Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Райз Тиффани: " Плохое Поведение " - читать онлайн

Сохранить .
Плохое поведение Тиффани Райз


        Требуется: любитель приключений, мужчина без предубеждений, готовый попробовать всё… Как популярному секс-блогеру, Беатрис платят за то, чтобы она получала оргазмы. Закончить проект за неделю до свадьбы сестры не так страшно, как звучит. Есть только одна заминка: у Би задание - написать рецензию на «Руководство по позам в сексе», но ей не с кем проверять на практике это пособие. Хорошая новость: Бен, бывший выпускник ее колледжа, и к тому же будет на мальчишнике — соблазнительно прекрасен, как и всегда. Плохая новость: Бен отверг ее предложение ночи секса в честь окончания учёбы пять лет назад. Лучшая новость: он не собирается повторять свою ошибку дважды.

        Тиффани Райз
        Плохое поведение
        Серия: вне серии

        Перевод: kosmossveta
        Сверка: helenaposad
        Бета-коррект: nazuke
        Редактор: Amelie_Holman
        Оформление: Eva_Ber


        Глава 1

        В кровати Беатрис что-то завибрировало. В этом не было ничего необычного, за исключением того, что, когда в её кровати бывали вибрации, Беатрис обычно сама находилась в этой кровати. Она услышала жужжание, находясь в ванной комнате, и вздохнула.
        - Джон, только не ты, - произнесла она, пока мчалась из ванной к кровати и начала рыться в простынях. - У меня нет на тебя сегодня времени...
        Она нашла свой телефон и взглянула на экран.
        - Ты надо мной издеваешься? — она выругалась, когда увидела имя "Джон Ублюдок", всплывшее на дисплее. Тяжело вздохнув, она ответила, зная, что он не перестанет звонить, пока она не ответит.
        - Джон, я все сдала еще три дня назад.
        - Я знаю, знаю, - сказал он в нехарактерном для него извиняющемся тоне. - Но ты нужна мне.
        - Мне не нравится слышать эти слова от мужчины, с которым я не сплю.
        - Ты ко мне пристаешь, Би?
        Беатрис тяжело выдохнула, с надеждой, что это вызовет пронзительный отклик на другом конце линии.
        - Ко мне уже едет такси, - сказала Беатрис. - Я проведу неделю в «Эссексе» для подготовки к свадьбе моей сестры. У меня нет сейчас на это времени.
        - Это не моя проблема, - ответил он, и его голос звучал как у Джона Ублюдка, которого она знала. - Мне только что звонила Энджи. У нее задерживается выпуск колонки.
        - Новый дружок?
        - Медицинский кризис. Прояви немного сочувствия.
        - Так в чем проблема?
        - Воспаление сухожилия запястья из-за слишком частого мастурбирования.
        - Профессиональный риск. Никакого сочувствия.
        - Би, будь хорошей девочкой.
        - Джон, ты заикаешься.
        - Послушай, я оставлю тебя в покое. Но мне от тебя нужна тысяча слов на этой неделе, чтобы заполнить колонку Энджи.
        - Как бы сильно я ни хотела заполнить колонку Энджи, но я немного занята на этой неделе, занимаясь свадебными делами с моей семьей. Помнишь, когда шесть месяцев назад я написала тебе электронное письмо, в котором просила оставить меня в покое в последнюю неделю августа, потому что моя единственная сестра выходит замуж?
        - Нет.
        - А я написала. Свадебная подготовка в кругу семьи - не самое лучшее время, чтобы пробовать новые секс-игрушки, понятно?
        - Я бы не просил, если бы это не был экстренный случай. И к тому же, тебе нет необходимости тестировать новые игрушки. Ты можешь сделать обзор одной книги.
        Беатрис вздохнула.
        - Обзор книги? Я не получаю оргазмы от обзора книг.
        - Би, ты должна мне кое-что написать.
        - Прекрасно. Но при условии, что Энджи пообещает однажды вернуть мне долг.
        - Значит ли это, что к воскресенью ты вышлешь мне на почту тысячу слов?
        - Иногда я думаю, что я извращенка, потому что фантазирую о том, как я даю тебе пощечину. А затем я понимаю, что на самом деле хочу тебя ударить.
        - Беатрис, - Джон говорил тоном, не терпящим возражений. - Остановись и на минуту вспомни, что я плачу тебе четыреста долларов в месяц за обзор секс-игрушек. Я плачу тебе за то, чтобы у тебя были оргазмы. Ты об этом задумывалась?
        Беатрис сделала паузу, взяла минутку и вспомнила.
        - Хорошо, ты прав. Я напишу тебе рецензию на книгу. В любом случае на моем столе целая стопка неоткрытых конвертов от издателей.
        - Хорошо. Теперь дай мне адрес своего отеля, чтобы я смог выслать тебе коробку нового материала, который я хочу, чтобы ты оценила к следующему воскресенью.
        - Фантазия с пощечиной вернулась.
        Беатрис дала ему информацию об отеле. Отель «Эссекс», «Эссекс», Нью-Йорк, на имя Клаудии Спирс - её сестры, напомнила она ему, которая выходит замуж. Как только она закончила диктовать адрес, заказанное такси просигналило перед дверью её особняка.
        - Я должна идти. Такси уже ждет.
        - Повеселись, - пожелал ей Джон.
        - Повеселиться, пока буду писать отзыв о книге?
        - Ты найдешь способ сделать это весело, Би. У тебя это всегда получается...
        Ничего не ответив, Би отбила звонок и положила телефон в сумочку. Она повесила сумку на плечо, схватила чемодан и промчалась мимо стола своего крошечного домашнего офиса. У нее была стопка неоткрытых писем в переполненном почтовом ящике на стуле, что собралась за недели. На верхнем письме в строке отправителя значилось: "Браун Пэйпер Паблишинг". Она знала Браун Пэйпер. Издательство женских журналов, они специализируются на книгах, в которых обложка лучше, чем содержание. Прекрасно. Превосходно. Изумительно. Много картинок и очень мало текста. Незатруднительный отзыв для занятой Би.
        Беатрис запихнула конверт в сумочку и направилась к такси. Она забросила свои вещи на заднее сиденье автомобиля и попросила водителя отвезти её в аэропорт. Как только они отправились, она достала конверт из сумки. Может она сможет пробежаться по книге во время полета в самолете. Она закончит чтение и отзыв как можно скорее, чтобы у нее получилось расслабиться и насладиться всеми предсвадебными развлечениями со своей сестрой Клаудией и Генри, её женихом. Это нисколечко не будет проблемой.
        Одним резким движением она разорвала конверт и вытащила из него книгу.
        «Учебник» было написано большим золотым шрифтом на черной обложке. Она перевернула книгу и прочла аннотацию на обратной стороне:
        «Учебник сексуальных позиций для поколения Y [1 - Поколения которое родилось 1980х - 1990х] . Если вы прочтете его, вы станете...»
        Учебник поз для секса? Беатрис почти застонала. Был только один способ сделать рецензию на учебник поз для секса - это заняться с кем- то сексом. И вот она ехала на свадьбу, без перспектив на свидания, без парня и без возможности вернуться назад и взять другую книгу. Что означало только одно.
        Как только она доберется до «Эссекса», она должна будет найти кого-то, с кем можно переспать.
        - Черт подери! - Она вздохнула.
        - Что? - переспросил водитель. На её лице появилась улыбка.
        - Нет, - сказала Беатрис. - Кого.
         Вот правильный вопрос.

        Глава 2

        Бен прибыл в Отель Эссэкс как раз вовремя, чтобы уберечь Генри от пьянства до беспамятства. Перед будущим женихом стояли две пустые бутылки пива и одна полная рюмка. Генри потянулся за ней, но Бен накрыл её своей рукой.
        - Эй, погоди, - проговорил Генри. - Никаких препятствий для рюмок.
        - Я здесь, чтобы спасти тебя от самого себя. - Бен похлопал его по спине, пока убирал от него рюмку. - Друзья не позволяют своим друзьям жениться пьяными.
        Генри застонал и оперся на спинку барного стула, прежде чем обнаружил, что спинка отсутствует. Бен схватил его за плечо и удержал.
        - Спасибо, - Генри отсалютовал своей пустой пивной бутылкой. - Присядь. Поговори. Не дай мне напиться. Напиться еще больше, я имею в виду.
        - Так почему ты пьешь? - Бен присел на стул рядом с ним. Симпатичная барменша с шоколадного цвета кожей и черными, как смоль, глазами подарила ему широкую улыбку и взгляд "я буду здесь", пока она подавала бутылку вина другому посетителю. - Разве ты не счастлив? Грядет большой день? Женитьба? Дети? То, о чем мечтают все мужчины?
        Генри взглянул на Бена, а тот только рассмеялся.
        - Я тебя ненавижу, - сказал Генри. - И я тебя ненавижу по следующим трем причинам. Номер один - ты здесь две минуты и милая барменша уже с тобой флиртует.
        - Ну, что я могу сделать, если я симпатичнее тебя?
        - Номер два. - Генри поднял два пальца и притворился, что втыкает их Бену в глаза. - Я люблю Клаудию. Я не могу дождаться момента сделать её своей женой. Но если она еще когда-нибудь заставит меня сыграть свадьбу опять, я с ней разведусь. Или с её семьей - она может остаться.
        - Твоя будущая теща сводит тебя с ума? - спросил Бен.
        - О, да. Еще как. Но организатор свадьбы еще хуже. Она хочет, чтобы я попросил собственного брата отказаться от роли шафера. Что-то вроде асимметрии по росту.
        - В следующий раз, когда будешь жениться... не....
        Генри стукнул его по лбу:
        - Ты гений.
        - Спасибо. Я думаю, что я становлюсь умнее с каждым расставанием.
        - Ты должен быть уже Эйнштейном. Ты собираешься начать встречаться и бросить на этой неделе эту симпатичную барменшу? Она строит тебе глазки. - Генри посмотрел на девушку за барной стойкой и опять на Бена.
        - У неё красивые глаза, - согласился Бен и затем выбросил все мысли о красивых девушках-барменах из головы. - Но нет. После Кэти я поклялся - никаких женщин целый год. Мне просто нужен перерыв.
        - Никаких женщин целый год? - усмехнулся Генри. — Спорим, ты и двух дней не продержишься?
        - Уже прошло два месяца. И какая же третья причина? - спросил Бен.
        - О чем ты?
        - Третья причина, по которой ты меня ненавидишь, ты полупьяный засранец.
        - О, потому что ты забрал мою выпивку ты непьяный засранец.
        - Моя, - сказал Бен и выпил залпом содержимое рюмки. Он был не из тех, кто часто напивался. Неизбежная взрослая жизнь заставила его делать ужасные вещи, такие как: меньше пить, лучше питаться и чаще работать сверхурочно. Он никогда не чувствовал себя моложе, здоровее и энергичнее с тех пор, как стал вести себя соответственно своему возрасту. Как скучно. - Если это заставит тебя почувствовать себя лучше, друг, я тоже тебя ненавижу.
        Генри кивнул.
        - Да, я не виню тебя за это.
        - Ты же знаешь, почему Кэти порвала со мной, да? - Бен спросил и Генри взглянул на него виновато.
        - Это начинается на Б?
        - Она застала меня, когда я читал блог Беатрис.
        - Читал или, ну ты понимаешь, «читал»?
        - А как ты думаешь? Когда я сказал ей кто она... - Бен поморщился, когда в памяти всплыли картинки их последней ссоры с Кэти. У них бы все равно не сложилось. Кэти хотела детей и семью, и как можно скорее. А ему нужно было сфокусироваться на его карьере, и понять, чего он хочет от жизни прежде, чем возврата назад уже не будет. И тогда она поймала его, маструбирующего во время чтения колонки, написанной женщиной, которую он так и не смог забыть.
        - Только не убивай меня, чувак, или что-то в этом роде, - сказал Генри. - Но говоря о людях, чьё имя начинается на Б...
        - Что? - Бен задал вопрос медленно, выделяя каждую букву в слове.
        - Тебе понадобится оставаться в пьяном состоянии до завтра.
        Бен посмотрел на Генри и прищурился.
        - Почему? - Он вытягивал "почему" как только мог долго, пытаясь сохранить строгость в его голосе.
        - Ну, потому что... Би приезжает.
        - Что? Я думал, она в Испании.
        - Она и была. Но она переехала в Штаты два месяца назад. Как раз вовремя, чтобы приехать на свадьбу.
        - Ты сейчас должно быть шутишь! - желудок Бена ухнул вниз. А затем он подпрыгнул обратно вверх при одной только мысли о том, что он увидит Беатрис снова, впервые после окончания колледжа. Будет ли она выглядеть так же? С длинными ногами, темными волосами и такая же красивая? Сексуальный испанский акцент и "семь пятниц на неделе"? Будет ли она пахнуть так же? Шампунем с запахом ванили и клубники?
        - Бен, она - сводная сестра Клаудии. Она будет на свадьбе. Вы оба будете на свадьбе. Так смирись с этим.
        И Бен смирился. Он сделал это с трудом. Беатрис... Он любил эту девушку в колледже. Сейчас он мог в этом признаться. В прошлом, когда считал, что Беатрис лишь очередная девушка, с которой он хочет переспать и у него это не вышло, он сказал себе "не велика потеря". Но вот он здесь, спустя пять лет, и все еще думает о ней.
        - Она уже здесь? - спросил Бен.
        Генри приподнял одну бровь, и желудок Бена ухнул вниз еще раз. На этот раз он там так и остался. Бен смотрел, как Генри повернулся на своем барном стуле и указал на другой конец бара. Бен проследил за взглядом Генри, и понял, что тот остановился на женщине, высокой, с длинными черными волосами и кожей насыщенного медного цвета. На ней были джинсы и кофточка, которая никоим образом не скрывала её полные груди и нахальную ухмылку на лице, когда она общалась с мужчиной у стойки. На самом деле, она была самой прекрасной женщиной во всем мире. Бен сразу же узнал ее.
        - Она здесь, - сказал Генри.
        Бен уставился на Беатрис через весь бар. Она его не видела, слава Богу, поэтому он знал, что может смотреть на нее сколько угодно.
        - Оранжевый, - сказал Бен, отмечая цвет ее рубашки. - Она носит оранжевую рубашку и оранжевые туфли на высоких каблуках.
        - И?
        - Она единственная женщина, кого я знаю, кто носит оранжевый. Она выглядит словно тропический цветок, правда? Боже, ей идет оранжевый.
        - Дружище, я думал, что это я напился.
        Бен посмотрел на свою пустую рюмку и потом на девушку-бармена. Она ждала его заказ. Пять минут назад она была симпатичной девушкой, с которой он с удовольствием флиртовал. Сейчас она была только барменом. Хорошо. Все что ему сейчас нужно было - это бармен и не более. Он кивнул на рюмку. Она наполнила ее и ушла.
        - Погоди, - сказал он ей. Она развернулась с той же соблазнительной улыбкой. Улыбкой, которая исчезла после следующих трех слов, - Оставь всю бутылку.

        Глава 3

        Беатрис заселилась в отель в девять часов того же вечера. Учебник все еще прожигал дыру в её сумке. Пока мужчина за регистрационной стойкой проверял ее кредитную карту и заполнял все необходимые документы, Беатрис сканировала лобби-бар в поисках подходящих кандидатов для помощи в написании резюме. Может ей повезет, и на этой неделе в Отеле «Эссэкс» пройдет конференция "Привлекательный мужчина в поисках сексуального общения без обязательств". Она увидела несколько мальчиков-подростков, слоняющихся возле фонтана. Слишком молодые. Три более взрослых пары разговаривали в вестибюле. Слишком женатые. Симпатичная девушка её возраста прошла через бар и тянула за собой чемодан на колесиках. Слишком женственная. Чаще всего у нее не бывает проблем в том, чтобы провести пару ночей в женской компании, но учебник сексуальных позиций был предназначен для гетеросексуальных пар. Кроме того, чаще всего женщины становились приставучими. А у нее на это сейчас не было времени.
        Беатрис услышала пронзительный крик со стороны главного лифта и глубоко вдохнула. Говоря о прилипчивых женщинах...
        - О, Боже мой! - Клаудия устремилась к ней и заключила в свои медвежьи объятия.  Беатрис обняла её в ответ, зная, что обнимание с Клаудией больше похоже на зыбучие пески: чем больше человек сопротивляется, тем сильнее она затягивает. Лучше расслабиться и принять это. Такой, кстати, была и её философия анального секса.
        - Когда ты приехала?
        - Только что. Заселяюсь. Ты превосходно выглядишь. - Беатрис отстранилась, чтобы рассмотреть Клаудию еще раз. Она не видела свою сводную сестру больше года. Она ожидала, что приготовления к свадьбе измучают ее, но та выглядела влюбленной.
        - Помолвка хорошо на тебе отразилась. А где Генри?
        - Прячется в баре, - сказала Клаудия, пока носильщик складывал сумки Беатрис на стойку для багажа. - Организатор свадьбы сводит его с ума. Я о том, что сама готова её ударить.  Улавливаешь связь?
        - Я улавливаю, - сказал носильщик.
        Беатрис подумала, что не помешает дать носильщику хорошие чаевые.
        - Насколько всё плохо? - спросила она Клаудию.
        - Долгая история. Она включает её попытку заставить Генри переставить друзей жениха, чтобы они выстроились по росту. Она считает, что шафером должен быть самый высокий. Брат Генри был не в восторге.
        - Низкие мужчины тоже заслуживают любви. Майк все еще один?
        Клаудия помотала головой.
        - Нет. Он здесь со своей подружкой. А что?
        - Мне необходимо с кем-то переспать. Это связано с работой.
        Клаудия понимающе кивнула. Она знала все о работе Беатрис.
        - У меня тоже есть связи, - сказал носильщик. «Китон» - было написано на его бэйджике.
        - Мне нравится этот парень, - сказала Беатрис, пока они направлялись к лифту.
        Они зашли в первый лифт, и Клаудия спросила:
        - Так что за работа?
        - К понедельнику я должна написать резюме одной книги. Учебник поз в сексе с креативным названием УЧЕБНИК. Они называют это "Наслаждение сексом для Поколения Y!", заканчивается восклицательным знаком.
        - Что значит Поколение Y?
        - Мы.
        - Ясно. Мы найдeм тебе кого-то для работы. Кого-то из поколения Y.
        - Мне нравятся мужчины постарше. Поколение X тоже подойдет.
        - Несколько друзей жениха свободны, - сказала Клаудия. - Джейк здесь.
        - Ни за что. Он использует слишком много дезодоранта. Мне понадобится костюм химзащиты. А я в нем не сексуальна.
        - Это тебе так кажется, - пробормотал носильщик Китон.
        - Джед? - предложила Клаудия.
        - Мы встречались в колледже. Он ужасен в постели.
        - Правда? - Клаудия была ошеломлена. - Он кажется таким самоуверенным. Даже дерзким.
        - Все это маска для прикрытия. Чувство вины. Мамочкин комплекс. У вас с ним секс, а через пятнадцать минут он разъясняет тебе почему вы больше не должны этим заниматься. Я сказала ему, что его член не стоит всей этой волокиты.
        - Девочки, прошу. - Китон кивнул в подтверждение, когда двери лифта открылись.
        Все трое вышли из лифта и направились в сторону номера 424.
        - Ну, что же... есть еще один вариант, - сказала Клаудия, когда они добрались до номера Беатрис.
        - Не стоит волноваться, ты же выходишь замуж через пять дней? - поинтересовалась Беатрис.
        - Не совсем так. Найти тебе кого-то, с кем бы ты смогла переспать, гораздо веселее, чем моя свадьба. - Клаудия помогла Китону с сумками.
        - Не томи, - попросила Беатрис.
         Клаудия ей улыбнулась. Это была не хорошая улыбка. Это была "только не убивай меня" улыбка. Беатрис сразу же подумала о множестве способов убить Клаудию.
        - Здесь Бен, не так ли?
        Клаудия поморщилась.
        - Что - то вроде того. Он один из друзей жениха.
        - Ты сказала мне, что он не приедет, - Беатрис почти кричала.
        - Он не собирался приезжать из-за работы. Потом его повысили, и теперь он приезжает. В смысле, приехал.
        - Так Бен здесь? - Беатрис пристально смотрела на Клаудию.
        - Бен здесь.
        - Прямо сейчас?
        - Прямо сейчас.
        - Кто такой Бен? — с улыбкой спросил Китон, облокотившись на тележку для багажа.
        - Мой бывший, - сказала Беатрис.
        - Она была влюблена в него в колледже, но из этого ничего не вышло. Она все еще злится.
        - Я не злюсь. Я лишь немного разочарована в нем. Как обычно разочаровываются в людях. Потому что он не трахнул меня, хотя должен был.
        - Да, должен был, - сказал Китон.
        - Спасибо. Я должна тебе деньги, так? - Беатрис спросила.
        - Я не хотел бы вас обязывать, - Китон пошевелил бровями.
        Беатрис протянула ему пятидолларовую купюру. Он быстро поцеловал Линкольна и направился к двери вместе с багажной тележкой.
        - Вам лучше оставить тележку, - сказала Клаудия. - У неё будет сумасшедший секс на этой неделе с кем-то, кого она ещё не знает. Ей она еще может понадобиться.
        - Если она ей понадобится, пусть позвонит на стойку администратора, - сказал Китон, пока толкал тележку из номера. — Только сначала установите колесный тормоз. По опыту знаю.
        Оставшись одни в номере, Клаудия и Беатрис начали распаковывать вещи.
        - Не могу поверить, что ты не сказала мне про Бена, - злилась Беатрис, доставая свое нижнее белье из чемодана.
        - Я не хотела, чтобы ты кинула меня на свадьбе.
        - Я бы тебя не кинула. Но если бы знала, что он тоже собирается приехать, я бы морально подготовилась встретиться с ним еще раз.
        - Морально подготовилась - это как?
        - Я бы приехала с кем-нибудь. У меня есть кое-кто из мужского эскорта, он мне должен. Хотя, по-моему, одна из Реальных Домохозяек арендовала его на эти выходные.
        - У тебя странная жизнь, Би.
        - Почему? Потому что я веду блог о сексуальном воспитании?
        - Ну, например, да. Ты злишься на меня?
        - Нет, я не злюсь. Он один из лучших друзей Генри, конечно, он здесь. Он должен быть здесь. - Беатрис повесила свои платья в шкаф и начала разбирать туфли. - Я просто не хочу, чтобы все было ужасно.
        - И не будет. Ты не виделась с ним с колледжа.
        - Это правда, но мы плохо расстались с ним. В день его выпуска я пришла в его комнату в одном халатике, сняла его и стояла перед ним голая. Я сказала ему, чтобы он трахнул меня как никогда и никого до этого. Я знала, что мы наверняка больше с ним не увидимся, так почему нет. Никаких обязательств. Никакого давления. Только прекрасный секс. Мой подарок ему к окончанию. 
        - Я не знала, что вы занимались сексом с Беном.
        Сердце Беатрис пропустило удар при воспоминании о том, как она стояла обнаженная перед Беном в его комнате в общежитии. Он практически все упаковал. Ничего не осталось, кроме кровати, простыней, его и её. То, как он смотрел на неё, когда она скинула халат, она знала - он попался. Он не только хотел её, он обожал её. Он не мог насытиться её видом, как путник, страждущий в пустыне и нашедший свой оазис. Или она так думала.
        - У нас ничего не было. Он сказал, что ему очень жаль, но он не заинтересован. Он попросил меня уйти. - Беатрис никогда не забудет жгучую боль унижения. Она покраснела с головы до пят из-за того, что он её отверг.
        - Что за черт? Какой нормальный мужчина в своем уме скажет «нет» такому предложению?
        - Бен отказался. Я сказала ему ужасные вещи, надела халат и ушла. Я проплакала всю ночь. А на следующее утро я решила, что он для меня умер.
        - Беатрис... почему ты мне не рассказала?
        -У тебя тоже был выпускной. У тебя были более важные дела. Плюс ко всему, это было слишком унизительно. Определенно не самый лучший момент моей жизни.
        Клаудия присела на кровать и посмотрела на Беатрис, которая пыталась смотреть куда угодно, только не на свою сестру и жалость в её глазах.
        - И сейчас все опять как в колледже. Вы с Генри вместе, а я сохну по Бену. - Беатрис села на другую кровать напротив Клаудии. - Просто... я его любила, понимаешь? Я не позволяла себе любить кого-нибудь ещё, только его. И, может быть, это к лучшему. Но я почти целый год потратила на то, чтобы быть с ним, и он сказал, что не хочет меня. Прекрасно. Никто не обязан меня хотеть. Но тогда почему он так целовал меня в ту ночь, когда мы встретились? Какого черта он в четверг сказал, что хочет меня, а в пятницу это все, пуф, ушло. - Она подула на свои пальцы.
        - Я не знаю. Я тоже думала, что он по тебе с ума сходит.
        - Он устроил мне тур по всему кампусу. Ты помнишь? Моя первая неделя в Бруксе. Я сказала ему, что родилась в Эль Сальвадоре и только в десять лет переехала в Штаты. Ты знаешь, что он сказал на это?
        Клаудия помотала головой. Грусть в голосе Беатрис сжала ей горло.
        - Он сказал ‘Mas vale tarde que nunca.'
        - Что это значит?
        - Лучше поздно, чем никогда. - Беатрис улыбалась. Она была так удивлена, что Бен - этот голубоглазый весь из себя американский парень, очень хорошо говорил по-испански. Он не задавал ей никаких вопросов о её прошлом, о том, почему она переехала в Америку, где были её родители. Люди часто это делали, даже незнакомцы, не осознавая, что если десятилетней девочке пришлось покинуть её семью и страну, то это, вероятно, не та история, которую можно рассказать только что встретившемуся человеку. Нет. Бен сказал: «Лучше позже, чем никогда». Будто бы он и был причиной того, что она приехала в эту страну. И в тот момент она так и думала.
        - Я знаю, что ты любила его. Я помню. - Клаудия села на кровать рядом с ней. - Твой первый год учебы был очень трудным. Это разбивало мне сердце - видеть, как он разбивает твое.
        - Как будто у меня было два сердца, и оба любили его. Я никогда не думала, что можно чувствовать такое. А у него было только одно, и оно не было заинтересовано во мне.
        - Я была точно уверена, что он передумает насчет тебя. Я никогда не видела более идеальной пары, чем вы. Даже мы с Генри не такие.
        - В колледже Генри носил трусы так, что из штанов выглядывала резинка.
        - Теперь ты знаешь, почему у него заняло пять лет на уговоры выйти за него замуж. - Клаудия моргнула Беатрис, которая прислонилась к ней и поцеловала её в щеку.
        - Я очень счастлива, что ты выходишь замуж за Генри, - сказала Беатрис.
        - Я тоже. Теперь нам осталось всего лишь найти тебе кого-то, с кем бы ты была счастлива.
        - Я счастлива. Уверяю тебя. В Испании было здорово, но вернуться назад в Штаты просто замечательно. Замечательно быть здесь с тобой. - Она улыбнулась своей сестре, искренней и светлой улыбкой, надеясь, что Клаудия поверила и больше не будет беспокоиться за неё. Она была счастлива за них с Генри. Они принадлежали друг другу. А Клаудии надо было сфокусироваться на их предстоящей свадьбе, и никак не на разбитом пять лет назад сердце её сводной сестры.
        - Ты будешь в порядке? - спросила Клаудия, сжимая плечо Беатрис.
        - В полном. Обещаю. Или буду, как только найду с кем заняться сексом на этой неделе, - сказала Беатрис.
        - Боже, это действительно напоминает возвращение в колледж.

        Глава 4

        Клаудия захлопнула дверь номера за собой и кинулась к кровати. Генри застонал, когда она запрыгнула на него.
        - Полегче, детка. Я слишком много выпил.
        - Два пива? - спросил она, оставляя поцелуи на его подбородке.
        - С половиной.
        - Ты такой слабак. - Она перекинула свою ногу через его живот, и он погладил её бедро. - Я все равно люблю тебя, даже если у тебя устойчивость к алкоголю как у десятилетней девочки.
        - Эй, я знал некоторых очень пьющих десятилетних девочек.
        - Врунишка. Поцелуй меня, я так тебя хочу.
        - Лучшие четыре слова когда-либо сказанные. - Он поцеловал ее в губы и перевернул на спину. - Я думал, ты будешь слишком уставшей сегодня вечером.
        - Никогда не могу быть слишком уставшей для тебя внутри меня. - Её ухоженные пальчики со свежим маникюром скользнули в его темно-русые волосы. В его глазах появился голодный блеск.
        - Грязные словечки от моей ангельской невесты? Кто-то разговаривал с Би.
        - Она просто настраивает меня на нужную волну. Я думаю, она похожа на богиню секса. Ты находишься рядом с ней, и тебе хочется секса со всем, что движется.
        - Со всем, что движется?
        - Или с тем, что не движется. Не хочу ограничений.
        - Ну и как поживает наша Мисс Би? - спросил Генри, а его рука залезла под рубашку Клаудии. Он слегка сжал её грудь и погладил затвердевший сосок подушечкой большого пальца.
        - Как обычно. Она привезла с собой свою работу.
        - О, черт! У неё был посыльный, который вез тележку с десятью коробками полными дилдо и вибраторов?
        - Хуже. Ей надо написать резюме книги о позах в сексе. Она сейчас в поисках друга для секса.
        Генри расстегнул её бюстгальтер.
        - Ну, я бы согласился им стать, но я слишком занят, будучи твоим другом для секса.
        - Что ты думаешь насчет Бена?
        - Я мог бы стать его другом для секса.
        - Я имею в виду для Би. Я все еще считаю, что они стали бы прекрасной парой.
        Генри застонал и перевернулся на спину.
        - Эй, нет! Руки обратно, на грудь, - сказала она, схватив руку Генри, и вернула её на место.
        - Извини, - произнес Генри, убирая в сторону её бюстгальтер и прижимая ладонь к её голой груди. Клаудия вздохнула от удовольствия. — Но мне кажется, что Бен все еще корит себя из-за неё. Во всяком случае, он злится сам на себя, потому что не был с ней, когда у него появился шанс. Если эти двое будут вместе, это будет ужасно неловко.
        - Или потрясающе сексуально. Почему нет? Так что с ними произошло? Бен когда-нибудь рассказывал тебе, почему он перестал с ней общаться? Потому что, я клянусь, это была любовь и страсть с первого взгляда, когда мы их познакомили.
        Клаудия помнила ту ночь. Она почувствовала облегчение от того, что Беатрис последует за ней в колледж Брукса. У Беатрис были проблемы в старших классах и у Клаудии, наконец, появилась возможность приглядывать за своей сводной сестренкой на протяжении первого курса. Вновь одинокий Бен появился на пороге её комнаты в общежитии в поисках Генри. Беатрис увидела Бена. Бен увидел Беатрис. Клаудия расхохоталась, когда её бесстрашная и отважная сестра использовала все свое обаяние на Бене. Бедняжка красавчик Бен, который завладевал всем вниманием в любой комнате, куда входил, потерял дар речи, когда Беатрис начала его расспрашивать.
        Нравилось ли ему в Бруксе? Да, ему нравилось здесь, но он не мог дождаться выпуска. Какая у него специализация? Бизнес администрирование. Что он планировал делать с дипломом в сфере бизнес администрирования? Наверное, администрировать бизнес. Его работа будет помогать или задерживать прогресс человечества и, в особенности, права женщин в отсталых странах? Эээ...да?
        Клаудии приходилось прикрывать рот ладошкой, чтобы скрыть улыбку, которая не сходила с её лица весь тот вечер. Она хотела бы, чтобы у неё был с собой попкорн при просмотре шоу Беатрис и Бена. Беатрис нашла ответы Бена вполне приемлемыми и попросила его познакомить её с достопримечательностями кампуса. Такая простая просьба, но Бен улыбался, словно выиграл в лотерею. Пока они шли к выходу, Клаудия говорила себе, что эти двое будут помолвлены ещё до выпуска. Так подсказывало ей сердце. Что ж... её сердце ошибалось.
        Она посмотрела на Генри поверх подушек и прочла чувство вины в его глазах.
        - Что? - спросила она. - Что не так?
        - Ничего.
        - Твоя рука больше не на моей груди, и ты выглядишь так, словно кого-то убил. На самом деле, мне все равно, убивал ты или нет, пока твоя рука развлекается с моей грудью.
        - Я никого не убивал.
        - Это хорошо.
        - Но я сделал кое-что плохое.
           Клаудия привстала и посмотрела вниз на Генри. Он тоже привстал и облокотился о спинку кровати.
        - Что ты сделал?
           Генри поморщился.
        - Только не отменяй свадьбу, ладно? Я сделал это для нас.
        - Расскажи мне. Расскажи мне сейчас же.
        - Я был влюблен в тебя. По уши влюблен. И я хотел, чтобы ты тоже любила меня, так же сильно, как и я. А потом Бен встретил Би, и он сказал мне, что влюбился окончательно и бесповоротно в младшую сестренку моей девушки. Я увидел в этом конец света. Поэтому я, как бы, попросил его не преследовать её.
        - Ты... что? - Клаудия почти кричала на него. Она подняла подушку, готовая ударить его, когда ещё одно глупое признание вырвалось из Генри.
        - Она была новенькая. Едва исполнилось восемнадцать. А Бену почти двадцать три. И у него за последние два года было десять девушек. Десять, Клаудия. Десять! - Генри поднял вверх обе руки и пошевелил всеми пальцами. - Мой лучший друг бросает твою сестру? Это нехорошо. Совсем нехорошо. Самое плохое, что могло случиться. Когда Бен сказал мне, что встретил девушку своей мечты, я увидел в этом апокалипсис.
        - Апокалипсис?
        - Сексапокалипсис. Бену почти предложили работу на Западном побережье. Ты действительно хотела, чтобы он занимался с Би весь год сексом, а затем бросил её в день выпускного?
        - Ну... не совсем, - согласилась Клаудия.
        - И Бен был старшекурсником. Ты же знаешь, ему было двадцать три, а ей восемнадцать? Ты помнишь эту часть?
        - Я, вроде как, забыла про эту часть.
        - Ты бы ненавидела Бена, за то, что он бросил Би, и затем ты бы ненавидела меня, потому что он был моим лучшим другом. Я бы не вынес этого. Я сказал ему, что ты будешь против того, чтобы он с ней встречался, из-за разницы в возрасте. Тогда он сделал, как я его попросил - он отступился.
        - Да, но Бен, все же, не сделал этого. Потому что я была с тобой, а она была со мной, они были вместе на протяжении всего учебного года. И Би была влюблена в него, а он не отпускал её ни на минуту. Он относился к ней как к своей собственной младшей сестре.
        - Да, он был милым и вежливым и даже ни разу не флиртовал с ней.
        - Она это ненавидела.
        - А ты меня ненавидишь?
        - Да. - Клаудия ударила подушкой его по животу. Он рассмеялся и потянул невесту к себе.
        - Прости меня, детка. Я не задумывался над тем, что, может, они на самом деле были влюблены друг в друга. Бен не хотел ничего серьезного. Это было не в его стиле. Я думал, они просто хотят переспать, и они могли это сделать с кем угодно.
        - Это правда, - сказала Клаудия. У Беатрис был дар обводить всех парней вокруг пальца, а у Бена была целая очередь молоденьких девушек, ожидающих стать очередной пассией на одну ночь или максимум на две недели.
        - Ты тогда была для меня единственная во всем мире. Я бы сделал все что угодно, лишь бы мы были вместе. Ты простишь меня? Мой член и мое сердце были в нужном месте, да? - спросил Генри, строя щенячьи глазки.
        - Я прощу тебя. Может быть. - Клаудия никогда не могла устоять перед его щенячьими глазками. - Я имею в виду, ты, наверное, прав. Он, скорее всего, бросил бы мою сестру. У него было так много девушек, равно как и у Би - парней, а это уже о чем-то говорит. - Клудия неохотно согласилась. Ей, вроде как, нравилось представлять Бена и Генри плохими парнями. Она ненавидела тот факт, что он был прав.
        - Бен был в восторге от предложения о работе, которая ожидала его после окончания учебы. Он не мог дождаться момента, когда свалит из Брукса. Я думаю, Бен бросил бы её тогда, если бы они стали встречаться.
        - Возможно.
        - Видишь? Я знал, что был прав. Я здесь герой, серьезно. - Генри выпятил грудь.
        Клаудия закатила глаза.
        - Даже если ты прав, от этого не легче.
        - Как мне все исправить? - спросил Генри. - Я люблю Бена и люблю Би, и я очень хочу, чтобы ты разделась. Я сделаю что угодно, чтобы заполучить тебя голой. И сделать их счастливыми. Но сильнее я хочу голую тебя.
        Клаудия вздохнула.
        - Мы должны это исправить. Она все ещё злится на него. Он все ещё злится на тебя. Это значит... что у них ещё не всё кончено.
        - Хорошая точка зрения. И что теперь?
        Клаудия встала на колени на кровати и стянула с себя рубашку.
        - Итак, Би должна написать резюме этой книги. Ей надо найти партнера для секса, раз эта книга является учебником поз в сексе для поколения Y.
        - Что за поколение Y? - спросил Генри.
        - Мы.
        - Ясно.
        - Видишь ли, Би должна попробовать все позы из книги. Что если мы скажем Бену, что Би хочет, чтобы он был её дружком по книге?
        - А что скажем Би? - спросил Генри.
        - Мы скажем Би, что Бен вызвался помочь ей с этим "исследованием". И он направится в её номер в ожидании секса. Она откроет дверь в ожидании секса. У них будет секс. И неважно сработает это или нет, это не имеет значения, в любом случае, потому что мы с тобой поженимся несмотря ни на что. - Клаудия стянула с себя бюстгальтер и начала вилять бедрами, чтобы вылезти из джинсов.
        - Стоит попробовать. Все что угодно, лишь бы выбраться из неприятностей и перейти в позу "по-собачьи".
        - Хорошо. Иди и поговори с Беном.
        - А могу я сначала трахнуть свою будущую невесту, пожалуйста?
        - Нет. Сначала Бен. Потом я.
        - Я должен трахнуть сначала Бена? Хорошо, что он симпатичный. Ты знала, что в колледже он неделю был бисексуалом?
        - Генри.
        - А ведь можно просто потеряться в его голубых глазах. Я называл этот цвет - голубой Криса Пайна.
        - Генри.
        - Я хочу быть Споком для Кирка [2 - Персонажи "Звездного пути"] . Знаешь, из фильма Дж. Дж. Абрамса, переснятого, не из первого фильма.
        - Генри! - Клаудия сильно щёлкнула его по носу.
        - Иду я! Иду! Не начинай без меня!
        Клаудия кинула свои трусики в спину Генри, пока тот направлялся к двери. Как только он ушел, она взяла телефон и позвонила в номер Би.
        - Автоответчик Би, - прозвучал голос на линии. - Оставьте сообщение после сигнала.
        - Это Отель «Эссекс», - сказала Клаудия, закатив глаза. - И за двадцать лет ни у кого не было собственного автоответчика. Ты просто пытаешься меня разозлить.
        - Пииип, - сказала Беатрис.
        - Привет Би, это Клаудия, - начала Клаудия. Би часто прикидывалась собственным автоответчиком, особенно если она знала, от кого звонок, с одной лишь целью - разозлить. Ничего страшного. Клаудия прекрасно знала, как отомстить. - Я просто хотела сказать, что Бен запал на тебя в колледже, и ты все еще нравишься ему. Генри попросил его не преследовать тебя из-за меня. Это всё. Не надо мне перезванивать. А, и если ты попросишь его заняться с тобой сексом на этой неделе, то сможешь поработать над всякими штучками из своей книги, он, скорее всего, согласится.
        Клаудия положила трубку. Сразу же зазвонил телефон в её номере. Она не ответила. Она слышала жужжание в своей сумочке - Беатрис звонила ей. Она так же проигнорировала это.
        Спустя пятнадцать минут и пятнадцать пропущенных звонков, в номер вошел Генри. Клаудия лежала голая на кровати. Она приподнялась на локтях и посмотрела на него, вздернув брови.
        - Итак? - спросила она.
        - Он на пути в её номер.
        - Хорошо, - сказала Клаудия. - Теперь мы можем заняться сексом.

        Глава 5

        Бен уставился на дверь в номер Беатрис. Она была там, за этой дверью. Прямо там. Последний раз, когда он её видел, она была совершенно голая и стояла в его комнате в студенческом общежитии. Пять лет прошло. Столько всего произошло за это время. Он получил свою первую настоящую должность в Google, получил повышение и почти обручился. Это мог быть уикенд перед его свадьбой, но к счастью, он понял, что его девушка была влюблена не в него, а в саму идею замужества. Никто из них не оплакивал разрыв. Это хороший признак того, что они поступили правильно. После колледжа он три раза переезжал и дважды менял работу, но на протяжении всего этого времени только одно осталось неизменным - Беатрис.
        Она, вероятно, не знает, что он читает её колонку Мисс Би Хэвен в «Дэйли Коктейл». Он переписывался с Клаудией в Фейсбуке в прошлом году и спросил, как мог, ненавязчиво, как поживает Беатрис. «Живет в Испании», - ответила Клаудия. - «У неё прекрасная работа переводчика в Европейском издательстве. О, кстати, -  добавила Клаудия. - Беатрис также ведет свою колонку для большого сайта, который является интернет-магазином разных штучек для секса. Беатрис тестирует секс-игрушки и пишет обзор книг о сексе. Приятная работа, если ты понимаешь, о чем я», - пошутила Клаудия. Просто пошутила.
        Бен, вероятно, побил какой-то рекорд по самому быстрому поиску в Google. Он нашел колонку и прочел каждую статью, написанную Беатрис. Он не прочитал их все сразу. Ему пришлось делать перерыв между статьями два или три раза. Беатрис подробно описывала свой опыт с различными видами вибраторов: что ей подходило, а что нет, как она их использует, что они заставляют её чувствовать. Он сразу же представлял себе эту прекрасную женщину, лежащую голой на своей кровати и доставляющую себе удовольствие часы напролет. Кому нужно порно, когда есть такие статьи об "игрушках"?  Зная Беатрис, она прерывалась каждые несколько минут, сделать заметки - с вибратором в одной руке и блокнотом в другой.
        Бен даже запомнил целые предложения из её очерков. Он не пытался их запоминать. Он не был безнадежным, сексуально озабоченным преследователем. Но некоторые предложения сами запали ему в голову.
        Вибратор «Леди Энджел» подходит женщинам, которые любят глубокое проникновение большим стволом так же сильно, как и я.
        Оргазм, который доставит вам «Черный Принц», сделает так, что ваши мышцы внизу живота будут сокращаться как спина у брыкающегося жеребца. Язык моего партнера стимулировал мне клитор. В итоге это был самый лучший оргазм.
        Массажер точки G из серии «Сирена» должен продаваться с предупреждающей надписью - не использовать в тот день, когда вам надо вылезти из кровати. Я так им увлеклась, что у меня было десять оргазмов за один день, и мне пришлось дважды менять простыни.
        Он никогда ещё в своей жизни не ревновал к секс-игрушкам. Он бы многое отдал, чтобы пробраться в кровать Беатрис во время её работы и наблюдать, как она кончает снова и снова. Он был бы счастлив одолжить ей свою руку или даже две. А когда она бы кончила, она была бы такой мокрой, что он смог бы войти в неё и остаться там на целый день и целую ночь.
        - Тише, дружок, - обратился Бен к своей эрекции. Он сделал пару глубоких вздохов, чтобы успокоиться. Ему все еще не верилось, что он это делает, стоит под дверью комнаты Би. Но Генри был раздражающе настойчивым.
        - Чувак, я рассказал Клаудии про то, что тогда в колледже я попросил тебя не подкатывать к Би, потому что... ну ты знаешь почему. В большей степени, потому что я слабак, Клаудия ударила меня подушкой и не будет заниматься со мной сексом, пока я не расскажу тебе как я был не прав по этому поводу. Поэтому... извини. Ты, наверное, должен пойти поговорить с Би. Ты ей все ещё нравишься, типа того. Я не могу с точностью вспомнить, что говорила мне Клаудия. У меня проблемы со слухом, когда у меня стояк.
        Бену хотелось верить тому, что говорит Генри. Был только один способ узнать, так ли это. Бен не дал Генри договорить и прошел мимо него в коридор. На половине пути в холле он остановился и обернулся. Генри стоял около его номера и улыбался.
        - В каком она номере? - спросил Бен.
        - В 424. Иди и повеселись. Займись любовью. Не за что.
        Он не мог поверить, что Беатрис всё ещё хотела его, по прошествии всего этого времени. Кроме того, он знал, что обидел и унизил её, когда они в последний раз виделись. Он хотел её так сильно в тот день, что еле дышал, вспоминая её обнаженное тело, которое он видел в первый и последний раз. Упругие, полные груди, длинные, подтянутые ноги, бедра, в которые хотелось вонзиться пальцами, пока он зарылся бы лицом между них. Его отказ ей практически убил Бена. Только мольбы Генри, чтобы он оставил младшую сестру Клаудии в покое, и, преимущественно, его чувство вины по поводу того, что он займётся с кем-то сексом и на следующий же день укатит на западное побережье, удержали его не приступать ко всем тем вещам, что с такой щедростью она предложила.
        Может сейчас он мог наверстать упущенное.
        Но стоит ли?
        Он смотрел на дверь номера 424. Она все еще жила на противоположном побережье от него. Они не видели друг друга с момента его окончания колледжа. Они находились здесь, чтобы поддержать Клаудию и Генри на свадьбе, а не для того, чтобы повторять их старую драму.
        Но все же... они могут закончить в постели.
        Это все неважно. Он был здесь не для того, чтобы заниматься с ней сексом. Он был здесь, чтобы поговорить. Он расскажет ей, что был идиотом и позволил Генри отговорить его с ней встречаться в колледже, но правда в том, что он жутко боялся закончить так, как Генри, если бы он не отказался тогда от неё. Генри был влюблен по уши в Клаудию. Даже тогда, в колледже, Генри был готов горы свернуть ради счастья Клаудии. У Бена не было такой роскоши - пустить все на самотек и влюбиться. Он был первым в семье, кому представилась возможность учиться в колледже, получить образование и предложение о высокооплачиваемой работе. Он не мог их подвести и позволить своему сердцу украсть его амбиции.
        - Подожди, - пробубнил Бен под дверью. - Почему я этот диалог веду у себя в голове, а не выскажу всё ей?
        Бен постучал в дверь.
        Через четыре мучительных секунды Беатрис открыла дверь. На ней был черный шелковый халатик, и она посмотрела на него так, словно ожидала увидеть кого угодно, только не его за дверью.
        Он взглянул на неё. Боже, она стала ещё красивее со времен колледжа. Девушка продолжала молчать, пока рассматривала его. Очень редко что-то шокировало Беатрис до такой степени, что она не могла вымолвить ни слова.
        Один из них должен был что-то сказать, ведь так? Он мужчина. Это должен быть он. Он скажет что-то правильное. Что-то вежливое, что-то очаровательное, что-то милое, чтобы загладить свою вину после их последней встречи.
        Бен открыл рот, чтобы сказать, что ему очень жаль, что он должен был противостоять Генри и пойти за тем, что хотел, дать шанс этой любви, вместо того чтобы подчиняться своим амбициям и оставить её. Он собирался сказать ей, что должен был тогда переспать с ней, когда она сделала это предложение или, хотя бы, объяснить причину своего отказа.
        - Ты займешься со мной сексом? - спросила Беатрис.
        Бен открыл рот, затем закрыл. Потом опять открыл.
        - Я тоже рад тебя снова видеть, Би.
        Беатрис рассмеялась и сконфуженно улыбнулась ему.
        - Прости, - сказала она, придерживая дверь в номер открытой, но недостаточно широко, чтобы впустить его внутрь. - У меня навязчивая идея. Мне необходимо срочно написать обзор книги о позах в сексе. Мне нужен партнер.
        - Партнер?
        - Нельзя же изучить учебник сексуальных позиций, не занимаясь сексом, не так ли?
        - Ты права. Совершенно права, - сказал Бен. - Так, ты хочешь... со мной... изучить книгу?
        - Если ты не против, - сказала она улыбаясь. Эта улыбка поразила его именно туда, куда и была нацелена.
        - А ты не думаешь, что для начала нам неплохо было бы поговорить?
        - О чем? - спросила она. - Знаешь, это ведь просто работа.
        - Ааа, - кивнул Бен. - Работа.
         - Именно об этом я и думаю, - сказала она, впуская его в комнату. Отель «Эссекс» был одним из самых роскошных отелей, в котором он когда-либо был. Стены алого цвета, черный пол, отполированный до блеска, элегантные белые ковры - это была сбывшаяся мечта арт-деко. И в центре каждого номера огромная, королевских размеров, кровать, застеленная белоснежным роскошным бельем, так и манила. Изголовье кровати по форме напоминало трон. Стены украшены настоящими картинами, не "отельного" варианта. Шторы в черно-белую полоску раздвинуты, впуская свет луны, можно было увидеть раскинувшиеся холмы, покрытые густой сочной травой и деревьями с пышной листвой на целые мили вперед. Это была далеко не тесная комната в общежитии.
        - Как ты поживал все это время? - спросила она.
        - Хорошо. Прекрасно. Я люблю свою работу. Надеюсь, тебе действительно нравится твоя работа.
        - Обе работы, - ответила она, пока присаживалась на кровать и набирала кое-что на клавиатуре своего ноутбука. Он видел, как она сохраняла и закрывала документ. Он, должно быть, застал её за работой. Тайком Бен оглядел комнату в поисках секс-игрушек. Может она убрала их перед тем, как открыла дверь. - Работа с блогом, по-моему, более веселая. Надеюсь, Клаудия рассказала тебе чем я занимаюсь?
        - Да, блог сексуального воспитания? Что-то вроде того? - он пытался казаться равнодушным.
        - Абсолютно верно. Мой босс в безвыходном положении. Ему нужна тысяча слов к воскресенью. Я думала, что буду писать обзор какой-то брошюры. Но я ошиблась, - она подняла книгу. На ней было написано УЧЕБНИК большими золотыми буквами
        - Сексуальный шрифт, - заметил он.
        - Сексуальная книга.
        - Послушай, Би... - сказал Бен и присел на краешек кровати. - Я хотел сказать тебе, что мне очень жаль, что мы не занялись с тобой сексом тогда в колледже.
        - Так ты об этом жалеешь?
        - Это, во-первых, - сказал он. - Генри попросил меня не встречаться с тобой, потому что он боялся, что я тебя брошу, и тогда бы Клаудия убила его за это.
        - Мне нравится, что моя личная жизнь была устроена тобой и Генри, а не мной.
        Бен поморщился.
        - Да, добавь это в список вещей, за которые я хочу извиниться.
        - Я послала тебя ко всем чертям, не так ли? - спросила Беатрис с озорным блеском в глазах.
        - Я думаю, твои последние слова были "Ты оплошал как мужчина", - сказал Бен. Он помнил эти слова, словно она сказала их вчера. Они засели в его голове, и он поклялся там и тогда, что больше никогда не оплошает, как мужчина.
        Теперь была очередь Беатрис хмуриться.
        - Я так сказала?
        - Ты так сказала.
        - Ну, я была голая, предлагая тебе каждую частичку своего тела, внутри и снаружи, а ты отверг меня.
        - Я предпочитаю думать об этом, как об акте высшего героизма самопожертвования, потому что у моего лучшего друга никогда до Клаудии не было серьезных отношений, и он постоянно переживал, что все испортит с этой женщиной, которую он считал своей родственной душой с момента их встречи.
        - Родственной душой?
        - Он более романтичен, чем можно ожидать от парня, который ходит с торчащей из штанов резинкой от трусов.
        - А также умнее, если любил Клаудию так сильно с самого начала.
        - Да, он хороший парень. Самый лучший. Довольно сложно сказать парню, который был твоим лучшим другом на протяжении всей учебы в колледже, "нет" в ответ на простую просьбу: не трахать младшую сестру его девушки.
        - Я поняла. Правда. Оно и к лучшему. Ты, наверное, переспал бы со мной и забыл, как Генри и опасался. - Беатрис усмехнулась, улыбка, которая дала понять, что она просто издевается над ним.
        - Но я не переспал с тобой, и я никогда не забывал тебя.
        Улыбка Беатрис померкла на мгновение, а затем вернулась с новой силой. Комбинация её сияющей белоснежной улыбки и тёмной бронзовой кожи практически ослепила его. Он хотел увидеть эту улыбку ещё миллион раз перед тем, как умрет. Хотя бы миллион.
        - Так... что мы должны делать? - спросил Бен. Беатрис закрыла ноутбук и убрала его на прикроватный столик.
        - Заново познакомиться, - сказала она. - И заняться сексом, если ты в игре. У меня, вроде как, сроки поджимают.
        - Ты серьезно?
        Беатрис кивнула.
        - Я серьезно. Это ни к чему не обязывающий секс. Я даже не заставлю тебя покупать мне цветы после. Подумай над этим, пока я буду в ванной.
        Она ушла в ванную комнату и оставила его сидеть одного на краю её кровати.
        Бен сделал глубокий вдох и медленно выдохнул. Она сказала подумать над этим. О чем тут думать? Секс с самой прекрасной женщиной в мире? Да, пожалуйста. Но опять же... она сказала - это работа. Только работа. Ничего больше. Он хотел быть работой? Член на прокат? Он отрекся от женщин на целый год, ведь так? Но ведь, он отрекся от них, потому что знал, что ему нужно закончить с Беатрис, прежде, чем начать встречаться с кем-то ещё. Как он мог закончить с Беатрис, если кончать собиралась она?
        - Быть с Би... или не быть с Би? - спросил Бен сам себя.
        Беатрис вышла из ванной и встала перед ним. Её халатик был приоткрыт ровно настолько, чтобы были видны округлости груди.
        Кого он обманывал?
        - Давай сделаем это, - сказал Бен.
        Беатрис ухмыльнулась.
        - Хорошо. Спасибо тебе, - ответила Беатрис. - Давай поговорим о книге. Она называется УЧЕБНИК и рекламируется как "Удовольствие от секса для поколения Y".
        - Что значит поколение Y?
        - Мы.
        - Понятно.
        - Это "модный" справочник о сексе, - сказала она, делая в воздухе кавычки. - Большинство учебников о позах в сексе используют много формальных терминов - пенис, вагина, куннилингус, оральная стимуляция. УЧЕБНИК использует слова, которыми пользуемся мы - влагалище, член, хер, минет, куни и так далее. Глава четыре называется "Трах пальцами для Веселья и Пользы". Это делает петтинг более доступным.
        - Доступным?
        - Хочешь попробовать "ligotage"?
        Бен почесал затылок.
        - Звучит устрашающе. Это не то, что делали некоторые короли тем людям, что их разозлили?
        - Это означает «связывание» [3 - с фр.]. Веревка. Наручники. Ничего пугающего. Видишь, как слово может изменить твое видение сексуального действия?
        - А, бондаж. Это хорошо. Но я оставил свои наручники дома.
        - Очень плохо, - сказала она, подмигнув ему. Это подняло температуру его тела на десять градусов. И не только температуру. - Но мы пройдемся по основам на этой неделе. В книге 25 позиций. Нам необходимо попробовать около 5 для справедливой оценки.
        - Пять? - Бен пытался скрыть свое разочарование. Он был так возбуждён, что был готов попробовать все пять только сегодня ночью.
        - Может больше, если у нас будет время. Я знаю, ты очень занят на этой неделе. Не хочу злоупотреблять твоим членом.
        - Можешь злоупотреблять. Пожалуйста.
        - Начнем?
        - Я прямо сейчас умру, если мы этого не сделаем. Буквально.
        Беатрис засмеялась.
        - Я не могу быть виновницей твоей смерти.
        Она сбросила с себя халатик так небрежно, что он сначала даже не понял, что под ним она была абсолютно голая. Когда девушка наклонилась убрать покрывало с кровати, Бен практически потерял сознание при виде ее идеальной попки и намека на выглядывающие лепестки её губ между ног. Он будет внутри неё... скоро. Не достаточно скоро.
        - Вау, - сказал он, рассматривая её тело.
        - Вау?
        - Я имею в виду, у тебя есть татуировка. Я не знал, - сказал Бен.
        Она повернулась к нему спиной.
        - О, это мой шмель. Он у меня уже несколько лет, - пояснила она, указывая на тату на левом плече. - Он является символом колонки Мисс Би Хэвен.
        Бен начал было говорить: "Я знаю", но вовремя вспомнил, что она не знала о его одержимости читать её колонку. Он не был уверен, польстит ей это или же она сочтет, что это жутко. Что, хотя бы раз в неделю он читает её статьи и мастурбирует над картинками, вызванными ими в его воображении. Видеть ее обнаженной сейчас прямо перед ним - от этого тускнеют все его фантазии. Он забыл, насколько она красива. Он больше никогда этого не забудет.
        Бен начал снимать костюм. Он оставил пиджак в своём номере, поэтому ему оставалось избавиться от галстука, оксфордской рубашки, ремня, туфлей, носков, брюк и боксеров.
        - Проклятье, я ненавижу одежду, - сказал он и дернул за галстук.
        - А я люблю её, - Беатрис подошла и встала перед ним. Она отодвинула его руки и начала сама расстегивать его рубашку. - Тебе идет взрослая одежда.
        - Сегодня утром у меня была встреча с большим начальством. Обычно я ношу джинсы и футболку.
        - Я помню. Я любила твои джинсы. Помнишь ту пару с большой дыркой на правом колене?
        - Мои счастливые джинсы.
        - Это были мои любимые. Я все время думала, как далеко я достану, если просуну руку через эту дырку.
        - Ты мечтала о фистинге моих брюк?
        - Скорее о спелеологическом исследовании. - Она стянула его рубашку и перекинула её через спинку кресла. Он смотрел на неё, пока она расстёгивала его ремень и брюки. У неё были самые идеальные светло-коричневые соски. Он не мог дождаться взять их рот, в свои руки. Он протянул руку и сжал её правую грудь. Она взглянула на него.
        - Что-то не так? - спросил он. Бен убрал руку, и она снова улыбнулась.
        - Конечно же, все хорошо. Мы собираемся заняться сексом. Но нам, наверное, стоит просмотреть, что написано в книге, прежде чем мы начнем.
        - Верно. Конечно. Книга, вот почему мы это делаем. - Книга. Книга и его пенис. Эти две причины. Книга, его пенис, её вагина - точнее три причины. Книга, его пенис, её вагина, её груди, её лицо, её улыбка, её идеальная задница, её смех, её губы, её руки, которые сейчас снимали с него брюки... Он потерял счет причинам, по которым они делали это. Он решил, что причин бесконечное множество. - А целоваться... можно? Или это...
        - Ты не клиент, и я не проститутка. Да, конечно, мы можем целоваться, если ты этого хочешь. Мы не зайдем далеко, если у тебя не будет эрекции. Так что, чувствуй себя свободно и используй предварительные ласки, какие тебе нравятся.
        - Я думаю с эрекцией все будет в порядке.
        - Я вижу, - сказала она, стягивая его боксеры вниз по ногам и смотря на него.
        - Это... Я... - Бен вздохнул.
        - Бен, ты нервничаешь?
        - Нет, конечно, нет, - ответил он, пока Беатрис шла назад к кровати и поднимала книгу. Он сорвал с себя носки и последовал за ней. - Я все время занимаюсь сексом. У меня был секс... недавно. - Под "недавно" он подразумевал несколько месяцев назад. Он повеселился разок после разрыва с Кейти. Больше ни разу, и только потому, что он зарекся от женщин на целый год. - У меня бывает секс.
        - Я не подумала, что ты девственник. Я помню колледж.
        Он ухмыльнулся.
        - У меня просто никогда не было секса, о котором кто-то собирается написать и опубликовать. Это, вроде как, заставляет стесняться. Понимаешь, кое-каких вещей.
        - Кое-каких вещей?
        - Таких, как мой пенис. Я имею в виду член. Какое там слово используется в книге?
        - Все. Твой пенис/член/хрен/мужское достоинство -  просто фантастическое. Очень хороший размер и очень сексуальный. Он еще даже не был внутри меня, но я дам ему оценку пять пчёлок.
        - У меня пенис на пять пчелок?
        Би все время оценивала секс-игрушки по шкале от одной до пяти пчелок. Чем больше пчелок, тем лучше.
        - Эстетически. Нам придется его попробовать, чтобы узнать, как он работает.
        - Он работает. Уверяю тебя, он работает.
        - Хорошо. Давай начнем со второй главы. - Она рассматривает некоторую модификацию миссионерской позы. - Сядь и читай. Я принесу смазку и презервативы.
        - Смазку?
        - Да, смазку. Я влажная, но немного больше смазки никогда не повредит. У нас будет много секса на этой неделе. Я не хочу, чтобы у кого-то из нас остались натертости.
        - Ты права. Мне смажется смазка. Я имею в виду, нравится. - Он присел и открыл УЧЕБНИК на странице, которую отметила Би розовым стикером, и начал читать.
        Модифицированная миссионерская поза ИЛИ Это Не Первая Брачная Ночь Твоей Бабушки.
        - Нам придется вычесть одну пчелку за упоминание о моей бабушке, - сказал Бен.
        - Хорошее замечание. - Беатрис сделала быструю заметку на листочке бумаги, что лежал возле кровати.
        - Ты на самом деле записала это?
        - Конечно, - сказала она. - Это книга для пары. Она должна работать для обоих партнеров. Я посчитала это оригинальным, но твоя реакция на упоминание о сексуальной жизни твоей бабушки была...
        - Нервирует, - договорил он.
        Беатрис записала слово. Он продолжил читать.
        Миссионерская поза получила свое название потому, что миссионеры в зарубежных странах учили местных жителей, что единственная одобренная Богом позиция для сексуальных связей - это позиция, в которой женщина лежит на спине и мужчина на ней сверху лицом к лицу. Неудивительно, что миссионеров часто убивали туземцы...
        Бен хихикнул.
        - Ладно, я возвращаю им пчёлку назад.
        - Продолжай читать, - сказала Беатрис, пока садилась на кровать и раздвигала ноги. Она встряхнула бутылочку со смазкой, открыла её и нанесла тонким слоем на внутренние губы и внутри себя. Бен перестал читать. Он также перестал дышать.
         - Я не могу читать, когда ты это делаешь. Твоё влагалище только что сделало меня безграмотным.
        Беатрис закатила глаза, вытерла руки о бумажную салфетку и выхватила у него книгу.
        - Тут сказано, - начала она, ложась на кровать и подставляя себе под голову две подушки, - Что одна из наиболее популярных версий модифицированной миссионерской позы - это бабочка. Значит, мы должны её попробовать.
        - Пчела, делающая бабочку? Это вообще легально?
        - Я уверена, что легально. Но может быть опасно. Во всяком случае, для бабочки. - Беатрис перевернула страницу в книге. - Здесь написано, что я должна лечь на спину, а ты поддерживать. Ты, так же, можешь поддерживать меня за попу, или мы можем подложить подушки под мои бедра, чтобы приподнять их.
        - Давай возьмём подушки.
        - Ты думаешь, что я слишком тяжелая, чтобы держать меня? - спросила она с озорным блеском в глазах.
        - Нет, я хочу оставить свои руки свободными, чтобы поиграть с твоей грудью.
         - Хорошая идея. Эта поза должна помочь мужчине "дать клитору все внимание, которое он заслуживает". Это я, кстати, процитировала книгу.
        - Мне нравится эта книга. Она милая и дружелюбная, и говорит мне ласкать твой клитор. Я ценю это.
        - Мой клитор тоже. Готов?
         Бен взглянул вниз - он был более, чем готов.
        - Боже, да.
        - Прекрасно, - сказала Беатрис. - Давай сделаем это.
        - Ок. Мы собираемся сделать это. - Бен посмотрел на Беатрис, лежащую на кровати. -  Что мне делать?
        Бен рассмеялся, от всей души.
        - Почему бы нам не начать с прелюдии? Это заставит тебя расслабиться.
        - Да, точно. Прелюдия. - Бен взобрался на кровать и лег на бок рядом с Беатрис. - Извини, у меня никогда еще не было такого секса.
        - Какого?
        - С профи, которая делает заметки и все планирует. Это не спонтанно.
        - Спонтанный секс переоценивают. Я уже возбуждена, и все, что мы делаем - это говорим о сексе. Разговоры «до» могут быть лучшей прелюдией. На самом деле, планировать секс - это очень сексуально.
        - Это правда. Мне нравится знать, что мы делаем. Обычно, когда ты с кем-то новым, ты понятия не имеешь, что им нравится в постели. Ты начинаешь в одной позе и никогда не знаешь это их самая любимая или самая нелюбимая. Это немного снимает напряжение, знать заранее каков план.
        - Я разрешу тебе выбрать следующую позу, - пообещала Беатрис.
        - Мне нравится такой план. Я собираюсь поцеловать тебя. Ты готова? - спросил Бен.
        Беатрис закрыла глаза и сделала глубокий вдох. Она, казалось, медитировала.
        - Я готова. - Девушка открыла глаза. - Давай сделаем это.
        - Ок. Итак. - Бен подвинулся ближе к Беатрис и положил ладонь на её лицо. Последние пять минут они оба шутили. Он делал это, чтобы скрыть тот факт, что сильно нервничает. Невозможно представить, чтобы эта прекрасная, уверенная в себе женщина нервничала. Но сейчас, когда они перестали шутить, его напряжение полностью исчезло. Единственное, о чем он мог думать в этот момент - был поцелуй с ней.
        И он поцеловал её.
         Их губы встретились, и Бен немного колебался. Они целовались прежде только один раз, в ночь, когда познакомились, и он показывал ей кампус. То был быстрый поцелуй, обещание того, что все еще впереди. Если бы он знал, что следующий поцелуй будет через пять лет, он бы не останавливался в ту ночь.
        Она приоткрыла свой ротик, и он углубил поцелуй. У неё был сладкий и терпкий вкус, будто она пила апельсиновый сок. Бен отпрянул и улыбнулся.
        - «Мимоза»? - спросил он.
        - Вини Клаудию? - она вздохнула. - Мне почистить зубы?
        Он замотал головой.
        - Нет. У тебя изумительный вкус. - Бен провел подушечкой большого пальца по её нижней губе. - Просто изумительный.
        Они снова поцеловались, в этот раз сильнее, с жадностью. Бен подмял Беатрис под себя. Он положил руку ей на затылок и стал целовать её шею и уши. Его эрекция стала еще тверже напротив её бедер, и она подалась вперед.
        - Все в порядке? - прошептал он. - Ласки и поцелуй?
        - Все, что пожелаешь, - сказала она, едва дыша.
        Он проложил дорожку из поцелуев вниз от центра ее груди и взял правый сосок в рот. Беатрис запустила пальцы в его волосы и выгнула спину.
        - Посасывание сосков... - сказала Беатрис, её голос был низким и возбужденным, - это самая лучшая вещь, которую когда-либо придумывали.
        - Тебе нравится? - он приостановился на дольше, чем следовало, чтобы усмехнуться.
        - Я обожаю это. Не останавливайся.
        - Извини. - Он поцеловал снова её правый сосок и подразнил его языком. Ее левую грудь он держал в руке, нежно сжимая, пока подушечкой пальца поглаживал сосок. Беатрис положила руки над головой, чтобы открыть ему полный и неограниченный доступ к своему телу. Он навис над ней на руках и коленях и взял её левую грудь в рот, в то время как, его правая рука переместилась вниз вдоль живота и остановилась между её бедер. Она раздвинула ноги, и он с легкостью нащупал кончиками пальцев её набухший клитор.
        Беатрис вздрогнула и улыбнулась.
        - Я сделал что-то не так? - спросил он.
        - Все так. Продолжай.
        - Да, мэм.
        Он массировал её клитор пальцами, наблюдая, как она двигает бёдрами в унисон его движениям. Ему нравилось, как она двигается, как танцовщица - сильная и грациозная, и бесстрашная.
        - Могу я войти в тебя? - спросил Бен и пробежался кончиками пальцев по влажной линии, где соединялись губы её влагалища.
         - Мы для этого здесь, - ответила она с соблазнительной улыбкой.
        Она раздвинула ноги еще сильнее, и Бен вошел в неё двумя пальцами. Её скользкий вход не оказал никакого сопротивления, пока он толкался в нее так глубоко, как мог.
        - Боже, ты ощущаешься так же хорошо, как в моих фантазиях. - Он исследовал ее внутри пальцами, упиваясь ее невероятным теплом, её мягкостью, дрожью её тугих внутренних мышц.
        - Ты фантазировал обо мне?
        - Все время, - признался он. - Я так сильно хотел тебя. Решение отступиться от тебя практически убило меня. А потом Клаудия рассказала о твоем блоге... - сказал он, прежде чем осознал, что признается в том, что читает её обзор секс-игрушек. Он протолкнул в нее третий палец. Её тело сразу же открылось, чтобы принять его. Он массировал её изнутри неспеша, будто все что он хотел делать - это узнать самые сокровенные точки её влагалища.
        - Ты читал колонку Мисс Би Хэвен? — она была приятно удивлена, почти польщена.
        - Конечно, нет. Колонка, в которой самая сексуальная женщина на земле ублажает себя секс-игрушками и потом об этом пишет? Как неприлично.
        Беатрис рассмеялась, и Бен ухмыльнулся, когда ее внутренние мышцы сократились вокруг его пальцев.
        - Ты удовлетворял себя, пока читал о том, как я удовлетворяю себя?
        - Мастурбировал? Я? - спросил Бен, стараясь казаться невинным. - Никогда. Это отвратительно.
        - Если ты мастурбировал, пока читал о том, как мастурбирую я, я должна была мастурбировать, представляя тебя, мастурбирующего, представляющего мастурбирующую меня.
        - Или мы могли пропустить мастурбацию и трахнуть друг друга.
        - Эта идея получше, - согласилась Беатрис.
        Нехотя Бен вытащил пальцы из Беатрис. Он мог трогать её внутри всю ночь. Но у них была работа. Самая лучшая работа за всю историю вселенной, определенно.
        Бен начал отодвигаться от неё, но Беатрис остановила его, положив руку на совершенно определенную часть его тела, бесспорно с целью не дать ему возможность пошевелиться.
        - Моя очередь, - сказала она, лаская его. - Ты трогал меня. Теперь я буду трогать тебя.
        - Это абсолютно справедливо, - ответил Бен, переворачиваясь на спину. Беатрис двигала своей рукой медленно по всей его длине, лаская его снова и снова от основания до головки.
        - Тебе хорошо? - спросила она.
        - Так чертовски хорошо. Особенно мне нравится, когда меня трогают с внутренней стороны.
        - Какая сторона внутренняя?
        - Которая сверху, - сказал он, беря ее руку за запястье и показывая ей как ему нравится, чтобы его трогали.
        - Но это внешняя сторона.
        - Только когда он твёрдый. Это внутренняя сторона, когда он не стоит.
        - С какой стати мне ублажать парня рукой, который не возбужден?
        - Невозможно. Если бы ты его трогала - он бы все время был возбужден, - парировал Бен, поворачивая голову для поцелуя. Её рука на его члене заставила каждую мышцу в животе и ниже напрячься, словно сжатая пружина.
        Беатрис рассмеялась прямо ему в губы, и сжала сильнее ладонь вокруг его длины и толкнулась. Он застонал ей в рот.
        - Если ты и дальше так продолжишь, то я кончу тебе в руку, - предупредил Бен.
        - О, нет. Только не это.
         - Я думал, мы делаем бабочку.
        - Так и есть. Но мне нравится узнавать твое тело.
        - Это лучше любого удовольствия - быть твоим знакомым.
        Беатрис, наконец, освободила его. Как раз вовремя, поскольку он был опасно близок к оргазму. Она опустилась на него сверху, расположив руки по обе стороны от его головы.
        Девушка наклонила голову и поцеловала его губы, пока он пропускал свои пальцы через её длинные тёмные волосы, спускающиеся по её точеным плечам.
        - Ты готов быть внутри меня? - спросила она.
        Она задала вопрос искренне, и он ответил ей с такой же искренностью, глядя в глаза.
        - Да.
        Он поцеловал ее и задержал на мгновение. Он не мог поверить, что это, наконец, происходит. На протяжении стольких лет она была единственной, кто ушла и вот сейчас она здесь, в его руках, ждет, когда он займется с ней любовью.
        Нет. Стоп. Это только секс, напомнил себе Бен. Беатрис даже называла это работой. Он не должен принимать это так близко к сердцу. Секс. Потрахаться. Именно так.
        Он почти убедил себя. Почти.
        Она слезла с него, и Бен медленно поднялся. Он надевал презерватив, пока Беатрис устроилась так, что её бедра были на краю кровати, и подложила под себя две подушки.
        - Встань здесь, - сказала она, указывая на пол. - Мне нужно положить лодыжки тебе на плечи. Извини, если у меня пахнут ноги.
        Бен взял её лодыжки в свои руки.
        - Ужасно. Дышать не могу, - сказал он, после чего повернулся и поцеловал ее правую ногу.
        - Ок, я готова, - сказала она, придвигаясь к краю кровати. Он взглянул вниз на нее, на абсолютное великолепие её наготы, её груди и затвердевшие соски, ее мягкий и плоский живот и округлые бедра, ее волосы, рассыпавшиеся по простыням, черное на белом. Он взял в руку свою эрекцию и направил ко входу в ее влагалище.
        Медленно Бен входил в нее, желая насладиться каждым моментом этого первого проникновения. Он входил в нее, пока его бедра не оказались на одном уровне с ее ягодицами, и он почувствовал тугое препятствие - он уперся в шейку матки и не мог проникнуть глубже.
        Закрыв глаза, мужчина сделал несколько глубоких тяжелых вздохов, чтобы успокоиться. Открыв их, он увидел, как Беатрис смотрит на него.
        - Ты улыбаешься, - сказал он.
        - Ты внутри меня.
        - Поэтому я тоже улыбаюсь. Тебе хорошо?
        Она кивнула.
        - Глубоко. Ты очень глубоко. - Она приподняла свои бёдра, и он опять толкнулся в ее шейку матки.
        - Слишком глубоко? Я могу выйти.
         - Попробуй двигаться. Посмотрим, как это чувствуется.
         Он вышел и зашел в нее снова. Он никогда в своей жизни не видел ничего более сексуального, чем вид его члена, двигающегося наружу и внутрь Беатрис. Её влажность покрыла его, её жар поглощал его. Он провел руками вверх и вниз по ее длинным ногам. Он снова нашел ее клитор и дразнил его одним лишь кончиком пальца. Комбинация проникновения и клиторальной стимуляции, творила чудеса с Беатрис. Ее пальцы сжали простыни, и бедра двигались вверх и вниз по его пенису. Ему почти не надо было двигаться. Она делала практически всю работу сама.
        - Хорошо? - спросил он.
        - Очень хорошо. Ты можешь передать мне мой телефон?
        - Что?
        - Мой телефон. Возле кровати. Можешь дотянуться до него?
        Он мог достать его, свободно. Он передал его ей, и она что-то напечатала.
        - Извини, - сказала она. - Это часть работы.
        - Ты что - переписываешься с кем-то, пока мы с тобой занимаемся сексом?
        - Я делаю заметки, - сказала она. - Это занимает всего секунду.
        - Это для статьи?
         - Следующее поколение нуждается в этом, - она отбросила телефон и улыбнулась ему. - Серьезно. Извини, я должна была тебя предупредить.
        - Что ты написала?
        - Просто заметки...
        - Би...
        Она быстро втянула воздух.
         - Я написала, что эта поза особенно рекомендуется для тех, кто занимается сексом при свете - так можно увидеть тело своего партнера во всей его красе.
        - Я заметил. Ты превосходно выглядишь.
        - Я говорила о тебе, - сказала она.
        Бен начал было говорить что-то смешное, чтобы сумничать, но затем остановил себя.  Ничего не получилось, кроме немного глуповатой ухмылки:
        - Спасибо.
        Беатрис ничего не ответила на его "Спасибо", только продолжила смотреть на него глазами, светящимися пылким желанием.
        - Есть еще одна заметка, которую ты должна сделать, - сказал он. - Для парня - это превосходная позиция, потому что, он может видеть, как он двигается внутрь и наружу девушки. То есть, тебя. Я имею в виду, я могу видеть всю тебя, и это чертовски сексуально.
        - Правда? - спросила она.
        - Вполне серьезно. Я не могу глаз отвести.
        Беатрис подобрала снова телефон, нажала пару кнопок и затем передала его ему.
        - Сделай фото, - сказала она. - Сохранится дольше.
        Он уставился на неё.
        - Ты серьезно?
        - Ты думаешь, только мужчинам нравится порно? - спросила она. - Фото - для меня.  Если тебе повезет - я вышлю его тебе на почту.
        - Я внутри тебя. Я официально самый везучий мужчина на планете.
        Он взял телефон и сделал пару кадров их соединенных тел. Бен вернул ей телефон, и она отбросила тот в сторону.
        - Сделай так, чтобы я кончила, и я вышлю тебе фото, - сказала она.
        - Вызов принят.
        Он начал толкаться в нее с новой силой. Бен никак не мог насытиться ею.
        Он толкался в нее сильнее и сильнее, пока ласкал её клитор. Беатрис закрыла глаза. Она растворилась в своем удовольствии. Она провела руками вниз по животу, обхватила свои груди, приподнимая их, сжимая соски, и стонала, негромко вздыхая. Он увеличил скорость и давление на её клиторе, движение, которое заставило Беатрис громко всхлипнуть. На мгновение ее тело застыло, а затем она громко и резко вскрикнула. Её влагалище сжималось во время оргазма вокруг длины Бена, все еще толкающегося в нее.
        Беатрис сделала пару успокаивающих вздохов.
        - Ок, - сказала она, ловя воздух ртом. - Теперь твоя очередь.
        Бен поцеловал её лодыжку.
        - Будет считаться обманом, если я встану на колени? Я не уверен, что смогу кончить в таком положении. - Ему пришлось сконцентрироваться, чтобы удерживать её ноги на плечах, так что он сомневался, что сможет сфокусироваться на своем оргазме, стоя и держа её за ноги одновременно.
         - Ты можешь делать все, что захочешь. Позиция бабочки была опробована, испытана и одобрена женщиной.
        Смеясь, Бен толкнул Беатрис назад на кровать, чтобы он смог встать коленями на матрас. Он опустил её ноги вниз, по обе стороны от него и держал её за бедра.
        - Эта поза, согласно книге, называется наковальня, - Беатрис схватила книгу, лежащую на кровати, и раскрыла.
        - Наковальня?
        - Не спрашивай. Для меня это тоже бессмыслица, - в книге промелькнула картинка с парой, занимающейся сексом в такой же позе - женщина на спине, мужчина на коленях, её лодыжки на его плечах. Би отбросила книгу в сторону и удобнее расположила ноги на его плечах. - Спасибо за оргазм. Думаю, я задолжала тебе фото.
        - Ты еще более сексуальна, когда кончаешь, - сказал Бен, начав двигаться всем телом.
        - Я хочу увидеть, как ты кончаешь.
        - Увидишь. Я близко. Мне понравилось заниматься с тобой сексом.
        - Хорошо. Мне нужно, чтобы ты завтра сделал это ещё раз.
        - Свяжись с моим секретарём. Мы посмотрим, смогу ли я внести тебя в свое расписание, - он подмигнул ей. Ни рай, ни ад, никакие приготовления к свадьбе не удержат его в дали от кровати и тела Беатрис на этой неделе.
        Бен взял груди Беатирис в свои руки и держал их, пока двигался внутри неё, и вместе с ней. У неё уже был оргазм, но она все еще двигалась, раскрывая свои бедра навстречу его толчкам, подталкивая его все ближе и ближе к краю. Он потерял себя в ней, все смущение, нервозность, все свои страхи. Их тела слились воедино. Его место было внутри неё. Длительные, медленные движения превратились в резкие, сильные и быстрые толчки. Он вколачивался в неё безжалостно и бессовестно, её голодные стоны удовольствия лишили его всех сомнений по поводу того, что она наслаждается этим так же, как и он. На коленях сверху на ней и с его руками на её груди Бен кончил с гортанным рычанием, которое не выразило должным образом невероятное удовольствие от его оргазма, пронзившего его от шеи и до коленей.
        Он рухнул на Беатрис и перевернулся вместе с ней на бок. Долгое время они просто лежали вместе, с переплетенными руками и ногами, пытаясь восстановить дыхание.
        Бен почувствовал умиротворение и абсолютное счастье. У них есть только неделя, и он собирался провести каждую секунду рядом с девушкой.
        - Итак... - наконец сказал он, когда Беатрис растянулась рядом с ним: её бедро на его животе, её голова на его груди — там, где и было её место.
        - Итак?
        - Это была вторая глава?
        - Вторая глава.
        - Сколько глав в книге?
        - Двадцать.
        - Свадьба через пять дней. Двадцать глав - по четыре главы в день.
        - Мы можем пропустить некоторые.
        Он замотал головой.
        - О, нет. Если мы собираемся писать рецензию по этой книге, то будем делать это правильно.
        Беатрис рассмеялась и положила голову обратно ему на грудь.
        - Люблю свою работу.

        Глава 6

        - Боже... - сказала Беатрис, когда Бен вышел из неё и рухнул на спину. Он свалился на матрас, прямо на руку так, что загремела спинка кровати.
        - Это все. Я сдаюсь на сегодня. Извини.
        - Извини? У нас только что был секс три раза в четырех разных позах, - Беатрис засмеялась и укусила его за плечо. Боже, у него такие красивые плечи. И теперь у него красивые, со следом от укуса, плечи. Ещё лучше.
        Её руки и ноги превратились в желе, она с трудом села и взяла телефон.
        - Я надеялся на пять. Но Бен-младший не справится.
        - Все нормально. Королева Би тоже сдается на сегодня.
        - Ты называешь свою вагину Королевой Би?
        - Большую часть времени руководит она. Итак, что мы сделали? Бабочку.
        - Бабочка, - повторил Бен. - Наковальня.
        - Наковальня, я поняла, - она печатала слова на экране телефона. - Кстати, я понятия не имею, откуда берутся эти названия.
        - Мы сделали цифру восемь, верно?
        - Это единственная поза, где название имеет смысл, - Беатрис сделала другую заметку.
        - Какая была последняя? - спросил Бен. - Она была ужасная.
        - Коитальная ориентация. Я думаю, в восьмидесятые годы ее придумали какие-то врачи.  Она рассчитана на максимальную стимуляцию клитора.
        - Поэтому ты кончила дважды, пока мы были в этой позе, а я чувствовал себя, будто вот-вот упаду с кровати?
        - Я не жалуюсь, - Беатрис подмигнула ему. Бен выбрался из постели и направился в ванную. Как только он вышел, она опустилась на кровать и уставилась в потолок. Это случилось. У них с Беном, наконец, был секс. Пять лет она гадала, что пошло не так между ними, почему он отступился, что она сделала неправильно. Что было с ней не так, раз он не захотел с ней переспать, когда она предложила? Как темпераментный выпускник колледжа нормальной ориентации мог отказаться от секса с восемнадцатилетней девушкой, стоящей перед ним голой? Одно идеальное свидание, один идеальный поцелуй и... ничего.
        Что ж, по крайней мере, теперь она знала причину. Она, конечно, простила Бена, и Генри тоже. Прошло достаточно времени, чтобы не держать на них обиды. Даже более того, эти годы порознь исчезли, как только он начал говорить, как только он улыбнулся. Он остался все тем же Беном, которого она обожала. Он только стал более привлекательным за все это время. Его темно-русые волосы теперь стали короче, что сделало большой акцент на его голубых глазах. В колледже он всегда ходил с щетиной на лице, чтобы казаться старше. Сейчас он был гладко выбрит, чтобы выглядеть изысканно. Он был большим любителем вечеринок в колледже, слишком много пива и не слишком много тренировок. Сейчас он похудел, примерно на десять фунтов, и у него не было ничего, кроме сплошных мускулов на его шестифутовом теле. Взрослая жизнь, реальный мир - он действительно хорошо выглядел.
        И, о мой Бог, секс с ним был так хорош, что она почти стала злиться. Они могли так трахаться еще несколько лет назад, если бы он послал Генри подальше. Но все же нет необходимости сердиться. У них есть целая неделя наверстать упущенное время.
        Звук льющейся воды отвлек ее от размышлений. Похоже, Бен собирался принять душ. Может ей сделать ему сюрприз...
        Беатрис начала выбираться из кровати, как вдруг услышала жужжание своего телефона.
        Она улыбнулась, увидев текст сообщения от Клаудии.
        Там было написано:
        - Ну, что...?
        Она пыталась придумать подходящий ответ на не очень остроумное сообщение. Вместо того, чтобы писать что-то, она сделала фото трех оберток от презервативов, лежащих на прикроватной тумбочке, и выслала его ей.
        Клаудия незамедлительно ответила.
        - Черт, СМИ [4 - Слишком Много Информации - аббревиатура, принятая в чат-форумах], - но Беатрис знала, что Клаудия захочет узнать все подробности.
        - Я могла бы выслать другое фото, сделанное нами, - ответила Беатрис.
        Клаудия ответила просто: «ОТВРАТИТЕЛЬНО!»
        Смеясь, Беатрис отложила телефон. Ей нужно составить компанию Бену.
        Она сползла с кровати, чувствуя приятную болезненность внутри и снаружи. Уже давно у нее не было так много секса. В Испании у неё был любовник, сорокалетний вдовец, который не желал ничего больше, чем секс без обязательств, чтобы отвлечься от своего горя. Они были друзьями и любовниками, и ничего более. Но она переехала в Штаты больше двух месяцев назад и не беспокоилась о том, чтобы найти кого-то, пока обживалась в своей новой квартире за пределами Вашингтона, и возобновляла старые связи с друзьями. Она и забыла, как скучала по сексу. Оргазмы, которые у неё были каждый день, несмотря на то, что она ими наслаждалась, это самоудовлетворение, и оно никогда не заменит удовольствие от положения лёжа под мужчиной, таким как Бен: её бедра открытые, чтобы принять его; её тело - дар, преподнесенный ему, его тело - край для бесконечного исследования.
        Пока она потягивалась, Бен выглянул из-за стены в ванной и поманил её пальцем.
        - Что? - прошептала она.
        - Иди сюда, - прошептал он в ответ.
        - Почему мы шепчемся? - спросила она.
        - Понятия не имею.
        Она последовала за его манящим пальцем в ванную комнату, где Бен наполнил широкую ванну джакузи.
        - Ты пытаешься сделать меня мокрой? - спросила она.
        - Очень влажной, - сказал он и одним мощным движением подхватил её на руки. Беатрис взвизгнула от неожиданности, когда Бен притворился, что бросает её в воду.  Вместо этого, он осторожно усадил её в ванну и сам сел позади нее.
        Вздохнув с огромным облегчением, Беатрис примкнула спиной к его груди, а Бен обернул свои сильные мокрые руки вокруг нее.
        - Ванна. Хорошая идея, - произнесла она.
        - Исключительно в терапевтических целях, - ответил Бен. - Мне кажется, я потянул мышцу на заднице во время изучения фигуры - восьмерки.
        - Я включу это предупреждение в свои заметки.
        - Не могу поверить, что ты собираешься написать о том, как мы трахались в своем блоге.
        - Почему нет? - спросила она. - Я не стану писать твое имя.
        - Там есть твое имя.
        - Я знаю. Мне все равно. Это не такой уж и большой секрет, что женщины мастурбируют и занимаются сексом.
        - По-твоему, так люди относятся к сексу?
        - Кто-то должен говорить о сексе, как о любой другой деятельности человека. Если никто другой не хочет делать этого, я считаю, что это означает, что это должна делать я, - сказала она.
        - Как ты стала такой? — спросил Бен, пока зачерпывал в ладони теплую, исходящую паром воду, и поливал ею грудь Беатрис
        - Какой?
        - Сексуальной богиней, которая пишет о сексе, изучает секс, тестирует секс - игрушки... я имею в виду, как ты решила перейти в эту сферу?
        Беатрис засмеялась и втянула воздух, когда Бен стал массировать намыленными руками ее груди.
        - Ну, ты знаешь, что я родилась в Эль Сальвадор. Я жила там до десяти лет.
        - Знаю. Ты рассказывала мне о борьбе и гражданских беспорядках.
        - После смерти моих родителей, бабушка и дедушка приложили все усилия, потратили каждый пенни для того, чтобы я попала в Штаты. В моей стране, если женщина оставалась беременной после изнасилования - она не имела право сделать аборт, даже если беременность убила бы её.
        - Это сумасшествие.
        - Это красивая страна, ее есть за что любить. Но женщинам тяжело в ней жить. Тогда я переехала в Америку и решила, что буду использовать всю свободу, ради который так тяжело работали мои бабушка с дедушкой. Мой последний год в школе, почти перед выпускным балом. Вся школа переполошилась, потому что школьный психолог говорит, что у них должны быть презервативы для выпускного. Этот психолог - Мистер Лиар, такой хороший парень. Он не осуждал. Он сказал, что подростки будут пить, независимо от того, что учителя и родители сделают, поэтому они должны организовать услугу такси на выпускной вечер. И подростки будут заниматься сексом, неважно, что будут говорить учителя и родители, поэтому школа должна обеспечить их презервативами.
        - Что произошло?
        - Его уволили.
         Бен вздохнул.
        - Я не удивлен.
        - Но я была студенткой, и я знала, что меня уволить не могут. Я купила пятьдесят коробок презервативов и поставила их на стол на выпускном вечере. Из-за этого у меня были большие неприятности.
        - Ты - бунтарка! - Бен смеялся так сильно, что вода в ванне взбаламутилась.
        - Мои приемные родители боролись за меня, защищали меня. Меня отстранили, но не исключили. По-видимому, они не смогли найти школьное правило, которое запрещало бы ученикам раздавать презервативы другим ученикам.
        - Прямо сейчас ты - моя героиня, - произнес Бен, проводя руками по её бедрам. Она любила его руки.
        - Я вовсе не геройствовала. Я просто не могла поверить, что люди этой страны так боялись секса. У нас есть свобода в Америке - свобода, за которую сражались и умирали люди, и мы так боимся ею воспользоваться. Мы боимся говорить о вещах, которые могут обидеть других людей, боимся делать то, что хотим, только потому, что кто-то может назвать тебя "шлюхой". На самом деле, я получаю электронные письма только от моих фанатов - женщин, которые благодарят меня за то, что я говорю о сексе и помогаю им найти способы сделать их сексуальную жизнь лучше. Когда у меня хороший секс, я - самый счастливый и самый неопасный человек на земле. Если бы у людей был лучше и чаще секс, и они бы не чувствовали себя виноватыми за это, наш мир стал бы намного лучше.
        - Я счастлив помочь тебе в достижении твоей цели - трахаться ради мира во всем мире.
        - Я воспользуюсь твоим предложением, - сказала Беатрис.
        - Я действительно считаю, что удивительно, что ты сама приехала в Штаты, будучи такой юной.
        - Мои бабушка с дедушкой знали отца Клаудии по работе. Когда ты так молод - это приключение. Я только в шестнадцать лет по-настоящему осознала, что уже не вернусь назад.
        - Мне жаль, что тебе пришлось пройти через это, - сказал Бен. - Я бы хотел, чтобы твоя жизнь была легче. Но я не могу сказать, что я не счастлив, что ты оказалась здесь. Под "здесь" я имею в виду - голая в этой ванне со мной.
        - Я тоже рада, что я здесь. И под "здесь" я подразумеваю Штаты. И голая в этой ванне с тобой.
        Бен обхватил её груди и поцеловал в шею.
        - И мне жаль, что у меня заняло столько времени сделать это. - Он легонько ущипнул её за плечо, и Беатрис рассмеялась.
        - Mas vale tarde que nunca, - сказала она.
        Лучше поздно, чем никогда.
        Беатрис развернулась лицом к Бену, встав на колени. Она подарила ему долгий и глубокий поцелуй, и он запустил мокрые руки ей в волосы.
        - Я не буду заставлять тебя трахать меня еще раз, - произнесла она, улыбаясь у его губ. -  Но я хотела поцеловать это красивое лицо.
        - Заставить меня трахнуть тебя еще раз? Только не это, - сказал он. - У меня есть идея получше.
        Он схватил её за запястье и усадил на край ванны. Она откинулась на спину, когда он раздвинул её ножки.
        - Подожди, - сказала она, когда он начал её трогать.
        - Подождать?
        - Нам нужна книга.
        - Я знаю, как делать куни девушке. Мне не нужна для этого книга.
        - Да, но мы делаем это для рецензии. Мы должны, хотя бы, прочитать главу, чтобы я смогла использовать это в своей статье.
        Бен вздохнул и опустил лицо в воду на мгновение. Беатрис схватила его за волосы на затылке и вытянула из воды.
        - Ты - оставайся здесь, - сказала она ему. - Я принесу книгу.
        Она управилась за несколько секунд. С книгой в руке Би села назад на край ванны и положила ногу на бортик.
        - Извини, - сказала она - Это работа. Ты же понимаешь.
        Она засмеялась, когда он застонал. Боже, ей нравилось мучить этого сексуального мужчину. Она пролистала книгу и нашла страницу с оральным сексом.
        - Здесь хорошо написано, - сказала она. - Первая часть - про гигиену. Мы можем ее пропустить.
        - Мы делаем это в ванне, - говорил Бен, поглаживая её бедра с внутренней стороны. - Я не знаю, насколько более гигиеничными мы можем быть.
        - Итак, здесь говорится, что нужно использовать сначала пальцы. Половые губы - очень чувствительные, - читала она. - Так или иначе, начинайте медленно, массируя внешние губки. Когда она возбудится, её половые губы набухнут и расцветут, как цветочные лепестки.
        - Там так не написано!
        - Написано! - она развернула книгу и указала на предложение.
        - Значит написано. Ладно, пусть будет массаж цветка, - Бен положил ладонь между ее ног, и она толкнулась в нее. Он подвинулся ближе и опустился на колени между ее широко разведенных бедер. Он массировал ее лоно обеими руками от внешней стороны бедра и до клитора. У нее снова начало все пульсировать, даже прежде чем она осознала это.
        - Ок, это на самом деле довольно неплохо ощущается.
        - Ты расцветаешь? - спросил Бен.
        - Весна пришла.
        Через полузакрытые глаза Беатрис наблюдала за тем, как пальцы Бена ласкали её кожу.
        - Что ещё написано в книге?
        Она подняла книгу и стала читать.
        - Там написано: "Раскройте половые губы кончиками пальцев. Лизните влагалище от начала и до клитора. Делайте это медленно. Попросите её рассказать вам, где ощущения лучше и сфокусируйте все свое внимание там".
        - Хороший совет, - сказал Бен, пока подушечками пальцев раскрывал ее влажные складочки. Он придвинул голову ближе между её ног и лизнул ее, как и было описано в книге. Беатрис застонала, когда его язык заскользил по ней - вверх и вниз, и снова вверх. - На вкус - ты просто удивительна.
        - Это ты удивительный.
        Он толкнулся языком глубже. Она чувствовала, как он проникает в неё, и все, что ей хотелось сделать - это раскрыть свои ноги еще шире ему навстречу.
        - И где тебе хорошо? — спросил Бен, пока прижал свои губы в обжигающем поцелуе в области клитора.
        - Здесь, - задыхалась она. - Прямо здесь.
        Он выводил языком вокруг её клитора медленные круги перед тем, как всосать его между губ. Беатрис искала, за что удержаться, за что - то схватиться, чтобы не упасть. Не найдя ничего, она ухватилась за Бена. Обернув руки вокруг его запястья, она вцепилась в него, когда его рот стал творить с ней чудеса. Она хотела умолять его о большем, хотела умолять его войти в неё членом снова, но она сдерживала себя. Во-первых, они были немного уставшими после такого количества секса. Во-вторых, она не могла поверить, насколько он хорошо делал куни. Она должна была сделать заметку для своей статьи, что, как бы ни была хороша книга, всегда выигрывает партнер, который знает, что надо делать.
        И, о, проклятье, Бен знал, что надо делать.
        Бен проскользнул рукой ей между ног и протолкнул в неё один палец. Он стал щекотать ее изнутри и наружу, и она извивалась от удовольствия. Он исследовал ее своим пальцем изнутри, пока не нашел ту самую точку, которая всегда заставляет её содрогаться в экстазе.
        - Не останавливайся, - просила она. - Продолжай так дальше.
        - Пока у меня не отвалится язык, - сказал он, перед тем, как поцеловать её снова, с ещё большим энтузиазмом.
        Все внутри Беатрис начало сжиматься. Сильнее... сильнее... удовольствие было таким сильным, что стало почти больно. Она чувствовала, что удовольствие нарастает как поток воды у плотины, наслаждение и напряжение все прибывало. Она положила руки на края ванны и приподнялась немного выше, её тело желало, нуждалось в том, чтобы возвыситься, когда на нее нахлынули волны удовольствия.
        Наконец, плотина прорвалась и с пронзительным криком девушка сильно кончила Бену в рот. Оргазм сотряс все её тело и начал медленно рассеиваться.
        Бен поднялся на колени и облизал губы. Беатрис наклонилась и поцеловала его, пробуя себя на его губах.
        - Я верну долг в любое время, - сказала она.
        - Ты собираешься делать мне минет с книгой в руке? - дразнил он.
        - Для этого мне не нужна книга. - Она подмигнула ему.
        - Значит, это не только работа? - спросила он, улыбка сошла с его лица.
        Серьезность вопроса и выражение на его лице застали ее врасплох. Сейчас она должна ответить. Это больше, чем просто рецензия книги? Или это просто неделя секса прежде, чем их пути разойдутся снова?
        - Работа, - сказала она. - Я просто имела в виду... знаешь, я уже прочла эту главу, - солгала она.
        - О, - сказал Бен. - Я понял.
        Он лег на спину в воду и провел мокрыми руками по лицу и волосам.
         «Это была просто работа, да?» - размышляла Беатрис. Это ни к чему не приведет. Они живут на разных побережьях. Даже думать о чем- то большем, чем работа было бессмысленно. Она выбросила это из головы. Это был секс. Это была работа.
        Ничего более.

        Глава 7

        Бен проснулся в незнакомой кровати. Но это была не та незнакомая кровать. Во всяком случае, не в этой незнакомой кровати он надеялся проснуться этим утром. Прошлой ночью, после их совместной ванны он прохлаждался в номере Беатрис, болтая, пока она не начала зевать, в надежде, что она пригласит его остаться на всю ночь. Он жил по времени Западного побережья, поэтому ее полночь для него была лишь девятью часами вечера. Несмотря на это, он все же заставил себя заснуть в столь раннее время, ради удовольствия проснуться рядом с Беатрис. После последнего поцелуя она выгнала его из своего номера, заявляя, что она не перестанет приставать к нему, если он не уйдет, не сбежит, не смоется.
        - Это должно убедить меня уйти? - спросил он.
        Подушка, полетевшая в него, убедила его уйти.
        И теперь, когда утро настало, Бен лежал один в своем номере в отеле, и он ничего не мог делать, кроме как уставиться в потолок. Уставиться и задаваться вопросом...
        - Это плохая идея, - сказал он громко пустой комнате. - Ведь так? - спросил он и ждал ответа. - Она сейчас в D.C. [5 - Название штата: District of Columbia]. Я в L.A.[6 - Город США Los Angeles] . Это хороший знак, верно? Что мы оба живем в городах, известных по их инициалам?
        Бен тяжело вздохнул.
        - Я - идиот! И это ужасная идея, Бен, - сказал он сам себе. Он чувствовал, что разговор вслух с самим собой - это попытка получить совет. - Ты не хотел этого, помнишь? Ты не хотел ни с кем ничего серьезного так скоро. У тебя есть прекрасная работа и прекрасная жизнь. Ты больше не студент колледжа без гроша в кармане. Все в порядке. Зачем все усложнять отношениями на расстоянии?
        Хороший вопрос. Прекрасный вопрос. Бен сделал ошибку, ответив.
        - Потому что, Би - красивая и умная, и она чертовски сексуальная и забавная, и удивительная... И ты больше не бедный студент колледжа. У тебя теперь есть настоящая работа. Ты можешь позволить себе отношения на расстоянии. А сложности? Какие, на хрен, сложности, когда ты с такой изумительной девушкой, как Би? Никаких. Ты только что сделал это. Верно? - Бен спросил сам себя.
        Верно.
        Бен начал было подниматься с постели, но остановился, посмотрел на часы и лег назад.
        - Она сказала, что это только работа, - напомнил он себе. - Она имела в виду именно это или она хочет сказать "я больше не хочу, чтобы ты обидел меня, осел"? Это я заслужил.
        Бен действительно это заслужил. Он был настолько эгоистичен тогда, думая только о хорошей работе после колледжа, что даже не допускал мыслей о серьезных отношениях.    Никто не мог встать на его пути к свободе. Даже Беатрис.
        Но сейчас все по-другому. У него была карьера, была свобода. Сейчас, если он все продумает, у него может быть и Беатрис тоже.
        - Когда я сказал, что покончил со всеми женщинами, как минимум, на год, - обратился он сам к себе, - Я имел в виду всех женщин, кроме Беатрис. Я просто вовремя не уточнил это.
        В этот момент его телефон завибрировал. Он поднял его и улыбнулся, увидев сообщение от Беатрис. В нем писалось: "Во что ты одет?"
        Бен, как обычно, спал голый.
        - Кожаные чапсы [7 - Кожаные чехлы, надеваемые поверх штанов; элемент рабочей одежды ковбоев], - ответил он. - И клоунский нос. Не задавай вопросов.
        - Чем ты занимаешься? - написала Беатрис.
        - Монологочтением, - что корректор в телефоне пытался исправить на "чтение монолога". Бен изменил, как было.
        - Теперь это так называют? А мы привыкли называть это мастурбацией.
        - Я мастурбирую с шекспировским акцентом, - ответил Бен. - Понятия не имею, что это значит.
        - Я тем более. Хочешь минет в душе?
        - Дело или удовольствие? - Бен писал в ответ, до того, как добавил значительную оговорку. Неважно. Мой член только что сказал, что неважно, по какой причине. Иду.
        - Иди-иди, - ответила Беатрис.
        Бен вытащил вчерашние брюки и вчерашнюю рубашку и не заморачивался со вчерашним бельем, вчерашними туфлями и вчерашними носками. Он почистил зубы, что было как для него, так и для Беатрис. Через пять минут он уже стучался в её дверь.
        - Это было быстро, - сказала она, держа дверь открытой для него. На ней ничего не было, кроме полотенца.
        - Я не хотел пропустить то, как ты делаешь мне минет в душе. Я не опоздал? - он начал расстегивать свою рубашку.
        - Я еще даже не в душе.
        - Тогда поторапливайся, - сказал он, скидывая рубашку. - Ты опаздываешь.
        Бен вошел в душ, и Беатрис присоединилась к нему. Он обнял ее своими влажными руками и поцеловал сильно и глубоко. У нее был вкус зубной пасты и необузданной страсти. Он толкнул ее под душ, чтобы они оба намокли, в то время, пока он пил воду с ее губ и шеи.
        - Я не успел прочесть в книге главу про минет, - сказал он.
        - Не переживай, я прочла, - ответила она, обернув свою руку вокруг него и поглаживая его член. Он делал глубокие вдохи, становился все тверже в её руке.
        - И что же там говорят делать? - спросил Бен, слегка задыхаясь, в то время, как она водила рукой от основания и до вершины, и снова назад.
        - Это, - произнесла она и опустилась на колени перед ним. Она держала его у основания, пока ее губы сначала уделили все свое внимание его головке, облизывая и дразня, а её рука нежно сжимала. Кровь начала пульсировать, и он стал толще, когда она взяла его глубоко в ротик. Видел ли он когда-либо что-то более сексуальное в мире, чем эти пухлые губки вокруг его члена? Нет. Нет, не видел
        Она вобрала каждый миллиметр его члена в свой ротик, и он толкнулся в стенку её горла. Он начал вытаскивать его, не желая, чтобы она задохнулась, но она схватила его за бедра и держала на месте, когда глубоко всосала его, перед тем как отпустить, чтобы облизать его снова и снова. Он потянулся вниз, чтобы дотронуться до ее лица, и Беатрис взяла его руку и положила ее себе на затылок. Он понял намек и начал двигать бедрами небольшими покачиваниями, трахая ее рот нежными, сдержанными толчками.
        Хриплое "да" сорвалось с его губ вместе с несколькими стонами и судорожными вздохами. Он не помнил, что бы был когда-то таким шумным во время секса. Опять же, он не помнил, чтобы ему было до этого так приятно во время секса.
        Беатрис взяла всю его длину в рот снова и обхватила его яйца. Уже спустя несколько секунд он уже балансировал на грани своего оргазма. Он сдержался, даже сделал несколько глубоких вздохов. Он хотел насладиться этим моментом как можно дольше. Как можно дольше продлилось примерно еще тридцать секунд. Руки Беатрис на нем; ее рот, покрывающий его; жар ее языка, влажность её губ... все это ощущалось настолько хорошо, что он не мог больше сдерживаться.
        - Би, - задыхаясь, произнес он с предупреждением. Джентльмены всегда предупреждают.
        Беатрис проигнорировала его. Он сильно кончил ей в рот, и она проглотила все до последней капли.
        Она подняла голову и позволила струям воды скользить по её коже. Он потянул ее вверх.
        - Это было... - начал он. - Нет. Я всё. У меня больше нет слов. Ты высосала весь мой словарный запас вместе с моей спермой.
        - Ты в любом случае не обязан разговаривать. У меня на твой рот есть планы получше, - она снова поцеловала его, поцеловала так, словно это был самый лучший и важный поцелуй в ее жизни.
        После того, как они наконец-то прервались, Беатрис повернулась и передала ему шампунь. Бену доставило слишком много удовольствия мыть её длинные, густые волосы. А потирание спинки перешло в массаж. В то время, как на них лилась вода, они целовались, обнимались, облизывали, и держались друг друга, пока Беатрис не оттолкнула и не выгнала его из душа. Ей, по-видимому, требовалось больше пространства, для того, чтобы побрить себе ноги. Выйдя из ванной, он обсох и оделся снова во вчерашнюю одежду. Как только Беатрис появилась в одном лишь полотенце, обернутым вокруг головы, он поцеловал её на прощание.
        - Я должен вернуться в номер и переодеться, - сказал он.
        - Увидимся за ланчем.
        - Мы могли бы пойти вместе, - предложил он. - Знаешь, как свидание.
        - Свидание? У нас? Вместе?
        - Это ужасно?
        - Невероятно, - но он увидел озорной огонек в её глазах.
        - Так что, нет? - спросил Бен.
        - Мы не встречаемся. Мы - не пара. Я не хочу, чтобы люди подумали о чем-то, чего нет, - сказала она.
        Бен уставился на нее.
        - Я только что кончил тебе в рот.
        Беатрис смерила его взглядом.
        - Ок, хорошее замечание, - сказала она, улыбаясь. - Пусть будет ланч. Возвращайся, когда будешь готов.
        - Даже не сомневайся, черт возьми! - он поцеловал ее еще раз и оставил мокрую и голую в номере. Почему он все время это делал? Уходил от нее, когда она голая? Он посчитал эту привычку личной слабостью, наравне с героиновой зависимостью или серийным убийством, или чем-то, что нужно побороть как можно скорее. Он согласен на медицинскую помощь, если нужно.
        Бен переодевался в своем номере. Он оглядел свое отражение в зеркале, дважды.  Сегодня ланч был неофициальным событием. Он надел шорты цвета хаки и приталенную футболку, которые были его обычной одеждой выходного дня. Июль в северной части Нью-Йорка. Он имел полное право носить шорты, верно? И у него красивые икры, ну или так говорили все его бывшие подружки. А это не слишком простая одежда. Понравится ли она Беатрис? Не подумает ли Би, что она слишком простая? Или она посчитает, что он выглядит круто и уверенным в себе?
        - О, Боже, - сказал он сам себе. - Я - мужчина. Мужчины не беспокоятся о своих нарядах.
        Он сменил одежду дважды перед тем, как покинуть номер, и постучал в дверь   Беатрис, одетый в слаксы и Оксфордскую рубашку.
        На Беатрис были шорты и майка, когда она открыла дверь.
        - Проклятье! - сказал Бен, осмотрев ее с головы до ног.
        И тебе привет, незнакомец, - сказала она, впуская его в комнату.
        - Извини. На мне были шорты, и потом я подумал, что это слишком обыденно.
        - Это просто ланч. И сейчас июль. И у тебя классные икры.
        - Я сказал себе все то же самое.
        - Начни к себе прислушиваться, - ответила она и поцеловала его. - Вот. Как насчет этого? - Беатрис стянула с себя майку и шорты, сняла бюстгальтер и быстро переоделась в сарафан на лямках. - Теперь ты чувствуешь себя лучше?
        - Я только что увидел твои сиськи.
        - И...?
        - Я чувствую себя намного лучше.

* * *

        В ресторан гостиницы они вошли вместе. Бен хотел идти, держась с Беатрис за руку, но поскольку она немного сомневалась, идти ли ей с ним на ланч, он решил не давить на неё. Он никому не сказал, что они с Беатрис собираются заниматься сексом на этой неделе.  Никто не знал и, по-видимому, Беатрис хотела это так и оставить.
        - Привет, ребята, - поздоровался Генри, пока они занимали места за столом. - Нашли, чем развлечься вчера вечером? Кино? Вечерняя прогулка?
        - Нет, мы просто много трахались, - сказала Беатрис после того, как заказала чай и воду.
        Бен чуть не подавился водой. Генри и Клаудия смеялись. Очевидно, они были хорошо осведомлены о происходящем.
        - Извините, - Бен проглотил остаток воды без дальнейших инцидентов. — Я пытался уговорить её на фильм, но у нее ничего такого нет. Вместо этого она использовала меня и совратила.
        - Бедняжка, - сказала Клаудия, похлопывая его по щеке. - Ты можешь жить у нас с Генри. Мы больше не позволим большой и плохой Би тебя обидеть.
        - Спасибо, Клаудия. Я ценю это. Твоя сестра - животное, - сказал Бен, и Беатрис положила кубик льда за воротник его рубашки.
        Ланч был настоящим праздником, все разговаривали и смеялись. Бен с жадностью ел. Он обычно никогда не ест так много, но он посчитал, что только за счет спермы, потерял два фунта за последние сутки. Он так же мог поплавать. До конца ланча он провел время, разговаривая с другими свидетелями, друзьями Генри с его работы. Он уже знал Марка, брата Генри. Они все пообещали Марку, что не позволят организатору свадьбы убрать его с должности шафера, только потому, что ростом не вышел. Марк их без конца благодарил.  Он сказал, что вполне справедливо, что Генри достался ген роста, а ему ген умственных способностей. Генри согласился.
        Даже во время разговоров и шуток Бен продолжал поглядывать на Беатрис. Показавшееся солнце отбрасывало золотистые блики сквозь окно. Он не мог перестать смотреть на эту прекрасную женщину и вспоминать, как она выглядит голая под ним. Её кожа, раскрасневшаяся от желания, ее затвердевшие соски и торчащая грудь, её плоский живот, дрожащий от оргазма, в то время, как клитор пульсирует под его пальцами.
        И тут у Бена случилась эрекция.
        Проклятье.
        Он пытался успокоиться, концентрируясь на своем напитке, на разговоре, на лицах других свидетелей. Он смотрел на Генри, показывающего неприличный жест с картошкой фри. Это помогло. Эрекция прошла. Он старался не поднимать глаза на Беатрис. Это был ланч, предсвадебный ланч. Он должен был сосредоточиться на своих обязанностях шафера, а не Беатрис и сексе, или чем-то таком.
        Он почувствовал руку на своем плече. Повернувшись, он увидел за собой Беатрис. Она дала ему записку, написанную на салфетке, и ушла из ресторана.
        Бен развернул записку.
        Приди и оттрахай меня. Четвертая глава ждет нас.
        Он ничуть не ослушался приказа на салфетке.
        - Ребята, я должен идти, - сказал он. - Долг зовет.

        Глава 8

        Генри закатил глаза, когда Бен последовал за Беатрис к двери. Что ж, они продержались дольше, чем он с Клаудией в тех же обстоятельствах. Их первая неделя вместе в колледже - они с Клаудией пропустили все свои пары. Они только занимались сексом, спали, ели, еще больше занимались сексом, больше спали, больше секса, больше ели. К концу седьмого дня у них было сильное обезвоживание и очень сильное раздражение. Генри даже пошел в студенческую клинику. Дежурной медсестре хватило одного взгляда на его красный и воспаленный пенис, чтобы прописать никакого секса целую неделю. Это была самая долгая неделя в его жизни.
        Склонившись, он похлопал Клаудию по ноге.
        - Что случилось? - спросила она.
        Генри наклонился и прошептал.
        - Член Бена и юбка Беатрис. Они только что ушли.
        Клаудия окинула взглядом стол, чтобы удостовериться в их отсутствии.
        - Что ж, они продержались дольше, чем смогли мы, - сказала она. - Флаг им в руки!
        - Ты уже сменила гнев на милость? - поинтересовался он, поглаживая рукой ее голое бедро.
        - Посмотрим... - ответила она. - Прямо сейчас у них очень много секса. Если по прошествии этой недели они решат быть вместе, тогда ты будешь полностью прощен.
        - А я могу пристроиться сзади, пока ты меня не до конца простила? - спросил Генри.
         - Конечно.
        - Тогда я согласен.
        Он поцеловал свою невесту и вернулся к поеданию картошки фри по-французски любыми неуместными способами, какие мог придумать. Он окинул взглядом всех сидевших за столом и улыбнулся с чувством глубокого удовлетворения. Сначала, Генри противился идее устраивать пышную свадьбу. Они могли себе это позволить, но, конечно же, и могли использовать свои деньги на что-то получше, чем грандиозная вечеринка.  Однако, сейчас он видел двух школьных друзей, разговаривающих с его университетским приятелем, который болтал с его коллегой по работе. Его брат, Марк, обнимал свою подружку за плечи, пока общался с их бабушкой и тетей, которых он не видел долгое время. Даже его мама и папа выглядели расслабленными первый раз за многие годы. Все что они делали - это работали, работали и работали. Свадьба старшего сына заставила их взять недельный отпуск.
        Свободное время им полезно. Эти люди были вместе, наслаждаясь компанией друг друга, и все это потому, что он и Клаудия решили устроить большую свадьбу. Каждый привез с собой свадебные подарки. Но эта свадьба была его с Клаудией подарком для них - повод взять отпуск с работы и просто повеселиться с друзьями и семьей. Ему бы стоило жениться каждую неделю.
        Он поцеловал Клаудию в щеку.
        - Я сейчас вернусь, - сказал ей Генри. Официант напоил его за ланчем как чертово растение.
        - По пути назад из туалета не мог бы ты остановиться у стойки администратора? Мне должны кое-что доставить.
        - Я проверю. Что-то особенное?
        - Просто кое-что для медового месяца, - сказала она и вернулась к разговору со своей любимой кузиной.

* * *

        Посетив ванную комнату, Генри остановился у стойки регистрации. Посыльный спросил его, может ли ему чем-то помочь.
        - Моя невеста сказала, что ей должны были кое-что доставить в отель. Клаудия Спирс. Вы не могли бы проверить?
        - Не видел, чтобы что-нибудь приходило сегодня. Вы знаете что там? - спросил посыльный с бейджиком «Китон».
        - Нет. Она просто сказала, что там вещи для свадебного путешествия. Наверное, одежда или тот модный солнцезащитный крем, который она все время заказывает. Я думаю, это всего одна коробка.
        Посыльный исчез в дальней комнате. Пять минут спустя он вернулся с коробкой.
        - Пожалуйста, - сказал Китон. - Вам нужен канцелярский нож? Лезвие? Мачете?
        Генри пощупал карманы. Он оставил свои ключи в номере.
        - Да, пожалуйста.
        Китон вытащил маленький нож и разрезал ленту на коробке. Из любопытства Генри открыл коробку и заглянул внутрь.
        - Что за черт? - воскликнул он, глядя на содержимое коробки. Китон выглянул из-за его плеча.
        - Где вы собираетесь провести свой медовый месяц? В Содоме и Гоморре? - спросил носильщик.
        Внутри коробки Генри нашел три книги.
        «Гид Хороших Девочек Вколачивать Вашему Мужчине».
        «Когда Его просто недостаточно - Учебник Как Сделать Отношения Открытыми».
        «Свингерство для Чайников».
        И на дне коробки он нашел ремни и дилдо.
        - Что за... - Генри прошипел.
         - Это страпон, - сказал Китон. - Наверное, ваша девушка хочет трахнуть вас в зад во время медового месяца.
        - Ни за что.
        - Вам просто нужно использовать смазку. Уж поверьте, я знаю, о чем говорю.
        Генри швырнул книги в коробку и закрыл крышку. Он начал возвращаться в ресторан, но остановился. Открытые отношения? Свингерство? Клаудия собиралась подождать медового месяца, чтобы рассказать ему, что собирается спать с другими парнями и трахать его в задницу? Его внутренности скрутило от злости, а голова пульсировала от страха. Ей его было недостаточно? Их сексуальная жизнь ее не устраивала?
        Он развернулся и направился к лифтам. Оказавшись в номере, Генри около десяти минут расхаживал по комнате взад-вперед, решая, что делать. Был только один выход, на который он решился. Мужское, волевое решение.
        Бежать ради его жизни. И его задницы.
        Он взял телефон и написал Клаудии сообщение.
         Свадьба отменяется.

        Глава 9

        Беатрис успела снять лишь трусики к тому времени, когда Бен постучал в ее дверь. В этом неприличном виде, без нижнего белья, она впустила его внутрь, не дав шанса сказать хоть слово, перед тем, как она его поцеловала.
        Его руки блуждали повсюду. Он гладил её спину и волосы, сжимал ягодицы, ласкал её соски сквозь тонкую ткань сарафана.
        - О чем четвертая глава? - спросил он, увлекая их на кровать.
        - Это разнообразие позиций "сзади". Раком и так далее.
        - Теперь четвертая глава - моя любимая.
        Беатрис схватила книгу с тумбочки и начала листать страницы, пока Бен целовал её плечи сзади.
        - Что там говорится?
        - Бла-бла интенсивность, -  читала она. - Бла-бла проникновение, бла сидя, бла стоя, бла лежа внизу, бла-бла хороший вид задницы...
        - Эта глава звучит мило бла. За исключением части про задницу.
        - По существу, в ней просто рассказывается о пяти различных способах войти сзади.
        - Я войду в тебя сзади? - спросил Бен, вовсе необеспокоенный такой перспективой.
        - Анальная глава - восьмая. Мы доберемся до нее завтра, - сказала Беатрис. - Какие-то предпочтения?
        Она показала ему страницы со всеми иллюстрациями. Классический "догги стайл", где женщина на руках и коленях, и мужчина сзади нее... проникновение сзади в положении стоя, с женщиной, лежащей на столе или кровати... проникновение сзади в позиции лежа, с мужчиной, растянувшимся поверх женщины, его грудь прижата к её спине.
        - Мне нравится эта, - Бен указал на позу проникновения сзади сидя, где мужчина сидит на стуле и женщина у него на коленях.
        - Стоит попробовать. Найди стул.
        Бен подтолкнул выглядевший удобным отельный стул к кровати. Он начал раздеваться, но Беатрис остановила его руки.
        - Мне иногда нравится заниматься сексом в одежде. Заставляет чувствовать себя "неприличнее", - произнесла она, её живот трепетал от зародившегося желания. То, что она заставила его кончить в душе этим утром, только увеличило ее голод по нему. - Тебя это устраивает?
        - Меня все устраивает, пока мой член на свободе, и твои трусики в другом конце комнаты.
        Беатрис подняла свое белье с кровати и бросила его к двери.
        - Так хорошо? - спросила она.
        - Я бы предпочел видеть их в мусорной корзине, но и так сойдет. - Он потянул её к себе на колени. Их губы встретились, и пока они целовались, Бен стянул одну лямку ее сарафана, оголяя грудь. Он терзал её губы нежными, игривыми покусываниями. Проложил дорожку из поцелуев вниз по плечу, обхватил ее грудь и поднес сосок к своему рту. Она застонала, когда Бен облизал его. Она любила смотреть, как он целует её груди. Он всегда закрывал глаза, словно для того, чтобы лучше сконцентрироваться на этой очень важной задаче. Его длинные ресницы покоились на скулах. Его язык кружил по ареоле. Мужчина знал, как обходиться с женским телом. Ей следовало бы написать записку с благодарностью каждой женщине, с которой он переспал до этого. Они его хорошо обучили.
        Он стянул другую лямку ее сарафана, уделяя левой груди такое же внимание, пока обе ее груди не потяжелели в его руках. Бен проскользнул рукой под её платье, и она раздвинула ноги для него, как самое лучшее, что она могла сделать, сидя у него на коленях. Он толкнулся в нее двумя пальцами, и Би застонала, уже такая мокрая для него. Она, вероятно, оставит пятно на его брюках.
        Бен массировал ее точку G, погружаясь все глубже и глубже, пока она не почувствовала, как он упирается в ее лобковую кость. Это было самое восхитительное ощущение. Ей следует отметить это в своем резюме для книги. Но ее телефон был в другом конце комнаты. Пошло оно все. Резюме может подождать.
        Пока он дразнил ее и играл с ее телом, Беатрис держалась за его плечи, гладила его сильные руки и спину сквозь ткань. Она любила его тело, не могла им насытиться, не могла насытиться Беном.
        И это было плохо. Он был у нее только на неделю, и когда неделя закончится... Её сердце замерло при мысли, что это произойдет снова: Бен уйдет, и она будет смотреть, как он уходит. Может, использовать его как партнера для рецензии книги было плохой идеей. Ей слишком это нравилось.
        - Готова? - спросил Бен, и Беатрис лишь секунду колебалась, перед тем как кивнуть, она была слишком возбуждена, даже чтобы связно выговорить предложение. Даже со всеми ее лишними мыслями, она знала - она хочет его внутри себя, она нуждалась в нем. Девушка встала с его колен, и Бен расстегнул свои брюки. Она погладила его по всей длине члена несколько раз, прежде, чем надеть на него презерватив. Он сжал ее бедра и повернул к себе спиной. Осторожно она опускалась, пока не почувствовала головку его члена напротив ее намокших, набухших губ. И тогда она опустилась на него, вздыхая от огромного наслаждения, пока насаживалась.
        - Это моя любимая часть, - она вздохнула, прислоняясь спиной к его груди, и он обернул свои руки вокруг нее.
        - Какая? - спросил он, целуя её обнаженные плечи.
        - Часть, в которой ты внутри меня.
        Бен рассмеялся, похотливым, хриплым смехом, от которого поджались пальчики на ногах.
        - Моя тоже.
        Она двигалась медленно, желая остаться в этом положении на весь день. Ей бы хотелось, чтобы свадьбу можно было отложить на день или два, что угодно, что дало бы им с Беном больше времени.
        Бен откинул ее волосы за плечи. Он целовал её шею и спину вдоль позвоночника, кусал её маленькую татуировку-пчелку. Он ухватил руками ее бедра и посадил себе на колени так, что его член погружался в неё глубже и глубже. Бен развел ее бедра еще шире, перекидывая каждую ногу себе через колено. Беатрис всхлипнула, когда Бен нашел её клитор и зажал его между большим и указательным пальцами. Тот набух от прикосновений. Мышцы ее влагалища крепко сжались вокруг него, а клитор пульсировал под его пальцами.
        Она потянулась вниз и коснулась его там, где он входил в неё. Сейчас она чувствовала такую связь с ним, больше, чем просто физическую. Очень многих мужчин пугала такая открытость и уверенность в сексе, а также, её работа секс - блогера. Её вибраторы и дилдо, и множество книг о сексе и эротике заставляли их нервничать, уязвляли их мужское достоинство, как сказал один из её бывших любовников. Зачем тебе все это, говорил он, указывая на секс-игрушки. Тебе должно быть достаточно меня.
        Беатрис улыбалась, когда отвечала ему. Но тебя недостаточно.
        Слишком много для того парня. Она даже не помнила его имя.
        Бен, похоже, находил её работу веселой и сексуальной, он даже признал, что мастурбировал, читая её колонку. Не то, чтобы она это планировала, но она определённо не может жаловаться на мысленные образы Бена, трогающего себя во время чтения того, как она трогает себя.
        - Чтобы ты сделал, если бы я показала тебе свою коллекцию вибраторов? - спросила Беатрис, пока Бен вычерчивал круги вокруг ее клитора.
        - Не знаю. Наверное, спросил бы, могу ли я использовать их все на тебе.
        - Правильный ответ. - Беатрис снова расслабилась на его груди, а Бен продолжил играть с ее клитором. Она прикрыла глаза и сосредоточилась на своем удовольствии, пока перед ее глазами пролетали сцены занятия любовью прошлой ночью. Воспоминания превратились в фантазии. Ей нравилось подводить Бена к краю в сексе, где рушились все барьеры стыда и страха, где похоть встречалась с фантазией, где оба могли поделиться всеми своими сокровенными желаниями, а затем воплощать их в реальность каждую ночь в их постели.
        Каждую ночь её жизни...
        Беатрис кончила практически бесшумно, оргазм был такой силы, что выжал весь воздух из её легких.
        - Встань, - прошептал Бен. - Положи руки на кровать.
        Беатрис сделала, как ей сказали. Она была готова сделать все, что ей скажет Бен. Это была одна из её фантазий, которой она хотела поделиться с ним. Ей бы понравилось, если бы в некоторые ночи он брал на себя весь контроль над её телом, сделал её своей игрушкой, его зверушкой, для его забавы, его рабыней.
        Бен задрал её сарафан и снова вошел в неё сзади. Он входил в нее жестко, достаточно сильно, чтобы она начала задыхаться. Но она не попросила его остановиться, быть помедленнее или сдерживать себя с ней. Это было последнее, чего она хотела. Она хотела чувствовать его член, вколачивающийся в нее, хотела чувствовать, как его желание к ней берет верх над его разумом, сдержанностью и самообладанием. Она наслаждалась тем, как он вонзил свои пальцы в ее бедра. Она хотела чувствовать каждый его дюйм, когда он выходил и снова ударялся в неё.
        - Черт! - зашипел Бен, его голос звучал не громче приглушенного шепота. Это было самое сексуальное слово в мире, которое он мог произнести. Она слышала отголоски удовольствия в этом слове, первобытный голос мужчины, потерявшемся в своем экстазе, потерявшемся в ней. Она стояла твердо, удерживая равновесие, рядом с кроватью, будто это было самое лучшее, что она могла сделать, даже если Бен вколачивался в нее, двигаясь всем телом при каждом безжалостном толчке. Ей нравилось это в нем. Он всегда был таким бесстрастным, расслабленным и самым спокойным в мире человеком.  Но во время секса он отбросил все притворство, дав волю своим животным инстинктам.
        Вколачивался... вколачивался... она растворилась в его ударах... С неистовым последним толчком он кончил, держась за её плечо, будто бы она единственная удерживала его от падения. Бен медленно вышел из неё, пока она оставалась стоять, нагнувшись над кроватью и пытаясь восстановить дыхание. Секс закончился, но удары продолжились.
        - Что за черт? - спросила она.
        - Черт, - сказал, смеясь Бен. - Кто-то стучит в твою дверь. Ты можешь с этим разобраться?
        - Би, это Клаудия! - послышался голос из-за двери.
        - Секунду, - крикнула Беатрис в ответ.
        Бен исчез в ванной, пока Беатрис натягивала лямки сарафана и схватила бумажную салфетку. Обтеревшись между ног, она надела первые попавшиеся трусики и кинулась открывать дверь.
        Клаудия ворвалась в комнату и стала беспокойно расхаживать.
        - Что случилось? - спросила Беатрис, увидев панику на её лице. Бен вышел из ванной, выглядя при этом гораздо более собранным, чем перед тем, как попасть туда.
        - Генри отменил свадьбу, - сказала Клаудия с лицом полным абсолютного ужаса и страха.
        - Что? - Беатрис практически кричала.
        - Что за хрень? - Бен выглядел таким же шокированным, как и она.
        - Генри встал за ланчем, чтобы отлучиться в ванную комнату. Я попросила его остановиться на рецепции... - Клаудия заламывала руки. - Я получила это сообщение от него.
        Она передала телефон Беатрис.
        Беатрис смотрела с неверием на телефон.
        - Что в нем? - спросил Бен.
        - Там написано: "Свадьбы не будет. Мне жаль, что меня тебе недостаточно. Надеюсь, ты найдешь себе другого мужчину для свингер-вечеринок. Если тебе было мало меня, ты могла бы сказать мне это до того, как мы начали планировать свадьбу. Я остановлюсь в другом отеле. Возможно, мы сможем поговорить завтра. Сейчас даже не думай звонить мне."
        - Что он имел в виду? - спросил Бен настойчиво. - Тебе его недостаточно?
        Клаудия провела рукой по волосам и рухнула на кровать.
         - Я не знаю. Я понятия не имею, откуда это все взялось. Я никогда ему не изменяла, даже не думала об этом. Мы были вместе почти семь лет. Я не приглашала никаких бывших парней на свадьбу. Я не знаю, о чем он говорит. Это все какая-то бессмыслица.
        - Ты пробовала позвонить ему? - поинтересовалась Беатрис, обнимая Клаудию.
        - Да, но он не отвечает. Я набирала десятки раз. Свадьба через четыре дня. Все наши родственники здесь. Наши друзья. Все. А он... просто ушел. И даже не сказал почему.
        Беатрис чуть не залилась слезами сочувствия. И она бы так и сделала, если бы не была так зла на Генри.
        - Это хорошо, что он ушел, а то бы я вырвала ему сердце и съела его на ужин, - сказала Беатрис.
        - Может, мы сначала послушаем его версию? - спросил Бен.
        - Здесь нет другой версии, - сказала Беатрис, взбешенная даже тем, что Бен предположил, что есть "его" версия истории. - Клаудия ни с кем ему не изменяет. Какое возможное оправдание у него есть, чтобы так поступать?
        - Что-то вывело его из себя. Генри самый скучный человек на свете. У него недостаточно воображения, чтобы даже параноиком стать, - оправдывался Бен. - Я не говорю, что он прав. Просто...
        - Просто что? - воскликнула Беатрис. - Просто ты и Генри опять толкаете эту фигню братьев-однокурсников как в колледже?
        - О чем ты говоришь? - спросил Бен.
        - Тогда в колледже вы с Генри просто подумали и решили, что я и ты не должны быть вместе. И сейчас Генри решает бросить Клаудию, а ты принимаешь его сторону.
        - Я не принимаю его сторону Би. Я хочу сказать, что у него она тоже есть.
        - Значит, ты считаешь, что он прав? Что Клаудия изменяет ему?
        - Я не говорил этого. - Бен поднял обе руки в знак капитуляции. - Я говорю, что что-то вывело его из себя.
        - Он решил, что может сойти с ума за четыре дня до свадьбы. Вот что вывело его из себя, Бен. Хочешь принять его сторону? - Беатрис указала на дверь. - Она прямо там. Иди, найди ее. И когда ты найдешь Генри, желаю вам счастливой жизни вдвоем. Мы покончили с вами, обоими.
        Бен уставился на Беатрис. Она могла видеть потрясение и боль на его лице.
        - Послушай, ты вправе злиться на меня, - проговорил Бен.
        - Да, это так. И это должно быть концом твоего предложения, - сказала Беатрис. Бен открыл рот и снова его закрыл. Он повернулся к ней спиной и вышел. Ничего удивительного. Он уже делал это. Она должна была знать, что он сделает это снова. - Hasta la madre. Я клянусь, если Генри не притащит свою задницу назад сюда...
        - Я не могу рассказать всем, что происходит. Я не могу, - сказала Клаудия, и Беатрис снова вернула свое внимание к сестре. - Все с ума сойдут. У мамы будет сердечный приступ.
        - О, Боже, точно будет, - ответила Беатрис. Их мама разрыдалась прошлым вечером, только от одного вида Беатрис и Клаудии бок о бок впервые за столько лет. "Её девочки" - плакала она. Ее две прекрасные девочки... Мама плакала из-за любых пустяков. Это было гораздо серьезнее пустяка.
        - Мы скажем всем, что у вас недомогание - пищевое отравление, и вы не в состоянии покинуть номер хотя бы на день, - сказала Беатрис. - Никто не узнает, что что-то происходит. Они просто будут думать, что вы с Генри поддерживаете друг друга, пока вас выворачивает наизнанку. Ок?
        - Ладно, - сказала Клаудия и экстравагантно высморкала нос. - Вы с Беном трахались, когда я постучала в дверь, ведь так?
        - Как бешеные кролики, - согласилась Беатрис. Она поцеловала Клаудию в лоб, когда она встала.
        - Извини.
        - Не стоит. Мы на тот момент на 99% закончили. - Она протянула Клаудии бутылку воды и салфетку. - И мы на 100% закончили сейчас.

        Глава 10

        В коридоре отеля, за дверью номера Беатрис, облокотившись о стену, и со сжатыми в кулаки руками стоял Бен. Он бы избил Генри за все то дерьмо, что свалилось на него. С Беатрис все шло так хорошо, а Генри должен был все испортить, заставив всех нервничать. Клаудиа лила горькие слезы, пока он стоял в холле и изводил себя от негодования. Беатрис была в бешенстве. Достаточно рассержена, чтобы перейти на испанский, а это уже многое значило.
        Так и будет. Генри мертвец.
        Бен проверял в интернете все отели в радиусе двадцати пяти миль. Он найдет Генри, притащит его назад за шиворот, и бросит к ногам Беатрис и Клаудии. Пусть тогда осуждает его за фигню братьев - однокурсников как в колледже.
        К счастью, Генри и Клаудия выбрали эту часть Нью-Йорка за красоту его маленьких городков и речных пейзажей. Это означало, что ему предстояло прочесать десять отелей в округе в охоте на Генри. До пяти из них он мог дойти пешком. Для других пяти потребовалось бы такси или машина на прокат. Он начал с самого отдаленного, до которого можно дойти пешком. В «Амстиде» ему не повезло. Никто не подтвердил, что видел невменяемого, но красивого двадцатишестилетнего мужчину, разгуливающего по округе и обвиняющего невинных женщин во всех смертных грехах. Бен показывал всем на стойке регистрации фотографию Генри и Клаудии, которая была у него в телефоне. Никакой удачи. «Кэпитал Инн» тоже стал большой неудачей. Ему так же не повезло в «Пайнхерсте» и «Вашингтоне». Он подкупил каждого клерка в каждом отеле, что бы те позвонили ему, если появится Генри.
        Разочарованный и возмущенный Бен вернулся в отель «Эссекс». На рецепции дежурный помог ему найти и арендовать машину, и Бен направился снова в отель в близлежащем городе, и следующие пять отелей, которые собирался проверить. Если и там ему не улыбнется удача - он не знал, что делать. Может проверить аэропорт? Позвонить в полицию? Нанять киллера?
        Киллер - это прозвучало почти правильно.
        - Генри, ты придурок, - проворчал Бен, выезжая с парковки отеля. Бен знал, что должен был быть прямо сейчас глубоко внутри Беатрис, а не искать сбежавшего жениха, решившего покончить со своей невестой и реальностью в один и тот же день.
        Он отбросил все мысли о Беатрис. Он - мужчина на задании - задании убить другого мужчину. Он заехал в другой город и нашел первый отель. Затем второй. Затем третий. После четвертого он остановился и позвонил Генри снова. Безрезультатно. Бен не нашел Генри и в пятом последнем отеле. Он ненавидел мысль о возвращении в «Эссекс» с поражением. Он найдет Генри и задушит его, и он сделает это для Беатрис. И для Клаудии. И для себя. И для Генри тоже. И, возможно, он придушит его просто ради удовольствия.
        Итак, Генри не было ни в одном из отелей города. Где еще он мог остановиться? Может приобрел накладные усы, побрил себе голову и поселился под фальшивым именем? Ни за что. У Генри доброе сердце, и он очень трудолюбив, но Клаудия всегда была "мозгом" операции. Бен проверил каждый отель по всему доступному периметру. Ему ничего не оставалось делать, кроме как, возвращаться назад в «Эссекс» с пустыми руками и надеяться, что Генри образумится.
        - Генри, если это опять будет стоить мне Беатрис, то помоги мне... - Бен ворчал себе под нос, возвращая арендованную машину и направляясь через два квартала в «Эссекс». - Ты недостаточно хитер, чтобы где-то прятаться. Где же, черт возьми, ты можешь быть?
        Как только он сказал это вслух, он уже точно знал, где прячется Генри.
        Бен прошел к главной стойке «Эссекса» и позвонил в колокольчик.
        - Могли бы вы позвонить в номер Генри Барда? - попросил он клерка.
        Тот что-то набрал на клавиатуре.
        - Какой именно номер? Он забронировал два.
        - Я так и знал! - Бен хлопнул ладонью по стойке. Этот ублюдок снял еще один номер в «Эссексе» под своим собственным именем. Это было такое глупое место, чтобы спрятаться, что вообще-то даже умно. - Я не знаю. А какие номера комнат?
        - Я не могу вам этого сказать, сэр.
        - Прекрасно. Позвоните в оба.
        Клерк набрал номера обоих комнат. Он покачал головой. Ни один не отвечал.
        - Ну, все. Я убью его. - Бен поблагодарил клерка за попытку помочь и стал нарезать круги по холлу. В отеле «Эссекс» было всего шесть этажей. Может он смог бы пройтись по коридору каждого этажа и стучать в каждую дверь, пока Генри ему не ответит. Но он рисковал попасть в номер мамы Генри, матери Клаудии и Беатрис, подружки невесты и других гостей. Стучать в двери - не выход. Ему просто нужен номер комнаты. Он отдал бы все за этот чертов номер комнаты.
        - Могу я помочь вам, сэр? - прозвучал голос за его спиной. Бен повернулся и увидел молодого человека в форме посыльного с надписью «Китон» на бэйджике.
        - Можно вас подкупить? - спросил Бен, решая пропустить часть с подхалимством.
        - Да. Да, можно, - ответил посыльный Китон, бойко поприветствовав Бена.
        - Хорошо. Может "Джексон" [8 - Двадцатидолларовая купюра с изображением Эндрю Джексона]  купить мне номер комнаты?
        - Тито?
        - Эндрю.
        - Джэнет?
        - Эндрю.
        - Отлично, - сказал Китон. - Но Франклин [9 - Стодолларовая купюра] купил бы вам пять номеров комнат. И мое У-В-А-Ж-Е-Н-И-Е.
        - Ты действительно работаешь здесь или ты - сбежавший умалишенный пациент? - поинтересовался Бен.
        - Вы действительно хотите знать?
        Бен покачал головой.
        - Нет, - он протянул двадцатидолларовую банкноту Китону. - Я ищу новый номер комнаты Генри Барда. Он снял два номера.
        - Ясно, - сказал Китон. - Вы стойте здесь, а я пойду в разведку. Если я не вернусь через десять минут, считайте, что меня похитили. Так что спасайте себя.
        Китон направился через вестибюль. Он шел так, словно за его спиной играла музыка из фильма "Миссия Невыполнима". Бен закатил глаза. Может, если бы он догнал парня, то вернул бы свою двадцатку.
        Клерк не обращал никакого внимания на выходки Китона. Посыльный зашел за стойку и сказал что-то клерку. Минутой позже он уже возвращался назад к Бену своей походкой а-ля "Миссия невыполнима".
        - Комната 515, - сказал Китон. - Сняли сегодня.
        - Ты уверен?
        - Уверен. Он снял ее сразу же после того, как я дал ему коробку.
        «Коробку?»
        - Какую коробку?
        - Его дама получила по почте коробку. Коробку с книгами и странными штуками.
        - Странными штуками? - сердце Бена забилось быстрее. Может они, наконец, раскрыли что-то полезное.
        - Странными. Штуками. Женскими штуками. Странными женскими штуками. Странные дамы с торчащими штуками, для анальных игр, если вы понимаете о чем я.
        - Я понятия не имею, о чем ты, и не хочу знать, что ты имеешь в виду, - ответил Бен. - Но коробка была адресована Клаудии Спирс?
        - Да, так и есть. Я видел ее собственными глазами.
        - Спасибо. Серьезно, - Бен похлопал его по руке и побежал к лифту. Он понятия не имел, что за "странные женские штуки для анальных штучек", но, в конце концов, таинственная коробка уже была каким- то мотивом для ужасного поведения Генри.
        Бен добрался до номера 515 и постучал в дверь.
        Ничего.
        Он постучал сильнее.
        Никто не ответил.
        Он пнул дверь ногой.
        Опять никто не ответил, за исключением женщины из соседнего номера, которая высунула голову и пристально смотрела на него.
        - Извините, - прошептал Бен. - Парень из комнаты сбежал со своей свадьбы.
        - Ооо, - произнесла дама. - Тогда, выломайте эту чертову дверь, если понадобится.
        - Спасибо, мэм.
        Он пинал и стучал, и, наконец-то, дверь открылась. Генри предстал перед Беном в самом душераздирающем, угнетенном и ужасном виде за все время их дружбы.
        - Генри, что за черт....
        - Она хочет трахнуть меня в зад, Бен, - Генри шагнул вперед и обнял Бена. - Обними меня.
        - Я убью тебя, - говорил Бен, хватая Генри за плечи и втаскивая в номер. - О чем ты думаешь? Ты, вообще, думаешь? Что происходит? - спрашивал он, отвешивая Генри оплеухи.
        - Я только этим и занимался, - отвечал Генри, хватая коробку со стола. - Смотри. Клаудия сказала, что заказала кое-что для медового месяца. Оно пришло. Это было в коробке.
        Генри перевернул коробку и рассыпал содержимое на кровать. Бен поднял первую книгу. Это был гид для пар - свингеров, что обмениваются женами. Другая книга была о том, как помочь женщинам найти подходящего партнера вне брака, особенно, если ее муж плох в постели или импотент. Бен поднял брови и взглянул на Генри.
        - У меня встает, я клянусь, - сказал Генри. - По пять раз в день. И она знает это.
        Третья книга была гидом для женщин по использованию страпона для анального проникновения в мужчину. И если этого было недостаточно, то к книге прилагались дилдо и ремни для крепления, а также маленький флакон со смазкой.
        - Она никогда не говорила о том, что ей нашей сексуальной жизни недостаточно, - произнес Генри, опускаясь в кресло. - Она даже никогда не говорила, что хочет видеться с другими. Я спросил однажды, хочет ли она попробовать что-то извращенное, потому что она читала такую книгу.
        - Здесь больше, чем одна книга.
        - Как бы там ни было, она сказала «нет». Она сказала, ей нравится читать об этом, но попробовать она не хочет. Однако, вероятно, она лгала мне, потому что моя ненаглядная хочет секса с другими парнями и желает трахнуть меня в зад.
        - Может, она просто хочет трахнуть в зад других парней, а не тебя.
        - Если она собирается трахать зад какого-либо парня, то это буду я, - Генри указал на себя.
        - На твоем месте я бы ей позволил. Она в бешенстве. Прямо сейчас она плачет навзрыд, и Беатрис собирается убить нас обоих.
        Генри поморщился.
        - Я рассердил Беатрис? Она пугает.
        - Она говорит по-испански, а это значит, что она рассержена.
        - Я умру, да? - спросил Генри.
        - Да. Она зла на нас обоих. Она думает мы заодно, прямо как тогда в колледже, когда ты заставил меня бросить ее.
        - Я не заставлял тебя бросать ее. Я просил тебя не преследовать ее. А ты даже не пытался сопротивляться.
        - Да, знаешь, у меня не было денег твоих родителей. Я не хотел прошляпить единственный шанс получить хорошую работу.
        - Ни хрена. У тебя уже было предложение работы. Ты просто боялся встречаться с кем-то, у кого дела обстояли лучше, чем у тебя. Поэтому ты начинал встречаться с девушками и потом бросал их, когда больше не мог находиться рядом с ними. Беатрис заставила бы тебя работать и думать. У меня была девушка в колледже. У меня все еще есть хорошая работа и замечательная жизнь. Так не вини меня за то, что ты был слабаком с Беатрис. Тебе нравится думать, что ты был мне хорошим другом, держась от нее подальше. Но мы оба знаем, что ты просто струсил.
        Бен онемел. Он просто смотрел на Генри, свернувшегося на стуле, тот выглядел еще более напуганным и несчастным, чем когда-либо в его жизни.
        - Когда ты стал таким проницательным? - спросил Бен.
        - Я не проницательный. - Генри закатил глаза. - Я просто видел это все за твоим дерьмовым прикрытием.
        - Это и есть литературное название проницательности.
        - Прекрасно, - сказал Генри. - Я проницательный. И меня поимели. Вероятно, в задницу. - Он провел рукой по кровати и куче книг и секс игрушек.
        Бен уставился на книги и секс-игрушки, разбросанные по покрывалу. Он вынужден был согласиться, что это выглядело не очень хорошо для Клаудии. У него не было проблем с парами, практикующими свингерство, которые выбрали открытые отношения или использовали секс-игрушки. Но Генри и Клаудия были красивой, уравновешенной, стабильной, счастливой, моногамной, ванильной парой. Обнаружить, что твоя без десяти минут жена, хочет спать с другими парнями, использовать на тебе страпон, и хочет открытых отношений, взбесит любого на свете. Любого, кроме Беатрис, наверное. У нее, наверное, уже есть все эти книги. И он знает, что у нее есть секс-игрушки и дилдо и нечто подобное.  На самом деле, содержимое коробки больше похоже на посылку для Беатрис, чем для Клаудии.
        - Чувак, передай мне коробку, - сказал Бен, и с прерывистым вздохом, Генри поднял коробку и протянул ее ему.
        Бен осмотрел все наклейки и метки на ней. Генри и Китон не ошиблись. Коробка была точно адресована Клаудии Спирс. Но сразу же после ее имени было слово "Внимание". «Внимание» кто? «Внимание» что? Остальная часть предложения была срезана.
        - Здесь написано Клаудия Спирс, - произнес Бен, - Но сразу же после, на наклейке написано "Внимание", словно она должна попасть к Клаудии, но привлечь внимание еще кого-то.
        Глаза Генри раскрылись в удивлении.
        - Да?
        Бен кивнул.
        - Я думаю... - Бен посмотрел снова на наклейку службы доставки. Коробка была отправлена каким-то Джоном Принзом.
        Бен схватил отдельный телефон и набрал номер комнаты Беатрис.
        Беатрис ответила после первого гудка.
        - Бен? - ответила она вместо приветствия.
        - Ты знаешь некоего парня по имени Джон Принз?
        - Бен, какого черта...
        - Ты можешь покричать на меня, если захочешь, попозже, - сказал Бен. - Просто ответь на вопрос. Джон Принз? Ты его знаешь?
        - Да, конечно, - ответила она. - Он редактор «Дэйли Коктэйл».
        - Он мог выслать тебе кое-что в отель на имя Клаудии Спирс?
        - Он сказал, у него есть для меня коробка, которую он вышлет. А что?
        - Он ее выслал.
        - Хорошо. Я заберу ее попозже. Что происходит...
        - Неважно, - сказал Бен и сбросил звонок.
        Он сгреб книги и секс-игрушки с кровати в коробку.
        - Ты, - сказал Бен, хватая Генри за воротник его рубашки. - Идешь со мной.
        - Подожди. Что ты со мной делаешь?
        - Спасаю твой брак. И заполучаю назад Беатрис. И одно из этого на первом месте. Я позволю тебе угадать что именно.

        Глава 11

        Беатрис уставилась на телефон в своей руке. Бен повесил трубку, оставив без ответов ее вопросы. Прекрасно. Неважно. Пусть так и будет. У нее есть дела поважнее, например, как лучше убить Генри, и где спрятать его тело.
        Клаудия ахнула от изумления, когда они оба, Бен и Генри, вошли в номер. Беатрис видела, что сестра была готова броситься к Генри, но удержала Клаудию. Ее глаза покраснели от такого количества пролитых слез.
        - Это твое? - спросил Бен, протягивая ей коробку. Беатрис заглянула в коробку.
        - Гид по свингреству, открытые отношения, пеггинг... - перечисляла она, впервые улыбнувшись за последние несколько часов. - Дилдо и ремни. Да, эти предметы Джон выслал мне, чтобы я решила, хочу ли написать о них в своем блоге. Где ты взял это?
        - Посмотри на почтовую наклейку, - сказал Бен, пока Клаудия и Генри продолжали смотреть друг на друга с опаской.
        - Вот олух, - полусмеялась-полустонала Беатрис. - Я сказала ему выслать это мне на имя Клаудии Спирс, в случае, если она забронировала номер на свое имя. Он выслал их Клаудии. Джон, ты сволочь.
        - Это твои вещи и книги? - спросил Генри у Беатрис.
        - Да, мои. Не Клаудии. - Она высыпала содержимое коробки на кровать.
        - Ты думал это все мое? - потребовала ответа Клаудия, осматривая книги и секс-игрушки. - Ты думал, что я хочу открытых отношений?
        - Ты сказала, что заказала кое-что для медового месяца, - оправдывался Генри. - Я спросил. Мне дали эту коробку.
        - Я заказала новый купальник и пляжные полотенца, так как забыла упаковать наши, Генри, - Клаудия практически выкрикивала слова.
        - Так, ты не хочешь быть свингером? - спросил Генри.
        - Нет, я не хочу быть свингером.
        - И тебя достаточно меня?
        - Мне тебя более, чем достаточно, - ответила Клаудия.
        - Так, ты не хочешь трахнуть меня в зад? - спросил он.
        Клаудия стукнула себя рукой по лбу.
        - Нет, Генри. Я не хочу трахнуть тебя в зад. Я имею в виду, пока ты сам этого не захочешь, и тогда мы можем обсудить это, но скорее нет, чем да, если этого можно избежать.
        - Это гораздо веселее, чем ты думаешь, - сказала Беатрис. Она уже пробовала это со своим старым приятелем, и они оба в полной степени насладились этим опытом.
        - Просто используйте много смазки, - подметил Бен. Беатрис взглянула на него, изогнув бровь. Он сделал свое самое невинное лицо. - Что? - спросил он. — Был этап в моей жизни.
         Беатрис ничего не ответила. Она опять переключила свое внимание на Клаудию и Генри.
        - Детка, мне так жаль, - произнес Генри. - На коробке было твое имя, и я просто... я - идиот.
        - Ты до смерти меня напугал. Я проплакала три часа, - сказала Клаудия. - Что ты на это скажешь?
        - Я думал, ты хочешь трахнуть меня в задницу!
        - Иди ко мне, глупый, - она заключила его в объятия. - Знаешь, я все еще была твоей невестой, даже если ты и бросил меня. Я отказывалась верить, что ты больше меня не любишь.
        - Я тоже все еще любил тебя, даже думая, что ты хочешь...
        - Трахнуть тебя в зад. Я знаю.
        - Ммм... - произнес Бен - Мне нравятся душещипательные примирения.
        - Они, наверное, должны пойти заняться примирительным сексом, - громко намекнула Беатрис. Ей нужно поговорить с Беном. Поговорить прямо сейчас.
        - Наверное, должны, - сказал Генри.
        - Определенно, - ответила Клаудия. - Спасибо Бен. Спасибо за то, что нашел его.
        - В любое время. Но если он сделает это еще раз, его придется трахнуть в задницу, нравится ему это ему или нет. - Бен уставился на Генри. Генри побледнел.
        - Мы пошли. Спасибо вам обоим. - Клаудия схватила Генри за рубашку на груди и выволокла его из номера.
        - Итак... - начала Беатрис, как только они остались одни в комнате. - Просто использовать смазку?
        - Я был би в колледже примерно неделю, - сказал он.
        Беатрис села на кровать и взглянула на него.
        - Спасибо за то, что нашел Генри и разобрался с этим недоразумением, - проговорила она, чувствуя себя необычно нервной, находясь рядом с Беном. Они занимались сексом всего лишь пять часов назад, но это было до того, как Генри решил перевернуть весь мир с ног на голову.
        Бен пожал плечами и засунул руки в карманы.
        - Я знал, что ему причудилось или что-то в этом роде, раз он думал, что Клаудия ему изменяет.
        - Полагаю, это моя вина. То есть, вина Джона. Это хорошо. У меня будет еще один повод накричать на него.
        - Пока ты не перестанешь кричать на меня.
        - Говоря об этом... - начала Беатрис, нервно заправляя прядь волос за ухо. - Извини меня. Я перегнула палку и... 
        Бен поднял руку и Беатрис замолчала.
        - Ты никогда не спрашивала меня, откуда я знаю испанский, - сказал Бен. - Тебе было бы интересно узнать?
        - Не особо, - согласилась она. - Я думала, ты выучил его в старших классах.
        - Нет. Сколько лет тебе было в выпускном классе в колледже? - Бен спросил.
        - Двадцать один.
        - Верно. Мне было двадцать три. Никогда не задумывалась, почему я был на два года старше Генри на последнем курсе?
        - Я предположила, что тебя оставили на второй год в школе, - дразнила она.
        Бен рассмеялся.
        - Не совсем так. Я закончил с отличием. «Брукс» была школой моей мечты, но стипендия и студенческий займ не покрывали плату за обучение. Я нашел работу после окончания школы. В строительстве. А затем и вторую - официантом в мексиканском ресторане. Я работал на двух работах два года, прежде чем смог позволить себе учебу в «Бруксе».
        - Я не знала этого, - произнесла Беатрис. - Ты так вписывался в круг Генри и Клаудии, что я думала ты - один из них.
        - Богатенькие детки?
        - Да.
        - Но я не такой. И никогда не был. Я из кожи вон лез, чтобы позволить себе «Брукс». Мои родители работали день и ночь, чтобы я смог позволить себе «Брукс». Не думаю, что они были бы в восторге от того, что я отказался от работы с шестизначной зарплатой, только потому, что влюбился в первокурсницу и должен подождать, пока она закончит колледж.
        - Я бы тоже не захотела звонить им с такой новостью, - согласилась Беатрис.
        Бен пожал плечами.
        - Ничего особенного. Мама и папа никогда не показывали, что беспокоятся о том, чем они жертвуют. Но я беспокоился. Поэтому я решил - никаких обязательств. Если все становилось слишком серьезным, я разрывал отношения с девушкой. У меня был единственный близкий друг - Генри. Несерьезные свидания. Я даже не вступал в братство. Для меня не существовало ничего серьезного, кроме работы в конце тоннеля.
        - Мы с тобой не дошли до серьезной стадии. У нас было одно свидание. Даже не свидание. Только наполовину. Одна прогулка вокруг кампуса и поцелуй, как конец всем поцелуям.
        - Нет, но была бы, - возразил Бен. - Это была любовь с первого взгляда, и я не шучу. Я не мог поверить, как сильно сходил по тебе с ума. Это чертовски меня напугало.
        - Почему? Я не такая пугающая. Я клянусь.
        - Ты была, - ответил грустно Бен. - Ты была первокурсницей. А я был выпускником. У меня уже была прекрасная работа, которая ждала меня на другом конце страны... я до смерти испугался, что ты дашь мне повод наплевать на все это.
        - Спасибо за то, что думал, что я могу испортить тебе жизнь.
        Бен рассмеялся и сжал ее колено. Жар от его руки проник в ее кожу. Она хотела обнять его и держать... но остановилась. Он должен высказаться, и она должна выслушать.
        - Это не так. Ты не можешь испортить кому-то жизнь, если пытаешься. Я просто смотрел вперед и сконцентрировался на том, что ждет меня в будущем, после окончания колледжа. Я не хотел, чтобы кто-то давал мне повод смотреть назад.
        - А я заставила тебя смотреть назад?
        - Ты, - Бен взял ее лицо в свои ладони, - Заставила меня хотеть смотреть на тебя. Все время. Постоянно. День и ночь. И когда Генри попросил меня отказаться...
        - Ты отказался...
        Бен кивнул.
        - Это была прекрасная отмазка. "Делай все правильно, Бен. Твой лучший друг просит тебя не спать с младшей сестрой его подружки, так ты и не спи с младшей сестрой его подружки". И я мог погладить себя по головке за то, что был таким хорошим другом. Но дело в том, что я, скорее всего, переспал бы с тобой и бросил тебя, как и сказал Генри. И не потому, что не был без ума от тебя, а потому, что был без ума от тебя настолько, что это напугало меня.
        - Я приму это как комплимент.
        - Так и есть. Би... мой отец продал свой «Харли Дэвидсон», который был у него с пятнадцати лет, чтобы помочь мне оплатить учебу в «Бруксе». Самый лучший байк на планете. Он продал его, не моргнув и глазом. Я не мог отплатить ему, испортив свое будущее.
        Беатрис улыбнулась ему.
        - Мне нравится твой отец. Похоже, он прекрасный человек.
        - Да. Я надеюсь, что стану таким как он.
        - Я словесно кастрировала тебя сегодня, и ты воспринял это как мужчина: нашел Генри, спас их свадьбу и даже не сказал мне ни разу заткнуться.
        - О... ты начинаешь говорить с испанским акцентом, когда выходишь из себя. Я должен злить тебя почаще.
        Беатрис засмеялась и провела рукой по волосам, придумывая лучшие слова, чтобы сказать ему. Она быстро нашла два слова.
        - Извини меня.
        Бен взял ее руку и поцеловал с тыльной стороны.
        - И ты меня.
        - Что теперь? - спросила она, сжимая его руку.
        - Мы должны вернуться к нашей работе, не так ли? - спросил Бен, и Беатрис приподняла бровь. - Что? Слишком рано?
        Беатрис рассмеялась и встала перед ним. Она забрала из его рук телефон и положила на прикроватную тумбочку.
        - Никогда не бывает слишком рано, - произнесла она и стала раздеваться.
        Бен встал и провел руками по ее спине, перед тем, как пробраться под платье. Он обхватил ее ягодицы и сжал их.
        - Так на какой главе мы сейчас? - Бен спустил лямки ее платья, и платье слетело на пол. Они быстро расправились со всей ее одеждой, и его тоже.
        - Анальной, - ответила Беатрис, потянув  Бена за собой на кровать. Он целовал ее грубо, его руки блуждали по всему ее обнаженному телу. Она приподняла бедра навстречу как приглашение, и Бен воспользовавшись им, протолкнул большой и указательный пальцы в нее, позволяя костяшке большого пальца массировать ее точку "G". Двигаясь бедрами в одном ритме с его рукой, она дотянулась до книги и схватила ее со столика.
        Бен выхватил книгу из ее рук и отбросил в другой конец комнаты.
        - Зачем ты это сделал? - спросила Беатрис, шокированная его расправой с книгой.
        - Потому что у меня есть это, - Бен улыбнулся ей, и температура ее тела подскочила только под властью одного его взгляда.
        - Ты сказал, что ты был "би" в колледже, - проговорила она.
        - Примерно неделю. Но, я тебя уверяю, это была обучающая неделя. Ты хочешь это сделать?
        Беатрис подняла руку и поцеловала его. Во время поцелуя она почувствовала возбуждение вместе с чем-то очень опасным, чем-то, что она убила и сожгла еще в колледже. Любовь. Глупую, безрассудную, упрямую любовь. Бен позволил ей накричать на него и вместо того, чтобы дуться и сопротивляться, он ушел и спас их день. Несмотря на то, что он снова уйдет от нее в конце недели, она отпустила себя и позволила себе любить его. Она выжила, любя и потеряв его, прежде. Выживет и сейчас.
        - Я хочу попробовать все с тобой, Бен.
        Он ухмыльнулся.
        - Все? - спросил он.
        - Абсолютно.
        - Хорошо. Твои секс-игрушки чуть не пустили под откос свадьбу сегодня. Я думаю, надо найти им применение получше.
        - Мне нравится ход твоих мыслей.
        Они поцеловались снова, и целовались, пока Беатрис больше не могла этого выдержать. Ей необходимо было почувствовать его внутри. Нежно Бен толкнул ее на живот и оставил спокойно полежать, пока он собирал все необходимое. Он поцеловал спину Беатрис сверху вниз, вдоль позвоночника, и она задрожала от нежного удовольствия. Не переставая целовать, он открыл смазку, нанес ее себе на кончики пальцев и начал смазывать ее изнутри. Она подтянула свои колени к груди, чтобы больше открыться.
        - Ты потрясающая. Ты ведь знаешь это, да? - Бен задал вопрос, начав двигаться внутри нее своими влажными пальцами.
        - Всегда приятно это услышать от мужчины, чьи три пальца у тебя в заднице.
        - Об этом я и говорю. Ты всегда в согласии с собой. Ничего тебя не пугает и не шокирует.
        - Я ненавижу сороконожек.
        - Ладно, не совсем сороконожки. Я просто хочу сказать, что ты такая свободная и открытая. Я люблю это в тебе.
        - Что ж, ты - умный, веселый и ты выследил Генри, как собака, и вернул его обратно. Я люблю все это в тебе.
        Бен раскатал презерватив и покрыл себя смазкой. Он начал медленно толкаться в нее.
        - Боже, ты такая тугая, - простонал Бен.
        - Это был хороший стон? - спросила Беатрис.
        - Самый лучший. Я мог бы жить и умереть внутри тебя. - Он толкнулся глубже.
        - И это... - она произнесла слова со стоном. - Я люблю это в тебе.
        - Что? - Бен протолкнулся еще немного.
        - Твой член. Я люблю твой член. Особенно, когда он во мне.
        - Это его самое любимое место, клянусь, - он погрузился в нее полностью, пока Беатрис делала короткие вздохи. Ее тело принимало его все глубже с каждым выдохом.
        Осторожно, Бен начал в ней двигаться - длинными, медленными толчками, одновременно нежными и глубокими. Ее мышцы содрогались и сжимались вокруг него.
        - Ay dios mio, que rico, - она полудышала, полустонала.
        - Я понял только первую часть из этого, - произнес он. - О, Боже, и что-то еще.
        Беатрис повернула голову, и он увидел улыбку на ее лице.
        - Я сказала: "О, Боже, как хорошо". Когда я сильно возбуждена, я забываю английский.
        - Это хороший знак. Давай посмотрим, смогу ли я услышать от тебя больше испанского. - Бен поднял дилдо, которое прислали для Беатрис на имя Клаудии. Беатрис засмеялась низким, хриплым смехом. Она уже и не помнила, когда в последний раз так заводилась.
        - Я знала, что выбрала правильного человека для этой работы, - сказала она, когда он снова встал на колени сзади нее.
        Она задрожала, когда он провел рукой вниз и вверх по ее голой спине.
        - Беатрис... ты должна знать, это, наверное, для тебя всего лишь работа, но для меня - нет. Я имею в виду, что для меня - это не работа. Надеюсь, это не проблема.
        Она почувствовала искренность в его голосе, голод, ненасытность и кое-что еще. Больше, чем страсть. Больше, чем вожделение. И это растревожило ей сердце.
        - Все хорошо, Бен. Для меня это тоже больше, чем работа. Гораздо больше.
        - Хорошо, - он ответил мягко, и Беатрис сглотнула комок в горле и больше ничего не сказала. Если и было, что сказать дальше, так это: "Я влюбляюсь в тебя снова", а она еще не была готова сказать это. Вместо этого она развела ноги еще шире, а Бен опустился на руки и колени позади нее. То, что она не могла выразить словами, она выразит языком своего тела. Бен вставил дилдо в ее влагалище. Это была самая легкая часть. Еще раз Бен начал входить в нее анально. В этот раз он делал это гораздо медленнее, за что Беатрис была ему благодарна. Она хотела его внутри, хотела быть абсолютно заполненной, но она не хотела торопиться.
        - Это слишком? - спросил он, проталкиваясь в нее снова. С дилдо внутри Беатрис ощущалась еще более тугой.
        - Нет. Мне очень нравится. Очень тесно, и я чувствую себя такой наполненной, в хорошем смысле. Не останавливайся.
        - Это все, что мне нужно было услышать.
        Беатрис запустила руку между ног, чтобы удержать дилдо на месте, таким образом, Бен мог сконцентрировать все свое внимание на том, чтобы войти в нее снова. Это заняло больше времени на этот раз. Он вошел в нее на дюйм и остановился, позволяя ей привыкнуть к нему. Затем еще на дюйм. Через несколько минут она приняла его полностью. Ей нравилось, каким осторожным он был с ней, как контролировал себя. Как только он полностью вошел в нее снова, Бен опустил их обоих на кровать и накрыл ее руку своей.
        Он двигался внутри нее, а Беатрис смотрела на его руки поверх своих, на их переплетенные пальцы. Она не должна была чувствовать так много, хотеть его так сильно. Она вцепилась в его руку, желая никогда не отпускать ее.
        Бен продолжал двигаться короткими и осторожными толчками, входя и выходя из нее.
        - Что ты чувствуешь? - спросила она у него. Судя по его прерывистому дыханию, она могла сказать, что он этим наслаждался.
        - Туго. Очень туго. Я могу кончить в любую секунду.
        - Можешь, если необходимо, - предложила она.
        - Ни за что. Это последнее, чего я хочу. Я хочу быть внутри тебя как можно дольше.
        Бен целовал ее спину и плечи, пока Беатрис извивалась и задыхалась под ним, английский и испанский, она все позабыла.
        Бен запустил руку под ее бедро и надавил двумя пальцами по обе стороны от клитора. Она хотела кончить так сильно, хотела, чтобы они кончили вместе, чего им еще не удавалось. Ее тихие стоны стали громче, более отчаянными и ненасытными.
        - Кончи вместе со мной, - сумела выговорить она, ее голос был едва слышен между вздохами.
        Продолжая пальцами ласкать ее клитор, он вколачивался в нее все быстрее и сильнее. Она никогда прежде не чувствовала такого напряжения в спине и внизу живота. Каждая мышца в теле напряглась и стала как каменная. У нее звенело в ушах, пока Бен толкался в нее, и даже пистолет, приставленный к виску, не остановил бы ее от оргазма, обрушившегося от нее на него. Пока она переживала свою кульминацию, то почувствовала, как у нее за спиной застыл Бен перед тем, как застонал, вбивая в нее свой оргазм.
        Сразу после разрядки Беатрис они пытались восстановить дыхание. Бен осторожно вышел из нее. Она поворчала из-за небольшого дискомфорта, но затем посмеялась над собой.
        - У нас нет никаких свадебных дел сегодня? - поинтересовалась она, переворачиваясь на спину и раздвигая ноги. Бен вытащил из нее диддо.
        - Нет. А что?
        - Не думаю, что смогу ходить до завтрашнего дня. Или послезавтрашнего. Или вообще когда-нибудь.
        - Прогулки - это лишнее, - ответил ей Бен, поцеловав ее. - И я не собираюсь выпускать тебя из кровати до завтра.
        - А что, если я захочу тебе сделать еще один минет в душе?
        Бен замолчал, явно обдумывая предложение.
        - Ок. Исключением является минет в душе.
        Беатрис растянулась на его груди и устроилась рядом с ним. Она никогда не чувствовала такого удовлетворения. Это было больше чем приятное воспоминание. Приятное воспоминание - это солнечный день. Она гуляла по поверхности самого солнца. Она хотела, чтобы каждая ночь была такой, как эта. Будет секс или нет, она хотела заканчивать каждый день вместе с Беном. Он заставлял ее смеяться, заставлял ее кончать, заставлял улыбаться даже, когда не был рядом. Он подвел ее один и только один раз, и она знала, что он больше этого не сделает. Он доказал это сегодня, когда нашел Генри и спас свадьбу. Он хороший мужчина, красивый мужчина, мужчина, которого она хочет в своей жизни, в своей кровати, в своем теле.
        Что ж, пусть трахает ее в задницу и называет именем Генри.
        Она влюбилась.

        Глава 12

        За пять минут до начала свадьбы Клаудия поменяла местами друзей жениха, что едва не довело организатора свадьбы до сердечного приступа. Ее не волновала симметрия роста. Она всего лишь хотела подразнить Бена и Беатрис, заставляя их идти к алтарю бок-о-бок в окончании свадебной церемонии.
        Беатрис вовсе и не жаловалась по поводу ее нового сопровождающего.
        Заиграла музыка и два шафера открыли двойные двери. Элегантно, одна за другой, подружки невесты ступали по проходу, покрытому красным ковром в их лиловых платьях, подобранных в тон. Беатрис не могла перестать улыбаться, когда зазвучала музыка, и все гости повернули головы. Бен улыбался ей в ответ, широкая улыбка преображала его в такого красивого мужчину, что она чуть было не бросилась бежать к нему по проходу. Прошедшие четыре дня пролетели слишком быстро, было много секса и смеха, и еще больше секса, и попытки написать рецензию книги в то время, как Бен делал все возможное, чтобы отвлечь ее. Печатать с головой Бена у себя между ног было самым трудным и приятным опытом за всю ее жизнь. Особенно, когда приходилось удерживать ноутбук напротив его лба.
        Она заняла свое место напротив свидетелей жениха, и попыталась сфокусировать внимание на свадьбе. Клаудия выглядела сногсшибательно в своем открытом платье от Веры Вонг. Генри уже прослезился, но старался не выдавать себя. Беатрис отчасти надеялась, что Клаудия включит в свою клятву обещание никогда не трахать Генри в задницу. Бедный парень - он не знал, чего лишается.
        Беатрис знала, чего лишается она - Бена. Сегодня суббота. Завтра утром у них обоих вылет первым рейсом. Она вернется в столицу, где получила предложение на целый год об участии большом проекте по переводу. Бен вернется назад на Западное побережье, где он обустроился после колледжа. Она не могла себе представить, как сильно будет скучать по нему. И не только по сексу, но и по нему - по всему целиком. За последние четыре дня в перерывах между сексом они выходили на прогулки вдоль побережья реки. Они смотрели фильмы и кидались друг в друга попкорном. Они долго разговаривали о том, что делали после колледжа и о том, что хотели бы сделать в будущем. Она восхищалась Беном за то, что он не был озабочен повышением по карьерной лестнице в своей компании. Он всего лишь хотел иметь достаточно денег, чтобы приобрести собственное хорошее жилье, путешествовать и наслаждаться жизнью. Она же говорила о том, что хотела бы поехать в Эль Сальвадор и восстановить связь с друзьями ее родителей и родственниками. Он предложил ей поехать вместе на случай, если она не хочет ехать одна.
        Она не хотела ехать одна. Она хотела Бена рядом с ней сейчас и навсегда. Она планировала, что он проведет внутри нее только неделю. Но каким-то образом он также проник и в ее сердце.
        Слезинка скатилась с ее лица, когда Генри поцеловал Клаудию, и собравшиеся гости стали восторженно кричать и аплодировать молодоженам. У них будет прекрасная жизнь вместе. Они уже начали говорить о том, что у них будут дети и дом, который они купят в пригороде. Это хорошо. Если кто-то и заслуживает счастья, так это Генри и Клаудия. И Бен. Может, она смогла бы найти способ сделать его таким же счастливым, за исключением переезда в пригород.
        Она прошла к середине прохода. Бен встретил ее с вытянутой рукой. Она взяла ее и улыбнулась ему.
        - У меня для тебя кое-что есть, - прошептала она ему, пока улыбалась гостям.
        - Это пришло в простой упаковочной бумаге?
        - Нет. Но я думаю, тебе это все равно понравится.
        Она достала из выреза своего платья сложенный листок бумаги.
        - Что это? - поинтересовался он.
        - Рецензия о книге, которую я написала.
        Он усмехнулся, но не развернул листок.
        - Я тоже, вроде как, написал тебе кое-что. Но ты не должна использовать это в своем блоге, - сказал он, роясь в кармане своего смокинга. - Я надеюсь, тебе понравится.
        Они еще раз были разделены, когда все гости прошли в банкетный зал отеля и в направлении ресторана, который заказали для приема. Бен прошел вместе с другими свидетелями на улицу для фотосессии. Клаудия стояла с другими подружками невесты, которые помогали ей подобрать ее длинный шлейф.
        Но Беатрис не терпелось прочесть записку Бена. Она извинилась, сказав, что ей нужно что-то из номера, и помчалась к лифту.
        Как только она добралась до номера, то развернула записку и прочла ее.
        УЧЕБНИК может быть самой лучшей книгой о сексе, когда-либо написанной. Может быть и самой худшей. Но я должен поставить ей пять звезд или пчелок, или что бы там ни было, потому что, она позволила мне провести лучшую неделю в моей жизни с самой прекрасной женщиной на Земле. Эта книга должна продаваться с предупреждением: "Будьте осторожны - вы можете влюбиться в своего партнера!". Я знаю, что влюбился. Я люблю ее и хочу, чтобы она была в моей жизни. И я никогда не хочу покидать ее голое божественное тело снова. И кстати, шестая глава о позах, где женщина сверху - моя любимая. Из-за сисек.
        Беатрис прикрыла рот рукой, чтобы заглушить смех. Ее сердце выпрыгивало из груди. Она едва могла дышать и стоять.
        - Бен любит меня? - прозвучал ее вопрос в пустой комнате.
        - Почему?
        Но затем она решила, что причина не имеет значения. Она просто хочет найти его, поцеловать, и сказать ему то же самое.
        Но опять же, в этом нет необходимости.
        Ее рецензия скажет ему об этом сама.

        Глава 13

        Бен извинился, сказав, что ему нужно в ванную комнату. У фотографа ушло десять минут на то, чтобы поставить правильно свет и найти нужный ракурс для каждой дурацкой фотографии. Конечно, они не будут упрекать его за то, что он отлучится в ванную комнату. Он практически бежал к ней, ему было необходимо немного уединения, чтобы прочитать рецензию Беатрис. Так как вся рецензия будет о том, как они занимались сексом, ванная комната была наиболее безопасной. Он закрыл дверь кабинки, прислонился к ней спиной, открыл записку и начал читать.
        Пять больших жужжащих пчелок получает «УЧЕБНИК». Друзья, Мисс Би полюбила этот чудесный остроумный и проницательный учебник сексуальных позиций с КРИЧАЩИМИ ЗАГЛАВНЫМИ БУКВАМИ в названии. В то время, как другие пособия поз в сексе, фокусируют свое внимание на интимных деталях сексуального возбуждения и смущают читателей причудливой терминологией, «УЧЕБНИК» все упрощает. В нем есть замечания с хорошим чувством юмора, он предоставляет вам достаточно информации и воодушевляет вас просто сделать это. И, о Боже, мы сделали это! Много раз. Мы с моим партнером начали с измененных миссионерских позиций. У вашего партнера прекрасное тело? У моего определенно да. Эта поза позволила наслаждаться его красотой во время секса. Поза - восьмерка поставила нас лицом к лицу. Ваш партнер целуется так, что у вас подгибаются коленки? Мой - да. Поза - восьмерка была победителем только по одной этой причине. Советы для орального секса так же хороши, несмотря на то, что предоставляют совсем не много импровизации для умения делать минет. Я по заслугам оценила параграф о том, как изменить свою технику, если твой партнер
"хорошо одарен природой" (так как мой). Особенно помогла глава про анальный секс, так как в ней предлагается попробовать двойное проникновение, используя игрушку. Эта поза подарила мне самый лучший оргазм в моей жизни. И да, Мисс Би пришлось все это записывать. Более того, у меня даже есть электронная таблица оргазмов.
        Рецензия продолжалась. Беатрис было что сказать, что-то красивое и сексуальное, о каждой главе из книги. Но его внимание привлек последний абзац.
        Как бы сильно я не наслаждалась «УЧЕБНИКОМ», я должна добавить одно предупреждение. Любые сексуальные позиции, не важно, как хорошо описано - все это не компенсирует отсутствие хорошего партнера. Хороший партнер может сделать даже неловкий секс приятным. Если секс не сработает, вы в конце концов можете вместе посмеяться над этим. Хороший партнер удостоверится, что вы получаете удовольствие так же, как и он. Хороший партнер смелый, без предубеждений, стремящийся попробовать все, что хочет попробовать его партнерша. У меня был такой партнер на этой неделе и единственное, что я могу сказать, дамы, держитесь подальше. Он - мой. Единственное, что я любила больше, чем секс, которым я занималась, тестируя «УЧЕБНИК», это - мужчина, с которым я это делала. Секс, любовь и пчелки, Мисс Би Хэйвен...
        Бен смотрел на последнее предложение и перечитывал его снова, снова и снова.
        Единственное, что я любила больше чем секс - это мужчина, с которым я им занималась.
        Беатрис любила его?
        - Я должен любить ее в ответ всю свою оставшуюся жизнь, - сказал он сам себе. - Это единственный джентельменский поступок, который надо сделать.
        Бен выскочил из ванной комнаты и побежал в ресторан. Он огляделся в поисках Беатрис, но нигде ее не видел.
        - Клаудия, где Би? - спросил он, без сожаления прерывая ее беседу.
        - Она сказала, что ей необходимо подняться в ее номер на секунду. А что произошло?
        - Ничего. Просто я люблю ее, и она любит меня. Это экстренный случай.
        - Любовь - это всегда экстренный случай. Иди, найди ее. Просто поторопись назад. Мы будем резать торт.
        Торту придется подождать. Бен направился к лифтам. Если бы лифт сломался, то прозвучавший звуковой сигнал донесся бы до этажа Беатрис недостаточно быстро для Бена, так сильно он хотел до нее добраться. Наконец-то, он достиг своей цели, и прямо перед тем, как собирался постучать, дверь распахнулась.
        - Би.
        - Бен.
        - Я уже возвращалась вниз. К тебе. То есть, увидеть тебя, - Беатрис подняла в руке записку.
        - Ты любишь меня?
        - Да. Как сумасшедший. Ты любишь меня.
        - Это был не вопрос, не так ли?
        - Нет. Мне нравится это произносить, - Бен обнял ее и сильно прижал к себе. Он ушел от нее пять лет назад. Но больше никогда. - Ты любишь меня.
        - Да, люблю, - сказала в ответ Беатрис. - Я считала, что ты остался позади, но потом я оказалась под тобой. И теперь я влюблена в тебя. И это ужасно, потому что мы оба завтра уезжаем.
        Бен покачал головой.
        - Сейчас 2013 год. Есть самолеты и поезда, и машины. Тебе надо возвращаться на работу в понедельник?
        - Большую часть времени я работаю на дому.
        - Тогда ты можешь работать у меня дома. Просто поменяй свой билет на самолет.
        Беатрис улыбнулась.
        - Я могу это сделать. Я так и сделаю.
        - Хорошо. Ты это сделаешь. А я сделаю это, - Бен собственнически поцеловал ее губы, и она открыла рот для него. Он толкнул ее назад, не разрывая поцелуя и вытягивая шелковую ленточку из ее волос.
        - Что ты делаешь? - потребовала объяснения Беатрис, пытаясь говорить строго, но вместо этого стала смеяться.
        - Это, - ответил он, толкая ее на спину на кровать.
        - Бен, нам надо...
        - Ничего. Нам ничего не надо, кроме этого, - сказал Бен и расстегнул брюки, пока Беатрис одергивала широкую юбку платья подружки невесты фиолетового цвета. На Беатрис под платьем были чулки и подвязки, поэтому он просто схватил за тонкую ткань ее трусиков и сорвал их с нее. У него не было времени возиться с бесполезным нижним бельем. Длинной шелковой лентой он привязал ее запястья к спинке кровати.
        - Ты меня привязываешь?
        - Я не хочу, чтобы ты снова от меня ушла.
        - Ты полностью проверялся? - спросила его Беатрис.
        - Полностью, - ответил он. - В прошлом месяце проходил медосмотр.
        - У меня тоже все в порядке. Чиста и принимаю противозачаточные. Уберем презервативы?
        - Да, пожалуйста.
        Он толкнулся в нее, а она обернула свои ноги в чулках вокруг его спины. Ее естественный жар вокруг его обнаженного члена почти заставил его прослезиться от удовольствия, которое было шоком для него. Он вдалбливался в нее как сумасшедший, и она принимала все, что он давал, раздвигая бедра навстречу его толчкам. Ему необходимо было кончить в нее, наполнить своим семенем, сделать ее полностью своей.
        Неистовый секс длился всего лишь минуты. Беатрис кончила так сильно, что ее плечи приподнялись с кровати, и он почувствовал, как мышцы ее влагалища с огромной силой сжались вокруг его члена. Бен кончил через пару секунд, изливаясь в нее без остатка.
        Он вышел из нее, все еще прерывисто дыша, развязал ее руки и передал ей коробку с салфетками.
        - Извини за это, - произнес он, когда она начала вытираться.
        - Не переживай. Клаудия заплатила за платье. Немного спермы никого никогда не убивало.
        - Мы наверно должны вернуться вниз. Я выгляжу так, словно кому-то вытрахал мозг?
        Беатрис встала и натянула на себя новую пару трусиков.
        - Да.
        - Хорошо.
        Они вернулись на прием, который был уже в самом разгаре. Клаудия и Генри, оба посмотрели на них понимающим взглядом. Они пытались выглядеть невинно. Бен оправдывал свой ненасытный секс с Беатрис тем, что, если бы они не сделали этого до приема, ему пришлось бы щеголять с эрекцией перед гостями весь оставшийся вечер. Он действительно делал всем гостям одолжение, выпустив это из себя.
        Он танцевал с Беатрис. Потом он потанцевал с Клаудией, пока Беатрис танцевала с Генри. Ночь тянулась медленно, и все превратилось в слегка нетрезвую дымку смеха, музыки, алкоголя, грязных шуток и торта.
        И любовь. Так много любви.
        В полночь лимузин прибыл увезти Генри и Клаудию в крошку Б, и Б - это место, где они собирались провести их первую брачную ночь перед тем, как отправиться на Западное побережье на следующий день. Беатрис помогла Клаудии с ее платьем. Бен помог Генри с необходимостью держаться вертикально.
        Перед тем, как жених с невестой закрыли дверь, Клаудия им улыбнулась.
        - Мы передариваем вам один свадебный подарок, присланный моим странным кузеном Гриффином из Нью-Йорка. Это не для нас, но, я думаю, вам двоим должно понравиться. Я отправила его в твою комнату, Би.
        И с этими словами дверь закрылась, и они уехали.
        Бен посмотрел на Беатрис
        - Ты думаешь, безопасно убраться отсюда? - спросил он.
        Прием, кажется, подходит к концу.
        - Черт, да! - воскликнула она и взяла его за руку.
        Когда они добрались до ее комнаты, Беатрис нашла под дверью белую коробку. Взяв ее, они вошли в номер и положили ту на кровать.
        - Мне страшно, - сказала она.
        - Мне тоже. Я в ужасе.
        - Мне открыть ее? - поинтересовалась Беатрис.
        - Если ты этого не сделаешь, тогда это сделаю я.
        Беатрис подняла крышку красиво упакованной коробки и отодвинула оберточную бумагу в сторону.
        Бен наклонился и заглянул в коробку. Он изогнул бровь, глядя на Беатрис.
        - Ну что же, мы закончили «УЧЕБНИК», - сказала она. - И Джон попросил меня расширить свой диапазон работы, исследуя другие секс-игрушки.
        - Я в игре, если и ты тоже.
        Беатрис вытащила книгу из коробки. Под ней лежала пара наручников, какой-то кнут, два флоггера и кое-что, похожее на паддл, сделанное из кожи, вместо дерева.
        Она бросила экземпляр «Сексуальные извращения для Начинающих» на кровать.
        Бен посмотрел вниз на книгу и снова на Беатрис.
        - Боже, я люблю твою работу.

        Конец
        notes


        Примечания


        1

        Поколения которое родилось 1980х - 1990х

        2

        Персонажи "Звездного пути"

        3

        с фр.

        4

        Слишком Много Информации - аббревиатура, принятая в чат-форумах

        5

        Название штата: District of Columbia

        6

        Город США Los Angeles

        7

        Кожаные чехлы, надеваемые поверх штанов; элемент рабочей одежды ковбоев

        8

        Двадцатидолларовая купюра с изображением Эндрю Джексона

        9

        Стодолларовая купюра

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к