Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Пулитцер Роксана: " Тайны Палм Бич " - читать онлайн

Сохранить .
Тайны Палм-Бич Роксана Пулитцер


        # Тайны Палм-Бич. Темные секреты рая для избранных. Там обитают самые богатые, самые могущественные мужчины и самые роскошные женщины.
        Мужчины, которые знают - власти и денег не добиваются в белых перчатках. Ради этого идут на все: ложь, предательство, преступление.
        Женщины, которые привыкли - за каждым их шагом следят. Следят соперницы, готовые растоптать и уничтожить, следят репортеры, хищно ищущие грязи или скандала.
        ЭТО случилось в Палм-Бич. Там, где может случиться - и случается - ВСЁ…

        Роксана Пулитцер
        Тайны Палм-Бич

        Моему агенту Эстер Ньюберг - с благодарностью за помощь.

        С любовью, Маку и Заку, благодаря которым я увидела, что в жизни еще сохранились невинность и чистота.

        ПРОЛОГ

        Эштон открыла богато инкрустированный гардероб эпохи Ренессанса, который переходил из поколения в поколение предкам по линии мужа, и включила хитро замаскированный телевизор.
        - Сегодня в Палм-Бич пришла смерть, - чеканя слова, проговорил появившийся на экране комментатор. - Мы вынуждены связать слово «смерть» с одним из самых любимых и уважаемых людей, олицетворяющих богатство и славу этого необыкновенного острова.
        Любимый и уважаемый, раздраженно подумала Эштон. После смерти он вдруг стал любимым и уважаемым, а когда он был жив, все радовались любой возможности посплетничать о нем, посмеяться над ним, выбранить и оскорбить его. Да и она сама не была исключением, как ни горестно это признавать. Она любила его, однако уже давно не знала, как показать ему эту любовь.
        - Полиция Палм-Бич все еще не пришла к однозначному выводу, был ли это несчастный случай, имело ли место самоубийство или… - Комментатор сделал выразительную паузу. - Или же произошло убийство. Две женщины, которые, по сведениям, полученным из анонимных источников, знают ответ на этот вопрос, отказались дать какие-либо комментарии.
        На мгновение Эштон увидела себя окруженной телекамерами и несколькими охотящимися за сенсациями папарацци на юте большой двухсотфутовой яхты Хэнка.
        - Эштон Кенделл, графиня Монтеверди, которая родилась в мире избранных, оказалась недоступной для репортеров.
        Картинка с изображением Эштон сменилась фотографией Мег в роскошном вечернем платье среди группы гостей на балу, организованном Обществом Красного Креста.
        - Вторая женщина, известный фотограф Меган Макдермот, о которой говорят, что она собирается войти в этот мир избранных благодаря предстоящему замужеству, не отвечает на телефонные звонки. По случайному совпадению на этой фотографии справа от мисс Макдермот, - с ухмылкой добавил комментатор, - мы видим графа Монтеверди, чемпиона в гонках на моторных лодках, и мужа Эштон Кенделл.
        Затем комментатор стал монотонно рассказывать об их жизни за тридцатипятифутовым деревянным забором, как будто он имел, с раздражением подумала Эштон, хотя бы элементарное представление об этой жизни. Тем временем на экране появился остров, снятый с высоты птичьего полета. Эштон увидела полукруглую, крытую черепицей крышу громадного особняка Хэнка, построенного в ярко выраженном средиземноморском стиле, лабиринт окруженных аркадами двориков, большие и малые бассейны для утренних и послеобеденных купаний, и совсем маленький бассейн за теннисным кортом.
        - Владение Шоу - одно из немногих, - объяснял комментатор невидимой, но любопытствующей публике, - тянется на всю ширину острова, от озера Уорт до Атлантики.
        Камера двинулась дальше, и Эштон увидела похожую на предыдущую крышу собственного дома, бирюзовую гладь стофутового бассейна, поблескивающего на экране, пышную тропическую зелень и далее, в конце дока, - одну из больших моторных лодок Алессандро. Лодка покачивалась на волнах озера Уорт.
        Камера продолжала движение, и комментатор указал на владение ее брата Меррита, а также Спенсера, бассейн которого, похожий на естественный пруд, был окружен пальмами, и даже усадьбу Тиффани Кинг с обширным палаццо, ухоженным французским садом и японским чайным домиком. Тиффани это наверняка понравилось бы. Она любила рекламу и известность во всех проявлениях.
        При мысли об этом Эштон сделалось не по себе. Она выключила телевизор, закрыла старинный гардероб и вышла на террасу рядом со спальней. Ночной воздух благоухал цветами бугенвиллей и орхидей, которых здесь было по меньшей мере десяток сортов. Внизу в лунном свете блестела гладь бассейна, которая казалась не менее яркой, чем на экране телевизора. За бассейном на фоне неба виднелись очертания громадного дома Хэнка. Фасад здания сейчас был темным, и ей вспомнилось, как ярко он иногда сиял среди ночи, и особенно ярко, когда виновницей торжеств была она. Эштон почувствовала, как по ее щекам покатились слезы, а сердце сжалось от боли.
        За спиной, в спальне, зазвонил телефон. Это был не тот, главный телефон, на звонки которого весь день отвечал дворецкий, отбиваясь от репортеров, озабоченных поиском грязи, а также от политических деятелей, дипломатов и других так называемых друзей, выражающих соболезнование. Звонил ее личный телефон. Она поспешила к нему, хотя и знала, что вряд ли звонит тот человек, голос которого она хотела бы сейчас услышать.
        - Это Мег, - прозвучал голос на другом конце линии, - Мег Макдермот.
        Эштон несколько секунд молчала. Она боялась, что не сможет заговорить.
        - Надеюсь, вы не станете возражать. Я имею в виду - против того, что я позвонила, - сказала Мег, игнорируя молчание Эштон.
        - Не возражаю, - наконец проговорила Эштон. - Я благодарна вам, - после небольшой паузы добавила она.
        - Вы смотрели по телевизору новости? - тихо спросила Мег.
        - Я вынуждена была их выключить.
        Снова возникла пауза.
        - Я знаю, что вы имеете в виду. Они подают это… в сенсационном духе.
        - Они всегда это делают.
        Эштон замолчала. До нее доносился мягкий плеск волн о берег озера.
        - Вы слышали что-либо от других людей? - спросила наконец Мег.
        - Все сейчас заняты похоронами. И ответами на вопросы полицейских, - с горечью добавила Эштон.
        На этот раз пауза оказалась более длительной.
        - Я снова и снова думаю об этом, - возобновила диалог Эштон. - Пытаюсь понять то, что не понимала раньше. - Голос ее пресекся.
        - Понимаю вас. Я тоже все прокручиваю в уме. Стараюсь решить, могла ли я сделать что-то еще, поступить как-то иначе.
        Две женщины сидели молча: Эштон - в роскошной вилле на берегу озера, среди старинных сокровищ Монтеверди, Мег - в просторной удобной комнате отеля «Бурунье», окна которой выходят в роскошный сад, разбитый на берегу моря; обе были связаны невидимой телефонной линией и обе были безнадежно одиноки.
        - Если бы можно было вернуться назад, - вырвалось вдруг у Мег. Она понимала всю глупость своих слов и тем не менее не смогла удержаться от них. Она думала об этом с самого утра, когда до нее дошла весть о смерти. Если бы они могли вернуться к истоку и начать все сначала…



        ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

        Глава 1

        Они завтракали на террасе рядом с бассейном для послеобеденных купаний. Стены, окружающие патио, были увиты лианами с желтыми цветами, арки над бассейном - пурпурными цветами бугенвиллей. Мег впору было смеяться. Могла ли она, Меган Макдермот, вообразить, что окажется в мире, где у людей имеется два бассейна: один для того, чтобы ловить утренние солнечные лучи, второй - послеобеденные? В глубине души Меган не переставала удивляться: неужели это она ковыряет вилкой мясо омара, обвалянное в икре, и потягивает охлажденное «Шардоннэ»? Хотя разумом она вполне осознавала, что именно она восседает сейчас за этим столом.
        Однако Мег понимала и то, что её пребывание здесь обусловлено определенными причинами. Это был не столько завтрак, сколько испытание. Если она его выдержит, если заслужит одобрение Хэнка Шоу или хотя бы пробудит в нем интерес, он откроет для нее двери, двери в мир замкнутый и сокровенный, куда позволено входить лишь очень немногим. Если же она не выдержит испытания, если будет говорить не то, что следует, либо слишком мало, либо слишком много, ее снова вышвырнут в мир акул фотографов, проникающих в аристократические клубы, на Модные вернисажи и премьеры в надежде сделать снимок Хэнка Шоу или кого-то другого из его круга, чтобы затем продать этот снимок в газету или журнал, которыми владеет тот же Хэнк Шоу.
        Мег снова огляделась вокруг. Поистине в это нельзя было поверить. Она читала о владениях Хэнка Шоу до приезда в Палм-Бич, видела фотографии его поместья, однако совсем другое дело своими глазами увидеть легендарный старинный дворец с огромными сводчатыми окнами, величественными колоннами и украшенным лепниной фасадом, раскинувшийся на четырех акрах земли между океаном и озером. Хэнк Шоу показал ей бальный зал, залы для официальных и неофициальных обедов, бильярдную комнату, библиотеку, комнату с тренажерами для борьбы с ожирением. Мег снова окинула взглядом готические арки, пышную тропическую зелень и подумала, насколько справедливы слухи, что Хэнк Шоу заставляет красить апельсины в саду, чтобы они всегда выглядели спелыми. Усилием воли она заставила себя вернуться к действительности. Надо побороться. Или пан, или пропал.
        Однако Мег не собиралась проигрывать. Она увидела, как океанские волны пенятся, набегая на берег, и сделала глоток вина. Совсем маленький глоток, потому что хотела сохранить ясность мыслей. И тут же не столько увидела, сколько почувствовала, что дворецкий долил ей вина, сделав это незаметно и ненавязчиво.
        - Вам придется встречаться с особенными людьми. - Хэнк Шоу тряхнул львиной головой.
        Он относился к числу тех красиво-уродливых мужчин, чьи грубые черты должны быть высечены из камня. Он обладал могучим телом. Мощь - вот слово, которое произносили все говорящие о Хэнке Шоу. Он излучает мощь, сообразила Мег, наблюдая за ним, восседающим по другую сторону элегантного стола. Он был похож на зверя, сбросившего маску, и казался таким же сильным и обольстительным. И еще грозным. Мег была наслышана о том, что очарование его было чисто внешним. Хэнк Шоу использовал свою силу без каких-либо угрызений совести.
        - С особенными людьми, которые живут по особенным правилам, - повторил он.
        Мег положила в рот маленький кусочек омара. Стыд какой! Еда была изумительно вкусной, но не слишком ли много внимания она уделяет еде? Мег снова заставила себя вернуться к разговору.
        - Это люди странной породы, - сказал Хэнк Шоу. - Они предпочитают жить в полном уединении. Думаю, вы обратили внимание на высокие заборы, которыми окружены их дома. Шторы и жалюзи дают им возможность жить так, как им хочется. То, что им нравится, порой способно ошеломить. Словом, странная порода, - повторил он.
        - Богатые отличаются от других, - согласилась Мег.
        - Дело не в богатстве, - пояснил Хэнк Шоу. - Я тоже богат. Но я не такой, как они.
        Она хотела было процитировать какого-нибудь современного писателя, но вовремя удержалась. Совершенно ни к чему указывать на пробелы в образовании одному из богатейших людей Америки - человеку, владеющему журналом, для которого она работала, а также дюжиной других, не говоря уж о телевизионных и радиоканалах, издательстве и некоторых других средствах информации.
        - Взять их отношение к деньгам, - продолжал Хэнк Шоу, и Мег подумала, что, несмотря на всю свою власть и богатство, несмотря на свою легендарную коллекцию картин, автомашин, судов и самолетов, несмотря на свою недвижимость здесь и в Нью-Йорке, Париже, Лондоне и Марракеше, Хэнк Шоу все еще чувствовал себя здесь чужаком. А может, она всё это выдумала.
        - Говорят, их не волнуют деньг», - продолжал Хэнк Шоу, - и в каком-то смысле это верно. Вы не можете купить доступ в «Эверглейдс» или в «Морской клуб». Я могу назвать вам полдюжины Мужчин и женщин на острове, которые являются живым подтверждением этого. Черт возьми, Трамп даже уступил клубу часть своего собственного пляжа, когда ему понадобилась бОльшая площадь, и тем не менее члены клуба не позволяют Трампу стать его членом. Я полагаю, что они никогда его не примут и что зря он питает надежды на сей счет.
        Мег знала, каким образом Хэнк Шоу попал в эти клубы. Отец его бывшей жены был членом-основателем «Морского клуба» и помогал финансировать первый и единственный кинотеатр в городе - «Парамаунт». К моменту развода с женой у Хэнка было достаточно прочное положение, чтобы стать членом клуба, хотя в отличие от других богачей, среди которых Хэнк вращался, он всего достиг своим трудом. От своего отца, который бросил мать еще до рождения Хэнка, он унаследовал лишь недюжинную физическую силу да еще недоверие и подозрительность к людям. Мег знала об этом (не о том, что именно Хэнк Шоу унаследовал, а лишь о том, что отец бросил их), потому что проделала дома большую работу, готовясь сделать серию фотографий Шоу по заданию одного из самых роскошных журналов, которыми он владел. Хэнк Шоу, как и опасалась Мег, отказался сниматься, однако пригласил ее на завтрак, на что она не смела и надеяться.
        - Я не хочу опекать по мелочам, - объяснил при этом Хэнк Шоу, - но желал бы быть в курсе того, что делают мои компании и люди.
        При других обстоятельствах Мег возмутилась бы и ощетинилась, если бы о ней сказали, что она кому-то принадлежит. Но Хэнку Шоу она ответила, что ей доставит удовольствие позавтракать и поговорить о ее задании, полученном от журнала «ХЖ». Аббревиатура расшифровывалась как «Хорошая жизнь».
        - Они упорно пытаются объяснить различие, - продолжал Шоу, - между старыми и новыми деньгами, Как будто то обстоятельство, что они не хотят пачкать руки, делает деньги чище. Но единственное различие между старыми и новыми деньгами заключается в том, когда их сделали, а не как. - Он замолчал на минуту и сделал глоток вина. - Евангелие от Шоу. Хотя мне не хотелось бы с важным видом изрекать какие-либо истины.
        - Вы не изрекаете. Мне в самом деле интересно это узнать, - сказала Мег. Она явно льстила ему, но именно это она и собиралась делать.
        - Самое смешное, что их не интересуют деньги, если они есть у кого-то другого. Но не приходится сомневаться, что деньги их очень даже интересуют, когда их нет у них самих. Я могу провезти вас по острову - ширина его всего одна миля, а длина - четырнадцать - и показать дом человека, который обвинен - хотя еще не осужден - в убийстве своей жены, грозившейся развестись с ним и оставить его без единого цента. Могу показать владение семейной пары, которая покончила жизнь самоубийством, когда узнала, что банк, где они держали деньга, лопнул. - Хэнк Шоу покачал головой. - Убийство, самоубийство. Я не стану даже говорить о таких менее страшных преступлениях, как присвоение чужих денег или подлог. Истина в том, что нет ничего такого, на что не пошли бы эти люди ради денег. Кроме работы. Они чертовски ленивы и даже не хотят приложить усилий, чтобы разумно вложить свои деньги. Например, мой сосед. - Он показал рукой в ту сторону, где за высоким забором виднелась часть покрытой оранжевой черепицей крыши. - В тысяча девятьсот шестьдесят третьем году он унаследовал восемьдесят миллионов долларов. Два месяца
назад он умер, разоренный вчистую.
        - Самоубийство?
        - Естественные причины. Если, конечно, считать зависимость от алкоголя и наркотиков естественной. - Некоторое время Хэнк Шоу молча смотрел на крышу соседа. - Подумать только: как можно спустить восемьдесят миллионов за тридцать лет?
        - Должно быть, он был очень изобретательный, - мгновенно среагировала Мег.
        На широком лице Хэнка Шоу появилась улыбка:
        - Мы с вами найдем общий язык, Меган Макдермот. Если вам что-то понадобится - по заданию или нет, - дайте мне знать.
        Мег ожидала, что за этим последуют многозначительно-сластолюбивая улыбка и не менее красноречивый взгляд, однако ничего подобного не произошло. Никаких сексуальных привязок к предложению Хэнка Шоу не последовало. Она это знала наверняка, поскольку давно научилась распознавать сексуальные домогательства под маркой предложения о профессиональной помощи. За то время, что Мег работала фотографом, немалое количество мужчин и несколько женщин, чьи портреты она делала, обещали либо дать ей рекомендации, либо выгодную работу, а однажды - устроить выставку ее работ в престижной галерее Сохо. Но всякий раз их предложения сопровождались словом, взглядом, вроде бы случайным прикосновением, которые не оставляли сомнений в том, чем именно она должна оплатить услугу. Мег понимала: следует радоваться, что у нее есть, как говаривала ее подруга Сэлли, оснастка. «Я не имею в виду «лейку» или объективы», - поясняла Сэлли, которая сама была фотографом. Она имела в виду большие фиалковые глаза Мег, ее точеные скулы, полные аппетитные губы и длинные стройные ноги, которые не только не уступали, но зачастую и
превосходили прелести моделей и актрис, которых они обе фотографировали.
        Однако оснастка, похоже, не возымела действия на Хэнка Шоу, чему Мег была чрезвычайно рада, поскольку ей не хотелось мутить воду. Она знала, что есть немало женщин ее положения, которые рассматривали бы любовную интригу или даже возможность один раз переспать с Хэнком Шоу как самый верный и самый короткий путь к успешной карьере. Но Мег этого не хотела. Она желала добиться всего сама; От части для самоутверждения, отчасти же оттого, что доверяла только себе. Опыт подсказывал ей: следует рассчитывать только на собственные силы.
        В то же время она не собиралась отвергать помощь, если таковая предлагалась без всяких условий.
        - Вы могли бы кое в чем помочь, - сказала она.
        Хэнк Шоу посмотрел на нее поверх бокала с вином.
        - Вы заинтересованы в связях, - сказал он.
        - Я немало сделала в этом плане сама. - Мег назвала нескольких знаменитостей, которых она фотографировала в течение последних двух лет. - Проблема в том, что люди, которые до смерти хотят иметь свои фото, а также фотографии своих домов, собачек, детей и яхт, не относятся к числу тех, кем интересуются читатели вашей
«ХЖ». Либо никто о них не слышал, либо их фотографии публикуются в других журналах и до чертиков приелись людям. Есть и такие, кто считает публичность и рекламу чем-то недостойным, и таких людей немало в Палм-Бич.
        - Вы хотите, чтобы я заставил их ради вас изменить свое мнение?
        - Я хочу, чтобы вы объяснили, что тот фоторепортаж, который я делаю для «ХЖ», отличается от других.
        - И чем же?
        - Он не будет примитивным изображением шикарной жизни нуворишей и знаменитостей. Это по пытка бросить серьезный взгляд на исчезающий образ жизни. Старая гвардия Палм-Бич под угрозой вымирания. Некоторые с трудом перебиваются. - Поколебавшись, Мег добавила: - По крайней мере по стандартам Палм-Бич.
        Хэнк Шоу откинулся в кресле и внимательно посмотрел на Мег:
        - Вы думаете, это поможет вам проникнуть в их дома? Если сказать им, что они на грани вымирания?
        Мег также откинулась на спинку кресла и улыбнулась:
        - Не совсем так, мистер Шоу.
        - А как?
        - Следует объяснить им, что я хотела бы запечатлеть уклад их жизни, опирающийся на многовековые традиции, и сохранить это для будущих поколений.
        Она увидела улыбку на лице Хэнка Шоу и поняла, что добилась своего.
        - Я позвоню вам. Кое-что я смогу сделать. - Он назвал фамилии нескольких старинных семейств, в дома которых ее не впустили дворецкие.
        - Не смею надеяться, что вы пересмотрите свое решение и позволите мне сделать снимки в вашем доме.
        Улыбка сошла с его лица.
        - Вы достаточно умны, чтобы понять: я не являюсь частью этого мира.
        - Я понимаю, - ответила Мег, сознавая, что лесть будет иметь даже более катастрофические последствия, чем стремление оскорбить его. - Я хочу, чтобы в этом очерке вы представляли новый Палм-Бич. Сейчас, насколько я знаю, в городе обсуждается вопрос, чей статус и престиж выше: того, кому посчастливилось родиться в надлежащей семье, или того, кто создал себя сам, благодаря собственному уму и упорству.
        - Проблема обозначена хорошо, - сказал Хэнк Шоу. - Но ответа пока еще нет. Однако, - он отодвинул стул от стола и встал, - я позову для вас других людей, Мег также поднялась.
        - А клуб «Эверглейдс», «Морской клуб»? Это было бы большой удачей для журнала.
        Он засмеялся:
        - Я протянул вам палец, вы уже просите всю руку. Вы знаете, что эти клубы не допускают к себе фотографов. Я подозреваю, что они скорее захлопнут двери, чем позволят появиться в журнале снимку своих свято чтимых покоев.
        - Я знаю лишь, что они не допускали фотографов в прошлом. Однако это не означает, что так будет и в будущем.
        Он снова засмеялся, затем внезапно посерьезнел.
        - Скажите мне вот что. Конечно, это не мое дело, но мне любопытно. Этот интерес - как вы сказали? - к исчезающему образу жизни… Это не связано с вашим отцом?
        И Мег поняла, что не только она проделала большую предварительную работу.



        Глава 2

        Вначале Эштон не могла понять, откуда доносится этот звук. Она даже не была уверена, что в самом деле слышит его на фоне плеска волн о борт, скрипа канатов, которыми была пришвартована лодка, и тяжелого дыхания Карлоса. Может быть, ей все это кажется, подобно тому, как кажется, что она слышит удары своего сердца. Звук снова возобновился. Это было негромкое металлическое жужжание, и теперь Эштон определенно знала, что дело не в ее мнительности. Звук был вполне реальным. И узнаваемым. Звук работающей фотокамеры. Сердце Эштон больше не стучало. Теперь она была уверена, что оно остановилось.
        Эштон сделала попытку выбраться из-под Карлоса, однако он подумал, что она хочет еще больше раздразнить его, и лишь крепче сжал ее в объятиях.
        Эштон услышала звук в третий раз. Ошибки быть не могло. Это было жужжание маленького моторчика. Звук крушения.
        - Карлос! - Это был протест, но он воспринял его как вскрик страсти, и высшей стадии возбуждения. Он впился ртом в ее губы и всем телом прижал к диванным подушкам.
        Эштон снова услышала жужжание. Исчезли последние сомнения. Кто-то их фотографировал.
        Ей удалось повернуть голову. И она сразу же увидела женщину, стоящую на пирсе. Ее лицо было наполовину скрыто камерой.
        До Эштон опять донесся щелчок затвора фотокамеры. Перед ее глазами пронеслась страшная картина: она словно увидела кадры на экранах телевизоров и фотографии в бульварных газетах: она и Карлос, оба голые, их волосы спутаны, критические места замаскированы узкими черными полосками, напоминающими бикини и призванными не столько что-то скрыть, сколько вызвать еще большее вожделение.
        Снова щелкнул затвор, Эштон в ужасе подумала, что теперь в объектив попало и ее лицо, а не только голое тело. Ее и Карлоса. На мгновение она представила, как миллионы людей будут рассматривать ее перепуганное лицо.
        Она вскинула руки, чтобы закрыться, в тот момент, когда женщина на пирсе опустила фотоаппарат. Эштон увидела лицо женщины и испытала поочередно по крайней мере три различных чувства. Вначале это была зависть, потому что лицо женщины отличалось классически правильными чертами и здоровым цветом, который не в состоянии был испортить даже яркий солнечный свет. Далее последовало удивление от осознания того, что Эштон видела эту женщину раньше. Она принадлежала к несметной армии голытьбы - папарацци, которые норовили подсмотреть отдельные моменты ее жизни, чтобы продать снимки тем, кто предложит наибольшую цену. А третьим чувством было недоумение, потому что на лице женщины не было никакого злорадства. Более того, она казалась шокированной и потрясенной в такой же степени, как и сама Эштон.


        Рука Мег дрожала, когда она открывала дверь маленькой светлой комнаты. Она не понимала, как все произошло. Она снимала лагуну, и ей хотелось уловить отражение света на воде, выявить контраст между водой и песком, запечатлеть линию горизонта. Она не собиралась фотографировать длинные моторные лодки, а тем более голых людей в лодке, да еще застигнутых flagrante delicto <на месте преступления (лат.) - Здесь и далее примеч. пер.>. И тем не менее именно это случилось.
        Нащупывая в сумочке ключи от машины, Мег пыталась прояснить для себя, как все произошло. После вопроса о ее отце Хэнк Шоу сказал, что должен идти работать, и показал через застекленные двери на уставленный стеллажами кабинет, похожий на библиотеку аристократа восемнадцатого века. Во всяком случае, кабинет был бы похож на нее, если бы там не стояли факсы, компьютеры, телевизоры и бог знает еще какое электронное оборудование, которое давало возможность Хэнку Шоу вершить дела, начиная с открытия биржи в Японии и до ее закрытия в Лос-Анджелесе. Прежде чем отправиться в кабинет, он сказал Мег, что она может пользоваться бассейном, пляжем и теннисным кортом. Близ бассейна можно было найти купальные костюмы любых размеров, в теннисных домиках - этаких десятикомнатных коттеджах с собственным бассейном - были наборы ракеток. Хэнк Шоу сказал, что не может обеспечить ее партнером для игры, но он недавно купил машину для подачи мячей, которая позволяет отрабатывать удар слева.
        - Если вам что-либо потребуется, спросите любого из обслуги, - сказал он на прощание. Мег знала, что штат прислуги состоял из сорока пяти человек и включал дворецких, поваров, горничных, камердинеров, садовников и других работников.
        Она решила прогуляться близ озера. С ней был тридцатипятимиллиметровый «Никон» - Мег никогда не выходила, не захватив с собой хотя бы одну камеру, - и она решила сделать несколько снимков. Хэнк Шоу не разрешил фотографировать его самого или его владения, но оставалась и другая часть Палм-Бич. Ей хотелось поймать солнечные блики, играющие на кристальной поверхности озера Уорт, запечатлеть яркие пышные цветы, которых не пугала нынешняя жара, белые зубцы башен, поблескивающие в воде словно мираж.
        Она прогуливалась и щелкала затвором, не утруждая себя серьезными мыслями, благо освещение позволяло сделать яркие и красивые кадры. Именно таким образом Мег миновала пляж Хэнка Шоу и оказалась на пляже его соседа - не того, который умер вчистую разоренным, а другого.
        Мег села в машину, дала полный газ и выехала с подъездной аллеи на дорогу.
        Поначалу она даже не хотела, чтобы моторная лодка вошла в кадр, но затем заметила, как играет на солнце черная поверхность бортов, и подошла поближе, чтобы сделать снимок в другом ракурсе.
        Мег не подозревала, что в лодке есть люди, но затем ее глаз уловил даже не фигуры людей, а некоторое движение. Первым появилось чувство досады: кадр испорчен! Затем она опустила камеру, чтобы понять, что же там двигалось. И тогда ее пронзила мысль: она погибла!
        Мег знала: есть немало фотографов, которые на ее месте поздравили бы себя с огромной удачей. Такой снимок мог стоить десятки, может быть, сотни тысяч. Фотограф, установивший скрытую камеру, чтобы сделать снимки принцессы Ди, получил такую сумму, которая дала ему возможность оставить службу и уехать в Новую Зеландию. Но Мег интересовали не деньги. К тому же она не собиралась бросать работу, поскольку только начинала делать карьеру. Внезапно она поняла, что отныне на нее никто не будет смотреть как на серьезного фотографа. Она не получит доступа к интересующим ее людям и не сможет делать снимки, о которых мечтает. Даже с помощью Хэнка Шоу. Эштон Кенделл, графиня Монтеверди, позаботится об этом.
        Это касалось еще одной проблемы, о которой говорил Шоу за завтраком.
        - Обратите внимание, как они относятся к титулам. Я встречал вполне взрослых женщин - да что там, престарелых дам с аристократическими манерами! - у которых подгибались колени, когда называлось имя какого-то несчастного европейского графа или герцога. Видел вроде бы цивилизованных людей, которые готовы были перегрызть друг другу горло ради того, чтобы получить возможность сыграть в поло с принцем Чарльзом или оказаться во время обеда рядом с принцессой Дианой. Почти так же они относятся к голливудским звездам. Когда Элизабет Тейлор остановилась у меня (она давала бенефис в пользу больных СПИДом), я неожиданно стал самым популярным человеком в городе. Ну прямо как маленькие дети!
        Когда Мег подъехала к отелю «Бурунье», перед ее глазами снова возникла картина - Эштон Кенделл и загорелый мужчина на моторной лодке. Она до сих пор видела их переплетенные тела и помнила выражение лица Эштон Кенделл. На нем были написаны ужас и ярость. Мужчина выглядел откровенно-ошеломленным. Мег не знала этого мужчину, но была уверена в одном: это не граф Монтеверди, хотя лодка принадлежала именно графу. И это не была победоносная моторная лодка, на которой граф выиграл гонки в этом сезоне. Мег проделала большую изыскательную работу, изучая этих людей и их мир, и знала, что гоночную лодку не стали бы держать в воде. Словом, это была другая дорогостоящая игрушка, которую он приобрел для собственных развлечений. Ну и, очевидно, для развлечений жены.
        Внезапно Мег разобрал смех. Нужно отдать должное Эштон Кенделл. Умудриться изменить мужу среди бела дня на лодке, принадлежащей ее мужу, с портовым служащим, механиком или с кем-то еще из обслуживающего персонала! Безрассудство поступка впечатляло. Эштон Кенделл была либо слишком смелой, либо слишком одинокой.
        Затем перед мысленным взором Мег мелькнул еще один образ. Она увидела, как двери, которые только начали открываться перед ней, снова захлопнулись, люди, согласившиеся было принять ее у себя, вновь стали недоступны, а если учесть, насколько дружны между собой Хэнк Шоу и графиня, все ее задание стало ей видеться в густой пелене дыма.


        Эштон нажимала на кнопки телефона костяшкой указательного пальца, чтобы не испортить маникюр. И делала она это так, словно перед ней было гладкое, на вид такое невинное лицо женщины-фотографа.
        - Добрый день, отель «Бурунье», - услышала она голос оператора на другом конце-линии.
        - Это графиня Монтеверди, - заявила Эштон. - Соедините меня с… - Она посмотрела на лежащее у нее на коленях письмо. Слава Богу, что она лишь отложила в сторону письмо с просьбой, а не выбросила его. - С Меган Макдермот.
        Эштон услышала щелчки переключений, затем гудок. Один, два, три… Всего Эштон насчитала восемь гудков.
        - Прошу прощения, - снова раздался голос оператора. - Мисс Макдермот, по всей видимости, нет в номере. Вы хотите оставить ей сообщение?
        - Передайте, что звонила графиня Монтеверди, - резко бросила Эштон. - Скажите, что графиня хочет ее видеть. Немедленно, - добавила она после паузы и швырнула трубку на рычаг.
        Она встала и зашагала по спальне, не видя ничего вокруг. Она не замечала ни нежной гармонии приглушенных красок, ни элегантных линий мебели восемнадцатого века, ни громадной роскошной кровати. Вся комната, как и дом в целом, была образцом пышного стиля в духе Нины Кэмбелл. Все призвано было радовать глаз и нежить тело. Каждый предмет должен был создавать комфорт и доставлять эстетическое удовольствие. Сейчас Эштон ничего не замечала. Она была ослеплена яростью. И еще страхом.
        Лучше бы она вообще не ходила в док. Карлос был великолепен. Даже более чем великолепен. Она почувствовала, что ее охватывает жар при мысли о нем. Эти широкие коричневые от загара плечи на фоне лазурного ясного неба, когда он наклонился над ней… Эти умные, нежные руки, чувственный рот……
        Он рассмеялся, когда узнал, что она прежде не занималась любовью в моторной лодке.
        - Но ведь вы жена гонщика, - сказал он. - А граф… - Он оборвал себя, на его смуглых, загорелых щеках появился румянец.
        - А граф хвастается своими сексуальными подвигами в лодке, - закончила за него Эштон.
        Она выросла среди спортсменов, страстно влюбленных в шлюпки и лодки. Ее отец и дядя увлекались парусными, а муж - быстроходными судами, и она знала истории, которые они рассказывали о своих лодках. О том, что могут управлять ими большими пальцами ног, делая в это время руками что-то другое, о том, что не собьются с курса во время полового сношения, о том, какому риску подвергаются уязвимые части тела, поскольку могут сильно обгореть либо получить травму или занозу. В лодке у мужчин почему-то начинала с особой силой проявляться сексуальность. Может, это объяснялось тем, что им приходилось стоять, упираясь ногами, как бы противодействуя встречному движению волны. Может, появлялись чувство гордости и возбуждение оттого, что они покоряют стихию. Какова бы «и была причина, Эштон знала конечный результат и знала, что Алессандро не был исключением. Однако мужскую доблесть он демонстрировал не ей. Во всяком случае, с, тех пор как они поженились. Возможно, именно по этой причине она в то утро, после телефонного разговора с доктором, направилась к причалу, чтобы найти Алессандро. У нее теплилась надежда на
то, что все можно исправить. Она пыталась найти подходящие место и время, для того чтобы сказать ему то, что должна была сказать по совету доктора.
        Эштон вышла на террасу, с которой открывался прекрасный вид на озеро Уорт. Отсюда ей были видны док и черная моторная лодка, покачивающаяся на воде. В лодке явно кто-то был, хотя Эштон на таком расстоянии не могла быть уверена, что это Алессандро. Скорее всего она убедила себя, что это он.
        Она направилась к доку по мягкому зеленому газону. Должно быть, человек в лодке почувствовал ее приближение и поднял голову, оставив свое занятие. Эштон все еще не могла рассмотреть его лицо, потому что солнце слепило ей глаза, несмотря на темные очки. Однако она разглядела черные волосы и загорелую грудь. Эштон поняла, что он наблюдает за ней, и это заставило ее поверить, что в лодке Алессандро, поскольку смотрел он на нее весьма откровенно, как смотрит мужчина на женщину, а не механик на хозяйку. И пока она шла к нему, взгляд его становился все горячее и обжигал даже сильнее, чем полуденное солнце.
        На Эштон был обтягивающий белый купальный костюм, о котором Алессандро говорил, что, если она в нем, он всегда знает, когда и до какой степени она возбуждена. Он не объяснил причины, но Эштон видела, что его глаза устремлены на соски, которые дерзко выпирают под тонкой материей.
        Она ничего не имела против такого поддразнивания, потому что знала: Алессандро восхищало, кроме ее денег, еще и ее тело. И он был не одинок. Эштон рано узнала об этом. Однажды она, вскоре после того как стала жить у дяди и тети, подслушала разговор.
        - Ей повезло, что она унаследовала деньги, - сказала тетя. - С ее лицом они ей понадобятся.
        - С ее фигурой и телом, дорогая, - поправил пропитым голосом дядя, - никто не будет смотреть на ее лицо.
        Эштон и раньше подозревала нечто подобное, а после слов дяди окончательно в это уверовала. У нее в жизни было два ресурса - ее тело и ее деньги. И если она порой обеспокоенно думала, что бездарно разбазаривает первый, то о втором проявляла большую заботу. Точнее, это делал за Эштон ее брат Меррит.
        Пройдя половину пути, Эштон остановилась и приложила ладонь к глазам. Именно в этот момент она поняла, что за ней наблюдает не Алессандро, а его новый механик. Она испытала острое разочарование, вдруг сменившееся гневом. Она знала, где мог находиться Алессандро. По крайней мере круг поисков можно свести к трем или четырем женщинам.
        Подойдя к доку, Эштон остановилась и несколько секунд молча смотрела на Карлоса через темные очки. Ее маленькие, карие с сероватым оттенком, близко посаженные глаза были самой уязвимой частью лица, и Эштон считала, что очки как-то сглаживают этот недостаток, придают некую таинственность ее продолговатому, узкому лицу. Но дядя был прав: Карлос, как и многие другие мужчины, смотрел не на лицо. Его взгляд остановился на ее груди. Эштон было известно, что грудь у нее была настолько же великолепна, насколько малопривлекательно было ее лицо. Она была полной и такой совершенной формы, что ходили разговоры о якобы сделанной ею пластической операции. Эштон точно знала в этот момент, что соски ее нахально торчат. Она была очень возбуждена.
        Эштон спросила, где ее муж. Механик с трудом оторвал взгляд от сосков:
        - Он не сказал, куда уходит.
        Карлос снова бросил взгляд на грудь Эштон, затем посмотрел ей в глаза и улыбнулся. У него были большие зубы, казавшиеся неправдоподобно белыми на темном от загара лице и напоминавшие клыки хищника.
        - Но он сказал, что не вернется. По крайней мере сегодня.
        Это были последние слова Карлоса, и хорошо, что он больше ничего не говорил. Ей вовсе ни к чему слышать, как мужчины хотят ее. Это и без того очевидно. Ей было тошно слышать, как она красива.
        Тошно и больно. И особенно ей не хотелось слышать их разглагольствования о любви. Она не искала любви. Во всяком случае, она не собиралась искать ее у бортового механика. Или у теннисиста-профи. Или у клубного массажиста с фигурой нордического бога и руками гипнотизера. Карлос интуитивно понял, что она предпочитает молчание, а также кое-какие другие вещи. Оружию ее тела он противопоставил оружие своего. Он был молчалив, пылок и немного груб. Это был самый лучший секс, который она имела за последние несколько месяцев, и он заставил ее забыть о той проблеме, из-за которой она отправилась на поиски Алессандро. Во всяком случае, забыть на какое-то время.
        Сидя сейчас в своей комнате, Эштон вновь вспомнила жужжание моторчика фотокамеры, стоявшую на пристани женщину и ощутила прилив страха.
        Она не боялась Алессандро. Во всяком случае, в связи с этим эпизодом. Вероятнее всего, муж даже не придаст ему значения. Не боялась она и обитателей Палм-Бич. Вряд ли найдется на острове мужчина или женщина, которые решатся первыми бросить в нее камень. Исключение может составить разве что ее брат Меррит. Нет, она не опасалась людей, которых знала, которые принадлежали к ее небольшому кругу, где царила взаимная терпимость. В этом мире ее семья, ее окружение, ее деньги гарантировали ей защиту. Она боялась всего остального мира.
        Эштон представила, как она и Карлос будут смотреться на фотографиях. Это будет почище того мексиканского скандала с Фержи или фотографий бедняги Тедди с голой задницей, если, конечно, это была его задница. Ракурс был такой, что трудно определить. Но это уже не столь важно. Важно бросить, тень. Намекнуть. А потом пресса и публика набросятся, чтобы совсем доконать. Эштон стало не по себе. Вначале из таких людей, как Фержи, Тедди и она сама, они делают героев и героинь, завидуют и подражают им, подсматривают за ними, вторгаясь в их жизнь. А затем им надо их низвергнуть, потому что они не могут вынести, что кто-то лучше, богаче или счастливее их. Хотя, подумала Эштон, поднимая трубку, чтобы снова позвонить в отель «Бурунье», говорить о последнем применительно к ней по меньшей мере смешно.



        Глава 3

        Мег увидела конверт еще до того, как вошла в комнату. Кто-то подсунул его под дверь. Она нагнулась и подняла его. Конверт из веленевой бумаги казался плотным и тяжелым. Неужели Хэнк Шоу столь оперативно прислал ей приглашение? Интересно, а Эштон Кенделл не заставила его отменить приглашение?
        Мег вскрыла конверт. Внутри оказался клочок бумаги отнюдь не веленевой, а вполне ординарной. Нацарапанные черными чернилами слова запрыгали перед глазами Мег.

«Звонила графиня Монтеверди. Она хочет видеть вас немедленно».
        Мег некоторое время продолжала разглядывать записку. Ну конечно, предполагается, что стоит только щелкнуть пальцами и простые смертные прыгнут в яму. Это было похоже на сцену из сказки, действие которой происходит в средневековом королевстве. Или в ночном кошмаре.
        Однако здесь не средневековое королевство. Это Палм-Бич в последнем десятилетии двадцатого века - крохотная полоска суши, овеянная легендами. И она, Меган Макдермот, не беззащитная подданная. Она самостоятельная, независимая женщина, имеющая репутацию подающего большие надежды фотографа. Она вовсе не собирается пускаться в бега; отчасти потому, что разозлилась. А отчасти потому, что умна. Мег инстинктивно понимала: последнее дело позволить Эштон Кенделл почувствовать собственную силу и показать, как ее боятся.
        Мег вышла на террасу и, освещенная косыми лучами предвечернего солнца, стала разглядывать красочную мозаику ухоженных аллей, стараясь дышать спокойно и ровно и не думать об Эштон Кенделл.
        Раздался стук в дверь; Мег подпрыгнула от неожиданности. Упражнения с дыханием придется приостановить.
        Она сказала себе, что это, должно быть, горничная, которая регулярно приходит в это время суток, чтобы справиться, не нужны ли Мег полотенце или салфетки, не требуется ли убрать постель или не нуждается ли она в каких-либо других услугах. Уж не начинается ли у нее паранойя, если она способна подумать, будто Эштон Кенделл собственной персоной пожалует к ней в номер?
        - Открыто! - громко сказала Мег.
        Дверь распахнулась, и Эштон Кенделл, графиня Монтеверди, уверенным шагом вошла в комнату, словно она была владелицей не только этой комнаты, но всего, что находилось в поле ее зрения. Она буквально источала высокомерие и надменность.
        Несмотря на овладевший Мег страх, она наметанным взглядом фотографа оценила едва ли не каждую деталь фигуры, одежды, всего облика Эштон Кенделл. Графиня была высокого роста, а благодаря безупречно прямой осанке казалась еще выше. На ней был светлый полотняный костюм. Шанель или Ла Круа, подумала Мег. Длинные ноги графини эффектно подчеркивали короткая юбка и изящные итальянские туфли-лодочки. Над ничем не украшенным воротом возносилась красивая, поистине лебединая шея. Грива густых белокурых волос была зачесана назад на французский манер. И лишь узкое продолговатое лицо (некрасивое, но симпатичное - говорили друзья; лошадиное - шепотом злорадствовали недруги) разочаровывало. Даже темные очки не спасали. И загар не мог скрыть бледности. Графиня надменным взглядом окинула комнату и, увидев на туалетном столике фотокамеру, побледнела еще больше.
        На миг Мег даже стало жаль ее. Но когда Эштон Кенделл открыла рот, сочувствие Мег тут же испарилось.
        - Я просила вас зайти ко мне, мисс Макдермот. Я не привыкла, чтобы меня заставляли ждать.
        - Я получила ваше послание минуту назад, графиня, - сказала Мег, отступая в глубину комнаты. - И пожалуйста, - переходя на непринужденно-простодушный тон, добавила она, - называйте меня Мег. - Она уловила удивленный взгляд Эштон и поняла, что ей удалось сохранить свое достоинство.
        - Я просила вас прийти ко мне, мисс Макдермот, - упрямо повторила Эштон, - поскольку полагала, что там мы могли бы поговорить более откровенно и без помех. - Она обвела взглядом комнату, словно ожидала обнаружить горничную под кроватью или электронное подслушивающее устройство в люстре.
        Все это Мег показалось неестественным и нелепым, но затем она поняла, что в этом есть элемент шантажа.
        - Здесь совершенно безопасно, - сказала Мег. - Прошу вас, присядьте. - Жестом она указала на два стула перед окном, выходящим в сад, и с удивлением отметила, что ее рука даже не дрожит.
        После некоторого колебания Эштон направилась к окну. Она двигалась с непринужденностью женщины, которая хорошо играет в теннис, плавает и занимается другими видами спорта. Она села, положив ногу на ногу и еле заметно покачивая носком туфли, настолько незаметно, что менее наблюдательный человек на это вообще мог не обратить внимания. Однако Мег заметила и поняла, что это может означать: Эштон Кенделл не вполне владеет ситуацией и собой.
        Две женщины устроились на стульях. На какое-то время воцарилось напряженное молчание. Мег подумала, что графиня срочно пересматривает план действий. Она могла бы просто потребовать снимки, но это было бы равносильно признанию.

«Людям безразлично, что делают другие люди, - сказал сегодня во время завтрака Хэнк Шоу, - до тех пор, пока они не признают сами этот факт. Сплетня - это одно, признание своей ошибки ставит их в затруднительное положение».
        Эштон может пойти окольным путем. Разыграет роль графини или по крайней мере леди.
        Судя по тому, как дернулись уголки губ Эштон, что должно было означать улыбку, она решила избрать второй путь. Им обоим придется играть роли леди.
        Мег ответила ей довольно нервной улыбкой. Но затем она вспомнила, как графиня извивалась в лодке под незнакомцем, и ее улыбка сделалась более уверенной, Эштон не удалось своей улыбкой обезоружить Мег.
        Когда Эштон наконец заговорила, голос ее звучал непринужденно, словно они вели светскую беседу на приеме с коктейлями.
        - Сожалею, что не смогла ответить на ваше письмо раньше, мисс… Мег. Вы говорите, будто оказались здесь по заданию журнала. Я уверена, что вы говорили мне, какого именно, но я забыла.
        - «ХЖ», - сказала Мег.
        - Ах да, верно. Это один из журналов Хэнка, не так ли?
        Намек на то, что Хэнк Шоу - ее союзник.
        - Журнал входит в ассоциацию издательств Шоу.
        - И как движется работа? Надеюсь, мои друзья оказывали вам необходимую помощь? Палм-Бич имеет свою специфику в этом плане, если вы заметили. Если вы понравитесь людям, они все для вас сделают. Если же нет, - графиня пожала плечами, - тут уж ничего не поделаешь.
        - Некоторые откликнулись, - сказала Мег. Она хотела было добавить, что Хэнк Шоу обещал побудить своих знакомых стать более отзывчивыми, но потом подумала, что уловка не сработает. Она называла его мистер Шоу. Эштон Кенделл - просто Хэнк. Разница говорила о многом.
        - Конечно, вы должны посмотреть на все с нашей точки зрения. Помните слова Энди Уорхола о том, что всякий может стать знаменитым на пятнадцать минут?
        Мег сказала, что помнит.
        - Да, разумеется, все это знают. - Нотка презрения в голосе Эштон была настолько слабенькой, что, если бы Мег не пыталась ее уловить, она бы ее не заметила. - Да, оказаться знаменитым на пятнадцать минут, возможно, и соблазнительно, но жить всю жизнь в круглом аквариуме, пожалуй, слишком утомительно.
        - Могу себе представить, - согласилась Мег.
        - Поэтому, смею вас уверить, я понимаю тех людей нашего круга, которые сторонятся людей вроде вас. Нет, не вас персонально, - поспешила уточнить Эштон, - а людей вашей профессии. Позвольте рассказать вам одну историю, Мег. - Эштон приподняла вверх подбородок, как бы пытаясь что-то восстановить в памяти. - Я не задерживаю вас?
        Мег сказала, что нет.
        - Хорошо. Это история об одном англичанине, который приехал в Палм-Бич несколько сезонов назад. Во всяком случае, он называл себя англичанином, мелким дворянином, хотя акцент у него был чисто австралийский. Тем не менее держаться он умел, разбирался в винах, обыгрывал всех в поло, умел красиво проигрывать в карты. Люди приняли его. Пришельцы, то есть люди извне, да ещё с такими талантами, всегда пользуются спросом. Его многие приглашали, и он всюду был желанным гостем. Тем не менее как-то он совершил faux pas <«ложный шаг», опрометчивый поступок (фр.)>. Однажды его застали в постели с дочками-близнецами одного из наших ведущих спортсменок И застал его сам спортсмен. Проблема заключалась в том, что девочкам было всего по четырнадцать, самое большее - по пятнадцать лет. Что поделаешь, подобные вещи иногда случаются, и люди готовы были простить его и забыть о случившемся. Как я уже сказала, шарма ему было не занимать, к тому же он не сделал ничего такого, чего не совершила по крайней мере половина тех людей, которые о нем сплетничали. Но затем случилось нечто более серьезное. Никто не знал
происхождения его денег, но так или иначе они у него иссякли. Он продолжал проигрывать в карты, хотя теперь и не столь красиво. Его картежные долги росли. Поползли новые слухи. Но этот человек проявил предприимчивость, даже слишком большую предприимчивость.
        Мег заметила, что нога графини перестала двигаться. Означало ли это, что Эштон Кенделл обрела уверенность, или она просто сконцентрировалась на рассказе?
        - Похоже, - продолжила графиня, - герой моей истории сделал снимки, компрометирующие девочек-близнецов. И он предложил их - естественно, за определенную сумму - одной газетке, которая специализируется на подобных вещах. Я думаю, вам хорошо известны такие издания, - добавила она с едва уловимой ноткой презрения. - Но затем произошло самое странное. Однажды ночью, как раз в то время, когда поползли слухи о компрометирующих фотографиях девочек, полиция остановила этого человека за превышение скорости. И как вы думаете, что они нашли в его машине? Наркотики. Огромное количество наркотиков. Удивительное совпадение, не правда ли? Остановили обыкновенного водителя за незначительное нарушение правил дорожного движения, а поймали крупного воротилу наркобизнеса. Вы можете себе это представить?
        Разумеется, Мег могла это представить. Она могла представить себе и телефонный звонок спортсмена из Палм-Бич шефу полиции, и то, как пакеты и склянки перекочевали от офицера полиции в машину несчастного, и щедрое пожертвование безупречного отца близнецов полицейской ассоциации.
        - С тех пор об этом человеке никто ничего не слышал, - возобновила рассказ графиня. - Что касается девочек, то малышки выросли и вполне счастливы. Как видите, Мег, в Палм-Бич никого не интересует, чем занимаются другие люди, если они занимаются этим тихо. Грех заключается в предании своей деятельности гласности. Этого мы никогда не прощаем. Никогда не прощаем и никогда не забываем.
        Графиня встала и стала разглаживать льняную юбку, хотя Мег не заметила ни единой складки. Это как бы поднимало ее над простыми смертными, Юбка же Мег выглядела так, словно она спала в ней. Подобное сравнение рассердило Мег. А может, причиной раздражения стала рассказанная графиней история. Мег не нравилось, когда ей угрожают. Она встала и посмотрела Эштон в лицо:
        - Весьма интересная история, графиня, но вы не учли одной детали: я не занимаюсь шантажом.
        При слове «шантаж» лицо Эштон, несмотря на загар, снова стало мертвенно-бледным, однако когда она заговорила, голос ее звучал вкрадчиво и тихо, словно долетающий до террасы бриз.
        - Вы? Я и не знала, что мы говорим о вас, Мег. Я просто поведала вам историю, ставшую своего рода фольклором Палм-Бич. Я полагала, это будет вам полезно, имея в виду ваше задание. Какое отношение к этому может иметь ваша просьба сфотографировать меня и мой дом, отразить в ваших репортажах настоящий Палм-Бич? Впрочем, я несколько разболталась и забыла сказать вам о причине моего визита. Я решила согласиться на вашу просьбу. Я попозирую для вас и позволю вам сфотографировать мой дом.
        Мег ожидала угроз, оскорблений и каких-нибудь гадких трюков. Она ожидала всего, кроме подкупа, и предложение Эштон Кенделл настолько застигло ее врасплох, что Мег некоторое время не знала, как ответить. Пауза, как она позже сообразила, вновь и вновь возвращаясь к мысли об этом, сработала в ее пользу. Графиня решила, что Мег хочет большего.
        - О, - встрепенулась Эштон, - есть еще одна вещь. Надеюсь, вы слышали о Фонде Кенделлов на благо планеты?
        Разумеется, Мег слышала о нем. Это была гуманитарная организация, занимающаяся защитой окружающей среды. Более конформистская, чем Гринпис, более привилегированная, чем «Сьерра-клуб», эта благотворительная организация была своеобразной визитной карточкой Палм-Бич. Ее поддерживал Ал Гор, в фонд вносил деньги Роберт Редфорд… Мег где-то читала, что Хэнк Шоу внес в фонд пятнадцать миллионов долларов. Однако несмотря на поддержку столь знаменитых и влиятельных людей, Фонд Кенделлов оставался, как о том говорило и его название, большой семейной организацией. Дела в нем вел Меррит Кенделл, брат графини. Сама графиня председательствовала на заседаниях правления. Другие Кенделлы были в фонде директорами.
        - В следующем году мы отметим пятнадцатую годовщину со дня основания фонда, - продолжала графиня. - Мой отец основал его, когда еще никто не слышал о движении в защиту экологии. Излишне говорить, что будет большой праздник. Нам понадобится официальный фотограф. Кто-то должен делать снимки на ежегодном балу и различного рода встречах и завтраках. Я думала, что вы как раз тот фотограф, который нам нужен. Если, конечно, вас это интересует.
        На сей раз Мег была не просто удивлена, а ошеломлена. Однако она нашла в себе силы подать голос.
        - Меня это интересует, - сказала она ровным тоном, хотя готова была запрыгать от радости и восторга.
        - Хорошо, - проговорила графиня и направилась к дверям. Перед самым порогом она остановилась и обернулась, словно вдруг что-то вспомнив. - Да, вот еще что. Я хотела бы увидеть образцы ваших работ, чтобы показать их остальным членам правления.
        - Конечно, - ответила Мег. - Я пришлю их вам. Графиня недовольно поджала губы.
        - Разве у вас нет ничего с собой? Я сгораю от нетерпения увидеть их как можно скорее.
        - Да, пожалуйста, - сказала Мег и подошла к письменному столу, где находились папки с ее работами для показа потенциальным редакторам и клиентам. Взяв одну из них, она протянула папку графине.
        Эштон посмотрела на папку, затем подняла глаза на Мег. Она была в темных очках, но даже сквозь них Мег уловила стальной блеск ее глаз.
        - Это все, конечно, мило и интересно, но я надеялась увидеть что-нибудь… ну, посвежее. Что-нибудь из ваших самых последних работ. Возможно, что-нибудь такое, что еще никто не видел.
        Мег встретила взгляд Эштон. Обе женщины не произнесли ни слова, но мозг Мег лихорадочно работал. Она никогда не пустит в ход снимки того, что происходило в лодке. Они в общем-то даже были ей не нужны. Но это была ее работа, а работа для нее священна. Она может уничтожить пленку сама, но никому другому делать это не позволит.
        Графиня будто бы невзначай бросила взгляд на лежащую на столе фотокамеру, хотя и до этого украдкой посматривала на нее с того самого мгновения, как вошла в комнату.
        - Могу поклясться, что последние снимки - это как раз то, что я хотела бы увидеть.
        Мег заколебалась. Она в самом деле хотела получить работу. Но не такой ценой.
        - Снимки, которые я сегодня сделала, будут, вам не интересны, графиня. Это чисто художественные работы. Пейзажи и морские виды. Вы ведь знаете, - добавила она с самоуничижительной улыбкой, - фотограф постоянно хочет поймать необычную игру света.
        - Но это как раз то, что я хотела увидеть! Нечто такое, что способно продемонстрировать вашу разносторонность! У меня есть идея. Почему бы вам не отдать мне пленку, а я позабочусь, чтобы ее проявили.
        Мег пришла в ужас. Это все равно что отдать своего ребенка на воспитание кому-то чужому. Или даже убить его.
        - На этой пленке нет ничего такого, что стоило бы вашего внимания, графиня.
        - Но откуда вам знать? - упорствовала Эштон. - Ведь вы еще даже не проявили ее!
        - Дело в том, - не уступающим по твердости голосом сказала Мег, - что я профессиональный фотограф. Мой глаз - это мой объектив. Мне даже не надо проявлять. Я знаю, каким получится кадр, уже тогда, когда щелкаю затвором. Пленка, которую я сняла сегодня, не относится к числу моих лучших работ. Одним словом, на ней нет ничего такого, что стоило бы показать.
        - Однако… - начала Эштон.
        - Поверьте мне на слово, графиня. В конце концов, я дорожу своей репутацией.



        Глава 4

        Эштон нужно было выпить. Выпить еще раз, поскольку та доза, которую она приняла уходя из дома, перестала оказывать действие. Она могла бы пойти домой, но ей было тошно оставаться одной. Ей был невыносим звук собственных шагов в пустынных комнатах, звук ее голоса, который становился резким и визгливым, когда рядом не было никого, кроме слуг. Она была слишком взвинчена, чтобы оставаться одной. Ей нужны были знакомые лица, беседа, водка с тоником - и, возможно, не один раз. Ей нужно было отвлечься от впечатлений дня. Ее интересовал вопрос, куда пропал Алессандро, и она направила Эстона Мартона в «Морской клуб».
        Эштон говорила себе, что не будет об этом думать, однако не могла думать ни о чем другом. Она так и не получила пленку. У нее было лишь слово этой женщины. Слово фотографа, о Господи!
        Но что еще она могла сделать? Самое главное - ни в чем не признаваться, чтобы не закрутилось дело. Эти люди одинаковы. Они готовы на все ради сенсации.
        Правда, Мег Макдермот не была похожа на других. В ней было что-то необычное, она держалась с достоинством, как если бы ее оскорбили. Возможно, она не лгала. Возможно, она и в самом деле хотела сделать снимки моря и ландшафта и случайно сфотографировала Эштон и Карлоса. Мег выглядела удивленной, когда отвела фотокамеру от лица, в этом не было сомнений. И возможно, она не собирается использовать снимки. Тем более сейчас, когда для этого у нее почти не осталось стимула.
        А может, она лгунья, шантажистка, да еще и воровка в придачу, как и вся эта братия. Эштон не была в этом уверена. Но одно она знала наверняка: охотиться за фотографиями, выпрашивать их и предлагать за них деньги - все это может привести к катастрофе. До тех пор, пока никто не упомянул о снимках, они как бы не существуют.


        За столиками под полотняными зонтиками, расположенными вокруг бассейна, устроились десятка полтора людей. Алессандро сидел один, листая журнал о моторных лодках, и подошедшую Эштон не видел. Она стояла чуть поодаль и незаметно наблюдала за ним. Сегодня он выглядел превосходно. Белая тенниска облегала его торс, обрисовывая тугие мышцы. Он был невысок - всего пять футов семь дюймов и, стало быть, на добрых три дюйма ниже ее, однако поддерживал себя в великолепной форме. Темные солнцезащитные очки, которые носят летчики, подчеркивали выразительность и красоту орлиного носа и челюсти, но скрывали его черные глаза. В этом заключалась вся ирония. Алессандро считал, что у него красивые глаза. Почему бы и нет? В течение многих лет женщины постоянно говорили ему об этом. «Ах эти ресницы! - повторяли одни. - Можно убить за такие ресницы». «Альковные глаза, возбуждающий взгляд», - ворковали другие. Эштон поражало, что, как ни странно, ни одна из женщин не заметила в глазах Алессандро то, что заметила она. Глаза Алессандро были безжизненными. В них не отражалось никаких эмоций - ни жалости, ни любви, ни даже
ненависти. Была лишь пустота, нечто вроде черной дыры.
        Он поднял взгляд от журнала, увидел Эштон и лениво махнул ей. Она также помахала рукой и направилась к нему.
        Он встал, когда Эштон подошла, отодвинул для нее стул и спросил, что она будет пить. Да, этого у него не отнимешь. У Алессандро приятные манеры. Она ни на минуту не сомневалась, что добрую часть дня он провел в постели другой женщины, но сторонний наблюдатель решил бы, что он весь день с нетерпением ожидал Эштон и до смерти счастлив оттого, что она наконец появилась. Что ж, она должна быть благодарна за это. Эштон вспомнила, как пьяный баронет, за которого вышла замуж бедняжка Дафна Дэнкуорт, по системе общественного оповещения во время игры в поло сообщил доброй половине Палм-Бич все о сексуальных наклонностях Дафны и о ее анатомических изъянах. Неудивительно, что бедняжка Дафна переключила свой интерес с дворянина на менее лощеного любовника. Что бы ни происходило у них, когда они были наедине, на людях Алессандро вел себя благородно.
        Официант принес спиртное для Эштон и Алессандро. Она сделала глоток, и пока ледяная жидкость двигалась по пищеводу, почувствовала, как у нее расслабляются мышцы. Однако беспокойные мысли не покидали ее. Может быть, эта женщина не лжет. Может быть, она заслуживает доверия. Как бы Эштон хотела поговорить с кем-то об этом. Хотела бы рассказать Алессандро эту абсурдную историю. Он по крайней мере понял бы ее страхи; Если любви между ними было мало, то взгляды на многие вещи у них совпадали. Оба знали, что такое пребывать в изоляции - он из-за своего титула, она из-за своих денег.
        Оба знали, каково не доверять людям, потому что те всегда чего-то хотели от них. И оба знали, что это такое - выставить, словно грязное белье, свою жизнь напоказ всему миру.
        Все, даже их болезнь и смерть, служило товаром, который можно продать и растиражировать. Когда у матери Алессандро была обнаружена болезнь Альцгеймера, семья просила лишь о том, чтобы старушке позволили провести последние дни в уединении и дали спокойно умереть. Однако фотографы установили камеры на стенах виллы, чтобы делать снимки легендарной красавицы, впавшей в старческое слабоумие, а репортеры подкупили слуг, чтобы узнавать подробности о ее бедственном состоянии. Алессандро было известно, что это такое, когда твоя трагедия выставляется на всеобщее обозрение.
        Только он не увидит в эпизоде с Карлосом трагедии. Он увидит в этом забавный случай. И станет распространяться о предательстве, возмездии и демонстрировать благородное негодование. Пока она не выпишет ему чек еще на одну моторную лодку. Нет, пусть уж все останется в тайне. Это будет ее секрет, ее и еще той женщины-фотографа.
        Эштон сидела напротив Алессандро и разглядывала его. Глаза мужа за темными очками находились в постоянном движении. Он переводил взгляд с одного человека на другого, задерживая его преимущественно на женщинах. Вероятно, ее муж переспал с половиной из них, может, и больше, однако не потерял к ним интереса. Он любил повторять, что любовницы всегда оставались для него друзьями. Впрочем, Эштон знала, что Алессандро тянул женщин к себе в постель по разным причинам: кого-то - из уважения к давнему прошлому; кого-то - лишь для того, чтобы убедиться, что у нее не погас пыл; кого-то - просто потому, что женщина выглядела одинокой и несчастной и он хотел ее приободрить. Похоже, ему нравилось быть своего рода сексуальным Робин Гудом, хотя порой Эштон думала, что Алессандро - это всего лишь мужчина-коротышка с наполеоновским комплексом.
        Она проследила за его взглядом и увидела молодую женщину, сидящую за одним столом с двумя другими женщинами постарше.
        - Тиффани Кинг выходит в люди, - заметила Эштон. - Следующим ее шагом будет компания, цель которой утвердиться в свете.
        - Этого она никогда не добьется. По крайней мере до тех пор, пока у меня есть возможность опустить черный шар. Чего стоит одна ее вульгарная семья, которая скрывается где-то в Техасе! А этот дом - помесь Диснейленда с итальянским палаццо! И к тому же имя! Тиффани! Ты можешь себе представить, чтобы итальянцы давали своим дочерям имя Гуччи, или французы - Гермес? Твои соотечественники способны сделать из себя посмешище, mio tesoro <мое сокровище (ит.)>.
        Эштон было известно, что ее муж весьма невысокого мнения об американцах, и она не собиралась вступать с ним в спор по этому поводу, тем более что его взгляд двинулся дальше и остановился на двух женщинах, сидевших за другим столиком. Одна из них была женой ее брата Меррита, и хотя ее полное имя было Кимберли, все называли ее Кики. Другую женщину, Черити Остин, все звали Сеси.
        - Порой, - сказал задумчиво Алессандро, - я завидую твоему брату.
        - Завидуешь? - удивленно переспросила Эштон. - Ты всегда говорил, что Кики напоминает необузданную лошадь.
        - Ага, стало быть, она столь же горяча!
        Эштон попыталась найти скрытый смысл в его реплике. Не намекал ли он на то, что она, Эштон, не только некрасива, но к тому же инертна в сексуальном отношении? Однако Эштон знала: важно не дать ему понять, что он уязвил ее. Если Алессандро это поймет, преимущество окажется на его стороне и он разовьет его.
        - Прости, дорогая, что это не относится к тебе. Все знают, что Кики и Сеси удивительно верны. - Он повернулся к ней, на его лице появилась озорная улыбка. - Ты никогда не слышала о сандвиче, tesoro?
        Разумеется, Эштон слышала, потому что несколько лет назад Кики и Сеси сделали ей подобное предложение.
        - Тебе это понравится, - пообещали они, однако ошиблись. Ей это не понравилось. По крайней мере не в такой степени - мужчин она любила больше.
        К Кики подбежал маленький мальчик. У племянника Эштон, которого звали Грэм, было лицо боттичеллевского ангела и манеры чертенка. Эштон увидела, как он что-то сказал матери. Кики попыталась было сделать строгое лицо, но затем рассмеялась. Можно что угодно говорить о Кики - люди болтали всякое и о ней, и о Сеси, и о них двоих вместе, - но матерью она была потрясающей. Без преувеличения, она принадлежала к немногим женщинам, которые по-настоящему любят детей.
        - А это, - сказал Алессандро, когда Кики взъерошила белокурые волосы Грэма, - еще одна вещь, из-за которой я завидую твоему брату Мерриту.
        Это была не просто случайно оброненная фраза, которую можно принимать, а можно и не принимать за оскорбление. Это был удар, рассчитанный и глубокий, прямо в сердце. Подобные фразы всегда глубоко задевали Эштон, ибо подразумевалось, что она не полноценная женщина, какие бы слова доктор ни говорил ей сегодня утром. Она не в состоянии сделать то, что большинство женщин делают, даже не задумываясь об этом. Она не способна зачать. Во всяком случае, ей это никогда не удавалось. Если не считать одного случая. Но Алессандро не знает об этом. Она никогда ему не говорила. И не скажет никому. Она была уверена в этом. Кенделлы зря не болтают.
        Алессандро медленно повернул голову и вновь посмотрел на нее.
        - Ты не плачешь за своими черными очками, tesoro? He собираешься устроить мне сцену?
        Эштон закусила губу, чтобы остановить слезы, которые уже были на подходе.
        Он потянулся и похлопал ее по руке.
        - Вот и хорошо. В конце концов, ты графиня Монтеверди. Даже если не в состоянии родить ребенка, который мог бы носить мою фамилию.


        Хэнк Шоу редко ходил в «Морской клуб». Когда-то он потратил несколько лет, пытаясь проникнуть в него, заискивал перед покойным тестем, общался с нужными людьми, делал благотворительные взносы в их фонды, сносил пренебрежительное отношение и оскорбления. Не один раз он в ярости хлопал дверью, подслушав сказанные в его адрес слова: «ННКД - не нашего круга, дорогая». Самое смешное заключалось в том, что женщины, которые называли его ННКД в присутствии своих друзей, считали, что он вполне их круга, когда оставались с ним наедине. Несколько женщин, сидящих сейчас возле бассейна, подтвердили это, снизойдя до посещения его спальни.
        Хэнк Шоу еще раз окинул взглядом террасу. К числу тех женщин не относилась Эштон Кенделл. Она и наедине с ним оставалась столь же холодной, как и на публике. Не меняло дела даже то, что он входил вправление ее семейного фонда и пожертвовал пятнадцать миллионов долларов. И то, что он неоднократно использовал всю мощь своей империи СМИ, чтобы замять очередной скандал вокруг ее кузена Спенсера. Однажды это был иск о признании отцовства со стороны пятнадцатилетней девушки, хотя, если быть справедливым по отношению к Спенсеру, девица выглядела гораздо старше. Потом он отравился слишком большой дозой наркотиков в Саут-Бич-клубе. Однако вмешательство Хэнка не произвело впечатления на Эштон. Естественно, это не могло не вызывать у него досады.
        Что толку говорить себе, что ему понятна причина такого поведения графини. Он не был человеком ее круга. И не был ее наемником. Он был чем-то средним, новой породой, которую она не понимала и которой не могла управлять. Хэнк знал: ее пугало именно это, однако легче от этого не было!
        Не помогало Хэнку и напоминание о том, что она некрасива, что он укладывал в постель десятки прекраснейших женщин и даже был женат на красавице. Однако ни одна из этих женщин не обладала таким изяществом, таким лоском, которые были выпестованы не одним поколением людей, обладающих деньгами и властью. Даже бывшая жена Хэнка не могла соперничать с Эштон Кенделл в этом отношении. Что бы ни говорил он о старых и новых деньгах, разница все-таки была. Сейчас Шоу имел деньги, власть, возможности, однако понимал, что от него бессмысленно требовать лоска. Его дети будут уже другими, если, конечно, у них будет достойная мать.


        - Твой не слишком тайный воздыхатель снова не спускает с тебя глаз, - сказал Алессандро.
        Эштон сумела взять себя в руки и, проследив за взглядом мужа, увидела сидящего в одиночестве за столиком Хэнка Шоу. Алессандро был прав: Хэнк Шоу упорно смотрел на нее, и Эштон с трудом удержалась от того, чтобы не поежиться под его взглядом. Она уже не в первый раз чувствовала себя неловко. И не могла понять причины, потому что обычно ей нравилось, когда мужчины пялились на нее или по крайней мере на ее тело. Это давало ей ощущение силы. Она вспомнила, как приятно было чувствовать на себе жаркий взгляд Карлоса этим утром. Сейчас все было по-другому, потому что во взгляде Хэнка Шоу было не просто плотское желание. В нем таилось нечто другое, проникавшее в самую ее душу. Хэнк Шоу хотел не просто ее тела, и это пугало Эштон.
        Даже когда она подняла голову и встретилась с ним взглядом, он продолжал смотреть на нее. Просто невозможный человек! Эштон коротко кивнула. Он широко улыбнулся, и в его улыбке ощущалось какое-то торжество. Волна озноба пробежала по спине Эштон, хотя солнце жарило вовсю.
        - Ну вот, ты своего добилась, - сказал Алессандро. - Он идет сюда.
        Инстинкт подсказывал Эштон, что нужно бежать, но, конечно же, она осталась на месте. Как допустили этого человека в клуб? Он вульгарен и бесцеремонен, а его деньги были настолько новыми, что Меррит как-то предположил наличие у него в подвале пресса для их печатания. Эштон вдруг по-новому оценила эту мысль. Хэнк Шоу в самом деле имеет такой пресс - в виде прессы. Он владел не только «ХЖ», но, вероятно, и всеми другими журналами, в которых может работать фотограф.
        Ей следует поговорить с Шоу. Она не собирается ничего ему объяснять. Не станет распространяться о причинах. Она лишь скажет, что хочет, чтобы отменили задание этой женщине-фотографу, изгнали ее из города и дискредитировали. Пока она не готова к этому, но обязательно так и сделает.
        Эштон наблюдала, как Шоу приближается к их столику.
        - Хэнк, - сказала она, когда Шоу оказался рядом, хотя обычно не называла его по имени. На заседаниях совета она называла его «мистер Шоу», если ей приходилось к нему обращаться. Во всех других случаях она вообще старалась с ним не разговаривать. Сейчас же Эштон своим красивым голосом произнесла его имя и протянула холеную руку с безупречным маникюром. - Алессандро и я говорили сейчас о том, что мы редко видимся с вами. Вы не присоединитесь к нам, чтобы чего-нибудь выпить?
        Она продолжала смотреть на Шоу, хотя краем глаза уловила удивление на лице Алессандро. Он самонадеянно думает, что знает о ней все, знает все ее слабости, опасения и тайные желания, знает, как уколоть ее и как соблазнить, но сейчас ей удалось поразить его. Только ради одного этого стоило оказать любезность Хэнку Шоу.


        - Что происходит, tesoro?
        Эштон смотрела на дорогу перед собой, но чувствовала, как Алессандро наваливается на нее. Он оставил свою машину в клубе и сказал, что поедет домой вместе с ней. Это было странно уже само по себе. Алессандро терпеть не мог, когда она вела машину, почему-то чувствуя себя при этом оскорбленным.
        - Что ты имеешь в виду? - спросила Эштон, хотя отлично понимала, о чем говорил Алессандро.
        - Я имею в виду… - сказал он, играя прядью волос у нее на затылке, - с чего это ты вдруг стала такой любезной с Хэнком Шоу?
        - Я просто была вежливой.
        - Какой никогда не была по отношению к нему раньше. - Его рука стала легонько поглаживать ее плечо.
        - Тебе вряд ли следует ревновать, - перевела она разговор в шутливую плоскость. - К Хэнку Шоу в особенности.
        Его рука дотянулась до воротника жакета и расстегнула две верхние пуговицы.
        - Я не ревную, tesoro. Я заинтригован. - Рука Алессандро скользнула под жакет. На Эштон не было лифчика, и его ладонь накрыла грудь, которой стало от этого тепло. - Обычно ты бываешь груба с ним, - добавил он, легонько поглаживая грудь жены пальцами. - А сегодня ты была само очарование.
        - Ты это просто вообразил. - Интересно, замечает ли он, что у нее прерывается дыхание. Уже давно его руки не оказывали на Эштон такого воздействия. Впрочем, он уже давно не проявлял к ней настоящего интереса. Обычно Алессандро приближался к ней по обязанности или, хуже того, чтобы объяснить очередной проступок. Но сейчас не было ни того, ни другого. Он внезапно оказался заинтригованным. И все из-за того, что она была любезной с Хэнком Шоу.
        - Я знаю, как работает твой ум. И твое тело. - Левой рукой Алессандро продолжал мять ей грудь. Одновременно его правая рука заползла ей под юбку и скользнула между ног. - Он не может интересовать тебя как мужчина. Стало быть, тебе нужна какая-то услуга с его стороны.
        Пальцы Алессандро забрались под ажурные трусики и стали играть с завитками волос. Обе его руки двигались одновременно, и Эштон почувствовала легкое головокружение.
        Она сделала попытку засмеяться, но вместо этого из груди вырвался вздох. Нужно остановить машину, пока она окончательно не потеряла контроль над собой.
        - Не останавливайся, - хрипло проговорил Алессандро.
        Меньше всего ей хотелось сейчас продолжать езду, но она знала, что если остановится, то Алессандро прекратит игру. Она нажала на акселератор. Машина снова набрала скорость.
        - Так-то лучше, - шепотом сказал Алессандро. Его пальцы работали все энергичнее, и она развела ноги, отдаваясь возрастающему сладострастному ощущению. Мир закружился вокруг нее…
        Когда Эштон свернула на подъездную аллею, она испытывала удивительную слабость. Что касается Алессандро, то он полностью владел собой.
        Он медленно вышел из машины, обошел ее и галантно открыл дверцу. Эштон подняла глаза на мужа. Его рот скривился в полунасмешливой, понимающей улыбке. Алессандро играл в свою любимую игру и выиграл. Интересно, есть ли на свете такой мужчина, для которого секс не является видом спорта, где можно продемонстрировать силу? Ей вдруг вспомнился Хэнк Шоу, сидевший за их столиком полтора часа назад. С Хэнком Шоу все было бы даже хуже, чем с другими. Ей показалось, что она слышит его победные крики после завершения любовной игры.
        Эта мысль принесла некоторое успокоение. Эштон также улыбнулась Алессандро. Она вышла из машины и направилась к дому, чувствуя, что ноги у нее сделались ватными.
        Эштон поднялась на второй этаж и через зал направилась в их комнаты. Она слышала, что Алессандро следует за ней по пятам. В спальне Эштон расстегнула жакет, и он упал к ее ногам. У входа в ванную она сбросила туфли, выскользнула из юбки и одним движением сняла трусики. Она не повернулась в сторону Алессандро, но ощущала на себе его взгляд. Отворив стеклянную дверь, Эштон встала под душ. Она закрыла глаза. Теплые струи ласкали тело. Она предвкушала нежные прикосновения Алессандро, который станет намыливать ее. Дверь снова открылась, и Эштон почувствовала, что за спиной стоит Алессандро. Он пытался демонстрировать неторопливость, хотя Эштон ощущала его возбуждение.
        Алессандро взял в руки мыло и стал ее намыливать. Его руки двигались по всему телу Эштон. Он делал это умело и нежно. Он знал женщин и все их секреты, и даже если не любил их, то ему нравилось доставлять им удовольствие. Его руки медленно и возбуждающе скользили по телу, ласкали самые интимные и чувствительные места. Затем в действие вступал его рот. Подведя ее почти к самому пику наслаждения, он отступал, затем снова начинал сладостную пытку руками и ртом. Эштон хотелось кричать от неутоленного желания. А когда он прямо под душем вошел в нее, она и в самом деле закричала, сразу испытав ни с чем не сравнимое, головокружительное наслаждение.


        Они сидели на примыкающей к спальне просторной террасе, уставленной горшками с розовой геранью, смотрели на банановые пальмы и апельсиновые деревья в саду, за которыми проглядывала бирюзовая гладь бассейна, на освещенные солнцем башни на берегу озера Уорт. Они оба были в махровых халатах. Алессандро налил в бокалы вино. Эштон ощущала легкое гудение во всем теле - воздействие алкоголя и последствие секса. Она не могла припомнить, когда им было так хорошо вдвоем. На время она даже забыла, до какой степени семейство Монтеверди нуждалось в деньгах и как ее семейство мечтало о титуле. Все это вдруг оказалось в прошлом, и впервые за многие годы, а может, и вообще впервые Алессандро стал ей близок.
        Словно прочитав ее мысли или по крайней мере что-то почувствовав, Алессандро потянулся через стол и ладонью накрыл ее руки.
        - Мы можем опоздать, - сказала она.
        - Вполне, - согласился он.
        - Это будет страшно невежливо с нашей стороны.
        - Да, конечно, - сказал он и потянулся.
        Эштон чувствовала, как между ними пробегают токи удовлетворенности. Возможно, это и толкнуло ее на то, чтобы все сказать Алессандро. Она не собиралась делать это сегодня, несмотря на слова доктора о том, как важно не терять времени. Но сейчас Эштон испытывала необыкновенное расположение к мужу и убедила себя в том, что на сей раз он поймет и будет благоразумным.
        - Дорогой мой, я ходила к доктору на прошлой неделе, - начала Эштон.
        - Ммм… - Это было похоже на мурлыканье. Он чувствовал себя умиротворенным. Они оба были умиротворенными.
        - Он сказал, что ничего не обнаружил. Абсолютно ничего.
        Снова последовало удовлетворенное мурлыканье.
        - Поэтому он считает, что теперь тебе нужно пройти обследование.
        Алессандро вскочил на ноги так резко, что металлический стул опрокинулся и при падении разбил кашпо у него за спиной.
        - Мы ведь раз и навсегда договорились об этом! - Он сунул кулаки в карманы халата и подошел к перилам. Эштон могла бы даже глядя на его спину догадаться, в какой ярости он сейчас пребывает, однако она еще не вышла из состояния эйфории.
        Она встала и подняла стул. Затем подошла к мужу и положила руку ему на плечо.
        - Всего лишь какие-то совсем пустячные тесты, - тихо сказала Эштон.
        Он пожал плечами:
        - Я не нуждаюсь ни в каких тестах. Со мной все в полном порядке.
        - Не стоит видеть в этом что-то унизительное, Алессандро. Ведь сейчас не средние века. Современная медицина творит чудеса. Никто не подвергает сомнению твои мужские достоинства, дорогой. Просто…
        Он резко повернулся. Нет, сейчас глаза его никак нельзя было назвать безжизненными - даже в сгущающихся сумерках в них можно было прочитать ненависть.
        - Довольно об этом! И не стоит перекладывать свою вину на меня! Я не отношусь к числу мужчин, которые не могут иметь детей! - Он шагнул к ней. - Знаешь ли ты, сколько я оплатил абортов? Знаешь ли, сколько женщин приходили ко мне и заявляли, что у них будет от меня ребенок? - Слова его падали как тяжелые удары, - Может, ты мне не веришь? Хочешь доказательств? Хорошо, я представлю тебе доказательства.
        Он метнулся мимо нее в спальню, с шумом выдвинул ящик ночного столика и стал рыться в нем. Эштон вдруг обожгла мысль, уж не ищет ли он пистолет, о существовании которого она не подозревала. Когда Алессандро повернулся, она увидела какой-то листок в его руке. Он вышел на террасу и швырнул листок Эштон. Это оказалась поздравительная рождественская открытка - обычная безвкусная открытка с изображением мужчины, женщины и троих детей. Эштон не могла представить, для чего в ящике ночного столика лежит эта открытка двухмесячной давности, хотя в мужчине она узнала приятеля Алессандро, гонщика, попавшего в аварию год назад. Алессандро настоял тогда, чтобы медицинские счета были оплачены им, а точнее, ею.
        - Ты это видишь? - Он ткнул открытку ей в лицо, и Эштон вдруг поняла, почему эта открытка находится в ящике стола. Волна озноба пробежала по ее телу, и Эштон плотнее запахнула халат.
        - Ты видишь этого малыша на снимке?! - заорал Алессандро. - Ты только присмотрись к нему! Может, не замечаешь сходства?
        Она посмотрела на фотографию мальчика и почувствовала, что изображение расплывается, поскольку на ее глаза навернулись слезы. Она знала о его женщинах. Но то были просто женщины. Десятки, а может, и больше. Женщины абстрактные, лишенные индивидуальности. Они были всего лишь игрушками эгоистичного, жадного ребенка. А вот другой ребенок, ребенок вполне реальный - это совсем другое дело.
        Она не без труда сфокусировала взгляд на мальчике. Возможно, в нем и в самом деле было что-то от Алессандро. Черноволосый мальчонка с глубоко посаженными глазами и густыми ресницами. Его глаза похожи на глаза Алессандро. Эштон посмотрела на мужчину на фото. Глаза мальчика могли быть похожи и на глаза этого мужчины. Возможно, они так никогда и не узнают наверняка, чей он сын, но достаточно и простого предположения.
        Алессандро выхватил открытку из рук Эштон.
        - И больше не говори мне о своей медицине, докторах и обследованиях! - Голос его звенел от ярости. - Моя беда, что я женился на женщине, которая вовсе и не женщина! И титул перейдет к детям моего брата!
        - Так не будет! - возразила она. - Не должно быть!
        Он вскинул вверх руки. Эштон видела, что он дрожит от ярости.
        - Не надо добавлять всякие дурацкие оскорбления к той ране, которую ты мне нанесла! - выкрикнул он, задыхаясь от гнева.
        Казалось, в воздухе того и гляди раздастся треск от напряжения, возникшего между ними. Эштон слышала собственное тяжелое, прерывистое дыхание и ждала, что сейчас Алессандро ударит ее: Но его руки бессильно опустились вниз, он повернулся и, не глядя на нее, пошел прочь.


        Эштон осталась на террасе. Небо потемнело, воздух сделался прохладным, и, дрожа от озноба, она еще плотнее закуталась в халат. Она слышала, как Алессандро хлопнул дверью, ведущей в гардеробную. Через несколько минут хлопнула другая дверь, и до Эштон долетел топот кожаных ботинок по мраморной лестнице. А еще через пару минут послышался рев двигателя, и колеса машины зашуршали по гравию подъездной аллеи.
        Эштон подняла наполненный до половины бокал и залпом проглотила его содержимое. Затем некоторое время сидела молча, вспоминая, как ей когда-то нравился открывающийся отсюда вид.
        Она влюбилась в это место в первую же минуту, как только увидела его. Тогда дом был в ужасном состояний, но Эштон сразу оценила потенциал поместья с пятью спальнями и шестью ваннами в доме, с коттеджем для гостей и еще одним - для прислуги. В каждой спальне был камин. Жилые комнаты, обеденный зал и библиотека выходили в просторный холл с каменным полом и обшитыми деревянными панелями стенами. Эштон вставила новые итальянские окна и привезла панели из палаццо покойной тети Алессандро.
        Она отделала гостиную вощеным мебельным ситцем и позаботилась об установке пары стеклянных канделябров. Мебель в библиотеке была обита кожей, а шкафы, сработанные еще в восемнадцатом веке, были заставлены книгами в тисненых переплетах. Эштон подозревала, что книги эти никем и никогда не читались. Обеденный зал вмещал тридцать человек. Куда ни бросишь взгляд, везде можно было увидеть антикварные произведения искусства из палаццо семейства Монтеверди во Флоренции, а цветущие орхидеи придавали ему особый южный колорит.
        Было тяжело вспоминать, сколько надежд она связывала с этим домом, сколько любви вложила в собирание и размещение сокровищ, и осознавать, какой пустотой все обернулось.
        Эштон плеснула в бокал еще вина и попыталась сосредоточиться на том, что сказал ей в то утро доктор. Однако ей вспомнился другой день и другой доктор. Это случилось четыре года назад, в промозглый зимний день во Флоренции. От воспоминания озноб еще больше усилился. Эштон до сих пор ощущала холод в приемной того доктора, видела капли дождя, оставляющие разводы на окне. Она хорошо помнила гриву седых волос доктора, его продолговатое, угрюмое лицо и его взгляд в тот момент, когда он задавал вопросы и ожидал ответов на них, - холодный и неодобрительный. Он сделался еще более неприветливым, когда спросил о ее предыдущих беременностях и предпринятых ею мерах. Эштон лгала ему, зная, что он все расскажет Алессандро. Она не могла позволить, чтобы у Алессандро появился козырь, с помощью которого он сможет давить на нее. Доктор ей не поверил. Он знал, что она лжет, к тому же знал и еще кое-что. Он знал, что она сама виновата в том, что не может иметь детей. После осмотра он настоятельно порекомендовал ей по приезде в Соединенные Штаты посетить ее лечащего врача. С того времени Эштон посетила с полдюжины
докторов, и никто не обнаружил у нее никаких отклонений, однако она не могла забыть того, что сказал ей самый первый доктор во Флоренции. Она постоянно вспоминала, как он хмуро смотрел на нее, словно пророк из Ветхого Завета, и не могла отделаться от мысли, что ее неспособность зачать была Божьей карой за прежние грехи.



        Глава 5

        Спенсер ненавидел заседания совета директоров, Особенно если они проходили по утрам после таких ночей, как эта. От героина его носоглотка горела, словно по ней прошлись наждачной бумагой, желудок сводили спазмы от выпитой в избыточном количестве водки. К тому же, проснувшись сегодня утром, он увидел в своей постели на одну девушку больше, чем было вечером, о чем он еще помнил. А уж если он был не в состоянии сосчитать количество голов, то наверняка не пользовался презервативом. Ирония судьбы! Он только что выписал чек на семьдесят пять тысяч долларов в поддержку кампании против СПИДа и в то же время не в состоянии сам принять элементарные меры предосторожности. Даже Эштон говорила ему, что он ведет себя как последний идиот, а ведь она отнюдь не снискала лавров на ниве воздержания.
        - Мне наплевать на то, что ты делаешь и с кем, - сказала она ему несколько недель назад, - но я беспокоюсь о тебе, дурачок. Я хочу сказать, что ты единственный из Кенделлов, кто мне нравится. Поэтому ради меня будь благоразумен.
        На следующий день она прислала ему ящик «Шато-Марго», баллон веселящего газа и несколько упаковок презервативов. «Я не призываю тебя быть хорошим. Просто будь осторожным. С любовью, твоя Эштон», - было написано в приложенной записке.
        Спенсер положил одну из упаковок рядом с кроватью, хотя пользы от этого не было никакой. При воспоминании об этом Спенсер снова почувствовал спазм в желудке и ему вдруг стало страшно.
        Господи Боже, куда все подевались? Эштон звонила ему вчера и - это он еще помнил - сказала, что он должен быть на совете.
        - Ради меня, - тихонько добавила Эштон, и это прозвучало так, словно она доверяет ему какую-то тайну, а он прекрасно понимает, что она имеет в виду. Эштон использовала этот метод общения, потому что знала, что со Спенсером незачем прибегать к уловкам. Еще с того времени, когда оба были детьми, и до того, как сюда приехал жить Меррит, ей достаточно было лишь попросить его, и он делал все, что нужно. Спенсер снова почувствовал острый приступ голов ной боли. Кроме одной вещи, о которой она просила. Тут он ничего не мог поделать.
        Спенсер потер виски. Он страшно хотел, чтобы это прошло. Нужна какая-то встряска, чтобы его тело снова вернулось в свою оболочку. Каждый нерв в нем бился и болел.
«О, Эштон, - подумал он, - я должен сделать это для тебя».
        Дверь в конференц-зал распахнулась, и вошла незнакомая женщина. Мозг Спенсера едва функционировал, но он отметил ее автоматически. Он всегда оценивал женщину, начиная снизу. У этой были длинные ноги, и хотя трудно было сказать наверняка, поскольку женщина была в брюках, у него возникло ощущение, что они весьма красивы. Ноги такой длины должны быть красивыми. Еще у нее была великолепная круглая попка. Груди маленькие, однако и тут все в порядке. Он не был любителем больших грудей. Длинная лебединая шея и сногсшибательной красоты лицо. Полные чувственные губы, которые сулили массу удовольствий, высокие скулы, не нуждающиеся в косметике (да ее и не было видно), и широко расставленные фиалковые глаза, открыто и оценивающе смотревшие на него. Точно так же как и он на нее. Черные волосы коротко подстрижены, костюм строг и элегантен. Движения ее были легкими и уверенными и в то же время женственными. И вообще она была дьявольски женственной. Во всяком случае, воспринималась таковой. Вот только что она здесь делает? Она явно не была женой какого-нибудь знаменитого спортсмена, который сумел пробиться в
правление директоров Фонда Кенделлов. Она не принадлежала к этому миру. Спенсер знал об этом, потому что никогда раньше ее здесь не видел. Он запомнил бы ее, если бы хоть раз увидел. Затем Спенсера осенило: Меррит наконец отделался от старой ведьмы, которая вела дела фонда, и нанял эту женщину, потому что она была похожа на немецкую няню, когда он и Эштон были детьми.
        Спенсер сидел за длинным массивным столом, разглядывая незнакомку. Нужно будет сказать об этом Святому Мерриту - именно так они с Эштон называли Меррита с того времени, когда вместе росли в разбросанных на большой площади и в то же время вызывающих клаустрофобию домах в Палм-Бич, Ньюпорте и Нью-Йорке.
        - Доброе утро, - сказала женщина и села на другом конце длинного стола.
        Спенсер отметил это с сожалением. Ему бы хотелось оказаться поближе к ней. Он готов был биться об заклад, что она и пахла так же приятно, как выглядела. И вовсе не духами, а мылом, шампунем и вообще женщиной.
        Мысль о запахах и ароматах пробудила в нем мятежные чувства. Предстояло долгое заседание. Даже несмотря на присутствие этой женщины, утро будет тянуться долго и утомительно.
        - Послушайте, - сказал он, - как вы смотрите на то, чтобы принести мне чашку кофе, пока все это не началось? - Он продемонстрировал улыбку, которую многие называли - и он знал об этом - мальчишеской. - Либо сделайте это, либо пристрелите меня, чтобы избавить от боли и мучений.
        Мег через стол молча смотрела на Спенсера Кенделла. По всей видимости, он не имел понятия, кто она такая, она же его узнала. Спенсер выглядел даже более привлекательным в жизни, чем на снимках в бульварной прессе, хотя Мег вынуждена была признать, что в это утро вид у него был несколько потрепанный. Его лазурно-голубые глаза были воспалены, сквозь загорелую кожу лица проглядывала бледность. Тем не менее, несмотря на все эти издержки, он показался ей красивым.
        Мег вся подобралась. Спенсер Кенделл, кузен графини Монтеверди, «ужасный ребенок» семейного клана Кенделлов, который за долгие годы произвел на свет немало таких же ужасных мальчишек и девчонок… Меньше всего ей это было нужно сейчас.
        Почему непутевые люди, способные причинить неприятности, всегда привлекают ее? Может, это у нее в генах? Может, она унаследовала эту особенность от матери? Она ощущает спазм в желудке, и у нее подгибаются ноги при виде красивого лица и кривоватой, но неотразимой улыбки и непринужденных манер.
        И все-таки она не такая, как мать. И она не собирается совершать те же ошибки, которые совершила ее мать в своих отношениях с мужчинами. Хотя бы потому, что мужчины должны отойти на второй план до той поры, пока не устроится ее жизнь, пока она не приобретет нужную репутацию. И она не позволит вовлечь себя в историю, которая нарушит ее планы. Этот человек, который сидит за столом и выжидающе ей улыбается, хочет, чтобы она принесла ему кофе. Хорошо, она принесет ему кофе. Она сыграет роль секретаря или служанки, если он считает, что она присутствует здесь в этом качестве. Ей лишь хочется увидеть его лицо, когда он узнает, кто она на самом деле.
        - Кофе скоро будет подан, - сказала Мег.
        Она вышла из конференц-зала и по запаху определила, где находится кофеварка. Разумеется, она ожидала найти кофеварку, однако не предполагала, что обнаружит еще и серебряный поднос с чашечками и блюдцами из тонкого английского фарфора. В известных ей офисах пользовались сервизами из пенополистирола и глиняными кружками.
        Мег налила кофе в две чашки и вместе с хрустальным кувшинчиком для сливок и сахарницей понесла их на подносе в конференц-зал. Спенсер Кенделл все с таким же мрачным видом сидел в большом зачехленном кресле, словно собрался умереть.
        Мег поставила поднос на стол и подала ему чашку кофе. Она заметила, что рука его дрожала, когда он принимал от нее чашку.
        Спенсер сделал глоток кофе, поставил чашку на блюдце и приложил дрожащую руку к сердцу.
        - Возможно, вы спасли мне жизнь, - сказал он, хотя его вид после этого глотка отнюдь не улучшился. - Что я могу сделать, чтобы отплатить за вашу доброту?
        Мег улыбнулась, хотя и не собиралась этого делать.
        Спенсер уперся локтем о стол, положил подбородок на кулак и вперил в нее взгляд. У него была мощная челюсть, хотя он и не производил впечатления сильного человека.
        - Вам следует чаще улыбаться, - сказал он.
        Мужчины говорили ей об этом, сколько она себя помнит, что свидетельствовало, как она полагала, о недостатках ее характера, а отчасти и об отсутствии у мужчин изобретательности.
        - По крайней мере мне, - добавил он.
        Шедевром остроумия это не назовешь, но, во всяком случае, Спенсер Кенделл сделал шаг вперед.
        Он протянул ей руку:
        - К слову, я Спенсер Кенделл.
        - Я знаю, - сказала Мег, не подавая руки. Она понимала, что это невежливо, но не могла себя переломить. Почему-то ей было страшно дотрагиваться до него, даже до руки.
        - А вы, должно быть, заменяете миссис Уайт?
        - Миссис Уайт, как всегда, на месте. Именно она приготовила кофе, который, как вы предполагаете, спас вам жизнь. Меня зовут Меган Макдермот. Я фотограф. И здесь потому, что работаю над книгой «Лицо Палм-Бич».
        Мег понимала, что сообщать об этом преждевременно. Она еще ни с кем не делилась своей идеей положить журнальную статью в основу книги. У нее не было никакого контракта, да и денег тоже. До последнего момента она даже не подозревала, что у ее книги имеется название. Но Мег не могла совладать с собой. Уж слишком самоуверенно вел себя Спенсер Кенделл, рассчитывая на то, что она будет носить ему кофе, смотреть ему в рот и увиваться перед ним только лишь потому, что он ее заметил.
        Мег ожидала, что Спенсер Кенделл поймет свою ошибку. Ожидала, что самоуверенная улыбка сойдет с его лица. Ожидала восхищенного взгляда, которым всегда награждали ее люди, когда узнавали, что она не просто дилетант или жалкий профи, фотографирующий на свадьбах и днях рождения, а ее имя хорошо известно в среде влиятельных журналов и одна из ее работ имеется в коллекции Объединения фотографов, хотя поначалу ее не было в экспозиции, поскольку она значилась в числе новых приобретений.
        Однако улыбка так и не сошла с лица Спенсера. Он продолжал смотреть на нее, держа перед собой протянутую руку. И именно в этот момент до Мег дошло: ничего из того, что она сказала, не имело для Спенсера значения. Ее громкие достижения и дерзкие мечты не играли для него никакой роли. Она могла быть миссис Уайт, которая перекладывала бумажки и варила кофе, или маникюршей; или даже проституткой. Ему без разницы, кто она и чём занимается. Для него важно лишь то, что он может использовать ее для получения быстрого и мимолетного удовольствия. Это напугало Мег. Ей пока не приходилось сталкиваться с таким черствым, а может, и пресыщенным человеком. Спенсер Кенделл вдруг взял ее руку в свою и задержал на минуту, и это напугало Мег еще больше.
        Вскоре зал стал наполняться людьми. Эштон появилась одной из первых. Подойдя к Мег и Спенсеру, она сказала, что рада их знакомству, а персонально Мег заявила, что счастлива предоставить ей возможность сделать снимки на заседании совета директоров. Обращаясь к Спенсеру, она конфиденциальным тоном сообщила, что им повезло найти в лице Мег человека, который запечатлеет празднование юбилея фонда.
        - Меррит стал бы искать фотографа с именем и установившейся репутацией. Мне же хотелось кого-нибудь помоложе, со свежим взглядом на вещи.
        Мег наверняка понравились бы эти слова, если бы она могла поверить в их искренность. Судя по тому, как Спенсер смотрел на свою кузину, он им также не поверил.
        - Конечно, - сказал он с кривой улыбкой, - забудем Аведона. Вычеркнем Лейбовиц. У нас есть Мег Макдермот.
        Мег была уязвлена. Пусть даже он не поверил Эштон, однако это не значит, что он имеет право унижать ее, Мег.
        - Если вас что-то не устраивает, мистер Кенделл, буду счастлива предложить эту работу кому-нибудь другому, - с ужасом услышала Мег свой собственный голос. Уж не сошла ли она с ума? Да она буквально дралась за то, чтобы получить сюда доступ! Ради этого была вежлива с людьми, которые вели себя по-хамски по отношению к ней, льстила людям, которых не уважала, уничижительно отзывалась о себе. И вот сейчас, достигнув желаемого, она хочет одним махом все разрушить лишь потому, что не может видеть, как этот человек смеется над ней. Поистине этот мир опасен, и Мег даже не предполагала, что опасность может исходить с этой стороны.
        - Простите, - сказал Спенсер, и на какой-то момент на его лице как будто бы и в самом деле отразилось огорчение. - Эштон говорит, что иногда я бываю весьма невежлив. Это здорово, что вы с нами, Меган! - Он покачал головой. - Боже мой, я говорю прямо как Святой Меррит.
        - Просто ты говоришь сейчас как вежливый человек, - поправила его Эштон. - А вы познакомьтесь с Мерритом, - добавила она, обращаясь к Мег, когда открылась дверь и в зал вошел высокий худощавый мужчина с редкими песчаного цвета волосами и выправкой офицера германской армий девятнадцатого века. Лицо у него было продолговатое, узкое и имело ощутимое сходство с лицом Эштон, однако не казалось лошадиным и даже несло черты благородства и достоинства. Мег не могла представить это лицо смеющимся и с трудом вообразила улыбающимся. Когда Эштон их знакомила, легкое подрагивание тонких бесцветных губ Меррита было скорее похоже на гримасу, чем на улыбку.
        - Рад, что вы с нами, - проговорил он.
        Сидящий позади Спенсер закатил глаза и произнес:
        - Я ведь говорил.
        - Графиня, - продолжал Меррит, - много рассказывала мне о ваших работах.
        Мег попыталась отыскать иронию в его словах, но ей это не удалось. Очевидно, Эштон не рассказала брату о прискорбном эпизоде в лодке, как не упоминала о нем и Мег. Но, видимо, этого и не требовалось. Просто Эштон достаточно было попросить, и ей дали то, что она просила. Мег почувствовала зависть. Обычно чувство зависти возникало у нее при мысли о деньгах. Но не сейчас. Эштон влияла на Спенсера и Меррита вовсе не с помощью денег. Здесь играли роль расположение, любовь, во всяком случае, какая-то семейная привязанность. При этой мысли у Мег тоскливо заныло сердце. Интересно, как себя чувствуешь, когда есть уверенность, что можно положиться на человека. Когда есть люди, которым ты небезразлична. Это не означает, что они хотят переспать с тобой или носят тебя на руках. Просто их достаточно попросить о чем-то - и они это для тебя сделают. Мег даже не могла себе представить, что это такое. Но в то же время она была уверена, что это было бы замечательно.
        Скоро подтянулись и другие участники заседания. Хэнк Шоу выглядел удивленным, но отнюдь не разочарованным, увидев Мег.
        - Мы уже встречались, - сказал он, когда Эштон сделала попытку их познакомить. - Вы делаете успехи, - вполголоса добавил он, обращаясь к Мег, когда члены совета директоров стали занимать места за столом.
        Меррит призвал собравшихся соблюдать порядок и предложил покончить с фотографированием, прежде чем они перейдут к делу. Надеяться на интересные фотографии не приходилось, но и это неплохо. Ведь это лишь начало, сказала себе Мег, только шаг на порог. Остальное впереди. Эштон обещала ей доступ в настоящий Палм-Бич. «Разумеется, мы хотим, чтобы вы сделали снимки, имеющие отношение к наиболее успешным проектам». Эштон упомянула об этом уже в конце, в качестве пояснения, но Мег восприняла ее слова как подарок судьбы. У нее возникла блестящая идея: за первым альбомом фотографий богатых и привилегированных выпустить альбом фотографий бедных и обездоленных. Еще утром она напомнила Эштон об этом плане, хотя ее брат Меррит, услышав о замысле, нахмурился.
        - Фонд выполняет свою работу тихо и скромно, - сказал он. - Как только вы начнете фотографировать спасенных животных или леса, которые удалось сохранить, появятся желающие увидеть все это собственными глазами, предприниматели станут возводить туристические комплексы и весь экологический баланс нарушится.
        Однако Эштон призвала его не быть смешным:
        - Нельзя забывать, что благотворительный фонд - это не чье-то личное хобби, дорогой. Мы живем в век гласности. Если ты хочешь, чтобы люди проявили заботу о бедных слонах или гибнущих лесах, ты должен иметь фотографии - роскошные цветные снимки деревьев, клыков и всего такого прочего! - Она, сияя улыбкой, повернулась к Мег: - Разве я не права, Мег?
        Мег ответила, что Эштон совершенно права, и стала размышлять о снаряжении, которое понадобится ей для нового начинания. Тем не менее она хотела исполнить свой долг и сделать несколько снимков членов совета директоров внушающего благоговение Фонда Кенделлов, заседающих в скучном конференц-зале. По крайней мере у большинства присутствующих был скучающий вид. Хэнк Шоу, похоже, куда-то торопился. Эштон явно чувствовала себя неуютно. А Спенсер выглядел откровенно утомленным и отчаянно красивым. Еще до проявления пленки Мег знала, что фотокамере он придется по вкусу.


        Мег шла к своей машине, когда услышала позади шаги. Она не повернулась, но узнала голос. Спенсер поравнялся с ней и пошел рядом.
        - Заседание было скоротечным, - сказала она.
        - Оно еще продолжается.
        - Тогда почему вы ушли?
        - Меня делегировали. В качестве гида и носильщика фотоаппаратуры. - Он потянулся, чтобы снять с ее плеча сумку с фотокамерой. Сама того не желая, Мег еще крепче сжала в руке сумку. - Ну вот! - засмеялся он. - Я лишь хотел донести вашу сумку и вовсе не стремился выхватить ее и убежать.
        - Это условный рефлекс. Я чувствую себя голой без нее.
        Она тут же пожалела о своих словах, потому что если мужчина смотрит на тебя так, как смотрел на нее Спенсер Кенделл с момента ее появления в конференц-зале, не следует произносить слово «голая». Во всяком случае, если ты не хочешь использовать его в качестве приманки. А именно так, судя по взгляду и улыбке, Спенсер его и воспринял.
        - У меня есть замечательная идея, - сказал он.
        Мег остановилась и повернулась к нему лицом:
        - Возможно; это шокирует вас, но в некоторых кругах подобные слова уже не рассматриваются как лестные. Более того, их расценивают как сексуальное домогательство.
        Улыбка на лице Спенсера осталась все такой же лучезарной:
        - Боже мой, я, кажется, общаюсь с членом комитета сексуальной бдительности.
        Мег рассердилась на него, поскольку не хотела, чтобы над ней смеялись, но еще больше разозлилась на себя за полное отсутствие чувства юмора и обидчивость. Он не представлял для нее угрозы до тех пор, пока она сама не захочет этого.
        - Мы люди разного круга, - сказала Мег.
        - Я сделаю все, чтобы исправить это, - ответил Спенсер. - Пойдемте куда-нибудь выпьем.
        - Сейчас лишь десять утра.
        Он взглянул на часы, поблескивающие на загорелом запястье. Мег обратила внимание, что это были не роскошные золотые часы стоимостью в двадцать тысяч долларов, а обыкновенные спортивные стальные часы, которые, если верить рекламе, способны показывать время с точностью до десятой доли секунды на дне океана, на вершине высочайшей горы, а если придется работать в НАСА, то и в космосе.
        - Вообще-то сейчас одиннадцать часов пятнадцать минут. - Он поднял на нее глаза. - Видите, как летит время, когда вы со мной. Ну хорошо, если вы не хотите выпить, то как вы посмотрите на то, чтобы позавтракать, сыграть в теннис или покататься на яхте? Все что хотите.
        - Я хочу, - сказала она и посмотрела на свои часы, - пойти и заняться работой.
        - Что означает «пойти и заняться работой»?
        - У меня есть договоренность с женщиной сфотографировать ее и ее королевских спаниелей, завоевавших призы.
        - Договоренность с Дафной Дэнкуорт.
        - Откуда вы знаете?
        - Проболтались спаниели… Знаете, я не представляю, как вы отличите одного спаниеля от другого. Послушайте, забудем о собачках и давайте чем-нибудь займемся.
        - Я сказала ей, что буду ровно в полдень.
        - Вы можете сфотографировать ее в любое другое время.
        Несколько секунд Мег молча смотрела на Спенсера. Похмелье мало-помалу отпускало его, и он становился все привлекательнее. И в этом заключалась проблема.
        - Понимаю. Я могу сфотографировать ее в любое время, а вот что касается вашего общества, то сейчас у меня единственный шанс.
        Улыбка наконец-то исчезла с его лица. Воспользовавшись моментом, Мег двинулась к машине.
        - Куда же вы уходите?! - крикнул Спенсер ей вслед.
        - Работать, - бросила она через плечо. - Попробуйте сами как-нибудь. Это позволяет быстро встряхнуться - и похмелья как не бывало.
        Мег чувствовала, пересекая площадку для стоянки машин, что он не спускает с нее глаз. Она не собиралась оборачиваться. Она не доставит ему такого удовольствия. Подойдя к машине, Мег дотронулась до дверцы и, сама того не желая, посмотрела через плечо. Спенсер снова заулыбался, и эта совершенно невозможная улыбка сказала ей, что он наблюдал за ней и ждал, когда она обернется. Мег это сделала, и это означало, что он победил.
        Спенсер прицелился в нее указательным пальцем.
        - Я еще увижу вас! - крикнул он. - И это не пустые слова! Вы от меня так просто не скроетесь!
        Она не удостоила его ответом. Правда, пытаясь побыстрее открыть дверцу, Мег сломала ноготь.



        Глава 6

        Меррит Кенделл и его сестра сидели в гостиной под картинами Ренуара и Моне, висевшими на белой с кремовым оттенком стене, высота которой была не менее тридцати футов. Сбоку на панелях из темного дуба висели десятки семейных портретов. Гостиную украшали искусно составленные букеты из лилий и роз.
        Опершись о каминную доску, над которой висел написанный маслом портрет одного из Кенделлов, Меррит смотрел на сестру, которая поднесла к губам наполненный до краев бокал с мартини. Рука у нее не дрожала, как полчаса назад, когда Эштон поднимала первый бокал. Меррит вздохнул. Его окружали люди необузданных запросов и желаний. Сестра имела тягу к спиртному и сексу. Его кузен Спенсер, помимо этого, еще и к наркотикам. Зять Алессандро в дополнение ко всему названному отчаянно любил скорость. Даже его жена не свободна от тяги к излишествам, хотя ее склонности и более своеобразны. Иногда Меррит думал, что он едва ли не единственный человек в мире, способный проявлять сдержанность, с уважением относиться к своему телу, уму и душе. У него были свои радости: его лошади; его дети; его любовница, которая не принадлежала к его классу, но здраво относилась к окружающим людям и положению дел; его фонд. Он хотел в жизни лишь одного - свободно наслаждаться всеми этими радостями. Именно потому он намерен был поговорить с Эштон о новом фотографе, которого она пригласила.
        - Я не вижу причины, почему бы не оставить все как есть, - сказал Меррит и сделал глоток вина - он позволял себе это во время завтрака. - У нас есть фотограф, который всегда фотографировал заседание совета директоров. Даже когда отец был жив. Не понимаю, для чего нужно приглашать постороннего.
        - Ты сам это сделал, дорогой, когда пригласил в совет директоров Хэнка Шоу.
        - Хэнк Шоу по крайней мере человек благоразумный и осмотрительный.
        - У Хэнка Шоу деньжищи, - сказала Эштон, зная, что ее брат терпеть не может вульгаризмов и всего, что выходит за рамки добропорядочности. Ей надоело его постоянное занудство. Она не собиралась с ним ссориться, помня те времена, когда они были очень близки и у нее не было никого, кроме него, но сейчас не сдержалась.
        - Деньжищи? Откуда ты берешь такие вульгарные слова, Эштон?
        - Не думаю, что ты и в самом деле ожидаешь ответа на этот вопрос, дорогой.
        Меррит положил очки на стол и вздохнул. Необузданные желания плохи сами по себе. Уж не собирается, ли она хвастаться этим?
        - Иногда я сомневаюсь, что мы дети одних родителей.
        Эштон взглянула на него поверх бокала:
        - Знаешь, дорогой, я тоже.
        - В любом случае я все-таки не понимаю, почему ты настаиваешь, чтобы с нами работала эта женщина. Более того, ты всячески поощряешь ее. Раньше ты проявляла благоразумие хотя бы в этой области.
        - Я и сейчас проявляю благоразумие, Меррит. Поверь мне.
        Он почувствовал перемену в ее тоне. Сестра больше не пикировалась с ним. Она была явно напугана.
        - Насколько все серьезно?
        - Скажем так: эта женщина, человек не нашею круга, может поставить меня, а значит, и семью в довольно-таки неловкое положение.
        Меррит неодобрительно поджал губы:
        - Понятно.
        - Я так и думала, что ты поймешь. - Эштон позвонила, вызывая дворецкого. Когда тот пришел, показала на пустой бокал. К ее удивлению, брат тоже показал на свой бокал.
        - А мы не могли бы просто купить… - Меррит замялся, не решаясь произнести вслух, - то, что у нее имеется?
        - Она говорит, деньги ее не интересуют.
        - Не смеши меня. Деньги интересуют всех. В особенности таких людей, как она.
        Эштон пожала плечами:
        - Она говорит, что ее не интересуют.
        Некоторое время оба молчали.
        - И все-таки, - прервал паузу Меррит, - мне не по душе эта идея - привлекать чужака.
        - О Господи, Меррит, ты придаешь всему слишком большое значение. Это благотворительный фонд, а не ЦРУ. Если бы я не знала тебя так хорошо, то могла бы подумать, что ты содержишь девушек из стран третьего мира или занимаешься еще какими-то предосудительными делами.
        Эштон увидела, как брат неодобрительно поджал тонкие губы, и подумала, что все-таки он страшный педант. Тем не менее он ее брат и один из очень немногих людей, которым она может доверять.


        Они заканчивали пить кофе, когда появился Алессандро.
        - Tesoro, - сказал он и прикоснулся щекой к щеке Эштон. - Ты сегодня великолепно выглядишь. Должно быть, заседание прошло отлично.
        Эштон знала, что выглядит отвратительно. Глаза опухли, веки покраснели - последствия выпивки после их разговора накануне вечером. Никакая косметика не могла скрыть черные круги под глазами - результат бессонной ночи. И Эштон не сомневалась, что Алессандро все это видит. Она посмотрела на мужа. Глаза у него были ясные и невинные, как у ребенка, и никаких черных кругов. В эту ночь он не мерил шагами комнату и не терзал себя тяжелыми мыслями. Скорее всего он хорошо пообедал, выпил дорогого вина - Алессандро был весьма привередлив в этом отношении, - затем занимался любовью с другой женщиной, красивой женщиной, горестно подумала Эштон. А потом он заснул сном младенца без каких-либо угрызений совести. Будь он проклят! Да будут прокляты все мужчины!
        Алессандро продолжал с улыбкой смотреть на Эштон, и она вдруг подумала: то, что она всегда принимала за хорошие манеры, не что иное, как расчетливый и холодный сарказм. Он наговорил ей массу ужасных вещей, после чего укатил, на машине и не вернулся домой до того, как она ушла на заседание, а сейчас ведет себя так, словно они представляют собой самую счастливую семейную пару. Алессандро отодвинул от стола стул и сел рядом с ней. Самое худшее во всем этом то, что он ведет себя так вовсе не для того, чтобы соблюсти приличия, а чтобы подразнить ее. И делает это потому, что у нее есть деньги, в которых он нуждается, потому что она не блистает красотой в его понимании и потому, что она не родила ему ребенка. А может, все объясняется иначе. Может, он ведет себя так потому, что он всего лишь пресыщенный садист и негодяй.
        Полуотвернувшись от Эштон, Алессандро заговорил с Мерритом. Разговор зашел о лодках. У Меррита было двойственное отношение к этой страсти Алессандро. С одной стороны, гонки на моторных лодках - занятие не для джентльмена. Много шума и суеты. С другой стороны, эта блажь обходилась Эштон не менее чем в миллион долларов в год, и сей факт означал, что у простых смертных нет возможности заниматься этим видом спорта, а подобного рода обстоятельства были Мерриту по душе. К тому же его восхищали люди, которые умеют побеждать, а Алессандро всегда побеждал.
        Эштон смотрела на супруга, который непринужденно жестикулировал, вполуха слушала беседу мужчин и с удивлением отметила, что в ней закипает гнев - гнев, приправленный страхом. Вчерашний разговор изменил положение дел. Она вспомнила, как красивое лицо Алессандро исказилось от ярости и как он занес над ней руку. Он не ударил ее вчера, но она знала, что когда-нибудь, если она останется с ним, он это сделает. И еще Эштон осознавала, что она с ним останется. Потому что он не позволит ей уйти. До тех пор, пока за ней стоят миллионы Кенделлов.
        Как все безнадежно!
        - Tesoro, - сказал Алессандро, - ты, должно быть, замерзла. - Он положил свою красивую ладонь с безупречно ухоженными ногтями ей на руку, явно дразня ее своей псевдозаботой. Эштон показалось, что ее руку сжали клыки хищника.


        Алессандро впервые увидел ее сбоку, и это доставило ему огромное удовольствие. Руки ее были подняты - она поднесла фотокамеру к глазам, - и он мог полностью оценить стройность ее фигуры, начиная с маленьких грудей и кончая красивыми длинными ногами. Стоя в тени, он наблюдал за ней через застекленную дверь на террасу. У нее было красивое тело. Может быть, не такое красивое, как у его жены, но достаточно аппетитное, чтобы возбудить его интерес.
        Он вышел на террасу. Она отвела фотокамеру от лица и повернулась к нему. Не в пример его жене, у этой женщины и лицо было под стать фигуре.
        - Кто вы? - спросил он. Голос его прозвучал резко, не грубо, но без тепла.
        У Алессандро была своя философия относительно женщин. При первой встрече женщину надо застать врасплох. В конечном итоге нужно обращаться со всеми одинаково, потому что, как гласит старая пословица, в темноте они все похожи. Но вначале, когда вы пытаетесь завоевать женщину, относиться к ней следует по-особому, не так, как к другим, и не так, как она привыкла. С горничными, маникюршами и девушками по вызову он был подчеркнуто галантен. С женщинами, обладающими чувством собственного достоинства, он держал себя более бесцеремонно. Эта девица относилась ко второй категории. Хотя и не принадлежала к людям их круга. Судя по простым полотняным брюкам и шелковой блузке, у нее было больше вкуса, нежели денег, однако по тому, как она несла себя, он мог с уверенностью сказать: это ее нисколько не угнетало. Алессандро любил это в женщинах.
        - Меня зовут Меган Макдермот. А вы граф Монтеверди. Я узнала вас по газетным снимкам. - Она сделала навстречу ему два или три шага и протянула руку. - Я ожидаю графиню. Мы договорились с ней о встрече. Дворецкий сказал, что она появится с минуты на минуту, и предложил мне подождать ее на террасе. - Она четко изложила факты, вовсе не пытаясь оправдать свое присутствие.
        - Возможно, я могу помочь вам. - Он показал на зачехлённые плетеные стулья, окружающие стол под грибком, и сел на один из них. - Поскольку моя жена пока не пришла.
        Словно по волшебству появился дворецкий. Он спросил у Мег, чего она хотела бы выпить. Она попросила охлажденного пелагрино и подумала, какая легкая и безмятежная жизнь у богатых бездельников. Все, что им надо сделать, - лишь щелкнуть пальцами. Впрочем, даже и щелкать не обязательно, им достаточно лишь существовать, и любая их причуда будет выполнена.
        - Пожалуй, вы могли бы помочь, - сказала она, обращаясь к Алессандро, когда дворецкий с невероятной оперативностью принес на подносе два бокала с напитками. - Я здесь для того, чтобы сфотографировать графиню, а также дом, и надеюсь, вы тоже согласитесь мне позировать.
        - Моя жена согласилась, чтобы ее сфотографировали! И чтобы сфотографировали дом!
        Мег засмеялась:
        - Не надо так удивляться. Я профессиональный фотограф. Работаю над книгой. - Просто удивительно, как быстро ее надежда на то, что статья превратится в книгу, переросла в уверенность. - «Лицо Палм-Бич».
        - Вот это меня и удивляет. Моя жена не позирует для фотографов, работающих на бульварную прессу. Моя жена не допускает фотографов в наш дом. Она питает отвращение к газетам и журналам. Вы знаете, что она сделала на нашу свадьбу? Она закрыла остров!
        - Что вы имеете в виду?
        - Я имею в виду, что за двадцать четыре часа до свадьбы она заставила полицию установить пропускные посты на всех трех мостах, по которым можно проехать в Палм-Бич с большой земли. Всякий, кто не мог доказать, что он здесь проживает или занимается какой-то деятельностью, отсылался назад. И это еще не все. Она сделала несколько звонков в Вашингтон. Кенделлы финансировали деятельность не одного политика за многие годы. И нам стало известно, что воздушное пространство контролировал вертолет национальной гвардии, а лодки береговой охраны вели наблюдение за морем. Теперь вы можете понять, почему я так скептически отнесся к утверждению, что моя жена согласилась фотографироваться.
        - Тем не менее это так, и я надеюсь, что вы тоже согласитесь.
        Алессандро снял темные очки и уставился на Мег. Ей показалось, что взгляд его черных глаз, окаймленных густыми бархатными ресницами, гладит ей кожу. Мег подумала, что, по всей видимости, она не единственная женщина, на которую таким образом действует его взгляд.
        - Должно быть, вы обладаете недюжинным даром убеждения.
        - Я очень хороший фотограф.
        Он откинулся на спинку стула и положил ногу на ногу. Движения его были неторопливы и элегантны. На лице появилась еле заметная улыбка.
        - Не имею понятия, что именно моя жена и вы, Мег, затеяли, но рад с вами познакомиться.
        - Значит, вы согласитесь мне позировать? Только не сейчас. Мы упустили хорошее освещение. - Она бросила взгляд в сторону озера, которое было освещено косыми лучами заходящего солнца и напоминало по колориту пейзаж на картинах импрессионистов. К берегу медленно двигался белый парус. Мег снова повернулась к Алессандро. - Возможно, завтра или послезавтра.
        - Сколько времени это займет?
        - Трудно сказать. Когда кто-то задал Картье-Брессону такой же вопрос, он ответил:
«Чуть больше, чем на визит к дантисту, и чуть меньше, чем на посещение психоаналитика». Иначе говоря, я хочу сделать верный портрет, но обещаю, что не буду злоупотреблять вашим временем.
        - Вы меня неправильно поняли. У меня нет ничего, кроме времени. И я с удовольствием смотрю на то, чтобы провести с вами большую его часть.
        Члены семейства Кенделлов, подумала Мег, являются они Кенделлами по рождению или благодаря браку, действуют быстро и бьют на эффект, но в данном случае она ничего не имеет против. С одной стороны, она готова терпеть и более пылкие авансы ради того, чтобы создать двойной портрет графа и графини Монтеверди. С другой стороны, она сумеет постоять за себя.
        Граф встал.
        - Поскольку вы здесь, а моей жены нет - должен предупредить вас, она постоянно опаздывает, - почему бы нам не отправиться на причал? Я бы показал вам свою моторную лодку.
        - Я читала о ваших победах, - сказала Мег и увидела, что этой репликой доставила графу большое удовольствие. Стало быть, голубая кровь реагирует на лесть так же, как и красная, если не сильнее.
        - Это не та лодка, на которой я участвую в гонках, - объяснил он. - Это всего лишь крохотный скиф, который я держу ради удовольствия… Почему вы улыбаетесь?
        - Потому что забавно.
        - Вы находите меня забавным?
        - Согласитесь, есть нечто забавное в том, что вы называете лодку, которая стоит несколько сотен тысяч долларов, крохотным скифом.
        - Там, откуда я вышел, - сказал он с нарочитой торжественностью, - считается дурным тоном хвастаться деньгами.
        - А там, откуда вышла я, считают глупым притворяться, что у вас их нет, хотя они у вас явно есть.
        Он засмеялся:
        - В конце концов, это всего лишь деньги. Я хочу сказать, что они делают вас богаче, но не делают лучше. - Он вдруг посерьезнел. - Надеюсь, я не обидел вас. - После небольшой паузы граф добавил: - Вы заинтриговали меня, хотя и сами, наверное, об этом догадываетесь.


        Они шли по обширному газону, держа в руках хрустальные фужеры. Солнце медленно склонялось к горизонту, а треугольный белый парус приближался к берегу. Мег пожалела, что оставила фотокамеру на террасе: освещение было не вполне подходящим для портрета, но она могла бы запечатлеть момент, когда солнце погружается в озеро.
        Они дошли до конца газона и двинулись дальше по пирсу, который на голубом фоне озера казался вытянутым вперед белым пальцем. Когда они дошли до края пирса, граф наклонился, потянул за один из канатов и подтащил лодку поближе. Он легко и ловко спрыгнул в кокпит, повернулся и помог спуститься Мег. После того как он показал ей лодку (Мег, естественно, не упомянула о том, что видела ее раньше), оба уселись на корме, чтобы допить вино. Граф расспрашивал Мег о ее работе и о ней самой, и хотя она понимала, что вряд ли это интересует его так, как он хочет показать, она невольно почувствовала, что вопреки своему желанию очарована им. А может, она была очарована лишь тем образом, который сама же и придумала.
        Мег увлеклась беседой и весьма удивилась, когда, взглянув через плечо, увидела, что лодка под белым парусом почти достигла пирса и что кормчий ей кажется смутно знакомым. Она приложила руки к глазам и узнала Спенсера Кенделла. Он оторвал руку от штурвала и помахал, и Мег поняла, что он также узнал ее и собирается сойти на берег.
        Мег продолжала сидеть рядом с графом на корме моторной лодки, пока Спенсер возился с парусами и подгонял лодку к пирсу.
        - Постарайся не разбить мне пирс! - крикнул Алессандро.
        Не отвечая, Спенсер повернул руль, направляя нос лодки навстречу ветру, и потянул за канат, отдавая парус и до предела замедляя движение лодки.
        - Помощь требуется? - спросил Алессандро.
        - Не оскорбляй бывалого моряка! - задорно ответил Спенсер.
        Они поддразнивали друг друга до тех пор, пока Спенсер не вылез из кокпита парусника и не закрепил канат. Мег прислушивалась к их пикировке, в которой чувствовался и дух соперничества, и своего рода товарищество.
        Спенсер стоял на пирсе, глядя на них сверху. Хотя косые лучи солнца светили ему в спину, мешая рассмотреть его лицо, было видно, что сейчас он выглядел гораздо лучше, чем утром. Удалось ли ему немного поспать или он просто опять чего-то принял?
        - Вы не собираетесь пригласить меня к себе? - спросил Спенсер.
        - Лично я - нет, - ответил Алессандро. - Мы с мисс Макдермот тихонько попиваем вино и обсуждаем весьма важные вещи.
        Спенсер спрыгнул в кокпит моторной лодки.
        - Я подозреваю, что ты утомил ее до слез. Правда, Мег? Скажите ему, что вы подавали мне сигналы прийти и вызволить вас.
        - Правда в том, - ответила Мег, - что мне нужно идти. Графиня, должно быть, уже пришла, а у меня назначена с ней встреча.
        Она поблагодарила графа за вино, сказала «до свидания» Спенсеру, поднялась на пирс и направилась к дому. Она чувствовала, что глаза обоих мужчин устремлены на нее.
        - Я познакомился с ней первым, Алессандро, - сказал Спенсер.
        - Извлеки урок из истории великих исследователей, Спенс. Важно не открытие, а завоевание.
        - На сей раз ты с этой задачей не справишься.
        - Почему же?
        Спенсер подумал секунду.
        - Хотя бы потому, что ты женат.
        Алессандро расхохотался:
        - До последнего времени это не имело значения.
        - На сей раз это будет иметь значение.
        - Если ты хочешь сказать, что она жаждет любви, верной и вечной, я могу это обещать.
        - Это так, но и не только в этом дело.
        - В чем еще?
        - У нее есть чувство… не знаю, как сказать… - Спенсер заколебался, потому что не хотел употреблять это слово. Оно прозвучало бы как-то слишком наивно. Он знал, что Алессандро станет смеяться. Да он и сам бы рассмеялся. Но синонима не было, и он закончил: - чести.
        Алессандро в самом деле рассмеялся. Он смеялся так откровенно и громко, что закашлялся.
        - Честь есть у мужчин, Спенс. А еще мораль и этика. У женщин есть только правила. А правила Созданы для того, чтобы их нарушать.
        - Это не тот случай.
        Алессандро сунул руки в карманы брюк и оперся спиной о шпангоут.
        - Почему ты не хочешь согласиться со мной? Ты не достиг большого прогресса, зато увидел, что я добился большего, и пытаешься отпугнуть меня. Ты не готов к соревнованию.
        - Черта с два не готов.
        Алессандро некоторое время смотрел на него.
        - Хорошо, в таком случае сколько?
        - Сколько чего?
        - На сколько ты готов держать пари?
        - Пари о чем?
        - О ней, разумеется. Кто из нас первый уложит ее в постель.
        Спенсер смущенно посмотрел в сторону дома, хотя Мег уже скрылась из виду. Видит Бог, он не считал себя большим моралистом, однако и не был таким циником, как Алессандро.
        - Ага, - продолжал давить Алессандро. - Я вижу, ты не желаешь заключать пари. Что, слабо?
        - Десять тысяч. - Слова вырвались раньше, чем Спенсер осознал, что он их произнес.
        Алессандро потянулся и легонько похлопал его по руке:
        - Отлично. Я смогу установить новую выхлопную систему на лодке.
        - А мне нужен новый спинакер. - Спенсер проговорил это таким же беспечным и уверенным тоном, как и Алессандро. - Хотя есть одна проблема, - добавил он. - Как мы узнаем, что кто-то из нас выиграл?
        Алессандро удивленно посмотрел на Спенсера.
        - Я поверю тебе на слово, Спенс. И уверен, что ты поверишь на слово мне. Ведь мы, в конце концов, джентльмены.



        Глава 7

        Эштон, еще не открыв глаза, поняла, что день предвещает что-то зловещее. Она испытывала чувство обреченности, хотя и не могла понять причину. Во всяком случае, дело не в похмелье, потому что накануне у нее хватило здравого смысла отказаться от бренди за обедом и от предложения Спенсера присоединиться к тем, кто собирался на вечер к Томми Фиску, последнему в Палм-Бич человеку, который считал шиком использовать при сервировке стола серебряные ложки.
        В физическом отношении она чувствовала себя вполне нормально.
        Эштон вытянулась на кровати и провела рукой по телу сверху вниз. Живот у нее был плоский и упругий, кожа гладкая, как у ребенка, - после принятой накануне ванны из трав. И вдруг ее осенило. Так вот почему она чувствует себя угнетенной! Сегодня у нее день рождения! Ей исполнилось тридцать семь лет.
        Она снова провела руками по телу. Оно по-прежнему упругое, подтянутое, лучше, чем у большинства двадцатисемилетних. Однако это отнюдь не подняло ей настроения, ибо Эштон понимала, что так будет недолго. И еще одно. Дело ведь не в том, как тело выглядит. Дело в том, как оно функционирует. Она лежала одна в громадной спальне, куда тяжелые шторы не пропускали лучей солнца, и слышала, как биологические часы тикают наподобие взрывного механизма замедленного действия. Как выразился доктор, когда призывал ее поговорить с Алессандро? Время - это самое важное. Говорил избитые вещи. И тем не менее он был прав. И без толку ссылаться на женщину из Англии, которая родила на шестом десятке, или на всякие удивительные зачатия. Она хотела быть женщиной, а не чудищем.
        Само слово разбередило ее еще сильнее. Эштон нажала на кнопку, чтобы раздвинуть шторы. Солнечный свет хлынул в спальню. Она прищурилась, отбросила одеяла и простыни и подошла к высокому, во весь рост, трельяжу.
        Эштон взглянула на свое лицо. Кожа была упругой и сухой, веки пока, слава Богу, не отяжелели. В сущности, нельзя сказать, что она слишком уж переживала из-за своего лица. Во всяком случае, она сейчас огорчалась не более, чем тогда, когда только начала смотреться в зеркало. Не стоит оплакивать потерю того, чего никогда не было.
        Эштон перевела взгляд ниже. Груди все еще оставались красивыми, хотя и не настолько, как хотелось бы. Она слегка приподняла их ладонями. Вот так получше. Еще несколько лет назад ей не нужно было их приподнимать. Они сами стояли прямо и гордо. Руки Эштон скользнули по ребрам к талии и бедрам. Пока что все неплохо. И вдруг она увидела то, чего не замечала раньше, - складку, небольшое жировое отложение в верхней части бедер.
        Раздался стук в дверь. Эштон быстро забралась в постель и натянула простыни до подбородка. Ее беспокоило не то, что Грета может увидеть ее голой; она не могла допустить, чтобы кто-то, даже собственная горничная, увидел изъяны ее тела.
        - Войдите, - сказала она.
        Дверь открылась, и вошла Грета, неся на белом плетеном подносе завтрак, одну-единственную розу и утреннюю почту.
        - С днем рождения, графиня, - едва ли не пропела горничная.
        - Не с чем поздравлять, когда тебе исполняется тридцать три, Грета. - Эштон удивилась своим словам. Она не собиралась лгать. И зачем нужно было опускаться до лжи перед горничной, той горничной, которая отлично знает, что Эштон исполнилось тридцать шесть лет в прошлом году и тридцать пять - в позапрошлом? Мало было такого, чего Грета не знала о ней, или о ней с Алессандро, или о ней с другими мужчинами. Трудно скрыть что-то от женщины, которая убирает бокалы и пузырьки, которая следит за тем, чтобы твое белье было отдано в стирку, и знает, какое белье после званого обеда вернулось домой в вечерней сумочке или не вернулось вообще; женщины, которая готовит тебе ванну, подает полотенце и видит на твоем теле отметины любви или страсти. Эштон вдруг почувствовала себя униженной этой нелепой попыткой солгать.
        - Граф еще не встал? - спросила она, бросив взгляд на закрытую дверь, ведущую в комнату Алессандро. Иногда он приходил, чтобы сказать ей «доброе утро», хотя в течение последних нескольких дней такого за ним не наблюдалось.
        Можно сказать, что после того памятного вечера на террасе они наедине не обменялись ни единым словом. Правда, несмотря на переживания по этому поводу, Эштон испытывала и определенное облегчение. Но вот сейчас ей вдруг захотелось видеть его. И хотя Эштон не вполне понимала возникшее чувство, она принимала его как должное. Ей уже давно известно, что нет никакой логики в любви, в сексуальном желании или в ощущении одиночества. Однажды во время жуткого спора из-за денег, когда Алессандро сорвал с ее руки сапфировый браслет, а она ударила его, после чего он с такой силой толкнул ее, что она упала спиной на кровать, и он набросился на нее сверху, Эштон вдруг почувствовала, что пинает и кусает его вовсе не от ярости и злости, а по причине совсем другой страсти. Тогда она в первый раз удивилась, насколько быстро ненависть сменилась желанием, а может, смешались два эти чувства. Сейчас Эштон удивилась, до какой степени она вдруг захотела Алессандро. Несколько дней подряд она делала все, чтобы избежать встречи с ним, - и вот теперь такая резкая перемена. Она должна увидеть его. Она страстно желала
почувствовать прикосновения его рук, даже если он совсем недавно таким же образом ласкал другую женщину. Она хотела услышать, как он называет ее сокровищем, пусть на самом деле он так не считает. Она хотела, чтобы он подбодрил и успокоил ее.
        - Граф уехал более часа назад, - сказала Грета.
        Эштон почувствовала себя уязвленной. Алессандро знал, что сегодня день ее рождения. Он всегда был внимательным в этом отношении. Всегда помнил об особых событиях и важных датах. Он даже планировал обед в узком кругу в клубе «Колет», чтобы отпраздновать этот день. Во всяком случае, он это предложил. Конечно, она и сама говорила об этом с Дэном Пентоном. Эштон и Дэн часто шутили, что они являются завсегдатаями клуба «Колет» во втором поколении, поскольку он принял клуб от его первого владельца, Элдо Гуччи, а за полтора года до своей смерти мать Эштон приобщилась к клубу и завтракала в нем почти ежедневно.
        - Он не сказал, куда?
        - Возможно, он что-нибудь передал Джорджу, - ответила Грета, и Эштон уловила нотку жалости в ее голосе. - Вы хотите, чтобы я спросила у него?
        Кажется, она докатилась до того, что готова выпытывать у горничной и дворецкого подробности о похождениях мужа.
        Эштон велела Грете не беспокоиться и сказала, что позовет ее, когда соберется принять ванну, однако ей не стало легче, когда горничная ушла.
        Рука Эштон инстинктивно потянулась к телефону, но она отдернула ее. Сейчас некому звонить. Эштон была знакома с десятками женщин. С ними она завтракала, заседала в комитетах» сплетничала, но никогда им не доверяла. Половина из них в то или иное время спали с ее мужем. Она спала с мужьями некоторых из них. Словом, шло соревнование.
        Друзей-мужчин у нее не было. Много любовников, но ни единого друга. Если не считать Спенсера, чего он сам не понимал. Спенсер был мужчиной, а мужчины не стареют, они мужают. И Спенсеру никогда не причинила обиды ни одна женщина. Он никого не подпускал к себе слишком близко.
        Нет, ей придется выбираться из ситуации самостоятельно. Как всегда в ее жизни.
        Эштон встала с кровати, набросила халат и открыла дверь в гардеробную. Грета прохаживалась возле стеллажей с туфлями, проверяя, нет ли стоптанных каблуков, пятен или царапин.
        - Отмени мои встречи, - сказала Эштон. Она собиралась было привести в порядок прическу, лицо и руки к домашнему вечеру, но внезапно поняла, что ей надо непременно из дома выбраться. - Позвони Клингеру и скажи, что я приду сделать косметическую маску и массаж. А также маникюр и педикюр. И еще позвони Марте. - Эштон посмотрела на висящие вечерние платья. - Я хотела бы сегодня вечером быть в чем-то новом Пусть подберут для меня вещи, чтобы я могла взглянуть на них. Я хочу что-нибудь короткое. - Эштон направилась в ванную, затем передумала, повернулась и подошла к двери гардеробной. - И еще позвони миссис Боснук, в магазин Картье. Скажи ей, я буду у нее после полудня. - Остановившись и подумав несколько минут, добавила: - Пожалуй, я сначала пойду к Картье. Скажи ей, что я буду через полчаса. - И Эштон направилась в ванную.
        - Должна ли я сказать ей, что вас интересует?
        - Изумруды, - бросила через плечо Эштон. - Граф сказал, что хотел купить мне на день рождения изумруды.


        У витрин ювелирного магазина Картье, по обыкновению, толпились и обменивались громкими репликами туристы. Внутри салона стояла благоговейная, словно в церкви, тишина. Японская парочка рассматривала золотые изделия. Лысый жирный коротышка в мешковатом костюме расхваливал ожерелье из рубинов и бриллиантов и такие же серьги. Две молодые блондинки в невероятно коротких юбках, которые должны были подчеркнуть длину их ног, решительным тоном с типичным среднеамериканским акцентом заявили, что они пришли сюда для того, чтобы выбрать кольцо с бриллиантом меньшего размера. Флоренс Боснук, управляющая, вышла к Эштон и провела ее в кабинет.
        - Я весьма сожалею, - сказала Флоренс, пододвигая Эштон стул и раскладывая обитые бархатом лотки на столе, - но я как-то запамятовала о звонке графа, о том, что он хочет для вас приобрести. - Голос ее был воплощением искренности, лицо излучало простодушие. Они обе намерены были разыграть этот маленький фарс. - Поэтому я позволила себе выбрать наиболее привлекательные изумруды. Я обращала внимание в первую очередь на совершенство их отделки, а не на размер.
        Эштон сразу же увидела то, что хотела. Флоренс была права. Специальной отделки камни не были большими, но смотрелись великолепно и вместе образовывали изумительной красоты цепь. Эштон взяла ожерелье, застегнула его на шее и посмотрелась в зеркало.
        В ее карих мышиных глазах заиграли зеленые блики.
        - Это, - решительно сказала Эштон.
        Флоренс просияла:
        - Я тоже о нем думала.
        Эштон не справилась о цене, Флоренс не назвала ее, и лишь когда графиня набрала телефонный номер, тихонько пододвинула ей листок с указанием стоимости.
        Шестьдесят пять тысяч долларов. Слова были написаны черными чернилами мелким аккуратным почерком.
        Ей придется просить Меррита взять какую-то сумму из доверительной собственности. Ему это не понравится. Ну и пусть, плевать на то, понравится Мерриту или нет. Не ему исполнилось тридцать семь. Не у него вот-вот остановят ход биологические часы. И ему не приходится покупать себе подарки в свой же день рождения.
        Флоренс спросила, желает ли Эштон, чтобы ожерелье принес ей домой специальный посыльный, и Эштон ответила, что желает. Флоренс сказала, что позаботится, чтобы это было сделано немедленно, и услужливо открыла перед графиней дверь.
        Эштон шла по салону вслед за двумя блондинками с длинными волосами и еще более длинными ногами.
        - Говоришь, слишком роскошно! - сказала одна из них, когда они вышли на Уорт-авеню. - Должно быть, ты шутишь! Мне пришлось здорово повкалывать. Прикидывала и подсчитывала ночами. - Она вытянула перед собой руку, чтобы полюбоваться кольцом.
        Эштон прошла мимо двух женщин, не бросив на них и взгляда, однако на протяжении всего пути в магазин модного платья слова одной из них не выходили у нее из головы. Она не могла решить, что же хуже - зарабатывать на драгоценности тяжелым трудом или покупать их себе самой.



«Роллс-ройс» ядовито-канареечного цвета был припаркован перед магазином Марты. Шофер в ливрее сидел за рулем и читал «Уолл-стрит джорнэл». Это означало, что Дафна Дэнкуорт находилась внутри. Об автомобиле Дафны и ее постоянно меняющихся шоферах в Палм-Бич ходили легенды. Несколько лет назад Дафна попала в серьезную автомобильную аварию. Говорили, что она в этот момент была изрядно пьяна. В аварии погиб пешеход, сама Дафна отделалась синяками. И к тому же не понесла никакого наказания. Тем не менее Дафна была убеждена, что находилась на грани гибели. С того времени она перестала садиться за руль. В течение нескольких лет она вверяла свою жизнь лишь шоферам, которые оказывали ей не только эту услугу.
        При виде автомобиля Дафны сердце Эштон упало. Она сочувствовала Дафне, но ей было не до сожалений в это утро.
        Марта лично встретила и поприветствовала Эштон в дверях и повела ее в примерочную. При некотором везении, подумала Эштон, она может и не столкнуться с Дафной Дэнкуорт. И как раз в этот момент дверь примерочной открылась и на пороге появилась Дафна. Волосы у нее были неестественно оранжевого цвета, лицо напоминало натянутую и напудренную белую маску, хотя пудра не могла скрыть расширенные кровеносные сосудики на носу и щеках. Короткое атласное платье без застежек жалко висело на ее изможденном теле. Дафне понадобилось несколько секунд, чтобы сфокусировать взгляд на Эштон, а когда она наконец это сделала и наклонилась, чтобы поцеловать воздух возле уха Эштон, графиня удивленно подумала о лжеце, который распространяет слухи, будто водка не пахнет.
        - Слава Богу, что встретила вас, - дохнула перегаром Дафна. - Мне нужен совет. - Она сделала шаг назад и нелепо расставила руки. - Что вы думаете об этом?
        Какую-то долю секунды в Эштон боролись жалость и честность. Жалость все же взяла верх.
        - Думаю, это выглядит очень мило, - сказала Эштон.
        - Вам оно не кажется слишком открытым?
        - Но ведь вы так изящны, баронесса, - поспешила уверить ее продавщица, - Вам оно идет.
        Дафна посмотрела в зеркало.
        - Да, но… - Она повернулась влево и вправо перед зеркалом. - Это ведь на свадьбу.
        Эштон не сразу сообразила, кто выходит замуж. Но затем до нее дошло. Бедняжка Дафна! Снова… Эштон вспомнила о шофере, ожидающем на улице. Неудивительно, что он читает «Уолл-стрит джорнэл».
        - У вас еще жакет, баронесса. - Продавщица держала в руках такого же цвета жакет, предлагая Дафне надеть его. - Voila! <Вот так! (фр.)> Это превосходно!
        Дафна снова повернулась к зеркалам.
        - Вы в самом деле считаете, что все в порядке?
        - Я думаю, все превосходно, - подтвердила Эштон.
        - А жакет не морщит?
        - Нет, - сказала Эштон. - Все совершенно гладко.
        И это было правдой. У Дафны совершенно не было плоти. Одни говорили, что она страдает булимией, другие - что отсутствием аппетита, а третьи - что она не ест, поскольку ей некогда: слишком много пьет.
        - Я не это имею в виду, - сказала Дафна и повернулась к Эштон. Она распахнула жакет и вынула из внутреннего кармана небольшой обтянутый сатином предмет.
        Поначалу Эштон подумала, что это дамская сумочка, замаскированная столь остроумно, потому что и в самом деле на жакете не было видно никаких выпуклостей. Но затем Дафна протянула предмет Эштон, и та увидела маленькую серебряную навинчивающуюся пробку. В руках у Дафны была фляжка, обтянутая тем же материалом, что и платье с жакетом. Эштон представила себе гардеробную Дафны Дэнкуорт, заваленную сотней футляров для фляжек, сделанных из атласа, полотна и твида всех цветов и оттенков. Она рассмеялась бы, если бы не почувствовала жалость к баронессе.
        Эштон пожелала Дафне счастья и собралась покинуть магазин.
        - Вы видели Шона, который ждет меня в машине? - спросила Дафна. - Вы не находите, что он очарователен?
        Эштон согласилась, что так и есть, хотя не могла отделаться от мысли, что он похож на грубого торгаша и что у Дафны есть шанс выйти из этой передряги с большим количеством синяков и шишек.
        - Я сказала ему, что я на несколько лет старше его, - продолжала Дафна, и Эштон хотелось закричать, чтобы она замолчала, поскольку шоферу было лет двадцать, а что касается возраста Дафны, то. все говорили, что ей где-то между пятьюдесятью и смертью. - Но он сказал, что это его не беспокоит. Он говорит, что в некотором смысле он старше меня. Шон очень тонкий и возвышенный, - доверительно добавила она.
        - Я рада за вас, - сказала Эштон и направилась в примерочную. Она ненавидела себя за то, что относилась к числу тех, кто в душе смеялся над бедняжкой Дафной, но в то же время злилась и на Дафну за то, что встреча с ней была дурным предзнаменованием.
        - Я хочу видеть вас на свадьбе! - крикнула ей вслед Дафна. - Хочу видеть всех моих настоящих друзей, - добавила она, когда продавщица закрывала дверь в примерочную.
        Несколько секунд Эштон смотрела на закрытую дверь, слыша эхо слов Дафны. Друзья настоящие, друзья задушевные - разве это не одно и то же?
        Марта все еще стояла у дверей, ведущих в другую примерочную, и выжидательно ей улыбалась, продавщица несла несколько платьев и тоже светилась улыбкой, а третья женщина была готова принести кофе, чай, спиртное - все, что Эштон заблагорассудится, чтобы пройти через испытание примерки. Эштон остановилась, посмотрела на них, и вдруг ее осенило. Они не улыбаются ей, они смеются над ней. И это ей вовсе не показалось. Эштон была в этом уверена. Как смеялись над бедняжкой Дафной Дэнкуорт. Пока Эштон еще не превратилась в Дафну, но так ли много времени для этого понадобится? Через какое-то время она из стройной превратится в сухопарую и изможденную; кровеносные сосудики на ее лице сделаются безжалостными свидетелями ее возраста и пристрастия к алкоголю, а платья, которые она станет носить, будут казаться не по возрасту открытыми. И она станет носить с собой фляжки.
        Эштон отвернулась от ухмыляющихся лиц.
        - Графиня, - сказала Марта, - я приготовила вам кое-что.
        Именно в этот момент Эштон пустилась в бегство. Она выбежала из магазина, села в автомобиль и не останавливалась до тех пор, пока не оказалась у дома. Но даже в тишине своей спальни Эштон не обрела покоя, потому что не видела способа, как выбраться оттуда, где она оказалась или куда неуклонно движется.



        Глава 8

        Алессандро был в дурном настроении. День складывался вовсе не так, как он ожидал, а сюрпризов он не любил. Особенно если это был отказ со стороны женщин. Нельзя сказать, что Алессандро воспринимал случившееся как настоящий отказ. Бедная девочка занималась играми. Она просто не понимала, что у нее нет никаких шансов выстоять. Она неизбежно проиграет мастеру.
        Алессандро согласился ей позировать. Он все продумал и проработал еще до ее появления в это утро. Он уехал из дома рано, до того, как Эштон встала, и вернулся лишь после ее ухода. Затем подготовился к появлению Мег. Алессандро знал, что она хочет фотографировать его в главном здании, и стал пестовать эту идею. Мысль о том, чтобы заняться с ней любовью в доме жены, желательно в постели жены, показалась ему весьма забавной. Проблема заключалась лишь в том, что вряд ли это покажется забавным Мег. Она могла опасаться слуг, вероятности неожиданного появления Эштон и многого другого. Поэтому он отправился в бельведер рядом с бассейном и сказал Джорджу, чтобы тот прислал Мег туда, когда она появится.
        Подойдя к бассейну, Алессандро снял с себя всю одежду - Эштон и их ближайшие друзья не утруждали себя ношением купальных костюмов. Он налил себе вина и растянулся в шезлонге. Солнечный свет просачивался сквозь крышу, сделанную из планок, полосатые тени ложились на зачехленную легкую мебель из лозы. Алессандро лежал, потягивая вино, чувствуя, как горячие руки солнца ласкают его тело, и думая о Меган Макдермот. Он почувствовал эрекцию и решил, что день сегодня определенно будет приятный.
        Когда Алессандро услышал шуршание сандалий о мозаичную плитку, которую он содрал с террасы своей семейной виллы в Италии и положил здесь, он встал и обошел бассейн, чтобы поприветствовать Мег. Разумеется, это был своеобразный тест. Если она станет смотреть на его лицо, стало быть, она застенчива и пуглива, и соблазнять ее нужно осторожно. Если она с любопытством уставится на него, действовать можно более решительно. Он был готов к любому варианту. Не был он подготовлен лишь к тому, что Мег обладала взглядом фотографа. Какое-то мгновение она изучала его, как художник изучает свою возможную модель. Хуже того. Она словно оценивала его, как он оценивал какую-нибудь моторную лодку или Меррит - лошадь. Ему, похоже, следовало пересмотреть свои планы относительно того, как ее приручить.
        - Надеюсь, вы не возражаете, - галантно сказал Алессандро. - Я всегда считал купальный костюм буржуазной причудой и предрассудком.
        - Не возражаю, - сказала Мег, снимая с плеча сумку с фотокамерой и расстегивая молнию, - но боюсь, что читатели «ХЖ» будут возражать. Или скажем по-другому: я могу предположить, что читатели будут в восторге, но это вряд ли пропустят редакторы.
        Она отвернулась от Алессандро и стала возиться с фотоэкспонометром. Он почувствовал, что ее реакция оказывает вполне определенный эффект на его эрекцию, и, извинившись, отправился в раздевалку, чтобы одеться. Черт бы побрал эту сучку, подумал он, натягивая полотняные брюки и рубашку. Строптивость - это вызов. Он любил, когда ему бросали вызов, но здесь было нечто другое. Он не привык к тому, чтобы женщины так пренебрежительно относились к нему. Ему это явно не нравилось.
        Тем не менее, приняв самый приветливый и любезный вид, Алессандро вышел к бассейну и предложил Мег бокал вина.
        - Спасибо, но во время работы я не пью.
        - Вы слишком серьезно к этому относитесь.
        - Очень серьезно, - подтвердила Мег, даже не взглянув на него. Она продолжала возиться со своим, будь он неладен, фотоэкспонометром.
        Два часа он занимался тем, что по просьбе Мег садился или вставал в одном или другом месте, принимал ту или другую позу. Она поддерживала разговор с Алессандро, но тема беседы ее явно не занимала. Он понимал это, ибо часто использовал подобный прием, хотя и с различными результатами. Иногда он испытывал раздражение, но сдерживал себя, понимая, что не может позволить ему выплеснуться наружу. Он должен забавлять по крайней мере себя, если не может развлечь ее.
        - Arma virumque cano, Troiae qui primus ab oris <Воспевать подвиги первого героя Трои (лат)>, - сказал он.
        - Ммм… - промычала Мег, щелкая затвором. - Именно.
        - Стало быть, вы тоже любите Вергилия?
        Должно быть, она уловила перемену в его тоне, потому что опустила фотокамеру и посмотрела на него.
        - Простите, я не слышала, что вы сказали.
        - Я цитировал стих из «Энеиды».
        Она засмеялась и провела рукой по коротко стриженным волосам.
        - Прошу прощения. Мне часто говорят, что я слишком погружаюсь в работу. Не знаю, насколько вы довольны, но думаю, что у нас получилось несколько потрясающих снимков. - Мег стала укладывать фотокамеру в футляр с такой нежностью, словно это был ребенок. - А теперь я могу выпить, - добавила она.
        Он направился к бару, чтобы наполнить бокалы. Это уже лучше, гораздо лучше.
        Они сидели в тени шелестящих пальм, пили вино и разговаривали. Алессандро чувствовал, как к нему возвращаются хорошее расположение духа и эрекция.
        Он предложил искупаться. Мег сказала, что в отличие от него она не считает купальный костюм буржуазной причудой или предрассудком. Алессандро ответил, что в бельведере есть десятки костюмов и какой-нибудь наверняка ей подойдет. Они направились в разные комнаты, чтобы переодеться. Алессандро вышел первым. Мег появилась минутой позже в ленточном бикини. Алессандро решил, что это добрый знак.
        Мег прошла к глубокой части бассейна, поднялась на цыпочки, воздела руки вверх и прыгнула. Ее длинное тело описало в воздухе плавную дугу и погрузилось в воду. Алессандро вошел в воду и направился в сторону Мег. Вода была прохладной, но не холодной, и это благотворно влияло на эрекцию. А может, так повлиял на него вид почти нагого женского тела в голубой воде. Он подплыл к Мег и попытался сунуть палец в верхнюю часть ее бикини, однако она сумела ускользнуть и уплыла прочь.
        Черт бы побрал этих американок и их страсть к спорту! Впрочем, Алессандро тут же воспрянул духом. Она хочет, чтобы за ней гонялись, а он любит гонки. Иногда процесс гонки ему нравился даже больше, чем сама поимка.
        Мег двигалась, стоя вертикально в воде возле стенки бассейна, Алессандро подплыл к ней и ухватился обеими руками за бортик, так что Мег оказалась как бы в его объятиях. Он обратил внимание, что они одного роста. Алессандро наклонился к Мег. Все последующее произошло так быстро, что он затруднился бы это описать. Он целый день пробовал восстановить цепь событий, но так и не смог. Алессандро помнил, как подплыл к Мег настолько близко, что его нога оказалась между ее бедер и великолепно восставший пенис прижался к ее животу. Он помнил, как она откинула назад голову и засмеялась, помнил то удовольствие, какое испытал от сознания, что она отдается. Однако все вышло не так. Мег вдруг исчезла. Его руки поймали лишь воду. Мег исчезла под водой и вынырнула на другом конце бассейна у лестницы. Она поднялась по ней и вошла в дом раньше, чем Алессандро понял, что произошло.
        Он подплыл к лестнице, взобрался по ней и направился к бельведеру. Стало быть, она принадлежит к категории застенчивых. Она согласна на секс в затемненной комнате, но не в бассейне при ослепительном солнечном свете. Ну что ж, все в порядке. Это означает лишь то, что он должен кое-чему научить ее.
        Алессандро взялся за ручку двери и попробовал ее повернуть, Однако ручка не поворачивалась. Мег заперла дверь. Он снова погремел ручкой.
        - Я сейчас выйду! - крикнула она таким бодрым голосом, что ему вдруг захотелось ее отшлепать.
        Алессандро прошел к бару, налил вина и понес бокал к столу под пальмами. Насиловать ее он не намерен. Он никогда в жизни не принуждал женщину.
        Мег появилась полностью одетая, со своей чертовой фотокамерой в сумке и, обогнув бассейн, подошла к столику, за которым сидел Алессандро.
        - Большое вам спасибо, - сказала она. - За угощение, за купание, но больше всего за то, что вы согласились позировать. - Она говорила непринужденнои уверенно, словно ничего и не произошло в бассейне, или словно она не поняла, что должно было произойти.
        Мег протянула руку. Алессандро встал, взял ее руку и поднес к губам. Они оба могут позволить себе поиграть в эту игру. Алессандро знал, что он более сильный игрок. На его стороне терпение, принесенное из Старого Света. То, о чем американцы не имели понятия.
        Он смотрел на удаляющуюся Мег и думал, как будет приятно погладить эту аппетитную круглую попку и о десяти тысячах долларов, которые ему еще в большей степени захотелось выиграть. Однако этот душевный подъем быстро прошел, и он вдруг осознал, что беспокойно вышагивает по периметру бассейна.
        Его просто перехитрили. Его чего-то лишили. Он возбудился еще до ее появления, а эпизод в бассейне только больше разжег его. Он готовился к продолжительной любовной игре после обеда. Алессандро взял в руки часы, которые оставил на столе, когда собрался в бассейн. Было почти четыре. Ему явно не улыбалось оставаться весь день без женщин. Он вспомнил старинный афоризм, который любили повторять его отец и дед. Farsi on ore con una donna. Ублажай себя женщиной. Ему следовало бы процитировать этот афоризм вместо Вергилия. Он мысленно пробежался по женским именам. Ни одна из этих женщин в данный момент его не волновала. Тогда он вспомнил о доме на Багамах. Некогда там была сахарная плантация, сейчас все переделано. Одна неглупая женщина додумалась собрать со всего мира ораву молодых, но весьма опытных девушек и устроить кабинеты, где гостей ожидали трюки, способные удовлетворить любые вкусы. Есть и еще одно преимущество. Улетев на Багамы, он не будет присутствовать на вечере Эштон. Это станет ей уроком. Это покажет ей, что она не смеет подвергать сомнению его способность к деторождению.
        Он вдруг вспомнил, что Эштон пригласила на вечер и Мег, хотя причину понять не мог, Мег будет ожидать, что он продолжит за ней охоту. Что ж, он проучит обеих женщин сразу, да в придачу проведет весьма приятный вечер. Алессандро вспомнил статную, великолепно сложенную шведку, с которой проводил время в свою прошлую поездку на Багамы. Вспомнил, как Томми Фиск рассказывал ему о камбоджийской девушке, миниатюрной, похожей на ребенка, но способной по озорству и игривости дать сто очков вперед любой женщине.
        Алессандро поднял телефонную трубку, набрал номер аэропорта и распорядился приготовить его маленький самолет. Да, он был намерен ублажить себя. Он снова подумал о рослой, величавой шведке и миниатюрной камбоджийке. Он ублажит себя с двумя, женщинами.


* * *
        Спенсер сидел возле бассейна, роясь в груде писем. Иногда ему хотелось, не читая, выбросить в корзину весь этот хлам. Порой он именно так и поступал.
        Спенсер посмотрел на обратный адрес на конверте. Письмо было от президента второразрядного университета, которого вышвырнули из двух перворазрядных. Президент, как Спенсер знал из предыдущих писем, претендовал на то, чтобы возглавить кафедру. Спенсер, не вскрывая, бросил письмо на пол.
        Все от него чего-то хотят. Его имени в списке, его присутствия на презентации, его поддержки, его денег, денег, денег. У Коула Портера есть песня, которую любил напевать отец: «Не лучше ли не быть знаменитым? Не лучше ли не быть богатым?» Спенсер не был таким глупцом. Он твердо знал, что нисколько не лучше не быть богатым. И в то же время как было бы здорово хоть раз в жизни встретить человека - любого человека, который не хотел бы от него ничего! Смешно! Чужаки думали, что такие люди, как он сам, члены его семьи и его друзья, - снобы и живут слишком замкнуто. Эти люди не могли понять, что все объясняется инстинктом самосохранения. Они держатся вместе, потому что могут доверять только тем, кто имеет все, что имеют они.
        Спенсер вспомнил, что ему пора одеваться, если он не хочет опоздать на вечер по случаю дня рождения Эштон. Перспектива не из радостных. Он мог заранее назвать имена приглашенных и знал, как будет проходить вечер, словно уже побывал на нем. Святой Меррит будет с важным видом разглагольствовать о моральных и социальных нормах общества и о своем дурацком фонде, пока его жена и Сеси будут лапать друг друга под столом. Алессандро будет выражать недовольство едой, вином и всем американским, за исключением женщин. Подруги Эштон станут наперебой говорить, что она никогда еще не выглядела так хорошо, после чего где-нибудь в дамской комнате будут перемывать ей косточки или постараются воспользоваться любвеобильностью ее мужа. А бедняжка Эштон в изумрудах, которые якобы подарил ей Алессандро, будет внимательно наблюдать за мужем, жадно смотреть на других мужчин и пытаться скрыть тот факт, что под маской блестящей женщины, унаследовавшей огромное состояние, вышедшей замуж за графа и железной рукой управляющей молодежью Палм-Бич, скрывается ненавидящая себя маленькая девочка, которая однажды вечером в припадке
ярости и отчаяния перебила все зеркала в доме, потому что не могла смотреть на свое лицо. Господи Иисусе, сможет ли он когда-нибудь забыть тот вечер!
        Спенсер взял из груды писем еще один конверт и надорвал его. Женщина, о которой он никогда не слышал, создает фонд, чтобы сохранить технику ткачества мастериц, живущих в Андах. Спенсер с, отвращением отбросил письмо, хотя это чувство родилось в нем скорее от воспоминаний о том, как Эштон разбила зеркала, нежели от письма. Вдруг его осенило. Как это раньше не пришло ему в голову! Он всегда считал, что его теплые чувства к Эштон объясняются их одиночеством и изоляцией. Сейчас же он понял, что дело не только в этом. Эштон была единственным человеком, который в нем нуждается. Не то чтобы он мог что-то сделать для нее, а просто он мог быть чем-то в ее жизни. Она прибегала к нему за помощью, утешением и поддержкой, и это позволяло ему чувствовать себя по меньшей мере мужчиной.
        Спенсер снова подумал о предстоящем вечере, и от этого ему стало еще тоскливее. Боже, он надеялся, что у него в загашнике остался кокаин. Как ему удастся пережить этот вечер без наркотика?


        Мег решила доставить себе удовольствие. Она знала, что не может считать себя настоящей гостьей на вечере. Она даже не выполняла функцию фотографа. Графиня дала ей понять, что съемок сегодня не будет.
        - Просто обед в узком кругу для людей, которых мы с графом любим, - доверительно сообщила Эштон, словно они были давними подругами. Само собой разумеется, они были кем угодно, только не подругами. Мег шла на вечер не как гость, или подруга, или фотограф, но, так или иначе, она шла. Мег решила должным образом подготовиться к вечеру. Она заслужила это после того, что случилось возле бассейна и в бассейне.
        Иногда она не могла понять мужчин. Неужто граф и в самом деле хотел содрать с нее одежду и затащить в постель - или на шезлонг, - в ту же минуту, как только увидел ее? Она не была недотрогой. У нее случались связи, и не все из них по любви, А если поразмыслить, то любви там вообще не было. Мег понимала это сейчас. Ей не надо было, чтобы за ней ухаживали, обольщали или умоляли на званых обедах с канделябрами под звуки музыки и с букетами роз, хотя она вовсе не возражала против того, чтобы мужчина соответственно все обставил, с вниманием отнесся к ее чувствам и продемонстрировал свои. Иначе говоря, она хотела, чтобы к ней отнеслись как к личности, по крайней мере как к женщине. Ей вовсе не хотелось, чтобы какой-нибудь волокита после встречи с ней сделал на своем ремне отметку об очередной победе. С первой встречи граф показался ей красивым, воспитанным и притягательным. Подобное сочетание качеств, пусть даже показных, очаровало ее. Мег и сейчас считала, что он красивый, воспитанный и притягательный. Правда, сочетание этих качеств теперь уже не казалось Мег столь привлекательным.
        Он сказал, поднося на прощание ее руку к своим губам, что увидит ее сегодня. Это ее не беспокоило. Во-первых, рядом будут другие люди. Во-вторых, она в состоянии позаботиться о себе. Она уже доказала это днем. Почему бы не развлечься.
        Мег нашла в магазине шикарное платье от Калвина Кляйна, на покупку которого она позволила себе раскошелиться, сделала педикюр и маникюр у Клингера и, наконец, - массаж у Евы и Марии. Уходя, она чувствовала, как пощипывает кожу, насколько расслаблены ее мышцы и раскрепощен ум. Она шла по Уорт-авеню, глядя на витрины магазинов, испытывая блаженную удовлетворенность.
        Мег остановилась возле магазина Картье и осмотрела небольшую витрину. Россыпи сапфиров поблескивали в предвечернем освещении. Глубина и насыщенность цвета поистине потрясли Мег. Ей пришла в голову мысль, что, будь она Эштон Кенделл, могла бы зайти сейчас в магазин и купить эти драгоценности. Но Потом Мег вспомнилась поза, в которой Эштон лежала в лодке в то утро, поведение графа у бассейна и в бассейне, и она поняла, что нисколько не завидует Эштон Кенделл. И кроме того, подумала Мег, если Эштон Кенделл способна купить роскошные вещи, Меган Макдермот способна получить их иным способом. Она может сфотографировать драгоценности.
        Мег пришла в свой номер в отеле «Бурунье» в приподнятом настроении и стала готовиться к вечеру. Новое платье выглядело на ней сейчас, пожалуй, даже лучше, чем в примерочной, его бледно-персиковый цвет хорошо оттенял бронзовый загар, который Мег приобрела за последние несколько недель. Даже если бы у нее были дорогие украшения, она не стала бы нарушать цельную простоту своего облика. Платье было очень коротким, а каблуки босоножек, купленных к нему, казались высокими, и когда Мег смотрелась в зеркало, чтобы проверить, не поехала ли сзади петля на чулке, ей пришло в голову, что Спенсер Кенделл никогда не видел ее в юбке. И еще ей подумалось, что, возможно, он будет сегодня на вечере. Она не думала об этом раньше, по крайней мере сознательно, но вдруг поняла, что неосознанная мысль об этом стояла за всеми ее послеобеденными приготовлениями.


        Меррит сидел в обитом деревянными панелями кабинете над листом с многочисленными цифрами под пристальными взглядами представителей нескольких поколений Кенделлов, запечатленных на парадных портретах. Как он ни бился, цифры не сходились.
        Он поднял голову и посмотрел на портрет отца. Это его вина и вина его отца, а также всех предков, которые жили так, словно не будет никакого завтра. Удивительно, подумал Меррит, сколько времени они потратили на то, чтобы улучшить родословную Кенделлов, чем и объясняется брак Эштон, и как мало усилий предприняли для того, чтобы удовлетворить свои нужды и потребности. А сейчас все свалилось на него.
        Меррит провел рукой по лицу, словно пытаясь снять проблему, и снова углубился в цифры. Будь он проклят, если оставит своим детям в наследство такую же неразбериху, какую оставил ему отец. Будь он проклят, если предаст Эштон и всех, кто полагается на него. В этом истинный смысл добра и зла. В этом смысл нравственности. Он знал, что эта аргументация не будет рассматриваться в суде, но ему на это наплевать. Что такое суд пэров? Он - Меррит Кенделл. Весьма немного найдется людей, равных ему. Но он придерживается высоких моральных норм. Он отвечает за честь семьи. И. сделает все ради семьи. Абсолютно все.


        Эштон сидела перед зеркалом и рассматривала свое отражение. Даже приглушенный свет не помогал. И она надеется выглядеть хотя бы сносно сегодня вечером? Подбородок был страшно длинный, кожа походила на пергамент. И - о Господи! - они уже появились! Эштон увидела лопнувший сосудик на своем длинном-предлинном носу и еще один - на правой щеке. Она поднесла было стакан ко рту, но затем поставила его на туалетный столик. Она намерена это прекратить. Пока не стала в точности такой, как Дафна Дэнкуорт.
        Эштон потянула сонетку. Грета появилась мгновенно. Эштон даже не пришлось объяснять горничной, почему она позвонила. Девушка бросила взгляд на графиню, подошла к столику и ласково тронула ее за плечи.
        - Мы сделаем графиню красивой, как всегда, в мгновение ока, - проворковала она. - Я вызову Фонду Ли.
        Эштон откинулась в кресле и закрыла глаза. Она понимала, что внимание, заботу и любовь к себе она не столько завоевала, сколько купила, но сейчас это было не важно. Сейчас достаточно было того, что это у нее было. К тому же что плохого, если ты покупаешь нужные тебе вещи? По крайней мере ты знаешь, что тебе нужно.
        Эштон открыла глаза и бросила взгляд на дверь комнаты Алессандро.
        - Граф пока не вернулся, - пробормотала Грета.
        Эштон снова закрыла глаза, но на сей раз облегчения не испытала. Она ошибалась, полагая, что можно рассчитывать на вещи, за которые платишь. Она платила за Алессандро, однако рассчитывать на него не могла.



        Глава 9

        Эштон неуверенно вышла из «роллс-ройса» перед клубом «Колет». Она поклялась, что больше не будет пить, однако минуты складывались в часы, она успела одеться и готова была отправиться на вечер, а Алессандро так и не появился. И тогда Эштон не выдержала.
        - Только глоток бренди, - сказала Грета. - Для храбрости.
        И Эштон проглотила бренди, как лекарство.
        - Где Алессандро? - спросил Меррит, увидев, что Эштон входит в клуб одна.
        - Подъедет чуть позже, - соврала она. - Поэтому мы решили ехать на разных машинах.
        Если ей немного повезет, то Алессандро подтвердит приездом ее ложь. А если он не приедет через час-полтора, она может попросить кого-то из официантов подозвать ее к телефону и придумать объяснение задержки, сославшись на небольшую аварию машины, самолета и тому подобное. Затем пришла мысль: почему авария должна быть вымышленной? Почему бы этому негодяю не погибнуть в настоящей катастрофе? Эштон поняла, что на нее действует бренди, и поклялась больше не пить.
        Подошел официант с подносом, уставленным хрустальными фужерами с шампанским. Эштон автоматически протянула руку.
        Некоторые гости уже пришли, другие подходили группами по два, три или четыре человека. Приглашения были направлены от имени Алессандро, но список Эштон составляла сама. Шестьдесят ближайших и самых дорогих друзей. Это юмор. Она посмотрела на трех стоящих в углу женщин, потягивающих шампанское и надкусывающих крохотные бутерброды с икрой. Она выросла вместе с Консуэло Вандеркамп и Полли Уитберн и считала их своими близкими подругами. Консуэло и Полли были подружками невесты на свадьбе Эштон, и Консуэло оказалась в постели Алессандро в день званого обеда, хотя Эштон узнала об этом только во время свадебного путешествия. Полли, насколько было известно Эштон, в постель к Алессандро не забиралась, но, по слухам, она не делила ложе ни с кем, включая мужа. Секс привносит в жизнь слишком много беспорядка. Портит прическу, размазывает по лицу косметику. Именно Полли, как позже стало известно, сказала, что на свадьбе Эштон все, включая камердинеров и швейцаров, выглядели лучше невесты, И узнала об этом Эштон достаточно скоро, ибо прочие ее друзья сочли высказывание Полли весьма остроумным и охотно его
повторяли.
        Третьей женщиной была Тиффани Кинг, Эштон никогда бы ее не пригласила, однако Тиффани умела подольститься к нужным людям, делала щедрые пожертвования в благотворительные фонда, и в последнее время ее всюду приглашали. Именно Алессандро сказал, что они тоже могут включить Тиффани в список приглашенных.
        Эштон взяла еще шампанскою, изобразила на лице улыбку и направилась к гостям. Она подставляла щеку для поцелуя, принимала поздравления по случаю дня рождения, говорила людям, с которыми общалась лишь вчера, что рада их видеть.
        Полли Уитберн сказала, что она ненавидит Эштон, потому что графиня выглядит не старше чем на двадцать один год. Консуэло восхитилась ее ожерельем, спросила, новое ли оно, и с многозначительной ухмылкой добавила, что Алессандро - самый преданный и щедрый муж на свете. Затем подошел муж Полли, обнял Эштон, пожелал ей счастья, а во время поцелуя сумел просунуть ей в рот язык, хотя жена находилась всего в нескольких дюймах. Вечер был как вечер, как десятки других вечеров, которые Эштон либо устраивала, либо посещала как гостья, за исключением одного: она не имела понятия, где сейчас Алессандро и появится ли он вообще.
        - А где Алессандро? - спросила Консуэло. - Я не видела его.
        Эштон повторила свою ложь и заставила себя взглянуть на украшенные бриллиантом часики, которые, как она вдруг вспомнила, подарила себе от имени Алессандро в один из предыдущих дней рождения. Она не помнила, когда именно это было, зато помнила, что у них до этого была стычка и Алессандро, как и на сей раз, решил ее наказать. Интересно, что она забыла об этом эпизоде и вспомнила только сейчас. И ее рука снова невольно потянулась к бокалу с шампанским.
        Внезапно рядом с ней оказался Спенсер.
        - С днем рождения, графиня! Могу предложить тебе вот это. - Он протянул пригоршню таблеток.
        - Что это?
        - Попробуй маленькую зеленую пилюлю. Гарантирую, что даже эта группка гостей покажется интересной… Где наш блистательный граф?
        Эштон не стала брать таблетку и открыла было рот, чтобы повторить заготовленную ложь.
        - Если бы я знала… - неожиданно для себя сказала она.
        - Господи Иисусе, уж мог бы сегодня этого не делать!
        Эштон пожала красивыми обнаженными плечами и изобразила улыбку.
        Выражение лица Эштон поразило Спенсера - похоже, кузина была близка к тому, чтобы разразиться слезами.
        - Возьми зеленую, - повторил он. - И голубую… И тогда тебе будет плевать, появится он или нет. Черт побери, ты даже не знаешь, появится ли он вообще!
        Эштон собралась было взять таблетку, когда подошла новая группа гостей, и Спенсер ретировался. Он бродил по залу, гадая, когда ему удастся ускользнуть отсюда и отправиться в один из клубов на Саут-Бич, когда увидел ее. До этого Спенсер не мог ее видеть, потому что она была окружена мужчинами. Они сновали вокруг нее, словно акулы вокруг свежего мяса, и Спенсер не сомневался, что Мег и была такой приманкой для изрядно пресыщенных мужчин. Новое лицо, неиспробованное тело, новая борьба… Спенсер сделал шаг по направлению к группе, но затем остановился. Он не хотел становиться еще одной акулой и кружить в ожидании, когда можно будет убить жертву. Дело в тактике, а не в угрызениях совести, успокоил он себя.
        Он стоял, глядя на толпу, пока не встретился взглядом с Мег. Увидев его, она улыбнулась. Это была искренняя улыбка, свидетельствующая о том, что ей хорошо, и Спенсер невольно подумал, насколько необычно видеть такую улыбку в этом мире неискреннего, вымученного веселья. Он улыбнулся в ответ и приветственно поднял руку, однако не сделал попытки пополнить толпу окружающих Мег мужчин. Вместо этого он отвернулся и стал разглядывать столы. Он обнаружил свою карточку между карточками Полли Уитберн и Тиффани Кинг. Если бы Эштон не выглядела столь несчастной, он бы сделал ей за это выговор. Спенсер взял свою карточку и стал обходить столы, пока не нашел карточку с именем Меган Макдермот. Он положил свою карточку рядом, а карточку мистера Хэрри Хенесси отнес дальше, расположив ее между Полли Уитберн и Тиффани Кинг. Затем направился в другой зал и сказал Эштон, что вечер просто потрясающий.


* * *
        Водитель Хэнка Шоу пристроил «бентли» в одном ряду с «роллс-ройсами», выстроившимися перед клубом «Колет». Хэнк Шоу не имел особого желания заглядывать в клуб. После напряженного дня он предпочел бы выпить чего-нибудь крепкого и хорошо пообедать дома, отдав должное блюдам, приготовленным его собственным шеф-поваром. Он представил себе, как расслабится в просторной гостиной под потолком, расписанным в стиле барокко, погрузив ноги в мягкий ковер девятнадцатого века и находя отдохновение в созерцании картин Пикассо и Моне, украшающих стены комнаты. В настоящее время у него не было в доме гостей, и он с удовольствием походил бы по верхней, застекленной на всю высоту лоджии, любуясь двумя анфиладами громадных залов с ваннами, облицованными роскошным мрамором, и раздевалками. В его доме отовсюду, куда бы он ни пошел, открывался вид на темно-голубое море на западе и на аквамариновый океан на востоке, и это удивительно успокаивало и умиротворяло. К несчастью, о покое сегодня придется забыть. В город приехал бывший президент со своей семьей, а когда семейство Буш оказывается в Палм-Бич, оно непременно
обедает в клубе «Колет». Разумеется, Хэнк мог бы просто позвонить и договориться о встрече, однако он предпочел встретиться с бывшим президентом и его сыном, который баллотировался в конгресс, будто ненароком и непринужденно. Такие вещи всегда лучше делать в непринужденной обстановке.
        Всего лишь порция виски с содовой и несколько фраз с Джорджем и Джебом, пообещал себе Хэнк, выходя из машины, и затем он сразу же уедет отсюда. Народу в клубе было гораздо больше обычного, хотя Хэнк Шоу не заметил никаких признаков присутствия здесь бывшего президента и его семьи.
        - В честь кого вечер? - спросил он в фойе метрдотеля.
        - В честь графини Монтеверди по случаю ее дня рождения, мистер Шоу, - ответил тот.
        Хэнк почувствовал волнение при упоминании фамилии Эштон и не на шутку рассердился на себя. Целый день он присутствовал на заседаниях самого высокого уровня - вначале в Париже, затем в Лондоне, - покупал и продавал других мужчин и женщин, затем прилетел домой на одном из собственных самолетов, чтобы конфиденциально переговорить с бывшим президентом, а сейчас ведет себя, словно подросток, столкнувшийся с местной королевой красоты. Черт бы побрал эту Эштон Кенделл! И черт бы побрал его дурацкие чувства.
        Он направился к группе людей. Эштон в светлом шифоновом платье стояла на фоне стены, напоминая даму, изображенную на одной из картин Гейнсборо. Если бы он только мог купить ее так же, как любую картину на аукционе Кристи или Сотби! Другие гости, как заметил Хэнк, оторвав наконец взгляд от Эштон, стали занимать места.
        Пока Хэнк Шоу наблюдал за происходящим, он вспомнил, что всего час назад встретил мужа Эштон, чей день рождения сейчас праздновался, в аэропорту и что Алессандро собирался куда-то улетать. Хэнк знал об этом, потому что они остановились поговорить. Алессандро спросил, откуда возвращается Хэнк, а он, в свою очередь, - куда направляется граф. На Багамы, ответил Алессандро, и с заговорщической улыбкой уточнил, куда именно.
        - Почему бы вам не присоединиться ко мне? - добавил он. - Мы бы на славу повеселились.
        С одной стороны, Хэнк был удивлен. Он и Алессандро вместе никогда раньше не пили и по шлюхам не ходили. С другой стороны, все было вполне объяснимо. Есть что-то тоскливое в том, что ты покупаешь себе женщину, чтобы заняться с ней сексом. Во всяком случае, именно такие чувства испытывал при этом Хэнк. И должно быть, именно по этой причине мужчина любит чувствовать локоть другого мужчины, когда собирается заняться сексом.
        В тот момент Хэнк был несколько удивлен приглашением Алессандро присоединиться к нему, но отнюдь не самим полетом графа на Багамы, чтобы предаться изощренным и дорогим сексуальным утехам. Все знали, что Алессандро был чудовищно неверным супругом. Как, впрочем, и сама Эштон. Но сейчас, глядя на то, как гости занимают места за столиками, Хэнк испытал нечто вроде шока. Он видел, как Меррит Кенделл выдвинул стул для сестры, затем сел сам. Хэнк окинул взглядом столы, мужчин в вечерних костюмах и разодетых, в бриллиантах женщин, посмотрел на выразительно пустующий стул. Неожиданно его удивление сменилось гневом. Он понимал, что здесь находятся мужчины и женщины, с которыми его связывают деловые отношения, а также те, кто называет его чужаком и выскочкой. Он знал: здесь сидят женщины, считающие его безжалостным сукиным сыном. Хотя в душе Хэнк полагал, что справедлив и даже добр. Он верил в необходимость выживания как в бизнесе, так и в личных делах, однако был против жестокости. Особенно его возмущала ничем не оправданная жестокость, а именно этому он сейчас был свидетелем.
        Он перевел взгляд на Эштон, которая села за стол. По ее позе, по тому, как она откинулась назад, слегка наклонив голову к мужчине слева, который что-то говорил ей, никто не догадался бы, что эту женщину подставил, не явившись на день ее рождения, собственный муж. Она слишком уважает себя, чтобы позволить своим чувствам выплеснуться наружу. Она никому не позволит узнать о ее унижении. Это была одна из черт графини, которые с огромной силой влекли к ней Хэнка. И только глаза Эштон чуть-чуть выдавали ее смятение, но это было заметно скорее всего только Хэнку. Он уловил ее нервный взгляд, брошенный на пустой стул, а затем на дверь. И в тот же момент принял решение.
        Он вышел в зал и направился к столу, за которым сидела Эштон. Голосом не громким, но таким, чтобы его услышали сидевшие за столом, Хэнк сказал ей, что Алессандро вызвали по весьма срочному делу.
        - Он вынужден вылететь во Флоренцию. По семейным делам, - уверенно и твердо добавил Хэнк. Пусть этот сукин сын сам объясняется и выпутывается, когда вернется. - Он направил меня в качестве своего эмиссара. С днем рождения, Эштон!
        Хэнк взял руку Эштон и нагнулся, чтобы поцеловать ее в щеку. Она не отстранилась, даже не шевельнулась. Она продолжала сидеть и улыбаться ему, и в ее глазах читалось нечто похожее на благодарность. Затем, словно все так и было заранее предусмотрено, Хэнк стал выдвигать из-за стола пустой стул в тот самый момент, когда Эштон жестом указала на него. Хэнк сел непринужденно, как хозяин, и поднял бокал, предложив первый тост за графиню.


        Эштон встала и вошла в кольцо рук Хэнка Шоу. У нее все еще шумело в голове от шампанского, и в таких случаях она обычно боялась танцевать, потому что Алессандро говорил, что после принятия алкоголя она делается неуклюжей. Однако едва они стали танцевать, Эштон почувствовала себя грациозной и удивительно защищенной. Она с удивлением поняла, что эти ощущения породил в ней Хэнк Шоу. Его рука, лежавшая на талии, управляла ее телом легко и уверенно. Массивные плечи надежно закрывали Эштон от всего остального мира. Она расслабилась, позволив Хэнку заботиться о ней.
        - Так-то получше, - заметил он.
        Эштон подняла глаза. Он не был красавцем, но выразительность его лица показалась ей даже более привлекательной, чем красота.
        - Что вы имеете в виду?
        - Вы знаете, что я имею в виду. Вы перестали меня бояться. - Она хотела что-то сказать в ответ, но Хэнк перебил: - По крайней мере в этот момент.
        - Я полагаю, что обязана поблагодарить вас.
        - Мы договоримся. Если вы не скажете «спасибо» сейчас, мне не придется говорить
«пожалуйста» впоследствии.
        - Что вы имеете в виду?
        Он лишь тихонько нажал рукой на ее талию, притянув Эштон поближе.


        - Похоже, - сказал Хэнк, увлекая Мег на танцевальную площадку, - вам вообще не требуется моя помощь. На прошлой неделе вы оказались на заседании совета директоров самого закрытого благотворительного фонда в Палм-Бич, сегодня - на вечере, за приглашение на который половина честолюбцев острова готова пойти на убийство. Вы не обидитесь, если я спрошу, как вы этого добились?
        - Силой обаяния и таланта.
        Хэнк засмеялся:
        - Эштон Кенделл не столь уж подвержена воздействию чар и талантов, во всяком случае, со стороны других женщин.
        Мег удивленно подняла на него глаза:
        - Я думала, вы добрый друг графини.
        - Я могу быть другом, но я не слепец. Эштон Кенделл не пригласила бы вас в качестве официального фотографа по случаю очередной годовщины фонда и не пригласила бы на вечер по случаю своего Дня рождения без… без, скажем так, побудительного мотива. Либо у вас есть нечто такое, чего хочет она, либо вы знаете такое, что она не хочет обнародовать.
        - А это означает, что она не хочет, чтобы знали вы. Если предположить, что ваши рассуждения правильны.
        Хэнк Шоу улыбнулся:
        - Очень хорошо. Я восхищаюсь людьми, которые умеют хранить секреты. И держать слово. Только вспомните одну вещь: вы здесь по заданию «ХЖ». Это означает, что вы работаете на меня. Так что если возникнут проблемы - хотя я вовсе не считаю, что это неизбежно, - помните об этом.
        Мег хотела было сказать, что она не собирается об этом забывать, но не успела, поскольку в этот момент между ними вклинился Спенсер.
        - Я думаю, - сказал он, обнимая ее за талию, - на этом вечере можно умереть от тоски. Пора отсюда смываться.
        - Не говорите сами - дайте мне угадать. Вас прельщает место с тихой выпивкой и полуночным купанием.
        - Сейчас, когда вы так сказали, это выглядит привлекательно.
        - Я так не думаю.
        - А почему бы и нет?
        - Причины очевидны.
        Некоторое время они танцевали молча. Спенсер держался не столь монументально, как Хэнк Шоу, зато в его движениях было больше грации и легкости, а его близость волновала Мег. Но она определенно не намерена была идти к нему домой.
        Внезапно он остановился и посмотрел ей в лицо.
        - Послушайте, Мег, вопреки тому представлению, которое вы могли составить, читая газеты, Палм-Бич не является убежищем для закоренелых насильников. Или можно сказать иначе. Если бы мне очень захотелось, я мог бы поехать в бар, купить какой-нибудь девице выпивку и через час затащить ее в постель. Я не хвастаюсь. Знаю, это объясняется не моей неотразимостью. Все гораздо проще: мое имя - Спенсер Кенделл, и я унаследовал несметное количество денег от Спенсеров и Кенделлов. - Он взял два бокала шампанского с подноса проходящего официанта и подал один Мег. - Поэтому почему бы вам не поехать ко мне домой? Кстати, мой дом - эта одна из немногих вещей, которыми я по-настоящему горжусь. Ну и немножко выпить.
        Мег хотела этого. Она даже была удивлена, до какой степени ей этого хотелось. Но тут была одна проблема. Она боялась не его. Она боялась себя. Разумеется, она не могла сказать ему об этом.
        - Мне кажется, выпить - это то, что вам меньше всего сейчас нужно.
        Спенсер поставил бокал на стол и покачал головой.
        - О'кей, если я пообещаю, что не стану пить, глотать и вдыхать любое подозрительное вещество, вы отправитесь со мной, чтобы увидеть мой дом?
        Неожиданно для самой себя Мег засмеялась.
        - О'кей, - ответила она, - но только на минутку.
        Стоя возле дверей клуба в ожидании, когда служитель подгонит его машину, Спенсер подумал, что, пожалуй, впервые в жизни ему придется протрезветь для того, чтобы затащить девушку в постель.


        Эштон чувствовала себя сомнамбулой. Причина была не в алкоголе. В этот вечер она очень быстро перестала пить. Дело было в Хэнке Шоу. Он взял в свои руки управление вечером, и она ему это позволила. Когда Хэнк предложил отправить домой ее машину и шофера и проводить ее домой, Эштон, не раздумывая, согласилась. А когда он сказал своему шоферу, чтобы тот вез их к нему домой, не произнесла ни слова. Он спросил, не желает ли она что-нибудь выпить перед сном, Эштон лишь молча кивнула. Если бы кто-нибудь несколько часов назад сказал ей, что она будет сидеть на террасе Хэнка Шоу, пить шампанское Хэнка Шоу и - что самое удивительное - ждать, когда Хэнк Шоу наконец прикоснется к ней, она ни за что бы не поверила.
        Через открытые двери кабинета доносились какие-то сигналы. Когда они только появились на террасе, Эштон спросила, что это за гудки. Хэнк ответил, что их подает специальное устройство, чтобы он был в курсе своих дел.
        - Даже в два часа ночи?
        - Деньги никогда не спят, Эштон. Всегда кто-то на планете заключает какие-то сделки. - Он посмотрел на нее и добавил: - Наверное, вы считаете вульгарным говорить об этом.
        Она хотела было согласиться с его последним утверждением, но вдруг поймала себя на мысли, что так не считает.
        - Просто я никогда об этом не думала.
        Они некоторое время сидели молча, а машина продолжала подавать сигналы. Внезапно Эштон засмеялась:
        - Стало быть, все эти шумы означают, что вы делаете деньги? - Эта идея возбудила ее. Он прав.
        Она воспитана в среде, где считается вульгарным говорить о деньгах или даже признаваться в том, что думаешь о них. В этом плане это во многом напоминает секс. Сидя в темноте, Эштон чувствовала присутствие Хэнка Шоу, ощущала его силу и испытывала нечто вроде озноба.
        - Или теряю их.
        Эштон повернулась в его сторону:
        - Вы говорите об этом так спокойно?
        - У меня очень много денег, Эштон. Еще одно вульгарное заявление. Я могу позволить себе часть из них потерять, А кроме того, у меня на уме сейчас более важные вещи.
        - Например?
        - Например, как бы поделикатнее затащить вас наверх. Я займусь любовью с вами там. Я могу заниматься любовью с вами где угодно, если вы позволите. Но опыт подсказывает, что в непривычных условиях нечто важное теряется. Поэтому я предпочел бы отправиться наверх и ломаю себе голову, как бы это сделать.
        - Вы могли бы просто пригласить меня.
        Хэнк улыбнулся, и она увидела в темноте его белые зубы.
        - Что я и делаю.
        Спальня поражала пышностью декора. Казалось, ее извлекли из английского старинного замка, переправили в Палм-Бич и вновь кропотливо собрали.
        Каждая вещь имела свою родословную, но в этот момент никто из них не был в состоянии, оценить всю эту роскошь. Они смотрели только друг на друга, словно были связаны какой-то магической силой.
        Хэнк закрыл за собой дверь. При этом раздался громкий звук, который словно отсекал их от всего мира. Эштон сразу же почувствовала себя в безопасности, и в то же время ее охватило сладкое волнение. Хэнк мягко положил руки ей на плечи и крепко поцеловал. Эти прикосновения заставили ее задрожать.
        Не отрывая рта от губ Эштон, Хэнк стал раздевать ее. Шифоновое платье, словно облачко, опустилось на пол у ее ног. За ним последовало прозрачное белье. Эштон сама сбросила туфли. Когда на ней не осталось ничего, кроме ожерелья, Хэнк отпустил ее, отступил на шаг и некоторое время молча смотрел на нее. Свет в спальне был слегка приглушенным. Глаза Хэнка скользили по ее телу, словно мягкие, теплые руки. Эштон ощущала, как все сильнее пульсирует жилка у нее на шее, как под его взглядом набухают соски. Она привыкла к тому, что люди смотрят на нее с восхищением, но сейчас все было совершенно иначе. Она ощущала себя призом, а не трофеем, произведением искусства, которое создано для того, чтобы им любовались.
        Не отводя от Эштон глаз, Хэнк начал раздеваться. Она зачарованно наблюдала за тем, как он сбрасывает одежду. Он был крупным мужчиной, и она опасалась, что под красиво сшитой одеждой могут обнаружиться какие-то изъяны в фигуре, однако в обнаженном виде он выглядел даже более привлекательным. Плечи и грудь у него были массивные, бедра узкие, и в нем не было ни унции лишнего веса.
        Обнаженные, они еще некоторое время молча смотрели друг на друга. Эштон в предвкушении предстоящего ощущала легкое, головокружение. Затем Хэнк сделал шаг к ней, заключил в объятия, и Эштон поняла, что эта ночь будет совершенно не похожа на все другие.
        Хэнк опустил Эштон на кровать и прижался ртом к ее губам. Его пальцы коснулись разгоряченной кожи Эштон и стали ласкать груди, нежно и любовно трогать соски. Затем его рука медленно поползла вниз, к животу, тронула волосы на лобке, и Эштон почувствовала всю силу своего желания.
        Прикосновения Хэнка были удивительно нежными и сладостными. Длинный палец медленно погрузился в ее плоть. Эштон сжала бедра, упругие мышцы обхватили палец и стали его ласкать. Хэнк продолжал целовать ее в губы, затем в груди. Эштон ощущала пульсацию напряженной плоти, прижавшейся к ее бедру. В том же ритме билось ее сердце.
        Губы Хэнка медленно сдвигались вниз, к животу. Его поцелуи были легкими и нежными, но чувствовалось, что за осторожностью скрывается неистовая страсть.
        Он зарылся лицом в волосы на лобке, его язык проник в ее сокровенные глубины. Эштон тихонько застонала и, отдаваясь ласке, развела бедра. Сладострастие накатывало волнами, каждая новая волна была сильнее предыдущей. Язык Хэнка продолжал свою ошеломляющую ласку до тех пор, пока Эштон не Накрыла всепоглощающая волна экстаза.
        Когда Эштон открыла глаза, лицо Хэнка было рядом с ее лицом, его глаза горели от возбуждения. Эштон села на ноги лежащего на спине Хэнка и взяла в руки возбужденную плоть. Он молча наблюдал за ней. Когда Эштон почувствовала, как участилось его дыхание, она нагнулась и взяла плоть в рот. Он застонал. Тогда Эштон подтянулась повыше. Хэнк обхватил ее бедра и глубоко вошел в нее. Они смотрели в глаза друг другу, не в силах отвести взгляда. Кровь прилила к щекам Эштон, все ее тело охватило жаром, когда Хэнк двигался под ней, а она отвечала страстно, неистово, безрассудно. Она услышала, как Хэнк застонал в экстазе, и в тот же самый момент ей показалось, что мир вокруг нее взорвался.
        Она уснула в его объятиях, чего с ней не случалось со времени медового месяца с Алессандро. Когда через несколько часов Эштон проснулась, Хэнк лежал рядом, подложив руку себе под голову и глядя на нее.
        - Мне нужно уходить, - сказала она.
        - Зачем?
        Простота вопроса ошеломила Эштон. Она сказала, что ей нужно уходить, потому что говорила так всегда, ибо всегда была убеждена, будто именно так и следует поступать. Обычно она не могла находиться рядом с мужчиной, когда секс был уже позади. Мужчины либо принужденно улыбались, изображая любезность, либо даже не делали попыток завязать беседу. В любом случае Эштон испытывала опустошенность и неловкость и спешила уйти. Сейчас все было совсем иначе. По какой-то необъяснимой причине ей совершенно не хотелось покидать его.
        - Вот видишь, - сказал Хэнк, не дождавшись ответа. - Нет никакой причины. - Он наклонился и поцеловал Эштон. Поцелуй был медленный и легкий, но она почувствовала вновь пробудившееся в нем желание. - Совершенно никакой причины, - пробормотал он, и их руки вновь отправились в удивительно сладостное путешествие по телу друг друга.


        Как только Спенсер въехал на своем «феррари» на подъездную аллею, Мег бросила взгляд на дом и искренне удивилась. Особняк был небольшой - во всяком случае, по стандартам людей, принадлежащих к этому миру, и подходил скорее Ки-Уэсту, чем Палм-Бич. Он был серовато-голубого цвета, и кремовые ставни казались белыми в свете луны. Широкие старомодные веранды опоясывали его по периметру вверху и внизу, фасад был увит багряным виноградом и редкой разновидностью гибискуса.
        - Очень красиво, - сказала Мег, когда Спенсер заглушил мотор.
        - Похоже, это вас не слишком впечатлило.
        Она засмеялась, вышла из машины и, глядя на него, пояснила:
        - Верно, я ожидала чего-то…
        - …более броского. Пойдемте. - Он взял ее под руку и повел по дорожке, обсаженной орхидеями и цитрусовыми деревьями. - Я вам все сейчас покажу.
        Спенсер ввел ее в дом, и Мег не могла решить, что ее больше удивило и что понравилось. То ли сам дом, то ли образ жизни Спенсера в нем.
        Дом был просторен и элегантно безыскусен, что свидетельствовало о весьма хорошем вкусе хозяина и наличии у него больших денег. В лунном свете поблескивали покрытые коврами полы из твердой древесины. С потолков спускались деревянные вентиляторы. Плетеная мебель была задрапирована зеленовато-розовой тканью. Куда ни посмотри, везде можно было увидеть редчайшие образцы утвари из церквей и монастырей Европы. На стенах - пейзажи Джека Грея, которые люди обычно покупают из любви к искусству, хотя Мег достаточно разбиралась в искусстве, чтобы понять: стоимость каждого из них исчисляется тысячами долларов.
        Спенсер с. гордостью показал на багет, который он собственноручно отреставрировал, на книжные стеллажи в кабинете, на заключенные в рамки фотографии болотистой равнины Флориды, сделанные также им самим.
        Спохватившись, он покачал головой:
        - Должно быть, я сошел с ума. Показываю свои любительские снимки профессиональному фотографу.
        Мег попыталась уловить саркастическую нотку в реплике Спенсера, но не обнаружила таковой.
        - Мне они нравятся, - сказала она. - Очень неплохие снимки.
        - Для любителя, - заметил он.
        - Для любителя, - согласилась Мег.
        Спенсер засмеялся:
        - Вряд ли кто-нибудь способен упрекнуть вас в лести.
        - Пока никто не упрекал.
        Спенсер повел ее к бассейну за домом. Даже бассейн отличался обманчивой простотой - он напоминал скорее естественный пруд, чем искусственный водоем, обрамленный мрамором и спроектированный изобретательным архитектором.
        - Что вы хотели бы выпить? - спросил Спенсер и осекся. - Ах да, я забыл, что дал зарок на этот вечер. О'кей, а как насчет молока и печенья?
        - Я бы выпила бокал вина, - сказала Мег. - Вам тоже можно выпить один бокал, - добавила она.
        - Вы так добры. - Он зашел в дом и вернулся с бутылкой вина и двумя бокалами. Начав откупоривать бутылку, Спенсер вдруг остановился. - А может, вы предпочитаете шампанское?
        - Боже упаси, нет!
        - Вам не нравится шампанское?
        - Дело не в этом… - Мег замолчала, не зная, как объяснить причину.
        Он выжидательно смотрел на нее, затем на его лице появилась улыбка.
        - Ага, я понял. Шампанское - это слишком. Это смахивает на обольщение.
        - Вам лучше знать.
        - О! - сказал он, подавая бокал Мег. - Поскольку мы коснулись этой темы, похоже, вы тоже в этом разбираетесь.
        - Просто самозащита. - Она сделала глоток и откинулась на спинку плетеного кресла.
        Теплый воздух ласкал ей кожу, а легкое вино действовало умиротворяюще. Спенсер сел на ручку кресла лицом к ней и положил руку ей на колено. Мег знала, что не должна расслабляться. Лицо Спенсера приблизилось к ней, и даже во тьме ей был виден блеск его голубых глаз, которые становились все шире и в которых ей вдруг захотелось утонуть. Рот его был мягким, язык горчил от вина, когда он медленно и крепко поцеловал ее. Ей хотелось, чтобы этот поцелуй длился вечно. Затем она почувствовала, как его рука скользит вверх по бедру под короткую юбку… Мег отстранилась от Спенсера, встала и пересела в другое кресло.
        Он занял покинутое Мег место.
        - Вам не следовало уходить так далеко, - сказал он непринужденным спокойным тоном и снова улыбнулся.
        Сидя в другом кресле, Мег чувствовала, как гулко стучит ее сердце, и задала себе вопрос: может ли что-нибудь тронуть этого человека?
        - Расскажите мне что-нибудь, - сказала она.
        - Все, что вы хотите.
        - Вы хоть раз пытались что-нибудь узнать о женщине, прежде чем ложились с ней в постель? Я не говорю о любви и прочих старомодных вещах. Я имею в виду простые человеческие отношения. Не сексуальные.
        - Конечно, - так же непринужденно ответил Спенсер.
        Мег повернулась и посмотрела на его освещенное луной лицо.
        - В самом деле?
        Он как-то застенчиво посмотрел на нее:
        - Ну, вроде того.
        Некоторое время оба молчали, а когда Спенсер заговорил, голос его был тихим - таким же, как эта ночь, подумала Мег.
        - Вообще-то, чтобы узнать человека, не требуется слишком много времени. Взять, например, вас. Я уже очень много о вас знаю.
        Мег вспомнила вопрос Хэнка Шоу о ее отце и мгновенно насторожилась:
        - Что, например?
        - Например, то, что вы любите свою работу больше, чем своего мужчину, - простите, что я так говорю. И что вы дьявольски горды; и еще что вы всегда готовы поссориться…
        - Я вовсе не…
        - …чего я не могу понять, учитывая вашу внешность. И что вы очень неодобрительно относитесь ко мне.
        - Ну, нельзя сказать, что очень неодобрительно. Ведь я все-таки пришла к вам, разве не так?
        - На минутку. Вы даже сейчас посматриваете в сторону выхода. Стоит мне только подняться и подойти к вам, как вы пулей вылетите отсюда.
        На это Мег ничего не ответила.
        - Поэтому я намерен остаться в этом кресле и разговаривать с вами - просто разговаривать столько времени, сколько вы пожелаете пробыть здесь. Или… - он потянулся к ней и взял ее руку, - ну, по крайней мере до восхода солнца.


        Алессандро оторвал голову от подушки и осмотрелся. Его постель выглядела так, словно по ней пронесся торнадо. Простыни были скомканы, в пятнах, подушки разбросаны, на краю постели валялась пустая винная бутылка. В ногах, уткнувшись лицом ему в пах, лежала крупная блондинка, ее пышные волосы разметались по его бедрам. Рядом с ним, закинув одну ногу ему на грудь и демонстрируя все свои прелести, лежала миниатюрная смуглянка, похожая скорее на девочку. Лицо ее находилось между ног блондинки. Алессандро облизал пересохшие губы, ощутив вкус бренди и двух женщин, и ухмыльнулся. Это была славная ночь, она вполне стоила потраченных денег. Денег, принадлежавших Эштон. Он представил себе, как Эштон одна сидит на праздничном вечере, осаждаемая вопросами, где сейчас ее муж. Представил, как Мег Макдермот украдкой бросает взгляды на его пустующий стул.
        Роскошная блондинка пошевелилась во сне. Он запустил пальцы в ее пышные волосы и почувствовал, что у нее приоткрылся рот, а у него началась эрекция.
        Алессандро подумал, что Эштон пришлось спать одной в громадной металлической кровати и все время гадать, где он. Подумал о Мег Макдермот, которая мучилась от бессонницы в своем отеле, переживая, что упустила отличный шанс. Алессандро почувствовал, что полусонная блондинка зачмокала губами, и его пенис разбух от возбуждения и желания, которое подкреплялось стремлением отомстить сразу двум женщинам.



        Глава 10

        Эштон и Хэнк шли по темно-зеленому газону, засеянному бермудской травой, туда, где ряд стройных кокосовых пальм обозначал границу владений. Розовая полоска зари украшала горизонт. Трава, орошенная водой из дождевальной установки, была влажной, и обутые в туфли ноги Эштон промокли, так же как и отвороты брюк Хэнка. Они шли, держась за руки.
        Вот она, ирония судьбы, размышлял Хэнк. Он контролирует целые империи, обладает огромной мощью, искушен в радостях жизни.
        - Сейчас я чувствую себя пятнадцатилетним, - сказал он.
        Эштон взглянула на него. На его сильной челюсти появилась темная щетина. Сама того не желая, она провела тыльной стороной ладони по его подбородку.
        - Я тоже, - ответила она. - Хотя нет, это не так. В пятнадцать я была страшно несчастной.
        Не зная подробностей, Хэнк в общих чертах представлял, что она имеет в виду.
        - Я чувствую себя так, - сказала она, снова беря его за руку, - как хотела себя чувствовать, когда мне было пятнадцать. И вообще так, как всегда хотела себя чувствовать.
        Дальше они шли молча. Когда проходили мимо гаража, оба бросили на него взгляд, чтобы проверить, на месте ли машина Алессандро. Машины там не оказалось, но об этом ни один из них ничего не сказал. Они вообще не упоминали имени Алессандро, отметила Эштон. Алессандро заварил всю эту кашу. Хэнк заметил его отсутствие и вступил в игру, она дала на это добро, но имени Алессандро они не произносили. Она даже не спросила, действительно ли он в Италии и вообще видел ли его Хэнк, а Хэнк, со своей стороны, тоже не затевал разговор на эту тему. Потому что дело вовсе не в Алессандро. Дело не в том, чтобы насолить и отомстить ему за жестокость. То есть начиналось именно с этого, но теперь уже не так. Ночью все изменилось. И изменилось кардинально.
        Когда они дошли до террасы, Эштон остановилась и повернулась к нему. Они молча смотрели друг на друга. Хэнк повернул ее лицо к себе, и тогда произошло чудо. Он не сказал, что она красива. Этого Эштон не вынесла бы. Он просто смотрел на нее так, что Эштон поняла: она для него красива.
        Хэнк обнял ее, она положила голову ему на грудь, и они стояли так до тех пор, пока солнечные лучи не блеснули над Атлантикой. Окружающий мир начал пробуждаться.
        - Я не хочу отпускать тебя, - прошептал он, целуя ее волосы.
        Эштон ничего не сказала. У нее не было на это ответа, потому что сейчас, когда ранним солнечным утром они стояли на террасе, она вдруг снова ощутила присутствие Алессандро, несмотря на то что муж был где-то далеко. Они вместе с Алессандро так построили свою жизнь. Обеты в церкви, полученный ею титул… Алессандро, его отцу, равно как и стае адвокатов, - всем все было ясно. Персональные пристрастия и грешки, споры и измены - все это приходило и проходило, но брак и имя Монтеверди были священны. Это было навечно или по крайней мере - до смерти.
        Эштон поцеловала Хэнка, сделав это быстро, потому что боялась расплакаться, и скрылась в доме. Войдя в свою комнату, она подошла к застекленной двери и посмотрела во двор. Хэнк стоял на газоне и смотрел в окна спальни, каким-то образом догадавшись, где находятся ее окна.


        Солнце поднялось уже высоко, когда Спенсер вернулся домой, после того как отвез Мег в отель. Ему пришла в голову мысль, что он видел много солнечных восходов в своей жизни, но редко смотрел на них такими ясными, чистыми глазами, если вообще смотрел. Бассейн сверкал, освещаемый ранним утренним солнцем, блестела роса на траве, в воздухе пахло свежестью. Это было красиво. Это было чертовски здорово!
        Спенсер сорвал одежду и нырнул в бассейн. Он делал это иногда, чтобы протрезветь, при этом вода зверски обжигала тело. Но в это утро прохладная вода лишь взбодрила его. Он поплескался несколько минут, затем лег на спину и поплыл. Он совершенно не спал этой ночью, однако чувствовал себя прекрасно. Ему вспомнилась старая шутка о людях, которые не имеют пристрастия к выпивке или наркотикам. Ужасно осознавать, проснувшись утром, что ты не будешь чувствовать себя лучше, чем сейчас, весь день. Он всегда верил в этот анекдот, мучительно дожидаясь того момента или часа, когда сможет принять вожделенную дозу снадобья. Однако сейчас, плавая в бассейне и испытывая воздействие, с одной стороны, солнечного тепла, а с другой - прохладной воды, он посмотрел на вещи иначе. Спенсер чувствовал себя на удивление отлично - он даже не подозревал, что можно чувствовать себя так здорово. Ну буквально на миллион долларов! При этой мысли он громко рассмеялся. Он всегда считал это выражение бессмысленным, потому что даже сотня миллионов долларов не в состоянии сделать ваше самочувствие хорошим.
        Спенсер продолжал плавать, прислушиваясь к приятным ощущениям, разливающимся по всему телу, мышцам и нервам. Никогда он не чувствовал себя таким бодрым и физически активным. Даже во время самых лучших сексуальных забав, какие он только мог припомнить. Впрочем, в этом и заключалась проблема. Не так-то много забав он мог вспомнить. Большей частью все происходило в пьяном угаре или под воздействием наркотиков. Он попытался вспомнить хоть немногое из того, что было в последний раз, но не смог.
        Легкий бриз нарушил гладь воды, словно пальцами прошелся по коже Спенсера. Отныне все будет по-другому. Спенсер подумал о Мег. Он хотел быть с ней в полном сознании, не желая терять ее хотя бы на одну минуту. Он определенно знал, что теперь будет все иначе.


        - Tesoro!
        Это слово ворвалось в сон Эштон. Скорее всего это был даже не сон, а возвращение к прежнему состоянию. Она и Хэнк снова занимались любовью. Эштон ощущала прикосновение его рук к своему телу, мощь и силу его желания.
        - Прости меня, tesoro!
        Эштон открыла глаза. Сон, в котором она видела Хэнка, исчез. Перед ней на краю кровати сидел Алессандро и держал ее руки в своих.
        - Что? - спросила Эштон. Она не сопротивлялась. Ей было трудно вернуться к реальности.
        - Прости, что я не пришел на твой день рождения вчера вечером. Случилось непредвиденное.
        Это было его обычное извинение. Он сидел перед ней с самоуверенной улыбкой и ожидал ее обычной реакции: где он пропадал и в чем заключалось это непредвиденное, ибо он унизил ее в глазах многих людей, и как он мог это сделать?
        Эштон приподнялась на кровати и оперлась спиной о подушки.
        - Конечно, дорогой. Не стоит об этом беспокоиться.
        Она увидела выражение лица Алессандро и поняла, что за время их супружеской жизни она второй раз повергла его в изумление.
        - Я пытался вырваться. Честное слово! Но эта оказалось невозможным.
        - Ты мой бедняжка!
        - Я пытался прилететь вовремя, но забарахлил мотор самолета. Думаю, нам нужен новый. - В голосе его послышалось раздражение.
        - Ммм, - промычала Эштон и неожиданно для себя потянулась и улыбнулась.
        - Я был на Багамах, - с неким вызовом проговорил он.
        На сей раз Эштон даже не стала утруждать себя ответом. Она просто спустила ноги на пол и встала с кровати. Она спала нагой, и сейчас стояла перед Алессандро, чувствуя на себе его взгляд. Подняв руки, она снова потянулась. Груди ее приподнялись, талия удлинилась, а взгляд Алессандро стал еще более заинтересованным.
        - Ты очень хорошо выглядишь сегодня.
        - Я в отличном настроении, - почти пропела она.
        Алессандро наблюдал за ней, прищурившись.
        - Выходит, ты нисколько не скучала по мне.
        Эштон опустила руки.
        - Ну как же, дорогой. Я страшно тосковала по тебе. Я была в полном унынии.
        Он встал, обошел кровать и приблизился к ней.
        - Сарказм тебе не идет, tesoro.
        Эштон улыбнулась:
        - Очень забавно, потому что, если судить по тому, как ты смотришь на меня, я готова поклясться: мне это очень даже идет.
        Он схватил ее за руки и притянул к себе. Поцелуй был жестким и грубым.
        Эштон вырвалась из его объятий.
        - Не сейчас, дорогой, - бросила она на ходу через плечо, направляясь к ванной. - Право, я не в настроении.
        Он двинулся за ней. Алессандро сам не знал, хочет он ее ударить или тут же трахнуть. Он подскочил к двери ванной, когда Эштон уже повернула ручку изнутри. Алессандро поднял было руку, чтобы забарабанить в дверь, но вдруг остановился. Он не унизится до этого.
        Некоторое время граф молча смотрел на запертую дверь. Никогда раньше Эштон не вела себя столь странно. Да, она запиралась, но делала это от ярости и отчаяния и как бы приглашала его ломиться в дверь. Сейчас же она сделала это просто для того, чтобы отделаться от него. Она не могла так поступить! Не могла откровенно демонстрировать, будто он ничего для нее не значит. Он, граф Монтеверди! Человек, который дал ей титул и облагородил ее нахапанные деньги, придал им законность и сделал все, чтобы превратить зеленую американскую девчонку в безупречную светскую даму с безупречным вкусом.
        Алессандро в сердцах выругался и, повернувшись, направился через гардеробную в свою спальню, шумно захлопнув за собой дверь. Он чувствовал себя так, словно пересекал не две-три комнаты, а супружеский Рубикон. С этого момента между ними началась открытая война.


        Мег никогда не опаздывала на съемки, и на следующее после дня рождения Эштон утро она подъехала к дому Меррита Кенделла на целых десять минут раньше. По договоренности она должна была сфотографировать самого Меррита и его жену. Мег отлично знала, что Меррит Кенделл весьма дорожит своим временем.
        Брат графини Монтеверди жил в особняке с окнами в мавританском стиле и романтическим на испанский манер фасадом. Мег задержалась, чтобы сделать снимок.
        Дворецкий сказал, что мистер Кенделл вскоре появится, а миссис Кенделл ожидает ее в солярии. Он проводил Мег через большой зал с терракотовым полом в помещение, которое напоминало скорее сад, нежели солярий. Здесь буйно цвели гибискусы и бугенвиллей. Посередине солярия рассыпал свои брызги небольшой фонтан. Кимберли Кенделл, в бриджах для верховой езды, в шелковой рубашке и галстуке, сидела в шезлонге и читала вслух светловолосому ребенку. Увидев, что дворецкий ввел в комнату Мег, она оторвалась от книги и положила руку на голову мальчику.
        - Я - Кимберли Кенделл, но, пожалуйста, зовите меня Кики. Меня все так зовут. А вы Меган Макдермот. Я видела вас вчера на вечере, но нам не удалось поговорить. Эштон мне много рассказывала о вас. Располагайтесь поудобнее. Где хотите. - Она обвела рукой комнату, уставленную бамбуковой мебелью. - Я через минуту буду к вашим услугам, а сейчас нам надо закончить с доктором Сессом. Доктор Сесс у нас на первом месте.
        Мальчик поднял глаза на Мег.
        - Вам нравится доктор Сесс? - требовательно спросил он.
        - Я восхищаюсь им.
        Мальчик кивнул.
        - Вы можете остаться, - сказал он, снова поворачиваясь к книжке. - Читай, мама.
        Кимберли продолжила чтение, а Мег села в одно из кресел и стала распаковывать сумку с фотокамерой. Подняв глаза, она обратила внимание на то, как живописно падал свет на белокурые волосы женщины и мальчика. Она поднесла камеру к глазам. Это движение боковым зрением уловила Кики и мгновенно оторвалась от книги.
        - Нет! - Она вскочила на ноги и встала перед Мег, загораживая мальчика своим телом. - Никаких снимков детей!
        Мег отвела камеру и села, не сводя взгляда с Кики. Глаза женщины были широко открыты, в них читалась настороженность. Кики напряглась - казалось, она готова была прыгнуть.
        - Простите, - сказала Мег и положила фотокамеру на стол. - Я просто подумала, что если он в этой комнате… - Она не закончила фразу и увидела, как расслабилось тело Кики.
        Она снова села и повернулась к мальчику.
        - У тебя скоро начнется урок плавания, Грэм. Почему ты еще не начал к нему готовиться? - Видя, что мальчик хочет что-то сказать, Кики перебила его: - Начинай готовиться, радость моя. Доктора Сесса мы закончим позже.
        Мальчик побежал к выходу, а Кики повернулась к Мег:
        - Должно быть, вы решили, что я отреагировала слишком бурно, но вы просто кое о чем не имеете представления. Когда у вас есть дети, ну и кое-какие доходы, существует реальная опасность, что детей похитят. Шофер, который возит детей в школу, вооружен. Дом и владения защищены проводами под током. Но лучшая защита - это анонимность. Вы можете фотографировать моего мужа, меня и интерьер дома, но я не позволю делать снимки моих детей. Я уверена, вы меня поймете.
        Мег сказала, что все понимает, и была совершенно искренна. Об этом аспекте образа жизни очень богатых людей она никогда не задумывалась. В этом отношении Кенделлам и их друзьям не позавидуешь.
        Кики спросила, хочет ли Мег приступить к фотографированию немедленно или предпочтет дождаться Меррита. Мег сказала, что она хотела бы сделать несколько персональных снимков Кики, и в тот же момент в солнечную комнату вошла еще одна женщина - невысокая блондинка с узкой талией, непропорционально широкими бедрами и высокой грудью, раскрашенная, как кукла из дрезденскою фарфора. Не взглянув на Мег, она пересекла комнату, подошла к Кики и поцеловала ее в губы. После поцелуя Кики взъерошила волосы женщины и сказала:
        - Позволь мне прежде представить тебя. - Повернувшись к Мег, она добавила: - Мег, это моя старейшая и самая близкая подруга Черити Остин.
        - Сеси, - поправила ее женщина.
        - Сеси, это Мег Макдермот. Она фотограф. Лучший фотограф со времен Дианы Арбас, как уверяет Эштон.
        - Ты опять путаешь, Кики, - возразила Сеси и села рядом. - У Дианы Арбас люди выглядели совершенно ужасно. Должно быть, ты имеешь в виду Аведона или Пенна или кого-то вроде них. - Сеси повернулась к Мег: - Вы должны извинить Кики. Она безнадежно невежественна во всем, что не имеет отношения к лошадям, собакам и детям. Она даже считает, что ее муж занимается спасением джунглей в Колумбии.
        - А разве не так? - спросила Кики.
        Сеси обняла подругу за красивые широкие плечи и сжала их.
        - Дорогая, в Колумбии нет никаких джунглей.
        - Но я помню, Меррит как-то толковал об этом. - Кики покачала головой и засмеялась. - Как бы там ни было, Мег собирается сфотографировать Меррита и меня для «ХЖ». И если ты будешь вести себя как следует и перестанешь называть меня невежественной, я позволю ей сфотографировать и тебя.
        Сеси продолжала обнимать Кики за плечи. Она прижалась Головой к ее голове, и белокурые волосы обеих женщин образовали светлое облако.
        - Вы можете сфотографировать нас вместе, - сказала Сеси. - Счастливая пара. Единственная счастливая пара в Палм-Бич.
        Кики засмеялась и встала.
        - Перестань, Сес. Ты смущаешь Мег.
        - Вы меня нисколько не смущаете, - возразила Мег, и это было правдой. Она не только не была смущена - сцена произвела на нее глубокое впечатление. Мег не знала, действительно ли это единственная счастливая пара в Палм-Бич, но не было никаких сомнений в том, что она относилась к числу весьма немногих счастливых пар.
        Мег принялась за работу. Обе женщины были хорошими моделями, перед камерой держались естественно и непринужденно, быстро схватывали то, чего от них хотела Мег. Округлое лицо Сеси и худощавое - Кики по отдельности, возможно, и не были самыми интересными объектами для фотографа, однако контраст впечатлял. Снятые вместе, они представляли собой весьма привлекательный двойной портрет. Мег настолько увлеклась съемками, что поначалу даже не услышала голоса человека, который что-то выкрикивал по-испански где-то в глубине дома.
        Разобрать слов Мег не могла, но по тону поняла, что говоривший по-испански человек был в гневе. Узнала она и голос. Судя по той быстроте, с которой Меррит выстреливал слова, испанским языком он владел превосходно.
        - С кем он ругается на этот раз? - спросила Сеси, обращаясь к Кики. - С бразильцами, которые не хотят, чтобы он спасал их джунгли, или с чилийцами, которые норовят ограбить Патагонию с помощью нового Диснейленда?
        - Мой муж святой! - пояснила Кики. - Единственная проблема в том, что он может выйти из себя, когда люди не хотят разделять его мнение.
        Спустя несколько минут Мег услышала голос Меррита уже в соседней комнате. Теперь он говорил по-английски, очевидно, с дворецким, голос его звучал тише, однако раздражение в нем еще чувствовалось.
        - Почему ты не сказал мне, что она здесь? Когда ты принес мне телефон с этим дурацким вызовом, почему не сказал мне, что в доме есть кто-то еще?
        Мег не слышала ответа на этот вопрос, да и неизвестно, был ли он. А через несколько секунд в комнату широким шагом вошел Меррит Кенделл. Лицо его представляло собой бесстрастную маску, держался он галантно, и невозможно было даже предположить, что всего несколько секунд назад он распекал своего дворецкого за то, что кто-то посторонний мог подслушать его телефонный разговор. Он почтительно поцеловал свою жену в щеку, то же самое проделал с ее любовницей и, повернувшись к Мег, протянул ей руку.
        - Мисс Макдермот. Рад вас видеть. Прошу прощения, что заставил вас ждать. Ну что ж, - добавил он, потирая руки, - давайте приступим. Я обещал сестре оказывать вам всяческое содействие и намерен выполнить обещание.


        Мег покинула дом Меррита Кенделла после полудня. Она засняла несколько пленок, сделав снимки Меррита Кенделла, его жены и ее любовницы, а затем Меррит предложил Мег остаться на завтрак. Мег весьма этому удивилась. Еще более она была удивлена тем, как он держался с ней во время завтрака. Она не назвала бы Меррита очаровательным - он был суховат и несколько зануден, но буквально лез из кожи вон, чтобы показаться ей приятным. Можно было подумать, что любезность своим присутствием оказывала ему она, а не наоборот.
        Подойдя к тому месту, где был припаркован ее автомобиль, Мег с удивлением увидела позади «феррари» Спенсера. Сам Спенсер сидел за рулем, а увидев Мег, вышел из машины и подошел к ней.
        - Слава Богу! Я уж думал; что мне придется заходить в дом, чтобы вытащить вас оттуда. Мне этого очень не хотелось. Я сыт по горло Святым Мерритом за вчерашний вечер.
        - Как вы узнали, что я здесь?
        - Ваша машина. Я исколесил весь этот чертов остров, пока нашел ее.
        Мег недоверчиво посмотрела на Спенсера. Он пожал плечами:
        - Остров невелик. А вы делали снимки всей святой ветви семейства Кенделлов?
        - Меррита и Кики. На детей был наложен запрет.
        - Кики немного помешана на этом. Кстати, Меррит тоже.
        - Я их понимаю. Я сделала также снимки Сеси Остин.
        - Счастливое семейное трио.
        - Вы не одобряете?
        - Не я. Что касается меня, то лишь завидую.
        Эта реплика вызвала у Мег раздражение. Типичная и классическая мужская фантазия - оказаться в постели с двумя женщинами или наблюдать, как женщины занимаются любовью, или еще какая-нибудь вариация на эту же тему. Она вспомнила художника, с которым жила в Сохо. Однажды она пришла домой и застала его в постели с натурщицей. Мег была настолько уязвлена увиденным, что даже не нашлась что сказать. Она просто в ужасе смотрела на них, а художник принял ее шок за любопытство. «Иди сюда, - похлопал он по кровати, - здесь достаточно места».
        - Вполне типично, - сказала Мег Спенсеру.
        - Что вы имеете в виду?
        - То, что не понимаю большинства мужчин, которые считают, что больше - это значит лучше.
        Спенсер продолжал смотреть на нее, и она увидела, как легкая тень пробежала в его глазах.
        - Я имел в виду вовсе не это, - возразил Спенсер.
        - Тогда что же?
        - Забудьте об этом. - Он достал темные очки и надел их.
        Лишь тогда до нее дошло. «Мы единственная счастливая пара в Палм-Бич», - пошутила Сеси.
        - Вы имеете в виду их взаимоотношения? Завидуете тому, как они относятся друг к другу?
        - Послушайте, - проговорил Спенсер, прислоняясь к машине, - я приехал за вами вовсе не для того, чтобы обсуждать Кики и Сеси. Как вы относитесь к тому, чтобы пойти сегодня на вечер? И сразу скажу: там не будет так скучно, как вчера.
        - Вчера не было уж очень скучно. По крайней мере во второй половине вечера.
        Мег увидела, что эта реплика удивила его.
        - Неужто вы можете быть просто женщиной, а не кочующей камерой?
        - Только в моменты слабости. Расскажите мне о вечере.
        - Вам он непременно понравится, уверяю вас. В Саут-Бич. Некоторых музыкантов я знаю. Будут художники. Все в таком духе. Вы впишетесь в это общество. Что скажете?
        Мег сказала «да».


        Консьерж в «Бурунье» вручил Мег факс и сказал, что у нее гость. Она приняла конверт дрожащими руками. Мег сообщала на днях в журнал о своих первых контактах, однако до сего момента не имела никакой реакции. Она надорвала конверт. Факс был от редактора, отвечающего за фотоиллюстрации. «Поздравляю! Продолжайте в том же духе!» Она улыбнулась, сунула факс в карман и спросила консьержа, кто ее ожидает.
        - Граф Монтеверди, - с придыханием проговорил консьерж. - Граф ожидает вас вон там. - Он сделал жест в сторону аркады, где Алессандро сидел на двухместном диванчике и потягивал напиток из запотевшего высокого бокала. Он чем-то напоминал персонаж с картин художников девятнадцатого века.
        Когда Мег подошла, Алессандро встал, взял ее руку и поднес к губам, при этом наклонившись. Meг едва не захихикала. То он гоняется за ней в бассейне, притом в бассейне своей жены, едва ли не в голом виде; то ведет себя как герой старинного романа.
        - Я пришел, чтобы пригласить вас, - сказал он. В этом не могло быть сомнений - ее танцевальная карточка начинает заполняться.
        - Я хотел бы, чтобы вы посмотрели гонки, в которых я буду участвовать.
        - С удовольствием.
        - Хорошо. Я заеду за вами завтра. В полдень.
        - И куда мы отправимся?
        - В Монако.
        - Вы шутите.
        - Я никогда не шучу, когда дело касается гонок.
        - Вы хотите, чтобы я полетела с вами в Монако и посмотрела, как вы будете участвовать в гонках?
        - В это время года вы не можете увидеть меня в качестве участника гонок здесь.
        - Это очень любезно с вашей стороны, но право же… - От удивления Мег не могла подыскать нужные слова.
        - Нам не обязательно вылетать завтра, если это неудобно. Гонки будут через две недели. Просто я полагал, что мы можем до этого провести время вместе.
        - Право, я не могу… - начала Мег.
        Алессандро почувствовал по ее голосу, что Мег хочет уйти от ответа. Что могло скрываться за этим?
        - Разумеется, если вам будет угодно, мы могли бы остановиться в Париже, а не спешить сразу в Монако. В Париже можно было бы сделать отличные покупки, - многозначительно добавил он.
        - Отличные покупки можно сделать и в Палм-Бич. - Мег даже не пыталась смягчить гневные нотки, прозвучавшие в ее голосе. Пытаться ее соблазнить - это одно. Пытаться купить ее, словно дорогостоящую девицу по вызову, - совсем другое.
        Теперь Алессандро почти точно знал, чего хочет Мег. Во всяком случае, не денег. Он снова сел на диванчик и уставился в пол.
        - Я предполагал, что мне не следует приходить сюда.
        Мег села рядом с ним.
        - Нет, просто вам не следовало приглашать меня в Монако. И тем более обещать заплатить за это. - Алессандро продолжал сидеть в той же позе, разглядывая узор на ковре. - И знаете, Алессандро, не стоит отчаиваться. Есть десятки других женщин, даже, может быть, сотни, которые ухватятся за ваше предложение.
        Граф поднял на нее глаза.
        - В том-то и проблема. Вы не такая, как сотни других женщин. - Мег попыталась возразить, но он не дал ей этой возможности. - Я знал, что вы скажете «нет». Я знал, что не смогу купить вас собственным самолетом и парой дорогих побрякушек.
        - В таком случае зачем вы пытались это сделать? Плечи его под пиджаком безупречного покроя слегка опустились.
        - Потому что не знал, как поступить. Потому что я никогда не встречал такой женщины, как вы. - Он накрыл ее руку своей. - Мне кажется, я влюбился в вас.
        Мег отдернула руку.
        - Рискуя показаться старомодной, считаю своим долгом напомнить вам, что у вас есть жена. И пожалуйста, не надо мне рассказывать старую байку о том, что она вас не понимает.
        - Я никогда ничего подобного не говорю. Эштон отлично меня понимает. Мы великолепно понимаем друг друга. И предоставляем друг другу свободу.
        Мег вспомнила, как она случайно увидела Эштон в объятиях механика. Пожалуй, единственное, в чем он не лжет, так это в том, что такая договоренность с Эштон действительно существует.
        - Послушайте, - вдруг встрепенулся Алессандро. - Позабудьте о Париже и Монако. Просто пообедайте со мной. Это все, о чем я прошу. Один обед. Я хочу узнать вас получше. И хочу, чтобы вы узнали меня. Возможно, вы сами удивитесь. И, возможно, решите, что я вам нравлюсь.
        Мег засмеялась. Поистине он невозможен!
        - Я уже удивлена.
        - Чудесно! Тогда договоримся на восемь? Я заеду за вами сюда.
        - Только не сегодня.
        - Вы хотите отделаться от меня.
        - Вовсе нет. У меня есть другие планы на сегодня. Я еду в Саут-Бич со Спенсерам.
        Алессандро нахмурился.
        - Не хотел бы быть нелояльным. Спенсер - хороший друг. Даже, можно сказать, член семьи. И мне он нравится. Но еще больше нравитесь мне вы. И я знаю Спенсера.
        - Вы хотите мне что-то сказать?
        - Просто будьте осторожны.
        Хуже всего то, подумала Мег, что эти слова она мысленно повторяет весь день.



        Глава 11

        Позже Мег попытается разобраться, каким образом вечер, который начался так здорово, завершился столь плачевно. Она попытается понять, как и когда в Спенсере произошла перемена. Однако она знала, что дело не только в Спенсере. Мег не могла винить только его. Она должна взять ответственность на себя.
        Спенсер подъехал к отелю, и когда Мег шла к нему через вестибюль, ей в голову пришли две мысли. Мысль первая: он выглядит до неправдоподобия замечательно. Спенсер стоял, прислонившись к колонне, сунув руки в карманы брюк. Стоял расслабившись, совершенно непринужденно, и Мег, увидев его, невольно затаила дыхание. Взгляд у него был ясный, словно солнце отражалось в его глазах. И тогда-то вслед за первой пришла вторая мысль: почему все опасные люди, способные разбить сердце и погубить чью-то жизнь, так дьявольски привлекательны? Вопрос, конечно, дурацкий, потому что иначе она просто прошла бы мимо него.


        Спенсер смотрел, как Мег шла к нему через холл. На ней были шелковые брюки и такой же жакет, под которым ничего не было. Он знал это, потому что жакет был застегнут на одну пуговицу на груди, и когда она шла, Спенсер на мгновение увидел белую полоску кожи повыше смуглой загорелой талии. Весь этот ансамбль, в общем, мало что открывал взгляду, однако обещал много.
        Спенсер наблюдал за Мег. Она двигалась легко и непринужденно, чувствовалось, что она хорошо владеет своим телом. Внезапно Спенсер вспомнил про Алессандро и про свое дурацкое пари. Он ни за что не позволит Алессандро выиграть! Да он убьет этого сукина сына, если тот выиграет!


        Они ехали к югу в фиолетовых сумерках. Где-то на полпути Спенсер включил магнитофон, и в вечернем воздухе зазвучал Моцарт. Спенсер увидел, как на лице Мег отразилось удивление.
        - А вы чего ожидали? Тяжелый металл? Знаете, я не до такой степени варвар.
        Он сказал, что вечер начнется ближе к полуночи, поэтому было решено побродить неподалеку, а затем зайти куда-нибудь пообедать. Они шли по улицам под руку, и Мег чувствовала себя удивительно уютно. Они шли одинаковым шагом, они подходили друг другу по росту и одновременно останавливались, заинтересовавшись одними и теми же вещами. И он, и она восхищались роскошно декорированными фасадами домов, косились на людей в вызывающе откровенных нарядах и старались держаться поближе друг к другу в толпе.
        Зашли пообедать в ресторан «Тихоокеанское время», где толпа людей ожидала, когда освободится столик, однако Спенсеру удалось проскочить мимо них и сразу же сделать заказ. Кухня была великолепная, но оба ели мало. Они были заняты разговором и разглядыванием друг друга.
        Мег заметила, что Спенсер пьет очень мало. Они заказали к обеду бутылку вина, и другого он ничего не пил, поскольку от стола не отлучался.
        Если бы вечер этим и кончился, размышляла позже Мег. Если бы они сразу из ресторана отправились домой по теплой ночной Флориде. Они снова приехали бы к нему домой, и все было бы не так, как в предыдущую ночь, потому что она больше его не боялась. Если бы Спенсер начал целовать ее, она его не остановила бы, и они занялись бы любовью - не спеша, с радостью, с наслаждением. Они занимались бы любовью возле бассейна, а позже ушли бы в комнату и любили друг друга в окружении его излюбленных предметов и вещей. А когда они проснулись бы поутру, их не мучило бы чувство горечи, вины или ненависти.
        Однако они не поехали после ресторана домой, хотя Спенсер в шутку сказал, что хотел бы этого, как втайне хотела этого и Мег. Но она напомнила, что они проделали весь этот путь, чтобы попасть на вечер, и, следовательно, должны идти. Он заметил, что она, по всей видимости, права, и это стало их первой ошибкой.
        Вечер проходил в старом складском помещении, преобразованном в мансарду. Мег не знала, чья это мансарда и кто организовал этот вечер. Уже на расстоянии квартала они увидели сверкающие огни, а музыку услышали и того раньше. Внутри все оказалось еще хуже. Места было много, но народу набилось столько, что система кондиционирования воздуха не справлялась. Жара, духота, дым, темнота, иногда пронизываемая вспышками света, - кажется, это мало чем отличалось от представлений об аде.
        Спенсер держал Мег за руку, когда они вошли, но внезапно между ними пронеслась вереница людей. Мег озиралась вокруг, нигде не видя Спенсера. Люди возбужденно шумели, кричали и смеялись, пол содрогался от танцующих, воздух сотрясался от ритмичных громких басовых звуков. Мег стала пробиваться через толпу, пытаясь найти Спенсера. Казалось бы, найти его не составляло труда, поскольку Спенсер был высокого роста и одет в пиджак, в то время как большинство присутствующих пребывали либо в рубашках, либо вообще без оных, - однако он как сквозь землю провалился. Наконец Мег увидела вдали знакомую спину, пробилась через толпу танцующих и положила руку ему на плечо. Мужчина повернулся - совершенно незнакомый ей человек. Он пару секунд смотрел на Мег, затем взял ее за талию и стал танцевать, а попросту говоря - корчиться и тереться о ее тело. Мег вырвалась и продолжила поиски.
        Она оказалась в центре танцевальной площадки рядом с группой людей, которые танцевали, держа в руках яркие воздушные шары. Meг увидела мужчину в рубашке с замысловатым узором, но приглядевшись, поняла, что это всего лишь татуировка. Рядом с мужчиной в одном с ним ритме покачивались две женщины. Одна из них была невысокого роста и ничем бы не обратила на себя внимание, если бы не наголо бритая голова. Другая была высокого роста, не меньше шести футов, как определила Мег, худощавая, с гордой осанкой. Она могла бы показаться даже красивой, если бы на ней не было такого количества украшений: с мочек ушей свисали крупные серьги, в ноздре торчал большой бриллиант, а когда в танце, который все набирал темп, она сбросила с себя рубашку, на правой груди обнаружилось большое золотое кольцо. Танцующие окружили Мег, призывая взглядами и жестами присоединиться к ним. Она прорвала их круг, пробилась через толпу и наконец выбралась из этого громадного, душного, темного, оглушающего зала.
        Мег оказалась на металлическом балконе с видом на море. Сюда доносились звуки музыки, но воздух был напоен запахами моря. Суда умиротворяюще покачивались на воде. Нельзя сказать, что вечер шокировал Мег. Нечто похожее ей случалось видеть в Нью-Йорке. Но она испытывала горечь. Казалось невероятным, что всего полчаса назад она и Спенсер были рядом, вдвоем.
        Мег услышала звук голосов и увидела двух мужчин на пирсе, всего в нескольких ярдах от балкона. Они стояли спиной к ней, их лиц Мег не видела, но что-то в одном из них показалось ей знакомым. Мужчина был высок, держался прямо и выправкой напоминал военного. Когда мужчина слегка повернулся, Мег удалось на мгновение увидеть его лицо. Это был Меррит Кенделл. Она не сомневалась в этом. Несмотря на слабый свет луны и отдаленного фонаря, Мег была уверена, что не ошиблась.
        Затем повернулся второй мужчина, который тоже показался ей знакомым, однако она затруднялась сказать, кто это. Она явно не встречалась с ним в Палм-Бич, явно не фотографировала его здесь, потому что никогда не забывала лиц людей, которых фотографировала. И тем не менее где-то она его видела.
        Меррит сказал что-то своему собеседнику, судя по тону - что-то злое, хотя слов Мег не расслышала. Затем повернулся и ушел. Он исчез за углом дома, а другой мужчина пошел по пирсу и поднялся на судно. Название судна Мег не могла прочитать с балкона, но, похоже, оно предназначалось для спортивной ловли рыбы.
        - Так вот куда вы скрылись!
        Мег услышала голос Спенсера и обернулась. В каждой руке он нес по надутому шарику. Он протянул ей один, как протягивают еду или питье.
        - Я купил вам подарок. - Он поднес шар к ее носу. - Вдохните, - сказал он.
        Она автоматически вдохнула.
        - Что это?
        - Это чтобы сделать вас счастливой.
        - Мне не требуется ничего такого, что сделало бы меня счастливой.
        Однако он продолжал держать шар возле ее лица, и Мег почувствовала, что дышит приятным прохладным газом, а не солоноватым морским воздухом.
        Это чувство пришло к ней через несколько мгновений. Он прав. Она действительно чувствует себя счастливой. Она испытывает настоящее блаженство.
        - Замечательный вечер! - сказал Спенсер таким бархатным голосом, что ей захотелось завернуться в него.
        - Замечательный! - согласилась Мег и почувствовала, как мелодично прозвучал ее голос.
        Он обнял ее и поцеловал, а затем она ощутила его руки под жакетом, они нежно и осторожно прикасались к ее голой коже. Мег стала расстегивать его рубашку, поражаясь удивительной гладкости его кожи. Она не знает, сколько длились эти их исследования - пять минут или пять часов. Она знала лишь, что они плывут над балконом, над судами, в теплой и ласковой ночи.
        Спустя какое-то время они снова вернулись в зал, хотя Мег не чувствовала, что они на вечере. Просто они парили над всеми и наблюдали за всеми. Незнакомые люди продолжали танцевать, но теперь они больше не казались странными. Все были с цветными шарами. Это было похоже на чудесный детский праздник или на цирковое представление, когда все улыбаются, смеются и держат перед собой дурацкие шары. Кто-то предложил ей выпить, затем Спенс ушел и вернулся с двумя другими цветными шарами, передал ей один, и теперь она знала сама, как надо вдыхать. Они танцевали сначала с другими гостями, затем одни, во всяком случае, казалось, что они одни, потому что все остальные были далеко, и комната вращалась, и они плыли, парили, и Мег думала о том, что никогда в жизни не была так счастлива. Это было последнее, что она помнила в эту ночь.


        Первой мыслью, когда Мег открыла глаза, было осознание того, что она не помнит, где находится. Она лежала на животе, прижавшись щекой к подушке, и в этом положении ее взгляду предстала часть комнаты, похожей на ту, которую можно увидеть в фильмах тридцатых годов. Здесь не было прямых линий. Сплошные закругления и извивы. Это был декор, доведенный до уровня китча. Мег не удивилась бы, если бы в комнате появились Фред и Джинджер и начали танцевать. Удивление вызывало лишь то, что здесь находится она сама.
        Мег перевернулась на спину и ощутила рядом тепло. Она повернула голову. Спенсер с взлохмаченными волосами, закутанный в атласные простыни, спал сном младенца или одурманенного наркотиками человека.
        Ей вдруг стало тошно - не оттого, что она переспала со Спенсером, а по той причине, что она этого не помнит. Плотно закрыв глаза, Мег попыталась восстановить события вечера. Был калейдоскоп ощущений и чувств - столь ярких и сладостных вчера и вызывающих такую горечь сегодня, а затем - темнота.
        Она снова открыла глаза. Лежащий рядом Спенсер пошевелился во сне и сбросил с себя простыни. Взглядом фотографа Мег оценила красоту обнаженного загорелого тела на фоне белого белья. Затем в ней взыграли эмоции, и ей снова стало не по себе. Если она не может вспомнить, как они здесь оказались, не нужно обладать слишком развитым воображением, чтобы представить, что произошло, когда они сюда пришли.
        Мег села в постели. Нужно подойти к этому здраво. В конце концов, ничего ужасного не произошло. Дело касается лишь ее одной. Потому что она не хотела, чтобы все происходило таким образом. Она не хотела быть еще одной безликой тенью в цепи его наркотических ночей.
        Вчера вечером, до того, как они отправились на этот кошмарный вечер, и раньше, когда они сидели возле его бассейна и он держал ее руку, Мег чувствовала себя так хорошо, как ни с одним другим мужчиной. Она не помнит всего, о чем они говорили, но она говорила с ним так, как не могла говорить ни с кем другим. И у нее было ощущение, что Спенсер испытывал те же чувства. У них зарождалось и крепло какое-то волнующее доверие друг к другу.
        Спенсер снова пошевелился во сне, и Мег посмотрела на него. Должно быть, ему снился приятный сон, потому что на его лице заиграла безмятежная улыбка, и Мег подумала, что между ними крепло не просто доверие. Она влюбилась в него. А сейчас она все разрушила. Она запятнала светлое чувство не тем, что занималась любовью со Спенсом, а тем, что предавалась сексу в безмозглом, одурманенном состоянии.
        Мег встала с кровати, стараясь не разбудить Спенсера, и направилась в ванную. Голова у нее болела, ныло в желудке, руки дрожали, но она не была уверена в том, что это результат похмелья, а не отвращения к себе. Мег отвернула душ и встала под тугую струю. Удары водяной струи эхом отзывались в голове. Она стала вспоминать все, что знала о Спенсере до встречи с ним, - обрывки скандальных историй, почерпнутых из светской хроники и сплетен, напечатанных в бульварных газетах, в том числе историю, связанную с иском о признании отцовства. Такие люди, как Спенсер Кенделл, никогда не влюбляются.
        Набросив махровый халат, Мег стала рассматривать себя в зеркале. Сейчас, когда ее мокрые волосы свисали вниз, она была похожа на фотопортреты матери, когда той было столько же лет. Мег подумала об отце или, точнее, о его фотографии, которую видела много лет назад. Такие люди, как Спенсер, не влюбляются в таких женщин, как она. Это был один из уроков, который она получила и который дался ей нелегко, только она, похоже, забыла его вчера вечером. Мег почувствовала новую волну тошноты. Как же глупо и до какой степени во вред себе она действовала!
        У нее было единственное желание - уйти отсюда, из этого отеля, от Спенсера, и сделать это как можно быстрее. Только бы найти свою одежду, хотя Мег не имела ни малейшего понятия, куда ее задевала и как из нее выпутывалась. Нужно успеть это сделать, пока не проснулся Спенсер. Она открыла дверь и вошла в спальню.
        Он сидел на кровати и, увидев ее, заулыбался. Ну да, улыбается, как же иначе! Одержал еще одну победу! Мег не сомневалась, что именно об этом подумал Спенсер, когда увидел ее.
        - Доброе утро, - сказал он.
        Мег отказывалась верить своим ушам. Он собирается делать вид, что ничего не случилось, или по крайней мере произошло нечто совершенно ординарное. Словно не было полного беспамятства, не было этой постели в номере отеля, словно это так привычно - проснуться утром и осознать, что ты не помнишь, что с тобой было вчера. Возможно, это привычно для него. В этом-то все и дело.
        - Доброе утро. - Мег сама ощутила лед в своем голосе, однако Спенсер предпочел сей факт проигнорировать.
        - Как спала? - спросил он. - Хотя я и не уверен, что это можно назвать сном. Это скорее похоже на смерть. Вот так вечер!
        Мег подняла с пола шелковые брюки и ничего не сказала.
        - Хотя, если говорить честно, мне больше понравилась другая часть вечера.
        Господи, это просто невозможно вынести! Сейчас он станет рассказывать, до какой степени она хороша в постели или что-нибудь не менее пикантно-откровенное. Мег снова почувствовала приступ тошноты. Увидев на стуле жакет, Мег схватила его. Теперь бы еще найти трусики - и тогда она оденется в ванной и уйдет.
        - Очень рада, - сказала Мег тем же ледяным тоном. Должно быть, ее трусики где-то под простынями. Но она не собиралась рыться в постели, тем более что там все еще находился Спенс. Она готова отправиться домой и без трусов. Лишь бы найти туфли. Один из них выглядывал из-под кровати, и Мег наклонилась, чтобы его поднять.
        Спенс схватил ее за руку:
        - Послушай, ты чем-то огорчена?
        - Ничем. - Тон больше не был ледяным, в ее голосе ощущались слезы.
        Спенс легонько потянул ее к себе, и Мег вынуждена была сесть рядом с ним на кровать.
        - Послушай, может быть, я был немного не в себе вчера вечером, - сказал он, - но не сейчас. И я не слепой. Скажи мне, чем ты огорчена.
        Мег не собиралась ему отвечать. Плохо уже то, что она сидит рядом с ним, когда он почти совсем голый, да и сама она недалеко от него ушла в смысле одежды. Сидит, не в состоянии поднять на него глаза. Она не собиралась усугублять дело, пережевывать случившееся, обвинять его, обвинять себя, чтобы затем закончить все слезами и истерикой. Она не намерена демонстрировать ему, насколько все это важно для нее.
        Мег отстранилась от Спенса и встала.
        - Не имеет значения, - проговорила она, схватила свою одежду и направилась в ванную. - Ты сказал, что это был колоссальный вечер. Потрясающий вечер. - Мег вошла в ванную и захлопнула за собой дверь. - И дьявольски интересная часть после него, - сказала она своему отражению в зеркале и разразилась слезами.
        Когда Мег, одевшись, вышла из ванной, Спенсер сидел на стуле, обмотавшись простыней на манер некоего римского сенатора. Должно быть, в другое время Мег рассмеялась бы, если бы не чувствовала себя такой несчастной.
        - Что ты имела в виду, говоря «и дьявольски интересная часть после него»?
        В планы Мег вовсе не входило, чтобы он слышал эти ее слова. Хотелось бы надеяться, что он по крайней мере не слышал ее рыданий.
        - Ничего, - с наигранной веселостью сказала она. - Ты говорил, что вечер был потрясающий, но тебе больше понравилась вторая половина вечера, и я просто согласилась с тобой.
        Она ходила по комнате в поисках второй туфли, чувствуя, что Спенсер не спускает с нее глаз.
        - Я имел в виду, - ровным тоном сказал Спенсер, - что получил большее удовольствие от того, как мы провели время до вечеринки.
        Выпрямившись, Мег посмотрела на Спенса. О Господи, это даже хуже, чем она думала. Был не просто секс, о котором она не помнит. Было нечто совёршенно безобразное и кошмарное.
        - Очень сожалею, - пробормотала она.
        Он продолжал сверлить ее взглядом.
        - О чем?
        - О… - Она не могла больше этого вынести и рухнула в кресло рядом с ним. Он взял ее за руку. - Я не знаю. О том, что произошло.
        - Ты не помнишь?
        - Мало что помню. И ничего из того, что было после вечера.
        Спенс наклонился, оторвал ее руку от лица и сжал в своей.
        - Ничего не произошло, Мег. После того, как мы пришли сюда, ровным счетом ничего не случилось.
        Мег резко выпрямилась:
        - Что?!
        - Ничего, совершенно ничего не произошло. В этом и заключалась идея - уйти с вечера и снять номер в отеле. Ты сказала, что этот отель напоминает тебе кинофильмы о Фреде Астере и его партнерше Джинджер Роджерс. - Он кивнул в сторону балкона. - Ты много танцевала для своих поклонников на балконе.
        Мег застонала.
        - А потом мы легли в постель… Спать, - добавил он.
        - В самом деле?
        - В этом я не стал бы лгать.
        - Почему?
        Спенсер с минуту молчал, обдумывая ответ, потому что и сам не знал. Он был не до конца честен, говоря, что ничего не произошло. Он не помнил всего, хотя помнил больше Мег. Он помнил ощущение атласной кожи под жакетом, помнил, как жакет coскользнул с нее, как он сорвал с себя одежду, и как два обнаженных тела прижимались друг к другу. Помнил, как она вырвалась от него и стала танцевать на балконе, как она поднимала руки к звездам и лунный свет освещал ее фигуру. Этот образ он никогда не сможет забыть. Он помнил даже, как сам вышел на балкон, обнял ее, и они, танцуя, вернулись в комнату. При этом они напевали друг другу на ухо любовные песни и наконец, обессиленные, рухнули на кровать. Именно в этот момент он вдруг понял, что Мег не здесь. Здесь было лишь ее тело. Он видел ее рядом с собой, на кровати, с поднятыми в приветствии руками, чувствовал тепло ее тела и вкус ее кожи. И тем не менее она отсутствовала. Тело ее физически отвечало ему, но разум пребывая где-то в другом месте. Может быть, именно поэтому он остановился, а может, все объяснялось гораздо проще. Настал момент отключиться и ему.
Сейчас он сидел и смотрел на Мег, держа ее руку в своей.
        Мег сидела, ожидая от него ответа. Но в этом не было необходимости - она знала ответ. Они пошутили, что эта комната похожа на те, которые можно увидеть в фильме о стариках Астере и Роджерс, а затем ей пришел на ум еще один фильм. Сходство ситуаций было несомненным. Кэтрин Хепберн, у которой был точно такой же провал в памяти, как сегодня утром у нее, Мег, спросила Джимми Стюарта, почему накануне он не затащил ее в постель. И Стюарт объяснил: потому что она была пьяна и существуют определенные правила на этот счет.
        Мег наклонилась и легонько поцеловала Спенса:
        - Спасибо тебе.
        - За что?
        - За простую человеческую порядочность.
        Он немного подумал. Он не лгал. Он вообще ничего не говорил. И он не мог заставить ее верить или не верить.
        Мег встала.
        - Не беспокойся. Я не стану распространять слухи, что в душе ты хороший парень. - Наклонившись, она снова легко поцеловала его.
        Спенсер встал, ответил ей поцелуем, но не столь невинным.
        - Послушай, - пробормотал он между поцелуями, - сейчас мы трезвые как стеклышки. И сейчас мы можем образовать совершенно иную пару. - Он сунул руки под жакет Мег и пробежал пальцами по ее спине. - Мы можем наверстать упущенное ночью.
        Мег ощущала твердость прижавшегося к ней тела Спенса, а когда он расстегнул единственную пуговицу жакета - и тепло. Она подумала, что хотела его ночью, но то было лишь под влиянием наркотиков. Прошлой ночью он мог быть кем угодно, лишь бы оставался таким же красивым. Но сейчас, когда Мег была совершенно трезвой, она знала, что хочет именно его, Спенсера Кенделла, красивого и чуточку непутевого человека. И именно по этой причине она не отдастся ему сейчас. Она не желала, чтобы все начиналось сейчас, сразу после этого кошмарного вечера, после тяжелого похмелья в отеле. Она хотела, чтобы у них все начиналось совсем иначе.
        Мег отступила на шаг. На лице Спенса появилась застенчивая улыбка.
        - Я почему-то знал, что ты поступишь именно так. Не знаю почему, но знал.
        - Потому что мы очень похожи, - ответила Мег, быстро поцеловала его и снова отступила назад. - В этом вся причина. Или, во всяком случае, одна из причин.


        Мег вспомнила об этом в машине по пути домой.
        - Спенс! - окликнула она.
        - Ммм? - Оторвав руку от рукоятки переключения передач, он погладил Мег затылок. Так было все время, пока они ехали, - оба были не в силах оторвать друг от друга руки.
        - Вчера, на этом вечере…
        - Я думал, ты не станешь больше вспоминать о нем.
        - Когда я была на балконе с видом на бухту…
        - Я слабо помню балкон, но поверю тебе на слово, что оттуда видна бухта.
        - Я могу поклясться, что видела твоего кузена Меррита.
        - Невозможно.
        - Я уверена в этом. Было полнолуние, в порту горели фонари, а когда он повернулся, я хорошо разглядела его лицо. Это был Меррит.
        Спенс погладил ей шею.
        - Должно быть, ты была вне себя даже больше, чем я думал.
        - К тому моменту я еще ничего не приняла, если не считать малой толики вина за обедом… Меррит разговаривал с другим мужчиной. Этот другой мужчина показался мне знакомым, но я не могла вспомнить, кто он.
        - Послушай, Мег. - Спенс убрал руку с плеча Мег и переключил скорость, чтобы обогнать машину. - Я не знаю, кого ты видела, но уверен в одном: это был не Святой Меррит.
        - Почему?
        - Потому что Меррит Кенделл редко покидает Палм-Бич. Это единственное место, где он чувствует себя в безопасности. И решается покинуть остров совсем не для того, чтобы оказаться в Саут-Бич. Даже смешно подумать об этом…



        Глава 12

        Эштон потянулась в шезлонге, наслаждаясь солнечным теплом. Большой парусиновый грибок защищал ее лицо от слепящих лучей. Она была похожа на кошку, вышедшую погреться на солнце. Почувствовав чье-то присутствие, Эштон открыла глаза и увидела дворецкого Хэнка, который выжидательно смотрел на нее. Заметив, что Эштон очнулась от дремоты, дворецкий уважительным тоном спросил, не желает ли она чего-нибудь, Эштон посмотрела на солнце, которое, словно большая золотая монета, висело над головой. Время клонилось к полудню. Если бы она находилась сейчас возле своего бассейна, то была бы готова - нет, ей наверняка бы мучительно захотелось - выпить свой первый бокал джина с тоником. Здесь же ей в эту минуту не хотелось даже вина.
        Эштон сказала дворецкому, что ей ничего не требуется. Он бесшумно удалился, однако через несколько минут появился вновь, неся большой серебряный поднос с живописными тропическими фруктами, бутылкой минеральной воды, графином охлажденного чая и несколькими бокалами, которые, судя по намерзшему на них ледку, были также основательно охлаждены.
        - Мистер Шоу подумал, что вам, возможно, хочется пить, графиня, - объяснил дворецкий и, поставив поднос да столик рядом с Эштон, удалился.
        Эштон снова потянулась и улыбнулась. Час назад Хэнк рассыпался извинениями из-за того, что в Берлине проходит совещание, которое он должен вести, и скрылся в своем кабинете. С того времени он уже несколько раз появлялся возле бассейна и то и дело посылал дворецкого с едой, напитками, мазями для загара, который осведомлялся, не нужно ли ей чего-нибудь еще.
        Эштон снова закрыла глаза. До нее доносились слабые электронные сигналы и временами голое Хэнка, отдающего кому-то в Берлине команды, что следует и чего не следует делать. Власть Хэнка изумила Эштон. Более того, она взволновала ее. Послышались его шаги, он вышел из кабинета на террасу и сел рядом с ее шезлонгом.
        - Совещание закончилось? - спросила она.
        Хэнк покачал головой.
        Эштон вопросительно подняла на него глаза.
        - Я хотел удостовериться, что ты еще здесь, - объяснил он.
        Эштон протянула руку и дотронулась до его щеки. Он приподнялся и обнял ее.
        - Твоя рубашка, - сказала, отстраняясь, Эштон, поскольку все ее тело было намазано кремом для загара.
        - Найдутся другие, - пробормотал Хэнк, целуя ее.
        - Твое совещание, - напомнила она.
        - Пусть подождут. У меня есть более важные дела.
        Хэнк снова ушел в кабинет, и правильно сделал, потому что они уже занимались любовью утром и - Эштон была уверена в этом - снова будут заниматься после обеда. Она опять улыбнулась, представив себе зал, до отказа набитый банкирами, адвокатами, политическими воротилами, ожидающими Хэнка, который вышел на террасу, чтобы убедиться, что она все еще здесь. Эштон имела представление о своей власти над людьми. Она могла заставить людей ждать или побудить их броситься вперед, лишь щелкнув пальцами, но это объяснялось только ее деньгами. В случае с Хэнком все было иначе. Просто он испытывал потребность в том, чтобы потрогать ее или поцеловать.
        Последняя неделя казалась каким-то чудесным сном. Эштон постоянно боялась, что она вот-вот проснется - и все исчезнет. Но она все не просыпалась и мало-помалу начинала верить, что все происходит наяву. Они вместе обедали, вместе завтракали и проводили часы в огромной спальне Хэнка, даря друг другу и получая в ответ наслаждение, какого Эштон никогда не получала до этого. Хэнк был искусным любовником, не менее искусным, чем Алессандро, но на этом сходство между ними и заканчивалось. Для Алессандро занятия любовью были как бы еще одним видом спорта. Он дарил ей удовольствие вовсе не для того, чтобы принести радость, а лишь желая доказать свое мастерство. Для Хэнка занятия любовью были поиском, совместным путешествием в мир блаженства Ее экстаз передавался ему. С самого начала они достигали оргазма одновременно - не потому что Хэнк мог все так подгадать, а потому что они были точно настроены друг на друга. И еще одна деталь: с Алессандро Эштон не была собой. Она была просто женщиной вообще. Хэнк никогда не оставлял ни малейших сомнений в том, что знает, с кем делит ложе, и не только потому, что с
любовью и страстно повторял ее имя. Он видел в ней, Эштон, личность. Он ласкал ее глазами, руками, губами. В самое первое утро он сказал ей, что у нее вкус редкого вина, и она в самом деле ощутила этот вкус на его губах.
        Когда Эштон покидала его спальню, она совершала прогулки до своего дома, чтобы сменить одежду, без особого интереса взглянуть на почту, велеть парикмахеру сделать ей прическу, маникюрше - маникюр, а массажисту - помассировать утомленное любовью тело.
        Алессандро не имел понятия, где она пропадала. Однажды Эштон столкнулась с ним. Это случилось вчера или позавчера? Эштон этого не знала, потому что один день переходил в другой, образуя единую долгую реку наслаждения. Алессандро спросил, где она была, и Эштон ответила, как отвечала уже многие годы:
        - Отсутствовала.
        - Я знаю, что отсутствовала, - сказал Алессандро, и она уловила в его голосе едва сдерживаемую ярость. - Я спрашиваю, где ты была.
        - В клубе. На завтраке в «Эверглейдс».
        - В «Эверглейдс» завтракал я. И тебя я там не видел. Потому что тебя там не было.
        - В самом деле, дорогой? - откликнулась она, направляясь наверх. - Значит, я была в «Морском клубе». Так или иначе, - добавила она, достигнув лестничной площадки, - я уверена, что где-то была.
        Алессандро был взбешен. Эштон была в полном восторге. Она делала все это совсем не ради того, чтобы позлить мужа. Однако гнев Алессандро, а также вернувшееся к ней чувство самоуважения существенно дополняли ощущение радости.
        Ее мысли словно накликали Алессандро. Через высокий забор, разделяющий ее владение и владение Хэнка, она услышала шум мотора, а после того как мотор заглох - звук шагов по гальке подъездной аллеи. Должно быть, легкий бриз дул в эту сторону, потому что через несколько секунд до Эштон донесся через ограду голос Алессандро. Голос был едва слышен, и тем не менее она разобрала слова и уловила раздражение в его тоне.
        - Графиня дома? - спросил он у дворецкого.
        Эштон подняла руки над головой и повернулась боком к солнцу. «Я дома, Алессандро, - подумала она. - Я наконец-то пришла домой».
        Через несколько минут к ней подошел Хэнк. На нем был красивый английский блейзер. Что-то шевельнулось в глубине ее души. Даже в полном облачении он выглядел сексуально привлекательным. Может быть, это объяснялось тем, что она знала его, и знала хорошо, в том виде и обличье, в котором он не предстает перед остальным миром.
        - Я должен уехать, - сказал он. Должно быть, выражение, появившееся на ее лице, было слишком красноречивым, потому что Хэнк поспешил пояснить: - Всего на несколько часов.
        - А я думала, что ты можешь всем управлять из этой комнаты, как ты говорил.
        - Я могу управлять из этой комнаты всем миром, но не отдельными личностями. Когда зовет бывший президент, даже я вынужден идти. Но это не займет много времени.
        Эштон встала с шезлонга.
        - Можешь оказать мне любезность? - спросил Хэнк. - Ты подождешь меня здесь?
        - Что?
        - Оставайся здесь, пока я буду в отъезде. Мне приятно думать о том, что ты здесь, что я вернусь домой, к тебе.
        Эштон снова раскинулась в шезлонге. Хэнк наклонился, чтобы запечатлеть прощальный поцелуй. Эштон обвила его шею руками.
        - Еще минута - и я вообще не смогу уехать, - сказал он после длительного поцелуя.
        Эштон улыбнулась:
        - Тебе придется ехать. Иначе как ты вернешься домой ко мне, если прежде не уедешь?
        - Один час, - сказал Хэнк, направляясь к дому. - Два - это в крайнем случае.
        Эштон стала прислушиваться к звукам машин часа в два. К этому времени она переместилась к бассейну для послеобеденного купания. К двум тридцати она стала проявлять нетерпение. К трем часам ею овладело раздражение. Ведь он обещал вернуться через час, максимум через два. И как она снова позволила вовлечь себя в такую ситуацию? Почему всегда она ждет мужчину?
        Эштон встала с шезлонга и начала прохаживаться вдоль бассейна. Она чувствовала, как напряжены все ее мышцы. Это смешно. Подойдя к глубокой части бассейна, она нырнула в воду и поплыла. Эштон сделала три или четыре круга, когда услышала шорох колес большого «бентли» по гравию дорожки. Она остановилась и прислушалась. Ничего, кроме болтовни попугая и шума отдаленного прибоя, она не услышала.
        Графиня вылезла из бассейна и завернулась в простыню, однако дрожать не перестала. Она подумала, уж не отправиться ли ей домой, но, похоже, это слишком уж грубо. Они все-таки не ссорились. Хэнк даже не сделал ничего плохого. Он просто немного опаздывал.
        Эштон вошла в бельведер, стянула мокрый купальник и встала под горячий душ. Горячий пар окутал ее тело. Мышцы стали понемногу расслабляться. Выйдя из-под душа, она энергично растерлась полотенцем и обратила взгляд на туалетный столик. Когда Эштон была здесь пару дней назад, на столике находилась добрая дюжина Коробочек и флаконов с различными кремами и духами. По-видимому, Хэнк следил за тем, чтобы были удовлетворены вкусы всех его гостей, его женщин. Сейчас на столике можно было увидеть единственный флакон духов, единственную баночку крема для загара и единственную коробку с пудрой. И все они имели фирменный знак «Палома» - именно этими косметическими изделиями пользовалась Эштон. За это она готова была расцеловать Хэнка.
        Она смазала кремом и напудрила тело, действуя не спеша, готовя его для Хэнка. Когда Эштон в легком шелковом лифе и таких же брюках вышла из бельведера, она ощущала себя спокойной, чистой, готовой к скорой встрече.
        Навстречу ей шел дворецкий с телефоном в руке:
        - Мистер Шоу хочет поговорить с вами, графиня.
        Эштон взяла трубку.
        - Тебе пора бы возвратиться. - Она сказала это вроде бы шутливым тоном, чтобы он не уловил ее беспокойства. В общем-то он не слишком опаздывал, просто она не была готова к этому.
        - Я звоню из машины.
        - Хорошо.
        - Но мне нужно сделать одну остановку.
        - Двадцать минут, - сказала она. - Я даю тебе ровно двадцать минут.
        - Я буду дома через девятнадцать минут.
        Вскоре Эштон услышала, как подъехала машина. Хлопнули дверцы, а затем она увидела Хэнка, который шел к ней по террасе. Он сел на ручку ее шезлонга и припал к ней медленным долгим поцелуем; который словно говорил о том, что впереди у них целый день и целая ночь. Они прервали поцелуй лишь тогда, когда появился с подносом дворецкий.
        Хэнк подал ей бокал охлажденного белого вина и взял второй для себя.
        - Очень сожалею, что задержался, но я ничего не мог поделать.
        Честно говоря, Эштон не сердилась на Хэнка. Утром она была потрясена тем, что он заставил ждать целый зал приехавших чуть ли не со всего мира деловых людей, потому что она была для него важнее. Но она не могла рассчитывать, что он всегда будет вести Себя так. То есть она могла этого хотеть, но не могла ожидать. Это ужасно: он уехал всего лишь на несколько часов, а ей показалось, что мир начинает рушиться.
        - На пути домой я сделал очень важную остановку. - Хэнк сунул руку в карман пиджака и вынул плоский длинный футляр. Она узнала фирменную упаковку магазина
«Гринлиф энд Кросби». - И не думай, пожалуйста, что так легко выбрать что-нибудь для женщины с изысканным вкусом за девятнадцать минут. Я практически похитил мистера Генри и заставил его поехать со мной для экономии времени. - Посерьезнев, он передал ей футляр. - Надеюсь, тебе это понравится.
        Когда Эштон принимала из рук Хэнка футляр, ее буквально обожгла пришедшая в голову мысль. Она никогда не получала драгоценностей от мужчин. Ее отец умер, когда она была слишком молода. Мужчины, с которыми у нее была связь, скорее сами ожидали от нее дорогих подарков. Подарки Алессандро не в счет, поскольку даже если он снисходил до их покупки, платила все равно она. А знаменитые бриллианты Монтеверди, перешедшие к ней после замужества, рано или поздно вернутся в его семью или к его наследнику.
        На смену первой мысли сразу же пришла вторая. А вдруг Хэнк купил что-то безнадежно вульгарное? И что, если она тешит себя иллюзиями, несмотря на весь жар страсти и на флер счастья, которые отгораживали и защищали их от обыкновенного мира? Эштон вспомнила, как мучительно больно ей было выносить его отсутствие в течение нескольких часов, и устыдилась, но все равно это пугало ее.
        - Ты не хочешь открыть футляр? - спросил Хэнк. Эштон не могла сказать ему, что боится открывать. Все же дрожащими пальцами она открыла футляр. Солнечный свет упал на камни и, отразившись, едва не ослепил ее. Эштон зажмурилась. Это были самые красивые бриллианты, какие; она когда-либо видела. Они лежали в гнездах на зеленом бархате, образуя ошеломляюще красивый в своей простоте голубовато-белый круг.
        - Ну и как? - спросил Хэнк. - Понравились?
        Эштон была не в силах что-либо сказать. Она подняла на него взгляд и молча кивнула.
        - Надень его, - предложил Хэнк.
        - Ты сделал это для меня…
        Он вынул ожерелье из футляра, застегнул его у нее на шее и отошел на шаг, чтобы посмотреть издали. Он ничего не сказал, но его прерывистое дыхание было красноречивее аплодисментов. А затем, не говоря ни слова, они отправились в огромную спальню, которая сделалась их тайным миром, и Хэнк снял с Эштон все, что на ней было, кроме ожерелья. Оно мягко терлось о ее кожу, когда они занимались любовью, словно еще одна пара рук, и напоминало о том, что ее любят и обожают.



        ЧАСТЬ ВТОРАЯ

        Глава 13

        Озарение пришло к Мег в тот момент, когда она снимала Тиффани Кинг. Ей не требовалось помощи Эштон или Хэнка, чтобы заполучить Тиффани. Эта женщина прямо-таки жаждала рекламы. Она готова была потратить любую сумму денег, чтобы увидеть свое имя в печати. Ходили слухи, что ее папа (именно так она всегда называла своего отца) - шумливый и нахальный, вышедший из низов антрепренер из Техаса, которого она не допускала в Палм-Бич, - истратил сотни долларов на то, чтобы Тиффани появилась на обложке журнала «Город и деревня». Говорили также, что с этой же целью он ведет переговоры с журналом «Ярмарка тщеславия».
        По мнению Мег, о Тиффани слишком уж много было разговоров. Это весьма скучная особа - к такому выводу пришла Мег, пытаясь найти интересные позы. У Тиффани было лицо с правильными чертами, но без каких-либо ярко выраженных черт характера. Еще до проявления первой пленки Мег поняла, что эти снимки вполне могут быть заменены снимками десятков других хорошеньких и совершенно безликих, типично американских блондинок. Однако Тиффани, которая была неутомима, если хотела чего-то добиться, буквально ходила за Мег по пятам с первой минуты, как только узнала о ее задании, и Мег без особой охоты наконец согласилась фотографировать ее. Во-первых, лучше уж потратить на Тиффани несколько часов, чем в течение всего времени пребывания в Палм-Бич отбиваться от нее. Во-вторых, не было оговорено, что Мег обязательно должна использовать снимки, коль уж они сделаны.
        Тиффани хотела, чтобы ее сфотографировали не только рядом с ее лошадью, собаками и коллекцией фарфора, но и с телохранителем на заднем плане. Мег подумала, что этот снимок, где Тиффани позирует на фоне зеленого газона и озера Уорт, с телохранителем в отдалений, получится достаточно выразительным. Он будет свидетельствовать о том, что она держит мужчину не только для охраны. Когда телохранитель подошел ближе и спросил Тиффани, может ли он считать себя свободным, Мег увидела его лицо, и в ее памяти словно что-то щелкнуло. Мужчина говорил по-испански, судя по его черным как смоль волосам в нем была индейская кровь. Мег вспомнила другое лицо - лицо человека, которого она видела с балкона в Саут-Бич два дня назад. Нет, Меррит разговаривал не с этим человеком (а в том, что то был Меррит, Мег не сомневалась, несмотря на возражения Спенса), но сходство было удивительным.
        Внезапно до нее дошло, почему мужчина, с которым говорил Меррит, показался ей знакомым. Несколько лет назад, когда Мег только начинала карьеру, она работала помощником фотографа в обычном журнале. Она проявила множество фотографий знаменитостей, в том числе из мира организованной преступности. Сейчас Мег была почти уверена, что человек, с которым разговаривал Меррит, был одним из них. Ей лишь хотелось вспомнить, кто именно.
        Добравшись до отеля, Мег позвонила Хэнку Шоу.
        - Вы говорили, - сказала она, когда тот взял трубку, - что я могу обратиться к вам, если возникнет необходимость. С помощью вашей электронной системы вы можете получить доступ к архивам издательств.
        - Я могу получить доступ ко всему, кроме сверхсекретных планов Пентагона. Вообще-то, вероятно, я могу добраться и до них, но по телефону не буду признаваться в этом.
        Хэнк Шоу, подумала Мег, хватая сумку с фотокамерой и ключи от машины, пребывает в каком-то эйфорическом состоянии. Интересно, что может повергнуть миллиардера в такое состояние?


        Дворецкий проводил Мег в библиотеку. Хэнк Шоу, сидевший за громадным письменным столом, не встал при ее появлении. Они оба понимали, что речь идет о деле. Он жестом показал на один из стульев возле стола.
        - Вы не могли бы сказать, в чем дело? - Слова прозвучали скорее как приказ, чем как вопрос.
        - Не знаю, как объяснить, - начала Мег. - На первый взгляд все кажется совершенно невозможным, невероятным.
        - Что именно?
        - На днях я была в Саут-Бич и видела там Меррита Кенделла и…
        Хэнк покачал головой:
        - Это действительно невозможно. Меррит ни за что не поедет в Саут-Бич.
        - Тем не менее он был там. Я в этом уверена.
        - Почему? Вы говорили с ним?
        - Нет, - призналась она. - Но я видела его вовсе не мельком. Я наблюдала за ним несколько минут. И он находился не очень далеко от меня. Я стояла на балконе, а он - на пирсе, в нескольких ярдах.
        - Ну хорошо, я вам верю. Допускаю, что появление Меррита в Саут-Бич может удивить, но это еще не причина для аншлагов в газете. Поймите, я не намерен зажимать рот прессе или делать что-либо вроде этого.
        Хэнк и в самом деле был в удивительно приподнятом расположении духа. Мег снова задала себе вопрос, что привело его в столь хорошее настроение.
        - Остается добавить только одно: Меррит разговаривал с мужчиной.
        Легкая тень пробежала по лицу Хэнка.
        - Я не занимаюсь диффамацией. Сексуальная ориентация - это его личное дело. Иными словами, мои журналы и газеты не подвергают людей остракизму из-за этого.
        Мег пододвинула стул поближе к столу.
        - Я тоже не занимаюсь диффамацией. И меня совершенно не интересует, с кем Меррит Кенделл или кто угодно спит. Я приехала по совершенно иной причине.
        Хэнк откинулся на спинку громадного кресла и улыбнулся:
        - Очень хорошо, стало быть, у нас полное единодушие. Продолжайте.
        Мег заколебалась. Она могла догадываться, как отреагирует Хэнк на еще одну сторону всей этой истории. Если он рассердился сейчас, то что подумает, когда она скажет, что Меррит Кенделл связан с кем-то из фигурантов преступного мира?
        - Я знаю, что вы не склонны мне верить… - начала она.
        - А вы попробуйте. Я не делаю заключений лишь по выражению лица человека.
        - Ну… - После некоторых колебаний Мег словно бросилась головой в омут. - Мне кажется, я узнала человека, с которым говорил Меррит. По крайней мере я видела его снимки раньше. - Мег вкратце рассказала о своей работе в качестве помощника фотографа в одном из конкурирующих журналов.
        - То есть вы хотите сказать, что видели, как Меррит Кенделл разговаривал с неким мужчиной, и этот тип напомнил вам человека, фотографию которого вы видели несколько лет назад. Вы в самом деле полагаете, что этот человек принадлежит к преступному миру? - недоверчиво переспросил Хэнк.
        - Я профессиональный фотограф и не так легко забываю лица людей. Тем более лица тех людей, фотографии которых я проявляла.
        - Значит, вы хотите сесть у меня в доме и просмотреть файлы моих журналов за несколько лет, чтобы найти снимок одного из мужчин, фамилию которого вы даже не знаете. Это похоже на поиски иголки в стоге сена.
        - Во-первых, речь не идет о столь длинном промежутке времени. Я работала в журнале всего год, это значительно сужает круг поиска.
        Хэнк улыбнулся:
        - А во-вторых?
        - Во-вторых, разве это не заслуживает внимания? Если и в самом деле здесь что-то происходит, неужели вы не хотите, чтобы ваши газеты и журналы рассказали об этом?
        - Я думая, вы фотограф, а не журналист, проводящий расследование.
        - Я женщина с пытливым складом ума.
        Улыбка Хэнка стала еще шире.
        - И, разумеется, вашей карьере не повредит, если вы раскопаете что-нибудь вроде этого.
        - Я не говорила, что я абсолютная альтруистка.
        - Спасибо за откровенность. Не переношу лицемерия. Ну что ж. - Он нажал кнопку на письменном столе и встал. - Я вызываю секретаря. Она покажет вам, как действовать. - Хэнк жестом указал в сторону компьютеров. - Если вам понадобится что-то еще, позвоните. - Шоу направился к двери, выходящей на террасу. - Да, и еще одна вещь. Если вы найдете этого человека…
        - Когда я его найду…
        - Дайте мне знать. Немедленно.
        Хэнк остановился в дверях и немного подумал. Он не собирался давать материал о Меррите или любом другом Кенделле в своих газетах, но у него было много причин, чтобы знать, что все-таки происходит.


        Мег и секретарша - невероятно бледная женщина, словно она никогда не выходила из офиса на солнце, - в течение трех часов просматривали файлы за год. Мег выводила на дисплей снимок за снимком всех мужчин, даже тех, чьи лица были частично закрыты, но ни один из них не был тем человеком, с которым Меррит разговаривал на пирсе. Она была разочарована и даже несколько обескуражена, однако уверенности ее это не поколебало. Она знала, что видела фотографию этого человека. Единственным объяснением могло быть то, что фото не попало в файлы.
        Она стала просматривать файлы во второй раз, когда Хэнк вошел в библиотеку.
        - Как успехи?
        Мег отвела взгляд от дисплея и, стараясь не выглядеть слишком сконфуженной, ответила:
        - Пока я его не нашла.
        Шоу сказал секретарше, что она свободна, и, когда женщина покинула комнату, обернулся к Мег:
        - Может быть, он не существует?
        - Я понимаю, что вы считаете невозможным… чтобы Меррит Кенделл был замешан в чем-то таком…
        - Напротив, Мег, в жизни все возможно. И уж тем более я не стану ручаться за то, что тот или иной человек не коррумпирован. Я лишь хочу сказать, что ваше воображение далеко вас завело.
        - Я уже говорила вам, что едва ли могу забыть фотографию, которую проявляла.
        Хэнк вздохнул:
        - Возможно. Сожалею, что вы потратили напрасно столько времени. Я искренне доволен вашей работой для «ХЖ». И мне нравится ваша идея - сделать на базе статьи богато иллюстрированное издание большого формата.
        - Откуда вы знаете о моих планах?
        - Это моя обязанность - знать о таких вещах. Хочу посоветовать: не предавайте значения подозрениям, которые могут помешать вам. И что бы вы ни делали, не говорите об этом никому. Включая Спенсера Кенделла.
        - Есть ли здесь что-нибудь такое, о чем вы не знаете? - удивленно спросила Мег.
        - Очень мало.
        Мег поблагодарила Хэнка и направилась к двери, выходящей к бассейну, но он остановил ее.
        - Думаю, вам будет лучше пройти через дом, - сказал Хэнк и проводил ее к другой двери.
        Мег пожала ему руку, еще раз поблагодарила и вышла из комнаты, размышляя о том, кто находился возле бассейна Хэнка, - он явно не хотел, чтобы Мег видела этого человека. Когда Мег шла по длинной галерее, она не удержалась и бросила взгляд на бассейн для послеобеденного купания.
        Поначалу Мег удивилась тому, что Хэнк хотел это скрыть. Она знала, что он и Эштон Кенделл были друзьями. Эштон упомянула об этом при первой встрече с Мег, надеясь тем самым припугнуть ее. Удивительно, что все казалось теперь таким далеким. Мег вспомнила Эштон с механиком в лодке. Она целый день гадала, что именно привело Хэнка Шоу в столь приподнятое расположение духа. Эштон лежала в полосатом серо-белом шезлонге с закрытыми глазами. Ее лицо выражало покой и умиротворение. Сейчас, впервые с момента знакомства с Эштон, Мег подумала, что графиня, безусловно, красивая женщина. И вдруг она поняла, что привело Хэнка Шоу в хорошее настроение.
        Вторая мысль родилась у нее лишь тогда, когда она добралась до своей комнаты в отеле. Хэнк Шоу посоветовал ей никому не говорить о своих подозрениях. Подразумевалось - ради ее блага. Но может быть, он печется о своем благе? В конце концов, и он, и Меррит заседают в совете директоров Фонда Кенделлов. Кто знает, в каких еще советах они заседают вместе и какие другие интересы их связывают? Конечно, может быть, он и в самом деле хотел ее защитить. А может, всего лишь пытался спасти свою шкуру.


        Алессандро снова пребывал в дурном настроении. На сей раз, похоже, ничто не способно было вывести его из этого состояния. Ни мысль о том, чтобы провести время с какой-нибудь услужливой и привлекательной женщиной, ни перспектива новой вылазки на Багамы, ни даже каталог лодочного оборудования, который он листал, сидя у бассейна своего пустого дома. Хуже всего, что он так вышел из себя. Граф Монтеверди не позволял женщинам выводить его из равновесия. Он не позволял этого делать ни своей жене, ни этой мисс Никто - фотографу. И тем не менее им это каким-то образом удалось. Алессандро снова бросил взгляд на дом. Когда он появился здесь полчаса назад, то слышал шум открываемых и закрываемых дверей, шаги слуг, которые призваны заботиться о нем и Эштон, однако, несмотря на все это, дом казался заброшенным и необитаемым. Алессандро не мог понять, куда подевалась Эштон. Конечно же, здесь замешан мужчина, и обычно Алессандро было на это наплевать. Пусть тешится со своими механиками и массажистами. Мысль об этом слегка развеселила и даже возбудила его. Однажды ему удалось увидеть, как жена занималась любовью с
кем-то из них, - он даже не помнит, с кем именно. Она была в бельведере, рядом с озером, Алессандро наблюдал за ней сверху, из окна. Сцена завела его до такой степени, что когда кончил любовник Эштон, Алессандро также испытал оргазм. Но что-то говорило ему, что сейчас у Эштон все иначе. Сейчас она не просто сексом со слугами занимается. Сейчас у нее любовный роман. И как ни удивительно, это его беспокоило. И беспокоило весьма основательно.
        И дело было не в ревности. Его просто злило, что он потерял власть над женой. Ему было странно ощущать свое бессилие. Это чувство было не просто невыносимым, оно было для него беспрецедентным.
        Мало того, так еще и эта проклятая баба с фотокамерой продолжает бегать от него. Мег Макдермот, эта мисс Никто из Ниоткуда, имеет наглость отверг гать его, графа Джованни Алессандро Руджеро Монтенья ди Монтеверди. Да он бы умер от смеха, если бы не был так взбешен. Да кто она такая, что она о себе вообразила? Если бы он составил список женщин, с которыми переспал, это читалось бы как справочник высшего общества «Кто есть кто». Богатые женщины, красивые женщины, титулованные женщины. Две принцессы из двух разных стран, Даже три, потому что он чуть не забыл про дочь второй из них. Этого нельзя простить. Единственное утешение, что у Спенсера дела не лучше. День или два назад в разговоре со Спенсером он пошутил, что тот отложил занятия теннисом. Спенс признался, что ему было не до того после бурного вечера в Саут-Бич.
        - Ты же знаешь, как это бывает, - пояснил Спенсер. - Утром просыпаешься и не понимаешь, где ты. Или, - добавил он со смешком, - с кем ты и кто с тобой.
        - Стало быть, тебе не удалось завладеть нашим маленьким призом?
        Спенсер сокрушенно покачал головой:
        - Не имел счастья.
        Алессандро похлопал его по спине:
        - Продолжай в том же духе, старик, и не теряй надежды.
        Спенсер, должно быть, и в самом деле перебрал, потому что как-то вдруг помрачнел, словно Алессандро обидел его этим дружеским шлепком по спине.
        - Послушай, Алессандро, может, нам стоит позабыть обо всем этом?
        Именно тогда Алессандро понял: пусть он сам не добился прогресса в отношениях с Мег, но у Спенсера успехи и того хуже.
        - Ни за что на свете! - возразил он. - У меня нет ни малейшего желания упускать ее или десять тысяч долларов.
        Беда лишь в том, что Мег все время ускользает. Утром Алессандро попробовал пригласить ее на обед, но она сказала, что собирается вечером быть на приеме.
        - Великолепно! - сказал он. - Я вас подвезу. Мы можем отправиться вместе.
        Он вовсе не собирался идти на этот вечер, потому что это был один из тех бенефисов, на которых, как обнаружили спонсоры за неделю до этого события, количество гостей оказалось меньше ожидаемого, и поэтому бенефис сделали открытым для каждого, кто способен выложить несколько тысяч долларов за обед. Однако он пойдет, если Мег отправится с ним. Кроме того, там будет Эштон, и мысль, что он соблазнит девушку под носом Эштон, его основательно развеселила.
        Однако Мег сказала, что она уже договорилась с кем-то другим сопровождать ее.
        - Я увижу вас там, - улыбнулась она. - Зарезервирую для вас танец, - добавила она, словно он был какой-то неоперившийся юнец. Все его существо восстало против этого. Он и сейчас не мог подавить свой гнев.
        Надо куда-нибудь выбраться отсюда. Алессандро подумал о Багамах. При воспоминании о той ночи он почувствовал возбуждение. Он вспомнил, как эффектно смотрелись длинные светлые волосы шведки на фоне темнокожей миниатюрной камбоджийки. Он получил не только сексуальное, но и эстетическое удовольствие. Но проблема заключалась в том, что, как он знал по опыту, повторить прошлое невозможно. Кроме того, похоже, он не способен сегодня оплатить свои сексуальные забавы, поскольку расплачивается деньгами Эштон.
        Алессандро сидел возле бассейна, уставившись на телефон на столике. Ему не давал покоя разговор с Мег. Отказавшись с ним пойти, она сказала, что должна бежать, потому что договорилась с Тиффани Кинг, которую будет фотографировать. Интересно, почему эта идея не пришла ему в голову раньше? Будет весьма недурно провести день в постели с Тиффани. Пожалуй, это поправит ему настроение и прибавит оптимизма.
        Трудно возразить против того, что Тиффани вульгарна. Взять хотя бы ее имя, которое он не мог произнести без смеха. Затем ее дом, который напоминал дорогой бордель. Нет, это не совсем верно. Он бывал в борделях, которые отделаны с гораздо большим вкусом, чем этот помпезный, в позолоте и мраморе псевдопалаццо. Однако кое-что в ней все-таки привлекает. У нее прямо-таки необъятные груди. Если бы такие груди были у его жены, это было бы скорее всего неприятно. Но у любовницы - совсем другое дело. И потом Тиффани где-то научилась очень здорово работать ртом. Несколько часов подряд. Она была поистине неутомима - этим качеством он гордился и сам. В последние недели у них стала популярна такая забава - кто из них продержится дольше.
        Алессандро снял телефонную трубку, но затем передумал. Он сделает ей сюрприз. Ему понравилась идея прийти к ней, заставить ее бросить свое занятие и затащить на целый день в постель. Это давало ему возможность почувствовать свою власть и силу. Кроме того, была еще одна вещь, в которой он не сомневался. Тиффани не посмеет ему отказать.



        Глава 14

        Платье ниспадало с вешалки наподобие волнистого потока белого атласа. Мег несла его перед собой, до конца не веря, что платье было ее, по крайней мере на этот вечер. Она все еще не могла переварить то, что на ней будет платье, которое стоит больше, чем она заработала в первый год в должности внештатного фотографа. И этим она также была обязана Хэнку Шоу.
        - Если вы хотите вписаться в здешнее общество, - сказал он ей через пару дней после дня рождения Эштон, когда она случайно с ним столкнулась, - вам нужен гардероб.
        Мег сама об этом думала, но не представляла, как решить этот вопрос. «ХЖ» неплохо платил ей за выполнение задания, но не настолько хорошо, чтобы она могла приобрести полдюжины платьев, сшитых на заказ. Она понимала, что не может включить их в смету расходов. Достаточно и того, что журнал оплачивает ее проживание в отеле «Бурунье».
        - У меня есть несколько вещей, - сказала она Хэнку, - и надеюсь, я смогу купить еще кое-что.
        - Не совсем то, что вам требуется, и не на те деньги, которые вам платят мои редакторы. Вам не надо ничего покупать. Вы можете брать напрокат то, что вам требуется.
        - Брать напрокат? У кого?
        - У людей, которые придумывают фасоны. В магазинах, которые их, продают.
        - Но зачем давать напрокат платья, которые можно продать?
        - По той же самой причине, по какой они дают их напрокат доброй половине здешних женщин. Можете мне поверить, не в пример вам эти женщины могут себе позволить их приобрести. То же самое с драгоценностями.
        - И все же я не понимаю.
        - Допустим, женщина является председателем комитета какой-нибудь благотворительной организации. Она берет напрокат платье у модельера. Проводит немалую часть времени за обедом и на балу, ее фотографируют в этом платье. По этой части вы знаете все, наверное, лучше меня. На следующее утро она возвращает платье, но зато в течение нескольких недель несколько десятков журналов украшают фотографии миссис М. в платье, изготовленном модельером Н. А дальше вы знаете сами. Во всей Америке или по крайней мере в Хьюстоне, Далласе, Чикаго и в некоторых других городах женщины, которые могут позволить себе потратить несколько тысяч долларов на платье, заказывают их у этого модельера. Так что это чистой воды реклама.
        В общем и целом Мег поняла идею, но не могла представить, насколько это применимо к ней.
        - Я не столь важная особа. Даже если мои фотографии появятся в журналах, кто обратит внимание на мою одежду?
        Хэнк засмеялся.
        - В этом мире значение имеют две вещи, если не брать во внимание родословную. Для мужчин - это деньги и власть. Для женщин - внешность. Вас сфотографируют на приеме, ваши фото появятся в журналах, и, раньше чем вы успеете сообразить, именитые модельеры будут упрашивать вас носить их платья. Но чтобы сдвинуть это дело с места, я скажу своему секретарю, чтобы она сделала несколько звонков.
        Неся платье на вытянутых руках, словно это была какая-то божественная святыня, Мег подошла к зеркалу. Она уже сделала прическу и макияж. Она подняла руки, длинное платье скользнуло по телу вниз. Мег посмотрела в зеркало. Материя была плотная, но мягкая. Она не сжимала тело, а мягко его обволакивала. Декольте свободно сдвигалось на лифе. Когда Мег сделала шаг вперед, длинная нога проглянула в разрезе, который шел от щиколотки до середины бедра.
        Мег повернулась к зеркалу спиной и посмотрела через плечо. Элегантная складка доходила до талии, не закрывая нижней части равномерно загорелой спины. Бронзовая кожа эффектно контрастировала с белым атласом, который имел легкий кремовый оттенок. Мег пригладила платье на бедрах. И только тогда заметила. Ее трусики - единственный, кроме платья, предмет, который был на ней, - обозначились под платьем. Мег приподняла подол и решительно их сняла. Теперь платье идеально обтягивало ее, нигде не топорщилось и вообще могло сойти за вторую кожу. Мег стояла перед зеркалом и любовалась своим отражением. Она никогда не выглядела столь привлекательно. И дело было не только в том, как она выглядела, но еще и в том, как она себя чувствовала. Каждое движение приносило ей ощущение свободы и уверенности. Еще никогда Мег не была столь сексуально привлекательной. И она приняла решение. Сегодня она намерена завершить то, что они начали в Саут-Бич.


        Алессандро сказал себе, что самочувствие его значительно улучшилось. День складывался так, как он и ожидал. Он пришел к Тиффани и обнаружил, что у нее находится агент по продаже предметов искусства. Этот человек представился как русский князь.
        Ну как же, князь! Самый обыкновенный воришка, торгующий второразрядными иконами и утварью, украденными из русских церквей. Алессандро сказал агенту, чтобы он пришел в другой раз, и даже не дал Тиффани возможности отменить назначенные ею встречи. Она не стала спорить, потому что знала: Алессандро может просто уйти и никогда больше не прийти.
        Они поднялись к ней в спальню, и Тиффани по-настоящему ублажила Алессандро. Он не мог понять, как женщина, столь невежественная в искусстве, музыке и прочих красивых вещах, может дарить такое наслаждение. И дело было не только в богатой практике, хотя этого у нее нельзя отнять. Здесь срабатывали еще и инстинкты. Алессандро не знал другой женщины, которая так же легко возбуждается, а возбудившись, уже не имеет тормозов. Не было ничего такого, чего она не сделала бы ему или не позволила ему сделать с ней. Ее развязность была безгранична. И эти огромные груди, которые вызвали бы отвращение, если бы это была жена, чертовски возбуждали Алессандро, когда принадлежали любовнице.
        Уходя от Тиффани, он чувствовал себя опустошенным физически, однако уверенность в своих мужских достоинствах была восстановлена. Когда он вышел из своего
«астон-мартина» и направился к дому, он чувствовал себя отлично.
        Дворецкий встретил его у дверей и подал серебряный поднос с почтой. Алессандро сказал, что почту просмотрит позже испросил, дома ли графиня.
        - Пока нет, сэр.
        Алессандро бросил взгляд на часы. Седьмой час. Если она собирается на прием - а он знал, что Эштон там будет, поскольку никогда подобные приемы не пропускала, - она должна уже быть дома. Конечно, прическу и макияж она могла сделать не дома, а в салоне на Уорт-авеню.
        - Она говорила, когда вернется домой, Джордж?
        - Нет, сэр, не говорила.
        Алессандро почувствовал, что приятные ощущения покинули его и осталась одна лишь опустошенность. Черт бы ее побрал! Неужто она и в самом деле думает, что, может вести с ним эти игры - с ним, мастером интриги?
        Он велел Джорджу приготовить ванну и одежду. Нужно быстро одеться и уехать до того, как Эштон вернется домой. Она может отправляться на прием одна. При этой мысли он улыбнулся, поскольку знал, как не любила Эштон появляться на приеме в одиночестве.
        Он отправится на бенефис без Эштон, а к моменту ее появления возьмет под свою опеку Мег.


        Служащий открыл дверцу «феррари», и Мег, выходя из машины, заметила, как его взгляд упал на ее длинную загорелую ноту, проглянувшую в разрезе белого атласного платья. Это вызвало у нее улыбку - вовсе не потому, что она желала обольстить служащего, а потому, что хотела, чтобы Спенс видел, как ею восхищаются другие мужчины: А затем, как и предсказывал Хэнк, заработали лампы-вспышки. Толпа фотографов не имела понятия, кто такая Мег, но они видели, что она красива, и сочли ее важной особой.
        Спенс бросил ключи от своего «феррари» мальчику, обошел машину, и они направились к клубу «Эверглейдс» по длинному, облицованному плитками испанскому коридору. Хотя Мег никогда здесь не была, она знала историю клуба. Построенный в 1918 году, этот престижный клуб в мавританском стиле представлял собой фантастическое сочетание башен, облицованных плиткой двориков, арок и перекрытий с открытыми взгляду балками.
        В зарешеченных углублениях помещались гирлянды крохотных лампочек. Сюжет, автором которого был Брюс Сатка, изображал зимний карнавал. Всюду, куда Мег ни бросала взгляд, она видела фантастические статуи из мерцающего льда, украшенные живыми цветами.
        Они медленно двигались и кружили по залу во время часа коктейлей. Мег не помнила, со сколькими людьми она разговаривала и что говорила. Она чувствовала лишь, что Спенсер рядом, слышала, как он смеялся, когда она что-то говорила, ощущала тепло его дыхания, когда он наклонялся к ней. Казалось, вокруг них возникла невидимая стена, отделяющая их от остального мира, словно они были только вдвоем в каком-то особом уголке рая.
        Даже когда подошел Алессандро, взял Мег за плечи и, приветствуя, поцеловал ее, задержав в своих объятиях чуть дольше, чем следовало, и устремив на нее гипнотизирующий взгляд, - даже тогда она продолжала оставаться под влиянием чар Спенсера.
        Мег многозначительно спросила Алессандро, где Эштон. Алессандро ответил, что она придет позже. Затем появился Меррит и присоединился к ним.
        - Я так понимаю, что ты был в Саут-Бич на днях, - сказал Спенсер, после того как они обменялись обычными любезностями, На продолговатом лице Меррита появилось нечто вроде отвращения.
        - В Саут-Бич? - насмешливо переспросил он.
        Спенсер засмеялся, затем оглянулся, чтобы удостовериться, что Алессандро, который направился к Тиффани Кинг, их не слышит.
        - Я говорил Мег, что она все вообразила, но она клятвенно уверяет, что видела тебя. У тебя, случайно, нет двойника или клона?
        - Не вижу в этом ничего забавного, - сказал Меррит, обращаясь к Спенсеру, затем повернулся к Мег: - Уверяю вас, что в Саут-Бич вы видели не меня.
        - Ладно-ладно. - Спенс сжал руку Мег. - Успокойся, Меррит. Она ведь не обвиняет тебя в чем-либо, а лишь говорит, что видела тебя в Саут-Бич, а это, скажу тебе, если ты сам не знаешь, вовсе не является преступлением.
        - Может, ты и в самом деле видела его, - сказал Спенсер Мег после того, как Меррит отошел. - Может, Святой Меррит вовсе не так уж свят. Может, он предавался вполне человеческим забавам в Саут-Бич. Хотя… - Спенсер бросил взгляд в тот конец зала, где стоял Меррит - высокий, прямой, седой - и разговаривал с женой и любовницей жены. - В это трудно поверить.
        Объявили о начале обеда, и все двинулись к столам. Мег выяснила, что она сидит между Спенсом и Алессандро. Место Эштон напротив пустовало.
        - Ты уверен, что она здорова? - обратился Спенс к Алессандро, когда в качестве первого блюда появились флоридские креветки и клешни крабов. - Она никогда раньше не пропускала приемы. С точки зрения Эштон, он уступает только балу по случаю юбилея Фонда Кенделлов.
        - Возможно, она передумала и решила не приходить, - сказал Алессандро. - Она чувствовала себя не очень хорошо, когда я уезжал. - Голос графа звучал непринужденно, словно его нисколько не беспокоила такая мелочь, как состояние здоровья жены, однако Мег заметила, что при этом вены на его висках вздулись.
        - Мне это не нравится, - сказал Спенс, потому что знал, в чем Эштон ищет утешения, когда чувствует себя несчастной, и как легко может потерять контроль над собой. Он вспомнил, как однажды сам переборщил с дозой в Саут-Бич. Вспомнил, как в пьяном виде разбил вдребезги несколько машин и как две машины разбила Эштон. А еще одну они угробили вместе, когда были молодыми. Но сейчас он не будет думать об этом. Спенс знал также о любви Эштон к мужчинам, что тоже могло оказаться опасным.
        - Я не хочу тратить вечер на разговоры об Эштон, - сказал Алессандро, - когда сижу рядом с самой очаровательной женщиной в этом зале.
        Мег почувствовала, как под столом бедро Алессандро прижалось к ее ноге. Она отодвинула стул, чтобы их ноги больше не соприкасались. И вдруг удивилась, что раньше находила его привлекательным.
        Оркестр Нила Смита открыл вечер, и Алессандро наклонился к Мег, чтобы пригласить ее на танец. Но прежде чем граф успел это сделать, рука Спенса оказалась на ее локте и он помог ей подняться.
        Не успели они ступить на танцевальную площадку, как Мег поняла, что это будет не просто танец. Это будет нечто похожее на занятие любовью.
        Она вошла в кольцо рук Спенсера и почувствовала себя удивительно уютно в его объятиях. Лбом она прижалась к его подбородку, и, казалось, ее лоб создан для того, чтобы лежать на этом подбородке. Рука Спенсера покоилась на обнаженной талии и словно ласкала ее. Мег, сама того не сознавая, откликалась на эти ласки. Когда они двигались по площадке, ее тело как бы сливалось с его телом. Твердая грудь Спенса прижималась к округлостям ее грудей, его бедро терлось о ее бедро, и исходящее от него желание передавалось Мег. За окнами огни судов и города, звезды на небе блестели, как бриллианты, люди словно куда-то отдалились, и они танцевали одни в усыпанной звездами их собственной вселенной.
        - Я думаю, нам нужно уйти, - шепнул Спенс на ухо Мег, когда музыка замолкла и они остановились, продолжая прижиматься друг к другу.
        - Мы не можем уйти раньше полуночи, - возразила Мег, поскольку знала, что в полночь крыша над ними раскроется, и на них хлынет ливень розовато-белых конфетти. Однако ее протест был ложью, потому что никакие эффектные зрелища не шли ни в какое сравнение с тем, что она сейчас чувствовала.
        - Мы устроим свой праздник, - наклонившись к ее уху, шепотом пообещал Спенс.
        А затем возле них вдруг оказался Алессандро, пригласил Мег на танец и отпустил в адрес Спенса шутку, что Спенс ею не только не владеет, но даже не завоевал на ночь. Шутка была плоская, Мег даже толком не поняла ее и видела, что Спенс тоже не нашел в шутке ничего забавного. Но хуже всего было то, что Мег перешла из объятий Спенса к Алессандро. Из мира, в котором звучали зов и обещания любви, она окунулась в мир сомнительной шутки.
        Некоторое время они танцевали молча, однако напор Алессандро и настойчивость его рук сказали ей больше, чем она хотела бы услышать. Мег пыталась отстраниться от него, однако Алессандро снова прижимал ее к себе. В конце концов она остановилась.
        - Здесь невыносимо жарко, - попыталась объяснить Мег причину своей строптивости.
        - Мы выйдем на террасу, чтобы глотнуть свежего воздуха. Это даже лучше.
        Мег хотела было возразить, однако он уже вел ее к дверям.
        Когда они вышли на балкон, Алессандро положил руки ей на плечи. Мег стряхнула их и отступила назад. Некоторое время он молча смотрел на нее, и при свете, падавшем из зала, она прочитала в его глазах гнев. Затем он засмеялся, и его смех разрядил напряженность.
        - Не понимаю, Мег, почему вы так боитесь меня.
        - Я не боюсь вас, - солгала она.
        - Однако складывается впечатление, что боитесь, - сказал Алессандро и, не давая ей возразить, повторил: - Не могу понять почему. Почему вы с таким подозрением относитесь ко мне и в то же время так доверяете людям, которые в гораздо меньшей степени заслуживают доверия.
        Мег резко вскинула лицо.
        - Что вы имеете в виду?
        Он пододвинулся к краю террасы и теперь стоял, полуотвернувшись от нее.
        - Ничего особенного. Мне не стоило говорить об этом. Дурной тон. Предательство по отношению к своему классу, полу, не говоря уж о семье. По крайней мере семье по браку. Просто я беспокоюсь о вас. Особенно, как я уже вам однажды говорил, когда дело касается Спенсера.
        - Я могу позаботиться о себе сама.
        Алессандро вновь повернул к ней лицо. Глаза у него теперь были грустные.
        - Надеюсь, дорогая моя, потому что есть одна вещь, в которой я уверен. Вы не можете рассчитывать на то, что Спенсер позаботится о вас. Он разрушитель по натуре. В особенности когда дело касается женщин.
        - Я знаю о прошлом Спенсера.
        - Ага, а знаете ли вы о его настоящем?
        Мег повернулась, чтобы возвратиться в зал.
        - Я не желаю выслушивать сплетни о Спенсере.
        Алессандро преградил ей дорогу.
        - Ваше доверие весьма трогательно. И вы совершенно правы. Не следует слушать то, что говорят о Спенсере другие люди. Даже я. Вы должны сами расспросить Спенсера. Не только о женщинах, но и о всех его слабостях. Они у него имеются, да будет вам известно. Игра на деньги, например. Спросите его об этом. Вы можете сильно удивиться. И убедиться, что не знаете его настолько хорошо, как полагаете.
        Мег выпрямилась во весь рост и посмотрела на Алессандро сверху вниз.
        - Я больше не намерена выслушивать все это.
        Он пожал плечами и сделал шаг в сторону, пропуская ее.
        - Помните, Мег. Я пытался вас предупредить.
        Мег прошла мимо него и вернулась в зал. Она не хотела слушать ничего дурного о Спенсере. Тем более то, что говорил о нем Алессандро. Это все равно как если бы закопченный горшок называл чайник черным. И кроме того, она все знала. Она знала о его пристрастии к алкоголю, к наркотикам и женщинам. Но сегодня он не выпил ничего, кроме бокала вина, и Мег чувствовала и понимала по его поведению, что она была для него не просто очередной женщиной. А что касается игры на деньги, то это полный абсурд. Из того, что она вычитала, услышала и увидела, это был, похоже, единственный порок, которому Спенсер не подвержен.


        Спенсер смотрел, как Мег танцевала с Алессандро, и чувствовал, что у него сжимаются кулаки. Пальцы Алессандро скользнули вниз по обнаженной талии и задержались в ложбинке. Кулаки Спенсера стали дрожать. Кажется, за всю свою жизнь он не встречал человека, которого ненавидел бы с такой силой.
        Он сделал шаг по направлению к танцующим, но неожиданно рядом с ним возник Меррит и снова заговорил о Саут-Бич. По крайней мере Спенсер считал, что разговор шел о Саут-Бич, поскольку гнев мешал ему воспринимать слова. А затем он увидел, что Мег и Алессандро удалились на террасу.
        - Господи! - напустился Спенсер на Меррита. - Да она просто пошутила, сказав, что видела тебя там! Неужели ты не в состоянии понимать шутки?
        Должно быть, последние слова он уже выкрикивал, потому что увидел, как несколько человек повернулись в его сторону. Ну и черт с ними, пусть пялятся, ему наплевать! Сейчас его беспокоило лишь то, что Мег находится на террасе с Алессандро. Расталкивая танцующих, натыкаясь на официантов, Спенсер стал протискиваться к террасе. Но едва он приблизился к двери, как в зал вошла Мег. Она увидела Спенсера, и на губах ее заиграла улыбка, глаза засветились. Ни один из них ничего не сказал, просто Спенсер взял Мег за руку и повел через зал к выходу в фойе, откуда они вышли на улицу, в напоенную ароматами звездную ночь.


        Алессандро стоял на террасе, слушал долетающую из зала музыку и пытался успокоить дыхание. Он не даст гневу взять над ним верх. Стоит ли обращать внимание на эту маленькую сучку? И плевать он хотел на десять тысяч долларов! Эштон сможет раскошелиться на эту сумму.
        Он подошел к окну и посмотрел в зал. Стул Эштон все так же пустовал. Эштон заслуживала того, чтобы потерять деньги.
        Алессандро окинул взглядом зал. Люди смеялись, разговаривали, пили и приятно проводили время. Он снова огляделся вокруг, на сей раз концентрируя внимание на женщинах. Тиффани болтала с этим ослом Томми Фиском, который, судя по взгляду, уже нанюхался порошка. Но Тиффани продолжала смотреть на него и строить глазки, ее огромный бюст, кажется, был способен разорвать платье. Внезапно Алессандро засмеялся. Пришедшая в голову мысль развеселила его. Более того, она его возбудила. Он изобразил на лице небрежную улыбку и направился через зал к Тиффани.


        Они оба молчали по пути к дому Спенсера. Мег не спрашивала, куда они едут, Спенс не говорил. Они оба знали.
        Спенс ехал медленно, что было весьма необычно для него. Просто не было никакой необходимости в спешке. И они оба это знали. В их распоряжении была целая вечность. Однажды он оторвал руку от рукоятки переключения передач и дотронулся до ее щеки. Второй раз он поднял ее руку и приложил к своему рту. Всякий раз, когда Мег бросала на него взгляд, она видела, что он смотрит на нее.
        Спенс свернул на подъездную аллею и заглушил мотор. Слышался шум их шагов по шуршащей гальке, стрекотание миллиона цикад да доносившийся издали плеск волн, разбивающихся о волнорез. Все так же молча, держась за руки, они вошли в дом.
        Мег услышала, как Спенс захлопнул за собой входную дверь, отрезав их от внешнего мира, закрыв их в мире, принадлежащем только им. Они двинулись навстречу друг другу. Его руки мягко коснулись ее лица, но она ощутила в них желание. Они стояли и целовались. Оба не знали, сколько прошло времени - миг или целый час. Мег потеряла ощущение реальности. Не было ничего, кроме Спенса и ее.
        Они поднялись наверх. На пороге огромной спальни они снова повернулись друг к другу и снова поцеловались.
        - Мег, - пробормотал Спенс, - я…
        Она знала, что он хочет сказать. Сейчас все было совершенно иначе, чем раньше. Он действительно любил ее. Мег замкнула его рот губами.
        Они вошли в комнату. Спенс включил лампу на столике возле кровати и обернулся к ней. Мег подняла руки и расстегнула единственную застежку, которая поддерживала лиф платья. Платье скользнуло по ее телу и мягко упало к ногам. Мег услышала, как прервалось дыхание Спенса. Она улыбнулась и протянула навстречу ему руки. Он подошел к ней.
        Затем они стали вдвоем быстро и нетерпеливо срывать одежду со Спенса. Когда на нем ничего не осталось, Мег обвила руки вокруг его шеи и прижалась к нему обнаженным телом. Они оказались на кровати - два переплетенных, жаждущих тела. Их прикосновения друг к другу были настолько горячими, что способны были обжечь. Затем оба одновременно отстранились и стали смотреть друг на друга при бледном свете лампы. Наконец снова слились в объятиях.
        Руки и рот Спенса сводили с ума. Мег ощущала его язык во впадинке на шее, он дразнил соски, скользил по бедрам, к животу и наконец достиг пушистых завитков внизу Живота. Казалось, ее тело состоит из обнаженных нервов. Мег извивалась, стонала и трепетала в приближении экстаза, пока ее сознание не взорвалось миллионом ярких звезд. Однако Спенс продолжал ласку, она просила его о продолжении, и испытала новый взрыв. Затем Спенс вошел в нее и стал двигаться медленно и деликатно-любовно, и она отвечала ему в том же ритме. Но постепенно их движения участились, и вскоре новый ошеломляющий оргазм охватил Мег, а вслед за этим содрогнулось тело Спенса, после чего они прильнули друг к другу и замерли, потрясенные и опустошенные.


        На сей раз, когда Мег открыла глаза и при свете зари увидела спящего безмятежным сном обнаженного Спенса, она не испытала ничего похожего на ужас. Она протянула руку и дотронулась до него. С одной стороны, ей не хотелось его будить, но с другой - соблазн был велик. Спенс открыл глаза. Когда он увидел в нескольких дюймах от себя ее лицо, на его лице появилась медленная улыбка.
        - Я люблю тебя. - Он произнес эти слова прямо у ее рта. Мег вернула ему поцелуй, и любовная игра началась снова, только в более медленном темпе, потому что у них и в самом деле была в запасе вечность.
        Позже, когда солнечные лучи осветили спальню, они встали и отправились к бассейну, держась за руки, оба нагие и невинные, словно дети. Бирюзовая вода плескалась вокруг их красивых тел. Затем, не сговариваясь, они подплыли друг к другу, их тела слились в одно целое прямо в воде, которая бурлила и плескалась вокруг них. И Мег подумала, что отныне они никогда не разлучатся.


        Он провел пальцем по ее губам.
        - Ты чему улыбаешься?
        Они снова лежали на большой кровати в его спальне. Сейчас здесь было прохладно и сумрачно, поскольку окна были закрыты ставнями, чтобы сюда не проникал полдневный зной.
        - Я счастлива, - сказала Мег, целуя его палец.
        - Дело не только в этом. Я знаю тебя, Мег. Знаю твой сладкий рот. Ты над чем-то смеешься.
        - Я подумала об Алессандро.
        - Что?! - Нельзя сказать, что Спенс рассердился, однако досада или по крайней мере разочарование в его голосе прозвучало.
        - О чем-то таком, что он сказал вчера вечером.
        Спенс положил ладонь ей на грудь.
        - Мы будем разговаривать об Алессандро?
        - Это был разговор о тебе. Он предупреждал меня и говорил, что у тебя есть всякие пороки.
        - Они были у меня, пока я не встретил тебя.
        - Но он сказал одну смешную вещь. Он предупреждал меня о пороке, которого у тебя нет.
        Пальцы Спенса стали играть соском Мег.
        - И что же это за порок?
        - Игра на деньги. Он сказал, что я должна спросить, как у тебя обстоит дело с этим.
        Спенс отдернул руку, словно обжегся.
        - Не могли бы мы сейчас забыть об Алессандро? - сказал Спенс, и хотя он пытался произнести это шутливым тоном, Мег поняла, что это не кажется ему шуткой.



        Глава 15

        Эштон откусила кусок тоста, который дал ей Хэнк, и почувствовала, как крохотные икринки аппетитно лопаются у нее во рту. Хэнк поднес бокал шампанского к ее губам, и она сделала несколько глотков.
        - Я буду сам обслуживать тебя, - сказал он, когда несколькими часами раньше они пришли в спальню. И Хэнк это делал.
        Это был изумительный день - иногда неистовый, иногда игривый. Когда Эштон и Хэнк пришли сюда в первый раз после бассейна, они занимались любовью медленно и размеренно, после чего, утомленные и удовлетворенные, немного поспали.
        Проснувшись, Хэнк позвонил вниз, и через минуту послышался стук в дверь. Он подошел к двери и вернулся к кровати с громадным серебряным подносом. Там были небольшая хрустальная чаша с икрой, которая располагалась внутри большой чаши со льдом, тарелка тостов и серебряное ведерко с вином. Эштон с облегчением взглянула на поднос, поскольку, когда Хэнк позвонил вниз, она боялась, что принесут яйца, лук и прочую еду, которую настоящий гурман не станет есть. Она все еще помнила, кем Хэнк был прежде. Она устыдилась своих подозрений, однако справиться с ними было непросто.
        Должно быть, Хэнк знал, о чем думает Эштон, потому что улыбнулся и спросил, выдержал ли он экзамен. Прежде чем она успела ответить, Хэнк взял маленькую серебряную ложку и зачерпнул икры.
        - Есть, пожалуй, лишь одна вещь, которая способна улучшить вкус, - сказал он и размазал ложку икры у нее на груди. Икра холодила грудь. Эштон ахнула и засмеялась, а затем почувствовала, что он слизывает икру языком. И она снова ахнула, но теперь уже больше не смеялась, потому что это была серьезная, самая серьезная вещь в ее жизни.
        Они снова поспали, а когда Эштон проснулась, она не имела понятия, который час. Ее часы, драгоценности, одежда, так же как и одежда Хэнка, были свалены у двери. Эштон обвела взглядом комнату. Тени стали длиннее, небо за окнами - темнее, а бриз, овевавший их обнаженные тела, - прохладнее.
        Должно быть, Хэнк снова прочитал ее мысли, потому что сел в постели и спросил:
        - Ты и в самом деле хочешь уйти?
        Она невольно засмеялась, потому что вид у него был очень грустный и еще потому, что ей нисколько не хотелось уходить. Раньше она никогда не пропустила бы этот прием, но сегодня пропустит. Она отрицательно покачала головой.
        - В таком случае я не разрешу тебе уйти.
        Они уже пропустили коктейль перед обедом, а также предобеденный танец. Однако Эштон не могла отделаться от ощущения, что в общем-то они ничего не упустили.
        Хэнк позвонил вниз, чтобы принесли еще шампанского и икры, и они снова окунулись в какой-то волшебный мир, мир восхитительно-сладостных ощущений.
        Где-то перед зарей Эштон проснулась и увидела, что Хэнк, опершись на локоть, смотрит на нее, как смотрел тогда, в первую ночь их любви. Эштон дотронулась до его щеки, он повернулся и поцеловал ей ладонь.
        - Помнишь, что я сказал раньше? - пробормотал он.
        - Ты много чего говорил, - сонным голосом ответила она.
        - О том, что не разрешу тебе уйти. Я на полном серьезе это сказал. Ты не можешь и дальше жить с ним. После всего того, что было между нами. - Он обвел рукой спальню, которая словно была свидетельницей их любви. - Ты должна с ним разойтись. Должна выйти замуж за меня.
        Эштон не удивилась. Она знала, что дело к тому идет. В каком-то смысле она этого хотела. Но в то же время Эштон не могла принять окончательное решение о разрыве с мужем. Не только потому, что знала: Алессандро никогда не даст ей развода. Даже если она захочет откупиться от него. Она знала, что Хэнк не станет колебаться ни минуты, если она позволит ему это сделать. Нет, возникнут и другие препятствия. Эштон вспомнила разговор с Алессандро и его покойным отцом во время долгих переговоров по брачному контракту. Когда целая армия адвокатов трудилась в поте лица в одной из пятидесяти комнат, словно окутанных паутиной времени, Эштон и двое других мужчин, которых можно было бы принять за близнецов, если бы не седина на висках одного из них, расположились в соседней гостиной на бесценной мебели в стиле Людовика XVI и пили чай из чашек севрского фарфора под одобрительными взглядами персонажей, смотревших с картин Микеланджело и Боттичелли. Каким гармоничным нашла она тогда мир Алессандро, прошедший испытания временем и отшлифованный веками, и как она хотела стать его частью!
        - Вы понимаете, - сказал тогда ее будущий свекор, - что это исключительно серьезное дело. Мы не такие, как американцы. Мы не меняем своих решений. Мы не можем разлюбить, хотя я всегда считал это слово бессмысленным.
        - Мой отец хочет сказать, Эштон, что мы, Монтеверди, не приемлем развода.
        - Нет, Алессандро, я не говорю, что мы, Монтеверди, не приемлем развода. Я хотел сказать, что мы не допускаем развода.
        Она до сих пор слышит голос своего покойного свекра на фоне голоса Хэнка. Это было похоже на некий лишенный гармонии дуэт. «Ты должна развестись с ним», - сказал Хэнк. «Мы не допускаем развода», - предупреждал ее покойный свекор.
        Эштон села в постели и оперлась спиной об инкрустированную спинку.
        - Он никогда не даст мне развода, - негромко сказала она.
        - Что ты имеешь в виду, когда говоришь «не даст мне развода»? Мы живем в Америке. Он не должен давать тебе разрешения: Ты просто получишь развод. Видит Бог, он дал тебе немало поводов для этого.
        - Все не так просто.
        - И не так сложно. Люди делают это каждый день.
        - Ты не понимаешь…
        Хэнк некоторое время молча смотрел на Эштон, затем поднялся с кровати, пересек спальню и вышел на балкон с видом на море. Эштон видела, что он стоит обнаженный, в последних слабых лучах луны, могучий как бог. Повернувшись, он снова вошел в комнату и остановился у кровати перед Эштон.
        - Возможно, и понимаю. Дело не в том, что он не даст тебе развода. Может, ты сама не захочешь разводиться с ним? И кто тебя за это осудит? - сказал Хэнк, и она уловила нотки раздражения в его голосе, которых не слышала раньше. - Кто осудит тебя за то, что ты не хочешь терять титул графини, графини Монтеверди, и стать миссис, всего лишь миссис Хэнк Шоу?
        - Это неправда. - Эштон протянула руку и дотронулась до него. Хэнк отодвинулся.
        - Черта с два неправда! Не имеет значения, что этот блистательный граф - сукин сын, который тебя не любит, обманывает, унижает и эксплуатирует! Или то, что Хэнк Шоу по-настоящему любит тебя, любит так, как никогда… - Голос его пресекся, он продолжал стоять молча и смотреть на нее.
        Эштон посмотрела на небо, которое начинало светлеть.
        - Я должна идти, - сказала она.
        На сей раз Хэнк не стал возражать.


        Алессандро сидел на террасе, ощущая прохладу утреннего воздуха и наблюдая за тем, как небо из темного превращалось в серое, затем в светлое. Его элегантный обеденный пиджак от Армани был измят, галстук съехал набок, на скулах темнела щетина. Он был человеком аккуратным и привередливым, и его внешность и одежда в данный момент свидетельствовали о его душевном состоянии. Он был взбешен. Еще никогда в жизни он не испытывал подобного гнева.
        Алессандро снова и снова перебирал в памяти события прошедшей ночи и всякий раз, когда доходил до определенного момента, сжимал руками стул, а лицо его искажалось от ярости.
        Такого никогда с ним не случалось. С другими мужчинами, возможно, и бывало, но только не с ним, графом Монтеверди. Это было немыслимо. Это было унизительно.
        Он покинул вечер вскоре после того, как Мег ушла со Спенсером. Именно воспоминание о том, как эта пара удаляется в ночь, заставляло его вновь и вновь яростно хвататься за стул, хотя это и не было самой худшей частью вечера. Далеко не так.
        После этого Алессандро направился к Тиффани, беспечно улыбаясь, словно собрался сделать ей очередной комплимент или бросить дежурную фразу о погоде. Наклонившись к ее уху, он шепотом сказал, что собирался сделать ей немедленно, потому что они уходят сейчас, сию минуту и направляются к ней домой. Тиффани ухмыльнулась глуповатой, самодовольной улыбкой, давая знать, что понимает его, и они, ни с кем не попрощавшись, ушли с вечера.
        У Тиффани был огромный вульгарный белый лимузин, в каких любят ездить рок-звезды или наркодельцы, она же считала его верхом элегантности. За рулем сидел телохранитель. Как только они оказались в машине, Алессандро немедленно нажал кнопку, поднял дымчатое стекло, отгородившее переднюю часть салона от задней, и начал тискать огромные груди Тиффани. Через минуту она уже стонала от удовольствия и требовала новых, еще более горячих ласк. Тиффани расстегнула ему ширинку, но забраться в брюки не успела - Алессандро схватил ее за запястья и отвел руки. Тиффани подумала, что это игра, стала вырываться и кусать ему губы, однако он отнюдь не играл - он пытался спасти себя от позора, поскольку почувствовал: с ним происходит неладное, нечто весьма серьезное. Сидя рядом с извивающейся, жаждущей, полураздетой женщиной, Алессандро понял, что не испытывает никакого возбуждения. Его пенис оставался вялым и безжизненным. Такого никогда раньше не случалось.
        Как только они оказались в фойе ее дома, Тиффани стала срывать с него одежду. Она любила секс в разных проявлениях и в разной обстановке. В этом отношении их вкусы также совпадали, однако в тот момент идея заняться сексом на мраморном полу фойе или на столе в бильярдной комнате возбудила его не больше, чем попытки Тиффани в лимузине. Даже блеснувшая было идея связать ее оставила Алессандро равнодушным.
        Ему удалось затащить Тиффани наверх, и там она выпуталась из своей одежды.
        - Что происходит? - проворковала она, беря в руки его безжизненный пенис.
        - Ничего страшного, tesoro. Просто я хочу продлить тебе удовольствие.
        На какое-то время Тиффани этому поверила, но ненадолго. Она попробовала поработать губами, но это не помогло. Они попробовали взбодриться кокаином, однако результат был тот же.
        - У меня есть кое-что еще, - сказала Тиффани и выдвинула ящик украшенного позолотой столика возле кровати. В ее руках оказался шприц. Алессандро пришел в ярость. Он слышал о мужчинах, которые не могут достичь эрекции без инъекции в пенис, однако никогда не думал, что может оказаться одним из них.
        - Я в этом не нуждаюсь! - рявкнул он.
        - Я только пыталась помочь, - с глуповатой улыбкой проговорила Тиффани.
        Это длилось часы, по крайней мере так показалось Алессандро. Тиффани была, как он и раньше считал, при более счастливых обстоятельствах, неутомимой.
        Надо отдать ей должное - она не винила и не высмеивала его и даже не показывала, что разочарована.
        - Такие вещи иногда случаются, - сказала Тиффани назидательным тоном доктора. - Особенно если много выпил, или устал, или в определенном возрасте.
        У Алессандро появилось желание отшлепать ее за эти слова. Вместо этого он лишь возразил, что с ним подобных вещей не случалось.
        - Ну а теперь случилось, Алессандро, - бодро заявила она. - Так что сейчас ты можешь поспать, - похлопала она рукой по подушке, - а утром мы снова попробуем.
        Это решило дело. Алессандро не собирался сносить ее снисходительность. Он не позволит, чтобы к нему относились как к беспомощному ребенку. Не говоря ни слова, он встал и быстро оделся. Он клокотал от гнева и мог взорваться, однако ему удалось совладать со своей яростью. Он не хотел, чтобы Тиффани видела его бессильную ярость, испуг и беспомощность. Он не доставит ей подобной радости. И вообще подобной радости он не доставит ни одной женщине.
        Алессандро вернулся к кровати, где лежала голая, розовая и вполне удовлетворенная Тиффани, поскольку, как он знал, она сумела за это время испытать несколько колоссальных, жгучих оргазмов. Он наклонился, поцеловал ее в губы, затем выпрямился и посмотрел на Тиффани с печальной улыбкой:
        - Это не твоя вина, tesoro. Ты не должна даже мысли допускать о том, что мне нежеланна.
        Он заметил, что сказанное дошло до нее, поскольку на ее лице промелькнула тень. И он подумал с удовлетворением, единственным удовлетворением, которое испытал в этот вечер, что Тиффани теперь никогда не сможет полностью отрешиться от этой мысли.
        Алессандро отправился по бульвару пешком. До дома было около мили, но ему следовало подышать воздухом. Нужно было привести мысли в порядок, обдумать то, что произошло с ним в эту кошмарную ночь.
        Прогулка и в самом деле взбодрила его. Он добрался до дома перед зарей и сразу направился в комнату Эштон. Ее дома не оказалось, и по девственному состоянию постели Алессандро понял, что жены не было всю ночь. Он почувствовал, как в нем снова закипает гнев.
        Алессандро спустился вниз и налил себе солидную дозу бренди. Джордж, должно быть, услышал шаги графа и вышел из помещения для слуг, неся в руках один из халатов хозяина. Он спросил, не нужно ли чего Алессандро. По крайней мере хоть кто-то проявляет о нем заботу, подумал Алессандро. Он хотел было сказать «нет», но неожиданно изменил решение. Он должен выбраться отсюда. Нет, не в постель к другой женщине, а уехать из Палм-Бич, уехать как можно дальше. От Мег, которая третирует его, от Эштон, которая его дурачит, от Тиффани, у которой есть возможность его унизить. Идея осенила Алессандро внезапно. Он удивился, что эта мысль не приходила ему в голову раньше. Тиффани наверняка разболтает о том, что с ним случилось. Алессандро даже представил, как она нашептывает что-то другим женщинам. Он представил, как слух будет распространяться по клубам, ресторанам, гостиным и спальням Палм-Бич. Женщины станут фыркать и хихикать, мужчины хмыкать и похохатывать, и он превратится во всеобщее посмешище. Он, Алессандро, граф Монтеверди!
        - Начинай паковать вещи, Джордж. Немедленно. Я отправлюсь в Монако.
        - Хорошо, сэр, - ответил Джордж и пошел паковать вещи.
        Алессандро допил бренди и вышел на лоджию. Он все еще сидел здесь, наблюдая за бледной полоской зари, когда увидел Эштон, идущую по газону. Его первой мыслью было: он не желает ее видеть. Он не желает видеть ни одну из них. Но затем у него родилась другая мысль: он не только увидит ее, но и заставит отправиться с ним. Он увезет ее от любовника, невзирая на то, кто ее любовник, и тем самым продемонстрирует, кто контролирует ситуацию. Алессандро неожиданно почувствовал себя сильным. Он ей покажет! Он им всем покажет! Суки…


        Утро было прохладным, Эштон шла, обхватив себя руками, однако дрожи унять не могла, Хэнк был прав. Она не решалась признаться ему в этом. Она не хотела признаться в этом самой себе. Однако она понимала, что сказанное Хэнком - правда.
        Эштон думала о прошедших двенадцати часах. Все было чудесно, когда они были наедине, но они не могли всю жизнь проводить лишь вдвоем. Не могли провести всю оставшуюся жизнь в постели. А когда они встанут с постели, выйдут в свет, она больше не будет графиней Монтеверди. Она будет миссис Хэнк Шоу. Он даже не называл себя Хенри, хотя это мало меняет дело. Эштон вспомнила президентов-демократов - Джимми Картера и Билла Клинтона.
        Идя по зеленому газону к дому, она попыталась представить свою жизнь в качестве миссис Хэнк Шоу. Не здесь, а где-нибудь в Ньюпорте, Нью-Йорке или в Европе. О Господи, в Европе будет в десять раз хуже! Эштон знала, как европейцы относятся к американцам, даже если у тех имеются деньги, а точнее - особенно если деньги имеются у американцев. Она больше не будет аристократкой, занесенной в книгу пэров. Она будет относиться к категории тривиальных американских нуворишей. Когда она будет заходить в отель, ресторан или магазин, перед ней больше не будут расшаркиваться - будут лишь заламывать цены. А что касается посещения некоторых мест… Тошно подумать о том, что ей будет закрыт доступ в какие-то престижные клубы и заведения. Хэнку удалось стать членом «Морского клуба» и клуба «Эверглейдс» благодаря бывшему тестю, однако существуют такие (один-два здесь, несколько за границей), куда вход им будет закрыт.
        - Доброе утро, tesoro. - Эштон была настолько погружена в свои мысли, что не заметила Алессандро, сидевшего на террасе.
        - Ты рано поднялась, - сказал он любезным тоном, гораздо более любезным, чем всю последнюю неделю. - Или ты еще не ложилась в постель? Я хотел сказать - не ложилась спать?
        Эштон подумала было рассказать ему кое о чем, но не в это утро. Сейчас ей совсем не хотелось реагировать на его выпады и колкости, однако она понимала, что это разозлит его еще больше.
        Эштон поднялась на террасу и внимательно посмотрела на мужа. При сером свете утра на лице Алессандро можно было разглядеть следы его многолетней далеко не праведной жизни. Хотя он по-прежнему оставался красивым, наметились признаки увядания. Ей вспомнилась картина одного старого мастера, принадлежащая семейству Монтеверди. При свете дня видно было разрушительное воздействие времени на этот шедевр.
        - Я могу задать тебе тот же вопрос, - сказала Эштон.
        - Мне? - изобразил удивление Алессандро. - Я сижу здесь и ожидаю тебя. Ожидаю свою жену. Чертовски беспокоюсь о ней.
        Эштон захотелось стукнуть Алессандро за этот насмешливый тон. Однако вместо этого она явно в тон ему ответила:
        - Как видишь, нет причин для беспокойства. Я жива и здорова.
        - Странно, что я не слышал машины. На чем бы он ни ездил, мотор у него работает прямо-таки без - звучно. Или он доставил тебя на велосипеде? - Алессандро улыбнулся недоброй улыбкой. - Я знаю, что ты питаешь слабость к молодым мужчинам, но тебе не кажется, что это зашло слишком далеко?
        Внезапно Эштон почувствовала, что у нее больше нет сил выносить его болтовню.
        - Знаешь, Алессандро, я устала. Ты можешь оставаться здесь и делать, что тебе угодно, а я пойду спать.
        Эштон ожидала, что он уцепится за ее слова, начнет допытываться, почему она устала, где была, что и с кем делала, однако жесткая улыбка сбежала с его лица, и, когда он заговорил, голос его звучал если не по-доброму, то, во всяком случае, гораздо теплее, чем раньше.
        - Совершенно правильно, Эштон. Я прождал здесь тебя полночи вовсе не для того, чтобы спорить с то6oй. Я ждал тебя, потому что у меня появилась идея. Я уезжаю в Монако, Сегодня же. И хочу, чтобы ты поехала со мной.
        Предложение вызвало у Эштон не только удивление, но и подозрение.
        - Но я никогда не езжу с тобой на гонки. По крайней мере последние несколько лет. Ты сам не хотел этого.
        - Только потому, что боялся, что тебе будет скучно и утомительно, tesoro. Но именно по этой причине я как раз и хочу поехать туда сейчас. До гонок больше недели. У нас достаточно времени, и мы сможем провести его вместе. Мы можем остановиться в Париже, сделать там покупки, затем полететь в Монако. - Он посмотрел на нее из-под черных ресниц. - Я в самом деле хочу, чтобы ты полетела со мной, Эштон.
        На нее вдруг накатила волна усталости, и она села в кресло рядом с ним. А почему бы и нет? Она вовсе не бежит от Хэнка. Она просто дает себе время на размышление. Если расходишься после десяти лет замужества, надо все тщательно обдумать. Особенно тот факт, что ты из графини Монтеверди превращаешься в миссис Хэнк Шоу.
        Алессандро потянулся и накрыл её руку своими ладонями.
        - Есть еще одна вещь, tesoro, и если ты думаешь, что я попытаюсь склонить тебя к поездке со мной, то ты права. Я понял, что вел себя неразумно. Поэтому я решил пройти обследование, о котором говорил доктор. Сразу же после возвращения из Монако.
        Эштон недоверчиво посмотрела на него:
        - Ты это серьезно, Алессандро?
        Продолжая держать руку Эштон, он провел большим пальцем по ее ладони.
        - Я не стал бы врать, когда речь идет о столь важном деле. Я не меньше твоего хочу ребенка. А может, и больше. Я должен иметь наследника. Поэтому, как только мы вернемся, я договорюсь с доктором о встрече.
        Эштон попыталась что-то сказать, но он перебил ее:
        - Даю тебе слово, tesoro.
        Как могла она после этого отказаться ехать с ним?


        Меррит снял телефонную трубку и набрал номер Эштон, а затем, едва раздался звонок, положил трубку на место. Первой его реакцией был гнев. Как могла она быть такой экстравагантной? Такой безответственной? Он не раз и не два говорил ей, что она должна жить по средствам. Видит Бог, денежное содержание у нее достаточно большое. И вот на тебе - она выкидывает такой номер.
        Меррит снова посмотрел на письменный стол. «Меррит, дорогой, - гласила записка, - боюсь, мне нужен, крохотный аванс. Алессандро слишком расщедрился на мой день рождения. С любовью, Эштон».
        Меррит перевел взгляд на приложенный к записке чек. Шестьдесят пять тысяч долларов. Немалая сумма за ожерелье, хотя вряд ли оно способно притупить боль бедняжки Эштон, когда ей пришлось самой покупать себе подарок.
        Меррит снова снял трубку, но на этот раз набрал другой номер. Когда-то он поклялся, что больше не сделает этого. Он поклялся, что с этим покончено. Это было слишком неприятно. И слишком опасно. Однако, глядя на записку Эштон, он понял, что не может позволить себе покончить с прошлым.



        Глава 16

        Алессандро вышел из-под душа, энергично растер тело полотенцем и стал натягивать черно-желтый костюм. Сейчас, находясь в роскошном номере отеля «Париж», он был уверен, что поступил правильно, приехав в Монако. И правильно сделал, заставив Эштон сопровождать его.
        Он не назвал бы это вторым медовым месяцем. Эштон была весьма сдержанной, если не холодной. Когда он попробовал подступиться к ней, она сослалась на то, что плохо себя чувствует. Алессандро не стал проявлять настойчивость, поскольку была еще свежа в памяти кошмарная ночь с Тиффани недельной давности. Он целую неделю обходился без секса, чего не случалось с ним со времен отрочества. Это беспокоило Алессандро, однако он успокаивал себя тем, что готовился к гонкам. Он сберегал адреналин и страсть на завтрашний день. На то время, когда он выиграет гонку. А он ее непременно выиграет. Он чувствовал это каждым нервом. И тогда он снова станет самим собой.
        Алессандро ежедневно тренировался и готовил лодку к гонкам. Лодка была в превосходном состоянии. Он тоже был готов к бою.
        Алессандро застегнул молнию на костюме и вошел в спальню Эштон. Эштон была на террасе, перед ней стояла чашка черного кофе и лежала пачка французских газет и журналов. Алессандро вышел на террасу, вежливо поцеловал ее в щечку и спросил, как она спала. Эштон ответила, что спала нормально, хотя круги под ее глазами явно свидетельствовали об обратном.
        - Я полагаю, tesoro, что ты захочешь отправиться сегодня со мной. Ты можешь занять место на одном из наших судов и наблюдать за тренировкой.
        - Только не сегодня, Алессандро, - ответила Эштон настолько быстро, что было ясно: она даже не сделала попытки всерьез подумать о его предложении.
        - Но ты будешь там завтра во время гонок? - уже более настойчиво спросил Алессандро. Он хотел, чтобы Эштон была рядом с ним после гонок, когда он будет, получать победный кубок. Он знал, что снимки дойдут до газет Палм-Бич, и хотел, чтобы их увидели и Мег, и Тиффани. Счастливого женатого мужчину. Не мужчину, который не в состоянии найти себе женщину на стороне, а мужчину, который не хочет никаких других женщин. Именно таким был его новый имидж, и хотя Алессандро знал, что этот имидж будет для него кратковременным, если вообще соответствует действительности, это нисколько не мешало ему испытывать чувство удовлетворения.
        - Разумеется, завтра я там буду, - без особого энтузиазма проговорила Эштон.


        Уходя, Алессандро испытывал к ней едва ли не жалость, поскольку день ото дня ощущал себя благодаря предстоящим гонкам все более сильным, а бедняжка Эштон… Ах, бедняжка Эштон! Она целыми днями только и делала, что бродила по комнатам отеля. Она почти не делала покупок. И хотя он не замечал, что его жена снова начала пить, должно быть, она все-таки грешила этим, потому что он однажды слышал, как ее рвало в ванной.
        Направляясь к лифту, Алессандро покачал головой. Он не любил сентиментальности в женщинах. Тем более он не мог принять этот в жене. Если так будет продолжаться и впредь, ему придется отправить Эштон на месяц-другой в клинику, чтобы излечиться от всего этого.


* * *
        Как только дверь за Алессандро закрылась, Эштон отложила журналы, которые якобы читала, и стала смотреть на зеленый парк на фоне лазурного Средиземного моря. Гладь воды бороздили гоночные лодки, похожие на лодку Алессандро, а также яхты и рыболовецкие суда. В центре бухты бросила якорь огромная яхта-красавица, в сравнении с которой блекли все окружавшие ее лодки и суда. Вчера ее здесь не было. В другое время Эштон заинтересовалась бы, с какой целью сюда пожаловал арабский шейх или европейский прожигатель жизни. Но в это утро ей было не до того.
        Когда Алессандро попросил ее поехать с ним в Монако, она согласилась, потому что он дал ей важное обещание. И еще потому, что ей нужно было выиграть время. Однако это обещание превратилось сейчас в нелепую шутку. Как она может зачать ребенка, если не позволяет мужу прикоснуться к ней? В то утро, когда она возвращалась от Хэнка и увидела сидевшего на террасе Алессандро, Эштон сказала себе, что отнюдь не обращается в бегство. Тогда она еще не знала, что не может никуда убежать. Хэнк - первое, о чем она думала, проснувшись утром, и последнее перед тем, как заснуть ночью. И все часы между этими точками отсчета также были заполнены им. Однажды, возвращаясь из магазина, куда Эштон ходила делать покупки, она заметила незнакомого мужчину, который со спины чем-то напоминал Хэнка. Эштон остановилась и смотрела на него так долго, что едва не попала под машину. Вчера вечером в ресторане звучный - как у Хэнка! - смех мужчины, сидевшего через несколько столиков от них, едва не заставил ее забыть, о чем она говорила с собеседником. От Хэнка не было спасения, и в то же время не было возможности возвратиться к
нему. Эштон сомневалась, примет ли он ее снова. Она уехала, не сказав ему ни слова. И самое главное - она уехала, не возразив против того, что он ей заявил. Уехала, не сказав, что быть миссис Хэнк Шоу для нее вполне достаточно. Она не могла ему этого сказать, потому что сама до сих пор не знала, так ли это на самом деле. Она знала лишь, что больше не может оставаться графиней Монтеверди. У нее нет сил играть эту тягостную роль.
        Эштон посмотрела на золотые часики непритязательной формы с такой же цепочкой, которые ей страшно не нравились из-за названия - «Сокровище Тиффани». Алессандро настоял на том, чтобы Эштон купила их, когда они были в Париже. Было начало одиннадцатого. Минуты тянулись, как часы. А часы были бесконечны. Эштон подумала о том, что неплохо бы выпить. Это помогло бы скоротать время. Правда, в последнее время она потеряла вкус к спиртному. Шампанское имело какой-то металлический привкус. От одного вида мартини ее начинало тошнить. Когда накануне она выпила немного вина, ее наутро вырвало.
        Эштон услышала звонок телефона и направилась в комнату. Мужчина на другом конце провода сказал, что с ней будет говорить баронесса фон Бекуорт.
        Спустя несколько секунд в трубке раздался голос баронессы фон Бекуорт, урожденной Хоуп Остин, сестры-близнеца Сеси Остин. Она назвала Эштон liebchen <милая (нем.)>, и, даже находясь в столь дурном расположении духа, Эштон невольно улыбнулась, услышав столь ласковое обращение, высказанное с типичным среднеевропейским акцентом.
        - Я так рада, что дозвонилась до тебя, liebchen! Сеси и Кики прибыли сюда вчера. Но прилетели они без твоего обожаемого брата. Мы страшно хотим тебя видеть. Не могла бы ты позавтракать с нами на нашей яхте? Будем только мы, ну и еще несколько друзей. Обещаю, что соберется не больше десятка, самое большее - двенадцать человек. Обещай нам, что придешь.
        Несколько мгновений Эштон колебалась. Если Хоуп говорит о двенадцати, то скорее всего будет человек двадцать пять. Идти на такое сборище у нее не было настроения. В то же время, она не может постоянно сидеть в отеле, пить спиртное, которое в нее не лезет, оставаться наедине с мыслями, от которых ей уже тошно. И Эштон сказала Хоуп, что придет.
        - Отлично, liebchen. Я пошлю за тобой катер в час дня.


* * *
        Когда катер подошел к яхте баронессы, до Эштон донеслись звуки музыки, смех, и она увидела группу мужчин и женщин, прохаживающихся по юту. С этого расстояния один из мужчин показался ей похожим на Хэнка. Проклятие! Надо как-то остановить поток галлюцинаций.
        Матрос подтянул катер к борту яхты и закрепил его, после чего Эштон поднялась по трапу. Смесь запахов готовящихся блюд и дизельного топлива, весьма характерный для подобных прогулочных яхт, обычно приводил Эштон в приятное волнение, однако сейчас эти ароматы показались ей тошнотворными. Зачем она все это делает? Для чего она идет на этот пикник и в то же время грезит о людях, которых здесь нет?
        Эштон подняла взгляд и увидела Хоуп, стоящую на палубе возле трапа.
        - Графиня, - проговорила она и расцеловала Эштон в обе щеки.
        Эштон так же приветствовала баронессу. Однако, несмотря на подобное проявление чопорности, в общем и целом Хоуп была женщиной добропорядочной, хорошей сестрой Сеси, другом Кики и весьма доброжелательно относилась к Эштон. И Эштон пришла в голову мысль, пока Хоуп сопровождала ее до: юта, что дружба между женщинами - это нечто такое, что она в течение многих лет недооценивала.
        А потом из ее головы напрочь улетучились все мысли, потому что она увидела его. Это не было галлюцинацией или миражом. Это был Хэнк - живой и настоящий. Хоуп стала говорить о том, что Эштон должна знать всех присутствующих, что Сеси и Кики рады видеть ее, словно она не встречалась с ними не каких-нибудь десять дней, а долгие годы. В это время Хэнк продвигался через толпу к ней. Дойдя до Эштон, он взял ее за руку, спросил, как она себя чувствует, и продолжал смотреть на нее, словно просто вежливо, по-светски приветствовал.
        Хэнк взял два бокала шампанского с подноса проходящего мимо стюарда и повел Эштон к носовой части яхты. Отсюда были слышны лишь обрывки светских разговоров и смеха да плеск волн о борт судна.
        - Ты сердишься? - спросил Хэнк.
        - За что?
        - За то, что я попросил баронессу заманить тебя сюда под вымышленным предлогом. За то, что я последовал за тобой.
        Эштон захотелось рассмеяться, но она опасалась, что в этом случае не сможет остановиться, потому что была близка к истерике, - просто оттого, что испытала облегчение, увидев Хэнка.
        - Я не сержусь, - тихо сказала она.
        Они с минуту молчали, а когда Хэнк снова заговорил, голос его звучал мрачно:
        - Боже мой, с каким трудом я сдерживаюсь, чтобы не заключить тебя в объятия!
        Эштон положила ладонь ему на предплечье, ощутив мощь мускулов под тонкой тканью пиджака.
        До них донесся голос стюарда, возвещавшего о начале завтрака.
        - Ты голодна? - спросил Хэнк.
        Эштон отрицательно покачала головой.
        Оба засмеялись.
        - Мне принести извинения за нас обоих?
        - Нет необходимости, - сказала Эштон, направляясь к трапу. - Хоуп поймет.
        Она думала, что они сойдут на берег. Однако Хэнк велел матросу вести катер к огромной яхте, которая вошла в бухту утром, сразу затмив своей красотой все остальные суда.
        - Это твоя? - спросила Эштон.
        - Я купил ее прошлой осенью.
        Катер прошел под носом яхты и подошел к корме. Эштон прочитала на транце название, выведенное огромными печатными буквами: «Леди Э.».
        Хэнк наблюдал за ее реакцией.
        - Ты не возражаешь? Возможно, это не очень благоразумно.
        Эштон снова засмеялась.
        - Ты сошел с ума!
        - Сошел с ума от любви, - уточнил Хэнк.


        Он показал Эштон яхту. Ее яхту, непрестанно повторял он. Это было огромное, длиной свыше двух сот футов судно, с площадкой для вертолета, гимнастическим залом, кинозалом, каютами «люкс» для двадцати гостей. Но больше всего Эштон привели в восторг не размеры и удобства, а удивительная красота яхты. Ей очень понравились длинные палубы из тика, сверкающая бронзовая осветительная арматура, отделанные панелями из красного дерева салоны, в которых поддерживалась оптимальная температура для картин, столь же прекрасных, сколь и бесценных, как с радостью отметила для себя Эштон.
        - Ну как? - спросил Хэнк, когда они обошли почти все судно.
        - Что как?
        - Тебе понравилось?
        Эштон снова засмеялась:
        - Разве она может кому-то не понравиться?
        - Ты хочешь сказать, что все сделано со вкусом, - сказал Хэнк вроде бы в шутку, но Эштон понимала, что это вовсе не шутка.
        - Можно говорить об очень тонком вкусе, - поправила она.
        - Есть одна каюта, которую ты еще не видела, - Хэнк повел Эштон вниз и открыл перед ней дверь. Эштон оказалась в самой красивой из кают, какие она когда-либо видела. С одной стороны солнечные лучи светили в огромные иллюминаторы. С другой - дверь выходила на небольшую уединенную палубу. Стены здесь были не из красного дерева, а имели бледно-желтый оттенок, и от этого каюта казалась удивительно светлой и просторной. На одной из стен висела картина Сезанна, а над камином - Хокни. Середину каюты занимала огромная кровать.
        - А это твоя каюта? - спросила Эштон.
        - Это твоя каюта. - Хэнк подошел к ней и обнял за плечи. - Я лишь надеюсь, что ты позволишь мне разделить ее с тобой.


        - Нам нужно поговорить, - сказал Хэнк, когда они отдыхали после любовной игры. Одевшись, они немного прошлись по палубе, затем сели за столик с бутылкой шампанского, глядя, как над морем опускаются сумерки, а город зажигает яркие огни, напоминающие бриллиантовое ожерелье. Затем они снова вошли в каюту, снова разделись и жадно бросились в объятия друг друга, словно после любовной игры прошло не два-три часа и даже не несколько дней, а годы жизни. Эштон открывала ему не только губы, руки и объятия, но всю себя. Она чувствовала, как его борода касается ее бедер, его губы - ее сокровеннейших мест, силу и страсть Хэнка, когда он снова и снова входил в нее, наполняя такой нежностью, восторгом и любовью, что, казалось, от этого можно умереть.


        Хэнк отвез ее на катере на берег около полуночи. Он хотел, чтобы Эштон осталась на яхте, однако она возразила, что не может.
        - Ты должна сказать ему.
        - После гонок. Я обещала, что буду наблюдать за соревнованиями.
        - Мы будем наблюдать вместе. С вертолета.
        - Я надеюсь, он проиграет. Надеюсь, что проиграет с треском. - Эштон не ожидала от себя подобных слов. Горечь тона потрясла ее.
        Хэнк покачал головой:
        - Нет. Пусть Алессандро выиграет. - Он наклонился и поцеловал Эштон. - Он скоро потеряет все остальное, поэтому я надеюсь, что этот сукин сын выиграет гонку.


        Алессандро спал в своей комнате, когда пришла Эштон. Отсутствие жены не столь важное событие, чтобы он не поспал свои восемь часов перед гонкой. Стоя в дверях, она смотрела на спящего Алессандро. Темные ресницы отбрасывали тени на его щеки. Эштон вспомнила фотографию маленького мальчика на рождественской открытке, которую он показал ей в ту ночь. Сколько времени прошло с того момента - пять, шесть недель? Странно. В ту ночь она была полна отчаяния. Сейчас полна надежд.
        Алессандро пошевелился во сне и прикрыл лицо рукой.

«Я не говорил, что мы, Монтеверди, не приемлем развода, - вспомнила она слова покойного свекра. - Я хотел сказать, что мы не допускаем развода».
        Эштон повернулась, закрыла за собой дверь и направилась в свою комнату. Ее свекор умер. А от Алессандро можно откупиться. Она была в этом уверена.



        Глава 17

        Алессандро ушел до того, как Эштон проснулась. Она собиралась притвориться спящей, пока он будет принимать душ, одеваться и готовиться к гонкам, однако ей не пришлось этого делать. Она спала сном младенца.
        Эштон позвонила, чтобы принесли кофе, и не успела она положить трубку, как телефон снова зазвонил.
        - Доброе утро, - сказал Хэнк. Он не назвал ее ни «дорогая», ни «любовь моя», ни
«мое сокровище». Он умел передать свое отношение к ней, не прибегая к подобным обращениям. - Ты еще в постели?
        - Ммм, - лениво промычала Эштон.
        - Я тоже, - шепотом проговорил Хэнк. - Я в постели с тобой. - Голос был мягкий, вкрадчивый, волнующий. - Ты чувствуешь, что я рядом с тобой?
        - Ммм, - ответила она уже не столь лениво, скорее взволнованно.
        Голос Хэнка продолжал звучать в трубке, обволакивая, лаская и возбуждая Эштон. Она снова легла в постель и закрыла глаза. Ее тело чутко реагировало на бархатный голос, у нее сладостно заныло и повлажнело между ног. Эштон выгнулась, несколько раз крепко сжала бедра, и комната словно взорвалась от ошеломительно-жгучего оргазма.
        Позже, положив трубку, Эштон кое-как дошла до душа, удивляясь чуду любви и тому, что мужчина даже через расстояние способен передать физическую ласку.


        Они наблюдали гонки с вертолета. Внизу блестело море, словно многогранный алмаз. Вода была темно-синей в одном месте, голубой - в другом, голубовато-белой - в третьем. Следы от несущихся лодок тянулись словно мягкие белые ленточки, брызги поднимались вверх и сверкали в пронизанном солнцем воздухе. Хэнк находился рядом и заботливо-нежно обнимал Эштон, отчего ей казалось, что она находится далеко-далеко от всего того, что видит, в том числе и от Алессандро.
        Лодки приближались к линии финиша. «Колибри», ведомая Алессандро, шла впереди. И вдруг шедшая вслед за «Колибри» лодка набрала скорость и стала приближаться к лидеру. Затем обе лодки исчезли в облаке брызг и белой пены. У Эштон стеснило дыхание. Мгновенно ей пришли на память прежние травмы Алессандро. Четыре сломанных ребра, поврежденная ключица, сотрясение мозга. Она поймала себя на том, что молится, чтобы Алессандро остался целым и невредимым. Эштон вдруг с тоскливой определенностью поняла, что не сможет оставить его, если с ним что-то случится, если он получит какое-то серьезное увечье. Должно быть, Хэнк тоже это понимал, поскольку крепко сжал ее руку.
        - Этого не должно быть! - Слова, вырвавшиеся из ее груди, были похожи на рыдание. Она впилась ногтями в руку Хэнка. - Господи, нет, нет! - взмолилась она.
        Пена стала оседать, и Эштон различила яркие цвета лодок: желтый цвет «Колибри» и красный - другой лодки. Они шли так быстро, что два цвета слились в один - оранжевый. Затем, когда пена еще больше осела, Эштон различила две лодки.
«Колибри» неслась к финишу, оставив за собой другую лодку.
        Эштон разразилась аплодисментами и восторженными криками. Подобной радости она никогда раньше не испытывала. Рядом с ней ликовал Хэнк. Их губы слились в поцелуе, они обнялись, все еще не в силах оправиться от страха из-за того, что могло случиться и, к счастью, не случилось. Позже, когда вертолет шел на посадку, Эштон заметила следы своих ногтей на руке Хэнка, которые она оставила, когда молилась за Алессандро.


        Алессандро принял из рук его светлости принца Альберта приз и выслушал поздравления. Когда принц сошел с подиума, послышались хлопки вылетающих пробок и команда Алессандро начала шумно праздновать победу.
        Разгоряченный шампанским и упоенный успехом, Алессандро увидел Эштон, стоящую неподалеку. Алессандро подошел к ней, втянул в круг и заключил в объятия. Он ощутил ее упругое тело и почувствовал возбуждение. Он знал, что так и будет. Знал, что победа разрешит все проблемы. Он снова был таким, как прежде.


        Прошло несколько часов, пока Эштон смогла остаться с Алессандро наедине. Всем хотелось поздравить чемпиона. Мужчины хотели пожать ему руку, женщины - поцеловать, репортеры из журнала - взять у него интервью, и все жаждали выпить за его здоровье. Празднование длилось целый день. Обед должен начаться вечером. Эштон не хотелось говорить ему сейчас, не хотелось портить ему день, но она понимала, что должна это сделать, ибо знала, что ничто так не возбуждает Алессандро в сексуальном плане, как победа.
        Должно быть, это понимал и Хэнк, потому что собирался идти вместе с ней в отель.
        - Это то, что я должна сделать сама, - возразила Эштон. Она не сказала, что боится, как бы Алессандро не наговорил резкостей Хэнку, а также ответной реакции Хэнка.
        Они с трудом втиснулись в вестибюль отеля. Вокруг них толпились люди, выкрикивали поздравления, пытались обратить на себя внимание Алессандро и просто дотронуться до него - на счастье. Он все еще был в гоночном костюме, волосы падали ему на лоб, его кожа сохраняла следы соленой морской воды и шампанского. Он пробирался сквозь толпу, словно по волнам моря. Им понадобилось не менее получаса на то, чтобы добраться до своего номера.
        Алессандро захлопнул за собой дверь номера, и Эштон с тоской услышала, как он поворачивает в дверях ключ. Тут же он стал стаскивать с себя костюм.
        - Почему ты не закажешь бутылку шампанского, tesoro? - спросил он, направляясь в ванную комнату.
        - Ты не думаешь, что мы уже достаточно выпили? - вопросом на вопрос ответила Эштон.
        Он остановился, обернулся и понимающе улыбнулся.
        - Ты же знаешь, что шампанское не оказывает отрицательного воздействия на мои способности. Но возможно, ты и права.
        Он вошел в ванную и закрыл за собой дверь. Спустя минуту Эштон услышала, как он запел арию из «Дон Жуана», перекрывая шум воды. Затем вода перестала литься, хотя пение продолжалось. Наконец дверь распахнулась, и Алессандро появился в комнате. Он был обнажен и, как с ужасом увидела Эштон, вполне готов для любви.
        Эштон отвернулась от него и стала смотреть через балконную дверь на яхту Хэнка, которая светилась в надвигающихся сумерках, словно маяк. Алессандро подошел сзади и прижался к ней.
        - Tesoro, - проговорил он, прикасаясь ртом к ее шее. - Mio tesoro. - Он обвил ее руками и сжал ладонями груди.
        - Не сейчас, Алессандро.
        Он сунул руки ей под платье и стал массировать соски.
        - Что значит не сейчас? Разве ты не хочешь отпраздновать со мной победу? - Он еще крепче прижался к ней плотью.
        Эштон сделала попытку вырваться, однако Алессандро удержал ее. Она понимала, что необходимо вести себя осторожно. Он не остановится перед насилием.
        - Нам нужно поговорить.
        Алессандро засмеялся, затем игриво куснул ее в шею.
        - С каких пор ты этому предпочитаешь разговор? - Он сжал ладонями ее груди и снова крепко прижался к ней.
        - Прошу тебя, Алессандро, - начала Эштон, но он взял ее за плечи и повернул лицом к себе. Его рот прикоснулся к ее губам, он сделал попытку проникнуть языком вглубь.
        Сопротивляясь, Эштон отвернула лицо.
        - Нет! - произнесла она, однако Алессандро решил, что она затеяла любовную игру. Подобные игры он очень любил.
        Его рот снова отыскал губы Эштон. Он потянул за лиф платья. Послышался треск разрываемой материи. Его руки стали мять ей груди.
        - Нет! - крикнула Эштон. Подняв руки, она уперлась в его плечи, изо всех сил оттолкнула его. Ей удалось освободиться. Она сделала шаг назад и скрестила на обнаженной груди руки. - Я должна поговорить с тобой, Алессандро.
        Несколько секунд он молча смотрел на жену, затем на его лице появилась ухмылка.
        - Ты гораздо более изобретательна, чем я думал, tesoro. - Он сел на один из стульев и гордо осмотрел себя. - Ну ладно, давай поговорим. Это будет прелюдия. Великолепная прелюдия. Так о чем ты хочешь поговорить?
        - Я хочу получить развод.
        Алессандро прищурил глаза, затем хмыкнул:
        - Кажется, я понимаю. Сначала мы ссоримся, а затем, - он снова выразительно посмотрел на свои бедра, - а затем миримся.
        - Это не игра, Алессандро. Я говорю вполне серьезно. Я хочу получить развод.
        Алессандро продолжал смотреть на Эштон, хотя улыбка сбежала с его лица.
        - Такого слова я не знаю.
        - Сейчас не средние века, а я не твоя собственность. Я…
        - Монтеверди. Вот и веди себя, как Монтеверди. - Он встал, подошел к шкафу и набросил на себя шелковый халат.
        - Ты знала правила, когда мы заключали брак, Эштон. Мы не допускаем развода. - Из его груди вдруг вырвался смешок: - Разве ты не отдаешь себе отчета в том, что, если бы мы допускали возможность развода, я бы развелся с тобой много лет назад? Развелся бы и женился на настоящей женщине, которая способна родить мне сына.
        - Ты еще можешь это сделать. - Это было сказано каким-то подобострастным тоном, ну и пусть. Она готова на все, лишь бы убедить его. - Ты можешь жениться на более молодой женщине, Алессандро. Она родит тебе детей. Возможно, на женщине с титулом.
        Алессандро противно засмеялся:
        - Неужели ты думаешь, что я не догадался бы это сделать, если бы мог позволить себе развод?
        - Но именно об этом я и говорю тебе, Алессандро. Ты сможешь это сделать. Я дам тебе все, что ты попросишь.
        Он подошел к маленькому столику, на котором стояли спиртные напитки, и стал наливать в бокал вино.
        - Ты не сможешь дать мне все, что я попрошу, tesoro. Мои вкусы, как и моя родословная, о чем тебе хорошо известно, отличаются аристократизмом. И даже если ты согласишься отдать мне что-то, чтобы откупиться от меня, твой братец Меррит, который контролирует весь ваш семейный бизнес, никогда этого не позволит.
        - Мне не требуется разрешения Меррита. Я смогу найти деньги в другом месте. Ты лишь назови свою цену, - попросила Эштон.
        Алессандро отпил глоток из бокала, сделал несколько шагов и остановился в нескольких дюймах от Эштон.
        - Понятно. - На его лице снова появилась противная ухмылка. - И кто же этот человек, который до такой степени влюблен в тебя, что готов дать за тебя выкуп? Давай-ка прикинем. - Алессандро запрокинул голову и поднял глаза к потолку, изображая, что занят размышлениями. - Это не может быть один из твоих обычных обожателей вроде механика, массажиста или теннисного профи. Это кто-то из людей твоего класса. Или по крайней мере какой-то денежный мешок.
        Внезапно его осенило. И почему он не сообразил раньше? Алессандро вспомнил, как Эштон возвращалась домой ранним утром, когда он сидел на террасе. Только сейчас он понял, почему не слышал шума мотора.
        Алессандро отступил от Эштон всего на полшага, и его ухмылка превратилась в понимающую насмешливую улыбку, после чего он разразился громким смехом. Он плюхнулся в кресло и с минуту продолжал хохотать.
        - Боже мой! Как же я раньше не понял? Кто еще может себе такое позволить? Ну конечно, этот пентюх, этот слон в посудной лавке! Как там его газеты называют? Хозяин прессы? Император масс-медиа? - Алессандро запрокинул голову и снова расхохотался. - Хэнк Шоу!
        - Прекрати! - негромко попросила Эштон.
        - Ты хоть понимаешь, насколько ухудшится твое положение, tesoro? - Алессандро произносил слова в промежутках между приступами смеха. - Одно дело - таскаться с кем-то, но выходить замуж за такого человека, как Хэнк Шоу… А как я понимаю, Шоу намерен именно жениться на тебе. В конце концов, ты ведь будешь не только спать с ним, вы должны будете вместе делать и другие вещи. Например, обедать. А если я правильно помню, этот мужлан не отличит вилку для телятины от вилки для барашка. - Внезапно Алессандро перестал смеяться. - Скажи мне, Эштон, ну неужели ты до такой степени не уважаешь себя?
        - Я люблю его.
        Он медленно покачал головой.
        - Я должен был это предвидеть. - Алессандро снова заулыбался. - Должен был предвидеть, что когда-то сюда пожалует любовь. Ты как ребенок, Эштон.
        Или как глупышка. - Он встал и направился в свою комнату. - Я собираюсь на вечер па случаю моей победы. Ты можешь пойти, если хочешь. А можешь провести ночь со своим дружком мистером Шоу. Мне наплевать на то, что ты собираешься делать. Лишь бы ты никогда впредь не произносила слова «развод».


        Хэнк сидел на палубе, когда катер подвез Эштон к «Леди Э.».
        - Ну как? - спросил он, едва Эштон ступила на борт.
        - Я не говорила с ним, - соврала она. - Не было удобного случая.
        Хэнк взял Эштон за подбородок и повернул к себе лицом.
        - Не надо мне врать, Эштон. Никогда этого не делай. Я слишком хорошо тебя знаю.
        Она почувствовала, как ее глаза наполняются слезами.
        - Он сказал «нет». Ни за какие деньги.
        - Очень хорошо, в таком случае ты разведешься без выделения ему доли.
        - Не могу. Он не позволит мне это сделать.
        - Ему нечего будет возразить.
        - Ты не понимаешь. Он обольет нас грязью. И не только нас… Есть некоторые вещи… - Она запнулась и замолчала.
        - Это касается прошлого? Думаешь, оно меня беспокоит? У тебя были связи. Ты была одинокая и несчастная, искала утешения у других мужчин. Мне больно думать о том, что тебе было так плохо и одиноко. Но в наших отношениях это ничего не меняет.
        - Дело касается не только нас. Ты это должен хорошо понимать. Они налетят, словно голодные акулы. Все эти репортеры, фотографы, зеваки, падкие на жареные новости. Газетчики нигде не дадут тебе покоя, будут без конца кусать тебя, пока от тебя вообще ничего не останется.
        Хэнк обнял Эштон.
        - Конечно, ты права. Кое-кого из них я могу остановить, но не всех. Этой мерзости не избежать. Уж об этом Алессандро позаботится. Он и все, о ком ты сейчас говорила. Они будут преследовать нас и охотиться за нами. Будут подкупать слуг, тайком нас фотографировать, писать в прессе были и небылицы о том, куда мы отправились, что мы сказали и чем мы занимались наедине. Иначе говоря, поскольку у них нет того, что есть у нас, поскольку они никогда не поймут того, что мы с тобой имеем, они постараются все испоганить. - Хэнк прижал ее к себе. - И все же им не удастся это сделать. Они никогда не сумеют запятнать то, что у нас с тобой есть.
        Они стояли на борту огромной, великолепной яхты, продолжая обнимать друг друга. Его тело, словно щит, защищало Эштон от прохлады. Но она боялась поднять глаза и встретить его взгляд, опасаясь, что он прочитает в них сомнение. Хэнк был уверен: никто не сможет запятнать то, что у них есть, она же была уверена в обратном. Она знала по опыту, на что способны люди.



        Глава 18

        Это было, как пошутила Мег, самое долгое прощание, известное человечеству. Спустя несколько дней после первой ночи, проведенной вместе, она заявила Спенсу, что должна вернуться в Нью-Йорк.
        - Зачем? Почему ты должна покинуть меня, когда я только что нашел тебя? - недоумевающе спросил Спенс.
        - Потому что я женщина работающая.
        К тому времени он знал Мег уже в достаточной степени, чтобы не шутить по этому поводу.
        - Ну хорошо. Но пусть это будет через неделю, - взмолился Спенс.
        - Мне нужно привезти в журнал снимки, - сказала она через неделю и показала ему факс, полученный от редактора накануне. «Мег, дорогая, это лучшее из того, что ты сделала. Ждем остальные снимки. Это нужно срочно, ждать я не могу».
        - Ты никогда не слышала о существовании почты в Соединенных Штатах? Отправь снимки по почте. Черт возьми, да я найму самолет, чтобы их подбросили!
        - Я должна отвезти их сама.
        Спенс уловил нотку упрямства в ее голосе, и это не только вызвало раздражение, но и заинтриговало его. Ему еще не доводилось иметь дело с женщиной, у которой круг интересов не ограничивается только им одним и которая ведет свою собственную жизнь.
        - Ладно, будь по-твоему. В таком случае я найму самолет и отвезу тебя, чтобы ты отдала свои фотографии.
        - Ты это серьезно? - в изумлении спросила Мег.
        - Абсолютно серьезно. Ты не поедешь без меня.
        Он нанял личный реактивный самолет и пилота, потому что сам перестал летать на своем самолете после того, как чудом спасся несколько лет назад. Полет оставил незабываемое впечатление.
        Едва самолет оторвался от земли, Спенс увлек Мег в одну из трех персональных спален. И там, паря над облаками, они занимались любовью, пока летели к Нью-Йорку.
        - Есть одна закавыка, - сказала Мег, когда они ехали в машине из аэропорта. - В моей квартире находится человек.
        Лицо Спенса помрачнело.
        - Кто?
        - Подруга. У нее срок аренды кончился, и я сказала, что она может пожить у меня, пока я в. отъезде.
        Тень сразу же сбежала с его лица. Он взял телефон, набрал номер и сказал кому-то, чтобы приготовили его люкс. Затем открыл окошко впереди и велел водителю ехать в Стэнхоуп.
        Консьерж встретил их поклоном:
        - Добро пожаловать, мистер Кенделл. Очень хорошо, что вы приехали.
        Коридорный доставил их багаж в номер, затем появился официант с вином и свежей клубникой. Едва Спенс их выпроводил, Мег взялась за телефон.
        - Что ты собираешься делать? - спросил он.
        - Хочу договориться о встрече.
        - Ладно, только побыстрее.
        - А в чем дело?
        Спенс принялся расстегивать рубашку.
        - Дело в том, что я хочу заняться с тобой любовью.
        Мег перестала крутить диск и положила трубку на место.
        - О, это что-то новенькое. Мы этим не занимались, пожалуй, уже несколько часов.
        Однако чуть позже она все-таки договорилась о встрече, и на следующее утро Спенс, сидя на кровати, несущей следы любовной игры, наблюдал за тем, как Мег натянула лифчик и колготки и стала перед зеркалом расчесывать волосы.
        Когда Мег вечером вернулась в номер, она увидела повсюду десятки прекрасных роз, а также изумительной красоты женское белье. Здесь были кружевные лифчики и трусики, шелковые чулки и черный пояс с резинками, от одного взгляда на который она почувствовала себя сексуально привлекательной.
        На следующее утро Спенс снова наблюдал за тем, как Мег одевалась. На сей раз это длилось дольше, потому что она видела восхищенный взгляд Спенса и давала возможность ему насладиться зрелищем, тем более что нежный шелк белья приятно и возбуждающе ласкал ей кожу.
        В это утро Спенс не пытался, как в прошлый раз, задержать ее, чему Мег удивилась.
        - Разве ты не собираешься снова завлечь меня в постель? - спросила она, когда оделась и была готова уйти. Мег понимала, что не может остаться, однако она этого хотела и, что еще более важно, хотела, чтобы он удержал ее дома.
        Спенс хитро улыбнулся:
        - Нет.
        - Ты хочешь сказать, что медовый месяц закончился?
        - Просто мне нравится мысль, что я буду ходить весь день и думать о тебе, вспоминать, как ты выглядела утром, и предвкушать то, что мы с тобой будем делать вечером. Думать о том, что мы ходим по городу порознь и ждем, когда снова будем вместе.
        Спенс притянул ее к себе и поцеловал таким долгим и крепким поцелуем, что у Мег возникло сомнение, удастся ли ей вообще уйти из комнаты. Однако Спенс все-таки отпустил ее, и она встала, чувствуя, как под ней подламываются ноги.
        - Удовольствие откладывается до вечера, - сказал он.


        Он был с ней весь день. Мег чувствовала его присутствие, пока ходила по офисам
«ХЖ», обсуждая макеты и подписи к фотографиям. Чувствовала, как белье, которое купил Спенс, ласкает ее кожу, как ласкали бы его руки.
        Покончив с журнальными делами, Мег отправилась на свою последнюю встречу. Спенс продолжал оставаться с ней, но на сей раз все было несколько иначе. Она не сказала Спенсу об этом деле и чувствовала себя виноватой. Но Мег не знала, как бы смогла объяснить ему, что собирается посетить офис журнала, где когда-то работала, чтобы найти фото человека, с которым Меррит разговаривал в Саут-Бич в тот памятный вечер. Нет, она вовсе не считала, что Спенс как-то замешан в деле, с которым связан Меррит. Этого не может быть, с уверенностью сказала она себе.
        Шел шестой час, когда Мег добралась до своей прежней работы. Встречу устроил ей Кевин - фотограф, под началом которого она когда-то работала.
        - Руководство не очень жалует своих бывших сотрудников, особенно тех, кто выполняет задания других журналов. И уж конечно, оно против того, чтобы эти сотрудники рылись в архивах и папках. Я сейчас собираюсь покинуть офис и запереть дверь. Если тебя здесь застукают, я заявлю, что не видел тебя пять лет. И уж конечно, не признаюсь, что пустил тебя сюда. Понимаешь, я рискую жизнью, чтобы заполучить хороший снимок, однако не стану рисковать работой из-за того, что было раньше. Тем более что ты была дьявольски неприступна, и в общем-то все было абсолютно невинно. Справедливо?
        - Справедливо, - согласилась Мег, хотя ей стало несколько не по себе. - И спасибо.
        Она работала быстро, просматривая папку за папкой. Всякий раз, когда в коридоре раздавались шаги, Мег сжималась и замирала, после чего возобновляла работу в еще более энергичном темпе. Был момент, когда дверь открылась, и у Мег оборвалось сердце, однако оказалось, что это всего лишь уборщица, которая вытряхнула мусор из корзинок и ушла, даже не взглянув на Мег. К шести часам двадцати минутам она уже просмотрела почти все папки за тот год и, можно сказать, потеряла надежду найти искомое. Хэнк Шоу был прав. Вероятно, прав был и Спенс. В тот вечер в Саут-Бич Меррита не было.
        Мысль о Спенсе пробудила в ней чувство вины. И вообще это глупо. Что она выискивает в этом пыль ном офисе, когда уже вполне могла бы быть в отеле со Спенсом? Мег сменила положение на стуле и почувствовала, как пояс с резинками трется о её бедро. Должно быть, она сходит с ума.
        Мег взяла оставшиеся папки. Если она ничего сейчас не найдет, то бросит bce к черту и отправится в отель, к Спенсу.
        Она открыла папку и стала быстро ее пролистывать. Вскоре один из снимков заставил ее насторожиться. На нем было рябое лицо с узкими как щелки глазами. Рот был похож на пасть животного. Это было поистине ужасное и совершенно незабываемое лицо. Поэтому оно и показалось Мег знакомым в ту ночь. Не приходилось сомневаться: этот человек делал все возможное, чтобы в мире осталось как можно меньше его фотографий. Кевин рисковал жизнью, когда делал этот снимок. Однако журнал эту фотографию так и не использовал - настоял редактор, поскольку не было убедительных доказательств, что этот человек один из руководителей картеля по сбыту наркотиков.
        - Но всем известно, что так и есть! - в отчаянии воскликнул тогда Кевин.
        - Это может быть всем известно, - возразил редактор, - но мы не можем этого доказать.
        Мег вернула фотографию и папку на место. Она не знала, что это может означать, однако была уверена: за этим все же что-то скрывается.


* * *
        Спенс ожидал в номере отеля возвращения Мег. Свежие розы, вино и выражение его лица, когда Мег появилась на пороге, произвели сильное впечатление на нее, и ей вдруг захотелось забыть все, о чем думала в течение последнего часа. Однако она знала, что не сможет это забыть.
        Должно быть, лицо Мег выдало ее мысли, потому что Спенс остановился на полпути, опустил руки (он собирался ее обнять) и спросил, что случилось. Она помнила предупреждение Хэнка Шоу - никому об этом не говорить. И в особенности Спенсеру. Но она не знала, можно ли доверять Хэнку Шоу, как не знала, могла ли она доверять Спенсу.
        Мег села на один из двухместных диванчиков, стоящих перед окном с видом на Центральный парк. Должно быть, Спенс почувствовал, что случилось нечто серьезное, и сел не рядом с ней, а напротив.
        - Помнишь тот вечер в Саут-Бич? - спросила Мег.
        Спенс застонал:
        - Один из самых дурацких в моей жизни.
        - Я говорю не о нас с тобой. Помнишь, я говорила, что видела там Меррита?
        - И тогда я сказал тебе, что это невозможно.
        Мег задумалась и с минуту молчала. Может, ей все-таки не следует говорить Спенсу о том, что она видела? Может, она выяснит все, что нужно, сама, не посвящая в это Спенса?
        - Спенс, что ты знаешь о своем кузене Меррите?
        Он засмеялся:
        - Если бы мы говорили о ком-либо другом, а не о Меррите, я бы тебя приревновал. О Меррите можно сказать только то, что я уже сказал. Святой Меррит. Мистер Прямая Стрела. Говорят, где-то в Уэст-Палме он прячет женщину, но, по-моему, не испытывает от этого никакой радости. Он содержит ее только потому, что полагает - так делают люди его класса… А что еще ты хочешь знать о нем?
        - Как обстоят дела фонда? Он, кажется, ведет его дела от имени всей семьи?
        Спенс откинулся в кресле, положил ногу на ногу и снова засмеялся.
        - Я так и знал. Тебя интересуют мои деньги. Да, Мег, Меррит управляет фондом, вся семья ему доверяет, и за это я благодарю Бога, потому что это дает мне возможность проводить больше времени с тобой. - Он встал с кресла и пересел к ней.
        - Ты хочешь сказать, что совершенно не интересуешься, как он ведет дела?
        - А зачем это мне нужно? - спросил Спенс, и Мег уловила нотки нетерпения в его голосе. - Или ты думаешь, что он ворует? И переправляет деньги той женщине, которая живет в Уэст-Палме? Что-нибудь вроде этого? Скажи, в чем все-таки дело?

«А дело в том, мой любимый, - подумала, но не сказала вслух Мег, - что твой причисленный к лику святых кузен кое к чему причастен, и я должна была выяснить, не имеешь ли отношения к этому и ты. И сейчас я это выяснила», - размышляла Мег. Реакция Спенса была реакцией здорово озадаченного и простодушного человека, и это не было игрой. Мег была в этом уверена. Спенс даже не мог понять, о чем разговор и в чем можно заподозрить Меррита. Он мог быть жертвой, но никак не соучастником.
        - Да так, пустяки, - ответила Мег. - Просто мне в голову пришла сегодня одна бредовая идея. - Она придвинулась к Спенсу поближе и дотронулась рукой до его лица. - Видишь, что происходит, когда я вдали от тебя. У меня появляются сумасшедшие мысли.
        - Странно, - сказал Спенс, притянув ее к себе, - потому что у меня еще более сумасшедшие идеи рождаются, когда я с тобой.
        Он поцеловал ее, все сомнения и подозрения Мег улетучились, и она горячо ответила на поцелуй. Спенс спросил, как она хотела бы провести вечер, потому что они могли бы отправиться пообедать, сходить в театр или посетить клуб. Она сказала, что не знает, чего хочет он, а затем оба рассмеялись, потому что отлично поняли друг друга.
        Мег сказала, что она целый день носилась по городу и должна принять душ. Спенс предупредил, что она не должна находиться в душе слишком долго, потому что он весь день думал, тосковал и мечтал о ней и не знает, сколько сил и терпения у него осталось.
        Когда Мег вышла из душа, на ней было новое белье, купленное Спенсом, - две полоски из тончайшего шелка, ласкающего кожу при движении. Спенс сидел и безмолвно смотрел, как Мег шла к нему. Впрочем, к нему шла сразу дюжина Мег, поскольку дверцы шкафов были открыты и их зеркала отражали и множили ее образ. Широко открытые глаза Спенса смотрели на нее с обожанием и восхищением, и Мег сразу поняла, что не испытывает ни смущения, ни робости перед ним. Более того, она почувствовала полное и безграничное доверие к Спенсу.
        Мег подошла, и они оба оказались на кровати лицом друг к другу. Его руки сдвинули шелковую полоску с ее грудей, его рот нашел ее губы. Он стянул с | нее подобие трусиков, выскользнул из собственной одежды и снова стал осыпать ее поцелуями. Она почувствовала, как в них обоих растет и становится неодолимым желание, взяла руку Спенса и положила себе | между ног. Нежно дотронувшись до шелковистых завитков, он осторожно отвел свою руку и приподнялся на локтях, чтобы видеть ее лицо. Мег открыла глаза и увидела, что он смотрит на нее и на их отражение в зеркалах.
        Не сводя с нее глаз, Спенс взял в руку ее пальцы и поднес к своему рту. Он пробежал по ним языком, затем положил ее руку ей на соски и стал их массировать ее ладонями. Когда соски стали жесткими, Спенс остановился. Мег, лежа на спине, продолжала пальцами поглаживать соски. От собственной ласки под взглядом Спенсера ее возбуждение стремительно возрастало.
        И снова, не сводя с Мег глаз, Спенс сполз к ее ногам и стал нежно раздвигать ей бедра. В зеркалах Мег увидела пышный темный цветок между собственных бедер и радостно и удивленно ахнула. Обе ее руки медленно и плавно двинулись вниз, вдоль бедер, к животу. Ей доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие это плавное движение рук книзу, потому что все происходило под взглядом Спенса. Ее пальцы достигли волос на лобке и стали играть с упругими завитками. Мег ласкала себя таким способом несколько минут, дразня Спенса и приходя во все более сильное возбуждение.
        Затем ее руки скользнули еще ниже. Двумя пальцами одной руки Мег раздвинула лепестки цветка. Спенс зачарованно следил за ее действиями. Другой рукой она стала ласкать расцветший цветок. Она видела отражение своих действий в дюжине зеркал - и еще в глазах Спенса.
        - Да, да, продолжай, - сдавленным голосом проговорил Спенсер, прерывисто дыша и не спуская с нее глаз. Рука Мег двигалась в такт его дыханию. Ее движения, как и ритм дыхания Спенса, все ускорялись. И затем что-то взорвалось в ней - волна сладострастия накрыла ее с головой, и она на несколько минут перестала осознавать себя.
        Когда Мег пришла в себя, она увидела, что Спенс продолжает наблюдать за ней, и внезапно почувствовала несказанную радость и гордость за то, что между ними существуют такая близость и такое доверие. Она даже не могла предположить, что подобное возможно.
        Спенс расположился между ног Мег, уткнулся лицом во все еще раскрытый цветок и стал его целовать, пробовать на вкус, сжимать губами, и она почувствовала, что к ней снова приближается сладостная разрядка. Мег испытала несколько ошеломляющих оргазмов подряд. Затем Спенс любовно перевернул ее и поставил на колени. Обняв за бедра, он притянул ее к себе, и она ощутила его мощь и готовность. Она понимала, что он может разрядиться через минуту, а может продолжать любовную игру еще очень долго. Мег не знала, чего ей больше хочется. Спенс стал медленно, сладостно, словно бы дразня ее, входить во влажную, трепещущую сердцевину цветка, и Мег ахнула, почувствовав в себе всю мощь напряженной мужской плоти. Он стал двигаться, меняя ритм, наполняя ее своей любовью и страстью и едва не доводя до потери сознания. Она подумала, что, если Спенс сейчас не остановится, она закричит, а если остановится, она тоже закричит, и словно бы со стороны услышала свои стоны удовольствия. А затем Мег почувствовала, что произошел взрыв - одновременно у нее и у Спенса. Их накрыли испепеляющий жар и блаженство, и они оба словно
вознеслись в какой-то запредельный мир.



        Глава 19

        Не в пример простым смертным, Хэнку Шоу вовсе не требовалось возвращаться из поездок домой ради того, чтобы разобрать груды почты. Он управлял своей империей с яхты так же легко, как из особняка в Палм-Бич, из квартиры в Лондоне, из дома в Нью-Йорке или из любой другой своей резиденции в любой части мира. Что его ожидало после возвращения из Монако, так это масса всевозможных приглашений и просьб уделить время и пожертвовать деньги на разные благие дела, а также корреспонденции, по другим менее важным делам, в частности, предварительные цифры годового отчета о деятельности Фонда Кенделлов на благо всей планеты. Хэнк не обращался к этим материалам в первые два дня после возвращения, а затем лишь бегло их просмотрел. Как член совета директоров фонда, официально он нес за это ответственность, однако, поскольку Меррит Кенделл распоряжался делами фонда, словно своей вотчиной, Хэнк имел к этому весьма отдаленное отношение. Он уже собирался отодвинуть доклад в сторону, когда его внимание привлекла одна цифра, а точнее - расхождение в цифрах.
        Первоначально Хэнк решил, что секретарь просто-напросто допустил опечатку. Он начал было диктовать записку Мерриту Кенделлу по поводу неряшливой корректуры или, возможно, бухгалтерской ошибки, но вдруг остановился. Он вспомнил, как Мег Макдермот чуть ли не целый день просматривала файлы журнальных архивов. Возможно, ошибку допустил секретарь или бухгалтер. А может быть, бухгалтер дал цифры, которые Меррит не имел желания включать в отчет. Хэнк не знал, где истина, но понял, что это требует выяснения.


        Спенс пытался убедить Мег, что глупо снова останавливаться в «Бурунье» по возвращении в Палм-Бич. Она может переехать в его дом. Хотя Спенс всегда называл свой дом маленьким, он понимал, что все относительно: то, что считается небольшим в Палм-Бич, во многих других местах может казаться роскошным. Кроме громадной спальни, где Мег и Спенс проводили так много времени, в доме были еще четыре спальни, в каждой из которых имелись мраморная ванна и джакузи, а также коттедж для гостей - тоже с ванной и джакузи, гостиная, столовая, кухня и, разумеется, персональная терраса. Иначе говоря, места для Мег было более чем достаточно, тем более что, как заметил Спенс, он не намерен отпускать ее далеко от себя.
        - А как быть с почтой? - возражала Мег. - Мне надо сохранить номер в «Бурунье» по крайней мере для этой цели.
        - Зачем? Ты стыдишься того, что люди будут знать о наших отношениях?
        Мег не стыдилась, она просто боялась. Она знала, что могут сделать другие люди, если им не понравятся их со Спенсом отношения. Особенно в Палм-Бич. Однако она не могла сказать ему об этом.
        Так или иначе, Мег перевезла свои вещи в роскошную комнату его вроде бы простого на вид дома и оставила в отеле не включенный в справочную книгу номер телефона Спенса, по которому следует ей звонить. Вернувшись однажды после полудня домой, Мег увидела записку с уведомлением, что ей звонил Хэнк Шоу, который хочет срочно с ней увидеться.
        Она сказала экономке (по меркам Палм-Бич, у Спенса все было по-домашнему просто, он даже дворецкого не держал), чтобы та передала мистеру Кенделлу, когда тот вернется с соревнований по поло, что ее неожиданно вызвали и она будет дома к обеду.
        До дома Хэнка было недалеко, и, подъезжая к нему, Мег невольно сбавила скорость. Она до сих пор не решила, стоит ли сказать ему о том, что она обнаружила на месте своей прежней работы. Мег помнила о своем обещании и чувствовала себя обязанной вы полнить его. И тем не менее она чего-то побаивалась. Она до сих пор не знала, почему Хэнк посоветовал ей ни с кем не делиться своими подозрениями: была это забота о ней или страх за себя?
        Дворецкий провел Мег на большую лоджию. Она посмотрела на бассейн, однако Эштон Кенделл нигде не было видно. Означало ли это, что их роман закончился, или Эштон занята сейчас какими-то делами? Несколько дней назад Мег видела снимок в местной газете, на котором Эштон и Алессандро были окружены восторженной толпой в Монако. Однако она достаточно хорошо знала Палм-Бич, чтобы понимать: видимость счастливой семейной жизни не обязательно соответствует действительности.
        Хэнк Шоу ожидал ее, сидя за массивным письменным столом в столь знакомой Мег библиотеке, которую он использовал как офис. Он не стал тратить время на дежурные любезности.
        - Я все время думал о том, что, по вашим словам, вы видели Меррита Кенделла в Саут-Бич. - Он замолчал, словно испытывая какие-то сомнения.
        - Я тоже, - ни к чему не обязывающим тоном проговорила Мег.
        - Вы считаете, что смогли бы узнать мужчину, с которым он разговаривал?
        На сей раз пришел черед Мег выдержать паузу. Хэнк Шоу был достаточно наблюдателен и умен, и ему не составило труда догадаться, о чем Мег думает.
        - Если вас интересует, насколько я близок с Мерритом Кенделлом, то скажу прямо: весьма далек. Я заседаю в совете директоров фонда. Именно поэтому и задаю вам эти вопросы. Я не знаю, что вам известно о совете директоров, но факт моего участия делает меня ответственным за ведение дел фонда. Если Меррит Кенделл замешан в каких-то махинациях, то, как вы понимаете, я хотел бы об этом знать.
        Мег посмотрела через застекленную дверь на бассейн. Ей вовсе не хотелось восстанавливать против себя Хэнка Шоу. Он относился к ней вполне корректно и даже любезно, но она не забыла рассказы о том, как решительно и жестко он может употребить власть, если что-то вызовет его раздражение. С другой стороны, она должна защитить себя.
        - Вы спросили, интересует ли меня вопрос, насколько вы близки с Мерритом, - сказала Мег. - Да, меня это интересует, и я ценю вашу откровенность. Но есть еще один вопрос, касающийся близости к семейству Кенделлов. Я понимаю, что он может вам не понравиться, но чтобы доверять вам, я вынуждена его задать.
        Она заметила, как заиграли желваки на скулах Хэнка.
        - Моя личная жизнь не имеет никакого отношения к этому делу, - жестко сказал он. - Могу добавить, что это никого не касается.
        Страх идти дальше боролся в Мег со страхом перед тем, что может произойти, если она на этом остановится.
        - Я думаю, - ровным тоном сказала она, - что это имеет отношение к делу. Несколько недель назад вы сказали мне, чтобы я не говорила о своих подозрениях Спенсеру. Я хотела бы знать, соблюдали ли вы сами это условие? И что еще более важно, намерены ли вы придерживаться его в отношениях с Эштон?
        Хэнк довольно долго сидел, гипнотизируя Мег взглядом, и Мег почувствовала в комнате такую напряженность, словно вот-вот разразится гроза.
        - Не могу решить, - прервал наконец Хэнк затянувшуюся паузу, - то ли вышвырнуть вас отсюда, а заодно и из журнала, за вопиющую наглость, то ли поздравить с удивительным чутьем. Вы умная женщина, Меган Макдермот, а я люблю, чтобы под моим началом работали умные люди. Поэтому отвечу на ваш вопрос: я не привык переносить свои личные пристрастия на профессиональную деятельность. Я не распространялся и не стану распространяться об этом деле, о чем предупреждал и вас. Теперь мы понимаем друг друга? И доверяем ли мы друг другу?
        - Полностью, - сказала Мег.
        - Хорошо. В таком случае почему бы вам не рассказать более подробно о том вечере в Саут-Бич?
        Мег рассказала и о вечере в Саут-Бич, и о посещении офиса журнала, в котором работала раньше.
        - Вы уверены? - снова спросил Хэнк.
        - Абсолютно. Меррит Кенделл разговаривал с Хаймом Суаресом. Человеком, которого называют Змея.
        - Но почему вы в этом уверены? Никто даже не знает, как этот человек выглядит. Существует крайне мало его фотографий. Он позаботился об этом.
        - Это одна из причин, почему я его запомнила. Фотограф, с которым я работала, ездил по заданию в Колумбию. Это просто чудо, что ему удалось сделать снимок и к тому же выбраться из страны невредимым.
        - Теперь только один вопрос. Что делал Меррит Кенделл, стоя на пирсе и разговаривая с…
        - Точнее, споря, - поправила Хэнка Мег.
        - …с одним из главных дельцов Медельинского наркокартеля?
        - Можно предположить, что он закупал небольшое количество чего-то, чтобы развлечься.
        Хэнк внимательно посмотрел на нее.
        - Я рад, что вы сохранили чувство юмора. А сейчас вы должны обещать мне, что вы сохраните кое-что еще.
        - Тайну?
        - Более того. Дистанцию.
        - Что вы имеете в виду?
        - Я имею в виду, что эти игры не для любителей. Эти люди играют жестко и грязно. Вы думаете, что утопленники, которых регулярно находят в Майами, тонут случайно? И не ждите, что Меррит будет действовать как джентльмен. Если все окажется так, как мы имеем основания подозревать, то это может погубить и его, и всю его семью.
        Возникла пауза. Никто из них не упомянул ни Эштон, ни Спенсера, но каждый знал, что оба думают о них.
        - Я знаю, какие мысли сейчас бродят в вашей голове, - заговорил наконец Хэнк. - Минуту назад вы спрашивали меня, не собираюсь ли я замять это дело, чтобы защитить Эштон. А сейчас вы удивляетесь, как я могу поступить с ней столь жестоко. У меня есть дюжина причин для этого. Где-то в глубине души могу признать, что это месть. Я смирился с долей, уготовленной мне Мерритом и ему подобными. Далее идут нравственные причины, хотя я не хочу изображать из себя великого альтруиста. И наконец, я пекусь о своей собственной шкуре. Я уже говорил, что, как член совета директоров, по закону несу ответственность за действия фонда. Правда, меня это не слишком беспокоит, поскольку я располагаю огромным количеством высококвалифицированных и хорошо оплачиваемых адвокатов, которые способны уладить подавляющую часть возможных проблем. Кто меня беспокоит больше всего, так это Эштон. Я не хочу, чтобы это отразилось на ней. А если Меррит связан с наркокартелем, это заденет ее. - Он замолчал, Мег увидела, как тень набежала на его лицо. - Худший вариант - это угроза физического уничтожения. Меньшее из зол - громкий скандал.
Если мы остановим Меррита сейчас, я смогу замять дело. Разумеется, в финансовом отношении это будет крах для него и для всей семьи, но, в конце концов, это всего лишь деньги, а у меня этого добра достаточно. Конечно, я не могу говорить за вас. Вам предстоит решить, захотите ли вы иметь дело с бедным Спенсером.
        Ей не требовалось ничего решать. Она уже знала. Она хотела быть со Спенсом, в каком бы положении он ни оказался.
        - А тем временем, - Хэнк встал из-за стола и двинулся вместе с Мег к двери, - я хотел бы, чтобы вы не совали свой симпатичный носик в дела Меррита. Положитесь во всем на меня.


        У Хэнка Шоу не было собственного ЦРУ или ФБР, однако у него в штате трудились несколько человек, которые имели опыт работы в подобных федеральных или иностранных организациях и знали, как можно получить информацию о ком-либо в какой угодно части света. Большинство из них работали на Хэнка, занимая совершенно безобидные должности. Так, Гас Рейли был вице-президентом по информации, в которой нуждались промышленные отрасли Шоу. Ранее, в своей другой жизни, он занимался оперативной деятельностью в Восточном Берлине, хотя даже Хэнк не был уверен, работал он в пользу Восточного или Западного Берлина: Но, как выразился сам Гае, конец холодной войны делает этот вопрос чисто академическим.
        Гас появился в офисе Хэнка менее чем через час после ухода Мег. Он протянул папки, и Хэнк положил их, не открывая, на край стола. Хэнк не хотел, чтобы кто-то наблюдал за ним, когда он будет читать эти материалы. Затем он велел Гасу Рейли, не привлекая ничьего внимания, навести справки о Меррите Кенделле.
        - Подчеркиваю; не привлекая внимания, - повторил Хэнк.
        - Есть какие-то конкретные рекомендации? - спросил Рейли.
        - Никаких. - По своему опыту Хэнк знал, что самую ценную информацию обычно получают тогда, когда нет зашоренности и предубежденности.
        Рейли сказал, что он немедленно даст задание своим людям, и покинул библиотеку. Хэнк дождался, пока замерли тяжелые шаги Рейли на подъездной аллее, встал, подошел к серебряному подносу, на котором стояли бокалы, бутылка виски и чаша с кубиками льда, налил виски и снова сел в большое кожаное кресло за письменным столом.
        Хэнк некоторое время молча смотрел на принесенные Рейли папки. Он не собирается плести заговор за спиной Эштон, уверил себя Хэнк. Он лишь хочет удостовериться, что располагает полной информацией.
        Эштон ни в коем случае нельзя было назвать неумной женщиной, но, естественно, она не могла тягаться с целой армией адвокатов и юристов из разных стран. Он хотел сам увидеть, какие условия при подписании брачного контракта предложили Монтеверди, поскольку с ними согласились Меррит и дядя Эштон.
        Отставив виски в сторону, Хэнк взял первую папку, открыл ее и углубился в изучение условий брачного контракта.
        Алессандро получил несколько миллионов сразу, гарантию солидного годового денежного содержания, согласие на приобретение гоночных лодок, самолетов, и других игрушек, приличествующих его положению, гарантию того, что вся недвижимость Монтеверди в Италии будет отреставрирована и в дальнейшем поддерживаться в надлежащем состоянии, а в случае развода, что маловероятно, если не сказать невозможно, Алессандро должен получить весьма значительную компенсацию, которая позволит ему жить безбедно. Причем эта сумма превышала возможности Эштон, если она и далее собиралась жить так, как жила раньше. В обмен на все это Эштон получала пресловутый титул. Так, во всяком случае, виделось дело Хэнку. Соглашение вызвало у него отвращение, однако нисколько не удивило. Зато его потрясла информация, которую он вычитал в документе из другой папки.
        Хэнк не просил ничего, кроме материалов о брачном контракте Эштон, однако Гас Рейли отличался обстоятельностью во всем. Если мистеру Шоу требуется информация, Рейли считал своей обязанностью копать как можно глубже. О некоторых интригах Хэнку уже было известно. Подобно брачному соглашению, они задевали его чувства, но не удивляли. А вот один больничный отчет удивил и поразил его.


        Спенс сидел в кресле и просматривал почту - груду конвертов, лежащих на серебряном подносе, когда Мег, выйдя из дома, направилась к бассейну. Он еще не успел снять с себя бриджи для верховой езды и сапоги. Мег остановилась в густой тени на веранде и невольно залюбовалась им. Сапоги из хорошо выделанной английской кожи блестели на полуденном солнце, сшитые по специальному заказу рубашка и бриджи плотно обтягивали его тело. Мег понимала, что, если у тебя много денег, ты можешь купить такую одежду, но, помимо этого, требовалось умение носить ее так, как носил Спенс.
        Он поднял глаза, увидел Мег, и улыбка озарила его лицо.
        - Я уже начал беспокоиться, - сказал Спенс. Мег прошла через сад, окружающий бассейн, села рядом с ним в кресло и нежно поцеловала.
        - Давно ты меня здесь ждешь?
        - Минут пять. - Спенс вернул ей поцелуй. - Но мне показалось, что целых пять часов.
        Мег засмеялась и отодвинулась. Она знала, к чему может привести подобный невинный поцелуй. В доме находились слуги и, судя по щелканью садовых ножниц, где-то неподалеку работали садовники.
        - Что-нибудь интересное? - спросила Мег, заглядывая ему через плечо.
        - Просто люди хотят чего-нибудь от меня.
        - Разве можно винить их за то, что они хотят тебя? - попыталась пошутить Мег, хотя, когда Спенс заговорил, поняла, что он вовсе не шутит.
        - Не меня, а мои деньги, мое имя или моего содействия в чем-то. - Он смотрел сейчас не на нее, а на воду бассейна, и Мег почувствовала раздражение в его голосе. Она видела его однажды таким, и он ей не понравился, потому что казался каким-то чужим и далеким. И Мег знала, что это не просто ее фантазия. Спенс и в самом деле сейчас далеко от нее. Недоверчивый и полный сомнений, словно она одна из тех людей, которые хотят что-то получить от него. В этот момент, судя по тому, как Спенс сидел отвернувшись от нее и ссутулив плечи, он был уверен, что она любит его не за его человеческие качества, а за его деньги, его имя, его положение. В этот момент она была для Спенсера еще одним чужаком, который хочет вцепиться в него, и никакие аргументы не способны убедить его в том, что это не так. Никакие слова не способны стереть или вычеркнуть приобретенный опыт.
        Они сидели молча, ожидая, когда пройдет этот момент, когда вернется доверие, и Мег подумала, насколько хрупка любовь. Она положила руку Спенсу на плечо, и почувствовала, как расслабились дотоле напряженные мышцы. Он повернулся к ней.
        - Давай забудем обо всем этом.
        Спенс опрокинул поднос, и конверты соскользнули на землю, заплясав на ветру, а какая-то карточка поплыла по воде бассейна.
        - Кроме этого. - Он нагнулся, поднял конверт из кремовой веленевой бумаги и протянул Мег. - Это тебе.
        Она взглянула на конверт, на котором красивым почерком было выведено ее имя.
        - Что это?
        - Почему бы тебе не вскрыть его и не прочитать?
        Мег надорвала конверт. Ей сразу бросилось в глаза выгравированное в верхней части бланка имя: миссис Хэррисон Спенсер Кенделл. Короткая записка приглашала Мег на чай. Мег прочитала ее дважды, затем перевела взгляд на Спенса.
        - Это от твоей матери. Она приглашает меня на чай.
        - Я знаю. Она говорила мне, что собирается это сделать.
        - Без тебя?
        - Она сказала, что хочет получше узнать тебя. - Он засмеялся. - Она говорит, что есть вещи, о которых женщины могут побеседовать, когда рядом нет мужчин.
        Мег хорошо знала, что это за вещи. Этому научила ее мать. Их можно определить словами: «для твое го же блага», или «нет ничего общего». Миссис Хэррисон Спенсер Кенделл не будет груба с ней. Люди ее круга редко бывают грубыми. Об этом также говорила ей мать. Им и не нужно быть грубыми. Они слишком привыкли к тому, что им все дается легко.
        - Послушай, - сказал Спенсер и обнял Мег за плечи. - Я понимаю, это не совсем то, что тебе больше всего хочется делать сегодня, но ваша встреча продлится час, не долее. Все не так уж страшно.
        Однако Мег думала иначе. Она знала, что будет страшно. Это будет настоящей катастрофой.



        Глава 20

        С тех пор как Эштон вернулась из Монако, она чувствовала себя словно на аттракционе «русские горки». Временами в ней пробуждалась надежда. Она разведется с Алессандро и выйдет замуж за Хэнка. Она не будет графиней, но зато станет женщиной, притом счастливой женщиной.
        А затем ею вдруг овладевало отчаяние. Алессандро никогда не даст ей развода. Он уже сказал, что если она подаст в суд, он предъявит ей встречное обвинение.
        - И я могу это сделать, tesoro. Помнишь того садовника в бельведере? Да, это было зрелище!.. А ведь это только верхняя часть айсберга.
        - У тебя нет доказательств, - уверенным тоном возразила Эштон, хотя особой уверенности не чувствовала. Сейчас она была рада, что не рассказала ему о снимках, сделанных Мег. Но кто знает, что еще он может подбросить?
        - Доказательства?! - Он саркастически засмеялся. - Мне нужно только выдвинуть обвинение. А дальше все сделают масс-медиа. И не забудут про шашни с нашим добрым другом и соседом, блистательным мистером Хэнком Шоу. - Алессандро увидел испуг, промелькнувший в ее глазах, и стал бить в больное место: - Я не хотел унизить тебя, назвав это шашнями. Это твой самый большой любовный роман. Страстная любовь. Будет не так трудно добыть доказательства. Слуги способны разговориться, как тебе известно. Особенно за определенную плату. Нет, tesoro, я не думаю, что мне надо беспокоиться о каких-то там доказательствах.
        Было еще одно обстоятельство, которое путало Эштон более других. Хэнк сказал, что его не беспокоит ее прошлое. Его интересует их будущее. В одну из ночей, которую они провели в роскошной каюте на яхте «Леди Э.», они заговорили о будущем.
        - Я хочу, чтобы они были похожи на тебя, - сказал Хэнк.
        - Кто?
        - Наши дети. - Должно быть, он почувствовал, как Эштон сжалась, потому что тут же провел пальцем по ее лицу. - Я знаю, о чем ты думаешь. Но ты не права. Ты не просто красива. У тебя есть грация, элегантность и сильный характер. Потому-то я и хочу, чтобы наши дети были похожи на тебя.
        Ей хотелось расплакаться от этих слов, однако она понимала, что не может себе этого позволить, и сумела выдавить из себя шутку:
        - А как быть с тобой? Что им унаследовать от тебя?
        - Деньги. Очень много денег.
        Они оба рассмеялись.
        - А как насчет ума? Ты не хочешь, чтобы они унаследовали твой ум?
        - Ну ладно, - великодушно согласился Хэнк. - Пусть унаследуют мою деловую хватку. И твой вкус.
        - Это будет уникальный ребенок, - заметила Эштон.
        - Именно таких мы и будем создавать, - пообещал Хэнк.
        Эштон сидела на террасе своего дома, смотрела на зеленый газон, ведущий к усадьбе Хэнка, и вспоминала их разговор. Она должна сказать ему. И это необходимо сделать еще до начала бракоразводного процесса. До того, как начнется тяжба с Алессандро и многие неприглядные подробности ее жизни будут обсуждаться публично. Впрочем, если она признается Хэнку, тогда скорее всего и не придется проходить через всю эту грязь, потому что вряд ли он пожелает на ней жениться. Он может по-прежнему любить ее, заниматься с ней любовью. Но ему нужны дети. Нужны не в меньшей степени, чем нужны Алессандро. У Алессандро есть титул, который он должен передать наследникам. У Хэнка - целый мир. И если он узнает, что она не способна родить ему детей, он не станет вступать с ней в брак. В этом она уверена.
        Она обязана предупредить его. Ради него и ради себя самой.


        Эштон заподозрила, что случилось нечто из ряда вон выходящее уже по тому, в какой форме Меррит обратился к ней. Он не просто пригласил ее отправиться на верховую прогулку, он сделал это в директивной форме. Он приехал к ней рано утром, при этом сам сидел за рулем.
        - Я не взял с собой ни Кики, ни детей, - пояснил он, когда Эштон села в машину. - Подумал, что мы давно не общались с тобой вдвоем.
        После этих слов у Эштон не осталось сомнений в том, что произошло нечто серьезное.
        Пока они добирались до конезавода в Веллингтоне, шел неторопливый разговор на общие темы. Меррит говорил о детях и их занятиях в школе, о покупке новой молодой кобылы, о предстоящем через месяц бале по случаю юбилея фонда и о заседании юбилейного комитета, которое состоится через несколько дней.
        Затем они совершили верховую прогулку. Меррит говорил меньше и вел себя спокойнее, но у Эштон было ощущение, что он к чему-то готовится. Когда они отвели лошадей на конюшню, лугом дошли до дома и расположились на террасе, Эштон убедилась в том, что была права. Меррит велел слуге принести мартини. Эштон сказала, что она выпьет минеральной воды.
        - Завязала? - спросил Меррит. В его тоне прозвучали одновременно и одобрение, и зависть.
        Эштон пожала плечами:
        - Не знаю. Просто в последнее время утратила вкус к спиртному.
        Меррит дождался, пока слуга принес напитки и удалился.
        - Кики сказала, что видела тебя в Монако. - Меррит смотрел вдаль, где зеленела подстриженная трава, голос у него был спокойный, как если бы он говорил для того, чтобы как-то скоротать время до завтрака. Однако Эштон чувствовала: за этим что-то кроется. Куда-то он все-таки гнет.
        - Мы позавтракали на яхте Хоуп Остин, или баронессы фон Бекуорт. Она предпочитает, чтобы ее называли с упоминанием титула.
        - Ну, над этим не стоит шутить.
        - Я и не шучу. Хоуп дорого заплатила за свой титул. Как и я за свой.
        Эштон знала: Меррит не виноват в том, что она вышла замуж за Алессандро. Во всяком случае, не вполне виноват. Да, он поощрял ее брак, но она и сама всей душой этого хотела. И в то же время она не могла удержаться от того, чтобы уколоть Меррита.
        - Я не понимаю тебя, когда ты становишься такой.
        - Какой?
        - Неуважительной. Саркастичной.
        Эштон ничего не ответила, и Меррит примирительно сказал:
        - Прости. Я пригласил тебя совсем не для спора.
        Эштон хотелось спросить Меррита прямо, зачем же все-таки он ее пригласил, но знала, что Меррита лучше не торопить.
        - И как прошел завтрак на яхте баронессы?
        Внезапно Эштон поняла, куда клонит Меррит.
        - Отлично, - ответила она как можно более спокойным тоном.
        - Насколько я знаю, по крайней мере со слов Кики, ты вообще не осталась на завтрак. - Меррит замолчал, но, видя, что Эштон никак не реагирует на его слова, добавил: - И мне известно, что ты ушла с Хэнком Шоу.
        Эштон нисколько не удивилась подобному обороту дела. В прежние времена, когда у нее впервые осложнились отношения с Алессандро, Меррит постоянно читал ей нотации о том, как следует себя вести. Он называл ее поведение шокирующим. Но когда он увидел, что его нравоучения не приносят пользы, хуже того - она ведет себя еще более вызывающе, он отказался от этой тактики. И вот сейчас Меррит снова решил войти в роль заботливого старшего брата. Он несколько опоздал со своей заботой. Почему он не проявил заботу, когда продавал ее за титул? Или тогда, когда она впервые узнала о супружеской неверности Алессандро? Он отнесся к этому более чем спокойно. «Это нестрашно, если все шито-крыто, - сказал Меррит. - В конце концов, он итальянец и к тому же граф». Как будто это давало Алессандро право брать от жизни больше, чем дано простым смертным.
        - Разве? - спросила она. - Я не помню. Ведь это было несколько недель назад.
        - Насколько я понимаю, бОльшую часть времени в Монако ты провела с Хэнком Шоу.
        - Я несколько раз обедала у него на яхте, - согласилась она.
        - На «Леди Э.»?
        Эштон ничего не ответила.
        - Полагаю, что это не совпадение - твое имя и название яхты?
        Эштон вдруг почувствовала, что смертельно устала от хитростей Меррита. Ну почему бы ему не сказать прямо, что он думает? Но если не скажет Меррит, она сама откровенно выскажется на этот счёт.
        - И тебя это шокирует. Потому что, несмотря на его деньги и влияние, он не относится к людям нашего круга. О да, Хэнк Шоу достаточно хорош, чтобы заседать в совете директоров фонда, достаточно хорош, чтобы подарить фонду пятнадцать миллионов, но недостаточно хорош, чтобы я могла поддерживать с ним отношения. Однако я думаю совершенно иначе, Меррит. Я считаю, что Хэнк достаточно хорош, чтобы с ним общаться, и достаточно хорош, чтобы я вышла за него замуж.
        Эти слова вырвались совершенно неожиданно для нее самой, и Эштон удивилась сказанному не меньше Меррита. Она еще не решила до конца, как быть с разводом и, естественно, пока не собиралась никому об этом говорить.
        - Дела обстоят гораздо серьезнее, чем я предполагал, - сказал Меррит таким тоном, что ей вспомнились давние времена, когда она, будучи ребенком, всецело полагалась на него. - Ты, разумеется, знаешь, что Алессандро объявит тебе войну. Он ни за что не даст тебе развода.
        - Мы живем в Америке, - процитировала Эштон слова Хэнка, хотя все еще не верила им. - Ему вовсе не надо давать мне развод. Я просто подам на развод. Видит Бог, он дал мне много оснований для этого.
        - Неужели ты пустишь их в ход? Неужели хочешь протащить его через всю эту грязь? А самое главное, неужели позволишь ему то же самое проделать с тобой? Ты ведь знаешь, что он пойдет на все. Он ни перед чем не остановится, чтобы удержать тебя.
        - Не меня, а деньга Кенделлов.
        - Это еще одна, сторона дела. Существует брачный контракт. Тебе придется отдать половину всего.
        - Хэнк сказал, что он об этом позаботится.
        Меррит откинулся на спинку плетеного стула и пристально посмотрел на Эштон.
        - Ага, - только это он и ответил.
        - Хэнк говорит, что он обо всем позаботится, - выразительно произнесла Эштон.
        - Ага, - снова повторил Меррит.
        Ей все это не нравилось. Более того, она не верила брату. Она ожидала, что Меррит будет возражать и спорить, что он начнет распространяться о титулах, положении и родословной, словно она была чистокровной кобылой из его конюшни или породистой собакой-медалисткой. Она предполагала, что он, как глава семьи, предъявит ей ультиматум, хотя и должен знать, что ультиматумы с ней не проходят. Но она никак не ожидала, что он будет спокойно сидеть, разглядывать ее и говорить это свое
«ага».
        - Ты не сможешь меня остановить, - строптиво сказала Эштон, хотя Меррит, похоже, и не пытался этого делать.
        - Я знаю.
        - Алессандро всегда было наплевать на меня. - Эштон почувствовала, как к ее глазам подступают слезы. - Ему нужны только мои деньги. Хэнк любит меня. Он любит меня как человека, как женщину.
        - Я это вижу, - спокойно сказал Меррит.
        - В таком случае ты не будешь чинить препятствий?
        Он пожал плечами:
        - Ты взрослая женщина. Я не стал бы давать тебе советы, даже если бы ты согласилась их выслушать. - Меррит улыбнулся вымученной улыбкой. - Но мы оба знаем, что ты не станешь их слушать.
        Эштон не могла в это поверить. Неужели Меррит толкает ее на то, чтобы она бросила Алессандро и вышла замуж за Хэнка? Ну пусть не толкает, но, во всяком случае, не чинит ей препятствий. Внезапно ей показалось, что все препятствия куда-то отодвигаются и перестают быть непреодолимыми. Может, все будет гораздо легче, чем она думала?
        - Я рад за тебя, Эштон. Рад, что ты нашла человека, который ценит тебя.
        Эштон не нашлась что на это ответить.
        - И судя по всему, - продолжал Меррит, - Хэнк Шоу сделает все, что ты попросишь.
        И тогда Эштон улыбнулась. Она снова начала доверять Мерриту. Более того, она снова начала его любить.
        - Мне даже не надо просить. Он знает, чего мне хочется, раньше, чем я сама пойму.
        Меррит откашлялся.
        - Да, все это очень здорово, нет сомнений. Но если перевести в практическую плоскость: ты просишь - он выполняет. Я правильно понимаю?
        Эштон уловила перемену в его тоне и недоумевающе посмотрела на него:
        - О чем ты, Меррит?
        - Я просто хочу быть уверенным в том, что, если ты попросишь Хэнка оказать тебе услугу, он не откажет.
        - Услугу?
        - Да. Для семьи.
        Она должна была догадаться.
        - Ты имеешь в виду фонд? Хочешь, чтобы он сделал еще один взнос?
        - Я хочу другого. Это не будет ничего стоить Хэнку.
        - О чем конкретно ты хочешь попросить, Меррит?
        - Я прошу, чтобы ты попросила… нет, учитывая твое влияние на него, сказала Хэнку, чтобы он отозвал своих собак.
        - Собак?
        - Его частных ищеек.
        - О чем ты говоришь?
        - Я говорю, о том, что твой друг, твой любовник, твой жених имеет в своем штате людей, которые рыщут вокруг меня, наводят обо мне справки, и я хочу, чтобы Хэнк Шоу остановил их.
        - Должно быть, у тебя разыгралось воображение. С какой стати Хэнк будет наводить о тебе справки?
        - В самом деле, с какой стати? - Губы Меррита сложились в характерную для него улыбку, скорее похожую на гримасу. - Возможно, он хочет удостовериться, что семья, в которую он намерен войти, безупречна.
        - А если серьезно, Меррит?
        - Я вполне серьезен, Эштон. - Он наклонился к ней, и на мгновение ей показалось, что он хочет взять ее за руку, хотя Эштон понимала: это невозможно. Меррит терпеть не мог демонстративных физических контактов. Он пристально посмотрел ей в глаза.
        - Я не имею понятия, почему Хэнк Шоу наводит обо мне справки, но от этого мне очень неуютно. Это, наконец, оскорбительно. И для меня, и для тебя. И я буду весьма благодарен тебе, если ты скажешь, чтобы он остановил это.


        После возвращения из Монако Эштон и Хэнк пришли к согласию, что будут проявлять осторожность. Пока будет идти бракоразводный процесс и пока Эштон не освободится, им придется жить так, как они жили раньше. В первые недели своей связи они оба вели себя безрассудно. Однако сейчас ставки стали гораздо более высокими. Теперь им было что терять. Они могли позволить себе проводить в спальне Хэнка ночи (он не мог представить себе, как можно жить без этих сладостных свиданий), но на людях они должны играть роль людей, состоящих в приятельских отношениях.
        - Или, скорее, неприятельских, - сострил Хэнк. - Люди сразу что-нибудь заподозрят, если ты будешь слишком мила со мной. Ты всегда была со мной холодна и резковата.
        Он увидел ее огорченный взгляд и быстро сказал:
        - Конечно, многие уже знают. Они знают это по тому, как я смотрю на тебя, а теперь еще будут знать и по тому, как ты смотришь на меня. Ну и опять же слухи о Монако.
        - И все же, пока мы ни в чем не признаемся…
        - Это так. Старое правило Палм-Бич. Мы можем делать все, что захотим, пока сами не говорим об этом.
        Дни для Эштон превратились в долгие часы ожиданий. Она ждала, когда ей удастся бросить взгляд на Хэнка во время завтрака с кем-либо из клуба, ждала возможности переброситься с ним словом на обеде, ждала дразнящей близости его тела во время танца на балу по какому-нибудь поводу, ждала, когда сможет сбежать из своего дома и от Алессандро, который бродил вокруг, словно молчаливая, зловещая тень, и оказаться в огромной спальне Хэнка, где единственными свидетелями их любовных ласк были шумящий под окнами океан да подмигивающие им звезды.
        В день заседания комитета по организации празднования даты основания Фонда Кенделлов Эштон казалось, что момент встречи никогда не наступит. Объяснялось это не просто желанием увидеть Хэнка, но и волнением. Она приняла решение. Она собиралась в этот вечер поговорить с ним. Но даже ее тревога не могла ослабить сладостного предвкушения встречи.
        Эштон одевалась неспешно, даже медленно, словно это было частью предварительной любовной игры. Она всегда уделяла большое внимание своей внешности, зная еще до своего дебюта в высшем свете, что у нее есть достоинства, которые следует подчеркнуть, равно как и недостатки, которые необходимо приглушить. Эштон пристегнула пояс с резинками и натянула шелковые чулки, представив себе, как Хэнк будет смотреть на все это сегодня вечером. Она надела короткое черное шелковое вечернее платье, мысленно улыбаясь тому, что наверняка прочитает во взгляде Хэнка откровенную страсть, когда будет идти к нему через зал. Платье оказалось несколько теснее, чем она ожидала. Ей даже не сразу удалось застегнуть молнию. Звать же Грету не хотелось. Присутствие другого человека может разрушить очарование. Справившись с молнией, Эштон встала лицом к зеркалу. Округлости грудей поверх декольте смотрелись весьма пикантно. Кажется, она никогда не выглядела в этом платье такой аппетитной. Вот что делает с человеком любовь! Несколько месяцев назад она запаниковала бы при мысли, что ее вес увеличился на унцию. Сейчас она лишь
улыбалась и думала о том, как будет реагировать Хэнк.
        Эштон застегнула на шее бриллиантовое ожерелье, вспомнив ту ночь, когда Хэнк подарил его, и как они после этого занимались любовью и на ней не было ничего, кроме этого ожерелья.
        Бросив последний взгляд в зеркало, Эштон посмотрела на другие бриллианты, которыми была украшена ее левая рука, - роскошное кольцо на среднем пальце и рядом - легендарный бриллиант Монтеверди в окружении двух сапфиров, своей величиной и горделивостью напоминавшие скалы Гибралтара. Эштон с удовольствием сняла бы эти кольца. Более того, ей хотелось бы, чтобы она никогда их не надевала. Но они договорились с Хэнком. Они должны вести себя осторожно и скрытно.
        Возможно, вид этих колец испортил Эштон настроение. А возможно, причина заключалась в том, что ей предстоял серьезный разговор с Хэнком. Она слишком долго его откладывала. Она обязана сказать обо всем сегодня. Еще до того, как они войдут в спальню, до того, как она забудется в экстазе, она должна сказать ему две вещи. Во-первых, о Меррите. И во-вторых, о себе.


        Первым, кого Эштон увидела, войдя в клуб «Эверглейдс», был ее муж. В эти дни они не обсуждали, кто и куда вдет. Они вообще почти не разговаривали, хотя, разумеется, знали, что оба будут сегодня здесь. Одеваясь, Эштон чувствовала, что Алессандро не спешит уходить в тайной надежде, что они отправятся на прием вместе. Не потому, что ему хотелось быть с ней, а потому, что, по его понятиям, надо соблюдать приличия. Однако Эштон заперлась в своей комнате, а когда была готова, быстро ушла.
        Она напряглась, когда Алессандро подошел к ней. Всегда существовала вероятность их случайной встречи в различных клубах и ресторанах, однако на приемах, подобных сегодняшнему, а также на званых обедах они чувствовали себя гораздо более неловко. Они всегда были вежливы друг с другом, однако Эштон услышала злобные нотки в голосе мужа, когда он приветствовал ее, и почувствовала отвращение, когда он прикоснулся щекой к ее щеке.
        Вторым человеком, которого увидела Эштон, был Хэнк. Он направился через толпу к ней, излучая ауру любви и обожания.
        - Графиня, - беря ее за руку, громко проговорил он в расчете на то, что его услышат все присутствующие. - К сожалению, я не могу позволить себе большего, - шепотом добавил он, также касаясь щекой ее щеки, и Эштон ощутила прилив любви, которая была гораздо сильнее ненависти к Алессандро.
        - Отличный прием, - пророкотал Хэнк и шепотом добавил: - Я хочу заняться с тобой любовью.
        Прямо сейчас. Хочу схватить тебя и унести отсюда, сорвать с тебя платье, которое так великолепно сидит на тебе, и почувствовать, как твое тело соприкасается с моим.
        - Рада, что вы смогли прийти, - красивым, хорошо поставленным голосом громко сказала Эштон, чувствуя, какой эффект произвели на нее слова Хэнка. Груди вдавились сосками в тугой лифчик, низ живота сладостно заныл.
        - Отличный вечер, - во всеуслышание сказал Хэнк. - Я обожаю тебя, - шепотом проговорил он. - Обожаю тебя, Эштон Кенделл, в скором будущем миссис Хэнк Шоу.
        Подошел Меррит. Он был непривычно мил с Хэнком и ласков с Эштон, а позже, когда они вышли из помещения, чтобы Мег сделала снимок на память, потому что правила клуба не позволяли снимать в здании, Меррит даже положил руку на плечо Хэнку, а второй любовно обнял Эштон.


        Хэнк ожидал ее у ограды, отделяющей ее землю от его владений. Он сказал, что ему не нравится, когда она идет ночью одна. Эштон возразила, что здесь есть охранники, а также система защиты, к тому же местная полиция тщательно охраняет мосты на материк, и на острове фактически не совершается никаких преступлений, однако Хэнк сказал, что намерен лично позаботиться о ее безопасности.
        Они шли, держась за руки, через парк Хэнка к дому, который сиял в ночи миллионами огней. От аромата олеандра и бугенвиллей у Эштон кружилась голова, и она вынуждена была напомнить себе, что должна оставаться в ясной памяти, по крайней мере до того, как поговорит с Хэнком.
        Они вошли в гостиную с громадными, от пола до потолка, окнами, из которых можно было видеть бескрайние просторы океана. Ночь была тихая и спокойная, лишь легкий бриз долетал со стороны водной глади. Хэнк нажал на кнопку, заработал скрытый механизм, и окна исчезли в полу. Они оказались одни в тропическом раю, овеваемые теплым ночным воздухом под плеск морской волны. Эштон хотела сейчас только одного - забыться в объятиях Хэнка, однако знала, что не может себе этого позволить. По крайней мере до того момента, пока не переговорит с ним.
        - Мы должны кое-что обсудить, - сказала она.
        Хэнк повернул к ней лицо, и Эштон увидела в лунном свете его силуэт на фоне стеклянной темной поверхности океана. Выражение его лица она рассмотреть не могла.
        - Что именно? - негромко спросил Хэнк.
        Она попыталась найти нужные слова, но все они были какие-то гадкие. Бездетная. Бесплодная. Стерильная.
        - Да? - мягко повторил Хэнк. Эштон и сейчас не могла рассмотреть его лицо.
        - Речь идет о… - Эштон замолчала.
        - О Меррите? - спросил Хэнк.
        Она испытала облегчение, словно ее вдруг окатила волна, несущаяся к берегу.
        - Откуда ты знаешь?
        - Я понял, что он чем-то озабочен. Он был дьявольски дружелюбен со мной весь вечер.
        - Он говорит, что ты наводишь о нем справки.
        - Ммм… - неопределенно промычал Хэнк.
        - Это так?
        - Я сделал взнос в фонд. Я заседаю в правлении. Я пытаюсь быть в курсе того, в чем участвую, Эштон. Ты, безусловно, знаешь все это.
        - Он хочет, чтобы я попросила тебя остановить эти расследования.
        Хэнк шагнул к ней и обнял за плечи.
        - Он рассчитывает использовать твое влияние на меня. Такова идея?
        Эштон подняла на него взгляд. Теперь ей видно было его лицо. Хэнк улыбался. Она кивнула.
        Он наклонился и поцеловал ее.
        - Ах эти твои уловки!
        Она прижалась к нему веем телом.
        - Да, есть немножко, - призналась она.
        Эштон услышала звук расстегиваемой молнии и ощутила его руки у себя под платьем.
        И только гораздо позже, после того как они поднялись в спальню, когда Эштон лежала в объятиях спящего Хэнка, она вспомнила, что так и не сказала ему о том, о чем обязана была сказать.



        Глава 21

        Сначала Спенс не мог понять, что происходит. Он услышал стоны и вскрики, которые разбудили его.
        - Прошу тебя! - простонала Мег. - Прошу, не уходи!
        Кровать заколыхалась под ним, как при землетрясении, а крики сделались громче.
        - Нет! Пожалуйста! Не надо!
        Спенс открыл глаза и увидел, что Мег мечется в постели, словно с кем-то отчаянно борется.
        - Мег, - шепотом проговорил Спенс и осторожно потряс ее за плечо. - Проснись! Все в порядке, Мег! Надо только проснуться.
        Глаза ее открылись, но Спенс понимал, что она не видит его.
        - Все в порядке, Мег, - проворковал он. - Я здесь, с тобой.
        Мало-помалу она сфокусировала на нем взгляд, хотя дышала по-прежнему часто и прерывисто. Спенс обнял ее и притянул к себе. От ее волос пахло свежестью, а тело продолжало дрожать.
        - Что такое? - пробормотала Мег, уткнувшись лицом ему в грудь. - Что произошло?
        - Ты видела сон. Кошмарный сон, судя по твоим крикам.
        С минуту они молчали. Руки Спенса окружали Мег, словно защитная стена, тело ее перестало дрожать, дыхание постепенно успокаивалось.
        - Что ты видела? - спросил наконец Спенс. - О чем был твой сон?
        Мег ответила не сразу. Ей и раньше снилось что-то подобное, но никогда сны не были такими явственными. И она никогда никому о них не рассказывала. Равно как и о том, что послужило причиной этих снов.
        - Я видела сон про своего отца, - тихо сказала Мег.
        Спенс откинул голову назад, чтобы посмотреть ей в лицо.
        - Ты никогда не рассказывала о своем отце. Я даже решил, что он умер, когда ты была совсем юная, или что твои родители разошлись. Словом, что-нибудь в этом роде.
        - Что-то вроде того, - подтвердила Мег.
        Он почувствовал горечь в ее голосе и понял, что коснулся чего-то такого, что затрагивало ее гордость и ранило даже сильнее, чем она сама думала.
        - Расскажи мне о нем, - мягко попросил Спенс.
        Мег собиралась было сказать, что не может этого сделать, но неожиданно почувствовала, что ей хочется об этом рассказать, хочется, чтобы Спенс знал.
        - Я никогда не видела своего отца, - начала она. - Я видела лишь его фото, но с ним самим никогда не встречалась. - Она замолчала, очевидно, ей было больно продолжать.
        - Стало быть, он умер до твоего рождения?
        - Лишь для моей матери и меня, - с горечью проговорила Мег.
        - Как это понимать?
        - Мой отец, как говорят в твоей семье, был из знатного рода.
        В ее голосе прозвучали презрительные нотки, но Спенс предпочел на это не реагировать.
        - По крайней мере, - продолжала она, - его семья располагала деньгами. Большими деньгами. И они владели ими уже давно. Так что он, как видишь, принадлежал к вашему классу. Излишне говорить, что моя мать к этому классу не принадлежала. - Мег снова замолчала, видно, ей было трудно говорить.
        - Как они познакомились? - как можно мягче спросил Спенс. Он понимал, что должен проявлять максимальную деликатность.
        - Разве это представляет большую проблему для таких мужчин, как ты? Стоит только увидеть.
        - Не надо, Мег, прошу тебя.
        - Ты говорил, что хотел услышать мою историю.
        Спенс ничего не сказал, лишь погладил ее по волосам.
        - Они встретились на марше мира. Сейчас у молодых другие увлечения. Но во времена отца молодежь отправлялась за границу и участвовала в маршах мира. Там он познакомился с моей матерью.
        - И что дальше? - спросил Спенс, когда пауза несколько затянулась.
        - И они влюбились друг в друга. По крайней мере так он ей сказал. Когда мать сообщила ему, что должна родиться я, он ответил, что хочет на ней жениться.
        - Тогда я не понимаю.
        Мег откинула голову назад и посмотрела ему в лицо.
        - Думаю, понимаешь. По крайней мере способен догадаться.
        Он заморгал под ее пристальным взглядом.
        - Вот именно. - Мег улыбнулась, однако в ее улыбке было больше грусти. - Вмешалась его семья, его безупречно воспитанная семья, у которой денег куры не клюют. Они сказали, что не винят мою мать. Во всяком случае, не винят только ее и хотят быть великодушными и щедрыми. Матери будут выделены деньги, недвижимость и доверительная собственность на мое имя. При условии, что имя моего отца не будет вписано в свидетельство о рождении и что никто из нас не будет делать попыток увидеться с ним. Никогда. И я никогда его не видела, - бодро закончила рассказ Мег, что невольно заставило Спенса поморщиться.
        - Ты так говоришь, будто все уже окончательно и бесповоротно закончилось.
        - Для него - да. Мой отец спился и умер несколько лет назад.
        - Прости.
        - Для него все позади - чувство вины, раскаяния и еще страх, что я могу где-то возникнуть. Теперь для него все позади. Но не для меня.
        - Не надо… - Он снова прижал ее к себе. - Для тебя все позади. Я позабочусь об этом.
        Мег ничего не ответила, но не сделала попытки оттолкнуть Спенса.
        Они лежали молча, пока за окнами не затеплились первые отблески зари и не запели птицы. Спенс встал, тихонько подошел к двери и вышел в зал.
        Мег слышала, как Спенс уходил. Он никогда не делал этого раньше. Никогда не вставал без того, чтобы не дотронуться до нее или не поцеловать.
        Шаги Спенса по коридору постепенно затихли. Она прогнала его.
        Внизу Спенс вошел в свой кабинет. Мег снова слышала его шаги, какое-то щелканье, как будто он набирал комбинацию цифр сейфа, который находился в стене за изображением морского пейзажа. Мег знала это, потому что об этом в шутливой форме однажды сказал сам Спенс. Но что он там делал в эту минуту? Или он считает ее такой, как ее мать? Неужто он думает откупиться от нее?
        Затем Спенс стал подниматься по лестнице, и Мег поняла, что он возвращается. Она повернулась на бок и закрыла глаза. Она не может его видеть. Не может видеть того, что происходит.
        Мег почувствовала, что Спенс лег рядом с ней.
        - Мег, - шепотом окликнул он.
        Она не ответила.
        Он положил руку ей на плечо и притянул к себе. Мег открыла глаза и увидела сжатую в кулак руку.
        - Мег, - все так же шепотом сказал Спенс. - Я хочу, чтобы ты взяла вот это.
        Неужели он может быть таким черствым? Мег снова закрыла глаза.
        Спенс приложил рот к ее уху.
        - Это принадлежало моей бабушке. Мой дедушка подарил его ей, когда просил ее руки. Она носила его до самой смерти. Затем моя мать передала его мне. Я никогда не думал, что кому-то его передам. Но сейчас хочу, чтобы ты взяла его и носила всю жизнь, потому что остаток жизни мы проведем вместе.
        Мег открыла глаза. Рука его разжалась. Оно лежало на ладони - огромное кольцо с изумрудом и бриллиантом. А пока Мег разглядывала это чудо, Спенс надел кольцо на средний палец ее левой руки.
        - Выходи за меня замуж, - шепотом сказал он. - Прошу тебя.
        Мег повернула к нему лицо и сказала «да» - губами, всем своим телом и сердцем.


        - Давай сделаем все не откладывая, - чуть позже сказал Спенс. - Как можно скорее.
        - Ты хочешь сказать - еще до того, как я отправлюсь на чаепитие к твоей матери? - пробормотала Мег, уткнувшись ему в плечо. Сон растаял, она возвращалась к действительности.
        - Я этого не боюсь.
        Она отодвинулась от Спенса и заглянула ему в лицо. В комнате стало гораздо светлее, и Мег хорошо видела красивые черты его лица и голубизну глаз. Она умрет, если не сможет видеть эти дорогие черты, если потеряет его. Однако Мег понимала, что за это нужно бороться. Иначе она никогда его не получит. Никогда!
        - А я боюсь, - тихо сказала Мег. - Боюсь того, что твоя семья способна тебе сделать. И по этой причине мы не можем просто взять и убежать. Если тебе придется бежать, чтобы жениться на мне, добра от этого не будет. Надо, чтобы ты выстоял против них и женился на мне.
        Он ничего не ответил. Вероятно, потому, что знал: Мег права.


        Утром того дня, когда Мег должна была идти на чай к его матери, Спенс выглядел необычно оживленным и бодрым. Он похож на ребенка, который веселится, не зная, что его ожидает, подумала Мег.
        - Она тебя полюбит, - сказал Спенс. Хотя, разумеется, он знал, что ничего подобного не произойдет. По наиболее пессимистическому сценарию Мег миссис Кенделл попытается от нее откупиться. Предложит ей приличную сумму, как предложили ее матери. Самое лучшее, на что Мег могла рассчитывать, так это на холодный прием.
        Она начала одеваться более чем за час до того, как ей нужно было выходить. Мег перемерила не менее половины своего гардероба. Затем внезапно рассердилась на себя. Она не позволит себя запугать. И не намерена пресмыкаться. И вообще, подсказывал ей тайный голос, ее туалет не имеет никакого значения. Мать Спенсера намерена высказать ей свое неодобрение вовсе не из-за того, что на ней надето, а по той простой причине, что она не принадлежит к их кругу. Да она может быть разодета по последней парижской моде - все равно это ей не поможет! И Мег остановилась на полотняном розовом костюме, который хорошо гармонировал с цветом ее лица и великолепно сидел на ней. Она бросила последний взгляд на свое отражение в зеркале в спальне Спенса, которую она уже стала называть их спальней. Мег признала, что выглядит хорошо и в то же время без претензий на принадлежность к тому кругу, к которому она не относилась.
        Она ехала медленно, словно приговоренная, совершающая свое последнее путешествие на эшафот. Когда она миновала маленький деревянный мостик, Мег вспомнила рассказы Спенса о том, как он рос и воспитывался на острове Эверглейдс. Ребенком жил в изоляции от сверстников. Когда отец Меррита и Эштон разбился в Непале, покоряя одну из вершин, а их мать через восемнадцать месяцев спилась, их привезли в дом его матери. Жить стало веселее, хотя и не намного.
        - Даже в то время Меррит был педантом, - пояснил Спенс. - Он, наверное, был педантом от рождения.
        - А Эштон? Ее ведь к разряду педантов не отнесешь. С ней, вероятно, было весело. Или по крайней мере проще.
        - У Эштон были свои проблемы.
        - Но я не об этом. Вот вы жили, трое несчастных богатеньких детей… Наверное, были какие-то шутки… - Если и шутили, то надо мной. - Ну, может, самую малость. Но вы могли как-то утешить друг друга.
        Спенс неопределенно хмыкнул.
        - Разве не так? - спросила Мег.
        - Послушай, - ответил Спенс, и Мег с удивлением ощутила какую-то напряженность в его голосе, - может, мы поговорим о чем-нибудь другом?
        Некоторое, время Мег молча смотрела на него.
        - Ты был увлечен Эштон, - сказала она наконец. - У тебя был с ней детский роман.
        - Ради Бога, Мег! Она снова засмеялась.
        - Я не понимаю, почему это тебя так расстраивает? Не беспокойся, я вовсе тебя не ревную. Это очень даже мило.
        - В этом нет ничего милого, - резко сказал Спенс, но тут же спохватился. - Не было никакого детского романа. Мы были кузенами, одного возраста, росли в одной и той же противной тюрьме. С одними и теми же противными надзирателями.
        Внезапно этот разговор предстал перед Мег в новом свете. Надзиратели - именно так назвал он родителей, рассказывая ей о бесконечных нотациях, в которых указывалось, что им можно и чего нельзя делать, потому что они носят имя Кенделлов и Спенсеров. Мег остановилась на тропинке на полпути к дому. Чего ей беспокоиться? Все безнадежно. Она приговорена к тому, чтобы повторить то, что уже было.
        Только она не станет повторять пройденное, упрямо подумала Мег. Потому что она не такая, как ее мать. И Спенс не такой, как ее отец. Он гораздо сильнее. Она снова двинулась по дорожке, подошла к входной двери и решительно дернула за дверное кольцо.
        Дворецкий проводил Мег в гостиную для приемов. Приглушенных тонов ковры были тонкими, как положено быть коврам в старинных музеях, голубоватая с позолотой мебель выглядела так, словно была куплена в самом Версале. На стенах висели портреты бледнолицых красавиц и надменного вида мужчин. На почетном месте над камином висел портрет Спенсера лет восьми или девяти, одетого в костюм для верховой езды. Он был белокурым, красивым и невероятно грустным.
        Окинув все это быстрым взглядом, Мег увидела сидящую перед разрисованным цветочками камином женщину. Она оказалась меньше, чем Мег ожидала, и одета была довольно безвкусно. Это одновременно и разочаровало, и приободрило Мег. Она пересекла гостиную и протянула руку.
        - Весьма любезно с вашей стороны пригласить меня, миссис Кенделл.
        Женщина подняла на Мег глаза, и ее губы сложились в презрительную ухмылку.
        - Я вовсе не миссис Кенделл, - сказала женщина, словно Мег проявила бог весть какое невежество, допустив подобную оплошность. - Я компаньонка миссис Кенделл. Что касается миссис Кенделл, то она скоро спустится. Вы приехали рано. - Это было уже обвинение.
        Мег посмотрела на старинные высокие напольные часы у стены. Она так нервничала и боялась опоздать, что пришла на целых десять минут раньше. Мег почувствовала, как от смущения у, нее заполыхали щеки.
        - Вы можете подождать здесь, - сказала женщина. Она не предложила Мег сесть.
        Мег осталась стоять в центре сверкающей гостиной для приемов, чувствуя, как в ней закипает гнев. Она не даст себя запутать, тем более какой-то там компаньонке. Мег села на один из двухместных диванов в дальнем конце зала.
        Компаньонка повернулась, уставилась на нее и смотрела так долго, что Мег захотелось поежиться или по крайней мере спросить, уж не случилось ли чего-то экстраординарного.
        - Спенсер сказал, что вы красивы, - изрекла наконец компаньонка. Ее тон красноречиво говорил, что она уличила Спенсера во лжи.
        Мег не ответила.
        - Вам далеко до красоты той девушки, с которой он был обручен два года назад. Той, у которой отец граф.
        Мег вознесла молитву о том, чтобы ничем себя не выдать. Она не имела понятия, что Спенс был когда-то обручен.
        - Ему следовало бы жениться на ней, - проговорила компаньонка.
        - Кому следовало бы жениться и на ком? - Хотя голос по причине возраста несколько ослабел, в нем чувствовалась сила.
        Мег повернулась туда, откуда донесся голос, и увидела высокую женщину с безупречной осанкой, стоявшую в проходе под аркой.
        - Я сказала, - гораздо более робким тоном пояснила компаньонка, - что Спенсеру следовало бы жениться на дочери графа.
        Миссис Кенделл фыркнула:
        - Если бы я тратила время на сожаления по поводу того, что мой сын должен был сделать, но не сделал, у меня бы ни на что другое времени не оставалось.
        Она направилась через зал к Мег. Ее трость с серебряным набалдашником отбивала ритм на античных коврах, однако осанка ее оставалась настолько безукоризненной, что Мег усомнилась, так ли уж нужна ей эта трость.
        Миссис Кенделл остановилась в нескольких дюймах от Мег и устремила на нее пристальный взгляд. Мег почувствовала себя в роли животного, чью родословную сейчас проверяют.
        - Садитесь, мисс Макдермот, - сказала миссис Кенделл, ибо, сама того не осознавая, Мег встала, когда пожилая женщина вошла в гостиную. Миссис Кенделл указала тростью на диван, на котором до этого сидела Мег, а сама опустилась в ближайшее кресло. - Вы можете сказать Уилсону, чтобы подавали чай. - Миссис Кенделл даже не взглянула на компаньонку, отдавая распоряжение.
        Уголком глаза Мег заметила выражение неудовольствия, промелькнувшее на лице компаньонки, которой явно не хотелось ничего упустить из предстоящего разговора.
        - Вы можете сюда не возвращаться, - добавила миссис Кенделл, и Мег увидела, что неудовольствие компаньонки перешло в злость.
        Мать Спенсера произнесла несколько малозначащих фраз, ожидая, когда выйдут компаньонка и дворецкий, вкативший столик со сверкающим серебряным чайным сервизом в георгианском стиле. Она говорила о погоде, о своем саде, о благотворительных делах, наливая чай и передавая тарелки, демонстрируя длинные аристократические пальцы, которые - увы! - не пощадила старость. Она сказала, что знает от Спенсера о профессии Мег, что ее фотографировали знаменитые Пенн, Эйвдон и Скавулло.
        - Им нравились черты моего лица, - сказала миссис Кенделл. Она подняла взгляд на Мег. - У вас тоже хорошие черты лица. Именно такие называют аристократическими, хотя это, разумеется, сущая ерунда. Я видела много аристократов, даже королей и королев, у которых лица бесформенные, как пудинг. Возьмите мою племянницу Эштон. Не то чтобы ее лицо было похоже на пудинг. Оно угловатое. Слишком много углов. Лучшая родословная в мире, а вот в красавицы не вышла. И если взять вас…
        Миссис Кенделл замолчала, и Мег осталось гадать, что именно хотела сказать пожилая женщина. Что она, Мег, не может иметь хороших черт лица в силу своего низкого происхождения? Или что ей, миссис Кенделл, все известно об отце Мег?
        Мег сидела, вцепившись в чашку и блюдце. Она искренне удивлялась, что они не гремят у нее в руках. Ее буквально трясло. Однако каким-то образом она умудрялась сохранять внешнее спокойствие.
        - Вот именно, миссис Кенделл. Куда отнести меня?
        Мать Спенсера еще раз внимательно посмотрела на Мег:
        - Вы, я вижу, не любите церемоний.
        - Это ведь не я затеяла разговор на эту тему, - как можно более любезным тоном сказала Мег.
        Миссис Кенделл наклонилась вперед, не согнув при этом спины, и поставила чашку с блюдцем на столик.
        - Хорошо. Перейду сразу к делу. Как сказал мой сын, вы ожидаете, что он женится на вас. - При этом миссис Кенделл даже глазом не повела в сторону бело-голубого бриллианта на руке Мег, словно его вообще не существовало.
        - Спенсер попросил моей руки, - поправила ее Мег.
        Миссис Кенделл через стол в упор посмотрела на Мег. Глаза у нее были большие и чистые, словно линзы фотокамеры, но Мег не могла даже предположить, что именно они фиксируют.
        - У вас будут красивые дети, - наконец признала миссис Кенделл.
        - Вы говорите так, словно выводите породу, миссис Кенделл. Как у лошадей и собак.
        - Человеческая раса выглядела бы значительно лучше, если бы люди больше внимания обращали на родословную и меньше - на преходящие страсти, когда ищут партнеров.
        Мег хотела было не согласиться, но пожилая женщина подняла руку.
        - Буду откровенна с вами, Мисс Макдермот. Вы не та женщина, которую я выбрала бы для своего сына. Я предпочла бы, чтобы Спенсер женился на ком-нибудь из женщин нашего круга. Это пошло бы на пользу и ему, и семье. Любовь - это очень хорошо. Любовь, страсть и все другие чувства, на которые вы, молодые люди, имеете, по вашим представлениям, исключительное право. Но в конечном итоге общие интересы, одинаковое образование и взгляды гораздо важнее. В конечном итоге способность говорить на одном языке гораздо важнее состояния, когда ты по уши влюблен.
        - Мы со Спенсером разговариваем на одном языке.
        Миссис Кенделл продолжала сверлить Мег стальным взглядом.
        - В самом деле, мисс Макдермот? Вы так считаете?
        У Мег не было ответа на этот вопрос, поскольку она знала, что единственный язык, на котором они разговаривают со Спенсером, - это язык любви. Но этого вполне достаточно, независимо от того, что говорит эта пожилая женщина.
        - Однако мне кажется, что мы отклонились от главного вопроса, - продолжила диалог миссис Кенделл. - Как я уже сказала, я предпочла бы, чтобы Спенсер женился на женщине нашего круга. Тем не менее я не отношусь к числу глупых женщин. Еще в большей степени я хочу, чтобы Спенсер не губил себя алкоголем и наркотиками, к которым он - и я уверена, вы это знаете, - иногда прибегает. Кроме того, я хотела бы, чтобы он продолжил род Спенсеров и Кенделлов, однако до последнего момента он не выказывал ни малейшего желания иметь детей.
        - Вы полагаете? - перебила ее Мег, поскольку все это вдруг показалось ей до боли знакомым. Она представила себя в роли своей матери, беременной ею, которую снова хотят унизить и отвергнуть.
        - Я просто говорю предельно откровенно. Именно поэтому я попросила вас прийти. Чтобы ясно выразить свою позицию.
        Мег наклонилась вперед и поставила блюдце с чашкой на стол.
        - Вы весьма ясно обозначили свою позицию, миссис Кенделл, и поэтому прошу меня извинить…
        - Нет, мисс Макдермот, боюсь, я пока что не обозначила свою позицию, потому что вы не дали мне такой возможности. Боже мой, Спенсер говорил, что вы горды, но я полагала, у вас хватит такта выслушать меня. То, что я пыталась вам сказать, сводится к одному, - хотя вы и не та женщина, которую я выбрала бы для Спенсера, я не буду противодействовать его выбору.
        Мег не верила своим ушам.
        - Вы хотите сказать, что одобряете женитьбу Спенсера на мне?
        - Одобряю? - пробормотала миссис Кенделл, словно пробуя слово на вкус. - Это слишком сильно сказано, моя дорогая. - Она на какой-то момент заколебалась, затем продолжила: - Но вы оказываете сильное влияние на Спенсера. Да, я одобряю ваш брак. Я была бы глупой, если бы не выразила одобрения молодой женщине, которой удалось сделать то, что не сумели сделать ни я, ни Меррит, ни вся семья Кенделлов и Спенсеров за многие годы.


        Мег оставалась у миссис Кенделл еще полчаса и в течение этого времени слушала ее рассказы о прошлой жизни Спенса. Говорили также о будущем. Когда Мег встала, чтобы уйти, она все еще не могла поверить в случившееся.
        - Я должна позвонить Мерриту и все ему рассказать, - сказала миссис Кенделл, провожая Мег до двери.
        - Мерриту?
        - У нас старомодная семья, моя дорогая. Поскольку мой муж умер, Меррит является главой семьи. Будет справедливо, если мы скажем ему немедленно.
        - Но… - начала Мег.
        - Пусть вас не беспокоит Меррит, - быстро проговорила миссис Кенделл. - Поначалу он будет против, но я смогу его убедить.
        Мег не стала говорить, что ее беспокоило вовсе не неодобрение Меррита. Впрочем, она и сама затруднялась определить, что именно ее беспокоит. Возникло какое-то подспудное чувство, что в очень скором времени Меррит будет в претензии к ней не только за ее низкое происхождение.


        Спенсер сидел, глядя на чек. На аккуратно выведенную единицу с четырьмя нулями. На витиеватую подпись Алессандро. Ему было не по себе. Хуже того, ему было страшно.
        Он разорвал чек пополам, затем на четыре части, наконец на осьмушки. Затем собрал клочки, вложил их в другой конверт и написал адрес Алессандро. Он хотел было приложить записку, но затем решил не делать этого. Не потому, что не хотел просить о чем-то Алессандро. Чтобы удержать Мег, Спенсер готов был на все. Но он знал: просьба, обращенная к Алессандро, только усилит его желание все разрушить.



        Глава 22

        Хотя большинство обитателей Палм-Бич - как из числа старой гвардии, так и из нуворишей - за спиной смеялись над Дафной Дэнкуорт, все они мечтали получить приглашение на ее ежегодный весенний обед. Список гостей ограничивался сорока восьмью приглашенными - именно столько людей мог вместить самый большой обеденный зал. Получить подобное приглашение - это все равно что получить одобрение сливок общества Палм-Бич. Сейчас, когда Тиффани Кинг держала в руках приглашение на обед, она едва не зашлась от радости. Она много лет слышала об этих вечерах. Атмосфера на них была по-старомодному чопорной. Гости были не в черных, а в белых галстуках, ели из легендарных золотых тарелок, за их стульями стояли лакеи в белых перчатках. Большинство из представителей старой гвардии, которые знали, как нужно устраивать подобные вечера, не могли себе этого позволить. Некоторые из представителей нуворишей могли себе позволить, но не знали, как это делается. Неудивительно, что об обеде у Дафны Дэнкуорт ходили мифы. Даже вульгарный вид шофера - жениха, облачившегося во фрак с белым галстуком, не мог разрушить ауру
элегантности и возбуждения, царившую на вечере.
        К дому подкатывали «роллс-ройсы» и «бентли», и лакеи провожали торжественно одетых мужчин и женщин в просторное фойе дома Дафны Дэнкуорт. Оттуда гости переходили в бальный зал, где о их приходе возвещал дворецкий, и шли через весь длинный зал, чтобы поприветствовать Дафну под критическими взглядами других приглашенных.
        - Граф и графиня Монтеверди, - громко возвестил дворецкий, когда в дверях показались Алессандро и Эштон.
        Головы буквально всех гостей повернулись в ее сторону - Эштон не появлялась вместе с Алессандро со дня их возвращения из Монако, но ее интересовал только Хэнк. Она увидела огорченное выражение его лица, услышала эхо в огромном зале, повторяющее их титул, и сказала себе, что она нисколько не будет скучать по титулу графини. За ним стояла пустота, а вот Хэнк был реальностью.
        Он приблизился к ней и Алессандро.
        - Вы сегодня великолепно выглядите, Эштон, - официальным тоном проговорил Хэнк.
        - Да, в самом деле, - с мстительной улыбкой подтвердил Алессандро. Он по-хозяйски обнял Эштон за талию и привлек к себе, хотя, как хорошо знала Эштон, считал демонстрацию чувств на публике проявлением вульгарности. - Я счастливый человек, не правда ли, Хэнк?
        - Чрезвычайно, - сквозь зубы произнес Хэнк.
        Алессандро продолжал болтать, изо всех сил пытаясь вывести Хэнка из равновесия безжалостными и двусмысленными репликами. Шоу отвечал сдержанно, стараясь удержать свою ярость, и Эштон хотелось закричать, протянуть руку и дотронуться до него, успокоить, сказав, что в конечном итоге все будет хорошо. Но она не могла сделать этого при Алессандро, под взглядами других гостей. Да она и не была уверена, что все будет хорошо. Она вообще не знала, что будет.
        А затем, слава Богу, Алессандро отошел от них, чтобы поговорить с другими, и Хэнк повернулся к ней, став спиной ко всем остальным, и они оказались словно бы вдвоем.
        - Почему ты пришла с ним? - спросил он.
        - Я ничего не могла сделать. Он настоял на этом.
        Несколько мгновений оба молчали, и по его лицу Эштон видела, что в нем бушует гнев.
        - Это продолжается слишком долго, Эштон. Ты должна… - начал Хэнк, но Эштон увидела, что к ним приближается один из гостей, и положила ладонь на его руку, призывая к молчанию. Она почувствовала, как под ее ладонью напряглись его мышцы.
        - Не сейчас, - шепнула она.
        - В бельведере возле бассейна для утренних купаний, - сказал он. - Буду ждать тебя там сегодня вечером.


        Алессандро пересек зал и подошел к Тиффани.
        - Какой приятный сюрприз! - сказал он. - Не ожидал тебя здесь встретить.

«Не помешает, - подумал он, - напомнить ей о различии в их положении».
        Тиффани посмотрела на него из-под длинных наклеенных ресниц.
        - А я знала, что увижу тебя. - Игривая улыбка тронула ее способные выделывать разные трюки губы. По всей видимости, она не только помнила, как он покинул ее в прошлый раз, но и верила, что в этом ее вина. - Я не видела тебя целую вечность, Алессандро. - Она надула губы. - И страшно скучала по тебе.
        - Я был в Монако. На гонках.
        - Да, я видела снимок, где ты получаешь приз из рук принца Альберта. - Она сладострастно вздохнула при упоминании королевского титула. - Хочу поздравить тебя, - добавила Тиффани.
        - Спасибо.
        Она приблизилась к нему и понизила голос до такой степени, что он вынужден был наклониться к ней. Алессандро увидел в декольте, что под платьем у нее ничего не было.
        - У меня в запасе есть кое-что еще более пикантное, - выдохнула она, и ее необъятные груди заколыхались. - Персональное празднование твоей победы. Только ты и я. - Алессандро не сразу ответил, и она добавила: - На сей раз ты не будешь разочарован, Алессандро. Обещаю тебе.


        Алессандро вслед за Эштон вышел в вестибюль. Она шла быстро, и ему пришлось ускорить шаг, чтобы поспеть за ней.
        - О, да ты страшно торопишься, - сказал он. - Полагаю, мистер Шоу не любит, когда его заставляют ждать.
        Не отвечая, Эштон продолжала идти по направлению к террасе.
        - Или ты сама горишь нетерпением, tesoro? Припоминаю, ты бываешь дьявольски нетерпеливой. Он это знает? - Алессандро продолжал идти рядом с ней. - Знает о твоих тайных слабостях и о том, какие способы тебе больше всего нравятся?
        Эштон попыталась отвернуться от него, но Алессандро просто придвинулся ближе. Его голос напоминал ей шипение змеи над ухом.
        - Например, он знает, что тебе нравится, когда тебя щупают в этом месте? - Он протянул руку к ее животу, но она увернулась. В ночи зловеще прозвучал его смех. - И как ты начинаешь хныкать и стонать, когда…
        - Прекрати! - крикнула Эштон. - Немедленно прекрати.
        Гадкий смех Алессандро снова нарушил тишину ночи. Эштон бегом преодолела ступеньки террасы и ступила на газон. Смех продолжал преследовать ее.
        - Не стоит бежать, tesoro. Я не стану тебя удерживать. Мне неинтересно знать, чем ты занимаешься наедине с этим мужланом. Разумеется, весь остальной мир не останется столь же равнодушным и обязательно проявит к этому интерес. В следующий раз он наверняка заговорит о разводе. Помни о том, что я могу тебе сделать.


        Когда Алессандро поднимался по лестнице, Тиффани стояла у двери своей спальни. На ней не было ничего, кроме пары шелковых чулок и туфель на высоких каблуках. На ее лице сияла самая похотливая улыбка, какую Алессандро когда-либо видел. В спальне он обнаружил бутылку шампанского, которое охлаждалось в серебряном ведерке, на столе - несколько бокалов, а на кровати - разнообразные замысловатые игрушки для любовных игр.
        Алессандро подошел к Тиффани и положил руки ей на грудь. Тиффани тут же расстегнула молнию на его брюках и запустила внутрь руку. Оба с облегчением рассмеялись, когда Тиффани нашла то, что ожидала. А затем они приступили к весьма трудной работе - не так-то просто удовлетворять пресыщенные вкусы друг друга в течение всего вечера.


        - Ты плачешь, - сказал Хэнк, сходя по ступенькам бельведера.
        - Нет, - соврала Эштон, но он повернул ее лицо так, чтобы на него падал лунный свет.
        - Ну это так, пустяки, - упорствовала она.
        - Что он тебе сделал? - сурово спросил Хэнк.
        - Он ничего мне не сделал. Все дело в том, что он сказал.
        Хэнк убрал руку от ее лица.
        - Так больше не может продолжаться. Сколько ночей мы сможем еще урвать? Мы должны начать процедуру развода. Я возьму все на себя. Только скажи слово. Ты ничего не должна будешь делать.
        Эштон повернулась к нему спиной и стала смотреть на океан.
        - Кроме как смириться со скандалом.
        Хэнк снова обнял ее.
        - Мы уже говорили об этом. Мне наплевать на скандал.
        Он каждый раз говорил это. Он так думал. Он думал, что знает о ней все. Но есть одна вещь, о которой он не знал. И о которой она не могла ему сказать.
        - Но другим не наплевать, - возразила она.
        - К черту других! - Хэнк повернул ее лицом к себе. - Скажи мне, Эштон, откровенно, что именно ты боишься мне сказать? Что тебя пугает?
        Эштон снова отвернулась и стала смотреть на океан.
        - Это то, что случилось, когда тебе было пятнадцать лет? - тихо спросил он. - Спенсер?
        Эштон резко повернулась к нему.
        - Как тебе удалось узнать об этом? Хэнк пожал плечами.
        - Не имеет значения, как я узнал. И само по себе это ничего не значит.
        - Это имеет значение для меня, - с горечью сказала Эштон. - И притом очень большое.
        - Прости. Конечно, это имеет для тебя значение. Но я имел в виду, что это случилось давным-давно. Она снова повернулась к океану. Волны бились о берег, над головой мерцали светлячки звезд, откуда-то издалека доносились звуки музыки. Все случившееся отнюдь не казалось таким уж далеким. Внезапно она словно вернулась в то время.
        Она приехала из пансиона на рождественские каникулы. Всюду проходили праздничные встречи, а также вечера с танцами. На дневных встречах все было в порядке, потому что Эштон хорошо плавала на лодке и играла в теннис, и никто не смотрел на ее лицо, когда она была в купальном костюме или в шортах. Но на танцах все выглядело несколько иначе. Танцы были для нее мучением. Таким мучением, что она становилась неуклюжей и неумелой, хотя когда танцевала дома со Спенсером, он говорил, что она танцует великолепно. А вот на площадках «Морского клуба» или клуба «Эверглейдс», танцуя под взглядами сверстников с мальчишками, которых заставили танцевать с ней ее защитники Спенсер и Меррит, Эштон спотыкалась, сбивалась и готова была провалиться сквозь землю. Тот вечер оказался роковым для нее. Спенс и Меррит не сумели обеспечить ее партнером для одного из танцев, она проскользнула на террасу, чтобы спрятаться, и подслушала разговор двух ребят. - Не такая уж плохая сделка, - сказал первый мальчишка, и Эштон узнала бархатистый голос Том ми Фиска. - Спенс обещает раскошелиться на сигарету с марихуаной за каждый танец.
Думаю, ради этого можно станцевать один танец и потерпеть, когда на тебя смотрит лошадиная морда.
        - Только не для меня, - прозвучал другой голос, и Эштон узнала басок Джима Доджа. - Я бы с удовольствием трахнул ее, но вот танцевать - ты меня извини.
        - А какая разница? - недоумевающе спросил Томми.
        - А такая, что во время танца ты должен смотреть на ее лицо. А когда трахаешь, можно вырубить свет. Готов спорить…
        Эштон не услышала, по поводу чего готов спорить Джим Додж, потому что бросилась домой. Она сломала каблук, кинула туфли и продолжала бежать.
        Когда Эштон оказалась дома, первое, что она увидела, было ее отражение в большом позолоченном зеркале в холле. Не раздумывая и не отдавая себе отчета в том, что делает, Эштон схватила со стола бронзовую статуэтку эпохи Возрождения и швырнула в зеркало. Ее лицо в зеркале разлетелось на тысячу кусочков. Плача и смеясь одновременно, она стала бегать по дому и, увидев знакомое безобразное лицо в очередном зеркале, уничтожала его. Это было легко и просто. Нужно было только поднять руку и швырнуть маленькую бронзовую статуэтку в отражение.
        Спенс нашел Эштон с окровавленной рукой, которую поранили осколки зеркал, слезы катились по ее щекам, тело сотрясал истерический смех. Она уже успела добраться до своей спальни, разбить зеркало над комодом и собиралась расправиться с огромным трюмо, когда Спенс схватил сестру за руку, пытаясь остановить. Эштон визжала и сопротивлялась, изо всех сил боролась с ним, когда он пытался укротить ее. В конце концов оба рухнули на кровать. Эштон перестала смеяться, но слезы по ее щекам лились ручьями. Спенс пытался их вытереть рукой, но руки у него тоже были в крови, и тогда он стал осушать ей слезы поцелуями. Их рты прижались друг к другу, Эштон ощутила исходящие от Спенса доброту и нежность. Постепенно, поскольку оба были молодыми, здоровыми и горячими, ими овладело какое-то более глубокое и более темное чувство. Их одежда оказалась сброшенной, а с этим ушли одиночество, горечь и страх. И они утонули в объятиях друг друга, пережив неизведанные раньше ощущения.
        - Я люблю тебя, - сказал Спенс, когда все было позади.
        - Я тоже люблю тебя, - сказала Эштон.
        И оба искренне верили этому. Верили, что отныне все пойдет по-иному. И действительно, с этого времени все изменилось, хотя и не стало так, как оба рассчитывали.
        На следующий день Эштон отправили из дома - вовсе не потому, что родители застали своих отпрысков в тот момент, когда их красивые обнаженные тела переплелись в постели. Нет, ничего подобного не было. Причиной были зеркала. Эштон отправили, чтобы она хорошо отдохнула. Это не был санаторий в полном смысле слова. Это была большая усадьба, где находились люди, в какой-то момент оступившиеся, - кто-то оказался жертвой неумеренного употребления наркотиков, кто-то пытался совершить самоубийство или без всякой причины уничтожил зеркала.
        - Я знаю обо всем этом. - Голос Хэнка вернул Эштон к действительности. - О санатории, о шоковой терапии, о дозировке пилюль. И о ребенке.
        Он увидел, как распрямилась спина Эштон после его последних слов. Эштон повернулась к нему.
        - Если тебе все известно, ты должен знать, что я не могу иметь детей.
        Хэнк посмотрел на нее с явным изумлением.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Я не знаю, в чем причина. Шоковая терапия, таблетки или что-то еще, но я потеряла ребенка и теперь не могу иметь детей.
        - Это, конечно же, шутка?
        Эштон не могла понять, как он мог столь легкомысленно отнестись к ее словам.
        - Шутка?! Неужели ты думаешь, что я могу шутить подобными вещами?
        - Эштон, - проговорил Хэнк с мягкой улыбкой, - ты беременна.
        - О чем ты говоришь?.
        - Я полагал, что ты не хочешь сообщать мне об этом до начала бракоразводного процесса.
        - О чем я не хотела сообщать? - Эштон почувствовала, что начинает раздражаться.
        - Эштон, - все с той же мягкой улыбкой повторил Хэнк, - за исключением тех десяти дней, когда ты сбежала от меня в Монако, мы занимались любовью каждый день или каждую ночь в течение последних трех месяцев.
        - Это ничего не значит, - сказала Эштон, потому что не хотела обсуждать с ним свои физиологические проблемы.
        - А как ты в таком случае объяснишь это? - Он взял ее ладони и положил ей на груди. - Разве ты не заметила, что твои груди увеличились? - Он снова улыбнулся. - Я заметил. - Взяв ее руку в свою, он положил ладонь Эштон на ее живот. - И здесь. Смотри, как набухло, - пробормотал он, словно смакуя каждое слово. - Ты не видишь этого, когда одета, но я способен это ощутить. - Хэнк притянул ее к себе. - У тебя будет ребенок, Эштон, - шепотом проговорил он. - Мой ребенок.
        На следующий день доктор подтвердил верность его предположения, хотя в общем-то этого Эштон и не требовалось. Если бы она не чувствовала себя счастливой, то наверняка чувствовала бы себя дурой. Как это он заметил? Как не заметила она? У нее всегда были проблемы с менструацией. Некоторые доктора именно это и считали причиной бесплодия. А что касается других признаков… Утомляемость Эштон списывала на волнения, частые приступы тошноты - на похмелье, хотя в последнее время она утратила вкус к спиртному. Но сейчас все в один момент стало на свои места, и она была слишком счастлива, чтобы чувствовать себя дурочкой. Внезапно Эштон ощутила в себе силы пройти через развод, сколько бы гадостей Алессандро ни подстроил, расстаться с титулом графини и делать все, что потребуется, потому что в конце концов у нее будут Хэнк и ребенок, а больше ей ничего и не нужно.



        Глава 23

        - Я же говорил, что ты ей понравишься, - сказал Спенс, когда Мег вернулась от его матери после чаепития.
        Мег не стала говорить, что все было не так просто. Дело вовсе не в том, что она понравилась его матери, но какое это имеет значение, будь даже и так? Главное, что без особых усилий все устроилось.
        - Люди вправе рассчитывать, что мы устроим несколько приемов по этому поводу, - сказала во время чая миссис Кенделл.
        - Это будет чистый цирк, - отреагировал Спенс.

«Будут приемы и чаепития, - пообещала его мать. - Я представлю вас моим друзьям. Разумеется, бракосочетание пройдет здесь. Простая церемония в церкви. Я люблю эту готическую церковь. Затем прием в моем доме. Только ближайшие друзья семьи. Нам нужно будет ограничить прием двумя-тремя сотнями людей. Нам не понадобится более пяти - семи шатров на газонах».
        - А что ты скажешь, если мы сбежим? - предложил Спенс. - Улетим в Калифорнию и там обвенчаемся. Или еще лучше - на Гавайи. Это даже дальше.
        Все предлагаемые возможности казались Мег весьма заманчивыми. Ей импонировала идея бегства со Спенсом, венчание где-нибудь в укромном уголке, последующий отдых в течение нескольких дней на берегу моря, долгие жаркие ночи в объятиях друг друга, чтобы никого больше не видеть и не слышать. Даже одна мысль об этом возбуждала и воспламеняла Мег.
        Но затем она подумала о плане миссис Кенделл. Мег всегда мечтала о том, чтобы обвенчаться в церкви по всем правилам. Она хотела того, что было так несправедливо отобрано у ее матери. Она представила, как идет по церкви, среди публики, в белом платье, и за ней тянется длинный шлейф. Солнце льется сквозь витражи окон, освещает ее и Спенсера. Она слышит голос священника, который разносится по церкви и запомнится навеки. Мег представила, как их будут поздравлять гости и высказывать добрые пожелания.
        Когда Спенс рисовал красочные картины того, как они будут наслаждаться уединением на Гавайях, а миссис Кенделл приобщала Мег к светской жизни, она не могла решить, какому варианту отдать предпочтение. Но в один не слишком солнечный день, после завтрака в клубе с матерью Спенса, вопрос какой вариант выбрать, отпал сам собой.
        В течение всего завтрака миссис Кенделл только и говорила что о будущей свадьбе. Затем она устроилась в тени зонтика и послала Мег на корт узнать, не закончил ли Спенс игру в теннис. Завсегдатаи пока мало знали Мег, поэтому двое мужчин, наблюдавшие за игрой, продолжали негромко беседовать и тогда, когда Мег приблизилась настолько, что смогла слышать их разговор.
        Поначалу Мег не поняла, что они говорят о Спенсе. Она насторожилась лишь тогда, когда услышала имя Алессандро.
        - Они заключили пари, - сказал один из мужчин. - На десять тысяч долларов. Это сказал мне Алессандро.
        - Алессандро может позволить себе такое, - отозвался второй.
        - Ты хочешь сказать, что Эштон может позволить себе, - уточнил первый мужчина. - И будь уверен, Спенсер этот шанс не упустит.
        При этих словах Мег навострила уши.
        - Отличный удар! - воскликнули оба, когда Спенс блестяще отразил подачу и зрители зааплодировали.
        - А каковы были условия пари? - спросил второй мужчина.
        - Очень простые. Кто из них первый затащит ее в постель.
        Мег больше не хотела прислушиваться к этому разговору, не хотела слушать сплетни о прошлом Спенса, которое может разрушить их будущее. Она все знала о его прошлом. Во всяком случае, даже больше, чем ей хотелось знать. Знала о бездумно проведенных ночах и его связях с женщинами, которых он не мог запомнить. Она не слышала об этом конкретном случае и чувствовала себя обиженной. Но вовсе не потому, что хотела, чтобы Спенс рассказал ей буквально все, а просто потому, что он спорил на женщину, к тому же с таким человеком, как Алессандро. Это шокировало ее, задевало ее честь и достоинство. Но то был прежний Спенсер, напомнила она себе, которого больше нет с того времени, как появилась она. Об этом Спенс много раз говорил ей сам.
        - А кто такая эта девица? - спросил второй мужчина, и Мег поймала себя на том, что ей очень интересно это узнать.
        - Она фотограф, приехала сюда, чтобы нас снимать. - Мужчина засмеялся. - Человек не нашего круга.
        Второй мужчина покачал головой:
        - Подумать только!..
        Мег не дослушала фразу до конца. В ее голове звучали чьи-то слова: «Я предупреждала тебя… Я предупреждала тебя…" Весь окружающий мир внезапно закачался и стал на глазах Мег рушиться.


        - Как ты мог! - воскликнула Мег. Войдя в спальню и увидев там Спенса, она хотела было взять себя в руки и спокойно все обсудить, однако это оказалось выше ее сил. Все было слишком мерзко и ужасно.
        - Как ты мог заключить это дикое пари? Пари на меня?!
        - Но это было еще раньше! - взмолился Спенс. - А то, что было раньше, в счет не идет! Ведь мы договорились об этом!
        - Но это было не раньше! - все так же громко возразила Мег. - Ведь пари на меня!
        - Я имею в виду, что это было до того, как я по-настоящему узнал тебя. До того, как полюбил.
        - Ты хочешь сказать, что это тебя оправдывает?
        - Нет, - признал Спенс, и Мег услышала страдальческие нотки в его голосе. - Не оправдывает. То, что я сделал, ужасно. Я не хотел этого.
        - Что значит - ты не хотел? Разве Алессандро приставил пистолет к твоему виску? Или собирался нанести тебе увечья, если ты не поспоришь с ним на десять тысяч долларов, что затащишь меня в постель раньше его?
        У Спенса не было на это ответа. Точнее, не было удовлетворительного ответа. Он не хотел заключать пари, но тем не менее пошел на это из какой-то дурацкой мужской гордости и дурацкой бравады.
        С минуту Мег молча смотрела на него, и в этот момент они оба почувствовали, что в них что-то умерло. Мег вышла в гардеробную, и до Спенса донеслись ее рыдания, сопровождаемые грохотом открываемых ящиков и стуком вешалок. Спенс подошел к двери гардеробной.
        - Что ты делаешь? - спросил он, хотя все было понятно без объяснений. Он увидел раскрытый чемодан, в который Мег швыряла вещи, бросала их как попало, и он понимал, что ей очень хочется запустить что-нибудь и в него.
        - Я уезжаю!
        - Мег, - просительно сказал Спенс. - Ты не можешь так поступить.
        Она резко повернулась:
        - А ты чего ожидал? Что я останусь здесь и выйду за тебя замуж? После этого? Может, ты заключил новое пари на пятьдесят или сто тысяч долларов, что не только трахнешь меня, но еще и женишься на мне? - Голос ее пресекся, и Мег снова зарыдала. Она захлопнула крышку чемодана, схватила его и бросилась к выходу.
        Спенс остался стоять, беспомощный, испуганный, несчастный. Как в тумане он подумал, что большую часть своих вещей Мег оставила здесь, и это вселяло какую-то надежду. Она уходит не навсегда. Она вернется.
        - Я пришлю за остальными вещами! - крикнула Мег с порога. Спенс услышал стук ее каблуков по лестнице, затем хлопнула входная дверь и послышался звук заведенной машины. После этого все смолкло. Мег уехала.


        На следующее утро после визита к доктору Эштон поднялась рано, приняла душ, рделась и отправилась на прогулку вдоль пляжа. Вернувшись домой, она уже точно знала, что собирается сказать Алессандро.
        - Граф у себя? - спросила она Джорджа, который подал ей завтрак на террасу с видом на озеро.
        - Графа нет дома, мадам. - Эштон почувствовала, что дворецкий как бы извинялся. - Возможно, он отправился купаться или к своим лодкам, - добавил Джордж, хотя оба знали, что Алессандро просто-напросто не приходил в эту ночь домой.
        Эштон заканчивала завтрак, когда услышала шум мотора «астон-мартина» Алессандро. Вскоре он появился на террасе. Он был одет в отлично подогнанный белый обеденный пиджак с черным галстуком, но на подбородке были заметны следы щетины, глаза несколько воспалены. Если Алессандро не станет сдержаннее и благоразумнее, то сделается мужским аналогом Дафны Дэнкуорт, который беспробудно пьет, покупает себе любовниц. И служит для всех посмешищем. Казалось бы, эта мысль могла доставить Эштон удовольствие, но ей стало грустно.
        - Ты сегодня рано поднялась, tesoro. - Алессандро наклонился, чтобы поцеловать ее в щеку. От него пахнуло перегаром и женскими духами. - Или ты вообще не ложилась сегодня? Пребывала всю ночь, как и наш сосед, в пароксизмах страсти? - Ухмылка его была не менее противна, чем запах перегара изо рта.
        - Я не собираюсь пикироваться с тобой сегодня, Алессандро. Я хочу поговорить с тобой. Серьезно, как водится среди цивилизованных людей.
        Он подтянул кресло к столу и сел.
        - Очень хорошо, tesoro, давай поговорим серьезно, как цивилизованные люди. О чем ты хотела бы поговорить? Об искусстве? Опере? Литературе? Можем говорить о чем угодно, на любую тему. Кроме одной, - добавил он с противной усмешкой, - которая является запретной в семействе Монтеверди.
        - Я не Монтеверди.
        - Ты Монтеверди по мужу.
        - Я не собираюсь с тобой спорить, Алессандро. Просто хочу сказать тебе, что намерена делать. Я разговаривала с адвокатами и намерена получить развод. Я должна получить развод.
        - Должна? Видимо, я неправильно расслышал. Это слово не может быть употреблено в сочетании со словом «развод».
        Эштон заколебалась. Это была самая трудная часть разговора. Она репетировала ее все утро. Не потому, что боялась не убедить его. Напротив, она была уверена, что убедит. Алессандро не захочет ребенка Хэнка. Но она не желала даже говорить ему об этом. Ей не хотелось собственную надежду и радость, связанную с появлением на свет ребенка, пачкать его грубыми, жестокими словами. Тем не менее ей придется сказать ему. Это был единственный способ, который вынудит Алессандро отпустить ее.
        - Сейчас оно может быть употреблено, Алессандро. Я беременна.
        Шок, отразившийся на его лице, постепенно сменился противной ухмылкой.
        - Ты, случайно, не забыла, tesoro, с кем разговариваешь? Я знаю всю правду. Знаю, что ты не способна иметь детей.
        - Способна. И говорю тебе, что у меня будет ребенок.
        - Ты лжешь.
        - Нет, - спокойно сказала Эштон. - Если не веришь мне, можешь позвонить доктору.
        С минуту Алессандро сидел, уставившись на Эштон. Затем снова надел черные очки, и теперь она не могла по глазам определить, какие мысли бродят у него в голове. Внезапно он резко поднялся, ножки кресла заскрежетали о мраморный пол. Алессандро обошел ее кресло и навис над ней сзади. Нет, не сейчас, подсказал ей какой-то внутренний голос. Эштон инстинктивно наклонилась вперед, чтобы защитить то, что взрастало в ее чреве. Она почувствовала, что ладони Алессандро легли ей на плечи. Нагнувшись, он прислонился лицом к ее голове.
        - Но ведь это чудесно, tesoro! Это та благая весть, которую мы давно ждем! Я счастлив! Горд и счастлив!
        Эштон стряхнула с плеч его руки, встала и повернулась к нему лицом. Она не верила собственным глазам! Алессандро улыбался!
        - Ты не понял меня, Алессандро. Ребенок не твой. Этого просто не могло быть.
        Он продолжал улыбаться, и Эштон готова была поклясться, что он даже выпятил вперед грудь.
        - Нет никакого сомнения, что ребенок мой.
        - Но время… Доктор говорит…
        - Не надо быть такой вульгарной, Эштон. Это тебе не идет. Это не идет матери будущего графа Монтеверди.
        - Послушай, Алессандро, - проговорила Эштон и почувствовала, что в ее голосе прозвучали панические нотки.
        - Нет, tesoro. - Улыбка сбежала с его лица: - Это ты меня послушай. Мне наплевать, что говорит болван доктор, что думаешь ты или даже твой Хэнк Шоу. Неужто ты полагаешь, что я позволю тебе уйти от меня к нему с ребенком? Или ты хочешь, чтобы люди смеялись надо мной за моей спиной? Десять лет жила с ним и была бесплодной. А как только пожила несколько месяцев с другим, с этим здоровенным мужланом, - сразу же родила. - Алессандро так громко щелкнул пальцами, что Эштон подпрыгнула. - Да я скорее убью тебя. Вас обоих! - прорычал он. Затем он вдруг шагнул к ней и снова положил руки ей на плечи.
        - Так что больше не будет никаких разговоров о разводе. Отныне будем говорить только о приятных вещах. Мы должны поддерживать у тебя хорошее настроение. Ради ребенка. Ради будущего графа Монтеверди.
        Последние два слова он почти пропел, и ветер унес их вдаль. Для Эштон же они стали сигналом того, что двери тюрьмы захлопнулись перед самым ее лицом.


        Таким Эштон еще никогда не видела Хэнка. Он гордился тем, что умеет держать себя в руках. Он мог выиграть или потерять миллионы и при этом сохранять олимпийское спокойствие. Он мог приговорить человека к профессиональной смерти - и при этом ни один мускул не дрогнет на его лице. Но когда Эштон рассказала ему о своем разговоре с Алессандро, она испугалась, что его тотчас же хватит удар. Или же он кого-нибудь убьет. Лицо Хэнка побагровело, он задышал натужно и прерывисто, схватил со стола бесценную египетскую статуэтку и швырнул ее через дверь в сад.
        - Будь он проклят! Чтоб он провалился! - прохрипел Хэнк. Он сделал несколько глубоких вздохов. Эштон поняла, что он пытается успокоиться. - Он так просто не отделается. У него ничего не выйдет. Я уже говорил. А сейчас это еще более важно. Мы не нуждаемся в его согласии. Ты просто разведешься. И больше не говори 6 возможных скандалах. Какой скандал сравнится с этим?
        - Я сказала ему то же самое.
        Хэнк посмотрел на Эштон прищуренными от боли и гнева глазами.
        - И что же?
        - Он ответил, что я могу разводиться с ним, если мне так хочется, но он подаст в суд, чтобы ему оставили ребенка.
        Хэнк снова затрясся от гнева.
        - Он не сможет этого сделать! - загремел он. - Да я ему и не позволю! Существуют тесты, с помощью которых все элементарно доказывается! Тест на кровь. На ДНК. Может, он думает, что живет в средние века, но это не так!
        - Верно, - согласилась Эштон. - Но действительно ли мы хотим, чтобы ребенок прошел через подобные муки? Вспомни о Глории. А она всего лишь один пример, поскольку самая знаменитая. Мы оба знаем людей, у которых в душе на всю жизнь остались рубцы из-за безобразных баталий опекунов. Взрослые губят детей во имя их спасения. Таскают по постылым судам во имя любви к ним. Ты этого хочешь?
        - Но это справедливо! Это наш ребенок. Не чей-то еще. И даже не только твой. Он - наш!
        Споры длились всю ночь. Впервые за все время они в эту ночь не занимались любовью.
        - Я не отношусь к представителям старой гвардии Палм-Бич, - раздраженно сказал Хэнк где-то на заре. - Я не буду играть по твоим правилам, Эштон.
        Она ничего не сказала на это.
        - Что, если я окажусь таким же несговорчивым, как он? Если я заявлю, что стану драться за ребенка?
        - Ты не станешь, - тихо проговорила Эштон.
        - Откуда ты знаешь? - строптиво спросил Хэнк.
        - Ты не сделаешь это ради ребенка. Ради меня. Потому что ты не такой, как Алессандро. Ты хороший человек.
        Он отвернулся от нее и стал смотреть на океан.
        - Что ты собираешься делать?
        - А что можно сделать? - Это был не вопрос. Это было признание поражения.
        - Я мог бы его убить, - пробормотал Хэнк. - Задушить голыми руками.



        Глава 24

        Хэнк сидел, уставясь в папку, лежащую перед ним на письменном столе. Здесь дело не в гневе на Эштон и не в любви к ней. Она от имени Меррита попросила его остановить расследование. Он не сделал этого, хотя и знал: она считает, что он внял ее просьбе. Дело в том, что эта просьба еще больше усилила его подозрения. Меррит не стал бы обращаться к нему с просьбой отозвать ищеек, если бы те не напали на след. Он не попросил бы об этом, если бы ему нечего было скрывать.
        Хэнк снова бросил взгляд на папку. Судя по всему, Мерриту есть что скрывать. Хэнк принял твердое решение. Он должен докопаться до сути этого дела. И вовсе не потому, что зол на Эштон, а потому, что хочет защитить Эштон, даже если она сама того не хочет.
        И если ему придется развенчать кого-то из представителей старой гвардии - что ж, тем хуже для них.


        Мег была страшно зла на себя. Ей следовало быть умнее. Она должна была это предвидеть. Должна была понимать, что Спенс испортит ей карьеру, смешает ее планы и искалечит ей жизнь. Потому-то на первых порах она и оказывала ему сопротивление. Надо было и дальше вести себя таким же образом. А сейчас ей ничего не оставалось, как бросить все и бежать отсюда, бежать из Палм-Бич, бежать от него.
        Она приняла решение на следующее утро после ухода из дома Спенса. Задание, которое ввергло ее в эту неприятную историю, и поможет ей выпутаться из нее. Еще в самом начале ее работы в Палм-Бич, говоря о приближении пятидесятой годовщины Фонда Кенделлов, Мег договорилась с Эштон, что сделает фоторепортаж о проектах фонда за рубежом. Образ Спенса возник перед ее глазами, едва она открыла глаза. И поэтому чем дальше отсюда она будет, тем лучше. Ей вспомнились слова Меррита, сказанные при их первой встрече на заседании совета директоров: «Фонд делает свою работу тихо и незаметно. Как только вы начнете фотографировать спасенных животных или сохраненные леса, туда повалят толпы туристов и экологическое равновесие будет нарушено».
        Экологическое равновесие или интересы Меррита? Она обещала Хэнку, что не будет совать нос в это дело. Но ведь это совсем другое. Она просто займется исследовательской работой, которая поможет ей выполнить задание.


        Миссис Уайт, которую Спенсер всегда называл Драконом, сидела за столом в приемной Фонда Кенделлов, охраняя вход, как Цербер сторожил вход в царство теней.
        - Мистер Кенделл не любит шумной рекламы, - сказала она, выслушав объяснение Мег, что она хочет побольше узнать о деятельности фонда во всем мире.
        - Я понимаю, но графиня… - Мег сделала ударение на последнем слове, полагая, что здешнее преклонение перед титулами сработает в ее пользу; миссис Уайт может представлять Меррита, но Мег говорит от имени графини, - …хочет, чтобы некоторые проекты были отражены в брошюре, посвященной юбилею Фонда Кенделлов. Мне хотелось бы составить общее представление о размахе деятельности, прежде чем я спланирую свою поездку.
        - Мистер Кенделл ничего не говорил мне на этот счет, - упрямо сказала миссис Уайт.
        - Но графиня говорила. - Мег улыбнулась. - Если вы помните, когда графиня нас знакомила, она сказала, что я официальный фотограф на период празднования юбилея, и просила вас оказывать мне всяческое содействие. - После некоторого колебания Мег добавила: - Мне не хотелось бы беспокоить графиню и звонить ей, но если вы настаиваете, я позвоню.
        - Не стоит беспокоить графиню, - поспешно сказала миссис Уайт и проводила Мег по коридору в небольшую библиотеку. Вдоль стены здесь стояло несколько старинных деревянных шкафов с папками.
        - Что именно вас интересует? - спросила миссис Уайт, становясь между Мег и шкафами.
        - В том-то и дело, что я не знаю. Я просто хотела бы получить представление о сфере деятельности фонда и решить, какие проекты наиболее интересны для меня. - Мег сделала вид, что на минуту задумалась. - Пожалуй, я бы начала с того, что ближе к дому. Например, с Центральной Америки.
        Миссис Уайт выдвинула ящик, извлекла несколько папок и поднесла их к столу:
        - Вот последняя информация о нашей деятельности в Центральной Америке.
        Мег раскрыла папку и подумала: стоило ли миссис Уайт так волноваться? Здесь были брошюры, посвященные защите здоровья человека и окружающей среды, официальные заявления о проектах фонда, а также, несмотря на всю нелюбовь Меррита к рекламе, хвалебные статьи местных газет. До чего же она глупа, если могла думать, что Меррит станет держать здесь письменные отчеты о том, чем он занимается! Тем не менее, поскольку она здесь оказалась, нужно хотя бы полистать эти материалы. В противном случае у миссис Уайт могут возникнуть подозрения.
        Мег выдвинула стул и села перед стопкой папок. Миссис Уайт молча удалилась.
        Через полчаса Мег поняла, что понапрасну тратит время. В папках не было ничего достойного внимания. Она посмотрела на фотографию судна с продовольствием и медикаментами, прибывавшего в Боготу.
        И тут ей бросилось в глаза, что судно не входило в бухту, а выходило из нее.
        Мег услышала, как открылась дверь, подняла глаза и увидела на пороге миссис Уайт.
        - Иду на ленч, - заявила она, как бы давая Мег сигнал к уходу.
        - Я буду еще здесь, когда вы вернетесь, - бодро ответила Мег.
        Она видела, что миссис Уайт это было очень не по душе. Ей явно не хотелось оставлять Мег в офисе одну, но и обижать графиню она, конечно же, тоже не желала.
        - Хорошо, - наконец проговорила миссис Уайт и закрыла за собой дверь.
        Мег снова просмотрела газетные вырезки. Под фотографией была подпись в две строчки. Хватило бы только знаний испанского языка, полученных в колледже! Мег удалось понять, что совсем недавно было привезено и выгружено сельскохозяйственное оборудование и благодарное местное население желает судну благополучного возвращения домой. Мег снова всмотрелась в слова. Ya descargado. Уже разгружено. В правильности перевода Мег не сомневалась. Затем снова перевела взгляд на судно. На порожнее оно не было похоже. Слишком глубоко погрузилось в воду. Может, оно и было разгружено, но затем его снова чем-то загрузили.
        Мег услышала звук шагов в вестибюле. Не может быть! Миссис Уайт ушла каких-нибудь десять минут назад. Это слишком поздно для того, чтобы вернуться, если она что-то забыла, и слишком рано для возвращения после завершения ленча. Казалось, шаги приближаются к библиотеке. «Не будь смешной, - сказала себе Мег. - Не надо бояться». Она вспомнила эпизод с уборщицей, когда сидела в офисе журнала. Тогда у нее чуть не остановилось сердце от страха. Чего ей опасаться? Даже если это Меррит собственной персоной, за чем он ее застанет? За тем, что она листает папку с вырезками из старых газет.
        Шаги приближались. Мег постаралась придать лицу как можно более безмятежное выражение. Если она хочет убедить его, что просто просматривает материалы из старых газет, то должна выглядеть беззаботной.
        Мег снова посмотрела на фотографию. Может, стоит сунуть ее в сумку? Неизвестно, когда ей удастся и удастся ли вообще еще раз заполучить для просмотра эти бумаги.
        Шаги в вестибюле замерли как раз у двери библиотеки. Одной рукой Мег схватила дамскую сумочку, другой - фотографию. Ручка двери повернулась. А вот замок на сумке - проклятие! - не открылся. Дверь распахнулась, и на пороге появилась могучая фигура Хэнка Шоу.
        Тень пробежала по его лицу.
        - Вы! - гневно проговорил, точнее, почти прорычал он.
        Мег открыла рот, но сказать ничего не смогла.
        - Кажется, я предупреждал вас не предпринимать никаких действий!
        - Я только просматриваю кое-какие папки, - объяснила Мег. - Вырезки из старых газет и все в таком же духе. Ничего компрометирующего.
        - Ваше присутствие здесь - уже компрометирующий факт. Для вас, во всяком случае. - В голосе Хэнка Шоу ей послышались зловещие нотки, и внезапно она подумала, что ее подозрения справедливы. Он хотел отстранить ее вовсе не для того, чтобы защитить, а чтобы защитить себя. Но она не послушалась, и сейчас последует более серьезное предупреждение. Эти люди играют жестко, сказал он ей тогда. Хэнк Шоу не сказал тогда лишь одного: он сам из числа этих людей.
        Мег положила фотографию обратно в папку и встала:
        - Я уже собиралась уходить.
        - Не смешите меня! - отрезал Хэнк.
        Она сказала себе, что он ничего не сможет ей сделать, по крайней мере в офисе фонда.
        Хэнк Шоу пододвинул второй стул и сел.
        - Коль уж вы оказались здесь, вероятно, вы мне поможете.
        Мег недоверчиво посмотрела на него.
        - Что вы имеете в виду?
        - Я имею в виду, что пришел сюда для того, чтобы заняться тем же, чем занимаетесь вы.
        - Выслеживать?
        - Это слишком грубо. Проводить расследование.
        - Я думала, вы поручите это профессионалам.
        - Я и поручил. В том-то и дело. Похоже, Меррит почувствовал, что о нем наводят справки и что за этим стою я. Он попросил меня… используя некоторые каналы, - поспешил добавить Хэнк, - остановить расследование. О чем это может говорить, Мег?
        - О том, что мы что-то нащупали.
        - Именно. Информацию, которую получили мои люди, нельзя назвать компрометирующей, но она вызывает подозрение. Потому я решил кое-что посмотреть сам.
        Мег почувствовала, как расслабились ее мышцы, а ведь она не подозревала, насколько была напряжена. Она испытала такое облегчение, что у нее даже голова закружилась. Мег вдруг начала смеяться. Смех отражался от стен пустой комнаты, рождая эхо.
        - Что здесь смешного?
        - Вы, - борясь со смехом, ответила Мег. - И я. По тому, как вы вошли, по выражению вашего лица и вашему голосу я решила, что вы очень сердиты.
        - Я и был сердит. И сердит до сих пор. Я не люблю, когда люди не выполняют моих распоряжений.
        И мне не по себе, когда я представляю, что вы можете пострадать.
        Мег покачала головой:
        - Я подумала, что от вас следует ждать неприятностей. Что вы работаете вместе с Мерритом.
        Хэнк Шоу посмотрел на нее с явным удивлением:
        - Я знаю, что имею репутацию безжалостного, но никогда не думал, что меня могут принять за киллера.
        Внезапно это слово отрезвило их обоих.
        - Если мы затеяли это дело, давайте действовать, - сказал Хэнк Шоу. - Что вам удалось найти?
        - Не могу сказать, что напала на золотую жилу, но все же кое-что есть. - Она раскрыла папку и протянула ему вырезку из газеты.
        Хэнк Шоу рассматривал ее с минуту, затем поднял на Мег глаза и признался:
        - Не понимаю.
        - Вы читаете по-испански?
        - Для этой цели я держу переводчиков, - отрезал он.
        Мег вспомнила их первый разговор за завтраком, когда она хотела сразить его эффектной цитатой, но передумала. Человек, имеющий деньги и власть, обычно болезненно воспринимает недостатки своего образования.
        - Подпись под рисунком гласит, что судно только что разгрузилось. Но на фотографии видно: судно полностью загружено.
        Хэнк Шоу снова посмотрел на вырезку.
        - До планшира, - согласился он.
        - Суда фонда привозили что-нибудь из гуманитарных рейсов?
        Хэнк Шоу отрицательно покачал головой:
        - На эту тему я спорил с Мерритом. Он говорит, что фонд - некоммерческая организация и не перевозит никаких грузов на обратном пути. Я возражал, что можно оформить право на перевозку грузов обратным рейсом таким образом, что фонд останется организацией некоммерческой. Однако Меррит был неумолим. - Хэнк снова взглянул на снимок. - И теперь я понимаю почему.
        - У Меррита собственные дела, связанные с импортом-экспортом.
        - Мне не хочется даже думать о том, что именно он может привозить на этих судах.
        - Он - и Медельинский картель, - задумчиво сказала Мег. - Не понимаю… Как люди вроде Меррита Кенделла могут иметь дело с этой организацией?
        - Что, вы думаете, толкает людей на торговлю наркотиками? Деньги.
        - Но у Кенделлов миллионы. Возможно, даже миллиарды.
        - Только не миллиарды. Определенно не миллиарды. А они привыкли ворочать миллионами, Меррит, Эштон, Спенсер - они представляют пятое или даже шестое поколение и восходят к Мерриту Кенделлу Первому. К сожалению, у последующих Кенделлов не было деловой жилки и уважения к работе. Зато они знали толк в игре. Вдумайтесь: пять поколений занимались лошадьми, скачками, яхтами, играли в поло… Подумайте, какие средства нужны, чтобы содержать их семьи, которые все увеличивались, содержать дома здесь, в Нью-Йорке, Ньюпорте, на островах Греции, не говоря уж о Париже, Лондоне и Риме. Я всегда удивлялся, как Меррит умудряется выходить из положения.
        - Теперь вы знаете.
        Хэнк Шоу устремил взгляд вдаль и задумчиво подтвердил:
        - Теперь я знаю.
        Он снова посмотрел на снимок.
        - Это не может служить доказательством для суда. С другой стороны, это может убедить Меррита, что он увяз с головой и должен остановиться.
        - Иными словами, он должен остаться безнаказанным? Не отправиться за решетку, как другие смертные?
        Хэнк Шоу внимательно посмотрел на Мег:
        - А вы хотите, чтобы он оказался за решеткой? Вам по некоторым причинам хочется, чтобы Кенделлы приняли горькое лекарство?
        - Я не имела это в виду, - сказала Мег, хотя и понимала, что имела в виду именно это.



        Глава 25

        Среди представителей старой гвардии не было единого мнения относительно того, какие благотворительные организации в Палм-Бич наиболее престижны. Одни говорили, что Организация по ограничению состава семьи слишком молода; другие возражали, что Фонд помощи подросткам, страдающим диабетом, охватывает слишком узкий круг людей. Авторитетными были Общество по охране памятников, Красный Крест, Ассоциация помощи страдающим сердечными болезнями и, разумеется, Фонд Кенделлов. Эти благотворительные организации старая гвардия поддерживала охотно, а нувориши стремились стать их членами. Были такие благотворительные организации, которые устраивали вечера, становившиеся гвоздем сезона в Палм-Бич. Не было более значительного события, нежели ежегодный бал Фонда Кенделлов. Женщины начинали выбирать себе платья за месяц. В день бала все парикмахерши и маникюрши на острове были нарасхват. И Кенделлы испытывали вполне понятную гордость по этому доводу. Во всяком случае, так было до настоящего времени. Нынешний год был исключением. В этом году Эштон с ужасом думала о предстоящем бале. Она боялась, что Хэнк на него не
придет. Но еще больше боялась, что при дет. Она знала, что, если Хэнк явится на бал, столкновение между ним и Алессандро неизбежно.
        Спенсер поклялся не идти на бал. Но затем сообразил, что там будет Мег. Она может бросить его, с горечью подумал он, но не может уклониться от выполнения своего задания. В конце концов Спенсер решил идти, хотя не ожидал от этого ничего хорошего.
        Даже Меррит пребывал в состоянии тревоги и был полон дурных предчувствий. Его мир начинал рушиться. Он через Эштон попросил Хэнка Шоу прекратить расследование, Хэнк обещал, но тем не менее расследования не прекратил. Меррит судил об этом по продолжающимся телефонным звонкам.
        - Ты можешь опоздать, - сказала Кики, выйдя из своей спальни и входя в его комнату.
        Меррит помахал ей правой рукой, призывая к молчанию, продолжая левой рукой прижимать телефонную трубку к уху. До нее донесся поток испанской речи на другом конце, после чего последовал лаконичный ответ Меррита.
        Кики встала перед ним, уперев руки в бедра.
        - Это очень важно, Меррит. Ты должен быть там вовремя, чтобы встречать гостей.
        - Это не менее важно, - прошипел он.
        Кики повернулась и ушла к себе. Она не могла понять, почему Меррит постоянно спорит с этими людьми. Как будто занимается каким-то бизнесом, а не приличной работой.
        - Прошу прощения, - сказал он, войдя к ней через минуту. Особого раскаяния в нем Кики не заметила, он выглядел сердитым и, пожалуй, несколько напуганным. Однако манеры его оставались, как всегда, безупречными. - Я не хотел грубить тебе.
        - Все в порядке, дорогой, - ответила Кики и протянула руку, чтобы он застегнул на ее запястье часы с бриллиантом, которые Сеси когда-то подарила ей на двадцатипятилетие. - Я просто не хочу опаздывать. Особенно сегодня.
        - Ты все заперла? Сигнализацию включила?
        - Разумеется.
        Это был их обычный ритуал. Меррит всегда спрашивал, а Кики неизменно отвечала, что все сделано.
        - Ты хочешь пройти со мной к детям и пожелать им спокойной ночи?
        - Да, конечно, - ответил Меррит.
        Это был еще один ритуал.
        Они спустились и направились в то крыло, где находились дети. Чем ближе они подходили, тем громче становился шум. Слышались стрельба, - работал телевизор, - крики и детский смех.
        - Еще одна спокойная ночь в семье Кенделл, - засмеялась Кики.
        Когда они вошли в комнату для игр, они увидели Меррита Младшего, Феба и Грэма, расположившихся на полу и диване перед телевизором. Мальчики даже не подумали оторвать взгляд от черепашек-ниндзя на экране.
        - Сколько раз вы это видели? - спросил Меррит.
        - Двадцать семь, - ответил Феб.
        - Двадцать восемь! - выкрикнул Грэм. - Я один раз смотрел один, когда ты был в школе.
        - Ты даже не сможешь сосчитать до двадцати восьми! - парировал Феб.
        - А вот и могу!
        - Нет, не можешь!
        - А вот и могу!
        - Перестаньте! - вмешалась Кики, наклонилась и поцеловала мальчишек в макушки. - Комендантский час с девяти часов, - добавила она. - Для вас - восемь часов, мистер Грэм.
        Грэм издал вопль протеста.
        - Это приказ, - сказал Меррит. - Никаких возражений. Когда Матильда скажет, что надо гасить свет, вы должны послушаться.
        - Да ну ее! - возмутился Грэм.
        - Матильда ваша няня, и вы должны ее слушаться, что бы она ни сказала! - предостерег Меррит.
        Грэм сделал движение ногой, изображая каратиста, в результате чего свалился с дивана.
        - Мне иногда кажется, - сказал Меррит, когда спускался с Кики по лестнице, - что мы воспитываем банду малолетних преступников.
        - Мы воспитываем здоровых, жизнерадостных ребят. На них никто не давит, как в свое время давили на меня. Или на тебя. И вообще иногда я чувствую себя слишком счастливой, что они у меня есть. Настолько счастливой, что это даже пугает меня.
        Меррит ничего не ответил. Он был человеком молчаливым и сдержанным и не считал нужным облекать в слова то, что очевидно. Но он не мог отделаться от мысли, что его жена абсолютно права, и пугало его то, что происходило вокруг него.


        - Я подумал, - сказал Алессандро, входя в комнату жены, - что, вероятно, сегодня вечером следует сказать о ребенке. Не делать официального сообщения - это слишком вульгарно, пора поделиться новостью с близкими друзьями.
        - Нет! - не сказала, а крикнула Эштон.
        Алессандро обошел Эштон и положил руки ей на плечи. Она тотчас же сбросила их.
        - Я понимаю, tesoro. Нервы. Результат твоего состояния.
        Он снова положил руки ей на плечи. Ей захотелось закричать. Однако она лишь напряглась - и не проронила ни звука.
        - Но ты и меня также должна понять, - елейным голосом продолжал Алессандро. - Должна понять, насколько я горд, что у меня появится сын и наследник.
        - Сын и наследник, - с горечью повторила Эштон. - А если девочка?
        - Этого не может быть, - уверенно заявил он. Ей пришла в голову неожиданная мысль. Может, если родится девочка, он ее отпустит?
        - А даже если и так, - добавил Алессандро, - нам придется завести еще одного ребенка. Ты поторопись, tesoro. Я подожду тебя внизу.
        Эштон увидела в зеркале его удаляющуюся спину. Неужто он, пытаясь одурачить Палм-Бич, сам в это поверил? Ей вдруг стало тошно, и это явно не имело никакой связи с ее нынешним физическим состоянием. С некоторых пор Эштон поняла, что пребывает в браке с развратным негодяем. Никогда она не предполагала, что выйдет замуж за безумца и маньяка.


        Большой зал в «Бурунье» сверкал сотнями огней и тысячами бриллиантов, украшающих женщин. Воздух был насыщен ароматами цветов и дорогих духов. Звучала приятная музыка, слышался гул голосов и хлопанье пробок - открывали шампанское. Мег с порога окинула взглядом представшую перед ее взором картину. На фоне этой роскоши и веселья она почувствовала себя еще более несчастной. Мег знала, что Хэнк, стоящий рядом с ней и поддерживающий ее за локоть, испытывал похожие чувства.
        Когда Хэнк узнал, что Мег идет на бал без Спенса, он вызвался сопровождать ее. В любом случае он не мог пойти на бал с Эштон. К тому же, судя по его беспокойному взгляду при упоминании имени Эштон, по некоторым его недомолвкам и действиям, Мег могла сделать вывод, что их роман закончился. И что он этим расстроен.
        Когда Хэнк зашел в ее номер до начала бала, то обронил фразу, которая его выдала, Мег взяла фотокамеру и повесила ее на плечо поверх длинного шифонового платья от Марты. На лице Хэнка отразилось удивление.
        - Вот так сочетание! - сказал он, смягчая удивление улыбкой.
        - Я ведь по-прежнему работаю, - сказала Мег.
        - Да. У нас обоих остается по крайней мере это. В этом мы похожи.
        Сейчас, стоя на пороге бального зала, Хэнк сказал:
        - Я должен сказать вам, что собираюсь сегодня вечером поговорить с Мерритом.
        При этом его глаза скользили по головам людей. Возможно, он искал Меррита. Вместо этого он увидел Эштон, стоявшую рядом с Алессандро. И грустное выражение на его лице сменилось гневным.
        - Эштон сегодня великолепна, - тихо сказала Мег. - У нее прямо-таки цветущий вид.
        - Да, в самом деле, - согласился Хэнк. - И полагаю, мы должны сказать ей об этом. - Он снова взял Мег за локоть и стал пробираться сквозь толпу.
        Эштон смертельно побледнела, увидев, что к ней приближаются Мег и Хэнк. Алессандро изобразил широкую улыбку. И хотя Хэнк сказал Мег накануне, что не ожидал, будто кто-то заподозрит его в способности убить другого человека, сейчас можно было поверить, что он все-таки способен на это.
        Сами по себе слова были вежливыми, хотя и произносились вымученным тоном. Алессандро сказал, что бал, как ему кажется, имеет большой успех. Хэнк согласился. Эштон выразила удовлетворение, что они оба смогли прийти. Хэнк сдавленным голосом сказал Эштон, что она отлично выглядит.
        - Она и в самом деле отлично выглядит, не правда ли? - согласился Алессандро и, повернувшись к Эштон, заговорщически спросил ее, могут ли они сообщить Хэнку добрую весть.
        И в этот момент произошло нечто экстраординарное. Мег увидела, как огромная ладонь Хэнка сложилась в кулак. Эштон ухватила рукой рукав пиджака Хэнка и потащила его прочь от Алессандро.
        Алессандро повернулся к Мег, улыбнулся и пожал плечами.
        - Моя жена выглядит славно, но вы смотритесь настоящей красавицей. Должно быть, мы должны винить в этом Спенсера. Признаюсь, я ему люто завидую.
        - К тому же досадно стать беднее на десять тысяч долларов, - ядовито заметила Мег.
        Алессандро удивленно поднял черные брови:
        - Он вам сказал об этом?
        - Скажем так: я узнала об этом. Должно быть, я могу чувствовать себя польщенной. Как-никак десять тысяч - немалая сумма.
        - Для женщины, которую не интересуют деньги, вы слишком долго о них говорите. При нашей первой встрече вы потешались надо мной из-за того, что они у меня есть. Затем вы пришли в негодование, когда я предложил поделиться деньгами с вами. А сейчас вы обижаетесь на то, что мы спорили на вас.
        - Не обижаюсь, - соврала она. - Просто сожалею, что вы потеряли из-за меня столько денег.
        - Но я их вовсе не потерял. Спенсер не позволил мне заплатить ему долг. Он даже разорвал чек и вернул мне клочки. Он заявил, что не выигрывал никакого пари. Спенс сказал, будто даже не прикасался к вам. Я заметил ему, что это настоящий абсурд, даже если бы я не слышал о помолвке: Достаточно посмотреть на вас, когда вы вместе. Однако он продолжал защищать, как я понимаю, вашу честь. Я никогда не смогу простить вас, прекрасная Меган, за то, что вы отвергли порядочного и честного человека. - Он засмеялся. - Хотя, я полагаю, мне придется простить, поскольку мы с вами будем кем-то вроде кузенов. - Смех его трансформировался в ухмылку. - Есть такое американское выражение - целующиеся кузены. Надеюсь, мы будем именно такими.
        Мег удалось отделаться от Алессандро, ибо ей тошно было слушать его вкрадчивый голос, двусмысленные намеки, и вообще ей хотелось остаться одной и разобраться в том, что она услышала. Хотя Мег и уверяла себя, будто рассказ Алессандро не меняет дела, она вынуждена была признать, что если Спенс и был виновен в том, что заключил пари, то его нельзя обвинить в том, что он довел его до конца. Может быть, оправдание Спенса соответствовало действительности. Может, прежний Спенс заключил пари, а новый Спенс устыдился своего поступка. Она не могла судить об этом с полной уверенностью. Она знала лишь, что появилась надежда, за которую ей отчаянно хотелось уцепиться.


        Фазан, начиненный печеночным паштетом, был убран со стола, и начались танцы. Хэнк подошел к Мерриту.
        - Я хотел бы поговорить с вами, - сказал Хэнк ему на ухо.
        Меррит повернул к Хэнку лицо. Обычно бесстрастное, в этот момент оно несло на себе печать враждебности.
        - Нельзя ли подождать до завтра?
        - Боюсь, нельзя, - твердо сказал Хэнк.
        - Хорошо, - согласился Меррит и последовал за Хэнком в бар, где они сели за столик в углу.
        Хэнк заказал виски, Меррит - бокал вина.
        - Я не буду ходить вокруг да около, - начал Хэнк. - Нельзя ли обойтись без избитых фраз? - с явной неприязнью сказал Меррит.
        - Вам не по душе избитые фразы, зато вполне подходит перевозка наркотиков, не правда ли?
        - Вы рассматриваете это как перевозку наркотиков, а я - как попытку снова поставить на ноги фонд и состояние семейства Кенделлов.
        Хэнк был поражен. Он ожидал, что последуют возражения, препирательства, мольбы. И не предполагал, что Меррит будет сидеть так спокойно, словно идет обычное заседание совета директоров.
        - Боюсь, уже несколько поздно.
        - Было несколько поздно, когда я принял дела из рук моего дяди. Наверное, вы в состоянии понять, что я не прибегнул бы к столь радикальным мерам, если бы не крайняя необходимость. Разумеется…
        Его монолог был прерван появлением служащего, который сказал, что мистера Кенделла просят к телефону. Меррит вышел в фойе и взял трубку.
        - Это ты, Кенделл? - раздался в трубке незнакомый голос.
        Меррит подтвердил, что это он.
        - Рядом со мной находится тот, кто хочет с тобой поговорить.
        - Это шутка? - спросил Меррит, однако сердце подсказало ему, что это отнюдь не шутка. Суарес уже предупреждал его сегодня. Он предупреждал его не сколько недель назад. И приказал, чтобы Меррит заставил Хэнка Шоу отозвать ищеек. Меррит сказал, что пытается это сделать. «Плохо пытаешься, - ответил Суарес. - Придется принять меры, чтобы ты действовал поактивнее». Эти слова были сказаны Суаресом сегодня.
        Тишина в трубке показалась Мерриту зловещей. Затем он услышал отчаянный голос Грэма.
        - Папа! - крикнул сын. - Папа, я больше не хочу играть в эту игру!
        Эти слова пронзили Меррита, словно удар ножом.
        - Грэм! - начал было Меррит, но в трубке снова послышался голос незнакомца.
        Это был не Суарес. Это был один из его подельников.
        - Твоему ребенку не нравится эта игра, Кенделл. Это странно, я-то думал, что все дети любят игры с пистолетом.
        - Чего ты хочешь? - срывающимся голосом спросил Меррит.
        - Мы уже говорили тебе, но ты не слушаешь. Ты должен заставить его прекратить расследование. Он сидит и ждет тебя сейчас. Пойди и скажи ему. Или он прекращает, или мы действуем. Иди в бар и скажи ему.
        Меррит с безумным видом огляделся вокруг:
        - Где ты находишься?
        Человек на другом конце провода злобно засмеялся.
        - В твоем доме. Отличное место. Твоя система охраны ни к черту. Нам понадобилось не более шестидесяти секунд, чтобы попасть сюда. Ах да, сожалею, что пришлось убить твою сторожевую собаку. Ковер немного запачкан кровью.
        - Чего вы хотите?! - выкрикнул Меррит. - Я дам вам все, что потребуете!
        Мужчина снова засмеялся:
        - Слишком поздно. Ты не выполняешь приказаний. Это нельзя так оставить. Тебя надо примерно наказать. Чтобы в следующий раз все знали: приказы надо выполнять. Поэтому мы забираем одного ребенка. У тебя их трое, так что ты не будешь слишком скучать. Заберем, может, на пару недель. Может, на пару месяцев. А может, и насовсем. Это не имеет значения. Станешь выполнять приказы и все будет о'кей. Ты с нами по-хорошему - и мы с тобой тоже.
        - Подожди! - прохрипел Меррит.
        - Не могу. Время вышло. - Раздался противный смех, и трубку повесили.
        Меррит бросился через вестибюль к автомобильной стоянке. Ни его машины, ни его шофера нигде не было видно. Он побежал дальше. Лишь в самом конце колонны машин он увидел чью-то машину, в замке зажигания которой торчали ключи.


        Хэнк подождал в баре несколько минут, затем выписал чек и направился в вестибюль. И увидел спину Меррита, который бежал к автомобильной стоянке. Хэнк кинулся вслед за ним.
        Меррит бежал что было сил, затем вдруг остановился и стал с безумным видом оглядываться вокруг. Затем снова побежал вдоль машин. «Должно быть, он сошел с ума, - подумал Хэнк. - Неужели думает, что может убежать от всего этого?»
        Хэнк окликнул его, однако Меррит продолжал бежать. Хэнк страшно запыхался, пока ему наконец удалось догнать беглеца.
        - Вы не можете, - с трудом смог выговорить Хэнк. - Вы от этого не убежите.
        Меррит сбросил со своего плеча руку Хэнка.
        - Ты, ублюдок! - крикнул он. - Мерзкий ублюдок! Они выкрали моего ребенка! Это все из-за твоих дурацких расспросов! Моего ребенка!
        - О чем вы? - спросил Хэнк, но Меррит снова пустился бежать, Хэнк не успел догнать его до того, как он сел в красный «джег» и завел мотор.
        Меррит дал полный газ, сорвался с места и выехал на дорогу. До его дома было более двух миль. Он домчался до него в считанные секунды, однако было уже поздно.
        Когда Меррит въехал на подъездную аллею, он увидел черный «мерседес», который несся ему навстречу. «Мерседес» сделал попытку увернуться, однако Меррит продолжал двигаться и врезался в бок машины. Он услышал скрежет металла, но самое ужасное - крик ребенка. Ужас охватил Меррита. Он убил Грэма!
        Затем Меррит увидел, как «мерседес» вильнул и, вырулил на дорогу. Маленький «джег» Меррита прыгнул наподобие строптивой лошади и бросился вдогонку. Через заднее стекло Меррит увидел силуэты трех голов. Одна из них была меньше двух других. Затем в поле зрения появилась чья-то рука, нажала на детскую головку и та исчезла из виду.
        Если бы Меррит мог связаться с полицией, можно было бы закрыть все мосты. Меррит окинул взглядом переднее сиденье. Телефона не было. Как не было и времени ехать до полицейского участка. Он еще сильнее нажал на акселератор.

«Мерседес» пересек перекресток на желтый свет. Меррит последовал за ним. Позади послышались визг тормозов и возмущенные гудки. Меррит продолжал погоню.

«Мерседес» приближался к мосту Роял-Палм. Нужно во что бы то ни стало задержать бандитов, прежде чем они успеют его пересечь, хотя Меррит не имел ни малейшего представления, что будет делать, когда догонит беглецов. Просить? Умолять? Предлагать себя вместо Грэма?
        Он нагонял «мерседес». Снова появилась детская головка, Которая повернулась к нему лицом, и Меррит увидел искаженное страхом лицо сына. Совсем близко! Только бы заставить их остановиться. «Мерседес» приближался к мосту. Машина Меррита отставала всего лишь на корпус. Меррит услышал позади звуки сирен и увидел огни мигалок в зеркале заднего вида. Появилась надежда. Однако затем он понял, что, по всей видимости, преследуют его самого за то, что проехал перекресток на красный свет. Его остановят, а «мерседес» уйдет. Меррит еще сильнее нажал на газ.
        Теперь он шел рядом с «мерседесом». Он увидел заплаканное лицо Грэма.
        - Стой! - крикнул Меррит, пытаясь перекричать рев двух моторов.
        Обе машины одновременно въехали на мост. Меррит отчаянно сигналил, словно это могло остановить беглецов. Мальчик заливался слезами, а позади все сильнее звучали сирены.

«Мерседес» вильнул вправо, в его сторону. Меррит услышал скрежет металла и почувствовал, как маленький «джег» подпрыгнул. Однако он тут же снова опустился на колеса и продолжил движение. «Мерседес» снова ударил его в бок. «Джег» сбил один из ограничительных столбов на мосту, Меррит почувствовал, как руль больно ударил ему в грудь, однако продолжал жать на акселератор. Взглянув налево, он увидел искаженное ужасом лицо сына.
        - Стой! - крикнул Меррит.

«Мерседес» ударил его в третий раз. Меррит услышал душераздирающий скрежет металла и увидел гладкую, блестящую в лунном свете поверхность озера Уорт, которая стремительно приближалась к нему.



        ЭПИЛОГ

        Полиции потребовалось шесть с половиной часов, чтобы поднять небольшой красный
«джег» со дна озера Уорт. К тому времени тело Меррита являло собой малопривлекательное зрелище, но Спенсер, который опознал его, об этом не распространялся.
        Разумеется, он рассказал членам семьи все, что ему удалось узнать от полиции и Хэнка Шоу, который оказался последним, кто разговаривал с Мерритом.
        Семья собралась в гостиной Меррита на заре. Большинство было еще в вечерних туалетах и костюмах. Они сидели под портретами Кенделлов старших поколений. Представители юного поколения Кенделлов, включая Грэма, которого полиция освободила, когда догнала «мерседес», находились в детском крыле под бдительным присмотром няни и полицейского.
        - Я договорился с полицией, - говорил Спенсер, шагая взад и вперед перед камином. - Они не станут распространяться об обстоятельствах инцидента. Хэнк Шоу согласен оказать давление на средства массовой информации. Все будет спущено на тормозах.
        Спенсер перевел взгляд на Кики. Ее лицо напоминало бесстрастную маску. В глазах пустота. Она не произнесла ни слова. Доктор позаботился о том, чтобы она приняла солидную дозу транквилизаторов.
        Спенсер посмотрел на Эштон. Ее лицо также было похоже на маску, но не от успокоительных средств. Она держала себя в руках усилием воли, чему научилась за долгие годы.
        Он не знал, как сообщить им об этом. Ему было горько от одной мысли о крахе.
        - Есть, однако, еще одна сторона, которую мы не в состоянии удержать в тайне. - Спенсер с минуту колебался. Черт возьми, он не видит возможности смягчить удар. - Речь идет о деньгах. О бизнесе Кенделлов. О фонде. Обо всем. Всего этого больше нет.
        Ни единый мускул не дрогнул на лице Кики. Эштон лишь моргнула. Тишину гостиной нарушил прерывистый вздох Алессандро:
        - Что означает - этого больше нет?
        Спенсер вынужден был рассказать им все, по крайней мере то, что он знал. Он объяснил, что в течение многих лет деньги разбазаривались, и Меррит делал все, чтобы поправить положение. В отчаянии он вынужден был принять неблаговидное решение.
        - Но что-то, наверное, можно сделать, - сказал Алессандро.
        Спенсер посмотрел ему в глаза:
        - Я не собираюсь раскрывать все подробности. Даже среди своих. Скажу лишь, что все безвозвратно потеряно.
        Эти слова внезапно обрели для Спенсера какой-то особый смысл. Он вспомнил о Мег. Сам он потерял больше, чем деньги.


        Эштон стояла на террасе, примыкающей к ее спальне, и смотрела на затемненный дом Хэнка. Она выключила телевизор, по которому продолжали говорить о смерти Меррита, однако слова ведущего все еще звучали в ее мозгу. Ей хотелось быть с Хэнком, слышать его утешения. Однако она понимала; ничто не способно ее утешить. Спенсер объяснил все достаточно ясно, когда семья рано утром собралась в гостиной Меррита. Алессандро окончательно определил ее судьбу, когда они ехали в машине домой.
        - Он был дураком или недоумком, если пошел на это, - сказал Алессандро.
        - Не сейчас, Алессандро. Пожалуйста.
        Алессандро обернулся назад и посмотрел на нее:
        - Очень трогательно видеть подобное проявление родственных чувств. Правда, это несколько запоздало.
        Эштон сама думала о том же. Она часто не соглашалась с Мерритом, когда тот был жив, и не понимала, как много у них было общего и как она зависела от него. С чем она осталась сейчас? Брак без любви. Неверный муж. И она понимала, что все будет лишь усугубляться. Алессандро женился на ней ради денег и из-за этого так плохо относился к ней. Как он ста нет вести себя по отношению к ней сейчас, когда она лишилась денег? Конечно, у нее будет ребенок, и это дает ей некоторую надежду, но не много надежд на ребенка, которого будут воспитывать жестокий отец и несчастная мать.
        Эштон услышала голос Алессандро, который вошел в дом и спросил Джорджа о ней. Пока что на людях он вел себя прилично, вместе со Спенсером и Хэнком ходил в полицию, со Спенсером - в похоронное бюро, зато когда оказывался с ней наедине, снова делался колючим и жестоким. Как будто она виновата в том, что ее состояние потеряно.
        - Ну так брось меня! - не выдержала она. - Уходи и оставь меня в покое!
        - Ага, чтобы ты отправилась к своему любовнику? С моим ребенком? Нет, tesoro! Помни, что говорил мой старик отец: Монтеверди не допускают развода.
        - Даже за деньги?
        - Мы женимся ради денег. Но мы не разводимся ради денег.
        Эштон слышала, как Алессандро поднимается по лестнице. Ей захотелось куда-нибудь убежать. Было невыносимо снова видеть его. Но бежать было некуда. Она обречена оставаться с ним всю жизнь.


        Мег не знала, пожелает ли Спенс ее видеть. Но она должна сделать такую попытку.
        К счастью, возле дома не было видно репортеров. Прошло менее суток после смерти Меррита, но большинство представителей прессы удалились в поисках более свежего скандала. Очевидно, в этом сыграли роль полиция и Хэнк.
        Спенс сам подошел к двери, услышав шум подъехавшей машины. Мег увидела, как он стоит и смотрит на нее, и подумала, что у нее сейчас может разорваться сердце.
        - Я не знала, пожелаешь ли ты видеть меня, - сказала она.
        Он не ответил, через дверь ей было плохо видно, какие чувства отразились на его лице.
        - Могу я войти? - спросила Мег.
        Спенс открыл дверь, и она шагнула в холл. Они стояли лицом друг к другу, их разделял всего лишь фут, но впечатление было такое, что между ними пропасть.
        - Я чувствую себя ответственной… То есть я хочу сказать, если бы я не затеяла всю эту историю… - Мег замолчала.
        - Это не твоя вина. И не Хэнка Шоу. И Эштон, и мы оба это понимаем. Меррит залез в дерьмо по уши. Если бы не это, случилась бы какая-нибудь другая катастрофа.
        - Значит, ты простил меня?
        Спенс продолжал смотреть на нее.
        - Главный вопрос в том, простила ли ты меня?
        - Ты имеешь в виду пари?
        Он поморщился, затем кивнул.
        Мег посмотрела в его глаза. Голубые, словно морская гладь, сейчас они чуть потемнели. Она вспомнила, что ей рассказал Алессандро.
        - То был не ты. То был прежний Спенс. Тот, с кем мы распрощались после Саут-Бич.
        Позже никто из них не мог вспомнить, кто сделал первый шаг. Возможно, они сделали его одновременно. Так или иначе, они оказались в объятиях друг друга, и переживания и безнадежность последних дней растворились в поцелуях, ласках и взаимной любви.
        Они не возвращались к печальной теме до следующего утра. Да, в общем, им и говорить было некогда. Они занимались любовью, ласкали друг друга страстно, исступленно, восторженно, а затем лежали, молчаливые и обессиленные, в объятиях друг друга. Лишь утром, когда солнечные лучи проникли в спальню, Мег решилась заговорить об этом.
        - Есть по крайней мере одна хорошая сторона во всей этой грустной истории, - сказала она, проводя ногтем по его груди.
        Спенс поднес ее руку к своему рту и перецеловал все ее пальцы.
        - Мы нашли друг друга.
        - Да, - согласилась Мег, - и кое-что еще. По крайней мере ты теперь видишь, что я люблю тебя такого, какой ты есть. Я хочу выйти замуж за тебя не из-за твоего положения, не потому, что у тебя имя или деньги, о которых никто не говорит, но о которых все думают.
        Он отодвинулся, чтобы лучше рассмотреть Мег.
        - Ты, конечно, шутишь?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ты и в самом деле не знаешь?
        - О чем?
        Спенс обнял ее и снова притянул к себе.
        - Мне жаль тебя разочаровывать, Мег, но я ведь не только Кенделл, но и Спенсер. Деньги Кенделлов пропали, но это не относится к деньгам Спенсеров. Другими словами, я остаюсь богатым. Не чудовищно богатым, но достаточно богатым.
        - Ну ничего, - сказала Мег и засмеялась. - Я люблю тебя, несмотря на твои недостатки.


        Чуть позже, уже днем, они снова вернулись к этой теме.
        - Что будет делать Эштон? - спросила Мег.
        - Она получит несколько миллионов за свой дом. Насколько я понимаю, Меррит заложил все ее имущество. Так что им придется как-то укладываться в эти несколько миллионов.
        Мег хотела было пошутить, что большинство людей в мире не смогло бы сказать, что они вынуждены укладываться в несколько миллионов, однако передумала, поскольку достаточно повидала в этом мире и знает, как непросто прожить на несколько миллионов, если ты привык тратить сотни миллионов. Некоторые не в силах этого вынести. Она и Спенс смогут. Мег была в этом уверена. Пожалуй, Эштон тоже смогла бы, живя с другим человеком. Но только не с Алессандро.
        - Конечно, Алессандро сделает ее существование настоящим адом, - сказал Спенс.
        - Я считаю так же, - согласилась Мег, и ей стало даже немного стыдно за то, что она такая счастливая.


        Эштон завтракала на террасе. Точнее, она сидела на террасе, а перед ней стоял поднос с нетронутым завтраком. Она уже сообщила Джорджу, Грете и другим слугам о предстоящем увольнении. Сейчас она собиралась с духом, чтобы обратиться к агентам по продаже недвижимости.
        Эштон услышала, как снова зазвонил телефон. Хэнк звонил все утро, но она не снимала трубку. Она сказала ему прошлой ночью, что не станет отвечать на его звонки.
        - Я не позволю тебе это сделать! - кричал он вчера.
        - Мы толчем воду в ступе, - тихо отвечала она. - Я погубила свою жизнь. Я не могу губить жизнь ребенка.
        - А ты думаешь, что, воспитывая ребенка вместе с этим… этим паразитом, ты не загубишь его?
        - Это возможно. Но я собираюсь всеми силами противодействовать этому. И еще знаю, что борьба за право опеки - это худшее, что может быть.
        - В таком случае позволь мне позаботиться о тебе. У меня денег куры не клюют. Позволь мне позаботиться о тебе и ребенке.
        - А об Алессандро?
        - Если это единственный способ проявить заботу о тебе, - сдержанным тоном проговорил Хэнк.
        - Нет, я не могу тебе этого позволить. Это очень щедро с твоей стороны, и я люблю тебя за это. Как и за все остальное. Но если я сделала выбор, то должна строить свою жизнь с Алессандро.
        Хэнк возражал и спорил с ней, однако она оставалась непреклонной. И когда он стал снова названивать ей с утра, Эштон велела Джорджу сказать, что ее нет дома. Эта ложь имела привкус пепла во рту.
        Эштон слышала, как Джордж снова повторил фразу, что графини нет дома, и повесил трубку. Послышался звук шагов, и, к ее удивлению, на террасе появился не Джордж, а Алессандро. Она знала, что он уехал из дома поздно вечером, и не слышала, как вернулся. Впрочем, он занимал мало места в ее мыслях не только сейчас, но и вообще в последние дни.
        Алессандро все еще был в вечернем костюме.
        - Доброе утро, tesoro, - сказал он, широко улыбаясь. - А утро и в самом деле доброе.
        Эштон отказывалась верить увиденному. После всего того, что произошло, после тяжелых утрат и потерь последних дней он все еще пытался дразнить ее своей неверностью. Она не смогла заставить себя ответить на приветствие.
        - Или ты не находишь, что утро доброе? - продолжал допытываться Алессандро.
        - Пожалуйста, Алессандро, если ты не можешь быть добрым, прояви по крайней мере элементарное уважение к памяти Меррита.
        - Ах да, Меррит. Патриарх семейства Кенделлов. - Он с отвращением покачал головой. - Мне противно думать, что я влип в эту историю.
        Отвернувшись и глядя в сторону озера, Эштон сказала:
        - Ты можешь уйти в любое удобное для тебя время.
        - Да, tesoro, могу и собираюсь это сделать.
        Эштон резко обернулась и уставилась на Алессандро.
        Он засмеялся.
        - Это такая тоска - быть твоим мужем, даже когда ты могла развлечь меня или, скорее, позволяла мне развлекаться. Но неужели ты полагаешь, что я буду мириться с твоей нищетой? Надеюсь, ты не думаешь, что я буду жить с тобой в жалком домишке? Без слуг, без моих лодок, без всего того, на что дает право мой титул? Я уже разговаривал с моим дядей во Флоренции. Мы пришли к выводу, что в некоторых случаях возможны исключения. Я уверен, что мой отец, будь он жив, согласился бы с этим. В конце концов, уже двадцать первый век на носу. Исключения возможны в случае финансовых потерь. Я не откладывая вылетаю в Рим, чтобы оформить развод.
        Сердце в груди Эштон колотилось так громко, что она едва расслышала его последнюю фразу.
        - А как насчет ребенка? - преодолевая ужас, решилась спросить она.
        Алессандро злобно улыбнулся:
        - У меня нет ни малейшего интереса к выродку Хэнка Шоу. Я уверен, что Тиффани нарожает мне сыновей. И дочерей. Самых крепких мальчиков и красивых девочек. - Его голос зазвенел при произнесении слова «красивых». - Она будет прекрасной матерью. Не в пример тебе, tesoro. В конце концов, она молода. Не в пример тебе. И остается богатой. Не в пример тебе. И красива. - Он со смаком закончил: - Не в пример тебе.
        Слова Алессандро ни в малейшей степени не задевали Эштон. Ей было абсолютно безразлично то, что Тиффани молода и красива. Ей было наплевать на то, что у Алессандро, по всей видимости, никогда не будет собственного ребенка, как бы он ни хвастался перед ней. Она была слишком счастлива, чтобы завидовать или упиваться местью.
        Алессандро продолжал распространяться о том, что даст ему Тиффани и чего не дала Эштон, но Эштон не стала его слушать. Она сбежала по лестнице с террасы и бросилась по газону в сторону владений Хэнка. Бежала она быстро, изо всех сил, и думала о том, что больше ничто на свете не сможет их разлучить.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к