Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Поллок Марта: " Розовый Сад " - читать онлайн

Сохранить .
Розовый сад Марта Поллок


        # Чтобы доставить радость обожаемой матери Константин Стормволл готов на все, даже жениться на понравившейся ей молодой женщине. Правда, он отнюдь не намерен изменять своим холостяцким привычкам. И его ничуть не смущает, что принудить Флоренс к браку ему удается лишь при помощи шантажа.
        В какое же отчаяние он приходит, когда два года спустя понимает, что по-настоящему любит Флоренс, а она не в силах простить ему его недостойного поведения…

        Марта Поллок
        Розовый сад


1

        Молодая женщина, осторожно отводя в сторону колючие стебли, старательно выискивала сухие веточки. Щелкали садовые ножницы, лучи восходящего из-за холмов на восточном берегу Лоудерлейка майского солнца золотили нежную кожу лица и рук, обнаженных по самые плечи. Погода обещала быть ясной и теплой.
        Каждое утро Флоренс вставала с надеждой, что новый день принесет ей нечаянную радость, избавит от изматывающих душу мелких забот и тревог. А как же иначе? Она столько много сил и нервов потратила на то, чтобы в доме всегда царили образцовый порядок и покой, чтобы отец и дочь были ухожены и довольны, и теперь ждала одного - маленького, но такого желанного счастья для себя самой.
        Ох, если бы кто в прошлом сказал Флоренс, привлекательной молодой девушке, что ей придется коротать дни в одиночестве, выполняя обязанности сиделки при больном старике отце и няньки при взрослой дочери, хоть и живущей с некоторых пор отдельно, она рассмеялась бы этому человеку в лицо. Флоренс мечтала тогда о большой любви! К сожалению, тайные мечты о счастье редко когда сбываются…
        В последнее время ее радовали лишь цветы - изумительной красоты розы самых редкостных сортов, выраженные под окнами скромного дома из желтого кирпича на тихой окраинной улочке Беркшира, небольшого городка на высоком каменистом берегу озера Лоудерлейка.
        Розы всегда были гордостью Флоренс и предметом зависти соседей не только этого квартала, но и жителей всего города.
        Изящная «Герцогиня Харита», сладострастная «Принцесса ночи», утонченная
«Уилдорфская красавица» притягивали восхищенные взгляды редких утренних прохожих своими великолепными бутонами, источающими сказочный аромат. В местном обществе цветоводов-любителей мнение хозяйки розового сада считалось непререкаемым и наиболее авторитетным.
        С ощущением близкого радостного события Флоренс вошла в дом, убрала в кладовую лейку и садовые ножницы, сняла перчатки и рабочий фартук. Пора будить отца, приготовить ему лекарство. Ну а затем, по строгому распорядку дня, наступит время завтрака. Еще раз молодая женщина посмотрела на свои розы теперь уже в окно, перевела взгляд на крыши соседних домов, стоящих на улице, полого спускающейся к озеру.
        Славный все-таки городок Беркшир. Не смотря на то что в центральной части ходит автобус, Беркшир создан для прогулок пешком по мощенным камнем улочкам и любования пестрым сочетанием цветов деревянных и каменных домов, гнездящихся на холмах, как птицы на ветках дерева.
        Но почему мне в этом городе так одиноко и тревожно жить? - недоумевала Флоренс. Разве меня окружают враги? Нет! Так в чем же причина?
        Несколько строчек, набранных мелким шрифтом, окаймляла затейливая виньетка в виде ажурного сердечка. Они следовали сразу после расписания служб в новой церкви евангелистов и перед сообщением об изменении расписания движения муниципального автобуса. О милостивый Боже, что же это такое?!


        Да, это выглядело именно так. Флоренс, сидя за завтраком, небрежно листала
«Беркширский наблюдатель», и вдруг ей бросилось в глаза это объявление. Она поперхнулась холодным как лед апельсиновым соком и в замешательстве расплескала половину содержимого хрустального стакана.
        Джиллиан и Донадье? Ее собственная дочь и этот парень, с которым… с которым она вместе учится в колледже? Что за черт! Какая-то дурацкая шутка, если не сказать больше. Этого не может быть!.. А если все-таки не шутка? Каково матери узнавать о таких новостях со страниц местной газеты? Ах, Джиллиан, хороши у тебя друзья, коли способны на такие выходки, огорченно покачала головой Флоренс, мысленно обращаясь к дочери. Сколько раз я тебе говорила: будь осторожней в выборе знакомых… Чего стоит только Уитни, художник из рекламного агентства, раскрашивающий потехи ради акриловыми красками домашних животных - собак и кошек - в цвета государственного флага. Полиции давно пора арестовать этого типа за издевательство и над флагом, и над животными!..
        - В чем дело, Флоренс? - Высокий пожилой мужчина с суровыми чертами лица, сидящий напротив нее, еще больше нахмурился.
        В последнее время отец выходил к завтраку именно с таким выражением лица: казалось, целый мир виноват перед ним, не только родственники - дочь и внучка. Впрочем, он и раньше не отличался добротой и терпимостью… Но, как бы там ни было, не дело любящей дочери осуждать поведение собственного отца. Еще неизвестно, какой она сама станет на старости лет, может быть, ее характер сделается куда хуже отцовского.
        Намеренно неторопливым движением Флоренс сложила газету так, чтобы не было видно сообщения о помолвке, и белоснежной льняной салфеткой вытерла капли сока с коленей. После чего успокаивающе улыбнулась отцу, с встревоженным видом внимательно наблюдающему за дочерью.
        - Ничего особенного, просто сок попал не в то горло, - произнесла она безразличным тоном. - Поторопилась, очень хотелось пить после работы в цветнике.
        - А ты бы не торопилась, Флоренс. У меня сердце сразу прихватило. Вела бы ты себя поспокойнее, что ли. Ты меня в гроб загонишь своими манерами.
        У отца в последнее время действительно было неважно с сердцем, и Флоренс вовсе не хотела, чтобы он расстраивался из-за нелепой шутки друзей его внучки. Сегодня у Джиллиан день рождения, и ее, видимо, решили разыграть. Суровый дед подобную шутку не сможет оценить по достоинству…
        Ее мысли вновь прервал громкий ворчливый голос с нудными интонациями:
        - Какая ты неуклюжая, Флоренс! Забываешь о том, что теперь в соки добавляют искусственные красители. А если останутся пятна?
        Старик медленно, с трудом встал из-за стола и начал неловкими движениями складывать скатерть, сдвигая приборы, гремя посудой.
        Упрек отца рассердил молодую женщину.
        - Это же натуральный сок, папа, все отстирается, и скатерть будет как новенькая. Да успокойся же ты, разобьешь чашки! - Флоренс в раздражении повысила голос, но сразу же пожалела об этом.
        Отец стар, и подобная забота о быте единственное, - что остается в его власти. Хорошо, пусть беспокоится о скатерти и забудет поинтересоваться городскими новостями. Уйдет к себе в спальню и займется до вечера решением бесконечных кроссвордов.
        Объявление в газете потрясло Флоренс. Но все-таки она надеялась, что это нелепый и злой розыгрыш человека, чем-то похожего на художника, уродующего животных.
        Молодая женщина вздохнула и тоже встала.
        - Извини, папа. Мне пора идти. У меня сегодня три свадебные церемонии, и заказчики попались очень привередливые.
        Автоматически, сноровистыми движениями Флоренс принялась убирать со стола посуду, оставшуюся после завтрака. Аккуратно сложила мокрую скатерть.
        - Оставь, Флоренс, - проворчал отец. - Я все приберу, когда ты уйдешь. Или ты думаешь, что я ни на что уже не годен? Да-да, все вы так думаете и только и делаете, что ждете моей смерти. Вот уж спасибо тебе, доченька, за это.
        Знакомые речи. Флоренс печально улыбнулась, в душе укоряя себя за черствый тон.
        - Не забудь, дорогой папа, сегодня мы ужинаем с Джиллиан, - напомнила она, надевая модный удлиненный черный пиджак. Легкая блузка стального оттенка с высоким воротником подчеркивала своим цветом ее выразительные серые глаза, а покроем - высокую полную грудь.
        Отец, отвернувшийся к окну, казался несколько обиженным. Не стоило ей, конечно, напоминать ему о предстоящем ужине. А как можно было поступить иначе? Они - одна семья.
        - Да разве я могу забыть о дне рождения моей внучки, о славном ее восемнадцатилетии! Да, возраст, возраст, никуда от него не деться, - пробормотал он. - Вам, молодежи, стариков никогда не понять, не оценить того, что мы для вас сделали.
        Отец никак не мог смириться с тем, что ему стукнуло семьдесят восемь.
        Да, мы оба помним, оба, улыбаясь, подумала Флоренс. Как забудешь о столь знаменательной дате. Джиллиан все уши прожужжала об этом событии. Ей приятно чувствовать себя взрослой, человеком отныне, самостоятельно принимающим решения.
        Сегодня они будут ужинать в узком семейном кругу, то есть втроем. А вот завтра Джиллиан отпразднует день рождения как следует - в ресторанчике при ближайшей гостинице, куда приглашены только ее друзья. Тихий семейный ужин необходим для того, чтобы престарелый дед не оказался обойденным, ведь он так любит единственную внучку!.. Любит ли?
        Он чаще ворчит, осуждая ее поступки. Значит, такова его любовь, решила молодая женщина.
        Старик беспокоится за неопытную молодую Джиллиан.
        Уже одевшись, Флоренс чуть помедлила у двери в прихожей, чтобы бросить последний взгляд в зеркало. Это у нее уже вошло в привычку: перед тем как отправиться в свой цветочный магазин, ей надо было убедиться, что она хорошо выглядит.
        То, что молодая женщина увидела в старинном зеркале в резной ореховой раме, вполне ее удовлетворило. Короткие волосы без каких бы то ни было признаков седины, огромные серые глаза, обрамленные длинными темными ресницами, маленький, чуть вздернутый нос с чувственными ноздрями, красивого рисунка губы, гладкая матовая кожа. Все это вместе взятое придавало ей вид молоденькой хорошенькой девчонки, даже модели со страниц глянцевого журнала.
        В ее тридцать пять лет Флоренс и в голову не приходило, что она уже достаточно зрелая женщина, имеющая взрослую восемнадцатилетнюю дочь, и что, когда она родила, ей было меньше лет, чем той сейчас. Миниатюрную Флоренс с легкостью можно было принять за подружку Джиллиан или, если судить по схожести черт лица, за старшую ее сестру.
        - Вечером увидимся! - крикнула она отцу и поспешила закрыть за собой дверь.
        Дорога на работу всегда радовала Флоренс, хоть путь был и неблизкий. Но сегодня ей было радостно вдвойне. Мысленно Флоренс составляла букеты - они должны выглядеть красиво и элегантно в руках счастливых невест.
        Хорошо, что все три сегодняшние свадьбы проходят сразу после полудня, значит, она сможет уйти с работы пораньше и основательно подготовиться к праздничному ужину. Жаль только, что ужин состоится не дома, а в каком-то уютном ресторане поблизости - таково желание дочери. Джиллиан в своем юном возрасте уже успела ознакомиться с кухней и интерьерами всех кафе и ресторанов города - больших и маленьких, роскошных и очень скромных. Что поделать, у Джиллиан много друзей, надо же им где-то встречаться и проводить время. Флоренс отлично знала, что дочь ярая противница алкоголя и табака, зато большая любительница пирожных…
        Усаживаясь в свой небольшой автомобиль серебристого цвета, Флоренс вдруг осознала, что до сих пор держит в руках сложенную вчетверо злополучную газету. Слава Богу, отец не прочтет этот бред, и на том спасибо! Она снова взглянула на объявление.
        Ошибки нет, с горечью отметила Флоренс.
        Джиллиан и Донадье - именно их имена напечатаны четким, хоть и некрупным шрифтом.
        Господи, а читал ли Константин Стормволл, отец Донадье, это сообщение? - вдруг подумалось ей, он ведь встает очень поздно после ночных дежурств на работе. Все равно увидит:

«Беркширский наблюдатель» - его обычное утреннее чтиво за чашкой кофе.
        М-да, плохая шутка или нет, но с этим делом надо немедленно покончить. Ее неуправляемая дочь, без сомнения, устроит сегодня чудесную вечеринку для своих. Вот если бы только не это объявление… И хорошо бы еще провести вечер за домашним столом, а не в ресторане, выбранном Джиллиан. Ах, и почему все всегда идет не так, как хочется?..
        Флоренс с силой захлопнула дверцу машины и, захватив ненавистную газету, вошла в магазин, занимающий несколько комнат одноэтажного строения с двускатной кровлей.
        Пять окон по главному фасаду выходили на Розовую улицу - вот ведь какое удачное совпадение!
        Виктория Коннори, верная и опытная помощница, уже ждала ее. На месте были и две девушки, приходящие по субботам. К счастью, никто из них «Беркширский наблюдатель» не читал, и вопросов к Флоренс у персонала не возникло.
        Это утешало, но не очень. Ей и так придется сегодня давать своим друзьям объяснения по поводу нелепого объявления и успокаивать обидевшихся на то, что их не предупредили заранее о столь знаменательном событии.
        Девушки занялись составлением свадебных букетов, а Флоренс прошла в свой кабинет.
        Телефон звонил не переставая, но желания снимать трубку с аппарата у молодой женщины не было. Лучше освежить в памяти текст из полюбившейся книги «Мир цветов». Как там сказано? И Флоренс принялась импровизировать, разбавляя сухой язык науки своими словами. Скоро она будет разговаривать с покупателями и уж точно не упустит выгоды для магазина. Итак, начали!
        Флоренс улыбнулась собственному отражению в зеркале на противоположной стене кабинетика и с выражением произнесла:
        - Если в последнее время вы стали замечать, что устаете и не находите отдохновения ни дома, ни на работе, что близкие люди вас не понимают, - значит пришло время сажать свой сад! Начинать лучше всего со своего цветка-талисмана. Вы спросите, с какого именно?
        Сейчас Виктория вам любезно подскажет!
        - Виктория! - позвала Флоренс свою верную помощницу. - Ты готова рассказать покупателям о цветочном гороскопе?.. Да? Отлично! Не забудь еще упомянуть о том, что одни из цветов станут для покупателей универсальными целителями, другие помогут при конкретных болезнях…
        Понятливая помощница кивнула.
        - А как же иначе, Флоренс! Каждый человек чем-нибудь да болеет. Но куда приятнее, если цветы покупаются просто так, для удовольствия, а не как лекарства!
        - Верно, Виктория, - со вздохом отозвалась Флоренс.
        К девяти часам магазин был готов к открытию. Флоренс взяла книгу заказов и ручку, но тут снова раздался телефонный звонок.
        Наверняка проснулся какой-нибудь старый маразматик, без подсказки неспособный вспомнить день рождения жены, равно как и день их свадьбы, но непременно желающий удостовериться, будет ли его драгоценный букет доставлен в срок. Флоренс наизусть знала все, что будет сейчас сказано, но ей было безумно жаль несчастных стариков, постепенно теряющих память.
        - Цветочный магазин Диккинсонов, доброе утро! - почти пропела она в трубку.
        Мужской голос на том конце провода произнес только одно слово, вернее спросил коротко:
        - Флоренс?
        Всего одно слово, но ей этого было достаточно. Рука впилась в трубку так, что костяшки пальцев побелели.
        Ее ответ был также краток:
        - Константин;
        - Ты газеты сегодня читала? - спросил Константин, всегда отличающийся лаконичностью.
        - Да.
        - Нам надо поговорить об этом, как ты считаешь? - Это прозвучало не как вопрос, а скорее как приказ. С Константином Стормволлом всегда было так: он повелевал, остальные исполняли приказания.
        Флоренс напряглась, собирая остатки самообладания. Но ничего у нее не получалось, и голос ее задрожал:
        - Не вижу повода…
        - Не вижу повода… Замечательно звучит.
        Наши с тобой дети объявили о помолвке. Надеюсь, ты здесь ни при чем?
        - Естественно, нет! - в отчаянии крикнула в трубку Флоренс.
        - Я так и думал, не переживай. В таком случае мы обязательно должны встретиться и кое-что обсудить. Хорошо? - В знакомом баритоне не звучала угроза, голос был спокоен и размерен.
        Но Флоренс почувствовала, как вспыхнули щеки. Господи, это же смешно: он не сказал ничего особенного, а у нее уже все из рук валится! И почему бы ей не встретиться с Константином Стормволлом?
        - Константин, мне кажется, это обыкновенный розыгрыш, - пробормотала она.
        - Почему ты так решила? - быстро спросил он. - Откуда такие сведения?
        - Да ниоткуда! У нас с Джиллиан сложились достаточно доверительные отношения. Она бы непременно поделилась со мной!
        - Ты так в этом уверена? Дочь действительно всеми секретами делится именно с тобой? - В голосе собеседника прозвучала явная насмешка.
        Флоренс буквально задохнулась от возмущения. Не хватало еще, чтобы… посторонний человек критически оценивал отношения в семье Диккинсон!
        - Слушай, ты… - начала она зло.
        - Ну, так вот, - надменно и спокойно прервал ее Константин, - выслушай лучше ты меня. Я заеду в магазин в четыре часа.
        С мистером Стормволлом всегда было так!
        За ним невозможно угнаться: слишком быстро принимает решения и пресекает всякие попытки возразить. Но Флоренс все-таки попыталась.
        - Знаешь, у меня…
        - Знаю. Но это не имеет значения.
        -..не будет времени встретиться с тобой сегодня, - решительно закончила молодая женщина.
        Константин молчал, и она подумала, что перегнула палку. Да, Господи, зачем винить себя, ведь Константин даже не захотел ее выслушать, слова не дал сказать!
        Флоренс глубоко вздохнула и ровным голосом произнесла:
        - Сегодня суббота, Константин, и у меня три свадьбы, и…
        - И наши с тобой дети сегодня объявили о четвертой! - отрезал он. - А это, между прочим, поважнее всех иных наших дел. - Подобным образом Константин дал ей понять, что и у него, главного хирурга городской больницы, тоже есть дела. - Я заеду в магазин к четырем.
        Этими словами он подвел черту под их разговором и повесил трубку.
        У Флоренс так дрожала рука - то ли от его тона, то ли от самого факта, что она вновь услышала его голос, - что ей не сразу удалось положить на рычаг телефонную трубку.
        Ровно в четыре мистер Стормволл будет здесь, в магазине, в этом она не сомневалась.
        Он всегда держал слово, что бы его ни ожидало, а Флоренс была уверена, что от предстоящего разговора удовольствия он не получит. И конечно, если бы дело не касалось Донадье, он ни за что бы ей не позвонил, хотя голос Константина всегда жил в ее памяти. Незабываемый голос, ужасный голос…
        В крохотную, но светлую комнатку, где стоял рабочий стол Флоренс и которую они в шутку называли то залом заседаний, то кабинетом министров, с деловым видом вошла Виктория. Ей понадобился список заказов на сегодняшний день.
        Увидев мертвенно-белую Флоренс, Виктория с беспокойством спросила:
        - Что-нибудь случилось?
        Господи, случилось, конечно, случилось.
        Разговор с Константином полностью выбил Флоренс из колеи.
        - Нет-нет, все в порядке, - ответила она дрожащим голосом и постаралась улыбнуться. - Мне… мне надо сделать один звонок, а потом я займусь текущими делами. Понимаешь, я с пяти утра на ногах: сначала работала у себя в цветнике, ухаживала за розами, потом давала лекарства отцу. Не хочу говорить в деталях, какое трудное утро выдалось, ты уж прости меня.
        Викторию, восхитительную пухленькую блондинку, не очень убедила вымученная улыбка Флоренс. Но, проработав вместе два года, обе научились не лезть в личную жизнь друг друга. Поэтому, окинув хозяйку еще раз озабоченным взглядом, Виктория взяла со стола список и вышла из комнаты.
        Флоренс тут же схватила трубку и набрала номер ненаглядной своей Джиллиан, прекрасно понимая, что время неумолимо движется вперед и надо срочно браться за дела.
        Послышались длинные гудки. Ну, ответь мне, доченька! Отзовись! - молила Флоренс.
        Наконец раздался заспанный голос подруги, с которой ее дочь делила снимаемую в квартале колледжа квартиру. Потом потянулись долгие минуты, пока полусонная девушка ходила на второй этаж, в спальню Джиллиан, чтобы позвать ту к телефону. Вернувшись, она сообщила, что подруги нет дома, наверное, уже ушла в библиотеку.
        Флоренс подумала, что скорее всего ее дочь вообще не ночевала дома. Да и библиотека должна была открыться только через полчаса.
        Поклонница творчества Байрона и Китса, Джиллиан прилежно изучала в колледже английскую литературу. Учеба давалась ей достаточно легко, поэтому она вела довольно веселый образ жизни. О, сколько у нее было друзей и подруг! И лишь один Господь Бог знал, чем закончится завтрашняя вечеринка в честь дня ее рождения.
        Поблагодарив девушку, Флоренс в растерянности повесила трубку. Да нет, вроде не все еще потеряно. У нее будет время связаться с дочерью в течение дня. Наверняка Джиллиан тоже заинтересуется объявлением в газете и захочет разобраться, кто это так пошутил, Флоренс предвидела, что дочь не поймет и не одобрит ее тревоги по поводу того, что в дело решил вмешаться Константин. Джиллиан всегда симпатизировала мистеру Стормволлу, но она просто не знала этого человека достаточно хорошо.
        Утренние часы прошли незаметно в деловой суете. Виктория развозила в грузовом фургончике цветы по церквам, а Флоренс занималась доставкой букетов и бутоньерок в дома невест и в залы ресторанов, снятые для проведения торжественных церемоний.
        Невесты были разные, хотя и выглядели одинаково привлекательно. Одна девушка, очевидно, решила, что, если из предстоящего брака ничего хорошего не выйдет, всегда можно развестись. Это было написано у нее на лице, но сумеет ли догадаться об ожидающей его участи жених?
        Вторая красотка пребывала в полной безмятежности под воздействием распитой на пару с матерью по такому важному поводу бутылочки хереса. Третья же заливалась слезами, будто предчувствуя, что совершает огромную ошибку, но свадьбу отменять уже поздно, да и просто неприлично и стыдно перед кучей родственников и знакомых.
        Хотя - и это было более чем возможно - Флоренс заблуждалась в отношении всех трех невест, учитывая ее собственное паршивое настроение.
        Около четырех часов дня, вернувшись наконец в магазин, Флоренс буквально с ног валилась от усталости. День выдался очень напряженный, а тут еще Константин появится через несколько минут! Надежды на то, что в ее отсутствие он перезвонил и отменил визит, она не питала.
        - Звонки были? - достав коробку с печеньем и включив чайник, спросила она Викторию.
        Флоренс просто необходимо было сейчас подкрепиться. В суете и хлопотах никому из ее заказчиков даже не пришло в голову предложить ей чашечку чаю или кофе.
        - Были. Деловые, - ответила Виктория. Да еще несколько человек, не называя своих имен, сообщили, что перезвонят вам позже домой, - добавила она легкомысленно веселым тоном, не подозревая о том, какие чувства вызвали у хозяйки магазина ее слова.
        Но Флоренс прекрасно понимала, по какому поводу звонили сегодня ее друзья. Да, теперь ей придется многим давать объяснения!
        Аннабел Джексон, соседка по улице через три дома, наверняка перемывает сейчас с приятельницами ее косточки, сплетничает по поводу объявления о помолвке. Еще бы, ведь ее сын Сирил остался как бы не у дел, хотя она посматривала на Джиллиан, как на свою возможную невестку.
        - Все свадьбы состоятся? Никто не изменил своего решения? - поинтересовалась Виктория.
        Такое случалось в их практике, и не единожды. Свадьбы отменялись из-за нервных срывов невест - «Ах, я ни за что не выйду за это чудовище!» - и из-за скандалов, связанных с опозданиями на торжественную церемонию бракосочетания женихов. Но почти всегда через неделю-другую назначались вновь.
        - Все складывается на редкость удачно, никаких отмен. Компания подобралась стойкая и невест, и женихов, - рассеянно произнесла Флоренс и взглянула на круглые настенные часы в виде ромашки.
        Было без трех минут четыре. Она снова - в который уже раз! - набрала номер Джиллиан.
        Подружка наверняка передала той, что звонила мать. Но она, видимо, вернулась домой уставшая и поэтому не перезвонила, решив, что Флоренс просто хочет поздравить ее с днем рождения, а это может подождать до вечера.
        Ее дочь была свободна от условностей, что вообще свойственно поколению современной молодежи. Ах, милая Джиллиан, как ты порой бываешь не права, грустно вздохнув, подумала молодая женщина.
        На этот раз трубку вообще никто не снял.
        Если Джиллиан спала, бесполезно было ждать, что телефонные звонки ее разбудят. Дочь отличалась от родной матери крепким сном и завидным аппетитом. Даже если притащить в спальню и завести бензиновую газонокосилку, она будет спокойно продолжать безмятежно спать и еще улыбаться во сне. Итак, от телефона толку мало…
        С благодарностью приняв у Виктории чашку фруктового чая, Флоренс направилась к себе, в зал заседаний. Надо было навести там порядок к приходу Константина - уж он-то наверняка будет выглядеть безупречно. Этот мужчина не изменял только собственным привычкам и явится обязательно в строгом классическом костюме с иголочки, сидящем на его отличной фигуре, как на манекене в витрине модного магазина.
        Ровно в четыре звякнул дверной колокольчик, затем раздался стук закрываемой двери, и в такт этим звукам ухнуло куда-то вниз сердце бедной Флоренс. Представление, в котором ей всегда предназначалась только роль бесправной жертвы, началось!
        Она вскочила с легкого плетеного из лозы стула, опрокинув его при этом, и, уже подходя к двери, ведущей в торговый зал, услышала низкий бархатный баритон Константина. Нервы молодой женщины напряглись до предела - сейчас она снова увидит его, своего рокового мужчину, впервые за последние долгие два года. Их сегодняшняя встреча неминуемо должна была состояться из-за глупого объявления в «Беркширском наблюдателе». Но именно в эту секунду Флоренс оказалась к свиданию неготовой - слишком уж быстро развивались события!
        Она приоткрыла дверь, ведущую в зал, и несколько секунд украдкой разглядывала Константина, картинно стоящего среди букетов из царственных роз.
        Время было милостиво к нему, он нисколько не изменился с тех пор, как они виделись в последний раз. Темные жесткие волосы, на впалых висках чуть тронутые благородной сединой, глаза цвета морской воды в штормовом ноябре, опушенные длинными ресницами, прямой нос, красиво очерченная губа под тонкими усиками, волевой подбородок с ямочкой. Да, все как на картинке из журнала о светской жизни. Женщины сходят с ума по таким безответственным и нахальным типам.
        Он приехал явно не из больницы, потому что был одет без присущей ему строгости, однако по-прежнему элегантно и с безупречным вкусом. И не скажешь, что перед тобой специалист по полостным операциям, хирург от Бога.
        Голубая рубашка с настоящими бриллиантами в запонках на манжетах наверняка от хорошего портного и сшита из дорогого шелка, черные брюки без единой морщинки облегают длинные ноги, пиджак и галстук скромны, словно у принца крови, ботинки безукоризненно блестят.
        В его высокой стройной фигуре чувствовалась сдержанная сила. Когда он двигался, на руках и спине играли мускулы.
        Он был красив, этот жестокий человек без сердца. Очень красив. И сей очевидный факт не преминули отметить обе девушки, работающие у Флоренс по найму. Они так и порхали вокруг красавца, как мотыльки вокруг горящего фонаря, совершенно не сознавая, что тридцатидевятилетний Константин годится им в отцы.
        Даже Виктория Коннори, достаточно известная своим циничным отношением к мужчинам, поглядывала на него с кокетливым любопытством, что тоже не ускользнуло от внимания Флоренс.
        - Меня зовут Стормволл, милая барышня, - сообщил Константин глубоким, чуть приглушенным голосом, обращаясь к Виктории. С Флоренс по телефону он говорил значительно прохладнее. - Я приехал повидать…
        - Добрый день, мистер Стормволл, - произнесла Флоренс, грациозно входя в зал и негромко стуча каблучками по каменному полу.
        Пусть все рушится, но за себя я постоять сумею, словно говорила ее походка.
        Константин обернулся на голос и, вскинув брови, насмешливо посмотрел молодой женщине в лицо.
        - Мистер Стормволя? - переспросила Виктория, до которой наконец стало кое-что доходить. - Значит, вы…
        - Ну да, хозяин, - оборвала ее Флоренс и многозначительно добавила:
        - Константин, пройдем ко мне в кабинет.
        Он кивнул. Насмешка уже совершенно открыто читалась в его глазах: он понимал, что поставил Флоренс в неловкое положение.
        Галантно пропустив ее вперед, он вошел следом в небольшое помещение.
        И все это время Константин не сводил с нее глаз. Флоренс очень надеялась, что с тех пор, как вышла из дому, у нее не спустилась петля на чулке и что она выглядит по-прежнему безукоризненно.
        - Хозяин. Это ты верно сказала, - заметил он. Захлопнув за собой дверь, Константин решительно добавил:
        - А также твой муж, миссис Стормволл! Скажи, отчего такой беспорядок, стул опрокинут, бумаги валяются на полу? Можно было и приготовиться к моему приходу за два года, не так ли, жена?

2

        Флоренс вспыхнула.
        - Жена… Это только формальность, - произнесла она подчеркнуто спокойным тоном. - И тебе это известно, не так ли, мистер Стормволл? - передразнила она его.
        Константин пожал плечами и поднял стул.
        - Формальность или нет, но факт остается фактом. Мы с тобой муж и жена, о чем, кажется, ты совершенно забыла. Мы связаны священными обетами, данными в церкви. Прекрасный майский день, священник в праздничном облачении, хор славит Христа, и мы с тобой, улыбающиеся гостям. Помнишь, Флоренс?
        - Только до поры до времени. Через месяц-другой я смогу подать на развод на том основании, что мы два года фактически не живем вместе. Вернее будет сказать, через шестьдесят дней!
        Константин усмехнулся.
        - А ты ждешь не дождешься, оказывается, уже и дни считаешь. Право, это смешно, дорогая моя.
        Конечно, она считает! И не только дни, но и минуты! Господи, ну почему ей все время приходится оправдываться? С самого начала их брак был ошибкой, условностью. Даже свой выбор они сделали по чужой подсказке. Если бы это не произошло с ней, случившееся можно было бы принять за выдумку сочинителя любовных романов, за плод фантазии производителя чтива для тоскующих дам. Но Константин прав: их свадьба состоялась два года назад и эту страницу из жизни не вырвать, не уничтожить.
        Именно поэтому она предпочла бы, чтобы в «Беркширском наблюдателе» рядом с именем дочери было указано имя какого-нибудь другого человека, только не Донадье Стормволла, раз уж дело дошло до публикации. Конечно, шутникам было невдомек, какое осиное гнездо они разворошили. Да и откуда им знать, что Донадье и Джиллиан - сводные брат и сестра? Ведь их семья просуществовала всего несколько месяцев, а жизнь, которую они тогда вели, семейной язык не повернулся бы назвать.
        Флоренс знала, что Донадье и Джиллиан иногда встречаются. Это и неудивительно, ведь оба учились в одном колледже. По всей вероятности, факт их знакомства и натолкнул кого-то на дурацкую мысль связать имя ее дочери с Донадье. Был бы в объявлении указан кто-нибудь другой, Флоренс даже посмеялась бы над удачной шуткой ко дню рождения дочери.
        Молодая женщина уселась за столик, занимающий чуть ли не все пространство крохотной комнатушки. На привычном месте она чувствовала себя увереннее.
        - Надеюсь, ты приехал не для того, чтобы говорить со мной о разводе? - произнесла она равнодушным тоном, но при этом пряча взгляд.
        - Ты так думаешь? - вкрадчиво спросил Константин, располагаясь на плетеном стуле, жалобно заскрипевшем под внушительным весом нежданного гостя.
        Поразительно, как он умудрился на нем поместиться!
        - Константин! - обреченно вздохнула Флоренс. - Что тебя все-таки привело ко мне?
        - Джиллиан и Донадье, я уже сказал. - На сей раз голос мужчины звучал сухо. - Как мы с ними поступим?
        - Как поступим? - изумленно воскликнула Флоренс. - Почему нам надо как-то с ними поступать? - Она пожала плечами. - У Джиллиан сегодня день рождения, вот ее друзья и решили немного поразвлечься…
        - Я прекрасно знаю, что моей падчерице исполняется сегодня восемнадцать! - резко прервал ее Константин.
        - Какая она тебе падчерица? - При этом вопросе на щеках Флоренс проступили красные пятна.
        Впрочем, на скулах Константина тоже заиграли желваки.
        - Она моя падчерица, Флоренс, и всегда ею останется, нравится тебе это или нет, подашь ты на развод или нет.
        - Конечно, подам, в этом можешь не сомневаться.
        - А зачем?
        Глаза Константина сузились и потемнели.
        Он явно ждал развернутого ответа.
        - Зачем? - повторила Флоренс. - Но ведь… - Тряхнув головой, она решила прекратить разговор на неприятную тему и заметила:
        - Кажется, мы далеко ушли от цели твоего визита.
        Он закинул ногу на ногу, полностью расслабившись на неудобном стульчике. В холодных глазах заиграли веселые, но опасные огоньки.
        - Неужели, моя дорогая?
        - Не дорогая и не твоя. Константин, у меня сегодня выдался тяжелый день.
        И в самом деле у Флоренс разболелась голова. Как же тяжело с ним разговаривать! Он все время ставил ее в затруднительное положение.
        - Да, конечно, - холодно произнес Константин. - Подумать только, я оторвал тебя от важных дел по такому пустяку, как помолвка наших детей!
        Это была явная издевка и уж совершенно не то, что ей хотелось услышать от него.
        Флоренс устало вздохнула и потерла виски пальцами.
        - Я уже объяснила тебе, что это какое-то недоразумение. Не обращай внимания, просто кто-то неудачно пошутил.
        Константин покачал головой.
        - Не понимаю, почему ты так в этом уверена. Ты что, уже поговорила с Джиллиан?
        - Нет, но… - Флоренс нахмурилась и сочла нужным честно рассказать о неудачных попытках связаться с дочерью. - Я несколько раз хотела до нее дозвониться, но так и не застала дома.
        Константин медленно кивнул.
        - Понимаю. Мне тоже не удалось отловить Донадье…
        Флоренс воспрянула духом. Уж если молодые люди вне зоны досягаемости, значит, они у каких-то своих друзей и, вполне вероятно, смеются сейчас над дурацкой проделкой какого-то из приятелей.
        - Сегодня вечером я увижусь с Джиллиан, и мы вместе повеселимся, вспоминая мои тревоги, уверяю тебя, - спокойным тоном произнесла молодая женщина. - Никаких проблем нет и не было, так говорит мое сердце. Ужин в ресторане, думаю, пройдет на удивление хорошо и весело.
        И тут Флоренс думала, но вовсе не об ужине. Сердце, вот о чем спохватилась она! У нее оно вполне здоровое, а вот у отца… Флоренс представила, какие разговоры заведут сегодня за ужином дед и внучка. Они будут пикироваться, спорить по пустякам. Слово за слово - и прощай хорошее настроение и мир в семье.
        - О да, это совсем не плохая идея - ужин в кафе… - протянул Константин. - Мы с Донадье с радостью приняли приглашение.
        Флоренс окаменела за своим столиком. Неужели… Этого не может быть!
        - Разве Джиллиан пригласила тебя с сыном сегодня на ужин?
        Ответ был написан на его лице. И тут до Константина дошло, что так поразило Флоренс.
        - Вот оно что. Выходит, наша маленькая проказница тебя не предупредила?
        В комнатке повисла зловещая тишина.
        Джиллиан это сделала. И сделала совершенно умышленно, подумала Флоренс. Ей известно, что к Донадье она относится хорошо и ничего не имела бы против его присутствия на ужине. Но Константин - дело другое. Насколько Флоренс знала свою наивную дочь, та наверняка пригласила обоих, а потом перезвонила в какой-нибудь свой любимый китайский или японский ресторанчик или кафе на террасе над озером и сообщила, что заказывает столик не на троих, а на пятерых человек.
        Картины из прошлого живо предстали перед мысленным взором Флоренс. Как же, она все помнит! Константин сразу понравился Джиллиан, девочка просто обожала его. Своего родного отца она не помнила, тот трагически погиб, когда она была совсем крохотной девчушкой… Едва Флоренс и Константин поженились, пятнадцатилетняя Джиллиан с радостью и безоговорочно приняла его в качестве отчима. Еще бы, никто из знакомых семьи не мог сравниться с мистером Стормволлом - обаятелен, щедр, остроумен. Девочка не знала жизни и слепо доверилась своим неразвитым чувствам. Пятнадцать лет, по сути, совсем ребенок, глупый и несмышленый!..
        Только сейчас Флоренс с запозданием поняла, что означали слова дочери о том, что сегодняшний праздник она обязательно хочет отметить в кругу семьи. В этот круг Джиллиан включала и Константина, к которому относилась с безграничной нежностью и доверием. Ах, Флоренс, и куда ты раньше смотрела!
        Константин с интересом наблюдал за выражением лица жены.
        - Флоренс, мы с Джиллиан обедаем вместе по крайней мере раз в две недели, - мягко произнес он. - Еще чаще она приходит к нам домой, пользуется библиотекой, отдыхает в своей спальне, слушает свою дикую музыку…
        - Ее спальня находится в моем доме! И повторяю: никакая она тебе не падчерица! - прервала его Флоренс, до глубины души потрясенная услышанным. - Черт возьми, ты же прекрасно знаешь, что я не желаю видеть тебя сегодня! Это в конце концов наш праздник, праздник семьи Диккинсон!..
        - Ты не желаешь, миссис Стормволл? - вкрадчиво переспросил Константин, окидывая ее внимательным взглядом. - При чем здесь ты? Почему ты должна желать или не желать видеть кого бы то ни было на дне рождения Джиллиан? Наша с тобой женитьба неизбежно затронула наших детей. Да, мы расстались, но это, представь, не повлияло на мои отношения с Джиллиан. Мы дружили и дружим, говорю тебе это совершенно искренне, с полным уважением и любовью к твоей дочери… И я буду счастлив, если между нами все останется по-прежнему. - Теперь тон его стал резким и напористым.
        Флоренс поняла, что Константин подспудно обвиняет ее в холодности к Донадье. Она, если говорить на языке бывшего мужа, тоже была привязана к пасынку, ей тоже хотелось бы, чтобы между ними царили любовь и согласие. Но ей казалось, что, раз с мужем их ждет полный разрыв, значит, не надо поддерживать какие-либо родственные связи и с его сыном.
        Слова Константина больно ударили по самолюбию Флоренс. Как же так? Она всегда полагала, что у нее с дочерью существуют доверительнейшие отношения. Она и не подозревала, что Джиллиан может что-то от нее скрывать, тем более столь частые встречи с Константином. Ночует у него в доме?! Возможно, даже стала женщиной в постели Донадье?! Какой ужас! Ее милая крошка раньше всегда делилась с ней малейшими радостями и горестями, всем, что происходило за день. Читала вслух письма от подруг, рассказывала о событиях в школе, мило сплетничала о преподавателях. Теперь Флоренс поняла, откуда у Константина взялся такой насмешливый тон: он все знал о ее родной дочери. Он знал, а она, мать, получается, нет…
        Ей было больно, очень больно. Ах, как несправедливо устроена жизнь! Она сама подтолкнула Джиллиан к зловредному Константину, упорно запрещая даже произносить вслух его имя в своем присутствии. Конечно, Константин прав: их отношения затронули и их детей. Она не имела права давить на Джиллиан, навязывать ей свою точку зрения. Но что теперь делать? - вот вопрос, на который нигде не найти ответа. И отец ей не помощник, он слишком болен и стар.
        - О Боже, - тихо простонала Флоренс, закрыв лицо руками. - Какой кошмар!
        Константин же, достав из внутреннего кармана пиджака металлический цилиндр, оторвал бандерольку, отвернул крышку и извлек на свет Божий «Гавану». Садовыми ножницами, попавшимися под руку, ловко отрезал кончик сигары и, не торопясь, с видимым удовольствием закурил, наблюдая за Флоренс.
        Интересно, с какой стати она так переживает? Что творится в загадочной женской душе?
        Если судить с первого взгляда, Флоренс его ненавидит. Вполне возможно, но неразумно. А если судить со второго взгляда, то…
        Клуб ароматного дыма закрыл лицо Константина, потом медленно поплыл к распахнутой настежь створке большого окна, слишком большого для столь маленького помещения.
        Флоренс с трудом пыталась сохранить самообладание. Но память, что творилось с ее памятью?! Ведь все случилось совсем недавно.
        Боже, какие трудные были годы! Одиночество, хлопоты по дому, трудный быт. Поглощающая все силы работа в цветочном магазине. Когда они с Константином поженились, ей казалось, что она поступила правильно: ребенку нужен отец. И вот что ее замужество сделало с любимой дочкой! Та даже не стала ей лгать, просто держала все в глубокой тайне от нее, своей матери, молчала о встречах с Константином, об их совместных обедах, о том, что частенько наведывается к нему в гости. Дочь, зная о глубокой неприязни, которую Флоренс питает к мужу, чтобы не расстраивать мать, скрывала правду об их взаимоотношениях.
        Молодая женщина снова застонала, словно у нее внезапно разболелись зубы, и с ненавистью взглянула на своего гостя, вставшего вдруг со стула и двинувшегося по направлению к столу.
        - Флоренс, тебе плохо?.. - И выругался, потому что она резким движением сбросила его руку. - Черт побери! Тебе вовсе ни к чему столь явно выказывать свое дурное ко мне расположение! Я просто хотел успокоить тебя, только и всего!
        Она даже не поняла, что он собирался лишь ободряюще дотронуться до ее плеча. Едва почувствовав сквозь блузку тепло его ладони, Флоренс инстинктивно отпрянула назад, словно от удара электрическим током.
        На лице Константина появилось такое знакомое еще со времени их недолгой совместной жизни выражение отчужденности и высокомерия. Выбросив в окно сигару, он нервным движением засунул руки в карманы, отчего ткань натянулась до предела.
        Флоренс поспешно отвела взгляд.
        - Прости. У меня сегодня был действительно тяжелый день, и твой визит тут ни при чем.
        С утра на ногах.
        Прошло еще несколько напряженных минут, в течение которых Константин внимательно разглядывал ее побледневшее лицо в обрамлении коротких светло-русых волос. Потом он сказал:
        - Надеюсь, я не слишком тебя утомил.
        Как только он отодвинулся от нее, дыхание Флоренс выровнялось и она уже спокойнее ответила:
        - Конечно нет. При чем здесь ты? И поскольку мы с тобой увидимся сегодня вечером…
        - Донадье тоже будет, - мягко напомнил Константин невинным тоном.
        - Я с радостью повидаюсь с ним. Действительно, давно не интересовалась его делами и учебой. Что-то такое мне говорила Джиллиан, но я не припомню. Как он, все так же занимается теннисом и обожает плавание?
        Главное, чтобы не дрожал голос. Теперь ей только оставалось надеяться, что Джиллиан не наприглашала еще кучу непредвиденных гостей, в чем она уже не была уверена. Надо обо всем хорошенько поговорить с дочерью: лишние люди будут только мешать. Им необходимо обсудить это дурацкое объявление в «Беркширском наблюдателе». Может, это на самом деле очень серьезно?
        - Так как я увижу вас обоих вечером, думаю, у нас появится прекрасная возможность поговорить о… - Флоренс запнулась. Она, всегда такая спокойная и сдержанная, в присутствии Константина теряла над собой контроль и теперь желала только одного - чтобы этот неприятный разговор немедленно закончился.
        - Мой сын давно не занимается плаванием.
        А еще, наверное, ты захочешь сообща придумать текст опровержения, не так ли? - подсказал Константин равнодушным голосом.
        О, это было именно то, что она намеревалась сделать, но пока не знала, как к этому подойти.
        - Да, конечно, именно так. Иначе соседи замучают. Как же, помолвка - это всегда повод сунуть нос в чужие дела, - с вымученной улыбкой произнесла Флоренс.
        - Понятно. - Константин направился к двери, но на самом пороге повернулся и, помедлив, добавил:
        - Итак, до вечера, женушка…
        Кстати, Флоренс, ты должна радоваться, что этому твоему «шутнику» не пришло в голову написать, что дочь миссис Стормволл выходит замуж за сына мистера Стормволла. Автор текста явно из приятелей наших детей, но, вероятно, приехал учиться в колледж из тех мест, где слыхом не слыхивали о нашей с тобой свадьбе. Вот так-то!
        Звякнул звонок, стукнула дверь. Флоренс осталась в одиночестве, и лишь запах дыма от выкуренной в кабинете сигары напоминал о состоявшемся разговоре. Кто бы только знал, столько сил отнял у нее этот диалог с незваным гостем! Лучше не ворошить прошлое. Кто знает, какие призраки таятся в канувших в небытие днях и ночах, какие тайны могут всплыть из бездны воспоминаний. Впрочем, кто-то из великих сказал, что люди вспоминают лишь то, что окончательно и бесповоротно забыли.
        Честертон? Уайльд?.. Надо спросить у Джиллиан, уж она-то знает наверняка…
        В полуоткрытую дверь заглянула Виктория. На широкоскулом лице не было ни тени сомнения в том, что состоявшийся между мистером Стормволлом и Флоренс разговор оказался тяжелым для последней. Умная и понятливая у меня помощница, благодарно подумала Флоренс. За ней я как за каменной стеной.
        - До свидания! - понимающе улыбнулась блондинка. - Я уже отпустила всех и закрыла центральный вход в магазин. Приятно провести вечер!
        Ну что же, спасибо на добром слове. Хотя вряд ли вечер окажется приятным. Бедный папа, его наверняка ждет тяжелое потрясение вместо мирного ужина…

3

        Полумрак в уютном зале французского ресторанчика, известного на весь город своей великолепной кухней, располагал к откровенному разговору. Низкий потолок с потемневшими от времени балками не давил, напротив, приглушал все звуки и напоминал о том времени, когда владельцы подобных заведений угощали своих гостей не только изысканными паштетами и выдержанными винами, но и музыкой из музыкальных автоматов или песнями самонадеянных шансонье. Слава Богу, небольшая эстрада в глубине зала сейчас была пуста, лишь поблескивали хромированные детали бездействующей ударной установки и тускло светился темным лаком прислоненный к выложенной из дикого камня стене контрабас.
        - Мы приносим свои извинения за то, что музыканты сегодня заняты на свадьбе своего приятеля, - с печальным выражением на лице сообщил официант, словно говоря о похоронах.
        - И прекрасно, - невозмутимо произнес Константин, потягивая вино. - Если понадобится музыкальное сопровождение, мы сами сумеем сыграть. Верно, дети?
        Джиллиан рассмеялась.
        - Ты, кажется, собиралась поступать в университет? - спросила Флоренс, отбросив все неприятные воспоминания, как, впрочем, делала это вот уже восемнадцать лет подряд.
        Не надо Джиллиан знать подробности своего прошлого. Вот если бы Патрик не погиб, когда дочке было всего ничего, если бы у них сохранилась семья и они, как все, отмечали юбилеи свадеб и другие семейные торжества, тогда, пожалуй, можно было бы говорить с Джиллиан в открытую.
        Не дождавшись ответа, Флоренс повнимательнее присмотрелась к дочери, сидящей рядом с парнем, словно видела ее впервые после долгих лет разлуки. Чистый взгляд, вполне взрослые манеры.
        Как ей теперь объяснишь, что она родилась вполне доношенным ребенком всего через шесть месяцев после свадьбы родителей?
        Время шло, Флоренс, не видя повода для такого признания, молчала. Впрочем, этого повода не было и теперь.
        Но, посмотрев в искрящиеся весельем глаза Константина, Флоренс вдруг поняла, что он следит за ходом ее мыслей и считает, что время поговорить с Джиллиан откровенно как раз настало. Но почему он улыбается?
        - Отвечай, милая, тебя спрашивает мать, - сказал Константин. - Ну-ка, что у тебя на уме?
        - Я не собираюсь менять свои планы! - живо воскликнула Джиллиан, привлекая к себе внимание сидящих за столом.
        Спасибо, дочка, подумала молодая женщина. Вот удружила так уж удружила! Теперь Флоренс была бы только рада узнать, что объявление о помолвке всего лишь чей-то глупый розыгрыш. Все познается, как известно, в сравнении. И правда, которая открылась ей, была во сто крат хуже самого нелепого из возможных предположений.
        - Замужество абсолютно ничему не помешает, - тем временем продолжала Джиллиан. - Сейчас, мамочка, карьеру и семейные обязанности можно с легкостью совмещать! - И она снова лучезарно улыбнулась Донадье.
        Нет, она все-таки ребенок, с тяжелым вздохом решила мать. «Совмещать» можно было всегда, но уж конечно не «с легкостью», как это кажется глупышке Джиллиан. Чем-то потребуется пожертвовать, какие-то стороны жизни неминуемо отойдут на второй план. Но Джиллиан так восхищенно смотрела на Донадье, что Флоренс поняла: сейчас она ее ни за что не услышит. В голове дочери вовсю звенят свадебные колокола.
        Как раз в сентябре Флоренс намеревалась расторгнуть брак, и, если бы их дети именно в это время сыграли свадьбу, это выглядело бы просто смешно. Интересно, подумал ли об этом Константин? В том, что он тоже желает развестись, у Флоренс не было ни малейшего сомнения…
        Хорошо еще, что отец сидит за столом молча, опустив глаза. Да, ему легко, словно набрал в рот воды, не ест и не пьет. Зато и не вступает в трудные разговоры. И что-то он подозрительно легко воспринял известие о помолвке внучки. Кто знает, не разразится ли гроза дома, после возвращения из ресторана.
        Отцу никогда не нравился Константин, а Донадье как-никак его сын. Да, пожалуй, скандала не избежать, вон как нервно старик барабанит пальцами по столу…
        - Джиллиан, доченька, - попыталась продолжить Флоренс начатый разговор, но тут принесли сначала шампанское, а затем заказанный ужин.
        Вино разлили по бокалам, и все выпили за восемнадцатилетие Джиллиан. Флоренс залпом осушила бокал, и печальный официант сразу же наполнил его снова.
        Теперь она уже неторопливо поднесла бокал ко рту. И перехватила изучающий взгляд Константина. На его губах по-прежнему играла та же ироничная полуулыбка-полуусмешка.
        Он обернулся к официанту и заказал еще одну бутылку шампанского.
        Похоже, он думает, что ей хочется напиться! Что ж, такой поворот событий вполне достаточный повод для этого!
        Печальный официант, поставив на стол блюда, наконец удалился. И тут Константин сказал свое веское слово, обращаясь к сыну:
        - Сентябрь исключается.
        Ага, все-таки он вспомнил!
        Донадье подозрительно взглянул на него и быстро спросил:
        - Почему?
        Отец привычно передернул широкими плечами и, подняв брови, поинтересовался:
        - Хотите услышать подробные комментарии? Ну, слушайте, дорогие мои. Меня весь месяц не будет в стране, я улетаю в Канаду читать лекции по полостной хирургии. Сначала в Монреаль, затем в Торонто. Если знаете другую кандидатуру для выполнения этой миссии, скажите о ней руководству больницы, возражать не буду.
        Вот оно что! Его не будет в городе, он даже не сможет сразу получить на руки документы о разводе в муниципалитете, с некоторой тревогой и даже разочарованием подумала Флоренс. Конечно же ему не пришла мысль о смехотворности их развода в одно время со свадьбой их детей. А она-то было решила!..
        Но, может быть, из-за его отсутствия Джиллиан и Донадье отложат свадьбу, мелькнула обнадеживающая мысль. Ну хотя бы на месяц-другой.
        Константин продолжал с некоторым сарказмом посматривать на нее. Он, естественно, помнил, что развод состоится в сентябре, и сейчас читал на ее лице то, что Флоренс думает по поводу его намечающегося отъезда.
        Его, без сомнения, развлекала сложившаяся ситуация.
        - Ну что ж, тебе безумно повезло, Константин, - произнесла Флоренс намеренно беспечным тоном. - И куда же ты направишься потом?
        - Во Флориду, - сухо ответил он. - В гости к крокодилам.
        - О, штат прекрасных пляжей и солнца!
        Тебе повезло вдвойне!
        У Флоренс не было сомнений, что к своему и без того безупречному загару он сумеет добавить во Флориде красивый шоколадный оттенок. А к бесчисленным сердечным победам прибавит еще десяток, сразив жительниц Майами своей сексапильной внешностью.
        Охотницы за амурными приключениями недаром слетаются со всего света на золотой песок знаменитых пляжей, и вооружены они красотой и наглостью.
        - Присоединяйся ко мне, Флоренс, - вдруг предложил Константин. - Почему бы нам не полететь во Флориду вместе, ведь ты еще там никогда не была? Мы могли бы устроить себе второй медовый месяц! Пляжи там просто чудо, а ночная жизнь - настоящая сказка.
        Второй медовый месяц? У них даже первого-то не было! И вообще, он что, забыл, как сложились их отношения в безумно нелепом браке? Какой наглец!
        - Мы же еще женаты, не так ли? - спросил прищурившись Константин и оторвал своими ловкими сильными пальцами крупную ягоду от виноградной кисти.
        Но в сентябре мы уже не будем супругами.
        Или он забыл, или строит какие-то свои планы, подумала Флоренс, завороженно следя, как виноградина исчезает во рту Константина.
        Когда-то я целовала эти красивые губы, мелькнуло в сознании Флоренс. И она машинально облизнула свои вмиг пересохшие губы.
        - Боже мой, какое прекрасное предложение! Еще один медовый месяц. Великолепно! Своим восклицанием Джиллиан опередила протест растерявшейся Флоренс. - Мамочка, соглашайся. Ты чудесно проведешь время на берегу океана. К тому же тебе давно следует отдохнуть!
        С кем? С Константином? Чудесно провести время? Что-то сомнительно. Она прекрасно понимала, что это приглашение является всего лишь игрой его извращенного воображения.
        - Джиллиан, дорогая, не верь ему, - обернулась Флоренс к дочери. - Он пошутил, только и всего.
        Константин вздернул бровь. И молодая женщина подумала, что сейчас он начнет возражать, лишь бы пустить всем им пыль в глаза.
        Но нет. Он на мгновение задержал на ней странный взгляд, потом наклонился над столиком и вновь наполнил ее бокал шампанским.
        Флоренс сглотнула, поднесла шампанское к губам и, с вызовом глядя на Константина, выпила до дна. Лишь чуть позже она осознала, что ей не следовало это делать, ведь, кроме одного-единственного тоста за завтраком, у нее во рту целый день не было ни крошки. Голова слегка закружилась.
        Она вообще пила мало, это не входило в ее привычки. Но сейчас чувствовала, что только так сможет забыться после тягот столь длинного и напряженного дня.
        Необычайное стечение обстоятельств вынуждало молодую женщину что-то предпринять. Нервы ее были на пределе. Вот они сидят вместе за одним столиком - ее муж, который вскоре официально превратится в бывшего, и новоиспеченные жених с невестой, то бишь ее дочь и его сын. И старик отец, привычно хмурый, сердитый на своих дочь и внучку.
        Господи, да тут кто угодно напьется. Не то что она, беззащитная одинокая женщина, на плечи которой свалилось столько проблем разом, что иному мудрецу не по силам разрешить!
        Ужин шел своим чередом, и бокал Флоренс наполнялся, стоило ей только сделать глоток из него. Голова все больше кружилась, и под конец молодой женщине стало совсем не по себе. Она напрягалась изо всех сил, прислушиваясь к разговору за столом, но ничего толком не соображала, слова как бы проносились над ней, не затрагивая сознания, пропадали где-то под темными балками потолка. Наконец она перестала обращать внимание на происходящее, решив, что пусть будет то, что будет.
        При этом Флоренс не отрывала глаз от Константина. Вокруг него словно образовалась какая-то чувственная аура и он приблизился к ней, излучая живительное тепло. Теперь она явственно ощущала, что в целом свете нет для нее никого прекраснее и желаннее этого человека!
        Светильники в форме старинных уличных масляных фонарей вдруг покачнулись и медленно поплыли по кругу, рассыпая разноцветные искры. И неожиданно раздалась музыка, только не с эстрады, а - как это ни удивительно - из двери в кухню, которую позабыл закрыть за собой официант.
        Боже, только этого ей не хватало - она напилась!
        Но Флоренс уже не могла остановиться и, понимая, что Константин ее тоже хочет, все пила и пила, глядя ему прямо в глаза. Теперь-то эта сплоченная троица не сможет сказать, что она держится отчужденно от них, теперь они - единое целое!
        - Простите, друзья, мою настоятельную просьбу… - Флоренс сделала над собой громадное усилие и произнесла эти слова достаточно твердо, но… О чем же они только что говорили? У нее не было ни малейшего представления об этом.
        - Повторите, пожалуйста. Я… я не совсем поняла, о чем это вы.
        Тут она как-то глупо хихикнула.
        - Дочь, - раздался громкий старческий голос, - мне горько и досадно, что пришлось на закате дней оказаться свидетелем твоего позора. Стыдись, Флоренс! Джиллиан, полюбуйся, несчастное создание, до чего ты довела мать!
        - Папа, выпей шампанского и успокойся, - с блаженной улыбкой на устах произнесла Флоренс. - Друзья мои, давайте же веселиться.
        Ужин удался на славу!
        Константин встал и твердым голосом произнес:
        - Кажется, мне следует доставить тебя домой. По-моему, ты немного… утомилась.
        Он взмахнул рукой, и тут же будто из-под земли у него за спиной возник печальный официант, чтобы получить деньги за ужин.
        Каким-то непостижимым образом Флоренс удалось выдавить из себя:
        - Я же приехала сюда на своей машине. Она рядом, в двух шагах от входа.
        - Ну конечно, дорогая Флоренс, именно в двух шагах, не спорю, - с пониманием произнес Константин. - Но я не хочу, чтобы ты садилась сейчас за руль. Поэтому сам отвезу тебя домой, не волнуйся.
        Он расплатился по счету. В сознании Флоренс как-то смутно пронеслось, что это следовало бы сделать ей. Она наклонилась - надо было найти сумочку, в которой лежит чековая книжка.
        - Не стоит смешить людей, - тихо шепнул Константин ей на ухо. Потом уже громко спросил:
        - А куда вас подбросить, ребята?
        Донадье отрицательно покачал головой.
        - Не волнуйся, папа, мы доберемся сами.
        Спасибо за предложение. Нас ждут друзья, мы хотим еще немного повеселиться. Думаешь, у вас все будет в порядке?
        Он с явным беспокойством смотрел на Флоренс, отыскавшую сумочку и теперь пытающуюся достать из нее носовой платок.
        Наконец платок был найден, но теперь что-то случилось с замочком. Как ни старалась Флоренс закрыть сумочку, ей никак это не удавалось. Что же такое происходит, в самом-то деле? - не на шутку рассердилась она.
        - Позволь, я попробую. - Не дожидаясь ответа молодой женщины, Константин решительно отобрал у нее сумочку и, с первой же попытки закрыв ее, сухо сказал сыну:
        - Все будет в порядке. Не беспокойся.
        О, у него всегда все в порядке, промелькнула в голове Флоренс вялая мысль. Она никогда не встречала людей, как он, таких собранных и уверенных в себе. Константин Стормволл не нуждался в посторонней помощи, и уж конечно никакая жена никогда ему была не нужна!
        Нахмурившись, она смотрела, как Джиллиан с Донадье поднимаются из-за стола.
        - Вы уже уходите? - протянула она разочарованно.
        Голос ее звучал словно сквозь вату. Флоренс недоуменно тряхнула головой. Нет, видимо, ей это всего лишь почудилось.
        - Да, мама, нам еще надо отвезти домой деда, - сказала Джиллиан. - Ни о чем не беспокойся, родная!
        - Нам с тобой тоже пора ехать, - проговорил Константин. Он помог Флоренс встать, поддерживая ее под локоть. - А с вами, друзья мои, наш разговор еще не закончен, - обратился он к молодым людям.
        Лицо Донадье тут же приняло оборонительное выражение. Джиллиан лишь виновато опустила голову.
        - Но сегодня мы не будем продолжать его, - добавил Константин. - Перенесем на следующую неделю, в ресторан «Гость короля Георга». Там замечательно готовят баранью ногу.
        Приглашаю всех!
        А отец-то демонстративно отвернулся, успела отметить Флоренс. Словно бы и не слышал приглашения нелюбимого зятя.
        Вот только куда Константин приглашал и кого именно? Молодая женщина изо всех сил старалась собраться с мыслями, но ей никак не удавалось это сделать. Впрочем, в данную минуту ее больше заботило другое: слишком большое расстояние до двери. Да еще кружащиеся в безумном танце фонари, которые сбивали с толку, мешая сосредоточиться…
        Но все оказалось не так страшно, ведь рядом был Константин. Он крепко прижал ее к себе и буквально вынес из ресторана.
        В его объятиях Флоренс почувствовала себя защищенной от всех бед и напастей. Ей стало удивительно тепло и спокойно, и она благодарно прижалась к нему…
        На улице Флоренс повернулась к Константину, чтобы сказать, как ей хорошо, но из этого ничего не вышло: свежий ветер заполнил ее легкие, ноги подкосились, мостовая стремительно рванулась навстречу. Я падаю и сейчас разобьюсь насмерть, мелькнуло в ее сознании. Это конец!
        Константин подхватил ее уже налету и снова прижал к груди. Молодая женщина с признательностью посмотрела ему в глаза, и у нее тут же перехватило дыхание и еще сильнее закружилась голова. Его спокойное, словно высеченное из камня мужественное лицо было совсем рядом. А приоткрытые чувственные губы - так близко от ее рта. Неужели это произойдет прямо сейчас? В следующее мгновение? Сердце Флоренс учащенно забилось…
        - Спокойной ночи всем, - произнес Константин поверх ее головы, и до Флоренс дошло, что вслед за ними из ресторана вышли ее отец, Джиллиан и Донадье. - Я позвоню тебе утром, Донадье. Надеюсь, на сей раз ты будешь дома. - Последнее было сказано на тот случай, если сыну снова, как сегодня, придет в голову увильнуть от разговора.
        Флоренс медленно, чтобы не потерять равновесия, повернулась к ним. Она еще находилась под влиянием близости Константина, думала о том, как несколько секунд назад вдруг страстно захотела, чтобы он поцеловал ее.
        Увидев мать в объятиях Константина, Джиллиан удовлетворенно кивнула.
        - Чудесный был вечер! Спасибо, мамочка! - Подбежав, дочь чмокнула ее в щеку. - До завтра, - сказала она, обращаясь к ним обоим, и ушла в обнимку с Донадье на стоянку, сопровождаемая бормочущим ругательства дедом.
        Завтра? А что будет завтра? - вяло подумала Флоренс, прижимая к груди все время норовящую выскользнуть из рук сумочку. И что происходит сейчас? Джиллиан права: мне нужно как следует отдохнуть. Где угодно и как угодно. Главное, ни о чем не думать, не вспоминать ничего плохого, не беспокоиться по пустякам. О, благословенный отдых, но мне тебя никогда не дождаться!
        Константин снисходительно улыбнулся, глядя на молодую женщину.
        - Флоренс, не напрягайся, я тебе все объясню позже, сейчас ты все равно ничего не поймешь.
        Его элегантный темно-вишневый «лексус» последней модели был припаркован рядом с ее машиной на стоянке возле ресторана и в лучах прожектора выглядел просто сказочно.
        Да, торгуя свадебными букетами, на такую машину не скоро заработаешь, подумала безо всякой зависти Флоренс. Она любила свой собственный автомобиль, но тот почему-то казался ей сейчас недосягаемым, словно его угнали, а вместо него перед ней был лишь мираж. Но вряд ли кому, если оценивать ситуацию… трезво, понадобится ее старенькая, но надежная «клио».
        В роскошном салоне «лексуса» было очень уютно. И Флоренс, с удовольствием вдохнув запах новой кожи, откинулась на сиденье.
        Константин включил зажигание и вдруг тихонько засмеялся.
        - Знаешь, о чем я подумал? - вдруг спросил он и сам себе ответил:
        - О том, что мне давно следовало бы накачать тебя отменным французским шампанским. Все у Нас пошло бы по-другому, и были бы мы с тобой…
        - Что? Где именно мы тогда были, признавайся? - пробормотала Флоренс. Глаза у нее отчаянно слипались, веки отяжелели.
        - Да нет, не в чем мне признаваться. Отдыхай, Флоренс.
        Он включил магнитолу, и в салоне зазвучала чудесная музыка Штрауса. Под звуки вальса Флоренс окончательно расслабилась и в конце концов задремала. Надо ли говорить, что ей моментально приснился волшебный сад, воздух в котором был напоен ароматом цветущих роз.
        Вот они, ее родные! Изящная «Герцогиня Харита», сладострастная «Принцесса ночи», утонченная «Уилдорфская красавица» так же хороши и свежи в волшебном саду, как и под окнами родного дома! Как всегда, кусты притягивали восхищенные взгляды прохожих своими великолепными цветами, источающими сказочный аромат.
        Более того! Розы в саду, словно музыкальные инструменты, издавали чарующие звуки, складывающиеся в бесподобную симфонию.
        Слышать такую музыку уже счастье! И Флоренс была этому саду хозяйка. Блаженное ощущение неземного покоя и неги переполнило молодую женщину. Неужели необычный сон когда-нибудь прервется? Я не переживу этого, с отчаянием подумала Флоренс.
        Но странный сон продолжался. Как в реальной жизни, как это происходило каждое утро, с ощущением близкого радостного события Флоренс покинула сад, вошла в дом, убрала в кладовую лейку и садовые инструменты, сняла перчатки и рабочий фартук.
        Пора будить отца, готовить ему обязательные лекарства. Ну а затем, по строгому распорядку дня, наступит время завтрака. Потом, достав из гардероба и надев любимую блузку стального оттенка с высоким воротником, надо будет идти на работу, предварительно позвонив дочери. Какой добрый и спокойный сон!
        Смущало лишь одно: уж не случилось ли в ее реальной жизни радостное событие? Но какое же? Поистине правильно говорят: тревожное ожидание счастья. Над розовым садом витала затаенная тревога, но знать об этом было так томительно сладко! А волшебная симфония звучала все громче и громче…
        Очнулась она мгновенно, как от толчка. Казалось, прошла всего минута, а мотор уже заглох и автомобиль остановился.
        - Приехали, женушка. - Константин повернулся к Флоренс, положив руку на спинку ее сиденья.
        - Чудесный был вечер, правда? Все прошло довольно гладко, - сказала она, решив не обращать внимания на странное обращение «женушка».
        Пора перестать реагировать на шутки Константина! Флоренс попыталась нашарить в полумраке ручку дверцы. Безуспешно. Что за дьявол, куда же она подевалась? От досады молодая женщина насупила брови.
        - Ну, более или менее гладко. Главное, что прошло, - рассмеялся Константин. - Замечательно то, что у твоего старика хватило терпения хранить молчание весь вечер, поэтому мы получили удовольствие и от ужина, и от общения. И от шампанского!
        - Мой отец - замечательный человек, все сделает для меня, - заметила Флоренс. - Я только что видела его во сне.
        - Сделать-то он сделает, согласен, только по-своему. И я догадываюсь, чем ты во сне занималась: готовила ему лекарства, - миролюбиво произнес Константин.
        Выйдя из машины, он обошел ее и открыл для Флоренс дверцу. Она выбралась наружу и нетвердо ступила на брусчатку. Константин подхватил ее под локоть.
        - Какая прекрасная ночь! - Флоренс мечтательно посмотрела на безоблачное темное небо. - Посмотри, сколько звезд! Сто! Тысяча! Сто тысяч!
        - Да, прекрасная ночь, - автоматически повторил Константин. - Слушай, Флоренс, шампанское всегда на тебя так действует, открывает талант звездочета?
        Молодая женщина нахмурилась, усердно припоминая, когда пила шампанское и что при этом ощущала. По крайней мере-, на их с Константином свадьбе оно точно было на столе. А раньше? Неужели она забыла, когда впервые попробовала этот божественный напиток?
        - Даже не знаю. - Флоренс говорила медленно, прислушиваясь к своему голосу, звучащему тихо и мечтательно. - Но мне сегодня очень хорошо. Никогда не думала, что шампанское так изумительно на меня действует!..
        Спасибо, что подвез меня, Константин. Да, ты джентльмен и мне легко и приятно общаться с тобой. И сон мне снился необыкновенный, честное слово!
        Они уже подошли к дверям дома, остановились у кустов роз, благоухающих в ночи.
        - Не стоит благодарности, - холодно-учтиво кивнул ее спутник.
        Подняв голову, Флоренс посмотрела на него. Если он хочет поцеловать ее на прощание, что же тогда медлит? Да, хочет, как бы не так! - тут же пронеслось в ее голове. Они ведь собираются разводиться. Кому придет на ум целовать бывшую жену? Не сложилась жизнь, значит, никогда уже не сложится.
        - Надеюсь, мы скоро увидимся, - улыбнулась Флоренс. - Жаль даже расставаться с тобой, хоть ты и жестокий.
        - А мы пока и не расстаемся, - ответил Константин, не трогаясь с места. - И я не жестокий. Тебя что-то постоянно подводит. Может быть, твоя женская логика?
        Флоренс облизнула внезапно пересохшие губы.
        - Сейчас уже очень поздно, тебе надо ехать домой.
        То, что Константин сделал дальше, несказанно озадачило молодую женщину. Она видела все как в замедленной съемке: он пошарил в кармане, достал ключ, начал отпирать дверь.
        По крайней мере, Флоренс услышала, как щелкнул замок. Потом он медленно отворил перед ней дверь.
        - Как это тебе удалось? - зачарованно спросила Флоренс. Она в полном недоумении переводила взгляд с распахнутой двери на стоящего рядом Константина.
        - Я ведь дома, Флоренс.
        Он был так близко, что она чувствовал щекой его теплое дыхание.
        Да, теперь она все поняла. Он привез ее к себе домой. Но зачем?
        - Флоренс, - мягко сказал Константин, глядя на ее губы, - ты так красива сегодня!
        - Правда? - Она вспыхнула. Ее глаза по-кошачьи светились в темноте - Ты серьезно так думаешь?
        Но тут Флоренс решила, что надо немного успокоиться. Она, никогда раньше ни с кем не заигрывавшая, флиртует с собственным мужем. Собирающимся, кстати, вскоре стать бывшим мужем! Это шампанское ударило ей в голову, не иначе. Надо немедленно взять себя в руки, или она потеряет над собой всякий контроль.
        - Константин, пожалуйста, отвези меня домой, - попросила Флоренс охрипшим от волнения голосом.
        Он обнял ее. Даже через одежду молодая женщина чувствовала тепло его тела.
        - Ты дома, Флоренс, дома. И розы, что вокруг, ты сажала своими руками, помнишь? В гостиной твоя «Принцесса ночи» тоже чувствует себя прекрасно, хотя ухаживаю за ней я. А раньше розу опекала мама. Бедная мама…
        Да, бедная Александрина, мысленно согласилась Флоренс и внимательно смотрела на своего спутника, не зная, как поступить. Сейчас Константин казался ей таким простым и милым. Его голос обволакивал ее, взгляд темных, кажущихся почти бездонными глаз завораживал.
        Дыхание молодой женщины стало прерывистым, колени задрожали.
        - Но… - начала она, однако не успела больше ничего сказать - Константин приник к ней горячими губами.
        По телу Флоренс пробежала чувственная дрожь. Вот оно, счастье, мелькнуло где-то в подсознании. Она давно забыла, как это прекрасно, когда тебя целует мужчина, страстно прижимая к себе!
        Обняв Константина за шею, Флоренс растворилась в поцелуе, жадно ловя его губы, блуждающие по ее лицу. Он дотронулся до ее груди рукой, такой красивой и в то же время властной, - и у Флоренс вырвался сладострастный стон.
        Она инстинктивно выгнула спину, чтобы теснее прижаться к нему… И вдруг потеряла равновесие и стала медленно-медленно падать, увлекая за собой мужа…

4

        Дюжины дюжин крохотных человечков безостановочно стучала в ее голове молоточками. Господи, какой идиот доверил стальные молоточки этим молодцам ростом с дамскую перчатку? Достаточно звона, хватит!
        Флоренс попыталась открыть глаза, но веки, словно склеенные канадским бальзамом, не желали подниматься. На виски давили свинцовые гири, огромные, словно взятые из исторического музея Беркшира, - некогда их употребляли для взвешивания скота на бойнях. Или это тяжеленные чугунные пушечные ядра? Впрочем, какая разница! Боль была чудовищной.
        Наконец ей удалось чуть-чуть разлепить веки.
        Боже, где же она находится?
        Флоренс подозрительно огляделась, осторожно поворачивая голову. Воспоминания о вчерашнем вечере, начавшемся в ресторане, смутно проступили в памяти. Затем как в тумане припомнилась сцена прощания…
        И тут ее как громом поразило: она у Константина, лежит в его постели! Вот прямо перед кроватью огромный гардероб с резным карнизом, редкостной красоты мебельный антиквариат.
        К этой спальне Флоренс так и не успела привыкнуть - слишком недолгое время она здесь провела.
        Это ужасно! Просто ужасно! Надо вспомнить, обязательно вспомнить подробности!..
        Но, как Флоренс ни старалась, память отказывалась служить ей.
        Как же она очутилась в постели Константина, к тому же совершенно голая? Флоренс посмотрела на подушки, чтобы понять, спал ли Константин рядом, но так и не смогла разобраться. Вполне возможно, она сама, разметавшись во сне, смяла всю постель… Господи, вспомнила Флоренс, а ведь мы так и не спали вместе на этой кровати, когда поженились…
        Они могли вообще никогда не встретиться!
        Светский образ жизни был несвойствен Флоренс, да и крут их интересов не совпадал. Константин был ведущим хирургом в пользующейся хорошей славой больнице, а она… Она в то время работала помощницей торговца цветами, темпераментного полусумасшедшего итальянца Лучано Поллвези, считавшего возможным, если ему не нравилась ее очередная цветочная композиция, просто-напросто запустить букетом ей в голову. А как он грубо разговаривал с покупателями! Как без зазрения совести всучивал залежалый товар! При этом, неистово жестикулируя, орал, что с него хватит этой дурацкой страны с непонятным климатом, что он сыт по горло сыростью и промозглыми зимами и готов сию же секунду отправиться в милую сердцу солнечную Италию, где уж точно забудет о цветах и станет продавать холодильники!
        В общем, дороги Константина и Флоренс вполне могли не пересечься, если бы…
        Если бы однажды его мать не позвонила в их магазинчик с просьбой прислать кого-нибудь, чтобы украсить цветами дом, где, она жила с сыном и внуком. А в случае, если это будет сделано со вкусом, присылать оформителя и дальше…
        Молодая женщина невольно предалась воспоминаниям об обстоятельствах давнего знакомства. Часть их была очень и очень приятной…
        Когда Флоренс осторожно припарковывала цветочный фургончик около респектабельного дома Стормволлов на центральной улице Беркшира, ей и в голову не могло прийти, какое место в ее жизни займет эта семья. Она позвонила у черного хода, и повариха - она же экономка, она же горничная - провела ее в уютную кухню, отделанную цветными изразцами.
        Да, дом содержался в идеальном порядке и сразу становилось ясно, сколько много сил хозяева и прислуга тратят на это. Огромная библиотека на первом этаже насчитывала около десяти тысяч книг по медицинской тематике, на втором находились шкафы с книгами по истории и произведениями художественной литературы. Единственное, чего не доставало в доме, - так это цветов.
        Сначала Флоренс думала, что только доставит цветы и разместит их там, где ей скажут или сочтет нужным она сама. Затем станет лишь время от времени наведываться в дом, чтобы освежить увядшие букеты или присматривать за растениями в горшках. У нее такой заказ был не первый, и она знала, что хозяйкам просто некогда заниматься цветами. А порой им просто не хватало профессионального терпения и навыков, которыми в избытке располагают садовники и цветоводы: уход за некоторыми видами растений требовал уймы времени.
        Александрина Стормволл пожелала лично познакомиться с Флоренс, и ее провели в гостиную хозяйки особняка. Пожилая женщина ей сразу понравилась. Когда-то она была очень красива, но тяжелая болезнь уже наложила на нее свой отпечаток.
        Тем не менее ее короткие, отливающие серебром волосы были тщательно уложены хорошим парикмахером, а маникюр отличался безукоризненностью. Элегантный костюм персикового цвета и блузка в тон ему явно были приобретены в дорогом модном магазине. Она явно любила украшения из серебра - ее запястья украшали браслеты ручной работы мастеров позапрошлого века…
        Александрина говорила с Флоренс весьма благосклонно. Она объяснила, что ей нравится, когда в доме повсюду цветы и что раньше сама следила за ними. Но теперь ей становится все труднее не только ходить по цветочным магазинам, но и составлять букеты. О работе в саду она уже и не помышляла…
        Постепенно женщины подружились. Флоренс, разрывающаяся между работой и домом, где ожидали отец и маленькая дочка, привязалась к пожилой даме, изо всех сил старающейся не гнуться под бременем страшной болезни, ежечасно разрушающей ее организм.
        Александрина знала многие иностранные языки, как современные, так и древние, и прекрасно разбиралась в истории Европы и Азии.
        В ее памяти хранилось неимоверное количество фактов из жизни королей и полководцев, поэтов и ученых. И она не преминула поделиться своими знаниями с новой молодой приятельницей, особенно теми, что были связаны с цветами.
        Александрина поведала о том, как люди относились к цветам в античности и в средневековье, в эпоху Возрождения, двести, сто лет назад. Так как познания Флоренс в основном касались практических вопросов цветоводства, увлекательные беседы с Александриной стали великолепной общеобразовательной школой для работницы цветочного магазина.
        Так, молодая женщина узнала много интересного о своих любимых розах. В Персии, например, настолько чтили этот цветок, что даже страну назвали Гулистан - Розовый сад.
        - Милая Флоренс, знаешь ли ты о том, что… - так обычно начинала свое повествование за чашечкой кофе Александрина, - богиня Лакшми родилась из бутона розы? Именно так утверждает древнеиндийское сказание. Едва родившись, она стала царицей красоты, а ее колыбель - роза - символом божественной тайны. А в Древней Греции существовало такое предание о появлении роз. Однажды, когда боги пировали на Олимпе, кто-то из них пролил несколько капель нектара, которые тут же превратились в белые розы. Богиня любви Афродита взяла одну из них и уколола палец об острый шип, и капли ее крови окрасили цветок в алый цвет.
        - Я слышала, что белая роза считается символом чистоты, - заметила Флоренс. - Разве не так?
        - Ты права, мой друг, - продолжала свой рассказ Александрина. - Белая роза, как и белая лилия, - символ невинности, чистоты, целомудрия. Деву Марию называли Волшебной Розой Небес, а поскольку она была безгрешна - еще и Розой Без Шипов. Также она символизирует любовь, терпение и мученичество Пресвятой Богородицы… Наверное, Флоренс, роза самый популярный цветок-символ всех времен и народов. Правда, у ранних христиан роза вызывала возмущение, ее считали цветком греха, отождествляя с «римским блудом и мерзостью». Но потом, через несколько столетий, когда страсти понемногу улеглись, розе вернули доброе имя, объявив «райским цветком». По легенде, королева цветов в раю росла без шипов, но обрела их после грехопадения Адама и Евы в напоминание о случившемся…
        Тяжелая болезнь постепенно брала свое.
        Порой Александрина замыкалась в себе, подолгу молчала, просиживала часами в любимом кресле у окна и не выходила даже на открытую террасу, с которой так приятно было любоваться ухоженными цветниками в небольшом саду. Как помочь человеку, если даже медицина бессильна что-либо сделать? - задавала себе вопрос молодая женщина и не находила ответа.
        В такие дни Флоренс просто всячески старалась растормошить Александрину. Звонила ей и под предлогом того, что не может сейчас приехать, заставляла расставлять цветы по вазам или подкармливать редкие растения микроудобрениями. Десятки крохотных пробирок стояли на столике перед креслом Александрины, и хозяйка большого дома научилась разбираться в назначении их содержимого.
        Если же Александрине было совсем худо, Флоренс дневала и ночевала подле нее, развлекая легкой болтовней. А иногда и вполне серьезными разговорами, старательно просвещая пожилую женщину, как бороться с вредителями, как правильно выбирать удобрения для грунта, где приобрести хорошую рассаду и семена…
        Дружба двух женщин особенно окрепла после того, как Флоренс показала Александрине свой замечательный розовый сад. Впервые за последние месяцы мать Константина вышла из дому, прокатилась по городу в автомобиле, побывала в гостях и познакомилась с отцом Флоренс. О, старик угостил гостью чаем, вдоволь наговорившись о собственных болячках, о военном прошлом, о неблагодарности молодого поколения. Все это необыкновенно развлекло Александрину, заставив на короткое время забыть о своем тяжком, неизлечимом недуге…
        Тем временем дом Стормволлов постепенно преображался в лучшую сторону. Стараниями Флоренс в гостиной возник очаровательный зимний сад. Чего там только не росло - и азалии, и белопероне, и розоцветные бегонии, и камелии. Некоторые прелестные создания цвели весной, летом и осенью, а некоторые - только зимой.
        Александрина радовалась каждому расцветшему цветку как ребенок. Опытная Флоренс постаралась сделать так, что в доме исчезли сквозняки, но при этом всегда присутствовал свежий воздух. Она поступала, как искусный лекарь, врачуя и растения, и человека.
        После того как ее дела по дому заканчивались, Флоренс частенько устраивалась в кресле рядышком с гостеприимной Александриной, чтобы выпить чашечку кофе по-турецки и поговорить о цветах. Это, с одной стороны, отнимало у нее массу времени. «Надо содержать семью и зарабатывать деньги», - неустанно повторял ей отец. Но, с другой - доставляло удовольствие больной, ожидающей ее с горячим кофейником наготове.
        И чем чаще Флоренс приезжала в этот уютный гостеприимный особняк, тем неохотнее его покидала. Она все время думала о том, как одиноко должна себя чувствовать Александрина, ведь ее сына и внука порой сутками не бывало дома.
        Однако не только одними цветами жили женщины. В разговорах они затрагивали и семейные темы, даже самые больные.
        Александрина много рассказывала о своем сыне, о том, какой он умный и талантливый, и еще о том, как ее невестка-француженка разбилась в нелепой автомобильной катастрофе во время сильного снегопада, и как ей, Александрине, пришлось взвалить на себя заботы о пятилетнем внуке, только бы Константин смог продолжать работать.
        Флоренс же в ответ поведала грустную историю о своем раннем замужестве и о том, что уже в восемнадцать лет стала вдовой с грудным ребенком на руках. Подробно рассказала о всех тяготах, связанных с ведением хозяйства в одиночку, так как ее мать умерла от сердечного приступа незадолго до рождения Джиллиан.
        Правда, кое о чем Флоренс все-таки умолчала. Ей не хотелось говорить о своей короткой совместной жизни с Патриком и о том, как тот погиб. Поведала лишь о сложных взаимоотношениях мужа и отца, о пагубной привычке многих слабых духом людей к алкоголю.
        Но Александрина прожила долгую и непростую жизнь и о многом знала не понаслышке.
        К тому же Флоренс была с ней откровеннее, чем с родной матерью. И о том, о чем молодая женщина предпочитала умалчивать, легко догадалась. Она понимала, как туго той приходится, какого труда ей стоит зарабатывать на жизнь своей семьи, и восхищалась жизнелюбием Флоренс.
        В таких обстоятельствах вырастить розовый сад - настоящий подвиг! Да, мало иметь умелые руки. Доброе сердце - вот залог успеха в любом начинании.
        Но вот наступил роковой день, когда Флоренс встретилась с Константином…
        Она так много слышала о нем, что думала, перед ней предстанет сама добродетель в облике архангела Гавриила. Человек же, которого она наконец увидела, ничего общего с архангелом не имел. Скорее он сыграл роль беса в ее жизни!
        Обычно Константин все время проводил в больнице, но тут взял короткий отпуск. И Александрина, уверенная, что молодые люди понравятся друг другу, решила их познакомить.
        Но, как говорится, благими намерениями вымощена дорога в ад. Эта поговорка потом часто приходила на ум бедняжке Флоренс.
        Константин заранее был настроен к Флоренс враждебно: его насторожила ее внезапная дружба с матерью. В день знакомства он держался с ней холодно, но в присутствии Александрины старался быть предельно вежливым. Однако предвзятое и незаслуженно обидное к себе отношение молодая женщина прекрасно чувствовала.
        Позже, провожая Флоренс до двери, он все-таки высказал ей свои подозрения относительно их такой скоропалительной и несколько странной дружбы.
        Молодая женщина очень расстроилась и конечно же сделала соответствующие выводы. Понимая, что Александрина ни в чем не виновата, она все же послала свою напарницу Марию к Стормволлам вместо себя.
        После первого же посещения их дома Мария вернулась недовольная, пробурчала что-то о «старой ворчунье» и заявила, что работать у этой «карги» больше не собирается. Флоренс же печальный опыт первого общения с Константином настолько выбил из колеи, что она отпросилась на следующий день с работы, лишь бы снова не увидеться с ним.
        Когда же Константин собственной персоной явился в их магазинчик, первым ее побуждением было убежать подальше и спрятаться. Бес, настоящий бес!
        - Мама переживает, думая, что чем-то обидела вас, - отчеканил он, прекрасно понимая, кто именно виноват в сложившейся ситуации. - Она очень волнуется. А это отрицательно сказывается на ее самочувствии, - холодно заключил Константин, поигрывая цепочкой карманных часов.
        Он же сам хотел, чтобы я держалась подальше от его матери! - искренне недоумевала Флоренс. Так я и сделала. И он же меня в этом обвиняет. Поистине непостижимый человек!..
        Флоренс была вынуждена возобновить визиты к Александрине. Она опять занялась составлением цветочных композиций в доме Стормволлов, однако старалась больше не засиживаться. Разговорам о цветах был положен конец, что удручало обеих женщин. Александрина терялась в догадках, что же все-таки произошло, почему Флоренс намеренно отдаляется от нее. А Флоренс всякий раз, подходя к ее дому, молила Бога, чтобы Константин был на дежурстве в больнице…
        Так шли дни, недели, месяцы. Начали плодоносить мандариновые деревца в холле дома Стормволлов. Зимний сад в гостиной сделался гордостью не только Флоренс и Александрины, но и всего города. А цветочный магазин Лучано Поллвези стал пользоваться огромной популярностью, и хозяин наконец-то по достоинству оценил то, как влияет на выручку компетентность такой великолепной работницы, как Флоренс Диккинсон…
        Но вот в один отнюдь не прекрасный день этот сумасшедший итальянец ворвался в магазин и заявил, что сворачивает дело и навсегда покидает постылый край, где так мало солнца.
        К слову сказать, он не прогадал и позднее сделал себе приличное состояние, торгуя, как и обещал, холодильниками на своей родине.
        Для Флоренс это был удар: она осталась без работы. Как же ей теперь содержать пятнадцатилетнюю дочь и семидесятипятилетнего отца? Ну и что с того, что у нее в распоряжении остался весь семенной фонд магазина - подарок сеньора Поллвези. А где взять помещение хотя бы для хранения этого добра?
        Весь день она пребывала будто в кошмарном сне. А когда вечером Александрина озабоченно спросила, чем она так расстроена, честно рассказала о своих неприятностях.
        Александрина отреагировала незамедлительно. Ничего не сообщая Флоренс, выкупила у итальянца до его отъезда из города помещения, занимаемые магазином, со всем их содержимым, а заодно и сам дом, в котором он располагался, и предложила Флоренс стать во главе небольшой фирмы по продаже цветов.
        Флоренс, естественно, запротестовала, считая, что Александрина не должна была так поступать. Но пожилая женщина беззаботно заявила, что как постоянный и самый выгодный клиент имела исключительное право на приобретение магазина у бывшего владельца.
        Если бы Флоренс была ей безразлична, она, конечно, не стала бы вкладывать деньги в какой-то там цветочный магазин. И молодая женщина это прекрасно понимала. Она тоже полюбила Александрину, но теперь чувствовала вину перед ней за то, что невольно вовлекла ее в решение своих проблем. Делясь с ней своим горем, она и не собиралась просить о помощи, ей просто было необходимо почувствовать рядом плечо друга.
        К тому же одному Богу известно, как ко всему этому отнесется Константин Стормволл, с тревогой думала Флоренс. Наверное, сочтет, что во всем виновата одна я. Что какими-то хитрыми окольными путями подтолкнула его мать к бредовой покупке…
        Хорошенько все взвесив, Флоренс решила отказаться от предложения Александрины под тем предлогом, что не может принять от нее столь щедрого дара, хотя осознает, что тот сделан от чистого сердца.
        Придя к такому решению, молодая женщина не учла многого, а именно энергичного характера Александрины, ее упрямства и настойчивости, которые она передала сыну. Правда, у него эти качества сочетались с откровенным высокомерием.
        Выслушав отказ, Александрина спокойно сообщила, что в таком случае ей придется подыскать другую кандидатуру на вакантное место и тогда Флоренс останется без работы. Поставленная в практически безвыходное положение молодая женщина поняла, что упираться дальше бессмысленно и по-своему неблагодарно. И она согласилась при условии составления контракта о найме…
        Два месяца все шло как нельзя лучше. И вдруг состояние здоровья Александрины резко ухудшилось: врачи диагностировали крово, излияние в мозг. Если раньше больная, но не теряющая интереса к жизни женщина частенько спускалась в гостиную и проводила там с Флоренс долгие часы, то теперь она слегла окончательно.
        Константина очень волновало состояние матери, буквально тающей на глазах. И вот однажды он явился в магазин и холодным тоном сделал Флоренс предложение стать его женой, чем несказанно ее изумил.
        Ни слова о любви, ни клятв верности, ни уверений в искренности чувств! Да и откуда им взяться, этим чувствам, ведь молодые люди даже не нравились друг другу.
        Далее он объяснил Флоренс, что женитьба на ней совершенно не входила в его планы.
        Однако мать страстно желает видеть любимого сына мужем молодой женщины, к которой уже давно относится как к дочери. Делая ей предложение, он просто хочет исполнить волю умирающей. Ни больше, ни меньше.
        Флоренс ему, естественно, решительно отказала. Даже ради благородной и доброй Александрины она не могла связать свою жизнь с надменным гордецом, каким был Константин Стормволл.
        Но тот и не думал отступаться от задуманного. Константин очень любил мать и хотел, чтобы последние недели она прожила спокойно и счастливо. Он решил добиться своего, чего бы это ему ни стоило. Сначала попытался сыграть на чувствах Флоренс к Александрине. Потом - на ее ответственности за судьбу дочери, предложив оплатить учебу в колледже, а в дальнейшем и в университете. А под конец не погнушался даже пойти на откровенный шантаж, упомянув о том, что цветочный магазин принадлежит его матери, о чем он только что узнал от ее поверенного, который, понимая, что дни миссис Стормволл сочтены, ознакомил ее сына с состоянием семейных дел.
        Его отношение к сложившейся ситуации было именно таким, как представляла себе Флоренс, и он не потрудился это скрыть. Итак, в случае отказа Константин давал ей три недели, а потом предлагал подыскать себе другое место работы. «Можешь убираться на все четыре стороны, хоть к черту на рога!» - явственно слышалось в его ледяном тоне.
        Флоренс оцепенела, пораженная до глубины души таким напором и цинизмом в выборе средств. Не успела она опомниться и подтвердить свой отказ, как он тем же вечером объявил матери об их помолвке. Счастливое лицо Александрины убедило Флоренс, что Константин оказался прав: им действительно следует пожениться.
        Правда, ни Флоренс, ни Константин не подумали о том, как отнесутся к их помолвке остальные члены семей. Джиллиан с радостью восприняла весть том, что у нее появится отец.
        Донадье, сын Константина, тоже был рад иметь мачехой Флоренс, а при мысли, что Джиллиан станет его сводной сестрой, вообще пришел в восторг - с первой же встречи дети понравились друг другу.
        Совсем другого мнения придерживался отец Флоренс. Он сразу же невзлюбил Константина и не скрывал своей неприязни. Он был категорически против их женитьбы.
        Все решило категоричное заявление Александрины. Она сказала, что настаивает на немедленной свадьбе, подчеркнув, что не исполнить последнюю волю умирающей - страшный грех.
        Константин тут же с мрачным видом сообщил, что назначает свадьбу на Пасху, то есть всего через три недели!
        Нет, нельзя идти на сделку со своей совестью, какие бы благие намерения ни преследовались. Ни к чему хорошему это не приведет.
        Очень скоро Флоренс в этом убедилась…
        Три недели спустя они действительно поженились. На церемонии, проведенной в особняке Стормволлов, присутствовали их дети и Александрина. Отец Флоренс демонстративно не пожелал участвовать в этом малопристойном, как он выразился, действе.
        Дом, в котором прошло детство молодой женщины и где она продолжала жить с отцом и дочерью, их семья арендовала, но за пять лет до знакомства с Александриной Флоренс решилась на смелый шаг. Домовладелец предложил ей выкупить закладные, что она и сделала, иначе дом пошел бы с молотка. Переехать к Стормволлам отец наотрез отказался, поэтому и после свадьбы Флоренс продолжала платить по закладным, чтобы старику было где жить.
        Константин предложил ей нанять экономку, и Флоренс согласилась, чтобы отец не чувствовал себя одиноко в опустевшем доме. Но, несмотря на это, а может быть, именно из-за этого старик не упускал случая отпустить в адрес ее «муженька» какую-нибудь колкость, едва Флоренс перешагивала порог дома с очередным визитом.
        По правде говоря, едва ли Константин мог считаться ее мужем. Их брачное свидетельство было, конечно, оформлено по всем правилам, но спали они в разных спальнях.
        В присутствии Александрины Константин был с Флоренс очень нежен и предупредителен, не давая ни малейшего основания предположить, что ему совершенно наплевать на эту, в общем-то, чужую ему женщину. Он обожал мать и для нее был готов на все. Флоренс со страхом думала, что если Александрина пожелает еще одного внука, то Константин пойдет и на это. Но тут уж она ему не уступит!..
        После их свадьбы Александрина прожила еще около пяти месяцев. Умерла она, как и жила, с присущим ей спокойным достоинством. Ее смерть, хоть и ожидаемая, стала тяжелым ударом для всех, кто знал эту поистине необыкновенную женщину, но больше всех страдал Константин. Он, как врач, прекрасно сознавал, что трагический конец приближается с каждой минутой, но, казалось, не хотел смириться с неизбежным.
        Он старался держать себя в руках, лично занимался организацией похорон, пряча свои чувства под маской холодного спокойствия. Но когда все закончилось, сразу поднялся наверх, в спальню Александрины.
        Там его и нашла Флоренс. Он стоял на коленях посередине комнаты, заливаясь слезами.
        Поистине мать была для него самым дорогим существом на земле. Все, чем располагал в жизни Константин, дала ему его мать, удивительно умная и прозорливая женщина. Взрослый, уверенный в себе мужчина плакал навзрыд, понимая, что он, врач, был бессилен хоть как-то облегчить страдания родного человека даже перед смертью.
        Флоренс подумала, что теперь Константин еще больше возненавидит ее, потому что она видела его в минуту слабости. Но просто закрыть дверь и оставить его в таком состоянии не смогла.
        Опустившись перед ним на колени, она обняла его и прижала голову к своей груди. Сначала Константин попытался отстраниться, раздираемый противоречивыми чувствами: непомерной гордыней и стремлением поделиться своей неизбывной болью. Последнее победило, и он разрыдался сильнее, содрогаясь от неутешного горя. Флоренс тоже заплакала. Она всей душой полюбила Александрину, а за то время, что прожила с ней под одной крышей, окончательно привязалась к свекрови.
        Так прошло несколько минут. Потом Константин поднял голову и посмотрел Флоренс в глаза.
        - Мы поступили правильно, да? Глядя на нас, она радовалась и умерла счастливой, да?
        Флоренс думала о том же самом, поэтому ответила сразу же:
        - Да. Она была счастлива. Счастлива!
        Константин схватил молодую женщину за плечи.
        - Ты ведь знаешь, я сделал это для нее и сделал бы снова, если бы понадобилось!
        Да, Флоренс знала. Она понимала, что он хочет сказать. Раньше она осуждала его за то, что он принудил ее к этому странному супружеству. Но, глядя на них, Александрина так и светилась от счастья, и Флоренс поняла: им действительно надо было пожениться.
        - Флоренс! - Константин легонько встряхнул ее. Молодая женщина, словно очнувшись, посмотрела на него с состраданием и теплом. - Флоренс! - Из груди его вырвался стон, и он приник к ее губам.
        Всем своим существом она ощутила его внезапную страсть - он весь затрепетал, жаркими поцелуями покрывая ее лицо. Флоренс поняла, что еще немного, и она потеряет контроль над собой.
        - Константин, не надо, - задыхаясь, прошептала она. - Не здесь!
        Однако он бережно опустил ее на ковер и, не сводя с нее темных глаз, дрожащими пальцами стал расстегивать ее черное траурное платье.
        - Именно здесь, милая Флоренс, здесь!
        Жизнь моей матери соединила нас, а не ее смерть. Как я благодарен тебе!
        Требовательной рукой Константин провел по ее телу, и голубое платье как по волшебству оказалось в другом конце комнаты. Флоренс даже не заметила, как он разделся сам, обнажив великолепное мускулистое тело, матово поблескивающее гладкой кожей.
        Флоренс зачарованно смотрела на Константина. Инстинкт говорил ей, что сейчас совершится то, о чем она постоянно думала, когда называла этого мужчину бесом, обманом вошедшим в ее жизнь…
        Константин прерывисто вздохнул и прижал ее к себе. Губы его жадно блуждали по ее шее, потом стали опускаться ниже. Затем, чуть помедлив, он провел языком по ее напряженному соску и вдруг жадно поцеловал его. Жгучее желание огнем опалило Флоренс, она обвила его шею руками и теснее прижала к себе. Сердце забилось с бешеной скоростью, дыхание перехватило.
        - Константин, возьми меня! - простонала она. - Умоляю!
        - Нет, дорогая, еще рано, - хрипло прошептал он и приник губами ко второй груди, в то же время поглаживая ее живот и бедра и доставляя Флоренс удовольствие, граничащее с мукой.
        Она извивалась в его руках. Казалось, еще секунда, и она умрет от желания.
        Константин словно почувствовал это, и овладел женщиной. Именно этого и ждала сгорающая в огне страсти Флоренс. Никогда в жизни ей еще не было так хорошо. Она закинула стройные ноги на узкие бедра Константина, прижимаясь к нему еще теснее, и полностью подчинилась его ритму.
        Он пристально посмотрел на молодую женщину. Щеки Флоренс пылали, губы жадно искали его поцелуев, огромные серые глаза сверкали от сжигающей ее изнутри страсти. Он увеличил темп, движения его становились все более и более настойчивыми, подводя Флоренс к оргазму. Вдруг в ней что-то словно взорвалось, и она вскрикнула, а затем заплакала от наслаждения.
        Сразу вслед за ней, не в силах больше сдерживаться, застонал в упоении Константин. Теперь Флоренс плакала уже оттого, что доставила и ему то невыразимое счастье, которое испытала сама.
        Все, что произошло между ними тогда, было поистине прекрасно!..
        Вот уже два года Флоренс бережно хранила в душе это ощущение свершившегося чуда, потому что ни до, ни после того дня между ними ничего не было. Причем хранила так, как скупец хранит свои сокровища, - постоянно пересчитывая золотые монеты, перебирая в руках драгоценные камни, любуясь перламутровым блеском жемчуга.
        А вчера? Что же случилось между ними этой ночью? Неужели он воспользовался ситуацией и овладел ее бесчувственным телом? Вот негодяй, как же теперь ей вести себя? А если она ошибается и возводит на Константина напраслину?
        Флоренс вздрогнула - дверь в спальню без стука отворилась и в комнату вошел Константин. Она даже не успела прикрыться простыней. Под его насмешливым взглядом молодая женщина вспыхнула, но быстро взяла себя в руки. Не мог же он в самом деле знать, о чем она сейчас вспоминала!
        - С добрым утром, милая Флоренс, - подчеркнуто сухо произнес Константин.
        Он поставил на столик возле кровати поднос с чашкой дымящегося кофе, стаканом апельсинового сока и тостами. Значит, еще помнит ее вкусы, значит, не забыл ее привычки, хотя почти насильно сделал ее своей женой. И даже ласковое обращение не стерлось из его памяти.
        - С добрым утром, - натягивая на себя простыню, пробормотала Флоренс и поморщилась.
        От запаха пищи закружилась голова. Да, все-таки вчера она выпила лишнего. Перед Константином извиняться ей не хотелось, но Джиллиан и Донадье, видимо, придется как-нибудь объяснить свое поведение. И сделать это надо будет сегодня вечером, на втором празднике Джиллиан.
        До вчерашнего вечера Флоренс думала, что дочь не сочтет нужным пригласить ее на вечеринку, которую устраивает для своих многочисленных приятелей, и в душе радовалась этому. Но, как неожиданно выяснилось, непредсказуемая Джиллиан не мыслила себе торжества без «обожаемой мамочки».
        Господи! Как же ей не хотелось идти! От одной мысли о громкой музыке ее начинало мутить.
        Константин хмыкнул, подошел к окну и резким движением раздвинул шторы. Комнату залил яркий солнечный свет. Затем он снова повернулся к Флоренс, напряженно наблюдающей за ним, и вопросительно поднял бровь.
        Все это время ее мучил один-единственный вопрос: было или не было? Было ли что-нибудь между ними этой ночью? Держал ли он ее снова в своих объятиях, ласкала ли она его тело, сладкое воспоминание о котором не покидало ее вот уже два года? Да и сейчас стоит только о нем подумать, как ее бросает в дрожь.
        Константин усмехнулся, словно прочитав ее мысли, подошел к кровати и присел рядом.
        - Как спалось?
        Флоренс судорожно сглотнула. Как ей спалось? Даже на это она не могла дать ясного ответа, ибо была не в состоянии вспомнить, что последовало за поцелуем в дверях дома Константина.
        Он медленно поднял руку и провел по ее горячей, залившейся румянцем щеке.
        - Когда я проснулся утром, ты спала как младенец, - чуть хриплым голосом произнес он.
        О Боже, значит, они все-таки спали в одной постели. И что-то в его взгляде подсказывало ей, что не просто спали…
        Нет, не может быть! Ведь их близость в день похорон Александрины так четко запечатлелась в ее, Флоренс, памяти! Сейчас же она абсолютно ничего не помнила. Она в смущении отвернулась.
        - Тебя что-то беспокоит? - спросил Константин, поворачивая ее голову за подбородок лицом к себе и нежно проводя пальцем по ее нижней губе.
        Беспокоит? Ничего себе, подумала Флоренс.
        Да я сейчас просто расплачусь от тщетных усилий вспомнить хоть что-нибудь!
        Но она не расплакалась. Глупо лить слезы, если не сумеешь объяснить их причину даже себе самой. Но зачем Константин так ведет себя, зачем он…
        От его ласки тело Флоренс напряглось помимо ее воли. На нее нахлынула теплая волна желания, и даже сердечная боль отступила.
        Но молодая женщина упрямо мотнула головой, отстраняясь от его руки.
        - Не надо, Константин, - прошептала она. - Что бы там ни было сегодня ночью, я ничего не помню. - И вдруг в полный голос крикнула:
        - Ни-че-го! Слышишь?
        Она думала, что Константин рассердится, вспылит, наговорит ей массу неприятных вещей. Однако вместо всего этого он сел еще ближе, почти касаясь ее бедром.
        - Может, освежить твою память? - насмешливо спросил он и стал медленно, очень медленно наклоняться к ней.
        Сердце Флоренс вдруг дернулось и забилось где-то в горле, губы, не желающие слушаться доводов рассудка, раскрылись ему навстречу…
        Но в последнюю секунду ей удалось овладеть собой, стряхнуть с себя сладкое наваждение, порожденное воспоминаниями о той, первой их близости.
        Она вышла из оцепенения и откатилась на другой край кровати, туда, где Константин спал этой ночью. Судорожно поискала глазами, что бы кинуть на себя, чтобы скрыться в ванной и привести себя в порядок.
        Константин неторопливо поднялся с постели, как бы не замечая, что Флоренс уклонилась от его поцелуя, потянулся томно, как кот, и лениво направился к огромному, от пола до потолка, гардеробу. Небрежным жестом открыл его, провел рукой по вешалкам, выбрал что-то и небрежно бросил на кровать.
        - Вот, возьми!
        Молодая женщина инстинктивно протянула руку и поймала то, что белой птицей летело к ней. От этого жеста простыня соскользнула с ее груди, обнажив розовые соски. Константин оценивающе посмотрел на нее, и, судя по всему, остался доволен увиденным.
        Флоренс вызывающе вздернула подбородок.
        Она уже не девочка, ей тридцать пять лет, и она уже занималась любовью с этим человеком два года назад… а может, и сегодня ночью.
        Так почему же, как застенчивый подросток, стесняется предстать перед ним обнаженной?
        Тем более что Константин явно наслаждался ее смущением.
        Вот только бы вспомнить, что произошло этой ночью, снова подумала Флоренс. Тогда бы я в любом случае чувствовала себя куда увереннее.
        Флоренс спокойно откинула простыню, поднялась и стала натягивать белую шелковую рубашку Константина.
        Он все еще стоял у раскрытой створки гардероба и следил за каждым ее движением.
        Флоренс застегнула пуговицы под внимательным взглядом Константина, ее пальцы слегка дрожали.
        Рубашка едва доходила ей до бедер, оставляя открытыми длинные стройные ноги и подчеркивая своей белизной золотистый оттенок кожи. Флоренс намеренно не смотрела в сторону Константина, но чувствовала, что он не сводит с нее горящих глаз.
        - Я позвонил твоему отцу и заверил его, что ты цела и невредима, - тихим голосом сообщил Константин.
        Голова ее дернулась, будто от удара, - и она резко обернулась. Боже праведный, отец!
        Ни сегодня утром, ни вчера вечером она ни разу о нем не вспомнила. В висках снова застучали молоточки, и молодая женщина болезненно поморщилась.
        - Голова болит? Сейчас принесу таблетки, - суховато сказал Константин и направился в ванную комнату, прилегающую к спальне.
        Конечно, болит, и в основном от тебя, раздраженно подумала Флоренс, слушая, как он возится в поисках нужного лекарства. Значит, отцу теперь известно, где она провела ночь. А ведь могла бы что-нибудь сочинить. Например, что заночевала у Джиллиан и просто забыла позвонить ему и предупредить, чтобы он не волновался.
        Дурацкий звонок Константина все испортил. Конечно, смешно до сих пор отчитываться за каждый свой шаг, но она прожила с отцом так долго, что это просто вошло в привычку. И кстати, еще не бывало, чтобы она не ночевала дома!
        Порой, находясь за сотни миль от родного города по производственной необходимости, - когда дела требовали ее присутствия на выставках цветоводов в соседних провинциях, - Флоренс обязательно успевала добраться до дому даже заполночь, заставляя свой автомобильчик мчаться на предельной для него скорости.
        Ее даже несколько раз штрафовали за превышение скорости, и все потому, что «надо быть дома в эту ночь»! Как ни странно, Флоренс не знала, что такое гостиница или мотель, никогда не ночевала у подруг: Отец страшно сердился, если об этом заходила речь.
        Дом - святое место, любил говорить он. Переночуешь в гостях - опозоришь собственный дом. Чужие простыни и подушки - какая мерзость!
        Чужие простыни и подушки, мысленно повторила Флоренс. Чужие простыни и подушки.
        Вот я и попала в беду, девочка тридцати пяти лет от роду. Меня напоили и изнасиловали.
        Грубое слово, но разве это не так?
        Мною воспользовались, как и раньше, когда нужно было продвигать в городе садовый и цветочный бизнес, украшать огромные дома, устраивать выставки, заботиться, ухаживать, поить-лечить-кормить и даже открывать новые рабочие места! Я - для всех, для меня - никто.
        Кстати, сюда надо отнести и скорое замужество дочери. Джиллиан родит, и я, бабушка, буду разрываться между внуком или внучкой и собственной работой. В жизни не предвидится ничего хорошего, а усталость, властвующая в душе и теле, растет и набирает силу.
        Скоро свалюсь с ног, сделала неутешительный вывод Флоренс… И в боку ноет так, что хоть на стену лезь.
        Вошел Константин с таблетками и стаканом воды. Она послушно приняла лекарство.
        Вновь прислушалась к ноющей боли в боку.
        Нет, не проходит.
        Выглядит она скорее всего просто кошмарно: вчерашнюю косметику так и не смыла, волосы наверняка спутались… А что с глазами?
        Должно быть, веки отекли - вот ужас-то! Если посмотрится зеркало, упадет в обморок!
        - Чудесно выглядишь, - раздался за ее спиной мягкий голос Константина.
        Флоренс вздрогнула и обернулась: похоже, он читает ее мысли. Что-то промелькнуло в ее памяти, что-то связанное со вчерашним вечером… Он уже говорил это вчера или ей только так кажется?..
        Нет, оборвала себя Флоренс. Хватит воспоминай, надо сосредоточиться на сегодняшнем дне.
        Она протянула Константину стакан. Немного помолчав, обреченно спросила:
        - Когда ты звонил отцу?
        Он вздернул бровь и пожал плечами.
        - Ночью. Ты бы не хотела, чтобы он волновался, не так ли? - насмешливо уточнил Константин, подчеркивая тоном, что ему самому волнение ее отца глубоко безразлично.
        Так… Значит, у отца была целая ночь на обдумывание случившегося. Флоренс заранее знала, какими словами он ее встретит. Он, всю жизнь прослуживший в Королевских военно-воздушных силах, не повышая тона, мог учинить кому угодно жуткий разнос. Отличная будет концовка ночного приключения! Опять скандал. О, милостивый Боже, сделай так, чтобы я, как по воздуху, была перенесена домой! - взмолилась Флоренс.
        Константин, внимательно следивший за выражением ее лица, произнес:
        - Ты уже достаточно взрослая, Флоренс, тебе незачем оправдываться перед ним. Чуда не будет. Скажешь отцу, что он зря переживает по поводу твоего отсутствия дома этой ночью. Кажется, тебе сейчас важнее побыть со мной. Понимаешь меня? Ты взрослая женщина, так не веди себя как маленький ребенок.
        Разве ты не выходила дважды замуж, не родила прекрасную дочь? А магазин, который благодаря тебе процветает? Опомнись!
        Флоренс только фыркнула: мол, чепуха все, что он говорит ей. Когда дело касалось ее отца, возраст не имеет значения. Просто она стремилась сохранить мирные отношения со стариком. К тому же ему надо регулярно принимать сердечные препараты, а если вовремя не напомнить, он может о них и забыть.
        Молодая женщина заторопилась.
        - Нет-нет. Мне пора домой, Константин.
        Надо одеться…
        Флоренс с трудом поднялась с кровати и стала собирать разбросанные по всей спальне вещи. Поморщившись от боли, подняла с пола платье, бюстгальтер, трусики и колготки, стараясь не думать, каким образом все это оказалось разбросанным вокруг кровати.
        А где же туфли? Прижав одежду к груди, Флоренс выпрямилась, хотела внимательнее оглядеться по сторонам… И тут только почувствовала, что Константин подошел к ней вплотную. Он стоял так близко, что волосы на ее висках шевелились от его теплого дыхания.
        Флоренс испуганно вскрикнула и устремилась в ванную. Вернее, медленно побрела, держась рукой за правый бок.
        Уже в дверях она услышала голос Константина:
        - После этой ночи, дорогая, о разводе не может быть и речи! Будешь настаивать, не отдам твои туфли, сожгу их в камине!

5

        От неожиданности Флоренс споткнулась и обернулась.
        - Ты что-то сказал, Константин?
        Наверное, она его не расслышала или не правильно поняла. Ведь раньше он был согласен на развод. Значит… значит, действительно этой ночью между ними была близость?
        Константин стоял, широко расставив ноги и засунув руки в карманы джинсов.
        - Никакого развода в сентябре не будет, - отчеканил он едва ли не по слогам.
        Нет, ей не послышалось… Да нет же, он просто шутит! - попыталась убедить себя Флоренс.
        Да, но объявление в газете она тоже сначала приняла за шутку, за обыкновенный глупый розыгрыш!
        Но их дети, по крайней мере, еще только помолвлены. Может быть, свадьбы и не будет вовсе. Им же с Константином необходимо развестись. Флоренс была настроена решительно - в сентябре она наконец-то станет свободной. Целых два года быть женой Константина - это уж слишком!
        - После этой ночи? Что ты имеешь в виду? Флоренс все еще не могла поверить своим ушам. - Мы ведь не…
        - То, что произошло между нами, само по себе чрезвычайно существенно, - прервал он ее. - Но я имел в виду помолвку наших детей!
        У нас будет много проблем. Кто, как не мы с тобой, будет решать, где и как жить молодой семье?
        Ах, молодой семье!
        Ей надо немедленно взять себя в руки. Неужели она так и будет вспыхивать при каждом его слове? Вот ведь идиотка - связала его слова с проведенной вместе с ним ночью. А он думал о Донадье с Джиллиан!
        На что она рассчитывала? Что эта ночь, если, конечно, между ними все-таки была близость, заставит его отказаться от развода? Тогда, после похорон Александрины, они так страстно любили друг друга, но вскоре после этого Флоренс покинула его дом, а он и не подумал ее остановить. Следовательно, и эта ночь ничего не меняла. Помолвку Джиллиан и Донадье Флоренс просто упустила из виду.
        Она отвернулась, чтобы не видеть издевки в его глазах, ведь он наверняка потешается над ней и тем дурацким положением, в которое ее поставил.
        - Понятно. Но я полагаю, что, чем скорее мы разведемся, чем скорее порвем связи между нашими семьями, тем будет лучше для детей. Они, возможно, поймут, что их решение скоропалительно и им не следует повторять наших ошибок.
        - Тут я с тобой не согласен, - не сказал, а скорее проскрежетал Константин. - Они приняли вполне обдуманное решение.
        - А я и не надеялась на твое согласие. - Флоренс решительно вскинула голову. - Ты и раньше не больно-то прислушивался к моему мнению. - И она нетерпеливо вздохнула.
        - Флоренс, я… Слушай, да оденься же ты наконец! - воскликнул Константин. - Пока ты в таком виде, я не могу сосредоточиться!
        - А я думаю, что тебя по силам сосредоточиться, разговаривая с женщинами, более обнаженными, чем я! - презрительно возразила Флоренс.
        Она нисколько в этом не сомневалась. И до, и после их свадьбы Константин жил так, как ему вздумается, весьма успешно скрывая это от матери. Считаться с Флоренс он не находил нужным, да и вообще вел себя так, словно ее рядом не существует.
        - Но с собственной женой такого опыта у меня еще не было! - отрезал он. - Мы общаемся с тобой так, будто находимся в состоянии войны!
        Флоренс собралась было высказать все, что думает по поводу «собственной жены» и их отношений, но сдержалась. Лицо Константина напряглось, желваки заиграли на скулах, на шее запульсировала жилка.
        Вот, значит, какой эффект производит на него ее нагота. Этот насмехающийся надо всем супермен оказался подвержен простым человеческим слабостям!..
        И все-таки она к нему несправедлива. Он женился на ней ради своей матери, пожертвовав всем, лишь бы Александрина чувствовала себя счастливой в последние месяцы своей жизни. Впрочем, какие там жертвы! Его образ жизни ни на йоту не изменился. А вот про себя этого Флоренс сказать не могла. И печальные последствия замужества она ощущала до сих пор.
        И прежде всего это вылилось в разочарование в мужчинах. Из-за таких, как Константин Стормволл, сотни женщин вообще теряют интерес к жизни, начинают погружаться в трясину недосягаемых грез. А разве грезы могут заменить реальность? Конечно же нет. Они способны породить лишь глухую тоску по несбыточному, избавиться от которой невозможно.
        Перед глазами возник суровый отец. Папа, естественно, был прав, осуждая Константина.
        Должны же на свете существовать такие понятия, как «мораль», «супружеский долг»,
«обязанности перед семьей». Но разве Константин был верен своей наивной «жене на час»? Нет, он, ни в чем себе не отказывая, продолжал ломать жизнь другим женщинам.
        Флоренс, подогреваемая своими мыслями, рассердилась не на шутку и сказала то, что и хотела сказать:
        - Конечно, с чужими женами сподручней!
        И захлопнула за собой дверь ванной, не дав Константину опомниться и найти, что ответить.
        Оказавшись одна, Флоренс прислонилась спиной к двери и перевела дыхание. Каждым своим нервом она ощущала его присутствие рядом, в спальне. Прошло несколько минут, прежде чем она услышала шаги Константина и стук закрываемой двери. Так, теперь надо поторопиться. Чем быстрее она оденется и покинет его дом, тем лучше!
        Наскоро приняв душ, Флоренс поняла, что состояние ее не улучшилось. Тело ныло, словно охваченное огнем, но постепенно боль сконцентрировалась в области живота. Маленький огненный сгусток пульсировал, не позволял сделать резких движений. Надо чуточку подождать и успокоиться, решила Флоренс. Спустя несколько минут она попробовала сделать шажок вперед. Затем второй, третий… Да, не следовало ей так много пить накануне Хорошо еще, что боль начинала утихать.
        Флоренс оделась и посмотрела на себя в зеркало. Голубое платье выгодно подчеркивало каждую линию, каждый изгиб ее стройного тела. Она наконец-то нашла в себе смелость признаться, что подсознательно стремилась продемонстрировать Константину свою привлекательность. Вот и продемонстрировала!
        Значит, она хотела близости с ним? Нет, об этом Флоренс и не думала. Так что же тогда? Ей просто хотелось выглядеть желанной в его глазах. Она не знала зачем, но ей это было очень нужно. От всех этих мыслей Флоренс окончательно смутилась…
        С большим трудом спустившись по лестнице, она прошла по дому и обнаружила Константина в гостиной. Он сидел за маленьким столиком и, смакуя, пил кофе из крохотной чашечки. Казалось, он не услышал ее шагов.
        Или не захотел услышать… Это означает, что она ему безразлична?
        Несколько секунд Флоренс выжидательно смотрела на него. Станет ли он обвинять ее в том, что она захлопнула дверь ванной перед его носом?
        Словно почувствовав ее присутствие, Константин обернулся и насмешливо посмотрел на поднос с нетронутыми тостами и апельсиновым соком, который Флоренс захватила с собой из спальни.
        - Поставь на стол, - небрежно махнул он рукой. - Экономка все уберет позже. Помнишь ее, вы были знакомы. Пристрастилась к выращиванию тюльпанов, между прочим. Твоя заслуга. Если хочешь, налей себе еще чашку кофе.
        Значит, он заметил, что кофе, принесенный им раньше, она все-таки выпила.
        - Спасибо, больше не хочу.
        Флоренс поставила поднос на столик и, не зная, куда деть руки, скрестила их на груди.
        Она представления не имела, что делать дальше. Ей никогда раньше не доводилось покидать утром дом мужчины, проведя с ним ночь За все тридцать пять лет жизни у Флоренс было всего двое мужчин. С первым, юным Патриком, они лишь раз до свадьбы занимались любовью. И было это как-то наспех, в темноте.
        Флоренс торопилась вернуться домой до половины одиннадцатого - они весь вечер провели в кинотеатре, а затем в квартире молодого человека. В результате этой поспешной, неумелой встречи неопытного юноши и неискушенной девушки и родилась крошка Джиллиан.
        Патрику, как и Флоренс, было всего семнадцать лет, но ее отец, узнав о беременности дочери, немедленно заявился к его родителям и настоял на официальной свадьбе. «В противном случае тебе пришлось бы делать аборт», - вот что сказал ей тогда он. Отец не собирался жертвовать почтительным отношением к своей персоне, которым очень дорожил. И все из-за какого-то незаконнорожденного ребенка!
        Да, свою внучку он до года называл незаконнорожденной, ибо никак не мог привыкнуть к тому факту, что его дочь - замужняя женщина. Замужняя - значит, самостоятельная. Эту мысль он не допускал в свое сознание.
        Ее бедная мать едва не лишилась чувств, когда он поклялся вышвырнуть дочь из дому, если она откажется выйти за Патрика.
        Флоренс следовало, конечно, уйти из дому, родить ребенка и воспитывать его в одиночку, как она поначалу и собиралась. Но под влиянием слезных материнских уговоров и угроз отца сдалась. Свадьбу сыграли.
        Только в сентиментальных романах можно прочитать о более несчастном браке. Предполагалось, что молодые будут жить в доме родителей Флоренс лишь до того времени, пока не смогут купить собственное жилье. Когда молодая женщина была на шестом месяце, ее мать скоропостижно скончалась от сердечного приступа, и вопрос был решен - конечно же отцом! - что они вообще будут жить все вместе.
        В смерти матери Флоренс до сих пор винила себя. Если бы та так не переживала из-за ее беременности, возможно, была бы жива до сих пор…
        Патрик возненавидел их дом и образ жизни с самого начала. Он все время искал предлога вырваться на волю, особенно после рождения Джиллиан. При каждой возможности надолго исчезал из дому. Обзавелся друзьями, у которых проводил выходные дни. Потом начал пить, и у Флоренс началась кошмарная жизнь. Нечастая физическая близость между ними, к которой Флоренс относилась как к неприятной обязанности, после родов и вовсе прекратилась. Их отношения стали просто дружескими, и то это слово можно было употребить с большой натяжкой.
        Патрик всерьез пристрастился к спиртному. И однажды, будучи сильно пьян, отправился поздно вечером навестить приятеля, живущего в районе железнодорожного вокзала.
        Переходя пути, бедняга не заметил приближающегося поезда. Умер Патрик, не приходя в сознание, прямо на месте происшествия…
        Шло время, которое, как известно, залечивает любые раны. Но у молодой женщины появились новые трудности. Флоренс стало сложно поддерживать приятельские отношения с бывшими школьными подругами. У нее, за один год ставшей женой, матерью и вдовой, появились совсем другие интересы.
        Она отдалилась от всех, замкнулась в себе и с головой ушла в заботы о семье. Воспитывала дочь, хлопотала по дому, ублажала сурового отца.
        Когда Джиллиан немного подросла, Флоренс пошла работать, чтобы обеспечить семье хоть какой-то достаток. Общение с друзьями свелось к нулю, вскоре исчезли и сами друзья.
        Она была еще совсем молода, но вся ее жизнь сосредоточилась на Джиллиан. Никаких особых талантов у Флоренс не было. Кроме, может быть, одного - составления цветочных композиций. Здесь ей действительно не было равных. На вечеринки она не ходила, в кино или театр тоже, новых знакомств не завязывала. У нее просто не было времени заниматься подобными пустяками. И обстоятельства складывались так, что жизнь приносила одни лишь огорчения…
        Однажды Флоренс прогуливалась в одиночестве у аптеки, ожидая, пока провизор готовит лекарство для отца, и обратила внимание на высокого молодого мужчину, быстро удаляющегося в сторону озера. В движениях его была стремительная легкость и нечто романтическое в походке. Словом, он ей неожиданно очень понравился.
        Куда он так торопился? К кому? Засыпая тем вечером, Флоренс постоянно возвращалась мыслями к незнакомцу. А спустя некоторое время она вновь встретила его на том же самом месте. И решилась заговорить, спросив о времени работы аптеки в воскресный день.
        Мужчина неожиданно смутился, односложно ответил, что мол, не знает, никогда не заглядывал в аптеку и, взглянув на часы, чуть ли не бегом удалился.
        Флоренс стала фантазировать, придумала незнакомцу биографию и мысленно стала с ним разговаривать каждый день. Удивительно, но ощущение одиночества исчезло! Новая их встреча произошла в фойе городского кинотеатра. Молодая женщина улыбнулась таинственному прохожему, как старому знакомому.
        Их места оказались в одном ряду, и после окончания киносеанса Флоренс и Гордон - так назвал себя мужчина - медленно двинулись по направлению к городскому парку. Молодая женщина не узнавала себя, она весело болтала о разной чепухе, рассказывала о своем впечатлении от фильма и душой отдыхала потому, что не надо было торопиться домой.
        Все дела переделаны, Джиллиан уложена дедом в постель и давно уже сладко спит, а рядом с ней идет благодарный слушатель и время от времени поглядывает на нее темными, почти черными выразительными глазами.
        Но почему он молчит? Наверное, не привык к женскому обществу, решила Флоренс. Миновав буковую аллею, они стали подниматься на холм, к освещенному ярким светом высоких фонарей зданию железнодорожного вокзала.
        Неожиданно раздался шум подходящего к платформе поезда, зазвонил станционный колокол, три или четыре машины-такси подкатили к центральному входу.
        - Иногда так хочется сесть на поезд и уехать из этого города куда глаза глядят! - с улыбкой проговорила Флоренс. - А вы, Гордон… вы никогда не испытывали такого желания?
        - Нет, - коротко ответил мужчина и пристально посмотрел на нее. - Флоренс, разрешите задать вам вопрос. Заранее прощу прощения, если он покажется вам нелепым.
        Молодая женщина остановилась, пристально посмотрела в темные глаза своего спутника.
        Ах, до чего они выразительные! А какие глубокие, точно озера, наполненные ночным сумраком! И кажутся такими знакомыми! Наверное, Гордон очень одинокий и добрый человек. На душе ее неожиданно стало легко.
        Удивительно приятный вечер выдался, подумала Флоренс.
        - Задавайте ваш вопрос, Гордон, не стесняйтесь, - весело разрешала она. - С удовольствием вам отвечу.
        - Вы не помните меня?.. Похороны Патрика, кладбище. Я долго разговаривал тогда с вашим отцом, - еле слышно произнес Гордон.
        О Боже! Страшное прошлое настигло бедную Флоренс в самый неподходящий момент.
        Казалось, померкли даже яркие фонари на высоких столбах, со стороны парка и озера повеяло могильным холодом. Приятель, к которому поздно вечером торопился пьяный Патрик, - Гордон?!
        Флоренс не помнила, как добралась до дому, как выдержала очередной скандал, устроенный отцом. Оказалось, что дочь бодрствует - старик и не думал укладывать малышку спать. Джиллиан сидела на ковре посреди гостиной и увлеченно складывала мозаику, мурлыча под нос веселую песенку. Отец не удалился к себе в комнату молча, нет. Наоборот, дождавшись возвращения дочери, картинно выбросил по направлению к Джиллиан жилистую руку и почти прокричал:
        - Ребенок до полуночи плачет, ищет свою мать, а она - вот, полюбуйтесь! - только-только изволила явиться домой с гулянки. Хороша, ничего не скажешь!
        До утра проплакав, Флоренс решила никогда-никогда больше не тешить себя иллюзиями, не обращать внимания на романтических незнакомцев и не посещать городской кинотеатр. В конце концов телевизионные сериалы ничуть не хуже фильмов, идущих на большом экране…
        Так вот и получилось, что до встречи с Константином в ее жизни не было никаких мужчин, кроме Патрика, и та их единственная близость в день похорон Александрины потрясла ее до глубины души. Впервые она почувствовала себя настоящей женщиной.
        Константина просто невозможно было сравнить с полузабытым Патриком. Константин был нежен, опытен, заботлив. Он показал ей, что любовь, к которой Флоренс по опыту судорожных тисканий с Патриком относилась как к чему-то малоприятному, но необходимому, может стать верхом блаженства. Их близость была настолько прекрасной, что даже сейчас воспоминания о ней заставляли ее сердце биться чаще.
        Тогда, два года назад, она поняла, что любит Константина, любит по-настоящему. Но он, овладев собой, холодно дал ей понять, что сожалеет о случившемся.
        Вспомнив об этом, Флоренс гордо вскинула голову.
        - Мне надо идти.
        Константин прищурился и внимательно посмотрел на нее. Бледность, внезапно залившая ее лицо, обеспокоила его.
        - Но мы, кажется, не закончили наш разговор… - протянул он.
        Флоренс покачала головой.
        - Я не готова сейчас продолжать его.
        Лекарство, которое он заставил ее принять, сняло головную боль. Но боль в животе только усилилась.
        Константин криво усмехнулся.
        - И когда же ты будешь готова?
        Совсем недавно, в спальне, это был совершенно другой человек. Там, наверху, он желал ее как женщину. Сейчас же он снова полностью владел собой, что несколько раздражало и обескураживало Флоренс.
        - Нам нечего больше обсуждать, - отрывисто произнесла молодая женщина. - Я объясню Джиллиан, насколько абсурдна идея сыграть свадьбу в сентябре. А ты поговоришь Об этом же с Донадье…
        - О да, у нас с ним будет серьезный разговор!
        Флоренс его тон не понравился, и она нахмурилась.
        - Донадье - твой сын…
        - Вот именно! Я не послушался родителей, умолявших меня повременить с женитьбой. Думаю, и Донадье поступит так же.
        Флоренс хотела возразить, что мнение отца много значит для юноши, но Константин отмахнулся от ее возможных слов и продолжил:
        - С чисто финансовой точки зрения он вполне может содержать семью, даже если я перестану давать ему деньги. Моя мать выделила приличную сумму на его содержание. И кроме того, Флоренс… я совсем не против этого брака.
        Она задохнулась от возмущения и нахмурилась.
        - Что? Что ты сказал?
        - Разве ты не обратила внимания, как прекрасно они смотрятся вместе, как им хорошо друг с другом?
        Да, она тоже подумала об этом, но это только привело ее в уныние. В том, что их дети познакомились, Флоренс винила себя.
        - Но они ведь так молоды, Константин!
        - Конечно, они молоды, - снисходительно согласился он и нетерпеливо добавил:
        - Я имею в виду, что одобряю их решение вступить в брак, но не сейчас. Потом, позже… А вообще, мне кажется, не в наших с тобой силах отговорить их, раз уж они приняли решение. Если мы наложим запрет, они поженятся и без нашего с тобой согласия. Они оба достаточно упрямы и своевольны, ведь так? Вот почему я не хочу разводиться с тобой, - внезапно заключил он.
        Флоренс по-прежнему продолжала хмуриться.
        - Но ты же противоречишь самому себе, Константин. Зачем откладывать наш развод, если это ничего не изменит в их отношениях и все равно закончится свадьбой?
        Он дернул плечом.
        - Чем сплоченнее мы станем, тем труднее нам будет проиграть. Вот, наверное, в чем моя идея.
        Что-то вроде этого она и сама думала вчера вечером. Но…
        - Ты никогда не проигрывал, Константин.
        Он как-то странно посмотрел на нее.
        - Разве? Развод - одно из проявлений поражения, - мягко, пожалуй, даже вкрадчиво произнес он.
        - Какая нелепая мысль! - вспыхнула Флоренс. - Нам вообще не следовало жениться!
        Константин мотнул головой.
        - Не скажи. Делая тебе предложение, я прекрасно знал, чего хочу.
        - Я тоже, - усмехнулась Флоренс. Конечно, он думал только о своей матери, а сам продолжал жить, как ему заблагорассудится. Константин, я собираюсь в сентябре подать на развод, - упрямо произнесла она.
        - Почему? - Он сдвинул брови. - У тебя кто-нибудь есть?
        - Никого у меня нет, - быстро ответила она.
        А вот он-то наверняка не один. Недаром при ее словах его глаза вспыхнули, как угольки.
        - Поступай как знаешь, Флоренс, но на развод я не соглашусь!
        Флоренс в растерянности уставилась на него.
        - Но это же смешно! Если мы по-прежнему формально будем считаться мужем и женой, наши дети все равно поженятся. Это никак не повлияет на их планы, скорее наоборот…
        - Да перестань! Неужели тебе непонятно, почему они вообще решились на такой шаг? - В голосе Константина послышались раздраженные нотки. - Ты же знаешь, что дети из неполных семей…
        - Это ты про наших детей? Это они из неполных семей? Ты с ума сошел? Мой муж и твоя жена погибли! - возмущенно выпалила Флоренс на одном дыхании.
        - Правильно. А потом мы с тобой создали для них единую семью…
        - Брось, Константин, эта семья продержалась чуть больше пяти месяцев! Мы спали в разных постелях, мы…
        У нее просто не было слов! Флоренс никак не могла взять в толк, как можно всерьез говорить об их «семье»!
        Но Константина трудно было переубедить.
        - Тем не менее этого времени им вполне хватило, чтобы захотеть и дальше жить вместе.
        От изумления у Флоренс расширились глаза.
        - Надеюсь, ты не собираешься предложить всем нам собраться под крышей твоего дома и жить вместе, для того чтобы Джиллиан и Донадье изменили свое решение? Если это так…
        - Не собираюсь, - отрезал Константин. - Просто я думаю, что, если ребята увидят, что хотя бы на ближайшее будущее у нас все останется по-прежнему, они согласятся отложить свадьбу. А там уж у нас будет время отговорить их от этого шага.
        И как это у него получается, что он всегда оказывается прав? Каким образом даже самую бредовую идею он делает достаточно разумной? - с досадой и огорчением подумала Флоренс.
        Ведь и тогда, два года назад, когда он объяснил ей, что смертельно больная Александрина будет счастлива видеть их супругами, Флоренс довольно быстро поверила в то, что самым простым и логичным выходом из сложившейся ситуации будет их свадьба.
        И вот каким рикошетом этот «простой и логичный выход» ударил по судьбам всех четверых! Им с Константином, конечно, удалось скрасить последние дни бедной женщины, но платой за это явилась помолвка Джиллиан и Донадье.
        Флоренс решительно покачала головой.
        - Нет, Константин, я не могу согласиться.
        - А я и не требую твоего согласия. Все очень просто. Прошло лишь два года, как мы с тобой живем отдельно. И если ты все-таки подашь на развод, я сделаю все, что в моих силах, чтобы как можно дольше тянуть время. А теперь, - уже другим тоном добавил он, словно показывая, что для него вопрос решен, - теперь я отвезу тебя к ресторану, где осталась твоя машина. Если ты, конечно, еще помнишь это.
        Константин попал в точку: она начисто забыла о машине. Крохотные человечки с новой силой застучали в висках своими молотками.
        Хороша же она была вчера, если даже сесть за руль оказалась не в состоянии!

6

        - Итак, ты провела ночь с этим человеком, Флоренс! - с отвращением констатировал ее отец. - Как же ты могла?!
        Перед этим Константин в полном молчании доставил ее на стоянку перед французским ресторанчиком. Флоренс, правда, пыталась возражать, уверяя его, что лучше вызвать такси. Он не желал ее слушать и все больше злился, а когда она вновь предложила оплатить вчерашний счет за ужин, вконец рассвирепел.
        На стоянке Флоренс вежливо поблагодарила его за оказанное гостеприимство, но в ответ он все так же молча усмехнулся.
        До дома она доехала с огромным трудом.
        Сильно болел живот, голова раскалывалась, все тело, казалось, было охвачено огнем. Сейчас бы лечь в постель и отдохнуть - так нет, приходится выслушивать нравоучения отца. Это уж слишком!
        - Если бы я провела ночь с кем-нибудь другим, ты бы не возражал! - вспылила Флоренс.
        Довольно указывать ей, как жить! Она давно уже не ребенок, но до сих пор вынуждена отчитываться за каждый свой шаг. Она имеет право ночевать, где и с кем ей заблагорассудится!
        Отец поднялся из кресла. Он был высок и строен, ни капельки лишнего жира, что в его возрасте нечастое явление.
        - Я не желаю, чтобы моя дочь вела себя как… как уличная девка! - заявил он, глядя на Флоренс сверху вниз.
        - Константин - мой муж, папа, не забывай это, - напряженным тоном произнесла Флоренс. Еще секунда - и она взорвется. Или упадет в обморок.
        - Вздор! Через месяц-другой…
        - Я не желаю говорить на эту тему! - с достоинством сказала Флоренс, прерывая отца.
        Она находилась на грани истерики.
        - Ты и тогда не желала говорить на эту тему, когда узнала, что у этого человека…
        - У него есть имя! - Бледное лицо Флоренс покрылось пятнами.
        -..что у этого Стормволла, - ядовито продолжил отец, - интрижка с замужней женщиной, что он изменял тебе все время, пока вы жили вместе!
        Старик прерывисто дышал. От праведного гнева лицо его побагровело.
        Флоренс мгновенно успокоилась. Сама виновата, незачем было тогда вводить отца в курс дела, не надо было рассказывать ему о той женщине., Спустя два месяца после их свадьбы у Флоренс наконец-то открылись глаза на истинную причину, по которой Александрина так хотела, чтобы сын как можно скорее женился. Оказывается, он любил замужнюю женщину!
        Александрина, в восторге от того, что ее сватовство удалось, поведала об этом шепотом Флоренс, когда та однажды села почитать ей немного перед сном.
        - Понимаешь, Константин все надеялся, что Оливия уйдет от мужа. А я знала, что он только зря теряет время, ведь жизнь проходит так быстро! - Пожилая женщина замолчала и поморщилась. Теперь боли мучили ее почти постоянно. - Оливия никогда не оставит мужа, я это давно поняла.
        Александрина задумчиво покачала головой.
        Седые волосы были все так же аккуратно уложены ее парикмахером, по-прежнему приходившим дважды в неделю. На изнуренное болезнью лицо, превозмогая страшные боли, она продолжала ежедневно накладывать косметику.
        Флоренс слушала как во сне, слова доходили до сознания словно сквозь липкий густой туман. Константин любит другую. Господи, вот кошмар!
        Александрина продолжала говорить о проблемах своего сына, не подозревая об эффекте, который только что сказанное произвело на Флоренс. Она была уверена, что Константин во всем признался жене.
        - Конечно, ее решение не бросать мужа, навсегда прикованного к инвалидному креслу, достойно всяческого уважения. Ведь с той аварии прошло уже столько лет! Оливия - мужественный человек, но у них с Константином нет будущего, да и, по правде говоря, не было никогда. Обожествлять женщину еще недостаточно, надо находиться рядом с нею каждый день, физически ощущать ее присутствие и старость встретить вместе.
        Александрина нахмурилась, подумав о своем столь раннем вдовстве. У нее, такой красивой женщины, было много возможностей найти супруга, но она решила посвятить свою жизнь Константину.
        Флоренс аккуратно сложила газету, ничем не выдав своего волнения, и отодвинула ее в сторону.
        - Наверное, им обоим очень тяжело, - сказала она, удивляясь своему спокойствию.
        Константин давно влюблен в другую! Вот почему он так и не женился снова: его избранница несвободна. А Флоренс думала, что все его мысли заняты лишь матерью и работой, работой и матерью. Теперь ей стали понятны его частые отлучки из дому, когда он ссылался на срочные вызовы в больницу.
        Александрина скривила губы в скептической усмешке.
        - Знаешь, мне иногда кажется, что Оливии нравилось ее положение замужней женщины, за которой ухаживает такой завидный холостяк. Она упивается своей самоотверженностью и умением нравится другим. Ей и Константина доставляло удовольствие держать на коротком поводке, то даря ему надежду, то возводя непреодолимые преграды. Я даже не могу выразить, как счастлива, что Константин влюбился в тебя! - Она тепло улыбнулась Флоренс. - За эти годы я так исстрадалась, глядя на него!
        Флоренс представила, как, должно быть, мучается сам Константин, в своей решительности доходящий иногда до беспощадности, понимая, что не может соединиться с любимой женщиной, муж которой прикован к инвалидному креслу.
        Но какую же огромную ошибку совершила Флоренс, рассказав об Оливии своему отцу в тот день, когда, покинув Александрину, бросилась к нему, чтобы излить душу! Он и так недолюбливал Константина, а тут и вовсе впал в неистовство и стал требовать немедленного разрыва. Конечно, он был не в курсе их отношений и не знал, что их супружество чисто формальное, поэтому ему и в голову не приходило, что Флоренс не вправе устроить Константину скандал и уйти, громко хлопнув дверью.
        Да и никто этого не знал, равно как и того, какой болью отозвались откровения Александрины в душе Флоренс, даже самой себе боявшейся признаться в том, что она полюбила Константина…
        И в день похорон Александрины она отдалась ему с любовью, иначе ничего бы не получилось.
        Одного только понимания, что она в этот момент ему необходима, было бы недостаточно. Но Константин слишком легко позволил ей уйти, из чего она сделала вывод, что Оливия по-прежнему занимает в его сердце главенствующее место.
        Сейчас же, подумала Флоренс, он не хочет ставить разводом точку в их отношениях только потому, что не может немедленно жениться на женщине, которую любит…
        Отец громким возгласом прервал ее размышления:
        - Как мы поступим с Джиллиан и ее идиотским решением выйти за его сына? Надо спасать нашу семью!
        Флоренс вздрогнула от неожиданности.
        - Да-да, я все знаю. Сегодня мне звонили уйма знакомых и друзей с поздравлениями по поводу… знаменательного события, - съязвил старик.
        Она с трудом поднесла руку к виску и начала осторожно его массировать.
        - Но Джиллиан сама выбрала в мужья Донадье…
        Отец презрительно усмехнулся.
        - А что, если он окажется таким же негодяем, как и его папаша? - злым голосом выкрикнул он.
        - С чего ты взял, что Константин негодяй? - возмутилась Флоренс.
        - А как иначе назвать человека, имеющего жену и гуляющего на стороне?
        Серые глаза Флоренс вспыхнули огнем. Отец затронул незаживающую рану в ее душе.
        - Я не сомневаюсь, папа, что твоя жизнь всегда была безупречна! Как же, Уоррен Кроули - верх безупречности и совершенства, сама добродетель! - В горячности забыв о его больном сердце, она уже почти кричала:
        - Это ты виноват во всем! Ты и твой безобразный характер! Ты и твои отвратительные манеры!
        Отец смертельно побледнел, схватился рукой за сердце. Только тогда Флоренс спохватилась и моментально заговорила шепотом:
        - О, папа, прости! Мне не следовало…
        - Ничего-ничего, продолжай кричать на немощного отца. Можешь даже ударить меня, я все стерплю…
        Старик вдруг сделался жалким. Он сгорбился, губы его предательски дрожали. Казалось, еще немного, и он зарыдает.
        Флоренс хотела подойти к нему, но отец предостерегающе выставил руку.
        - Не смей ко мне приближаться! Всего одна ночь в его постели превратила тебя в отвратительную женщину с замашками уличной торговки. Где твое достоинство, куда подевалась твоя гордость?
        Он выпрямился, задрал подбородок, всей позой выражая безмерное презрение к падшему существу.
        - Ты вообще мне больше не дочь, раз решила поддерживать с ним отношения! Скажи честно: решила?
        Флоренс вздрогнула. Да, он прав, она дала волю чувствам. Не надо продолжать эту дурацкую дискуссию, ни к чему хорошему это не приведет.
        Она перевела дыхание.
        - Мы с Константином поддерживаем твою точку зрения и считаем, что нам следует отговорить Джиллиан и Донадье от этой свадьбы…
        - Надо же! Значит, между поцелуями и объятиями вы все-таки нашли время обсудить поведение ваших детей! - ядовито заметил отец.
        - Прошу тебя, папа! - Флоренс умоляюще посмотрела на него и тяжело вздохнула, поймав на себе его непреклонный взгляд. - Мы постараемся уговорить их повременить, но они, возможно, ничего не захотят слушать.
        Ты же сам видел, как они поглощены друг другом!
        - Тебе не надо их уговаривать, тебе надо сказать свое веское материнское слово. На твоем месте я бы именно так и поступил.
        Да, конечно, он поступил бы именно так.
        Отец всегда был крайне прямолинеен и никогда не считался с мнением окружающих.
        - Папа, не забывай: они оба вполне взрослые люди и вправе распоряжаться своей судьбой. Мы не можем так просто вмешаться и растоптать их чувства.
        Отец стиснул зубы и процедил:
        - На твоем месте я бы…
        - Джиллиан хочет выйти замуж за Донадье! Она имеет на это полное право, так как любит его! Я точно знаю, что любит! - неожиданно для себя выкрикнула Флоренс.
        - Да она еще сама не знает, чего хочет. Она слишком молода.
        - В ее возрасте я уже была матерью, - тихо проговорила Флоренс.
        - Вот именно! - Отец хлопнул ладонью по столу. - И что из этого вышло хорошего? Разве ты не понимаешь? Или предпочитаешь закрывать глаза на свою неудавшуюся жизнь?
        Флоренс закусила губу. Ей не хотелось напоминать ему, что именно он настоял тогда на их свадьбе с Патриком. Сами-то они сразу поняли, что их связь была ошибкой. Но тут вмешался отец, и стало поздно принимать собственные решения. Вот и получается, что во всех ее несчастьях виноват только он. Только из-за его бестактного вмешательства ее жизнь оказалась разрушена.
        Отец всегда считал свои решения правильными. И сейчас он ее не слышал, точнее, не желал слышать. С ним просто бесполезно было спорить, убеждать упрямца в чем-либо - напрасная трата времени. Тем более в эту минуту, когда усталость буквально валила Флоренс с ног.
        Лицо ее посерело.
        - Папа, давай закончим этот разговор, мне надо прилечь, что-то я неважно себя чувствую. Я немного отдохну, а вечером в кафе серьезно поговорю с Джиллиан. Прошу тебя, оставь меня одну. Займись своими кроссвордами, что ли.
        Она в сотый раз подумала о том, что ей не следовало пить так много шампанского, но откуда же ей было знать, что оно так на нее подействует.
        Глаза отца превратились в две щелки.
        - А что, Стормволл и сегодня будет там?
        Об этом Флоренс как-то не задумывалась, но после его вопроса поняла, что присутствие Константина сегодня просто неизбежно. Она сдвинула брови.
        - Да, наверняка.
        - В таком случае я тоже приду на эту вечеринку, даже если внучке это не понравится, - жестко произнес отец. - Специально приду.
        Мне любопытно посмотреть, как доведет себя этот мерзавец теперь.
        Флоренс негодующе уставилась на отца. Они же накануне условились, что именно сегодня он останется дома, ведь вчерашний праздник устраивался только затем, чтобы старика не утомила разгулявшаяся молодежь. А теперь его не пугает даже грохот оркестра, лишь бы только все было, как он хочет.
        Флоренс почувствовала, что ей сейчас станет невмоготу.
        - Делай как знаешь, папа. Но учти, если тебе там что-нибудь не понравится или вдруг станет плохо с сердцем, я не смогу сразу же сорваться и отвезти тебя домой, - через силу проговорила она.
        - Ничего, раз-уж ты будешь так занята, я закажу такси, труд не велик, - усмехнулся он. - А если со мной действительно что случится, в этом виноваты будете все вы. И ты в особенности, Флоренс. Помни об этом всегда, днем и ночью, утром и вечером!
        Господи, как же ей плохо! Неужели всего сутки назад все стояло на своих местах! Теперь ей казалось, что ее привычный мир перевернулся вверх дном.
        Да, она любила и любит Константина. Два этих долгих года она просто боялась себе признаться в этом, заставляла себя не думать о нем. Ей было сравнительно легко справляться со своим чувством, не видя его ежесекундно перед глазами. Она понимала, что ее любовь обречена. Константин очарован прекрасной Оливией, заслонившей все в его жизни. Но эта их вчерашняя ночь! Господи, эта ночь!..
        - До встречи, папа, - выдавила из себя Флоренс.
        Она едва успела добраться до ванной, намочила холодной водой полотенце и прижала к горящему лбу.
        Неужели это все из-за выпитого накануне шампанского? Или, может, она что-то не то съела во французском ресторанчике?
        Флоренс посмотрелась в зеркало и не узнала себя. Ее лицо заливала смертельная бледность, на лбу выступили капельки пота. Из-за боли в животе на глаза навернулись слезы и застилали взгляд.
        Она умылась ледяной водой и вытерлась жестким полотенцем. Потом с трудом вышла из ванной.
        - Да, выгладишь ты не лучшим образом, - посмотрев на нее, констатировал отец, явно ждавший ее появления.
        Флоренс вздохнула. Глупо было ожидать от него сочувствия.
        - Надо было предупредить, что ты вчера перепила. - Отец смерил ее пренебрежительным взглядом. - Похмелье - вещь неприятная.
        Он ждал, что дочь станет оправдываться, но с Флоренс словно подменили за прошедшую ночь.
        - Теперь это не имеет значения, папа, - решительно тряхнув головой, сказала она. - Знаешь, мне, наверное, действительно лучше прилечь.
        Отец продолжал осуждающе смотреть на нее.
        Естественно, она ведь так и не спросила, принял ли он сегодня свое лекарство. Но ей было не до того.
        Едва добравшись до кровати, она рухнула на нее в, нем была, раздеться уже не было сил.
        Резкая боль охватила все ее тело.
        Наконец Флоренс забылась беспокойным сном, время от времени постанывая. Ей становилось все хуже и хуже…
        Что же это такое? - сквозь забытье подумала она. Кто ее будит?
        Флоренс услышала какие-то странные звуки и с огромным трудом разлепила веки. Когда ей удалось наконец сфокусировать взгляд, она вздрогнула - перед ее кроватью стоял Константин собственной персоной.
        - Что ты здесь делаешь? - Флоренс отстранила его руку. Видимо, до ее пробуждения он щупал ее лоб.
        С отчаянным усилием она села. Константин опустился рядом с ней на краешек кровати, и в это мгновение в дверях появился ее отец.
        - Какая наглость, Стормволл! Отшвырнул меня, старика, ворвался сюда, и…
        - Вы же сами сказали, что Флоренс плохо, - резко прервал его Константин, - как же я мог не приехать!
        - Что это вдруг? - Отец смерил Константина с ног до головы презрительным взглядом. - За последние два года Флоренс не раз болела, но тебя что-то не очень волновал сей факт. А тут вдруг такая тревога за ее здоровье! Потрудись впредь… И вообще, я попросил бы тебя!..
        Да-да! Впредь и всегда!
        - Мистер Кроули, вы не могли бы объясняться яснее? - с жесткой интонацией произнес Константин. - Разрази меня гром, если я что-нибудь понял из ваших слов!
        Ей недоставало только их перепалки! Что этим двоим здесь понадобилось? И как Константин оказался в ее спальне?
        Стормволл встал и решительно посмотрел на ее отца, который наконец сумел выразить свою мысль:
        - Ты бросил Флоренс давно, и ее болезнь результат всех твоих дурных поступков.
        - Если бы вы дали мне знать, что она больна, я бы, естественно, сразу же приехал! - огрызнулся Константин в ответ на язвительный упрек.
        Губы отца искривились в усмешке.
        - Я был вправе полагать, что тебе глубоко наплевать на ее самочувствие!
        В глазах Константина вспыхнула холодная ярость, на скулах проступили красные пятна.
        - Послушайте, мистер Кроули! Я ни разу не говорил с вами в повышенных тонах…
        - Вот и продолжай поступать так!
        -..только из-за Флоренс, - закончил свою фразу Константин, проигнорировав его замечание. - Но учтите, мое терпение небезгранично! Вы просто вздорный, мерзкий…
        - Старикашка, да? - проскрипел отец Флоренс. - Ты ведь это хотел сказать? Обычно люди, подобные тебе, именно таким образом выражают свои мысли.
        Константин сощурил глаза.
        - Я не собирался затрагивать ваш возраст.
        Как бы вы ко мне ни относились, я всегда уважал ваши седины. Но я не считаю нужным скрывать, что думаю о вас.
        Пора вмешаться, подумала Флоренс, слишком много в обоих накопилось злости. Не хватало только, чтобы они сцепились как кошка с собакой!
        - Извините, что прерываю ваш милый разговор… - начала она.
        Константин вздрогнул, словно очнувшись.
        Казалось, в пылу спора он совсем забыл о существовании Флоренс и ее слова внезапно вернули его к действительности.
        - Но я думаю, что вы вполне могли бы его продолжить где-нибудь в другом месте.
        На лице отца появилось надменное выражение.
        - Хорошо, Флоренс, ты права. Пойду приготовлю тебе чаю.
        Он по-военному четко повернулся и вышел.
        Флоренс печально вздохнула. Вот ведь упрямец! Константину чаю так и не предложил. Он невзлюбил ее мужа сразу, но существуют же элементарные правил гостеприимства!
        - Зачем ты явился, Константин?
        Он усмехнулся.
        - Хочешь сказать, что своим приходом я расстроил твоего драгоценного папашу? Тебя это волнует?
        - Да, - сухо подтвердила Флоренс, - именно это.
        Он передернул плечами.
        - Час назад я позвонил сюда, чтобы сообщить тебе, что я снова беседовал с Донадье и Джиллиан и они готовы прислушаться к нашим доводам относительно поспешности их решения вступить в брак. Мы договорились завтра вечером все вместе в спокойной обстановке это обсудим. Я хотел тебя порадовать. Думал, мы поужинаем у меня, и…
        - Константин, - прервала его Флоренс, - ты не ответил на мой вопрос. Итак, зачем ты сюда пришел?
        - Неужели не ясно? Я позвонил, твой отец сообщил, что тебе плохо, и я…
        - Что ж, я повторю тебе его слова. За два года ты ни разу не удостоил меня своим визитом. Не понимаю, что заставило тебя сейчас проявлять такую заботу.
        Под ее насмешливым взглядом ему стало явно не по себе.
        - Ну, я…
        Что это? Константин смутился? Константин Стормволл? Это было так не похоже на него!
        Он склонился над ней.
        - Как ты себя чувствуешь?
        - Константин! Не уходи от темы!
        - Ты способна передвигаться?
        - А что? - подозрительно спросила Флоренс.
        - Да я просто прикидываю, кто из нас скорее добежит до двери.
        - Что за чушь! О чем ты? Почему мне надо состязаться с тобой в беге? - невольно вырвалось у Флоренс, больше всего мечтающей как можно дольше оставаться в постели.
        - После того, что я тебе скажу, ты просто не захочешь меня отсюда выпустить, - хмыкнул Константин.
        - Да? И что же ты мне скажешь?
        Он глубоко вздохнул.
        - Вчера вечером, когда мы вернулись из ресторана…
        - Я уже догадываюсь, что случилось после нашего возвращения, Константин, - вставила она, почувствовав, как кровь прилила к щекам.
        Он внимательно посмотрел на нее и покачал головой.
        - Вряд ли. Ты еще не щупала затылок?
        - Затылок? - озадаченно повторила Флоренс. - Константин, перестань говорить загадками!
        Константин кивнул.
        - Хорошо. Все очень просто. У тебя там огромная шишка. В правой части затылка.
        Флоренс потрогала указанное место и болезненно поморщилась.
        - Вот видишь, я тебя не обманываю. Ты вчера упала перед моей дверью и так сильно стукнулась головой о ступени, что на некоторое время даже потеряла сознание. Вот я и волнуюсь, нет ли у тебя сотрясения мозга.
        У Флоренс возникло ощущение, что он говорит о ком-то другом. Она ничего этого не помнила. Она упала? Стукнулась головой?
        Потеряла сознание? Но ведь в это время он мог…
        Она осуждающе и в то же время умоляюще посмотрела на Константина.

7

        Флоренс явно ждала, что он рассеет ее сомнения относительно того, что именно произошло прошлой ночью. Но он предпочел пока ничего не уточнять.
        - Твой отец сказал, что тебя тошнит, и я конечно же сразу подумал о сотрясении мозга.
        А может быть, это просто похмелье?..
        - Ах, похмелье!
        Да как он смеет! Флоренс откинула со лба прядь волос.
        - Я вчера что-то не то съела, только и всего. Похмелье! - негодующе хмыкнула она.
        Константин задумчиво кивнул.
        - Может, и так. Реакция зрачков…
        - К черту реакцию зрачков! - взорвалась Флоренс, сверкнув глазами.
        Константин посмотрел на нее и, чуть помедлив, спросил:
        - Это намек, что мне пора бежать к двери?
        - Нет, это намек, что тебе пора вообще убираться из этого дома!
        Произнеся это, Флоренс попыталась встать.
        Господи, когда же она успела переодеться?
        Когда надела ночную рубашку? Все это начисто выпало из ее памяти. Короткая рубашка едва доходила до колен, но сейчас это не волновало молодую женщину.
        - Ты специально заставляешь меня думать, что мы… что между нами…
        - Флоренс, - мягко прервал ее Константин, - мы с тобой вчера спали вместе в одной постели. И могу сказать, что я прекрасно выспался. Хочешь узнать, что мне снилось? . Так вот мои сны были безумно эротическими. Ты удовлетворена услышанным?
        Флоренс, вставшая было на ноги, снова бессильно опустилась на кровать. Теперь ее сомнения развеялись: в столь завуалированной форме муж давал ей понять, что они занимались любовью не далее как вчера ночью. В каком же она была состоянии, если ничего не помнит!
        Константин внимательно наблюдал за ней.
        - Ты считаешь, что это так ужасно? - негромко спросил он. - Спать с тобой и даже во сне мечтать о близости, испытывать неземное наслаждение, томиться и радоваться? Что в этом плохого, скажи мне.
        Она промолчала, несколько сбитая с толку его последними словами. Так было или не было? Сомнения вновь вернулись.
        - Неужели ночь, проведенная вместе, не поколеблет твоего решения подать на развод? - вкрадчиво спросил Константин.
        Флоренс грустно усмехнулся.
        Предстоящий развод волновал ее сейчас меньше всего. Не думала она и о том, что в сентябре Константина не будет в Беркшире. Может быть, не будет и в октябре. Все это не имело сейчас никакого значения. Она любит этого человека!
        Только эта мысль билась в ее голове!
        Но она никогда ему в этом не признается, гордость превыше всего! Это все, что у нее осталось, и Флоренс, словно утопающий за соломинку, хваталась за чувство собственного достоинства. Если она потеряет ощущение реальности, начнет предаваться сладостным мечтам, видеть наяву волшебные сны, то погибнет.
        - Будет лучше, - быстро сказала она, - если мы оба забудем о случившемся и прошлой ночью, и два года назад…
        - А тебе легко это сделать? - спросил своим чарующим бархатным голосом Константин. - И никаких следов воспоминаний не останется в твоей памяти, моя дорогая?
        О, как он умел это - уговаривать и убеждать, соблазнять, увлекать, манить…
        Его голос завораживал ее, обволакивал мягким туманом. На мгновение Флоренс почувствовала, что он словно гипнотизирует ее своим взглядом. На кончике языка так и вертелось признание в том, что она ждала его все это время!
        Что сладкие воспоминания о том, как ей было хорошо с ним, не покидали ее никогда, заставляя среди ночи просыпаться и думать… думать… В ее памяти был жив каждый его жест, малейшее движение уверенных рук, губ…
        Флоренс временами проводила бессонные ночи, охваченная этими воспоминаниями. Но делиться этим с Константином она, естественно, не собиралась. Ей не позволяла гордость.
        - А тебе? Неужели ты все забыл? Неужели… - Голос ее звенел от обиды.
        Неожиданно она оборвала себя, вспомнив вдруг справедливые слова отца, и закрыла глаза.
        У Оливии был муж, хоть и прикованный к инвалидному креслу. У Константина - жена. Но это не остановило ни того, ни другого. Именно Оливию можно было бы назвать настоящей женой Константина. Так что ему до женщины, по случайному стечению обстоятельств оказавшейся в его постели?..
        - Ты что-то хотела мне сказать, - напомнил Константин, но она покачала головой.
        - Да нет, ерунда.
        Ей претила сама мысль произносить имя его любовницы. Если бы она не узнала тогда об Оливии, то до сих пор пребывала бы в полном неведении.
        Нахмурившись, Константин начал:
        - Флоренс, ты… - Но запнулся и повернулся к двери.
        Без стука вошел отец, держа перед собой поднос с чашкой чаю. Он посмотрел сначала на бледную дочь, затем на самоуверенного Константина, после чего поставил чашку на столик возле кровати.
        - Ну и как? Доктор удовлетворен состоянием больной? Доктор рад, что бедной девочке стало еще хуже? Не желает ли доктор удалиться? - осведомился он, не отрывая глаз от Константина.
        У Флоренс так дрожали руки, что ей пришлось придерживать блюдце, чтобы чашка не выстукивала на нем азбуку Морзе.
        - Самочувствием Флоренс я всегда был удовлетворен, - с вызовом произнес Константин.
        Щеки старика, обыкновенно бледные, покрылись болезненным румянцем. Он никогда не понимал юмора и иронии. К тому же ему сейчас была нужна самая настоящая медицинская помощь. Бедный папа!
        Флоренс с упреком посмотрела на Константина и твердо сказала:
        - Почему бы вам обоим не удалиться из моей комнаты? То, что я наблюдаю последние тридцать минут, напоминает скорее сцену на базаре в средневековом городе, чем разговор двух достаточно цивилизованных людей. А это весьма тягостное зрелище. Я себя плохо чувствую и прошу оставить меня одну. Если не возражаете, я хочу принять ванну и немного отдохнуть перед сегодняшней вечеринкой…
        - Ты никуда сегодня не пойдешь, Флоренс, - вставил Константин.
        Флоренс медленно повернулась к нему.
        - Ошибаешься, - с расстановкой сказала она, вскинув брови. - Я пойду на день рождения моей дочери.
        - Вот именно! - выкрикнул ее отец.
        Константин гневно сжал губы, потом резко бросил:
        - Ты больна. Вы все здесь больны, за исключением Джиллиан!
        - Позволь мне самой судить о состоянии моего здоровья! - раздраженно воскликнула Флоренс, прекрасно понимая, однако, что Константин прав и ей лучше побыть в постели.
        Она, конечно, могла бы остаться дома. Но раз уж отец пожелал присутствовать на дне рождения внучки, ей просто необходимо там быть! Одному Богу известно, чем может закончиться вечер.
        Константин удрученно покачал головой, явно борясь со своими чувствами. С одной стороны, он хотел прописать ей постельный режим, с другой - понимал, что у него нет на это никаких прав. Именно это подтверждало решительное выражение лица Флоренс. Интересно, что же явилось причиной ее болей. Сотрясение мозга? Отравление? Или переутомление? Жизнь в таком режиме просто опасна.
        Как Флоренс не понимает, что ее использует в своих корыстных целях собственный отец?
        Нет, он не садист, просто старый и больной человек…
        Флоренс же думала о том, что два-три часа, проведенные в полном спокойствии, пойдут ей на пользу и помогут привести в порядок чувства. Только бы ее оставили одну! Вечером ей понадобится вся сила воли, ведь там, в ресторане, снова соберутся за одним столом и их дети, и Константин, и ее отец! К такой встрече надо серьезно подготовиться.
        - Я провожу тебя и укажу, где в моем доме выход, - решительно произнес отец, распахивая перед Константином дверь спальни.
        Флоренс пожалела о том, что сделала его мишенью для насмешек отца. Но не тут-то было.
        Константин и не думал идти на поводу у язвительного старика.
        Он подошел к кровати, взял Флоренс за руки и властно притянул к себе. Глаза его сверкнули, но не суровой сталью, а добрым огнем, и он поцеловал ее в кончик немного вздернутого носа. Потом - в губы…
        Флоренс услышала, как недовольно хмыкнул отец, но никак не отреагировала на это, настолько была ошеломлена поступком Константина. Мало того… она ответила на его поцелуй! Она слишком долго ждала этого момента, все время мысленно ощущая на себе его властные, ждущие, страстные губы.
        Когда он наконец отпустил ее, Флоренс снова откинулась на подушки, раскрасневшаяся и задыхающаяся. Из уст ее вырвался легкий стон удовольствия. О, это верх блаженства! - стучала в висках единственная мысль.
        Константин не отходил от кровати и не сводил с нее потемневших глаз.
        - Увидимся вечером, - скорее приказал, чем предположил он.
        Только теперь Флоренс осмелилась посмотреть на отца. О Боже, она сразу же поняла, что иногда можно убить и взглядом. Ну и черт с вами обоими! - решила она. Ей надоело думать о других, переживать за них, мирить их.
        Она хотела только одного - покоя… Нет, пожалуй, еще больше ей хотелось умереть, чтобы разом покончить со всеми своими мучениями. Грех думать о таком, но должен же быть какой-то выход!
        Как скверно чувствовать себе ни на что не годной… Ах, как болит голова, как горит огнем живот! Да и тошнота не отступает…
        В глазах пестрело от разноцветных одежд множества юношей и девушек, пришедших провести приятный вечер. Еда и напитки со скоростью звука исчезала со столов.
        Джиллиан и Донадье переходили от одной группки друзей к другой. Было видно, что все относятся к ним с теплотой и любовью, встречают радостными улыбками. В зале царила непринужденная атмосфера.
        Объявление об их помолвке вызвало радостное оживление. Но у двух-трех девушек в глазах все же промелькнуло сожаление - ведь Донадье считался прекрасной партией.
        Флоренс присела, чтобы немного отдохнуть.
        Она не сводила глаз с Джиллиан и Донадье.
        Вот он что-то сказал, и дочь весело рассмеялась. Да, Константин, конечно, прав: они чудесно смотрятся вместе, их будто специально подбирали друг для друга. Флоренс поняла, что будет очень трудно уговорить их не торопиться со свадьбой.
        - Разрешите пригласить вас на танец, миссис Стормволл!
        Флоренс вздрогнула и обернулась на голос.
        Перед ней стоял Константин. Он был так красив, что у нее перехватило дыхание. Неужели он таким франтом заявился в больницу? Если, конечно, он действительно был там - в этом элегантном вечернем костюме и белоснежной рубашке! Кстати, Флоренс снова надела голубое платье, так выгодно подчеркивающее ее фигуру.
        - Благодарю, я не танцую, - несколько чопорно ответила она. - И между прочим, моя фамилия Диккинсон. По-моему, запомнить довольно просто.
        - Ошибаешься, Флоренс, твоя фамилия Стормволл. - Константин упрямо дернул подбородком. - И останется таковой. По крайней мере, в ближайшем будущем. Но было бы здорово, чтобы это длилось вечно! Миссис Константин Стормволл. Прекрасно звучит! Не находишь?
        Он с улыбкой посмотрел на нее и уже другим, серьезным тоном добавил:
        - Ты плохо выглядишь. Я никогда не видел тебя такой бледной.
        Флоренс знала это и без него. Полчаса назад она видела свое отражение в зеркале дамской комнаты. Чувствовала она себя просто отвратительно. Утешало лишь то, что мучиться оставалось не так уж долго. Через пару часов вечеринка закончится и она поедет домой.
        Теперь у нее не только болела голова, но время от времени все тело пронизывала острая боль, от которой молодая женщина едва не сгибалась пополам. Только огромным усилием воли ей удавалось приветливо улыбаться гостям, сохраняя внешнее спокойствие.
        Флоренс зареклась есть ресторанную пищу, раз ее организм так на нее реагирует. Поскольку похмелье не дает такого длительного эффекта, следовательно, у нее сильное пищевое отравление.:
        И с каждой минутой ей становилось все хуже.
        - Были ли у тебя еще приступы с тех пор, как мы расстались?
        - Константин! - укоризненно воскликнула Флоренс, кивком указывая на двух девушек, направляющихся мимо них к столу. - Тише! Что за тема для разговора на вечеринке?
        - Ты не ответила на мой вопрос, Флоренс! - В голосе Константина звучали настойчивые нотки.
        После того как сегодня днем он покинул ее спальню, Флоренс дважды становилось плохо.
        Боль, казалось, достигала своего апогея. Но зачем ему об этом знать?
        Она решительно тряхнула головой.
        - Нет, Константин, не волнуйся. Со мной все в порядке.
        Он осуждающе посмотрел на нее.
        - Ах ты маленькая лгунья!
        Флоренс вспыхнула.
        - Константин, не надо…
        - В этом я разбираюсь лучше тебя, я ведь все-таки врач. И я хочу обследовать тебя в больничных условиях. Не вздумай отказываться, Флоренс, дело, похоже, достаточно серьезное.
        С собственным здоровьем нельзя шутить… И не стоит улыбаться. Выглядит довольно вымученно.
        - А что мне остается? Плакать?
        - Поплачь, если тебе хочется. Ты слишком сдерживаешь свои чувства.
        - И это говоришь ты - само воплощение спокойствия и самоконтроля!
        - Я изменился, Флоренс. Я никогда больше не смогу быть спокойным в твоем присутствии!
        От удивления глаза молодой женщины широко распахнулись. Что это с ним?
        - Знаешь, как-то странно слышать такое от тебя, - медленно произнесла она в ответ.
        - Константин! Ты все-таки приехал! Как я рада, что тебе удалось вырваться!
        К ним стремительно приближалась Джиллиан. Глаза ее блестели, щеки раскраснелись от выпитого вина и всеобщего внимания.
        - Я тоже рад видеть тебя, дочка, тем более такую радостную и счастливую!
        Константин раскрыл ей навстречу объятия, и Джиллиан порывисто прижалась к его груди.
        - Hy-ну, девочка, не так бурно! Ты стала старше на год, пора становиться степеннее!

«Дочка»… Это слово эхом отдалось в голове Флоренс. Ах, если бы все было действительно так!.. Но тогда Джиллиан не смогла бы обручиться с Донадье и не была бы так бесконечно счастлива. Вот ведь иронии судьбы, подумала Флоренс и грустно улыбнулась.
        Джиллиан взяла Константина за руку и потянула за собой, чтобы представить своим друзьям. Но он вежливо высвободился, пообещав присоединиться к ним чуть позже.
        - Чему ты улыбаешься? - спросил он Флоренс.
        - Я подумала, что ты, как всегда, остался в выигрыше. Когда Джиллиан выйдет за Донадье, она навсегда останется в твоем доме. Так что ты не зря назвал ее дочкой, - съязвила Флоренс.
        - Не надо цепляться к словам. Она мне падчерица, ну и что из этого? Что это меняет?
        Когда они поженятся… Господи, что с тобой?
        Константин остановился на полуслове и наклонился к Флоренс, внезапно схватившейся рукой за правый бок. Острая боль пронизала все ее существо. Она вскрикнула и покачнулась. Константин подхватил ее под локоть и бережно повел к выходу.
        - Флоренс, дело принимает серьезный оборот!
        Вообще-то она всю неделю плохо себя чувствовала. Но, не привыкшая болеть, просто не хотела себе в этом признаваться. Да и когда ей было думать о себе? Сначала на нее разом свалились три свадебных заказа, затем - известие о помолвке дочери, потом - скандал. И все это сопровождалось переживаниями, плохими воспоминаниями, скверными мыслями, дурными предчувствиями… Сколько на свете вещей, и не материальных, готовых истерзать человеческую душу!..
        - Как давно начались боли? - Константин пытливо вглядывался в ее посеревшее лицо. - Сейчас пока рано ставить окончательный диагноз, но после тщательного осмотра…
        - Никаких осмотров! Не придумывай, Константин! Если уж дело дойдет до обследования, я обойдусь без твоей помощи - это сделает мой лечащий врач.
        Боль слегка отступила, тошнота прошла, и Флоренс облегченно перевела дыхание.
        Но Константина было трудно переупрямить.
        - Твой врач не успеет тебя обследовать, - решительно произнес он, - потому что мы сию же секунду отправляемся в больницу. - Она хотела возразить, но он строго предупредил:
        - Не спорь со мной, Флоренс, это бесполезно.
        - Но, Константин, о какой больнице может идти речь? Это же смешно. Как раз сейчас…
        - Не надо упираться, ты просто не понимаешь всей серьезности положения, - прервал ее Константин. - Вчерашнее шампанское могло смазать истинную картину заболевания. Не берусь пока утверждать с полной уверенностью, но думаю, что у тебя воспаление аппендикса.
        Она недоверчиво посмотрела на него. Только этого не хватало! Может, он шутит?
        Но Константин явно был не намерен шутить.
        - Будем надеяться, что это аппендицит, а не что-нибудь похуже.
        Похуже? Но что может быть хуже! Если его диагноз верен, операция выведет ее из строя на несколько недель. Магазин придется оставить на Викторию. А Джиллиан? А отец?
        Нет, это просто невозможно!
        - Острый аппендицит, - закончив осмотр, уверенно произнесла миловидная женщина-врач, обращаясь к Константину. - Налицо все признаки. Классический случай, прямо как в учебнике.
        Флоренс окончательно сникла. «Классический случай». «Прямо как в учебнике»! Что же ей теперь делать?
        Во время осторожного, но достаточно болезненного осмотра она старалась не смотреть на Константина. И прилагала поистине героические усилия, чтобы не закричать от боли, но все-таки не смогла удержаться и пару раз вскрикнула…
        Когда они наконец доехали до больницы, боль стала такой нестерпимой, что Флоренс начала терять сознание. Словно сквозь пелену она видела, как засуетился персонал приемного покоя, узнав в Константине ведущего хирурга больницы. На вопрос медсестры, как зовут больную, он ответил: «Флоренс Стормволл», - чем вызвал неудовольствие последней.
        Но когда он объявил, что приходится ей мужем, силы окончательно покинули молодую женщину и она промолчала.
        В смотровую он внес ее на руках, уложил на кушетку и послал за своей ассистенткой доктором Мэйсон для немедленного осмотра пациентки. Доктор оказалась эффектной женщиной лет тридцати семи-тридцати восьми.
        Флоренс не удивилась - Константин любил окружать себя красотками.
        Но доктор Мэйсон была так внимательна и заботлива, что Флоренс сразу прониклась к ней симпатией.
        - Кто будет оперировать? - спросила она Константина.
        Он посмотрел на Флоренс, лежащую на кушетке, и пощупал ее пульс.
        - Оперировать будешь ты, я проассистирую, - не оборачиваясь, бросил он через плечо.
        - Хорошо. - Доктор Мэйсон коротко кивнула. - Пойду распоряжусь, чтобы подготовили операционную.
        И она направилась к двери.
        - Ничего себе, хорошие у вас тут порядки, - проговорила Флоренс через силу. - Обсуждаете, кто из вас будет меня резать, как будто меня здесь и вовсе нет. А меня вы спросили? Может, я не согласна на операцию?!
        - Мне безразлично, согласна ты или нет, - жестко возразил Константин. - Пойми, Флоренс, у тебя острая форма аппендицита. Значит, операцию необходимо сделать незамедлительно, иначе может развиться перитонит, а это уже действительно опасно.
        Флоренс знала, что такое перитонит, и не думала всерьез отказываться от операции. Просто ей не понравилось, как эти двое на профессиональном языке совершенно бесстрастно обсуждали, что с ней делать, словно она была неодушевленным предметом, в котором сломалась какая-то деталь, и теперь надо было заняться ее починкой.
        - Я не возражаю, я только делаю вам замечание. Учтите, ваши манеры вести беседу у постели больного оставляют желать лучшего!
        Она тут же поняла, что ей не стоило этого говорить. Константин улыбнулся, глаза его насмешливо сузились, и Флоренс почувствовала себя неловко. Доктор Мэйсон, замершая в дверях, с любопытством переводила взгляд с Константина на молодую женщину и обратно.
        Упрек Флоренс предназначался обоим врачам, но она видела, что Константин воспринял его как выпад в свой адрес.
        - Вчера вечером ты была другого мнения о моих манерах, - мягко возразил он.
        У Флоренс вырвался легкий стон, щеки залил румянец. Вот к чему привела ее выходка!
        Посмотреть на доктора Мэйсон у нее не хватило смелости. Та по-прежнему хранила молчание, видимо ничего толком не поняв из их разговора. А может, считала, что при сложившихся обстоятельствах их перепалка неуместна.
        Константин тоже посерьезнел, почувствовав смущение Флоренс.
        - Да, доктор Мэйсон, - обратился он к стоящей в дверях женщине. - Надо скорее приготовить операционную.
        Когда та вышла, Флоренс умоляюще посмотрела на Константина.
        - Я боюсь, - тихим голосом призналась она.
        Он протянул ей руку, и она крепко сжала ее ладонями. Выражение его глаз смягчилось, и Константин грустно улыбнулся.
        - Знаешь, ты напоминаешь мне маленькую испуганную девочку. Ты выглядишь сейчас значительно моложе своей дочери. Ты…
        - Боже мой, Константин, я совсем забыла об отце! Он, наверное, до сих пор сидит в приемном покое. Как же он доберется домой? - вдруг вспомнила Флоренс. - Он не станет искать такси, отправится пешком!
        Когда Константин выводил ее из ресторана, отец бросился к ним и потребовал объяснений. Услышав, что Флоренс очень плохо и ее надо немедленно доставить в больницу, он настоял на том, чтобы сопровождать их. Джиллиан тоже рвалась ехать с ними, но Константин уговорил ее остаться, пообещав держать в курсе дела. Только потому, что было неприлично всем сразу покидать вечеринку, девушка согласилась с ним.
        Однако отца не удалось отговорить от поездки. Желая держаться подальше от Константина, он забился на заднее сиденье машины и всю дорогу угрюмо молчал.
        - Тебе придется спуститься к нему, и…
        Константин не стал ждать продолжения. Он не желал сейчас общаться со вздорным стариком.
        - Я спущусь к нему, когда сочту нужным.
        Сейчас меня больше всего волнует твое состояние.
        - Но…
        - Никаких «но», Флоренс! - отрезал он. - Ты все время беспокоишься о других. Я считаю, что настало время подумать о себе. И твой отец, и Джиллиан достаточно взрослые люди - пусть же для разнообразия вспомнят, что ты живой человек и о тебе тоже иногда надо позаботиться. С тобой, дорогая, все будет в полном порядке, только ты должна немедленно перестать волноваться по пустякам. Понятно, глупышка?
        Флоренс сглотнула. Она только раз до этого была в больнице - когда пришло время рожать Джиллиан. Она не кривила душой и не старалась вызвать у Константина сочувствие. Ей действительно было страшно. Он, конечно, был прав, говоря, что все будет хорошо, но она ничего не могла с собой поделать.
        - Побудь со мной, Константин, - по-детски беспомощно попросила она, сильнее сжимая его пальцы. - Ты… ты мне нужен!
        Она еще никому не говорила таких слов.
        Глаза Константина потемнели, и он хотел что-то ответить, но слова, казалось, застряли в его горле, и он лишь кивнул Флоренс.
        Потом наклонился к ней и потерся губами о ее щеку.
        Флоренс медленно обняла его за шею, еще больше притянула к себе и нежно поцеловала в губы.
        Реакция Константина была мгновенной. Тяжело задышав, он буквально набросился на нее, правой рукой обхватив за плечи. Так продолжалось несколько секунд, но потом он очнулся, вспомнив, где они находятся и что их сюда привело. Его объятия стали менее настойчивыми, и наконец он с трудом оторвался от Флоренс.
        - Не волнуйся, я все время буду рядом, - хрипло выдавил он.
        Флоренс хотела что-то сказать. Но в это время раздался деликатный стук в дверь и на пороге возникла доктор Мэйсон.
        - Операционная подготовлена, - объявила она.
        Медсестры и санитары, появившиеся следом за ней, засуетились вокруг Флоренс. Константин все это время не выходил из смотровой, наблюдая за ней и негромко обсуждая с доктором Мэйсон ход предстоящей операции.
        Поразительно, но его присутствие вовсе не смущало Флоренс, наоборот, ею овладело вдруг полное спокойствие.
        Ему пришлось все-таки ненадолго выйти, чтобы успокоить ее отца и позвонить Джиллиан. Но когда Флоренс на каталке повезли в операционную, он снова был рядом.
        - Как вы себя чувствуете, Флоренс? - Доктор Мэйсон, успевшая переодеться в зеленый хирургический костюм и бахилы, склонилась над ней.
        Наркоз уже начал действовать. Последним, что увидела перед собой Флоренс, проваливаясь в забытье, было лицо Константина…
        Придя в себя, она снова увидела его лицо.
        Словно и не было операции…
        Напротив ее кровати темнело окно. На столике рядом горел ночник, поэтому в палате царил полумрак. В больничном коридоре не раздавалось ни шороха - значит, была еще ночь.
        Ноющая боль в животе поутихла, не было и ужасных режущих спазмов. Правый бок полностью потерял чувствительность, но Флоренс понимала, что это результат анестезии и что ей еще предстоит пережить неприятные ощущения, когда наркоз станет отходить.
        Рядом с кроватью стояла капельница, и ее левое запястье было аккуратно заклеено пластырем, чтобы от неосторожного движения игла не выскочила из вены. Эта игла беспокоила ее сейчас значительно больше, чем рана в животе.
        Впрочем, операция - чепуха! На свете есть отец, дочь - вот что главное в жизни. И еще Константин, сидящий на стуле возле нее.
        Боже мой, подумала Флоренс, он ведь не спал всю ночь! Он, наверное, неимоверно устал!
        Она с нежностью смотрела на него.
        Константин сидел в одной рубашке, пиджак аккуратно свешивался со спинки стула так же, как и галстук. Волосы его слегка растрепались. Скрестив на груди руки и свесил голову, он дремал в неудобной позе. Лицо его разгладилось, мышцы расслабились, длинные ресницы отбрасывали на осунувшееся лицо тени.
        И тем не менее он казался помолодевшим на добрый десяток лет!
        Флоренс не могла отвести от него взгляда.
        Вдруг она подумала, что впервые видит мужа спящим. И неудивительно, ведь они ни разу не спали вместе в общепринятом смысле этого слова!
        Она прикрыла глаза, наверное, чтобы воскресить в памяти минуты их близости двухлетней давности. А может, услышав, как тихонько приоткрывается дверь, просто инстинктивно опустила веки. Не хватало еще, чтобы ее застали за разглядыванием собственного мужа.
        С другой стороны, она все еще пыталась вспомнить, что же произошло между ними минувшей ночью.
        Константин, слава Богу, так и не проснулся, поэтому не мог увидеть смятения в ее глазах.
        Внезапно он шевельнулся во сне, словно почувствовав, что в палату кто-то вошел. Флоренс уловила его движение, но не открыла глаз, наслаждаясь тишиной и спокойствием и представляя, как он потягивается со сна.
        - Она еще не просыпалась? - шепотом спросила его женщина, и Флоренс узнала голос оперировавшего ее хирурга.
        - Нет, только пару раз что-то пробормотала. - Константин зевнул. - Я и сам как-то незаметно заснул.
        - Поезжай домой, - все так же тихо сказала доктор Мэйсон. - Когда она проснется, я тебе позвоню. Ты только не волнуйся, с ней все будет в порядке.
        - Я и не волнуюсь. Что ты! Просто я обещал Флоренс не покидать ее и собираюсь сдержать слово. Мне это совсем не трудно.
        Флоренс почувствовала раскаяние. Ей не следовало требовать от него таких жертв. Ему надо было хорошенько выспаться, а она… Она поступила как эгоистка. Но как же теперь вмешаться в их разговор, ведь она так убедительно изображает, что спит…
        Ее размышления были прерваны словами Константина:
        - И вообще, почему бы тебе самой не поехать домой и не выспаться. Ты ведь знаешь, я не хуже тебя сделаю все, что потребуется. Так что нет никакого смысла нам обоим оставаться тут. Я-то, так или иначе, никуда не уеду.
        - Ты уверен, что тебе не потребуется моя помощь? - засомневалась доктор Мэйсон.
        - Конечно. И… спасибо тебе, Оливия, - потеплевшим голосом добавил Константин.
        Через секунду дверь мягко закрылась.
        Оливия! Флоренс с трудом поверила собственным ушам. Вот оно что! Доктор Мэйсон, коллега Константина, и была его любовницей, той самой Оливией, в которую он влюблен с давних пор!

8

        Утром Флоренс по-новому взглянула на вошедшую к ней доктора Мэйсон. Теперь-то ей все было известно!
        Накануне, когда эта женщина вышла из палаты, Флоренс еще долго притворялась спящей.
        Константин беспокойно расхаживал взад-вперед, но даже это не могло вывести ее из оцепенения. Ей сделала операцию его любовница!
        В своих мыслях она почему-то представляла себе Оливию этакой смазливой пухленькой бабенкой с крашеными волосами. Именно такими показывали разлучниц в кинофильмах, о таких она читала в слезливых дамских романах.
        Такой она видела эту страдалицу около инвалидного кресла мужа, навсегда оставшегося калекой после автокатастрофы.
        Но Оливия Мэйсон, высокая брюнетка с горделивой осанкой, являла собой совсем другой тип женщины. К тому же была опытным хирургом, с мнением которого Константин явно считался. Флоренс вдруг подумала, что было бы много лучше, если бы Оливия оказалось той недалекой женщиной, которую она придумала два года назад…
        Наконец Флоренс очнулась от забытья. Константин сразу же бросился к ней. Она уверила его, что чувствует себя прекрасно и никакого повода для беспокойства нет.
        Флоренс твердо решила молчать о том, что слышала ночью. Ей было стыдно за свою минутную слабость, заставившую ее просить Константина побыть рядом, поэтому сейчас она намеренно говорила с ним ровным тоном. Боже праведный, надо же быть такой дурой! Если бы Александрина ее предупредила, если бы только намекнула…
        Константин склонился к ней, встревоженно всматриваясь в лицо Флоренс. И ей далеко не сразу удалось уговорить его поехать домой и отдохнуть.
        И вот теперь Оливия, посвежевшая и раскрасневшаяся от быстрой ходьбы, вошла в ее палату.
        Она обязана наведаться ко мне после ночной операции, подумала Флоренс. Это ее профессиональный долг. Флоренс изо всех сил старалась, чтобы ее голос звучал ровно, она ничем не хотела выдать своих чувств. Но мысли помимо ее воли постоянно возвращались к тому, что она узнала ночью.
        Они были коллегами, значит, Константин мог проводить с Оливией сколько угодно времени, отсюда и его частые отлучки из дому.
        Нет, он не обманывал Флоренс, не кривил душой - он действительно уезжал в свою больницу!
        Теперь все встало на свои места.
        Интересно, что думала о ней Оливия? Какой представляла себе женщину, с которой по необходимости связал свою судьбу Константин? Вчера в смотровом кабинете он открыто называл ее, Флоренс, своей женой…
        Оливия Мэйсон приступила к осмотру, мягкими чуткими пальцами прощупывая ее живот.
        - Осложнений, думаю, не предвидится, - произнесла она. - К концу недели вы, наверное, сможете покинуть больницу.
        Закончив осмотр, она осторожно укрыла Флоренс одеялом.
        Только через неделю? - мысленно ужаснулась молодая женщина.
        - И когда же я смогу приступить к работе?
        - Как только я тебе разрешу, - послышался от двери уверенный голос Константина, предвосхитивший ответ Оливии.
        Флоренс повернула к нему голову.
        Константин стоял на пороге палаты, широко расставив ноги и заложив руки за спину.
        - Я только хотела спросить…
        - Я знаю все, о чем ты хотела спросить, Флоренс. Надеюсь, вопрос исчерпан? - Кивнув Оливии, он решительным шагом подошел к кровати Флоренс. - Послушай, что я тебе скажу. Ты сможешь снова заняться делами только тогда, когда я решу, что ты для этого хорошо себя чувствуешь. Я достаточно ясно излагаю свои мысли?
        Константин немного помолчал, давая ей возможность обдумать его слова, потом продолжил:
        - Ну так вот. Сегодня утром я позвонил твоей помощнице Виктории. И она уверила меня, что отлично управится в магазине…
        - Ты… ты не имел права! - возмутилась Флоренс. - Почему ты вмешиваешься в мои дела?
        Она попыталась сесть на кровати, но, застонав, медленно опустилась на подушки.
        - А я считаю, что у меня есть на это право, - возразил ей Константин с присущей ему непреклонностью. - Ты упускаешь из виду, что магазин находится в принадлежащем мне доме.
        Гнев ударил в голову Флоренс, на минуту заставив забыть о боли.
        - Ах вот что тебя волнует! Наконец-то я все поняла! Не стоит так беспокоиться, Константин! Я выкупила магазин, выкуплю и весь дом, дай только время!
        - Но ведь сейчас, сию секунду, ты не можешь это сделать. - Как ни странно, но он перешел на вкрадчивый шепот.
        - Ты… ты… - Задохнувшись от возмущения, Флоренс не смогла продолжить.
        - Думаю, мне надо оставить вас наедине, - вдруг сказала доктор Мэйсон. На ее губах играла еле заметная улыбка. Лукаво взглянув на Константина, она спросила:
        - Приготовить тебе кофе?
        - Это было бы прекрасно. Сделай такой, как всегда, - кивнул он ей, не отрывая глаз от Флоренс. - Я скоро приду.
        И Оливия вышла из палаты.
        Флоренс пришла в отчаяние. Только что, нисколько не смущаясь ее присутствия, эти двое открыто признавались друг другу в своих чувствах. «Чашечку кофе, милый?» «Ах да, дорогая, спасибо, как это любезно с твоей стороны!»
        Конечно, она не могла претендовать на Константина, ведь они никогда по-настоящему не были мужем и женой. Вся эта игра в супружество была задумана только ради спокойствия умирающей Александрины. Теперь же они вообще находились в стадии развода, и Оливия, ее соперница, не могла этого не знать.
        Константин хотел было что-то сказать, но тут заметил, что по щекам Флоренс заструились слезы.
        - Черт возьми, - помимо воли вырвалось у него. - Не надо, Флоренс, успокойся. - Он присел на край кровати и обнял ее за плечи. - Я, конечно, полный идиот! Тоже мне, опытный врач, - с отвращением добавил он. - Ты только что перенесла операцию под общим наркозом, а я ору у твоей постели, словно эстрадный певец перед микрофоном! Прости меня. Я просто хотел, чтобы ты поняла, как я волнуюсь о твоем здоровье. Правда, получилось это у меня довольно неуклюже. Но я не хотел тебя расстраивать. Честное слово!..
        И тут Флоренс разрыдалась по-настоящему, содрогаясь всем телом в его объятиях. Он, конечно, не понял причину ее слез. Подумаешь, повысил на нее голос! Дело было совсем в другом. Сейчас он уйдет и будет наслаждаться кофе в обществе своей любовницы. И он имеет на это право, так что рыдать глупо, но Флоренс никак не могла остановиться.
        Константин ласково погладил ее по спине.
        - Если ты не прекратишь, мы с тобой оба утонем в твоих слезах.
        Флоренс всхлипнула и улыбнулась.
        - Извини. - Она немного отодвинулась от него и снова всхлипнула. - Не понимаю, что со мной.
        Она откинула со лба волосы и вытерла мокрые глаза.
        - Ничего, это естественная реакция, - махнул рукой Константин. - После общего наркоза такое частенько случается.
        Флоренс откинулась на подушки и прерывисто вздохнула.
        - А твоя уверенность в том, что ты можешь решать за других, от чего? - спросила она с легкой насмешкой.
        Константин тряхнул головой и хмыкнул.
        - Признаю, что мне следовало быть более сдержанным, я не должен был так распускаться.
        Но Виктория действительно справится со всеми делами, поверь мне…
        - Вот видишь, ты опять обижаешь меня. Ведь твои слова означают, что мое присутствие в магазине вовсе не обязательно. Неужели ты не понимаешь? - с грустью в голосе произнесла Флоренс.
        - Я совсем не это хотел сказать. У меня и в мыслях не было ничего подобного!
        Константин перевел взгляд с лица Флоренс на ее грудь, едва прикрытую одеялом. И глаза его потемнели.
        Сердце Флоренс учащенно забилось. Но она прогнала прочь мгновенно возникшие эротические видения и сделала вид, будто не заметила вспыхнувшего в его глазах желания. Так или иначе, но кофе он будет пить со своей Оливией! А потом, когда закончится их дежурство… Нет, нельзя думать об этом, а то она опять разрыдается.
        - Где мои родные? Ты им звонил сегодня? - справившись с собой, ровным голосом спросила она.
        - О Боже, совсем забыл! - воскликнул Константин. - Когда только вошел в палату, я собирался спросить, в состоянии ли ты принимать посетителей. Но потом несколько отвлекся… Джиллиан с восьми утра рвется к тебе.
        Донадье тоже хочет тебя видеть. Утром, вернувшись домой, я застал там их обоих.
        Джиллиан провела ночь в его доме! Вдвоем с Донадье!
        - Они встретили меня в гостиной и буквально засыпали вопросами.
        Флоренс вспомнила об отце. Вчера он приехал в больницу вместе с ними, но с тех пор прошло много времени. Он мог бы уже появиться и поинтересоваться, как чувствует себя его родная дочь, - А отец?
        Константин нахмурился, заметив, что по ее лицу пробежала тень.
        - Я вчера спустился к нему, чтобы рассказать о твоем состоянии. Потом он вызвал такси - ты была не права, он поступает вполне разумно, - и уехал домой. С тех пор он не звонил и не появлялся, - мягко сказал Константин, пожав плечами. - Думаю, что с твоим отцом все в порядке…
        Удивительно, как чутко он улавливает ее настроение!
        - Я ему сама позвоню попозже…
        - Флоренс, ты больная, тебе удалили аппендикс. Так пусть он хоть раз в жизни проявит о тебе заботу! - Константин не на шутку рассердился. - Я настаиваю как врач. Ты сейчас должна забыть о своем отце, да и о Джиллиан тоже. Они не пропадут, уверяю тебя.
        Думай только о себе и о своем здоровье. Ничего с твоими родными не случится. В твоем состоянии нельзя волноваться. После операции-то!
        Легко сказать - не волноваться!
        Константин ушел и через несколько минут вернулся с Джиллиан и Донадье. Флоренс уже стала привыкать к тому, что эта пара теперь все время появляется вместе. Веселое личико дочери несколько приободрила ее.
        В руках Джиллиан держала огромный букет гвоздик. Она поцеловала мать в щеку и сразу же защебетала:
        - Мамочка, вечер удался на славу! Какая жалость, что с тобой приключилось такое! Но ведь операция чепуховая, в наше время врачи творят настоящие чудеса. При желании могут и голову пришить, не то что удалить отросток слепой кишки!
        - Знаю, знаю, можешь не продолжать. «Как ужасно, мамочка, но какое счастье, что все уже позади», - улыбаясь, передразнила ее Флоренс.
        - Здорово у тебя получилось, такие таланты надо беречь, - усмехнувшись, сказал Константин и обратился к Джиллиан:
        - Кстати, я только что пытался убедить твою маму, что ты прекрасно справишься без нее и найдешь время и возможность позаботиться о дедушке. А она чуть не разорвала меня на мелкие клочки.
        Джиллиан плюхнулась на край кровати. И с удивлением посмотрела на него.
        - Поэтому я прошу поддержать меня, - заключил Константин с тяжелым вздохом, всем своим видом показывая, что женская логика ему недоступна.
        Ну и хитрец, подумала Флоренс. Уж а чем, в чем, а в женщинах он разбирается великолепно, с легкостью ими манипулируя. Исключение составила лишь Оливия Мэйсон, на которой он так и не смог жениться. Да и то, если бы не чрезвычайные обстоятельства, они бы давно были вместе. От этой мысли лицо Флоренс невольно омрачилось.
        Донадье улыбнулся отцу.
        - Мне тоже понравилось, как Флоренс изобразила Джиллиан. Мне бы такие способности.
        Константин возвел глаза к потолку и шутливо воскликнул:
        - Нет в мире совершенства!
        - Это точно, - присоединилась к ним Джиллиан. - Но мне кое-что перепало по наследству. Могу поделиться. - И девушка заговорщически подмигнула обоим.
        Да, эта троица прекрасно спелась, снова подумала Флоренс. И в глубине души почувствовала зависть.
        Константин сразу же заметил, что она покраснела. Он подошел к кровати, взял Флоренс за запястье и пощупал пульс. И когда только она научится владеть собой! Вот Оливия наверняка не вспыхивает по каждому пустячному поводу.
        - Мы немного утомили маму, - твердо произнес Константин и посмотрел на Флоренс. Между прочим, Джиллиан, ты рискуешь вызвать гнев старшей медсестры, если она застанет тебя сидящей на постели. Это строжайше запрещено.
        - Что за ерунда! - воскликнула девушка, но все-таки встала.
        Флоренс перестала следить за ходом их разговора, ею и впрямь вдруг овладела страшная усталость. Она была рада, что Джиллиан и Донадье пришли ее проведать, но их непродолжительный визит действительно утомил ее. Она с мольбой посмотрела на Константина.
        - Все, хватит, ребята, - быстро скомандовал он и легонько подтолкнул их к двери. - Надеюсь, вы убедились воочию, что я вас не обманул и Флоренс хорошо перенесла операцию. Но длительные посещения ей пока что противопоказаны. Она должна как можно больше спать.
        - Но…
        - Мы…
        - Довольно. В конце концов я ее лечащий врач! - отрезал Константин не терпящим возражения тоном.
        - Не правда, мой лечащий врач - доктор Мэйсон, - слабым голосом возразила Флоренс.
        Лучше бы ей промолчать. Константин так и взвился, услышав ее слова.
        - И тем не менее ты будешь делать то, что скажу я!.. Ну, что там еще? - нахмурившись, спросил он, резко поворачиваясь к двери.
        В коридоре послышались громкие голоса. Недовольно поджав губы, Константин рывком распахнул дверь и едва не был сбит с ног. Отец Флоренс буквально ворвался в палату, отпихнув рукой Константина. За ним следом возникла запыхавшаяся медсестра. Совсем старик не думает о своем сердце, вяло подумала Флоренс.
        - Извините, доктор Стормволл! - Голос медсестры срывался, щеки пылали от негодования. - Честное слово, я пыталась остановить этого господина…
        - Какой я вам «господин»! Я отец миссис Стормволл! - рявкнул старик.
        Это не произвело на медсестру ни малейшего впечатления. Она по-прежнему с расстроенным видом смотрела на Константина.
        Тот успокаивающе улыбнулся ей.
        - Все в порядке, сестра, вы не виноваты.
        Через минуту мы уйдем отсюда все вместе и дадим наконец миссис Стормволл отдохнуть.
        Ступайте, я за всем прослежу сам.
        Молоденькая сестра облегченно вздохнула и послушно вышла из палаты.
        - Миссис Стормволл, - фыркнув, повторил отец. - Дурацкая больница и порядки в ней дурацкие! Я битый час проторчал в регистратуре, дочь, иначе давно был бы здесь. Какая-то идиотка не хотела меня впускать. У нас, говорит, нет миссис Диккинсон. Потом выясняется, что доктор Стормволл находится в палате своей жены. Жены, не смешите меня! Я ей говорю, что это и есть моя дочь, а она мне продолжает объяснять, что к ней сейчас нельзя…
        - На то есть причины, Уоррен…
        Глаза старика зло вспыхнули. И он смерил Константина презрительным взглядом.
        - У тебя всегда найдутся причины! За словом в карман ты не полезешь!.. Уоррен! Для тебя я всегда только мистер Кроули, ясно! - В голосе отца отчетливо прозвучали командные нотки.
        Нет, старик неисправим, вздохнула Флоренс. Но он просто молодец, если в своем возрасте еще помнит о своей службе в армии!
        Губы Константина сжались, и Флоренс почувствовала, что сейчас грянет гром. Следовало немедленно вмешаться.
        - Папа!
        - На то есть причины! - отчеканил Константин, стараясь держать себя в руках. - Это означает, что ей разрешается принимать только двух посетителей в день. Такие здесь правила, и не я их устанавливал. Кстати, эти правила непреложны и для других больниц. Ваша дочь, Уоррен… Хорошо, хорошо, мистер Кроули… Короче, Флоренс только что перенесла операцию под общим наркозом, ей необходим покой. Донадье и Джиллиан уже уходят.
        - А сам-то ты что здесь делаешь? Я, слава Богу, умею считать до трех! Так вот ты - третий! - просто-таки рявкнул отец.
        Константин лязгнул зубами. Едва сдерживаясь, он произнес:
        - Я не посетитель. Я врач.
        - А я ее отец!
        - Не спорю. Но вести себя вы так и не научились.
        - Слушай, ты… - И старик, выпятив грудь, рванулся к Константину.
        - Хватит, дедушка, - напряженным голосом сказала вдруг Джиллиан и решительно встала между ними. - Немедленно прекрати. - На ее щеках вспыхнули алые пятна. - Как ты можешь! Мама плохо себя чувствует, а ты ведешь себя как… как испорченный ребенок…
        - Джиллиан! - умоляюще выдохнула Флоренс, понимая, что теперь гнев ее отца будет целиком направлен на внучку.
        - Ах ты паршивка! Как ты смеешь так со мной разговаривать? Мала еще поднимать на меня хвост.
        И действительно, подумала Флоренс, как только Джиллиан осмелилась? Она с изумлением воззрилась на дочь, стрункой вытянувшуюся между двумя мужчинами. Кулаки ее были судорожно сжаты. Флоренс смотрела на нее с ужасом и восхищением. Еще никто не отваживался так говорить с ее властным отцом, кроме, пожалуй, Константина, а уж Джиллиан и подавно. Девочка всегда была с дедом мягка и уступчива.
        - Как ты смеешь? - повторил старик со все возрастающей яростью. - О Боже! - Он с ненавистью посмотрел на Константина. - Всего несколько недель она провела в обществе твоего сыночка, но этого оказалось вполне достаточно! Она стала такой же грубой и невоспитанной, как и он. Похоже, это заразно.
        - Ну, это уж слишком! - Константин сурово свел брови. - Всему есть предел.
        Джиллиан в негодовании топнула ногой.
        - С чего ты взял, что Донадье груб и невоспитан, дед? - выкрикнула она.
        - В этом нет ничего удивительного: у него есть с кого брать пример! Видать, в отца пошел.
        - Я буду только рада, если он пошел в своего отца, - внезапно успокоившись, сказала Джиллиан. - С моей точки зрения, они оба просто великолепны. Лично мне они очень даже нравятся!
        - А я тебе, значит, не нравлюсь, - горько усмехнулся ее дед.
        Флоренс хотела вмешаться, немедленно прекратить ссору, но решила, что сейчас лучше ничего не говорить: слишком силен был накал страстей. Донадье тоже хранил молчание, лишь напряженным взглядом следил за происходящим.
        Глаза Джиллиан сверкали как два огромных изумруда.
        - Заметь, дед, я ничего подобного не говорила. Ты сам был вынужден это признать!
        Взгляд старика стал холоден как лед.
        - Я пришел сюда не для того, чтобы выслушивать оскорбления в свой адрес!
        - Да? И зачем же ты пришел? - язвительно поинтересовалась Джиллиан, склонив голову набок. Сейчас ее волнение выдавали только руки, которые она то сжимала в кулаки, то снова разжимала. - Насколько я помню, ты даже не поздоровался с мамой, не говоря уж о том, чтобы спросить о ее самочувствии.
        Повернувшись к Флоренс, отец небрежно бросил:
        - Я и без того вижу, что с ней все в порядке. - На лице его появилось явное отвращение. - Какой же ты была дурой, что вышла за этого Стормволла, Флоренс. А если позволишь Джиллиан выйти за его сына, будешь дурой вдвойне!
        Флоренс пропустила его оскорбительные слова мимо ушей. Она задумчиво разглядывала дочь. Вот она какая, оказывается!
        Джиллиан напряглась, но в ее глазах появилось сожаление.
        - Мама вовсе не дура. Не хочу показаться грубой, дедушка, но это ты ведешь себя по-дурацки. Мне кажется, тебе невыносимо видеть, что кто-то из окружающих тебя людей счастлив. Ты считаешь нужным немедленно вмешаться и все испортить. Это просто болезнь, дед! Твое желание видеть страдание на лицах близких…
        - Я не желаю больше выслушивать всякие гадости! - Уоррен Кроули гордо вскинул голову. Высокий, несгибаемый, он возвышался над всеми. Кинув взгляд в сторону Флоренс, он процедил сквозь зубы:
        - С тобой, дочь, мы еще поговорим. Но только тогда, когда ты наконец придешь в чувство и запретишь этой своевольной девчонке выходить замуж за этого парня. А теперь мне лучше удалиться.
        Еще раз с ненавистью посмотрев на Константина, он повернулся на каблуках и вышел из палаты.
        Флоренс с трудом сглотнула и постаралась расслабиться. До прихода отца она чувствовала усталость. Сейчас же по ней будто проехал трактор. Она была совершенно раздавлена неприятной сценой, разыгравшейся у нее на глазах.
        Такой свою дочь она никогда еще не видела! Джиллиан росла очень выдержанной, уравновешенной девочкой. Даже так называемый переходный период прошел более или менее спокойно.
        Единственный раз она проявила характер, когда Флоренс сообщила ей, что собирается развестись с Константином и им обеим надо вернуться в дедовский дом. Но даже тогда Джиллиан просто замкнулась в себе. Другого выхода не было, и Флоренс решила, что время залечит душевные раны дочери.
        Вчера - только вчера! - узнав, что дочь по-прежнему бывает в «новой семье», она убедилась, что время - никудышный лекарь.
        Прикрыв глаза, Флоренс стала размышлять, хорошо ли она знает свою дочь. Ей даже в страшном сне не могло привидеться, что Джиллиан может быть такой упрямой, даже дерзкой…
        Над Флоренс склонился Константин, протягивая какую-то склянку.
        - Выпей это, Флоренс. Тебе станет лучше.
        - Ой, мамочка, прости меня, пожалуйста! - воскликнула Джиллиан, увидев разлившуюся по щекам матери бледность. - Я не хотела… Он сам виноват… Прости меня! Мне так стыдно!.. - И она бросилась вон из палаты.
        - До свидания, Флоренс, - вдруг подал голос Донадье. - Думаю, что ее сейчас не надо оставлять одну. - И Он поспешил вслед за Джиллиан.
        Флоренс открыла глаза. Нет, ей это не приснилось: перед ней стоял Константин, протягивая стакан с водой, чтобы запить лекарство.
        Увидев, что Флоренс немного успокоилась, он присел на краешек кровати.
        - Ты рискуешь вызвать гнев старшей медсестры, если она застанет тебя сидящим на постели! - чуть перефразировала она его же собственные слова.
        Сколько времени прошло с тех пор? - мелькнуло в ее голове. Час? Два? Десять?
        Заметив, что Константин хочет встать, она покачала головой.
        - Нет, Константин, сиди. Тебя это не касается.
        - Я в этом не уверен.
        Флоренс сосредоточенно нахмурилась.
        - Скажи, что здесь только что произошло?
        Ты что-нибудь понял? Все шло так хорошо, и вдруг… - Она замолчала и задумчиво покачала головой.
        - И вдруг появился твой отец, - мягко подсказал Константин, - и, как всегда, испортил всю музыку.
        Она внимательно посмотрела на него.
        - Ты что-то от меня скрываешь. - Уверенным кивком Флоренс как бы поставила точку под своим утверждением.
        Но его лицо было привычно непроницаемо.
        - Константин! - Флоренс попыталась его растормошить. - Ну, скажи хоть что-нибудь!
        Я ведь не посторонний человек, в конце концов я имею право знать!
        Он передернул плечами, встал и заходил по палате, явно что-то обдумывая.
        - Флоренс, мне кажется, сейчас не самый лучший момент для выяснения отношений, - наконец раздраженно сказал он.
        - Прошу тебя, я хочу знать правду.
        - Но ты только что перенесла операцию, - вздохнул Константин. - И, как врач, я вообще не должен был допускать этой неприятной сцены.
        Брови Флоренс взметнулись.
        - Ты серьезно считаешь, что мог бы это сделать? Даже я решила не вмешиваться, а ты… практически посторонний человек…
        Константин нетерпеливо прервал ее:
        - Во-первых, не такой уж и посторонний.
        А во-вторых, мне все-таки следовало прекратить этот бессмысленный спор.
        - Но ты же не мог знать, к чему это все приведет!
        - Ты не понимаешь, Флоренс, я был уверен, что рано или поздно этот нарыв прорвется, - вздохнул Константин.
        Флоренс напряглась.
        - Какой нарыв? Ты говоришь загадками.
        - Флоренс, неужели ты до сих пор не поняла, почему Джиллиан предпочла снимать квартиру?
        Молодая женщина насупила брови. Почему он вдруг сменил тему? Уж не хочет ли он сказать, что…
        - Но это элементарно, Константин! - воскликнула она. - Зачем ломать голову? Джиллиан поступила в колледж. И из новой квартиры ей просто удобнее туда добираться… - Но ее голос звучал под конец фразы уже менее уверенно, чем вначале: до нее стала доходить правда, в которую она не могла - не имела права! - поверить.
        Константин немного помолчал, давая ей время обдумать ситуацию. Да и ему самому было непросто произнести то, что он намеревался сказать.
        Наконец он собрался с мыслями и, решившись, отчетливо проговорил:
        - Да будет тебе известно, что Джиллиан ушла из дому только потому, что не могла больше жить с дедом под одной крышей!

9

        - Я не хотел это говорить, Флоренс, честное слово. Ты меня вынудила! - Константин легонько погладил ее похолодевшую щеку своими длинными трепетными пальцами. - Понимаешь, - продолжил он, - тебе давно было пора узнать об истинном положении вещей.
        Просто сегодня не лучший для этого день.
        Флоренс так и застыла. Ее дочка, ее маленькая прелестная Джиллиан, не смогла больше жить под одной крышей с дедом и предпочла покинуть их дом! Все это не укладывалось в голове. Но у Флоренс не было повода не верить Константину. Если уж он это сказал, значит, дело действительно приняло серьезный оборот. Да и разве она сама только что не увидела ответ в горящих глазах дочери?
        Флоренс подняла на Константина взгляд, полный боли и отчаяния.
        - Господи, но почему?
        Он вздохнул.
        - Об этом тебе следует спросить дочь.
        - Но сейчас я говорю с тобой, Константин! - Флоренс умоляюще смотрела на него. - Я убеждена, что Джиллиан беспредельно тебе верит и, видимо, делится с тобой своими мыслями. Признаюсь, мне трудно об этом говорить, ведь это значит, что она с тобой более откровенна, чем со мной, родной матерью.
        В ее голосе не было горечи, она просто обреченно констатировала факты. Следовательно, Джиллиан ей недостаточно доверяет. Флоренс была так уверена раньше, что дочь всем делится с ней, но после всего происшедшего за последние два дня поняла, что где-то, наверное, совершила ошибку и лишилась доверия Джилдиан.
        Константин быстро произнес:
        - Я не хочу поссорить тебя с Джиллиан.
        - Я понимаю, Константин… и спасибо тебе за все.
        Флоренс тяжело вздохнула. Наконец она осознала, что Джиллиан полюбила Константина всей душой и не хочет с ним расставаться. Она почувствовала в нем отца, которого ей так не хватало. Тогда как она, Флоренс, вечно занятая своей работой, не удосужилась уделять ей больше времени.
        Мысли Флоренс перенеслись на старика отца и на его взаимоотношения с внучкой. Он придерживался старомодного мнения, что «с присутствием детей в доме надо примириться, но к их мнению необязательно прислушиваться». Может быть, на него так повлияло то обстоятельство, что он стал отцом очень поздно. Ему было безразлично, что девочка растет без отца, он всегда держался с внучкой холодно и даже несколько отчужденно, что наверняка сыграло решающую роль в отношениях между Джиллиан с Константином.
        Девочка наконец-то встретила человека - мужчину, - которому была интересна ее маленькая жизнь.
        Как поздно она, Флоренс, это поняла! Где были ее глаза раньше?
        - В твоей жизни доминантой всегда был отец. Вот Джиллиан и восстала. Она не хотела повторить твою судьбу, - продолжал Константин. - Единственный раз отец не смог вмешаться в твою жизнь… когда ты вышла за меня замуж.
        Флоренс внутренне содрогнулась. Она всегда гордилась собой, считая себя энергичной, самостоятельной женщиной, способной прокормить семью и поддержать в доме надлежащий порядок.
        Порядок она, может быть, и поддерживала, но командовал в доме отец. Только он принимал решения. И на их свадьбе с Патриком настоял именно он, а она, уже тогда понимая, что ничего хорошего из этого брака не выйдет, смолчала, подчинилась его воле. И после скоропостижной смерти матери именно отец решил, что им незачем жить отдельно.
        Почти наверняка Патрик поэтому и начал пить, выражая таким образом протест против его тирании.
        Когда Патрик погиб, отец настоял, чтобы Флоренс оставила работу до тех пор, пока Джиллиан не пойдет в школу. Это немедленно поставило Флоренс в финансовую зависимость от него, а он к месту и не к месту напоминал ей о своих
«благодеяниях». Ну как же, он ведь из кожи вон лезет, только бы она не работала!
        А по существу, закабалил ее, превратив в бесплатную домашнюю прислугу.
        Наконец Джиллиан пошла учиться. Тогда отец сказал, что Флоренс должна найти такую работу, чтобы быть дома к моменту возвращения дочери из школы. Только теперь Флоренс поняла истинную причину этого: ему просто не хотелось ни единой секунды оставаться наедине с внучкой и обременять себя заботами о ней.
        И Флоренс пошла работать, не переставая готовить, прибирать дом, мыть посуду, стирать белье… Ну, прямо Золушка, да и только!
        Господи, почему же она никогда не задумывалась обо всем этом раньше?
        Ответ пришел сразу же - чувство вины! Ведь своей столь ранней беременностью она подвела отца, чуть не испортила его репутацию.
        Ей было всего семнадцать, и ее огромный живот послужил бы желанной темой для пересудов благопристойных обывателей их квартала. И вот уже восемнадцать лет она расплачивалась за «благодеяние» отца, толкнувшего ее на безрассудный брак ради сохранения своего доброго имени, а потом не устававшего ежедневно напоминать Флоренс об ошибке юности…
        Но и я тоже виновата, вдруг подумала Флоренс. Ведь я всю жизнь шла у него на поводу.
        Он вдолбил в меня чувство вины, и я ему верила…
        И вот сегодня Джиллиан дала ему отпор за них обеих!
        - Флоренс, что с тобой? Тебе хуже?
        - Нет, Константин, все в порядке. - Она тряхнула головой, отгоняя мрачные мысли, и через силу улыбнулась. - Я очень благодарна тебе за то, что ты открыл мне глаза на существующее положение вещей.
        - Я этого совсем не хотел! По крайней мере, сейчас. И Джиллиан тоже считает себя виноватой перед тобой.
        - Ей не за что просить прощения, - твердо произнесла Флоренс.
        Константин осуждающе посмотрел на нее.
        - Как я понимаю, теперь ты ударилась в самобичевание. Но это не идет тебе, Флоренс.
        Я имею в виду роль мученицы.
        Флоренс вспыхнула.
        - Значит, ты…
        - Мне не надо было уходить от тебя два года назад, - невозмутимо продолжил он. - Тогда все было бы иначе и ты бы сейчас не испытывала такой жалости к себе.
        Почему он так жесток с ней? Флоренс с шумом втянула в себя воздух.
        - По-моему, это я оставила тебя. Или ты уже забыл? - холодно произнесла она.
        Константин кивнул, довольный тем, что ему наконец-то удалось вывести ее из размышлений на неприятную тему. Она явно предалась самоуничижению, и ему это не понравилось. Поэтому он намеренно был с ней грубоват.
        - Да, ты права. Значит, мне не надо было отпускать тебя. Так или иначе, но нам необходимо обсудить это в спокойной обстановке. Ты согласна?
        Флоренс сразу же вспомнила об этой Мэйсон и о саднящей ране в груди.
        - Единственное, что я собираюсь с тобой обсуждать, - это наш развод!
        Константин стиснул зубы.
        - Послушай, Флоренс, я же тебе сказал…
        - Мне наплевать на то, что ты мне сказал.
        Я не собираюсь терять еще несколько лет моей жизни. Я требую развода!
        Он замер в напряженной позе. Ярость буквально клокотала в нем. Но, когда Константин заговорил, голос его был тихим и вкрадчивым.
        - Что это значит? Ты же призналась, что у тебя никого нет. Ты меня обманула, Флоренс?
        Может, ты уже нашла мне замену и поэтому хочешь как можно скорее от меня отделаться?
        Из-за этого ты настаиваешь на сентябре?
        Флоренс ужаснулась. Судя по его тону, он считает ее настолько непривлекательной, что сама мысль о том, что ее может кто-нибудь полюбить, кажется ему невероятной.
        У нее действительно никого не было. Но до этого момента Флоренс полагала, что право выбора за ней. Теперь же она засомневалась в этом. Может, Константин прав и она просто не может нравиться мужчинам? Может, и в этом она оказалась несостоятельна? Сколько же горьких разочарований выпало на ее долю за один только день!
        - Ты не забыл, что тебя ждет доктор Мэйсон? - прищурившись, язвительно поинтересовалась она.
        Лицо Константина напряглось.
        - Мы говорим сейчас о тебе…
        - Не правда, это ты говоришь обо мне! - резко оборвала его Флоренс. - Что касается меня, то я очень устала и хочу отдохнуть. Сначала операция, потом вся эта суматоха у моей кровати… Вспомни, ты сам говорил что-то о моем спокойствии.
        Константин с досадой хлопнул себя по лбу.
        - Господи, о чем я только думаю! - вырвалось у него. - Да я бы разорвал на части любого, кто появился бы у постели прооперированного больного!
        Хоть бы он ушел поскорее, подумала Флоренс, и до моей выписки из больницы больше не показывался! Как хорошо было бы просто лежать в одиночестве и ни о чем не думать!
        Константин направился было к двери, и Флоренс облегченно вздохнула. Однако она рано обрадовалась: он вдруг повернулся, быстро подошел к ней, склонился и запечатлел на ее губах нежный поцелуй… От неожиданности она сначала замерла, потом непроизвольно вздрогнула. Руки обвили его затылок, губы податливо раскрылись.
        Боже, что она делает? Но все происходило помимо ее воли.
        Столь же внезапно Константин отпрянул от нее.
        - Я действительно сошел с ума. Все, Флоренс, отдыхай. Джиллиан, наверное, еще не ушла. Я спущусь вниз и поговорю с ней. Надеюсь, все будет хорошо.
        Ну да, с Джиллиан-то все будет хорошо, а вот как быть с отцом? Засыпая, Флоренс вяло подумала, что все уже, слава Богу, позади. Действительно, пусть сам о себе позаботится.
        Отец, как всегда, выдерживал характер! Он больше не появился в больнице, тем более что Флоренс так и не высказалась против свадьбы Джиллиан и Донадье, как он того хотел. Она же умышленно не звонила ему, плохо представляя, о чем с ним говорить.
        Прежде ей надо было собраться с мыслями и все хорошенько обдумать. Серьезный разговор с отцом неминуем - Флоренс это понимала. Значит, к нему необходимо основательно подготовиться.
        Ее волновали и отношения с дочерью. Она уже чуть было не потеряла ее доверие, да что там доверие - уважение. Обнадеживало лишь то, что Джиллиан всегда была очень покладистой девочкой и прислушивалась к мнению матери.
        На следующий день после постыдной сцены с дедом у них с дочерью состоялся разговор о будущем. Флоренс, сама еще толком не зная, как сложатся их дальнейшие взаимоотношения с отцом, тем не менее пообещала Джиллиан, что, как только выйдет из больницы, тут же постарается серьезно поговорить с ним и объяснить, что им необходимо разъехаться и зажить своим домом…
        Прошла неделя. И после очередного осмотра доктор Мэйсон сообщила, что Флоренс уже можно выписать, но пока не назначила точную дату. Поняв, что ее здоровью больше ничто не угрожает, молодая женщина решила воспользоваться моментом и покинуть больницу, когда Константина там не будет.
        Решено - сделано. Поскольку помощи от отца ждать было бессмысленно, Флоренс вызвала такси. Ей хотелось, как можно скорее поговорить с отцом наедине, поэтому Донадье с Джиллиан она не стала беспокоить…
        Молодая женщина нашла отца сидящим за столом в кухне и читающим газету. На стук открывающейся двери он медленно поднял голову и обратил к вошедшей дочери строгое, словно высеченное из камня лицо. Глаза сурово взирали из-под насупленных бровей, рот был сжат в тонкую линию. Когда же она видела его улыбающимся, а тем более смеющимся над чем-нибудь? Флоренс нахмурилась, так и не вспомнив такого случая на своем веку.
        - Итак, ты вернулась, - сухо констатировал отец, даже не сделав попытки подняться ей навстречу.
        Мог хотя бы спросить, как я себя чувствую, как добралась из больницы, с огорчением подумала молодая женщина. Откуда в нем эта жесткость, даже скорее жестокость? Или он всегда был таким, а я не замечала этого, все прощая родному отцу?
        Получается, что кровные узы связывали его с дочерью чисто номинально, эмоционально же он был от нее далек. А вот Константин за очень короткое время сумел стать настоящим отцом для своей падчерицы… Только даря любовь другому человеку, раскрывая ему свое сердце, можно рассчитывать на ответное чувство.
        Но, увы, отец этого так и не понял.
        Флоренс так углубилась в свои размышления, что невольно вздрогнула, услышав скрипучий старческий голос.
        - Где Стормволл? - спросил он, глядя мимо нее, будто ожидал увидеть за ее спиной Константина.
        Флоренс прошла в кухню и осторожно опустилась на стул.
        - Понятия не имею, - ответила она.
        Отец криво усмехнулся.
        - Быстро же ты ему надоела.
        - Знаешь, папа, я считаю, что для всех нас будет лучше, если мы станем жить отдельно.
        Нам необходимо разъехаться! - выпалила Флоренс, боясь растерять всю свою решимость.
        Вообще-то она собиралась сказать это не так сразу, постепенно подводя разговор к нужной мысли, но после насмешки отца просто не могла удержаться.
        Кстати, она действительно не знала, где Константин, и была этому даже рада. Он постоянно навещал ее, правда, больше ни разу не поцеловал. Но Флоренс во время его визитов не покидала мысль, что, выйдя от нее, он скорее всего направляется к своей ненаглядной Оливии. Поэтому-то и решила потихоньку покинуть больницу.
        Отец дернулся, будто она ударила его.
        - Какого дьявола! Ты что, свихнулась? И, выпучив глаза, он уставился на дочь.
        - Нет, папа, я в своем уме.
        Флоренс вздохнула, в душе укоряя себя за невыдержанность. А может, так и надо было, нечего тянуть резину. Да и если бы разговор получился достаточно длительным - а так наверняка и было бы, - отец мог бы опять подмять ее волю, и она так ничего бы и не сказала.
        - Я только недавно словно очнулась от сна, в котором пребывала всю свою жизнь, - продолжила она. - Ты прекрасно справлялся без меня, пока я была в больнице, справишься и дальше.
        В доме действительно царила чистота, будто Флоренс и не покидала его на целую неделю, да и отец выглядел прекрасно. Значит, и питался он хорошо.
        - Если наступит такое время, когда ты не сможешь о себе заботиться… - отрывисто добавила она, - ну, тогда мы что-нибудь придумаем. Но пока что…
        - Хватит молоть чепуху! Ты хочешь выкинуть меня на улицу?
        Старик буквально кипел от ярости.
        - Ничего подобного. Я просто предлагаю кому-то из нас снимать квартиру.
        Флоренс старалась говорить спокойно, но нервы ее были напряжены до предела. Ни разу прежде она отцу такого не говорила, да и вообще никогда ему не перечила. А давно следовало бы!
        - А о моем сердце ты подумала?
        - Интересно, как ты ответишь на этот животрепещущий вопрос? - послышался вдруг с порога задумчивый голос Константина. - Дверь была не заперта, и меня заинтересовал возбужденный тон вашего разговора. Уж извините, но я подумал, что не грех полюбопытствовать, что здесь происходит.
        Понятно, решила Флоренс, он приехал, чтобы выслушать мои объяснения по поводу самовольного ухода из больницы. Он такого разрешения не давал и узнал о случившемся, наверное, от доктора Мэйсон. Вспомнив об Оливии - его Оливии! - Флоренс сразу же напряглась.
        Она отвела от него взгляд.
        - Слушай, ты! - Отец гневно повернулся к Константину. - От тебя все беды в нашей семье! Как я понимаю, ее дурацкое решение тоже твоих рук дело. Какое ты имеешь право вмешиваться в нашу жизнь?
        Флоренс поспешно вставила:
        - Что ты, папа, это было только мое решение! Константин никоим образом на меня не влиял!
        - Ой, не надо, Флоренс! - пренебрежительно поморщился старик. - Ты никогда не умела врать. Я знаю, что за всем этим стоит этот… этот человек. Неужели ты так быстро успела забыть, что тебе принес брак с ним? Только несчастья и разочарования. Где же твоя гордость, черт побери! Или тебе безразлично, что все это время он обманывал тебя с другой?
        Как же низко ты пала! Ты…
        - Довольно! - холодно произнес Константин.
        - А если с той он расстался, у него наверняка уже имеется замена. Свято место пусто не бывает. - Отец вел себя так, будто человека, о котором он говорит, нет рядом. - Ты же его прекрасно знаешь.
        - Я сказал: довольно! - осадил старика Константин. Глаза его горели холодной яростью. - Вам уже известно мое мнение о вашей персоне. Вы мерзкий, отвратительный старикашка, Уоррен! - Слова с трудом прорывались сквозь стиснутые зубы. - Вы рассчитывали, что всю свою жизнь ваша дочь посвятит только вам, тем более что состояние вашего здоровья, ваше сердце…
        - Вот именно, мое сердце. Ну и что же ты о нем скажешь?
        - Я не отрицаю, что его деятельность несколько нарушена… Но предписанные вам лекарства вполне могут поддерживать работу вашего сердца. - Константин усмехнулся. - Миллионы людей прекрасно живут в таком состоянии и не нуждаются в услугах няньки. Я совершенно не вижу повода, почему бы вам не последовать их примеру. Флоренс же пора подумать о себе и перестать плясать под вашу дудку. Ставлю вас в известность: ваша дочь сейчас же покидает этот дом. Я увожу ее с собой.
        Он предостерегающе посмотрел на готовую вмешаться Флоренс.
        - Я обо всем позабочусь сам, Уоррен, можете не волноваться. Хотите, оставайтесь в этом доме, а хотите, я подыщу вам новую квартиру и помогу с переездом…
        - В мои планы не входит переезжать отсюда.
        Да и Флоренс место подле меня, - раздраженно пробурчал отец. - Ты вбил ей в голову…
        Константин нетерпеливо передернул плечами.
        - Либо вы согласитесь с моими условиями, либо вам придется подумать о доме престарелых - альтернативы нет. Завтра я позвоню вам, и вы сообщите мне о своем решении.
        Затем Константин подошел к Флоренс и решительно взял ее под руку. Они пересекли кухню и направились к двери. По пути он взял ее сумку, так и не разобранную после больницы, и они вышли на улицу.
        Флоренс глубоко вздохнула. Боже, как же хорошо было вокруг! Неужели этот кошмар закончился?
        Она подняла на Константина глаза и спросила, нет, простонала:
        - Ты уверен, что с ним все будет в порядке?
        Константин с нежностью посмотрел на нее.
        - Гарантирую тебе как врач, что еще долгое время он будет в состоянии обслуживать себя сам.
        С минуту она обдумывала его слова и пришла к выводу, что, да, пожалуй, он прав. Отцу вполне по силам жить одному.
        Тем временем Константин подвел ее к своему автомобилю, припаркованному у дома, и усадил на переднее сиденье.
        - А теперь нам пора подумать о наших с тобой отношениях. Согласна? - спросил он, устраиваясь на водительском месте.
        Флоренс недоуменно сдвинула брови.
        - О каких отношениях?
        - Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю, Флоренс, - ответил Константин неожиданно мягким голосом.
        В ее груди словно что-то оборвалось.
        - А как же Оливия Мэйсон? - с трудом выдавила она из себя.
        - Вот об этом мы и поговорим. Давно пора! - И Константин включил зажигание.

10

        Но, несмотря на столь многообещающее начало, весь путь до его дома они провели в полном молчании. Так же, не говоря ни слова, они вошли в гостиную. Потом Константин настоял на том, чтобы она села на софу, и принес на подносе чашки с горячим кофе. Лишь после того, как она выпила кофе, он возобновил прерванный разговор.
        - Ну и кто же тебе рассказал об Оливии? - Глаза Константина вопросительно прищурились.
        Он сидел рядом с ней, и от одной только его близости у нее кружилась голова.
        - Твоя мать… - нехотя произнесла Флоренс и быстро добавила, заметив, как побледнело его лицо:
        - Пойми, она очень беспокоилась о тебе, Константин. И была бесконечно рада, что ты наконец-то преодолел свои чувства к Оливии, которые, как она считала, не имели никакого будущего, и остановил свой выбор на мне… Вспомни, она же не знала истинной подоплеки нашего брака, поэтому считала, что ты меня искренне полюбил, а раз так, то наверняка признался мне в своей связи с коллегой по работе. Александрина не подозревала, что я тогда впервые узнала о существовании Оливии и что она нанесла мне своими словами очень болезненный удар, - несколько смущенно закончила свое признание Флоренс.
        - А она все-таки нанесла тебе этот удар?..
        Нет, не отвечай, я и сам вижу, что тебе пришлось нелегко. - Константин тяжело вздохнул и, глядя Флоренс прямо в лицо, сказал:
        - Я хочу, чтобы ты знала, Флоренс: в день похорон моей матери я не желал видеть около себя ни единого человека, кроме тебя. Ты мне веришь?
        Флоренс замерла.
        Неужели это была правда?
        - Константин, я… Но как же тогда?..
        Он схватил ее руки и крепко сжал их.
        - Ты веришь мне, Флоренс?
        Она потрясенно смотрела на него. Ей безумно хотелось поверить ему, но…
        Флоренс отрицательно покачала головой.
        - Не могу, Константин. Впрочем, это все равно теперь ничего не меняет, так ведь? - Она высвободила свои руки из его. - Да, мы любили тогда друг друга. И да, я отдалась тебе не просто так, а по любви… Ты же очень легко дал мне уйти после всего произошедшего, как будто только того и ждал.
        - Ты тогда плакала, помнишь? - охрипшим голосом спросил Константин.
        Флоренс посмотрела на него расширенными от удивления глазами.
        - Что?
        - Я тоже тогда не сдержался и плакал. Но мои слезы породила невосполнимая утрата. Ты же плакала после того, как мы любили друг друга. А это большая разница, - многозначительно произнес Константин.
        Да, она плакала. Но ее слезы были слезами счастья. Никогда еще она не ощущала себя так удивительно легко, никогда еще ее не переполняло такое безграничное блаженство!
        - Константин… - Флоренс слегка нахмурила лоб, - я ушла от тебя только потому, что у нас был договор. Со смертью Александрины он потерял силу. Вот и все.
        - И еще была Оливия, - кивнул он.
        Да, еще была эта женщина, его любовница.
        Начавшую было на что-то надеяться Флоренс словно окатили ледяной водой.
        - Да, Оливия, - произнесла она безжизненным голосом. - Прости, Константин, но мне надо выйти, Она стремительно поднялась и поспешно покинула гостиную. Флоренс неудержимо влекло на улицу, к розам. Только они были поверенными всех ее тайн, только они никогда не предавали ее, даря тихую радость и отдохновение от житейских невзгод.
        Остановившись у роскошного розового куста, вдыхая необыкновенно нежный аромат, Флоренс еле удерживалась от желания разрыдаться. Почему в жизни все так жестоко устроено, почему непреодолимые препятствия вечно мешают счастью?
        - Да в том-то все и дело, глупышка, что никакой любовницы у меня тогда не было, тихо произнес Константин, бесшумно появляясь за ее спиной и обнимая за плечи. - У нас с Оливией все закончилось задолго до того, как мы с тобой встретились. Впрочем, что я говорю? Что закончилось? Ничего и не было!
        Да, верно, поначалу нам показалось, что мы влюблены друг в друга и лишь обстоятельства мешают нам соединить наши судьбы. Как тебе известно, муж Оливии находился в таком состоянии, что бросить его, будучи женщиной порядочной и самоотверженной, она просто не могла. Но с течением времени мы поняли, что наши отношения ближе всего к дружеским. Мы, являясь коллегами, слишком часто виделись и нам было удобно и приятно проводить время в обществе друг друга, понимаешь?
        Мне - потому что я не имел времени завязывать новые знакомства на стороне, ведь тогда я защищал диссертацию. А Оливии - потому что ее муж был прикован к инвалидному креслу. К тому же мы, два профессионала, могли вместе наблюдать за его здоровьем. Понятно тебе, дурочка?
        Флоренс слушала его затаив дыхание. Она верила ему и не верила.
        А Константин все говорил и говорил:
        - Да, я предложил тебе стать моей женой, заботясь о душевном благополучии матери, которую горячо любил. Но неужели ты думаешь, что я решился бы на это, если бы ты не вызывала во мне симпатии, каких-то странных теплых чувств, которые я поначалу даже не знал, как назвать. Поверь, я надеялся, что когда-нибудь и мне удастся вызвать в тебе ответные чувства. И в день похорон матери я сначала поверил, что желаемое близко, а потом, увидев твои слезы, пришел в отчаяние, решив, что ты
«снизошла» до меня лишь из жалости… Оливия же знает меня, как никто другой, но между нами только взаимопонимание и поддержка в трудную минуту. И ничего больше…
        Флоренс пристально всмотрелась в его серые глаза.
        - Я видела вас обоих вместе. Видела, с каким уважением и любовь вы относитесь друг к Другу…
        - Все верно. Но иначе и быть не может между людьми, занятыми общим делом, - нетерпеливо прервал ее Константин. - Кстати, Флоренс, муж Оливии скончался полгода назад, однако это никак не повлияло на наши отношения.
        У Флоренс перехватило дыхание от вновь затеплившейся надежды. Но она упрямо решила расставить все точки над «i».
        - Просто ты был и продолжаешь быть женатым на мне. Юридически, по крайней мере.
        - Более того, я по-прежнему настаиваю на продолжении наших супружеских отношений, - подчеркнул Константин. - Я не люблю Оливию, Флоренс, и она не любит меня.
        У нас чисто деловые отношения, можешь ты это понять?
        - Я стараюсь, но…
        - И ты ей очень понравилась, поверь мне.
        Она пришла в восторг от того, как ты со мной обращаешься, от твоего независимого поведения. Ко всему прочему, Флоренс, у Оливии есть близкий друг и через пару месяцев они собираются пожениться. Меня пригласила быть свидетелем на их свадьбе. Это тебе о чем-нибудь говорит?
        Флоренс смотрела на его красивое мужественное лицо и думала о том, сколько же потеряла времени, ревнуя его к этой женщине.
        Да не только к ней, а ко всем привлекательным женщинам, которые хотя бы на метр приближались к нему.
        Константин словно прочитал ее мысли.
        - Не думай, никого другого у меня не было. Он ласково улыбнулся ей. - Хочешь, я тебе скажу, когда наконец понял, что наши с Оливией отношения не имеют ничего общего с тем, что должно происходить между любящими мужчиной и женщиной?
        Сердце Флоренс бешено забилось. И она нервно провела языком по пересохшим вдруг губам.
        - Это произошло, когда я вступил в интимную связь с женщиной, которую действительно полюбил, - охрипшим от волнения голосом признался Константин.
        Флоренс, казалось, совсем перестала дышать. Да, она не могла ошибаться - в глазах Константина была любовь.
        - Ты имеешь в виду… меня? - еле слышно спросила она.
        Константин кивнул.
        - Я понимаю, что своим необдуманным поведением причинил тебе много горя. Я просто вынудил тебя дать согласие на брак, не погнушавшись даже пойти на откровенный шантаж, чтобы достичь своей цели. - Он задумчиво покачал головой. - А потом я очень быстро понял, почему мать настаивала именно на твоей кандидатуре, почему выбрала мне в жены именно тебя. Но менять что-либо в наших взаимоотношениях было слишком поздно: у тебя уже сложилось определенное мнение обо мне.
        И отнюдь не лестное.
        Константин ее любил! Боже, он любил ее!
        А она-то думала… Господи, какое счастье! - пронеслось в мозгу Флоренс.
        - Когда мама умерла, - продолжал Константин, - и ты так доверчиво отдалась мне, я себя просто возненавидел. Как будто я взял ребенка! Боже мой, и ты плакала! - Он вдруг отшатнулся от нее и устремил невидящий взор в пространство. - Никогда не смогу простить себе твои слезы!
        - О, Константин! - воскликнула Флоренс и протянула к нему руку.
        Но, поглощенный воспоминаниями и мучимый угрызениями совести, он не заметил ее жеста.
        - Ты ведь знаешь, как я люблю Джиллиан.
        Я всегда рад ее видеть, но она очень похожа на тебя. Поэтому ее визиты приносили мне душевную боль, постоянно напоминая о тебе, милая.
        От неожиданности Флоренс снова чуть не задохнулась.
        - Джиллиан похожа на меня?
        Джиллиан, это очаровательное, экзотическое, воздушное существо, которым Флоренс так гордилась, Джиллиан похожа на нее?
        Константин укоризненно хмыкнул.
        - Ты себя недооцениваешь, Флоренс, я уже говорил тебе это. Поверь мне, ты прекрасна!
        Он не обманывал ее, не льстил, не успокаивал. Искренность его слов подтверждало выражение его лица, взгляд любящих глаз.
        - Теперь я тебе верю. С этого дня я буду смотреть на себя твоими глазами… если только ты будешь рядом со мной. - Флоренс обняла его и посмотрела ему в лицо. - Знаешь, почему я плакала в тот день? Теперь я могу тебе признаться. Это ты заставил меня плакать. Ты восхитительный любовник, Константин. Мне было с тобой необыкновенно хорошо, я чувствовала себя наверху блаженства. Видишь, как я с тобой откровенна!
        Голос Флоренс вдруг понизился до шепота.
        Она смущенно потупилась и добавила:
        - Я не уверена, смогу ли удержаться от слез и в следующий раз, когда мы будем любить друг друга. Мы ведь будем любить друг друга, да?
        Волнение Константина выдавала лишь пульсирующая жилка на щеке.
        - В следующий раз? - как-то медленно переспросил он.
        Флоренс удивлялась самой себе. С каждой минутой она становилась все более уверенной в себе - вот какое чудо сотворил с ней Константин.
        - Вот именно, в следующий раз. Я люблю тебя, Константин! - решительно произнесла она.
        - О Боже, Флоренс! - простонал он, с силой обнимая ее за хрупкие плечи. - И я люблю тебя, дорогая моя, милая моя жена. Ты даже не представляешь, как сильно я тебя люблю!
        Но ты… когда же ты успела полюбить такого негодяя, как я? Представляю, сколько мук ты претерпела из-за моего невнимания!
        - Я полюбила тебя сразу же после свадьбы, - улыбнулась Флоренс. - Мне не понадобилось много времени, чтобы понять, почему Александрина так восхищалась своим сыном! Но очень долго я не могла себе в этом признаться. Но меня поддерживали мои розы - никто, кроме них, не видел моих слез. Ни отец, ни дочь. Никто!
        Однако теперь в ее глазах тоже стояли слезы, но это были слезы радости.
        - Два года, целых два года! - воскликнул Константин. - Сколько же мы потеряли времени! Мы могли бы уже два года быть счастливы!
        Он коснулся губами ее лба.
        - Так что не будем снова терять время, Константин, - еле слышно проговорила Флоренс. - Думаю, у меня хватит сил поцеловать тебя…
        В ее голосе было столько желания, что сердце Константина забилось с бешеной силой.
        - Флоренс, любимая, но ты же только что из больницы!
        От страсти у него дрожали не только голос, но и руки. Больше всего на свете он хотел немедленно, сейчас же заняться с ней любовью.
        Но, как врач, он понимал, что лучше с этим повременить.
        - Ничего, это нам не помешает, если мы будем осторожны, - уверила его Флоренс, глядя на него блестящими от счастья глазами. - Мы будем только целовать друг друга!
        Но Константин вдруг отстранился от нее и замер, о чем-то раздумывая. Молодая женщина с недоумением взглянула на него. Что-то не так? Разве желание ласки противоречит правилам поведения выздоравливающей больной?
        Да она прекрасно себя чувствует, уже и не помнит ужасных минут, когда в правом боку поселилась страшная боль.
        - Что случилось? - Флоренс обеспокоенно дотронулась до руки Константина.
        Не говоря ни слова, он с легкостью подхватил ее на руки, но сделал это так бережно, как только умеет делать добрый, заботливый, опытный врач.
        - Целовать друг друга - какая замечательная идея! О, я буду очень осторожен, хотя мне трудно будет сдерживаться. Но сейчас, Флоренс, тебя ждет нечто необыкновенное… Закрой-ка, пожалуйста, глаза!
        Она без слов послушалась его.
        Константин осторожно внес ее в дом и стал подниматься по ступенькам на второй этаж.
        Флоренс услышала легкий скрип открывающейся двери, шорох занавесок, колеблемых ветерком, пение птиц, доносящихся сквозь распахнутое окно. Она чему-то неосознанно улыбнулась и еще сильнее зажмурилась. Сюрприз так сюрприз, придется подождать.
        - Смотри, любимая! - наконец воскликнул Константин, не выпуская ее из рук.
        Флоренс открыла глаза и изумленно огляделась вокруг. Знакомая спальня преобразилась.
        Мебель стояла на своих местах, но все пространство между ней было уставлено букетами роз всевозможных форм и оттенков!
        Величественно пламенела изящная, царственная «Герцогиня Харита». «Принцесса ночи» протягивала навстречу Флоренс свои стебли, усыпанные полураспустившимися бутонами. Утонченная «Уилдорфская красавица» сверкала, как принцесса на балу в королевском дворце, украшенная бриллиантами капелек росы на изумрудных листьях. Головокружительный аромат проник в ноздри Флоренс, и ей почудилось, что сон и реальность смешались самым непостижимым образом.
        Фантастика! Разве не об этом она мечтала всю жизнь?
        Молодая женщина ахнула и тихо спросила:
        - Боже мой! Настоящий розовый сад! И это все ты их принес, Константин?
        - Не только я, Флоренс. И твоя дочь, и мой Донадье. И Виктория с другими твоими помощницами. Даже хирург, делавшая тебе операцию, доктор Мэйсон. Тебе нравится? Что же ты молчишь?
        Константин бережно опустил ее на супружеское ложе и встал рядом с кроватью на колени, обеспокоенно глядя в глаза жены, полуприкрытые длинными ресницами.
        - Знаешь, Александрина как-то рассказывала мне, что у древних римлян существовал обычай, - тихо произнесла она. - Если в помещении, где они собирались, стояли розы, значит, все происходящее или сказанное там должно было остаться в тайне от других.
        - Ну и?.. - нетерпеливо произнес Константин.
        - Поцелуй меня, - прошептала Флоренс. - Пусть розы увидят, что чудо, ожидаемое мной всю жизнь, наконец-то совершилось. Но это будет только наше с тобой чудо…


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к