Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Питт Терри: " Ни О Чем Не Жалею " - читать онлайн

Сохранить .
Ни о чем не жалею Терри Терри


        Красивую, только начинающую делать карьеру актрису, постигает несчастье — ее матери требуется срочная и дорогостоящая операция. Героиня оказывается перед классическим выбором — любовь или долг. Она избирает второе и оставляет любимого ради богатого бизнесмена, который обещал оплатить лечение. Но все оказалось не так просто… Для широкого круга читателей.

        Питт Терри
        Ни о чем не жалею

        Пролог

        Девушка открыла дверь, вошла в квартиру. Не зажигая света, она направилась в спальню и только там дернула за шнурок выключателя. Затем бросила сумочку на ночной столик и посмотрела в зеркало.
        Ничего нового Джина в нем не увидела. Длинноногая стройная блондинка с высокой грудью, строгими чертами лица и большими синими глазами под густыми длинными ресницами. Нет, она действительно очень красива! Легкий и умело наложенный грим лишь подчеркивает эту красоту, придавая ей какую-то изысканную экзотичность.
        Джина понимала, что ее внешность просто идеальна для фотомодели. Но еще совсем недавно она даже и не помышляла об этой профессии — пока болезнь матери не вынудила ее уйти из университета. Требовалась сложнейшая хирургическая операция на сердце, стоившая огромных денег. Достать их оказалось неоткуда. Отец девушки умер, когда она была еще несовершеннолетней. На оставшийся после него небольшой капитал можно еще как-то прокормить семью, но и только. На операцию надо заработать. Каким образом?
        Она долго мучилась, но ничего не могла придумать. Наконец одна из подруг, работавшая в какой-то рекламной фирме, посоветовала ей попытать счастья в ремесле фотомодели. Джина не колебалась ни минуты.
        Первое время каждый доллар, который надо было отложить на операцию, давался ей титаническим трудом, иногда непереносимым самоограничением. Но природное упорство и горячее желание непременно добиться поставленной цели, принесли свои результаты. Прошло два года, и вот ее фотографии стали появляться на обложках модных журналов. Джину теперь постоянно приглашают сниматься в рекламных телеклипах. Девушка путешествует по всему миру и уже сама начинает диктовать свои финансовые условия. Еще немного — и необходимая для операции астрономическая сумма будет собрана.
        Но время не ждет. Несчастная мать чувствовала себя день ото дня все хуже и хуже. Помощь нужна немедленно, сейчас же. Иначе будет поздно…
        Необходимы деньги. Еще деньги… Джина же не сумеет их заработать так быстро, несмотря на растущую известность. Есть, правда, один древний способ… Она ведь так хороша собой и, как теперь принято говорить, сексапильна. Но нет… Несмотря на царившие в их профессиональной среде весьма свободные нравы, воспитанная матерью в почти пуританских моральных правилах, Джина в свои двадцать три года еще даже не испытала близости с мужчиной. А тут такое пришло в голову…
        Джина Кинг села на стул перед зеркалом и принялась снимать грим.



        1

        Вот-вот должны начаться съемки. Джина заблаговременно подготовила костюмы, все необходимое для макияжа и теперь могла чуть передохнуть. Заодно и подумать о создавшемся положении. Но она не приблизилась ни на йоту к какому-либо решению.
        Выйдя из номера, Джина спустилась в холл, где должна была уже собраться вся группа. Вопреки расхожему мнению, будто фотомодели и манекенщицы всегда выглядят как бы сошедшими с обложек красочных журналов, Джина Кинг в быту одевалась скромно. Сегодня на ней были короткие шорты и свободная гавайская блузка. Она и еще три фотомодели должны были позднее сниматься в вечерних платьях. Сейчас же им предстояли незапланированные съемки на яхте, и все девушки ехали на берег моря в пляжных костюмах. Джина не имела ничего против этой спонтанно возникшей поездки, поскольку всегда любила море и парусные прогулки.
        — Извините, я заставила себя ждать.
        Одна из фотомоделей по имени Луиза, пышная брюнетка родом откуда-то из Латинской Америки, смерила Джину раздраженным взглядом и процедила сквозь зубы:
        — Смотри, как бы за вечные опоздания тебя не уволили.
        — Чему ты была бы несказанно рада,  — ввернула гримерша Кэтлин.  — Джина, не обращай на нее внимания. Это же элементарная зависть! Ты всегда знаешь, когда надо приходить, поэтому и имеешь такой успех в отличие от Луизы.
        — Я, право же, не хотела опаздывать,  — все же попыталась оправдаться Джина, благодарно улыбаясь Кэтлин.
        Она терпеть не могла сплетен и склок, столь обычных в артистической и прочей богемной среде. Ей хотелось дружить со всеми. Но Луиза — тяжелый случай! Тем не менее, она улыбнулась и ей, прибавив:
        — Эта ужасная жара все время выбивает меня из колеи.
        — Один из официантов в ресторане сказал, что такая духота обычно бывает перед сильным штормом,  — заметила Кэтлин.  — Я молю Бога, чтобы этого не случилось, пока мы будем в море!
        Тут Филипп, директор съемочной группы, дважды хлопнул в ладоши:
        — Все собрались? Тогда — в путь.
        Микроавтобус быстро доставил их в порт, где швартовались небольшие рыбацкие суденышки и прогулочные яхты. Джина накинула на плечо ремешок сумочки и глубоко вдохнула свежий, солоноватый морской воздух. Боже мой, какое же это будет наслаждение — скользить под парусом по кристальной водной глади, на время забыв все заботы и нерешенные проблемы!
        Шедший впереди Филипп свернул с главного мола на узкий пирс, у которого покачивалась большая белая яхта. Человек в тельняшке и широких полотняных брюках сидел на корточках около мачты и распутывал канат. Услышав шаги, он поднял голову и выпрямился во весь рост.
        Джина невольно замедлила шаг и сразу отстала от группы. Она слышала голос Филиппа, который что-то говорил, но не понимала слов. Ее глаза впились в стоявшего на палубе незнакомца.
        Он был высокого роста, с темными волосами и сильно загоревшим лицом. Но не это заставило девушку почувствовать трепет во всем теле. Незнакомец, казалось, излучал необузданную мужскую силу. Волосы его растрепались, а в карих глазах проглядывало что-то почти дикое, подчиняющее себе. Нехитрый наряд был безукоризненно чистым, хотя и порядком поношен. Под плотно облегавшей торс тельняшкой угадывались стальные мускулы, а через протертые на коленях до дыр брюки просвечивала смуглая кожа сильных и стройных ног. От всей его богатырской фигуры исходил такой непреодолимый сексуальный призыв, какого Джина никогда в своей жизни не ощущала. И она подсознательно отвечала на него.
        Мужчина почувствовал взгляд девушки и обернулся к ней. Их глаза встретились. У Джины перехватило дыхание. Ей вдруг показалось, что она уже давно знает этого человека. Знала всегда. Всю жизнь… Удивительно, но по его глазам Джина поняла, что и он чувствует то же самое.
        Они стояли и смотрели друг на друга. Этот немой разговор не нуждался в словах. Оба уже поняли, что отныне мир стал для них другим…
        Филипп на палубе продолжал что-то говорить незнакомцу. Но скоро понял, что тот его не слушает. Немного растерявшись, он проследил за его взглядом и увидел отставшую от группы Джину. Невольно, все тоже повернули к ней головы. Девушка почувствовала, как от смущения у нее загораются щеки. Сердце бешено колотилось. Джина потупила взор, пытаясь взять себя в руки и еще не до конца понимая, что с ней все-таки происходит.
        — По-ня-тно!  — ехидно растягивая каждый слог, произнесла Луиза.  — Наша принцесса с первого взгляда втюрилась в того потрепанного матроса на палубе.
        Эти слова привели Джину в чувство. Она влюбилась? Этого не может быть! О ее недоступности только что не слагались анекдоты! А что, если и вправду? Как же иначе объяснить то странное чувство, которое вдруг переполнило ее душу? Откуда это волнение? Почему так сильно бьется сердце, а кровь, кажется, вот-вот закипит? Никогда с ней такого раньше не случалось! Неужели?.. Неужели это любовь?!
        — Очнись, Джина!  — шепнула ей на ухо Кэтлин.  — Смотри, у Филиппа такой вид, будто его сейчас хватит удар. Зачем наживать себе неприятности?
        Джина оглянулась и увидела, что рядом с ней только ее подруга, вся же остальная группа уже поднялась на палубу и ждала их, проявляя при этом явное нетерпение, если не раздражение.
        Она, с трудом заставив себя двинуться с места, пошла к трапу. Джина знала, что все на нее смотрят, но при этом чувствовала лишь одну пару глаз…
        Чья-то рука помогла ей подняться по ступенькам сходен. Девушка не видела, кто ее предложил, но по электрической искре, пробежавшей по всему телу от этого прикосновения, поняла, что это был он. Джина подняла голову и вновь погрузилась в его глаза — такие бездонные и такие зовущие…
        — Добро пожаловать на борт!  — услышала она голос, прозвучавший не совсем естественно. Остатки самообладания мгновенно покинули девушку. На лице задрожала неуверенная улыбка, а ее голубые глаза вопросительно смотрели в его карие, пытаясь прочесть в них ответ.
        — Спасибо…  — только и сумела сказать Джина, сделав стоивший ей огромных усилий шаг в сторону. И тут же услышала за спиной голосок гримерши:
        — Привет! Меня зовут Кэтлин. А если вас интересует эта девушка, то ее имя — Джина.
        — Очень рад, Кэт,  — уже спокойнее ответил незнакомец.  — А меня зовут Рей. Рей Хэмилтон.
        Рей! Какой музыкой прозвучало для Джины это имя. Оно, бесспорно, очень шло ему. Рей… Она уже мечтала. И впервые в своей жизни пропустила подготовку к подъему парусов, за которой всегда любила наблюдать. Мечты заслонили все. А в центре этого мира грез был человек по имени Рей. Они не заговаривали друг с другом, но Джина постоянно чувствовала его присутствие. Она, как бы настроилась на его волну и могла безошибочно определить, в какой части судна он находится в любую минуту.
        Когда начались съемки, девушка долго не могла сосредоточиться. Но поскольку на лице Филиппа она ни разу не заметила раздражения, то решила, что сыграла отведенную ей роль вполне прилично. И все же, как трудно было смотреть в кинокамеру, когда глаза против воли искали совсем другой предмет…
        Наконец все закончилось. Наступил вечер, и надо было ехать в гостиницу. Но, как трудно расстаться с этой яхтой! Джине казалось, что она оставляет здесь половину своего сердца…
        Войдя в свой номер, она зажгла свет, села перед зеркалом и… не узнала себя. Вроде бы все осталось прежним. Но глаза горели каким-то неведомым, почти безумным огнем, а по лицу алым цветом разлился лихорадочный румянец.



        2

        Посидев еще немного перед зеркалом, Джина приняла душ, вымыла голову и, надев длинное легкое платье, села у окна. Чем занять себя? Конечно, можно было пойти в ресторан. Но она и так позволила себе еще утром съесть слишком много, а эпикурейство несовместимо с ее ремеслом. К тому же Джина вовсе не чувствовала себя голодной. Ее мучило совершенно другое желание, вернее, давал себя знать инстинкт, столь же древний, как и само человечество. И когда солнце начало садиться, она взяла сумочку, накинула на плечи газовый шарф и вышла на улицу.
        В порту все еще было многолюдно. По мере приближения к пирсу для яхт и рыболовецких шхун толпа начинала редеть. Видимо, многие уже ушли в город или расползлись по портовым ресторанам. При мысли, что и Рея может не оказаться на яхте, у Джины перехватило дыхание. Однако когда она подошла ближе, то с облегчением увидела свет в иллюминаторе каюты. Девушка решительно направилась к трапу. В этот момент дверь каюты открылась и на пороге появился Хэмилтон. Не говоря ни слова, он протянул ей руку и помог подняться на палубу.
        Несколько мгновений они молча смотрели друг на друга. Потом Рей улыбнулся, поправил свободной рукой свои растрепанные волосы и сказал:
        — Я знал, что вы непременно придете.
        — И не ошиблись,  — глубоко вздохнув, ответила Джина.
        Она продолжала смотреть на Рея, а он все не отпускал ее руку и изучал лицо девушки, как будто хотел запомнить его навсегда.
        — Кто вы, Джина?  — робко спросил он.
        — Я. Обыкновенная девушка.
        — Догадываюсь,  — чуть насмешливо согласился Рей и вдруг спросил — Вы не голодны?
        Она отрицательно покачала головой и односложно ответила:
        — Нет.
        Его рука крепко сжала ее пальцы.
        — Но я почему-то уверен, что от хорошей рыбы вы не откажетесь!
        Только тут Джина заметила за его спиной накрытый стол, сервированный на двоих. Из камбуза же тянуло чем-то очень вкусным.
        — Спасибо,  — с некоторым удивлением ответила она.  — Рыбу я действительно очень люблю.
        — Так я и думал! Тогда садитесь за стол и чувствуйте себя как дома. И подождите пару минут!
        — Вам помочь?
        — Не надо. Только, умоляю, не убегайте!
        Рей исчез в люке камбуза. Джина посмотрела ему вслед и задумалась. Нет, она никуда не убежит. Просто не сможет этого сделать…
        Весь вечер, пока они отдавали должное приготовленному Реем ужину, обоим казалось, что весь остальной мир перестал существовать. После нескольких бокалов игристого вина он протянул через стол руку и сплел ее пальцы со своими. Джина неожиданно вздохнула:
        — Мы уже так давно разговариваем, а я до сих пор не знаю, есть ли у вас мать?
        — Была. Но мои родители давно уже умерли. Мне тридцать три года. Сестер и братьев нет. Чтобы как-то заработать на жизнь, приходится возиться вот с такими яхтами — чинить их, красить, катать публику. Вот так-то! Ну, а теперь рассказывайте о себе.
        — Мне двадцать три года. Работаю фотомоделью в рекламной фирме. Отец умер. Есть младшие сестренка с братцем.
        — Вашей матери пришлось одной воспитывать троих детей и заботиться о них?
        — Да. Так и было, пока она не заболела. Но сколько в ней мужества и какая сила духа!
        Джина не хотела, чтобы Рей подробно расспрашивал ее о матери. Маргарет Кинг была очень гордой, терпеть не могла жалости и не разрешала дочери распространяться о своей болезни посторонним. Собеседник, видимо, почувствовал, что не следует продолжать этот разговор, и только сказал:
        — Мне хотелось бы когда-нибудь познакомиться с ней.
        — Уверена, вы ей понравитесь!
        — Ей нравятся все молодые люди, с которыми вы дружите?
        — Сначала спросите, есть ли они у меня? И я отвечу — нет.
        — Хорошо,  — задумчиво проговорил Хэмилтон, и голос его стал, как бы матовым, почти хриплым. Сердце Джины учащенно забилось, и она нервно зевнула. Рей посмотрел на часы.
        — Уже почти час ночи. Давайте, я отвезу вас в гостиницу. При вашей работе надо хорошенько высыпаться.
        Он вышел из-за стола, протянул ей руку, помогая подняться со стула, и накинул на плечи девушки газовый шарф.
        — Как ни странно, но я не чувствую никакой усталости,  — заметила Джина и… снова зевнула.
        Рей рассмеялся и, поддерживая ее под локоть, пока она спускалась по сходням, произнес:
        — Что-то говорит мне: Филипп будет не очень доволен мешками у вас под глазами. Еще, чего доброго, выберет для съемок другую яхту. А мне бы этого не хотелось. Ведь в таком случае нам с вами будет трудно видеться.
        Он полуобнял Джину за плечи и отвел на несколько шагов от края пристани. Тронутая его заботой, она спросила полушепотом:
        — Вы хотите меня снова увидеть?
        — Увидеть? Я хочу быть с вами постоянно!
        Джина посмотрела в его глаза долгим, серьезным взглядом. Потом сказала тихим голосом:
        — Может быть, это прозвучит глупо, но у меня такое чувство, будто я знала вас всю жизнь.  — И она потупила взор.
        Рей нежно взял девушку за подбородок и поднял ее голову так, что их глаза снова встретились.
        — Джина, я понял, что вы необыкновенная девушка, с первой минуты нашей встречи.
        Она почувствовала тепло его мягких губ на своих. Это был нежный, робкий, но многообещающий поцелуй. Джина почти физически ощущала, как тает переполненное блаженством ее сердце. Рей глубоко вздохнул.
        — В этом есть что-то сверхъестественное. Еще утром я был нормальным, вполне уравновешенным человеком. И вдруг в душе сразу все перевернулось, и теперь мне просто трудно объяснить, что происходит.
        Но Джина отлично понимала его состояние. Понимала, потому что сама чувствовала то же самое. Она подняла на него свои голубые глаза и неуверенно спросила:
        — Вы… Вы жалеете об этом, Рей?
        — Черт побери, вовсе нет! Я ждал вас всю жизнь и уж теперь не отступлю!
        Сердце девушки рвалось из груди; дыхание стало частым. Колени дрожали. Какое в конце концов имеет значение то, что они только сегодня встретились? Ведь если это предназначение судьбы, то оно может сбыться и в пять минут так же, как и растянуться на пятьдесят лет!
        Но то, что они были созданы друг для друга, в этом Джина не сомневалась.
        Рей высадил ее у входа в гостиницу и отъехал, чтобы припарковать машину. Девушка стояла у дверей и ждала. Ей не хотелось, чтобы этот необыкновенный вечер кончился. Он должен длиться еще и еще… Вечно! Когда же Рей вернулся, обнял ее и они снова поцеловались, это был уже не тот стыдливый поцелуй. В нем чувствовались страсть и жгучий огонь вспыхнувшего желания. Огонь, который разгорался весь вечер и теперь грозил вырваться из-под контроля.
        Горячее мужское дыхание обжигало лицо Джины, ладони сдавливали ее щеки. Голова кружилась, и девушке казалось, что она вот-вот упадет. Рей заметил ее состояние, чуть отстранился и, лукаво улыбнувшись, спросил:
        — Что же вы не спрашиваете о моих подружках?
        Джина ошалело посмотрела на него, потом рассмеялась:
        — О, да! Это очень важно! И много их было?
        — Ой, грешен! Много! Но это уже в прошлом. Теперь у меня нет никого, кроме вас одной! И я хочу, чтобы вы так же целиком принадлежали только мне. Есть возражения?
        — Нет. Я не хочу принадлежать никому другому!
        Джина, как зачарованная, смотрела в его смуглое, мужественное лицо. Они должны быть рядом. Всегда! Каждая минута, проведенная в разлуке с ним, вычеркнута из жизни!
        — Завтра после съемки не уходите вместе со всеми,  — шептал ей Рей.  — Останьтесь на яхте. И я покатаю вас вдоль этого прекрасного берега. Согласны?
        — Да!
        Счастливая улыбка озарила лицо девушки. Рей снова заключил ее в объятия.
        — Как чудесно вы сказали это «да»! Боже мой, у меня завтра будет чертовски длинный день. Я умру в ожидании, когда он кончится и мы останемся вдвоем!
        — До завтра, Рей! Я тоже буду с нетерпением ждать вечера. Нашего вечера…



        3

        День действительно тянулся бесконечно долго. Тысячу раз Джина украдкой поглядывала на часы. Но от этого время не шло быстрее. Улыбнувшись про себя, она отметила, что Рей тоже проявляет нетерпение, порой выходящее за рамки приличия.
        Наконец съемки успешно завершились, группа спустилась на пристань. Джина с палубы помахала всем рукой, получив в ответ ехидные и не всегда добрые взгляды.
        — Они ушли,  — услышала она за спиной голос Рея, заставивший ее вздрогнуть. И вот они опять стояли лицом к лицу не в силах оторвать взгляды друг от друга. Его глаза блестели, губы дрожали и звали к себе. Джина чувствовала, как в ее жилах закипает кровь и становится трудно дышать.
        — Я думала, они никогда не уйдут!  — воскликнула она, почему-то не решаясь приблизиться к Рею. Ей вдруг стало неловко за свой внешний вид: джинсы, легкая тенниска, не тронутое гримом лицо…
        — Джина, ну подойдите же скорее ко мне!  — взмолился Рей.  — А то я сойду с ума!
        Джина бросилась к нему в объятия и покрыла поцелуями, вдруг ставшее таким родным лицо. Она ждала этого момента весь день. Его изголодавшиеся губы искали ее и, найдя, жадно впились в них. Он нежно провел ладонью по волосам девушки и наклонил ее голову к своему плечу.
        — Весь день я только и делала, что считала минуты, оставшиеся до нашей встречи!  — воскликнула она, тоже запустив всю пятерню в его густую шевелюру.
        Рей счастливо засмеялся.
        — Ну что ж, пожелаем друг другу удачного плавания? Поднять паруса!
        Они делали это вместе, причем так ловко, будто всю жизнь плавали на одной яхте. И хотя работа была не из легких, Джина наслаждалась. Когда же ветер надул паруса и яхта плавно заскользила вдоль берега, она встала у штурвального колеса рядом с Реем и положила на его ладонь свою. Он наклонился и поцеловал ее пушистые, уже успевшие растрепаться волосы.
        — Вы чувствуете здесь себя как дома. Разве нет?
        Со стороны бывалого морского волка это был, наверное, величайший комплимент. Джина ласково посмотрела ему в глаза.
        — Я всегда любила плавать под парусами. Но такую прекрасную яхту вижу впервые. Она так слушается руля и очень плавно идет! Мне кажется, что я смогла бы управлять ею одним пальцем.
        Рей усмехнулся, отступил на шаг и пригласил девушку встать к штурвалу.
        — Прошу, Джина! Попробуйте.
        Девушка вскрикнула от испуга: потерявшая на миг управление яхта тут же отклонилась от курса. Джина круто повернула штурвал, и ветер, вновь надув опавшие было паруса, понес стройную морскую красавицу в прежнем направлении.
        — Слушайте, Рей! Нельзя же так шутить!
        — Если бы я не знал, что вы справитесь, то никогда бы этого не сделал. Ведите яхту тем же курсом. Только постарайтесь никого не протаранить!
        Ветер играл волосами Джины, а капли морской воды умывали лицо. И девушке хотелось, чтобы они плыли все вперед и вперед, не останавливаясь, бесконечно…
        Но вот Рей взял управление на себя, и яхта проскользнула через узенький пролив в небольшую пустынную бухту и стала на якорь недалеко от берега. Наступило время ужина. Он не был изысканным: жареный цыпленок, две французские булочки, сыр и фрукты. Но Джине показалось, что еще никогда она не пробовала ничего более вкусного. Потом они выпили по бокалу вина.
        — Где вы научились управлять парусником?  — спросил Рей, нежно пожимая руку девушки.
        — Мой отец был моряком. Он привил мне любовь к морю, записал в морской клуб. Там была парусная секция. Вот и весь секрет!
        Джина чувствовала, как волнуют ее прикосновения сидящего напротив мужчины. Она хотела убрать руку, но так и не смогла заставить себя это сделать. Наоборот, ее охватило жгучее желание прижаться к нему всем телом…
        — Почему вы стали именно фотомоделью?  — неожиданно спросил Хэмилтон.
        Девушке безумно хотелось рассказать все, абсолютно все этому человеку, но запрет матери был для нее свят. Хотя Джина не сомневалась в том, что Рею можно доверить их семейную тайну. И все же пока решила молчать.
        — У меня даже и мысли не было ею стать. Но одна из моих подруг сказала, что таким способом можно заработать очень много денег. Вот я и решилась.
        Это была чистая правда, и ответ Джины прозвучал уверенно, но про себя она молила Рея, чтобы он не задавал больше вопросов на эту тему. Однако ее мольба осталась не услышанной. Последовал новый вопрос:
        — Неужели так важно зарабатывать много денег?
        — Джина пожала плечами и с затаенным укором посмотрела на Хэмилтона. Конечно, для тех, у кого их много, это не важно. У них и так всего предостаточно. Ну, а как быть тем, у кого за душой ни гроша? Или не хватает на что-нибудь важное, жизненно необходимое?
        — Гмм… Возможно, вы и правы, Джина.  — Рей долго и задумчиво смотрел на девушку. Потом вдруг встал, взял у нее недопитый бокал с вином и поставил на стол рядом со своим.  — Давайте лучше потанцуем!
        Девушка растерянно уставилась на него.
        — А как же без музыки?
        — Закройте глаза и услышите!
        Джина послушно закрыла глаза. Рей обнял ее за талию, и они поплыли по каюте, повинуясь внутреннему ритму, порожденному их сердцами. Но сердца почему-то стучали все чаще, а вместе с их ударами танец, название которому надо было еще придумать, становился быстрее и быстрее. Джина почувствовала, что и расстояние между их телами становилось все меньше. Наконец Рей резким движением крепко прижал ее к себе. Джина не сопротивлялась, а только зачарованно смотрела ему в глаза. Ее рука сама собой скользнула вверх по его шее, и пальцы утонули в темных шелковистых волосах. Она чувствовала, как его губы целуют ее локоны, потом лоб, глаза… Все вокруг подернулось какой-то дымкой, стало нереальным. Был только он, его руки, его губы. Их языки встретились, и поцелуй из робкого и нежного, превратился в страстный, горячий и требовательный.
        Такого Джина еще никогда не испытывала. Под своей тенниской она чувствовала руки Рея, скользнувшие к ее груди. Ноги девушки слабели, все тело горело каким-то неведомым огнем. Казалось, еще мгновение — и это пламя сожжет ее всю, без остатка. И она вдруг поняла, что ей нестерпимо хочется погибнуть в этом мучительном, испепеляющем и в то же время полном бесконечного блаженства пожаре. Руки девушки обвили шею Хэмилтона, а их тела слились.
        — Рей,  — в изнеможении прошептала Джина. Теперь ее не страшило ничто. Мгновенно исчезли все моральные запреты и заветы матери. Осталось одно страстное желание отдать ему всю себя. Рей хотел того же. Она чувствовала это. Он будет ее любовником! Долгожданным, единственным, столько лет являвшимся в грезах! И вот он пришел, а с ним — любовь!
        — Нет!  — вдруг воскликнул Рей, резко отняв ладони от груди девушки, и принялся неловко поправлять ее тенниску. Глядя в глаза Джины, он улыбнулся вымученной улыбкой — Нет!  — повторил он.  — Видит Бог, как я хочу вас. Но прежде нам надо лучше узнать друг друга. Мы должны прийти к этому постепенно, естественно. И не спешить, будто вся наша жизнь кончается сегодняшним днем! Тогда близость станет счастьем! Обещаю вам!
        Джина уставилась на Хэмилтона ошарашенными глазами. Всю жизнь мужчины безуспешно увивались вокруг нее, добиваясь лишь одного. Наконец явился единственный, которому она сама готова отдать все. И что же? Он говорит ей, что надо подождать! Сердце девушки переполнилось теплотой и нежностью к этому человеку за его заботливое, по-настоящему серьезное к ней отношение. В глазах Джины блеснули слезы. Слезы счастья…
        — Хорошо, Рей,  — прошептала она, глубоко вздохнув в его объятиях.  — Ведь теперь все время в этом мире принадлежит только нам…



        4

        На следующий день Филипп объявил об однодневном перерыве в съемках на море. А вечером все девушки должны были быть на каком-то очень важном для их фирмы светском рауте и одетые соответствующим образом.
        На вечеринке Джина заученно демонстрировала все прелести своей фигуры и шикарного темно-синего платья с глубоким декольте. Все это действо продолжалось уже несколько часов и теперь понемногу выдыхалось.
        Джина поставила на стол недопитый бокал шампанского и, убедившись, что на нее никто не смотрит, выскользнула через узенькую дверь во внутренний садик на крыше многоэтажного дома.
        Здесь веяло прохладой, над головой ярко горели звезды, внизу шумел Лос-Анджелес.
        Мысли девушки были только об одном. Об одном человеке. И звали его, конечно, Рей Хэмилтон.
        Джина не сомневалась, что это Он — тот, кто предназначен ей Судьбой. Девушка была готова отдаться ему душой и телом. Но вот это последнее обстоятельство сильно смущало ее. Джина не могла не помнить строгих наставлений любимой матери, которая предостерегала дочь от близких внебрачных отношений с мужчинами. До сегодняшнего дня это правило исполнялось неукоснительно. Но вчера, когда они остались вдвоем с Реем, только благодаря ему, не свершилось ее грехопадение, и впредь Джина решила быть осторожнее.
        Потому-то душа ее, полная любви к Рею, все-таки пребывала в смятении. Отодвинутые было на второй план бурными эмоциями, доводы рассудка стали давать о себе знать.
        А тут еще в голову полезли мысли о том, что срочно нужны деньги на операцию матери. А откуда их взять?
        — Вот вы где!  — раздался за ее спиной чей-то голос. Джина обернулась и приветливо улыбнулась молодому человеку, также сбежавшему из душного банкетного зала на свежий воздух.
        Эндрю Хэмфри было под тридцать. Для сгорающих от нетерпения выйти замуж дев, он представлялся настоящей находкой: высокого роста, строен, с зеленоватыми глазами и густой темной шевелюрой. К тому же — владелец доставшихся по наследству бесчисленных отелей, великолепной квартиры в Лос-Анджелесе и еще двух не хуже — в Нью-Йорке и Чикаго. Кроме того, он имел гоночные автомобили, большую яхту и чуть ли не целый остров где-то возле Тихоокеанского побережья.
        Многие считали Эндрю очень даже приятным человеком, интересным собеседником, и к тому же достаточно скромным. Правда, Джину иногда раздражала его щедрость, порой доходившая до неприличия. Все, к чему она в присутствии Хэмфри проявляла хоть малейший интерес, тут же ей преподносилось. В конце концов, он уверил мисс Кинг, что безумно влюблен в нее. Девушке это не слишком пришлось по вкусу. В первую очередь потому, что сама она никаких нежных чувств к мистеру Хэмфри не питала и очень бы не хотела ненароком дать ему повод для надежд. Конечно, можно было с ним не встречаться. Но, рассуждала Джина, зачем ей лишать себя компании совсем не скучного в беседе и безусловно симпатичного молодого человека? Не лучше ли подождать? Пройдет какое-то время — и, глядишь, от так называемой любви Эндрю к ней у него самого не останется даже воспоминаний!
        — В зале так душно,  — пожаловалась Джина.  — Вот я и решила немного проветриться.
        — Смотрите, здесь можно не только проветриться, но и схватить простуду,  — проворчал ее обожатель и, сняв пиджак, накинул на плечи девушки.  — Так лучше?
        Джина утвердительно кивнула. Помолчав несколько мгновений, Эндрю вдруг обнял ее за талию и привлек к себе. Но сделал это настолько мягко и осторожно, что девушке даже не пришло в голову сопротивляться и выражать негодование.
        — Вы во всем настоящий джентльмен!  — шутливым тоном сказала она.
        — Что ж, я рад, что вы это заметили,  — хмыкнул Эндрю, потом неожиданно спросил — Скажите, Джина, когда вы намерены выйти за меня замуж?
        — Замуж? За вас?  — воскликнула девушка, ошарашенная подобным поворотом дела.
        Она видела, что Хэмфри спрашивает вполне серьезно.
        — Вы удивлены моим вопросом?  — продолжал напирать молодой человек.  — Или все еще не поняли, что я люблю вас?
        Джине всегда было крайне неприятно причинять кому-либо боль или заставлять страдать. И она постаралась ответить как можно мягче:
        — А вы уверены, что любите меня, Эндрю? Ведь не секрет, что мужчины сплошь и рядом так говорят актрисам и фотомоделям.
        — Это не тот случай — я действительно полюбил вас глубоко и искренне. Хочу стать вашей опорой в жизни и сделать счастливой. Умоляю! Скажите да!
        Джина чуть отстранилась и ответила все так же мягко:
        — Эндрю! Мне очень интересно и приятно с нами. Я вас уважаю. Но… не люблю! Простите меня.
        И она печально улыбнулась. Хэмфри обиженно выпятил нижнюю губу.
        — Скажите лучше, что не хотите позволить себе полюбить меня! Я люблю вас и уверен, что иместе мы будем счастливы. Но вы, видимо, устали и не можете всерьез воспринять мое предложение. Идите в зал, возьмите со стола свою сумочку, и я отвезу вас домой.
        Джина не стала спорить. Она и впрямь еле держалась на ногах от усталости. А тут еще неожиданное предложение руки и сердца. Благо, что Хэмфри сам прекратил этот никчемный разговор!
        Она вернулась в банкетный зал и попрощалась с гостями. Эндрю довез девушку до самых дверей ее дома.
        Перед тем, как пожелать Джине спокойной ночи, он крепко сжал ее руку и сказал очень серьезно:
        — Подумайте о моем предложении. Никогда и ни одной женщине я еще не предлагал стать своей женой, потому что никого до этого времени не любил. А вас люблю!
        И опять Джина почувствовала, что Эндрю действительно не шутит. Но что ей до того — ведь у нее есть Рей! Тем не менее, она произнесла как можно более убедительно:
        — Хорошо. Я подумаю. Обещаю вам.
        — И дадите мне ответ сразу после возвращения со следующей съемки?
        — Пусть так, Эндрю. Но скажу откровенно: больших надежд на мой ответ не возлагайте.
        Джина сняла накинутый на плечи пиджак Хэмфри и протянула ему. Он неохотно взял его, потом вдруг снова привлек девушку к себе и поцеловал.
        — И все же я прирожденный оптимист. Спокойной ночи, любимая! До встречи.



        5

        Следующие десять дней запомнились Джине на всю жизнь. Они стали ее утешением в трудные минуты и озаряли немеркнущим светом будущее. И дело было не только в Рее. Джина открыла немало доселе неизвестного в своей собственной душе. Она узнала, что такое настоящее, невыдуманное счастье. Счастье, в котором купались они оба. И то, что было дорого одному, тут же становилось близким, родным другому.
        В свободное от работы время они сделались неразлучными. Остальные участники съемочной группы вначале постоянно и немилосердно дразнили Джину. Но когда стало ясно, что между ней и Реем не просто легкий флирт, а нечто более серьезное, насмешки и подкалывания прекратились. Постепенно развертывавшийся у всех на виду роман начал вызывать теплое участие у окружающих, а у кое-кого и зависть.
        Джина и Рей обожали морские прогулки. Каждый вечер, когда заканчивались съемки и яхта пустела, они ставили паруса, огибали остров и бросали якорь в уютной, почти незаметной с моря бухточке. Здесь они ужинали, а потом плыли дальше.
        Иногда они приставали к берегу и долго гуляли вдоль золотых песчаных пляжей. Или уходили в небольшой лесок, чтобы понаблюдать за жизнью птиц. Джина особенно любила это занятие. Рей оказался неплохим орнитологом, и девушка с интересом слушала его рассказы.
        Их отношения внешне были чисто платоническими, но оба отлично понимали, какая бурная, рвущаяся наружу страсть за ними скрывалась. Это придавало особый оттенок их встречам. Ожидание нового, сладостного сближения было одновременно мучительным и радостным. Порой их невинные прощальные поцелуи превращались для обоих в настоящую пытку. Они любили друг друга и не сомневались в этом. Уже не требовалось никаких слов: обо всем говорили взгляды, улыбки, прикосновения. Но следующий шаг по разным причинам они сделать еще не решались: в наиболее головокружительные минуты Джину останавливали заветы матери, которые, правда, с каждым разом действовали все слабее. Хэмилтон в отношении мисс Кинг вынашивал весьма серьезные жизненные планы и боялся, что они могут быть нарушены неосторожными действиями с его стороны.
        Но вот наступил момент, когда надо было на что-то решаться. Съемки на яхте подходили к концу. После этого они должны были продолжаться еще с неделю где-то в горах у водопадов, а затем работа над лентой завершится, и все разъедутся кто куда. Джина не знала что делать. Остаться после истечения срока на острове? Но где? В гостинице это было невозможно: пришлось бы платить огромные деньги за каждые сутки, чего она не могла себе позволить. Знакомых здесь у нее не было. Оставалось одно: перебраться на яхту и жить там. Но такое предложение должно исходить от Рея. А он молчал. Наверное, ему просто не приходило в голову, что съемки будут продолжаться не вечно. Спросить же его она не решалась…
        Кончался последний день на яхте. Джина приняла душ, надела купленный накануне усыпанный блестками экзотический саронг и принялась собирать в чемоданчик свои вещи. Группа давно спустилась на пирс, но все уже привыкли, что Джина обычно остается на яхте, и скоро до нее донесся шум мотора отъезжавшего автобуса. Внезапно дверь в каюту отворилась. Джина обернулась и увидела на пороге бледного, растерянного Хэмилтона. Он был настолько взволнован, что даже зубы его отбивали нервную дробь.
        — Ты уезжаешь?  — почти закричал он, вырвав из рук девушки чемоданчик и бросив его на софу.  — Почему ты не сказала мне об этом?
        — О чем?  — спросила Джина с неподдельным удивлением.
        — Не притворяйся! Я только что был на пирсе. Вся группа прощалась со мной и благодарила за помощь. Они сказали, что съемки здесь закончились, и вы все завтра уезжаете еще куда-то! Почему я должен узнавать об этом от них?
        Джина нежно посмотрела на него и прикусила губу, чтобы не рассмеяться. В эту минуту Рей был действительно очень смешон со всем его пылом и дрожащими губами. Но она понимала, что смех его обидит. Джина подошла к нему вплотную и взяла за руку.
        — Рей, ради Бога, успокойтесь! И перестаньте так страшно стучать зубами. Кроме того, вовсе не обязательно испепелять меня инквизиторским взглядом!
        — А что прикажешь мне делать? Если ты…
        — Что я?  — прервала она.  — Разве я говорила, что уезжаю?
        — В том-то и дело, что это сказали другие!
        — Ну что ж, они действительно уезжают. Я же никуда не собираюсь.
        Рей оторопело посмотрел на нее и уже чуть спокойнее спросил:
        — То есть как?
        — А вот так! Мы закончили съемки на яхте, но они продолжатся в горах близ водопадов.
        С острова мы пока не уезжаем. Надеюсь, вы успокоились?..  — Только теперь Джина позволила себе рассмеяться.  — Давай, наконец приведем все к общему знаменателю. Ты начал говорить мне «ты». Я согласна и буду так же обращаться к тебе. Ну, а сейчас разве ты не видишь, что устроил бурю в стакане воды?
        — Ах, ты еще смеешься? Ну, пеняй на себя!
        Он схватил Джину в охапку, закружил по палубе и сделал вид, что собирается бросить ее за борт. Она пронзительно завизжала. Тогда Рей отпустил девушку, и они теперь стояли, страстно глядя друг на друга и тяжело дыша.
        Первым отвел глаза Рей и предложил спуститься в каюту. Здесь он налил два бокала белого вина. Потом спросил:
        — Но ведь все равно тебе придется, в конце концов уехать. Не так ли?
        — Мне необходимо работать. Что я могу поделать?
        Джина почувствовала, как взгляд Рея буквально пронзает ее насквозь.
        — Джина, почему бы тебе не выйти за меня замуж?
        Это были самые удивительные и прекрасные слова, которые она когда-либо слышала в своей жизни.
        — О, Рей!  — воскликнула девушка.  — Если бы ты знал, как я хочу стать твоей женой!
        В ее глазах блеснули слезы счастья. Но у нее хватило сил взять себя в руки. И она грустно добавила:
        — Но ведь все равно мне надо будет работать!
        Рей посмотрел в ее покрасневшие глаза и улыбнулся.
        — Нет, Джина. Тебе работать не придется. Предоставь это дело мне. Ремонт парусников, конечно, шикарной жизни не гарантирует, но заработать на проживание себе и семье я все же смогу!
        Конечно, он сможет заработать на жизнь! Но ему ведь не все известно, а открыть свою тайну Джина сможет только с разрешения больной матери. Надо будет ей на днях позвонить. А после того, как Рей все узнает, они найдут выход из положения. Два преданно любящих друг друга человека не могут его не найти!
        И Рей услышал твердый ответ Джины:
        — Хорошо. Пусть будет так, как ты скажешь!



        6

        Когда Хэмилтон подвез Джину к подъезду гостиницы, было очень поздно. Он хотел, чтобы она осталась у него, но группа уезжала рано утром и Джине надо было хоть чуть-чуть выспаться. Неохотно простившись у дверей, они поцеловались и расстались.
        Когда она проходила мимо портье, сидевшего за небольшой конторкой, тот окликнул девушку:
        — Извините, мисс Кинг. Возьмите записку. Кто-то названивал вам целый день, но мы не знали, где вас искать.
        Джина почувствовала, как по спине пробежал холодок. Только один человек мог иметь причины срочно ей звонить — сестра. Неужели что-то случилось с матерью?!
        Поблагодарив портье, Джина бросилась к себе в номер, оставила у дверей чемодан и схватилась за телефонную трубку. К счастью, в отеле была установлена самая современная система связи и дозвониться оказалось очень легко. Через несколько секунд Джина уже услышала в трубке голос сестры.
        — Где тебя носит?!  — кричала Джесси.  — Я звоню уже несколько часов и все время слышу одни продолжительные гудки.
        — Я только что получила записку о том, что кто-то звонил. Успокойся, Джесси, и говори, что произошло, а не задавай ненужных вопросов.
        — Маме стало значительно хуже. Они снова хотят положить ее в больницу. Но доктор просил сначала связаться с тобой, чтобы на всякий случай…
        «На всякий случай…», повторила про себя Джина. Пальцы стали машинально перебирать телефонный шнур.
        — Я понимаю,  — перебила она сестру.  — Сейчас ее состояние стабилизировалось?
        — Сейчас — да. Но она долгое время лежала без сознания. Я так испугалась!
        В голосе сестры слышались слезы. Джина смягчила тон.
        — Конечно, это страшно, милая! Теперь слушай меня внимательно. Я вернусь сразу же, как только освобожусь. Сейчас мне надо договориться о некоторых дальнейших контрактах. Это займет несколько дней. Я обязательно сообщу тебе, когда буду вылетать, и скажу номер рейса.
        Ты меня встретишь. А сейчас, пожалуйста, не паникуй. Если состояние мамы стабильно, то в ближайшие дни вряд ли что-нибудь может случиться. Ты же знаешь — так с ней не раз уже было. Обещаю, что вернусь как можно скорее.
        Джина всеми силами старалась внушить сестре надежду на благополучный исход, но в глубине души сама была в нем не уверена. И ее вдруг охватило отчаяние. Ведь с каждым новым приступом болезни надежд на то, что матери удастся вовремя сделать операцию, становилось все меньше. Нет, она не может больше ждать! Надо чтото делать. Деньги нужны сейчас! Безотлагательно!
        Девушка села на стул и закрыла лицо руками. Боже мой, почему все это происходит именно теперь! Теперь, когда ей удалось наконец встретить замечательного человека и они до безумия полюбили друг друга! Ведь Рей предложил ей руку и сердце, и она ответила согласием. Ее истосковавшаяся душа тянется к нему. Джина не выдержит, если долгожданное счастье не состоится! И все же…
        Рей, несомненно, удивительный человек. Но у него нет возможности помочь ее матери в этот трагический момент. Нужны деньги! Много денег! И чтобы их достать, существует только один путь: принять предложение Хэмфри. Эта мысль пришла Джине в голову только сейчас. На протяжении последнего времени она даже ни разу не вспомнила о существовании Эндрю. Но теперь…
        Он, конечно, не откажет. Тут же даст деньги, даже не спрашивая, зачем они ей нужны, и не думая о том, что может не получить их обратно.


        Потому что он любит. Но именно поэтому она не может попросить у него денег, не согласившись стать его женой.
        Джина сидела на стуле посреди комнаты, задумчиво смотрела в окно и ощущала почти физическую боль. Да и впрямь это была настоящая пытка! Надо сделать чудовищный выбор между любовью и дочерним долгом. И если она не поможет матери именно сейчас, то никогда себе этого не простит, потому что тем самым подпишет ей смертный приговор. От отчаяния девушка до боли сжала зубы. Значит, выйти замуж за Эндрю, безумно любя другого человека? Может ли она пойти на такое? Ведь это, помимо всего прочего, означает предать Рея! Боже мой!
        Эти мысли терзали Джину всю ночь. Под утро она поняла, что приемлемого выхода из создавшегося положения нет. При любом решении безвозвратно гибло нечто бесконечно дорогое. Джина всегда очень любила свою мать, но теперь она полюбила еще и Рея. И вот надо кем-то жертвовать! Но ведь мать непременно умрет, если ей не сделают срочную операцию. А с Реем ничего не случится, и он сможет, в конце концов, пережить разрыв с ней. Особенно если она найдет способ заставить его возненавидеть себя. Сделать это не так уж трудно: надо всего лишь сказать ему, что она… Что ей нужен богатый муж.
        Боже, как это ужасно! Сможет ли она так оклеветать себя? Если бы Рей был богат! Хотя бы настолько, чтобы оплатить операцию! Впрочем, при чем здесь «если бы»? «Если бы» — рассуждения дураков, если не круглых идиотов. Рей — беден, и его надо воспринимать таким, каким он на самом деле является. А это значит, что путь к счастью с ним для нее закрыт. Она должна пожертвовать не только Реем… Собой!
        Чувство долга победило. Джина заказала по телефону билет на самолет. Потом набрала номер комнаты Филиппа.
        — Алло!  — рявкнул в трубку директор, видимо, взбешенный столь ранним звонком.
        — Это Джина. Извините, но мне только что позвонили из дома. Очень тяжело заболела мать, и я должна срочно уехать.
        — Уехать? Да ты что! Ни в коем случае! И не думай!
        Ярость Филиппа не произвела на нее никакого впечатления. Девушка была слишком убита свалившимся вдруг несчастьем. Она смотрела в окно и не замечала, что солнце скрылось за тучами, по морю побежали злые белые барашки, а деревья на берегу закачались от налетевшего неведомо откуда сильного порывистого ветра.
        — Филипп, я улечу первым же рейсом, на который смогу достать билет.
        Джина произнесла эту фразу спокойным, безучастным тоном. Директор взорвался:
        — Если ты, черт побери, это сделаешь, то можешь считать себя навсегда уволенной!
        И он бросил трубку. Ну что ж — с этим покончено, подумала Джина. Правда, она отнюдь не была уверена в том, что Филипп осуществит свою угрозу. Но даже если он ее и уволит, какое это теперь имеет значение? Ведь она решила выйти замуж за Эндрю, у нее будет достаточно денег, и надобность в работе отпадет.
        Джина встала и подошла к туалетному столику. Теперь ей предстояло самое трудное — встреча с Реем. Для этого нужно выглядеть наилучшим образом, чтобы он не заподозрил, какое отчаяние наполняет ее душу. К счастью, Джина в свое время брала уроки макияжа, и вот когда им суждено было особенно пригодиться. Действительно, результаты превзошли все ожидания. Девушка посмотрела на себя в зеркало и убедилась, что с успехом сыграет самую трудную в своей жизни роль, если только сумеет улыбнуться…



        7

        Даже выходя из машины, Джина еще не знала, что скажет своему любимому. В голове не было ни одной мысли, а сердце билось так, будто собиралось выпрыгнуть из груди. Она подошла к сходням и посмотрела наверх. Рей стоял на палубе и что-то делал возле мачты. Увидев Джину, он радостно улыбнулся и в два прыжка очутился рядом с ней.
        — Вот приятный сюрприз! А я думал, что ты уже далеко в горах!
        Девушка заставила себя улыбнуться и ответила вполне спокойным голосом:
        — Я и должна была там быть. Но у директора возникли какие-то трудности с автобусом, нам разрешили немного погулять.
        Первая ложь. Но стоит ли ей вести подобный подсчет?
        Рей помог Джине подняться на палубу и тут же притянул ее к себе.
        — Трудности твоего директора обернулись для меня удачей. Разве не так?
        Джина ничего не ответила и страстно поцеловала Рея. Как знать, подумала она, может быть, это их последний поцелуй. В глубине ее глаз прятались слезы. Она опустила на несколько мгновений ресницы, чтобы не дать им вылиться. Потом, уткнувшись носом в плечо Рея, спросила:
        — Что ты собираешься делать с яхтой?
        На палубе громоздились шестерни, лебедки и какие-то незнакомые Джине механизмы. Ее все это, понятно, мало интересовало, но с помощью такого вопроса удалось освободиться от объятий Рея. Он оглянулся и ответил:
        — Ее хозяин, Джон Харрис, решил отправиться на ней в круиз. Вот я и готовлю яхту к дальнему плаванию.
        У Джины перехватило дыхание от неожиданно пришедшей в голову предательской мысли. Еще до приезда на остров она знала, что кинокорпорация арендовала для съемок яхту у какого-то миллионера. Естественно, им не мог быть простой моряк Рей Хэмилтон. Сейчас можно притвориться, будто бы она считала его владельцем яхты, то есть тем самым миллионером. А теперь, когда выясняется, что судно принадлежит не ему, она и «откроет свое истинное лицо». И тогда Рей, несомненно, возненавидит ее. Возненавидит на всю жизнь… А потом — забудет.
        — Джон Харрис — хозяин этой яхты?  — переспросила Джина с хорошо разыгранным удивлением.
        Рей сначала не заметил ее тона или просто не обратил на него внимания. И, ничего не подозревая, ответил:
        — Он возглавляет компанию, которой принадлежит и Дом моделей. Тот самый, работы которого вы рекламируете. Эта яхта также собственность его компании. Поэтому мистер Харрис и предоставил ее для проведения съемок.
        Душа Джины истекала кровью. Ведь получилось так, что Рей сам дал ей путеводную нить, и теперь она должна будет ею воспользоваться. Он смотрел на девушку веселыми любящими глазами, не подозревая, какой козырь подбросил ей в той ужасной игре, которую Джина вела с ним. Но карта была сдана… Девушка как бы чуть дрогнувшим голосом спросила:
        — Как, Рей, разве это не твоя яхта? Я-то думала, что ты ее владелец…
        Рубикон перейден. И на этот раз смысл всего сказанного дошел до Хэмилтона. Он сдвинул брови и внимательно посмотрел на девушку. Заметив ее бледность, произнес тоном, которого Джина никогда не слышала от него:
        — Ты так думала?
        В этих трех словах она услышала больше, чем если бы Рей держал многочасовую речь. Теперь он выглядел в своих глазах морально на много голов выше ее, честнее, чище. Все в душе Джины яростно протестовало против такой несправедливости. Девушка до боли сжимала кулаки, чтобы не разрыдаться или не сказать слов, рвавшихся из сердца: «Рей, дорогой! Я люблю тебя! Прости! Все, что ты сейчас услышишь,  — сплошная ложь!» Но вместо этого с деланной, насквозь фальшивой злостью бросила ему в лицо:
        — Ты же вел себя так, будто она принадлежит тебе!
        Рей внешне остался совершенно спокойным. Только его глаза затянулись матовой, непроницаемой пленкой. И в голосе зазвенел холодный металл.
        — Понятно. Значит, ты считала меня богатым человеком. Так?  — Его взор стал постепенно наливаться яростью. Рей тряхнул головой и добавил еще более жестко — Каким же я был дураком! Поверил, что ты меня любишь!
        Казалось, что еще немного, и она не выдержит. Все ее надежды и грезы воплотились в этом человеке. Но он уже не принадлежал ей. И это сделала она сама, по собственной воле. Пытка! Страшная! Нестерпимая! Из последних сил Джина буквально выдавила из себя еще одну ложь. Самую страшную:
        — Я уже говорила тебе, как важно иметь деньги. И давно решила выйти замуж только за богатого человека.
        Любовь, которой всего мгновение назад лучились глаза Рея, внезапно сменилась ядом презрения.
        — И тебе все равно, будешь ты любить его или нет?
        Каждый его взгляд, слово и то, каким тоном оно сказано, насквозь прожигали сердце Джины. Она не могла понять, как Рей этого не видит, но девушка должна была продолжать свою жестокую игру.
        — Естественно, я предпочла бы любить его. Когда мы встретились с тобой…
        — Ты подумала, что выиграла по-крупному в лотерею. Увы, дорогая, это была роковая ошибка!
        Джина почувствовала, что одержала горькую победу. Сказанное приносило плоды. Рей уже открыто начинал ее ненавидеть. Но одновременно девушкой овладело такое отчаяние, какого она еще никогда в своей жизни не испытывала. Нечеловеческих усилий стоило ей сдерживать себя, и Джина, улыбнувшись омерзительной улыбкой, цинично заметила:
        — Такова жизнь: что-то теряешь, а что-то находишь. Где-то выигрываешь, а где-то и проигрываешь!
        В глазах Рея горело уже самое настоящее бешенство.
        — Значит, вот какую философию ты исповедуешь.
        Джине удалось продолжить как ни в чем не бывало.
        — Что ты теперь намерен делать?
        — Какое это имеет значение? Может быть, уеду отсюда. Сейчас я, возможно, пойду и здорово напьюсь. При этом буду благодарить Господа за то, что он не создал меня богачом. Иначе я стал бы слишком притягательной жертвой для некоторых хищниц. Честное слово, не знаю, кого мне будет больше жалко — тебя или человека, которого тебе удастся поймать. Поверь, Джина, наступит день, когда ты обнаружишь, что деньги — это еще не все в жизни.
        С этими словами Рей повернулся, легко взбежал по сходням на палубу и исчез. Чувствуя, что самообладание вот-вот покинет ее, Джина, поспешила уйти с пирса. Итак, она достигла всего, чего хотела. Но ее душу пронзала нестерпимая боль от сознания совершенного предательства. Единственное, что как-то облегчало эти страдания,  — робкая мысль, что когда-нибудь Рей узнает все и поймет ее.
        Схватив у входа в порт такси, Джина забилась в угол на заднем сиденье и попросила как можно скорее отвезти себя в гостиницу. Мельком взглянув на циферблат, она с удивлением увидела, что с момента ее приезда сюда прошел всего-навсего один час. Только шестьдесят коротеньких минут потребовалось ей, чтобы перевернуть вверх дном всю свою жизнь.



        8

        В гостинице Джина уткнулась в подушку и горько рыдала до тех пор, пока не выплакала все слезы. Потом наступило состояние полного оцепенения. Она лежала на спине, устремив взгляд в пористый гостиничный потолок, не в силах даже пошевелить рукой. Тем не менее она отлично понимала, что должна собрать все силы: ведь через несколько дней ее ждет новое испытание. Конечно, Эндрю не ждет от нее бурного проявления чувств. Но притворяться все-таки придется: Джина же сама сделала этот выбор и должна выглядеть если не очень счастливой, то уж во всяком случае довольной. Попросить у него денег следует спустя некоторое время, чтобы это не выглядело слишком грубо и даже цинично. Кроме того, Джина сначала должна оценить состояние здоровья матери.
        Предстояло также убедить Маргарет Кинг в том, что ее дочь выходит замуж по доброй воле и вполне счастлива. Ни мать, ни остальные члены семьи никогда не должны узнать, какую жертву она принесла, иначе Маргарет до конца жизни будет казнить себя за то, что разбила счастье дочери. Одним словом, она выходит замуж только по любви! Для этого надо казаться беззаботной и радостной!
        Чтобы более-менее прийти в себя, Джине потребовался еще день, поэтому она вылетела позже, чем первоначально рассчитывала. Дома никого не было, но на столе лежала записка от Джесси. Сестра писала, что пошла в больницу и что если Джина хочет есть, то в холодильнике стоит миска с салатом. Но Джине было вполне довольно того, чем потчевали в самолете. Она наскоро умылась, подправила грим и поехала в больницу.
        Доктор был очень озабочен состоянием Маргарет и не скрывал, что положение чрезвычайно серьезное.
        — Каждый подобный приступ,  — говорил он Джине,  — еще более осложняет ситуацию. Ваша мать — очень жизнелюбивая женщина и пока выходит победительницей в борьбе с болезнью, но так не может продолжаться вечно. Ей необходима операция, причем — срочная. Откладывать больше нельзя, иначе и она может не принести желаемых результатов.
        Положение матери оказалось даже хуже, чем Джина ожидала. Вместе с тем вердикт доктора еще раз подтвердил правильность принятого ею мучительного самоотверженного решения.
        — Видите ли,  — обратилась она к врачу,  — очень скоро у меня будут деньги. Я рассчитываю получить их в ближайшие два-три месяца. Это еще не слишком поздно?
        Теперь от ответа доктора зависело, должна ли она просить деньги у Эндрю немедленно или после свадьбы.
        — Мисс Кинг, чем скорее будет сделана операция, тем лучше. Ваша мама может не перенести следующего приступа.
        Так, все ясно. Деньги нужны сейчас. Значит, просить их придется еще до венчания. И она сказала:
        — Хорошо. Я достану необходимую сумму на следующей неделе. Пожалуйста, начните подготовку к операции.
        — Прекрасно. Я постараюсь завтра же приступить и буду ставить вас в известность о том, как идут дела.
        — Спасибо, доктор.
        Она вышла из кабинета и направилась в палату, где находилась мать. Кроме нее, там лежало еще двое больных. Еще две койки были свободными. Вообще же помещение напоминало тюремную камеру.
        — Джина!  — воскликнула Джесси, вскакивая со стула.  — Наконец-то!
        Сестра была ниже ее ростом, с более темными волосами, но с голубыми глазами, как и у Джины. Они тепло обнялись. Маргарет Кинг, казалось, спала.
        — Как мать?  — шепотом спросила Джина.
        — Немного лучше. Доктор считает, что, возможно, скоро ее отпустят домой. Я сказала ей, что ты приезжаешь. Она меня просто истерзала вопросами: где Джина, чем занимается, когда вернется.
        — Значит, ей действительно лучше.
        Джесси слегка расслабилась: с приездом сестры с нее свалилась часть тягот по уходу за больной матерью.
        — Хочешь кофе? Я сейчас принесу.
        Сестра пошла заваривать кофе, а Джина присела на стул рядом с кроватью, и мать тут же открыла глаза.
        — Я же говорила Джесси, чтобы она не вызывала тебя!
        Джина нагнулась к матери и поцеловала ее в щеку. Потом пересела на другой стул, где только что сидела ее сестра.
        — Ты не права, мама. Я очень благодарна Джесси за ее звонок. К тому же я все равно собиралась скоро вернуться. Кстати, привезла вам обеим кое-какие новости.
        — Хорошие?
        — Лучше не бывает.
        Джина взяла руку Маргарет и крепко сжала ее. В этот момент вернулась Джесси.
        — Я что-нибудь пропустила?  — спросила она, ставя чашку с кофе на ночной столик.
        — Ничего, родная!  — ответила Маргарет, поудобнее устраиваясь на подушках.  — Джина сказала только, что у нее есть для нас какие-то новости. Рассказывай, дорогая, а то твоя сестрица лопнет от любопытства!
        Джина облизнула высохшие от волнения губы. Во время полета она до деталей обдумала свой рассказ, но сейчас все же нервничала.
        — Хорошо. Я ничего не говорила вам перед отъездом. Наверное, из суеверия. Но все получилось как нельзя лучше. Одним словом, я заработала очень приличные деньги на этих съемках. Теперь у нас уже есть почти вся сумма, необходимая для операции. Доктор сказал, мама, что с завтрашнего дня он начнет тебя готовить. Ты довольна?
        Маргарет положила ладонь на руку дочери и растроганно сказала:
        — Конечно, я довольна, милая! Но ты так много работала! Стоило ли все это таких трудов?
        — Мама, о чем ты говоришь!
        — Спасибо, Джина! Я поправлюсь и буду тебе помогать. Меня просто зло берет из-за моей беспомощности. Но теперь ты должна отдохнуть и заняться личной жизнью.
        — Это как раз и есть моя вторая новость — я собираюсь выйти замуж.
        Глаза Маргарет вспыхнули неописуемым восторгом.
        — Замуж? Вот это действительно замечательная новость! За кого же?
        — Его зовут Эндрю, мама. Эндрю Хэмфри. Ты его не знаешь, но, надеюсь, скоро увидишь.
        — Скажи, дочка, а он состоятельный человек?
        Джина покраснела и рассмеялась.
        — Наверное так, если его семье принадлежит сеть едва ли не самых комфортабельных отелей в Штатах!
        — Ты его очень любишь?
        — Да, мама, я люблю его!  — твердо ответила она.  — Эндрю — прекрасный человек.
        Удивительно, как эта ложь легко слетела с ее языка. Эндрю прекрасный человек? Откуда она это знает? Но должна так говорить! Ведь он будет ее мужем!
        — Тебе он понравится, мама. Я уверена!
        Маргарет улыбнулась.
        — Конечно, понравится. Мне понравится любой мужчина, который искренно любит мою дочь и хочет сделать ее счастливой. Джина, признаюсь, что всегда мечтала дожить до того дня, когда ты наконец влюбишься!
        Острая боль пронзила сердце девушки. Она чувствовала, как глаза наполняются слезами. Но Маргарет восприняла это по-своему.
        — Будь счастлива, дочка! Я так рада за тебя!
        — Да, мама. Я постараюсь быть очень, очень счастливой. С таким мужем, как Эндрю, иначе и не может быть!
        — А когда свадьба? Я могу рассчитывать на роль подружки невесты?  — вмешалась Джесси.
        — Мы еще точно не решили. Честно говоря, Эндрю даже еще не знает, что я согласилась принять его предложение.
        Маргарет и Джесси обменялись удивленными взглядами. Джина заметила это и поспешила добавить:
        — Дело в том, что Эндрю сделал предложение перед моей поездкой на съемки. Я хотела сразу сказать ему «да», но он настоял, чтобы я еще раз все хорошенько обдумала. Эндрю очень серьезно ко мне относится и хочет, чтобы я платила ему тем же. Кроме того, он считает, что сначала мне необходимо получить материнское согласие на этот брак. Теперь я его имею, поэтому могу с чистой совестью возвратиться в JIoc-Анджелес и сообщить Эндрю о своем окончательном решении стать его женой.
        Джина шла ва-банк: если бы мать почуяла что-то недоброе, то… То выпутаться из такого положения было бы нелегко. Но Маргарет только покачала головой и сказала со смехом:
        — Ох уж эти молодые люди! Они просто не могут не делать глупостей! Ну а теперь наберись духу и подробно расскажи мне о своем женихе.



        9

        Джина вернулась в Лос-Анджелес в середине следующей недели. Дни, проведенные в своей семье, оказались нелегкими — надо было постоянно держать себя в руках, чтобы мать и сестра ненароком что-либо не заподозрили. Джине это удалось, хотя всю первую ночь она безутешно плакала, буквально промочив насквозь подушку. Однако уже на следующий день дала себе слово прекратить думать о навсегда утраченном. Что сделано — то сделано. Теперь у нее есть Эндрю и нечего заниматься самоистязанием.
        Приехав из аэропорта, Джина не стала тратить время на распаковку чемоданов, а приняла душ, надела модный выходной костюм, состоявший из желтого жакета с большими пуговицами и черной короткой юбки, и поехала в офис к Эндрю.
        Хэмфри сидел в своем кабинете и что-то очень внимательно читал. Когда дверь открылась и девушка появилась на пороге, его лицо озарилось радостной улыбкой, а глаза потеплели.
        — Привет, Эндрю!  — сразу от двери начала Джина.  — Надеюсь, я не очень вас побеспокоила?
        Он встал и пошел ей навстречу.
        — Я разрешил вам тревожить меня во всякое время дня и ночи, дорогая! И всегда счастлив вас видеть. Тем более что сегодня вы божественно красивы! Так и хочется поцеловать!
        И Эндрю тут же доказал, что его слова не расходятся с делом. Но на его очень несмелый поцелуй Джина ответила своим, гораздо более теплым, а не тем дежурным, какими обмениваются обычно при встречах и прощаниях. Хэмфри выжидающе уставился на девушку, видимо, еще не понимая, что означала эта неожиданная нежность.
        — Эндрю, я только что приехала и сразу бросилась к вам. Вы ожидаете ответа на сделанное мне предложение? Вот он: сэр Эндрю Хэмфри, я согласна стать вашей женой.
        Эндрю сжал ее в объятиях с такой силой, что бедная девушка чуть не задохнулась.
        — Вы никогда не пожалеете, Джина! Никогда! Клянусь вам! Я знаю, вы меня не любите столь безумно, как я вас, но обязательно полюбите! Ибо моя любовь к вам безгранична, и вы просто не сможете на нее не ответить!
        — О да, Эндрю! Заставьте меня полюбить так, как вы говорите! А я обещаю, что стану хорошей женой. И мы будем счастливы, разве нет?!
        Последние слова Джины были отчаянным криком измученной души. Но Эндрю ничего не понял. Он смотрел на девушку широко раскрытыми глазами, полными обожания.
        — Да, Джина! Мы будем счастливы! Счастливы до исступления!
        Он нажал кнопку звонка. Открылась дверь, и в кабинет заглянула секретарша.
        — Бетси, попроси принести сюда бутылку шампанского. И два бокала. А еще позвони, пожалуйста, ювелиру — пусть привезет набор обручальных колец. Мисс Кинг только что согласилась выйти за меня замуж!
        Джина не слышала, что ответила Бетси, но, наверное, что-то очень приятное. Во всяком случае, Эндрю вдруг громко захохотал и стал от восторга потирать руки.
        Потом, как бы протрезвев, произнес:
        — Думаю, будет лучше, если я сам как можно скорее расскажу обо всем моей семье. А то им такого наговорят со стороны! Кстати, неплохо было бы подготовить и ваших родственников. Можно им позвонить прямо отсюда.
        — Я им уже сказала. Перед тем, как заехать сюда, мне пришлось побывать дома. Мама очень больна, и ей в последнее время стало еще хуже.
        Эндрю пригласил Джину присесть на большой кожаный диван и сам сел рядом, участливо спросив:
        — Надеюсь, ничего серьезного?
        — Как раз все очень даже серьезно. Мы с сестрой уже давно знаем, что ей нужна срочная хирургическая операция. Единственная больница, где ее могут сделать, находится здесь, в Лос-Анджелесе. Но вы можете себе представить, в какую кругленькую сумму это все обойдется! Поэтому я и соглашаюсь на любую работу, которую мне предлагают. Приходится откладывать деньги на операцию.
        — Эдак можно откладывать всю жизнь! Почему вы не попросили денег у меня?
        Джина знала, что именно так он ей ответит, и все же облегченно вздохнула. Потом благодарно посмотрела на жениха.
        — Поймите, Эндрю, я не могла так просто прийти и попросить такую сумму. Кроме того, мама никогда бы не приняла этих денег.
        — Глупости! Вашей маме можно не говорить, откуда они взялись, так что давайте прекратим этот разговор. Считайте, что деньги у вас в сумочке, только скажите, сколько вам надо и когда. Я тут же выпишу чек. Все это останется между нами. Согласны?
        — Эндрю, я приму эти деньги, но при условии их непременного возврата.
        — Все будет так, как вы хотите, дорогая!  — улыбаясь, ответил ее будущий муж.
        Он хотел еще что-то сказать, но в этот момент в дверь постучали. Вошла Бетси с бутылкой шампанского и двумя хрустальными бокалами.
        — Поздравляю вас, мистер Хэмфри и мисс Кинг,  — сказала она с доброй улыбкой.  — Ювелир скоро придет.
        — За нас и наше счастье!  — торжественно провозгласил Эндрю.
        — За нас!  — эхом ответила ему Джина и улыбнулась.
        Они чокнулись.
        Хэмфри вновь присел рядом с ней на диван и обнял за плечи.
        Не знаю, как вы, дорогая, но я не хочу особенно тянуть с заключением нашего брака. Это так много значит для меня.
        Джина согласилась. Для нее тоже не было никакого смысла ждать — это означало бы только лишние сомнения и переживания.
        — Что ж,  — сказала она,  — чем скорее, тем лучше!



        10

        На ночь она приняла снотворное и забылась быстро. Утром же, едва раскрыв глаза, Джина услышала телефонный звонок. Вялой рукой сняв трубку, она кое-как разобрала, что ей говорит жизнерадостным голосом Эндрю. Он приглашал ее опять к себе в офис, чтобы продолжить вчерашний разговор. Как он выразился, утрясти некоторые детали. Машина за ней выслана.
        Через два часа Джина уже сидела в кабинете Хэмфри. На столе стояла новая бутылка шампанского. Девушка чувствовала себя довольно противно и подумала, что глоток бодрящего напитка ей, пожалуй, не помешает.
        — Кофе или шампанское?
        — Если можно, и то, и другое, Эндрю.
        Минут десять будущие супруги занимались напитками, перебрасываясь малозначащими фразами. После чего началась деловая часть.
        — Если ваша мама все равно должна приехать в Лос-Анджелес, то можно обвенчаться здесь. Кстати, как в отношении ваших остальных родственников? Вы, наверное, захотите и их пригласить на свадебную церемонию? Нас всего четверо. Если и есть какие-нибудь родственники еще, то я их не знаю.
        — Вам повезло! Клан Хэмфри может заполнить стадион средних размеров. И самое ужасное, что придется всех их приглашать! Иначе будет обида до конца дней.  — Эндрю глубоко вздохнул и добавил — Придется позвать и Рея.
        Это имя сразило Джину, как молния, сверкнувшая среди ясного неба. Нет, она не ослышалась! Эндрю произнес имя Рея! Все нервы девушки напряглись. Она старалась себя уверить в том, что это простое совпадение: ведь Рей — очень даже распространенное мужское имя в Америке. Что особенного, если один из родственников Эндрю его носит? Тем не менее? Джина не могла успокоиться. Что, если все же это… Она должна точно выяснить! Сейчас же!
        — Вы сказали «придется позвать» — кого?  — спросила она, стараясь скрыть волнение.
        — Рея Хэмилтона, моего двоюродного брата. Вы с ним не знакомы. Мне трудно его обрисовать двумя словами, но это человек со странностями. Он мой родственник, так что пригласить его придется. Прошу вас, не принимайте близко к сердцу, если он выкинет что-нибудь не очень приличное!
        Мозг Джины бешено работал. Имя и фамилия полностью совпадали! Значит, это он? Не может быть? Ее Рей никак не мог принадлежать к семье миллионеров Хэмфри. И все же надо выяснить до конца!
        — А чем занимается ваш кузен?
        — Рей? Как он сам говорит, играет в кораблики. Это, конечно, шутка. Проектирует новые виды яхт, ремонтирует пришедшие в негодность.
        Джина низко склонилась над бокалом, уставившись глазами в его дно. Итак, это правда! Ясно, что ошибки быть не могло. Рей — не кто иной, как кузен Эндрю, ее будущего мужа! Боже, ведь это означает, что он станет ее родственником!
        Противоречивые чувства разрывали сердце девушки, ей с трудом удавалось их сдерживать. Что делать? Единственная надежда — так это на очевидно прохладные отношения между двоюродными братьями. Эндрю без удовольствия встречается с Реем. Видимо, тот платит ему тем же. Может быть, хотя бы это поможет избежать встреч? Кроме того, и социальное положение кузенов далеко не одинаковое. Один — миллионер, владеющий сетью фешенебельных отелей, а другой зарабатывает себе на жизнь ремонтом прогулочных яхт. Конечно, уже в силу только этой причины Рей не может быть частым гостем в доме Эндрю.
        — Вы часто видитесь со своим кузеном?
        — Даже слишком!  — сердито буркнул Хэмфри.  — Рей является держателем пакетов акций нескольких наших отелей и заседает в их правлениях. Он слишком важная птица, чтобы его игнорировать. Вы слышали о фирме «Зюйд-Вест Лайн?» Так вот, эту фирму мой двоюродный братец унаследовал от своего отца. Теперь она приносит ему многомиллионные доходы.
        У Джины потемнело в глазах. Итак, Рей Хэмилтон, простой матрос с прогулочной яхты, за которого себя выдавал, на деле оказался мультимиллионером. Этот человек, беззаветно полюбивший ее, мог, едва пошевелив пальцем, спасти Маргарет Кинг! И он бы сделал это по первому слову своей любимой! Надо было лишь произнести его… Но ведь ей и в голову не могло прийти, что Рей в состоянии дать такую огромную сумму, поэтому Джина и отказалась от него, заставив себя возненавидеть. Теперь он причислил ее к категории девиц, гоняющихся за богатыми женихами. И если сейчас она вдруг вернется к нему, это только утвердит его в правильности подобной оценки.
        Великий Боже! Почему Рей не сказал ей о том, кем был на самом деле?! Почему лгал?
        Но зачем сейчас задавать себе такие вопросы? Какое значение имеют ответы на них теперь, когда уже поздно! Когда все разрушено ее же руками! К тому же она дала слово Эндрю.
        — Что с вами, любимая?  — вернул Джину к реальности обеспокоенный голос Хэмфри.
        — Извините меня, Эндрю. Это — от шампанского. Мне не стоило его пить в таком состоянии. Я так волнуюсь за бедную маму, что все нервы натянуты как струны.
        — Тогда не пейте больше.  — Эндрю взял из рук Джины недопитый бокал.  — И не обращайте внимания на все то, что я здесь говорил об этом Хэмилтоне. Он для нас ничего не значит. Мы не станем просить у него разрешения на счастье.
        Только сейчас Джина стала соображать, как важно, чтобы Эндрю никогда не узнал о ее знакомстве с Реем. Тем более о том, что они были так близки. Но тут Хэмфри прервал течение ее мыслей.
        — Я хотел бы сегодня вечером угостить вас таким ужином, какого, уверен, вам еще никогда не доводилось пробовать. А на субботу и воскресенье мы поедем на остров к моей матери. Там я и представлю вас главным членам моей семьи.
        — Прекрасно,  — согласилась Джина, пытаясь придать своему голосу хоть какой-то оттенок энтузиазма. Из слов Эндрю она поняла, что для него Рей Хэмилтон просто не существует. Сумеет ли теперь и Джина изгнать этого человека из своего сердца?



        11

        В пятницу ровно в половине одиннадцатого утра над дверью квартиры Джины зазвенел колокольчик. Она знала, что это Эндрю, и, проходя мимо висевшего в прихожей зеркала, мельком взглянула на себя. Грим на лице лежал превосходно. Волны шелковистых волос ниспадали на плечи и спину. Девушка машинально провела по ним ладонью и вдруг как бы почувствовала прикосновение другой руки…
        Джина встряхнула головой, стараясь отогнать ненужные и горькие воспоминания. К чему они? Теперь она невеста Эндрю Хэмфри. На ее пальце сверкало подаренное им драгоценное обручальное кольцо. Эндрю сам его выбрал. Может быть, ей по вкусу пришлось бы другое, но тогда Джина чувствовала себя настолько разбитой, что сил спорить, просто не было. И какое это имеет значение? Важно его отношение к ней. Его помощь. И он уже обещал связаться с лечащим врачом Маргарет и больницей, где должны делать операцию, чтобы максимально ускорить ее проведение. Для Джины это сейчас главное — тем более, что состояние здоровья ее матери продолжало ухудшаться. Итак, удовлетворенная своим внешним видом, Джина открыла дверь. На пороге действительно стоял Эндрю. На его лице играла добрая, открытая улыбка, которую Джина уже успела полюбить. Это давало ей какую-то надежду на будущее: может быть, настанет день, когда в ней проснется и более глубокое чувство. А сегодня Эндрю выглядел в высшей степени элегантным и интересным в синем костюме и белоснежной в серую полоску рубашке.
        — Здравствуй, дорогая!  — Он притянул Джину к себе. Она послушно раскрыла губы и приняла его долгий, страстный поцелуй. Ей было приятно чувствовать себя в объятиях этого человека и ощущать тепло его губ. Правда, сердце билось ровно и кровь не кипела. Ну, так что ж из этого? Просто она не испытывала еще желания. Поэтому Джина с готовностью ответила на поцелуй своего жениха и сказала несколько виноватым тоном:
        — Прости меня за вчерашний вечер, Эндрю. Я очень плохо себя чувствовала.
        — Нет, это ты извини меня!  — запротестовал Хэмфри.  — Я не должен был настаивать!
        Да, в тот вечер Эндрю очень хотел остаться на ночь с Джиной, но она отказала ему. Он спокойно воспринял этот отказ: что ж, можно подождать до свадьбы, тем более, что она должна очень скоро состояться. И вот теперь они извинялись друг перед другом.
        — Ты согласился ждать, пока мы не поженимся, Эндрю. Разве нет?
        — Это действительно так. Но, вместе с тем, я же живое существо. Не кажется ли тебе, что моя безропотная покорность и готовность свято следовать своему обещанию в этом смысле выглядели бы неестественными.
        Конечно, Эндрю прав. В конце концов, он же мужчина! Причем мужчина, который любит и жаждет ее. Джина обняла его за шею и глубоко вздохнула. Могла ли она признаться своему жениху, что любит и страстно хочет совсем другого человека, потерянного для нее навсегда? Как сказать ему, что она выполнит свои обязательства перед ним, но еще не готова к этому? Да, все будет. Будет скоро. Но не сейчас, когда Эндрю того желает. А пока ей остается продолжать свою снятую ложь.
        — Прости, Эндрю,  — сказала она,  — но ожидание не менее мучительно и для меня. Пусть это послужит тебе поддержкой. Будем уповать, на то, что время до свадьбы пролетит незаметно.
        — Боже мой, я так надеюсь на это, Джина! Но ты не можешь себе представить, как медленно в семействе Хэмфри развиваются события, связанные с предполагаемым браком! Одно составление планов церемонии займет не меньше месяца!
        Джина почувствовала облегчение. На что, собственно, она надеется? Что может дать любая отсрочка? Ведь выбор сделан! Выбор на всю жизнь…
        — Я думала, что на все это уйдет недели две, от силы — три.
        Эндрю взял невесту за обе руки и грустно посмотрел ей в глаза.
        — Боюсь, придется соблюсти все тонкости семейных традиций, которые исключают какую-либо поспешность при заключении брака. Хэмфри свято оберегают чистоту своего рода.
        — И никто в вашей семье не считает, что такие традиции сильно попахивают нафталином?
        Он слегка обнял девушку за плечи и ответил с еле заметной усмешкой:
        — Я, как раз так и считаю. Но не следует обижать старших родственников. Глава семьи — моя мать. И она потребует соблюдения всех ритуалов, которые могут поддержать честь и имя клана Хэмфри. В будущем ты должна будешь также неуклонно следовать нашим семейным традициям и передавать их своим детям. Уверен, ты сумеешь сделать это. Хочу заметить, дорогая Джина, до чего же аппетитно выглядит моя невеста. Так и хочется ее съесть!
        Джина от души расхохоталась и игриво повела плечиком.
        — Не пытайся меня запугать, Эндрю, изображая свою мать каким-то монстром! В конце концов, я выхожу замуж за тебя, а не за твоих родственников!
        — Сожалею, дорогая,  — ехидным голосом ответил Хэмфри,  — но, получив меня, ты одновременно получаешь и всю мою семью.
        Значит, и Рея?  — вдруг пронеслась мысль в голове девушки. Джине сразу стало нехорошо. Она потеряла покой с той самой минуты, когда впервые узнала о своем невольном родстве с Реем в будущем. И каждый раз, думая о возможной встрече с ним, чувствовала, как силы оставляют ее.
        — Эндрю, а почему бы нам просто не убежать куда-нибудь подальше? Потом сообщим родным и попросим у них прощения…
        Хэмфри нежно улыбнулся девушке и горячо ее поцеловал.
        — Давай все-таки поступим иначе. Ты уже упаковала свои вещи? Отлично! Наш самолет отправляется через два часа. Мы прилетим ко мне домой, познакомимся со всем семейством и спокойно дождемся свадьбы. А потом можем ехать куда угодно. И при этом нам ни от кого не надо будет скрываться. Идет?
        — Идет…



        12

        Имение Хэмфри располагалось на небольшом островке у берегов Калифорнии. Фактически весь он принадлежал семье. От материка, где находился ближайший аэродром, надо было плыть на двухпалубном прогулочном суденышке — вроде тех, на которых катают туристов,  — или лететь на вертолете.
        Джина стояла на верхней палубе и любовалась закатом. Зрелище было настолько захватывающим, что ей захотелось с кем-нибудь разделить это удовольствие. Она спустилась вниз, чтобы позвать Эндрю, но при первом же взгляде на жениха поняла, что такие прогулки — не для него. Легкого покачивания судна оказалось достаточным, чтобы Хэмфри свалил приступ морской болезни,  — он с позеленевшим лицом лежал на койке. Рядом на столике стоял недопитый стакан виски. Идти на верхнюю палубу Эндрю наотрез отказался.
        Девушка задумчиво смотрела вслед уплывавшим зеленым островам. На одном из них она была совсем недавно. Там встретила Рея. Наверное, он уже уехал оттуда — ведь мистер Хэмилтон — преуспевающий бизнесмен, а эти люди редко долго засиживаются на одном месте.
        За спиной послышались шаги. Джина обернулась и увидела подходившего к ней Эндрю. Нездоровый цвет уже исчез с его лица, и вообще он выглядел вполне прилично, наверное потому, что качка совсем прекратилась. Джина посмотрела на него мягким, добрым взглядом.
        — Тебе, кажется, стало лучше, дорогой?
        — Значительно. Я даже в состоянии досмотреть вместе с тобой закат солнца.
        — Скажи, Эндрю, зачем тебе яхта, если ты страдаешь морской болезнью?
        — Для развлечений. Я пользуюсь ею только при очень спокойном море. А вот и наш остров, Джина! Правда, красивый?
        Она посмотрела туда, куда указывал Эндрю, и положила свою ладонь на его.
        — Очень красивый! И весь ваш?
        От одной мысли, что она скоро будет принадлежать к семье, которая может себе позволить покупать целые острова, ей стало не по себе. Девушка вновь посмотрела на Эндрю и вдруг заметила, что его взгляд стал каким-то напряженным. Он осторожно освободил свою руку из-под ее ладони и положил на поручень. Видимо, Джипа затронула какую-то больную тему. Несколько мгновений Хэмфри молчал, потом сказал с металлом в голосе:
        — Раньше принадлежал весь остров. Теперь — нет. На юго-восточном побережье живет еще кое-кто.
        — Почему так произошло?
        — Из-за причуд моего дедушки. Прошу тебя, Джина, не заводи разговор об этом при моей маме. Не стоит бередить эту рану.
        — А разве нельзя выкупить эту часть острова?
        — Думаешь, мы не пытались? Сколько раз! Но этот мерзавец ни в какую не хочет ее продавать. Ему нравится оставаться занозой в нашем теле!
        Джина поняла, что разговор на эту тему пора прекратить, и стала внимательно рассматривать приближавшийся берег. Золотой пляж обрамляла густая роща тропических деревьев. Сквозь их листву там и тут виднелись беленькие домики. При виде приближавшегося корабля к морю высыпала толпа детишек, подбрасывавших панамки и что-то радостно кричавших. Джина счастливо рассмеялась и приветливо махнула им в ответ рукой. Эндрю это неожиданно не понравилось.
        — Не надо им потворствовать, Джина,  — недовольно проворчал он.  — Они все очень прилипчивы и надоедливы. Могут часами ходить за нами хвостом!
        — Но ведь это дети! Смотрите, какие у них веселые и счастливые лица. Чьи они?
        — Это дети наших слуг, живущих вон в тех белых домиках. Мы специально поселили их подальше от своего дома. Неизвестно, что может прийти им в голову.
        Это колониально-снобистское отношение к прислуге шокировало Джину. Она замолчала и больше не задавала никаких вопросов.
        Когда суденышко пришвартовалось к миниатюрному причалу, к детям присоединилось несколько взрослых. Это были сильные, жизнерадостные островитяне в красочных экзотических одеждах. Они помогли Джине спуститься по сходням и перенесли на берег ее вещи. Девушка приветливо улыбалась им, тепло благодарила за помощь, гладила по курчавым головкам ребятишек. Она очень любила детей, хотела иметь своих и была готова тут же подружиться с толпой окруживших ее прелестных созданий с шоколадным цветом кожи. Но появился Эндрю и мигом всех разогнал.
        — До свидания!  — крикнула им вслед Джина.  — Скоро увидимся!
        — Ради Бога,  — продолжал брюзжать у нее над ухом Эндрю.
        Он взял невесту за руку и повел к ожидавшему неподалеку роскошному автомобилю. Она же продолжала смотреть в сторону убежавших ребятишек.
        — Черт побери,  — вернул ее к действительности раздраженный голос Эндрю.  — Куда запропастился этот Джим?
        — Кто?
        — Джим, наш шофер. Он должен быть около машины.
        Один из слуг, грузивших багаж, обернулся к Эндрю и сказал:
        — Джим решил, что вам доставит удовольствие самому сесть за руль, и уехал на континент, босс. Ваша матушка, миссис Хэмфри, согласилась с ним.
        — Ну и прекрасно!
        Эндрю пробормотал себе под нос какое-то ругательство и пригласил Джину сесть рядом с ним на переднее сиденье.
        Чтобы как-то успокоить своего жениха, девушка снова положила ладонь на его руку и мягко сказала:
        — Ничего страшного, Эндрю, Здесь ведь, насколько я себе представляю, не так уж далеко?
        — Дело не в этом! Я плачу деньги шоферу не за то, чтобы самому сидеть за рулем.
        Джина удивленно подняла брови и спросила с видимым раздражением:
        — Но ты, наверное, сам одеваешься по утрам и зашнуровываешь себе ботинки? Или я ошибаюсь?
        Эндрю недоуменно посмотрел на нее, потом через силу улыбнулся:
        — Ты, наверное, считаешь меня инфантильным и капризным?
        — В какой-то степени да.
        Хэмфри глубоко вздохнул и тронул машину с места.
        — Ты права, Джина! Прости меня.
        Девушка понимала, что ей еще ко многому предстоит привыкнуть. Конечно, позже она постарается исправить кое-какие черты характера своего супруга и, вероятно, добьется успеха: по природе Эндрю не был злым. Он просто редко задумывался над тем, что делает.
        В этот момент Хэмфри чуть притормозил машину, протянул руку на заднее сиденье и достал что-то завернутое в яркую оберточную бумагу.
        — Это для тебя,  — с улыбкой сказал он, передавая пакет невесте.
        С момента их помолвки Джине стало трудно отказываться от подарков своего жениха. Они следовали один за другим, и порой она чувствовала некоторую неловкость. Но и на этот раз Джина изобразила благодарную улыбку.
        — Ты меня портишь!  — кокетливо запротестовала она.
        В обертке оказалась небольшая квадратная коробочка. Джина открыла ее и лишилась дара речи, увидев инкрустированные драгоценными камнями ручные часы. Боже мой, подумала девушка, это же так подло: принимать роскошные подарки от человека, которого не любишь! Но ведь другие женщины так делают и не видят в этом ничего дурного. А если сейчас отказаться принять часы, Эндрю непременно обидится. Ему же нужна только моя счастливая улыбка — так пусть он ее получит!
        Джина подняла на жениха свои голубые глаза, затуманенные фальшивым восторгом.
        — Нравится?  — спросил Эндрю.
        — Они замечательные! Спасибо, дорогой!
        Их губы слились в долгом поцелуе. Нога Хэмфри соскользнула с педали, и машина остановилась. Джина хотела было отстраниться, но Эндрю удержал ее и еще несколько мгновений страстно прижимал к себе.
        — Мм!  — простонал он в сладостном изнеможении.  — Вот что мне было нужно больше всего на свете! Этот поцелуй… Джина, как ты думаешь, почему я все время делаю тебе подарки?  — Боже, как ей хотелось, чтобы Эндрю вновь поставил ногу на педаль и машина тронулась с места! Но он продолжал — Щедрость здесь абсолютно ни при чем. Я покупаю их, потому что люблю видеть сияющую улыбку на твоем лице.
        — Я знаю, Эндрю, что тебе нравится делать мне подарки,  — ответила Джина и глубоко вздохнула.  — Но все же больше не надо! Прошу тебя!
        Эндрю посмотрел куда-то вдаль и сказал грустным тоном:
        — Ты такая красивая, Джина, и такая холодная. Элегантная и равнодушная. Я все еще не могу поверить в свое счастье. Люблю тебя как безумец! И очень боюсь потерять…
        — Эндрю,  — очень серьезно сказала Джина.  — Не надо стараться удержать меня подарками. Я уже дала слово стать твоей женой и свято сдержу его.
        — И все же я успокоюсь только тогда, когда выйду под руку с тобой из церкви.
        Хэмфри нажал на акселератор, и машина рванулась вперед. Джина откинулась на спинку сиденья, повернув голову так, чтобы он не заметил слез в ее глазах. Совсем другой образ стоял сейчас перед ней, и она задумчиво сказала, как бы уговаривая себя:
        — Ты никогда не потеряешь меня, Эндрю. Теперь у меня никого нет, кроме тебя. Никого…



        13

        Миссис Хэмфри можно было смело назвать образцом главы семейства времен матриархата. Во всяком случае, именно такое впечатление произвела она на Джину, когда та под руку с Эндрю вошла в гостиную. Элегантная прическа и подобранная с безупречным вкусом одежда придавали ее облику почти царственное величие.
        Девушку она тут же придирчиво и даже бесцеремонно осмотрела с ног до головы. По-видимому, темный строгий костюм с юбкой чуть ниже колеи и манера Джины держаться скромно, но с достоинством вполне удовлетворили гранд-даму. Она тепло улыбнулась девушке, после чего раскрыла объятия своему сыну.
        — Эндрю! Наконец-то!
        В этом восклицании было что-то до того домашнее, что Джина почувствовала, как сковывавшее ее внутреннее напряжение стало быстро спадать. Эндрю взял ее за руку.
        — Позволь, дорогая, представить тебя моей маме.
        — Мне очень приятно познакомиться с вами, миссис Хэмфри,  — произнесла Джина, делая чуть заметный реверанс. В ответ она получила еще одну добрую улыбку.
        — Итак, вы и есть та самая молодая дама, на которой, как утверждает мой сын, он собирается жениться. Простите мой удивленный тон, но ведь мы узнали о вашем существовании только вчера, после телефонного звонка Эндрю. Он объявил, что приезжает вместе с вами.
        Они подали друг другу руки. Девушка ободряюще улыбнулась жениху и обратилась к его матери:
        — Прошу вас, миссис Хэмфри, называйте меня просто Джиной. Надеюсь, что некоторая естественная неловкость первых минут знакомства скоро пройдет и мы станем друзьями.
        — О, я в этом не сомневаюсь, Джина. А сейчас забудьте про все церемонии и чувствуйте себя как дома.
        Эндрю, выглядевший в высшей степени импозантно в вечернем костюме, очень ему шедшем, с облегчением вздохнул и с гордостью произнес:
        — Я же говорил тебе, мама, что она очень красива!
        Миссис Хэмфри ласково потрепала сына по щеке и улыбнулась.
        — Она очаровательна, Эндрю. Знаешь что, мой мальчик, налей-ка нам всем по бокалу вина. Думаю, есть прекрасный повод выпить! Разве нет?
        Пока Эндрю выполнял этот приказ, миссис Хэмфри повернулась к Джине.
        — Кроме того, я и вообще не прочь пропустить стаканчик перед обедом. Надеюсь, вы меня не осудите! А еще это редкий случай для нас двоих потолковать по душам! Боюсь, что больше такой возможности не будет: мой сын просто не сводит с вас глаз. И все же, милая, не поймите меня превратно, но я надеюсь, что вы оба не намерены уж очень спешить с завершением своих матримониальных дел. По-моему, идея предоставления молодым людям некоторого времени от официальной помолвки до свадьбы — замечательна! Это дает им шанс осознать возможность ошибочности своего выбора до того, как станет уже поздно. Поверьте, вступить в брак куда легче, нежели от него отделаться!
        Джина понимала опасения миссис Хэмфри. Наверное, и сама она будет вести себя так же, когда станет матерью.
        — Ваши слова справедливы и полны здравого смысла,  — ответила она.  — Они продиктованы вашим доброжелательным отношением ко мне и не могут быть истолкованы превратно.
        Миссис Хэмфри облегченно вздохнула.
        — Вы трезво мыслите, Джина. Это хорошо! Кстати, как давно вы знаете моего сына?
        — Несколько месяцев. Думаю, это достаточный срок, чтобы понять, будет ли нам хорошо вдвоем.
        — А что думают ваши родители?
        — Отец мой умер, когда я была еще совсем маленькой,  — ответила она.  — Мама же очень волнуется за меня. Она хочет, чтобы я была счастлива!
        Эти слова отозвались в сердце девушки такой болью, которую она с трудом смогла пересилить. Да, быть счастливой — ее долг! Долг перед матерью.
        — Эндрю и я — взрослые люди, миссис Хэмфри,  — с достоинством добавила Джина.  — Если мы не считаем нужным далее откладывать наш брак, значит, все серьезно обдумали и прочувствовали.
        Миссис Хэмфри одобрительно закивала головой.
        — Милая, я все это понимаю. В конце концов, я и сама когда-то была молодой! А, вот и Бриджит! Джина, познакомьтесь с моей дочерью. Вряд ли вы раньше встречались.
        Эти слова относились к молодой женщине, только что вошедшей в гостиную. Бриджит Хэмфри была на несколько лет моложе своего брата и очень красива. Но Джине показалось, что ее улыбка ограничивается губами и никак не отражается в глазах — холодных и настороженных. Сухо, почти официально Бриджит протянула руку.
        — Эндрю сказал, что вы работаете фотомоделью,  — процедила она сквозь зубы.
        Джина, стараясь расположить к себе будущую родственницу, приветливо улыбнулась ей и просто ответила:
        — Да, это так.
        Бриджит откликнулась чуть заметной улыбкой и сказала унылым голосом:
        — Когда-то я тоже хотела стать фотомоделью, но получилось так, что я перестала расти и меня не взяли.
        Джина подтвердила сочувствующим тоном:
        — Им действительно нужны высокие девушки. Но не расстраивайтесь! Уверяю вас, что эта работа — отнюдь не пряник. Приходится затрачивать очень много сил, а денег платят мало. Лучше попробуйте себя в чем-нибудь еще.
        — Я сама себе все время об этом твержу. Сейчас вот принялась изучать историю искусств. Но мама почему-то не одобряет моего увлечения.
        — Бриджит,  — прервала ее миссис Хэмфри,  — пойди и посмотри, не нужна ли Эндрю помощь. Я не хочу сегодня умереть с голоду.  — Она повернулась к Джине и сказала — А мы с вами еще поболтаем. Давайте присядем.
        Они сели на небольшую тахту, стоявшую у дальней стены.
        Миссис Хэмфри стала подробно расспрашивать о профессии Джины, о семье и вообще, о ее жизни. Это интервью прервало лишь появление слуги, провозгласившего сакраментальную фразу: «Кушать подано!»
        За столом все было великолепно. Изысканные блюда, дорогие вина, разнообразнейший набор закусок. И все это под аккомпанемент утонченной и в то же время очень непринужденной светской беседы, душой которой была миссис Хэмфри.
        К концу ужина Джина почувствовала, что произвела самое хорошее впечатление на семью жениха. Эндрю, судя по не сходившей с его лица довольной улыбке, придерживался такого же мнения. Когда никто из них не смотрел в их сторону, он сжал руку Джины и прошептал ей на ухо:
        — Что я тебе говорил, дорогая? Матушка просто в восторге от тебя!
        — Так же, как и я от нее.
        Сидевшая напротив Бриджит чем-то поперхнулась. Она долго кашляла, а потом, обратившись к миссис Хэмфри, сказала:
        — Кстати, мама, я забыла сообщить, что пригласила на завтра Сьюзен.
        В ее тоне сквозил какой-то потаенный смысл. Кроме того, Бриджит явно хотела, чтобы все, сидевшие за столом, услышали ее слова. И, видимо, достигла желаемого успеха. Джина почувствовала, как дрогнула рука Эндрю, сжимавшая ее ладонь. Миссис Хэмфри схватилась за грудь, как будто ей вдруг стало душно.
        — А кто это Сьюзен?  — насторожилась Джина.
        — Сьюзен Донахью — моя подруга, с которой мы вместе учились. Некоторое время она жила в Европе, а недавно вернулась. Я специально пригласила ее, чтобы прекратить всякие сплетни.
        Джина не знала, что и думать. Эндрю глубоко вздохнул и укоризненно посмотрел на сестру.
        — Конечно, ты могла ее пригласить. Но вряд ли надо было делать это сегодня. Ты ведь знаешь, что мы со Сьюзен давно не поддерживаем никаких отношений.
        — В свое время они были очень даже близкими, дорогой братец!  — насмешливо парировала Бриджит.
        — Но не сейчас, сестрица! Прошу тебя, позвони Сьюзен и пригласи ее на какой-нибудь другой день!
        — И не подумаю!
        — Ну, хватит!  — вмешалась миссис Хэмфри. Но Джина заметила, как ее пальцы нервно отбивали дробь по столу.  — Если Бриджит пригласила Сьюзен, мы должны хорошо ее встретить. Надо сохранять приличия! А теперь, Эндрю, попроси принести шампанского. Я хочу выпить за тебя и Джину.
        Эндрю, помедлив несколько мгновений, отпустил руку невесты и пошел к двери распорядиться, чтобы подали шампанское. Джина внимательно следила за ним и терялась в догадках, что все это могло означать. Бесспорно, Сьюзен была яблоком раздора между братом и сестрой. Сегодня Бриджит хотела выиграть очко в этой игре. Но в какой? И что такого сделала эта самая Сьюзен Донахью?
        Миссис Хэмфри еще раз провозгласила свой тост. Все встали и поднесли бокалы к губам. В этот момент Джина вдруг почувствовала, что кто-то следит за ней. Она обернулась, и ее голубые глаза встретились со взглядом других — глубоких, жгучих и пьянящих, как то самое шампанское, которое она только что пригубила. Сердце девушки замерло, а дыхание перехватило…
        В дверях террасы, открытых по приказанию миссис Хэмфри, чтобы в столовую проникал чистый морской воздух, стоял Рей Хэмилтон!



        14

        Рей выглядел почти таким же, как и в день их первой встречи на яхте. И одет он был в своем обычном стиле: накинутая на широкие плечи спортивная куртка, протертые до белизны джинсы, подчеркивающие упругие мускулы ног. Джина, как завороженная, смотрела на это живое воплощение ее несбывшегося счастья и непроходящей боли не в силах произнести ни слова.
        Но мозг ее работал. И вопросы возникали один за другим. Что Рей делает здесь? Что означает его появление на вилле Хэмфри? Может быть, он преследует ее? Чего он хочет? Ведь ему ничего не стоит одним ударом разбить ее утлую семейную ладью, а вместе с ней — последнюю надежду на спасение жизни матери. И он может это сделать, ибо не знает всей правды.
        — Джина, милая, что с вами?  — донесся до нее как будто откуда-то издалека голос стоявшего рядом Эндрю.
        Но отвечать на этот вопрос Джине не пришлось. Рей отделился от двери и вышел на свет. Воцарилась мертвая тишина, которую прервал звон выскользнувшего из рук остолбеневшего Эндрю и разбившегося у его ног стакана.
        — Рей?!  — скорее прошипел, чем проговорил он.  — Какого черта ты сюда явился?!
        Однако незваный гость казался совершенно спокойным. Несколько мгновений он переминался с ноги на ногу. Потом скрестил руки на груди и, приняв величественную позу, обратился сразу ко всем:
        — Я слышал, что вы сегодня принимаете нового члена в нашу семью?
        Джина почувствовала, как по спине поползли мурашки. Тон Рея был издевательским, даже циничным. При этом он все время искоса посматривал на нее, и по матово-бледному лицу девушки, несомненно, угадывал ее мысли. Видимо, ему доставляла наслаждение роль палача с занесенным над головой жертвы топором. Чтобы этот топор опустился, Рею нужно было произнести всего несколько слов. Скажет он их или нет? Джина в изнеможении закрыла глаза.
        — Это она?  — вновь прозвучал голос Рея, и он медленно подошел к ней и посмотрел в упор. И тут что-то подсказало Джине, что сейчас Хэмилтон ничего не скажет. Скорее, он будет мучить ее, играя, как кошка с мышкой, и лишь потом, истерзав до конца, нанесет последний удар.
        Эндрю сжал кулаки и крикнул:
        — Отойди от Джины! Ты слышишь меня, Рей!
        Хэмилтон бросил на него презрительный взгляд и тем же насмешливым тоном ответил:
        — О, я отлично тебя слышу, дорогой кузен! Значит, Джина? От этого имени исходит аромат бурлящей крови и рвущейся наружу страсти. А какие глаза! Любой мужчина может просто утонуть в них!
        Начало было положено. Рей осыпал Джину градом тех самых слов, в которых совсем недавно звучали бесконечная нежность и любовь. Теперь они были полны яда и сарказма. Хэмилтон намеренно мучил девушку. Тон, с которым он произнес ее имя, его взгляд, сама поза — все излучало издевку, злобу и стремление побольнее уязвить свою недавнюю возлюбленную. Джина молчала, беспомощно смотря на своего мучителя, медленно подходившего к ней.
        В этот момент раздался голос миссис Хэмфри. К удивлению Джины, на этот раз он звучал как-то очень неуверенно и даже немного дрожал:
        — Рей! Мы не звали тебя в свой дом!
        Тот рассмеялся и посмотрел на тетушку с чуть заметным сочувствием.
        — Неужели вы думаете, что я забыл об этом? Успокойтесь, я только поприветствую свою новую кузину и уйду!
        Джина все еще не могла полностью осознать кошмар происходящего. Рей публично мстил ей за нечто такое, о чем никто из присутствующих просто не мог знать. А она была лишена всякой возможности ответить ему, боясь разоблачения. Рей отлично понимал это и пользовался своим преимуществом. По мере того, как он приближался, Джина все сильнее ощущала исходивший от него жар, проникавший, казалось, в каждую пору ее тела.
        Рей вплотную подошел к девушке и картинно поклонился.
        — Добро пожаловать в нашу семью, Джина!  — сказал он самым ехиднейшим тоном, на какой был способен. И вдруг прильнул к ее губам своими. Это случилось настолько неожиданно, что Джина не успела отстраниться. В глазах у нее все поплыло, губы непроизвольно раскрылись, и она почувствовала между зубами его влажный, теплый язык. Будто электрическая искра пробежала по всему телу девушки и парализовала его. Джина попыталась было противиться такому наглому насилию, но не могла шевельнуть и пальцем. С ужасом она почувствовала, что страстно, безумно жаждет продолжения этого поцелуя… Но Рей выпрямился и отступил на полшага. Увидев на лице девушки расцветший пунцовый румянец, он рассмеялся мефистофельским смехом.
        Эндрю схватил Рея за плечо и с силой повернул к себе.
        — Я тебе сейчас разукрашу физиономию, ублюдок!  — закричал он, покрывшись потом от ярости. Однако последний презрительно выгнул правую бровь и сбросил его руку со своего плеча.
        — Что ж, попробуй! Посмотрим, как это у тебя получится!
        Джина с расширившимися от ужаса глазами смотрела на эту сцену. Она понимала, что дело может закончиться дракой и только ей одной под силу это предотвратить. Кроме того, Джина не могла допустить, чтобы Рей изувечил ее будущего мужа.
        Она сделала шаг вперед, встала между готовыми броситься друг на друга кузенами и, глядя прямо в глаза Хэмилтону, твердо сказала:
        — Я прошу оставить моего жениха в покое!
        Рей несколько раз смерил ее скорее оторопелым, чем презрительным взглядом и почти растерянно проговорил:
        — Ничего себе. Как трогательно! Вы его защищаете? Вот это любовь!..
        Он, молча повернулся и с гордо поднятой головой пошел к выходу на террасу, но в дверях остановился и сказал, обращаясь к миссис Хэмфри:
        — Тетушка, я хотел вас предупредить, что надвигается страшнейший ураган. Он разразится через несколько дней и может наделать немало бед. Если потребуется помощь, дайте мне знать.
        Миссис Хэмфри уже успела полностью овладеть собой. Голос ее звучал по-прежнему строго и властно:
        — Спасибо за предупреждение, Рей. Думаю, мы справимся и без тебя.
        Тот пожал плечами, как будто другого ответа и не ждал.
        — И все же, в случае чего, я к вашим услугам.
        Он еще раз оглядел столовую и, остановив взгляд на бледной девушке, поднял вверх указательный палец:
        — Джина!



        15

        Когда он ушел, всем сразу стало легче. Только Джина вдруг почувствовала страшную слабость в коленях. Видимо, сказалось чудовищное нервное перенапряжение. Эндрю тут же заметил ее состояние.
        — Джина, дорогая, что с тобой? У тебя такой бледный вид?  — воскликнул он, бросаясь к девушке.  — Будь проклят этот Хэмилтон! Пусть только попробует еще раз до тебя дотронуться! Я убью его! Он не причинил тебе боли?
        — Нет,  — солгала Джина, хотя Рей истерзал за эти несколько минут всю ее душу. Но то была другая боль, о которой никто не должен знать. Особенно Эндрю. Теперь другого пути не было — она должна продолжать играть взятую на себя роль: они с Реем никогда знакомы не были и раньше нигде не встречались.
        Миссис Хэмфри сочла необходимым сделать нечто вроде заявления:
        — Рей Хэмилтон — мой племянник. А вернее, паршивая овца, портящая все наше семейство. Он владеет кое-какой недвижимостью на противоположном берегу этого острова. Кроме того, на одном из соседних островов держит свои яхты. Очень жаль, что он избрал вас мишенью своего извращенного остроумия. Рей выкидывает подобные штучки назло нам, зная, что в этом доме его не жалуют.
        Она говорила таким ледяным тоном, что Джине стоило немалого труда дослушать ее до конца. И все это время девушка думала о том, как бы найти предлог, чтобы уйти. Уйти и обдумать все, что произошло. Джина выждала паузу после речи миссис Хэмфри и обратилась к ней:
        — Извините. Вы не позволите мне пойти к себе? Вся эта сцена выбила меня из колеи.
        — Конечно, милая! Я представляю, в каком вы сейчас состоянии. Эндрю проводит вас наверх. Спокойной ночи, Джина! Постарайтесь уснуть. А ты, Эндрю, потом спустись ко мне в библиотеку. Надо кое о чем поговорить.
        — Хорошо, мама.
        На лестнице Джина спросила жениха:
        — Хэмилтон и есть тот самый человек, о котором ты мне рассказывал? Который завладел частью острова и не хочет его ни отдавать, ни продавать! Это он? Почему ты об этом ничего мне не говорил?
        — Я не думал, что Хэмилтон придет. Но с ним никогда нельзя ни в чем быть уверенным. Рей появляется и исчезает, когда захочет. Мы стараемся его по возможности игнорировать.
        Пальцы Эндрю начали нервно барабанить по перилам. Глаза сузились.
        — Джина, когда я вспоминаю, как он начал тебя целовать, то…
        — Не надо, Эндрю! Оставим эту тему.
        — Хорошо. Я только хочу сказать, что был восхищен тем, как ты держалась с ним. И все-таки будь осторожна и не ходи одна на принадлежащую ему часть острова.
        Эндрю говорил о своем двоюродном брате, как о каком-то закоренелом и опасном преступнике. Впрочем, в этот вечер Рей и впрямь показал себя очень жестоким. Джина впервые видела его таким. Куда только девались мягкость, доброта, нежность, к которым она уже успела привыкнуть! Что ж, значит, этот человек может быть и другим. Она просто его мало знала!
        — Ты думаешь, Рей Хэмилтон представляет какую-то опасность?
        — Нет. Но, как ты уже могла убедиться, он ни в грош не ставит ни чужую собственность, ни ее хозяина.
        У двери в отведенную Джине комнату они остановились. Эндрю явно намеревался войти туда вместе с девушкой, она же этого не хотела. Как не хотела и поцелуя, который Эндрю все-таки вырвал, притянув ее к себе за плечи. Но не в губы — Джина подставила ему щеку. Ее губы еще хранили тепло того поцелуя, пусть тоже украденного.
        — Спокойной ночи, Эндрю,  — устало проговорила она.  — Прости меня за испорченный вечер.
        — Вечер испортила не ты, а мой кузен. Будь он трижды проклят! А теперь — хорошего тебе сна. Увидимся утром за завтраком.
        Эндрю повернулся и пошел вниз. Джина тут же поспешно закрыла дверь и для верности заперла ее на ключ.
        Она зажгла свет, нетвердым шагом подошла к туалетному столику и тяжело опустилась на стул. Нервная дрожь в коленях не проходила. В желудке было такое ощущение, будто она проглотила кусок льда. В глазах рябило.
        Итак, Рею принадлежит часть этого острова! Просто наваждение какое-то. Куда бы Джина ни пошла, о чем бы ни подумала, тень Рея Хэмилтона преследовала ее.
        Вскочив со стула, она подбежала к окну и прижалась пылающим лицом к холодному стеклу. Рей получил удовольствие, издеваясь над ней. Он хотел заставить ее выдать себя, свое знакомство с ним! Но никогда она не сделает этого! Никогда! Она… А сам Рей? Где гарантия, что он будет молчать? Не расскажет кому-либо из родственников о своих отношениях с ней? Учитывая взаимную ненависть между кузенами, разрыв ее с Эндрю тогда станет неизбежным. Но нет, Рей не опустится до этого! Просто не сможет! А если все-таки… В его глазах было столько презрения и ненависти. Ведь это она сама заставила Рея возненавидеть себя, притворившись алчной хищницей, променявшей их искреннюю взаимную любовь на деньги. Теперь он может лишить ее этого богатства. Причем именно в тот момент, когда оно уже почти у нее в руках. Чем не праведная месть? В ней есть даже нечто возвышенное…
        Несомненно, Рей стал опасен. И на это нельзя закрывать глаза. Более того, надо срочно с ним встретиться и выяснить его намерения. Джина горестно вздохнула: давно ли она ходила на свидания с бесконечно любимым и любящим человеком? Теперь он превратился в ее врага…



        16

        На следующее утро, когда Джина проснулась, солнце уже стояло высоко. День обещал быть жарким. Тягучий, густой воздух, казалось, насквозь пропитался влагой. Девушка встала и приняла холодный душ. Сразу стало легче. Теперь надо было постараться надеть на себя минимум одежды и полегче. Джина выбрала бирюзовую хлопчатую кофточку с короткими рукавами и ослепительно белые шорты. От грима пришлось отказаться: при такой жаре он неминуемо бы тут же потек. Этот костюм как нельзя лучше подходил к ее распущенным густым волосам, падавшим на плечи и спину. Джина посмотрелась в зеркало и осталась собой вполне довольна.
        Теперь необходимо выбрать время, чтобы исчезнуть на несколько часов из дома, не вызывая ни у кого подозрений. Откладывать встречу с Реем было нельзя. Его молчание накануне вечером еще ни о чем не говорило. Он мог появиться вновь в любой момент. И неизвестно — с какими намерениями на этот раз.
        Обо всем этом думала Джина, спускаясь в гостиную к завтраку. Но из всего семейства за столом сидела одна миссис Хэмфри. Она встретила девушку приветливой улыбкой.
        — Доброе утро, Джина! Надеюсь, сегодня вам лучше?
        — Значительно. Спасибо, миссис Хэмфри.
        — Я очень рада. Мы думали, что хороший сон вам будет полезнее раннего завтрака, потому и не стали будить. Берите все сами. Вот тарелки, сандвичи, фрукты. Если хотите, я попрошу принести кофе. Или вы предпочитаете чай?
        — Кофе — это замечательно,  — улыбнулась Джина, садясь за стол.
        — Я хотела бы еще раз извиниться перед вами за поведение Рея Хэмилтона.
        — Ради Бога, не надо, миссис Хэмфри! Я не придаю этому никакого значения! Тем более, что мы вряд ли часто будем встречаться с этим человеком.
        — Вы не знаете Рея, милая! Это совершенно непредсказуемый и крайне неприятный тип! Он из кожи вылезет, лишь бы как-то досадить нам.
        Джина взяла из вазы персик и, откусывая от него по маленькому кусочку, принялась смотреть в окно. Оно выходило в сад, где росли самые экзотические цветы. Чуть дальше возвышались пальмы и еще какие-то тропические деревья. Сквозь зелень их листвы просвечивала голубая морская гладь. Чуть слышался шум прибоя.
        — Какой прекрасный вид из этой комнаты!  — воскликнула девушка.
        — Вы правы, Джина. Поэтому я так люблю ее. Кстати, Эндрю тоже.
        — Он, наверное, еще спит?
        — Нет, милая. Эндрю уже давно позавтракал и уехал по делам.
        — По делам? Каким, если это не секрет?
        — Приезжает Сьюзен. Ее должна была встретить Бриджит, но у нее вдруг разыгралась дикая головная боль. Кто-то же должен привезти Сьюзен, вот мой сын и поехал за ней. Причем вопреки своему желанию, я полагаю. Но мы не сомневались, что вы не будете против.
        Джина подумала, что даже если бы захотела протестовать, то все равно уже было поздно. С другой стороны, это давало ей моральное право без спроса уходить из дома по своим делам. Что ж, прекрасно!
        — Нет, я не имею ничего против поездки Эндрю,  — ответила она с милейшей улыбкой.  — Я пока осмотрю окрестности. Эндрю, к сожалению, не любит пеших прогулок. Так что, думаю, он меня простит.
        — Ну и хорошо. Погуляйте в свое удовольствие. А теперь, извините, я пойду к себе. Надо написать кое-какие письма.
        Миссис Хэмфри удалилась. Джина некоторое время смотрела ей вслед. Потом из соседней комнаты донесся голос экономки. Видимо, миссис Хэмфри давала какие-то указания по дому. Наконец все стихло.
        Настало время действовать. Но ни в коем случае нельзя торопиться. Спешка всегда подозрительна. Ведь предполагается, что она просто пойдет погулять. А это означает, что надо выглядеть очень спокойной. И перед тем как уйти, сделать для виду пару-другую мелких дел. Например, позвонить сестре и узнать, как идет подготовка к операции. И вообще с кем-нибудь поболтать. Только после этого ленивым шагом, со скучающим видом…
        Рей, конечно, ждет ее визита! Боже, через какое испытание придется пройти! Но она должна это сделать. Пока он не разрушил все.
        Прошло полчаса. Решив, что этого уже достаточно, Джина вышла из дома через парадное крыльцо. Где жил Рей, она толком не знала. Спросить было также не у кого. Но на таком крохотном островке найти чей-нибудь дом вряд ли составляло много труда. И Джина пошла по ведшей вглубь леса дороге, настолько узкой, что по ней еле-еле проехал бы небольшой грузовик.
        Вскоре она очутилась на развилке. Одна из дорог круто спускалась к пристани, окруженной несколькими домиками. Эта дорога была плотно утоптана, видимо, ею часто пользовались. Джина, немного поразмыслив, тоже выбрала ее и через несколько минут уже была внизу. Неподалеку, на самом склоне холма, стоял запущенный двухэтажный дом. На первый взгляд он казался давно покинутым. Девушка подумала, что, даже если кто-то и живет в нем, то уж, определенно, не Рей. Но все же решила проверить. На всякий случай…
        К дому была пристроена веранда с видом на море. Джина поднялась на нее по небольшой лесенке и остановилась в нерешительности. Почему-то она была почти уверена, что ее сейчас непременно должны окликнуть. Но ничей голос не нарушил тишину. Кругом все будто вымерло.
        Дверь в комнату оказалась открытой. Джина осторожно переступила через порог. У стены стоял дощатый стол, на котором горела керосиновая лампа. Все ставни были плотно закрыты, и при ее тусклом свете девушка разглядела наполовину выпитую бутылку виски на самом краю стола и раскрытую книгу. Но прежде чем она успела, как следует осмотреться, знакомый, переполненный язвительностью голос произнес за ее спиной:
        — Ты что-то ищешь?
        Джина громко вскрикнула. Раздался дьявольский, опять же донельзя знакомый хохот.
        — Браво, Джина! Какие у тебя отменные легкие! Жаль, что никто больше не услышал столь совершенной верхней ноты. Это же настоящее искусство!
        Джина обернулась. Рей стоял на рассохшейся лестнице, которая вела, по-видимому, на второй этаж, и смотрел на девушку пронзительным, уничтожающим взглядом. На нем были те же джинсы, что и накануне вечером. И более ничего. Ни ботинок, ни фуфайки или майки. Судя по мокрым волосам, он только что купался в море.
        — Рей,  — прошептала Джина, не в силах оторвать от него глаз. Вновь она почувствовала дрожь в коленях. Сердце бешено заколотилось.
        — Да, это я,  — чуть смягчившись, ответил ее бывший возлюбленный.  — Ты ожидала увидеть кого-нибудь другого?
        Он спустился с лестницы, сунул руки в карманы джинсов и встал напротив девушки.
        — Они сказали тебе, что я живу в этом доме?
        У Джины пересохло во рту. Язык отказывался повиноваться. С величайшим трудом она выговорила:
        — Я не ожидала увидеть здесь никого другого. А Хэмфри только сказали мне, что ты живешь на противоположном берегу острова.
        Ее взгляд случайно упал на его губы. Она вспомнила вчерашний поцелуй. Голова закружилась, как будто он снова держал ее в объятиях.
        Глаза Рея, даже будучи холодными, проникали в самую глубину ее души, пронзали сердце. И Рей знал это! Он точно все рассчитал. Даже встал сейчас так близко к ней не случайно. Боже, как стыдно! Она же для него как раскрытая книга, которую он может читать, когда захочет!
        — Ну,  — рассудительно сказал он,  — я знал, что так и будет. Что рано или поздно ты обязательно заявишься.
        Джина вспыхнула, как будто ей дали пощечину. Нет, она не согласна покорно плясать под его дудку!
        — Напрасно ты был столь уверен, дорогой! Все не так просто, как тебе кажется.
        Хэмилтон озадаченно посмотрел на девушку. Потом протянул руку и ладонью провел по ее волосам…
        — Ты помнишь, как я любил целовать тебя? Или совсем… забыла?
        Его лицо было так близко. Глаза смотрели в глаза. Губы звали к себе. Джина почувствовала, что теряет самообладание. Она уже почти не понимала, зачем пришла сюда. И вдруг в ее голове промелькнуло: «Он же сказал, что я обязательно должна была прийти, потому что не могу жить без него. Он знает, что может делать со мной все. А я сейчас позволю ему трогать себя, гладить мои волосы. Значит, я согласна с ним? Но ведь он презирает меня! И видя, с какой покорностью я подчиняюсь ему, будет презирать еще больше!»
        Джина резко отстранилась и почти закричала срывающимся от ярости голосом:
        — Твоя самонадеянность меня просто поражает! Неужели ты и впрямь уверен в неотразимости своих поцелуев? Так знай же: они гадкие, омерзительные! Они…
        И вдруг поперхнулась, поймав насмешливый взгляд, как бы говоривший: «Я же знаю тебя! Такой реакции ожидал, и она меня нисколько не трогает!»
        — Если мои поцелуи гадкие и омерзительные,  — спокойно ответил он,  — то почему ты вчера не оттолкнула меня?
        Лицо Джины стало пунцовым.
        — Вчера ты застал меня врасплох!
        — Серьезно?  — столь же спокойно отреагировал Рей.  — Извини, но мне трудно в это поверить. Ведь ты сразу узнала меня, когда я еще стоял на террасе.
        — Повторяю, я была в состоянии полнейшего шока. Потому что не ожидала тебя вообще когда-нибудь увидеть.
        Рей подошел еще ближе, и нервы Джины напряглись до предела.
        — О, это я уже понял! И тоже был потрясен, не скрою. Но все же не до такой степени, чтобы не разглядеть в твоем брошенном на меня взгляде не ужас, а желание. Итак, мой кузен попался на твою удочку. Что ж, поздравляю! Интересно, он догадывается, что ты выходишь за него лишь ради денег?
        Джина насторожилась. Что скрывалось за этими словами? Угроза разоблачения? Или просто очередная колкость? Хорошо, если только последнее…
        — Эндрю любит меня.
        — Возможно, что ему так кажется. Но знает ли он, что ты не любишь его? Любовь, как мы оба отлично знаем, есть нечто такое, что никак не вписывается в схему твоих отношений с моим кузеном.
        Этот жестокий намек на их прошлое и циничная насмешка окончательно вывели девушку из равновесия. Голос ее вдруг сорвался на крик:
        — Я ухожу! Выслушивать все это…
        — Минуточку!  — совершенно спокойно перебил ее Хэмилтон и исчез в соседней комнате.
        Джина растерянно смотрела на захлопнувшуюся дверь, не зная, как все это понять, но Рей тут же появился с двумя чашечками кофе в руках.
        — Хочешь сбежать?  — все тем же ровным голосом сказал он.  — Как раз сейчас это было бы с твоей стороны безрассудно. Ведь я в ответ могу сделать именно то самое, чего ты сейчас больше всего на свете боишься.
        Джина побледнела и спросила упавшим голосом:
        — Что именно?
        — Скажу Эндрю, кто ты есть на самом деле. Хищница, жаждущая от мужчины только денег, богатства. Причем из породы самых опасных. А еще добавлю, что знаю это из опыта наших с тобой отношений.
        Джина закрыла глаза. Ей стало трудно дышать. И все же она задала тот вопрос, который мучил ее все последние дни:
        — У тебя же были деньги! Почему ты мне об этом не сказал?
        В ответ раздался жестокий, безжалостный смех.
        — Мне просто в голову не приходило, что тебя это серьезно могло интересовать,  — до тех пор, пока ты сама не призналась, что ищешь богатого мужа.  — Рей помолчал несколько мгновений и вдруг горячо заговорил — Я ждал тебя всю жизнь и бежал от женщин, которые хотели меня только из-за моего многомиллионного состояния. И вот появилась ты! Я вдруг поверил, что наконец нашел ту, которая полюбила меня самого. Если бы ты вышла за меня замуж, подозревая о моем богатстве, я никогда бы не узнал, с кем связал свою судьбу на самом деле! Разве не так?
        Он протянул ей одну из чашечек кофе. Джина не обратила на это никакого внимания. Сейчас ей было не до кофепития — она хотела знать его планы.
        — Ты действительно намерен это сделать?  — нервно спросила девушка.
        — Что? Рассказать обо всем Эндрю? Я еще не решил. Не в последнюю очередь это зависит от тебя, так что останься и давай поговорим начистоту.
        У нее не было другого выхода. Ведь он действительно мог осуществить свою угрозу. Джина взяла чашку и поднесла ее к губам. Как ей хотелось, чтобы он не заметил дрожания ее пальцев! Она лихорадочно отпила глоток и проговорили сквозь зубы:
        — Я узнала, что Эндрю твой родственник, всего несколько дней назад.
        — Охотно верю,  — с сардонической усмешкой ответил Рей.  — Если бы ты знала об этом раньше, то, уверен, сделала бы иной выбор. И жертвой стал бы другой несчастный.
        — Хватит издеваться, Рей! Эндрю — отнюдь не жертва.
        — Не жертва? Тогда кто же? Самая грандиозная любовь в твоей жизни? Боже мой, что я говорю! Совсем забыл, что единственной твоей любовью был я! Прости уж меня, дурака!
        Джина проглотила и эту мерзкую пилюлю. Хотя было донельзя обидно: ведь со дня их разрыва она не сказала Рею ни одного грубого слова! Ей пришлось заставить его возненавидеть себя. Но оказалось, что этим дело не ограничилось — Рей встал на ее пути в образе безжалостного обвинителя!
        — Я никогда не хотела причинить тебе боль…  — начала было Джина, но он перебил ее:
        — Ты действительно этого не хотела. Ты хотела денег. И когда обнаружила, что их у меня, вероятно, нет, решила тут же послать подальше своего «горячо любимого избранника».
        — Это неправда!  — запротестовала Джина. Но Рей, казалось, ее не слышал. Он продолжал держать обвинительную речь:
        — Ты даже, приличия ради, не стала уверять меня в своей любви до гроба, якобы принесенной в жертву неумолимому и безжалостному року! Впрочем, я бы все равно этому не поверил. Как не поверю и сейчас. Как-то раз я уже сказал тебе: ты не знаешь, что такое любовь. К сожалению, с тех пор ничего не изменилось: это чувство тебе по-прежнему незнакомо!
        Если Рей хотел поглубже уязвить Джину, то он достиг своей цели. В ее глазах вспыхнули самое настоящее бешенство. Она стиснула кулаки и крикнула ему в лицо:
        — Ты негодяй!
        Рей посмотрел на нее так, будто это оскорбление было ему даже приятно. Потом спокойно сказал:
        — Значит, предполагалось, что я буду продолжать любить тебя до конца своих дней? Так, что ли, дорогая?
        А почему бы и нет?  — подумала Джина. Ведь полюбила же я его на всю жизнь! Ее сердце наполнилось горечью обиды и безысходной тоской. Она глубоко вздохнула, понимая, что сама вызвала к жизни чудовищного монстра, который будет преследовать ее вечно. Потом, стараясь выглядеть спокойной, небрежно покачала головой и заметила:
        — Не так уж много времени понадобилось тебе, чтобы излечиться от чувств ко мне.
        По сверкнувшей в его глазах молнии Джина поняла, что в ответ вряд ли услышит что-нибудь приятное. Губы Рея сложились в презрительную гримасу.
        — Что ж, в том, что ты сказала, возможно, есть немалая доля истины!
        — Ты, наверное, теперь меня ненавидишь.
        — Ненавижу? Я слишком презираю тебя, чтобы ненавидеть!
        Джина вызывающе подняла на него глаза, еле сдерживаясь, чтобы не разрыдаться.
        — Итак, что же ты намерен предпринять? Мстить мне?
        Несколько мгновений Рей продолжал потягиватъ из чашечки кофе. Затем сказал задумчиво, хотя в глазах его плясали чертики:
        — Отомстить тебе нетрудно. Стоит только сказать Эндрю, кто ты на самом деле. Разве не так?
        — Тебе доставляет огромное удовольствие играть со мной, не правда ли?  — простонала Джина.
        Допив кофе, Рей отставил чашку в сторону и кивнул головой.
        — Должен тебе признаться, что во всем этом есть и развлекательная сторона. Это же завораживающее зрелище: наблюдать, как молодая хищница, ловившая богатого мужа, сама бьется на крючке!
        В бессилии Джина сжала кулаки. Ведь как легко сейчас, после таких мерзких слов, возненавидеть Рея! И сразу станет легче! Но она не может этого сделать!
        — Я теперь понимаю, почему тебя так не любят в семье!  — только и сумела она сказать в ответ.
        Хэмилтон насмешливо выгнул левую бровь.
        — У них для этого есть совсем другие причины, о которых тебя никогда не поставят в известность.
        — Значит, потому они именно при мне и избегают о тебе говорить?
        — Да нет. Просто делают вид, будто я не существую. А тем временем обдумывают способы, как от меня отделаться.  — Заметив испуганное выражение на лице Джины, он тут же добавил — Отделаться — не в смысле сжить со света. Просто они хотят, чтобы я уехал с острова. Куда угодно. Это их уже не волнует. Но здесь дражайшие родственники меня видеть не желают.
        Джина обвела взглядом темную, неуютную и, несмотря на жаркий день, кажущуюся холодной комнату. В ней мог жить отчаявшийся бедняк, опустившийся пьяница, бродяга — кто угодно. Только не миллионер!
        — Здесь действительно ужасно!  — сказала она с нескрываемым отвращением.  — Как ты можешь тут не только жить, но даже просто находиться! Такое жилище во сто крат хуже любой трущобы!
        — Для кого как, Джина! Для меня эта хижина прекраснее всех самых роскошных хором на свете. Здесь я был зачат, родился и провел первые годы жизни. Мой дед, покидая сей мир, завещал этот дом мне. По праву его должна была унаследовать моя мать. Но она очень рано умерла. Отец даже не успел жениться на ней и вернуть женщине ее честное имя. Если, конечно, он имел такое намерение. Хотя обвинить его в вероломстве я не имею серьезных оснований. Моя мать была родной сестрой отца Эндрю. Будучи «незаконнорожденным», я теперь у этого семейства как кость в горле. Они не могут не признавать меня за близкого родственника. Не те времена, чтобы лишать внебрачного ребенка всех прав. Но смириться с тем, что я живу прямо у них под носом, моя тетушка, кузен и кузина не хотят.
        — Может быть, они успокоятся, если ты приведешь этот дом в порядок?
        — Предлагаешь мне превратить его в такое же комфортабельное, добропорядочное жилище, в каком живут они сами? Этого не будет никогда! Меня все здесь устраивает. Уж не говоря о том, что порой приходилось ютиться еще и не в таких условиях! Бывало куда хуже!
        — Хуже? Да хуже того, что я сейчас вижу, быть просто не может! Ни одна нормальная женщина не выдержит здесь и дня!
        Ответ Рея сразил Джину, как смертельный удар кинжала.
        — Выдержит! Если будет меня любить!
        Она посмотрела в его глаза, сразу ставшие стальными, почти безжалостными, и с отчаянием в голосе ответила:
        — Меня бы ты никогда не заставил жить в нищете ради одной только любви!
        — Я это знаю,  — убийственным тоном парировал Рей.  — Как знаю и то, что ты, продаваясь за деньги, даже не испытываешь угрызений совести. Хотя это чистейшей воды проституция. Не так ли?
        Джина почувствовала, как на ее щеках выступает лихорадочный румянец, и с надрывом проговорила:
        — Я не проститутка!
        Рей прислонился спиной к перилам лестницы, скрестил руки на груди и саркастически улыбнулся.
        — Разве? Ты не отдаешь Эндрю душу и сердце, а только тело. Взамен получаешь его богатство. Как это, по-твоему, называется?
        Его слова падали тяжело, как камни. Она почти физически чувствовала, что с головой погружается в бездонную пучину звучавшего в них презрения. Но особенно больно было сознавать, что все это создала она сама. Своими руками. Хладнокровно и расчетливо. Джина хотела, чтобы Peй ее возненавидел, но добилась большего — его презрения! Такого она все-таки не ожидала! И не хотела! Что же теперь оставалось делать? Все ему рассказать? Зачем? Наивно думать, что случится чудо, и Рей вновь ее полюбит. И разве не для того, чтобы убить его любовь, был задуман этот план? Кроме того, она уже дала слово Эндрю. И сдержит его! Во имя чего, в конце концов, должен страдать ни в чем не повинный и ни о чем даже не догадывающийся человек?!
        Рей неожиданно коснулся пальцем ее руки. Джина отдернула ее и чуть не опрокинула на себя чашку с еще горячим кофе.
        — У тебя очень нежная кожа, дорогая,  — снова начал он самоуверенным тоном собственника, имеющего право трогать девушку тогда, когда ему вздумается.  — А вот сердце — стальной капкан!  — Он на мгновение замолчал, увидев на пальце Джины обручальное кольцо с бриллиантом, затем с усмешкой продолжил — Какой прекрасный камень! Тебе, наверное, пришлось немало потрудиться, чтобы его заработать, а?
        Это было уже слишком. Джина дернулась, как от пощечины.
        — Я сейчас убью тебя, мерзавец! Ты же отлично понимаешь, сукин сын, что это мое обручальное кольцо!
        Рей отрицательно покачал головой.
        — Я бы никогда не подарил своей невесте такого кольца. Она и так знала бы, что принадлежит мне и никому другому. К чему все эти метки? Я бы подарил ей свою любовь. Это куда дороже любого камешка или колечка! А кольцо у тебя на руке криком кричит лишь об одном: «Смотрите, сколько денег у моего хозяина!»
        — Это, по-твоему! А, по-моему, оно говорит о том, что Эндрю любит меня!
        Глаза Рея загорелись какой-то звериной злобой.
        — Ты оцениваешь силу любви по подаркам? Тогда скажи, сколько стоят такие серьги?
        Его рука потянулась к уху Джины. Она тут же пожалела, что надела бриллиантовые украшения, подаренные Эндрю, и, отстранив его руку, резко сказала:
        — Не прикасайся ко мне!
        Губы Рея вновь скривились в презрительной усмешке.
        — Руки прочь! Сначала заплати! Так, что ли? Эндрю не знает, какое сокровище приобретает! О, ты будешь ему маленькой преданной женой. И останешься ею до тех пор, пока он не перестанет делать тебе подарки. Ведь так?
        Он внезапно схватил Джину за плечи и сжал их сильными пальцами. Девушка вскрикнула от боли, но Рей, не обращая на это внимания, захрипел ей прямо в лицо:
        — Ты не знаешь, что такое любовь. Единственное, что тебе нужно, кроме денег, так это…  — И он привлек ее к себе.
        Джина пыталась бороться. Упершись руками в его грудь, она делала отчаянные усилия, чтобы вырваться. Но он был слишком силен и без всякого труда сломил сопротивление девушки. Она только успела заметить хищный блеск в его глазах, и тут же сухие, воспаленные губы плотно прижались к ее рту. В этом поцелуе не было ни прежней нежности, ни даже отдаленного намека на любовь. Не желая отвечать, Джина стиснула зубы, но Рей достаточно хорошо знал свою жертву: его теплый, влажный язык проник сквозь ее сомкнутые губы. И она с ужасом поняла, что не может больше сопротивляться. В ней проснулось жгучее, непреодолимое желание. А руки Рея уже соскользнули с плеч девушки и соединились за ее спиной. Совсем близко Джина ощущала тепло его тела. Голова ее откинулась назад. Она почувствовала, как его пальцы расстегивают блузку, рвутся к ее груди и уже касаются сосков. Силы покидали Джину.
        И в этот момент она услышала над самым ухом горячий шепот:
        — Как бы ни старался мой кузен, он и наполовину не сможет удовлетворить твои сексуальные желания.
        Краска стыда разлилась по лицу девушки. Итак, в глазах Рея она, ко всему прочему, ненасытная самка! Какое унижение! Джина стиснула зубы и резким движением вырвалась, наконец из железных объятий.
        — Ах ты, негодяй!  — с усилием проговорила она.  — Знай же, что я сумею сполна получить от Эндрю все, что пожелаю! И в постели также!  — Потом почти спокойно она продолжила — Может быть, ты и прав, Рей. Но все равно я выйду за него замуж.
        Хэмилтон вновь подошел к ней вплотную.
        — Если ты думаешь, что я это допущу, то жестоко ошибаешься!
        — Что ты имеешь в виду?
        Его улыбка была похожа на оскал разъяренного тигра.
        — Что я имею в виду? Разве ты не догадываешься? Как бы там ни было, но Эндрю — мой двоюродный брат. Мы оба члены одной семьи. И ты плохо меня знаешь, если надеешься, что я спокойно позволю тебе его сожрать! Я сделаю именно то, чего ты так боишься. Открою кузену всю правду!
        Джина спокойно восприняла бы эту угрозу, если бы речь шла только о ней. Но на карту была поставлена жизнь матери.
        — Неужели мы не можем как-нибудь… договориться?  — выдавила она из себя и сама удивилась, как неуверенно и хрипло прозвучал ее голос.
        Рей посмотрел на девушку с некоторой даже оторопью.
        — Хочешь меня купить? Уж не собираешься ли отдаваться мне за молчание? Господи, и кого я мечтал видеть своей женой!
        Никогда еще Джина не испытывала такого унижения. Убитая сознанием своего ничтожества в глазах этого человека, она бросилась вниз по лестнице, стараясь не разрыдаться на глазах у своего обидчика.
        Он перегнулся через перила и долго смотрел ей вслед. Потом разжал кулак, в котором оказался какой-то колючий предмет. Это была бриллиантовая серьга Джины…



        17

        Незаметно проскользнуть в свою комнату, чтобы хоть немного успокоиться и привести себя в порядок. Джине не удалось: дверь из холла в гостиную была открыла настежь. Сидевшая там миссис Хэмфри тотчас же увидела девушку и окликнула ее. Попытавшись принять спокойный и уравновешенный вид, Джина вошла.
        Четыре головы дружно повернулись к ней. Эндрю выглядел явно раздраженным, Бриджит — слегка встревоженной, а миссис Хэмфри удивленно выгнула дугой правую бровь. Еще одна из находившихся в комнате персон — женщина, которую Джина видела впервые,  — казалась чем-то очень озабоченной.
        — Боже мой, Джина,  — воскликнул Эндрю.  — Что случилось? Ты как будто не в себе!
        Безостановочное бегство Джины от Рея чуть ли не через весь остров не прошло бесследно для ее внешнего вида. Один раз девушка даже упала. Одежда была в пыли. По лицу струился пот. Она тяжело дышала.
        Джина растерянно думала, что ответить. Но тут вмешалась незнакомка:
        — Эндрю! Разве не видно, что бедняжка упала? Или с тобой самим никогда такого не случалось?
        Джина с интересом посмотрела на красивую молодую женщину, так неожиданно пришедшую ей на помощь. Очевидно, это была та самая гостья, встречать которую ездил Эндрю. Джина облегченно вздохнула и похлопала ладонью по своим пострадавшим от падения шортам. Под потолок взметнулось густое облако пыли.
        — Так и было!  — с деланным смущением начала она оправдываться.  — Я пошла погулять и на дороге споткнулась о корень.
        Она громко, но не слишком естественно рассмеялась и посмотрела на незнакомку, как бы приглашая ее повеселиться вместе над этим происшествием. Та тут же поняла, что от нее требовалось, и комната огласилась звонким как колокольчик смехом.
        — Ха-ха-ха! Я тоже не раз набивала себе шишки на глазах у публики. И меня всегда почему-то поднимали на смех. Было очень обидно. Почему только люди так жестоко реагируют на чужие несчастья? А, Эндрю?
        Она бросила на него насмешливый взгляд. Тот вдруг густо покраснел, его шея даже покрылась пунцовыми пятнами.
        — Что ты имеешь в виду?  — раздраженно спросил он у незнакомки. Она ответила с явным вызовом:
        — Ничего! Только то, что сказала.
        Бриджит, видимо понимая суть пикировки, поспешила перевести разговор на другую тему.
        — Джина, вас не было несколько часов. Мы думали, что вы все-таки вернетесь к обеду.
        — Ради Бога, прошу меня извинить! Я думала, что Эндрю уехал на целый день, поэтому и не торопилась.
        — Они вернулись даже раньше, чем я ожидала, милая.  — Миссис Хэмфри подарила Джине прощающую улыбку.  — Обычно Эндрю задерживается и обедает где-то на острове.
        — Он очень торопился домой, миссис Хэмфри,  — ехидно откликнулась незнакомка.  — Не так ли, Эндрю?
        Тот стиснул челюсти и злобно процедил сквозь зубы:
        — Предупреждаю, Сьюзен: либо ты замолчишь, либо я…
        Гостья не дала ему докончить угрозу и громко рассмеялась. Миссис Хэмфри, почувствовав, что атмосфера готова разрядиться, облегченно вздохнула и обратилась к Джине:
        — Познакомьтесь, милая. Это Сьюзен Донахью.
        Сьюзен встала и с приветливой улыбкой протянула Джине руку. Ей было лет двадцать с небольшим. И она принадлежала к тому типу женщин, которые продолжают хорошеть с возрастом. Мягкие, задумчивые глаза, казалось, говорили о душевной доброте. Вместе с тем из ее насмешливых реплик в адрес Эндрю Джина поняла, что Сьюзен не так проста. Что-то в ней было еще, не поддающееся определению с первого взгляда.
        — Эндрю сказал правду: вы действительно очаровательны!  — громко заявила мисс Донахью, улыбаясь Джине и искоса посматривая на ее жениха.  — Я рада, что он не женился раньше!
        Джина увидела, что на шее Эндрю уже не осталось места от пунцовых пятен. Что все это означало?
        — Сьюзен,  — вновь включилась в разговор миссис Хэмфри,  — а вы ведь тоже превратились в очень привлекательную молодую даму.
        — Вот уж никогда не думал, что так произойдет!  — довольно бестактно заявил Эндрю. Джина заметила, как гостья стиснула зубы, прежде чем ответить:
        — Видите ли, миссис Хэмфри, Эндрю всегда считал меня всего лишь глупенькой школьницей, по уши в него влюбленной. Сейчас ему просто обидно, что я повзрослела и перестала его боготворить!
        Теперь уже попыталась разрядить обстановку Джина:
        — Я слышала, Сьюзен, вы были в Европе?
        — Моя матушка посчитала это для меня полезным, поскольку, как говорят, только во Франции можно получить настоящее воспитание.
        — А еще говорят, что французы — отменные любовники,  — подхватил Эндрю.  — Не правда ли, Сьюзен?
        В комнате на некоторое время воцарилось неловкое молчание, после чего мисс Донахью мягко, но с достоинством ответила на грубый выпад:
        — У меня нет опыта в этом отношении. А потому судить о том, какие они любовники, я не могу.
        Миссис Хэмфри решила, что ей снова пора вмешаться. Она обратилась к Джине:
        — Милая, вы, наверное, проголодались? Я прикажу принести что-нибудь перекусить.
        Та отрицательно покачала головой — есть она действительно не хотела. Кроме того, сейчас ее больше всего занимало происходившее в комнате. В чем была причина этой неприятной сцены? Почему Эндрю вел себя так не по-рыцарски? Джина старалась найти ответы на эти вопросы, но не могла.
        — Пожалуйста, не беспокойтесь, миссис Хэмфри,  — ответила она.  — Я лучше пойду умоюсь и вообще приведу себя в порядок. Эндрю не доволен моим видом, и он прав!
        — Как хотите, милая. Но я все же попрошу принести вам наверх чашечку кофе и бутерброд.
        — Я пойду с вами, Джина,  — вдруг заявила Сьюзен.  — Хочу кое-что взять в своей комнате.
        Джина поняла, что для нее это только предлог уйти из гостиной.
        Девушки вышли вместе и в молчании пересекли холл. Однако, когда они стали подниматься по лестнице, шедшая впереди Сьюзен неожиданно замедлила шаг и повернулась к Джине.
        — Вы давно знакомы с Эндрю?  — спросила она очень серьезно.
        Та удивленно подняла брови.
        — Несколько месяцев. А почему вы об этом спрашиваете?
        Сьюзен, казалось, боролась с собой, не зная, продолжать ли этот разговор.
        — Это труднее, чем я думала… Как бы сказать… Ах, черт побери! Одним словом, я только хотела знать, любите ли вы его?
        Джина тоже чуть помедлила, а затем дипломатично ответила:
        — Наверное, я должна его любить, если согласилась выйти замуж.
        Как-то неуверенно и даже неестественно Сьюзен засмеялась.
        — Я знаю, каким глупым вам кажется мой вопрос. Или думаете, что это ревность? Но… Джина, вы мне нравитесь! И я хочу вас предупредить: не дайте Эндрю себя обдурить! Не попадайтесь на удочку его очарования! Если вы действительно уверены, что хотите стать его женой, снимите шоры с глаз! Поверьте, я искренне желаю вам счастья!
        Она повернулась и, взбежав по лестнице, исчезла за дверью своей комнаты.
        Войдя к себе, Джина плотно прикрыла дверь и долго стояла неподвижно, прислонившись к ней спиной и глядя куда-то в пространство. Итак, все пошло кувырком в ее, казалось бы, до мельчайших деталей распланированной жизни. С другой стороны, разве не глупо было с самого начала думать, будто Рей смирится с ее появлением в этом семействе и не попытается всеми правдами и неправдами воспрепятствовать браку? Но нет, она не может допустить подобного оборота событий! Ведь подготовка к операции ее матери идет полным ходом. Через какие-нибудь несколько недель она должна состояться! Но если Хэмилтон осуществит свою угрозу, то…
        Джина продолжала смотреть вдаль широко раскрытыми глазами, чувствуя, как леденеет сердце. Что же делать? Что?! Но сейчас, в таком состоянии, все равно ничего не придумать. Надо успокоиться! А пока принять душ.
        Она подошла к туалетному столику, сняла с пальца обручальное кольцо и потянулась рукой к серьгам. Только тут Джина обнаружила, что одна из них пропала. Тяжело опустившись на стул, девушка старалась вспомнить, где могла ее потерять. Где же? Где?.. Конечно, это случилось там… В том доме… Перед ее глазами вновь возник Рей, протягивающий руку к той самой серьге и с сарказмом спрашивающий о ее цене. Да, да! Именно тогда все и произошло! Когда она невольно отпрянула от него с криком: «Не прикасайся ко мне!»
        В этот момент Джина услышала стук в дверь, и, прежде чем она успела откликнуться, в комнату проскользнул Эндрю. Извинившись, он повернул ключ в замке. Джина следила за этими манипуляциями своего жениха с растущим негодованием, но готовые сорваться с языка бранные слова так и не были сказаны: она подумала, что ведь совсем скоро этот человек будет иметь право входить к ней в любое время и даже без стука. Все же Джина встала ему навстречу и холодно сказала:
        — Эндрю, я сейчас хотела бы принять душ.
        — Я вовсе не собираюсь тебя задерживать,  — начал оправдываться он.  — Мне просто хотелось бы извиниться за свое идиотское поведение в гостиной. Прости меня, дорогая!
        Эндрю подошел к девушке вплотную и попытался обнять. Но та очень мягко отстранилась. Сделав вид, что не заметил этого, Хэмфри спросил:
        — Ты сильно ушиблась, когда упала?
        При этом он постарался придать голосу максимум озабоченности. Но Джина уловила фальшь и небрежно ответила:
        — Ерунда. Сейчас сполоснусь под душем, и все будет в порядке.
        Она надеялась, что теперь Эндрю уйдет, но он не понял намека и продолжал:
        — Ну и отлично! Кстати, вы о чем-то говорили с Сьюзен на лестнице. Верно?
        Хэмфри подошел к туалетному столику и принялся перебирать стоявшие там флакончики и баночки с кремами. Джина почувствовала, что начинает окончательно выходить из себя.
        — Говорили!  — почти грубо ответила она.  — Но очень недолго.
        — И что же Сьюзен тебе сказала?
        Было ясно, что этот вопрос отнюдь не праздный. Эндрю стоял, повернувшись к окну, но Джина видела, что он напряженно вслушивается не только в слова, но и в интонацию ее голоса. Поэтому, сдержав готовое вырваться наружу раздражение, она ответила, как ни в чем не бывало:
        — А, чушь всякую! Женская болтовня! Почему это тебя интересует?
        Хэмфри обернулся и, бросив на девушку подозрительный взгляд, нервно рассмеялся.
        — Да так! Просто Сьюзен часто несет всякую околесицу. Не стоит особенно верить ее словам.
        — Я буду иметь это в виду.
        Джина заметила, что на шее Эндрю вновь проступили розовые пятна. Он рассеянно провел ладонью по своим гладко причесанным волосам и вдруг встрепенулся, как будто понял, что совершил какую-то тактическую ошибку.
        — Ее бы никогда не пригласили сюда! Никогда! Если бы предварительно посоветовались со мной…
        Джина чуть было не спросила: почему? Но вовремя спохватилась и сказала безразличным тоном:
        — Зря ты нервничаешь, Эндрю. Сьюзен — подруга Бриджит и большую часть времени будет проводить с ней. Не думаю, что у нее есть желание одновременно докучать нам!
        Глубоко вздохнув, Хэмфри подошел к ней и обнял за талию.
        — Ты, как всегда, права, дорогая! Моя милая, умная Джина! Неудивительно, что я так люблю тебя!
        Он принялся целовать ее со все возрастающей страстью. Но эти поцелуи не трогали Джину. Они только напоминали ей другие лобзания, другую страсть, другого человека… Но Эндрю этого не заметил и, отпустив девушку, нежно ей улыбнулся.
        — Удивительная, чудесная! Теперь я ухожу. Принимайте свой душ.  — Но в дверях он остановился и, пытливо посмотрев в глаза Джины, спросил: — Ты, часом, ни с кем не встретилась во время прогулки?
        К счастью, девушка стояла далеко от окна. Иначе вспыхнувший на щеках багряный румянец выдал бы ее.
        — Ни с кем. Кругом были только бабочки и птицы.
        Эндрю удовлетворенно кивнул головой.
        — Ну и прекрасно! А сейчас я все-таки пойду. Встретимся чуть позднее. Хорошо?
        И он вышел.
        Джина долго смотрела остановившимся взглядом на закрытую дверь и думала. На что все-таки намекала Сьюзен? Почему Эндрю с таким пристрастием допрашивал ее? Что за всем этим скрывалось? И что в свое время произошло между Сьюзен и Эндрю?
        Эти вопросы тревожили и бередили душу. Девушке казалось, что какие-то неведомые и неотвратимые беды обступают ее со всех сторон. Боже, да что же это такое?! Ведь она приехала сюда с самыми лучшими намерениями и искренне хотела стать хорошей женой Эндрю. Конечно, все обстояло далеко не просто. Любить его так безумно, как Рея, Джина не могла. И знала это. Но была готова отдать своему будущему мужу все, что оставалось у нее в душе. Он не должен пожалеть о том, что женился на ней! Не должен! У них будет здоровая, возможно, счастливая семья, в которой не останется места для сожалений! И с ее стороны тоже! Она сумеет себя переломить! Сумеет! Иначе не надо было приносить столь дорогую жертву!
        Если бы только не эта бомба замедленного действия! Порой Джине чудилось, что она слышит тиканье часового механизма…



        18

        Было очень душно. Стрелки часов показывали позднее время. Джина уже давно вернулась из гостиной, но спать ей не хотелось.
        Странно прошел вечер. Разговор во время ужина велся каким-то высокопарным, а потому неестественным тоном. На еду мало кто обращал внимание, и, когда после ужина Бриджит предложила включить музыку, все вздохнули с облегчением.
        Эндрю тут же пригласил Сьюзен танцевать. Но после довольно громкого и далеко не безобидного обмена колкостями он отошел к невесте и просидел с ней весь вечер. Потом Джина, сославшись на головную боль, поднялась в свою комнату. После холодного душа она долго обтиралась толстым махровым полотенцем, затем сняла с вешалки легкий шелковый халат с кружевами и накинула на плечи.
        Все это время девушка продолжала предаваться грустным мыслям. Радоваться и впрямь было нечему. Помимо угрозы Рея, нависшей над ней подобно дамоклову мечу, совершенно непонятным выглядело поведение Эндрю. Чем-то очень нездоровым веяло от его отношений с Сьюзен. Правда, он накануне обронил фразу, что все давно в прошлом, но теперь Джина уже в этом сомневалась.
        От подобных мыслей у нее действительно начала болеть голова. Насухо вытерев волосы Джина собрала их на затылке, выключила свет в ванной, открыла дверь в спальню и… замерла на месте.
        На софе, полуразвалившись, сидел Рей…
        Джина почувствовала, как ее тело мгновенно откликнулось на его взгляд. Соски грудей затвердели, колени задрожали, а под сердцем, словно что-то оборвалось. Первой мыслью девушки было захлопнуть дверь и запереться в ванной. Но это было равносильно бегству, а она уже бежала от него утром. Нет, вторично такого подарка Рей не получит!
        Он тем временем продолжал бесстыдно рассматривать ее, потом причмокнул губами и почти пропел мерзким, сладострастным голосом:
        — До чего ж ты пикантна в этом наряде!
        — Что ты тут делаешь?  — сурово спросила Джина.
        Но Рей, казалось, не обратил внимания на ее тон, продолжая сидеть в небрежной позе. На нем были те же старые джинсы, что и утром, только на этот раз в паре с черной тенниской. Светлые кроссовки покрывал толстый слой пыли.
        — Что я тут делаю?  — с наглой усмешкой переспросил он.  — Сейчас, например, наслаждаюсь великолепным зрелищем. Знаешь, Джина, смотреть на тебя мне всегда доставляло большое удовольствие. Хотя прикасаться — не всегда безопасно!
        — Ты хочешь, чтобы я закричала и сюда прибежала бы вся твоя семья? Воображаю, что они с тобой сделают!
        Рей засмеялся, и это еще больше разозлило Джину. Она была готова сказать что-то очень грубое, но не успела, он опередил ее:
        — Знаешь ли, дорогая, ты глубоко заблуждаешься, если думаешь, что Эндрю бросится защищать твою честь. А, кроме того, мы оба отлично знаем, что у тебя нет никакого желания кричать и звать на помощь.
        Убежденность, с которой были сказаны эти слова, взбесила Джину. Гордость не могла позволить ей снести такое. Она бросила на Хэмилтона взгляд, полный откровенной ненависти.
        — Ты так в этом уверен? Что ж, посмотрим!
        Девушка уже открыла рот, чтобы закричать, но Рей предостерегающе поднял руку.
        — Пожалуйста, кричи, зови, даже звони в полицию. Но сначала посмотри сюда.  — Он вытащил из кармана потерянную Джиной бриллиантовую серьгу.  — Представляю себе выражение лиц тетушки и моего кузена, когда я скажу, что пришёл возвратить тебе кое-что! Первым делом их, естественно, заинтересует, как этот предмет попал ко мне. Конечно, ты можешь не волноваться, если уже призналась им, что была у меня. Но ведь ты этого не сделала, не правда ли?
        Джина долго смотрела в глаза Хэмилтону не в силах произнести ни слова. Наконец пришла в себя и процедила сквозь зубы:
        — Будь же ты проклят, мерзавец!
        — Спасибо! Кстати, почему бы тебе не подойти и не сесть со мной рядом на эту софу? Так будет удобнее разговаривать.
        Сесть с ним рядом на софу?! Уж лучше бы он сразу предложил лечь в кровать! Ну, нет, этот номер у него не пройдет! И она решительно сказала:
        — Рей, если ты пришел возвратить мне серьгу, то верни ее и уходи. Разговаривать нам не о чем!
        Он удивленно выгнул дугой бровь.
        — Разве не о чем? А мне кажется, что нам неплохо было бы обсудить одну маленькую проблему, связанную с твоим предстоящим замужеством. Или ты забыла?
        — Нет, не забыла. И вот что скажу тебе. Ты ничего не скажешь Эндрю по той простой причине, что он никогда не поверит ни одному слову, произнесенному тобой. Даже если я действительно из тех девиц, которые гоняются за богатыми женихами!
        — Может быть, попробуем? Посмотрим, как будет реагировать мой кузен, когда увидит вот это!  — Рей поднял руку с зажатой между двумя пальцами бриллиантовой серьгой и поднес ее прямо к глазам Джины.  — Кстати, какая у тебя аппетитная родинка на животе!  — Он недобро улыбнулся.  — Хорошо, я не скажу Эндрю ничего. Это сделаешь ты сама.
        — Я?!  — в ужасе вскричала Джина.
        — Да, ты. Это же так просто. Ты скажешь Эндрю, что передумала и не станешь его женой. Иначе…
        — Шантажист! Как ты можешь серьезно даже предлагать мне такое!
        Улыбка сползла с лица Рея. Глаза стали суровыми, беспощадными.
        — Твое дело выбрать: самой ли отказать Эндрю или предоставить мне, разрушить ваш брак по-своему. Естественно, как в первом, так и во втором случае твоя свадьба с моим кузеном не состоится.
        Джина все еще не могла поверить, что за какие-нибудь полторы недели или того меньше, их отношения с Реем могли скатиться до подобной мерзости.
        — Как я только могла тебя полюбить!  — со сдерживаемой яростью проговорила она.
        — Разве ты меня любила?  — В голосе Хэмилтона звучал металл.  — Ты просто ошиблась и приняла меня не за того. А сейчас я больше не желаю оставаться в дураках. Снова надуть меня тебе не удастся. При всей твоей изобретательности! Так что выбирай!
        — Насколько я понимаю, ты твердо решил получить свою долю от моего тела, не так ли?
        Надежды на благополучное решение всех ее проблем рушились прямо у нее на глазах, и виновником этого был самый дорогой для нее в мире человек. Более изощренную пытку просто невозможно придумать!
        Ответом Хэмилтона снова был смех. Причем на этот раз такой циничный, какого она никогда в своей жизни не слышала.
        — Дорогуша, я возьму не часть твоего тела, а всю тебя.
        Джина почувствовала, что еще мгновение — и она потеряет сознание. В глазах плыли синие круги. Ноги подкашивались. Только для того, чтобы дать себе время опомниться, она переспросила:
        — Что ты сказал?
        — Я сказал, что возьму тебя. Поверь, ты не одна вчера испытывала приступ сексуального голода. Так вот. Мне угодно, чтобы ты легла со мной в постель, и я щедро заплачу за это. Нет, о женитьбе речи быть не может, но ты получишь столько денег, сколько пожелаешь! И имей в виду — в свое время мне ты могла достаться бесплатно! Господи, каким я был идиотом!
        До этой минуты Джине казалось, что она уже выслушала от Рея все оскорбления, какие только можно было придумать. Оказывается, нет!
        — Ты серьезно думаешь, что я соглашусь на роль… твоей любовницы?  — Она в бешенстве запнулась на мерзком, как ей казалось, слове.
        — Я всего лишь предлагаю,  — спокойно ответил Хэмилтон.  — Ты вольна согласиться или нет. Как посчитаешь нужным!
        — Рей, молю тебя, уходи!  — в изнеможении простонала она.
        — Но ты еще не ответила мне: да или нет?
        Но, в конце концов, его самоуверенная настойчивость задела в душе Джины струны, о существовании которых Рей даже не подозревал и к которым она доселе не позволяла прикасаться никому, тем более грязными руками. Волна негодования захлестнула девушку. Задыхаясь и глядя в лицо Рея со жгучей ненавистью, Джина проговорила:
        — Вот мой ответ. Да — на то, чтобы ты больше не прикасался ко мне и вообще оставил меня в покое; нет — на твое гнусное предложение!
        Такого Рей явно не ожидал. Он опустил руки, отступил на полшага и почти растерянно спросил:
        — Как? Ты согласна даже на разоблачение, лишь бы я поскорее убрался прочь?! Я правильно тебя понял?
        — Правильно, Рей.
        — Ну, хорошо! Я уйду. Но ненадолго. Ровно через сутки я вернусь, чтобы услышать твой окончательный ответ. После чего сразу пойду к Эндрю. Итак, у тебя есть двадцать четыре часа на размышления!
        Джина ничего не ответила. Она лишь молча следила за тем, как Хэмилтон вышел на балкон, с которого в сад спускалась деревянная лестница, и исчез. Что ей оставалось делать? Бежать за ним, просить, умолять? Смешно, а главное — бесполезно! Сейчас стало уже совершенно очевидно, что Эндрю для нее потерян навсегда.
        Пусть так! Но что будет с ее матерью? Где взять деньги на операцию, подготовка к которой уже началась? Может быть, Эндрю все-таки согласится дать ей в долг? Он знает, как ей необходимы эти деньги, и в свое время высказал сожаление, что она раньше не обратилась к нему за помощью. Почему бы им не заключить деловое соглашение? А если Эндрю откажется? Что тогда делать, Джина не знала.
        Но во всех случаях она не станет любовницей Рея! Даже, несмотря на его обещание щедро заплатить, хотя это и могло, наверное, решить проблему оплаты операции. Ведь лечь в постель с Реем, который хочет от нее лишь секса, означает осквернить самое святое, что осталось у нее в жизни,  — память о своей любви…



        19

        За завтраком Бриджит предложила:
        — А почему бы нам не попросить Джека подготовить яхту и не покататься? На воде сейчас, наверное, куда прохладнее. Здесь просто дышать нечем!
        — Прекрасная идея!  — тут же поддержала ее Сьюзен.  — Вы поедете с нами, Джина?
        Та подумала, что и впрямь неплохо провести денек в открытом море под парусами, тем более, что ей было совершенно необходимо хотя бы на время уехать с этого острова. Предстоящая встреча с Реем страшила. Срок двадцатичетырехчасового ультиматума, предъявленного им, истекал вечером. За день же можно еще многое придумать. Надо только успокоиться. А для расшатанных нервов морская прогулка — лучшее лекарство. Поэтому Джина согласно кивнула головой.
        — Я бы присоединилась к вам.
        — А ты, Эндрю?  — повернулась Бриджит к брату.
        Сьюзен тут же подпустила шпильку:
        — Кого ты спрашиваешь, Бриджит! Ведь давно известно, что наш Эндрю — никудышный моряк. Конечно, он предпочтет отсидеться дома!
        Тот на секунду оторвался от своей тарелки, которую быстро опустошал, посмотрел на Джину с многозначительной улыбкой и незаметно сжал под столом ее руку.
        — Почему же, Сьюзен? Если моя невеста хочет покататься по морю, я тоже поеду.
        Мисс Донахью запрокинула назад голову и заразительно рассмеялась.
        — Вот какие удивительные штучки выкидывает любовь! Когда я в свое время приглашала его на морские прогулки, он всегда отказывался, ссылаясь на склонность к морской болезни!
        Нет, подумала Джина, дело не в морской болезни и не в любви. Он очень не хочет терять из виду Сьюзен и боится оставлять нас с ней наедине!
        — А вы, тетушка? Не хотите составить нам компанию?  — обратилась Сьюзен к миссис Хэмфри.
        — Нет, дорогая! В таких случаях старики бывают обузой для молодежи. Я лучше останусь здесь и встречу вас хорошим обедом.
        Эндрю отправился отдать необходимые распоряжения, остальные разошлись по комнатам, чтобы переодеться. У Джины это не заняло много времени. Она надела бикини, шорты и набросила легкую блузку. Все остальные предметы туалета уместились в полиэтиленовом пакете, разрисованном рыбами и какими-то морскими чудищами.
        В этот момент внизу раздался пронзительный крик и шум чего-то падающего. Джина бросилась в коридор и увидела Бриджит, лежавшую у нижней ступеньки лестницы и тщетно силившуюся подняться на ноги.
        — Что случилось?  — в ужасе воскликнула Джина.  — Сейчас я вам помогу!
        И она легко сбежала вниз по ступенькам.
        — Спасибо,  — простонала Бриджит.  — Я подвернула ногу и упала с лестницы.
        — Как вы?  — с тревогой спросила Джина, помогая ей подняться.
        — Ой!
        Бриджит, сжав от боли зубы, опустилась на стоявшую рядом с лестницей низенькую скамеечку.
        — Я не могу ступить на ногу!  — с трудом проговорила она.  — Что-то с лодыжкой.
        Джина опустилась перед ней на колени и осмотрела ушибленное место. Нога уже начала распухать.
        — Боюсь, что это растяжение!
        — Черт побери! Значит, я не смогу поехать с вами. Как жаль!
        — Тогда мы останемся дома!  — воскликнула подбежавшая к ним Сьюзен, слышавшая последние слова своей подруги.  — Ведь еще будет много хороших дней. Правда, Джина?
        Та хотела ответить утвердительно, но Бриджит опередила ее:
        — Не делайте глупостей! Что толку, если вы все будете сидеть здесь и охать над идиоткой, так и не научившейся смотреть себе под ноги? Я лягу на диван, возьму интересную книгу и буду читать. А вы, когда приедете, расскажете мне о морской прогулке.
        После недолгого препирательства на том и порешили. Эндрю подъехал к парадной двери. Сьюзен с Джиной разместились на заднем сиденье роскошной машины, и через несколько минут они были уже у пристани.
        Яхта плавно покачивалась. Канаты, которыми она была пришвартована, тихо скрипели. Море было совершенно спокойным. На небе — ни облачка.
        Впервые за последние два дня Джина облегченно вздохнула. Голубизна водной глади, легкий морской бриз, ласкавший лицо и чуть шевеливший пряди волос, еле слышный плеск ленивой прибрежной волны — все наполняло душу девушки спокойствием и каким-то сладким, радостным чувством. Она проведет так целый день! В тишине, покое, без этих проклятых мыслей о… Боже, почему она все-таки даже сейчас вспоминает его! Никакого Рея здесь нет! Так и нечего о нем думать! Джина тряхнула головой, как бы стараясь освободиться от прошлого. Хотя бы на время…
        — Девушки, идите вперед!  — послышался с мола голос Эндрю.
        Джина и Сьюзен послушно спустились вниз и подошли к сходням яхты. На палубе был только один человек, по-видимому матрос. Он стоял спиной к трапу и, пригнувшись, что-то прибивал к основанию мачты. Джина невольно залюбовалась его сильной, стройной фигурой, обнаженной до пояса, с бронзовой от тропического загара кожей. Он ей кого-то напоминал. Кого же? Кого?.. Нет, не может быть! Это не он… Не он… Великий Боже!..
        Человек на палубе выпрямился и, обернувшись, посмотрел вниз. Джина почувствовала, как подгибаются ее колени и она вот-вот упадет в обморок.
        Рей смотрел на нее со знакомой уже насмешливо-издевательской усмешкой и картинно махал рукой. Джина хотела было повернуться и убежать, но вовремя вспомнила про стоявшего за ее спиной Эндрю. Сьюзен же громко и удивленно воскликнула:
        — Рей! Боже мой, как ты сюда попал?
        Хэмилтон в два прыжка очутился внизу и, шутливо заключив Сьюзен в объятия, подбросил ее.
        То, что они знали друг друга, не удивило Джину: оба принадлежали к одному и тому же кругу, но все же подобная вольность ее не на шутку шокировала. Тем временем Рей опустил Сьюзен на землю, причем сделал это достаточно бережно. На щеках ее проступил румянец, и Джина почувствовала, как ревность острой иглой кольнула ее в самое сердце. Но тут она услышала из-за спины раздраженный голос Эндрю:
        — Что, черт побери, здесь происходит? Отпусти ее, Рей! И когда только ты отучишься от омерзительной привычки хватать руками все, что тебе не принадлежит!
        Сьюзен хотела что-то ответить, судя по выражению ее глаз, очень резкое. Но Рей сжал ее руку и, сделав шаг к кузену, сказал с вызовом:
        — Эндрю, ты можешь быть одновременно обручен только с одной женщиной. И насколько я в курсе дел, эта счастливица — Джина. Разве не так?
        Лицо Эндрю стало красным от ярости, а голос сорвался, когда он заговорил:
        — Сьюзен — моя гостья, и я никому не позволю относиться к ней неуважительно. А теперь я хотел бы спросить тебя, Рей: что ты делаешь на моей яхте?
        — Как, что я делаю?  — улыбнулся тот.  — Готовлю суденышко к выходу в море. Ты же сам так распорядился! Или, может быть, передумал?
        Эндрю уже не мог говорить. От злости он зашипел, как удав:
        — Где же Джек?
        — Джек?  — совершенно спокойно переспросил Рей, как будто не замечая состояния своего кузена.  — Он поранил руку и пошел к врачу промыть и перевязать рану. А поскольку я оказался здесь и был сегодня свободен от других дел, то предложил Джеку его заменить. Итак, мы намерены и дальше тратить время на пустые разговоры или вы все-таки поднимитесь на борт?
        — Мы поднимаемся, Рей,  — ответила за всех Сьюзен и пошла первой. За ней последовал Эндрю. Джина же остановилась на первой ступеньке и бросила на Рея взгляд, в котором светилось самое восхитительное бешенство.
        — Вам помочь, Джина?  — как ни в чем не бывало, предложил Хэмилтон.
        Девушка поняла, что путь к отступлению для нее отрезан. Тем более, что Сьюзен с Эндрю уже стояли на палубе и с удивлением смотрели на нее.
        — Спасибо, я сама!  — наконец произнесла Джина и, не глядя на Рея, поднялась наверх.
        Только тогда она смогла поднять на него глаза и попыталась пошутить:
        — Предупреждаю, если мы утонем, вас посадят в тюрьму!
        Сьюзен и Эндрю ухмыльнулись. Лицо Рея на миг расплылось в улыбке, но затем приняло все то же спокойное и самодовольное выражение. Джине стало ясно, что он отлично понимает ее состояние. Она отвернулась и, отойдя к борту, села в плетеное кресло, стараясь не смотреть в сторону Рея. Ей хотелось ненавидеть этого человека за то, что он делал. Или хотя бы за то, что не желал больше любить ее. Но ничего не получалось — сердце не подчинялось рассудку…
        К ней подошла Сьюзен и уселась на соседнее кресло. Джина догадывалась, что предстоит не очень приятный разговор. И не ошиблась.
        — Вы были раньше знакомы с Реем?  — последовал первый вопрос.
        — С Реем?  — переспросила Джина, стараясь казаться спокойной.
        — Да. Я заметила, как вы все время следите за ним, причем с очень сосредоточенным выражением лица. Как будто он ваш давний знакомый.
        Джина пожала плечами.
        — Я его увидела впервые лишь позавчера и, признаться, не получила удовольствие от этого знакомства.
        — Серьезно? Думаю, вы не совсем верно о нем судите. Конечно, Рей мог вести себя не совсем корректно, но лишь для того, чтобы позлить Эндрю.
        Кое-чем решила поинтересоваться и Джина.
        — Мне показалось, что он покровительствует вам. Или я ошибаюсь?
        На лице Сьюзен появилась мягкая, почти поэтическая улыбка.
        — Мы с ним знакомы еще с детства. Рей очень добрый и благородный человек. С ним можно смело поделиться секретами, обратиться к нему за любой помощью. Он всегда откликнется. Не всякий мужчина способен на такое.
        При этом она как бы случайно посмотрела на Эндрю. Джина заметила это и спросила:
        — Почему вы не любите его?
        — Кого?
        — Эндрю.
        Сьюзен как-то сразу внутренне сжалась. Улыбка сползла с ее лица.
        — Мое отношение к вашему жениху не имеет никакого значения. Главное, чтобы он нравился вам.
        — А почему он так резко реагировал, когда Рей, конечно, просто в шутку, обнял вас сейчас у сходен?
        — Об этом лучше спросите у него самого. Простите, мне надо спуститься в каюту переодеться. Вы пойдете?
        Сьюзен явно давала понять, что не хочет продолжать разговор, и Джине и на этот paз не удалось узнать, что все-таки произошло, когда то между ее нынешним женихом и этой девушкой…
        — Я спущусь через пару минут,  — пообещала она.
        Подождав, пока голова Сьюзен не скрылась в люке, Джина решительно направилась к рулевой рубке.
        Рей стоял у штурвала. Он бросил на девушку жгучий взгляд и чуть слышно произнес:
        — Наконец-то мы одни!
        Джина ответила ему жестким, полным негодования тоном:
        — Когда прекратятся все эти штучки! Ты забыл, что дал мне сутки на размышление? Зачем же устраивать подобный спектакль?
        — Затем, чтобы не выпускать из виду свой потенциальный капитал.
        — Я не твой капитал, Рей! И даже не потенциальный.
        — Ну, это еще как сказать! А сейчас ступай все-таки к своему суженому. Он совсем позеленел.
        Рей повернулся к ней спиной и снова взялся за штурвал. Джина смотрела на него, и перед ее глазами проплывали воспоминания совсем недавних дней. Вот точно так же они оба стояли у штурвала яхты. Джина вела корабль, а Рей восхищался ее мастерством. Над головой раскинулось мягкое вечернее небо. За бортом — голубая гладь океана. Вдали тянулись зеленые берега острова. Их души переполняла любовь, а глаза светились счастьем. Казалось, что так будет вечно. И вот сейчас он стоит рядом, обнаженный по пояс, как и тогда. Но она даже не смеет подойти к нему сзади и обнять, как прежде…
        Спускаясь по трапу, она встретила Сьюзен. На ней был игривый желтый купальник, прикрытый сверху тонкой пляжной накидкой. И вообще вся она выглядела очень свежей и аппетитной.
        — Как вы себя чувствуете, Джина?
        — Спасибо, вполне прилично. А Эндрю?
        — В каюте и почти при смерти. Говорит, что воскреснет только тогда, когда почувствует под ногами землю. Не понимаю, зачем он вообще поехал?
        Этот презрительный тон задел Джину. Она зло посмотрела на Сьюзен и резко ответила:
        — Зачем? А затем, чтобы не дать вам рассказать мне лишнего.
        — Неужели он меня так плохо знает?
        — Значит, есть о чем рассказать, не так ли? Говорите прямо, Сьюзен: вы влюблены в Эндрю?
        Та вдруг расхохоталась. Причем так заразительно, что усомниться в ее искренности было невозможно.
        — Когда-то я в него действительно, как говорят, втюрилась. Но все это давно прошло. Очень давно. Если вас интересует, почему мы расстались, то лучше спросите Эндрю. Может быть, он скажет вам правду. А может — и нет! Это зависит от того, какой реакции он ждет от вас на подобное признание. Эндрю любит манипулировать людьми. Из него, наверное, получился бы неплохой кукловод.
        — Что вы имеете в виду?  — нахмурилась Джина.
        — Черт побери, неужели вы до сих пор не поняли, что Эндрю всегда поступает так, как ему удобно. Считаться с окружающими он не привык, зато очень искусно использует их в своих интересах!
        Сьюзен легко взбежала вверх по ступенькам трапа, а Джина растерянно смотрела ей вслед. Она не могла согласиться с подобной характеристикой своего жениха. Не было ни одного случая, чтобы Эндрю попытался заставить ее делать то, чего она бы не хотела. Он всегда был добрым, предупредительным, щедрым. И уж никак не заслуживал хамского отношения со стороны того же Хэмилтона! Вместе с тем Джина чувствовала, что здесь кроется какая-то тайна.
        Она осторожно постучала в дверь каюты хозяина яхты. Ответа не последовало. Очевидно, Эндрю либо совсем обессилел, либо заснул. Тогда она зашла в соседнюю каюту, где лежали ее вещи, и заперла дверь изнутри. Сняв шорты и блузку, девушка убедилась, что выбранный ею купальный костюм выглядел очень уж пикантным. Конечно, могла ли она знать, что на борту яхты окажется Рей! Сейчас ей не хотелось выглядеть столь экстравагантной, однако ничего другого Джина с собой не взяла…
        Девушка сокрушенно вздохнула, вынула из пакета тюбик с кремом, защищающим от лучей палящего тропического солнца, и вновь поднялась на палубу.
        Бросив взгляд в сторону рулевой рубки, Джина увидела там Сьюзен и Рея — он обучал ее обращению со штурвалом. Оба громко смеялись. Джина вновь почувствовала, как ею овладевает бешеный приступ ревности. Лицо девушки перекосила злая гримаса. Она повернулась спиной к рубке и принялась демонстративно намазываться кремом. Затем, с раздражением бросив это занятие, расположилась на одном из расставленных вдоль борта лежаков, подставив спину солнцу, совершенно забыв, что как раз эта часть ее тела осталась непокрытой кремом.
        Хотя Джина избегала смотреть в сторону хохочущей пары, ее слух ловил каждый доносившийся из рубки звук. Их смех пронзительно жалил душу. Лежа лицом вниз, она обхватила голову руками, стараясь закрыть уши и ничего но слышать. Но ей это не удавалось.
        — Вы сгорите,  — раздался прямо над ней голос Рея.  — Позвольте, я натру вам спину кремом.
        — Не беспокойтесь обо мне,  — ответила Джина внешне спокойно.  — Лучше внимательнее управляйте яхтой.
        — Знаете, а Сьюзен делает в этом смысле большие успехи!
        Он явно дразнил Джину. Она сделала вид, что не заметила этого.
        — Все же разрешите мне натереть вашу спину, Джина,  — вновь предложил Рей уже более настойчиво.
        Не дожидаясь ее согласия, он взял тюбик и принялся старательно втирать крем в кожу девушки. Джина не протестовала, у нее для этого просто не осталось сил. Мучительно было чувствовать прикосновения его ладоней. Но какой сладкой казалась эта мука! Каким бесконечным блаженством наполняла она все тело! И когда Рей как бы ненароком коснулся сбоку ее груди, Джина не смогла сдержать страстного стона.
        Наконец процедура завершилась, а девушке хотелось, чтобы она продолжалась еще и еще… Вечно… Но Рей поднялся с видом профессионального массажиста и сказал наставническим тоном:
        — Вот и все. Но не оставайтесь слишком долго на солнце. Оно здесь беспощадное.
        В голосе Рея слышалась напряженность. Это заставило Джину поднять голову и посмотреть в его сторону. Он уже направлялся к рубке, но, видимо, почувствовав этот взгляд, обернулся. Его глаза пламенели, и Джина ощутила, как судорожно сжались мышцы ее живота. Наверное, Рей догадался о ее состоянии, поскольку на его лице вновь появилась насмешливая улыбка. Джина повернулась кверху спиной и опять обхватила руками голову, стараясь успокоиться и унять бешеное биение сердца. Конечно, Рей с умыслом проделал все это. Он хотел еще раз доказать ей свою власть. И преуспел.
        Она не помнила, сколько времени пролежала в таком положении, но когда наконец решила перевернуться, то увидела Эндрю. Видимо, он таки набрался храбрости и через силу поднялся на палубу. Рей стоял у штурвала, Сьюзен сидела около него.
        Встав с лежака, Джина подошла к жениху и улыбнулась.
        — Слава Богу, ты выглядишь значительно лучше. А куда мы сейчас плывем?
        — К одному из тех островов.
        Эндрю показал рукой в сторону нескольких выступавших из моря клочков суши, сплошь покрытых зеленью. Они быстро приближались, и через четверть часа яхта уже бросила якорь в уютной бухточке одного из них. Здесь, прямо среди пальмового леса, планировался пикник. Все необходимое для этого было тут же перенесено на берег. Скоро запылал костер и запахло жареной бараниной.
        Хэмфри, сразу пришедший в себя после того, как очутился на твердой земле, расстегнул рубашку, надел темные очки и небрежно бросил через плечо Рею:
        — Все в порядке. Ты можешь вернуться за нами через часок-другой.
        Сьюзен и Джина замерли на месте. Глаза Рея сузились, а весь он будто бы приготовился к прыжку. Медленно, чеканя каждое слово, Хэмилтон проговорил:
        — Видишь ли, дорогой кузен, я не твой слуга. Если я здесь что-то и делаю, то лишь из любезности к дамам. Кроме того, насколько мне известно, ты пока еще не хозяин этого острова. А потому я имею полное право оставаться на нем столько, сколько захочу. Конечно, ты можешь попытаться вышвырнуть меня отсюда силой. Но имей в виду, что…
        Сьюзен перебила его, обратившись к Эндрю:
        — Слушай, это действительно глупо. Уже не говоря о том, что невежливо. У нас хватит еды и напитков для всех. А что касается Рея, то разве он не заслужил права разделить с нами трапезу?
        — Может быть, ты еще скажешь, что он заслужил и право пользоваться тобой?!  — с омерзительной гримасой воскликнул Эндрю.
        От такого хамства у Джины перехватило дыхание. Она в ужасе посмотрела сначала на своего жениха, потом на Рея. Последний стиснул зубы и сделал шаг вперед.
        — Возьми назад свои слова, кузен, если не хочешь, чтобы я выбил тебе все зубы вот этим кулаком!
        Эндрю проворно отскочил в сторону, поняв, что через мгновение Рей осуществит свою угрозу.
        — Ладно, ладно,  — забормотал он.  — Я извиняюсь…
        Хэмилтон с презрением посмотрел на него и сплюнул сквозь зубы.
        — То-то же! Я пойду искупаюсь. Кто-нибудь желает составить мне компанию?
        Чтобы окончательно разрядить обстановку, Джина, не говоря ни слова, спрыгнула с крутого берега на песок и бросилась в первую же волну начинавшегося прилива, когда же вынырнула, то увидела в двух метрах от себя голову Рея.
        — Эндрю не должен был этого говорить!  — не удержалась Джина.
        Рей в ответ зло рассмеялся.
        — Он многого не должен был не только говорить, но и делать!
        Откинув назад упавшую ей на глаза прядь мокрых волос, девушка сдвинула брови.
        — Я рада, что ты вступился за Сьюзен,  — сказала она каким-то не своим голосом.
        Он широко улыбнулся и уже насмешливо ответил:
        — Ты не должна меня ревновать к ней. Я всегда смотрел на Сьюзен, как на сестру. Вы с ней выступаете в разных категориях. Женщины, подобные тебе, способны дарить мужчине долгие бессонные ночи…  — Голова Рея на мгновение ушла под воду, но тут же появилась вновь.  — Но вылечиться от них можно лишь старым, как мир, способом. Тем самым, которым я постараюсь воспользоваться, как только… Как только ты объявишь мне о своем решении.
        — И ты уверен, что я приму твое гадкое предложение?
        Джина отплыла от него на несколько метров.
        — Разве ты все еще раздумываешь?
        — Временами я просто ненавижу тебя, Хэмилтон!  — почти сквозь слезы выкрикнула Джина. Она быстро поплыла к берегу. Но Рей тут же нагнал ее.
        — Подожди. Я хотел бы знать, как ты относишься ко мне в остальное время!
        — Презираю!
        Джина попыталась проскользнуть мимо него, но Рей в несколько взмахов достиг берега, выпрыгнул из воды и церемонно протянул ей руку. Вообще, все это было проделано в таком издевательском стиле, что девушка со злобой оттолкнула его. Затем не без труда вскарабкалась по обрыву туда, где сидел Эндрю.
        — Вода прекрасная. Почему ты не купаешься?  — упрекнула она жениха, принимая из его рук полотенце.
        — Насколько я успел заметить, ты не очень нуждалась в моем обществе.  — Эндрю кивнул в сторону своего кузена, переодевавшегося за пальмами.
        Прошло несколько минут, и Джина заметила, что к появившемуся Рею снова присоединилась Сьюзен. Опять зазвучал их смех. Но девушка успела поймать напряженный взгляд Хэмилтона, следившего за каждым ее движением, поэтому явно наигранное веселье сразу же перестало ее раздражать. Ей даже захотелось подойти к Рею и посоветовать не вести себя столь по-детски. Но, чуть поразмыслив, она поступила по-другому…
        — Дорогой!  — обратилась Джина к своему жениху, причем как можно громче.  — Ты был не прав: мне тебя так не хватало в море.
        Обняв Эндрю за талию, она потянулась к нему и поцеловала в щеку. Реакция Хэмфри на подобную нежность оказалась совершенно неожиданной. Он вдруг схватил Джину в охапку и принялся покрывать поцелуями ее лицо, шею, руки. Потом впился в губы девушки, да так, что она чуть не закричала от боли.
        — Я им покажу!  — горячо шептал Эндрю.  — Пусть смотрят!
        Джина резко оттолкнула его.
        — Прекрати сейчас же! Не думай, что я позволю тебе спекулировать на мне! Убери руки!
        Эндрю послушно отпустил ее.
        — Извини, дорогая,  — просяще произнес он.  — Но те двое вывели меня из себя. Ты прощаешь, не правда ли?
        Ответ Джины прозвучал решительно.
        — Нет! Более того, я не уверена, что вообще смогу когда-нибудь простить тебя за это!
        Эндрю изумленно посмотрел на нее. Потом процедил сквозь стиснутые зубы:
        — Как прикажешь тебя понимать, моя дорогая Джина?
        — А так, мой дорогой женишок, что твоя ревность к Рею, которого Сьюзен явно предпочитает тебе, для меня уже перестала быть секретом!
        В первую секунду Эндрю тупо уставился на невесту, как будто не поверив своим ушам. Затем глаза его потемнели от ярости.
        — Ты пожалеешь об этом!  — воскликнул он, круто повернулся и бросился прочь.
        Джина опустилась на постеленный рядом коврик, обхватила себя обеими руками за колени и, низко склонив голову, тяжело задумалась. Итак, сегодня Эндрю проявил себя с доселе ей неизвестной и крайне неприятной стороны. К тому же он бесцеремонно попытался воспользоваться ею в каких-то своих, причем, несомненно некрасивых, целях. Судорожно вздохнув, она вытянулась на коврике и закрыла глаза.
        — Обед готов,  — раздался голос Сьюзен.
        Но Джине было не до еды — она не откликнулась, притворившись спящей, а еще через несколько минут и на самом деле заснула: бессонные ночи взяли свое.
        Когда Джина открыла глаза, кругом стояла такая тишина, как будто на всем берегу, кроме нее, больше никого не было. Она встала и осмотрелась. Из-за пальмы доносилось посапывание Рея. Сьюзен куда-то исчезла. Нигде не было видно и Эндрю. Джина встала и посмотрела в сторону бухты. Там одиноко покачивалась на волнах яхта.
        — Сьюзен полчаса назад пошла купаться,  — донесся из-за деревьев сонный голос Рея.  — Сказала, что попытается вплавь добраться до яхты. А Эндрю?
        — Пока не возвращался.
        — Что?! Ведь прошло уже два с половиной часа!
        — То, что слышала. Его еще нет.
        Джина не на шутку встревожилась. Тем более, что именно она стала причиной ухода Эндрю. И если с ним что-то случилось…
        — Да не волнуйся ты!  — усмехнулся окончательно продравший глаза Рей.  — Он наверняка сидит где-нибудь на берегу и дуется. Кстати, чего такого ты ему наговорила? Он бросился бежать как полоумный!
        — Не твое дело!
        Рей приподнялся на локти, чтобы лучше видеть девушку.
        — Быть может, мне позволено хотя бы строить догадки на сей счет?  — зевнув, сказал он зануднейшим голосом.  — А вообще-то вся здешняя обстановка напоминает мне наши былые времена. Например, я наблюдал, как ты спишь. Это было одно из моих любимейших занятий.
        У Джины перехватило дыхание.
        — Перестань об этом говорить!
        Рей глубоко вздохнул, встал, потянулся. Потом вдруг одним прыжком очутился около Джины и лег рядом. В испуге девушка попыталась было вскочить, но он, обхватив ее рукой за талию, удержал на месте.
        — Ну и что же ты мне, в конце концов, скажешь?  — почти потребовал он.
        — Ничего. И тебе тоже лучше было бы помолчать!  — сдавленным голосом ответила Джина.
        Хэмилтон неожиданно одним резким движением перевернул девушку на спину и навалился на нее всем телом.
        — Ты что, в самом деле любишь его?  — прохрипел он Джине прямо в лицо.  — Отвечай! Скажи еще, что твое сердце разрывается на части оттого, что он куда-то исчез! А теперь давай откровенно: холодно тебе без меня?
        Она в изнеможении закрыла глаза.
        — Не обольщайся на этот счет, Рей.
        Его голос сразу зазвучал октавой ниже:
        — Я бы и не обольщался, если бы был уверен в серьезности твоего сопротивления мне.
        Джина неожиданно для самой себя подняла руки и провела ладонями по спине Рея. Все ее тело сразу же наполнилось блаженной истомой. Какими простыми и разрешимыми в его объятиях вдруг стали все ее проблемы! И какой защищенной от любых жизненных бед и невзгод чувствовала она себя в это мгновение!
        — Боже мой, я не знаю, что делать…  — чуть слышно произнесла девушка.
        Каким наслаждением стал его поцелуй! Джина почти бессознательно ответила на него. Она даже не заметила, когда он успел расстегнуть ее блузку и куда исчез бюстгальтер. Грудь Рея плотно прижалась к ее соскам. Со странным стоном она впилась своими острыми ногтями в его плечи. Их губы слились в долгом, казалось, бесконечном поцелуе. У Джины было ощущение, что если в следующую секунду Рей не овладеет ею, то она просто умрет…
        Но тут все кончилось. Из-за деревьев послышался чей-то кашель. Оба замерли. Рей поднял голову, посмотрел в ту сторону, откуда доносился звук, и выругался:
        — Черт побери этого кузена! Вечно является не вовремя!
        Он вскочил на ноги и, спрыгнув с обрыва, бросился в воду.
        Когда же Эндрю появился из-за деревьев, голова Рея уже виднелась в волнах в полутора десятках метров от берега. Джина к этому моменту успела-таки не только застегнуть блузку, но и поддеть под нее бюстгальтер. Эндрю застал ее лежащей вниз лицом и якобы спящей.
        Но Джине в тот момент было не до сна. Сердце девушки переполняло отчаяние. Теперь стало окончательно ясно, что она не сможет долго сопротивляться домогательствам Хэмилтона.



        20

        Было еще раннее утро. Джина стояла у песчаной кромки бухты. Ленивые волны плескались у ее ног, но не задевали их. Она посмотрела вдаль и заметила ползущие к острову облака. Наверное, Рей не ошибся: будет шторм. Что ж, тем лучше: кончится наконец эта несносная духота.
        Ночь Джина опять провела без сна. Немудрено: от нее требовали немедленного решения! И она думала. Думала не о предложении Рея — любовницей его она никогда не будет. Но как избежать скандала, если Хэмилтон все-таки пойдет на попытку разоблачения?
        После вчерашней сцены на островке Джина была почти уверена, что ночью он заявится к ней.
        Когда же Рей не пришел, она долго не могла решить — радоваться этому или нет. А если бы он пришел? Сдалась бы? Решилась на близость с ним?..
        Но ведь не пришел. Значит, нечего задавать себе лишние вопросы. Пока отпала необходимость и в ответе на его ультиматум. Правда, Джина и сейчас не знала, что следовало ответить ему. Нет! Нечего хитрить с собой! Даже если в ее душе и жила еще любовь к этому человеку, его мерзкие выходки не давали ей возможности поступить по-другому. Сначала его откровенно издевательское поведение в столовой в день ее приезда на остров, затем просто из ряда вон выходящее по своей наглости появление в ее спальне следующим вечером. А то, что произошло вчера… Да, ответ мог быть только один! Но для этого ей требовалась уверенность в Эндрю.
        Ее мысли прервали голоса, донесшиеся с обрыва. Джина не могла их не узнать — конечно, это были Сьюзен и Эндрю. Они стояли наверху и разговаривали, не видя ее.
        — Скажи, наконец, чего ты от меня хочешь?  — звенел серебристым колокольчиком голос Сьюзен. В нем чувствовалось растущее раздражение.
        — Ничего особенного. Просто нам нужно кое о чем потолковать.
        — Нам не о чем с тобой толковать, Эндрю!  — ответила Сьюзен ледяным тоном.
        Но тот, казалось, и не думал отступать. Наоборот, в голосе Хэмфри зазвучало самое откровенное бешенство.
        — Я хочу знать, Сьюзен, какого черта ты приехала сюда?
        — Ах, вот оно что! Видишь ли, Эндрю, я не чувствую за собой никакой вины в том, что произошло. Тебя же презираю! И приехала, чтобы сказать это. Кроме того, Бриджит — моя близкая подруга. Рвать с ней отношения из-за поступка ее братца я не собираюсь!
        — Это все?
        — А что тебе еще надо?
        — Послушай, Сьюзен. Если ты явилась, чтобы рассказать о нас с тобой Джине, то выбрось эти мысли из головы! Иначе я заставлю тебя горько пожалеть!
        Та громко рассмеялась, и Джина поняла, что угроза Хэмфри на нее не подействовала.
        — Я уже горько жалею! Жалею о том, что вообще тебя встретила! Слушай, ты, гадина: в свое время я имела глупость влюбиться в тебя. Но с тех пор ты сумел вылечить меня от этого. Когда конкретно? А тогда, когда, пытаясь надеть мне на руку обручальное кольцо, не постеснялся одновременно завести грязные шашни за моей спиной.
        Сверху на Джину посыпался песок. Видимо, Эндрю уже не мог спокойно стоять на месте. Тут же послышался его голос:
        — Эту связь я порвал уже много месяцев назад. Как и обещал тебе тогда!
        — Ты не знаешь, что такое верность, Эндрю! И потребовалось совсем немного времени, чтобы ты вновь принялся за старое. Думаешь, я этого не знаю? Ха! Своими глазами видела тебя с очередной пассией!
        Помолчав, Эндрю заметно сбавил тон.
        — Да ты бы ничего не узнала, если бы не этот мерзавец Хэмилтон.
        — Спасибо ему за это! Если бы Рей не рассказал мне о той интрижке с официанткой, то я бы, чего доброго, вышла за тебя замуж!
        Так вот, оказывается, в чем дело! Эндрю и Сьюзен были обручены. Но он при этом имел еще и любовницу. Невеста узнала и отказала ему! Теперь только Джина стала понимать, как мало, в сущности, знала о своем женихе. Эндрю способен на измену! Такое ей и в голову не могло прийти…
        Но тут она услышала еще кое-что.
        — Ты знаешь, Сьюзен, что стала еще более привлекательной, чем раньше? Поверь, это чистая правда! Если бы мы были близки сейчас, то я бы никуда от тебя не бегал. Кстати, а почему бы нам и не вспомнить старое? Мы оба — взрослые. Когда-то ты хотела меня. Я по-прежнему хочу тебя. А?
        — Ты в своем уме, Эндрю?! А как же Джина? Вы ведь с ней обручены?
        — Она ни о чем не догадается. Если мы будем осторожны, то я смогу спать по очереди с ней и с тобой. Или, ты думаешь, меня не хватит на вас обеих?
        Если бы Эндрю оказался сейчас рядом, Джина задушила бы его собственными руками. Больше слушать такое было невозможно. Скрываясь за деревьями, она почти прокралась к дому. На террасе еще никого не было, хотя время завтрака уже наступило. Девушка устало опустилась на стул и закрыла лицо руками.
        Итак, человек, которого она считала безукоризненно честным, с которым намеревалась навсегда связать свою жизнь, на деле оказался негодяем. Конечно, для нее подобное открытие было ударом, но оно, с другой стороны, освобождало ее от всех обязательств по отношению к Эндрю.
        — Доброе утро, Джина!  — услышала она почти над ухом.
        Вздрогнув от неожиданности, девушка встала.
        — Доброе утро, миссис Хэмфри!
        Джина попыталась сделать вид, будто ничего не произошло, но у хозяйки дома был слишком большой жизненный опыт, чтобы не почувствовать неладное.
        — Вы здоровы?  — с участием спросила она.  — Почему такая бледная?
        Некоторое время Джина бессмысленно рассматривала свое обручальное кольцо, рассеянно поворачивая его туда-сюда вокруг пальца, и вдруг поняла, что сейчас пришло время для откровенного разговора.
        — Я… здорова,  — начала она, но вздохнула и тут же поправилась — Не… совсем! Но… это не так важно! Извините, но я хотела бы… Если вы здесь…
        — Милая, успокойтесь! Говорите внятно: что случилось?
        Миссис Хэмфри ласково посмотрела на девушку и положила свою ладонь на ее руку. Это придало силы Джине.
        — Я… Я не могу стать женой Эндрю! Простите…
        Девушка посмотрела прямо в глаза миссис Хэмфри, но они оставались совершенно спокойными.
        — Как? Вас это не удивляет?  — в крайнем изумлении воскликнула Джина.
        — Нет, дорогая, не удивляет. Хотя и очень расстраивает, признаюсь прямо. Я надеялась, что вы будете хорошей женой Эндрю. Такой, какая ему нужна. А что, в сущности, произошло? Почему вы пришли к этому решению?
        Джина молчала, кусая губы. Имеет ли она право рассказывать матери горькую правду о ее сыне? Решив, что этого делать не стоит, уклончиво ответила:
        — Извините, миссис Хэмфри, но причины — глубоко личные. Я не хотела бы говорить о них.
        Хозяйка дома внимательно посмотрела на девушку.
        — Я ведь не слепая, милая! То, что у Эндрю полно недостатков, для меня никакой не секрет. Но, я надеялась, что под вашим влиянием он избавится хотя бы от некоторых из них. Что ж, видимо, этим надеждам не суждено осуществиться! Конечно, если он вам не подходит, незачем связывать себя брачными узами. Дорогая, никогда не выходите замуж, если сомневаетесь в правильности выбора. Всегда нужно четко видеть перед собой цель. Лично я заключила брак ради самосохранения и положения в обществе. Обожаю своих детей, хотя и никогда не любила их отца. Поэтому для меня так важна эта семья и ее прочность. В ней — все, что у меня есть в жизни!
        — Извините, миссис Хэмфри, но не потому ли вы так не любите Рея, что он забрал у Эндрю часть наследства?
        — Да, вы угадали, Джина. Рей занял землю, которую я хотела передать сыну.
        Девушка нахмурилась и, чуть помедлив, сказала:
        — Но мне показалось, что к вам лично Рей не питает никакой неприязни.
        — А с чего бы он должен ее питать? У Хэмилтона сейчас скопилось куда больше всякого рода недвижимости, чем это ему реально необходимо. Он даже не сможет никогда ею полностью воспользоваться.  — Миссис Хэмфри сделала паузу, глубоко вздохнула и принялась говорить дальше — Милая, если вы вознамерились представить мне Рея в каком-то более выгодном для него свете, то совершенно напрасно тратите время. Вы с ним едва знакомы, зато я знаю этого человека слишком даже хорошо!
        По тону миссис Хэмфри Джина поняла, что дальнейший разговор на эту тему бесполезен.
        — Разрешите мне пойти и позвонить по телефону?  — спросила она.
        — Конечно, Джина. Если же придет Эндрю, я скажу ему, что вы хотели бы с ним поговорить.
        Она собиралась сказать еще что-то, но в этот момент сильный порыв ветра настежь распахнул окно.
        — Рей оказался прав,  — с еле заметной досадой вздохнула миссис Хэмфри.  — Скоро на острове разыграется ураган. А на море будет такой шторм, что ни одно судно не сможет выйти из бухты.
        Телефон находился в холле. Джина набрала номер, плотно прижав трубку к уху.
        — Алло, слушаю вас!  — раздался с другого конца провода голос, хорошо ей знакомый по многочисленным врачебным консультациям.
        — Здравствуйте, доктор! Это Джина Кинг. Извините за беспокойство, но у меня здесь назревают кое-какие события, и я хотела бы уточнить все детали, связанные с операцией моей матери.
        — А, Джина! Здравствуйте! Я как раз хотел вам на днях звонить. Все идет по плану. Мы уже заказали авиабилет для вашей мамы и ждем ее у нас в клинике через десять дней. Если бы вы перевели нам деньги к концу этой недели, было бы просто замечательно! Сумеете?
        Джина даже закрыла глаза. Это была одновременно самая хорошая и самая плохая новость из всех, которые она ожидала услышать. Последнего доктору знать было не надо, поэтому девушка ответила быстро и уверенно:
        — Конечно, доктор! Деньги вы получите в срок. Я тоже, видимо, прилечу к этому времени. Спасибо за все! До свидания!
        Итак, проблема все та же — деньги требовались срочно. Чтобы достать их, существовало лишь два пути. Первый — попробовать все-таки обратиться к Эндрю. Второй… Нет, сначала она попытается использовать первый! И Джина бросилась искать своего фактически уже бывшего жениха.
        Тот находился в своей комнате.
        — Прости, дорогая,  — миролюбиво начал он.  — Я был, конечно, не прав и только что хотел зайти к тебе и предложить после завтрака заняться подводном плаванием. Согласна?
        Он протянул обе руки навстречу Джине. Девушка отстранилась и холодно сказала:
        — Извини, Эндрю! Я пришла к тебе по очень серьезному делу. Короче говоря, чтобы возвратить вот это.
        Джина сняла с пальца обручальное кольцо и протянула ему.
        — Я не могу стать твоей женой, Эндрю!
        Хэмфри тупо уставился на кольцо. Потом отпрянул от него, как от ядовитой змеи. Его глаза налились кровью.
        — Что-о?!  — в ярости завопил он.  — Почему же?  — На секунду он замолк, но в следующий момент его как будто осенило: — А-а! Вот оно что! Эта чертова кукла Сьюзен успела-таки наговорить тебе про меня всякой мерзости!
        — Она здесь ни при чем,  — спокойно возразила Джина.  — Причина совершенно в другом. Я думала, что смогу быть тебе хорошей женой. Однако сейчас поняла, что ничего путного из этого не получится. Ибо, прости, но я не люблю тебя, Эндрю. Поначалу мне казалось, что со временем чувство проснется и все наладится. Но, увы, теперь я уже точно знаю, что такого не произойдет. Еще раз прошу: извини меня!
        Джина замолчала, ожидая ответа. В зависимости от реакции Хэмфри она решит, имеет ли смысл обращаться к нему с просьбой о деньгах.
        Как бы не замечая протянутого ему кольца, Эндрю вдруг вскочил и схватил Джину за плечи.
        — Но я, черт побери, люблю тебя!  — почти закричал он.
        — Мне очень жаль.
        Эндрю грубо оттолкнул девушку и, выхватив из ее рук обручальное кольцо, с проклятием швырнул его в угол комнаты.
        — Тебе очень жаль?! Чего?
        — Того, что все сложилось столь неудачно. Но лучше понять это раньше, чем тогда, когда будет уже слишком поздно.
        — Избавь меня от этих банальностей! Если ты решила уйти, то уходи!
        Несколько секунд Джина колебалась, но все же собралась с силами и произнесла:
        — Собственно, Эндрю, я хотела бы поговорить с тобой еще кое о чем. Вернее — попросить тебя.
        Тот долго смотрел на нее. Потом его лицо приняло саркастическое выражение, и он вдруг громко захохотал.
        — Тысяча чертей! Да как же я мог забыть про твою бедную матушку! Иметь такой козырь и не воспользоваться им! Для этого надо быть круглым идиотом!
        — Что ты имеешь в виду?  — с тревогой спросила Джина.
        — А то, что тебе нужны деньги для оплаты операции! Или уже нет?
        — Ты отлично знаешь, что да. И обещал помочь.
        — Не отказываюсь — обещал! Потому что очень хотел тебя и был готов на все. Послушай, разлюбезная моя возлюбленная, неужели ты серьезно рассчитывала получить от меня деньги, ничего не дав взамен?
        — Значит, ты меня обманывал?
        — Почему же? Вовсе нет! Выходи за меня замуж — и деньги будут твоими. Я все еще хочу тебя, а ты по-прежнему нуждаешься в деньгах. Где же тут обман?
        Джина прозрела теперь уже окончательно. Но как жестоко она ошиблась в этом человеке!
        — Да, Сьюзен была права…
        — Ага! Так она тебе все-таки наговорила про меня всякой гадости!
        — Нет. Должна признаться: сегодня утром я совершенно случайно слышала ваш разговор на берегу. Не надо ее обвинять: мне лично она не говорила ничего. Оставим это, лучше вернемся к нашему разговору. Ты ошибаешься на мой счет, Эндрю. Деньги мне действительно нужны. И очень. Но это отнюдь не значит, что меня можно ими шантажировать. Так что вместе с обручальным кольцом возьми назад и свои обещания.
        Она повернулась и вышла из комнаты. Возвратясь к себе, Джина вынесла на балкон большое плетеное кресло и устало опустилась в него. Итак, первый вариант провалился. Остался другой — единственный. Это Хэмилтон. Сейчас ситуация изменилась. Он уже не сможет пугать ее разоблачением перед женихом. Жениха больше не существовало, а потому отпала и сама возможность подобного шантажа. Но теперь речь должна была пойти о сделке: она уступает домогательствам Рея, а он платит ей нужную сумму. Если называть вещи своими именами… Да, это носит очень позорное название. А ведь какой-нибудь месяц-другой назад ей и подумать о таком было жутко. Но что теперь оставалось делать? Господи, если бы только она так не любила его! Насколько легче было бы пойти на подобный шаг!



        21

        Джина посмотрела на море. Над ним висели тяжелые черные тучи. До самого горизонта рядами выстроились пенистые гребни высоких волн. Кругом сразу потемнело. Она еще никогда не видела настоящего тропического шторма и много слышала и читала о страшных ураганах, сметавших целые города.
        Сверкнула первая молния. Через несколько секунд раздался сильный удар грома. Грозы девушка боялась с самого детства, поэтому тут же встала, внесла в комнату кресло и плотно закрыла дверь балкона, затем спустилась в гостиную.
        Все, кто там находился, с тревогой следили через окно за разыгравшейся стихией. Вошла, прихрамывая и опираясь на трость, Бриджит. Джина пододвинула ей стул, приглашая сесть.
        — Спасибо. Я хотела зайти за вами, Джина, но опоздала. Мне почему-то показалось, что вы непременно должны бояться гроз, штормов, ураганов. А сейчас здесь должно произойти нечто совершенно невообразимое.
        — Надо закрыть все форточки и убрать лишние вещи с балконов.
        — Эндрю все это уже, конечно, сделал,  — заметила мисс Донахью.
        Джина подняла ладонь, чтобы поправить растрепавшиеся волосы, и вдруг заметила, что Сьюзен очень внимательно смотрит на ее руку. Тут же последовал вопрос:
        — А где же ваше обручальное кольцо?
        Девушка также невольно оглядела свой осиротевший палец и, придав лицу безразличное выражение, небрежно ответила:
        — Кольцо? Я его вернула Эндрю. Мы решили, что наш брак не состоится.
        Бриджит и Сьюзен в изумлении посмотрели сначала на Джину, а потом на Эндрю. И вдруг дверь террасы распахнулась. На пороге выросла мрачная фигура в длинном черном дождевике.
        — Рей!  — воскликнули все разом.
        — Да, как будто бы это действительно я. Знаете, вы все меня просто изумляете! Вместо того, чтобы изображать здесь счастливую семейную идиллию, закрыли бы, по меньшей мере, окна.
        Он сбросил дождевик на пол и остался в своем обычном наряде: свитере и поношенных джинсах. Миссис Хэмфри плотно сжала губы и сказала очень строгим голосом:
        — Извини меня, Рей, но ты преступил все возможные границы приличий!
        — Я уже несколько дней назад говорил вам, тетушка, что надвигается ураган. Было достаточно времени к нему подготовиться. Буря разразится вот-вот. И со страшной силой, поверьте мне! На все двенадцать баллов! Ваше безрассудство просто поражает!
        — Не надо паниковать, Рей,  — шикнул на него Эндрю.  — Еще не поздно. А потом, слуги отлично знают, что делать в подобных случаях.
        Рей презрительно скривил губы.
        — Знают. И делают. Но не здесь, а у себя в домах. Перед тем как прийти к вам, я отослал их позаботиться о своих семьях.
        — Ты не имел права этого делать!  — в страхе вскричала миссис Хэмфри.
        — Согласен,  — жестко ответил Хэмилтон.  — Это должны были сделать вы. Как и вообще заняться делом. Но вместо этого все семейство предпочитает любоваться видом разбушевавшейся стихии.
        — К твоему сведению, как раз сейчас Эндрю и думает о том, какие меры предпринимать.
        Голос хозяйки дома готов был сорваться от негодования. Но Рей не обращал на это никакого внимания.
        — Замечательно!  — с сарказмом воскликнул он.  — Эндрю изволит думать! А не кажется ли вам, дорогая тетушка, что думать он должен был гораздо раньше? И сейчас надо уже не думать, а действовать. В нашем распоряжении осталось в лучшем случае полтора часа! За это время надо успеть закрыть все окна, проверить двери, установить ставни и попытаться максимально укрепить ненадежные деревянные конструкции. Надеюсь, пожарные лестницы в порядке? Запасные выходы не заперты и не завалены всяким хламом? Надо все срочно проверить! Эндрю, займись этим! А вы, тетушка,  — окнами и форточками. Сьюзен, поднимись на чердак и посмотри, что творится там. Бриджит… Ах, да. У тебя нога… Ладно. На всякий случай будь здесь.
        Хэмилтон говорил таким, не терпящим возражений голосом, что ни у кого не возникло и тени сомнения, что он имеет право отдавать здесь приказания.
        — А я?  — растерянно спросила Джина, вдруг почувствовав себя лишней.  — Что мне делать?
        — Вы пойдете со мной. Будем устанавливать ставни. Сумеете? Не побоитесь сломать ноготки?
        — Не беспокойтесь за меня!  — вспылила девушка.  — Я не тепличный цветок! Скажите лучше, этот ураган действительно так страшен?
        Рей посмотрел в окно.
        — Надеюсь, он заденет нас только краем. Но на всякий случай надо приготовиться к худшему!  — Увидев, что при этих словах Джина невольно побледнела, он рассмеялся — Ага! Испугались! То-то.
        Но голос его звучал мягко, почти нежно.
        Сколоченная Реем «команда» работала не покладая рук. Сам он носился по дому, давая указания, всегда очень к месту, и помогая остальным. Менее чем за час все приготовления были закончены. И тут же упали первые капли дождя. Еще через несколько минут небесные своды разверзлись и на землю обрушился настоящий водопад…
        Все снова собрались в гостиной. Джина ждала, что миссис Хэмфри и Эндрю теперь поблагодарят Рея за помощь. Но никто из них не сказал ни слова. Тогда она сама подошла к нему.
        — Спасибо, Рей! Что бы мы без вас делали? Правда, Эндрю?
        Джина посмотрела на своего бывшего жениха, ожидая поддержки. Реакция последовала неожиданная. С каменным выражением лица, почти не глядя в сторону кузена, Эндрю высокомерно произнес:
        — Мы больше тебя не задерживаем. Впрочем, ты и сам, наверное, хочешь поскорее вернуться в свою лачугу.
        Девушка, стиснув зубы и со жгучим презрением глядя ему в глаза, медленно проговорила:
        — Ты гонишь человека на улицу во время такого страшного урагана? Твое поведение не только не благородно, но подло и мерзко! Я уже не говорю о чувстве благодарности: оно тебе, видимо, совсем незнакомо.
        Прежде чем Эндрю собрался с мыслями, чтобы ответить на этот внезапный для него выпад, раздался хохот Хэмилтона.
        — Превосходно, кузен! Я и сам не намерен ни минуты больше здесь оставаться.  — Он повернулся ко всем остальным и добавил — Теперь вы в безопасности, но не выходите без особой надобности из дома. Пока!
        И он исчез за дверью. Джина медленно подняла горевшие бешенством глаза на Эндрю.
        — То, что ваша неприязнь к Рею взаимна, для меня не новость. Но все же он пришел сюда, чтобы в минуту опасности помочь вашей семье! Как же у вас хватило совести, давайте прямо говорить, прогнать его? Да еще в такую бурю!
        Воцарилось всеобщее молчание. Затем Эндрю, покрасневший от ярости, сказал изменившимся голосом:
        — Мне кажется, что все здесь проявляют слишком большое внимание к моему родственнику, который этого ни в коей мере не заслуживает. Особенно ты, Джина! Может быть, кто-нибудь мне объяснит, что происходит?
        — Ничего особенного,  — с достоинством ответила Джина.  — Кроме естественного беспокойства за судьбу человека, подвергающегося смертельной опасности. Вы не должны были так поступать, какие бы чувства ни питали к Рею!
        — Согласен. Но никакая сила не заставит меня бежать за ним вслед, умоляя вернуться!
        Джина сделала было шаг к двери, но Эндрю крепко схватил ее за руку.
        — И тебя тоже не пущу! Ведь все слышали: он сам сказал, что не хочет здесь оставаться ни минуты. Так в чем же дело?
        С трудом выдернув руку, девушка бросилась прочь из гостиной. Поднявшись к себе, она долго сидела на кровати и напряженно вслушивалась в вой и грохот урагана. За окном была кромешная тьма. Шторм все усиливался. Джина содрогнулась при одной мысли, что где-то там, в лесу, среди беснующейся бури, гнущихся до земли деревьев, под низвергающимися с громыхающих небес потоками воды, идет человек. И этот человек — Рей Хэмилтон, которого она, Джина Кинг, безумно любит. Если с ним случится несчастье, она этого не переживет!
        Джина выбежала в коридор, сняла с вешалки плащ и накинула на плечи. На столике лежал небольшой фонарик. Девушка схватила его и сунула в карман, потом осторожно приоткрыла дверь и незаметно выскользнула на улицу…
        Кругом бесновался ад. Молнии сверкали одна за другой. Гром грохотал, не переставая ни на секунду. Ветер сбивал с ног. Ливень, обрушившийся из низких черных туч, не давал дышать. Джина бежала, пригнувшись и почти ничего не видя перед собой. Но только раз она не выдержала и закричала — когда прямо перед ней с треском упала огромная пальма и перегородила дорогу. Опомнившись и чуть-чуть отдышавшись, девушка перелезла через эту преграду и побежала дальше…
        Дверь была заперта. Джина дернула за шнурок колокольчика. Тихо! Неужели?.. Нет, не может быть! И она принялась в отчаянии молотить кулачками по дверным доскам с душераздирающими криками:
        — Рей! Да откликнись же ты наконец! Проклятое чудовище! Скажи только, что ты жив! Больше мне ничего не надо!
        — Какого черта? Кто там еще?!
        Дверь приоткрылась, и яркий луч света ослепил девушку. Знакомые сильные руки подхватили ее и внесли в дом.
        — Ты?!  — воскликнул Рей, опустив свою ношу на стул.  — Откуда?
        — Слава Богу — жив!  — простонала Джина.
        — Кто?
        — Ты! Кто же еще?!
        Рей снял с нее плащ и стащил с ног разбухшие от воды туфли.
        — Говорил же тебе: не выходи из дома! Разве так можно? Дуреха!
        — Не спорю — говорил! Но как я могла сидеть дома, не зная, жив ты или нет? Я так боялась за тебя, Рей! Что ты наставил на меня этот фонарь, как прожектор? Убери его!
        Хэмилтон только сейчас сообразил, что держит в руках переносной фонарь, свет которого по яркости не уступал автомобильной фаре.
        — Я хочу убедиться, что с тобой все в порядке.
        — Все, все в порядке! Убедился?
        Джина воровато спрятала свою левую руку за спинку стула: на ободранных пальцах была кровь.
        — Слава тебе, Господи! Обошлось!  — облегченно вздохнул Рей и потушил «прожектор». При свете уже знакомой керосиновой лампы на террасе сразу стало как-то очень уютно.  — Нет, все-таки ты чокнутая! А если бы тебя убило молнией или придавило деревом? Я видел, сколько их поломало и вырвало с корнями за этот вечер. Надо же иметь хоть несколько извилин в голове!
        Джина почувствовала, что начинает приходить в себя, и огрызнулась:
        — Перестань на меня орать!
        И тут же разрыдалась. Рей исчез на мгновение и вернулся со стаканом воды.
        Она выпила, и ей стало лучше. Еще немного успокоившись, Джина встала со стула.
        — Ну, мне пора. Ты цел и невредим, значит, надо возвращаться.
        — Да ты что? Никуда я тебя не отпущу.
        — Права меня удерживать тебе не дано, Рей.
        Он рассмеялся.
        — Посуди сама: если ты уйдешь, мне придется последовать за тобой. Должен же буду я убедиться, что теперь ты благополучно добралась! А потом по той же причине ты вновь побежишь за мной. Так и будем друг друга провожать всю ночь? Нет уж! Оставайся-ка здесь, пока не кончится буря.
        — Но это же надолго!
        — Что ж, тем лучше! Думаю, мы найдем чем заняться. Но сначала тебе надо переодеться. Нельзя же сидеть насквозь промокшей. Сейчас я тебе что-нибудь найду. Пойдем в комнату.
        Джина послушно встала и последовала за ним. На душе у нее становилось все легче. Она ни в чем не виновата: не возвращаться же в такую погоду, да еще ночью, в дом отвергнутого жениха! Так уж получилось. Видно, судьба…



        22

        Они прошли в дальнюю от террасы комнату. Судя по стоявшей у стены неубранной кровати и туалетному столику, это была спальня. Рей пропустил девушку вперед и возвестил:
        — Джина Кинг! Прошу пожаловать в «штормоубежище». Мой покойный дед, наверное, специально для подобных случаев встроил этот дом внутрь склона холма.
        — Значит, он совершенно надежен, какие бы фокусы ни проделывала природа?
        — Ну, я бы не сказал, что он надежнее других жилищ. Если на его крышу упадет, скажем, дерево, хозяин будет чувствовать себя не очень уютно. Надеюсь, сегодня такого не произойдет. А пока вот тебе отличный, вечерний наряд!
        Он протянул Джине рубашку.
        — Пока твоя одежда сохнет, ходи в этом.
        — Спасибо.
        Она выжидающе уставилась на Рея. Он недоуменно выгнул правую бровь:
        — Что?
        — Как что?! Ты намерен глазеть на меня, пока я буду переодеваться?
        Хэмилтон хмыкнул.
        — Ладно, так и быть — отвернусь. Только быстро!
        Рубашка доходила девушке почти до колен. Она была шелковая, очень мягкая и теплая. Кроме того, Джина призналась себе, что от нее просто-таки веяло эротикой…
        Наконец Рею разрешено было повернуться. Он бросил критический взгляд на новое одеяние девушки и усмехнулся:
        — А на тебе она выглядит даже лучше, чем на мне.
        — Мне трудно судить, Рей. Я видела тебя в основном в джинсах и тенниске.
        С этими словами Джина закатала по локоть рукава и села на стул возле ночного столика.
        — Видишь ли, дорогая,  — заметил Хэмилтон.  — Если мужчина постоянно ходит в тенниске и джинсах, это отнюдь не всегда означает, что он не может позволить себе надеть что-нибудь более приличное. Кстати, ты когда-нибудь видела миллионера, который бы управлял своей яхтой, будучи во фраке?
        Джина рассмеялась. Рей опять исчез на некоторое время в кухне и возвратился, неся две чашечки кофе.
        — Не против?
        — Совсем даже наоборот: очень хорошо!
        — Вот и ладно! А что это у тебя на лбу?
        Он подал ей маленькое зеркальце. На лбу у нее действительно была царапина со следами запекшейся крови. Рей с видом опытного эскулапа приподнял голову девушки и внимательно осмотрел ранку.
        — Ерунда! Небольшая ссадина. Скоро опять сможешь вертеться перед телекамерами. Ведь тебе придется вернуться на работу, не так ли? Насколько я понимаю, посвящение в ранг миссис Джины Хэмфри не состоится?
        — Откуда ты знаешь?
        Рей взял ее за руку.
        — Я не вижу обручального кольца на твоем очаровательном пальчике.
        Джина слегка покраснела, потом посмотрела ему в лицо.
        — Ликуешь?
        — Ликую? С чего бы это?
        — Ну как же! Ты ведь победил.
        — В своей победе я не сомневался ни минуты. Покажи ноги!
        Девушка вытянула вперед сначала одну ногу, потом — другую. Обе были сплошь в царапинах. Рей достал из столика аптечку, взял лоскуток марли, вылил на нее несколько капель спирта из флакона и принялся бережно промывать каждую ранку.
        — Ой, щиплет!  — взвизгнула Джина.
        — Терпи.
        — А с чего ты взял, что я решила бросить работу?
        — Многие мужчины с положением и средствами не любят, когда их жены работают. Эндрю — один из них, как мне кажется.
        Джина хотела ответить, но вместо этого вдруг судорожно глотнула воздух: рука Рея, промывавшая раны, почему-то оказалась у самого ее бедра.
        — А-а ты?  — заикаясь, продолжила она.
        — Что я?
        — Ты разрешил бы своей жене работать?
        — Ай!
        Ладонь Рея переместилась с одного ее бедра на другое. По коже Джины пробежала дрожь. Потом учащенно забилось сердце. Он видел все это, но продолжал играть роль добросовестного лекаря.
        — Ты спрашиваешь, разрешил бы я работать своей жене? Видишь ли, это зависит от того, насколько работа будет для нее важна. Я имею в виду не необходимость зарабатывать деньги, хотя они — естественное вознаграждение за любой труд. Но подчас важно не это, а сам процесс. Работа может быть интересной сама по себе и поэтому значима для того, кто ее делает. С другой стороны, большинству не только мужчин, но и женщин необходимо ощущать себя полезными для общества. Многие просто стремятся к славе. Во всех подобных случаях часто совершенно неважно, сколько денег они в конечном итоге получат. Одни карабкаются на недоступные вершины, чтобы о них говорили. Другие стараются так выполнять порученное им дело, чтобы их постоянно хвалили. Третьи мастерят что-нибудь для себя…
        — Проектируют и строят яхты,  — подхватила Джина.
        — Ты все не можешь этого забыть? Мне больно слышать твои упреки. Да, я ремонтирую и строю яхты. При этом не люблю говорить о деньгах. В том числе — и с тобой. В результате мы не поняли друг друга и расстались.
        Рей на секунду задумался. Затем все-таки задал тот самый вопрос, который Джина меньше всего хотела бы услышать:
        — Скажи мне, только честно. С Эндрю ты порвала, испугавшись моих угроз? Или же рассудила, что со мной можно получить не только деньги, но и удовольствие, которое невозможно с ним?
        Острая боль пронзила сердце девушки. Она встрепенулась, пытаясь освободиться от его рук, но не смогла.
        — Будь ты проклят, мерзавец! Будь ты проклят!
        И ее вновь стали душить рыдания. Но Рея, казалось, это не трогало.
        — Опять слезы? Ну, зачем же? Кого ты хочешь обмануть? Ты ведь отлично знаешь, чего хочешь. Только не называй это любовью.
        Джина попыталась вскочить со стула с откровенным намерением убежать, но Рей не дал ей этого сделать. Крепко сжав девушку за ноги, он поднял ее чуть ли не к потолку и в мгновение ока перенес на кровать. Она не успела опомниться, как он уже лежал на ней, со страшной силой сжимая в объятиях. Джина не могла даже пошевелиться и видела перед собой только горящие огнем глаза, которые воспламеняли ее кровь и заставляли бешено колотиться сердце.
        — Чего ты хочешь?  — прошептала она, понимая всю несуразность этого вопроса.
        Но Рей все же ответил:
        — Чего я хочу? Утонуть в тебе, стать твоей частичкой, чтобы никто другой никогда не смог меня заменить.
        И он закрыл Джине рот страстным, долгим поцелуем. Она обвила руками его шею. Ей было уже все равно, почему Рей хотел ее. Он хотел — и этого было достаточно.
        Пути к отступлению не было. Страсть вырвалась наружу и сжигала их обоих. Джина уже не понимала, кто из них кого раздевал. Скорее всего — друг друга. Единственное, что она в тот момент сознавала, так это полную свободу. Их ничто не ограничивало. Одна плоть воспламеняла другую. Джина гладила плечи, шею, волосы Рея. Она ощущала его тепло, с наслаждением вслушивалась в сдавленные вздохи возлюбленного и чувствовала, как целиком растворяется в нем. Дыхание Рея стало прерывистым, он откинулся на подушку. Джина жадными глазами смотрела на его разгоряченное скульптурно вылепленное тело. Ее руки ласкали его, а их губы сливались в страстном поцелуе. Девушка чувствовала, как широкие мужские ладони скользят по ее волосам, спине, все ниже… Рей учил ее тело петь, играл на нем, как на тонком музыкальном инструменте, ведя мелодию от нежнейшего «пианиссимо» к громогласному «форте», но всегда оставляя для себя возможность в следующий момент довести звучание до предельного «фортиссимо».
        Его ищущие руки ласкали самые интимные, влажные и одновременно пылавшие огнем уголки ее тела. В глазах Джины под опущенными веками вспыхивали миллиарды ярчайших звезд. Ей казалось, что она уплывает куда-то очень далеко. И это ощущение усилилось, когда Рей осторожно раздвинул ее ноги и проник внутрь, почти незаметно разрушив последнее препятствие на своем пути. Она даже не почувствовала боли. Все дальнейшее происходило, как в глубоком и сладостном сне. Джина ощущала лишь судорожные движения мужского тела, на которые она отвечала такими же, и ее страстные стоны сливались с его тяжелым прерывистым дыханием.



        23

        Джина томно вздохнула и перевернулась на другой бок. Она понимала, что уже утро. Но вставать и даже открывать глаза очень не хотелось. Ей было необычайно тепло и уютно. Это ощущение исходило от пары сильных рук, обнимавших ее. Джина слышала дыхание обладателя этих рук, а его голова покоилась на ее плече.
        Рей крепко спал. Девушка не решалась будить его. Не хотела нарушать этот сон, который для нее, как бы продолжался наяву.
        Наконец усилием воли она открыла глаза. Над головами нависал все тот же закопченный потолок. На столе горела керосиновая лампа, которую они забыли потушить. За окном было по-прежнему темно: то ли еще не совсем рассвело, то ли продолжался шторм. Интересно, сколько времени прошло с тех пор, как они угомонились и заснули? Умиротворенные, счастливые…
        Однако Джина отлично понимала всю призрачность этого счастья. Разве со вчерашнего вечера что-нибудь изменилось? Нет, все осталось, как прежде. У них с Реем была ночь, полная взаимной страсти. Но не любви! Он не любит ее — значит, у них не может быть будущего. Ведь для того, чтобы правильно понять просьбу, с которой она собиралась обратиться, Рей должен ее любить и полностью доверять ей. Иначе его ответом станет новый град насмешек и прямых оскорблений.
        Напрашивался выход: поведать ему, зачем ей понадобились деньги. Но пока Джина не могла этого сделать. Маргарет Кинг разрешила рассказать о своей болезни и предстоящей операции только Эндрю и то лишь потому, что считала его почти членом своей семьи. А кто такой Хэмилтон? Да никто! Любовник дочери! Воспитанная в пуританском духе, Маргарет никогда не поймет ее. И уж, конечно, ни под каким видом не позволит посвятить Рея в свою тайну!
        И еще. Даже если Джина все-таки откроет правду Хэмилтону, разве это вернет его Любовь? Слишком много наносного легло между ними. Он считает ее беспринципной обманщицей и не поверит теперь ничему.
        Оставалось одно: вести себя с Реем так, чтобы он продолжал думать о ней самым гадким образом. Пусть считает, что она пошла на связь с ним только ради денег. Мерзко! Постыдно! Но другого пути Джина не видела…
        Рей глубоко вздохнул во сне и выпустил девушку из своих объятий. Джине сразу стало холодно и неуютно. Она приподнялась на локтях и долго смотрела в его лицо. Наконец он открыл глаза, потянулся и лениво спросил:
        — Как ты себя чувствуешь?
        В его голосе Джина ощутила некоторое беспокойство. Она поняла: Рей, видимо, не ожидал, что это будет ее первая близость с мужчиной. И теперь он хотел знать, не стала ли прошедшая ночь разочарованием для его партнерши.
        Джина улыбнулась ему.
        — Как я себя чувствую? Прекрасно!
        — Я не причинил тебе боли?
        — Ты думаешь, я помню?
        — Я был… гм… в порядке?
        — Может быть, ты не понял, что мне не с кем сравнивать?
        Она опустила ноги с кровати и, потянувшись за рубашкой, задумчиво произнесла:
        — Вот и наступило «завтра».
        — Ты же знаешь, что «завтра» никогда не наступает. Оно превращается в «сегодня».
        Джина рассмеялась. Но смех получился неестественный, даже грубоватый. Она замолкла. Потом все-таки ответила:
        — Неправда, «завтра» наступает. Поверь мне. Я знаю. Хотя все это ерунда! Нам надо бы заняться кое-чем более серьезным. Мы ведь заключили сделку, не правда ли?
        Теперь засмеялся Рей Хэмилтон.
        — Решительно мне нравится, как ты ведешь свои дела!
        — Я говорю серьезно, Рей.
        Столь деловой тон заставил Хэмилтона внимательно посмотреть на нее.
        — Гмм! Это заметно. Ты, видимо, уже неплохо усвоила первую заповедь бизнесмена: любое дело не терпит легкомысленного к себе отношения. Ладно, говори, что задумала.
        — Насколько я понимаю, ты хочешь, чтобы мы остались любовниками. Так?
        Хэмилтон тоже спустил ноги с кровати и сел рядом с ней.
        — Думаю, что после прошедшей ночи ты против этого вряд ли будешь возражать. Или я ошибаюсь?
        Его голос звучал куда мягче и теплее, чем в момент их встречи накануне. Джине вдруг пришла в голову мысль, что она сейчас, может быть, совершает еще одну большую ошибку. Но отступать, по-видимому, было уже поздно.
        — Нет, не ошибаешься,  — холодно ответила Джина на игривый вопрос Рея.  — Иначе бы меня здесь, наверное, не было. Но вернемся к нашей сделке. Я выполнила свое обещание, теперь твоя очередь.
        — Что такое? Прости, но до меня что-то не доходит…
        — Ты обещал мне заплатить…
        Джина почти физически ощутила, как после слова «заплатить» между ними выросла китайская стена. Рей как-то сразу осунулся и несколько минут сидел молча, уставившись в одну точку, пока наконец не произнес ледяным тоном:
        — Заплатить? И сколько же ты хочешь за свои услуги? Какая у тебя такса?
        Нечеловеческий, отчаянный крик чуть не вырвался из груди Джины. Огромным усилием воли ей удалось подавить его. Голос девушки звучал ровно, когда она назвала точную сумму, необходимую для операции матери.
        — Недешево ты себя ценишь! Браво!  — сощурился Хэмилтон.  — Хорошо. Я выпишу чек. Но имей в виду, что за эти деньги мне полагается первоклассное обслуживание. Ты поняла?
        Джина постаралась придать своему лицу самое циничное выражение. Улыбка у нее действительно вышла ужасной.
        — Сделка есть сделка, Рей.
        Но она чувствовала, как пунцовый цвет, выступавший на ее щеках, начал сменяться матовой бледностью. Девушка продолжала сидеть на краю кровати. Рей же сполз на пол и на какое-то мгновение оказался перед ней на коленях. Вдруг, как бы цепляясь за последнюю соломинку, он схватил Джину за плечи и принялся трясти ее изо всех сил, повторяя:
        — Проклятая! Опомнись! Опомнись! Неужели ты не можешь хоть на время умерить свою ненасытную жадность?!
        Жадность?  — подумала Джина. Нет, дорогой, это не жадность. Это страшная необходимость! Вслух же она произнесла:
        — Ты сам установил правила.
        — Установил!  — с каким-то остервенением повторил Хэмилтон.  — Но мне и в голову не могло прийти, что ты будешь так пунктуально их выполнять!
        — Ты в этом ошибался, Рей.
        — Наверное, не только в этом! Я ошибался и во многом другом!
        Он поднялся с колен, подошел к стулу, на котором лежали его джинсы с тенниской, и стал натягивать их на себя.
        — Тебе тоже лучше одеться,  — сказал он, не глядя на Джину.  — Мне сейчас надо будет уйти: посмотрю, что натворил ураган.
        Девушка чувствовала себя совсем разбитой. Медленно побрела она на террасу, где сохли ее вещи, оделась и вышла наружу. Там уже стоял Хэмилтон и оценивал нанесенный ущерб.
        — Ничего страшного,  — задумчиво произнес он, обращаясь скорее к самому себе, чем к ней.  — Грузовик, слава Богу, уцелел. Но надо расчистить дорогу — ее завалило деревьями. На это уйдет некоторое время.  — Он обернулся к Джине.  — Пока я буду всем этим заниматься и организовывать для нас транспорт, возвращайся к Хэмфри и собери свои вещи. Через два часа я за тобой заеду и возьму с собой.
        — Куда?
        — Какое это имеет значение? Я же плачу за все. В том числе и за транспорт. Твое дело — быть вовремя готовой к отъезду. Понятно?
        Джина еле сдерживалась, чтобы не разрыдаться. Умоляющим голосом она сказала:
        — Рей, пожалуйста, не говори со мной так. Прошу тебя!
        — Ты же сама сказала: правила есть правила! Вчера я забыл, что ты молишься только золотому тельцу. Больше такого не повторится. Ступай. Время не ждет!
        Она, не оглядываясь, вышла на уже знакомую дорогу и, обойдя завал из вырванных с корнем деревьев, машинально побрела в направлении дома Хэмфри…



        24

        Благодаря энергичной деятельности Хэмилтона за час до урагана дом его родственников не пострадал. Уцелели даже оконные стекла, прикрытые ставнями. Джине удалось незаметно подняться по лестнице и проскользнуть в свою комнату. В доме стояла полнейшая тишина. Казалось, что все еще спали. Если это так, подумала она, то может статься, что на мое ночное отсутствие не обратили внимания. Она собрала вещи и, спустившись вниз, поставила их у парадной двери.
        К этому времени дом начал оживать. Послышались чьи-то голоса, скрип открываемых и закрываемых дверей, шаги на лестницах. На террасе все уже было готово к завтраку. Джина сама заварила себе кофе и выпила две чашки подряд. Посмотрев в окно, она увидела унылое серое небо, кажущееся грязным неспокойное море, засыпанный обломанными ветками и корягами берег. На улице было все так же мрачно и неуютно. Как и у нее на душе…
        Дверь отворилась, и вошел Эндрю. Она бросила на него взгляд, в котором не было ничего дружеского, и холодно заметила:
        — Доброе утро. Насколько я успела убедиться, ваш дом благополучно пережил ураган.
        — Откуда ты знаешь? Впрочем, когда я полчаса назад зашел к тебе справиться о здоровье, то никого не нашел в комнате. Или тебя вообще не было дома?
        — Ты заходил ко мне?  — с тем же равнодушием переспросила Джина.
        — Да, заходил. И хотел бы знать, где ты была?
        За это утро девушке пришлось слишком много пережить, чтобы спокойно снести подобный допрос.
        — Где я была? Тебя удовлетворит, если я скажу, что была у Хэмилтона? Или же прикажешь представить почасовой отчет за всю ночь?
        — Боже мой, и ты так бесстыдно об этом заявляешь!
        — Полагаю, что в нынешних обстоятельствах то, что я делаю и где бываю, касается только меня одной.
        — Мне все ясно! За моей спиной ты завела шашни с Реем!
        — Извини, Эндрю! С момента нашей помолвки я оставалась тебе верна. Но теперь мы свободны от взаимных обязательств, и я не нахожу для себя унизительным и позорным признаться, что знала Рея еще до нашего обручения. Мне только не было известно, что он твой кузен, поэтому я и не ожидала встретить его здесь.
        — Теперь многое проясняется. Вероятно, ты в свое время не знала, что у него есть деньги, поэтому приняла мое предложение. Как прикажешь тебя понимать? Скажи, а Рей догадывается, что тебе нужны его деньги, а не он сам?
        — Довольно, Эндрю! Прошу тебя, скажи за меня «до свидания» твоей маме.
        Джина направилась к двери, но Хэмфри преградил ей дорогу.
        — Скажи все-таки честно. Ты любишь Рея?
        — Я любила его всегда, всю жизнь!
        — Но он-то не отвечает тебе взаимностью! Этого ты не можешь отрицать?
        — Ты прав, Эндрю. Этого я и не отрицаю. Надеюсь, теперь твое самолюбие удовлетворено?
        Снаружи донесся какой-то резкий звук. Джина посмотрела в окно и увидела вертолет, направлявшийся прямо к дому. Похожая на гигантскую стрекозу машина пролетела над самой крышей и опустилась на поляну за деревьями. И Джина поняла: это Хэмилтон. Он прилетел за ней!
        Эндрю же, казалось, ничего не видел. Он продолжал держать ее за руку и уже кричал истошным голосом:
        — Черт побери! Если ты всю жизнь любила Рея, то почему согласилась выйти замуж за меня? Ответь мне! Я требую!
        — Во-первых, ради Бога, прекрати так орать,  — не повышая голоса, сказала девушка.  — А во-вторых, я действительно согласилась на брак с тобой только потому, что не видела другого выхода.
        — Вы готовы, мисс Кинг?
        Это был голос Рея. Ни Джина, ни Эндрю не заметили, как он вошел. Она побледнела и впилась глазами в его лицо, силясь понять, слышал ли он их разговор. Но оно казалось непроницаемым.
        — Да, я готова!
        — Тогда в путь. Или ты еще раздумываешь?
        — Нет!
        И они покинули дом семейства Хэмфри.
        Пилот, который вышел им навстречу, помог Джине подняться в вертолет.
        Улыбающаяся молоденькая стюардесса проводила их в салон и предложила сесть у окошка. Джина опустилась в мягкое кресло и почти утонула в нем. Рей сел напротив.
        Через несколько секунд вертолет был уже в воздухе. Куда они летели, для нее оставалось загадкой. Так же как и то, сколько времени продлится их путешествие. Кстати, который час? Только теперь она обнаружила, что забыла свои драгоценные наручные часы. Рей заметил ее растерянный взгляд на оголенное запястье.
        — Что? Потеряла часы? Не беда. Я куплю тебе другие, не хуже.
        — Не надо. У меня в чемодане есть еще одни. Вполне приличные.
        — Мне будет приятно сделать тебе подарок.
        — А если я запущу им тебе в голову? А сейчас — оставь меня в покое. Я ужасно устала. Извини!
        — Ладно, отдыхай! Я пока пойду переодеться. Если что понадобится, попроси Лайзу — она все сделает.
        — Лайза? Кто это?
        — Стюардесса, которая встречала нас у трапа.
        Рей скрылся за дверью. Джина полулежала в кресле с закрытыми глазами и думала. Думала о том, что все происходило совсем не так, как ей представлялось. Странно вел себя Рей. Да и сама она постоянно делала глупости.
        — Принести вам чего-нибудь выпить, мисс Кинг?  — раздался над самым ее ухом голос стюардессы.
        Подумав, девушка хотела было попросить рюмочку коньяку, но тут в дверях снова появился Хэмилтон. На нем была шелковая рубашка с галстуком, брюки от явно очень дорогого итальянского костюма и мягкие изящные туфли. Таким она его еще никогда не видела.
        — Итак, Джина, чего бы тебе хотелось?  — спросил Рей со своей, ставшей уже для нее привычной насмешливой улыбкой и, не дожидаясь ответа на свой вопрос, обратился к стюардессе:
        — Лайза! Мы оба предпочитаем коньяк.
        Он вновь опустился в кресло напротив Джины, положил ногу на ногу и протянул ей уже принесенную стюардессой рюмку.
        — Не возражаешь?
        Она взяла ее, заметив при этом на руке Хэмилтона золотые часы «Ролекс».
        — Ты сегодня выглядишь на все сто!  — не удержалась она от восклицания.
        — А каким ты ожидала видеть хозяина фирмы «Зюйд-Вест Лайн»? Ведь она не самая бедная в Америке. Не веришь?
        — Верю. Эндрю говорил мне об этом.
        — И на этот раз не лгал. Фирма приносит мне порядочный доход, так что ты сможешь иметь все, что пожелаешь.
        Все?  — подумала Джина. О чем ты говоришь! Я хочу одного — твоей любви! И отвернулась к окну, чтобы скрыть навертывавшиеся на глаза слезы. Справившись с собой, она сказала:
        — Мне ничего не нужно, Рей.
        — Неужели? Даже норковой шубы?
        — Заткнись же наконец!  — крикнула Джина сквозь слезы в тот самый момент, когда он уже открыл рот для очередной пакости.
        — Хорошо. Однако ты забыла вот это,  — невозмутимым тоном ответил Рей и вытащил из кармана чековую книжку. Заполнив чек, он подписал его, вырвал из книжки и протянул Джине.  — Вот названная тобой сумма. Должен признаться, что ее точность наводит на некоторые мысли. Например, о том, что она предназначена для какой-то конкретной цели. А именно, для расплаты за что-то. Я прав?
        Эти слова были настолько близки к истине, что Джине пришлось собрать все силы, чтобы, не дрогнув, ответить:
        — Нет!
        Брови Рэя поползли вверх.
        — То есть ты назвала первую пришедшую в голову цифру?
        — Да.
        — Весьма любопытно! Что ж, предположим, что это действительно так.
        Хэмилтон вложил чек в ладонь Джины, откинулся в кресле и вытянул ноги.
        — Приятного полета! Через час посадка. Отдыхай.
        И он закрыл глаза. По щеке девушки покатилась слеза. Но у нее уже не было сил ее вытереть…



        25

        В пятницу в комнате Джины неожиданно раздался телефонный звонок. С Реем она рассталась еще в понедельник прямо на аэродроме. С тех пор он не давал о себе знать, хотя обещал звонить. Девушка не знала, что и думать. Подобная ситуация ее нервировала еще и потому, что по условиям их «сделки» следующий шаг должна была совершить она. А Джина не хотела выглядеть в глазах Хэмилтона недобросовестным партнером. Услышав звонок, она бросилась к телефону в полной уверенности, что это Рей, но звонил кто-то другой, представившийся служащим банка. То, что он сказал, повергло Джину в состояние полного смятения.
        — Мисс Кинг?  — бархатным баритоном пропела трубка.  — Чек, который наш банк получил от вас, аннулирован, поэтому мы не можем перевести указанную в нем сумму на ваш счет. Поскольку речь идет о больших деньгах, мы решили сразу же проинформировать вас, чтобы вы могли предпринять необходимые шаги.
        — Спасибо,  — упавшим голосом ответила Джина и положила трубку.
        Что это могло означать? Рей аннулировал свой чек. Почему он так поступил? Почему?! Боже, и это после всего, что ей пришлось пережить! Как он смеет с ней так обращаться?! Мстит? Передумал и, вместо того чтобы честно признаться, обманул ее самым бессовестным образом? Так вот почему он ни разу не позвонил!
        Руки девушки непроизвольно и крепко сжались в кулаки. Ногти вонзились в ладони. Ярость переполнила душу. Какое предательство! Неужели Рей оказался способным на такое? Это же настоящее убийство! Нет, она не допустит, чтобы подобное осталось безнаказанным! Не может допустить!
        Прошло не меньше получаса, прежде чем ей удалось через справочную службу узнать номер телефона его офиса. Дрожащими пальцами она набрала нужные цифры. Ответил женский голос:
        — «Зюйд-Вест Лайн». Чем можем быть полезными?
        — Я хотела бы поговорить с мистером Реем Хэмилтоном.
        — Сожалею, но мистера Хэмилтона сегодня не будет.
        Проклятье! Джина со злобой швырнула трубку и до крови прикусила нижнюю губу, но тут же снова схватилась за телефон и набрала тот же номер.
        — «Зюйд-Вест Лайн». Чем можем быть вам полезными?  — проворковал уже знакомый голос.
        — Простите, я сейчас спрашивала о мистере Хэмилтоне. Вы не знаете, когда он будет?
        — Затрудняюсь сказать. Я могу оставить ему записку. Скажите вашу фамилию и номер телефона, куда он может позвонить.
        — Послушайте, это вопрос в буквальном смысле о жизни и смерти человека! Мне нужно связаться с ним немедленно!
        — Несчастный случай?
        — Вот именно, несчастный случай! Я бы не стала вас вторично беспокоить! Но, поверьте, у меня просто нет выбора!
        — Минутку. У меня где-то был его адрес. Да, вот он. Но телефон не указан.
        Джина записала адрес и, поблагодарив за информацию, положила трубку.
        — Ну, подожди, Рей Хэмилтон! Подожди!!!  — твердила она вслух, одеваясь, чтобы выйти на улицу…
        Оказалось, что это адрес рекламного агентства, расположившегося в большом здании у самого порта. Джина вошла в лифт и нажала кнопку пятнадцатого этажа.
        Сидевшая за столом девушка-секретарь встретила ее радостной улыбкой, как старую знакомую.
        — Здравствуйте! Вы Джина Кинг? Я сразу вас узнала! Мы очень часто смотрим телепередачи с вашим участием. Садитесь, пожалуйста. Разве у вас сегодня назначена встреча? У меня на календаре почему-то не помечено.
        — Нет, встречи не предполагалось,  — немного смутившись, ответила Джина.  — Но мне срочно нужно видеть мистера Хэмилтона. Сказали, что он здесь.
        На лице секретарши появилось выражение некоторого замешательства, но, помедлив несколько секунд, она все-таки сказала:
        — Мистер Хэмилтон? Да, он вроде бы здесь. Вас не затруднит зайти в зал совета директоров?
        Она показала на широкую дверь в конце коридора. Джина бросилась туда, не обращая внимания на какие-то дополнительные объяснения секретарши. Подбежав к двери, она, даже не постучавшись, распахнула ее настежь и влетела в приемную. Навстречу из-за секретарского стола поднялся симпатичный молодой человек и с обворожительной улыбкой задал стандартный вопрос:
        — Чем могу быть полезен?
        — Благодарю!  — почти огрызнулась Джина и, не останавливаясь, проскочила мимо него к закрытой двери кабинета. Улыбка тут же исчезла с лица секретаря, и он в один прыжок оказался у двери, загородив девушке дорогу.
        — Чем могу быть полезен?!  — заорал молодой человек, видимо, уже не вдумываясь в смысл произносимых им слов.
        Джина попыталась его оттолкнуть и тоже перешла на крик:
        — Пустите! Мне нужен…
        — Ей нужен я,  — раздался голос из открывшейся двери. На пороге стоял Рей.  — Не беспокойся, Роберт,  — сказал он секретарю.  — Это Джина Кинг. Если будет нужно, я тебя вызову. Проходите, мисс Кинг.
        Рей пропустил Джину вперед, закрыл за ней дверь и запер на ключ.
        — Ну, чему обязан счастьем лицезреть столь очаровательную гостью?  — спросил он, став перед Джиной в вальяжно-небрежной позе с засунутыми в карманы руками.
        — Не паясничай!  — закричала она, чувствуя, что лицо ее становится белым, как мел, от бешенства.  — Ты, негодяй, отлично знаешь, почему я здесь! То, что ты сделал, чудовищно! И если бы у меня хватило сил, то я убила бы тебя на месте!
        Рей продолжал стоять в той же позе и улыбался.
        — А, понятно! Ты узнала про чек.
        — Мне сегодня позвонили из банка. Великий Боже! Неужели ты меня до того ненавидишь, что смог дойти до подобной низости?!
        Голос девушки сорвался, из горла вырвался какой-то хрип, и она разрыдалась. Рей посмотрел на нее, как на канючившего ребенка.
        — Если бы я тебя ненавидел, дорогая, то дал бы спокойно получить деньги.
        Джина подняла на него полные слез и удивления глаза.
        — Что ты имеешь в виду?
        — Я имею в виду то, что совершенно ни к чему устраивать трагедию вокруг какого-то чека, которым были оплачены твои… гмм… услуги. Тем более что…
        Щеки девушки вспыхнули алым румянцем, и она, прервав Рея, закричала:
        — Замолчи, мерзавец!
        Хэмилтон подошел к ней вплотную и спросил, глядя ей прямо в глаза:
        — Зачем тебе понадобились эти деньги?
        — Не твое дело! Выпусти меня отсюда! Немедленно!
        — Ты останешься здесь, пока не скажешь правду: зачем тебе нужны деньги? И именно такая сумма?
        Джина стояла посредине комнаты, скрестив руки на груди и избегая смотреть в глаза Рею.
        — Перестань меня пытать!
        — Хорошо. Тогда, может быть, ты выслушаешь мое предложение?
        — Еще предложение? Нет уж! Хватит. Я сыта ими по горло!
        — Такого я пока тебе не делал.
        — Не хочу слушать! Понял?
        Хэмилтон глубоко вздохнул. Глаза его загорелись необычным огнем. Джина взглянула на него и невольно умолкла.
        — Знаешь ли, дорогая, я с наслаждением положил бы тебя к себе на колени одним местом кверху и выпорол хорошей розгой.
        — Дотронься до меня хоть пальцем!  — взвизгнула Джина.  — Увидишь, что будет! Я упрячу тебя в тюрьму за нанесение телесных повреждений!
        Рей громко расхохотался и ткнул ее пальцем в грудь между очаровательными полушариями.
        — Джина! Умоляю тебя! Заткнись, садись вот на этот стул, открой уши и слушай!
        Девушка ударила его по руке, но все же села, предварительно отодвинув стул подальше от этого несносного человека.
        — Пусть так! Слушаю! Ну?!
        Хэмилтон уселся на угол стола и вытащил из кармана две какие-то бумаги.
        — Смотри. Вот чек на один миллион долларов. А здесь проект брачного контракта. Ты получишь этот миллион. Но предварительно подпишешь этот контракт. То есть дашь согласие выйти за меня замуж.
        От изумления у Джины буквально отвисла челюсть, а перед глазами поплыли оранжевые круги.
        — Что?!
        — Повторяю. Ты выходишь за меня замуж и получаешь миллион долларов. Как только подпишешь контракт, я звоню в банк и прошу принять тот чек. После чего вся сумма будет перечислена на твой счет. Теперь понятно?
        Миллион долларов! Это ли не мечта каждого! Но Джина радости не чувствовала. Ей нужна была любовь Рея, а не его деньги. Она не примет этот миллион в качестве платы за «услуги»! Иначе он навсегда утвердится в своем мнении о ней, как о… что ж, надо наконец честно произнести, хотя бы не вслух, это слово — как о проститутке. Страсть его минует, и останется лишь одно презрение!
        — Дай мне чек,  — сказала Джина, подняв голову и протянув руку.
        Она взяла чек, повертела его и, разорвав на мелкие кусочки, бросила обрывки в лицо Рею.
        — Я не возьму миллион и не выйду за тебя замуж. Мне нужна точно та сумма, о которой мы договорились. И ни доллара больше! Ты можешь ее мне дать?
        Лицо Хэмилтона вновь превратилось в непроницаемую маску. Он поднялся и, вынув из кармана ключ от двери, холодно сказал:
        — Нет, я тебе не дам этих денег.
        — Тогда будь же ты проклят! Выпусти меня!
        — Отсюда ты уйдешь только со мной.
        Он отпер дверь, крепко взял Джину под руку и, подведя к лифту, нажал кнопку. Лифт тут же открылся.
        — Входи!
        — Я не хочу тебя больше видеть!  — кричала Джина, абсолютно не заботясь о том, что ее голос разносился по всему этажу.  — Никогда! Слышишь? Негодяй!
        — Говорю тебе, входи! А то лифт уйдет и придется ждать.
        В глазах Рея было нечто, заставившее ее повиноваться. Они вошли, дверь закрылась, и кабина стремительно понеслась вниз.
        — Увы, тебе придется потерпеть мое общество еще немного. Хотя бы пару часов. А потом посмотрим — будешь ли ты по-прежнему упрямиться.
        У подъезда стоял лакированный черный лимузин. Из него выскочил шофер и услужливо открыл заднюю дверцу. Рей почти насильно втолкнул Джину в машину.
        — Поехали!  — приказал он шоферу.
        — Я ненавижу тебя!  — продолжала шуметь девушка.
        — А я — тебя,  — безучастным тоном ответил Рей, откинувшись на спинку сиденья.
        — Куда ты собираешься меня везти?
        — На загородную прогулку. Это мой подарок тебе.
        — Я не принимаю подарков от двуличных людей, которые их сначала дарят, а потом забирают назад!
        — А я не люблю делать подарки лжецам и лгуньям.
        — Я тебе не лгала!
        — Так. Чуть-чуть,  — усмехнулся Хэмилтон.
        — Мы с тобой заключили сделку!
        — И только-то? А мне думалось, что мы собираемся делить нечто куда большее.
        Карие глаза Рея встретились с голубыми Джины. Она не выдержала взгляда и отвернулась.
        Хэмилтон молчал, очевидно, не желая дальше продолжать пикировку. Джина уставилась в полуоткрытое окно и тоже примолкла. Так прошло минут двадцать. Наконец слева от дороги замаячили какие-то высокие строения. Машина повернула к ним. Приглядевшись, Джина вдруг вскрикнула:
        — Да это же… больница Хаггарда! Тут должны делать…  — Она остановилась на полуслове и схватила Рея за руку.  — Зачем мы сюда приехали?
        — Так, посмотреть. Думаю, что это будет интересно. И для тебя — тоже. Только обещай мне вести себя прилично.
        Почему они приехали в больницу? И именно в ту, где должны оперировать ее мать. Чего добивается Рей? Вообще, что это все значит?
        — Мы приехали навестить кого-то из твоих родственников?  — вкрадчиво спросила Джина.  — Кого именно?
        — Одну женщину. Может быть, она и станет моей родственницей. Во всяком случае, я на это надеюсь.
        Они вышли из машины и направились к зданию больницы. Лифт быстро доставил их на последний этаж. Когда двери открылись, Рей пропустил девушку вперед и кивнул в сторону ближайшей палаты.
        — Вот сюда. Заходи.
        В дальнем углу на кровати лежала женщина. Джина растерянно посмотрела на нее, потом громко вскрикнула и схватилась обеими руками за спинку стоявшего у входа стула.
        — Мама!
        Маргарет Кинг оторвалась от журнала, который очень внимательно читала, и посмотрела на Джину.
        — Боже мой, доченька! Наконец-то! Хотя я ждала тебя чуть позже!
        Джина бросилась к ней, казалось, желая убедиться, что все это происходит наяву.
        — Мамочка! Что ты тут делаешь? Где Джесси? И как вообще ты сюда попала?
        Миссис Кинг громко рассмеялась.
        — Джина, глупышка ты моя! Ну, подумай сама, что я могу здесь делать? А устроил меня сюда мистер Хэмилтон. Два дня назад он явился к нам домой и перевез меня в больницу. С ним приехала его двоюродная сестра Джуди. Она останется с твоими младшими братом и сестрой, пока мне не сделают операцию.
        Джина смотрела на мать широко раскрытыми глазами.
        — Это все устроил Рей?!
        Она оглянулась, но его в палате не было: он тактично остался за дверью.
        — Мама… Я ничего не понимаю!  — прошептала Джина, скорее самой себе, чем матери.
        Маргарет ласково потрепала ее по щеке.
        — Конечно, не понимаешь, это сюрприз. Рей рассказал мне, как ты просила его помочь в оплате моей операции. Он знал, что тебе очень трудно было бы заработать такие деньги. Вот мистер Хэмилтон и сделал нам всем подарок: поместил меня в больницу и избавил тебя от всех денежных хлопот. Ведь Рей имеет на это право: насколько я в курсе дела, он без пяти минут наш родственник!
        — Родственник?  — удивленно повторила Джина. Она была ошарашена. Оказывается, Рей все знал! И если мама лежит здесь и через несколько дней ей будут делать операцию, значит, он уже все оплатил! Причем сделал это еще до сегодняшнего утра, когда она ворвалась к нему в кабинет. Но зачем тогда был нужен весь этот спектакль?
        — А чему ты удивляешься?  — вернула Джину к реальности ее мать.  — Если ты выходишь замуж за Рея, то он автоматически становится нашим родственником. И я очень рада: Рей мне нравится. И он тебя очень любит. Поверь, меня не обманешь!
        — Он сказал тебе, что мы собираемся пожениться? Так и сказал?
        — Так и сказал! Должен же он был мне как-то представиться. Рей признался, что он кузен Эндрю. А еще добавил, что вы полюбили друг друга, и ты вернула своему бывшему жениху обручальное кольцо. Не правда ли, романтично?
        — Это все его слова?  — снова как бы в прострации проговорила Джина.  — И ты ему поверила?
        — А почему я не должна была ему верить? Разве ты его не любишь? По глазам вижу, что любишь!
        — Люблю, мама! Очень люблю!  — тихо сказала девушка.
        Однако подтвердить предстоящее замужество она не решилась. Но Маргарет, видимо, и не ждала этого. Для нее и так все было ясно.
        — Ну и прекрасно! Вот Джесси обрадуется! Она спит и видит себя подружкой невесты на твоей свадьбе.
        Джина была настроена далеко не столь оптимистично. Она не могла понять, что все это значило. Изощренная месть Хэмилтона с чудовищным финалом? Или же он говорил всерьез? В первое Джина все-таки не верила: до чего же надо дойти, чтобы позволить себе такое! Но тогда… Тогда получается, что Рей ее любит! Неужели…
        Вся остальная часть посещения прошла для Джины как в тумане. Она даже не помнила, как простилась с матерью и вышла из палаты. В коридоре Рея не было, за столиком у окна сидел лишь шофер и заполнял какие-то формуляры. Увидев Джину, он вскочил и подошел к ней.
        — Мистер Хэмилтон уехал, мисс.
        — Уехал?  — Меньше всего Джина ожидала именно этого.
        — Да, мисс. За ним прилетел вертолет. Но перед отлетом мистер Хэмилтон просил передать, что вы знаете, где он может быть, если захотите его найти. Но если вы, мисс, предпочитаете поехать в город, то мистер Хэмилтон приказал вас отвезти.
        Ага! Значит, он хочет встречи с ней! Иначе бы просто передал, последнее «прости»!
        Решение было принято мгновенно.
        — Вы знаете фирму «Зюйд-Вест Лайн»?  — спросила она шофера.
        — Конечно! Это в порту.
        — Отвезите меня туда, пожалуйста!



        26

        Рабочий день в порту уже закончился, и на пирсах было безлюдно. Только откуда-то издали доносился стук молотка. Видимо, кто-то еще продолжал работать. Джина пошла в том направлении. Завернув за угол здания таможни, откуда на причал спускалась каменная лестница, она взглянула в сторону моря и… увидела Рея.
        В своей обычной рабочей одежде он стоял на верхней ступеньке яхты и что-то приколачивал.
        Джина хотела подойти незамеченной, но Рей, видимо, услышав шаги, поднял голову, посмотрел вниз и сказал, как ни в чем не бывало:
        — Долго же ты ехала!
        Она остановилась и, уперев руки в бока, крикнула ему озорным тоном:
        — Я не таскаю в своей сумке вертолетов!
        — Значит, тебе надо откладывать деньги на его покупку. Или же выйти замуж за человека, у которого он есть.
        — Моя мама сказала, что я в ближайшее время как раз это и сделаю и стану госпожой Хэмилтон. Если, конечно, ты не врал ей.
        — Я не врал.
        — Тебе не кажется, что вначале неплохо было бы спросить моего согласия?
        — А зачем? В том, что ты мечтаешь стать моей женой, у меня нет ни малейшего сомнения. Хочешь пива?
        — Хочу.
        Рей исчез в люке. Тем временем Джина поднялась по сходням и присела на стоявшую у борта скамейку. Через несколько секунд появился Рей с бутылкой пива и двумя стаканами.
        — Итак, ты все-таки меня отыскала,  — усмехнулся он, наливая ей полстакана и присаживаясь на другой конец скамейки.
        — А почему ты сбежал из больницы? Ведь знал же, что я захочу с тобой говорить.
        — Ха! Неужели ты не понимаешь? Я желал дать тебе еще один повод за мной побегать. И, как видишь, не ошибся.
        — Что правда, то правда,  — вздохнула Джина.  — Но все-таки скажи, почему ты все сделал за моей спиной? И зачем понадобился тот спектакль в кабинете?
        — Я хотел, чтобы ты сказала мне, зачем тебе нужны эти деньги.
        — Но ты уже знал зачем.
        — Знал. Но хотел убедиться, что ты мне доверяешь и не побоишься поделиться тайной, в которую посвящены только самые близкие люди.
        — Рей, это же чужая тайна. Но, как ты обо всем догадался?
        Он отставил в сторону стакан с пивом, заключил лицо Джины между своими ладонями и зашептал:
        — Случайно я подслушал несколько фраз из твоего разговора с Эндрю. Ты тогда сказала, что согласилась стать его женой, поскольку не видела для себя другого выхода. Я задумался, в чем же дело? И прав ли был, поверив, что деньги — твоя единственная цель в жизни? Вспомнил, что ты рассказывала мне о своей больной матери. После недолгого раздумья я взялся за телефон и собрал кое-какие сведения о миссис Кинг. В частности, о ее болезни, необходимости хирургической операции и стоимости всего курса лечения. Вычислить остальное уже не составляло труда. Сопоставив полученные данные с точной суммой, которую ты потребовала за «услуги», я понял все.
        — Рей…
        — И все же ты должна была мне рассказать!
        — Если бы ты только знал, как я хотела это сделать! Но у меня не было даже тени надежды на то, что ты сможешь помочь. А потом события начали развиваться очень быстро. Маме делалось все хуже и хуже. Я поняла, что еще немного — и она умрет. Выход же из этой ситуации мне виделся только один: срочно выйти замуж за Эндрю, то есть… предать тебя. Я так и поступила…
        Джина не могла больше говорить. Слезы душили ее. Она упала на грудь Рея и горько заплакала. Он нежно провел ладонью по ее волосам.
        — Мы оба достаточно наломали дров. Но теперь все уже позади. На днях твоей маме сделают операцию. Она скоро вернется к жизни. А мы — друг к другу…
        Они долго сидели, обнявшись. Рей целовал ее в губы. Джина отвечала ему, смотрела в его карие глаза, в которых уже не было ни отчуждения, ни непроницаемой пелены. Была только безбрежная, большая любовь.


        КОНЕЦ

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к