Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Поллок Марта: " Река Желания " - читать онлайн

Сохранить .
Река желания Марта Поллок


        # Мэгги хочет доброго любящего мужа, очаровательных детишек и уютного дома. А сталкивается с изменами и предательством. Так стоит ли удивляться, что, встретив мужчину своей мечты, она прежде всего говорит себе «нет». Нет, не может такой красивый, умный, чуткий молодой человек полюбить ее по-настоящему.
        Но пленивший ее воображение Валентино Фанкворт отнюдь не намерен сдаваться…

        Марта Поллок
        Река желания


1

        Боже, ну как это можно так опаздывать!
        Стрелки на ажурных часиках, так идущих к тонкому девичьему запястью, казалось, приклеились к циферблату. Время тянулось томительно медленно. Легко было представить, что вся жизнь в городе остановилась.
        Одинокая молодая женщина за столиком уютного кафе в старом квартале была воплощением грации - русые волосы, косо подрезанные, падали на стройные плечи, шелковая разлетающаяся блузка цвета неспелых оливок подчеркивала прекрасный бюст. Чуть расклешенная юбка с разрезом спереди скрывала то, что и должна была скрывать правильно выбранная одежда, - прекрасные бедра. Но безупречная соразмерность девичьей фигуры выразительно говорила именно о том, что ноги у посетительницы кафе - замечательные! Высокий каблук изящных туфелек выдавал вкус и пристрастие юной особы к яркой, женственной, чуть беспечной и откровенно обольстительной моде.
        Утро было солнечное, жаркое, и шелковые шторы на высоком окне, обращенном на юг, были плотно сдвинуты.
        Несколько раз молодая женщина бросала быстрый взгляд в сторону окна, выходящего на бульвар Академии. Нет, бульвар был пуст!
        Хмурый бармен-горбун с длинным и кривым носом - а как не хмуриться, когда за все утро никто, кроме этой красавицы, так и не заглянул в кафе? - протирал чашки и бокалы за грубой дубовой стойкой, украшенной гербами давно исчезнувших городов, и искоса посматривал на славную молодую женщину.
        Интересно, сколько ей лет, этой юной красавице? - думал бармен. Восемнадцать? Двадцать пять? Кто она? Наверное, имеет отношение к искусству или просто вертится в околохудожественном мирке. Ждет своих друзей или коллег, прикидывает, где бы весело провести вечерок? Сидит и мечтает о всемирной славе, надеется подороже продать свой талант?..
        Такие одухотворенные лица, напоминающие своей чистотой лики ангелов на миниатюрах в рукописных книгах раннего Средневековья, чаще всего бывают у начинающих актрис, ищущих спонсоров или покровителей. Кому-то из них везет, а кто-то обжигает себе крылышки.
        Старый опытный бармен-горбун знал только то, что молодую женщину зовут Мэгги, и совсем не догадывался, о чем она сейчас думает.
        А Мэгги думала о доме, в котором когда-нибудь будет жить, о собственном просторном уютном доме на берегу реки или озера, похожем на родительский, только еще лучше, еще уютнее. С широкой лестницей, ярко освещенной солнцем. Дом, отличающийся от современных жилищ, в которых нет и намека на уют. Современные архитекторы и дизайнеры имеют странное представление о комфорте, они более заняты проблемой предоставления удобств заказчикам: впихивают массу электронных приспособлений, гонятся за призраками скоротечной моды.
        Но разве дом это машина для жилья? Нет, это существо с собственной душой, с добрым и щедрым характером. И смешно даже слушать рассуждения умников, что традиционные представления об уюте устарели. Ничего подобного!
        Мэгги прикрыла глаза, и окружающий молодую женщину мир потускнел…
        Там, в доме мечты, за толстыми надежными стенами из вековой лиственницы, обязательно будут просторная гостиная с камином, несколько спаленок для детей и обязательно терраса, на которой большая и дружная семья завтракает в утренние часы.
        А чинные ужины зимними вечерами под треск жарко горящих поленьев в камине, когда в проемах тяжелых штор за высокими окнами столовой струится синий сумрак, предвещающий долгую морозную ночь!.. О них действительно можно только мечтать.
        Около дома непременно будет плодовый сад, ухоженный, обширный, с дорожками, посыпанными песком или толченым кирпичом. Дети очень полюбят свой сад, станут ухаживать за ним…
        Само собой разумеется, у Мэгги никакой семьи не было, даже не было жениха, но ведь мечтать-то об этом не запрещено! Тем более сейчас, когда время словно остановилось.
        Молодая женщина еще раз взглянула в окно, сощурив голубые глаза. Наконец-то явились!
        Звякнул бронзовый колокольчик над входной дверью в кафе, и на пороге появилась улыбающаяся парочка. Жгучая брюнетка выше среднего роста в облегающих полные бедра джинсах и обнимающий ее за плечи долговязый конопатый парень в кепке.
        Бармен тут же понял, что посетители счастливы, и перестал хмуриться. Такие клиенты не скупятся на чаевые!
        Голубоглазая молодая женщина за столиком постаралась не выдать своих чувств. Завидовать чужому счастью? Никогда!
        Да и что такое счастье? То, о чем пишут в дамских романах? Дурацкое чувство, свойственное недалеким людям. Никогда серьезный человек не позволит себе выглядеть смешно и нелепо, как так называемые счастливчики.
        Наивные, слепые создания, глупые существа, не умеющие жить! Господи, перед кем они хвастаются? Передо мной?
        Тем не менее Мэгги дружелюбно улыбнулась своей приятельнице и ее молодому человеку. Старым друзьям простительно быть смешными, на то они и друзья.
        Надо же, никогда не расстаются, всюду ходят вместе. По всему видать, дело идет к свадьбе.
        Но только кто на свете сумеет объяснить, что нашла опытная, практичная Сильвана Пакколини, уроженка итальянского города Верона, будущий врач-терапевт, в своем рыжем воздыхателе?
        Долговязый, вечно нелепо одетый Джек Паттерсон знает толк только в кепках и галстуках.
        Вот и сейчас на Джеке серый твидовый пиджак, желтая рубашка, широкий зеленый галстук. Настоящее чучело, достойное злой карикатуры в юмористическом издании!
        Бедная, бедная Сильвана, обладательница знойного южного темперамента, сколько у тебя, соотечественницы Ромео и Джульетты, было пылких поклонников из числа настоящих джентльменов!
        Холостой декан факультета оказывал ей совершенно недвусмысленные знаки внимания. А чего стоили пылкие признания директора научного медицинского музея доктора Берда! Злые языки утверждали, что доктор ради полногрудой, крутобедрой первокурсницы был готов расстаться с разменявшей шестой десяток супругой Патрисией Берд, почетной председательницей местного общества высокой морали.
        Сильвана, лелеявшая девственность до совершеннолетия, отказала всем достойным претендентам и теперь с гордостью демонстрировала всему городу своего жениха-попугая. Да за такой показ деньги с зевак стоит требовать!
        - Привет, Сильвана! Джек, здравствуй! - Мэгги еще раз радушно улыбнулась. - Какой шикарный галстук! Где это ты его раздобыл, милый?
        Джек Паттерсон тут же расстегнул пиджак и показал товар лицом - похвастался подкладкой галстука.
        - Тебе он правда нравится, Мэгги? Мне его подарила Сильвана. - Парень одарил подружку восхищенным взглядом. - У нее замечательный вкус. Я просто преклоняюсь перед ним!
        Вот как, подарок Сильваны, подумала Мэгги.
        Подарок любимой женщины! Что же, носи теперь. Только не обижайся, если скажут, что издали ты похож на яичницу с зеленым луком.
        - А ты тут давно сидишь? И не скучно тебе одной? - спросил Джек Паттерсон, усаживаясь за столик так неуклюже, что на столе задребезжали чашки на блюдцах, упала набок вазочка с гвоздикой, и ручеек, пробежав по столешнице, обрушился водопадом на колени Джека.
        Так тебе и надо, подумала Мэгги, а вслух выпалила:
        - Что значит - сижу и скучаю? Битый час вас жду! Мы договаривались вчера, что сегодня отправимся на концерт классической музыки, или нет? Отвечай, Джек! Просто свинство с вашей стороны так опаздывать!
        Джек молчал и с довольным видом изучал меню. Сосиски явно интересовали его куда больше, чем Шуман и Шуберт, вместе взятые.
        Животное в кепке и галстуке! А еще записки когда-то посылал, цветы дарил на День святого Валентина!
        Мэгги почувствовала, что настроение ее безнадежно испортилось от встречи со старой приятельницей и ее прожорливым другом. Конечно, посидеть пару часов воскресным утром в кафе с друзьями веселее, чем в одиночестве, но картина чужого счастья, если честно признаться, приводила ее в бешенство.
        Нет, все-таки она, Мэгги Спрингфилд, в некоторых случаях способна на зависть. Чувство отвратительное, но ничего не поделаешь. Зависть, говорят люди, убивает душу человека.
        Ничего, ее душу гнусное чувство зависти не убьет. Она сейчас зла как сто чертей!..
        Пауза затягивалась самым нелепым образом.
        Бармен-горбун, получив от Джека заказ, уже тащил к столику поднос с любимыми Сильваной миндальными пирожными и кофейником.
        Это дело официанта, подносы таскать, с раздражением отметила про себя Мэгги, на дух не переносящая миндаль. Наблюдая за барменом, она сначала даже не поняла, о чем говорит подруга.
        - Мэгги, ты слышишь меня? Мэгги, ау! Мы с Джеком приглашаем тебя на нашу помолвку! Придешь? - Голос у Сильваны, тихий и ласковый, был полон незнакомых ноток.
        - Что? - спросила, с недоумением взглянув на друзей, молодая женщина. - На какую такую помолвку?
        - Да на нашу с Джеком! А еще нам сегодня не до музыки, не до концертов - идем сейчас к родителям Джека. С предстоящей свадьбой столько проблем! Не расстраивайся, милая Мэгги!
        Ага, вот что означали незнакомые нотки в голосе подруги!
        Она что, жалеть меня надумала? - решила было Мэгги, но тут же отогнала эту мысль.
        С какой еще стати, ведь у меня все впереди!
        И уж конечно мой-то жених будет не таким пугалом, как Джек Паттерсон.
        - Вот как, приглашаете на помолвку? - тем не менее расстроенная неожиданной новостью, Мэгги изобразила радостное удивление. - Конечно, мои дорогие! Приду обязательно!
        Джек поднялся и чинно поклонился Мэгги.
        - Я так и знал, что ты обрадуешься! Ты всегда хорошо ко мне относилась, я все помню!
        Лучше бы тебе память отшибло, подлый предатель! - подумала Мэгги. Он помнит! А я вот давно все забыла!
        - Но… простите, мне пора, бегу! - Молодая женщина вскочила со своего стула и действительно почти бегом направилась к выходу.
        - Ты куда, Мэгги?! - воскликнули Сильвана и Джек хором. - Почему тебе куда-то надо бежать?
        Скажите еще, что меня никто не ждет, идиоты!
        Воскресенье испорчено! Влюбленные дураки, не могли позвонить и предупредить, что собираются провести время со стариками Паттерсонами! День пропал, такой прекрасный день!.. А бежать-то ей действительно некуда, и никто ее на самом деле не ждет…
        Каблучки легких туфелек звонко стучали по каменным плиткам дорожки.
        Помня о том, что спина у молодой женщины при ходьбе должна быть прямой, Мэгги быстро шла по тенистому бульвару Академии и думала о том, что вечером вновь придется одной возвращаться в крохотную квартирку под чердаком старинного дома на Гарднер-сквер. А затем выслушивать нескончаемо долгие нотации любящей мамочки, которая взяла себе в привычку воспитывать дочь по телефону.
        Долгие и смешные нотации, сводящие с ума своей назойливостью! Мать недовольна образом жизни своей самостоятельной дочери - все это старо как мир.

«Не туда пошла, не то купила, не то сказала… Спишь не на том боку. Смотришь не те фильмы… Ты покупаешь „Окси“?! Почему не „Оксапол“, милая? Мама плохого не посоветует!.. Делай, что тебе говорит любящая мать, и все будет в полном порядке! Воспринимай мои советы как систему, и все наладится…»
        О, какая старая, нудная песенка! Неужели мамочка так состарилась, что не чувствует: у дочери своя, отдельная жизнь, которая целиком и полностью управляется вполне симпатичным королем, имя которому Его Величество Случай? Никакая система не поможет лучше справиться с проблемами.
        Мэгги улыбнулась и пошла медленнее. Она вовсе не сердилась на мать. Ну, нотации, подумаешь! Главное, мать жива и здорова.
        Милая мама! Тебя саму, Мэрилин Спрингфилд, урожденную Мэри Каттералл, дочь мельника из-под Молледана, тоже нужно воспитывать. Что-то в последнее время ты стала говорить о вещах, ранее неслыханных.
        Ты, Мэрилин Спрингфилд, строго судишь мою жизнь и мои привычки, моих друзей. Но почему ты стала с таким вызывающим подозрение уважением говорить о мистере Саймоне Маккуиллане, холостяке-книготорговце?

«Саймон решил! Саймон сказал! У Саймона потрясающее чувство меры!» Раньше таких слов удостаивался разве что покойный отец!
        Саймон предпочитает «Оксапол», и бог с ним! А что для тебя значит, интересно, инженер Джонатан Натчбулл? Ведь он всю жизнь только тем и занимается, что строит мосты, пирсы и виадуки. С какой такой стати он удостаивается от тебя глубокомысленных эпитетов «почтенный», «мудрый» и «обходительный», а?
        Конечно, тебе, милая мама, не весело сохранять статус вдовы долгие десять лет. Жизнь, как говорится, берет свое.
        Скажи мне лучше честно, мама: «Дочь, помоги найти хоть какого-нибудь жениха!». И не вспоминай по поводу и без повода моего отца…
        Ах отец! Мэгги вспоминала его без печали, лишь с легкой грустью. А как еще можно было вспоминать доброго и веселого человека, оставившего о себе чудесные воспоминания. Конечно, такого мужчину, как покойный отец, мама не встретит никогда.
        Прекрасный драматический актер с амплуа первого любовника, прославившийся исполнением заглавных ролей в фильмах, поставленных знаменитым Чарлзом Берриманом, Бенджамен Спрингфилд был чудесным человеком. Как его любили и уважали всюду!
        Критики посвящали ему восторженные статьи, знатоки кино называли живой легендой кинематографа, дилетанты просто верили, что мистер Спрингфилд и великий Веллес одно и то же лицо. Любимец женщин… Однажды на центральном вокзале мама достала из сумочки револьвер и выстрелами разогнала внушительную толпу охотниц за автографами, за что поплатилась внушительным штрафом. Но, попав на первые полосы газет, эта история привела только к росту популярности ее отца.
        А как папа умел шутить! Слава о его дружеских, но беспощадных розыгрышах гремела в родном городе, да и в других уголках страны.
        По всему миру гремела! Их жертвы становились героями дня. Если Бенджамен Спрингфилд шутил над посредственным актером из провинции и имя бездари становилось достоянием прессы, то популярность актера росла как на дрожжах, за ним начинали охотиться режиссеры, в ресторанах кормили бесплатно, в магазинах счастливцу открывали кредит. Но стоило отцу пренебрежительно отозваться о каком-нибудь столичном властителе дум из мира театра или кино, как вся публика разом охладевала к нему.
        А еще мистер Спрингфилд был неплохим художником. Его шаржи на актеров до сих пор хранятся в музее театрального искусства. А остроумные карикатуры… Они по сей день смешат людей, украшают станицы юмористических изданий.
        Отец оставил в наследство доброе имя, небольшой капитал и прекрасный загородный дом на берегу роскошного озера недалеко от столицы, выстроенный по собственному проекту. В нем-то и живет ее мать, миссис Мэрилин Спрингфилд.
        Соседи называют дом настоящим дворцом.
        Он просторен и удобен, красив и изящен. Окружен столетними дубами в два обхвата. С прекрасным садом за живой изгородью, дорожки которого посыпаны толченым кирпичом.
        Маме в родном доме живется комфортно и вовсе не одиноко. Вместе с ней там обретается родная сестра Хильде с мужем и двумя сыновьями, сорванцами-близнецами Томми и Эйбом.
        Впрочем, эксцентричный муж сестры Винсент Маршалл основное время проводит в разъездах по всему свету. Он владелец цирка шапито. А когда появляется дома, то приглашает всех своих артистов и устраивает настоящее представление на берегу озера для родственников, друзей и соседей. В саду тогда раздается рык экзотических зверей, что приводит гостей в восторг и ужас одновременно.
        Поздним вечером в такой день небо над берегом расцвечивается огнями фейерверков. Черная вода отражает бесчисленные сполохи огней, и нет слов, чтобы описать такую красоту, - все это надо видеть.
        У Хильде сложный характер, почему-то ей трудно было ужиться в столице. Мама уговорила сестру переехать за город, чтобы у детей была возможность наслаждаться природой.
        В местечке Вермхолл, где расположен дом, есть чистые быстрые форелевые реки, и огромное озеро, и обширные хвойные леса. Каждая прогулка в них дарит целительное ощущение прилива сил!
        Да и разве можно, по мнению матери, сравнить деревенское молоко с обезжиренной жидкостью белого цвета, расфасованной в яркие картонные коробки? А зелень? О трансгенных продуктах здесь слыхом не слыхивали. Люди живут до ста лет, все розовощеки и бодры. Даже слишком бодры. Вечно суют свой нос куда не следует, дела соседей им интереснее собственных. Их несносное любопытство венчает коронный вопрос: «Мэгги, когда ты выйдешь замуж?». Да никогда она не выйдет замуж. Никогда!
        Мэгги с некоторых пор предпочитала снимать квартиру в старом квартале города, поближе к работе и к университету. Две небольшие комнаты и крохотная кухня под чердаком стоят дорого.
        Трудно… но так и должна жить самостоятельная молодая женщина! От деревенского молока легко располнеть, к тому же она давно не ребенок, чтобы всегда быть на глазах у матери.
        Разве не говорит о ее самостоятельности то, что она сама нашла себе работу, оплачивает и жилье, и учебу? Еще как говорит! Сидеть на шее родителей хорошо тем, у кого родители обладают широкими плечами и крепкой шеей.
        Ну и пусть себе сидят.
        Мэгги гордилась тем, как обставила свою скромную квартирку удобной и дешевой мебелью. Столовый гарнитур из дуба оказался выгодным приобретением на одном из антикварных аукционов. На стенах висят пейзажи и натюрморты, подаренные приятельницами-художницами, а на широких подоконниках красуются цветущие круглый год алые и белые розы, предмет неустанного внимания юной хозяйки. Мэгги не мыслила своей жизни без заботы о нежных и хрупких созданиях и старалась, чтобы ее благоухающие подопечные никогда и ни в чем не нуждались.
        Бульвар Академии, как и многие другие улицы в старом квартале, оканчивался у обширного лесопарка, гордости городских властей, ежегодно перечисляющих из муниципального бюджета крупные суммы озеленителям. О, лесопарк попал во все справочники и путеводители, туристы со всего мира приезжают, чтобы полюбоваться прекрасными видами!
        Темно-красные стены небольшой средневековой крепости, выстроенной славным принцем Альбертом, и неширокий крепостной ров, наполненный стоячей зеленой водой, служили естественной границей между бесконечной вереницей жилых кварталов и парком. Очень живописное, но странное и загадочное место.
        Можно сказать, здесь проходил водораздел между миром реальным и миром призрачным.
        Поговаривали, что пятьсот с лишним лет назад именно здесь располагалось обширное кладбище и мрачные скорбные процессии людей в капюшонах шествовали медленно из центра города к узкому деревянному мосту через крепостной ров. Нетрудно было себе представить скрип тележных колес, глухой стук деревянных башмаков, запах дыма и стоячей воды.
        Плач, стоны, проклятия. Черные провалы свежевырытых могил, дышащие земляным холодом, ждущие безмолвных, бездвижных гостей… Почему гостей? Своих постоянных жителей они ждали, эти бесчисленные могилы на границах города.
        Днем и ночью, при свете коптящих факелов и масляных фонарей, под заунывный вой собак проходили недолгие проводы горожан, чьи несчастные дома посетила чума…
        Бр-р! Хорошо, что туристические путеводители умалчивают о мрачных страничках истории города - и правильно делают! Туристы в массе своей беспечны, им по душе другие достопримечательности - театры, выставки, рестораны.
        Зачем думать о прошлом, надо уметь радоваться дню сегодняшнему, так думала и сама Мэгги!
        Молодая женщина миновала мост, взглянула вправо и влево - живописная панорама старинных разноцветных фасадов над зеленой водой крепостного рва навевала только веселые мысли. В гулкой арке крепостных ворот пахнуло холодком от каменных плит. Но еще пара шагов - и вот оно, ласковое солнышко начала северного лета!
        Огромные вязы, дубы, буки и красавцы каштаны высились над густым подлеском, состоящим из кустов жимолости и жасмина. Цветущая сирень радовала глаз.
        Сколько здесь дроздов! А сколько детей!
        Возгласы играющей ребятни звучали, как голоса птиц, и развлекли Мэгги. Она любила наблюдать за играющими детьми, в них столько энергии и непосредственности!
        Провести в лесопарке самые жаркие дневные часы стремились многие обитатели центральной части города. Здесь чувствовалось дыхание близкого морского залива. Посыпанные гранитной крошкой дорожки вели в укромные уголки, полные чудесной прохлады.
        Чугунные узорные мостики пересекали прямые как стрела каналы и извилистые, теряющиеся в зарослях кустов тальника протоки. Небольшие каменные плотины, выстроенные сотни лет назад, украшали радуги над крошечными водопадами.
        Здесь Мэгги не чувствовала себя одинокой, отдыхала душой и телом, радовалась неге узорчатой тени на подстриженной травке под старыми каштанами.
        О Сильване Пакколини и Джеке Паттерсоне она не вспоминала. Да мало ли у нее было приятелей и приятельниц, так бесславно закончивших свою юность. Выйти замуж или жениться, что в этом сложного? Дело нехитрое.
        Мама, вот кто занимал ее больше всего.
        Разумеется, ей нет дела до мамочкиных поклонников, у каждого жизнь своя. Но как бы ни складывались обстоятельства, надо подумать о приличиях. Именно о приличиях, очень точное слово! Отнюдь не следует устраивать из своей личной жизни цирк шапито Винсента Маршалла!

2

        Усевшись на каменную скамью на берегу неширокой протоки, молодая женщина с азартом продолжила свои рассуждения. Как-никак тема была самой животрепещущей. Сегодня вечером, ровно в двадцать один ноль-ноль, раздастся телефонный звонок, прозвучит настойчивый голос, но, вместо того чтобы выслушивать нотации матери, Мэгги сама все решительно выскажет.
        Да, маме определенно нравится мрачный господин, владеющий самым большим в городе книжным магазином. Возможно, он чертовски богат. Но почему именно Саймон Маккуиллан?!
        Что, нет других кандидатур в мужья? Возможно, ты не права, мама, раз не смотришь в сторону мистера Джонатана Натчбулла. Он куда положительное Маккуиллана, способного рассуждать только о книгах на прилавках своего магазина, да и то косноязычно и нудно.
        Саймон вообще не должен говорить о литературе, ведь он книготорговец! Его дело покупать и продавать, наживаясь на писательском таланте, а не лезть в дебри художественных тонкостей, в суесловие критиков, не хвалить или ругать художников-иллюстраторов.
        Мама видит его редко и не догадывается, как Саймон нелепо выглядит в павильонах книжной ярмарки, на выставках да и в собственном книжном магазине. Его громкий голос выбивается из ряда тихих голосов настоящих ценителей литературы. Да понимает ли он значение литературоведческих терминов?
        Честное слово, многие над ним просто смеются!
        Да, человек он порядочный и добрый, но почему тогда один и не обзавелся к пятидесяти годам семьей? Зачем так тщательно подбирает персонал в своем магазине? Среди продавщиц нет ни одной девушки старше девятнадцати лет, все исключительно миниатюрные брюнетки с огромными синими глазами. Где только он их находит? В конце концов книжный магазин не варьете! Конечно, надо признать: в городе никаких сплетен, порочащих хозяина магазина, не ходит. Естественно! Он осторожен и скрытен. Ох, бедная мама, к какому волку ты лезешь в пасть…
        Джонатан Натчбулл, опытный инженер-мостостроитель, слывет высоконравственным человеком, хотя прямых доказательств этому нет.
        Вот он нашел бы с мамочкой общий язык, ведь Мэрилин Спрингфилд любит посещать заседания различных комитетов, пекущихся об интересах общества или церкви.
        Но инженер тоже частенько толкует о литературе, хотя лучше бы оставался самим собой и говорил о конструировании ферм и мостовых устоев. А как он одевается! Словно подросток, отдает предпочтение спортивным костюмам, ярким курткам. Ходит по городу в любую погоду пешком, задрав квадратный подбородок непропорциональной щуплому телу огромной головы. Избегает шумных компаний, не бывает в кафе и ресторанах, не посещает ипподром. И почему он одинок? Может быть, причина в том, что женщинам он не нравится?..
        Увы, мистер Натчбулл, похоже, как кандидат в мужья для Мэрилин Спрингфилд тоже отпадает. Мама заслуживает лучшего.
        А вот мистер Генри Фанкворт имеет больше прав рассуждать о книгах. Он модный писатель, автор десятков бестселлеров, дает многочисленные интервью журналистам, с достоинством отвечая на самые каверзные вопросы. Мистер Фанкворт из старинной фамилии, настоящий аристократ с родословной, уходящей корнями в седую древность.
        В местечке Вермхолл живет его тетка. Мэгги не только слышала об этом и видела дом баронессы фон Кольбе. Но даже пару раз разговаривала с жизнерадостной старушкой, прогуливающейся по лесной дорожке. Фон Кольбе всю свою жизнь прожила в Париже и только под старость вернулась в родные места.
        На прекрасном английском с легким грассированием баронесса поведала о генеалогическом древе знаменитого романиста, а заодно сообщила о собственном необыкновенном увлечении: коллекционировании курительных трубок, некогда принадлежавших великим людям - политикам, полководцам, философам.
        Молодая женщина знала, что предки прославленного писателя, как это водится в здешних местах, были отъявленными морскими разбойниками, владели мрачными и грозными замками на морском побережье полуострова Вермнок, а также достойно послужили своим оружием отечеству и королю. И поэтому закончили свою жизнь не на виселицах, а в спальнях родовых поместий, на пуховых перинах, в присутствии семьи, священника и домашнего лекаря.
        Мэгги не была лично знакома с Генри Фанквортом, только читала его книги, достаточно сложные для понимания молодых неопытных девушек. Скорее всего они были занимательными только для тех читателей, которые разбирались в хитросплетениях человеческих взаимоотношений.
        Ну и что? Зато мистер Фанкворт известен во всем мире. Его книги переведены на французский, на итальянский, на японский, на русский языки.
        А еще он очень и очень хорошо выглядит, наверняка занимается спортом. Высок, строен, седые виски, острый пронзительный взгляд, подбородок с ямочкой, прямой тонкий нос с небольшой горбинкой - словом, настоящий красавец!
        Портреты прославленного романиста постоянно вывешены в витринах всех книжных магазинов города. Почитательницы его таланта приносят к магазину цветы, а сам писатель - в элегантном белом костюме и широкополой шляпе - стоит в дверях и раздает автографы.
        Такой милый!
        Мэгги старательно наморщила лоб, вспоминая, что еще хорошего есть в мистере Фанкворте.
        Да, еще у него замечательный автомобиль!
        Спортивный кабриолет ярко-красного цвета самой престижной марки, наводящий на автострадах страх на любителей спокойной езды. Значительные средства, зарабатываемые честным литературным трудом, позволяют ему менять дорогие автомобили каждый год, даже каждые полгода. Следовательно, мама не будет иметь материальных проблем, если выйдет за него замуж.
        Если выйдет, вот именно! Кто же сосватает такого красавца?! И вообще, для начала их неплохо бы познакомить.
        А если мама станет женой Саймона Маккуиллана? О, это будет ужасно! Он заставит маму работать в своем магазине, поставит ее за прилавок. Мэрилин Спрингфилд за прилавком в компании брюнеток с синими глазами!
        Хватит того, что она, Мэгги, сама работает в магазине. Ну, не в простом магазине, а в салоне, но какая, собственно, разница? Впрочем, это лучший ювелирный салон города.
        Мэгги вовсе не стеснялась своей работы.
        Во-первых, это не ее профессия. Во-вторых, скоро она окончит учебу и займется научной деятельностью. Будет разъезжать по семинарам, встречаться на симпозиумах только с профессорами и докторами наук и печатать результаты своих научных изысканий в толстых академических журналах.
        Разумеется, у нее станут брать интервью корреспонденты уважаемых газет. И она, в строгом стильном костюме, с вежливой улыбкой будет рассказывать тихим голосом о своих планах на будущее…
        Но когда это еще произойдет! А пока перед началом рабочего дня Мэгги старательно вытирает пыль с витрин, а потом долгие часы проводит, отвечая на самые нелепые вопросы покупателей.

«Правда ли, что сапфиры помогают пищеварению, усиливая перистальтику тонкого кишечника?» «Скажите, если это золото белое, почему у вас никогда не бывает желтой платины?» «Сколько фунтов нагрузки выдерживает золотая цепочка вон к тому кулону?»

«Если моя собака проглотит бриллиантовый браслет, она обязательно умрет?»
        Мэгги обходительно улыбается клиентам, без этого нельзя!
        А какую грусть-тоску наводят покупатели обручальных колец! Близкое счастье пугает их, делает нерешительными, страх перед будущим буквально парализует.
        Тут уже ничего не зависит от толщины кошелька. И бедные, и состоятельные покупатели, все ведут себя одинаково. Совершив покупку, мужчины и женщины стремительно покидают ювелирный салон, словно совершили преступление. Вот оно, современное счастье в браке!
        Мэгги имела право делать выводы, хоть и не была профессиональным психологом. Десятки, сотни мизансцен, разворачивающихся на ее глазах, позволяли ей судить о людях.
        Тем более что бывшие покупатели часто встречались Мэгги на улицах города, в кафе, на концертах и в библиотеках. У многих были грустные лица, печальные глаза. Молодая женщина видела, до чего порой доводит людей простая покупка обручального кольца…
        Подозвав появившегося на аллее мороженщика с бело-голубой тележкой, Мэгги с удовольствием отведала любимого малинового мороженого с сиропом и пришла в самое замечательное расположение духа.
        Утренняя сцена в кафе была совершенно забыта. Молодая женщина дала сама себе слово никогда никому и ничему не завидовать. Действительно, разрушающее, убивающее душу чувство. Ведь она была готова ударить и Сильвану, и Джека Паттерсона!
        Парня, который так ей нравился своей непосредственностью, жизнелюбием, веселым выражением огромных карих глаз! Ведь она помнила дословно все его глупые, милые записки и неуклюже срифмованные стихи, в которых Джек поздравлял ее с Днем ангела, с Рождеством. Как она жестока к нему, как мстительна!
        Подумаешь, подруга выходит замуж! Захочет - и тоже выйдет замуж хоть завтра! Разве она не хороша собой, не стройна, не умна?
        Ах, какая умная, добрая, милая! Сама себя не похвалишь, никто тебя не похвалит!
        Нет, думать о прошлом плохо нехорошо, надо быть терпимее и добрее. От злых мыслей могут появиться морщины, складки у рта. Жестокосердные, злые люди вечно скрежещут зубами, истощают душу завистью и редко доживают до преклонного возраста. Она, Мэгги, не такая!
        Солнце выглянуло из-за густой кроны соседнего с каштаном вяза, и приятное тепло коснулось нежного лица молодой женщины.
        Мэгги зажмурилась, поудобнее устроилась на скамье и подтянула вверх юбку, предоставив солнцу любоваться округлыми коленями своих стройных ног, чудесными, немного полными, бедрами.
        Когда-то, давным-давно, а именно в прошлом году, на этой самой скамейке она целовалась с Мартином Дадлстоном, студентом из Дании. Или из Бельгии? Да хоть из Испании, такие жизнерадостные парни живут повсюду.
        Бородатый весельчак Мартин рассказывал ей уморительные истории о соотечественниках, в лицах разыгрывал сценки из факультетской жизни, пародировал преподавателей и сокурсников. Она хохотала до слез и легко позволила себе увлечься молодым специалистом по скандинавской литературе.
        Что значит «увлечься»? Да, надо честно признать, они стали близки и думали, что их связь продлится долго, может быть, всю жизнь.
        Вернее, так думала Мэгги, смело предложившая парню пожить в ее квартирке, деньги делить поровну. А вот что думал тогда о создании семьи Мартин, теперь уже не узнать.
        Оказалось, что бородач специалист не только в одной литературе. Ему нравилось изучать все тонкости частной жизни наивных молодых красоток. Но Мартин не просто знакомился с подружками Мэгги, он исподволь делался их незаменимым спутником в поездках за город, на лодочных прогулках.
        Веселый, неизменно дружелюбный парень пользовался успехом. Девчонки доверяли ему как старшему брату, выбалтывали все свои секреты, в том числе и сердечные.
        Увы! И поездки, и прогулки по заливу кончались одним и тем же: Мартин провожал девушек до дому, напрашивался на чашку чаю, и…
        Бедняжки вначале хохотали до слез, выслушивая уморительные рассказы, потом позволяли поцеловать себя, потом - как бы в шутку - обнять. Шуточные объятия и поцелуи оборачивались ласками, известно к чему приводящими. Энергии жизнерадостного Мартина хватало и на анекдоты, и на бессонные ночи с восторженными ценительницами смешных рассказов…
        Сама Мэгги узнала об этом из уст жертв коварного соблазнителя, поначалу полагая, что они просто оговаривают ее жениха. Наконец она не выдержала и напрямик задала своему парню вопрос: правда или нет то, что говорят о его любовных похождениях подружки?
        Мартин даже обиделся!
        Конечно, правда, ответил он. Разве трудно настоящему парню одержать столько побед на сердечном фронте?

«Ты можешь гордиться мной!» - вот что сказал тогда Мартин и самодовольно улыбнулся своему отражению в зеркале. Он как раз стоял в чем мать родила перед зеркалом и аккуратнейшим образом подстригал свою неотразимую бороду.
        Мэгги, не раздумывая долго, выбросила в окно спальни пижаму Мартина, его зубную щетку, часы, туфли, теннисные ракетки, фотоаппарат, фотоальбомы, книги, костюм… Да вообще все вещи, которые этот новоявленный донжуан вечно разбрасывал по двум крохотным комнатам ее квартирки. Потом вырвала из рук ошеломленного друга ножницы и тоже швырнула их в окно, совершенно не заботясь о том, что подвергает опасности жизнь прохожих.
        - И сам убирайся! - приказала взбешенная Мэгги неверному возлюбленному.
        - Как же я могу убраться? В чем?! - вскричал Мартин. - Вся мря одежда на улице!
        Мэгги молча вытолкала парня на лестницу и захлопнула дверь. Вскоре с улицы донеслись смех и какие-то крики. Это прохожие оценили появление на тротуаре голого человека, собирающего свои вещи.
        Не выдержав, Мэгги выглянула в окно. Кое-как нацепив на себя одежду, Мартин поднял голову и дружелюбно махнул рукой, мол, все в порядке, проблем уже нет.
        Он стоял внизу, высокий и мускулистый, и уже никто не смеялся над ним - не хотели связываться с этаким гигантом.
        Прощай, дорогой, подумала Мэгги. Любовником ты был замечательным, так и оставайся им, но уже с другими, а не со мной.
        Удивительно, никакой сердечной боли молодая женщина тогда от разрыва с любимым не испытала. Наоборот, почувствовала некоторое облегчение, так как самого страшного не случилось. Небеса спасли ее от брака с Мартином Дадлстоном. Трудно себе представить, каким адом обернулась бы совместная семейная жизнь с Мартином. Берегись неверных мужчин, часто говорила ей мать, или ревность погубит тебя.
        Кстати, а почему он Дадлстон, ведь это вовсе не скандинавская фамилия, скорее, она больше подходит уроженцу Великобритании?
        Все, все в Мартине было фальшивым - чувства, поступки и, выходит, даже имя.
        Но его страстные поцелуи были настоящими! Как он обнимал ее тогда на этой скамейке, как был ласков и нежен. И нежные женские губы раскрывались сами собой, грудь только и ждала того мгновения, когда мужская ладонь заберется под блузку…
        Дыхание Мэгги прерывалось, - сладкая боль овладевала сердцем, колени слабели… Как она ждала часа свидания, как летела по городу, не глядя по сторонам, к месту встречи со своим сердечным другом. Сказать «как на крыльях» - значит ничего не сказать.
        Впрочем, и Мартин, и Мэгги позволяли себе куда больше, чем просто объятия. Их молодые тела непреодолимо стремились друг к другу. Любовники воспринимали себя как одно целое и мало заботились о том, что кто-то окажется случайным свидетелем их страстных ласк, прикосновений, объятий, поцелуев… Да, Мэгги забывала обо всем на свете и мечтала лишь о том, чтобы эти ласки не прекращались.
        Как-то под покровом ночи в протоку вошел, тихо урча двигателем, дежурный полицейский катер. Луч прожектора деликатно скользнул по влюбленной парочке на скамейке и тут же погас - в городе было не принято вмешиваться в частную жизнь, к тому же все прекрасно знали, что ночь в парке принадлежит крылатым амурам, вернее их жертвам.
        А самый-самый первый поцелуй…
        О, коварный Мартин, мне тебя не забыть, бородатый негодяй! - вздохнула молодая женщина.
        Излучая сказочное тепло, глаза его внимательно и ласково смотрели на Мэгги. Мартин по-кошачьи мягко сделал короткий шаг вперед, осторожно протянул руки, тронул девушку за узкие плечи так робко, так трогательно.
        Но это было лишь началом, лишь прелюдией потрясающего представления!
        Все исчезло вокруг, весь мир пропал - девушка видела перед собой только эти волшебные зеленые глаза мартовского кота. Мартин наклонил голову. Шелковистая борода шаловливого фавна коснулась горящего от стыда лица девушки…
        О боже! Его губы прикоснулись к ее губам, его руки сомкнулись в страстном объятии, сжав ее плечи. Какие ласковые слова срывались с его языка, каким проникновенным был тихий и нежный голос!
        - Я все помню, Мартин. Я ничего не забыла, коварный мерзавец, - пробормотала Мэгги.
        Словно шквал холодного ветра, сорвавшийся с крутого морского утеса, подхватил тогда ее! Унесенная штормом - так отстраненно думали она о себе, с удовольствием отвечая на страстные поцелуи нового знакомого.
        Да, делала она это недостаточно опытно, ну и что? Подумаешь, сложная наука! Он понравился ей с первого взгляда, этот добродушный и веселый молодой мужчина. Вдыхая его запах, Мэгги словно видела свое и его тело обнаженными, распростертыми на широкой кровати.
        Вот страсть, о которой она мечтала, но никогда не испытывала в своей жизни. Именно о таких моментах пишут в любовных романах, эти мгновения делаются смыслом жизни для многих девушек. И остаются навсегда в памяти. Как это было?..
        Руки ее инстинктивно обхватили шею Мартина. Она прижалась к нему изо всех сил и восторженно прошептала:
        - Ты великолепен!
        Мартин согласно кивнул: мол, я знаю.
        - Мартин, милый, откуда ты взялся на мою голову?..
        Поцелуи делались все крепче, все страстнее становились объятия. Мэгги запустила пальцы в густую шевелюру мужчины.
        Какой он нежный и добрый!
        Она продолжала прижиматься всем телом к странному новому знакомому, застенчиво прятала лицо на его груди. Пусть думает о ней, что хочет, но так она еще никогда в жизни не целовалась! Вообще не целовалась!
        А почему он молчит? Ему что, нечего сказать?
        Мэгги отняла лицо от груди своего друга, но тут же услышала привлекательный мужской голос:
        - Дай мне свои губы! Не уходи!

«Не уходи»? Да куда же она уйдет?! Разве можно добровольно покинуть рай? Девушка как зачарованная не могла отступить даже на полшага от ненасытного Мартина.
        В глубине души она уже знала, что этот мужчина подарит ей самые нежные ласки, научит ее искусству любви. Мэгги уже сейчас любила его язык, касающийся ее языка, его сладкие губы, выпивающие ее дыхание, его ласковые ладони, гладящие ее спину и грудь.
        Ей не терпелось узнать, что будет дальше, что случится с ее чувствами после других прикосновений. Она хотела знать все о себе, девушке, становящейся женщиной, и о Мартине - тоже.
        Она ему нравится? Он влюбился в нее с первого взгляда или просто пользуется молодостью и неопытностью? Он женится на ней?
        Боже, сколько вопросов! И есть ли на них прямые ответы?
        Куда только подевалась ее скромность, как быстро были забыты мамочкины советы. Вокруг нее кружился огромный мир и назывался он именем ее любимого парня.
        Как давно это было! Неужели все амуры улетели из укромных уголков парка?
        Нет, не улетели! Оглядевшись, Мэгги обнаружила немало парочек, которым яркий полдень представлялся темной полночью. Они, не видя никого на соседних скамейках, занимались тем, чем занимаются все влюбленные на планете, - друг другом!
        Мэгги подумала о том, что многие парни, похожие на Мартина, вовсе не желают всю свою жизнь тратить на любовные приключения. Просто им не встретилась та девушка, с которой они могли бы создать семью.
        А я?.. Я не была для Мартина той самой единственной. И для других парней тоже. Вот когда встречу суженого и полюблю по-настоящему, тогда и буду думать о семье, успокоившись, решила Мэгги.
        Ох, только когда же это будет? И почему с другими это случается раньше, чем с ней? Неужели она невезучая?
        Итак, Сильвана и Джек решили создать семью. И хорошо! Но где, интересно, они будут жить? Сильвана учится в университете на последнем курсе, помощи ей ждать не от кого.
        А у Джека странная профессия - инструктор по скалолазанию!
        Где он найдет столько любителей искать приключения на собственную шею, чтобы прокормить молодую семью, заплатить за дом или квартиру? А что он будет делать, когда Сильвана родит ему дочь или сына?
        Наверняка ему придется ограничить себя и распродать коллекцию кепок и галстуков. Джек Паттерсон, мне тебя жалко!
        Да, много ровесниц уже вышли замуж, но никто из них не может похвастаться, что жизнь удалась. Скорее, наоборот, все утверждают, что стало только хуже.
        А ровесники, чем могут они похвалиться?
        Молодые мужья устают от материальных тягот куда быстрее, чем молодые жены, и совершенно теряют желание поддерживать романтические отношения. Уж какая там романтика в ежедневных ссорах - и не надо далеко ходить за примерами!
        Муж Элизабет, школьной подруги Мэгги, отчаявшись найти приличную статусу семейного человека высокооплачиваемую работу, пропадает сутками напролет в шумных пивных, в игорных залах. Ну куда это годится?
        Встретив его на улице, можно поразиться тусклому взгляду парня. Хмурый, помятый, пахнущий пивом и табаком.
        А бедная Элизабет при встречах с подругами делает вид, что безумно счастлива и рада советовать, скажем, Мэгги или какой другой дурочке, как устроить жизнь. Мол, стоит выйти замуж и все у тебя сразу наладится.
        - А что, у меня жизнь разлаженная? - спросила однажды Мэгги. - Чего мне не хватает?
        - Но ведь ты одинока. А это о многом говорит, - потупившись, произнесла Элизабет. - Ты никому… не нужна, милочка.
        - Я никому не нужна?! - потрясенно воскликнула Мэгги. - Ты что городишь?!
        - Просто констатирую факт. Одинокий человек всегда несчастен, - добавила подруга и пригласила Мэгги в гости, насладиться созерцанием картин счастливой семейной жизни.
        Наивная девушка серьезно отнеслась к приглашению, даже купила подарок. Но в назначенный час ни Элизабет, ни ее мужа дома не оказалось…
        Как-то девушка встретила подругу на улице, но та предпочла пройти мимо, даже не поздоровавшись. И при этом прикрывала рукой огромный синяк под глазом… Очевидно, атмосфера пивных сказалась на характере мужа Элизабет не лучшим образом.
        О других примерах из жизни подруг лучше было вообще не говорить, чтобы не расстраиваться. Так что одиночество не самая страшная вещь на свете.
        Мэгги с удовольствием смотрела на суетящихся сереньких уток и невозмутимого красавца селезня, плавающих по протоке, рассеянно следила краем глаза за усевшейся на край скамьи стрекозой. Настроение было хоть куда! И о прошлом приятно вспомнить. Разве она была жестоко обманута Мартином Дадлстоном?
        Нет! Он обманулся сам, да-да, обманул самого себя и потерял возможность располагать искренностью Мэгги, ее чистым и сильным чувством. Так ему и надо!
        А ее ждет любовь, большая и сильная, такая, о которой пишут в книгах! У нее будет роскошный дом, обставленный прекрасной мебелью. Так надоели продавленное глубокое кресло с потертой обивкой и поцарапанный буфет! Но это не главное - ведь у нее будет любящий муж, добрый и щедрый, ласковый и нежный, настоящий рыцарь! И тогда в доме, наполненном детскими голосами, навсегда воцарится счастье.
        Жизнь прекрасна. Стоит только провести пару часов в сказочном парке, на берегу протоки, поросшем тальником и яркими цветами, как это становится очевидным.
        А что, если успеть к шестнадцатичасовому поезду и отправиться в гости к маме? Впереди еще два дня отдыха, в понедельник время выходить на работу напарнице. Тетя Харриетт наверняка испекла пирог с творогом, племянники Томми и Эйб, как всегда, споют песенку собственного сочинения.
        А они с мамой прочитают друг другу по длинной нотации, выскажут все, что накипело в душе. Итак, вперед!
        Через четверть часа, у выхода на бульвар Академии, Мэгги поймала такси и помчалась на железнодорожный вокзал. Предстоящее короткое, но все же путешествие веселило душу!
        Молодая женщина уже представляла, как входит в вагон, усаживается у окна и начинает мысленно готовиться к скорой встрече с родным домом, с мамой, успевая и оглядеть попутчиков, и полюбоваться привычным пейзажем за окном вагона.
        Сколько раз она вот так ездила домой, и всегда поездка была ей радостна и желанна.
        - У вас сегодня произошло приятное событие, да? - поинтересовался таксист, добродушный увалень с обручальным кольцом на пальце. - У вас это на лице написано.
        - Очень! - весело ответила Мэгги. - Я выиграла в лотерею!
        А что, разве жизнь не лотерея?
        Мэгги чувствовала, что сегодня победила в тяжелом споре с невидимым оппонентом. Выиграла долгую и счастливую жизнь и уже никогда не будет давать волю своим слабостям.
        Надо же, утром чуть не убила друзей, позавидовав их счастью. Какая глупость! Она сама счастлива и готова совершать дурацкие поступки. Главное, никогда не унывать!
        - И приличную сумму выиграли? - продолжал любопытствовать шофер, притормозив у светофора на перекрестке.
        - Огромную! Вам такая и не приснится!
        Мэгги сама не знала, что это ей пришло в голову заявить о выигрыше в лотерею. Наверное, ощущение близкого счастья, которое исподволь захватило все ее существо. Она чувствовала приближение приятных событий, загадочных, даже таинственных.
        В эти короткие мгновения, в душном салоне мчащегося по широким проспектам автомобиля, Мэгги любила весь мир. Любила Сильвану и Джека, любила Саймона Маккуиллана и Джонатана Натчбулла, любила смешного увальня за баранкой такси.
        За что? За то, что они есть на белом свете!
        Вот наконец и площадь перед краснокирпичным зданием железнодорожного вокзала, выстроенного в эпоху первых паровозов. Автомобиль подкатил к подъезду, украшенному вычурными чугунными фонарями с хрустальными стеклами.
        Выскочив наружу, водитель открыл дверцу и подал Мэгги руку.
        - Знаете что, - серьезным голосом произнес он, - я с вас платы за проезд не возьму. У вас сегодня особенный день, так позвольте мне в какой-то степени стать причастным к вашему счастью, к вашему успеху.
        - Пожалуйста! - беспечно откликнулась Мэгги. - Надеюсь, вы мне не завидуете?
        Парень отрицательно помотал головой, молча забрался в машину и уехал.

3

        - Как спалось? Надеюсь, сны были приятные? - улыбнулась Мэрилин Спрингфилд, наблюдая, как ее единственная дочь сладко потягивается в постели.
        Как она повзрослела и при этом совершенный ребенок, думала Мэрилин. Помнит и заботится обо мне, а у самой, наверное, и парня нет. Надо браться за дело и искать жениха для любимой дочери. Впрочем, что далеко ходить, не надо никого искать. Клифф Даркенроуди, да, именно Клифф Даркенроуди! Чудесный парень, самостоятельный, к тому же прислушивающийся к мнению старших. Надо поговорить с его отцом, стариком Даркенроуди…
        В старом доме у Мэгги была своя комната, которую никто никогда не занимал. По просьбе покойного отца архитектор сделал так, что огромное итальянское окно служило рамой прекрасному пейзажу - далекие холмы, поросшие соснами, служили фоном, на котором располагалось живописное озеро с руинами средневековой сторожевой башни на берегу.
        Башня навевала романтические сны своим героическим видом, чернея на закате, а утром казалась декорацией из какого-нибудь классического балета и дарила на весь день хорошее настроение.
        Мэрилин с любовью смотрела на дочь.
        Бедняжка, живет одна в городе, столько сил тратит на учебу и работу, ютится в бедной квартирке с окнами на фасад соседнего дома, расположенный в десяти шагах. Показывает свою самостоятельность! Да, именно с Клиффом Даркенроуди дочь быстро найдет общий язык.
        Высунувшись в распахнутое окно, Мэгги вдохнула полную грудь изумительного свежего воздуха, напоенного ароматами скошенной травы, полевых цветов, озерной воды.
        - Замечательно! И сны были самые чудесные: ты послушалась моего совета и вышла замуж за писателя Генри Фанкворта. Надеюсь, ты не в обиде за вчерашний разговор? Хочешь, я постараюсь вас познакомить. У меня с мистером Фанквортом есть общие знакомые. Один мой преподаватель в университете однажды консультировал его при написании романа.
        - Не в обиде! А сейчас спускайся вниз, тебя ждет сюрприз! - Мэрилин подала дочери махровое полотенце. - Хватит любоваться пейзажем. Между прочим, отец надеялся, что ты всегда будешь просыпаться в своей спальне, даже когда станешь совсем взрослой. Что удерживает тебя в городе? Учиться и работать можно и здесь, не такой уж у нас глухой уголок.
        А когда выйдешь замуж, места хватит всем - и тебе, и твоей семье.
        - Мама! - скривив, как ребенок, губы, капризно топнула ногой Мэгги. - Да, я уже взрослая и живу так, как мне нравится. И не говори мне о замужестве, я вполне счастлива и одна!
        Что толку связывать свою жизнь с кем-то, кому ты нравишься?
        - Или с тем, кто нравится тебе. Нет, дочь, ты еще не выросла, - вздохнула Мэрилин. Короче, ждем тебя за завтраком. Повторяю, тебя ждет сюрприз, поэтому постарайся не завопить от удивления. Хорошо, доченька?
        - Я буду само спокойствие! - заверила ее Мэгги, снедаемая любопытством.
        Спустившись по широкой деревянной лестнице в столовую, Мэгги обнаружила, что за столом восседает… книготорговец Саймон Маккуиллан! Вот это действительно настоящий сюрприз. Однако от удивления я вопить не стану, посмотрю, чем этот «сюрприз» ценен для матери, подумала Мэгги.
        Выходит, мама в телефонных разговорах сообщала ей не все новости. Присутствие такого гостя говорило об одном - о серьезности маминых намерений изменить свой статус вдовы.
        Удостоив мистера Маккуиллана небрежным кивком, Мэгги сердечно приветствовала Харриетт и племянников. Мальчуганы важно посматривали на взрослых. Вчерашний концерт, устроенный в честь приезда городской тетки, удался на славу, и в честь юных поэтов-песенников к завтраку был испечен пирог с черникой.
        - Вы знакомы, не правда ли? - равнодушным тоном произнесла Мэрилин. - Моя дочь отличается простыми манерами, хотя иногда бывает и очень сердечной.
        - Что вы, миссис Спрингфилд! - вскричал Саймон Маккуиллан. - Мэгги моя постоянная покупательница, у нас самые теплые отношения! Я говорю правду, Мэгги, не так ли?
        - Мама, налей мне кофе, - попросила молодая женщина, не обращая никакого внимания на гостя.
        - Подожди минуточку! - Мэрилин внимательно смотрела на циферблат старинных настенных часов. - Он не должен опаздывать. Наверное, это его машина съезжает с шоссе, слышите? У нас сегодня по-настоящему торжественный завтрак и гости самые важные!
        - Чья машина? - спросила Мэгги, прислушиваясь к звуку автомобильного двигателя за окном. - Кого это мы ждем еще в гости? С меня сюрпризов достаточно, мамочка!
        - Мистера Фанкворта! Мы все ждем в гости мистера Фанкворта! - потирая ладони, произнес с воодушевлением Саймон Маккуиллан. - Мэрилин пригласила самого известного в нашем городе писателя, Писателя с большой буквы! И он не смог не откликнуться на любезное приглашение.
        Тетя Харриетт утвердительно кивнула. Мол, а чего еще можно было ждать? Конечно, откликнулся!
        Вот это да! Выходит, ей, Мэгги, и вправду приснился пророческий сон, что мама вышла замуж за Фанкворта. Просто фантастика! Сейчас она увидит модного писателя наяву, за семейным столом!
        И Мэгги с восторгом посмотрела на мать.
        Раздались быстрые шаги, и в столовую стремительно вошел Генри Фанкворт, одетый в знаменитый белый костюм, с роскошным букетом в правой руке и с пачкой книг, перевязанной лентой с бантом, в левой.
        - Господа, прощу прощения за опоздание!
        Боже, пирог с черникой! Мэрилин, в вашем доме я всегда чувствую себя прекрасно: здесь меня никогда не оставляют голодным!
        Писатель по-свойски, но очень галантно поцеловал руку Мэрилин, предварительно вручив ей цветы. Потом обошел стол и поцеловал руки Харриетт и Мэгги, потрепал по рыжим вихрам близнецов, затем обменялся рукопожатиями с Саймоном.
        Мэгги, ничего не понимая, вытаращенными от удивления глазами следила за происходящим.
        Неужели Генри Фанкворт часто бывает здесь?!
        Но, похоже, и Саймон Маккуиллан тоже завсегдатай в доме матери. Племянники реагируют на него спокойно, видно, привыкли к присутствию этого нелепого человека с громоподобным голосом.
        Короче, не хватает только инженера-мостостроителя Джонатана Натчбулла!
        Мама словно услышала мысли дочери и обратилась к гостям и домочадцам:
        - Пирог, как всегда, удался на славу. Но, к сожалению, мистер Натчбулл не успевает к нашему застолью. Однако по телефону часом раньше он передал всем вам свой привет.
        Мэгги прекрасно знала, что Джонатан, старый друг покойного отца, избегал визитов в Вермхолл, поэтому привет от мистера Натчбулла и его намерение - правда, не осуществленное - приехать к завтраку продолжили собой череду утренних сюрпризов.
        Завтрак прошел замечательно, мужчины разговаривали о чем угодно, только не о литературе. Впрочем, о книгах разговор тоже зашел, но зачинщиком беседы, слава богу, оказался автор известных романов.
        Мэгги узнала, что господин писатель приступил к созданию очень важной книги, о работе над которой думал долгие годы, практически всю свою жизнь. Где найти роман о настоящей любви, когда люди погрязли в пучине бездуховности, забыли романтические начала?
        Вот актуальнейшая проблема нашего времени.
        Все заняты сочинительством скучных историй из жизни жалких потребителей материальных благ, верных рабов универсальных магазинов.
        Но она будет написана, книга о девушке, мечтающей о счастье! Будущие читатели окажутся сраженными наповал новаторским подходом автора к теме. Итак, вперед, нас ожидает неслыханный ренессанс романтизма!
        Это было интересно. Мэгги приготовилась выслушать подробный рассказ автора о сюжете романа… Но тут Саймон Маккуиллан сделал матери предложение. Мэгги даже вздрогнула, когда услышала это.
        - Дорогая Мэрилин, - загремел в просторной столовой голос Саймона, - не согласитесь ли вы… возглавить комитет по образованию при нашем городском обществе свободных книготорговцев? Как-никак у вас есть опыт, и ваши личные качества вполне бы позволили…
        - Я согласна, - не дослушав, что позволили бы ее личные качества, ответила Мэрилин. - А еще согласна стать председателем Международного жюри конкурса молодых издателей.
        Правильно, Саймон? Вы и об этом меня хотели попросить?.. А теперь, господа, прошу вас уделить внимание детям. Томми и Эйб готовы вновь продемонстрировать свои таланты. Сегодня утром братья сочинили новую песенку, которую неутомимая Харриетт сразу же положила на музыку. Я прослушала песню раз сто и полагаю, это настоящий шедевр!
        Харриетт уселась к роялю, зазвучала бесхитростная мелодия, и близнецы дружно заголосили - о, их хлебом не корми, дай только спеть! - наивную детскую песенку про кота и рыбака. Томми пел почему-то басом, у Эйба было ангельское сопрано.
        Скучнее этой песни Мэгги в жизни не слышала. И глупее тоже. Надо же, бедолага рыбак свалился с моста в бурную реку, верный кот бросился на помощь. После тщетной борьбы с речными волнами и человек, и животное благополучно утонули.
        Когда братья прекратили свое завывание и рояль умолк, Мэгги с облегчением вздохнула.
        Хорошо, что это только песня. Не дай бог в жизни наблюдать такую трагедию.
        К удивлению молодой женщины, писатель и книготорговец пришли в неописуемый восторг!
        - Потрясающая песня! Захватывает и зовет к подвигу! - воскликнул Генри Фанкворт с серьезным видом. - Смена растет, господа!
        Мой сын Валентино точно такой же забавный!
        Правда, увлекается больше корабликами, а не сочинительством стихов. Чудак чудаком!
        Вот как? Оказывается, у писателя есть сын? Наверное, от молоденькой поклонницы, раз все еще играет с корабликами, подумала Мэгги.
        Она улучила момент, чтобы задать матери вопрос, который ее безумно волновал. Но вот сформулировать его не сумела. Мэрилин сама поняла все по глазам дочери. Как так получилось, что в гостях сегодня в доме именно писатель и книготорговец? Неужели она, Мэрилин, выбирает таким способом себе суженого?
        Ответ матери был прост и искренен.
        - Мэгги, ты наивный ребенок, - тихо произнесла Мэрилин. - Живешь только своей жизнью и не знаешь, что у твоей матери тоже есть друзья. Я никогда не делала из этого тайны, но ты ведь и не интересовалась никогда моей жизнью по-настоящему.
        - Я всегда желала тебе счастья! - попыталась возразить Мэгги. - И не лезла в твои дела, как ты в мои!
        - Вот именно! Поэтому и не знаешь, что мистер Маккуиллан и мистер Фанкворт мои старые знакомые. С Генри мы дружим с детства, а Саймон нам чуть ли не родственник.
        Сестра мужа твоей тети Харриетт замужем за двоюродным братом столь нелюбимого тобой книготорговца. Ты удивлена?
        Мэгги молчала.
        - Все дело в том, что твой отец однажды нарисовал на этих господ шаржи. Нет, даже не шаржи - злые карикатуры! Уж что на него нашло, не знаю. Скорее всего он всерьез приревновал их ко мне. Но повода я никакого не давала! Шутка зашла далеко: карикатуры появились в журналах. Генри и Саймон, очень гордые люди, стали избегать твоего отца и как следствие наш дом. И тут уже я посчитала их слабыми людьми, боящимися выяснять отношения. Тебе тогда было лет пять, поэтому ты их и не помнишь… Время лечит такие глупые заболевания, как уязвленная гордость. Мои друзья вернулись ко мне, и я их простила. Ты осуждаешь меня?
        - Что ты, мама! - Мэгги прижала материнскую руку к своей щеке. - Ты замечательная! Похоже, если бы предложение мистера Маккуиллана было другого рода, я была бы не против вашего совместного счастья.
        Мэрилин рассмеялась.
        - Я собираюсь замуж, дочь, это правда. Но только после твоей свадьбы. Ты не подумываешь о замужестве? В твоем возрасте просто стыдно не думать о семье, пора обзаводиться детьми. Помнишь Клиффа Даркенроуди? Обязательно встреться с ним и поговори!
        Мэгги фыркнула.
        - Опять упреки, опять советы? Нет, мама, устраивай лучше свою жизнь. Кстати, почему мистер Фанкворт так вопросительно смотрел на тебя, когда рассказывал о своей будущей книге? Ты вскружила ему голову?
        - Нет! - Мэрилин в шутку подняла руку и, заговорщически прищурившись, произнесла:
        - Клянусь, моя любимая дочь, что не вскружила голову великому писателю. Хочешь знать правду? Только обещай никому эту тайну не выдавать!
        Мэгги кивнула.
        - Генри просит у меня творческого убежища! Ему безумно нравится вид на наше озеро и на башню и вполне устраивают комнаты в нашем садовом домике для гостей. Покой и радушие хозяев - все, что нужно ему для написания новой книги. О его личной жизни я ничего не знаю, вернее предпочитаю не знать.
        Никогда не видела его сына, с некоторыми родственниками, живущими поблизости, вожу только шапочное знакомство. Разве что с баронессой Кольбе иногда болтаю о всяких пустяках…
        Сбежать от городской суеты в какое-либо другое место Генри не хочет, всегда найдутся пронырливые журналисты, от которых спрятаться невозможно! Как только книга будет готова, сюда приедет Саймон, заберет рукопись, и к концу второго месяца книга появится в продаже!.. Ты хоть догадываешься о том, что мои друзья вовсе не такие старики, как ты думаешь? Саймон мечтает избавиться от магазина, ему нравится быть книгоиздателем. А тут подвернулся такой случай! Короче, не выдавай нашу тайну, хорошо?
        Мэгги решила взять реванш и заговорила быстро и напористо.
        - Вот так помощь мистеру Фанкворту! Честное слово, рассудили как дети! Какая же это тайна? Неужели соседи не заподозрят, что в нашем гостевом домике поселился известный писатель? В глухом углу тайн не существует!
        Старик Даркенроуди первым пронюхает!.. Знаешь, у меня тоже есть совет для вас: скажи соседям, что наняла на лето работника. Уход за садом, подрезка деревьев, уборка дорожек, то да се. Увидишь, они тебе поверят!
        И молодая женщина рассмеялась. Ведь если последовать ее совету, то господину писателю придется на самом деле подрезать деревья, ухаживать за газонами, поливать клумбы.
        Вот умора! Дорожки, подметенные мастером прозы, человеком, которого читает весь мир! В местечке Вермхолл это обыкновенно делает старик Даркенроуди, не имеющий никакого отношения к искусству.
        - Да, но… Впрочем, ты придумала здорово. - Мэрилин удивленно моргнула: мол, и правда, странно, почему эта мысль ей самой не пришла в голову. Конспирация так конспирация!
        - Наверняка он будет тебе благодарен за возможность поработать немного в саду. Пусть подышит свежим воздухом, это пойдет ему только на пользу, - заметила Мэгги. - Позови своих друзей и расскажи о нашем плане.
        - Непременно. А ты, Мэгги, не хочешь прогуляться по окрестностям? - спросила мать с улыбкой. - Не хочешь повидать старых друзей? Меня постоянно спрашивает о тебе Клифф, помнишь такого? Кажется, он по-прежнему влюблен в тебя без памяти.
        - Мама, ты опять о своем! - воскликнула с возмущением Мэгги. - Какой Клифф Даркенроуди?! Без какой такой памяти? Глупый сын несносного старика может любить кого угодно, мне это совершенно неинтересно!
        - Дочь, его чувства к тебе нешуточные. Весь Вермхолл знает о них!
        - Вот-вот! Именно поэтому я живу в тесноте под чердаком - и вполне счастлива в городе!
        Как и следовало ожидать, план был одобрен.
        Уезжала Мэгги из родного дома в великолепном настроении, и не на поезде, а в автомобиле будущего книгоиздателя, доверху заполненном букетами сирени, свежей зеленью, корзиночками с лесными ягодами, деревенской сметаной.
        - Начинается новая жизнь, прекрасная Мэгги! - говорил громко, почти кричал Саймон Маккуиллан. - Вот увидишь, когда я издам новую книгу мистера Генри Фанкворта, мир содрогнется! Я имею в виду книгоиздательский мир. Успех будет ошеломительный, я уверен!
        Мы огребем кучу денег! Любовный роман, сочиненный самим великим Фанквортом, автором «Святой Коломбины» и «Лучезарного призрака»!
        - Но книга еще не написана, - осторожно заметила Мэгги, вздрогнув при упоминании скандальных бестселлеров, выход которых в свет ознаменовался падением многих репутаций на литературном и политическом олимпе. - Творческий процесс штука сложная, разве не понятно. Вдруг что-нибудь помешает?
        - Девочка, ну что может помешать мужчине совершить подвиг? - расхохотался Саймон. - Подумаешь, книга! Если бы у меня был такой талант, как у Генри, я бы писал по три книги в месяц!
        - И о чем бы рассказывалось в них? - поинтересовалась Мэгги.
        Бахвальство Маккуиллана ее очень забавляло. Уж если он примется писать книги, то они явятся самыми неостроумными сочинениями в мире.
        - Да хоть о нас с тобой, как мы вот едем весело по дороге! - тут же ответил Саймон. - А что? Чем мы не герои транспортно-дорожного романа, а?
        Мэгги решила благоразумно промолчать.
        Тем более что в оценке степени остроумия собеседника она явно ошибалась.
        За окном автомобиля появились пригороды, замелькали красные и зеленые фабричные корпуса, белоснежные здания супермаркетов. Показались на горизонте шпили церквей, колокольни, антенны. Ветерок, врывающийся в автомобиль, пах бензином и пылью.
        Ничего не поделаешь, я возвращаюсь в город, по которому успела соскучиться, подумала Мэгги. Странно, никто ее здесь не ждет, но радостное предчувствие скорого счастья не оставляло молодую женщину. Она понимала: судьба стала работать на нее, колесо фортуны закрутилось в ее пользу. Боже, какие глупости она думала о личной жизни своей матери!
        Неужели всерьез хотела устроить ее судьбу и присоветовать ей жениха? Чепуха какая! У матери есть друзья, оказывается, она вовсе не одинока.
        Автомобиль остановился у дома Мэгги.
        - Вы знаете мой адрес, мистер Маккуиллан? - спросила она. - Это еще один сюрприз для меня за сегодняшний день.
        - Называй меня по имени, Мэгги, - сказал книгоиздатель. - Естественно, знаю! Твоя мать заботится о тебе и заранее объяснила, куда тебя отвезти. Ты живешь в этом доме одна или С подругой?.. Или с другом? Не беспокойся, я ничего не расскажу Мэрилин. Представь себе, я тоже люблю секреты. Ну, удиви меня, раскрой какую-нибудь тайну! Только не утверждай, что несчастна, страдаешь от одиночества и сходишь с ума от зависти к подружкам, выскочившим замуж на прошлой неделе. Не поверю, хоть ты меня убей!
        Глаза мужчины смотрели на Мэгги с сочувствием, во взоре угадывалось желание помочь.
        Она помедлила, и рассказала Саймону всю свою печальную историю. Не утаила даже подробностей прощания с Мартином.
        - Вы осуждаете меня? - Мэгги робко взглянула на оглушительно расхохотавшегося книгоиздателя.
        - Осуждаю?! С чего ты взяла? Я горжусь тобой! - грохотал в машине голос Саймона. - Вот это поступок! На этой самой мостовой он собирал свои вещи?! Надеюсь, вы с ним остались добрыми друзьями?
        - Мы несколько раз сталкивались на улице и всегда друг другу улыбались. Но никогда ни о чем не разговаривали, не пили кофе в кафе.
        Привет, и только.
        - Все правильно, - похвалил ее Саймон. - Забудь этого недостойного типа и помни: все у тебя впереди. Где ты сейчас работаешь?
        И вновь Мэгги, как на исповеди, чистосердечно поведала малознакомому человеку всю правду о своей работе. А кому еще рассказывать, как не человеку, уставшему заниматься торговлей, что ты работаешь продавцом, да еще в ювелирном магазине.
        Боже, какая заносчивая, капризная клиентура! Какие вздорные претензии к бедным продавцам!.. Зато есть возможность платить за учебу и квартиру. Такими заработками, как у нее, мало кто из ровесниц может похвастаться.
        - Скажите, Саймон, откровенность за откровенность, а почему в вашем книжном магазине молоденькие продавщицы, и все на одно лицо? - задала она рискованный вопрос.
        - О, милая Мэгги, ты просто чудо! - снова оглушительно расхохотался мистер Маккуиллан. - Хорошо, буду откровенен!
        Молодая женщина вздрогнула, когда Саймон после короткой паузы заговорил. Шепотом! Это было так удивительно, что Мэгги не сразу уразумела смысл произнесенных слов.
        - Моя тайная возлюбленная, несравненная Салли Маккормик, прекрасно знает тип женщин, от которых я без ума, поэтому взяла на себя подбор персонала. Мэгги, я готов бежать из магазина куда глаза глядят: эти миниатюрные брюнетки для меня все равно что мыши для моей бабушки.
        Мистер Маккуиллан передернул плечами и продолжил своим обыкновенным голосом - у Мэгги даже уши заложило:
        - Если дела пойдут хорошо, а я уверен, они пойдут просто великолепно, предложу тебе должность старшего менеджера по продажам в своем магазине. С книготорговлей мне пока рано расставаться, а в тебя я верю. На твоем лице написано, что счастье так и рвется в твою душу! Салли не будет меня к тебе ревновать! - серьезным и от этого еще более громким голосом прокричал Саймон. - А скажи мне, твоя мать мне симпатизирует, ведь правда? Я ей нравлюсь как мужчина?
        Мэгги оглядела расплывшуюся фигуру за рулем. Посмотрела в усталые, крохотные глазки немолодого уже человека, вздохнула и сказала:
        - Можете, Саймон, вполне можете. Женщинам нравятся авантюристы и рыцари. До свидания!

4

        О, Мэгги и в городе поджидали сюрпризы!
        Поблагодарив консьержку за уход за цветами, молодая женщина с удивлением взглянула на стены. Подъезд старинного дома был перекрашен в незнакомый цвет и казался чужим.
        Почтовый ящик был пуст - соседи выполнили обещание и забирали всю корреспонденцию. Не желая втискиваться со всем своим грузом в тесную кабинку лифта, Мэгги взошла на свой этаж пешком, на каждом повороте лестницы поправляя огромные букеты сирени и пучки разнообразных трав.
        Открыв замок, Мэгги нашла под дверью отпечатанное на розовой бумаге приглашение на помолвку. Бедные Сильвана и Джек, ведь она ни разу не вспомнила о них! Конечно, она придет и поздравит друзей!
        За пару дней, проведенных в родительском доме, Мэгги успела отвыкнуть от чудес большого города. Ее радовали толпы на улицах, обилие автомобилей. А трамвай, звякнувший на перекрестке, показался родным и близким товарищем, никогда не отказывающим в пустяке - проехать на нем пару остановок.
        Но городская квартира встретила хозяйку неприветливо: ключ с трудом поворачивался в замке, дверь почему-то скрипела и царапала паркет в прихожей. Из запыленного зеркала на молодую женщину глянула мутная, словно давно не мытая физиономия.
        Да, всюду лежала пыль, чудом пробравшаяся через закрытые форточки. А на подзеркальном столике стояла кофемолка, та самая кофемолка, что загадочным образом исчезла на прошлой неделе Мэгги прекрасно помнила, что при отъезде она тут не стояла. Кофе, смолотый в кофемолке, взятой у соседей-студентов, был совершенно невыразительный, с размытым вкусом, непонятного цвета.
        Кофемолка была немедленно схвачена и посажена под домашний арест на полку в шкафу.
        Затем Мэгги кинулась к окнам, распахнула их настежь. И в течение получаса успела переделать сто тридцать четыре дела, из которых три были важными и первостепенными: упрятать в холодильник привезенную зелень, расставить по вазам сирень пяти сортов с разными, не смешивающимися друг с другом восхитительными ароматами, и не забыть о себе, любимой.
        Наученная горьким опытом - отбитым ногтем на большом пальце левой руки, - Мэгги не стала стучать по жестким концам ветвей молотком. Она размочалила их плоскогубцами, найденными в стенном шкафу, и бросила в каждую вазу по таблетке аспирина - чтобы у цветов не болела голова и жизнь в городе показалась слаще.
        Приняв душ и облачившись в любимый шелковый халат, молодая женщина сидела в глубоком кресле, наслаждалась прекрасным вечером и смотрела в окно, стараясь угадать, на сколько дюймов выросли во время ее отсутствия старые тополя за окном.
        Выросли, и заметно. Верхушка одного уже загораживала трубу на черепичной крыше старинного дома, что располагался на другой стороне узкого кривого переулочка.
        За кронами тополей виднелись стройные башни старого собора, колокольня церкви Святой Терезы. Далее простирались живописные крыши тесно прижавшихся друг к другу домов старинного квартала.
        Тысячи труб не дымили по причине летнего времени, но явно намекали на суровый характер местной зимы, когда под крышами, белыми от снега, одно спасение от мороза - бросить в камин добрую порцию угля. Весь город зимой укрыт дымами, в ясную погоду над каждой крышей вырастает колеблемая слабым ветерком колоннада сизых дымков.
        Будем жить без вида на трубу, глубокомысленно заключила Мэгги. В том доме, где труба, кстати, живет подруга со звучным именем Александрина. Из-за зелени тополей не видно, горит свет в ее окнах или нет, стало быть, не понять, дома ли Александрина.
        Подруга была гораздо старше Мэгги и очень любила путешествовать, полагая, что получаемые впечатления омолаживают женский организм, а стрессы, испытываемые при взлете и посадке самолета, не позволяют набирать вес.
        Вспомнив подробные рассуждения Александрины о разнообразных диетах, молодая женщина моментально почувствовала голод.
        Интересно, съем я одну миску салата или полторы? - размышляла Мэгги. Или устроить праздник жизни, уничтожив сразу две порции?
        Никакие другие умные мысли в голову не приходили. Автомобильные поездки всегда утомляли молодую женщину. Зато постепенно начинали помогать родные стены. Знакомые вещи все теплее и теплее смотрели на свою хозяйку, словно оттаивая после несправедливо нанесенной обиды: бросили их, мол, позабыли. Розы на подоконниках радовались возвращению Мэгги и хорошели на глазах.
        Молодую женщину умиляла каждая мелочь.
        Даже некоторая теснота - терраса в загородном доме ее матери была размером с танцпол в большом клубе! - грела душу.
        Она вслух заявила - пусть квартира слышит и радуется, - что с утра начинает войну с пылью. А затем с большим аппетитом поужинала. Отдавать врагу привезенную, потом собственным политую редиску? Да ни за какие коврижки!
        Запивая белым вином салат, любуясь живописным натюрмортом на столе и чудесным городским видом за окном, вновь и вновь покушаясь столовой ложкой на суверенитет деревенской сметаны в керамической крынке, Мэгги никогда бы в жизни не ответила - если бы кто задал - на вопрос: «Где лучше - за городом или в городе?».
        И там замечательно, и тут хорошо. Главное, нет любопытных соседей и никто не сует свой нос в чужие дела.
        Отужинав на славу, Мэгги решила перед сном прогуляться. Влезла в заметно съежившиеся в отсутствие хозяйки джинсы, накинула на плечи кофточку и спустилась во двор, по дороге порадовавшись полузабытому гудению лифта.
        Мягкий свет фонарей делал знакомый двор уютным и как бы уменьшившимся в размере.
        Дома словно состарились от летнего зноя, газоны стали совсем крохотными, рабатки вдоль дорожек выглядели просто игрушечными. Зато огромными казались припаркованные у дома машины.
        Конечно, это тебе не садовая тачка, стоящая у крыльца загородного дома!
        Несло пылью, нагретым за день асфальтом, остывающими автомобильными моторами. От идущих навстречу людей пахло духами, дезодорантом или пивом и табаком, а не потом и сеном, грибами или рыбой, как от редких прохожих в окрестностях маминого дома в местечке Вермхолл.
        Мэгги подумала о том, что не спеша обойдет квартал и обязательно посмотрит на окна всех своих знакомых, узнает, кто из них в городе. Это совершенно по-деревенски, пускай.
        Зато она не будет лишний раз тратить время и деньги на телефонные звонки.
        Да, лето в городе проходит в суете ремонта.
        Знакомый дом по соседству был двух мастей: свежеокрашен сверху до третьего этажа. Тротуарчик перед фасадом пестрел от пролитой краски, перепачканная лампа над входной дверью светила вполсилы.
        Мэгги задрала голову. В окнах знакомой квартиры отражалась лишь луна.
        Жаль, подумала молодая женщина и свернула на дорожку между акациями, темную, не освещаемою ни фонарями, ни луной. Стоящие вдоль дорожки скамейки были все, как одна, свободны. Или не свободны?
        Приглядевшись, Мэгги даже радостно вскрикнула.
        - Не надо кричать, - раздался в ответ голос Александрины. - Садись лучше рядом и помолчи!
        Сколько лет Мэгги дружила с Александриной, столько лет удивлялась ее способности не меняться. Интонации у подруги были такими же печальными, даже скорбными, как и раньше, в золотые дни молодости. Даже вспомнить смешно!
        Не проходило дня, чтобы стройная красавица Александрина не объявляла миру о страшном и трагическом, которое еще не случилось, но обязательно вот-вот произойдет. Не было на свете врача такой специальности, которого бы красавица не мучила вопросом: «Доктор, это у меня… рак?».
        Молодых людей, особенно нудных и настойчиво ухаживающих, Александрина запросто отшивала, с тоскливым видом произнося:

«Зачем мне ваши цветы? Разве вы будете приносить мне цветы на могилу?». И трагически морщилась, когда неопытный первокурсник-филолог касался высокой девичьей груди.
        - Чувствуешь уплотнение? Вчера и намека на опухоль не было, - говорила Александрина убитым голосом растерянному молодому человеку.
        Некоторые остроумные студенты давали странной девушке вместо собственных телефонов адреса психотерапевтов. Однако Александрина, надо отдать ей должное, никогда на провокации не поддавалась. Может быть, она сама шутила, но ее юмор оставался недоступен ровесникам?
        Впрочем, и печаль, и тоска, и трагизм делали облик подруги еще более прекрасным, подчеркивая выразительные глаза глубокими тенями.
        Была и еще одна интересная деталь: никто никогда и ни при каких обстоятельствах не обращался к Александрине за помощью. Например, даже друзья не просили самых маленьких сумм в долг. И не потому, что друг денег не попросит. Ну как обращаться к человеку, который сам в беде!
        По той же причине никто никогда не пытался поделиться с Александриной собственными невзгодами. И она никогда никого не жалела и не успокаивала.
        Многие усматривали в этом своего рода хитрость и уважали мудрую и красивую Александрину, повествующую любому встречному, что вот уже пятнадцать лет каждую ночь видит она сон. В этом сне умирает в страшных мучениях ее отец, потом мать, потом вся семья, потом семьи родственников по обе стороны Атлантического океана В такой день начальство не обрушивалось на Александрину за полутора-двухчасовое опоздание. А дней таких набиралось предостаточно!
        Но почему бы им и не умереть? - спрашивала красавица любого встречного и пространно объясняла тяжесть и серьезность заболеваний, наблюдаемых у своих близких.
        Подружившись с девушкой, отличающейся такими странностями, Мэгги научилась прощать и более страшные грехи, совершаемые ровесниками. И в глубине души надеялась, что в один прекрасный день прекрасная Александрина закричит:
        - Какая прекрасная жизнь!
        Конечно, не хотелось считать подругу хитрым, коварным, лицемерным существом. Но всему окружению Александрины было известно, что дом у нее полная чаша, здоровье близких отменное, а подарки судьбы вроде научных грантов, крупных денежных выигрышей в лотереи и в казино так и сыплются на нее как из рога изобилия.
        Квартира в Копенгагене, квартира в Лондоне, родители, перебравшиеся в загородный домик под Мюнхеном Разве мало оснований хоть для капли оптимизма?!
        Правда, Александрина была не замужем Но она вроде бы и не стремилась отыскать свою вторую половину…
        Мэгги подошла к скамье, на которой с понурым видом сидела Александрина. Подруга была не одна, рядом с ней сидел, также уныло опустив плечи и голову, кот по имени Парацельс.
        - Садись, - повторила Александрина и тяжело вздохнула. - Не строй из себя молодую, все равно жизнь прошла…
        Кот подвинулся, и молодая женщина уселась между вежливым Парацельсом и не отличающейся особым тактом подругой. Уселась, помолчала с минуту и потом, как дура, не нашла ничего лучше, как сказать:
        - Добрый вечер! Вот я и приехала!
        Кот повернул к ней голову и недоумевающе посмотрел на Мэгги.
        Александрина тоже повернула к ней свое красивое лицо - у красавиц такие лица, что в темноте светятся, - и резонно заметила:
        - Вижу, что приехала. Плохо только, что поздно. Лучше бы днем. Представь, я сижу тут целую вечность!
        - Что же ты не идешь домой? - удивилась Мэгги.
        - Домой, как же! Я вышла замуж, моя дорогая, и сегодня навсегда поссорилась с мужем. Майкл велел мне не появляться ему на глаза! Мэгги, я так несчастна! Я люблю Майкла безумно! - воскликнула, закатывая глаза, Александрина.
        - Я могу чем-то помочь тебе?
        - Можешь! Поднимись ко мне и скажи моему мужу, что он просто полный идиот, раз не хочет видеть меня!
        Через четверть часа Мэгги, вернувшая мир в семью подруги, возвратилась в свою квартирку.
        Вот вам и счастливые браки! Как можно так доверяться мужчинам!
        Раздался телефонный звонок. Молодая женщина знала, что это звонит Сильвана, и даже догадывалась, о чем пойдет разговор. Кажется, с того утра, как она встретилась с друзьями в кафе, прошло очень много времени и она, Мэгги, стала мудрее лет на сто!
        Ей ясно представилось как Сильвана попросит у нее прощения. Так оно и вышло: голос у подруги был виноватый. Поговорив о предстоящей помолвке, она приумолкла.
        - Сильвана, не горюй! - подбодрила ее Мэгги. - Вовсе я не в обиде на тебя. Вы не хотели с Джеком оскорбить меня, намекая на мое одиночество. Скоро и я вас приглашу на свою помолвку. Да что там на помолвку - прямо на свадьбу! Я люблю вас, будьте счастливы! Можете уже заказать мне подарок!
        Голос подруги в телефонной трубке заметно повеселел.
        - Мэгги, ты прелесть! Мы с Джеком обожаем тебя! - проворковала Сильвана. - Представь: как только ты убежала из кафе, мы сразу же поняли, какие мы идиоты! Я завидую тебе, милая Мэгги!
        Тут трубку, по всему ясно, выхватил Джек.
        - Ты самая красивая! - проорал он. - Мы любим тебя!
        Связь прервалась. Наверное, Джек нажал нечаянно на рычаг телефона.
        Мэгги уселась в кресло, оглядела растерянно свою квартирку - какая крохотная! - и заплакала. Слезы полились неукротимым потоком.
        Что оплакивала она, почему так рыдала?
        Ночью она не видела снов, проснулась с тяжелой головой и ровно в восемь тридцать была у дверей ювелирного салона, в котором ее ждали стеклянные витрины, полные сияющих драгоценностей.
        Перед глазами вновь потекла череда самых разных людей, среди которых были влюбленные, выбирающие обручальные кольца, стареющие дамы, придирчиво разглядывающие в зеркале примеряемые ожерелья, колье и броши, и совсем уж непонятные типы, требующие одного: чтобы товар был самым дорогим.
        - Это действительно очень дорого стоит? - спрашивали они, косясь на разложенные на прилавке футляры с мерцающими драгоценным металлом браслетами, с перстнями и диадемами, в которых сверкают бриллианты.
        - Да, стоит очень дорого. Вы первый, кто хочет это купить, - тихо произносила Мэгги и слышала в ответ:
        - Заверните, пожалуйста!
        Ничто не предвещало перемен. Впереди был долгий-долгий рабочий день, коротенький перерыв на обед и бесконечная череда грустных мыслей о собственной несчастной судьбе. Немного беспокоило только отсутствие владелицы ювелирного салона мадам Руфиньяк. Ее не было с самого утра!
        Она появилась в обеденный перерыв. Элегантно одетая, очень худая седая женщина буквально влетела в небольшой торговый зал и выпалила с ходу:
        - Все замечательно! Только что пришло печальное известие: скончался великий ювелир Руфиньяк, владелец гранильных фабрик в Южной Америке!
        - Несчастье какое! - ахнула молодая женщина.
        - Да, вы можете трактовать это событие как несчастье, ведь я немедленно сворачиваю торговлю. Милочка, вы не представляете, какие у меня приятные хлопоты! Я - единственная наследница моего деда-миллиардера! Чем я располагала до сегодняшнего дня? Только этим дрянным магазинчиком. Но теперь у меня другие масштабы!
        Возбужденно расхаживая по салону, мадам Руфиньяк продолжала тараторить, посматривая на небольшой переносной сейф, вытащенный собственноручно из бронированной комбаты, служившей хранилищем для особо дорогого товара.
        - Мэгги, закрывайте салон и, умоляю вас, не будьте скромницей: требуйте от меня невозможного! Со своей стороны, я даю вам прекрасное пособие. Хотите, заплачу за полгода вперед? Вы прекрасный работник, но работать вам у меня вряд ли придется. Вечером я улетаю в Рио-де-Жанейро! И никогда не вернусь в Северное полушарие! Ура, ура и еще раз ура!
        Мэгги с улыбкой смотрела на растрепанную прическу ликующей мадам Руфиньяк. Что ж, нет худа без добра. И деньги за полгода не помешают, и на учебу больше времени останется. И, надо честно себе в этом признаться, будет возможность чаще навещать мать.
        Последняя поездка безумно понравилась молодой женщине. И не следовало мешкать с очередным визитом в дом своей матери.
        - Я рада за вас, мадам Руфиньяк, - сказала Мэгги.
        - А уж как за себя рада я, ты даже не представляешь! Где ключи от витрин? Скорее, скорее, мне некогда!
        Выхватив из рук Мэгги ключи, мадам Руфиньяк первым делом вытащила коробочку из темно-синего сафьяна с отлитой из чистого золота буквой Л на крышке.
        Мэгги знала, что таит в себе этот футляр. Да и все девушки в городе знали. Многие из них специально приходили в салон, чтобы полюбоваться необыкновенной красоты парой обручальных колец работы знаменитого законодателя ювелирной моды Роже Лагарпа, известного во всем мире.
        Действительно, этим шедевром можно было только любоваться - стоимость его была запредельно высокой.
        - Держи, это тебе к свадьбе. Вспоминай старуху Руфиньяк добрым словом! - возбужденно произнесла пожилая женщина, протягивая футляр Мэгги. - И вот чек, это выходное пособие! Боже, какое счастье, что ты не член профсоюза! Вот подняли бы шум: «Несчастная девушка оказалась на улице! Эта Руфиньяк плодит безработицу!». Все, прощай, Мэгги, спасибо за службу!
        Проговорив эти слова, «старуха Руфиньяк» умело переложила драгоценности в переносной сейф, защелкнула замки, выставила код и легко оторвала тонкой высохшей ручкой от пола вместилище нескольких миллионов евро, даже не поморщилась.
        Подмигнула Мэгги, мол, своя ноша не тянет, и направилась к выходу.
        - Пока, моя милая. Привет жениху!
        Мэгги набралась смелости и спросила напоследок:
        - Вы сказали, чтобы я требовала от вас невозможного, раз вы меня увольняете. Мадам Руфиньяк, знаете, я никогда не была в Южной Америке…
        - Будете! Надеюсь, свое свадебное путешествие вы проведете у меня в гостях. Приглашаю и жду!

5

        Вот она, новая страничка ее жизни!
        С грохотом опустились металлические шторы на окнах, ювелирный салон погрузился в полумрак. Что же, еще один жизненный этап завершен достойно. Все-таки она проработала честно и нареканий от капризных покупателей никогда на ее работу не было.
        Мадам Руфиньяк немного сумасшедшая. Наверное, и дед у нее был таким же. Интересно, сколько же ему исполнилось, когда он умер, если сама мадам Руфиньяк давно разменяла седьмой десяток? Очевидно, ювелиры все живут долго, ведь они имеют дело с нетленными материалами, с вечными ценностями.
        Растерянная Мэгги вышла на улочку старого города и остановилась. Куда идти? В сумочке лежит целое состояние! Футляр с фантастически прекрасными кольцами делал жизнь молодой женщины похожей на волшебную сказку.
        Сказку, в которой было все, кроме единственной, но важной детали. Жениха!
        К суровой действительности Мэгги вернул звук взревевшего мотора автомобиля мадам Руфиньяк. С пробуксовыванием, оставив после себя запах паленой резины, он резко рванул с места и скрылся за поворотом. По царапинам, оставшимся на боках припаркованных у салона машин, было понятно: до вылета самолета в Рио-де-Жанейро остаются считанные минуты.
        Ошеломленный полицейский на перекрестке обескураженно махнул рукой, не предприняв никаких решительных действий, положенных к выполнению в таких случаях профессиональным уставом.
        Позади Мэгги послышался озабоченный голос мистера Адамсона, замершего в дверях своего магазина охотничьих принадлежностей с дробовиком двенадцатого калибра в руках. Из-за его спины выглядывали испуганные покупатели, к ногам жался дрожащий рыжий спаниель.
        - Уважаемая Мэгги, может быть, у меня уже и не та память, чтобы держать в голове все события дня, но что случилось с мадам Руфиньяк? На вооруженное ограбление, судя по вашему счастливому виду, не похоже. Но тогда что? Выскочила как ошпаренная, впрыгнула в автомобиль и - посмотрите только! боковым зеркалом поцарапала мою машину.
        Мне следует решить с ней дело по-соседски или лучше обратиться в суд? Как думаете?
        Может быть, у вашей хозяйки случилось несчастье и лучше забыть о происшествии? Мистер Адамсон вопросительно посмотрел на молодую женщину.
        Мэгги усмехнулась, но тут же приняла серьезный вид.
        - Да, у мадам Руфиньяк случилось несчастье, умер близкий человек.
        Ничего больше не говоря, она двинулась по узкой улочке к кафе, в котором - она знала - хмурый бармен, как паук в своем логове, караулит потенциальных клиентов. Да, как-то нелепо все сложилось: смерть старика Руфиньяка, увольнение, ощущение полной свободы и…
        У меня пропало ощущение того, что вот-вот случится праздник, вдруг с ужасом поняла Мэгги. И немедленно решила, что ей следует делать. Но сначала надо обязательно зайти в знакомое кафе, улыбнуться насупленному бармену, выпить чашку крепкого кофе и съесть пару пирожных.
        Решила - и сделала! До кафе на бульваре Академии было несколько шагов. Кофе был отменного качества, пирожные таяли во рту.
        Настроение сразу же поднялось. Вперед! сказала себе Мэгги и, выйдя на улицу, принялась ловить такси.
        Отец Джека был облачен в твидовый костюм, как две капли воды походивший на костюм сына. Издали мужчин можно было принять за близнецов. Мать жениха выглядела куда наряднее и эффектнее - все-таки у ирландок врожденное чувство красоты и меры. В доме гремела веселая музыка, родственники и друзья накачивались темным пивом и уже были готовы пуститься в пляс.
        Мэгги сама любила народные танцы и умела хорошо танцевать. Но сейчас ее волновали другие проблемы: она боялась, что Сильвана упадет в обморок, когда увидит ее подарок. Но увидеть его она должна была в любом случае!
        - Так в чем дело? А ну-ка признавайся! - Сильвана шутливо погрозила подруге пальцем. - Только не вздумай говорить, что в футляре лежит подарок нам с Джеком! Кстати, у тебя такой загадочный и важный вид, будто ты получила ответственную должность в парламенте, где тебе поручили составлять важные правительственные документы.
        - Нет, меня просто пригласили исполнять обязанности президента Национального банка. Да посмотри же на мой подарок, в конце-то концов! Неужели факт свершившейся помолвки сделал тебя, Сильвана, такой болтливой! Открывай футляр!
        - Открывай, дорогая, - проворчал Джек. - Мэгги права: что-то ты много говоришь сегодня.
        Сделав вид, что не расслышала последних слов, Сильвана повернулась к жениху спиной и открыла коробочку с обручальными кольцами работы Роже Лагарпа. Увы, случилось то, чего больше всего опасалась Мэгги. Джек едва успел подхватить падающую навзничь нареченную. Родители Джека с ужасом взирали на происходящее, родственники и гости замерли в недоумении. Лишь вовсю гремела музыка и очаровательно звучала волынка, оплакивая участь невесты.
        - Прости, Сильвана! Я, конечно, понимаю, мне надо было тебя подготовить. Но сегодня, как назло, столько событий, что я не успела даже подумать об этом. Ну, как тебе мой подарок? Тебе уже лучше?
        - Не беспокойся ни о чем, Мэгги. Мне хорошо, - с лицом, белым как мел, произнесла Сильвана, оторвав голову от заботливо положенной Джеком под затылок подушки. Уверена, что беспокоиться надо о тебе. Неужели ты ограбила ювелирный салон, в котором работаешь? Боже, ты сошла с ума! Какое несчастье!
        - Сильвана, ни в каком салоне я больше не работаю и могу позволить себе делать все, что захочу, - терпеливо объяснила Мэгги.
        - Естественно, что в ювелирном салоне ты больше не работаешь. Попробуй появись там, как тебя сразу сцапает полиция! - с восхищением в голосе произнес Джек. - Господа! Это Мэгги, наш лучший друг. У нее большие проблемы с полицией!
        - О черт! - с досадой воскликнула Мэгги. - Раз вы ничего не желаете слушать, тогда давайте танцевать. Джек, пошли!
        - А я? - раздался жалобный голос Сильвана. - Мне что, лежать, словно меня разбил паралич, на собственной помолвке? Я тоже хочу танцевать!
        - Конечно, милая! - вскричал Джек, протягивая ей руки и помогая подняться.
        Надо же, драгоценное кольцо сделало чудо с неуклюжим парнем - вот на что способны большие деньги! Как он легко двигался в танце, как был ловок и изящен!
        А как великолепно выглядела Сильвана! Румянец постепенно заменил бледность, невеста была чудо как хороша.
        Мэгги оглядела собравшихся и тут почувствовала, что ей в ладонь кто-то вложил нечто, похожее на футляр для обручальных колец. Боже, это Сильвана сунула ей свои с Джеком кольца!
        - Мэгги, это наш подарок тебе! Подарок на твою скорую свадьбу! - прошептала одними губами подруга. - Будь счастлива, дорогая!
        Обстановка в знакомом кафе, куда Мэгги зашла, после того как покинула шумную помолвку друзей, способствовала откровенному разговору.
        - Кольца вернулись ко мне. Полагаю, это плохая примета. Но жениха-то у меня не было и нет! Что мне теперь делать?
        Мэгги допила кофе и поставила чашку на блюдечко. Бармен молчал, но выражение его лица вовсе не было хмурым. Он улыбался.
        - Итак, теперь я знаю вашу профессию. Вы предлагаете покупателям выбирать драгоценности, и обручальные кольца в том числе. Замечательно! Не все приметы имеют однозначное толкование. Зачем кольца парню или девушке, не помышляющим о семье? Впрочем, заранее о счастье думать никому не возбраняется. Но!
        Бармен-горбун, похожий на тролля из сказки, - вот кого он напоминал ей, - выдержал многозначительную паузу.
        - Но! Знаете, Мэгги, такие девушки, как вы, и не обязаны искать жениха. Это женихи, я уверен, вас ищут. Вот вы здесь, в кафе, простите меня, валяете дурака, жалуетесь мне на жизнь, а какой-нибудь смелый парень рыщет по белому свету в поисках такой замечательной невесты, пересекает пустыни и океаны.
        И обязательно отыщет вас, не беспокойтесь!
        Какие у вас планы на ближайшее время?
        - Снова поехать к матери, это недалеко.
        Там потрясающие места, лес, озеро! Вермхолл, знаете?
        - Правильное решение! Поезжайте и хорошенько отдохните. Что-то подсказывает мне, что скоро я увижу вас, и не одну! Помните, лучшие женихи всего мира уже выехали на поиски. Вы - чудесная девушка! - Бармен подбадривающее подмигнул Мэгги и спросил:
        - У вас есть друзья?.. Ой, что это я? Конечно есть! А найдется в загородном доме вашей матери тихая уютная комнатка, в которой вы могли бы выспаться и помечтать? А рядом с домом прекрасный сад, в котором вы вволю нагуляетесь?
        - Найдется, - улыбнулась Мэгги. - Сейчас в саду работает садовник. Но я не уверена, что у него все получается с обрезкой сучьев. Неопытный человек, он, наверное, только дорожки хорошо умеет подметать.
        - Уже неплохо, - заметил бармен. - Вот и поезжайте к своей матери, помогите навести в саду порядок. Что же это за хозяйка, которая нанимает на работу садовника, который годится только в дворники!
        - А это для конспирации, - засмеялась в ответ молодая женщина. - Но всей правды я вам не скажу! Спасибо за кофе!
        - Держу пари, вас ожидают большие жизненные перемены, - произнес бармен. - Счастливого пути!
        Мамы, тетки Харриетт и племянников в доме не оказалось. Отсутствовала и большая плетеная корзина для пикников. Мэгги поднялась в свою спальню, оглядела с высоты окрестные луга и берег озера. Но никого не увидела.
        Очевидно, женщины повели ребятишек на прогулку в дальний лес, к руинам сторожевой башни на противоположном берегу озера.
        Мэгги спустилась на террасу, вышла в сад.
        Тревожить мистера Фанкворта, работающего в гостевом домике над книгой, ей не хотелось.
        Но почему нельзя просто погулять по саду?
        Молодая женщина прошла по центральной дорожке, с удивлением отмечая полный порядок, царящий вокруг. Плодовые деревья красовались как на картинке в школьном учебнике по ботанике. Почва была старательно полита, трава прополота, нигде не валялось ни сучка, ни веточки.
        Трава сохранилась только у кустов жасмина. Вот в эту высокую траву она и забросила футляр с подаренными Сильваной и Джеком кольцами. На душе сразу стало легче. Действительно, есть примета: не стоит носить при себе такие вещи.
        А как потрясающе выглядели садовые дорожки! Тщательно посыпанные толченым кирпичом, они так и манили отправиться в дальний угол сада, к гостевому домику под двускатной крышей. Тем более - это было видно издалека - и окна, и двери его были призывно распахнуты.
        Почему бы и не навестить гостя? - сказала себе Мэгги. Как-никак это я предложила мистеру Фанкворту назваться садовником. Никакие соседи не заподозрят в нем писателя с мировым именем, не выдадут его местонахождения журналистам и репортерам. Все думают, что мистер Фанкворт покинул пределы страны и отправился читать лекции о своем творчестве за океаном.
        Все-таки он очень славный и по-настоящему талантливый человек. Конечно, лет ему много, но разве можно всерьез думать о возрасте писателя-мужчины, создавшего
«Святую Коломбину»!
        Мэгги помнила, с какими чувствами впервые взяла в руки этот роман - с отвращением и страхом. Но, прочитав, все утро проплакала после бессонной ночи, проливая слезы умиления. Милая, бедная Коломбина, воистину ты святая! Как ужасны продажные политики, обрекающие людей жить по жестоким законам! Никто не ценит женщину так, как это делает чудесный мистер Фанкворт. Его невозможно не полюбить!
        Приблизившись к скромному гостевому домику с двускатной крышей, молодая женщина постояла несколько мгновений на крыльце, заглянула в открытую дверь и, крикнув:
«Здравствуйте, мистер Фанкворт!» - вошла внутрь.
        Гостиная была пуста, был пуст и рабочий кабинет. Но монитор компьютера светился голубоватым светом. Кто-то только что работал за столом!
        - Ау! - позвала молодая женщина. - Это я, Мэгги! Мистер Фанкворт, где вы?
        Ни ответа, ни привета. Не повезло, с огорченным вздохом подумала Мэгги и, не отважившись постучать в дверь спальни, направилась к выходу. И прямо в проеме столкнулась нос к носу с писателем.
        Высокий, поджарый мужчина вежливо посторонился, пропуская Мэгги, вежливо ее поприветствовал и так же вежливо осведомился, как ее зовут.
        - Что значит как?! Я Мэгги, мистер Фанкворт!
        - Совершенно правильно, я мистер Фанкворт, но вот никакой Мэгги я не знаю. Миссис Мэрилин Спрингфилд и все ее друзья клятвенно уверяли меня, что посторонние в саду никогда не появятся. Вы кто и откуда, признавайтесь? Шпионите в пользу любопытных соседей или еще более любопытных журналистов?
        Мэгги пришла в бешенство. Ее дурачат! Что, все писатели такие шутники? И лишь оказавшись на крыльце, молодая женщина ахнула.
        Она приняла за писателя совершенно незнакомого человека.
        Как же голос и внешность?
        Она встретила почти точную копию мистера Фанкворта. Перед ней стоял коротко стриженный парень такого же, как и писатель, роста. Даже глаза у него были со знакомой хитринкой, словно он знает обо всем на свете, но молчит.
        Глупейшая ситуация. И надо же было именно ей в нее попасть! Но тут на помощь Мэгги пришел проницательный незнакомец.
        - Догадываюсь, кто вы, и поэтому прошу прощения, мисс Спрингфилд, - любезно произнес он. - Как я сразу не понял, кто вы! Разрешите представиться: капитан военно-морского флота его величества Валентино Фанкворт, сын Генри Фанкворта. Всю неделю нахожусь в полном распоряжении миссис Спрингфилд, которая уже объявила соседям, что у нее в усадьбе новый садовник, новый механик, новый дворник.
        Молодой человек выставил на показ свои загрубевшие ладони и хвастливо сказал:
        - Естественно, все это я один. О себе скажу коротко. Нахожусь в отпуске. С удовольствием отдыхаю, сочетая отдых с полезными делами.
        Мэгги смотрела на молодого человека и не верила ни глазам, ни ушам. Нет, это какой-то розыгрыш! Не бывает, чтобы сын так разительно походил на отца. Джек Паттерсон, к примеру, напоминает своего папочку только пиджаком и кепкой, ну и иногда галстуком, а здесь… Такой атлет вряд ли играет игрушечными корабликами, ему по силам командовать ракетным крейсером.
        - Очень приятно, - растерянно произнесла молодая женщина. - Вижу, сторож, и дворник, и механик, и садовник вы просто отменный. Но где же ваш отец? Как у него продвигается работа над новым романом?
        - Отец отдыхает от трудов праведных. Осматривает руины башни с вашими племянниками, Мэрилин и Харриетт. А вчера была моя очередь перевозить ваше семейство на лодке через озеро. Места у вас тут замечательные!
        - Глаза молодого человека смеялись, хотя лицо было вполне серьезным, даже суровым.
        - Знаете, Мэгги, у меня к вам есть разговор. Хотите - по-моему, вам это просто необходимо, - я покатаю вас по озеру на лодке соседей, а заодно и поговорим? Только я не знаю, где они держат весла.
        - Зато я знаю, - ответила молодая женщина.
        Ее распирало любопытство. Интересно, о чем с ней хочет говорить Валентино, надо признаться, весьма привлекательный молодой человек.
        Неужели он на самом деле капитан ВМФ и командует кораблем? Что-то не верится. Слишком молод, да и не было никогда разговоров среди читающей публики, что сын известного писателя служит на флоте. Впрочем, и других фактов из его частной жизни широкая публика не знала. Генри Фанкворт жил, окруженный мифами и вымыслами, и тем был интересен читателю.
        Весла оказались именно там, где и думала Мэгги. Лежали на крыше старого лодочного сарая, причем их было несколько пар. Она выбрала те, которые выглядели лучше других.
        - Нет, эти не годятся. Возраст дерева все-таки сказывается, древесина понемногу начинает сдавать, - произнес Валентино тоном знатока, вслед за молодой женщиной поднимаясь по лестнице на крышу сарая. - Мы возьмем вот эти. Неказисты на вид, но сразу видно, что сработаны бывалым человеком.
        Кажется, я знаю даже, как его зовут: старик Даркенроуди. А его сын Клифф, я слышал, влюблен в вас без памяти, так? Друзья детства порой становятся весьма пылкими воздыхателями. - И без всякой паузы спросил:
        - Умеете грести? Нет?.. Тогда я вас научу!
        - Лучше научите меня умению выслушивать всякую чепуху!
        Мэгги стало ясно, что мамочка пытается наладить личную жизнь своей дочери. Бедняга Клифф, о его проблемах знают теперь даже посторонние люди!..
        В лодку молодая женщина забралась с кислым выражением лица.
        Сделав несколько сильных гребков и разогнав лодку, Валентино обратился к Мэгги:
        - Разговор секретный. Знаете, в чем действительно заключается моя миссия здесь, в доме вашей матери?
        Мэгги молча смотрела на точную копию господина писателя и ждала, что эта копия скажет.
        - Моя миссия заключается в том, чтобы семейства Спрингфилд и Фанкворт никогда не породнились. Вот так! Надеюсь, вы не хотите, чтобы ваша мать вышла замуж за такого старого сумасброда, как мой отец?
        Мэгги снова не произнесла ни звука. И молодой человек истолковал ее молчание в выгодном для себя свете.
        - Не хотите? Вот и отлично! Я также этого не желаю. Представьте себе, мой отец днем пытается писать роман, а потом до первых петухов играет с вашей матерью в карты и строит ей глазки. И она, заметьте, отвечает ему тем же. Занятие, достойное подростков, но никак не умудренных жизненным опытом взрослых людей. Согласны? У каждого свой жизненный путь, свое предназначение. Для чего моему отцу жить в вашем захолустье?
        Мэгги еле сдержала смех. Почему-то ей стало смешно, когда она представила свою мать и маститого писателя за ломберным столиком режущимися в покер.
        - Валентино, пусть делают, что хотят. Они взрослые, самостоятельные люди. Я уверена, моя мать вполне отдает отчет своим действиям, я люблю и уважаю ее. С чего бы мне навязывать ей свою волю? Лучше расскажите о другом. Почему у вас такое необычное имя? В нашем «захолустье» оно звучит особенно странно.
        - Мой отец любит пооригинальничать, вот и имя мне выбрал по своему вкусу. В честь Родолфо Валентино, звезды немого кино двадцатых годов. Кумира зрителей, мечты всех женщин. Считаю, мне еще повезло: мог бы и Тарзаном назвать, и Кинг-Конгом… Но все это чепуха. Отец готов забросить работу над романом, вот что меня сейчас беспокоит!
        Мэрилин отнимает у сотен тысяч читателей возможность насладиться новым творением отца!
        Молодой человек выдержал паузу, потом с уморительно серьезным видом произнес:
        - А мы, мужчины из рода Фанквортов, никогда не подводили ожидания народа!
        Мэгги рассмеялась.
        - Знаете, Валентино, вы, наверное, правы. А теперь выполните свое обещание: научите меня пользоваться веслами.
        Ей стала ясна миссия сына писателя. Молодой человек явно боялся за своего отца, считая его слабым человеком. Мэгги же, зная Генри Фанкворта совсем непродолжительное время, полагала, что он скорее сделает ее мать несчастной, чем отступится от своих творческих замыслов. Он десять романов напишет, сто, лишь бы
«не подвести ожидания народа»…
        Мэгги нравились такие мужчины, как Генри Фанкворт, - это правда. Но ей понравился и Валентино Фанкворт. Какой он важный, решительный… и смешной. Право слово, с ним не соскучишься!
        Молодая женщина осторожно встала и попросила еще раз, более настойчиво:
        - Валентино, разрешите мне немного погрести.
        - Садитесь на мое место! - скомандовал он. - Эй, осторожнее!
        Но было уже поздно. Лодка предательски покачнулась, и Мэгги с головой ушла в прозрачную воду. Бр-р, какая холодная вода! Вот тебе и прогулка на лодке!
        Вынырнув на поверхность, Мэгги поплыла к берегу. Все замечательно, плавательный сезон открыт. Теперь остается с достоинством его завершить - выйти на берег так, чтобы не подвергнуться критическому осмотру со стороны нового знакомого.
        Интересно, как я выгляжу? - подумала Мэгги. Наверное, хуже некуда! Стыд и срам!
        Но сильные руки уже протянулись к ней с берега, и не оставалось ничего иного, как выбраться на берег с водорослями в волосах и в платье, предательски облепившем фигуру.
        - Вы великолепно сложены! - услышала Мэгги восторженный голос Валентино.
        Прыгая на одной ноге, чтобы вытряхнуть воду из ушей, молодая женщина переспросила:
        - Что? Вы что-то сказали сейчас, Валентино? Повторите, пожалуйста, я ничего не слышала!
        - Я сказал, что вам надо учиться не только грести, но и нырять. Как вы относитесь к погружениям в воду с аквалангом?
        - Да никак! Моя стихия - это обыкновенная маска для подводного плавания и дыхательная трубка, - ответила Мэгги, вспомнив свои развлечения на озере в дни школьных каникул.
        Валентино подумал, потом с важным видом изрек:
        - Вы, возможно, правы. Утонуть с аквалангом куда дороже, чем с трубкой. Только, прошу вас, называйте впредь дыхательную трубку шноркелем, договорились?
        Ранним вечером в гостиной чувствовалась атмосфера скандала. Томми и Эйб в один голос наябедничали тетке, что Мэрилин и Генри все прогулку ссорились и кричали друг на друга. В это легко можно было поверить.
        - Не откладывайте это на потом, Генри!
        Немедленно начинайте новый роман, как только разделаетесь с «Кровью куртизанки» и
«Книгой судеб», - услышала Мэгги, входя вместе в Валентино на террасу, мелодичный голос своей матери. - Надо только решиться, надо больше работать! Только что звонил Саймон, он ждет рукопись и готов немедленно отдать книгу в производство. И решите поскорее все вопросы с рекламой. Неужели вы лентяй и критики из
«Литературного поводыря» правы? Да или нет?
        Они начинают на людях выяснять отношения, отметила Мэгги. Наверное, в чем-то Валентино прав: нельзя ломать складывавшийся десятилетиями образ жизнь. Этой паре жить под одной крышей категорически противопоказано!
        Голос писателя также звучал форсирован но. Он явно сердился.
        - Мэрилин, пожалуйста, прекратите! Я сам позабочусь о своем успехе. Поверьте, читатели знают меня и любят, а верить критикам никогда нельзя. Не смейте читать газетные отзывы обо мне. Мы, мужчины из рода Фанквортов, никогда не пасуем перед трудностями. Все, пора ехать в город, мы уже опаздываем!
        Мэрилин повернулась к дочери и произнесла озабоченным тоном:
        - Ох, забыла сказать тебе, Мэгги, что мы приглашены сегодня вечером в новый офис издательства Саймона Маккуиллана на коктейль. Очень, очень важная деловая встреча.
        Видимо, вернемся под утро. Помоги Харриетт справиться с Томми и Эйбом, хорошо?
        В голосе матери прозвучало сомнение. Странно, подумала Мэгги, раньше мама была очень уверена в себе. И она рискнула спросить:
        - Вы с Саймоном не виделись уже неделю.
        Как у него дела?
        - Ох, Мэгги, не знаю, ничего не знаю. Генри все никак не может завершить свой роман, вот в чем проблема. Издательство «Парипресс» уже приступило к переводу двух последних романов Генри. Надо заключать новые договора, лететь во Францию, знакомиться с тамошними издателями, знакомить с ними Саймона! Честно говоря, я устала от всего этого. Не жизнь, а карусель проблем. Приятно будет встретиться с Саймоном, конечно, но главное - дело!
        - Мне тоже нужно заехать в город, повидаться с подругами, - задумчиво произнесла Мэгги. - На носу защита диплома, надо получше к нему подготовиться. Мама, ты не захватишь меня с собой?
        - Нет! Мы уезжаем прямо сейчас!
        - Судя по всему, сегодняшний вечер - это единственное окошко в вашем распорядке дня, Мэгги. Ладно, не переживайте, я сам отвезу вас в город. При одном условии: вы прослушаете концерт классической музыки в моей компании в лучшем концертном зале города, - вступил в разговор Валентино.
        - Нет, Валентино, оставайся, пожалуйста, в Вермхолле! - взмолилась Мэрилин. - Кто обещал спилить высохший дуб? Кому я могу поручить ремонт отопительного котла? Или мне следует замерзнуть зимой?
        Валентино удивленно поднял брови.
        - Разве завтра уже зима?
        Мэрилин, не отвечая на глупый вопрос, обняла дочь.
        - Видишь, никто меня не слушается. Ничего, у нас впереди целое лето, Мэгги. Надеюсь, не все дни будут похожи на нынешний. Когда-нибудь роман будет дописан и все проблемы отойдут на второй план. Я схожу на концерт классической музыки, ты побываешь на деловой встрече. Все будет замечательно, доченька!
        - Я тоже на это надеюсь.
        Мэрилин взяла сумочку, зонтик и уже от двери громко крикнула:
        - Харриетт, сестричка, не забудь сказать Томми и Эйбу, чтобы не тревожили летучих мышей, которые поселились на чердаке! Твои сыновья строят клетку для них!
        - Как будто можно их уговорить не делать этого, да и клетка уже почти готова, - проворчала в ответ Харриетт, но Мэрилин уже захлопнула дверь.
        - Теперь-то я знаю, что моя мать - легкомысленная искательница приключений, - вздохнула Мэгги, неприятно удивленная переменами в характере Мэрилин.
        - Она одинока и живет проблемами своих друзей и знакомых. Ее даже жизнь летучих мышей интересует, - заметил Валентино.
        - Что верно, то верно. - Молодая женщина невесело улыбнулась. - Ей совершенно нечем заняться. Ни друзей, ни серьезного дела…
        Я ошиблась, а вы были правы: нельзя, чтобы ваш отец и моя мать были вместе.
        - Быть всегда занятой глобальными проблемами, быть женой известного человека не всегда означает быть счастливой. Да и старость, как говорится, не за горами.
        Мэгги решила сменить тему разговора.
        - Что вы имели в виду, Валентино, предлагая посетить лучший концертный зал города? Мне кажется, вам и в Вермхолле не скучно?
        - Не скучно. Но я хотел побыть с вами несколько часов наедине. Идите за мной!
        Голос его был спокоен, но что-то в нем угадывалось нервное. Было видно, что молодой человек переживает за отца.
        Мэгги последовала за Валентино в сад. Они шли по разным дорожкам, потом оказалось, что оба стоят на крыльце гостевого домика.
        Встав посередине гостиной, Мэгги наблюдала, как умело Валентино взбивает диванные подушки, как ловко собирает лежащие на полу журналы и газеты.
        - Что же вы молчите? Где обещанная музыка?
        Но Валентино в ответ лишь демонстративно поджал узкие губы: мол, пытай не пытай, не скажу ни слова.
        Мэгги с минуту изучала его, потом упрямо повторила вопрос:
        - Итак, где же ваша музыка? Пора ехать в город, капитан!
        - Милая Мэгги, вы можете пожертвовать одним своим вечером в пользу бедных и несчастных?
        - И где же они, эти страждущие?
        - Они здесь! Бедный сторож, бедный дворник, бедные и несчастные механик и садовник просят вас: не уезжайте с мистером Фанквортом в город, останьтесь в саду и посетите другой концерт.
        С этими словами Валентино нажал кнопку на пульте дистанционного управления проигрывателя дисков. По гостиной поплыли чарующие звуки шубертовской симфонии.
        И тут молодой человек сказал нечто противоположное тому, что Мэгги слышала от него несколькими минутами ранее:
        - Говорят, вы некогда советовали матери обратить внимание на моего отца. Даже предлагали их познакомить. Знаете, по-моему, они вполне достойная пара… Давайте уговорим их пожениться, а? - шепотом закончил Валентино - Не стоит откладывать на потом то, что можно сделать сейчас.
        - Что не стоит откладывать?
        - Да свадьбу! Они очень благотворно влияют друг на друга. Все, что мы видели и слышали сегодня, не более чем игра на публику. Они дурачат нас словно малышей, словно Томми и Эйба. Ведь отец уже окончил свой роман и не говорит об этом, чтобы не спугнуть удачу. А ваша мать ему подыгрывает. Они наверняка поехали порадовать Саймона Маккуиллана готовой рукописью романа!
        - Вы так думаете?.. - задумчиво протянула Мэгги. - Или знаете наверняка?
        - Я это знаю наверняка! Смотрите!
        В руках Валентино оказался увесистый сверток.
        - Вот он, роман! Второй экземпляр! Благополучно начат и благополучно завершен в вашем гостевом домике - гордитесь этим!
        И никто отцу не мешал, никто не отвлекал его от работы. Просто здорово! Скоро сюда понаедут репортеры, критики и фанквортоведы всех рангов, чинов и званий, от начинающих биографов до маститых исследователей каждой опечатки, пропущенной корректором в отцовском романе. Улыбнитесь, Мэгги! Приятно оказаться в эпицентре славы!
        - Мне что-то невесело. - Молодая женщина, усевшись на подоконник кресла, слушала музыку и смотрела на сад. - Смотрите, одна из яблонь болеет, надо, наверное, спилить ее.
        - Все яблони в саду в полном порядке. Просто вы думаете о грустном, вот вам и мерещится всякая чепуха… Мэгги, я забыл сказать вам самое главное: всякая свадьба требует самой серьезной подготовки. Правда?
        - Наверное…
        - Так готовьтесь к свадьбе, а мне, увы, надо собираться в дорогу. Я должен сказать вам, что меня ждут на службе, мой отпуск завтра заканчивается. Так что нам придется проститься…
        Мэгги ничего не сказала. Подняв голову, взглянула в холодные, равнодушные глаза молодого человека. Почему мне с ним легко и просто, почему я готова вручить ему свою жизнь? Ведь ему ничего от меня не надо, этому стриженому красавцу. Боже, ведь я люблю его! Люблю с того мгновения, как столкнулась с ним в дверях этого домика!

6

        Вечерняя роса уже покрыла траву. Мэгги чувствовала это, так как шла к дому не разбирая дороги, прямо под деревьями. Оказывается, она совершенно ничего не понимает в жизни. Ах, Валентино, стоило ли ему будить в ее сердце надежду? Да и была ли это надежда?
        Молодой человек, безусловно, заинтересовал ее, но какой финал нечаянной встречи!
        Сначала падение с лодки, потом концерт классической музыки! Она в жизни так не переживала, как сегодня, под звуки шубертовской симфонии. Она влюбилась!
        Поднимаясь по широкой пологой лестнице на террасу, Мэгги робко поглядела в сторону гостевого домика. Интересно, Валентино уже лег спать или собирает вещи, готовясь к завтрашнему отъезду? Погашен свет в домике или нет?
        Боже! У подножия лестницы стоял Валентино и выжидательно смотрел на Мэгги. Потом протянул руку, и молодая женщина послушно спустилась к нему, вернее слетела как на крыльях.
        Первый поцелуй поразил ее в самое сердце, второй отнял способность мыслить здраво, а после третьего…
        После третьего поцелуя Мэгги взяла Валентино за руку и медленно-медленно пошла, как и прежде, не разбирая дороги к гостевому домику, туда, где ее нашел суженый.
        Роса еще гуще покрывала кусты жасмина и траву, холодные капли попадали за воротник, ноги были совершенно мокрые. Но Мэгги ничего не замечала и не чувствовала, только слышала, как гулко бьется ее сердце.
        А как не менее сильно стучит сердце молодого человека.
        И тут все мысли покинули ее, она закрыла глаза и обняла Валентино за шею. Губы Мэгги приоткрылись, дыхание стало тяжелым и прерывистым, и она почувствовала в себе такую смелость, о которой раньше и не подозревала. Свойственная ей осмотрительность исчезла, и молодая женщина прижалась к нему всем телом, а ее пальцы гладили его по волосам.
        Руки Валентино скользили по ее телу, касались груди и бедер. Мэгги же в это время пыталась расстегнуть пуговицы на его рубашке. Дрожь сотрясала обоих, и, целуя друг друга, они опустились на колени в высокой траве…
        Как они очутились в гостиной садового домика, молодая женщина совершенно не помнила. Ярким пламенем полыхал камин, наполняя дом живительным теплом. Ночная прохлада, струящаяся через открытые окна из сада, и жар от камина, словно нежность и страсть, царили в уютной комнате.
        Мэгги лежала, спиной ощущая пушистый ворс ковра. Валентино, приподнявшись на локте, заглянул ей в глаза и проникновенно произнес:
        - Если бы ты знала, как много для меня значишь!
        И снова страстно поцеловал ее. Поцеловал сначала в шею, потом нежно коснулся губами плеч, груди, маленьких твердых сосков.
        Мэгги казалось, что вверху не потолок с темными балками, а черное бархатное небо с россыпью серебряных звезд. А она вся словно превратилась в желание, одно огромное, всепоглощающее желание, которое Валентино прекрасно понял.
        Миг - и их тела соединились.
        Они жадно обменивались поцелуями и ласками, кружась в диком вихре сжигающего их огня. Кожа Валентино стала влажной от испарины, лицо пылало. Он не отрываясь смотрел ей в глаза, и Мэгги восхищалась этим особым, почти неземным выражением его глаз…
        Она витала в какой-то другой сфере, совершенно далекой от обыденной жизни. Каждое движение его тела приближало ее к тому мгновению, которое не поддается воле разума.
        И вот этот миг настал: Мэгги застонала, и слезы радости брызнули из ее глаз. Через мгновение Валентино хрипло вскрикнул, назвав Мэгги маленьким чудом, и приник головой к ее бурно вздымающейся груди…
        Успокоенные, они долго лежали неподвижно.
        Буря миновала, но и штиль таил в себе яркие переживания.
        Ничего подобного Мэгги еще никогда не испытывала, не переживала со своим прежним возлюбленным Мартином. Безмятежное спокойствие и умиротворенность, казалось, соединились в единое целое.

«Такого не бывает!» - готова была воскликнуть Мэгги.
        Но вот чувство реальности стало возвращаться к ней. Она поняла, что лежит на ковре, что в раскрытые окна веет ночной прохладой, что огонь в камине уже погас и что она ощущает на себе приятную тяжесть тела Валентино.
        Ее вдруг поразило все то, что с ними произошло. Она вела себя так, словно знала наперед, что будет. Такого с ней еще никогда не случалось.
        Валентино поднял голову, и взгляды их встретились.
        - Если бы я сразу стал признаваться тебе в любви, ты бы, наверное, убежала, - тихо сказал он.
        - Я бы не смогла убежать. У меня просто не хватило бы сил.
        Он нежно поцеловал ее в губы и снова посмотрел в глаза молодой женщине.
        - Вот с чем мы с тобой столкнулись, Мэгги. С любовью.
        - Может быть… - еле слышно прошептала она. - Очень может быть…
        - Тогда скажи мне: «Валентино, я тебя люблю!».
        Мэгги облизнула пересохшие губы.
        - А зачем? Ты же чувствуешь, что для меня значишь. Но ведь мы так мало друг друга знаем, это так странно. Нас никто не знакомил, ты меня сам нашел.
        - Я искал тебя всю мою жизнь. Я знал, что любовь так и приходит, без предупреждения…
        А теперь давай чего-нибудь съедим. Твоя тетка Харриетт - прекрасная кухарка и приготовила к моему отъезду много вкусных вещей!
        Валентино быстро сервировал импровизированный ужин прямо на ковре. Чего тут только не было! И все было на редкость вкусно!
        Валентино уплетал все подряд, аппетит у него был волчий. Впрочем, и Мэгги с удовольствием облизала кончики пальцев, съев целиком огромную форель. Рыба была божественна! Рябчики изумительны! Что же говорить о «Рокфоре» и «Горгонзоле» - сырах, так любимых Мэгги! Итальянские вина не опьяняли, но солнце, впитанное ягодами на виноградниках далеких пьемонтских холмов, согревало и веселило душу.
        Валентино подбросил в камин несколько огромных поленьев. Языки яркого пламени заплясали над свежерасколотыми дубовыми плашками, отбрасывая красные и розовые блики на лица молодых людей, на их обнаженные плечи и спины.
        - Необыкновенная трапеза в ночи, - сказала Мэгги. - Мне даже страшно. Вдруг из леса придут такие же прожорливые, как мы, медведи? Или, скажем, волки, серые любители сыров?
        - Пусть приходят, на всех хватит, - лениво произнес Валентино. - Знаешь, почему я оказался на службе в военно-морском флоте? Всегда боялся волков и медведей, боялся леса. Вот и ушел в море, подальше от серых и бурых.
        Мэгги недоверчиво покачала головой. И молодой человек рассмеялся.
        - Но рядом с тобой я никого не боюсь…
        А если по правде, то я с детства хотел быть подальше от отца. Он давил меня своей гениальностью. Странно, а сейчас я вновь оказался рядом с ним, стараюсь ему помогать. Он кажется мне таким беззащитным и слабым. Пишет в одиночестве свои романы, которые читает все грамотное человечество. Те мгновения, которые он проводит на людях, так и остаются мгновениями. Отец одинок, и твоя мать может сделать его счастливым. Готовься к свадьбе!
        В зарослях у озера вскрикивали ночные птицы. Где-то далеко слышалась монотонная песнь сверчка. Шумела листва в кронах дубов у домика.
        Мэгги умиротворенно вздохнула и теснее прижалась к молодому человеку.
        - Ты очень красивая при свете камина, - произнес он.
        - Ты тоже.
        Валентино обнял ее и опрокинул на спину, шепча:
        - Почему ты не называешь меня своим суженым?
        Он поцеловал ее в шею и грудь. Его прикосновения были нежными, но уверенными.
        - Маленькая моя, я нашел тебя! И никому не отдам!
        Его горячие руки медленно скользили по ее телу от плеч до колен и обратно. А Мэгги обнимала его за шею и гладила по волосам.
        Вскоре огонь желания снова пробежал по их обнаженным телам.
        - Ты необыкновенная, - прошептал Валентино и поцеловал Мэгги в губы.
        Нежность теплой волной захлестнула ее.
        Мэгги обхватила затылок Валентино ладонями, чтобы продлить поцелуй, и держала, пока им обоим не стало хватать воздуха.
        Валентино пробежал губами по ее шее, добрался до груди, потом скользнул ниже, к животу, заставляя молодую женщину трепетать. Его неторопливые движения завораживали. Ночной воздух, словно прохладный шелк, мягко обволакивал тело. Мэгги чувствовала жар камина, но еще больший пожар разгорался внутри нее.
        Горячее дыхание Валентино ласкало кожу, даже обжигало. Затуманенное сознание фиксировало только удовольствие, только волшебные ощущения, испытываемые ею. Любовь властвовала в местечке Вермхолл, поселившись в гостиной маленького домика, и позволяла себе все, что хотела…
        - Милый, ты сводишь меня с ума, - тихо прошептала Мэгги, зная, что он не услышит, не остановится.
        Валентино был занят сейчас тем, что целовал ее под коленями. Медленно, с наслаждением. Мэгги улыбнулась: никогда прежде никто не целовал ее там. Это доставляло ей необъяснимое удовольствие.
        Улавливая ритм движения его тела, она догадалась, к чему прикоснутся его губы в следующее мгновение.
        Мэгги вздрогнула. Рот приоткрылся, словно ей не хватало воздуха, а душа улетела к звездам, сияющим за раскрытым окном в ночном небе.
        - О, Валентино! - прошептала молодая женщина, запуская пальцы в его волосы.
        Он не ответил, продолжая целовать ее. Мэгги не могла уже лежать спокойно, ее бедра вздымались и опускались.
        Доведя ее почти до сумасшествия, Валентино продвинулся вверх и лег между ее ног.
        Овладел ртом Мэгги и не отпускал, пока не выпил весь жар ее тела. Его поцелуй был долгим и таким жадным, словно он несколько лет не целовал женщин, словно целую вечность не обладал ни одной из них…
        Словно ясное небо проглянуло в разрыве туч - к Мэгги вернулось сознание. Да, я потеряла рассудок в объятиях Валентино, поняла она. Я слабая женщина и не смогла противиться его неодолимому притяжению. Теперь за это мне гореть в преисподней…
        Тучи сомкнулись, спрятав все ее сомнения и доводы рассудка. Сила страсти Валентино делала ее слепой, каждое движение его тела заставляло забыть все на свете. Она жаждала только, чтобы волшебные мгновения длились и длились, а остальное было не важно…
        Вдруг далекие звезды взорвались, рассыпая фонтаны огня, и пожар, бушевавший в ее теле, снопами искр вырвался наружу.
        Мэгги закричала сама и услышала его ответный вскрик. Она обвила его руками и со стоном прижала к себе. Ей хотелось, чтобы это мгновение никогда не кончалось, чтобы они слились в одно целое навеки.
        Как долго они лежали обнявшись на пушистом ковре? Час? Два? Неужели она сумела уснуть на плече Валентино?
        Мэгги осторожно, чтобы не разбудить возлюбленного, поднялась и обнаженной вышла на крыльцо. Спустилась по нескольким ступенькам в сад, разгоряченным телом ощущая божественную прохладу. Ступням было холодно от росы.
        Бенджамен Спрингфилд любил повторять, гуляя с дочерью в саду, что роса дарит человеку жизненную силу. Ей же она сейчас дарила ощущение безмерного счастья.
        Молодая женщина чувствовала себя самой счастливой на свете. Она была не одна, ее любил самый прекрасный человек на земле, Валентино Фанкворт, а она любила его! Почему Мэгги была так в этом уверена? Кто может ответить на такой вопрос? Просто это было так, и никак иначе!
        Ах, какое выдалось лето! Все три месяца дома, к тому же ощущение полной свободы!
        Неужели все это случилось именно с ней, Мэгги Спринфилд?!
        Впрочем, полная свобода - это, конечно, слишком громко сказано. Работы у нее нет, зато есть учеба. Пора подумать о поиске постоянного места. И мечтать о счастье!
        Целое лето впереди! Охваченная восторгом Мэгги сладко потянулась. Как приятно распоряжаться временем по собственному усмотрению!
        От сирени в саду исходил густой дурманящий аромат. Мэгги отворила калитку и, выйдя из сада, направилась по едва заметной в густой траве тропинке к озеру.
        Да, в некоторых городках перед каждым домом газон, цветочные клумбы. А у нее - огромное озеро! Будь у них соседи людьми, избалованными цивилизацией, наверняка бы уже давно проложили асфальтированную дорожку.
        А так вроде бы все всем довольны, понимают прелести деревенской жизни.
        Люди здесь обитали дружелюбные. Однако это им вовсе не мешало знать всю подноготную друг о друге, язвительно подумала молодая женщина.
        Но ворчание Мэгги было вполне доброжелательным. Несколько просторных земельных участков с огромными домами, образующих Вермхолл, стали ее миром с пятилетнего возраста.
        Она почти не помнила крошечного домика, в котором они жили, когда ее отец только начинал артистическую карьеру.
        Бенджамен Спрингфилд, как феодал, боролся за укрепление и расширение своей территории. Это он посадил сад, укрепил берег озера валунами. Отсюда, уже из солидного двухэтажного дома, она в первый раз пошла в школу. Здесь училась кататься на велосипеде. И сломала руку в тот день, когда пыталась рассмотреть спрятавшуюся под потолком летучую мышь.
        Кстати, надо предостеречь Томми и Эйба, они вполне могут повторить ее печальный опыт.
        Мэгги машинально оглянулась на сад - у калитки стоял Валентино и с улыбкой смотрел на нее. Пусть смотрит, подумала Мэгги и побежала к скрытому туманной дымкой озеру.
        Прыгнула в холодную воду и поплыла прочь от берега.
        Как хорошо жить на свете! Какое удовольствие плавать в ранний предрассветный час в прозрачной воде!
        Где-то вдалеке послышался вой электропилы, затем раздался шум падающего дерева…
        Когда Мэгги вернулась в гостевой домик, Валентино был уже готов к отъезду. К удивлению молодой женщины, он выглядел совершенно спокойным, словно и не было их волшебной ночи. Форма военного моряка сделала Валентино совершенно чужим для нее человеком. Неужели она видит его в последний раз?
        - Готовься к свадьбе! - сказал он, чмокнул Мэгги в щеку и, не оглядываясь, зашагал к своей машине.
        Да, ничего не скажешь, ей несказанно повезло с невозмутимым возлюбленным. Словно подзарядившись от него равнодушием и спокойствием, молодая женщина не спеша оделась и пошла в дом - будить тетку Харриетт и племянников.
        Грех спать в такое прекрасное, такое печальное утро!
        Птицы плакали на ветвях дубов под стенами дома, плакала душа Мэгги.
        Она любима или нет? Не важно. Все равно она счастлива - нет больше ни одиночества, ни тоски, ни печали. Она влюбилась, это главное. Все случилось само собой - вот ведь как бывает в жизни!
        После завтрака Мэгги решила посетить соседей. Прошло столько времени с ее приезда, а она так и не повидала старых знакомых.
        Увидев направляющуюся к нему молодую женщину, старик Даркенроуди разогнул спину и встал рядом с верстаком. Его борода и фартук были в свежих стружках. На Мэгги пытливым взглядом смотрел румяный, знающий себе цену мужчина. Никакой он не старик, подумала она. Это с легкой руки Клиффа мистера Даркенроуди все население Вермхолла стало называть стариком.
        - Здравствуйте, мистер Даркенроуди! Вы, как всегда, в трудах. Хотите, я вам еще забот прибавлю?
        - Приветствую городскую птичку! Забот у меня хватает, но тому, кто везет большой воз, лишний груз не в тягость. Что, камин дымит или сгорела электропроводка?
        - Мама просит проверить отопительный бак.
        Кажется, одна из труб протекает.
        - Что ж, летом самое время позаботиться о комфорте зимой. Но, кажется, у вас работает классный парень. Почему она не попросит его исправить бак? - с улыбкой все понимающего человека спросил мистер Даркенроуди.
        - Не получится, - покачала головой Мэгги. - Классный парень уже у нас не работает, он уехал рано утром в город.
        Мистер Даркенроуди быстро взглянул на молодую женщину. Потом повернулся к верстаку и взял рубанок.
        - Слышал, ты приехала домой надолго. Мой сын спрашивал о тебе.
        - Нисколько не удивляюсь, это же деревня, не город! Но я приехала не насовсем, только отдохнуть и помочь маме и Харриетт. Но об этом, похоже, уже знает вся округа.
        - Если хочешь поговорить с Клиффом, так он об этом только и мечтает. Клифф, иди сюда!
        Мэгги постаралась изобразить радушную улыбку, что у нее получилось с большим трудом.
        - Мне будет приятно встретиться с вашим сыном.
        - Не сомневаюсь, - не отрывая взгляда от рубанка, произнес мистер Даркенроуди. - Он, между прочим, любит тебя, Мэгги. А сильные чувства в наше время надо ценить. Значит, ваш работник сегодня уехал, так? Навсегда?
        - Не знаю…
        Мэгги расхотелось встречаться с Клиффом и продолжать беседу с мистером Даркенроуди.
        Уж лучше страдать от безумия неразделенной любви, чем выслушивать страстные признания совершенно безразличного тебе человека!
        Она вспомнила, что сегодня мама попросила ее посетить клуб - единственное место в радиусе двадцати пяти миль, где собиралось местное светское общество.
        Увы, Клифф уже спускался с крыльца и шел ей навстречу своей неторопливой походкой. Представительности и уверенности ему было не занимать. Бледен, правда, но какие умные глаза! Длинные волосы схвачены лентой на затылке, обязательная книга в руках, тщательно продуманная одежда - в Вермхолле молодой Даркенроуди слыл интеллектуалом и щеголем.
        Он действительно отличался умом и сообразительностью от многих сверстников, экстерном окончил гуманитарный факультет университета, постоянно публиковался в
«Вестнике знаний» и обладал обширной библиотекой. Не курил, не злоупотреблял алкоголем.
        Не оборачивался вслед смазливым девчонкам.
        У Клиффа, со вздохом подумала Мэгги, есть только один недостаток: он любит ее! Клифф писал ей длинные письма с объяснениями в любви, подкарауливал на берегу озера, звонил вечерами по телефону. Когда миновала пора школьных экзаменов и девушка променяла тихий Вермхолл на городскую жизнь, Клифф несколько раз приезжал к ней и требовал - да, требовал! - чтобы Мэгги образумилась. Чтобы слушалась если не своей матери, так его, молокососа, советов!
        Как тогда Мэгги разозлилась, просто ужас!
        Кажется, это был Джек, да, Джек Паттерсон, который случайно оказался рядом и, видя гнев приятельницы, в шею вытолкал Клиффа с факультетской вечеринки в клубе «Белая лошадь».
        Молодой Даркенроуди сменил тактику, стал говорить о своей любви к Мэгги каждому встречному, опубликовал цикл любовных стихов, посвященных предмету своей страсти, в литературном приложении к «Вестнику знаний», и добился, что девушка стала… чуть ли не посмешищем в глазах однокурсников.
        Идиот! Ну, не любила она его, и все тут!..
        Впрочем, надо ли сейчас вспоминать времена, когда Клифф преследовал ее, сгорая от страсти. Она не ребенок и уж как-нибудь сама решит, как выйти из глупого положения. Многие из ее подруг никогда не ссорились с похожими поклонниками, спокойно относились к их бурным изъявлениям чувств и даже с покорным видом принимали подарки.
        Женщины коварные существа. Но можно ли так поступать и мне? - спрашивала себя Мэгги. И, не находя ответа, вздыхала: как сложна жизнь!
        - Приятель, ты похож на молодого профессора! - воскликнула она. - Не скрою, слышала о твоих успехах в изучении английской филологии. От души поздравляю!
        - Пока не с чем меня поздравлять, любимая. Думаю, профессором меня сделают лет через пять и тогда я буду вполне прилично зарабатывать. - Пытливо взглянув на молодую женщину, Клифф тихо спросил:
        - Ты соскучилась по мне, Мэгги?
        - Ох, ужасно! По тебе, по всему Вермхоллу, особенно по озеру. Представляешь, свалилась с лодки в воду прямо в одежде, но была рада, что все вокруг такое знакомое и родное!
        Сколько же мы с тобой не виделись, Клифф?
        Года два или три?
        - Мы не виделись двадцать шесть месяцев и четырнадцать дней, Мэгги, - произнес молодой человек трагическим голосом. - Так жестоко с твоей стороны, что ты…
        Начинается, обреченно подумала Мэгги и внезапно поинтересовалась у Клиффа, почему это он всегда называет своего отца стариком.
        - Так ведь ему за пятьдесят! - удивился Клифф. - А что? Это почетно быть стариком, о тебе заботится государство, опекают социальные службы. Посмотри на моего, он всегда в хлопотах, практические дела давно заменили ему воображение. А человек без воображения достоин жалости. Старики не мечтают, Мэгги! Ты вот разве находишь понимание со своей матерью?
        - Клифф, ты просто не любишь своего отца! - воскликнула молодая женщина, не отвечая на вопрос, и в ответ услышала слова, которые сразу расставили все по местам:
        - А за что мне его любить?
        - Так вот, Клифф, а я не люблю тебя, - ослепительно улыбаясь, произнесла Мэгги и пожалела о том, что не сказала этого своему мучителю раньше. - И я не буду старухой, когда разменяю пятый десяток. Кстати, ты знаешь устройство отопительного бака, мой ученый сосед? Такая круглая штука на чердаке?
        Там какая-то труба прохудилась и грозит залить летучих мышей. Не посмотришь, а?
        - Прощай! - буркнул обиженный Клифф и неторопливо и важно зашагал прочь.
        - Не дуйся, сосед! - крикнула ему вслед Мэгги.
        В первый раз в жизни ей было легко разговаривать с бывшим однокашником, хотя на душе скреблись кошки. Нет, никогда больше она не станет называть мистера Даркенроуди стариком! Ей было жаль, что лучшему плотнику и слесарю Вермхолла так не повезло с сыном. Зато ей повезло с матерью: она такая наивная, так желает всем счастья, что невозможно ее за это не любить!

7

        На солнце набежало облако, подул ветерок.
        Мэгги вспоминала отца, глядя на валуны, омываемые волнами. Кто бы мог подумать, что мужчина в самом расцвете сил внезапно упадет замертво в разгар обсуждения нового фильма со своим участием. Никто даже и не подозревал, что у Бенджамена Спрингфилда слабое сердце.
        Его смерть стала неожиданным и невыразимо тяжелым ударом для Мэрилин и Мэгги.
        Лишь через несколько месяцев они смирились с неоспоримой истиной: отец умер, а жизнь продолжается…
        И все-таки ее мать, как сказал Валентино, одинока.
        Но она окружена мужчинами, следовательно, ее женское тщеславие удовлетворено.
        Полная чушь, тут же возразила себе Мэгги.
        Смешно даже думать об этом. И Саймон, и Генри - давние друзья отца, не более того. Никакого романа между ними и Мэрилин Спрингфилд нет и быть не может. И нет ничего особенного в том, что Саймон вызвался помогать ей, а Генри писал в ее домике для гостей свой очередной бестселлер.
        Никакой свадьбы не будет… если ее не подготовить. Похоже, настало время самой браться за дело, хватит строить предположения и мучиться сомнениями. Вперед, в клуб! - скомандовала себе молодая женщина.
        Помещения клуба в местечке Вермхолл выглядели стильными и уютными, полными света и воздуха. Здание, расположенное неподалеку от железнодорожной станции, когда-то служило ремонтным цехом депо, и архитектор умышленно подчеркнул это, позволив членам клуба предаваться ностальгическим воспоминаниям.
        На двутавровых балках под высоким стеклянным потолком висели цепи и блоки, узкие металлические лестницы вели в бильярдную и в курительную. Униформа официантов напоминала форму железнодорожных кондукторов. У входной двери висел бронзовый станционный колокол. Меню состояло из блюд, популярных в середине позапрошлого века в привокзальных ресторанах.
        Кроме того, на свете есть немало чудаков, любящих прошлое. В Вермхолле когда-то проживал некий Лесли Фергюссон, владевший большой кондитерской фабрикой на юге страны. Он коллекционировал паровозы! Его наследники сделали клубу замечательный подарок - в центре главной гостиной, в которой за накрытым кружевной скатертью столиком сейчас расположилась Мэгги, стоял паровичок, предназначенный для узкоколейки.
        Он напоминал большую заводную игрушку. Трудно было даже представить, что крохотный локомотив таскал когда-то за собой вагоны с углем, платформы с лесом.
        Глядя на паровичок, Мэгги чувствовала себя такой же - маленькой, но очень сильной. Убедить мать выйти замуж за Генри не представлялось ей сложной задачей. Ведь Мэрилин и так была на полпути к счастью!
        Но первым гостем в клубе оказалась вовсе не Мэрилин Спрингфилд. Мистер Натчбулл, инженер-мостостроитель, быстрым шагом пересек гостиную, едва не споткнувшись о рельсы, и, поздоровавшись, вопросительно посмотрел на Мэгги.
        - Ты уже знаешь?
        - Что? - В душе молодой женщины зародилось смутное беспокойство. - Мистер Натчбулл, с моей матерью все в порядке? - медленно произнесла Мэгги.
        - Ты имеешь в виду здоровье? О нет, не волнуйся, с ней все в полном порядке. Она прекрасно себя чувствует.
        - Я не уверена, что способна четко сформулировать вопрос, - покачала головой молодая женщина. - Но мать кажется мне совсем другой, не такой, как раньше. Она сильно изменилась.
        - Дай ей шанс, - вздохнул Джонатан. - У нее большие планы.
        И в этот момент в гостиной появилась сама Мэрилин Спрингфилд. Она выглядела прекрасно. Но почему на ней такое строгое платье и совершенно отсутствуют украшения?
        - Джонатан! Вы все-таки пришли проститься со мной. Какой вы молодец!.. Мэгги, здравствуй!
        Удивительно, но простая фраза прозвучала для Мэгги почти как намек на некие тайные обстоятельства. Как это, проститься? Мама вновь уезжает по издательским делам?
        - Ты отправляешься в деловую поездку с Маккуилланом? - спросила она с изумлением. - Если все ограничится городом, то возьми ключи и живи в моей квартире, пока не сделаешь все, что нужно. Что толку кататься туда-сюда.
        Несколько минут Мэрилин задумчиво смотрела на дочь. Потом глубоко вздохнула и произнесла:
        - Наверное, надо было как-то тебя подготовить. Но у меня ничего не получается. Извини. А поэтому полный вперед без тени сомнения, как и советовали мне Генри и Валентино.
        Я хочу проститься с тобой… навсегда… Я ухожу в монастырь! Как Коломбина в романе Генри.
        Если бы вдруг паровоз, стоящий на рельсах в центре гостиной, окутался клубами пара и внезапно сорвался с места, издав пронзительный гудок, Мэгги удивилась бы меньше.
        Услышанное выбило у нее почву из-под ног.
        Вернее, молодая женщина привстала со стула от невероятного известия, а когда решила вновь сесть, то промахнулась.
        Два клубных официанта бросились к ней на помощь, и только Мэрилин Спрингфилд сохранила полное спокойствие. Строгое черное платье подчеркивало ее отрешенность и равнодушие к мирской суете.
        Мэгги, потирая ушибленный локоть, вновь потрясение уставилась на мать. Еще каких-то полчаса назад она думала, что было бы неплохо поспособствовать тому, чтобы Мэрилин завела серьезные любовные отношения с Генри Фанквортом… Пусть даже обыкновенную интрижку, растерянно возразила себе молодая женщина. Тем более что, похоже, у них все шло или к одному, или к другому…
        Но монастырь!..
        И объявить об этом таким образом!.. Как снег на голову! Но, вероятно, для самой Мэрилин решение вовсе не было столь скоропалительным. Видимо, она сознательно хранила молчание до поры до времени: ей хотелось убедиться в серьезности своих намерений.
        Ну что же, если это нужно матери, пусть так и будет. Не конец же света наступает. Или все-таки конец? Безусловно, Мэрилин Спрингфилд одинока. Если она надеется обрести счастье в монастыре, а не в новом браке, то никто не имеет права вставать ей поперек дороги.
        - Не могу сказать, мама, что я в восторге.
        Но не сомневаюсь, что постепенно привыкну к этой мысли, - печально сказала наконец Мэгги.
        Мэрилин протянула руку и чуть ли не до боли сжала пальцы дочери.
        - Теперь я понимаю, почему мистер Натчбулл, и мистер Фанкворт, и Валентино ничего не сказали мне, - продолжила молодая женщина. - Нет, Валентино даже обманул меня.
        Он говорил о возможной свадьбе, мама!
        - Они знали, что это станет для тебя потрясением, - ласково улыбнулась Мэрилин. - И обещали спокойно поговорить с тобой, если тебе захочется что-нибудь с ними потом обсудить…
        - Разумеется, - кивнула Мэгги. - Так вот почему Валентино так поспешно уехал, не захотел ничего объяснять на ходу. Это потрясение для меня, да, и огромное. Но мне нравится твое решение. И я уверена, что быстро свыкнусь с тем, что оно единственно верное и бесповоротное.
        - Прости, милая Мэгги, но ты все не правильно поняла. Я ухожу в монастырь, чтобы справиться с искушением любить Генри Фанкворта!
        - Искушение? Любить? - Ошеломленная Мэгги с трудом сглотнула. - Мама, объясни толком, что происходит! Похоже, все все понимают, кроме меня! Все знают сюжет этого умопомрачительного романа, одна я, дура, его не читала!
        - Ты не права, дорогая. Никто не читал последнего романа мистера Фанкворта. Никто! Но Саймон уже начал печать тираж, и скоро весь мир ахнет. Великий роман и целиком посвящен описанию любви мистера Фанкворта… ко мне.
        Мэрилин неуверенно улыбнулась и громко произнесла:
        - А вот я ухожу в монастырь…
        Затем посмотрела на дочь, готовую упасть на этот раз уже со стула, и добавила еле слышно:
        - Исключительно в рекламных целях, дорогая…
        Только годы, годы и годы хорошего воспитания, - а Мэрилин Спрингфилд чуть ли не с младенчества прививала дочери правила хорошего тона, - позволили той усидеть на месте.
        Ее матери, настоящей леди, вдруг ни с того ни с сего пришло в голову выйти замуж за известного всему миру писателя! Потом она выражала симпатию книготорговцу! Вероятно, оказывала знаки внимания и известному инженеру-мостостроителю. И это все ее мать!
        Мало того! Теперь она - подумать только! - уходит в монастырь… в рекламных целях. Чтобы объявить об этом своей дочери, она выбирает клуб, своего рода незыблемый бастион высшего общества всей округи, куда, как мухи на мед, слетаются разного рода репортеры.
        - Мама, ради бога, скажи, что толкнуло тебя на такой необъяснимый шаг?
        - Любовь, милая Мэгги, только любовь!
        Пожалуйста, попытайся меня понять, дорогая. - Мэрилин глубоко вздохнула и продолжала говорить так громко, что под высоким потолком раздалось эхо. - Я все еще тоскую по твоему отцу. И всегда буду тосковать. Но его давно уже нет с нами, и я чувствую себя одинокой… Я без ума влюбилась в мистера Фанкворта. И знаешь когда? Всего-навсего позавчера! - И уже еле слышно она добавила:
        - Раньше я просто спала с ним. Представляешь, какой ужас?
        Мэгги предпочла не услышать сказанных матерью последних фраз.
        - То, что ты чувствуешь себя одинокой, вполне можно понять, - перебила она Мэрилин. - Мне неясно другое. Почему ты думаешь, будто этот Фанкворт и есть то самое спасительное лекарство от одиночества? Он за все время, что я его вижу, не произнес в твой адрес ни одного ласкового слова!
        Мэрилин на это ничего не ответила, и ее дочь со вздохом продолжила:
        - Надеюсь, ты еще нигде, кроме этого клуба, не объявляла о своем решении уйти… ну, в монастырь?
        - Конечно, объявила, - спокойно произнесла ее мать. - Ведь это часть рекламной кампании по продаже огромного тиража романа моего дорогого Генри. Ты что, хочешь, чтобы произведение, написанное в домике, где ты провела ночь любви с Валентино, кануло в небытие? Или тебе не нравится, что я полюбила человека, которого ты сватала мне в мужья по одной-единственной причине: писатель нравился тебе самой, а теперь ты увлеклась его сыном?
        Отвечай, милая Мэгги, только откровенно!
        В словах матери слышалось нечто, похожее на обиду. Уже обнадеживающе! Если дело обстоит именно так, то еще не поздно все исправить. Достаточно только тихонечко подтолкнуть мать в нужном направлении, и здравый смысл к ней непременно вернется.
        Тут главное - найти правильный подход.
        И получить поддержку от друзей Мэрилин. Что очень и очень трудно. Хороши друзья, ведь это их рук дело, все это сумасшествие!
        Мэгги была так расстроена происходящим, что даже не обратила внимания на слова матери о ночи любви в гостевом домике.
        - Значит, Джонатан и Саймон в курсе твоих планов… - задумчиво протянула молодая женщина. - Кстати, я никогда не поверю, что они от чистого сердца одобрили твой выбор: поставить на кон свое доброе имя.
        - Они хотят, чтобы я была счастлива, мечтательно улыбнулась Мэрилин. - Это их право, их выбор.
        - А я, выходит, не хочу? - с упреком спросила Мэгги, в упор глядя на мать.
        - Ну что ты, дорогая. - Мэрилин потупилась и принялась разглядывать стоящую перед ней чашку с чаем. - Разумеется, известие для тебя слишком неожиданное и тебе трудно понять, почему я решила так поступить.
        Неожиданное! Можно было бы употребить словцо и покрепче, раздраженно подумала Мэгги, а вслух сказала:
        - Если бы я хоть немного верила, что подобный поступок сделает тебя счастливой, то смирилась бы. Но способствовать продаже нового романа мистера Фанкворта такой ценой - это, на мой взгляд, слишком!
        - А чего бы ты хотела? Чтобы я стала женой Генри? А почему не любовницей?
        - Мама, не говори так! Я ничего плохого тебя не желала и не желаю!
        - Мэгги, милая, но я давно, наверное уже несколько лет, любовница Генри Фанкворта.
        Я преклоняюсь перед его творчеством и без ума от Генри, как от мужчины. Ты меня просто не слышишь. Ты без суда и следствия выносишь мне приговор. Боже, какие же у тебя старомодные взгляды на нравственность!
        Мэрилин перевела дыхание и спокойно продолжила:
        - Доченька, посмотри на мир, встряхнись, опомнись! Какое слово мы употребляем -
«любовница»! Этим словом, как каленым железом, жрецы общественной морали клеймили бедную Коломбину. Политики, судейские, журналисты - все! И чего они добились?.. Правильно, простые люди вступились за нее и спасли. Послушай свою мать. Может быть, я его любила, потом разлюбила, потом полюбила опять. Но спала-то я с ним постоянно!.. Или у тебя в кармане лежит рецепт счастья, где о сексе и речи нет?
        Мэгги тяжело вздохнула. Господи, как окончить этот нелепый разговор!
        - Кто еще знает об этом твоем решении, мама?.. Нет, я вовсе не собираюсь проводить опрос общественного мнения или что-нибудь в этом духе. Но мне необходимо четко представлять общую картину, прежде чем делать какие-либо выводы.
        - Ну, Харриетт в курсе.
        - Ясное дело!
        - Естественно, я не могла от нее ничего скрыть, она ведь мне родная сестра. Но почему ты никак не отреагировала на мои слова о тебе и Валентино? Мэгги, неужели ты любишь этого человека?
        - Конечно! - вдруг заподозрив неладное, резко ответила молодая женщина.
        - Мэгги Спрингфилд, не будь смешной! За что же ты его любишь?
        - За… за… Да ни за что! Просто люблю!
        - Ты ответила сейчас на все свои вопросы.
        Короче, я ухожу в монастырь, так как великий писатель современности не отвечает мне взаимностью в той мере, в какой мне этого хочется! А за что я его люблю, и сама не знаю.
        И потом, разве я когда-нибудь спрашивала, кто тебе и кто ты тем мужчинам, с которыми ты проводишь или могла бы проводить ночи?
        Нет! Вот и ты меня не спрашивай. И пойми: мы с тобой совершенно одинаковые женщины, доченька. Прощай, Мэгги! Прощайте все!
        Передавай привет Валентино!
        И добавила шепотом:
        - Мэгги, жди меня здесь, я скоро вернусь!
        Затем Мэрилин Спрингфилд медленно поднялась из-за стоика, величественно прошествовала через гостиную к двери, во всем подражая книжной Коломбине. Как-никак художники-иллюстраторы прославили облик этого персонажа бестселлера. Вспыхнули фотовспышки, несколько человек бросились к выходу.
        - О да, я забыла о Валентино, - пробормотала Мэгги, не обратившая никакого внимания на последние слова матери. - Могу представить, что он думает о моей маме и обо мне!
        Но, может быть, и он, и даже я тоже представляем собой пешки в сложной игре прославленного писателя и его избранницы?
        Голова у молодой женщины шла кругом.
        Подскочивший официант почтительно сообщил, что ее просят подойти к телефону.
        Знакомый голос Валентино - легок на помине! - звучал в трубке глухо и нечетко:
        - Мэгги, мой корабль в море. Извини, это мой последний разговор с тобой: мы входим в зону радиомолчания. Все в порядке? Ничего не случилось?
        Она крепко сжала телефонную трубку и заплакала навзрыд, успев выкрикнуть:
        - Ничего не в порядке! Мне плохо, забери меня отсюда! Все сошли с ума!
        - Успокойся, милая. Идет плановая работа, все выполняют, очевидно, порученные ими инструкции. Нам не хотелось делать официального объявления о помолвке до тех пор, пока мы не поговорили с тобой, Мэгги. Но не успели… Я не успел. Прости. Я предпочел целоваться с тобой, а не обсуждать поведение моего отца и твоей матери. И не делай, пожалуйста, поспешных выводов, вроде тех что я специально утаил новость, потому что боялся твоей реакции. Только представь себе: мой отец описал в своем романе все наши любовные истории - мою, твою, Мэрилин, мистера Спрингфилда! И про Джонатана с Саймоном не забыл. Прекрасный рекламный ход - уход в монастырь твоей матери! Ты не находишь?
        - Валентино! Ты любишь меня? - прокричала она в телефонную трубку.
        - Подожди, успокойся. Ничего не предпринимай, пока я не вернусь!
        - Ты любишь меня или нет?! Отвечай!
        В трубке что-то щелкнуло, связь оборвалась.
        Когда Мэгги вернулась в клубную гостиную, за столиком ее уже поджидала Мэрилин.
        Не садясь, она посмотрела на мать и задумчиво произнесла:
        - Интересно, а что нас ждет теперь, когда ты наконец открыла мне тайну? Завтра в утренней газете появится соответствующая заметка с твоей фотографией и все такое прочее, да?
        Мэрилин даже не улыбнулась. И очень ласково ответила:
        - Ты еще не знаешь главного: я уже помолвлена с Генри Фанквортом. Представь себе, кольца нам подарили Томми с Эйбом - они нашли их в саду! Очевидно, колечки туда подбросил какой-нибудь ангел. Детишки были так рады!
        Молодая женщина прижала пальцы к вискам. В голове будто засела ручная граната, готовая вот-вот разорваться. Совсем недавно идея поженить мать и Генри Фанкворта казалась ей блестящей. А теперь, когда она практически готова была осуществиться, Мэгги вдруг обуял ужас. Похоже, в том, в чем она видела перст судьбы, крылась роковая ошибка, чреватая многими отнюдь не приятными последствиями не только для двух взрослых людей, но и для их близких.
        - Мама, - как можно спокойнее произнесла Мэгги, - давай отложим этот разговор на потом. Пойми, мне трудно переварить столько новостей сразу.
        - Понимаю, - кивнула Мэрилин.
        - А сейчас извини меня.
        С этими словами Мэгги, слегка пошатываясь, покинула гостиную клуба.
        По-прежнему ярко светило солнце на безоблачном небе. Но утреннее радостное предвкушение лета безвозвратно исчезло. И, несмотря на свежий воздух, дышалось с трудом.

8

        Она битый час бесцельно бродила по Вермхоллу и наконец решила обойти вокруг озера.
        Путь далекий, но… Но если вернуться домой, тетя Харриетт моментально догадается, что что-то случилось. А Мэгги не хотелось выслушивать ее мнение на этот счет.
        - Будь отец жив, не было бы всей этой дурацкой свистопляски, - бормотала Мэгги себе под нос. - Он обсуждал бы с женой за ужином тончайшие драматургические нюансы присланных ему сценариев, перечитывал бы вслух хвалебные отзывы критиков о себе. А теперь вместо него появился другой мужчина, который уже заставляет мать вытворять бог знает что…
        Так, разговаривая сама с собой, Мэгги неожиданно для себя оказалась возле дома баронессы Кольбе. В саду около клумб кто-то работал. Определенно, не мистер Даркенроуди, если, конечно, он не сбрил бороду и не подстригся очень коротко…
        Господи, это же Валентино!
        Она юркнула в заросли боярышника. Молодой человек, услышав шум, повернул голову и на мгновение замер, заметив в зарослях молодую женщину. Затем, не произнеся ни слова, он вернулся к своей работе - продолжил ставить подпорки для кустов роз, намеренно не обращая внимания на затаившуюся Мэгги.
        Так долго продолжаться не могло. И, поняв это, Мэгги с недовольным видом покинула свое убежище. Она подошла к Валентино, прислонилась к теплой каменной стене стоящего рядом сарайчика и принялась бесцеремонно разглядывать молодого человека.
        Вот так морской поход, вот так режим радиомолчания! Обманщик! Тысячу раз обманщик! У гаража стоит его автомобиль, на заднее сиденье небрежно брошена морская фуражка.
        Однако несмотря на раздражение, Мэгги взирала на Валентино не без удовольствия.
        Стройный, крепкий молодой мужчина с красиво вылепленной мускулатурой и точными, уверенными движениями.
        Она перевела взгляд на его лицо. Валентино перестал работать и теперь стоял, повернувшись к ней боком и чуть вскинув брови.
        Затем внимательный взгляд сощуренных глаз, гораздо более темных, чем у отца, быстро окинул ее с головы до ног.
        - Баронесса не возражает, что ты ходишь здесь полуголый? - спросила Мэгги.
        - Нет. Скорее наоборот, моей тетке это нравится. Гостей стало больше. Раньше кое-кто из ее знакомых не находил свободного времени, а теперь наносит визит за визитом… Девушки, например, приходят на меня полюбоваться.
        Может быть, мне расстаться с флотом и перебраться в Вермхолл? Ты будешь этому рада?
        У Мэгги даже рот приоткрылся от удивления.
        - Валентино, - с трудом выдавила она, - если ты воображаешь, будто я оказалась здесь только потому, что не смогла преодолеть искушения лишний раз восхититься твоим бесподобным телом, то ты глубоко ошибаешься.
        Я даже не подозревала, что ты здесь, и оказалась тут совершенно случайно…
        - Ну, допустим… А о себе я ничего не воображаю. Я знаю себе цену. И тебе, кстати, тоже.
        - Так-то оно лучше.
        - Но все-таки что привело тебя сюда, Мэгги? - спросил Валентино. - Голос сердца?
        Если бы она могла ответить на этот вопрос хотя бы себе, не то что ему!
        Мэгги поразмышляла и решила пока перевести разговор на другое.
        - Что ты думаешь о моей матери, Валентино?
        - Она - твоя мать, и этим все сказано. Мой отец счастлив связать с ней свою жизнь, - просто ответил молодой человек.
        - Лично я от этого уже не в восторге, - призналась Мэгги. - У наших родителей весьма странное представление о любви. Я часто не понимаю маму…
        - Кто бы сомневался, вы так с ней не похожи! Ты вполне довольна своей жизнью, а Мэрилин и мой отец стараются сделать свою еще интереснее и насыщеннее.
        - Что ты хочешь этим сказать? А сам-то ты доволен жизнью?
        Валентино пожал плечами. От этого движения мышцы эффектно задвигались на его плечах.
        - Если согласишься стать моей женой, тогда я буду вполне доволен жизнью. Ты удовлетворена моим ответом?
        - Значит, не доволен, - подвела итог Мэгги, машинально наблюдая, как руки молодого человека в резиновых перчатках ловко двигаются среди утыканных шипами веток. - Скажи, неужели тебя и впрямь не беспокоит, что подобный брак выставит мою мать в смешном свете?
        - Известный писатель-аристократ взял в жены женщину не своего круга, ты это хочешь сказать? - В голосе Валентино прозвучала откровенная насмешка. - Я думал, ты лишена сословных предрассудков.
        - Так и есть. И тем не менее мне будет невыносимо слушать неизбежную болтовню и пересуды соседей. Я сгорю со стыда!
        - Ты? - Валентино чуть слышно фыркнул. - По крайней мере, ты не кривишь душой. Поэтому я и люблю тебя такой, какая ты есть.
        - Пойми, никто не говорит, что моя мать лучше твоего отца или наоборот. Мне только кажется, что между ними нет ничего общего.
        Разве Генри сможет чувствовать себя счастливым, если вечно будет испытывать неловкость в обществе ее друзей и знакомых? Боже милостивый, о чем он собирается говорить с нашими соседями? О литературе?
        - Если захотят это обсудить, почему бы И нет?
        - И как долго может продолжаться беседа на столь увлекательную тему, допустим, с мистером Даркенроуди?
        - Мастером, которые делает замечательные весла? Сколько угодно! Отец любит Мэрилин, а это позволит ему взглянуть на мир ее глазами и увидеть много интересного. Уж поверь мне, я по собственному опыту знаю, что говорю. Когда любишь…
        - Перестань! - прервала его молодая женщина. - Что ты твердишь как попугай: любит, любишь, любит. Как бы далеко это ни зашло, моя мать безупречная леди. Она способна любить кого угодно!
        Мэгги поняла, что сморозила глупость, и смущенно замолчала.
        Валентино не ответил, продолжая сосредоточенно работать.
        - Эй, поосторожнее! Ты разве не боишься поцарапаться о шипы? - не выдержала наконец Мэгги.
        - Не боюсь, потому что пока обращаю больше внимания на них, чем на тебя.
        - Великолепно! Спасибо. Чрезвычайно приятно услышать столь тонкий комплимент. - Она повернулась с обиженным видом, сделала несколько шагов по дорожке сада, но затем вернулась. - Кстати, ты не знаешь, почему им вздумалось пожениться? Оказывается, они давно живут вместе.
        - Какая разница! Мы должны сделать так, чтобы они от души повеселились на своей свадьбе, Мэгги!
        - Нет, я хочу понять. Если они хорошие друзья, то почему не могут и впредь таковыми оставаться?
        - Мэгги, Мэгги, а общественное мнение, о котором ты только что упоминала? Плюс возможность открыто посещать всякие светские и прочие мероприятия. - Валентино перестал работать и посмотрел на нее в упор своими темно-голубыми глазами. - Я уж опускаю роль секса в жизни взрослых людей.
        - Ладно, если не хочешь говорить серьезно, то…
        - По-моему, ты сама сказала, что намерена понять свою мать.
        - Спасибо, но я не нуждаюсь в объяснении физиологических потребностей человека.
        - Именно поэтому я и оставил их в стороне. Так чего же ты хочешь на самом деле?
        - Скажи откровенно: тебя радует перспектива видеть их вместе?
        - Не особенно. Честно говоря, я вообще плохо знаю Мэрилин… Но, пожалуй, соглашусь с тобой, что она не самая подходящая пара для пользующегося популярностью модного писателя. Но женщина она просто замечательная!.. А вообще-то это дело моего отца.
        Что мы их вечно обсуждаем!
        Мэгги нахмурилась. Она бы несколько иначе выразила ту же самую мысль, но формулировка не имела особого значения.
        - Вот и славно! - отрывисто бросила она. - Все-таки нам удалось найти общий язык. Если скооперируемся, появятся неплохие шансы заставить их образумиться. Надеюсь, оба вскоре поймут, какую глупость готовы совершить, и тихо поставят крест на дурацкой затее, прежде чем весь город узнает об этом.
        - Ох, не терпится услышать твой план! - воскликнул Валентино.
        - Надо еще над ним поработать. - Мэгги подозрительно взглянула на молодого человека. - Подожди минутку. А ты случайно не собираешься перехитрить меня? Исподволь выведать, что я намерена делать, а потом предупредить мать и своего отца?
        - Конечно нет. - Валентино зубами стащил резиновую перчатку и поднял руку, будто давал клятву говорить правду и только правду.
        - Несколько минут назад ты не был всерьез настроен против их брака.
        - Точно так же, как и за. - Он снова надел перчатку. - Кроме того, мы с тобой давно не виделись, целые сутки, и несколько минут назад я еще не слишком хорошо понимал, с кем имею дело.
        - Я-то здесь при чем? - несказанно удивилась Мэгги.
        - А при том, что сейчас мне трудно представить что-нибудь более кошмарное, - молодой человек задумчиво посмотрел ей в лицо, - чем перспектива всю жизнь в рождественские праздники видеть тебя за общим обеденным столом. Но я терпелив! Я буду к тебе хорошо относиться. Отдавать тебе самые лакомые кусочки.
        Закончив устанавливать подпорку к последнему кусту роз, Валентино направился к маленькой газонокосилке и включил мотор.
        - Так что рассчитывай на меня, малышка Мэгги! С превеликим удовольствием помогу тебе разрушить роман наших престарелых родичей, Идя назад, к своему дому, Мэгги буквально кипела от бешенства. Что за невозможный человек этот Валентино Фанкворт! Впрочем, он всегда был таким - уже вторые сутки.
        Общение с подобными типами чревато любыми малоприятными сюрпризами. И если бы не острая необходимость в его помощи, она бы держалась от него на расстоянии.
        Но положение складывалось слишком серьезное. Ставкой в этой игре было счастье матери.
        И если она, пусть и объединившись с Валентино, спасет Мэрилин от позора бракоразводного процесса, последующего вскоре за свадьбой, или от жалкой участи номинальной жены литературной знаменитости, то так тому и быть.
        Мысль о том, любит ли она сама Валентино до умопомрачения или в очередной раз ошиблась, как-то отошла для молодой женщины на второй план.
        Вторую половину дня Мэгги провела в глубоком кресле в своей комнате, разглядывая пейзаж за окном и придумывая один план действия за другим.
        Ровно за тридцать минут до того момента, как Генри Фанкворт должен был заехать за ними, чтобы вместе отправиться на коктейль, устроенный в честь него, литературной знаменитости, волею судьбы оказавшейся в здешних краях, она подошла к комнате матери и робко постучала.
        Мэрилин сидела перед туалетным столиком и застегивала бриллиантовые серьги. Услышав стук в дверь, она обернулась.
        Дочь, войдя в комнату, тотчас узнала платье, которое было надето на матери. Яркий свет, льющийся из большой стеклянной двери, ведущей на террасу, отражался от блесток, усыпавших платье, и подчеркивал изящные линии фигуры его владелицы. Мэрилин купила его несколько месяцев назад, когда во время весенних каникул приезжала навестить Мэгги. Тогда она выглядела усталой, встревоженной и какой-то беззащитной. Теперь же вся светилась от радости.
        На долю секунды у Мэгги промелькнула мысль, что, наверное, лучше бы оставить все как есть и не бороться против брака матери с Генри Фанквортом, а поступить, как принято в таких случаях, то есть пожелать будущим супругам счастья и забыть о возможных негативных последствиях их брака. А вдруг все у них сложится как нельзя лучше?
        - У тебя задумчивый вид. - Мэрилин коснулась рукой блесток на груди. - Как считаешь, Мэгги, их не слишком много? Мне, видимо, не стоило покупать его. Здесь, в деревне, не часто требуются такие роскошные наряды.
        Если у Мэрилин Спрингфилд не так много поводов надеть сверкающее платье, то у миссис Фанкворт их будет предостаточно, мрачно подумала молодая женщина. Впрочем, тут же возразила она себе, если мать поспешит с замужеством, то мало кому будет дела до ее туалетов. Генри сам привык быть в центре внимания.
        Да, решила Мэгги, я совершенно правильно делаю, что стараюсь напомнить матери о существовании здравого смысла.
        - Прекрасное платье, мама, - бодрым голосом объявила она. - Я поняла это еще в ту минуту, когда ты его примеряла. Оно просто создано для тебя!
        - Понимаешь, в больших городах вещи выглядят иногда совсем иначе, - заметила Мэрилин.
        - Поверь мне, оно очаровательно и очень тебе идет. - Мэгги подвинула маленькую табуретку, обитую бархатом, ближе к матери и опустилась на нее. - Я хотела, мама, попросить у тебя прощения за сцену, которую устроила в клубе.
        Мэрилин кивнула.
        - Уверена, ты сама прекрасно понимаешь, каким потрясением стало для меня известие то о твоем неожиданном решении уйти в монастырь, то о твоем замужестве, - пробормотала Мэгги. - Но все равно меня ничто не оправдывает. Нельзя терять самообладания.
        - Да, я понимаю, что для тебя такие взаимоисключающие сообщения стали настоящим ударом. - Мэрилин нежно провела ладонью по щеке дочери. - Но я не сомневаюсь, что, поскольку у тебя есть время хорошенько подумать, то…
        - Да-да, несомненно, я во всем разберусь, - поспешно перебила мать Мэгги, довольная тем, что ей дают время довести свой план до конца. - Хорошо, что ты еще не назначила день свадьбы.
        Мэрилин с некоторым сомнением взглянула на дочь.
        - Я убеждена, что мне нужно просто привыкнуть к этой мысли, и тогда все встанет на свои места. - Мэгги стремилась закрепить успех. - Только не торопи меня, ладно? Я должна сама все обдумать и понять, прежде чем услышу комментарии и суждения наших соседей.
        Как это великодушно с твоей стороны, мама: отложить свадьбу на некоторое время ради душевного спокойствия собственной дочери!
        Мэрилин открыла рот, будто хотела возразить, но тотчас его закрыла.
        - Мне надо получше узнать Генри, - продолжала как ни в чем не бывало Мэгги. - Он будет сегодня вечером?
        - Ну конечно…
        - Ох и глупость же я сморозила! - спохватилась Мэгги и в смущении уставилась на свои руки, сложенные на коленях. - Прием устраивается в честь него, как же Генри не быть!
        Но согласись, что деревенские вечеринки - это не в стиле великого Фанкворта. Ведь правда? - И она украдкой взглянула на мать.
        Глаза Мэрилин подозрительно сощурились.
        Не перебарщивай, вспыхнуло в мозгу предупреждение. Быстро измени тему и уходи.
        Молодая женщина встала, и зеленый, цвета нефрита, шелк ее платья взвихрился изящными складками. Она огляделась в поисках темы для разговора.
        - Какая миленькая вещичка! - Мэгги взяла шкатулку из палисандрового дерева, стоящую на углу туалетного столика Мэрилин.
        Она сейчас восхитилась бы любой безделушкой, какой бы вид та ни имела, но шкатулка оказалась по-настоящему красивой. Изящная, пропорциональная по размерам, с закругленными углами и искусно вырезанным кустом роз на крышке. Хотя гравировка была плоской, создавалось впечатление, будто цветы имеют объем.
        - Это подарок Генри.
        Мэгги тут же, будто обжегшись, поставила шкатулку на место, нагнулась и быстро поцеловала мать в щеку.
        - Заканчивай одеваться, мама. Не буду тебе мешать. Генри появится с минуты на минуту…
        Он никогда не заставляет ждать леди, правда?
        И она выскочила из комнаты, прежде чем Мэрилин успела задуматься, а не является ли последняя фраза камнем в огород Генри.
        Мэгги сбежала по лестнице, едва касаясь рукой полированных перил. Сердце ее учащенно билось - есть все основания гордиться собой!
        Начало получилось совсем неплохое. Завтра надо будет обязательно переговорить с Валентино, устроив все так, чтобы это выглядело случайной встречей, и нашпиговать его инструкциями. Но это пара пустяков!
        Звонок раздался точно в назначенное время. Мэгги открыла дверь и впустила писателя в дом.
        - Мама еще не готова. Минуту или две вам придется иметь дело со мной.
        - Похоже, у тебя сегодня на редкость приподнятое настроение. - Гость удивленно вскинул брови. - Неужели все обдумала и все поняла?
        - Почему бы мне и не быть в хорошем настроении? - Она вспомнила слова Валентино и решила с пользой применить их. - Не мне учить мать уму-разуму. Есть вопросы, которые она способна решать сама, без посторонней помощи.
        - Мэгги, милая, поверь, я не сомневался, что ты не станешь чинить препятствий своей матери. - Взгляд Генри потеплел, глаза засияли, и он взволнованно сжал ее руки. - Ты желаешь ей только счастья!
        Острое чувство вины заставило молодую женщину поежиться, будто ее окатили ледяной водой, и осторожно освободить похолодевшие пальцы.
        - Я не сказала, что мне все это нравится, - сочла нужным предупредить она.
        - Безусловно. И твои сомнения вполне естественны, - кивнул Генри. - Такая серьезная перемена в жизни Мэрилин… да и в твоей тоже.
        - А у вас разве нет сомнений? - с вызовом спросила Мэгги. - Ответьте мне, Генри, только честно, положа руку на сердце; если бы моей матери понадобился спутник в жизни, неужели во всем городе нельзя было подыскать более подходящую кандидатуру, чем вы?
        - На первый взгляд действительно можно, - медленно ответил Генри.
        - Я бы сказала, что и на второй тоже. И на третий, и на четвертый… Как долго ни взвешивай все "за" и "против", результат всегда будет один. - Мэгги вздохнула. - Взять хотя бы вас, к примеру…
        - Твоя мать и я, Мэгги… мы всегда были и останемся добрыми друзьями, даже в браке, - негромко произнес известный писатель.
        - Настолько добрыми, что не могли позволить себе неосторожным романом разрушить свою дружбу, - подтвердила Мэрилин.
        Спустившись с лестницы, она с сияющими глазами пошла, вытянув руки вперед, навстречу судьбе.
        Вскоре они уже стояли перед парадной дверью особняка в северном провинциальном стиле, расположенного тремя участками ближе к станции и частично превращенного два года назад в библиотеку Вермхолла. Супруги Берроузы жили на втором этаже, а вечеринка проходила внизу, в роскошных гостиных, великодушно предоставленных владельцами особняка для нужд города.
        Мэгги ни за что на свете не пропустила бы сегодняшнего приема. Ее интересовали перемены, произошедшие после ремонта в этом солидном доме. К тому же ей хотелось поближе познакомиться с мистером Берроузом, который являлся ректором известного колледжа, в котором она была бы не прочь преподавать после защиты диплома.
        Но как ни старалась она внимательно слушать седовласого господина, посвящающего свою молодую собеседницу в планы развития учебного заведения, ее взгляд постоянно блуждал по акварельным пейзажам, развешанным по стенам гостиной. Молодую женщину так и подмывало подойти ближе, чтобы получше их рассмотреть.
        Наконец мистер Берроуз засмеялся и махнул рукой.
        - Возьмите себе чего-нибудь выпить и походите здесь, как вам хочется, - предложил он. - А на днях загляните ко мне в офис и мы в спокойной обстановке, где уже ничто не будет вас отвлекать, поговорим о делах. Я слышал от вашей матери, что вы ищете место преподавателя.
        - Я даже начала рассылать письменные запросы, - кивнула Мэгги.
        - Надо было чуть пораньше. - Мистер Берроуз выглядел искренне огорченным. - Большинство из учебных заведений уже заключили контракты с преподавателями на осенний семестр.
        - Да, я знаю, что поздно спохватилась. Но мне хотелось вначале удостовериться, что в дипломе поставлена последняя точка, - объяснила свою позицию Мэгги.
        - Вполне возможно, где-нибудь откроется неожиданная вакансия. Знаете, такое нередко случается. Если хотите, я буду иметь вас в виду, - предложил мистер Берроуз.
        - О, большое спасибо, мистер Берроуз. Я буду вам весьма признательна.
        И, извинившись, Мэгги направилась к бару, который был устроен в дальнем конце гостиной.
        - Чем я могу угостить тебя?
        Она вздрогнула от неожиданности, но тут же мысленно посмеялась над собой. Глупо, ей-богу!
        Валентино гостит поблизости, у баронессы Кольбе, и может появляться где угодно. Тем более на вечеринке, устроенной в честь его отца.
        - Минеральной водой, - наконец удалось произнести Мэгги. - И мне нужно немедленно поговорить с тобой.
        - Мне тоже. Но давай сделаем это чуть позже, ладно? Совсем скоро все забудут о виновнике торжества и займутся своими делами. На нас никто не обратит внимания. А кроме того, ты ведь не хочешь, чтобы тебя видели прилипшей к бару.
        - Почему? Люди подумают, будто я пьяная?
        - Или опьяненная любовью, - сказал Валентино, широко улыбнувшись.
        И, сославшись на какие-то неотложные дела, он поспешно скрылся в толпе приглашенных.
        Опьяненная любовью… К нему? Показать бы ему язык - да как-то несолидно в таком обществе.
        Молодая женщина принялась прогуливаться по комнатам, приветствуя старых друзей и узнавая от них всевозможные новости и слухи.
        И тех, и других хватало. Особенно всех взволновало известие об уходе Мэрилин Спрингфилд в монастырь. Легко представить, какая поднимется буря, когда выяснится, что вместо этого она выходит замуж за Генри Фанкворта!
        История прокатится по Вермхоллу наподобие снежного кома. В этом можно было не сомневаться. И с каждым пересказом будет обрастать все новыми и все более диковинными подробностями.
        Мэгги с трудом уняла побежавшую по телу нервную дрожь.

9

        Прошел почти час, прежде чем Валентино наконец освободился. Ловко лавируя среди гостей, он шел к ней через переполненную гостиную. Пиджака на нем уже не было, рукава белой рубашки были закатаны до локтя, узел винного цвета галстука ослаблен.
        Темно-серые брюки со стрелкой, правда, не обтягивали его бедра, как джинсы, в которых он работал днем. Но от этого он не выглядел менее привлекательно…
        Мэгги поймала себя на том, что не может отвести взгляда от Валентино. Если бы какой-нибудь сторонний наблюдатель в эту минуту следил за ней, то, наверное, удивился бы, почему это она так заинтересовалась этим молодым человеком.
        Она буквально заставила себя повернуться к нему спиной и принялась разглядывать акварель, висящую над каминной полкой. Предзакатный морской пейзаж.
        Молодая женщина кожей почувствовала, что Валентино подошел к ней и встал рядом, но продолжала неотрывно смотреть на картину. Все лучше, чем на него!
        - Очаровательно, не правда ли? - раздался за ее спиной тихий вкрадчивый голос.
        Мэгги едва не рассмеялась: именно таким проникновенным тоном обычно говорят в художественных галереях. Но, что правда, то правда. - Великолепно, - сдержанно согласилась молодая женщина. - Для акварели она необычайно глубока и эмоционально насыщенна.
        - Ты так думаешь? Впрочем, ее действительно на удивление высоко оценили. В прошлом году на фестивале искусств она получила награду как "Лучшая на выставке".
        - Вот как! - Мэгги уставилась в угол картины, чтобы разглядеть табличку с фамилией художника, но ее закрывала от нее объемистая женщина в огромной шляпе с перьями. - Ты знаешь, - кто написал ее?
        - Я, - ответил Валентино. - Но хватит об искусстве. Ты хотела поболтать. Пока никто не видит, не улизнуть ли нам на свежий воздух?
        Прежде чем Мэгги успела возразить, Валентино взял ее под локоть и вывел на террасу. По правде говоря, молодая женщина и не сопротивлялась. Совершенно неожиданно в гостиной стало нестерпимо жарко.
        - Не бойся, я тебя не обижу, Мэгги.
        - Если что… жаловаться не буду. Да, кстати, тебе что, одного сада мало? Почему ты теперь торчишь на клумбах у баронессы Кольбе? - Она махнула рукой в сторону дома матери. - У нас для тебя всегда найдется занятие…
        Мэгги постаралась при этом обворожительно улыбнуться, но улыбки не получилось.
        - Спасибо за приглашение. Но тетка всегда рада меня видеть, а это случается не часто. Я же доволен, что мне есть чем заняться в свободное время.
        - Понимаю, - немного подумав, кивнула Мэгги. - Добрый самаритянин.
        - Только не труби об этом на каждом углу. - Валентино произнес это чуть ли не ворчливо. - Не хочу, чтобы пострадала моя репутация непутевого парня… Впрочем, ты наверняка собиралась потолковать со мной о чем-то более важном.
        Ему вовсе не обязательно быть таким самоуверенным, подумала Мэгги.
        - Верно. Я хотела поговорить с тобой о моей матери. Но… но лучше ты начни.
        - Отец днем зашел ко мне и назвал тебя очаровательной девушкой.
        - Он так и сказал?
        - Только тогда я понял истинную суть мероприятия, за которое мы взялись. Итак, каков твой гениальный план?
        С трудом подавив желание врезать ему в челюсть, Мэгги вытащила из вечерней сумочки свернутую трубочкой довольно внушительного объема брошюру и протянула ему.
        Валентино удивленно покосился на молодую женщину. Уже наступили сумерки, и на террасе, замененной высокими деревьями, было почти ничего не видно.
        - Что это?
        - Календарь культурных мероприятий местного клуба, - нетерпеливо объяснила Мэгги. - Я собираюсь спросить у матери, на каких концертах она планирует присутствовать. И предложу устроить вечеринку у нас дома после одного из них. Скажем, холодный ужин а-ля фуршет после концерта классической музыки в исполнении местного оркестра.
        - Ну и?..
        - И приглашу твоего отца. Мать подумает, будто я изо всех сил стараюсь сделать ему приятное и наладить с ним отношения. Но ведь она должна будет заметить, что ему просто невмоготу слушать малохудожественное исполнение известных произведений, скажем, Бетховена или Шопена, как ты думаешь? А после он будет чувствовать себя довольно неловко, окруженный местными обывателями, которые с набитым ртом восторгаются прошедшим концертом.
        Мэгги слегка кривила душой, описывая нравы обитателей Вермхолла. Но чего не сделаешь ради счастья родной матери!
        - И ты считаешь, Мэрилин доверчиво клюнет на твою приманку? - с сомнением произнес Валентино. - Не заподозрит, что ты готовишь ей ловушку?
        - Не беспокойся, мой план обязательно сработает, - заверила его Мэгги. - Я применяю к ней классические методы психологического воздействия. Делаю вид, что уступаю, и тем самым заставляю постепенно терять бдительность. Уверена, она уже успокоилась и не ждет подвоха. Я даже извинилась за то, как восприняла новость о ее замужестве вместо ухода в монастырь. Видишь ли, моя тактика проста, но эффективна: незаметно сеять в ее душе сомнения без малейшего открытого сопротивления с моей стороны.
        - По-моему, ты ужасно довольна собой, - заметил Валентино.
        - Главное достоинство моего метода заключается в том, что, когда Мэрилин решит порвать с Генри, она будет искренне думать, что это ее собственное решение.
        - И для этого достаточно одной вечеринки? - В голосе молодого человека прозвучало сомнение.
        - Не совсем так. Но если мать увидит Генри в таком "блестящем" окружении, а не наедине, наверняка начнет задавать себе вопрос, не совершает ли она глупость. Конечно, для окончательного разрыва потребуется время. И мне каждую минуту придется быть начеку и всячески поддерживать веру, будто я на ее стороне, но…
        - Значит, ты собираешься во всем ей потакать… - задумчиво протянул Валентино. - И пользоваться любой возможностью, чтобы находить и выпячивать изъяны в поведении и характере моего отца.
        - Правильно.
        - Мэгги, а ты не будешь чувствовать себя виноватой в том, что вмешалась в судьбы двух взрослых самостоятельных людей, и, возможно, сломала их? - спросил он, в задумчивости потирая подбородок.
        - Все, что я сделаю, - это приглашу Генри на вечеринку. - Мэгги демонстративно пожала плечами. - Мать не слепая. Я не намерена бить ее обухом по голове.
        - И ты всерьез полагаешь, что если мой отец появится на вечеринке твоей матери, то это не будет своего рода официальным признанием их союза?
        - Ладно, предложи идею получше.
        - А если я что-нибудь придумаю, ты мне поможешь? - с минуту помолчав, спросил Валентино.
        - Безусловно.
        - Договорились.
        Они скрепили договор торжественным пожатием рук и отправились назад, в ярко освещенную гостиную. Мэгги не сразу поняла, что, пока она разговаривала с Валентино, вечеринка успела закончиться.
        Со стоянки позади дома одна за другой отъезжали машины. Часть гостей толпились у входа, поджидая друзей и знакомых. К счастью, вроде бы никто не обратил внимания на их отсутствие.
        - Наверное, нам лучше покинуть дом поодиночке, - предположила Мэгги.
        - Правильно. Пока. Еще увидимся, - небрежно бросил Валентино и направился к выходу.
        - Валентино! - В голосе молодой женщины прозвучала такая настойчивость, что, когда тот обернулся, у него в глазах промелькнуло удивление.
        Какая глупость! - мысленно осудила она себя. В любом случае, что пользы требовать от него каких-либо заверений? Даже добившись обещания, что все будет в порядке, она скорее всего не поверит ему…
        И неожиданно услышала свой тихий голос:
        - Почему ты тогда сказал мне, что уезжаешь на службу, а не к баронессе Кольбе?
        На какое-то мгновение Мэгги показалось, что Валентино не собирается отвечать. Но он ласково произнес:
        - А разве тебе не нужно было время, чтобы во всем разобраться самой?
        И, не дожидаясь ответа, неспешно продолжил свой путь. А молодая женщина еще долго смотрела ему вслед и раздумывала над его словами.
        По договоренности с мистером Берроузом Мэгги получила на три дня библиотеку в полное свое распоряжение. Устроившись в четверг ближе к полудню в зале хранилища, она от всей души радовалась царящим в нем тишине и прохладе. Здесь только чуть слышный гул кондиционера да еще слабый запах старых книг отвлекали ее от чтения…
        По крайней мере, все идет по плану, в тысячный раз убеждала себя Мэгги, тщетно пытаясь сосредоточиться на факсимильно изданном тексте семнадцатого века. Она изучала его уже целый час, однако до сих пор не имела ни малейшего представления о содержании замысловато украшенной рукописи.
        Господи, получить три драгоценных дня и так бездарно тратить время! Ее мысли без конца возвращались к предстоящей вечеринке, куда должен был прийти Генри Фанкворт.
        Мэгги со стоном отбросила карандаш и закрыла руками лицо…
        Неожиданно дверь распахнулась и на пороге появилась молодая сотрудница библиотеки Кейт Откинс, в обязанности которой входило отпирать и закрывать хранилище.
        - Извини, мне очень не хотелось вас беспокоить, когда вы так напряженно работаете…
        - Уже пора закрывать? - спросила Мэгги, поднимая голову.
        - Нет, - смущенно ответила Кейт и вошла в комнату. - Но в моем кабинете стоит такая духота, что, будь моя воля, я бы ушла домой еще утром. Вы не против… если я закрою хранилище пораньше?
        Судя по тому, как робко и нерешительно прозвучала просьба, девушка готова была уступить при малейшем возражении со стороны посетительницы. А это еще полчаса работы! Но Мэгги вспомнила бестолково проведенный день и почувствовала угрызения совести. Продержала бедняжку с утра до вечера взаперти, а ведь та вполне могла устроить себе выходной.
        И самое обидное, это никак не отразилось бы на дипломе Мэгги.
        - Не против, закрывайте хранилище.
        По дороге домой Мэгги дала себе твердое слово, что завтра обязательно возьмется за ум и засядет за серьезную работу. К тому же ей наверняка будет легче сосредоточиться, когда сегодняшний вечер останется позади. Ее мать с утра пораньше снова огорошила дочь очередным известием, сказав, что пригласила на ужин Генри.
        Мэгги побаивалась этого предстоящего ужина втроем. И дело заключалось не в усталости, неизбежной после целого дня сидения в библиотеке. Куда хуже была неловкость ситуации, которую им вряд ли удастся достойно преодолеть. Скорее всего, как только ужин подойдет к концу, она попросит извинения и оставит мать с Генри вдвоем коротать вечер…
        Но, подумав еще немного, Мэгги пришла к заключению, что идея весьма неплохая, так как позволяла ей извлечь двойную выгоду: преспокойно отдохнуть у себя в комнате и мягко, но решительно показать матери, что она хоть и согласилась поддерживать с Генри вежливые отношения, но отнюдь не находит его общество приятным.
        Слегка приободрившись, молодая женщина ускорила шаг, но возле дома резко остановилась, заметив припаркованный у черного входа автомобиль красного цвета. Но это был не автомобиль писателя. Она долго задумчиво смотрела на него, потом глубоко вздохнула и вошла…
        Зарумянившаяся Мэрилин в вышитом переднике заглядывала по очереди в горшочки, тушившиеся в духовке. Рядом, облокотившись о шкаф, стоял Валентино и пил минеральную воду. И никаких видимых признаков присутствия Генри Фанкворта. Однако кухонный стол был сервирован керамическими тарелками и ситцевыми цветными салфетками на четверых.
        Сколько Мэгги себя помнила, мать никогда не накрывала стол в кухне. Разве только когда предлагала случайному гостю выпить чашку чаю.
        И даже если обедали только трое, еда всегда подавалась в столовой. С обязательной полотняной скатертью, фарфором и серебряными столовыми приборами, доставшимися по наследству от Софии Спрингфилд, бабушки Мэгги со стороны отца.
        Неужели эти разительные перемены в домашнем быте вызваны появлением Генри Фанкворта, сумевшего за столь короткое время заставить Мэрилин радикально изменить свои привычки?
        Святые небеса! - подумала Мэгги. Пожалуй, привести мать в нормальное состояние будет гораздо сложнее, чем мне показалось вначале.
        Вскоре пришел Генри и все сели за стол.
        Присутствие Валентино немного спутало Мэгги карты.
        Во всяком случае, она никак не могла понять, льет ли он воду на ее мельницу или, наоборот, только мешает. Во время ужина, например, Валентино старательно помогал, ловко сглаживая шероховатости беседы. Только еще вопрос: на пользу ли это шло ее плану?
        Может, было бы лучше, если бы возникали неприятно затянувшиеся паузы, чтобы каждый из родителей лихорадочно пытался придумать новую тему.
        Впрочем, на заминки в беседе за столом надеяться не приходится, напомнила себе Мэгги. Ее мать - леди до мозга костей. И при любых обстоятельствах не позволит закиснуть разговору, когда у нее дома гости. И поскольку во время ужина набрать очков ей явно не светило, Мэгги решила расслабиться и спокойно насладиться едой…
        - По-моему, Мэрилин права, - заметил Валентино, глядя через стол на Мэгги.
        Тоже мне цаца! - возмущалась про себя молодая женщина. Видите ли, для него нет ничего более отвратительного, чем сидеть со мной за одним столом! А на деле палец о палец не ударил, чтобы избежать такой ситуации. Да еще как ловко прячет свои чувства! Ишь какое сделал благостное лицо!..
        Только в этот момент Мэгги с опозданием поняла, что он обратился к ней с какой-то фразой и теперь ждет ответа. О чем же он говорил?
        Ах да, кажется, о том, что Мэрилин в чем-то права. Похоже, Валентино что-то задумал.
        - Права насчет чего? - спросила Мэгги, предупреждающе нахмурившись.
        - Она определенно умеет готовить, - довольным тоном объявил Валентино.
        - Действительно очень вкусно, - подтвердил Генри. - Но подожди, ты еще не пробовал тушеного мяса.
        - Ничего удивительного, просто кулинарное искусство никогда не забывается. Это как умение ездить на велосипеде. Раз научишься - и на всю жизнь! - просияла довольная похвалой Мэрилин. Дочь задумчиво наблюдала за матерью. Еще недавно она могла бы отдать руку на отсечение, что Мэрилин терпеть не может возиться в кухне и прекрасно обходится без готовки.
        Правда, все эти годы Харриетт была неразрывной частью их жизни и Мэрилин вроде бы не возражала, что ее держат на расстоянии от плиты и духовки… А сейчас неожиданно повела себя так, будто с детства мечтала о титуле лучшей хозяйки года.
        Несомненно, это влияние Генри.
        Мэгги мрачно уставилась в тарелку. Ароматный картофель с телятиной больше не казался ей таким вкусным.
        Расслабься, приказала она себе. Время от времени готовить тушеное мясо, подчиняясь жизненной необходимости, еще не грех. Из этого вовсе не следует, что Мэрилин готова забросить все остальные занятия ради сомнительного удовольствия три раза в день готовить еду для Генри или для кого-то еще. Все-таки ее мать является одним из столпов местного общества и во многом именно благодаря ей все в нем крутится и вертится как должно!
        Заниматься готовкой способен любой человек. А вот занять опустевшее место Мэрилин в обществе, уж извините, дано далеко не каждому!
        - Как сегодня поработала в библиотеке, дорогая? - спросила Мэрилин.
        - Замечательно. Впрочем, этого можно было ожидать. Ничего не нашла.
        - И что же здесь замечательного? - удивился Валентино. - Кстати, а что ты изучаешь? Черные дыры?
        - В каком-то смысле да. Если можно назвать черной дырой малоизученного, почти никому не известного поэта, который тем не менее…
        - Я ничего подобного не говорил, - перебил он. - Слишком цветисто. И кроме того, если бедный тип никому не известен, может быть, лучше оставить его в покое? Если товар залежалый и не представляет особой ценности…
        - Твои рассуждения лишь доказывают, что ты никогда не увлекался всерьез английской литературой.
        - Почему? Очень даже увлекался, - возразил Валентино. - Мне даже нравились некоторые стихи.
        - Что-то вроде песенок Томми и Эйба? - ехидно уточнила Мэгги.
        - Дорогая, послушай, это не очень-то вежливо, - пробормотала Мэрилин, а когда Валентино торжествующе улыбнулся, сказала ему:
        - Да и ты тоже хорош. Вы оба ведете себя как дети.
        - Может быть, нам лучше удалиться? - усмехнувшись, спросил Валентино.
        - К счастью, у нас в стране есть Конституция, где все сказано о правах человека, а потому от меня не требуется ответа на твой вопрос. - Мэрилин улыбнулась. - Ты пойдешь с нами на концерт в субботу, Валентино? И потом на нашу маленькую вечеринку?
        - Обидно упускать такой шанс, - отозвался он. - Если все будет так, как рассчитывает ваша дочь, эта вечеринка обещает стать самым потрясающим событием года.
        Мэгги толкнула его ногой под столом и только потом поняла, что поступила крайне глупо. А если бы промахнулась и вместо Валентино пнула Генри или мать? Слава богу, хоть попала в цель!
        Валентино укоризненно взглянул на нее и заерзал на стуле, будто хотел потереть ушибленную лодыжку или дать сдачи своей обидчице.
        В течение ужина молодая женщина уже несколько раз ловила себя на мысли, что за последние дни успела подрастерять все свои хорошие манеры.
        После десерта Валентино вызвался помыть посуду.
        - Как благородно с твоей стороны, - иронически заметила Мэгги.
        - Не волнуйся, ты тоже будешь помогать, заверил он ее. - Не мне одному вручат почетный орден за укрепление мира и сотрудничества. - Он посмотрел на отца и на Мэрилин. - Почему бы вам не пройтись немного?
        Пока мы с Мэгги болтали без умолку, вы за весь вечер и двух слов не сказали друг другу.
        Мэрилин покосилась на писателя; и тот кивнул.
        - Хорошо.
        Мать сняла с вешалки возле двери шерстяную кофту, накинула на плечи и вместе с Генри вышла на улицу. Минутой позже Мэгги, счищая с тарелок остатки пищи в мусорное ведро, увидела их в окне. Они медленно шли:
        Мэрилин - опустив голову, Генри - держа руки в карманах. И оба молчали.
        - Ты правильно сделал, - вздохнула она.
        - Что отправил их проветриться? - Валентино поставил стопку тарелок возле раковины. - А я, признаться, думал, ты разозлишься на меня. Мол, зачем выпроводил их вдвоем.
        - Вовсе нет. Разве они разочаруются друг в друге, если мы будем держать их на расстоянии?
        Но какая замечательная идея: напомнить им, что они за весь вечер и словом не обмолвились.
        - И что мы это заметили, - добавил Валентино. - Приправу к салату перелить в какую-нибудь бутылку?
        - Нет, просто поставь в холодильник. Твой отец так нервничал, что не мог дождаться, когда уйдет отсюда. Интересно, как бы он себя чувствовал, принимай мы его в столовой?
        - Считаешь, что в вашем доме ему неуютно?
        Мэгги принялась ставить тарелки в посудомоечную машину.
        - Надеюсь, ты не предполагаешь, что это мое присутствие вызвало у него чувство неловкости, - проворковала она. - Ты ведь сказал, твой отец считает меня очаровательной.
        Представляешь, какое у меня теперь самомнение? Выше некуда!
        - Я так и знал, что не стоило говорить тебе об этом. А ты не собираешься, часом, испробовать на мне свое очарование?.. Нет, оставь меня, ради бога, в покое и лучше занимайся своим залежалым поэтом.
        Мэгги задумчиво поглядела на него, взвешивая в руке мокрую тряпку.
        - Не делай этого, - серьезно предупредил ее Валентино и вдруг улыбнулся:
        - Я страшен в гневе.
        Он отобрал у нее тряпку, выжал и начал вытирать со стола.
        - Они даже не держались за руки, - принялась размышлять вслух молодая женщина.
        - И ты разочарована? По-моему, тебе хотелось, чтобы они вели себя сдержанно.
        - Я просто удивлена. Вот и все.
        - Понятно… Я бы, пожалуй, проследил за Мэрилин. А вдруг она шантажирует его, поэтому они и не выглядят как воркующие голубки.
        - Шантажирует Генри? Знаешь, а что, если ты прав? Вдруг она хочет выйти за него замуж ради его славы. Сначала жена известного киноактера, потом жена не менее популярного писателя. В этом определенно что-то есть.
        - Да, у отца ремесло, которое всегда в цене, и с возрастом он только набирается опыта, - кивнул Валентино. - Во всяком случае, голодать им не придется. И если, всякое бывает, Мэрилин потеряет все свои деньги, играя в покер, или…
        - Они не поженятся, - мрачно и твердо произнесла Мэгги.
        - Почему? Оба свободны. В здравом уме и трезвой памяти. И возраст вполне подходящий…
        Да и закон на их стороне.

10

        Все, конечно, обстояло именно так. К тому же с нетерпением ожидаемая читающей общественностью книга самого популярного в стране писателя еще не вышла в свет, а многочисленные слухи и сплетни вокруг автора уже сулили ей успех. И успех головокружительный. Более того, имя Мэрилин Спрингфилд уже неразрывно связывали с именем Генри Фанкворта!
        Лучше забыть об этом, решила Мэгги, у которой голова тоже шла кругом, но совсем от другого. Будет свадьба или нет? - вот какой вопрос мучил ее больше всего.
        Еще она с недоумением поглядывала на Валентино. Он не пытался больше ее поцеловать - и это после довольно прозрачных намеков и откровенных пылких признаний в любви! А ведь до окончания его отпуска оставалось всего несколько дней…
        Неожиданный звон колокольчика у парадной двери прервал грустные размышления Мэгги.
        Человека, стоящего на пороге, она никогда прежде не видела и поэтому настороженно разглядывала его при свете лампочки, горящей над крыльцом. На коммивояжера он не походил. В руке кожаный портфель. Несмотря на рубашку с открытым воротом и свитер, небрежным его вид никак нельзя было назвать.
        Аккуратная складка на брюках тоже красноречиво свидетельствовала о том, что человек этот по большей части носит деловые костюмы. Такой вывод подтверждала и строгая классическая стрижка, характерная для банкиров и адвокатов.
        Незнакомец так же внимательно изучал ее, и бархатные карие глаза его блестели живым интересом.
        Только через полминуты Мэгги спохватилась и спросила:
        - Чем могу вам помочь?
        - Ой, простите… Миссис Мэрилин Спрингфилд дома?
        - К сожалению, нет.
        - Я Джереми Вилдлинг, - разочарованно вздохнув, представился гость. - Представитель "Стэффорц и Холл".
        - Адвокатской фирмы, с которой сотрудничает инженер Джонатан Натчбулл?
        - Совершенно верно. А вы, должно быть, Мэгги Спрингфилд? Как я сразу не догадался! Знаете, вы очень похожи на миссис Спрингфилд!
        - Мне говорили. - Голос молодой женщины прозвучал холодновато.
        - Наверняка говорили. - Мистер Вилдлинг чуть покраснел. - Я принес вашей матери кое-какие документы насчет дома.
        Мэгги подозрительно покосилась на портфель.
        Что задумала Мэрилин? Переписать завещание?
        Составить доверенность или дарственную? А может быть, заявить о банкротстве и продать дом с молотка? Смех, да и только! Сколько раз она твердила себе, что не следует обращать внимания на причуды и фантазии матери.
        - Вы можете оставить их, я передам… - предложила Мэгги.
        - Разумеется. А не знаете, миссис Спрингфилд скоро вернется?
        Мэгги закусила губу. Мать не говорила, что ждет этого молодого человека. Но если он явился вечером к ней домой, значит, дело важное.
        Наверное, у Мэрилин есть серьезные причины заниматься делами в такое позднее время.
        - Не думаю, что она ушла надолго, - наконец сказала Мэгги. - Подождите, если хотите, в гостиной, мистер Вилдлинг.
        Джереми Вилдлинг с энтузиазмом закивал.
        Она провела его в комнату, включила торшер возле дивана, который своим мягким светом выхватил из темноты несколько картин на стенах, и открыла дверь на террасу.
        Молодой человек осмотрелся и с удовлетворением заметил:
        - Я всегда думал, что это самый элегантный дом в городе. - Он положил портфель на диванчик в полосатом полотняном чехле и встал возле сверкающего рояля. - Вы играете, мисс Спрингфилд?
        - Когда-то играла. В последнее время - нет.
        Боюсь, у меня никогда не было к этому особого таланта. Могу я предложить вам чего-нибудь выпить, пока вы ждете? Вино, виски, чашечку чаю или кофе…
        - Кофе было бы замечательно, если с ним не много хлопот.
        - По-моему, в кофейнике еще осталось, - сказала Мэгги, решив, что Джереми Вилдлинг похож на щенка спаниеля - такие же большие ласковые карие глаза.
        Мэгги отправилась в кухню. Будто нарочно именно в это мгновение Валентино погрузил стеклянный кофейник в воду для мытья посуды.
        - Ну спасибо, удружил! - воскликнула она. Теперь придется варить свежий.
        Валентино посмотрел на дверь за спиной Мэгги и вопросительно вскинул брови.
        - Для кого? Для таинственного гостя? - Он сполоснул кофейник и, не вытерев, протянул ей.
        - Адвокат Джереми Вилдлинг явился к матери с какими-то бумагами. Тебе не обязательно торчать здесь и скучать в его компании.
        Валентино аккуратно сложил полотенце и повесил сушиться, затем достал керамическую кружку.
        - Но у меня очень развито чувство долга, заявил он. - Уверен, Мэрилин будет благодарна, если я останусь.
        - Ты не обязан развлекать незнакомого человека.
        Валентино с подозрением посмотрел на молодую женщину.
        - Знаешь, ты чересчур стараешься избавиться от меня. Интересно, что ты нашла привлекательного в этом адвокате? Или это любовь с первого взгляда?.. А впрочем, не важно.
        Когда Мэгги вернулась в гостиную, Вилдлинг моментально вскочил.
        - Кофе будет готов буквально через минуту. - Она с трудом заставила себя улыбнуться.
        - Мне очень жаль, что я причиняю вам столько хлопот.
        - Кофе - это не хлопоты. - Мэгги жестом предложила ему сесть в кресло, а сама устроилась в углу дивана. - Вы давно в городе?
        - Несколько лет. - Адвокат с благодарностью ухватился за предложенную тему. - После окончания университета мне захотелось поработать самостоятельно. В столице у меня такой возможности не было бы. А фирма "Стэффорц и Холл" имела потрясающую репутацию среди специалистов в области отношений между администрацией и профсоюзами на предприятиях.
        - И сейчас тоже? - В вопросе молодой женщины слышалось искреннее любопытство.
        Мэгги знала, что мать пользуется услугами "Стэффорц и Холл", но она редко упоминала об этом. Еще ей было известно, что без энергии Джонатана Натчбулла фирма легко могла скатиться до положения заштатной юридической конторы провинциального города.
        - О да! - Джереми Вилдлинга вроде бы даже потрясла ее неосведомленность. - Мистер Натчбулл порекомендовал взять на работу потрясающих людей! Мне, безусловно, очень повезло, - с жаром продолжал он. - Я понимаю, какое это счастье, что я оказался здесь!
        - А им повезло, что вы работаете на их фирме. Но вы не скучаете по столичной жизни? - спросила Мэгги. - Там и ритм жизни совсем иной, и развлечений несравненно больше.
        - Скучать и здесь времени не остается: у нас очень обширная практика. Приходится много разъезжать. Но куда бы ни забросила меня судьба, я всегда стараюсь воспользоваться каждой свободной минуткой, чтобы увидеть и узнать что-нибудь новое, интересное.
        - Как чудесно! - одобрительно засмеялась Мэгги. - Но первое время вам, наверное, приходится на всем экономить.
        - Ясное дело! Я, например, даже не надеюсь купить в ближайшие годы подобный дворец. Может, когда-нибудь позднее… - Он оглядел лепной потолок и обшитые деревянными панелями стены. - Если, конечно, войду в правление фирмы…
        - Мэгги, пора подумать о новом кофейнике, - донесся с порога бодрый мужской голос, - твой пыхтеть пыхтит, но нагреваться быстро не желает.
        Валентино отыскал где-то в кухне маленький деревянный поднос и аккуратно расставил на нем две фарфоровые чашки, молочник из драгоценного сервиза Софии Спрингфилд и керамическую кружку - себе. Над подносом поднимался ароматный пар горячего кофе.
        Поставив поднос на низкий столик, Валентино, прежде чем Мэгги догадалась поменять свое недальновидно выбранное место, уверенно плюхнулся рядом с ней на середину диванчика и протянул ей чашку и молочник.
        - Наверное, предпочитаете черный? - спросил он, подвинув вторую чашку адвокату.
        Тот неуверенно взял чашку. Пытается не таращить глаза, подумала Мэгги, но не удается.
        И едва ли его можно в этом упрекнуть. Валентино ведет себя в доме Спрингфилдов будто хозяин. Ошарашивающее зрелище, что и говорить!
        - Если можно, я бы хотел… - пролепетал мистер Вилдлинг.
        - Сливки и сахар здесь.
        Валентино широким гостеприимным жестом обвел поднос и, обхватив длинными пальцами керамическую кружку, с довольным видом глотнул горячего ароматного напитка.
        - Мог бы и себе взять фарфоровую чашку, - проворчала Мэгги. - Это выглядело бы приличнее.
        - Неужели тебе не хочется, чтобы я устроился с максимальным удобством? - ласково улыбнулся ей этот наглец и как бы в подтверждение своих слов развалился на подушках диванчика так, будто собирался остаться здесь если не навечно, то надолго.
        Мэгги пришлось сжаться в своем углу. Диванчик был не слишком просторным, а Валентино занял его почти весь.
        - Какие дома вам нравятся, мистер Вилдлинг? - решила она продолжить светскую беседу.
        - Боже милостивый, как легко ты завязываешь знакомства! - чуть слышно произнес Валентино и адресовал молодой женщине подчеркнуто восхищенный взгляд.
        - У меня страсть к большим и богато обставленным домам. - Джереми Вилдлинг чуть подался вперед и застенчиво улыбнулся.
        Теперь уже Мэгги удивленно вытаращила на него глаза.
        - Ого!
        - О, как бы мне хотелось тут пожить… - мечтательно протянул начинающий юрист.
        - Понимаю, местный воздух напоен успехом и благополучием, - кивнул Валентино.
        - Совершенно верно, - довольно сдержанно согласился мистер Вилдлинг.
        - Конечно, верно. - Валентино взял кружку с кофе в другую руку. - Молодым людям, желающим сделать карьеру, следует чутко относиться к подобного рода вещам.
        И он улыбнулся Джереми, продемонстрировав скорее предостерегающий оскал, нежели доброжелательную веселость.
        Мистер Вилдлинг несколько смешался и посмотрел на часы.
        - Полагаю, я могу завтра позвонить и все обсудить, совсем не остается времени для работы в общественном комитете. А бросать тоже жаль, ведь там встречаешь столько интересных людей…
        - Уверена, мама будет довольна, если вы ее дождетесь, - заверила его Мэгги.
        Валентино залпом допил кофе и с размаху поставил кружку на поднос.
        - Вам нет нужды спешить, мистер Вилдлинг. Тем более что мне пора уходить. Почему бы вам в самом деле не посидеть еще и не дождаться миссис Спрингфилд? Не надо провожать меня, Мэгги, я знаю, где дверь.
        После его ухода в гостиной на минуту воцарилось молчание.
        - Простите, - виновато произнес Джереми. - У меня и в мыслях не было вторгаться в ваши отношения.
        - Вторгаться в наши отношения? - недоуменно повторила Мэгги. - Чьи? Мистера Фанкворта и мои? Вряд ли во всем городе сыщется мужчина, к которому я относилась бы менее романтично, чем к нему.
        Последняя фраза молодой женщины зажгла в самой глубине карих глаз Джереми Вилдлинга трогательные искорки надежды. Милый мальчик, с умилением подумала Мэгги.
        В конце концов судьба просто обязана подарить мне в качестве компенсации за малоприятное общение с Фанквортами радостные моменты…
        Она услышала, как через кухонную дверь в дом вошли Мэрилин и Генри, и направилась к ним - предупредить о визите Джереми Вилдлинга.
        Они не похожи на влюбленную пару, подумала Мэгги, взглянув на обоих. Ни мечтательного выражения глаз, ни пылающих лиц, свидетельствующих о вспышках страсти во время прогулки.
        Чего стоит один их поцелуй на прощание.
        Так, простая формальность, легкое прикосновение губ! Люди обмениваются подобными знаками внимания почти при каждой встрече.
        Расстались эти двое так быстро и невыразительно, словно добросовестно выполняли предписания Мэгги.
        У молодой женщины даже создалось впечатление, будто мать хотела, чтобы Генри поскорей ушел и она могла бы поговорить с адвокатом.
        Но Генри вроде бы ничего не заметил. Добродушно пожелал им обоим спокойной ночи и, насвистывая, ушел в ночь.
        Закрыв за ним дверь, Мэгги задумчиво покачала головой. Как далеко от истины предположение Валентино, что Мэрилин и Генри ничем не отличаются от подростков с горячей кровью, которые только и мечтают остаться вдвоем!
        Зевая, Мэгги поднялась в свою комнату. Какой длинный и тяжелый день выдался… Господи, как же она устала!
        Но уснуть ей никак не удавалось. Тогда она включила ночник и принялась выбирать книгу из тех, что лежали на столике возле кровати. И в этот момент услышала, как вначале хлопнула входная дверь, а затем на лестнице прозвучали тихие шаги Мэрилин.
        Наконец раздался стук в дверь и голос матери спросил:
        - Можно войти, дорогая?
        - Конечно. - Мэгги прислонила подушки к спинке кровати и села, устроившись поудобнее.
        - Ну? - спросила ее мать.
        Она хотела притвориться, что не понимает вопроса, но придумала ход получше.
        - По-моему, для первого раза все в порядке.
        Мы с Генри определенно не родственные души.
        Но я и не предполагала, что ты ждешь от нас взаимной душевной близости. Понадобится немало времени, прежде чем мы оба перестанем испытывать неловкость при общении.
        Маленькая речь прозвучала довольно неискренне, точно заранее подготовленная. В сущности, так оно и было. Однако Мэгги понадеялась, что ей все-таки удалось создать впечатление любящей дочери, которая изо всех сил старается понять и принять сторону матери… Если, конечно, ее не будут к этому подталкивать.
        - Ты, наверное, думаешь, что я тороплю события? - спросила Мэрилин и присела на край кровати.
        - Спешку устраивать ни к чему, это точно. - Мэгги сделала вид, будто поправляет подушку. - А Генри, он что-нибудь сказал про меня?
        - Я не спрашивала его, если ты это имеешь в виду. Вероятно, он мог решить, что тебе будет удобнее, если встреча не получит огласки.
        Молодая женщина чуть поморщилась от резких нот в голосе матери.
        - Мама, я хочу только одного: чтобы ты была уверена в своих чувствах. Не спеша все обдумай. Вот и все.
        - Мэгги, поверь мне, я прекрасно знаю, что делаю, - твердо заявила Мэрилин и встала. - Завтра я завтракаю с Генри, так что до ланча мы с тобой, наверное, не увидимся.
        - А я сделаю себе сандвичи и отправлюсь на весь день в библиотеку. - Мэгги сонно потянулась. - Так что скорее всего мы не увидимся до вечера.
        Когда мать ушла, она выключила лампу и задумалась, глядя на полосы лунного света, пересекающие ковер.
        Неужели она ошибается?.. Хотя, судя по всему, тактика выбрана верно. Мэрилин явно не ожидала столь "тихой" реакции дочери на свое замужество, и это, похоже, выбило ее из колеи. А что, если… Но мысли ее стали путаться, и Мэгги незаметно для себя уснула.

11

        Она безупречно, вплоть до минуты, рассчитала время. Только натянула черные до локтя перчатки, умело подобранные к длинному элегантному платью, как зазвонил дверной колокольчик.
        Проверив, хорошо ли застегнуты бриллиантовые серьги, пригладив забранные наверх волосы и бросив в сумочку губную помаду, Мэгги начала медленно - узкая юбка не позволяла ускорить шаг - спускаться по лестнице. В этот момент Харриетт открыла парадную дверь.
        Джереми Вилдлинг вошел в холл и посмотрел вверх. На его лице отразились неподдельные удивление и восхищение. Значит, попала в точку! - обрадовалась Мэгги. Когда она достигла нижних ступенек, молодой юрист подскочил к ней и предложил руку.
        Вежливо поблагодарив, Мэгги отвернулась, чтобы скрыть досаду. Только сейчас она поняла свою ошибку: ее угораздило надеть туфли с четырехдюймовыми каблуками. И теперь она смотрела на своего спутника сверху вниз.
        А ведь у нее еще и высокая прическа. Славная парочка, только людей смешить!
        Снова раздался звон колокольчика, и Харриетт опять отправилась открывать дверь.
        Войдя в холл, Генри поприветствовал Мэгги и Джереми, но в следующее мгновение что-то полностью захватило его внимание. Наверху лестницы, держась рукой за перила, стояла Мэрилин в длинном облегающем платье строгого покроя из светло-серого шелка. Шею украшала тяжелая серебряная цепочка. В ушах слегка покачивались серьги в виде маленьких сердечек.
        Погодите-ка, погодите-ка! Мэгги пришла в голову неожиданная мысль. Неужели ее мать стояла у окна, поджидая, когда подъедет Генри, чтобы появиться в холле одновременно с ним?
        Генри почтительно склонился-, а Мэрилин стала величественно спускаться к нему по лестнице.
        - Ты самая красивая женщина из всех, каких я когда-либо знал, - проникновенно произнес он, целуя ей руку.
        Мэрилин с интимной теплотой улыбнулась ему в ответ.
        Оба вели себя настолько открыто и естественно, что Мэгги почувствовала неладное. А как же ее тщательно разработанный план? Смутное подозрение, не отпускавшее ее целую неделю, переросло в почти полную уверенность.
        Но сейчас было не время обдумывать свое открытие. Джереми взял шаль Мэгги, тончайшую паутину из черных кружев. Генри галантно предложил руку Мэрилин. И все четверо вышли из дома.
        Мэгги поймала себя на том, что, пока они ехали, она нетерпеливо покусывала нижнюю губу. Ей очень хотелось оглянуться и посмотреть, держатся ли сидящие на, заднем сиденье машины Мэрилин и Генри за руки. Но она подавила искушение. Лучше пока ничего не знать - так спокойнее.
        Ну и фортели выкидывает Мэрилин Спрингфилд! Интересно, что же она задумала? Ей словно мало, что ситуация и так изрядно запутана!
        Способна ли мать придумать целый сценарий для того, чтобы дать понять Генри, как она нужна ему? В конце концов, у него было шесть лет, а он, по-видимому, не смог предложить ей ничего, кроме дружбы… и секса. Но тут следует несколько тонких ходов, и бедолага вдруг со всей отчетливостью понимает, что любимая женщина вот-вот ускользнет от него…
        Нет; мать просто не может быть столь коварной и расчетливой особой!..
        Когда они все четверо вошли в фойе клуба, как раз подошло время начала концерта. Нарядно одетые люди рассаживались по местам, и шум в зале постепенно стихал. Клифф Даркенроуди явился в смокинге и в рубашке с гофрированной грудью и с жемчужными пуговицами.
        А вот и Валентино! Он стоял, прислонившись к стене, и явно кого-то высматривал, Мэгги рассадила всех будто в случайном порядке, и никто не заподозрил, что все спланировано заранее. Саймон сидел возле прохода, рядом с ним Мэрилин, а по другую сторону от нее Генри. Далее расположились Джереми Вилдлинг, сама Мэгги и наконец Валентино.
        Молодая женщина легонько пробежалась пальцами по рукаву его смокинга.
        - Где ты его достал?
        - Да есть в городе местечко, где их дают напрокат, - небрежно отозвался Валентино.
        - Ясно, - сухо произнесла Мэгги. - Как тебе, однако, повезло: сшит словно по твоей фигуре!
        Неужели он думает, что она полная идиотка и не сумеет отличить дорогой вечерний костюм от ширпотреба? Его смокинг явно не с чужого плеча.
        Свет в зале сделался приглушеннее. И под последние шорохи усаживающейся публики Валентино тихо произнес:
        - Ну, во всяком случае, я умею его носить.
        А на твоем Вилдлинге он смотрится, уж прости, как на корове седло. И скажи: его дурацкое самодовольство случайно не связано каким-нибудь боком с тобой?
        Валентино быстро отвел ноги назад, заметив, что над его ботинком угрожающе зависла туфелька Мэгги с каблуком-шпилькой.
        - Держу пари, я попал в яблочко, - ехидно прошептал он. - А знаешь, зря ты выбрала такие высокие каблуки. Это из-за них он выглядит неподходящей тебе парой.
        - А кто знал? Я готова была поклясться, что он выше ростом, - не сдержавшись, проворчала Мэгги.
        - Не волнуйся, ты тут ни при чем. Это он внезапно скукожился. В тот первый вечер, когда он к вам зашел, ты бегала вокруг него на цыпочках и все равно смотрела на него снизу вверх. Не помнишь? Я еще удивлялся: куда подевалась твоя девичья гордость?..
        Она хотела достойно ответить. Но пока искала нужные слова, появился дирижер. Он поднял палочку…
        К великому облегчению Мэгги, Валентино оказался знаком с правилами поведения на концерте симфонической музыки. В течение всех вальсов и мазурок Шопена он не промолвил ни слова. И не аплодировал там, где не надо.
        Сама Мэгги почти не слышала музыку. Она погрузилась в обдумывание разрозненных обрывков информации, собранных за неделю. К тому времени, когда приблизился антракт, молодая женщина едва могла усидеть на месте от нетерпения.
        - Мне надо поговорить с тобой, - шепнула она Валентино, когда еще звучали последние аккорды первого отделения концерта.
        - Шшш… - прошипела женщина позади них.
        Валентино только вскинул бровь. Но сразу после того, как раздался гром аплодисментов, решительно встал и протянул Мэгги руку.
        Джереми только через несколько секунд сообразил, что женщина, с которой он пришел на концерт, уходит с другим. Но когда оглянулся, они уже находились возле выхода из зала.
        - Наконец-то нам удалось стереть довольную блаженную улыбку с его лица, - усмехнулся Валентино.
        Узкая юбка не позволяла Мэгги быстро идти.
        И когда они добрались до фойе, их уже окружила шумная толпа. Валентино остановился, но молодая женщина покачала головой и потянула его за руку.
        - Нет, наедине.
        - Надеюсь, мы с тобой будем говорить не о Вилдлинге? Потому что если ты привела меня сюда, чтобы сообщить, что вчера гуляла с ним, то я уже об этом знаю.
        - А твое какое дело, встречаюсь я с ним или нет? - резко осадила Валентино Мэгги.
        - Мне, конечно, все равно, если только ты не рассказала ему о своем плане. - Он широко распахнул дверь фойе, выходящую в сад, примыкающий к клубу.
        - С какой стати я ему буду что-либо рассказывать? - возмущенно ответила молодая женщина. - Это все-таки наша с тобой тайна!
        - Хорошо, хоть что-то у нас есть общее, довольно заметил Валентино.
        По саду в разные стороны разбегались аллейки, обсаженные деревьями. Кое-где, в местах их пересечения, виднелись клумбы с цветами.
        Валентино так быстро повел Мэгги подальше от толпы, что, когда они оказались возле уединенной скамьи под сенью старой сосны, молодая женщина совсем запыхалась.
        - По-моему, ты должен предупредить отца, Валентино.
        - О чем?
        - Я, конечно, могу ошибаться, но мне кажется… - Мэгги глубоко вздохнула, - что моя мать просто использует его, чтобы привлечь внимание другого мужчины к тому, какая она привлекательная, и заставить понять, что более подходящей жены ему не отыскать.
        - С чего ты это взяла? - Брови молодого человека удивленно взлетели вверх.
        - С чего… с чего… Ты не можешь сказать что-нибудь более умное? Не имеет значения.
        Дело в том, что этот другой мужчина должен был сделать предложение моей матери много лет назад, но до сих пор никак не может решиться. Более того, намекает, что у него есть тайная возлюбленная.
        - Так, может, он говорит правду и у нас нет повода для беспокойства?
        Они стояли на покрытой гравием дорожке лицом к лицу и разговаривали шепотом. Мэгги пыталась разглядеть выражение глаз Валентино. Но здесь уже царил вечерний сумрак и нельзя было определить, принимает он ее слова всерьез или нет.
        Она набрала побольше воздуха в легкие, собираясь привести доводы в доказательство сказанного, как вдруг рука Валентино обвилась вокруг ее талии.
        - Что?.. - только и успела пискнуть Мэгги, прежде чем он привлек ее к себе.
        - Молчи и делай вид, будто ничего особенного не происходит, - почти касаясь губами ее щеки, прошептал молодой человек.
        Можно подумать, он оставил ей выбор! Валентино так крепко обнял ее, что она с трудом дышала. А уж о том, чтобы отодвинуться, и речи не было. Даже рукой не пошевелить!
        Ну и хватка у него, словно стальные клещи.
        Надо бы влепить ему пощечину!
        Но неожиданно Валентино свободной рукой повернул ее лицо к себе и прижался губами к ее рту.
        "Молчи и делай вид!" Хорош гусь, нечего сказать! Ну, погоди у меня, дай только освободиться! - негодовала молодая женщина. Однако Валентино и не думал отпускать ее. Более того, его пальцы нежно поглаживали теперь мягкие прядки волос на висках, выбившиеся из прически, а язык осторожно обводил контур ее губ.
        Делай вид, будто ничего особенного не происходит, уже менее раздраженно напомнила она себе и расслабилась в его объятиях.
        Такое поведение вроде бы удивило Валентино, потому что на секунду-другую он напрягся, но потом с коротким смешком выдохнул. Следующий поцелуй был уже совсем иным. Страстным, требовательным и возбуждающим. И продолжался он целую вечность…
        Когда Валентино наконец отпустил Мэгги, она пошатнулась и едва не налетела на ветки в острых сосновых иголках. Но он успел схватить молодую женщину за руку и удержал на дорожке.
        - Ты в порядке? - спросил Валентино. В заботливом тоне его явно слышался смех.
        - Какого черта! Что это вдруг на тебя нашло? А ну-ка, давай говори!
        - Больше всего это напоминало поцелуй, пожал он плечами и слегка покачал головой, словно сам не понимал, как это случилось. Впрочем, спасибо за сотрудничество. Ты достойно сыграла свою роль.
        - Какую роль? Может, все-таки объяснишь, что происходит?
        - Кто-то шел по дорожке. Мы с тобой секретничали, и я подумал, что будет лучше, если мы притворимся, будто заняты более невинным делом.
        - Действительно, трудно придумать более невинное занятие. - Она сердито топнула ногой. - Ты слишком много себе позволяешь, Валентино!
        - Никому не придет в голову остановиться и разглядывать обнимающуюся парочку. Это в высшей степени невежливо. Кроме того, мужчины в смокингах все похожи друг на друга, а твое платье сливается с темнотой. И лицо твое я успел закрыть ладонью. Никто не догадается, что это были именно мы.
        - Ну, допустим… Однако теперь, пока не появился кто-нибудь еще, может, закончим разговор? - взяв себя в руки, холодно произнесла Мэгги.
        - А никто больше и не появится. Антракт кончился. И если мы не поспешим, твой адвокат поднимет на ноги полицию.
        Валентино был недалек от истины. Дирижер уже поднялся на подиум, когда запыхавшаяся Мэгги проскользнула на свое место.
        Вилдлинг, прикрыв рот ладонью, прошипел ей на ухо:
        - Я уже собирался идти разыскивать вас.
        Она состроила страдальческую гримасу и принялась рассеянно обмахиваться программой, в надежде охладить пылающие щеки.
        При первых жалобных звуках фагота начинающего "Болеро" Равеля Валентино еле слышно прошептал молодой женщине:
        - Кстати, что ты нашла в этом Вилдлинге, кроме разве что очаровательных залысин?
        Мэгги кинула на него столь свирепый взгляд, что обыкновенный человек, несомненно, пришел бы в смятение, если бы не упал замертво.
        Но Валентино только усмехнулся…
        В середине второго отделения он оперся локтем о ручку кресла, разделяющую их, опустил подбородок на кулак и, судя по всему, погрузился в глубокие размышления, сильно смахивающие на сладкую дрему. Найдись у Мэгги булавка, она с превеликим удовольствием кольнула бы его. А так сиди и волнуйся: вдруг, не дай бог, захрапит!
        Тут и самой не до музыки. Одним словом, никакого наслаждения от концерта Мэгги не получила. К тому же не удалось толком увидеть, что поделывал все это время Генри Фанкворт - его, как назло, загораживал Джереми.
        Вот было бы здорово, если бы он тоже уснул!
        Что угодно, только бы не очаровывал ее мать…
        Пробираясь после концерта сквозь гудящую толпу к стоянке машин, Мэгги не сумела перемолвиться ни с кем ни словом. А потом всю первую половину вечеринки не могла отыскать Валентино. Неужели он отправился спать?
        Неужели?!
        Гостей наконец позвали к столу, и они принялись накладывать на тарелки яства, доставленные сотрудниками фирмы по организации банкетов. Почувствовав себя свободнее, Мэгги выскользнула из комнаты и снова отправилась на поиски Валентино.
        В гостиной Вилдлинг бренчал на рояле, Томми и Эйб распевали песни собственного сочинения. Заметив Мэгги, молодой юрист привстал и приветственно помахал ей. Но она лишь покачала головой и продолжила путь по дому.
        Кейт Откинс, молоденькая девушка, помогавшая ей в библиотеке, краем глаза углядев Мэгги, обратилась к ней, не прерывая, увлекательной беседы с окружающими ее молодыми людьми, лишь чуть повысив голос:
        - Ищете Валентино? - И, не дожидаясь ответа, небрежно указала рукой в сторону террасы.
        Мэгги молча проглотила обиду. В ее намерения вовсе не входило вести себя таким образом, чтобы даже Кейт Откинс, по сути дела посторонний человек, не сомневалась в том, кто именно ей нужен. Надо впредь быть осторожнее. Ей вовсе ни к чему, чтобы и остальные гости догадались, что у них особые отношения. Но за помощь, конечно, спасибо…
        Он сидел на каменных перилах террасы в самом дальнем и темном углу. Она вполне могла бы и не заметить его. Человек шесть гостей стояли неподалеку от дверей и мирно беседовали, дыша свежим воздухом.
        Мэгги не спеша прошла мимо, отклонив предложение присоединиться к ним, сославшись на обязанности хозяйки дома.
        Валентино устроился на перилах, подняв одну ногу и обхватив руками колено, и смотрел в глубь сада. Его поза выражала полное умиротворение. Он мог просидеть так и минуту, и вечность.
        Два похожих на тюльпаны бокала с шампанским стояли возле него. В золотистой жидкости весело играли пузырьки. Увидев, а вернее, почувствовав рядом с собой Мэгги, Валентино чуть подвинулся и протянул ей бокал.
        - Я так и думал, что ты придешь, - тихо сказал он.
        - Если бы знала, где ты прячешься, я бы не заставила тебя так долго ждать.
        Мэгги хотела, чтобы в ее голосе прозвучала легкая насмешка. Но неожиданно для себя услышала чувственную хрипотцу.
        - А зачем нам торопиться. У нас еще сколько угодно времени впереди, - тихо произнес Валентино.
        И ей показалось, что он ответил не на ее слова, а на то, на что она лишь намекала своими интонациями помимо воли.
        - Действительно, зачем… Боже упаси.
        В полумраке их взгляды встретились, и…
        И тут случилось непредвиденное. Дверь на террасу распахнулась шире, и всех пригласили в гостиную.
        В центре комнаты стоял Генри, обнимая Мэрилин за плечи, и торжественно объявлял об их намерении… пожениться!
        В голове Мэгги тут же возникла мысль: ну почему мать нарушила данное ею слово? Она ведь обещала пока держать эту новость в секрете?
        Молодой женщине понадобилась целая минута, чтобы уразуметь еще одно странное обстоятельство: на лицах окруживших жениха и невесту гостей читалось не радостное или вежливое удивление, а самая настоящая растерянность.
        Она замечательная женщина, моя мать, подумала Мэгги. Но мне никогда ее не понять.
        - Ты все еще считаешь, что мне следует сказать отцу, будто Мэрилин ведет двойную игру? - тихо спросил Валентино с хитрым выражением в глазах.
        - Я… я не знаю… Я уже ничего не знаю… - прошептала Мэгги.
        - Хочешь, я тебе помогу? - вкрадчиво предложил Валентино. - Ты ведь еще не читала новую книгу моего отца, верно? - Ничего не понимая, молодая женщина кивнула. - Так вот ее содержание вкратце. Слушай!
        И Валентино сделал вид, будто читает:
        - Маргрит, скромная труженица прилавка, обладающая уникальной способностью видеть людей насквозь, принимает решение никогда не выходить замуж. Зачем? Для чего?
        У нее достаточно подруг с печальным опытом, и примеры из чужой семейной жизни доказывают лишь, что представителей противоположного пола следует избегать.
        Не спрашивайте, сколько лет Маргрит. Она достаточно видела в жизни предательств, измен. И никто и никогда не догадывался, что в израненной душе очаровательной женщины живет мечта о ласковом и добром муже. Она любит детей, У нее обворожительная улыбка и прекрасная фигура.
        Свой досуг Маргрит проводит в прогулках под дождем по городу и частенько заходит в гости к несчастным подругам. Они расхваливают свою жизнь, но молодая женщина видит: все-то они придумывают! Иногда Маргрит заходит на чай к собственной матери, чье поведение "касательно мужского пола" резко осуждает.
        На концерте популярной, но очень классической музыки Маргрит встречает военного летчика-испытателя безумно аристократического происхождения по имени Олаф. Непутевый на первый взгляд, но безумно обаятельный и надежный на взгляд второй, Олаф знает, что такое предательство и измена как государственные, так и женские.
        Молодые люди понимают друг друга с полуслова и теперь проводят свой досуг только вместе. Олаф проникается уважением к жизненным принципам Маргрит и восхищением перед ее несравненной красотой. А чувственные губы молодой женщины обещают ему запредельные удовольствия в уединенной хижине на берегу реки в далеком хорошо ухоженном национальном парке.
        В Маргрит просыпается чувство юмора, она мирится со своей матерью, начинает терпимее относиться к слабостям подруг.
        Старики родители мечтают о внуках и говорят Олафу:
        - Если не женишься на Маргрит, лишим тебя наследства! Мы столько сил потратили на то, чтобы свести вас вместе! Вы созданы друг для друга!
        - Дорогие папа и мама, - отвечает он. - Даже если бы вы требовали обратного, то и тогда я назвал бы Маргрит своей суженой!
        Валентино замолчал и выжидательно посмотрел на молодую женщину.
        А та в себя не могла прийти от ужаса! Неужели Генри Фанкворт сделал ее героиней своего последнего романа? Нет, не может этого быть!
        - Ты злой шутник! - нарочито весело рассмеялась молодая женщина. - Финал великолепный. Но Маргрит никогда не возьмет Олафа в мужья, если он… если он хоть чуточку похож на тебя… А сейчас нам надо разобраться с тем, что происходит. Похоже, что-то неладно.
        Она внимательнее посмотрела на гостей.
        Нет, их реакция не плод ее воображения. Но такое же недоумение она прочла и в глазах Валентино.
        - Не много радости увидеть, что подтверждаются мои самые пессимистические прогнозы, - прошептала Мэгги.
        Она вовсе не была бессердечной дочерью.
        И ей стало по-настоящему горько, когда она представила, какая обида наполняет души Мэрилин и Генри в этот должный стать радостным для них день.
        - Ты и впрямь не понимаешь, что произошло? - Валентино озадаченно покачал головой. - Все ожидали объявления о нашей с тобой помолвке.
        - Что?! - Из груди Мэгги вырвался истерический смешок.
        - Кто-то, очевидно, все-таки узнал нас во время антракта, - с нарочито мрачным видом пояснил Валентино. - На вечеринке все перешептывались, ты разве не заметила?
        - У меня были более важные дела. - Только тут до Мэгги в полной мере дошел смысл сказанных им слов. - Неужели ты хочешь сказать…
        - Да, все ждали объявления о нашей помолвке. Неудивительно, что гости так растеряны.
        - Это все ты виноват, со своей блестящей идеей, - раздраженно проворчала Мэгги. - Ха-ха-ха, все мужчины в смокингах похожи друг на друга! Полный идиотизм!
        Оказавшаяся поблизости Кейт Откинс дружески похлопала ее по плечу.
        - Мне неловко, что я невольно подслушала ваш разговор, но ради справедливости должна заметить. Вас выдал не смокинг Валентино, а ваши перчатки. Кроме вас, никто их сегодня вечером на концерт не надевал. И все это заметили. Наоборот, Валентино вел себя как истинный джентльмен, и, когда на аллейке вы обнялись, он намеренно повернулся ко всем спиной, чтобы скрыть леди, которую сжимает в объятиях…
        И с чувством выполненного долга Кейт удалилась.
        Мэгги вспомнила, как обвилась вокруг молодого человека, и застонала от ужаса.
        - Тоже мне, знаток человеческих душ! Они слишком хорошо воспитаны, чтобы смотреть на обнимающуюся парочку! По-моему, это твои слова.
        - Такое впечатление, будто сегодня все как один отправились вслед за нами в сад, - пробормотал Валентино, опуская голову, чтобы скрыть лукавый блеск глаз.
        Гости снова стали возвращаться к столам с закусками, собираясь в группы и обсуждая потрясающую новость. В гостиной кто-то включил стереосистему, и несколько пар отправились на террасу потанцевать.
        К Мэгги, глупо улыбаясь, подошел Джереми Вилдлинг.
        - Я уж было испугался, что миссис Спрингфилд назовет ваше имя. Нам обязательно нужно с вами поближе познакомиться.
        - Вы определенно… - начала Мэгги.
        Но Валентино крепко взял ее за руку.
        - Думаю, нам надо пойти и поздравить наших родителей, не так ли?
        Мэгги хотела возразить, но требовательное выражение глаз молодого человека подавило ее волю к сопротивлению.
        - Правда, есть опасность, что мы только подольем масла в огонь. Все и так бурно обсуждают неожиданную помолвку, - тихо произнес Валентино, когда они отошли от Джереми. - По крайней мере, родители не вытащили нас на середину комнаты с самого начала. Безусловно, мудрый шаг: ты вряд ли сумела бы скрыть свой гнев… Кстати, что ты в нем нашла?
        - Ты имеешь в виду Джереми? - Она оглянулась через плечо. - Милый мальчик. Он увидел меня и моментально захотел… поближе познакомиться. Сам же слышал, как он это сказал!
        - Моментально! - фыркнул Валентино. - И поэтому ждал несколько суток, прежде чем подойти и произнести заветные слова. Вначале убедился, что у тебя не только хорошенькая мордашка, но и ты вполне выгодная партия.
        Наверное, задрожал от восторга, когда узнал, что мать дарит тебе свой дом. Твоя цена тотчас круто взлетела вверх.
        - А что бы сделал ты, если бы тебе понравилась девушка? - презрительно сморщив нос, поинтересовалась Мэгги. - Прямиком, что ли, к ней направился? "Разрешите представиться! Прошу занять отведенное вам место в моей личной жизни согласно предписанию!"
        - Что-то в этом духе, - подтвердил Валентино, когда они добрались до того места, где стояли родители.
        Он улыбнулся Мэрилин и поцеловал ее в щеку.
        - Мне уже можно называть вас мамой или дождаться свадьбы?
        - Ох, Валентино, конечно, называй меня так, мне будет очень приятно, - ласково улыбнулась в ответ Мэрилин Спрингфилд.
        Ничего удивительного, что этот плут сумел очаровать мою бедную маму, обреченно вздохнула Мэгги. Да будь у нее в груди ледышка вместо сердца, и та бы растаяла от подобных слащавых слов. И смотреть, и слушать противно!
        Она сделала вид, что не обратила внимания на этот обмен любезностями, и повернулась к Генри, стоящему рядом с матерью. Надо, не откладывая на потом, дать понять новоявленному отчиму, что Валентино волен говорить и делать все, что ему заблагорассудится, но для нее он никогда не станет папой.
        - Мои наилучшие пожелания. Генри, - произнесла Мэгги и протянула ему обе руки.
        Но не подставила щеку для поцелуя.
        К ее великому удовлетворению, он не стал делать попыток к сближению.
        - Я знаю, Мэгги, тебе нелегко понять нас. - Темно-голубые глаза серьезно смотрели на нее, пожатие было крепким. - Главное - чтобы ты знала: твоя мать очень дорога мне. А ты дорога моему сыну. Валентино, что же ты молчишь?
        Если ты не женишься перед уходом в поход на Мэгги, мы с Мэрилин проклянем тебя и лишим наследства!
        О господи! - только и успела подумать молодая женщина, а потом…
        - Господа, - раздался громкий голос Валентино, - позвольте представить вам мою невесту Мэгги Спрингфилд!
        Томми и Эйб, как по команде, вышли вперед и запели песенку о счастливом моряке, нашедшем на берегу свое счастье.
        А Мэгги ничего не видела вокруг себя, в ее глазах стояли слезы. Она вдруг поняла, что именно этого ждала всю жизнь!



        Эпилог

        Громко лаяли грозные псы, лязгали цепи.
        Подковы коней грохотали по гранитным плитам, устилающим маленькую пристань. Ветер свистел в снастях боевого корабля, готового уйти в ночную мглу, пронизанную ледяным дождем.
        Потомок рыцарей-разбойников снова отправлялся в море, навстречу опасностям!
        Неужели он покинет ее?!
        Нет, этого не случится никогда! Дурным снам не место в местечке Вермхолл, в спальне дома, выстроенного некогда ее отцом.
        Мэгги окончательно проснулась и успокоилась. Ночной кошмар был тут же забыт. Рядом находился ее возлюбленный и нежно обнимал за плечи. Неужели Валентино не хочет ее поцеловать?
        Как только Мэгги подумала о поцелуях, все ее тело подалось к нему. Закрыв глаза, она почувствовала на своих щеках его дыхание. И вот любимые губы поцеловали ее в висок, в щеку, в нос. Мэгги затаила дыхание…
        Что такое? Что он делает?! Но она знала что, просто хитрила сама с собой.
        Сильные руки Валентино - ей уже было известно, какие сильные, - властно заставили ее опрокинуться навзничь. Припав к губам молодой женщины, он жадно целовал ее. А его руки… его руки ласкали ее тело под ночной рубашкой, которая бесстыдно задралась выше колен.
        Валентино приподнял голову. Положил ладонь на нежную округлую грудь и осторожно сжал ее. Кровь зашумела в ушах Мэгги, сердце забилось, как лесная вольная птица, попавшаяся в силки.
        - О, Валентино, я люблю тебя! - раздался шепот в тишине спальни.
        Валентино ничего не ответил. Мэгги только слышала биение его сердца и чувствовала жар его дыхания кожей груди, живота, бедер.
        О боже, он целует ее обнаженные ноги! Как это приятно!
        Мэгги счастливо улыбнулась. Какая волшебная ночь! Пусть ее мгновения длятся вечно!
        Вмиг были забыты все слова о плохих приметах, и развеялись как дым воспоминания о помолвке Сильваны и Джека, канули в небытие все печали и горести. Помнилось только хорошее. Как она мечтала о доме - и вот ее мечты сбылись. Неужели все?
        Мэгги закрыла глаза и вспомнила все до мельчайших подробностей…
        В доме ее мечты, за толстыми надежными стенами из вековой лиственницы, есть просторная гостиная с камином, несколько спаленок для детей, и терраса, на которой вся большая и дружная семья будет завтракать в утренние часы.
        А чинные ужины зимними вечерами под треск жарко горящих поленьев в камине, когда в проемах тяжелых штор за высокими окнами столовой струится синий сумрак, предвещающий долгую морозную ночь!.. Неужели у нее есть и это?
        А около дома плодовый сад, обширный, с дорожками, посыпанными толченым кирпичом. Дети полюбят этот сад и станут ухаживать за ним…
        За окном выла вьюга, от камина шло доброе, сильное тепло, а за стенами дома, в снегу, спал до весны сад. Детей, ухаживающих за ним, пока, правда, не было, но ведь мечтать о них не возбраняется.
        Тем более сейчас, когда время словно остановилось…


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к