мою любимую старушку.
        - Да, история крайне странная. Как Вы думаете, кому смерть Вашей бабушки может принести выгоду?
        - Да никому, собственно. Честно сказать, материально выигрываю только я, да и то не так чтобы уж очень. Мне осталась квартира, но она все равно стала бы моей чуть позже, других претендентов на нее нет, а сейчас мне есть, где жить. От родителей мне досталась прекрасная жилплощадь. Сбережения у бабушки тоже, безусловно, были, но не в таком количестве, чтобы получать их ценой убийства, да и на месте они все, и украшения тоже, и сервиз серебряный, все на месте. Еще остался домик в Адлере почти на побережье моря, он тоже теперь достанется мне. Много лет уже мы сдаем его отдыхающим и на эти деньги довольно неплохо живем. Если честно, то почти все деньги доставались мне, бабуле вполне хватало ее пенсии. Сначала всем распоряжалась, конечно, она, я была слишком мала, когда мы остались с ней вдвоем, родители погибли как раз, когда отдыхали в этом доме. Просто поплыли на катере и перевернулись. В тот день был приличный шторм, и выходить в море было вообще опасно, а уж далеко заплывать… Мама плавала очень плохо, отец мог бы выплыть, но, видимо, один не захотел, а вдвоем не получилось. Сначала бабушка хотела
продать дом, нам нужны были деньги, но ее кто-то надоумил сдавать его. Это оказалось очень выгодно. Недавно я там даже сделала приличный ремонт… Квартиру родителей тоже оставили, жильцов, правда, не пускали, содержали две квартиры на деньги, полученные за машину, катер, еще мы продали многие мамины украшения, вещи, тогда легко было продавать и выгодно, ничего же в магазинах не было. В общем, жили достаточно прилично, не нуждались. После окончания школы я стала постепенно привыкать жить самостоятельно, бабушка не возражала, даже настояла на том, чтобы я сама занялась проблемами Адлеровского дома и брала деньги себе. Обещала, что будет обращаться ко мне, если ей понадобятся приличные суммы, а на жизнь ей хватало и пенсии. Да собственно и обращаться было не надо, последнее время я вела ее хозяйство. Недавно сменили газовую плиту на электрическую, например, ну, и много еще чего, хотя это к делу не относится. Просто я не знаю, что еще рассказать …
        - Наверное, хватит на сегодня, мы ведь будем часто с вами встречаться и неизвестно еще, что в этом деле важно, а что нет. Нам сначала нужно крепко подумать, осмыслить это дело и ваш рассказ, а потом обсудим с Вами еще многие детали. Если Вы не очень устали, ответьте еще на пару вопросов, и я Вас отпущу. Скажите, Анфиса Егоровна была общительным человеком? К ней ходили гости? Может, она сама навещала знакомых?
        - Последнее время подруг у нее осталось немного, возраст давал о себе знать, проблемы со здоровьем мешали старушкам часто общаться. Из-за артрита бабуля не любила без нужды ковылять по лестницам, для прогулок ей хватало лоджии. Она у нас огромная, отапливаемая зимой, очень солнечная; бабушка устроила там что-то типа оранжереи: полно цветов, деревья в бочках, там и гуляла, ставила кресло-качалку у перил и смотрела на окрестности. Последнее время к ней, пожалуй, заходили только соседки на чашечку чая, ну, и я, конечно. Гости были всего один раз на бабулино семидесятилетие, да и то моему другу пришлось привозить гостий на своей машине, а потом тем же способом развозить по домам.
        - И последний вопрос, Ольга Петровна, насчет Вашего друга. Это тот самый химик?
        - Да, это он.
        - Извините за вопрос, друг ведь понятие растяжимое. Это может быть и приятель и жених… В каких вы отношениях?
        - Не думаю, что наши отношения имеют какое-то отношение к смерти бабушки, но я понимаю - вам несомненно придется общаться с ним в процессе дела, мы ведь довольно близки… Так вот, мы познакомились достаточно давно, года полтора назад, но сблизились недавно. Я уже говорила, что он химик, так вот, когда бабушка стала подозревать, что ее травят, тогда она грешила на заварку, попросила меня отнести ее на экспертизу. Я не совсем представляла, как и где это делается, в университете я хотела обратиться к кому-нибудь на кафедре химии, чтобы проконсультироваться по этому вопросу, там и встретила его. Мы были уже слегка знакомы, по крайней мере, я помнила, как его зовут, да и он меня узнал, сам подошел, поинтересовался, зачем мне химия понадобилась, ну, и помог с анализом. Так как после этого «отравления» не прекратились, бабуля настаивала на том, чтобы еду я покупала все в новых и новых магазинах, даже чеки проверяла, походы по магазинам стали занимать все больше времени. Слава по мере сил и тут старался помочь мне, поджидал после занятий, возил по магазинам на своей «десятке». Постепенно это вошло в
привычку… В общем, скоро мы поженимся. Если бы не смерть бабушки, это случилось бы уже в этом месяце, теперь свадьбу, конечно, придется отложить. Это все, что вы бы хотели узнать?
        - Скажите, а Анфиса Егоровна как относилась к Славе?
        Меня удивил неожиданно резкий ответ Ольги:
        - Он делал для нее много хорошего, заботился, замок сменил, например, чтобы успокоить ее хоть немного, здорово помог в проведении юбилея, без него праздник вряд ли мог бы состояться. Я считаю, у нее не было поводов, чтобы относиться к нему настороженно…
        - Так значит все-таки настороженно?
        - Нет, ну что Вы ! Родители всегда считают детей, а особенно внуков вечными малышами. Вот и бабуля все твердила, что замуж мне еще рано, нужно закончить университет сначала, что мы мало знакомы. Как будто это имеет какое то значение! Наконец, ее не совсем устраивала разница в возрасте ( Слава старше меня на тринадцать лет). Короче, ничего конкретного, - (мне показалось Ольга почти оправдывалась) - но в общем бабушка не была против наших отношений. А последнее время он стал ей даже сниться. Представляете?
        - Ну, хорошо, Ольга Петровна, я вижу, Вы действительно подустали. На сегодня хватит. Давайте завтра созвонимся и решим, что делать дальше.



        ГЛАВА 3

        Нелли проснулась рано, можно сказать, она вовсе не спала этой ночью. Так много мыслей роилось у нее в голове, что о спокойствии не могло быть и речи. Лежа в постели, она вновь и вновь вспоминала все ласковые нежные такие милые словечки, которые говорил ей Влад при каждом удобном случае. Его уже откровенно не удовлетворяли долгие прогулки по берегу Волги, походы в рестораны и маленькие уютные кафе на набережной. Он хотел большего.
        - Нелли, милая моя девочка, я не понимаю, ты что, не веришь мне? Почему ты не хочешь жить со мной, выйти за меня замуж, родить детей, наконец? Я так мечтаю об этом! Неужели, я хочу слишком многого? Ты извини меня, родная, но у нас с тобой не так много времени, мы уже не молоды, зачем откладывать счастье, отодвигать его на потом? Если тебя что то не устраивает во мне, скажи, мы разберемся в этом вместе. Ведь главное, что мы любим друг друга, все остальные проблемы можно решить. Ты же любишь меня, Нелли?
        Без сомнения она безумно любила Влада. Никогда за все сорок лет жизни Нелли не испытывала такого глубокого чувства, всепоглощающего, но и мучительного вместе с тем. Сказать по правде, такой мужчина, как Влад, мог вскружить голову любой женщине, значительно моложе и красивее Нелли.
        Ее жизнь никогда не была наполнена мужским вниманием, откровенно говоря, сильная половина человечества, казалось, совершенно не замечала существования такой прекрасной, одаренной девушки, как Нелли. С самого детства ее приводил в отчаяние длинный нос, нескладная долговязая фигура, жидковатые волосы. Мама всегда внушала девочке, что внешность не столь важна, как богатый внутренний мир, красивая душа. Мама… Милая мамочка явно кривила душой, успокаивая дочку. Для нее Нелли, без сомнения, являлась самой умной, самой красивой, самой-самой… Но в школе, во дворе, девочка видела совсем другое отношение . В школе мальчишки подшучивали, а порой и откровенно смеялись, за длинный нос и долговязую фигуру ее прозвали Дуремаршей. Это прозвище доводило ее до слез, приводило в отчаяние. Но чем больше девочка нервничала, тем большее удовольствие доставляла своим обидчикам. Поход в школу постепенно стал для Нелли пыткой. Она замкнулась в себе. Единственное, что спасало ее в годы прекрасной юности, это музыка . Девочка играла сразу на нескольких инструментах: фортепиано, скрипке и арфе. Она никак не могла решить,
какой из инструментов ей нравится больше. Они были ее единственными друзьями, и отказаться хотя бы то одного из них Нелли была не в силах. Музыка отнимала много времени и сил. Школу и все с ней связанное девочка страстно ненавидела. Поэтому она еле-еле доползла до конца десятого класса, с грехом пополам сдала экзамены и навсегда распростилась с ненавистными школьными стенами. Жизнь ее в консерватории существенно отличалась от всего, что девушка знала раньше. Здесь она была окружена людьми, разделявшими ее интересы, внешность в этой среде не имела решающего значения, здесь все решал талант и творческая одержимость. Учиться в консерватории Нелли нравилось, она с удовольствием ходила на занятия, радовалась успехам и похвалам преподавателей, которые в школе были ей абсолютно безразличны. У девушки появилось множество приятелей и приятельниц, некоторые даже стали ее друзьями. В девятнадцать лет впервые в жизни на свой день рождения она пригласила не только родственников, но и подруг, а двадцатилетний юбилей справила за дружеским, пусть небогатым, но накрытым с любовью столом в студенческом общежитии
консерватории. Жизнь казалась ей прекрасной, как никогда раньше. Учеба, походы в кино, поездки на пикники захватили ее. Только вот поклонников у Нелли так и не появилось, ни одного. Но это совершенно не печалило девушку. Так много нового и прекрасного появилось в ее жизни, что желать большего ей просто не приходило в голову. Практически с отличием закончив обучение, она осталась работать в оркестре при консерваториии. Жизнь шла вперед, Нелли приглашали то на одну свадьбу, то на другую, подружки и друзья обзаводились семьями. Позднее пошли приглашения на крестины детей. Нелли любила малышей, ей доставляло искреннюю радость возиться с ними, играть. Частенько подруги оставляли детишек у нее, когда им хотелось сходить в кино или в гости с мужем. Она не возражала, ведь вечерами сидеть одной особенно тяжело. Жизнь катилась и катилась, спокойная и размеренная, не принося никаких сюрпризов. Ни приятных, ни грустных. Единственным горем, постигшим ее за эти годы, была смерть мамы. Она не болела, просто однажды прилегла отдохнуть и больше не проснулась. Все случилось так внезапно и нереально, что Нелли даже не
сразу осознала боль и глубину утраты. Родственники занялись похоронами, поминками и всеми необходимыми формальностями. Все эти дни девушка находилась в прострации, что-то делала, куда-то ходила по поручениям, ела, одевалась, шла за гробом…Она даже не плакала. Просто не понимала, что происходит. Ждала, когда весь этот ужас прекратится, все эти люди оставят ее в покое, закончится нервотрепка, и жизнь снова войдет в привычную колею.
        Когда закончились поминки, посуда была убрана, полы вымыты, все ушли, Нелли осталась одна. Совершенно одна. Впервые она поняла это настолько отчетливо.



        ГЛАВА 4

        - Лично мне подозрительна гражданка Мазурова Ольга Петровна. - Скворцов даже довольно основательно хлопнул ладонью по столу, как бы подтверждая серьезность своего заявления.
        - Да ладно, Антон . Она-то тут с какого бока? - Миша его убеждения явно не разделял. Я, честно говоря, тоже.
        - А с такого, дорогие мои компаньоны, что Вы тут сидели извилины напрягали, а я пошел дорожкой попроще. Короче говоря, проверил единственный факт, данный нам милейшей девушкой Ольгой Петровной, который в принципе не вызывает сомнений. А именно, пятнадцатого мая сего года гражданка Мазурова Анфиса Егоровна сдавала анализы в поликлинике номер девятнадцать нашего района на предмет обнаружения ядовитых примесей в составе ее крови. Хотите взглянуть?
        - Написано, конечно, много, но, к сожалению, совсем непонятно. Рассказывай давай, что значат эти каракули?
        - Я, Миша, тоже не Гиппократ, поэтому вот тебе заключение главврача, написанное на вполне русском языке и без грамматических ошибок. - Антон протянул листок, украшенный большой почему то красной печатью.
        - Так! - Миша пробежал текст глазами. - Я не понял, Ольга же нас уверяла, что ничего особенного не нашли, а тут, извините меня, адская смесь какая-то, ей богу.
        Разговор этот проходил в нашем офисе на следующий день после посещения милой девушки Ольги Петровны. Мы, как всегда, собрались все вместе, чтобы выработать план, согласно которому мы и будем вести в дальнейшем расследование этого не совсем обычного дела.
        - А не замешаны тут работники больницы? Могли, например, анализ подменить, или травить старушку через лекарства там, уколы всякие… - В вину Ольги Петровны все равно как то не верилось.
        - Я думал об этом, но, похоже, это очень мало вероятно. Анфиса Егоровна крайне редко пользовалась услугами поликлиники, лекарства покупала ей внучка в ближайшей аптеке, уколы по мере надобности делала сама. В прошлом году старушка лежала в первой городской больнице с тяжелой формой артрита коленных суставов. Но не думаю, друзья, что следует разрабатывать персонал больницы на предмет намеренного отравления, после выписки контактов ни с кем из врачей или сестер ни Ольга, ни Анфиса Егоровна не имели. Про старушку благополучно и прочно забыли. Всю заботу о здоровье бабушки взяла на себя внучка.
        - А кто приходил за результатами анализа ты не выяснил?
        - Это не представляется возможным. Готовые бланки с результатами исследований крови, а так же мочи, кала и флюрографии складывают в коробку у входа в регистратуру, где их и может забрать каждый желающий.
        - Таким образом, до Ольги эта бумажка могла побывать в любых руках, ее даже могли поменять на совершенно другую. Я правильно понял? - Антон не слишком охотно кивнул, видно ему жаль было своей версии, которая на глазах рассыпалась в прах.
        - Совершенно точно. На эту коробку никто не обращает внимания. Сам подумай, ну кому нужны чужие анализы?
        - Короче, с этим все ясно. Теперь ты, Янина. Что удалось узнать на бытовом фронте?
        - Мало. Но кое-что имеется. Практически весь вчерашний день я провела в чаепитиях со старушками из списка подруг Анфисы Егоровны, оставленного Ольгой. Результат почти нулевой. Ничего нового я не узнала . Подруги общались с ней в основном по телефону, говорили о здоровье, политике, о сериалах, немного о личных проблемах, но так вскользь, почти ничего конкретного. С соседками Анфиса Егоровна общалась тоже не слишком часто, но тут кое-что узнать удалось. Наиболее близки были старушке супруги Фирстовы из квартиры справа. Способствовало этому в основном два обстоятельства: то, что балконы их имеют общую стенку, и летом при открытых створках это позволяло мило общаться, покачиваясь в креслах-качалках, каждый на своем балконе. Ну, а второе обстоятельство, это то, что Олег Евгеньевич Фирстов очень подвижный старичок, хоть и давно на пенсии, но дома ему скучно, и он с радостью помогает и жене, и соседке по хозяйству, по первой просьбе охотно бежит в магазин и все такое прочее. Принимая во внимание небольшую разницу в возрасте и общность интересов (да, я забыла сказать, что Елена Прокофьевна тоже страдает
от артрита коленных суставов), общение их и даже дружба кажется совершенно понятной. Не смотря на это, в гости друг к другу они ходили довольно редко, так как с передвижением у обоих старушек наблюдались проблемы, то летом они общались, как я уже говорила, посредством балконов. Так же Олег Евгеньевич утверждает, что за продуктами или лекарствами соседка просила его сходить крайне редко, в основном он покупал для нее лампочки, которые летят в их доме чуть не каждый день, и газеты в киоске за углом. Кстати говоря, листок с результатами анализов принес именно Олег Евгеньевич, так как в тот день Ольга задерживалась в институте и могла не успеть до закрытия поликлиники, а Анфисе Егоровне хотелось узнать результат как можно скорее по понятным причинам. Фирстов говорит, что она очень расстроилась, прочитав заключение врача, хотя он не совсем понял из-за чего, ведь анализ оказался прекрасным . А вот жена его, Елена Прокофьевна, соседке посочувствовала: «Лучше узнать , что тебя кто-то травит, чем слушать уверения в своей ненормальности». А еще она сказала: «Беда Анфисы в том, что никто не хотел прислушаться к
ее словам, голова у нее была на удивление ясной, никаких признаков склероза или, как они там понаписали, маразма старческого. Всем бы такую голову! Я убеждена, что если она говорила, что ее травят, ходят к ней по ночам, то, как бы абсурдно это не звучало, все правда. Разобраться надо было, кто так шутит, а не отмахиваться от человека. Этот самый торт я лично видела, и уверена, что купить его сама она не могла. У нас в тот день у обоих от погоды обострение артрита было, а Олега купить она ничего не просила. Откуда же он взялся, скажите на милость? А еще у нас кот сдох после того, как доел суп Анфисин. Хороший, между прочим, суп, свежий и мяса много. Только у нее холодильник размораживался, побоялась, что испортится, вот и отдала Ваське, а он взял и сдох после него. Тоже скажете совпадение? Мы ей даже говорить не стали, чтобы не расстраивать. Олег Ольгу во дворе дождался, поговорил с ней, а она обиделась, вместо того чтобы подумать хоть немного, плакать начала, говорить, что сама суп готовила из всего свежего … Корче никто не хотел слушать. Я, честно сказать, даже с участковым разговаривала, он меня на
смех поднял, назвал мисс Марпл. Ну, а после анализов этих и вовсе все поверили, что все выдумки наши и бред. Так вот погубили человека, и виноватых нет.
        - Отчего умер кот, конечно, никто не потрудился выяснить. - То ли спросил, то ли подытожил Михаил. - Может, суп здесь и вовсе не при чем?
        - Может. - Кивнула я. - Участковый, например, в этом просто уверен. Пыталась я с ним говорить. Бесполезное дело. Стенка глухая…Но это , коллеги, еще не все. Самое интересное, как всегда, напоследок. Потеряв много часов на беседы с престарелым контингентом подъезда, я нашла свидетеля, который видел человека, принесшего ночью как раз того дня (третьего июня), торт в квартиру Анфисы Егоровны Мазуровой.
        - Шутишь!? - В один голос ахнули мои собеседники.
        - Ничуть. Я, между прочим, честно трудилась в поте лица своего, не останавливаясь на сведениях полученных от четы Фирстовых, я скрупулезно опросила остальных пенсионеров подъезда, в результате чего и вышла на милейшую бабуленцию семидесяти двух лет, проживающую на первом этаже, ну, и, естественно, страдающую бессонницей. Мало того, она страдает еще и нелегкой формой шизофрении, что, впрочем, совершенно безобидно для окружающих. Вкратце диагноз такой: днем бабуля ведет себя вполне пристойно, гуляет во дворе, готовит, убирается, ходит в магазин, короче, все как у людей…
        - Яночка, солнышко, нельзя ли покороче, тема твоего сегодняшнего доклада не шизофрения и ее проявления, а образ жизни совершенно другой старушки…
        - Продолжу, если позволите. - Невозмутимо отмахнулась от придирок я. - Так вот днем все как у людей, а вот ночью милейшая Любовь Леонидовна принимает у себя не много ни мало, а гостей с далекой планеты Альфа Центавра. Причем, пришельцы вполне цивилизованы - попадают в квартиру абсолютно нормальным способом, то есть через дверь. Никаких тебе форточек, скачков сквозь стены, все просто и незатейливо. Одна только проблема у жителей голубой планеты: не знают они, что такое замки. Видимо, искоренили у них преступность нафиг, вот и отпала необходимость запираться.
        - Здорово! Познавательно, аж жуть! Мне, между прочим, еще на работу надо, а я тут научной фантастикой балуюсь. - Проворчал Скворцов.
        - Все дело в том, Антон, что на двери подъезда Анфисы Егоровны поставлен кодовый замок с защелкой, и, когда он закрыт, гости не доходят до бабы Любы, и коротает она ночь тихо и одиноко. Поэтому, как только народ укладывается спать, старушка выходит и открывает подъезд нараспашку. Соседи в курсе подпольной жизни Любови Леонидовны. Сначала пытались бороться, вставали закрывать дверь, но упорство бабули победило, постепенно смирились, и уже несколько лет все шло как надо. И вот представьте себе, последние несколько месяцев какой-то поганец повадился опять баловаться с закрыванием дверей. Таким образом, третьего июня сидит Любовь Леонидовна у накрытого стола, ждет гостей и слышит хлопок замка. Она потихоньку приоткрыла дверь и увидела молодого мужчину, который с тортом в коробке тихо поднимался по лестнице. Дошел до двери четвертой квартиры, открыл своим ключом и вошел внутрь. Баба Люба сначала запаниковала, подумала, не ее ли гости переметнулись к соседке, но парень вовсе был не похож на ее миленьких серо-зеленых пришельцев. Подумав «седина в голову, бес в ребро», старушка открыла подъезд и вернулась
к себе. Пока жива была Анфиса Егоровна, Любовь Леонидовна никому не рассказывала о происшедшем, дабы не компрометировать подружку, хотя молодого человека видела еще не раз. Так вот, милые мои деточки.
        - Да уж круто! Скажи, ты сама то хоть веришь этой ненормальной? - С сомнением глянул на меня Корчагин. - Она же кого хочешь увидеть может. Клинтона, например, или Путина.
        - Это конечно, - спокойно отозвалась я. - но, прошу заметить, с тортом она видела парня лишь раз, причем в ту ночь, когда он таинственным образом появился в квартире номер четыре.
        - Свидетельство безусловно аховое, но вкупе с другими картинка начинает вырисовываться безрадостная, и все больше и больше как-то стало попахивать убийством. Я даже в общих чертах представляю, как все было обстряпано, но вот зачем, а главное, кто этот милый парнишка - большой жирный знак вопроса… - Антон посмотрел на часы, вздохнул. (Последнее время бравый милиционер стал отъявленным домоседом. Дай ему волю, он и на работу бы не ходил, сидел бы около своих близнецов, как привязанный, пел колыбельные и менял памперсы. Но на памперсы нужно заработать, милый друг, так что вернемся к нашим баранам, вернее старушкам.. ) - Ну Миш, а ты что узнал? Ты-то хоть не с шизами общался? Все-таки в университет ходил, к интеллигентным людям.
        - Свою часть работы я выполнил не хуже вас, дорогие мои. Изучив целом жизнь Ольги Петровны Мазуровой, я предварительно пришел к неутешительному для тебя, Антон, выводу, что личность она светлая, с криминалом никак не завязана. - Корчагин неторопливо достал из кармана замызганный блокнот для заметок и начал листать, бегло просматривая записи. - По отзывам соседей, друзей и преподавателей, честна, работяща, скромна, аккуратна, не пьет, не курит, хорошо учится, прелестно одевается, живет не то чтобы на широкую ногу, но в достатке… Если бы не Янка прямо женился бы и все, такие девушки сейчас редкость… Не смотри так на меня, я мысль теряю, начинаю нервничать и путаться… Так на чем я кончил?
        - На женитьбе. - Нетерпеливо напомнил Антон.
        - Точно. Насчет жениха все сложнее. Личность не совсем понятная. Работает на кафедре химии всего-навсего лаборантом, два часа в день. На фоне этого утверждает, что занимается научной работой, мало в чем себе отказывает, одевается очень даже ничего, ездит на новехоньких «Жигулях» десятой модели. Возраст тридцать три года. Не много, в общем то, но для работы лаборантом, вроде как, перебор. Ну, это его дело. Живет, по словам Ольги, один в четырехкомнатной квартире с антикварной мебелью на главной улице города. Что еще? По женской линии стоек. Хотя, по уверениям многих студенток и сотрудниц (скажу сразу, я с ними несколько не согласен), шансов иметь кучу подружек у него предостаточно, но он ими отчего-то пользоваться не желает. Год назад у него был трогательно-нежный роман со студенткой четвертого курса Татьяной Шишковой, но там произошла какая-то темная история, девушка спешно продала квартиру и, не доучившись каких то полгода, покинула город, университет и жениха в придачу. Он некоторое время был безутешен, пока не встретил Ольгу…
        - Что за история, не мог поточнее разузнать? - Заинтересовался Скворцов.
        - Не успел. Да и вряд ли это имеет отношение к Анфисе Егоровне.
        - Это имеет отношение к жениху ее внучки, а это кое-что да значит.
        - В деканате я достал личное дело Шишковой Татьяны. Там есть адрес проданной квартиры, так же адрес родителей, ну, и много другой информации. Возьми, Антон, узнай чего-нибудь по своим каналам. А еще посмотри, нет ли чего на этого красавчика - химика в ваших досье. Не нравится он мне. Не пойму почему, но не нравится жутко.
        - Всегда настораживает то, что непонятно. А о нем у нас сведений пока ноль. Чем живет? На что живет? Почему не работает по-людски? Но ты Миш не волнуйся, все выясним, будет, как стеклышко. Ладно, ребята, я побежал, опаздываю. Свое задание я понял: узнать побольше о химике и покопаться в прошлогодней истории студентки Шишковой. Пока, не скучайте, если что звоните.
        Антон испарился со скоростью близкой к скорости света.
        - Ну что, и мы что ли пойдем, а Ян? Есть охота, поедем домой, пообедаем, отдохнем… - Мишка хитро посмотрел на меня, каким-то таким взглядом, который совсем не настраивал на серьезную работу.
        - Знаешь что, дорогой, рабочий день только начался и отдыхать повода я не вижу совершенно…
        - Это не важно. Я вижу за тебя. - Начал горячо убеждать меня Миша. - Домой приедем, я и тебе расскажу, покажу даже, и ты все увидишь, честное слово, я обещаю…
        - Нет, ведь главное не стыдно человеку. С ума сойти . Только из койки вылез, до работы с грехом пополам добрался, а его уже обратно тянет. Ужас!
        - Вот и я говорю, ужас, - покаянно опустил буйну голову Корчагин. - прямо не знаю, что и делать. Слушай, давай в офис тоже кровать купим, может, полегче мне как-то станет, как считаешь?
        - Тогда труднее станет мне. - Сурово оборвала я . - Ровно в два раза. Ладно, шутки в сторону. Не мешало бы пригласить к нам на беседу Ольгу еще разок и химика-ботаника тоже.
        - А что ты хочешь у него узнать? - Поинтересовался Миша.
        - Ума не приложу. - Я действительно еще не определилась, как строить разговор с господином Шульгиным. - Нелепая какая-то история. Кому ветхая старушка помешала? Она и так померла бы, ни сегодня, так завтра. Из подозреваемых только внучка и ее жених. Что тоже смотрится абсурдным, так как мотивов мы пока не видим. Если убила внучка, странно, что она не успокоилась после того, как милиция закрыла дело. Жених тоже в пролете: из-за смерти бабули свадьбу придется отложить, а выигрывать что либо от смерти старушки он может только, если станет ей родственником, так что свадьба ему бы нужна, по идее…
        - А может, нет, сейчас он вроде как не при делах. Вдруг неожиданно всплывет чего-то, о чем даже Ольга не догадывается: наследство какое-нибудь или план, где клад зарыт… - Корчагин в задумчивости потер лоб. - Ты права, вызывай Ольгу и давай просей через мелкое ситечко всю их близкую и дальнюю родню, героическое прошлое бабульки, а так же ее усопшего мужа, дочери и зятя…
        - Вот сам этим и займись. Не обижайся, пожалуйста, но как-то мне второй день не спокойно после разговора с Мариной. Что-то у нее случилось совсем нехорошее, как будто подменили человека. Поеду я к ней съезжу, ладно? Вдруг, помощь нужна. А ты уж тут сам без меня как-нибудь. А вернусь, сходим куда-нибудь, покушаем.
        - Ладно, не подлизывайся, иди уж, спасай это чудо в перьях, - добродушно отозвался Михаил, - а то, правда, ночью не уснешь и мне не дашь. Хотя с другой стороны …
        - Молчи маньяк! А то вообще ночевать к себе уеду, вот уж ты выспишься !
        Хлопнув дверью, не дослушав, что еще придумает мой любимый, я направилась к машине. Михаил прав, спать спокойно, когда моя подруга решила поломать всю свою жизнь, я точно не смогу. Да и сам он, я уверена, хоть и старается этого не показывать, не может равнодушно относиться к Маруськиным неприятностям. Не чужие, все таки, люди…



        ГЛАВА 5

        Я ехала по городу, и тихая грусть охватила меня. Почему-то всегда в конце августа меня гложет безотчетная жалость по уходящему лету. И хотя впереди еще и бабье лето, и золотая осень с листопадом, для меня как будто что-то остается здесь, в августе. С первыми днями сентября уходит еще один год моей жизни, жаль его безумно. Я жутко не люблю зиму, ворох одежды, который все равно не спасает от холода и ледяного ветра, голые деревья, унылые краски. Наверное, чувство это, впрочем, как и все остальные, пришло со мной из детства. Я страшно не любила учиться, вставать рано, в полудреме брести в школу, сидеть там на неудобном стуле по шесть часов подряд, тупо уставившись на доску с непонятными формулами. Яркая, веселая, беззаботная жизнь улыбалась мне только в каникулы, конец августа означал начало трудовых будней. Отсюда грусть и тоска.
        Уютный камин в Мишиной спальне немного примирил меня с холодной зимой. Я так долго до встречи с Корчагиным оставалась одна, что теперь стараюсь как можно чаще находится в объятиях любимого и дорогого мне человека. Конечно, можно сказать, что я кокетничаю, подумаешь, всего то год прожила в разводе, но сейчас, когда рядом со мной появился действительно настоящий мужчина, внимательный, заботливый, сильный, я особенно ясно поняла, какой несчастной и одинокой была практически все то время, пока считалась женой Игоря Михайлова. Я не чувствовала от него и сотой части той любви и нежности, которую сейчас постоянно дарит мне Миша. Порой я даже боюсь свалившегося на меня так внезапно счастья. Вернее не самого счастья… Я просто никак не могу поверить до конца, что все это правда, и все это на долго. Я стараюсь строить наши отношения легко, не отягощать их излишними заботами, волнениями, эмоциями, чтобы не увлечься так, что разорвать их будет смертельно больно. Миша же с момента первой нашей близости в мерцающих отблесках каминного огня, похоже, находится в состоянии постоянной эйфории, приносит подарки,
заваливает дом цветами, а меня комплиментами. Он готов кричать о своей любви на каждом перекрестке нашего города. Он прощает мне все капризы и причуды. Мы даже не поругались за эти месяцы не разу. Честное слово. Он поднял меня в своих глазах на такую высоту, что даже не ревнует. В его представлении такая цельная и чистая натура, как я, просто не способна на ложь и предательство… Единственное, что в наших отношениях выводит его из себя и злит, так это мое упорное нежелание переехать жить в его дом. Ему не достаточно того, что мы с Дизелем и так девяносто процентов времени проводим в его особняке, что и ванная комната, и шкафы, и тумбочки забиты моими вещами. Он желает, чтобы я официально поменяла место жительства, сообщила об этом родителям, друзьям, бывшему мужу и всем-всем-всем… Для полного счастья неплохо бы вообще продать мою теперешнюю жилплощадь, чтобы даже мысли о возвращении не могло возникнуть в моей голове. На это я пойти никак не могу все по той же причине: боюсь. Боюсь потерять только что обретенную с таким трудом свободу и независимость, боюсь разочарования. При всей моей любви и уважении,
я Мишу еще слишком плохо знаю, чтобы связывать с ним свое будущее крепкими неразрывными узами. Нельзя просто отмахнуться от того, что всего несколько месяцев назад он был любовником моей лучшей подруги. Меня в жар бросает каждый раз, как я представляю, что и ей он, возможно, говорил те же слова, что и мне, давал те же обещания, шептал на ушко страстные признания… Нет уж, господин Корчагин, я больше не куплюсь на простые слова, пусть даже красивые и заманчивые, Вам еще не раз придется доказать силу и искренность своих чувств, прежде, чем я поверю в них окончательно и бесповоротно. А пока пусть все идет, как идет. Я с удовольствием провожу в спальне с камином ночи и вечера, люблю вместе с Мишей наблюдать за загадочным танцем ярких мерцающих языков огня. Люблю ласки, которыми щедро осыпает меня жених, горжусь им и ни в коем случае не хочу потерять… Но уж если так случится, удерживать не стану. Вот для этого я и стремлюсь всеми силами сохранить остатки независимости, хотя с каждым днем это становится все труднее и труднее…
        Размышляя таким образом, я добралась до Марининого подъезда. К моему великому огорчению подругу дома я не застала. Безрезультатно позвонив раз десять в дверь, я для верности пару раз стукнула по ней коленом (пнуть белоснежную Маринину дверь грязной обувью рука, вернее нога, не поднимется) я вынуждена была вернуться на улицу. Вездесущие старушки на лавочке у подъезда проинформировали меня, что подруга еще вчера, видимо сразу после разговора со мной, с двумя чемоданами отбыла в неизвестном направлении. «Между прочим - ядовито поджала губки баба Клава, Маринина соседка сверху - с новым хахелем. И главное, не стыдно шалаве, одного дня до приезда мужа не дотерпела. Такая шелковая последнее время была, а тут нате вам - поскакала, задравши хвост, аки драная коза.»

«Мужик-то ейный нынче приехал, так бегал-бегал тут сердешный, выспрашивал: кудай-то его пришмондовка улетучилась - с удовольствием добавила шаровидная баба Нюра из соседнего подъезда - так мы ему все, как есть, обсказали. Он, веришь ли, нас обматерил и тоже поскакал отседа…»
        За что не любили старушки Марину, понять не составляет труда, а вот насчет Олега - вопрос трудный. Мужик он во всех отношениях положительный, пьет в меру, не курит, денег много зарабатывает, особенно по меркам околоподъездного общества.
        У Мариши на этот счет сугубо свое мнение. Она убеждена, что чувство ненависти в старухах зреет из чувства зависти. «Ты думаешь, Ян, они такие уж старые, эти тетки на скамейке? Вовсе нет. Такими их сделал не года, а алкоголик-муж, лень, безденежье, нежелание следить за собой. Жизнь свою они сами безвременно превратили в дерьмо. Некоторые из них еще даже и не на пенсии, ей богу. У половины сплетниц дочки замужем за такими же алкашами, как папаша, у других и вовсе в разводе. А тут мы - я красавица, что уж скрывать, Олежка по всем статьям мужик завидный. Вот и не могут простить, что не их дочки дебелые его к рукам прибрали, а я недостойная. И его заодно недолюбливают по той же причине».

«Слушай, неужто все старики такие ядовитые? Мы тоже озлобимся, когда постареем?» - такая безрадостная картина вгоняла меня в дрожь.

«Не майся дурью, крошка, куда нам до них, была забота в чужие дела-то лезть, со своими бы распахтаться, я лично лет на тридцать-сорок ближайшие на лавке сплетничать не планирую. А потом все не так уж страшно. Есть же и приличные пенсионеры, только они у подъезда не ошиваются, куда попало нос не суют, работают или внуков воспитывают. Так то вот!»
        Задорное Маринкино лицо и хитрая улыбка, с которой она рассуждала о старости, мелькнуло у меня перед глазами, но тот час же превратилась в печальную и понурую, ту которую я видела вчера. Видимо, в ее жизни, действительно, произошло что то серьезное и трагичное, раз она решилась пойти на то, чтобы расстаться с Олегом. В их совместной жизни было так много крутых виражей, споров, ссор, откровенных скандалов, что я просто потеряла им счет. Добиться от Марины причины очередной размолвки было иногда невозможно, допускаю, она и сама до конца ее не понимала, зато я всегда на сто, даже сто пятьдесят процентов была уверена в том, что подруга приложит максимум сил и коварства, чтобы добиться примирения и извинений со стороны в большинстве случаев совершенно не виновного мужа, извлечь из этого для себя выгоду и еще больше укрепить свой достаточно нестабильный брак. О разводе из уст Марины я до вчерашнего дня не слышала ни разу. Она даже думать об этом мне запрещала, сглаза боялась. Я часто задумываюсь над этим феноменом. В моей голове просто не укладывается, как можно так искренне и самозабвенно любить мужа,
при этом изменяя ему направо и налево. Желание иметь как можно больше поклонников, на мой взгляд, последнее время приобрело у Марины чуть ли не болезненный характер. Она не пропускает ни одного мало мальски приличного мужика… Вернее, не пропускала… Что же случилось с моей неугомонной подругой, пока она была вдали от меня? Не прощу себе, если с ней стрясется что-то плохое. Нужно как можно быстрее поговорить об этом с Олегом, хотя я сильно сомневаюсь, что он имеет к этому непосредственное отношение.
        Брак Марины и Олега существует уже более восьми лет. Орлов человек довольно состоятельный. Подруга не утруждает себя работой, ездит на хорошей иномарке, носить дешевые рыночные шмотки считает унижением и отсутствием вкуса, но сказать, что он держится за мужа только из-за денег, я не могу, так как прекрасно помню времена, когда они не могли позволить себе даже поехать отдохнуть куда то дальше деревни Зуйково, где у Олега и по сей день проживает бабушка. Да что там отдых, они жили два года в десятиметровой общежитской комнатушке, но и тогда Марина мужа любила ни чуть не меньше. Вообще, в их семейной жизни все складывалось довольно хорошо, пусть не безоблачно, но благополучно. Олег достаточно быстро смог заработать вполне приличную жилплощадь, не бог весть что, конечно, но после общаги квартирка показалась Марине настоящим дворцом. Потом Орловы переехали в настоящие апартаменты, где и проживают до сих пор. Карьера Олега с каждым годом складывается все удачней, сейчас он занимает высокий и уважаемый пост в солидном финансовом учреждении… Однажды только на семью свалилось несчастье… Да что там
несчастье… Беда настоящая… Когда Маринка ждала ребенка, первенца, ( месяцев пять уже было, даже ближе к шести) на нее напала шайка каких то отморозков, затащили в ближайший подвал… короче говоря, потеряла она малыша. Но это бы еще пол беды, но во время операции ей пришлось удалить часть матки, так как от побоев там что то нарушилось, началось воспаление, и детей с тех пор подруга не может иметь никогда. Самое страшное, что винит в случившемся она почему то исключительно себя. Мол не потащилась бы вечером одна в эту чертову подворотню, так ничего бы и не случилось… Никакие увещевания Олега, мои, друзей и родителей влияния на нее не оказывают, она вообще с неохотой вспоминает события тех нелегких дней, а если уж идет на разговор, то становится хмурой и замкнутой. Муж пару раз отправлял ее на прием к знаменитым и жутко дорогим психоаналитикам, но Марина возвращалась оттуда еще более раздраженной и несчастной. В конце концом мы пришли к негласному соглашению, забыть и похоронить эту историю на задворках памяти… Мы то смогли, а вот подруга, похоже, до сих пор не может успокоиться. Отсюда, наверное, и ее
болезненное отношение к сильному полу вообще и к мужскому вниманию в частности. Она хочет доказать себе и окружающим, что интересна всем и каждому сама по себе, безотносительно того может ли она иметь детей или нет, что предназначение женщины не только в этом… А может, я ошибаюсь, в конце концов я не имею достаточной подготовки, чтобы рассуждать о таких тонких и запутанных вещах, как человеческие эмоции. Просто мне так кажется.
        От мыслей и воспоминаний о подруге на душе стало еще муторней. Я попыталась извлечь как можно больше полезного из досужей болтовни околоподъездной братии.
        Через десять минут я отъезжала от дома Марины, нагруженная сведениями по самые уши. К сожалению, ничего полезного из бормотанья сплетниц выудить не удалось. Марки машины они не знают, номер не запомнили, парня описали расплывчато: лет около тридцати, с виду вполне приличный, приехал, зашел в подъезд, через двадцать минут вышел с чемоданами, за ним плелась Марина. Именно плелась, даже старухи отметили такое несвойственное для подруги состояние. Это настораживало меня более всего остального.
        По большому счету, ничего особенного во всех этих событиях не было. Уехать с чемоданами Марина могла куда угодно, хоть на пикник, хоть в гости, хоть в турпоездку, в помощниках недостатка подруга тоже не испытывала, что на следующий день приедет Олег, она, вроде, не знала. Но направляться куда-то в обществе шикарного молодого парня на «новой, блестящей» (по уверениям соседок) машине и иметь при этом такой пришибленный вид - это, по-моему, нонсенс.
        Мелькнувшая было в мозгу мысль, что все вчерашние переживания подруги были связаны с любовными метаниями Маришы между мужем и новым молодым человеком, быстренько испарились, уступив место еще большему волнению . Я уехала, оставив в дверях квартиры записку с просьбой к Олегу или Марине связаться со мной, как только вернутся. Больше сделать я в данной ситуации не могла ничего.



        ГЛАВА 6

        Выходя из машины около офиса, я буквально столкнулась с Антоном. Его возбужденный вид говорил о том, что ему есть, чем поделиться с компаньонами по нелегкому сыщицкому ремеслу.
        - Ян, ты откуда? - Спросил он.
        - Сам то чего вернулся, вроде бы только недавно улетучился. Светишься, как медный чайник.
        - Мне Мишка прийти велел. У него сейчас эта заказчица как раз. А у меня для нее шикарные новости. Боюсь, правда, не совсем то, что ей хотелось бы услышать, но не я это придумал. - В голосе Скворцова звучало явное торжество и удовлетворение хорошо проделанной работой.
        - Слушай, Антош, прямо заинтриговал. Колись, чего нарыл. - Всерьез заинтересовалась я.
        - Некогда. Пошли, меня «босс» ждет с нетерпением.
        Войдя в офис, мы застали Ольгу и Мишу мирно беседующими за чашечкой кофе.
        - А вот и вы! Мы вас с Ольгой Петровной уже заждались. Проходите, рассказывайте, что узнали по интересующим нас вопросам?
        Антон смущенно посмотрел на клиентку, кашлянул и нерешительно начал.
        - Мне поручили проверить кое что в биографии Вашего жениха, ну, не знаю чего там Михаил хотел найти, но то, что обнаружил я, мне, честно сказать, не понравилось.
        - Я просила Вас не копаться в грязном белье Славы, его у каждого из нас предостаточно, а расследовать обстоятельства смерти моей бабушки. - В голосе клиентки звучало явное недовольство и раздражение. - Насчет жениха же моего позвольте мне самой решать, хорош он в качестве будущего мужа или нет…Вряд ли какие-то, пусть и не самые прекрасные поступки Славика в прошлом, могут повлиять на наше решение. - В гневе гражданка Мазурова выглядела очаровательно.
        - Решение это уже полдела, что, безусловно, немало. - Покладисто согласился Антон. - Осталось только развестись. - Мы глянули на коллегу с изумлением.
        - Вы бредите что ли? Извините, Антон Евгеньевич, но чтобы развестись, нужно сначала оформить брак, а мы пока еще свободны, и потом, я не понимаю… - Ольга смотрела на Скворцова, как на буйнопомешанного.
        - Вы свободны, я проверил по картотеке загсов, - согласно кивнул головой Антон, - а вот Ваш «жених», извиняюсь, не совсем. Год назад он женился (причем, хочу заметить, уже во второй раз), проживает на жилплощади своей жены и о разводе, по крайней мере на официальном уровне, и не помышляет.
        Не знаю, как Ольга, а я обалдела от такого поворота событий. Выходит, Антон прав, и Славику действительно выгодно то, что предполагаемая свадьба отодвинулась на неопределенное время.
        - Я думаю, Вы ошиблись. Надо знать Славу, чтобы понять - он не способен на такую циничную ложь. Советую проверить еще раз, обратите внимание на то, что имя и фамилия эти довольно распространенные… - Внешне Ольга держалась молодцом, слегка побледнела, но в целом была относительно спокойна.
        - Мне жаль, но сведения точные. Я лично видел документы паспортного стола с фотографией, пропиской и штампом о браке. Со дня его последней свадьбы не прошло еще и года. Предыдущий брак длился шесть лет. У него даже ребенок есть от первой жены. Ему всего четыре года. Вот я выписал все данные: фамилии, адреса… Куда Вы, Ольга Петровна?
        - Это ошибка, недоразумение. И даже если это правда, я хочу услышать это от Славика. Я верю - всему этому есть вполне разумное объяснение. - Сдерживая слезы и даже не взглянув на документы, предложенные ей Антоном, девушка поспешно покинула наш офис.
        - Да уж, дела! Говорил я: не нравится мне этот красавчик, хоть режь. Ну что же ребятки, копаем Славика всерьез, и начать предлагаю с Татьяны Шишковой. Год назад наш Казанова женился, а девочке пришлось спешно уехать из города. - Глаза Корчагина загорелись азартом, похоже, в его голове уже начали выстраиваться всевозможные версии аморального поведения совершенно не симпатичного ему гражданина Шульгина.
        - Может, расстроилась, что он бросил ее или залетела… - Задумчиво протянул Антон.
        - Все это не повод бросать институт, продавать квартиру, скорее наоборот, в таком состоянии вряд ли кто на все парах понесется в отчий дом, рубя все концы. - Резонно возразил Миша. - Нет, тут что то другое. Покруче.
        - Я согласна. Антон, у тебя есть адрес Марининых родителей?
        - Да. Они тут недалеко в пригороде живут. Так полудеревня, полурайцентр. Я думаю, Мише стоит съездить, потолковать с девушкой .
        - Вряд ли она захочет открыть душу такому «тонкому и чуткому» парнишке, как наш Михаил. Поеду я, надеюсь, мне скорее удастся найти подход к ранимой девичьей душе.
        - Ну, давай тогда прямо в путь. - Нехотя согласился Корчагин. - До вечера обернешься. Антон, возвращайся и продолжай работать с этим Владиславом Львовичем, будь он неладен, женами поинтересуйся, родителями, ну, не мне тебя учить. А я, пожалуй, опять в университет. Попробую встретиться с героем-любовником, сегодня вечером по графику его очередь мыть пробирки. Но сначала я требую полноценного обеда, без подкормки я плодоносить отказываюсь.
        Через пятнадцать минут мы все втроем сидели за столиком в маленьком уютном кафе с изумительной русско-восточной кухней.



        ГЛАВА 7

        Городок, где живут родители Татьяны Сергеевны Шишковой, встретил меня не слишком то ласково. Начать с того, что на подъезде к первым домам населенного пункта меня поджидала западня в виде открытого канализационного колодца, замаскированного огромной необъезжаемой ни с какой стороны лужей. Притормозив немного перед неожиданным препятствием, я, как мне показалось, здраво рассудила: ехать надо ближе к центру, наверняка машины, объезжая лужу, стремятся держаться ближе к берегу и дорога наиболее разбита как раз в тех местах. Размышляя таким образом, я смело внедрилась в самый центр «озера», и вот результат - в глухую сижу в канализационном люке. Открыв дверку машины, мне захотелось плакать: грязная жижа достигала практически низа дверки. Окинув взглядом дорогущие кроссовки, изготовленные в Германии совсем не для плавания в жутком болоте, я загрустила еще больше.
        - Не надоть было по середке-то ехать, милая барышня. Держались бы краешку, потихонечку, глядишь, и перебрались бы на ту сторону. - Вывел меня из транса скрипучий стариковский голосок . Принадлежал он небольшому дедку, мирно сидящему на лавочке у входа в убогий домишко метрах в двадцати от меня.
        - А нельзя было сказать об этом чуточку пораньше, пока я не завязла здесь по самые уши? - не на шутку обозлилась я.
        - Так ты ведь, милая, не спрашивала. - Дед спокойно продолжал курить сигару, издалека похожую на самокрутку.
        - Послушайте, дедушка, вы в этом доме живете? - решила сменить я тактику. - Не могли бы Вы вынести мне какие-нибудь сапоги резиновые? А то я прямо и не знаю, как до сухой земли добраться.
        - Знаешь, дочка, сколько здесь таких, как ты, ухарей за день застревает? Человек пять . Ты вот и посуди сама, напасешься на всех сапог? То-то и оно, что нет. Живем, сама видишь, не больно богато, где денег то взять на лишнюю обувку?
        - Так я же верну, мне на две минуты только.
        Дед сурово молчал. Представив, в каком незабываемом виде придется предстать перед родными незнакомой мне Марины Шишковой, благодаря этому нелепому приключению, я впала в отчаяние.
        - Что же делать? - Я начала постепенно закипать.
        - Хочешь, купи сапоги, - подивился моей несообразительности советчик.
        - Да как же я отсюда вылезу ?! - Я и сама не заметила, как перешла почти на крик.
        - Ладно, давай деньги. - Смилостивился старикашка. - Заверни во что-нибудь тяжелое и кидай сюда. Добросишь, небось, недалеко тут.
        - Сколько? - Я поняла, что придется смириться с неизбежностью, и практически успокоилась.
        - Да рубликов двести, я думаю, сапоги стоят, а? - Глаза мужика алчно заблестели.
        - Дороговато, конечно, но делать нечего. - Взяв спичечный коробок, я высыпала из него спички, сунула на их место две сотенные бумажки и бросила дедку на берег. Он, кряхтя, поднял его и неторопливо поковылял к своему кособокому домику. До меня, наконец, дошло, зачем этот убогий мужичишка сидит на лавке посреди грязной улицы. Хитрый крестьянин придумал ловкий способ получать деньги, не работая. По меркам небольшого уездного городишки, где зарплату не получают по несколько месяцев, двести рублей совсем неплохие деньги. А если учесть, что лужа эта оказалась ловушкой не для меня одной, то ловкости дедка можно даже позавидовать.
        - На вот, свою то обуйку не сымай, целиком вместе с кедами внутрь влезешь. Давай по-быстрому, неколи мне, старуха с обедом ждет. - Старик, обутый в огромные резиновые сапоги, подошел почти вплотную к моей машине и протянул мне точно такую же обувку, как на нем.
        Нога пролетела в огромные разношенные сапоги без задержки. Наконец-то, прихватив с собой все нужное и, заперев машину, я оказалась на твердой земле. Тут передо мной встало сразу две насущных проблемы: куда девать эти страшенные огромаднейшие бахилы, и что теперь делать с машиной. Первый вопрос с легкостью разрешил дед.
        - Ну что, не нужны пока больше сапожки-то, дочка? Давай возьму, пусть полежат у меня до времени. Чего ты их в руках таскать что ли станешь? - Подхватив бахилы, он скоренько поковылял обратно к дому. С облегчением я поняла, что уродливой обувки, купленной за двести рублей, я больше не увижу никогда. Вторая проблема казалась более сложной. Оставить машину и добраться до улицы Космонавтов пешком, я, конечно, смогу. Но как ехать обратно, не бросать же автомобиль в этой забытой богом дыре. Утешает одно: угнать машину или разграбить внутренности представляется почти невозможным - грязная жижа по колено надежно охраняет моё транспортное средство.
        - Ну, чего не уходишь, зимовать что ли здеся собралась? - Корыстный дед опять занял наблюдательный пункт на лавочке. - Иди себе, покараулю я твое авто, не боись.
        - Ну, а дальше то как, не зимовать же тут, действительно?
        - Да промблема. Погодь здеся, я счас. - На своих кривеньких ножках мужичок опять посеменил, только уже к соседнему дому.
        Минут через пять он вернулся в сопровождении огромного детины в рабочем комбинезоне.
        - Вот Гришенька, гляди кось, какая оказия у дамочки приключилась. - Заискивающе заглянул к парню в глаза дедок.
        - Опять твои штучки, Акинфий? Надоел ты мне хуже горькой редьки. Сидишь тут, как прыщ. Нет бы предупреждать, так он нарочно табличку со знаком «объезд» выдергивает, паразит. Шел бы ты отсюда, пока не накостылял. - Парень хмуро поглядел на мздоимца,
        - Да я уж и так, Гришенька, тороплюсь, старуха к обеду ждет… Побегу, я ведь только выбежал тебя на помощь позвать, жалко уж больно бабенку.
        - Знаем твою жалость, жлоб - буркнул Григорий вслед стремительно удаляющемуся мужичку. - Пока тут Ваша машина торчит никто больше не въедет в колодец, вот и суетится хмырь, чтобы быстрее освободилась ловушка.
        - А закрыть люк, например, нельзя? - Поинтересовалась я.
        - Отчего нельзя? Можно. Сто раз делали. Только гад этот сразу же в ночь крышку утаскивает и опять поутру сидит, как ни в чем не бывало, у дороги. - Гриша презрительно сплюнул в сторону убогого домишки. - Ладно, машину я вытащу, - перешел он к делу. - Только трактор надо, так не осилю. Оставьте ключи, не бойтесь, ничего с вашим авто не будет, Гриша честный человек, хоть кого спросите, а сами идите по своим делам. Если не секрет, Вы чего к нам приехали то, в гости или как?
        - Да считай что в гости. Улица Космонавтов где тут у Вас?
        - Так это вот и есть улица Космонавтов. - Пожал плечами парень.
        Открытие это поразило меня безмерно. Почему-то улица с таким современным названием никак не ассоциировалась у меня с подобным допотопным убожеством. Здесь отсутствовали не только фонари, но не наблюдалось даже банальных тротуаров вдоль домов. Прикинув, что представляет из себя улица Космонавтов слякотной осенью и хуже того зимой, я искренне пожалела несчастных местных жителей. Пожалуй, я не зря приехала в эту глушь. Вряд ли Марина без веской причины согласилась бы поменять прекрасную городскую квартиру в старинном особняке, доставшуюся в наследство от богатой тетки, на облезлую лачугу и эту убогую улочку.
        - Вам какой дом нужен? - Проявил участие Гриша.
        - Двенадцатый.
        - Это на том конце улицы. - Парень заинтересованно посмотрел на меня . - Танюшка там живет, Шишкова, к ней что ли, или к матери?
        - К Татьяне. А ты хорошо ее знаешь?
        - А то. Жениться даже хотел. Вот как хорошо. - Он вызывающе глянул мне прямо в глаза.
        - А сейчас что, уже не хочешь?
        - Так она, как из города вернулась, шизанутая какая то стала. Трясется чуть что. Пошутишь с ней, а она прямо бешеная становится, то плачет, то убегает. Вообще, она девка, конечно, ничего, видная такая, может, отойдет от городских потрясений, там поглядим насчет женитьбы то. Ладно, Вы тогда к ним идите, а то она вечером на работу уйдет, а я пригоню машину к Маринкиному дому, как вытащу. Идет?
        - Конечно! А где она работает , не подскажешь?
        - Уборщицей, в доме культуры. Аж на трех ставках. Всю ночь полы скоблит, а днем из дома носа не показывает. Я же говорю - шиза. На сколько ее приличных работ звали, не упомню даже, а она в поломойки подалась с образованием то. Главное, зарплата копеечная, приходится аж на трех участках горбатиться, чтобы прожить как-то. Ну, я пошел за трактором. С Вами не прощаюсь, увидимся скоро. - Неспешным шагом он удалился в том направлении, откуда я только что прибыла на своем авто, оставив меня в еще более глубоком недоумении.
        Слава богу, дом Шишковых оказался не настолько убогим, как большинство строений на этой улице. Вполне добротная изба с веселыми недавно покрашенными наличниками, ровный забор, резная калитка, в палисаднике гладиолусы разнообразных цветов, астры. По чистенькой дорожке, выложенной плитками, я прошла через калитку к крыльцу и позвонила . Мне долго не открывали, но все таки дверь распахнулась - на пороге стояла худенькая бледная девушка лет двадцати-двадцати двух.
        - Вам кого? Мамы нет дома, она через час где-то будет. Хотите подождать?
        - Татьяна, я к Вам приехала, можно с Вами поговорить.
        - Оттуда? - и без того бледное лицо девушки стало почти серым.
        - Не поняла, - от такой реакции я немного опешила, - я из города приехала, чтобы поговорить с вами о том, что случилось год назад, можно войти?
        Практически в обморочном состоянии Татьяна прошла в глубь коридора, затем в комнату, я за ней. Добравшись до дивана, девушка почти рухнула на него. Я аккуратно устроилась в кресле. Как вести себя, с чего начать разговор? Пока я размышляла об этом, Шишкова выпрямилась, на ее щеках появился лихорадочный румянец.
        - Я знала, знала, что Вы придете, разве можно спрятаться от суда божьего? Я говорила ему: от людей можно, да, а от бога куда же убежишь? Хорошо, что все наконец кончилось, я сама давно хотела покаяться, мне и батюшка в церкви твердит об этом, но не было сил, не могла я подвести хорошего человека. Но он поймет, простит, он добрый. Вы прямо сейчас заберете меня, можно маму дождаться? Проститься хочу, вдруг не увидимся больше.
        По дрожащим рукам, капелькам пота на лбу девушки, по горящим мрачным светом зрачкам безумных глаз я поняла, что Татьяна на грани срыва, и постаралась как-то разрядить ситуацию.
        - Конечно, дождемся. Вы знаете, я так долго была в пути, да еще застряла тут у вас в конце улицы. Если не трудно, не угостите чашечкой чая, а лучше кофе, если есть?
        - Есть. Сейчас сварю. - Девушка резко встала и пошла к двери кухни, по дороге остановилась, прислонилась к стене и горько-горько заплакала.
        Кофе варить пришлось мне самой. Силком напоив Марину крепким напитком, успокоив ее в меру сил, я, наконец, услышала то, что так волнует девушку вот уже целый год, доводит до безумия, лишает желания жить.



        ГЛАВА 8

        Родилась Татьяна Сергеевна Шишкова в деревне с «поэтическим» названьем Гусихино в тысяча девятьсот восьмидесятом году. Детство ее, в общем, не отличалось ничем существенным от жизни других крестьянских детей того времени: лепила куличи в песочнице у дома, ходила в ясли, садик, когда пришло время, под торжественную музыку с букетом гладиолусов, нарезанных мамой прямо в палисаднике, с трепетом вошла в свой первый класс. Семья Шишковых среди местных жителей считалась интеллигентной: отец - агроном, мать - ветеринар. Материально жили неплохо, у девочки всегда были игрушки, книги, неплохая одежда.
        В девяностых годах жизнь в деревне незаметно стала меняться. Из-за отсутствия финансирования закрылась мясо-молочная фабрика, на которой работала Таисья Шишкова, совсем разладились дела у местной МТС - половина тракторов и комбайнов просто не могла выйти в поле по причине отсутствия исправных запчастей, вторая половина, кое как доведенная за зиму до ума, старательными руками трактористов угрожающе скрипела, намекая тем самым, что и она в любой момент может превратиться в балласт. И без того мизерную зарплату не платили по полгода, а затем выдавали молоком, зерном, мылом, досками… Нищета подступила вплотную к домам крестьян. Постепенно она начала сквозить из всех щелей сельского быта. Значительная удаленность Гусихина от города играла огромную роль в экономическом положении местных жителей. Все мало-мальски работоспособные мужчины подались в город на заработки, дома появлялись редко, с подарками и деньгами, потратить которые здесь в деревне было практически не на что. Магазины стояли пустые, витрины кое-как были заполнены товаром до этого годами пылящимися на складах - крупы вперемежку с мышиным
дерьмом, платья фасона 70-х годов и ужасающе траурных расцветок. Из-за отсутствия денег закрылся Дом Культуры, единственное место, где молодежь проводила досуг.
        На фоне всего этого в сельской местности буйным цветом расцвело пьянство. Никогда раньше в Гусихине столько не пили. Днем люди кое как еще ходили на свои рабочие места в полуразвалившемся колхозе, но к вечеру в деревне вряд ли можно было найти хоть одного трезвого представителя мужского пола. Пили все: молодые и старые, больные и здоровые, холостые и женатые. Самогон в огромном количестве гнали в каждой хате. Женщины еще как то держались, нужно было заниматься огородом, кормить детей, содержать дом, несмотря на это хозяйства постепенно приходили в упадок: домики, раньше радовавшие глаз яркими расцветками поблекли, скособочились заборы, совершенно ни у кого не возникало желания поправить разбитую грузовиками дорогу. Частенько отключали электричество, телевизор устойчиво ловил только один государственный канал. Несмотря на все это в тысяча девятьсот девяносто пятом году Гусихину торжественно присвоили звание города. Одному богу известно, чем это было вызвано, а главное, кому нужно. Счастливые новоиспеченные горожане отмечали это событие бурно - не просыхали и не ходили на работу в течении почти
недели.
        Тысяча девятьсот девяносто седьмой год ознаменовался для семьи Шишковых несколькими важными событиями: во-первых с интервалом в полгода умерли отец Марины и сестра Таисии Владимировны. Евгений Васильевич замерз в сугробе, после ссоры и драки в процессе совместного распития спиртных напитков, как было сказано в заключении местного участкового. Семье он оставил самогонный аппарат в отличном состоянии и сломанный мотоцикл с коляской, колеса с которого были проданы года два-три назад. Сестра же матери Светлана Владимировна, напротив, оставила семье Шишковых очень даже приличное наследство. Светлана, в отличии от Таисьи, еще в тысяча девятьсот семьдесят пятом году уехала в город, окончила диковинные тогда курсы стенографисток, устроилась секретаршей в очень приличную организацию. Благодаря уму, житейской хватке и внешней привлекательности она вскоре вышла замуж за своего начальника - вдовца. Получила Светлана от этого брака многое - прекрасную квартиру в элитном доме, машину с водителем, наряды, драгоценности . В общем все, кроме детей и счастья. И для того, и для другого супруг был слишком стар.
Прожив с молодой женой около десяти лет, он благополучно скончался от обширного инфаркта, почти подойдя к семидесятилетнему рубежу. Оставшись вдовой, Светлана так и не обрела новой семьи, посвятив себя целиком работе . В возрасте сорока двух лет Светлана Владимировна Шишкова скончалась от внезапного сердечного приступа прямо на рабочем месте, не оставив после себя наследников, кроме сестры Таисьи и ее дочери.
        В этом же тысяча девятьсот девяносто седьмом году Татьяна закончила школу с довольно приличными оценками. О том, чтобы остаться в Гусихине, девушка даже не помышляла. Квартира, оставшаяся от тетки, никак не повлияло на решение Тани ехать учиться в университет, отчий дом она бы покинула в любом случае.
        Переехав в квартиру Светланы Владимировны, девушка начала новый, к сожалению недолгий, этап своей жизни. Поступила в университет, завела множество друзей и подружек, жила весело не нуждаясь. Она постоянно уговаривала мать бросить халупу в Гусихине и перебраться в уютную квартиру со всеми удобствами. Мать отчего-то противилась, ей жаль было покидать место, где прошли самые счастливые годы ее жизни.
        В начале третьего курса Таня познакомилась с прекрасным молодым человеком. Он занимался научной работой и подрабатывал на кафедре химии лаборантом, чтобы проводить кое-какие исследования на университетских приборах, как он говорил. Несмотря на квартиру, приличную сумму денег, оставшуюся после тетки, девушка так и не смогла стать вполне городской жительницей. Осталась в ней какая-то сельская робость, простоватость. Деньги на дорогую одежду тратить считала глупым, шумные студенческие сборища в своей квартире не приветствовала. Наверное, поэтому, она не была избалована вниманием противоположного пола. Славу же привлекала как раз простота и непритязательность девушки. Он не раз говорил ей об этом. Красивый и умный, он казался Татьяне принцем из сказки. Прежние знакомые рядом со Славой становились серыми и неинтересными. Таких, как он, девушка еще не встречала, хотя однажды она уже влюблялась, в Гусихине у нее даже остался жених. Милый ласковый Гришенька… Но куда ему до Славы! Молодой человек показал ей жизнь такой, какой она ее еще не видела. С казино, ночными клубами, театрами, музеями, ипподромом .
Слава научил ее любить. Близость с мужчиной всегда казалась Тане чем-то страшным, неприятным и пошлым. Молодой человек не торопил ее, и, когда, наконец, это должно было случиться, проявил максимум такта и внимания. Свечи, музыка, красивые слова, немного вина сделали для Татьяны миг взросления незабываемым и прекрасным.
        Слава не останавливался на достигнутом, мягко заставив ее сделать модную прическу по его выбору, он сам занялся гардеробом девушки, потом убедил ее пойти на курсы вождения. «Современная девушка должна уметь многое: танцевать, хорошо выглядеть, быть нежной любовницей и, безусловно, водить машину», - настаивал молодой человек. Таня готова была для него на все, что стоило выполнить столь невинный каприз. Через три месяца они должны были торжественно отметить получение девушкой прав, а за неделю до этого на деньги, оставшиеся от сбережений Светланы Владимировны, была куплена абсолютно новая темно-синяя десятка. Татьяне не нравилось вождение, она боялась перекрестков, проносящихся мимо машин, снующих тут и там пешеходов. «Это не страшно, все зависит от привычки, подожди, через несколько месяцев ты сама не поймешь, как раньше обходилась без автомобиля» - утешал ее друг. Чтобы как-то привыкнуть к рулю, Таня в сопровождении Славы, который, в отличии от нее, имел права давно, выезжали за город и колесили по малолюдным дорогам .
        В тот злополучный день девушка чувствовала себя особенно неуверенно, кроме обычного страха ее беспокоило легкое головокружение и тошнота. «Это ничего, сейчас на природу выедем, погуляем в лесу, развеемся, все пройдет» - утешил ее Славик. По городу машину вел он, после поста ГИБДД на выезде он уступил руль подруге. Чтобы не отвлекаться, Татьяна даже не включала магнитолу, во все глаза смотрела на дорогу, но так и не может понять до сих пор, откуда перед капотом ее машины оказалась молодая женщина с ребенком на руках. Она безумно растерялась, вывел из транса ее резкий толчок, это Слава умудрился изо всех сил надавить на тормоз вместо нее, и истошный детский крик. Парень выскочил из машины и бросился на помощь матери с ребенком. Что он делал, Таня не помнит, все плыло перед глазами, тошнило и почему-то хотелось спать. Пересадив ее на заднее сиденье, Слава помог женщине с ребенком на руках расположиться на переднем сиденье машины. В аптечке нашлось успокоительное, которое он и дал обоим женщинам. Ребенок кричал, не умолкая, Татьяну это сводило с ума. На многие месяцы плачущий ребенок превратился в ее
личный кошмар. Стоило лечь в кровать, закрыть глаза, и вот он тут - истошно кричащий ребенок. Не случайно, вернувшись в Гусихино, девушка устроилась аж на три ночных ставки уборщицы. Это помогало ей пережить очередную ночь, наполненную детским плачем, позволяло вымотать себя до физического предела и хоть немного поспать, бессильно рухнув на постель.
        Самое страшное началось утром. Вернувшись из больницы, куда он отвез женщину с ребенком, Слава опустился на стул и бездумно уставился в одну точку. Ребенка спасти не удалось, он умер на операционном столе. У Тани началась истерика. Молодой человек в этой ситуации повел себя на удивление мужественно.
        - Не бойся, Танюш, тебя не посадят. Я сказал матери малыша, что сам был за рулем. У меня ведь есть права, а у тебя нет. Возможно, получится как-то выкрутиться.
        - О чем ты говоришь, Славик, как можно выкрутиться, ведь погиб ребенок! Я не позволю тебе взять на себя мою вину, не хочу нести ответственность еще и за твою поломанную судьбу.
        - Тебя посадят, любимая. Ты не имела права садиться за руль без прав.
        - Я виновата, виновата, понимаешь! Как я смогу жить, зная, что случилось. А ты! Разве ты сможешь спать с убийцей!? Иметь от меня детей!?
        - Не драматизируй. В конце концов, виновата и мамаша. Куда она перлась под колеса? Машин-то других не было и в помине, она что, не могла пропустить тебя? Да будь у тебя права, еще неизвестно, кто оказался бы виноват, хотя пешеход всегда прав по нашему тупому законодательству…
        Спустя полчаса, даже не попив чая, Слава ушел и вернувшись заявил - дело сделано, он подписал бумаги, что в аварии виноват он и вручил их убитой горем матери. Но это на всякий случай, так как появилась реальная возможность избежать наказания.
        - Сидеть, как ты понимаешь, любимая, мне тоже не хочется. Я советовался с юристом, в данных обстоятельствах это лет пять-семь для меня, а тебе и того больше.
        - Я отсижу столько, сколько положено.
        - Ты же знаешь, это все равно не сделает меня счастливым, сесть тебе я не позволю, поверь, а говорю я тебе это вот зачем. Дело в том, что в семье пострадавших, кроме этого, еще четверо детей, отец погиб год назад, придавило плитой на стройке. Семья живет на пенсию, выделенную государством . Представляешь, какая это смешная сумма? Так вот, я прощупал почву, думаю, удастся договориться насчет материальной компенсации. Взамен этого, женщина «не сможет вспомнить» примет сбившего ее автомобиля. В конце-то концов, она понимает, что я (не забывай, она думает, что это я ) не преступник какой-нибудь, убийство не планировал. То, что я сяду в тюрьму лет на пять, никак не облегчит ее страданий, зато деньги, предложенные мной, помогут поднять и прокормить остальных четырех детей .
        - Но ведь тебя же видели в больнице в тот день… - Слабо возразила Таня.
        - Мы скажем, что просто подвезли их, случайно встретив на дороге. Только вот сумма должна быть значительной. Ума пока не приложу, где ее взять.
        Так вот и получилось, что, только что оформленная на Татьяну, квартира была спешно продана, автомобиль, драгоценности тетки тоже ушли к чужим людям. Слава поначалу был резко против этого, но, поняв, что другого выхода нет, смирился. Все эти дни Таня жила, как во сне, держалась только на успокоительных, . Занимался всем ее жених, которому девушка выписала генеральную доверенность на ведение всех дел. Недостающую сумму добавил Слава. В общей сложности им удалось собрать около ста тысяч долларов.
        Казалось бы, все закончилось, но для Татьяны трагедия только начиналась. Переехав в общежитие ( у Славы жилья не было, он снимал комнату с соседями), она не могла не есть, не спать без успокоительных таблеток, об учебе не было и речи. Девушка чувствовала себя такой подавленной и разбитой, что науки просто не лезли ей в голову. Отношения с женихом тоже дали трещину, он навещал ее ежедневно, приносил продукты, лекарства, но заметно было, как тяготится молодой человек обстановкой общежития, любопытными взглядами соседок по комнате. Таня понимала, что бросить ее Славе не позволяет жалость, а любить убийцу, кто же сможет, раз она противна даже самой себе. «Он здорово помог мне, - считала девушка. - Я тоже должна сделать для него все возможное». Таким образом, в один из дней, потихоньку собрав вещи, никому не сказав куда направляется, она вернулась в отчий дом . Прошел год, но легче ей не стало.
        - Я даже рада, что Вы, наконец то, нашли меня. Лучше бы я сидела в тюрьме, приняв наказание мне, может, и стало бы легче. А теперь в любой момент это все может всплыть, у женщины есть бумага, что это Слава задавил ее малыша. Он постоянно живет с ожиданием, что все раскроется. Боже, если бы я знала, как это тяжело! Намного легче умереть…
        - Ну что Вы, Таня. Не все так трагично. - Я постаралась как то утешить собеседницу, хотя и сама была удивлена внезапным поворотом событий. - Ваш жених прав, не Вы одна виноваты в аварии. Немалая часть вины лежит и на матери малыша.
        - Вы не понимаете, я знаю, что виновата, а ложь делает мою вину очевидной! - Обречено твердила девушка.
        В данной ситуации очевидной лично мне казалась психическая неуравновешенность собеседницы. Случившееся, безусловно, трагедия, но не настолько, чтобы из-за нее не спать и не есть, а ведь прошел уже целый год.
        - Скажите, а сто тысяч долларов Слава отдал этой женщине просто так, не взяв никакого документа?
        - Нет, ну что Вы, кто же отдаст такую огромную сумму просто так, за здорово живешь? - Таня вытерла глаза тыльной стороной ладони и полезла в ящик комода. - Вот, у меня есть бумага, заверенная нотариусом, что она деньги получила, взамен чего не имеет права предъявлять ко мне или Славе никаких судебных исков.
        Взяв в руки бумагу, я подивилась юридической безграмотности, которая так и перла из каждой строчки этого странного документа. Вряд ли он был составлен действительно нотариусом. Я решила пока помолчать об этом, боясь ввести девушку еще в большее возбуждение.
        - Скажите, я должна написать заявление, что это я сидела за рулем машины в тот злополучный день, или теперь это уже не имеет значения? - Видя, что я молчу, не зная, что ответить, девушка суетливо начала искать бумагу и ручку. - Мне все равно, пусть меня посадят или расстреляют даже, главное, не наказывайте Славика, он только хотел мне помочь, он добрый…
        - Смертная казнь в нашей стране отменена. - Автоматически заметила я.
        - Что? - Таня остановилась, как вкопанная, будто наткнувшись на невидимую стенку.
        - Не расстреливают у нас больше, года два уже, наверное. - Пояснила я.
        Мой спокойный голос подействовал на Марину, как ушат холодной воды. Она застыла на месте с ручкой в руке, потом медленно опустилась на пол и разрыдалась на всю комнату. Понимая бесполезность всяческих уговоров в данный момент, я оставила беднягу рыдать, а сама вышла на крыльцо. На лавочке под окном, как изваяние, застыл Гриша.
        - Позволь, я тоже присяду, подвинься немного, - тронула я его за плечо.
        - Я не подслушивал. - Мое прикосновение вывело его из задумчивости. - Хотел сказать, что вытянул Вашу машину, вон она у калитки стоит… Танюха так кричала. Я не мог не слышать. Что делать то теперь? Вы правда что ль, ее в тюрьму повезете?
        - Я вот смотрю на вас и диву прямо даюсь, откуда взялись вы такие дремучие? - С досадой воскликнула я. - Ну, ладно ты, тракторист деревенский, что с тебя возьмешь, а она-то в институте вроде училась, книжки умные читала, а вот осталась прямо ну дура дурой. Господи, как можно так жить ?!.
        - Ты это… полегче на поворотах, тетенька, можно и по шее схлопотать за такие выражения. - Слова звучали грубовато, но по растерянному виду парня я поняла, он не злится. - Толково объясни, в чем проблема. Еще денег что ли надо ? Так у ней не осталось не шиша, я так понял, да и у меня в общем не ахти сколько бабок. Ты, я погляжу, смелая больно тетка, не боишься, что дешевле будет тебя в той вонючей луже утопить вместе с машиной, и вся недолга…
        - Дурак ты, Гриша. Неумный человек в смысле. - Вздохнула я. - Глядя на таких как ты, сто раз подумаешь прежде, чем делать доброе что-то. Оставь себе свои бабки и дедки. Раз уж ты все слышал, помоги девчонке. Не нравится мне вся эта история. Вроде, ясно все и понятно, но как-то по киношному что ли, ну, не убеждает в подлинности. Да и Славик этот… Сюда он, конечно, не приезжал?
        - Не видал. И Акинфий не видал. Он бы точняк растрезвонил, если б кто к Маринке из города прибыл. Сплетник наипервейший в наших краях. Не, не бывало у нас Славиков никаких.
        - А ведь адрес-то в деканате достать ничего не стоит, пришел бы да спросил. Не нужен, видно , адресок любимой добру молодцу. Получил от дурищи деньги и поминай, как звали. - Я и не заметила сначала, что рассуждаю вслух. - И вот что любопытно, друг мой Гриша. Рассекает наш неутешный Славик на темно-синей десятке по городу ( точно такой, какая была куплена Татьяной) и думать забыл о дорожно-транспортном происшествии с летальным исходом. Веселый и счастливый. Женился даже через неделю после отбытия невесты Танюши, на более взрослой и уравновешенной невесте номер два. И ты не поверишь, сейчас уже имеет невесту номер три - Ольгу, студентку все того же института. Прикинь, все это за какой то год и при живой жене. Вот как люди-то живут, Гриша, а ты тут по лужам на тракторе своем колупаешься… Я поднялась со ступеньки. - Ладно, пойдем, посмотрим, что там девушка затихла подозрительно. Может, хоть чуток мозги промыла слезами от дури и шелухи всякой.
        На удивление, я оказалась права. Истерика благотворно отразилась на Татьяне. По крайней мере, внешне, она выглядела вполне прилично. А может, на нее так подействовало появление бравого тракториста . Не знаю. Во всяком случае, мы смогли спокойно обсудить детали ее так называемого преступления.



        ГЛАВА 9

        - Так, ну с этим все ясно, - сказал мне по возвращении Михаил. - Простенькая и изящная комбинация, имеющая в уголовном кодексе красивое название «мошенничество». Ничего нового. Удивляет только непроходимая глупость «убийцы». Экую бестолочь ведь найти еще надо. Можно на такую нарваться, сам в два счета на нарах окажешься.
        - Для этого он и угробил на девчонку полгода целых, стараясь понять, на что она способна, а на что купится, как миленькая. - Напомнила я.
        - Думаешь, нашу клиентку ждет что-нибудь в этом роде?
        - Не знаю. Похоже, Славик здорово заигрался. От мошенничества до убийства бабульки гигантский шаг. А может, и не один. Сколько еще подобных девчонок на его совести?
        - И кстати, работает он не один. Вспомни «мамашу» «погибшего» ребенка. Может, и еще пара помощников проявятся. Сейчас придет Антон, он должен навести справки в больнице, где якобы умерла девочка, у нотариуса, выдавшего расписку в получении денег. Но и так понятно, что все это липа. Напоил чем-то дурочку, посадил за руль и разыграл все, как по нотам. Не зря ее все время тошнило, и голова кружилась. Да, я забыл. - Вдруг встрепенулся Миша. - Прибегал Олег . Глаза на затылке, весь в панике - жена пропала. Караул!
        - Чего же ты молчишь!? - Я чуть не вцепилась в Корчагина. Ну почему все мужчины такие бестолковые. Никогда не могут отличить важное от второстепенного. - Знаешь ведь, как я за Маринку волнуюсь! Чего он сказал?
        - Сказал дома сидит и ее ждет. - Пожал Миша плечами. - Ну, и тебя заодно тоже хотел бы видеть.
        - Миш, я вроде все дела на сегодня сделала, - я заискивающе заглянула ему в глаза. - Вы уж тут с Антоном без меня обсудите, как действовать дальше. Я побегу к Олегу, а? - Чтобы уж совершенно обезоружить жениха, я подошла, нежно его обняла и потерлась щекой о мягкий ворс свитера.
        - Беги, чего уж, - мгновенно размяк парень, - все равно ты теперь не работник. Все мысли об этой трясогузке. Если найдется, передай, пусть звонит что ли перед улетом или сотовый заведет, мы не гордые сами позвоним и будем дальше спокойно работать. А то она, небось, где-то на песочке кости жарит, а ты тут из-за нее паришься. Короче, лети, но к ужину, чтобы была на базе. Ясно?! - Для порядка прикрикнул Миша.
        - Раскомандовался! Я свободная женщина… - Я спорила тоже для порядка. Это было понятно нам обоим, но так уж сложились наши отношения, пререкания придают им остроту и пикантность.
        Нежный поцелуй не дал мне закончить гневную тираду о равенстве и свободе, а внушительный щелчок по мягкому месту помог быстренько ретироваться за дверь.
        Через двадцать минут я уже стояла перед дверью подруги. Она, кстати, оказалась не заперта, приоткрыта даже. Войдя я увидела Олега, смотрящего в экран телевизора, вряд ли он замечал, что там показывают, думал о чем то глобальном. Я вывела его из состояния транса. Вскочив, он забегал по комнате.
        - Яночка, хорошо что ты пришла! Ты подумай, эта поганка не только испарилась из дома, да еще и издевается надо мной по-глупому. - В голосе Орлова явно читалось волнение и раздражение.
        - Ты дверь то чего не закрыл? Не волнуйся, Маринка, если придет, не постесняется, позвонит в звонок, да и потом, ключи у нее… - Я попыталась шуткой хоть немного разрядить обстановку, но вышло не слишком весело.
        - Хватит смеяться, Ян. На-ка, почитай послание жены к любимому мужу. - Он толкнул в мою сторону письмо, лежащее на столе.
        Взяв в руки листок бумаги из тетрадки в клетку, я прочла вслух: «Олежка, милый! Я ушла. Не ищи меня, это бесполезно. В среду придет маклер насчет квартиры. Подпиши там все, хороший мой. Обмен чудный. Квартира тебе остается хоть однокомнатная, но в цивильном месте и состояние хорошее. Свою часть я возьму деньгами. Перечисли их на мой счет, как обычно, на вклад, с которого я смогу снять все немедленно. Встречаться с тобой не хочу и не могу. Боюсь себя. За меня не волнуйся. Когда стану приличным, достойным человеком, дам о себе знать. Документы для развода пришлю по почте. Я узнавала, так многие делают. Ну, что еще? Вроде все. Плакать хочется по-страшному. Но это ерунда, в сравнении с твоим счастьем. Да, чуть не забыла. Одежду мою раздай, кому хочешь, необходимое и практичное я забрала, а то, что осталось, я никогда не смогу уже надеть. Пусть Яна возьмет что-нибудь на память. Господи, как тяжело! Если бы я не была уверена в своей правоте, я не смогла бы вытерпеть такую муку, как вечная разлука с тобой. Прощай, любимый. Марина.»
        - Ну и что все это значит? Какой маклер? Какой развод?! Прощай навеки!! Бред!! Ты посмотри, как буквы скачут, она была пьяна в стельку похоже, когда писала все это! - Олег кричал и всеми силами старался показать, как он зол и раздражен, но эта маска не могла скрыть его истинных чувств. В глазах плескался страх и неуверенность.
        Я тупо смотрела в клетчатый листок, исписанный Маришкиными каракулями. Буквы скакали во все стороны, как ненормальные, но это, без сомнения, был ее почерк. Подойдя к огромному одежному шкафу, я распахнула створки. Все любимые шикарные наряды моей подруги аккуратно висели на плечиках. Вот шелковый брючный костюм, непередаваемой расцветки, Маринка всегда гордилась, что второго такого даже в Москве не найти. Вот любимый лиловый плащ, рядом безумно дорогое вечернее платье, привезенное подруге с оказией аж из самого Парижа, города законодателей моды. За соседней дверкой притаились все Маринкины шубы, туфли и сапоги на умопомрачительных каблуках. Обувь и одежда теснились на полках и плечиках, свободных мест в шкафу не проглядывало. Похоже, с собой она взяла только футболки, свитера, джинсы да куртку. Взглянув на Олега, я поняла, что ему так же страшно, как и мне. В глазах плескалась паника. Неужели, мы никогда больше не увидим эту взбалмошную дурочку? Где она? И с кем?
        - Когда я ехал домой, то ожидал всякого. - Олег говорил так, будто оправдывался передо мной, или перед собой… - Я давно уже не удивляюсь ничему, чем меня тут встречают. Повидал от супруги я много. Однажды, ты помнишь, она поселила у нас в квартире целый табор цыган. «Всего» на две недели. У них, видишь ли, украли кибитку, а на улице все время дождь… Бедняжки! Они сперли у нас все, что могли унести, а я еще потом неделю выводил блох из паркета. Как страшно я был зол! Как голодный тигр. Когда, вернувшись из командировки, я однажды увидел свой гардероб обновленным в авангардном стиле из лучших коллекций каких-то недоразвитых панков, я позеленел от злости, ведь старые мои костюмы отправились в утиль, и я оказался перед выбором: ходить в смокингах цвета поноса взбесившейся коровы или голяком . Я бесился и орал на жену. Но сейчас я даже не злюсь. Я напуган, Яна. Я растерян. Я уничтожен. - Олег опустился в кресло и обхватил голову руками, как будто боялся, что она вот-вот лопнет, как перезрелый арбуз.
        - Я тоже в шоке, хотя должна признаться для меня это не такая уж неожиданность…
        И я рассказала Олегу о нашей последней встрече с подругой, о том странном впечатлении, которое она на меня произвела.
        - Если бы я только знала, что это так серьезно, ни за какие коврижки не отпустила бы ее от себя ни на шаг. Связала бы, ей богу.
        - А главное, никаких следов, кроме имени - Тамара. Хотя не факт, что оно настоящее. - Задумчиво подытожил мой рассказ Орлов.
        - Олег, завтра среда, а значит, придет маклер насчет размена квартиры. Может, от него мы что-нибудь узнаем. Вдруг, появится хоть какая-то ниточка. Уж мы тогда ухватимся и не отпустим.
        - Точно! У вас же с Мишкой детективное агентство, я хочу поручить вам поиски своей жены. - Олег прямо духом воспрял, увидев хоть какой то путь, с которого можно начать поиски жены.
        - Не глупи, Олег, мы и так приложим все усилия и найдем ее. Я верю. А вот заявление, действительно, напиши, в милицию. Там, конечно, будут отфутболивать, но Антон поможет дать делу ход.
        - Спасибо. Но я все-таки и у вас хочу все официально оформить. Мне так спокойнее, да и вам удобнее действовать будет.
        - Как хочешь. - Я понимала мотивы, движущие Олегом. Участвуя в расследовании, или хоть деньги за него заплатив, на худой конец, он будет чувствовать себя нужным, а иначе может просто с ума сойти от бездействия. - Тогда завтра пораньше приезжай в агентство, пиши заявление, потом вернешься домой и будешь ждать маклера. Кого-нибудь из наших дадим тебе в пару. Я думаю, раскрутите этого парня. Все же продажа квартиры непростая операция. Невозможно там обойтись без конкретных данных, адресов, фамилий. Будем надеяться.
        Уходила я от Олега уже затемно. Поэтому, когда выйдя из подъезда заметила темную сгорбленную фигурку, крадущуюся позади, мне стало как то неуютно. Опасность всегда нужно встречать лицом, а ни в коем случае не задницей. Я развернулась и шагнула навстречу преследователю.
        - Что надо, дядя? Заблудился? Так на метро в другую сторону.
        - Да нет, я, милая, туточки живу, в подвале, и на метрах не ездию, не пускают в метры, пахну не больно презентабельно, да и деньгов нет, на автобусе сподручнее. Сядешь, проедешь чуток, пока взашей не выгонят за запах или за безбилетность, пересядешь на следующий, так и доберешься, куды надоть с божьей помощью. Долговато правда, да мне торопиться то некуда.
        - Бомж что ли? - Догадалась я.
        - Бомжую. - Кротко согласился тот.
        - А чего ж не работаешь, любезный, извините , не знаю имени отчества.
        - Сидор Митрич я. - Старик даже кашлянул, видно, чтобы ответ посолиднее прозвучал.
        - Так что же вы так, Сидор Дмитриевич опустились до неприличия?
        - Опуститься, милая, совсем не трудно. Подняться тяжеловато… Пожалуй, я в своем то возрасте уж и не потяну, так и сгину потихоньку где нито под кусточком… А в бомжи в один момент загреметь можно, дурное дело не хитрое. - Старик семенил рядом, не отставая ни на шаг.
        - Ну а все-таки? - Настаивала я. - Не всю же жизнь Вы побираетесь, наверное. Было ведь и жилье, я думаю…
        - Конешно, было. - Согласно закивал Сидор Дмитриевич. - Как не быть? Чай всю жисть работал, не баклуши бил.
        Беседуя таким образом, мы вышли на лавочку освещенную одиноким фонарем.
        - Что довело Вас до жизни такой? И кстати, что от меня то Вам надо, зачем тащились за мной? Денег что ли хотели слямзить?
        - Зачем слямзить? - Он даже руками замахал, демонстрируя крайнюю степень оскорбления. - Продать хотел энту, как ее… нформацию.
        - Почем? - Разговор начал меня забавлять.
        - Кто его знает, сколько ты дать то можешь? Кушать очень приспичило. Прямо невмоготу.
        - Ну, давай, продавай быстрее, а то помрешь неровен час с голодухи и останусь я, как дура. совсем без этой самой информации.
        - Тогда пиши номер машины, которая увезла бабенку, об которой ты у старух то спрашивала. А денег, правда, дашь, не обманешь старика?



        ГЛАВА 10

        К дому я подъезжала в глубокой задумчивости. Мишка ждал меня за накрытым столом.
        - Ну ты, мать, совсем не ценишь мужика, который тебе достался. Знаешь, сколько уже тут сижу? Счет времени потерял . Еще бы чуть-чуть и помер бы. Слюной захлебнулся . Или просто тихо скончался от голода.
        - Как и ты тоже?! - С удивлением воскликнула я.
        - В каком смысле тоже, голубка, - аккуратно поинтересовался Миша, - кого еще ты уморила, лапочка моя?
        - Наоборот, голубь мой сизокрылый, спасла один мужской желудок от полного прилипания к позвоночнику.
        - Олега что ли ?
        - Нет, ему пока совсем не до еды. - Вздохнула я, вспомнив, убитого горем Орлова. - Я бомжа одного кормила, в обмен на ценную информацию. Он еще, видно, кое-чего знает, приберег на завтрак. Я ему велела, как проснется, к агентству подтягиваться, опять кормить буду.
        - Информация-то хоть того стоит?
        - Стоить то стоит. Да мне его просто жаль. Хороший дедок, совестливый, работал всю жизнь, а судьба его видишь как - мордой об асфальт. На старости лет захотел к земле поближе поселиться, как бабуля его богу душу отдала, продал он свою квартирку, вернее обменять решил на домик в деревне…
        - И напоролся на аферистов? - Закончил мою мысль опытный Миша. - Я угадал? Деньги забрали и послали, куда подальше?
        - В общих чертах прав. Старика обманули. Только не аферисты, а собственный сын. Он вызвался отцу помочь, дом подыскать. Оставил его в своей квартире, а сам с его документами и деньгами слинял в неизвестном направлении. Через неделю оказалось, что квартира эта съемная, платить Сидору Дмитриевичу за нее нечем было, его и выперли на улицу. Пенсию он без документов получить не может, разговаривать в собесе со стариком не желают, у него ведь ни прописки теперь, ни бумаг с прежнего места работы. Помотался он по кабинетам пару месяцев, да и плюнул. Бомжует теперь.
        - А почему он решил, что сын то слинял? Может, случилось с ним несчастье какое-нибудь… - Мне тоже не хотелось верить в такую откровенную подлость, особенно по отношению к родному отцу. Но, к сожалению, все было именно так, как я сказала.
        - Видел Митрич потом отпрыска своего. Он уже к тому времени успел деньги с продажи квартиры пропить. А за то, что старик к нему с претензиями подкатил, еще и побил папашу. Вот ведь, как бывает.
        - Ужас. - Коротко охарактеризовал ситуацию Корчагин. - Надеюсь, ты выводы сделала?
        - Какие!? - Я чуть не поперхнулась от неожиданности. - Я то тут при чем?
        - Просто, когда наши дети родятся, постарайся воспитывать их, как положено, чтобы не дали в старости пинка под зад. - Пояснил рассудительный Миша. - Ведь сынишка то этот не родился сразу алкоголиком и подлецом. Этот самый Митрич сам постарался, чтобы такую чуду из ребенка слепить…
        - Ты прав, конечно, но ведь всякие обстоятельства бывают…
        - Бывают. - Согласился Корчагин. - Вот я и говорю, чтобы не случилось ничего плохого, надо разумно к воспитанию подходить, не пускать этот процесс на самотек…
        - Да просто любить детей надо! - Перебила я. - Искренне и самоотверженно. Тогда и тебе тем же отвечать будут. Уж точно не от образования и разума зависит, какие дети вырастают в семье. Иной раз и у академика такое может получиться чадо, что не приведи господи. А вот у простых людей, без выкрутасов и заморочек все нормально складывается.
        - Я согласен с тобой полностью, дорогая. - Лукаво улыбнулся Миша. - Мы наших детишек просто затопим любовью и заботой…
        - Каких детишек!? - Вдруг спохватилась я. - Мы даже не женаты, о чем может идти речь?
        - Так в чем же дело, любовь моя. Побежали скорее в ЗАГС.
        - Куда торопиться, скажи на милость? - Подозрительно поинтересовалась я.
        - Уж больно хочется побыстрее начать процесс производства маленьких мальчиков и девочек…
        - Очень интересно! Но все же придется с этим повременить. - Такие разговоры меня несколько смущают, поэтому я поспешила переменить предмет разговора. - Я номер машины, на которой Маринка уехала, узнала. Надо владельца установить.
        - У нас тоже после твоего ухода кое-чего новенькое появилось. - Мише явно не хотелось говорить о делах. Прежняя тема устраивала его гораздо больше. - Письмо пришло заказное от Мазуровой Ольги Петровны.
        - Что сама прийти не могла, не лень на почту идти? К нам ближе вроде.
        - Дальше к нам. Не поверишь, письмо отправлено из Адлера. Она, вроде как, уже там на песочке расслабляется. И пробирочник наш, кстати, тоже нынче на работу не вышел, хотя должен был. Заявление прислал по собственному желанию и тоже по почте, представь себе.
        - Ну и что написала нам Ольга Петровна? - Поинтересовалась я.
        - Дело просит закрыть, аванс оставить себе, а больше ничего расследовать не надо. Славик поведал ей какую то душещипательную историю о жене, которая вроде бы есть, а, в общем то, ее нету вовсе, короче, девушка бросила все: учебу, квартиру, траур по бабушке. У меня, говорит, месяц медовый, и уберите свои немытые руки от святого по имени Славик. Все в таком духе письмо.
        - Ну что же, ее право. - Я довольно равнодушно пожала плечами, хотя в душе и расстроилась слегка. Дело мне показалось интересным, да и работы много провели уже, жаль, если все это окажется напрасным. Но, как говорится, насильно мил не будешь. - Колхоз дело добровольное. Тем более у нас теперь новый клиент, Олег завтра с утра придет писать заявление с просьбой заняться поисками его пропавшей жены.
        - Неужели, правда, все так серьезно? - Встревоженно посмотрел на меня Миша.
        - Даже еще хуже. Но уже есть сдвиги в этом нелегком расследовании. Вот на этой бумажке номер машины, в которой Марина уехала из дома . Антон выяснит имя владельца, тряхнем его и дело в шляпе.
        - Запомни одну простую истину, милый мой Ватсон. - Рассудительно заметил опытный Корчагин. - Как правило, чем проще дело кажется на первом этапе расследования, тем сложнее оказывается на втором. Черт его знает, почему так получается, но это так.



        ГЛАВА 11

        Глядя в абсолютно темное окно, Нелли вот уже какую ночь не могла уснуть. Почему-то именно по ночам с ужасающей точностью перед ней проплывали события этого года. Пугающе часто в голову приходили незамысловатые на первый взгляд вопросы: «Зачем я здесь? Что будет дальше ?» Сегодня ночью она впервые решилась признаться себе, что догадывается, какие ответы готовит ей судьба.
        Оставшись одна после смерти матери, Нелли впала в состоянии легкой прострации, в которой и прожила несколько долгих лет. Трудно себе представить, но за это время она не купила себе ни одной новой вещи. Раньше этим занималась мама, а девушка подсознательно избегала перемен в своей жизни. В ее представлении изменения несли в себе только зло и хаос. Живя размеренной жизнью, она посещала работу, готовила еду, смотрела телевизор. Изредка ее распорядок менялся лишь для того, чтобы посидеть с ребенком той или другой знакомой, идущей развлекаться. Сначала приглашали и Нелли, но после целой череды отказов с ее стороны, об ней все забыли. Она не завидовала, лишь иногда с грустью думала о том, как бы она могла жить, если бы вдруг кто-то позарился на ее тусклые красоты и позвал замуж. Человек этот рисовался Нелли всегда некрасивым, неумным и сильно близоруким. Видимо в ее представлении заинтересоваться ей мог только такой недалекий придурок, о котором думать и то противно, а уж жить в подобной компании, ежедневно завтракать, ужинать, говорить о чем-то совсем не в моготу.
        Живя в шикарной четырехкомнатной квартире, Нелли занимала только одну комнату. Больше ей просто было не нужно. Кухня, ванная и бывшая детская комната сияли чистотой. Остальные три комнаты, заставленные антикварной мебелью, пылились, запертые на ключ.
        В канун своего сорокалетия Нелли решила поставить хороший памятник на могилу матери. Она давно мечтала об этом, придумала, как он будет выглядеть. Не хватало самой малости - денег. Зарабатывать музыкантша не умела.
        Год назад одна знакомая по консерватории - Лена Ивашина - предложила простой способ получить лишние деньги.
        - Живешь ты, Нелька, как собака на сене. Такая жилплощадь пропадает зря. Сдай хоть одну комнату. Представь, денег за месяц получишь в два раза больше, чем твоя зарплата.
        - Не хочется связываться с чужими людьми, вдруг, попадутся аферисты, или воры какие. Да и потом, я брезгую мыться в ванне после посторонних.
        - Подумаешь, чистюля какая. Подраишь ванну лишний раз, да и все. Вот аферисты, это опасно, ты права. Хотя знаешь, я слышала , у Верунчика какой то знакомый квартиру ищет. Спроси, может, еще не нашел.
        Так в ее жизни появился Влад.
        Первое время Нелли совсем не замечала молодого человека. Здоровалась безразлично, встречаясь в прихожей или кухне, и старалась побыстрее шмыгнуть к себе в комнату. Она жалела, что нарушила уединение, впустила в свой мир постороннего человека.
        - Ладно уж, потерплю пару месяцев, скоплю на памятник, и все станет по старому, - говорила она себе.
        Теперь она знает, по-старому уже никогда не будет. Скоро совсем НИЧЕГО НЕ БУДЕТ.
        Взглянув впервые на своего жильца, Нелли сразу же потеряла к нему интерес. Этот человек был не ее, не Неллиного, круга. Слишком красивый, элегантный, дорого со вкусом одетый мужчина не мог интересовать сорокалетнюю старую деву, не умеющую пользоваться косметикой, носящую вечный конский хвост на голове. При оформлении временной прописки выяснилось так же, что он безобразно молод - Владу шел только тридцать третий год.
        Сейчас, спустя столько месяцев, Нелли мучительно пытается понять, ПОЧЕМУ все изменилось, когда вдруг, как ОНА МОГЛА позволить себе увлечься настолько, что позабыла о разуме и стыде. Пожалуй, сейчас она понимает - Влад сам подталкивал ее к этому. Пылкие взгляды, внимание, двусмысленные речи не могли не произвести впечатления на неискушенную натуру одинокой женщины. Конечно, сначала Нелли не могла и вообразить, чем все это закончится, но первый шаг был сделан, когда она заинтересовалась не им, нет, его непонятным отношением к ней. О влюбленности она и не помышляла, просто порой вечером женщина думала о своем соседе, его внимании к ней, что он сказал, как посмотрел. Нелли увидела, что рядом живет просто человек, а не какой-нибудь киногерой. Ведь только ненормальные женщины влюбляются в экранных красавцев. Ей стало как-то вдруг неудобно за старый халат, блеклые волосы, стоптанные домашние тапочки. Настоящее горькое потрясение испытала Нелли однажды, случайно увидев отражение их двоих в гостином зеркале. Шикарный махаон с яркими крыльями и маленькая серая полуприбитая газетой моль. Взяв на следующий
день отгул, моль отправилась в салон красоты с отчаянной решимостью вернуться оттуда пусть не роскошной яркой бабочкой, но хотя бы миленькой капустницей. На преображение пошли деньги, отложенные на памятник. В салоне красоты Нелли провела не меньше восьми часов: парикмахер, визажист, маникюрша и косметолог изо всех сил пытались исправить то, что природа и долгие годы безразличия к себе изуродовали во внешности не старой еще, в общем то, женщины. Отчасти им это удалось. Парикмахер мог бы гордиться безупречной прической на свежепокрашенной головке, умелый макияж немного скрыл длину носа, увеличил глаза, придал лицу яркость и индивидуальность. Хотя, по чести сказать, из Золушки в принцессу она так и не превратилась, но сама была поражена своим отражением в зеркале. В тот день она впервые неодобрительно вспомнила о матери. Зачем та твердила о естественности красоты, почему не научила ничему из того, что должна уметь любая мало-мальски приличная женщина? Возможно, жизнь ее прошла бы куда ярче и интереснее, пойми она это немного пораньше. Разорившись на миленькое платьице, надев его прямо в магазине вместо
блеклых юбки и блузки, она с замиранием сердца направилась к дому. Опьянев от событий этого дня, новых необыкновенных ощущений, обретенной «красоты» и «элегантности», она практически не удивилась восхищению, с которым встретил ее Влад на пороге квартиры. Он пел ей о своих чувствах, и она верила. В такой день все может быть, ведь видела же она себя в зеркале - такую красивую и загадочную, такую женщину можно полюбить, ну пусть не полюбить, но увлечься ей можно, безусловно! Даже не поужинав ( и не пообедав кстати), она впервые в жизни в этот вечер оказалась в постели с мужчиной. Влад был прекрасен, любезен, предупредителен. Узнав, что будет первым мужчиной в жизни Нелли, он пообещал сделать эту ночь волшебной и незабываемой. Сначала они долго целовались, как школьники, запивая ласки шампанским с птичьим молоком, в голове Нелли все шумело и кружилось, ей было весело и ни сколько не стыдно, оказаться вдруг совершенно раздетой рядом с обнаженным мужчиной. Видя его физическое совершенство, ей казалось, что и она не хуже, в движениях пыталась изобразить негу и грацию, подсмотренную в постельных сценах
бесчисленных телевизионных сериалов. Душа ее пела, тело, никогда не знавшее ласки, замирало и трепетало в опытных руках партнера. Когда, наконец, свершилось то, ради чего и затеваются всяческие любовные интрижки, ей было безумно больно, но даже от этого она испытала блаженство. Любое сильное чувство, эмоция приносили ей счастье и удовлетворение. Затем он снова ласкал ее, благодарил, восхищался тем, как долго она ждала ЕГО, ЕДИНСТВЕННОГО и неповторимого. Она верила, она была горда своим целомудрием, оказалось, что не зря столько лет прошло впустую, прожитые годы наполнились смыслом - она не прозябала в тоске и одиночестве, забытая всеми, НЕТ, она ЖДАЛА. Ждала своего любимого и дождалась, наконец. Смотрите все. И все завидуйте.
        Так закончился последний день спокойной и уверенной жизни Нелли Павловны Абросимовой. Утро принесло сомнения, неуверенность, страх.
        Проснулась Нелли поздно. Лежала, боясь пошевелиться и разбудить Влада, по хозяйски обнявшего, ставшую теперь его женщину. Она боялась открыть глаза, боялась даже дышать, страшась представить, что будет, когда он проснется, как произойдет их встреча сегодня, без шампанского и при безжалостном свете дня. Все тело болело. Состояние ее было совершенно разбитым, руки, ноги, голова, казалось, не слушались ее, были чужими. Но все же нужно идти на работу. Вчера ей с трудом удалось выпросить отгул, да и сегодня она уже прилично опаздывает. Затаив дыхание, Нелли потихоньку стала выскальзывать из под руки, обнимавшей ее. Мужчина вздохнул глубоко и открыл глаза.
        - Куда это ты собралась, любимая? Хочешь улизнуть, не получив утреннюю порцию ласки? - Спросил он, нежно погладив ее грудь.
        У Нелли перехватило дыхание, задрожали ноги.
        - Мне нужно на работу, я и так уже опоздала, - оправдываясь, прошептала она, пытаясь натянуть одеяло до подбородка.
        - Дорогая, вчера ты была так очаровательно раскована, а сегодня пытаешься скрыть от меня то, что ночью давала даже целовать. А ну-ка, прочь это дурацкое одеяло, что под ним спрятано такого, что я еще не видел? Признавайся, проказница.
        - Мне просто холодно, - жалко пролепетала она. Без одеяла стало стыдно и неуютно. Свое поведение показалось ей детским и глупым. Взрослая женщина, а суетится и краснеет, как школьница. Что же делать ? Встать и уйти? Или дальше лежать голяком, как на выставке? И как быть с работой?
        - Дорогая, ты совсем не хочешь меня больше, я чем-то разочаровал тебя ночью, я разонравился тебе? Почему сегодня ты шарахаешься от меня, будто не ты вчера вытворяла на этой кровати такое, что даже я восхитился твоей сексуальности?
        Нелли было так стыдно, что хотелось плакать, Смеется он над ней что ли, или нет? Как разобраться в том, чего не понимаешь. Видимо, напряжение и такая буря эмоций отразилась на лице смущенной женщины, что партнер немного сбавил обороты.
        - Что ты, глупышка, стесняешься меня что ли ? Брось ты это. Запомни, теперь ты - моя женщина. Моя целиком и полностью. Ты совершенно меня устраиваешь во всех отношениях, моральных и физических. - Твердо и уверенно сказал он. - Ну, а теперь, дорогая, начинай привыкать к несвободной жизни. Давай-ка отметим первое утро совместной жизни хорошим завтраком. Для начала сообщаю тебе: твой мужчина любит прилично питаться, так что вперед, мой генерал, на штурм плиты и кулинарной книги.
        Через двадцать минут, они сидели напротив друг друга за столом. Влад лениво жевал, между делом просматривая газету, Нелли нервничала, с беспокойством глядя на часы. Наконец, допив кофе, мужчина потянулся и встал. Чмокнув хозяйку в щеку, сказал :
        - Для начала неплохо. Спасибо, дорогая. Я пошел на работу, вернуться постараюсь пораньше, не скучай, приготовь что-нибудь вкусненькое. Держи, тут деньги на продукты. Ну все, пока.. Да, кстати, не забудь забежать в консерваторию и получить расчет, а то прибегут тебя искать.
        - Зачем расчет, какой расчет ? - Всполошилась Нелли. - Куда же я пойду, на какую работу меня потом возьмут? Да я и делать то больше ничего путью не умею.
        Влад поставил барсетку на тумбочку, подошел к Нелли и взял ее за подбородок - Запомни, милая, - очень серьезно произнес он - Ни один приличный мужчина не должен позволять своей женщине работать, или шляться неизвестно где и неизвестно с кем. Так повелось издревле. Не волнуйся, я смогу содержать и баловать дорогого мне человечка. Я хочу владеть тобой и твоими мыслями безраздельно. Делить тебя я не готов, извини. Ну, разве что с нашими будущими детишками. Если хочешь быть со мной, прими это без споров. Я эгоист, наверное, но хочу быть твоим центром вселенной, дорогая. Решай.
        С этими словами, Влад вышел за дверь. Потрясенная Нелли еще минут пять стояла, как монумент, переваривая услышанное. Детишки ? Он готов содержать ее? Неужели ей только что сделали предложение?! Меньше чем за сутки в жизни одинокой старой девы произошло столько событий и перемен, что силы просто оставили женщину. Ни за что на свете не хотела она потерять свалившееся так внезапно счастье, но будет ли оно долгим, не закончится ли так же внезапно, как началось. Красивый, уверенный в себе мужчина, молодой и независимый в любой момент может найти себе другую любовь, что будет тогда с ней, Нелли? Сейчас она еще смогла бы пережить эту утрату, но потом, привыкнув к заботе, невозможно вновь вернуться в бездну одиночества еще более глубокого, она ведь теряет единственное. Что у нее было раньше - работу. Женщина не верила в свое счастье, ей казалось, что это какая то чудовищная ошибка, случайно ей досталось то, что ни в коем случае не могло ей принадлежать, и конечно ошибка рано или поздно раскроется. И все же она решилась. Плевать на то, что будет потом! Пускай немного счастья ей достанется, но будет хоть,
что вспомнить. А вдруг у нее, действительно, родится ребенок ?…Почему нет? Не такая уж она и старая… Маленький теплый комочек. Как бы не повернулась судьба, с ним Нелли никогда уже не станет одинокой!
        Через два месяца Нелли и Влад сочетались законным браком в центральном загсе города. На свадьбу молодой супруг преподнес своей избраннице деньги на шикарный памятник матери. Отпраздновали они это событие только вдвоем.
        - Зачем нам еще кто-то, любимая? Наше счастье заботит только нас с тобой.
        Как всегда Нелли не возражала, да и кого она могла пригласить?


        Квартира теперь выглядела совсем по-другому. Все четыре комнаты сверкали чистотой, Нелли не жалела ни сил, ни времени, приводя жилище в порядок. Хотя, честно сказать, времени у нее было даже слишком много, как ни старалась она себя занять, изобретая все новые и новые приправы, супы, гарниры, надраивая полы и стены, все равно оставалась уйма свободного времени, которое нечем было заполнить. Таких моментов она откровенно боялась. Стоило присесть отдохнуть, прилечь на диван и сразу наваливались мысли. В такие моменты она чувствовала себя глупой и жалкой обманутой девочкой. Кто и в чем обманул, она не понимала до конца, но душой чувствовала фальш во всех окружающих словах и мыслях. Где ее муж находится целыми днями, кто он по профессии, куда и с кем уезжает на целые недели ? Нелли никогда не видела ни одного друга своего мужа, товарища или сослуживца. Деньги у Влада всегда водились, но как и чем они были заработаны, жена даже не могла предположить. Она просто мечтала забеременеть, но почему-то это долгожданное событие все откладывалось и откладывалось. Сознавая, что времени для материнства ей отпущено
не так уж и много, Нелли в тайне от мужа решилась сходить в клинику по планированию семьи. Сдав все необходимые анализы, женщина убедилась в своем полнейшем здоровье.
        - Думаю, Нелли Павловна, нам необходимо познакомиться с вашим мужем. - Аккуратно намекнул врач, проводивший исследования. - Хотя, если откровенно, четыре месяца далеко не тот срок для того, чтобы бить тревогу. Многие совершенно здоровые пары по несколько лет живут в ожидании беременности, делают все возможное и невозможное, если можно так выразиться - врач деликатно хихикнул. - Конечно, Ваш возраст … в общем, не буду настаивать - перешел на серьезный тон доктор - но, думаю, по возможности стоит ускорить процесс зачатия. Безусловно, без участия супруга это невозможно. Решение за Вами, Нелли Павловна. Если надумаете, милости просим. До свидания. Надеюсь, до скорого.
        Она понимала, что нужно поговорить с Владом. Предложить ему сходить в клинику, сдать анализы. Ее муж так же, как и она, переживал, что его отцовство откладывается на неопределенный срок, но, кто знает, как поведет себя мужчина, заподозренный в бесплодии. Вообще, все, что касалось мужа, являлось для Нелли мучительной загадкой. Еще не вполне осознавая этого, она начала бояться его. Непонимание рождает страх. Если Влад приходил с работы усталый и раздраженный ( а это случалось довольно часто ), женщина боялась даже начать разговор. Вдруг, скажет что-то не то, расстроит мужа еще больше. Старалась не тревожить его, когда он сидел в кабинете, погруженный в мысли, когда говорил по телефону, смотрел телевизор, читал газету. Не перебивала его речей во время ужина, со всем соглашалась, даже если была в душе не согласна. Потом, уже много позднее, она поняла, что боялась не столько его, сколько себя. Подсознательно ощущая множество несоответствий во внутреннем и внешнем мире этого человека, Нелли мучительно оттягивала момент, когда все это наконец вылезет наружу. Она уже догадывалась, что подарила всю себя
совсем не тому, кто этого достоин, но боялась подтверждения . Ведь тогда получится, что ее жизнь выброшена на помойку.
        Все бывшие коллеги Нелли по работе и немногочисленные подруги откровенно завидовали такому повороту в ее судьбе. За спиной, правда, перешептывались, удивляясь несоответствию Неллиной убогости и шикарной красоты ее мужа. Леночка Ивашина, подкинувшая подруге Влада в качестве жильца, откровенно кусала локти . Еще бы, упустить такого жениха! Она ведь и моложе, и красивее, и комната свободная у нее бы нашлась. А теперь вот как получилось. Умница и красавица Лена, разменяв третий десяток, лихорадочно ищет хоть какого-нибудь мужа, а эта носатая старуха наслаждается в объятиях молодого и богатого мужа. И все это благодаря недальновидности и дремучей глупости Елены Петровны Ивашиной. Красоту Неллиного мужа могли лицезреть все, а о приличных деньгах говорило хотя бы то, как стала одеваться Абросимова после замужества. У нее появилась очень приличная шуба, серьги, кольца. Да и вообще, выглядеть она начала ухоженно и стильно. Правда, вместе с тем подруги отметили, что молодой муж не больно то их жалует. Пережив обиду от того, что их не пригласили на свадьбу, любопытные подружки зачастили к Нелли в гости.
Приходили преимущественно вечером, чтобы вернее застать супруга дома. Но Влад восторга по этому поводу не выказывал, если и был в это время дома, из кабинета не выходил, не смотря на торты или шампанское, приносимое визитершами. Нелли тоже особо не радовалась гостям, вела себя вежливо, ставила чайник, поддерживала беседу, но постоянно с тоской посматривала в сторону кабинета, предвидя последующее раздражение мужа по поводу «глупых, любопытных тараторок, от которых болит голова даже за закрытыми дверями» . Не заметить все это было сложно. Поэтому визиты вскоре прекратились. Подружки, кстати, не обиделись, Неллино беспокойство они отнесли за счет ревности. Еще бы, они такие «видные и сексуальные» могли запросто увести красавчика из под длинного носа этой недотепы. Такое признание их достоинств было даже приятно.
        Придя из клиники, Нелли твердо решила поговорить с Владом по поводу обследования. Желание стать матерью было все же значительно сильнее опасения расстроить мужа. Правда, ни в этот день, ни в следующий она не нашла в себе сил для столь серьезного разговора. Промучившись еще немного, Нелли все же обсудила с Владом пожелания доктора. Надо заметить, обсуждение получилось так себе: жена дрожащим голосом с виноватым выражением на лице, нервно комкая в руках платок, рассказала мужу о посещении клиники и заключении врачей. Он выслушал, отодвинул недоеденный суп, встал из-за стола, не говоря ни слова, вышел из кухни и заперся в кабинете. Нелли, не зная что и подумать, осталась сидеть за столом, тупо глядя в одну точку где-то между плитой и вытяжкой. Спустя час, Влад вышел из кабинета. Лицо его вопреки ожиданиям было добрым и нежным. Подойдя к жене, он бережно обнял ее и поцеловал в висок.
        - Родная моя, что же ты так долго молчала? Мы ведь договаривались, что все радости, печали и тревоги у нас будут общие. Зачем было идти в какую то клинику, не посоветовавшись со мной?
        - Я боялась, что со мной что-то не так, я ведь старше тебя и половой жизнью начала жить так поздно… - голос Нелли предательски задрожал.
        - Глупышка, какая же ты у меня дурочка. Маленькая и наивная. Нет неразрешимых проблем. Сейчас я позвонил своей сестре. Тамара известная травница. У нее за городом даже есть что-то типа коммуны. Несколько домиков объединенных общим забором. Там живут люди, желающие излечиться от разных болезней народными средствами или просто, любящие природу. У меня, кстати, там даже свой личный дом есть. С печкой и палисадником. Тебе понравится. Я хотел предложить тебе туда съездить попозже, когда немного разгребу дела на работе, но раз так получилось, поедем сейчас. Места там дивные. На свежем воздухе, при поддержке Тамариных настоев, ты мигом окрепнешь и родишь мне здоровенького карапуза. Я ведь вижу, дорогая, ты киснешь тут от скуки, а там с сестрой и ее пациентами тебе будет не так одиноко. Если захочешь, будешь помогать Тамаре, или огородом займешься. Сеструха тебе понравится, я уверен. Она хорошая. В общем, беги, собирай вещи. Много не набирай, только на первое время. Потом еще приедем. Я позвонил, Тамара дом приготовит, вымоет там все к завтрашнему дню. С утречка и поедем.
        Так полгода назад Нелли Павловна Абросимова оказалась в деревне Конюхово.



        ГЛАВА 12



        Тамару никто никогда не любил, ни мать, ни братья, ни та бесконечная вереница разнообразных мужчин, которые сменялись в их доме, как картинки в калейдоскопе, казалось, они вовсе не замечали маленькую черноглазую девчушку, вечно крутящуюся у них под ногами. Никому в целом свете не было до нее абсолютно никакого дела… Хотя нет… Конечно, нет! Был в ее жизни один человек, который искренне заботился о ее здоровье, кому не было безразлично, как она одета, обута, чем и когда накормлена. Бабушка… Милый родной человек… Как жаль, что она умерла так рано. Если бы Прасковья Ивановна была жива, ничего плохого с девочкой бы не случилось, жизнь ее не катилась бы так стремительно под откос, судьба была бы ровной и стремительной, как дорога в степи… Тамара искренне верила в это.
        Тома была пятым ребенком в семье работницы трикотажной фабрики Герасимовой Ольги Евсеевны. Хотя, конечно, на фабрике она только числилась, да изредка получала причитающиеся ей от государства небольшие денежные суммы. Умудрившись за восемь лет произвести пятерых детей, Ольга практически не успевала выходить из декретных отпусков, которые плавно перетекали один в другой. Тамара до сих пор не понимает, зачем мать с завидным упорством производила на свет свое многочисленное потомство, а затем бросала детей практически на произвол судьбы. К моменту рождения девочки, в семье, беспризорные, как трава в поле, подрастали уже четверо мальчишек, старшему из которых было восемь лет, а младшему Александру едва исполнилось два с половиной. Саша и четырехлетний Вадик жили у бабушки в деревне, куда отправили и Тамару, как только она набралась сил и смогла появиться на свет. Бабуля была старая престарая, лет восемьдесят, а то и больше, двигалась с трудом, поход к колодцу за водой и растопка печки отнимали у нее практически все силы, дети были для нее необыкновенной обузой, но бросить на произвол судьбы маленьких и
беспомощных человечков она не могла. Ольга Евсеевна в деревне появлялась не чаще, чем раз в полтора года, когда привозила новорожденных или забирала подросших детей. Появлялась нагруженная сумками с продуктами, одеждой, подарками для Прасковьи Ивановны. Дом становился веселым и гостеприимным, те несколько дней, пока в нем гостила мать. Томочке нравилась атмосфера праздника, приносившаяся из города вместе с Ольгой, незнакомый запах духов, яркие городские наряды, громкие, непринужденные разговоры за столом… Потом мать уезжала, и дом становился будто меньше, темнее, из него пропадала радость и веселье. Тамара у бабушки прожила дольше всех из детей Ольги Евсеевны, почти десять лет. Все эти годы, сколько себя помнила, девочка стремилась попасть к доброй веселой маме, в город, где улицы зимой не завалены по пояс холодным колючим снегом, который нужно пол часа разгребать, чтобы утром выйти из дома, где вода льется из крана и помыться можно в любой момент не таская предварительно два часа ведра с речки… Все самое красивое и желанное, в представлении Томы, сосредоточилось там, в городе. И яркие огни, и
кинотеатры, и светлые огромные школы, в которые не нужно добираться по часу через заснеженный лес… Как завидовала она Саше и Вадику, которые достигнув семи лет укатили на такси с матерью, оставив ее, Тамару, в деревенской глуши с полуглухой бабкой Прасковьей и очередным новорожденным отпрыском Ольги Евсеевны. Но старушка уже не могла ухаживать за младенцем, и решено было оставить ей в помощь достаточно подросшую к тому времени девочку…
        В город Тома все-таки попала, когда ей исполнилось десять лет, Прасковья Ивановна светлым зимним утром тихо скончалась у себя в кровати. После похорон мать усадила девочку и трехлетнего Егорку в такси и повезла к себе в квартиру. Там на третьем этаже старого пятиэтажного дома, в малогабаритной хрущовке начался новый этап жизни Герасимовой Тамары Антоновны, гражданки десяти лет. Она очень быстро поняла, как повезло ее братьям, которые прямо из заботливых рук Прасковьи Ивановны попадали на пятидневку в интернат. Они посещали квартиру любимой мамочки только по выходным и праздникам, поэтому не испытали всех тех прелестей жизни, которые выпали на долю Томы, как только она появилась в родительском доме. К своему великому сожалению она была единственной девочкой в многочисленном потомстве Ольги Евсеевны, и мать возлагала на нее большие надежды. В основном они сводились к уборке загаженной квартиры после возлияний и праздников жизни, которые проводились ежедневно при большом скоплении народа, причем преимущественно мужского пола. Кавалеры часто менялись, некоторые попадались настолько буйные, что после
очередной бутылки начинали жутко скандалить, выяснять отношения. Тогда доставалось всем и гостям, и матери, и детям. Частенько Тамаре приходилось ночевать на лавочке прямо во дворе собственного дома, а зимой в подъезде, потесней прижавшись к едва теплой батарее. Постоянные попойки и дебоши так озлобили соседей Ольги, что они совершенно не желали принимать участия не только в ее жизни, но и детей считали врагами. Никто не жалел девочку, даже куска хлеба не подавал, когда она порой сутками не могла попасть в собственную квартиру. Теперь о тихой и размеренной жизни в деревне она вспоминала с грустью и благодарностью. Но вернуть ничего было нельзя и она мечтала хотя бы о том, чтобы попасть к братьям в интернат, где всегда есть теплая кровать и, пусть не больно то вкусная, но гарантированная еда. Но мать предпочитала держать дочку при себе. Иногда она по несколько дней не поднималась с постели, страдая от похмелья или побоев очередного сожителя, тогда кто то должен был ходить в магазин, мыть посуду, готовить еду… Единственным утешением и отдушиной для Тамары была школа. К удивлению всех окружающих, она в
таких мало похожих на человеческие условиях умудрялась хорошо учиться, быть всегда опрятно одетой и тщательно причесанной. По вечерам под пьяные выкрики и песни гостей она, заткнув уши, изучала историю отечества, квадратные уравнения, строение человека. Она хотела, когда вырастет, стать врачом, а лучше всего ветеринаром, уехать в деревню, купить там домик и зажить тихой размеренной жизнью.
        Шли годы, Тамаре исполнилось четырнадцать лет. Пока она была маленькой, щуплой невзрачной девчушкой с мышиными хвостиками вместо косичек многочисленные гости Ольги Евсеевны, казалось, в упор ее не замечали, теперь же прибавилась еще одна напасть, приставания пьяных мамашиных кавалеров. Постоянные выпивки, да и возраст давали себя знать, здоровье у Ольги было уже не то, она частенько засыпала после двух-трех рюмок, и распоясавшиеся гости творили, что хотели. Очень быстро Тамара научилась защищаться от любых приставаний и домогательств. Ей ничего не стоило изо всех сил ударить наглеца любым предметом попавшимся под руку, вид крови ее не пугал, стоны не вызывали абсолютно никакого сочувствия. Она озлобилась и замкнулась в себе. Постепенно она научилась ненавидеть всех, весь окружающий мир. Вечно пьяную мать, ее ухажеров, благополучных соседей, которым не было абсолютно никакого дела до маленькой несчастной девочки, братьев, которые жили своей жизнью, совершенно не заботясь о том, что происходит в отчем доме… Она была привязана лишь к самому младшему, Егорке, который после возвращения от бабушки почти
постоянно жил в детском доме. Тома носила ему конфеты, игрушки. Подолгу гуляла с братишкой в детдомовском дворе. ( За пределы их не выпускали, мальчик был слишком мал, да и она взрослой не считалась).
        Из дома девочка ушла в тот день, когда получила на руки паспорт. Теперь она была полноценным членом общества, не зависела больше от матери, могла устроиться на любую работу, получать зарплату, снимать жилье. С мечтой о профессии доктора ей пришлось попрощаться. Она требовала долгой и упорной учебы, а Тома позволить себе такой роскоши просто не могла. Она попыталась, правда, устроиться в больницу чем то вроде санитарки, но очень быстро разочаровалась. Работа оказалось нудной, неимоверно трудной, а платили за нее сущие гроши. Это девушку совершенно не устраивало. Ей надоело нуждаться, ходить в обносках, да и за квартиру платить приходилось не мало.
        В поисках лучшей доли и приличного заработка она перепробовала немало профессий, продавца, кладовщицы, секретаря. Переходя с места на место, она все больше разочаровывалась в людях и озлоблялась душой. Она готова была работать, учиться всему новому, но на деле получалось совсем по другому. За месяц торговли в ларьке она не получила ни копейки, ее хозяин, азербайджанец, проведя ревизию, обнаружил много недочетов, растрату товара и еще кучу всякой всячины. По его словам получалось, что не он Тамаре, а она ему должна заплатить за свой ежедневный двенадцатичасовой добросовестный труд. Девушка сначала онемела от такой откровенной наглости, а потом жестоко отомстила обидчику. Через несколько дней после своего увольнения она ночью подожгла киоск вместе со всем товаром и выручкой, находящейся внутри. Жадный хозяин экономил на сигнализации и охране, в результате павильончик выгорел до тла. Тамара своей радости не скрывала, но жить по-прежнему было не на что… На складе она сразу не сошлась с начальником по снабжению во взглядах на ее обязанности. Он прямо с первого же дня предложил кладовщице стать
соучастницей в его махинациях с продуктами. Она с возмущением отказалась. Нет! Она не была к тому времени не кристально чистой правдолюбкой, не считала зазорным украсть то, что плохо лежит, но роль отведенная ей, девушку совершенно не устраивала. При минимальной выгоде вся ответственность целиком возлагалась на ее плечи. А доверчивой глупышкой Тома не была никогда… Место секретарши ей поначалу понравилось, и даже очень. Цветочки в горшках, ковры на полу. Приличная зарплата, необременительные обязанности. Чудо, а не место… Но начальник, прилагавшийся к нему, быстро разрушил очарование. Толстый, потный, полуимпотентный извращенец, вызывал в ней только одно чувство - отвращение. Она, скрепя сердце, терпела его общество и приставания в течении целых трех месяцев, но когда он на одну из вечеринок привел таких же уродливых дружков и предложил Тамаре их развлекать, она не выдержала и уволилась…
        Долго, целых три года, ей удалось продержаться в стриптизе. Там ей понравилось все: коллектив, зарплата, да и сама работа показалась интересной. Ей нравилось придумывать новые танцы, наряды, нравились аплодисменты зрителей, восхищение поклонников. Девушки, окружавшие Тамару в клубе, тоже вызывали у нее симпатию. Красивые, незакомплексованные, они знали, чего хотят, и добивались желаемого любыми средствами… На четвертый год работы девушку выгнали из стриптиза со скандалом и чуть не отдали под суд за кражу. Никто этому не удивился и не осудил по большому счету, все девушки потихоньку таскали у клиентов плохо припрятанные доллары. Просто Тамара взяла слишком много и совсем не у того, у кого позволительно… Руководство клуба приложило все силы, чтобы замять инцидент и ни в коем случае не довести дело до милиции. Все закончилось достаточно благополучно для Томы, но оставаться на прежнем месте она, конечно же, не могла. Пришлось снова искать теплое местечко. Оно, как ни странно, отыскалось в гардеробе ресторана
«Океан», на набережной, в котором, как правило, отдыхали и развлекались самые состоятельные люди города. Зарплата, конечно, совсем не радовала, да и работа была не слишком творческой… Но это только на первый взгляд. Здесь очень пригодились навыки мелкого воровства, приобретенные Томой при работе с подвыпившими клиентами в стрип-клубе. Только теперь она стала намного умнее. Девушка никогда не тащила ни копейки из карманов вверенных ей пальто и шуб, с радостью возвращала забытые или оброненные в гардеробе вещи. Вот только когда помогала одеваться совершенно пьяным посетителям, которые сами не в состоянии были найти рукава собственной одежды, в ее руках, как правило, оставались дорогие украшения, золотые часы, зажигалки, деньги. Спохватившись, протрезвевшие клиенты бежали обратно в ресторан, поднимали шум, опрашивали официантов, но ни разу подозрение не падало на тихую и скромную гардеробщицу, которая и отношения то к этому по большому счету иметь не могла. В ее обязанности входило только принять и подать верхнюю одежду, и все. А уж, как все происходило на самом деле, жертва сказать не могла, Тамара
тщательно выбирала тех, кто точно ничего не сможет вспомнить, действовала без свидетелей, а с тем, что оставалось в карманах пальто всегда все было в порядке, так что придраться было не к чему. Абсолютно. Бриллианты и золото приносили неплохой доход, и вскоре Тамара даже смогла приобрести жилье, маленькое, убогое, но свое собственное, и это стало первым из исполнившихся сокровенных желаний. Впоследствии Тома шаг за шагом приводила в исполнение свои маленькие и грандиозные замыслы, но ни один из них не принес в ее душу столько радости и удовлетворения, как эта скромная квартирка на окраине.
        Но, как говорится, все тайное когда то становится явным. Так случилось, что Тамара прокололась во второй раз. Она, как всегда, все сделала правильно. Долго наблюдала за напившимся молодым человеком, который вместо того, чтобы одеваться, норовил прикорнуть на банкетке у входа, дождалась пока его спутница в сопровождении охранника вышла в холл заказать такси и аккуратно облегчила карманы парня на двести долларов и прибрала к рукам бриллиантовую заколку для галстука.
        После закрытия заведения она тщательно убралась на рабочем месте для прихода сменщицы, оделась и отправилась на такси домой. Выпив молока, улеглась в постель и сладко заснула без тяжелых предчувствий и сновидений… Ее утро началось с бешеной трели звонка. Или ей просто показалось, что с бешеной. Ее редко посещали гости, поэтому привыкнуть к этому звуку она еще не успела. Распахнув дверь, она остолбенела. На пороге стоял вчерашний алкаш из ресторана. Он бесцеремонно отодвинул застывшую девушку и вошел внутрь, развалился в Тамарином любимом кресле и насмешливо поглядел на растрепанное и бледное существо в коротеньком ситцевом халате.
        - Ну что, птичка, попалась, наконец то? Мне уж давно говорили, что «Океан» пользуется дурной славой… Вещи там пропадают, деньги… А главное, виноватых никак найти не могут…
        - Вы из милиции? - Ахнула Тамара и в ужасе прикрыла руками вспыхнувшие щеки.
        - А что похоже ? - Парень искренне и заразительно рассмеялся. - Конечно, я тебя понимаю. Тебе сейчас милиция намного предпочтительней всех остальных . Они просто посадят и все. А вот хозяева заведения вряд ли этим ограничатся. - Добродушно пояснил он в ответ на недоуменный взгляд девушки. - Ты даже не представляешь, какой урон нанесла их репутации. Да к ним последнее время приличные люди заглядывать перестали. Я уж не говорю о других заинтересованных сторонах, нагло ограбленных тобой в гардеробе…
        - Так Вы не из милиции… - Обречено прошептала Тома. - Ну, и что теперь со мной будет?
        - Во первых, верни заколку, она не моя. - Строго приказал гость. - А во-вторых, поставь чайник. Я должен подумать, какую выгоду могу поиметь от всей этой свистопляски. То ли заложить тебя с потрохами за приличное вознаграждение, то ли повременить маленько…
        - Сколько Вы хотите за молчание? - Тихо спросила Тамара. Она понимала, что если бы парень хотел ее заложить, то ему незачем было тащиться к ней на окраину, но что он хочет от нее, еще не разобралась.
        - А ты что, можешь много предложить? - Опять весело рассмеялся гость. У него была приятная улыбка, ровные белоснежные зубы, ухоженные волосы. Вообще, он производил очень даже приятное впечатление. Молодой, симпатичный, одет хорошо…
        - Скажи, сколько ты хочешь? - Тамара решительно перешла на ты. - Там посмотрим, смогу ли я расплатиться. - Она не была уверена, что получится, но соблазнить парня стоило попробовать. Чем черт не шутит. В своих силах она не сомневалась, годы работы в стриптизе научили ее многим секретам и хитростям в общении с сильным полом. Внешностью, слава богу, ее судьба не обделила. Ситуация, конечно, к интиму не располагает, но это не страшно. Жаль только, парень уж больно молод и красив. Пожилого бы она точно в два счета облапошила.
        Тамара откинула густые черные волосы и медленно пошла по ковру навстречу гостю. Он даже не сразу понял, что вдруг произошло с растрепанной заспанной девчонкой. Откуда в ней вдруг появился шарм и необыкновенная притягательность. Как завороженный следил он за плавными движениями ее гибкого тела, которое медленно изгибалось, будто повинуясь только ей слышимой музыке. Когда она изящным движением распахнула свой коротенький халат, ему показалось, что он тоже вдруг услышал эту завораживающую музыку. Она звучала все громче и громче, заставляя забывать об окружающем и причинах, которые привели его в эту убогую квартирку. Если честно, он не особенно сопротивлялся этому наваждению, почему бы и не соединить приятное с полезным… А девушка все танцевала, постепенно избавляясь от остатков одежды…
        - А ты не так проста, крошка, как показалась мне сначала. - Признался он, откинувшись на подушку в кровати, где только что занимался сексом с практически незнакомой девушкой. Она лежала рядом и устало курила сигарету, глядя в потолок.
        - Ну и что теперь? - Лениво поинтересовалась она.
        - А что? Разве что-то изменилось? Признаю, трахаешься ты классно. Но к нашему делу это касательства не имеет.
        Тамара резко села и гневно уставилась горящими черными глазищами на соседа по койке.
        - Ах ты, гад какой! - Она ткнула кулачком куда то ему в живот. - Значит, все вот это не имеет для тебя никакого значения?
        - Еще не разобрался… - Он посмотрел на девушку и взял сигарету. - Надеюсь, ты не думаешь, что ты первая и последняя женщина в моей жизни?
        Тамара встала и начала медленно одеваться.
        - Говори, что ты хочешь, и убирайся к чертовой матери. - Бросила она через плечо и двинулась на кухню. Когда вскипел чайник, к ней присоединился гость.
        - Давай хоть познакомимся для начала. Влад.
        - Зачем? - Безразлично поинтересовалась девушка. - Ты что планируешь частые и горячие свидания?
        - А почему бы и нет? - Влад поднялся и сам налил чай себе и ей. - Если не хочешь, можешь не представляться. Я и так все о тебе знаю, как ты догадалась.
        - Да уж. - Проворчала Тома. - Долго кота за хвост тянуть собираешься?
        - У тебя бутербродиков нет каких-нибудь?
        - Нет. Сухомятка вредна. - Отозвалась хозяйка. - Хочешь борщ, или котлеты с капустой?
        Парень с удивлением посмотрел на нее.
        - Ты это серьезно? Ты что, для себя одной все это готовишь?
        - Ну и что? Я просто люблю готовить. Тебе то какое дело? Будешь что ли? Так я разогрею.
        - Да я теперь не уйду, пока все не попробую. - С жаром признался Влад. - Надоела ресторанная шамовка хуже горькой редьки.
        Тамара с удивлением глянула на гостя. Ну и странные существа эти мужики. Правда что ли говорят, что путь к их сердцу через желудок пролегает? А она то, дура, всю жизнь с другой стороны подходы искала…
        - А не боишься? Вдруг подсыплю яда крысиного. - Поинтересовалась она, доставая кастрюлю из холодильника.
        - Попробуй. - Довольно равнодушно отозвался Влад. - Только не советую… Да, ты и сама не рискнешь… - Он оценивающе окинул взглядом Тамару с ног до головы. - Нет. Не рискнешь. На дуру не похожа, так зачем лезть неизвестно во что. Ты же даже не знаешь, кто я, и кто за моей спиной маячит… Давай, накладывай свои деликатесы.
        - Ну, что ты не из ментовки, ежу понятно. И на мафиози крутого не тянешь. - Тома поставила перед гостем тарелку и уселась напротив. - Ты так и не сказал, чего от меня то хочешь… Ну, кроме булавки, конечно…
        - А ты так и не ответила, что собираешься дальше делать. - С набитым ртом пробурчал Влад.
        Девушка молча посмотрела на него и потянулась за сигаретой.
        - Много куришь. - Добродушно заметил Влад. - Уже третья сигарета за полчаса.
        - А тебе не все равно?
        - Да как сказать… Все зависит от того, о чем мы договоримся с тобой сегодня…
        - Даже так? - Тамара все же прикурила сигарету. - И о чем же мы должны договориться, интересно.
        Гость с сожалением отодвинул пустую тарелку и вытер руки салфеткой.
        - Я почему тебя о планах на будущее спрашиваю? Ты же не маленькая девочка и понимаешь, что не сможешь долго продолжать свой рискованный бизнес. Выследить тебя раз плюнуть, как ты поняла…
        - Это я поняла. Не поняла только, ты то чего ко мне привязался? Чего ты хочешь?
        - Я когда шел сюда, сильно сомневался в своей затее, а познакомившись с тобой понял: ты именно то, что мне нужно… Хочу предложить взаимовыгодное сотрудничество.
        - В какой же это области народного хозяйства? - Усмехнулась девушка. Она уже поняла, что опасаться гостя вряд ли стоит, судя по всему у него самого рыльце в пушку по самые уши.
        - Надо же! У тебя и чувство юмора кое-какое имеется. Не девушка, а клад… Именно такая помощница мне и нужна. Симпатичная девушка, вызывающая сплошь только положительные эмоции у окружающих, располагающая к доверию, нежная и хрупкая, но когда нужно умеющая превратиться в сексуальную и соблазнительную фурию…
        - Столько комплиментов, я прямо смутилась. - Тома равнодушно смотрела на кончик своей сигареты, хотя мозг ее в это время лихорадочно осознавал услышанное.
        - Я потрясен, как профессионально ты меня сегодня обработала. Прямо уходить не хочется. Может, позволишь остаться?
        - На это даже не рассчитывай. - Отрезала хозяйка. - Эта квартира мне далась слишком дорого, чтобы пускать в нее кого попало.
        - Не кипятись, я не претендую. Слава богу, у меня есть где спать и держать свои вещи. Просто, мне показалось, что, как мужчина, я тебе понравился.
        - Это не повод для продолжения знакомства. Надеюсь, ты не думаешь, что ты первый и последний мужик в моей жизни?
        - А ты злопамятная, крошка.
        - Слушай, ты меня утомил. Говори, что ты хочешь и уходи. Насколько я понимаю, ты хочешь втянуть меня в какую то свою аферу?
        - Можно и так сказать. Я, как и ты, зарабатываю на жизнь мошенничеством… Ну, просто не хочу я трудиться с утра до ночи на чужого дядю и получать за это три копейки в месяц. Я лучше сам возьму у него эти деньги. За просто так.
        - Понятно. Ну и зачем тебе я?
        - Для работы с мужской половиной. - Просто ответил Влад - С женщинами я и сам не плохо обхожусь, но основные деньги, как ты понимаешь, оседают в мужских карманах, а они меня как то не особо долюбливают… Ну, разве что некоторые, меньшинства озабоченные… А ты с сильным полом привыкла на коротке обращаться. Это я сегодня хорошо понял. А я буду тылы обеспечивать…
        - И что конкретно ты предлагаешь делать мне? Спать со всеми подряд, а денежки в клювике тебе таскать? Мечтаешь о карьере сутенера? Так с этим не ко мне. Ты ошибся адресом.
        - Да не заработаешь на этом ни хрена. - С досадой перебил ее Влад. - Примитивно мыслишь. Да полно других способов, как заработать кучу бабок, не испачкав рук… Нужно только включить воображение, и они сами в руки потекут…
        - Да что ты говоришь! - С насмешкой воскликнула Тамара. Но в глубине глаз явно разгорался огонек интереса. - Может, поделишься хоть одним из них?
        - Так ты согласна? - обрадовался гость.
        - Я еще не решила. Скажи сначала, ты что же специально меня выслеживал? И как давно?
        - Да нет. - Влад слегка замялся, но потом все же продолжил. - Я же сказал, что шел к тебе только за булавкой. Она, правда, не моя.
        - Но как ты узнал? - Озадаченно настаивала Тома. - Ты же невменяемо пьяный был, не видел не фига…
        - Вот уж нет! К твоему сведению, я вообще практически не пью.
        - Не понимаю, так зачем было прикидываться, и почему ты меня за руку не поймал сразу?
        - Зачем прикидываться было, спрашиваешь… А как еще было заставить эту глупую курицу отвезти меня к себе и оплатить столик? А уж попав в ее особняк, я сумел выгодно провести там время, пока дама спала без задних ног…
        - А не боишься, что она тебя прищучит за одно интересное место? Когда проснется и увидит, что кое-чего в доме не хватает.
        - Вот это вряд ли, моя дорогая. Во первых, она вряд ли сможет найти своего сладкого котика, а к помощи мужа обратиться не рискнет, мое присутствие в доме ей выгоднее всего замять и никогда о нем не вспоминать… Но это тоже мелочь… У меня грандиозные планы на будущее…

… С того памятного утра прошло почти десять лет. Союз Тамары и Владислава за эти годы не распался. Напротив, он окреп и приносил существенные плоды. Они переезжали из города в город, стараясь нигде особенно долго не задерживаться, как говорится, не мозолить глаза правоохранительным органам. Влад оказался необыкновенным выдумщиком, каждая следующая его афера была все более изощренной и прибыльной. Постепенно Тома вошла во вкус и начала прибирать Владислава к рукам. Шесть лет назад для пользы дела им пришлось пожениться, брак, кстати, оказался довольно счастливым и прочным. От этого союза даже родился малыш. Правда, в связи с несколько нестабильным образом жизни родителей, Павлуше пришлось почти постоянно жить в разлуке с ними. Тамара доверила воспитание сына единственному человеку, которому верила, как самой себе, своему брату Егору, который удачно женился, купил домик в пригороде и занимался сельским хозяйством. Своих детей у него пока не было, и он с удовольствием занимался воспитанием племянника… В прошлом году Шульгиным пришлось в срочном порядке развестись. Тамара хоть и понимала необходимость
этого шага, но далось это решение ей нелегко. Она мужу совершенно не доверяла, иногда даже побаивалась, но вместе с тем за эти годы влюбилась в него, как кошка. А вот отвечает ли он ей столь же страстным чувством, частенько сомневалась… В последние два года жизнь Шульгиных слегка стабилизировалась, они осели на одном месте, в окрестностях деревни Конюхово, обзавелись хозяйством, будь оно проклято… Денег к этому времени они смогли «заработать» вполне приличное количество, и Тамара всерьез начала подумывать о переходе на легальное положение. Она сильно тосковала по Павлику, скучала в деревенской глуши. Тома чувствовала, что тупеет и постепенно сходит с ума. Она предлагала Владу переехать куда-нибудь подальше, забрать сына, снова оформить брак и зажить, наконец то, нормально. Открыть, к примеру, фирму или небольшой заводик. Но Влад, похоже, все больше входил во вкус подобного существования, менял женщин, ходил в дорогие рестораны, покупал дорогие шмотки. Вот и сейчас унесся куда то к морю с очередной богатенькой лохушкой, даже не предупредив ее, Тамару. Она же, как последняя дура, должна возиться в
навозе и слушать бред осточертевших обкуренных идиотов… Нет, так долго продолжаться не может. В конце концов, Влад не может так относиться к своей единственной законной супруге и к тому же матери его ребенка… А если он может, если сумел забыть обещания, которые давал ей темными страстными ночами, то она ему напомнит! Да так, что в следующий раз он поостережется пренебрежительно относиться к своей второй половине!



        ГЛАВА 13

        Утром мы с Мишкой безобразно проспали. Все три будильника ( на тумбочке и двух сотовых телефонах) голосили в разной тональности, но мы стойко делали вид, что спим без задних ног, Мишка даже пару раз всхрапнул для достоверности. В результате всех ухищрений мы вылетели из дома, наспех одевшись и без маковой росины на завтрак.
        - Давай торопись, лежебока, - покрикивала я на Михаила. Мне казалось, что он копается непозволительно долго. Вот хоть ворота гаража, нельзя что ли поживее открывать, а уж стекло протирать со скоростью улитки, совсем издевательство! - Сейчас Олег придет, а у нас все закрыто, стыдобища.
        - А чего сразу я то? Сама проспала, а муж виноват. Я посуду вчера пол ночи мыл, потом ты приставать начала, спать тоже не давала…
        - Пардон, я не врубилась, о чьем муже речь? Если в том, что я проспала виноват Игорь (пусть бывший, но все-таки муж, другого вовсе нету ), то кто тогда приставал к тебе, кто не давал спать ?
        - А что Олег прямо к открытию обещал быть? - Наивно округлил глаза Корчагин.
        - Ты мне, дружочек, мозги не запудривай. Признавайся, развратничал ночью?
        - Как юрист, сообщаю Вам, милая леди, в моих действиях не прослеживается состава преступления. Да что я вам рассказываю. Ведь Вы ж там были. Свидетелем будете?
        - Отстань ты от меня со своими глупостями! О деле лучше думай. А то впопыхах не мудрено забыть половину… Прямо сразу, как придешь, не забудь позвонить Антону. Понял? Пусть номер машины простучит, на котором Маринка укатила. Сделаешь?
        - Уже позвонил. Еще вчера вечером. - Значит, я была права. Корчагина действительно всерьез волнует судьба бывшей подружки. - С тебя пицца. Жрать охота, пардон кушать, аж пузо подводит.
        - Ты о чем-нибудь, кроме еды, думать можешь? - С досадой откликнулась я.
        - На голодный желудок, нет. - Честно признался Миша. - Я, как трактор. Не заправишь, не поедешь. Ничего не поделаешь, хочешь использовать, изволь кормить, как следует.
        На крыльце агентства нас ожидал живописный натюрморт из Олега и Митрича, мирно курящих, сидя на ступеньке. Видимо, мы к моменту приезда застали конец занимательного спора двух поколений.
        - Не скажи, мил человек, даже мусор и тот может куды-нито пригодиться, а тут живой организьм. - Горячился Митрич. - не утиль, небось. Корми и пользуйся.
        - Чем пользоваться-то ? На органы и то этот кобель не пойдет. На хрена кому его органы сдались? - Лениво отшучивался Орлов.
        - Ну, я прямо шизею от Вас, Олег Иваныч. Какой Вы человек черствый. А тепло, ласка, преданность уже ниче не значат, получается? Неужто, за такое куска хлеба жалко?
        - Демагогия это все, ты ему кусок, а он тебя хрясь за ногу, и деру. - Рассудительно заметил собеседник. - Это как, а Митрич?
        Митрич возмущенно затряс бороденкой:
        - Ни в жисть такого не бывает, пес - тварь благодарная, чай не человек какой-нито.
        Рядом со стариком покачивалось на тонких лапах нечто отдаленно напоминающее собаку. Это нечто было таким худым, лохматым и грязным, что определить породу пса не представлялось возможным.
        - Сидор Дмитриевич! Боже мой, это же ходячая зараза. - Отшатнулась я. - Зачем Вы его сюда приперли, любезный Вы мой?!
        - Бобик не заразный. Он голодный просто. - Самоотверженно бросился на защиту друга Митрич. - Щас продам тебе быстренько еще нформации и поведу друга обедать. Хотя он, похоже, и не завтракал, и не ужинал, вроде, тоже.
        - А хватит информации на двоих то? - Заинтересовался Корчагин.
        - Ничо, мы не привередливые. Подешевше купим и накушаемся оба.
        - Все же, Сидор Дмитриевич, оставьте Бобика у крыльца. - Животное все же вызывало у меня некоторое опасение. - Привяжите, что ли, чтобы не убежал…
        - Куды ж ему бежать то от меня благодетеля? - Удивился моей непонятливости бомж. - Я ему обед обещал, а ты говоришь, убежит.
        - Ну, может, он не понял насчет обеда. - Примирительно ответила я.
        - Насчет обеда в наших кругах с полуслова понимают, чай не буржуи зажравшиеся . Слышь, Бобик, посиди покеда я на обед зарабатываю.
        Бобик коротко тявкнул и послушно сел у крыльца. Я удивилась:
        - Умный какой пес. Что же его выгнали то на улицу?
        - За ум чтоли выгоняют? Видишь, беспородный он, да и в возрасте уже. Он, как я теперь, никому не нужон получился. Я вот теперя зарабатываю у вас маненько, решил и его приютить, пусть почует, как при хозяине то хорошо.
        Беседуя таким образом мы вошли в помещение и расселись по кабинетам. Я повела Олега к себе писать заявление и оформлять договор о начале расследования по поводу пропажи гражданки Марины Анатольевны Орловой.
        Рядом в соседнем кабинете Михаил «покупал информацию» у голодного Митрича. Бобик на улице терпеливо ждал результата торгов.
        С Олегом мы закончили довольно быстро.
        - Ну что, вроде, все оформили, деньги ты заплатил, теперь, как говорится, твои проблемы - наши проблемы. Иди домой, Олег, поспи хоть немножко, а то выглядишь ты не особенно здорово. - Орлов грустно усмехнулся и отвел глаза. - Может, Маринка вернется, или позвонит, на худой конец. Ты сразу мне сообщи. Записал мой сотовый? Ну, тогда, пока. Да, как только проявится маклер, срочно вызывай Антона, или Михаила, не выпускай его ни в коем случае. На него у меня большие надежды.
        Только за Олегом закрылась дверь, на пороге появился хмурый Антон.
        - Я не понял, что за страшилище сидит у крыльца? Я его шугнул, так это чучело еще и лает, представляешь? Оно нам всех клиентов распугает.
        - Это Бобик. - Спокойно пояснила я. - Он ждет обеда. Вернее Митрича. Так что шугать его бесполезно, все равно далеко не уйдет.
        Антон ошалело посмотрел на меня :
        - Это чудище питается Митричами? А где оно их берет?
        - Митричи не вкусные, тощие и несвежие. - Удивилась я его непонятливости.. - Один из них сейчас у Мишки в кабинете на обед для Бобика зарабатывает.
        Антон немного помолчал, переваривая услышанное, и решил сменить тему:
        - Я не понял, зачем Михаил мне второй раз этот номер подсунул, я же все уже в отчете о нем написал, тем более, что дело то мы все равно закрыли. Тебе Мишка письмо клиентки показал? Там ясно сказано: аванс ваш, но дело надо свернуть по-быстрому.
        - Ты о чем, Антон? - Я уставилась на Скворцова.
        - Ты не читала что ли?
        - Читала. - Отмахнулась я. - Я не о письме. Что за номер?
        - Номер машины этого фраера из института, хахаля нашей клиентки.
        - Шульгина Владислава Львовича?
        - Точно! Мишка вчера позвонил и просил простучать этот номер. Я чувствую, что-то знакомое. Трудно что ли отчет открыть?
        Я обалдела.
        - Ты хоть понимаешь, что получается? - закричала я. Антон уставился на меня с удивлением. На крик из соседней комнаты мгновенно прибежал Миша. За ним в дверном проеме бесшумно материализовался Митрич. - Маринку увезли на машине этого Славика. А он преступник, возможно даже убийца. Это катастрофа!! Но ведь она говорила не о мужчине, а о женщине. Тамара, кажется…
        - Шульгина Тамара Антоновна - первая жена Владислава Львовича. Об этом тоже в отчете написано, - ошарашено сообщил Антон.
        - А адрес ее там не указан? - Я с надеждой уставилась на него.
        - Нет, похоже, она бомж, или фамилию сменила. - С сожалением отозвался Скворцов. - В паспортном столе нет сведений о прописке женщины с такими данными.
        - Ну вот, и здесь тупик… - От досады захотелось расплакаться. При всех, как маленькой девочке.
        - Ян, а знаешь, какую информацию сейчас продал мне Митрич? - попытался утешить меня Михаил. - Как раз, похоже, насчет этой женщины.
        - Я, мил человек, ещщо раз могу повторить за милую душу, - встрял в разговор, стоявший в дверном проеме старик. - Только я теперича на двойной гонорар претендовать буду. Нформация - то вона кака нужная. Никуды вы без нее. Сама говоришь - тупик.
        - Да ничего нет в твоей «нформации» полезного, так обрывки сведений, - пробурчал Корчагин..
        - Во-она как ты запел, голуба. - Подбоченился бомж. - Денежек пожалел?
        - Слушайте, мужики, хватит пререкаться. Что за информация, дед? - Антону не терпелось послушать о злоключениях Маринки.
        Миша взял инициативу в свои руки:
        - Короче когда наша красотка отбывала в неизвестном направлении, этот крендель, - он небрежно кивнул в сторону Митрича, - культурно сидел в кустах за углом дома. Чем там занимался, умалчивает, паразит.
        - Ну и скажу, подумаешь. - Пробурчал тот. - За старухами на лавке подглядывал. Клавка с жирной Нюркой на днях подстилку мою сожгли, курвы. Вот я и думал, отомстить что ли как нито… А баба ента за углом тоже стояла. Курила и на машину все поглядывала. Тут ее Санек и узнал. Когда машина к нам за угол от подьезда завернула уже с вашей дамочкой внутри, мужик притормозил и ведьма энта тоже туды занырнула…
        - Стоп. Откуда взялся Санек? - беспардонно перебил Антон.
        - Да мы с ним вместе стратегию, - ( Митрич с трудом выговорил явно непонятное ему слово), - мести вырабатывали. Санек сказал, энту самую стратегию надо детально продумать. Ну, сидим думаем, а тут баба…
        - Я так и не понял, кто такой Санек, - теперь Антон обращался уже не к старику, а к Мишке, - он тебе то хоть объяснил?
        - Санек, парнишка двенадцати лет от роду. Живет в Маринкином подъезде. У него старухи мячик футбольный отняли и прокололи, чтобы окно у Нюры с первого этажа не разбил.
        - Профилактика дело полезное. - Вставила я.
        - Санек, как бабу енту увидал, аж затрясся весь, - перехватил инициативу Митрич. - Сиди, говорит, дед тихо. Баба эта - ведьма. Гляжу и правда глазищи-то красные, дым из ноздрей валит, вот те крест, как есть ведьма, - старик торопливо перекрестил впалый живот.
        - Сам же говорил, курила она, вот и дым. Не стыдно Вам, Сидор Дмитриевич, во всякую чепуху верить? Взрослый вроде человек. - Старик промолчал, но весь его вид выражал явное несогласие со скептическим настроением Михаила. Тот с досадой махнул на Митрича рукой и снова повернулся к Антону. - Короче, Санек с пацанами пару недель назад на кладбище северном ловили птиц. Видели там эту тетку. Она часа полтора бродила по могилам, наклонялась. Парнишка утверждает, беседовала с покойниками. Потом достала сотовый, видимо вызвала такси. Минут через десять желтая машина с шашечками остановилась практически около того места, где прятались мальчишки. «Ведьма» спросила «замогильным голосом» «За город повезешь, после северного поста минут сорок?» видимо шофер согласился, тетка запрыгнула в машину и уехала.
        - Не густо, хотя кое-что. Найти бы того таксиста… - Задумчиво протянул Скворцов.
        - Вот я и говорю. - Опять послышался голос из дверного проема. - За двойной гонорар я еще расскажу, чего не успел досказать. Только денюжки вперед. - Митрич упрямо поджал губки и демонстративно отвернулся от Мишки. - За то, что уже рассказал, пятьдесят рубликов. А дальше по двойной оплате: сто рублей или не услышите больше не слова. - Старик опасливо покосился на меня, не слишком ли он занесся? Сто пятьдесят рублей, по его мнению, необыкновенные деньжищи. Мне стало жаль его и Бобика до слез. Достав из сумочки кошелек, я отсчитала три пятидесятирублевки и молча протянула Митричу.
        Дед с достоинством сложил купюры, сунул их куда-то в складки замурзанных штанов, прочистил горло и продолжил рассказ. Смысл его сводился к следующему: Санек с ребятами пожалели несчастного водилу, записали номер такси и побежали к коменданту кладбища. Там, перебивая друг друга, рассказали о таксисте, который непременно будет съеден ужасной ведьмой за городом. Но комендант выгнал их с треском. Сказал, что это никакая не ведьма, а знахарка какая-то из области. Приезжает иногда на кладбище за травами, которые нигде, кроме как на человеческих костях, не растут. И никого пока еще не съела. Ребят он не убедил, наоборот, они твердо уверились, что тетка самая настоящая ведьма, которая варит свои зелья на кладбищенских травах. На это кладбище парнишки больше ни ногой, ни за какие коврижки.
        - Так, Мишка, хватай Митрича и дуйте в Маринкин двор, ищите Санька и любой ценой добивайся от него бумажки с номером такси. - Скомандовала я.
        - Сначала покормлю Бобика. - Уперся дед. - Штоли зря псина ждет час целый у дверей? А мы фьють и улепетнем. Кому тогда он поверит потом?
        - Между прочим, я тоже не завтракал сегодня, дорогая моя. - Неожиданно поддержал Митрича Михаил.
        - Ладно-ладно, обжоры! - Пришлось согласиться на небольшую отсрочку. А что было делать? Кто знает, на что способна эта гоп-компания с голодухи. Саму бы не скушали. С них станется… - Можете заскочить на пять минут в пиццерию. Все трое. Хотя, боюсь, Бобика не пустят… Закажи пиццу по телефону, лучше две. Больших. Поедите здесь, потом поедете на поиски парнишки.
        Повеселевшие Михаил и Митрич скрылись в соседнем кабинете, а мы с Антоном попытались систематизировать полученные сведения. Получалось, что замутила Маринке мозги некая Тамара, знахарка, живущая где-то за городом. В ее деревенскую резиденцию, похоже, и увезли мою подругу. Находится это место порядка сорок минут езды после северного поста ГАИ . Более точное расположение, если повезет, мы сможем определить при помощи номера такси, записанного Саньком. Только бы мальчишка не выбросил ненужную бумажку! Что неведомая знахарка хотела от Марины, чем запудрила ей мозги, нам еще предстоит узнать. Главное, сейчас найти эту дурочку и забрать домой. Разбираться будем потом.
        Так, вернемся к нашим баранам. Теперь надо осмыслить неожиданно всплывшие детали, которые в это дело совершенно не вписываются. Детали из совершенно другого расследования, не имевшего до сегодняшнего дня ничего общего с делом о пропаже Маринки.
        - Если мы поймем, каким боком в этом деле мошенник, альфонс и возможно убийца Славик, то, чувствую, все сразу станет понятно. - Антон сосредоточенно чертил на листке бумаги кружочки, квадратики, соединял их стрелочками. - Смотри сюда. Что мы имеем? - Я заглянула через его плечо.
        - Солнышко какое то нарисовал…
        - Точно. Смотри в центре солнышка наш дорогой Славик. - Бодро начал объяснения Скворцов. - Он, как настоящее светило, окружен прекрасными дамами. Первая жена - Тамара, дальше вторая жена - Нелли, между ними наша клиентка Ольга и несчастная обманутая дурочка Танюша Шишкова. А вот тут около Тамары видишь еще маленькая орбиточка. Это наша Маринка. И вроде никак она со Славиком не пересекается, там почерк другой: заманить, обаять, обмануть. Везде товарищ через постель действует. С Мариной картина прямо противоположная.
        - А что это за пунктиры? - Я ткнула пальцем в листок.
        - А вот эти тоненькие линии и заставляют нас заподозрить, что бывшие супруги действуют заодно или хотя бы активно помогают друг другу в темных делишках. Смотри: в деле Татьяны Шишковой Славик не смог обойтись без помощницы. Я уверен, девушка «сбила» ни кого иного, как Тамару, он в свою очередь помог ей умыкнуть из дома твою подругу. И чувствую я своим ментовским нюхом, что это только верхушка айсберга. Один бог знает, сколько еще услуг подобного рода оказывали они друг другу. Заметь, Яна, из всего этого солнышка реально пообщаться мы на данном этапе мы имеем возможность только с законной супругой Славика, Нелли Павловной Абросимовой.
        - Знаешь, Антон, как то все жутковато выглядит, сомневаюсь я, что удастся вот так просто беспрепятственно переговорить с многократно обманутой женой этого альфонса. Боюсь, он все предусмотрел и не даст нам такой возможности.
        - Как, интересно, он может мне помешать ? - Пожал плечами тот. - Не убил же он ее, в самом деле.
        - Не знаю как. Но чувствую, эта дамочка еще в большей беде, чем все остальные. - Я, действительно, была убеждена в своей правоте. - Если бы молодые супруги были заодно, то Тамара здесь никак не вписывается, а уж Ольга тем более. У тебя есть адрес Нелли? Поезжай к ней прямо сейчас. Господи, только бы еще не было слишком поздно!



        ГЛАВА 14

        Марина вышла на крыльцо и закурила. Уже неделю живет она в этой богом забытой деревне, куда привезла ее Тамара, попросив помочь ухаживать за больной женой своего брата. Марину очень удивил такой союз. Брат у Тамары, надо сказать, настоящий красавец, раньше, в прошлой жизни, Марина в лепешку бы разбилась, чтобы заполучить такого парня. Жена же у него - просто чистая крокодилица. Хоть Тамара и намекает, что это болезнь так подкосила внешность невестки, но в таких делах Марина знает толк. Болезнь болезнью, но этот длиннющий нос, пуговичные глазки, жидкие волосы, фигурка-нескладушка - это все супруга Влада получила при рождении. Да и возраст у нее прилично за сорок. Хотя это, конечно, не ее дело. Кто она такая, чтобы рассуждать о любви? Мелкая, недалекая шлюшка. Хорошо, что ей встретилась Тамара, и что ей, Марине, в сущности, так мало лет. Вся жизнь еще впереди, можно исправить то, что она натворила по глупости.
        Куря на крыльце, Марина неожиданно поймала себя на том, что давно уже с интересом наблюдает за молодым парнем, колющим за домом дрова. Парень был очень красив. Высокий, смуглый, Марина представила, как его сильные руки обнимают ее, гладят по спине… Рука с сигаретой дрогнула, пепел упал на голое колено. Девушка вздрогнула. Ну вот, опять эти греховные мысли. Ей так легко живется тут в деревне, хочется трудиться по дому, делать самую трудную и неприятную работу, приятно беседовать с Тамарой и понимать всю пустоту и глупость ее предыдущих почти тридцати лет. Но вот уже какой день она, как сегодня, встает в пять утра, и, хоть она очень сильно устает за день, ее сна не хватает до общего подъема ровно на час. И час этот для Марины тягостен и неприятен. В голову лезут ужасные мысли, тоска по дому, по мужским ласкам, порой она недоумевает, что делает здесь, среди богомольных шизиков. Потом все встают, завтракают, пьют специальные отвары, которая травница-Тамара специально варит для успокоения их мятущихся душ.
        Когда Марина впервые услышала об этой коммуне, то представляла ее чем то вроде секты, на самом деле она ошибалась. За неделю пребывания здесь она не присутствовала ни на одном богослужении, больше того, люди, живущие в коммуне, исповедовали разные религии и молились в своих комнатах в зависимости от набожности. Марина вот вообще не молилась и икон не имела. Общим связующим мусульманскую, православную, иудейскую веру божеством, была здесь Тамара, для каждого за день она находила время для беседы. Все с сомнениями, радостями и тревогами шли к ней на исповедь.
        Марина тоже хотела поведать наставнице о своих утренних сомнениях, но как то стыдилась. Ее проблемы, на фоне всех остальных, казались ей ничтожными. Пожалуй, у нее одной, из всех живущих в коммуне послушников, не было на сердце тяжелой ноши: беды или вины. Тамара прикладывала все усилия, чтобы вернуть своим пациентам душевный покой при поддержке трав и ежедневных бесед. При помощи своего брата, она даже помогала улаживать материальные проблемы, ведь люди придавленные грузом моральных проблем, не могли, да и не хотели заниматься мирскими проблемами. Когда период релаксации проходил, улаживались материальные неурядицы пациентов, они уезжали в другие, выбранные ими самими места, начинали жизнь заново, стараясь не совершать больше непоправимых ошибок.


        Из дневника Марины Орловой:
        Тамара с Владом и сами перенесли недавно большую потерю. Погибла их сестра. С Тамарой они были близнецами. С тех пор прошло всего пол года, но Тамара прекрасно держится, я ни разу не видела ее плачущей или удрученной. О их трагедии я узнала случайно от того самого красивого парня, который по утрам колет дрова. Он единственный с кем я сдружилась в коммуне за эти дни. Он уже прошел курс реабилитации и скоро покинет от нас. Ждет, когда Влад привезет из города какие то бумаги и тогда уедет. Стас рассказал мне все о жизни поселения, а позавчера поведал и свою историю, которая оказалась тесно связанной с трагедией Тамары и ее брата. Услышав о том, как все случилось, я еще больше зауважала нашу мудрую наставницу.
        С детства Стас был красивым парнишкой, за ним бегали девчонки в школе, институте, он легко знакомился на улице, в кафе и ресторанах. Десять лет назад родители его не вернулись с отдыха в Турции, что-то там приключилось в моторе самолета, он взорвался. Получилось так, что от отца с мамой ничего не осталось. Даже хоронить было нечего.
        Родители оставили Стасу приличное наследство в виде пятикомнатной квартиры в центре и круглого счета в банке. Сначала парень ударился во все тяжкие, не хотелось оставаться одному в огромных апартаментах, он таскал к себе кого попало, любую дурочку с улицы, потом остепенился, счет в банке начал таять, тоска по родителям притупилась, он нашел хорошую работу, потом организовал на пару с другом небольшую фирму и зажил спокойно.
        Девушка по имени Рената пришла к нему сама, по объявлению. Стас не справлялся с огромной квартирой и подыскивал себе домработницу.
        Требования к претенденткам были самые обычные: умение хорошо готовить, честность, аккуратность. Через некоторое время парень уже не мог себя представить без своей хорошенькой домработницы. Он предлагал Ренате поселится у него в одной из комнат, но порядочная девушка говорила, что не может позволить себе жить под одной крышей с мужчиной, который не является ее мужем. Стас подозревал, что Рената просто-напросто мечтает захомутать его этими глупыми предрассудками. Жениться он не собирался. Да и зачем? Несмотря на свои мнимые принципы, сексом девушка занималась виртуозно, доставляя партнеру непередаваемые ощущения. Его пьянило прекрасное тело, роскошные волосы, профессиональная техника Ренаты. Это же и отпугивало от женитьбы. Она умела все красиво обставить, приносила ароматические свечи, от которых голова улетала в феерические дали. А еще мастерски готовила из трав сногсшибательный любовный напиток, рецепт которого знала только она одна. Наверное, Рената все таки затащила бы Стаса в ЗАГС, но случилось непредвиденное. Однажды после работы друг пригласил его в небольшой кабачок, где варят прекрасное
пиво. Там, в этом третьесортном заведении среди сигаретного дыма и пьяных обкуренных наркоманов он увидел свою Ренату. Она самозабвенно, не замечая ничего вокруг, целовалась с каким то парнем, затянутым в кожу. К ним подошел бармен, после непродолжительного разговора, Рената вместе с кавалером прошла к лестнице ведущей наверх. Стас знал, что там находятся номера с ванной, туалетом и конечно постелью. Больше наверху ничего не было . Поэтому в планах молодых людей можно было не сомневаться. Не газеты же они пошли читать, лежа в кровати. Стас чуть не лопнул от злости. Не допив пива, он вылетел из кабачка.
        Вечером, как ни в чем не бывало, напевая веселую песенку, Рената своим ключом открыла дверь Стасовой квартиры. Он ждал ее, сидя в кресле. Спокойно, не срываясь на крик он объяснил девушке, что не привык иметь дело со шлюхами.
        До сих пор у Стаса перед глазами стоит, ставшее вдруг таким жалким лицо Ренаты.
        - Зачем ты придумал всю эту мерзость, если я надоела тебе, скажи просто, и я уйду. Но зачем оскорблять?
        Если бы Стас не видел своими глазами девушку в объятиях кожаного рокера, он бы поверил ей на все сто. Но какова артистка! Парень брезгливо сморщился, вспомнив потные руки, шарящие по телу его Ренаты. Заметив эту гримасу, девушка, казалось, сошла с ума. Взвизгнув, она бросилась на бывшего жениха, расцарапала ему грудь, лицо. Не ожидавший такого натиска Стас, оттолкнул ее. Честно сказать, он даже ударил ее пару раз, чтобы прекратить эту истерику. Рената зарыдала и скорчилась на полу в уголке. Растерявшийся парень не знал, как вести себя в такой ситуации. Не утешать же ее, в самом деле!
        - Успокоишься, собирай свои манатки и убирайся отсюда. Ключи оставишь, дверь захлопнешь. - Бросил Стас через плечо, избегая смотреть на скрючившуюся в углу фигурку, вышел и закрыл дверь.
        За следующие два часа он обошел все близлежащие кафе, на месте ему не сиделось. Выпив порцию - другую алкоголя, Стас поднимался и брел в следующую точку. Набрался он изрядно. Подходя к дому, ноги его чувствительно заплетались. Свет в окнах не горит, отметил он. Значит, нахалка убралась, ну и славно. Сейчас он донесет свое тело до дивана, выспится и, наконец, забудет всю эту неприятную историю. Завтра на работу, жизнь продолжается. Даже хорошо, что так получилось, хуже было бы, случись все это после свадьбы. Размышляя таким образом, он, изрядно попотев у двери ( ключ никак не желал попадать в замочную скважину ), наконец то попал в квартиру. Не снимая ботинок, на автопилоте, он прошел в зал и включил свет. Вся комната, как в фильме ужасов, была залита кровью. В центре неестественно красного кровавого пятна вниз лицом лежала Рената. Рядом с ней валялся кухонный нож, покрытый бурыми подсыхающими пятнами. Волна ужаса вынесла Стаса обратно на улицу. Сколько, он просидел там, словно приклееннный к лавочке, парень даже не представлял. В себя он пришел от деликатного постукивания по плечу.
        - Мужчина, не подскажете, какой код на двери в подъезде. Я звоню, но мне никто не отвечает.
        Стас поднял на женщину тяжелые веки и закричал от ужаса: перед ним стояла … Рената. Наверное, он лишился чувств. Помнит только какую то таблетку, которую дала ему женщина, пытаясь успокоить. Видимо потом он рассказал ей обо всем, что случилось. Стас ничего не помнил. Очнулся окончательно парень только в коммуне. У него был горячечный бред, женщина, оказавшаяся Тамарой, лечила его своими отварами. Позднее, когда психика его вполне нормализовалась, Стас узнал, как все было на самом деле.
        Тамара и Рената были близнецами. В тот день в кабачке произошла роковая ошибка. Он видел вовсе не Ренату, а Тамару. Бедная девушка действительно была не виновата. Оскорбленная до глубины души она решила отомстить любимому, пусть даже ценой собственной жизни. Она убила себя, обставив все, как убийство. Начала Рената с того, что набрала номер сестры, истерично выкрикнула, что Стас избивает ее и грозится убить. Прокричав адрес, она умоляла сестру побыстрее приезжать и спасти ей жизнь. Потом связь прервалась. Подъехав на такси к дому Стаса, Тамара и застала его у подъезда на лавочке. Выслушав его, она позвонила брату, вместе с ним поднялась в квартиру. Затем Влад отвез Стаса в коммуну, а Тамара вызвала милицию и заявила, что сестра на ее глазах покончила с собой. Во время следствия и похорон Стас лежал в деревне в бессознательном состоянии. Когда следствие было окончательно завершено, прошло немного времени, Стас попросил Влада заняться его делами. Он боялся и не желал возвращаться в квартиру, где все это случилось. Даже улицы города, по которым он ходил с Ренатой, были ему неприятны. Стас позвонил
другу, с которым вместе занимался бизнесом, сообщил, что выходит из дела и попросил через Влада по возможности передать его часть денег, квартирой по доверенности тоже вызвался заниматься Влад. Стас ни на минуту не покидал коммуну, даже нотариуса привозили к нему в домик.
        Огромную квартиру не так просто продать за те деньги, которая она стоит. Поэтому дело растянулось почти на полгода. Хотя Стас и уверял, что согласен на любые деньги, Влад все же продал квартиру за ее реальную стоимость.
        Когда здоровье парня стало вполне сносным, он не раз спрашивал Тамару, почему они ему так помогают.
        - Если бы Влад не увез тебя, ты сейчас наверняка сидел бы в тюрьме. В таком состоянии милиции ты сказал бы все, что они захотели. Под ногтями у Ренаты остатки твоей кожи, она ведь поцарапала тебя, кухонный нож с твоими отпечатками… Все факты против тебя, да еще звонок мне.
        - Почему ты мне поверила?
        - Я хорошо знала свою сестру, - просто ответила Тамара. - Она была авантюристкой и шезофреничкой. Мы, конечно, любили ее, но не понимали.
        - Тамара, я страшно виню себя в смерти Ренаты. Выслушай я ее, не оскорби, она была бы жива.
        - Не вини себя, устало отмахнулась Тамара. - Все под богом ходим. Она могла сказать, что у нее есть сестра, и вы во всем бы разобрались. Правда? Но она так ненавидела нас с Владом, что предпочла умереть, но не признаться в родстве.
        - За что можно так ненавидеть?
        - Это наше семейное дело, - сухо ответила Тамара. - Одно могу сказать, ты не слишком виноват в ее смерти. Она умерла от болезни. Ее болезнь называется ненависть. Но в город пока возвращаться не советую, мало ли что, вдруг какие свидетели всплывут, сиди пока тут, мы подтвердим, что в тот день, как я уже и заявила в милиции, ты был болен и лежал здесь.


        Марина начала вести дневник, в который записывала все, что узнавала о коммуне, события, произошедшие за предыдущий день. Писала она в те длинные часы, когда не могла уснуть, чтобы избежать приступов тоски, накатывающих все чаще и чаще.


        Из дневника Марины Орловой:

… Эта женщина пугает меня, хоть Тамара и предлагала мне не слушать ее бред, порой все же становится жутковато. Иногда, действительно, кажется, что Нелли тронулась умом, все твердит о беременности, напевает классические арии, даже с матерью своей, вроде, беседует. Я стараюсь не вслушиваться, но все равно как-то неприятно. А порой, особенно по утрам, у нее вдруг становится такой осмысленный взгляд! И речь звучит вполне связно. В такие моменты, признаться, я боюсь ее еще больше.
        - Девочка, ты такая молодая, красивая, у тебя вся жизнь впереди, что держит тебя рядом с этими чудовищами и извращенцами? Чем они загадили твою судьбу? У тебя есть дети? - Чувствовалось, что слова даются ей с трудом.
        - Нет, только муж. - Дрожащим голосом ответила я.
        - Он тоже здесь?
        - Олег дома, он хороший человек, ему нечего здесь искупать, понимаете, он не виноват, что жил с такой дурой, как я.
        - Беги отсюда, глупая, неужели ты совсем ничего не видишь и не понимаешь, они ведь…
        В комнату стремительно вошла Тамара со шприцем, и мне, наконец, удалось вырваться из этой душной кельи…

… Позавчера мне было так грустно, что даже моя подшефная заметила это.
        - Ты еще здесь, глупая, я же сказала тебе, беги, пока есть возможность и силы.
        - Мне грустно, потому что мой друг уезжает. - Честно призналась я. - Конечно, я рада за него, он поправился и сможет жить, как хочет, но мне будет одиноко без него. Хотя он обещал написать, когда обоснуется, но это все равно не то…
        - Он не напишет… - Пронзительный взгляд женщины меня пугал.
        - Что?
        - Оттуда не пишут, девочка, неужели ты еще не поняла?
        - Не поняла что? - Я, действительно, не понимала, но от таких разговоров становилось жутко и тоскливо.
        - Там нет адресов, нет бумаги, нет чернил, там холодно и страшно. Хотя здесь тоже страшно… - Голос Нелли слабел на глазах, но вдруг, неожиданно опять взлетел до крика. - Спаси меня, девочка, спаси от этих жутких монстров, увези…
        - Здесь только одна машина, сегодня на ней приехал Влад, завтра он повезет Стаса в город.
        Больная вдруг затряслась, страшно завыла и, кажется, потеряла сознание. Я быстрее побежала за Тамарой, пусть окажет Нелли какую-нибудь помощь. Вообще странно почему к столь больной женщине ни разу не приезжал настоящий врач. Она так слаба, что давно уже не приподнимается с постели, даже чтобы сходить в туалет. Так и умереть не долго. Почему никто не говорит, чем она больна?…



… Пишу от обиды. Сегодня встала в половине пятого, хотела попрощаться со Стасом, а его уже нет. И машины Влада тоже. Неужели они уехали ночью? Зачем? Дорога идет через лес, там и днем то фиг проедешь, а уж ночью…

… Тамара рассердилась на вопрос о Стасе, даже кричала на меня. Видно, я и впрямь неисправима, раз первый симпатичный парень сбил меня с понталыку. Правильно я все-таки не говорю наставнице, что веду дневник. Боюсь, она рассердится еще больше, прочитав в нем некоторые откровенные места…

… Какой страшный день! Нелли все-таки умерла. Смешно, но теперь ей, наконец то, вызвали врача из соседней деревни, правда, только, чтобы зафиксировать смерть. Ужасно, но умерла она у меня на руках. Ее последние слова так и жгут мне мозг.
        - Беги…беги пока не поздно…расскажи всем…приведи людей… не пей ее отвары… попробуй не пить и беги… попробуй…поверь мне…ты поймешь…
        Я была в таком шоке, что не рассказала Тамаре об этом бреде. Хотя ни ей, ни примчавшемуся вскоре Владу не было до этого никакого дела . Он даже не глянул на жену, сразу помчался в деревню за доктором. Меня весь день вообще никто не замечает . Впервые пишу дневник днем…

… За окном глубокая ночь. Что я делаю на этой убогой кровати?! Господи, я, похоже, совсем тронулась умом. Сбежать от Олега, от Янки… Что со мной? Неужели, ненормальная Нелли говорила всерьез? Стоило сутки не попить эту бурду, и у меня раскрылись глаза. Мамочки, что им от меня надо? Зачем все это?! Нужно бежать в милицию, ведь здесь еще полно людей, пьющих эту отраву. Только что я скажу стражам порядка? На что пожалуюсь? Что они могут понять во всем этом, если я сама ничего не понимаю? Решено, остаюсь здесь и веду разведку боем. Посоветоваться бы с кем… Эврика! Надо как-то Янке сообщить о творящихся здесь безобразиях. Она точно придумает, как накрыть всю эту дерьмовую лавочку…



        ГЛАВА 15

        Прошла уже целая неделя, а мы все топчемся на месте. Мишка с Митричем довольно быстро нашли Санька. Как и следовало ожидать, бумажку с записанным на нем номером автомобиля он выбросил там же, на кладбище. Всю эту неделю после уроков Михаил возил парнишку по таксопаркам города, но таксистов, постоянно находящихся в рейсах, застать на месте не просто трудно, а невозможно. Никаких примет такси ребята не запомнили. Так что это направление поиска было решено признать бесперспективным. Хотя, если быть справедливой, польза от этих поисков была огромной. Только не для нас, а для Митрича с Бобиком, которые не отставали от Саньки и Михаила ни на шаг. За это время они порядком подкормились, а пес, наконец то, нашел себе любящего и заботливого хозяина. Счастье привалило Бобику в лице Саньки и его мамы. Пораженные его умом и сообразительностью, они приютили пса в своей квартире, отмыли, причесали и купили ему главный атрибут собачьего благополучия - ОШЕЙНИК, в котором Бобик теперь гордо вышагивает перед беспризорными дворовыми псами.
        Беседа с маклером, занимающимся разменом квартиры Марины и Олега, тоже не дала ничего принципиально нового. Напуганный парень рассказал, что в агентство обратился Шульгин Владислав Львович, имея на руках генеральную доверенность, подписанную нотариусом и Орловой Мариной Анатольевной, он попросил, как можно скорее найти размен квартиры, находящейся по указанному адресу, на две жилплощади. Телефона, адреса для связи или копию доверенности не оставил, пообещав позвонить через некоторое время. Адрес Шульгина, указанный в документе, мы знали и раньше, там он прописался после женитьбе на Нелли, но давно не появлялся. Слова маклера лишь подтвердили то, что мы и так знали: Тамара и Владислав Шульгины действуют заодно. Предположительно, целью всей аферы является квартира, которая в результате размена достанется моей подруге. Посоветовавшись с людьми из агентства недвижимости, мы решили не прерывать поиски вариантов размена, чтобы не поставить под удар Марину. Кто знает, как поведут себя мошенники, узнав, что ничего не получат? Как далеко рискнут зайти, стараясь замести следы преступления? Помня о печальной
участи Анфисы Егоровны, я справедливо опасалась, если не за жизнь, то за рассудок подруги.
        Третья и последняя наша ниточка, связанная с женой Шульгина Нелли Павловной Абросимовой, тоже оборвалась, так и не размотавшись. Так же, как и Марина, женщина бесследно исчезла несколько месяцев назад. Владислав постоянно наведывался в квартиру Нелли, практически жил там до последнего времени, пару недель назад, по словам соседей, пропал и он. Надо полагать, уехал с Ольгой в Адлер. За последнюю неделю Антон до мельчайших подробностей изучил биографию Абросимовой, переговорил с кучей подруг и сослуживец женщины, но не нашел даже намека на то, где она может находиться в данный момент.
        Антон переговорил с ребятами на северном посту ГАИ. Всю неделю они отслеживали машины пересекающие черту города, по их словам машина с данными номерами в течении недели не появлялась на их участке дороги. А ровно неделю назад она была досмотрена глубокой ночью при въезде в город. За рулем находился владелец - Шульгин Владислав Львович. По нашим сведениям утром того же дня он умчался с Ольгой к берегу Черного моря.
        Все было так плохо, что утром даже не хотелось идти на работу. Казалось, все вещи и даже стены в офисе кричат о нашем непрофессионализме и беспомощности. Разбудивший меня утром звонок сотового, только подлил масла в огонь. Номер почему-то не определился. Звонила Ольга с берега самого Черного моря.
        - Простите, Яна, наверное, я разбудила Вас, но я специально встала пораньше, пока Славик еще спит. Не стоит ему напоминать о вашем расследовании. Вы получили мое письмо? Извините за излишнюю резкость, я сильно понервничала тогда, испугалась, что потеряю жениха. Кстати, Слава ни в чем не обманул меня. Вчера мы расписались в местном загсе. Сначала они не хотели, но Славик дал денег кому нужно, и нас сразу поженили. Поздравьте меня, теперь я счастливая женщина.
        - Он успел развестись? - Поинтересовалась я.
        - Нет, его жена была давно и неизлечимо больна. Слава не мог себе позволить бросить беспомощную женщину. Она давно не вставали, не узнавала его. Неделю назад она скончалась.
        - Он что, уехал с Вами, даже не оставшись на похороны? - Даже для такого наглеца, как Шульгин, это было слишком.
        - Он боялся потерять меня. - В голосе Ольги особой уверенности не чувствовалось. - Всем занялась его сестра Тамара. Славик не любит лицемерить. К чему ? Они с женой давно стали чужими людьми.
        - Очнитесь, Ольга. Возьмите в руки паспорт своего мужа. Он женился всего год назад на совершенно здоровой женщине. Когда они успели стать чужими? От какой неизлечимой болезни умерла Нелли Павловна, да еще так вовремя? Четыре месяца назад, уезжая из дома, она грезила о беременности. И еще обратите внимание на то, что имя первой жены Владислава -Тамара. Советую Вам, Оля, немедленно возвращаться домой, пока Вас не постигла очередная «неизлечимая болезнь». Не молчите, дайте хотя бы Ваш адрес в Адлере.
        Трубка взорвалась короткими гудками. Сама Ольга разъединила связь, или ей кто-то помешал говорить, а, может, у нее на сотовом просто кончились деньги? В любом случае, остается только ждать повторного звонка. Ольга произвела на меня впечатление умной девушки, она должна поверить и разобраться во всем. Хотя непонятно, чем эта парочка мутит мозги своим жертвам. Взять, например, Маринку. То, что сделали с ее сознанием, не поддается никакому объяснению. Не зря я всегда с настороженностью отношусь ко всякого рода ведуньям и травницам. Правы мальчишки, похоже, Тамара и есть настоящая ведьма.
        Я вздохнула и выключила телефон. Михаил уже давно проснулся и с тревогой прислушивался к нашему разговору.
        - Что случилось, Ян, на тебе лица нет?
        - Расследование смерти Анфисы Егоровны необходимо продолжить - произнес он, выслушав мой пересказ разговора с Ольгой. - Два наших дела так прочно связаны, что одно без другого расследовать вдвое сложнее.
        - Миш, у меня такое ощущение, что достаточно поймать этих Шульгиных и все.
        - Ну, найдем мы их. И что дальше, что ты им предъявишь? - Миша сел на кровати и обнял меня. - Старушка покончила с собой на почве маразма старческого, Татьяна вряд ли будет давать показания, а даже если и расскажет, как все было, то доказательств нет никаких, кто же ей поверит. Наверняка существует и официальная причина смерти Нелли Павловны Абросимовой. Маринка тоже все вроде как делает по своей воле. В чем ты собираешься обвинить добропорядочных граждан Шульгиных?
        - Неужели ничего нельзя сделать, а Миш? - В отчаянии воскликнула я. - Надо же Маруську спасать и эту дурочку Ольгу.
        - Давай собирайся, я сейчас позвоню Антону, соберемся в офисе помозгуем, не верю я, что они такие умные и нигде не прокололись ни разу. - Хмуро предложил Корчагин и начал одеваться.
        За завтраком Миша вдруг сказал:
        - Я понимаю, сейчас не лучшее время, но нам нужно обсудить судьбу Митрича. Даже Бобик и тот живет теперь под крышей дома своего, а бедный старик мерзнет на улице. Днем еще так сяк, он с нами обедает, носится по всяким поручениям за кусок хлеба, а ты видела его глаза, когда мы начинаем разъезжаться по домам? Я больше так не могу, чувствую себя каким то монстром, уродом прямо.



        ГЛАВА 16

        Совещание в моем кабинете началось с организационного вопроса. Присутствовали: я, Михаил, Антон и само собой Митрич. Он теперь всегда старался быть с нами. Незаметно, ненавязчиво, но не отставал от нас ни на шаг. Первой взяла слово я.
        - Ребята, проанализировав нашу работу, я поняла, что мы не все предусмотрели. Услуги детективного агентства могут потребоваться населению не только с десяти до восемнадцати, когда открыты наши двери, но и в любое другое время суток. А уж когда идет расследование, в агентстве всегда должен быть человек, к которому бы круглосуточно могла стекаться информация.
        - Ян, к чему ты клонишь? - Заинтересовался Антон, не посвященный в наши планы.
        - Я, как бухгалтер предприятия, предлагаю взять на оклад еще одного работника, который в своем лице совмещал бы должности сторожа и секретаря, неотлучно находясь на посту днем и ночью. - Продолжала я развивать свою мысль.
        - И где ты планируешь отыскать такого многостаночника? - Саркастически ухмыльнулся Скворцов.
        - Такой человек у меня на примете есть. - Серьезно ответила я. - Не знаю только, согласится ли он на столь ответственную и хлопотную работу. А, Митрич, будешь с нами трудиться вместе?
        Мишка с энтузиазмом похлопал старика по тощим плечам :
        - Соглашайся, дед, комнату выделим свободную, появится у тебя кабинет свой, телефон поставим, диван. Будешь на нем ночную вахту нести.
        Глядя на Митрича, на глаза наворачивались слезы. Он стоял, как громом пораженный, губы его беззвучно шевелились. Наконец, удалось различить и отдельные слова :
        - Я… кабинет…не может быть…спасибо за доверие… - Старик резво выбежал из комнаты, видно, чтобы скрыть волнение.
        - Здорово придумали, молодцы! - Антон даже хлопнул в ладоши пару раз. - Я, признаться, и сам уже по своим каналам начал пристраивать старика. В дом инвалидов, или еще куда. Но у вас классно получилось, а то вон даже Бобика пожалели и приютили, а тут человек.
        Мы с Мишкой переглянулись и дружно рассмеялись, вспомнив свой разговор за завтраком.
        Отсмеявшись мы все же приступили к обсуждению сложившегося положения. Ситуация запутывалась все больше, а расследование пока не давало никаких ощутимых результатов.
        - Знаете, ребята. - Задумчиво признался Антон. - Как только я услышал историю несостоявшейся «убийцы» Шишковой Татьяны, в душе моей поселилось какое то смутное беспокойство. Как будто я видел или слышал уже что то подобное… Только вот когда и где никак вспомнить не мог. Мучился даже, все голову ломал, что бы это такое могло быть…
        - Ну не томи. - Взмолился Корчагин. - Я уже понял, что ты вспомнил…
        - Вспомнил. - Согласно кивнул головой Антон. - Не сразу, конечно. Пришлось в архиве полдня проторчать… Вот, посмотри. - Он протянул нам листок бумаги. - Не уверен, что это нам хоть чем то сможет помочь, даже вряд ли это имеет отношение к делу, но совпадений много…
        - Что это ? - Нетерпеливо выдернула я листок из рук Скворцова.
        - Это ксерокопия заявления одного странноватого товарища. Я специально для вас снял. - Пояснил Антон. - Год с лишним назад, почти два, когда меня только на эту должность назначили, начальство поручило мне разобраться с этим… Ну, все оказалось бредом, и мы с чистой совестью списали дело в архив.
        Я торопливо читала неровные рукописные строчки:



«В отдел внутренних дел Советского района
        От Веселова Михаила Юрьевича.


        Заявление.


        Я, Веселов Михаил Юрьевич, хочу добровольно признаться в том, что явился хоть и невольным, но виновником, взрыва жилого дома на улице академика Павлова. Вернее не виновником, а соучастником. Хочу заявить, что когда помогал грузить мешки совершенно незнакомой мне женщине, я совершенно не подозревал, что в них находится. Мне сказали, что это сахарный песок. Я не скрываю, что был там накануне взрыва, о чем вы, вероятно, знаете из показаний многочисленных очевидцев, оттуда и мои отпечатки. Признаю, что я поступил трусливо и, возможно, глупо, сбежав от объяснений с представителями правоохранительных органов. Просто, я не был уверен в их непредвзятости и беспристрастности, тем более, что пролить свет на личность женщины я не могу. Я видел ее лишь раз в жизни, когда она около рынка попросила меня помочь ей перевезти два мешка сахара. Сейчас я, узнав, что являюсь единственным подозреваемым, решил поставить вас в известность, что вы ищете совсем не того человека. Объявляться я пока не собираюсь, но если я узнаю, что вам удалось задержать эту женщину, то готов дать против нее свидетельские показания. А до
тех пор отсижусь в укромном месте, так как не хочу рисковать понапрасну.
        Хочу так же дать описание женщины. Красивая брюнетка, около тридцати лет. Волосы длинные, слегка вьющиеся, рост около ста шестидесяти пяти сантиметров или близко к тому. Одета модно. Голова не покрыта и руки голые, так что даже мысли о чеченцах или других восточных народах не возникает. Да и черты лица у нее вполне европейские. Кажется, все. Больше ничего припомнить не могу. Боюсь, мое описание вряд ли вам поможет, ведь никаких особых примет у злодейки не было. А может, и ее так же, как меня, обманул кто то третий. Я очень прошу Вас разобраться в этом вопросе, иначе, мне придется продавать квартиру и скрываться еще более основательно, а мне бы этого не хотелось.
        Дата. Подпись.»


        - Что то я не слышал ни о каком взрыве на улице академика Павлова два года назад… - задумчиво протянул Миша.
        - Ну, чего ты придуриваешься, Корчагин, - нетерпеливо перебила я . - Ясно же, что не было никакого взрыва! Я права? - Я вопросительно посмотрела на Антона.
        - Само собой. - Отозвался Скворцов.
        - И вы сразу без колебаний и сомнений выбросили бумажку в отстой?
        - Что же вы, ребята, так плохо о родной милиции то думаете?
        - Как заработали, так и думаем. - Проворчал Михаил.
        - Да ладно вам пререкаться. - Вступила в спор я, увидев, что Антона не на шутку оскорбили эти слова. - Я надеюсь, ты не так глуп, чтобы обижаться на глупости, а ты, Миш, помолчи немножко и дай человеку рассказать. Я чувствую, эта история имеет к нашей неуловимой Тамаре самое , что ни на есть непосредственное, отношение…
        - Или просто этот Миша Веселов обычный псих, страдающий манией преследования… - Из вредности спорил против очевидного Корчагин. - Напридумывал историй темной летней ночью и сам в них поверил…
        - Да никакой он не псих. - Перебил Антон. - Я все тщательно проверил. Нормальный мужик, инженер. Не старый еще, права, между прочим, имеет, а у нас ненормальным водить машину не разрешается…
        - Антон, не вредничай, расскажи все по порядку, а я запишу, если что-то покажется интересным.
        Я взяла с полки чистую тетрадь, написала на обложке «Веселов Михаил Юрьевич». Открыла первую страницу и приготовилась слушать. Я всегда на каждого нового клиента или серьезного фигуранта завожу новую тетрадь, для некоторых толстую, для других тоненькую, ученическую. Корчагин вечно подтрунивает надо мной из-за моей технической отсталости. Он считает, что в век всеобщей компьютеризации пользоваться бумагой и ручкой глупость .

«Все твои тетрадки и листочки, вся эта тяжесть и сборище пыли с легкостью поместятся на одной дискете, ее можно положить в самую маленькую дамскую сумочку, и на полке места она почти не занимает.» Я не то чтобы с ним не согласна, но я как то не слишком доверяю новомодным технологиям, опять же, со всех сторон только и разговоров про вирусы, сбои программ… Или, если к нам залезут самые банальные воры, то на мои тетрадки они даже не глянут, а вот системный блок унесут наверняка… Да даже и не в этом дело, по большому счету. Мне просто нравится делать все по своему, как удобно лично мне, а не так, как считается удобным. Имею право, между прочим… Но я отвлеклась. А между тем Антон начал свой рассказ.
        - Ну, когда в то утро меня вызвал к себе Палыч и сказал «Вот тебе, Скворцов, письмо надо с ним быстренько разобраться», я, честно говоря, расстроился. Начинать с такого дурацкого дела мало кому бы захотелось. Но делать нечего, раз уж так получилось, и я постарался проверить все, как можно более тщательно. Во-первых, само собой, я справился о взрыве на улице академика Павлова. Как и следовало ожидать, ни о чем подобном там и не слышали. Я на этом не остановился, и вместе с участковым мы скрупулезно обследовали все подвалы в указанном районе. Вдруг, взрывчатку, действительно завезли, но еще не успели привести в действие. Так бывает, если кто то из террористов внезапно раскаивается, то придумывает разные нелепости, чтобы предотвратить злодеяние… Ничего похожего на мешки с песком найти не удалось. При помощи работников паспортного стола я довольно быстро установил адреса всех Веселовых Михаилов Юрьевичей, прописанных в нашем городе. Слава богу, их оказалось всего то пять человек. Я не буду описывать, как я беседовал с четырьмя из них, но практически сразу я убедился, что все они к моему делу никакого
отношения не имеют. Двое из них не умели писать, так как были двух и пяти лет отроду, один, напротив, достиг семидесятилетнего рубежа и в настоящее время находился на лечении в больнице, ну, а четвертый уехал в Германию навестить родственников три месяца назад.
        - А ты не допускал такого варианта, что он ваш писака просто назвался первым попавшимся именем?
        - Естественно, приходило. - Пожал плечами Антон. - Но тут уж мы ничего поделать не могли… Но ты не дослушал. У меня ведь остался еще один претендент. Его адрес, как и координаты всех остальных, мне выдала паспортная служба. Но, к сожалению, поговорить с этим Михаилом мне не удалось. По свидетельству соседей, он проживал один и последнее время на глаза никому из них не попадался. Ящик, забитый газетами и извещениями под завязку дополнял картину. Судя по датам на корреспонденции, Веселов не появлялся в квартире около месяца. Так же я выяснил, что примерно в это же время он взял административный отпуск на своей постоянной работе. А неделю назад вообще прислал по почте заявление об увольнении по собственному желанию.
        - Может, он просто отдыхать с женщиной на юг уехал? - Предположила я.
        - Вы меня все время перебиваете! - Недовольно воскликнул Скворцов. - Неужели нельзя дослушать спокойно до конца, а потом уж вопросы задавать и предположения строить? Так вот. На чем я закончил? Ах, да! Еще когда я письмо читал, меня одно место насторожило. Ну, там, где он квартиру продавать собирается. В нашей стране, как вам известно, махинации с недвижимостью приносят довольно приличную прибыль, особенно если человек одинок и с проблемами в психическом плане. Я не поленился посетить ЖЭК и узнал там кое-что интересное. Оказывается, по поводу квартиры Веселова несколько дней назад приходил какой то человек с генеральной доверенностью и сообщил, что собирает документы для продажи этой квартиры от имени хозяина. Если добавить к этому проданный все по той же доверенности автомобиль, то картина вырисовывается настораживающая… Вы согласны?
        - Более чем. - Даже Корчагин не мог не согласиться с очевидным. - Что тебе еще удалось узнать?
        - А что я мог ? Я попросил соседей поставить меня в известность, когда их сосед появится, и в ЖЭКе оставил указания насчет товарища с доверенностью. Вот и все.
        - Ну, а конверт? Откуда письмо отправлено было? Можно же было выяснить хотя бы район, где этот парень скрывается.
        - А вот с конвертом ерунда какая то получилась. Мне его дали прямо так, просто листок бумаги. А потом, когда речь зашла о конверте, никто не мог припомнить, куда он подевался…
        - Неужели потеряли? - С сомнением прищурился Михаил.
        - Судя по всему, так и было. Из-за этой неприятности, Палыч постарался, как можно скорее, избавиться от этого дела и отправил его в архив. Больше я с этим Михаилом Юрьевичем ни разу не сталкивался. Хотя нет, вру… Помнится, некоторое время спустя после всего этого мне звонили соседи Веселова и предупредили, что он появился в своей квартире и не один, а с какой то женщиной. К тому моменту меня засыпали работой по самую макушку, мне некогда было разбираться с каким то ненормальным, и я отослал их к участковому. Он, между прочим, до сих пор работает на том же участке. Сегодня я созвонился с ним. Савелий сообщил мне, что помнит этот случай прекрасно. И в первую очередь потому, что женщина проживающая с Веселовым, устроила тогда грандиозный скандал. Она, кстати, представилась его сестрой .
        - Что за скандал? - Поинтересовалась я. - Не на пустом же месте он возник?
        - Савелий обещал покопаться в бумагах и вспомнить, если что то с тех пор сохранилось, в чем там была загвоздка. Но самое главное я так и не сказал. Умер наш Михаил Юрьевич.
        - Когда? - Ахнула я.
        - Да все тогда же, около двух лет назад. Участковый утверждает, что никакого криминала не было. Скончался чин по чину в больнице от сердечного приступа.
        - А квартира? Успел он ее продать или нет.
        - Не успел. И не пытался больше, похоже. Сейчас в ней проживает та самая сестра, она получила жилплощадь по наследству от усопшего брата.
        - Неужели, это и есть искомая Тамара? - С надеждой я заглянула в глаза Скворцова.
        - К сожалению, не похожа она на нашу злодейку. Имя другое, но это для преступницы не проблема. Но и внешне мало что совпадает. Сестрица не отличается хрупкостью сложения, в отличии от Шульгиной, да и ростом повыше. Настоящая гарна дивчина. Хохлушка. Только возраст в тех же пределах, около тридцати. Она из Житомира прилетела незадолго до смерти брата.
        - Значит, что мы имеем? - Я для верности заглянула в тетрадку. К сожалению, записать почти ничего не удалось, слишком мало было конкретных фактов, даже на страницу не хватило. - Если исходить из предположения, что действует наша парочка мошенников, то все выглядит приблизительно так. Веселова каким то образом одурачили, внушив, что он является соучастником террористического акта.
        - Они это могут. - Закуривая, проворчал Корчагин.
        - Все шло нормально, была оформлена доверенность, как и в случае с Татьяной Шишковой, машину продать успели, а с квартирой что то не заладилось. Может, из-за сестры, а, скорее всего, из-за нашего вмешательства, Веселову удалось сорваться с крючка.
        - Ничего себе сорвался! Приехал домой и почти сразу отправился на кладбище. - Миша, похоже, начал воспринимать эту историю всерьез.
        - Но это еще не факт. Он, может, от переживаний удар получил, нужно его карточку изучить, прежде, чем выводы делать. Наверное, его смерть тщательно запротоколирована и описана, не исключено, что он и раньше страдал сердечными пороками… Я схожу в больницу и все выясню, потом об этом поговорим более подробно… Дальше. Сестрица. Она мне тоже не нравится, эти товарищи такие изобретательные, что выискать родственницу, пусть даже и в Житомире, для них явно не проблема. Может, эта дамочка их самая ярая сообщница.
        - Так какого черта она тут до сих пор отирается? Времени достаточно прошло, могла сто раз продать жилплощадь и слинять.
        - А чего ей бояться? Все законно. Да и потом, ей же все равно нужно где то жить. Шульгин, например, проживает в квартире пропавшей жены, а эта у брата обосновалась. Логично.
        - Ну, может быть… - С сомнением протянула я. - И последнее, что сразу же приходит в голову: меня очень заинтриговал скандал, устроенный сестрицей в участке. Неплохо бы узнать, в чем там был сыр-бор.
        - Навести Савелия и все узнаешь в подробностях. - С наивными глазами посоветовал Антон. - Он страх как любит общаться с молодыми красивыми дамочками. Хлебом не корми, дай только на симпатичную мордашку полюбоваться, в миг вспомнит, что было, и что не было…
        - Я сам с этим ценителем прекрасного потолкую по душам. - Немедленно отозвался Корчагин. - Яне и больницы на сегодня хватит. Поговори с врачами, - повернулся он в мою сторону, - может, удастся найти тех, кто в палате с Веселовым лежал, если он мог говорить, то наверняка поделился с товарищами по несчастью причинами, приведшими его на больничную койку.
        - Я еще к сестрице заглянуть планирую. Если удастся, с соседями потолкую.
        - Не вздумай сунуться в это осиное гнездо. - Предостерегающе поднял палец Михаил.
        - Но…
        - И никаких но! Пока мы не разберемся, какое отношение ко всему этому имеет эта девица, даже адрес забудь.
        - А с чего это ты так раскомандовался, а? Я, вроде, пока сама решаю, куда мне ходить и что делать. - В нашей почти семейной идиллии, похоже, назревала первая ссора.
        - Если тебе просто моего слова недостаточно, - сухо ответил Корчагин, - то смею тебе напомнить, что в этом нашем агентстве вы с Антоном сами назначили меня главным. Я не ошибся? - Я промолчала. Не хотелось раздувать спор, хотя я и имела на счет главенства свои собственные соображения. - Так вот, я тебе, как начальник, даю тебе задание посетить больницу, найти карточку Веселова Михаила Юрьевича, поговорить с врачом, поинтересоваться соседями по палате, и ВСЕ. Ты поняла?
        Я молча пожала плечами, взяла в руки сумочку, не торопясь поправила перед зеркалом растрепавшиеся волосы и вышла из кабинета. Внешне я выглядела вполне спокойно, но внутри все бурлило от возмущения. Чувство противоречия настолько захватило всю мою душу, что я и не подумала идти в больницу, я прямиком направилась по адресу, продиктованному Антоном.
        По дороге я немного остыла от возмущения, уговаривая себя, что собственнический и наглый тон Корчагина был продиктован исключительно заботой и волнением о моей безопасности, но решения своего посетить, причем немедленно, нехорошую квартиру не изменила.
        Дом, указанный в моих записях выглядел, не смотря на то, что находился практически в самом центре города, не слишком шикарно, облупившаяся штукатурка, полуразвалившееся кирпичное крыльцо. Я поднялась по ступенькам и подергала дверь, к моему удивлению, она даже не шелохнулась. Я присмотрелась внимательнее, но и после этого не заметила никаких признаков домофона или других видов кодового замка. Я растерянно оглянулась и заметила, что от мусорных баков за мной с насмешливой улыбкой наблюдает пожилой дядечка с метлой в руках. Весь его вид говорил о том, что это местный дворник. Редкая удача! Кто лучше него может знать все о жителях этого дома? Я спустилась вниз и направилась к бакам.
        - Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, как мне попасть внутрь. Дверь почему то заперта…
        - Так ты, милая, не с той стороны зашла, это двор, а все входы, как и положено, располагаются снаружи. Там и для машин площадку заасфальтировали и охранник в будке сидит. - Пустился в объяснения словоохотливый дворник. - Этой дверью только я, да Оксана пользуемся, у меня там под лестницей каморка для метл, вот она мне ключ то и выделила.
        - А звонка почему нет? - Удивилась я.
        - Звонок есть, с той стороны, а здесь он ни к чему. У нас есть ключ, к Оксане никто не ходит. А ты в какую фирму попасть хочешь? Там и запутаться не сложно, столько вывесок понатыкано, а кто и вовсе без вывески…
        - А разве это не жилой дом? - Растерялась я. - Я думала…
        - Так ты шла то к кому, милая, раз даже не знаешь, что тут офисы одни? Жених что ли адресок дал?
        - Да какой жених! Скажете тоже. Я к Веселову Михаилу Юрьевичу шла. - Я специально не стала показывать, что знаю о его смерти. - Он мне адрес то года два назад дал, сказал, что тут его квартира находится. Неужели, обманул? Не могло же все так измениться меньше чем за пару лет.
        - Могло, милая. Еще как могло. - Вздохнул дворник и внимательно на меня посмотрел. - Тут знаешь какие люди раньше жили… Да только условия здесь не больно комфортные, водопровод плоховат и разводку поменять бы давно не мешало. Зато квартиры шикарные . Потолки метра три с половиной, комнаты светлые. Место, опять же, бойкое, если с центрального то фасада зайти… Вот и начали переезжать наши жильцы кто куда, а площади распродавать под конторы разные…
        - А Вы не в курсе, куда Михаил Юрьевич переехал? - Для порядка спросила я. Дворник еще раз внимательно на меня посмотрел и отвел глаза.
        - Михаил то твой далеконько перебрался. Да… Помер он, почитай, года два уже прошло…
        - Да Вы что! - Почти натурально расстроилась я. - А мне так надо было с ним поговорить.
        - Долговато ты собиралась, милая. Чего ж сразу то не поговорили?
        - Не было меня в городе. - Пришлось соврать мне. - Значит, он перед смертью успел квартиру продать?
        - Дак и дело то в том, что не успел. - Снова с энтузиазмом пустился в объяснения дворник. - Хотел уж, говорят. Бегал тут мужик какой то по этому поводу. А как помер, так все и заглохло. Нельзя сразу то имуществом распоряжаться, надо сначала полгода ждать, да и потом все не больно быстро оформить… Вот Оксана и живет до сих пор.
        - Так эта та самая Оксана, которая ходит через эту дверь? - Воскликнула я удивленно.
        - Она самая. Хорошая девушка. Нелюдимая только. Ей уж тоже предлагали продать квартиру, и даже покупателей приводили, только не хочет она. А может цену не ту предлагают. Ей от брата квартира шикарная досталась. Состояние, правда не ахти, коммуналка бывшая, зато пять комнат, кухня метров двадцать, ванна большая.
        - Так они что, до этого с Оксаной только вдвоем жили в таких огромных хоромах?
        - Да нет. Один он жил. Пускал иногда квартирантов. Да и то не за деньги, а больше так, по знакомству, кому жить негде временно… Оксана то перед смертью почти приехала Михаила. Он сам ее телеграммой вызвал. Я и отправлял ее. То ли в Харьков, то ли в Киев… Не помню…
        - В Житомир. - Автоматически поправила я.
        - Вот-вот. - Обрадовался дворник. - Она через три дня и прикатила.
        - Так быстро? - Удивилась я.
        - Так а чего же нет то? Самолеты быстро летают. А он в телеграмме просил приезжать срочно.
        (Что же это получается, Оксана, похоже, и правда сестра Веселова? Он сам вызвал ее телеграммой из Житомира, причем, просил приехать срочно… Зачем? Неужели чувствовал, что умрет? А может, рассказать ей хотел что то важное? Теперь мне точно просто необходимо встретиться с этой женщиной!)
        - А попасть то как-нибудь в квартиру можно? Если Оксана сестра Михаила, то, вероятно, она мне сможет помочь и без него.
        - А чего же, иди. Я тебе подъезд открою, ты поднимайся по лестнице и там наверху одна только дверь. В нее и стучи.
        Я поблагодарила дворника и вскоре оказалась перед массивной двухстворчатой дверью, замызганной, но довольно прочной на первый взгляд. Я нерешительно постучала в нее сначала кулаком, а потом и ногой, (кто знает, как далеко от двери находится хозяйка, при таком количестве комнат там , наверное, расстояния приличные), и принялась ждать.
        Дверь открылась неожиданно быстро. На пороге стояла высокая , довольно симпатичная женщина в наброшенной на плечи цветастой шали. Она с удивлением осмотрела меня с головы до ног и спросила.
        - Вы кто? И как сюда попали?
        - Мне дворник снизу открыл. - Поспешила пояснить я. - С улицы то не достучишься.
        - Я телевизор смотрела. А то бы услышала. У меня окна как раз выходят во двор почти все… Так я не поняла, Вам что нужно от меня?
        - Я, собственно, по поводу Вашего брата. - Недоброжелательный тон Оксаны меня смутил.
        - Он умер. - Коротко отрезала она.
        - Я знаю. - Кивнула я головой и для чего то соврала. - Я из милиции. - Наверное, представляясь таким образом, я надеялась, что Оксана немного убавит враждебности в голосе, но по изменившемуся враз выражению ее лица поняла, что совершила роковую ошибку.
        - Ах, из милиции! - Подбоченилась женщина. - И двух лет не прошло, как Вы спохватились! Только поздно уже. Миша умер, ему уже все равно!
        - Но нам нужна Ваша помощь… - Растерянно попыталась я остановить ее гневную тираду.
        - А нам Ваша уже не нужна! Я ведь ходила, просила, а этот Ваш участковый надо мной смеялся, как над дурочкой какой то… - Оксана заметно волновалась, и в ее голосе все чаще проскакивали интонации киевского базара. - Знаете что! А помогайте теперь себе сами! - И она захлопнула тяжелую дверь прямо у меня перед носом.
        Я вышла на улицу и расстроено уселась на лавку. Ну, я и дура! Угораздило же меня сунуться к этой сестрице. Да еще и врать вздумала, идиотка! Теперь эта тетка меня вообще на порог не пустит. Придется признаваться Мишке, что я сосвоевольничала и в результате все дело завалила. А это так унизительно. Он скажет, что надо было сначала у участкового справки навести, а уж потом лезть со своим дурацким враньем… И, главное, он, черт возьми, будет прав! Тысячу раз прав! И будет считать меня бесполезной упрямой дурой!.. Нет! Этого я допустить не могу! Нужно исправлять положение. Я решительно встала с лавочки и направилась в сторону, откуда раздавался шум проносящихся то и дело автомобилей.
        Обогнув дом и глянув на него с лицевой стороны, я даже присвистнула от удивления, так он был не похож на вид со двора. Он весь светился благополучием, свежей побелкой и многочисленными, натертыми до блеска вывесками коммерческих фирм. «Надо же, как обманчив порой бывает фасад», подумала я и подняла руку, чтобы поймать такси…
        Ровно через десять минут я вышла из желтой «Волги» у дома своего бывшего мужа Игоря. Когда он открыл мне дверь, я прямо с порога заявила:
        - Мне нужна твоя помощь. И не вздумай сказать, что ты занят. Я знаю, ты еще целую неделю в отпуске. В кои то веки, подари мне хоть чуточку своего свободного времени!..



        ГЛАВА 17

        В больницу, где, по словам Скворцова, скончался Веселов Михаил Юрьевич, я смогла добраться только через час. Она находилась в живописном парке почти за пределами городской черты. Наверное, лечебные учреждения и должны располагаться в таких вот райских условиях. Чистый воздух сам по себе может исцелить от многих болезней.
        В приемном покое глаз приятно радовало юное белокурое создание, безмятежно восседающее за стойкой с модным журналом в руках. Глуповатый взгляд и жвачка за щекой несколько разрушали первоначальное очарование, но изящная фигурка и необыкновенной длины и стройности ножки, почти не прикрытые легкомысленным белым халатиком, сглаживали эти незначительные изъяны. Мне пришлось всего то трижды повторить о цели своего прихода, после чего девушка доброжелательно кивнула, отложила журнал и скрылась за белой застекленной дверью. Её не было так долго, что я даже начала беспокоиться, правильно ли она истолковала мои слова или отправилась искать не карточку а непосредственно самого Михаила Юрьевича, а это, как известно, может затянуться на неопределенное время. Но мои опасения все же оказались напрасными. Минут через двадцать дверь снова распахнулась и в комнату вплыла женщина чудовищных размеров, причем, как в ширину, так и в высоту. Как только я ее увидела, в голове почему то сразу мелькнула мысль, что халаты, да и другую одежду ей, вероятно, приходится шить на заказ, купить в магазине ТАКОЕ просто невозможно.
За ее могучей спиной с трудом угадывалась изящная фигурка девушки.
        - Эта что ли? - Ее зычный голос вполне соответствовал внушительным габаритам.
        - Да, Олимпиада Васильевна. - Пискнула из-за ее спины девушка. - Эта женщина спрашивала Вас. Можно я пойду?
        - Иди. - Великодушно кивнула дама и строго посмотрела на меня. - Ну, и зачем я Вам понадобилась?
        - Я хотела узнать подробности пребывания в Вашей больнице одного из пациентов. - Терпеливо начала объяснять я в четвертый раз. - Веселов Михаил Юрьевич. Скончался здесь два года назад. Мне нужна выписка из его истории болезни.
        - Ну, а меня то зачем звали? - Недовольно продолжала настаивать Олимпиада Васильевна. - Ходят тут всякие, от дел только отрывают. - Женщина грузно направилась к двери.
        - Вы что тут, все с ума что ли от лени сошли? - В отчаянии крикнула я. - Я вовсе не звала Вас. Мне просто нужно узнать, от чего умер этот человек . И все! Я трижды объяснила это Вашей красотке. Похоже, она оказалась умнее Вас, хоть не нахамила. Не знала, что сказать и промолчала…
        - Почему это я не знаю? - Удивленно оглянулась Олимпиада Васильевна. - Просто это не моя работа. Вам в архив надо.
        - Спасибо, хоть на этом. Может, еще по доброте душевной подскажете, где этот самый архив находится?
        Женщина опустилась обратно на стул и неожиданно доброжелательно поинтересовалась.
        - А этот Веселов, он Вам кем приходится, … вернее приходился?
        - Да, в общем то, никем. - Устало отозвалась я.
        - Так зачем Вам карточка постороннего человека? Между прочим, сведения только родственникам дают. Так что Вы зря приехали.
        - Как зря? - Расстроилась я. - Мне нужно узнать об обстоятельствах его смерти…
        - Из милиции что ли? - Догадалась женщина. - Тогда запрос нужно официальный.
        - Да нет. Я частный сыщик…
        - Да ты что! - Олимпиада Васильевна так сильно удивилась, что автоматически перешла на ты. - Первый раз такое вижу. Я думала, только мужики такими делами занимаются… Хотя, может, и правильно. У них ничего кроме силы и нет. По-настоящему умными только мы, женщины, бываем… А что, с этим Веселовым что то не в порядке? - Вдруг забеспокоилась Олимпиада Васильевна . - Думаешь, больница замешана в чем то

        - Да ничего подобного. - Поспешила успокоить я. - Просто, в одном из дел мельком всплыло это имя, и вдруг, я узнаю, что он умер. Согласитесь, что нас не могла не заинтересовать причина этой смерти.
        - Естественно. Любого был заинтересовало. Ладно, помогу тебе. - Женщина полистала ежедневник, лежащий на столе. - Тебе повезло, сегодня в архиве Марина Ивановна работает, скажешь, что от меня, дашь рублей пятьдесят… Хотя нет. Я, пожалуй, провожу тебя…
        - Думаете, она может меня прогнать? - Забеспокоилась я.
        - Да нет. Просто любопытно. - Честно призналась Олимпиада Васильевна. - Я же теперь ночью не усну, если не узнаю, отчего этот самый Михаил умер.
        В архиве нас встретила маленькая опрятная старушка. Видимо, она прилично знала свое хозяйство, так как история болезни Веселова Михаила Юрьевича нашлась в рекордно короткие сроки. Ждать почти не пришлось. Олимпиада Васильевна опытным глазом быстренько просмотрела одну страницу за другой и разочарованно протянула.
        - Ну… тут ничего загадочного нет. Обычный инсульт. Он и раньше на сердце жаловался. Даже лежал у нас года четыре назад в кардиологии…
        - А можно как-нибудь узнать, кто с Веселовым в палате лежал, с врачами поговорить? - Поинтересовалась я.
        - Так не лежал он ни в какой палате. - Я удивленно глянула на собеседницу. - Он, в дороге еще умер. Врач зафиксировал смерть, через час, когда повторно убедились в полном отсутствии мозговой активности, отправили в морг.
        - Да уж, вы правы, с этим соседями мне говорить не о чем. - Мрачно пошутила я. - А с врачами как? Кто то же устанавливал причину его смерти, заключение писал…
        Марина Ивановна и Олимпиада Васильевна молча переглянулись. Потом старушка нерешительно предложила:
        - Может, отправить ее к Сергею Давидовичу?
        - Заключение он писал вообще-то. - Кивнула Олимпиада.
        - А кто такой этот Сергей Давидович? - Поинтересовалась я.
        - Да Розин. Пталогоанатом наш … Пойдете?
        - Куда? В морг? - Не на шутку испугалась я. Честно говоря, я до сих пор ни разу не посещала этого заведения, и воображение услужливо рисовало одну картинку ужасней другой.
        - Ну, не совсем в морг. В анатомичку. Но вход общий. - Честно признала Марина Ивановна. - Да там ничего страшного нет. Если запах только…
        - Да и потом, ей же не обязательно в саму операционную заходить, а в кабинете у Розова почти не пахнет. - Поддержала Олимпиада Васильевна.
        От этих слов мне стало как то не слишком хорошо. Желудок заныл, и голова закружилась. Я вынуждена была опуститься на стул. Встревоженная хозяйка архива протянула мне стакан воды.
        - Ну, так что, пойдешь к Розову? Или тебе достаточно выписки из истории болезни?
        Я обречено кивнула, и хоть мои ноги отчаянно сопротивлялись этому, медленно тронулась в направлении, указанном собеседницами. Чем ближе было невзрачное одноэтажное здание, тем страшнее мне становилось.
        На лавочке у входа в морг задумчиво курил парень в белом халате и шапочке, слегка сдвинутой на бок. Взглянув на него, я чуть было не зажмурилась, настолько он был красив. Странно встретить такое совершенство во дворе заштатной больницы да еще и в форме медработника. Да с такими внешними данными людям, на мой взгляд, одна дорога - в артисты. И пусть их красота со множества голубых экранов, или глянцевых страниц модных журналов радует благодарных зрителей. Я прошла мимо, с трудом заставив себя не оглянуться на парня еще хоть разок, и нерешительно остановилась у крылечка морга. Я топталась так долго, что мужчина с лавочки даже окликнул меня.
        - Кого то ищете? - Вполне доброжелательно поинтересовался он. - Или на экскурсию пришли?
        От неожиданности я резко обернулась. Мужчина смотрел на меня и чуть заметно улыбался.
        - Ну и юмор у Вас. - Дрожащим голосом откликнулась я. - Да разве сюда кто то по доброй воле прийти может? Просто так, без особой надобности?
        - А что такого? - Собеседник улыбнулся еще шире. - Я вот пришел. Да и Вас на веревке никто, вроде, не тащит…
        - Мне доктор Розов нужен.
        - Зачем интересно?
        - Поговорить насчет одного из его… - Я замялась, не зная, какое слово здесь прозвучит уместнее. - … пациентов.
        - А чего о них говорить то? У доктора пациенты обычно молчаливые попадаются, неразговорчивые…
        - Да хватит Вам шутить, в самом деле! - Начала раздражаться я. - Да еще по такому поводу. Неуместному.
        - Не сердитесь, девушка, паталогоанатомы все, как правило, люди веселые. Без юмора в нашем деле долго не протянешь, свихнуться запросто можно.
        - Так Вы и есть доктор Розов?! Сергей Давидович?!
        - Ну, я. А что Вас так удивляет? Я разве на доктора не похож? Вот и халат у меня есть, и шапочка…
        Я и сама не совсем поняла, почему это открытие так меня поразило, просто у меня в голове образ потрошителя трупов вырисовывался намного более мрачным, я бы даже сказала зловещим.
        - Да нет. Почему… очень даже похожи. - Невнятно пролепетала я, усаживаясь рядом с Розовым на скамейку, чтобы он не видел смущения на моем растерянном лице. - Именно так я Вас, в принципе, и представляла… Ну, разве что постарше чуть-чуть…
        - В фартуке, измазанном кровью, и с клыками, как у Дракулы… - Закончил за меня Сергей Давидович и рассмеялся. - Поверьте, девушка, Вы в своем отношении совсем не одиноки. К сожалению. - Видя мое явное смущение, он поспешил сменить тему. - А о ком Вы поговорить то хотели? Только предупреждаю, у меня память не слишком хорошая, помню неординарные случаи, а текучку всякую, уж не обессудьте, не фиксирую… - Представив его ежедневную текучку, я содрогнулась.
        - Веселов Михаил Юрьевич. - Парень равнодушно пожал плечами. - От инсульта скончался. - Постаралась освежить его память я.
        - Ну и что? От инсульта у нас чуть не половина пациентов умирает. У нас направление основное - кардиология. С утра до вечера инфаркты да инсульты…
        Я протянула ему выписку из истории болезни Веселова, любезно переписанную милейшей Олимпиадой Васильевной в архиве. Розов лениво полистал ее и спросил:
        - А это не тот покойник, у которого сестрица просто невменяемая? … Ну, точно! Из-за нее пришлось кучу ненужных надрезов и анализов делать. Эта дама почему то вбила себе в голову, что ее брата то ли отравили, то ли еще как то уморили… Я то сразу увидел самую типичную картину классического инсульта, но раз человек утверждает… Вот тут, видите? - Ткнул он куда то в середину листа, - анализы крови, результаты исследования почек, печени…
        - Ну, и как? Все нормально у него было с остальными органами?
        - Я бы не сказал, что идеально. Да и у кого из нас к сорока годам печень сохраняется в чудесном состоянии?… Но к смерти это ни коим образом отношения не имело. Еще я помню, мне показалось, что не слишком задолго до смерти больной употреблял наркотики…
        - Были следы от уколов? Или еще что то? - Заинтересовалась я.
        - Да нет… Кровь не совсем чистая… так мне показалось… Но я этого не стал в заключении писать.
        - Почему?
        - Следы слабые, я мог ошибиться. А может, это следы каких то лекарств были…
        - Но они же могли спровоцировать инсульт! - Воскликнула я.
        - Ни в коем случае. К сердечной деятельности, как я уже говорил, они никакого отношения не имели, это точно. Может, на психику… Зря я Вам, наверное, голову забиваю ерундой всякой. Но это единственное необычное, что запомнилось мне в связи с этим человеком… Ну, и сестра его, конечно. Женщина-тайфун. Я даже приударить за ней попытался, да, видно, не то время выбрал для заигрываний… - Я удивилась стойкости Оксаны, не знаю, смогла бы я отмахнуться от ухаживаний такого красавца… Хотя его профессия сильно подрывает его обаяние в моих глазах…
        - Значит, Сергей Давидович, Вы твердо уверены, что смерть Михаила Веселова была совершенно естественной?
        - Помилуйте! Смерть сама по себе событие противоестесственное, тем более у человека, не достигшего сорока лет. - Воскликнул Розов, доставая еще одну сигарету.
        - Но он же и до этого на сердце жаловался. - Этот непонятный доктор, как будто специально, сбивал меня с толку. И Вы сами только что говорили…
        - Я от своих слов не отказываюсь. Говорил. И еще раз повторю, что поводов заподозрить, что Веселову помогли распрощаться с жизнью путем отравления или ввода каких то медикаментов, совершенно не просматривается. Я, как врач с большим опытом, настаиваю на том, что пациент скончался от инсульта. И только от него.
        - Я не понимаю, доктор…
        - Да что же непонятного то? - С досадой воскликнул Сергей Давидович. - Ведь инсульт не возникает у человека просто так, на пустом месте. Да, больной жаловался на сердце, нестабильное давление… Но с этими симптомами он мог прожить до глубокой старости, сменить пять жен и умереть в своей кровати в окружении детей и внуков… Его организм не был в том состоянии, когда любой толчок может оказаться роковым… Вовсе нет. И это черным по белому написано в моем заключении…
        - Так что же тогда произошло с Веселовым, как Вы думаете? - Прошептала я. Стыдно, что самой мне в голову не пришли столь очевидные выводы. Как глупо рассматривать убийство только как отравление или удар камнем по голове.
        - Откуда мне знать? - Пожал плечами собеседник. - Мог быть сильный испуг, нервный стресс или еще что то… шок, например… В любом случае, не зря его сестра так переживала. Если Вам интересны причины этого инсульта, то советую поговорить с этой женщиной. Думаю, она в курсе…
        - Спасибо, доктор. - Искренне поблагодарила я. - Вы мне сильно помогли, честное слово. - Я поднялась с лавочки.
        - Постойте. - Окликнул Розов. - Я на Ваши вопросы ответил, удовлетворите уж и Вы мое любопытство, чем Вас заинтересовала эта смерть почти двухгодичной давности. На скорбящую родственницу Вы, вроде, не похожи…
        - Я частный детектив. - Честно призналась я. - Я и сама не знаю пока, каким боком к нашему расследованию относится эта смерть. Просто в ходе одного из дел вплыло имя Веселова. Вот и все. Никаких особенных тайн нет.
        - Ничего себе! Да это же чертовски интересно. Может, встретимся вечерком, и Вы мне расскажете о каком-нибудь из Ваших дел?
        - Да Вы, оказывается, бабник, Сергей Давидович. - Невольно вслух отметила я. - То за Оксаной пытались приударить, теперь вот мне предлагаете встретиться…
        - Так ее Оксаной зовут? Красивое имя. - Задумчиво протянул доктор. - Ей подходит. А вот Вам нет. Вы с ней вообще разные, она горячая, темпераментная, а Вы больше прибалтийскую красавицу напоминаете…
        - Знаете доктор, похоже, Вы, и правда, немного устали от этой работы. Советую поменять место службы. С живыми людьми гораздо приятнее общаться. Поверьте!
        - А то я не знаю. - Откликнулся он. - Я ведь тоже тут не всю жизнь тружусь. Как из армии ушел, так и осел здесь. В тот момент мне ничего кроме тишины и покоя не хотелось, а работать надо было, кормить меня некому… Так что на тот момент это место мне идеально подошло. Я тут нервы подлечил, как это ни странно звучит.
        - А почему Вы ушли из армии? Разочаровались?
        - Не совсем. Я был в таких местах, где очарования или разочарования просто не имеют смысла… Нужно просто работать на совесть и все… Контузило меня. Потом подлечили и комиссовали в чистую. Все просто.
        - А Вы и там… на войне, тоже доктором были?
        - Само собой. Хирургом. Но в том, последнем бою, нам всем пришлось взять в руки автоматы…
        - Если Вам неприятно вспоминать, то не надо. - Сказала я, увидев, как потемнели его глаза.
        - Все уже в прошлом. Народу погибло много… Друзей… - Он усилием воли стряхнул с себя охватившую нас обоих печаль. - Ну, так что, пойдете со мной гулять вечером?
        - Вряд ли. - Честно ответила я. - Хотите, я оставлю Вам номер моего телефона, может, потом как-нибудь встретимся и поговорим… А сейчас у нас очень много работы и график непредсказуемый… У меня подруга пропала, понимаете?
        - Понимаю. - Вздохнул парень.
        - А знаете что? - Осенило меня. - Хотите, я Вам адрес Оксаны дам… Попытайтесь еще раз с ней отношения наладить, сейчас и ситуация более подходящая…
        - Не надо адреса. - Улыбнулся Сергей. - Я пошутил насчет этой девушки. И свой телефон не оставляйте, я же вижу, что Вы не настроены со мной встречаться…
        - Ну почему…
        - Да ладно. У меня, как Вы понимаете, нет особых проблем с женским обществом. Просто, Вы мне понравились. А я Вам нет. Всяко бывает.
        Я тепло попрощалась с симпатичным доктором и поспешила в офис. По большому счету, в больнице я ничего путного узнать не смогла. Надежда оставалась лишь на артистичность моего бывшего мужа. Он так долго сопротивлялся, не соглашаясь играть предложенную роль, что мне, грешным делом, даже пришлось для убедительности пустить слезу. После этого он, скрепя сердце, дал согласие, выслушал мои советы и указания и с мрачным видом начал готовиться к посещению знойной красотки Оксаны. Не спустит ли эта дама его с лестницы, оставалось большим и жирным знаком вопроса. Сейчас все зависело от артистизма и обаяния Михайлова.



        ГЛАВА 18

        Игорь не на шутку трусил, подходя к двери неведомой пока Оксаны Мелешко. Яна описала эту женщину очень эмоционально и красочно, но он допускал, что в жене говорит обида и досада за то, что Оксана не только не захотела с ней разговаривать, но и практически выгнала ее из своего дома. А в принципе, утешал себя Игорь, эта женщина может оказаться вполне милой и обаятельной.
        Когда он подошел к кирпичному обшарпанному крыльцу, то уже проклинал себя за то, что позволил Яне уговорить себя и подбить на эту рискованную авантюру. Но поворачивать назад было поздно, и пришлось постучать. Дверь выглядела такой запущенной и необитаемой, что Игорь даже удивился, когда она перед ним внезапно распахнулась. В дверном проеме, освещенная слабой лампочкой без абажура стояла высокая статная женщина с распущенными черными волосами.
        - Что Вы хотите? - Низким красивым голосом поинтересовалась она.
        - Я… это… - Игорь от волнения и неожиданности слегка подзабыл свою роль и многочисленные наставления Янины. - Разрешите войти?
        - Зачем это? - С подозрением спросила женщина. - Вам от меня что то надо?
        - Да… То есть нет. Мне Михаила бы увидеть.
        - Зачем? - Снова с еще большим подозрением повторила она.
        - А Вам то что? - Немного собравшись, Игорь решил перейти в наступление. - Мишу позовите, я ему и скажу, что мне нужно.
        - Его нет. - Тихо отозвалась собеседница.
        - А когда будет? Мне он очень нужен. Просто необходим.
        - Никогда. - Оксана решила, видимо, завершить разговор и начала закрывать дверь. Игорь понял, что стремительно теряет инициативу.
        - А Вы то ему кем приходитесь? Жена что ли?
        Женщина задумчиво посмотрела на него и ответила.
        - Сестра.
        - А Вы красивая… Странно, что я о Вас раньше от Миши никогда не слышал. Он всегда говорил, что один живет.
        - Вы так и не ответили, зачем пожаловали к брату.
        - Да ничего особенного. - Вздохнул Михайлов. - Мне Михаил предлагал у него пожить, если проблемы с жилплощадью будут… Вот я и решил воспользоваться.
        - И давно Вы его видели? В смысле брата моего…
        - Да не так чтобы давно. Летом… Хотя нет, вру прошлым летом… С ума сойти, как время бежит. Вроде, вчера виделись, а уж, пожалуй года два прошло, если не больше…
        - Поздновато опомнились, товарищ. Придется Вам в другом месте пристанище поискать. Умер брат. Давно уже. Странно, что Вы не знали. Друзья вроде…
        - Я не говорил, что друзья. Работали вместе, потом я ушел…
        - Не надо объяснять, мне это совершенно не интересно. Приятно было познакомиться. А теперь прощайте. Я Вам помочь ничем не могу. Я считаю, что от квартирантов одни проблемы и неприятности.
        - Так мы же не познакомились! - Воскликнул Игорь. Но слова его отскочили от резко захлопнутой двери, как теннисные мячики.
        Ну, вот и все. Видит бог, он старался. И все же ребят подвел. Эх, не надо было соглашаться. Ведь сразу же понял, что из этой затеи ничего путного не выгорит… А теперь будет считаться, что он виноват в этом провале… Да и Оксана вряд ли кого еще к себе подпустит. Не дурочка же она, в самом деле. Стольким людям одновременно понадобилась… Кого хочешь такое совпадение насторожит.
        Игорь опустился на лавочку и поставил у ног, взятую в качестве реквизита, сумку с зубной щеткой, свежей рубашкой и сменными носками… Достав сигарету, он задумчиво курил, обдумывая предстоящий разговор с Яниной и остальными ребятами, когда обшарпанная дверь снова открылась и появилась Оксана с шалью на плечах и пластмассовым ведром в руках. Мельком глянув на лавочку, она неторопливо проследовала к мусорным бачкам. Медленно вытряхнула ведро и так же неторопливо отправилась обратно. Почти достигнув крыльца, она все же оглянулась, на мгновение остановилась, а потом решительным шагом подошла к Михайлову.
        - Я же Вам сказала, что квартиранты мне не нужны, чего Вы ждете?
        - А мне торопиться некуда. - Равнодушно откликнулся Игорь, хотя в душе у него все пело. С одной стороны он почувствовал, что его дело теперь вполне может выгореть, а с другой стороны, как это ни нелепо в такой ситуации, ему очень понравилась украинская красавица.
        - Как это некуда? Вы же сказали, что Вам переночевать негде, так идите, ищите.
        - Куда? - С насмешкой спросил Игорь. - Уже стемнело, кто пустит к себе квартиранта, на ночь глядя? Да и адресов подходящих я не знаю.
        - Идите в гостиницу. - Нерешительно предложила собеседница.
        - Был уже. Вы не поверите, меня отказались поселить в номер потому, что у меня городская прописка в паспорте…
        - Это глупо…
        - Не ко мне вопрос, а к нашему губернатору. Ему почему то вздумалось издать такой вот нелепый указ…
        - Но раз у Вас есть прописка, как и идите туда…
        - Спасибо за совет. - Еще раз усмехнулся Игорь. - Очень тронут. А Вы не стойте тут, прохладно, а у Вас ноги почти босые.
        Оксана задумчиво посмотрела на свои ступни, обутые в шлепанцы с открытыми носами и опустилась рядом с Михайловым на лавочку.
        - У Вас что то случилось?
        - Случилось. Только не сегодня. Давно. Я с женой два года почти назад развелся, а жить до сих пор вместе приходится. Квартирка маленькая, никак разменять не удается. Я то на любой вариант согласен, хоть в коммуналке, хоть в бараке, а вот она все выбирает, что получше… В принципе, мы привыкли так жить, но иногда становится не в моготу… Сегодня она привела друга. Я не против, но Вы же понимаете… Вы так недоверчиво смотрите, как будто не верите… Хотите паспорт покажу? - У меня в паспорте, действительно, штамп о расторжении брака стоял, а о смене прописки нет. Не было пока необходимости. Я просто живу в квартире матери, а она прочно обосновалась в деревне. Так что, предлагая Оксане взглянуть на мой документ, я ни чем не рисковал.
        - Нет! Ну, что Вы! - Воскликнула собеседница. - Хотя… покажите. - Я усмехнулся и протянул ей паспорт. Она долго и основательно изучала каждую страничку, потом вздохнула и сказала.
        - Ну что же… Пойдемте. Не ночевать же Вам на улице, в самом деле. Я выделю Вам одну комнату, пока Вы не подыщете себе что-нибудь получше. А у меня, сразу предупреждаю, условия не слишком роскошные… Мебели маловато…
        - Но кровать то мне найдется ?
        - Диван подойдет?
        - Вполне. - Обрадовался Игорь, встал с лавочки подхватил свою сумку и Оксанино ведро и направился к крылечку.
        По узкой, едва освещенной лестнице они поднялись в квартиру. Обстановка в ней и правда роскошью не блистала, но зато светилась чистотой. Игорь аккуратно разулся на коврике у входа и в нерешительности остановился, не зная, как вести себя дальше.
        - Выбирайте любую комнату в конце коридора. Одна из трех - ваша. Какая понравится. Я сама только в этих двух живу, мебель, что получше дворник мне помог сюда стащить. Так что получилось даже уютно… Но Вы, наверное, устали … Идите, выбирайте, где будете жить…
        Игорю понравилась комната в торце коридора. Она оказалась не слишком большой, но в ней находился обещанный диван, большое окно с широким подоконником, вполне способным заменить стол, и вешалка для одежды. Как ни странно, но, не смотря на то, что помещением явно не пользовались, там было чисто и свежо. Михайлов поставил на подоконник сумку и присел на диван, соображая какой бы повод придумать для того, чтобы снова завязать разговор с хозяйкой, когда в дверь осторожно постучали. Потом на пороге появилась Оксана со стопкой чистого белья в руках. Здесь были и одеяло с подушкой, так что женщину за этой кипой было практически не видно, из-за этого она оступилась и чуть не влетела в комнату вверх ногами, Игорь едва успел поймать ее в объятия.
        Оксана положила белье на диван и смущенно поправила растрепавшиеся волосы.
        - Я собираюсь ужинать… Если хотите, можете ко мне присоединиться. Я заметила, что у Вас с собой ничего съестного нет… Или я ошибаюсь?
        - В точку попали. - Благодарно улыбнулся Михайлов. - Я как то не подумал об ужине.
        - Тогда я Вас жду минут через пятнадцать. - Уже в дверях она обернулась. - Ванна и туалет - две двери справа от Вашей комнаты. Если нужно, пользуйтесь и, пожалуйста, не стесняйтесь. - Она аккуратно закрыла дверь.
        Игорь посмотрел на то место, где только что стояла Оксана, и вздохнул. Девушка очень понравилась ему. В ней было все то, чего ему всегда подсознательно не хватало в бывшей жене. Мягкость, живость и вместе с тем необыкновенно женственная кротость. Янина никогда не отличалась особой хозяйственностью, готовить любила из полуфабрикатов, с их семейной кухни никогда не доносились такие соблазнительные ароматы, как те, которые проникали сейчас даже сквозь прикрытую дверь.
        Игорь умылся, надел чистую рубашку и нерешительно достал из сумки приготовленную по совету Яны бутылку вина. Стоит ли брать ее с собой на кухню? Вдруг Оксана не так поймет его намерения, и их и без того хрупкие отношения разрушатся… Черт бы побрал этих женщин. Никогда не знаешь, что от них ожидать. Одна говорит так, другая совсем иначе… Он все же взял вино и нерешительно направился к стеклянной двери, за которой то и дело мелькала озабоченная женская фигурка.
        Кухня поражала все той же чистотой, которой блистала и ванна, и вся остальная квартира. Видимо, хозяйке не хотелось ударить в грязь лицом перед нежданным гостем, стол был накрыт по всем правилам гостеприимства. Игорь с удовольствием увидел среди блюд маринованные грибочки, соленые огурцы величиной с палец и еще много другой соблазнительной домашней пищи. Он уже более решительно протянул Оксане бутылку.
        - Не знаю, уместно ли это. - Смущенно произнес он. - Но я вообще то думал, что иду к Михаилу… Если Вы против…
        - Ну почему же. С удовольствием выпью за знакомство… Да и Мишу помянуть нужно… Открывайте.
        Когда вино было разлито по фужерам, Игорь сказал.
        - А мы ведь так и не познакомились… Все Вы, да Вы… Меня Игорь зовут.
        - Оксана.
        - Красивое имя. Предлагаю за это выпить. И сразу перейти на ты. А то придется еще и отчества запоминать…
        - Согласна. - Засмеялась Оксана.
        К концу ужина они уже довольно мило и непринужденно болтали о том, о сем, Яна была права, как впрочем и всегда, вино пришлось очень кстати.
        - Не хочется портить настроение, - наконец, счел возможным перейти к интересующему его вопросу Игорь. - Отчего все-таки Миша умер? Несчастный случай?
        - Инсульт. - Коротко отозвалась Оксана.
        - Не может быть! - Довольно правдоподобно изобразил удивление Михайлов. - Он не производил впечатления больного человека. Хотя, мы последнее время не были особенно близки…
        - Вот именно. - Резко перебила его собеседница. - Все дело в том, что он был чудовищно одинок в последний год жизни… А с одинокими людьми всегда случаются самые страшные несчастья.
        - Но он не мог быть абсолютно одинок, ведь у него же семья есть… была… Сестра…
        - Я приехала из Житомира буквально накануне его смерти… Он сам меня вызвал телеграммой. Но я ничем не смогла ему помочь… К сожалению. Если бы я раньше узнала, что здесь происходит, то прилетела бы намного раньше. Вы знаете, я ему не родная сестра, а всего лишь двоюродная. Но в детстве мы были очень близки… Вернее не близки, для этого у нас разница в возрасте слишком большая… Но я любила его, как родного… Да он и был родным. Его родители всю жизнь мотались по России в поисках лучшей доли, не мог же мальчик кочевать вместе с ними. Вот мама и предложила своей сестре оставить Мишу у нас. Мы в Житомире в частном доме жили, места всем хватало… Потом Веселовы все же осели в вашем городе и увезли Мишу. Я так по нему скучала… письма писала… Потом, конечно, все забылось, учеба, заботы, семья… Но когда я получила от брата телеграмму, то сразу примчалась сюда.
        - Значит, ты единственная его родственница?
        - Получается так. Наверное, Ты знаешь, что детей Мише бог не дал, жена уехала в Америку. С другим человеком, естественно. Родители умерли… Так что да, я его единственная родственница.
        - Поэтому и квартира тебе досталась?
        - Не знаю, как бы она мне досталась по закону о наследовании, но Миша к моему приезду уже оформил дарственную по все правилам. Я тогда еще ничего не знала, поэтому очень удивилась такому поступку…
        - Как то загадочно ты все время описываешь Мишину смерть… - аккуратно начал Игорь.
        - Она и была в высшей степени странной. - Горячо откликнулась Оксана. - Хоть врачи и не увидели ничего подозрительного, но я точно знаю, дело здесь не чисто. Я просила доктора повнимательнее анализы всякие проводить, но он так ничего и не обнаружил…
        - А в милицию ты обращаться не пробовала?
        - Как же! - С досадой махнула рукой хозяйка. - Они на мои проблемы чихать хотели. Не то что бы помочь, так мне участковый, паразит, еще и дурдомом грозить посмел… Кстати, сегодня из милиции дамочка приходила, помощь , видишь ли, им моя понадобилась! Не прошло и двух лет. Опомнились голубчики!
        - Ну, и как, помогла ты им?
        - Как бы не так. Разбежалась! Мише уже все равно не поможешь, и парня того из петли не вытащишь… - Оксана вдруг осеклась и прикусила язык . Видно, в запале она проболталась о чем то, что предпочитала похоронить в памяти.
        - Что за парень? - Не слишком заинтересованно спросил Игорь. Видя, что Оксана в замешательстве лихорадочно ищет что бы ответить, он решил пока тему сменить, чтобы не спугнуть собеседницу. - Я вот не пойму, Оксан, ты такая женщина красивая, молодая… Почему же рядом с тобой мужика нет?
        - Как нет? А ты? - Через силу улыбнулась она.
        - Я, конечно, польщен твоими словами… ну, а все же, ты что то о семье говорила…
        - Говорила. - Усмехнулась женщина. - Была семья. Как не быть… Слушай, а давай, еще выпьем. У меня наливочка домашняя есть.
        - С удовольствием. - Искренне обрадовался Игорь.
        Когда они снова сели за стол, Оксана вернулась к прерванному разговору.
        - После смерти брата мне пришлось задержаться здесь, чтобы все по человечески сделать. Девять дней… потом сорок… Потом бумаги всякие пришлось на квартиру оформлять. Я же продавать ее собиралась… Короче, вернулась я в Житомир через три с половиной месяца… А муж… мой законный супруг, живет с соседкой. С Галей. Так вот… И главное, заявляет без тени смущения в глазах, что это мол временно, пока меня нет… Представляешь?! Ты почему еще не налил? Я если немедленно не выпью закиплю от возмущения, как чайник…
        - И что ты сделала?
        - А ты бы что на моем месте сделал? .. Хотя вы, мужики, иногда не слишком адекватно реагируете… Я просто развелась, попрощалась с родителями и вернулась сюда. Устроилась продавцом в магазин. Живу… А тебя тоже жена бросила, или ты её? Кто виноват?
        - Никто. - Подумав, признал Игорь. - Все как то само получилось… Жили-жили… а потом надоели друг другу и разошлись…
        - Так не бывает. - С сомнением покачала головой Оксана. - Должна быть причина… Как же без этого? Раз измены не было, значит, тебе жена-стерва попалась.
        - Почему ты так решила? - Удивился Михайлов и снова наполнил фужеры наливкой.
        - Но я же вижу, что ты парень нормальный, значит, что то не так с ней. Я не права?
        - Не всегда кто то бывает виноват в разрыве. Я об этом много после развода думал… Знаешь, я раньше считал, что формулировка «не сошлись характерами» как бы отмазка, когда не хотят люди истинную причину развода указывать… а ведь это действительно чаще всего и есть эта самая причина… А Яна, она хороший человек. И меня любит…
        - Сам же сказал, мужика привела прямо к вам в квартиру…
        - Да я не о том. Не о такой любви. О дружеской… Ты вот тут о милиции не больно доброжелательно отзывалась… Я в прошлом году тоже по их ошибке чуть лет на пятнадцать в тюрьму не загремел… Арестовали даже.
        - За что? - Испугалась Оксана.
        - За убийство. - Просто ответил Игорь. - И сейчас я бы сидел в камере… А знаешь, кто меня оттуда вытащил? Жена и ее любовник… Разве могу я на них после всего этого сердиться?
        - А вы уже тогда в разводе были?
        - Все произошло как раз в тот день, когда этому событию исполнился год…
        - Ты до сих пор любишь свою жену?
        - Люблю… Но тоже, как друга. - Поспешил пояснить Игорь, заметив, что его ответ почему то расстроил собеседницу. - Я не страдаю, и не против ее встреч с другим.
        - Так чего же из дома убежал? - Резонно поинтересовалась Оксана.
        - Но я то один. И я мужик, в конце концов.
        - Ясно… Тебе хорошо. - Неожиданно вернулась она к важному для Игоря разговору. - Тебе помогли отмыться от глупых обвинений, а мой брат так и умер, не сумев доказать свою невиновность…
        - Расскажи мне, что случилось с Мишей. Может, я или мои друзья разберутся в ваших проблемах…
        - Да зачем это теперь, кому это нужно…
        - Тебе нужно… Да и брат был бы рад, что все разрешилось…
        - Ты думаешь? - Нерешительно спросила Оксана. - Все так нелепо… И так страшно…
        Игорь осторожно обнял ее за плечи и прижал к себе.
        - Расскажи. - Тихо попросил он. В душе Игорь чувствовал себя подлецом и предателем, как будто втирался в доверие к беспомощному ребенку… Одно только успокаивало его совесть, он действительно не желал Оксане ничего плохого, а искренне пытался помочь.
        - Я тебе уже говорила, что последнее время брат был очень одинок. Мало с кем общался… Не потому, что был нелюдимым или плохим человеком, просто как то так получилось, что жена его бросила, друзья на заработки подались… На работе тоже разбегаться все начали, платили мало, то и дело в административные отпуска отправляли…Короче, жил Миша один. Изредка квартирантов пускал. Комнат то, сам видишь, полно свободных, для одного слишком много простора. А так хоть поговорить было с кем за ужином и за завтраком тоже… Последним его квартирантом был Слава. Я не поняла точно - то ли Вячеслав, то ли Владислав, то ли еще как то… Миша и сам не больно хорошо знал своего жильца. Он вообще был человеком беспечным и неосмотрительным… Он пришел так же, как ты - с улицы, сослался на кого то из друзей и попросил ночлега. Высокий симпатичный парень лет тридцати. Миша считал, что он в милиции служит, так как всегда ходил в форме. А где конкретно, так и не удосужился узнать… Представляешь? Ему, видишь ли, неудобно было оскорблять человека недоверием. Документы требовать и все такое прочее… Значит так. Дальше было вот что.
Миша в то время постоянно ездил на машине. «Волга» у него имелась, десятой модели, почти новая. Куда потом делась, он и сам не понял, а раньше она во дворе все время стояла. Брат за ней ухаживал, натирал все время чего то, мыл. Это мне дядя Сева, дворник наш, потом рассказывал. Однажды, когда Миша проезжал мимо рынка продуктового, ему чуть не под колеса бросилась женщина. И стала умолять помочь ей, подвезти до дома два мешка сахара, которые она только что купила. Женщина была молодая и красивая, брат тоже никуда не спешил… Короче, взялся он, на свою голову, дамочке помочь . Грузчики с рынка лихо загрузили ему в багажник два пластиковых мешка, и они поехали. Остановиться женщина попросила около одного из домов по улице академика Павлова. Миша с трудом вытащил из багажника тяжеленные мешки. За его мученьями наблюдал весь двор. Дамочка, приказав тащить поклажу ко входу в подвал, сама куда то исчезла. Брат сделал все, как было велено, получил от женщины сто рублей и быстренько уехал, чтобы его еще и спускать в подвал мешки не заставили. Даже номер дома не посмотрел… На этом, вроде, все и кончилось… Но это
только наивный Миша так думал. На самом деле это было только начало того кошмара, который не отпускал его до самой смерти…
        Игорь с изумлением слушал странную историю, которую с полными слез глазами продолжала рассказывать ему Оксана:

… Утром Веселов спокойно спал в своей кровати, когда с дежурства вернулся усталый квартирант.
        - Слушай, Миш, у тебя телефон где? - С порога спросил он.
        - Он не работает, ты же знаешь. - Зевнул брат и отправился к себе.
        - А ты не знаешь, чья это машина во дворе стоит, «Волга»?
        - А что? - Остановился Миша. - С ней что то не так?
        - Братан, да я за эту тачку повышение получу, а может, даже и орден. Ее в розыск объявили…
        - За что? - Прошептал пораженный Михаил.
        - Не поверишь. Сегодня ночью жилой дом на академика Павлова на воздух взлетел. Жертв не мерено…
        - Ну, а машина то при чем? - Побелевшими губами спросил Миша.
        - Так террорист на ней вчера два мешка взрывчатки в подвал привез. Там его отпечатков полно, да и свидетелей целый двор. Прикинь, люди у нас беспечные до безобразия, все видели, но никто не поинтересовался, чего это им в подвал пихают… Вот и поплатились, половина из них погибла, вторая в больнице теперь портреты словесные рисует… Ты болтать то хватит, вспоминай быстрее тачка чья, я заметил, она постоянно тут стоит, значит, хозяин где то поблизости… Хотя, может, и в угоне быть…
        - Это моя машина, Слав. - Признался Веселов. - И мешки я грузил.
        - Эх, и не фига себе! - Присвистнул Слава. - На кой черт ты в это полез? Вроде, нормальный мужик… Ты хоть понимаешь, что тебе за такие дела полагается?
        - Никуда я не лез! - Закричал Михаил. - Подставили меня. Я просто помог какой то тетке два мешка сахара перевезти и все. За сотню. Будь она проклята!
        - Да кто ж в такие сказки поверит? - С сомнением в голосе отозвался квартирант. - Тебя ж все видели… А про женщину никто не вспомнил…
        - Так она сразу куда то слиняла… Мне еще тогда это странным показалось, сунула мне деньги за углом и велела уезжать…
        - Ну, ты и влип… Может, приметы какие запомнил…
        - Да кто ж знал то? Я уехать побыстрее торопился, чтобы отвязаться от этих мешков неприподъемных… Что делать то теперь, Слав? Может, не станешь на меня заявлять?
        - Да при чем тут я то? - С досадой воскликнул Слава. - Через час, максимум два, этот номер по телику объявят. Да тебя любой сосед сдаст, или дворник. И меня вместе с тобой. Не гоже милиционеру жить под одной крышей с террористом… Оба мы влипли.
        - Тогда я сам пойду в милицию. Может, поверят… Ты же поверил…
        - Ни в коем случае. Под горячую руку и разбираться никто не станет. В первый же день поймать террориста, это такая удача… пол отдела смогут на повышение и премию претендовать… Нет. Сейчас идти сдаваться ни в коем случае нельзя…
        - Придумай что-нибудь, а… - Брат схватился за грудь. От волнения у него заболело сердце. Квартирант проводил его на кухню и налил какого то успокаивающего отвара. Лекарство помогло, хоть и немного закружилась голова.
        Дальше Михаил помнил все, как в тумане. Они сели в «Волгу» и поехали куда то за город. Слава предложил некоторое время пересидеть в подполье, пока пройдет основной ажиотаж вокруг этого дела, чтобы не попасться общественности под горячую руку. Да и машину лучше было спрятать подальше от города. В тот день, видимо из-за стресса, Миша чувствовал себя плохо. Даже не слишком четко помнит некоторые события. Кажется, он звонил на работу и просил отпуска, потом подписывал какие то бумаги… На его вопрос по этому поводу Слава сказал, что они оформляли заявление якобы об угоне «Волги»…
        В деревне Веселов просидел больше недели, боясь высунуть на улицу нос и тем самым подвести Славу. Квартирант каждое утро приносил ему еду, термос с отваром и новости с «передовой», они Михаила совершенно не радовали. Единственным подозреваемым в совершении теракта по прежнему оставался Веселов Михаил Юрьевич. С каждым днем все труднее и труднее становилось доказать свою невиновность и непричастность к этому чудовищному преступлению.
        В доме, где прятался Миша, не было ни радио, ни телевизора, зато однажды ему на глаза попалась папка с бумагой, там даже был конверт. Решение пришло в голову само. Тем более была ночь, а ночью почему то Миша мыслил намного четче и разумнее. Раз милиция не подозревает о причастности неизвестной женщины к происходящему, то надо поставить ее об этом в известность. Может, это направит их поиски в нужном направлении? Он описал на листке в клеточку все свои соображения на этот счет и решился даже на вылазку из дома. Благо на улице была глубокая ночь, а в деревне перед рассветом мало кто мотается по улицам. Можно было, конечно, дождаться приезда Славы и передать письмо с ним, но он мог и не одобрить этого решения, испугаться, лучше ему пока вообще ничего не говорить… В темноте Миша с трудом нашел почтовый ящик, висящий на дверях почты и практически бегом вернулся в дом.
        С тех пор он время от времени позволял себе выходить ночью на улицу дышать свежим воздухом. В один из таких дней, вернее ночей, он и встретил того странного человека.
        Мужчина явно был не в себе. Он налетел в темноте на Михаила и буквально вцепился в него, требуя, чтобы Веселов показал ему, откуда отходят автобусы в город. Миша точно не знал, но предположил, что, скорее всего, нужно подождать утра, так как вряд ли ночью есть такие рейсы. Мужчина то ли от холода, то ли от страха, трясся, как осиновый лист, и Миша совершенно непроизвольно предложил ему погреться в своем доме. Отвар в термосе к этому моменту уже кончился, и им пришлось греться пустым кипятком. Мужчина, казалось, вовсе не замечал таких мелочей. Миша даже пожалел, что пригласил его к себе, уж больно безумный был у гостя взгляд. Немного отогревшись и придя в себя, он представился и начал рассказывать хозяину невероятные вещи. Звали мужчину Алексеем, а история его поначалу не вызвала в Мишиной душе никакого доверия.
        Вкратце случилось с Алексеем следующее:
        До недавнего времени он был кандидатом технических наук, работал на авиационном заводе и занимался разработкой новой модели российского истребителя. Не всего конечно, а какого то там не самого важного узла… Работу свою Алексей любил и посвящал ей все свободное время. Не удивительно, что при таком образе жизни с женщинами общаться ему было трудновато, да он и не стремился к ним особенно, если честно… Но так было только до тех пор, пока однажды утром по пути на работу он не столкнулся с небесным созданием по имени Маргарита. Она, как вихрь, ворвалась в жизнь сорока пятилетнего конструктора, изменив ее и поставив в ней все с ног на голову. Очень быстро она поселилась в его квартире, навела там порядок и уют. Долгие сидения на работе отчего то резко разонравились Алексею, он бежал домой, пользуясь любым удобным случаем… Но работать все же было нужно. Причем работать много. Подходил срок выпуска истребителя…Марго предложила ему пойти на маленький безобидный обман. Она оборудовала в его огромной квартире уютный кабинет, где Алексей и работал с принесенными с работы документами, на многих из них стоял
гриф особой секретности, но он считал это условностью, ведь дома, так же как и на работе, никого чужого не было… Некоторое время все шло превосходно, Марго приносила ему свежезаваренный чай в то время, когда он работал, или просто тихонько сидела на ковре, прижавшись щекой к его колену… Что могло быть прекраснее для сорокапятилетнего холостяка? Но однажды случилось страшное. В то время, когда Алексей с Марго находились в театре, в квартиру залезли воры и вынесли все самое ценное, а его было не мало… Но это не самое страшное. Из кабинета воры унесли папки с грифом «совершенно секретно». Сначала Алексей впал в ступор, но когда подруга напоила его своими чудодейственными отварами, немного успокоился. Марго убедила его не спешить объявлять на работе о пропаже документов. Очень часто воры предлагают выкупить важные бумаги или документы, нужно всего лишь подождать. Алексей объявил себя больным и принялся ждать. Бумаги, действительно, нашлись. Денег за них не запросили… Наоборот, явившийся к нему прямо среди белого дня, мужчина в черном костюме предложил огромные деньги за то, что Алексей подпишется под
обязательством достать чертежи и прочую документацию о разрабатываемом истребителе. Залогом плодотворного сотрудничества будут копии похищенных документов, которые уже отправлены за границу. Теперь Алексею так и так грозил приличный тюремный срок, так почему бы не рискнуть и получить за это деньги… Алексей просил дать ему хотя бы сутки на размышления, от волнения даже пришлось снова принять дозу отвара, но мужчина был не преклонен. Алексей и сам не помнил, как подписал все, о чем его просили.
        Ночью, когда мужчина ушел, у них с Маргаритой состоялся не легкий для обоих разговор. Алексей рассказал любимой все. И признался, что решил утром пойти в милицию. Он не видел никакого другого выхода из сложившейся ситуации… Но Маргарита неожиданно повела себя, как мужественная и преданная женщина.
        - Я не переживу, милый, если ты из-за меня попадешь в тюрьму. Да-да, ведь это я предложила тебе работать дома… Я так мечтала вырваться из своей глухомани, жить в городе… Но ради тебя я готова вернуться в деревню. Мы обманем этих проклятых шпионов. Попросту сбежим. Ты срочно уволишься с работы, мы продадим квартиру и уедем подальше отсюда. Пока поживем в моем деревенском доме… Решайся, они не найдут нас, любимый…


        - В тот момент мне это показалось превосходным решением. - Признался Алексей ошарашенному Михаилу. - Я переехал в эту глухомань, а Марго по доверенности занялась моим имуществом… Каким же я был дураком! Сегодня! Представляешь, только сегодня, я узнал это!
        - А что случилось сегодня? - Осторожно поинтересовался Миша.
        - Я увидел, как Маргарита за домом целуется с тем парнем, который приходил шантажировать меня. Я понял все. Эти двое мастерски одурачили старого лопуха. Теперь я полностью в их руках. Не знаю, на какую страну они работают, да это и не имеет принципиального значения… Я вынужден буду вечно плясать под их дудку… У меня теперь ничего нет, ни квартиры, ни работы, ни честного имени… Я не хочу больше жить, понимаешь? Но сначала я хочу указать милиции, где находится это шпионское гнездо…
        - И где же?
        - Да тут, совсем не далеко. Если пешком, то минут сорок, не больше. Хочешь, покажу? Вдруг со мной что то случится, тогда ты сможешь связаться с кем нужно… Пойдем, а!
        И Михаил пошел с ним. Искомое место, и правда, оказалось не слишком далеко. Они тихонько, дворами, подошли к дому и чуть не наткнулись на спорящую в темноте парочку.
        - Где этот чертов шизик, скажи на милость? Куда ему приспичило слинять прямо посреди ночи? - В голосе женщины слышалась не прикрытая злоба.
        - Успокойся, Том. Может, он вернется скоро, не гони пургу. - Тон мужчины, не смотря на его слова, выдавал волнение.
        - Не нравится мне все это… Жутко не нравится, представь, что будет, если он доберется до города.
        - Да ничего не будет. Угодит или в тюрьму, или в психушку, только и делов.
        - Вечно ты стараешься засунуть голову в песок, улизнуть от проблем.
        - А что я должен головой об стенку биться? - Начал раздражаться мужчина. - В конце концов, это ты во всем виновата, ты не уследила за этим чокнутым профессором. Я свое дело делаю чисто. Мой парень тихо сидит и не думает рыпаться…
        - Ну, извини! Только ты забыл, Влад, что у меня на шее не один шизик, как у тебя…
        - Да какая разница, чья здесь вина! - Закричал Влад. - Боюсь только, теперь опять придется срываться с насиженного места из-за этого дурацкого промаха. Все наработки пойдут прахом…
        Дальше Михаил перестал различать отдельные слова говоривших. Они вошли на ярко освещенное крыльцо и Веселов с ужасом увидел своего квартиранта, лучшего друга Славу и … ту самую женщину, которая попросила его перевезти тяжеленные мешки… В его ушах бешено застучала кровь, он, молча, схватил за руку Алексея и потащил прочь от крыльца.
        - Что случилось? - Тихо спросил тот, когда они обессилено упали на траву, не далеко от страшного дома.
        - Эти люди не только шпионы. Они террористы. Недавно они взорвали целый жилой дом…
        - Неужели все еще хуже, чем я думал? - Побелевшими губами прошептал Алексей. - Иди в город, а я должен вернуться, иначе они сбегут, и мы их не сможем найти…
        - Это опасно, пойдем вместе, - Мише было тяжело говорить, сильно щемило сердце и стучало в ушах. Но Алексей не слушал, он уже скрылся в кустах. Когда Михаилу удалось слегка успокоить расшалившееся сердце, он снова пошел к тому дому и увидел страшную картину. Алексей повесился на дереве прямо напротив ярко освещенного крыльца. Видно, бедняга не смог пережить предательства любимой и, вернувшись, посмотреть ей в глаза. Он предпочел предотвратить их побег таким вот страшным образом, показав, что он не успел далеко уйти и рассказать о них людям.


        Утром больной и разбитый Михаил добрался до города. Его несказанно удивило, что в его родной квартире ничего не изменилось, даже дверь не была опечатана. Он осторожно расспросил дворника и с изумлением узнал, что в его отсутствие никто его не искал… Про взрыв на улице академика Павлова дядя Сева тоже ничего не слышал… Обстановка становилась все страннее и страннее, он не знал, что и подумать. Если не было никакого взрыва, а Алексей погиб, то ему могут просто не поверить… Он явственно услышал голос Славы «попадет или в тюрьму, или в психушку, всего и делов то»… А ведь он даже фамилии не спросил у своего ночного знакомца, и названия той деревни не узнал… Одна надежда на письмо, которое он отправлял по почте, там стоят штемпели… Хотя, если не было никакого взрыва, его могли просто выбросить… Необходимо с кем то посоветоваться, с кем то, кто поверит и не побежит в милицию… Но рядом не было никого близкого и родного. Вот тут то Михаил и вспомнил о сестре…


        - Он, когда вернулся, чувствовал себя ужасно, двигался с трудом, - Продолжила свой рассказ Оксана. - Даже отправить телеграмму пришлось просить дядю Севу. - Я приехала так быстро, как смогла. Брат выглядел к этому моменту так плохо, что его рассказ поначалу показался мне полным бредом… Я бросилась вызывать скорую, а Миша все умолял меня разобраться во всей этой неразберихе… Потом показал мне завещание, которое оформил накануне. При помощи все того же дяди Севы он вызвал на дом нотариуса, который и оформил все, как положено. Дворник подписался, как свидетель…
        - Значит, названия деревни твой брат не запомнил? - Уточнил Игорь. - Но ведь в автобусе объявляли остановки…
        - Он плохо себя чувствовал, .. да и кто у нас объявляет остановки? Миша запомнил только, что деревня была мелкая, автобусной станции не было. Просто лавка с навесом и все.
        - А куда приехал автобус? Здесь, в городе?
        - В Ольгино. - Направление совпадает, мысленно отметил Михайлов.
        - Больше он ничего не вспомнил?
        - Потом приехала скорая. Он умер по дороге в больницу. - Печально ответила Оксана. - Он так надеялся на меня, а я ничего не смогла сделать…
        - Но ты же сказала, что обращалась в милицию… - Напомнил Игорь.
        - После похорон я пошла к участковому, - зло усмехнулась Оксана. - Я ему все рассказала, может, излишне эмоционально, не спорю, но честно.
        - Он не поверил? - То ли сказал, то ли спросил собеседник.
        - Хуже. Он надо мной смеялся, козел. Говорил, что по нам с братом психушка плачет… Я пригрозила, что пойду к его начальству и завалю жалобами… А он мне в ответ вывалил на стол документы, в которых говорилось, что делом моего брата уже занималась прокуратура и прикрыла за отсутствием состава преступления… Не было никакого взрыва… А насчет Алексея вообще все оказалось не доказуемым… Участковый при мне запрос делал, никакого трупа на дереве в природе не существовало… Не было данных об этом в милиции… У меня голова кругом пошла от всего этого… Где ложь? Где правда? Я так и не смогла разобраться, что к чему… А теперь это уже, наверное, и смысла не имеет, если и было где то в деревне шпионское гнездо, то не станут же они сидеть в этой глуши целых два года…
        Игорь с Оксаной допили наливку и, попрощавшись, разошлись по комнатам. Михайлову очень хотелось поцеловать девушку, но он не решился на этот шаг, так как совесть его все еще была не спокойна. Он всю ночь не спал, обдумывая рассказ сестры Михаила Веселова. Все свидетельствовало о том, что Яна права, и все эти случаи, действительно, звенья одной цепи, результат действия наглых и очень изобретательных мошенников.
        Как только рассвело, Игорь встал, оделся и решительно постучал в Оксанину спальню. Услышав в ответ удивленное «Войдите!», он распахнул дверь.
        - Не удивляйся, Оксана, и не пугайся. Я хочу рассказать тебе правду. - Девушка резко села на кровати. - Ты выслушай сначала, только не перебивай. Потом у тебя будет достаточно времени, чтобы решить выгнать меня или помочь… Женщина, которая приходила к тебе вчера, была моей женой, ее зовут Яна. Она вовсе не служит в милиции, она вместе со своим другом владеет частным сыскным агентством… - Оксана смотрела на него, широко раскрыв свои прекрасные темные глаза, и даже не пыталась вставить в рассказ ни единого гневного словечка, Игорь приободрился и рассказал ей всё. Все, что знал сам…

… Вся эта история так поразила Оксану, что, когда Михайлов замолчал, она еще долго не могла произнести ни слова… Потом медленно закрыла лицо руками и всхлипнула.
        - Что с тобой? - Испугался Игорь.
        - Боже! Какая же я дура! Ведь Миша меня просил, умолял довести это дело до конца, если бы я вывела этих ублюдков на чистую воду, всех, рассказанных тобой несчастий могло и не случиться… А я, как идиотка, разобиделась на какого то недоумка участкового и опустила руки… А теперь… Чем же я теперь то могу помочь? Я же даже названия той деревни не знаю… - Она убрала руки и посмотрела Игорю прямо в глаза. - Ты меня считаешь глупой?
        Игорь нежно обнял девушку и прижал к себе. Потом погладил по шикарным темным волосам и, наконец то, решился на то, о чем мечтал весь предыдущий вечер и ночь, поцеловал ее прямо в губы…
        - Самое главное, теперь нас ничего не разделяет… - прошептал он. - Я не могу целовать женщину и врать ей прямо в глаза … Понимаешь? - Она молча кивнула в ответ…



        ГЛАВА 19

        Вечером мы с Мишей чуть было серьезно не поругались . Впервые в жизни. Все началось с того, что мы, снова собравшись в офисе, начали подводить итоги, сделанного за день.
        - Я посетил этого твоего участкового, Антон. - Начал Миша.
        - Савелия?
        - Его самого. - Кивнул Корчагин. - Тупой оказался парень, как пивная пробка, ей богу, пока добился от него хоть чего то стоящего, вспотел. Чуть морду поначалу не набил, думал он прикалывается надо мной, потом, правда, понял, что это его состояние души…
        - Ты хоть узнал у него, из-за чего он с сестрицей Веселова сцепился?
        - Очень приблизительно. Он утверждает, что она пришла к нему с заявлением, что ее брат нашел в лесу, причем точно не известно где, шпионское гнездо, что был свидетель, но он повесился, а труп исчез, опять о взрыве говорили, еще о каких то похищенных секретных разработках… Короче, эта ноша оказалась непосильной для малоподвижной мозговой массы участкового, и он выгнал даму вон.
        - Ясно, - вздохнул Скворцов, - ты ничего толком не узнал.
        - Попытаемся узнать подробности у другой стороны, у сестры…
        - Если она вообще сестра… Так, Яна, что в больнице говорят?
        Я коротко пересказала ребятам то, что удалось узнать в архиве и от доктора Розова.
        Услышав знакомое имя, Антон встрепенулся.
        - Ты с Сергеем говорила? Он теперь в морге работает? - Изумился Скворцов. - С трудом представляю его в этой роли… Хотя, после войны с людьми всякое случается. Как он тебе, понравился?
        - Кому же такой красавчик не понравится? - Миша хмуро на меня посмотрел, но промолчал. Чтобы его позлить я добавила. - Я тоже произвела на него неизгладимое впечатление.
        - Приставал? - Заинтересовался Антон.
        - В ресторан приглашал. - Гордо ответила я, но, посмотрев на Корчагина, быстро закончила. - Но я отказалась. У меня же Миша есть.
        - Значит, смерть Веселова подозрений у врачей не вызвала… - Решил сменить тему Михаил. - И с соседями по палате поговорить не удастся… Остается девушка по имени Оксана… Завтра с утра пойду к ней на свидание.
        - Не надо. - Тихо сказала я и опустила глаза.
        - Почему? - Подозрительно поинтересовался Корчагин.
        - Я туда Игоря направила…
        - Что значит направила? С каких это пор ты единолично решаешь, как и кому следует вести расследование. Я же запретил тебе к ней соваться!
        - С каких это пор ты мне что то разрешаешь или запрещаешь? - Резко ответила я. И, повернувшись к Антону, уже более спокойно продолжила. - Я была у нее, говорила с дворником. Она точно сестра Веселова. Дворник сам посылал ей телеграмму в Житомир с просьбой приехать… В городе она появилась в день смерти брата. Оксана и скорую вызвала, но было уже поздно…
        Корчагин встал, с шумом отодвинул стул и вышел, громко хлопнув дверью.
        - А сама почему с ней не поговорила, Игоря то зачем привлекла? Я думал, женщина женщину скорее поймет. - Спросил Антон.
        - Сглупила я немного. - Неохотно призналась я. - Соврала неудачно. Откуда ж мне было знать, как она милицию ненавидит…
        - А тебе по человечески сказали, не лезь, подожди… - не удержался от комментария незаметно вернувшийся Михаил. - Так нет! Лезет в воду, не зная броду. - По его голосу я поняла, что гроза миновала, и нам снова удалось избежать ссоры. Этим, наверное, и отличаются счастливые браки от несчастливых. У нас с Игорем скандалы возникали и по куда более ничтожным поводам, и ни я, ни он не стремились их погасить, напротив, находили приятным оскорблять друг друга по пустякам, типа не закрытого тюбика зубной пасты…
        Я подошла к Корчагину и прижалась к его спине.
        - Прости. Я знаю, что сглупила… Поэтому и к Игорю побежала, чтобы спасти положение и не опозориться перед вами…
        - Ладно, проехали. - Пробурчал Михаил. - Предлагаю на сегодня с делами покончить и пораньше разойтись по домам. Хочу воспользоваться тем, что Янка себя виноватой чувствует…
        - Думаешь, понежнее быть постарается? - Понимающе подмигнул другу Антон.
        - Как же, дождешься от нее нежностей… Пусть хоть сготовит чего-нибудь повкуснее…
        - Как твои малыши, Антон? - Поспешила свернуть со скользкой темы я. - Не болеют?
        - Капризничают. - Мгновенно заглотил наживку Скворцов. О близнецах он мог разговаривать часами. - Но это потому, что у них сейчас зубки резаться начали. Раечка все ночи напролет не спит, все качает их, стараясь, чтобы они меня не будили, мне ведь утром на работу…
        - Счастливый ты! - Завистливо вздохнул Миша. - А я, наверное, так и помру бездетным…
        Я внушительно ткнула его кулаком в бок и потащила к выходу, пока тема опять не свернула на мои личные достоинства и недостатки…


        Утром нас ни свет ни заря разбудил звонок телефона.
        - Это безобразие. - Проворчал Корчагин, натягивая на голову подушку. Я отказываюсь работать в таких условиях. Я думать не могу, когда не высплюсь…
        Сняв трубку, я услышала важный голос Митрича.
        - Янина Петровна, Вас дежурный по офису беспокоит. Тут какая то парочка в дверь ломится. Пущщать, али пускай на улице ждут?
        - Кто такие? - Зевая, поинтересовалась я.
        - Михайлов Игорь Валерьевич, - видимо, прочитал по бумажке Митрич. - И невеста егойная.
        - Кто?! - С меня мгновенно слетели остатки сна. - Какая невеста? У него вчера еще никакой невесты не было.
        - Не могу знать! Как представились, так и докладаю. Так их пущщать?
        - Пускай. - Разрешила я. - И кофе напои. Я сейчас приеду.
        - И кто это у нас невесту завел? - Поинтересовался, высунувшись из под подушки, Миша, когда я положила трубку.
        - Да ерунда какая то… Митрич просто не так понял. - Проворчала я и пошла одеваться. - Откуда, скажи на милость, у Михайлова могла взяться невеста?
        - А ты часом не ревнуешь муженька своего бывшего? - внимательно посмотрев на меня, спросил Корчагин.
        - Не говори глупостей. - С досадой отмахнулась я, потом присела на край кровати, подумала и с удивлением отметила:
        - А знаешь, ты прав. Ревную. И главное, не могу понять почему… Ведь мне то самой он не нужен… У меня ты есть…Неужели, прожив с Игорем восемь лет, я стала считать его своей собственностью… Хотя нет, я просто волнуюсь за него…
        - Мадам Хоботова…
        - Что? - Не поняла я. - Кто?
        - Кино есть «Покровские ворота», а там просто изумительный персонаж мадам Хоботова. Ну та, которая мужа завела нового, а старого кормила, лечила, девок его спроваживала и даже собралась перевозить в новую квартиру. Помнишь?
        - Помню. А ты помнишь, как на это реагировал ее второй муж? - Ядовито и слегка обиженно спросила я. - Поддерживал и соглашался.
        - Но я то еще не муж… Вот когда буду…
        - Хорошо. Уговорил. Поговорим, когда будешь мужем… вернее если… а сейчас, если желаешь узнать, что нарыл Игорь у сестрицы Веселова, советую моментально соскакивать с кровати и бежать в ванну.
        - Ты опять выгоняешь меня из дома без завтрака?
        - Никто не заставлял тебя выбирать такую суматошную работу. Завтраком нас покормит Митрич. И вкусно, и ему приятно.
        Мне было любопытно посмотреть на избранницу моего бывшего мужа, она ведь, можно сказать, является заменой мне, а это не может оставить равнодушной. Увидев, что Михайлов, сидя на нашем офисном диване, нежно сжимает ручку Оксаны Мелешко, я почти не удивилась. Я еще в дороге сказала Мише, что подозреваю именно эту дамочку в совращении моего мужа.
        Надо признать, выглядела она прекрасно. Строгий приталенный костюм не скрывал, а скорее подчеркивал прелести, которыми в избытке одарила ее природа. Интересно, сколько времени ей понадобилось, чтобы уложить волосы в такую замысловатую прическу, у меня бы такая ни за что не получилась… Неужели, Игорь помогал ей причесываться… Интересно, а чем они ночью занимались… Стоп. Одернула я себя. Хватит. Это уже становится смешным.
        Я вошла в комнату и тепло поздоровалась со всеми присутствующими. Оксана посмотрела на меня и, несомненно, сразу же узнала свою вчерашнюю посетительницу, но ничего не сказала, только кивнула в ответ на мое приветствие.
        Игорь с гордостью представил нам свою спутницу и подробно обрисовал события, о которых поведала ему ночью гражданка Мелешко. Она молчала, только изредка кивком головы подтверждая истинность слов своего друга. Во время рассказа к нам присоединился Антон. Внимательно выслушав историю Михаила Веселова и неизвестного мужчины по имени Алексей, он со вздохом отметил.
        - Поразительная изобретательность. Странно, что они прокололись с Вашим братом… Обычно, они не допускают оплошностей. Могу поспорить, что судьбой этого самого Алексея никто даже не заинтересовался. Одинокий мужик сам уволился с работы, сам квартиру продал и уехал… Комар носа не подточит… Сняли труп с ветки, закопали, и думать забыли о мужике… А Веселова просто слишком часто приходилось оставлять без присмотра, его поселили подальше от основного дома, чтобы он, не дай бог не увидел
«террористку» Тамару.
        - Значит, у них в шайке не так много людей… скорее всего только эти двое… - Мне очень хотелось в это верить.
        - Странно, что они так легко отпустили Михаила. - Подумал вслух Корчагин. - Скажите, Оксана, а после побега этот Слава больше не появлялся у Вашего брата? Мог бы, в принципе, он же не знал о том, что он все знает…
        - Не знаю . - Растерянно отозвалась женщина. - Он вообще мало чем успел со мной поделиться… времени не хватило…
        - Я думаю, он непременно бы появился, только смерть его опередила. - Антон взял из рук Митрича чашечку с кофе. - Я просто поражаюсь, с каким постоянством ускользает от нас название населенного пункта… Теперь мы знаем, что живут они не в самой деревне, а на отшибе, за лесом… Не много это нам дает… Можно поездить по округе, поспрашивать… - По голосу Скворцова было сразу понятно, насколько сильно он сомневается в успехе.
        - Заговоренное какое то место, эта деревня. Крутимся вроде, вокруг да около. Знаем о махинациях этой парочки кучу подробностей, а найти не можем. Только, вроде, они у нас в руках оказываются, и вдруг, снова ускользают. Ваш брат названия деревни не запомнил, Санек бумажку выбросил… а уж случай с конвертом вообще объяснению не поддается…
        - А что же ты хотел то, мил человек? - Счел своим долгом встрять в разговор, молчавший до этого Митрич. - Убедились теперь, что дело имеете с нечистой силой? А то надсмехались надо мной, когда я говорил, что эта ваша Тамара - ведьма всамоделишная…
        - Хватит каркать, Сидор Дмитриевич, - одернула я старика, увидев, как сжалась в испуге Оксана.
        - А чего каркать то? Не унимался тот. - Всем известно, как нечистый след петляет, морочит людей, крутит…
        - Чего делать то надо в таких случаях? - Перебил Антон. - Об этом кто знает?
        - Вот этого не скажу. - Поскучнел дед. - Чего не знаю, того не знаю. Надеяться надо на удачу… Помолиться можно. - Неуверенно добавил он и замолчал.
        - Да уж. Удача бы нам сейчас совсем не помешала. - Вынужден был признать Корчагин.
        Как ни странно, но его слова, как видно, были услышаны кем то влиятельным в небесной канцелярии.


        Фортуна предстала перед нами в лице самого обычного почтальона.
        - Михайлова Янина Петровна, кто будет? - просипел он простуженным басом. - Вам письмо. Заказное. Распишитесь и получите.
        Сердце у меня замерло, на конверте темнели Маринкины каракули. Из вскрытого поспешно конверта выпала тоненькая тетрадь и записка, торопливо нацарапанная на не разлинованном листе.



«Янусик, видишь, какой я дурой оказалась? Но я их выведу на чистую воду. Я, как Майор Вихрь в тылу врага! Если честно, боюсь тут оставаться, не могу понять, что затевают эти придурки, но что-то гадкое, это точно. Тамара уехала до вечера в город, бумаги оформлять насчет Неллиной смерти, воспользуюсь, чтобы смотаться на почту. Вся надежда на тебя да на Мишку, может, еще Антон поможет, мент все же. Подробности в дневнике, адрес на конверте. Только, упаси тебя бог, сюда сунуться без подготовки. Я пока буду шизу из себя, как раньше, строить, но ты уж поторопись, радость моя, тут просто тошно и противно, ей богу. Не знаю, кто из них главный Тамара или ее братец, опасайся обоих. Остальные все шизы, типа меня, охрана нам не требуется, бежать никто не пытается. Каждый день в пять утра буду ждать тебя у поленницы. Марина.»


        Мы с Антоном схватили Маринкин дневник и сразу вдвоем начали торопливо читать. Миша достал карту и, изучив адрес на конверте, стал искать на ней интересующий нас квадрат. Через двадцать минут план действий был готов. Тем не менее, засиделись мы до глубокой ночи, горячо обсуждая детали. Радостный Митрич раза четыре варил нам кофе и бегал в соседнюю закусочную за пирожками.



        ГЛАВА 20

        - Привет, подруга. Как ты тут? Не помутилась опять разумом? - прошептала я.
        В рассветной дымке Маринка, притаившаяся у поленницы, была почти не видна.
        - Слава богу, а я уж и не надеялась, что так долго? - Недовольно отозвалась она.
        - А ты не могла, что ли нормально объяснить, где находится, эта чертова поленница… Да и потом, письмо пришло только вчера вечером, сегодня мы уже здесь.
        - Вот блин, Россия-матушка, три дня конверт шел из одной деревни в другую! Ты сказала «мы» ? - Насторожилась подруга.
        - Ну конечно, не одна же я приехала. Ребята там, в машине, побоялись близко подъезжать. - Пояснила я. - Тебя не хватятся товарищи по партии?
        - Не должны, тут все привыкли к моим прогулкам утренним, я и дневник по утрам писала. Шизы, одурманенные, крепко спят под утро, да и благодетельница наша любит подушку подавить. А урода этого вообще как-то давно не видно. Так что час у нас с тобой, наверняка, есть.
        Мы с Маринкой уселись на бревно, и она вкратце обрисовала положение в коммуне .
        - Понимаешь, они здорово придумали: все, кто здесь живет и не помышляют о побеге. Тамара подбирает тех, у кого нелады с законом, они бы и без этих одуряющих отваров никуда не рыпнулись, а так и вовсе ходят, как сомнамбулы. Я тут вот список составила имен, адресов предположительных, кого разговорить смогла, некоторые уже уехали, попробуйте что-нибудь раскопать об этих людях.
        - Попробовать можно, только вряд ли что получится. Все, побывавшие в этой коммуне пропадают в никуда, даже следы их найти невозможно. Мне кажется, положение еще более ужасающее, чем даже мы можем себе представить. Самое страшное, что нам нечего пока предъявить этим монстрам, кроме мелкого мошенничества. Если только Тамара или этот Славик заподозрят, что вокруг шеи затягивается удавка, они выскользнут и упорхнут, только их и видели. Чтобы ухватить этих скользких тварей, надо хотя бы попытаться понять их внутренние мотивы. Что движет ими, помогает изобретать все новые и новые уловки…
        - Ты вот умная, Янка, но дура полная. Столько детективов прочитала, а так и не просекла:
        - мотив всегда один и тот же ДЕНЬГИ. Это же ясно. Ну еще любовь иной раз, но только не у таких шакалов, как эти двое. Деньги, Янка, деньги! Я поняла!! Все деньги моих товарищей по несчастью проходят через руки Влада! Да я сама подписала ему доверенность на ведение моих дел! Они обманывают затуманенные головы бедных шизиков и присваивают себе их денежки. Точно! Стас уехал, как только подписал все бумаги и получил деньги. Все, не нужен стал. У него отняли денежки и выперли из коммуны прямо среди ночи, чтобы остальные дойные коровки ничего не заподозрили раньше времени. Одно только не понятно, почему они так уверены, что Стас, например, не пойдет в милицию, сидят тут спокойненько, как ни в чем не бывало. Судя по всему, они не первый год занимаются подобными делишками, но не один мент сюда даже не заглядывал.
        - Что все это делается ради наживы, мы и сами давно поняли. Тут ясновидящей быть не надо. - Задумчиво сказала я. - Трудно подобраться к этим оборотням. Со всех сторон они подстраховались, вот и не беспокоятся о будущем. Хотелось бы нащупать их слабые места. Это поможет пробить брешь в их круговой обороне.
        - Надо найти Стаса и заставить его написать заявление. - С энтузиазмом начала подруга, но осеклась. - Хотя он может и не захотеть связываться из-за той истории с Ренатой…


        - Кстати о Ренате. Похоже, что все это липа чистой воды, не было и нет у Тамары никакой сестры, как и брата между прочим. Владислав Шульгин ее бывший муж, а Стаса взяли на чистый понт. Настолько элементарно могут развести человека только аферисты.
        - Но он же сам видел мертвую девушку! - Воскликнула Маринка.
        - Да что он видел? - Я пожала плечами. - Красное пятно, нож и девчонку лицом вниз. Тем более в стельку пьяный.
        - Но как же…
        - Не сомневайся, Антон все проверил, не было по этому адресу пол года назад ни убийств, ни самоубийств. И раньше не было и позже. Девушки по имени Рената Шульгина в природе не существует. Не удивляйся по таким розыгрышам наша парочка мастаки. Танюше Шишковой такая шутка обошлась в сто тысяч долларов, плюс поломанная психика. Мужик по имени Алексей всего лишился, пообщавшись с чаровницей Тамарой, даже жизни, еще Михаил Веселов был…
        - Был? - С ужасом прошептала Марина.
        - Я тебе потом все расскажу, сейчас давай со Стасом разберемся. Тамара решила его окучить, замуж видимо выходить не планировала, раз назвалась чужим именем. У нее, кстати недавно умер очередной муж, а согласись как то настораживает, когда мужья мрут, как мухи. Со Стасом решили проявить выдумку. Не знаю, случайно он увидел ее в том кабаке, или это было подстроено, но провернули они все безукоризненно. Видя, что ей не отвертеться, Тамара «впадает в истерику», на всякий случай царапает парня . За время общения она хорошо изучила характер Стаса и почти наверняка знала: он не выдержит, убежит и напьется. Получись по другому, Тамара по ходу дела могла повернуть ситуацию по всякому. Ну, а дальше дело техники. Красная краска, нож и все такое прочее. Когда Стас вылетел из квартиры с «трупом», она спокойно встала, умылась, вышла на улицу и разыграла сестру усопшей Ренаты. Дальше ты знаешь. Парню таблетку в зубы, потом его принимает в свои нежные объятия
«неутешный братец», Тамара убирается в квартире и начинает заниматься продажей апартаментов. Стаса за это время сначала держат в трансе при помощи таблеток, вероятно, ( Влад ведь неплохой химик), потом начинают «лечить и заботиться», захапывают все его движимое и недвижимое имущество (причем потерпевший сам им в этом активно помогает), переводят в денежный эквивалент и все.
        - Что все? - Не поняла подруга.
        - Он больше не нужен. - Пояснила я. - Как и все остальные, «отпущенные на волю» пациенты.
        - Ты хочешь сказать… - с ужасом прошептала Маринка.
        - Да, мы думаем, их убили. Но наши мысли никого не интересуют, а доказательств нет. Даже заявлений о пропаже людей подать не кому. Шульгины тщательно готовились к своим операциям, проверяли все: родственников, друзей, людей выбирали с подходящей психикой, узнавали их слабые места и только после этого начинали выработку подходящего плана. С тобой вот только слегка прокололись. Где тебя угораздило подхватить эту Мать-Тамару ?
        - Да случайно все получилось. - Замялась подруга.
        - Видать, ты так сильно походила на лохушку, пахла такой глупостью, что тетенька просто не смогла пройти мимо такой удачи. Жадность фраера сгубила. Да не дуйся ты! Я же шучу, хотя…
        - Какие уж тут шутки. - Марина все же слегка обиделась. Надула губы, но все же продолжила рассказ. - Встретила эту стервозу на почте. Она какую-то посылку ждала, уже поздно было, ей и сказали: приходите завтра утречком, она давай орать, что живет далеко и даже переночевать негде. Ну, я и пригласила ее к себе в гости. Посидели, потрепались за жизнь, выпили слегка. Тут она стала отвары свои гребаные варить, на вкус приятные такие. Утром она на почту пошла, получила посылку и опять вернулась. Два дня у меня проторчала, интересно с ней было, и к пойлу своему меня приучила, ведьма. Потом уехала, мне термос целый оставила отвара, потом опять вернулась. Ну и закрутилось. Ты знаешь, Тамара так умеет рассказывать, заслушаешься. Про свою жизнь, про коммуну, слушаешь ее, и кажется, что так все это здорово интересно, и вот оно счастье - трудиться и помогать людям.
        - Вечно у тебя не слава богу, то цыгане, то ведьмы… - Вздохнула я. - Пойду я пока, а то застукают нас с тобой, не дай бог. Приду завтра утром. Ты тут поаккуратнее, ты хоть и с прибабахом, но все равно жалко.
        - Янусик, миленькая, не бросайте меня ради бога! - Взмолилась Марина. - Я теперь еще больше боюсь. Вдруг заметят, что я не пью ихнее пойло и задушат.
        - Не переживай, скорее отравят. - «Утешила» я.
        - Типун тебе на язык!
        - Ну все, пошла я . Не дрейфь. Придумаем, как этих товарищей на чистую воду вывести.



        ГЛАВА 21

        В доме у бабки Степаниды, на окраине деревни Конюхово, где мы за очень небольшие деньги умудрились снять вполне приличное жилье, в печке пылал огонь. Наколов дрова, Митрич вместе с хозяйкой приступил к «научному приготовлению борща». Старик ни за какие коврижки не захотел оставаться в городе. К двум своим должностям он самочинно добавил еще и обязанности завхоза. Заполучив свой кабинет, он страшно загордился и возомнил себя незаменимым во всех отношениях.
        - И не думайте миляги без меня тако крупно дело обстряпать. Без Митрича вы там и дня не протянете. - Безапелляционно заявил он.
        - Зачем ты потащишься с нами, дед? - Искренне удивился Корчагин. - Мы ведь в деревню едем глухую, не на курорт. Сиди тут в конторе, чаек попивай, телик смотри, на телефон откликайся.
        - Вот именно, Мишаня, именно! Не на курорт едете. В ентом Конюхове небось и магазина то нету, так и будете голодными сидеть. Не в обиду ей будь сказано, Яночка то Петровна не больно хозяйственная барышня. Мозговитая, конечно, - поспешно добавил старик в ответ на грозный Мишанин взгляд, - что есть, то есть, но готовит скудно. Без сосисков и пельменев магазинных на кухне растеряется, боюсь, а Митрич вам хоть из травки может таку блюду сгоношить, пальцы отъешь вместе с ложкой. Будете вы, как министры, сидеть, мысли думать, а я ваш быт обустрою в лучшем виде. Не сумлевайтесь, Митрич за просто так хлебушек кушать не привык.
        Спорить с хитрым старикашкой, себе дороже, это мы поняли в первый же день его работы у нас, когда он категорически потребовал установить в его «кабинете» газовую плиту. Миша отмахнулся, сказав, что электрочайника вполне достаточно. Митрич надулся и вышел. Не было его довольно долго. Мы уж испугались, что от обиды он вернется к себе на помойку. К вечеру он возвратился. За это время он обошел все близлежащие кафе, магазины, сгонял на продуктовый рынок и потрясая перед нашим носом бумажками с ценами, за пять минут обрисовал перспективы грандиозной экономии, если он и мы вместе с ним будем потреблять пищу, приготовленную им из продуктов, купленных на рынке. Потом Митрич начал хаять блюда, подаваемые в соседских кафе.
        - Митрич, дорогой, ты уж братец совсем заврался. Ты же ни разу не ел в кафе ничего, из того, что так азартно хаешь.
        - Да, я не покупал, - ответил с достоинством старик, - дурак я что ли три червонца за миску супа, которой и Бобик не наестся, отваливать . Но я не вру. Я нюхал. Раньше мы с Бобиком часто сидели и нюхали, чем из этих кафов пахнет. Иной раз нам давали и попробовать кой чего из недоеденного. Голодный, конечно, скуса не разумеет, мы то с песиком за милую душу все остаточки подъедали и мисочки вылизывали, но раз кто-то это оставлял недоеденным, значитца пища так себе. Я прав? То-то!
        Мишка, прибитый такой логикой, пообещал завтра же приобрести электрическую плитку. На что дед попросил у меня карандаш и быстренько посчитал, что газовая плита намного практичнее, засчет экономии электроэнергии. Я, видя такие задатки финансиста в тщедушном тельце бывшего бомжа, предложила Митричу место бухгалтера, на что он ответил «своих делов полон рот» и гордо удалился.
        В ожидании кулинарного чуда Сидора Дмитриевича мы, расположившись у стола в горнице, в очередной раз держали совет.
        - В целом мне все ясно. - Антон обвел разложенные на столе документы многозначительным взглядом. - Картина преступления проста и незамысловата. Супруги Шульгины вступили в преступный сговор с целью незаконного обогащения за счет других граждан. Парочка подобралась под стать друг другу. Мастера во всех областях. Они расторгли брак, чтобы развязать себе руки для достижения корыстных целей любой ценой. Несколько эпизодов их преступной деятельности мы знаем, большинство же, по-видимому, пока за кадром. Того, что мы имеем уже вполне достаточно для открытия уголовного дела (что я и сделал), но повода для задержания фигурантов пока нет. Конечно, дело это не из самых запутанных, и его в конце концов доведут до суда, но за это время, почуявшие жареное Шульгины, по быстренькому смотают удочки и откроют филиал Коммуны где-нибудь в другом уголке нашей необъятной Родины, возможно под другой фамилией, и искать нам их тогда не переискать. А могут вообще эмигрировать за границу, денег, как я понимаю, у них предостаточно. Такие дела, господа присяжные заседатели.
        - Что ты предлагаешь?
        - Я думаю, мы должны искусственно ускорить события, как правило, самые нелепые ошибки преступники совершают в спешке. А для этого у нас есть огромадный козырь в рукаве - Марина, жаждущая мести.
        - Ты не забыл, что еще одна наша клиентка, Ольга Петровна Мазурова, находится сейчас в руках преступников, и если поведение Тамары мы можем хоть как-то отслеживать, то Влад вообще находится неизвестно где, и его планы крайне туманны. Если здесь милиция возьмет за жабры Тамару, то Славика, а вместе с ним и Ольгу, мы рискуем не увидеть больше никогда.
        - Я поняла, ты предлагаешь ждать, пока объявится Влад? - Уловила его мысль я.
        - Да. - Кивнул Антон. - Я связался с Адлером, они смогли вычислить домик, принадлежащий семье Мазуровых, но, к сожалению, они опоздали. Хозяева, по словам соседей, накануне, похоже, вскоре после разговора Ольги с тобой, отбыли в неизвестном направлении на машине Шульгина.
        - Как думаешь, куда они направляются? - Спросил Миша.
        - Да куда угодно. Людям с деньгами открыты все пути-дороги. Кстати, я забыл сказать, по пути Владислав Львович успел заскочить в адлеровское агентство недвижимости и выставить домик на продажу. Ольга Петровна безропотно подписала все бумаги. Хотя выглядела она при этом не самым счастливым образом, как утверждают работники этой конторы.
        - Бедняга. Такая красивая женщина! Что ее ждет с этим ублюдком? - Михаил удрученно вздохнул. - Несчастный случай, отравление, «самоубийство»…
        - Может, все не так страшно, он только что похоронил предыдущую жену. С ней он
«прожил» целый год. - Я с надеждой посмотрела на мужчин.
        - Нелли была совсем не красавица, а пока Влад с Ольгой, вряд ли его единственная настоящая жена спит спокойно. - Развеял надежды Антон.
        - А вдруг ты прав, и он сбежал так поспешно с моря, чтобы Тамара потеряла его след. - Предположил Корчагин.
        - Не думаю, - задумчиво отозвался Скворцов, - хотя даже если ты и прав, Славик все равно рано или поздно, с Ольгой или без, вернется к соей сообщнице. Только бы не было СЛИШКОМ поздно.



        ГЛАВА 22

        С середины ночи моросил мелкий противный дождик. Вечером я легла пораньше, но уснуть так и не смогла, Миша рядом со мной сопел и усиленно делал вид, что крепко спит. В сенях то и дело скрипел топчан, на котором пытался забыться Антон. Во всем доме спокойно спали хозяйка - бабка Степанида - , ее кот, и зычно храпел Митрич на печке. (Надо же, такой малюсенький дедок, прямо от горшка два вершка, а храп, как у настоящего былинного героя. ) План, который мы разработали вчера, был крайне рискованный и, на мой взгляд, сомнительный. Утром мне предстояло посвятить в него подругу. От нее в этом деле зависело очень многое, и главной опасности подвергалась она. Честно сказать, я хотела, чтобы Маринка отказалась участвовать в этой безумной затее. Еще меня успокаивало то, что непосредственное исполнение наших планов откладывалось до появления известий о местонахождении Ольги. Ребятам, похоже, не спалось по той же причине, поэтому, когда зазвонил сотовый Антона, все с облегчением повскакивали со своих мест.
        - Ну что там? - Спросил Михаил, когда друг положил трубку.
        - Машина Шульгина только что проехала мимо северного поста по направлению к нам. Парни проворонили и не успели остановить для проверки документов. Но, я думаю, внутри, скорее всего, хозяин. Два дня - как раз, срок, за который без особой спешки можно добраться сюда из Адлера. Вопрос в другом, где Ольга?
        - Если не успела сбежать, то с ним.
        - Как думаете, зачем он везет жену к Тамаре? - Задал вопрос, который волновал нас всех, Антон.
        - Даже думать не хочу. - Я поежилась.
        - Это хорошо, что вся шайка будет в сборе, одним броском постараемся покончить с обоими.
        Спать мы уже не ложились, пока Антон звонил на работу, утрясая детали готовящейся операции, Миша согрел самовар, и очередного рассвета мы дождались за столом.


        На встречу с Мариной я пришла на полчаса раньше назначенного времени. Подруга была уже на месте.
        - Вижу, ты тоже ночь бессонную провела?
        - Да я и не ложилась. - Возбужденно ответила Марина. - Как увидела, что у Влада в доме опять загорелся свет, так и принялась шпионить. В кровать тряпок наложила, прикрыла одеялом, свет потушила, а сама спряталась на улице. В окошке постоянно мелькала Тамара, видно, готовила дом к приезду «брата». Часа в два к крыльцу подъехала машина Влада. Вдвоем с Тамарой они втащили в дом бесчувственное тело какой то девушки. Я рискнула под шумок пробраться в сени и смогла подслушать, о чем они говорят. Сначала, раздев девушку и уложив в кровать, эта змеюка стала всячески ластиться к своему «братишке», чуть штаны с него не стащила. Он, правда, на нежности настроен не был.


        - Тамара, как ты можешь думать о сексе в такой ситуации. - Недовольно и устало проворчал Влад.
        - Я скучала, ты так долго и нежно валандался с этой девицей, что меня просто трясло от бешенства.
        - Сколько раз я говорил тебе, что ты единственная женщина, живущая в моем сердце. - Голос Шульгина звучал равнодушно. - Остальные - подопытные кролики. Ты можешь увлечься лабораторной крысой, а Тамара? И давай, закончим говорить об этом. Подумай, что делать с этой истеричкой.
        - Что с ней? - Деловито поинтересовалась жена.
        - Я накачал ее наркотиками, иначе я не смог бы затащить ее сюда.
        - Что случилось, я не поняла. У вас вроде медовый месяц был в разгаре, - Тамара ядовито захихикала.
        - Этой идиотке захотелось похвастаться своим счастьем. Знаешь, кому она позвонила с этой целью? Этой бабе из детективного агентства. Не знаю, что она успела напеть моей благоверной, но та начала визжать о разводе. Я рисковать не стал. Спокойно сказал, что удерживать не стану, раз она меня разлюбила, ну все такое. Для успокоения отварчиком ее угостил твоим. - Влад усмехнулся. - Потом мы быстренько собрали вещички и махнули домой. После второго стаканчика твоего пойла я смог внушить жене, что дом этот - несчастливое место. Родители ее там погибли, мы тоже расстаемся, она даже сумела подписать все документы для продажи. Потом в машине я сделал ей укольчик, чтобы не трандычала всю дорогу. Ну вот, мы здесь. Ума не приложу, что теперь с ней делать?
        - Да не бери в голову, обстряпаем как обычно.
        - Тамара, пойми она моя жена. - Нервно зашептал Шульгин. - Человек тесно связанный со мной. Прошлая моя жена только что умерла, если исчезнет эта дура, мной будет заниматься милиция.
        - Кто будет ее искать?
        - Ты забыла об этих гребаных детективах? - С досадой напомнил Влад. - Ольга всегда должна быть под рукой, чтобы можно было предъявить ее в любой момент. Попои девчонку своими отварами, замути ей мозги, как этой новенькой.
        - Марина дура, ей и без травки можно внушить, что угодно, а Ольга, надо отдать ей должное, женщина умная, боюсь, ее не укротить одними отварами.
        - Ну, сделай что-нибудь, Тамара. Если я прогорю, ты тоже не останешься в шоколаде.
        - Ты угрожаешь мне, милый? Не стоит. Не я, а ты завалил это дело. Все, кем занималась я, сидят на месте и не помышляют качать права. Когда дело планирую я, все идет, как по маслу. Никаких проблем с милицией, и клиенты сами распихивают свои денежки по нашим карманам . Я предупреждала тебя, но ты как глупый павиан надеялся провернуть такое дело при помощи одной своей неотразимости, но этого не достаточно. Твой член не стоит таких деньжищ, дружок.
        - Заткнись, Тамара, не нарывайся. - Зло огрызнулся Влад. - Раз он так дешево стоит, что же ты столько лет таскаешься за ним по всему свету, как привязанная? Ревнуешь? Скандалишь?
        - Второй такой дуры, как я ты не найдешь и не надейся.
        - Хватит лаяться, Тамара, думай лучше, как быть с Ольгой. Я пошел спать, двое суток без остановки я гнал на машине и не в состоянии выслушивать твои претензии.
        - Иди в мою постель, дорогой, уж поверь, я смогу сделать так, что ты в миг об усталости забудешь.
        - Слушай, Том, лучше ты иди, я у себя посплю. Этой, блин, «супруге законной» еще укольчик для верности сделаю и завалюсь спать. Пойми я выжат, как лимон. Двое суток без сна, и все на нервах. Оставь меня в покое, ради Христа.


        Марина посидела еще немножко, дождалась, когда голубки погасили свет, проводила глазами несчастную фигуру Тамары, в одиночестве бредущую к своему дому, и тихонько покинула свое убежище.
        - С тех пор и сижу здесь, тебя жду. - Закончила она рассказ.
        - Да, дела… Нам нужно постараться извлечь из их разногласий максимальную пользу… Знаешь, меня прислали ребята предложить план, как вывести Шульгиных на чистую воду. Появление Ольги, правда, не входило в наши планы, но, я думаю, это даже поможет нам. Она уже вывела их систему из равновесия, нам останется только немножко подтолкнуть и преступная шайка лопнет изнутри. Придется слегка подкорректировать наши действия по ходу дела. Но в основном мы уже все продумали.
        - Что я должна делать? - Оживилась подруга. Ее глаза мрачно блеснули .
        - Твоя роль в этом плане основная и очень рискованная. - Аккуратно начала я. - Марин, ты можешь отказаться.
        - Нет уж, фигушки. - Гневно воскликнула Марина. - Эта коза драная меня дурой обозвала, я ей такую дуру устрою, что все годы в тюрьме этой крысе в кошмарах буду приходить. Давай колись, что делать надо.
        - Дело уголовное на Шульгиных уже заведено, ребята из Антонова отдела нас поддержат и подстрахуют, но все же я боюсь за тебя…
        - Хватит кудахтать, - перебила подруга, - у меня времени не вагон, давай по делу.
        - Ладно, значит так. - Вздохнула я. - Во первых, Тамару необходимо часика на полтора выманить из дома, чтобы подготовить достойную встречу. Ольга тоже, видимо, нуждается в экстренной помощи. Присылай тетку к Степаниде, мы с Мишкой там ее примем, как положено. Судя по твоему рассказу, отношения у наших голубков пошли вкривь и вкось. Недовольны они друг другом . Твоя основная задача еще больше подорвать доверие Тамары к мужу. Разозлить ее. Пусть потеряет голову. В бешенстве человек может выболтать кучу секретов. Зафиксировать все - это уже задача Антона и его ребят. На, прочитай еще раз, что нам известно о разных эпизодах криминальной деятельности этой парочки. Можешь приврать слегка, но особо то не блефуй, тут и так полно материала для достойного шантажа. Действовать начнешь вот с чего…



        ГЛАВА 23

        Утром, одевшись в свой спортивный костюм унылой расцветки, Марина вышла к завтраку. За столом уже сидели все члены коммуны, исключая Тамару и Влада. Наставница поднялась рано, об этом свидетельствовал отвар, дымящийся в кружках перед каждым из коммунаров, но выйти к трапезе не сочла нужным. Присутствующие уныло пережевывали пищу, не обращая друг на друга никакого внимания.
        Марина торопливо перекусила, привычным движением незаметно выплеснула отвар в поленницу дров, сваленных около печной топки. После этого она направилась на поиски Тамары.
        Увидев ее, Марина приветственно замахала рукой.
        - Тамарочка, милая мы так давно не говорили с тобой по душам, я соскучилась по этим беседам.
        На лице наставницы явно проступило раздражение, мало ей своих проблем, тут еще эта юродивая. Поганец Влад даже не смотрит на нее, чего только не делала Тамара сегодня ночью, чтобы соблазнить мужа, а он грубо оттолкнул ее. И это после двухнедельной разлуки!
        - Мариночка, давай поговорим попозже, а. У меня брат сегодня уезжает, надо его проводить. - Она постаралась добавить в голос как можно больше любезности. Чувствовалось, что дается ей это с огромным трудом.
        - Да, я слышала, он еще вчера сказал, что быстренько с делами развяжется и уедет. - Безмятежно кивнула Марина.
        - Кому сказал? - Не поняла Тамара.
        - Ну, той женщине, которая с ним была. - Пояснила подруга.
        - Он что с ней разговаривал? - Встревожено спросила Шульгина.
        - Ну да, я ее сразу узнала.
        - Ты что и раньше ее видела? - Все больше нервничала Тамара.
        - Томочка, зачем ты сердишься, я не хотела тебя расстраивать, ты такая добрая, а Влад плохой человек. - Ворковала Маруся, прикидываясь придурошным чайником. - У него тут жена умирала, а он по кустам обжимается с теткой посторонней.
        - Пойдем, Марин, чайку попьем, поболтаем, а то замоталась я совсем, брат ночью девушку привез больную совсем, я даже не ложилась все за ней ухаживала. - Шульгина чуть не силой потащила Марину за собой, ее ноги едва поспевали за размашистыми шагами наставницы.
        Продолжили беседу они в столовой, где к этому времени никого уже не было. От чая Марина отказалась, опасаясь Тамариных трав.
        - Я только что позавтракала. После твоего отвара, Томочка, мне все эти чаи да кофеи невкусными кажутся. А ты выпей, вымоталась, небось, за ночь то. Да поспи пойди, и без тебя брат соберется. Тем более и вещи все он в деревне оставил.
        - В какой деревне? - Чуть не вцепилась в собеседницу Шульгина.
        - Ну, там, где почта. - Терпеливо принялась объяснять Марина. - Я же говорю, вечером он вчера приехал, дамочку там высадил около дома с желтой черепицей ( дом Степаниды ), помиловались они так нежно, ну, и вещи он там выгрузил, два чемодана. Я не стала подглядывать, уже спать пора было идти, я и так без разрешения так далеко ушла. Ты же разрешаешь мне прогуляться немного перед ужином…
        - Во сколько же это было? - Нетерпеливо перебила Шульгина. Ее не слишком интересовало, где и во сколько гуляет эта придурошная. Она вообще не считала нужным ограничивать передвижения своих «пациентов». Большинство из них сами нос из коммуны высунуть боялись, придавленные страхом и грузом ответственности за
«совершенные преступления», остальные под действием чудодейственного отвара, проникались к своей благодетельнице такой любовью, что шагу ступить без нее не могли. Обязательным условием проживания в коммуне было одно - непременное присутствие ВСЕХ обитателей домиков на совместных трапезах. Не хватало еще Тамаре бегать за пациентами и поить отваром каждого индивидуально!
        - Не знаю, часов в восемь где-то, у меня нет часов. - Весь вид подруги изображал наивность и безмятежность. - Но еще стемнело не совсем полностью. Я быстро пошла обратно и к ужину успела. - Так … за стол мы сели в девять, а здесь он появился в два часа ночи… - Как бы про себя отметила Тамара.
        - Да не сердись ты, Том, - добродушно улыбнулась Марина, - сейчас то можно уже, он ведь теперь вдовец.
        - Кобель он, а не вдовец, - прошептала Тамара, резко встала и выскочила с веранды.

«Зацепило!» - удовлетворенно усмехнулась Маринка.
        Поздно вечером, когда капитально выспавшийся Влад уезжал, Тамара вышла его проводить.
        - Когда вернешься? - довольно сухо спросила она.
        - Как получится. Присматривай за Ольгой. Придумай с ней что-нибудь, ради бога. Ну все, пока. - Влад торопливо чмокнул «сестрицу» в щеку, сел в «десятку» и укатил. Через пару минут Тамара уже через кусты неслась в сторону близлежащей деревни к дому бабки Степаниды. Задыхаясь от быстрого бега, через сорок минут она могла лицезреть, как около спрятанной в кромешной темноте «десятки» самозабвенно целуются мужчина и женщина. И хотя в темноте под раскидистыми яблонями бабки Степаниды лиц мужчины и женщины было не рассмотреть, Тамара не сомневалась: это ее муж с любовницей. Подойти и устроить скандал женщина не решилась, но в душе ее начали зарождаться планы мести один кровавее другого. Дорога обратно в коммуну заняла у Тамары часа полтора. Картина, увиденная ею по возвращении, неприятно поразила и удивила женщину. В окнах ее комнаты горел свет. Поспешно взбежав по ступенькам крыльца и распахнув дверь она смогла лицезреть эту наглую девицу, Марину Орлову, которая сидела в ее любимом кресле, задрав ноги на стол и курила дорогущую сигару Влада.
        - Не стесняйся, заходи, устала небось, дорога то неблизкая. - Гостеприимно улыбнулась нахалка. - Ну как, лицезрела? Не расстраивайся. Успокоишься. Все-таки мы женщины курицы. Сколько нас мужики обманывают, а мы все верим. Ну, я то ладно, новичок в этом деле, а ты, зная своего Славика-Владика, как облупленного, как ты могла поверить этому ублюдку. Знаешь, кто была та баба, в деревне? Нет? И не догадываешься? Ольга Петровна Мазурова. Я еще днем, когда он якобы спал у себя в домике, видела, как он огородами уводил ее в деревню. Ты мне не веришь? Иди, посмотри, как спит наша «больная». (Ольгу Антон и Митричем, пока Тамара бегала по кустам уже отправили в город, в больницу. ) Поверь, нет ее там и уже давно. Я ведь правда видела их в деревне, только она не осталась, больно уж ей не хотелось супруга без присмотра оставлять. Вещички у Степаниды покидали и двинулись сюда, представление тебе показывать. Сама знаешь, Владик великий сценарист особого рода. А как ты думаешь, зачем он вообще приезжал?
        Тамара метнулась к ковру, откинула его и торопливо открыла сейф, спрятанный под ним.
        - Загранпаспорт, банковские сертификаты … все забрал, гад. Сбежал и бросил меня! - Марину позабавило, как точно она попала в цель, сама того не подозревая.
        - Ты кто? - хрипло спросила Тамара.
        - Ну, это история совсем особая. Вы слупляете денежки с мнимых преступников, сначала играете преступление, как на сцене, потом обвиняете в этом лохов бессловестных. Мысль интересная, свежая, но больно все это хлопотно, долго, результатов порой по году ждать приходится. Я беру деньги у настоящих преступников…
        - Шантаж? Это уже легче. Что ты хочешь? Сколько?
        - Пятьсот тысяч долларов. - Не моргнув глазом, заявила подруга.
        - Девушка, ты ошизела, откуда такие деньги?
        - Сто тысяч от Танюши Шишковой, триста пятьдесят тысяч от Стаса Горячева, от Нелли Павловны тысяч сто пятьдесят будет. Дальше перечислять? Сколько стоят все те дурачки, что спят по своим комнатам в коммуне? Вы с Владиком так упорно прикидываетесь бедными, ни машины у вас приличной, ни квартирки своей, копите денежки, небось, на старость достойную. Ну да мне все равно. Не мелочись, Тамара, еще заработаешь.
        - Ты ничего не сможешь доказать. - С ненавистью выдавила из себя Шульгина.
        - Обижаете, тетенька. - Дурашливо хихикнула Марина. - По вашему я зря торчала тут столько времени? У меня есть данные на всех, кто находится сейчас в коммуне. Если их пару дней не поить твоим пойлом, они такого порасскажут в милиции о своих кровавых преступлениях…
        - Но ведь ничего же не было. - Усмехнулась мошенница.
        - И ты надеешься, что они погладят тебя за это по головке и оставят жить спокойно дальше? Но это мелочь. Сколько ты дашь за кадры, на которых вы с «братом» вытаскиваете мертвого Стаса из дома, а потом закапываете в лесу? Эти снимки дорогого стоят, особенно если учесть, что я могу указать и место захоронения… Потом Нелли. Ты помнишь, я ведь ухаживала за ней перед смертью. Состав, которым ты ее поила постоянно, Нелли самолично отправила на экспертизу.
        - Она не могла, Нелли напрочь лишилась разума. - С сомнением проворчала Тамара.
        - Ты ошибаешься, по утрам, когда действие твоих трав немного выветривалось, она бывала довольно адекватна. Многое мне про вас рассказала, а главное, собственноручно написала заявление в милицию с просьбой провести экспертизу напитка, который насильно заставляет ее пить «золовка» ( или кем ты ей приходишься? ), Шульгина Тамара . Я пока не довезла его до места, но могу. Могу!
        - Я не храню такую сумму здесь в деревне…
        - Ну, так позвони своему мужу. Пусть привезет. Или боишься, он не захочет расстаться с денежками? Предпочтет слинять с подружкой, а тебя оставит расхлебывать последствия? Я смотрю, у вас в семье нет равноправия. - Нарочито накаляла страсти Марина. - Ты тут в деревне маешься, а он все по югам, да по кабакам с девушками.
        - А кто его спросит? Эти деньги мои. Ясно ? Мои! - ноздри Тамары побелели, зрачки расширились. - Кто все придумывал, кто возился тут и сюсюкал с каждым говнюком по месяцу, а то и больше. Только и умеет, что трупы закапывать, да еще стонет, неприятно ему, видишь ли! Да отпусти мы хоть одного отсюда живым, он бы уже давно парашу скреб ногтями в Сибири. Ты спрашиваешь, как я могла ему доверять? А я и не доверяла, у меня на него вот в этом сундуке столько компромата собрано - на три пожизненных хватит! Пусть попробует не примчаться по первому моему требованию! Козел!
        Тамара достала из бара бутылку сухого «Мартини».
        - Выпьешь?
        Марина отрицательно мотнула головой.
        - А я выпью. «Мартини» для меня, как для моих шизиков пойло. Я без него не могу. Крепкого ничего в рот не беру, спиться боюсь в этой дыре .
        Тамара запрокинула голову и стала жадно пить прямо из бутылки.
        Дальше случилось неожиданное и страшное. Женщина уронила бутылку, лицо ее начало синеть, задыхаясь, она упала на ковер.
        - Умерла. - Констатировал выскочивший из-за шкафа Антон с видеокамерой. Он приложил ухо к груди Тамары, пощупал пульс. - Я, конечно, не врач, но налицо все признаки отравления . Опередил нас чертов химик. Когда мне позвонили из больницы и сообщили, что в крови Ольги обнаружена лошадиная доза снотворного, я ожидал чего-то подобного. Парень решил, что оказался в безвыходной ситуации и начал, как говорится, заметать следы. Когда его задержали на посту ГАИ, при нем нашли кучу карточек разных банков заграничных и путевку в Египет. Чуть-чуть не успел парень улететь к морю и пальмам, подальше от наших суетных проблем.



        ГЛАВА 24

        - Так кто же все-таки убил мою бабушку? - Лицо Ольги на больничной подушке казалось неестественно бледным. Правда, врачи сказали, что она быстро идет на поправку. Мы вовремя успели привезти ее в больницу. Перед своим побегом Влад вколол ей огромную дозу снотворного, еще сорок-сорок пять минут, и мы не имели бы возможности беседовать сейчас с нашей клиенткой.
        - Они оба приложили руку к ее гибели, но непосредственным исполнителем была Тамара. Вся «чертовщина», происходившая с Анфисой Егоровной накануне гибели лежит полностью на совести Влада. Операцию по изъятию Вашего, Ольга, состояния разрабатывали с особой тщательностью, ведь на кону стояли довольно приличные деньги: квартира родителей, огромная бабушкина жилплощадь с зимним садом, дом в Адлере, старинные украшения Анфисы Егоровны, было из-за чего потрудиться. Вы подходили для целей мошенников идеально. Молодая, неопытная девочка, лишившаяся родителей, из родственников только старенькая бабушка. У Вас, Оля, ведь очень мало подруг. Полтора года назад состоялось Ваше знакомство со Славиком . Вы не придали ему особенного значения, чего нельзя сказать о нем. Аферист стал выжидать удобного момента, да еще в то время он обрабатывал очередную жертву, которую подыскала для него Тамара. Она велела мужу отложить амуры с Ольгой и заняться вплотную Нелли. Длинноносая старая дева казалась ревнивой женщине более предпочтительной. Но все же дошло дело и до Вас. Помните с чего начались «глюки» Анфисы Егоровны? С
отравленной заварки. Влад ухитрился подсунуть Вам ее в сумку взамен хорошей. Потом якобы случайно встретил Вас в лаборатории и предложил свою помощь в анализах. Дальше больше, с удовольствием помогая в ежедневных походах по магазинам, он сыпал химикаты всюду, где мог. Когда Вы стали обедать и ужинать с бабушкой, тактику пришлось поменять. Ольга Мазурова вписывалась в их планы только живой и здоровой. Похитив из сумочки ключи и сделав дубликаты, Влад начал устраивать ночные спектакли для Анфисы Егоровны. Для успокоения бабули был сменен замок. И кто же его менял? Главный персонаж ее ночных кошмаров. Помните, она жаловалась, что видит его во сне. Действительно, иногда сквозь некрепкий старческий сон, она смутно видела, склонившегося над ней Славика. Сама того не понимая, она подсознательно боялась его. Убивать не входило в планы мошенника, его целью было установление Вами опеки над неадекватной старушкой. Женившись на Вас, он сумел бы прибрать все к рукам. Владислав вообще не любил убивать, боялся последствий. Поэтому всю
«мокрую» работу в их союзе выполняла женщина. Тамара ждать не хотела. Узнав, что оформление опекунства может растянуться на неопределенно длительный срок, она занервничала. История с Нелли подходила к развязке, пора было решать что-то с Ольгой. И как можно быстрее. Оставлять любимого надолго с такой красоткой, слишком большое испытание для ревнивой женщины. «Хватит уже валандаться с глупой старухой», - решила она. Забрав ключи у Влада, Тамара идет к Анфисе Егоровне, оглушает ее, выбрасывает в окно, обставляет квартиру в стиле «самоубийство», запирает квартиру на два оборота и уходит. После всех ее преступлений, операция с Вашей бабушкой для нее чистая забава. Конечно, знать о том, что Анфиса Егоровна больна артритом, она не могла, этим и вызвала подозрения ее внучки.
        - Как продвигается, следствие? - спросила я у Антона. - Расскажи, нам все таки интересно, чем дело кончится.
        - Да там, собственно, и делать то нечего. Материалов, собранных Тамарой, действительно, хватит на несколько пожизненных сроков. Там и документы всех убитых ими коммунаров, и письма Шульгиных друг к другу, координаты захоронений трупов. Славик размяк, весь лоск с него слетел, скулит, как собака, радуется, что у нас отменена смертная казнь. Вон как за свою жизнешку гнилую беспокоится. Валит все на покойную Тамару… Противно его допрашивать, до тошноты.
        - Ну ладно, Оль, выздоравливай, заходи к нам, когда выпишешься, не забывай.
        - Конечно, приду, я ведь еще не весь гонорар за расследование выплатила. Спасибо, ребята. Без вас меня сейчас и в живых то не было бы.
        - Ой, вот только не надо слез! Ненавижу сырость. - Михаил первым покинул палату. Попрощавшись, мы вышли вслед за ним.



        ЭПИЛОГ

        Воскресным утром мы с Мишкой и Дизелем гуляли по осеннему парку. Землю покрывал ковер из желтых и пурпурных кленовых листьев. Дизель зарывался в них носом, подбрасывал вверх и по детски радовался листопаду, который устраивал себе сам.
        - Наши расследования закончены, мы заработали приличные деньги. Ян, давай махнем куда-нибудь, где тепло и верблюды. Так хочется покататься на верблюде, мне даже ночью приснилось, честное слово.
        - У верблюдов очень жесткая, костлявая спина, тебе не понравится. И потом куда мы денем Дизеля? А агентство?
        - Ну, пса на время приютит Игорь, а агентство теперь под неусыпным контролем Сидора Дмитрича, они с Антоном и без нас пару недель обойдутся. В крайнем случае Бобика призовут на помощь. Можно было бы, конечно, мужа твоего бывшего попросить, да неповоротливый стал, ленивый. Видно салом закормила гарна дивчина Оксана…
        - Хватит смеяться то. Пошли домой. Мне Маринка должна позвонить.
        - Я смотрю, вы опять стали закадычными подругами . Как она ? С Олегом помирились?
        - Ты знаешь, нет. Когда Мариша вернулась из коммуны, то позвонила агенту по недвижимости и велела продолжать поиски размена квартиры.
        - Неужели все твердит, что она мужа недостойна?
        - Нет. Теперь ОН. - Усмехнулась я.
        - Что - ОН?!
        - ОН не достоин такой великой актрисы и сыщицы. - Спокойно пояснила я.
        - И чего вам бабам не хватает ? - Искренне удивился Миша. - Все судьбу испытываете. Знаешь, как мне мама в детстве говорила: «Веди себя, как положено, сынок, не трепи богу нервы, и спокойно доживешь до глубокой старости в сытости и довольстве».
        Дизель особенно высоко подпрыгнул и осыпал нас целым дождем из ярких осенних листьев. Даже не оглянувшись, пес со счастливым лаем понесся по аллее, ловя солнечный лучик, пробивающийся сквозь ветки деревьев. Нет, все-таки и в осени есть что-то трогательно-нежное. А может, я просто счастлива?


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к