Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Перфилова Наталья: " Увидеть Париж И Разбогатеть " - читать онлайн

Сохранить .
Увидеть Париж и разбогатеть Наталья Перфилова


        # Все началось с ночного звонка одинокая миллионерша Диана умоляла близкую подругу Лизу приехать и помочь разобраться: она уверена, что кто то настойчиво стремится отправить ее на тот свет. В милиции над бедняжкой просто посмеялись, посоветовав обратиться к психиатру. Лиза отреагировала мгновенно. Спешно собрала маленького сына и вылетела из Франции первым самолетом. Однако человек предполагает, а бог располагает: малыша Павлика похищают, а взамен от отчаявшейся мамочки требуют убить подругу.

        Наталья Перфилова
        Увидеть Париж и разбогатеть

        ГЛАВА 1

        Телефон зазвонил где то в самой середине ночи. Я вскочила сразу же, словно подброшенная невидимой пружиной, и бросилась к аппарату. Схватила внезапно повлажневшей от волнения рукой трубку и выдохнула:
        - Алло!
        Неожиданные ночные звонки, я думаю, пугают не только слабонервных и впечатлительных женщин, они способны вывести из равновесия любого, даже самого уравновешенного мужчину. Еще не вполне придя в себя после сна, выдернутый из теплой постели резким настойчивым звуком, ты начинаешь мгновенно перебирать в голове все возможные и невозможные несчастья, несущиеся к тебе по невидимым глазу телефонным проводам… Самое странное, что предчувствия эти в большинстве случаев, как правило, сбываются. Давно известно, радость может и подождать, а беда догонит тебя даже во сне… Я в эту ночь, к сожалению, тоже не стала исключением из невеселого правила.
        - Алло! Лиза, это ты? - Услышала я такой далекий и вместе с тем такой родной голос Дианы. - Лиза! Я больше не могу, я боюсь…
        - Что случилось, Дина? Ты больна? Тебя кто-то обидел? - Всполошилась я. Диана - единственный близкий человек, который у меня остался, не считая, конечно, Павлика. Ее радости и несчастья я привыкла воспринимать, как свои собственные. Сейчас, по голосу подруги, не трудно было догадаться, случилось что то из ряда вон выходящее. А самое главное, очень, просто очень, плохое.
        - Кто-то настойчиво пытается меня убить. - Остатки сна моментально вылетели из моей растрепанной головы.
        - Успокойся, Диана, постарайся взять себя в руки и объясни, что конкретно у тебя произошло?
        - Меня хотят убить. - Снова всхлипнула в трубку Диана.
        - Кто?
        - Ну, откуда я могу это знать? Зачем ты задаешь глупые вопросы!? - В голосе Дианы послышались нервные почти истерические ноты.
        - Извини, глупость сморозила. - Быстро поправилась я. - Я хотела спросить, каким образом они это пытались сделать?
        - В этот раз они открыли все газовые конфорки в моей кухне.
        - Как им удалось это проделать? - Удивилась я. - Ты что, дверь на улицу не запираешь?
        - Да запираю я, запираю. - Немного успокоившись, с досадой отозвалась Диана. - Она закрыта была, когда я проснулась, едва не задохнувшись от удушающего запаха. Заперта на четыре поворота ключа. Ни взлома, ни царапин… ничего.
        - Ты милицию вызвала?
        - Нет. - Удивила меня ответом Диана. - А зачем? Чтобы мне опять посоветовали обратиться к психиатру? Я конфорки завернула, запах до их приезда сто раз выветриться успеет, я же не могу сидеть здесь с закрытыми окнами… Что я должна предъявить уважаемым стражам порядка?
        - Ты сказала опять? - Переспросила я. - Тебя что, уже посылали до этого ко врачу? - В чем, в чем, а в психическом равновесии подруги я до этого момента не сомневалась.
        - И не раз. - С горечью в голосе ответила Диана. - Уж не знаю, кто за всем этим стоит, но ребята точно не глупые. Все умудряются так подстроить, что оперативникам придраться совершенно не к чему. Выглядит так, будто я сама начинаю постепенно выживать из ума. Но ты то знаешь, Лиза, это не так. Мне ведь всего тридцать восемь, и я никогда не жаловалась на здоровье…
        - Прекрати, Дин. Не нужно мне всего этого говорить. Конечно, я знаю, что с головой у тебя полный порядок.
        - Да я это не столько тебе, сколько себе объясняю… - Горько вздохнула в трубку подруга. - Я уж и сама иной раз сомневаться начала, может, я и впрямь немного того… с приветом.
        - Не пугай меня, Диана. Все с твоими мозгами нормально. Расскажи лучше, что произошло, почему ты решила, что кто то, действительно, хочет твоей смерти. Может, случайность, несчастный случай… Не тяни, рассказывай давай. - Я опустилась на ручку кресла и закурила сигарету, при этом с досадой отметив про себя, что очередная попытка бросить курить снова потерпела полную неудачу. В следующий раз, нужно более тщательно обыскивать квартиру и выбрасывать сигареты, чтобы пачки не попадали под руку в самый неподходящий для этого момент. В то время, когда я нервничаю, руки обычно сами тянутся к разбросанным по всей квартире сигаретным упаковкам. - Может, ты сама забыла закрыть эти чертовы газовые конфорки?
        - Ага. - Саркастически поддакнула Дина. - Все четыре штуки сразу. И это при том, что готовила я на своей кухне недели две назад в последний раз, газ включала примерно тогда же. Я, как ты знаешь, обычно пользуюсь только электрическим чайником, да микроволновкой. Обедаю в «Пеликане», ужинаю практически всегда там же… Короче, не включала я эту плиту, не подходила к ней даже. Я тебе больше скажу, придя домой, я на кухню не заходила, разделась и сразу спать легла. Но запаха никакого в квартире не было, это точно… Проснулась я через два часа приблизительно. Газа успело набежать не слишком много. Значит, его открыли совсем недавно…
        - Ужас. - Вот все, что я смогла ответить на странный рассказ подруги. - Тихий ужас. Тебе немедленно нужно заняться расследованием этого случая. Прямо сейчас, не откладывая, вызывай специалистов, пусть снимают отпечатки пальцев везде, где только смогут, с ручек, с замка…
        - Они же не дураки, чтобы работать без перчаток. - Возразила Диана. - Я же тебе объясняю, они никогда следов не оставляют.
        - Так были еще подобные случаи?
        - Все началось в тот день, когда я отравилась… Тогда, честно говоря, я не придала этому должного значения. Вообще, мне было так плохо, что я могла думать только о своем несчастном желудке, раскалывающейся голове и трясущихся руках…
        - Неужели так серьезно отравилась?
        - Еще как! Если бы Галя, моя домработница, не подоспела вовремя, мы бы с тобой сейчас не разговаривали. Мне просто дико повезло. Обычно, Галина приходит ко мне убираться, стирать и гладить после двух, но в тот день ей неожиданно понадобилось посетить подругу в роддоме, и она пришла на пару часов пораньше. Дверь открыла, а там я на полу в прихожей валяюсь. Она, слава богу, не растерялась, быстренько вызвала скорую… Короче, меня откачали…
        - Что врачи говорят? Смогли они определить причину отравления? - С нетерпением перебила подругу я.
        - Говорят, я где то прихватила приличную дозу селитры.
        - Господи! Где ты ее найти то умудрилась?
        - Этот вопрос, между прочим, серьезно взволновал не только нас с тобой. Олег Малахов, владелец «Пеликана», чуть всех своих поваров и официантов не растерзал. Я ведь накануне дважды ела в его заведении, и больше нигде… Он срочно провел строжайшую ревизию всех готовых блюд и продуктов в холодильнике… Как ты понимаешь, селитры нигде не обнаружили…
        - Может, он просто не захотел тебе говорить, чтобы не подрывать репутацию ресторана… Шутка ли, клиент после обеда чуть не помер от отравления. После такого известия запросто можно разориться в два дня.
        - Да нет, Лиз. Я думаю, он тут действительно не при чем. - Тяжело вздохнула подруга. - Мне врачи заключение при выписке дали, там черным по белому написано, что отравление произошло не более, чем за пару часов до того, как меня привезли к ним на Скорой… А с момента ужина в «Пеликане» почти пол суток к этому моменту прошло…
        - Значит, ты отравилась дома, на своей собственной кухне. Достаточно вспомнить, что ты ела в то утро на завтрак…
        - Само собой, я с легкостью вспомнила. Не было ничего, кроме свежего огурца и стакана сока.
        - Ну? Ты отдала эти продукты на экспертизу?
        - Огурец был один, и я его съела. В соке ничего лишнего не обнаружилось…
        - То есть опять пустышка? - Расстроилась я.
        - Не совсем. - Задумчиво отозвалась подруга. - У меня соль пропала.
        - В смысле? - Не сразу поняла ее мысль я.
        - В прямом. Я отлично помню, как макала огурец в солонку. Она была почти полная. Мне еще вкус соли каким то странным показался… Так вот, когда я вернулась из больницы, соли не было. Вернее, она была, в упаковке, а солонка стояла чистая. Понимаешь? Галя клянется, что вообще ничего на столе не трогала. Она это помнит совершенно точно. Да и подумай сама, зачем ей выбрасывать соль?
        - Я где-то слышала, что селитра очень похожа по виду на соль. - Наконец, догадалась я, к чему клонит Диана. - И по вкусу слегка напоминает…
        - Вот именно! - Воскликнула она. - Мне в этом вопросе сейчас стало все понятно, кроме одного, кто и зачем насыпал селитру мне в солонку?
        - Ты ни с кем в последнее время не ссорилась? - Осторожно спросила я. - Может, обидела кого-то, или по бизнесу кому перешла…
        - Да полно у меня врагов, и завистников много, сама знаешь… - С досадой отозвалась Диана. - Всегда так было. Но раньше никто не стремился меня убить с такой маниакальной настойчивостью. Каждую неделю новое покушение.
        - Так это что, еще не все? - Испугалась я.
        - Естественно. Два происшествия еще хоть как-то с натяжкой можно назвать совпадением, а три - это уже закономерность.
        - Не тяни. - Взмолилась я. - Что еще за третий раз? Рассказывай.
        - Случай не просто глупый, он просто дико глупый. Я бы прямо расхохоталась при других обстоятельствах. Я в ванне мылась. Уже заканчивала, ополаскивалась душем, стоя по колено в наполненной водой ванне. Представляешь, к моим ногам вдруг неожиданно что то упало. Знаешь, что это было?
        - Что? - Нетерпеливо воскликнула я. Незаметно для себя, я уже успела прикурить вторую за эти пол часа сигарету.
        - Фен для сушки волос, с воткнутым в розетку шнуром.
        Я чуть с кресла от волнения не свалилась.
        - Это же смертельный номер!… Как тебе удалось спастись от электрического разряда?
        - А у меня розетка накануне сломалась. Что-то в ней там замкнуло или перегорело… Я не разбираюсь в этих вопросах. Мастер должен был прийти вечером.
        - Это ужасно, Диана. Ты права, такие вещи просто так не случаются… Ты заметила, что все, так или иначе, сходится на твоей квартире?… Все неприятности происходят с тобой именно там.
        - И именно в то время, когда я остаюсь дома одна. Нет ни защитников, ни свидетелей… Следов проникновения в квартиру мне тоже ни разу заметить не удалось…
        - А Галю ты не подозреваешь? Не может она быть замешана в этих событиях? - Аккуратно поинтересовалась я.
        - Она работает у меня уже шесть лет… Не буду лукавить, я сначала подозревала ее, просто больше подумать было не на кого, абсолютно… У нее есть ключи, она может проникнуть в квартиру в любой момент… Но все же, я считаю, она тут не при чем…
        - С чего вдруг такая уверенность?
        - Первый раз она спасла меня. Если она замешана во всем этом, зачем ей с такой срочностью вызывать Скорую? Помешкай она еще минут двадцать-тридцать, и дело было бы сделано. Оставалось только заменить селитру на нормальную соль, и все. Она могла прийти ко мне вовремя, как всегда, и никто бы ее за это не осудил… А уж когда случилась эта ерунда с феном, я уверилась в ее непричастности окончательно. Она сама вызывала мастера для ремонта розетки… Она лучше, чем кто бы то ни было, понимала, что убить меня таким образом точно не получится.
        - Если целью вообще было убийство.
        - В каком смысле? - Оторопела Диана. - Ты что не слушала, о чем я тебе все это время толкую? Или ты думаешь, я все это придумала, преувеличила или увидела во сне? - В голосе подруги послышалось раздражение, видимо, недоверие уже всерьез ее достало.
        - Да нет. - Поспешила успокоить Диану я. - В твоей правдивости я не сомневаюсь. - Я имею в виду то, что, может быть, целью всех этих манипуляций было вовсе не желание тебя устранить, а, например, просто напугать посильнее… Согласись, странно, что тебя уже трижды пытались убить такими тонкими и изощренными методами, а тебе хоть бы что… Все три раза ты спасаешься просто каким то чудом… А я последнее время в чудеса почему то верить совершенно перестала… Не сталкивалась я с ними в своей жизни ни разу…
        - Но кому, а главное, зачем это все надо? - Пораженно воскликнула подруга. Видимо, такой вариант ей раньше в голову не приходил.
        - А вот это, Диночка, нужно спросить у тебя. Что я могу знать о твоих делах, ведь я уехала от тебя давным-давно. Целых три года уже прошло.
        - Страшно подумать, как быстро время летит. - Слегка взгрустнула подруга. - После твоей свадьбы так многое изменилось, вокруг все как-то не так стало…
        - Не говори ерунды, Дина. Ничего не изменилось в природе, кроме нас самих… Не знаю, как ты, а я за эти годы просто стала совершенно другим человеком.
        - Не мудрено. - Искренне откликнулась Диана. - Подумать только, за полгода двух мужей потерять… Ты еще хорошо держишься, я бы, наверное, с ума сошла от таких потрясений… Хорошо хоть Павлик у тебя остался… Ой, извини, Лиз… Я не хотела тебя расстраивать, я помню, что ты просила никогда не вспоминать об этом…
        - Не извиняйся, Дин. - Хмуро прервала ее я. - Ничего страшного не случилось, но эту тему, и правда, развивать не стоит. Давай-ка, лучше решать, что с твоими неприятностями делать…
        Воспоминания о двух моих мужьях, а особенно о событиях последней шикарной свадьбы, вызывают у меня неминуемую депрессию и отвращение ко всему на свете, особенно к людям, а если быть более точной, к мужчинам… Я не доверяю ни одному из них, боюсь, порой ненавижу… Сейчас мне даже странно, что когда то, всего каких то четыре года назад, я не могла прожить без них и месяца, флиртовала направо и налево, одевалась в самых дорогих и шикарных магазинах города, проводила кучу времени в салонах красоты и фитнес-центрах… И все это лишь с одной целью - понравиться им… Смешно. Сейчас меня совершенно не волнует, во что я одета, как я выгляжу, что подумает про меня даже самый симпатичный мужчина на свете. Все эти годы я уединенно живу в тихом парижском пригороде, воспитываю сына и стараюсь как можно меньше общаться с окружающим миром. Молочник, врач, разносчик пиццы, водопроводчик да электрик, вот, пожалуй, все люди, с которыми я разговаривала в последние полгода… Ах да, я еще забыла Диану и няню моего малыша, Александру Ивановну, добрую пожилую женщину из семьи русских эмигрантов, проживающих неподалеку от моего
особняка. Она ухаживает не только за Павликом, но и поддерживает порядок в доме, стирает, готовит… Изредка она привлекает к этому кого то из своих родственников. Я видела ее мужа, который подстригал деревья в саду, молодого мужчину, видимо сына или племянника, который чинил в гараже мою машину… Я исправно платила всем этим людям дополнительное жалованье, но общаться предпочитала все же через Александру Ивановну. Постепенно я привыкла к тишине и одиночеству, оно даже стало мне нравиться… Диана никак не могла понять моего теперешнего состояния, каждый раз, приезжая на недельку другую погостить, старалась растормошить меня, развеселить… Вернуть к жизни! Вот как она это называет… Глупенькая. Она никак не может понять, что нельзя вернуть к жизни умерших… А я ведь тоже умерла, пусть не физически, но морально меня на этом свете давно уже нет… С миром меня связывает только маленькое и беспомощное существо по имени Павлик, мой сын, моя гордость и надежда на будущее… Ради него я просыпаюсь утром, ради него обедаю, смотрю телевизор, занимаюсь спортом… Ради него я живу… Диана считает, что это самоубийство моего
второго мужа, Сергея Муратова, прямо в разгар нашей веселой и роскошной свадьбы нанесло такой сокрушительный удар по моей психике… Отчасти она, конечно, права, удар был ужасный… Но Диана не знает, что Сергей вовсе не покончил с собой, как говорится во всех официальных отчетах… Это я убила его. Я своей собственной рукой приложила пистолет к его виску и выстрелила. Я не жалею об этом, мою душу и сейчас ни разу не посетило даже тени раскаяния . В тот день я узнала, что именно мой новый муж, за полгода до свадьбы лишил меня единственного человека, которого я искренне и беззаветно любила… Он жестоко обманул меня, заставил пройти через весь этот ужас только для того, чтобы утешить свое самолюбие и удовлетворить желание обладать женщиной, которую он посчитал своей собственностью… Я не могла позволить такому человеку жить, не могла доверить ему воспитание своего еще не родившегося ребенка, он просто не имел права ходить по земле, после того, что натворил … Я помогла ему оказаться там, куда он с легкостью отправил моего Пашу, лишь только потому, что ему так захотелось… Скажите, разве это не справедливо?
        - А что тут можно решить? - Вывел меня из задумчивости голос Дианы. - Ты там, а я здесь…
        - Так бросай все свои дела и приезжай ко мне… Надеюсь, твои злоумышленники не последуют за тобой сюда, в самое сердце Франции? Не думаю, что они действуют с таким широчайшим размахом.
        - Я уже ни в чем не уверена, Лиз. А если, правда, поедут следом? Да даже если и нет, я теперь уже все равно не успокоюсь, пока не разберусь, в чем тут дело. Кого и чем я так задела за живое, что меня даже убить решили… Ну, уеду я к тебе на время, но возвращаться то домой все равно когда-нибудь придется…
        - Но ведь, если ты останешься, то в четвертый раз тебе может не повезти так же фантастически, как первые три… Подумай, стоит ли так рисковать?
        - Много ты выиграла, когда в прошлый раз сбежала от преследования? Да ничего! Просто оттянула развязку на четыре месяца, только и всего. Нервов кучу измотала себе и другим, а результат все равно тот же… Смешно подумать, что если кто-то всерьез вознамерился убить меня, то он передумает только потому, что жертва не надолго скрылась из поля зрения…
        - Может, ты и права, Дин. - Я действительно не знала, что посоветовать подруге, оказавшейся в таком ужасающем положении. - Могу сказать только одно, немедленно смени замки, найми новую домработницу и найди профессионального сыщика, который поможет тебе разобраться в этом странном и не простом деле… Только выбирай как следует, ты сама знаешь, как много зависит от ума и энтузиазма человека, занимающегося расследованием… Ты помнишь, как не повезло нам с детективом в прошлый раз…
        - Сергеев, кстати, был не плохим сыщиком, - не согласилась со мной Диана. - Просто у него были совсем не те цели в расследовании, которые требовались нам. А ведь дело с ограблениями он расколол в два счета, как орех… Я бы с удовольствием воспользовалась сейчас его услугами…
        - А что мешает? Возьми и позвони, раз уж ты так доверяешь его уму и компетентности…
        - А ты разве не знаешь? - Удивилась Диана. - После всего того, что случилось с Муратовым, его чудом не упекли за решетку, ну, а лицензии, само собой, сразу же лишили… Теперь он и слышать ничего не желает о частном сыске… У меня тут другой вариант наклюнулся… Если честно, даже и не знаю, как поступить, вроде, и Юльку обижать не хочется…
        - Постой, при чем тут Юля? - Перебила ее торопливую речь я. - Объясни толком…
        - Я и объясняю. После того, как склад Юлькин сгорел, ей делать в той дыре, будто в насмешку называющейся городом, стало абсолютно нечего, она продала квартиру и переехала сюда, к нам. Она, видно, успела скопить не мало бабок, так как сразу по прибытии квартиру хорошую купила, машину… Да и вообще, чувствуется, что в средствах она особо не нуждается. Я и не подозревала раньше, что сэконд-хэнд может приносить такие бабки…
        - Я все же так и не поняла, какое отношение имеет Юля, к вопросу о расследовании твоих покушений? - Снова перебила подругу я. Я то прекрасно знала, откуда у Юли внезапно появились не малые средства к существованию. Я сама вручила их ей прямо в руки. Но об этом, кроме нас, никому знать не обязательно… Диана, наверное, дико обиделась бы на меня, узнав сколько секретов я старательно храню от всех, в том числе и от нее, моей лучшей, можно сказать практически единственной подруги… Но я не считаю возможным болтать о том, что может принести неприятности не только мне, но и другим, доверившимся мне людям.
        - Так ты не дослушала просто. - Продолжала щебетать в трубку, почто полностью успокоившаяся Диана. - Я говорила тебе, что она замуж вышла? Нет? Так вот, Юля привезла с собой из провинции молодого симпатичного мужа… Ни за что не догадаешься, кто это.
        - Даже гадать не стану. Мало ли женихов в провинции…
        - Она за Петю замуж вышла. За Ивакина. Помнишь такого?
        У меня в горле вдруг образовался какой то острый шершавый ком, помешавший ответить подруге. Конечно, я его помнила! Как я могла забыть человека, с которым меня столько связывало? Он так много сделал для меня, тогда, четыре года назад, что, наверное, всей моей жизни не хватит, чтобы расплатиться с ним за это…
        - Так вот, этот Петя из милиции после женитьбы ушел. А когда с Юлькой к нам сюда приехал, то они надумали розыскное бюро открыть… «Надежда» называется. В том смысле, что они надежду обратившимся к ним людям возвращают на нормальную жизнь… Это мне Юлька объяснила. Так вот, она предлагает, чтобы ее Петя моими проблемами занялся…
        - Соглашайся. - Твердо посоветовала я. - Даже не раздумывай. Тебе здорово с Ивакиным повезло. Ты не найдешь никого лучше, чем он… Если в твоем деле есть хоть маленькая-премаленькая, малюсенькая зацепочка, то он ее найдет…
        - Странно. - Я прямо увидела, как Дина своим обычным жестом почесала задумчиво ухо. - А впечатления интеллектуала он как то совсем не производит… Так, ничего особенного. Мужик, как мужик. Молод только слишком для Юльки… Хотя она сама выглядит на десять лет моложе своего настоящего возраста…
        - Да какая разница, Дин, кто как выглядит. Дожила до сорока почти, а так и не смогла понять, что главное у человека не снаружи, а внутри запрятано…
        - Да понимаю я все. Что я маленькая? Я ведь так сказала… к слову. Просто мне все время кажется, не подходят они друг другу… Значит, советуешь не отказываться от его помощи? Ну, что же, я тебе доверяю. Прямо сейчас ему позвоню.
        - Это правильно. И не забудь сменить замок. - Напомнила я. - А Галю, если увольнять не хочешь, отправь куда-нибудь в санаторий дней на двадцать хотя бы…
        - Ладно. Все, как ты говоришь, сделаю. - Заверила меня подруга.
        - А я, может быть, приеду к тебе на днях… - Вдруг совершенно неожиданно даже для себя самой сказала я.
        - Правда? - Искренне обрадовалась моим словам Диана. - Я и сама хотела тебя попросить, да как-то неудобно было… Ты же ни с кем общаться не хочешь. Наверное, трудно будет снова оказаться здесь, среди всего, что тебя окружало тогда…
        - Не вечно же мне от людей бегать. - Не слишком уверенно отозвалась я. - Ничего особенного не случится, если я на пару недель вернусь домой, пройдусь по любимым с детства местам… Ведь там меня не только плохие воспоминания окружают, но и хорошие… Я уже три года на могиле родителей не была… Все, Диана, решено. Я выезжаю к тебе так быстро, как только будет возможно.



        ГЛАВА 2

        Положив трубку, я ошарашено посмотрела по сторонам. С ума сойти. Как может измениться окружающий тебя мир за каких то сорок минут. Начиная разговор с Дианой, я и предположить не могла, к какому поразительному результату он приведет. Слова подруги неожиданно всколыхнули что то в моей душе, до этого далеко и прочно припрятанное в самых дальних уголках сознания. Я вдруг почувствовала, как сильно я соскучилась по Диане, моему родному северному городу, по березкам, зеленым лавочкам в парке под окном моей квартиры, по Юле… Даже Ивакина я увижу с огромным удовольствием, хоть наша последняя встреча навевает на меня самые мрачные и тяжелые воспоминания… Видимо, прошел период добровольного затворничества и самобичевания. Дина права, пора, наконец, возвращаться к жизни. Мой сын подрастает, вряд ли он будет чувствовать себя комфортно в доме, похожем на тихий холодный склеп. Я не имею права лишать его света, тепла и радости…Ну, что же. Снова ложиться бессмысленно, вряд ли я смогу сегодня уснуть, да и забот у меня порядком накопилось, прежде, чем уезжать, нужно еще многое сделать. А начать, пожалуй, стоит с
себя любимой. Я поднялась с кресла и подошла к огромному венецианскому зеркалу, занимающему половину стены в холле. Из его глубин на меня смотрела заспанная женщина неопределенного возраста, с потухшими глазами, встрепанными волосами, в какой то жуткой пижаме цвета поблекших незабудок… Неужели это я? Муратова Елизавета Анатольевна, ослепительная красавица, сводившая в свое время с ума всех окружающих мужчин? Как я могла так запустить себя? Я постарела не только внешне, но и внутренне, а мне ведь тридцать пять лет… Всего то! Я придирчиво рассматривала свое отражение. Сбросив с себя нелепую фланелевую пижаму, я провела ладонями по груди и бедрам… Слава богу, фигура моя по прежнему остается в идеальном состоянии, не зря я каждый день изматываю себя в тренажерном зале, устроенном в подвале особняка… Стройные ноги, высокая грудь, тонкая талия… Я перешла к исследованию лица. Вроде, и здесь все в относительном порядке. Кожа гладкая, выглядит молодо и свежо… Белоснежные зубы, густые черные волосы… И все же, с лицом что то не так. Может, дело в глазах? Потухшие и печальные они не освещают, как прежде,
правильные черты моего лица… Не оживляют его, не придают выражение мечтательности и юношеского задора, отличающего меня раньше от всех окружающих женщин. Вот интересно, в салоне красоты, где, кажется, могут вылепить из женщины все, что только может пожелать оплачивающий эти метаморфозы мужчина, там могут сделать что-нибудь, чтобы вернуть моим глазам блеск и загадочное мерцание, может, есть у них в резерве капли какие то особенные на этот случай? Думаю, вряд ли… Этим вопросом мне, видимо, все же придется заниматься самой… А в салон красоты обратиться все таки стоит, прямо сегодня, как только солнышко встанет настолько высоко, что будет прилично для респектабельной дамы, типа меня, выйти из дома. Бог с ним, со взглядом, пусть для начала займутся моей прической, маникюром, педикюром и прочими тому подобными приятными для женщин мелочами… Потом, само собой, в магазин. Пора кардинально обновить весь свой гардероб. Я мало что нового приобрела за последние три года, а вещи, привезенные с собой, мне порядком надоели еще там, в моей далекой прошлой жизни… Но это не проблема. Денег у меня полно, даже больше,
чем нужно, если говорить на чистоту, а Париж, между прочим, не зря завоевал во всем мире славу столицы моды… Смешно, ей богу, жить в таком месте и довольствоваться старыми поношенными тряпками… Решено! Сегодня весь день потрачу на обновление гардероба, куплю самые модные, дорогие и стильные наряды, приведу себя в порядок, и в путь… Не могу же я в самом деле вернуться домой в обносках с видом жалкой побитой собачонки… Да никогда в жизни! Не хватало еще, чтобы прежние друзья и знакомые дружно бросились жалеть меня и утешать, перешептываясь сочувственно у меня за спиной…
        Накинув на плечи легкий шелковый халатик, я пошла в кухню и нажала кнопку электрического чайника, с аппетитом перекусила бутербродами с колбасой, запивая их ароматным английским чаем.
        Слава богу, хорошее настроение и твердая решимость кардинально поменять свою внешность, да и весь образ жизни, и не думала меня покидать. Я тихо, стараясь двигаться как можно аккуратней, открыла дверь в детскую. Там царил прохладный полумрак, от всех окружающих вещей веяло спокойствием и умиротворенностью. За окном светало, я выключила бледный мерцающий ночник в виде милого смешного клоуна с красным носом и задорной улыбкой и остановилась перед кроватью сына. Он спал, крепко прижав к своему маленькому нежному тельцу огромного, необыкновенно мягкого и пушистого коричневого медведя, привезенного из России пару месяцев назад моей свекровью, матерью второго мужа Еленой Игнатьевной. Она старается как можно чаще приезжать во Францию, чтобы навестить нас с Павликом, привозит ему огромное количество подарков, игрушек, русских книг, сладостей. Она боится, что мальчик вырастет настоящим французом, оторванным от родины, ее языка и культуры… Думает она так, надо признать, совершенно напрасно. Хоть усадьба моя находится всего в нескольких километрах от столицы Франции Парижа, в доме у нас иностранная речь
звучит крайне редко, хоть сама я прекрасно знаю не только французский, но и английский, немецкий, но тоже общаться предпочитаю на своем родном, понятном и привычном языке. Так уж случилось, что всего в двух километрах от нас располагается поселение русских эмигрантов, поэтому и обслугу в дом я нанимала исключительно из их числа. Особенно мне повезло, как я уже говорила, с няней для Павлика. Александра Ивановна просто очаровательная женщина, добрая, тактичная, хозяйственная. Я очень ценю то, с какой заботой и неподдельной нежностью относится она к моему сыну. Все это не раз я пыталась объяснить своей свекрови, но тщетно. Она совершенно не желает прислушиваться к моим словам.
        Вообще, когда Елена Игнатьевна приезжает к нам в гости, общаемся мы с ней мало, только по необходимости, чтобы соблюсти некую видимость приличных родственных отношений… Так уж случилось, и в этом я не вижу своей вины, что с обеими свекровями отношения у меня не сложились, родители Павла меня откровенно ненавидят, винят в гибели своего единственного сына и категорически отказываются от какого то ни было общения со мной. Год назад они уехали на постоянное проживание в Швецию и даже адреса не оставили, как бы желая этим лишний раз подчеркнуть свою неприязнь. Их отношение сильно ранит и обижает меня, но вместе с тем я понимаю, что нас с этими людьми ничего, кроме памяти о самом любимом и дорогом человеке, не связывает… Совсем по другому дело обстоит со второй свекровью, матерью Сергея. Я чувствую, как глубоко и страстно эта женщина меня не любит, она винит меня не только в гибели своего сына, но так же и в своей разбитой и загубленной судьбе. Елена Игнатьевна рано осталась вдовой. Потеряв мужа, она все свои силы, не растраченную любовь и нежность, все свои надежды на будущее посвятила единственному
сыну, Сергею. Она так правильно воспитывала его, так многое постаралась привить культурных, да и просто общечеловеческих ценностей, что никак не могла понять, почему он забыл все то, чему она его с детства так настойчиво и целенаправленно учила, потерял голову и наделал таких ужасающих глупостей, расплачиваться за которые ему пришлось ценой собственной жизни. Конечно, Елена Игнатьевна не могла проникнуться теплыми чувствами к женщине, из-за которой, по ее мнению, ее молодой, красивый и очень успешный сын решил убить друга, а потом и покончить с собственной опостылевшей жизнью. Наверное, в душе она винила меня во всех мыслимых и немыслимых грехах, но вычеркнуть из своей жизни никак не могла. Ведь только общаясь со мной, она могла быть ближе к единственному, бесценному созданию, оставленному Сергеем как бы в утешение ей, его любимой мамочке, к нашему сыну Павлику. Внука она любит горячо и самозабвенно, ради него она готова мириться с чем и с кем угодно, а не только со своей ненавистью ко мне… Хоть я и сама к Елене Игнатьевне чувствами теплыми не пылаю, но общению с Павликом никогда не препятствую. Мало
ли как сложится в дальнейшем наша с ним судьба, близкие любящие родственники в жизни не помешают, ведь, как не крути, а у мальчика на свете, кроме меня и Елены Игнатьевны, нет ни одной по настоящему родной души… Конечно, будь живы мои родители, я, наверное, гораздо меньше бы беспокоилась на этот счет, но, к сожалению, их давно уже нет с нами… Так и живем, разговариваем со свекровью чуть ли не сквозь зубы, потом резко поворачиваемся спиной и спешим в разные стороны, каждая по своим делам… Когда она приезжает к нам, я стараюсь как можно меньше тревожить ее во время общения с Павликом, не желая портить настроение и вызывать мигрень. Пусть спокойно играет с внуком столько, сколько ее душе угодно, ведь по большому счету она права, это я собственной рукой забрала жизнь ее сына… И хоть он это заслужил на все сто процентов, его мать в этом была совершенно не виновата…
        Я молча с улыбкой смотрела на ямочки на щеках спящего сынишки, на его тоненькие ручки, пухлые губки и черные кудряшки волос… Как здорово все таки, что после всех несчастий и потрясений, судьба, наконец то, вспомнила обо мне и подарила такой неожиданный и прекрасный подарок. Сейчас Павлику уже три года и четыре месяца, он родился в самый тяжелый момент моей жизни, когда, казалось, для меня в этом мире все навсегда закончилось, все потеряло смысл и значение… Врачи всерьез опасались за мой пошатнувшийся рассудок. Только еще не родившийся ребенок с трудом удерживал меня от тайного желания покончить со всеми своими мучениями раз и навсегда.
        Заботы о малыше постепенно вытеснили из сердца боль и горечь утраты, я медленно, шаг за шагом стала возвращаться обратно в мир здоровых разумных людей… Конечно, излечиться от тоски полностью, мне вряд ли когда то удастся, слишком велика и тяжела потеря, но все же она постепенно уходит на второй план, и жизнь настойчиво требует своего, ярких красок, веселого смеха, свежего воздуха и солнца… Сегодня я поняла, что не смотря ни на что, я целых три года настойчиво шла к этому дню, когда, наконец, смогу легко и свободно вздохнуть полной грудью, когда свалится с моих плеч эта непомерная ноша, называемая чувством вины и отчаяния… Сегодня, во время ночного разговора с Дианой я вдруг отчетливо и ясно поняла, этот день настал. Я снова ХОЧУ ЖИТЬ! Жить красиво и счастливо. Я готова вернуться к своему прошлому, и я больше ничего и никого не боюсь…



        ГЛАВА 3

        Утро застало меня в гамаке на застекленной веранде моего дома. Последнее время она стала самым уютным и любимым уголком, где я проводила не мало времени с книгой в руках. Александра Ивановна специально привозила из города профессионального декоратора-флориста, который так удачно украсил веранду цветами и другими растениями, что порой мне казалось, я нахожусь где то в живописном уголке жарких солнечных тропиков. Сегодня, раскачиваясь в гамаке в ожидании утра, я с наслаждением предавалась мечтам о счастье, строила планы на будущее, причем не только для себя, но и для своего маленького сына… Потом мои мысли плавно свернули к размышлениям о тех странных, пугающих событиях, которые произошли в последнее время в жизни Дианы, они настолько не укладывались в размеренное и спокойное течение моего теперешнего существования, что отсюда из мирной, тихой Франции казались почти невероятной фантастикой. Кто и за что может с такой настойчивостью стремиться убить беззащитную женщину? А уж если кому-то это до такой степени необходимо, почему он допускает столько ошибок и промахов? Или подруга права, ей просто дико,
фантастически везет, кто-то там сверху охраняет до поры ее жизнь, здоровье и рассудок?
        Александра Ивановна очень удивилась, когда придя как обычно в начале девятого, застала меня на ногах и одетую для выхода в город.
        - Что это Вы, Елизавета Анатольевна, поднялись так рано? Еще даже и Павлик не проснулся, а Вы уж уезжать надумали…
        - Дел много срочных накопилось, боюсь, за один день не успею расправиться со всеми
… - Весело ответила я, застегивая пряжки на туфлях.
        - Так куда же Вам торопиться то, милая Вы моя? Не успеете сегодня, так спокойно завтра доделаете, а то и после завтра… не убегут чай, дела то Ваши… - Моя жизнерадостность и веселье удивили няню еще больше. Она привыкла, особенно по утрам, видеть мое хмурое, заспанное лицо, а вовсе не задорную улыбку на губах. - Я вот тут молочка принесла да булочек свежих по дороге прихватила. Может, позавтракаете перед выходом то? На сытый желудок и дело проворней спорится…
        - Я вообще то поела уже кое-чего, но молочка с удовольствием выпью. - Я прошла вслед за Александрой Ивановной на кухню, где она неторопливо принялась выгружать из сумок принесенные банки, пакеты и сверточки… - А заодно и переговорить мне с Вами надо.
        - Что-то случилось? - Озабоченно подняла на меня глаза няня. - С Павликом все в порядке?…
        - Конечно, с ним все просто отлично. Разве иначе я стала бы уезжать спозаранку из дома? Дело совсем не в нем… вернее, как раз в нем… Я собираюсь в самое ближайшее время ехать в Россию…
        - Как? На совсем? - Расстроенная Александра Ивановна выронила от неожиданности из рук сверток с огурцами и растерянно опустилась на стул. - А как же мы?
        - Да нет! - Рассмеялась я. - Пока только в гости. Мне подруга звонила, у нее неприятности … я хочу ее поддержать. Да и просто по дому соскучилась, честно говоря…
        - Слава богу, - с облегчением вздохнула Александра Ивановна. - Я уж испугалась, что снова на старости лет осталась без работы…
        - Как раз наоборот. Я хочу взять с собой Павлика. А он пока без няни обходиться не привык… Я готова заплатить Вам тройное жалованье, Александра Ивановна, если Вы согласитесь сопровождать нас в этой поездке…
        Лицо няни заметно оживилось.
        - Елизавета Анатольевна, миленькая, неужели это правда? Я уж и не мечтала на старости лет с родными березками то увидеться. Думала так и помру тут на чужбине, от дома вдалеке. - На глазах Александры Ивановны даже слезы сами собой навернулись.
        - Честно сказать, Александра Ивановна, я вот сколько с эмигрантами общаюсь, никак понять не могу, если Вы так к родине своей привязаны, к елкам да березкам, какого лешего Вы сюда то так рвались? Ведь не поверю, что уехать из страны вам со всем семейством удалось легко и спокойно, наверняка бумаги разные не один год собирали… да и сам переезд не каждый молодой да здоровый выдержит… Так что же, столько усилий и все для того, чтобы вкалывать здесь с утра до вечера на самых не престижных и низкооплачиваемых работах, а по ночам плакать от тоски по родине? Чего уж о старом то горевать, раз на такой шаг ответственный сами решились?
        - Если б сами… - Тяжело вздохнула женщина. - Тогда, и правда, не обидно было бы…
        Я уставилась на няню не понимающим взглядом. Что это еще за новости, кто мог заставить стариков покинуть собственный большой и уютный дом в деревне и поселиться здесь на съемной квартире в тихом пригороде Парижа? Насколько я знаю, они и языка то французского до сих пор путью не выучили…
        - Это все дети наши придумали, - грустно, как бы отвечая на мой молчаливый вопрос, произнесла собеседница. - Я и не помышляла никогда в жизни ни о какой эмиграции… И слова то такого, честно сказать, не слышала ни разу. Спокойно работала учительницей в нашей школе поселковой, Алеша механиком хорошим считался… Дочку растили красавицу… Потом Лариса подросла, отправили мы ее в город учиться, оттуда она вернулась уже взрослой замужней дамой… Представляете, даже в известность нас ни о помолвке, ни о свадьбе поставить не удосужилась. Она и раньше то с нами не больно сильно советовалась, как своей жизнью распорядиться, но тут нам с отцом уж очень обидно показалось такое пренебрежение, да чего после драки то кулаками махать, когда дело уж сделано… Приехала дочка домой, и мужа с собой привезла, видного такого парня, городского… Прожили они у нас в Сосновке три года… не жизнь была, а мученье одно, ей богу. - Снова тяжело вздохнула Александра Ивановна. - Никак зять определиться с работой не мог, мест то свободных полно конечно было, и в колхозе, и в МТС тоже… Только все они не подходили Евгению… не хороши
казались для умного образованного парня… Так и мотался от конторы к конторе, себя искал… Тут дочка сообщила, что ребенка ждет… Ответственности прибавилось, денег стало существенно не хватать и зять совсем загрустил… Вы не подумайте, Елизавета Анатольевна, он парень хороший и дочку любит… Просто не создан он для жизни сельской, характер что ли не тот… В общем после рождения Любочки подался Женя на заработки в город, Лариса само собой за ним увязалась, не оставлять же такого парня видного без присмотра, внучку нам оставили на временное воспитание… Прошло три года, Евгений не плохо в городе устроился, работу хорошую нашел, машину купили, к нам приезжали не слишком часто, но и вовсе не забывали, слали подарки, деньги на воспитание Любаши, через три года еще и внука нам привезли, Васечке годик уже исполнился, а дочке работу престижную предложили, жаль было вакансию упускать… Так и жили, они там, мы с внуками здесь… Привязались мы с Алешей к ребятишкам, больше, чем к дочке родной когда то, не даром видно говорят, дети радость жизни, а внуки - радость двойная… Что уж Жене с Ларисой в городе не понравилось,
сказать не могу, но только однажды примчались они к нам в деревню радостные такие возбужденные, детишек начали целовать да тискать, а потом, как обухом по голове, уезжаем мол за границу на постоянное жительство, уже и квартиру Женину продали, и машину, и документы практически все оформили… Детишек, естественно, с собой увозить планировали…
        - Все ясно. - Наконец то, я поняла, к чему клонит Александра Ивановна. - Вам просто не оставили выбора… Вернее оставили. Ехать с ними, или доживать век в одиночестве, не имея возможности даже повидаться с теми, кто вам так дорог…
        - Мы здесь живем уже целых восемь лет и ничего путного так и не добились… По возрасту я уж давно на пенсии, а вот работать приходится, иначе не проживешь, и дед мой трудится, и дочка, и зять… денег едва хватает на квартиру да на обучение Любаши с Васей, ни о каких особых развлечениях или излишествах даже думать не приходится.
        - Так стоило ли срываться с насиженного места и ехать неизвестно куда и неизвестно зачем? Почему Ваш зять решил, что здесь его семье лучше будет?
        - Он говорит, нам тяжело, зато детям легче будет намного…
        Я неопределенно пожала плечами, не зная, что и сказать на это. Лично я считаю поговорку «Где родился, там и пригодился.» очень мудрой и правильной, нигде человеку не будет так же тепло и комфортно, как в собственном родном доме, там и стены помогают… Но я предпочла промолчать. В конце концов, это всего лишь мое мнение, да и няню еще больше расстраивать не захотелось…


        Два последующих дня для нас с Александрой Ивановной пролетели практически не заметно. Вылет в Россию я решила не затягивать и сразу же заказала билеты для нас троих на вторник. Так что дел у нас было предостаточно. Самолет вылетал в семь тридцать утра, поэтому спать в понедельник пришлось лечь еще засветло. Вставать предстояло часа в четыре, чтобы спокойно собраться позавтракать и вовремя добраться в аэропорт. Укладываться так непривычно рано Павлику страшно не хотелось, он капризничал, всячески тянул время, «неожиданно» вспоминая то об одном, то о другом неоконченном, но безумно важном деле. Мне с трудом удалось заманить его в кровать. Целый час мне пришлось тихим и монотонным голосом рассказывать ему сказки, одновременно покачивая ногой матрац, пока, наконец, его глаза не сомкнулись. Я даже пожалела, что отпустила Александру Ивановну пораньше, хотя понимала, что ей тоже нужно и отдохнуть подольше, да и собрать она, вроде бы, не все еще успела…
        Мне казалось, в эту ночь мне так и не удастся уснуть от нахлынувших совершенно не кстати переживаний и воспоминаний, но задремать все же смогла… Проснувшись, я даже не сразу поняла, почему тишина и слабый но уже вполне отчетливый рассвет за окном меня неожиданно огорчил… В следующее мгновение я вскочила на ноги. Господи! Неужели проспали? И почему до сих пор не приехала Александра Ивановна? Мельком глянув на часы, я слегка успокоилась, времени, конечно, осталось маловато, но все же об опоздании речь пока, слава богу, не идет.
        Я торопливо подошла к телефону, и в этот момент, словно пробудившись вместе со мной, он зазвонил. Я подняла трубку и услышала взволнованный, почти плачущий голос Александры Ивановны.
        - Елизавета Анатольевна, милая, простите ради бога, но я не смогу сопровождать вас с Павликом в этой поездке. У Алеши ночью случился инфаркт, сейчас он в больнице, состояние очень тяжелое… - Я явственно услышала всхлипывания на том конце провода.
        - Ну что Вы, Александра Ивановна, какие могут быть извинения! Не беспокойтесь ни о чем, занимайтесь только своим мужем, я прекрасно справлюсь с ребенком сама. Может, помочь чем-то надо? Как у вас с деньгами на лечение?
        - Спасибо вам, Елизавета Анатольевна. - Немного успокоившись, поблагодарила няня. - Пока все в порядке, у Алеши страховка медицинская есть. Я заранее позаботилась об этом, у него ведь всегда со здоровьем проблемы были… Не такие серьезные, конечно, как сейчас… - В голосе женщины опять зазвенели слезы. - Я даже подумать боюсь, что будет со мной здесь, на чужбине, если я, не дай бог, останусь одна…
        - Ну что вы, Александра Ивановна! - Снова попыталась утешить я. - Вы ни в коем случае не останетесь одна. У вас же дети, внуки…
        - У них своя жизнь. - Тяжело вздохнула няня. - Разве им до нас… Вы уж извините, что озаботила своими проблемами… Я ведь позвонила, чтобы Вас разбудить, времени едва-едва на завтрак и сборы осталось. Такси до аэропорта я тоже заказала… Что еще? Ах, да! Там в холодильнике я кашку для Павлика приготовила, ее только разогреть осталось, молоко тоже есть, ветчина.
        Я до слез растрогалась, видя такую заботу и внимание, положила трубку, немного подумала и снова взяла еще не остывший от тепла моих рук телефон. Отдав своему адвокату распоряжение следить за финансовыми делами няни, позаботиться об оплате больницы и самых лучших лекарств, я, успокоившись, торопливо начала собираться. Времени для поиска новой няни, конечно же, не было, поэтому решение этого вопроса я решила оставить до прилета в Россию.
        Такси появилось ровно в назначенное время, и в аэропорт мы приехали тоже вовремя. Даже со вполне приличным запасом. Воспользовавшись этим обстоятельством, я решила пойти сдать, ставший теперь не нужным, третий билет.
        В кассовом зале, не смотря на довольно раннее время, народу было много, поэтому я не заметила, откуда рядом со мной появилась невысокая черноволосая девчушка с заплаканными глазами. Она тихонько тронула меня за рукав. Я удивленно обернулась и спросила.
        - Что Вам нужно?
        - Купите у меня сережки, пожалуйста. - Покраснев, почти шепотом попросила она.
        - Спасибо, у меня уже есть. - Вежливо ответила я и пошла дальше. Честно сказать, я слегка удивилась этому небольшому происшествию. Если бы такая девочка подошла ко мне в любом из российских аэропортов, я, наверное, даже внимания не обратила на ее слова. Там постоянно сомнительные личности предлагают купить то одно, то другое, в том числе и украшения, причем, как правило, краденные. В Париже такие вещи жестоко пресекаются. За них можно даже в полицию угодить и заплатить довольно крупный штраф. К тому же я никак не могла избавиться от неприятного осадка где то в глубине души. Уж больно жалко выглядела юная попрошайка.
        - Скажите, пожалуйста, - поинтересовалась я у администратора за стойкой, - вон та девочка, вам не знакома? - я с трудом нашла глазами щуплую фигурку, которая в это время разговаривала с пожилым мужчиной в очках, наверное, тоже что то предлагала.
        - Которая? - Посмотрел в ту же сторону он. - В полосатом свитере?
        - Нет, вон та, черненькая в голубой ветровке.
        - А-а эта. - Равнодушно вернулся к своим делам администратор. - Она у вас денег просила? Нужно охране сказать, чтобы обратили на нее внимание.
        - Нет-нет, - торопливо заверила я, - она ничего у меня не просила, скорее наоборот… А почему вы решили, что она могла деньги выпрашивать?
        - Да она уже вторые сутки глаза мозолит. Улететь планировала на том рейсе, который вот-вот объявят к регистрации… Только денег у нее, к сожалению, не хватает на билет. Естественно, я подумал, что она пытается выпросить у кого-то недостающую сумму. Очень уж она расстроилась, когда цену узнала. А вы по какому вопросу?
        - Я бы хотела билет сдать, так как наша няня не смогла с нами лететь. - Я протянула бумаги администратору. - Регистрация на этот рейс еще не началась?
        - Начнется через несколько минут. Кстати, девушку тоже именно этот рейс интересует. Куда она подевалась опять? А, вон! Опять к пассажирке пристает. Нужно все-таки предупредить охрану, что ей не целесообразно находиться в зале. А свой билет вы можете сдать в окошке номер пятнадцать или за любой из свободных стоек в соседнем зале.
        Я поблагодарила мужчину и направилась к указанному окну. Неожиданно мне снова попалась на глаза девушка в голубой ветровке. Она стояла у колонны в нескольких метрах от меня и, кажется, плакала. Выглядела она такой беспомощной и юной, что мое сердце болезненно екнуло… Я невольно замедлила шаг .
        - Мама, а у тети тоже пальчик болит, как у меня на прошлой неделе? - Дернул меня за руку Павлик, тоже заметивший девушку. - Ну, когда я его в двери прижал. Да?
        - Наверное. - Рассеянно ответила я, задумчиво рассматривая билет, зажатый в руке.
        - А можно, я ее пожалею? - Великодушно предложил мой сын. - Ты мне тогда на пальчик подула, и он стал меньше болеть. Честно. Хотя я и так не плакал. - С гордостью поспешил напомнить он.
        - Ты у меня умница. - Сказала я, окончательно остановившись. - Мамина гордость.
        - Ага. - Довольно кивнул Павлик, но потом снова озабоченно сморщил лобик. - А у нее, наверное, мамы нет. Вот ее никто и не жалеет. Мам, а у взрослых все время мамы нет? И у меня не будет?
        Я вздохнула и посмотрела с улыбкой на сына.
        - Куда же я от тебя денусь? - Я присела перед ним на корточки и поцеловала в кончик носа. - Я всегда буду рядом, обещаю.
        - Тогда пойдем, пожалеем тетю. Пусть она не плачет. - Широко раскрыв глаза, просительно протянул малыш.
        Регистрация на рейс только что началась и времени у нас было предостаточно, так почему же не сделать ребенку приятное… Да честно говоря, мне и самой хотелось помочь этой несчастной девочке. В конце концов, так страдать из за элементарной нехватки денег просто не справедливо.
        Причина горьких слез девушки, которую звали Патриссия, выяснилась очень быстро. Ей срочно нужно было лететь в Россию для встречи со столь же юным, как она, и любимым Николя, который, между прочим, проживал именно в том городе, куда по стечению обстоятельств направлялись и мы с сыном. Наш самолет подходил для этой цели необычайно, поэтому известие о его скором отлете, причем без нее на борту, вызвало такую бурю эмоций в душе девушки.
        - Я уже вторые сутки в аэропорту ночую… - Всхлипнула она. - А улететь все никак не могу… Денег не хватает.
        - Ну, считай, повезло тебе. - Улыбнулась я и протянула билет Александры Ивановны. - Наша няня не смогла лететь с нами и, как видишь, освободилось одно место. Ну, выше нос. Уже сегодня ты увидишь своего обожаемого Николя. А кстати, твои родители не против такой дальней поездки? - Вдруг внезапно спохватилась я.
        - Нет. - Рассеянно ответила Патриссия, впиваясь взглядом в плотную бумагу билета. - Да и потом, мне уже есть восемнадцать, так что разрешения не требуется, я теперь сама себе хозяйка. Только вы, наверное, не поняли, у меня денег нет.
        - Конечно, я поняла, что тебе не хватает средств, а улететь очень хочется. Поэтому и предлагаю билет, который лично мне теперь не нужен. У тебя хоть паспорт то есть, горе мое? Иди, переоформи билет на свое имя, пока время еще есть. - Улыбнулась я. - Я не прошу у тебя деньги, я просто хочу оказать тебе услугу.
        - Я очень хочу ее принять. - Сказала девушка, глядя куда то в пол. - Но у вас билет первого класса. Это слишком дорого, я вряд ли смогу отдать эти деньги. - Выглядела она почти спокойно, только подбородок предательски дрожал и катастрофически краснел кончик носа.
        - Значит, лететь не больно хочешь. - Начала злиться я, опуская протянутую руку с билетом. - Тогда и не надо, если сомневаешься, лучше оставайся дома. Я тоже считаю, что в Париже симпатичных парней намного больше, чем в какой то там России.
        - Да что Вы понимаете! - Невольно вырвалось у Пат. Она густо покраснела и почти беззвучно добавила. - Таких, как Николя, больше во всем мире нет…

«Скажите пожалуйста! Какой уникум…» - Насмешливо подумала я и снова протянула девушке билет.
        - Тогда хватит трагедию разыгрывать, время и наше, и свое тратить, бери билет и беги регистрируйся.
        Патриссия нерешительно протянула руку.
        - Спасибо. - Искренне поблагодарила она. - Я бы ни за что… Но мне правда очень-очень нужно. Я сейчас Вам отдам столько, сколько есть, а потом, когда вернусь, отработаю, честное слово. Вы оставите мне адрес? - Она торопливо полезла в болтающийся на плече тощий рюкзачок.
        - Да ладно тебе. - Отмахнулась я. - Оставь деньги себе. Куда ты без них в чужой стране? Ты хоть говорить то по-русски умеешь? - Перешла на родной язык я.
        - Немного. - Смущенно ответила Пат. - А насчет денег не беспокойтесь, мне бы только добраться, а уж там Николя меня не оставит…
        - Что же он не взял тебя сразу с собой? - Поинтересовалась я. - Раз он такой заботливый.
        - Он не смог… У него тоже только на один билет было. Он бы не улетел, но виза закончилась, да и жить здесь тоже было бы не на что и не где…
        - Понятно. - Сказала я. Хотя, если честно, понятно мне стало еще меньше. Я даже засомневалась, правильно ли я делаю, помогая девочке вылететь неизвестно куда, неизвестно зачем к безответственному русскому парню Николя, не внушающему лично мне пока никакого доверия.
        - Я отработаю… - Снова завела свою песню Патриссия.
        - Как, интересно? - С усмешкой поинтересовалась я. - Что ты делать то умеешь?
        Она смутилась еще больше, я даже испугалась, что она снова расплачется.
        - Я убираться могу… стирать… - Выдавила из себя она
        - А няней моей ты можешь побыть? - Неожиданно подал голос Павлик. - Ну, играть со мной, книжки читать… - Пояснил он, видя с каким недоумением две взрослые тетеньки на него уставились. - Я капризничать не буду. Я ведь почти взрослый. Правда, мам? - Он просительно заглянул мне в глаза.
        - Правда. - Оправившись от неожиданности, кивнула я. А что, это выход. Нам ведь, и правда, на время пребывания в России не помешала бы няня. Девушка вроде бы не плохая… Да и совесть меня не будет точить, если она под присмотром будет. Я помогу ей разыскать этого Колю, посмотрю, как он отреагирует на неожиданную встречу… В крайнем случае смогу заставить девчонку вернуться обратно домой… Решено. Как говорится, устами младенца глаголет истина. Так неожиданно в течении десяти минут Патриссия Клавьер, студентка из французского города Руана, стала няней моего сына.



        ГЛАВА 4

        Я стояла, растерянно оглядываясь по сторонам, и все никак не могла поверить, что в аэропорту нас встречать, судя по всему, никто не собирается. Толпа только что прибывших пассажиров и встречающих их взволнованных родственников постепенно редела, а к нам с Патрисией так никто и не подошел.
        - Елизавета Анатольевна, - по-французски робко обратилась ко мне девушка, - может быть, стоит попытаться вызвать такси? Павлик капризничает, он устал и проголодался…
        - Я помню про сына. - Раздраженно отмахнулась от нее я, вглядываясь в стеклянные двери зала ожидания, - и потом, я же просила тебя в присутствии ребенка разговаривать только по-русски… Да и вообще, если ты планируешь и дальше работать в моем доме, советую не терять времени и почаще тренироваться в языке…
        - Да-да, конечно. - Торопливо перешла на русский Патрисия. - Извините, просто никак не привыкну…
        - Привыкай. - Пробурчала я, потом вздохнула и вынуждена была признать, - а в принципе, ты права, ждать нам здесь, похоже, больше нечего, нужно выходить на улицу, ловить такси…
        - Что значит ловить? - Округлила глаза Пат. - Проще вызвать по телефону…
        - Это во Франции проще… А у нас прождешь этого вызова минут сорок, а то и больше. Легче дойти до стоянки и, если есть пустые машины, ехать на одной из них… - Я еще раз попробовала набрать Дианин телефон, ни сотовый, ни городской номера, по-прежнему, не отвечали. - Черт возьми, куда делась эта Дина? Я же вчера ее предупредила, что меня обязательно нужно встретить…
        - Может, машина сломалась, - снова робко подала голос Патрисия, - или в заторе стоит, в больших городах всегда есть вероятность попасть в затор…
        - У нас это называется «попасть в пробку», - автоматически поправила я. Как я поняла, в целом девушка говорила по-русски довольно прилично, бегло и практически правильно, правда, дело сильно портил чудовищный акцент, из-за которого понять ее порой было не просто. - Только я сильно сомневаюсь, что она застряла по дороге, она уж сто раз бы позвонила и предупредила, что задерживается по не зависящим от нее обстоятельствам. Я, честно сказать, начинаю волноваться, не случилось ли чего плохого за те сутки, что пошли после нашего последнего разговора … Ладно, иди, добывай нам машину, поедем домой своим ходом…
        - Куда идти? - Сделала удивленные глаза Патрисия. - Где они обычно стоят?
        Я посмотрела на нее с сомнением и с досадой махнула рукой по направлению двери.
        - На улице, естественно. Выйдешь и все увидишь сама. Или спросишь у кого-нибудь.
        Девушка послушно встала и быстро покатила коляску с Павликом к огромным стеклянным дверям…
        - Оставь ребенка то, - окликнула ее я. - Я сама пока присмотрю за ним.
        Патрисия оглянулась, посмотрела на меня и довольно не охотно подкатила коляску обратно. Я удивилась, неужели за эти несколько часов она успела так сильно привязаться к Павлику, что уже не хочет с ним расставаться? Да, нет… Скорее всего пытается показать свое трудолюбие, а главное, свою необходимость в этой поездке, ведь, если я сейчас по какой либо причине откажусь от ее услуг, девушке некуда будет пойти, а на обратный билет у нее просто нет денег… В том, что ее русский друг примет гостью с распростертыми объятиями, я откровенно сомневалась, уж если он даже перелет ей оплатить был не в состоянии, то содержать девушку у себя ему точно будет не под силу… Хотя кто его знает, может, я просто постарела и перестала верить в такое прекрасное и светлое чувство - любовь?
        Патрисия между тем передала мне сумку с вещами Павлика и спросила.
        - Елизавета Анатольевна, Вы меня здесь ждать будете?
        - Нет. Мне нужно еще что то решить с багажом… Диана не отвечает, я теперь даже и не знаю, на какой адрес доставку переоформлять… И знаешь что еще, Пат, мое полное имя дается тебе очень не просто. Ты так его перевираешь, что я просто иногда понять не могу, ко мне ли ты обращаешься…
        - Просто почти все звуки не привычные… - Покраснела девушка.
        - Я понимаю. Ты называй меня просто Лиза… Надеюсь, ты сможешь правильно выговорить эти четыре буквы, а то, боюсь, послушав, как ты говоришь, мой сын забудет вскорости, как на самом деле зовут его дорогую мамочку…
        - Спасибо. - Патрисия посмотрела на меня с благодарностью. - Лиза… это, правда, намного проще. - Она улыбнулась и снова направилась к выходу из зала.
        В этот момент стеклянная дверь распахнулась и в помещение стремительно влетела женщина в легком васильковом плаще с развевающимися светлыми волосами, она торопливо огляделась по сторонам и, не сбавляя темпа, направилась в мою сторону.
        - Ну, слава тебе господи, успела! - Еще где-то с середины зала она протянула ко мне руки с зажатыми в них цветами и маленькой кожаной сумкой. - А я уж думала, где теперь тебя искать… Телефона твоего у меня нет, даже предупредить ни какой возможности не могла придумать…
        Я присмотрелась и с удивлением узнала в этой эксцентричной красотке свою довольно давнюю подругу Юлю Павлову… Хотя Диана, вроде, говорила, она теперь Ивакина, раз за Петра замуж выскочить умудрилась… Да, за эти несколько лет Юля здорово изменилась… Удивительно, но, кажется, она не просто похорошела, она помолодела за эти годы лет на десять… Хотя чему тут удивляться, от счастья, да еще и при помощи денег расцвести не трудно.
        Появлению подруги я, честно признаюсь, здорово обрадовалась, хотя при этом отсутствие Дианы взволновало меня еще с большей силой.
        - Здравствуй, Юля! - Я крепко обняла налетевшую на меня как ураган подругу. Патрисия, так и не достигнув выхода из зала, повернулась и с интересом наблюдала за нашей радостной встречей. Я призывно махнула ей рукой, и снова обратилась к Юле. - А где Диана? Почему она не приехала в аэропорт? И телефон у нее не отвечает…
        - Ее телефон у меня в машине, я отключила его, чтобы не трезвонил без дела… - Отстранилась от меня подруга. - Как-то не подумала в суматохе, что можно по нему с тобой связаться.
        - В какой суете? Что случилось с Дианой? - Я схватила Юлю за плечи. - Что ты глаза то отводишь, прямо говори, она жива?
        - Не кричи… - Тихо ответила она и подняла глаза. - Дина жива… пока.
        - Что значит пока? - Я произнесла эти три слова тихо и хрипло, говорить мешал мгновенно образовавшийся в горле шершавый комок. - Пока, это сколько?
        - Не знаю… Сейчас этого никто еще не знает. Я только что из больницы, врачи говорят, нужно результатов анализов дождаться, тогда можно будет сказать точнее.
        - Что с ней случилось, Юля? Я ведь только вчера по телефону ее голос слышала, она была такой веселой… - У меня на глаза навернулись слезы.
        - Ее нашли сегодня ранним утром… Она вскрыла ночью себе вены…
        - Почему? - Прошептала я.
        - Не знаю. - Юля снова опустила глаза и стала внимательно рассматривать кончики своих элегантных туфель. - А она ничего не может объяснить, в коме Диана… - Подруга, наконец, не выдержала и горько расплакалась.
        - Но этого просто не может быть! - ко мне снова вернулся голос. - Не может, понимаешь?! - Я почти кричала, сама этого не замечая. На нас стали оглядываться окружающие, но мне в тот момент было наплевать на постороннее мнение. - Я вчера с ней говорила, она радовалась моему приезду, нам нужно было о многом поговорить… Она не стала бы вскрывать себе вены именно сегодня. - Вдруг откуда-то из глубины сознания в моей голове громко и отчетливо прозвучал Динин голос «меня хотят убить, Лиза. Я боюсь». Неужели я все-таки опоздала, и они успели расправиться с ней до моего приезда. - Где сейчас Диана? Кто ее врач? Надеюсь, ты сделала все необходимое для ее спасения? Может, деньги нужны? - Снова вцепилась я в Юлино плечо.
        - Да нет, ты же знаешь, деньги и у меня, и у Дианы, слава богу, есть… Тут дело не в средствах… Ее утром доставили в ближайшую больницу, ну, в обычную, городскую… - Я посмотрела на подругу с удивлением. При Дининих миллионах она могла рассчитывать на лечение не в государственной, а в самой дорогой и престижной клинике города. Да что там лечение, она запросто могла купить себе при необходимости и больницу, и врача вместе со всем остальным обслуживающим персоналом. - Ее туда милиция отправила. Я, как только мне Петя сообщил, бросилась к ней, хотела перевезти в приличное место, но мне сказали, что ее лучше не трогать пока… Ну, пока все не решится…
        - Что врач говорит?
        - Да ничего… Там доктор такой… странный немного… Но говорят, лучше его ни в какой клинике в городе не найти.
        - Значит, нужно за границу везти, если здесь нет хороших специалистов.
        - Он хороший. - Поспешила еще раз уверить меня Юля. - Я все про него узнала, специально подруге в минздрав звонила… Так она сказала, нам здорово повезло. Если можно что-то реальное сделать для Динки, то Тихомиров этого шанса точно не проморгает…
        - Ну, и что, это светило медицинское, так ничего тебе и не сказало путного?
        - Да нет… Ждать надо, говорит… Сейчас все от организма зависит, а он все, что мог, сделал… Я подумала, что пока ты не прилетишь, не стоит ее оттуда увозить, лучше вместе такие вопросы решать…
        - Ладно, поехали в больницу! - Решительно скомандовала я и направилась к дверям.
        - Елизавета… Лиза. - В спешке Патрисия снова перешла на свой родной французский язык. - Мальчик не может ехать в больницу, он голоден, ему спать скоро нужно, он и так капризничает…
        Я резко остановилась. Господи, после Юлькиных известий я даже о родном сыне позабыть умудрилась. Впервые за последние несколько лет… Я посмотрела на уставшее личико Павлика и сказала:
        - Она права, Юль, сначала придется завезти моего сына с няней домой… Ключи от Дианиной квартиры у тебя?
        - Да, в машине, - кивнула она. - Только не стоит туда сейчас ехать… особенно с ребенком… Там беспорядок, кровь…
        - Ясно. Тогда поехали к тебе. Пусть там подождут, когда я с жильем определюсь…
        - Конечно, да и определяться нечего, живите, сколько хотите, квартира у меня, благодаря тебе, теперь огромная, не то что раньше… Даша всем, чем нужно, твоей девушке поможет, накормит…
        - Ну, и хорошо. Поехали скорее, я ведь специально, чтобы Диане помочь летела, а тут, видишь, как все получилось… Нужно спасать подругу, иначе я себе ее смерти до конца дней не прощу.


        Юлина машина ждала нас довольно близко от здания аэропорта, на ней мы быстро добрались до симпатичного трехэтажного домика, где располагались шикарные Юлькины апартаменты. Ее радушная домработница Даша встретила моего ребенка и няню с распростертыми объятиями. Передав ей их с рук на руки, я облегченно вздохнула, и мы с Юлей понеслись по направлению к городской больнице.



        ГЛАВА 5

        Нас долго не хотели пускать в палату к Диане, ссылаясь то на тихий час, то на карантин… Юлькины сто долларов все же сумели открыть нам дорогу в отделение. В гардеробе нам выдали два довольно свежих белых халата, синие прозрачные бахилы на обувь, и мы, поднявшись по старым, местами выщербленным ступенькам, попали, наконец, в коридор, где находилась Дианина палата.
        - Мне удалось добиться, чтобы ее в отдельную палату положили. - Шепотом доложила Юля, - и белье приличное из дома привезла… Еда ей пока не требуется.
        Мы осторожно заглянули в дверь палаты, где, как нам сказали, лежит Диана. Лежащая на белоснежных шелковых простынях подруга выглядела просто ужасно. Даже девственная белизна наволочки не могла скрасить бледность, даже скорее синеву, ее лица. Под глазами красовались огромные сиреневые мешки, даже зачесанные назад рыжие густые волосы, казалось, потеряли здесь, в этой палате, всю свою яркость и блеск. Сверху одеяла совершенно безжизненно покоились две тонкие какие то прозрачные Динины руки, замотанные у запястий бинтами. Кровать тесным кольцом обступили не понятные приборы и капельницы, проводки и шланги от которых опутывали все худенькое Дианино тело.
        При нашем появлении, сидящая в углу палаты женщина с книгой в руке, резво вскочила и молча вопросительно уставилась на нас.
        - Это сиделка. - Пояснила Юля, и успокоительно махнула женщине рукой. - Я наняла ее на всякий случай, чтобы Диана не оставалась одна, ты ведь слышала, наверное, как обстоит дело с персоналом в государственных клиниках?
        - Одна санитарка на этаж. - Кивнула я, не отрывая взгляда от Дианиного бледного лица.
        - Точно… А то и меньше. Вдруг Дина в себя придет, а рядом никого не будет… Да и потом… - Замялась Юля. - И охрана тоже не помешает…
        - Ты что-то знаешь? - Резко повернулась я в сторону Юли. - Почему ты решила, что ей охрана нужна?
        - Это Петя… Он, как и ты, не слишком верит в самоубийство… Он еще и охранника обещал к обеду прислать…
        - Мне нужно с ним поговорить, как можно скорее. - Твердо сказала я. - Я слышала, вы сыскное бюро, вроде, открыли? - Юля кивнула. - Значит, я буду вашим клиентом.
        - Диана и так уже наша клиентка… Она как раз вечером к Пете в контору заходила, а потом домой поехала и… вот…
        - Ясно. Сейчас к нему поедем, только сначала мне нужно с доктором увидеться. Как, говоришь, зовут это восходящее медицинское светило?
        - Тихомиров Денис Алексеевич. - Подала голос сиделка. - Он очень хороший врач, толковый. И к больной внимательно относится…
        - Где я могу найти господина Тихомирова? - Я и сама не могла понять, почему заранее, даже не познакомившись с этим человеком, я уже отношусь к нему с раздражением и явным предубеждением… Наверное, таким образом мой организм реагировал на стресс от произошедшего, да и усталость от дальнего перелета не могла не сказаться на моем душевном состоянии.
        - Его кабинет в конце коридора находится. - Любезно пояснила сиделка. - Там всего одна дверь, сразу увидите…
        - Врач не в кабинете должен сидеть, - проворчала я, выходя из палаты, - а с больными заниматься.
        Дверь с табличкой «Тихомиров Д.А.» я нашла быстро и без труда, она была не заперта и даже приоткрыта. Я постучала и, не получив никакого ответа, решила позволить себе войти без приглашения. В конце концов, это не холостяцкие апартаменты, а всего лишь кабинет государственного служащего… Осторожно заглянув внутрь, я поняла, почему господин Тихомиров не удосужился ответить на мой вежливый стук. Он просто-напросто крепко спал, опустив голову на согнутые руки, лежащие на широкой крышке, покрытого стеклом стола. Я вошла внутрь и осмотрелась. Самый обычный кабинет среднестатистического доктора, стол, пара стульев, кушетка, застекленный шкафчик у стены. На столе открытый журнал, исписанный мелким убористым почерком, ручка и пепельница, полная окурков.
        Я подошла к столу и постучала согнутым пальцем по стеклянной крышке. Доктор резко поднял взлохмаченную голову и не понимающе уставился на меня все еще слегка затуманенными от сна глазами. Через пару секунд он пришел в себя окончательно, потер пальцами переносицу и выпрямился на стуле, видимо, ему очень хотелось еще и потянуться, но в моем присутствии он счел это не совсем удобным.
        - Вообще то принято стучать в дверь, - не слишком любезно проворчал он. - Причем, перед тем, как войти…
        - Да что Вы говорите? - Раздраженно ответила я. - Наверное, эти правила рассчитывались не на тех, кто спит на рабочем месте и не слышит ничего вокруг, кроме своего собственного храпа.
        - До Вас ни одна женщина не удосужилась мне сообщить, что я храплю во сне… Спасибо. Буду иметь это ввиду.
        - Мне характеризовали Вас, как хорошего доктора и ответственного человека, но, я вижу, эта оценка сильно завышена.
        - Как это Вы так быстро смогли определить мою квалификацию? Мы едва успели обменяться парой фраз, и главное, ни слова о медицине… - Холодно оглядев меня с ног до головы, поинтересовался он.
        - А мне слова не нужны… Доктор, который спит на работе в самый разгар дежурства…
        - А моя смена давно закончилась, уважаемая леди… Я давно должен бы храпеть, как Вы выражаетесь, у себя в кровати, но я не могу уехать, пока у одной моей пациентки не минует кризис… Я бы мог еще сказать, что ночью провел три сложнейших экстренных операции… Но Вам, вероятно, это не слишком интересно, правда? - В голосе доктора Тихомирова не наблюдалось и тени благожелательности. Я не очень поняла, чем вызвала такую явную агрессивность с его стороны, разве что в этом была виновата все та же усталость. - Не хотите рассказать, зачем Вы так бесцеремонно ворвались в мой кабинет?
        - Я по поводу пациентки из восьмой палаты. - Не слишком уверенно произнесла я. - Хотелось бы поконкретнее узнать о ее состоянии и перспективах лечения…
        - Я так и подумал почему то, что Вы по поводу Городецкой Дианы Ярославовны… Ваша подруга Петрова Юлия Евгеньевна битый час описывала мне уже сегодня возможности и материальное состояние Вашей подруги… Она, правда, была намного вежливее Вас, но и из ее рассуждений я понял, что и я, и наша больница не слишком хороши для Вас, так что можете не утруждаться во второй раз.
        - Да я и не собиралась, - слегка растерялась я, но потом ко мне снова вернулось раздражение. - Я просто хотела узнать, на что мы можем надеяться…
        - Пока на бога. - Внимательно посмотрел на меня Тихомиров. Потом достал из лежащей на столе пачки сигарету и продолжил. - Сейчас мы больше ничего не можем для нее сделать. Теперь все зависит от силы ее организма, того, как он прореагирует на введенные нами лекарства и, как я уже сказал, на господа бога… Если Вы будете настаивать на переводе Городецкой в другую, более престижную клинику, я возражать не стану… Честно сказать, я, наверное, даже смогу после этого вздохнуть с облегчением и пойти домой спать, да и целая палата освободится, у нас мест и без того не хватает… - Денис Алексеевич затянулся и снова внимательно посмотрел на меня. - Но, как врач, я не могу не предупредить Вас о том, что транспортировка этой пациентки очень опасна и может привести в летальному исходу намного быстрее, чем если она останется здесь… Если уж очень сильно не доверяете моему мнению, то можете привозить ваших великих специалистов сюда… В принципе, у нас это не практикуется, но, я думаю, у Вас найдутся весомые аргументы, чтобы администрация не препятствовала… - Во взгляде Дениса Алексеевича снова мелькнула насмешка.
Этот заштатный докторишка вел себя не позволительно нахально, но я вынуждена была терпеть его вызывающий тон, здоровье Дианы в тот момент мне было неизмеримо важнее своих амбиций.
        - Не переживайте, никто не собирается сомневаться в Ваших способностях. - Я изо всех сил старалась говорить с Тихомировым вежливо. - Вы можете не ерничать, а объяснить мне доступно и популярно, на что мы можем надеяться?
        Что мне больше всего не понравилось в докторе Тихомирове, так это его возраст. На мой взгляд, он был не позволительно молод для такой ответственной работы. Его молодость, накачанные мускулы, модная стрижка, вообще весь вид преуспевающего денди совершенно не соответствовал моим представлениям о талантливом враче… С седыми пожилыми профессорами в очках я чувствовала себя куда увереннее и спокойней.
        - Я бы предпочел немного попереживать по поводу Вашего недоверия, зато расстаться с Вами навсегда, - улыбнулся он. - Ведь если госпожа Городецкая останется здесь, на моем попечении, у меня прибавится куча работы и ответственности.
        - Не переживайте. Я привыкла достойно оплачивать услуги, оказанные мне и моим друзьям. Диана и сама, если… когда поправится, отблагодарит Вас по полной программе…
        - Вот спасибо! А я уж и не надеялся разбогатеть когда-нибудь в ближайшем будущем, а оказывается, все просто… Жаль только я не на Вас работаю, и зарплату мне государство выплачивает, а к Вам я устраиваться пока, вроде, не собирался…
        - Может, хватит, а? - Устало вздохнула я и опустилась на кушетку. - Я уже поняла, что Вы жгуче ненавидите деньги и всех, кто рядом с ними… Вы, может быть, коммунист даже… Какое мне дело? Не хотите гонорар? Да черт с Вами, работайте даром… Я только что прилетела из Франции специально для встречи с подругой, а тут такой трагический сюрприз… Диана умирает, а я ничем не могу ей помочь… Вы же доктор, должна быть у Вас хоть капелька сострадания…
        Тихомиров посмотрел на меня, но ничего не сказал.
        - Скажите, есть хоть какая то возможность того, что Дина сделала это не сама?
        - Имеете ввиду, могла ли здесь быть попытка убийства? - Удивленно переспросил Денис Алексеевич. - Но мне сказали, что она была в квартире совершенно одна, дверь заперта…
        - Не говорите ерунды, доктор. - С досадой ответила я. - Какая разница, кто с ней был, когда ее нашли… Я имею ввиду не заметили ли Вы чего то подозрительного, когда ее осматривали… Ну, я не знаю, синяки там… порезы…
        - Синяки есть, слабые правда… на запястьях. - Задумчиво протянул Тихомиров, - и насчет царапин Вы угадали, кожа у Городецкой на спине немного свезена…
        - Что это значит? - Я заинтересованно ждала ответа доктора, мне очень хотелось курить, но своих сигарет у меня не было, а просить у Тихомирова не хотелось…
        - Может, ничего… А вообще так бывает, когда обнаженного человека тащат за руки по ни слишком мягкому ковру, например…
        - Значит…
        - Это ничего не значит, - с досадой перебил меня Денис Алексеевич. - Она могла получить такие же повреждения, к примеру, во время активного занятия сексом на полу в спальне… - В кабинете повисла напряженная тишина, потом Тихомиров подумал и добавил. - Еще в крови Городецкой обнаружена большая доза снотворного.
        - Ее усыпили? - Немедленно ухватилась за эту мысль я.
        - Возможно. - Пожал плечами Денис Алексеевич. - Но самоубийцы и сами не редко перед тем, как вскрыть вены, принимают снотворное.
        - Зачем? - Не поняла я.
        - Чтобы умирать не так страшно было. - Ответил врач. Резко затушил сигарету и встал. - Пойдемте, посмотрим еще разок на Вашу подругу, да мне все таки домой пора отправляться, поспать, иначе во время следующего дежурства я буду похож черт знает на что…
        Я, едва поспевая за его размашистым шагом, вслед за ним направилась к палате Дианы. Войдя туда, Тихомиров, казалось, полностью позабыл о моем присутствии, во всяком случае он обращался теперь исключительно к Юле и время от времени давал распоряжения сиделке, которые та тщательно записывала в лежащий на коленях блокнот.
        - Давление у пациентки слегка стабилизировалось, - в заключении сказал он. - Состояние тоже пока особых опасений не внушает…
        - Значит, она поправится? - Радостно воскликнула Юля.
        - Это значит, что до завтрашнего утра ей не должно стать хуже. - Без особых эмоций отозвался доктор. - Я могу пойти домой и быть уверенным, что ваша подруга доживет до моего следующего дежурства.
        - А вдруг она в себя придет в Ваше отсутствие… - С надеждой посмотрела на него Юля.
        - Не думаю. Она потеряла слишком много крови, в мозг долго не поступал кислород в надлежащем объеме… За ее рассудок нам, боюсь, придется еще не мало побороться… Но это потом, в том случае если ее организм сумеет выкарабкаться из этой пропасти…
        - Но надежда то есть? - Спросила я, когда Тихомиров уже почти скрылся за дверью.
        - Надежда есть всегда. - Донеслось мне в ответ. Денис Алексеевич даже не обернулся.


        - Ну, и как тебе доктор? - Поинтересовалась Юля, когда фигура Тихомирова скрылась из вида.
        - Сама не пойму… - Я постаралась быть искренней и справедливой. - Как человек он мне не слишком симпатичен, а в медицине я мало смыслю… Он подал мне прекрасную мысль, нужно привезти сюда для консультации профессора Ильина, у него лечатся почти все мои знакомые… Я ему доверяю… Только сделать это хорошо бы сегодня, пока этот Денис Алексеевич будет дома отдыхать. Зачем обижать хорошего человека. - Пояснила я в ответ на удивленный взгляд Юли.
        - Так он же все равно узнает.
        - Но мы же должны убедиться насколько профессиональную помощь получает здесь Диана. Если Ильин подтвердит компетентность Тихомирова, я лично принесу ему свои глубочайшие извинения…
        - А если нет?
        - Тогда милейший Денис Алексеевич, выйдя завтра на работу, найдет палату номер восемь пустой, и обижаться не на кого будет…


        Голос профессора Ильина в телефонной трубке сразу же потеплел, как только он услышал, кто с ним говорит.
        - Лизонька, солнышко, я рад, деточка, что ты, наконец то, вернулась домой. Давно пора, не дело строить свою жизнь вдали от родины… За границей можно работать, отдыхать, учиться, но детей рожать нужно в родных стенах… Уж не замуж ли ты снова вышла? Хотя нет, вряд ли… Ты бы меня пригласила…
        - Обязательно! - Невольно рассмеялась я.
        - Как сынок? Здоров? - В голосе профессора появилась легкая тень беспокойства. - Если ты мне звонишь, значит, у кого-то со здоровьем не все в порядке…
        - Да, Вы угадали, Альберт Владимирович, у нас проблемы… крупные. Диана в больнице. Состояние очень тяжелое, она в коме.
        - Почему ее не привезли в мою клинику? - Ильин, в течении всего разговора напоминавший престарелого добродушного дядюшку, как только речь зашла о серьезных вопросах, связанных с его любимой медициной, мгновенно изменился, превратившись в серьезного квалифицированного профессионала.
        - Ее милиция, когда обнаружила, так сразу на скорой в ближайшую больницу направила… Я сама только сегодня утром из Франции прилетела, теперь даже не знаю, что делать… Она вены в собственной ванне вскрыла, выжила просто чудом…
        - Перевозить ее не рекомендуют?
        - Категорически. Условия мы ей, конечно, создать попытались приличные… ну, насколько это там вообще возможно. Палата отдельная, сиделка… А вот насчет компетентности врачей я, честно сказать, сомневаюсь.
        - Какое леченье ей прописано? - Озабоченно поинтересовался Ильин. - Надеюсь, ты им сказала, что у Дианы аллергия на многие лекарственные препараты?
        - Да, это Юля, подруга наша, доктору сообщила… А насчет леченья, Вы же знаете, Альберт Владимирович, я мало что понимаю… Врач сказал ждать нужно, как организм прореагирует на огромную кровепотерю… Но я не могу просто так сидеть и ждать, умрет Диана или не умрет, я должна что то сделать… Я поэтому и позвонила Вам, Альберт Владимирович, не могли бы Вы…
        - Конечно! - Нетерпеливо перебил меня профессор. - Она моя постоянная пациентка и, естественно, я немедленно займусь ее лечением. В какую больницу ее отвезли?
        - В центральную. Врача зовут Тихомиров Денис Алексеевич.
        - Ну, слава богу. - С видимым облегчением вздохнул Ильин. - Хоть в чем-то Дианочке повезло.
        - Он что, такой хороший доктор? - Я, честно говоря, удивилась тому, что профессору известно имя какого то заштатного врача.
        - Он не плохой, Лиза. А это уже многого стоит. В государственных клиниках таких специалистов единицы остались, и вам повезло, что Диана попала именно в его руки. Он парень молодой, правда, но очень талантливый и надежды подает большие в своей области.
        - Странно. А Вы, Альберт Владимирович его, случайно, ни с кем не спутали?… Как-то он на меня не произвел впечатления …
        - Ну, что ты деточка, я хоть и стар, но своих учеников пока и по именам, и по фамилиям всех до одного помню, и за успехами их внимательно слежу, помогаю иногда… правда, если просят, сам не лезу…
        - Я очень прошу Вас помочь Диане…
        - И не только ты, Лиза. Денис звонил мне сегодня рано утром и уже консультировался по поводу своей очень тяжелой пациентки, имени не называл, но, судя по всему, это и была Диана… Да, мир тесен, девочка. Мир тесен. - Задумчиво повторил профессор. - Я сказал, что полностью согласен с назначенными процедурами и обещал по возможности заехать, если возникнут осложнения.
        - Вы прямо камень у меня с души сняли, Альберт Владимирович. - Искренне обрадовалась я. - Я сильно сомневалась в этом Денисе Алексеевиче, но и обижать его недоверием тоже как то не хотелось… Я рада, что все так удачно сложилось… Тихомиров сказал, что состояние Дианы пока стабилизировалось, но я все же попрошу Вас, профессор, заехать к ней хотя бы не на долго…
        - Не волнуйся, Лиза, само собой, я заеду в больницу в самое ближайшее время, - твердо заверил меня Ильин. - Я и так бы время выбрал, раз Денис попросил, а уж для Дианы и говорить не о чем.


        - Ну, что твой профессор сказал? - начала теребить меня за рукав Юля, как только я нажала кнопку отбоя. - Приедет он Дину посмотреть?
        - Конечно, приедет, Юль. Альберт Владимирович лечит ее лет десять, а то и больше, почти как член семьи уже … Так что не волнуйся, если Диане можно помочь, то он все сделает…
        - А что ты тогда такая кислая стала, будто он тебя расстроил чем-то? - Удивленно посмотрела на меня подруга. - Я даже подумала грешным делом, что он отказался…
        - Да, похоже, зря я на этого доктора местного так наезжала… - С досадой ответила я. - Неудобно получилось…
        - Подумаешь. - Легкомысленно махнула рукой Юля. - Лично мне на его обиды начихать. Станет Дине немного получше, перевезем ее отсюда в более приличное место, а этому в крайнем случае заплатишь побольше…
        - Если он возьмет, - пробурчала я себе под нос.
        - Что? - Не расслышала Юля.
        - Конечно, заплачу, - громко ответила я. - Пусть только поможет Диане выбраться, а я уж в долгу не останусь. Ну, что подруга, ждать здесь нам больше нечего, вроде, все, что могли, сделали, теперь нужно с мужем твоим молодым повидаться, узнать, что думает насчет всего этого милиция.
        - Петя давно из милиции ушел. - Почему-то обиделась на мои слова Юля. - Он теперь начальник сыскного бюро…
        - «Надежда», - перебила я, - я все это прекрасно знаю. Вы дарите людям надежду на то, что все закончится хорошо. Вот и пойдем, подарите мне хоть немножко этой самой надежды… А насчет Пети, не обижайся. Разве быть милиционером в твоем понятии так уж не прилично?
        - Нет, но… - замялась подруга, потом посмотрела на меня и продолжила. - Просто насмешки надоели до черта. Петя ведь моложе меня на восемь лет… Говорят, мол разбогатела баба и прикупила себе квартиру, машину и мужика молоденького… Не избалованного взяла из ментов, им платят то копейки, сама знаешь… Я и из города своего в первую очередь из-за этих насмешек уехала.
        - Глупость какая! - Искренне сказала я и обняла Юлю за плечи. - Ты прекрасно выглядишь, такая женщина любому мужику за счастье будет и молодому, и не больно… Они просто завидуют, Юль, только и всего, а ты все близко к сердцу воспринимаешь…
        - Но я ведь не держу его, Лиз. - Как бы оправдываясь, заглянула мне в глаза подруга. - Да и он начал за мной ухаживать, когда еще и не знал об оставленных тобой бриллиантах… Я ему сама понравилась, а не мои деньги. Правда?
        - Конечно. - Успокоила я подругу. - Петя не тот человек, которого можно купить, поверь мне, я знаю, что говорю, а вот о бриллиантах ты ему совершенно напрасно рассказала, он слишком честный, чтобы ворованным пользоваться.
        - Но мы же с тобой не крали, драгоценности попали к нам случайно… Их что, по-твоему, нужно было контрабандистам вернуть? Или государству?
        - Не шуми, Юль. Мое мнение ты знаешь, а вот Петино могло с нашим и не совпасть…
        - Да я ему всего то и не рассказала. - Призналась Юля. - Съездила к твоему ювелиру где то через пару месяцев, когда все успокоилось, обменяла бриллианты на деньги, положила их в банк… С Петей мы тогда уже вместе жили, но он ни разу не спросил меня, сколько средств у меня на счетах осталось после пожара. О деньгах мы заговорили впервые, когда я ему машину дорогущую подарила на день рождения…
        - Отказывался? - Удивилась я.
        - Представь себе, да. - Вздохнула подруга. - Пришлось показать ему сберкнижку, чтобы он убедился, что я не последнюю копейку на него потратила.
        - Ну, а как ты происхождение денег объяснила? Ведь когда склад сгорел, ты при всех горько плакала и убивалась, что осталась почти нищей…
        - А ты тогда сказала, что поможешь… - напомнила Юля. - Это все слышали, вот я и сказала, что это ты мне такую сумму перевела на счет… Не смотри на меня так, это же почти правда. Ты спокойно могла взять эти камни себе, и никто бы не узнал, а ты мне отдала… Чтобы помочь…
        - Не оправдывайся, Юль. Ну, сказала и сказала… Мне все равно, главное, чтобы тебе было удобно. Поехали в ваше агентство, не терпится узнать подробности произошедшего с Дианой.
        - Я специально предложила «Надежду» Пете открыть, и оформила все на него. Так он занимается привычным для себя делом, и не мается от того, что сидит у меня на шее. - Все никак не могла успокоиться Юля. - Гордый он очень.



        ГЛАВА 6

        Ивакин, увидев нас на пороге своего кабинета, кажется, даже не удивился. Поднял от бумаг голову, кивнул нам на кожаный диван у стены и снова уткнулся в записи.
        - Посидите минутку, - буркнул он. - Сейчас дочитаю…
        Мы молча уселись на прохладное мягкое сиденье и замерли. Меня такой холодноватый прием немного обидел, но если вспомнить обстоятельства нашей последней встречи с Петром, то я вполне понимала, что один мой вид напоминал Ивакину преступление, невольным соучастником которого я его сделала тогда, четыре года назад. Я до сих пор не знаю, как он относится к тому, что я убила мужа на его глазах, да еще и имела наглость притянуть его, как лжесвидетеля, для своего оправдания. Он полностью подтвердил во всех инстанциях мои слова о том, что Сергей покончил с собой, но со мной после той ночи не разговаривал ни разу. Он настойчиво избегал встречи, да и я не горела желанием обсуждать эту проблему. А потом я уехала во Францию и совсем потеряла и Ивакина, и Юлю из виду… Возможно, Петр до сих пор проклинает меня за то, что я повесила на его душу такой тяжелый и неприятный груз…
        Ивакин за эти несколько лет изменился. Стал солидней, взрослее и даже, пожалуй, красивей. В моей памяти он отложился молоденьким взлохмаченным юнцом в потертой кожаной куртке. Сейчас передо мной сидел высокий солидный молодой человек в дорогом костюме, рубашке, при галстуке. Щеки гладко выбриты, волосы уложены… Вот только глаза, в тот момент, когда он мельком глянул в нашу с Юлей сторону, показались мне прежними. Такими же молодыми и чистыми… Похоже, деньги еще не успели испортить этого честного искреннего паренька.
        - Что это вы замерли, как в церкви? - Вывел меня из задумчивости голос Петра. - Рад тебя видеть, Лиза. Я слышал, ты только сегодня утром из Франции прилетела? Совсем?
        - Да нет, просто Диана просила… поговорить нам нужно было о многом, а теперь видишь, как получилось. Не успела.
        - Да знаю. - Глаза Ивакина потемнели. - Я, в отличии от тебя, поговорить с ней успел, да только помочь не получилось.
        - Не вини себя Петь. - Подошла к нему Юля. - Кто же знал, что так получится? Она вчера вот в этом кресле сидела, рассказывала о своих проблемах… Я даже предположить не могла, что сегодня…
        - Ты и не должна была. - С досадой перебил ее муж. - А я обязан был предвидеть …
        - Ну, и что ты мог сделать? - Поинтересовалась я.
        - Я предлагал ей охрану, но она отказалась…
        - Почему? - Удивилась я. - Она сама говорила мне, что боится…
        - Мы разговаривали с ней вчера. Она хотела, чтобы мы начали охранять ее с сегодняшнего дня, а ночью у нее намечалось свидание… с мужчиной, так что ее было кому защитить.
        - Вот и защитил. - Задумчиво протянула я. - По полной программе.
        - Может, он не пришел, и Диана от отчаяния решила вскрыть себе вены? - Снова подала голос Юля. Не только я, но и Петя посмотрели на нее после этого, как на помешанную.
        - Ты сама то веришь, в то что говоришь? - Спросила я. - Разве можно представить, чтобы наша Диана, миллионерша и красавица, по которой пол города с ума сходит, решила уйти из жизни, потому что какой то сопляк не пришел к ней на свидание?
        - Да я так просто сказала, - торопливо начала оправдываться подруга. - Версии выдвигаю. Ведь теоретически так могло быть… Между прочим, не я это придумала, меня об этом утром милиционер в больнице спрашивал…
        - Не все люди, работающие в милиции умные. - Тактично заметила я и покосилась на Ивакина, помнится, раньше он сильно гордился тем, что служит в правоохранительных органах.
        - Ребята обязаны рассмотреть все варианты. - Сказал он. - Да и Диану они не знают так близко, как мы, не говоря уж о ее предполагаемом кавалере.
        - Еще не установлено, что это за мужчина? - Поинтересовалась я.
        - Еще не установлено, был ли он вообще… В квартире масса отпечатков пальцев, у твоей подруги в доме часто бывали мужчины, но никаких признаков того, что в тот вечер у нее было свидание, не наблюдается. На кухне порядок, постель заправлена. Ни вина, ни свечей, ни презервативов…
        - В «Пеликане» узнавал, может, она ужинала там с этим мужчиной?
        - С Малаховым я еще поговорить не успел, но метрдотель утверждает, что она вчера в их ресторане только обедала и больше не появлялась… Больше того, даже предупредила, чтобы столик ей на вечер не бронировали.
        - Ясно. А кто ее обнаружил? - Спросила я.
        - Соседи снизу. Если бы не они, то сейчас Диана лежала бы не в палате, а в морге.
        - Это же, вроде, ночью случилось, вернее, на рассвете, - удивилась я. - Какого черта к ней в квартиру понесло соседей? Там что шум был какой то?
        - Нет. Убийца… Если все таки предположить, что она сделала это не сама, - по старой ментовской привычке поправился он, но потом все же добавил, - хотя лично у меня практически сомнений нет, что все это инсценировка… Так вот этот убийца, на мой взгляд, очень похож на растяпу и полнейшего дилетанта в подобного рода делах. Действовал явно не профессионал. Столько раз пытаться и не довести до конца такого элементарного дела, мог только полный неудачник . Газ, селитра, фен… любой из этих способов почти наверняка должен был сработать, но все они дали осечку… То же произошло и с ванной. Этот парень тщательно уничтожил все следы своего пребывания в квартире Городецкой, но забыл выключить в ванне воду. Видимо, он сначала уложил Диану в ванну, перерезал ей вены и только потом, чтобы сильно не испачкаться и не измочиться, включил воду. Дожидаться, пока наполнится ванна, он не стал, может, нервничал сильно или еще по каким то причинам, но он оставил включенный кран и ушел, захлопнув дверь.
        - Но вода не могла перелиться за край, там есть вполне приличный слив…
        - Возможно, после его ухода Диана на какое то время пришла в себя, или просто неудачно пошевелилась, но длинный носик крана был повернут не в сторону ванны, а в сторону пола, вода лилась прямо туда… Соседи, как только у них закапало, начали трезвонить в дверь, а видя, что никто не открывает, вызвали охрану, у них есть ключи ото всех квартир… Ну, дальше понятно. - Я кивнула.
        - А мне не все понятно. - Подала голос Юля. - Почему Дина не сопротивлялась? Она что, так просто лежала в ванне и ждала, когда ей перережут вены? Может, ей по голове предварительно стукнули? Так следы же должны остаться. А если ее ударили, то говорить о самоубийстве уже нельзя… Правда ведь?
        - Так то оно так… - Задумчиво протянул Петр. - Я, когда вы вошли, как раз заключение экспертов читал… Диана не сопротивлялась, потому что спала, у нее в крови обнаружена лошадиная доза снотворного.
        - А это что, не то же самое? - Удивилась Юля. - Не сама же она его напилась, если уже решила вены резать.
        - А самоубийцы часто так делают. - Со вздохом ответила я. - На всякий случай подстраховываются, или, чтобы не так страшно было. Мне это сегодня в больнице доктор Тихомиров объяснил.
        - Тем более, что и пузырек из-под таблеток рядом с ванной валялся, а на нем Дианины отпечатки.
        - Ну вот, а ты говоришь, что убийца дилетант, а он вон как все продумал, придраться совершенно не к чему, а от случайностей никто не застрахован. - В голосе Юли особой уверенности не наблюдалось.
        - Я не слишком правильно выразился. - Согласно кивнул Ивакин. - Не то что совершенный дилетант, скорее неврастеник. Он очень хорошо и детально продумывал преступление, но довести дело до конца у него все время не хватало то ли выдержки, то ли чего то еще…
        - А может, ее вообще не собирались по настоящему убивать? Пугали, например? Или хотели, чтобы все вокруг принимали ее за ненормальную. Ты заметил, как настойчиво хотят скрыть факт постороннего присутствия в этом деле? Если смотреть со стороны, мы видим всего лишь неосторожность с феном, и три попытки самоубийства, селитрой, газом и сегодняшний случай…
        - Я уже думал об этом, Лиз. - Признался Петр. - Но, честно сказать, сомневаюсь. В каждом из этих случаев Диане помог просто случай. Преступник никак не мог заранее знать, что подруга домработницы родит, и она придет к Диане раньше, чтобы успеть в роддом. Что у Дины сильнейшая аллергия на все, что попало, она начнет зверски кашлять от запаха газа и от этого проснется, вместо того, чтобы уснуть навеки, да и дверь он сегодня тщательно запер перед уходом, а вскрыть ее, сама знаешь, совсем не просто, если бы не охранники с ключами… Да и то они бы не успели, если бы дочка соседей не пошла под утро в туалет, то они обнаружили бы протечку намного позднее… Нет, я считаю Диану реально четыре раза пытались убить. Вполне по настоящему.
        - Ну, тогда после выздоровления Диане нужно посоветовать сходить в церковь и поставить здоровенную свечку своему расторопному ангелу-хранителю. Не всем хорошим людям везет с таким завидным постоянством. Что ты намерен делать для поисков преступника?
        Петя задумчиво посмотрел на меня и потянулся за сигаретой.
        - Об этом пока еще рано говорить, времени собраться с мыслями почти не было… Я дал ребятам задания, они отправились выполнять, результатов ожидаю не раньше вечера, тогда и выводы хотя бы приблизительные делать можно будет…
        - Ребят… - нерешительно вклинилась в наш разговор Юля, я вообще уже успела отметить про себя, что обычно довольно бойкая подруга заметно робела в присутствии молодого супруга, - может, к нам поедем, отметим встречу… шутка ли, больше трех лет не виделись… там и поговорите спокойно.
        - Юль, я же тебе сто раз говорил, что дом это дом, а работа, это работа, не стоит смешивать эти два понятия. Конечно же, мы посидим, отметим встречу, но не сейчас. Ради бога, не обижайся, но ты ведь и сама понимаешь, у нас сейчас целая куча более важных и не отложных дел. Я хочу, чтобы Лиза рассказала нам все, что знает о Диане. Я так понял, что ты знаешь ее чуть ли не всю жизнь… - Петя вопросительно посмотрел на меня, я молча кивнула - Ну вот, а для меня сейчас важна любая, даже самая незначительная подробность…
        - Тогда я, может быть, поеду домой, насчет ужина дам Дарье распоряжения? - Поднялась с дивана Юля.
        - Хорошо, а мы, как только закончим дела, сразу же подъедем.
        Петя проводил жену до двери, поцеловал в щеку и снова вернулся за стол.
        Мельком просмотрев стопку бумаг на столе, он вынул одну из них .
        - Значит, на чем мы остановились…
        - На поисках преступника. - Подала с дивана голос я.
        - Прежде, чем начинать его искать, нужно в первую очередь определиться в главном. Ты вообще уверена, что мы, действительно, имеем дело с попыткой убийства?
        - Ты что, Петь, с дуба рухнул? - удивилась я. - А что это по-твоему еще может быть, шутка, розыгрыш неудачный?
        - Но ведь в милицейском отчете ясно сказано - попытка САМОубийства, а в таком случае искать преступника смысла нет…
        - Я, конечно, понимаю, что ты должен рассмотреть все возможные варианты. Но знаешь, Петь, этот можешь сразу выбросить из головы. У Дианы совершенно не было повода для того, чтобы добровольно уйти из жизни… Понимаешь, не было. Для того, чтобы принять такое решение нужен очень сильный мотив, а она, разговаривая вчера утром со мной по телефону, была совершенно спокойна. Единственное, что ее тревожило, это постоянные покушения на ее жизнь… Кстати, и их нельзя со счетов сбрасывать…
        - С того момента, пока ты разговаривала с ней по телефону, до того, когда произошла трагедия, прошло более двенадцати часов, а это не мало…
        - Не представляю, что могло случиться такого, что она даже моего приезда дождаться не смогла…
        - Например, вот что… - Петя показал мне листок, который до этого лежал перед ним на столе. - Это допрос домработницы Дианы.
        - Гали? Что она может знать о вчерашнем дне, когда Дина ее три дня назад по моему совету от греха подальше отправила в отпуск…
        - Совершенно точно, отправила. - Кивнул Ивакин. - Мои ребята чуть успели ее сегодня на железнодорожном вокзале перехватить, она к матери в Ростов уезжала…
        - Ну, вот…
        - Ты не дослушала. - Спокойно продолжал Петя. - Вчера около восьми вечера Галя заходила в квартиру Дианы. Она не смогла достать билет до Ростова, и хозяйка пообещала ей помочь . Утром позвонила и сказала, что билет ей принесли, Галя может прийти и его забрать… Так вот в тот момент, когда она пришла, в квартире стоял жуткий скандал. Диана велела ей подождать на кухне, поэтому женщина невольно услышала часть разговора, тем более, что гостья Дианы разговаривала более чем на повышенных тонах…
        - Гостья? - Изумилась я. - Интересно, кто это из подруг мог себе позволить кричать на Диану в ее же собственном доме?
        - С чего ты взяла, что это была подруга? - Усмехнулся Ивакин. - Галя утверждает, что это была соперница…
        - В чем?! - Еще больше изумилась я.
        - В любви. Она кричала, что ее муж никогда не будет Дианиным, всячески ее оскорбляла, называла старухой и разными другими обидными словами… Если вспомнить, что Дина отказалась от моей помощи, потому что ждала мужчину, который, судя по всему, так и не пришел, то чем это не повод?
        - Что именно? - Не поняла я. - Я повода не вижу.
        - Ну, как же, оскорбленные чувства, и все такое прочее…
        - Не смеши. Во первых, скандал этой дамочки обозначает как раз то, что большего успеха с кавалером добилась все таки Диана. Да и потом, даже если бы ее бросили все любовники разом, и не осталось больше ни одного стоящего мужика на свете, то и тогда она не стала бы вскрывать себе вены по столь ничтожному поводу.
        - Кто знает…
        - Я знаю. - Твердо сказала я. - Забудь о самоубийстве… По крайней мере, на почве любви.
        - Ну что же. Тебе виднее. - Кивнул Ивакин. - Я, честно говоря, и сам был в этом уверен, но хотелось послушать твое мнение на этот счет. Значит, будем исходить из того, что речь все-таки идет о попытке убийства. - Я, молча, согласно кивнула. - В пользу этого свидетельствуют три предыдущих случая, а так же несколько косвенных фактов, отмеченных экспертом - синяки на запястьях, содранная кожа на спине, огромная доза снотворного в крови. На этом мы остановимся позднее, а сейчас нам с тобой нужно уделить основное внимание поискам мотива этого преступления. По своему опыту знаю, если мы сумеем вычислить, зачем все это могло быть проделано, то найти убийцу будет не так уж и сложно. Как ты считаешь, кому может быть выгодна смерть или хотя бы временное устранение твоей подруги?
        - Не знаю… - растерялась я. - Она ведь совсем одинокая…
        - Она очень богатая женщина. - Перебил меня Петр. - А деньги всегда привлекают преступников. Это аксиома. Кому достанется ее состояние, если Диана погибнет?
        - Дочери. - Сразу же ответила я. - Или детской областной больнице.
        - Как это? - Не понял Ивакин. - Ну, дочери ясно… а больница тут при чем?
        - Она уже несколько лет назад составила завещание, в котором просит распорядиться после ее смерти состоянием именно так…
        - А в каком случае все отойдет больнице?
        - Если Натали откажется от наследства. - Спокойно ответила я.
        - А разве такое может быть? - Изумился Петр. - Какая девушка может устоять перед миллионами долларов…
        - Отношения Дианы с дочерью совсем не простые… Вернее сказать, никакие. Никто из нас не знает, что можно ожидать от этой совершенно незнакомой девочки… вернее, теперь уже девушки. Ей, кажется, уже около восемнадцати лет…
        - Сейчас посмотрю, - Ивакин торопливо начал рыться в бумагах на столе, - мне тут справочку составили биографическую, не слишком подробную, к сожалению… Так… Городецкая Диана Ярославовна. В девичестве Покровская. Тридцать восемь лет. Не замужем. Дважды состояла в браке. Первый раз побывала в ЗАГСе в возрасте восемнадцати лет с Давидом Линдером сорока семи лет, подданным твоей любимой Франции. Прожила с мужем в Руане в течении двух лет и четырех месяцев, затем вернулась в Россию, через восемь месяцев оформила развод. От этого брака остался ребенок, девочка по имени Натали, проживает во Франции, три месяца назад ей исполнилось восемнадцать лет. Второй брак Диана заключила через пять лет после распада первого. Ее избранником оказался семидесяти шести летний миллионер Алексей Викторович Городецкий. Он скончался после пяти лет счастливой семейной жизни, оставив жене все свои миллионы, процветающую строительную фирму, два ресторана, дом моделей, фабрику по производству молочных продуктов, недвижимость в Италии, ну и, само собой, кучу движимого и недвижимого имущества здесь… Рестораны и фабрику она почти
сразу продала, Домом моделей и по сей день занимается сама, он процветает, насколько я знаю.. А что со строительной фирмой?
        - С нее она только получает деньги. Так как Диана ничего в строительстве не понимает, мой муж Павел предложил ей подписать контракт с фирмой «Эверест», которая взяла на себя управление компанией Городецкого практически полностью. Уже около десяти лет «Эверест» ведет все дела и получает за это вполне солидный процент. В фирме работают компетентные и ответственные товарищи, которые за эти годы не только не разбазарили, но даже увеличили активы Дианиной компании, расширили объемы строительства. Короче говоря, и Диана, и «Эверест» в лице управляющего Грунина Виктора Михайловича вполне довольны друг другом, и за все десять лет ни разу не пытались конфликтовать на почве бизнеса.
        - Понятно. Значит, производственные проблемы не могли побудить кого то покончить с хозяйкой?
        - Я не могу ничего утверждать наверняка, жизнь иногда выписывает такие невероятные зигзаги… В сотрудничестве Дианы и Грунина есть один небольшой нюанс. Все сделки на сумму выше миллиона долларов подруга должна визировать лично. Так ей Паша посоветовал подстраховаться на всякий случай, когда она только начинала работать с Эверестом.
        - И часто они заключают такие крупные сделки? - Поинтересовался Петр.
        - Не слишком. Пару раз в год Диане приходится присутствовать на деловых переговорах. Но она в суть сделки никогда не вникала. Просто усиленно делала умный вид, а потом, подписав там, где ей показывали, облегченно вздыхала и неслась в свой любимый Дом моделей…
        - На такую хозяйку любой управляющий должен, по идее, богу молиться и пылинки с нее сдувать. Не дай бог что случится, и на смену лояльной Диане придет кто то другой, кто будет проводить свою политику в фирме, навязывать мнение, отличное от выработанного за эти годы.
        - Вот именно. - Подтвердила я.
        - Ее устранение, хотя бы временное, может быть выгодно, например, тому, кто хотел бы сорвать намечающуюся крупную сделку…
        - Чтобы полностью успокоиться на этот счет, нужно просто позвонить Грунину и узнать, ведутся ли какие то переговоры насчет миллионных сделок, - посоветовала я. - Если нет, то бизнес можно смело сбрасывать со счетов.
        - Остается еще Дом моделей. - Напомнил Ивакин.
        - Тут тоже я особых перспектив не вижу. Претендентов на ее директорское кресло, вроде, не наблюдается, да и вообще, там очень много зависит именно от личности Дианы. Все показы, особенно престижные заграничные выставки, организовываются исключительно засчет связей и денег Городецкой Дианы Ярославовны. Боюсь, при ее длительном отсутствии в Доме могут начаться серьезные финансовые проблемы…
        - Одним словом, ты хочешь сказать, что эти покушения не могут быть связаны с Дианиным бизнесом?
        - Утверждать на сто процентов я не могу, но вероятность слишком мала… Да и потом… все это выглядит как то не серьезно… не солидно даже… Фен, селитра… Деловые люди сейчас не пользуются такими допотопными методами. За деньги можно найти очень приличного специалиста, который проделает порученную работу быстро без шума и пыли… Здесь же явно действует не профессионал, а самый настоящий дилетант, неудачник и неврастеник. Это больше тянет на какие то бытовые разборки…
        - Согласен. - Задумчиво протянул Петр. - Но если отбросить бизнес, то остается только два пути - любовь и деньги. Что у нас с любовью?
        - Как у всех. Взлеты и паденья. Диана женщина очень красивая, яркая. Ухажеров у нее всегда предостаточно было, но особенных страстей-мордастей я что то в последние годы не припомню… Конечно, я почти три года жила далеко отсюда, но связь с подругой мы постоянно поддерживали, так что вряд ли она утаила бы от меня что то существенное. По крайней мере, ей точно никто не угрожал, не преследовал, звонками не донимал, писем сомнительного содержания не присылал…
        - Значит любовную линию тоже пока закруглим… Остается самое перспективное направление расследования - наследство. Вот о нем давай поговорим поподробнее. Сначала о полученном ею от мужа состоянии. Не было ли с этими деньгами проблем?
        - А какие могут быть проблемы? Алексей умер, детей у них не было…
        - Но у него могли быть дети от предыдущих браков…
        - А, вон ты о чем… Нет. Алексей Викторович детей иметь не мог. Женат до Дианы был всего один раз, прожил в браке двадцать пять лет, пока жена не скончалась от рака желудка… Так что по линии его родственников у Дины никогда никаких проблем не возникало. Мне кажется, их просто не существует…
        - Допустим… Значит, на деньги, кроме Дианы, все эти годы никто не претендовал?
        - Абсолютно. - Заверила я. - Мне даже кажется, что Алексей и женился на Диане специально, чтобы его состояние досталось хоть кому-то, кому сможет принести радость и пользу…
        - Хорошо. А что ты знаешь о ее семье?
        - Не слишком много… Да там и знать то нечего особенно. И мать, и отец умерли, я лично была на похоронах… Из близких родственников у нее только младший брат остался… Художник, в Петербурге живет, квартира ему от родителей досталась, а им ее когда то купил первый муж Дианин, Давид, когда они еще женаты были…
        - А почему Диана уехала из Франции, по дому соскучилась? Или жизнь замужняя не сложилась? А главное, почему ребенка с отцом оставила? Ведь это редкость, чтобы при разводе дети оставались не с матерью, если уж только она совсем никудышная…
        - Это у нас в России принято, а во Франции, к сожалению, законы совсем другие. Натали считается французской подданной, и Дина ни в коем случае не могла увезти дочку с собой. Если бы Давид пошел ей навстречу, эту проблему еще можно было бы как то решить, но он в этом вопросе был категоричен и не преклонен. Он предложил выплачивать бывшей жене вполне приличный, по нашим меркам, пансион в обмен на то, что она забудет о существовании дочери…
        - И она вынуждена была смириться?
        - Чтобы предположить такое, нужно совершенно не знать Диану Городецкую. Она отказалась от денег и целых семь лет боролась за дочь со всеми, с кем только могла. Сначала, как ты понимаешь, дело шло до безобразия туго, но когда Дина смогла окрутить и даже женить на себе Алешу… Ну, Алексея Викторовича Городецкого, известного промышленника, политика и миллионера, то с его помощью дело быстро сдвинулось с мертвой точки…
        - Но все же, как я понимаю, даже миллионы второго мужа не смогли помочь матери вернуть потерянного ребенка?
        - Деньги все могут. - Усмехнулась я. - Диана выиграла все суды, добилась права вывезти дочь в Россию… Но тут ее ждал страшный удар, Натали отказалась ехать с матерью «к страшным белым медведям», как она в истерике заявила судье, когда ей дали слово. Она вела себя настолько агрессивно по отношению к Диане, что пришлось даже вызывать детского психиатра… Больше Дина не предпринимала попыток встретиться с дочерью. У нее началась депрессия, вот когда она действительно задумывалась о самоубийстве. Тогда ей очень помог и поддержал Алексей… Вообще, второй брак, не смотря на чудовищную разницу в возрасте, оказался для обоих очень удачным. Диана привязалась к мужу и искренне полюбила. Не отходила от него все два года, пока он был перед смертью прикован к кровати, даже уколы сама делала, не доверяя сиделкам…
        - Слабо верится. - С сомнением посмотрел на меня Ивакин. - Какая любовь может быть между двадцатипятилетней девчонкой и почти восьмидесятилетним стариком? Он уж, наверное, лет двадцать назад забыл, что значит с женщиной спать…
        - Ну, если в твоей понимании любовь выражается только этим, - сухо возразила я, - то тогда, конечно, ты прав… Но смею тебя заверить, любовника, или, к примеру, опытную любовницу, найти намного проще, чем преданного и верного человека. Я считаю, Алексею повезло, что такой одинокий человек, как он, в старости нашел заботу и поддержку в лице Дианы, он был искренне благодарен ей за это, и она очень ценила его внимание к ней, помощь. Им было интересно и легко общаться… Понимаешь, о какой любви я говорю?
        - Я понимаю супружескую любовь несколько иначе… Но это в любом случае к делу не относится. Вернемся к дочери, значит, Натали за последние десять лет ни разу с матерью не виделась?
        - Нет. И желания не проявляла… Даже, когда два года назад ее отец умер, она предпочла остаться с мачехой, хотя, как я уже говорила, Диана еще десять лет назад отвоевала право вывезти дочь из Франции, и девочка это, безусловно, знала…
        - А кто сообщил Диане о смерти первого мужа?
        - Адвокат. Ты же не думаешь, что Дина бросила ребенка на произвол судьбы? Раз Натали категорически не хотела ее видеть, ей пришлось смириться и отказаться даже от редких встреч. Но она никогда не выпускала девочку из виду. Диана специально наняла адвоката, который внимательно следил за судьбой Натали и систематически посылал отчеты об этом Диане. Они все хранятся у нее дома, вместе с фотографиями девочки, которые делал все тот же адвокат. Она пыталась посылать дочке подарки, но они неизменно возвращались обратно даже не распакованными… Сначала Диана страшно переживала всю эту ситуацию, но человек ко всему привыкает…
        - Да, история не веселая… - Задумчиво потер кончик носа Ивакин. - Понятно теперь почему Диана сомневается, примет ли девчонка наследство… Она, наверное, и сама не бедная…
        - У Линдеров деньги есть. - Ответила я. - Но совсем не так много, как у Дианы. По их меркам они средний класс. Давид имел небольшой ресторанчик в Руане, после его смерти он перешел жене Изабель, которая обязана выделить половину падчерице, как только Натали достигнет совершеннолетия.
        - Значит, деньги Дианы для Натали были бы совсем не лишними…
        - Деньги лишними никогда не бывают. Но ей совершенно не нужно было лишать Диану жизни, чтобы получить эти деньги . Ей стоило только позвонить матери, и она сама бросила бы состояние к ее ногам… Я знаю, что Диана просто мечтает о том дне, когда Натали вспомнит о ее существовании.
        - Логично. Но ведь мы не можем знать, что думает обо всем этом сама Натали. Наверняка, в ней всю жизнь воспитывали неприязнь к матери. Не исключено, что в ее глазах Диана злая, жадная, самовлюбленная злодейка, которая удавится за копейку…
        - Так нужно поговорить с ней, да и все… Я давно Диане предлагала это сделать, а она все боялась ранить психику своей ненаглядной малышки… Но я думаю, сейчас время пришло, девочке уже восемнадцать, и она, надеюсь, способна мыслить адекватно…
        - Ты знаешь ее телефон, или какие то другие координаты? - Спросил Ивакин.
        - Я, нет. Но у Дианы, само собой, все это имеется, и адрес, и телефон, так что с этим проблем не будет…
        - Хорошо. Оставим это на завтра. Еще, если можешь, расскажи поподробнее о брате Дианы. Ему что-нибудь полагается из наследства?
        - Довольно приличная сумма. Я цифру точную не знаю, но ему эти деньги точно не помешают. Насколько я знаю, человек он не слишком удачливый, к тридцати пяти годам еще ничего путного достичь не сумел… Я всегда Диане говорила, что она ведет не правильную политику по отношению к брату. Но она меня до того скандала не слушала, а потом было уже поздно…
        - Стоп, стоп, стоп! Не части! - Перебил меня Петр. - Давай ка со скандала поподробнее. Давно это случилось?
        - Месяца два назад…
        - Приблизительно тогда же, когда начались покушения?
        - Да, где то так… Только не думаю, что Миша имеет к ним какое то отношение. Он всю жизнь был лентяем и размазней… Единственное, что он всегда любил и не уставал делать, так это рисовать. Диана, видя его склонность, помогла ему поступить на архитектурный факультет строительного института, только там он проучился с грехом пополам всего три года, а потом бросил и подался в свободные художники.
        - Ну, и как, добился успеха?
        - Вся беда в том, что он рисует довольно хорошо, добротно, я бы сказала, но таланта, похоже, совершенно не имеет. Диана много раз показывала его лучшие работы различным специалистам, но те только пожимали плечами, не видя в них ничего заслуживающего внимания. Но она боялась сказать об этом брату и делала вид, что присланные ей работы пользуются успехом и с удовольствием покупаются ее многочисленными богатыми друзьями и знакомыми. Мишу это устраивало, и он продолжал слать и слать свои полотна сестре. Диана дарила их школам, садикам, вешала у себя в офисах, две штуки оставила в квартире, а брату систематически переводила деньги якобы с продажи картин. Не слишком много, от пяти до десяти тысяч долларов за картину, боялась, что больше он просто не поверит. Ему этих денег на жизнь вполне хватало.
        - А из-за чего скандал тогда разразился?
        - Так Миша, возомнив себя модным художником, попросил у сестры ссуду, чтобы открыть в столице галерею своих картин. Он очень быстро намеревался вернуть ей деньги с проданных шедевров. Сам понимаешь, Диана ему отказала. Она то знала, что эта выставка ничего, кроме разочарования, брату не принесет.
        - Он обиделся?
        - Не только. Кто то, видно, внушил ему мысль, что Диана противится его публичной выставке потому, что всю жизнь наживалась на его таланте, продавая картины дорого, а ему отдавала только малую часть выручки . Об этом он и заявил сестре, когда приехал к ней выразить свое возмущение и разочарование.
        - Она рассказала ему об истинном положении вещей?
        - Нет.
        - Как нет? - Удивился Петр. - Но что-то ведь она ему должна была на упреки ответить.
        - Она смертельно обиделась на Мишу. И дала ему денег, чтобы он смог открыть эту выставку.
        - Зачем?
        - Чтобы ему чужие люди объяснили, что представляют из себя его картины, и сколько они в действительности стоят. Он деньги взял, и уехал с ними обратно в Петербург, решив открыть галерею там… С тех пор, насколько я знаю, он не появлялся и даже не звонил. Ну, и Диана, обиженная на брата, тоже его не искала.
        - Нужно попытаться с ним поговорить. - Сказал Ивакин, помечая что то у себя в блокноте. - Завтра пошлю кого-нибудь из ребят в Петербург.
        - Ну, уж если Миша решил убить сестру из-за какой то глупой обиды, то значит, у него крыша от расстройства съехала начисто… Только я, честно говоря, сильно сомневаюсь, что он в этом деле замешан…
        - Все равно проверить придется. Других то вариантов, кроме брата и дочери у нас пока нет.
        - А что с тем мужчиной, которого она ждала вечером? Не может быть причастной к попытке убийства та истеричная женщина, которую видела, вернее, слышала Галя?
        - Нам пока не удалось выяснить кто он, а женщина, как утверждает домработница, ушла где то в половине девятого, сильно хлопнув дверью. Диана тогда и не думала умирать…
        - Значит, нужно искать того мужика… И начать предлагаю с «Пеликана». Если подруга ждала к себе гостя, да еще и домработницу отпустила к маме, значит что?
        - Что? - Не понял Ивакин.
        - Значит, она должна была заказать где то ужин, сама то Диана, признаться, готовить совершенно не умеет. А еду она всегда заказывает только в одном месте - в
«Пеликане».
        - Нужно поговорить с персоналом…
        - Нужно поговорить с Олегом. - Перебила я. - У него в ресторане дисциплина железная. Без его разрешения ни один официант о клиентах болтать не посмеет, да и заказы Диана, скорее всего, делала прямо через Малахова. Так что собирайся быстрее. В это время он обычно бывает на месте…
        - Но нас Юля дома с ужином ждет. - Нерешительно произнес Ивакин.
        - Разговор с Олегом нельзя откладывать. Диана обедала и ужинала у него почти ежедневно, я думаю, он о ее личной жизни знает больше, чем кто бы то ни было… Ты позвони жене, скажи, что мы слегка задержимся, но вернемся не слишком поздно, еще и дома посидеть успеем.



        ГЛАВА 7

        В просторном холле ресторана к нам сразу же подлетел маленький вертлявый человечек в умопомрачительной лиловой блузе с золотым отливом. Свою радость и восхищение он еще издалека начал выражать активными приветственными жестами и выразительной мимикой.
        - Лизонька, солнышко! Ну, наконец то, я снова вижу твою прелестную ни с чем не сравнимую улыбку. - Восторженно запел он, оказавшись ближе.
        - Здравствуй, Игнат. - Улыбнулась я. - Чудесная рубашка.
        - Нравится? - Искренне, по-детски обрадовался собеседник. - Тут все дело в материале, я такой нигде найти не мог лет пять, пока не догадался собственное производство наладить. Купил небольшую фабрику, и вот… Надеюсь, мои ткани в следующем сезоне произведут фурор… - Он так увлеченно размахивал перед нашим носом широкими рукавами, что у меня прямо зарябило в глазах. - А что там, в Париже, теперь тоже мода на японский и китайский этнос, или уже отошло?
        - Я не в курсе, Игнат. Съезди, узнай сам, что теперь во Франции носят.
        - А у тебя тоже наряд прикольный, у кого заказывала? - С некоторой долей ревности спросил Игнат, оценивающе рассматривая мое платье.
        - Да просто зашла в магазин и купила. - Успокоила я его.
        - Кошмар! - С новой силой замахал руками собеседник. - Лучшие клиенты покидают, начинают отовариваться в заштатных магазинчиках ! Куда же деваться нам несчастным провинциальным кутюрье?! - Он трагично воздел руки к небу, как бы призывая самого господа бога подивиться такому бездушию и вопиющей несправедливости. - На что жить?! Чем кормить наших несчастных детей!?
        - Ну, уж не преувеличивай, Игнат! - Чуть не рассмеялась я. - Магазинчик был не заштатный, а очень даже приличный, я бы даже сказала шикарный, да и ты, дружок, вовсе не провинциальный кутюрье, я читала, ты в Лондоне в прошлом году чуть ли не всех затмил своими моделями. И потом, чьих это интересно детей кормить собрался?
        Пропустив мимо ушей последний вопрос, Игнат снова затараторил.
        - И не говори, солнышко. В Лондоне был настоящий успех, это правда. Но сейчас я собираю коллекцию для Токио, этот город я покорю с потрохами… Дианочка считает, что замахиваться на восток пока еще рановато…
        - Ну, уж раз запад пал к твоим ногам, то уж с японцами то ты наверняка договориться сумеешь. - Снисходительно улыбнулась я.
        - А я о чем говорю! - снова взмахнул огненными рукавами Игнат. - Да с такими тканями даже марсиан можно рты пораскрывать заставить. - Его глаза светились энтузиазмом и неподдельным счастьем.
        - Удачи. - Я потянула изумленного Ивакина за рукав и, обогнув махающего руками Игната, потащила его за собой в зал.
        - Жду тебя на показе в субботу! Диане приветик! - Крикнул мне в след кутюрье, я в ответ, не оборачиваясь, махнула ему рукой.
        - Чудной парень. - Сказал Петр, усаживаясь за столик. - Я его по телевизору частенько вижу, но там он как то посолиднее выглядит, и разговаривает иначе.
        - Так он к выступлениям всегда тщательно готовится. Ему то, что нужно говорить, обычно друг на бумажке пишет. Игнат понимает, что сам не слишком умен и образован, поэтому слушается Сергея безоговорочно, а уж тот об имидже и умении подать себя знает все. Талант, такой же, как и у Игната в своей области. Поэтому они и живут вместе счастливо уже почти десять лет.
        - Голубые что ли? - Чуть не поперхнулся Ивакин.
        - Можно и так сказать. Хотя он на это обычно обижается. Он говорит, что ненавидит холодные цвета. Они совершенно не подходят для характеристики его горячих чувств и бешеного темперамента…А что это у тебя лицо такое кислое стало? Ты же современный человек, должен понимать, ориентацию не выбирают. С ней рождаются и потом живут всю жизнь. Многие мучаются. А вот Сергею с Игнатом повезло. Они нашли друг друга и очень даже счастливы. В отличии от нас с Дианой, например, хоть мы и нормальные в понятии обывателя.
        - Все это так, конечно, - не очень уверенно согласился со мной Петр, - но мне это как-то всегда не нравилось…
        - Главное, чтобы им нравилось… - усмехнулась я.
        - Слушай, а почему на нас все оглядываться начали, как только мы в зал вошли?
        - Просто у меня практически за каждым столиком хоть один знакомый имеется. Хоть я и отсутствовала больше трех лет, тут, похоже, за это время мало что изменилось.
        - А официанты что, тоже твои знакомые? Вон тот парень с подносом чуть ногу не сломал, заглядевшись в нашу сторону?
        - А тут все еще проще. - Я с улыбкой посмотрела на Ивакина. - Этот ресторан Олег Малахов купил у меня. Раньше он, как и несколько других, принадлежал мне, вернее моим мужьям.
        - Ничего себе! - Присвистнул Петр. - Да ты, похоже, и правда, невеста с приданным.
        - Точно. А теперь не плохо бы покушать, раз уж мы пришли в ресторан. Что заказывать будем?
        В этот момент к нашему столику торопливой походкой приблизился красивый очень ухоженный мужчина лет сорока . Его темные волосы с небольшой проседью были откинуты назад, а в глазах светилось едва прикрытое беспокойство. Он, не спросив разрешения, присел за наш столик, мельком глянув на Петра, кивнул ему головой и с нетерпением повернулся ко мне.
        - Здравствуй, Лиза! Ты уже приехала? Я ждал тебя сегодня весь день. Велел доложить сразу же, как только ты появишься в ресторане. Что с Дианой? - в его голосе слышалась не прикрытая тревога. - По городу ходят слухи один нелепее другого. Будто она хотела жизнь самоубийством покончить? - Он замолчал и вопросительно уставился мне в глаза.
        - Я приехала как раз, чтобы поговорить с тобой об этом. - Я положила свою ладонь на его руку. - Мне нужно узнать как можно больше подробностей о последних месяцах. Она ведь часто сюда приходила… Я думаю, об ее личной жизни ты должен знать больше, чем я… - Теперь уже я смотрела на Малахова с ожиданием. От того, захочет ли он быть со мной откровенным, зависело, что и сколько я смогу сегодня узнать. Олег нерешительно оглянулся на Ивакина и сказал:
        - Я рад, что ты со своим другом, сразу же по приезду решила посетить именно мой ресторан. Сегодня Вы мои гости, и я хочу пригласить вас в кабинет, где вас обслужат по высшему разряду, как самых важных персон. - Я поняла, что Малахов знает что то важное, но не хочет откровенничать прямо в зале на глазах десятков посетителей. А еще его, возможно, смущает присутствие Петра. Он ведь видит его в первый раз…
        Проведя нас в небольшой кабинет на втором этаже ресторана, Малахов начал с энтузиазмом давать долгие и пространные распоряжения двум вытянувшимся перед ним по струнке официантам, как видно всеми силами оттягивая предстоящий разговор. Ивакин, почувствовав некоторую натянутость в его поведении, похоже, понял ситуацию правильно и, извинившись, попросил показать ему, где находится мужская туалетная комната. Как только он вышел, Олег тут же отослал официантов, плотно прикрыл за ними дверь и сел напротив меня.
        - Я не знаю, что и подумать, Лиза. - Тихо признался он . - Неужели она сделала это из-за меня? - Я промолчала. - Ты ведь знаешь, что мы с Дианой встречались последние полтора года?
        - Она говорила. - Осторожно ответила я. - Но как-то вскользь, без особых подробностей… Я даже не была уверена, продолжается ли это до сих пор.
        - У нас все нормально. - Горячо заверил меня Малахов. - Даже отлично. У Дианы не было поводов пожаловаться на меня. Я никогда не обещал ей жениться или чего-то в этом роде… - Он смущенно замялся, но потом все же продолжил. - Да ей, ты сама знаешь, этого было и не нужно…
        - Я знаю - Успокоила я его. - Расскажи мне, что было вчера, пока мой друг не вернулся, я же вижу, ты при нем откровенничать не хочешь.
        - Вчера мы собирались встретиться с Дианой у нее дома. Договорились утром по телефону, но я не смог… - (Так вот, значит, кого ждала подруга и почему отказалась от охранника на эту ночь…)
        - Что-то случилось?
        - Сначала мелочь, недоразумение. Какой то хулиган запустил здоровенный кирпич прямо мне в центральное окно. Приехала милиция, пришлось ждать, пока составят протокол…
        - Это что же, продолжалось всю ночь?
        - Нет. - С досадой поморщился Малахов. - Ты не дослушала. С милицией мы разобрались довольно быстро, я даже не стал звонить Диане, рассчитывая, что задержусь не больше, чем на пол часа…
        - Что же случилось дальше, раз ты у нее так и не появился?
        - Только я собрался выходить из кабинета, как туда влетела разъяренная, как фурия, Соня…
        - Да уж. - Усмехнулась я. - Твоя жена всегда отличалась бешеным темпераментом.
        - И ужасающей ревностью. - Скривился, как будто от зубной боли, Олег. - Она все нервы мне измотала, истеричка.
        - Можно подумать, у нее не было поводов для ревности. - Я достала из сумочки пачку сигарет. - Ну, и что она узнала на этот раз?
        - Ей прислали фотографии нас с Дианой. Ну, и подписи к ним соответственные… Еще несколько записей телефонных разговоров…Так, ничего особенного, но моей супруге хватило, чтобы закатить истерику на всю ночь…
        Понятно. Я понимала Малахова, болезненная ревность его жены, порой совершенно беспочвенная, отравила жизнь не одной официантке его ресторана, да и любая женщина, попавшая под подозрение Сони, могла подвергнуться оскорблениям с ее стороны. Соня никогда не считала зазорным поскандалить даже в самом людном месте.
        - Значит, ты ругался с женой, и даже не имел возможности предупредить Диану, что не придешь?
        - Да ты что, Лиза! Я и подумать не мог, чтобы ее номер набрать…
        - Я так и знала! - Дверь в кабинет резко распахнулась, явив нашим глазам возбужденную фигуру Сони Малаховой.
        - Не поминай лихо, пока оно тихо… - Прошептала я, с опаской поглядывая в ее сторону. Кто знает, что взбредет в голову этой ненормальной.
        - Посмотрите люди добрые на этого ловеласа! - Не закрывая двери, во весь голос завопила она. - Вчера еще с одной подружкой развлекался, а сегодня уже вторую в кабинет приволок, гад. Я смотрю, Вы даже стол накрыть не потрудились, видно, не до этого было…
        - Успокойся, Соня. - Спокойно и примирительно попыталась возразить я. - Мы просто разговариваем…
        - А ты молчи, сучка крашеная, я сейчас не с тобой разговариваю, а с мужем. С законным, между прочим, супругом…
        - Милая барышня, разрешите, пожалуйста, пройти. - Соня чуть не подпрыгнула от неожиданности, услышав позади себя эти слова, а я с облегчением увидела на пороге Ивакина. Он появился в кабинете чертовски вовремя. Я уже чувствовала, что Соня вовсе не прочь вцепиться своими ярко красными коготками прямо мне в волосы.
        Оценив обстановку, Петя осторожно задвинул на время примолкшую женщину в кабинет и, плотно прикрыв дверь, подошел ко мне.
        - Дорогая, тебя нельзя оставить без присмотра даже на минуту. - Он наклонился и поцеловал меня в щеку. - Что тут у Вас случилось? Почему такой шум?
        - Ничего страшного. - Заторопился Малахов. - Просто моя жена несколько превратно истолковала ситуацию. Правда, любимая?
        Лицо Сони выражало явное сомнение, но все же она автоматически кивнула и присела на зеленый велюровый диван у стены. После минуты напряженного и неловкого молчания кабинет снова наполнился шумом и легким звоном посуды, это официанты, наконец то, принесли заказанный Малаховым ужин. Он распорядился подать еще один прибор для Сони, и мы все четверо с не слишком счастливыми лицами уселись к столу. Разговор не клеился. Пожалуй, только Ивакин не испытывал особого дискомфорта и с интересом посматривал на смущенное лицо Олега, избегающего огненных взглядов разъяренной супруги.
        - Я слышала, Диана Ярославовна в больницу вчера попала. - Как бы безразлично поинтересовалась Соня. Она намеренно назвала подругу по отчеству, как бы подчеркивая их десятилетнюю разницу в возрасте. - Интересно, что с ней случилось? Вчера она совершенно не выглядела больной.
        - Где ты ее вчера смогла видеть? - Поразился Малахов. - В ресторан она не приходила…
        - Я смотрю, ты прямо учет ведешь, когда и во сколько госпожа Городецкая к тебе заходит. - Язвительно выдала она и продолжила есть.
        - А все же, Соня, где ты вчера видела Диану? - Я очень хотела узнать ответ на этот вопрос. - Говорят, она весь день провела дома…
        - Там я ее и видела. - Во взгляде женщины опять появилась агрессивность. - И не надо на меня так смотреть. - Выкрикнула она Олегу. - Я что, не имею права нанести визит дорогой подруге нашей семьи?
        - Зачем тебя туда понесло? - Тихо спросил он. - Тебе что, мало скандалов со мной?
        - Я все высказала этой похотливой старухе, что думаю о ее увядших прелестях и о ваших с ней отношениях…
        - Замолчи, Соня! Хватит меня позорить … Здесь же посторонние люди…
        - А ты меня, значит, позорить можешь! - Снова в полный голос заверещала она. - Люди его смущают! Ну, надо же! Неужели эта мадам не знает, чем занималась в этом кабинете, вот на этом самом зелененьком диванчике, ее обожаемая подруга?
        Малахов с каменным лицом отодвинул от себя тарелку, схватил Соню за шкирку и выволок из комнаты. Она яростно сопротивлялась, несколько раз даже умудрилась укусить мужа за руку. Еще несколько минут мы слышали из коридора проклятия, посылаемые Соней в адрес своего супруга, потом все стихло.
        - Веселый получается вечер. - Сказал Петр, откидываясь в кресле. - Почему бедняга не разведется с этой истеричкой? Ей лечиться нужно долго и серьезно, я это точно говорю.
        - Почти все деньги их семьи принадлежат Соне. - Хмуро пояснила я.
        - А! Ну, тогда придется потерпеть. - Усмехнулся Ивакин. - Деньги, судя по всему, не малые…
        - Нормальные деньги… - Задумчиво ответила я. - Слушай, что ты думаешь по этому поводу? Могла эта дамочка попытаться Диану убить? Олег мне только что рассказал, что должен был встретиться с Диной вечером, но не смог, опоздал… а потом принеслась разъяренная, почти невменяемая Соня… Какой то анонимный доброжелатель потрудился поставить ее в известность об отношениях Олега и Дианы, показал фотографии, дал послушать записи телефонных разговоров… Такие особы, как она, на многое способны лишь бы не выпустить из рук того, что считают своим…
        - Судя по ее поведению, я с трудом могу представить, чтобы она все это смогла провернуть… Скорее бы уж она Диану по голове чем-нибудь саданула или яд подсыпала… Но ее признание наводит на мысли…
        - Например? - Поинтересовалась я.
        - Мне очень сильно не понравились фотографии и пленка. У меня такое ощущение, что кто-то специально сфотографировал Диану с Малаховым и даже записал несколько телефонных разговоров, чтобы передать все это его жене именно в тот день, возможно, и окно разбил этот же человек, именно для того, чтобы задержать Олега, пока Соня ругается с Дианой…
        - Но зачем это могло быть кому-то нужно? - Никак не могла до конца понять я.
        - Чтобы у Дианы все-таки появился вполне реальный повод для того, чтобы распрощаться с жизнью… Женщины вообще, как правило, тяжело переживают неудачи на любовном фронте…
        - Только не Диана… Хотя ты прав, особенно если вспомнить официальное заключение… Но все таки у меня как то в голове не укладывается, что кто то может действовать настолько изощренно, но вместе с тем удивительно глупо. Может, это все таки Соня… Ушла, а потом решила еще раз вернуться к сопернице… - Не слишком уверенно предположила я.
        - Исключено. В экспертизе довольно точно вычислено время, когда были перерезаны вены, это случилось часа четыре спустя после того, как закончился допрос Малахова милиционером по поводу разбитого стекла… Супруги к этому времени уже давно и увлеченно скандалили у себя дома… Если исключить, что Малаховы оба замешаны в попытке убийства, то они создают друг другу вполне сносное алиби. Нужно еще, попробовать поговорить с их соседями. Если скандал подобный тому, что мы только что видели, действительно, имел место, его безусловно должны были слышать соседи как сверху, так и снизу. Но я думаю, версию об их совместной причастности можно смело отбрасывать. Олегу просто нет никакого смысла избавляться от любовницы таким изощренным способом. Он не получает от этого абсолютно никакой выгоды… И потом, нельзя сбрасывать со счетов и три предыдущие попытки . Это тоже никак не могла сделать ревнивая Соня Малахова. Она, судя по всему, только вчера узнала об отношениях Дианы и ее мужа…
        - Да уж наверняка она бы два месяца молчать и копить обиду не смогла…
        - Ну вот. Значит, Малаховых пока из подозреваемых вычеркиваем?
        - Вычеркиваем. - Вздохнула я. - И опять остаемся у разбитого корыта. Времени потратили кучу, а все без толку. Практически ничего полезного узнать не удалось.
        - Ты не совсем права. Мы узнали, что есть какой-то человек, который имеет причины для того, чтобы активно вмешиваться в жизнь твоей подруги. Он действует анонимно и явно не симпатизирует Диане… Он вполне мог попытаться ее убить…
        - Очень умное замечание. - С сарказмом заметила я. - Естественно, что кто то покушался на нее, безусловно это был человек и он уж точно подруге не симпатизирует… Осталась самая малость, выяснить, кто этот загадочный незнакомец.
        - Вряд ли это такой уж незнакомец… по крайней мере для Дианы. Во всяком случае, на дверном замке нет никаких следов взлома, значит, подруга сама добровольно открывала ему дверь…
        - Это не показатель. Может, он прикинулся водопроводчиком, например…
        - Ночью? И вообще, Лиз, хватит фантазировать. Пока у нас нет ни одного более менее достоверного факта, предположения строить рано, иначе запросто можно свернуть с правильного пути и углубиться бог знает в какие непролазные дебри… На самом деле мотив любого преступления, как правило, лежит на виду, под самым нашим носом, и от этого заметить его совсем не просто… Давай ка побыстрее заканчивай с кофе и поедем к нам. Боюсь, Юля будет не довольна, если ее усилия по приготовлениям к вечеринке пропадут даром.



        ГЛАВА 8

        Утром я проснулась довольно поздно. Часы на тумбочке у кровати показывали одиннадцатый час. Вчерашняя вечеринка в доме Юли затянулась заполночь. Если честно, то получилась она не слишком радостной . Юля хоть и старалась этого не показывать, кажется, слегка обиделась на нас с Петей, что мы не пригласили ее с собой в ресторан и даже не поставили об этом в известность. Говорить она по этому поводу ничего не стала, но взгляд, которым она одарила меня и своего мужа, мне не очень понравился.
        За столом мы только и делали, что обсуждали произошедшие с Дианой несчастья. В основном предположения одно нелепей другого выдвигала Юлька, Ивакин, выслушав очередной вариант, недоуменно пожимал плечами и продолжал невозмутимо жевать. Затем через пару минут здравых размышлений он начисто отметал версии о ревнивом любовнике, тайной организации женоненавистников, мстительной жене одного из Дианиных поклонников… Я не слишком торопилась с выводами. Отсутствуя рядом с подругой больше трех лет, я мало что понимала в том, что же с ней происходит, чем она жила эти годы, кого любила, с кем общалась. Конечно, приезжая ко мне во Францию погостить, Диана всегда по долгу и со вкусом рассказывала мне о своих романах и увлечениях, о наиболее важных событиях в бизнесе, но слышать, это одно, а видеть и оценивать обстановку своими глазами, совсем другое дело. Поэтому мне хотелось как можно больше узнать о жизни подруги, а уж потом высказываться в пользу той или иной версии. Четвертым человеком, сидящим с нами за столом, была Патрисия, поначалу я видела, что и ее тема разговора занимает, она даже есть иногда
забывала, так и застывала с раскрытым ртом, вслушиваясь в нашу эмоциональную и непривычно торопливую для ее восприятия речь. Подозреваю, она так и не смогла понять даже трети сказанного нами в тот день. Спустя минут двадцать, видимо утомившись от этого бесполезного занятия, она перестала обращать внимание на наши разговоры и полностью сосредоточилась на остывшем ужине. А потом и вовсе, извинившись, ушла в комнату, отведенную заботливой Светкиной домработницей для моего ребенка и его няни.
        И еще я заметила, что после долгой разлуки все мы дружно стараемся избегать разговоров о прошлом, о тех событиях, которые четыре года назад свели нас вместе, сблизили и сделали почти родными людьми, пожалуй, на всю оставшуюся жизнь. Тем не менее, память о них была не слишком приятна… Юлю беспокоило, по-видимому, то, что в те времена Петя, ставший теперь ее бесценным и обожаемым мужем, был всерьез влюблен в меня и всеми силами старался добиться взаимности. Она опасалась, что такие серьезные чувства не проходят бесследно, и затухший на время костер может воспламениться от любого воспоминания или не осторожно брошенной фразы. Ивакин тоже в ходе того расследования попал в очень не приятную и двусмысленную ситуацию. Из любви ко мне он подтвердил, что мой муж сам на его глазах нажал на курок прижатого к собственному виску пистолета, хотя на самом деле все обстояло совсем не так… Зная честный и бескомпромиссный характер Петра, не трудно догадаться, как не просто ему было бороться со своим чувством долга и обманутой совестью… Я тоже не горела желанием окунаться с головой в воспоминания. Ведь кроме горя и
слез тот год мне практически ничего не принес… Поэтому, я думаю, что когда, наконец, пришло время расходиться по кроватям, все мы трое втайне друг от друга вздохнули с облегчением. По дороге зайдя в комнату Павлика, я несколько минут полюбовалась на его умиротворенное спящее личико с ямочками на щеках и, мгновенно успокоившись, уютно устроилась под теплым пуховым одеялом в гостевой комнате Юлиной квартиры. Усталость и волнения этого длинного дня очень быстро взяли свое, я практически сразу провалилась в глубокую яму сна…



… Вставать из теплой и уютной постели жутко не хотелось, но, вспомнив сколько дел с нетерпением ждут меня сегодня, я еще разок сладко потянувшись, спустила с кровати ноги, накинула халат и направилась в кухню. Юля ожидала меня, сидя за накрытым столом.
        - Привет. Проснулась, наконец? - Спросила она, протягивая мне чашку со свежесваренным кофе. - Я специально всем говорила, чтобы передвигались по квартире тихо и дали тебе поспать. Ты вчера, наверное, зверски устала. Сначала сборы, перелет, потом вся эта беготня по больницам, переживания…
        - Да уж. - Кивнула я, с удовольствием пригубив крепкого ароматного напитка. - Денек выдался не слабый. Сегодня, чувствую, будет ни на грамм не легче.
        - Тебе Петя вот тут задание оставил. - Юля протянула мне сложенный вдвое листок из обычной ученической тетради, и связку ключей.

« Лиза, прошу тебя, съезди в квартиру Дианы и постарайся найти там документы, о которых мы вчера говорили. Фотографии, отчеты адвоката, вообще все, что связано с ее дочерью, а так же координаты Михаила Ярославовича Покровского. Как только что-то узнаешь, сразу позвони мне. Петр.» - прочитала я.
        - А сам то он где? Неужели уже ушел?
        - Унесся. - Печально сказала Юля. - Даже не позавтракал, чмокнул меня в щеку, и все. Он вообще сегодня ночью практически не спал, возился постоянно, курить пару раз вставал… Беспокоюсь я, Лиз.
        - Насчет Дианы? - Спросила я, внимательно посмотрев в печальное лицо подруги.
        - И это тоже… - Юля замялась и опустила глаза. Но потом, видимо все же решившись, продолжила. - Я о Пете беспокоюсь…
        - С ним что то не так? - Встревожилась я.
        - Я вчера вдруг внезапно почувствовала, что он стал каким то другим… чужим… Ну, я не знаю, как объяснить…
        - Потому что объяснять нечего. - С досадой ответила я. - Придумываешь себе проблемы…
        - Да ничего я не придумываю. - Посмотрела на меня полными слез глазами Юля. - Позавчера еще он был таким теплым, родным, ласковым мальчиком, а вчера сразу как будто лет на десять повзрослел …
        - Юль, а ты часто до этого к мужу на работу заглядывала? Интересовалась, как у него расследования продвигаются?
        - Нет, Лиз. Я стараюсь в его дела поменьше лезть… Понимаешь, я не хочу, чтобы он почувствовал себя зависимым, ведь деньги на агентство дала я, и, если я буду соваться в его работу, он может подумать, я пытаюсь его контролировать…
        - Вот в этом все и дело! - Улыбнулась я. - Ты привыкла видеть в нем только нежного, влюбленного мужчину, а вчера случайно увидела совершенно другой образ своего мужа. Ты разве не знала, что все мужчины, садясь в рабочее кресло, буквально перерождаются?
        - Ты думаешь, это все из-за расследования? - Недоверчиво посмотрела на меня подруга. - Дай бог…
        - Ну, а что еще то может быть? Конечно, Петя переживает, что не смог вовремя Диану защитить, хоть она к нему и обращалась за помощью. Поэтому и ночью заснуть не может, переживает, наверное…
        - Ага. - С горечью перебила меня Юля. - Вскакивает с постели, хватает сигарету и нервно курит, уставившись на дверь, за которой спишь ты.
        - Ты что Юль? Офонарела? - Я чуть не подавилась от неожиданности куском круассана. - Ты ревнуешь его что ли?
        - Ревную. - Шмыгнула носом подруга и отвернулась, чтобы скрыть предательские слезы, снова появившиеся на глазах. - А как не ревновать то, когда он вчера весь вечер на тебя смотрел, как на богиню какую-нибудь, или королеву заморскую. Думаешь, я не помню, как он от любви к тебе три года назад помирал? Ты уехала, а он мне все уши прожужжал о твоей красоте, чистоте и неземном совершенстве…
        - Я, честное слово, не знала, Юль… - Пораженно прошептала я. - Я и не думала, что у него все успело зайти настолько далеко… Но ведь это же все в прошлом, теперь он любит тебя, вы женаты, у вас все хорошо…
        - Я тоже так думала, - уже не скрывая слез, призналась Юля. - Но я же вижу, стоило ему тебя увидеть, и все началось сначала…
        - Знаешь, Юль, если честно, мне кажется, ты все это придумала … Вернее не ты сама, а твоя глупая ревность и неуверенность в себе… По крайней мере я ничего такого во время общения с Петей в свой адрес не увидела… Да и раньше то тоже ничего особенного между нами не было, мы даже за руку ни разу не держались, насколько ты знаешь… Так что не стоит себя накручивать по пустякам. Между мной и твоим мужем ничего нет, и быть не может. Уж это я тебе могу твердо обещать. - Настроение с самого утра было бесповоротно испорчено. Я встала из-за стола и направилась в детскую.
        - Лиз. - Робко окликнула меня Юля. - Ты извини меня, ладно. Я, наверное, и правда несу чушь… Просто влюбилась я в Петю как дурочка на старости лет, и больше всего на свете боюсь его потерять…
        - Да ладно тебе, о какой старости ты говоришь, у тебя вся жизнь еще впереди, а ты себя уже в утиль списать норовишь…
        - Но он ведь такой красивый, и моложе меня на много… - Юля старательно вытерла глаза, лежащей на столе салфеткой. - Давай не будем больше об этом говорить, ладно? Ты забудь, все, что я тебе тут сейчас наговорила…
        - Хорошо. - Смешная эта Юля, на слова то еще можно не обращать внимания, но разве можно забыть такие жалкие и несчастные Юлькины глаза в тот момент, когда она их говорила? - А почему Павлика не слышно? Неужели он все еще спит?
        - Ну что ты! - С облегчением воскликнула подруга, видя, что я намеренно сменила тему разговора. - Они с Дашей уже час назад гулять на улицу вышли, а твоя французская няня тихонько сидит в комнате и зубрит словарь русского языка.
        - Она его что, с собой что ли привезла? - Удивилась я.
        - Вот уж не знаю. - Пожала плечами Юля. - По крайней мере у нас такого точно не было… Ты в квартиру Дианы прямо сейчас пойдешь, или сначала в больницу заедем? Мне нужно лекарства отвезти, которые доктор заказывал. Представляешь, у них там даже лечить людей и то не чем…
        - Я думаю, Пете документы Дианины как можно раньше нужны, он сможет тогда с адвокатом Дианы связаться и попытаться найти ее брата… Наверное, лучше сделать так, ты поедешь в больницу, а я к Диане домой, потом созвонимся и решим, что делать дальше. Если честно, я рассчитывала, что мы с тобой вместе пойдем. Жутковато там одной находиться после всего, что случилось. Но раз тебе нужно в больницу, тогда придется идти одной…
        - Хотите, я с Вами пойду в этот дом? - Неожиданно услышала я позади себя . Я резко обернулась и воскликнула.
        - Пат! Как ты меня напугала! Ты почему с Павликом сама гулять не пошла, а послала Юлину домработницу?
        - Она сама попросила… - Смутилась девушка, - сказала, что поведет мальчика в ближайший парк… а я ведь тут не знаю ничего, потеряться могу… Если хотите, я могу поехать с Вами. - Снова повторила она. - Убраться там помогу.
        - Ну, хорошо. Помощь мне, действительно, будет не лишней.
        Юля любезно одолжила нам с Патрисией свою машину, и мы уже спустя тридцать минут были на месте. По дороге, немного смущаясь, девушка спросила меня не смогу ли я помочь ей разыскать Колю Королева, из-за которого она собственно и приехала в Россию.
        - Извини, Пат. - Ответила я. - Со всеми неожиданно свалившимися мне на плечи проблемами я совершенно забыла про твоего Колю. Обещаю, завтра или в крайнем случае после завтра займемся поисками. Согласна еще немного подождать? - Патрисия с улыбкой кивнула.
        В квартире Дианы никакого особенно сильного беспорядка мы не обнаружили, уборка комнатам, безусловно, требовалась, но совсем не такая глобальная, как я ожидала по отзывам Юли. Только в огромной ванной комнате, куда я заглянула с большой неохотой, действительно, царил настоящий разгром. Хотя крови на полу и стенах было неожиданно мало, видимо благодаря потопу, который прошлой ночью спас Диане жизнь.
        - Проходи, раз уж вызвалась помогать. - Сказала я Патрисии, видя, что пока я провожу беглый осмотр квартиры, она так и топчется у входа, сжимая в руках свою сумочку и не решаясь без приглашения пройти внутрь.
        - А зачем мы вообще сюда пришли? - Робко спросила девушка, от волнения снова переходя на родной французский язык. - Убираться?
        - Не совсем. - Задумчиво ответила я. - Но и прибраться, я думаю, тоже придется. Я планирую сегодня, в крайнем случае завтра перебраться сюда жить, пока Диана не пойдет на поправку… Не понравился мне утренний разговор с Юлей… Но сначала нам нужно тщательно осмотреть все ящики и пролистать все имеющиеся в квартире документы. Хорошо хоть сейфом обзавестись подруга не догадалась, а то фиг бы мы его открыли, не зная ни кода, ни пароля.
        - А что мы должны найти?
        - Документы, касающиеся Дианиной дочери, живущей во Франции, переписку с муниципалитетом Руана, фотографии девочки, и еще желательно обнаружить адрес, или хотя бы телефон ее брата, Михаила. Давай я начну с кабинета, а ты иди в спальню, все бумаги, которые сможешь найти, приноси сюда, тут и разберемся, что к чему. Хорошо? - Патрисия молча кивнула и направилась в комнату.
        Координаты Михаила я нашла довольно быстро, прямо в телефонной книжке, которая спокойно лежала на тумбочке в кабинете, я набрала номер Петра и сразу же продиктовала адрес Дианиного брата в Петербурге. Так же быстро в одном из ящиков массивного письменного стола обнаружилась папка с документами, охватывающими всю восемнадцатилетнюю жизнь ее дочери, Натали Линдер. Не было только альбома с фотографиями девочки. Закончив осмотр кабинета, я отправилась в спальню, надеясь найти фотографии там, в одной из прикроватных тумбочек Дианы. Она не раз говорила мне, что часто рассматривает снимки перед сном, лежа в кровати и мечтая, о том, как когда-нибудь все таки произойдет ее встреча с дочерью, как она обнимет ее и крепко-крепко прижмет к себе.
        В спальне я застала Патриссию, изумленно застывшую у распахнутых дверок одного из Дианиных шкафов. Он был набит детскими платьицами всевозможных размеров от самых маленьких до вполне взрослых нарядов на девочку-подростка. На дне шкафа, и на полках пестрели мишки, матрешки, куклы в ярких шелковых одеждах.
        - Вы, вроде, сказали, что у Вашей подруги дочь во Франции… У нее что есть еще одна девочка? - С удивлением обернулась, услышав мои шаги Пат.
        - Да, нет, к сожалению. - Со вздохом сказала я, беря в руки мягкого белого зайца. - Это очень печальная история… Диана видела свою девочку несколько раз, ее разлучили с ребенком, когда Натали было всего год, и с тех пор жизнь матери превратилась в кошмар. Она всю себя практически посвятила борьбе за возвращение дочери. Иногда мне даже казалось, что она от горя потихоньку сходит с ума. Особенно, когда смотрела на этот вот шкаф. Диана покупала наряды и игрушки для Натали с таким увлечением, как будто забывала на время, что ее вовсе нет рядом и носить эти платья будет некому. А может, она просто надеялась, что ей все же позволят забрать девочку и постоянно готовилась к встрече с ней… Не знаю… У меня до сих пор слезы на глаза наворачиваются при взгляде на этих зайцев и медведей…
        - А почему ей не позволили воспитывать дочку? Это Давид, отец Натали запретил? Или Изабель? Но ведь она могла их не слушать… - Тихо спросила Патрисия, как завороженная глядя на зайца в моих руках.
        - Их то могла, - вздохнула я. - Но у вас во Франции законы на этот счет очень строгие. Нужно много сил и времени, чтобы все препоны обойти. Мало у кого выдержки хватает на это. Но Диана смогла, она победила упертое французское законодательство. Ей в конце концов разрешили. Через семь лет она добилась разрешения вывезти девочку в Россию, но Натали не захотела жить со своей матерью… Ладно. Все это в прошлом. Натали Линдер теперь восемнадцать лет, и она, я думаю, ни в чьей заботе уже не нуждается. Если отец и мачеха не запудрили ей окончательно мозги ненавистью к родной матери, то рано или поздно она все же приедет хотя бы для того, чтобы познакомится с самым родным и любящим человеком на свете. А если нет, так тут уж ничего не поделаешь. Значит, такая у Дианы судьба, состариться в одиночестве… Ты тут нигде такой небольшой альбомчик с фотографиями не видела? Из темно-зеленой кожи… Ты слышишь меня, Патрисия? - Окликнула я, заметив, что девушка думает о чем то своем.
        - Да-да, я слышу. - Встрепенулась она. - Я в этой комнате везде посмотрела, но не видела вообще ни одной фотографии…
        - Ну, тогда пойдем искать дальше.
        К моему удивлению, мы не смогли найти в квартире не только темно-зеленого альбомчика с фотографиями Натали, но и никакого другого, кроме огромного портрета Дианы над камином в гостиной. Я точно знала, что у подруги имеется множество кадров с различных приемов и дружеских вечеринок, мы не раз и не два перебирали их скучными зимними вечерами, сидя у камина. Куда она могла их спрятать? Не могла же она их просто взять и выбросить или уничтожить… Потратив на поиски еще полчаса, я окончательно убедилась, что они совершенно бесполезны, взяла из кабинета папку с документами и поехала в больницу к Диане. Патрисия осталась готовить квартиру к переезду.



        ГЛАВА 9

        Остановившись на светофоре, я вдруг совершенно неожиданно для себя на автобусной остановке увидела знакомую фигуру. Доктор Тихомиров курил, внимательно всматриваясь в подъезжающий автолайн, который стоял на светофоре прямо передо мной. Дождавшись зеленого света, автобус, так и не остановившись, проехал мимо. Я тихонько нажала на газ, и моя машина медленно тронулась к остановке. Приблизившись почти вплотную, я коротко посигналила. Тихомиров оглянулся и, ничего не увидев сквозь тонированные стекла, с видимой досадой пожал плечами и снова уставился на дорогу позади меня. Проехав еще несколько метров, я включила аварийку, заглушила мотор и вышла из машины. Мельком взглянув в мою сторону, Тихомиров вежливо поздоровался.
        - Я почему то так и подумал, что это Вы, Елизавета Анатольевна. Едете подругу проведать? К сожалению, порадовать Вас пока не чем. Никаких изменений в состоянии Городецкой не наблюдается. Но я надеюсь на положительную динамику…
        Честно сказать, я слегка удивилась, услышав, что этот хмурый и неприветливый доктор потрудился запомнить не только мою внешность, но даже и имя вместе с отчеством.
        - Здравствуйте, Денис Алексеевич. Я рада услышать от вас хоть сколько-нибудь оптимистический прогноз.
        - Надо же какой прогресс! - В голосе доктора послышалась уже знакомая мне насмешка, но если вчера она меня неимоверно раздражала, то сейчас почему-то даже стало слегка неудобно за свое прошлое поведение. - С удовольствием поговорю с Вами, Елизавета Анатольевна, но только не сейчас. Я ездил на вызов, а теперь вот меня срочно в больнице ждут, так что извините… Если хотите получить консультацию немедленно, можете позвонить профессору Ильину. Он уже осмотрел Вашу подругу.
        Тихомиров еще раз вежливо улыбнулся и вновь повернулся к дороге.
        - Денис Алексеевич. - Не слишком уверенно окликнула я. - Если Вы так торопитесь, может, позволите Вас подвезти?
        Он задумчиво посмотрел в мою сторону и решительно подошел к машине.
        - Я не слишком привык обременять людей своими проблемами, - сказал он, усевшись рядом со мной на сиденье, - но уже третий автобус проехал, не останавливаясь, а мне здесь стоять совершенно не когда…
        - Да не оправдывайтесь, доктор. Мне эта услуга ничего не стоит. А Вы бы минут двадцать только на дорогу от остановки до больницы потратили…
        - И не говорите. - С досадой кивнул собеседник. - Я уже второй год с администрацией борюсь, чтобы перенесли ее поближе. К нам ежедневно сотни пациентов, их родственников, друзей, знакомых и в дождь, и в снег, и в жару добираются с сумками на перевес… Правда, пока никакого вразумительного ответа я ни разу не получил…
        - Странно, я раньше думала, что врачи, работающие в больницах, на вызовы не ездят. Для этого скорая есть или участковые из поликлиник.
        - Как правило, так. - Кивнул Тихомиров. - Но случается всякое. - Он отвернулся к окну и достал пачку с сигаретами.
        - Калымите что ли? - Догадалась я. - Во время рабочего дня?
        - Это вряд ли можно так назвать… Хотя… Меня в детскую больницу на консультацию вызывали. Им два часа назад привезли младенца, вывалившегося из окна второго этажа, его срочно готовят к операции. У меня в нейрохирургии уже сложилась кое какая репутация, вот и обратились… У Вас курить можно?
        Я автоматически кивнула. Мне второй раз за последние несколько минут стало неудобно перед этим человеком.
        - Они предлагали Скорую прислать, - с удовольствием затягиваясь, продолжил Тихомиров, - но я решил, что на своей машине быстрее будет, а вышел облом. Аккумулятор, наверное, все же придется менять… - На его лице появилась явная озабоченность. - Я думаю, дело в нем, по-хорошему то его еще в прошлом сезоне нужно было выбросить на помойку…
        - Странный Вы человек, Денис Алексеевич, - задумчиво произнесла я, выезжая на проспект. - Говорят, Вы специалист классный… вон даже на консультацию приглашают из других больниц. И профессор о Вас очень даже уважительно отзывался. Неужели Вы не можете найти себе более достойное место работы?
        - А это чем не достойное? - Искренне удивился Тихомиров. - Больница, пожалуй, самая крупная в городе… Ну, а если Вы имеете в виду зарплату, - усмехнулся он, - то тут я согласен, платить учителям и врачам могли бы побольше. Это было бы справедливо.
        - Ваш учитель, профессор Ильин, тоже медик, но ездит, если Вы в курсе, на
«Мерседесе» последней модели, и уж точно проблем с аккумуляторами не имеет…
        - Ну, это Вы зря. Импортные машины в наших условиях не всегда настолько надежны, как кажутся… И мою «девяточку» рано еще со счетов списывать, надеюсь, еще пару лет как миленькая пробегает, вот только аккумулятор…
        - Оптимистично. - Перебила я его . - Но глупо. Сейчас здоровье ценится очень высоко. Я знаю множество людей, которые за одну удачную операцию способны выплатить стоимость любого автомобиля…
        - А я знаю несравненно большее количество людей, которые не способны оторвать от своего скудного бюджета даже тысячу рублей, иначе им не чем будет кормить детей… - На этот раз серьезно отозвался Тихомиров. - Они часто умирают не от неизлечимых а просто от запущенных болезней, так как не могут вырваться с работы, выстоять огромную очередь и проконсультироваться с доктором… Кто должен лечить их, если все более менее приличные специалисты, едва получив опыт, будут переходить на полнейший хозрасчет?
        - Но ведь и врачам нужно как-то жить… - Не слишком уверенно возразила я.
        - Жить всем нужно. Иначе, некому работать будет, придется тем, кто сейчас платит, самим к станкам вставать…
        - У меня такое ощущение, что Вы намеренно стараетесь меня оскорбить.
        - Да что Вы! - Излишне живо возразил доктор. - И в мыслях не имел.
        - Почему Вы считаете, что люди, имеющие возможность жить так, как они хотят, в чем то виноваты перед теми, кто этой возможности не имеет? Вы не допускаете, что деньги можно получить честным путем, никого не обкрадывая, не убивая и не спекулируя?. Что их просто можно заработать. Своим трудом, умом, талантом.
        - Наверное, можно. - Не раздумывая согласился Тихомиров и тут же добавил, - я, правда, таких почти не встречал… Но я не слишком часто общаюсь с людьми богатыми, так что мне простительно.
        - Как то не складываются у нас с Вами отношения, доктор, вчера я на Вас постоянно нападала, теперь Вы клеймите всю популяцию богатых людей в моем скромном лице… Нам почему то трудно понять друг друга…
        - А нам и не нужно изучать точку зрения друг друга, слава богу. Скоро Ваша подруга немного поправится, ее состояние стабилизируется, Вы перевезете ее в комфортабельную клинику профессора, и на этом наше общение благополучно закончится…
        - Знаете, Денис Алексеевич, когда я утром разговаривала с Альбертом Владимировичем, он отзывался о Вас значительно уважительнее. А Вы, похоже, его тоже осуждаете…
        - Вы ошибаетесь. Профессор великий человек. И клинику, и «Мерседес» он честно заработал. И свой долг человечеству он уже давным-давно выплатил к своим семидесяти годам.
        - А Вам, значит, еще просто рановато?
        - Вот именно. - Серьезно подтвердил Тихомиров.
        - А когда, по-вашему, пора будет? - Поинтересовалась я.
        - Как получится. Вот диссертацию для начала писать начал… Идет, правда, медленно, работа все время отнимает.
        - Жить с Вами, наверное, не просто. Вчера Вы были еще с ночной смены, а сейчас уже снова на посту…
        - Вы говорите точь в точь, как моя жена. - Усмехнулся Денис Алексеевич.
        - Вы женаты?! - Почему-то это открытие меня крайне удивило.
        - А что, я выгляжу одиноким и брошенным? - Я неопределенно пожала плечами и тактично промолчала, а Тихомиров, вздохнув, добавил:
        - вообще то, Вы правы. Марина ушла от меня три месяца назад…
        - Извините, я не знала…
        - Да, ничего страшного. Я был даже рад, когда это, наконец-то, случилось. Мы так долго и нудно шли к этому, что измотали друг другу все нервы. Скандалили с утра до вечера… - Тихомиров снова достал из кармана сигареты. - Я оказался нерадивым семьянином… А, может, и не только во мне дело. Друзья говорят, что все жены считают своим долгом пилить мужа по любому удобному поводу.
        - Это не правда. - Неожиданно для себя самой сказала я. Откровенность, с которой Денис Алексеевич говорил о своей жизни, вдруг вызвала в моей душе искренний отклик. - Мы с мужем прожили четыре года и ни разу не ругались… Даже голоса всерьез друг на друга не повышали… Вернее, был один раз. Единственный…
        - Неужели расстались после первой же ссоры? - Недоверчиво поинтересовался Тихомиров.
        - В тот день его не стало… Я ушла, хлопнув дверью, а его убили. До сих пор себе простить не могу.
        - Я не знал… - теперь пришла его очередь извиняться. - Мне очень жаль… Это случилось недавно? - Осторожно спросил он.
        - Почти пять лет прошло.
        - И Вы что же с тех пор так и живете одна?
        - С сыном. Ему три года, очаровательный ребенок. Другой мужчина, кроме него, уже вряд ли надолго приживется в моем доме.
        - Вы еще так молоды, - счел своим долгом отвесить мне комплимент Тихомиров, - и красивы, что я бы на Вашем месте зарекаться не стал… Только я не совсем понял, мальчику всего три года?
        - Я не так уж молода, мне тридцать четыре, и я знаю, о чем говорю… А что насчет Павлика, то это мой ребенок от второго брака… Вернее, брака то собственно не было, Сергей застрелился прямо у меня на глазах во время свадебной церемонии… - Я удивилась, насколько спокойно прозвучали из моих уст эти слова. Пожалуй, впервые за последние годы я вспомнила об этом с поразительным безразличием. - Мужа не стало, а вот сынишка остался…
        - Ужасно. - Искренне посочувствовал Тихомиров. - несчастный случай?
        - Самоубийство. - Коротко отрезала я. Денис Алексеевич изумленно на меня посмотрел, но от комментариев тактично отказался. Пряча свое смущение, он начал торопливо прикуривать так и не зажженную сигарету. Забавно, он, наверное, сейчас от любопытства помирает, чем это я так мужика допекла, что он предпочел застрелиться, только бы улизнуть со свадьбы. Все это так ясно читалось на его смущенном лице, что я невольно улыбнулась. - Да не смотрите Вы на меня так, я вовсе не страшная мегера. Сергей сам настаивал на свадьбе… Я здесь совершенно не при чем, просто так обстоятельства сложились. - Я, конечно, покривила душой, говоря эти слова, но Тихомирову об этом знать было вовсе не обязательно. Я, вообще, уже пожалела о своей откровенности. Просто я столько лет боялась даже вспоминать события тех дней, что сегодня, почувствовав, что боль ушла, захотела произнести это вслух. Я решила, что пора менять тему. Я и так непозволительно разоткровенничалась с посторонним, по сути, человеком.
        - Вы сегодня целый день в больнице пробудете?
        - Вряд ли. - Денис Алексеевич, похоже, тоже обрадовался изменению темы разговора. - Я вообще то сегодня выходной, заехал на работу только посмотреть на состояние Вашей подруги. Моя смена завтра… Хотя несколько часиков побыть на рабочем месте и сегодня еще придется, звонили, что опять какого то тяжелого больного привезли. Но Вы не волнуйтесь, если у Дианы Ярославовны какой то прогресс наметится, меня сразу же известят. Я даже сиделке Вашей на всякий случай телефоны оставил… Вот и Вы возьмите визитку. - Он протянул мне маленький белый квадратик. - Мало ли что, а там все мои телефоны, и рабочие, и домашний…
        - Спасибо. - Поблагодарила я. - Не думаю, что пригодится… но Вы правы, мало ли что… Знаете, Денис Алексеевич, - вдруг неожиданно для себя призналась я. - Не смотря на разницу наших представлений о жизни, мне беседовать с Вами понравилось. Вы интересный человек…
        - Спасибо на добром слове, Елизавета Анатольевна… Честное слово, не могу понять, чем я показался Вам интересным… Но польщен.
        - Я бы хотела извиниться перед Вами за свое вчерашнее поведение. Перелет, вся эта нервотрепка с Дианой вымотали меня… - Подъезжая прямо к главному входу в больницу, не глядя на Тихомирова, сказала я.
        - Не берите в голову. - Улыбнулся Денис Алексеевич. - Мне от родственников больных и не такое порой приходится выслушивать… Вы машину то у крыльца не оставляйте, а то сюда часто скорые подъезжают… - Потом Тихомиров вышел, мягко захлопнул дверцу моей машины, легко взбежал по широкой мраморной лестнице и скрылся за массивными дверями клиники, ни разу не оглянувшись.
        Я с долей обиды посмотрела ему вслед, послушно переставила машину поближе к забору и заглушила мотор. Я и сама себе не могла ответить, какого черта я привязалась к этому Денису Алексеевичу. Почему его явное пренебрежение к извинениям меня почти оскорбило. Какое мне вообще может быть дело, что думает обо мне и моем поведении какой то заштатный доктор? Ведь не станет же он от этого хуже лечить Диану? …Да нет, все это не то… Мне просто-напросто понравился этот колючий и не приветливый доктор. Такой вот смешной парадокс. Он не сделал ничего, чтобы вызвать во мне хоть каплю симпатии, скорее наоборот, всеми силами пытался показать свое равнодушие и даже легкое презрение к таким людям как я, пустым и глуповатым разряженным куклам. Отчего то мне не хотелось, чтобы его мнение обо мне осталось неизменным. Я пыталась быть откровенной в разговоре с ним, чтобы показать, насколько он ошибается, ведь на самом деле я умная, чуткая женщина редкой доброты… Я улыбнулась собственным мыслям . Конечно, я хорошая, отличная, просто прекрасная! А кто может сказать про себя что то другое? Только вот время для демонстрации
своих достоинств я выбрала, нужно признаться, не самое удачное. Вряд ли такой человек в разгар напряженного рабочего дня станет забивать себе голову размышлениями о моем внутреннем мире …
        В этот момент у меня в сумочке зазвонил телефон.
        - Ну, что там в квартире Дианы? - Услышала я голос Петра. - Удалось найти документы и фотографии? Насчет Михаила Покровского я направил запрос в Петербург. У нас коммерческое соглашение с одним из их детективных агентств, так что, остается немного подождать, результаты, надеюсь получить уже сегодня. Сам пока планирую дочерью заняться Дианиной.
        - Я нашла все документы, переписку, координаты руанского адвоката… Только вот фотографий в квартире не было ни одной…
        - Как это? - удивился Ивакин. - Неужели ни одной карточки с изображением девочки?
        - Вообще ни одной. - Отозвалась я. - Ни Натали, ни Дианы…
        - Странно… - Протянул Петр. - Как думаешь, куда они могли деться?
        - Их забрал тот, кто пытался убить Диану. - Сказала я. - По моему, это очевидно.
        - Но зачем забирать все карточки? Если нужно скрыть какое то лицо…
        - Этот пока не известный нам преступник, как ты сам заметил, ведет себя как законченный неврастеник… Думаю, у него просто не хватило выдержки сортировать кадры рядом с остывающим телом… На всякий случай он прихватил с собой все, что нашел…
        - Логично. - Задумчиво признал Ивакин. - А ты сама, Лиз, эти фотографии Натали видела?
        - У меня не очень хорошая память на лица… - Призналась я. - Последние три года, как ты знаешь, мы с подругой общались только во Франции. Туда Диана карточки не привозила. А раньше я их, конечно, же видела… Худенькая девочка… На Дину совсем не похожа, беленькая, волосы длинные … обычно стрижку каре носила…
        - Волосы перекрасить раз плюнуть, а уж прическа… - Перебил меня Петя. - Ты черты лица ее помнишь?
        - Она тогда еще ребенком была… И потом, я ее живьем не видела, только на любительских снимках… Может быть, у Миши фотографии есть? Он, кстати, видел ее пару раз в натуре…
        - Это как? - Удивился Ивакин.
        - Ну, он десять лет назад ездил вместе с Дианой на суд, где девочка отказалась ехать в Россию. И еще два года назад, когда умер отец Натали, они с Дианой ездили на похороны… С девочкой не общались… Просто поприсутствовали на церемонии, почти инкогнито. Только с Изабель побеседовали… ну, со второй женой. Диана просила ее о помощи в отношениях с дочерью, но та к ее просьбе отнеслась довольно холодно. Сказала, что Натали ей как родная … еще что-то в этом роде… Потом подробнее расскажу.
        - Значит, Михаил видел девушку почти взрослой… Теперь мне еще сильнее хочется побыстрее с ним связаться…
        - Петь, я никак понять не могу, какое отношение внешность Натали имеет к нашему расследованию? Ты что думаешь, это она все подстроила? Но это же не возможно, они мать и дочь…
        - Я просто рассматриваю различные варианты, - перебил меня Ивакин. - У меня есть ряд соображений, но пока, к сожалению, ничего конкретного, ни одной более менее достоверной версии… Но советую тебе приготовиться к тому, что в жизни, порой случается такое, о чем страшно даже подумать… Ладно, давай координаты адвоката. Попробую с ним связаться. Возможно, фотографии остались у него.


        В больницу я вошла в расстроенных чувствах. Я не совсем поняла, о чем пытался сказать мне Петр, но настроение этот разговор мне испортил. Поверить в то, что за всеми этими покушениями на жизнь Дианы стоит ее родной брат или дочка, я не могла, но и возразить Ивакину, кроме эмоций было не чем.
        Охранник перед входом в палату при моем приближении поднялся и шагнул навстречу.
        - Документы предъявите, пожалуйста. - Очень вежливо попросил он. Я без возражений достала паспорт и протянула ему. - Проходите, Елизавета Анатольевна. Петр Петрович предупредил, чтобы Вашим посещениям мы ни в коем случае не препятствовали и даже помогали при необходимости…
        - Спасибо. - Ответила я. - Как дежурство прошло? Никаких происшествий за ночь не случилось?
        - Я уже Петру Петровичу докладывал… - нерешительно начал охранник, но потом вспомнил о приказе содействовать мне во всем и уже более решительным тоном продолжил:
        - Рано утром сегодня мужчина лет тридцати пяти пытался чуть ли не силой в палату прорваться. Вел себя, как псих законченный. Даже представиться отказался.
        - Как он выглядел? - Спросила я.
        - Лет тридцать пять примерно, не слишком высокий, меня ниже сантиметров на десять, худощавый, слегка рыжеватый. - Без запинки отрапортовал охранник. - Особых примет никаких. Одет в серый костюм, светлую рубашку без галстука… - Чем больше примет он перечислял, тем яснее перед моим взором вставал образ Дианиного младшего брата, Покровского Михаила Ярославовича. Так, значит, он все таки здесь? Интересно, когда он приехал из Питера и на чем. Нужно срочно связаться с Петром. Почему он не рассказал мне об этом утреннем происшествии в больнице?
        - Это все? - Нетерпеливо спросила я охранника, доставая из сумки телефонный аппарат.
        - Нет. - Меня удивило смущение внезапно появившееся на лице собеседника. - Еще утром, когда доктор пришел… Я сопротивлялся, как мог, но по большому счету он ведь здесь начальник, а не я… Петр Петрович тоже добро дал…
        - Что случилось то? - Встревожилась я. - Ты отказывался доктора в палату пустить? Или что?!
        - Да нет! Что Вы! Я же не глупый совсем… Вы сами лучше посмотрите. - Он виновато кивнул в сторону палаты.
        Я устремилась к двери, полностью позабыв о намерении немедленно позвонить Ивакину. Влетев в палату, я остановилась в изумлении. Кроме Дианиной кровати и кресла сиделки, в котором в данный момент дремала Юля, там откуда то взялась еще одно спальное место, на котором спокойно посапывало какое то непонятное существо. Разглядеть фигуру, укутанную одеялом, я не смогла, но зато я очень отчетливо увидела встрепанные, давно не чесанные волосы и лиловый синяк под глазом. Увидев меня, Юля торопливо вскочила с кресла и приложила к губам палец. Потянув за руку, она вывела меня обратно в коридор.
        - Что за черт? - Возмущенно воскликнула я, опускаясь на кушетку. - Что делает эта бродяга в палате Дианы? Или это вообще мужчина?
        - Слава богу, это женщина. - Вздохнула Юля. - Мне сказали, она не совсем… Проститутка, короче…
        - Мне плевать, чем она зарабатывает на жизнь. - Нетерпеливо перебила я. - Как она оказалась в палате?
        - Это распоряжение доктора Тихомирова. - Сказала Юля. - Мы ничего не смогли сделать. Больница ведь не наша частная собственность.
        - Но мы же договорились, что Диана в палате будет лежать одна. - Воскликнула я. - И он, вроде, не возражал вчера против этого. Ты говорила с ним?
        - Нет, он в детскую больницу, сказали, уехал на какой то экстренный вызов…
        - Он уже вернулся. - Сообщила подруге я. - И ему придется объяснить мне, что все это значит.
        Я решительно направилась к уже знакомому мне кабинету. Дверь в него была распахнута настеж, но Тихомирова на месте не было. Я вошла внутрь и осмотрелась. На вешалке у двери болталась кожаная куртка, которую я пятнадцать минут назад видела на Денисе Алексеевиче. Значит, доктор все еще в больнице.
        - У Вас, Елизавета Анатольевна, я смотрю, уже в привычку вошло бесцеремонно входить ко мне в кабинет без приглашения.
        Я резко обернулась и увидела в дверном проеме долговязую фигуру доктора Тихомирова в распахнутом белом халате. Он прикрыл дверь, неторопливо прошел к своему креслу.
        - Что Вас не устраивает на этот раз? - Устало поинтересовался он.
        - А то Вы не знаете! - Агрессивно начала я. - Что эта женщина делает в палате Дианы?
        - Вы, вероятно, имеете ввиду Гаранину Александру Олеговну? - Спокойно спросил Тихомиров.
        - Мне безразлично, как ее зовут. Я просто хочу, чтобы ее немедленно перевели в другую палату. Вы сами вчера обещали Юле не подселять никого к Диане, тем более такую женщину…
        - Я ничего Вашей подруге не обещал. - Холодно возразил он. - Я сказал, что сделаю это по возможности. Улавливаете разницу?
        - Оставьте демагогию, доктор. - С раздражением сказала я. - Мне кажется, Вы сделали это специально. Я по дороге сюда заглянула в палаты, там есть несколько свободных коек, но Вы посчитали нужным положить это нечесанное чудовище рядом с Дианой. Почему?
        - Диане Ярославовне безразлично, лежит ли кто-то на соседней кровати или нет…
        - Мне не все равно! - Резко перебила я. - Юле не все равно! Если мы не можем найти понимания у Вас, то я сейчас пойду к главврачу и попрошу его заключить со мной договор об аренде палаты номер восемь. За любые деньги, медтехнику, лекарства. Надеюсь, он не такой упертый и принципиальный, как Вы. Тем более, согласитесь, нет никакой острой необходимости занимать эту палату.
        Я развернулась и решительно направилась к двери.
        - Подождите, Елизавета Анатольевна. - Негромко окликнул меня Тихомиров. - А если я скажу, что это не моя прихоть, и острая необходимость все-таки есть? Это может хоть как-то повлиять на Ваше решение?
        - Я не понимаю…
        - Так я Вам сейчас объясню, если Вы все-таки согласитесь выслушать.
        - Ну, хорошо. - Я медленно вернулась к столу. - Мне даже любопытно узнать, что это за необходимость…
        - Присаживайтесь. - Тихомиров гостеприимно указал на банкетку. - Я сразу хочу сказать, что если Вы будете продолжать настаивать, Гаранину из палаты мне придется убрать… Вернее, мне придется убрать ее из больницы вообще…
        - Но ведь места в других палатах есть…
        - Но охраняется только восьмая. - Улыбнулся доктор.
        - Вы можете, наконец, оставить свои намеки и объяснить все толком? - Я опустилась на банкетку и с удивлением почувствовала, что злость и раздражение постепенно покидают мою душу.
        - Эта женщина, Гаранина Александра Олеговна, как Вы уже, наверное, догадались, занимается проституцией. - Я промолчала. - Так вот недавно ее доставили к нам в больницу в очень плачевном состоянии. Кто-то зверски избил ее.
        - Эти женщины очень рискуют. - Тихо сказала я. - Но они ведь знают, на что идут…
        - Я не хочу сейчас вступать с Вами в дискуссию, Елизавета Анатольевна, о причинах, которые приводят женщин на панель… Я врач, моя профессия лечить людей, не зависимо от их профессии и образа жизни. У этой женщины, кроме всего прочего, сильнейшее сотрясение мозга. Ей требуется полный и абсолютный покой. Так вот, она уже начала поправляться, но вчера поздно вечером к ней в палату завалился человек, потребовавший от Гараниной немедленно покинуть больницу и начинать отрабатывать какой то там долг. Она не пошла, завязалась драка. Он ударил Гаранину по лицу… В общем не стану пересказывать Вам все подробности, вывести его удалось, но он пригрозил вернуться снова. А Гараниной после его посещения снова стало хуже… Утром главврач, узнав обо всем, велел разобраться и выставить ее из больницы…
        - Но она же не при чем…
        - Кого это волнует? Судьба проститутки против репутации больницы… Как Вы считаете, что перетянет? Я мог бы ее выписать, будь она нормальным человеком, а у этой женщины, как я понял, даже дома нет, на улице долечиться она точно не сможет. Там о покое, необходимом ей, не может быть и речи. Ее единственная возможность выжить, остаться в больнице под присмотром Вашего охранника.
        - Думаете, это остановит ее сутенера?
        - Безусловно. - Усмехнулся доктор. - Я вообще сомневаюсь, что он еще раз придет, такие люди уважают силу.
        - Ну, хорошо. - Нерешительно согласилась я. - Если это единственный выход…
        - Я рад, Елизавета Анатольевна, что не ошибся в Вас. - С чувством сказал Тихомиров.
        - Не хочется ощущать на сердце груз ответственности за чью то загубленную жизнь. - Поднимаясь, сказала я. - Хотелось бы верить, что Ваша протеже будет вести себя в Дианиной палате прилично.
        - Я прослежу за этим, не беспокойтесь. - Пообещал на прощание доктор.


        Вернувшись в палату, я еще раз рассмотрела лицо спящей женщины и подошла к кровати Дианы. Подруга выглядела все такой же бледной и какой то совершенно безжизненной. У меня к глазам подступили слезы, видеть обычно подвижную, полную энергии и задора Диану в таком плачевном состоянии было невыносимо.
        - У нее даже веки ни разу не дрогнули. - В пол голоса сказала Юля. - Порой мне кажется, она даже не дышит…
        - Не говори глупостей. - Резко оборвала ее я. - Все будет нормально. - Я постаралась сказать это твердо и убедительно, но голос мой предательски дрожал. Сзади меня, не сдержавшись, всхлипнула Юля. Почувствовав, что и я в любой момент могу расплакаться, как девчонка, я резко развернулась и выскочила из палаты. Юля вышла в коридор следом за мной.
        - Ну, что поговорила с доктором? - Вытирая глаза, поинтересовалась она. - Уберут от нас эту женщину?
        Я молча покачала головой.
        - Ты, Юль в следующий раз, когда в магазин пойдешь, купи этой Александре Олеговне чего-нибудь… Ну, там апельсины, бананы… Ты едешь со мной?
        - Нет. - Ответила пораженная Юля. - Мне нужно дождаться сиделку, я отпустила ее домой не надолго… А чего ты вдруг о какой то проститутке заботиться начала?
        - Человек все-таки… Да и некому больше ей принести апельсины. А мы с тобой не обеднеем. Правда? - Юля особого энтузиазма не выказала, но все же кивнула. - Ну, все, тогда я поехала.
        - Ты к Пете сейчас? - Спросила Юля.
        - Нет. - Вспомнив об утреннем разговоре, покривила душой я. - Я поеду снова к Диане на квартиру. Я там Патрисию оставила, а у нее ключей нет, сама она уйти не сможет… Я, Юль, сегодня, наверное, на совсем к Дине перееду.
        - Ты все-таки обиделась? - Заметно расстроилась подруга. - Ты не правильно меня поняла, я совсем не это имела ввиду…
        - Мне будет удобнее жить одной. Боюсь, мое пребывание в этом городе может затянуться надолго. Нужно начинать обживаться…
        - Но ты же не можешь жить одна…
        - Со мной Патрисия. Надеюсь, эта девчонка хоть что-то смыслит в домашнем хозяйстве, а там и Галя из Ростова вернется.
        - А Павлик?
        - Пока он побудет у тебя, я постараюсь сегодня же связаться со свекровью и отправить мальчика к ней.
        - Ты считаешь, что в Дианиной квартире ему будет не безопасно? И все таки переезжаешь туда? - Удивилась подруга.
        - Да нет, что ты! - Через силу улыбнулась я. - Просто, если Елена Игнатьевна узнает, что мы приехали, и я скрыла это событие от нее, то она мне спокойной жизни больше никогда не даст. Она Павлика просто обожает… Ну, все. Я побежала. - Я чмокнула расстроенную Юлю в щеку и поспешила к выходу.



        ГЛАВА 10

        Петя, увидев меня на пороге своего кабинета, удивился.
        - Мы, вроде, не договаривались…
        - А что с тобой теперь только по договоренности встречаться можно? - Спросила я, опускаясь на диван. - Может, еще записываться прикажешь?
        - Да я не это имел ввиду. - Смутился Ивакин. - Просто я думал, ты у Дианы посидишь…
        - Что нам там делать вдвоем с Юлей? Да еще и сиделка с нами… Если бы от этого Дине хоть какая то польза была, - горько призналась я, - так я бы вообще из ее палаты не выходила.
        - Она поправится. - Сел рядом со мной Петя и взял за руку. - Все будет хорошо.
        - Почему ты не рассказал мне о мужчине, который утром рвался в палату Дианы? - Я аккуратно вынула свою руку из горячих ладоней Ивакина. - Ты догадался, кто это был?
        Петя кивнул.
        - Михаил Ярославович Покровский. Описание довольно точное… Я не хотел расстраивать тебя раньше времени. - Помолчав немного, продолжил он. - Сейчас уже из Петербурга сведения пришли. Надо сказать, не слишком утешительные. Михаил как уехал оттуда более двух месяцев назад, так и не появлялся больше. До этого, по свидетельству соседей, вместе с ним какое то время проживала молодая женщина . После его отъезда, женщину соседи тоже больше не видели. Квартира с тех пор стоит закрытая, даже на сигнализации, почтовый ящик забит квитанциями и рекламными листовками.
        - Значит, получив от Дианы деньги, он домой не вернулся? - Удивилась я. - Он же хотел галерею открывать…
        - Видимо, передумал. - Пожал плечами Ивакин. - Между прочим, покушения на Диану начались приблизительно в это же время.
        - Когда то я довольно близко знала Мишу… Это мягкий интеллигентный человек. Щедрый и безумно добрый … Диану он просто обожал в те времена.
        - Люди меняются, Лиза. - Мягко произнес Петя. - Может, у него с психикой не все в порядке…
        - А что он говорил, когда утром пытался прорваться в палату к сестре? - Спросила я.
        - Ничего вразумительного. Он очень нервничал, утверждал, что только что узнал о трагедии, произошедшей с Дианой. Настаивал на разговоре с сестрой. Ему нужно было сказать ей что то очень важное. Когда охранник сообщил ему, что она находится в бессознательном состоянии и его признаний все равно не услышит, страшно расстроился, даже пятнами красными покрылся… Ну, и все. Потом он ушел.
        - Нужно было его задержать и выяснить, что он знает такого важного.
        - Охранники такого распоряжения не получали. Они обязаны пропускать в палату только людей, занесенных в выданный им список. И все.
        - Жаль. Хотя, скорее всего, он хотел снова о своих картинах поговорить… Может быть, извиниться. Вряд ли он мог что то о покушениях знать. Тем более он утверждает, что даже о том, что сестра в больнице, он узнал только сегодня утром. Но все же найти его нужно обязательно. Я с сегодняшнего дня планирую жить в квартире Дианы, может, он сам туда придет…
        - Ты решила уехать от нас? Почему? - Заметно расстроился Ивакин. - Тебе что-то не понравилось?
        - Не говори глупостей, Петь. Все нормально. Просто я люблю жить одна, ни от кого не зависеть, никого не обременять. Понимаешь?
        - Вчера ты не планировала переезжать в квартиру Дианы.
        - Я хотела у Вас погостить, а сегодня поняла, что подруга пробудет в этом состоянии еще очень долго, значит, и мне придется прожить здесь столько же.
        - Тебе что-то Юля наговорила утром? - Напрямик спросил Ивакин. - Я еще ночью заметил, она какая то не такая после твоего приезда стала.
        - Она просто ревнует, Петь. Как всякая нормальная женщина.
        - Но я же повода, вроде, не давал. - Растерялся Ивакин.
        - Иногда повод и не нужен. - Пожала плечами я. - Скажи честно, ты любишь свою жену? - Петя молча кивнул. - Так сделай так, чтобы она в это поверила на все сто, тогда она будет в себе уверена, и ревность сама по себе исчезнет.
        - Ты думаешь? - С сомнением посмотрел на меня Ивакин. - А как это сделать? Может, подскажешь.
        - Нет. В таком деле советчиков не бывает. Если ты правда глубоко и искренне любишь Юлю, то сможешь убедить ее в этом. А вот если ты не слишком искренен, тогда тебе будет тяжело… Фальш в таком деле сразу чувствуется… Что с расследованием то дальше делать планируешь? - Сменила тему я.
        - Искать Михаила, ждать отчета от человека, отправленного в «Эверест». С Груновым я по телефону уже разговаривал, он крайне обеспокоен состоянием Дианы, и утверждает, что никаких сколько-нибудь серьезных переговоров с другими фирмами в данный момент не ведется. Я не привык верить в таких делах на слово, но думаю, он все же говорит правду. По крайней мере, он весьма охотно позволил моему человеку изучить документацию фирмы. Судя по всему, скрывать ему нечего.
        - Куда ни глянь, вроде, желать Диане смерти совершенно не кому… Но кто то же это сделал. - Проворчала я. - Мы должны найти этого шутника во что бы то ни стало. Иначе он и не подумает оставить ее в покое.
        - Мы постараемся, Лиз. Нужно просто правильно вычислить направление поисков, ухватиться хоть за самый маленький кончик нитки, и тогда, поверь, я смогу распутать весь этот чертов клубок до основания. К сожалению, о жизни и интересах твоей подруги я знаю пока слишком мало. Мне трудно будет обойтись без твоей помощи.
        - Да о чем ты говоришь! - Воскликнула я. - Все, что от меня зависит, я готова выполнить в любое время дня и ночи. Только пока я и сама не могу понять, в какую сторону нам с тобой двигаться в первую очередь.
        - Я думаю, нужно вплотную заняться дочерью Дианы. Узнать, что она за человек, не выезжала ли случайно в Россию в последние месяцы. Может, узнаем что то стоящее, чем черт не шутит.
        - Тебе удалось связаться с ее адвокатом? - Спросила я.
        - Удалось. - Кивнул Петр. - Он с готовностью выразил желание сотрудничать с нами.
        - Фотографии девочки у него есть? Он вышлет их нам? - Поинтересовалась я.
        - Нет. Четыре месяца назад его офис вместе со всей рабочей документацией и архивами сгорел до тла. Официальная версия - поджог. Такое подозрительное совпадение мне совсем не понравилось. Поэтому версию с наследством я пока рассматриваю в первую очередь.
        - А я совсем не уверена, что эти события связаны между собой. Ты представляешь, сколько дел за десять лет провел этот адвокат, и многие из них, наверняка, были более сложнее и запутаннее, чем Дианино. Я считаю, что твое предположение притянуто за уши…
        - Но других то пока все равно нет. - Пожал плечами Ивакин. - Я верю своей интуиции, она меня подводит довольно редко. Я как про этот пожар услышал, так у меня что то в мозгу щелкнуло, так и кажется, что вот-вот ухвачу суть… но она постоянно ускользает…
        - Ладно, Петь. Я поеду в квартиру Дианы. Там Патрисия убираться осталась, наверное, закончила уже, а ключи я ей не оставила. Сейчас возьму ее, и поедем к вам вещи собирать. Если узнаешь хоть что то новое, немедленно звони. Обещаешь? - Посмотрела я в глаза Ивакина.
        - Клянусь. - Улыбнулся он.


        Я долго звонила в Динину дверь, но мне почему то никто открывать не спешил. «Ванну что ли эта девчонка принимает?» - Злилась я. Закрыться, за неимением ключей, Патрисия могла только на задвижку внутри квартиры, а это значит, что я открыть ее не смогу. Простояв у двери еще минут десять, я от нечего делать решила попробовать сунуть ключ в замочную скважину. К моему изумлению он легко повернулся несколько раз, и я смогла попасть в квартиру. В комнатах стояла поразительная тишина. Я поочередно осмотрела каждую комнату, заглянула даже в кладовку и ванну. Без сомнения Пат в квартире не было. Я закрыла входную дверь и еще раз внимательно осмотрелась, комнаты радовали чистотой и порядком, все вещи стояли на своих местах. Ничего похожего на записку с объяснением исчезновения девушки мне обнаружить не удалось. Я опустилась на диван в гостиной и задумалась. Неужели Патрисия решила не дожидаться обещанной помощи и занялась поисками своего любимого самостоятельно? С ее знанием языка ей это будет не слишком просто, тем более, что, как я поняла, она не знает точного адреса этого Николая Королева. И потом, как
она все-таки смогла закрыть дверной замок? Наверное, она, убираясь в квартире, обнаружила еще один, запасной комплект ключей, вдруг осенило меня. Я облегченно улыбнулась и скинула туфли. Слава богу, мне удалось найти вполне приемлемое объяснение, я успокоилась и смогла собраться с силами, чтобы позвонить, наконец, своей свекрови. Делала я это всегда с большой неохотой, мне казалось, что не только при непосредственном общении, но даже во время телефонного разговора волна негатива, исходящая от Елены Игнатьевны, накрывает меня с головой.
        Телефон свекрови не отвечал. Я вздохнула и отложила трубку. Скорее всего Елена Игнатьевна просто вышла прогуляться по магазинам… Хотя в таких случаях в ее квартире остается домработница. Свекровь берет ее с собой, когда выезжает на дачу, или в отпуск выпроваживает, когда отправляется за границу. Во всех остальных случаях Зинаида сидит в доме. Неужели мне повезло, и мне в этот раз посчастливилось избежать общения с матерью Сергея? Похоже на то… Я, конечно, попробую дозвониться до нее ближе к вечеру, но, надеюсь, она мне снова не ответит.


        Остаток дня я провела с Павликом. Мы съездили в парк, пообедали в детском кафе на набережной. Вернулись домой мы счастливые и очень усталые. Мальчик с удовольствием съел приготовленный Дашей ужин и почти сразу же уснул. Патрисия так и не появилась. Я, честно говоря, начала всерьез беспокоиться за эту глупышку. Хорошо, если она нашла своего Николя, и сейчас наслаждается счастьем в его объятиях. Но ведь могло и так случиться, что Пат просто заблудилась в чужом городе, не зная ни названий улицы, ни точных адресов Юлиной и Дианиной квартиры. Передвигалась она до этого только на машине, мельком посматривая на дорогу сквозь тонированное стекло. Я решила, что если Патриссия не даст о себе знать до завтрашнего утра, то мне придется всерьез заняться ее поисками. Начну с этого Королева Николая, а там посмотрим…
        Даша помогла мне собрать так практически еще и не распакованные вещи, вызвала такси, и я, не дожидаясь возвращения Юли, отправилась на свое новое место жительства. Таксист помог мне поднять вещи в квартиру Дианы. После его ухода я тщательно заперла все входные замки . При этом я заметила, что сделать это было возможно только ключом, задвижка, которой раньше пользовалась для этой цели Диана, отсутствовала. Вернее, сама то она была, но ее подвижная часть куда то подевалась… Это открытие меня немного расстроило. Может, потому, что за окнами уже вполне заметно смеркалось, но идея пожить в этой квартире постепенно начинала нравиться мне все меньше и меньше. Хорошо, что я хоть Павлика догадалась у Юли оставить, здесь мне с ним было бы вдвойне не уютно. Я в третий раз за сегодняшний день тщательно осмотрела комнаты и, лишь убедившись, что в них ничего подозрительного не появилось с момента последнего моего посещения, прилегла на кровать в спальне. Взяв в руку телефон, я снова попыталась набрать номер свекрови, она не ответила. Я вздохнула с облегчением и снова набрала номер. На этот раз Юлин. Подруга к
этому моменту вернулась домой.
        - Привет. Как дела в больнице? - поинтересовалась я.
        - Да, в принципе, все без изменений. - Немного грустно отозвалась Юля.
        - А почему ты там так долго оставалась? Ты же, вроде, сказала, что отпустила сиделку всего на несколько часов? Я не хотела уезжать, не дождавшись тебя, но…
        - Прости меня, Лиз. - Перебила Юля. - Я утром наговорила такую кучу глупостей… Ты пойми, просто все это так внезапно на меня свалилось, вот нервы и расшалились немного. Я хотела сегодня поговорить с тобой об этом, но ты уже уехала… - голос подруги еще больше погрустнел и стал к тому же каким то жутко виноватым
        - Юль, не говори глупости… Я ведь не на совсем уехала, даже сына своего оставила на попечении твоей домработницы… Завтра с утра снова увидимся у Дианы в больнице, там и поговорим…
        - Правда? - Едва не всхлипнула Юля. - Ты на меня не обижаешься? И почему я такая дура беспросветная? А? Сначала наделаю глупостей, а потом весь день хожу и мучаюсь… Ведь ты же знаешь, Лиз, что ты самая близкая моя подруга. Да что там подруга, ты мне как родная… Ты веришь, правда?
        - Конечно, верю, Юль. Еще тогда, четыре года назад, ты доказала мне, насколько ты добрый и преданный человечек. Я никогда не забуду, как ты мне тогда помогла, и уж, поверь на слово, никакие слова и прочие глупости этого никогда изменить не смогут… А насчет переезда, ты в голову не бери. Я просто настолько за последние годы к одиночеству привыкла, что разучилась жить среди людей… Мне удобнее и спокойнее будет у Дианы в квартире. Понимаешь?
        - Не очень. - Отозвалась слегка повеселевшая Юля. - Я как представлю, что ты там одна ночуешь, прямо мурашки по коже … Неужели ты не боишься?
        - А чего мне бояться, Юль? - постаралась придать своему голосу уверенности я. - Ты же не думаешь, что наш злоумышленник может перекинуться на меня только потому, что я ночую в квартире Дианы?
        - Мне Даша сказала, что ты там утром эту девочку француженку оставила, и после этого она пропала…
        - Ой! Вот уж не думала, что твоя Даша такая фантазерка. - Чуть не рассмеялась я. - По крайней мере мне она ничего подобного сказать не рискнула.
        - Но ведь няня то и правда исчезла. - Нерешительно продолжила подруга и замолчала.
        - Я не успела тебе рассказать, о том, как она вообще с нами в самолете оказалась…
        - Разве она не няня Павлика? - Удивилась Юля.
        - Не совсем. Мы познакомились с ней в аэропорту. Моя няня внезапно отказалась от поездки, а Пат умоляла меня взять ее с собой в Россию. Ее тут жених должен был поджидать… В общем, это длинная история… Вспомнила свою молодость, захотелось помочь влюбленным. Особенно учитывая, что для меня это почти ничего не стоило.
        - Ты не нормальная, Лиз! Взять к себе в дом первую попавшуюся девчонку прямо с улицы! - Воскликнула Юля. - О чем ты думала? Она ничего, надеюсь, с собой из Дининой квартиры не прихватила?
        - Да на месте все, не волнуйся. - Улыбнулась я. - Я обещала ей помочь найти этого мальчика, да после прилета столько дел сразу навалилось… Вот ей и надоело, видимо, ждать, сама решила поисками заняться…
        - Вот неблагодарная, могла бы хоть записку что ли оставить. - Проворчала Юля. - Безответственная нынче молодежь пошла…
        - Тоже мне, старушка нашлась! - Рассмеялась я. - А если серьезно, то меня тоже волнует, что от нее нет никаких известий. Она запросто могла заблудиться в незнакомом городе.
        - Заяви утром в милицию. - Посоветовала подруга. - Патрисия иностранка, они постараются все силы приложить для ее поисков.
        - Я так и хочу сделать… слушай, Юль, ты так мне и не рассказала, почему так долго в больнице задержалась? Там точно все в порядке?
        - Точно. Я, Лиз, не все время у Дианы была, - смущенно начала Юля. - мы с Петей… Ну, в общем, он пригласил меня пообедать в ресторан, мы так хорошо провели время, он мне цветы обалденные подарил… А сейчас он пошел ставить машину, а когда вернется, пообещал, продолжение этого волшебного вечера…
        - Ну, вот видишь! - Порадовалась за подругу я. - А ты переживала. А сейчас хватит трепаться по телефону. Давай-ка, займись подготовкой к романтическому свиданию с мужем.
        - Ты права. - Счастливо рассмеялась Юля и положила трубку. Слава богу, Петя правильно воспринял наш разговор и сумел сделать соответствующие выводы.
        Я, не спеша, разделась и пошла в ванну. Открыв дверь, я слегка замешкалась на пороге. Эта комната вызывала у меня наиболее неприятные ощущения, но я усилием воли пересилила себя и даже смогла принять душ. Хотя, если признаться честно, при этом я так сильно торопилась, будто на меня со всех сторон уставились глазки скрытых камер. Покончив с вечерним туалетом, я вздохнула с облегчением и, не потушив света, улеглась в кровать. Уснула я быстро, почти мгновенно. Не знаю, сколько часов я провела в забытьи, но когда проснулась, за окнами стояла абсолютная, непроглядная тьма. Мне очень захотелось пить, я спустила с кровати ноги и попыталась нащупать тапочки. Один шлепанец, украшенный пушистым голубым мехом попался под правую ступню почти сразу, а вот левый никак не хотел находиться. Пришлось опуститься на колени и заглянуть под высокую Дианину кровать. Не знаю, была ли там тапочка с голубым мехом или еще что-то подобное… Я просто не смогла этого разглядеть.
        Мой взгляд сразу же наткнулся на синюю и абсолютно безжизненную руку, украшенную довольно изящными мужскими часами. Я опустилась на пол, мучительно пытаясь сообразить, что бы это могло значить, и откуда под моей кроватью мог взяться этот нелепый предмет… Меня как будто внезапно парализовало, я не могла ни пошевелиться, ни кричать, я даже не могла набраться сил, чтобы оторвать взгляд от этой безжизненной ладони и посмотреть, кому она принадлежит… Наверное, я просто боялась увидеть человека целиком, его лицо, украшенное гримасой смерти…
        Не знаю, сколько я так сидела, боясь шевельнуться, но все же у меня, наконец, получилось отползти на коленках к креслу и прислониться лбом к его прохладной обшивке. Постепенно ко мне начало возвращаться ощущение реальности происходящего. Я с силой потерла ладонью лоб и обхватила себя руками, пытаясь унять сотрясающую все мое тело дрожь.
        Что за человек лежит там, под Дианиной кроватью? Когда он там появился, и кто его туда засунул? Не сам же он, в конце концов, залез туда умирать… Утром, когда мы с Патрисией осматривали квартиру, в спальне совершенно точно ничего подобного не было… Я сама заглядывала под кровать в поисках альбомчика с фотографиями Натали… Значит, этот человек появился здесь после того, как я покинула квартиру… А Пат?! Боже мой! А вдруг, это ее тело лежит там, под Дианиной кроватью? Может, после моего ухода сюда ворвались грабители, ведь задвижка то на двери сломана, а ключей я Патрисии не оставила, значит, дверь была открыта… Но когда я пришла, она же была заперта! … Мысли путались у меня в голове, не желая выстраиваться во что то, хоть отдаленно напоминающее логические цепочки… Вдруг в моем воспаленном мозгу родилась новая мысль, а почему я решила, что тот, кто лежит под кроватью, мертв… Я ведь даже не дотронулась до руки… А что если он ранен, усыплен или просто оглушен чем то тяжелым?
        Я встала и подошла к кровати. Дотронуться до этой синюшной руки я не смогла бы себя заставить ни за что в жизни, поэтому я просто собралась с силами и отодвинула тяжелую конструкцию немного в сторону, потом попятилась назад и прижала руки к мгновенно пересохшим губам. У моих ног лежал рыжеватый молодой человек лет тридцати пяти, в сером костюме и светлой рубашке… Мне не нужно было притрагиваться к нему, чтобы понять, что Миша Покровский, родной брат моей подруги Дианы, без сомнения мертв… Причем, уже довольно давно… Внезапно пол, окно, а потом и вся мебель в комнате закачалась у меня перед глазами, я какое то время отважно пыталась удержать равновесие, но потом потеряла силы и опустилась на пол рядом с Михаилом…
        Обморок отступал постепенно… Сначала я просто открыла глаза и долго не могла понять, что за блестящее пятно находится у меня над головой прямо перед глазами… Потом взгляд немного сфокусировался, и я поняла, что это просто-напросто новомодная люстра из какого то желтого металла и стекла, украшающая потолок… Потом я долго и мучительно пыталась сообразить, где я, и почему мне так жестко и не удобно лежать… Повернув немного лицо, я вдруг уперлась взглядом снова все в ту же безжизненную руку… В этот момент сознание полностью вернулось ко мне, в висках застучали оглушающие молотки, в глазах на мгновение потемнело. Я с огромным трудом поднялась и вышла из комнаты, взгляд уперся в телефонный аппарат, лежащий на тумбочке. Я взяла его в руки и тупо уставилась на клавиатуру. Мозг совершенно отказывался повиноваться… Я знала, что нужно позвонить, но никак не могла вспомнить ни одной цифры ни одного телефонного номера. Я застонала от дикой боли в голове и вместе с трубкой сползла по стенке на пол. На полу рядом со своими туфлями я увидела маленький квадратик бумаги. «Тихомиров Денис Алексеевич» с трудом
прочитала я. А рядом спасительные цифры телефона. Я несколько раз сбивалась, но все же, в конце концов мне вроде удалось набрать их правильно. За громкими и частыми ударами молоточков в голове я никак не могла расслышать, что отвечают мне на том конце провода, я даже не уверена была, что трубку вообще сняли.
        - Мне плохо, - прошептала я. - Мне очень плохо, - постаралась повторить немного громче я. - Я у Дианы в квартире, и я, кажется, умираю… - Вложив все силы в эти слова, я полностью обессилела и снова провалилась в темный омут небытия.



        ГЛАВА 11

        Открыв глаза, я даже удивилась, что чувствую себя вполне сносно. Все, что произошло со мной на рассвете в Дианиной спальне, я помнила прекрасно, труп Михаила под кроватью, обморок, потом звонок доктору Тихомирову… Дальше в сознании наступает полный провал… Смогла ли я дозвониться? И что мне ответили на том конце провода?
        Я приподнялась на локте и осмотрелась. Я, без сомнения, находилась на кожаном диване в кабинете Дианы, где-то в отдалении приглушенно звучал гул голосов, на широком письменном столе валялся шприц и несколько откупоренных ампул… Видимо, доктор, не смотря на предрассветную дрему, все таки смог разобрать мой обморочный бред… Я снова откинулась на подушку.
        Дверь тихонько скрипнула, и в кабинет вошел Тихомиров. Внимательно посмотрев на меня, он ободряюще улыбнулся и сказал:
        - Я смотрю, наша спящая красавица, наконец-то, пришла в себя? Вот и славно… А то я, честно сказать, немного струхнул, увидев Вас на полу в коридоре, да еще этот труп в спальне…
        - Кто там разговаривает? - Перебила я его нарочито бодрый тон. - Милиция?
        - Конечно. - Доктор уселся на край дивана и взял меня за руку. Послушав секунд двадцать пульс, он одобрительно покачал головой . - Хочу сказать, у Вас, Елизавета Анатольевна, на удивление сильный организм. Обычно женщины от такого шока отходят намного дольше. Я сейчас Вам еще один укольчик сделаю, и, думаю, все обойдется…
        Тихомиров ловко откупорил еще одну ампулу, набрал жидкость в шприц и повернулся ко мне.
        - А что это было, доктор? Сердечный приступ?
        - Да нет, ну что Вы! Сердце у Вас, слава богу, как часы работает, без сбоев, поэтому и выкарабкались Вы так быстро… Просто от сильного потрясения поднялось давление, в несколько раз частота пульса увеличилась…
        - Я помню, мне все время казалось, что от оглушительных ударов сердца у меня вот-вот лопнут барабанные перепонки… - С трудом улыбнулась я.
        - Вы сильная женщина, Елизавета Анатольевна. - Серьезно сказал доктор. - Не растерялись и, не смотря на почти бессознательное состояние, смогли вызвать помощь…
        - Неужели и в милицию тоже позвонила? - Удивилась я.
        - Нет, это немного позднее охранники сделали… Я, как только узнал Ваш голос… а сделать мне это, признаюсь, удалось не сразу, … я сразу же позвонил в больницу, узнал адрес Городецкой Дианы Ярославовны и помчался сюда. Объяснил охранникам на входе ситуацию, у них оказался ключ от квартиры… Так что все просто, как видите. Я смог без особых проволочек попасть сюда и вовремя оказать Вам необходимую помощь. Охранники уже, похоже, начали привыкать к происшествиям в квартире Вашей подруги, по крайней мере по лестнице бежали даже впереди меня…
        - Получается, Вы спасли мне жизнь?
        - Ну, не до такой степени… - Улыбнулся Тихомиров. - Но без моей своевременной помощи последствия для Вашего здоровья могли стать более серьезными… А так, Вы уже в порядке практически, еще немного полежите, соберетесь с силами и даже с товарищами из милиции переговорить сможете… Они уже раза три пытались сюда сунуться. Очень уж им хочется узнать, что произошло в квартире ночью, и кто этот человек под кроватью…
        - Послушайте, Денис Алексеевич… А может, раз уж Вы мне сегодня спасли пусть не жизнь, но хотя бы здоровье, отбросим официальность? Я не возражаю, если Вы будете меня просто Лизой называть.
        - С удовольствием . - Улыбнулся он. - Тогда уж и ты ко мне без церемоний обращайся.
        - Договорились. - Кивнула я. - Так вот, Денис… мне бы очень сейчас с милицией общаться не хотелось. У меня просто-напросто нет для этого сил… Я всего третий день, как приехала, и, можно сказать, ни минуты покоя не имела… Я, честное слово, ничего не могу сказать о том, как труп оказался под кроватью. Пойди и скажи, что я пришла около семи, легла спать, а на рассвете обнаружила его… Утром тела совершенно точно там не было. Да и не могло быть. В это время он навещал Диану в больнице. Правда, охранники его в палату не пустили…
        - Так ты знаешь, кто этот человек под кроватью? - Удивился Денис.
        - Знаю. - Мои глаза помимо воли наполнились слезами. - Покровский Михаил Ярославович. Младший брат хозяйки этой квартиры. А больше я ничего по этому поводу сказать не могу…
        - Ладно. Я сейчас передам следователю твои слова и скажу, что тебя нельзя сегодня трогать ни под каким видом. Дашь подробные показания завтра. А сегодня отдохнешь, выспишься получше… Договорились?
        - Неужели ты думаешь, что я смогу снова уснуть? - Усмехнулась я.
        - Придется. - Деловито отозвался Тихомиров, направляясь к двери. - Если сама не сможешь, придется выпить снотворное.
        - Скажи, Денис, а Пете ты не звонил? - Окликнула я доктора.
        - Пете? - Удивился он. - А это еще кто?
        - Ну, Петя Ивакин, муж Юли Петровой, которая Диану определяла в твою больницу…
        - Я помню… Только определяла не она, а скорая помощь, Петрова позднее подъехала…
        - Какая разница, что ты к словам привязываешься. - С досадой перебила я. - Ты же сразу понял, о ком я… Так вот, ее муж частный сыщик, он занимается Юлиным делом…
        - Я этого не знал. С Юлией Евгеньевной я пытался связаться сразу же после твоего звонка, но ее телефон не отвечал. Пришлось искать адрес Дианы в больнице.

«Романтический вечер» - вспомнила я. Наверняка Ивакины отключили домашний телефон, чтобы никто не смог их отвлечь друг от друга по пустякам…
        - Ты не мог бы поискать в прихожей мою сумку, там сотовый. Нужно непременно связаться с Петей, пока тело не увезли… Надеюсь, хоть мобильный то он догадался не отключать.


        Телефон Ивакина ответил. Правда, не сразу, а после не менее, чем сорокового звонка… Голос Пети, поначалу заспанный и практически равнодушный, как только он услышал о том, что случилось, сразу же изменился. Петр собрался и развил бурную деятельность. Задав пару коротких конкретных вопросов, он положил трубку, а через пятнадцать минут уже звонил в Дианину дверь. Заглянув на минутку ко мне в кабинет, он коротко переговорил с доктором, еще раз с тревогой глянул в мою сторону и отправился осматривать место преступления. После того, как за ним захлопнулась дверь, Денис настоял на том, чтобы я приняла снотворное. Я, надо признаться, и не сопротивлялась. Увидев, что Ивакин взял инициативу в свои руки, я почти успокоилась, и теперь мечтала только об одном, чтобы весь этот ужас с кровью и трупами побыстрее закончился, милиция забрала тело, и я никогда бы снова не увидела эту синюю бесчувственную руку с часами на запястье… Хотя забыть это страшное зрелище мне теперь вряд скоро удастся… Снотворное идеальный помощник для того, чтобы время двигалось быстрее. Не нужно мучительно ждать, отсчитывая минуты и даже
секунды… Выпил таблетку, закрыл глаза, … открываешь, и все уже позади… Я поблагодарила Дениса за заботу, приняла снотворное, устроилась поуютнее и почти мгновенно снова провалилась в спасительное забытье…



… Судя по тишине, в тот момент, когда я снова открыла глаза, в квартире уже никого не было. Похоже, милиция, забрав тело Михаила, уехала. Петя, само собой увязался за ними… А где, интересно Тихомиров? Неужели он тоже покинул свою пациентку? Хотя у него, кажется, сегодня дежурство в больнице. Такие люди, как он, не прогуливают работу просто так по всяким не стоящим особого внимания причинам…
        Повернув голову немного вправо, я невольно улыбнулась. Рядом со мной в глубоком кожаном кресле, откинув голову и вытянув длинные, обтянутые голубыми джинсами ноги, спал Денис. Я вспомнила, как познакомилась с этим симпатичным парнем. Тогда он вот так же спал, утомленный ночными заботами о беспокойных пациентах… Когда это было? Боже мой! Трудно поверить, что пошло всего каких то два дня, а мое мнение об этом человеке настолько кардинально поменялось. В тот раз один его вид вызывал в моей душе раздражение и злость, а сейчас я искренне, почти по детски обрадовалась, что он здесь, рядом со мной, не бросил меня ради других, возможно более тяжелых пациентов.
        Я осторожно встала с дивана и вышла в прихожую. С замиранием сердца заглянув в спальню, я облегченно вздохнула. Кровать по прежнему была отодвинута с ее привычного места, но ни трупа, ни крови, ни каких бы то ни было других напоминаний о ночном происшествии я не увидела. Пройдя в кухню, я распахнула дверку холодильника. Кроме упаковки яиц, я там ничего съедобного обнаружить не смогла.
        Приготовление яичницы и крепкого молотого кофе уже подходило к концу, когда на пороге кухни появилась встревоженная фигура Дениса.
        - Зачем ты встала? - Озабоченно спросил он, протирая кулаком слегка покрасневшие от недосыпа глаза. - Как ты себя чувствуешь?
        - Нормально. - Ответила я. - Даже хорошо, благодаря твоим заботам. Вот решила хоть слегка отплатить тебе за беспокойство. Позавтракаешь, перед уходом на дежурство?
        - Я сегодня не работаю. - Позевывая, сообщил Тихомиров. - Позвонил коллеге и попросил подменить. У нас это не особо приветствуется, правда, но мы изредка меняемся сменами…
        - Не стоило. - Сказала я, хотя внимание доктора было мне необыкновенно приятно. - Я вполне могу обойтись своими силами…
        - Ну, и отлично. - Не особенно расстроили Тихомирова мои слова. - Значит, сейчас позавтракаю и поеду домой отсыпаться, раз в моих услугах больше не нуждаются.
        - Я не то хотела сказать… - Смутилась я. Как же этот человек умудряется все перевернуть с ног на голову! Теперь, вроде, уже как получается, что я его чуть ли не оскорбила.
        - Не возражаешь, если я ванной воспользуюсь? - Как ни в чем не бывало, спросил Денис. - Я, знаешь ли, помогал милиционерам твоего ночного знакомого грузить, да и прибраться после их ухода пришлось, чтобы твою психику засохшими пятнами крови еще больше не травмировать…
        - Естественно. - Ответила я. - Мыло, шампуни и все, что нужно, там на полочке стоит… Полотенца чистые в шкафчике… Правда, халаты у Дианы только маленькие, женские… Если хочешь, могу тебе простынь принести.
        - Да мне все равно. - Пожал плечами Денис. - Я лучше джинсы свои сразу надену, зачем лишние простыни пачкать…
        - Не говори глупости. Динина домработница вернется и выстирает все, что за это время накопилось… У нее для этого и стиральная машина есть, и гладильная… Минутное дело.
        - А… Ну, да. Я все никак не привыкну… - Усмехнулся Тихомиров. - У меня то машинка стиральная даже без отжима… Да и жена меня бросила, так что для меня чистые простыни - постоянная головная боль. Правда, последнее время приноровился в прачечную носить. Вот только бирочки нашивать у меня плохо получается.
        Я посмотрела вслед, скрывшемуся за дверями кухни Денису и вздохнула. Этот парень вызывал во мне какие то странные чувства. Не смотря на то, что он вел себя со мной не слишком уважительно и нежно, скорее даже наоборот, всеми силами пытался задеть и даже слегка укусить, он меня непреодолимо притягивал к себе… И хоть был он из совершенно другого, малопонятного мне мира, нас абсолютно ничего в повседневной жизни не связывало, более того, он даже не относился к тому типу хорошо воспитанных, ухоженных, уверенных в себе и очень успешных мужчин, которые обычно привлекали мое внимание, было в нем что то такое, что вызывало искренний интерес… И дело, пожалуй, совсем не в молодости и его весьма привлекательной внешности… Нет… Таких мужчин вокруг меня десятки и даже сотни… Мне интересен он сам, его взгляды, отношение к жизни, к людям… Мне отчего то вдруг чертовски захотелось узнать, а каков этот колючий и не сговорчивый мужчина в отношениях с женщинами… Умеет ли он хоть иногда быть нежным и ласковым, шептать на ушко любимой очаровательные глупости…
        Я достала из Дианиного шкафа белую махровую простынь и пошла в ванну. Приоткрыв дверь, я осторожно заглянула внутрь. Тихомиров стоял под душем задом ко мне и, похоже, моего присутствия даже не почувствовал. Я невольно залюбовалась его загорелым тренированным телом, белые мыльные струйки торопливо стекали с его широких плеч и потом уже более медленно и размеренно завершали свой путь на длинных мускулистых ногах. Я, как завороженная, прослеживала глазами траекторию каждого ручейка. Во рту мгновенно пересохло, а рука сама потянулась с желанием дотронуться до его мокрой загорелой кожи. Я чуть было не сделала шаг вперед, но потом, устыдившись своей непозволительной слабости, взяла себя в руки, положила простынь на банкетку у входа и бесшумно прикрыла дверь.
        Вернувшись в кухню, я прижала ладони к своим горящим от стыда щекам и закрыла глаза. Господи! Ну надо же, до чего я докатилась, подглядывать в ванне за совершенно чужим мужиком, который даже не смотрит в мою сторону… И это я, вполне взрослая, состоятельная женщина, всегда гордившаяся своей разумностью и независимостью! Страшно подумать, что делает с нами женщинами одиночество… Я сделала глубокий вдох и медленно сосчитала до десяти. Видя, что это не слишком помогло мне успокоиться, я подошла к бару, встроенному в нише стены, достала бутылку коньяка и плеснула на дно стакана, потом подумала и добавила еще. Ароматная жидкость быстро разбежалась по всему организму, согревая не только желудок, но и душу. Я постояла у бара еще немного, потом облегченно вздохнула, улыбнулась и вернулась снова к приготовлению завтрака. Когда Тихомиров с мокрыми волосами и голым торсом вернулся в кухню, я была уже совершенно спокойна. Простыней Денис пользоваться так и не стал, а может, просто не заметил ее на стульчике у входа, он натянул джинсы прямо на влажное тело, но ни рубашку, ни носки одевать не стал. Он как то
вполне по хозяйски уселся за стол и пододвинул к себе тарелку с яичницей.
        - Надо же! - С набитым ртом весело посмотрел он в мою сторону. - Вот уж не предполагал, что богатые женщины умеют хоть что то готовить, особенно глазунью…
        - А что тут уметь то? - Пожала плечами я. - Берешь сковородку, разбиваешь яйца…
        - Не скажи! - Перебил меня Денис. - Вот у меня, например, такая вкусная яичница ни разу не получалась, то пересолю, то сожгу…
        - Это дело не мужское. - Буркнула я, разливая только что сваренный кофе в чашки.
        - А что делать, если я все никак на домработницу не могу заработать, а бесплатно как-то никто не соглашается даже примитивными бутербродами по утрам кормить?
        - Да что ты, в самом деле, к этой домработнице то привязался? - С досадой обернулась к нему я. В этот же самый момент горячий кофе перелился через край чашки и оказался прямо у меня на коленке. Я вскрикнула и выронила турку из рук, она упала и больно ударила меня по ноге.
        Тихомиров мгновенно вскочил со стула и опустился на пол у моих ног. Он подул на обожженную коленку и вдруг, совершенно неожиданно для меня, поцеловал. Боль сразу же ушла куда то на второй план, я так и застыла, изумленно уставившись на мужчину у своих ног. А его губы между тем поднимались все выше и выше от моего колена. Я прислонилась спиной в шкафу и боялась даже дышать, чтобы не спугнуть то теплое и завораживающее чувство, которое рождалось в этот момент в моей душе. Тихомиров поднялся с пола и подхватил меня на руки, я не сопротивлялась, напротив, я как можно сильнее прижалась всем телом к его горячей груди. Денис отнес меня на мягкий кожаный диван кабинета. Когда он снял с меня шелковый халат, я почувствовала под спиной гладкую и прохладную поверхность кожи… Может, от этого, а скорее от того, что я снова, но только уже намного ближе от себя, увидела обнаженную фигуру Дениса, я слегка вздрогнула и, протянув руку, дотронулась до его бедра. В этот момент будто какая то искра проскочила между нами, он снова опустился передо мной на колени и начал покрывать все мое тело торопливыми и страстными
поцелуями. Я не только душой, но и разгоряченным телом стремилась навстречу его жадным губам и нетерпеливым рукам. Почувствовав, что я больше ни одной минуты не могу находиться вдали от его тела, довольствоваться лишь частью того, чего желала со всей силой и страстью, я опустилась на мягкий ковер рядом с ним. Теперь я могла позволить себе наслаждаться всем его мускулистым и сильным телом целиком. Он не мешал мне, давая возможность исследовать каждый сантиметр на ощупь и вкус… Но вскоре и он был уже не в силах сдерживать свою страсть, он даже не стал поднимать меня обратно на диван, а просто резко перевернул на спину и так прижал своим телом, что на мгновение стало буквально не чем дышать… Потом это стало не важно, я забыла о дыхании, да и вообще обо всем на свете. В голове осталась только одна мысль, сколько же нежности и ласки в сильном теле этого почти не знакомого мне мужчины, разве может быть столько энергии в одном человеке… как же мне повезло, что всю свою силу и нежность он почему то решил подарить сегодня мне… Потом исчезли и эти мысли…


        Мы лежали на пушистом Дианином ковре совершенно измученные и обессиленные. Я повернула голову и посмотрела на Дениса. Он, закинув руки за голову, внимательно рассматривал узор на потолке. Я перекатилась на живот и положила щеку ему на грудь. Он приподнял голову и поцеловал меня в макушку. Мы долго лежали молча, практически не шевелясь. Потом я встала и не торопливо накинула на себя халат. Денис сел и с улыбкой посмотрел на меня.
        - Ну что, принцесса? Как ты себя чувствуешь? - Он взял меня за руку и прижался губами к запястью. - Пульс учащенный, но, учитывая ситуацию, нормальный… Не надо было, конечно, тебя волновать, но я просто не смог сдержаться… Еще там, в ванне, когда ты, стоя сзади, рассматривала меня, я понял, что сбежать от себя мне вряд ли удастся…
        - Так ты видел? - Краска стыда мгновенно залила мои щеки. - Я не хотела…
        - Хотела-хотела! - Сел рядом со мной на диван и прижал к себе Денис. - Ну, признайся, ты специально пришла с этой простыней в ванну, чтобы посмотреть на меня. - Он поднял ладонью мое лицо вверх, глянул в глаза и поцеловал. - Неужели ты все еще стесняешься сказать правду, даже после того, что только что было между нами? Я вот больше не хочу скрывать, что специально пошел под душ и все это время напряженно ждал, когда же, наконец, скрипнет эта несносная дверь, и женщина моей мечты придет потереть мне спинку… И страшно разочаровался, когда она струсила и убежала прочь…
        Я уткнулась носом куда то ему под мышку и рассмеялась. Считаем себя умными взрослыми людьми, а мы ведь, по сути, просто-напросто дети. Смешные и глупые. Денис поцеловал меня сзади в шею, потом опустился немного ниже… И в этот момент тишину взорвал резкий и требовательный дверной звонок. Я вскочила, запахнула поплотнее халат и побежала к двери. Денис начал торопливо натягивать, до этого небрежно брошенные в кресло джинсы.



        ГЛАВА 12

        На пороге стоял Ивакин. Окинув взглядом мою встрепанную прическу, голую грудь Дениса и наши возбужденно горящие глаза, Петя мгновенно оценил ситуацию.
        - Развлекаетесь? - Закрывая за собой дверь, хмуро спросил он. - Очень удачно время подобрали, нечего сказать.
        - Может, кофейку попьешь, Петь? - Примирительно сказала я, заметив не слишком доброжелательные взгляды, которыми обменялись мужчины. - Я тебя ведь прямо из кровати выдернула, наверное, ты так и не успел ничего съедобного по дороге перехватить… А у нас имеется еще целый десяток яиц… И кофе в неограниченном количестве.
        - Богато. - Усмехнулся Ивакин. - Почти как у Олега Малахова в ресторане…
        - Скажи спасибо, что хоть это есть. - Слегка обиделась я. - Ты же знаешь, что Диана почти никогда дома не готовит…
        - Да ладно, не оправдывайся, давай свои яйца. Я ведь, правда, сегодня пол дня на одних сигаретах.
        Я в скором темпе приготовила для Ивакина еще одну глазунью, и разогрела в микроволновке ту, которую так и не успел доесть Денис, кофе пришлось варить заново, предварительно вымыв стол и прилегающую к нему поверхность пола. Закончив хозяйственные хлопоты, я с чувством выполненного долга уселась за стол напротив активно жующих мужчин и, дождавшись, когда Ивакин положил в рот последний кусок, сказала.
        - Ну что, Петя, я тебя накормила…
        - Но еще не напоила. - Напомнил слегка подобревший Ивакин.
        - Напою. - Пообещала я. - Но ты сначала хотя бы вкратце обрисуешь, что тебе удалось в милиции выяснить.
        - Согласен. - Кивнул Петр. - Но рассказывать буду параллельно с употреблением кофе… Да чашечку эту малюсенькую убери, можешь сразу в бокал наливать…


        Я послушно достала фиолетовый бокал, залила его кофе до самого золотистого ободка и подала Ивакину. Точно такой же, только вишневый, получил Денис. Я молча пододвинула к ним сахарницу, две чайные ложки и приготовилась слушать.
        - Ну что. - Начал Петр, помешивая сахар. - Что человек под кроватью оказался Покровским Михаилом Ярославовичем, которого мои люди активно разыскивали со вчерашнего дня, ты уже знаешь… Время смерти определили пока достаточно приблизительно, но это случилось в любом случае задолго до того, как ты его обнаружила. Где то до полудня, не позже… Ни документов, ни бумажника при нем не обнаружили, вообще ничего, что указывало бы на его личность…
        - То есть ты ничего нового в милиции не узнал? - Слегка разочарованно протянула я.
        - Про Покровского нет. - Усмехнулся Ивакин. - Зато довольно много успел узнать о твоей няне.
        - При чем тут Патрисия? - Изумилась я. А потом вдруг у меня внезапно защемило сердце. Как я могла забыть, что убийство произошло как раз в то время, когда девушка оставалась в квартире одна. Неужели…!? - Они нашли и ее тело тоже? - Прошептала я.
        - Нет, ну что ты, успокойся. - Встревожено поглядел на мое внезапно побледневшее лицо Петя. - Ее то как раз еще не нашли.
        - Объясни по человечески. - Нетерпеливо попросила я. - Хватит нервы мои проверять.
        - Рассказываю. Пока я торопливо собирался к тебе среди ночи, Юля успела мне вкратце обрисовать ситуацию. Как я понял, утром, после твоего отъезда в больницу к Диане в квартире оставалась одна Патрисия. После этого ты ее больше не видела… Зато под кроватью появился труп Михаила.
        - Ты что же, думаешь, что это она его убила? - Не поверила я. - Это не возможно…
        - Теоретически вполне возможно. - Ответил Ивакин. - Брат Дианы застрелен из небольшого пистолета, который легко уберется в любую дамскую сумочку, да и силы особой, чтобы нажать на курок не требуется…
        - Но зачем ей все это надо? - Никак не могла переварить услышанное я. - И как ей удалось заманить Михаила в квартиру? Ты же не думаешь, что она притащила его сюда уже в качестве трупа?
        - Нет. По крайней мере в подъезд Покровский вошел собственным ходом. Его видела домработница соседки Дианы . Времени она точно не помнит, так как прогуливалась с собачкой и на часы не смотрела, но уверена, что случилось это точно до полудня, так как в двенадцать она уже была дома и смотрела свой любимый сериал. А охранник на входе утверждает, что он прошел наверх в сопровождении молодой женщины с темными волосами. Покровского он узнал сразу, так как он не первый раз заходил к сестре. К сожалению, рассмотреть внимательно его спутницу ему не удалось. Охранник в этот момент был занят выслушиванием претензий со стороны одного из жителей первого этажа на безобразное поведение подростков под окнами его квартиры… Так вот, я заехал домой, просмотрел вещи твоей няни и обнаружил ее документы.
        - Как? - Удивилась я. - Она отправилась бродить по совершенно незнакомому городу даже без паспорта в кармане?
        - Похоже, он ей не слишком то и необходим. - Снова усмехнулся Петр. - Я просто удивляюсь твоей безалаберности, Лиза. Только ты могла без раздумий привести в дом совершенно не знакомого человека, даже не удосужившись хоть что-то уточнить в его биографии…
        - У меня времени не было для всяких там проверок. - Хмуро ответила я. - Самолет через полчаса улетал… Да и девушка мне понравилась, она произвела на меня очень даже приятное впечатление, и мне захотелось ей помочь…
        - Ты помогла этой девушке пересечь границу по поддельным документам. - Укоризненно посмотрел на меня Петр. - Купилась на дешевую мелодраму и сразу же развесила уши… Хочу тебе рассказать, что как только я узнал о таинственном исчезновении няни, мы сразу же сделали запрос во Францию, в том, что справки удалось навести очень быстро нужно отдельно поблагодарить Дианиного адвоката, он сказал, что пришлет за эту услугу отдельный счет, причем не малый…
        - Пусть, - отмахнулась я. - Говори быстрее, что ему удалось выяснить?
        - Девушка по имени Патрисия Клавьер за последний год ни разу не покидала пределов родного города Руана, она и сейчас преспокойно сидит у себя дома в окружении заботливых домочадцев. Правда, несколько недель назад у нее куда то пропали необходимые для длительного путешествия документы…
        - Кошмар! - Прошептала я. - И кто же по-твоему эта девушка?
        - Само собой напрашивается предположение, что эта девушка дочь Дианы Ярославовны. - Совершенно неожиданно подал голос до этого молча куривший Тихомиров. - И та и другая из Франции, даже город, насколько я понял, совпадает.
        - Не только. Представь себе, они учились в одном классе.
        - Ну тем более… Ваша Натали украла у подружки документы, перекрасила волосы и, как ни в чем не бывало, отправилась с тобой в Россию.
        - Точно. - Удовлетворенно кивнул Ивакин. - Я пришел точно к тому же выводу. Жизнь этих двух девушек протекает практически параллельно. Даже внешне, говорят, они чертовски похожи. Не бывает таких совпадений просто так ни с чего… Только имеется ряд нестыковок. Например, покушения на Диану начались задолго до прибытия сюда этой девушки, и даже до того, когда у настоящей Пат пропали документы.
        - Возможно, она пересекала границу раньше под другой фамилией. - Предположил Денис.
        - Но последнее покушение случилось именно в то время, когда она сидела рядом с Лизой и Павликом в самолете высоко над землей…
        - Значит, у нее есть помощник… - Никак не хотел отступать от своей версии доктор.
        - Коля Королев. - Невольно вырвалось у меня.
        - Что? - Разом повернулись ко мне оба мужчины.
        - Королев Николай Ильич. - Повторила я.
        - А это еще кто? - Удивился Ивакин.
        - Молодой человек, к которому прилетела Патрисия. - Пояснила я. - Она просила меня разыскать его точный адрес.
        - Что ты о нем знаешь? - Спросил Петр. - Ведь что то она тебе рассказывала, чтобы поиск облегчить?
        - А я считаю, его найти совсем не трудно. - Пожала плечами я. - Не так много парней из нашего города в прошлом году по обмену улетели во Францию. Еще я знаю его возраст и то, что перед поездкой в Руан он поступил на первый курс академии искусств, которая и предложила ему обмен…
        - Да это, и правда, элементарно. - Задумчиво протянул Ивакин.
        - Мне даже смешно слушать, что вы обсуждаете. - Снова вмешался в разговор Денис. - Я вот лично на сто процентов уверен, что никакого Коли Королева в природе не существует. Она просто выдумала эту историю, чтобы разжалобить Лизу. Если все обстоит так, как мы подозреваем, то эта Натали довольно хитрая и изворотливая девчонка, она ни за что не стала бы раскрывать имя своего сообщника, да еще так глупо…
        - Я тоже так считаю. - Вздохнул Петя. - Но я привык проверять любые, даже самые невероятные версии. А вдруг этот парень и правда существует? Он ведь совсем не обязательно должен был быть сообщником Натали, она, действительно, могла познакомиться с ним, когда он был в Руане.
        - Тогда встреча с ним нам совершенно ничего не дает. - Пожал плечами Денис.
        - Никогда нельзя пренебрегать даже малейшей возможностью, - назидательно произнес Ивакин, а потом уже безо всякого пафоса добавил. - Да и потом, у нас все равно нет больше ни одной ниточки к этой Лжепатрисии.
        - А ты не можешь попросить этого французского адвоката проверить, где сейчас Натали? Он же постоянно поддерживает отношения с семьей Линдеров… - Осенило вдруг меня.
        - Уже. - Уныло отозвался Петр. - Это я просил его разузнать в первую очередь…
        - И что? - Чуть не хором спросили мы с Денисом.
        - Ее адвокату увидеть не удалось. Но ее мачеха Изабель утверждает, что девочка вчера ближе к вечеру выехала к подруге в провинцию. Он даже смог переговорить с Натали по телефону… А вчерашнее утро она провела дома, собирала вещи и тому подобное… Короче, быть рядом с тобой в этой квартире она совершенно точно не могла…
        - Тогда я вообще ничего не понимаю. - Призналась я. - Только все стало хоть немного выходить из абсолютного тупика, и вот на тебе… Минуту назад я была уже практически уверена, что эта девушка и есть Натали… Я еще вчера обратила внимание, как остро она реагировала на мой рассказ об отношении Дианы к дочери. У нее даже руки слегка дрожали. Я еще удивилась - она так уверенно назвала отца Натали Давидом, а мачеху Изабель… Я уверена была, что не называла этих имен при девушке. По крайней мере про Изабель речь просто ни разу не заходила. Прочитать документы она тоже не имела возможности . Вчера все это вызвало у меня что то типа смутного беспокойства, но сопоставить все не было времени. Все детали мозаики легли по местам, как только ты про поддельные документы рассказал… А раз Натали в это время была во Франции со своей мачехой, значит…
        - Это может значить например то, что эта самая Изабель в сговоре с падчерицей, вот и все. - Перебил меня Ивакин. - Ведь адвокат Натали не видел собственными глазами, а голос ее, да еще и по телефону, он вряд ли слишком хорошо знает…
        - Но если я и правда разговаривала вчера с Натали, то она должна была понять, что убивать Диану нет никакой необходимости, она может получить все деньги намного проще, стоит только прикинуться, что она любит свою мать… Судя по всему, артистка она отменная…
        - Во первых, все покушения случились намного раньше, ну а теперь скорее всего пути назад у нее уже нет… Диана, наверняка, видела, кто пытался перерезать ей вены…
        - Ну, а Мишу то зачем убивать? - Продолжала цепляться за соломинку я. Не смотря на все доводы, я никак не могла поверить, что эта нежная, хрупкая девочка может оказаться расчетливой и хладнокровной убийцей своей семьи.
        - Сама же сказала, что он знал ее в лицо…
        - Ну и что? Я тоже знала, и ты, и Юля, и ваша домработница…
        - Но вы же не догадывались, что она и Натали одно лицо? Ведь все фотографии пропали… Заметь, именно тогда, когда эта девушка появилась в квартире…
        - Да я не о том. - Отмахнулась я. - Как она планирует получить наследство? Ведь тогда ей придется заявить во всеуслышанье, кто она такая. Она же не сможет назваться при этом Патрисией.
        - Да просто расскажет какую-нибудь душещипательную историю, вроде той, что поведала тебе в аэропорту… Кстати, тут очень даже может пригодиться Коля Королев. Он, возможно, и правда существует в природе, как оправдание для приезда в Россию. Натали заплатит штраф за пересечение границы под чужими документами, и все… Что еще мы сможем ей предъявить? Тем более с деньгами Дианы она сможет нанять себе любого, самого лучшего адвоката… и даже двух.
        - Наверное, ты прав. - Печально сказала я. - И все же, делай что хочешь, но я в ее виновность поверить не могу… Пусть это Натали… допускаю. Но я не представляю, как она могла убить своего дядю. Она мне показалась мягкой и очень сентиментальной… почти плакала, глядя на платьица и игрушки…
        - Не обязательно, что убивала она сама. - Мягко произнес Денис, видя, как я переживаю происходящее. - Скорее всего девушку использует кто то в своих интересах… Человек, которому она безгранично доверяет… или боится.
        - В общем, мы ничего не узнаем наверняка, - подвел итог наших рассуждений Ивакин, - пока не нападем на след этой самой Патрисии. С мотивом у этой девушки, если она действительно на самом деле является Натали, все понятно… Если нам удастся обнаружить того, кто согласился ей помогать, то мы значительно приблизимся к окончанию расследования…
        - Ты слишком торопишься, Петя. - С сомнением покачала головой я. - Все, что ты говоришь правильно, конечно… Мы должны срочно разыскать и этого Колю Королева, и Патрисию… Но все таки советую работать и над другими версиями… Не надо зацикливаться на одной Натали…
        - Почему, интересно, ты так веришь этой девушке? Ты же только что сама говорила, что практически поверила в то, что она дочь Дианы. - Удивился Ивакин.
        - Дочь или не дочь нужно еще разобраться… А почему верю? Ну, хотя бы потому, например, что уверена, нашу Патриссию ни в коем случае нельзя назвать перекрашенной из блондинки брюнеткой…
        - Откуда ты можешь это знать? - Снова посмотрел на меня с недоверием Петя.
        - Да ты что в самом деле? Ты же ее видел. У нее темные глаза, смуглая кожа…
        - Загар возможно… - Не слишком уверенно возразил он.
        - И при этом темные волоски на руках. - Невозмутимо продолжила я. - Уж при загаре они посветлели бы в первую очередь. Так что, Петя, я не советую так скоропалительно делать выводы и валить все на девочку только потому, что она внезапно исчезла…
        - Все дело в том, что к моему глубокому сожалению я никак не могу придумать больше ни одного более менее правдоподобного объяснения сложившейся ситуации. - С досадой согласился Ивакин. - Пока приходится довольствоваться тем, что есть. Да и невинной овечкой твоя Патриссия уж точно не является. Для чего то же она рискнула выкрасть документы и даже пересекла с ними границу другого государства… Ну все, спасибо за завтрак. Поеду в офис и попытаюсь разыскать этого загадочного Колю… Ты тоже уходишь? - С напускным безразличием поинтересовался у Дениса он. - Если да, то с удовольствием тебя подвезу…
        - Спасибо. - Откинулся на стуле Тихомиров. - Но я пока уходить не собираюсь.
        - Тебе разве на работу не нужно? - Продолжал настаивать Ивакин. - Может, у Дианы какие то сдвиги за ночь произошли…
        - Я выходной сегодня. А если у вашей подруги появятся в состоянии хоть какие то изменения, меня сразу же об этом известят…
        - Ну, как знаешь… - Не слишком жизнерадостно протянул Петр. - Тогда я пошел?
        - Иди, Петя. - Мягко сказала я и пошла провожать его до двери.
        - Почему ты так любишь связываться с кем попало? - Спросил он, оказавшись в прихожей. - Вы же, насколько я понимаю, знакомы меньше трех дней… Неужели, жизнь тебя так ничему и не научила, Лиза?
        - Научила. - Улыбнулась я. - Я могу понять, какой именно мужчина подходит мне. Для этого не обязательно встречаться с парнем несколько лет подряд, достаточно просто немного разбираться в людях.
        - Боюсь, именно этого тебе и не хватает, - проворчал Петя, закрывая за собой дверь. Я улыбнулась, повернула ключ и вернулась к Денису.
        - Мне показалось, или этот парень, действительно, страшно ревнует тебя? - Поинтересовался он, прикуривая сигарету.
        - Показалось. - Твердо ответила я. - Петя муж одной из моих близких подруг, и у них прекрасные отношения.
        - А почему тогда он так странно вел себя? Как брошенный не слишком давно любовник… - Тихомиров испытующе уставился мне в глаза.
        - Скорее, как заботливый брат. - Я подошла к Денису сзади и обняла его за плечи. - Он просто беспокоится обо мне, как ты не понимаешь… Он знает, сколько неприятностей было в моей прошлой жизни именно благодаря любимым мужчинам… Я никогда не умела правильно выбирать для себя близкого человека.
        - Ну, на этот раз тебе повезло. Не сомневайся. - Потерся о меня макушкой Денис. - Не знаю, что ждет нас дальше, но неприятностей я тебе точно не принесу. Обещаю.
        - Я верю. - Серьезно ответила я. - Верю.
        Денис потянул меня к себе и посадил на колени.
        - Никогда бы не подумал, что смогу влюбиться в такую женщину.
        - Какую это такую? - Хитро спросила я и погладила его небритую щеку кончиками пальцев.
        - Чужую. - Задумчиво ответил он.
        - Вот уж не думала, что ты ко мне так относишься. - Обиженно надула губы я.
        - Но ведь мы же, действительно разные…
        - Ну и что? Противоположности притягиваются, это давно известно. - Пожала плечами я. - Но все же, мне кажется, разные и чужие - это не совсем одно и то же… Люди могут иметь разные взгляды на жизнь, но все равно быть близки друг к другу…
        - Без сомнения! - Рассмеялся Денис.
        - Да ну тебя! Я же не о том. Я о душевной близости.
        - Согласен. Это не одно и то же.
        - У меня такое ощущение, что ты опять вернулся на предыдущую страницу. Снова пытаешься язвить и, как бы невзначай, ущипнуть меня за живое…
        - И в мыслях не было! - Денис откинул с моего лица волосы и внимательно посмотрел мне в глаза. - Скажи, Лиза, а что ты сама об этом думаешь?
        - О чем? - Прикинулась непонимающей я.
        - О наших отношениях… о том, что случилось сегодня утром…
        - Это было прекрасно. - Просто ответила я и поцеловала Дениса в губы. Прошло не меньше двух минут, пока я смогла продолжить. - Мы взрослые люди, свободные, нам хорошо вместе… так зачем забивать голову какими то дурацкими условностями, копаться в себе… Нужно просто жить. Сегодня. Сейчас.
        Денис прижал меня к себе, потом поднял на руки и направился в сторону нашего любимого кабинетного дивана. В этот момент в дверь снова позвонили.
        - Черт! - С досадой произнес Тихомиров. - Если это опять твой «заботливый братишка» Петя, я выставлю его вон.


        На пороге, смущенно улыбаясь, с объемным чемоданом в руке стоял владелец
«Пеликана» Олег Малахов.
        - Привет. - Растерянно сказала я и пропустила его в квартиру. - Ты как тут?
        - Я долго думал… - Не слишком уверенно начал Олег. - После нашей последней встречи Соня стала просто не выносима… Короче, я решил от нее уйти. - На одном дыхании закончил он.
        - Прекрасно. Но почему ты с чемоданом решил прийти сюда? Ты же знаешь, Диана в больнице…
        - Конечно, я в курсе. - Торопливо перебил меня Малахов. - Я подумал, что ей будет приятно узнать, что дома ее ждет любимый мужчина.
        - Боюсь, она не скоро сможет оценить этот сюрприз. - С усмешкой произнес появившийся за моей спиной Тихомиров.
        - Почему? - Удивился Олег. - Вы не хотите, чтобы она об этом узнала?
        - Она в коме, Олег. - Вздохнула я. - И ей сейчас не до сюрпризов, особенно таких… Вообще нет уверенности, что она сможет выкарабкаться из всего этого без последствий…
        - Если бы Вы хоть раз посетили свою любимую в больнице, то, безусловно, сами знали бы об этом. - Денис на слове «любимая» сделал особое многозначительное ударение и, облокотившись на стену, с насмешкой уставился на нежданного гостя.
        - Конечно-конечно. Я непременно сегодня же навещу Диану. - Кажется, даже покраснел Малахов. - Просто у меня все эти дни были чудовищно загружены.
        - Скандалами с Соней? - Невинно поинтересовалась я.
        - И это тоже… - с досадой поморщился Олег. - Она задолбала меня своей ревностью, считает, что за деньги всех можно купить с потрохами… Сегодня я не выдержал и послал ее вместе с ее капиталами куда подальше.
        - Да уж, у Дины счета повнушительнее будут… - Пробурчала, отворачиваясь от него, я.
        - Что? - Не расслышал Малахов.
        - Я говорю, нужно подождать возвращения Дианы, а уж потом планировать вашу с ней дальнейшую счастливую жизнь. - Ответила я. - Я хоть и ее лучшая подруга, но принимать за нее столь ответственные решения все же не рискую.
        - Но ведь все же очевидно! - Растерялся Олег. - Я Диану люблю, она меня тоже…
        - Вы уверены в этом? - Снова вмешался в разговор Тихомиров. - Настолько, что прямо с вещами приехали…
        - Конечно! - Воскликнул тот. - Я раньше, честно сказать, в этом сомневался, но, когда узнал, что она самоубийством жизнь чуть не покончила только из-за того, что я не пришел на свидание, все сомнения разом отпали… Я решил сделать то, что подсказывал долг…
        - Боюсь, с этим самоубийством все не так просто. - Твердо перебила Малахова я. - Не стоит делать преждевременных выводов. Я считаю, что горячку пороть ни к чему. Диана вернется домой, вы поговорите и все решите…
        - Но мне же совершенно некуда идти… - Растерянно захлопал глазами Олег. - Ради Дианочки я бросил все, и семью, и дом…
        - Не надо драматизировать, Олег. - Усмехнулась я. - Есть же, в конце концов, гостиницы… И потом, ты думал, что ты будешь делать, если Диана так и не сможет выкарабкаться?
        - А что, разве все так опасно? - С тревогой заглянул мне в глаза Малахов.
        - Более чем. - Серьезно ответил за меня Денис. - Я ее лечащий врач, так что можете мне поверить.
        - Но… тогда… - покрылся красными пятнами Олег. - Тогда мне, действительно, лучше пока пожить в гостинице. - Он подхватил за ручку свой объемистый саквояж и скрылся за дверью.
        - Побежал с Соней мириться, пока не поздно. - Сказала я, запирая замок. - Понял, что может вскорости остаться у разбитого корыта. И как только Диана смогла встречаться с ним целых два года? Удивляюсь.
        - Глядя на таких индивидуумов, - хмуро произнес Денис, - становится нестерпимо стыдно за всю мужскую половину человечества в целом.
        - А то среди женской все сплошь искренние и честные! - Возразила я. - Я уже давно заметила, что душевные качества человека совершенно не зависят ни от его пола, ни от возраста…
        - И все таки то, что позволено иной раз женщинам, для приличных мужиков не приемлимо… Скажи, а у тебя раньше случались романы с людьми из другого социального слоя? - Вдруг неожиданно спросил Денис. Он уселся в кресло напротив меня и выжидательно уставился своими темными глазищами.
        - Нет. - Честно ответила я. - Как то не приходилось… Оба моих мужа были очень состоятельными людьми… Ну, а до них я считалась невестой на выданье и не могла позволить себе тратить время с неподходящими, с точки зрения окружающих, людьми… В молодости почему то особенно важно это самое общественное мнение…
        - А сейчас, значит, нет?
        - И сейчас важно. - Ответила я. - Просто с возрастом начинаешь понимать, что есть вещи и поважнее… Любовь, счастье, дружба… Глупо мерить эти понятия чековыми книжками, согласись.
        - Не знаю. - Пожал плечами Тихомиров. - В моем мире все проще, крупными капиталами никто не ворочает…
        - И поэтому все вы поголовно счастливы? А почему, интересно, тогда ты расстался со своей женой?
        - У нас разные взгляды на жизнь. Она в жизни ценит одно, я совершенно другое… Она, например, постоянно ревновала меня к работе, не желая понять, что без нее, я уже буду не я, не Денис Тихомиров, а совершенно другой человек. Не знаю, лучше или хуже, но другой. Понимаешь?.. Может, более ласковый, заботливый, внимательный, но не тот, которого она когда то полюбила… Я не могу и не хочу менять свои взгляды и принципы ради кого бы то ни было… Даже ради любимой женщины…
        - Может, ты просто не достаточно ее любил? - Тихо спросила я.
        - Я и сейчас ее люблю. - Ответил Денис и опустил глаза. - Она часть моей жизни и этого уже никогда не изменить…
        - Понятно. - Сухо сказала я и поднялась. - Скажи мне, как врач, мое здоровье не внушает тебе больше никаких опасений? Могу я выйти из дома, например, Диану навестить?
        - Ты обиделась? - Денис тоже поднялся и подошел ко мне. - Ведь ты же знаешь, что это правда… Или ты предпочла бы, чтобы я солгал? Сказал, что я за один день смог позабыть всю свою предыдущую тридцатипятилетнюю жизнь и теперь вижу только тебя, думаю только о тебе…
        - Нет, но…
        - Я влюблен, это правда… Влюблен, как мальчишка… Но наши с тобой отношения так хрупки и не устойчивы… В любой момент самый мельчайший пустяк может их разрушить…
        - Еще не прошло и суток, а ты уже ищешь пути к отступлению… - Я отвернулась от него и хотела выйти из комнаты, Денис поймал меня и крепко прижал к себе.
        - Я просто не хочу опрометчиво закрывать за собой дверь… Но, боюсь, она вот-вот сама захлопнется у меня за спиной. - Он поднял кончиками пальцев мое расстроенное лицо и поцеловал надутые от обиды губы…



…Следующие несколько часов пролетели для нас почти незаметно… Когда мы уставшие, но безумно счастливые, наконец то, смогли оторваться друг от друга, зазвонил телефон.
        - Привет еще раз. Ну, как ты? - Спросил Петя. - Как здоровье?
        - Нормально. - Ответила я.
        - Твой доктор уже ушел, или по-прежнему держит свою огромную ручищу на твоем пульсе?
        - Да хватит тебе, Петь, в самом деле, глупости говорить… Расскажи лучше, что удалось узнать новенького? Нашел Колю Королева?
        - Ты удивишься, Лиза, но этот молодой человек, действительно, существует в природе. Королев Николай Ильич восемнадцати лет, в прошлом году был направлен во Французский город Руан по программе обмена студентами. Выбор деканата пал именно на него в связи с тем, что парень довольно сносно знал язык, имел хороший аттестат…
        - Ты с ним встречался? - Нетерпеливо спросила я.
        - Нет еще. - Ответил Петр. - Жду сообщения от Дианиного адвоката, он обещал мне постараться выяснить сегодняшнее местопребывание Натали Линдер и по возможности с ней переговорить… Так что я не могу покинуть сейчас офис… Да и вряд ли этот парнишка расскажет нам что то срочное…
        - А вдруг девушка у него?
        - Он проживает в однокомнатной квартире с матерью…
        - Ну и что? Патрисия могла ничего об этом не знать… Не выгонит же он гостью из дома. - Возразила я. - Знаешь что, Петь, мне сейчас все равно делать нечего, давай адрес, я съезжу к этому Коле и побеседую с ним по душам…
        - И думать не смей. - Резко перебил меня Ивакин. - Если Пат там, это может быть опасно.
        - Я поеду не одна. - Я вопросительно посмотрела в сторону Тихомирова, он молча кивнул. - Мне Денис компанию составит… И потом, не станут же они нападать на нас прямо в этой самой однокомнатной квартире…
        - Значит, доктор еще не ушел… Ну раз так, то пиши адрес. Но все же предупреждаю, на рожон не лезьте… Прежде, чем соваться в квартиру, с бабулями у подъезда побеседуйте, если девушка появлялась в поле их зрения, они вполне могли ее запомнить…
        - Хватит наставления читать, - рассмеялась я. - Мы сами на месте определимся, как поступить… Там, может, и лавочки то никакой у подъезда нет со старушками.
        - В таких районах они всегда есть, - убежденно ответил Ивакин и повесил трубку.
        - Наконец-то я смогу помочь Диане хоть чем-то реальным, кроме охов и вздохов! - Воскликнула я, поцеловала Дениса в щеку и полетела в спальню одеваться.



        ГЛАВА 13

        К Коле мы отправились на Тихомировской «девятке», вопреки моим опасениям она вела себя довольно послушно, и мы были на месте уже минут через тридцать. Дом, где проживал Коля Королев со своей мамой, оказался довольно неказистым двухэтажным строением, покрашенным в неприметный светло желтый цвет. Перед входом в нужный нам подъезд, как и предсказывал проницательный Петя, мы увидели лавочку, и даже не одну, а целых две штуки, только бабушек на них почему то не было. На краю одной из них сидел худенький лопоухий подросток с красными, похоже, заплаканными глазами, и все. Оглядевшись по сторонам, мы пришли к выводу, что провести разведывательную беседу перед посещением нужной нам пятой квартиры попросту не с кем. Пришлось подниматься на второй этаж к Королевым без предварительной подготовки. Собравшись с духом, я решительно нажала на розовую кнопку дверного звонка… Потом еще раз, и еще… Простояв перед дверью минут семь, мы убедились, что открывать нам никто особо не спешит. Растерянно переглянувшись, мы с Денисом вышли на улицу и уселись на лавку.
        - Ну, и что теперь делать? - Расстроилась я. - Где теперь искать этого парня? Может, они с Патрисией уже давно сбежали отсюда…
        - Подожди. - Обнял меня за плечи Денис. - Сейчас попытаемся что-нибудь узнать… Молодой человек! - Обратился он к парнишке, сидящему на противоположной лавочке и совершенно не обращающему на нас никакого внимания. - Молодой человек, Вы не подскажете, если Вы давно тут сидите, возможно Вы видели кого то из пятой квартиры… Там почему то никого дома нет…
        - Тетя Люся минут сорок назад уехала. - Безучастно отозвался тот, даже не взглянув на нас.
        - А Коля? - Осторожно спросила я у странного подростка.
        - Коля? - Он поднял глаза и мы увидели, что они отчего то полны слез. Мне стало даже неудобно, что мы дергаем человека по всяким пустякам, когда ему, по видимому, совершенно не до нас. Но, к сожалению, никого другого в пределах видимости не наблюдалось, и мне снова пришлось повторить вопрос.
        - Ну, да… Королев Николай. Его ты сегодня не видел?
        - Видел. - Снова опустил голову парень. - Всего каких то пару часов назад… Он такой счастливый был, на свидание к своей девушке собирался…
        - К девушке? - Удивилась я. - У него разве девушка есть?
        - Ну, да… была. Француженка. Говорит, красивая очень. Только сам я ее не видел, он с ней в прошлом году познакомился, когда учиться к ним ездил. - Молодой человек говорил все это как-то автоматически, почти равнодушно, так и не подняв больше ни разу глаз…
        - Похоже, ты хорошо знаешь Колю. - Сказал Денис.
        - Конечно. - Откликнулся он. - Коля был моим лучшим другом…
        - Был? - Переспросила я. - Вы что поругались что ли?
        - Мы никогда не ругались, - парень явственно всхлипнул.
        - С ним что то случилось? - Тихо спросил Денис и пересел к нему на лавочку . - Тебя как зовут?
        - Андрей. - Парень утер рукавом глаза и посмотрел на нас. - А зачем вам Коля?
        - Мы хотели с ним поговорить… как раз о его девушке. - Ответила я. - Ты так и не сказал, что произошло с Колей?
        - Ему позвонила его девушка и назначила встречу, он очень удивился сначала, а потом быстренько собрался и побежал к ней…
        - Где они договорились встретиться?
        - Не знаю, - пожал плечами Андрей. - Они не по-русски разговаривали… Я спросил, конечно, но Колька только рукой махнул, мол некогда, потом все объясню… Кто же знал, что все так получится…
        - Ты скажешь, наконец, что произошло? - Начала злиться я. - Он попал в аварию?
        - Он упал под поезд. - Снова всхлипнул Андрей.
        - Где он его нашел? - Видимо от неожиданности, задал глупый вопрос Тихомиров. Я от потрясения вообще не могла вымолвить ни слова.
        - Это было в метро. - Коротко ответил парень. - Пока не известно, что там произошло, тете Люсе час назад из милиции позвонили… Ей сначала плохо стало, она чуть сознание не потеряла. Я дал ей валерьянки… Она поехала туда… - Видимо, не в силах больше говорить, Андрей замолчал и снова опустил голову.
        - Его девушку зовут Патрисия? - Тихо спросила я.
        - Нет. Ее зовут Натали. Натали Линдер, кажется. - Глухо отозвался Андрей. Мы все трое подавленно замолчали.
        - Я понимаю, что тебе сейчас не просто вспоминать… - нерешительно снова начал разговор Денис. - Но ты не мог бы нам рассказать немного о Коле, и особенно о том периоде, который связан с Натали…
        - Какое это теперь имеет значение… - Грустно посмотрел на него собеседник. - Зачем вам это?
        - Мы хотели поговорить об этом с Колей… Но, похоже, не успели… Понимаешь, Андрей, для нас это очень важно… Возможно, и для Николая тоже…
        - Ему сейчас уже все равно. - Вздохнул тот. - Но я могу рассказать, ничего секретного в этом нет… Коля всегда языками увлекался, на курсы французского три года ходил, стихи какие то постоянно переводил для журналов, за это ему деньги даже платили, правда, не больно много, но они с матерью не особенно зажиточно живут… жили… любые деньги не лишние были… Он сначала хотел в лингвистический институт поступать, но в последний момент передумал и понес документы в академию искусств. Поступил, месяц всего проучился, и тут ему предложили поехать по обмену на целый год во Францию… Совершенно бесплатно. И билет, и проживание, все за счет спонсоров. О такой удаче Коля даже и мечтать раньше не мог. Он всегда говорил, что как только окончит учебу, начнет работать, они с тетей Люсей немного поправят свое материальное положение, и тогда он начнет копить деньги на поездку в Париж… А тут такое предложение! Конечно же, он сразу согласился. В начале октября сюда прибыли пятнадцать французских студентов, а через два дня двенадцать наших ребят улетели в Париж…
        - Я слышала, он не в Париже жил, а в Руане…
        - Ну да. - Продолжил рассказ Андрей. - После прилета их собрали в каком то зале, для того, чтобы познакомиться с местными студентами, о себе рассказать… Наши то ведь тоже были из разных учебных заведений, даже из разных городов… Ну вот, эта самая Натали сначала на Кольку внимания почти не обращала, все больше трепалась с девчонками из Петербурга, но как только услышала, откуда прилетел Коля, сразу же села рядом с ним и стала о нашем городе расспрашивать… Он говорил, что даже удивился, откуда она о нем так много знает… Даже улицы некоторые… Короче, когда стали распределять наших по семьям и учебным заведениям, Натали пригласила Колю с собой в Руан.
        - Он жил в ее доме? - Удивилась я.
        - Нет. В другом… но учились они с Натали вместе. Сначала они планировали, что он будет жить у Линдеров, но ее мачеха была категорически против этого… Она вообще к Коле негативно всегда относилась до самого его отъезда…
        - Коля и Натали полюбили друг друга? - Спросила я.
        - Не сразу… Коля говорил, что ему всегда нравилось с Натали общаться, но поначалу они только друзьями были… Она учиться ему помогала, а он ее языку русскому … Ну, а потом незаметно влюбились… Она очень плакала, когда Коле пришло время уезжать обратно в Россию, и пообещала непременно приехать к нему. Он сказал, что и он, и мама будут очень рады этому, но если честно, не слишком поверил в такую возможность… Хоть Натали и было почти восемнадцать, она очень зависела от мачехи, и материально в том числе… А та, я уже говорил, Колю сразу же не взлюбила почему то…
        - Что случилось сегодня?
        - Да все как обычно было. Мы сидели в Колькиной комнате, видик смотрели, нам друг кассету дал прикольную… Потом зазвонил телефон, я трубку поднял и не понял даже сначала, что говорят, с ужасающим акцентом и коверкая слова женский голос позвал
«Колья Когольеф», Колька удивился страшно трубку схватил, трещал минуты три по французски, а потом унесся, так ничего и не объяснив…
        - Значит, девушка не представилась? - Уточнила я. - А почему ты решил, что звонила именно Натали?
        - А кто же еще? - Растерялся Андрей, - ведь говорили то на французском… но я все равно расслышал, как Колька раз пять повторил это имя… И потом, у него лицо такое счастливое было, когда он убегал… а потом тете Люсе из милиции позвонили… - Глаза парня снова начали наполняться слезами.


        - Ты думаешь, это она его убила? - Глухо спросила я Дениса, когда мы снова уселись в его «девятку».
        - Похоже на то. - Хмуро отозвался он, пытаясь попасть ключом в замок зажигания. Не смотря на его внешнюю выдержанность и спокойствие, руки его, как и мои, слегка дрожали. - Но если это так, то эта девушка - монстр. Ее место, возможно, даже не в тюрьме, а в психиатрической больнице… Никак не пойму, зачем она это сделала?
        - Ну, это понятно. - Вздохнула я. - Он знал ее в лицо и мог легко опознать…
        - Да я не о том, - поморщился Денис. - Зачем она вообще тебе про него рассказала? Никто ведь мог даже не узнать о его существовании, она же будто специально всеми силами указывала на него… Зачем? Может, ей просто нравится убивать?
        - Что то здесь все-таки не то… Я логики в ее поступках не вижу… Куда она нанесет следующий удар? Какие цели преследует? Мы ведь знаем только ее вероятную конечную цель - наследство Дианы, но идет она к ней какими то совершенно не понятными лично для меня путями… Ну хорошо, убить Дину, это я могу умом понять… Тут все просто…Но все остальное… Зачем эти перевоплощения, убийства только для того, чтобы ее не смогли узнать… Все можно было сделать намного проще… Тем более, что у нее, по всей видимости, есть преданный помощник.
        - Но все покушения на Диану не дали желаемого результата…
        - Странно… С другими у них, как видишь, осечки не бывает…
        - Вероятно, не так легко лишить жизни родную мать… - задумчиво глядя в лобовое стекло, отозвался Тихомиров.
        - Ее она пыталась убрать явно не своими руками… По крайней мере Пат во время последнего самого серьезного покушения сидела рядом со мной в самолете… Но и в этой ситуации она могла не скрывать своего настоящего имени, прилетела бы и бросилась на грудь умирающей матери… Что может быть более естественно… В этом случае она бы пользовалась состоянием Дианы на правах ближайшей родственницы, пока мать не может принимать никаких решений, даже добить ее, находясь поблизости, ей было бы намного проще…
        - Не забывай, Лиза, что она ни разу путью не видела своей матери, - напомнил Денис. - Она ничего не знала ни о ее отношении к покинутой дочери, возможно, даже не знала, есть ли у Дианы в данный момент семья… С твоей помощью, здесь на месте, она смогла во всем разобраться, но оказалось уже поздно, она для всех была Патрисией Клавьер.
        - Все равно, я ничего не понимаю! - Сжала виски руками я. - Такое бессмысленное нагромождение трупов! И все они явно указывают именно на Натали Линдер…
        - Для тебя бессмысленное. - Ответил Денис. - Вероятно, с ее точки зрения такой риск оправдан какими то, пока неизвестными никому из нас, причинами…
        - Давай заедем по дороге в больницу к Диане. - Попросила я. - Я так разволновалась, что мне хочется своими глазами убедиться, что все в порядке…
        - Я хотел предложить то же самое. Мне спокойнее, когда тяжелые пациенты постоянно находятся под моим вниманием… Не то чтобы я не доверяю своим коллегам, но …
        - Да не оправдывайся, ты. - Перебила я. - Я прекрасно понимаю твое отношение к работе… Более того, пожалуй, эта твоя преданность любимому делу в первую очередь меня и привлекает… - Потом я набрала номер Ивакина и вкратце обрисовала ему ситуацию с Колей Королевым. Мы еще немного молча посидели в машине, а потом не слишком быстро отправились в больницу.



        ГЛАВА 14

        Состояние Дианы, на первый взгляд, оставалось на прежнем уровне. Ее голова все так же безжизненно покоилась на белоснежной подушке в окружении трубок и капельниц… Все та же сиделка вязала, примостившись в кресле… Ничего не изменилось. Только на кровати у двери, подогнув тощие ноги под себя, сидело худенькое тщедушное существо с огромным синяком под левым глазом. Женщина с увлечением грызла огромную сочную грушу и выглядела вполне довольной собой и жизнью вообще.
        - Привет. - Дружелюбно сказала она. - Ты немного опоздала, твоя подруга только что унеслась отсюда со скоростью звука. Она вообще то женщина приятная, я люблю, когда она около больной дежурит. Фруктов вон мне натащила. - Она с гордостью кивнула на тумбочку в изголовье своей кровати, заваленную апельсинами, бананами, яблоками и еще какими то полупрозрачными пакетиками и коробками, - и поболтать с ней одно удовольствие, не то что с этой… молчит, как мумия…
        - Я просто не знаю, о чем с Вами разговаривать, - чуть заметно поморщилась сиделка. - Вы и одна не плохо себя чувствуете, трещите весь день как сорока, аж голова заболела… Жду не дождусь, когда Вас выпишут, наконец…
        - Ты мне из уважения выкаешь? - Рассмеялась женщина, - Или таким хитрым способом пытаешься выразить презрение и указать мне место?
        - Нет… - Смутилась сиделка. - Я просто, в отличии от Вас, человек воспитанный и не могу тыкать любому даже малознакомому человеку…
        - Давайте, вы выясните все это немного позднее, когда я уйду. - Вклинилась в их перебранку я. - А сейчас сюда придет доктор, чтобы осмотреть пациентку… Юля, действительно только что ушла отсюда? - Обратилась к сиделке я.
        - Ты что, не веришь мне, что ли? - Возмущенно фыркнула новая пациентка.
        - Да, Юлия Евгеньевна, находилась здесь с самого утра, она, как обычно, отпустила меня домой на пару часиков… - Не обращая внимания на ее слова, ответила сиделка. - Только я вернулась, как ей позвонили на сотовый. Выслушав то, что ей сказали на том конце, она просто в лице изменилась, побледнела, прижала ладонь к губам, прошептала что то вроде «Боже мой!» и выбежала. Это случилось минут пятнадцать назад.
        - Она не объяснила, что случилось? - Встревожено спросила я. Сиделка молча отрицательно покачала головой.
        В этот момент в палату вошел Денис в белом, застегнутом на все пуговицы халате.
        - Доктор! - бросилась к нему пациентка у двери. - Я все утро Вас ждала… Мне нужно кое-что Вам рассказать…
        - Надо же, - пробурчала в полголоса сиделка, - оказывается, и ты умеешь с людьми уважительно разговаривать…
        - Александра, - строго сказал Тихомиров, - поговорим немного позже. Сейчас я осмотрю Диану Ярославовну, а потом ты зайдешь ко мне в кабинет и расскажешь все, что считаешь нужным. Договорились? - Женщина молча кивнула и начала искать разбросанные по палате стоптанные тапки. - А сейчас я бы попросил выйти всех из палаты. - На этот раз он обращался сразу ко всем.
        Мы все трое вышли в коридор, сиделка со своим вязаньем сразу же уселась на пустой стул рядом с охранником, а я отошла к открытому окну. Через мгновение ко мне присоединилась Александра.
        - Курить будешь? - Радушно протянула она дешевую пачку «Космоса». Я отрицательно покачала головой, но потом все же взяла предложенную сигарету. Курить хотелось, но с тех пор, как я твердо решила покончить с этой пагубной привычкой, я старалась своих при себе не иметь… Увидев пачку, я вдруг поняла, что мне сейчас это просто необходимо.
        - Твоя подруга совсем плоха. - Затянувшись, с сочувствием сказала женщина. - Что доктор говорит, она хоть шансы выжить имеет?
        - Он надеется на лучшее, - вздохнула я.
        - Значит, верь. - Твердо поддержала Тихомирова она. - Он отличный доктор, и человек прекрасный… Ты уж мне поверь, я, знаешь, сколько разных мужиков перевидала в своей жизни… Таких на свете единицы…
        - Каках таких? - С интересом посмотрела на нее я.
        - Умных, надежных, честных… короче, настоящих… А ты, правда, той женщине близкая подруга? - Снова затянувшись, неожиданно спросила она.
        - Да, а что? - Удивилась вопросу я.
        - Тогда ты должна знать, кто это ее так ненавидит, что даже сейчас пытается добить…
        - О чем ты? - Чуть не выронила сигарету я. - С чего ты это взяла?
        - Я вообще то хотела об этом сначала доктору рассказать… - нерешительно посмотрела на меня Александра.
        - Мне это очень важно, - нетерпеливо перебила я. - Я даже деньги могу заплатить за информацию…
        - Да? - Заинтересовалась собеседница, - а сколько?
        - Сколько ты хочешь? - Спросила я, доставая кошелек.
        - Пятьдесят баксов. - Выпалила Александра и сама замерла от своей наглости.
        - Я дам тебе сто. - Улыбнулась я. - Только рассказывай быстрее.
        Женщина с недоверием осмотрела купюру, даже понюхала ее для чего-то, потом свернула и аккуратно засунула в карман.
        - Я бы и так рассказала, - усмехнулась она, - но кто же отказывается, когда бабки на халяву предлагают, тем более у тебя они явно не последние, а я когда еще смогу работать начать…
        - Да говори же! - Дернула в нетерпении ее за рукав я. - С чего ты решила, что Диану хотят добить?
        - А чего тут решать то? - Пожала плечами она. - Тот мужик прямо сказал мне, что ее нужно убить. Даже деньги предлагал, как и ты… много. Но я же не свинья какая то, чтобы доверие доктора обмануть…
        - Ты можешь говорить яснее? - Простонала я. - Расскажи все, как было, по порядку.
        - Я и говорю. Доктор, чтобы защитить меня от сутенера, сумел пропихнуть меня в эту палату охраняемую… Но строго настрого предупредил, что если из-за меня там случатся какие-нибудь неприятности, виноват будет он… Я старалась вести себя, как положено, курить бегала к окошку в коридор… Ну вот, вчера вечером это окно открыть не разрешили, пришлось на лестничную клетку идти. Там ко мне этот мужик и подкатил… Предложил денег кучу, если я твоей подруге в капельницу волью пару капель дерьма какого то. Вот. - Она достала из кармана наполненный прозрачной жидкостью шприц.
        - Откуда он у тебя? - Прошептала я. - Ты что, согласилась?!
        - Он мне задаток дал, целых пятьсот баксов. - Спокойно пояснила Александра. - Да и потом, я так понимаю, что из-за охраны сам он попасть в палату не сможет, значит, станет другие пути искать, а ты ведь понимаешь, кто ищет, тот все равно найдет, в конце концов. Особенно за доллары. Согласна? - Я кивнула. - Ну вот. Я пообещала посодействовать, только сказала, что сразу то может не получиться, нужно дождаться, пока в палате никого не будет… Короче, время пока тяну… Курить хожу теперь только к этому окошку, здесь он ко мне не рискнет подойти, охранник слишком близко… Да и интересно, что там в шприце то налито, хочу Денису Алексеевичу на экспертизу отдать…
        - Ясно. А как этот человек выглядел? Описать можешь? - Спросила я.
        - Да мужик, как мужик… Лет тридцать, наверное. Хотя, что то было в нем такое… Не знаю, как объяснить…
        - Ну, объясни уж как-нибудь, - в нетерпении поторопила ее размышления я.
        - Да черт его знает… На ряженого похож. Чудная одежда, будто с чужого плеча… Нет, не то… Может, он нервничал просто сильно, вот и выглядел по-дурацки… Мялся и жался, как девка на выданье.
        - Ну а дальше что ты делать собираешься? - Пораженная услышанным, поинтересовалась я. - Нельзя же тянуть время бесконечно…
        - Там видно будет, - беспечно покачала ногой Александра. - Может, подруга твоя и так помрет без моей помощи… извини, но это ведь и правда случиться может…
        - Может… - неохотно согласилась я. - А как он обещал передать тебе вторую часть денег?
        - Сказал, как узнает о смерти той женщины, сам меня сразу же разыщет… Но я так думаю, кинуть он меня решил, предположим, выполнила бы я его задание, зачем ему тогда выполнять свое обещание? Не побегу же я, в самом деле, в милицию на него заявлять…
        - Знаешь, Саша… - задумчиво посмотрела на женщину я. - Боюсь, все не так просто, как ты думаешь… Понимаешь, ты ведь теперь свидетелем стала. Ты видела его лицо… Дело ведь идет не о каком то там мелком мошенничестве, а о человеческой жизни… и о миллионном наследстве…
        - Точно. - Присвистнула Александра. - Я как то об этом не подумала… А ты что посоветуешь?
        - Пока ничего. Мне нужно подумать… Лучше всего тебе сидеть в палате под присмотром охранников и не высовываться в коридор…
        - Но тут же тоже охранник видит…
        - Ты слышала когда-нибудь о пистолетах и открытых окнах?
        - Неужели все так серьезно? - Испуганно воскликнула Саша и торопливо соскочила с подоконника.
        - Более чем…
        - А что, поймать этого парня нет никакой перспективы?
        - Мы работаем над этим, но пока без особого успеха… каждый день новый труп… - Александра испуганно поежилась и протянула мне шприц. - Я, пожалуй, и правда, постараюсь поменьше высовывать нос из палаты. Передашь это Денису Алексеевичу?
        - Конечно. - Кивнула я. В этот момент я внезапно вспомнила, что так и не выяснила, что такого срочного случилось у Дианы, что она унеслась из больницы быстрее ветра. Я торопливо набрала ее сотовый, но, сколько бы не надрывался звонок, трубку так никто и не взял. Я уже решила попробовать дозвониться до Пети, но в этот момент распахнулась дверь палаты, и я увидела Дениса.
        - Ну, как она? - Бросилась я навстречу. - Ей лучше?
        - Пойдем в кабинет. - Сказал он и размашисто зашагал вперед. Я поспешила за ним, а Саша, пугливо оглядываясь, проскользнула в палату, плотно прикрыв за собой дверь.
        Усевшись за столом в кабинете, Тихомиров улыбнулся.
        - Хочу тебя порадовать. Состояние твоей подруги стабилизировалось настолько, что ты вполне можешь перевезти ее в клинику профессора Ильина…
        - Я тебе доверяю, - твердо перебила его я, - и никуда перевозить Диану не собираюсь. Тем более, что после твоего лечения она уже начала выздоравливать…
        - Ну, до выздоровления ей еще очень далеко, - вздохнул Денис. - Но теперь я почти уверен, что ее организм сможет справиться …
        - Если кто-нибудь опять не попытается этому помешать. - С горечью сказала я.
        - О чем ты? - Устало потер переносицу Тихомиров. Я вкратце передала ему рассказ Александры и протянула зажатый в руке шприц.
        - Ты можешь провести анализ и узнать, что там внутри?
        - Конечно. - Повертел шприц в руках Денис. - Прямо сейчас отправлю в лабораторию. Хотя и так понятно, что там не простая вода.
        В этот момент у Тихомирова на столе зазвонил телефон. Он отложил шприц и поднял трубку. По тому, как менялось с каждой секундой его лицо, я поняла, невидимый собеседник сообщил Денису какую то крайне неприятную новость. Когда положил трубку, он еще несколько секунд помолчал, как бы собираясь с силами, а потом поднял на меня глаза. Я смертельно испугалась, увидев в них самую настоящую панику и совершенно не свойственную Тихомирову растерянность.
        - Что? - Прошептала я мгновенно охрипшим голосом. - Что случилось?…
        Денис встал и, обогнув стол, подошел ко мне.
        - У нас еще один труп. - Он крепко обнял меня за плечи и прижал к себе. - Убили Юлину домработницу.
        - Как? ! Ее то за что? - Я чувствовала, что у меня начинается истерика, но ничего поделать уже не могла. - Они что, ворвались в Юлину квартиру?
        - Нет… Это случилось в подъезде. Дарью вытолкнули из окна лестничной клетки прямо на асфальт, она умерла мгновенно… Женщина возвращалась из парка…
        - А Павлик?! Что они сделали с моим сыном?!! - Теряя контроль, во весь голос закричала я. - Говори немедленно, что с ним?!
        - Мальчик исчез, - опустив глаза, произнес Денис . - Похоже, его похитили.
        - Зачем?! Он же совершенно никакого отношения к Дианиному наследству иметь не может! Он мой сын, а не ее!
        - Успокойся, Лиза. - Требовательно сказал Денис. - Истерика тебе сейчас совершенно ни к чему. Ты должна немедленно взять себя в руки и подумать, что нужно делать в подобной ситуации.
        - Взять себя в руки?! - С новой силой закричала я и вырвалась из объятий Тихомирова. - Ты хоть понимаешь, о чем мы говорим?! Мы говорим о моем сыне! Единственном родном существе, которое осталось у меня в жизни, о моей кровиночке, о Павлике!!! Господи! За что ты так страшно караешь меня? Зачем забираешь всех, кто только становится безумно дорог моему сердцу! Чем я так провинилась перед тобой, что ты решил отыграться на маленьком беззащитном ребенке?! А может, это ты Сергей?! Ты решил отомстить мне таким вот изощренным способом за то, что я четыре года назад лишила жизни тебя? - В моей голове снова забили тысячи невидимых молоточков, последние слова я уж почти простонала. - Но ты ведь не мог этого сделать, правда? Не мог! Павлик не только мой сын, но и твой тоже… Ты не можешь причинить вред своему сыну!!! Правда?! Ты же понимаешь, что тогда, четыре года назад, я была права, я все сделала правильно… - В этот момент я почувствовала легкий укол в сгибе руки.
        - Сейчас тебе станет немного легче, - Прошептал Денис и, сев рядом со мной, погладил меня по голове. - От этого укола ты немного успокоишься и перестанешь говорить глупости.
        Я опустила голову к нему на колени и, наконец, смогла заплакать. Денис подавленно молчал и гладил меня по волосам. Да и что он мог сказать в такой ситуации?
        Через пятнадцать минут в больницу приехал Ивакин. Он резко распахнул дверь кабинета и подошел ко мне.
        - Обещаю тебе, Лиза, мы найдем Павлика. Я все силы на это положу, но найду…
        - Не надо, Петя, давать обещания, если сам не уверен в том, что сможешь их выполнить. - Сказала, поднимаясь с банкетки, я. - Мы ведь даже не знаем, кто и зачем забрал моего мальчика. Ты хоть представляешь, что они могут с меня потребовать?
        - Деньги, наверное… - Не слишком уверенно ответил Ивакин. - Обычно всегда детей ради выкупа похищают… Я дома Юлю на всякий случай у телефона оставил, если вдруг деньги решат потребовать.
        - Хорошо, если все так просто… - Грустно сказала я. - Только чувствует мое сердце, что одним выкупом дело не обойдется… Петь, ты тоже считаешь, что это с Дианой связано, да? - Жалобно посмотрела на Ивакина я.
        - Не обязательно. - По тому, как он торопливо отвел глаза, я поняла, что он полностью согласен со мной.
        - Не бывает таких совпадений, чтобы сразу и одно, и другое… Я почти уверена, что Дашу убил тот же самый человек, что и Михаила с Николаем. Только я понять все равно не могу, зачем им нужен мой сын…
        - Может, они не рассчитывали, что дело так затянется, и элементарно деньги закончились. Вот они и нашли способ пополнить запасы… - Высказал предположение Денис.
        - Это вполне возможно! - Приободрился Ивакин. - Если они потребуют выкуп, мы вполне сможем прихватить их во время передачи денег…
        - Об этом забудь. - Твердо перебила Петра я. - Своим ребенком я рисковать не собираюсь. Я передам вымогателям столько денег, сколько они потребуют, и все их требования выполню. Предупреждаю, Ивакин, если из-за тебя что-то сорвется, я тебя потом никогда не прощу. Понял?
        - Понял. - Хмуро кивнул он. - А теперь тебе бы нужно к Диане в квартиру вернуться. Я почему то думаю, что похитители будут звонить туда. Я уверен, они знают, где ты сейчас живешь. Ты можешь поехать туда с Лизой? - Обернулся к Тихомирову Петр. - Я должен вернуться в офис…
        - Конечно. - Поднялся из-за стола Денис. - Сейчас на минутку в лабораторию спущусь, шприц отдам и отвезу Лизу домой.
        - Какой шприц? - Не понял Ивакин.
        - Расскажи ему пока. - Махнул мне рукой Денис и вышел.
        История Александры даже после всех сегодняшних событий произвела на Петра сильное впечатление.
        - Ты понимаешь, Лиза, что это значит для нас?
        - Не очень. - Пожала плечами я.
        - Твоя девушка легкого поведения на сегодняшний день единственный человек, который может узнать злоумышленника в лицо.
        - Она теперь сильно рискует… - заметила я.
        - И это тоже. - Кивнул Ивакин. - Она важный свидетель, мы должны ее хорошенько охранять.
        - Я предупредила ее, чтобы она нос из палаты больше не высовывала. - Сказала я. - Ты охранника предупреди тоже… Я, Петь, сейчас ни о чем, кроме моего мальчика, думать не могу. Где он сейчас? Как с ним обращаются? А вдруг, он замерз, или кушать хочет? - Я уткнулась носом в Петин свитер и снова разрыдалась. - Он у меня такой слабенький, от каждого сквозняка может заболеть, и молоко ему пить нельзя… Ты не знаешь, в чем он одет был, когда все это случилось?
        - В курточке зеленой, джинсовом комбинезоне с мордочкой зайца на груди и белой толстовке .
        - Значит, замерзнуть не должен… А если его посадят в сырой холодный подвал? Тогда и курточка не поможет, она ведь легкая совсем… А впереди ночь… - Я озабоченно забегала по кабинету. - Как только они позвонят, нужно в первую очередь узнать, в каких условиях его содержат, и чем кормят…
        - Перестань себя накручивать, Лиза. - Со страданием в голосе сказал Ивакин. - У меня сердце разрывается, глядя на тебя. Поверь, все нормально будет, ты же сама сказала, что заплатишь любую сумму, какую бы не запросили похитители.
        - Если они будут требовать деньги… Но я клянусь, что выполню и любое другое их требование, каким бы оно не было. Я не стану рисковать жизнью Павлика, ведь на их совести уже, как минимум, три трупа. Пообещай мне, Петя, что не станешь вмешиваться.
        - Не стоит сейчас загадывать. - Ответил Ивакин. - Мы же пока даже не знаем, что нужно этим людям, а может, они вообще не позвонят? Вдруг они похитили твоего сына, потому что им нужны не деньги, а именно ребенок…
        - Не пугай меня, Петя. - Побледнела я. - Зачем им может быть нужен мой Павлик? Не усыновить же они его собираются, в самом деле.
        Ивакин ничего мне на это не ответил, только молча пожал плечами и отвернулся к окну.



        ГЛАВА 15

        Едва попав в квартиру Дианы, я схватила с тумбочки в прихожей трубку радиотелефона и, зажав ее в руке, прошла в гостиную. Я уселась на диван перед низким журнальным столиком из хромированного стекла, положила на него телефон, потом, немного подумав, достала из сумочки мобильный и пристроила рядом. Проделав все это настолько быстро, как смогла, я опустила сумку на пол и растерянно посмотрела на Дениса, застывшего в дверях. Я просто не знала, что делать дальше… Неужели в этой чудовищной ситуации мне остается только сидеть, тупо уставившись на телефон, и ждать, когда же, наконец, человек, похитивший моего сына, соизволит мне позвонить… Как страшно осознавать, что до тех пор, когда это случится, от меня совершенно ничего не зависит. Этот ублюдок будет делать с ребенком все, что только может взбрести в его больную голову, а я ничем не смогу ему помешать…
        - Может, пойдем на кухню и чем-нибудь перекусим? - Спокойно спросил Денис. Я посмотрела на него, как на буйнопомешанного. Неужели этот бесчувственный человек думает, что я смогу что то проглотить, когда даже представления не имею где мой сын и что с ним… А вдруг его до сих пор никто не удосужился покормить…
        - Лиза, если ты вот так вот часами станешь сидеть, тупо уставившись на телефон, то точно ничем не поможешь Павлику. - Все так же спокойно продолжил Тихомиров. - Тебе обязательно нужно съесть хотя бы бутерброд, а потом выпить успокоительное, иначе, когда похитители позвонят, и придет время действовать, ты будешь не в состоянии сделать то, что от тебя потребуют. - Он подошел ко мне и осторожно снял с моих ног туфли. - Пойдем на кухню, если хочешь, трубки можно взять с собой.
        Я послушно поднялась, и пошла за ним. На столе откуда то появился батон, пачка сливочного масла и упаковка нарезанного сыра.
        - Насколько я помню, утром в холодильнике ничего кроме десятка яиц не было… - Удивилась я. - И в магазины мы не заезжали…
        - Я прихватил это в больничной столовой, когда спускался в лабораторию… - Отозвался Денис. - Кто знает, сколько нам здесь придется сидеть в ожидании каких-либо известий. - Он аккуратно намазал батон маслом, сверху прикрыл бутерброд сыром и пододвинул эту конструкцию мне. - Ешь. А я сейчас налью чай…
        Потом мы, молча, сидели за столом напротив друг друга и сосредоточенно жевали.
        - Давай свое успокоительное, - сказала я, допив чашку ароматного чая. - Только не вздумай добавить в него снотворного. Я буду сидеть всю ночь и ждать известий от похитителей.
        Покончив с обедом, мы снова вернулись в гостиную. Я примостилась на диване, подвернув под себя ноги, а Денис устроился в кресле напротив.
        - Знаешь, я всегда считала себя ужасно сильной женщиной. - С усмешкой сказала я. - Гордилась своей выдержкой… Даже тогда… - Я глубоко вздохнула и закрыла глаза. - Тогда, когда я увидела своего мужа, лежащего в луже крови, даже тогда мне ни разу не пришла в голову мысль, что моя жизнь закончена… Но сейчас … сейчас я чувствую, если мой малыш не вернется ко мне, то и меня больше не будет… Понимаешь? Наверное, ты пока не сможешь этого понять… Ведь у тебя еще нет детей…
        - Я понимаю. - Тихо сказал Денис.
        - Вряд ли. - Покачала головой я. - Знаешь, я раньше, когда книжки разные читала, кино смотрела… ну там, где про большую любовь и глубокие чувства рассказывают, там часто фразу такую можно услышать «Я отдал бы за нее (или за него) свою жизнь»… Я всегда считала, что это не правда… не бывает такого чувства, чтобы отдать за него самое дорогое, что только может быть у человека - Жизнь. А теперь вот знаю, оно есть… Знаешь, что это такое? Материнская любовь. Именно материнская. Мужчина этого понять не сможет, наверное…
        - Ты думаешь, отцы любят своих детей меньше, чем матери?
        - Да нет… Дело не в этом. Просто у вас кроме них есть еще друзья, работа, карьера… Может, я не права…
        - У твоего сына нет отца? Ты говорила, что он умер еще до того, как Павлик родился? - Видимо решил сменить тему Денис.
        - Да, он покончил с собой прямо в день нашей свадьбы… Я уже была беременна. Собственно поэтому я и замуж выйти согласилась…
        - Понятно. - Он внимательно посмотрел на меня, помолчал немного, видимо не решаясь, а потом все же спросил. - Там в больнице, когда у тебя истерика началась… - Он снова замолчал и посмотрел мне в глаза. - Ты сказала, что сама убила мужа.
        - Ты просто не понял. Я имела ввиду, что Сергей умер из-за меня…
        - Я слышал каждое твое слово. - Перебил меня Денис. - Ты сказала, что собственными руками лишила его жизни… И еще, что ты все сделала правильно. Расскажи мне об этом, Лиза.
        - Что ты хочешь узнать? - Вздохнула я. - А главное, зачем? Чем тебя заинтересовала история четырехлетней давности? Просто любопытно?
        - Я просто хочу понять, что за женщина находится рядом со мной… Я очень сблизился с тобой за эти дни, но сейчас я понимаю, что совсем не знаю тебя…
        - Ты считаешь, что от моего рассказа в наших отношениях что-то изменится? - Усмехнулась я. - А почему ты думаешь, что та история, которую я тебе поведаю, будет, действительно, правдой? Я ведь могу придумать все что угодно…
        - Не можешь. - Покачал головой Тихомиров. - Особенно сегодня…
        - Ты прав… Как всегда прав… Я еще никому, даже самым близким людям, не рассказывала эту историю. Не из страха быть осужденной… Нет. Я просто не хотела вспоминать… Но если тебе это необходимо, я могу признаться. Да, я убила своего мужа, отца своего единственного сына. Приставила пистолет к его виску и нажала на курок. Милиция признала эту смерть классическим случаем самоубийства.
        - Зачем ты это сделала? - Тихо спросил Денис.
        - Сначала он убил моего самого любимого человека, потом превратил мою жизнь в кошмар… Я не хотела, чтобы моего сына воспитывал такой человек. - Спокойно ответила я. - Я не хотела, чтобы он ходил по земле, загорал на солнце, пил коньяк, в то время, как Пашу в полусырой могиле доедают безжалостные черви… - Я замолчала и закрыла глаза. Слезы не приходили, наверное, они уже просто кончились. - Да и потом, он сам не раз говорил, что жизнь без меня, ему не нужна. А я, узнав все, с ним рядом быть все равно не смогла бы…
        - Ты странная женщина, Лиза… - Задумчиво произнес Денис.
        - Я обычная. - Пожала плечами я. - Просто мне не слишком везет в жизни. Видишь, только я встретила тебя, только успела подумать, что, наконец то, удача улыбнулась и мне… И снова удар… Да еще какой… Но все равно я рада, что в такой трудный для меня момент рядом со мной ты. Именно ты…
        Денис пересел ко мне на диван и обнял за плечи. Я опустила голову ему на плечо и замерла. Близость этого сильного, уверенного в себе мужчины вносила в душу хоть немного спокойствия, так необходимого мне сейчас. Денис молчал, мне тоже нечего было больше ему рассказать… Так мы просидели не меньше часа, думая каждый о своем. А потом, как всегда неожиданно и резко, зазвонил телефон.
        - Алло. - Мужской голос в трубке звучал вежливо и деликатно. - Я рад, что застал Вас именно там, где и рассчитывал. Наверное, Вы специально вернулись в квартиру, чтобы дождаться моего звонка.
        - Не тяните. - Перебила я. - Что с моим сыном? И сколько Вы хотите, чтобы Павлик немедленно вернулся ко мне? Я привезу деньги туда куда Вы скажете, с этим не будет проблем…
        - Вы очень торопитесь, Елизавета Анатольевна. - Вздохнул голос. - Конечно, Вас можно понять, лишиться единственного ребенка, к тому же такого очаровательного мальчика…
        - Прекратите этот балаган. Говорите, что Вам нужно, и расстанемся по хорошему. Я хочу, чтобы к ночи мой сын вернулся домой.
        - Это вряд ли возможно. - Все так же вежливо отозвался собеседник. - То о чем я хочу Вас просить, боюсь, займет немного больше времени. Но Вы зря беспокоитесь. Мальчик находится в прекрасных условиях, он сыт, здоров и весел… Пока.
        - Пока что? - Похолодела я.
        - Пока Вы не отказываетесь от сотрудничества со мной.
        - Вы скажете, наконец, что хотите от меня? - Разозлилась окончательно я.
        - Конечно. Иначе зачем бы мне Вам звонить? - Удивился мужчина. - Я просто хочу, чтобы Вы сначала полностью осознали, чем Вам грозит отказ и нежелание идти на контакт.
        - Неужели Вы думаете, что я этого не понимаю? - Грубо поинтересовалась я. - Я же уже сказала, что заплачу столько, сколько Вы пожелаете, я исполню все ваши требования…
        - Отлично. - Обрадовался он. - Тогда убейте Диану Ярославовну, и после этого Вы немедленно получите Павлика обратно. Причем совершенно бесплатно.
        - Что!? - Пораженно воскликнула я и вскочила с дивана. Тихомиров с тревогой уставился на меня. - Вы в своем уме? Вы хоть понимаете, что говорите?!
        - А что? По моему, вполне справедливо. Одно против другого, жизнь подруги против жизни Вашего единственного ребенка…
        - Я могу заплатить Вам миллион долларов, даже больше. - Закричала я.
        - Мне не нужны ВАШИ деньги… Поймите, я не намерен торговаться с Вами, Елизавета Анатольевна. Будет или так как говорю я, или никак. Надеюсь, Вы уже поняли, шутить я не намерен. Я зашел так далеко, что просто некуда отступать.
        - Хорошо. - Усилием воли я постаралась взять себя в руки. - Может, подскажете, как я могу это сделать?
        - Это дело не мое… Сами решайте. Хотя, насколько я понимаю, ничего особенного делать и не придется. Диана и так уже одной ногой в могиле… Если Вы сегодня отпустите сиделку на ночь и не на долго отключите подругу, например, от аппарата искусственного дыхания, то, думаю, ей этого будет достаточно… Никто даже не удивится, что ее организм не справился…
        - Господи! Ну, почему все это должно было свалиться именно на меня, - простонала я.
        - Вы сами виноваты. - Охотно пояснил голос. - Приехали, стали вмешиваться во все, охрану выставили у палаты. Если бы не Вы, я бы легко справился своими силами.
        - Ладно. - Твердо ответила я. - Какие у меня гарантии, что Вы меня не обманете и вернете ребенка, когда я выполню Ваше условие?
        - Какие могут быть гарантии в таком деле? Но поверьте, мальчик мне совершенно не нужен, он даже мешает, сказать откровенно… И вообще, меня интересует только Диана Ярославовна Городецкая… А с Вами мне ссориться совершенно не выгодно. Я знаю, на что способна мать, потерявшая ребенка… Я даю Вам слово, что как только Диана Ярославовна официально будет признана умершей, для Вас наступит долгожданный покой. Вас больше никто не тронет… Особенно если учесть, что и Вы после всего в мои дела вмешиваться больше не захотите… Правда? Достаточно Вам таких гарантий?
        - Нет. - Ответила я. - Но выбора, насколько я понимаю, у меня нет?
        - Нет. - Вздохнул собеседник. - И еще хочу предупредить, не надо пытаться меня обмануть, ведь если что то пойдет не так, даже после того, как малыш вернется к Вам, он всегда будет самым уязвимым Вашим местом… Не стоит ставить его жизнь под удар. Он такой славный и этого просто не заслужил.
        - Я поняла. - Резко перебила я. - Я выполню то, что Вы хотите. Но только и Вы учтите, если с головы Павлика хоть волос упадет, то денег Дианы Вам не видать, как собственных ушей… Ясно?
        - Вы умная женщина, Елизавета Анатольевна, и должны понимать, что деньги в жизни иногда не самое главное… Но, как бы то ни было, я счастлив, что теперь мы с Вами по одну сторону баррикады. Значит, я жду известий из больницы?
        - Если все получится, я сделаю все сегодня ночью. Как мне связаться потом с Вами?
        - Я позвоню. - Сказал голос и отключился. Я бросила трубку на диван и прижала ладони, ставшие вдруг ледяными, к горящим щекам.
        - Ну, что они хотят? - С тревогой нетерпеливо спросил Денис. Я посмотрела на него и ответила.
        - Чтобы сегодня ночью я убила Диану.
        - А ты? - Пораженно уставился на меня он.
        - Согласилась, конечно. Завтра утром Диана будет мертва.



        ГЛАВА 16

        Тихомиров озадаченно замолчал. Потом потер мочку уха и подошел ко мне.
        - Ты в своем уме, Лиза? Ты так спокойно сообщаешь мне, что готова убить свою подругу?
        - Они отпустят моего сына, только если узнают, что Диана мертва. Значит, она будет мертва. - Упрямо повторила я. - Звони Ивакину. У нас слишком мало времени. Нужно еще с профессором договориться… Только бы он был в городе… - Я нервно забегала по гостиной. - Еще нужно машину… Скорой пользоваться нельзя, они могут наблюдать за въездами и выездами…
        Денис схватил меня за плечи и резко развернул к себе.
        - Ты можешь внятно объяснить, что задумала и при чем тут профессор Ильин?
        - Все просто. Им нужно официальное сообщение о смерти Дианы? Они его получат. Получат и погребение, и поминки… Я даже памятник поставлю на могиле… А Дину пока спрячем в клинике профессора. Я уверена, он согласится нам помочь…
        - Ты думаешь, так легко их обмануть? - Недоверчиво покачал головой Денис. - Слишком все просто.
        - Вот и хорошо. Подготавливать и приводить в исполнение более сложную комбинацию у нас просто нет времени… Сейчас едем в больницу, я устраиваю скандал и выгоняю из палаты Александру, ты ее выписываешь, потом я отпускаю на ночь сиделку. Дальше вы с Петей незаметно перевозите Диану в клинику профессора… Утром на кровати будет лежать труп накрытый простыней, каждый желающий сможет лицезреть эту картину, ведь охрану утром мы уберем за ненадобностью… Ты выписываешь свидетельство о смерти… Ну, и все. Дальше приезжают люди из похоронного агентства и забирают тело… - Я так увлеклась, что у меня даже настроение слегка поднялось…
        - Круто. - Присвистнул Денис. - А кто, интересно, у нас будет телом?
        - Я надеюсь, ты уговоришь твою Александру сыграть эту небольшую роль за совсем не маленькое вознаграждение? Загримируем ее под Диану, парик рыжий наденем… Не думаю, что эти ребята решатся подойти и внимательно ее рассматривать, тем более, что рядом всегда будет кто-нибудь из нас.


        Пете, который принесся в квартиру Дианы сразу же, как услышал о том, какое требование выставили похитители, моя идея понравилась. Он с воодушевлением принялся разрабатывать детали операции, а Денис на своей «девятке» отправился договариваться с профессором Ильиным.
        - Как ты считаешь, они вернут мне сына прямо завтра, когда врачи официально констатируют смерть, или станут дожидаться похорон? - Спросила я Ивакина по дороге в больницу.
        - Не знаю. - Честно ответил он. - Я вообще никак не могу понять этих людей… С одной стороны они очень жестоки, убивают направо и налево, а с другой действуют как настоящие дилетанты… Но ты не расстраивайся, я уверен, что Павлика вернут, причем в самое ближайшее время, им, действительно, совершенно не выгодно приобретать в твоем лице врага, а в союзниках ты им очень даже нужна. Меня интересует, что дальше?
        - Дальше? - Удивилась я.
        - Ну, потом, когда Дина будет «мертва», а ее дочери придется явиться за наследством… Мне не очень понятно, на что она рассчитывает…
        - Вот и посмотрим. - Ответила я. - Сделаем все, чтобы убедить их в том, что операция удалась, и желаемого они достигли… После этого нам останется только сидеть и спокойно ждать, кто явится за наследством… Если честно, то подозреваю, нас ждет в этом деле еще не мало сюрпризов и неожиданностей…
        - Это точно. Хоть они и действуют так топорно, но какой то план у них должен быть наверняка.
        - А чего гадать то, Петь? Все равно наши с тобой мозги по ихнему не настроить… Ты лучше скажи, как Диану из больницы вывозить собираешься?
        - Самым примитивным способом - на скорой помощи…
        - А вдруг их это насторожит? - Забеспокоилась я.
        - Не вижу повода. - Отозвался Ивакин. - Что может быть естественнее, чем подъезжающие и отъезжающие от больницы машины с красными крестами. Да они за ночь не меньше десятка выездов обычно совершают… Вот любая другая машина может привлечь внимание… Хотя, если честно, я вообще не думаю, что они смогут установить наблюдение за всеми выходами и выездами из здания. У них, скорее всего, для этого элементарно людей не хватит…
        - Откуда ты знаешь? - Удивилась я.
        - Я, конечно, могу и ошибаться, - пожал плечами Петя, - но у меня уже есть кое-какое мнение на их счет…
        - Поделишься?
        - Не сейчас… Тем более, что многое еще нужно проверить, иначе мои выводы так и останутся навсегда только догадками.


        В больнице, куда мы добрались довольно быстро, все пошло по заранее разработанному плану. Сначала я устроила грандиозный скандал, якобы застукав Александру курящей в палате, я так громко возмущалась ее недопустимым поведением и требовала немедленного изгнания из палаты Дианы, что не услышать моих воплей мог только глухой. Недоумевающую и растерянную Сашу, всю в слезах спешно увел в свой кабинет только что прибывший из клиники профессора Ильина Денис. Там он успокоил девушку и предложил ей немного заработать, изображая тело Дианы. На всякий случай мы не стали дожидаться ночи и перевезли подругу в безопасное место сразу же, как только отпущенная мной до утра сиделка отправилась домой. Потом началось самое интересное. К вечеру в больницу с объемистой сумкой прибыла Юля. Заранее проинструктированная мужем, она успела обежать кучу магазинов, где купила все необходимое для успешного превращения Александры в труп нашей, слава богу, пошедшей на поправку, подруги. Больше всего времени ей пришлось потратить на поиски подходящего парика. Волосы, как самый приметный атрибут Дианиного образа, безусловно,
должны были длиной, пышностью, и особенно цветом походить на ярко рыжую шевелюру Дины. Обегав десятка два торговых точек, Юля плюнула на все, купила первый попавшийся парик подходящего цвета и понеслась с ним в парикмахерскую, надев его себе на голову, она показала обалдевшей парикмахерше фотографию Дианы и велела постричь ее в парике точно так же.
        Еще в сумке у Юли оказалось воздушное пуховое одеяло, которое должно было скрыть под собой тщедушные формы Александры, загримировать существенные различия женщин в фигуре и росте. В магазине театральных аксессуаров Юля купила отличный сценический грим и даже накладные ногти.
        - А ногти то зачем? - Удивилась я, когда подруга с гордостью выложила все это богатство на стол.
        - Ну, как же! - Воодушевлено воскликнула она. - Ты хоть раз видела Дианины руки с такими вот обгрызенными коротюсенькими ногтями? - Она презрительно кивнула в сторону маленькой Сашиной ладони, которую та, покраснев, немедленно спрятала за спину.
        - Да кто ж увидит ее ногти?
        - А как же? - Не поняла Юля. - В гробе вообще руки в первую очередь в глаза бросаются…
        - Я в гроб ложиться не собираюсь! - Возмущенно воскликнула Александра. - Не было такого уговора. Я только в кровати с капельницами полежать согласилась…
        - Ну, значит, точно ногти нужны. - Примирительно ответила Юля, - руки то с капельницами все равно поверх одеяла класть придется. Так что, девочки, не ломайтесь, время у нас не так много, нужно начинать гримироваться… Мне прямо самой посмотреть не терпится, что из всего этого получится. Хотя, если честно, сомневаюсь, что вот эту… девушку, можно сделать хоть немного похожей на Диану… Ты не обижайся, - повернулась она к Саше, но Динка у нас женщина по всем статьям шикарная, а ты…
        - Ну и пожалуйста, - обиженно шмыгнула носом та, - я, вообще то, не напрашивалась, ищите, кто вам на эту роль больше подойдет…
        - Хотя сейчас, после всего, что случилось, - не обращая внимания на ее слова, продолжила Юля, - она, надо признать, выглядит не лучшим образом, похудела сильно, осунулась… Я думаю, можно попробовать добиться определенного сходства. Давайте-ка для начала парик примерим…
        - Я есть хочу. - Неожиданно заявила Александра. - Я из-за ваших закидонов, между прочим, ужин пропустила, и завтрак, по всей видимости, мне тоже не светит, так что требую меня сначала покормить, а уж потом нацеплять все эти шмотки, - кивнула она в сторону разложенных на Дианиной кровати вещей.
        - Справедливо. - Поддержала я. - Я тоже сегодня весь день живу на одном Тихомировском бутерброде с маслом.
        - Не густо. - Юля снова бросилась к своей бездонной сумке. - Я, само собой, позаботилась, девчонки… Просто думала, сначала дело, а потом уж ужин…
        - А ты пробовала есть, вся гримом замазанная? - Проворчала Саша, с аппетитом набрасываясь на продукты, извлеченные со дна сумки. Последним на свет божий выплыл фиолетовый термос с горячим кофе.
        - Сама варила. - Вздохнула Юля. - Если не больно вкусно получилось, вы уж не обессудьте, Даши теперь нет… - Вспомнив об убитой домработнице, я вздрогнула. Сразу же перед глазами встало заплаканное личико сына. Я положила бутерброд и отвернулась к окну.
        - Прости, Лиз, я не хотела… - Прошептала расстроенная Юля. - Мне Петя сказал, вы обо всем с похитителями договорились, с мальчиком все хорошо будет…
        - Конечно. - Глухо отозвалась я. - Ешьте быстрее, нужно начинать гримироваться. Тебе нужно уехать домой до закрытия больницы, чтобы подозрений не вызывать…


        К девяти часам вечера все приготовления к спектаклю были закончены. Юля с большой неохотой уехала домой, Денис помог Александре улечься на Дианино место, прицепил капельницы, замотал бинтами запястья… В общем, если посмотреть на кровать, не подходя достаточно близко, заметить подмену стало практически невозможно…
        Оставив Сашу под присмотром охранников, я пошла в кабинет Тихомирова, его на месте не было, дверь, как обычно, была открыта. Я зашла и села во вращающееся кресло Дениса. На столе, под покрывающим его стеклом, я увидела фотографию красивой белокурой женщины . Вьющиеся волосы обрамляли ее юное смеющееся лицо…
        - Привет. - Тихомиров вошел в комнату, расстегивая на ходу белый халат. Я встала ему навстречу, одной рукой двинув лежащий на столе регистрационный журнал на лицо белокурой красотки. Денис обнял меня и поцеловал в макушку. - Ты зачем здесь? Я думаю, тебе не стоит пока покидать палату.
        - Почему? - Не слишком заинтересованно спросила я, занятая своими мыслями.
        - Ну, я не знаю… Мало ли что. А там, по крайней мере, охранник у входа.
        - Ты беспокоишься обо мне?
        - Конечно… - Удивился Тихомиров. - Ты мне дорога, и мне не хотелось бы в ближайшее время видеть тебя своей пациенткой… - Он внимательно посмотрел мне в глаза. - Как-то не нравится мне твое настроение в последнее время…
        - Ну, а что ты хочешь? - Слабо улыбнулась я. - Самая близкая подруга в коме, а тут еще ребенка похитили…
        - Твой друг Петя заверил меня, что похитители ни в коем случае вреда ребенку не нанесут… Тем более, что мы изо всех сил стараемся выполнить их условия…
        Денис опустился на диванчик у стены и, потянув за руку, усадил меня к себе на колени.
        - Мне кажется, дело не только в этом, - он обнял меня и прижал к себе, - тебя беспокоит что то еще…
        - Скажи, Денис, - не глядя на него, спросила я. - А если твоя жена раскается и захочет вернуться, ты будешь этому рад?
        - Она не захочет. - Хмуро отозвался Тихомиров. - За эти три месяца она появлялась только дважды, за вещами приезжала, да и то время выбирала, когда меня дома не бывает…
        - Но ты бы хотел этого? - Продолжала настаивать я. - Ты, сам?
        - Неделю назад, я бы, наверное, принял ее обратно, не раздумывая. - Честно признался он.
        - И что же изменилось за эту неделю? Неужели ты хочешь сказать, на тебя такое впечатление произвела всего одна ночь, проведенная со мной? - Недоверчиво посмотрела ему в глаза я.
        - Нет, конечно. - Подумав, ответил Денис. - Дело не в ночи… Я всегда любил красивых женщин, они тоже меня вниманием не обделяют… и поверь на слово, у меня ночей с разнообразными длинноногими красотками было не мало… Я привык к их капризам, самомнению и потрясающей глупости… Я считал, что все эти качества неотделимы от яркой, сексапильной упаковки, и практически с этим смирился… А познакомившись с тобой, я понял, что красивые женщины могут быть и совершенно нормальными людьми…
        - Спасибо. - С усмешкой сказала я. - Лично я нормальной себя никогда не считала. Да и окружающие всю жизнь меня уверяют в обратном…
        - Они правы. - Улыбнулся Денис. - Ты самая сумасшедшая и непредсказуемая женщина из тех, что я знаю, самая красивая, самая умная и самая настоящая…
        - Настоящая?
        - Ну да. Настоящая женщина, а не фарфоровая кукла с мозгами избалованного ребенка… Именно это я и имел ввиду говоря, что ты нормальная …
        - Ясно. - Протянула я. - А твоя жена, значит, была НЕ нормальная и НЕ настоящая.
        - Что ты к Марине привязалась? - Едва заметно поморщился Денис. - Забудь ты о ней. Она ушла от меня три месяца назад, я сам почти не вспоминаю о ней в последнее время.
        - Мне кажется, ты слегка лукавишь, - поднимаясь с его колен, сказала я. - Но это твое дело. А мне, действительно, лучше вернуться в палату…
        - Постой! - Денис догнал меня почти в дверях, развернул к себе и поцеловал. - Подожди, я хочу еще хоть немного побыть с тобой наедине. - Одной рукой он прижал меня к себе, а другой повернул ключ, надежно отделяя нас запертой дверью от всего остального мира…


        Когда я вернулась в палату, за окном уже стояла кромешная темнота, я осторожно, стараясь не разбудить соседку по палате, улеглась на Сашину кровать, заботливо застеленную Юлей чистым бельем и постаралась заснуть. Само собой, мне это не удалось. В голову, вопреки желанию, постоянно лезли мысли о Павлике. То, что вчера, при свете дня, мне начало казаться не таким ужасным, сейчас, в темноте, после длинного утомительного дня, снова разрослось в душе до размеров непоправимой трагедии. Мне стало казаться, что только что, там в кабинете Тихомирова я почти предала своего ребенка. Как я могла радоваться, даже заниматься с Денисом любовью, в то время, как мой мальчик, возможно, не может уснуть, плачет от страха и тоски по своей любимой мамочке… А вдруг, похититель меня обманывает, я сделаю все, что он просит, а Павлик ко мне не вернется… Как я смогу тогда дальше жить?
        От таких ужасных мыслей я, в конце концов, не выдержала и, уткнувшись в подушку, начала тихонько плакать.
        - Чего возишься? Спать не даешь… Мне работать завтра, между прочим. - Внезапно услышала я недовольный голос соседки.
        - Извини, я не знала, что мешаю тебе . - Вытерла глаза я. - Сейчас в коридор уйду, ты не беспокойся…
        - Да ладно, чего уж, все равно не усну теперь. - Добродушно проворчала Александра. - Чего нюни то распустила? Нормально все, вроде, идет, как и задумано…
        - Да так, знаешь, взгрустнулось как-то. - Откровенничать мне совершенно не хотелось.
        - Ну, если так, не рассказывай.
        - Саша, мне Денис Алексеевич сказал, тебе идти после больницы совершенно не куда… Тебя что, из дома выгнали?
        - Был бы дом, фиг бы меня оттуда выгнал кто. - Не слишком весело рассмеялась собеседница . - Весь фокус в том, что нету у меня никакого жилища.
        - Как это? - изумилась я. - Совсем - совсем никакого?
        - Совсем. Нет, ну конечно, где-то у меня есть несколько законных метров, но муж меня точно на них не пустит, нечего и пытаться. - Я почему то никак не ожидала, что у Александры может быть муж. Уж очень мало женственного было в ее тщедушной фигурке.
        - По глазам вижу - не веришь, что у меня муж есть?
        - Нет, ну почему же… Только странно: муж там, а ты здесь…
        - Да не оправдывайся, я уж и сама не верю, что была когда то нормальной семейной женщиной. Говорили, красивой. - Я недоверчиво посмотрела на собеседницу. - Думаешь, почему я почти сразу согласилась тебе помочь?
        - Из-за денег, наверное. - Предположила я.
        - Это тоже, конечно. - Не стала кривить душой собеседница. - Но еще мне очень захотелось вернуть тебе ребенка. Я ведь тоже мать…
        - Ты? - Я не смогла скрыть изумление. - Извини, но я как-то не предполагала, что у тебя и дети есть…
        - Все равно уже не уснуть, хочешь, расскажу, как я очутилась на помойке жизни?
        - Хочу… - Неуверенно произнесла я. Мне тоже не мешало отвлечься от невеселых мыслей

…Сашенька Сосновская родилась тридцать два года назад во вполне приличной семье. Мама педагог, папа инженер. Как все девочки она ходила в садик, потом в школу. В семь лет ее приняли в октябрята, в девять в пионеры, в четырнадцать в комсомол. Училась так себе, внешность имела приятную. Лет в шестнадцать за ней стали ухаживать мальчики. То один, то другой приглашал ее на дискотеку или в кино, она не отказывалась, но и воли никому особо не давала. Саша была очень романтической девушкой, как и все героини ее любимых книг, готова была сколько угодно долго ждать своего любимого и единственного. Может быть, Саша и повстречала бы наконец свою мечту, но случилось несчастье. Однажды вечером, возвращаясь от подруги, во дворе своего дома она встретила пьяного соседа Олега. Он давно набивался в женихи Александры, но совершенно ей не нравился, хоть был в общем то неплохим парнем.
        - Привет, красавица. Откуда так поздненько чапаешь? Небось, с гулянки?
        Девушка никогда не видела Олега в таком состоянии и не знала, как себя вести в данной ситуации. Она довольно грубо оттолкнула парня и попыталась скрыться в подъезде. Пьяный, озлобленный Олег без труда догнал ее и затолкал в соседнюю с подъездной дверь. Там оказался подвал.
        - Ты обалдел что ли, пьянь несчастная, - чуть не плакала Саша. - Руку отпусти, больно же!
        - Ах тебе больно, ты неженка у нас! А мне не больно? Я к тебе и так и этак, и с тортиками и с цветочками, а ты и чихать в мою сторону брезгуешь. А ты вот сейчас попробуй, побрезгуй. - Парень все больше и больше распалял сам себя. Еще была возможность остановить его животные инстинкты. Достаточно было доброго слова или пары пусть даже неискренних обещаний. Но глупая напуганная девчонка не хотела никаких компромиссов.
        - Дай мне пройти, урод! Меня родители ждут.
        - Ах я урод? А ты значит Эсмеральда у нас? Ты мне сама сейчас дашь! Да еще и благодарить будешь, шлюха! Ну ка иди сюда, посмотрим, чего у тебя там, под юбочкой. Может и гордиться то нечем…
        Олег взял ее силой. Казалось, крики и слезы только удваивают его мужскую силу. Под конец она смирилась и, молча всхлипывая, терпеливо ждала окончания этой жестокой пытки. Она не помнила, сколько времени длился весь этот ужас, девушка вздрогнула от звериного крика удовлетворения, вырвавшегося из горла насильника в момент наивысшего наслаждения . Боль на мгновение еще больше усилилась, и наконец стало ясно, что экзекуция, кажется, окончена.
        - Вот видишь, я так и знал, что тебе понравится. Зря вырывалась сначала. Зато в конце так сексуально стонала, что я чуть сразу не кончил, но решил, и ты имеешь право покайфовать. - Веселился пьяный ублюдок. - Ну что лежишь? На сегодня все, можешь одеваться. Дядя тоже не железный. - Он фамильярно похлопал Сашу по мокрой попе. - Не отбивалась бы, может, и еще получилось, а так я все силы на тебя потратил за один раз. Подожди до завтра, детка.
        Девушка с ненавистью смотрела на эту наглую, сальную рожу. У нее не было сил даже прикрыться. С трудом преодолев оцепенение, Саша встала одернула юбку и, зажав в руке рваные трусики, шагнула к двери. Перед тем, как выйти на улицу она медленно обернулась к Олегу.
        - Я тебя в тюрьму посажу. Ублюдок.
        Что было дома можно не рассказывать. Папа в сотый раз вопрошал, кто это сделал, Саша сидела в ванной, запершись на задвижку и молчала. В зале на диване лежала мама с мокрым полотенцем на голове и держалась за сердце.
        Под утро, немного придя в себя, девушка рассказала кто, где и как.
        В восемь утра Олег Ефремович и Наталья Станиславовна стояли перед дверью квартиры родителей Олега Гаранина. Саша так и не узнала, о чем говорил они с ее родителями, но вернулись те не скоро.
        - Знаешь, дочка, Олег очень раскаивается в своем поступке. - Смущенно начал отец. - Он давно любит тебя и, выпив, просто не мог сдержать своего чувства…
        - Мне по фигу его чувства! Я после его нежностей сидеть нормально не могу.
        - Ты пойми, девочка, судебный процесс - не выход. Сейчас об этом происшествии знаем только мы, а ты хочешь сделать его достоянием гласности. Соседи будут обсуждать подробности, домысливать, что и как у вас там было. Кто-то решит, что ты сама спровоцировала парня. Пятно останется на всю жизнь.
        - Ну и пусть, зато он сидеть в тюрьме будет.
        - Вряд ли, дочка. Родители у твоего Олега в исполкоме работают, смогут отмазать сыночка единственного.
        - С чего это он моим стал? Я этого козла видеть не хочу, боюсь душить брошусь, а ты что простить предлагаешь его что ли?!
        - Вряд ли нам остается что то другое… Гаранины пообещали решить этот вопрос в самое ближайшее время… - Саша поняла, что родителям сделали предложение, от которого они не смогли отказаться. Она даже не поинтересовалась, что это было - деньги или нет. Она поняла одно - родители предали ее! Со своей бедой она осталась один на один.
        Два дня Саша не выходила из своей комнаты. Но жизнь продолжалась, и девушка пошла в институт. Первым, кого она увидела, выйдя на улицу, был Олег. Он молча смотрел на нее, сидя на детских качелях. Не подошел, не поздоровался, просто сидел и смотрел. Под этим взглядом девушка пулей вылетела из двора. После занятий она с опаской заглянула в ворота. Слава богу, на качелях никого не было. На полу у двери их квартиры лежал огромный букет роз. Саша не стала до него дотрагиваться, аккуратно обошла и открыла дверь. На следующий день ее ждал новый букет. В возмущении она ногой скинула его в лестничный пролет.
        Через неделю Олег Ефремович и Наталья Станиславовна принимали в своем доме гостей. Вернувшейся с учебы Саша дверь открыла мама и торопливо зашептала:
        - Там в зале родители Олега. Слава богу, он все осознал и решил на тебе жениться.
        - Мам, ты в своем уме? При чем тут слава богу? Гони их поганой метлой и все.
        - Да ты что, доченька? Все так удачно складывается… - Растерянно залепетала мама. Девушка не стала слушать и, развернувшись, двинулась обратно на улицу. На качелях опять сидел грустный Олег. Саша подошла к нему.
        - Ты что себе позволяешь, шут гороховый? Ты уж палку то не перегибай. Сажать я тебя не собираюсь, так что иди бери в охапку родителей, и освобождайте нашу территорию.
        - Я люблю тебя.
        - Слышала уже и видела. Больше чего-то не хочется.
        - Ты никогда меня не простишь, да?
        - Не волнуйся, претензий к тебе не имею. Постараюсь забыть все, как страшный сон.
        - Я сам не пойму, что со мной случилось в тот день. Выпили мы изрядно. Парни мне мозги накрутили, что я лох, а девчонки решительных любят. Еще брехали, якобы ты с парнем из группы давно уже спишь, пока я топчусь вокруг и дыхнуть на тебя боюсь. Я пьяный был и всему поверил. Так бы проспался и все, а тут ты такая красивая идешь и грубо так со мной разговариваешь, словно я мусор просто. Короче, взбеленился я по-черному.
        - Можешь не оправдываться, мне все равно.
        - Да не оправдываюсь я, - с досадой махнул рукой Олег. - Объясняю просто, чтобы ты не думала, что я монстр или маньяк какой.
        - Ей богу, мне все равно. Оставь меня в покое и все. Я из-за тебя домой не могу попасть, а ты мне мозги полощешь. Долго они еще свататься намерены?
        - Откуда мне знать. Пойдем пока мороженого поедим что ли. Чего торчать посередь двора, как на выставке.
        С того дня Саша и Олег стали встречаться. Иногда он провожал ее из института домой. Иногда молодые люди просто молча сидели на лавочке или в кафе. Олег не был ей так уж неприятен, но о любви, как она ее себе представляла, не было и речи. Родители ни о чем не спрашивали девушку, а настороженно следили за развитием отношений. Может, и дождалась бы Александра своего принца на белом коне, но через полтора месяца не осталось никаких сомнений - она беременна.
        Свадьбу сыграли шумную, никто, даже самые близкие друзья и подруги не были посвящены в подробности этого брака. В положенное время родилась девочка. Ее назвали Аришкой. Время шло, жизнь, казалось, наладилась. Родители Олега переехали, оставив молодоженам квартиру. В молодой семье не было ни ссор, ни попреков. Дочка росла здоровенькой, Олег нашел хорошую работу. Правда, часто уезжал в командировки, зато всегда возвращался с подарками для любимой жены и дочурки. Единственный червь, подтачивающий семью изнутри, жил в самом сердце молодой супруги. Она по-прежнему читала любовные романы, смотрела бесконечные сериалы по телевизору. Ах, как не похожи были их с Олегом отношения на возвышенные чувства ее любимых героев! Саша никак не могла простить мужу того, что он лишил ее права самой выбрать судьбу, дождаться прекрасного принца и быть очень-очень счастливой. Даже дочка не радовала ее так, как обычно детишки радуют своих заботливых мамаш. Саша, безусловно, любила Арину, переживала, когда та болела или расшибала коленку. Но вместе с тем, дочь была живым напоминанием о том дне, когда так бездарно
перевернулась вся ее жизнь.
        Как и следовало ожидать, любовь все же нашла Александру. «Большое красивое чувство» явилось ей в лице заезжего командировочного, который за пару недель так запудрил мозги глупой наивной девчонке, что она, воспользовавшись отсутствием мужа, отдала Аришку родителям, собрала свои вещи, деньги, документы и сбежала с
«любимым» навстречу новой счастливой жизни. Познакомились они довольно банально. Накупив на рынке кучу продуктов, она спохватилась вдруг, а сможет ли она все это донести. В этот момент около нее оказался приятный молодой человек, предложивший свою помощь. По дороге они разговорились.
        - Почему такая красивая женщина ходит одна и без охраны? Ее же в любой момент могут похитить сходящие от страсти поклонники. - Разливался соловьем новый знакомый.
        - Ну Вы скажете тоже… - смущалась Саша.
        - Конечно, вы только посмотрите, какими глазами смотрят на Вас все мужчины. Они явно завидуют мне. Ведь я имею честь идти рядом с Вами и даже удостаиваюсь беседы. Такие нежные ручки не созданы, чтобы таскать тяжести. Давайте ка сюда и эту корзинку тоже…
        Она так хотела красивого чувства, что не замечала фальши, которой были пропитаны все слова и ухаживания нового кавалера. Он обрабатывал Сашу с размахом бывалого ловеласа: цветы, шампанское, бесконечные комплименты.
        Первый город, куда они приехали, был Адлер. Здесь у Владимира тоже были дела, а потом он собирался везти Александру к себе домой. На юге девушке понравилось. У Володи здесь были друзья, вечерами они приятно проводили время, с утра Саша купалась и загорала. Дни пролетали быстро, у нее как-то не было времени задуматься о дочери, о муже и родителях. Она упивалась любовью и счастьем. Вечер накануне отъезда перечеркнул все ее мечты и надежды.
        Покинув шумное застолье, она вышла на крыльцо и застыла, глядя в загадочное южное небо. Жаль было уезжать отсюда, кто знает, что ждет ее на родине Владимира, в далекой Твери. Ей вспомнились сумасшедшие дни в ее родном городе, когда она, как девчонка бегала на свидания с любимым в парк и кафе-мороженное. Когда они впервые остались наедине в спальне его гостиничного номера, все было так прекрасно и романтично, что она почувствовала себя на седьмом небе. Володя знал толк в том, как раскрепостить женщину. Он не жалел шампанского, цветов, комплиментов. Красивая музыка, мерцающий свет свечей сделали их первую близость незабываемой. Потом Владимир все время удивлял Сашу новыми и новыми приятными пустячками, так разнообразившими их отношения. Как далеко было скучному, уравновешенному мужу до ее прекрасного изобретательного любовника! Секс превратился для нее в праздник…
        Она почувствовала, как кто-то присел рядом и обнял ее за плечи. Она доверчиво прижалась к сильному мужскому телу и сразу поняла, что это не Володя. Сергей, его друг, уже лез к ней целоваться. Девушка с возмущением оттолкнула нахала.
        - Иди отсюда, а то я все Володе расскажу, и он набьет тебе морду.
        - Вряд ли. Он сам меня послал . Вовка же завтра уезжает, вот и передал тебя мне. Да ты не беспокойся, я не хуже, ей богу. И щедрее во сто раз. Иди ко мне, лапа моя, и ты в этом убедишься.
        - Ты врешь! - Саша вскочила на ноги и закричала - Володя!!!
        - Ну что тут у вас? - недовольно спросил Владимир, выходя на крыльцо.
        - Он говорит, что ты подарил меня ему…
        - Ты хоть что-нибудь можешь сделать по-человечески? - обратился он к Сергею. - Сказано же - девушка романтическая, нужно на чувства напирать, а ты напролом попер, дурак. - Досадливо сплюнул под ноги любимый. Девушка стояла, как громом пораженная.
        - Т-ты что несешь? Ты пьян?!
        - Да нет, не очень.
        - Мы собирались завтра ехать к тебе в Тверь…
        - Котенок, да я бы с удовольствием взял тебя с собой. Но у меня жена, сущая мегера. Может и глазки твои прекрасные выцарапать.
        - Жена!? Ты не говорил ничего о жене!
        - А ты и не спрашивала. Ты так мечтала о высоких чувствах, я дал их тебе. И Серега запросто даст, а потом Витек, когда Серый уедет. Зачем в Тверь то тащиться, там холодно, а тебе здорово идет загар.
        - Я же говорил, что не хуже Вовки любить умею, - встрял в разговор Сергей. - А уж Витек вообще профи. Я сам, конечно, не пробовал - захихикал он, - но девки от его достоинства шизеют.
        Документы и деньги лежали у Саши во внутреннем кармане куртки, схватив ее, она, ни слова не говоря, метнулась к калитке. Володя молча пожал плечами и вернулся в дом.
        Не зная города, девушка заблудилась. Народу на улице почти не было, спросить дорогу на вокзал было не у кого. Подходить к пьяным она побоялась, решила дождаться утра и задремала на лавочке в каком то сквере. Проснулась от холода. Куртки с деньгами и документами на ней не было. Засыпая, она накинула ее для тепла на плечи и вот теперь осталась в чужом городе даже без документов. Придя в себя от первого шока, она решительно направилась к дому, где проживала с Владимиром. Он обязан отправить ее домой, иначе она заявит на него в милицию. Конечно, она понимала, что из милиции ее просто выгонят. Мало того, что она не знала ни адреса, ни фамилии своего «друга», но и поставить ему в вину ей было просто нечего. Совершеннолетняя замужняя женщина Гаранина Александра Олеговна сбежала от семьи на юг со своим любовником по доброй воле, без всякого принуждения. Ее кавалер не нанес никакого вреда - ни физического, ни материального. Так что состав преступления не просматривается, и идите дамочка отсюда, не мешайте работать.
        Добравшись до дома, она поняла, что опоздала. Володя уехал, а Сергей с Виктором ушли на работу и вернутся только вечером. Проплакав в саду весь день, она поняла, что придется ей какое то время прожить с Сергеем, добыть денег и вернуться на родину. О том, как встретят ее дома, она старалась не думать. Главной ее целью было вернуться, а там будь, что будет.
        Придя с работы, Сергей даже не удивился, увидев на крыльце Сашу. По хозяйски обняв и поцеловав девушку, он впустил ее в дом. Оказалось, что Виктор на пару-тройку недель уехал домой с Володей и вернется, только когда Сергею нужно будет уезжать. Весь вечер парень доказывал Саше, как сильно он ее «любит». Она притворялась, что ей все нравится, даже иногда томно постанывала. Наконец, он утомленный заснул, а девушка тихонько встала и пошла обыскивать его карманы в поисках денег. Найти она сумела только мелочь. Где прячет Сергей основные деньги, она не знала, да ей это было и не нужно. Торопливо одевшись, она побежала на переговорный пункт и заказала разговор с родителями. Соединили быстро. На том конце она услышала встревоженный голос отца.
        - Александра, это ты? Где ты?
        - Папа, я на юге, мне нужны деньги, чтобы вернуться домой.
        - Зачем?
        - В каком смысле? - оторопела Саша.
        - Зачем тебе возвращаться? Ты опозорила нас перед всем городом. Я не знаю, как смотреть в глаза Олегу и его родителям, что Арише говорить. Мать заболела от нервов. Только-только пришла в себя, а ты вдруг решила вернуться!
        - А куда же мне деваться, папа?!
        - Ты сама решила уехать, со мной не советовалась, умная была. Так что же теперь поглупела?
        В трубке раздались короткие гудки. Так родители предали свою дочь во второй раз. Звонить Олегу она даже и не пыталась. Вернулась к Сергею и легла спать рядом с ним.
        Следующие три недели прошли более менее спокойно. Со стороны их отношения выглядели довольно сносно, распорядок дня практически не отличался от ее жизни с Владимиром. Утром и днем - пляж и море, вечером - бутылочка вина и секс всю ночь. Иногда они даже ходили в кино или в кафе. Саша начала привязываться к своему новому «кавалеру», но ему подошло время уезжать.
        Потом был Виктор, он часто поколачивал Сашу. Его сменил Петр, предпочитавший нетрадиционный секс. На неделю приезжал Володя. В это время она жила с Максимом, и они по братски делили ее на двоих. Девушке было к этому времени уже все безразлично. За одежду, проживание и еду она творила все, что хотелось ее хозяевам.
        - Я знал, что тебе понравится, - сказал на прощание Володя. - Такие романтические дурочки получаются, как правило, из сексуально неудовлетворенных женщин. Тебе повезло, что ты родилась с такой смазливенькой мордашкой, а то бы твои мечты так и остались нереализованными . Второй подарок - это встреча со мной, я смог удовлетворить твои аппетиты. Надеюсь, теперь ты счастлива и не мечтаешь о какой то там нереальной любви.
        - Абсолютно. Ты прав, теперь у меня нет недостатка в «любви». Каждую ночь меня
«любят», порой по двое сразу. Я даже удовольствие от этого испытываю, честное слово. Но мечтаю по-прежнему.
        - Что, о сексе втроем? Двоих уже мало?
        - Нет. О тихой семейной жизни с мужем и дочкой. Только сейчас я поняла, что это и было настоящее женское счастье.
        - Лишний раз убеждаюсь, что все бабы непроходимые дуры. Мужик всегда точно знает, чего хочет и целенаправленно добивается своего. А Вы годитесь только, чтоб прислуживать за столом да в постели.
        Я слушала рассказ Саши с ужасом. Неужели такое может быть? В реальной жизни… прямо вот здесь, рядом со мной…
        А как случилось, что ты в больнице оказалась?
        - Так очень просто. Три года назад их контора, там в Твери, накрылась медным тазом, командировки прекратились, домик сняла пожилая семейная пара. Я на улице осталась, денег мне не платили, так что ничего скопить я не сумела, документы выправить так и не удалось. Сама понимаешь, с собой взять меня никто не захотел. Я попробовала путанить на улице. Но там, знаешь, какая конкуренция! Девки со всей страны на заработки приезжают. Побили меня пару раз по физиономии, а с разбитой мордой, кто ж на меня позарится? Предложили мне одно место, в публичном доме для извращенцев. Платили, ничего не скажу, много, но я два раза только выдержала. Ушла от них. Стала бутылки собирать на пляже. Тоже пару раз пытались на меня наезжать, да я там сумела за себя постоять. Начала деньги откладывать. Копила долго … Откладывать между прочим, это самое трудное было, ведь дома то у меня не было, приходилось с собой носить деньги, так грабили меня несколько раз наркоманы… Потом уж я место нашла укромное, там и прятала… Очень уж хотелось сюда приехать, к дочке поближе быть, хоть иногда смотреть на нее издали, да и родителей
увидеть … Билет мне без документов не продали бы, конечно, но можно договориться с проводниками, только стоит такой проезд раза в два дороже обычного. Я даже угол не снимала, чтобы скопить побольше, но все равно было не просто, заработки то на пляже - сущие копейки…
        - Ты что, прямо на улице спала?
        - А какая разница? Там тепло круглый год. Привыкла я на земле .
        - Ну, а мыться, стирать, есть. ведь тоже где-то надо было . - У меня просто в голове не укладывалось, что таким образом вообще возможно жить… а главное, выжить…
        - Было бы что съесть, - философски заметила моя собеседница. - А насчет стирки и помывки, я каждое утро в море купалась, в любую погоду. Иногда с мылом. Ты не смотри, что я выгляжу так уродливо. Я могла бы и поприличнее одеваться, только так ко мне мужики не клеятся, а я и рада. Мой контингент сейчас бомжи да бичи, а на них порой смотреть и то мерзко. Вот я и одеваюсь не пойми как, то ли мужик, то ли баба. Пока помогает.
        - А сюда ты давно вернулась?
        - Две недели назад. - Усмехнулась собеседница. - Как говорится, с корабля на бал попала. Прямо на вокзале привязался ко мне какой-то паразит. Сутенер местный, он опытным глазом меня сразу среди толпы приезжих вычислил. Я сначала послала его куда подальше, но он решил меня проучить и все таки привлечь к бизнесу, как он выразился… Даже в больнице не хотел в покое оставить, гад. Правда, Денис Алексеевич поговорил с ним по мужски… Наверное, отстанет теперь от меня этот паразит… Как считаешь?
        - Не знаю. - Искренне ответила я. - Думаю, должен. Он же увидел, что у тебя есть кто то, кто готов тебя защитить и поддержать…А домой не собираешься возвращаться?
        - Нет. Понимаешь, сейчас мне не очень стыдно. Это как будто не я. Ходит бомжиха, бутылки собирает в тряпье одетая. Дома меня никто не ждет, возвращаться некуда, в общем то. Там осталась Сашенька Сосновская, тихая скромная девочка. Все меня помнят красивой и молодой. Так зачем их и себя расстраивать? Узнать хочется, как они, как дочка. Олег женился, наверное. Он знаешь, муж какой хороший, за него любая пойдет. Как думаешь, могли нас развести, не поставив меня в известность?
        - Я точно не знаю, могли, наверное…
        - Значит развели. - С уверенностью сказала Саша.
        - Хочешь, я съезжу к твоим и все узнаю. - Вдруг неожиданно для самой себя предложила я. - Когда все кончится…
        Правда? Только ты ничего им про меня не рассказывай. - Торопливо заговорила девушка. - Скажи, жива, здорова, все у нее нормально… Хорошо?
        - Хорошо. - Кивнула я. - Только я не уверена, что это правильно. Я думаю, тебе обязательно нужно налаживать свою жизнь… Тебе ведь всего то тридцать два… Ты спрашивала, сколько я заплачу тебе, если ты поможешь мне разыграть смерть Дианы? Так вот, я решила купить тебе квартиру. Документы выправим, на работу устроишься, тогда ты сможешь снова появиться перед глазами своих родных, и за дочкой не только из-за угла наблюдать…
        - Правда? - Прошептала Саша. Даже в темноте было заметно, как на ее глазах заблестели слезы…
        - А если не хочешь здесь оставаться, я могу забрать тебя с собой…
        - Куда? - Удивилась женщина.
        - Во Францию. Когда вся эта история с Дианой закончится, и она поправится, я должна буду вернуться, у меня там огромное поместье под Парижем, ты сможешь там жить, по хозяйству мне поможешь…
        - Здорово. - Мечтательно протянула Саша. - О Париже я никогда даже и не мечтала… Но мне хочется здесь остаться… Ты бы смогла от своего ребенка далеко уехать? - Я отрицательно покачала головой. Я хорошо понимала чувства Саши, как бы не сложилась ее судьба, она всегда останется матерью…



        ГЛАВА 17

        Утром все прошло гладко. Около семи я подняла шум на всю больницу, обвиняя докторов в том, что они не смогли спасти жизнь моей лучшей подруги, Саша старательно изображала в кровати усопшую, все желающие могли убедиться в смерти Дианы через открытые двери палаты. Хмурый Денис, то и дело появлялся у кровати с тревогой посматривая то на меня, то на тщательно загримированное синюшное лицо Александры. Спектакль получил новое продолжение в девять, с прибытием Юли. Она рыдая повалилась на грудь начинающей уставать от неподвижного лежания «Дианы» . Сиделка, предупрежденная, что в ее услугах больше не нуждаются, в больнице не появлялась, охранников Петя тоже отпустил. К двенадцати первый акт нашей драмы завершился прибытием в больницу двух парней из Петиного агентства, изображающих работников бюро ритуальных услуг. Они осторожно загрузили, крайне не довольную этим, Сашу в шикарный гроб, закрыли крышкой и отвезли на квартиру Дианы. Нам с Юлей после этого в больнице тоже делать было абсолютно нечего, и мы неторопливо направились к припаркованной у приемного покоя машине. Щелкнув сигнализацией, Юля недовольно
проворчала.
        - Ну, что за люди… Оставила машину всего то на пару часов, а в нее уже кто то залез. Слышишь, как сигналка попискивает? Кто за чем в больницу, видать, ходит…
        Распахнув дверку, я вначале застыла от удивления, а потом разрыдалась. На заднем сиденье, свернувшись калачиком и прижав кулачки к зареванной физиономии, спал Павлик. Я схватила его на руки и прижала худенькое тельце к груди. Он проснулся и обхватил руками мою шею.
        - Я плакал-плакал. - Шмыгнув носом, сказал он. - А, ты все не шла. И машинка тоже со мной плакала. Знаешь, как громко, мне даже страшно стало немножко… Мам, а ты ругаться не будешь, что я куртку снял? - Озабоченно посмотрел на меня сын. - Ты же сама говорила, потеть вредно… - Я только и смогла покачать головой, слова шершавым колючим комом застряли у меня где то в области горла. - Ну, ты не плачь мам. - Испугался Павлик. - Если хочешь, я могу ее обратно надеть. - Он потянулся за зеленой курточкой, которая валялась на полу у сиденья.
        Ситуацию спасла Юля. Она аккуратно забрала у меня из рук ребенка и посадила его на переднее сиденье.
        - Конечно, мама не сердится, малыш. А плачет она потому, что у нее зубик болит… Понимаешь?
        - Нет. - Серьезно ответил Павлик. - У меня зубик никогда не болел. Только коленка, и один раз горло … Но я не плакал. - Гордо закончил он.
        - Ты же мужчина. - Улыбнулась Юля. - А женщинам иногда разрешается чуточку всплакнуть.
        Пока подруга отвлекала сына, я смогла оправиться от неожиданности и прийти в себя. Снова взяв на руки Павлика, я расцеловала его чумазое личико и спросила.
        - Сынок, ты хорошо спал? Тебя чем вечером покормили? - Осторожно спросила я.
        - Тетя давала мне манную кашу. - Обиженно надул губы Павлик. - Я ей говорил, что никогда ее не ем, а она заставила… Мам, я пить хочу. Я просил утром у тети, а она не дала, сказала, что я писать захочу… А Даша не потеряла моего мишку? Он у нее остался, когда тетя меня повезла кататься на машине.
        - А где вы оставили Дашу? - Спросила Юля, с тревогой посмотрев на меня.
        -
        - Мне тетя сказала, что Даше нужно поговорить с кем то в подъезде, а я пока в машине посидел… А потом мы кататься поехали… Она сказала, что Даша разрешила… Мам, - захныкал Павлик, - я пить хочу.
        - Потерпи еще немножко, сынок, сейчас мы приедем домой, и я дам тебе кефир…
        - Я пепси хочу. А кефир я не люблю.
        - Будет тебе пепси. - Пообещала я. Юля торопливо завела машину, и мы помчались в сторону ее дома…
        - … - Значит, все таки женщина. - Задумчиво сказал Петя, выслушав наш сбивчивый рассказ. - Значит, возможно, Патрисия …Я честно говоря уже практически исключил ее из числа подозреваемых. Уж слишком явно все указывает на нее… Ты уже сообщила милиции, что ребенок нашелся?
        - Юля позвонила следователю, который ведет дело о самоубийстве Даши. - Кивнула я.
        Увидев усмешку, помимо воли появившуюся на моих губах при этих словах, Ивакин по привычке бросился на защиту своих бывших коллег.
        - Еще не установлено точно, что это было, убийство или самоубийство. Милиция обязана рассмотреть все возможные версии. Строго говоря, нет никаких явных признаков того, что Дарья выбросилась из окна не сама…
        - Но это же очевидно. - Пожала плечами я.
        - Тебе очевидно. - Ответил Ивакин. - Потому что ты знаешь сопутствующие обстоятельства. Но ты же запретила нам посвящать в них милицию.
        - Я не хотела, чтобы кто-то вмешивался в поиски моего сына. - Хмуро отозвалась я. - Помочь все равно милиция вряд ли смогла бы, а вот помешать, запросто. Но они же сами должны понимать, что для такого поступка у вашей домработницы не было никаких оснований…
        - Почему? - Удивился Петя. - Например, ее могло потрясти то, что она потеряла доверенного ей ребенка…
        - Ерунда какая… Хотя бог с ними, пусть думают, что хотят. Убийцу мы и без их помощи найдем… Ты как считаешь, справимся?
        - Теперь я уж и сам не знаю, что думать… Я уже почти составил для себя представление об этом деле, но слова Павлика ставят меня в тупик… Он мне рассказал, что тетя была не молодая, высокая, даже выше меня. У нее длинные белые волосы, собранные в хвост. В общем точно не Патриссия…
        - Естественно. Ее он бы узнал сразу.
        - Ребенка обмануть не трудно. Она могла загримироваться. Длинный белый парик сейчас можно купить где угодно. Помнишь, в больнице Александра тоже сомневалась, не ряженый ли с ней говорит…
        - А рост? А возраст? - Продолжала настаивать я.
        - Не забывай, сколько лет Павлику. - Устало вздохнул Ивакин. - Нельзя воспринимать его слова настолько буквально, а тем более строить на них расследование. Он был возбужден, напуган… Да и потом рост, возраст, это такие приметы, которые сложно определить на взгляд даже взрослому. Так что не стоит на этом пока зацикливаться… Может, теперь, когда твой сынишка вернулся к тебе, стоит посвятить милицию в подоплеку этого дела?
        - А они, Петь, в принципе и так все знают. Ведь Диана к ним обращалась до того, как прийти к тебе, только они слушать не захотели, и насчет убийства Миши им все известно, только и тут я особого энтузиазма в расследовании не заметила… Нет, не стоит их вмешивать в наш спектакль. Своими силами обойдемся. Я, наконец то, смогла дозвониться до свекрови, когда Павлик проснется, я отвезу его к Елене Игнатьевне, она уже вещи собирать начала.
        - Ты все-таки хочешь отправить их во Францию?
        - Я не смогу быть спокойна, пока мой сын будет здесь. Я уже связалась с Александрой Ивановной и велела нанять людей из охранного агентства, чтобы они присматривали за домом, пока вся эта свистопляска не закончится. Я успокоюсь и смогу думать о чем-то другом только, когда они приземлятся в аэропорту Парижа.
        - Когда они вылетают? - Спросил Петя.
        - Сегодня вечером… Завтра я займусь кладбищем и поминками…
        - От одних слов мурашки по коже бегут… - поежился Ивакин. - А ты так спокойно об этом говоришь…
        - Я уже столько раз занималась подобными проблемами на полном серьезе, если ты помнишь, я похоронила двух мужей, обоих родителей, бабушку… Мне не привыкать. И потом, меня поддерживает то, что все это не просто так, я надеюсь, что этот наш совсем не радостный спектакль в результате выведет нас прямо на преступников. А ради этого я не только на кладбище съездить готова.


        Проводив глазами самолет, который уносил моего сына в сопровождении свекрови далеко от меня, я утерла слезы, слегка утешив себя тем, что в поместье Павлик будет в гораздо большей безопасности, чем рядом со мной, я поехала в Дианину квартиру. Там я застала Сашу на пороге нервного кризиса.
        - Вы что, совсем что ли охренели, на фиг? - Набросилась на меня она, как только я появилась на пороге. - Бросили меня тут один на один с гробом, да еще и на ключ заперли, садисты! Ты в курсе, что холодильник абсолютно пустой, а я ничего с прошлого вечера во рту не держала. На улице уже ночь, а ты опять с пустыми руками приперлась. Неужели даже батон какой-нибудь прихватить не могла?
        - Извини. - Расстроилась я. - Я так забегалась сегодня, что совершенно про тебя забыла. А насчет еды, ты права. Я вспомнила о пустом холодильнике только в подъезде…
        - Значит, ложимся спать на голодный желудок?
        - Да нет, я Юле позвонила, она все равно к нам ехать собиралась, так что прихватит что-нибудь из дома. А пока знаешь что, давай ка уберем с середины гостиной эту роскошную штуковину. - Я кивнула в сторону раскрытого гроба. - У меня хоть нервы и не больно слабенькие, но все равно как-то не приятно постоянно перед глазами видеть это великолепие.
        - А я уж привыкать начала, честно сказать. - Равнодушно пожала плечами Александра.
        Юля принеслась к нам минут через сорок, вся обвешенная пакетами из круглосуточного супермаркета на углу. Она даже бутылочку «Мартини» прихватить не забыла, так что припозднившийся ужин получился у нас очень даже ничего. Потом стали укладываться на ночлег. В спальню, куда мы с Сашей волоком оттащили гроб, спать, само собой, идти никто не захотел, поэтому мы с Юлей устроились на диване в гостиной, а Александре постелили на кожаном диване в кабинете. В ту ночь, впервые за последнее время, я уснула почти мгновенно, сказалась накопившаяся за последние дни чудовищная усталость, выпитое спиртное и еще, наверное, то, что особо сильно волноваться сегодня мне было, в принципе, не за кого, Денис заверил, что Диана действительно, наконец то, пошла на поправку, даже глаза пару раз за день открыла, Павлик тоже теперь в безопасности, так что я вполне могла позволить своему организму полноценный отдых.
        Утром я проснулась последней из нашего маленького женского коллектива, по дороге в ванну я услышала доносящиеся из-за кухонной двери приглушенные Юлины причитания и ругательства в адрес всего мужского населения планеты и некоторых особей в частности… Судя по всему, Саша поведала ей историю своей жизни и недолгого женского счастья, которую мне довелось услышать прошлой ночью в больнице. Это хорошо, порадовалась я. Юля, с ее кипучей энергией, теперь точно не оставит несчастную женщину в покое до тех пор, пока полностью не устроит ее судьбу. Вернувшись из ванны, я убедилась, что была права. Подруга даже об остывшем кофе забыла, настолько возмутил ее рассказ Александры.
        - Нет, ну ты подумай, козлы какие! - Искренне воскликнула она, когда я появилась в дверях кухни. - После такого даже мне на мужиков прямо смотреть расхотелось. Лиз, надо что то делать!
        - Например? - Спросила я, наливая себе чай.
        - Ты что, разве не считаешь, что мы должны помочь этой несчастной женщине? - Удивилась Юля.
        - Считаю, что должны. - Улыбнулась я. - Только ты зря так бурно реагируешь. Если на пути Александры встретилась кучка отморозков и дегенератов, то это еще вовсе не означает, что все мужчины поголовно козлы, как ты только что выразилась. Твой Петя разве козел?
        - Нет, Ну Петя, предположим, исключение…
        - И доктор тоже хороший человек, - подала голос Саша.
        - Вот именно, - кивнула я. - Так что не стоит равнять всех под одну гребенку. А помочь Александре мы, само собой, поможем. Я беру на себя квартиру и разговор с ее родственниками, ну, и о документах похлопочу…
        - Молодец. А я тогда займусь ее внешним видом, - с энтузиазмом подхватила Юля, - гардеробчиком ее обеспечу и работу подыщу… А знаешь что! - Загорелась она, - если хочешь, для начала можешь у меня поработать, вместо Даши. Я платить тебе буду прилично, да и забот мы с Петей тебе особых не доставим.
        - Да подожди ты тарахтеть, Юль. - Перебила подругу я. - Сначала нужно эту историю с Дианой закончить… Ты не забыла, что у нас завтра похороны и поминки?
        - Разве такое забудешь? - Сразу погрустнела подруга.
        - Ну, так давайте быстрее заканчивать завтрак, да начнем заниматься делами. Я на кладбище поеду, а ты Юль с каким-нибудь рестораном договорись насчет поминок.
        - Может, в «Пеликан» позвонить, Малахову?
        - Не стоит. Не хочу Соне радость доставлять, даже временную… Неужели тебе будет приятно смотреть на ее довольное Дианиной смертью лицо? Да и Олега мне не слишком хочется видеть…
        - Понятно… Тогда, может, не стоит ресторан заказывать, посидим дома в тесном семейном кругу…
        - Не забывай, что нам как раз и нужно, чтобы о нашем «горе» как можно больше людей узнало… Так что тесный семейный круг не годится.
        - «Панорама» подойдет? - Деловито поинтересовалась Юля.
        - Вполне.


        Вспоминать «похороны» и «поминки» не хочется. Скажу только, что прошло все, как мы и планировали. Сначала со всей возможной пышностью и помпезностью закопали в могилу пустой гроб, потом поехали в «Панораму». Народу собралось даже больше, чем мы ожидали, многие вполне искренне плакали… Короче говоря, все что от нас зависело, мы с Юлей выполнили на отлично. Теперь нам оставалось только ждать реакции преступников на «смерть» Дианы.
        Чтобы хоть немного развеять тягостное настроение после поминок мы с Юлей занялись приведением в порядок внешности Александры .Часа четыре мы ходили из магазина в магазин. Юля придирчиво осматривала и ощупывала одежду и обувь, сумки и трусики, шляпки и косметику. Я искренне позавидовала Пете и Денису, которые предусмотрительно остались дома. Александра вся взмокла, перемерив сотню нарядов. Но, в конце концов, нам удалось подобрать ей обширный и вполне приличный гардероб. Сложив покупки в только что приобретенную дорожную сумку, мы вернулись домой.
        Вторую половину следующего дня мы посвятили парикмахерской. Там отросшие Сашины волосы оформили во вполне миленькую прическу, сделали ей маникюр и по настоянию Юли педикюр. «В человеке все должно быть прекрасно - и руки и ноги. Особенно в женщине» - Заявила она. - « Не помню, кто сказал, но слова чертовски правильные».
        Вернувшись домой, мы приодели Сашу, в купленные накануне вещи, Юля наложила ей легкий вечерний макияж и выпустила на строгий суд наших мужчин.
        - Знаешь, что я тебе скажу, друг мой Денис? - глубокомысленно изрек Петя, потягивая пиво. - Меня всегда возмущало, что женщины столько энергии, времени и денег тратят на такую ерунду, как шмотки и косметика. Но теперь я вижу, это того стоит.
        - Девчонки, вы сотворили маленькое чудо! - откликнулся Денис, который освободившись после дежурства в больнице, пришел меня проведать. Не застав меня в квартире Дианы, он позвонил Петру и приехал к ним. Слегка отметив чудесное преображение Александры, мы с Тихомировым покинули гостеприимных Ивакиных. Саша по настоянию Юли осталась у нее.



        ГЛАВА 18

        Прошло три дня. Диана начала потихоньку приходить в себя, правда она все еще никого из нас не узнавала, но профессор заверил, что это всего лишь вопрос времени. Все эти дни мы напряженно ждали, что же все таки предпримут преступники, чтобы прибрать к рукам Дианино наследство. Но они проявлять себя как-то не торопились…
        И все же этот день, наконец, настал. Я спокойно пила на Дианиной кухне кофе с Денисом, когда в дверь позвонили. На пороге стояло юное белокурое существо с прической каре и небольшим изящным чемоданчиком в руке.
        - Здравствуйте, меня зовут Натали Линдер. - По французски представилась девушка.
        От неожиданности я чуть не села прямо на пол дианиной прихожей. Хорошо, что сзади меня придержал Денис, вышедший в прихожую вслед за мной. Я молча посторонилась, пропуская Натали в квартиру. Пока Девушка принимала душ и переодевалась с дороги, я срочно вызвала по телефону Ивакина. Они с Юлей прибыли к нам в рекордно короткие сроки, меньше, чем за двадцать минут. Подруга даже принарядиться соответственно случаю, не успела, приехала прямо в домашних потертых джинсах и голубой футболке с цветочками .
        - Где? - Прямо с порога возбужденно спросил Ивакин. Я молча кивнула в сторону Дианиной спальни, где французская гостья приводила себя в порядок после принятия душа.
        - Ты думаешь, это правда Натали? - Прошептала Юля.
        - Откуда мне знать? - С досадой откликнулась я. - Документов мне пока никто не показывал…
        - Ну, а так, вообще то, похожа? - С любопытством уставилась на меня подруга.
        - Вообще, похожа. Молоденькая и волосы белые . Вот и все сходство. - Без энтузиазма ответила я.
        - Но ты ведь фотографии видела у Дианы. - Продолжала настаивать Юлька.
        - Во первых, это было больше трех лет назад, и Натали там была снята ребенком… Последние кадры Диана мне во Францию показывать не привозила… Да и вообще, чего ты пристала ко мне, - с досадой пробурчала я. - Ты же знаешь, у меня память на лица ужасная, обувь, одежду я еще могу вспомнить, а внешность в моем мозгу надолго не откладывается…
        - Интересно, если это Натали, - задумчиво почесал затылок Ивакин, - то кто тогда та девушка, которая присвоила документы Патрисии Клавьер? Я был уверен, что дочь Дианы именно она…
        - Я тоже. - Кивнула головой я. - Когда она смотрела на дианин шкаф с игрушками для дочери, у нее на глазах я заметила слезы… Господи, от всех этих превращений у меня уже голова дымится.
        - А она совсем по-русски не говорит? - С интересом посмотрела на дверь спальни Юля. Я неопределенно пожала плечами. Откуда я хоть что-то определенное могу знать о девушке, которую увидела впервые меньше, чем пол часа назад?
        В этот момент отдохнувшая и заметно посвежевшая Натали снова появилась перед нашими глазами. Она недоуменно уставилась на делегацию, выстроившуюся перед ней, минуты полторы молча похлопала глазами, переводя взгляд с одного на другого, а потом вопросительно посмотрела на меня?
        - Кто эти люди? - По-французски спросила она.
        - Друзья твоей матери. - Коротко ответила я и жестом пригласила всю компанию следовать за собой в гостиную. Мы расселись вокруг низкого журнального столика и снова замолчали, настороженно посматривая друг на друга.
        - Попроси, чтобы она показала документы, удостоверяющие ее личность. - В пол голоса сказал, наконец, Ивакин.
        Я перевела его просьбу на французский, девушка внимательно выслушала а потом улыбнулась и охотно протянула мне папку, в которой я увидела паспорт на имя Натали Линдер, свидетельство о ее рождении, еще несколько не понятных мне документов, билет на самолет, заверенный сегодняшним числом и несколько цветных и черно белых фотографий. Карточки заинтересовали меня в первую очередь. Я стала внимательно вглядываться в лица на фотографиях. Их было не много, не больше двенадцати, ну, максимум четырнадцати штук. Практически на всех можно было рассмотреть белокурую девочку … На разных кадрах фотограф запечатлел ее в разном возрасте. В основном фото были любительские не слишком хорошего качества, но лица пропечатались вполне четко и узнаваемо. Здесь был даже семейный портрет, сделанный в профессиональной студии, около трех лет назад, о чем и свидетельствовала дата под витиеватым обрамлением рядом с надписью по-французски «Руан». С него на меня смотрел первый муж Дианы Давид Линдер, его вторая жена Изабель и белокурая девочка, постриженная под каре, без сомнения та самая, которая сидела сейчас в кресле передо
мной. Я еще раз перебрала фотографии одну за другой и передала их Ивакину.
        - Ты видела эти кадры раньше? - Спросил он.
        - Точно такие же, нет. Но я узнала и Давида, и Изабель, его вторую жену. Потом там на одной из фотографий девочка сидит в песочнице напротив дома. Это точно дом Линдеров. И вот это платье с уткой на кармане я тоже видела на одном из присланных Диане адвокатом кадров.
        - И документы, и фото вроде на поддельные не похожи… Спроси у нее, могу я ненадолго взять эти бумаги, чтобы убедиться в их подлинности?
        - А кто этот человек? - С удивлением спросила в ответ на эту просьбу Натали. - Мамин адвокат? Ему можно доверять? Изабель предупреждала меня, что с русскими нужно вести себя очень осторожно…
        - Ему можно доверять. - Успокоила девушку я. - Он не адвокат, а полицейский, расследующий причины смерти твоей матери…
        - Мне сказали, она покончила с собой. - Удивилась Натали. - Разве это не так?
        - У Дианы не было причин для самоубийства. - Ответила я. - Скажи, Натали, а кто сообщил тебе о смерти матери? Мне казалось, ты не поддерживала никаких отношений с Россией в течении всех этих лет.
        - Мне прислал уведомление наш семейный адвокат. Он сказал, что мы с Изабель должны поехать в Россию, чтобы разобраться с делами моей матери. Он объяснил, что она довольно богатая женщина и у ее бизнеса нет других наследников, кроме меня… Я вылетела сюда прямо на следующий день. К сожалению, Изабель не смогла поехать со мной, но она обещала прибыть не позднее, чем через неделю, как только управится со своими неотложными делами.
        Все эти пояснения я быстренько перевела для ребят на русский. Хмуро выслушав меня, Петя, прихватив папку с документами, удалился, Натали, извинившись и сославшись на усталость из-за перелета, снова скрылась в спальне, а мы с Денисом и Юлей заперлись на кухне.
        - Что вы обо всем этом думаете? - Шепотом спросила Юля. - Не похоже, что эта девочка врет…
        - А мне она не понравилась. - Неожиданно высказал свое мнение Тихомиров. - На мой взгляд, она не настолько искренна и наивна, как пыталась изобразить во время разговора с нами… Ее выдают глаза. Они мне показались не слишком добрыми…
        - А с чего им добрыми то быть? - Возразила подруга. - Она в чужой стране, среди совершенно не знакомых ей людей… Да еще и языка не знает…
        - Не уверен. - Снова отозвался Денис. - Я внимательно наблюдал за ней во время всего разговора, и мне пару раз показалось, что она реагирует на некоторые сказанные по-русски слова. Хотя, возможно, я и ошибаюсь. Все-таки я вижу эту девушку первый раз в жизни.
        - Интересно, зачем она с такой срочностью понеслась в Россию, как только узнала о смерти Дианы? Ей всего восемнадцать, и она, насколько я знаю, ни разу до этого пределы Франции не покидала. Почему она не могла подождать, когда ее мачеха закончит свои дела, и поехать вместе с ней? Какое значение имеют какие то несколько дней? Ведь на похороны она так и так попасть не успела.
        - Трудно сказать. - Ответил Денис. - Нужно дождаться, какое заключение даст эксперт по поводу документов и фотографий…
        - Да я практически уверена, что все до последней бумажки подлинные. С подделками и затевать игру никто бы не стал. Я даже допускаю, что эта Натали и есть настоящая дочка Дианы. - С досадой перебила Тихомирова я. - И знаешь что? Я всерьез начинаю опасаться, что мы ничего не сможем поделать в сложившейся ситуации. Похоже, они намного умнее, чем мы предполагали по наивности…
        - Не забывай про наш главный козырь, припрятанный до времени в клинике профессора Ильина. - Успокоительно напомнил Денис. - Диана идет на поправку и сможет, в конце концов, рано или поздно расставить все по своим местам.
        - Ну, хорошо. Она, конечно, определит, ее это дочь или совершенно посторонняя девица… А если это Натали, и Петя убедится, что она, действительно, всего несколько часов назад впервые в жизни пересекла воздушную границу России? Что тогда нам делать со всеми этими убийствами и покушениями? Как найти Патрисию и человека похитившего моего ребенка?
        - Еще раз повторяю, нужно дождаться известий от Петра. - Постарался хоть на время успокоить меня Денис. - А потом уже будем решать, что делать дальше…


        Петя вернулся через два часа. Он, не разуваясь, прошел на кухню и швырнул папку с документами на стол.
        - Все бумаги подлинные. - Хмуро сообщил он. - Она действительно только сегодня утром впервые появилась на территории нашей страны. Связаться с Дианиным адвокатом мне так и не удалось, он уже неделю упорно не желает брать телефонную трубку… Зато я переговорил с Изабель Линдер, она совершенно не знает русского, пришлось срочно искать приличного переводчика… короче, она полностью подтвердила каждое слово падчерицы… У меня такое нехорошее подозрение, ребята, что с этим делом мы рискуем позорно сесть в лужу… - Ивакин замолчал, свирепо посмотрев в сторону спальни, где все это время мирно отдыхала наша заграничная гостья.
        - Что ты предлагаешь? - Спокойно спросил Денис, пододвигая Ивакину чашку со слегка остывшим кофе. - Может, сказать девчонке, что ее мать жива, и посмотреть на ее реакцию?
        - Ни в коем случае. - Немедленно вмешалась я. - Диана еще от прошлого покушения никак не оправится, а ты предлагаешь снова подставить ее жизнь под удар.
        - Ты все-таки считаешь, что эта Натали не настоящая наследница? - С любопытством посмотрела на меня молчавшая до этого Юля.
        - А я не знаю, кто для Дианы сейчас более опасен… и вообще, если честно, я почему то твердо уверена, что ее дочь, это Патрисия…
        - А я уже вообще не знаю, что думать. - Тяжело вздохнул Ивакин. - Ждали-ждали, чем весь этот спектакль закончится, и дождались…
        - А может, экспертизу генетическую провести? - Внесла предложение Юля. - Так часто делают, когда сомневаются в родстве… Я в кино видела…
        - А что предложение разумное, жалко только трудновыполнимое… - Без особого энтузиазма поддержал подругу Денис. - И время потребует …
        - Сколько?
        - После того, как … вернее если сможем достать образец крови этой девушки, то недели три, а реально выходит не меньше месяца
        - Действительно, долго, - вздохнула я. - Но, как я понимаю, больше на пока ничего не остается? - Я вопросительно посмотрела на Петра.
        - Не совсем. - Не слишком охотно отозвался тот. - Я предпринял еще кое какие шаги, если появятся хоть какие то конкретные результаты я расскажу…
        В этот момент в кармане Тихомирова зазвонил сотовый телефон. Он внимательно выслушал, что сказал невидимый абонент, слегка улыбнулся и положил трубку на стол. Все мы настороженно замолчали, с тревогой ожидая, какие еще неприятности мог принести нам этот неожиданный звонок.
        - Ну что, ребята, - с довольным видом посмотрел на нас Денис. - Кажется, наконец то, и на нашу улицу пришел праздник. Всегда чертовски приятно осознавать, что твои труды не прошли даром…
        - Не тяни время, а. - Нетерпеливо перебил Ивакин. - Что то с Дианой?
        - Ваша подруга полностью пришла в себя, вполне адекватно реагирует на окружающую обстановку и даже Альберта Владимировича сразу узнала…
        - Значит, мы можем ее навестить и узнать, наконец то, что произошло в ее квартире в тот злополучный вечер? - Радостно воскликнула Юля.
        Ивакин укоризненно посмотрел на жену и приложил палец у губам, выразительно покосившись в сторону двери, за которой отдыхала наша неожиданная гостья.
        - Я думаю, поговорить с Дианой Ярославовной вы вполне можете. - В полголоса ответил Тихомиров. - Правда, профессор предупредил, что ей пока нельзя утомляться и нервничать тоже не желательно…
        - Я задам ей всего пару вопросов, самых необходимых и срочных, - пообещал, поднимаясь Петр. Мы тоже радостно задвигали стульями .
        - Вы что, собираетесь все вместе завалиться в палату только что пришедшей в себя женщины? - С удивлением посмотрел на нас Денис.
        - И потом, мы совершенно забыли о Натали… - Юля с озадаченным видом опустилась обратно на табурет.
        - Я считаю, навестить Диану должен поехать кто-то один из нас…
        - И это без сомнения буду я. - Не допускающим возражения голосом закончила я. - Я специально приехала из Франции для разговора с ней…
        - Да никто и не спорит. - Пожал плечами Ивакин. - Я подброшу тебя до больницы, а потом поеду в офис, охранник на входе подбросил мне одну интересную идейку. Нужно бы проверить…
        - А мне пора в больницу возвращаться, - напомнил Денис.
        - Это что, вы хотите сказать, что я должна оставаться здесь одна с этой … Уж даже и не знаю, как ее называть… - Расстроилась Юля.
        - Не съест же она тебя. - Обнял жену за плечи Ивакин. - Покормишь ее, если проснется до нашего возвращения, поговоришь о чем-нибудь…
        - О чем? - С досадой посмотрела на него Юля. - Я же языка не знаю.
        - Значит помолчите. - С улыбкой поцеловав ее в щеку, Петя решительно направился к двери. Мы с Денисом поспешили следом.



        ГЛАВА 19

        Входя в палату Дианы, я порядком волновалась. Очень хотелось верить, что после разговора с подругой я, наконец то, смогу узнать, что произошло с ней вечером накануне моего приезда, и как она оказалась в ванне с перерезанными венами.
        Диана выглядела, нужно признаться, не самым лучшим образом. Лицо бледное, руки, спокойно покоящиеся на белоснежной поверхности простыни, больше напоминали тоненькие щепочки… Но все это я заметила позже, как только я заглянула в палату, мне в глаза сразу бросился блестевший сквозь густые дианины ресницы вполне осмысленный взгляд и слабенькая приветливая улыбка.
        - Слава богу. - Искренне воскликнула я, усаживаясь в кресло напротив кровати. - Я уж замучилась ждать, когда моя спящая красавица наконец то глазки откроет.
        - Привет. - Едва слышно прошелестела в ответ Диана.
        - Как ты? - Я взяла ее свободную от капельницы руку и слегка сжала.
        - Как будто по мне проехал асфальтоукладчик. - Снова попыталась улыбнуться подруга. - Мне сказали, что я почти неделю была без сознания… Это правда?
        - Да уж, напугала ты нас порядочно. - Кивнула в ответ я. - Надеюсь, тебя, действительно хотели убить… - Увидев крайне изумленный взгляд Дианы я поспешила объяснить, - Просто думать, что моя лучшая подруга выпила упаковку снотворного, а потом вскрыла себе вены на обоих руках из-за такого слизняка, как Олег Малахов, мне было бы уж совсем не выносимо…
        - Ты же знаешь, я снотворным никогда не пользовалась… И дома не держу. Я даже названия ни одного не знаю… Как то решила купить, года два назад, так мне дали какую то гомеопатическую ерунду… На кроличьи какашки похожа и не помогает ни фига… - Было заметно, что длинная речь дается Диане с видимым трудом.
        - Ты особо то не напрягайся… Альберт Владимирович сказал, тебе нельзя утомляться. Выгнать обещал, если что… А мне кровь из носу нужно задать тебе еще хотя бы парочку вопросов.
        - Валяй. - Разрешила Диана. - Только потом подробно расскажешь, что произошло за эту неделю. Иначе не отпущу.
        - Само собой. - Кивнула я и достала из сумочки фотографию из тех, что привезла с собой Натали. - Это кто? - Протянула я снимок подруге.
        - Это моя дочь… Ты же видела ее сотню раз… - Диана от волнения закрыла глаза. - А что случилось? Почему ты носишь в сумке ее фотографию? … И вообще, я раньше такого кадра не видела…
        - Ты уверена, что это Натали? - Продолжала настаивать я. - Может, просто похожа на нее?
        - Ты считаешь, я могу не узнать свою дочь? - тяжело вздохнула Диана и снова открыла глаза. - Ни слова больше не скажу, пока не объяснишь, что означают эти твои расспросы…
        - Да, ничего особенного. - Начала вдохновенно врать я. - Ты правильно заметила, что это фото не из твоей коллекции, я увидела его у одной знакомой в Париже, девушка показалась мне знакомой…
        - Значит, правды мне услышать так и не удастся? - С досадой перебила меня Диана. - Тогда уходи…
        - Но я же сказала все, как есть… - растерялась я.
        - У тебя нет подруг в Париже. - Тихо отозвалась Диана и повторила. - Уходи…
        - Да ладно, чего ты… - Расстроенным голосом попросила я. - Не сердись… Ты же сама понимаешь, как все мы стремимся тебя не волновать… Эта девушка приехала сегодня из Франции…
        - Зачем? - Распахнула от удивления глаза подруга.
        - Еще не знаю. - Честно призналась я. - Нам пришлось сказать, что ты умерла. У тебя даже памятник есть на кладбище… Ты извини, ради бога, но другого выхода просто не было…
        - Значит, моя дочь приехала проводить меня в последний путь?
        - Не совсем… - Замялась я. - Похороны были три дня назад…
        - Здорово… - Улыбнулась Диана. - Жаль, что пропустила такое грандиозное событие. Надеюсь, все прошло, как положено?
        - Шикарно даже. - С облегчением вздохнула я. Признаться, реакция подруги на это событие меня всерьез беспокоила. - Я рада, что ты восприняла это с юмором…
        - А что, рыдать что ли? Хорошо хоть не на самом деле закопали в землю… И на том спасибо…
        - Я же говорю, выхода другого не было, - начала оправдываться я.
        - Значит, Натали приехала за наследством… - не обращая внимания на мои слова, задумчиво протянула Диана. - Ну, и как она? Ей хоть немного жаль свою несчастную маму?
        - Не знаю. - Замялась я. - Она только что прилетела, мы с ней и не поговорили толком… Сейчас с ней Юля осталась, но ей тоже не удастся узнать что то новое, твоя дочь ведь по-русски совсем не понимает… А у Юльки с иностранным беда…
        - Натали не плохо знает русский. - Тихо сказала Диана. - Давид ведь не чистокровный француз, а выходец из России, как и его родственники… В доме часто звучала русская речь, по крайней мере раньше… Тогда, на суде, она говорила много русских слов…
        - Странно… Может, она все успела забыть?
        - Может. - Печально ответила Диана. - Я не видела дочь почти десять лет… Даже там, на похоронах Давида я так и не рискнула подойти к ней и заговорить…
        - Знаешь, Дин, у нас времени не слишком много… - сказала я. - Давай, пока меня не выставили из палаты, постарайся вспомнить тот вечер, накануне моего приезда… Что там случилось?
        - Ничего особенного. - задумчиво произнесла подруга. - Все, как обычно…
        - Может, ты просто не помнишь, ведь что-то же должно было быть не так как всегда…
        - Да я прекрасно помню тот вечер… И не только вечер, а утро и день тоже… Сначала принесло эту истеричку Соню… потом Галя пришла за билетами в Ростов… - Диана замолчала, видимо собираясь с силами для дальнейшего разговора, - потом я осталась одна, стала ждать Олега… Его не было очень долго, я прилегла на диван и уснула… Это все. Дальше я очнулась вот в этой палате.
        - Все-таки я думаю, ты помнишь не все… Возможно, снотворное…
        - Не надо считать меня дурой. - Разозлилась подруга. - Я помню все. Я приняла душ, макияж наложила легкий, халат надела белый, ну тот с бисером… Потом телевизор включила, смотрела передачу «Серебряный шар». Когда она кончилась, было уже довольно поздно, я так разозлилась на Малахова, что даже звонить ему не стала, а решила спать лечь… Ну, и легла… Ах да, сначала зашла на кухню и попила водички минеральной… Ты знаешь, я всегда так делаю перед сном… Никакого снотворного я не принимала, я сплю и так без проблем, да и таблеток, как я тебе уже сказала, у меня в доме нет…
        - Странно, - перебила подругу я. - Когда я открыла твой холодильник, там не было никакой минералки… Я тоже хотела пить и пришлось чайник ставить…
        - Не знаю. Бутылка была почти полная. Я выпила стакан, и там еще осталось столько же…
        - Она пропала. - Сказала я. - Так же как и соль из твоей солонки в прошлый раз… А в крови у тебя обнаружили лошадиную дозу снотворного, и пузырек от него ты бросила на пол в ванне…
        - Издеваешься? Не было никакого пузырька… А бутылку милиция, может, забрала…
        - Я это узнаю, - задумчиво пообещала я. - А кто знает, что ты всегда перед сном выпиваешь стакан минералки?
        - Да все. - Снова устало прикрыла глаза Диана. - Я так уже лет пять делаю, с тех пор, как печень шалить начала. Помнишь?


        Дверь в палату открылась, и мы увидели профессора Ильина.
        - Ну все, девочки. - Строго сказал он. - Время истекло, Диночке пора принимать процедуры, да и Вы, Лизонька своего обещания не выполнили… Я же просил не волновать больную…
        - Все-все, доктор. Я уже ухожу. - Вскакивая с кресла, заторопилась я.
        - Лиза. - Окликнула меня подруга, когда я уже взялась за ручку двери, - Я могу увидеть свою дочь?
        - Конечно. Только немного позднее… Сейчас я бы не хотела раскрывать наш маленький обман.
        - Но Натали то можно…
        - Не уверена. - Пробурчала себе под нос я, плотно прикрывая дверь в палату.
        Я так сильно задумалась о том, что только что узнала от подруги, что совершенно не заметила профессора, чинно вышагивающего по коридору в мою сторону. Я в буквальном смысле налетела на него и чуть не свалилась от неожиданности на пол.
        - Лизонька, солнышко, нельзя же так неаккуратно. - Заботливо подхватив меня под локоток, проворчал Ильин. - Так и поломать не мудрено что-нибудь.
        - Простите ради бога, Альберт Владимирович. - Потирая ушибленное колено, сказала я. - Задумалась просто…
        - О Дианочке, вероятно. - Улыбнулся профессор.
        - Естественно. - Вздохнула я. - О чем же я еще сейчас могу думать… Скажите, Альберт Владимирович, как вы считаете, у Дианы с головой уже все в порядке… ну, там с памятью… - замялась я.
        - Помилуйте, Лизонька! - С удивлением воскликнул Ильин. - Я не заметил у Диночки никаких видимых отклонений. Безусловно, если у вас возникли хоть малейшие сомнения в этом вопросе, мы немедленно проведем все необходимые анализы…
        - Да нет, ну что вы, Альберт Владимирович… это я так… - Я задумчиво потерла мочку уха. - Просто разговор с ней поломал… да что я говорю, этот разговор полностью уничтожил все те предположения и выводы, которые нам удалось построить с таким трудом. Я теперь просто не знаю, что и подумать… Самое простое, предположить, что Дина ошибается… Хотя какой смысл обманывать самого себя…
        - Загадками изъясняетесь, Лизонька. - Вздохнул профессор. - Туман один.
        - Вот именно туман. - Не менее тяжело вздохнула я и начала прощаться.


        Мой рассказ о посещении больницы Юлю поразил, пожалуй, даже сильнее, чем меня. Выслушав все до конца, она тихонько охнула и тотчас зажала рот ладонью, пугливо покосившись на дверь, за которой находилась наша французская гостья.
        - Так что же это получается? - Шепотом поинтересовалась она. - Получается, что эта девушка, действительно, Дианина дочь?
        - Получается так… - Не слишком охотно признала я. - За этой дверью находится самая настоящая Натали Линдер. Дочь Дианы и ее первого мужа Давида… А мы в связи с этим снова в тупике… Я даже боюсь Пете звонить с такими то новостями…
        - Глупость какая то получается. - Сердито прибавила голос Юля. - Если эта - Натали, то кто же тогда та!? И куда черт возьми она испарилась? - Последние слова подруга почти выкрикнула.
        - Не шуми, Юль. - Устало попросила я. - Это вряд ли поможет разобраться, что к чему… Да и еще, Натали судя по всему неплохо знает русский, так что имей это ввиду.
        - Зачем же она врет тогда? - Агрессивно поинтересовалась Юля. - Видно и правда не чисто тут что то.
        - Не факт. - Справедливости ради возразила я. - Вероятно, она тоже хочет побыстрее разобраться что к чему на нашей, по ее мнению глубоко враждебной территории. Знание языка в этой ситуации один из главных ее козырей.
        - Что то мало напоминает она бедного зашуганного ребенка… И вообще, на Динку она совсем не похожа. - Проворчала подруга. - Первая на эту роль хоть как то подходила…
        - Не придумывай. - Перебила я. - Что та, что другая, обе ничего общего с рыжим кланом Покровских не имеют.
        - Мишку жалко. - Печально протянула Юля. - Ты Диане уже сказала?
        - Ты что, с ума сошла? И думать не смей. - Сурово посмотрела на нее я - Хочешь опять ее в кому загнать от стресса?
        - Да ты что? - Испуганно замахала руками подруга. - Просто сказать то все равно когда то придется…
        - Потом, когда она покрепче станет… Если честно, я бы многое отдала за то, чтобы она узнала это не от меня… Хотя легче от этого никому не станет… Ну что, пора Пете твоему звонить? - Усилием воли постаралась стряхнуть с себя хандру я. - Отчитываться о проделанной работе.
        К моему удивлению известия из больницы Ивакина почти не задели. Он выслушал их практически равнодушно, даже хмыкнул насмешливо в конце моего трагического повествования, потом пробурчал что то не слишком членораздельное и неожиданно начал прощаться.
        - Ты что, с ума что ли сошел? - С обидой поинтересовалась я. - Я с тобой о серьезных вещах разговариваю, а ты цирк тут устраиваешь…
        - Какой цирк? - Притворно удивился Петр. - Я тебя внимательно выслушал, принял к сведению… А теперь мне некогда, дел по горло. - Я с недоумением посмотрела на противно запиликавшую телефонную трубку.
        - Ничего себе! Юль, твой муж сегодня случаем головой о косяки не ударялся, или о полки подвесные?
        - Не-е-т… - Ошарашено протянула подруга. - А что, он плохо себя чувствует?
        - Фиг его знает. - Раздраженно рявкнула я. - Тебе виднее, как он себя чувствует. - Я так агрессивно оттолкнула ногой стул, что он с оглушающим грохотом свалился на пол. Юля с ужасом наблюдала за мной, испуганно зажав побелевшей ладошкой рот. - Похоже, он решил поиздеваться надо мной. Тоже мне время нашел для дурацких шуток…
        Договорить я не успела. Видимо грохот испугал не только Юлю. На пороге гостевой комнаты почти бесшумно возникла щуплая фигурка Натали. Заметив ее я вздрогнула и мгновенно замолчала. После секундного замешательства мне удалось натянуто улыбнуться и вежливо поинтересовалась по французски:
        - Я тебя разбудила, Натали? Извини, неловко получилось, я задела стул… Может, ты хочешь покушать? - Внезапно спохватилась я. - Или еще что-нибудь?
        Натали смущенно улыбнулась и кивнула головой. К чему, интересно относится этот жест? К еде, вероятно, после недолгого размышления решила я и гостеприимным жестом пригласила девушку к столу. Юля при этом вздрогнула и наконец то вышла из ступора, в котором находилась последние несколько минут. Ни слова не говоря, она скоренько метнулась к холодильнику, и через пять минут мы уже сидели за вполне аппетитно и сытно накрытым столом. Разговор не клеился. Юля не понимала французского, Натали не выказывала никаких признаков знания русского… Я все ждала, когда, наконец, девушка хотя бы вскользь поинтересуется своей матерью, как Диана жила все эти годы, обстоятельствами, при которых она умерла, не может же ее это совсем не волновать, пусть не из любви так хоть из любопытства банального… Возможно, девочка просто смущается и не знает, как вести себя в компании малознакомых людей. Я решила немного подбодрить ее, разрядить обстановку, так сказать.
        - Какая все-таки у Дианы дочка симпатичная, правда, Юль? - По русски обратилась я к подруге. - Прямо сердце радуется, когда я на нее смотрю. Жалко, что Дины с нами уже нет, но я постараюсь приложить все силы, чтобы Натали не чувствовала себя в России одинокой.
        Юля с таким изумлением вытаращила глаза в ответ на мои слова, произнесенные нарочито ласковым и умильным тоном, что даже чуть было не подавилась бутербродом, который перед этим задумчиво и сосредоточенно жевала. Мучительно закашлявшись, она долго не могла ничего ответить, потом, с трудом сглотнув, она промычала невнятно
        - Ага… Я тоже… - И снова непонимающе уставилась на меня.
        - Когда она немного успокоится, я аккуратно начну рассказывать ей о матери… Ей наверняка интересно, как она жила тут все эти годы без дочки. - В Юлиных глазах читалось явное сомнение. - Да и мне тоже приятно будет вспомнить все, что нас с Дианой связывало. - Настойчиво продолжала я. Если Натали и правда прилично понимает наш язык, она должна понять, что ее окружают отнюдь не враги.
        - Конечно. - Наконец то, пусть и без особого энтузиазма, поддержала меня подруга. - Дочка Дианы нам все равно что родная. Мы будем помогать ей во всем…
        - Если она захочет, конечно. - Перебила я, опасаясь, что Юля, увлекшись, может запросто перегнуть палку. - Мы говорили о том, что ты можешь рассчитывать на нас, если потребуется, - переходя на французский повернулась я лицом к Натали. Она подняла на меня глаза, молча кивнула и снова уткнулась в тарелку. Меня, если честно, это слегка обидело, могла хоть поблагодарить что ли за заботу, зачем так явно демонстрировать свое нежелание идти на контакт, тем более, что поблизости нет ни друзей, ни близких, ни родных… Короче говоря, вообще никого кроме нас с Юлькой. Неужели она и правда так тяжело переживает потерю матери? Ничего странного, конечно в этом нет, но ведь она сама всячески избегала ее все эти долгие десять лет, так откуда бы сейчас взяться вдруг любви?
        Ужин закончился под аккомпанемент напряженного и тягостного для всех молчания. Даже неугомонная Юля лениво ковыряла вилкой в тарелке, думая о чем то своем. Натали больше так и не подняла глаз. Я растерянно пыталась придумать еще какую-нибудь тему для разговора, но ничего подходящего в голову как то совсем не шло, тем более что голова моя в этот момент была занята совсем другими проблемами. Меня волновало странное поведение Пети во время нашего последнего разговора. Он явно что то задумал, а может даже что то уже и узнал, но нам почему то сообщать об этом не торопится.
        Когда Натали закончила есть, тихонько поблагодарила и мышкой шмыгнула в свою комнату, я схватила телефон. В петином офисе трубку никто взять не пожелал, похоже, там никого не было, сотовый оказался не доступен.
        - Ну, и где интересно носит твоего ненаглядного? - Поинтересовалась я у Юли.
        - Вот что хочешь говори, а девица эта мне совершенно не нравится. - Задумчиво проворчала она. - Не пойму, что в ней не так… И глаза постоянно прячет…
        - Ты вообще слышишь, о чем я говорю? Петр где? Твой супруг законный? - Повторила я.
        - Супруг?… Ах Петя… - Словно очнулась Юля. - А что с Петей?
        - Странный он какой то, и телефон не отвечает.
        - Ты звонила домой? Может, он уже вернулся, время то вечернее уже. - Я протянула ей телефонную трубку, и Юля торопливо начала нажимать цифры.
        - Алло, Саш, ты как там не сильно соскучилась? Я тут задержалась немного… Петя не появился? - Я заметила как менялось выражение лица подруги, пока она выслушивала информацию выдаваемую с того конца провода. Глаза округлялись, но вместе с тем становились все более растерянными.
        - Он собрал вещи и ушел. - Простонала она, опустив трубку на колени.
        - В каком смысле? - От таких известий даже я растерянно опустилась на стул. - Совсем что ли ушел? Вы поссорились что ли…
        - Да нет. Он чемодан собрал и сказал, что на самолет опаздывает… В связи с расследованием. Мне Александра так сказала.
        - С каким еще расследованием? - Не поняла я. - Он что еще какое то дело взял? Не ожидала я от него …
        - Я не знаю… - Снова недоуменно пару раз хлопнула ресницами подруга. - Вообще то, у него ведь агентство… Если кто то еще обратился за помощью, может, он не смог отказать… Ты ведь сама знаешь, в таких делах иной раз не только часы, а и минуты порой значение имеют…
        - А как же Диана? И почему он нас с тобой хотя бы не предупредил, что улетает? Я же с ним разговаривала по телефону полчаса назад не больше…
        - Ну откуда же мне знать? - Снова сделала несчастные глаза Юлька. - Я же тебе говорю, я стараюсь в его дела не вмешиваться…
        - Ну и черт с ним. - Я разозлилась окончательно. - Пусть делает, что хочет. В конце концов на нем свет клином не сошелся.
        - Ну зачем ты так? - Испуганно глянула на меня подруга. - Не нагоняй панику. Петя объявится в самое ближайшее время, и все разъяснится.
        - Дай бог. - Проворчала я.
        - А знаешь, Александра твоя оказалась вполне приличной хозяйкой. - Робко попыталась сменить направление разговора Юля. - Готовит не плохо и аккуратная…
        - С чего это она вдруг моей то стала? - Все еще раздраженно поинтересовалась я. - Вроде и ты к ней такое же отношение имеешь.
        - Ну, просто ты просила о ней позаботиться, я и подумала, что она заинтересовала тебя чем то.
        - Да жалко просто стало девчонку, вот и все. Она мне нормальной вполне показалась и не глупой. Хотя вляпалась в дерьмо по самые уши, как дура последняя, не выбраться ей самой оттуда.
        - Она старается. - Юля вдруг хлопнула себя ладошкой по лбу. - Кстати говоря, я забыла совсем. Павлушкина куртка в моей машине осталась…
        - Да бог с ней. - Махнула рукой я и отвернулась к окну. Хоть мой сын давно уже был в безопасности и покое, каждое напоминание о его похищении до сих пор вызывало во мне панику и гнев.
        - Ну, Саша постирала ее и выгладила…
        - Она мне не нужна. - Не оборачиваясь, глухо ответила я. - Выброси, или подари кому-нибудь…
        - Да нет, - торопливо перебила меня подруга. - Я тебе вот что привезла…
        Я обернулась, Юля на раскрытой ладони протягивала мне какую то яркую круглую вещицу.
        - Что это? - Хмуро поинтересовалась я.
        - Фиг знает. - Пожала плечами она. - Похоже на пуговицу. Только уж больно странная. Великовата даже для пальто и цвет… Я вообще то думала, ты в курсе, она ведь в кармане у Павлика лежала.
        - Пуговица? - Я внимательно посмотрела на зеленоватый переливающийся шарик. - Откуда она могла взяться?
        - Я тоже подумала, что ты вряд ли с такой щеголять стала… Может нашел, когда гулял?
        - Или когда у похитителей взаперти сидел. - Продолжила ее мысль я. - Эту куртку он первый раз в тот день одел… Ты понимаешь, Юль, у нас кажется след появился… - Возбужденно воскликнула я.
        - Дохленький какой то. - С сомнением пожала плечами подруга. - Подумаешь пуговица… Да и ведь они с Дашей до этого в парке часа два гуляли. Мальчик мог вполне ее на дорожке найти, она вон какая красивая и яркая, как мячик маленький… И тяжелая, между прочим, запросто могла оторваться…
        - Может да, а может, и нет. - Упрямо продолжала настаивать я. - Проверить надо. Я уверена, что если где то такие экземпляры продаются, то берут их единицы… Нужно опрашивать продавцов, они наверняка запомнили покупателя…
        - И где ты их опрашивать собираешься? - Аккуратно охладила мой пыл Юля. - Неужели ты думаешь, что такие образчики в обычной галантерейке продаются? Они могли прилететь откуда угодно, хоть с Гаваев… Да и вообще, - она покрутила шарик в пальцах и поднесла к глазам, - сразу видно, что эта штуковина приличных денег стоит, возможно, ее делали на заказ… Если это пуговица вообще…
        - В смысле? Ты же сказала…
        - Я сказала, похоже, у нее есть ушко, чтобы пришивать… но вполне может быть, это украшение с сумки или с мебели. На, посмотри сама. - Она протянула мне раскрытую ладонь с переливающимся изумрудным шариком.
        - Убери. - Я даже руки за спину испуганно спрятала. - Убери от меня эту гадость.
        - Ты чего? - Удивилась Юля.
        - Это пуговица. - Уверенно сказала я. - И она принадлежит похитителю.
        - Не глупи. Откуда такая уверенность вдруг?
        - Я знаю… Чувствую… И потом, совершенно недавно я видела такую застежку.
        - Где? - Изумленно выдохнула подруга. - У кого?… В смысле на ком?
        - Не знаю.
        - В смысле? - Еще больше изумилась она. - Ты же сказала, что видела…
        - Видела. - Снова уверенно повторила я. - Именно эта пуговица меня удивила. Так как совершенно неуместна была там, где была пришита… Только я никак вспомнить не могу, где именно это было… Может даже и во Франции…
        - Ну-у-у… - Разочарованно протянула Юля. - Я уж думала…
        - Но я вспомню. - Сжала виски ладонями я. - Я прямо вижу эту штуковину перед глазами… Нелепое зеленое пятно, на красном фоне… Совершенно не сочетающиеся оттенки…
        - Ты не думай об этом сейчас, - участливо посоветовала Юля. - А то вообще никогда не вспомнишь… Отвлекись на что-нибудь другое, тогда возможно решение само по се выплывет.
        - Ты права. - Я убрала руки и тряхнула головой. Но маячащее перед глазами изумрудное пятно никак не хотело раствориться в воздухе. - Только избавиться от навязчивой мысли не так то просто. Я теперь точно не успокоюсь до тех пор, пока не разберусь…
        - Да это понятно… Надо чем то другим заняться.
        - Например? - Со вздохом опустилась на стул я.
        - Например, Сашей.
        - Каким Сашей? - Рассеянно переспросила я.
        - Да Александрой твоей… Пардон, теперь она уже моя получается, а не твоя… Ты сама ей между прочим обещала справки о ее муже и дочери навести. Вот и давай, действуй.
        - До этого мне сейчас, а Юль? - Я укоризненно посмотрела на подругу.
        - А чем ты, интересно таким важным озабочена в эту минуту?
        - Ну как же… Натали… и Диана…
        - Диана в надежных руках, для нее ты ничего сделать не можешь пока, с девчонкой этой, - Юля слегка кивнула в сторону двери за которой скрыла наша гостья, - я пока посижу, оставлять ее одну я бы не хотела, а ты вполне можешь на разведку сгонять к дому Сашиных родителей…
        - Так то оно так… А вдруг что то случится, пока меня не будет?
        - У тебя сотовый есть. Да и я между прочим не последняя дура дубовая. Разберусь уж как-нибудь в ситуации…
        - Это конечно… Только я все равно беспокоиться буду… - Я подсознательно продолжала искать отговорки, уж очень не хотелось мне покидать арену событий в такой напряженный момент, - Подождет Александра еще пару дней…
        - Да ты хоть понимаешь, что для нее сейчас каждый день за год? - Горячо воскликнула Юля, и уже спокойнее добавила, - хотя ты права конечно, она вон сколько уже ждала, с нее не убудет… Просто я видела как ты минутки высчитываешь до встречи с сыном, вот и подумала…
        Последний аргумент хитрой подруги меня обезоружил. Она всегда знала, как убедить меня в своей правоте.
        - Хорошо. - вздохнула я. - Если ты не против посидеть с Натали, то я пожалуй и правда к Сосновским сгоняю… Я же обещала…
        Подруга с энтузиазмом начала помогать мне собираться.



        ГЛАВА 20

        Дом родителей Саши мало чем отличался от остальных в этом районе. Потрепанный фасад, запущенный двор .Оставив машину на дороге, я прогулочным шагом двинулась во двор. Пройдя разок вокруг нужного мне дома, я опустилась на скамейку с одиноко сидящей старушкой.
        Если кто не в курсе, то наиболее короткий путь для получения бытовой информации, это беседа с бабушками у подъезда. Самую оперативную и правдивую сводку происшествий за день можно получить у них без особого труда. Одинокая, скучающая бабуля - вообще бесценная находка для шпиона.
        - Скажите пожалуйста, - вежливо обратилась я к соседке по скамейке, - у вас в доме никто съехаться не хочет?
        - А тебе какое дело?
        - Да с мужем развожусь, размен вот ищу квартиры. Хотелось бы в этом районе. Зелено тут у вас и тихо.
        - Да, это точно, дом у нас неплохой. Образцового содержания, между прочим. А чего с мужем то не поделили? - с любопытством поинтересовалась собеседница.
        - Да как обычно, помоложе нашел, да покрасивее.
        - Вот козлище то! - ахнула старушка. - Они паразиты нынче такие. Вон Нинка из пятнадцатой квартиры, такая девка видная, а муж кобель кобелем попался. Только она на работу, он бабу в дом ведет. Ну, она сама дура. Мы ей сколько раз сигнализировали, а она блажь какую то твердит. Мол, он художник, а девки эти натурщицы. Нам что? Мы плюнули. Их дело, если ей все равно, нам переживать не пристало. Дождалась Нинка. Бросил ее живописец. Сейчас с одной из этих самых натурщиц живет. А она сердешная локти кусает.
        - Мужики кобели, это правда, - поддакнула я старушке. - Да и женщины иные не отстают, - я начала наводить ее на интересующую тему. - Мужикам то хоть по природе положено гулять, а уж вот когда женщины семью бросают это уж совсем ни в какие ворота не лезет.
        - И не говори! - Немедленно заглотила наживку бабуля. - Таких вообще расстреливать надо, ей богу. Вон Сашка из двенадцатой квартиры года три назад с любовником улепетнула. И дочь бросила, и мужа. Отца после ее побега инфаркт стукнул, до сих пор сердешный не оправился. Еле-еле ползает. Лежит в основном. Да и Наталья то Станиславовна постарела очень. Ладно хоть внучку с собой не утащила, курва. Одно утешение теперь старикам - Аришенька. Хорошая девочка выросла. На одни пятерки, говорят, в школе то учится.
        - И что никаких вестей от этой Саши не было, не звонила, дочерью не интересовалась?
        - Кто же знает. Скрытные они, эти Сосновские. Люди говорят с богатым каким то за границу укатила и сгинула. Но не точно это, врать не буду.
        - Муж то, наверное, давно уж на другой женился?
        - Не угадала, дочка. Олег до сих пор бобылем живет. Когда из командировки вернулся и узнал все про Сашку, прямо посерел весь. Цельный месяц как туча ходил. В командировки ездить перестал, все дома сидел, надеялся, вдруг жена вернется. Потом уж перестал надеяться, воспитанием дочери занялся. Мне Надя, мать его, сколько раз жаловалась, что не хочет он с женщинами встречаться. Злится, когда разговор заходит о сватовстве. Видно, все не может забыть свою предательницу-жену. А я так рассуждаю, раз не возвратилась в отчий дом, значит хорошо ей там и старый муж ей вовсе без надобности. Я правильно говорю?
        - Да не всегда так, может она стыдится вернуться, или не может.
        - Всяко бывает, да ведь и парень то не виноват. Три года уже монахом живет, разве ж это дело. Сколько девчонок вокруг хороших да работящих, а он все по этой шалаве сохнет.
        - Может он из-за девочки?
        - Надя говорит, сто раз ему Сосновские предлагали забрать Аришу к себе. И им радость, и он бы смог личной жизнью заняться. Он же ни в какую. Говорит, что дочь, его единственный смысл в жизни, и если отдать ее старикам, то и жить будет вовсе незачем.
        - А может они съедутся, будут жить все вместе. Может, стоит поговорить с ними насчет квартиры?
        - Попробуй, конечно - с сомнением покачала головой собеседница. - Только вряд ли . Не хочет он ни с кем общаться, а уж жить с Сосновскими и подавно. Когда все случилось, Надя предлагала ему переехать к ним в частный дом, куда сами переселились лет семь назад. Это тут за углом, места много и девочка была бы под присмотром, но он тогда на отрез отказался. Никого видеть не хотел. Может, пообмяк сейчас маленько. Время то порядочно прошло. Сходи, попытай счастья, чай по башке не дадут за спрос.
        Я поднялась и направилась в двенадцатую квартиру, где по уверениям старушки, жили старики Сосновские. В адресе, данном мне Сашей, значилась квартира восемнадцать. Видимо это квартира Олега. Позвонив, я почти сразу услышала шаркающие шаги и дверь открылась. На пороге стояла миниатюрная старая леди. Она удивилась, увидев на пороге незнакомого человека.
        - А что случилось с Галочкой? Она заболела?
        - Простите пожалуйста, Вы наверное принимаете меня за кого то другого. Я по обмену жилплощади.
        - Но мы не меняемся. Я думала Вы из поликлиники. В это время Галочка обычно приходит делать уколы Олегу Ефремовичу. - Растерялась женщина.
        - Извините, но мне во дворе сказали, что Вы хотели бы съехаться с зятем, а я ищу обмен недалеко отсюда, вот мне и посоветовали обратиться к Вам.
        - Но мы с Олегом не обсуждали такую возможность… - замялась хозяйка. - Мы бы, конечно, не против, но вот он…
        - Мне вкратце обрисовали Вашу ситуацию…
        - Да уж у людей длинные языки. Хотя шила, конечно, в мешке не утаить. Вы проходите, чего на лестнице то стоять.
        Я вошла, разулась и вслед за хозяйкой оказалась в маленькой уютной кухоньке. Сев на табурет, я продолжила прерванный разговор.
        - Может быть, стоит попытаться поговорить с вашим зятем? Мне бы такой обмен очень подошел. Думаю, и Вы бы в накладе не остались.
        - Вряд ли Олег захочет с нами съезжаться.
        - Вообще то конечно. Он парень молодой, надумает жениться второй раз, а тут тесть с тещей в квартире.
        - Да нет, тут дело вовсе не в этом. О женитьбе Олег и не помышляет. - Она встала плотно прикрыла дверь и понизила голос. - Обижается наш зять на Олега Ефремовича, думает, что из-за него Сашенька не вернулась домой.
        - Господи, да он то при чем?
        - Говорите тише. Нельзя, чтобы муж услышал. Он и так корит себя нещадно. Ведь почти сразу после побега дочка позвонила домой. Трубку взял муж. Девочка просила о помощи. У нее не было денег, чтобы вернуться домой. По голосу он понял, что Саша в беде. Он, конечно, помог бы ей, но сначала решил немного поругать, чтобы осознала то, что она натворила. И вдруг посередине разговор прервался. Какие то помехи на линии. Но вышло так, как будто отец не захотел разговаривать с Сашей. Отругал и бросил трубку. С тех пор мы о дочери ничего не слышали. Олежек даже перевелся на другую работу, чтобы почаще дома быть, все надеялся, что она ему позвонит, но после проповеди отца, мужу она видимо позвонить не рискнула.
        - Естественно. Странно было бы предположить, что преданный и брошенный муж бросится спасать свою жену.
        - Он бы на крыльях полетел. - Тихо сказала Наталья Станиславовна. - У них всегда были непростые отношения. Вам не понять, но в ее побеге была и большая часть его вины… Одно я точно знаю - Олег до сих пор очень сильно любит нашу дочь. И будет ждать ее до тех пор, пока не получит известий о ее судьбе. - Женщина ладошкой утерла скатившуюся по щеке слезу.
        - Может, все-таки попробовать с ним поговорить? - Нерешительно спросила я.
        - Попробуйте. Олег сегодня как раз выходной. Ариша во дворе гуляет, а он, наверное, дома сидит. Зайдите. Скажите, что Наталья Станиславовна послала, а то может и не пустить Вас в квартиру. Нелюдимый он стал, замкнутый. - Заранее извинилась за зятя теща.
        Позвонив в квартиру восемнадцать, я решила не ссылаться на Наталью Станиславовну. Дверь раскрылась, на пороге появился красивый белокурый гигант.
        - Вам кого, девушка?
        - Олег Гаранин - это Вы?
        - Ну, я.
        - Здравствуйте, меня зовут Лиза. Знаете, недавно я познакомилась с Вашей женой…
        Парень в прямом смысле этого слова схватил меня и втащил внутрь квартиры, заперев за мной дверь, как будто боялся, что я сбегу, не рассказав всей правды. Он обернулся и спросил каким то осевшим голосом:
        - Как она…здорова?
        - Не совсем. Позвольте мне пройти.
        - Да-да, конечно. - Засуетился Олег. - Так что с Сашей?
        - Она сильно нуждается, да и с жильем у нее положение катастрофическое.
        - Почему же она не вернется домой? Мы так ждем ее. И я, и дочка.
        - Три года назад у нее украли деньги и документы. Обратиться за помощью к Вам она не сочла возможным, а без документов куда же поедешь, да и на работу никто не возьмет. - Всю правду о жизни Саши в Адлере я не рискнула поведать ее мужу. Захочет, пусть сама рассказывает, когда вернется.
        - Какая же она дурочка! Как можно было представить, что я не помогу ей!
        - Но ведь она же бросила Вас, сбежала с любовником… - Осторожно начала я.
        - Вас это не касается, - грубо одернул меня Олег, но тотчас спохватился. - Извините, нервы. Я на нее не сержусь совершенно. Более того в случившемся я виню только себя. У нас с женой было не совсем обычное сватовство… - парень замялся.
        - Я в курсе.
        - Ну тогда Вы понимаете, что я лишил Сашу, всей той романтики, ухаживаний, о которых мечтает каждая девочка. Всю жизнь потом я старался наверстать упущенное, заботился о ней, цветы дарил, подарки. Но видно не смог заполнить пустого места в душе, раз она сбежала с любовником. Мне было невыразимо горько, но ее я никогда не винил. Узнав от тестя, что она хочет вернуться, я просто заново родился, но прошло уже пять лет, а от Саши никаких известий…
        - Я же сказала Вам, что у нее украли все документы. Уехав из дома, она сразу же поняла, что человек, с которым она сбежала, ничего не стоит. По своей наивности она повелась на красивые слова, но, покинув Вас и дочку, она немедленно поняла, какую чудовищную ошибку совершила. ( Я немного кривила душой, но в целом мои слова были правдой). Она вернулась бы тогда же, три года назад, если бы не это несчастье с документами. Саша попросила меня помочь ей выправить документы, если это возможно.
        - Да без проблем. У меня в паспортном столе очень близкий друг работает, мы все решим за несколько дней.
        - Но ведь нужна фотография, подпись…
        - Не берите в голову, снимки есть, а подпись у Саши простая. Все сделаем, Кирилл пойдет навстречу. Дайте мне адрес жены, я сам поеду и привезу ее домой.
        - Знаете, Олег. Выслушайте и постарайтесь понять меня. Поверьте, единственное, о чем сейчас мечтает Ваша жена, это вернуться к Вам и дочери. Честное слово, она сама говорила мне об этом. Но не думаю, что она будет рада, если Вы сами приедете за ней. Она просила ничего не рассказывать близким о ее бедственном положении. Я направлялась сюда только за документами, но, поговорив с ее родителями и с Вами, я не смогла скрыть правду. Наталье Станиславовне я так ничего и не рассказала, попрошу и Вас пока промолчать. Не стоит унижать Сашу еще больше. Надо дать ей время оправиться, привести себя в порядок, чтобы она почувствовала себя нормальным полноценным человеком.
        - Может Вы и правы. - Задумчиво протянул Олег. - Но Вы гарантируете, что она снова не пропадет на пять лет.
        - Домой она приедет, это я могу обещать, ну а дальше все будет зависеть от Вас.
        - Отлично! Как я могу связаться с Вами?
        Я написала Олегу свой адрес и телефон.
        - Как только документы будут готовы, дайте мне знать, и я передам их Саше. Мы тепло попрощались с Олегом, я вышла на улицу и внимательно посмотрела на девчушек, играющих в классики. Видимо одна из них и есть Сашина дочь. Визитом своим я осталась очень довольна. Всегда приятно убедиться, что не все люди черствые эгоисты. Почему мне не встретился такой вот добрый и чуткий Олег? Повезло все таки Сашке, не смотря ни на что. Кто бы мог представить, услышав начало их «любовной» истории, каким хорошим мужем окажется бывший насильник. Не зря говорят: «пути господни неисповедимы».
        Странно устроены мы, женщины скажу я вам… Усевшись в машину, я положила руки на руль и … расплакалась. Ревела я долго, бурно, со вкусом, минут десять, толком не понимая причины этих слез. Я горевала в эти минуты обо всем сразу, о загубленной невозвратимой молодости, о потерянных в одиночестве долгих годах, о Паше, моей самой сильной и настоящей любви, о горькой женской доле вообще… Всхлипнув последний раз, я как ни странно почувствовала себя намного лучше, как будто горькие слезы вымыли какую то часть тяжести и обиды из моего сердца. Мне даже дышать, кажется, легче стало. Я почувствовала вдруг, что мне нестерпимо хочется услышать голос Дениса, я даже поразилась этому неожиданному необъяснимому порыву… Хотя почему необъяснимому?
        - Доктора Тихомирова нет. - Ответила мне трубка голосом молоденькой медсестры. - Он домой недавно поехал. У вас что то срочное? Я могу переключить на другого врача…
        - А он скоро вернется? - Не слишком вежливо перебила девушку я.
        - Должен скоро. - Все так же любезно отозвалась она. - Тут работы полно, он и так ругался, что его домой вызывают…
        - Зачем? - Невольно вырвалось у меня. - Вернее кто вызывает?
        - Этого он мне не сказал. - Слегка удивилась медсестра. - Что то по личному вопросу.
        - Спасибо. - Разочарованно протянула я и нажала отбой. Через мгновение мои пальцы уже набирали номер домашнего телефона Дениса.
        - Алло. - Трубка неожиданно снова отозвалась мелодичным женским голосом. - Кто говорит? Почему вы молчите?
        Я действительно от неожиданности повела себя довольно глупо, просто молчала, взволнованно дыша в динамик трубки.
        - Чего вы испугались девушка? - Слегка насмешливо произнес голос, - я же слышу, вы здесь… Я не настолько страшная, уверяю вас, и уж точно не кусаюсь. Так что смелее, говорите, что вам нужно, вернее кто?
        Ничего особенно обидного женщина не сказала, она даже не знала, кто притаился на противоположном конце провода, но я почему то чувствовала себя крайне уязвленной и обиженной. Самым правильным поступком в этой ситуации было безусловно повесить трубку и позвонить Денису на мобильник. Я сидела как оплеванная и ругала себя за то, что сразу не догадалась поступить именно таким образом, но трубку все же почему то не клала. Может, надеялась, что просто номером ошиблась и подсознательно ждала подтверждения этому.
        - Вам мой муж нужен? - продолжала допытываться невидимая собеседница. - Денис скоро будет, что ему передать?
        Я не выдержала и захлопнула крышку телефона. Щеки мои пылали. Я откинулась на водительском кресле и уставилась в потолок. Снова жутко хотелось разрыдаться. Я усилием воли постаралась взять себя в руки. Что собственно страшного случилось? Я что только сейчас, минуту назад, узнала о существовании этой женщины? Разумеется нет. Я видела ее фото под стеклом Тихомирова, да он и сам на скрывал, что женат… Марина могла появиться в квартире Дениса по тысяче разнообразных причин, ведь это и ее жилье тоже… Медсестра в больнице прямо сказала, что доктор был крайне недоволен вызовом домой… Но как я не уговаривала себя, успокоиться никак не удавалось. Наверное в этом был виноват ее насмешливый и слишком уж самоуверенный тон, в то время как я никак не могла обрести хоть малую частичку этой самой уверенности в отношениях с Денисом.
        Посидев еще минут пять, я повернула ключ зажигания и потихоньку тронулась в сторону Дианиного дома.
        В дороге я постепенно успокоилась. Эмоции, события, разговоры, все, наконец, разложилось в моей голове по заранее приготовленным для них полочкам. Я снова почувствовала себя сильной, самоуверенной и самодостаточной женщиной. Ну, и что из того, что эта дамочка с бархатным голосом, длинными волосами и ямочками на щеках притащилась в квартиру к своему бывшему мужу? Да еще и с работы выдернула, не считаясь с его недовольством. Что с того? Он имеет право встречаться с кем хочет, сколько хочет и где хочет… Не мне ему указывать кто должен в его квартиру приходить, а кто нет… Я распсиховалась, как последняя дура, для чего то начала сравнивать это насмешливое белокурое создание с собой, молчала, краснела и пыхтела в трубку, как последняя сопливая школьница! Смех да и только! Оправданием такой из ряда вон выходящей глупости может служить разве что усталость и нервное напряжение последних дней… С ума я сошла что ли? Нашла о чем плакать. А между прочим следовало бы радоваться, или хотя бы Сашке позвонить, обрадовать бедолагу. Ждет ведь небось результатов моей поездки с замиранием сердца.



        ГЛАВА 21

        Лихо затормозив перед Дианиным подъездом, я уже вполне жизнерадостная, довольная жизнью выскочила из машины и бодро зашагала к дверям. Перед ними нерешительно топтался высокий черноволосый парень..
        - Извините. - Буркнул он и посторонился, пропуская меня вперед, а потом двинулся следом за мной в подъезд .Стало не слишком уютно, я пару раз оглянулась, а потом и вовсе остановилась.
        - Вам что то от меня нужно? - Прямо поинтересовалась я.
        - Вы не бойтесь… - Торопливо начал он.
        - И не думала. - Пожала плечами я. - Подъезд охраняют, между прочим. И видеонаблюдение есть… - уверенности особой в этом у меня не было, но я все же сказала на всякий случай, - так что ваша физиономия уже красуется на мониторах в холле…
        - Я в курсе. - Тяжело вздохнул парень. - Я уже был там. - Он махнул рукой в ту сторону, куда направлялась я. Только наверх меня охранники не пропустили.
        - Вы хотите пройти со мной? - Удивилась я. - И почему интересно вы решили, что мне эта просьба понравится?
        - Да нет, что вы. Я же не глупый, понимаю… Я и сам между прочим охранником работаю, только не здесь… В общем я хотел попросить вас зайти к соседке вашей и сказать, что к ней приехал Денисов Андрей. Из поселка. Ну, она знает…
        - А почему вы не передали это через охранников? Они бы просто кнопку вызова квартиры нажали и все. - Я недоверчиво посмотрела на смущенного парня. - Я что то не очень понимаю.
        - Да я тоже, если честно. - С досадой отозвался Андрей. - Я все им объяснил, что мне нужно Диане Ярославовне сообщить важные вещи, а они как то странно посмотрели на меня. И сказали, чтобы я в письменном виде изложил то, что хочу, мол, ей передадут. Идиотизм…
        В горле у меня пересохло.
        - Вы к Городецкой Диане Ярославовне пришли? - Глухо спросила я.
        - Да. - Не слишком охотно признал Денисов. - Поговорить хотел с ней насчет проблемы одной… А тут эти придурки…
        - Они не придурки. - Тихо произнесла я. - Просто работу свою выполняют. Их никто не уполномачивал сообщать первому встречному о смерти Дианы. Вы не слышали разве? - Спросила я, увидев как после этих слов вытянулось лицо Андрея. - Умерла ведь подруга моя…
        - Да Вы что… - Ахнул он. - Быть этого не может! И Мишка никому не сказал ни словечка!
        - Какой Мишка? - Насторожилась я.
        - Так Покровский же… Ну брат Дианы. - Денисов все никак не мог отойти от потрясения. - Я его совсем недавно видел, так он веселый вполне был… С бабенкой какой то обнимался…
        - Где вы его видели? - Нетерпеливо поинтересовалась я. - Давно вы знакомы с Покровским? Он же в Петербурге жил.
        - Я в курсе. Тогда я его не знал. Да и сейчас мы с ним лично не общаемся, но вижу я его частенько вообще то… мне Диана Ярославовна присматривать за ним слегка просила… Ну, если вдруг что…
        - Я не поняла… Что могло вдруг быть? Вы можете толком объяснить?
        - Да ничего особенного… - Пожал плечами парень. - Мне в свое время Диана Ярославовна очень помогла. Проблемы у меня серьезные были… В общем это к делу не относится. Я это к тому говорю, что тогда она меня сторожем устроила в закрытую зону, где коттеджи дорогущие как грибы расплодились, а пару месяцев назад там ее брат вдруг объявился.
        - А откуда вы узнали, что он Дианин брат? Вы же сказали, что не знакомы с Михаилом.
        - Я его застал где то около года назад у нее дома, вот и запомнил. Как увидел первый раз в нашем поселке, так сразу же узнал. Потом Покровский частенько наезжать стал, даже снял домик один… Ну я и решил доложить на всякий случай Диане Ярославовне. Она не хотела ни во что вмешиваться. Что то у них с Михаилом разладилось в отношениях, похоже, будто кошка черная пробежала… Но все же попросила присмотреть за братом. Если уж что случится из ряда вон, чтобы поставить ее в известность…
        - Понятно. - Внимательно посмотрела на парня я. - Ну, и что же такого случилось из ряда вон?
        - Да я и сам толком не понимаю, - растерянно ответил он. - Вот посоветоваться шел к Диане Ярославовне… А вы говорите, она умерла…
        - Знаете что! - решительно сказала я. - Нечего нам тут у подъезда внимание привлекать, давайте, поднимемся в квартиру и спокойно обсудим, что там у Михаила в коттедже случилось.
        Глаза У Юльки просто округлились, когда она увидела на пороге нас с Денисовым.
        - Так это и есть муж Сашкин? Такой молоденький? Ты его прямо сразу решила сюда притащить? - От удивления она даже начала слегка заикаться. - Мы же вроде договаривались…
        - Может, замолчишь на пару секунд? - С улыбкой сказала я. - Мы бы вошли и спокойненько сами рассказали тебе, кто и почему…
        Юля поспешно посторонилась, и мы оказались в просторном Дианином холле.
        - Как наша гостья? - В полголоса поинтересовалась я, сбрасывая с уставших ног туфли.
        - Чай пить выходила один раз. - Перешла на шепот подруга. - Ванну принимала. И по сотовому кому то звонила тысячу раз.
        - Ты подслушивала что ли? - Укоризненно посмотрела на Юльку я.
        - Ну и подслушивала. - Обиженно буркнула она. - А что, предлагаешь спокойненько сидеть и ждать, чего эта крошка французская втихаря напридумывает…
        - Эта крошка, законная дочка Дианы и практически хозяйка этой квартиры, позволь тебе напомнить.
        - Это не мешает ей оказаться не слишком хорошим человеком…
        - Не нагнетай. - Устало вздохнула я. - У нас еще один гость, между прочим. Ты не забыла?
        - Извините, - Юля обернулась к Андрею. - У нас тут такие дела творятся, что про себя того и гляди забудешь… есть хотите? А то я и ужинать одна не сажусь, как то не уютно.
        Денисов смущенно пожал плечами и ничего не ответил. Но судя по тому, как безропотно он вслед за нами уселся к столу, есть он хотел. И даже очень.
        - Между прочим, вы так и рассказали мне, кто этот человек. - Напомнила Юля.
        - Кстати, она права, - спохватилась я. - Его Андрей Денисов зовут. Он к Диане пришел. - Потом я посмотрела на гостя. - Что вы о Мише рассказать хотели?
        - О Мише? - Ахнула Юлька. - Покровском что ли? Так его же убили… - Она испуганно остановилась и зажала ладошкой рот.
        - Как и он тоже? - Побледнел Андрей. Он положил на стол вилку и с силой потер лоб. - Ничего не понимаю… Он, вроде, счастливый такой ходил последние дни… Жениться, между прочим, собирался…
        - Кто Вам сказал? - Изумилась я.
        - Так он и сказал… Да я и сам не слепой. Он на свою дамочку такими глазами смотрит… смотрел…
        - Что за дамочка? - С любопытством уставилась на Денисова Юля.
        - Ну, француженка его… Жили они вместе последнее время.
        - Француженка?! - В два голоса воскликнули мы.
        - Вроде… По крайней мере говорит она так… Ну как певица эта… Патриссия Каас вроде…
        - Патриссия? - Вздрогнула Юля. - Ее что Патриссия зовут?
        - Да нет … Вообще то я не знаю. - Растерялся Андрей. - Мне ее не представляли как то…
        - Не говори глупостей, Юль. - Строго прикрикнула я. - А вы, Андрей, хватит время тянуть, рассказывайте уже с чем пришли.
        Мы внимательно уставились на Денисова и приготовились слушать, стараясь не пропустить ни слова.
        - Да собственно, ничего особенного. - Замялся он. - Тем более сейчас уже особого значения это скорее всего не имеет…
        - Говорите! - Сердито стукнула по столешнице я.
        - Ну, я уже сказал, что Михаил появился у нас в поселке чуть больше двух месяцев назад… Дом снял. Жил там с женщиной своей. Постоянно жил… Иногда, конечно, и не приезжали они по несколько дней, а иногда и неделю не выходили из коттеджа… Короче говоря, как все жили…
        - Да понятно-понятно. - Нетерпеливо перебила я. - Дальше то что?
        - Последние дни не видно его…
        - Не удивительно. - Зябко повела плечами Юля. Я хмуро на нее глянула, и она снова испуганно замолчала.
        - А женщина спокойно живет…
        - Как? - Изумилась я. - Она что, не в курсе, что Миши больше нет?
        - Да не похоже… - С сомнением пожал плечами Денисов. - Я не печали не заметил в ее глазах, ни в одежде… Все как всегда… Хотя нет, как раз не так… - Илья сам в своих размышлениях запутался. - Короче, я хотел вот что сказать Диане… в коттедже не все в порядке.
        - Почему вы так решили?
        - Я слышал крики, плач.
        - А говорите, что печали не заметили …
        - Я же не сказал, что она плакала. - Спокойно отозвался Илья. - Ее вообще в это время на территории не было. Она приехала позднее, и сразу все крики прекратились. А на следующий день, она снова уехала, но перед этим плотно все ставни закрыла и замок на калитку навесила. И это, между прочим, впервые за эти два с лишним месяца. - Он замолчал и многозначительно посмотрел на меня.
        - Понятно. - Коротко подвела итог я. - Это действительно странно, особенно если учесть, что произошло здесь за последние дни.
        - Вот и я о том же. - Согласно кивнул Денисов. - Она с тех пор ни разу калитку открытой не оставила. И ставни даже днем не распахивает. А сама по поселку бегает чуть ли не прыгая на одной ноге от счастья.
        - Ребят, я ничего не понимаю. - Жалобно хлопая ресницами, посмотрела на нас Юля. - Что это может означать, а?
        - Черт его знает… Но ничего хорошего, это уж точно… Я и сама понять ничего не могу, но нужно что то делать, это ясно… Приспичило же твоему Петеньке ненаглядному слинять в неизвестность именно в такой момент. Даже посоветоваться не с кем… Здесь столько всего намешано, без ста грамм не разберешься…
        - Я могу налить. - Услужливо отозвалась Юля.
        - Вот только напиться нам сейчас и не хватает. И носом в салат уткнуться всем троим. Просто прекрасный выход. Напиться и забыться. И гори оно все синим пламенем.
        - Да не злись ты, Лиз. - Обиженно шмыгнула носом подруга. - Ты же сама сказала…
        Я устало вздохнула и опустила голову на руку.
        - Что будем делать? Может хоть кто то из вас предложить что то путное? Или опять все навалится на мои хрупкие женские плечи?
        - Поедем, да посмотрим, что там в доме делается… - Нерешительно начал Андрей.
        - Взломаем ставни, на калитке замок спилим… Так что ли? - С сарказмом продолжила его мысль я.
        - Зачем? - Пожал плечами Денисов. - Я когда уезжал, француженка дома была… Да и если даже уехала, то вернется же, она теперь на долго не исчезает.
        - Тогда она просто не пустит нас внутрь. Вот и все. Если ей есть, что скрывать, то глупо надеяться, что она сама нас приведет к разгадке…
        - Но начинать то надо с чего то… - С долей раздражения парировал Андрей. - Хоть познакомитесь с этой дамочкой. Поговорить с ней сможете, если, конечно, по ихнему понимаете… Всяко лучше, чем сидеть тут и высасывать из пальца доводы за и против…
        - Вы правы. - Тяжело вздохнула я. - Давайте съездим в этот поселок, на дом посмотрим, на женщину Мишину… а там по ситуации сориентируемся… Боже мой, кто бы знал, как я устала за сегодняшний день… Надо хоть поесть что ли, прежде чем опять пускаться во все тяжкие. А то я просто рискую скончаться за рулем твоего автомобиля, Юль.
        - Может, до завтра оставить эту поездку? Ты, правда, устала… а там может и Петя появится… - Робко подала голос Юля.
        - Так и скажи, что не хочешь опять одна с Натали оставаться. - С набитым ртом усмехнулась я. - Только сама же недавно говорила, иногда не только часы, но и минуты могут решить чью то судьбу.
        - Ну и что. Я и не скрываю, что эта тихоня на меня хандру навевает… Я ее боюсь даже иногда… - Глаза Юли вполне явственно покраснели и налились слезами.
        - Она слабая, напуганная девочка, вот и все. - Погладила ее по голове я. - Она ничего не может тебе сделать. Ты сильнее и мудрее ее.
        - Я и не думаю, что она на меня напасть может с топором… Просто веет от нее каким то холодом… Ну я не знаю… Как будто в доме покойник…
        - Хватит, Юль, а… Со мной сейчас просто напросто случится банальная истерика и ехать в поселок, разговаривать с Мишиной француженкой придется тебе…
        - Да нет, Лиз, я не смогу… Я ведь и языка не знаю. - Испуганно перебила меня подруга, - я же не к тому, что я не останусь с ней… просто ощущениями делюсь… Ну что мне делать, если я так чувствую…
        Ее торопливую речь совершенно неожиданно прервал резкий звонок в дверь. Я удивилась, что первой на пороге прихожей оказалась не я или Юля, а наша тихая и не заметная гостья.
        Распахнув дверь, я почувствовала как будто резкий укол в области сердца. На меня с усталой и слегка печальной улыбкой смотрел Тихомиров.
        Я молчала, не зная, как я должна реагировать на его появление. Броситься с радостью на шею, вежливо посторониться и пригласить войти… Я так и не успела разобраться, какие отношения связывают меня с этим человеком. Кто он для меня, и кто я для него…
        Пока я молча растерянно хлопала глазами, размышляя о том могу я себе позволить прилюдно поцеловаться с Денисом, или это будет не приличным, он уже вошел в холл и здоровался с Юлей. Я так ничего для себя и не решив, мягко прикрыла дверь и пошла обратно в столовую. По дороге я автоматически отметила, что Натали исчезла с глаз так же бесшумно и не заметно, как и появилась.
        - Я не понял, кого так нетерпеливо ожидает ваша гостья? - Входя вслед за мной, задумчиво поинтересовался Андрей.
        - А что, она кого то ждет? - Очнувшись от своих переживаний, рассеянно отозвалась я.
        - Только слепой не заметил бы всю гамму переживаний этой девушки… Да у нее прямо на лбу написано было сначала нетерпеливое ожидание и жестокое разочарование, после того как она этого парня увидела…
        - Это Дианин врач лечащий. - Торопливо сказала я, покосившись на Юлю. Мне не хотелось объяснять, что этот человек значит для меня, вот так вот второпях, на пороге. Не знаю, как подруге, но Денису, похоже, мои слова не слишком понравились.
        - А это кто? - не слишком любезно поинтересовался он, в упор разглядывая Андрея. Его тон показался мне почти хамским. В комнате повисла неловкая пауза.
        - Друг. - Наконец с некоторым вызовом в голосе сказала я. И снова посмотрела на Юлю. Она хмыкнула и поддержала.
        - Ага, друг. Старый.
        - А. - Понимающе кивнул головой Тихомиров. - Это хорошо. Старый друг, как говорится, лучше новых двух… - Он преувеличенно холодно посмотрел на меня.
        - Вы чего, ребят? - Укоризненно посмотрела на нас Юля, видимо, чувствуя неминуемо надвигающуюся ссору. - Мало нам проблем что ли, чтобы еще и глупостями разными заниматься… Я вообще вашего тона не понимаю. Какой бес в вас вселился? Последнее время, вроде, нормально общаться начали, не то что вначале…
        Договорить ей снова не удалось. К нам снова, похоже, пожаловали гости. По крайней мере дверной звонок возвещал именно об этом. Оставив мужчин в кухне, мы с Юлей рванули к порогу. Натали само собой снова опередила нас на пол шага. На этот раз замок отпирала Юля.
        Женщину, стоящую перед дверью, я узнала мгновенно. Да если бы и появились какие то сомнения, то они сразу бы развеялись при виде той бурной радости, которая фонтаном забила из глаз Натали при виде мачехи. С девушки как будто слетел тяжеленный груз, до этого придавливающий ее хрупкие плечики к самому полу. Она с радостным вскриком бросилась на шею Изабель и прижалась всем своим тщедушным тельцем.
        - Ну что ты, глупышка. - Ласково по французски сказала ей гостья. - Ты меня уронишь. Я жутко устала и еле держусь на ногах. Перелет, да еще такой дальний, дело совсем не легкое.
        - Конечно, мамочка. - Счастливо рассмеялась Натали и подхватила не слишком объемную сумку Изабель.
        - Ты приготовила мне комнату с кроватью, как я просила? - Устало поинтересовалась та, а потом обвела глазами нас, безмолвно застывших у стены в прихожей. Вот так новости! Оказывается, эта женщина, которую Натали, между прочим, вполне привычно называет мамочкой, загодя предупредила падчерицу о приезде, а та даже не удосужилась поставить об этом в известность нас…
        - Это твои гости? - Продолжала между тем Изабель, - Они останутся ночевать или просто пришли выразить тебе соболезнования по поводу кончины госпожи Городецкой? - Она снова глянула на нас вполне доброжелательно, но на мгновение в ее глазах мелькнул холодный металлический блеск.
        - Я не знаю. - Смущенно потупила глаза Натали.
        - Ты же хозяйка этой квартиры, как ты можешь не знать о планах твоих гостей? - Преувеличенно громко и удивленно произнесла женщина. Несомненно, она прекрасно знала, что мы прекрасно понимаем ее правильно поставленную французскую речь. - Надеюсь, мне достанется приличная кровать?
        - Ты можешь на моей лечь. - Торопливо сказала Натали, смущенно посмотрев в нашу сторону.
        Изабель ничего не ответила на это, но весь ее вид выражал крайнее недовольство. Больше не посмотрев в нашу сторону, она направилась вслед за Натали в отведенную ей комнату.
        - Ну, что она говорила? - Нетерпеливо затеребила меня за рукав Юля, как только за ними закрылась дверь.
        - Не двусмысленно посоветовала падчерице гнать нас из квартиры к чертовой матери. - Хмуро отозвалась я, направляясь в сторону кухни.
        - Как это? - Растерянно разинула рот подруга.
        - Просто. Это ее квартира. Вернее ее матери. Она здесь имеет полное право распоряжаться так, как хочет.
        - Но ведь Диана…
        - Она мертва. - Коротко заметила я.
        - Ну… да. Пусть. - Подумав, кивнула Юля. - Но ведь и эта девушка еще не вступила в права наследования…
        - Не говори глупости, Юль. У нее все документы, а мы тут, и правда, с боку припека получается…
        - Но…
        - Вот тебе и но. - Устало закончила я, плотно прикрывая за собой кухонную дверь. - Вы как тут, не подрались?
        Денис, нетерпеливо с досадой махнул рукой.
        - Потом с этим разберемся… Что это за дамочка с чемоданом к вам в гости нагрянула?
        - Да похоже, теперь гости здесь мы… - Проворчала Юлька.
        - Изабель Линдер прямо из Франции прилетела, чтобы поддержать дорогую ненаглядную падчерицу. - Сухо пояснила я. - И сразу же по приезду не двусмысленно указала нам на дверь. Мол загостились вы, гости дорогие. Спасибо этому дому, и не пора ли к другому.
        - Может, это, конечно и Изабель Линдер, - с усмешкой посмотрел на нас Денисов, - но что сегодня прилетела она не из какого не из Парижа, это я утверждаю на все сто. По крайней мере еще утром она продукты в нашем поселковом магазинчике отоваривала.
        - Ты что же это хочешь сказать? - Ахнула Юля, от удивления переходя на ты. - Что вот эта самая Изабель и есть…
        - Женщина, которая уже два месяца с лишним живет … жила вернее… с Михаилом Покровским. - Закончил ее мысль Андрей.
        - С тем парнем, которого ты под кроватью нашла? - Изумился теперь уже Тихомиров.
        - Класс! - Только и могла вымолвить я. - Просто класс!
        - Ну, тогда на нее нужно срочно в милицию заявлять. - Облегченно вздохнула Юля. - Ее посадят, и все кошмары наконец то прекратятся.
        - Неожиданный вывод. - Констатировала я. - А за что сажать будем?
        - Как это за что? - Растерялась подруга. - За покушения на Диану… за твоего сына, за Дарью мою…
        - А у тебя случайно нигде доказательства всех этих заявлений не завалялись? - Ласково поинтересовалась я. - А то сама на нары загремишь, за клевету на иностранную гражданку. У них строго с этим делом.
        - Так а чего… И так ясно же все! - Не отступала от своего подруга. - Не даром мне сразу эта девчонка не понравилась.
        - А она тут и вовсе не при чем, похоже… Лично мне, например, показалось, что Натали и правда верит, что мачеха безумно устала после длительного перелета… Или она актриса отличная.
        - Ага. Актриса из погорелого театра. - Ядовито прошептала себе под нос Юля и отвернулась.
        - Сейчас нам одно может хоть как то помочь, нужно срочно узнать, что скрывается за закрытыми наглухо ставнями Мишиного дома. Что там не чисто я уже не сомневаюсь, честно сказать. - Решительно сказала я. - Давай, Андрей, собирайся по быстрому, пока эта тетка здесь, мы пошарим в ее тайниках. - Мне, после стычки с Денисом не хотелось называть Денисова на вы. Я решила, что он будет не в обиде.
        - Вы как хотите, ребята, - твердо заявила вдруг Юлька, но я с этими двумя мегерами на едине теперь уж точно не останусь.
        - Что они бить тебя что ли сразу начнут, как только дверь за нами закроется?
        - Не знаю. - Пожала плечами подруга. - И знать не хочу. Вдруг к ним еще родственнички заграничные подтянутся, и решат они от меня избавится, например, током дернут и все потом свалят на несчастный случай…
        - Бред. - Устало констатировала я.
        - Но понять ее можно. - Спокойно сказал Денис.
        - Вместе что ли все поедем? - Андрей тоже счел нужным подать голос.
        - Если мы сейчас все уйдем, то в квартиру больше можем уже не попасть. Я по глазам этой мегеры заметила, что ничего хорошего от нее ждать не приходится. - Вздохнула Юля. - Остаться нам нужно. Пусть мужики одни отправляются в этот поселок, может, хоть общий язык найдут…
        - Или подерутся, вместо того, чтобы дело делать, - почти про себя возразила я и уже громче добавила, - а вдруг там французский понадобится. Денис ты как в языках? - Я посмотрела в сторону Тихомирова.
        - Нормально. Русский, английский вполне прилично…
        - Речь идет о французском. - Не слишком вежливо перебила я.
        - Чего нет, того нет. - Вынужден был честно признаться он. Андрей только головой помотал в ответ на мой вопросительный взгляд.
        - Значит, по любому ехать придется мне. А вот кто будет сопровождающим, вы уж сами решайте.
        - Само собой я. - Усмехнулся Денисов и посмотрел на доктора. Похоже, его явное раздражение парня забавляло. - Я дом показать могу, и дорогу знаю хорошо.
        - Поеду я. - Коротко, не терпящим возражений тоном сказал Денис и пошел в прихожую обуваться. Юля глубоко вздохнула, посмотрела ему вслед и выразительно постучала пальцем по лбу, а Андрей начал рисовать схему поселка и проезд до него.



        ГЛАВА 22

        - Ты мне про этого парня раньше не рассказывала. - Довольно равнодушно начал разговор Денис, как только мы отъехали от Дианиного дома.
        - А что должна была? - Сухо поинтересовалась я.
        Тихомиров мой вопрос проигнорировал, внимательно разглядывая дорогу, извилистой лентой убегающую вдаль. Я с некоторой досадой пожала плечами и тоже отвернулась к окну.
        - И много у тебя еще таких друзей, старинных? - снова поинтересовался через пару минут Денис.
        - Достаточно. - Коротко ответила я, не отрывая глаз от стекла. Снова повисла напряженная тишина. Мы ехали молча довольно долго, думая каждый о своем. Первым не выдержал Тихомиров. Он так резко нажал на педаль тормоза, что я чуть стекло не разбила своим собственным лбом. Машина, взвизгнув тормозами, замерла, как вкопанная.
        - Пора разобраться в наших отношениях. - Твердо сказал Денис, всем корпусом повернувшись в мою сторону. Я продолжала упорно молчать. Он взял меня за подбородок и заглянул в глаза. - Черт возьми, я никогда еще не чувствовал себя таким дураком, как сейчас.
        - Я вроде повода не давала. - Пожала плечами я.
        - Да я сам себе этот повод дал. - С досадой отозвался он. - Дернул же меня черт связаться с такой женщиной.
        - С какой, интересно?
        - Не простой. - После пары секунд раздумий выдал он. - Прекрасной, шикарной даже… умной, богатой… И совершенно для меня не понятной.
        - И что же во мне не понятного? - Устало поинтересовалась я.
        - Все. Я даже не могу сформулировать для себя самого, что у нас за отношения, и на фига я тебе сдался. С моими проблемами, с работой суматошной и раздолбанной девяткой …
        - И кучей комплексов. - Закончила я. - Знаешь, вчера ты мне показался вполне уверенным в себе крутым и самодостаточным мужиком…
        - Так я и был таким. - Воскликнул Денис. - И вчера и позавчера, и всегда…
        - Что же сегодня то случилось? - С улыбкой поинтересовалась я, хотя честно сказать мне совсем не хотелось веселиться.
        - Не знаю. - Он с досадой стукнул кулаком по рулю и отвернулся. - Пришел сегодня к тебе, палец на звонок поставил и не знаю, стоит ли нажимать на него, или убраться потихоньку восвояси…
        - Хотелось сбежать? Так ведь никто же на аркане не тащил…
        - В этом то и все дело. Я не знал, ждут ли меня за этой дверью, или я навязываюсь, как дурак женщине, которая мне совсем не ровня…
        - Мне казалось, я ясно дала понять, как отношусь к тебе… - Немного обиженно напомнила я. - Или ты считаешь, что я ложусь в постель с кем попало, так сказать для пользы тела и духа?
        - Не совсем так, - замялся Денис, но потом твердо закончил, - но у всех нас бывают слабости… Мы же люди, а не машины без желаний и эмоций…
        - Но ты все же нажал на этот злополучный звонок. - Примирительно сказала я и положила руку ему на колено.
        - Я не смог уйти… - задумчиво отозвался Тихомиров. - Хотя чувствую, что это было бы самым правильным и для тебя, и для меня…
        - Зачем ты придумываешь проблемы Денис? - Мягко произнесла я и поцеловала его в шею. - Особенно там, где их вовсе нет… Я женщина… Ты мужчина… Что еще нужно? О чем ты беспокоишься, глупый? Это мне нужно переживать ночи на пролет, не смыкая глаз… Ты молодой, красивый, чертовски талантливый парень… какие шансы у меня завоевать любовь такого шикарного мужчины… А уж любовник такой, что просто и словами передать не возможно… - Я шептала все это просто так, не задумываясь, мысли мои в этот момент все больше и больше сосредотачивались совсем на другом, губы ощущал аромат и неповторимый привкус его разгоряченного тела… Я чувствовала, что Денис крепится из последних сил, еще чуть-чуть и его нарочитая сдержанность рухнет, как карточный домик. Я немного плотнее прижалась к нему голой ногой, провела кончиками пальцев от затылка к шее… Потом я даже сама не сразу сообразила как вдруг оказалась стиснутой крепким кольцом его ищущих рук… Под его поцелуями моя душа постепенно наполнялась покоем и каким то светлым, нежным подобием счастья…
        Сотовый Дениса прозвенел в тишине как выстрел в ночном лесу, неожиданно и резко. Он дернулся и непроизвольно расцепил объятия. Потом его руки снова сомкнулись у меня за спиной, но я чувствовала как они напряжены и не спокойны… мне даже не уютно стало в этих столь сладостных секунду назад объятиях… А телефон все никак не хотел умолкать. Мы слушали его трели, раз за разом взрывающие звенящую тишину пустынной сельской дороги.
        - Ответь же, наконец. - Тихо сказала я, аккуратно высвобождаясь из рук Дениса. - Может, важное что-то. Я повернулась к окну и стала неторопливо поправлять растрепавшуюся прическу.
        Тихомиров еще немного помедлил, а потом с явной неохотой достал из кармана трубку.
        - Алло. - Устало произнес он.
        Слышимость была отличная, даже я в окружающей нас тишине отчетливо слышала каждое слово невидимой собеседницы Дениса. Он это понимал, но поделать к своему глубокому сожалению ничего не мог. Он тихо бесился от досады, но отвечать старался сдержанно, хоть на мой взгляд и слегка суховато.
        - Любимый, ты во сколько вернешься?
        - Не знаю.
        - Но ведь ты же придешь ночевать, правда? Ты обещал, помнишь?
        - Я постараюсь.
        - Я курицу потушу, как ты любишь…
        - Это лишнее, Марин, я же тебе сказал, ты будешь уже спать, когда я вернусь, так что я перекушу где-нибудь по дороге…
        - И думать не смей. - Капризно пропел голосок Марины. - Ты не какой-нибудь бомж бесприютный, чтобы кушать во всяких забегаловках, а женатый мужчина, между прочим.
        - Не начинай снова, прошу тебя. - Поморщился как от зубной боли Тихомиров. - сто раз уже это обсуждали.
        - Ну и что? Я и сто первый повторить могу, что лично я себя твоей женой считаю по прежнему.
        - Ты еще про штамп в паспорте напомни. - С досадой буркнул Денис.
        - И это тоже. - покладисто согласилась его собеседница. - Но ведь это не главное, правда? Самое важное, что мы любим друг друга, а значит не все еще потеряно…
        - Хватит. - Не выдержал мой спутник. - Говори, что ты хотела, мне некогда обсуждать с тобой проблемы любви и привязанности.
        - Ты что сейчас не один, да? Ты говорить не можешь?
        - Что ты хотела? - Едва сдерживаясь, повторил Тихомиров.
        - Ты сейчас с ней, да? Ну, говори же, с ней? - В голосе женщины послышались слезы, готовые в любое мгновение перерасти в истерику. - Я тут тебя жду, а ты с этой престарелой теткой развлекаешься?!
        Денис нажал на кнопку отбоя и медленно посмотрел на меня. Я молчала. Телефон снова нервно запиликал. Где то на двадцатом звонке я почувствовала, как к моему горлу подкатывает дурнота, а в голове от этого противного навязчивого звука снова начинает гудеть. Я взяла трубку из рук Дениса включила ее и протянула Тихомирову. Несколько секунд я наслаждалась тишиной, потом ее нарушил резкий голос Марины.
        - Ты не мужчина, Денис. Зачем же трубку бросать, неужели ты трусишь поговорить со мной откровенно?
        - Ты считаешь, это необходимо сделать по телефону и именно сейчас? - Сухо поинтересовался он.
        Немного сбавив обороты, женщина уже более миролюбиво ответила
        - Нет, но ведь надо же когда то разобраться…
        - Я приду, и мы еще раз поговорим об этом, а сейчас оставь меня в покое и дай нормально работать.
        Я удивленно посмотрела в его сторону. Он виновато пожал плечами, но все же продолжил:
        - У меня начинается операция, я выключаю телефон. Ты поняла? Марина, я не слышу, ты поняла?
        - Да. - Тихо всхлипнула она. - скажи ты меня совсем не любишь, да?
        - Господи, - простонал Денис, - ты теперь снова всю ночь реветь будешь?
        - Ты любишь меня? - Снова повторила его собеседница.
        - Люблю. - Грубо и резко буркнул он и швырнул трубку на заднее сиденье. - Господи, ну за что мне все это! Больше всего в жизни я боюсь и ненавижу женские слезы!
        - Так вот почему ты сегодня такой нервный и на себя не похож. - Насмешливо протянула я. - Похоже, к тебе любимая женщина вернулась.
        - Моя любимая женщина ты. - Хмуро отозвался Тихомиров.
        - А я то уши распустила, как девочка, докопаться пытаюсь до твоей ранимой души… А все вон как просто, оказывается. Ты и бежать то хотел, потому что запутался, что тебе на самом деле нужно…
        - Да не запутывался я. - С досадой возразил Денис. - Мы ведь и правда не разведены до сих пор, она пришла и заявила, что снова хочет со мной жить.
        - А ты? - Преувеличенно заинтересованно распахнула глаза я.
        - Я сказал, что теперь у меня есть ты.
        - Понятненько. - Мы снова замолчали.
        - Я не мог ее выгнать из собственного дома. Понимаешь?
        - Конечно. - Легко согласилась я. - Нужно ехать. Мы ведь сюда собственно не отношения выяснять притащились. Правда?
        - Успеем.
        - Ты обещал вернуться ночевать домой. - Сухо напомнила я.
        - Я помню. - Так же сухо отозвался Денис. - Значит, теперь ты будешь со мной в таком вот тоне разговаривать?
        - В каком? - Безмятежно поинтересовалась я.
        - Как со щенком, нагадившим на палас в прихожей.
        - Фу. Можно выразиться и помягче, покультурнее как то. Например, как взрослая тетенька с нашкодившим малышом. Я ведь тетенька престарелая, оказывается.
        - Я хочу тебя, Лиза. - Вдруг совершенно неожиданно и даже грубо сказал Денис и повернулся ко мне. - Прямо здесь и прямо сейчас. Я очень сильно тебя хочу. - Еще раз настойчиво повторил он, но даже пальцем не пошевелил в подтверждение своих слов.
        - Я тоже тебя хочу. Сильно. - Серьезно и абсолютно честно ответила я.
        Тихомиров не спеша вышел из машины, открыл мою дверку и подал мне руку. Я безропотно поднялась и пошла за ним в лес. Машина так и осталась стоять по середине пустынной дороги с распахнутыми настежь дверками.
        Мы молча дошли до полянки, заросшей молодой зеленой травкой.
        Денис опустился на поваленное дерево, достал из кармана сигареты и повелительно кивнул на середину зеленого островка.
        - Раздевайся.
        Я послушно встала перед ним и медленно, словно завороженная начала расстегивать пуговицы на рубашке. Тихомиров курил и совершенно спокойно, почти безучастно смотрел на меня. Я сняла рубашку, неторопливо сложила ее и положила у своих ног. Потом к ней присоединились шорты. Сняв бюстгалтер, я на мгновение прикрыла грудь ладонями, но, поймав удивленный и даже рассерженный взгляд Дениса, отдернула их и на несколько секунд застыла… Тихомиров молчал. Просто молчал и курил. Странно. Со мной еще не один мужчина не смел вести себя подобным образом… и ни одного из них я не хотела так яростно и страстно. Я одиноко стояла по середине лесной поляны, почти раздетая, и смотрела на Дениса. Я не понимала, чего он ждет, почему не хватает своими сильными горячими руками, не сжимает так, чтобы дух захватило… Я торопливо начала снимать то, что еще прикрывало мое разгоряченное тело и хоть как то могло помешать Тихомирову рассмотреть его целиком, до последнего изгиба, последней черточки. Когда он наконец поднялся со своего проклятого дерева, я чувствовала что уже еле сдерживаюсь… он подошел сзади и медленно провел
кончиками пальцев сначала по шее, потом перебрался в ложбинку между лопатками, потом мучительно медленно его ладонь заскользила все дальше вниз, потом к ней присоединилась вторая… Внезапно я почувствовала, что он снова отпустил меня и повернулась лицом. Денис отступил на шаг, медленно проскользил взглядом снизу вверх и уперся взглядом прямо мне в глаза.
        - Ты очень красивая женщина. - Хрипло произнес он, каким то практически не знакомым голосом. - Слишком красивая. Я таких раньше не встречал.
        - Я знаю. Я очень красивая. - как эхо повторила я.
        - Скажи мне, ты действительно хочешь меня?
        - Я действительно очень тебя хочу. - Снова послушно повторила я.
        - Тогда у нас все будет хорошо.
        Я опустилась на траву у его ног и прижалась щекой к его ногам. Я еще ни разу не была так счастлива от того, что безропотно выполняю каждую прихоть своего мужчины… хозяина… Хозяина? Черт возьми, а почему бы и нет?…



        ГЛАВА 23

        Когда мы наконец то подъехали к котеджному поселку, на улице уже совершенно стемнело. По плану Ильи мы без особого труда нашли нужный нам дом. То, что это был он, мы не сомневались. Как и описывал Сергеев, коттедж оказался не слишком большим, и в нем единственном из всех окружающих построек были наглухо закупорены все окна и двери. В целом жилище производило вполне благоприятное впечатление. Ухоженный сад, опрятные дорожки, фонарики у калитки и по обоим сторонам не высокого крылечка. Мы еще немножко посидели в машине .
        - Ну что, пошли что ли? - Не слишком охотно произнес Тихомиров. - С чего начнем, с двери?
        - Окно легче сломать. - Деловито отозвалась я. - На ставнях обычно хлипкие замки вешают. Потом стекло аккуратно выставим и запросто попадем в дом.
        - Или запросто попадем в милицию. - Проворчал Денис.
        - А кто нас туда сдаст? - Удивилась я. - Если Изабель захочет покинуть дианину квартиру, то Илья сразу же нас предупредит. У нас будет куча времени, чтобы убраться отсюда как можно дальше. Сигнализации здесь тоже нет, Сергеев бы знал, соседи ближайшие уехали… Так что мы мало чем рискуем.
        - А что если в доме целая куча сообщников этой мадам тусуется? Ты в окно свою глупую голову суешь, а они по ней дубинкой резиновой? - Рассудительно заметил Тихомиров.
        - Хватит занудство разводить. Все равно ведь идти придется и внутрь лезть, так что не нагнетай обстановку, - в пол голоса посоветовала я и первая вышла из машины.
        - Только ради тебя.
        Обнаруженным в багажнике запасливой Юльки ломиком мы без особого труда открыли ставни на самом низко расположенном над землей окне, со стеклом правда произошла небольшая неприятность, оно никак не хотело выниматься из рамы, а потом и вовсе с оглушительным звоном разлетелось на куски. Ладно хоть эти звуки не привлекли к нашему домику любопытных зевак. Мы немного посидели, затаившись в кустах под окном, убедились, что все по прежнему спокойно и приступили непосредственно к проникновению.
        - Давай ты подождешь меня здесь. - Сказал Денис. - Вот в этих кустиках.
        - И не подумаю. - Сердито прошептала я. - Вместе приехали, вместе и в дом полезем.
        - Но если со мной что-то случится, ты сможешь милицию хотя бы вызвать…
        - Не хитри. - Сурово посмотрела на любовника я. - Я все равно полезу с тобой.
        - Но это глупо, вдвоем лезть прямо в пасть к тигру.
        - Хорошо. Может, ты и прав. Я полезу одна, а ты страхуй меня в этих кустах.
        - Вот упрямая. - Хоть я и не могла разглядеть в темноте лица, но я чувствовала, что Денис не сердится, в его голосе постоянно проскальзывала нежность и забота. - Хоть первому то подняться в окно мне будет позволено?
        - Это само собой. Все таки ты мужчина, а я всего лишь слабая женщина.
        Тихомиров ловко и практически бесшумно забрался на подоконник и протянул руку мне. Через несколько секунд мы были уже в доме. В комнатах царило полнейшее безмолвие и кромешная тьма.
        - Зря мы сюда притащились. - Прошептал, зажигая карманный фонарик Денис. - Нет здесь никого…
        - Нужно проверить. - Одними губами возразила я.
        Мы осторожно, комнату за комнатой стали исследовать помещения. Ничего примечательного, кроме не слишком талантливых картин на стенах, да покрытой приличным слоем пыли мебели мы не увидели. Я уже начала подумывать о том, что похоже Тихомиров на этот раз оказался прав, если тут и было что-то интересное, то его следы тщательно уничтожены. И вот тут то мы и увидели ЭТО… Вернее сначала луч фонарика выхватил из темноты только худенькую руку, закованную в тяжелые металлические наручники, потом покрытую свежими синяками ногу…
        - Не фига себе! - присвистнул ошарашенный Денис. Я от неожиданности вскрикнула и испуганно закусила нижнюю губу.
        - Кто это? - Прошептала я, прижимаясь к надежной Тихомировской спине.
        - Человек… Женщина, если сказать точнее.
        - А она что тоже… ну, не живая уже?
        Денис передал мне фонарик и склонился над неподвижной фигуркой.
        - Обморок. - Уверенно сообщил он через пару минут.
        - Ты можешь привести ее в сознание?
        - В принципе да, но считаю, что здесь этого лучше не делать. Она может шум поднять, или еще того хуже начнет рыдать…
        - Что ты предлагаешь?
        - Берем ее прямо так и переносим в машину. Потом отъезжаем на безопасное расстояние и там уже смотрим, что с ней и как.
        - Ты сможешь ее до машины дотащить? - С сомнением поинтересовалась я.
        - Обижаешь. Я даже тебя смогу, а она совсем худенькая…
        - А я значит, нет? - Я шутливо ткнула его в бок.
        - Лиза, дорогая ты уже не девочка и должна понимать одну простую вещь. Мы, мужчины, не собаки и на кости закинув уши не бросаемся… У женщины тело должно быть. Понимаешь тело, а не мощи святые…
        - Хватит разглагольствовать, давай поднимай эти мощи и двигай к машине. Чувствую, пора нам убираться поскорее восвояси.
        Тут вдруг перед нами встала очень серьезная проблема: девушка была прикована наручниками и к одной из секций массивной чугунной батареи.
        - Нужно сбегать поискать у Юли в багажнике ножовку… - Задумчиво без особого энтузиазма почесал мочку уха Тихомиров. - Хотя и ей то вряд ли удастся так просто перепилить такую железяку прочную… А скорее всего у Юльки нет ножовки и в помине… Знаешь, может все таки к голосу разума прислушаешься и позвонишь в милицию?
        - Они тут шухер с мигалками устроят, и мы навсегда распрощаемся с надеждой разобраться во всей этой галиматье.
        - Но выхода то нет… Пойду хоть попытаюсь инструменты в багажнике поискать.
        - Не надо. - Вздохнула я. - Всему вас, мужиков, учить надо. - Я вынула из пучка на затылке шпильку и без особых усилий довольно ловко освободила худосочную ручонку из железного плена.
        - Да ты просто кладезь талантов, душа моя. Где ты только обучилась таким премудростям? Неужели в приличных престижных ВУЗах даже это преподают… А ты вышивать крестиком случайно не умеешь? - С легкой издевкой поинтересовался он, вышагивая рядом с худеньким женским тельцем в руках.
        - Случайно умею. -, Рассеянно ответила я. - Родители очень ответственно подошли к процессу моей подготовки к замужеству. - Я все никак не могла уловить, что такое волнующее и знакомое чудится мне в фигуре и одежде освобожденной пленницы. Но в темноте, окружающей коттедж плотным кольцом, разобраться в своих ощущениях мне все никак не удавалось, да еще и нервы были как струны на гитаре натянуты до предела.
        Немного успокоилась я только тогда, когда уютно заурчав мотором Юлькина машина спешно начала уносить нас вдаль от этого жуткого и какого то безжизненного места. Мы решили не останавливаться на обочине, а довезти девушку до города, и там уже вплотную заняться ее здоровьем.
        - Ты уверен, что в пути ничего с ней не случится? - Озабоченно поинтересовалась я.
        - Естественно, иначе я бы не смотря на все твои возможные возражения немедленно вызвал скорую или даже реанимацию, если нужно. - Пожал плечами Тихомиров, усевшись за руль он заметно успокоился и полностью сосредоточился на дороге. - Я же все таки врач, клятву Гиппократа давал… А девочка просто в обмороке, я же тебе сказал…
        - Ну, тогда я спокойна. Скоренько доберемся до твоей больницы, приведем беднягу в чувства, потом расспросим ее что означает вся эта чертовщина с Изабель…
        - Нельзя ее в больницу везти. - Перебил мои оптимистичные прогнозы Денис. - Мы же не собираемся рассказывать, где ее нашли. Я так понял? - Денис мельком вопросительно глянул в мою сторону и снова внимательно уставился в темное лобовое стекло .
        - Само собой… Ну скажем к примеру, что нашли ее на улице… - Не слишком уверенно предложила я.
        - А ты хоть предположить можешь, как она себя поведет, когда очнется? Что скажет? Она может вообще встать с кровати и уйти куда захочет, как ты ее потом снова искать собираешься, чтобы расспросить?
        - Да кто ее отпустит? - удивилась я.
        - Больница это не тюрьма, между прочим. В милицию ты категорически заявлять отказываешься о произошедшем… - Он на минуту замолчал, ожидая видимо моей реакции на его слова, но видя мое молчание продолжил все тем же размеренным, поучительным тоном, - значит удерживать права не имеешь…
        - И Петя, как на зло испарился. Хоть бы сотовый не отключал, а то ведь не доступен и все… - Расстроено пожаловалась я. - К Диане тоже нельзя соваться, там эта Изабель… У тебя жена… Остается Юлькина квартира только. - С облегчением вспомнила я. - Там сейчас Александра орудует, она без проблем нас пустит, да и юлю я могу предупредить по телефону, давай сразу к квартире Ивакиных поворачивай, - скомандовала я, заметив, что мы уже давно пересекли городскую черту. - Как раз и с Сашей мне поговорить нужно.
        - Я смотрю, вы успели найти общий язык. - Слегка удивился Денис. - Вот уж не думал, что такая женщина, как ты сможет на равных с бродяжкой подзаборной общаться.
        - Опять ты за свое… - Недовольно откликнулась я. - Такая женщина… не такая… Как будто все вокруг люди, а я что то особенное, типа бегемота в зоопарке, не понимающего человеческую речь. - Тихомиров хмыкнул, но тактично промолчал. - И Саша тоже не бродяжка, как ты только что изволил выразиться. Она просто несчастная запутавшаяся женщина… - Услышав еще один выразительный смешок я разозлилась, - и между прочим, если бы разные похотливые кобели в штанах не коверкали ей жизнь, то ничего подобного с этой милой девушкой никогда не случилось.
        - О чем ты говорить то с ней собралась? - Миролюбиво поинтересовался Денис, чтобы перевести мои мысли в другое русло.
        - Да я тут с мужем ее познакомилась сегодня…
        - Неужели специально его разыскала? - Еще больше удивился Тихомиров.
        - А что тут такого? Я что не могу искренне захотеть помочь человеку?
        - Ну, и что муж?
        - Муж как муж. - Пожала плечами я. - Любит ее, ждет… Даже на развод не подавал. И дочка Сашина в порядке. Я и родителей ее видела, они тоже здоровы…
        - Так это же здорово. - Обрадовался Денис. - Что ты таким тоном кислым об этом сообщаешь? Если все так, как ты описала, то считай судьба Александры снова налаживается.
        - Не уверена. - Без особого восторга возразила я.
        - Не понял. Ты там что то подозрительное заметила? Или рассказала не все?
        - Да нет, все так… Они очень ждут Сашу, волнуются, себя винят в том, что она исчезла…
        - Тогда я не понимаю…
        - Но все это сейчас, понимаешь… Пока ее нет, и они не знают, что и подумать. Жива ли она, здорова ли… А когда она вернется, они успокоятся, начнут рассуждать, оправдания себе искать… упреки, недовольство, обиды и подозрения начнут расти как снежный ком. Дочка ее практически не помнит, да и мужа Саша не любит, иначе не сбежала бы с первым попавшимся проходимцем. Ей еще очень много неприятных моментов придется пережить в ближайшее время, уверяю тебя… Честно говоря, в такой ситуации лично я не стала бы к мужу возвращаться.
        - А куда ей идти? - Рассудительно заметил Денис. - Не забывай, она ведь не ты, у нее выбора то нет практически. Без родственников и их поддержки она сейчас ноль без палочки… Ни денег, ни жилья, ни работы… Документы восстановить и то не сумеет…
        - Человек всегда сам хозяин своей судьбы…
        - Хозяева тоже бывают плохие и хорошие. Сашка уже похозяйствовала на все сто. Лопатой не разгребешь, теперь ей уже не о великой любви и заоблачном счастье думать надо, а об элементарном спокойствии и хлебе насущном.
        - Я не согласна… Но во всяком случае решать, что в дальнейшем со своей жизнью делать ей самой, а уж никак не нам с тобой. - Примирительно заметила я.
        - Это уж точно. - Тихомиров аккуратно припарковал Юлину машину у подъезда и выключил мотор. - Ну, что, берем нашу спящую красавицу и поднимаемся?
        - Давай. - Кивнула я.



        ГЛАВА 24

        При нормальном электрическом освещении я сразу поняла, почему вид девушки так беспокоил меня всю дорогу. Конечно же, она мне была очень даже хорошо знакома. И одежда оказалась именно та, в которой я видела Патриссию при последней нашей встрече. Она еще больше похудела, осунулась, лицо украшали два весьма обширных синяка, руки и ноги в царапинах и ссадинах, но это была несомненно Пат. Я внимательно рассматривала ее, пока Тихомиров тщательно намывал в ванне руки, а Саша суматошно обыскивала ящики в поисках всевозможных лекарств.
        Денису, для того, чтобы привести Патриссию в чувство потребовался всего лишь навсего пузырек с нашатырем и ватка. Как только он поднес ее к лицу девушки, веки дрогнули, а через несколько секунд на нас уставились два темных смертельно напуганных взгляда.
        - Ты как, Патриссия? - по французски спросила я. - Видя, что она продолжает молчать, я попыталась снова, - Ты слышишь меня, Пат?
        Девушка никак не реагировала на мои слова. Лежала и смотрела куда то вдаль. Интересно, она хоть видит нас, или все еще находится где то далеко, по ту сторону реальности? Денис и замеревшая у стены Саша тоже терпеливо ждали реакции Пат. Прошла минута, потом другая, она все так же безучастно рассматривала стену позади меня. Я осторожно взяла девушку за руку и сжала ее пальцы. Она вздрогнула, удивленно огляделась, как будто только что пробудившись ото сна и резко села. От неожиданности я отдернула руку и замерла. Тишина, установившаяся в комнате в этот момент длилась не долго. Как только взгляд Патриссии остановился на мне, она затряслась, как ошпаренная, а потом вцепилась мне в рубашку.
        - За что ты убила Николя? Ты, гадина! Ты отняла у меня все! Все до последнего! - Истерично, проглатывая окончания слов закричала она, - я простила тебе мать, отца, деньги! Ты помнишь, я сказала, чтобы ты подавилась моим состоянием, подлая дрянь!? Так что же тебе все мало?! Зачем тебе нужна была жизнь моего Николя? Лучше бы ты мою забрала, ведьма! - Ни слова не понимающие по французски Денис с Сашей обалдело слушали эти истерические выкрики и только заметив, что цепкие пальцы девушки все ближе подбираются к моему горлу, поспешил на помощь. Оторвать Патриссию от меня удалось только тогда, когда в дело включилась еще и Александра. Нам с ней пришлось буквально прижимать девушку к дивану своими телами пока Тихомиров торопливо искал среди Юлькиных лекарств успокоительное. Слава богу у нее нашлось все и сильное снотворное, и шприц. Патриссия успокоилась почти сразу, а через пару минут Денис разрешил нам ее отпустить.
        - Она крепко заснет минут через пять, не больше. Но уже сейчас она не опасно.
        - Она что, с ума сошла, да? - Дрожащим голосом поинтересовалась я, рассматривая ссадины оставшиеся от ногтей Патриссии.
        - Не обязательно. Вероятно просто испытала глубочайший шок… Тогда она успокоится и постепенно придет в себя. А если в ближайшее время этого не произойдет, тогда ей потребуется помощь специалистов. Я в принципе не психиатр… А что она говорила? Вернее кричала?
        - Она похоже приняла меня за кого то другого… Обвиняла в убийстве своего молодого человека…
        - Этого Коли? Королева, кажется?
        Я подавленно кивнула.
        - И еще в куче преступлений…
        - Думаешь, ей почудилось, что ты Изабель?
        - Может быть… А возможно она имела ввиду кого то совершенно другого… В любом случае мы этого не узнаем, пока она хотя бы немного не придет в себя. Этого долго ждать? - Я с надеждой посмотрела на Дениса.
        - Не знаю. - Тот неопределенно пожал плечами. - Я же сказал, что не специалист в этих вопросах… Физическое состояние у нее вполне удовлетворительное, ну там сердце, дыхание, давление, все в пределах допустимой нормы, а что у девушки в голове творится, сейчас одному богу известно… Во всяком случае, проспит она никак не меньше пяти часов, а то и все семь, это я гарантировать могу.
        - Так, и что же нам делать?
        - Ждать. - Посоветовал Денис.
        - А что нам еще остается… - Проворчала я. - Саш, у тебя поесть найдется что нибудь?
        - Конечно. - С готовностью кивнула она. - Хотите?
        - Спрашиваешь! - С энтузиазмом воскликнул Тихомиров. - После всех треволнений я готов съесть слона…
        - Ты не забыл, что тебя к ужину дома ждут? - Тихо напомнила я и опустила глаза, чтобы не видеть реакцию Дениса.
        Он как будто споткнулся на мягкой дорожке ведущей в кухню.
        - Ах, да…
        - Так иди, нам помощь твоя сейчас пока не требуется, - как можно спокойнее сказала я. - Патриссия спит, мы тоже сейчас будем ложится… А если что, я тебе сейчас же позвоню…
        - Правда? - Ухватился за мои последние слова Денис. - Правда позвонишь?
        - Конечно. Если потребуется твоя помощь, позвоню обязательно.
        - Тогда я и впрямь пойду пожалуй. - Вздохнул он. - а то Марина истерику запросто устроить может… Да и разобраться нужно в конце концов во всей этой ситуации…
        - Иди. - Еще раз твердо повторила я и распахнула входную дверь. - Возьми машину Юлину, ночь на дворе. - Я протянула ему ключи.
        - Такси поймаю, - отмахнулся Тихомиров и скрылся за дверью.


        - Переживаешь? - Поинтересовалась Саша, когда мы с ней вернулись на кухню. - Кто его ждет то там?
        - Жена. - Вздохнула я. - Бывшая правда. Но она похоже снова решила стать настоящей…
        - Не бери в голову. - Участливо посоветовала собеседница. - Не вернется он к ней. Я еще в больнице заметила, как доктор смотрит на тебя… Прямо раздевает глазами.
        - Если бы все так просто было. - Еще тяжелее вздохнула я.
        - Детей что ли у них куча?
        - Да нет, ребенка у них не было… Просто Денис свою жену очень любил, вернее, любит, такие чувства вот так вот вдруг не проходят… а мы не подходим друг другу…
        - Вот те на! - Усмехнулась Саша. - Чего это не подходит у вас? Ты женщина, он мужик… Обычно нормально все сочетается у здоровых людей, как в детском конструкторе лего, главное знать что куда совать полагается… - Видя, что я никак на ее шутку не реагирую, она уже серьезно закончила. - Ты извини за грубость, это я так… настроение поднять хотела… Знаешь, что я тебе скажу, не ищи капканов там, где их нет, я же вижу, хорошо все у вас складывается, так чего переживать то. Какое тебе дело до его жены? Тем более бывшей.
        - Главное, не как я отношусь к ней, а он… Да ладно, чего гадать на кофейной гуще, мы знакомы то с Тихомировым всего несколько дней, а они годы вместе прожили… Когда все закончится, я уеду обратно во Францию, к сыну, а он наверняка захочет остаться здесь… так что уж лучше пусть он сейчас свою жизнь налаживает, если захочет… Саш, помнишь, я предлагала тебе со мной в Париж лететь? Так знай, мои слова в силе остаются, если захочешь…
        - Ты же понимаешь, не от меня это зависит… - Опустила глаза собеседница.
        - Конечно. Я хотела тебе рассказать о своей поездке к твоим родственникам… - Саша впилась в меня глазами и уже не отводила горящего взора на протяжении всего моего повествования.
        - … Так что они ждут тебя с нетерпением… Все. И муж, и дочка… - Закончила, наконец, я. - Теперь только от тебя зависит, как строить дальнейшую жизнь.
        - Мне нужно подумать. - Хрипло отозвалась она, облизывая пересохшие губы.
        - Конечно. - Согласно кивнула я. - В таких вопросах торопиться нельзя. Вот документы получишь и решай как поступать дальше. Вернуться к ним, со мной поехать или просто на работу устроиться в этом городе… Я квартиру тебе купить обещала, так знай, я от своих слов и здесь не отказываюсь. Можешь начинать выбирать жилплощадь. И с дочкой ты можешь хоть завтра встретиться.
        - Правда?
        - А почему нет? - удивилась я. - Тебя никто материнства не лишал… да и девочка тебя любит.
        - Как я выгляжу? - Неожиданно озабоченным голосом поинтересовалась Александра. - Ребенок не испугается? Не подумает, что баба Яга прилетела в ступе?
        - Да нет! - Улыбнулась я. - Нормально ты выглядишь. Хорошо даже.
        - Петр Петрович тоже сказал нормально… Только я не поверила. Он такой озабоченный был, что я думала, он просто отмахнулся автоматически…
        - Это он перед тем как улететь так торопился? - Поинтересовалась я.
        - Да нет, недавно, когда вернулся. - Рассеянно, явно думая о своем, отозвалась Александра. - Прибежал весь дерганый какой то, а как узнал, что никого из вас дома нет, прямо взвился… Говорит, сто раз тебе на сотовый звонил, а ты не доступна постоянно.
        - Черт, - запоздало вспомнила я, - я же выключила телефон, когда мы с Денисом в окно лезли…
        - В какое окно? - Изумилась Саша.
        - Да это не важно, - нетерпеливо отмахнулась я, - сейчас то он где?
        - Так к Диане Ярославовне поехал… вернее не к ней, а в квартиру ее, созвонился с женой и поехал…
        - Ясно. - Я торопливо включила телефон и набрала номер Юли.
        - Слава богу, нашлась! - Воскликнула подруга. - Я уж извелась вся прямо. Тут Петя появился. - Уже тише добавила она. - Он знаешь где был то, оказывается? Во Францию летал. Представляешь?
        - Представляю. - Ответила я. - А сказать он что, не мог, чтобы мы не волновались?
        - Да кто его знает… - виновато отозвалась Юля, - он мне хоть и муж, да тоже особенно то не отчитывается, так что сама у него спрашивай. А вы то с доктором как съездили, узнали что-нибудь новенькое? Вас целую вечность не было.
        - Мы Патриссию нашли. - Коротко ответила я.
        - Где? - Вполголоса выдохнула в трубку подруга. - Она мертвая, да?
        - Слава богу, живая, только тронулась слегка, но Тихомиров считает, временно это… ее, похоже, Изабель прятала в доме. Наручниками даже приковала к батарее.
        - С ума сойти! А зачем?
        - Ты у меня спрашиваешь? Поверь, мне это интересно ничуть не меньше твоего.
        - Так Патриссия то что говорит? - Никак не могла успокоиться Юлька.
        - Я же говорю, не в себе она … Наговорила много, но вразумительного ничего. И про Изабель пока ни словечка… Ей снотворное вкололи, для успокоения.
        - Понятно. Слушай, приезжай давай скорее что ли, сейчас Петя быть обещал, может он нарыл чего интересного там, во Франции. Он очень разозлился, когда узнал, что вы с доктором в тот дом сунуться решили, опасно это … короче, все нервы завел и мне и себе. Сейчас он в больницу поехал, телефон твоего Тихомирова разыскивать, так что ты позвони ему срочненько, пока он всех там на уши не поставил.
        Петя ответил после первого же гудка.
        - Ну ты, Лиза, и мастерица людей пугать! - Начал возмущаться он. - Кто же в такие места суется, не разобравшись что к чему? А вдруг там сообщники этой мадам Линдер сидели бы?
        - Раз ты такой заботливый, то мог бы и предупредить, куда и на сколько дней отбываешь, а не мальчика шаловливого из себя строить, затейника…
        - Ну, извини, сглупил. Сюрприз хотел сделать. Я уже здесь догадываться начал, что к чему, только не хотелось информацию по частям выдавать, блеснуть решил … Вот и блеснул, чуть вас с доктором под удар не подставил, хорошо хоть дамочка эта именно сегодня решила объявиться в квартире Дианы, а то не известно, чем бы ваше посещение окончилось. Она, по всему видать, женщина в таких вопросах решительная.
        - Что ты узнал? - Нетерпеливо перебила Ивакина я. - Натали, действительно, Дианина дочь?
        - Натали, само собой, дочь твоей подруги. - Усмехнулся Петр. - В этом сомнений нет.
        - А к преступлениям она причастна? - Голос мой, вопреки моему желанию, предательски дрогнул.
        - Это разговор не телефонный. - Заявил вредный Петя. - Давай ка по быстренькому подъезжай на квартиру Дианы, и будем разбираться во всем досконально. Между прочим, без тебя это сделать будет довольно проблематично. Юля говорит, обе гостьи упорно отказываются признать свое знание русского языка.
        - Я буду минут через пятнадцать, - пообещала я и поспешила к машине.



        ГЛАВА 25

        Когда мы четверо: я, Юля, Петя и Андрей уселись за круглым столом в гостиной Дианы, уже начало светать.
        - Кто пойдет будить наших дамочек? Не ждать же нам, когда они соизволят проснуться? - Сказал Ивакин, посмотрев на дверь в комнату для гостей.
        - Не думаю, что они так вот преспокойненько спать улеглись, обстановка не та… - Возразила Юля.
        - Ну не знаю, как у кого, а мадам Линдер на нервы уж точно пожаловаться не может. Иди, буди гостью.
        Юля подошла к двери и робко постучала. Почти сразу же на пороге появилась Натали. Видно, подруга была права, и девушка действительно не смогла уснуть. Юля жестами объяснила, что мы ждем ее и ее мачеху в столовой. Натали коротко кивнула и скрылась за дверью. Прошло долгих десять минут, пока она снова распахнулась, и мы смогли лицезреть на пороге недовольную заспанную физиономию Изабель.
        - Твои гости совсем стыд потеряли, девочка моя. - Ядовито посмотрела она на нас. - Мало того, что явились совершенно не званными, так еще и имеют наглость будить хозяев посреди ночи.
        - Может, на русский перейдете, мадам Линдер? - Преувеличенно вежливо поинтересовался Ивакин. - Что нам через переводчика то общаться? - Изабель в его сторону даже глазом не повела. - Или будете делать вид, что не понимаете? Тогда вот возьмите, почитайте документ, там на вашем родном французском написано, что вы аж три года русский в одном из колледжей преподавали, по совместительству, так сказать…
        - Мне не приятно разговаривать на этом языке, - неожиданно чисто для иностранки, по-русски произнесла Изабель и презрительно посмотрела в сторону Петра. - А с вами в особенности. Я хочу знать, зачем меня разбудили посреди ночи? Ваши разговоры что, до утра подождать не могли? Или вам на всех кроватей не хватило, и вы решили и другим спать не давать?
        - Зато вы мадам, спите уж слишком спокойно в сложившейся ситуации. Вон дочка ваша, похоже, так и не смогла уснуть, бедняжка. Видно не совсем совесть еще потеряла.
        - Натали мне не дочь, а падчерица, если вы, молодой человек, не в курсе. - Высокомерно отозвалась Изабель, усаживаясь на стул и грациозно закидывая одну стройную ногу на другую. При всем ее внешнем спокойствии и презрении ко всему окружающему в ее глазах я все же заметила явные признаки волнения и беспокойства.
        - Конечно, - любезно подтвердил Ивакин. - Я знаю историю Дианы и ее дочери. Так же ПОДРОБНО, как и вы, мадам. - На последней фразе Петя сделал особое ударение. На лице Изабель не дрогнул ни один мускул, зато на скулах Натали появились два весьма заметных красных пятна. Похоже, девушка и правда совсем не плохо знает родной язык ее матери.
        - Тогда потрудитесь называть Натали правильно.
        - Я что-то не вижу здесь никакой Натали. - Все так же любезно заявил Петя. Мы с Юлей аж рты от неожиданности приоткрыли. Ничего себе поворот! Диана же сама признала эту девушку своей дочерью, так почему это вдруг Ивакин решил, что она совсем не Натали?
        - Вы пьяны что ли, молодой человек? - Презрительно посмотрела на него мадам Линдер. - У нее документы в сумочке лежат. Или вы сомневаетесь в их подлинности? Так проведите экспертизу и успокойтесь наконец. - При этих словах Пальцы Натали так сильно вцепились в крышку стола, что даже костяшки побелели.
        - Я вам верю, мадам, документы настоящие, их действительно выдал муниципалитет города Руана в момент достижения девушкой восемнадцати лет.
        Я все меньше понимала, куда так упорно клонит Ивакин, ведь раз документ подлинные, то…
        - Между прочим, Диана Городецкая безусловно подтвердила бы мои слова, если бы жива была. - Продолжила, как ни в чем не бывало, Изабель.
        - Вот именно. Будь Диана жива, у вас с дочкой никаких проблем ни с деньгами, ни с признанием родства бы точно не возникло. - Подтвердил сыщик. - Я вот голову все ломаю, Изабель, зачем было так упорно стремиться убрать своего главного благодетеля? Скажите, ради бога?
        - Я пока в своем уме, молодой человек, чтобы резать курицу, несущую для меня золотые яйца. Я впервые про все эти покушения узнала от Михаила, когда его сестра уже в больнице была. - Спеси у дамочки заметно поубавилось. - Это все планы нам с Натали спутало.
        - Ну вот. - Расстроился Ивакин. - Только было подумал, что вы все поняли и решили говорить правду, а тут на тебе! Опять Натали?
        - Конечно, Натали. Это ее законное имя. По паспорту.
        - Но ведь вы же поняли, что я все знаю, Изабель. - Укоризненно покачал головой Петр. - И девушка поняла. Да, Элен? - От неожиданности Натали вздрогнула и беспомощно посмотрела в сторону мачехи.
        - У вас и доказательства есть? - Деловито поинтересовалась Изабель, прикуривая сигарету.
        - Естественно. Я же только что из Руана прилетел, с адвокатом дианиным, вернее вашим скорее, общался. Им, кстати, сейчас полиция вплотную занимается французская. Так что советую добровольно признаться во всем. У нас за это срок снижают, не знаю, как у вас…
        - Петь, ты все-таки, может, посвятишь нас в детали, а? - Не выдержала наконец Юлька. - А то сидим тут с раскрытыми ртами, как дуры последние, пока вы с этой дамочкой любезностями обмениваетесь.
        - Вот-вот. - Кивнула Изабель. - Мне тоже любопытно послушать будет, что вы там умудрились нарыть. И доказательства представить не забудьте. А то, я смотрю, вы и убийство госпожи Городецкой уже норовите на мою шею повесить.
        - С убийством сложнее. - Честно признался Ивакин. - Тут много темных пятен. Но и того, что я узнал, наверняка вам хватит за глаза, чтобы срок пожизненный заработать. Хоть здесь у нас, хоть во Франции. В общих чертах дело было так. Вам, девчонки, - он посмотрел на нас с Юлей, - история Дианы знакома давным-давно. Как муж ее бросил ради другой, как судилась она за право забрать дочь, как девочка устроила истерику в суде… Все так и было, только даже Диана в этой истории многих нюансов так и не узнала. Например, что девочку, которую Давид привел на суд, звали совсем не Натали. Это была вот она, Элен. Родная дочка Изабель. Так уж случилось, что Диана познакомилась с этой женщиной во время беременности. Они вместе ходили на курсы, рожали в один день. Так что дата рождения в паспорте Натали и в паспорте Элен одна и та же. Фамилии тоже эдентичны, так как Давид, женившись на Изабель, удочерил девочку. Вот, посмотрите, это фотография выпускного класса, где учились они обе. Видите, здесь подпись Натали Линдер, а здесь Элен Линдер. Ну, а превращение Элен в Натали прошло просто и совершенно законно. По
достижении совершеннолетия каждый человек имеет право сменить имя, данное ему родителями, если оно его чем-то не устраивает. Изабель задумала аферу с деньгами Дианы уже довольно давно, как только узнала, что та получила в свое распоряжение миллионы Алексея, да и Давид подыграл жене, невольно натолкнув ее на эту мысль. Он очень боялся, что добрая, мягкая Натали может не выдержать, увидев слезы своей настоящей матери, все же зов крови совсем не пустой звук, как утверждают некоторые, да и мачеха к ней относилась, мягко говоря, с чудовищным равнодушием… Диана, столько лет не видевшая свою дочь, не догадалась об обмане. Она очень волновалась во время суда, да и девочку она оставила с отцом малышкой. В то время волосики Натали были совсем светлыми, потом правда потемнели, но ведь Диана не знала этого, вот и не удивилась, увидев в зале светлую, симпатичную девочку того же возраста. Она называла Давида папой, так что все поверили в ее подлинность… С того дня Изабель приступила к реализации своего коварного плана. Тут, кстати, Диане крупно не повезло второй раз. К ней обратился с предложением помощи некий
адвокат, который впоследствии вел наблюдение за Натали, фотографировал ее, и пересылал снимки матери… Ну, вы в курсе. Диана верила ему, в то время как он получал деньги за свои услуги с двух сторон. От Дианы и от Изабель, за то что обратился по ее наводке к несчастной матери, и на протяжении стольких лет умышленно вводил ее в заблуждение. Когда умер Давид, Диана летала на его похороны, плакала даже, но подойти к девочке так и не решилась. Та стояла у гроба в окружении родственников, Изабель и худенькой черноволосой девочки, на которую ни Дина, ни сопровождавший ее в этой поездке брат не обратили ровным счетом никакого внимания. Там же, на похоронах Изабель познакомилась с Михаилом. Так, на всякий случай, здраво рассудив, что это ей запросто может пригодиться впоследствии. Все было хорошо, только, к сожалению, удостоверяющих личность документов, для официального оформления родства Дианы и Элен не было. А без них все, чего добилась за это время Изабель превращалось в ничто. Посмотрев в паспорт Элен, Диана поняла бы все, она хоть и ослепленная любовью к дочери, дурочкой не была никогда… Стоило ей только
заподозрить подвох, и уж она бы мигом сложила два и два… Так вот. Дальше было так. Только документы на имя Натали Линдер, причем совершенно законные, оказались в цепких пальчиках Изабель, она развила бурную деятельность. Срочно полетела в Питер, нашла там Мишу, якобы случайно встретила на Невском… Стоит посмотреть на Изабель и становится понятно, почему Миша уже буквально через неделю жить без нее не мог. В чем в чем, а в женском обаянии мадам Линдер не откажешь. Не даром она всю жизнь преподавала женщинам умение следить за фигурой и хорошо себя подать мужчине. Миша во всем советовался с любимой… да что говорить, он просто слушался ее безропотно, веря всему, что она говорила. С ее подачи он поехал к Диане ругаться и требовать денег, а получив их, снял коттедж за городом. Изабель не спешила, методично выпытывая у любовника все больше и больше сведений о его сестре, о ее капиталах, друзьях, любовниках и других возможных претендентах на состояние. Она же внушила Покровскому, что сообщать сестре об их связи вовсе не обязательно. Та якобы запросто могла воспринять его любовь к женщине, разбившей жизнь
Дианы, как предательство со стороны брата. Со временем Мише все чаще и чаще хотелось поделиться с сестрой своим счастьем. И не только счастьем, по-видимому. Все же Покровский, не смотря на чувства к Изабель, поглотившие его с головой, оставался далеко не глупым человеком. Он совершенно не был посвящен в планы своей любовницы относительно Дианы и ее денег, но, думаю, определенные сомнения порой его все же посещали. К сожалению, после скандала из-за выставки Мише неудобно было появляться у сестры. Тем более, что деньги пошли совершенно на другие цели… Короче говоря, все шло так, как и планировала Изабель. Она почти два месяца просидела в России тщательно прорабатывая детали предстоящей операции, всего лишь раз за это время покинув Мишу на несколько дней, так во Франции дела с рестораном шли все хуже и хуже. Но она не стала особенно утруждать себя деталями, быстренько подписала долговые расписки и снова поспешила сюда. Ведь уже практически все было готово к торжественному появлению «любящей дочери», как в один день все рухнуло, словно карточный домик. Миллионы Дианы начали уплывать из рук Линдеров, как
вода сквозь пальцы. Я пока не буду касаться вопроса о несчастьях Дианы, хотя они тоже пробили существенную брешь в планах Изабель, я даже, честно сказать, всерьез сомневаюсь, что она имеет отношение к покушениям, хотя все конечно могло случиться… После покушений еще оставалась возможность под шумок завладеть наследством. Но вот тут случилось действительно непоправимое: в городе появилась настоящая Натали. Мадам Линдер глазам не поверила, когда увидела ее, ведь, когда девушка только посмела заикнуться о своей любви к русскому мальчику Коле Королеву, мачеха самолично отобрала у нее все документы и заперла их для верности в банковский сейф. А без паспорта пересечь границу для воссоединения с любимым нечего было и думать. К тому же и денег на поездку Натали взять было не откуда. Даже в те времена, когда бизнес Линдеров развивался вполне успешно, девочку крайне редко баловали приличными суммами на карманные расходы, а уж после смерти отца и разлада в ресторанных делах она и заикаться об этом не смела. Не смотря на то, что Натали, как впрочем и Элен, в свободное от учебы время частенько проводили время в
ресторане, помогая официанткам и буфетчицам, количество которых в связи с долгами сильно сократилось, денег они за это практически не получали. Их карманы постоянно пустовали. Натали трудно было наскрести мелочи на кофе с мороженным, не то что билет за границу оплатить. Но Изабель забыла про дружбу и взаимовыручку так распространенную среди подростков. Натали просто напросто воспользовалась для поездки добротой своей подруги Патриссии Клавьер, которая, расчувствовавшись, предложила ей использовать сходство их внешности для безобидного обмана. Деньги девочки собирали тоже вместе, но их все равно не хватило. Вот тут то на сцене и появляется блистательная Елизавета, с ее добротой, отзывчивостью и детской сентиментальностью. Уезжая из дома, Пат ни о чем другом, кроме Коли, даже думать не могла, но, попав в квартиру своей матери, она на время позабыла обо всем. Диана, которую она со слов отца и мачехи представляла бессердечной, пустой и даже в прямом смысле опустившейся женщиной, предстала перед ней совсем в другом свете. Девушка передвигалась по комнатам, как во сне… Пробуждение началось, когда Натали
нашла альбомчик с фотографиями, который лежал под подушкой матери. Перелистав страницы, она сначала ничего не поняла. Почему со всех фотографий на нее смотрело лицо Элен, при чем тут сводная сестра? Ведь это она, Натали, дочь Дианы Городецкой, а вовсе не Элен… Услышав рассказ Лизы о суде, где она якобы публично отказалась от матери, Натали поняла все. Если бы она решилась открыться Елизавете тогда, Миша скорее всего остался бы жив. И Коля Королев тоже. Но она, к сожалению, не рискнула. Оставшись в квартире одна, она обдумала многие моменты своей жизни и пришла к твердой уверенности, что во всех ее проблемах и несчастьях виновата именно Изабель. И тут, как по заказу, в дверях появляется мачеха. Да еще и не одна, а в сопровождении родного дяди. После посещения больницы Михаил находился в крайне возбужденном, даже взвинченном состоянии. Я уже говорил, что он со временем все чаще стал задумываться, как грубо и несправедливо повел себя с сестрой при последней встрече. Накануне Миша все же решился. Нелепая ссора слишком затянулась. Он и Диана родные люди, ближе ни у него, ни у нее никого не осталось, так
стоит ли усугублять положение дальше… Утром, Покровский встал очень рано, специально, чтобы уйти до того, как проснется Изабель, и решительно направился к дому Дианы с твердым намерением извиниться и объяснить сестре, как все получилось на самом деле. Там он от соседей, а может от кого то из охранников узнал о том, что произошло и со всех ног бросился в больницу. Он был взволнован и растерян, да к тому же и в больнице к нему отнеслись не слишком дружелюбно… Он по привычке поспешил за поддержкой к вам, Изабель… А может, вы сами, обнаружив, что он испарился из дома с утра пораньше начали разыскивать его по телефону… Вам виднее, как случилось так, что некоторое время спустя вы вдвоем снова оказались на пороге квартиры Дианы. Никто из вас троих даже не предполагал, какой шок ждет каждого буквально через пару секунд. Изабель остолбенела, неожиданно увидев перед собой падчерицу. У нее буквально дар речи пропал от такого поворота событий. Зато Натали, не пожелав молчать ни минуты, прямо в прихожей гневно и эмоционально начала наступать на мачеху с претензиями . Когда до Покровского дошел смысл обвинений
девушки, он просто потерял над собой контроль. Он, как и Диана искренне считал эту черноволосую девчушку Элен. То есть дочерью Изабель. Миша мгновенно осознал, какого дурака свалял во всей этой истории… Что там произошло дальше, я точно не знаю, но результат нам известен. Михаил убит выстрелом из маленького дамского пистолета, Натали исчезла. Ну, а потом пришла очередь Коли. В принципе, пока все.
        В комнате после рассказа Ивакина повисла звенящая тишина. Которую вскоре нарушил тоненький дрожащий голосок Элен.
        - Мама, это правда, то, что они говорят? Ты говорила, что мы действуем в интересах Натали, чтобы она из гордости и глупости не упустила свой шанс разбогатеть… Конечно и мы при этом получили бы не мало… Но ведь не такой же ценой, мама!
        - Не говори глупостей Элен. - Так же по французски с досадой отозвалась Изабель, - Они могут говорить все что угодно. Откуда мне знать, может, они тоже положили глаз на деньги Городецких?… Ведь кто-то же убил, в самом деле, Диану. Этот человек преследовал свои цели, возможно, Михаил и этот мальчик не вписывались в его планы… Откуда мне знать, как все случилось. Я не хочу фантазировать, как делают эти люди. У них доказательств нет, одни домыслы. Лично я, например, первый раз слышу, что Натали, оказывается, находится в России.
        - Я сейчас же позвоню домой и поговорю с сестрой. - Оживилась девушка. - Пусть она сама опровергнет все эти глупости.
        Я с любопытством посмотрела на Изабель, интересно как она собирается выпутываться из этой ситуации.
        - Сейчас ночь, Элен. Зачем поднимать весь дом на ноги? Я думаю, с этим можно вполне подождать до утра.
        - Да какая разница, который теперь час, мама ! Когда тебя обвиняют в таких ужасных вещах, как убийства. Ничего не случится, если Натали немного не выспится… - На глазах девушки даже слезы от волнения выступили.
        - Не надо звонков, Элен. - Решила положить конец этому фарсу я. - Натали действительно здесь, в России, всего то в двух кварталах от этого дома… Между прочим, Изабель, ты наверное и сама понимаешь, что она станет главным свидетелем на предстоящем процессе.
        - Мама! - Простонала Элен. - Мама, скажи, что все это не правда! - Похоже, девушка уже и сама не верила в то, что говорит. - Ты ведь не могла убить двух человек… ни за что, просто так…
        - Не просто так! - Взорвалась неожиданно Изабель. - Скажешь тоже, просто так! Цена этому «просто так» десятки миллионов долларов, между прочим! Эта глупая Натали никогда не заботилась о хлебе с маслом. Ее мало интересовало, как отец своим трудом и потом зарабатывает те жалкие копейки, на которые все мы жили. Вчетвером, между прочим! В то время, как могли купаться в роскоши и деньгах!
        - Но ведь это папа так хотел, сестра тут совершенно не при чем… - Прошептала Элен. - Он любил всех нас и не хотел, чтобы эта русская женщина разрушила нашу семью даже за очень большие деньги… Он сам так говорил, разве ты не помнишь, мама?
        Юля, Андрей и Петр молча следили за разговором, ровным счетом ничего не понимая из эмоциональной французской речи.
        - Так вы признаете, что убили Диану, Михаила, Николая, домработницу Юли, похитили моего сына, мадам Линдер? - Перешла на русский я.
        - Глупости! - Немедленно отозвалась Изабель. - Вы ничего не понимаете, если смеете заявлять мне такие вещи. Да, я выдала свою дочь за падчерицу. Я хотела поправить материальное положение своей семьи, спасти от разорения ресторан, доставшийся девочкам в наследство… Я признаю. Я несчастная запутавшаяся женщина. Но не убийца!
        - Убийца. - Спокойно и совсем не громко вмешался в разговор Ивакин. Не смотря на это, его голос прозвучал в комнате, как выстрел. Все мгновенно замолкли и уставились на Петра. - Ваше фото опознали несколько свидетелей в метро, которые видели, как вы нарочно толкнули мальчика под колеса приближающегося поезда. Они растерялись и не смогли задержать вас на месте, но уже через несколько часов всеми были составлены практически идентичные фотороботы. С вашим лицом, мадам Линдер. Охранники в доме Дианы так же дали показания о том дне, когда был убит Михаил Ярославович Покровский. Они зафиксировали время, когда вы пришли с Михаилом, а потом вышли с молодой черноволосой девушкой приблизительно восемнадцати лет. В её руках было два альбома с фотографиями. Их показания имеются в прокуратуре.
        - Вы наговариваете на меня. - Продолжала упорствовать Изабель.
        Я расстегнула сумку и положила на стол наручники, несколько часов назад украшавшие запястья Натали. Почему именно они оказались последней каплей сломившей до этого несгибаемую женщину, я не могу понять до сих пор. Но взглянув на них, Изабель вдруг споткнулась на полуслове, замолчала на несколько секунд, а потом закрыла лицо руками.
        - Как глупо все получилось. - Через пару минут призналась она. - Если бы это не так неожиданно произошло, я ни за что не наворотила бы такого. Приходилось решать проблемы прямо на ходу, времени подумать просто не оставалось. - Пожаловалась Изабель. - Миша, всегда такой спокойный, при словах этой девчонки как сбесился, честное слово… Трясти меня начал за грудки, буквально волоком меня в милицию потащил… Вы бы на моем месте что сделали?
        - Как вам удалось заставить Натали пойти с собой? Охранники подтверждают, что она шла сама, без явного принуждения с вашей стороны. Почему она не боялась вас, только что прямо на ее глазах застрелившую человека?
        - Все дело как раз в том, что она боялась, смертельно боялась. - Усмехнулась Изабель. - Просто умом подвинулась от страха. - Я сказала ей, что убью ее парня, если она не пойдет со мной. И эта дурочка, вместо того, чтобы вопить во все горло и просить охранников меня задержать, поплелась послушно за мной следом. Да еще и альбомы какого то черта с собой прихватила. Видно, на память о любимой мамочке.
        - А как вы смогли Королева найти?
        - Опять же эта дурища выболтала, что назначила ему свидание в метро. Она во все горло кричала об этом Михаилу, утверждая, что все рассказала Коле, и он запросто сможет подтвердить, что Натали Линдер, дочь Дианы, именно она и никто больше. Я этого Николая прекрасно знаю в лицо, он даже жить в нашем доме порывался в прошлом году… Там в метро он первый меня увидел и почему-то бросился убегать со всех ног. Народу огромное количество было вокруг… Я хотела только поговорить, денег предложить за молчание… а он бежать решил. Может, он прямо в полицию торопился, а? Он сам виноват, что так получилось. - Убежденно закончила она и откинулась на спинку стула.
        - Расскажите о похищении Лизиного сына и убийстве домработницы. - Быстренько перешел к следующему пункту обвинения Ивакин. Видно он боялся, как бы женщина снова не замолчала так же неожиданно, как решила говорить правду.
        - Хотите верьте, хотите нет, но я слышу об этом похищении сегодня впервые. Мне это ни к чему. И врать теперь уже смысла нет. Я же вижу, как вы, молодой человек, под столом диктофоном щелкаете. Не стесняйтесь, доставайте ваши записи. Я не собираюсь запираться, могу снова все повторить, если хотите. Только учтите, наговаривать на себя лишнего не позволю. Что мое, то мое. За это я отвечу, как полагается, а похитителей и убийц госпожи Городецкой ищите в другом месте. Не тратьте время понапрасну, пытаясь приписать это мне. Свидетелей точно не найдете.
        За столом все подавленно молчали, пораженные таким неожиданным откровенным признанием Изабель. Из ступора нас вывел звук упавшего на пол тела. Это нервы Элен не выдержали напряжения и девушка просто напросто упала в обморок. Юля вскрикнула и бросилась к ней, Илья тоже поспешил на помощь. Изабель даже не шевельнулась.
        - Бедная девочка. - Только и произнесла она. - Я так хотела для нее счастливого блестящего будущего… А теперь оставляю только кучу долгов, позор и нервный стресс… Как вы считаете, - озабоченно обратилась она почему то ко мне, - это никак на ее психике не отразится? - Я только неопределенно пожала плечами. - Жаль, что ей уже восемнадцать. Пожалуй, ее могут даже к ответственности привлечь за мои глупости… Хотите, я возьму на себя и Диану, и вашего сына… мне все равно уже… только постарайтесь не вмешивать девочку во все это. Я уверена, Натали не станет дело против сестры раздувать, если вы тоже отнесетесь лояльно…
        - Прекратите, Изабель, - не выдержала я. - Зачем мне ваши ложные показания? Мне нужно знать, кто действительно столько раз покушался на Диану, убил Дашу и похитил моего сына. Разве это сложно понять? Я на вашу дочь зла не держу, но, когда мы передадим дело в милицию, от нас мало что будет зависеть. И слава богу! Я не желаю разбираться, кто и в чем виноват в этой проклятой истории, не желаю, чтобы от меня зависела чья то судьба и свобода… Я не хочу больше ничего знать! - Как я не крепилась, истерика все же меня настигла. - Я не хочу больше, как только закрываю глаза, видеть мертвое лицо Миши… Я не хочу покрываться холодным потом от каждого телефонного звонка, сразу же вспоминая о самом уязвимом месте - о сыне… Я не хочу больше слышать ваш голос, Изабель! Из-за вас жизнь моей лучшей подруги превратилась в ад. Я не хочу давать против вас даже показания, чтобы не поднимать в душе всю ту грязь и злобу, которая заполнила всех, после вашего появления в нашей жизни…
        Я вскочила со стула и бросилась в Дианину спальню, там наедине с собой, уткнувшись в ее подушку я прорыдала до утра.



        ГЛАВА 26

        - Ты что какая кислая, Лизавета? - С набитым ртом поинтересовалась Диана. - Все так складывается отлично, меня выписывают завтра, дочка у меня нашлась настоящая. - Подруга с нежностью посмотрела в сторону кресла, где тихонько притаилась Натали, с любопытством вслушиваясь в наш разговор. - Твой сын тоже в полном здравии. Ты всего час назад с ним разговаривала. Как только меня профессор выпустит на волю, сразу же к тебе в гости махнем. С Павлушкой повидаемся, да и в Руане нужно с делами разобраться. Натали просит, чтобы я ресторанчик ее отца из долгов выкупила и оформила все на Элен. Я не против, в принципе. А ты как считаешь?
        - Я против. - Вмешалась в разговор Юля. - Она вам гадостей столько наделала! Да если бы не мы с Лизой, неизвестно, как бы вообще дело повернулось…
        - Она не со зла. - Подала голос из кресла Натали. - Элен добрая, просто она влиянию очень поддается.
        - Вот именно! - Воскликнула Юля. - Вот именно поэтому и нельзя ее поощрять. Нельзя давать ей понять, что можно творить что захочется, и ничего за это не будет. Даже выгоду получить можно. Я понимаю, что для Дианки ничего не стоит выкупить этот ресторанчик, только пользы Элен от этого будет гораздо меньше, чем вреда.
        - Да ладно тебе, Юль. - Устало вздохнула я. - Изабель посадили, бизнес развалился, на что жить то девчонке прикажешь? Тут два выхода, или оставлять ее при себе, кормить и одевать, или поправить ее дела в Руане. Я считаю лучше уж второе.
        - А почему это Диана вообще должна заботиться о судьбе какой то там Элен? Кто она ей?
        - Сестра моей дочери. - Улыбнулась Диана и снова глянула в сторону Натали. - И потом, ты вот почему приютила эту бродяжку у себя дома? Чуть ли не в подруги возвела в лучшие.
        - Ну, девочки! Это совсем не одно и то же. Во первых, Саша здорово всем нам помогла, когда потребовалась ее участие в расследовании, во вторых она честно отрабатывает свой хлеб, трудясь у меня домработницей, и в третьих, она просто хороший человек. - Не терпящим возражений тоном закончила Юля. - Только боюсь долго она у меня не задержится. Чего то более перспективного ей хочется в жизни добиться.
        - Она все-таки решила к мужу вернуться? - Поинтересовалась я. - Он все продолжает настаивать?
        - Он то продолжает. - Усмехнулась подруга. - Только вот девушка наша в этот раз никуда не торопится. Во всю наслаждается букетами, конфетами, прогулками под луной, всякими там охами-вздохами глупыми…
        - Ничего и не глупыми . - Перебила ее Диана. - Сама, небось, вдоволь в свое время этими конфетками объелась?
        - Это уж точно! - Довольно зажмурилась Юля. - Что было, то было. Ухажеров на моем счету не один десяток записан…
        - Что не сотня? - Улыбнулась я.
        - А может, и сотня. - Вполне серьезно задумалась подруга, что то прикидывая в уме.
        - Ну, так что же ты над другими подсмеиваешься? - Пристыдила ее Диана. - Или думаешь, если в молодости этого испытать не пришлось, так ей и не суждено ни разу в жизни почувствовать себя желанной и счастливой? Я считаю, лучше поздно, чем никогда…
        - Да я не против, - смутилась Юля. - Чудно просто…
        - Чудно на потолке спать. А под луной гулять приятно. Особенно с человеком, который тебя любит. Я бы на ее месте тоже не торопилась к семейному очагу возвращаться. Успеет еще у плиты настояться. Если вообще захочет . Жить ей теперь есть где, Лиза квартиру обещанную на днях оформлять заканчивает.
        - Не ожидала я от тебя, Елизавета, такой подлости. - Шутливо погрозила мне пальцем Юлька. - Хочешь меня без помощницы по хозяйству оставить. Не жалко подругу?
        - Жалко. - Искренне отозвалась я. - Только не тебя, а Петю.
        - Он то при чем здесь? - Насторожилась она.
        - Так всем же известно, как ты славно готовить умеешь.
        - А что? - Захлопала глазами Юля. - Мне на уроках труда в школе учительница всегда говорила, что я всех красивее закуски оформляю, они у меня очень аппетитно выглядят, аж слюнки текут…
        - Аппетитно! Это уж точно! - Рассмеялась я. - Только так же вкусно, как красивый муляж яблока из папье-маше в кабинете биологии…
        - Тоже мне…Кто бы говорил. Сама ты папье-маше… - Надула губы Юля и отвернулась.
        - Слава богу, Лиза немного в себя пришла. Повеселела даже. - Заметила Диана. - А то сидит все утро, как бука, я даже волноваться начала…
        - Ты бы о себе волновалась, Дин. - С некоторой досадой посоветовала я. - Того, кто так упорно на твою жизнь покушался, убил Дашу и Павлика похитил, ведь так и не удалось вычислить. Петя до сих пор голову ломает над этим.
        - Но уже точно известно, что Изабель не имеет к этому отношения? - Вмиг посерьезнела Диана. - Может, это она все же…
        - Точно. В то время, когда похитили моего сына, она была во Франции, дела ресторанные утрясала, это многие подтверждают. Да и ни к чему ей это совсем. Именно то, что ты не смогла самолично прижать к груди мнимую дочку, все планы мадам Линдер разрушило к черту. Нет, Дин, тут что то совсем другое, только понять никак не могу, что…
        - Значит, когда мама объявит, что она жива, на нее снова могут начать покушаться? - Испуганно пискнула из своего угла Натали. - И даже убить могут, как Колю? - На глазах девушки показались слезы.
        - Мы пока никому не расскажем, что она жива. Сначала во Францию слетаем, а там видно будет. Петя очень хороший детектив, он обязательно докопается до правды. - Поспешила я успокоить всех. Толку от моих слов было мало, в палате повисло напряженное молчание. Как всегда его очень вовремя нарушил телефонный звонок.
        - Лиза! - Услышала я в трубке возбужденный голос Саши. - Включи телевизор скорее. Канал РТР. Там того мужика показывают, который мне денег дал, чтобы я Диану убила.
        Я схватила пульт и начала лихорадочно тыкать в кнопки. Юля с Дианой изумленно наблюдали за мной. Наконец экран засветился ровным голубым светом. На нем доброжелательно и лучезарно улыбался ведущий дизайнер Дианиного дома моделей Игнат Гордеев. Как будто что-то щелкнуло у меня в мозгу, и перед глазами немедленно встал холл в ресторане Малахова и Игнат в умопомрачительной лиловой блузе с нелепыми изумрудными пуговицами… Точно такими, как та, что завалялась в кармане Пашиной курточки.
        Я без сил опустилась обратно на стул и простонала.
        - Боже мой, какая же я дура! Ведь Сашка же говорила, мужик не такой какой то, на ряженого похож… И пуговица эта…
        - Что случилось, Лиза? - Обеспокоено спросила Диана. Юля даже подошла к моему стулу, чтобы поближе быть, если что.
        - Скажи, Дин… Если бы ты узнала, что вот этот парень, - я ткнула пультом в экран, - тебя несколько раз пытался убить, ты бы сильно удивилась?
        - Игнат? - Улыбнулась подруга. - Он жуткий паникер и неврастеник, конечно, но в принципе обычный чудак, каких в нашем бизнесе пруд пруди. Он столько всего нафантазировать может, закачаешься, а как до дела доходит, один смех… Руки, как говорится, не тем концом вставлены. Если бы не Сергей, ничего бы путного он не добился…
        - И слава богу! - Перебила я. - Если бы он не только придумывать, но и исполнять сам научился, тебя бы уже в живых давно не было.
        - Так ты что, правда что ли думаешь, что это он мог меня травить, топить и резать? - Все еще продолжала недоверчиво улыбаться Диана.
        - Я уверена в этом. - Серьезно уверила я. - Его Саша узнала и пуговица, которая появилась в кармане Павлика в день похищения, тоже его, я сама видела в «Пеликане» это изумрудное великолепие на его блузе. Только ты вот мне объясни теперь, зачем ему все это было надо?
        - Ума не приложу, - искренне ответила подруга. - Хотя… Месяца два назад он устроил в доме моделей грандиозный скандал. Он заподозрил, что его бойфренд изменяет ему с женщиной. И почему-то решил, что его пассия именно я. Мы часто тогда оставались с Сергеем по вечерам, коллекцию новую готовили… Потом Сережа заставил Игната извиниться передо мной. Он это сделал, правда не слишком охотно, но сделал… Хоть и потом он не успокоился, все подсовывал Сергею якобы компромат на меня . Фотографии с Малаховым, даже записи телефонных разговоров… Все это так не приятно было. Сергей еще раз серьезно поговорил со своим другом. Уж не знаю, что он ему сказал, но Игнат от меня отстал вроде. Тем более, что фабрика по производству тканей, о которой он трубит на каждом углу, по сути мне принадлежит, и поездки его я оплачиваю…
        - И это все? - Удивилась я. - Нельзя же покушаться на человека из-за таких мелочей. Может, еще что-то было?
        - Ну коллекцию его я отказалась финансировать в Токио. Велела еще поработать над моделями. Ну, честно, Лиз, с такими костюмами только дом моделей позорить можно. Я понимаю, конечно, авангард и все такое прочее, но нужно же отличать авангард от базара и кича откровенного.
        - Да не оправдывайся ты, Дин. Деньги твои, и ты сама в праве решать, за что стоит платить, а за что нет.
        - Вот и я ему так сказала… Он чего то там скандалить начал снова, как баба… Так я чтобы немного его в чувства привести и вернуть в реальность, пригрозила, если он не прекратит себя так вести, забрать у него фабрику.
        - Ясно. - Сказала я.
        - Вот теперь все действительно ясно. Не даром мне мамочка с детства советовала сторониться гениев. Они все неврастеники и маньяки. - Убежденно подвела итог Юля. - Психушка по вашему Игнату плачет горькими слезами.
        - В голове не укладывается. - Обалдело хлопала глазами Диана. - Неужели этот субтильный неврастеник мог все это провернуть? Это же сложно, наверное…
        - Ничего особенного. - Пожала плечами я. - Вот теперь, когда я поняла кто это, все встало ровненько на свои места. Смотри: ключи от твоей квартиры ему достать, раз плюнуть. Ты сумку свою постоянно где попало бросаешь, и про минералку он знал прекрасно, о планах твоих на вечер вполне мог подслушать. Там, в доме моделей двери почтивсегда на распашку, да и телефонов полно параллельных, и фотографии с пленками, которые Соне подсунули, сама говоришь, у него давным давно были… Ему оставалось только копить злобу да хитроумные способы убийства выдумывать, лежа по ночам в постели. Он их до мельчайших деталей разрабатывал, а оказавшись на месте в последний момент трусил, нервничал и, слава богу, по своей привычке не мог довести дело до конца… Что ни говори, а натура то у него бабская… Юль, давай-ка сразу звони мужу, пусть свяжется с милицией. Надо по хорошему в этом деле разобраться. Я лично смогу окончательно успокоиться только тогда, когда этот шизофреник окажется в камере или в палате для психов, на худой конец.
        - Тогда мы сможем сразу же памятник с маминым именем с кладбища убрать? - Взволнованно спросила Натали.
        - Ну… наверное. - Растерялась я. - Да хоть сегодня можно убрать, если тебя это беспокоит.
        - Моя дочка, как маленькая девочка в суеверия всякие верит. - Рассмеялась Диана. - Ей этот памятник просто покоя не дает. Говорит, примета плохая, что он силы зла к нашей семье притягивает.
        - И не суеверия вовсе. - Покраснела от обиды девушка. - Если люди веками в эти приметы верили, значит все-таки есть в них что-то… А даже если и нет, то рисковать все равно ни к чему…
        - Дочка, раз ты со мной, то все теперь хорошо будет. Вот увидишь. А памятник мы уберем, раз он тебе не нравится. Я прямо сейчас позвоню, чтобы его выкопали и увезли.
        - Нет, ты лежи… Я сама этим займусь. Можно?
        - Конечно, Натали. - Кивнула Диана.
        Как только за ней закрылась дверь, она внимательно посмотрела на меня.
        - Ну, а все же, Лиз, может, поделишься, что там у тебя с доктором произошло?
        - С чего ты взяла? - Притворно удивилась я.
        - Достаточно посмотреть на твое убитое лицо, чтобы понять, как ты несчастна. А отчего женщина может так выглядеть?
        - От несчастной любви. - Убежденно поддержала ее Юля.
        - Правильно. - Кивнула Диана. - Ну а кто страдать тебя заставил, тоже совсем не трудно догадаться. Мне тут Юлька кое-что порассказала, да я и сама не слепая. Так что колись.
        - Он что, бросил тебя, да? - Сочувственно посмотрела мне в глаза Юля.
        - Нет… - Не слишком охотно призналась я. - Вернее, я не знаю.
        - Как так? - Удивились обе подруги. - Ты говорила с ним?
        - Говорила. - Вздохнула я. - Только не с ним…



… - Елизавета Анатольевна, умоляю вас, не отнимайте у меня мужа! - Собеседница прибавила голос, схватила меня за руку и сделала слабую попытку опуститься на колени прямо на не слишком чистый пол у моих туфель. Мне захотелось встать и немедленно бежать из этого проклятого кафе, куда глаза глядят, Лишь бы подальше.
        - Не нужно дешевых мелодрам, Марина… Простите, не знаю, как вас по отчеству…
        - Да о чем вы говорите! Какое отчество, не доросла я еще… - Она вдруг споткнулась на полуслове и покраснела. Вероятно, решила, что я могу воспринять это на свой счет, как намек на десятилетнюю разницу в нашем возрасте. Ссорится со мной в ее планы не входило, поэтому она немного помолчала и тихо выдавила. - Вячеславовна…
        - Так вот, Марина Вячеславовна. - Хладнокровно продолжила я. - Советую не ломать комедию и не привлекать постороннего внимания. Я откликнулась на вашу настойчивую просьбу поговорить, но предупреждаю, если вы намерены цирк для зевак устраивать, я при этом присутствовать отказываюсь.
        - Простите… - Прошептала она. - Я не нарочно. Просто волнуюсь. Ну, Вы понимаете…
        - Не совсем. Что вы хотели мне сказать? - Спокойный тон и мне давался не слишком легко.
        - Не отнимайте у меня мужа, пожалуйста. - В пол голоса повторила Марина и просительно заглянула мне в глаза. Я чуть заметно поморщилась и неторопливо полезла в сумочку за сигаретами.
        - Он что, вещь? Или переходящее красное знамя, которое по своему желанию можно из рук в руки передавать? Как можно вообще отнять то, что ни вам, ни мне принадлежать не может. Денис живой человек и вправе сам решать, как и с кем строить отношения…
        - Само собой. - Заторопилась Марина, ладошкой вытирая мокрые от слез щеки. - Но Денис и сам пока не знает, что он хочет. Он запутался…
        - А вы, значит, знаете, что ему на самом деле нужно? - Не слишком дружелюбно поинтересовалась я. - Достаточно смелое заявление, на мой взгляд.
        - Конечно, я знаю, что нужно моему мужу. - Самоуверенно заявила собеседница. - Вернее я знаю, что ему точно не нужно. Вы ему совершенно не подходите.
        - Но вы меня совсем не знаете, Марина Вячеславовна. - Усмехнулась я. - А вдруг, я именно то, что Денис искал всю сознательную жизнь?
        - Вот уж нет! - Искренне возразила она. - Дело то ведь не в вас, а в Денисе. Я допускаю, что вы прекрасный, добрый, умный, безумно интересный человек, Елизавета Анатольевна. Но ведь в этом то все и дело! - Она торопливо бросилась в объяснения, словно боялась, что я перебью и уйду, не дослушав ее до конца. - Денису не нужна такая яркая женщина! Сейчас он ослеплен вами, это правда. Он сам твердит мне это по сто раз на дню. В его глазах вы райская птичка, неожиданно впорхнувшая в его серый быт. С вами легко, красиво, интересно… Ни забот, ни проблем… На этом фоне и сам Денис выглядит в своих глазах этаким загадочным мачо…
        - Что же в этом плохого? - Устало поинтересовалась я.
        - Да просто он совершенно не такой.
        - Лучше или хуже? - Я просто так спросила, чтобы не молчать. Я и сама не раз думала об этом. То, что мои мысли в принципе текли почти параллельно Марининым, меня расстроило. Даже очень.
        - В чем-то лучше, в чем-то хуже. Я, например, точно знаю, что, не смотря на вечную нехватку денег и мизерную зарплату, он никогда не смирится с тем, чтобы покупать штаны и рубашки за чужой счет… Особенно за счет любимой женщины. А находясь рядом с вами, общаясь с вашими друзьями, он будет вынужден пойти на это, чтобы не быть белой вороной.
        Он возненавидит себя за это, а потом и вас. Не обижайтесь, но это так.
        - Но не все же в жизни деньги решают. - Возразила я, хоть и понимала в глубине души правоту ее слов. - Мне показалось, Дениса не слишком волнуют материальные проблемы.
        - Ну, правильно! - Воскликнула Марина. - Ему на них наплевать попросту. Меня всегда эта черта в нем бесила. Работать с утра и до утра, а получать шиш с маслом. А его это устраивает! В этом и проблема. Ему свои амбиции намного важнее всего остального. Ему льстит, что такая женщина, как вы обратила на него внимание. Подстраивается под него, прислушивается к его мнению. Но это скоро кончится. Он ведь самый простой человек. Порой скучный, порой занудный, иногда, честно сказать, практически невыносимый эгоист… Он мало что видел в жизни, кроме своей больницы, ему нечем вас удивить, кроме умных рассуждений о жизни и рассказов о необычных историях болезни пациентов из отделения. Да вы сами все это скоро поймете…
        - Полагаю, это мои проблемы. Вас они не должны волновать.
        - Да само собой. Мне, честно сказать, в этой ситуации на вас плевать. Извиняюсь за выражение. Вы то не пострадаете от этого. Я только о Денисе беспокоюсь. Поэтому пытаюсь объяснить, почему вы не подходите друг другу. Общение с вами его унижает.
        - Ничего себе. - Чуть не поперхнулась я. - Это уж слишком.
        - Ничего не слишком! Денис привык себя лидером чувствовать, особенно в отношениях с женщинами. Он гордится, что последнее слово всегда за ним. Это его сильная сторона. У вас все есть, и деньги, и возможности, а у него только чувство собственного достоинства. Ему все равно где и на что он существует, что ест, что носит. Но если он потеряет уважение окружающих, а особенно самоуважение случится просто катастрофа. Наверное, вам сложно понять то, что я хочу сказать? Вы считаете это глупостью? Думаете, я все это придумываю, лишь бы оторвать мужа от вас?
        - Да нет… - Я немного помолчала, собираясь с мыслями. - Звучит довольно разумно. Но как-то слишком приземленно. Казенно даже, я бы сказала. Мне кажется, вы должны любить женские романы. Там так много говорят о любви. О ЧУВСТВЕ, которое помогает преодолевать все на свете…
        - Так на то они и книги. - Рассудительно заметила Марина. - В них должно все красиво кончаться… Да и потом, он ведь не любит вас.
        - А уж вот этого ты знать точно не можешь. - Оборвала ее я. Незаметно для себя переходя от злости на ты. Марина на это даже внимания не обратила.
        - Да вы сами это знаете! Чего себя то обманывать? За пару недель никакой любви не может получиться. Это же понятно. Вы толком и не знаете друг друга. Он ослеплен, восхищен. Вас тоже привлекают новые необычные ощущения… А любит он меня. Мы долго вместе жили. У нас не только хорошее было, но и плохое. Только пережив не слишком приятные моменты, можно понять, дорог тебе человек или нет. Когда все гладко, и дурак счастлив будет…
        - Мне кажется, вы расстались больше трех месяцев назад. - Холодно напомнила я.
        - Но мы же снова вместе. - Живо возразила собеседница.
        - Твой муж не в восторге от этого. Уверяю тебя. Денис сам сто раз жаловался мне на то, что ты шантажируешь его тем, что тебе некуда больше пойти, только в вашу квартиру. Он же не может тебя выгнать… А денег, снимать другое жилье, как ты правильно отметила, у него нет.
        - Так что же он к вам не уходит? - Язвительно поинтересовалась Марина. - Или не зовете?
        - Зову. - Честно призналась я. - Я готова даже переехать ради него обратно в этот город. Хоть у меня есть прекрасное поместье под Парижем. Но Денис категорически не хочет расставаться со своей работой. Я уважаю его мнение, хоть и не разделяю его, если уж быть до конца откровенной. Он намного больше пользы человечеству бы принес, занимаясь научной работой на приличном современном оборудовании. Профессор Ильин утверждает, что Денис талантлив. А я доверяю старику.
        - Ну, и каких доказательств вам еще нужно? - Почти торжествуя, посмотрела на меня жена Дениса. - Все же понятно. Вы не подходите друг другу даже сейчас, когда он влюблен по уши. Чего ждать то дальше? Уезжайте от греха подальше в свою Францию, и дайте моему мужу жить своей жизнью. Останьтесь в его памяти прекрасным воспоминанием. Может, самым ярким в жизни. Он будет им гордиться и по большому секрету друзьям рассказывать.
        - А с чего ты решила, что ты ему так уж подходишь? - Ее слова так живо перекликались с моими мыслями на этот счет, что слушать их было просто невыносимо.
        - Да я это знаю…Во первых, я моложе на десять лет… Не надо смотреть на меня так презрительно. Я ведь не о внешности вашей говорю. Дай бог мне так выглядеть в свои двадцать пять, как вы будете в сорок и даже в пятьдесят… Речь не об этом. Я моложе, а значит глупее и наивнее. Со мной Денис чувствует себе и мужем, и наставником, и защитником. Он не может выгнать меня из квартиры, потому что я слабая женщина, я нуждаюсь в помощи…
        - Но ты говоришь вовсе не о любви, а о жалости…
        - Вовсе нет. Для Дениса жалость и забота как раз и являются основными атрибутами любви. Ему со мной комфортно, если вы понимаете, что это значит. Он приходит домой, спокойно растягивается на диване, ждет, когда я разогрею что-нибудь из его привычных и любимых блюд. Потом мы вместе ужинаем, он рассказывает о том, что в больнице случилось за день… У нас семья, понимаете? Ну и что, что ПОКА мы спим на разных кроватях? В сравнении со всем остальным это не так уж важно. Вы уедете, и мы их сдвинем. Только и всего…
        - Как хорошо! - Язвительно заметила я. - Ты все замечательно решила. Только об одном не подумала, а захочет ли Тихомиров сдвигать с тобой кровати? А вдруг ему опостылело твое тихое семейное счастье? Может, он как раз со мной почувствовал, что жизнь бывает не только серой и обыденной, но и яркой, полной бурных эмоций и страстей? Ты можешь, например, убедить меня уехать во Францию, оставить Дениса, но ты только что так распиналась на тему, что он сам привык принимать решения. Как ты заставишь его быть тебе мужем, если он этого не захочет? Возьмет и найдет другую женщину. И снова ярче и умнее тебя.
        - А ты ни разу не задумывалась, почему я вдруг решила вернуться к мужу, после того, как сама же покинула его три месяца назад? - В упор посмотрела на меня Марина, тоже переходя на ты.
        - Мне не интересны чужие проблемы. - Высокомерно ответила я. - Может, соскучилась
… или любовник бросил… Мне это все равно, в принципе.
        - Жить с Денисом сложно, поверь мне. У него тяжелый характер, женщина для него всегда где то на втором плане после работы и нелепого стремления помочь всем и каждому, а перспективы на будущее очень туманны. Он талантлив, это факт, но слишком горд и не может идти прямо к намеченной цели. Все время отвлекается на что то второстепенное, не важное лично для него и его семьи… Добиться успеха и денег ему вряд ли удастся. А уж о больших деньгах речь вообще не идет. Я не о такой жизни для себя мечтала, это факт. Любой женщине хочется заботливого мужа и уютный домик с камином… Я сильно люблю мужа, но все же решилась расстаться с ним и попробовать построить что то более подходящее для такой женщины, как я. Пока я молода и привлекательна у меня полно возможностей и перспектив. Так я рассуждала, пакуя свои чемоданы…
        - А покороче нельзя? - Поморщилась я. - Мы не задушевные подружки, чтобы так подробно изливать мне душу.
        - Можно и покороче. - Не ломаясь, кивнула Марина. - Я вернулась, потому что узнала - я беременна от мужа. А это, согласись, все меняет. И в наших с ним отношениях, и вообще во всем.
        Я с трудом сохранила невозмутимое выражение на своем аккуратно накрашенном лице, хотя душа моя при этих слова сжалась в маленький беспомощный комочек и задрожала, будто получив неожиданный и очень болезненный удар. Не смотря ни на что, я даже физически ощутила боль где то в области сердца.
        - Конечно, шансы найти богатенького и влиятельного поклонника у беременной женщины резко стремятся к нулю. - Я снова полезла в сумку за сигаретами.
        - Не то… Ты не о том сейчас говоришь… Мы ведь долго мечтали с Денисом о ребенке, только бог его нам никак не давал, а тут, видишь, как получилось… Это знак свыше. Этот ребенок придает нашему сосуществованию совершенно другой смысл. Да и Денис теперь не сможет жить только для себя и своей работы…
        - У тебя появился замечательный рычаг, чтобы давить на него и заставлять жить так, как ты считаешь нужным. Когда просишь для себя, это выглядит не слишком красиво. Правда? А требовать что бы то ни было во имя ребенка - это святое. Он же порядочный человек, значит, пусть обеспечивает жене и ребенку приличное существование… Так вот, значит, о каком счастье для него ты тут так упорно твердишь…
        - Заботится о других - его призвание. - С вызовом ответила Марина. - А уж тем более о собственном сыне. Я слышала, ты тоже мать, так что понимаешь, что я имею ввиду.
        - Понимаю. - Серьезно кивнула я. - Денис уже знает, о свалившемся на него счастье?
        - Пока нет. Я не хочу давить на него таким образом. Он сам должен решение принять. Ребенок станет тогда для него счастьем, а не помехой в личных планах. Понимаешь? Когда ты уедешь, я выберу подходящее время, обстановку и сообщу … Он безусловно будет расстроен расставанием с тобой, а это его утешит, сблизит нас… Ну, и все наладится постепенно.
        - Понятно. - Глубоко затянувшись, я молча смотрела на тлеющий кончик своей сигареты. - Давить на Дениса ты побоялась, и решила начать свой шантаж с меня… Ты, видно, не плохо разбираешься в людях и сразу поняла, что соперницы для меня ничто… Их наличие только подстегивает желание и интерес к мужчине. А вот с ребенком я соперничать не смогу… Да, не смогу. - Я снова замолчала. Потом затушила в пепельнице сигарету и с насмешкой посмотрела на почти торжествующую собеседницу. - Только ты, девочка, слишком глупа, чтобы так вот нагло блефовать в разговоре со мной. Я не верю ни одному твоему слову. Ты не ждешь ребенка. Это факт.
        - С чего вы взяли? - Марина растерялась и опять перешла на вы. - Я, правда, беременна…
        - Чтобы понять это, тебе понадобилось целых три месяца, да? Или ты сидела и все это время мучительно решала, как поступить?
        - Ну… да. Я даже об аборте думала вначале…
        - Не забывай, с кем ты разговариваешь, милая. - Почти ласково посоветовала я. - Ты же сама сказала: у меня и деньги, и возможности… Я, девочка, никогда не привыкла полагаться на авось и на слепое везение. Хочу тебе сообщить, что как только на моем горизонте замаячила ты, я поручила частному детективу хорошенько покопаться в твоей жизни. Особенно в последние месяцы…
        - Денис знает? - Побледнела собеседница.
        - Что ты сбежала от него к шестидесяти двух летнему любовнику, лысому но очень состоятельному ? - Усмехнулась я. - Нет. Зачем ему это знать? Он гордый человек, его это ранит… Я не борюсь с соперницами такими способами. Я в состоянии победить и без этого… Разочарованного, преданного и оскорбленного мужика любая дура к рукам прибрать может. Это скучно. Кстати, ты так трогательно рассказывала о любви к мужу, что я почти поверила. Чуть не прослезилась, ей богу…
        - Но ведь это правда… Я ушла к Дмитрию Семеновичу из-за денег, не буду кривить душой…
        - Слава богу, а то уж я грешным делом подумала, ты прельстилась его дряблым животом, распухшими артритными коленками и блестящей лысиной. Контраст после Дениса довольно яркий. В принципе экзотика многих сейчас привлекает …
        - А потом он узнал, что я беременна и выгнал . - Продолжала гнуть свою линию Марина. - Сам то он слишком старый для этого…
        - А Василий, его охранник тоже бракованный попался? - Усмехнулась я. - Или ты предохранялась с ним железобетонно?
        - Откуда вы… - она посмотрела на мое насмешливое лицо и торопливо закивала. - Да предохранялась.
        - Значит, счастливым отцом мог стать только Денис? Я правильно тебя понимаю? - Она затравленно и не слишком уверенно кивнула. - И после того, как милейший наивный Дмитрий Степанович выгнал тебя на улицу, застав с охранником в собственной постели, а Вася, чтобы не потерять работу начал избегать встреч с тобой, ты решила таким вот способом обеспечить себе снова семью и крышу над головой? - Я говорила с ней преувеличенно ласково и внимательно, как с глупым ребенком. - Деточка, ты не забыла, что твой муж первоклассный врач? Да он уж давным-давно в курсе, что ты не можешь детей иметь, так что не спеши к нему с приятными известиями.
        - Так он знает? - Пошла бурыми пятнами Марина. - Но он же ни разу не обмолвился об этом…
        - Он же у нас с тобой такой добрый и великодушный человек! Он не хотел ранить твою и без того травмированную душу… Ты по его мнению и так пережила стресс, когда узнала, что после неудачного аборта стала совершенно бесплодной… Видно, этот шок и правда был серьезным. - Жестоко закончила я. - Ты от него, похоже, до сих пор не оправилась. Ну что, разговор, похоже, подошел к концу? - Поднимаясь и поправляя юбку, миролюбиво спросила я. - Все темы исчерпаны. Я могу идти?
        - Купите мне квартиру. - Неожиданно попросила девушка. - Вам ведь это ничего не стоит. А мне, и правда, жить не на что и не где… А я за это не стану в ваши отношения с Денисом вмешиваться.
        - Вот спасибо! - «Обрадовалась» я. - Значит, продать решила мужика своего… Ну, что же, цена вполне сносная… Низкая даже. Только вот, знаешь, как называется перепродажа того, что заведомо тебе не принадлежит? Правильно - мошенничеством. Я твоей сообщницей становиться не желаю. Ты права, для меня квартиру купить ничего не стоит. Я вчера как раз подарила жилплощадь бывшей проститутке. Мне это даже удовольствие доставило, честное слово. Всегда приятно помогать людям. Я с удовольствием оплатила новое оборудование и ремонт отделения, где смогли Диану с того света вытащить… Я и тебе бы помогла. Только ты не правильный тон выбрала … Я слишком уважаю себя, чтобы покупать хоть что-то в отношениях с мужчиной. Даже свое или его спокойствие… Боюсь, ты не поймешь этого, да и время у меня закончилось. Так что пока. Счастливо оставаться.
        - Вы все расскажете Денису, да? - Подняла она на меня заплаканные глаза .
        - Зачем? Я же объяснила, кажется, уже свою позицию. Это ваши дела, разбирайтесь в них самостоятельно. Каждый сам волен распоряжаться своей жизнью. Ты тут вначале наговорила много достаточно разумных вещей… Ты действительно не плохо знаешь характер своего мужа . На него нельзя давить, Денис сам должен принимать все решения. Говори ему все, что угодно… Даже лги, если хочешь… Сумеешь его убедить в том, что он твой - хватай и держи обоими руками. Только, честно говоря, я сильно сомневаюсь, что он захочет жить с тобой… А я просто подожду.
        - Он не придет к тебе. - С отчаянием прошептала Марина. - Он гордый …
        - Я тоже гордая, в отличии от тебя. Но мы обычные люди и любим друг друга. А это, по-моему, кое-что да значит. Я верю, он разберется в себе и все-таки придет . Сам придет, чтобы остаться навсегда. И тогда у нас все-все сложится хорошо.
        - Ты сама то веришь в эту сладкую сказочку? Пора бы уж реально мыслить, в твоем возрасте.
        - Верю! - Весело ответила я и, помахивая сумочкой, направилась к двери…
        -
        Диана с Юлей, не перебивая, выслушали мой рассказ о встрече с женой Дениса до конца. Когда я замолчала, Дина недоуменно пожала плечами.
        - Ну и что? Я не понимаю, почему у тебя такое несчастное лицо? Ты сказала и сделала все правильно. Поставила нахалку на место.
        - Но сейчас она все еще с ним. - Не слишком охотно ответила я. - И один бог знает, что она наплетет, чтобы удержать мужа рядом с собой.
        - Если бы ты все, что узнала о ней, рассказала доктору, он бы сбежал от нее, как от чумы. - Рассудительно заметила Юля.
        Я промолчала, вместо меня ей ответила Диана.
        - Зачем? Чтобы унизить его еще больше? Ткнуть носом в то, что даже его супруга законная сбежала от него к старому облезлому любовнику из-за безденежья и отсутствия перспектив?
        - Значит, пусть она и дальше ему голову дурит? - Поджала губы Юля. - Он от этого счастливее не станет.
        - Станет. Чтобы расстаться с этой женщиной, ему совсем не обязательно во всей этой грязной истории копаться. Он любит нашу Лизу, а значит, с Мариной уже не сможет остаться. Он принципиальный человек.
        - Ну если вы так считаете… Только я все равно не дала бы ей голову бедному Денису дурить. - Продолжала настаивать Юля. - Пригрозила бы этой нахалке, чтобы она сама от него отлепилась. Чего нервы попусту мотать человеку, в самом то деле?
        - Он должен сам в своей жизни разобраться.
        - Девочки, дело то ведь не в этом. - Перебила их спор я. - Все намного сложнее. Даже расставшись с Мариной, он совсем не обязательно бросится прямиком в мои объятия.
        - У него кто-то появился, да? - Недоуменно захлопала глазами Юля. - Или еще до тебя была пассия?
        - Была. - Тяжело вздохнула я. - Даже две. Одну работа зовут, а другую гордыня.
        - Да ну вас! - Махнула рукой подруга. - Мне все эти сложности, видать, не дано понять. У нас с Петей все намного проще. Мне главное, чтобы он меня любил. А с остальным в этом случае всегда справиться можно.
        - Золотые слова. - Воскликнула Диана. - Тебе, Лиз, к ним не плохо прислушаться. Сразу бы проблем поубавилось.
        Я уныло посмотрела на подруг. К глазам медленно, но неотвратимо подступали слезы. И в этот момент, как всегда неожиданно, зазвонил телефон. Я торопливо вытащила из кармана трубку и поднесла к уху.
        - Привет. - Я услышала голос Дениса. - Я соскучился. Можно я приеду к тебе?
        - Я собираюсь во Францию. - Не обращая внимания на его вопрос, сообщила я о том, что волновало меня сейчас больше всего. - К сыну. Ты поедешь со мной?
        - Ты улетаешь прямо сегодня? - Озабоченно поинтересовался он. - Я вряд ли успею оформить отпуск. Нельзя отложить это хотя бы до завтра?
        - Глупый! - Сквозь слезы рассмеялась я. - Я готова ждать тебя хоть всю жизнь.
        - Ну, это уж слишком. Пары-тройки дней мне вполне хватит, чтобы уладить свои проблемы. А потом я полностью в твоем распоряжении.
        - Навсегда? - Я вытерла слезы и посмотрела на застывших подруг.
        - Ты любишь меня? - Серьезно спросил Тихомиров.
        - Конечно. - Без колебаний ответила я.
        - Тогда мы поедем во Францию, заберем твоего сына и вернемся сюда. Ты готова жить со мной здесь, в этом городе?
        - С тобой я готова жить где угодно. Главное, чтобы ты меня любил.
        - Я люблю тебя. - Все так же серьезно заверил он и отключился.
        Я прижала трубку к груди и разрыдалась. Только теперь это были совсем другие слезы. Слезы радости.
        - Как здорово! - Увидев мои сверкающие от счастья глаза, восторженно захлопала в ладоши Юля. - Прямо как в сказке. Да девочки?
        - Точно. - Улыбнулась Диана
        - Я всегда с удовольствием читала сказки. - Мечтательно протянула я. - Просто запоем. А теперь вот сама сочинила. Такую красивую, просто волшебную сказку про любовь для взрослых.
        - И с таким счастливым концом!
        - Ну, уж это непременно. - Рассмеялась я. - А иначе, зачем ее вообще было сочинять?



        Эпилог

        Главный зал дома моделей просто сверкал огнями, искрился от блеска бриллиантов и счастливых улыбок.
        - Моя дочка оказалась прекрасным организатором, правда? - С гордостью посмотрела на меня Диана. - Этот показ просто безупречен. Продумано все до самых последних мелочей.
        - Я сразу поняла, что все получится. Как только увидела, с каким энтузиазмом она взялась за дело. - Искренне отозвалась я, следя глазами за Денисом, который в другом конце зала увлеченно беседовал о чем-то с Ивакиным. Оба выглядели подозрительно счастливо. - Слушай, Дин. Ты видела, что Петя приехал? Я даже не заметила, когда он в зале появился…
        - Я тоже. - Повернулась в ту же сторону подруга. - Вроде они с Денисом двигаются в нашу сторону? Странно, что Ивакин сразу к нам не подошел.
        - Показ только что закончился, он не хотел тебя отвлекать. Все же в курсе, что сегодня дебют твоей Натали.
        - Я так счастлива, Лиз! Мне впервые в жизни настолько легко и спокойно, что хочется постоянно блаженно улыбаться.
        - И не тебе одной, между прочим! - Подошедший Денис нежно обнял меня за плечи и протянул Диане бокал шампанского. - У Пети с Юлей два часа назад родился очаровательный карапуз. Настоящий богатырь. Четыре килограмма и пятьдесят пять сантиметров ростом.
        - Ничего себе! - Воскликнула я и с улыбкой посмотрела на счастливого отца. - Поздравляю.
        - Я тоже. - Поддержала меня Диана. - Повезло малышу, вы с Юлькой прекрасными родителями будете. Как она там?
        - Все прекрасно. И состояние, и настроение на пять с плюсом. - Счастливо отозвался Ивакин.
        - Сейчас все дела закончим и рванем к ней. Да Лиз?
        - Теперь, наконец то, у всех трех подружек есть по ребенку. - Поцеловал меня в макушку Денис. - И, наконец то, все счастливы. Я прав?
        - Не совсем. - Хитро улыбнулась я. - Еще не все.
        - Вот те на! - Развела руками Дина. - Кто же этот несчастливый бедняга?
        - Он не бедняга. - Живо отозвалась я. - Но об этом еще и сам не подозревает.
        - Хватит загадками говорить. Заинтриговала дальше некуда! - Нетерпеливо перебила меня Диана. - Быстро признавайся, что за аферу ты там опять задумала?
        - Я хочу сделать Денису подарок.
        - Прямо сейчас что ли? - Удивленно приподняла брови подруга. А Тихомиров выжидательно уставился мне прямо в глаза.
        - Нет, не сейчас. - Весело ответила я. - Через девять месяцев. Вернее через семь с половиной уже. Вот теперь, надеюсь, действительно, счастливы все! - Я торжествующе обвела глазами обалдевших от неожиданности собеседников и остановила взгляд на побледневшем от волнения лице Дениса. - Почему ты молчишь, дорогой?
        - Я люблю тебя. - Не слишком оригинальный ответ конечно, но ничего более прекрасного и желанного я в жизни до этого не слышала!


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к