Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Поллок Марта: " Остров Везения " - читать онлайн

Сохранить .
Остров везения Марта Поллок


        # Юную Маргрит пленил очаровательный повеса Густав Бервальд. Но что ему было до девчонки-подростка, когда его любви добивались все местные красотки? Прошло пятнадцать лет, прежде чем Маргрит вернулась в родные места, где все осталось по-прежнему.
        Лишь Густав стал еще более привлекательным и его сердце оказалось свободным.
        Молодая женщина понимает, что судьба дает ей шанс завоевать мужчину своей мечты.
        Но по силам ли ей то, что не удалось пока никому?..

        Остров везения


1

        Вот оно, счастье покоя! К черту мысли о работе, гори огнем прошлая жизнь, в которой остались неудачное замужество, беды и страдания, неутоленные желания! Прощайте, слезы! Что на свете может быть лучше бокала сухого вина, плитки любимого шоколада «Годива», дурацкого, но милого и занятного модного журнала с историями о светских похождениях кинозвезд и миллионеров!
        Легкая бортовая качка совершенно не раздражала Маргрит, уютно устроившуюся на ласковом солнышке в удобном плетеном кресле близ мостика, по которому важно расхаживал, покуривая трубку, вахтенный штурман. Незаметно пропало чувство страшной усталости, были забыты все неприятности, в прошлом остались друзья-предатели, воспоминания о муже, суета выставок и аукционов, мерзкие физиономии конкурентов. Ура!
        Приятно путешествовать в хорошую погоду, когда все обещает на завтра великолепный день, все радует взор и душу. Как прозрачна, как чиста вода за бортом! Маргрит смотрела по сторонам, стараясь ничего не упустить. Как жаль, что когда-то она сама себя лишила возможности любоваться такой красотой! Работа в музейном офисе, карьера, скучные разговоры сослуживцев. К чертям такое счастье! А что же ей надо в жизни?..
        На берегу показался дом под красной черепичной крышей. Оконные рамы, выкрашенные белой краской, выделялись на фоне стен из дикого камня, увитых плющом. Подле крыльца среди кустов дивных роз стояли, прижавшись друг к другу, молодые мужчина и женщина и с нежностью смотрели на играющих с собакой малышей. Черный лохматый щенок весело носился вокруг мальчугана и девчушки, вероятно близнецов, не даваясь им в руки.
        Вот оно, простое, но недостижимое счастье, подумала умиленно Маргрит. Жить в тишине, в просторном уютном доме, воспитывать детей и гулять по вечерам всей семьей по саду или смотреть в сумерках на проплывающие мимо яхты и прогулочные пароходики. Есть еще неторопливая беседа у камина с мужем, заботливо укрывающим твои колени пледом, когда в трубе воет ветер и дети давно угомонились и крепко спят… Разве не об этом втайне мечтает каждая женщина?
        Ухоженные цветники на берегах канала сменились густыми зарослями плакучей ивы, ветер приносил аромат только что скошенной травы. Волны, поднятые теплоходом, раскачивали десятки лодок с сидящими в них рыболовами. Вечернюю тишину нарушал только приглушенный ровный гул двигателя из машинного отделения теплохода. Впрочем, с берега еще доносился лай собаки, весело прыгающей около костра, разожженного косарями.
        Ах, какой замечательный вечер! Широкий раструб вентилятора горел в лучах заходящего солнца ярко начищенной медью, выдыхая горячий воздух. Трепетал на слабом ветерке шелковый вымпел на невысокой мачте. Качка, однако, усиливалась…
        Старик «Ханс Сторссен», ветеран каботажного плавания, справивший, как утверждала надпись на бронзовой дощечке на люке машинного отделения, свое семидесятипятилетие, миновал разноцветную башенку маяка и, поскрипывая всеми сочленениями древнего корпуса, устремился к поросшему соснами островку. Сразу берега канала раздались вширь, повеял свежий ветер, пахнущий солью и водорослями. Навстречу, ловя парусами вечерний бриз, плыли яхты, распугивая отдыхающих на ярко-синей воде белокрылых чаек.
        Молодая женщина раскатала рукава черного шерстяного свитера и спустилась со шлюпочной палубы в уютный салон на корме теплохода, уселась на мягкий диванчик, обтянутый бордовым плюшем, и вытащила из пакета сандвич и бутылку с минеральной водой. Пора перекусить, затем посмотреть пару новых журналов, вздремнуть, а потом… потом ступить на берег новой жизни! Ведь действительно на пристани, у которой пришвартуется теплоход, все будет новым.
        Маргрит улыбнулась своим мыслям. Ну, относительно новым, если сравнивать с жизнью в Стокгольме. Возвращение в молодость - вот как можно было бы назвать это путешествие.
        Салон теплохода оказался пуст, немногие пассажиры давно разошлись по своим каюткам. На столе лежала забытая кем-то книга.
        Странное у нее было название: «Остров везения». Найти бы на карте такой да и отправиться туда, чтобы начать счастливую жизнь!
        Одиночество располагало к размышлениям о прошлом и заставляло думать о будущем.
        Ну что ж, посмотрим. Посмотрим, сможет ли она две недели продержаться без благ цивилизации! Впрочем, разве трудно прожить без телефона, водопровода, горячей воды, электричества, телевидения, такси, ужинов в ресторане «Операкларен», популярном среди литературной богемы? Без начальников и подчиненных… Без газет, приглашений на премьеры, без косметических салонов и фитнес-центров?
        Без бассейнов с подогретой водой… Зато в новой жизни не нужно будет мчаться на условленную встречу в кафе, бросаться сломя голову к трезвонящему телефону и улыбаться, беспрерывно улыбаться, пока мышцы лица не начнет сводить судорогой, совершенно чужим людям.
        Впрочем, всюду есть свои плюсы и минусы.
        Едва ли можно назвать неудобством купание в озере, где намыливаешь голову, стоя по пояс в прозрачной ласковой воде, а потом ныряешь под ее зеркальную поверхность, оставив на ней хлопья пены… Но навязчивые муравьи в чашке с растворимым кофе и комариный писк с утра до вечера, с вечера до утра вряд ли кому доставит удовольствие.
        Однако это легко пережить. На здоровье ей жаловаться грех, разве что в последнее время она сильно похудела. Но вот психика в полном расстройстве: по любому поводу слезы льются в три ручья, голова идет кругом. Ну как тут можно на чем-то сосредоточиться?
        Словно отвечая на этот риторический вопрос, раздался басовитый гудок, поток другой - теплоход разворачивался в уютной бухточке, подходя к небольшой пристани.
        Маргрит выглянула в иллюминатор. Желтый домик под красной крышей с выгоревшей на солнце вывеской «Зюдерхольм» на увитой диким виноградом стене. Черный от времени лодочный сарай. Несколько кривых сосен на пологом берегу. Всюду невысокие, сглаженные ледником скалы и огромные бурые валуны, покрытые ярко-зеленым мхом и желтым лишайником. Вдали чернеет сосновый бор, к которому ведет извилистая проселочная дорога с обочинами, утопающими в разнотравье.
        Боже, какой здесь воздух, как вкусно пахнет смолой и полынью! Вот она, новая жизнь, приехали, вернее сказать, приплыли. Молодой матрос вытащил на берег небольшой тюк с почтой, бросил его у крыльца домика, потрепал по холке бело-серую лайку смотрителя пристани. А где же сам смотритель? Где почтальон?
        Никого не видно… Вот это идиллия! А где же дядя Мартин, ведь он обещал ее встретить, иначе… Впрочем, на родине ее ничто не страшит.
        Маргрит быстро сбежала по узкому трапу на пустынный берег и моментально скинула кроссовки - теплый камень приятно ласкал ступни, песок между скал даже вечером оставался все еще горячим. Прощай, пыльный город и шумные дискуссии художников и критиков! Здравствуй, новая жизнь в окружении щеглов и трясогузок! Молодая женщина по щиколотку вошла в воду и от блаженства закрыла глаза. Неужели она дома? Ну почему детство ушло навсегда, это несправедливо!
        Минут через пять после отхода «Ханса Сторссена» на дороге показался автомобиль. Это дядя Мартин взял его напрокат для племянницы - остров велик, и без машины пришлось бы туго.
        Маргрит кинулась навстречу невысокому пожилому мужчине, одетому для встречи родственницы в праздничный строгий костюм.
        Бронзовый загар на впалых щеках так знаком, но… Ах, бедный дядя, как ты постарел, подумала с сожалением Маргрит. Время бежит и никого не делает краше.
        Похвастаться новыми знакомствами было трудно, однако на острове водились вполне симпатичные личности. Поздно вечером к дому подходил дикий кот, что-то вежливо урчал и скрывался в кустах. Надо думать, своими визитами он предупреждал: ты не одна в лесу, не бойся. А сегодня рано утром, например, она умывалась в компании джентльмена аиста. Птица неспешно и гордо вышагивала по берегу тихого лесного озера, усиливая ощущение нереальности происходящего вокруг, которое не оставляло Маргрит с момента ее появления на острове. Она даже всплакнула при виде этого трогающего душу зрелища.
        Подобно утреннему туману, поднимающемуся с поверхности озера, проклятый туман в голове привел к тому, что в последнее время в городе у нее дня не проходило без слез.
        Этот же туман вынудил ее, бросив все, бежать из Стокгольма в родные края, знакомые с детства.
        Господи! В соленом океане слез, что она пролила за прошедшие несколько месяцев, свободно поместился бы остров Борнхольм, а не только родной островок. За дни, проведенные здесь, Маргрит уже успела оплакать и отсутствие телефона, и обилие комаров, и тусклое зеркало в тесной комнатке крохотного домика, и то, что ее единственные оставшиеся в этих краях родственники сильно постарели.
        Правда, разок-другой ей все же случилось и посмеяться. Хотя совсем недавно такие поводы вряд ли вызвали бы у нее веселье.
        Как же она устала! Но ведь именно поэтому она и здесь. Двух недель, пожалуй, хватит, чтобы привести нервы в порядок. С великой тщательностью Маргрит составила подробное расписание. В первую неделю нужно освободить организм от глупых слез. И только после этого можно начинать ставить одну за другой задачи и браться за их выполнение так же энергично, как она обычно это делала.
        Если уж ей удавалось справляться со срывами графиков, с клиентами, чья кредитоспособность значительно превышала их познания в искусстве, не говоря уже о рецензентах, которые одним неудачным эпитетом способны перечеркнуть годы труда, то неужели она не совладает с куда более простой проблемой - собственным психическим переутомлением?
        Маргрит безмятежно разлеглась на старом выцветшем надувном матрасе, который покачивался на волнах озера, и рассмеялась, представив, какую физиономию скорчил бы Александр, если бы увидел это допотопное резиновое чудо, пахнущее тальком. Возможно, она и выйдет замуж за Александра Болиндмана, но все-таки этот образцовый экземпляр мужчины хорош далеко не на все случаи жизни.
        Он горожанин до мозга костей, и не просто горожанин, а сибарит, избалованный цивилизацией.
        В таком месте, как Зюдерхольм, он чувствовал бы себя не в своей тарелке. Здесь не с кем соперничать, не на кого равняться. Нет ни клубов, ни торжественных мероприятий, журналисты не выпытывают детали выставочных планов и не стараются вызнать, а не случится ли на вернисаже какого-нибудь скандала… Да, по нюху на скандалы и сплетни в среде артистов и художников Александру нет равных, и на островке он просто умер бы от скуки, все ему здесь показалось бы слишком пресным и провинциальным. Да и как он проживет без магазина «Струме» - отрады всех модников Стокгольма, без богатого выбора изделий от Армани и Босса?
        Правда, справедливости ради следует признать, что первые несколько месяцев самостоятельной жизни в городе и она чувствовала себя ничуть не лучше. Тогда Маргрит только что окончила университет и, размахивая дипломом менеджера в области изобразительного искусства, принялась покорять Стокгольм с наивным, но неистощимым оптимизмом, благодаря внушенной дома уверенности в том, что она самая талантливая в семье. Еще бы, менеджер, организующий выставки! Ее отец был простым плотником и даже не слышал о Веласкесе или Матиссе!
        Здесь, на этом лесном озере, в чудесной воде, настоянной на травах, Маргрит была самой опытной лягушкой. Но тогда, в шумном Стокгольме, представляла собой лишь глупого головастика: чуть зазеваешься - и тебя проглотит любой городской карась. Сколько наивных девчушек так и сгинуло в водовороте столичной жизни!
        Соскользнув с матраса, Маргрит ногой коснулась дна, подняв облачко черного ила, и поспешно выскочила на пологий берег, отжимая волосы, пахнущие озерной свежестью. Домой возврата нет, утверждают старые люди и добавляют, что прогулки в прошлое - это удел неудачников и фантазеров. Ну а она все же вернулась и вполне довольна! Чем прошлые времена хуже настоящего или будущего? Когда-то дедушка в шутку говорил, что если Маргрит не возьмется за ум и не станет хорошо учиться, то кончит дни в деревенской глуши, плетя на продажу корзины из ивовых прутьев.
        Хорошо, буду плести корзины, доить коров и научусь смолить лодки, как истинная уроженка Зюдерхольма! - решила молодая женщина. Стану носить полотняный фартук, расшитый зелеными и красными петухами и рыбами, привыкну к деревянным башмакам и к отсутствию компьютера, подумаешь! Научусь даже варить гороховый суп.
        Солнце поднялось над верхушками сосен, вызолотило озерную воду и моментально высушило росу. Маргрит взяла из корзинки, принесенной с собой, краснобокое яблоко, с удовольствием вгрызлась в него и окинула взглядом землю, где поколения Вестбергов жили уже несколько столетий, со времен короля Карла XII. По легенде, земля здесь была когда-то дарована солдатам, отслужившим свой срок.
        Устав от войн, соскучившись по мирным ремеслам, новоявленные островитяне отличались отменным трудолюбием. Здесь прошло ее детство. Кто бы теперь узнал в ней длинноногую рыжеволосую девчонку с огромными, как чайные блюдца, голубыми глазами, любившую ловить кузнечиков?
        Она росла в деревеньке Зюдерхольм на одноименном острове, куда приезжали на праздники и на пикники целые армии двоюродных братьев и сестер с родителями, с дедушками, бабушками, тетями, дядями. Зюдерхольм служил всем им неофициальным местом сбора.
        Как, впрочем, и для половины жителей острова. Мальчишки устраивали шумные игры и шуточные потасовки, молодые люди крутили свои многочисленные романы под любопытными, хотя и тщательно скрываемыми взглядами Маргрит и ее кузин.
        Да, было что вспомнить, глупостей они тогда наделали немало. Сколько раз бегали за дальний выгон, через березовую рощу и сосновый бор, чтобы подсмотреть, как двоюродные братья и их друзья купаются со своими подружками. И не всегда в купальниках! Щеки горели от стыда, но сил противостоять соблазну узнать чужую тайну не было совершенно. Маргрит улыбнулась своим мыслям. Она тогда по уши влюбилась в Густава Бервальда. Лет на восемь - десять старше, он казался ей, совсем еще девчонке, взрослым парнем.
        Забавно, что она только теперь об этом вспомнила. За шесть лет столько всего позабылось, ведь она приезжала сюда только на похороны - сначала отца, затем деда. После смерти отца провела на острове три дня, в следующий раз лишь неполные сутки.
        Неудивительно, что она в городе забыла вкус воды в лесном озере, аромат цветущего шиповника, зверобоя, мяты, ощущение вязкости черного озерного ила между пальцами ног жарким летом. А что узнала? Мир утраченных надежд, в котором тебя сопровождают сочувственные взгляды. Как это бесит, выводит из себя, выбивает почву из-под ног! Маргрит перестала спать, рассорилась со всеми друзьями, потеряла всех знакомых. Руки тряслись при одной мысли, что она неудачница, что жизнь ее кончена.
        Прежде чем попасть на прием к психоаналитику, Маргрит чуть ли не приходилось вынимать свои водительские права, чтобы узнать, как ее зовут.
        Покой и сон. Побольше покоя и никаких переживаний - таков был совет специалиста.
        Но как этого добиться? Как избавиться от напряжения, зная, что все равно скоро предстоит принимать решения, которых никто за нее принять не сможет?
        Прошло несколько дней.
        По утрам, слегка одурев от долгого и спокойного сна, Маргрит полюбила удить рыбу, не очень заботясь о количестве улова, жарила ее на древней плите, древесным углем для которой ее снабдил дядя Мартин. В обед иногда приезжали с коротким визитом родственники.
        Молодая женщина слушала их незатейливые сплетни, старые, как деревенская церковь, в которую они торопились. Скорее это и не сплетни были, а некая форма островных новостей, чередующихся с прогнозами, предположениями, слухами…
        - Имей в виду, милая, мы всегда тебе рады, если захочешь пожить в нашем доме. Я сказала Мартину, что этот сарай даже для свиней не годится, не то что для молодой женщины. И все так заросло, будто мы тут лет сто не бывали! - воскликнула в очередной раз тетка. - Господи, дорогая, как ты похудела! Можно подумать, на тебе пахали твои работодатели.
        И, вздохнув, тетя Биргитта положила на тарелку племянницы еще один кусок аппетитного пирога.
        - Никто на мне не пахал, просто я очень устала, - вяло возразила она. - Дом замечательный, в старых стенах я отдыхаю душой. Я люблю город, но в Стокгольме нет такого чудесного воздуха, такой замечательной тишины, хотя…
        Маргрит замолчала, поскольку не умела лгать. Все-таки город, в котором она училась и работала, ей нравился. Стокгольм рано укладывался спать, особенно зимой, улицы замирали, лишь снежинки кружились в свете фонарей. Да и летом в нем было не слишком шумно, за исключением площади Зергельз-торг.
        Просто ей не повезло с личной жизнью, а это дело совсем другое, и не надо посвящать родственников в детали.
        На глаза ее навернулись слезы. Но, слава Богу, этого никто не заметил.
        - Раньше, когда ты еще училась, милая Маргрит, мы здесь откармливали бычков, чтобы усадьба не зарастала травой, - объяснил дядя Мартин, раскладывая по буфетным полкам объемистые пакеты со съестным. - А теперь будем тебя откармливать. Набирай вес, остальное приложится!
        Перед тем как уехать, гостеприимные Вестберги еще раз пригласили Маргрит к себе, если ей уж очень надоест первобытная жизнь в старом деревенском доме… Или она просто соскучится по настоящему гороховому супу с соленой свининой - фирменному блюду тети Биргитты.
        Маргрит смотрела не отрываясь на озеро, за которое только что опустилось солнце, разлив по небу ясный аметистовый свет. Затем, запрокинув голову, стала наблюдать за легкими облачками, беззвучно парящими на головокружительной высоте. Внезапно резкий крик чайки, упавшей с высоты за рыбкой, ворвался в ее сознание, и молодая женщина почувствовала, что мышцы шеи снова напряглись, а затылок пронзила острая боль.
        В последнее время с ней это часто случалось. Вытянув тонкую шею, Маргрит принялась массировать ее. У нее все-таки хватило здравого смысла последовать совету психоаналитика и сделать перерыв в работе. Озеро на Зюдерхольме было воплощением беззаботно-счастливого прошлого, и ее потянуло именно сюда, словно здесь можно было забыть о всяческих бедах и исцелиться от всех болезней. Неужели старики ошибаются и путешествия во времени вполне возможны?
        Как ни странно, но ей до сих пор не приходило в голову, что все эти годы жизнь на острове не стояла на месте. Пока из провинциальной, совсем зеленой, но крайне самоуверенной девчонки вырастала преуспевающая деловая женщина с одним замужеством за спиной и перспективой другого плюс абсолютно неожиданным да и ненужным наследством, деревенская семья, которая казалась такой крепкой и несокрушимой, внезапно распалась. Оставшихся на острове можно было пересчитать по пальцам: дядя Мартин, тетя Биргитта, старый священник. Но они выглядели такими счастливыми! А разлетевшиеся по всей Швеции отпрыски не в счет - наверняка их жизни тоже не удались, как и ее собственная.
        Мы, островитяне, чужие в мире ресторанов, ночных клубов и казино, порой мелькала в мозгу странная мысль. Надо беречь нервы, не вспоминать о неудачах. Нужно как можно больше спать и забыть все печали.
        И Маргрит обычно засыпала, едва коснувшись головой подушки. Но однажды она увидела загадочный, бередящий душу сон. Будто она наблюдает, стоя у крыльца дома около огромного розового куста, за медленно плывущим по зеркальной воде канала пароходиком.
        Рядом с ней никого нет, но в доме… в доме раздается смех детей, лай собаки. Что это за дом, ее собственный или чужой?..
        Была середина августа, и к вечеру посвежело - так всегда бывает в этих краях. С северной части острова даже донесся звук морского прибоя. Глухой рокот волн у прибрежных скал, как когда-то в детстве, напоминал дыхание могучего великана из древней сказки.
        Маргрит неторопливо повернулась и побрела к дому.
        Боже, в нем она выросла! Здесь были счастливы ее родители! Светлая комнатка еще хранила солнечное тепло. Она довольно уютная, хотя мебели в ней было совсем немного: две деревянные кровати, три стула работы местных мастеров-лодочников, столик и несколько низких резных скамеек. Резной дубовый буфет выглядел неказисто, но был очень удобный. В одном из его ящиков до сих пор лежали игрушки Маргрит - куклы, шкатулка с бисером, разноцветные стеклянные шары. На стенах видели выцветшие от времени фотографии в палисандровых рамках и небольшое овальное зеркало, запомнившее лица родителей и родственников. Справа от двери располагалась плита и ящик с углем. Распахнутые окна выходили на озеро. В кустах перед ними пели малиновки, не опасаясь дикого кота. Какая же вокруг глушь!
        Неудивительно, что дядя Мартин не сразу решился отдать ей ключ от дома. Сначала нашел электрика, который починил проводку и ввернул лампочки. Увы, от цивилизации никуда не деться. Правда, вскоре забарахлил выключатель и лампы упорно не желали гореть.
        Впрочем, можно было прекрасно обойтись свечами или керосиновым фонарем из жести, которым пользовались еще ее отец и мать. Ведь она, Маргрит, к тому и стремилась, чтобы ее с головой завалили бытовые проблемы, но такие, которые можно решить самостоятельно.
        Получилось что-то вроде школы физической и волевой закалки. Быть может, это освежит ее голову и она наконец-то решит, как быть с Александром. Удивительное дело, этому доброму, всесторонне образованному человеку она всегда была чем-нибудь да обязана!
        Известного музейного деятеля и коллекционера Карла Сертеля она встретила как раз благодаря Александру. Когда закрылся маленький выставочный зал на Уппландс-гатан в Стокгольме, где Маргрит работала первое время после окончания университета, она надела свой единственный хороший костюм и приличные туфли, положила в сумку свое резюме, рекомендательные письма… и отправилась обивать пороги.
        Куда только она не ходила, к кому только не обращалась! Да, молодость вовсе не самая выигрышная карта в музейном бизнесе, как, впрочем, и в любом другом тоже. Отсутствие опыта, связей, знакомств, определенного нюха на художественные новинки отпугивало работодателей, и девушка была близка к отчаянию.
        Полтора года опыта им, видите ли, мало! Где же взять больший, если ее не берут на работу!
        Средств на жизнь не было никаких, у родителей, безумно переживавших за дочь, денег Маргрит не спрашивала никогда. Короче, пришлось потуже затянуть пояс… и отказаться от пирожных…
        В крупной частной галерее, расположенной в чудесном дворце, некогда принадлежавшем одному из приближенных короля Карла XIV, требовался смотритель выставочных залов. И хотя она вовсе не для того жила в Стокгольме, это была удача: ее приняли на работу и сразу же выдали приличных размеров аванс.
        Александр потом с улыбкой говорил, что все равно взял бы ее, будь она по специальности хоть парикмахером. Тогда Маргрит понравилась ему чисто внешне, и лишь позже он смог оценить ее незаурядные деловые качества.
        Плененный ее внешностью - высокие скулы, полные губы, чуть вздернутый нос в сочетании с золотыми волосами и большими голубыми глазами, - коварный Карл Сергель решил пополнить ею свою коллекцию жен. Ухаживал он умело, постоянные знаки неподдельного внимания льстили самолюбию молодой девушки. Тогда она еще не понимала, что любвеобильному Карлу нужна лишь ее оболочка, а потом стало уже слишком поздно. В чувственном взоре юной Маргрит поселилась грусть.
        Что поделаешь, она допустила роковую ошибку. Галантный, неотразимый мужчина, который не интересовался ничем, кроме своего собрания красивых редкостей, был ей вовсе не пара. Она стала для него живым воплощением женщин с длинной шеей и печальными глазами с рисунков раннего Модильяни. Карлу нравилось приводить в восторг своих эстетствующих друзей, украшая ее лучшими образцами из своей бесценной коллекции ювелирного искусства эпохи короля Густава V.
        Серебряные браслеты, филигранной работы старинные серьги с изумрудами, броши и перстни стоили огромных денег, и на званых вечерах Маргрит всегда сопровождали телохранители, вернее сторожа, не сводившие глаз с драгоценностей. Она соперничала с витриной ювелирного магазина на Дроттнинг-гатан, в котором всегда можно купить все самое лучшее в мире! Молодая женщина чувствовала себя манекеном, куклой, которую наряжают забавы ради. Может быть, подобный образ жизни и нравится кому-нибудь, но только не ей, выросшей в скромной и добропорядочной семье.
        В конце концов Маргрит все это надоело, и тогда ее обитание в роскошной, обставленной антикварной мебелью квартире Карла Сергеля превратилось в сущий ад. Подумаешь, его наследство! Деньги не приносят счастья, если в основе семейного благополучия лежат такие муки. Мысль о бывшем муже только тогда перестанет вызывать у нее горечь, когда она сумеет переоценить свой печальный опыт и извлечь из него что-нибудь хорошее.
        В дальнем лесу заухала сова, желтая полоска на западе померкла, небо над островом украсили крупные августовские звезды. Прежде чем лечь спать, Маргрит подошла к ветхим воротам - проверить, не забыл ли дядя запереть их за собой, и заодно закрыла на ключ взятую напрокат машину. Она поставила ее за сараем: нечего афишировать свое присутствие в таком уединенном месте. Тут не только дикий кот бродит. Изредка появляются и непрошеные гости, намеревающиеся половить рыбу или искупаться. Такое ей ни к чему. Жизнь в Стокгольме быстро научила Маргрит, что лишний раз рисковать не стоит. Туристы на катерах и рыбаки давно облюбовали уединенные островки и частенько проявляли самые отвратительные черты своего характера. Что им стоит забраться в старый дом? Принципы частной собственности никогда не разделяются вандалами и хулиганами…
        Трудно было разобрать, который сейчас час, когда Маргрит внезапно проснулась с бешено бьющимся сердцем. Раздался зловещий скрип отворяемой двери, и сразу вслед за тем - длинное вычурное ругательство.
        Но дверь была заперта! Молодая женщина помнила это совершенно отчетливо. Тщетно вглядываясь в душную темноту, она боялась вздохнуть, выдать себя неосторожным движением. Если незнакомец сумел отпереть замок, значит, он опытный взломщик! Но что здесь красть?.. Неужели ее выследил маньяк-насильник и пришел за легкой добычей?!
        Что-то с грохотом свалилось на пол, послышался короткий вскрик. Маргрит опустила руку под кровать, где оставила аккумуляторный фонарь. Пальцы наткнулись на него, и он покатился по полу.
        Мгновенно наступила тишина, звенящая, как в безвоздушном пространстве. Наконец эту тишину, как острый нож грубую мешковину, разрезал угрожающий мужской голос:
        - Кто ты, черт тебя побери? Что ты здесь делаешь? Отвечай, негодяй!
        Другого оружия, кроме фонарика, поблизости не было. Маргрит судорожно зашарила пальцами по прохладному полу и уже нащупала металлический цилиндрик, когда что-то тяжелое навалилось на плечи и прижало ее к жесткому матрасу.
        - Послушай, парень, хватит дурацких шуток! - рявкнул незнакомец. - Не трепыхайся, если хочешь остаться цел!
        Парень? Значит, он принял ее за мужчину, а вовсе не выслеживал! Если ей удается убедить его в этом, есть шанс отделаться ушибом и легким испугом.
        - Говори, что здесь происходит, мерзавец!
        Кроме взлома и вторжения в частное владение, ясное дело!
        - Ничего, - хрипло прошептала Маргрит, стараясь говорить как можно более низким голосом. Только бы он ничего не заподозрил и не зажег свечу. - Мы с дружками… э-э-э… ловили в озере окуней и щук, - солгала она в отчаянии.
        Если непрошеный гость подумает, что их тут несколько человек, да еще вооруженных заточенными острогами, то, может быть, не рискнет больше здесь околачиваться.
        На лицо ей упала холодная капля, и Маргрит вздрогнула. Да и руки, вцепившиеся ей в плечи были холодными и мокрыми. Ей сразу припомнились всевозможные жуткие истории, которыми дети на острове пугают друг друга.
        Говорят, что некогда из озера вытекал быстрый ручей, на котором стояла мельница, и старый мельник частенько навещает свое полуразрушенное хозяйство - в виде призрака, выходящего из глубин лесного озера. Ужас!
        Бедная Маргрит стала молча отбиваться.
        - Какого черта! - раздался громкий голос над самым ухом молодой женщины. - Мой нос заслуживает удара кулаком?! Как бы не так, на острове один я владею приемами бокса!
        Сильные пальцы прижали ее руки к бокам.
        Тогда Маргрит принялась неистово отбиваться ногами, пока и их не придавили твердым коленом.
        - Ты заработал кучу неприятностей, парень.
        Ваша банда у меня уже в печенках сидит! Завалили все окрестные леса пивными банками, распугали птиц своими песнями. Зюдерхольм не место для прогулок таких пакостников!
        Вполне здраво рассуждает призрак старого мельника, подумала молодая женщина, и несколько успокоилась. Маргрит надеялась, что возмущенный защитник островной природы не заметит нежности ее атласной кожи. А свои права она докажет как-нибудь в другой раз. Теперь ей хотелось только одного: оказаться в машине и на рекордной скорости мчаться по ночной дороге к дому дяди Мартина. Ведь он же предупреждал ее о подобных посетителях, но она была уверена, что сумеет защитить себя сама.
        Извиваясь в безжалостных тисках, Маргрит произнесла как можно грубее:
        - Да ухожу я, ухожу!
        Слава Богу, в домике темно хоть глаз выколи. Только бы нашарить сумочку с ключами, на остальное барахло наплевать!
        Руки незнакомца разжались, но… Маргрит почувствовала жар его тела и, быстро вскочив с кровати, отпрянула в сторону. Вот здесь должен быть стул, где она оставила дорожную сумку. Однако вместо стула рука наткнулась на мускулистое мужское тело. Маргрит отпрыгнула назад, при этом больно ударившись ногой о кровать.
        Молодая женщина вскрикнула от боли, ив тот же миг ее опять схватили мужские руки. Она ощутила близость незнакомца и по свежему аромату чистой озерной воды, идущей от его волос.
        - А ты, парень, страшно худой, - проворчал он с ноткой удивления в голосе. Скользнул по ее рукам вниз и легко обхватил пальцами тонкие кисти.
        Увы, мужчина был прав. Маргрит всегда была стройной и считала это когда-то немалым своим достоинством. Но в последние месяцы не могла толком ни есть, ни спать, так что стала похожей на скелет.
        Она попыталась было освободиться, но ее держали крепко.
        - Ну уж нет. Сейчас зажжем свет и поглядим, что за птица угодила в наши силки, - растягивая слова, произнес неизвестный, и это выдало в нем местного жителя.
        - Не надо!
        - Это еще почему?
        Незнакомец разжал одну руку и, судя по шуму, стал шарить по столу. Сколько Маргрит себя помнила, там всегда стояла спичечница из липы, и мужчина, очевидно, это знал.
        - Ну пожалуйста! - взмолилась она. - Я не сделаю вам ничего плохого и сейчас же уйду.
        Только найду сумочку!
        Едва она успела произнести последнее слово, как незнакомец насторожился.
        - Какую еще сумочку?
        - Там мои ключи! Я только…
        Но было уже поздно: вспыхнула спичка, и в нос Маргрит ударил серный запах. Прикрывая ладонью маленькое пламя, незнакомец установил свечу на столе, и вскоре кружок желтоватого света увеличился настолько, что молодая женщина смогла разглядеть голого мужчину, с которого ручьем стекала вода.
        Она быстро отвернулась и закрыла лицо руками, но перед этим успела заметить грозно сведенные густые брови под копной спутанных темных мокрых волос. Еще ей бросились в глаза резковатые черты лица, недовольно сжатые губы и широченные плечи атлета.
        Пламя замигало, потом снова разгорелось.
        Мужчина вполголоса чертыхнулся, повернул Маргрит лицом к себе и отстранил, чтобы лучше видеть. Бешеные глаза в упор рассматривали бледное лицо женщины, растрепанные волосы, спадающие на плечи. Затем спустились вниз по стройному телу в короткой рубашке, в которой она всегда спала.
        - Кто ты, черт побери? - В его голосе послышалось недоумение.
        Даже в полумраке Маргрит видела, что он не сводит с нее пристального взгляда. И неожиданно на молодую женщину повеяло чем-то старым, полузабытым…
        Маргрит молча потрясла головой. Бояться она, как ни странно, почти перестала, хотя положение ее было не из завидных.
        - Слушай, - сказала она наконец, - я ведь никакого вреда никому не причинила. Просто… просто дело в том, что эта земля - моя. И дом, кстати, тоже мой. - Это было недалеко от истины. - Так что тебе, наверное, лучше самому уйти, - уже увереннее закончила Маргрит.
        - Черта с два земля твоя!
        - А чья же тогда? - не выдержав, с вызовом воскликнула молодая женщина. - И интересно, по какому такому праву здесь находишься ты?
        Маргрит стала вырываться. Но он снова стиснул ее запястья как тисками.
        - Эта земля давным-давно принадлежит моей семье! И если ты сию же минуту отсюда не уберешься, то я… - Закончить она не успела.
        - Кто ты такая? - спросил он.
        Угрожающий блеск его глаз поугас, когда мужчина прищурился, пристально всматриваясь в ее лицо. Маргрит же узнала его сразу, как только глаза освоились с полумраком комнаты.
        - А… ты одна из семейства Вестберг, точно? - медленно начал он. - Такая вредная была, с характером. Да как же тебя звать-то?..
        Погоди, сейчас вспомню… Маргрит!
        Молодая женщина не смогла сдержать истерического смеха - напряжение спало, и она вспомнила, когда в последний раз видела этого человека. Одежды тогда на нем было не больше, чем теперь. Несколько голых парней дурачились в прекрасный солнечный день в воде.
        Над озером даже радуга появилась - столько в воздухе сверкало брызг!
        - Хотел бы я знать, что тебя так развеселило? - проворчал он, отпуская ее руки.
        - Это же ты, - задыхаясь от хохота, произнесла она. - Ты, Густав Бервальд! Я бы узнала тебя из тысячи. Любитель скандалов и драк! Укусил за ухо Снуппи, любимую папину собаку… Даже в церкви появлялся в разодранной рубашке, утверждая, что защищал подружку от морских разбойников!.. Ты всегда был плутом и любителем приключений! Хотя и подрос с тех пор изрядно… - И, не в силах больше ничего сказать, Маргрит засмеялась снова.
        Густав Бервальд поморщился, задул свечу и сердито пробормотал в ответ:
        - А ты всегда была занудой. Видно, возраст тебя нисколько не исправил.
        - Да, пожалуй, - согласилась молодая женщина, немного успокаиваясь.
        Смех наконец перестал ее душить, и Маргрит начала осторожно отступать, пока ноги не коснулись края кровати. Она опустилась на нее и сказала:
        - Ты ведь точно Густав Бервальд?
        - Кажется, ты хвасталась, что узнала бы меня из тысячи.
        Он говорил слегка недовольным тоном, но не стоило его за это осуждать. Если только он помнил те давние времена, когда долговязая девица с сачком для ловли бабочек шныряла по кустам, чтобы подсмотреть, как Густав Бервальд и его подружка плещутся в озере нагишом, то, ясно дело, не мог испытывать к ней особой симпатии.
        - У тебя тут есть полотенце?
        - Конечно. Подожди минутку, сейчас найду. Тебя, кстати, устроит мой махровый халат?
        Голос Маргрит снова зазвенел смехом. В последнее время ее эмоции напоминали качели: смех и слезы, сменяя попеременно, уравновешивали друг друга.
        - Буду крайне признателен, - ответил Густав с подчеркнутой учтивостью.
        - А где твоя одежда?
        - У крыльца, на скамейке. Мне казалось, что я в прошлый раз оставил в доме полотенце.
        - Скорее всего ты его где-то потерял. На вот, возьми мое, будь моим гостем!
        - Честное слово, я понятия не имел, что здесь живешь ты, - сухо заметил Густав, беря на ощупь полотенце. - А то бы и близко не подошел к дому. Напугал тебя до смерти, да?
        Ну, извини.
        Он стал вытираться; Маргрит чувствовала каждое его движение. Она словно была отброшена в те времена, когда все казалось таким простым, и ей это нравилось.
        - Ты ведь знаешь, что голым я тебя видела чаще, чем одетым… По меньшей мере раз в неделю вы с братьями ходили сюда купаться. И не всегда одни.
        - А ты каждый раз пряталась в кустах и подглядывала за нами.
        - И вовсе я не подглядывала! - запротестовала Маргрит, невольно покраснев. - Вы сами почти не прятались, да и владение это в конце-концов моего отца. И потом, что возьмешь с непутевых Бервальдов?
        В темноте он приблизился к ней. И молодая женщина почувствовала, как под ним прогнулась, заскрипев, кровать.
        - Ноги длинные, шея длинная, глаза любопытные.
        - Премного благодарна! К твоему сведению, я хотела всего-навсего поймать того громадного окуня, который постоянно рвал у папы леску, или щуку, что уносила в своей пасти блесны. Но стоило мне подойти к озеру, как выяснялось, что ты с братьями и подружками уже успел расположиться там, и неизвестно, когда вы уйдете. Вот мне и приходилось пробираться сквозь заросли и рыбачить в протоках, пока вы резвились на другом конце озера.
        - Не резвились, а целовались, - уточнил Густав.
        - А то я не знаю! Тебе хоть известно, что над водой звуки далеко разносятся? - насмешливо спросила Маргрит.
        - Если бы мы знали, что ты такая заинтересованная зрительница, то постарались бы разыгрывать представления поэффектней.
        - О, у вас и так получалось превосходно, можешь мне поверить! За последнее лето здесь я узнала больше, чем за все годы в школе.
        - Догадываюсь…
        Маргрит кожей ощущала его присутствие в этой маленькой комнате и отодвинулась на самый край кровати, подобрав под себя ноги. Густав Бервальд! Господи, в те дни она была от него просто без ума! Забавно, что с тех пор она ни разу не вспомнила о нем, а теперь ей казалось, что нет за спиной этих лет, нет Стокгольма с безумством выставок, нет драгоценностей и обид.
        - Ну, Густав Бервальд, расскажи, чем ты сейчас занимаешься. По-прежнему работаешь на молочной ферме?
        - Да, на ферме, - подтвердил он. - Несколько лет назад я перебрался на восточный берег Зюдерхольма. Ферма теперь принадлежит мне полностью, братья разъехались кто куда.
        Все отлично устроились и преуспевают. Петер держит ресторан в Мальме, Ларе работает в Гетеборге, он довольно известный врач-офтальмолог.
        - А ты? - не отставала Маргрит. - Неужели все свои силы отдаешь ферме?
        - Как сказать. Я в промежутках между дойкой и раздачей кормов умудрился получить пару дипломов. Несколько лет назад мы все молочное стадо пустили под нож и теперь занимаемся только мясом. А как у тебя? Кажется, говорили, что ты окончила университет и обосновалась в Стокгольме.
        Интересно, он что, специально интересовался моими успехами? - подумала Маргрит и как можно более равнодушным голосом произнесла:
        - Да, я хотела быть критиком в области изобразительного искусства, но оказалось, что родители сильно переоценили мои таланты. Так что я подалась в менеджеры, устраиваю выставки работ художников.
        - И как тебе столичная жизнь? Мы, деревенские, кажемся тебе первобытными людьми, от нас пахнет землей и навозом, луком и рыбьим жиром? Так или не так?
        Вот мерзавец! Догадался, что она принюхивалась к нему!
        - Конечно, не так. Ты пахнешь ночной свежестью, Густав, - призналась молодая женщина.
        Он придвинулся к Маргрит и задел бедром ее колено, отчего она вздрогнула и отстранилась. Непонятное смущение овладело ею.
        Ведь это всего лишь Густав Бервальд, убеждала она себя. Но тщетно: логика в последнее время стала ее слабым местом. Тем не менее молодая женщина постаралась подробно рассказать о себе, не упоминая, ясное дело, некоторых деталей, касающихся личной жизни.
        Густав слушал внимательно.
        - Стало быть, теперь ты горожанка со всеми вытекающими отсюда последствиями. Так каким же ветром тебя занесло сюда, в Зюдерхольм? Кстати, ты из каких Вестбергов? Северных или южных?
        Вопрос прозвучал совершенно правомерный - это деление на острове существовало всегда.
        - Я Маргрит Вестберг. Наши предки всегда жили у озера, в центре Зюдерхольма.
        В окна заглянул бледный месяц, осветил комнатку призрачным светом. Посмотрев на гостя, Маргрит заметила, что скулы у него будто вырубленные из камня, а подбородок гордо вздернут вверх. Встретив его изучающий взгляд, она сразу опустила глаза.
        - Так вот, насчет моей работы… Начинала я в маленьком выставочном зале на Уппландсгатан смотрителем, а теперь числюсь помощником владельца крупной художественной галереи. Не заместителем, не думай, только помощником - тут есть небольшая разница.
        Должность престижная, а фактически я девочка на побегушках. Туда-сюда, быстрей-живей!
        Понадобилось сделать перерыв, вот я и…
        - Вот ты и приехала домой, - закончил за нее Густав. - Ты устала от города.
        - Мой дом теперь стокгольмская квартира, и неплохая, с видом на Кунгстормен, - поправила она сдержанно.
        - С видом на Кунгстормен! Самый центр!
        Удивляюсь, как это старик Мартин оставил тебя одну в здешней глуши. Хулиганы еще не все, знаешь ли, перевелись.
        - Ну и что, все равно тут здорово. Я не боюсь ни двуногих, ни четвероногих злодеев, они меня даже иногда развлекают.
        Маргрит не стала уточнять, что иметь дело с бродягами рыболовами куда проще, чем принимать настойчивые ухаживания или ломать голову над тем, что делать с неожиданным наследством. И при этом изнурительная работа не дает ни минуты передышки.
        - Даже для помощника директора и девочки на побегушках весьма смелое заявление, госпожа Вестберг… Или у тебя уже другая фамилия?.. В любом случае снимаю перед тобой шляпу.
        - Я остаюсь госпожой Вестберг, - со значением произнесла Маргрит и улыбнулась:
        - Впрочем, в данной ситуации вы лишены возможности снять перед кем-то шляпу, господин Бервальд.
        - В данной ситуации, пожалуй, да, - охотно согласился Густав, и она поняла, что он тоже улыбается.
        Голос его стал ниже, чем в достопамятные годы, и говорил он медленнее, с ноткой задумчивости, которая обескураживающе легко проникала через все барьеры, воздвигнутые ею за это время.
        Оба замолчали. Странное дело, Маргрит нисколько не смущала нагота собеседника. Под покровом темноты она почти расслабилась, чувствуя себя как в исповедальне.
        - Надолго приехала? - спросил Густав немного погодя.
        - На две недели, считая с прошлого понедельника. Дядя Мартин сказал, что здесь никто не появляется.
        - Когда я сюда заворачиваю по ночам, чтобы искупаться, твой дядя бывает далеко.
        - И часто ты это делаешь? - спросила Маргрит, высвобождая затекшую ногу. - Один или с… друзьями?
        Густав встал. Ей были ясны все его движения, словно она умела видеть в темноте.
        - Частенько, - ответил он. - Естественно, всегда один. Здесь очень удобно делать остановку, когда едешь на ферму, а мы там сегодня целый день взвешивали и клеймили телят. Я вымазался как черт и мечтал только об одном: глотнуть холодного пивка да окунуться в озеро.
        Густав улыбнулся, сверкнув в полумраке крепкими белыми зубами.
        - Так как тебе здешние удобства? Если что не так, то милости просим ко мне.
        - Спасибо, - Но сейчас мне, кроме того, что тут есть, ничего не нужно.
        - Да, ты права. В этом доме и вокруг есть все, что нужно человеку для жизни.
        Он подошел к распахнутой двери, и Маргрит теперь видела лишь его силуэт на фоне звездного неба. Оказывается, она забыла, какие у него широкие плечи и узкие бедра. Да и подрос он с тех пор заметно. Руки и плечи говорили о тяжелой физической работе на ферме, несмотря на его дипломы по агрономии, скотоводству или чему-то там еще.
        Молодая женщина заставила себя подняться. Чтобы проводить его?..
        - Как хорошо, что мы увиделись снова, Густав, - пробормотала она и тут же поморщилась от невольной двусмысленности.
        Оба засмеялись - она как бы нехотя, он мягко.
        Густав Бервальд! Человек из безмятежного мира ее детства!
        Лежа на спине в темной комнате, Маргрит впервые за эти годы думала о нем. Ее первое большое увлечение. С легкой улыбкой и не без удовольствия она вспомнила свои уроки наглядной анатомии. Когда Маргрит видела Густава в последний раз, ей было лет четырнадцать. Он тогда приехал домой на каникулы, совсем уже взрослый и, на ее пристрастный взгляд, необыкновенно красивый.
        Вскоре Маргрит забыла о нем в суматохе выпускных экзаменов в школе. Потом были учеба в университете и работа на износ.
        Ну а в те дни… Господи, да она думать больше ни о ком не могла! Словно высеченное из камня лицо с выразительными линиями рта, глубоко посаженные пылкие глаза, в которых светились мужество и благородная сила. Никто из знакомых ребят не пользовался у восторженных девчонок таким бешеным успехом, как он. И когда ей казалось, что он хоть чуточку выделяет ее из прочих Вестбергов, то эти моменты долго еще возникали в ее живом девичьем воображении.
        А потом вся романтика куда-то ушла. У нее было несколько приятелей, затем появился Карл Сергель - прекрасный принц из волшебной сказки. Ухаживал он за ней со знанием дела, в постель не тащил. Мол, подождем до свадьбы. Она не могла этого не оценить.
        А ждать-то, как оказалось, было нечего, но откуда она могла об этом знать? Карла Сергеля секс мало привлекал. И Маргрит тоже вскоре потеряла интерес к нему и не настаивала, чтобы редкие ласки повторялись. Какой она была дурой!..
        Беспокойно ворочаясь, молодая женщина легла наконец на правый бок и попыталась уснуть. Что толку ворошить прошлое или вспоминать свои ощущения, когда посреди ночи обнаруживаешь у кровати обнаженного мужчину? Пусть это остается тем, у кого в жизни нет других интересов.
        Кажется, у дяди Мартина было старое островное изречение на сей случай: грезила девушка о парнях - и проспала собственную свадьбу!

2

        Наутро Маргрит разбудили яркие солнечные блики с озера, отражающиеся на потолке.
        Завтрак ее состоял из фруктов, сыра с ржаным хлебом и растворимого кофе. Все-таки это удовольствие - полностью обеспечивать себя после стольких лет городской жизни!
        Прошедшая ночь была странной, но… забавной. Само собой, она сбежала сюда от людей, но, когда разом отсекаешь себя от общества, все же с непривычки приходится туговато. Поэтому случайная встреча и непринужденная болтовня с земляком и старым приятелем, который никакого отношения не имеет к ее теперешней жизни, могут оказаться как раз тем, что нужно.
        Впрочем, какой он ей приятель. Хоть они не виделись лет десять, а может, даже меньше, но и в те времена Густав Бервальд был уже взрослым, а она совсем ребенком…
        Стоя у кромки воды, Маргрит накачала ножной помпой сдувшийся за ночь матрас, улеглась на него и оттолкнулась от берега. Купальника у нее не было - в Стокгольме он бы ей просто не пригодился. Для Карла Сергеля плавать значило в лучшем случае бездарно тратить время. Маргрит подозревала, что и Александр придерживается примерно того же мнения.
        Она работала у Александра Болиндмана четыре месяца и уже не раз принимала его приглашения на свидания, когда он познакомил ее с одним из своих приятелей, с которым его связывали не только дружеские, но и деловые отношения. Карл Сергель очень ценил обширные познания Александра в области изобразительного искусства и часто прибегал к его услугам в качестве эксперта.
        Едва увидев Маргрит, Карл, пустив в ход все свое мужское обаяние, повел на нее мощное наступление. Совсем еще наивная и неопытная, она была буквально ошеломлена тем, что человек такого масштаба влюбился в нее, неуклюжую девчонку из провинции.
        Так что не было ничего удивительного в том, что, покончив с неудачным браком, Маргрит вернулась к Александру. Рискуя потерять расположение выгодного клиента, он все же принял ее на работу, за что она была ему крайне признательна.
        Очень быстро Маргрит продвинулась до его помощника, и не только благодаря своим административным способностям. От Карла Сергеля она узнала многое о людях и об искусстве.
        Муж помог ей найти собственный стиль в одежде, посоветовал, как пользоваться косметикой, чтобы подчеркнуть тонкий овал лица, большие глаза с длинными ресницами, полные чувственные губы. Он разглядел ее врожденное чувство прекрасного и интуитивно верное чутье на произведения искусства. И, понемногу освобождая от иллюзий, научил доверять интуиции не только, когда дело касается неодушевленных картин и скульптур, но и вполне живых мужчин.
        Очень скоро после свадьбы Маргрит поняла, что ее муж начисто лишен способности к такому человечному чувству, как любовь. Больше всего на любовь походила страсть, с которой он собирал предметы искусства и старинные ювелирные украшения. Это было собственностью Карла Сергеля. И Маргрит стала частью его коллекции. Возможно, лучшей, но частью…
        Около полудня ее потянуло в сон. Казалось, чего проще - ложись и спи. Но вместо этого Маргрит заставила себя вновь пойти к озеру, отвязать старую, потрепанную временем лодку, которую помнила еще с детства. Теперь на ней виднелись лишь остатки облупившейся краски и потеки смолы на бортах. Однако когда молодая женщина заработала веслами, суденышко стремительно заскользило по водной глади.
        Удивленная и радостная улыбка появилась на ее лице, когда Маргрит поняла, что не разучилась еще управлять лодкой. Прежние умения возвращались к ней постепенно, как будто она долго-долго спала.
        - Красавица из сказки, - пробормотал Маргрит, разворачиваясь к берегу кормой и ритмично работая веслами. - Не хватает только прекрасного принца!
        И в этот момент ее окликнули с противоположного берега:
        - Эй! Старуха Маргрит! Ты в своем преклонном возрасте еще помнишь, как следует держать весла?
        Это был Густав Бервальд. Только теперь молодая женщина поняла, что именно его образ не выходил у нее из головы целое утро. Неудивительно, если рассудить трезво: ведь за эти дни она никого больше не видела.
        - Прекрасно помню. А что?
        - Где твое городское воспитание, госпожа Вестберг? Почему бы тебе не перевезти меня?
        - Ты и сам можешь обойти вокруг, - возразила она.
        - Ладно, раз уж на тебя такая лень напала, я доплыву. Но предупреждаю: на это я не рассчитывал.
        Густав взялся за пряжку ремня, и Маргрит от смеха едва не выронила весла.
        - Хорошо, хорошо, только не раздевайся!
        Она принялась грести, пытаясь не смотреть на берег, где высилась рослая фигура в джинсах и выгоревшей рубашке.
        Когда две трети пути остались позади, Густав снова крикнул:
        - Ты знаешь, что передом обычно считается нос лодки? Кто тебя научил так грести?
        Когда юркая деревянная лодка приблизилась, Густав ухватил ее за транец, выровнял и ловко перебрался на борт, одновременно оттолкнув ее от берега.
        - Дедушка был моим учителем, - ответила на его вопрос Маргрит.
        Умело разворачивая лодку широкими, размашистыми движениями весел, она старалась под маской холодного безразличия спрятать радость оттого, что он рядом.
        - А ездить верхом тебя старик случайно не научил?
        Маска дрогнула, потом треснула и бесследно исчезла, а Маргрит, поначалу только хихикнув, все же в конце концов расхохоталась.
        Густав, откинувшись назад, упершись локтями в транец и вытянув вперед длинные ноги, тоже не смог удержаться от смеха.
        Внезапно Маргрит поняла, куда направлен ее взгляд, и резко отвела глаза в сторону. Налегая на весла, выгребла на середину озера и с напускной беспечностью спросила:
        - У тебя есть какой-то определенный маршрут, строгий критик, или просто покружим?
        Его ленивые глаза заискрились язвительной усмешкой.
        - Если бы я захватил спиннинг, ты могла бы провезти меня вдоль камышей и я сделал бы несколько забросов.
        - Размечтался! Уж не сажал ли ты в молодости на весла подружек, когда рыбачил? Может, они еще чистили и готовили тебе рыбу?
        - Чего только они не делали! - расплылся Густав в широкой улыбке. - Впрочем, тебе это, должно быть, все равно.
        Пока Маргрит искала достойный ответ, его глаза блуждали по ее телу. Оценивающе задержавшись на вырезе блузки и длинных ногах, едва прикрытых шортами, Густав перевел взгляд на дальнюю часть озера, где сосны спускались к самой воде.
        - Интересно, ты когда-нибудь в недалеком детстве лазила по деревьям?
        Он все еще считает меня девчонкой! - возмутилась Маргрит и решила пропустить мимо ушей косвенный намек на свой возраст.
        - Вообще-то нет. И ничего интересного в этом занятии я не вижу.
        - Вот именно, ничегошеньки ты не видишь.
        Тогда подгребай вон туда. - Он указал на отлогий участок берега. - И идем со мной, я тебе кое-что покажу.
        Высадившись, Густав повел Маргрит в глубь леса и вскоре остановился у необхватной сосны. О чудо, вдоль бронзового ствола спускался самый настоящий штормтрап.
        - Смелее! - произнес весело Густав и легко подтолкнул молодую женщину к дереву.
        - Я не смогу! - воскликнула она.
        - Сможешь! Только выпачкаешь шорты и блузку в смоле, но это не велика беда. Ощущения незабываемые!
        - Это стирка-то?
        - Какая там стирка! Ты увидишь весь Зюдерхольм!
        С опаской оценив высоту сосны, Маргрит осторожно взялась за канат и робко поставила ногу на деревянную перекладину. Потом нерешительно принялась карабкаться вверх. Почти под самой кроной ее догнал Густав.
        - Ну, теперь смотри, Маргрит, на свою родину!
        Удивительное дело, она уже не чувствовала страха перед высотой. За вершинами сосен виднелась полоса бесконечного моря, по которой двигались крохотные кораблики, и эта полоса была всюду, со всех сторон! Насыщенный ароматами августа ветер трепал волосы, раскачивал штормтрап.
        - Густав! - прокричала Маргрит голосом, полным восторга. - Признавайся, это ты выдумал такой шикарный цирковой аттракцион?
        Как у тебя хватило сил забраться на сосну и закрепить здесь веревочную лестницу?.. Вид замечательный, только вот слезть я не смогу!
        - Тогда оставайся здесь жить, - произнес Густав и принялся спускаться. - Не надейся на помощь, вертолет не сумеет тебя снять.
        - Густав, ты негодяй! - закричала Маргрит и осторожно стала нащупывать ногой ступеньку раскачивающейся лестницы.
        Спуск продолжался целую вечность. И все это время Густав стоял под сосной и, глядя на охающую и причитающую женщину, хохотал до слез, комментируя каждое ее движение.
        - А если бы я упала и переломала себе все кости? - возмущенным тоном произнесла она, когда почувствовала под ногами твердую почву.
        - Если бы упала, - многозначительно поднял руку Густав. - Но ты стоишь на земле передо мной и готова переломать кости мне. Мы вместе рисковали и рискуем, не так ли?
        Усаживаясь в лодку, он притворился, что теряет равновесие, и схватился рукой за плечо молодой женщины. Прохладные твердые пальцы едва не обожгли ее, и Маргрит, вздрогнув, приняла на себя солидную часть его веса.
        - Кто только тебя учил лазить по деревьям? - осведомилась она, стараясь говорить как можно язвительнее.
        - Ага! В тебе заговорила пресыщенная горожанка. Милая моя, ты просто давно отошла от этого мира и забыла его немудреные радости.
        То, что ты сейчас наблюдала с высоты, в городе тебе не покажут ни за какие деньги. Все ваши платные зрелища этого не стоят.
        - Ну-ну, - проворчала Маргрит, утирая пот со лба липкой от сосновой смолы ладонью. - А лифт Катарины в Стокгольме? В нем не измажешься смолой! А смотровая терраса на Какнасторнет? Там еще продают сувениры!
        - Какие такие сувениры, я же не иностранец! Кроме того, милая горожанка, вход на Какнасторнет стоит целых двадцать крон, а ты получила удовольствие даром!
        - Но я похожа на чучело, крохобор!
        - Прости, винить в этом некого. Сосны всегда в смоле. Разве бывает иначе?
        Густав обернулся, поймал ее за руку и притянул к себе. Она уловила слабый запах пота, скота, смолы, и он, этот запах, повел ее мысли куда-то явно не туда. Маргрит судорожно сглотнула и приказала себе впредь быть умнее.
        - Просто не верится, - прошептала молодая женщина. - Я карабкалась на дерево, я видела остров целиком, словно на карте!
        - И я не могу поверить, что к тебе возвращается детство, - улыбнулся Густав. - А давно ли ты заглядывала в атлас? Небось в школе только. Хочешь познать мир?
        - Да я совсем не то имела в виду.
        Маргрит с волнением прислушивалась к необычным ощущениям, возникшим в ее душе.
        Должно быть, это отголоски прошлых лет, когда одной мысли оказаться рядом с Густавом Бервальдом было достаточно, чтобы ее кровь забурлила и с удвоенной скоростью понеслась по жилкам.
        Он легко перемахнул через борт лодки на берег, и Маргрит недовольно поморщилась, сознавая, что весь беспорядок в ее одежде вновь откроется его взгляду, когда она встанет во весь рост. Перепачканная смолой блузка вылезла из шортов, капельки пота поблескивают на груди, животе и бедрах.
        Наконец молодая женщина встала и занесла ногу над бортом. И тут лодка предательски покачнулась.
        - Помоги же мне, черт побери! Я сейчас в воду свалюсь!
        - А ты не думай о том, как выглядишь!
        Тепло его тела окутало ее прежде, чем Густав успел прикоснуться к ней.
        - Обопрись на мою руку!
        Получилось так, что Маргрит схватилась не за его руку, а за бедро. Густав подхватил ее и поставил на ноги, прижав к себе. Под ее щекой оказались твердые мускулы, настоящий гранит, только теплый и живой. Молодая женщина опять всей грудью вдохнула его манящий запах, на этот раз к букету прибавился слабый аромат стирального порошка. Но ей не терпелось освободиться, и она едва сознавала это ощущение.
        - Стой спокойнее, - проворчал Густав, держа ее голову одной рукой, а другой что-то вытаскивая из волос. - Не волнуйся, это не смола, а кусочки сосновой коры.
        У Маргрит закружилась голова, и она вцепилась в его бока. Надо же, какая дурацкая поза!
        - Да оторви ты их! - воскликнула молодая женщина. - Обойдусь без волос!
        - Сомневаюсь, - пробормотал Густав. Его пальцы что-то слишком долго задержались на ее шее. - Знаешь, мне очень приятно. Как будто распутываешь шелковую паутинку… Тебе неудобно? - спросил он, словно это только что пришло ему в голову.
        - Ну что ты! Я всегда так отдыхаю. Только нельзя ли чуточку побыстрее?
        Его ладонь легла на ее голову, скользнула к плечам, и Густав ласково произнес:
        - Вот и все, дорогая. Покорительница островных высот выжила, чтобы поведать об этом жителям континентального мира.
        Маргрит вновь покачнулась. Тогда он поймал ее одной рукой и привлек к себе, с такой нахальной ловкостью шлепнув при этом пониже спины, что молодая женщина на мгновение опешила.
        - В чем дело? Расстроился вестибулярный аппарат?
        - Кто бы говорил! - огрызнулась Маргрит. - Я, по крайней мере, сделала это впервые!
        - Что ж, неприятности у нас позади, - миролюбиво согласился Густав.
        - Знаешь, о чем я сейчас подумала, - задумчиво произнесла она. - Как раз в это время на прошлой неделе я с директором одного из столичных музеев обедала в ресторане «Бамбуковый город», уговаривая его расширить экспозицию художников-импрессионистов. Если бы мне тогда кто-нибудь сказал, что я сегодня буду карабкаться на сосну, я бы вызвала бригаду санитаров, чтобы они надели на меня смирительную рубашку.
        Густав с уморительно-самодовольным видом рассматривал свои ногти.
        - Это только доказывает, моя дорогая, что, даже если ты лишена привилегий, надежду их когда-нибудь получить никто у тебя не отнимет. Конечно, ты сумасшедшая, но, если дашь мне напиться, я поставлю под вопрос этот жуткий диагноз.
        Они бок о бок направились к дому. Маргрит вышла оттуда с двумя стаканами холодной воды и предложила один своему спутнику.
        - Не ледяная, конечно, но холодная.
        - Отлично! - заверил ее Густав и, запрокинув голову, осушил стакан.
        Маргрит завороженно смотрела, как под его загорелой кожей на шее движется кадык. Густав уже опустил голову и протянул ей стакан, а она все не могла оторваться. Только заметив в его глазах озорной огонек, смущенно отвела взгляд.
        - Ты сегодня ела? - спросил он.
        Молодая женщина кивнула.
        - Сыр, кофе, фрукты.
        Он криво усмехнулся.
        - То-то ты весишь всего ничего! Может, поужинаешь как все нормальные люди? Ты же не в смирительной рубашке и запросто удержишь вилку, ложку и нож.
        - Да ты что! Я понимаю, что в деревне ужинают раньше, чем в городе. Но ведь сейчас только начало третьего.
        - Я хотел сказать: может, поужинаешь сегодня со мной? Если тебя не будет шокировать урчание пустого желудка, то в часе мы сойдемся.
        - О, господин Бервальд, извините, - сказала она с подчеркнутым сожалением. - Я уже обещала тете Биргитте поужинать у них. Она специально для меня готовит цыпленка и запекает яблоки в тесте.
        Маргрит опустила ресницы и не заметила, как омрачилось при этом известии лицо Густава. Однако когда он заговорил, тон его был нарочито небрежным:
        - Нет проблем, солнышко. Просто подумай над моим предложением.
        Не просьбой, отметила она, а предложением. Как будто он честь ей оказывает. Впрочем, кто знает, может, так оно и есть?
        Молодая женщина смотрела, как он неторопливо повернулся и зашагал по тропинке вдоль озера. Ей казалось, что нет на свете походки более ловкой и изящной.
        Обернувшись, Густав небрежно отсалютовал и крикнул:
        - Спасибо за прогулку по озеру, Маргрит!
        Привет твоим родственничкам!
        И она невольно подумала, что они ее встретят знакомыми словами «Боже праведный, совсем отощала девочка!».
        Тропинка давно уже опустела, а Маргрит все стояла на том же месте, охваченная сложными чувствами. Потом тряхнула головой и отогнала их прочь. Ей предстоит навестить родственников, и, в конце концов, кто такой для нее этот Густав Бервальд? Она его толком не знает. Даже продолжать поверхностное знакомство и то не имеет смысла, ведь она уедет через неделю.
        Он довольно мил, потому что естествен. Да и давно уже она не встречала мужчину, настолько привлекательного внешне. Но воскрешать из-за этого давнее детское увлечение соседским парнем ей сейчас хотелось меньше всего на свете.

3

        Маргрит провела очень приятный вечер с родственниками. Деревенская кухня тетки Биргитты оказалась на высоте, а безыскусный уют их дома был, по-видимому, лучшим лекарством от ее тревог. Но пока дядя Мартин говорил что-то про налоги и про цены на треску и балтийскую сельдь, ее мысли нет-нет да и сбивались на Густава. Каким был бы их совместный ужин?
        Куда бы он ее повел?..
        В эту ночь она уснула, улыбаясь молодому человеку, которого вообразила растянувшимся на корме лодки. Она беспокойно ворочалась во сне: ей снились королевские замки, Карл Сергель, вид родного острова с высоты телевизионной башни Какнасторнет, и юный Густав Бервальд, окруженный мокрыми после купания красотками…
        Вставать не хотелось, но день обещал быть жарким, и, хотя было только семь часов утра, в домике становилось душно. Маргрит поняла, что все равно больше не заснет. В последнее время она помногу спала - в этом отчасти проявлялась ее реакция на прежние неприятности, как сказал бы психоаналитик. Ха-ха-ха, это же дураку понятно! Молодая женщина вновь напомнила себе, что к услугам специалиста обратилась только после того, как заметила, что по любому пустяку ударяется в слезы. Но сейчас-то она смеется!
        Болезнь вроде бы начала отступать.
        Весь нескончаемо долгий день она провела за рыбной ловлей. Рыба клевать не хотела, но Маргрит упрямо бороздила озеро из конца в конец, и в итоге ей удалось вытащить одну рыбешку. Когда она сражалась с плитой, пытаясь ее разжечь, на извилистой грунтовой дороге, ведущей через лес к поляне, на которой стоял домик, послышался шум автомобиля.
        Выглянув в окно, Маргрит увидела, что Густав высунулся из высокой кабины своего грузовичка и приветственно машет ей рукой.
        - Всех переловила? Оставь немного браконьерам!
        - Кого переловила? Вся рыба куда-то пропала, или ее умудрился выловить дикий кот, - раздраженно отозвалась молодая женщина. - Ты как раз вовремя, помоги мне справиться с этой чертовой плитой.
        - Почему с чертовой?
        Густав разжег огонь с такой легкостью, что Маргрит устыдилась. Не к лицу женщине быть такой беспомощной, островные хозяйки посмеялись бы над ней.
        - Что ты собираешься жарить, бифштекс? - поинтересовался он.
        - Нет, рыбу. - И Маргрит показала крохотного окунька, пойманного старой удочкой.
        - Вижу, мне придется прежде здорово потрудиться, если я захочу поесть. Неудивительно, что ты такая тощая.
        Он окинул ее взглядом. Маленькие груди отчетливо вырисовывались под ажурной блузкой, которую молодая женщина сегодня надела с тайной мыслью понравиться Густаву, если тот ненароком окажется у ее порога.
        - Это называется стройная, а не тощая, - сообщила Марфит надменным тоном, приняв позу модели на обложке модного журнала, но глаза ее блестели от радости, что он снова рядом.
        - Не вижу разницы, - проворчал Густав, обхватывая ее за талию сильными руками. - Если бросить тебя за борт, даже круги не пойдут, уйдешь, как острога, глубоко в ил.
        Она со смехом замолотила кулаками по его плечам, борясь со странным ощущением внутреннего восторга, который охватывал ее всякий раз, как Густав к ней прикасался.
        - Помнится, ты всегда был крепенький, как и твои подружки, - сказала Маргрит, переводя дыхание. - Кстати, а что стало с той простушкой, которая все время визжала: «Ой, Густав! Ой, не могу!»?
        - Я женился на ней.
        Маргрит безвольно уронила руки и умоляюще взглянула в глубокие синие глаза невозмутимого Густава.
        - Как?!
        - Ну, как люди женятся, очень просто. Повел ее к алтарю. А теперь я хочу наловить себе рыбы на ужин, а значит, сидеть сложа руки не придется. Кстати, мне сдается, что в это время дня не повредит и выпить чего-нибудь покрепче, чем пиво или вода в кувшине, а?
        Маргрит протерла стол во дворе и вынесла из дома переносную жаровню. Когда-то с такими жаровнями рыбаки выходили в море на своих лодках, теперь они стали музейной редкостью.
        Когда пламя исчезло и пышущие жаром угли начали остывать, она подошла к озеру, где Густав удил рыбу, и увидела, что он уже вытащил трех окуней фунта по два каждый.
        - А жена не будет тебя ждать?
        - Не будет.
        Маргрит не уходила от Густава, стояла и молча смотрела на воду.
        - Мы с ней развелись несколько лет назад, - наконец пояснил он.
        Взмахнув спиннингом, Густав забросил крючок чуть ли не на середину озера и стал осторожно подергивать леску. Мгновенно вода на поверхности забурлила и началось сражение. Маргрит, сев на поваленный бурей ствол ивы, восхищенно смотрела, с каким терпением и мастерством Густав вываживает крупную рыбину. Иногда ей казалось, что тонкое, как прутик, удилище вот-вот сломается под бешеным напором. Но в конце концов рыбина оказалась в умело подставленном сачке.
        - Ты хорошо боролся, старина, и заслужил свободу, - сказал Густав и, вытащив крючок из широкой губы окуня, швырнул его обратно в воду.
        Маргрит в изумлении покачала головой.
        - Столько хлопот - и ты его отпускаешь?
        - В рыбной ловле главное не результат, а процесс. Для меня удовольствие в том, чтобы перехитрить рыбу, предложив ей соблазнительную приманку в нужное время и в нужном месте. А после этого, - он пожал плечами, - я всегда выбрасываю тех, кто мне не нужен… или не нравится.
        Из-под густых бровей Густав бросил загадочный взгляд на молодую женщину, и она только усилием воли подавила ощущение, что они говорили не о рыбе. О чем же тогда шел разговор?..
        - Смотри, скорее! Только тихо! - прошептала Маргрит, приложив палец к губам.
        Из прибрежных кустов, оказывается, за рыбалкой наблюдал дикий кот. Желтого цвета глаза внимательно следили за каждым движением Густава. То, что огромного окуня бросили обратно в воду, коту явно не понравилось. Кажется, он даже неодобрительно покачал своей круглой головой.
        Напряжение спало.
        Улыбнувшись, Густав показал молодой женщине кукан с тремя великолепными окунями.
        И Маргрит вновь охватило чувство, что он стал даже более привлекательным, чем был много лет назад.
        Волосы цвета старого дуба были по-прежнему густыми, хотя слегка серебрились на висках сединой и потому особенно резко контрастировали с загорелой кожей. Нос был слегка вздернут, а чуть выступающая губа под более строгой верхней вызывала у нее такие же сладострастные мысли, как и в те дни, когда она подсматривала за ним и его подружками, а потом шла домой и мечтала о нем.
        - А второй раз ты не женился?
        Вопрос невольно сорвался с ее языка, и Маргрит поморщилась от своей бестактности. В обществе она обычно не допускала таких оплошностей, но мысль о том, что Густав Бервальд может быть женат, почему-то пристала к ней как репей.
        - Нет. Я стараюсь не повторять своих ошибок. В тот раз я усвоил, что не очень-то разбираюсь в женщинах. И с тех пор не иду дальше случайных встреч.
        Густав швырнул улов на доску, приколоченную к сосне, и потянулся за ножом для чистки.
        - А ты? Все еще без мужа? Я тогда думал, что тебе не терпится самой испробовать всех тех запретных удовольствий, ведь ты тратила столько сил, чтобы взглянуть на нас хоть одним глазком. Хотя, - сдержанно добавил он, - сейчас для этого выходить замуж вовсе не обязательно.
        Маргрит опустилась на скамейку поблизости и стала смотреть, как он чистит рыбу, непроизвольно поглаживая свою ногу.
        - Никаких сил я не тратила. И, можешь успокоиться, я ни разу не видела по-настоящему того, что ты называешь запретными удовольствиями.
        Повернув к ней голову, Густав улыбнулся, но Маргрит едва заметила это, ибо не сводила глаз с его рук. Они были длинные, сильные, красивой формы и на удивление хорошо - для фермера - ухоженные.
        - Я с удовольствием устроил бы для тебя персональный показ, - поддразнил он.
        - Нет, спасибо, - высокомерно ответила молодая женщина. - Куда больше меня волнует ужин.
        Как ни странно, это было правдой. Все-таки аппетит ее явно улучшился, хотя голова по-прежнему была как в тумане, а когда он временами рассеивался, одолевали не особенно приятные мысли.
        - Сама не знаешь, от чего отказываешься, - не отставал Густав.
        - Охотно верю.
        У Маргрит заурчало в животе, и она засмеялась, разряжая накалившуюся было обстановку.
        Рыба оказалась потрясающе вкусной. Стемнело. Они вместе сидели за столом на улице и ели ее руками, запивая вином. В кустах смачно хрустел рыбьими головами кот.
        Маргрит вздохнула и облизнула жирные пальцы. В это время в лесу внезапно раскричались сойки.
        - А я-то думала, что Стокгольм шумный.
        - Шум бывает разный.
        - Ты, конечно, предпочитаешь деревенский.
        - А ты нет?
        Птичий концерт прекратился так же внезапно, как начался.
        - Пожалуй, нет, - пробормотала Маргрит. - Городской шум теперь у меня в крови. Кроме того, в Стокгольме меня ждет моя работа.
        Почти беззвучно - она уже привыкла к этому - Густав встал.
        - Пойдем, пора сполоснуть, - мягко позвал он.
        - Что сполоснуть? Тарелки?
        - Себя сполоснуть, - донеслось до нее из-под стаскиваемой через голову рубашки.
        - Ты шутишь!
        - С чего ты взяла? Не раздумывай, ныряй.
        Или, может, спрячешься в кустах и опять будешь за мной подглядывать?
        - Вот еще!
        Маргрит перекинула ногу через скамью и встала. Густав уже стаскивал брюки, и она с облегчением увидела, что в этот раз он в плавках.
        - У меня нет купальника.
        - По-твоему, это меня когда-нибудь смущало?
        - Обстоятельства слегка изменились, - ехидно напомнила молодая женщина.
        - Ты думаешь?
        Подозрительно ласковый тон заставил ее помедлить у кромки воды, но руки были такими неприятно липкими, а озеро, в котором уже отражались звезды, таким манящим… Густав Бервальд рассекал поверхность воды почти без всплеска, но Маргрит все мешкала, чем дальше, тем сильнее ощущая волнение, будто вернулась в отроческие годы и смотрит на него, притворяясь, что ловит рыбу.
        - Мне тебя что, силой тащить? - спросил он. Его голова темным пятном виднелась футах в десяти от берега.
        - Купаться после еды опасно.
        - Еще опаснее стоять и ждать, пока я за тобой приду, - усмехнулся Густав.
        Маргрит сделала несколько шагов и бросилась в воду как была, в шортах и майке. Вода была шелковистая, заметно теплее вчерашней.
        Молодая женщина перевернулась на спину. Потом забралась на надувной матрас и задумалась. Уже давно у нее не возникало желания быть с мужчиной. Конечно, она не хотела Густава Бервальда - в этом смысле. Маргрит опустила руки в воду и сделала несколько энергичных гребков.
        - Эй, помедленнее, водяная ведьма! - послышался сзади низкий голос.
        Она повернула голову, потеряла равновесие, сползла с матраса и, неуклюже барахтаясь, погрузилась в воду. Но тут же оказалась на поверхности. Упираясь твердыми пальцами ей в ребра, Густав поддерживал Маргрит в вертикальном положении и смеялся, согревая своим дыханием ее мокрое лицо.
        - Видно, зря я все это затеял. Думал, ты увереннее держишься на воде.
        - Я держусь на воде замечательно! - отфыркиваясь, заявила Маргрит. - Ты меня просто напугал, вот и все.
        В ушах оглушительно стучал пульс. Она и так бултыхала ногами сильнее, чем нужно, а когда Густав обвил их своими, отчаянно забилась, стараясь высвободиться.
        - Что с тобой, солнышко? Разве ты не умеешь плавать? Вы, Вестберги, всегда казались мне настоящими тюленями.
        - Разумеется, я умею плавать… - Маргрит чуть не задохнулась от возмущения, поэтому слова вышли едва слышными.
        Густав засмеялся.
        - В чем же тогда дело? Или ты боишься, что я опять возьмусь за старое, вот так?
        Прежде чем она успела увернуться, он притянул ее к себе и в тусклом мерцании звезд безошибочно отыскал ее рот. Маргрит ощутила приятный вкус озерной воды и некоторую твердость его нижней губы.
        Она рванулась и сразу почувствовала, что уходит под воду с головой. Густав не ослабил хватки и не оторвал рта от ее губ. Он оттолкнулся от дна, и, когда они снова всплыли на поверхность, руки Маргрит отчаянно сжимали его плечи, а его язык настойчиво пытался найти лазейку в ее рту.
        Вдобавок он плотнее обвил ее ноги своими, и теперь они были настолько тесно прижаты друг к другу, что молодая женщина ощущала малейшее движение его мышц.
        Она неистово вцепилась в него, пытаясь вывести из равновесия и улизнуть. Их разделяла только ее тонкая хлопчатобумажная майка, и Маргрит с болезненной остротой чувствовала его твердый живот, грудью ощущала волосы на его коже, а губами - его приглушенный смех.
        Молодая женщина удвоила усилия. Ей совсем уже удалось выскользнуть, но Густав одной рукой обхватил ее за плечи и вновь привлек к себе. Его страсть невероятно возбуждала Маргрит, но она упрямо пыталась обрести свободу. Однако только наглоталась воды.
        Его руки чуть разжались.
        - Так лучше? - прошептал он.
        - Густав, милый, не…
        Он не дал ей договорить, и Маргрит пришлось молча подчиниться его соблазнительно-настойчивому желанию. Темная неподвижная вода разомкнулась, когда его рука соскользнула с ее спины и проникла спереди под майку.
        Поводив пальцами по затвердевшему, как нераспустившаяся почка, соску, Густав накрыл грудь всей ладонью. Ее тело мгновенно отозвалось на ласку.
        - Густав… - только и выговорила Маргрит тихим срывающимся голосом.
        Он убрал руку и стал подгребать ею к берегу, другой придерживая молодую женщину и не давая ей плыть самой. Когда Густав вновь остановился, стало ясно, что сам он стоит на твердом дне, но для нее здесь было еще глубоко. Оставалось только ухватиться за него, но руки скользили по гладкой мокрой коже, хотя Маргрит и вдавливала кончики пальцев в его упругие мышцы. Ее ноги висели свободно, и Густав, опустив руку, обвил их вокруг себя. А потом эта же рука легла ей на поясницу и, чуть помедлив, протиснулась под шорты.
        От этого интимного прикосновения Маргрит снова забилась и всхлипнула в бессвязном протесте.
        - Маргрит, Маргрит, радость моя, перестань, - хрипло произнес он. - Ты утопишь нас обоих.
        Отвернув голову, она стала брыкаться, стараясь вырваться из его рук.
        - Не надо, Густав, ну!
        - Да ты и впрямь струсила, - изумленно пробормотал он и неохотно отпустил ее.
        Отплыв подальше от него, Маргрит запоздало огрызнулась:
        - Мне лучше знать!
        Наконец ее ноги коснулись дна, и молодая женщина, скользя по мягкому вязкому илу, выбралась на берег.
        - У меня на тебя рефлекс. Не забывай: я видела тебя в действии!
        С ее ресниц капала вода. В темноте Маргрит зацепилась за железную жаровню и громко выругалась.
        Густав, неслышно подкравшись сзади, шлепнул ее.
        - Выбирай выражения, девочка!
        Она резко повернулась к нему лицом.
        - Я не играю в такие игры, Густав Бервальд.
        Если это все, что у тебя на уме, будь добр, держись отсюда подальше, пока я не вернусь в Стокгольм.
        Повисла гнетущая тишина, и Маргрит не успела вовремя отбросить прочь возникшие у нее сомнения. Итак, он стал к ней приставать.
        Но пусть не рассчитывает заняться своим любимым «водным» видом спорта. Ничто не заставит ее на это пойти! Здесь она должна решить свою судьбу и в личном, и в профессиональном плане, а для этого надо как следует сосредоточиться. Вряд ли пойдет на пользу ночь с мужчиной, который, по его же словам, предпочитает случайные связи.
        Густав навис над ней, поблескивая мокрой кожей. Маргрит почти физически ощущала исходящие от него волны раздражения. Он схватил ее, притиснул к своему холодному твердому телу, и в этом прикосновении не было уже никакой ласки.
        - Твоя ошибка в том, что ты смешиваешь меня с другими мужчинами, Маргрит, - процедил он. - Но если ты думаешь обо мне только так, если такое впечатление ты пронесла через все эти годы, то мне, пожалуй, лучше поддержать свою репутацию!
        Отчаянно пытаясь защититься, Маргрит не стала церемониться.
        - Все эти годы? - презрительно усмехнулась она. - Какой же ты, однако, самонадеянный! Да я забыла, что ты и на свете-то существуешь!
        Это была явная ложь, но Маргрит уже не владела собой.
        Его мокрые волосы серебрил свет луны, на гладких плечах посверкивали капельки воды.
        Как завороженная, она не отрывала глаз от его лица, пока оно темным пятном не заслонило звездный небосвод. Густав приблизил рот к ее мягким беззащитным губам, и агрессивный язык попытался прорвать их слабую оборону.
        Это было безмолвное первобытное единоборство: его мужское начало стремилось утвердить свое превосходство над женским.
        Наконец Маргрит выдохлась, обмякла в его руках, признавая свое поражение, и почувствовала, что и его мышцы становятся мягче, а натиск постепенно ослабевает. Правда, ей показалось, что ослабевает он слишком уж медленно, что губы его все не могут оторваться от ее рта, а руки что-то уж очень неохотно отпускают ее тело… Но все это Маргрит приписала своему воображению. Она была чересчур потрясена, чтобы сердиться, слишком измотана, чтобы почувствовать облегчение. - Прежде чем уйти, Густав коротко выругался, потом столь же коротко извинился, но она не услышала ни того, ни другого. Он направился к своему грузовичку, развернулся на поляне и уехал в ночь.
        Маргрит долго не могла заснуть, потом все же забылась тяжелым сном. Едва пробудившись, она тотчас вспомнила о Густаве, но решительно прогнала от себя эти мысли. Сегодня лучше не давать себе ни минуты покоя. Иногда полезно заняться самоанализом, но было совершенно ясно, что сейчас не тот случай.
        Дорога до деревеньки Зюдерхольм заняла чуть больше четверти часа, и пролегала она по красивейшим местам острова. Проезжая мимо въезда на ферму Густава Бервальда, Маргрит машинально снизила скорость. Ферма раскинулась на берегах небольшой бухты, и молодая женщина всегда видела только ту ее часть, что просматривалась с дороги. Но ей никогда не приходило в голову поинтересоваться, велико ли хозяйство на самом деле…
        День прошел великолепно, Маргрит такого даже не ожидала. Она бродила по полузабытым улочкам, заглядывала в лавочки, посетила старую церковь, где ее поразило качество резьбы на дверях. Живя и работая в Стокгольме, она как-то совсем забыла о них.
        Краткий визит в отделение банка напомнил ей, что она не может вечно баловать себя. Рано или поздно ей придется вернуться в Стокгольм, а там либо выйти замуж за Александра, либо расстаться с работой. В последнем случае все нужно будет начинать с нуля.
        Впрочем, на раздумья у нее еще оставалось несколько дней. А пока обо всем этом следовало забыть. С подобными решениями лучше не спешить. Гораздо проще избежать неприятностей вначале, чем долго и мучительно разбираться с ними потом.
        Добравшись до дому и выйдя из машины, Маргрит сразу почуяла запах дыма, услышала какое-то шипение и только после этого заметила, что между деревьев стоит знакомый грузовичок.
        - Привет! А я начал готовить мясо, как только услышал, что открываются ворота. Надеюсь, ты не потеряла аппетит по дороге?
        Густав стремился встретиться с ней взглядом, его глаза были красноречивее слов.
        К своему удивлению, Маргрит поняла, что уже совсем на него не сердится, а испытывает скорее облегчение. К тому же, едва вдохнув дивный аромат жарящегося на углях мяса, она вспомнила, что совсем забыла про обед. Как же, черт возьми, презирать его, когда она с голоду умирает?
        - Сегодня падает атмосферное давление, и я решил, что клева не будет. А с твоей комплекцией один раз пропустишь еду - и исход может быть летальным.
        Его зубоскальство пошло ей на пользу: Маргрит расслабилась. Даже внимательный, оценивающий взгляд Густава нисколько ее не задел.
        - Надеюсь, к мясу будет что-нибудь еще? - поинтересовалась она, скрыв под дежурной улыбкой остатки настороженности.
        - Могу предложить сладкий лук и красное вино. Устроит?
        Бросив сумочку на стол рядом с двумя великолепными тарелками и ножами для бифштексов, Маргрит ответила:
        - Чудесно! Я как раз пропустила обед.
        - Судя по твоему виду, даже не один, сдержанно заметил Густав, переворачивая над жаровней большие куски мяса.
        - Вот сейчас за все и наверстаю, - пообещала она. - Что мне терять?
        Мясо оказалось превосходным. С нежной мякотью лука могло сравниться только самое спелое яблоко. Вино было чуть крепче, чем она предпочитала, но сегодня и такое казалось отличным.
        - Откуда у тебя это вино? - спросила Маргрит, допивая третий бокал.
        - Моя экономка где-то достает. Правда, она самая бездарная кухарка в мире, так что, мне кажется, у нее есть тайный поставщик. Я не спрашивал.
        - Контрабандный товар. Звучит заманчиво!
        Густав расплылся в радостной улыбке.
        - От запретных удовольствий тебя просто за уши не оттянешь!
        На западе небо почти непрерывно озаряли молнии, высвечивая кроны сосен, высящиеся над озером.
        От напряжения, возникшего между ними накануне, не осталось и следа. Густав держался дружелюбно и раскованно.
        - Пойду согрею воды, чтобы вымыть тарелки, - произнесла Маргрит неохотно.
        - Не беспокойся. - Густав встал, собрал посуду, сложил ее в плетеную корзину, которую привез с собой, и, разлив остатки вина в хрустальные бокалы, подал один ей.
        - Ммм… Это мне напоминает наши прошлые пикники с родителями. Мы всегда брали на берег моря и хрусталь, и даже полотняные салфетки.
        - Я помню. Вкуса старикам Вестбергам было не занимать, - улыбнулся Густав. В этот момент в нем неразрывно слились дружеская доброжелательность и обаяние мужской силы. Маргрит так неудержимо потянуло к нему, что она едва усидела на месте. - Да и тебе тоже, - тихо добавил он.
        Простое «спасибо» было бы сейчас как раз к месту, но Маргрит почему-то не смогла выговорить это. Напряжение накатило вновь - и куда только подевалось самообладание, хоть иногда раньше приходившее ей на выручку?
        Она нервно вскочила и пробормотала что-то насчет свитера.
        - Если хочешь, будем пить кофе в доме. Сей, час все равно налетят комары. Кстати, можешь сполоснуть руки в ведре, пока я не пошел заливать угли.
        Густав протянул ей полотенце, а она ломала голову, под каким бы предлогом свернуть вечеринку. Мясо на улице - это одно, а кофе вдвоем при свечах в маленькой комнатке… О, она совсем не была уверена в себе.
        Несколько минут спустя в шаге от нее Густав уже нащупывал на столе спички, а она так и не могла ничего придумать.
        - Может, лучше зажжем фонарь, а свечу побережем на потом? - спросил он, поднимая стекло «летучей мыши», из которой вился легкий дымок: это горела пыль. - Вполне уютно, - заметил Густав, обозревая тускло освещенную комнату.
        Висевшее на гвоздике белье мигом исчезло.
        Чемодан с одеждой был мгновенно затолкнут ногой под кровать.
        - Сколько лет хожу сюда рыбачить и купаться, а вот ночевать в доме ни разу не приходилось.
        - Трудно в это поверить, - язвительно произнесла Маргрит.
        Густав мягко засмеялся, усаживаясь на стул.
        - Ах да, моя репутация покорителя девичьих сердец! - В его словах не было вчерашней колкости. - Пожалуй, от нее мне нелегко будет избавиться, да?
        Молодая женщина пожала плечами, глядя, как за окном сверкают молнии.
        - К чему беспокоиться? Раз нет жены, то какая разница?
        - Ну, это совсем не понравилось бы кое-кому из моих друзей, - с намеком произнес он.
        - Не могу себе этого представить.
        - Неужели? - Нотка ироничной снисходительности в хрипловатом голосе едва скрывала волнение: Густав начал рискованную игру. - Не станешь же ты отрицать, что тебе-то есть до этого дело.
        - Но я вряд ли отношусь к твоим друзьям.
        Густав встал, подошел к плите, поставил на огонь кофейник и принялся расставлять на столе чашки.
        - Ничего, если я здесь покурю? Иногда это успокаивает нервы.
        Возникшее было напряжение вновь рассеялось.
        - Пожалуйста, кури… Только не думай, что я хоть на минуту поверила, будто у тебя нервы не в порядке, - насмешливо добавила Маргрит.
        Маленькое пламя от спички на мгновение высветило его резкие черты, на лице затанцевали причудливые тени. Густав выпустил в открытое окно струйку дыма и поудобнее устроился на груде подушек, которые Маргрит свалила на вторую кровать.
        - Наверное, я занервничал только сейчас, когда кто-то разом открестился от нашей дружбы.
        Склонив голову набок, Маргрит удивленно воззрилась на него.
        - Кто, я?
        - Ты, - ровным тоном подтвердил он.
        - Но я же совсем не то имела в виду. Я не хочу сказать, что мы с тобой недруги. Просто ты был намного меня старше… то есть, конечно, не очень намного… Ну, в общем, у тебя были совсем другие интересы, чтобы обращать внимание на…
        - На большеглазую, лопоухую, длинноногую малявку, которая вечно совала нос куда не следует, - мягко, с ноткой великодушия закончил за нее Густав.
        - Если и совала, так только потому, что ты со своим гогочущим гаремом распугивал мне всю рыбу, а заодно и всех стрекоз с бабочками и кузнечиками Однако она и сама, не удержавшись, прыснула. Густав был абсолютно прав. Его шашни занимали ее тогда куда больше, чем рыбная ловля.
        - Наверное, ты считал меня своим проклятием. Как только тебе удавалось доводить свои романы до конца?
        - У нас близ фермы есть небольшой пруд, пояснил он. - Но ловить рыбу всегда считалось лучше в море или здесь, а уж гулять с друзьями - тем более.
        Густав встал, разлил кофе, подал ей чашку и вернулся на свое место.
        - Скажи мне, Маргрит, что у тебя за жизнь такая, если от тебя остались кожа да кости? Да и нервы явно не в порядке. Не сказал бы, что ты создана для города…
        Маргрит вдруг почувствовала дикое желание свалить свои проблемы на плечи любезного и услужливого Густава Бервальда. Она уже готова была взорваться, но он еще не закончил свои обстоятельные наблюдения.
        - Ты стала чересчур раздражительной. И не психоаналитику видно, что с тобой творится что-то неладное. Раз все в порядке с работой, значит, это личное, и, если тебе надо выговориться, не стесняйся. Меня мало чем можно поразить.
        - О нет, не стоит, - поспешно запротестовала Маргрит. - Но, конечно, спасибо.
        И она просияла ослепительной улыбкой - постоянной палочкой-выручалочкой, скрывающей ее истинные чувства. Свет фонаря заострил ее скулы, заставил сверкать большие выразительные глаза.
        С минуту Густав не сводил с нее взгляда, будто впервые увидел, потом пожал плечами и встал.
        - Ты сама себе доктор. На всякий случай я буду к тебе заглядывать, чтобы убедиться, что все в порядке. Если что понадобится, ты знаешь, где я живу.

4

        Назавтра Маргрит и в голову не пришло безмятежно провести день на озере с удочкой или в лодке. На этот раз она отправилась в деревушку, намереваясь заглянуть к тете Биргитте и купить чего-нибудь вкусненького в кондитерской лавочке.
        Чувствуя смутную потребность связаться с Александром, молодая женщина притормозила у почты и взяла бланк телеграммы. Но что можно уместить на нем? «Чудесно отдыхаю.
        Жаль, тебя здесь нет…» А что еще написать?
        Его предложение Маргрит пока не готова была ни принять, ни отвергнуть.
        Когда она наконец добралась до ухоженного белого домика в зарослях шиповника, где жили дядя и тетя, то выяснилось, что дверь заперта. Для полной уверенности Маргрит обошла дом, чтобы проверить, стоит ли позади машина.
        Машины не было. И Маргрит поймала себя на том, что даже рада этому. Нужно было, конечно, проведать родных, но разговаривать с ними ей не хотелось. Проснувшись сегодня утром, она ощутила на своих плечах бремя совершенно новых забот, и ни к чему доискиваться до причин этого.
        По правде говоря, ей давно уже следовало позвонить Александру, а не отделываться телеграммой. Он всегда с большим терпением относился к ее нервным срывам. В отличие от Карла, который терпеть не мог каких бы то ни было проявлений эмоций со стороны жены.
        После нескольких месяцев брака с ним Маргрит чувствовала себя такой опустошенной, что требовалось время, чтобы перебороть себя и снова принять настойчивые ухаживания Александра.
        Помимо этого ее беспокоили адвокаты, занимающиеся имуществом Карла Сергеля. Когда они вызвали ее к себе и огорошили новостью, что Сергель скончался в одночасье от сердечного приступа и все оставил ей, она была ошеломлена. Одно из двух: либо бывший муж предвидел ее реакцию и сделал это нарочно - у него был талант к утонченной жестокости, либо просто забыл изменить завещание после развода. В любом случае потрясение было ужасным. В конце концов она отказалась тогда обсуждать этот вопрос и ушла.
        Наследство, как выяснилось, не ограничивалось одними коллекциями, имелись еще и ценные бумаги, и большая сумма денег в банке. Теперь Маргрит знала, как ей поступить, и эту заботу можно было пока выбросить из головы. Впрочем, по сравнению со всеми другими проблемами это была капля в море.
        Как это ни странно, на таком расстоянии простым и надежным выглядел именно Александр. Она питала огромное уважение к его интеллекту, к его деловой хватке. Более того, он отлично умел сдерживать свои эмоции. Возможно, он не всегда был достаточно приветлив, однако ни разу не позволил себе резких выражений, которые то и дело отпускал в ее адрес Карл, прежде чем она научилась не обращать на них внимания.
        Александр вначале не пытался давить на нее.
        Только когда у нее начались нервные припадки, он перевел их отношения на более личный уровень.
        Он был привлекательным, но далеко не таким красивым, как Карл Сергель. У него были хоть и приятные, но маловыразительные черты лица, довольно бледные голубые глаза, а мягкие светлые волосы начали уже редеть. Однако он был высок, сладкоречив, а горький опыт научил молодую женщину не доверять неотразимо обаятельным мужчинам.
        Александр сделал ей предложение как раз в тот день, когда она впервые побывала у адвокатов мужа и всю дорогу до галереи не могла прийти в себя. Когда Александр вошел к ней, она сидела за своим заваленным бумагами столом, уставившись в стену, и по ее щекам текли слезы. Он отвлек ее, успокоил, а потом все выпытал. Она упрямо повторяла, что ей не нужна эта проклятая коллекция и вообще ничего от мертвого Карла Сергеля не нужно. И тут он предложил жениться на ней и взять на себя все ее заботы.
        Ого! Для нее это уже успех - сосредоточенно размышлять о своем положении в течение двух минут, и даже дольше. Еще совсем недавно она просто не могла думать об Александре или о свалившемся как снег на голову наследстве.
        - Теперь все не так просто, - пробормотала Маргрит, поморщившись при воспоминании о том дне.
        Она миновала кондитерскую лавочку, даже не взглянув в ее сторону. Если она откажет Александру, с любимой работой, по всей видимости, придется распрощаться. Но почему она все время обдумывает только вариант отказа? Ведь он очень ей нравится и ладят они прекрасно…
        Но вот хочет ли она вообще замуж? Нужен ли ей еще один мужчина в качестве мужа? Она вполне может себя содержать, а что касается секса, то этот аспект брака слишком преувеличивают. Что такое секс? Многие без него прекрасно обходятся!
        Вскоре после полудня приехал Густав. Маргрит расположилась на надувном матрасе на берегу озера и следила за его приготовлениями к рыбалке. Устроившись рядом, он налаживал снасти, потом, будто невзначай, коснулся ее локтя.
        Словно обжегшись, Маргрит отдернула руку. И Густав понимающе ей улыбнулся и подмигнул, чем едва не вывел ее из себя.
        Потом отступил на несколько шагов и забросил крючок.
        - Нужно поставить себя на место рыбы, - доверительно сообщил он молодой женщине. - Я всегда тщательно выбираю приманку, бросаю неподалеку от намеченной жертвы и жду своего часа.
        О чем это он? Всегда говорит намеками и двусмысленностями…
        Маргрит со все возраставшим нетерпением смотрела, как блесна погружается в воду и поверхность вновь становится зеркальной. Густав не спешил сматывать леску.
        - Ты не собираешься что-нибудь делать? - спросила она наконец.
        Он покачал головой. Его губы вновь тронула столь раздражающая ее улыбка.
        - Не надо опережать события. К чему рисковать, отпугивая жертву, пока крючок еще не опустился? - Он приподнял кончик удилища и чуть подтянул провисшую леску. - Можно дернуть разок, поддразнить, заинтриговать.
        Заодно проверить, не зацепилась ли рыбка.
        Они ждали вдвоем. Густав не сводил глаз с лески, спокойно лежащей на поверхности воды и указывающей, где затонула приманка. Маргрит затаила дыхание, сознавая, что ее внимание направлено не на леску, а на стоящего рядом мужчину.
        Но вот, не в силах больше лежать спокойно, она приподнялась было. Однако Густав жестом приказал ей не шевелиться.
        - Берет, - прошептал он, и Маргрит с изумлением увидела, как Густав быстрым, рассчитанным движением отпускает леску. - Пусть поиграет с наживкой. Рыба только чуть тронула ее, не зная, нужна ли она ей. Но ей стало уже интересно, и это наше первое достижение.
        - А дальше!
        - Дальше… Если я сумею не вызвать подозрений, рыба снова тронет наживку в самом безопасном, по ее мнению, месте, потом еще немножко подумает и начнет поворачивать ее ртом. Окунь заглатывает жертву с головы.
        Внезапно вода забурлила. Густав резко подсек, тут же отпустил леску и быстро подбежал к кромке воды, занимая удобную позицию. Конец удилища согнулся, катушка громко затрещала, бешено вращаясь. Маргрит с восхищением наблюдала за борьбой, и через несколько минут Густав ухватил сачком огромного окуня.
        - Просто не верится, - выдохнула она. - Я могла бы, поклясться, что сегодня клева не будет. А ты с первого же заброса…
        - Плыви прочь, старый знакомый, - усмехнулся Густав и, опустив сачок в воду, дал рыбе уйти. - А вот деревенские навыки ты совсем, как я погляжу, растеряла. Но ничего, я научу тебя, как не умереть с голоду, пока ты здесь.
        - Ты его опять отпустил?
        Маргрит все еще глазела на круги, которые пустил по воде окунь ударом широкого хвоста.
        Потом повернулась и уставилась на того, кто невозмутимо собирал снасти.
        - Слушай, меня бы вполне устроила жареная рыба!
        - А пироги с рыбой, домашняя ветчина и мороженое на десерт тебя устроят?
        Все еще таращась на него, Маргрит судорожно сглотнула.
        - Почему ты не сказал, что у тебя есть еда?
        Я тут целый час потратила, глядя на твое шоу!..
        Сегодня по молчаливому соглашению ужинали в доме. Они дружно расправились с содержимым плетеной корзины. При этом бокалы ни на миг не оставались пустыми.
        - После ветчины я всю ночь буду хотеть пить, - сказала Маргрит, осушая третий бокал.
        - О простых удовольствиях можно много сказать хорошего, - произнес Густав прищурившись. - Но, сдается мне, они тебе уже наскучили и ты нацелилась обратно на запад, где тебя ждет полный соблазнов Стокгольм с ресторанами и ночными клубами.
        Эффектной фразой он захватил инициативу в разговоре. Маргрит не возражала и легко подчинилась. Ей нужно было кому-то выговориться, а кто бы здесь подошел лучше Густава Бервальда, простого парня из глубинки? Он был частью ее уютного прошлого, к теперешней ситуации не имел никакого отношения, значит, мог быть совершенно объективен.
        В тишине комнаты, освещенной мягким светом фонаря, говорить было легко. Снаружи не доносился ни гул транспорта, ни резкий вой сирен - только слышался вечерний хор сверчков. Само по себе отсутствие назойливого городского шума действовало на нее подобно вакууму, вытягивая слова все расширяющимся потоком, пока молодая женщина не излила наконец все, что наболело на душе.
        - Ну, с наследством долгой возни не будет, - сказал Густав после некоторого молчания, пока Маргрит приходила в себя, сбросив с плеч непосильную тяжесть. - Когда завещание официально утвердят, коллекцию можно или продать, или подарить какому-нибудь музею, а ценные бумаги пойдут на уплату налогов и юридических услуг. Для этого от тебя не потребуется ничего, кроме подписи.
        - Александр предложил заняться этим за меня, - пробормотала Маргрит, позволяя себе на минуту смежить веки.
        - Ах да, Александр, - делая вид, будто только что вспомнил о нем, вздохнул Густав. Его рубашка была небрежно распахнута, и пламя свечи освещало его могучую грудь. - Это, я полагаю, следующий вопрос повестки дня. Ты его любишь?
        Из глаз Маргрит тут же потекли слезы, и она отвернулась.
        - Откуда я знаю? Я думала, что и Карла люблю. Что мне вообще известно о любви?..
        - Гмм… такое чувство мне знакомо, - задумчиво произнес он. - Ну а что у вас с сексом? Тебе с ним хорошо?
        Утопив подбородок в ладонях, Маргрит уныло смотрела в окно.
        - Не твое дело… Впрочем, скажу: мы не были близки, - вяло произнесла молодая женщина и увидела в оконном стекле, как в зеркале, что мужчина за ее спиной медленно повернул к ней голову.
        - Как, совсем?
        Она молча кивнула.
        - Но почему? Может быть, у него другие пристрастия? Если так, то что ты надеешься получить от этого брака? И денег не будет, если ты отдашь ему наследство.
        - О Господи, да какое это имеет значение?
        Просто дело в том, что мы не… то есть я… Словом, это совершенно неважно.
        - Это секс-то не важен?.. - изумленно протянул Густав. - Сколько, ты сказала, тебе лет?
        - Ты отлично знаешь, черт побери, сколько мне лет, и вопрос вовсе не в этом! Почему ты все сводишь на животный уровень?
        - Как специалист по коровам, я бы назвал этот уровень практическим. По крайней мере, в последнее время ни у одной из моих завоевавших призы коров не было повода плакать.
        - Ну, я-то к твоим породистым телкам не принадлежу! - вскинулась Маргрит. - И вообще, давай закончим эту тему!
        Не обращая внимания на ее вспышку, Густав встал и потянулся всем телом, демонстрируя великолепную мускулатуру.
        - Неплохая мысль. Я как раз не прочь приступить к десерту. А ты? Хочешь мороженого?
        Глупо было отказываться от простейшего выхода из неловкой ситуации. Кроме того, мороженое было одной из ее слабостей.
        - Никогда не имела возможности поесть вволю, - призналась Маргрит. - Пожалуй, я съем его на улице, пока ты не выдумал какой-нибудь нестандартный способ разделаться с десертом.
        - Положись на меня. Такие вещи едят только одним способом. - Густав поднес было руку к ремню, но замешкался и вопросительно приподнял бровь. - Ты в этом наряде и купаешься?
        Маргрит в недоумении посмотрела на свои шорты.
        - Я же сказала, что купальника у меня нет.
        Густав расстегнул молнию и, не успела Маргрит глазом моргнуть, как он уже снял джинсы, под которыми, к ее облегчению, были знакомые плавки. Швырнув рубашку и джинсы на кровать, он небрежно обхватил молодую женщину рукой за плечи и повел к выходу.
        Однако Маргрит отстранилась, ощущая смутный холодок в животе.
        - Хорошо. Но сначала мороженое, а уж потом брызгаться. Ты небось запрятал подальше полоскательные чашки, а?
        - Солнышко, уверяю тебя, я знаю способ куда лучше. Меня давным-давно научили, как нужно есть мороженое на воздухе… Хотя тетка Биргитта с мужем, конечно, этого бы не одобрила. Но ты ведь отважная. Давай усядемся на надувном матрасе и слопаем десерт на воде.
        - Матрас протекает, и тебя не выдержит, ты же тяжелый, как слон. - Маргрит не могла удержаться от соблазна подпустить еще одну, последнюю шпильку, боясь признаться даже себе, насколько приятно ей общество Густава Бервальда. - Вон ты какой здоровый!
        - Тогда я буду рыцарем и уступлю матрас тебе. Меня удержит на плаву мое самомнение.
        С улыбкой и без тени раскаяния молодая женщина босиком спустилась к воде. Над озером висела луна, бросая голубоватый отблеск на стайку облаков. Идея полакомиться десертом, качаясь на волнах, выглядела столь заманчивой, что противиться ей не было сил. И потом, они же будут на расстоянии…
        Это было великолепно! Покачиваясь на невысокой волне, поднятой теплым ветерком, Маргрит с удовольствием съела чудесный сливочный пломбир. Неподалеку, лежа на спине, расположился Густав. Несколько минут они молчали, то приближаясь друг к другу, то вновь расходясь.
        Наконец Маргрит села прямо, свесив ноги по разные стороны матраса, и простонала:
        - О, это райское блаженство! Знаешь, Густав, хоть ты и животновод, но порой тебя посещают потрясающие мысли.
        Он развернулся, подгреб к ней и поймал ее за запястье.
        - В чем дело, разве у меня в волосах застряла сенная труха? Я думал, ты смирилась с моим деревенским происхождением, - заметил он не без язвительности. - Ай-ай-ай, ну кто же так неопрятно ест? У тебя руки липкие!
        - Ага, а ты, выходит, прямо-таки образец изысканности! Эй… - Она поперхнулась и попыталась отнять руку, которую Густав поднес к губам и начал слизывать с ее пальцев пахнущие ванилью следы мороженого. - Перестань!
        По всему телу Маргрит прошла судорога.
        Она резко выдернула руку, спрятала ее за спину и уставилась на него широко раскрытыми глазами.
        Густав мягко засмеялся. Луна светила ему в затылок, но молодая женщина все равно разглядела его сияющие белизной крепкие зубы. В это время его взор блуждал по ее лицу.
        - У тебя всегда, даже в детстве, были потрясающие глаза!
        Отплыв на безопасное расстояние, Маргрит с, трудом преодолела дрожь в голосе и сказала:
        - Я и не знала, что ты обращал в детстве внимание на мои глаза.
        - Ну, их трудно было не заметить, когда ты подглядывала из кустов. Когда я с братьями или с подружками приходил к озеру, ты была уже тут как тут и нам приходилось ждать, пока ты не уберешься… чтобы тут же вернуться… - Густав не договорил умышленно, Маргрит, которой казалось, что болтать о далеком прошлом спокойнее, чем обсуждать неустойчивое настоящее, с готовностью приняла игру.
        - Надеюсь, я не заставляла вас ждать слишком долго? - невинно спросила она. - И потом, мы бы охотно привечали вас на наших пикниках. Бабушка считала вас очень милыми ребятами.
        - О, не сомневайся, мы такими и были!
        Кого хочешь спроси!
        По-прежнему сидя на матрасе верхом, Маргрит откинулась назад. Теплая вода ласкала ее слегка загоревшую кожу. Низко над озером промчалась летучая мышь и снова взмыла вверх, где-то неподалеку громко плеснула рыба. Уж не знакомый ли окунь радуется своему третьему рождению?
        - Маргрит… - осторожно позвал Густав. Ей очень не хотелось прерывать состояние блаженства. Когда еще оно опять наступит? - Маргрит, я сейчас утону.
        - Ничего, выплывешь, - ответила она. - А как же твое самомнение, забыл?
        - Ты его продырявила своими колкими репликами по поводу моего низкого положения, - раздался совсем рядом с ней нарочито жалостливый голос Густава. - Думаю, мы уместимся на одном матрасе. После еды мне не доплыть до берега.
        Не успела Маргрит и глазом моргнуть, как он взгромоздился на ее утлый плотик, едва не потопив их обоих. Силясь сохранить равновесие и не перевернуть матрас, молодая женщина вцепилась ему в плечи.
        Когда они наконец заняли относительно устойчивую позицию, концы матраса загнулись вверх и прижались к их спинам.
        - Не двигайся, - предупредил Густав.
        - Даже не разговаривай со мной! - огрызнулась Маргрит, кипя одновременно от негодования, радости и чего-то еще, что не пыталась анализировать.
        Она повернула голову, чтобы хоть чуточку отодвинуться от него.
        - Но-но! Сиди смирно, - прошептал Густав.
        Потом убрал ее руки со своих плеч, приподнял и крепко прижал ее бедра к себе. Теперь они находились вплотную друг к Другу, Маргрит фактически сидела верхом у него на коленях.
        - Смотри, аист!
        В смущении она взглянула поверх его плеча в направлении старой ивы, где виднелось большое белое пятно. Чтобы удобнее было смотреть, Густав решил чуть развернуть матрас, для этого он наклонился вперед и завел руки ей за спину. Каждый его гребок означал тесное соприкосновение, обжигающее ее чувствительное тело.
        - Густав! - свирепо прошептала Маргрит.
        - Тихо, - пробормотал он и прикрыл ей рот ладонью.
        Его пальцы блуждали по ее лицу, пока один из них не сломил сопротивление губ и не проник внутрь. Маргрит попыталась вытолкнуть его языком, но получилось, будто она его ласкает.
        Застонав, Густав привлек ее ближе к себе и, приблизив лицо, заменил палец языком.
        Все это походило на сон. Двигаться быстрее они не решались, боясь перевернуться, и под этим жалким предлогом Маргрит отбросила последние крохи здравого смысла. Чем более дерзким и агрессивным становился его язык, тем выше было ее наслаждение. Упиваясь им, она жадно целовала Густава, словно после долгой голодовки наконец дорвалась до пищи.
        Руками Маргрит впилась ему в спину, тогда он, чуть отстранившись, развел их и, не обращая внимания на протесты, стащил через голову ее мокрую майку. Однако после этого он не прильнул к молодой женщине, а, наоборот, взяв ее руками под мышки, откинулся назад, и под его пристальным взглядом она опустила глаза. Ее груди - маленькие, но высокие, похожие на чашечки цветов, - сияли в лунном свете.
        - Густав… - взмолилась Маргрит внезапно дрогнувшим голосом.
        - Радость моя, успокойся, я с тобой.
        - Именно из-за этого я и не могу успокоиться.
        - Я, признаться, тоже, - прошептал Густав.
        Его руки тихонько прикоснулись к ней, пальцы стали поглаживать холмики ее грудей.
        И Маргрит едва не вскрикнула от необычного ощущения под ложечкой, будто там натянулась серебряная струна. И тут, прежде чем молодая женщина успела понять, что происходит, он подался в сторону и увлек ее за собой в безмолвную темную глубину озера.

5

        Такого с ней еще не бывало. Обняв ее, Густав плыл, работая ногами и одной рукой. Второй он так плотно прижал Маргрит к себе, что она ощущала каждый мускул его плоского живота и мускулистых ног, которые толчками приближали их к берегу.
        - Ненормальный! - хрипло прошептала молодая женщина, изо всех сил стараясь держать рот над водой.
        - Тише, моя милая длинноногая водяная ведьмочка! Ты нас утопишь.
        Она покорилась и, подняв лицо как можно выше, прильнула щекой к его шее. Ее обволок запах здорового мужского тела, под прохладной кожей которого пылал настоящий огонь.
        Из воды он вынес ее на руках. У нее не было сил взбираться по крутому скользкому берегу, по мокрой от росы траве.
        - Моя майка, - беспомощно прошептала Маргрит.
        - Я тебе принесу одну из моих рубашек, - пообещал Густав с удовольствием, которого не мог скрыть сипловатый голос.
        На воздухе было теплее, чем в воде, однако молодую женщину зазнобило. Видимо, она все-таки замерзла. Откуда бы иначе взяться неудержимой дрожи?
        - Пойдем, я тебя оботру, - прошептал Густав, заводя ее в теплую тьму дома.
        Полотенца висели за дверью. Он снял их, Одним накрыл ее голову, а другим закутал обнаженные плечи.
        - Я зажгу свечу, хорошо?
        Вспыхнула спичка, и Маргрит отвернулась.
        Она не могла смотреть на Густава после того, как ответила на его ласки.
        - Это был условный рефлекс на тебя, - повторяла Маргрит, остервенело растирая голову.
        Густав взял из ее рук полотенце.
        - Что ты там ворчишь? - чуть насмешливо спросил он, умело вытирая ей волосы, словно каждый день только этим и занимался.
        Они сидели сейчас на одной из кроватей.
        Густав для удобства прижал Маргрит макушкой к своей груди.
        - Ах да, я же совсем позабыл свое громкое имя и славу!
        - А я помню. Если я подросла и попалась тебе под руку, то это не значит, что я стала доступной. - Она словно пыталась этими словами отгородиться от него.
        Густав поднял ей голову и с самодовольной улыбкой обмотал полотенце вокруг шеи.
        - Что ж, Маргрит, сама напросилась. Между прочим, некоторые женщины обожают такие вещи. А разочаровывать даму не в моих правилах.
        - Но я не некоторые, - заявила она, впрочем уже не столь уверенно, почти желая, чтобы Густав попытался довести дело до конца силой, тогда у нее было бы право выставить его со своей территории. - Я тебе уже говорила: секс меня мало интересует. У меня есть дела поважнее. И меня раздражают приставания доморощенного донжуана, который считает себя вправе соблазнить любую женщину, которая с ним купается.
        Света в комнате было мало, и, возможно, в синих глазах Густава сверкали не искорки радости, как ей казалось вначале, а огоньки гнева. Так или иначе, извиняться Маргрит не собиралась и соображала, как бы поскорее закончить вечер. Но поползновения «доморощенного донжуана» привели в такой разброд ее мысли, что она никак не могла подобрать нужные слова.
        - Дядя Мартин давно здесь был? - неожиданно спросил Густав, проглотив ее резкость, чего она совсем не ожидала. - Биргитта не любит, когда он один отправляется на рыбалку, ведь твой дядя недавно перенес инфаркт.
        Напряжение спало. Но Маргрит тут же подумала, что никто даже не удосужился сообщить ей, когда заболел ее любимый дядя. Разве она бессердечная эгоистка? Неужели они решили, что она за своими делами забыла родных? А может, это и в самом деле так?..
        На другой, день незадолго до полудня, прикатил дядя Мартин.
        - Здравствуй. Вот надумал посмотреть, как ты тут, - приветствовал он племянницу. - И сообщить, что тебе вчера вечером звонил приятель из столицы.
        Маргрит на всякий случай оставила в Стокгольме номер телефона родственников, но никак не ожидала, что им воспользуются.
        - Кто это был?
        - Некто по фамилии Болиндман. Он говорил так, будто надел туфли на два размера меньше.
        Молодая женщина засмеялась, представив разговаривающего с дядей Александра. Они сели на покосившуюся скамью в тени ивы.
        - Это ты верно заметил! - прыснула она, взяв на душу небольшой грех. - Я должна ему позвонить?
        - Как хочешь. Но вот что он велел тебе передать: «Кончай играть в Робинзона, возвращайся, твое место здесь. Ты нужна галерее и мне тоже». Помнится, он выразился именно так.
        Дядя положил руку на спинку скамьи.
        - Что это за галерея? И, коли на то пошло, что это за парень в тесных туфлях?
        Вытянув ноги, Маргрит откинула голову назад и опустила ее на руку дяди. Смех, вырвавшийся из ее горла, лишь на какой-то миг грозил перейти в слезы, но она легко подавила их.
        Дни на острове определенно пошли ей на пользу, а ведь последние месяцы она в таких случаях совершенно не владела собой.
        - Галерея - это место моей работы. Мужчина в тесных туфлях - Александр Болиндман, мой начальник и ее владелец. Но все это чепуха. Дядя, почему ты мне не сказал про свое сердце?
        - Это все Биргитта, хочет нянчиться со мной и рассказывает всем, что я болен, - проворчал он. - Вечно выдумывает невесть что!
        Обыкновенный инфаркт, от этого разве умирают на нашем острове? Вот если бы на меня свалилась сосна, тогда, конечно, надо было бы посылать за священником.
        Что ж, юмор показывает, что организм борется с болячками, решила Маргрит и перестала тревожиться за дядино здоровье. Когда, попрощавшись с племянницей, он отправился домой, молодая женщина занялась тем, о чем всегда только мечтала.
        Она извлекла из дорожной сумки коробку акварельных красок, беличью кисточку и пачку бумаги. И, вытащив из дома стол, устроилась за ним, с огромным прилежанием рисуя сосновый бор, виднеющийся на противоположном берегу озера. Но вскоре незаметно подкравшаяся туча загнала ее под крышу.
        Тут и появился Густав. Поставив грузовичок поближе к крыльцу, он ворвался в дом, промокший до нитки и верь забрызганный грязью.
        - Ты как ньюфаундленд, только что спасший утопающего! - протягивая ему полотенце, которое тут же потемнело от влаги, сказала весело Маргрит. - Придется завтра посетить прачечную самообслуживания. Ты мне принес что-нибудь поесть?
        - Ненасытное создание Я предлагаю тебе восхищаться моим прекрасным ликом, благоговейно слушать, как я блистаю остроумием, а ты думаешь только о своем желудке!
        Он бегом добрался до грузовика и вернулся с корзиной и двумя бутылками вина. Маргрит взяла у него бутылки и, наклонившись над столом, заглянула в корзину.
        - По крайней мере, я правильно оцениваю себя, - с усмешкой возразила молодая женщина, изучая ее содержимое: круг мягкого сыра, два пирога с рыбой, что-то завернутое в фольгу и пахнущее, как… - Свиные ребрышки! Поджаренные над углями на решетке! Густав Бервальд, ты просто соблазнитель!
        - Пирушка не обещает быть чересчур опрятной: у тебя удобств маловато. Стол из дома стоит на берегу! Если только ты любишь есть под дождем…
        - Я рисовала, сидя за ним, - пояснила Маргрит, вынимая из корзины ребрышки, сыр и еще несколько таинственных свертков. - Хотя почему я, ведь ты все равно уже мокрый и грязный…
        Вернувшись через минуту, Густав пробормотал, что его беззастенчиво используют. И Маргрит, повинуясь внезапному порыву, чего С ней не было уже несколько лет, чмокнула его в квадратный подбородок.
        - Ну-ну, тебе же это нравится. Каждому ведь приятно чувствовать, что он кому-то нужен.
        Они поставили стол между кроватями и распаковали все свертки. Маргрит выложила стопку бумажных салфеток, Густав откупорил одну из бутылок. Они уселись на койки по-турецки и принялись жевать, болтать и смеяться.
        - Такие вещи просто невозможно есть культурно, - пожаловалась она, когда Густав протянул руку, чтобы стереть у нее с подбородка капельку соуса.
        - Смотря что считать культурным. Обгладывать кости - давний славный обычай шведского народа.
        Потом они поговорили о политике, об искусстве и о нашумевшем романисте, которого Маргрит встретила недавно на выставке. Далеко не сразу она поймала себя на мысли, что для фермера Густав Бервальд весьма увлекательный собеседник. Столько смеяться ей не приходилось уже много лет, а в последнее время, хоть она этого и не сознавала, смех вообще исчез из ее репертуара. Но остро отточенное чувство юмора Густава зацепило и разбередило ее собственное. Раз за разом он заставлял ее хохотать до изнеможения.
        - Разве тебе не весело с Александром? - неожиданно спросил Густав.
        - У нас с ним похожие вкусы, но я, кажется, ни разу не видела, чтобы он позволил себе расслабиться и засмеяться.
        - А твой покойный муж?
        - Карл? О, тот вообще стыдился любого проявления эмоций. Только раз, помню, он не сумел скрыть радости - когда ловко облапошил другого коллекционера…
        Не договорив, Маргрит опустила голову и стиснула кулаки. Густав протянул руку через стол и осторожно разжал ее пальцы.
        - Не горюй, солнышко. Ты сейчас вся ощетинилась - от затылка до хвоста.
        - А вот Карл, - печально сообщила Маргрит, - никогда не произносил слов вроде
«хвоста». По-моему, его смущала анатомия.
        Густав насмешливо заметил, что, похоже, немало найдется вещей, которых Карл никогда не делал. И Маргрит, несмотря на свой печальный настрой, не могла с ним не согласиться., Но молодую женщину все же задело то, с какой заинтересованностью и дотошностью Густав расспрашивает о мужчинах в ее жизни, и она поспешила сменить тему, сообщив:
        - Приезжал дядя Мартин… Сказал, что звонил Александр. - И, похоже, ничего от этого не выиграла: разговор снова вернулся в прежнее русло.
        - Так ты уже приняла решение? - Густав встал и закрыл окно: капли дождя начинало задувать внутрь. Он обошел комнату, проверяя все окна, и наконец остановился рядом с Маргрит. - Ты собираешься выйти за него замуж? - тихо спросил он.
        Нервно вертя в руках бокал, молодая женщина отвернулась.
        - У меня еще неделя, - уклончиво ответила она.
        - Но ты уже взвесила все? Учти, ведь он с тобой не только не спит, но даже не смеется.
        Ты хоть сознаешь, что вы все время будете вместе, просто деться будет больше некуда?
        Глядя, как за стенами домика бушует гроза, она тщетно пыталась уйти в себя под монотонный стук дождя по крыше.
        - Боже, ну откуда я знаю? - воскликнула она. - Ведь у нас так много общего!
        Густав осторожно положил руку на ее узкую лодыжку, но не гладил, а просто грел своим теплом.
        - Я твой друг, Маргрит. Мне тяжело смотреть, как ты совершаешь еще одну большую ошибку. Ведь мы оба из собственного опыта знаем, что неудачный брак не проходит для человека бесследно.
        Она резко повернулась, и в желтом свете фонаря он увидел ее большие умоляющие глаза.
        - Ну откуда можно знать заранее, Густав Бервальд? Дай мне надежное доказательство.
        Он провел рукой по всей длине ее голени и накрыл колено.
        - Если бы все всегда шло, как мы хотим, не существовало бы такого понятия, как развод. Но, оглядываясь в прошлое, я бы всякому посоветовал, прежде чем связывать свою судьбу с другим человеком, как следует изучить самого себя. А вот ты, Маргрит, ты хорошо знаешь себя?
        - У меня есть занятие получше, чем копаться в своих слабостях!
        Спустив ноги на пол, она промямлила что-то насчет кофе, но Густав поймал ее за руку.
        - Не увиливай от ответа, Маргрит. Мы оба прекрасно знаем, почему ты хочешь убежать. - Его низкий, протяжный голос дрожью отозвался у нее в спине, и, прежде чем она успела уклониться, он повернул к себе ее голову и отыскал губами рот, За секунду она из воплощенного здравого смысла превратилась в воплощенное ненасытное желание. Единственной реальностью были стиснувшие ее руки Густава и его язык, едва касающийся ее губ. Маргрит чувствовала его теплые руки у себя на спине, на плечах. Он стал нежно водить губами по ее рту, и из ее груди вырвался низкий звук. Она ощущала, как ей передается его учащенное сердцебиение.
        Поцелуй оставался легким и мучительно дразнящим, словно Густав намеревался исследовать и запомнить каждый изгиб ее тела. Руки у него задрожали, напряглись, и Маргрит первая не выдержала этой взаимной скованности.
        Отбросив всякое стеснение, она приоткрыла губы ему навстречу. Не сдержав стона, он опрокинул безвольное тело женщины на кровать, придавил своей тяжестью и принялся расстегивать блузку.
        Теперь, когда условности были наконец преодолены, Густав никак не мог ею насладиться.
        - Маргрит, Маргрит, ты чертовски аппетитна, - невольно вырвалось у него, когда он ощутил в нижней части ее шеи бешеное биение пульса.
        Его руки уже распахнули блузку и теперь ласкали грудь. Он нетерпеливо сдернул с нее шорты, а Маргрит, подняв руки, потянула вверх его рубашку. Густав натянуто засмеялся и, помогая ей, стащил рубашку через голову и отшвырнул в сторону. Маргрит не могла оторвать взгляда от совершенных линий его торса.
        Она инстинктивно развела ноги так, чтобы он мог теснее прижаться к ней. На этот раз поцелуй был глубоким, почти неистовым, потом его губы медленно спустились к груди, оставляя за собой волнующий след страсти. Густав утолил мучительную жажду груди и пробудил к жизни остальные уголки ее истомившегося тела.
        - Густав, о, прошу тебя?.. О, так, так!.. - восклицала Маргрит, не подозревая, что говорит в полный голос.
        Теперь его губы добрались до ее пупка, а рука скользнула в ложбинку под животом. Когда же его язык отыскал средоточие самых невообразимых ощущений, дыхание Маргрит прервалось и она судорожно вцепилась в его плечи, вдавив пальцы в упругие, твердые мышцы.
        Густав навис над ней, и она перебирала пальцами курчавые волосы на его груди. Видимо, она больно его ущипнула, потому что он вздрогнул и снова навалился на нее всей тяжестью. Она с радостью приняла его: ее распирало желание познать каждый дюйм его могучего тела своим, ставшим вдруг страстным и требовательным телом. Повинуясь внеземному порыву, она неловко повернулась в попытке приспособиться к этим ошеломляющим новым ощущениям своей плоти, и тут напряженное тело Густава несколько раз содрогнулось.
        - Скажи, что мне для тебя сделать, Маргрит? - прохрипел он.
        Сбитая с толку, женщина посмотрела в его окутанное полумраком лицо и не знала, что сказать. Не время было для слов или просьб.
        Зато было время погасить адский пламень, пылающий в ней и рвущийся наружу.
        - Густав, пожалуйста…
        - Скажи мне, Маргрит, ты меня хочешь?
        Хочешь, чтобы мы занимались любовью? Хочешь получить все, что я могу тебе дать - и телом, и разумом?
        Она продолжала смотреть на него. Буря противоречивых чувств в душе лишила ее дара речи.
        Господи, что за игру он еще затеял?
        - Ты не хочешь меня?
        Густав порывисто сел, отвернулся от нее и, положив кулак на спинку кровати, прислонился к нему лбом. Она видела не только блеск пота на его спине, но даже легкие подергивания кожи от ударов сердца. Глубоко разочарованная, Маргрит коснулась его рукой, но он резко отстранился, вскочил и шагнул к двери.
        Она отчетливо слышала его дыхание. Дождь, казалось, перестал, стояла напряженная тишина, чреватая взрывом.
        - Густав, - шепотом позвала молодая женщина.
        - Забудь обо всем, Маргрит… Впрочем, если тебя это волнует, поверь мне, ты во всех смыслах совершенно нормальная женщина. Советую тебе дважды подумать, прежде чем связывать судьбу с каким-нибудь бесполым существом, что бы он тебе ни предлагал.
        Его слова зазубренным лезвием полоснули по ее нервам. Она совершенно не знала, как избавиться от этой новой нестерпимой боли, когда кровоточит душа. В этом состоянии она не могла лукавить даже перед собой и снова заговорила:
        - Что случилось, Густав? Я сделала что-то не так? Мне, наверное, не хватает опыта.
        - Маргрит… - Он запнулся, а она не могла понять, почему голос его стал таким резким.
        Какое чувство обуревает его? Раздражение? Разочарование? - Бог мой, Маргрит, что толку тебе объяснять! Давно уже я не хотел женщину так, как хочу тебя, но я не могу взять на себя ответственность - за нас двоих.
        Ответа не последовало. И Густав повернулся к ней с искаженным от душевной муки лицом.
        - Еще слишком рано, Маргрит. Что бы ты сейчас ни думала, но к этому ты пока не готова, и я, оказывается, тоже. Нужно просто немного повременить, моя радость. - Он отрывисто засмеялся, и смех его был похож на треск разрываемой ткани. - Когда я в следующий раз ошалею и потащу тебя в постель, напомни мне, что я сейчас сказал, хорошо?
        С этими словами он вышел из дома. Собрав остатки гордости, Маргрит встала в дверях и смотрела, как он широким шагом идет через поляну.
        - Держись от меня подальше, Густав Бервальд! - крикнула она ему вслед - И не приходи сюда, пока я не уеду!
        Маргрит не была уверена, что ее слова достигли его ушей. Она даже не знала, хочет ли этого, но он помедлил мгновение, прежде чем захлопнуть дверцу грузовика.

6

        На следующее утро Маргрит, к своему удивлению, не могла понять, одеревенели у нее мышцы или, напротив, размякли. Во всяком случае, эмоционально она была совершенно разбита, словно ее переехало паровым катком.
        Попытавшись изобразить улыбку, она зарылась пальцами в спутанные волосы. Дождь всегда нагонял на нее сон, а сегодня он не прекращался всю ночь. Тем не менее она смогла заснуть лишь несколько часов спустя после того, как Густав уехал.
        Дело было в том, что прошлый вечер стал для нее ошеломляющим откровением. Ни один мужчина раньше не мог ее так расшевелить.
        Может быть, повлияло вино, а может, и все остальное. Но, как бы там ни было, такого она от себя никак не ожидала. Теперь, при свете дня, механически жуя остатки винограда и сырного печенья из корзины Густава, она пыталась разобраться, что же это было. Гнев? Не совсем. Бесполезно отрицать, что она была страстным партнером, даже очень страстным. Остановился Густав, а не она. До столь высокой точки наслаждения она никогда еще не добиралась. А такие волнующие мгновения, как правило, не повторяются.
        Ей следовало бы подумать об их следующей встрече и возблагодарить судьбу за то, что у Густава хватило здравого смысла отступить, когда еще не стало поздно. Но будь она проклята, если у нее мелькнула мысль о том, чтобы поджать хвост и бежать только потому, что она немного перебрала вина и сваляла дурака с человеком, которого знает с детства!..
        Бредя вдоль кромки воды и глядя, как жаркое солнце разгоняет утренний туман над озером, Маргрит гадала, почему расстроился брак Густава. Ей смутно помнилась простушка с пышными формами и в крошечном бикини, разражающаяся пронзительными визгами каждые пять минут. Какие силы могли заставить такого умного и проницательного человека, как Густав Бервальд, связать судьбу с этой безмозглой куклой?
        Маргрит вернулась в дом, оделась в то немногое, что еще оставалось чистым, а все нуждающееся в стирке, выйдя, свалила на заднее сиденье машины. Понятно, что этот день ей следует провести подальше от родительского домика. Во-первых, надо посетить деревенскую прачечную, а во-вторых, осмотреть еще раз здание местной церкви…
        Молодая женщина вернулась, когда уже совсем стемнело, и встревожилась, увидев ворота открытыми. Она никогда не забывала запирать их за собой. У нее перехватило дыхание еще прежде, чем она успела заметить меж сосен знакомый серый грузовичок. Весь день она боялась даже подумать о том, что произошло накануне вечером и что будет, когда ей придется снова встретиться с Густавом и сделать вид, будто она не была потрясена, когда он оставил ее в самый последний момент.
        Открыв дверцу машины, Маргрит услышала какой-то шум в доме и застыла на месте, не в силах подавить разочарования, которое охватило ее, когда она поняла, что Густав пренебрег ею. Теперь ей будет еще труднее сдерживаться.
        - Тетя Биргитта, это я! Вот только вещи заберу из машины и приду!
        Маргрит вышла на поляну, и тут ее дежурная улыбка дрогнула и пропала: ей навстречу шел Александр. Пакет с чистым бельем вывалился из онемевших пальцев.
        - Александр… Что ты здесь делаешь?
        - Думаю, скорее мне надо спросить у тебя, где ты была целый день. Я жду тебя уже несколько часов! И твои родственники тоже тебя ждут.
        Маргрит провела рукой по глазам, желая убедиться, что это не галлюцинация. Ее губы искривились в подобии улыбки, но тут же снова выпрямились. Она быстро взяла себя в руки, подошла к Александру и чмокнула его в щеку.
        - Как мило, что ты приехал, - произнесла она и отвернулась, чтобы поприветствовать тетю и дядю, взглядом, однако, ища другое лицо.
        Густав дал приманке затонуть. Из-за деревьев за его спиной доносились приглушенные голоса. Черт, и принесло же этого Болиндмана именно теперь! Он с первого взгляда понял, кто это, дядя Мартин мог бы его и не представлять…
        Кто-то тронул приманку, и Густав, осторожно пошевелив удилищем, положил его на траву, сел рядом и уставился на противоположный берег.
        Чем сейчас занимаются эти двое? Как она его встретила? Поцелуями, конечно, хотя это ничего не значит. Как Маргрит могла всерьез думать о браке с этой холодной рыбой, было выше его понимания. Если он хоть что-то доказал ей вчерашней ночью, так это то, что она слишком женщина, чтобы отдать себя этому бесполому субъекту.
        Густав вытащил из нагрудного кармана рубашки сигарету, закурил и стал хмуро смотреть, как голубоватый дымок рассеивается в неподвижном воздухе. Будь он порешительнее, сел бы в машину и убрался бы отсюда прямо сейчас. Свое дело он сделал во имя будущих времен. Черт, ведь он чуть голову не потерял!
        Кто бы мог подумать, что он докатится до того, что влюбится в дуру из рода Вестбергов!
        В эту девчонку, тощую, долговязую. В детстве она совсем не была хорошенькой, но где-то, может, в больших глазах, угадывалась какая-то значительность, которая уже тогда привлекала его в ней. Прошло столько лет, но он узнал ее без труда и, хотя забыл ее имя, помнил, как она, похожая на длинноногую прибрежную птицу, грациозно вышагивала по берегу озера. А ее глаза…
        Коротко выругавшись, Густав швырнул сигарету в воду. Он мог бы убить этого городского пижона, из-за которого у нее теперь тени под глазами. Когда-то, давным-давно, они были полны здорового любопытства, веселья и уверенности в том, что ее любят и понимают. Теперь же она как будто спряталась в надежное укрытие и только изредка оттуда выглядывала. Она красива. О Господи, да спросите об этом любого мужчину! Но выглядела так, словно совершенно потеряла доверие к себе как к женщине и в этом ей дьявольски стыдно признаться.
        Густав встал с выражением решимости на лице. За те давние благословенные времена, когда мальчишкой бегал на это озеро, он был благодарен ее дедушке, но остался в долгу перед самой Маргрит.
        Разобрав спиннинг, он прошел через лесок и, прежде чем его успели увидеть, мигом оценил обстановку.
        Маргрит сидела на складном стуле, вытянув перед собой длинные ноги, и с отсутствующим видом смотрела на воду. Александр пристроился рядом. Густаву показалось, что… она чем-то сильно расстроена. Всего за десять минут этот паразит превратил ее в красивую механическую куклу!
        - Густав! Иди к нам, мой мальчик, садись! - Дядя Мартин указал на скамью.
        - Благодарю, но мне, пожалуй, пора.
        Рыба уже наелась, и мне не хочется от нее отставать.
        Маргрит медленно повернулась и безжизненно взглянула на него. Он же посмотрел на нее в упор, сверкая глазами. Будь он проклят, если позволит ей не заметить его, сделать вид, будто прошлый вечер не задел ее так же сильно, как его.
        - Знаете что, - медленно произнес Густав, - приглашаю всех на ужин.
        Дело шло к вечеру. Мартин с Биргиттой вежливо отказались, сославшись на собрание деревенского клуба, и торопливо откланялись.
        Александра же идея поужинать в компании с незнакомым человеком не особо воодушевила. Но пренебречь неожиданным приглашением, оставаясь в рамках приличий, он не мог.
        Тем более что им все равно надо было где-то поесть.
        Густав извинился, что не может накормить их в своем доме, ибо его экономка готовит отвратительно. И предложил отправиться в местный ресторан. Для поездки выбрали машину Маргрит…
        В уютном ресторанчике на торговой площади разговор зашел о последних политических неурядицах. Маргрит беззастенчиво позволила себе отвлечься и уставилась невидящими глазами в глубь зала, думая о своем…
        - Не возражаешь, дорогая? - прервал Александр ее бессвязные мысли.
        Когда они были не одни, он говорил с ней демонстративно интимным тоном. Она тупо взглянула на него, и он повторил, что Густав пригласил их погостить у него до возвращения в Стокгольм.
        - Александр, но я уже устроилась, - заметила молодая женщина, видя краем глаза, что Густав напустил на себя вид учтивого безразличия.
        - Не будь смешной, Маргрит. Если бы я знал, что ты будешь жить в таких кошмарных условиях, в этой жалкой лачуге, я никогда не отпустил бы тебя из Стокгольма!
        Она уже готова была возразить, но вовремя прикусила язык. Спорить с ним бесполезно.
        Александр был из тех людей, кто предпочитает игнорировать возражения, чтобы лишний раз не раздражаться.
        - Вам будет удобно там. Хотя приличного питания предложить не смогу, - мягко заверил их Густав.
        - Что ж, большое спасибо. Но мы…
        Они заговорили одновременно, и Маргрит запнулась, беспомощно сознавая, что полностью теряет над собой контроль. Чувство было не из приятных.
        - Послушай, - все-таки начала она, прежде чем Александр успел продолжить, - я, наверное, останусь у себя. Но почему бы тебе одному не принять предложение Густава? Есть можно и в другом месте. Я даже сама могу приготовить рыбу на ужин.
        - Боже упаси! - с чувством произнес Александр.
        Официант принес бесподобную телятину с тушеными грибами, и дискуссия прервалась.
        Потом мужчины перешли к кофе, а Маргрит заказала себе половинку апельсина, сваренную в сиропе и поданную со сливками, засахаренным имбирем и шоколадной стружкой. Пока Александр рассуждал о перспективах капиталовложений в искусство и памятники старины, она наслаждалась десертом.
        - Мы можем все вместе вернуться и забрать твои вещи, Маргрит, - предложил Густав, расплатившись с официантом.
        - Спасибо, но я настаиваю на своем… Александр! - Она повернулась к своему боссу, надменно вздернув подбородок. - Завтра утром я заеду за тобой часов в десять, согласен?
        Обычно бледные щеки Александра побагровели. О согласии и речи быть не могло.
        На обратном пути, чтобы не видеть двух мужчин, каждый из которых был дьявольски амбициозен, Маргрит закрыла глаза. Однако сознание так легко не закроешь. Итак, Александр здесь. Но она этого не хочет, она еще не готова.
        Ей и без того непонятно, как вести себя с ним вне привычной обстановки, а тут еще безмолвное присутствие Густава Бервальда путает все карты. Эти мужчины и похожи, и не похожи друг на друга…
        Густав поставил машину позади своего грузовичка, и еще с минуту все сидели молча. Над верхушками деревьев висела луна, придающая озеру неземное очарование. В ее призрачном свете ветки плакучих ив сплетались в драгоценное кружево.
        - Сборы не займут у тебя много времени, - объявил наконец Александр. - Если не возражаешь, я подожду тебя в машине. Бог знает кто прячется в этих зарослях.
        Очень рыцарский поступок, подумала Маргрит с кривой усмешкой.
        - За меня не беспокойся, - сказала она, приоткрыв узкую дверцу и высунув ноги. - Нас тут охраняет аист и носит нам на завтрак лягушек. Дикий кот, правда, охотится за приезжими.
        - Надеюсь, ты шутишь, дорогая. - Александр манерно передернулся.
        Густав поспешно вышел, обогнул машину и подошел к молодой женщине.
        - Я помогу тебе собрать вещи, Маргрит. - Он произнес это с улыбкой, и у Маргрит шевельнулось подозрение, что Густав сделал это нарочно.
        - Александр, сейчас вы с Густавом поедете к нему домой, - игнорируя услышанное, заявила молодая женщина. - Я же ясно сказала, что сниматься с этого места не хочу. Я люблю его, здесь мой дом, сюда я и ехала. Завтра у нас будет жаркий денек. Ты поразишься, что за галереи есть в этих краях!
        Александр с шумом втянул в себя воздух.
        - Маргрит, будь так добра… я очень устал сегодня и совершенно не настроен потакать твоим играм в скаутов. Какой бы ни была ферма у Густава, в любом случае она лучше, чем эта вонючая дыра! От озера несет сыростью и тленом!
        Уперев руки в бедра, Маргрит взглянула на него. Таким она Александра еще не видела. Она привыкла к его вежливости и сдержанности.
        Откровенной грубости Александр никогда до сих пор себе не позволял. Он впервые напомнил ей Карла Сергеля, и это ее испугало.
        Густав молча стоял поодаль, прислонившись к дверце грузовичка. Маргрит внезапно подумала, что ему не хватает сейчас охапки сена: он бы на ней разлегся и предался своим мыслям, пожевывая травинку и хитро поблескивая глазами.
        - Завтра мы заберем отсюда твои остальные вещи, - раздраженно продолжил Александр. - А теперь, если ты ничего не имеешь против, я бы хотел несколько часов поспать.
        Мы отплываем завтра в полдень!
        Десять минут спустя двое мужчин уже катили по проселочной дороге. И вскоре Густав проехал на своем грузовичке под старомодными въездными воротами. За всю дорогу до фермы они с Болиндманом не обменялись и тремя словами, но было ясно, о чем тот думает. Ему явно пришлось не по душе, что Маргрит его не послушалась, более того - отказалась даже говорить на эту тему.
        Пока все идет хорошо, решил Густав. Маргрит не подчинилась диктату Александра. И если завтра сумеет не поддаться на уговоры уплыть с этим модником в дорогом костюме, он будет жать, когда она окончательно начнет приходить в себя. Он со своей стороны сделает все, чтобы доказать ей, что она собой представляет…

7

        Вытершись досуха, Маргрит надела длинную шелковую юбку и черный лиф, завязывающийся на шее бантом и оставляющий почти всю спину обнаженной. Волосы она расчесывала до тех пор, пока они не стали потрескивать, а потом, как обычно, подвернула их внутрь. Раньше ее гладкому загорелому лицу требовалось лишь легкое прикосновение губной помады, но теперь следовало подкраситься как можно тщательнее, чтобы предстать перед Александром во всеоружии и объявить, что она не собирается сокращать свой отпуск даже на пять минут. И предложение его она пока принять не готова…
        Но что это? Шина спустила! А она еще нарочно растягивала купание и сидела в воде до посинения. И теперь, пританцовывая, хотя уже опаздывала на полчаса, шла к машине… А та припала на одну из своих резиновых лап и смущенно поблескивала хромированной решеткой.
        Ничего не поделаешь - придется менять колесо. Наморщив нос, Маргрит подумала и решила, что это будет несложно, только сначала надо снять юбку, иначе она обязательно наступит на подол и испачкает ее.
        Воровато оглянувшись на пустой, безмолвный лес, молодая женщина живо скинула юбку и, аккуратно положив ее на сиденье машины, осталась в весьма откровенном лифе и черных трусиках-бикини. Тут же она почувствовала влажной кожей прохладу легкого бриза.
        В маленьком солнечном тупичке среди сосен Маргрит установила домкрат и принялась за работу. Обнаженную спину пригревало солнце. Как приятно! Пожалуй, день будет жарким, а раз так, подумала она, пыхтя над колесом, придется искупаться еще разок, прежде чем отправляться на ферму Густава Бервальда.
        Она уже открутила две гайки и на чем свет стоит кляла болвана, намертво затянувшего третью, как вдруг почувствовала, что не одна. Опустившись на пятки, молодая женщина стерла пот, застилавший глаза, и обернулась. Так она и знала! Легок на помине…
        - Какого черта тебе здесь надо?
        Густые черные брови Густава удивленно приподнялись.
        - Ты еще спрашиваешь?
        - Ну, раз уж ты тут, может, поможешь?
        Марфит быстро поднялась и покачнулась.
        Было жарко, а она еще ничего не ела сегодня, и у нее все поплыло перед глазами.
        Густав хотел было поддержать ее за плечо, но она отпрянула.
        - Успокойся, Маргрит. - Через окно машины он достал ее юбку. - И надень это… от греха подальше.
        - Что, прямо сейчас? - спросила она, показывая ему испачканные в смазке руки. - Ты только посмотри на меня!
        - А я что, по-твоему, делаю! - ухмыльнулся Густав, с дерзкой улыбкой обводя взглядом ее стройную фигуру. Округлые бедра подчеркивали узость талии, черный цвет едва прикрывающих женщину лифа и трусиков подчеркивал золотистый загар. - Вот что, - уже серьезнее продолжил он, - подожди меня у озера где-нибудь в тени. Я сменю тебе колесо, потом мы приведем себя в порядок и чего-нибудь поедим. Я сегодня всю ночь провел с приболевшей кобылой, так что ты в полной безопасности. Прибереги свой сногсшибательный прикид для другого раза. Поменять шину - это, пожалуй, все, что я могу сделать на пустой желудок. Разве что еще полюбоваться чуток кое-кем.
        - А как насчет больной кобылы?
        - Ерунда. Она уже в порядке, а вот тебе не поздоровится, если ты сейчас же не уберешься из-под солнца.
        Спорить у Маргрит уже не было сил, поэтому она, испепелив Густава взглядом, осторожно, чтобы не испачкать, взяла у него юбку и отвернулась. Идя по тропинке к озеру, молодая женщина чувствовала на себе его взгляд, но нарочно не одевалась. Приболевшая кобыла, надо же! Провел с ней всю ночь! Везет же некоторым… Хорошо, если это действительно была лошадь, а то она, чего доброго, умрет от ревности и злости!
        Дойдя до берега, Маргрит села на песок в тени огромной сосны, расщепленной молнией. Юбку, так и не надев, молодая женщина положила рядом.
        Вскоре появился Густав, неся рубашку в руке.
        - Готово, - негромко возвестил он, опускаясь рядом с ней.
        Краем глаза она видела его могучие широкие плечи. По густым темным завиткам на его груди текла струйка пота, и Маргрит лишь усилием воли заставила себя отвести взгляд от замысловатой медной пряжки на широком кожаном ремне.
        - Спасибо. Я очень тебе признательна. Правда, это не значит, что я не могла бы справиться сама.
        - Конечно, - степенно произнес Густав.
        - Конечно, - отозвалась молодая женщина, и ее губы сами собой скривились в усмешке. - Слушай, ты так и не ответил, как здесь оказался.
        - Вообще-то я сюда приехал, потому что твой дружок Александр начал тревожиться. Ты, между прочим, опаздываешь. Уже почти половина двенадцатого.
        - Господи, у него же скоро отплытие! - ахнула Маргрит.
        - Не беспокойся, я сумел убедить его не спешить с возвращением в Стокгольм. Скажи мне спасибо: я спас остатки твоего отпуска. Он бы любой ценой добился, чтобы ты отправилась с ним.
        - Спасибо, но в этом не было необходимости. Мной не очень-то повертишь, как ты знаешь. - Маргрит произнесла это сухо и тут же отвернулась, чтобы не видеть скептической усмешки на его лице. - Веришь или нет, но я бы категорически отказалась возвращаться, пока не почувствовала бы себя в полном порядке…
        Александр бы наверняка стал возражать.
        Слово за слово, и она, вполне возможно, сама бы не заметила, как вылетела бы с работы. Боже ты мой, изумленно подумала она, и за этого человека я собиралась замуж?
        При ярком солнечном свете перед ее внутренним взором внезапно предстало то будущее, которое она себе прочила. На нее обрушился калейдоскоп впечатлений. Но одно она осознала четко: нельзя выходить замуж только потому, что не можешь найти логических доводов против этого, даже если тебя все время искусно к этому подталкивают.
        - А ты знаешь, что, когда твои волосы ярко освещены солнцем, они отливают золотом? Ты стала необычайно красивой женщиной, Маргрит, - заметил Густав таким бесстрастным тоном, как если бы говорил о прогнозе погоды.
        Показное самообладание разом покинуло ее, и Маргрит, беспокойно поерзав, поджала колени к груди.
        - Не такая уж я красивая. Следящая за собой - может быть. Симпатичная - если ты будешь столь великодушным. Но…
        - Гмм… следящая за собой. Именно это я и хотел сказать, - рассудительно произнес он.
        Маргрит чувствовала, что Густав переводит взгляд с ее ступней, испачканных в земле, на бедра, едва прикрытые черным бикини, потом на грудь, и выше, на пятно смазки, которой она случайно вымазала лоб. В его глазах горели озорные огоньки. Ну, это уж слишком!
        Маргрит наклонилась вперед, зачерпнула у края воды пригоршню жирной грязи и, прежде чем Густав успел увернуться, залепила ею ему прямо в грудь. Но когда нечаянно коснулась твердого мужского соска, в сузившихся глазах Густава сверкнуло такое пламя, что она, испугавшись, вскочила и пустилась наутек.
        - Я тебе покажу, как смеяться надо мной! - крикнула она и, увернувшись от его рук, бросилась в воду.
        Густав уже почти ее настиг, но задержался, освобождаясь от джинсов. С трудом оторвав взгляд от его мускулистого тела, Маргрит устремилась на глубину, но он быстро ее догнал, несмотря на уверенный кроль молодой женщины.
        - Не уйдешь! Я тебе помог, сменил колесо, а ты…
        Внезапно время повернуло вспять. Юный Густав Бервальд и чудесным образом преобразившаяся Маргрит оказались в ситуации, которую она тогда часами проигрывала в воображении.
        Ее пальцы соскальзывали с его гладких мокрых плеч, и он притягивал ее к себе, поблескивая смеющимися глазами.
        - Так мы говорили о грязевых ваннах…
        - Нет-нет, не говорили! - закричала Маргрит, извиваясь в его сильных руках.
        - Значит, ты хочешь получить ответное послание? Что ж, я польщен. - Он посмотрел на нее, игриво прищурив глаза.
        Но смеялся Густав так же натянуто, как и она. И во всем этом не было почти никакой чувственности. Просто приятно было ощущать на теле его руки. Их ноги переплелись, тела соприкасались, когда они барахтались, чтобы удержаться на плаву, похожие на двух играющих выдр.
        - Тружусь, как раб на галере, все пальцы стер до крови… - напомнил Густав, кладя Маргрит на лицо твердую ладонь и окуная с головой в воду.
        Выплыв и отплевываясь, молодая женщина вцепилась ему в волосы.
        - Ну-ну, произнеси еще что-нибудь не менее избитое…
        Он обвил ее плечи, и она не могла уже опустить рук.
        - И какова благодарность? - прорычал Густав, приблизив к ней лицо так, что она увидела морщинки, собравшиеся в уголках его глаз. - Горсть ила!
        Маргрит нырнула, проскользнув под его руками, и всплыла, посмеиваясь, уже на безопасном расстоянии.
        - Выражаю тебе самую искреннюю и горячую благодарность, - с дурашливой почтительностью пропела она. - Но ты же знаешь, я могла бы заменить колесо и сама - Ну что ж… тебе повезло, что за тобой приехал именно я, а не этот столичный бездельник.
        Густав перевернулся и лег на спину. Маргрит не могла отвести взгляда от его мускулистого лоснящегося от воды тела.
        - А действительно, почему он не приехал сам? - спросила она, пытаясь представить Александра, меняющего колесо… или плывущего по озеру. Но у нее ничего не получилось.
        - Побоялся заблудиться. Когда я уезжал, он смотрел картинки в гостиной. Но, вполне возможно, что, если мы не поторопимся, он вызовет спасателей.
        Густав непочтительно усмехнулся и легким кролем без всяких усилий подплыл к берегу.
        Маргрит последовала за ним. Ее настроение падало с каждым движением.
        - Пошевеливайся, - недовольно пробормотала она, когда Густав нагнулся за джинсами.
        Он первым вошел в дом, передал ей одно из полотенец и взял себе другое. Самый легкий намек так сильно повлиял на расположение духа Маргрит, и она инстинктивно поняла, что нужно рассердиться, тогда между ними возникнет спасительный барьер. Атмосфера сгустилась, все могло вспыхнуть от одного взгляда, а для нее чувство безопасности - самое главное.
        Густав сделал вид, что не заметил, как она внезапно ощетинилась. Он натянул джинсы, застегнул молнию и, втянув твердый плоский живот, защелкнул медную пряжку.
        Маргрит, стоя к нему спиной, рылась в чемодане.
        - Слушай, может, ты выйдешь, пока я одеваюсь?
        - Что-то ты сегодня не в духе, - заметил Густав. - Если тебя так раздражает процедура одевания, почему бы не оставить все как есть? Если у твоего дружка от такого зрелища не остановится сердце, то я со своей стороны готов рискнуть.
        - Оставь Александра в покое, он тут совершенно ни при чем!
        - Вот было бы хорошо, - процедил Густав сквозь зубы. - К сожалению, кто-то из нас собирается сойтись с ним поближе.
        Он вышел, хлопнув дверью, и все оборонительные сооружения, которые Маргрит возвела в своей душе, смялись, как бумажные голуби. Господи, да что с ней такое происходи? То она на крыльях летает от счастья, то рычит, как бешеная собака…
        Маргрит свернула между каменными столбами, обозначающими въезд на территорию фермы. Сегодня она не замечала пышной красоты буйно разросшихся кустов шиповника. Она следовала за грузовичком Густава, и в голове у нее была настоящая каша. Но Густав ли в этом виноват? Может быть, Александр? Или она сама? Как неудачно все они сошлись тут вместе, кисло подумала она, машинально притормаживая у решетчатого заграждения.
        Ехать до фермы кружным путем оказалось дольше, чем предполагала молодая женщина.
        И дома все еще не было видно. Вероятно, она недооценила обширности владений Густава Бервальда.
        Дом - большой, двухэтажный - вырос внезапно на склоне небольшого холма, высящегося над быстрым холодным ручьем. Его архитектурные формы словно продолжали местный рельеф, казалось, будто он возник здесь сам собой. Как потом выяснилось, Маргрит почти угадала. Ей понравилась непритязательная красота жилища Густава. Оно так ему подходило, что молодая женщина даже удивилась, почему раньше не представляла его себе именно таким.
        Затормозив позади грузовичка Густава, Маргрит вышла из машины прежде, чем он успел открыть ей дверцу.
        - Пойдем. Отведу тебя к твоему дружку, а сам посмотрю, что нас ждет на обед. Боюсь, Полин уже что-нибудь приготовила.
        - Я хочу, чтобы ты перестал называть Александра моим дружком, - потребовала Маргрит, идя за ним в большую квадратную гостиную.
        - Извини.
        Густав пересек комнату широким шагом и крикнул экономке, что они уже прибыли. Затем, снова извинившись, оставил молодую женщину одну.
        Маргрит нерешительно остановилась посреди обширного помещения. Ее внимание привлекла картина в высокой узкой раме, наполовину скрытая перистыми листьями пальмы.
        Отведя в сторону один из листьев, молодая женщина всмотрелась в умело выполненный офорт. Тот оказался не совсем в ее вкусе, но замысел и композиция были превосходными.
        Тогда молодая женщина удостоила своим вниманием другие картины на стенах и не осталась разочарована. Но как следует изучить их не успела - вернулся Густав с Александром.
        - Вот ты где, дорогая. Пойдем, я покажу тебе, что здесь нашел. Густав говорит, что лично знает некоторых из художников. Есть один… впрочем, сама увидишь.
        Маргрит отлично знала эти симптомы. Александр взял след. Только на пороге нового художественного открытия его бледные щеки озарялись румянцем волнения.
        Густав, в очередной раз извинившись, отправился переодеваться, и молодая женщина почувствовала на своем локте мягкую ладонь Александра.
        - Пойдем, пойдем, дорогая. Эти офорты кажутся мне довольно интересными, но они не идут ни в какое сравнение с пастелями… Ну, что ты о них скажешь? Густав не представляет, чем владеет. И я намерен, прежде чем уехать из этого медвежьего угла, подписать с неким художником контракт о персональной выставке в нашей галерее. Какие у нас планы на ближайшее время? Нельзя ли отодвинуть других художников на более поздний срок, а на их место…
        - Александр, - поспешно перебила его Маргрит, - ты не хуже меня знаешь, что у нас все забито на три года вперед!
        - Можно кого-нибудь заменить или объединить, сделать выставку трех художников вместо двух, - настаивал он, но молодая женщина покачала головой.
        - Уже дана реклама.
        - Я это все понимаю. Но ты только посмотри! - Он указал ей на большую пастель, изображающую несколько обнаженных фигур на фоне папоротников и восточных ковров. - Как я могу пройти мимо художника такого масштаба, когда любую его работу у меня купят прежде, чем я успею ее выставить?
        Так вот что за картинки смотрел Александр, когда Густав поехал за ней! Проглотив смешок, Маргрит несколько минут внимательно рассматривала пастель. Потом изучила другие работы, а под конец обратила внимание и на саму комнату, большую, но обжитую и очень уютную.
        Потертые полотняные чехлы закрывали превосходную мебель. На стенах висело не меньше дюжины неравноценных по качеству, но гармонирующих с интерьером картин, темный деревянный пол был покрыт коврами разных цветов. На полках стояли журналы и книги и - как завершающий штрих - огромная ваза из хрусталя. Маргрит внезапно поняла, что эта комната очень близка ей по духу, как, впрочем, и весь дом. Хотелось свернуться на этом длинном диване клубочком и подремать в свое удовольствие…
        Но, прежде чем она смогла бы осуществить свое намерение, вернулся Густав.
        - Если вы готовы отважиться пообедать, то прошу к столу, - добродушно сказал он.
        - Один из художников, - как бы между прочим начал Александр, идя вслед за хозяином в маленькую, залитую солнцем столовую, - подает некоторые надежды… Конечно, техника еще сыровата… Но милая непосредственность очень располагает. Естественно, мне трудно что-, либо обещать, но я могу попытаться продвинуть этого молодого человека. На начальной стадии поддержка жизненно необходима любому мало-мальски талантливому художнику…
        Маргрит старалась не смотреть на него. Все уловки Александра она знала наизусть: преуменьшить свою заинтересованность, потом исподволь проследовать от безразличия к снисходительности и, когда жертва почти уже в руках, подступить с ножом к горлу, то есть с контрактом, и наложить лапу на любой мазок на бумаге или холсте, который художник сделает за ближайшую сотню лет. Ее босс всегда настаивал на исключительных правах на произведения «своих» подопечных.
        Войдя в столовую, Маргрит тут же заинтересовалась содержимым красивой керамической плошки, стоящей на буфете. Это было нечто, отливающее всеми оттенками зеленого, желтого и розового.
        - Экономка сказала, что это десерт из персиков, - пояснил ей Густав. - Он станет кульминацией обеда… если, конечно, прежде мы не отравимся.
        - Так вы говорите, что лично знакомы с некоторыми авторами собранных вами работ, - вновь начал Александр, щедро накладывая себе стряпню Полин. - А не знаете ли вы случайно… э-э-э… чего-нибудь о молодом художнике, пробующем себя в пастельных композициях?
        Густав намазал маслом два крекера, один Маргрит, другой себе.
        - Ее зовут Валери Норен. И она мой хороший друг… А что? - поинтересовался он с таким наивным видом, что Маргрит, подавив улыбку, быстро опустила глаза.
        Он отлично понимает, что происходит, догадалась она. Человека, который сумел собрать такую превосходную коллекцию, так просто вокруг пальца не обведешь. Но неужели на острове живут и художники? Вот это новость. Кто же такая эта Валери Норен?
        Густав протянул Маргрит крекер и кивком указал на домашние сосиски с капустой. Но она покачала головой, собираясь дождаться десерта.
        Александр тем временем не умолкал. Возможно, ему удастся уговорить представителя одной из второстепенных стокгольмских галерей взглянуть на пастели и, может быть, даже выставить их. Но Маргрит-то было хорошо известно, что босс и на милю не подпускал к своим открытиям мало-мальски сведущих агентов.
        - Вы, конечно, понимаете, у нашей галереи свои требования, - пробормотал он извиняющимся тоном. - Я не могу обещать своего личного участия, по крайней мере, официально…
        Маргрит отчаянно сжала губы и поспешно отвернулась, чтобы не видеть глаз Густава. Они давно разговаривали одними взглядами и даже смеялись вместе над некоторыми фразами из трескучего монолога Александра.
        Когда пришло время десерта, Густав тактично отверг предложение галерейщика показать принадлежащую ему пастель с обнаженными фигурами «кое-кому из специалистов».
        Зато согласился познакомить его со своим очень хорошим другом Валери Норен.

«С очень хорошим другом». Эти слова звучали в ушах Маргрит, когда она смотрела, как Густав выходит из столовой, двигаясь с чисто мужским, характерным для него изяществом.
        Она почувствовала болезненный спазм в желудке, ничего общего не имеющий с симптомами пищевого отравления. Каков интриган!
        Договорившись об импровизированном ужине в мастерской своей подруги-художницы, Густав предложил гостям совершить экскурсию по ферме.
        - Нет-нет. Нам с Маргрит нужно еще обсудить кое-что важное, - заявил Александр. - Я, знаете ли, человек крайне занятой. И хотя в другой раз с удовольствием осмотрел бы… э-ээ… скотный двор, но теперь, к сожалению, вынужден отказаться за нас обоих. Вы уж не обижайтесь, приятель.

8

        Как и все остальные помещения дома Густава, библиотека - она же кабинет хозяина - была отмечена печатью его индивидуальности.
        В последних поколениях семейства женщин было немного, и в доме воцарился стойкий мужской запах. Здесь пахло кожей, ружейным маслом, табаком.
        На кожаном диване лежали закрытая книга и стоял поднос с пустой бутылкой из-под шампанского и двумя бокалами, которые экономка не успела убрать. Интересно, с кем это Густав пил и когда? - подумала Маргрит. Рядом с диваном в высоком хрустальном с серебром кувшине красовался одинокий цветок магнолии - нелепый женский штрих в холостяцком быту.
        Маргрит невольно подумала о женщине, которая стала женой Густава. Долго ли длился их брак? Почему распался? Они жили здесь или где-то в другом месте? Лучше бы в другом. Поймав себя на этой мысли, Маргрит рассердилась на свою излишнюю чувствительность. Какое ей дело до бывшей жены Густава? Особенно сейчас, когда рядом находится человек, сделавший ей предложение… Правда, она не собиралась его принимать. Но к хозяину дома это не имело ровным счетом никакого отношения. Или все-таки имело?..
        Глядя в стену, на которой висели в рамках фотографии быков разных пород, молодая женщина пыталась отогнать от себя мысли о Густаве Бервальде, но они упрямо к ней возвращались. Ей предстоял серьезный разговор, нужно было как следует собраться, чтобы чувствовать себя уверенно.
        Конечно, на эту тему лучше было бы поговорить с Александром где-нибудь в другом месте, например в незнакомом ресторане. Где угодно, лишь бы подальше от заваленного бумагами письменного стола Густава, его соломенной шляпы, небрежно брошенной на потертый кожаный стул…
        Пока Александр долго выбирал себе место, подтягивал у колен тщательно отглаженные брюки и раздражающе медленно усаживался, Маргрит с трудом сдерживала себя. Но она твердо решила отказать ему с наивысшим тактом, на который только была способна.
        - Маргрит, насколько я понял из слов Густава, ты не собираешься возвращаться со мной.
        Может, мне удастся тебя переубедить?
        Молодая женщина со вздохом опустилась на краешек стула напротив, жалея, что после второго за утро купания у нее не было времени обновить макияж. Сейчас он бы ей совсем не помешал.
        - Александр…
        - Если же нет, - словно не слыша ее, продолжал он, - то я бы тебе предложил передать мне полномочия в деле с адвокатами твоего бывшего мужа. Видишь ли, на следующей неделе будет выставлена на продажу маленькая, но необычайно ценная коллекция английских миниатюр, которая должна восполнить…
        - Александр! - Маргрит была настолько раздражена, что напрочь забыла о своем решении вести себя крайне деликатно.
        Он остановил ее жестом ладони, такой же розовой и гладкой, как у самой Маргрит.
        - Знаю, дорогая, что ты не желаешь вникать в подробности. Вот и я хочу уберечь тебя от хлопот, и, поскольку завещание скоро будет официально утверждено, мы могли бы кое-какие второстепенные…
        - Александр, замолчи! Я уже решила, как распоряжусь имуществом Карла. Спасибо тебе за заботу и желание помочь. Но, видишь ли, я не могу принять твою помощь со спокойной душой, потому что абсолютно уверена: Карл вовсе не собирался оставлять меня главной наследницей. Я много думала об этом. В его возрасте завещанию не придают большого значения.
        Он мог даже и не помнить, что изменил его после нашей свадьбы, а потом было уже слишком поздно. Так что видишь…
        - Нет, не вижу! - прервал ее босс. - Карл прежде всего хотел бы, чтобы его коллекция оказалась в руках знающего человека. У него один Модильяни чего стоит!
        - Александр! Послушай, - ответила ему Маргрит, - я собираюсь поговорить с прямыми наследниками Карла и убедить их не возражать против передачи его коллекций в Национальную галерею. В таком случае ценные бумаги пойдут на оплату административных и прочих расходов. Ведь, насколько я понимаю, потребуются дополнительные средства на хранение и экспонирование этого собрания художественных произведений. Не говоря уже о налогах…
        Было и еще кое-что, но Маргрит сейчас не хотелось вдаваться в детали. А речь шла о чувстве собственного достоинства. Она не желала иметь ничего общего с человеком, который почти полтора года ее жизни превратил в ад, ни разу даже не повысив голос, а лишь с улыбочкой нанося оскорбления, после которых она переставала уважать себя и как личность, и как женщину. Завещанные Карлом ценности Маргрит воспринимала как своего рода материальную компенсацию за причиненные ей страдания. А на это она пойти никак не могла.
        Сомнения в своей полноценности отравляли существование молодой женщины даже после развода. Именно эти сомнения и отчаянное желание избавиться от них вкупе с лихорадочным ритмом жизни и постоянной нервотрепкой на работе привели к тому, что Маргрит окончательно выбилась из сил.
        Только теперь, по прошествии времени и вдали от привычного окружения, обрела она способность к трезвым суждениям и смогла дать оценку своей семейной жизни. Маргрит поняла, что, порождая в ней комплексы, Карл тем самым, видимо, заглушал свои собственные, запрятанные глубоко в душе.
        К счастью, здесь, на острове, она неожиданно ощутила себя женщиной, достойной уважения. Ей не надо было его покупать или получать в наследство. У нее есть работа - по крайней мере, молодая женщина очень на это надеялась, если, конечно, удастся отказать Александру достаточно тонко и тактично. Но что бы ни случилось, она твердо стоит на ногах и без куска хлеба не останется. Никогда больше ее самооценка не будет всецело зависеть от того, что о ней думает мужчина.
        Царственно выпрямившись и подняв голову, Маргрит произнесла:
        - Александр, боюсь, я не смогу выйти за тебя замуж.
        Его улыбка была скорее похожа на снисходительную гримасу.
        - Ты все еще не пришла в себя, дорогая. Я и сейчас не одобряю твоего решения съездить на родину. Питаться одной рыбой в таком захолустье, конечно, забавно. Но это совершенно не то, что тебе нужно…
        - Рыбой?! В захолустье?! - воскликнула она, не веря своим ушам. - Это ты о моем родном острове?!
        - Сейчас мы не будем обсуждать этот вопрос, дорогая. Но, учти, я не принимаю всерьез твоего отказа, - спокойно ответил ей Александр. - Конечно, за последние месяцы ты переутомилась, но поскольку все же осталась трезвомыслящей женщиной, то не сможешь привести ни одного разумного аргумента против нашего брака. Все будут в его пользу. Так что просто подождем еще немного.
        Обреченно вздохнув, она не пыталась больше перечить Александру. Когда босс в таком настроении, переубеждать его было бесполезно.
        Трезвомыслящая женщина! Что ж, придется поддержать репутацию, решила Маргрит. Ее новорожденное «я» не понесет существенного урона, если она не станет пока настаивать на своем. И молодая женщина перевела разговор на новое открытие Александра, на то, как быть с художницей, если, конечно, удастся заполучить ее работы. Маргрит была вовсе не уверена, что госпожа Норен не заключила уже соглашения с какой-нибудь галереей. Это только Александр свято верил, что цивилизация простирается на юг не дальше Мальме.
        Когда, высказав все свои соображения на сей счет, Маргрит поднялась, чтобы идти, Александр уже тянулся к телефонной трубке.
        Молодая женщина была еще в комнате, но он уже начисто забыл о ее существовании.
        У самого дома Густава Маргрит обнаружила садик с розами, совсем заросший и наполовину затененный огромной сосной. Запрокинув голову и прикрыв глаза, она вбирала всем телом влажный пряный воздух, идущий от сырой земли. Легкий ветерок облепил юбку вокруг бедер и приклеил к порозовевшей щеке прядь блестящих волос.
        Издалека донесся раскат грома, и она не услышала шагов Густава.
        - Ну как, есть у меня талант садовода? - спросил он, остановившись рядом с ней.
        И вновь его низкий тягучий голос вызвал в молодой женщине живой отклик. Ей пришлось сделать усилие, чтобы его подавить.
        - Ни капли, но это-то мне и нравится, - призналась Маргрит. До нее донесся мускусный запах, которым была пропитана его рубашка, хотя он и переоделся перед обедом.
        Должно быть, она слишком уж явно повела носом, потому что Густав сухо произнес:
        - Извини. Ты, наверное, сто лет уже не была на скотном дворе.
        Не могла же она ему сказать, что запах, въевшийся в его одежду, вызывает у нее сильнейшее возбуждение.
        - Испытай меня. Я могу без опаски подойти к любой корове, - усмехнулся он.
        - Ну, давай.
        Они сели в грузовичок и поехали к длинному коровнику, находящемуся в четверти мили от дома. Миновав несколько жердевых ограждений, Густав притормозил на полдороге и указал на загончик, где мирно паслись три годовалых бычка.
        - Будущие производители.
        Марфит вопросительно взглянула на него, и он пояснил:
        - Два моих лучших быка скоро уходят в отставку. Хельмуту нынче исполняется десять лет, и, как поется в песне, слишком стар он стал для любви. У меня еще восемь быков, от четырех до девяти лет, и через пару лет эти трое займут среди них свое место.
        Маргрит полюбовалась тем, как лоснящиеся темные шкуры могучих животных переливаются в ослепительном солнечном свете.
        - Они не дерутся?
        Положив загорелую руку сверху на руль, Густав метнул на молодую женщину насмешливый взгляд.
        - Пока еще у них нет повода для драк. Вот когда я дам каждому по гарему, тогда другое дело.
        Возле коровника Маргрит всей грудью вдохнула душистый, с детства родной запах.
        - А кошки у тебя там живут? - внезапно спросила она, вспомнив одно из любимейших своих развлечений на ферме у деда.
        - Очень может быть. Потом сходим на сеновал и посмотрим. Но сначала я хочу тебе показать мою любовь на всю жизнь.
        Пройдя мимо нескольких пустых стойл, Густав остановился у выбеленных известкой низких ворот.
        - Эй! - позвал он с такой нежностью в голосе, что у Маргрит перехватило дыхание.
        Над воротами показалась золотистая голова.
        И молодая женщина, ахнув от восторга, отступила назад, чтобы лучше рассмотреть великолепную лошадь.
        - Она потрясающа!
        - Это и есть та приболевшая кобыла, о которой я тебе как-то говорил, - произнес Густав. - Погоди, ты сейчас увидишь кое-что получше. Посторонись-ка, девочка, пропусти нас.
        Вот так.
        - Ой, Густав, это же настоящее чудо! - воскликнула Маргрит, протягивая руку к жеребенку. - Только взгляни на эту звездочку!
        Жеребенок еще не научился бояться и позволил Маргрит погладить свой бархатистый нос и осторожно подергать за смешные большие уши. Все это время лошадь не спускала с них настороженных глаз. Маргрит дала малышу пососать свой палец, но тут Густав потянул ее за руку.
        - Ему всего несколько часов от роду, мы лучше заглянем сюда потом. У матери это первенец, и роды несколько затянулись. Вчера вечером мне приходилось забегать сюда через каждые полчаса. Организм работал нормально, но закончилось все только к пяти утра. Вместо завтрака мы с ветеринаром откупорили шампанское и подняли тост за нашего славного малыша.
        Так вот откуда в библиотеке взялись два бокала и бутылка! - догадалась Маргрит и сказала:
        - Ты, наверное, с ног валишься от усталости. Когда ты спал?
        - Об этом я подумаю завтра! Кто так говорил, помнишь? Скарлетт!
        - А вот Маргрит Вестберг утверждает, что тебе необходимо отдохнуть, прежде чем ты повезешь нас вечером к своей подруге. Если тебе на свою шею наплевать, то мне моя еще пригодится!
        Густав поднял руки и стал растирать затылок сильными пальцами.
        - Радость моя, твоя шея мне тоже дорога. И раз ты так настаиваешь, мы сейчас отправимся на сеновал и…
        - Мы отправимся в дом! А вообще ты мог бы объяснить мне, как добраться до мастерской госпожи Норен, и мы с Александром сами провели бы там деловые переговоры, а ты бы тем временем преспокойно выспался…
        Густав тут же повернулся и приник лбом к ее плечу. Маргрит едва удержалась, чтобы не обвить его руками, не зарыться пальцами в темные волосы с серебристыми нитями, похожими на иней. Она позволила себе потереться щекой о его мягкую шевелюру, но через секунду отступила, твердо отстранив его от себя, - Вот видишь! Ты же на ногах не держишься!
        - Сеновал? - вызывающе предложил Густав.
        - Спальня! - последовал непреклонный ответ.
        - Да, там, конечно, удобнее. - Он искоса взглянул на молодую женщину, и она, смеясь, силой повернула его в направлении грузовичка.
        - Хватит пошлых намеков. Поехали домой, пока ты окончательно не свалился, - велела она.
        - Надеюсь, он не обиделся, - сказал Густав, включая зажигание, когда, обогнав его, Маргрит самостоятельно забралась в высокую кабину.
        Молодая женщина метнула на него подозрительный взгляд.
        - Не понимаю, о чем ты…
        - Отлично понимаешь. Выйти замуж за этого робота, обтянутого кожей, все равно что…
        О, этот взгляд Густава. Трудно было сохранить высокомерное выражение на лице, когда так и подмывало рассмеяться. Пришлось поджать губы и нахмуриться.
        - Дуешься? - прорезал влажную тишину мягкий мужской голос.
        - Не будь смешным. - Маргрит постаралась произнести это как можно надменнее.
        - В шесть часов приходи меня будить. За полчаса, думаю, ты с этим делом управишься, и я отвезу тебя домой переодеться во что-нибудь приличное. Предупреждаю: Валери перещеголять нелегко.
        - С чего ты взял, что я хочу ее перещеголять?.. Александра она интересует с точки зрения чисто профессиональной. И потом, мы с ним все равно деловые партнеры… и добрые друзья, - помедлив, еще раз подчеркнула она. - Александр не робот! Он необычайно добрый, умный, образованный человек, и мне…
        - И мне он ужасно нравится! - закончил за нее Густав. - Конечно, нравится. Я тоже люблю копченую лососину и шоколад «Годива», но это не значит, что я хотел бы питаться только этим.
        Забившись в самый уголок кабины, Маргрит в знак возмущения скрестила руки на груди. Ведь Александр совсем не такой… ну, может быть, самую чуточку. Но уж явно не заслуживает столь едкого сарказма! Всю дорогу до дома она злилась, не желая повернуть головы даже тогда, когда почувствовала на себе взгляд Густава.
        Когда грузовичок затормозил у самого входа, Густав неожиданно откинул голову назад, обнажив загорелую шею, и громко засмеялся.
        Маргрит в недоумении посмотрела на него, открыла дверцу, спрыгнула с подножки и решительно зашагала к дому.
        - В шесть часов! - крикнул он ей вслед.
        - Я сама съезжу в Зюдерхольм. Не нужна мне твоя помощь!
        - Да что ты говоришь, радость моя? А я-то думал, что без меня ты и шагу ступить боишься!
        Маргрит, чтобы чувствовать себя в безопасности, увела Александра в тенистый розовый садик, где стояли металлические стол и скамейки, оказавшиеся на ощупь почти прохладными. Полин, маленькая седовласая женщина с красным лицом, угловатая, как пожарный кран, подала им охлажденный чай с покупными булочками и снова исчезла в доме.
        Вскоре стол был завален исписанными клочками бумаги. Ее босс строил планы, как распорядиться своим открытием.
        - Александр, может быть, ты сначала поговоришь с этой Норен? Мы ведь про нее совсем ничего не знаем, но она явно не любитель. Вдруг она вообще не заинтересована в этом?
        - В том, чтобы выставиться в Стокгольме? - недоверчиво переспросил он. - Не глупи.
        - Ну хорошо, а если она уже подписала с кем-нибудь контракт?
        Но Александр явно не желал ее слушать.
        День постепенно превратился в настоящее пекло. И Маргрит, благо ее машина была под рукой, отправилась к своему домику, не дожидаясь Густава. Она справедливо полагала, что там будет немного прохладнее…
        Вот и любимое озеро, которое так и манит искупаться.
        Неожиданно, как всегда перед грозой, все потемнело, а темно-зеленые силуэты деревьев на противоположном берегу словно бы зафосфоресцировали на фоне синевато-серого неба.
        Начали сверкать молнии. И Маргрит решила, что пора выходить из воды. Хотя ее познания в физике оставляли желать лучшего, ей было ясно, что при данных обстоятельствах сидеть посреди озера не лучший вариант.
        На берегу ей показалось, что все ее чувства необычайно обострились. Запрокинув голову, молодая женщина глубоко вздохнула, наслаждаясь прохладой, которую несли порывы ветра ее мокрой коже. И тут по горячей пыли застучали первые капли. Она едва не жалела, что нужно одеваться и ехать обратно. Уже несколько лет у нее не было такого изумительного ощущения свободы… и светлых надежд.
        - Боже мой, Маргрит, что ты делаешь?
        Густав Бервальд! Его темная фигура отделилась от расщепленной сосны, направилась к ней и замерла, не доходя двух шагов. Молодая женщина застыла на месте, совершенно забыв о наготе своего отливающего перламутром тела.
        - Густав, а ты что здесь делаешь? Где Александр?
        С минуту оба не могли сдвинуться с места.
        Теперь Маргрит каждой клеточкой ощущала его взгляд на своем теле. Молния озарила его лицо, придав ему непривычно резкие черты.
        - Ступай в дом! - приказал Густав, но она не пошевелилась.
        Тогда он взял ее за руку и едва завел под выступ крыши, как у неба словно вышибли дно и хлынул настоящий ливень.
        - Господи, ну почему, как только приезжаю сюда, к тебе, я обязательно вымокаю до нитки?
        Они столкнулись в дверях, и Маргрит с размаху влетела в душную темную комнату. Хорошо, что она не зажгла фонарь, прежде чем пойти купаться. Сзади послышалось какое-то движение, и на пол со стуком упала медная пряжка.
        - Густав, что ты делаешь? - Маргрит стала на ощупь искать полотенце, но наткнулась на его твердое мокрое тело. - Уйди с дороги, слышишь?
        Цепкие пальцы схватили ее за плечи и отодвинули в сторону.
        - Надо же избавиться от этих мокрых тряпок! Если ты случайно не заметила, то могу сообщить, что за последние несколько минут температура упала на десять градусов, и я не собираюсь расплачиваться воспалением легких за твою девичью стыдливость!
        Возразить было нечего, и рассудком Маргрит это понимала. Но в то же время отчетливо ощущала флюиды взаимного притяжения, заполнившие комнату, где стало еще теснее от их страсти, рвущейся наружу.
        Марфит ждала неизбежного продолжения. Ей казалось, что с того момента, как она села на старенький теплоход по имени «Ханс Сторссен», каждый шаг вел ее к этой точке во времени, к этому месту в пространстве… к этому человеку.
        В тот раз Густав сказал, что не может взять на себя ответственность. Не желала этого и она.
        А теперь… Господи, меньше всего она хотела снова оказаться сброшенной с небес на землю.
        Так что же она застыла как соляной столп?
        Густав снова дотронулся до нее, потом нетвердыми пальцами сжал ее руки у локтей и слегка встряхнул, словно этим движением выплескивая обуревающие его чувства. Вздохнув почти с облегчением, Маргрит прислонилась лбом к его плечу, и Густав вздохнул в ответ, в то время как его руки скользнули вниз по ее спине и, обхватив бедра, оторвали от пола.
        Он прижал ее к своему напряженному телу, и Маргрит затаила дыхание. Ее кольнуло воспоминание о недавней обиде, но в его сильных руках она наконец расслабилась. Их сердца еще не застучали в унисон, но одно лишь ощущение мужского тела разлило по ее жилам вместо крови дикий мед. Соски грудей терлись о его кожу, пробуждая в ней небывалую чувственность.
        Снаружи небо почти непрерывно озарялось вспышками, но совсем другого рода молния засверкала между двумя людьми, которые сплелись воедино в плотном полумраке маленькой комнаты. Маргрит чувствовала, что густая волна наслаждения вытесняет воздух из ее легких. Она непроизвольно качнулась и мгновенно ощутила бедром явственный отклик Густава.
        - О, дорогая… - Ничем не замутненная нежность прозвучала в этих словах, когда он взял в ладони ее лицо.
        Обняв его за талию и прижав как можно теснее к себе, Маргрит отчаянно задрожала в ожидании поцелуя. Она слышала стук его сердца, на своем лице ощущала его прерывистое дыхание.
        Целую вечность Густав не приближал к ней своих губ, словно пытался последним усилием воли задержать неизбежное. Но наконец сдался и яростно прильнул к ее рту.
        Незаметно для себя Маргрит оказалась лежащей навзничь на кровати, а Густав привалился к ней сбоку и сверху. Все его тело сотрясалось, он отчаянно пытался совладать с собой. Но их обоих уже затянуло в водоворот первобытных страстей. Ее рука медленно ползла по его плечу, чтобы…
        Он резко отодвинулся, выравнивая дыхание.
        - Водяная ведьма, ты не боишься играть с огнем?
        В этот момент впервые в жизни Маргрит ощутила себя настоящей женщиной и, опьяненная внезапным чувством власти, провела кончиками пальцев от его могучего плеча до узкой талии. Густав вздрагивал, но молчал, и само это молчание - свидетельство обузданной страсти - необычайно взволновало ее. Рука снова пустилась в путь, длинные тонкие пальцы достигли напряженного живота и стали разглаживать завитки волос, отчего его мышцы судорожно задергались.
        - Маргрит, - простонал Густав, - ты хоть знаешь, что сейчас делаешь?
        - Я не хочу об этом говорить, - выдохнула она. - Я не хочу думать.
        Выговаривая эти слова, Маргрит губами слегка касалась солоноватой кожи его шеи. Затем языком впилась в ямку у основания ключицы и вдруг почувствовала, что Густав перевалился на нее всей своей тяжестью. Его губы жадно отыскали один из затвердевших сосков, и горячий язык пробудил в ней такую чувственность, что Маргрит инстинктивно задвигала бедрами. Накрыв мягкий холмик другой груди, рука ощутила биение ее сердца, а потом медленно поползла вниз, к другому сердцу, к сердцу ее женственности, где буря невероятно сладострастных ощущений все туже и туже закручивалась в спираль.
        Маргрит провела ногтями по коже его ягодиц. Потом ладонью по внутренней поверхности бедра, бессознательно ища источник его пыла.
        - Ты меня убиваешь! - застонал Густав, поворачиваясь так, чтобы ей удобнее было изучать его тело.
        Снаружи то и дело раздавались раскаты грома, дождь колотил по крыше с таким шумом, что мешал мыслить. И не было больше ничего, кроме мощного поля взаимного притяжения, под власть которого они попали. Отдавшись порыву желания и махнув рукой на все остальное, Маргрит стала двигаться в старом как мир ритме, приглашая тем самым Густава присоединиться к танцу любви.
        А он по-прежнему медлил!
        - Разве ты не хочешь меня? - раздался ее жалобный голос.
        Он обмяк, зарывшись лицом в ее влажные волосы.
        - Хочу ли я тебя? Господи, Маргрит, неужели ты так наивна? Милая, я всего лишь стараюсь, чтобы тебе было хорошо. Для меня это значит больше, чем…
        Ее руки с ненасытной жадностью набросились на его тело, и Густав решился. Он поймал их, завел ей за голову и стал смотреть на ее стройное, слабо светящееся в темноте тело. Господи, как она прекрасна - и как невыносимо беззащитна! Он слишком поспешил, пора еще не настала, ему нужно время, чтобы окончательно завоевать ее доверие… Но остановить уже ничего нельзя.
        - Маргрит, Маргрит! - Густав сам не узнал своего голоса.
        Его губы заскользили по ее щеке, то и дело ныряя в восхитительные нежные ямочки. Он попробовал на вкус ее шею, еще пахнущую ароматным мылом, потом уверенно спустился к маленьким очаровательным грудям. Взять ее теперь, когда она не владеет собой, было бы ошибкой. Но кризис уже преодолен, он читал это в ее глазах, в том, как самозабвенно она теперь стала смеяться и двигаться с достоинством, присущим только гордой женщине.
        Маргрит великодушно предоставила ему свободу действий, и его губы продолжали блуждать по ее телу. Раньше она была замкнута в себе, словно боялась выйти наружу, боялась жить. Господи, ей почти тридцать, а она даже не знает, каким это все могло бы быть!
        Этот мерзавец Сергель должен был бы ответить за все…
        Ее пальцы взъерошили ему волосы, потом соскользнули к плечам и вдруг конвульсивно сжались: она была готова. Но сначала…
        Марфит была абсолютно неопытна, и, вооружившись всем своим умением, Густав стал тактично поощрять ее робкие попытки выразить свою страсть. Для него сейчас самым важным было доставить ей удовольствие. Неважно почему, потом он разберется. А теперь нужно ей показать, какой она может быть желанной, убедить ее в том, что недопустимо связывать себя с…
        - Густав, прошу тебя, помоги мне, помоги…
        Эти слова, произнесенные одними губами, почти совсем заглушил стук дождя по металлической крыше, но он их расслышал, точнее почувствовал. И тогда, потрясенный этим вечным чудом, вошел в нее. У него не было больше сил сдерживаться, и, когда она судорожно задвигалась под ним, неизбежное наступило.
        Чтобы угодить ей, Густав не хотел торопиться, но - Господи! - разве он рассчитывал на такое? Ошеломленный глубиной ощущения, он был вовлечен в необратимый поток, и когда почувствовал ее неистовые, полные радости объятия, то поспешил взобраться на самую высокую волну, чтобы несколько мгновений, трепеща и замирая, парить на ее гребне, а потом в изнеможении опять соскользнуть в спокойные воды.
        Блаженствуя, они медленно плыли в золотистой теплой дымке, не замутненной ни словом, ни даже связной мыслью. Где-то на востоке прогрохотал гром, последние порывы дождя прошумели и затихли вдали.

9

        Одеваясь при свете свечи, оба молчали. К сожалению, места было маловато. И когда Маргрит, нечаянно натыкаясь на Густава, вполголоса чертыхалась, он что-то невнятно бормотал в ответ.
        Если бы, если бы, если бы!.. Маргрит босиком промчалась по высокой мокрой траве и забралась в машину Густава. Если бы он не поехал вслед за ней, если бы она успела одеться и собраться, если бы у нее хватило здравого смысла не поддаться безумию минуты, соблазну близости и коварству непогоды!..
        - Завтра утром я сюда вернусь и посмотрю, не забыла ли ты чего-нибудь, - сказал Густав, выезжая из ворот.
        Вместо обычного грузовичка он вел сегодня темно-коричневый «СААБ». Он не разрешил Маргрит сесть за руль ее машины, сославшись на размытую ливнем дорогу.
        Не глядя на него, она еле слышно возразила:
        - Не до утра же сохранится опасность. Я бы предпочла переночевать здесь. - Маргрит чувствовала, что вечер в компании сейчас ей явно некстати. Один Александр чего стоит. А ехать к «очень хорошему другу» Густава Бервальда ей совсем уже не под силу. - Не понимаю, почему ты против. Если в наши края и занесет какой-нибудь смерч, то он с таким же успехом сорвет и крышу с твоего дома.
        Хотя, конечно, самый жестокий смерч не произведет большего разрушения, чем только что отбушевавшая гроза в душе Маргрит…
        Если бы Густав имел хоть малейшее понятие, до какой степени она потрясена, то и не ждал бы от нее другого поведения. Если бы имел представление о том, что с Маргрит сделала их близость, что она значит для нее, то ругал бы себя на чем свет стоит за преступное легкомыслие.
        Если бы только он вспомнил, что говорил про случайные связи. Что свои отношения с женщинами он ухитряется строить на дружеской симпатии, не более и не менее…
        Валери Норен приветствовала их с обезоруживающим дружелюбием. Ей было слегка за тридцать. И Маргрит давно уже не встречала настолько привлекательной женщины. Нет, хорошенькой в общепринятом смысле этого слова Валери не была, но живость в общении и естественность поведения заставляли забыть о не правильности черт ее лица.
        Густав тепло обнял ее, но это почему-то совсем не задело Маргрит. Он представил хозяйке гостей, и с этого момента события вечера потекли перед оцепенелым сознанием Маргрит как в замедленной киносъемке. Валери начала с того, что провела их по своей мастерской.
        Просторная комната со стеклянной крышей, сочетающая деревенский уют с городской изощренностью убранства, была увешана как ее собственными картинами, так и работами других художников. В иное время Маргрит развлекалась бы, наблюдая за реакцией Александра на дюжину больших, в высшей степени оригинальных пастелей. Он буквально истекал слюной.
        Встав немного поодаль, молодая женщина смотрела, как эти трое общаются друг с другом, но не делала ни малейшей попытки истолковать их действия. Шел спокойный разговор, с ее губ тоже порой слетали какие-то реплики, о содержании которых, впрочем, она не имела никакого понятия и только надеялась, что не выставляет себя полнейшим профаном в области искусства.
        И еще Маргрит улыбалась. С лихорадочным блеском в глазах через определенные промежутки времени поворачивала к ним голову и улыбалась, улыбалась, улыбалась…
        Легкий ужин а-ля фуршет состоял из аппетитных яств, поданных на самодельных керамических блюдах. Марфит искусно смешала их на своей тарелке, не обращая внимания на недоуменные взгляды Густава и изучающие - хозяйки мастерской.
        Александр холодную телятину, копченого угря, селедочную икру с лимоном, блинчики с ежевичным джемом поглощал с отсутствующим видом, но в больших количествах.
        После кофе с коньяком Валери сказала:
        - Густав, пока я тут прибираюсь, можешь показать Александру мою печь для обжига керамики. Когда живешь и работаешь в одной комнате, пусть даже такой большой, как эта, приходится терпеть некоторые неудобства. Маргрит составит мне компанию, если только…
        Маргрит подозревала, что ей сейчас учинят вежливый допрос, и не очень была этим воодушевлена, но не могла побороть искушения хоть на время укрыться от внимательных глаз Густава. Она начинала чувствовать себя как букашка под микроскопом. Если Густав полагает, будто она готова потерять голову только оттого, что несколько часов назад он стал ее любовником, то жестоко разочаруется! Даже если это ее убило, она и виду не подаст!
        Все свое внимание Маргрит перенесла на хозяйку, загорелую блондинку в юбке из небеленого холста и черной шелковой блузке.
        - Вы, наверное, заметили, что произвели впечатление на Александра.
        Валери собралась блюда с остатками еды и отнесла их за перегородку, отделяющую импровизированную кухню от рабочего пространства мастерской. За ними последовала и грязная посуда.
        - По-моему, он весьма подвержен сомнениям, хотя и старается казаться непогрешимым в своих суждениях. Или здесь дело в другом? - спросила обаятельная художница. - А впрочем, он довольно мил и хорошо разбирается в искусстве. Думаю, мы с ним поладим, если он не станет зарываться и требовать лишнего.
        Маргрит неожиданно развеселилась. Ей понадобилось пять лет, чтобы открыть то, что, несмотря на свой опыт и блестящую интуицию, Александр ошибается не меньше, чем любой другой человек. Валери же раскусила его моментально и теперь полностью контролировала ситуацию. Тем не менее Маргрит сочла своим долгом предупредить ее, что Александр Болиндман остается холодным бизнесменом, даже когда искренне восторгается незаурядным талантом открытого им художника.
        - Когда дело доходит до контракта, он становится чертовски упрямым… Но в этом, я подозреваю, вы ему не уступите.
        - До недавнего времени я выставлялась в одной стокгольмской галерее. Держала ее чета настоящих акул, но я сумела и в этом случае обойтись без потерь. Думаю, и сейчас в накладе не останусь. Видите ли, мой тайный козырь в том, что мне, собственно, на все это наплевать. Я знаю себе цену. В деньгах я не нуждаюсь, а признание для меня ничего не значит.
        Если моя работа отвечает моим требованиям, я счастлива. Уже из-за этого игра стоит свеч.
        Маргрит дожевала жареную шляпку гриба с беконом и куриной печенкой.
        - Он потребует тридцать процентов от прибыли плюс перевозка за ваш счет.
        - Тридцать процентов я ему дам. Я уже сказала, что с деньгами у меня проблем нет, но перевозка - это уж его забота. Большинство моих работ все еще на южном побережье, и с этим я возиться не хочу. Пастель - очень нежная штука. Мало кто из грузоотправителей возьмет на себя такую ответственность, а если и возьмет, то нет гарантии, что погрузит правильно и не повредит произведения…
        - Да-да, конечно, - рассеянно произнесла Маргрит, в этот момент прислушивающаяся к голосам, доносящимся с улицы.
        Заметив это, проницательная Валери тут же сменила тему разговора:
        - Маргрит… насчет Густава Бервальда. Мне кажется, между вами что-то есть. Или я ошибаюсь?
        Молодая женщина вздохнула. Следовало предвидеть, что от внимания художницы не ускользнет напряжение, присутствующее в отношениях между нею и Густавом и более всего напоминающее тонкую хрустальную нить.
        Голоса снаружи стали глуше - видимо, мужчин привлекло что-то на длинной крытой террасе, примыкающей с одной стороны к дому.
        - Да… то есть нет… Честно говоря, я и сама толком не понимаю, - со вздохом призналась Маргрит, устремив на собеседницу чуть настороженный взгляд.
        Что-то сочинять не было времени, к тому же Валери, как ни странно, расположила ее к себе, и не только своей непосредственностью.
        Но и чересчур раскрываться тоже не хотелось.
        - А если так, то вам бы это не понравилось? - помолчав, спросила она.
        Поставив последнюю тарелку в посудомоечную машину, Валери захлопнула дверцу и слегка улыбнулась.
        - Все зависит от того, что конкретно имеется в виду.
        - Я знаю Густава много лет, - сказала Маргрит и выжидающе посмотрела на собеседницу.
        - Это мне ни о чем не говорит, - сдержанно заметила Валери. - Выпьете?
        Маргрит взяла предложенный бокал белого вина, которого ей вовсе не хотелось, и, предупреждая следующий ход Валери, произнесла:
        - Мне нравится ваша мастерская. Вы давно обосновались в наших краях?
        - Иными словами, давно ли я знаю Густава Бервальда? Отвечаю: мы познакомились как раз перед тем, как они с женой окончательно расстались. Пытаться сблизиться с ним в тот период его жизни было все равно что пробовать подружиться с бешеным ежом… но настойчивость победила. С тех пор нас связывает взаимная симпатия, и, надеюсь, надолго. Если вам именно это хотелось знать, то я рада. Возраст девичьих секретов я немножко переросла.
        Женщины настороженно присматривались друг к другу. Чтобы скрыть тревогу, Маргрит пришлось призвать на помощь все свое самообладание. Она понимала, что ее кое от чего предостерегли, и, хотя это предостережение было совершенно излишним, оно ее обидело.
        Обидело? Нет, возмутило! Сверхчеловеческим усилием воли она заставила себя прогулочным шагом подойти к висящей на стене пастели, изображающей явно неземной пейзаж, и отпустить по ее поводу нелестное замечание.
        Правда, много проще оказалось засмеяться, когда Валери сообщила, что купила ее, еще учась в художественной школе, у одного живописца, который восхищал ее легкостью и непринужденностью, с которыми пренебрегал всеми правилами сочетания цветов и построения композиции…
        Вернулись мужчины, и Густав налил себе и Александру выпить. От Маргрит не укрылось, как свободно, по-хозяйски чувствует он себя в доме художницы.
        Та допила свое вино и подставила ему бокал.
        - На этот раз немного, пожалуйста.
        Разговор перескакивал с одной темы на другую, но Александр следил за тем, чтобы он постоянно возвращался к творчеству хозяйки.
        При этом Валери и Густав не сводили глаз с Маргрит, и она все больше смущалась. Она видела, что Валери ей сочувствует, и все ее существо восставало против этого. Поведение Густава истолковать было сложнее. Он то веселился, то выглядел почти мрачным. Но о чем он думает, Маргрит, как ни старалась, понять не могла.
        В ее душе росло отчаяние. Чтобы скрыть это, она выпила больше обычного, пытаясь таким образом расслабиться, заставить себя забыть все свои тревоги и обрести столь необходимое ей сейчас душевное равновесие. Но что бы ни делала, она постоянно ощущала на себе буравящий взгляд Густава.
        Когда Маргрит наклонилась, чтобы поставить бокал на кофейный столик, он выскользнул из ее пальцев и разбился о стоящую там декоративную аметистовую друзу. В бокале еще оставалось немного вина, и, когда Маргрит увидела, как оно расплескалось по гладкой столешнице, вся ее напускная веселость исчезла.
        Виновато посмотрев на хозяйку, она встретилась глазами с Густавом, который тут же поднялся и начал прощаться.
        - Мы слишком засиделись, Валери. Я всю прошлую ночь не спал.
        Дорога обратно была нескончаемой, как и весь вечер. Для Маргрит, казалось, все сосредоточилось на этом маленьком отрезке пути до фермы Густава. Все, что ее окружало, выглядело тенью прошлого.
        Она сразу прошла в комнату, которую днем показала ей экономка. Вот бы собраться с силами, покидать вещи в машину и уехать!
        Но пробило только одиннадцать, а Маргрит еле держалась на ногах. Если сейчас попытаться сбежать, она неминуемо свалится в первый же придорожный кювет.
        К тому же она вспомнила, что ее чертова машина осталась под соснами на берегу озера.
        Похоже, мозг у нее совсем атрофировался. Придется попросить кого-то отвезти ее утром туда, и конечно же этим «кем-то» окажется Густав Бервальд. А значит, неизбежен диалог, в котором каждый из них будет тщательно выстраивать фразы, осторожно открещиваясь от своей ответственности за то, что произошло.
        Маргрит представила себе тошнотворную веселость предполагаемого собеседника: «Что ж, солнышко, я очень рад был встретиться с тобой после стольких лет! Ты, наверное, вот-вот уедешь на север, и мы больше не увидимся. У меня куча дел: надо перестилать пол в коровнике, метить молодняк. Но мы все же здорово повеселились! Не правда ли?».
        Да и она будет вести себя не лучше. Растягивая губы в страдальческой гримасе, призванной сойти за улыбку, станет прикрывать ею зияющие раны в душе и нести какой-нибудь вздор о рыбной ловле или о погоде. А потом он уедет, а она заплачет и ударит ногой по чему-нибудь тверд ому… очень твердому. Маргрит уже сейчас видела все это как наяву.
        Она изо всех сил заставляла себя не думать о случившемся, но у нее это плохо получалось.
        Точнее, вообще не получалось. И горечь в душе влекла за собой отчаяние. Бесполезно пытаться убеждать себя, что это была лишь похоть. То, что произошло между нею и Густавом, потрясло молодую женщину. Это было прекрасно, чудесно… и страшно по своей сути.
        Вот где таится опасность. Секс с Карлом Сергелем был сродни постыдному короткому эпизоду, который ей приходилось переживать крайне редко. И каждый раз после этого она чувствовала себя в чем-то виноватой перед мужем. А теперь… Теперь - Боже праведный! - вдруг окажется, что она жить больше без этого не может? Вдруг она станет одержимой сексом? Как называют этих несчастных женщин?
        Нимфоманки?..
        Хмель выветрился, и молодая женщина пребывала в еще большем смущении и растерянности, чем обычно. Ступая по темному блестящему деревянному полу, Маргрит подошла к окну и выглянула наружу. По небу бежали тучи, между ними поблескивали холодные чистые звезды.
        - Почему тебя не было со мной в самый нужный момент? - требовательно спросила она, всматриваясь в клинышки чистого неба, обрамленного ветками деревьев.
        Ответом ей послужило молчание. Некто словно смеялся над той ясной уверенностью, которая, разрастаясь, наполняла Маргрит чувством безысходности. И дело было не в том, что она переспала с Густавом Бервальдом. Боже, что за эвфемизм! Дело было в том, что она любила его. Любовь подкрадывалась к ней много дней, а может быть, и лет - ведь еще девочкой она вынашивала в себе яркое чистое пламя романтической страсти, пока его не загасила реальная жизнь.
        Только теперь оно стало в тысячу раз сильнее. Сейчас Маргрит было бы мало смотреть на Густава издали. Сейчас это значило смеяться с ним, владеть им, спорить вместе о всяких глупостях. Это значило делить с ним стол, мысли, просто иметь возможность до него дотронуться и почувствовать его тепло, нежность и силу…
        Маргрит закусила губу, не позволив то ли вздоху, то ли стону вырваться наружу. Теперь-то уже ничего не поделаешь. Что произошло, то произошло. Для Густава это рядовой случай, для нее - откровение, потрясшее все ее убеждения. Но она справится с ним, как справлялась до сих пор с любым жизненным кризисом, только сейчас, видимо, придется потрудиться чуточку дольше.
        По иронии судьбы молодая женщина чувствовала, что обрела такую силу духа, какой у нее не было уже много лет, и некую личностную завершенность, несмотря на то что завтра ей предстояло пережить чертовски неприятные мгновения, когда все нервы ее будут обнажены.
        Минут десять Маргрит простояла под струями горячей воды, прогоняя остатки хмеля.
        Выйдя из ванной, она наскоро промокнула себя полотенцем, откопала в чемодане шелковое кимоно персикового цвета и заставила себя сосредоточиться на том, что собирается теперь делать. Ближайшие планы следовало обсудить с Александром. Он улетает завтра, и если бы она не проявила себя излишне независимой, то смогла бы составить ему компанию. А так придется ждать…
        Если только еще не поздно это сделать. Маргрит пересекла комнату, приоткрыла дверь и выглянула наружу. В доме стояла кромешная тьма, если не считать ночника в холле. Ей казалось, что Александр и Густав собирались продолжить вечеринку внизу, но она так торопилась исчезнуть, что не была уверена в этом.
        Да и в любом случае они уже наверняка легли спать. Она же не меньше часа металась по своей комнате, как львица в клетке. А Густав после вчерашнего акушерского дежурства свалился, должно быть, как убитый.
        Потихоньку, чтобы не разбудить никого в доме, Маргрит спустилась по лестнице. Конечно, где-то на втором этаже тоже должен быть телефон, но ей непременно
«повезет», и, открыв не ту дверь, она очутится в спальне Густава. Только этого ей и не хватало.
        Молодая женщина без особого труда добралась до библиотеки. Чтобы не выдать себя, она вошла и плотно закрыла за собой дверь, надеясь, что точно запомнила, где находится выключатель.
        Свет вспыхнул за секунду до того, как она нащупала рукой выключатель. У нее перехватило дыхание и подкосились ноги, когда за письменным столом она увидела Густава. Одна его рука лежала на бронзовой лампе, в другой был бокал с виски, и он не перестал покачиваться даже после того, как сама Маргрит вновь обрела равновесие.
        Широко раскрыв глаза, она попятилась.
        Но, резко бросившись вперед, Густав оказался позади нее и встал, упершись рукой в косяк двери.
        - Ты искала меня, Маргрит?
        Он говорил еще более скрипуче и протяжно, чем обычно, и едва ворочал языком. Маргрит не могла понять, это от усталости или от виски.
        - Я думала, ты уже спишь.
        - Неужели? - Насмешливые искорки в его глазах для нее были сродни языкам пламени, способным сжечь ее дотла. - А ты что здесь делаешь? Забралась в постель к Папе Медведю, а там оказалось ужасно скучно и неуютно?
        - Наглец! Не смей так со мной разговаривать!
        Маргрит в своем невесомом шелковом одеянии дрожала как в ознобе. Она не знала, что ей делать.
        - Наглец! Не смей так со мной разговаривать! - передразнил ее Густав. - Вот, значит, как ты теперь заговорила…
        Он нагнулся, поставил бокал на стул и, выпрямляясь, слегка пошатнулся. Маргрит попыталась было, воспользовавшись моментом, улизнуть, но он поймал ее и притянул к себе.
        Подняв глаза, она увидела на его лице кривую усмешку, которая, впрочем, не скрывала чувственной полноты его нижней губы. Опрометчиво вскинув глаза еще выше, она встретила его тяжелый взгляд из-под набрякших век и резко отвернулась.
        - Значит, я наглец, - повторил Густав с ноткой обиды в голосе, которая прорвала слабое место в ее обороне. - Принцесса и пастух.
        Слушайте все, слушайте все! Несравненная госпожа Вестберг совершила смертный грех, переспав с простым смертным.
        Он сдавил ее руками и больно прижал к ее макушке свой подбородок.
        - Скажи, моя дорогая, на твоей… алебастровой коже остался запах скотного двора? - Густав запнулся на слове «алебастровой». - Боишься, что напыщенный идол, за которого ты собралась замуж, смертельно оскорбится, если из-за какой-то соринки заподозрит, что ты валялась на сене с островным косарем?
        Маргрит выгнулась в его объятиях, чтобы взглянуть на него снизу вверх, но, испугавшись, что он сможет прочесть признание в ее глазах, смущенно опустила лицо. По иронии судьбы тот факт, что он захотел напиться - от отчаяния или от смутного ощущения своей неуместности, хотя, Бог свидетель, этого и в помине не было, - делал его в ее глазах неожиданно ранимым.
        А с этим она справиться не могла. Наглого, презирающего ее Густава Бервальда Маргрит осадила бы без труда. С самовлюбленным сердцеедом, который куражится над очередной жертвой, разговор у нее был бы короткий и действенный. По крайней мере, она на это искренне надеялась: разыграть оскорбленную гордость и праведное негодование было бы несложно.
        Но сейчас перед ней был другой Густав Бервальд. И этот Густав Бервальд, покачивающийся на ногах от усталости и от выпитого алкоголя, сжимал ее так, будто боялся, что она вдруг исчезнет, растворится в воздухе без следа, если он разожмет пальцы, и против этого человека у нее никакой защиты не было.
        - Густав, отпусти меня. Тебе уже давно пора спать!
        - Я не мог заснуть. Слушал-слушал твоего чванливого ублюдка, а потом не выдержал и пришел сюда… Чтобы надраться как следует. Выпил два полных…
        Он усмехнулся, глядя на нее сверху вниз. И Маргрит неосознанно подняла руку и погладила его колючий воинственный подбородок.
        - Ox, Густав. Кто-то должен тебя уложить, но я одна вряд ли справлюсь. Может, позвать Полин? - Она зачем-то огляделась вокруг. - Нет, пожилой женщине это будет не под силу.
        Да и будить ее как-то неудобно, - пробормотала Маргрит.
        - Не бойся, с тобой старина Бервальд! Я тебе помогу… Как думаешь, вдвоем мы со мной справимся? - поинтересовался он. За эти несколько минут его речь стала еще более невнятной.
        - Нет, я так не думаю! Тащить тебя вверх по лестнице - все равно что вальсировать с бизоном!
        Молодая женщина засмеялась, но смех ее был похож на рыдание. Она почувствовала, что обречена, когда попыталась его поддержать, но внезапно обняла его обмякшее тело и прижалась к нему.
        - Тащи меня к дивану. Может, хоть туда доберемся. Ты, солнышко, просто свали меня на него и иди спать… Не волнуйся, со мной все будет в полном порядке…
        Утомленный столь длинной речью, Густав снова опустил голову ей на макушку. Его пропитанное виски дыхание разметало ей волосы, окутало теплом, и Маргрит закрыла глаза, отчаянно борясь с мучительным и непреодолимым приступом любви к нему.
        Все было тщетно! Она любила его теплого, разгоряченного солнцем, пропахшего лошадьми и коровами, любила одетого в потертые джинсы, которые были сейчас на нем, любила, когда он по-свойски ведет себя в доме другой женщины. Она любила ощущения, которые он давал ей… Она любила его таким, как сейчас: в выбившейся из-под ремня рубашке, со взлохмаченными волосами, пахнущего виски и едва стоящего на ногах.
        Совместными усилиями они кое-как пересекли тускло освещенную комнату и приблизились к длинному кожаному дивану. Маргрит стукнулась коленями о его край и изготовилась направить тяжелое тело Густава так, чтобы он упал в более или менее горизонтальном положении. Но тот внезапно сам опустился на подушки и потянул ее за собой.
        - Густав, - прошептала молодая женщина, упираясь локтями ему в грудь, - дай мне встать.
        Но он развел ее локти в стороны, так что она шлепнулась лицом ему на грудь, потом обвил ее ноги своими.
        - Густав, - бессильно выдохнула Маргрит.
        Он чудесным образом трезвел на глазах. Лениво посмеиваясь, он одной рукой провел сверху вниз по ее спине, плотнее прижимая к себе. Маргрит смотрела на него, едва удерживая голову на весу, и, когда силы молодой женщины иссякли, он аккуратно уложил ее себе на плечо.
        - Ну-ну, радость моя, не надо так дергаться. Я не собираюсь тебя обидеть, ни за что на свете. - Проворковав это ей на ухо, Густав на некоторое время затих, лишь тяжелое дыхание нарушало безмолвие ночи.
        Заснул? Неужели? Господи, да теперь все возможно! Она только что доказала это своим сумасбродным поведением.
        Но внезапно Густав ожил. Той рукой, что в волосах, он пригнул ее голову к своим губам; той, что на спине, плотнее прижал к своему напряженному телу. Но Маргрит упрямо сжала губы.
        - Открой же, черт возьми, - проворчал Густав, стискивая ее подбородок. На этот раз в его скрипучем голосе не было и намека на пьяный лепет. Он коротко и ясно приказывал ей, что делать. - Поцелуй меня по-настоящему. Поцелуй так, как раньше. Черт побери, Маргрит, в тебе живет настоящая, живая женщина, и я хочу, чтобы она появилась снова!
        Его пальцы скользнули вниз по ее телу, к узлу на поясе кимоно.
        - Ну пожалуйста, Маргрит, - прошептал он ей в губы.
        Ага, вот и просительные интонации. Как будто для него это имеет значение. Как будто она для него имеет значение.
        - Густав, пусти меня, - взмолилась Маргрит, сумев наконец отвернуться.
        В борьбе, которую она вела с ним - а скорее, даже с собой, - появились первые потери.
        Он попытался раздвинуть ее губы, а когда это не удалось, зацепил пальцем нижнюю губу - проверить, плотно ли стиснуты зубы.
        - Откушу, - предупредила она и, к своему ужасу, почувствовала, что сейчас разрыдается.
        Ощутив, как содрогнулось ее тело, Густав заподозрил неладное и встревоженно спросил:
        - Ты что, плачешь?
        - Вот еще, - всхлипнула Маргрит и, шмыгнув носом, стала ощупывать его бедра в поисках кармана с носовым платком.
        Густав услужливо повернулся, чуть не столкнув ее с дивана, но рук при этом не разжал.
        Так что, утирая лицо белым квадратным куском ткани, Маргрит безуспешно пыталась обрести свободу.
        Более того, решив рискнуть, Густав стал медленно поглаживать ее округлые ягодицы, едва прикрытые тонким шелком.
        - Нет, Густав… Не надо, пожалуйста…
        Но едва шевелящиеся губы шептали одно, а тело действовало совсем по-другому. И когда Густав, приподняв, усадил ее на себя верхом, она послушно прижалась бедрами к его бедрам.
        А когда услышала тот самый гортанный смех, который ее давно уже покорил, сдалась окончательно.
        - О, Густав, - простонала Маргрит и неожиданно рассмеялась вместе с ним, не имея ни малейшего понятия, отчего они так веселятся.
        Смех незаметно перешел в плач, и она, уткнувшись ему в шею, залилась слезами, которые, смешавшись с его потом, превратились в соленый эликсир. Густав обнял ее и стал успокаивать, шепча нежные слова и щекоча губами то щеки, то мокрые глаза.
        - Радость моя, шиповник колючий, не надо, не плачь. Ты прекрасна, как лунный свет, Маргрит… как принцесса изо льда, которая спустилась сюда, чтобы мучить меня.
        Руки Густава колдовали над ее телом, раскрывая тайны, спрятанные от нее самой и ждавшие искусного мага, который вызволит их своим прикосновением.
        - Нет, Густав, нет, нет, нет… - говорила она нараспев, стаскивая с него джинсы.
        - Да, любовь моя, да, да, да, - вторил он ей, поглаживая нежные плечи.
        И когда Маргрит поняла, что вот-вот не выдержит переполняющего ее искрящегося напряжения, подобного электрическому разряду, она почувствовала, как Густав приподнял ее и невыносимо медленно опустил на себя.
        Потом провел руками по ее бокам, и свободное кимоно, легко соскользнув, обвилось вокруг бедер Маргрит.
        Тогда он стал нежно пробираться обратно вверх, по крайне чувствительной внутренней поверхности ее рук, и, добравшись туда, где его уже ждали истомившиеся груди, ладонями медленно провел по соскам.
        Словно во сне, Маргрит во всем слушалась его, повинуясь малейшему приказу умелых рук, пока он наконец не отпустил поводья и не позволил ей выбрать собственный темп. К тому времени она давно уже миновала точку, где еще можно было остановиться.
        Густав ее подбадривал, направлял, и Маргрит безотчетно двинулась в ту сторону, куда ведет только чистый инстинкт. И он ее не обманул…
        Прошло много времени, прежде чем Маргрит с трудом оторвала голову от твердой подушки его плеча. Щека была мокрая - от слез или от напряжения, а может быть, и от того, и от другого. Кончиком языка она прикоснулась к шее Густава и с наслаждением ощутила ее солоноватый вкус. Он не шевельнулся. Дыхание его выровнялось, тело равномерно вздымалось под ней.
        Маргрит осторожно выпрямилась. Густав что-то пробормотал, и она замерла, спустив одну ногу на пол, но он не проснулся. Для верности она прошептала его имя. Ответа не последовало. Бессонная ночь все-таки сказалась, хоть днем он и вздремнул немного.
        Господи, это в самом деле был тот день?
        Или она забрела в какую-то странную временную зону и осуждена обретаться там до скончания веков?
        Телефон стоял на письменном столе в другом конце библиотеки. Маргрит смотрела на него, пока он не стал расплываться перед глазами. Только тут ее разум снова включился. Хорошо бы вылить в себя недопитое Густавом виски. Что угодно, лишь бы не думать больше ни о чем.
        Впрочем, алкоголь тут не поможет. На терзающие ее вопросы нелегко отыскать ответ, но она должна это сделать, ибо зашла уже слишком далеко, чтобы поворачивать назад.
        Неторопливо и любовно Маргрит укрыла Густава пледом, который обнаружила на спинке одного из кресел, и, прежде чем бесшумно направиться к телефону, долго-долго смотрела, как он спит…
        Она, оказывается, совсем забыла, каким невыразимо прекрасным и шумным бывает на острове рассвет. Стоя в своей спальне у открытого окна, Маргрит смотрела, как солнце взбирается по верхушкам растущих вдоль ручья деревьев и как сотни влажных от росы паутинок начинают сверкать, подобно бриллиантам.
        В кронах собралась на завтрак стайка молодых соек и тут же затеяла громкую перебранку.
        Из боковой двери появился Густав. Молодая женщина молча смотрела, как он забирается в грузовичок и поворачивает в сторону коровника. Только когда он миновал второе заграждение, Маргрит решилась спуститься вниз и позвонить дяде.
        Затем сообщила Александру, которого встретила в холле, что летит вместе с ним.
        - Я заеду за тобой через полтора часа, - сказала она. - У тебя будет куча времени, чтобы собраться.
        Он рассеянно кивнул, в седьмой раз взглянул на часы и поинтересовался, не проснулась ли уже, по ее мнению, Валери Норен…
        Спустя сорок пять минут Маргрит с Мартином Вестбергом уже сидели в его старом верном автомобиле.
        - Ты не хочешь ничего мне сказать, девочка? И почему ты решила лететь самолетом, а не отправиться домой по морю? - выпытывал он у племянницы, но она только страдальчески качала головой. По телефону Маргрит сказала лишь, что ей нужно в Зюдерхольм, и чем быстрее, тем лучше.
        Дома Биргитта и Мартин упорно напрашивались в провожатые.
        - Милая, я почти совсем уже отдалился от людей и никого не вижу, кроме Биргитты да врача. Так дай мне хоть попереживать, глядя, как другие улетают в неизведанные края, - просил ее дядя, едва не плача.
        - Это Стокгольм-то неизведанные края? - удивилась Маргрит, любовно обнимая его за талию. - А, впрочем, почему бы и нет? Может быть, где-нибудь в дебрях парков я наткнусь на викингов…
        - Держись подальше от дебрей, - с шутливой строгостью предупредил ее дядя. Дома тебе всегда найдется работа, дорогая. Он внимательно посмотрел на ее бледное лицо. - У меня в этих краях до сих пор еще немало связей.
        Маргрит отвернулась, чтобы не потерять самообладания и скрыть внезапно навернувшиеся слезы.
        Подъезжая, как и обещала, через полтора часа к дому Густава Бервальда, она суеверно скрестила пальцы, пожелав, чтобы тот еще не вернулся. И удача ей улыбнулась. Только бы не вспоминать о нем, пока она не окунется с головой в работу: тогда справиться с болью будет легче. Но если она сейчас же отсюда не уберется, то может невзначай натолкнуться на Густава, и ей уже не выдержать укоризненного взгляда его синих глаз…
        Маргрит напомнила Александру, - что пора идти на посадку. Было еще рано, но она надеялась, что никто этого не заметит, поскольку рейсы все равно не объявляли.
        Когда они произносили последние прощальные слова у стеклянной двери перед барьером, Маргрит внезапно почувствовала, как по спине пробежал холодок. Обреченно повернув голову, в другом конце переполненного зала ожидания она увидела Густава. Наверное, от автостоянки до здания местного аэропорта он бежал, потому что до сих пор не мог отдышаться.
        Поймав его обвиняющий взгляд, Маргрит нагнула голову и запечатлела поцелуй на тетиной щеке, а потом повернулась к дяде, обняла его за шею и позволила на мгновение выплеснуться невыносимо распирающей ее любви.
        Старик, как будто все поняв и приняв на себя роль заместителя, легонько потрепал ее по плечу и пробормотал:
        - Ну, будет, будет, милая, все наладится.
        Потерпи - и увидишь небо в алмазах.
        Схватив сумку со всякой домашней снедью, которой ее снабдила тетя, Маргрит бросилась к стеклянной двери и, распахнув ее, зашагала по коридору, не замечая, поспевает ли за ней Александр.
        Он готов был ее ударить! Он готов был схватить ее за плечи и трясти до тех пор, пока эти точеные кости не посыпятся из нее, как семечки из высушенной тыквы!
        Но Густав Бервальд стоял и беспомощно смотрел, как женщина в зеленоватом платье удаляется по коридору, а за ней трусит Александр Болиндман, похожий на кроткого пуделя. Нет, черт бы его побрал, скорее на афганскую борзую - показушную, дорогую и непроходимо глупую. Александр ничего не сможет понять в такой женщине, как Маргрит, не сможет ее оценить по достоинству. И тем более не сделает счастливой.
        - Я дам ей месяц, - с болью в голосе пробормотал Густав, вглядываясь сквозь стеклянный барьер. - Самое большее - месяц, а потом приеду за ней.

10

        Приятно вернуться к повседневным заботам! Возвращаться вообще очень приятно! Если она все время будет себе это повторять, затвердит, как молитву, то, возможно, в конце концов все же в это поверит.
        Но, как ни истязала себя Маргрит бодрыми уговорами, угнетающе серые краски города мучили ее утомленные глаза, а грубый, резкий шум раздражал. Уехав из дома… да нет, не из дома, ее дом здесь… и все же, покинув остров, она только острей ощутила этот контраст.
        Молодая женщина стояла перед шкафом со стремительно растущей картотекой и, словно сквозь туман, видела знакомые с детства места.
        Потом видение стало отчетливее: густая тяжелая листва деревьев отбрасывает синеватые тени на буйную зелень лугов, обрамленных зарослями цветущей ежевики. То тут, то там, словно заигрывая, сквозь убаюкивающую дымку проглядывает ручеек, впадающий в лесное озеро…
        Маргрит безжалостно оборвала свои мечтания. Ясно, что такие буколические пейзажи можно найти в любом округе, вплоть до пригородов Стокгольма. Прошло уже почти две недели, пора от этого избавляться, иначе она снова попадет под неусыпное наблюдение психоаналитика…
        - Маргрит, ты не забыла? В час мы обедаем с директором банка, - напомнил заглянувший в ее кабинет Александр.
        Ее улыбка вышла довольно вымученной.
        Босс еще дважды просил ее выйти за него замуж и становился совершенно глухим, когда она пыталась дипломатично отказать. Меньше всего ей хотелось заключать с ним какое бы то ни было соглашение. Похоже, ей придется действовать решительно, чтобы заставить его смириться с ее отказом.
        Тем же вечером, засидевшись за кофе с пирожными в одном из заведений, где Александр был завсегдатаем, Маргрит почувствовала, как краска сходит с ее лица.
        - Что с тобой? - встревоженно спросил Александр. - Ты себя плохо чувствуешь?
        В ответ молодая женщина лишь покачала головой. На большее сил не было. Ее пронзило острое разочарование, плечи обреченно поникли. Это был не Густав Бервальд. Просто другой высокий мужчина крепкого сложения в скромном, но хорошо скроенном костюме своей осанкой, манерой держать темную, тронутую на висках сединой голову напомнил ей человека, который, жестоко посмеявшись над ней, свел на нет все ее усилия восстановить душевное здоровье.
        Такое случалось с ней уже в четвертый или в пятый раз с тех пор, как она бежала от гневных недоумевающих глаз Густава Бервальда. И пора бы этому прекратиться, в отчаянии твердила себе молодая женщина. Это просто еще одно проявление затянувшейся безрассудной влюбленности, обостренной вспыхнувшим на острове вожделением. Но скоро она сможет выбросить все это из головы, ведь теперь ее снова всецело захватила работа.
        Перед спешным отъездом на Зюдерхольм в прошлом месяце у нее в голове царил полный сумбур. Теперь, по прошествии некоторого времени, молодая женщина отлично видела, что дело было в общем переутомлении. В пословице спину верблюду ломает всего лишь одна лишняя соломинка, а у нее их оказалось целых две: нежданное наследство Карла Сергеля и предложение Александра Болиндмана.
        Будучи предоставлена самой себе, она отдохнула, отъелась и решила, как справиться со своими проблемами. Раз брак с Александром ее не прельщает ни в коей мере, значит, надо заставить его примириться с ее отказом.
        Что само по себе не столь существенно. Да и с наследством Карла Сергеля все обошлось как нельзя просто.
        Сорок пять минут Маргрит ерзала на стуле, слушая вдохновенную речь старого адвоката, потом подписала несколько документов, назвала имя своего налогового инспектора и удалилась, избавившись от еще одной головной боли…
        Александр вывел ее из кафе под легкую изморось, поймал такси и назвал водителю адрес. Весь вечер он изредка ронял одну-две фразы, а теперь, на заднем сиденье машины, взял руку Маргрит и демонстративно сплел ее пальцы со своими.
        - Нам нужно поговорить, дорогая. Я был с тобой более чем терпелив, но всему, знаешь ли, есть предел.
        Молодая женщина взглянула на него и смутилась, вспомнив уничижительный отзыв о нем Густава Бервальда, но тут же подавила эту мысль. Александр был одним из лучших людей, которых она встречала в своей жизни. Когда ей нужно было выплеснуть кому-то свое отчаяние, он оказался рядом, и она никогда этого не забудет. И все же это не основание для брака…
        Когда Маргрит вошла в свою маленькую, со вкусом обставленную гостиную, там звонил телефон. Она бросилась к нему и стремительно подняла трубку, но услышала лишь короткие гудки. Рука бессильно повисла, не отпуская трубку. Маргрит казалось, что она догадалась, кто был на другом конце провода. Она представила себе телефон на письменном столе в библиотеке Густава Бервальда и, как ни глупо это было, быстро заморгала увлажнившимися вдруг глазами и повернулась спиной к вошедшему следом за ней Александру.
        - Кто это? - спросил он, но она молчала. - Маргрит, ты меня слышишь?
        Положить трубку было все равно что отсечь руку. Пока линия была открыта, тоненькая ниточка связывала ее с Густавом, с островом Зюдерхольмом.
        - Маргрит, ради Бога, приди в себя!
        Подавив вздох, она опустила трубку и одарила человека, неуклюже топчущегося рядом, вежливой улыбкой. Опять она возвращается к тому же! Умудренная жизненным опытом, совсем уже взрослая Маргрит Вестберг ведет себя как четырнадцатилетняя девчонка, которая впервые влюбилась.
        А что еще мне остается при таких обстоятельствах? - с горечью подумала она. И, продолжая вежливо улыбаться, сказала:
        - Александр, если хочешь выпить, налей себе сам. У меня что-то голова разболелась.
        Он пристально посмотрел на нее, и молодая женщина, вздохнув, стала готовиться к новой душевной битве.
        - Александр… - начала она.
        - Не надо, Маргрит, - устало прервал ее он. - Сейчас ты спрячешься от меня в ванной.
        Но рано или поздно ты сумеешь разобраться в своих чувствах и выйдешь за меня замуж.
        Босс холодно и бесстрастно смотрел ей в глаза, и она почему-то не могла отвести взгляда.
        - Да, я знаю, ты думаешь, будто влюблена в этого типа… Не стоит держать меня за слепого идиота, Маргрит. Но Густав далеко, на своей дурацкой ферме, а ты там, где твое место…
        И, если начистоту, дорогая моя, я не представляю себе, как ты будешь до конца своих дней доить коров и участвовать в местных ярмарках животноводов.
        И Александр подчеркнуто многозначительно оглядел ее атласный светло-серый костюм, черную шифоновую блузку, лаковые лодочки на высоком каблуке и массивные серебряные серьги с жемчугом.
        Положив руки ему на плечи, Маргрит уткнулась лбом в его грудь. Рубашка Александра пахла не стиральным порошком, не коровами и табаком, а дорогим одеколоном.
        - Александр, поверь мне, я все это отлично понимаю, - прошептала она, не поднимая головы. - Но ничего не могу с собой поделать.
        Ты даже не представляешь, как много значит для меня твое предложение, но в совместной жизни нас ждут одни лишь разочарования…
        Он не дал Маргрит договорить, вознамерившись ее поцеловать. Молодая женщина не стала противиться. Александр целовал ее и раньше, и она находила его поцелуи приятными.
        Но когда он предпринимал попытки зайти чуть дальше, Маргрит тактично их отклоняла.
        Теперь, сжимая пальцами его плечи под шерстяным костюмом, ртом ощущая прохладное прикосновение его губ, она против воли вспомнила другие плечи, другие губы…
        - Ничего, моя дорогая, все уладится, - пробормотал Александр, слегка придерживая ее голову так, чтобы не нарушить безупречную прическу. Непонятно почему, но это Маргрит обидело. - С физической стороной брака проблем не будет, но в нашем возрасте и положении гораздо важнее то, что мы абсолютно подходим друг другу и оба об этом знаем. Мы были не только деловыми партнерами, но и друзьями, а эта связь гораздо прочнее банальной влюбленности. Наш брак будет удачным, Маргрит. У нас уже и теперь немало общих интересов, а со временем их станет еще больше. Ты не пожалеешь, дорогая моя, обещаю тебе.
        - Ты что, не слушаешь меня? - воскликнула молодая женщина, выведенная из себя непомерным самомнением собеседника. - Александр, я твержу тебе снова и снова: я не могу выйти за тебя замуж!
        Показалось ей или он действительно вздрогнул при этих словах?
        - Александр, ты мне бесконечно нравишься. Но поверь мне, я была бы тебе ужасной женой!
        - Ты просто устала, дорогая, - игнорируя ее вспышку, мягко заметил Александр. - Уже поздно, а я не даю тебе отдохнуть. Можешь завтра поспать подольше. До одиннадцати ведь у нас срочных дел нет. Таня справится одна.
        Когда он ушел, Маргрит долго еще сидела на диване, подобрав под себя ноги, и оглядывала свою гостиную. Она медленно переводила взгляд с приглушенно-серых стен на жалюзи из белого бамбука, с красивой этажерки из бронзы и стекла, которую она купила на распродаже после банкротства захудалого ресторанчика, на туалетный столик сомнительного происхождения с гнутыми ножками, служивший ей письменным.
        Картину довершали буйно разросшиеся и умело расположенные комнатные растения, но Маргрит внезапно ощутила смутную неудовлетворенность всем этим. Слишком уж все это было изысканно, чересчур манерно. Куда больше нравилась ей та обстановка, которая устанавливается в квартирах естественным путем после смены нескольких поколений хозяев…
        Когда Марфит на другой день вернулась после работы домой, опять звонил телефон. Выронив из рук сумочку и плоский портфель из цветной кожи, она схватила трубку и, задохнувшись, одними губами произнесла:
        - Алло.
        - Маргрит? Это Таня.
        Сердце сначала ухнуло куда-то вниз, а потом забилось у самого горла.
        - Ты слишком рано сегодня ушла, - жизнерадостно сообщила секретарша. - Через пять минут после того, как за тобой закрылась дверь, позвонила твоя старая любовь.
        - Какая еще старая любовь? Таня, что ты несешь?
        - Не веришь? Да я же серьезно! Когда он попросил позвать госпожу Вестберг, один только его голос напомнил мне мятный коктейль и кровать с пологом на резных столбиках, усыпанную лепестками роз.
        - Таня, перестань валять дурака! Он назвал себя? Это был случайно не…
        - Густав Бервальд!.. Знаешь, Маргрит, я, наверное, переберусь в другое место, туда, где живут мужчины с таким же голосом. Дух захватывает, когда я представляю, как должен выглядеть этот красавец, от одного голоса которого по телу бегут мурашки. Как сейчас вижу: идем мы с ним по тротуару, впереди яма, и он придерживает меня под локоточек, чтобы я не оступилась. Потом помогает мне сесть в такси, а потом чуть ли не на руках выносит оттуда, как будто иначе я рассыплюсь на кусочки. Черт побери, он, наверное, даже заплатит за меня в муниципальном автобусе!
        - Таня, там, откуда я и Густав родом, автобусов нет, - сухо произнесла Маргрит. - А теперь очнись и выкладывай, что он сказал, да поподробнее. Ты дала ему мой адрес и телефон?
        - Я что, по-твоему, ненормальная? По телефону я могу болтать, о чем хочу, но у меня хватит ума не выдавать такую конфиденциальную информацию даже парню с бархатным голосом. А если ты вдруг надумаешь ему позвонить…
        - Я так и сделаю! Спасибо, Таня…
        - Он сказал, что звонит не из дома, но где он, не уточнил, - заявила секретарша.
        Маргрит послышалось злорадство в ее тоне, но она решила, что ошиблась. Ведь они с Таней прекрасно ладят.
        Сделав глубокий выдох, она прогнала досаду. В конце концов, она сама после развода настояла на том, чтобы ее нового номера не было в телефонном справочнике. Таня всего лишь следует ее же распоряжениям.
        - Если он позвонит опять…
        - Слушай, он уже знает твой домашний номер. Наверное, ты сама ему дала и забыла. Он попросил только твой адрес, и я уже начала было диктовать, но потом сообразила, что раз ты этого не сделала, то и мне не стоит, верно?
        Но все равно этот Густав Бервальд сегодня до тебя доберется, а если нет, то завтра уж наверняка.
        До завтра еще миллион лет, а сегодня меня не будет дома, подумала Маргрит. Надо как-то пережить этот бесконечный вечер. Александр договорился свести одного из своих малоизвестных художников с коллекционером, славящимся своей несговорчивостью, и от нее потребуется все ее обаяние и светский такт.
        Молодая женщина чувствовала себя как выжатый лимон. Коллекционер упорно твердил, что ему пытаются подсунуть некачественный художественный товар и тем самым унизить его.
        Самомнение же живописца сильно превышало тот уровень, на который давал ему право его нынешний статус, и Маргрит пришлось немало потрудиться, чтобы хоть как-то смягчить некоторые из его оскорбительных реплик. Впрочем, за это ей и платили. Четырнадцать часов в день, шесть дней в неделю.
        В кровать она буквально свалилась в час двадцать, до начала третьего лежала без сна, не спуская глаз с телефона, и наутро проспала.
        Когда молодая женщина уже уходила, заглянул управляющий разъяснить новые правила сбора пищевых отходов. В довершение всего на улице не оказалось ни единого свободного такси…
        Встав в центре старинного персидского ковра, Маргрит сняла изящный белый плащ и нетерпеливо взглянула на секретаршу.
        - Он будет ждать в ресторане, адрес которого я для тебя записала, в двенадцать тридцать. Он сказал, что поймет, если ты не придешь. Маргрит, ты не тревожься, если у тебя что-то уже назначено на это время, я с радостью тебя заменю. Самопожертвование - мое второе «я», - театрально закатив глаза, произнесла Таня.
        - Ты говоришь, он здесь? В городе? Ты уверена, что он звонил не из дома?
        Секретарша пожала полными плечами.
        - Если из дома, значит, у него есть семимильные сапоги, иначе в ресторан ему не успеть. - Она с преувеличенно равнодушной улыбкой принялась подпиливать свои ногти. - Знаешь, на твоем месте я бы крепко подумала, прежде чем вести двойную игру - с Александром и этим Густавом Бервальдом. Мужчины, как правило, собственники, а ведь ты не можешь законно владеть обоими. Может, поделишься?
        Маргрит взглянула на секретаршу с досадой. Ей сейчас было не до игр.
        - Рада Христа, Таня, не говори глупостей!
        Ты ведь знаешь, что я не собираюсь замуж за Александра.
        - Я-то знаю, но знает ли он?
        - Знает, но не хочет в это верить. И отнюдь не по моей вине.
        - Гмм… придется исправить такое положение дел, - задумчиво произнесла секретарша.
        К половине двенадцатого Маргрит так и не решила, встречаться ей с Густавом или нет. Но постепенно фразы типа «полный разрыв» и «одумайся, не сделай ошибки», подсказанные здравым смыслом, нашли лазеечку и ускользнули прочь. Их сменили воспоминания о том, как славно они смеялись вместе, какая страсть влекла их друг к другу.
        Она потеряла важное письмо и ворчала на Таню до тех пор, пока не обнаружила его на том самом месте, где накануне оставила.
        В двенадцать пятнадцать Маргрит решительно накинула плащ и вышла, сопровождаемая любопытным взглядом секретарши. Хорошо хоть перед Александром не надо было отчитываться: он как раз вел переговоры с представителем одного из стокгольмских отелей об устройстве в его фойе сменной экспозиции работ современных шведских художников…
        По дороге обратно в офис она угрюмо размышляла о превратностях судьбы. Маленький суетливый толстячок с акцентом и усами, как у морского разбойника, возможно, разбил ей жизнь! На скользкой мокрой дороге его машину занесло, и она врезалась в такси, в которой находилась Маргрит. На разбирательство с полицией ушла уйма времени, так что ехать в ресторан уже не было смысла.
        В кабинете она сидела как на иголках, ожидая, что вот-вот зазвонит телефон. Очень хотелось верить, что Густав так просто не отступится. Он уже не раз звонил в галерею и все не мог ее застать. Он звонил ей домой… может быть.
        Номер ее он легко мог взять у дяди Мартина.
        Господи, это было хуже, чем в детстве, когда она часами просиживала у телефона, бормоча заклинания.
        Когда Маргрит бралась спорить сама с собой, то частенько загоняла себя в тупик. Так было и на этот раз. Густав Бервальд звонил несколько раз. И все неудачно… Он сказал, что поймет, если она не появится в ресторане…
        А что он поймет? Если Маргрит и сама не понимала, что происходит. Она чувствовала себя законченной дурочкой, которая не знает, чего хочет. Будь у нее хоть капля здравого смысла, она мертвой хваткой вцепилась бы в Александра и забыла бы обо всех прочих мужчинах.
        - Ты отлично знаешь, что я с ним не встретилась! - бросила Маргрит секретарше, перехватив устремленный на нее заинтересованный взгляд. - Но это не твоя вина, Таня. Должно быть, из-за плохой погоды все с ума посходили. Видимо, мне нужно удвоить порцию витаминов от стресса.
        - Но вот удваивать своих мужчин тебе совсем ни к чему, это уж точно, - заметила секретарша. - Поскольку ты сама, судя по всему, справиться с этим делом Не в состоянии, я решила вмешаться и дала Густаву Бервальду твой адрес. Если я сделала глупость, бей меня, только, ради Христа, кончай ты с этим со всем.
        Еще одного такого дня мне не пережить.
        О Боже! Она умрет со стыда, если Густав когда-нибудь узнает, как она реагировала на его звонки и в какую депрессию впадала на каждом шагу.
        Тут ей впервые пришло в голову: а что, собственно, он делает в Стокгольме? Приехал, чтобы повидаться с ней? Это было бы для нее чересчур лестно. Скорее всего, по делу.
        Фермерам тоже не возбраняется иметь побочные интересы, а такого фермера, как Густав Бервальд, надо отдать ему должное, встретишь не на каждом шагу. Люди, обитающие на острове, умели тратить деньги и увлекались, по-видимому, не только разведением племенных коров…
        Последние два пролета она пробежала, зажав ключ в руке. Воображение не давало ей покоя. Не звонит ли телефон? Звонит! Маргрит готова была в этом поклясться. И если она сейчас не успеет, то у нее уже не будет второго шанса… вернее, четвертого!
        - Когда я решаю во что-то вмешаться, то не хожу вокруг да около. Я просто хотела убедиться, что вы наконец состыковались, - весело сказала Таня и положила трубку.
        Маргрит вздохнула, высоко подняв плечи, и уронила на пол плащ, портфель и сумочку.
        Хотя в строго продуманном интерьере ее гостиной любой бутон, распустившийся раньше срока, мог испортить целостность композиции.
        Они стояли лицом друг к другу. Маргрит безвольно опустила руки и смущенно глядела в синие с золотистыми искорками глаза Густава Бервальда. Прошла целая вечность, прежде чем он подошел ближе.
        Когда он протянул к ней руку, Маргрит инстинктивно подалась вперед. Но он лишь отлепил от ее шеи прядь влажных волос.
        Молодая женщина судорожно сглотнула и тут только поняла, что с той секунды, как попала под власть его гипнотических чар, смотрит на Густава, раскрыв рот.
        - Кухня вот там, - неизвестно почему сказала она, не в силах оторвать взгляда от его проницательных глаз.
        Наконец ее мысли стронулись с места и начали набирать скорость, вызывая целую вереницу восхитительных воспоминаний, которые, вспыхнув, тотчас угасали и сменялись другими.
        - А ванная? - осведомился он, приподняв бровь.
        - Всегда мечтала научиться это делать, - пробормотала Маргрит, и вторая бровь Густава Бервальда в тревоге взлетела вверх.
        - Большинство умеют это делать уже в детстве. Но если ты дашь мне мыло и воду, я буду только рад поделиться опытом.
        - Мыло и… Да нет, я имею в виду фокус с бровью. - Робкая улыбка переросла в ослепительную. И Маргрит эффектно выгнула дуги своих бровей. - С мылом я управлюсь и сама, а вот холодильник почти пуст. Если ты умираешь с голоду…
        Говоря это, она пятилась от него, останавливаясь на каждом шагу.
        - Это уж предоставь мне, - успокоил ее Густав. - В крайнем случае, закажем что-нибудь по телефону.
        Дядя Мартин! Вот в чем дело! С ним что-то случилось. Ясно теперь, почему Густав так настойчиво добивался с ней встречи. Ясно, почему смотрит на нее такими кроткими глазами, замкнувшими все цепи в ее мозгу. Он хочет сообщить ей об этом как можно осторожнее.
        - Густав Бервальд! - завопила она. - Отвечай немедленно: что с моим дядей?
        - А что с ним должно быть? - искренне удивился Густав. - По-моему, с ним все в полном порядке. Шлет тебе привет.
        - Это правда?
        - Такая же правда, как и то, что ты сейчас споткнешься о порог кухни.
        Маргрит испуганно оглянулась. И от этого резкого движения у нее потемнело в глазах. Очнулась она, сидя за столом. Перед ней стояла чашка с дымящимся кофе, а на тарелке лежали многослойные бутерброды, именуемые в скандинавских странах королями кухни. Склонившийся над ней Густав участливо заглядывал в глаза молодой женщины.
        - Откуда… откуда все это взялось? - растерянно спросила Маргрит.
        - Из твоего якобы пустого холодильника.
        Плюс, конечно, мое кулинарное мастерство, - не без гордости сказал Густав. - А теперь ешь.
        По-моему, тебе это не повредит.
        Молодая женщина не стала спорить, отпила из чашки, откусила от бутерброда и блаженно закатила глаза. Впервые за последние недели она ощутила вкус того, что ест и пьет.
        - Выходит, ты умеешь готовить, - заметила она с набитым ртом. - Да тебе цены нет!
        - Что верно, то верно, - ответил Густав, нимало не смутившись, и добавил:
        - Полин может уморить своей едой, так что я освоил азы кулинарии в целях самосохранения.
        - Зачем же ты ее держишь? - Маргрит взяла еще один бутерброд, наслаждаясь и импровизированным ужином, и теплой атмосферой, в которой неожиданно чувствовала себя совершенно раскованно.
        - Она работала еще у моих деда с бабкой, а когда они умерли, осталась при доме. Мы с Дори поначалу не жили на ферме, а дом нельзя было оставлять пустым. Она его любит, хоть и терпеть не может готовить. И так было всегда…
        Одной чашки кофе Маргрит оказалось мало.
        И Густав налил ей еще.
        - А почему вы с Дори не захотели жить на ферме?
        Молодая женщина решила не церемониться. Слишком многое зависело от этого их разговора. Если вопрос его обидит, он может и не отвечать. Но Густав ответил:
        - Дори… Ну, скажем так, Дори думала, что знает, чего хочет. А когда добилась своего, поняла, что это не то, о чем она мечтала.
        Маргрит молча ждала продолжения. Она не решалась даже думать о том, к чему могут привести ее отношения с Густавом Бервальдом, но, кажется, пошла бы на все, лишь бы он был рядом. В его прошлом и настоящем были и есть другие женщины - сомневаться в этом не приходилось, - но пусть они подождут, пока она разберется, что к чему.
        - До нашей свадьбы Дори притворялась, что обожает ловить рыбу, ездить верхом и любоваться первозданной природой. «Первозданной» - это ее словечко, - добавил он без намека на сожаление. - А после свадьбы всякий раз, как мне хотелось помахать часок-другой удилищем, проехаться по тропке вдоль реки или просто отдохнуть на озере, ей непременно нужно было завивать свои проклятые волосы.
        Стоило нам тронуться с места, как она начинала ерзать и спрашивать, вовремя ли мы вернемся и успеет ли она вымыть шампунем свои драгоценные волосы. Дай ей волю, она возилась бы со своими волосами столько, что за это время можно было бы урегулировать ближневосточный кризис!
        Маргрит сочувственно улыбнулась. Ее уход за волосами ограничивался мытьем под душем, сушкой феном и стрижкой раз в месяц. Зато ее пунктиком были зубы. Чистить их щеткой и ниткой она могла бесконечно.
        - Это, конечно, мелочь, но, видимо, тысячи таких мелочей и вбили между нами клин.
        Мой дом на ферме как постоянное место жительства ее не устраивал. Все ее приятельницы соревновались, кто сумеет вложить в свое жилище больше средств, и ей хотелось включиться в эту игру. Это, я думаю, и привело в итоге к разрыву. Мы оба были молоды. Однако за ярким оперением птенца не разглядишь, в кого он вырастет. Я отдал ей дом на побережье, она его тут же продала и теперь живет, кажется, где-то недалеко от Стокгольма.
        - А я ничего этого не знала, - пробормотала Маргрит. У нее вдруг похолодело в груди.
        Сейчас она задаст еще один вопрос и откроется правда. - Густав… а что ты здесь делаешь? - И замерла, затаив дыхание.
        Возможно, ее ждет будущее, в котором не будет ни Александра, ни Густава Бервальда.
        Нет, она по-прежнему хотела работать с Болиндманом, если, конечно, он ей позволит после того, как окончательно убедится в ее нежелании становиться его женой. Что же касается Густава, то не останется ли он в ее памяти всего лишь детской влюбленностью, которая давно осталась позади, отголоском счастливого, беззаботного прошлого? Да он пробудил ее телесно, сознательно и умело добился того, что она почувствовала себя настоящей женщиной. Но чего он хочет от нее дальше? Или чего не хочет…
        - Ну что ж, - начал Густав, глядя ей в глаза, - могу признаться, почему я здесь. Увидев тебя в аэропорту, я решил дать тебе месяц на размышления, а потом приехать за тобой. Не мог же я, черт подери, оставить тебя этому Болиндману!
        - Почему? - прошептала Маргрит.
        - Как это почему? - с искренним недоумением поднял брови Густав. - Он прекрасно разбирается в драгоценных побрякушках и во всяких картинках, но ничего не смыслит в женщинах. Я не мог допустить, чтобы такое сокровище, как ты, оказалось в руках профана!
        Маргрит с трудом верила тому, что он говорит. Она была готова открыть ему свое сердце, предложить себя в любом качестве, смотря, что ему нужно. А тут…
        - Густав… ты не мог бы налить мне еще кофе… - услышала Маргрит словно со стороны свой голос. Но это было совсем не то, что она собиралась сказать.
        - Послушай, женщина, - чуть не взревел Густав, - ты что, не слышала ни одного моего слова? Чего я, по-твоему, хочу от тебя? Твоего несравненного тела? Да, черт побери, его! Твою упрямую башку? Да, и она будет моей!
        - Перестань на меня кричать. Если ты так начинаешь меня обольщать, то можешь…
        - Когда я начну тебя обольщать, ты поймешь это сразу! - перебил ее Густав. - Так что, будь добра, помолчи и дай мне произнести эту проклятую речь! Я ее репетировал все время, пока летел сюда в среду утром!
        Она откинулась на спинку стула, положила руки на стол и с видом прилежной ученицы приготовилась его слушать. Но в ее глазах и в ее сердце уже засиял свет любви.
        - Я готов был продать ферму, переехать в город и устроиться в адвокатскую контору, если бы знал, что это позволит мне добиться тебя. - Тут глаза Густава лукаво заискрились. - Но, если честно, я надеялся, что ты оценишь мою готовность к такому благородному жесту и не станешь требовать проверки.
        - Но что ты собирался делать в адвокатской конторе? - удивилась Маргрит.
        - А я разве не говорил тебе, что окончил пару колледжей?.. Так вот один из них юридический. Я не практикую, но понимаю, что к чему, когда случается завязывать деловые связи.
        - Какие такие связи? - Маргрит села прямо и подозрительно уставилась на него.
        - Ты опять за свое, да? Опять перебиваешь?.. На чем это я остановился? Ага, на том, что ты будешь моей любой ценой. Я ведь упоминал как-то, что перестал доверять своей интуиции в отношении представительниц прекрасного пола. Честно говоря, сначала я собирался подбросить тебе приманку, вытащить из воды, чуток полюбоваться, позабавиться и, невредимую, отпустить восвояси…
        - Негодяй, - выдохнула молодая женщина, вдавливая ногти в ладони, чтобы не поддаться искушению потрогать морщинки, сбегающие от его орлиного носа к уголкам рта.
        - Потом, помнится, я решил оказать тебе любезность и снять тебя с крючка Болиндмана. Солнышко, поверь, он разбил бы твою жизнь!
        - Честное слово, Густав, я ему раз десять говорила, что выйти за него не могу, но он упрям как осел. До сих пор надеется, что я сдамся.
        Густав довольно хмыкнул.
        - Ничего он не надеется. Я ему сказал, что, если он хоть пальцем до тебя дотронется, я спущу с него шкуру и повешу ее в коровнике.
        Маргрит, как бы не замечая того, что делает, пересела на ближайший к Густаву стул, наклонилась и потерлась щекой о его плечо. И тут же у нее перехватило дыхание и что-то затеплилось под ложечкой.
        - Как думаешь, Валери не обиделась бы, если бы я ей сказала что-нибудь в том же духе? - с невинным видом поинтересовалась она.
        - Насчет Валери, радость моя, можешь не беспокоиться. У нас всегда были исключительно платонические отношения, - успокоил ее Густав, целуя в макушку. - Когда наши пути пересеклись, у обоих был критический период в жизни. Мы с Дори решили расстаться. А Валери уже дважды разводилась и снова выходила замуж за одного и того же человека. В промежутках, впрочем, она ни в чем себе не отказывала. Мне нравится эта женщина. Она искренна, к тому же чертовски талантлива. Но ее воззрения на отношения между мужчиной и женщиной меня не устраивают…
        - Это все очень интересно, - не выдержав, снова перебила его Маргрит. - Но давай оставим на потом наши взаимные откровения. А сейчас лучше скажи… когда же ты начнешь меня обольщать?
        Этого Густав Бервальд никак не ожидал. Он готовился к длительной и мучительной осаде.
        А «неприятель» сам бросился ему навстречу, приветствуя как освободителя. И, не зная, что сказать, Густав почел за лучшее заключить самую желанную для него женщину на свете в объятия, а затем, подхватив на руки, устремился в спальню…
        - Эй, а я уже сказал, что люблю тебя? - спросил он, трудясь над мудреной застежкой ее брюк. - Если нет, то знай, что я…
        - Знаю-знаю, - поспешно заверила его Маргрит, которая оказалась куда проворнее Густава, и, уже стащив с него рубашку, принялась за непокорную пряжку ремня.
        - Ну что ж, милая Маргрит. Как сказала однажды мартышка, большая любительница пофилософствовать: «Будь что будет».
        Но оба твердо знали, что никогда не пожалеют о том, что пятнадцать лет спустя случай снова свел их на острове - острове везения.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к