Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Райли Юджиния: " Волшебный Вальс " - читать онлайн

Сохранить .
Волшебный вальс Юджиния Райли


        # Андре Годдар, молодой богатый вдовец, по праву считался лучшим из женихов для юных аристократок американского Юга. Однако он оставался холоден к изысканным красавицам и словно ждал чего-то. Возможно, появления женщины, которая изменит всю ею жизнь? Такой, как таинственная белокурая незнакомка, сумевшая - впервые для Андре! - пробудить в нем не только плотскую страсть, но и истинную ЛЮБОВЬ - романтичную и нежную?!

        Юджиния Райли


        Волшебный вальс

        Глава 1

        Стефани Сарджент остановилась на лестничной площадке у окна с витражом. Изображенная на витраже ветка алых роз на сияющем лазурном фоне излучала золотистый свет, словно драгоценный камень. Очарованная, Стефани стояла среди цветовых пятен, когда вдруг услышала приглушенные звуки расстроенной скрипки.
        Девушка напряглась, испуганно огляделась, прислушалась. Уж не почудилось ли ей? Соседей поблизости не было, а старинный особняк двоюродной бабки Магнолии не имел стереосистемы.
        Нет, ей не почудилось - слух уловил мелодию вальса «Последняя роза лета». Стефани еще больше разволновалась - она услышала мелодию именно в тот момент, когда залюбовалась розами на витраже. Музыка неожиданно стихла.
        Тут Стефани вспомнила, что несколько минут назад, когда она собиралась спуститься вниз, в платяном шкафу бабки Магнолии что-то стукнуло. Открыв дверку, Стефани обнаружила, что старые туфли покойной соскочили с крючка. Тогда девушка только хмыкнула, но сейчас ей было не до смеха. Ее била дрожь.
        Снизу донеслись смех и голоса. Видимо, приехали на обед жених сестры Стефани с матерью.
        Поправив платье и пригладив блестящие светлые волосы, Стефани спустилась вниз, пересекла вестибюль и оказалась в гостиной. Оклеенная золочеными обоями огромная комната с пятиметровым потолком, французскими хрустальными люстрами, камином из белого мрамора, высокими, от пола до потолка, окнами в ажурных переплетах, обрамленными элегантными бархатными фестонами, из-за обилия света казалась еще просторнее.
        Сэм, сестра Стефани, сидела на обитом зеленым шелком диване. Блондинка с карими глазами, высокая, изящная, Саманта Бишоп была более юной версией Стефани. Розовое платье Сэм великолепно смотрелось на фоне дивана, идеально гармонируя с розами
«Румянец девы», стоявшими в хрустальной вазе на кофейном столике из розового дерева. Рядом с девушкой сидел Честер, в брюках свободного покроя и спортивной рубашке. Миссис Милфорд восседала в кресле-качалке, одетая в фирменное шелковое платье, отделанное цветами.
        - Привет, Стеф, -поздоровалась Сэм. - Помнишь Честера и его мать?
        - Конечно.
        Честер встал.
        - Стефани, рад видеть тебя.
        - Я тоже.
        - С возвращением в Натчез.
        - Спасибо. -Стефани и Честер обменялись рукопожатием. Честер Милфорд - рослый, стройный мужчина с редеющей шевелюрой, лет тридцати пяти, приятный в общении, но, увы, не без проблем… Стефани повернулась к его матери, сгорбленной и сморщенной, как сушеная слива, женщине, к тому же явно глуховатой, и внятно произнесла: - Миссис Милфорд.
        - Здравствуй, Стефани, -проскрипела пожилая дама с выражением вечного недовольства на лице. - Сэм рассказала нам, что ты теперь без работы.
        С трудом подавив раздражение, Стефани села рядом с сестрой.
        - Мама, Стефани не могла вернуться назад, не уволившись с прежнего места в Атланте. -Честер бросил на мать укоризненный взгляд.
        - Пожалуй, ты прав, -состроила кислую мину мать Честера.
        Сэм с виноватым видом протянула сестре бокал белого вина и фарфоровую тарелочку с фаршированным артишоком и двумя живописными канапе.
        - Знаешь, Стефани, Честер может помочь тебе в поисках работы.
        - Правда? - оживилась Стефани и обратила взор к жениху сестры.
        - Правда. - Он улыбнулся. - Возможно, ты в курсе, что я президент Исторического общества округа Адаме и мы тесно сотрудничаем с «Исторической коллекцией Франклин-стрит». Это наиболее щедро спонсируемый частный музей старого Юга во всем штате Миссисипи.
        - Ах да. Помню, как несколько лет назад мы с Сэм осматривали коллекцию, -заметила Стефани. - Потрясающее собрание довоенных «Имеется в виду Гражданская война между Севером и Югом» экспонатов и прекрасная библиотека.
        - Не хочешь ли ты стать новым куратором?
        - Шутишь! -воскликнула девушка.
        - Твой диплом по библиотековедению как нельзя кстати, -продолжал Честер. - К сожалению, наш теперешний руководитель, миссис Колдуэлл, недавно перенесла инсульт и по настоянию мужа уволилась. Так что вакансия открыта. Я состою в директорате и могу замолвить за тебя словечко.
        - Вот как?-удивилась Стефани.- Пожалуйста, расскажи поподробнее.
        Когда Честер ответил на все ее вопросы, Сэм, с любовью глядя на жениха, погладила сестру по руке.
        - Разве он не душка?
        - Душка.
        Возникла неловкая пауза, которую нарушила миссис Милфорд, громко кашлянув.
        - Ты уже устроилась, Стефани?
        - Одежда еще не распакована. -Стефани невесело рассмеялась. - Завтра привезут мебель и вещи, с которыми я не могла расстаться. - Она обвела жестом комнату. - Я так благодарна доброй Магнолии, что она оставила нам с Сэм этот потрясающий старинный дом. Хочу поселиться в спальне. Комната просторная, и из окна открывается восхитительный вид на окрестности.
        - Магнолия была замечательным человеком и весьма активной прихожанкой, -подтвердила миссис Милфорд.
        - Это может показаться странным, но я слышала, как в шкафу свалились с крючка ее туфли, -с грустной улыбкой обратилась Стефани к Сэм.
        - Что ты имеешь в виду? -спросила сестра, едва не прыснув от смеха.
        - Ты что, не помнишь, как хранилось старое розовато-лиловое викторианское платье и туфли нашей бабки, которые она надевала, когда водила экскурсии по довоенным особнякам нашего города?
        - Помню, -ответила Сэм.
        - Несколько минут назад я слышала, как один из старых башмаков свалился с крючка в шкафу. Это произвело довольно жутковатое впечатление.
        - Боже праведный! -выдохнула миссис Милфорд. - Вам что-то померещилось, Стефани?
        - Нет, не померещилось, -ответила девушка. - Башмак в самом деле упал.
        - Может, в Хармони-Хаус водятся призраки, как ты думаешь, милая? -Честер подмигнул невесте.
        - Надеюсь, что нет! -Сэм передернуло. - Я прожила с бабушкой четыре года и не замечала ничего странного. - Она улыбнулась. - Кроме того, наша бабка была скандальной и вряд ли ужилась бы с привидениями.
        - А что, если она сама стала призраком? -съязвил Честер.
        - Как не стыдно! -Миссис Милфорд шлепнула сына по руке. - Не богохульствуй! Магнолия, да будет тебе известно, имела безукоризненные манеры. Она слишком благовоспитанна, чтобы беспокоить людей… и шататься по чужим домам.
        - Что скажешь, Стефани? -спросил Честер с улыбкой.
        - Не уверена. Но это еще не все. -Стефани бросила на Сэм хмурый взгляд. - Кто-нибудь из наших соседей играет на скрипке?
        - На скрипке?-Вопрос застал Сэм врасплох.- Не знаю. Может, и играет, но мы все равно не услышали бы. Слишком большое у нас поместье.
        - Пожалуй, что так, -согласилась Стефани. - Но когда я сейчас спускалась вниз, клянусь, слышала, как кто-то наигрывал на скрипке «Последнюю розу лета».
        - Мелодию музыкальной шкатулки старой Магнолии? -спросила Сэм удивленно.
        - Да. Она и на рояле ее играла. -Стефани указала рукой на рояль у дальней стены.
        - Не хочешь ли сказать, что Магнолия стала призраком и взялась за скрипку? -язвительно поинтересовалась миссис Милфорд.
        - Мама, ну что ты, в самом деле! -одернул Честер старушку.
        - Нет, здесь действительно происходят странные вещи, -растерянно произнесла Стефани. - Я совершенно уверена, что слышала звуки старинного вальса…
        - И как упала туфля, -договорила за Стефани миссис Милфорд и с каменным лицом повернулась к Честеру. -Думаешь, «Коллекции Франклин-стрит» подойдет куратор, которому мерещатся всякие звуки?
        - Мама, ты придаешь этому слишком большое значение, -сказал он с упреком.
        Миссис Милфорд хотела возразить, но тут в комнату водит седая чернокожая женщина в белой униформе.
        - Обед подан.
        - Спасибо, миссис Доусон, -ответила Сэм с облегчением. - Идемте? - обратилась она к присутствующим с широкой улыбкой.
        - По-моему, вечер удался, как ты считаешь? -спроси ла Сэм сестру, присоединяясь к ней в портике перед домом. За колоннами греческого фасада старинного особняка уже воцарилась ночь. Из розового сада тянуло нежным благоуханием цветов.
        - Обед был великолепный, -подтвердила Стефани.
        - Я сама составила меню и сервировала стол, -гордо заявила Сэм.
        - Ах да, -отозвалась Стефани. - Все было божественно. Насколько я понимаю, ты приберегла большую часть лучших рецептов миссис Доусон. Будешь отличной женой.
        - Издеваешься? -В голосе Сэм послышалась обида.
        - Неправда.
        - Стеф, что тебя угнетает? -вздохнула Сэм.
        - Ладно, так и быть, скажу. -Стефани скрестила на груди руки. - Я ничего не имею против Честера, но его мать невыносима. Во все сует свой нос. Вот и сегодня придиралась ко мне.
        - Но ты должна признать, -Сэм рассмеялась, - что говорила странные веши. Насчет падающих башмаков и воображаемых скрипок.
        - Так оно и было.
        - Стеф, -Сэм нахмурилась, - а ты не думаешь, что все странное в конце концов находит вполне логическое объяснение?
        - Думаю. -Стефани махнула рукой.
        - И это все?
        - Не совсем, -призналась девушка. - Боюсь, ты не очень понимаешь, во что ввязываешься с Честером.
        - Стеф, он милый, - не без удивления проговорила Сэм.
        - Не возражаю. С его стороны было очень любезно предложить мне работу.
        - К тому же он богат, занимает видное положение в обществе и вообще устраивает меня во всех отношениях.
        - Все это так. Но его мать…
        - Мы с Честером понимаем, что с Милдред бывает не просто. -Сэм улыбнулась. - Но мы с ней находим общий язык. Мы обе любим Честера и не ревнуем его друг к другу. Мне очень нравится отношение Честера к матери. В этом смысле он настоящий южанин. К тому же Милдред после нашей свадьбы собирается переехать.
        - Переехать?
        - Да, чтобы мы с Честером могли жить в Камелия-Корт.
        - А это? -Стефани обвела рукой окрестности. - Ты жила здесь с бабушкой Магнолией с тех самых пор, как родители уехали во Флориду. Я думала, ты останешься здесь и после замужества.
        - Когда у Честера с матерью особняк, способный поспорить с таким шедевром довоенной архитектуры, как Лонгвуд? После нашей с Честером свадьбы этот дом будет в твоем полном распоряжении.
        - А где будет жить мать Честера? -В голосе Стефани прозвучали нотки сомнения.
        - Я же сказала: она переедет, -ответила Сэм.
        - Куда?
        - В дом для гостей в Камелия-Корт. -На лице Сэм вспыхнул предательский румянец.
        Стефани расхохоталась.
        - Немедленно прекрати! -Сэм поджала губы и погрозила сестре пальцем. - Дом для гостей находится в двадцати ярдах от главного здания и состоит из десяти комнат.
        - Понимаю. Уверена, что миссис Милфорд ты больше никогда не увидишь.
        - Стеф, а ты, случайно, не завидуешь мне? -Сэм не на шутку встревожилась. - Может, все это связано с тем, что у тебя никого нет?
        - Стефани поморщилась и отвела взгляд.
        - Прости, Стеф. -Сэм коснулась ее руки. - Я не должна была так говорить. Похоже, после гибели Джима ты поставила на себе крест. Но с тех пор прошло уже пять лет.
        - Знаю. -Стефани стало грустно. - Просто никто не может заменить мне моего мужа. Я благодарна судьбе за то, что она послала мне такую светлую любовь.
        - Возможно, ты боишься вновь пережить боль утраты, -мудро добавила Сэм.
        Стефани не ответила.
        - Я хочу, чтобы ты была счастлива, Стеф, -продолжила сестра. - Господи, тебе же всего двадцать восемь!
        Стефани вымученно улыбнулась.
        - Я хочу, чтобы ты нашла кого-нибудь, с кем могла бы прожить жизнь. Кого-нибудь вроде Честера.
        - Избавь меня от Честера, -возразила Стефани и тут же спохватилась: - Прости, если порой я кажусь занудой.
        - Ты не зануда, а миссис Устроительница: привыкла, чтобы все было идеально, -возразила Сэм.
        Стефани виновато улыбнулась и сказала со вздохом:
        - Мне, как старшей сестре, твоя судьба не безразлична. Короткая жизнь с Джимом научила меня ценить настоящую любовь.
        - Конечно. Думаешь, я не понимаю?
        - Мы росли в Натчезе, считая каждый цент, когда родители работали в муниципальных школах. Теперь у нас есть это прекрасное поместье, и ты выходишь замуж за Честера. Думаю, в будущем беспокоиться о деньгах тебе не придется…
        - И что? -нетерпеливо перебила ее сестра.
        - Я сознаю, Сэм, ты хочешь, чтобы у тебя все было хорошо, -произнесла Стефани с жаром.- Я надеюсь, что Честер для тебя - не только надежный человек, с которым ты будешь себя чувствовать как у Христа за пазухой. Видишь ли, я считаю, что каждая женщина хоть раз в жизни имеет право пережить истинную любовь, пусть недолгую. И если бы Честер был для тебя тем единственным, то ставил бы тебя выше матери.
        - Стеф, не волнуйся за меня. -Сэм, тронутая словами сестры, улыбнулась. - Честер и есть тот единственный.
        - Вот как? -удивилась Стефани. - Несмотря на то что так самозабвенно предан матери?
        - Это у него в крови -быть великодушным и заботливым по отношению ко всем, - возразила Сэм. - Знаешь, когда в прошлом году старая экономка Милфордов потеряла мужа, Честер полностью взял на себя расходы на похороны. Потом купил для Анны домик и теперь каждый месяц посылает ей чек на кругленькую сумму. А ты помнишь мое виндзорское кресло-качалку?
        - То, что стоит в твоей комнате? -Стефани нахмурилась. - Уж не Честер ли его купил?
        Сэм, зардевшись от удовольствия, кивнула.
        - Честер видел, как я пялилась на витрину антикварного магазина, и на другой день я получила этот подарок, перевязанный большим красным бантом. Он не разрешил мне заплатить за него, сказав, что наградой ему будет моя улыбка. -Сэм шаловливо подняла брови. - Что ж, он получил гораздо больше.
        - Сэм, ты плутовка! -рассмеялась Стефани. - Вижу, у парня есть определенные таланты. Что ж, если, по-твоему, он стоит того, чтобы мириться с Милдред, я сдаюсь.
        - И почему только я мирюсь с тобой! -Сэм игриво толкнула Стефани локтем. - Ты такая заноза!
        - Забавно. Я только что собиралась сказать тебе то же самое.
        Сестры расхохотались.
        - Знаешь, сегодня, когда я распаковывала вещи, я думала о нас с тобой, -сказала Стефани, устремив задумчивый взгляд в темноту сада. - Вспоминала детство.
        - Правда?
        - Когда мы были маленькими и приезжали погостить к бабушке Магнолии. Выглянув в окно, я ясно представила, как мы носимся по розовому саду, ловим бабочек, а она сидит поблизости и читает сонеты Шекспира.
        - О Стеф, какие сладкие воспоминания. -Лицо Сэм осветилось радостью. - Я тоже бережно храню в душе память о тех благословенных днях и так скучаю по старушке Магнолии!
        - И я. Но у меня есть ты. -К горлу Стефани подступил ком. - Мы с тобой порой ссоримся, но я счастлива, что вернулась.
        - Я тоже счастлива, что у меня есть ты, Стеф. -Сэм сжала ее руку. - Мне тебя очень недоставало.
        - А мне тебя.
        Наступила пауза. Молчание затянулось, Сэм взглянула на часы и присвистнула.
        - Господи, как летит время! Мне нужно сделать с полдюжины звонков. Лето на носу, и ситуация на рынке недвижимости с каждым днем накаляется. Это в наших интересах.
        Сэм вернулась в дом. Стефани уходить не спешила. В темноте ночи легкий ветерок пробегал по ее обнаженным рукам, и девушке казалось, что кто-то невидимый ласкает ее. Она погрузилась в воспоминания, навеянные таинственной музыкой, услышанной ею на лестнице.
        Стефани познакомилась с Сарджентом, когда училась на старшем курсе университета. Джим, армейский офицер, приехал в отпуск в Оксфорд навестить свою семью. Стефани никогда не думала, что сможет влюбиться так быстро, да еще в столь юном возрасте. Они поженились, едва Стефани закончила учебу, и переехали в Форт-Беннинг, штат Джорджия, где дислоцировался его полк.
        Они были невероятно счастливы, но судьба жестоко обошлась с ними. За несколько месяцев до третьей годовщины их свадьбы Джим погиб во время операции «Буря в пустыне» в Саудовской Аравии. В то утро Стефани проснулась, полная надежд, а легла спать вдовой, едва достигшей двадцати трех лет…
        Стефани привезла тело Джима в Натчез и похоронила на местном кладбище, на отведенном их семье участке. Два месяца провела она с Сэм и Магнолией, залечивая душевную рану. Потом вернулась в Атланту и пошла работать библиотекарем в муниципальную школу.
        Полгода назад, на похоронах Магнолии, Стефани узнала, что бабка оставила ей и сестре свое поместье. Мысль о переезде и возможности начать новую жизнь в этом тихом уголке пришлась Стефани по душе. Когда учебный год закончился, она уволилась, продала дом и переехала сюда, чтобы поселиться среди восхитительных старинных особняков, цветущих камелий и пьянящего жасмина.
        Молодая женщина была счастлива, надеясь найти в старом поместье мир и покой.
        Размышления Стефани прервали звуки вальса, и она замерла. Тихие и печальные, они в то же время были исполнены такой неутолимой страсти, что у Стефани перехватило дыхание. Ощущение было такое, что звуки исходят от самого дома.
        - Кто играет? -тревожно спросила она и прислушалась.
        Ее слова отозвались эхом, утонувшим в горестных рыданиях. Она отчетливо слышала их. И столько было страданий и боли в этих ранящих душу звуках!
        Всю ночь Стефани мучили кошмары и странные видения. Над ней склонилась старая женщина с бледными заострившимися чертами и хриплым голосом прошептала:
        - Я не могу обрести покой. Потому и привела тебя сюда, дитя мое…
        Стефани вскрикнула и села на кровати. Но ничего, кроме непроницаемой тьмы, не увидела. Мирно жужжал кондиционер. Сердце у Стефани бешено колотилось. Ее била дрожь.
        Неужели в доме поселился призрак старой Магнолии? И что значат слова: «Я не могу обрести покой. Потому и привела тебя сюда»?



        Глава 2

        - Как прошло первое собрание директоров, Стеф?
        Этим вопросом Сэм встретила сестру в субботу вечером, едва та переступила порог Хармони-Хаус. Закрыв за собой дверь, Стефани через силу улыбнулась. Со дня ее приезда в Натчез прошло три недели.
        - По-моему, хорошо. Похоже, директорату «Коллекции Франклин-стрит» я понравилась. Мне, как новому куратору, поручили подобрать старинные костюмы для участников ярмарки общины, которая состоится 4 июля. Честер даже похвалил меня, сказав, что я отлично справилась со своим первым сообщением.
        - Стеф, ты меня очень тревожишь. -Сэм смотрела на сестру с нескрываемым сочувствием и озабоченностью. - Честер говорит, что ты выглядишь утомленной. Вчера вечером Милдред интересовалась, по-прежнему ли ты слышишь какие-то странные звуки.
        - Господи, как бы мне хотелось ничего такого не слышать! -Стефани натянуто рассмеялась. - Но не волнуйся, сегодня я не заикнусь об этом при Честере и его матери. Не дам Милдред повода считать меня чокнутой.
        - Тяжело, должно быть, испытывать то, чего не испытывают другие, -вздохнула Сэм. - Некоторые верят в привидения, но я не из их числа.
        - Я тоже не верила, -заявила Стефани, не спуская глаз с сестры, - до поры до времени.
        - Я искренне тебе сочувствую. -Сэм примирительно улыбнулась. - Разве не я одолжила тебе сегодня машину?
        - Это совсем другое, -возразила Стефани. - У меня в комнате все исчезает- солнцезащитные очки, часы… Сегодня пропали даже автомобильные ключи.
        - Но твои ключи не пропали, Стеф, -заверила ее сестра.
        - Что ты хочешь этим сказать? -Стефани в отчаянии застонала.
        - Сюрприз. -Сунув руку в карман брюк, Сэм извлекла связку ключей Стефани.
        Та рот разинула от удивления.
        - Где ты их нашла?
        - У тебя на туалетном столике.
        - Это невозможно! -воскликнула девушка. - Я перерыла всю комнату.
        - Странно. Потому что ключи лежали на виду, -заметила Сэм. - Я принесла тебе чистое белье и увидела их.
        - Господи! Кто-то хочет свести меня с ума, -пожаловалась Стефани.
        - Рыдающая женщина, играющая на скрипке? -Сэм недоверчиво покачала головой.
        - Но я и вправду слышу музыку! -Стефани всплеснула руками. - Особенно в полночь. Ночью слышу детские голоса, иногда плач младенца и еще какие-то звуки.
        - Ты слишком болезненно на все реагируешь. Переезд, новая работа. Поделилась бы еще с кем-нибудь своими страхами.
        - Неужели мои дела так плохи? -воскликнула Стефани.
        - Мне кажется, ты себя накручиваешь. Посмотри, на кого ты стала похожа.
        - За три недели у меня не было ни одного спокойного дня -неудивительно, что я выгляжу уставшей.
        Сэм смутилась.
        - Ладно, не будем больше об этом, -вздохнула Стефани.
        - Хорошо. Не забудь, утром Честер и Милдред придут на завтрак, а потом мы все вместе отправимся в церковь. Я понимаю, Стеф, ты расстроена, но я буду тебе благодарна, если ты избавишь Милдред от своих бредовых откровений.
        - Конечно, Сэм. -Стефани кивнула. - Спокойной ночи.
        Стефани поднялась к себе, размышляя о том, что ей не верят, мало того - насмехаются над ней, когда она рассказывает о странных вещах, которые с ней происходят.
        Она повесила в шкаф блейзер и подошла к туалетному столику, чтобы убрать чистое белье, но на полпути остановилась. Рядом со стопкой белья на салфетке лежала одинокая белая роза с длинным стеблем. Ее бутон покоился на музыкальной шкатулке. Девушка с благоговейным трепетом взяла цветок и вдохнула тонкий аромат.
        Как попала сюда эта роскошная роза? Стефани открыла музыкальную шкатулку и услышала до боли знакомый мотив, неотступно преследовавший ее в этом доме:
«Последняя роза лета».
        - Проклятие! -вырвалось у Стефани.
        Сбросив одеяло, она села на кровати, включила свет, провела рукой по волосам. Что делать? Она в отчаянии. Силы на исходе.
        Набросив халат, Стефани вышла из комнаты и по темному коридору направилась к лестнице. Сквозь узорчатое окно пробивался лунный свет. В доме было тихо и несколько жутковато. Девушку охватил страх, возникло чувство опасности. По спине поползли мурашки. Она с трудом сдержалась, чтобы не обернуться, и взяла себя в руки.
        Вдруг она увидела привидение и, вскрикнув, замерла, не в силах сдвинуться с места. Девушка замотала головой, пытаясь отогнать наваждение, и зажмурилась. Снова открыла глаза. Привидение не исчезло. Это была женщина в старинном пеньюаре, мертвенно-бледная, с темными волосами, заплетенными в косу. Она смотрела на Стефани с немой мольбой во взгляде.
        - Он никогда не любил меня… -прошептала женщина и в следующее мгновение исчезла.
        Придя на кухню, Стефани стала рыться в ящиках старинного буфета в поисках успокоительных пилюль и вдруг заметила, что на пол упала какая-то карточка. Девушка подобрала ее. Это оказалась выцветшая фотография мужчины, одетого по моде конца девятнадцатого века.
        Лицо с классически правильными чертами, лукавой улыбкой и смеющимися глазами светилось озорным задором. Чувственный взгляд заставил Стефани поежиться и запахнуть на груди халат.
        Откуда взялась эта фотография? Ей не менее ста двадцати лет. Но почему никто ее до сих пор не видел?
        Тут Стефани осенило, и она снова ощутила легкий озноб. Фотография попалась ей на глаза после встречи с призраком.
        Не тот ли это мужчина, который разбил сердце рыдающей женщины? Быть может, ее отвергнутая душа до сих пор живет в доме?
        Стефани сунула фото в карман халата.
        - Почему меня не предупредили, что в доме водятся привидения?
        Когда утром Стефани влетела в столовую, Сэм, Честер и его мать встретили ее изумленными взглядами. Сэм укоризненно посмотрела на сестру.
        - Доброе утро, Стеф. Не желаешь ли к нам присоединиться?
        Стефани с виноватым видом прошла к своему месту.
        - Извините. Доброе утро. Но я до сих пор не могу прийти в себя. Прошлой ночью у меня состоялось свидание с местным духом.
        - Шутишь! -воскликнул Честер, вскочив и отодвигая для Стефани стул.
        - Ничуть. -И Стефани продолжила: - Я проснулась от сдавленных женских рыданий, встала и пошла вниз. Увидела ее на лестнице. Она была в ночном пеньюаре. Посмотрела сквозь меня и прошептала: «Он никогда не любил меня». Потом в кухонном буфете я нашла старую фотографию мужчины.
        - Силы небесные! -ахнула миссис Милфорд. - Выходит, ты не только слышишь, но и видишь странные вещи?
        - Заверяю вас, это не плод моей фантазии. Если хотите, могу показать фотографию. Интересно, почему нас никто не предупредил о привидениях?
        - Думаю, до тебя их здесь никто не видел, -терпеливо пояснила Сэм.
        - Вы меня довели! -Стефани бросила вилку.
        Воцарилась тишина. Но взгляд миссис Милфорд, адресованный Честеру, был красноречивее всяких слов.
        Первой заговорила Сэм.
        - Стеф, можно тебя на минутку?
        Извинившись, сестры вышли в коридор.
        - Стеф, ради всего святого, что с тобой? Мы больше не в силах терпеть твои выходки!
        - Знаю, я не хотела. -Стефани развела руками.
        - Ты уверена, что видела ночью привидение?
        - Уверена.
        - Это не галлюцинация?
        - Нет.
        - Господи! Не знаю, что и делать. -Сэм растерялась. - Жаль, что тебе приходится здесь несладко. Но ведь я просила тебя не касаться этой темы при Милдред. Все равно она тебя не поймет.
        - Ты права. Прости. Просто я на грани нервного срыва. Я вся извелась, и никто мне не верит.
        - Стеф, -простонала Сэм. - Я хочу поверить, но старая Магнолия прожила здесь шестьдесят лет и ни разу не видела привидений, не то рассказала бы об этом. И я не замечала, хотя тоже прожила здесь не один год.
        - Это еще ни о чем не говорит, -с жаром возразила Стефани. - Может быть, все эти странные вещи стали происходить после смерти Магнолии?
        - Не хотелось бы так думать, -вздохнула Сэм. - Надеюсь, душа ее уже давно обрела покой. Ты действительно на грани нервного срыва, будто не спала несколько недель. И в этом вся проблема.
        - Я и вправду не спала. Из-за этих призраков.
        - Тогда почему бы тебе не прилечь прямо сейчас? Перед уходом в церковь я принесу тебе завтрак в спальню.
        - Отлично, -пробормотала Стефани.
        Сэм вернулась в столовую, а Стефани пошла к себе.



        Глава 3

        Ночью Стефани услышала знакомые звуки вальса, встала с постели и выскользнула в коридор. В залитой лунным светом гостиной она увидела за роялем Магнолию. Бабушка исполняла вальс «Последняя роза лета». Глаза ее были затуманены печалью.
        - В этом доме столько горя, - прошептала Магнолия. - Столько привидений… Ты должна помочь нам, дорогая.
        На пюпитре лежали ноты «Последней розы лета». Стефани точно знала, что раньше их там не было.
        На другое утро Стефани обнаружила у себя на туалетном столике брошь в виде камеи. Она пристально рассмотрела находку- женское лицо с совершенными чертами, вырезанное из слоновой кости, в обрамлении старинной золотой филиграни. Вещица была элегантной, и девушка не задумываясь приколола ее к блузе.
        Внизу за завтраком Сэм не преминула заметить:
        - Какая прелестная камея! В истинно викторианском стиле.
        - Спасибо. Я нашла ее у себя в комнате. Она принадлежала бабушке Магнолии?
        - Нет. Я ее прежде не видела, -ответила Сэм. - После смерти бабушки я составила опись всех ее вещей. Может, ты сама ее купила, а потом забыла об этом?
        - Я ее не покупала, - ответила Стефани с раздражением.
        Сэм лишь пожала плечами.
        Что за призраки населяют Хармони-Хаус? В то утро на работе Стефани занялась поисками в архивах сведений о старом особняке. Она не знала, что ее семья купила дом на стыке веков. В обнаруженной ею папке имелись лишь скудные данные - старинный рисунок собственности, краткий рассказ о том, как в 1852 году дом был достроен неким Джеймсом Уилкоксом, и пометка, что в 1870 году прежний хозяин продал недвижимость. Никаких упоминаний о новых владельцах или призраках не было… Озадаченная Стефани вернула папку на место.
        В тот день после работы девушка купила цветы и отправилась на могилу Джима. Кладбище находилось к северу от города. Она вышла из машины и очутилась в большом, тихом и практически безлюдном парке. Воздух, напоенный ароматом жимолости и свежескошенной травы, был неподвижен.
        Стефани медленно поднималась вверх по дороге, мимо увитых розами витиеватых кованых оград. За оградами возвышались величественные памятники. С пригорка открывалась панорама простиравшегося на многие акры кладбищенского пейзажа со старинными надгробиями, статуями ангелов и херувимов, прелестными бельведерами. Чуть дальше блестела водная гладь окруженного деревьями пруда. Их фамильный надел находился на холме, где великолепный дуб венчал вид широкой, вьющейся вдали Миссисипи. Стефани остановилась и, отворив кованую калитку, вошла за ограду. Тут были похоронены Джим, бабушка Магнолия и другие родственники.
        Не сводя глаз с могилы Джима, она прикоснулась к золотому колечку, надетому на средний палец левой руки. Ей вспомнились трагичные, безумные дни, когда, узнав о смерти мужа, она приехала в Натчез сделать необходимые приготовления. Магнолия отправила ее на кладбище выбрать на семейном участке место для Джима. Стефани впервые испытала здесь минутное успокоение, когда с высоты холма увидела раскинувшиеся дали, осененные могучими дубами, сулящими защиту от невзгод, и ленту реки вдалеке. Она разрыдалась, и слезы принесли молодой вдове огромное облегчение. Она подумала тогда, что, лежа здесь в земле, невозможно не обрести покой. И Стефани захотелось умереть, чтобы ее похоронили рядом с любимым, чтобы наконец произошло их воссоединение…
        Она опустилась на колени у надгробия, вынула из медной вазы засохшие цветы, заменив на свежие, и прочла надпись на мраморной плите, которую знала наизусть:
«Джеймс Артур Сарджент, родился 8 мая 1964 года, погиб во время военных действий в Саудовской Аравии 25 февраля 1991 года… Любимый муж, друг и герой, он умер, защищая страну».
        К горлу Стефани подступил ком, она смахнула со щеки непрошеную слезу. Джим был так молод, когда умер, всего двадцать шесть лет. Почти три года их совместной жизни пролетели как одно счастливое мгновение. Лежа долгими ночами в одинокой постели, Стефани ни разу не подумала о другом мужчине. Что послужило тому причиной? Чувство вины, что она продолжает жить, в то время как он покоится в земле, или понимание, что никто уже его не заменит? Муж был ее первой, ее единственной любовью.
        Однако с тех пор как у нее начались видения и она нашла фотографию мужчины с чувственным взглядом, что-то не давало ей покоя, угрожая рассеять сладкие воспоминания о Джиме. Не потому ли пришла она сегодня на могилу мужа, чтобы укрепиться в своей верности ему?
        Подобрав с земли увядшие цветы, она поднялась на ноги. Размышляя о странных событиях в Хармони-Хаус, вспомнила любимый эпизод из «Грозового перевала» «Роман Эмили Бронте», когда охваченный горем Хинклифф умолял дух Кэти явиться ему.
        - Почему ты не приходишь ко мне? -прошептала она, вытирая слезы. - Мне бы так этого хотелось.
        Но Стефани знала, что ее Джим обрел покой, и не он преследует ее теперь…
        В ту ночь Стефани снова услышала во сне плач ребенка. И бродила по дому в поисках его.
        Младенца она нашла в темной детской, в колыбели. Малышка тянула к ней ручки и кричала. Она была необычайно красивой, с темными вьющимися волосами и круглым личиком. Одета в нарядное вышитое платьице и розовые пинетки.
        - Бедная сиротка, -пробормотала Стефани, взяла ребенка на руки и прижала к груди.
        Девочка сразу успокоилась. Сердце девушки защемило от нежности.
        Бедный потерявшийся ангелочек, - шептала она, направляясь к креслу-качалке в углу, залитом лунным сиянием. Едва она опустилась в него, как в комнату заглянула бабушка Магнолия.
        - Так вот ты где, Стефани. Я надеялась, что кто-нибудь успокоит ребенка. У нее нет матери, а отец погряз в кутежах.
        - Какой отец?-спросила Стефани.- Почему все это происходит?
        Магнолия покачала головой.
        - Слишком много терзаемых духов. Они не отпустят меня на небо, пока не прекратятся их мучения. Ты должна помочь им… помочь нам всем.
        - Я постараюсь, -промолвила Стефани.
        Когда Стефани проснулась, спальня утопала в солнечных лучах. Девушка тряхнула головой и села на постели. Какой странный сон! Что сказала бабка? Что-то о духах, населяющих дом, о мужчине, который где-то гуляет, и что Стефани - единственный человек, способный им помочь. Не тот ли это мужчина, чью фотографию она нашла? Она вытащила снимок из ящика и пристально в него вгляделась. Да, мужчина выглядел настоящим повесой и кутилой. И снова, как и в прошлый раз, пальцы девушки ощутили странное тепло.
        Положив фотографию на место, Стефани почувствовала, что ночная рубашка прилипла к плечу, и обнаружила небольшое молочное пятно как раз на том месте, где находился рот малышки!
        Стефани бросило в дрожь, по спине побежали мурашки.



        Глава 4

        В день празднования Четвертого июля Стефани стояла рядом с преподобным Карлсоном возле помоста, где детский церковный хор исполнял «Добрым старым летом». Девочки и мальчики были одеты в костюмы конца девятнадцатого века, в большинстве заимствованные из «Коллекции Франклин-стрит».
        - Преподобный Карлсон, -обратилась Стефани к священнику, - дети просто очаровательны.
        - Благодаря вашей помощи и щедрости, -ответил служитель церкви, общительный мужчина средних лет с редеющими волосами.
        - Мы, музейные работники, были счастливы оказаться полезными. Я как раз собиралась привести коллекцию костюмов в порядок. Ведь до меня никто не удосужился даже составить опись.
        - Не изводите себя работой, -посоветовал Карлсон, бросив на девушку озабоченный взгляд. - Не сочтите это за бестактность, миссис Сарджент, но вы выглядите усталой.
        - Со дня прибытия в Натчез я страдаю бессонницей. -Стефани невесело улыбнулась.
        - Мне очень жаль. Ведь местный ритм жизни считается размеренным, располагающим к отдыху.
        - Если в домах не водятся привидения.
        - Вы шутите! В Хармони-Хаус привидения? -Карлсон был поражен.
        - Он просто наводнен ими, -объявила Стефани. - Рыдающая женщина с расстроенной скрипкой, шаловливые детишки, плачущий младенец, не считая самой Магнолии.
        - Магнолии? -воскликнул Карлсон.
        - Должно быть, вы думаете, я сошла с ума. -Девушка бросила на него подозрительный взгляд.
        - Вовсе нет. -Он погладил ее по руке. - Натчез богат преданиями о привидениях. В Данлейте обитает старая дева с разбитым сердцем, в «Таверне короля» - убитая возлюбленная короля Ричарда.
        - В таком случае меня утешает мысль, что я не единственная, кому довелось встретиться с привидениями.
        - Должен заметить, что если бы кто-то из наших современников вздумал претендовать на статус новой «легенды», -Кдрлсон хмыкнул, - Магнолию в первых рядах претендентов я воспринял бы как должное.
        Это заявление Стефани не развеселило.
        - Бабушка была своевольной, но милой. Честно говоря, она до сих пор такая.
        - Знаете, -Карлсон вздохнул, - несколько лет назад моей бабке пришлось покинуть старый коттедж за городом. Она клялась, что в доме появлялся призрак раба, повешенного жестоким надсмотрщиком.
        - Как странно! -удивилась Стефани.
        - Но я что-то не слышал о призраках в Хармони-Хаус. - Карлсон задумчиво поскреб подбородок. - Правда, это не значит, что подобных сведений не существует. Вы не пытались это выяснить?
        - Я просмотрела некоторые документы в архиве и нашла кое-какую информацию о нашем доме, но там нет ни слова о привидениях или каких-либо других необычных вещах.
        - Как насчет зала местной истории в публичной библиотеке?
        - Хорошая идея! -Стефани щелкнула пальцами и улыбнулась. - Знаете, преподобный Карлсон, какое счастье поговорить с тем, кто тебе верит. В Хармони-Хаус призраков не видит никто, кроме меня.
        - Ничего удивительного. Компаньонка моей бабки тоже не замечала ничего подозрительного, в то время как бабушка утверждала, что слышит стоны и крики.
        - Вы святой. Вы мне очень помогли.
        - Я привык относиться с доверием ко всему, что касается духов… особенно в этом городе. -Священник усмехнулся.
        - Еще раз спасибо, преподобный отец. -Стефани протянула Карлсону руку.
        - Берегите себя, миссис Сарджент.
        Только Стефани отошла от него, как заметила, что Сэм и Милфорды направляются к ней, и свернула в противоположную сторону. На ярмарку они прибыли вместе, но вскоре под благовидным предлогом Стефани с ними рассталась. Сэм и Честер старались относиться с пониманием к ее рассказам о сверхъестественном, но инсинуации Милдред девушке порядком надоели.
        Стефани медленно пробиралась сквозь карнавальную толпу, когда вдруг ее слух уловил мелодию «Последней розы лета», наигрываемую на каллиопе «Американский клавишный музыкальный инструмент.».
        Стефани не заметила, как очутилась перед старинной каруселью. Сердце ее учащенно билось. Красивые разукрашенные лошадки бодро скакали по кругу, послушные прихотливому ритму старого мотива. Дети весело смеялись и махали родителям ручками.
        Но почему каллиопа играет «Последнюю розу лета»? Почему мелодия неотступно преследует Стефани, где бы она ни находилась?
        - Леди, не покатаете меня на карусели? -услышала она детский голосок и вздрогнула.
        Рядом с собой, Стефани увидела очаровательного малыша, должно быть, из церковного хора, потому что на нем были старинные, до колен панталоны с подтяжками, полосатая рубаха и забавная кепочка. Этот костюм Стефани не помнила, но, возможно, церковь арендовала его в каком-нибудь другом месте.
        Мальчик оказался симпатичным и ладным. На вид ему было лет пять, не больше. Круглое, с правильными чертами и живыми голубыми глазами лицо усыпано веснушками.
        - Ты кто? -спросила заинтригованная Стефани.
        - Я Пьер БофорТоддар, но все зовут меня Бо «Красавчик.», -горделиво ответил мальчик.
        - Что ж, здравствуй, Бо, -приветствовала девушка малыша. - А где твои родители?
        Его взгляд помрачнел.
        - Мою мамочку взяли к себе ангелы, а папа все время занят.
        У Стефани сжалось сердце.
        - Мне очень жаль. Но ты не можешь находиться здесь один. Папа будет волноваться.
        - Я пойду домой. Обещаю.-Лицо малыша озарила улыбка. - Только сначала прокатите меня на карусели.
        Очаровательный маленький разбойник! Веселая карусель остановилась. Стефани с трудом подавила улыбку. По всему было видно, что ребенок знал, как воздействовать на душевные струны взрослых. Ей не хотелось его разочаровывать.
        - Хорошо. Договорились! -улыбнулась она мальчику.
        Ребенок издал победный клич и, схватив Стефани за руку, потащил ее к аттракциону. Она купила билеты, и они поднялись на платформу.
        - Я буду сидеть здесь! -Мальчик уселся на скамеечку.
        - А на лошадке не хочешь? -спросила Стефани.
        Он решительно затряс головой.
        - Я хочу сидеть с вами. Вы такая красивая.
        У Стефани дрогнули губы. Противостоять обаянию этого пятилетнего малыша было невозможно. Ох и наплачутся девочки, когда этот юный Казакова подрастет. Она села рядом, и, когда карусель пришла в движение, мальчик снова сжал ее руку. Стефани почувствовала прилив тепла и материнской нежности.
        - Расскажи мне о себе, Бо.
        - По возрасту я второй из пятерых детей, -объявил он важно.
        - Из пятерых? -повторила Стефани. - Большая семья!
        Он кивнул.
        - Мама умерла в прошлом году, когда родилась малышка Сара.
        - Малышка Сара? -У Стефани пересохло во рту. - Она похожа на тебя?
        - О да, -ответил он просто. - У нее такие же кудрявые черные волосы и голубые глаза. Она все время плачет. Зовет маму.
        У Стефани снова защемило сердце.
        - Как бы я хотел, чтобы вы стали моей мамой! -Глаза мальчика затуманились печалью.
        - Я? -переспросила Стефани, растроганная и ошеломленная одновременно.
        - Детям больше всего на свете нужна мама, -уверенно заявил он.
        Озадаченная Стефани замолчала.
        - Конечно, для этого вам придется выйти замуж за папу. - Мальчик нахмурился. - Но это не так уж плохо. Он симпатичный, все дамы Натчеза в него влюблены. Уверен, вы тоже в него влюбитесь.
        - Я… -Стефани никак не могла подобрать нужные слова. - Я, конечно, польщена, Бо, но очень сомневаюсь, что твой папа оценит твои старания найти ему жену…
        - Нам нужна мама, -повторил мальчик.
        - Но почему ты хочешь, чтобы вашей мамой стала именно я?
        Мальчик задумался, но в следующее мгновение лицо его просияло.
        - Может, папа, наконец станет счастливым, а мисс Эбби перестанет плакать и играть на своей расстроенной старой скрипке.
        Пораженная, Стефани лишилась дара речи. Она во все глаза смотрела на малыша и не заметила, что карусель со скрипом остановилась.
        - Пожалуйста, станьте нашей мамой, -прошептал мальчик, сжимая ее ладонь. - Вы нам очень нужны.
        Мальчик исчез так же внезапно, как появился. Проворно соскочил с карусели, обернулся, послал Стефани воздушный поцелуй и растворился между деревьями…
        Встреча с мальчиком лишила девушку покоя. Случившееся не имело объяснения и не поддавалось никакой логике.
        Может, ребенок играл с ней в какую-то игру? Его одежда, манера речи и сам разговор свидетельствовали о том, что он имел какое-то отношение к преследовавшим ее призракам!
        Может, это просто совпадение? Но каким образом он узнал о том, что творится у них ночью?
        Если только он сам не призрак… При мысли об этом Стефани содрогнулась.
        Они с Джимом страстно хотели иметь ребенка, но у них ничего не получилось. Стефани начала подозревать, что не может иметь детей, но обратиться к врачу не успела - Джима призвали в армию. После его смерти материнский инстинкт в ней, казалось, заглох навеки.
        И вот теперь этот мальчик разбудил в ней дремавшие материнские чувства, желание иметь семью, потребность принадлежать кому-то. Это испугало Стефани еще больше, чем привидения.
        В ту ночь во сне Стефаны рассказала о происшедшем старой Магнолии. Проводить предрассветные часы в компании с обитателями потустороннего мира стало для девушки делом обыденным.
        Магнолия вязала в кресле-качалке, когда Стефаны приблизилась к ней.
        - Кто этот мальчик? -спросила девушка.
        - Одна из духовных сущностей, -прозвучал загадочный ответ. - Их всего пятеро. Бедные сиротки. Помоги им, детка!
        - Почему я?-воскликнула Стефани.
        Магнолия пожала плечами.
        - Больше некому. Ведь ты -миссис Устроительница. Кроме того, кто-то должен совладать с этим человеком.
        - С каким человеком?
        Магнолия покачала головой, и спицы в ее руках замелькали еще быстрее.
        - О, моя дорогая. Моя дорогая бедняжка… -И Магнолия начала напевать «Последнюю розу лета».
        Стефани проснулась как от толчка, обливаясь холодным потом. В спальне было темно. Она проворно включила свет. Еще один загадочный сон. «Кто-то должен совладать с этим человеком».
        С каким человеком? Уж не с тем ли, чью фотографию она нашла? И почему Магнолия назвала детей духовными сущностями? Вопрос потребовал немедленного разъяснения.
        Стефани бросилась вниз за словарем. Словарь объяснял, что духовной сущностью называется живой человек, способный принимать облик духа. Вроде мальчика, встреченного накануне?
        Возможно ли, чтобы сирота из прошлого века так страстно хотел иметь новую мать, что ради этого проделал путешествие во времени? Не помогают ли ему по ночам его братья и сестры, являясь ей во сне?
        Это представлялось абсурдным! И все-таки почему она?

«Больше некому», - пришли на память слова старой Магнолии.
        В понедельник Стефани сидела в публичной библиотеке, внимательно разглядывая папку, принесенную библиотекарем. Наклейка на папке гласила: «Хармони-Хаус».
        В данный момент гармонией в доме даже не пахло.
        Дрожащими пальцами Стефани раскрыла папку. Как она и ожидала, содержимое состояло из разрозненных листков пожелтевшей бумаги и архивных фотографий.
        Она прочла первый попавшийся на глаза документ. Это была еще одна историческая справка о доме, вырезка из газеты 1917 года: «Хармони-Хаус, наиболее замечательный образец античного стиля, построен в 1852 году Джеймсом Уилкоксом, в 1870 году продан Андре Годдару»…

«Годдар»! Стефани ахнула и схватилась за сердце, едва не выпрыгнувшее из груди. Ведь мальчик назвал себя Пьер Бофор Годдар.
        Со смешанным чувством тревоги и страха она продолжила чтение:

«Годдар купил дом для своей невесты Линни. За семь лет совместной жизни они произвели на свет пятерых детей. В 1877 году миссис Годдар скончалась во время родов последнего ребенка Сары Элизабет. Заботы по уходу за Годдаром и его детьми взяла на себя Эбби, двоюродная сестра Линни».
        - О Боже! - пробормотала Стефани. - «Эбби» и «Сара». Не эти ли имена упоминал мальчик? Она продолжила чтение:

«После смерти жены Годдар, богатый хлопковый маклер, стал веселым вдовцом. Он больше не женился. Согласно легенде, мисс Эбби, безнадежно в него влюбленная, умерла от неразделенной любви. Старожилы Натчеза рассказывают, что по ночам в Хармони-Хаус все еще слышны звуки ее скрипки…»
        Стефани продолжала рыться в бумагах, перебирала снимки дома снаружи и внутри. Наконец ее взгляд остановился на выцветшей семейной фотографии, датированной 1878 годом и изображавшей красивого мужчину, пятерых детей и женщину заурядной внешности на заднем плане.
        - О Господи!
        У Стефани участилось дыхание. Она увидела мальчика, которого на днях катала на карусели, малышку, которую во сне качала на руках, несчастную женщину, с которой столкнулась на лестнице, и мужчину, чья фотография выпала из буфета, когда она искала успокоительное.
        Сомнений больше не было. Дом был наводнен призраками. Женщина искала спасения, а дети, так остро нуждались в матери, что один из них совершил прыжок во времени, чтобы молить Стефани о помощи.
        Все это было похоже на бред и выходило за рамки логики.
        И во всем был виноват он. Стефани вгляделась в черты темноволосого красавца мужчины с самоуверенной улыбкой и озорными огоньками в глазах, одетого в безукоризненный фрак и темные брюки.
        Андре Годдар. «Веселый вдовец». Его жизнерадостность и мужской магнетизм не оставили Стефани равнодушной. Она попала во власть чар этого повесы из девятнадцатого века, хотя понимала, что он недостоин ее внимания. Потому что бросил на произвол судьбы своих детей.
        Поспешно сунув карточки в папку, Стефани закрыла лицо руками. Что делать? Она должна, чего бы это ей ни стоило, помочь этим людям исчезнуть из Натчеза, иначе сойдет с ума.



        Глава 5

        Ложась спать в ту ночь, Стефани обнаружила на подушке нитку жемчуга. С благоговейным трепетом она взяла ожерелье и невольно залюбовалась игрой света на переливающихся бусинах неправильной формы. В подлинности жемчуга и его ценности сомневаться не приходилось.
        Как он сюда попал? Спросить об этом у Сэм Стефани не решилась, полагая, что ожерелье, как и таинственная камея, никакого отношения к старой Магнолии не имеет.
        Девушка положила нитку на ночной столик, выключила лампу и попыталась уснуть…
        Во сне Стефани шла по комнатам с плачущим младенцем на руках. Со всех сторон ее окружали другие сущности. В какой-то момент мимо проплыла в ночной рубашке «мисс Эбби», играющая на скрипке.
        Вдали Стефани заметила старую Магнолию. Она, как обычно, сидела в кресле-качалке с вязаньем. Стефани подошла к ней.
        - Пожалуйста, помоги мне.
        - Это ты должна нам помочь, -ответила Магнолия.
        - Помочь? Но как?
        - Здесь столько несчастных. Они не отпустят мою душу на небо, пока не обретут покой.
        - Чего они хотят?
        - Конечно же, счастья.
        - Но что я могу для них сделать?
        - Дай им счастье. Выполни свое предназначение.
        - Предназначение?
        - Да. Первый знак тебе будет, когда начнешь свою миссию, второй -когда закончишь ее.
        Стефани открыла глаза. Было темно. Предназначение? Знак? Уж не сходит ли она с ума?
        Может, уехать из Натчеза? Она не знала, как долго сможет это выдержать.
        - Какую вдохновенную проповедь прочитал преподобный Карлсон! -воскликнула миссис Милфорд.
        - Я тоже всей душой стремлюсь увидеть свет, пока не вышло время, -сухо ответила Стефани.
        Пополудни того дня Сэм, Стефани и Мил форды вышли из церкви вместе. Честер и Сэм сели на переднее сиденье роскошного «бьюика», а Стефани и Милдред - на заднее. Машина плавно покатила по тенистой Амачитто-стрит, вдоль поразительных построек довоенной эпохи.
        - Служба действительно дает пищу для размышлений, - согласился Честер, искоса взглянув на Сэм. - Особенно мне понравилось, когда преподобный отец говорил, как важно чтить свою семью. Без близких мы бы просто пропали, верно?
        Сэм просияла и обратилась к Стефани и Милдред:
        - Не знаю, как вы, а я точно пропаду, если мы немедленно не купим чего-нибудь поесть.
        - Мне только заморить червячка, -скромно заметила миссис Милфорд.
        - Как насчет макарон? -спросила Сэм. - Феттучини мне в самый раз.
        - А ты, Стефани? -спросил Честер.
        - Спасибо, я не голодна, -ответила девушка. - Но от салата не откажусь и поддержу компанию.
        - Как дела дома? По-прежнему тяжко? -спросил он.
        - О да, -сказала Стефани серьезно.
        - Милая, -миссис Милфорд погладила ее по руке, - ты сильно похудела, и вид у тебя утомленный. Нужно хорошо питаться. И поехать куда-нибудь отдохнуть, - добавила она многозначительно.
        Опять намек на то, что у нее проблемы с психикой. Это уже слишком.
        - Единственное, что мне нужно, -это выспаться. Чтобы духи не мешали. И не пришлось по ночам укачивать ребенка и утешать старую Магнолию.
        Миссис Милфорд ахнула, Честер нахмурился, а Сэм взглядом умоляла сестру замолчать.
        - Простите, -улыбнулась Стефани, стараясь загладить неловкость. - Честер, если не возражаешь, высади меня, пожалуйста, возле дома, а вы поезжайте обедать. Не думаю, что мое общество доставит вам удовольствие.
        - Конечно, Стефани, как скажешь.
        После внезапной вспышки гнева Стефани чувствовала себя отвратительно. Ведь она нарушила данное сестре слово и опасалась, как бы у Сэм не возникло из-за этого неприятностей. Но предаваться угрызениям совести у нее просто не было сил. Она легла в постель и вскоре забылась глубоким сном.
        Спустя какое-то время дверь в спальню распахнулась.
        - Как ты посмела со мной так поступить?
        Стефани села на кровати и протерла глаза. Перед ней стояла Сэм с опухшим лицом и покрасневшими глазами.
        - Что случилось, Сэм? Ты плакала?
        - Мы с Честером поссорились.
        - Поссорились? С Честером? -Стефани не на шутку встревожилась.
        - И все из-за тебя!
        - Ничего не понимаю. Присядь и расскажи, что стряслось.
        Но вместо того чтобы сесть, Сэм принялась мерить шагами комнату и бурно жестикулировать.
        - Что стряслось? Моя жизнь разрушена!
        - Объясни!
        - После обеда Честер высадил мать, а мы решили прокатиться вдоль обрыва… и потом… потом поссорились! -Сэм разрыдалась.
        Стефани, соскочив с постели, бросилась к сестре, обняла ее.
        - Сэм! Прости! Я не хотела! Господи!
        - Не хотела? -Сэм оттолкнула ее. - Но сделала!
        - Я? -Стефани прижала руку к груди.
        - Да, ты! Я понимаю, последнее время тебе не сладко. Но сколько раз я просила не затевать разговор на эту щекотливую тему при Милдред! Неужели это так трудно?
        - Нет, Сэм. -Стефани застонала. - Я очень старалась. Но эта старая карга постоянно меня подкалывает. Намекает на то, что я не в себе.
        - Как бы то ни было, у нас с Честером все кончено, -всхлипнув, сказала Сэм.
        - Пожалуйста, расскажи, что случилось.
        - Как только мы с Честером остались наедине, он сказал, что у него с матерью возникли проблемы. -Сэм с шумом вдохнула воздух. - Похоже, твое состояние ее очень тревожит: она боится, как бы безумие не передалось нашей семье.
        - Она совсем спятила? -Стефани сорвалась на крик.
        Сэм горько рассмеялась.
        - Милдред боится, что ее внуки могут родиться… как бы это помягче выразиться… придурками.
        - Большей нелепицы я в жизни не слышала! -Стефани пришла в ярость.
        - Конечно, нелепица! -Сэм махнула рукой. - Хотя ты действительно вела себя странно, это не значит, что мы, Бишопы, психи.
        - Надо же такое придумать! -воскликнула Стефани.
        - Во всяком случае, -Сэм снова принялась метаться по комнате, - Честер спросил, что можно сделать, чтобы разрядить обстановку и умаслить Милдред. Предложил на некоторое время ограничить ваше с ней общение…
        - И?
        Сэм круто повернулась и скрипнула зубами.
        - Понимаешь, я тоже распалилась и отпустила в адрес Милдред какую-то грубость, вроде того, что у нее самой шариков не хватает.
        - О Господи! -простонала Стефани.
        Сэм всплеснула руками.
        - Тогда Честер накинулся на меня, и мы снова поссорились и… Это было ужасно! Теперь между нами все кончено. -Сэм снова разрыдалась.
        - Сэм, мне так жаль.
        Сэм бросила на сестру гневный взгляд.
        - Послушай, Сэм, -Стефани вздохнула, - я понимаю, ты обижена и сердита, но, мне кажется, не видишь главного.
        - Чего именно?
        - Дело в том, что для Честера мать важнее тебя.
        - Неправда!
        - Правда! Куда бы вы ни пошли, матушка Мил форд следует за вами по пятам.
        - Просто Честер ответственный человек и любящий сын…
        - Он маменькин сынок. Помнишь, когда мы вышли из церкви, он сказал, как важно чтить семью? Думаешь, он имел в виду тебя? Ничего подобного! Свою мамочку!
        - Что за гадости ты говоришь!
        - Увы, Сэм, это правда, а ты заслуживаешь лучшего, -произнесла Стефани с жаром. - Ты уверена, что Милдред на твоей стороне. Но это не так. Она ждала удобного момента, чтобы посеять раздор между тобой и сыном. И моя проблема пришлась ей как нельзя кстати. Честеру пора наконец решить, кто для него важнее. Пока, похоже, она тебя по всем параметрам обыгрывает.
        - Ты просто хочешь свалить свою вину на Честера. Но для меня нет человека лучше и дороже, чем он.
        Стефани прикусила губу. Хотя обвинения Сэм ей представлялись несправедливыми, в глубине души она не могла не признать, что спровоцировала ссору сестры с женихом.
        - Послушай, я понимаю, как тебе сейчас тяжело, но ведь влюбленные часто ссорятся. Ты наговорила ему лишнего.
        - Пожалуй, -нехотя согласилась Сэм.
        - Уверена, как только Честер остынет, тут же явится с извинениями. Я, в свою очередь, постараюсь закрыть запретную тему навеки.
        - Боюсь, слишком поздно, -буркнула Сэм и вылетела из комнаты.
        Только этого Стефани не хватало! Конечно, она перед Сэм виновата. И все же сестра напрасно сделала ставку на Честера. Да, он мил, симпатичен, но не стоит того, чтобы терпеть его мать.
        Как бы то ни было, проблемы сестры не идут ни в какое сравнение с ее собственными.
        Здесь, в Натчезе, у Стефани одни неприятности и страдания. Не лучше ли вернуться в Атланту? Завтра же она позвонит туда, узнает, нельзя ли занять прежнее место.
        В ту ночь Стефани долго не могла уснуть, но едва задремала, как на нее навалилась толпа призраков.

***


        По лестнице носились визжащие и хохочущие дети. Женщина рыдала и пиликала на своей скрипке. Стефани бегала по дому в поисках плачущего младенца и то и дело натыкалась на старую Магнолию.
        Стефани пыталась убежать от нее, но тут ей преградил дорогу мужчина со смеющимися голубыми глазами…
        Стефани ахнула и села на кровати. Включила свет. Часы показывали 4.40.
        - Проклятие! - Стефани вскочила и принялась ходить по комнате. - Если вы все не угомонитесь, мне придется совершить путешествие во времени и навести у вас порядок!
        Осмыслив произнесенные ею слова, Стефани остановилась как вкопанная и вдруг увидела на туалетном столике хрустальный бокал, до половины наполненный какой-то красной жидкостью.
        Еще один подарок оттуда?
        Не долго думая, девушка пересекла комнату, схватила бокал и залпом выпила содержимое.
        Напиток оказался холодным и сладким. Почти мгновенно девушка ощутила его успокаивающее действие. На бокале была выгравирована роза… Стефани бросило в дрожь.
        Господи… Что она сделала?
        Может, напиток отравлен? Но думать о чем-либо сейчас у нее просто не было сил.
        Стефани выключила свет и рухнула на постель. Впервые за много недель она спала как убитая.



        Глава 6

        Разбудила Стефани мелодия «Последней розы лета», наигрываемая на рояле. С трудом разлепив глаза, она увидела над головой балдахин, обрамленный резным розовым деревом и обитый плиссированным бледно-желтым шелком. Его центральную часть занимал медальон из слоновой кости с выгравированными королевскими лилиями. От медальона расходились наподобие солнечных лучей великолепные шторы. Странно, откуда взялся этот балдахин?
        Потрясенная, Стефани села, и взгляд ее упал на античного вида горящую лампу на туалетном столике. Кованая ножка и розовый матовый абажур были очень красивы. Стефани поморщилась, уловив слабый запах керосина. Керосиновая лампа! Что за фокусы?
        Оглядевшись, Стефани с изумлением заметила незнакомый туалетный столик с мраморной крышкой и резным зеркалом, массивный шкаф из вишневого дерева и изысканную ширму с узорчатым стеклом в виде марокканской черепицы. Паркетный пол покрывал роскошный бежевый ковер овальной формы с цветочным рисунком.
        Комната имела те же размеры и планировку, как и та, в которой она жила, но обстановка и убранство были другими. Дверь в коридор и камин оставались на старых местах, но слева появилась еще одна дверь. Окна тоже были прежними, но вместо современной драпировки занавешены бархатными шторами, отороченными золотыми фестонами, и кружевным тюлем. Окна были открыты, и в комнату проникал холодный ночной воздух. Это казалось странным для знойного июля.
        Может, все это ей снится? Девушка тряхнула головой и зажмурилась, пытаясь прогнать наваждение, но ничего не изменилось.
        Возможно ли это?
        Тут Стефани с удивлением обнаружила, что одета в лиловое бархатное домашнее платье старой Магнолии и ее туфли.
        Силы небесные! Неужели она во сне переоделась? Таинственная трансформация коснулась не только ее окружения, Но и ее собственного облика!
        В это время из коридора донесся женский смех. Девушка замерла на мгновение. Потом вскочила с постели, подошла к двери и осторожно выглянула наружу.
        В коридоре, освещенном двумя витиеватыми канделябрами, было полутемно. Но это не помешало Стефани разглядеть проходивших мимо двух «южных красоток». Их роскошные, до самого пола бальные туалеты были сшиты по моде семидесятых годов девятнадцатого века. На одной - приталенное платье из восхитительного фиолетового шелка с глубоким вырезом и пышной юбкой из трех оборок, с великолепным шлейфом. На второй - шедевр швейного искусства из розового муара. Каждое платье украшал букетик цветов, на шеях матово поблескивали жемчужные ожерелья. Зачесанные вверх волосы тоже украшали цветы.
        Дамы направлялись в сторону лестницы, и Стефани услышала обрывок их разговора.
        - Говорят, он больше не женится… хитрый плут! -заметила одна из женщин.
        - Какая жалость. Это разобьет сердце бедняжки Эбби, -ответила ее спутница.
        Сердце бедняжки Эбби?
        Стефани скрылась в комнате и плотно затворила дверь. Ошеломленная, она прислонилась к двери и сделала несколько глубоких вдохов. Мысли путались. Где она? Кто эти женщины? Стефани терялась в догадках. Может, она каким-то непостижимым образом попала в другой дом, где проходил один из традиционных маскарадов и подобные наряды вполне уместны? Впрочем, вряд ли в округе есть дома с аналогичной планировкой.
        А как объяснить упоминание Эбби, женщины, проживавшей здесь более века назад?
        Более века назад? Уж не сон ли это? Может, она перенеслась в другое время? Нет, это невозможно!
        Или попала в дом, где устроили маскарад и пригласили некую Эбби, принесшую с собой октябрьский холодок? Почему бы и нет?
        Взгляд Стефани упал на туалетный столик. На нем стоял пустой хрустальный бокал. Накануне она пила из него вино. Стефани взяла бокал, провела пальцами по выгравированной розе, ощутив прохладу стекла. Откуда он здесь?
        В полной растерянности Стефани поставила бокал на место. Снова услышала женский смех и поежилась. А что, если ее обнаружат? В чужом доме? Вполне могут арестовать за вторжение в частные владения. Надо выбраться отсюда незамеченной и вернуться домой… где бы этот дом ни находился!
        Дождавшись, пока смолкнут голоса, Стефани осторожно выскользнула в коридор, застланный, как и спальня, ковром. На цыпочках прошла мимо ряда стульев в стиле рококо, с обивкой из тафты и медальонами с камеями на спинках, и тумбового стола удивительной работы с гравировкой и инкрустацией. Все в этом доме, кроме планировки, было ей незнакомо. Судя по интерьеру, владельцы особняка были богаты.
        Стефани направилась к лестнице. Снизу доносились печальные звуки вальса. На площадке она застыла от неожиданности, увидев все тот же витраж с изображением роз.
        Оказавшись в холле первого этажа, девушка едва не налетела на молодую пару. Облаченные в официальные вечерние туалеты, они целовались у парадной двери. Стефани быстро сообразила, что можно выйти через французское окно в зале, и вошла туда…

…и тотчас, оказалась в сцене из «Унесенных ветром». У девушки от восторга перехватило дух. В ярко освещенной гостиной кружились в вальсе прекрасные дамы и галантные кавалеры. Женщины - в бальных платьях с длинными, пышными юбками, мужчины - в элегантных старомодных визитках.
        Вдоль стен стояли шикарные диваны в стиле рококо и такие же кресла; повсюду виднелись вазы с алыми розами. Массивная хрустальная люстра сверкала, переливаясь всеми цветами радуги. За каминной решеткой уютно потрескивал огонь.
        Огонь? В разгар июля?
        Как только Стефани ступила на великолепный сиренево-синий персидский ковер, по залу пронесся гул удивления. Все головы повернулись к ней, и толпа расступилась.
        А хотела уйти незамеченной, подумала Стефани. Отчетливо сознавая, что одета не по случаю, она почувствовала себя поганкой в окружении роз и беспомощно огляделась. Седовласый господин, склонившись к жене, что-то шепнул ей на ухо. Две юные барышни захихикали, прикрывшись веерами из павлиньих перьев. В зале повисла звенящая тишина, нарушаемая только звуками вальса.
        Прежде чем Стефани сообразила, что делать дальше, ей навстречу шагнул мужчина, в котором она сразу узнала… Андре Годдара! Стефани пришла в замешательство и, чтобы не выдать своего волнения, прикусила губу. Ей уже были знакомы его аристократические черты лица, вьющиеся черные волосы, мужская стать. Но сейчас ее поразили его яркие, глубоко посаженные голубые глаза. А главное - устремленный на нее пристальный взгляд.
        Сердце Стефани забилось как у пойманной птицы. Держа в руке маленькую красную розу, мужчина подошел к Стефани. В черной визитке и белой рубашке с плиссированной манишкой, он был неотразим.
        Но ведь этот человек, насколько ей не изменяет память, давно умер!
        Андре Годдар протянул ей розу. Она приняла цветок и вопросительно на него посмотрела. Мужчина поклонился.
        - Добрый вечер, мадемуазель, - произнес он пленительным голосом сердцееда. - Мы рады вас видеть. Позвольте пригласить вас на танец?
        Стефани не сводила с него глаз, и он принял ее молчание за согласие. Ослепительно улыбаясь, Андре вывел ее на середину зала и закружил в вальсе.
        У Стефани голова пошла кругом. Если бы не крепкие руки державшего ее мужчины, она бы упала. Происходящее казалось до того нереальным, что она снова подумала, будто это сон. Но это была явь. Стефани ощущала исходившее от мужчины тепло и пьянящий запах рома и бренди.
        Но откуда взялся этот человек? Как может он вальсировать с ней, если жил сто лет назад?
        Собравшиеся наблюдали за танцующей парой в полном молчании. Подняв взгляд на партнера, Стефани почувствовала, как екнуло сердце, когда в его глазах блеснули озорные огоньки.
        - П-почему все на нас смотрят? -Стефани стоило немалого труда задать этот вопрос.
        - Не на нас, а на вас, дорогая. -Он усмехнулся. - Вы же не станете отрицать, что произвели фурор, появившись здесь без приглашения. Прекрасная незнакомка… в измятом старинном платье. Скажите, кто вы и что здесь делаете?
        - А вы кто? -вопросом на вопрос ответила Стефани.
        - Как? -Он улыбнулся, обнажив ровные белые зубы. - Я Андре Годдар, владелец этого дома. Но мне хотелось бы знать, кто вы, прелестное создание. - С этими словами он слегка прижал ее к себе и, наклонившись, хрипло прошептал: - Я вас не знаю, но у меня есть неписаное правило: красивая женщина не может покинуть мой дом, оставаясь незнакомкой.
        Это была дерзость с явным сексуальным намеком, но Стефани еще не пришла в себя после пережитого и не смогла выразить должного негодования.
        Размышляя о случившемся, Стефани с любопытством рассматривала зал. В углу она заметила двух пожилых женщин, занятых вязанием, над камином - портрет Джефферсона Дэвиса. И почти сразу же взгляд ее упал на «мисс Эбби». Та сидела за роялем и играла вальс. Но теперь она совсем не походила на призрак.
        - О Господи! -воскликнула Стефани.
        - Что такое? - услышала она озабоченный голос хозяина и ощутила, как напряглась его рука на ее талии.
        - Я… я не совсем хорошо себя чувствую, -пробормотала она.
        Вальс, к счастью для Стефани, закончился, избавив ее от необходимости продолжать разговор с партнером. Она высвободилась из его объятий, и на мгновение глаза их встретились. В любой момент самообладание могло покинуть Стефани. Невыносимо пронзительный взгляд Годдара и нескрываемый интерес присутствующих к ней оказались для Стефани настоящим испытанием.
        Но когда к ним присоединилась мисс Эбби, девушке стоило больших усилий оставаться равнодушной при виде женщины, которую она привыкла узнавать в облике духа. Молодая женщина в черном шелковом платье с собранными в узел каштановыми волосами обладала весьма заурядной внешностью. Она разглядывала Стефани с выражением любопытства, смешанного с подозрением. Потом застенчиво улыбнулась и прикоснулась к дрожащей руке девушки.
        - Андре, наша гостья дрожит. Может, найти для нее накидку?
        - Конечно, -ответил Андре и, послав Стефани воздушный поцелуй, добавил: - Возвращайтесь поскорее, дорогая.
        Точно такой же поцелуй Стефани послал несколько дней назад маленький мальчик.
        Девушка покидала гостиную с облегчением. На пороге она замешкалась, оглянулась и снова поймала на себе удивленный взгляд Андре.
        Поднимаясь с Эбби по лестнице, Стефани глубоко вздохнула.
        - Большое спасибо за то, что вызволили меня оттуда. Я чувствовала себя как на витрине.
        На лестничной площадке Эбби повернулась к Стефани.
        - Мисс, кто бы вы ни были, я вызволила вас, потому что видела, что вам не по себе. Но теперь хотела бы узнать, кто вы. Как попали сюда без приглашения? Мы с Андре хорошо знакомы с членами нашей общины, но вас никогда не видели.
        Стефани растерялась было, но тут же нашлась.
        - Возможно, вы меня и не видели, зато я знаю о вас все. И обо всех обитателях вашего дома тоже. Вы -мисс Эбби, мужчина, с которым я танцевала, - Андре Годдар. Еще я знаю, что где-то наверху спят пятеро оставшихся без матери малышей.
        - Кто вы и кто рассказал вам о нас?
        - Я Стефани Сарджент и пришла вам помочь.
        - Конечно! -Эбби вдруг просияла и щелкнула пальцами. - Вас прислал Питер Дирборн?
        Стефани не имела ни малейшего представления о Питере Дирборне, но у нее хватило ума воспользоваться подсказкой.
        - Да, Питер.
        Эбби захлопала в ладоши. Ее лицо, озарившееся радостью, стало почти привлекательным.
        - Слава Богу! Преподобный Дирборн так заботлив. Он понимает, как тяжело мне одной следить за домом и присматривать за пятью малолетними детьми. Он обещал Андре и мне во время поездки в Джексон подыскать нам новую гувернантку. Должно быть, это вы и есть.
        - Вполне возможно, -произнесла Стефани.
        - Я рада, что вы готовы помочь нам, -добавила Эбби после паузы, - и если вы понравились Питеру, то… Впрочем, Андре наверняка побеседует с вами и изучит ваши рекомендательные письма. - Эбби улыбнулась. - Но только завтра.
        - Вот и славно. Сегодня я очень устала, -призналась Стефани.
        - Но вы так и не объяснили, как попали сюда без приглашения. - Эбби нахмурилась.
        - Я приехала сегодня… э-э… пароходом, -быстро проговорила Стефани.
        - Пароходом? Значит, вы прибыли из Виксберга?
        - Верно. И когда подошла к дому, меня впустила… хм… одна целующаяся у дверей парочка.
        - Ага. Понятно. -Эбби окинула Стефани взглядом. - Но где ваш багаж?
        - Б-боюсь, мой багаж потерян, -солгала Стефани со вздохом. - Видимо, его забыли выгрузить. А я… я так замучилась, что, когда хватилась, было уже поздно, пароход отчалил.
        - Бедняжка. -Лицо Эбби приняло участливое выражение. - Конечно, вы устали, а я пристаю к вам с расспросами. Идите наверх. Поговорим завтра.
        - Благодарю вас. Я и вправду устала.
        - Подождите минутку, мисс Сарджент… -Поднявшись наверх, Эбби остановилась у первой двери направо.
        - Миссис Сарджент, -уточнила Стефани и, поймав на себе озадаченный взгляд Эбби, показала левую руку с обручальным кольцом. - Я вдова.
        - Ах, простите. Подождите здесь, миссис Сарджент, я кое-что принесу.
        - Вы очень добры, -ответила Стефани.
        Эбби скрылась за дверью. Стефани с облегчением вздохнула. Свой первый экзамен в потустороннем мире она, похоже, выдержала. Что же дальше?
        В этот момент появилась Эбби с белоснежной ночной рубашкой и таким же халатом.
        - Надеюсь, на сегодня этого хватит, -сказала она, передав вещи Стефани. - Единственное, что я могла подобрать по вашему росту.
        - Уверена, мне подойдет.
        - Андре велел раздать все вещи Линни. Вы ведь знаете о Линни?
        - Покойной жене Андре?
        - Трудно поверить, что уже год, как ее нет с нами. -Эбби перекрестилась. - Я не хотела устраивать сегодня вечеринку, но Андре настоял. Срок траура истек.
        - Понимаю.
        - Во всяком случае, -фыркнула Эбби, - Андре не слишком переживает. Он велел отдать одежду Линни церкви. Но я спрятала на чердаке ее свадебное платье и фату. Для Гвендолин, Эми и Сары.
        Сара! Малышка, о которой упоминал Бо. Которую Стефани укачивала во сне на руках.
        Как это предусмотрительно с вашей стороны, - пробормотала Стефани, чувствуя, что голова идет кругом. - Девочки будут счастливы иметь память о матери.
        - Бесспорно, -кивнула Эбби. - Ну вот, я опять вас заговорила. А вы от усталости едва держитесь на ногах. Идемте же!
        Стефани с удивлением обнаружила, что Эбби привела ее в ту же спальню, в которой она проснулась. Как только дверь за ними закрылась, Эбби ахнула и всплеснула руками.
        - Этого только не хватало! Кто перевернул всю постель? Наверняка мальчишки расшалились.
        Эбби ловко взбила подушки в белых вышитых наволочках, поправила стеганое покрывало.
        - Ну вот.
        - Здесь очень красиво, -заметила Стефани.
        - Это комната Линни, -объяснила Эбби, повернувшись к Стефани.
        - Правда?
        Эбби подошла к туалетному столику, поправила салфетку, ласково пробежала пальцами по щетке для волос, расческе с перламутровыми инкрустациями, розовой стеклянной корзиночке с засушенными благоухающими травами и цветами, хрустальному флакону духов.
        - Большую часть безделушек убрали, -сказала Эбби. - Теперь это комната для гостей. Надеюсь, вы ни в чем нуждаться не будете.
        - Здесь шикарно.
        - Я рада, что вам нравится. -Эбби просияла. - В настоящий момент это единственная свободная комната, остальные заняты. Располагайтесь и чувствуйте себя как дома.
        - А куда ведет эта дверь?
        - В комнату Андре, -ответила Эбби.
        Стефани покраснела.
        Пожалуйста, не беспокойтесь, - нервно рассмеялась Эбби. - Эта дверь все время заперта. Мне кажется, после смерти Линни он ни разу не вошел сюда.
        - Понятно, -промолвила Стефани.
        - Вам что-нибудь принести, пока вы не легли? Может, теплого молока?
        - Нет, спасибо. Мне ничего не надо. А как насчет ванной? Она по-прежнему в конце коридора?
        - Ванная? -переспросила Эбби, задумавшись. - Ах ванная! У нас в Натчезе ванных пока нет. Говорят, в новых домах Джексона они уже появились. А раньше у вас была ванная?
        - Э-э… да.
        - Здесь мы все еще пользуемся старомодными стульчаками. -С этими словами Эбби подошла к креслу из розового дерева и приподняла крышку сиденья, под которым оказалась фарфоровая ночная ваза.
        - Вы шутите.
        Эбби покачала головой.
        - Но мы стараемся идти в ногу со временем. Ведь на дворе уже 1878 год.
        - Верно, -с трудом пролепетала Стефани непослушным языком.
        - Отдыхайте. Завтрак подают в столовой в восемь утра. -Эбби направилась к двери.
        Вспомнив, что находится здесь в качестве новой служанки, Стефани крикнула ей вдогонку:
        - Вы хотите, чтобы я присоединилась к вам?
        - Конечно, -подтвердила Эбби. - За едой ваша помощь просто необходима. Завтра я объясню вам ваши обязанности и познакомлю с детьми.
        Женщина выскользнула из комнаты, а Стефани осталась наедине со своими мыслями, растерянная, беспомощная. Положив розу на каминную полку, она обвела комнату медленным взглядом.
        Эбби сказала, что сейчас 1878 год. Вспомнив об этом, Стефани содрогнулась. Как могло такое случиться? Она даже ущипнула себя, чтобы убедиться, что это не сон.

***


        Выходит, я живу теперь в доме, населенном давно умершими людьми, чтобы разгадать какую-то старинную загадку. В любом случае Андре Годдар слишком хорош и сексуален для мужчины ста пятидесяти лет от роду!
        Я должна найти всему этому безумию какое-то объяснение. Должна.

***


        Меряя комнату шагами, Стефани вспомнила последний разговор со старой Магнолией, когда неосторожно заявила, что готова совершить путешествие во времени и навести в прошлом порядок. Вспомнила, как выпила вино… Бросила взгляд на туалетный столик и с изумлением увидела, что хрустальный бокал исчез.
        Что это? Магия?
        Как только смысл происшествия стал ей ясен, Стефани почувствовала, как засосало под ложечкой. Неужели вино и было тем «знаком», о котором говорила бабка Магнолия? Неужели ее опрометчивое обещание «навести порядок» сыграло роль пускового механизма, забросившего ее в прошлое, чтобы познакомиться с Эбби и другими членами семейства и избавить дом от призраков? Все это представлялось неправдоподобным, однако иного объяснения Стефани не могла найти.
        Эбби приняла ее с радостью и легко поверила в придуманную историю. Впрочем, в прошлом люди были более доверчивыми и наивными. Действительно ли Стефани явилась сюда, чтобы помочь несчастной Эбби?
        Но кроме Эбби, был еще Андре Годдар. Он не похож на легковерного и наивного. Вспомнив, как элегантный француз смело двинулся ей навстречу через весь зал и пригласил на танец, Стефани вздрогнула и посмотрела на дверь, ведущую в его комнату. Интересно, что за семейная жизнь была у этих двоих, если они спали в разных комнатах, а разделявшая их дверь всегда была заперта? Все же это не помешало Андре сделать жене пятерых детей…

«Я вас не знаю, но у меня есть неписаное правило: красивая женщина не может покинуть мой дом, оставаясь незнакомкой».
        Стефани цинично улыбнулась. Настоящий жеребец, почуявший в своем стаде новую кобылу.
        Трудно сразу осознать случившееся. Нужна передышка. Возможно, утром ночной кошмар кончится и она ее получит.
        Стефани подошла к туалетному столику, налив из кувшина в тазик воды, ополоснула лицо, разделась и облачилась в ночную рубашку. Она оказалась слишком свободной и едва доходила до колен.
        Стефани взобралась на высокую кровать. Перина и подушки были на редкость мягкими и удобными. При мысли о Сэм к горлу подступил комок и защипало глаза. Как отреагировала на ее исчезновение сестра? Беспокоится ли? Надо же было этому случиться сразу после ссоры с Сэм, когда личная жизнь сестры дала трещину!
        Может, все это дурной сон? А если нет? Значит, старая Магнолия сказала правду насчет миссии, которую Стефани должна выполнить. Все это надо держать в тайне. Никому не говорить, кто она и откуда. Да и кто ей поверит? Она потом и кровью завоевала право находиться в этом доме. И хотя пребывание здесь ее пугало, она не спешила вернуться в мир, ставший ей враждебным…
        Когда последний гость покинул дом, Андре Годдар вышел на темную террасу покурить. На его губах играла улыбка, а мысли блуждали вокруг таинственной гостьи, явившейся нежданно-негаданно в разгар вечеринки.
        Незнакомка была необыкновенно хороша собой! Высокий, гибкий стан, блестящие белокурые волосы до плеч, продолговатое точеное лицо с тонкими чертами, полный чувственный рот, огромные янтарно-медовые глаза. От нее исходил изумительный аромат. Он ощутил его во время танца, когда держал ее в объятиях.
        Кто она, эта пленительная женщина в нелепом наряде, неведомо как появившаяся в его доме? Когда они с Эбби провожали гостей, та как бы невзначай сказала, что гостья останется у них, что ее прислал им Питер Дирборн и что подробнее они поговорят обо всем утром.
        Андре не терпелось познакомиться с гостьей поближе. Мысли о ней вызвали острое чувство вины и болезненные воспоминания о Линни… его дорогой покойной жене.
        Странно, в городе его считают легкомысленным вдовцом, безжалостным сердцеедом. Да, он был неравнодушен к прекрасному полу, любил хорошие вина, увлекался игрой в карты. Но за этими невинными развлечениями Андре скрывал истинные чувства. Никто не подозревал, чего ему стоило справиться с постигшим его горем, преодолеть боль и отчаяние.
        Он женился на женщине, которую не любил. И хотя хранил ей верность, сердце его оставалось свободным. Дав жизнь их последнему ребенку, жена умерла… Порой его мучили угрызения совести и душу переполняла смертная тоска. Только любовь к детям не дала ему пасть духом. Так по крайней мере он считал.
        Андре вздохнул. Судьба детей его действительно волновала. С особой нежностью он относился к Саре, самой младшей. Она появилась на свет в тот день, когда Линни ушла в мир иной, ушла с улыбкой на устах, прошептав ему слова любви.
        Андре поднял глаза к звездному небу. Может, теперь, в царстве ангелов, Линни наконец обрела покой, в то время как он будет продолжать страдать и мучиться на бренной земле за свои грехи…



        Глава 7

        Стефани проснулась в хорошем расположении духа и сладко зевнула. Во сне она видела старый Юг и обольстительного красавца мужчину, с которым вальсировала в ярко Освещенном зале. Она резко села на постели, испуганно озираясь. Что все-таки это было? Сон или явь? Комната и знакомая, и незнакомая. Свершилось чудо. Каким-то непостижимым образом она переместилась в другое время.
        Стефани с любопытством разглядывала кружевное постельное белье, викторианский ковер и тюлевые занавеси, слегка покачиваемые порывами ветра. В доме, естественно, не было ни электричества, ни кондиционеров.
        Не было и водопровода.
        Девушка встала, накинула белый халат с кружевной отделкой. Распахнув французское окно, вышла на веранду и замерла в восхищении при виде открывшейся ей картины. В неярком солнечном свете играли золотой листвой вязы и пеканы, шумели багряными кронами эвкалипты и платаны.
        Откуда взялись здесь эти деревья и почему они в осеннем наряде? Ведь сейчас разгар лета!
        Лужайка изменилась до неузнаваемости. Знакомыми оставались только массивные дубы. С их ветвей так же свешивались гроздья испанского лишайника, но сами деревья еще не набрали мощи и выглядели иначе. Ландшафт тоже отличался от привычного. Вместо тщательно продуманного сада то тут, то там виднелись кусты роз, а на клумбах цвели мирты, камелии и азалии.
        Фасад дома из красного кирпича выглядел новее и ярче, не было щербин. Белые ставни теперь сверкали лесной зеленью.
        Внимание Стефани привлек стук копыт. Повернув голову, она с удивлением увидела движущийся по улице музейный кабриолет, запряженный крупной гнедой лошадью, которой правил мужчина. И сам он, и сидевшая рядом с ним женщина были в старинных костюмах. Улица тоже смотрелась по-другому. Дорога не имела асфальтового покрытия, и за коляской тянулся шлейф пыли.
        Желая прогнать наваждение, Стефани затрясла головой. Разум отказывался верить в случившееся. Как можно переместиться во времени на сто лет назад? Может быть, она бредит? Или же напиток, который она выпила накануне, содержал какой-то волшебный ингредиент, позволивший ей совершить это фантастическое путешествие во времени? Приключение ее не радовало. Слишком много было загадок.
        Стефани причесалась, надела ветхое платье и дурацкие башмаки старой Магнолии, поскольку ничего другого у нее не было, но это мало ее обеспокоило.
        Направляясь к лестнице, она услышала доносившиеся с первого этажа возбужденные голоса детей и торопливо спустилась вниз.
        Очутившись в холле, Стефани на минуту остановилась. Шум исходил из столовой и никак не вязался с аристократическим великолепием интерьера.
        Залитый солнечным светом холл казался еще изысканнее, чем ночью. На полу - восточные дорожки, на столиках из розового дерева- драгоценные китайские вазы и хрустальные сосуды с розами, зеркала в золоченых рамах, роскошные канделябры.
        Стефани содрогнулась от резкого стука и поняла, что старается оттянуть время, словно ей предстояло знакомство не с детьми, а с бесенятами. Она набрала в грудь побольше воздуха, пригладила волосы, расправила плечи и вошла в столовую.
        Представшая взору сцена поразила девушку. Роскошный стол эпохи королевы Анны, накрытый белоснежной скатертью, был уставлен голубым стаффордширским фарфором и сверкающим хрусталем. Над столом висел вентилятор из полированного орехового дерева. На полках красовались изумительные бристольские фигурки, изображавшие красивых дам и прелестных детей, а также потрясающая севрская ваза из слоновой кости с позолотой, расписанная херувимами.
        На одном конце длинного стола красная от волнения Эбби пыталась накормить овсянкой малышку, сидевшую на высоком стуле. У Стефани округлились глаза, потому что в малютке она узнала ребенка из своих снов. Малышка вопила, пухлыми ручками отталкивая ложку и разбрызгивая во все стороны кашу. Эбби никак не могла с ней справиться. Место ближе к середине стола занимала маленькая девочка, лет трех от роду, с кудрявыми черными волосами и фарфоровым кукольным личиком, как две капли воды похожая на сестренку. Девчушка сосала пальчик и таращилась на Стефани.
        На другом конце стола сидел Андре Годдар с девочкой лет четырех на коленях. Он пытался читать газету «Натчез сан», которую дочка бойко кромсала ножницами для рукоделия. Разбойница была прехорошенькая, с длинной гривой кудрявых золотисто-рыжих волос. Она подняла на Стефани любопытный взгляд, и девушка рассмотрела ее продолговатое утонченное личико с волевым подбородком и зелеными глазами. Изучив незнакомку, малышка пожала плечами и возобновила свое занятие.
        Под столом сидел на корточках мальчик лет семи, в коротких штанишках и курточке. Вокруг него валялись доски и гвозди. В руках он держал молоток и увлеченно трудился, видимо, сооружая скворечник. Рядом крутился маленький померанец, слизывая с пола разлитое молоко.
        У противоположной стены Стефани заметила мальчика лет пяти. Того самого Бо, с которым встречалась в своей настоящей жизни. Одетый, как и брат, он стоял на голове и молотил пятками по золоченым обоям. От лихих ударов вздрагивала висевшая над ним картина, шедевр кисти Гейнс-боро, изображавшая собаку, как две капли воды похожую на померанца под столом. С минуты на минуту картина могла рухнуть на голову шалуна.
        Тут Стефани увидела, что севрская ваза на самом краю полки подпрыгивает, и бросилась к ней, чтобы предотвратить падение.
        - Немедленно прекратите, молодой человек! -приказала она, водрузив вазу на место и поправив картину Гейнсборо.
        Громкий голос Стефани заставил всех замолчать. Мальчик с покрасневшим от натуги лицом принял нормальное положение и улыбнулся девушке. Она наградила его сердитым взглядом и строго посмотрела на сидящих за столом, оказавшись под обстрелом семи пар внимательных глаз, включая собачьи. В комнате воцарилась тишина, нарушаемая лишь тихим ворчанием собаки.
        В следующий момент Стефани поймала на себе пристальный взгляд голубых глаз Андре и почувствовала в душе смятение. Но виду не подала, вздернула подбородок и повернулась к Эбби. Та ответила ей лучезарной улыбкой.
        - Миссис Сарджент, доброе утро! Присоединяйтесь к нам.
        - Спасибо. С удовольствием.
        - В самом деле, миссис Сарджент. Вы должны составить нам компанию, -поддакнул Андре. - Эбби как раз рассказывала о вас.
        С этими словами хозяин дома отложил газету, отобрал у дочери ножницы и, не спуская ее с рук, поднялся. Поцеловав малышку, он посадил ее на детский стул и направился к Стефани.
        Приблизившись, поцеловал у нее руку. Стефани пришла в замешательство.
        Мужчина выпрямился, усмехнулся. В своем длиннополом сером сюртуке, темно-буром шелковом жилете и коричневых панталонах он был великолепен. Но Стефани не юная скромница, способная упасть в обморок при виде красивого мужчины, а опытная, зрелая женщина, вдова. Почему же у нее так сильно забилось сердце?
        - Доброе утро, мистер Годдар, -сдержанно поздоровалась Стефани.
        - Садитесь, мадам Сарджент. Позавтракайте с нами.
        Он взял Стефани за руку, проводил к столу и, подставляя стул, наклонился к ней. Ощутив дразнящий аромат его мыла, Стефани с трудом уняла дрожь.
        - Добро пожаловать в наше скромное жилище, мадам Сарджент, -прозвучал над самым ее ухом вкрадчивый голoc хозяина.

«Скромное жилище, святые небеса!» - подумала Стефани, а вслух ответила:
        - Спасибо.
        Когда Андре вернулся на свое место, Стефани развернула салфетку. Подняв взгляд, обнаружила, что и девочки, и малышка, занявшие за столом свои места, бесцеремонно рассматривают ее.
        - Пожалуйста, дорогая, -Андре с улыбкой обратился к Эбби, - вели принести для нашей гостьи завтрак.
        - Хорошо, Андре.-Эбби потянулась к маленькому медному колокольчику и, позвонив, уронила его.
        - Прости, Андре, -пробормотала Эбби, краснея.
        - Ничего страшного, дорогая, -ответил он великодушно.
        Андре вопросительно взглянул на Стефани, когда в столовую вошла мулатка средних лет. Стефани нашла женщину привлекательной, с ее золотистой кожей, правильными чертами лица, цветным тюрбаном на голове и широкой юбкой с богатым цветочным узором.
        - Да, сэр? -обратилась она к хозяину дома.
        - Лили, это миссис Сарджент, -сказал Андре, указывая на Стефани. - Она будет помогать мисс Эбби. Будь добра, принеси ей завтрак.
        - Хорошо, сэр. -Женщина застенчиво кивнула Стефани, подняла колокольчик и вышла из комнаты.
        Внезапно в столовой стало тихо, слишком тихо. Стефани все еще чувствовала на себе пристальные взгляды Эбби и детей.
        Молчание нарушила старшая девочка. Она повернулась к отцу и требовательно спросила:
        - Кто это, папа? Наша новая учительница? Почему она придиралась к Бо?
        - Ничего она не придиралась. -Бо улыбнулся Стефани.
        - Успокойся, Гвен. Как видишь, Бо не обиделся, -усмехнулся Андре. - Разве так подобает встречать гостью? Не мешай папе… разговаривать с мадам Сарджент.
        - При условии, что ты ее накажешь за то, что она придиралась к Бо. -Девочка бросила на Стефани испепеляющий взгляд.
        С трудом сдерживая радость, Андре посмотрел на Стефани.
        - Если я… накажу мадам Сарджент, она рассердится и уедет.
        - Хорошо. Тогда задай ей головомойку, и пусть убирается.
        Остальные дети зашумели, а Стефани пожалела, что не может устроить маленькой мегере небольшую взбучку.
        - А когда и кому я задавал в этом доме головомойку? -спросил Андре дочь с нескрываемым удовольствием.
        Девочка насупила брови.
        - Действительно, Гвен! -вмешалась Эбби, сделав строгое лицо. - Ты ведешь себя очень грубо по отношению к нашей гостье.
        - Право, дорогая, ребенок не хотел никого обидеть, -остановил ее Андре.
        - Эбби, получив выговор, опустила голову.
        Стефани не понравилось, что Андре выгораживает избалованную девочку, обижая при этом Эбби. Она собралась было вмешаться, но передумала.
        - Бьюсь об заклад, она даже не знает сказок, -заметила Гвен, снова бросив на Стефани уничтожающий взгляд.
        - Напротив, лапка, уверен, мадам Сарджент знает множество сказок, -ответил Андре не без сарказма. - Насколько мне известно, она уже рассказала Эбби потрясающую историю.
        Гвен пожала плечами и принялась гонять ложкой еду по тарелке. Значит, Андре подверг сомнению ее легенду. Впрочем, любой здравомыслящий человек не поверил бы ее россказням.
        - Мадам Сарджент, Эбби только что поведала нам о ваших злоключениях. Мы знаем, что вас прислал сюда преподобный Дирборн и что, сойдя на берег, вы не обнаружили своего багажа.
        Стефани встретилась с ним глазами, и ей стало не по себе. А вдруг Годдар объявит ее самозванкой и выгонит из дома? Однако его взгляд говорил о другом.
        - Именно так все и было, - быстро проговорила она. Без боя Стефани никогда не сдавалась. - Я здесь… по просьбе вашего преподобного Дирборна, а мои пожитки, должно быть, находятся на пути в Луизиану.
        - Понятно, -промолвил Андре, задумчиво помешивая ложечкой кофе. - А вы приехали в этом? - спросил он, внимательно глядя на девушку. - Забавный дорожный костюмчик.
        - В этом, -процедила Стефани сквозь зубы.
        - Если вы останетесь, -продолжил он, печально покачав головой, - мы просто обязаны позаботиться о вашем гардеробе. - Да, Эбби?
        - Конечно, Андре, -кивнула девушка, робко улыбнувшись Стефани. - Я займусь этим немедленно.
        - Полагаю, мадам Сарджент, у вас есть рекомендательное письмо от преподобного Дирборна?
        Стефани покраснела. Как же это ей не пришло в голову? Ни один отец, даже самый никудышный, не возьмет на работу гувернантку без рекомендаций.
        - Письмо есть, -пробормотала Стефани, запинаясь. - Но оно в багаже, - не моргнув глазом солгала она.
        - В багаже? -переспросил Андре, вскинув бровь.
        - Андре! -воскликнула Эбби. - Не сомневаюсь, что миссис Сарджент сказала правду. Ведь она знает о нас буквально все, даже про Линни. Кто, кроме Дирборна, мог рассказать ей о нашей семье столь обстоятельно?
        - Очень хорошо, -заметил Андре, продолжая рассеянно помешивать кофе. - Питер Дирборн, несомненно, подтвердит это, как только вернется из Джексона, не так ли, мадам Сарджент?
        - Конечно, -уверенно сказала Стефани, вскинув подбородок, хотя душа у нее ушла в пятки.
        Андре хмыкнул.
        - А пока расскажите нам о себе. Откуда вы родом?
        - Из Атланты. -Заметив удивление на лице Андре, Стефани быстро добавила: - Я гостила в Джексоне у друзей, когда встретилась с преподобным Дирборном.
        - Но ваши родные живут в Атланте? -продолжил Андре.
        - Недавно переехали во Флориду.
        - К аллигаторам в болота? -удивился он. - Странно!
        - Им там нравится.
        - Вы, как я понимаю, вдова? -Андре выразительно посмотрел на ее левую руку с обручальным кольцом.
        - Да,-подтвердила Стефани. Неужели этот допрос с пристрастием никогда не кончится?
        - Примите мои соболезнования. Как давно это случилось?
        - Пять лет назад. -Скорее 115!
        - Ага, значит, все эти годы заботиться о вас некому. -Судя по тону, Андре Годдар остался доволен.
        - Я не нуждаюсь в заботе, -спокойно произнесла Стефани, возмущенная мужским шовинизмом.
        Несмотря на внешнее спокойствие хозяина дома, Стефани показалось, что в его глазах вспыхнули искорки гнева.
        - Вы, безусловно, мужественный человек, -похвалил девушку Андре и лениво откинулся на спинку стула. - Я восхищен.
        Стефани мило улыбнулась.
        - И чем же вы занимались… э-э… эти последние пять лет?
        - Работала… с детьми, -ответила она. - Служила гувернанткой в нескольких семьях. Помогала в библиотеке и в церкви.
        - Так вы к тому же еще и бескорыстны? -протянул Андре с нескрываемым сарказмом.
        Стефани так и подмывало запустить в него ложкой. В это время в столовой появилась Лили с подносом в руках. Мулатка поставила перед ней тарелку с колбасой, яйцами и овсянкой, чашку дымящегося кофе, серебряные столовые приборы и салфетку.
        - Благодарю, -проговорила Стефани.
        Кивнув, Лили вышла из комнаты.
        Стефани уже хотела взяться за еду, когда Эбби сказала:
        - Андре, пора представить миссис Сарджент детям.
        - Давно пора, -последовал ответ. - Как только я раньше не догадался? - Годдар вновь уставился на девушку. - Мадам Сарджент, полагаю, вы любите детей?
        Стефани выронила вилку. Любой вопрос в устах этого плута превращался в колкость.
        - Разумеется, люблю, -ответила Стефани, призвав на помощь всю свою выдержку.
        - Но ваше довольно резкое замечание в адрес Бо, -возразил Андре, - свидетельствует об обратном.
        - Бо едва не свалил дорогую вазу и чуть не сбил со стены Гейнсборо, -спокойно ответила Стефани.
        - Значит, вы руководствовались собственными эстетическими соображениями? -спросил Андре.
        - Нет, сэр. Я считаю, что за завтраком детям не приличествует стоять на голове и молотить в стену ногами, а также играть с молотком или ножницами.
        - Но как же им в таком случае учиться? -Андре снисходительно улыбнулся. - Это всего лишь невинные забавы.
        - Если вы считаете, что молоток и ножницы в руках детей -невинная забава, то явно нуждаетесь в моих услугах.
        - Безусловно, нуждаюсь, -согласился Андре.
        Стефани почувствовала, что краснеет, и умолкла. Она добилась, чего хотела.
        - Что ж, тогда, пожалуй, представлю вас детям, -сказал Андре и поднес ко рту салфетку, скрывая довольную усмешку. - Мадам Сарджент, познакомьтесь с моим старшим сыном Полем Андре Годдаром. - Отец указал жестом на ближайшего мальчика.
        - Здравствуй, Поль. -Стефани кивнула мальчику.
        - Ты хорошенькая, -признался ребенок застенчиво. - Похожа на мою маму. Только у нее волосы были рыжие.
        - Спасибо, Поль, -пробормотала девушка. - Какой милый комплимент.
        - Верно, мадам Сарджент -прелестная женщина, - подтвердил глава семьи. - С Бо вы уже познакомились, - продолжил он, указывая на младшего мальчика.
        - Совершенно верно, -согласилась Стефани, бросив на проказника укоризненный взгляд.
        - Малыш наклонился и ловко подобрал с пола собачку. Она угрожающе зарычала на Стефани.
        - Это Помпон. Папа привез ее из Англии. Помпон -пра-пра… предок королевы Шарлотты.
        Слова малыша вызвали приступ смеха у девочки по имени Гвен.
        - Вот глупый! Все не так. Помпон -не предок, а… - она запнулась, - по-о-следыш…
        - Потомок, дорогая, -поправил отец.
        - Потомок королевской собачки, -закончила свою мысль Гвен и гордо вздернула подбородок.
        - Ага, -подхватил Бо. - Она - королевских кровей! Правда, папа?
        - Правда. -Собачка снова ощерилась на Стефани, и Андре кашлянул. - Думаю, пора спустить ее на пол, сын.
        - Сейчас спущу, сэр.
        - Теперь позвольте представить вам моих прелестных дочерей, -продолжил Андре. - Гвендолин - ей четыре года; Эми - три; а это крошка Сара.
        Сара радостно залопотала и замахала ручками. Эми молча уставилась на девушку, а Гвендолин сердито заявила:
        - Я вижу, ты пришлась папочке по душе, но мне не нужна новая мама.
        Андре расхохотался, а Стефани готова была провалиться сквозь землю.
        - Ты глупая, Гвен, -сказал Поль.
        - Папе мало одной новой леди, -присовокупил Бо. - Ему нужны все.
        - Оба шалуна покатились со смеху.
        - Мальчики, мальчики! -одернул сыновей Андре с довольным выражением лица. - Не пугайте миссис Сарджент, иначе она уедет.
        - Папа прав, -робко произнесла долго молчавшая Эбби. Было видно, что самообладание ей изменило. - Нужно вести себя достойно, воспитанно. Особенно это касается тебя, Гвендолин.
        - Все в порядке, детка, -успокоила Стефани девочку. - Не бойся, я приехала сюда не для того, чтобы стать чьей-то мамой, а чтобы помочь.
        - Это правда, папа? -обратилась девочка к отцу.
        Он кивнул дочке и задумчиво посмотрел на Стефани.
        - Меньше всего я представляю себе мадам Сарджент в роли вашей матери.
        Девочка просияла, а Стефани уткнулась в тарелку, чтобы скрыть заливший ее щеки румянец.



        Глава 8

        После завтрака Андре объявил, что едет в город и заодно отвезет Поля в школу. Он попрощался с детьми, поцеловав и обняв каждого, после чего подошел к Стефани.
        - Вверяю вас, мадам Сарджент, до моего возвращения заботам Эбби. Она введет вас в курс ваших обязанностей.
        - Не сомневаюсь, -вежливо улыбнулась Стефани, сожалея, что не может придушить этого хлыща за бесконечные с ней заигрывания.
        - Андре, нужно обсудить вопрос о достойном жалованье мадам Сарджент, -вставила Эбби.
        - Обязательно, -согласился Годдар, запечатлев на тыльной стороне ладони Стефани жаркий поцелуй. - Идем, Поль, а то опоздаем, - обратился он к сыну.
        Едва они исчезли за дверью, как все вернулось на круги своя. Бо юркнул под стол, вооружившись молотком и гвоздями. Гвен принялась скакать по комнате, громко декламируя стишки, маленькая собачка с громким лаем носилась за ней по пятам. Эми все так же сосала палец и таращила глаза.
        Эбби взяла на руки Сару. Девочка захныкала и стала вырываться.
        - У вас и вправду полон рот забот, -заметила Стефани, повернувшись к Эбби.
        Эбби печально улыбнулась.
        - Ваша правда. Но мне немного легче, когда Поль весь день в школе. Поначалу я пробовала сама с ним заниматься, но потом мы с Андре решили, что лучше отдать его в школу.
        Стефани заметила, что Эбби не притронулась к еде. - Пожалуйста, поешьте. Я подержу малышку.
        - Я не голодна, -возразила девушка и поморщилась, когда Сара начала дергать ее за волосы.
        - Да будет вам! -решительно сказала Стефани, вставая и направляясь к Эбби. - Имея такой выводок, нельзя забывать о собственном здоровье.
        Губы Эбби дрогнули в благодарной улыбке, и она передала девочку Стефани. Малышка сразу успокоилась, что-то залепетала и принялась играть длинными локонами Стефани, накручивая их на пухлый пальчик.
        Можно подумать, она вас уже знает, - изумленно заметила Эбби, застыв с вилкой в руке.
        Она, наверное, устала, - уклончиво заметила Стефани, придя в замешательство.
        - Нет, -вздохнула Эбби. - Просто я не умею справляться с малышами.
        - Вы себя недооцениваете, -возразила Стефани.
        К ней подошла Гвен и уставилась на малютку.
        - Сара тебя любит, -сказала девочка с упреком.
        - Я здесь, чтобы помочь вам, -еще раз пояснила Стефани.
        - А мне мадам Сарджент не нравится, -объявила Гвен, встряхнув густой гривой золотисто-рыжих волос.
        - Гвен, ты снова грубишь, -нахмурилась Эбби, укоризненно покачав головой.
        - Ну и что? Она мне не нравится. Пусть уезжает. -Девочка топнула ножкой и надула губки.
        - Гвен, я не намерена выслушивать твои дерзости! - Эбби не собиралась сдаваться.
        Девочка сверкнула глазами и крикнула:
        - Хочу играть с куклой!
        - Сейчас отведу тебя наверх. -Эбби поднялась.
        - Гвен, -вмешалась Стефани. - Подожди немного! Дай мисс Эбби поесть.
        - Нечего мне указывать! -ответила девочка резко. Тут из-под стола появилась кудрявая головка Бо.
        - Я отведу Гвен наверх! -сказал мальчуган.
        - Если обещаешь довести ее до комнаты с игрушками и вместе с ней сразу спуститься вниз.
        - Обещаю.
        Детишки выбежали из столовой и в дверях едва не сбили с ног пожилую чернокожую женщину в синем муслиновом платье и чепце.
        Женщина подошла к столу, с любопытством посмотрела на Стефани и обратилась к Эбби:
        - Уложить ребенка сейчас?
        - Да, спасибо, Марта.
        Женщина взяла Сару у Стефани и спросила у Эми:
        - Ты тоже пойдешь с нами?
        Кивнув, трехлетняя кроха сползла со стула и, обойдя стол, взяла старушку за руку.
        Проводив детей взглядом, Стефани облегченно вздохнула.
        - Наконец-то у нас воцарился относительный покой, -заметила она, обращаясь к Эбби.
        - Именно относительный, -откликнулась Эбби. - Если Бо и Гвен не вернутся, пойдем их искать. Хочу попросить прощения за поведение Гвен, мадам Сарджент. После смерти матери она ревнует отца к каждой женщине.
        - Понимаю. Пожалуйста, зовите меня Стефани.
        - С удовольствием. -Эбби скорбно вздохнула. - С Гвен и Бо нет никакого сладу. Слава Богу, Марта помогает с малышами. Но она уже старая, и из-за ревматизма ей бывает трудно передвигаться. Но с Сарой и Эми меньше хлопот, чем со старшими.
        - Да, Эми не в пример остальным настоящая тихоня.
        - Вы это заметили? -Эбби кивнула.
        - Она уже разговаривает?
        - О да, когда хочет, -ответила Эбби. - Но ей интереснее сосать палец и наблюдать за остальными. Мне кажется, она тяжелее всех переживает смерть матери.
        - А вы? -спросила Стефани.
        - Мы с кузиной были очень близки, -сквозь слезы проговорила Эбби.
        - Простите! -Видя, как расстроилась Эбби, Стефани сменила тему: - Мистера Годдара не будет весь день?
        - Скорее всего. -Лицо Эбби просветлело. - Андре торгует хлопком, и в городе у него дела.
        - Понятно, -произнесла Стефани, представив себе, что за «дела» у этого повесы. Наверняка карты, вино и женщины.
        - Я рада, что завтрак прошел так славно. Вы, кажется, понравились Андре.
        - Пожалуй, -согласилась Стефани сухо.
        - Я так благодарна вам, мадам… э-э… Стефани. Теперь у меня, может быть, появится время для церкви и моего струнного квартета.
        - Вы играете в струнном квартете?
        - Да, в струнном квартете Натчеза. Вместе с мистером Трамблом, мистером Фортье и мистером Уистером, -сообщила она доверительно. - Мы репетируем по меньшей мере дважды в неделю и каждый сезон даем по нескольку концертов, а также регулярно участвуем во всевозможных городских событиях. - Эбби зарделась. - Андре постоянно надо мной подшучивает, потому что джентльмены в оркестре - холостяки. Он почему-то уверен, что один из них обязательно уведет меня из Хармони-Хаус.
        - Простите мне мою прямоту, но, по-моему, вы неравнодушны к Андре? -полюбопытствовала Стефани, заметив возбуждение девушки.
        - Я… -Девушка замялась и покраснела. - После смерти Линни я целиком посвятила себя ему и детям.
        - А вам не обидно, когда он подрывает ваш авторитет в глазах детей? Как это было за завтраком?
        - Стефани, -Эбби покачала головой, - у меня здесь нет никаких прав. Я, как и вы, просто помощница.
        - Только ли? -не унималась Стефани. - Тогда почему вы так обхаживаете Андре?
        - Просто он подчинил меня своей власти. -Эбби нервно теребила салфетку.
        - Вы находите его властным? -Увидев, что Эбби еще сильнее разволновалась, Стефани ласково коснулась ее руки. - Простите. Не сердитесь на меня. Я привыкла говорить то, что думаю.
        - Дело в том, что после смерти Линни здесь многие считают, что Андре и я… э-э… обвенчаемся.
        - А вам бы этого хотелось?
        Эбби поднесла к горлу дрожащую ладонь.
        - А какой женщине не хотелось бы выйти за Андре Годдара? Ему здесь нет равных.
        Стефани ничего не ответила. Тем временем в комнату с шумом и воплями ворвались Бо и Гвен с тряпичной куклой в руках. Девочка подскочила к Эбби.
        - Я принесла тебе десерт! -объявила она радостно, и не успела Эбби опомниться, как Гвен извлекла из кармана передника ужа и бросила ей в тарелку.
        Эбби вскочила и завизжала. Помпон залился лаем, дети покатывались со смеху.
        - Немедленно прекратите! -вмешалась Стефани и тоже поднялась.
        Решительный тон девушки подействовал на озорников. Они изумленно на нее таращились и молчали. Даже собачонка поджала хвост. Стефани схватила ужа и направилась к окну. Детишки и собака последовали за ней. Стефани выбросила ужа в кусты.
        - Эй! -возмутился Бо. - Это мой питомец.
        - Уже нет, молодой человек! -Стефани погрозила ему пальцем. - Вам следовало подумать об этом раньше, а не изводить мисс Эбби. С вами все в порядке? - обратилась она к перепуганной насмерть девушке.
        Эбби передернуло.
        - Я-я-я терпеть не могу змей!
        - Я сама их не очень люблю, но в случае необходимости умею обращаться с безобидными экземплярами. Но даже безобидные рептилии весьма неприятны тем, кто их боится. - Последние слова Стефани адресовала детям. - Как бы вы отреагировали, если бы кто-то решил вас напугать?
        - Было бы совсем неплохо для разнообразия, -вставила Эбби.
        - Не согласна, -возразила Стефани, не спуская глаз с притихших озорников. - Итак, не кажется ли вам, что надо извиниться перед мисс Эбби?
        Гвен вздернула подбородок.
        - Мы не обязаны тебя слушаться!
        - Обязаны, -ответила Стефани мягко.
        Захлопав в растерянности длинными ресницами, малышка повернулась за поддержкой к Эбби.
        - Мы ведь не обязаны ее слушаться, правда?
        - Боюсь, дорогая, что обязаны, -подтвердила Эбби. - Я несу за вас ответственность, а миссис Сарджент мне помогает.
        - Я пожалуюсь на тебя папе,-заявила Гвен, тряхнув головой, - и он выкинет тебя отсюда быстрее, чем ты выкинула эту змею.
        - Посмотрим, -сказала Стефани.
        - Пойдем играть.-Малышка схватила Бо за руку и потащила к двери.
        - Подождите, юная леди, -остановила ее Стефани.
        Гвен обернулась.
        - Пока я здесь, дети не будут играть с ножницами… -Стефани сделала выразительную паузу и посмотрела на Бо, - а также с молотком и гвоздями.
        Гвен покраснела от гнева, а Бо усмехнулся, и парочка важно удалилась из комнаты.
        - Прошу прощения, -обратилась Стефани к Эбби. - Я не смогла заставить их извиниться. Но на первый раз и этого достаточно.
        - О нет, вы ловко поставили их на место, -просияла Эбби. - Я так счастлива, что вы с нами. Жаль, что я не могу быть с детьми твердой.
        - Спасибо, -поблагодарила польщенная Стефани. - Но боюсь, вы меня переоцениваете. Вы тоже сумели дать Гвен отпор, во всяком случае, после ухода Андре.
        - Но мне до вас далеко. -Эбби выглянула в окно и поморщилась. - О Господи! Гвен и Бо уже на улице. Пойду захвачу вязанье. Думаю, нам лучше не спускать с этой парочки глаз…



        Глава 9

        Несколькими минутами позже Эбби и Стефани сидели рядом на скамейке в саду. Эбби вязала детское одеяльце, а Гвен и Бо катались по очереди на качелях, подвешенных к толстой ветке сучковатого дуба. Маленький померанец с лаем гонялся за белками.
        Вспомнив, как вызывающе вели себя Гвен и Бо, Стефани вздохнула. С этой парочкой Эбби явно не справиться, а на отца, предоставившего детям полную свободу, рассчитывать не приходится. Тут нужна более жесткая рука. Гвен, получившая отпор в лице Стефани, попыталась отыграться на бедняжке Эбби. Но очень скоро дети обратят свою ярость против нее.
        Сможет ли она помочь Эбби следить за этим большим домом и за его обитателями? Незаметно взглянув на молодую женщину, Стефани про себя отметила, что у нее приятный овал лица, изящный вздернутый носик, точеный подбородок и большие карие глаза. На вид Эбби было не больше двадцати пяти. Но ужасный черный наряд, нелепая прическа и напряженное выражение глаз портили общее впечатление, скрывая ее молодость и очарование.
        Поймав взгляд Стефани, Эбби робко улыбнулась.
        - Одеяльце -просто прелесть, - сказала Стефани. - Мне очень нравится сочетание розового и голубого.
        - Спасибо, Стефани. Я стараюсь.
        - Вы очень талантливы.
        - Я изучала основы рукоделия. Сегодня достанем мою корзину и позаботимся о вашем гардеробе.
        - Уж не собираетесь ли вы обшивать меня? Думаю, у вас и без того полно забот.
        - О нет, -ответила Эбби. - Просто у меня есть кое-какие фасоны и образцы ткани. Вместе пофантазируем. Завтра, если Марта согласится провести парочку часов с детьми, съездим в город к миссис Ходж, нашей портнихе.
        Стефани все время следила за детьми: они убежали играть к пруду с рыбками.
        - Звучит заманчиво, -согласилась она. - Я верну деньги, как только получу жалованье.
        - Не думайте об этом сейчас. Одно удовольствие поработать над гардеробом такой красивой женщины, как вы. -Эбби вздохнула. - А вот мне никакая одежда не поможет.
        - Ну что вы! -воскликнула Стефани. - Вы очень хорошенькая. Если бы вы сменили черное платье на какое-нибудь другое, то выглядели бы потрясающе.
        - О нет. Об этом не может быть и речи. -Эбби побледнела. - Я ношу траур по бедной Линни.
        - Но разве год еще не прошел?
        - Да, но каждый принимает решение самостоятельно.
        - Эбби, расскажите мне о себе, -попросила Стефани.
        - Что вас интересует? -Эбби удивленно вскинула глаза.
        - Откуда вы родом, о вашем детстве и тому подобное.
        - Мы с Линни из Виксберга, -начала Эбби, смущенно улыбнувшись. - Мой отец погиб в первые дни войны при Уилсонс-Крик. А мама… она не пережила этого. Особенно осаду.
        - О да, это были тяжелые времена, -произнесла Стефани с искренним сочувствием. О превратностях войны она знала по учебникам истории.
        - Слов нет, -подтвердила Эбби, помрачнев. - Я тогда была ребенком, но хорошо помню лишения, страх и особенно грохот пушек янки. - Она вздохнула. - Наша семья потеряла все - и землю, и деньги.
        - Как и многие семьи на Юге. Простите, Эбби.
        - Потом я попала в дом Линни, где провела большую часть юности, -продолжала Эбби, еще быстрее заработав спицами.
        - Неудивительно, что вы были так близки.
        Эбби кивнула и грустно улыбнулась.
        - Мы были почти как сестры и похожи как две капли воды. Только Линни была красавицей, а я нет. И хотя в доме хватало места, мы жили с ней в одной комнате.
        - Как замечательно иметь сестру, правда? -У Стефани перехватило дыхание.
        - А у вас есть сестра?
        - Есть.
        - Тогда вы поймете, каково мне было, когда Линни вышла замуж и уехала.
        - Вам тоже хотелось замуж, вы ей завидовали?
        - Конечно же, нет! -рассмеялась Эбби. - Просто я очень по ней скучала. А дядя с тетей были огорчены, что я не могу найти себе подходящую пару. Полтора года назад Линни написала мне, что снова ждет ребенка и отчаянно нуждается в моей помощи. Я тут же сорвалась с места. К этому времени меня уже записали в старые девы.
        - В старые девы? -повторила Стефани. - А сколько вам лет?
        - Двадцать шесть.
        - Так вы совсем еще молоды! Мне уже двадцать восемь.
        - Нет! -воскликнула Эбби. - У вас такая чудесная кожа! Больше двадцати вам не дашь!
        - Мне двадцать восемь, но я не считаю себя старой девой.
        - Надеюсь, что нет. -Эбби с трудом подавила улыбку. - Вы ведь вдова.
        Женщины расхохотались.
        - Верно подмечено, -согласилась Стефани.
        - Мы бываем ужасными, правда? -Эбби прикоснулась к руке Стефани. - Должно быть, я показалась вам бесчувственной, учитывая вашу потерю.
        - Пожалуйста, не извиняйтесь, -успокоила ее Стефани. - Недаром говорят: кто не смеется, тот плачет.
        Эбби кивнула.
        - Итак, после того как вы приехали сюда, в Натчез…
        - Сначала все было как в старые добрые времена, -продолжила Эбби. - Если не считать проблем с детьми. Положение Линни вызывало опасения. Она почти не вставала с постели. Но мне с ней было так хорошо. Никогда не думала, что… - голос Эбби дрогнул от слез, - что потеряю ее.
        Она расплакалась.
        - Простите. Мне не следовало заводить этот разговор.
        Эбби шмыгнула носом и покачала головой.
        - Нет, Стефани. Мне нужно выговориться. Я не могу обсуждать этот вопрос с Андре. Он даже не навещает ее могилу, а я бываю там каждое воскресенье.
        - Вчера вечером вы обмолвились, что он не слишком переживает. Не значит ли это, что ему все равно?
        Вспыхнув, Эбби вскинула на Стефани глаза.
        - Нет, конечно. Мне кажется, беднягу мучают угрызения совести.
        - Угрызения совести? Почему?
        - Этого я вам сказать не могу. -Девушка отвела глаза. - Я и так наговорила лишнего.
        Стефани задумалась. Неужели за словами Эбби стоит нечто более серьезное и дамский угодник Андре Годдар не так прост, как она полагала?
        - Послушайте, -Стефани с мольбой посмотрела на Эбби, - прошу прощения, что касаюсь этой болезненной темы. Но раз вы приняли меня в семью, не могу удержаться от любопытства.
        - Понимаю.
        - Только святая могла посвятить себя Андре и его семье.
        - Едва ли, -горестно отозвалась Эбби.
        В то утро Стефани узнала больше, чем рассчитывала. Во-первых, утвердилась во мнении, что Андре Годдар негодяй и бабник. Эбби в него влюблена, но управляться с его детьми не в состоянии. У Стефани сложилось впечатление, что Эбби делала все возможное, чтобы войти в историю Хармони-Хаус в качестве жертвы с разбитым сердцем. Неужели она так и не испытает чуда любви? При мысли об этом у Стефани болезненно сжалось сердце.
        Но если верить старой Магнолии, Стефани для того и переместилась в прошлое, чтобы изменить несчастливую судьбу Эбби и стать ее ангелом-хранителем. Только выполнив эту миссию, она сможет вернуться в настоящее и обрести душевный покой. Стефани казалось, она теперь знает, что надо делать.
        В этот момент прибежали Бо и Гвен. Дети были возбуждены и громко хохотали. Стефани сразу заподозрила неладное.
        - Мисс Эбби, мы пришли извиниться, -заявила Гвен. - Простите нас за змею.
        - Спасибо, дорогая, -пробормотала Эбби.
        - Да, мисс Эбби, простите нас, -подхватил Бо, обнял Эбби за шею и звонко чмокнул в щеку. Гвен прыснула.
        В следующее мгновение шалуны с громким визгом бросились к дому, улепетывая, как воришки с места преступления. Одного взгляда на Эбби хватило, чтобы понять причину их поспешного бегства. Побледнев как полотно, бедная женщина вскочила на ноги, уронив вязанье, и пронзительно заверещала, извиваясь всем телом.
        - Эбби, что? Что случилось? -закричала Стефани. - Что они с вами сделали?
        Девушка вдруг перестала извиваться, отскочила в сторону и дрожащей рукой показала на землю.
        - Пожалуйста, Стефани, помогите!
        На земле Стефани увидела крохотное, бьющееся в судорогах существо.
        - Золотая рыбка? Неужели Бо бросил ее вам за шиворот? Вот чертенок!
        - Стефани, помогите! -взмолилась Эбби.
        - Успокойтесь. Рыбка никому не причинит вреда.
        - Да нет же! -Эбби энергично затрясла головой. - Вы не понимаете! Я не могу взять ее в руки, но если вы не бросите рыбку обратно в пруд, она умрет.
        - Эти чертенята издеваются над вами, а вы думаете о рыбке? -Стефани была искренне удивлена.
        - Стефани, пожалуйста! -взмолилась Эбби. - Вы только посмотрите! Бедняжка задыхается!
        - Стефани закатила глаза и, подобрав рыбку, побежала к пруду. Вернувшись, она вытерла руки о траву и подала Эбби вязанье:
        - Вот, возьмите. А теперь присядьте и успокойтесь. Пойду отчитаю проказников.
        Стефани направилась к дому, а Эбби с благодарной улыбкой смотрела ей вслед.



        Глава 10

        К обеду Стефани совсем измучилась. И неудивительно. Весь день Бо и Гвен держали их с Эбби в напряжении. За рыбку проказники получили взбучку, но не чувствовали раскаяния и продолжали озорничать. Через открытое окно стащили из кухни пирог и отнесли в сад белкам, устроив для шустрых пушистых зверьков настоящее пиршество. Затем поссорились из-за любимого воздушного змея, изодрали игрушку в клочья и с дикими воплями носились друг за другом по дому.
        Эбби лишь беспомощно разводила руками, уповая на строгость Стефани. Последней удавалось восстановить порядок, но после ее упреков Гвен становилась все злее. Когда наконец в доме воцарился относительный мир, проснулась и раскапризничалась кроха, и никто, кроме Стефани, не мог ее унять.
        Попытки Эбби успокоить ребенка не увенчались успехом. И Стефани уже в который раз убедилась, что жизнь бедной женщины грозит превратиться в сплошную муку и головную боль.
        Но как остановить этот тяжелый, набирающий обороты поезд?
        Перед ужином Стефани поднялась к себе в комнату, чтобы отдохнуть и освежиться. На туалетном столике она с удивлением обнаружила розу. Ей стало не по себе. Такую же розу она недавно нашла у себя на столе в настоящем, а накануне на балу получила от Андре.
        Цветок относился к разновидности роз королевы Виктории. Его темно-розовый бутон отличался совершенством линий. Взяв розу в руки, Стефани вдохнула тонкий, пьянящий аромат.
        Кто принес ее сюда? Должно быть, Андре, больше некому, подумала она с улыбкой.
        Этот невинный жест обезоружил ее и вызвал тревогу. Стефани не понравилось, что мужчина заходил в ее спальню. Неужели у него есть ключ от разделяющей их комнаты двери? С таким же успехом он мог проникнуть сюда через верхнюю галерею или со стороны коридора.
        Не выпуская розу из рук, Стефани отворила окно и вышла на балкон. Дул прохладный вечерний ветер, и она с наслаждением вдохнула свежий воздух. Краем глаза заметила, что соседняя дверь, ведущая в спальню Андре, закрыта. Внизу, на лужайке перед домом, старый негр стриг азалии.
        Вдали раздался цокот копыт, и вскоре верхом на великолепном гнедом жеребце во дворе появился Андре Годдар. Он держался на лошади с неподражаемой грацией.
        У коновязи Андре натянул поводья и спешился. Чернокожий садовник направился к хозяину, и они перекинулись несколькими словами. Стефани слышала, как Андре рассмеялся. Садовник повел лошадь в стойло, а Андре направился к дому, насвистывая
«Скачки в палаточном городе».
        В эту минуту он показался Стефани беспечным и легкомысленным. Таким, вероятно, он и был на самом деле.
        В двух шагах от крыльца Андре невзначай поднял голову и заметил на балконе девушку. Ослепительно улыбнувшись, он снял шляпу и отвесил ей глубокий поклон.
        - А, мадам Сарджент, вы чудесно выглядите. Как прошел первый день с детьми?
        С трудом сдержав улыбку, польщенная его вниманием, Стефани печально ответила:
        - Лучше не спрашивайте.
        Андре хмыкнул.
        - Всю дорогу я любовался закатом. -Мужчина сделал широкий жест рукой. - Это время дня прибавляет силы. Спуститесь вниз и посидите в саду.
        - Сэр, у меня есть и другие обязанности, -ответила Стефани, борясь с искушением присоединиться к очаровательному красавцу.
        - Правда? -Он подошел ближе. - Судя по розе у вас в руках, вы уже познали райскую красоту нашего сада.
        - Не я, кто-то другой, -возразила она и поднесла цветок к носу.
        - Вот как? -удивился Андре.
        - Кто-то, пока меня не было, положил розу на мой туалетный столик.
        - Интересно, кто бы это мог быть? -Андре покачал головой.
        Стефани пропустила его вопрос мимо ушей.
        - Вы с нами поужинаете, мадам? -спросил он.
        - Непременно.
        Андре водрузил шляпу на голову и взбежал по ступенькам в дом. До слуха Стефани донесся его сдавленный смешок.
        В тот вечер за столом освещенного свечами зала Стефани с ужасом наблюдала сцену, аналогичную утренней. Кроме взрослых, в комнате присутствовали четверо старших детей. Спокойная малышка Эми, как и утром, мирно сосала палец. Бо играл с игрушечным паровозиком, с громким лязгом катая его по белоснежной скатерти и время от времени ударяя по фарфоровой соуснице. Сидевший рядом с ним Поль кормил собачку остатками ростбифа. Но Гвен превзошла всех по изобретательности. Плутовка превратила свою ложку в маленькую катапульту и обстреливала присутствующих горошком и кусочками нарезанной моркови.
        Ни Эбби, ни Андре детей почему-то не одергивали. Андре потягивал вино, время от времени бросая на Стефани задумчивые взгляды. Его выдержка была достойна восхищения. Измучившаяся за день Эбби тоже молчала. С растрепанной прической и бесстрастным выражением лица, она рассеянно ковыряла вилкой в тарелке.
        Пока Стефани прикидывала, как помочь несчастной женщине, ей в нос угодила горошина. Гвен хихикнула. Стефани отложила вилку и сурово посмотрела на проказницу.
        - Молодая леди, немедленно прекратите!
        Гвен замешкалась, но ложку не опустила. Ее лицо приняло обиженное выражение.
        - А что касается вас, молодой человек,-обратилась Стефани к Бо, - еще раз тронете соусницу - заставлю вылизать всю грязь со скатерти.
        Бо был раздосадован, но игрушку со стола убрал.
        - Мы должны слушаться мадам Сарджент? -спросила Гвен отца вызывающим тоном.
        - Видишь ли, лапка, не очень-то вежливо обстреливать нас овощами и… -он перевел взгляд на Бо, - поливать все вокруг соусом.
        - Мне мадам Сарджент не нравится, -заявила девочка. - Она назвала нас с Бо бандой пакости.
        - Бандой чего? -переспросил Андре, давясь от смеха.
        - Гвен, ты ошиблась, -сказала Стефани. - Во-первых, двое - это еще не банда, во-вторых, слова «пакость» я не употребляла. Я назвала вас с братом парочкой пакостников.
        Брови Андре изумленно поползли вверх, но в следующее мгновение Гвен ошарашила его еще больше.
        - Я хочу, чтобы ты ее выгнал.
        Андре покачал головой, мальчики прыснули, а Эбби воскликнула:
        - Гвендолин, что ты себе позволяешь?
        - Успокойся, Гвен, -произнес Андре примирительно. - если мы выставим мадам Сарджент за дверь, куда она пойдет? - В глазах мужчины вспыхнули озорные огоньки. - Кто, кроме нас, позаботится о бедняжке?
        - Правда, мне неоткуда ждать помощи, -смиренно пронесла Стефани.
        - А мне какое дело? -не унималась девочка. - Мадам Сарджент злая, и я хочу, чтобы она ушла.
        - Злая? Что ты имеешь в виду? -нахмурился Андре.
        - Она нас сегодня обругала, -ответила Гвен, беспокойно заерзав на стуле.
        - За что? -поинтересовался отец.
        Малышка замолчала.
        - Гвен, скажи, за что? -произнесла Стефани ласково.
        - Я не хочу, чтобы она тут оставалась! -крикнула девочка и швырнула ложку в тарелку.
        - О, Андре, -вмешалась Эбби, - с Гвен нужно что-то делать. Сегодня она была просто невыносимой.
        - Что думают о Сарджент остальные? -спросил Андре, подняв руку и обведя собравшихся взглядом.
        Возникла неловкая пауза. Мальчики переглянулись. Будь Андре начальником тюрьмы, подумала Стефани, он ввел бы там самоуправление.
        - Мне она нравится! -объявил Бо с улыбкой.
        - Мне тоже! -поддержал брата Поль.
        - А тебе, Эми? -обратился Андре к молчаливой малютке.
        Ко всеобщему удивлению, крошка слезла со стульчика и направилась к Стефани. Обойдя стол, приблизилась к девушке и, не вынимая пальчик изо рта, обвила ее руку своей. Стефани ласково улыбнулась малышке, та подняла на нее свои огромные карие глаза. Стефани была тронута до глубины души.
        - Видишь, лапка, большинство другого мнения,-обратился он к старшей дочери.
        Эми вернулась на место. По выражению лица Гвен Стефани видела, что в душе девочки происходит тяжелая борьба.
        - Тогда скажи мадам Сарджент, чтобы не придиралась к нам, -помолчав, заявила она и скрестила на груди руки.
        - Мадам, -Андре повернулся к Стефани, - не забывайте, что это дети…
        - Дети, которые в один прекрасный день вырастут, -перебила его Стефани, - и сохранят свои отвратительные манеры.
        - Мадам, мои дети умеют себя вести, -возразил Андре, и в его голубых глазах блеснул стальной огонек.
        - Умеют себя вести?-воскликнула Стефани, не веря своим ушам. - Посмотрите, что они натворили! Такое впечатление, будто тут обедали свиньи.
        - Мадам Сарджент права, Андре, -согласилась Эбби, едва сдерживая смех, но тут же посерьезнела.
        Андре продолжал сверлить Стефани взглядом.
        - Дети учатся на примере взрослых, -сказал он наконец.
        - Вы имеете в виду себя? -ввернула Стефани.
        - Подумайте, какой пример подаете им вы, мадам, -он повысил голос, - устраивая здесь базар и оскорбляя моих детей!
        Стефани от изумления онемела, а Гвен радостно захлопала в ладоши и захихикала.
        - Так ее, папочка!
        Стефани с трудом поборола обуревавшие ее чувства. Жаль, что она не в силах образумить этого человека. Овладев собой, она спокойно сложила салфетку.
        - Очень хорошо, сэр. Раз я вам не нужна, я уйду.
        - Нет, Стефани, нет! - выкрикнула Эбби в отчаянии.
        Однако Стефани уже поднялась и с высоко поднятой головой вышла из комнаты, но, не дойдя до лестницы, остановилась. Как она позволила этому прощелыге так взвинтить ее? Ведь она должна выполнить свою миссию.
        Кроме того, ей некуда идти! Тут Андре Годдар совершенно прав. Без его поддержки она пропадет.
        В этот момент чья-то сильная рука схватила ее, повернула к себе, и Стефани увидела рассерженное лицо главы семейства. Судя по всему, он был не только разгневан, но и полон решимости. Стефани стало не по себе. Некоторое время они молча смотрели друг на друга. Сила, с которой Анд-ре сжимал ее руку, его пронзительный взгляд заставили сердце девушки учащенно забиться. Кровь прилила к лицу.
        - Вы здесь нужны, Стефани, -произнес он наконец.
        - Я… я…-начала она запинаясь. Неожиданное признание вывело девушку из равновесия, - я не разрешала вам называть меня Стефани, сэр, - проговорила она с трудом.
        - А я не разрешал вам покидать столовую, -парировал он с улыбкой.
        - Разрешения вы не давали, но дали повод.
        - Мадам, не кажется ли вам, что устраивать перебранку в присутствии детей не совсем правильно? -спросил он, не переставая улыбаться.
        - Сэр, к чему весь этот разговор? -Стефани высвободила руку и призвала на помощь все свое мужество. - У меня сложилось впечатление, что в моих услугах здесь не нуждаются.
        - Стефани, будьте благоразумны!
        - Я просила вас не называть меня Стефани.
        - Я просто старался сохранить мир в этом доме…
        - Поощряя дурное поведение детей? Мистер Годдар, детям нельзя все спускать с рук. Сегодня вы можете сохранить мир в семье, потакая их капризам, но, если будете прощать им жестокое отношение к окружающим, в будущем вашим отпрыскам придется нелегко. Подумайте об этом.
        - Они были к вам жестоки? -удивился Андре.
        - Они измывается над бедной Эбби, а вы смотрите на это сквозь пальцы.
        - Но они же еще дети.
        - Они малолетние нарушители спокойствия и порядка и нуждаются в твердой руке.
        - Я не уверен, что могу полностью согласиться с вашими методами, мадам, -Андре потер подбородок и нахмурил брови, - но знаю, что вы нам нужны. Эбби просто задыхается от забот…
        - Ага, значит, вы ее все-таки замечаете?-перебила Стефани язвительно.
        - Что ж, -он расправил плечи, - мы оба будем вам очень благодарны, если вы останетесь и окажете посильную помощь. Итак, слово за вами.
        Мужчина говорил жестким, приказным тоном, и девушка ответила под стать ему:
        - А вы прекратите подрывать в глазах детей наш с Эбби авторитет?
        - Я буду иметь вашу просьбу в виду, но не даю никаких обещаний.
        Решимость Стефани дрогнула, и она замешкалась с ответом.
        - Хорошенько подумайте, прежде чем ответить «нет», -предупредил Андре. - Ведь вам некуда идти. Если, конечно, вы от нас ничего не скрываете.
        - Вы просто невыносимы, сэр! -выпалила Стефани, рассерженная его проницательностью.
        - Стефани! -Он вскинул брови. - Мы с вами знаем, как сильно ваш уход огорчит Эбби.
        Стефани с трудом сдержала стон. Андре сказал чистую правду.
        - Как заставить вас изменить решение?-спросил он, остановив взгляд на ее губах.
        - Не смейте даже думать об этом! -воскликнула девушка, возмущенная его наглостью.
        - О чем, Стефани? -Андре сделал вид, что не понял ее намека.
        - Вы отлично знаете!
        - Какой темперамент! -Он запрокинул голову и рассмеялся. - Не беспокойтесь, к крайним мерам я не прибегну.
        Стефани тяжело вздохнула. В сложившейся ситуации у нее не было иного выхода, как смириться.
        - Хорошо. Я остаюсь.
        - Великолепно! -Он взял ее руку и продел в свою, согнутую в локте. От него исходили тепло и сила.
        Вместе они вернулись в столовую.



        Глава 11

        Ужин подходил к концу, когда появился дворецкий, худощавый чернокожий мужчина средних лет, и доложил:
        - Сэр, мисс Элизабет Стэнтон пожаловала с визитом.
        Андре просиял.
        - Ради Бога, Даниэль, проводите ее к нам.
        Минуту спустя вошла стройная брюнетка лет восемнадцати, с яркими глазами и румяными щечками. Очень хорошенькая, с безмятежной улыбкой, она, несмотря на юный возраст, обладала величавой статью королевы.
        Разглядывая экстравагантный наряд гостьи, Стефани вспомнила, что видела однажды в книге нечто подобное. Это платье было признано наиболее удачной моделью столетия. Длинный приталенный жакет с кружевной отделкой из ярко-синей саржи, юбка с кринолином и отороченным кружевом турнюром являли собой удачный образец сочетания довоенного и послевоенного стилей. Синие перчатки, красный галстук-бабочка и широкополая соломенная шляпа, украшенная миниатюрными розочками из алого шелка, завершали живописный ансамбль. Молодая особа обмахивалась шелковым веером. Она словно сошла с картинки журнала викторианской моды.
        Широко улыбаясь, Андре поднялся ей навстречу. Стефани украдкой взглянула на Эбби. На лице девушки застыла маска удивления.
        - О, Андре, старый плут! Как я рада вас видеть! -пропела красавица с южным акцентом, подплывая к хозяину дома.
        - Элизабет, дорогая. -Андре поцеловал протянутую руку в перчатке. - Какой приятный сюрприз! Как поживаете? Что нового у вас в Уинди-Хилл? Надеюсь, прелестные сестрички процветают?
        - О да! Бо и Мод считают, что вы давно могли бы навестить нас и послушать в нашем исполнении Китса и Вордсворта.
        - Весьма заманчиво.
        - Как милые ангелочки? -Ослепительно улыбаясь поистине королевской улыбкой, Элизабет обвела взглядом стол. - Здравствуйте, Эбби, дорогая. И… - взгляд молодой женщины остановился на Стефани. - Кто это здесь у вас, Андре?
        - Мадемуазель Элизабет Стэнтон, разрешите представить вам мадам Стефани Сарджент. Она приехала из Джексона, чтобы помочь Эбби с детьми.
        - Вот как? Новая гувернантка? -произнесла Элизабет.
        Стефани взирала на гостью с холодным любопытством.
        - По правде говоря, -продолжал Андре, усмехнувшись, - мадам Сарджент вдова, и мы приняли ее как нового члена семьи.
        - Понятно, -проворковала Элизабет. - Рада с вами познакомиться.
        - Я тоже,-ответила Стефани, отметив про себя, что руки девушка не подала.
        - Итак, Элизабет, чем могу служить? -спросил хозяин дома. - Не выпьете ли с нами чего-нибудь прохладительного?
        - О нет, нет, -отказалась гостья, игриво шлепнув Андре по рукаву веером. - Прошу прощения, что нарушила ваш… э-э… семейный ужин. Дело в том, что я помощник председателя Лиги искусств, и мы все надеемся, что вы выступите у нас на январском заседании.
        - Я? -Андре рассмеялся. - Но я ничего не смыслю в искусстве.
        - Не надо, Андре! Не скромничайте! -промурлыкала девушка. - Вы побывали в прекраснейших музеях мира - в Лувре, в музее Виктории и Альберта. В конце концов, можете рассказать о вашем Гейнсборо. - Гостья указала на картину на стене.
        - Возможно, -пробормотал Андре, потирая подбородок.
        - Так вы придете? -воодушевилась она.
        - Я просто не могу отказаться от приглашения на вечеринку, где соберутся самые прелестные дамы Натчеза. -Андре лукаво подмигнул девушке.
        - Все будут в восторге! -Элизабет радостно захлопала в ладоши.
        - Может быть, вы пригласите на одно из ваших собраний и мадам Сарджент? Она хорошо образованна и наверняка разбирается в искусстве.
        - Ей непременно пришлют приглашение, -ответила гостья, натянуто улыбнувшись.
        - Возможно, Эбби это тоже будет интересно, -вмешалась в разговор Стефани.
        - О, моя дорогая, -вздохнула Элизабет, обмахиваясь веером. - Вам следует знать, что Эбби никуда не ходит и ничем не интересуется, кроме церкви и своего струнного оркестра. Не так ли, Эбби?
        - Я… -Эбби запнулась, явно чувствуя себя не в своей тарелке в присутствии ослепительной юной красотки. - Это правда. Я не состою практически ни в одной организации.
        - Вы не проводите меня? -обратилась Элизабет к Андре.
        - Конечно. -Андре предложил девушке руку, и они, весело смеясь, удалились.
        - Глубокая печаль в темных глазах Эбби поразила Стефани, и сердце ее отозвалось болью. Ей было бесконечно жаль молодую женщину. Эбби, должно быть, хорошо понимала, что не может рассчитывать на взаимность горячо любимого ею мужчины.
        И Стефани решила во что бы то ни стало помочь бедняжке.
        Подготовить детей ко сну оказалось делом нелегким. Пока Эбби помогала Марте с крошкой Сарой, Стефани занялась старшими детьми. Оставив Бо и Поля в детской забавляться с игрушками, она повела Эми и Гвендолин в спальню.
        Присев на край двуспальной детской кроватки, девушка начала переодевать Эми в ночную рубашку. Гвен тем временем, устроившись на полу, играла с куклой.
        - Я не буду переодеваться! -капризно заявила она.
        Стефани лишь пожала плечами и, посадив Эми на колени, принялась расчесывать ее густые черные волосы.
        - Поступай как знаешь. Но бьюсь об заклад, что спать в платье и переднике не очень-то удобно.
        Гвен помолчала с минуту и заявила:
        - А мне все равно. И волосы я тебе не позволю расчесывать!
        - Жаль! -воскликнула Стефани. - Тогда они не будут такими красивыми, как у Эми.
        Гвен разозлилась, но ничего не сказала. Эми подняла на Стефани свои прекрасные глаза и робко улыбнулась. Стефани слегка нажала на кончик ее маленького хорошенького носика.
        - Что смешного, глупышка?
        Эми захихикала и начала брыкаться.
        - Сейчас же прекрати! - Гвен подбежала к девушке и с силой дернула ее за подол платья. - Не хочу, чтобы ты играла с моей сестренкой!
        - Хочешь поспорить?
        И снова Гвен была обречена на мрачное молчание. Стефани тем временем опустила ребенка на пол и поправила ее рубашечку.
        - Ты вела себя очень хорошо. А теперь пойдем в детскую, посмотрим, что делают твои братишки.
        - Ура! -обрадовалась малышка.
        Стефани увела Эми; продолжая дуться, Гвен последовала за ними. Минуту спустя они вошли в просторную комнату. Это была спальня Стефани, до того как она переместилась во времени. Комната преобразилась до неузнаваемости. Пол был завален игрушками. В дальнем углу стоял набитый детскими книжками шкаф. Часть их вывалилась наружу и лежала на перевернутой детской плетеной коляске, знавшей когда-то лучшие дни.
        Поль яростно колотил в игрушечный барабан. Бо, хохоча, дразнил собачку, вырывая у нее платок, в который она уцепилась зубами, ожесточенно рыча и мотая головой.
        - Мальчики! -Стефани подняла руку. - Не пора ли спать?
        Поль и Бо изумленно уставились на Стефани.
        - Спать? -воскликнул Поль ошарашенно. - Мы никогда не ложимся так рано.
        - Никогда! -поддержал брата Бо.
        - А сегодня ляжете, -строго произнесла Стефани. - Но сначала все вместе наведете в этом свинарнике порядок.
        - Нет! -запротестовала Гвендолин. - Мы никогда не убираем игрушки. Для этого есть горничные.
        - Почему они должны убирать за вами?
        Оставив этот вопрос без ответа, Гвен заявила:
        - Мы не обязаны, и все тут!
        Стефани собралась возразить, но тут Эми дернула ее за юбку и протянула книжку. Стефани сжала малютку в объятиях.
        - Хочешь послушать сказку, дорогая?
        Эми кивнула.
        Обведя комнату взглядом, Стефани заметила в углу кресло-качалку и направилась к нему.
        - С удовольствием почитаю тебе.
        Остальные дети с интересом наблюдали за ними.
        - Почему бы вам не пойти спать? -спросила у них Стефани.
        - Нет! -воспротивился Поль. - Мы с Бо тоже хотим послушать сказку. Нам никто не читал после… - Голос его дрогнул от слез.
        Стефани стало жаль мальчика, но она решила стоять на своем.
        - Я охотно почитала бы вам, но вы еще не переоделись для сна. -Стефани развела руками. - Только Эми в ночной рубашке.
        - Мы переоденемся! -пообещал Бо.
        - К тому же вы не убрали игрушки, -продолжала Стефани, с трудом сдерживая улыбку.
        - А как насчет Эми? -спросила Гвен, надув губки. - Она тоже не убрала игрушки.
        - Она еще маленькая. И потом вряд ли это она устроила здесь такой кавардак.
        Гвен прикусила губу.
        Поль вскочил и потянул Бо за рукав.
        - Пойдем переоденемся и соберем игрушки, - сказал он и обратился к Стефани: - Обещаете, что не начнете читать без нас, мадам?
        - Обещаю.
        Мальчишки пулей вылетели из комнаты, собака за ними. Гвен уходить не спешила и метала в Стефани гневные взгляды.
        - Ну а ты? -Стефани посмотрела на девочку. - Не хочешь к нам присоединиться?
        - Кому нужны твои дурацкие сказки? -буркнула Гвен, швырнув на пол куклу.
        Когда Гвен выходила из комнаты, Стефани заметила, что глаза у девочки подозрительно блестят. Происходящее было ей далеко не безразлично.
        Несколько минут спустя мальчики вернулись. В полосатых рубашках и ночных колпачках они выглядели прехорошенькими. Братья тотчас кинулись наводить в детской порядок. Стефани не могла удержаться от смеха, глядя на их ужимки. Они носились по комнате, спотыкались о разбросанные игрушки, падали. Затем решили организовать свой труд. Бо бросал кубики Полю, тот ловил и складывал их.
        Закончив работу в рекордно короткий срок, шалуны бросились к Стефани и сели у ее ног.
        - А теперь почитайте нам, мадам, -попросил Поль.
        - Да, почитайте! -поддержал брата Бо.
        Стефани прочла сказку «Покатигорошек». Читала она хорошо, с выражением, дети слушали затаив дыхание.
        Это была первая маленькая победа Стефани. Но девушка не обольщалась. Все трудности еще впереди. Неожиданно появилась Гвендолин в ночной рубашке, надетой наизнанку и задом наперед. Это был своего рода вызов на тот случай, если Стефани ее выгонит. Но ничего подобного не произошло. Гвендолин быстро пересекла комнату и, схватив куклу, уселась чуть поодаль, метнув в девушку сердитый взгляд.
        Стефани подняла глаза на Гвен и как ни в чем не бывало продолжила чтение…
        Андре стоял в дверях детской, наблюдая за происходящим. Какое выразительное у Стефани лицо! Какие интонации! Детишки словно зачарованные слушают сказку. У Анд-ре перехватило дыхание. Его малышам давно никто не читал. Эбби попробовала было, но у нее ничего не получилось. Недоставало экспрессии и жизненной силы, а без них завладеть вниманием ребятишек сложно.
        Прошлое новой гувернантки, разумеется, вызывало некоторые сомнения, однако Андре был рад, что принял ее в семью. Чрезмерная строгость не смущала его. Главное - она нашла общий язык с детьми, а значит, и с ним.
        Взглянув на карманные часы, он улыбнулся. На покер с друзьями в Поллок-Хаус он уже опоздал. Что ж, вернется пораньше домой, посмотрит, что еще придумает эта обворожительная мадам Сарджент.
        До недавнего времени у Андре была любовница- маленькая, веселая проказница; он снял для нее небольшой дом на Клифтон-стрит. У Дафны было более чем сомнительное прошлое. Они провели вместе много счастливых минут, но два месяца назад маленькая мошенница нанесла ему удар: она сбежала с тенором из плавучего театра, намереваясь выйти за него замуж.
        Конечно, Стефани - не Дафна, но, учитывая странные обстоятельства ее появления в доме, она наверняка что-то скрывает. Хорошо образованная, она в то же время держалась чересчур раскованно, если не сказать - развязно. Могла дать ему словесный отпор и никогда не отводила глаз. Женщинам его круга это несвойственно. Но именно дерзость, сулившая новизну ощущений, и привлекала его в ней.
        Как воспримет она его ухаживания?
        Может, не следует думать о ней в таком плане? Связанная с ней тайна интриговала Андре, будила воображение. Ему не терпелось узнать: была ли она и впрямь пуританкой или только прикидывалась и что означали ее непокорный характер и гордый дух?



        Глава 12

        - Да, с этими детишками хлопот не оберешься! -пожаловалась Стефани Эбби. - Мне стоило огромного труда призвать их к порядку.
        - Не знаю, что бы я без тебя сегодня делала, -с чувством откликнулась Эбби.
        Полчаса спустя обе женщины сидели рядышком в плетеных креслах в домашней пошивочной. Перед Стефани лежала стопка модных журналов, и она увлеченно листала страницы, восхищаясь экстравагантными иллюстрациями. Эбби в это время рылась в коробке с образцами ткани.
        - Что делает его превосходительство, пока мы усмиряем маленьких монстров и пытаемся уложить их спать? -поинтересовалась Стефани.
        - Ты имеешь в виду Андре? -рассмеялась Эбби. С некоторых пор они перешли на ты.
        - Конечно.
        - Сегодня вечером он намеревался отправиться в город поиграть в карты с какими-то джентльменами.
        - Как хорошо быть мужчиной! -произнесла Стефани.
        - Но он может пораньше вернуться домой, пожелать детишкам спокойной ночи.
        - Это было бы подвигом с его стороны.
        Женщины замолчали. Эбби поднесла к свету несколько образцов ткани.
        Это последний крик моды, - показала она на картинку, привлекшую внимание Стефани. - Творение Долли Варден.
        - Какой дурацкий турнюр! -поморщилась Стефани. - Чересчур объемный. А нелепая шляпка напоминает перевернутый совок для муки.
        Эбби прыснула.
        - Вот элегантный наряд, -заметила она, когда Стефани перевернула страницу и ее взгляду предстало роскошное повседневное платье изысканного покроя с красивой юбкой клеш.
        - Да, силуэт мне нравится, -согласилась Стефани.
        - Ты бы великолепно в нем смотрелась, -предположила Эбби, - если сшить платье из зеленой материи. - Она сдвинула брови и принялась перебирать у себя на коленях образчики ткани. - Пожалуй, эта, - сказала она, показывая понравившуюся материю.
        Цвет и вправду восхитительный, - согласилась Стефани.
        - Ну что ж, завтра покажем миссис Ходж фасон и ткань.
        Стефани продолжала рассматривать журнал. Ее внимание привлек костюм из мягкой розовой шерсти.
        - А тебе пошло бы это.
        - О нет! -возразила Эбби со смехом.
        - Да, да! -настойчиво повторила Стефани. - Этот цвет как нельзя лучше оттеняет твои волосы и прекрасные темные глаза.
        - На тебе это будет смотреться лучше. - Эбби отвела взгляд.
        - Не думаю. Давай спросим об этом миссис Ходж.
        - Знаешь, я чувствую себя уютнее в черном.
        - На мисс О'Хара сегодня было нечто подобное. -Стефани сменила тему.
        - А кто это? -спросила Эбби.
        - Я имела в виду Элизабет Стэнтон, -засмеялась Стефани.
        - Ах, мисс Элизабет. Да, кое-кто из местных дам все еще предпочитает этот стиль, хотя он вышел из моды еще два года назад. Дело в том, что здесь, на Юге, многим приходится туго. Нам в этом отношении повезло.
        - Значит, Стэнтоны не так хорошо обеспечены, как Андре?
        - Боюсь, обитатели особняка Уинди-Хилл переживают не лучшие времена.
        - По виду мисс Элизабет этого не скажешь. Она держится как императрица.
        - Она утверждает, что в ее жилах течет королевская кровь. Стэнтоны -одна из наиболее влиятельных фамилий Натчеза. Именно в особняке Уинди-Хилл Аарон Бэрр ухаживал за Мадлен Прайс. Сестры Стэнтон сохранили дорожку, по которой парочка прогуливалась, и теперь она стала излюбленным местом влюбленных.
        - Интересно, -заметила Стефани. - Насколько я понимаю, мисс Элизабет мечтает об удачном замужестве.
        - Возможно.
        - Что ты о ней думаешь?
        - У нас с ней мало общего, -произнесла Эбби со вздохом. - Она придерживается старомодных правил старого Юга. Типичная южная красотка.
        - Хочешь сказать -кокетка?
        - Дамы так не выражаются. -Эбби зарделась.
        - Но Андре ее кокетство нравится, -продолжала Стефани. - Он был польщен ее вниманием. Так по крайней мере мне показалось.
        - Просто Андре настроен к ней по-дружески. -Эбби пришла в волнение. - Его поведение ровным счетом ничего не значит. Он держится так со всеми дамами.

«Но только не с тобой». Произнести эту мысль вслух Стефани не решилась, но поведение Андре ее тревожило, аза Эбби затуманила печаль.
        - Знаешь, -сказала Стефани после минутного колебания, - мне показалось, что у тебя испортилось настроение, когда Андре флиртовал с мисс Стэнтон. Он тебя разочаровал?
        - Разочаровал? -Эбби не могла скрыть своей досады. - с какой стати? Нисколько.
        - Честно?
        Эбби потупилась, но после минутного молчания призналалась:
        - Просто мне стало больно… из-за Линни. Ведь прошел его год. И я чувствовала… -Голос девушки дрогнул.
        - Что же ты чувствовала?
        - Я не хочу говорить на эту тему.
        - Прошу прощения за настойчивость, -извинилась Стефани, а сама подумала: «Я услышала все, что хотела узнать…»
        Главное, все делать своевременно, размышляла Стефани, ложась в постель. Ее не покидало ощущение нереальности происходящего. Оторванная от дорогой сестры, родителей, работы и привычной жизни, она существовала словно во сне, точнее - в кошмаре. Но больше всего ее тяготили тычки с Андре и детьми. После целого дня у нее гудели ноги. Ведь ей приходилось носить туфли старой Магнолии. Других не было.
        Облачившись в ночную рубашку, Стефани юркнула в постель и с наслаждением вытянула ноги. В следующее мгновение что-то холодное и липкое коснулось ее стопы, и она пронзительно закричала.
        Вскочив с кровати, откинула одеяло и увидела жабу.
        - С меня хватит! -воскликнула Стефани.
        Она быстро оделась, пригладила волосы, схватили лампу, выбежала из спальни и опрометью бросилась в комнату мальчиков. Распахнув дверь их комнаты, приказала:
        - Бо, сейчас же встань и оденься!
        - Что случилось? -послышался из темноты сонный голос.
        - Вы отлично знаете, молодой человек, что случилось. Боюсь, у вас большие проблемы.
        Бо пробкой вылетел из постели.
        - Это не я! -закричал он. - Это Гвен положила вам в кровать жабу.
        - Гвен? Откуда ты знаешь, если не помогал ей?
        Мальчик ойкнул.
        - Ну что, доигрался? -раздался голос Поля. - Сейчас мадам тебе задаст!
        - Не вмешивайтесь, молодой человек, -одернула его Стефани и обратилась к Бо: - Через минуту жду вас в коридоре, иначе… - Она не договорила и вышла из комнаты.
        В следующее мгновение Стефани разбудила Гвен. Через две минуты проказники стояли в коридоре сонные, взъерошенные, кое-как одетые.
        - Что тебе нужно? -хмуро спросила Гвен.
        - Вас обоих ждет небольшое приключение, -многозначительно произнесла Стефани. - Сейчас мы с вами отнесем госпожу жабу обратно в сад, а затем вернемся и сменим мне простыни, которые она обгадила.
        Дети не на шутку перепугались.
        - Мы не меняем простыни! -всхлипнул Бо.
        - Особенно если жаба их обделала! -поддакнула Гвен. - У нас для этого есть слуги.
        - Неужели вы думаете, что я стану их будить? Ни за что! Вы виноваты - вы и убирайте!
        Втроем они, прихватив жабу, отправились в сад, после чего вернулись в комнату девушки. Стефани едва сдерживала смех, глядя, как безуспешно стараются Бо и Гвен натянуть простыню на огромный матрас. Ведь они были совсем еще маленькие.
        Пришлось прийти им на помощь. Но урок, как она полагала, пошел им на пользу.
        Никто не заметил, как в дверях остановился Андре. Он еще не переоделся и был в вечернем костюме.
        - Что здесь происходит?
        Детишки повернули к отцу виноватые личики, и Стефани прониклась к ним жалостью.
        - Бо и Гвен не могли уснуть, и я решила поучить их стелить постель.
        - Вы шутите, мадам? -усомнился Андре. - Вы разве не знаете, что для черной работы у нас есть слуги?
        - Сэр, моя мама говорила, что каждый ребенок должен уметь стелить постель, -пояснила Стефани, скрестив на груди руки и смело глядя ему прямо в глаза.
        - Понятно, -пробормотал он. - Каждый должен уметь стелить постель, чтобы на ней спать, так?
        - Совершенно верно.
        - А что еще вам говорила мама? -полюбопытствовал Андре, входя в комнату.
        - Что активная физическая деятельность способствует хорошему отдыху.
        - Ага… - протянул он, и в его глазах блеснули лукавые огоньки. - Но в данном случае от комментариев я воздержусь.
        Осознав, что совершила ошибку, Стефани порозовела.
        - Мадам, почему у вас такое красное лицо? -поинтересовался Бо.
        Андре расхохотался, и Стефани едва сдержалась, чтобы не прогнать его вон из комнаты.
        - От напряжения, -бросила она небрежно. - Давайте быстрее. Я устала.
        - Торопитесь, малыши. Мадам хочет баиньки, -насмешливо произнес Андре и зашагал прочь.
        Стефани облегченно вздохнула. Она допустила промашку, сказав Андре нечто двусмысленное, с явной сексуальной подоплекой. Этому мерзавцу палец в рот не клади.
        - Мадам Сарджент, мы уже все сделали, -захныкала Гвен.
        Стефани взглянула на кровать и чуть не покатилась со смеху. Простыня свисала, а наволочка была надета наизнанку. Но детишки старались изо всех сил и выглядели усталыми и раскаявшимися.
        - Очень хорошо. Если пообещаете, что больше не будете шалить…
        Договорить она не успела, поскольку тишину разорвал пронзительный женский вопль, донесшийся из комнаты Эбби. Дети бросились к двери.
        Но Стефани крепко схватила их за руки.
        - Стойте! Что вы сделали с Эбби?
        По выражению их лиц Стефани все поняла.
        - Только не говорите, что вы и ей подложили в кровать жабу.
        Дети обменялись испуганными взглядами.
        - Ну?
        - Не-ет, мэм, -признался Бо. - Это была щелкающая черепаха.
        О Господи! - воскликнула Стефани и выскочила в коридор, потащив за собой детей. - Бежим спасать бедную Эбби, пока у нее не случился сердечный приступ. И клянусь, Бо, если эта черепаха укусила мисс Эбби за палец, я оторву тебе голову!



        Глава 13

        В середине ночи Стефани проснулась от крика младенца. Она встала, зажгла лампу, накинула халат и вышла в коридор.
        В детской надрывался от плача ребенок, а в передней мирно спала на кушетке старая Марта.
        - Тихо, тихо, -прошептала Стефани, поставив лампу на ночной столик и прикрыв дверь в переднюю.
        Маленькая Сара, увидев Стефани, улыбнулась и икнула.
        - Моя дорогая малышка, да ты вся мокрая, -пробормотала девушка, беря девочку на руки.
        Положив Сару на столик для пеленания со стопками чистого белья и распашонок, она переодела ее, не забыв использовать присыпку. Сара начала дрыгать ножками и гулить. На ночном столике Стефани увидела детскую бутылочку с остатками воды. Старая нянька, вероятно, не напоила малышку на ночь молоком, и та то и дело просыпалась. Девушка взяла бутылочку и едва устроилась в кресле-качалке, как дверь распахнулась и появился Андре в бордовом бархатном халате. Он был, как всегда, неотразим, и Стефани почувствовала легкое возбуждение.
        - Я услышал плач ребенка, - пробормотал он сонно. - Все в порядке, мадам?
        - Все в порядке. Ее надо было переодеть. Марта, должно быть, слишком крепко спит и не слышит.
        Да, слух у Марты уже не тот, что прежде.
        Андре пододвинул плетеное кресло и сел рядом со Стефани. От него исходил какой-то особый, чисто мужской запах, не оставивший девушку равнодушной.
        Андре склонился над малышкой и поцеловал выбившуюся прядку волос.
        - Папа! -крикнула Сара.
        Андре с нескрываемой гордостью улыбнулся.
        - Видите, мадам, она меня знает.
        - Папа! Папа! Папа! -радостно повторяла малышка.
        Стефани и Андре рассмеялись. Он поцеловал сначала одну ножку девочки, потом другую и легонько ущипнул хорошенький носик. Стефани задохнулась от наплыва чувств. Андре вопросительно взглянул на нее.
        - Вы в порядке, мадам?
        Кровь бросилась ей в лицо.
        - Конечно, просто я испугалась, услышав, что Сара плачет, и поспешила сюда.
        - Могли бы разбудить Марту.
        - Но она нуждается в отдыхе.
        - А вы нет?
        - Марта страдает от ревматизма, к тому же гораздо старше меня, -возразила Стефани.
        - Это верно. -Андре остановил на девушке долгий взгляд. - Вы очень добрая.
        - Не уверена, что Гвен и Бо тоже так считают, - возразила она.
        - Очень сожалею о нашей маленькой размолвке за ужином. Надеюсь, вы останетесь с нами, мадам.
        - У нас разные понятия о воспитании детей, -заметила девушка.
        - Пожалуй. Но вы очень нужны Эбби и нам всем.
        Стефани опустила глаза, чтобы не выдать волнения, вызванного его вкрадчивым голосом.
        - Надеюсь, мы избавимся от этих разногласий, ко взаимному удовольствию, -произнес он ласково.
        - Хотелось бы.
        - Прежде чем судить меня строго, -Андре нахмурился, - вы должны понять, как тяжело нам было после смерти бедной Линни.
        Девушка бросила на него виноватый взгляд.
        - Ведь это случилось совсем недавно. Всего год назад. Я знаю, как сильно вы страдали. Простите меня.
        Он кивнул.
        - Дети, как мне кажется, отлично справились с ситуацией, но я не могу о них не беспокоиться. Вы травы, что Гвен и Бо склонны к озорству и с ними надо быть построже. Поль, старший, ведет себя лучше всех и больше всех тоскует по матери. Я это вижу. А Эми такая нелюдимая. Эбби делает все, чтобы мне помочь, но у нее не хватает сил.
        Стефани не сводила глаз с его взволнованного лица.
        - Я понимаю, -сказала она, - дети тяжело переживают потерю одного из родителей. Однако ведут себя по-разному.
        - Чуть больше внимания с вашей стороны им не помешает, не так ли?
        - Безусловно. Но дети не должны выходить за границы дозволенного. Должны понимать, что хорошо, что плохо, что можно, чего нельзя.
        Андре помрачнел.
        - Неужели их нужно постоянно ругать и одергивать? Разве мало того, что они потеряли мать?
        - Хотите сказать, что потакаете их капризам из жалости? Какими же они в таком случае вырастут?
        - Вы чересчур прямолинейны, мадам, -промолвил он с улыбкой. - Вы всегда бросаете мужчинам вызов?
        - Только в том случае, если они не правы.
        - Вы победили, -признал Андре свое поражение. - И все-таки моим детям больше всего нужна любовь. Особенно Эми и Саре. Я бы хотел, чтобы вы уделяли им особое внимание.
        Б- уду счастлива, -пообещала Стефани, - и сделаю все от меня зависящее, чтобы помочь Эбби. Во всяком случае, пока я здесь.
        - Мне бы хотелось, чтобы вы себя считали постоянным членом нашей семьи.
        - Вы довольно беспечно относитесь к такому серьезному вопросу. -Девушка усмехнулась. - Только утром вы справлялись о моих рекомендательных письмах. Вы же обо мне ничего не знаете.
        Его взгляд лениво скользнул по лицу девушки, и она снова зарделась.
        - Это не совсем так. Я видел, как вы читали сказку моим малышам.
        - Вы видели? -изумилась девушка. Он кивнул.
        - Не сомневаюсь, что вы руководствуетесь в первую очередь интересами моих детей. Я знаю, что в вас есть сила и сострадание, иначе вы бы здесь не сидели среди ночи и не нянчили мою малышку, а разбудили бы Марту.
        - Может быть, мне нравится нянчиться с детьми? -предположила она осторожно.
        - Не исключено. А мне нравится смотреть, как вы качаете мою малышку. -В его глазах блеснул озорной огонек.
        - Правда, мистер Годдар? А мне казалось, вы меньше всего хотите видеть во мне мать.
        - Это намек? Вы желаете стать матерью и нуждаетесь… в чьей-то помощи?
        Стефани смутилась. Разговор принял опасный поворот. Она позволила загнать себя в угол, но тут же нашлась и, вскинув голову, проговорила:
        - А вы хотите получить оплеуху?
        - Вижу, -хмыкнул Андре, - что мое галантное предложение отвергнуто.
        - Оно действительно отвергнуто, только галантным его не назовешь.
        - Но как бы плохо вы обо мне ни думали, мадам, -начал он с покаянной улыбкой, - имейте в виду: я люблю детей.
        - Уже догадалась.
        - Я бы даже хотел иметь еще одного… или нескольких, -добавил он.
        - Вы подумываете о повторном браке? -полюбопытствовала девушка, стараясь сохранить бесстрастную интонацию.
        - Не сейчас, со временем. Для детей это было бы неплохо, правда?
        - Материнское внимание не помешает.
        - Пять -нечетное число. - Андре грустно улыбнулся. - Я бы хотел еще одного сына. Ведь мы с Линни одного потеряли…
        - Правда? Как это печально!
        Андре тяжело вздохнул.
        - Жан-Луи Годдар родился после Поля. Зимой. И был очень слабеньким. Вскоре он заболел малярией и умер. Мы тяжело пережили его кончину.
        - Не сомневаюсь, -пробормотала Стефани.
        - А у вас не было детей? -спросил Андре, внимательно глядя на девушку.
        - Не было.
        - Вы не хотели?
        - Не посчастливилось, -ответила она глухо.
        - Возможно, это не самое большое несчастье, -заметил Андре. - Гораздо страшнее, когда женщина, произведя на свет младенца, сама погибает. Я до сих пор чувствую свою вину перед Линни.
        Это неожиданное признание заставило Стефани взглянуть на Андре по-новому. Его откровенность подействовала на нее обезоруживающе.
        - Мне кажется, ваша жена не хотела бы, чтобы вас мучили угрызения совести, -тихо произнесла Стефани.
        - Похоже, вы очарованы моими детьми, не правда ли? -Андре взял девушку за подбородок.
        - О да, -произнесла она растерянно.
        - А как насчет их отца?
        - Вы не из тех, кто во мне нуждается, -густо краснея, сердито бросила Стефани.
        - Вы в этом уверены?
        Стефани не нашлась, что ответить.
        Андре протянул руку, чтобы погладить малышку по головке, и как бы между прочим коснулся обнаженного локтя девушки. Она еще больше смутилась.
        - Маленький ангелочек уже спит. Давайте я положу ее в постельку.
        - Н-нет, -прошептала Стефани, - я покачаю ее еще немного. - Стефани сочла слишком опасным остаться наедине с этим обольстителем. С ребенком на руках она чувствовала себя спокойнее.
        Андре поднялся, чмокнул малышку в щеку. И оказался так близко от девушки, что она почувствовала его теплое дыхание и легкий запах бренди. Жгучий взгляд голубых глаз Андре завораживал ее, мысли путались, сердце готово было выскочить из груди.
        В следующее мгновение Андре прикоснулся губами к ее губам. У Стефани перехватило дыхание, в висках застучало. Но она почему-то не сопротивлялась. Поцелуй был сладким и вполне невинным.
        - Вы и сейчас уверены, что я не нуждаюсь в вас, мадам? -Андре с улыбкой посмотрел на девушку. Ее щеки горели.
        Стефани ни в чем не была уверена. Ответить она не успела- искуситель выскользнул из комнаты…
        Вернувшись к себе, Андре предался размышлениям. С его малышкой на руках девушка выглядела необыкновенно привлекательной, и он с трудом подавил в себе желание уложить ее в свою постель. К тому же она вряд ли была готова к такому стремительному развитию событий. Или же никогда не решится на такой шаг. Все зависит от ее характера и воспитания. Окружающая ее тайна разжигала любопытство и волновала кровь.
        Его поцелуй не оставил девушку равнодушной. Жаркий румянец на щеках, участившееся дыхание и остановившийся взгляд - все свидетельствовало о том, что она взволнованна. Она была такой пленительной, такой красивой и такой нежной. Но одного мимолетного поцелуя ему мало. Андре был полностью очарован Стефани. Не только ее физическим совершенством, но и ее смелостью, прямотой.
        Стефани ни разу не спасовала перед ним, давала отпор. С такой не соскучишься. Действительно ли она степенная вдова или прикидывается?
        Эта загадка не давала Андре покоя.
        Стефани уложила Сару в постельку и вернулась к себе. Легла в постель, но сон не шел. Перед глазами стоял образ Андре.
        Он был обаятелен и сексуален, и Стефани, умудренная опытом женщина, чувствовала себя при нем робеющей школьницей. Но то, что произошло сегодня, повергло девушку в шок. Прикосновение его губ было поистине волшебным.

«Возьми себя в руки!» - приказала себе Стефани. Она здесь, чтобы помочь Эбби, а не искать плотских утех. После гибели Джима она запретила себе даже думать о мужчинах и теперь ощутила острое чувство вины. Как удалось Андре без особых усилий разжечь в ней желание? Она хотела его, и эта мысль сводила ее с ума.
        Только Стефани уснула, как вдруг услышала щелчок дверного замка с левой стороны. Невольно натянула до самого подбородка одеяло.
        Кто- то пытался открыть дверь, разделявшую их с Андре комнаты! Неужели плут хотел к ней проникнуть? Стефани приподнялась на постели. Прислушалась.
        Тишину в спальне нарушало только ее прерывистое дыхание. Девушка снова легла. Встать и проверить замок не решилась. Если дверь окажется незапертой, она может очутиться лицом к лицу к Андре. И как он себя поведет, одному Богу известно.
        В одном Стефани не сомневалась: Андре Годдар затеял с ней игру и надеялся выйти из нее победителем.



        Глава 14

        Утром Стефани и Эбби расположилась в старомодной открытой четырехместной коляске с чернокожим возницей и отправились в город. По обеим сторонам узкой проселочной дороги тянулись вязы и платаны. В мягком свете неяркого осеннего солнца их пожелтевшие кроны отливали золотом. Зрелище было завораживающим. Свежий ветер доносил запах прелой листвы и пожухлой травы.
        - Там, случайно, не Данлейт? -воскликнула Стефани. - Тогда мы, должно быть, на Амачитто-стрит.
        Впереди, окруженный дубами, возвышался особняк с колоннами в греческом стиле.
        - Да, это Данлейт. Так назвал дом Альфред Дэвис, живший здесь до войны. Откуда ты знаешь? -удивилась Эбби.
        Вспомнив, что по легенде приехала из Джексона, девушка прикусила язык, но тут же нашлась. Как всегда.
        - Этот дом мне показал кучер, когда я ехала к вам с пристани, -не моргнув глазом солгала она.
        - Понятно, -кивнула Эбби, хотя это казалось ей странным. - Только улица называется Вудвилл-роуд, а не Амачитто. Кучер перепутал.
        - Естественно, что название улицы изменилось. Ведь прошло сто лет. Стефани залюбовалась чудесным садом, мимо которого они проезжали. Еще цвели магнолии и мирты. Садовник, ловко орудуя ножницами, стриг живую изгородь.
        - Говорят, в Данлейте водятся привидения, -сообщила Эбби.
        - Правда?
        Здесь обитает дух мисс Перси, гувернантки детей прежних хозяев, - пояснила Эбби, и лицо ее помрачнело. - Согласно легенде, мисс Перси бросил во Франции любовник, она приехала сюда и нанялась гувернанткой в Данлейт, но зачахла из-за несчастной любви. Рассказывают, будто на закате слышны звуки ее арфы.
        - Как интересно! -воскликнула Стефани. Она знала эту легенду, но в устах Эбби она приобрела иное звучание. Девушка невольно содрогнулась, но тут же в голову ей пришла шальная мысль. По прошествии какого-то времени призрак мисс Перси, возможно, встретит дух Эбби и даст несчастной парочку деловых советов, как наилучшим образом справляться с обязанностями привидения.
        - Данлейт имеет богатую историю, -продолжала Эбби. - Во время войны янки хотели реквизировать лошадей Дэвиса, но он успел спрятать чистокровок в подвал под столовой и нагрузил непрошеных гостей ящиками своего лучшего бурбона. Так Дэвис спас своих жеребцов, а янки ушли ни с чем.
        Стефани рассмеялась.
        - А кто живет в доме сейчас?
        - Болдуины. Мистер Болдуин умер несколько лет назад, но его семья процветает, особенно дочь Кейт. Это Болдуины оказали спонсорскую поддержку мисс Консуэло дель Валь.
        - Вот как?
        - Два года назад в городе начался настоящий переполох. -Губы Эбби тронула хитрая улыбка. - Джорджу Монтегю, британскому аристократу, понравилась Консуэло. А сейчас она леди Мандевиль, живет с мужем в Нью-Йорке, водится с Вандербилтами. Со временем станет герцогиней Манчестер.
        - Очень любопытно.
        Эбби кивнула.
        - Нас, южан, обычно считают провинциалами, но мы имеем свою историю.
        - Ты абсолютно права.
        Коляска в это время катила по ухабистой дороге. Чтобы разминуться со встречной подводой, доверху груженной тюками с хлопком, вознице пришлось почти вплотную прижаться к обочине. Мимо проплывали дома в греческом и викторианском стиле. Многие из них были Стефани незнакомы. Прячась в тени развесистых дубов, особняки сияли свежей побелкой и сверкали на солнце оконными переплетами. С карнизов крыш свешивались корзинки и кашпо с яркими цветами.
        - Городок, похоже, хорошо живет, -заметила Стефани.
        - Раны войны еще полностью не зарубцевались, но Натчез потихоньку восстает из пепла, -заметила Эбби. - Слава Богу, что речная торговля процветает. С восстановлением хлопковых плантаций старая гвардия сумела возродить экономику на основе сельского хозяйства и коммерции. Землевладельцы отказались от труда рабов и нанимают издольщиков.
        Стефани кивнула, пораженная знаниями девушки. Они въехали в город и теперь двигались по Коммерс-стрит. Когда миновали епископальную церковь, Стефани узнала местность, хотя квадратного здания со сводчатыми галереями и огромным жестяным куполом в ее настоящей жизни не существовало. Зато с другой стороны улицы высился знакомый Глен Оберн, шедевр архитектуры викторианского стиля, - сверкающее красками величественное строение, с классической колоннадой, украшавшей фасад, причудливыми карнизами и консолями, высокими мансардными окнами и балконами.
        Теперь их путь пролегал по широкой торговой магистрали. С обеих сторон тянулись деревья и старомодные витрины, затененные тентами. Приподняв шляпу, с ними поздоровался чернокожий мужчина на муле, двигавшийся навстречу. Мимо промчался в кабриолете господин, махнув в знак приветствия хлыстом. Стефани отметила, что на улице совсем не видно женщин - одни мужчины. На крыльце скобяной лавки Шварца два старика играли в шашки, в переулке мальчишки бросали кости, перед зданием «Натчез сан» толпились молодые люди в котелках и рубашках с жилетами, но без пиджаков, оживленно обсуждая политические новости. Но вот появились знакомые достопримечательности - купол здания суда округа Адаме с западной стороны улицы и высокая колокольня кафедрального собора Девы Марии - с восточной. Сто лет назад город выглядел совершенно иначе, и все же это был Натчез, со своим смешением старого и нового стилей.
        Когда они свернули на Хай-стрит, Эбби небрежно заметила, что до дома миссис Ходж осталось всего несколько кварталов.
        - Между прочим, -сказала она, слегка покраснев, - Андре мне сегодня напомнил, чтобы мы не жалели денег тебе на наряды.
        - Я не могу этого допустить, -нахмурилась Стефани. - Ведь вы с Андре собираетесь выплатить мне жалованье…
        - Само собой. К тому же ты теперь член семьи…
        - Нет!
        - Почему нет? -взволнованно спросила Эбби.
        - Прости, я не хотела тебя обидеть. Но тебе не кажется, что вы с Андре относитесь ко мне как-то странно?
        - Странно? Что ты имеешь в виду?
        - Я появилась в Натчезе всего два дня назад, вы обо мне ничего не знаете. Я просто служанка. А вы встречаете меня с распростертыми объятиями и делаете членом семьи.
        - Что же в этом странного! -воскликнула Эбби. - Ты хорошо образованная молодая женщина, из достойной семьи. Мы просто не можем относиться к тебе по-другому! Я, как и ты, служанка и пришла в семью на правах «бедной родственницы».
        - Пожалуй, ты права, но быть членом семьи я бы не хотела. Ведь у меня есть семья… в Атланте. Сестра, которая во мне нуждается. Престарелые родители. Я не могу остаться здесь навсегда.
        - Не можешь? -Эбби помрачнела. - Но ты отлично справляешься с детьми. Я так рассчитывала на твою помощь.
        - Можешь и дальше рассчитывать. Не уеду, пока ты не научишься вести хозяйство самостоятельно.
        - О, Стефани! -взмолилась Эбби. - У меня никогда не получится так хорошо, как у тебя…
        - Получится! Не сомневайся! Я научу тебя. Уверена, ты отлично справишься со своими обязанностями.
        - Не думаю, -возразила Эбби упрямо. - Детям нужна твоя твердая рука. И… - она сделала паузу, - должна признаться, у меня есть личные причины, чисто эгоистические, просить тебя остаться у нас навсегда.
        - Эбби, мне трудно представить тебя эгоисткой.
        Эбби слегка покраснела.
        - Дело в том, что без Линни я чувствую себя такой потерянной. Ты заменила мне сестру, хотя мы едва знакомы, -промолвила она чуть слышно.
        - О, Эбби. -Сердце Стефани болезненно сжалось. Она вспомнила о Сэм.
        - Разве родные требуют твоего немедленного возвращения в Атланту?
        - Не стоит говорить об этом сейчас. -Стефани сжала руку Эбби.
        Эбби радостно захлопала в ладоши.
        - Отлично. Ну-с, дорогая, а сейчас мы закажем тебе великолепный гардероб. У нас в Натчезе чуть ли не каждый день вечеринки, особенно в период между Днем благодарения и Новым годом. Мы должны тебя подготовить. После визита к миссис Ходж остановимся у Бейхина на Мейн-стрит и купим тебе самое необходимое. Должна же ты что-то носить, пока будут готовы новые наряды…
        - Эбби, я не могу пользоваться вашей добротой…
        - Но мы должны, -перебила ее Эбби. - Андре может позволить себе все. Кроме того, он на меня очень рассердится, если мы начнем экономить. - Она хитро подмигнула. - Ты же не хочешь, чтобы у нас с ним возникли проблемы, правда?
        Стефани действительно этого не хотела.



        Глава 15

        Когда Стефани и Эбби вернулись домой, там творилось нечто невообразимое. Мимо них по вестибюлю промчались Бо и Гвен с криком:
        - Сара!
        За ними с лаем бежала собака.
        Секундой позже появилась Марта, которая вела за руку Эми.
        - О, мисс Эбби, я так рада, что вы вернулись! -запричитала она. - У нас потерялся ребенок.
        - Потерялся ребенок?! -вскричала Эбби.
        У служанки затряслись губы.
        - Девочка лежала в колыбельке в гостиной. Она исчезла, когда я отвернулась, чтобы завязать ботиночки мисс Эми.
        - Только этого не хватало! -Эбби, Стефани и возница торопливо проследовали в гостиную. Эбби бежала впереди. - Не может ребенок просто так потеряться.
        - Не может, -подтвердила Стефани, стоя у колыбельки и перетряхивая белье.
        - Вам нужна моя помощь, мисс Эбби? -кашлянув, спросил возница.
        Она повернулась к слуге, стоявшему с кучей коробок и картонок.
        - Пожалуйста, отнесите все это в комнату миссис Сарджент и посмотрите -может, Сара там.
        - Слушаюсь, мисс.
        Стефани и Эбби носились по комнате в поисках малышки, переворачивая подушки и стулья. Марта стояла у дверей, в отчаянии ломая руки, Эми плакала.
        Стефани тем временем подошла к открытому окну, где стояла колыбелька и, перегнувшись через подоконник, всматривалась в заросли азалии внизу.
        - Как ты думаешь, она не могла выбраться из кроватки и свалиться в кусты? -спросила она с беспокойством в голосе.
        - О Господи! -воскликнула Эбби, подбежав к Стефани.
        В этот момент в столовой раздался оглушительный грохот. Стефани вздрогнула и насторожилась. В следующее мгновение женщины опрометью кинулись туда.
        Гвен и Бо с виноватыми лицами стояли у открытого буфета. На полу валялись осколки разбитой мейсенской вазы.
        - Что вы здесь делаете? -строго спросила Стефани.
        - Сары в буфете нет! -выпалил Бо.
        - Как мило с твоей стороны сообщить нам такую новость, -заметила Стефани.
        - Бо прикусил губу и потупился.
        - Что здесь творится? -раздался голос Андре.
        Все взоры устремились в его сторону. Андре был во фраке и цилиндре. Рядом с ним стоял Поль.
        О, Андре! - Эбби бросилась к свояку. - Какое счастье, что ты наконец пришел!
        - Сара пропала! -сообщила Стефани.
        - Пропала? -У Андре округлились глаза. - Как трое взрослых могли потерять одного ребенка?
        - Видишь ли, -стала объяснять Эбби, - мы со Стефани ездили в город к портнихе, а Марта только на минуту отвернулась…
        - Не имеет значения, -нетерпеливо бросил Андре. - Мы понапрасну тратим время, вместо того чтобы искать малышку.
        - Но мы уже все обыскали внизу, -вздохнула Стефани.
        Андре приказал Марте и Эми тщательно обыскать столовую, Эбби- прочесать заднюю часть дома, Подю- осмотреть участки под окнами и в районе пруда, Бо и Гвен - обследовать пространства под лестницами.
        - А вы, мадам, -обратился он к Стефани, - пойдете со мной в гостиную, и мы еще раз там все хорошенько осмотрим. Бьюсь об заклад, Сара в доме.
        Первым делом Андре направился к колыбельке.
        - Я там уже смотрела, -сказала Стефани.
        Андре стал кружить по комнате, заглядывая за мебель.
        - Не могу поверить, чтобы годовалый ребенок мог далеко уйти…
        - Вы просто недооцениваете малышей, -возразила Стефани.
        Продолжая поиски, Андре вдруг замер и щелкнул пальцами.
        - Что там? -Стефани метнулась к нему.
        - Одно из двух: либо у дивана выросли две хорошенькие пухленькие ножки, либо мы нашли нашего заблудшего ягненочка. -Андре просиял.
        Он отодвинул диван от стенки, опустился на корточки, и в следующее мгновение раздался радостный крик: «Папа!»
        - Вот ты где, плутовка! -рассмеялся Андре и поднялся, держа на руках малышку.
        Сара залепетала и принялась как ни в чем не бывало играть с отцовским галстуком.
        - Что ж, она выглядит совсем неплохо, -заметила Стефани.
        Андре велел прекратить поиски, объявив, что блудная дочь нашлась.
        В считанные секунды в гостиной собралась вся семья.
        - С Сарой все в порядке! -радостно захлопала в ладоши Гвен, запрыгав на одной ножке.
        - Где вы ее нашли? - спросила Эбби.
        - За диваном, -ответил Андре, бросив многозначительный взгляд на Бо и Гвен. - Я с трудом извлек Сару из-за дивана. Не понимаю, как могла она туда забраться?
        Бо и Гвендолин виновато переглянулись.
        - Ну, дети? -вступила в разговор Стефани. Оба поежились и опустили глаза.
        - Бо! Гвен! Как вы могли? -вскричала Эбби. Наступила мертвая тишина. Затравленно озираясь, Бо вдруг выпалил:
        - Саре нравится, когда ее прячут!
        - Уму непостижимо! -Эбби всплеснула руками. - Спрятать ребенка!
        - Но мы не сделали ей больно! -сказала Гвен.
        - Это не оправдание, -возмутился Андре, впервые проявив строгость. - Вы двое взбудоражили весь дом, напугали нас, а Марта чуть с ума не сошла. Думаю, что кое-кто должен принести извинения.
        - Прости, Марта, -буркнул Бо нехотя.
        - И меня, -добавила Гвен хмуро.
        - Слава Богу, Сара не пострадала, -вставила Эбби. Андре высоко поднял девочку, она залилась хохотом, стала дрыгать ножками.
        - Что ж, все хорошо, что хорошо кончается.
        - При условии, что это больше не повторится вновь, -уточнила Стефани.
        - Не повторится? -обратился Андре к Бо и Гвен.
        Оба кивнули.
        Эбби посмотрела на часы на каминной полке и ахнула.
        - Святые небеса! Через полчаса джентльмены придут на репетицию квартета. Может, мне отменить ее?
        - Глупости, -возразил Андре, подмигнув Стефани.
        - Пока вы репетируете, миссис Сарджент займется детьми. Для этого она сюда и приехала. Правильно я говорю?
        - Правильно, -подтвердила Стефани. - По правде говоря, после всего, что случилось, Гвен, Бо и самым маленьким необходимо поспать днем.
        - Большие днем не спят, -возмутился Бо.
        - Да, мы уже не малыши, -поддержала брата Гвен, тряхнув копной золотых волос.
        - Тогда ведите себя соответствующим образом, -заметил отец. - Но на сей раз я вынужден согласиться с мадам: сон вам не помешает.
        Бо и Гвен сникли.
        Как только Эбби и Марта увели старших детей, Андре передал Сару Стефани.
        - Не спускайте с нее глаз.
        - Можете не сомневаться. -Поцеловав девочку в макушку, Стефани благодарно улыбнулась Андре. - Спасибо, что поддержали меня.
        Андре хмыкнул.
        - Мадам Сарджент, я и впредь собираюсь баловать моих детей, но они должны понять, что подвергать опасности себя и других плохо. А прятать ребенка -просто недопустимо.
        - Согласна. Какое счастье, что вы так быстро нашли Сару!
        Он подошел к Стефани и провел пальцем по ее лицу.
        - Вы скоро поймете, что от меня не спрячешься.



        Глава 16

        За столом дети вели себя необычно тихо. После обеда Андре снова увез Поля в школу, а Стефани уложила малышей спать. Из холла второго этажа она видела, что к Эбби пришли три джентльмена с музыкальными инструментами в руках.
        - Стефани! -позвала Эбби. - Иди познакомься с господами из струнного квартета.
        Приподняв подол платья, Стефани торопливо спустилась по лестнице.
        Эбби указала на крупного мужчину с румяными щеками, пышными усами и озорными огоньками в темных глазах.
        - Миссис Сарджент, разрешите представить вам мистера Эбнера Трамбла, нашего виолончелиста и, можно сказать, душу квартета.
        - Рада познакомиться, сэр. -Стефани протянула здоровяку руку.
        - Я тоже, мадам, -сказал он, отвечая крепким рукопожатием и широко улыбаясь. - Но должен заметить, что мисс Эбби скромничает. Она - душа и сердце нашего квартета.
        - О, Эбнер, полноте! -Эбби зарделась. - Твое вибрато неподражаемо, а о стаккато и говорить нечего.
        Стефани с любопытством посмотрела на мужчину. Эбнер, чувствуя себя польщенным, в смущении теребил свой кружевной галстук.
        - Что ж, дорогая, раз ты настаиваешь, пусть будет так. Кто я такой, чтобы спорить с дамой?
        Мистер Трамбл к тому же - один из лучших охотников округи,- добавила Эбби. - Он и сегодня принес нам несколько упитанных перепелов со своей плантации Видалия.
        - Это благодаря моим славным псам, -с гордостью произнес Эбнер. - У меня лучшие гончие и ретриверы во всей Луизиане.
        - Нам повезло, -заметила Стефани.
        - Передайте Андре, чтобы приехал со мной поохотиться, -добавил он и для вящей убедительности поднял палец.
        - Непременно.
        Затем Эбби представила высокого зеленоглазого мужчину с вьющимися светлыми волосами и бледным лицом. В черном костюме с бархатными лацканами, белой кружевной рубашке и в парчовом жилете, он был очень красив, но несколько женственен.
        - А это мистер Шарль Фортье, вторая скрипка.
        - Здравствуйте! -произнесла Стефани. Его пожатие показалось ей вялым и холодным.
        - Приятно познакомиться, мадам Сарджент, -ответил он высоким, хорошо поставленным голосом с легким французским акцентом. - Мадемуазель Эбби нам только что рассказала, что вы ей очень помогаете.
        - Спасибо, Эбби, -поблагодарила Стефани.
        - Мистер Фортье -мастер пиццикато, - сообщила Эбби, лукаво подмигнув Стефани.
        - Пиццы… какой? -переспросила та.
        Мужчины рассмеялись.
        - Это исполнительский прием, когда пощипывают струны, -пояснила Эбби.
        - Теперь поняла.
        - Кроме того, Шарль -непревзойденный специалист по оркестровке. Он делает все наши аранжировки. Учился в Парижской консерватории.
        - Вот это да! -восхитилась Стефани. - А вы скучаете по Франции?
        - К сожалению, мадам, у меня там не осталось почти никого из родных. Наши мужчины предпочитают служить во Французском иностранном легионе, а потом пропадают где-то на просторах Алжира.
        - Это ужасно! - воскликнула Стефани.
        - Но Шарль совсем другой, - не без гордости заявила Эбби. - Он более цивилизованный.
        Фортье хмыкнул.
        Наконец Эбби повернулась к маленькому человечку в пенсне, с курчавыми черными волосами, изящными ручками и глазками-бусинками.
        - Наш альтист, мистер Уолтер Уистер.
        Стефани протянула ему руку, и мужчина с жаром пожал ее. Говорил он с легким британским акцентом.
        - Счастлив с вами познакомиться, мадам.
        - Уолтер не имеет себе равных в искусстве аппликатуры, настройке инструментов и исполнении гамм, -перечислила Эбби достоинства альтиста.
        Разве это не замечательно, что каждый из вас наделен талантом? - вежливо произнесла Стефани.
        - Ваша правда, мадам, -согласился Уолтер.
        - Мистер Трамбл принес нам оркестровку нового струнного квартета господина Чайковского, -сообщила Эбби. - Это для нас большая радость. - Она устремила на Трамбла исполненный благодарности взгляд. - В 76-м году, когда Эбнер был в Нью-Йорке, ему посчастливилось послушать игру самого маэстро.
        - И еще побывать на выступлении мистера Сэмюэля Клеменса «Настоящее имя Марка Твена.», -добавил Трамбл, подкручивая усы.
        - Мы так ему завидуем, -вздохнула Эбби.
        - Мисс Эбби, если бы вы отправились со мной в путешествие, то тоже услышали бы Чайковского.
        - Мистер Трамбл! Что за нескромное предложение! -Эбби зарделась, но видно было, что она польщена.
        - В этом не было бы ничего нескромного, будь мы женаты, моя милая девочка.
        Стефани едва не прыснула.
        - Эбнер, ну что ты, в самом деле! -возмутилась Эбби. - Ты сущий плут. Боюсь, мы теряем драгоценное время.
        - А вы, мадам Сарджент, -Трамбл, посмеиваясь, скосил на Стефани озорные глаза, - играете на чем-нибудь?
        - Только на фортепиано, и то очень плохо.
        - Мы сочли бы за честь, если бы вы к нам присоединились, мадам, -сказал Уистер. - В квинтете Шуберта есть партия фортепиано. Я не ошибаюсь, Шарль? - Он перевел взгляд на Фортье.
        - Разумеется, Уолтер, -кивнул Шарль.
        - Вы оба очень любезны, -ответила Стефани, - но, поверьте, мой отказ сослужит вам добрую службу.
        Мужчины рассмеялись.
        - Простите, а теперь мне пора к детям. Уверена, я еще услышу вашу чудесную музыку.
        Шумно откланявшись, музыканты двинулись в гостиную и скрылись за двустворчатыми дверьми. Вскоре оттуда по всему дому разнеслись звуки музыки. Стефани на минуту задержалась в холле, чтобы послушать. Знакомство с эксцентричной компанией произвело на девушку сильное впечатление. Трамбл, похоже, был без ума от Эбби, в то время как последняя была без ума от музыки. Что же до Стефани, то термины
«оркестровка», «аранжировка» и прочие почему-то не вызвали у нее в памяти образ Моцарта.
        Хваленые музыканты играли просто безобразно - как говорится, кто в лес, кто по дрова. Безжалостно расправились с Шубертом, а затем с Брамсом. Слушать было невозможно, и Стефани поднялась наверх. Заглянула к детям и обнаружила, что пропала Эми!
        Обыскала все верхние комнаты и, спустившись вниз, прошла в холл.
        И тут до нее донесся тихий, жалобный плач малышки. Стефани нашла ее под лестницей. В ночной кружевной рубашечке, с игрушечным медвежонком в руках. Малышка заливалась слезами.
        - Дорогая, что случилось? -Стефани опустилась рядом.
        Эми повернула к ней заплаканное личико.
        - У меня от музыки болят ушки, -всхлипывая, ответила Эми.
        - Бедное, бедное дитя!
        Стефани взяла девочку на руки и присела на ступеньку. Вытерла Эми слезы и попыталась утешить.
        - Милая, они не виноваты, что так плохо играют. Лучше не умеют.
        - Мне грустно, -захныкала малышка.
        - Мне тоже.
        - Я скучаю по мамочке.
        Стефани прижала девочку к себе, и ее захлестнула волна нежности.
        Эми обвила шею Стефани своими тонкими ручками, заглянула ей в глаза.
        - Будешь моей мамой?
        У Стефани сжалось сердце. Что могла она ответить? Если верить старой Магнолии, миссия, с которой она прибыла сюда, когда-нибудь кончится.
        - Будешь? -настойчиво повторила малышка.
        - Я… я постараюсь быть с вами как можно дольше, дорогая.
        Эми еще крепче обняла Стефани, и девушка живо представила себе то счастливое время, когда они с Джимом страстно мечтали о ребенке. А что, если бы у нее была такая славная девчушка? Эта мысль наполнила сердце Стефани безысходной тоской.
        В следующее мгновение парадная дверь распахнулась и на пороге появился Андре Годдар. Стефани замерла от неожиданности.
        - Что случилось? -Андре приподнял личико девочки. -Почему ты плачешь?
        - Ей не нравится музыка, -объяснила Стефани.
        - Еще бы, -проговорил он, когда из гостиной в очередной раз донесся визгливый стон расстроенной скрипки. - Странно, что еще не звенят хрустальные подвески на люстре. - Он смахнул со щеки дочки слезу. - Ты не хочешь улыбнуться папочке, лапушка?
        - Да, папочка. -Малышка одарила отца ангельской улыбкой.
        - Вот и хорошо, -произнес Андре. - Мадам, я просил вас быть особенно внимательной к Эми и рад, что вы вняли моей просьбе.
        Под благодарным, но чересчур пристальным взглядом Андре Стефани стало не по себе.
        - Мистер Годдар, Эми -прелестная девочка, и я с удовольствием занимаюсь ею, независимо от того, просили вы меня об этом или нет, - проговорила она с подчеркнутой холодностью.
        - Правда? -Он подмигнул Эми. - Похоже, лапушка, ты завоевала сердце мадам Сарджент. - Он наклонился и поцеловал девочку в щеку.
        - А вы, мадам? -Он повернулся к Стефани. Его губы замерли на опасно близком расстоянии от ее собственных. - Вы не хотите, чтобы вас тоже поцеловали?
        Стефани повела плечами и напряглась. Она ощущала на губах его горячее дыхание, ощущала исходивший от него аромат и тонула в бездонной глубине его пронзительных голубых глаз.
        - Почему бы вам не оставить нас в покое? -жестко произнесла Стефани.
        Андре поморщился как от удара и отпрянул.
        - Разумеется, -произнес он ледяным тоном и поспешил уйти.
        Глядя ему вслед, Стефани едва не расплакалась. Не следовало вести себя столь грубо. Но это была своего рода самооборона. Андре оказывал на нее магическое действие, лишал воли. Она теряла голову от одного лишь его жгучего взгляда, от звука его голоса.
        Стефани отнесла девочку наверх и оставила на попечение старой Марты. Чувство вины ее не покидало, и она торопливо спустилась вниз, чтобы извиниться перед Андре.
        Дверь его кабинета оказалась закрытой. Не долго думая, девушка распахнула ее.
        - Простите, -выпалила она.
        - Вас не учили, мадам, что нужно стучаться? -спросил Андре недовольным тоном.
        Стефани попятилась было, но тут же заставила себя шагнуть вперед.
        - Давайте не будем играть в игры. Я была грубой и должна принести извинения.
        Андре слегка опешил, поднялся из-за стола и подошел к ней.
        - Итак, совершенная мадам Сарджент пришла извиняться?
        - Да, но ваша язвительность не очень-то способствует этому.
        Он подбоченился и смерил ее высокомерным взглядом.
        - Вы не заслуживаете снисхождения.
        - Это верно, -согласилась она.
        - Какое похвальное смирение со стороны бойкой мадам! -Андре усмехнулся. - Хотелось бы знать, чем вызвана ваша грубость?
        - Я-а… -начала Стефани запинаясь, - вы вторглись в самый неподходящий момент. Между мной и Эми…
        - Я вторгся? -перебил он. От его вкрадчивого голоса у нее по спине побежали мурашки. - Вы, случайно, не забыли, мадам, что Эми - мой ребенок? И что ее благополучие касается в первую очередь меня?
        - Это верно. Но я говорю не об Эми, а о себе. Я думала о другом, когда… ответила вам не совсем учтиво.
        - Почему мое присутствие вывело вас из себя? -спросил Андре после продолжительного молчания.
        - Я предпочла бы об этом не говорить. -Она отвела глаза. - Разве моих извинений недостаточно?
        - Нет, вы должны мне все объяснить. -Андре взял девушку за локоть и повернул к себе.
        - А без объяснений нельзя? -вздохнула она.
        - Мне казалось, мы об этом уже договорились. -Его глаза удовлетворенно сверкнули.
        - Хорошо. Объясню. Вы застали меня врасплох. -Ком подступил к горлу. Стефани трудно было говорить.
        - Врасплох?
        - Я уже говорила, что была замужем. У нас не было детей, хотя мы очень хотели. Эми разбудила во мне материнские чувства. Потом пришли вы и… и все испортили.
        - Потому что хотел вас поцеловать? -В его голосе зазвучали металлические нотки.
        - Я этого не говорила. -Стефани опустила глаза.
        - Но вы так подумали, да? -Он положил девушке руки на плечи. - А вам не кажется, что я в тот момент тоже был тронут до глубины души? Или вы думаете, я не способен на тонкие переживания? - Голос его дрогнул.
        - Я… Нет. Вы любите своих детей… -Его близость обезоруживала девушку.
        Андре заглянул ей в глаза.
        - Что еще, Стефани?
        Она судорожно сглотнула. Его пронзительный взгляд и теплое прикосновение лишали ее воли. Нестерпимо захотелось убежать.
        - Что еще? -повторил Андре вкрадчиво.
        - А еще вы готовы волочиться в Натчезе за каждой юбкой, -произнесла она дрожащим голосом.
        - В любом моем поступке вы усматриваете нечистые помыслы, -заметил Андре холодно и опустил руку.
        - А что я могла подумать, когда вы хотели поцеловать меня? -спросила Стефани.
        - А вы в тот момент ко мне ничего не чувствовали? -Андре принялся играть с кружевом воротника девушки, еще больше распаляя ее. - Если вы честны перед собой, Стефани, то не можете не признавать того, что происходит между нами. И поэтому злитесь. Я действительно застал вас врасплох. Увидев меня, вы потеряли над собой контроль, не в силах сдержать эмоции.
        - Вы невоспитанный, напыщенный грубиян! -выпалила Стефани.
        Он приподнял ее лицо.
        - Вы жаждали моего поцелуя, -продолжал Андре.
        - Неправда, -учащенно дыша, проговорила Стефани. Андре поймал ее руку и добавил:
        - Вы нагрубили мне, тщетно стремясь побороть нахлынувшие чувства. Настала пора платить по счетам.
        - Вы ошибаетесь! Я ничего подобного не испытывала! -вызывающе заявила Стефани.
        - Вот как?
        Андре привлек девушку к себе и жадно приник к ее губам. Брызнувшие из глаз слезы подтвердили, что она солгала. Стефани оказалась в водовороте безумных желаний, в жилах забурлила кровь. Она хотела Андре. Эпизод с Эми оказал на нее такое же воздействие, как и на него. Она хотела прижаться к Андре, ощутить прикосновение его теплых, сильных рук.
        Стефани изо всех сил сопротивлялась. Но стон, вырвавшийся из ее груди, выдал девушку с головой. Андре еще крепче прижал ее к себе, ласкал ее бедра. Жар его желания захватил ее, и она потеряла голову.
        Горячая волна захлестнула Стефани и понесла в неизвестность.
        Стефани прильнула к нему, вбирая желанное тепло и все больше распаляясь. Кончиком языка он коснулся ее губ, и Стефани застонала от удовольствия. Как было бы чудесно поддаться искушению и позволить ему делать с ней все, что ему заблагорассудится! Но тут Стефани обуял страх. Андре понял ее слабость и ловко этим воспользовался.
        Наконец он отпустил ее.
        - Стефани… -прошептал он с мольбой в голосе.
        Не имея сил взглянуть на него, девушка, пошатываясь, вышла из кабинета.
        Андре, все еще охваченный эмоциями, пытался понять, почему тогда разозлился на Стефани. Горькая правда состояла в том, что девушка обошлась с ним как с последним подонком, и это было несправедливо.
        Увидев девушку с Эми на руках, он испытал неизъяснимую нежность. И ее грубость обожгла неожиданной болью.
        Это было так жестоко с ее стороны. И когда Стефани пришла с извинениями, он решил проучить ее.
        Эта женщина всколыхнула в его душе целую бурю чувств. Его прежняя любовница, маленькая Дафна, была милой плутовкой, весьма умелой в искусстве обольщения. Их связь носила чисто плотский характер. Им было хорошо вместе. Но влечение к Стефани - это совсем другое. Все в ней интриговало и дразнило Андре. Она по-настоящему волновала его. Взгляд ее прекрасных глаз мог растопить его сердце, а грубое слово - нанести глубокую рану.
        Внезапная резкость Стефани ошарашила Андре. Но еще больше поразили ее извинения. Не столько поразили, сколько тронули. Значит, он ей не безразличен. Она тоже не может сдерживать эмоции. Они оба потеряли контроль над собой. Ничего подобного с ним раньше не происходило.
        Эта женщина будоражит его воображение. Он хочет знать о ней все, раскрыть ее тайну. Сгорает от желания ласкать ее гибкое, податливое тело, покрывать его поцелуями, войти в ее лоно. А потом заглянуть ей в глаза и узнать, что она уже ничего не скрывает. Ничего.
        Может, это дурно с его стороны - думать так о Стефани? Но Андре ничего не мог с этим поделать. Женщина сводила его с ума, и он сознавал, что не успокоится, пока не узнает о ней все…



        Глава 17

        В полном смятении чувств Стефани бросилась к себе. Необходимо взять себя в руки. Второй раз Андре Годдар пробьет брешь в ее обороне. Стефани изнывала от неутоленной страсти.

«Вы не можете не признавать того, что происходит между нами», - сказал Андре. И это была чистая правда. Стефани не подозревала, что нечто подобное может случиться. Ведь они с Андре совершенно разные. К тому же едва знакомы. Даже к Джиму она не испытывала такого влечения.
        Милый Джим! В памяти Стефани всплыло красивое лицо покойного мужа, его милая улыбка. К горлу подступил комок, и ее захлестнуло острое чувство вины. Знал бы он, что ее влечет к другому мужчине! Эту тему они никогда не обсуждали. Им и в голову не могло прийти, что он погибнет на войне. С другой стороны, Джим был добрым, великодушным и вряд ли ему понравилось бы, что она живет затворницей, тоскуя о нем, вместо того чтобы вновь обрести любовь и счастье. Правда, не с таким негодяем, как Андре.
        Ей казалось, что она никогда больше не влюбится. Просто не встретит второго такого, как Джим. То, что ее влечет к такому распутнику, как Андре, - ирония судьбы. Нужно взять себя в руки, иначе она не выполнит свою миссию. Как она сможет помочь Эбби, если сама будет сохнуть по Андре?
        Стефани нервно прохаживалась по комнате, пока взгляд ее не упал на кучу коробок с одеждой, купленной для нее Эбби. Она стала их распаковывать и нашла там старомодные туфли с пуговками, шелковые чулки и тугие подвязки, отороченные кружевом панталоны, сорочки и нижние юбки, а также два повседневных платья из фуксина и синей шелковой ткани в рубчик, сшитые по моде того времени - узкие в талии. Еще Эбби купила ей дурацкую соломенную шляпку с перьями белой цапли и жесткий корсет из китового уса, напомнивший Стефани эпоху испанской инквизиции. Девушка решила, что не станет себя мучить, если сумеет втиснуться в платье без него. Платья были закрытыми и с длинными рукавами. Стефани надеялась, что это оградит ее от посягательств Андре. В течение недели миссис Ходж обещала сшить ей еще три платья.
        Стефани навела у себя порядок и пошла взглянуть на Детей. Вернувшись, она легла прикорнуть и проснулась от смеха малышей, доносившегося из сада. Поскольку звуки музыки больше не раздавались, девушка решила, что Эбби вывела ребят на прогулку.
        Надев новое белье, чулки, туфли и синее платье, девушка вышла на крыльцо. Каково же было ее удивление, когда она увидела во дворе Андре! Он обучал старших детишек и их приятелей, живших по соседству, верховой езде на шотландском пони. Темно-желтого цвета лошадка с пушистой шерсткой, густой серой гривой и таким же хвостиком была прелестной. Бо горделиво восседал на шотландце, а Андре водил животное по кругу.
        Мужчина явно наслаждался обществом малышни, и Стефани невольно им залюбовалась. Прокатив еще двоих ребят, он велел мальчикам принести воды и овса, а девочкам - щетки и скребницы и показал им, как расседлать, почистить и накормить животное.
        Андре - хороший отец, этого отрицать не станешь. Вообще у него масса достоинств и талантов.
        Внизу Эбби не оказалось, и Стефани отправилась на ее поиски. Нашла она Эбби в ее комнате.
        Девушка сидела за туалетным столиком, поправляя прическу. Вспомнив об Андре, Стефани почувствовала укол совести. Чувство вины придало ей решимости во что бы то ни стало помочь Эбби.
        - Стефани, не скучаешь? -спросила Эбби.
        - По правде говоря, -Стефани рассмеялась, - я немного вздремнула. А Андре занялся детьми.
        - Да, ему нравится с ними играть, -кивнула Эбби.
        - Мило с его стороны. Как прошла репетиция?
        - Обычно мы собираемся раз в две недели, но с приближением сезона нужно встречаться по крайней мере два раза в неделю. Но и этим дело не ограничивается. Мистер Фортье и мистер Уистер репетируют чаще, поскольку живут по соседству в Старом квартале испанских офицеров рядом с площадью.
        - Что ж, удобно, -согласилась Стефани.
        - А мистер Трамбл придет ко мне завтра на частный урок. Ему требуется кое-какая помощь в технике.
        - В технике и кое в чем другом, -заметила Стефани.
        - Прошу прощения? -переспросила Эбби смущенно.
        - Мне кажется, ты ему нравишься. -Стефани подмигнула подруге.
        - О, Эбнер -неисправимый ловелас. - Эбби сделала неопределенный жест рукой. - Кроме того, у меня… другие обязательства. - Девушка замолчала.
        Заметив ее смущение, Стефани решила действовать в открытую.
        - Обязательства по отношению к Андре?
        - Конечно, нет! -Эбби покраснела. - Ухаживать за ним и его детьми - для меня одно удовольствие.
        - Скорее работа, и к тому же нелегкая, -заметила Стефани.
        - Не вижу в этом ничего особенного. -Эбби смущенно улыбнулась.
        Стефани, стоя за спиной подруги, рассматривала ее отражение в зеркале.
        - Знаешь, вы могли бы пожениться с Андре, но для этого ты должна выглядеть немного эффектнее.
        - Эффектнее?
        - Почему ты не заказала себе ничего нового из одежды, когда мы ездили в город?
        - Но я ношу траур…
        - Срок траура кончился. Мы об этом уже говорили. Ты нарочно одеваешься так, чтобы не привлекать внимания?
        - Не пристало девушке выставлять себя напоказ! - возразила Эбби, покраснев от негодования.
        - Разве я предлагаю тебе носить все красное и ко всему прицеплять перья?
        - Конечно, нет. -На губах Эбби мелькнула улыбка. - Но без траура я буду чувствовать себя голой.
        - Хм-м, -задумалась Стефани. - Давай попробуем делать это постепенно.
        - Что ты имеешь в виду?
        Стефани подошла к шкафу.
        - Можно взглянуть?
        Эбби кивнула. Стефани стала перебирать одежду в гардеробе. Цвета преобладали мрачные, в основном черный. И вдруг Стефани заметила вишневую шаль.
        - Посмотри, какая красота! -Она вынула шаль из гардероба.
        - Эта? -удивилась Эбби. - Мне ее связала Кэти Бэнкс, но я ни разу не рискнула ее надеть.
        - Она тебе очень пойдет. -Стефани пересекла комнату и набросила шаль девушке на плечи. - Взгляни, ты сразу преобразилась!
        - Пожалуй, -согласилась Эбби, очень довольная.
        - А где драгоценности и бижутерия? -поинтересовалась Стефани, бросив взгляд на туалетный столик.
        - Я рассовала все по ящикам.
        - Давай-ка посмотрим твое богатство.
        Эбби выложила перед Стефани все свои украшения, и та долго в них рылась, пока наконец не выудила нитку жемчуга и несколько шелковых цветочков для прически, в тон шали. Надела на Эбби ожерелье, приколола к волосам цветы и спросила:
        - Ну, как?
        - Красиво. -Однако, поглядевшись в зеркало, Эбби тут же добавила: - Чересчур ярко…
        - А что в этом плохого? -удивилась Стефани. - Поверь, это улучшит твои отношения с ребятишками.
        - Сомневаюсь.
        - В своем родном городе я работала в библиотеке и могу с уверенностью утверждать, что дети лучше реагируют на яркие краски. Более юный и привлекательный вид поможет тебе завоевать их авторитет.
        - О, Стефани. - Эбби простодушно рассмеялась. - Я никогда не смогу справляться с ними так, как ты.
        - Сможешь, уверяю тебя. Все дело в умении держать себя и соответствующим образом выглядеть. -С этими словами Стефани коснулась ее локтя. - Ну-ка распрями плечи.
        - Да, мэм! -послушно отозвалась Эбби.
        - А теперь сделай перед зеркалом строгое лицо.
        После нескольких попыток Эбби покатилась со смеху.
        - Эбби! -недовольно одернула ее Стефани.
        - Слушаюсь!
        Эбби попыталась придать лицу сердитое выражение, но из этого ничего не вышло.
        - Ладно, это только начало, -вздохнула Стефани. - Теперь повторяй за мной; - Молодые люди, сейчас же прекратите!
        - Молодые люди, сейчас же прекратите, -пробормотала Эбби.
        - Эбби! -взмолилась подруга. - Тебе не хватает твердости!
        - Потому что я -не ты, - заявила Эбби с несчастным видом.
        - Но я не оставлю тебя в покое, -заявила Стефани. - Мы будем повторять это снова и снова… пока у тебя не получится!



        Глава 18

        Вернувшись к себе, Стефани обнаружила на туалетном столике небольшую жестяную коробочку в викторианском стиле, расписанную цветами и херувимам. На крышке было изображено сердце с надписью посредине: «С любовью и почтением».
        В коробке оказались дорогие конфеты. Неужели опять Андре? Символ примирения после стычки? Но откуда он знает о ее слабости к шоколадным конфетам?
        Девушка попробовала одну и зажмурилась, наслаждаясь Восхитительным вкусом. В комнате стоял едва уловимый аромат любимого рома Андре.
        Но может, это не Андре и она все придумала, просто в очередной раз разыгралась фантазия? Андре Годдар будил ее воображение и дерзкие мечты. С этим пора кончать!
        На ужин к ним явился неожиданный гость. Эбби, Стефани и дети уже собрались в столовой, Лили внесла поднос с фаршированными перепелами, от одного вида которых текли слюнки, когда в комнату вошел Андре в сопровождении высокого светловолосого господина. На незнакомце был белый костюм, галстук в виде шнурка и белая широкополая шляпа плантатора. Тонкое, худощавое лицо мужчины с резкими чертами показалось Стефани по-своему привлекательным. Незажженная сигара в зубах придавала его облику некоторую развязность.
        Четверо старших детей сразу окружили гостя, стали прыгать и требовать угощения.
        - Мистер Робийяр, где наши гостинцы?
        Широко улыбаясь, он запустил руку в карман, извлек оттуда пригоршню ирисок и раздал маленьким попрошайкам.
        Пока незнакомец возился с малышней, Андре подошел к столу и остановил взгляд на Эбби.
        - Эбби, дорогая, как чудесно ты выглядишь! Мне очень нравятся эти цветы в волосах, ожерелье и цветная шаль.
        - Спасибо, Андре. - Девушка вспыхнула. - Это Стефани настояла, чтобы я оживила свой наряд.
        - Рад это слышать, - удивился Андре, бросив мимолетный взгляд на Стефани. - О, какое миленькое платье, мадам Сарджент! - похвалил он. - Мне по душе, что вы обе обновили свой гардероб. Синий цвет вам к лицу.
        - Спасибо, мистер Годдар, - поблагодарила Стефани, смутившись. Однако ей было приятно, что он заметил перемену во внешнем облике Эбби.
        - Эбби, надеюсь, ты не против? В городе я встретил Генри и уговорил его поужинать с нами.
        - Разумеется. Генри -всегда желанный гость в нашем доме. Мистер Трамбл принес нам сегодня несколько жирных перепелов, так что еды достаточно, - ответила она, жестом указав на большой поднос с перепелами в центре стола.
        - Как это любезно со стороны мистера Трамбла.
        - Дети, пожалуйста, займите свои места, а конфеты отложите до десерта, -строго приказала Эбби.
        Тотчас раздались возмущенные голоса, но тут Андре поднял руку.
        - Эбби права, -объявил он, бросив взгляд на Стефани. - Конфеты отобьют аппетит. Вы согласны со мной, мадам Сарджент?
        Чувствуя, что краснеет, Стефани кивнула.
        - Малыши, если будете слушаться мисс Эбби, -вступил в разговор гость, - обещаю после ужина дать вам еще конфет.
        Его слова возымели действие, и детишки бросились занимать свои места.
        - Благодарю вас, джентльмены, - с улыбкой обратилась Эбби к мужчинам. - Только не надо так баловать детей, Генри.
        - Спасибо, что позволили мне составить вам компанию, Эбби, -сказал Генри с довольным смешком. Он снял шляпу, скрывающую его светло-каштановые кудри, и галантно поклонился Стефани.
        - По правде говоря, я принял приглашение Андре, потому что слышал от миссис Элизабет Стэнтон об очаровательном пополнении в вашем семействе.
        - Так оно и есть, -подтвердил Андре. - Мадам Сарджент, позвольте представить вам моего делового партнера Генри Робийяра.
        - Здравствуйте, мистер Робийяр, как поживаете? - Стефани протянула гостю руку.
        - Отлично, спасибо, мадам, -ответил Генри, сверкнув белоснежными зубами, и энергично пожал протянутую руку.
        - Ну-с, -подала голос Эбби, - приступим к еде?
        - Конечно, мэм! -согласился Генри.
        Когда все расселись, Андре стал разливать вино, а Эбби - устричный суп.
        - Как ваша драгоценная тетушка? -спросила Эбби, протягивая Генри тарелку.
        - Спасибо, тетушка Кэти в полном порядке, -ответил он.
        - Надо же, вы зашли к нам в тот самый день, когда Стефани заставила меня надеть эту чудесную шаль, -продолжила Эбби. - Ведь ее связала мне ваша тетушка.
        - А я-то смотрю -знакомая вещь. - Генри удовлетворенно щелкнул пальцами. - Тетушка будет рада узнать, что вы ее носите.
        - Вы давно знакомы с Андре? -поинтересовалась Стефани.
        - О да, очень давно, -ответил Генри. - Совсем еще юными посещали Военный колледж, вместе учились в университете и вот уже более семи лет - партнеры по бизнесу. - Он подмигнул Стефани. - Признаться, я обрадовался, встретив этого старого мошенника в городе. Он слишком много времени проводит за карточными играми и на скачках, а мне нужна его помощь в конторе.
        Услышав это, Стефани ничуть не удивилась и едва сдержала усмешку, а старшие дети прыснули со смеху.
        - Папочка, ты плохо себя ведешь?-спросила Гвен, повернувшись к отцу.
        - Конечно же, нет, мой ангел. -Андре серьезно покачал головой, сердито глядя на друга. - И не стыдно тебе, старина! Ты рассказываешь небылицы при детях и двух очаровательных дамах. Кроме того, не такой уж я заядлый картежник. А в контору я заглядывал на прошлой неделе…
        - Всего на десять минут, -уточнил Генри с уморительной миной. - Уже осень, Андре, и у нас масса работы. Сжалься над старым другом. Когда ты в последний раз забрел на Сильвер-стрит, ты удосужился заглянуть в доки? Хлопок прибывает днем и ночью, и его запасы на складах растут как снежный ком. Мы едва справляемся с заказами для Руфуса Лернеда, не говоря уже о восточных фабриках. Мне нужен твой тонкий глаз для сортировки товара.
        - Генри, -Андре рассмеялся, - уверен, что под твоим чутким руководством наша фирма будет процветать и впредь.
        - Вряд ли я соглашусь с тобой. Если товар будет гнить на складах Уотер-стрит, плантаторы не станут с нами сотрудничать. Им легче доставлять хлопок вниз по реке и иметь дело с более расторопными брокерами биржи Нового Орлеана.
        - Генри, ты прямо как квочка, -упрекнул Андре приятеля. - Пожалуйста, прекрати говорить о делах в присутствии милых дам.
        - Леди, приношу свои извинения, -смутился Генри.
        - Пожалуйста, не беспокойтесь. -Помешивая в тарелке ступ, Стефани одарила Андре сахарной улыбкой. - Нам очень интересно слушать мистера Робийяра.
        - Еще вина, Генри?-нахмурился Андре.- Это превосходное шабли.
        - Пожалуй. -Гость протянул бокал.
        - Наполнив его, Андре бросил на Стефани сердитый взгляд.
        - Да будет вам известно, мадам Сарджент, когда мы начинали с Генри наше дело, в мои обязанности входила финансовая поддержка, а за административную работу отвечал он. Разве не так, Генри?
        - Все так, Андре. Но это было более семи лет назад. Полагаю, я внес достаточный вклад в наше дело, и не считаю зазорным просить тебя о помощи. Кроме того, нас залило…
        - Довольно! -перебил его Андре, со стуком поставив ни место графин. - Ты своего добился, мой друг. Я готов обсудить эту проблему, но только после ужина.
        - Как скажешь, -согласился Генри.
        Далее разговор вертелся вокруг детей, прекрасной теплой погоды и последних сплетнях о местных молодых людях - кто с кем встречается, какая семья где гостит или путешествует. Стефани часто ловила на себе взгляд Генри и поняла, что он проникся к ней симпатией.
        Ее предположение получило подтверждение после десерта, когда Андре и Генри, извинившись, уединились в кабинете хозяина, чтобы пропустить по бокалу бренди и выкурить по сигаре. Выходя из комнаты, Генри поблагодарил Эбби за ужин, после чего остановился возле Стефани и поцеловал ей руку.
        - Мадам Сарджент, приятно было с вами познакомиться. Могу ли я надеяться еще раз навестить вас?
        За Стефани ответил Андре.
        - Нет, -холодно сказал он.
        Стефани возмущенно ахнула, а Генри озадаченно посмотрел на приятеля.
        - Андре, какое ты имеешь право решать за мадам Сарджент?
        - Она член моей семьи. Разве этого недостаточно?
        - Я не согласна, -заявила Стефани ледяным тоном. - Возможно, вы и наняли меня, сэр, но это не дает вам права принимать за меня решения. - И прежде чем Андре успел возразить, она повернулась к Генри:
        - Сэр, я буду рада вас видеть.
        - Что ж, старина, решение дамы следует уважать. -Генри лукаво подмигнул другу.
        - Очень может быть, -произнес тот, не сводя со Стефани многозначительного взгляда, - но не исключено, что мадам еще передумает. Ну, что пойдем? - обратился он к Генри с натянутой улыбкой.
        - Идем. Еще раз благодарю вас, леди.
        Когда мужчины ушли, Стефани и Эбби проводили детей в игровую комнату. Малыши вели себя шумно. Поль и Бо играли в индейцев, с криками носились друг за другом, Гвен катала Эми в деревянной коляске.
        Девушки устроились на диване у окна.
        - Я была рада повидать Генри, -заметила Эбби.
        - Мне он понравился, -сказала Стефани.
        - Ты ему тоже.
        - Кажется, да.
        - Стефани, -Эбби прикусила губу, - надеюсь, ты не очень рассердилась на Андре?
        - С какой стати?
        - Ведь он попытался запретить тебе встречаться с Генри. Пойми, он чувствует себя в ответе за всех членов семейства.
        - Он и к тебе так относится?
        - Конечно. -Эбби нервно рассмеялась. - Не знаю, что бы я без него и детей делала.
        - Ему понравилось, как ты сегодня выглядела, верно? -Стефани улыбнулась.
        - Кажется, да, -просияла Эбби.
        - Вот видишь! -Стефани вскинула брови. - Теперь мы закажем тебе более нарядные платья.
        - Ладно, посмотрим. Господи! -Эбби поморщилась, когда Бо издал индейский клич. - Дети совсем расшалились.
        - Переели сладостей, которые дал им Генри.
        - Разве это имеет значение?
        - Еще какое! Сахар порой действует на детей как наркотик.
        - Боже, я и не подозревала.
        - У тебя появилась возможность отрепетировать наш урок.
        - Ты о чем?
        - Заставь детей успокоиться и собрать игрушки, а потом почитай им сказку.
        - О нет, они меня не послушают. -Эбби замахала руками.
        - Брось, Эбби! Не будь тряпкой! -строго произнесла Стефани.
        - Говорю тебе -ничего не получится.
        - Прояви волю. Попытайся хотя бы!
        - Ладно, -согласилась наконец Эбби, вышла на середину комнаты.
        - Дети, пора успокоиться.
        Стефани простонала. Голос Эбби прозвучал не громче мышиного писка. Дети не обратили на нее ни малейшего внимания. Гвен по-прежнему катала коляску с Эми, которая перегнулась через край, а Бо гонялся за орущим Полем. Мальчишки едва не сбили Эбби с ног.
        Эбби бросила на Стефани беспомощный взгляд.
        - Давай еще раз, -сказала та.
        Эбби предприняла вторую попытку и заговорила чуть-чуть громче. Результат оказался тот же. Стефани схватила с книжной полки медный колокольчик и протянула подруге.
        - На вот, позвони.
        Эбби звякнула колокольчиком - бесполезно.
        - Стефани, пожалуйста, -взмолилась она.
        Гвен в очередной раз промчалась мимо Эбби, проехав колесом по ногам Стефани.
        - Ох! -вскрикнула та. - С меня хватит!
        Выхватив у подруги колокольчик, она довольно долго звонила. Никто не обратил внимания. Тогда Стефани вставила в рот два пальца и пронзительно свистнула. Прекратила, лишь когда дети замерли на своих местах и, гримасничая, заткнули уши.
        - Ну вот, наконец! -Стефани погрозила детям пальцем. - Теперь займемся уборкой комнаты, а потом мисс Эбби вам почитает сказку.
        - Мы не обязаны, -захныкала Гвен.
        - Обязаны!
        В скором времени в игровой был наведен порядок, и дети послушно уселись вокруг кресла-качалки, в котором расположилась Эбби.
        - На, читай! -скомандовала Стефани, сунув Эбби сборник сказок.
        Эбби скучным голосом начала читать «Золушку». Дети вскоре заерзали. Через минуту Гвен бросила на Стефани сердитый взгляд.
        - Почему не вы нам читаете, мадам? -спросила она.
        - Ш-ш-ш. -Стефани поднесла к губам палец. - Ты ведешь себя невоспитанно. Мисс Эбби отлично справляется со своим делом…
        - Вовсе нет, -вступил в разговор Бо. - Она нагоняет сон!
        Гвен и Поль покатились со смеху. Стефани готова была разорвать маленьких монстров.
        - Стефани, не будешь ли добра дочитать сказку? Дети правы, из меня чтец никакой. -Эбби умоляюще взглянула на подругу.
        - Просто они не дают тебе, возможности проявиться. - Стефани подошла к девушке и обвела малышню уничтожающим взглядом. - Интересно, как вы будете себя чувствовать, если кто-нибудь станет смеяться, когда вы начнете учиться читать?
        Все тотчас пристыженно замолчали. Даже Гвен, Поль и Бо притихли и стояли с виноватым видом.
        - Пожалуйста, Стефани. -Эбби протянула подруге книгу. - Пойду проверю, как там Марта и Сара.
        - Ладно. -Стефани махнула рукой.
        Почитав старшим детям, Стефани отправила их спать. Уложив девочек в постель, заглянула к мальчикам. Они уже лежали под одеялами. Поль удивил ее, когда вдруг поднялся и сказал:
        - Мадам, нам очень жаль, что так получилось с мисс Эбби. Мы не хотели ее обидеть.
        Чувствительность мальчика поразила и глубоко тронула Стефани. Она присела на край постели, взъерошила его темные волосы. Только сейчас девушка заметила, как сильно он похож на отца. Такие же вьющиеся черные волосы и яркие голубые глаза.
        - Молодец, Поль. А ты извинился перед мисс Эбби?
        Он опустил голову.
        - Она нас не любит, не то что вы, -подал голос Бо.
        Стефани опешила.
        - С чего ты взял? -спросила она.
        Бо отвел глаза, за брата ответил Поль:
        - Это правда, мадам. Она устает от нас и предпочитает нам свою Библию, скрипку или друзей-музыкантов. А вы… -он застенчиво улыбнулся, - вы любите детей.
        - Конечно, дорогой. -Стефани не смогла сдержать улыбки. - Мисс Эбби тоже вас любит. Просто она более робкая, чем я. Вы четверо своим буйным поведением ее пугаете. Будьте к ней снисходительны и дайте ей шанс проявить себя.
        - Зачем? -удивился Бо.
        - Ведь она посвятила свою жизнь вам и вашей семье. Она всегда будет с вами.
        - А вы нет? -нахмурился Поль.
        - Я останусь здесь до тех пор, пока мисс Эбби не научится с вами справляться самостоятельно, -ответила Стефани.
        - Лучше бы вы остались, а она уехала! -выпалил Бо.
        Стефани прикусила губу. Трудно было винить Бо в откровенности. Он был искренен.
        - Бо, но ведь ты на самом деле не хочешь, чтобы она уехала, правда? Это и ее дом тоже. Куда ей деваться?
        Бо смутился и не нашелся, что ответить.
        - Я знаю, что делать, -ввернул Поль. - Вы обе должны остаться - навсегда! Мисс Эбби пусть занимается с малышами, а вы будете читать нам сказки.
        - Да, много-много сказок, -подхватил Бо и начал выделывать на постели немыслимые кульбиты.
        Стефани погрустнела. Слова детей задели ее душевные струны. Но она не могла выполнить их пожелание.
        - Ладно, не будем это пока обсуждать. Спокойной вам ночи. -Стефани поцеловала каждого в лоб и выскользнула из комнаты.
        Едва прикрыв за собой дверь, она нос к носу столкнулась с Андре.
        - Мадам, мне нужно с вами поговорить, -подбоченившись, заявил он.
        - Не думаю, что у нас есть тема для обсуждения, -холодно возразила девушка.
        - Как вы смеете отказывать мне и назначать свидания Генри? -Андре гневно сверкнул глазами.
        - Я не ваша собственность, сэр.
        - Но я могу вас уволить.
        - Что же вам мешает? -Вскинув голову, она двинулась было по коридору, но Андре схватил ее за руку и повернул к себе.
        - Мадам, -его голос дрожал от бессильной ярости, - если вы собираетесь принимать Генри Робийяра, будете принимать и меня.
        - Негодяй! -возмутилась Стефани и оттолкнула Андре. - Подумали бы о чувствах бедной Эбби.
        - Эбби? -Андре опешил. - Какое она имеет к этому отношение?
        - Вы эгоист и ничего дальше собственного носа не видите, -бросила Стефани и зашагала прочь.
        Андре молча смотрел ей вслед. В новом платье, подчеркивающем тонкую талию и безукоризненной формы грудь, она была очаровательна. Он страстно желал ее. Отвергнув Андре, Стефани еще сильнее возбудила его, породив самые дерзкие фантазии и мечты.
        В тот же вечер она стала заигрывать с Генри. Поведение приятеля разозлило его до такой степени, что он готов был вызвать Генри на дуэль. Только вряд ли мужчина, подобный Робийяру, способен привлечь внимание такого пылкого существа, как Стефани. Вообще-то Генри пользовался успехом у дам, но, по мнению Андре, был вполне заурядным парнем, не более интересным, чем хлопок, которым он занимался.
        С другой стороны, реакция Стефани на поцелуй Андре оказалась более чем красноречивой. Может, она дразнила его? И, заигрывая с Генри, хотела раззадорить?
        Это предположение еще больше распалило Андре. Он знал, как вести себя с кокетками.
        Стоп! Что имела в виду Стефани, говоря о чувствах Эбби? При чем здесь Эбби?
        - Андре?
        К нему приближалась Эбби. Легка на помине.
        - Дети легли? -спросил он.
        Девушка кивнула.
        - Только что уложила Сару. Ты проводил Генри?
        - Да, -ответил он, нахмурившись. - Теперь он зачастит к нам, ведь ему приглянулась мадам Сарджент.
        - Тебя задело, что Генри попросил разрешения навещать Стефани? Считаешь ее поведение… неприличным для гувернантки?
        - Это характеризует ее не с самой лучшей стороны, -произнес он мрачно. - Не успела появиться у нас и уже приглашает в дом мужчин.
        - О, Андре! Ты заблуждаешься на ее счет, -горячо вступилась Эбби за подругу. - Она добросовестно выполняет свои обязанности. Заботится о детях. Помогает мне.
        - Ну и хорошо. - Андре улыбнулся. - Главное, что она тебе помогает. А заодно и мне. С детьми нелегко.
        - Вот еще что… -начала было Эбби и умолкла на полуслове.
        - Что? -Андре посмотрел на девушку. - Выкладывай, не тяни…
        - Думаю, Стефани здесь не задержится. Она сказала, что уедет, как только убедится, что я могу обойтись без нее.
        - Вот как? -прищурился Андре.
        Эбби кивнула.
        - Тогда надо заставить ее изменить решение, -заявил Андре после минутного молчания.
        - Надеюсь, это в наших силах, -поддержала его Эбби. - Я просто не смогу без нее. Никто не умеет так ладить с детьми, как она. Строгая, настойчивая и в то же время добрая. Не знаю, как я без нее справлялась.
        - Бедняжка. -Андре подошел к девушке, взял ее за руку. - Я полный болван. Ни разу не подумал о том, как тебе тяжело было все эти месяцы, с тех пор как мы потеряли нашу дорогую Линни! Ты так ее любила! И теперь с такой же преданностью относишься к моим отпрыскам. И ко мне.
        - Я просто вас всех люблю, Андре, -призналась Эбби.
        - Правда, дорогая? -Он поднес к губам ее руку, поцеловал. - Спасибо, милая.
        Пожалуйста, Андре. - Девушка потупилась.
        Стефани, стоя у приоткрытой двери своей комнаты, наблюдала эту сцену. Она слышала голоса, но слов разобрать не могла.
        Видела только, как Андре поцеловал руку Эбби.
        Устыдившись, что подсматривает, Стефани притворила дверь. Ее била дрожь. Что бы все это могло значить? Либо Андре отъявленный негодяй и готов волочиться за каждой юбкой, в том числе и за Эбби, либо ее план сработал. А может, изменив внешность, Эбби всерьез заинтересовала Андре?
        Но каковы его намерения? Стефани надеялась, что самые серьезные. Если бы ей удалось сделать Эбби счастливой, она смогла бы вернуться в настоящее, к Сэм, родителям, к своей жизни.
        Шанс на удачу должен был бы обрадовать Стефани, но на душе почему-то было тоскливо.



        Глава 19

        Стефани услышала плач Сары и пошла покачать малышку. Вернувшись в комнату, почувствовала, что едва держится на ногах от усталости.
        В спальне ее ждал новый сюрприз: возле кровати сидела мышка.
        Стефани от неожиданности вскрикнула и бросилась к камину, где лежала метелка. Мышь в это время залезла под шкаф.
        Стефани сунула туда метелку, мышка выскочила, и Стефани настигла ее у французского окна. Раскрыла его и хотела вымести зверька, но мышка снова прошмыгнула в комнату.
        Наконец Стефани удалось вымести мышь на веранду и в следующее мгновение она замерла: до нее донесся мужской смех…
        Андре стоял в тени веранды, потягивая бренди, когда услышал в комнате Стефани шум. Минуту спустя створки ее окна распахнулись, и девушка выскочила наружу, размахивая каминной метелкой. Он с изумлением наблюдал за ней, невольно залюбовавшись обольстительными движениями стройных бедер.
        Стефани выпрямилась и огляделась. Выбившиеся пряди волос делали ее лицо еще более привлекательным.
        Вы внедряете новую технологию уборки дома, мадам Сарджент? - спросил Андре с ухмылкой.
        - Я… я не ожидала увидеть вас здесь, -пробормотала Стефани.
        - Не сомневаюсь, - протянул он томно, - иначе вы и меня вымели бы.
        Девушка невольно рассмеялась.
        - Мадам, -Андре сделал несколько шагов ей навстречу, - вы не устаете поражать меня все новыми свойствами вашего характера. - Он кивнул на метелку в ее руках. - Я и не подозревал, что вы до такой степени чистоплотны. Это же надо - мести комнату каминной метелкой, вместо того чтобы взять в чулане нормальную метлу.
        - Вероятно, я выглядела довольно глупо, -усмехнулась Стефани.
        - Глупо? -повторил он, не спуская с нее глаз. - Я бы назвал это по-другому. Но вы меня действительно заинтриговали.
        - Поймите же, -стала объяснять Стефани, - я выгоняла из комнаты мышь.
        - А-а-а, -протянул Андре. - Господи, спаси и защити несчастного грызуна, посмевшего попасть на глаза грозной мадам Сарджент.
        Стефани бросила на Андре укоризненный взгляд.
        - Вот, выпейте и успокойтесь. -Он протянул Стефани бокал.
        - Уверяю вас, сэр, я не неженка и не психопатка.
        - А мне показалось, что еще немного -и вас хватит удар. Так что выпейте, станет легче. - С этими словами Андре сунул бокал ей в руку. - К тому же это отличный французский коньяк.
        Стефани взяла бокал и пригубила, почувствовав тайное удовольствие от того, что пьет с ним из одного бокала.
        - Вы правы, напиток чудесный. -Стефани вернула бокал, почувствовав новый прилив возбуждения, когда их пальцы нечаянно соприкоснулись. - А теперь, если вы позволите…
        - Нет, не позволю. -Андре не дал девушке договорить.
        - Послушайте, сэр, если вы опять собираетесь читать мне нотации относительно Генри Робийяра, то вам лучше об этом забыть.
        - С чего вы взяли, что я собираюсь читать нотации? -удивился Андре.
        - Потому что вы постоянно вмешиваетесь в дела, которые вас не касаются.
        - Люди, живущие со мной под одной крышей, меня не касаются? Странное утверждение. -Андре покачал головой.
        - Я понимаю, что порой кажусь вам странной.
        - Почему бы нам не заключить временное перемирие? -широко улыбнулся Андре.
        - Перемирие? Уж не по этому ли случаю вы оставили в моей комнате коробку конфет?
        - У вас богатое воображение, -усмехнулся Андре. - Вам кажется, будто вас кто-то тайно посещает.
        - Я уверена, что это были вы.
        - Мадам, я уже сказал, что сожалею о наших размолвках. Поймите же наконец, я не такое чудовище, как вы себе представляете.
        - Нет, вы святой, -съехидничала девушка. - А теперь мне надо идти.
        - Нет, пожалуйста. -Он прикоснулся к ее руке. - Побудьте со мной еще немного.
        - Зачем? -Она остановилась.
        - Неужели не знаете? -Андре покачал головой.
        - Нет, но догадываюсь.
        - И ошибаетесь, -заключил он.
        - Вы уверены? -Стефани скрестила на груди руки. - Знаете, я была бы рада для разнообразия хоть раз ошибиться на ваш счет. Итак, вы просите меня остаться. Зачем?
        - Грех не замечать такой прекрасной ночи. -Он подошел к перилам и широким жестом обвел сад.
        Подобных слов Стефани действительно не ожидала услышать. Раскинувшийся внизу пейзаж, залитый лунным сиянием, был пленителен. Легкий ветер слегка шевелил листву. Ночной аромат пьянил. Ночь и в самом деле была изумительной.
        - Посмотрите, мадам, как прекрасна луна. Слышите, как шумит ветер, как поют сверчки? Чувствуете благоухание роз и жасмина?
        Слова Андре тронули девушку до глубины души. Она ощутила прилив нежности и боль сожаления. Давно, очень давно не любовалась она красотой ночи!
        Но может ли она расслабиться рядом с Андре? Вспомнив, как оба они потеряли голову, когда она пришла к нему в кабинет, Стефани решила не рисковать.
        - Да, ночь поистине прекрасна, -согласилась Стефани, - но я все же пойду.
        - Почему? -удивился Андре. - Ночь навеяла вам воспоминания о вашем муже? Вам грустно?
        - Пораженная его проницательностью, Стефани покачала головой.
        - Мой муж не захотел бы, чтобы я грустила, любуясь ночью.
        - Что ж, он, видимо, был благородным человеком, -сказал Андре.
        - Вы правы.
        - Ночь может всколыхнуть потаенные мечты, не так ли? -Взгляд Андре был исполнен печали.
        - Послушайте, я не могу беседовать с вами на эту тему, -заметила она. Его слова завораживали, и девушке стало не по себе.
        - Но вы же не знаете, о чем я хочу сказать. -Андре коснулся ее плеча.
        Она во все глаза смотрела на него.
        - Он снова указал жестом на темный сад внизу.
        - Когда я был маленьким, моя семья жила в просторном доме к югу от города. По вечерам мы собирались на террасе и мама нам читала.
        - Как это мило, -тихо произнесла Стефани.
        - Еще она рассказывала нам об истории нашего рода, о своих путешествиях с отцом. Весенними и летними вечерами мы любили играть на лужайке. Валялись на траве, наслаждались ароматом магнолий, смотрели на звезды и мечтали улететь на небо.
        Стефани невольно подняла глаза.
        - Я слышал, как вы читали моим детям, -продолжал Андре. - А вам кто-нибудь читал в детстве?
        - Конечно, -ответила Стефани. - Родители.
        - Интересно, как воспитывали несгибаемую мадам Сарджент? -спросил Андре шутливо. - Учили, как рационально вести домашнее хозяйство, составлять распорядок дня?
        - Конечно, нет. - У Стефани округлились глаза. -Мне читали Перро, Ханса Кристиана Андерсена и «Тысячу и одну ночь».
        - Сказки, значит.
        - Да.
        - Можно предположить, что было время, когда мадам умела мечтать? Еще до того, как вас стали занимать планы, правила, метелки?
        Стефани не нашлась, что ответить.
        - В бытность мою мальчиком, -Андре поднял глаза, - я любил смотреть на небо, представлял, как собираю звезды в огромную корзину.
        - Красивая мечта!
        - А вы о чем мечтали?
        Стефани задумалась, и болезненные воспоминания наполнили душу.
        - Мне не довелось много путешествовать. Но в юности я часто смотрела в ночное небо и гадала, как выглядят луна и звезды, если смотреть на них, к примеру, с площади Святого Марка в Венеции, из Парижа или из Лондона.
        - Я побывал во всех этих местах, -Андре коснулся ее щеки, - и мог бы показать их тебе.
        Стефани закрыла глаза.
        - Стефани, посмотри на меня.
        Она разомкнула веки и встретила его нежный взгляд. Ночь окутала их мягким покрывалом и толкала друг к другу в объятия.
        - Чего тебе сейчас хочется больше всего? -прошептал он.
        Противостоять его натиску было невозможно. Готовое выпрыгнуть из груди сердце подсказывало ответ. Но она не отважилась произнести его вслух.
        - Д-думаю, нам пора пожелать друг другу спокойной ночи.
        - Приятных сновидений, Стефани, -произнес Андре с улыбкой и отпил из бокала бренди.
        Пошатываясь, девушка побрела к себе.



        Глава 20

        Приближался конец недели. В воскресенье утром Сара, едва проснувшись, раскапризничалась - у нее резались зубки, - и Стефани вызвалась остаться с ребенком дома, в то время как вся семья отправилась на мессу в епископальную церковь. Эбби сказала, что службу будет служить священник со стороны, поскольку преподобный Дирборн все еще находится в Джексоне. Вспомнив, что это якобы он прислал ее сюда, Стефани молила Бога, чтобы святой отец отсутствовал как можно дольше. Если ложь обнаружится, ей несдобровать.
        Для выхода Стефани еще не чувствовала себя готовой. К тому же у нее пока не было подходящего платья. А главное, она хотела, чтобы Эбби и Андре побыли вдвоем. Существовала еще одна причина. Ночь, проведенная с Андре на веранде, делала Стефани особенно уязвимой. Беседуя с ним, она поняла, какая тонкая у него душа, и это взволновало девушку сильнее его сексуальной привлекательности.
        Все шло своим чередом, без особых происшествий, пока не наступил вечер вторника. Стефани сидела на воздухе, наблюдая за старшими детьми. Собака с веселым лаем гонялась за разноцветным мячиком. Вдруг появилась Марта с Сарой на руках.
        - Я присмотрю за детьми, -сказала она. - Пришли гости. Мистер Годдар просил вас позвать.
        - Спасибо, Марта, -поблагодарила Стефани.
        Она пересекла усыпанную листьями лужайку, на ходу поправляя соломенную шляпку и выбившиеся из-под нее волосы, одернула юбку. Интересно, зачем она понадобилась Андре? «Гости» в доме не переводились. Во времена доброго старого Юга других развлечений не было. Люди часто собирались вместе, гостили друг у друга по нескольку дней, а то и недель. Однако столь настойчивое приглашение насторожило Стефани.
        Переступив порог гостиной, Стефани в замешательстве остановилась. Эбби сидела на диване бледная и нервно теребила пальцы. Андре, сосредоточенный и озадаченный, сидел в кресле. Кресло напротив занимал молодой симпатичный мужчина лет тридцати с небольшим в одежде священника.
        У Стефани засосало под ложечкой. О Господи! Эбби сказала, что в воскресенье будет служить заезжий священник пресвитерианской церкви, мужчина уже в летах. У Стефани екнуло сердце. Должно быть, это преподобный Дирборн. Неужели ее разоблачили?
        Воображение рисовало девушке невеселую перспективу. Она была близка к панике. Мужчины поднялись ей навстречу.
        - Мадам Сарджент, полагаю, с преподобным Дирборном вы знакомы, -обратился Андре к Стефани. - Мы с Эбби только что поблагодарили святого отца за то, что он прислал вас сюда, но он почему-то не сказал ничего вразумительного.
        - О, Андре, - нервно рассмеялась Эбби, теребя воротник. - Уверена, преподобный Дирборн из скромности не хочет признать, как мы ему обязаны за это сокровище - миссис Сарджент.
        - Это действительно так, Питер? -Андре, вскинув брови, повернулся к священнику. - Вы знаете эту женщину?
        Дирборн судорожно сглотнул. Ему было явно не по себе. В комнате повисла тягостная тишина. Стефани поняла, что нужно действовать, иначе она погибла. Девушка торопливо направилась к священнику, не сводя с него изучающего взгляда. У мужчины были темно-карие внимательные глаза, тонкий нос и чувственный, красиво очерченный рот. Скромный и застенчивый, он излучал доброту и внутреннюю силу.
        - Преподобный Дирборн, как я рада вас видеть! -Стефани решительно протянула священнику руку. - Конечно, вы могли забыть нашу встречу… э-э… в доме моих дорогих друзей в Джексоне! Встреча была короткой, но я не знаю, как вас благодарить за то, что вы порекомендовали меня в семью Годдаров.
        - Э-э… пожалуйста, -пробормотал священник.
        Стефани перевела дух. Кажется, пронесло. Однако торжествовать победу было рано.
        - Так вы знаете эту женщину? -не унимался Андре.
        Дирборн промолчал.
        - Конечно, Питер знает Стефани. -Эбби кинулась подруге на помощь.
        Андре не спускал со священника глаз.
        - Если ваше общение с мадам Сарджент было столь кратковременным, как вы могли порекомендовать ее нам?
        Дирборн залился краской.
        - Андре, хватит донимать нашего гостя, - сказала Эбби.
        - Я задаю простые вопросы,-усмехнулся Андре.- Думаю, что Питер может и сам ответить.
        Дирборн посмотрел на Стефани с тревогой, а потом вкрадчиво промолвил:
        Полагаю, я, как священник, умею разбираться в человеческих характерах. Одного взгляда на… эту женщину мне хватило, чтобы дать ей рекомендацию, как человеку вполне достойному.
        - Отлично сказано, преподобный отец, -заметил Андре со скептической ухмылкой.- Эбби, где Лили с чаем? Пожалуйста, позвони, чтобы она пришла. А теперь давайте поговорим по душам.
        Эбби позвонила в колокольчик и обратилась к Дирборну:
        - Как поживает ваша дорогая матушка, Питер, и ее возлюбленный из Южной Каролины?
        - Матушка все еще шьет генералу новую форму, -ответил священник со вздохом. - Надеется до Рождества завершить работу и отправить китель ему в Чарлстон.
        - Ага, понятно. Это правда, что генерал планирует возглавить наступление на Шермана? -спросила Эбби.
        - К сожалению, правда, -подтвердил священник.
        Стефани наконец осмелилась поднять глаза на Андре.
        - А как поживает генерал? -поинтересовалась Эбби.
        - По словам матушки, он все еще торчит на зимней квартире, хотя клянется, что после того, как выкурит Шермана из Южной Каролины, приедет за ней на белом коне.
        - Как славно! -воскликнула Эбби.
        - Простите меня, преподобный, -подала Стефани голос, - разве война не закончилась десять лет назад?
        - Далеко не для всех, -ответил Дирборн, кашлянув.
        - Ясно, -пробормотала Стефани.
        Появилась Лили, поставила перед Эбби на маленький столик поднос с серебряным чайным сервизом и вышла.
        - Преподобный, расскажите поподробнее о вашей встрече с мадам Сарджент и объясните, почему вдруг вам пришло в голову прислать ее в наш дом, -попросил Андре, едва горничная удалилась.
        Святой отец заморгал и не произнес ни слова.
        - Расскажите лучше, как прошел ваш совет, -обратилась к нему Эбби.
        - С удовольствием. -Священник облегченно вздохнул. - Не могу вам передать, как я воспрянул душой после совета в Джексоне. Епископ Грин провел несколько занятий и дал свое толкование Нагорной проповеди. Надо сказать, моя вера в Бога… и в человека значительно укрепилась. Знаете, что привело меня к вам сегодня? Желание поведать о своем личном прозрении.
        - Удивительно! -произнес Андре.
        - Сегодня утром, когда я благодарил моего друга преподобного Стрэттона за то, что он выручил меня, пока я был в отъезде, я посетовал, что в Натчезе наблюдается серьезный раскол среди христиан. Он согласился со мной, и мы решили устроить в эту субботу импровизированный пикник на старом испанском плацу для парадов, где соберутся прихожане из всех приходов.
        - Восхитительно! -просияла Эбби, протягивая Дирборну чашку.
        - Я подумал, что ваш квартет мог бы послужить нам отличным музыкальным фоном, -промолвил Дирборн.
        - Для нас это большая честь. -Эбби захлопала в ладоши, словно ребенок, получивший игрушку. - Вот только репертуар у нас чисто светский.
        - Не стоит на этот счет беспокоиться.
        - Знаешь, Стефани, Питер замечательно играет на скрипке, -сообщила Эбби, повернувшись к подруге.
        - Вот как?
        - Мне бы хотелось, чтобы он играл в нашем квартете, но у него нет на это времени.
        - Но если я присоединюсь к вам, вы перестанете быть квартетом, -возразил Питер.
        - О, Питер, вы умница, -рассмеялась Эбби. - Я постараюсь занести вам до субботы нашу предполагаемую программу.
        - Превосходно.
        - Господа придут в восторг, -выпалила она. - Мне не терпится рассказать об этом мистеру Трамблу, когда он вечером придет на репетицию.
        Священнослужитель улыбнулся Андре, а затем Стефани.
        - Пожалуйста, передайте об этом всем, кого знаете, и попросите принести какое-нибудь блюдо.
        - Обязательно, -кивнула Стефани.
        Каждая минута казалась Стефани вечностью. Андре то и дело пытался с пристрастием допросить святого отца относительного его знакомства с будущей гувернанткой. К счастью, либо Эбби, либо Стефани удавалось сменить тему. Стефани с удивлением отметила, как спокойно чувствует себя ее подруга в компании Питера - не суетится, не нервничает. Будто они старинные друзья.
        - Простите, но мне пора, -произнес наконец Дирборн. - Нужно посетить еще несколько семей. Наша экономка сидит с матушкой, я не должен испытывать ее терпение.
        - Мы увидимся с вашей матушкой в субботу? -спросила Эбби.
        - Боюсь, что нет.
        - Тогда передайте дорогой Элис наилучшие пожелания, -попросила девушка.
        - Обязательно передам. -Священник поднялся. - Спасибо за чай.
        - Позвольте проводить вас, преподобный, -многозначительно произнес Андре и поднялся.
        - Я провожу святого отца, -вызвалась Стефани, вскочив с места.
        - Да, Стефани, пожалуйста, сделай милость, -поддержала ее Эбби и, повернувшись к Андре, вцепилась в него мертвой хваткой. - Андре, мне нужно поговорить с тобой о Саре. У нее режутся зубки…
        Андре пришлось остаться, но он был раздосадован. Стефани вышла с гостем на крыльцо. Они спустились по ступенькам и остановились у мирта. Увидев его укоризненный взгляд, девушка прикусила губу.
        - Большое вам спасибо, -горячо поблагодарила она священника. - Вы спасли меня от больших неприятностей.
        - Вы поступили некрасиво, миссис Сарджент. -Питер нахмурился.
        - Совершенно с вами согласна.
        - Не соизволите ли прояснить вашу ситуацию?
        - Конечно! Поверьте, преподобный, я порядочный человек…
        - Миссис Сарджент,-рассмеялся Дирборн, перебив ее, - усомнись я в этом, вы бы уже собирали вещи.
        - Я догадалась. Еще раз спасибо.
        - Должен признаться,-продолжил он с легкой улыбкой, - я не рискнул разоблачить вас исключительно из-за мисс Эбби. Она, похоже, в восторге от вас. Этот год стал для нее истинным испытанием, особенно после смерти Линни. Меньше всего на свете мне хотелось бы ее огорчить. Но то, что вы сделали, заслуживает порицания. Что толкнуло вас на столь неблаговидный поступок? Я должен знать и тогда решу, что делать дальше.
        - Я вас не виню. -Стефани судорожно сглотнула. - Дело в том, что я вдова, без всяких средств к существованию. Прибыв в Натчез, я узнала, что Годдары ищут новую гувернантку. Когда я пришла к ним в дом, Эбби подумала, что это вы меня прислали…
        - И воспользовались случаем, -договорил он за нее.
        - Да, -с готовностью согласилась Стефани. - Я понимаю, что поступила отвратительно, но у меня было безвыходное положение.
        Священник хранил молчание.
        - Преподобный Дирборн, -взмолилась девушка, - я понимаю, у вас нет причины мне доверять, но смею вас заверить, что я искренне пекусь об этой семье. Если вы дадите мне шанс, клянусь, я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь Эбби и детям.
        - Может, я сошел с ума, -Дирборн покачала головой, - но я склонен верить вам.
        - Да благословит вас Господь!
        - Мне кажется, я унаследовал от матери некоторую эксцентричность характера, -признался он. - Я сохраню ваш секрет. Но… - он поднял палец, - буду пристально наблюдать за вами, молодая леди. И если замечу что-то подозрительное…
        - Не заметите, обещаю.
        - Посмотрим.
        И священник быстрым шагом направился к своей коляске.
        Облегченно вздохнув, Стефани вернулась в дом. Не успела она прикрыть за собой дверь, как нос к носу столкнулась с Андре.
        Он смерил ее суровым взглядом, от которого девушке стало не по себе.
        - Пойдемте со мной, мадам Сарджент, -сказал Андре с металлом в голосе, крепко взяв ее под локоть.
        Он привел девушку в кабинет и запер дверь.
        - А теперь расскажите мне, кто вы на самом деле, -приказал он.
        - О чем вы? Я не понимаю. -Его самонадеянность взбесила девушку, и она была исполнена решимости не сдаваться.
        - Вы все отлично понимаете. Преподобный Дирборн понятия не имел о вашем существовании до сегодняшнего дня.
        - Шутить изволите? -Стефани скрестила на груди руки.
        - Он вас впервые увидел, голубушка, -стоял на своем Андре.
        - Это всего лишь ваши домыслы. -Стефани вздернула подбородок.
        - Вы маленькая наглая лгунья! -Андре рассмеялся. - Кто вы на самом деле, Стефани? Женщина с сомнительным прошлым?
        - Конечно, нет!
        - Но ваши манеры свидетельствуют об обратном. -Он взялся за верхнюю пуговицу ее воротника. - Однако это упростит наши отношения, не так ли?
        - Как вы смеете?! - Она гневно оттолкнула его руку. - Выпустите меня отсюда.
        - Вы никуда не уйдете. -Андре улыбнулся. - Разве что на субботний церковный пикник вместе со мной.
        - И не подумаю! -возразила она. - Как насчет Эбби?
        - Эбби? Она здесь ни при чем. Вы сами влипли в историю!
        - Что ж, поговорим об Эбби сейчас, или я ухожу.
        - Уйдешь отсюда -уйдешь из моего дома. - Андре заглянул ей в глаза.
        - Отлично. -Она смело выдержала его взгляд.
        - Проклятие! -Андре отступил. - До чего же вы упрямы! Так что там с Эбби?
        - Вы не знаете? -удивилась Стефани.
        - О чем вы?
        - Какой же вы самовлюбленный болван!
        - Что вы себе позволяете?
        - Только не говорите, что никогда не замечали, как она на вас смотрит! -Стефани пошла в лобовую атаку. - Как теряется в вашем присутствии! Она влюблена в вас!
        - Это просто смешно. -Андре махнул рукой.
        - Это вы смешны! -не унималась Стефани. - Более того, я не верю в чистоту ваших помыслов относительно Эбби. Вы наверняка знаете о ее чувствах. Я видела, как на прошлой неделе вы ее обхаживали.
        - Ты маленькая негодяйка! Подсматривала за нами? Ревнуешь?
        - Ревную? Глупости! Но меня возмутило, что вы играете с чувствами женщины, которая преданно любит вас и вашу семью. Вы готовы бегать за каждой юбкой.
        - Не за каждой, любовь моя,-произнес он вкрадчивым тоном.
        - Забудьте о вашей похоти хоть на минуту и выслушай те меня! Эбби в вас влюблена, а вы причиняете ей боль. Ей, которая всю себя посвятила вам и вашей семье.
        - Эбби не влюблена в меня. Вы ошибаетесь. У нас прекрасные отношения. Я знаю, как предана она нашей семье, и делаю для нее все, что в моих силах. Дал ей крышу над головой.
        - Вы и своей собаке дали крышу над головой.
        Андре виновато потупился. Стефани коснулась его руки.
        - Андре, Эбби мне призналась, что в городе вас считают женихом и невестой.
        - Все это сплетни, не имеющие под собой никакой почвы.
        - Я вам больше скажу: Эбби страдает от неразделенной любви и готова покончить с собой. Ваш долг-предотвратить эту трагедию.
        Андре пришел в замешательство, стал мерить шагами комнату и что-то бормотать себе под нос.
        - Ну что, Андре?
        - Если вы говорите правду, в чем я сильно сомневаюсь, то мне очень жаль. Но я не намерен вторично жениться на женщине, которую не люблю.
        Ничего другого я и не ожидала услышать. Ясно, что вы не любили свою жену.
        Эти слова задели Андре за живое. Он в ярости подскочил к Стефани, схватил за плечи. Его глаза оказались так близко, что Стефани увидела, как они потемнели от гнева.
        - Мы с Линни заключили брак по договоренности. Она была милой и застенчивой, вроде Эбби. Линни боготворила меня, но как женщина не смогла удержать. Она умерла, так и не познав настоящей любви. Эта мысль меня угнетает. Я не хочу подвергать Эбби такому же испытанию.
        Сомневаться в его искренности не приходилось. Видимо, он и в самом деле раскаивался, что не смог ответить Линни любовью на любовь.
        - Но проявляете же вы внимание ко мне, -язвительно заметила Стефани.
        - Это совсем другое, -мягко возразил Андре и провел пальцем по ее подбородку. - В вас есть решимость и горячность - то, что мне нравится в женщинах.
        Стефани слишком поздно заметила вспыхнувший в его глазах огонь страсти и не успела увернуться. Он взял ее лицо в ладони, прильнул губами к ее губам и прижался к ней всем телом. Потом нежно коснулся ее груди.
        С трудом совладав с собой, Стефани попыталась его оттолкнуть.
        - Андре, пожалуйста, дайте Эбби шанс. Возьмите ее на пикник.
        - Хорошо, -согласился Андре после паузы, и его лицо осветила лукавая улыбка. - Я возьму ее с собой при одном условии…
        - Что же это за условие?
        - Если вы станете моей любовницей.
        От такой наглости Стефани лишилась дара речи и, охваченная яростью, отшвырнула его.
        - Негодяй! Как вы посмели сделать мне такое гнусное предложение? Ведь вы меня не знаете.
        - О, это дело поправимое… в постели познакомимся поближе. -Он смерил девушку оценивающим взглядом.
        - Законченный эгоист! Как можно? -Дрожа, она сделала глубокий вздох и взяла себя в руки. - Я хочу кое-что вам сказать. И прошу запомнить это очень хорошо. Я провела три восхитительных года с мужчиной, которому нет равных. И я никогда снова никого не полюблю.
        - Вам не нужно любить меня, дорогая, -весело произнес он, пытаясь скрыть отразившуюся на лице боль. - Достаточно переспать со мной.
        Этого Стефани не могла стерпеть и набросилась на Анд-ре с кулаками, ругая его на чем свет стоит. Он быстро обуздал ее, не переставая при этом смеяться, отчего Стефани еще больше разъярилась.
        - Как я должен это понимать -как отказ? - спросил он с сарказмом.
        - Понимайте как хотите, сэр!
        - Тогда, может, сойдемся на еще одном поцелуе?
        Стефани подозрительно взглянула на Андре.
        - Что это значит?
        - Я хочу еще один поцелуй.
        Она метнула в него испепеляющий взгляд, но с ответом медлила.
        - Если я повинуюсь, вы… возьмете Эбби на пикник? -спросила она наконец.
        - Да, -промурлыкал он.
        - Очень хорошо.
        Андре с любопытством на нее смотрел, но ничего не предпринимал.
        - Что же вы ждете? -удивилась Стефани.
        - Уступаю вам право первенства, любовь моя, -произнес он и легонько провел пальцем по ее нижней губе.
        Андре перехитрил ее. Только один поцелуй - и он возьмет Эбби на пикник. Но осмелится ли она заплатить такую цену? Если нет - рискует потерять все.
        Судорожно втянув в себя воздух, Стефани привстала на цыпочки и едва коснулась губами его губ. Это мимолетное прикосновение вызвало бурю чувств, и они слились в страстном поцелуе. Стефани застонала и обвила руками его шею. Она жаждала его ласк. Ее соски напряглись, внизу живота заныло.
        - Кто ты? -хрипло прошептал Андре. - Ответь, любовь моя, и пойдем в постель.
        Эти слова отрезвили девушку. Отстранив Андре, Стефани, не глядя на него, сказала:
        - Я выполнила ваше условие и, надеюсь, вы сдержите данное слово.
        Стефани не помнила, как вышла из кабинета. Поднявшись к себе, она едва не расплакалась. Пока Андре и Эбби не соединятся, она не сможет вернуться в настоящее, помириться с Сэм и обрести наконец душевный покой. Непреодолимое влечение к этому пылкому французу грозит разрушить все ее планы. Она никогда не смогла бы полюбить такого человека, как Андре, потому что не доверяет ему. У них совершенно разная жизнь.
        После ухода Стефани Андре зажег сигару. Им владели самые противоречивые чувства - возбуждение, радость, растерянность, отчаяние. Он готов был задушить эту женщину, только что вырвавшуюся из его объятий, и в то же время? мечтал обладать ею.
        Кто она? Почему так жаждет его сближения с Эбби? Визит преподобного Дирборна лишь утвердил Андре во мнении, что Питер и Стефани прежде не встречались. Зачем она появилась в Натчезе и придумала эту нелепую историю? Почему не хочет ему отдаться, хотя страстно желает его? Кем бы ни была эта женщина, завоевать ее будет нелегко. Она ведет себя достойно, и это вызывает уважение. Андре привлекало в Стефани не только ее тело и женское обаяние, но и ее гордость и сила воли. Андре ни разу не встречал женщин, обладающих такими качествами. Они были достойными партнерами в игре, которую затеяли.
        Но куда их это заведет? Он желал Стефани, но только как любовницу. Может, оставить ее в покое? Однако это выше его сил.
        Теперь ему придется взять Эбби на пикник. А что, если она действительно в него влюблена? Андре не хотел вводить в заблуждение бедняжку. Такого вероломства она не заслужила. Впрочем, ничего особенного нет в том, что он появится на пикнике в обществе Эбби. Главное - избрать правильную тактику и не заставить ее страдать, подав ложную надежду.



        Глава 21

        В доме стояла тишина, только из гостиной снизу доносился скрип виолончели. Видимо, мистер Трамбл пришел на «частный урок» к Эбби. Стефани обошла дом, но, не обнаружив ни детей, ни Марты, вернулась к себе. Через некоторое время она спустилась вниз, но и там никого не нашла. Выйдя на крыльцо, Стефани увидела в боковой галерее Эбби. Та перебирала письма в жестяной коробке из-под конфет и не заметила приближения Стефани. Стефани между тем была заинтригована. Кто мог посылать Эбби письма? Больше всего Стефани поразило мечтательное выражение на лице подруги, когда она укладывала письма обратно в коробку, тихонько напевая что-то из Чайковского.
        Выглядела Эбби счастливой. Неужели Андре сдержал слово и пригласил ее на пикник?
        - Ты сегодня в приподнятом настроении, -обратилась Стефани к подруге.
        Подняв взгляд, Эбби немного растерялась и, торопливо закрыв коробку, отставила ее в сторону.
        - О, Стефани, иди ко мне.
        Стефани присела рядом на скамейке и, кивнув в сторону коробки, спросила:
        - Что ты делала, Эбби? Перечитывала старые любовные письма?
        Эбби вспыхнула и еще дальше отодвинула коробку.
        - Ну что ты! Просто просматривала корреспонденцию от… э-э… одного друга.
        - Угу, -обескураженно хмыкнула Стефани. - А куда все подевались? Детей что-то не слышно. Я решила, что все гуляют.
        - Андре увез всех в город угостить мороженым и содовой, -пояснила Эбби.
        - Один? -изумилась Стефани.
        - С ним поехала Марта.
        - Понятно. Как прошел урок с мистером Трамблом?
        - Восхитительно! Эбнер страшно обрадовался возможности поиграть в субботу.
        - Грандиозно! -После минутного замешательства Стефани кашлянула и заговорила на неприятную для нее тему: - Эбби, насчет визита преподобного Дирборна…
        - Замолчи. -Эбби коснулась ее руки.
        - Но я должна тебе объяснить.
        - Ты ничего не должна.
        - Как ты можешь так говорить?
        - Стефани, меня не интересует, откуда ты взялась.
        - Как не интересует? -удивилась Стефани.
        - Не в том смысле. Конечно, интересует. -Эбби рассмеялась. - Я только хотела сказать, что доверяю тебе и что ты мне нужна. Если ты скрыла истинные обстоятельства своего появления здесь, то у тебя наверняка есть на это причины. Короче, я не хочу, чтобы ты покинула нас.
        - О, Эбби! -Сердце Стефани сжалось. - Я не заслуживаю такого великодушия.
        - Разве я не говорила, что ты для меня как сестра? -Девушка улыбнулась, но в глазах ее заблестели слезы.
        Стефани изумленно покачала головой.
        - Как же мне с тобой повезло. На самом деле ты ценишь меня больше, чем моя родная сестра.
        - Вот как?
        - Мы с Самантой, моей сестрой, всегда были очень близки. -Голос Стефани дрогнул. - Но она не прощает мне ни одной ошибки.
        - Мне о них ничего не известно, -промолвила Эбби.
        Стефани рассмеялась.
        - Сэм хочет, чтобы все вокруг было идеально. Чтобы я, как старшая сестра, не вмешивалась в ее личную жизнь. Как миссис Устроительница.
        - Миссис Устроительница? - Эбби нахмурилась. - Я ее знаю?
        - Вовсе нет. -Стефани прыснула. - В действительности мы с Сэм очень похожи - обе привередливые и суетливые. Но она не желает этого признавать.
        - Мне бы хотелось с ней познакомиться. Не могла бы она к нам приехать?
        - Боюсь, что нет. -Стефани помрачнела.
        - Прости.
        - Но хватит обо мне. -Стефани встряхнула волосами. - Давай поговорим о пикнике.
        - Как это восхитительно! -обрадовалась Эбби.
        - Андре не предлагал тебе составить компанию? -Стефани пристально посмотрела на подругу.
        - Почему ты спрашиваешь? Перед отъездом он упомянул вскользь. А ты? Ты присоединишься к нам?
        - Я об этом как-то не думала. Скажи, -девушка игриво хлопнула подругу по руке, - почему ты выглядела такой счастливой, когда я к тебе подошла? Из-за приглашения Андре?
        - Наверное. -Эбби потупилась. - Еще было очень приятно повидаться с Питером Дирборном… и порепетировать с Эбнером. Он с каждым днем все лучше владеет смычком.
        Еще я размышляла о музыке…
        - О музыке?
        Эбби виновато взглянула на Стефани и сказала:
        - Отдохни сегодня как следует-в последующие дни мне придется злоупотребить твоей добротой. Я уже послала со слугой записки мистеру Фортье и мистеру Уистеру. Надо хорошенько порепетировать, до субботы осталось совсем мало времени. Ты не против присмотреть за детьми?
        - Что за вопрос? Это моя обязанность.
        - Ты очень добра ко мне. -Эбби просияла. - Но мы постараемся не мучить тебя слишком часто. В конце недели съездим с тобой в город на примерку. Надеюсь, миссис Ходж успеет сшить тебе хотя бы одно платье к субботе. Еще нужно завезти преподобному Дирборну нашу программу. Разумеется.
        - В субботу повеселимся на славу! -мечтательно произнесла Эбби.
        Пока подруга беспечно щебетала, Стефани терялась в догадках. Если бы не известные ей обстоятельства, она бы решила, что девушку вдохновляет не столько перспектива поездки с Андре, сколько желание поиздеваться над Шубертом.
        Может, это одно из писем подняло Эбби настроение?
        На протяжении всей недели дом сотрясался от скрежета виолончели, визга скрипок и пронзительных завываний альта. Стефани, занятая детьми, с Андре практически не виделась, если не считать коротких встреч за обеденным столом. Как-то она обратила внимание Эбби на его частые отлучки из дома. Эбби объяснила, что Андре ездит на ипподром, где выставляет на скачках своего французского рысака. Раза два поздно ночью Стефани слышала, как Андре возвращался к себе, то и дело спотыкаясь. Возможно, он был в подпитии. Стефани уже стала сомневаться, нужен ли Эбби такой муж.
        А может, Андре сбегал из дома, не выдерживая музыкальных пыток Эбби? По той же причине Стефани часто брала старших детей на прогулку.
        Расстелив под ветвистым дубом одеяло, Стефани собирала весь выводок: Поля, Бо, Гвен и Эми - и читала им. Эми, совсем еще маленькая, слушала гораздо внимательнее, чем Бо и Гвен, которые постоянно отвлекались то белками на деревьях, то прилетевшими полакомиться сахарным сиропом колибри, то лающей на соседского кота собакой. Дети охотно играли на свежем воздухе. Стефани им не препятствовала, однако требовала, чтобы старшие исправно посещали занятия. Вскоре она нашла верный способ на них воздействовать: читала сказки только после того, как все домашние задания были выполнены. Дети обожали сказки. Даже Гвен визжала от восторга, слушая
«Новое платье короля».
        Когда Стефани прочла до конца, девочка возбужденно спросила:
        - Выходит, только ребенок смог увидеть, что король… голый?
        Все покатились со смеху, но Стефани постаралась сохранить серьезное выражение лица.
        - Правильно. Странно, что ты не знаешь сказку.
        - Мама нам читала. -Гвен опустила глаза. - А мисс Эбби - редко. Когда вы попросили ее почитать, мне было скучно и я чуть не уснула.
        Стефани стало досадно.
        - Уверена, мисс Эбби будет чаще читать вам, если вы ей поможете.
        - Она нас не любит. -Гвен покачала головой.
        - Я тоже так считаю, -поддержал сестру Бо.
        - Дети, это неправда, -возразила Стефани.
        - А вы нас любите, мадам? -спросила Гвендолин серьезно.
        В ее голосе Стефани уловила нотки тревоги.
        - Конечно, дорогая. А ты никогда не думала, что мисс Эбби вас любит, но не проявляет своей любви, потому что вы над ней часто подшучиваете? Что она вас просто боится?
        Дети опустили глаза.
        - Но теперь мы ничего такого не делаем, с тех пор как спрятали малышку Сару, -просияв, заявил Бо.
        - Слава Богу! -воскликнула Стефани. - Представляю, что вы, два маленьких чудовища, могли еще сотворить!
        - Некоторое время дети молчали, а потом расхохотались.
        - Вы не почитаете нам еще, миссис Сарджент? -взмолилась Гвен. - Пожалуйста!
        - С превеликой радостью.
        Шло время, и вскоре Стефани заметила, что дети изменились в лучшую сторону. В херувимов они, конечно, не превратились, но стали более покладистыми. В качестве награды Стефани стала читать им сказки.
        В четверг вечером она находилась с детьми в саду и, как обычно, читала, когда появился Генри Робийяр в неизменном белом костюме и широкополой шляпе плантатора. Стефани хотела было закрыть книгу, чтобы поздороваться, но мужчина покачал головой и жестом попросил продолжать. Прикурив сигару, он устроился под соседним дубом и стал слушать сказку.
        Как только Стефани закончила, дети сломя голову бросились к Генри в надежде получить гостинец.
        - Эй! -обратился он к ребятне, со смехом раздавая конфеты. - Я видел, как Марта готовила на кухне лимонад. Не хотите ли отведать?
        - Можно, мадам? -Гвен умоляюще взглянула на воспитательницу.
        Стефани кивнула.
        - Возьмите Эми за ручку и идите к черному ходу.
        Визжа от радости, троица умчалась прочь.
        Стефани смотрела вслед детям, пока они не скрылись за дверью. Генри подошел к ней, снял шляпу.
        - Что ж, мадам, -начал он. - Должен заметить, что никогда не слышал столь талантливого исполнения «Кота в сапогах».
        - Вы мне льстите. -Стефани рассмеялась.
        Он прижал руку к сердцу.
        - Честное слово, мэм. Как вам удалось призвать этих маленьких разбойников к порядку? Ведь Бо и Гвен -настоящие чертенята, не в обиду им будь сказано.
        - Имела несчастье убедиться в этом.
        - С таким отцом это неудивительно. -Генри затянулся. - Не поймите меня превратно. Я люблю Андре, но он крайне недисциплинированный парень.
        - Знаю.
        - Однако должны же на что-то существовать винные лавки и игорные притоны. Чуть не забыл, зачем пришел сюда. -Генри прикоснулся к руке девушки.
        - И зачем же вы пришли, мистер Робийяр?
        - Вы еще спрашиваете? Снова увидеть ваше прелестное личико, миссис Сарджент, -промолвил он елейным голосом, - и узнать, не окажете ли вы мне честь пойти со мной на субботний пикник?
        Поразмыслив, Стефани согласилась. Во-первых, она увидит, выполнил ли Андре свое обещание - пригласил ли Эбби, а во-вторых, даст ему понять, что встречается с другим мужчиной. В общем, приглашение Генри пришлось как нельзя кстати.
        - Отчего же, мистер Робийяр, почту за честь присоединиться к вам в субботу, -сказала Стефани.
        Генри улыбнулся и поцеловал ей руку…
        Вечером того же дня Стефани качала в детской Сару, когда в комнату ворвался Андре.
        - Вы собираетесь идти с Генри на пикник? -заорал он.
        - Не кричите! Разбудите Сару.
        Он плюхнулся на стул и повторил свой вопрос:
        - Вы идете с Генри на пикник? -Глаза его метали молнии.
        Стефани с трудом сдерживала волнение. Андре был в ярости. В рубашке, расстегнутой до пояса, без сюртука, жилета и галстука, он выглядел непристойно, к тому же от него пахло бренди и табаком. Но в таком виде он выглядел еще привлекательнее.
        - Да, я иду с Генри, -спокойно ответила девушка.
        - Об этом не может быть и речи! -воскликнул Андре.
        - Вот еще! -возмутилась Стефани. - Я взрослая женщина и вправе сама принимать решения.
        - Без компаньонки… -начала было Андре, но Стефани перебила его:
        - Ну и что? Мы разве живем в девятнадцатом веке?
        - А в каком, по-вашему?
        Стефани пожала плечами.
        - Зачем вам нужен Генри?
        - Это вас не касается.
        - Касается. Ведь меня вы отвергли!
        - Может, его манеры мне нравятся больше ваших, -заметила Стефани язвительно.
        - А может, вы хотите вызвать во мне ревность? -взревел Андре.
        - Остыньте! Это несерьезно.
        - Очень даже серьезно!
        - Мне нет дела до вашей ревности, это раз. К тому же вы не вправе запрещать мне идти с Генри, если сами пригласили Эбби…
        - По вашему настоянию. С нами будут дети и Марта.
        - Дети и Марта?-изумилась Стефани.- Так мы не договаривались…
        - А как мы договаривались? - спросил он ядовито.
        - Что вы пригласите только Эбби.
        - Я что-то не припомню. -Андре скрестил на груди руки, с трудом скрывая охватившую его радость.
        - Вы коварный мошенник! -простонала девушка, чувствуя, как кровь бросилась ей в лицо. - Вы обещали пойти о вдвоем с Эбби!
        - А вы, Стефани, забыли, что мы с Эбби рассчитывали на ваше общество.
        - Можете рассчитывать на что угодно, мистер Годдар.
        - А вы не подумали, что нам может понадобиться ваша помощь? -спросил Андре. - Я вам не дам выходного, мадам.
        - О! - Разочарованию Стефани не было предела. Но в следующую минуту ее лицо озарила улыбка. - Мы с Генри возьмем детей с собой, так что вы с Эбби сможете побыть наедине, - объявила Стефани.
        - Я не это имел в виду, -возразил Андре.
        - Разумеется, -насмешливо произнесла Стефани. - Вы намеревались обвести меня вокруг пальца, но у вас ничего не вышло.
        - Почему с вами так трудно, Стефани? -спросил Андре.
        - Вы разве не обещали ухаживать за Эбби? -вопросом на вопрос ответила Стефани.
        - Не обещал.
        - Вы лгун и наглец! -возмутилась Стефани. - Черт вас возьми! Я вам заплатила за то, чтобы вы пригласили Эбби на пикник…
        - Я от этого не отказываюсь. И вы поедете с нами, как хорошая девочка…
        Хорошая!… - Стефани понизила голос, так как малышка у нее на руках зашевелилась. - И не подумаю с вами ехать. А вы немедленно уйдете отсюда, пока не разбудили ребенка.
        Но вместо того чтобы уйти, Андре наклонился к Стефани и, сверля ее взглядом, произнес:
        - Вы, кажется, разволновались. Едва не плачете. Что случилось? Не проще ли бросить эти глупые заигрывания с Генри и уступить мне?
        - Убирайтесь к черту! И зарубите себе на носу, вам не добиться от меня еще хоть одного поцелуя!
        Лукавая улыбка на губах Андре не вызывала сомнений относительно его намерений. Не успела Стефани опомниться, как он порывисто и страстно прижался губами к ее губам, после чего повернулся и вышел из комнаты.



        Глава 22

        В пятницу после обеда Стефани и Эбби возвращались в коляске от миссис Ходж с тремя новыми платьями. После примерки женщины немного устали, но настроение было приподнятое. Еще до посещения портнихи они прошлись по магазинам, где Стефани почти полностью потратила первое жалованье, купив себе для праздника украшения, а также несколько повседневных блузок и юбку.
        - Я просто без ума от твоего нового бледно-лилового костюмчика с открытым воротом и кружевной оторочкой, -сказала Эбби. - Дорогая, ты должна надеть его на пикник!
        - Костюмчик премиленький, -согласилась Стефани.
        - И шляпка, которую подобрала тебе миссис Ходж, та, с высокими полями и лентами, тоже прелестная.
        - О да, она гораздо лучше этой. -Стефани поднесла руку к шляпке с шелковыми цветами, которая была на ней в тот момент. - Но я тебе очень признательна, что ты нашла на чердаке эту.
        - Теперь ты одета с иголочки. Завтра с утра я помогу тебе облачиться в обновку.
        - Это я должна тебе помочь.
        - Нет-нет, мне не нужна помощь! -замахала руками Эбби.
        - Очень даже нужна. Я сделаю тебе прическу, и потом ты должна надеть что-нибудь к черному…
        - Дорогая, мы уже обо всем договорились.
        - Но ты же идешь с Андре!
        - Андре все равно, как я одета, -упрямо заявила Эбби. Стефани промолчала. Вскоре коляска остановилась.
        - Приехали, -произнесла Эбби.
        Стефани окинула взглядом уютный маленький особняк за кованой оградой. В саду еще цвел жасмин.
        - Что здесь?
        - Это дом священника епископального прихода, -пояснила Эбби и извлекла из ридикюля свернутый в трубочку лист бумаги. - Я должна занести преподобному Дирборну нашу субботнюю программу.
        - Ах да. Совсем забыла.
        Женщины вышли из коляски и направились через сад к крыльцу. На стук вышел сам Дирборн. Он радостно приветствовал Эбби, с улыбкой поздоровался со Стефани.
        - Весьма польщен, дамы.
        - Питер, я всегда рада вас видеть! -промолвила Эбби, пожимая священнику руку.
        Дирборн проводил их в перегруженную декором гостиную. Картину дополняли кованая люстра и камин из черного мрамора. Диван в стиле рококо был завален подушками с пышными оборками. На стенах висели эстампы с религиозными сюжетами. Повсюду стояли горшки с цветами. Аляповатые бархатные ленточки придавали интерьеру сходство с похоронным бюро.
        - Как красиво! -пробормотала Стефани, нервно теребя воротник платья.
        - Присядьте, пожалуйста. -Дирборн жестом указал на диван.
        - Если только на минуточку, -затараторила Эбби. - Мы завезли, как я и обещала, репертуар квартета.
        Пока все рассаживались, Дирборн взял у девушки список, пробежал глазами.
        - Шуберт, Брамс, Чайковский… Звучит заманчиво! Горожане будут счастливы.

«Они пожалеют, что не остались дома», - подумала Стефани.
        - Жаль, что вы отказываетесь присоединиться к нам, -тогда бы мы могли исполнить квинтет Шумана, - продолжала Эбби. - Думаю, еще одна скрипка не помешала бы.
        - Я бы с радостью, дорогая, но положение обязывает… и другие… э-э-э… обязанности, -произнес священник со вздохом.
        - Возникло неловкое молчание, и Стефани сочла нужным разрядить обстановку.
        - Преподобный, как идет подготовка к субботнему пикнику?
        - Лучше не бывает. Мы ожидаем большого наплыва народа. Будут баптисты, методисты, пресвитериане -словом, все…
        Дирборн не успел договорить- из коридора донесся дребезжащий женский голос. Услышав фальшь в исполнении «Под ивой она спит» Фостера, Стефани поморщилась. Лицо Эбби исказила болезненная гримаса.
        Минуту спустя в комнату, вальсируя, вплыла пожилая женщина. Увидев ее, Стефани едва не разинула рот от изумления. Старушка лет семидесяти - семидесяти пяти была одета в кружевную ночную рубашку и такой же пеньюар. Волосы украшали шелковые голубые ленты. В руках она держала лейку. Переглянувшись, девушки молча наблюдали за ней. Поливая цветы, женщина переходила от горшка к горшку, продолжая напевать надтреснутым голосом.
        - Э-э-э… матушка… -пробормотал несчастный Дирборн, залившись краской.

«Красотка с золотыми кудрями спала под ивой», - будто не слыша, продолжала женщина.
        - Простите, дамы, -извинился священник.
        - Это мать преподобного, -прошептала Эбби, наклонившись к Стефани. - Она плохо слышит.

«И шариков ей, видно, тоже не хватает», - подумала Стефани.
        Старуха направилась к дивану и опешила. Только сейчас она заметила незнакомую женщину. Стефани хотела ей улыбнуться, но, встретившись с женщиной взглядом, воздержалась, заметив в ее больших светло-голубых глазах огоньки безумия.
        - Сын, у нас гости! -закричала старуха.
        - Да, мама, знаю.
        - Нужно предложить им чаю.
        - Я уже предложил.
        - Здравствуйте, матушка Дирборн! -с наигранной веселостью произнесла Эбби и помахала рукой.
        - Кто это? -Женщина подозрительно уставилась на Стефани.
        - Мой добрый друг. Она приехала в Хармони-Хаус, что бы помочь мне с детьми.
        - Тогда вам лучше припрятать свое серебро в подвале, мисси, -хмыкнула старуха. - В наши дни нельзя доверять наемным слугам. Может, она никакая не помощница, а авантюристка или мошенница с Севера.
        - О нет, дорогая миссис Дирборн. Она из Джексона, -сказала Эбби.
        Женщина фыркнула.
        - Как ваш генерал? -продолжала Эбби.
        - О, мой дорогой Мильтон скоро приедет за мной на белом коне, но сначала прогонит из Южной Каролины противного Шермана. -Лицо старушки просветлело, и она жеманно поправила ленты в волосах. - Возникло еще одно препятствие. У лошади генерала появились колики…
        - Мне очень жаль.
        - Знаете, эти чистокровки такие болезненные, -посетовала миссис Дирборн. - Вечно у них что-нибудь. Я слышала, цитадель в осаде. - Она взбила прическу. - Придется ждать и… писать письма.
        - Это так благородно с вашей стороны, -заметила Эбби.
        Женщина просияла.
        - Ладно, мне нужно закончить поливку цветов.
        Она снова затянула свою песню и принялась кружить с лейкой по комнате. Закончив с цветами, старушка, к изумлению Стефани, побрызгала водой цветы на обивке дивана. Питер застонал и закрыл лицо руками. Но его матушка этим не ограничилась. Все так же вальсируя, она приблизилась к Стефани и полила цветы на ее шляпке.
        Вода тонкими струйками стекала по лбу и щекам Стефани. Эбби сидела как громом пораженная.
        - Мама, прошу вас! -Питер бросился к матери и попытался вырвать у нее лейку.
        - Теперь все в порядке, сынок, -пролепетала старушка, не выпуская лейку из рук.
        Повергнув всех в шок, матушка Дирборн выплыла из комнаты.
        Стефани и Эбби переглянулись и едва не прыснули со смеху.
        - Миссис Сарджент! Я очень сожалею. Ваша бедная шляпка…
        - …видела лучшие дни, -закончила за Питера Стефани и, сняв шляпку, стряхнула с нее воду.
        - Я даже не знаю, что сказать, -продолжил Дирборн.
        - Питер, дорогой, не волнуйтесь. -Эбби встала и взяла его ладони в свои. - Мы все понимаем.
        Тяжело вздохнув, он улыбнулся девушке.
        - Вы святая. И вы тоже, мадам Сарджент, -добавил он, обращаясь к Стефани.
        В коляске по пути домой Стефани вопросительно взглянула на подругу.
        - Миссис Дирборн…
        - Она полностью потеряла рассудок, -ответила Эбби, догадавшись, о чем хотела спросить подруга.
        - Ты тоже заметила? -удивилась Стефани, и женщины расхохотались.
        - Бедный Питер, -промолвила Эбби.
        - Из-за нее у него нет никакой личной жизни.
        - Ты права, -согласилась Эбби, вздыхая. - А поместить ее в приют у него не хватает решимости…
        - Как генерала? -спросила Стефани.
        - Ты догадалась? -удивилась Эбби. - Генерал на самом деле не в Цитадели, а в Чарлстонском госпитале для душевнобольных.
        - Догадаться не так уж трудно.
        - Мне бесконечно жаль бедного Питера, -продолжала Эбби. - У него есть экономка, которая присматривает за матерью днем, а в остальное время - он сам. Так что хлопот у него по горло.
        - Знаешь, Эбби, мне показалось, ты ему нравишься, -обронила Стефани.
        - С чего ты взяла? -Эбби напряглась.
        - Неужели ты не заметила, как он обрадовался, увидев тебя? Вам хорошо вместе.
        - Это правда. -Она нервно теребила перчатки. - Я регулярно посещаю церковь и веду работу среди прихожан.
        - Именно это я и увидела в его глазах -религиозный огонь!
        - Стефани, ты невыносима! -Эбби хмыкнула. - Кроме того, матушка Питера…
        - Тебе это покажется странным, но в какой-то мере я завидую миссис Дирборн.
        - Завидуешь? -изумилась Эбби.
        - Она такая непредсказуемая, непосредственная! Порой меня тяготит, что я живу словно по расписанию. Все распланировано и заранее известно. Я разучилась веселиться и фантазировать, утратила способность к творчеству. Даже в Хармони-Хаус я должна выполнить свою миссию, после чего смогу вернуться к прежней жизни… Надеюсь, так оно и будет.
        - Не говори так! -Эбби взглянула на подругу с укором.
        - Прости. -Стефани сжала ее руку. - Но вернемся к теме разговора. Возьмем, к примеру, ребенка. На днях я помогала Гвен и Эми устроить чаепитие и Эми поставила крохотную чашечку с чаем собачке. Было очень смешно. Собачка смотрела на чашку и чувствовала себя неловко.
        Взрослые, естественно, знают, что собаки чаю не пьют, а у детей совсем другое представление. Поэтому они порой совершают странные поступки, которые нас забавляют.
        - И что? -спросила Эбби.
        Мне никогда не пришло бы в голову полить цветы на диване, не говоря уже о цветочках на шляпке. А жаль.
        Эбби не нашлась, что ответить.
        Когда Стефани легла в постель, она почувствовала, что под подушкой что-то лежит. Заглянула и, к своему удивлению, обнаружила красивый томик в кожаном переплете,
«Сонеты» Элизабет Барретт Браунинг. На форзаце твердым мужским почерком было написано: «Не забудь меня. А.»

«Не забудь меня». Стефани не могла не признать, что надпись трогательная, романтическая. Быть может, Андре хотел загладить свою вину после их стычки из-за Генри?
        Но в любом случае он словно прочитал ее мысли. Откуда ему было знать, что эти сонеты она любит еще со студенческой скамьи, когда она изучала курс британской литературы? После смерти Джима она часто находила в них утешение.
        Стефани прижала томик к груди и почувствовала себя как-то уютнее. То, что Андре положил книгу в постель, не вызвало у Стефани протеста. Напротив, ей было приятно. И это огорчало ее.
        Андре умел быть коварным, хитрым, стремительным, грозным и в то же время льстивым и обходительным. Она знала, как обуздать его, но, когда он пускал в ход обаяние, чувствовала себя беспомощной и… уязвимой.

«Не забудь меня». Что бы ни случилось, она никогда его не забудет.



        Глава 23

        На другое утро Стефани в комнате Эбби колдовала над ее прической.
        - Вот и все. Ты выглядишь божественно. Андре будет очарован.
        Эбби внимательно вглядывалась в свое отражение в зеркале. Локоны обрамляли лицо, а на затылке были стянуты бирюзовой лентой. Эбби медленно повернула голову сначала в одну сторону, потом в другую.
        - Я никогда не носила такой прически, -сказала она с тревогой в голосе.
        - Ну и что? У тебя красивый овал лица. А кудряшки как нельзя лучше это подчеркивают, -успокоила ее подруга и принялась выбирать подходящие аксессуары. - Остались последние штрихи.
        Стефани накинула девушке на плечи бирюзовую шаль и надела на шею нитку разноцветных бус.
        - Так ты смотришься более колоритно…
        - Мне кажется, я изменяю своему черному цвету…
        - Носи его, коль он тебе так мил, - сказала Стефани, - но я мечтаю о том времени, когда ты с ним расстанешься.
        - Стефани, ты неисправима! -воскликнула Эбби со смешком. - Не пора ли тебе самой идти одеваться? По-видимому, мы с Андре выедем раньше. Он хочет взять пони, чтобы покатать детей. Но если ты не поторопишься, то будешь встречать Генри в неглиже.
        - Ты рада, что проведешь время с Андре?-спросила Стефани.
        - Конечно. -Эбби нервно поправила бусы.
        - А ты не думала, как завлечь его?
        - Что ты имеешь в виду?
        - Ты, кажется, говорила, что вы поженитесь, точнее -что ты надеешься на это.
        - Да.
        - Тогда скажи ему о своих надеждах. -Стефани сбрызнула виски девушки духами. - Это для начала.
        Эбби улыбнулась.
        - А потом пусти в ход женские уловки. Сделай вид, будто тебе дурно и ты нуждаешься в его помощи.
        Эбби расхохоталась и долго не могла успокоиться.
        - Надо же придумать такую глупость!
        - Ты просто не понимаешь. Мужчинам нравится чувствовать себя сильными.
        - Нет, Стефани, до такой низости я не дойду.
        - Ты разве не хочешь завоевать Андре? -встревожилась Стефани.
        - Конечно, хочу, -ответила Эбби, отвернувшись.
        Стефани подошла к подруге, вгляделась в ее отражение в зеркале. Темные глаза Эбби затуманились печалью. Видимо, она понимала, что взаимности от Андре ей не добиться.
        Час спустя появился Робийяр. Сегодня он выглядел великолепно.
        - Добрый день, Генри.
        Улыбнувшись, он снял шляпу и окинул девушку восхищенным взглядом. На ней было муслиновое платье сиреневого цвета с полосатыми рукавами, глубоким вырезом, пышным турнюром и кружевной оторочкой, модная шляпка и жемчужное ожерелье.
        - Миссис Сарджент, вы хороши, как богиня. Мне будут завидовать все мужчины на пикнике.
        Стефани вышла на крыльцо с корзинкой в руке.
        - Вы мне льстите, мистер Робийяр, -сказала она, сдержав довольную улыбку.
        - Вовсе нет. А что у нас в корзинке? -спросил Генри, взяв ее у Стефани, и предложил девушке свободную руку.
        Пирог, испеченный по семейному рецепту.
        - У меня уже слюнки текут.
        Стефани рассмеялась.
        - Я взял с собой тетушку в качестве компаньонки. Думаю, так будет приличнее. Надеюсь, вы не станете возражать?
        - Разумеется, мистер Робийяр, буду рада познакомиться с вашей родственницей, - промолвила Стефани. - Как предусмотрительно с вашей стороны позаботиться о моей репутации.
        Они направились к коляске, где их ждала пожилая дама в вишневом шелковом платье и такой же шляпке.
        - По правде говоря, -признался Генри, - Андре грозился вызвать меня на дуэль, если я появлюсь с вами в обществе без сопровождения.
        - Не может быть! -От изумления Стефани даже остановилась.
        - Уверен, тетушка Кэти вам понравится, -добавил Робийяр торопливо.
        - Не сомневаюсь, -заверила его Стефани.
        С сияющим лицом Робийяр проводил Стефани до коляски и помог ей сесть.
        Как только Стефани оказалась внутри, пожилая дама, морщинистое лицо которой еще хранило следы былой красоты, энергично протянула девушке руку в перчатке.
        - Здравствуйте, дорогая. Я мисс Кэти Бэнкс, тетка этого славного парня. А вы, надо полагать, Стефани, не так ли?
        - Верно.
        - Генри прожужжал мне о вас все уши…
        - Тетя, прошу вас, -взмолился Генри, покраснев.
        - Замолчи, -проворчала она и снова повернулась к Стефани. - Вы, случайно, не родственница Сарджентов из Глостера?
        Стефани на минуту задумалась, освежая в памяти свою семейную историю.
        - Нет, их имя наверняка пишется по-другому.
        - Очень жаль бедного Джорджа Вашингтона Сарджента, -промолвила старушка. - Надо же, погибнуть от руки какого-то янки-мародера у двери собственного дома! Он был последним Сарджентом в округе. Хорошо, что теперь у нас появились вы.
        - Спасибо, -поблагодарила Стефани. Рассказ женщины позабавил ее.
        Генри уже залез в коляску и взял в руки вожжи.
        - Тетя Кэти, пожалуйста, не утомляйте Стефани историческими байками. Не напугайте ее.
        Отстань, Генри! - Кэти махнула на племянника кружевным платочком, а Стефани прыснула. - Она не похожа на тихоню.
        - Вы правы, меня трудно испугать, -согласилась Стефани.
        - А теперь расскажите о себе, -попросила Кэти.
        - Тетя, сжальтесь над миссис Сарджент,-взмолился Генри.
        - Не волнуйтесь, Генри. Я охотно расскажу, -успокоила Стефани Робийяра и поведала его тетушке легенду, уже известную Андре и его домочадцам. Миссис Бэнкс слушала с большим интересом.
        - Я счастлива, что Генри решил вывести вас в свет, -заявила Кэти. - Ему давно пора устроить свою жизнь и жениться на респектабельной вдовушке…
        - Тетя! -взорвался Генри, округляя глаза. - Я в первый раз пригласил миссис Сарджент на прогулку, а вы докучаете ей разговорами о моей женитьбе.
        - Вот зануда! -упрекнула она племянника. - Я разве запугала вас, моя девочка?
        - Нет, конечно.
        - Ты погоняй своих лошадей и не вмешивайся в дамские разговоры! -одернула Кэти племянника.
        Пришлось Генри смириться.
        - Как я уже говорила, я хочу, чтобы мальчик остепенился, -продолжала старая дама. - Он находится под моей опекой с тех самых пор, как умерли его родители. Андре оказывает на него дурное влияние - таскает по игорным домам, на скачки.
        Генри бросил на тетку угрожающий взгляд, но она сделала вид, будто ничего не заметила.
        - Андре Годдар -сущий дьявол-искуситель, - прошептала Кэти. - Вы, конечно, слышали о его любовнице?
        - У него есть любовница? -удивилась Стефани.
        - Была.
        - Вот как?
        - Эта потаскушка Дафна Рейвел, -начала Кэти, прикрыв рот ладонью, - появилась в городе прошлой зимой. Охотилась на мужчин в поисках мужа и спала со всеми подряд. Андре поселил ее на Клифтон-стрит. Бедная Линни в это время была уже одной ногой в могиле.
        - Не может быть! -вскрикнула Стефани, вспомнив предложение Андре.
        - Конечно, эту проститутку не принимали ни в одном доме, все знали, что ее тетка -владелица борделя в Новом Орлеане. Не могу винить Андре в том, что он снова не пошел к алтарю - ведь у него целый выводок детишек, и это его главная забота.
        - Что было дальше? -поинтересовалась Стефани.
        - Дафне так и не удалось потащить Андре под венец, -мисс Бэнкс усмехнулась, - и тогда она сбежала с тенором из плавучего театра, помахав ручкой прежнему любовнику.
        Стефани хмыкнула.
        - О чем вы там сплетничаете? -спросил Генри, бросая на тетку сердитые взгляды.
        Женщины замолчали и чинно выпрямились.
        - Ты едешь, вот и езжай себе на здоровье. -Кэти похлопала племянника по плечу. - Я просто предупредила Стефани об Андре. - Пожилая дама подмигнула девушке. - Главное, не попасться в его сети.
        - Стараюсь.
        - Ведь сейчас она со мной, верно? -вмешался Генри.
        - Твоя правда. -Кэти погладила руку Стефани. - Вижу, вы умная девушка в отличие от бедной Эбби Раис.
        - Я подруга Эбби, -заметила Стефани.
        - Ну да, безусловно, -сказала Кэти. - Эбби - милая, добрая. Худого слова о ней не скажешь. Но весь город знает, что она безнадежно влюблена в этого прохвоста Андре. Если бедняжка не позаботится о себе, то умрет от неразделенной любви, пополнив ряды таких, как мисс Перси. Надеюсь, вам известно, что дух бедняжки обитает в Данлейте?
        Проницательность Кэти удивила Стефани. Она уже успела проникнуться чувством симпатии к этой прямолинейной очаровательной даме.
        - Сегодня Андре поехал с Эбби на пикник, -заметила Стефани. - Как знать, может, в один прекрасный день она станет его женой?
        - Тогда Юг снова восстанет, моя дорогая девочка, -захихикала Кэти. - Попомните мое слово!



        Глава 24

        Андре стоял с Эбби на старом испанском плацу, своем излюбленном месте, куда все прибывал и прибывал народ. Просторную когда-то площадь теперь затеняли огромные дубы, поросшие лишайником. К востоку от парка тянулись городские кварталы, а к западу - отвесный берег. Внизу плескались широкие воды реки, на пристани суетились рабочие, занятые погрузкой хлопка.
        В парк пришли сотни жителей Натчеза: дамы в шелках, атласе или муслине; мужчины в воскресных костюмах; нарядно одетые дети катали кто обруч, кто мячик. Отовсюду доносился смех, веселые голоса, пахло жареными цыплятами, вареной ветчиной и прочей снедью, выставленной на длинных столах.
        Неподалеку от нашей пары возница Уилли учил верховой езде на шотландском пони выстроившихся в очередь мальчиков и девочек, среди которых была и малышня Андре. За его выводком наблюдала Марта. Сара осталась дома с Лили.
        Но где же Стефани и Генри?
        - Андре, спасибо тебе, что вывез нас сюда, - поблагодарила Эбби, и ее губы тронула слабая улыбка.
        - Не стоит благодарности, дорогая. -Выведенный из задумчивости, Андре повернулся к Эбби. - Приятно видеть горожан, собравшихся вместе. Я так рад, что ты тоже пришла. Кстати, выглядишь замечательно.
        - Это все Стефани. Она настояла, чтобы я немного изменила внешность, -призналась девушка, поправляя шаль.
        - Стефани молодец, -пробормотал он.
        - Ты чем-то обеспокоен, Андре, Я что-то не так сказала?
        - Нет, все в порядке, -заверил он девушку, озираясь по сторонам. - Я просто пытаюсь понять, куда они с Генри запропастились.
        - Не беспокойся, скоро прибудут. С твоей стороны так любезно, что ты о ней беспокоишься. Ты очень добр к нам и ко всем остальным.
        - Моя дорогая, -Андре рассмеялся, - ты слишком высокого мнения обо мне. На самом деле я отъявленный негодяй.
        - Андре! -изумилась Эбби. - Не надо на себя наговаривать! Не желаю ничего подобного слышать. Не желаю!
        - Андре улыбнулся, польщенный. Эбби была такой же славной, как Линни. Весь этот год он совсем не уделял ей внимания, ни разу не подумал о ее будущем, о ее жизни, в то время, как Эбби его боготворила. Андре стало не по себе. А что, если Эбби действительно в него влюблена? Стефани и не подозревала, какую опасную игру затеяла, пытаясь сблизить их с Эбби.
        Андре вздохнул. Интуиция подсказывала ему, что Эбби не питает к нему романтических чувств. С другой стороны, если Стефани все же права, что будет для Эбби большим злом - брак с ней или отказ?
        - Посмотри! Вот и Стефани!
        Андре встрепенулся и сразу увидел Генри. Тот помогал Стефани и своей тетке выйти из коляски.
        - Присмотри за детьми, -произнес Андре, - я пойду поздороваюсь.
        - Разумеется, Андре. -Девушка обернулась и помахала рукой. - Кажется, к нам идут мистер Уистер и мистер Фортье.
        Не успел Андре сделать и шага, как нос к носу столкнулся с Элизабет Стэнтон. В платье из белого муслина в синий цветочек и такой же широкополой шляпке, она выглядела настоящей южной красоткой.
        - Андре, старый плут! Как я рада тебя видеть! -пропела она и схватила его за руку. - Пойди поздоровайся с моими сестрами. Дамы из Лиги искусств Магнолии с нетерпением ждут, когда ты сообщишь тему своего доклада на январском заседании общества.
        Андре не мог отказаться, и Элизабет увела его прочь…
        Кэти ни на минуту не закрывала рта, пока они пробирались через толпу. Стефани с благоговейным трепетом озиралась по сторонам.
        - Здесь когда-то стоял старый испанский форт, -пояснила Кэти. - А вот «Розали». - Она указала на особняк из красного кирпича с колоннами. - Во время войны там останавливался генерал Грант. Негодник! Дом был построен более пятидесяти лет назад Питером Литтлом. Питер женился на Лайзе Лоу, сироте, когда она была совсем еще молоденькой. Он хотел дать ей хорошее образование и отправил на Восток учиться. Бедный Питер не знал, что Лоренцо Доу уже зажег в сердце девочки огонь старой веры, и когда они начали совместную жизнь, ему пришлось построить домик для приходского священника, - она указала на флигелек с восточной стороны, - для размещения разъездных священников, которых принимала Элиза. Их обоих уже давно нет в живых.
        Слушая рассказ Кэти, Стефани сокрушенно качала головой.
        - Если вы меня простите, дамы, -сказал Генри, - я поставлю наши корзины на столы с угощением. Мне кажется, я приметил в толпе Руфуса Лернеда. Мне давно хотелось перекинуться с ним парой слов.
        - Можешь не спешить, дорогой племянник, - успокоила его Кэти, - мы со Стефани пройдемся.
        Кэти потащила девушку за собой. Кое-какие достопримечательности, вроде «Розали», были знакомы Стефани. Но больше всего ее изумляли люди. Дамы в платьях с пышными турнюрами, с перьями, веерами и драгоценностями; джентльмены в кружевных манишках и шелковых цилиндрах, с дорогими тростями; девочки в фартучках и панталончиках, отороченных кружевами; мальчики в штанишках до колен, курточках и соломенных шляпах. Открывшаяся ее глазам картина завораживала не меньше, чем рассказы Кэти. Стефани ощущала себя участницей подлинных исторических событий, о чем не могла и мечтать.
        - Так, с чего начнем? -размышляла Кэти вслух. - Взгляните-ка на красивого господина, что стоит на ступеньках. - Она указала в сторону бельведера на краю обрыва. - Это полковник Балфур, один из лучших офицеров времен войны. Он добрый приятель Уэверли. Завтра они устраивают прием в честь Джефферсона Дэвиса, он будет проезжать через наши края.
        - Правда? -изумилась Стефани.
        - Джеф Дэвис и Барина Хауэлл -у них был невероятный роман! - тараторила Кэти. - Мы, конечно же, тоже приглашены на прием. Вы должны присоединиться к нам и познакомиться с ними.
        - С удовольствием, -согласилась Стефани.
        Тут перед ними остановилась пожилая чета, и Кэти издала радостный возглас.
        - Мистер и миссис Дженкин, рада вас видеть! Разрешите представить вам мою новую приятельницу миссис Стефани Сарджент.
        - Как поживаете, дорогая? -Миссис Дженкин протянула девушке руку в перчатке.
        - Хорошо, спасибо. -Стефани ответила на рукопожатие, а потом пожала руку ее мужу.
        Кэти коснулась локтя Стефани и гордо объявила:
        - Миссис Сарджент -вдова из Атланты, недавно приехала в Натчез и живет в доме Годдаров в качестве компаньонки Эбби Раис.
        - Рада познакомиться, -кивнула миссис Дженкин. - Добро пожаловать в Натчез.
        - Спасибо.
        - Стефани -новая пассия моего Генри. Надеюсь, ее будут принимать повсюду и с должным почтением, - шепнула она пожилой паре, прикрыв рот рукой.
        - Конечно, же дорогая! - воскликнула миссис Дженкин.
        - Ну, нам пора, -сказала Кэти. - До встречи, господа.
        Они пошли дальше.
        - Кэти, вы меня поражаете, -возмутилась Стефани, покачав головой. - Пассия Генри, повсюду принимать… Ну и хватка же у вас!
        - Хватка? Что вы имеете в виду?
        - Вы своего не упустите.
        - Вы правы, дорогая. -Кэти ухмыльнулась. - Не упущу. Прибавьте-ка шаг, нам еще многое нужно посмотреть.
        Стефани поискала глазами Андре и Эбби и наконец увидела их. К ее разочарованию, Андре и Эбби стояли раздельно. Детишки резвились тут же неподалеку, ожидая очереди покататься на пони. Эбби находилась в компании Уистера и Фортье, а Андре флиртовал с ослепительной Элизабет Стэнтон и еще двумя молодыми особами - видимо, ее сестрами.
        - Вот проходимец! Вспомнив историю, поведанную Кэти, о любовнице Андре, Стефани почувствовала, как у нее закипает кровь. Праздник едва начался, а мошенник уже бросил свою спутницу. Стефани метнула в мужчину яростный взгляд, и он, словно почувствовав его, посмотрел в сторону девушки. Она торопливо отвела глаза.
        - Идемте, -Кэти ускорила шаг, - я хочу познакомить вас со своими дорогими друзьями Карпентерами. Они истинные столпы нашего общества. А рядом с ними Элисон Фостерс. У них такой миленький дом…
        Верная своему слову, Кэти представляла Стефани именитым семьям Натчеза, не забывая сообщить, что девушка - новая пассия Генри. Стефани приветствовали более чем радушно. У нее замирало сердце, когда Кэти называла имена, известные Стефани из истории: Дэвисы из Мелроуз, Болдуины из Данлейта, Бойды из Арлингтона, Маршаллы из Лэндсдауна.
        Генри присоединился к женщинам, лишь когда преподобный Дирборн пригласил всех на угощение.
        - Простите, дорогая, -сказал Генри, подходя к накрытому клеенчатой скатертью столу, - что я вас покинул. Мы с Руфусом заболтались, обсуждая заказы для его фабрики.
        - Не стоит извиняться. Ваша тетушка не давала мне скучать.
        Угощение состояло из жареного цыпленка, картофеля, салата и бисквитов. Стефани с досадой заметила, что Эбби удалилась со своими музыкантами в беседку на берегу обрыва, в то время как Андре расположился за дальним столиком в окружении не умолкавших ни на минуту красивых дам. Рядом Марта кормила детей. Покончив с едой, музыканты во главе с Эбби вышли настраивать инструменты, и вскоре зазвучало жалкое подобие квартета Брамса.
        - Господи, дайте мне мою нюхательную соль! - воскликнула Кэти, приложив руку ко лбу. - Клянусь, я грохнусь в обморок, если нам снова придется слушать этот ужасный квартет.
        - Успокойтесь, тетушка,- взмолился Генри.- Будьте снисходительны.
        - Но, Генри, эти горе-музыканты играют повсюду, куда бы мы ни пришли. Буквально преследуют нас. Простите, дорогая, -Кэти обратилась к Стефани, - я знаю, что Эбби - ваша подруга…
        - Я с вами согласна, квартет нуждается в помощи…
        - В помощи? Их всех нужно высечь, а инструменты сжечь. -Кэти перевела взгляд на Генри: - Племянник, когда я умру, посади их под замок, чтобы они, не дай Бог, не играли на моих похоронах. Иначе святой Петр решит, что это происки сатаны, и запрет передо мной ворота в рай. Тогда преисподней мне не миновать.



        Глава 25

        Вслед за угощением и концертом настал черед религиозных речей. Выступали священники разных конфессий, но цель у всех была одна - объединение общины. Несколько раз Стефани ловила на себе пристальные взгляды Андре. Он находился в обществе очаровательных южных красоток, в то время как Эбби довольствовалась компанией музыкантов.
        Когда проповеди подошли к концу, Стефани, извинившись, направилась к подруге.
        - Эбби, почему ты не с Андре?
        - А почему я должна быть с ним? - Эбби опустила глаза.
        - Вы же вместе приехали!
        - Разумеется, но я не могу надеть на него ошейник, -пробормотала она. -Кроме того, я была занята. Мы с джентльменами выступали. Что касается Андре, он всегда мил и любезен со всеми.
        - Эбби, он волочится за каждой юбкой! -Стефани закатила глаза.
        - Мне кажется, ты преувеличиваешь, -рассмеялась Эбби.
        Не успела Стефани возразить, как к ним подошел отец Дирборн.
        - Здравствуйте!
        - Преподобный, вы прочли чудесную проповедь, -сказала Стефани.
        - Спасибо, -поблагодарил Питер и с улыбкой обратился к Эбби: - Музыка была божественной.
        Стефани отвела взгляд, чтобы скрыть удивление.
        - Спасибо, Питер. -Эбби коснулась его рукава. - Я тоже с большим интересом прослушала ваши рассуждения о том, что смиренные унаследуют землю. На следующем заседании кружка нужно будет разобрать Нагорную проповедь.
        - Обязательно, - согласился он. - Признаться, это епископ Грин меня вдохновил…
        Стефани оставила их, не желая мешать религиозной дискуссии. Почему, недоумевала она, Эбби свободно чувствует себя в обществе Питера Дирборна и своих музыкантов, а при Андре робеет? Причина ясна: Эбби любит Андре по-настоящему. То же происходило и с самой Стефани.
        - Смиренные унаследуют землю, -пробормотала Стефани, - но Эбби никогда не завоюет Андре, если не изменит своего поведения. И если преподобный Дирборн считает, что музыканты из квартета божественно играют, то он чокнутый, как и его мать!
        Девушка уже собиралась вернуться к Кэти и Генри, когда кто-то схватил ее за руку и потащил в рощу. Это был Андре.
        - Вы разговариваете сама с собой? -с усмешкой спросил Андре. - Генри уже наскучил?
        - Вы! -воскликнула Стефани, пытаясь высвободить руку. - Немедленно отпустите меня!
        - Ни за что! Мы сейчас совершим прогулку.
        Ярдов через двадцать он наконец выпустил ее руку.
        - Что все это значит? -сердито спросила Стефани.
        - Я скучал по вас. -Его глаза светились нежностью. - В этом платье вы выглядите просто прелестно - настоящая леди.
        Справившись с охватившим ее волнением, Стефани подбоченилась и вызывающе сказала:
        - Как это мило с вашей стороны -заметить наконец, что я леди!
        - Почему вы сердитесь? -огорченно спросил Андре.
        - Почему? -Она расхохоталась. - Боюсь, у меня пальцев на руках не хватит перечислить все ваши прегрешения, сэр. Но начнем с вашей угрозы вызвать Генри на дуэль, если он не пригласит компаньонку.
        - Ну и? -Андре с улыбкой покачал головой. - Я сделал вам одолжение, Стефани. Вы не думаете о том, что о вас стали бы говорить, если бы вы прибыли с ним вдвоем? Впрочем, Генри - самый неинтересный мужчина среди моих знакомых…
        - Вовсе нет! Он очень любезен.
        - О да, он умеет произвести впечатление. «Мэ-э-эм, вы о-о-очень обворожительны». Но ведь он даже не знает, как занять даму, -съязвил Андре. - В нем нет ни обаяния, ни мужской силы, как, скажем, у меня…
        - Только избавьте меня от интимных подробностей.
        - Господи! Вы разозлились! -Он усмехнулся. - Да ведь я оказал вам услугу, настояв на присутствии Кэти. Или вы так не думаете?
        - Она прелесть. -Стефани улыбнулась.
        - Эта женщина знает об истории Натчеза больше, чем вся Миссисипи.
        - О да, и о вашей жизни тоже, -подхватила Стефани.
        - Что вы хотите сказать? -Андре прищурился.
        - Вы слишком быстро забыли милую Дафну, не так ли?
        - Я придушу ее! -возмутился Андре.
        - Кого? Дафну?
        - Нет! Кэти Бэнкс!
        - За то, что рассказала правду? Ведь это правда, не так ли?
        Андре ничего не ответил, лишь помрачнел.
        - Вы негодяй, -продолжала Стефани. - Решили теперь сделать меня своей любовницей. И много их у вас было?
        - Я не изменял своей жене! -сердито бросил Андре.
        - О да. Вы настоящий герой! Вы даже купили для своей любовницы домик на Клифтон-стрит. Весьма удобно навещать ее и заодно могилку жены.
        Когда Стефани осознала жестокость сказанного, было поздно. Андре побледнел, болезненная гримаса исказила его лицо.
        - Простите. -Девушка коснулась его руки.
        - Порой вы бываете несносной. -Андре с горечью рассмеялся.
        - Я не оправдываю ваших действий, Андре, но не должна была так говорить, это жестоко.
        Андре провел пальцем по ее подбородку. Девушка ахнула.
        - Больно? -спросил он. - Я имею в виду челюсть. Вы постоянно сжимаете зубы.
        Стефани с трудом сдержала улыбку.
        - Признаться, это дурная привычка. Мой дантист однажды мрачно пошутил: мол, если я не избавлюсь от нее, он установит у меня во рту специальное приспособление.
        - О Боже! -воскликнул Андре. - Похоже, это у вас серьезно.
        Стефани хмыкнула. Озадаченный Андре выглядел комично.
        Беспечный вид девушки воодушевил его, и он сказал:
        - Если вы будете время от времени со мной целоваться, то перестанете скрежетать зубами.
        - О! -вырвалось у Стефани. Перспектива целоваться с Андре не оставила ее равнодушной, однако она оттолкнула его. - Вы бессовестный мошенник!
        - Но что плохого я сделал? -воскликнул Андре.
        - Что сделали?
        - Стефани, прошу вас…
        Стефани зашагала прочь, озираясь по сторонам. Она растерялась, запутавшись среди деревьев, и не знала, как выйти на открытое пространство.
        - Вы приехали на пикник с Эбби, но бросили ее и бегаете за каждой юбкой, да еще и ко мне пристаете, -бросила она через плечо.
        - Стефани, я сгораю от желания овладеть вами с того момента, как вы появились в Натчезе, -произнес Андре.
        - Я заметила!
        Андре схватил ее за руку и привлек к себе.
        - Дорогая, я всегда к вашим услугам.
        - Убирайтесь к чертям! -Она вырвалась.
        - Стефани, не уходите! -крикнул Андре убегающей девушке.
        Стефани рванулась в заросли и неожиданно оказалась на краю обрыва. Ноги заскользили по глине. Внизу плескались воды Миссисипи.
        - Стефани! -Сильная рука прижала ее к груди, а затем к гладкой коре платана. Девушка подняла голову и утонула в глубине глаз Андре. Она утратила чувство реальности.
        Ощущала лишь его запах, тепло, слышала собственное прерывистое дыхание, шепот ветра в осенней листве и жалобную песню кардинала «Птица из семейства дубоносов».
        - Милая, нужно быть осторожной. Здесь опасно, -выдохнул наконец Андре.
        - Знаю, -прошептала Стефани. - Чертовски опасно.
        Андре поцеловал ее, и она ответила на поцелуй. Все произошло само собой. Как удалось этому мужчине разжечь пожар, с которым она не может справиться? Эта мысль приводила Стефани в бешенство. Она прильнула к нему, дрожа от желания. Не обрыв, а Андре был сейчас для нее главной опасностью.
        - Стефани, дорогая… -Его горячие губы скользили по ее шее. - Я так вас хочу!
        Наконец Стефани взяла себя в руки и оттолкнула Андре.
        - Нет!
        - Почему?
        - Из-за Эбби, -произнесла она печально. - Андре, она вас любит…
        - Неправда.
        - Проклятие! Она так радовалась, что вы пригласили ее на пикник.
        Он замолчал, терзаемый противоречивыми чувствами.
        - Весь город знает, что она вас любит. Кэти мне сказала. А вы бросили ее одну.
        - Стефани, -простонал Андре, - вы пытаетесь раздуть угли, в которых нет искры…
        - А вы ничего не пытаетесь.
        - Неужели я должен дать ей ложную надежду и разбить ее сердце?
        - А может, у вас получится?
        - Неужели вы думаете, что я смогу желать ее так же страстно, как вас?
        - Разве страсть -самое главное?
        - Он улыбнулся и обвел кончиком пальца ее набухший сосок, выделяющийся сквозь плотную ткань платья.
        - Вы меня возбуждаете, сводите с ума, -проговорил он с жаром.
        - Андре, это путь в никуда. Поверьте мне.
        - Черт! Чего вы от меня хотите?
        - Постарайтесь поухаживать за Эбби по-настоящему.
        - Вы надо мной смеетесь?
        - Нет, я серьезна как никогда.
        - А чувства Эбби вас не волнуют?
        - Именно о чувствах Эбби я и пекусь.
        - И все же хотите, чтобы я за ней ухаживал?
        - Да.
        - Предположим, я соглашусь. Что я получу взамен?
        - Я не стану вашей любовницей. -Девушка вспыхнула.
        - Очень хорошо. -Мужчина присвистнул и положил руки на плечи Стефани. - А теперь, дорогая, выслушайте мои условия. За каждую минуту, проведенную с Эбби, вы будете платить мне своим временем.
        - Своим временем? Где? В вашей постели?
        - Это уже мне решать.
        - Глупости!
        - И где, и когда, -добавил он твердо.
        - Нет, Андре! -в отчаянии простонала Стефани. - Вы ведете себя безрассудно. Я не могу согласиться, не зная, что меня ждет.
        - Единственное, что я могу обещать, -это не действовать силой.
        - Тогда забудем об этом.
        - Отлично. -Андре повернулся и пошел прочь.
        Стефани бросилась за ним и схватила за руку.
        - Подождите минутку.
        - Ну?
        - Вы не дали мне ни единого шанса! -с досадой воскликнула Стефани.
        - Наконец-то вы это поняли. -Он торжествующе улыбнулся. - И еще запомните, дорогая Стефани: я намерен одержать победу.
        - Я тоже! -выпалила девушка.
        - Вас ненадолго хватит, бедняжка, -произнес Андре.
        - Я бы на вашем месте не была столь категоричной.
        - Ну что, договорились?
        После минутного раздумья Стефани ответила:
        - Я согласна заключить сделку с дьяволом.
        - Рад, что вы поняли, с кем связались, - усмехнулся Андре. - Можем начать прямо завтра. Джон Уэверли пригласил нас на прием в Оберне в честь Джефферсона Дэвиса.
        - Знаю, -буркнула Стефани. - Кэти тоже предложила мне составить компанию ей и Генри.
        - Вот как? -В его глазах блеснули опасные огоньки.
        - Вот так.
        - Тогда я приглашу Эбби.
        - Отлично.
        - Но сначала вы станете моей. -Он смерил ее взглядом.
        - Что? -возмутилась девушка.
        - Плата вперед, Стефани.
        - А что, если я заплачу, а вы не сдержите обещания?
        - Придется поверить мне на слово.
        - Довериться дьяволу?
        - Другого выхода у вас нет. Итак, вы согласны?
        - Согласна.
        - Вы умеете кататься верхом?
        - Что вы имеете в виду?
        - Неплохо бы лунной ночью совершить прогулку на лошадях.
        - Как романтично!
        - До встречи в полночь в конюшне, -хмыкнул Андре.
        Стефани скрипнула зубами.
        - Стефани…-Он коснулся ее щеки.- Можете скрежетать своими прелестными зубками сколько угодно, все равно вам от меня никуда не деться сегодня.
        Его слова заставили Стефани снова покраснеть. А Андре повернулся и зашагал прочь…



        Глава 26

        Вам от меня никуда не деться сегодня…
        Эти слова преследовали Стефани весь день. Она не могла преодолеть чувство страха.
        В полночь Стефани незаметно выскользнула из дома. Неужели она с ним встретится? Поскольку амазонки и сапог у девушки не было, она надела расклешенную юбку, блузку с длинными рукавами и широкополую соломенную шляпку.
        Она казалась спокойной и ко всему готовой, но в душе у нее царил полный хаос. Ее угнетало чувство вины перед Эбби, но выбора у нее не было. Этот негодяй поставил ей жесткие условия.
        Проблема состояла в том, что свидание грозило обернуться для Стефани катастрофой. До сих пор она умела владеть своими эмоциями, но после первой же встречи с Андре Годдаром поняла, что не может справиться с влечением к нему, противостоять его мужской силе и обаянию. Он буквально сводил ее с ума.
        Этот прыжок во времени она совершила, чтобы стать свахой, но, похоже, станет невестой! Где-то она допустила ошибку. Надо постараться не подпускать Андре ближе чем на шаг и убедить его, что Эбби - наиболее подходящая для него пара. Впрочем, на этот счет у Стефани уже возникли сомнения. Вряд ли он способен сделать Эбби счастливой. Но может быть, Эбби обречена остаться несчастной? И все усилия Стефани изменить ее судьбу тщетны?
        Однако Стефани отмела эту мысль, как опасную. Цель миссии - сделать Эбби счастливой. А для этого она должна соединиться с Андре.
        Приблизившись к конюшне, Стефани заметила свет, сочившийся из окна. Толкнув тяжелую дверь, вошла внутрь.
        В щегольском английском костюме для верховой езды Андре был неотразим. Он занимался лошадьми, при виде которых у Стефани захватило дух. Одну лошадь он уже оседлал и теперь затягивал на ней подпругу. Это был гнедой жеребец чистых кровей со звездой во лбу, развевающейся черной гривой и таким же хвостом. Арабский скакун в яблоках с золотистой гривой ждал своей очереди.
        - Добрый вечер! -поздоровалась Стефани.
        - Добрый вечер! -Андре с улыбкой повернулся к девушке.
        - Лошади бесподобны.
        - Спасибо. -Андре погладил лоснящийся бок первого жеребца. - Это Принц Альберт. Я купил его во время последней поездки в Лондон. Его родословная уходит корнями в эпоху королевы Анны. Я регулярно выставляю его на скачках, и он всегда выигрывает кубок. Эти, - он указал на каурого рысака и серую ирландскую чистокровку в соседних стойлах, - тоже участвуют в состязаниях.
        - Надеюсь, сегодня ночью мы не станем устраивать скачки? -спросила Стефани, нервно откашлявшись.
        - Нет, ограничимся прогулкой при луне. Я подумал, что вам подойдет эта маленькая арабская кобыла. Ее зовут Императрица. - Андре указал на арабского скакуна. - Она довольно резвая, но послушная.
        Стефани подошла к животному, погладила его по лоснящейся голове. Лошадь вытянула морду и тихонько заржала.
        - Она довольно миролюбивая… и просто обалденная.
        Он вскинул бровь.
        - Обалденная? Никогда не слышал такого слова.

«А следовало бы, - подумала Стефани, - потому что о тебе можно сказать то же самое».
        - Я хотел надеть на нее дамское седло…
        - Не стоит! -сказала девушка.
        - Не хотите ли вы сказать, что будете кататься на не оседланной лошади?
        - Поставьте обычное седло. Мужское. Я редко езжу верхом и не хочу рисковать. Из женского я могу запросто вылететь в такой темноте и свалиться в реку.
        - Мы к реке не поедем, -сказал он.
        - Тогда в канаву.
        - Как пожелаете, мадам. -Андре сделал глубокий поклон. - Должен выразить вам свое восхищение. Далеко не все дамы готовы бросить вызов обществу и скакать на лошади, расставив ноги.
        - Я боюсь за свою шею.
        - Вам нравится скакать, расставив ноги, Стефани? -цинично спросил он, подойдя к ней вплотную.
        - Седлайте лошадь и поехали, -попросила Стефани.
        Ее нервы были на пределе.
        - Один момент. -Он коснулся ее руки. - Нам нужно кое-что обсудить.
        - Что?
        - Вы ничего не хотите сказать, прежде чем мы отправимся на прогулку?
        - О чем вы?
        - Кто вы и как попали в мой дом?
        Стефани рассмеялась.
        - Опять вы за старое? Я думала, эта тема закрыта.
        - Стефани, Стефани. -Андре покачал головой. - Может, расскажете о себе всю правду? Клянусь, это не сулит вам никаких неприятностей.
        - Надеетесь, что мое прошлое оправдает ваше непристойное поведение? -вскинулась Стефани.
        - Неужели я такой негодяй? -хмыкнул Андре.
        - Разумеется, негодяй.
        - Потому что хочу знать о вас правду? -спросил он с укором.
        - К тому, что я рассказала, мне нечего добавить. Во-первых, вы все равно не поверите, во-вторых, это не послужит вам оправданием.
        - Ну почему вы меня мучаете? -простонал Андре.
        - Если мое общество вас тяготит, буду счастлива избавить вас от него.
        - Ни за что!
        Андре оседлал кобылу, и через несколько минут они уже ехали шагом по обсаженной дубами улице в направлении Вудвилл-роуд. Как Андре и обещал, лошадь понравилась Стефани. С легкой поступью и покладистым характером, она была послушна и надежна. Стефани не могла не признать, что верховая езда на могучем скакуне бок о бок с превосходным кавалером доставляла ей удовольствие. И это ее беспокоило. Ночь придавала особое очарование их путешествию. Легкий ветерок, шорох листьев, запах земли и росы, лунный свет, пробивающийся сквозь облака, возбуждали.
        - Куда мы едем? -спросила Стефани.
        - Хочу показать вам плантацию Элгина.
        Девушка вспомнила, что в ее настоящем преподобный Карлсон как-то сказал, что плантация пользуется печальной славой места, посещаемого призраками.
        - Ее хозяева нас ждут?
        - Я друг семьи. Я слышал от Элизабет Стэнтон, что в настоящий момент молодые Дженкинсы в Европе.
        - Но кто-то же там есть. Нас не пристрелят за вторжение на территорию частной собственности?
        - Вас это очень волнует? -рассмеялся Андре.
        Некоторое время они ехали молча. Над головой проплывали поросшие лишайником корявые ветви деревьев, далеко вокруг разносился крик совы и стрекот цикад. На развилке они свернули вправо и проскакали по вьющейся среди холмов тропе около мили.
        На вершине холма Стефани увидела выросшее словно из-под земли строение и от неожиданности вздрогнула. Это был традиционный двухэтажный дом плантатора с тонкими колоннами, подпиравшими фронтон. Окаймленный высокими деревьями, силуэт дома с уходящими во тьму галереями четко вырисовывался на фоне посеребренных луной облаков. Он напомнил Стефани эпизод из «Унесенных ветром», когда Скарлетт обнаружила, что Тара по-прежнему стоит на месте.
        - Жутковато как-то, -пробормотала девушка.
        - Не бойтесь.
        Они направились к воротам. Увидев впереди мелькнувший огонек, Стефани охнула. По мере приближения неясная тень впереди приобрела очертания седовласого джентльмена в кресле-качалке. Он радушно махнул гостям рукой.
        Его появление было столь естественным, что Стефани не знала, как реагировать. Но видение исчезло так же внезапно, как появилось.
        - С вами все в порядке? -полюбопытствовал Андре.
        - Д-думаю, да, -заикаясь пробормотала Стефани, умолчав о привидении.
        Они въехали в ворота, у парадного крыльца остановились и спешились. Лошади раздували ноздри и били копытами, пока Андре привязывал их к стойке.
        Стефани подозрительно покосилась на дом. Скрип ставни заставил ее содрогнуться.
        - Зачем вы привезли меня сюда?
        - Показать сад Дженкинсов. -Андре взял ее за руку.
        - Сад?
        Он указал на открытое пространство по другую сторону дороги.
        - Доктор Дженкинс был заядлым огородником. В 55-м году он умер, и все вокруг пришло в запустение. Но сад стоит посмотреть.
        - Полагаю, нам не следовало приезжать сюда, -заметила Стефани, не в силах унять дрожь.
        - Почему? -Он обнял ее за плечи. - Ведь у нас есть разрешение самого хозяина.
        - Что вы имеете в виду? Вы же сказали, что Дженкинсы в Европе.
        - Джон-младший и Луиза, -ответил он. - А нас пригласил Джон-старший, его призрак приветствовал нас у входа.
        - Господи! -содрогнулась Стефани.
        - Вы видели его? -не унимался Андре. - О нем ходят легенды.
        - Видела, но думала, что вы… -У девушки перехватило дыхание.
        - Не бойтесь, я сумею вас защитить. -Андре взял Стефани за руку.
        Он вел ее вниз по склону холма через сад с беседками, густо заросший камелиями, гардениями и азалиями. Стефани не могла не отдать должное оригинальному замыслу человека, разбившего сад.
        - Эннис Дженкинс любила разводить цветы, -пояснил Андре, - а Джон увлекался выращиванием фруктов. - Там дальше, среди кедров, находятся лаборатория и оранжерея.
        За ними раскинулся вишневый сад.
        - Что случилось со старыми Дженкинсами? -спросила девушка.
        - Оба умерли от желтой лихорадки, эпидемия унесла в 55-м множество жизней. Но четверо детей остались в живых. Джон-младший женился на Луизе Винчестер. Они прожили шесть лет в счастливом браке.
        Из- за ползучих растений и вьюнов идти стало труднее. К тропе вплотную подступили розы. Взгляд Стефани выделил любимые виды -«Сувенир», «Эрмоса», «Румянец». Ночной воздух дрожал от густого аромата.
        - Здесь, должно быть, очень красиво, -промолвила она.
        - Одно время сады Дженкинса не уступали по красоте Тюильри в Париже.
        - Я всегда мечтала увидеть Тюильри, -обронила девушка.
        - Мы ездили с Линни в Париж во время медового месяца. Хотел бы и вас туда свозить. -Андре погладил девушку по щеке. Она напряженно застыла, хотя ей было приятно.
        - Поезжайте с Эбби.
        Положив руки Стефани на плечи, Андре повернул ее к себе.
        - Нет, Стефани. Эта ночь принадлежит нам двоим. Сегодня мы не будем вспоминать Эбби.
        - Как скажете, -согласилась девушка.
        - Нравится путешествие? -поинтересовался Андре, увлекая ее за собой. - Вы удивлены, что мы здесь?
        - Вы совершенно непредсказуемы, Андре.
        - Да, это так.
        - Интересно, в какой семье вы выросли?
        - В непредсказуемой.
        Стефани рассмеялась.
        - И любящей, -добавил он грустно. - Отцу нравилось всей семьей ездить в Европу. Неожиданно, без всяких сборов. Скажем, в Лондон, чтобы купить картину для одной из комнат, или в Мюнхен - за роялем, или в Венецию - за статуэтками. Однажды мы со старшим братом потерялись в Париже, пока наша матушка искала в Фобург-Сент-Антуане стулья. Полицейские нашли нас в Пале-Рояль. Мы играли с обезьянкой точильщика.
        - Очень на вас похоже, -рассмеялась девушка.
        - Разумеется, мы много путешествовали и по этой стране, общались со всеми известными семьями Натчеза. Хорошие были времена. Особенно перед войной. -Андре вздохнул. - Но прошлого не вернешь.
        - К сожалению, -согласилась Стефани.
        Они остановились у оранжереи, увитой плющом.
        - Джон Дженкинс произвел настоящую революцию, занимаясь скрещиванием разных плодов, -сообщил Андре. - Еще он хранил в подвалах груши в подвешенном состоянии на шнурках и выгодно продавал их на Север.
        - Потрясающе! -удивилась Стефани.
        - Но все рухнуло в одночасье, -закончил Андре.
        - Я знаю. Жизнь порой бывает слишком жестока.
        Андре повернул Стефани к себе, и она затаила дыхание.
        - Что случилось с вашим мужем? -спросил Андре.
        - Он погиб, -не подумав, ответила Стефани.
        - На какой войне? -нахмурился Андре. - Последняя война, насколько я помню, была франко-прусская, если не считать стычек с индейцами…
        - Да, -быстро проговорила она. - Мой муж был майор кавалерии, погиб на Западе, сражаясь с… э-э… Джеронимо.
        - Простите. Вы его очень любили?
        - Очень. Так любят раз в жизни.
        - Вы уверены? -Его лицо напряглось.
        - Чтобы говорить о такой любви, ее надо испытать.
        Андре отвел взгляд.
        - Простите. А вы вспоминаете о своей жене?
        - Да. У нас с вами есть кое-что общее. Вы потеряли мужа, я -жену, не так ли?
        - К несчастью.
        - Меня угнетает чувство вины. Я никогда не любил Линни. -Андре грустно улыбнулся. - Наши семьи очень хотели породниться. У моего отца были виноградники на юге Франции. Потом он приехал в Америку и обосновался в Джорджии. К тому времени он уже разбогател. Женился на девушке из семьи, владевшей огромными угодьями здесь, в Натчезе. Отец надеялся, что я пойду по его стопам. Мне было тогда всего двадцать два года. Я ничего не знал о жизни. Через несколько месяцев после свадьбы я понял, что с женой у нас нет ничего общего. Что мы совершенно разные люди и по характеру, и по взглядам на жизнь. Но было уже поздно. Линни ждала ребенка.
        - Простите.
        - Я сожалею, -вздохнул он, - что годы, проведенные вместе, не принесли нам счастья. Горько раскаиваюсь, что увлекся азартными играми и скачками… Знай я, что ее дни сочтены, я вел бы себя по-другому, уделял бы ей больше внимания.
        Растроганная его признанием, Стефани смахнула непрошеную слезу.
        - Но у вас есть дети. Это великое счастье.
        - Линни их очень любила.
        - Какая мать не любит своих детей?
        - Я знаю, вы с мужем очень хотели ребенка, но вы, во всяком случае, ценили то, что имели.
        - Когда я была в дурном настроении, Джим говорил: «По крайней мере мы есть друг у друга, Стеф».
        - Он называл вас Стеф? -Глаза Андре засветились нежностью.
        Девушка кивнула.
        - Стеф… -Он нахмурился. - Мне не очень нравится. Я звал бы вас Стефи.
        - А мне «Стефи» не очень нравится.
        - Почему? Звучит интимно и нежно.
        - Просто не могу себе представить, что ласкательным именем меня будет называть кто-то другой.
        - Вас не переспоришь, -рассмеялся он. - Это мне особенно нравится в вас, Стефани.
        - Не стоит чересчур увлекаться, -предупредила девушка.
        - Но мне нравится. Мне даже нравится ваша педантичность.
        - Педантичность? -изумилась она.
        - Только не говорите мне, мадам Сарджент, что вы не педантичны. Я заметил, как вы обходитесь с моими детьми, как расправились с несчастной мышкой. У вас все должно быть на своих местах. Дисциплина и порядок! Порядок и дисциплина! Никаких отклонений от расписания. Все по звонку или свистку. А мне в силу моей импульсивности хочется внести хаос в вашу распланированную жизнь.
        - Я выросла в семье, где в основе всего лежал порядок, -призналась девушка с виноватой улыбкой. - Мои родители были учителями.
        - Понятно. Непредсказуемых родственников не имелось.
        - Они были строгими, но добрыми, -продолжала она. - У нас в доме было много книг и нот. О незапланированных поездках в Европу не могло быть и речи. Правда, у нас и денег для этого не было.
        - Вы скучаете по семье? -Его глаза подернулись печалью.
        - Я больше скучаю по младшей сестре, -ответила девушка. - С ней мы очень близки. У родителей своя жизнь. Я немного отдалилась от них, когда выросла. Но по ним я, разумеется, тоже скучаю. «Увижу ли я их снова?» - мелькнула мысль.
        Андре и Стефани все дальше углублялись в сад, оставляя за спиной заросли малины, яблони, груши, абрикосы. У невысокого корявого дерева Андре остановился.
        - Смотри, Стефи, спелые вишни!
        - Странно, в такую пору года, -удивилась Стефани. - Мои любимые ягоды.
        Он сорвал вишню, сунул ей в рот.
        - Божественно, -сказала Стефани, раскусив ягоду. - А куда девать косточку?
        - Выплюньте мне в руку.
        - Вы шутите.
        Стефани выплюнула косточку на землю. Он положил ей в рот еще одну и, не дав опомниться, поцеловал. Теперь они вместе наслаждались пряным вкусом вишневого сока. Это вызвало у Стефани бурю неизведанных чувств.
        Волна восторга захлестнула ее. Наконец она оторвалась от Андре.
        - Не надо!
        Будто не слыша, Андре слизнул языком с ее подбородка капельки сока. Стефани застонала от удовольствия. Но когда его губы скользнули ниже, она воскликнула:
        - Нет!
        - Стефи, пожалуйста, не сопротивляйся, -взмолился он.
        Его бархатный голос сломил сопротивление Стефани. Она попыталась выскользнуть из его объятий, но он крепко держал ее, прижав ее бедра к своим. Расстегнул ей блузку, нашел губами соски, легонько сжал. Стефани бросило в жар.
        Андре опустил ее на колени рядом с собой, обхватил губами сосок. Стефани в экстазе запрокинула голову. Наверху проплывали посеребренные лунным светом облака. Его влажные губы творили поистине чудеса. Стефани жаждала его ласк. Этот мужчина доводил ее до безумия.
        Андре выпрямился и остановил на девушке долгий взгляд. Вдали запел пересмешник.
        - Стефи, люби меня. Я знаю, что ты хочешь меня так же сильно, как я тебя.
        - Это безумие, -выдохнула Стефани. - Мы не можем.
        - Почему?
        - Слишком много между нами преград.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Твои дети, обязательства, Эбби…
        - Твои воспоминания о покойном муже?-продолжил он.
        - И это тоже, -призналась Стефани едва слышно.
        Андре поцеловал девушке руку.
        - Стефи, пожалуйста, вместе мы можем облегчить твои страдания…
        - Прошу тебя, не говори так.
        - Подумай об этом, милая. Мы оба познали горечь потери. Ты поклялась, что никогда больше не полюбишь, я тоже не готов к повторному браку. Почему бы нам не проверить наши чувства?
        - Ты коварный искуситель. -Голос Стефани дрогнул. - На самом деле ты меня в грош не ставишь.
        - Это не так, дорогая. Я отношусь к тебе с большим уважением. Но нахожусь во власти твоего очарования.
        Андре снова прильнул губами к ее губам. Некоторое время они стояли, не в силах оторваться друг от друга.
        Наконец он зашептал ей на ухо, обдав горячим дыханием:
        - Стефи, шесть лет назад мой отец поехал кататься верхом. И не вернулся. Его нашли в лесу мертвым. Он упал с лошади. Моя мать от горя слегла и вскоре скончалась. Жизнь хрупка и скоротечна. Нельзя упускать шанс, который она нам предлагает.
        - Собирать розовые бутоны, как сказал поэт?
        - Дорогие, незабываемые бутоны. -Андре покрыл поцелуями ее грудь, сначала одну, потому другую. - Стефи, пожалуйста, люби меня.
        - Нет! -Стефани стоило немало усилий взять себя в руки.
        - Разве ты не хочешь меня?
        Дрожащими руками она принялась застегивать блузку.
        - Хочу. Так же как ты меня. Но честь и преданность ставлю выше плотских наслаждений и не разделяю твоих гедонистических взглядов на жизнь.
        - Ты несправедлива, считая меня негодяем. Разве я не предан своим детям?
        - Ты хороший отец, но не пропускаешь ни одной юбки.
        - Это преступление?
        - Если ты действительно озабочен судьбой детей, женись на Эбби, дай им мать.
        - Стефани, не надо об этом сейчас.
        - Пойми, -с досадой произнесла Стефани, - ты должен изменить свои взгляды на жизнь, переоценить свои ценности, поставить перед собой определенную цель.
        - Что ж, мадам Сарджент, раз уж вы настроены на философский лад, скажите, для чего мы живем?
        - Чтобы приносить пользу людям, -ответила девушка не задумываясь. - Помогать им…
        - В таком случае переспи со мной. Будет и польза, и помощь.
        - А не потакать своим прихотям, -будто не слыша, договорила Стефани дрогнувшим голосом.
        - Почему ты считаешь меня эгоистом?
        - Ты не желаешь замечать женщину, которая тебя любит, предана тебе и твоим детям.
        Но мне нужна ты, пойми наконец!
        Стефани хотела что-то сказать, но Андре закрыл ей рот поцелуем.
        Скача домой бок о бок с Андре, Стефани предалась размышлениям. За время ночной прогулки она не продвинулась ни на шаг к достижению своей цели. Андре слышать не хотел об Эбби.
        Он делал все, чтобы завоевать Стефани, и, надо сказать, преуспел в этом. Его чары не оставили молодую женщину равнодушной. С каждым днем он нравился Стефани все больше и больше. Она по достоинству оценила его человеческие качества. Он больше не казался ей легкомысленным прожигателем жизни.
        Особенно Стефани привлекал его образ жизни, чуждый ее собственному. Он радовался каждой минуте и не отказывал себе в земных усладах. Воспитанная в духе канонов протестантской церкви, она впервые познала истинное наслаждение, когда взглянула на жизнь глазами Андре.
        Над ней нависла опасность влюбиться в этого сердцееда.



        Глава 27

        В воскресенье вечером Стефани ехала в экипаже вместе с Робийяром и его теткой. Узкая дорога петляла между двух крутых склонов, увитых плющом.
        Платье Стефани из золотистого шелка и такая же шляпка как нельзя лучше гармонировали с палитрой осеннего дня. В этом же наряде она ходила утром в церковь с Андре, Эбби и детьми. К счастью, во время службы Андре вел себя сдержанно, лишь время от времени бросая на нее страстные взгляды.
        - Подумать только, прием в честь Дэвисов дают в Оберне, -заметила Кэти. - Ирония судьбы!
        - Почему? -поинтересовалась Стефани.
        - Потому что прежний хозяин Стивен Дункан ратовал за объединение Севера и Юга!
        - О, тетушка, вы никак не можете забыть о деле Росса. А ведь с тех пор уже прошло более тридцати лет, -с укором сказал Генри.
        - Если бы не предательство Айка Росса, Джона Кера и Стивена Дункана, вступивших в Общество американских колоний, войны могло и не быть! -заявила Кэти.
        Росс, Кер и Дункан не были аболиционистами, - возразил Генри. - В 1829 году, когда Айк Росс умер, оказалось, что средства от своей недвижимости он завещал на возвращение двух сотен рабов в Африку. Его дочь Маргарет и друзья Дункан и Кер не опротестовали завещание.
        Но оно вызвало широкий общественный резонанс, и Маргарет с друзьями пришлось преодолеть массу трудностей, чтобы исполнить волю отца, несмотря на положительное решение верховного суда. Множество кривотолков вызвала смерть Маргарет и Джона Кера. Их дело продолжил Стивен Дункан, который тайно вывозил рабов в Африку.
        Удивительная и очень печальная история, - промолвила Стефани.
        - На мой взгляд, -промолвила Кэти, - борьба была совершенно бессмысленной. Об этом свидетельствует результат. Негры свободны, а Юг в упадке.
        Стефани хотела возразить, но раздумала, услышав горечь в голосе Кэти. Идея рабства была глубоко враждебна девушке, но ей надлежало помнить, что она находится в другой эпохе, когда экономика строилась на принципиально иной основе. Старые раны, оставленные войной, еще долго не затянутся. Кэти Бэнкс потребуется время, чтобы осознать, что Юг идет верным путем.
        Вскоре словно из-под земли перед ними вырос Оберн, как немое свидетельство военных бедствий. Но ни облупившаяся краска, ни покрытые плесенью резные капители и вычурный фронтон не могли скрыть торжественной красоты красного кирпичного здания. Особняк возвышался на холме, сплошь усыпанном опавшей листвой. Во дворе сгрудились многочисленные коляски и экипажи. Стефани вспомнила, что видела особняк в своей настоящей жизни, но сейчас он выглядел грандиознее.
        - Какой великолепный дом! - Она не могла скрыть восхищения.
        - Дом многое потерял, с тех пор как Дункан принимал здесь Генри Клея и Эдварда Эверетта Хейла, - заметила Кэти. - Кстати, «Человек без родины» Хейла- от начала до конца вымысел. Автору не стоило использовать подлинное имя в романе. Настоящий Филипп Нолей был женат на одной из местных красоток, Фанни Линтот из Конкорда. Возможно, Нолей был авантюристом, но человеком без родины - никогда.
        Стефани с трудом сдержала смешок и украдкой взглянула на Генри. Он в ответ подмигнул.
        - Кто сейчас хозяин дома -Уэверли? - спросила Стефани.
        Фактически особняк все еще принадлежит Дунканам. Когда началась война, Дункан уехал на Север. Но он давно умер. Сын его бывает здесь наездами. Уэверли - хорошие арендаторы. Полковник Балфур сообщил мне вчера, что они сделали кое-какой ремонт в обмен на снижение ренты.
        Генри остановил коляску и помог дамам выйти. Поднимаясь по парадной лестнице, они услышала смех, голоса и звуки музыки. У дверей Стефани задержалась, залюбовавшись фонарями искусной работы и веерообразным окном над дверью.
        Их встретил улыбающийся дворецкий. В просторном холле с паркетом из кипарисового дерева внимание девушки привлекла поразительная винтовая лестница. Не имея видимой опоры, она спиралью уходила на второй этаж и казалась подвешенной в воздухе.
        Дворецкий проводил их в зал, заполненный нарядно одетыми жителями Натчеза, в основном пожилыми парами. Они чинно прохаживались, тихо переговариваясь между собой. Оглядевшись, Стефани заметила признаки обветшания: потертую обивку роскошных стульев, дыры на ковре, разводы пятен на потолочной побелке.
        За сверкающим золоченым роялем сидел чернокожий мужчина, наигрывая сентиментальную мелодию «Серебряные нити на золотом».
        В конце комнаты она заметила Дэвисов: седовласый мужчина, бывший президент Конфедерации, на голову выше остальных; рядом с ним - тоже высокая, очень статная женщина, несколько располневшая с годами. Их окружала толпа почитателей. У Стефани захватило дух.
        - Извините, дамы, я принесу пунш, -вполголоса произнес Генри.
        Стефани обвела взглядом комнату и у окна увидела Андре и Эбби. В черном платье с накинутой бежевой шалью Эбби беседовала с Питером Дирборном. Андре, уперев руки в бока, откровенно скучал. Поймав взгляд Стефани, он улыбнулся и раскланялся. В его глазах зажегся лукавый огонек. Стефани отвернулась.
        - Идемте, дорогая. -Кэти легонько шлепнула Стефани веером по руке. - Вам нужно со многими познакомиться. Ко времени объявления вашей с Генри помолвки вас уже будут принимать во всех нужных домах.
        - О, Кэти, вы настоящая плутовка! -шутливо возмутилась Стефани. - Вы едва меня знаете, не говоря уже о том, что Генри ко мне равнодушен.
        - Я вас знаю, моя дорогая девочка, -возразила Кэти. - А Генри не перестает о вас говорить. Вы не представляете, - призналась женщина, прикрыв рот ладонью, - как я счастлива, что Генри всерьез заинтересовался женщиной, тем более такой, как вы. Я люблю его, хотя он, правда, скучноват и, кроме своего хлопка, знать ничего не хочет. Ему нужно расслабиться и повеселиться.

«То же самое говорит Андре Годдар», - подумала Стефани.
        Кэти обошла с девушкой зал, представляя ее сливкам городского общества. Обворожительные сестры Стэнтон тоже были здесь. Девушка познакомилась с прелестными дочерьми покойного Холлера Натта, овеянного славой, и, конечно, с хозяевами, Энн и Джоном Уэверли.
        Улучив момент, Кэти представила Стефани чете Дэвис.
        - Президент Дэвис, какая честь! -с жаром произнесла Кэти. - Дорогая Барина, вы выглядите выше всяких похвал. Как обычно.
        - Мисс Бэнкс! Рад вас видеть, -ответил Дэвис, пожимая руку старой леди. - Как давно это было.
        - Очень давно, -подхватила Барина, обмениваясь с Кэти рукопожатием.
        - Президент и миссис Дэвис, -Кэти указала на Стефани, - разрешите представить вам дорогого друга моего Генри миссис Стефани Сарджент. Она недавно поселилась в семье Андре Годдара.
        Здороваясь с президентской четой, девушка не могла не заметить, каким изможденным и морщинистым было лицо мужчины и какими печальными - глаза женщины. Их облик выражал одновременно горечь поражения и непоколебимое достоинство. Круглое лицо Варины еще хранило признаки былой миловидности. Ее черное платье украшали красные камелии - вероятно, из оранжереи, поскольку сезон этих цветов давно миновал. Прикрепленные к корсажу, они символизировали несгибаемость духа. В присутствии бывшего главы старого Юга Стефани не могла не ощутить прилива благоговейного трепета и восторга. Интересно, что сказали бы по этому поводу те, кого она оставила в настоящем?
        Джон Уэверли отвел Дэвиса в сторону, а Стефани и Кэти остались с Вариной.
        - Я слышала, вы с президентом вернулись на Миссисипи и он собирается писать мемуары, -сказала Кэти.
        - Да, нам посчастливилось остановиться у нашей старой приятельницы миссис Сэмюэль Дорси, в Бовуаре, дальше вниз по реке, -ответила Барина. - Сара Энн устроила нам грандиозный прием.
        - Я нахожу это справедливым. Ее отчим, наш Чарлз Далгрен, устроил Джефферсону во время войны настоящий ад.
        - Что вам известно о мистере Далгрене? -полюбопытствовала Барина. - Он и Сара Энн давно отдалились друг от друга. Он так и не простил ей ее брак с судьей Дорси.
        - Я только слышала, что мистер Далгрен уехал из Натчеза куда-то на восток, -заметила Кэти. - Пусть живет среди янки.
        - Как давно вы в Натчезе, миссис Сарджент? -спросила Барина, повернувшись к Стефани.
        - Совсем недавно.
        - Вам здесь понравится, -произнесла женщина, и лицо ее приняло печальное выражение. - Натчез - особое место для меня и мистера Дэвиса. Мы поженились здесь в доме моих родителей, Брайаров.
        - Да, Кэти говорила, что ваш роман с президентом -одно из ярчайших событий местной истории.
        - Я познакомилась с мистером Дэвисом в Даймонд-Плейс, это вверх по течению реки. Никогда не забуду то Рождество. Впервые я увидела его, когда он скакал верхом. Как великолепно он держался в седле! Ах, какие это были дни…
        - Пока Кэти задавала Барине вопросы, Стефани с любопытством разглядывала присутствующих. Андре и Эбби нигде не было видно. Наконец она заприметила Андре на террасе за домом. Он курил сигару в компании с Джоном Уэверли, ДжефферсоноМ Дэвисом и другими джентльменами. Немного погодя мужчины направились к флигелю во дворе.
        - Раздосадованная, Стефани поискала глазами Эбби. Девушка стояла У мраморного камина с мистером Трамблом. Тот откровенно заигрывал с Эбби, громко смеялся и залихватски подкручивал ус.
        - Но Эбнер Трамбл девушку явно не интересовал! С несчастным видом она озиралась по сторонам.
        Ну и проходимец этот Андре!
        - Ах вот вы где!
        Перед Стефани стоял Генри, протягивая ей кружку с пуншем.
        - Благодарю вас.
        Кэти тоже взяла пунш и спросила:
        - Вам нравится здесь?
        - Очень, -ответила Стефани.
        - Еще бы! -согласился Генри.
        - Не помню, когда мне было так хорошо,-заявила Кэти. - Я настоятельно требую, чтобы вы почаще выезжали в свет. И. не спорьте со мной. Близится театральный сезон. Приезжает великолепная труппа из Нового Орлеана. В среду вечером они дают
«Травиату». Весь город только об этом и говорит.
        - У нас театральный абонемент на весь год, Стефани, и вы должны к нам присоединиться. А в субботу состоится ежегодный осенний бал в отеле «Джефферсон», после которого мы с Генри даем обед.
        Для друзей Андре и Генри…
        Пока Кэти весело щебетала, строя планы на будущее, Стефани слушала ее и молча кивала. На душе у нее кошки скребли. Она снова поискала глазами Эбби. Девушка стояла одна, всеми забытая. Не получилась из Стефани сваха. Но сегодня она устроит этому Годдару головомойку!



        Глава 28

        Дома Стефани нашла Эбби на террасе второго этажа. Девушка сидела с раскрытой Библией на коленях, остановив взгляд на засушенной розе. Живое воплощение неподдельной печали.
        Интересно, кто подарил ей этот поблекший цветок? Уж не Андре ли? Он любил интриговать женщин. Не по этой ли причине Эбби выглядит такой потерянной? Должно быть, он сильно ее разочаровал вчера.
        Стефани была готова разорвать негодяя на части. Ее мучили угрызения совести. Ей очень нравилась Эбби Раис, и она во что бы то ни стало хотела помочь бедняжке, но та все еще оставалась для нее тайной за семью печатями. О чем Эбби думала? Подруга говорила загадками и своих чувств не открывала. В такие моменты Стефани всегда вспоминала исполненную боли мольбу духа Эбби: «Он никогда не любил меня… Но что с этим поделаешь?»
        Сможет ли Стефани разгадать эту загадку? Ангелом-хранителем она себя пока не чувствовала.
        Пока Стефани боролась с сомнениями, Эбби вскинула голову и, быстро сунув розу в книгу, захлопнула ее.
        - О, Стефани, я тебя не заметила.
        - Не испугалась, надеюсь?
        - Что ты! Я готовлюсь к заседанию нашего кружка во вторник вечером. Питер попросил меня возглавить обсуждение. Присоединяйся. Пока дети спят, можно расслабиться.
        Стефани села в кресло-качалку.
        - Как ты провела время с Андре?
        - Мило, -пролепетала подруга. - Было приятно увидеть Дэвисов и узнать, что у них все хорошо и их радушно принимает дорогая Сара Энн Дорси.
        - А как вел себя Андре?
        - Как всегда, он настоящий кавалер. -Эбби покраснела.
        - Но почему он оставил тебя одну?
        - Чтобы поговорить с бывшим президентом Конфедерации, -ответила Эбби. - Андре просто обязан был воздать ему должное. Бедный президент всю свою жизнь посвятил делу, вел себя мужественно, а его с самого начала войны безжалостно чернили.
        - Ты постоянно находишь Андре оправдания.
        - В среду он пригласил меня в театр, -обронила Эбби.
        - Вот как? -усмехнулась Стефани. - Ты рада?
        - Конечно, почему бы нет? -Эбби потупилась.
        - Тебе действительно хочется пойти с Андре в театр?
        - Разве я тебе не говорила, что все считают нас женихом и невестой? -Эбби нервно рассмеялась.
        - Да, но хочешь ли ты этого?
        - Думаю, все к тому идет. Мой долг -стать его женой и растить детей.
        - Ясно.
        Ответы Эбби не рассеяли сомнений Стефани. Но заставить подругу сказать правду при ее скрытном характере было нелегкой задачей.
        - Ты не пойдешь в театр со мной и Андре? -спросила Эбби.
        - Спасибо. Меня пригласил Генри.
        - У вас роман? -полюбопытствовала Эбби.
        - Вообще-то я принимаю его приглашения прежде все го из-за Кэти. Она такая милая старушенция и неподражаемая рассказчица. Знает историю Натчеза как никто.
        - Однажды, когда они с Генри у нас обедали, она развлекала всех историями о грабителях и убийцах, промышлявших на местной дороге. -Эбби перекрестилась. - Клянусь, в ту ночь я не сомкнула глаз. Кстати, не так уж плохо породниться с этой семьей.
        - По-моему, Генри совсем не жаждет жениться. Это все тетке неймется. Не понимаю, почему Кэти так ко мне привязалась.
        - Не понимаешь? -искренне изумилась Эбби. - Ты душка, Стефани, вот почему.
        - Ладно, хватит обо мне. -Стефани спрятала улыбку. - Давай о тебе. Что ты наденешь в среду, чтобы сразить Андре наповал?
        - Стефани, перестань! -Девушка покраснела.
        Стефани погрозила подруге пальцем.
        - На сей раз я не позволю тебе надеть черное, скорее сожгу все твои тряпки!
        Эбби расхохоталась. «Слава Богу, вывела ее из мрачного настроения», - подумала Стефани.
        Стефани расстелила на лужайке одеяло и расположилась на нем с детьми. Эбби не было. В этот день квартет играл на приеме у Фостеров.
        Стефани читала детям рассказ «Рип ван Винкль». Эми, Гвен и Бо слушали как завороженные, даже Помпон, казалось, не пропускал ни единого слова. На скамейке с малышкой на руках сидела Марта.
        - А он и вправду проспал двадцать лет? -спросила Гвен, когда Стефани закончила чтение.
        - Конечно, именно так это себе представил Вашингтон Ирвинг.
        - А я тоже мог бы проспать двадцать лет, -заявил Бо. Он вскочил на ноги, подобрав палку, бросил в Помпона, и они вместе умчались в заросли.
        - Она вас любит, -обратилась Гвен к Стефани, глядя на Эми. - Все время садится к вам на колени.
        - Ты меня любишь, крошка? -улыбнулась Стефани малышке.
        - Да! -робко ответила Эми.
        - Ей нужна мама, -задумчиво произнесла Гвен.
        - У вас есть Эбби, -сказала Стефани.
        - У нас была настоящая мама, -промолвила Гвен, поджав губки, - но она умерла. И никто не может ее заменить.
        - Конечно, милая. Маму нельзя забыть.
        - Но Эми еще маленькая. Может, она маму не помнит, и ей нужна новая.
        - Не волнуйся, помнит.
        - Вы и впрямь так считаете, мадам? -Личико девочки просветлело.
        Стефани кивнула. Гвен вскочила.
        - Вы мне тоже нравитесь. -С этими словами Гвен наклонилась, поцеловала Стефани в щеку и, не успела та опомниться, вприпрыжку унеслась прочь.
        Признание Гвен явилось для Стефани настоящим откровением. Ребенок постепенно оттаивал, и эта маленькая победа была Стефани особенно дорога. Но в то же время ее тревожила. Она прибыла в этот мир, чтобы помочь Эбби соединиться с Андре Годдаром. Однако каждый прожитый день сближал с Андре и его детьми не Эбби, а Стефани.
        Правда, и Эбби ничего не делала, чтобы укрепить свои позиции. Она была милой и обходительной, но при Андре по-прежнему тушевалась, а с детьми не всегда ладила, нервничала и оставалась им чужой. Возложила все свои обязанности на Стефани, а сама вязала, читала Библию и репетировала с квартетом.
        Стефани тяжело вздохнула. Почему ее старания не приносят ощутимых результатов?
        - Мадам Сарджент, -мужской голос вернул Стефани к действительности, - вы, похоже, производите впечатление на мое потомство.
        Из- за развесистого дуба появился Андре в коричневом длиннополом сюртуке, песочного, цвета брюках и черной широкополой шляпе.
        - И давно вы там стоите?
        - Достаточно давно, чтобы узнать, что Гвен вас любит. -Он бросил шляпу на одеяло, подхватил на руки Эми и чмокнул ее в щеку. Девочка залилась смехом и обвила ручонками шею отца.
        - Я собиралась вести детей домой, -сказала Стефани, поднимаясь.
        Андре поставил Эми на землю и повернулся к Марте. Сара помахала ручкой и захотела, чтобы ее тоже опустили на землю, после чего шагнула к отцу, шлепнулась и захихикала. Андре взял ее на руки, расцеловал.
        - Моя ты киска, мы оглянуться не успеем, как ты научишься ходить, -произнес он, передавая малышку няньке. - Марта, дорогая, пожалуйста, отведите детей в дом.
        Мадам Сарджент придет через минуту.
        - Слушаюсь, сэр.
        - Оставшись наедине с Андре, Стефани заметила его пристальный взгляд.
        - Я должна помочь Марте… -начала было она.
        - Марта подождет, -сказал Андре, - мне нужно с тобой переговорить.
        - О чем?
        - Господи, как ты хороша! -Он поцеловал девушку в щеку.
        - Андре, не надо, -с укором произнесла Стефани.
        - Давай пройдемся до конюшни. -Он подобрал с одеяла шляпу и взял Стефани за руку.
        - До конюшни? Хочешь опять увезти меня?
        - Идем. -Андре потащил девушку за собой. Она едва за ним поспевала.
        - Надеюсь, ты не сделаешь этого силой, -усмехнулась Стефани. - У меня есть право выбора?
        - Выбора у тебя нет. Хочешь ты этого или не хочешь, но тебе придется проводить время со мной.
        - Андре, это невозможно, -простонала она.
        - Почему?
        - «Потому что, к своему несчастью, я влюбилась в тебя», - подумала Стефани с замиранием сердца.
        - Невозможно, и все.
        - Но ты встречаешься с Генри, - заметил он с раздражением.
        - Это совсем другое.
        - Почему?
        - Потому что он не хочет…
        - Не хочет чего? - встрепенулся Андре.
        - Соблазнить меня. - Девушка покраснела.
        - Стефани, - рассмеялся он, - ты либо наивная, либо дурочка.
        - Тебе в силу своей испорченности трудно поверить, что Генри - джентльмен? - язвительно спросила она и стиснула зубы.
        - С виду Генри и вправду джентльмен, - не унимался Андре, - но я бы не советовал тебе оставаться с ним наедине.
        - А я ему доверяю.
        - Вчера вы славно повеселились?
        - Я отлично провела время.
        - Если бы не Кэти Бэнкс, - нахмурился Андре, - я бы давно положил конец вашим отношениям.
        - Еще чего! - взвилась Стефани.
        - Посмотрим, может, сегодня ночью я сумею выбить неподражаемого мистера Робийяра из твоей прелестной головки, - усмехнулся Андре.
        - Что ты имеешь в виду? -Стефани резко остановилась.
        Андре затащил ее в конюшню и толкнул дверь чулана.
        Там стоял поцарапанный сундук. Откинув крышку, Андре извлек из него ворох одежды и сунул девушке в руки.
        - Что это? - Стефани удивленно уставилась на пару темных брюк с подтяжками, кепи и рубашку.
        - Твой наряд.
        - Мой?
        Андре присел на край сундука.
        - Когда-то он принадлежал одному из наших конюхов, но он уехал искать счастья в Новом Орлеане. Поскольку у вас с ним примерно один размер, я отдал одежду в стирку и приготовил ее для тебя.
        - Зачем? Зачем ты притащил меня сюда? Зачем весь этот маскарад?
        - Сегодня ночью нас ждет новое приключение. - Андре с трудом сдерживал улыбку, в глазах плясали озорные огоньки.
        - И не думай!
        - Тогда я не пойду с Эбби в театр.
        - Ты… негодяй!
        - Мы заключили сделку, Стефани. За каждый момент, проведенный с Эбби, ты расплачиваешься собственным временем. Предоплата обязательна. И никаких правил.
        - Никаких правил?
        - Только одно, - многозначительно произнес он.
        Она швырнула одежду в сундук.
        - Ты невыносим!
        - Если хочешь, чтобы я с тобой сотрудничал, - подчиняйся.
        - Может, мне лучше сдаться? Вчера ты снова бросил Эбби одну.
        - Я бросил ее? - изумился Андре. - Она то болтала с Питером Дирборном о молитвенном кружке, то договаривалась со своими музыкантами насчет репетиции, а на меня не обращала ни малейшего внимания.
        - Ты обиделся?
        - Разумеется.
        - Я знаю, она влюблена в тебя, Андре, - сказала Стефани. - Но когда ты рядом, робеет и нервничает. Сделай так, чтобы она расслабилась…
        - Но как? Может, поцеловать ее? - Андре приблизился к девушке.
        Стефани отодвинулась.
        - Пожалуйста, не надо…
        - Да или нет? - повторил он тихо, нежно коснувшись губами ее губ.
        Этот мимолетный поцелуй обезоружил Стефани, сделал ее уязвимой. Она беспомощно застонала.
        - Проклятие! Андре, тебе следует обольщать Эбби, а не меня. Лучше бы ты не бросал ее…
        - Я должен был воздать должное Джефферсону Дэвису. Мы пошли покурить в старую бильярдную Стивена Дункана. Что же в этом плохого?
        - Ничего. Даже Эбби сказала, что ты поступил правильно.
        - В чем тогда дело?
        - Почему бы тебе не попытаться применить свои чары к Эбби, а не ко мне?
        Он обнял Стефани за талию.
        - В отличие от тебя Эбби не возбуждает меня, не сопротивляется. -Он пожал плечами. - Может быть, в театре у меня получится лучше, если ты встретишься сегодня со мной ночью, любовь моя.
        - Ты неисправим, Андре. Она и вправду любит тебя.
        - Я тоже ее люблю! - взорвался Андре. - Но я не хочу причинять ей боль. Ты придумала эту бессмысленную игру. Если все закончится для Эбби плачевно, ты одна будешь во всем виновата.
        - Ну вот! - Стефани всплеснула руками. - В этом ты весь. Хочешь поставить все с ног на голову и обвинить меня!
        Андре ничего не сказал, достал одежду из сундука и отдал Стефани.
        - Не забудь заколоть шпильками свои роскошные волосы… - он навернул на палец выбившуюся прядку, - и надеть кепку.
        - Зачем? Зачем тебе понадобилось, чтобы я оделась как мальчик?
        - Стефани, дорогая! -Андре рассмеялся, запрокинув голову. - Мы поедем в такое место, где женщинам появляться не стоит.
        Разбираемая любопытством, Стефани попыталась выудить у него подробности, но Андре не сказал больше ни слова.



        Глава 29

        В ту ночь Стефани снова незаметно вышла из дома. В одежде мальчика, с убранными под кепку волосами, она чувствовала себя не в своей тарелке. И испытывала угрызения совести, поскольку обручальное кольцо пришлось оставить дома.
        Что еще придумал Андре?
        В этот раз он назначил девушке свидание у дуба возле конюшни, куда она и направилась. Вскоре она заметила яркий луч лампы. Подойдя ближе, увидела, что лампа установлена на передней панели двуколки, в которую был запряжен гнедой рысак. Рядом стоял Андре. На нем был тот же костюм, что и накануне.
        - Добрый вечер, дорогая, -поздоровался он хрипловато. - Выглядишь потрясающе!
        - Опять отправимся на прогулку? -полюбопытствовала она, указывая на двуколку.
        - Только вначале.
        - Но на этом узком сиденье мы вдвоем не поместимся.
        - Поместимся!
        Стефани не успела и глазом моргнуть, как Андре подхватил ее под мышки и усадил на узкую скамью, затем обошел коляску с другой стороны и втиснулся рядом. Как ни странно, места хватило для обоих.
        - Куда едем? -поинтересовалась Стефани.
        Вместо ответа Андре слегка тронул кнутом спину рысака, и коляска понеслась вперед. У Стефани захватило дух. Опасаясь, как бы не сдуло ветром кепку, она порывисто поднесла руку к головному убору, а потом вцепилась в рукав Андре и непроизвольно расхохоталась. Но настоящее весе-лье началось позже, когда они выехали на дорогу. Как только коляска налетела на первый ухаб, Стефани была вынуждена обхватить Андре за талию.
        Находиться в такой близости от Андре было заманчиво и опасно. Размеренный бег рысака приятно щекотал нервы и вызывал душевный подъем. Раньше девушке не доводилось испытывать ничего подобного, и ее охватил восторг. Мимо проплывали спящие дома и поросшие мхом деревья. Дорога петляла среди холмов. Вскоре они выехали на отвесный берег, залитый серебристым лунным светом. Миновав старый плац для парадов, коляска вкатила в тихий район викторианских домов. Впервые Стефани расслабилась, утратила бдительность и наслаждалась происходящим. Ветер холодил разгоряченное лицо и будоражил нервы.
        - Только не вздумай ехать на кладбище! -воскликнула Стефани, когда они покинули городские кварталы. - Я прошлой ночью натерпелась достаточно страха.
        - Нет, глупышка. Скоро будем на месте.
        Действительно, несколько минут спустя Андре остановил двуколку у какой-то лачуги. Рысак бил землю копытом и громко храпел. Стефани вопросительно посмотрела на своего кавалера.
        В следующее мгновение на крыльцо с низко нависающей крышей вышел темнокожий мужчина в рабочей одежде с фонарем в руках.
        - Добрый вечер, мистер Годдар, -поздоровался он с Андре.
        - Добрый вечер, Джордж. -Передав вожжи мужчине, Андре легко соскочил с коляски и помог выйти Стефани. - Не спускай с рысака глаз, Джордж. Встретимся в условленном месте, как договаривались.
        - Слушаюсь, сэр.
        - Все остальное готово? -спросил Андре, сунув мужчине золотую монету.
        - Да, сэр. Все как вы просили. -Положив монетку в карман, он протянул Годдару фонарь. - Благодарю! Желаю хорошо провести время.
        - До встречи.
        Стефани обернулась. Старик стоял, держа лошадь за поводья.
        - Может, объяснишь, что происходит? -обратилась Стефани к своему спутнику.
        - Все в свое время, -последовал ответ.
        Посмеиваясь, Андре повел ее за дом. Вскоре, к удивлению Стефани, они вышли на берег тихой заводи, закрытой с одной стороны деревьями. Над водой стелился туман, лунный свет играл в осенней листве. При виде открывшейся ей картины Стефани непроизвольно ахнула.
        - Мадам, карета подана. -Андре указал на привязанную к столбу лодку. - Хочу показать тебе наши заводи ночью, - пояснил он. - Они и впрямь восхитительны.
        Стефани не стала перечить. Пейзаж завораживал. К тому же она полагала, что в лодке у Андре не будет шанса приставать к ней. Он усадил Стефани, передал ей фонарь, а сам взялся за весла.
        Лодка плавно заскользила по водной глади. На берегу высились могучие дубы и вязы, переплетаясь вверху ветвями, с которых свешивались седые бороды лишайника. Над головой сквозь тучи пробивался серебристый лунный свет. В ночной тишине звенели цикады, время от времени подавала голос какая-то болотная птица. Ночь жила своей таинственной жизнью. Воздух был напоен ароматами земли, прелой листвы и воды. Внезапный хохот совы испугал девушку. Большая птица темной тенью сорвалась с ближайшего дерева и пролетела у них над головами. Андре хмыкнул, растерянная Стефани повернула к нему голову.
        - Ты прав, здесь очень красиво, -пробормотала она.
        - Как вам наш маленький Городок-на-Холме, мадам Сарджент?
        - Меня больше всего восхищают люди, нашедшие в себе силы после войны подняться. Джефферсон Дэвис и Барина Хауэлл Дэвис произвели на меня неизгладимое впечатление. В них столько достоинства и несгибаемой воли.
        Андре помрачнел.
        - Я что-то не так сказала?
        - Нет, просто мысли о войне вызывают у меня чувство вины. Прием в Оберне всколыхнул неприятные воспоминания.
        - Чувство вины? В каком смысле?
        - Я был предан Югу, но никогда не оправдывал рабства.
        - Рада это слышать, Андре, -пробормотала Стефани. - Я тоже.
        - Старый Джордж, которого мы только что встретили, -бывший раб моих родителей.
        - Правда?
        - У моего отца в Видалии была когда-то огромная плантация. После войны он часть земли продал, а часть раздал бывшим рабам. Я очень горжусь, что отец не стал навязывать неграм участь издольщиков, и стараюсь им помогать.
        Стефани была тронута до глубины души.
        - Ты замечательный человек в отличие от большинства твоих современников.
        - Ну, я далеко не благородный рыцарь. -Андре рассмеялся. - Дело в том, что мои родители оставили мне приличное состояние. Отец, слава Богу, никогда не доверял валюте Конфедерации. Кроме того, я никогда щедро не жертвовал на благо нашего дела, как остальные. И вообще никогда не был активным борцом.
        - Сколько тебе было лет, когда все это началось?
        - Когда Миссисипи отделилась, мне было двенадцать. Я мечтал пойти в армию…
        - В двенадцать лет?
        - Я мог стать барабанщиком или горнистом, -ответил он серьезно. - Черт, я был готов на любую работу: ухаживать за лошадьми, собирать хворост, рыть траншеи, - но мои родители категорически воспротивились.
        - И слава Богу! Не знаю, чем бы все это кончилось. Наверное, ваша семья и так пострадала.
        - Как только началась война, -продолжал Андре, - отец отправил обеих моих старших сестер к родственникам в Сан-Франциско. К счастью, они потом вышли там замуж. Отец и старший брат записались добровольцами в армию. Отец отличился в бою при Булл-Ран. - Андре вздохнул. - Пьер погиб при Шайло.
        - О да, -вспомнила Стефани, - ты говорил о брате вчера. Значит, Пьер был…
        - Да, на десять лет старше меня. Никогда не забуду, как рыдала мама, получив известие о его гибели, как прижимала меня к себе, заклиная не идти в армию. В шестьдесят третьем янки оккупировали Натчез, но наш дом, благодарение Всевышнему, уцелел. Мы видели, что стало с нашими родственниками и друзьями. Люди гибли не только в боях, но также от нищеты и лишений. -После короткой паузы он продолжил: - Я никогда не оправдывал Эба Линкольна, но в Геттисберге он сказал то, что должен был сказать. Наша страна не должна больше воевать. В жизни и без того хватает суровых испытаний. Позже я потерял ребенка и жену, но это ничто по сравнению с военными потерями. Я хочу, чтобы мои дети росли здоровыми, счастливыми и свободными.
        - Так оно и будет, Андре! -произнесла Стефани с жаром. - Наша страна вступила в мирный период развития, который продолжится и в следующем веке.
        - Мадам -провидица? - Андре изумленно приподнял брови.
        - В некотором смысле -да. - Стефани рассмеялась.
        Лодку внезапно качнуло. Стефани испуганно вскрикнула и схватилась за борта. Сильное течение подхватило суденышко и потащило в русло более широкой реки.
        - Господи! -обронила Стефани. - Мы в Миссисипи!
        - Совершенно верно, -подтвердил Андре, налегая на весла. - Начинается наиболее интересная часть путешествия. Течение сильное, но оно принесет нас туда, куда нужно.
        - Куда? В Новый Орлеан?
        - Нет, -усмехнулся Андре. - Гораздо ближе. - Он предусмотрительно выставил весло, чтобы обогнуть выступавшую из воды корягу. - Но мы можем и туда не добраться, если налетим на затопленное дерево.
        - Ты уверен, что поступаешь правильно?-спросила Стефани.
        - Не волнуйся. Сиди и радуйся жизни.

«Радуйся жизни», - подумала Стефани. Эти слова Андре заставили ее по-новому взглянуть на окружающий мир и оценить красоту и неповторимость каждого мгновения. Чем бы ее путешествие во времени ни закончилось, этого она никогда не забудет.
        Она бывала на берегах Миссисипи и раньше, но не так близко к реке. Последнее обстоятельство щекотало нервы, обостряло чувства. Стефани всем своим существом ощущала биение речного пульса, неповторимый запах воды, ила. Это был момент интимного общения с природой. Как зачарованная, смотрела она на сверкающую водную гладь, поросший лесом отвесный берег. Собственная жизнь на фоне всего этого величия казалась песчинкой в безбрежном океане.
        Впереди за поворотом девушка заметила небольшое углубление в береговой Линни.
        - Там за банкой, -сказал Андре, словно прочитав ее мысли, - находится старая Чаша Дьявола.
        - Чаша Дьявола? -повторила Стефани. - Знакомое название.
        - Сейчас там все заросло и затянуто илом, а раньше была обширная глубокая лагуна, где в прошлом веке укрывались речные пираты.
        - Речные пираты? Вот это да!
        - Они были очень опасными. Негодяи вроде Сэма Мейсона скрывались под личиной фермеров и заманивали свои жертвы морковью, картофелем или дынями. Иногда пускались на хитрости. Какая-нибудь подкупленная женщина притворялась изнасилованной. Цель состояла в том, чтобы заставить проплывающих мимо людей причалить к берегу. Бедняг грабили, убивали и сбрасывали в овраг.
        - Ужасно! -Стефани вздрогнула.
        - Слава Богу, что дни Чаши Дьявола давно миновали. -Андре перекрестился.
        Наступило молчание. Лодка обогнула очередную излучину, и вдали появился силуэт огромного, величественного судна, сверкающего огнями.
        - Что это? -вскрикнула Стефани.
        - Пароход «Натчез», дорогая, -улыбнулся Андре. - Добро пожаловать в Натчез-под-Холмом.



        Глава 30

        Стефани во все глаза смотрела на пароход, пришвартованный к пристани. Он издал пронзительный гудок, и из двух массивных труб. повалил густой черный дым. Нижняя палуба была завалена тюками с хлопком, по верхней прогуливались нарядные пары. Пароход с белыми резными перилами и развевающимися флагами выглядел особенно величественным на фоне Уотер-стрит с обшарпанными складами на сваях, утопающих в глубоком иле.
        Когда они подплыли ближе, Стефани услышала звуки джаза, наигрывающего мелодию
«Дикси».
        - Потрясающе! -прошептала девушка.
        - Что и требовалось доказать, -заметил Андре. - Я хотел, чтобы ты расслабилась и получила хоть немного удовольствия.
        - Думаешь, мы пришли на землю ради удовольствия? -спросила она с укором.
        - А по-твоему, радость -это грех? - парировал Андре.
        Стефани не нашлась, что ответить, - в его словах был свой резон.
        Усиленно работая веслами, Андре направил лодку к причалу, и вскоре она уткнулась в песок. Андре выскочил первым, помог вылезти Стефани, после чего вытащил лодку на берег и привязал.
        - Пойдем посмотрим на «Натчез» поближе.
        - Что, если ко мне обратятся? -поинтересовалась она и поднесла руку к кепке.
        - Постарайся говорить грубым голосом, похожим на мужской, -посоветовал Андре, натянув девушке козырек на лоб.
        Стефани сердито отмахнулась.
        Они шли по широкой песчаной балке мимо полуразвалившихся складских помещений, конюшни и салуна.
        - Что это?-спросила Стефани, указав на железнодорожную ветку, карабкающуюся вверх.
        - Железная дорога. Завтра с Холма прибудут вагоны и заберут груз и пассажиров, желающих прокатиться.
        Стефани с сомнением посмотрела на крутой подъем.
        - Умопомрачительно, -промолвила она.
        - Утром здесь все придет в движение.
        - А это что? -Стефани кивнула в сторону какого-то огромного строения на воде неподалеку от парохода.
        - Это плавучий причал с конторами. Его соорудили из потерпевшей крушение «Бель Ли».
        - Спасибо за информацию, -поблагодарила Стефани. - Ты, видимо, хорошо знаешь эту местность.
        - Можно приступить к описанию игорных заведений и домов свиданий? -лукаво спросил Андре.
        Девушка одарила его насмешливым взглядом и высвободила руку.
        - Нас могут принять за странную пару, -объяснила она.
        - А мы не странная пара? -Он расхохотался.
        Стефани ничего не ответила, и они присоединились к небольшой группе, состоявшей из нескольких игроков с дамами сомнительного поведения, слушавших музыку. Стефани с любопытством разглядывала чернокожих музыкантов в одинаковых костюмах с трубами, тромбонами, барабанами и банджо, а также слушателей. Джентльмены в знак уважения к прошлому сняли шляпы, дамы то и дело прикладывали к глазам кружевные платочки. Сверкающая водная гладь, величественный пароход и посеребренные луной облака делали сцену почти сюрреалистической.
        - Я так рада, что ты привез меня сюда, -прошептала девушка.
        - Правда?
        В этот момент раздался зычный мужской голос:
        - Андре Годдар, старый пройдоха, что ты делаешь на моей пристани?
        К ним приближался огромный детина в белом костюме и широкополой белой панаме. Густые светлые волосы рассыпались по могучим плечам. Пышные усы были лихо закручены кверху. Он попыхивал сигарой с видом человека, привыкшего командовать.
        - Том Лезерс, старая водяная крыса, я знал, что встречу тебя! -обрадовался Андре.
        - Это Том Лезерс? -ахнула Стефани. - Тот самый Том Лезерс?
        Андре не успел ответить - мужчина уже поравнялся с ними и крепко пожал Андре руку, после чего указал сигарой на Стефани:
        - Что за парень?
        - Это… С-стивен, наш конюх,-нашелся Андре. - Я подумал, что пора ему вкусить греховный плод.
        - Значит, молодой человек вышел погулять? -Лезерс вопросительно посмотрел на Стефани.
        - Да, сэр. -Девушка попыталась ответить грубым голосом, но у нее получилось хрипло.
        - Парень болен? - полюбопытствовал Лезерс, удивленно вскинув брови.
        - Нет, у него ломается голос, -пояснил Андре.
        Ответ, похоже, не удовлетворил Лезерса, но от дальнейших расспросов он отказался и сменил тему.
        - Как семья, Андре?
        - Все отлично. А как миссис Лезерс и дети?
        - В порядке.
        Снедаемая любопытством, Стефани не удержалась от вопроса:
        - Скажите, сэр, вы тот самый капитан Том Лезерс, чей корабль выиграл гонку до Сент-Луиса?
        Реакция мужчин вызвала у девушки недоумение. Андре от досады даже застонал, а лицо Лезерса исказила гримаса гнева.
        - Парню не терпится попасть на местное кладбище?
        Стефани передернуло, а Андре строго сказал:
        - Стеф… э-э… Стивен, эти гонки -для капитана больной вопрос.
        - Но почему? -изумилась она.
        - Потому что я проиграл! -взревел Лезерс.
        - О! -Стефани смутилась. - Я-а не хотел вас обидеть, сэр. Просто я счастлив, что удостоился чести познакомиться с живой легендой нашего времени.
        - Живая легенда, говоришь? -Лезерс просиял.
        - Безусловно. Вы самый знаменитый капитан в истории речного флота Миссисипи, не считая Сэмюэля Клеменса. Но тот был лоцманом.
        - Мне этот мальчишка нравится. -Лезерс ткнул Андре локтем в бок. - Я вот что тебе скажу, сынок. - Лезерс доверительно склонился к Стефани. - Мой противник Джон Кэннон с судна «Ли» был презренный трус и мошенник. В Европе пари было аннулировано, так как Кэннон полностью раздел «Ли», оставив голый корпус, и при погрузке принимал помощь другого судна.
        - Как? Я ничего об этом не знал! -воскликнула Стефани.
        - В любом случае я задал Кэннону жару, не прибегая к его бесчестной тактике, и проиграл, -сообщил Лезерс и глубоко затянулся.
        - Ясно, сэр!
        Оркестр кончил играть, вперед вышли несколько негров и запели «Несись вперед, моя двуколка».
        - Отличный концерт, Том, -заметил Андре.
        Лезерс кивнул и, обведя взглядом берег, с жаром сказал:
        - Господи, как же мне всего этого не хватает!
        - А нам не хватает тебя, Том, -вставил Андре. - Натчез без тебя - не Натчез.
        - Весь Юг уже не тот, старина, -с горестной улыбкой согласился капитан. - Я часто вспоминаю наш маленький домик на Миртл-Терэс и проведенные там счастливые годы, когда Джон Китмен и Адам Бингамен умели замешать лучший в мире джулеп «Напиток из виски или коньяка с водой, сахаром, льдом и мятой.», охотились до одурения и могли составить достойную партию в покер, - произнес он со вздохом сожаления. - Но увы, миссис Лезерс сказала, что нужно переселяться в Новый Орлеан, а слово Шарлотты - у нас в семье закон.
        - Слово этой маленькой женщины? -Андре рассмеялся. - Держу пари, одного твоего чиха достаточно, чтобы сбить ее с ног.
        Лезерс грустно улыбнулся.
        - Может, она и нежная, как цветок сирени, но сумела приручить старого речного пса. -Он развел руками. - Ладно, парни, я держу путь на Сильвер-стрит перекинуться в покер. Хотите присоединиться?
        - Конечно, -согласился Андре.
        Дождавшись, когда пение смолкнет, Лезерс сложил ладони рупором и крикнул:
        - Рубен? Куда ты, разрази тебя гром, запропастился? Разве не знаешь, что мисс Беатрис любит французское шампанское?
        Не успели они и глазом моргнуть, как по сходням сбежал чернокожий мужчина в костюме стюарда с двумя бутылками шампанского. Одна была в серебряном ведерке. Вторую он держал в руке.
        - Да, сэр, капитан Том.
        Маленькая компания двинулась по темной набережной в направлении Миддл-стрит. В воздухе стоял запах отбросов и прокисшего пива. Морщась и стараясь обходить лужи и рытвины, Стефани следовала за мужчинами. Вскоре они вышли на улицу, где по обеим сторонам тянулись тускло освещенные питейные заведения и бордели с красными фонарями на окнах. Отовсюду доносились громкие голоса подвыпивших мужчин, непристойный смех женщин и дребезжащие звуки расстроенного пианино. Из кабака на углу вышла шатающаяся парочка- матрос и дородная девица.
        У кабака на Сильвер-стрит мужчины и Стефани остановились. Первым толкнул дверь Том Лезерс, за ним вошли Андре, Стефани и стюард. Девушка огляделась. Ее глазам предстал типичный интерьер питейного заведения. За дубовой стойкой бара усатый бармен протирал мокрым полотенцем столешницу. За столиками в сумраке задымленного зала играли в карты сезонные рабочие в потертой одежде.
        - Беатрис! -гаркнул Лезерс. - Яви свое прелестное личико!
        Послышался грудной женский смех, и из полутьмы появилась раскрашенная, как кукла, особа средних лет, с обвислой грудью, морщинистым лицом и нарумяненными Щеками, Нелепое украшение из красных перьев делало ее оранжевые волосы еще более яркими. Платье с глубоким вырезом из ярко-зеленого шелка было усыпано блестками. Полные алые губы сжимали сигару.
        - Том Лезерс, речной бродяга! -воскликнула она, обнимая гостя. - Ты так долго не появлялся, что я все глаза выплакала.
        - Но вот он я, - улыбнулся Том, - да еще с компанией мальчиков и превосходным французским шампанским.
        - И ты тоже, -Беатрис, затянувшись, бросила кокетливый взгляд на Андре.
        - Задняя комната свободна?
        - Для тебя всегда, мой сладкий.
        - Нам нужен четвертый партнер для покера, -пробормотал Том хмуро. - Рубен больше не играет, с тех пор как его повязали баптисты.
        - Беатрис залилась веселым смехом, Рубен мрачно улыбнулся. Женщина прищелкнула пальцами.
        - Здесь есть Кларенс Джонсон. Сегодня этот милый парень починил мне бесплатно тормоза на коляске, и я настояла, чтобы он остался выпить пивка за счет заведения. Можно его попросить присоединиться к нам.
        - Чудненько! -Лезерс сложил ладони рупором и прорычал, что есть силы: - Кларенс, кидай сюда свои ленивые кости!
        - Слушаюсь, сэр, капитан Лезерс! -Из полумрака появился красивый молодой негр в комбинезоне.
        - Кларенс, хочу, чтобы ты сыграл в покер со мной, мистером Годдаром и его… э-э… конюхом.
        - О нет, капитан. -Парень энергично затряс головой. - Не могу. Я на мели.
        - Самый лучший в округе кузнец -на мели? - усмехнулся Лезерс. - Я выдам тебе аванс за то, что ты выручил мисс Беатрис.
        - Как скажете, сэр, -согласился Кларенс.
        - Сказано -сделано. Пойдемте же. Беатрис, веди.
        Женщина проводила их в убогую каморку позади стойки, с жалким карточным столом посередине и четырьмя расшатанными стульями. Затем разлила по бокалам шампанское.
        - Раздавай карты, Годдар, -обратился капитан к Андре, протягивая новую колоду.
        - С удовольствием. -Андре принялся тасовать карты.
        - Ну-с, молодой человек, а теперь я должен кое-что вам сказать, -начал Лезерс, глядя на Кларенса. - Меня не очень-то устраивает результат перепалки, устроенной в нашей стране тринадцать лет назад, но, должен вам признаться, то, что сотворили с вашим отцом, было большим грехом.
        - Весьма признателен, сэр, -кивнул Кларенс, изменившись в лице.
        - Уильям Джонсон, -продолжил Том, повернувшись к Стефани, - один из самых замечательных цветных людей Натчеза, отпущенных на свободу, был непревзойденным брадобреем.
        - Спасибо, сэр, -промолвил Кларенс.
        - И с ним так подло расправились… -Капитан умолк, охваченный негодованием, и лишь покачал головой.
        - А что с ним случилось? -поинтересовалась Стефани.
        Вопрос удивил Лезерса, и Андре пришел Стефани на помощь.
        - Парень не местный, -пояснил он и, повернувшись к девушке, добавил: - Насколько я понимаю, ты ничего не слышал об убийстве Уильяма Джонсона и процессе Уинна?
        - Имена как будто знакомые. -Стефани нахмурила брови.
        - Уильям Джонсон, как уже сказал Том, был достойным гражданином этой общины, -сообщил Андре, раздавая карты. - В сорок девятом году у него возник спорный вопрос относительно какого-то участка земли с неким Бейлором Уинном. Спор был решен в пользу Джонсона. Уинн убил Джонсона, и, хотя все улики были налицо, суд не признал его виновным. По технической причине.
        - Что значит «по технической причине»?
        - В то время, молодой человек, -вступил в разговор сын Джонсона, - по закону негр не мог свидетельствовать против белого человека, а свидетели убийства моего отца были чернокожими.
        - Вы, должно быть, шутите! -воскликнула Стефани.
        Джонсон покачал головой.
        - По иронии судьбы, -сказал Лезерс, - сам Уинн был мулатом, так что негры могли выстулить свидетелями. Только он обошел закон, убедив свидетелей, что на самом деле он не мулат, а метис.
        - Трагическая ситуация, - согласилась Стефани. - Неудивительно, что разразилась война!
        Ее заявление изумило Кларенса, в то время как Андре бросил на девушку укоризненный взгляд, а Лезерс не смог сдержать негодования.
        - Для этого вовсе не нужно было заходить так далеко, молодой человек. Как сказал поэт: «Похороните меня в серой форме конфедерата».
        - С удовольствием, капитан, как только вы будете готовы, -произнес Кларенс, и все расхохотались.
        Началась игра. Андре высыпал перед Стефани кучу монет, Лезерс - перед Кларенсом. Продув первую партию, капитан выругался и забарабанил кулаками по столу.
        - Проклятие! -выкрикнул он, сбрасывая карты.
        - Что здесь происходит? -спросила Беатрис, входя с подносом.
        - Годдар собрался меня разорить! -объявил Лезерс. - А Кларенс - похоронить.
        - Дорогой, веди себя прилично,-промурлыкала женщина, ставя перед ним поднос.
        При виде клубники с дольками лимона Лезерс просиял.
        - Беатрис, любовь моя! Ты помнишь!
        - Как я могла забыть твое пристрастие к клубнике, мой сладкий? -пропела она. - А вот найти лимоны оказалось нелегко.
        - Женщина моей мечты, -произнес он, обнимая Беатрис за талию.
        - Приходи потом угостить меня, мой драгоценный.
        - Не знаю, не знаю, я от своей милой миссис Лезерс налево не хожу.
        - Ваша миссис Лезерс -если угодно, самая счастливая женщина Юга. - С этими словами женщина повернулась к Андре и облизнула губы. - А ты, милый? Чего твоя душенька желает?
        - Только карты и шампанское, Беатрис.
        - Как жаль! А ты, сынок? -обратилась женщина к Стефани.
        Девушка покраснела, а Лезерс расхохотался.
        - Урок любви ему не помешал бы, -обронил он сквозь смех.
        Беатрис провела пальцем по щеке Стефани. Девушка едва не провалилась сквозь землю. От запаха «табака и дешевой парфюмерии к горлу подступила тошнота.
        - Эй, да ты еще не бреешься, сынок, -закудахтала Беатрис. - Совсем еще желторотый птенец. Но я помогу тебе отрастить крылышки. Такой хорошенький, совсем как девочка.
        Стефани сидела ни жива ни мертва. Андре отстранил руку Беатрис от ее лица.
        - Давай не будем запугивать парня. На первый раз с него довольно.
        - Он, наверное, тебе самому приглянулся? -Женщина бросила на Андре подозрительный взгляд.
        - Не болтай глупостей! -возмутился тот.
        Стефани с трудом сдержала улыбку, и тут услышала смех Лезерса. Андре нахмурился и метнул в приятеля испепеляющий взгляд.
        - Лезерс, заткнись, иначе на рассвете будем стреляться!
        - Разве я что-то сказал? -изумился капитан.
        - Сдавай карты. -И Андре сунул ему в руки колоду.
        В комнате дым стоял коромыслом, вино текло рекой. У Стефани слезились глаза, но она терпела, не жаловалась. Капитан Том и без того посмотрел на нее с подозрением, когда она отказалась от предложенной кубинской сигары, А главное - все происходящее доставляло ей огромное удовольствие. Она с интересом наблюдала, как спорили игроки, когда им изменяла удача. А рассказы Тома о жизни слушала затаив дыхание. Однажды он пил виски и рассуждал На философские темы с Сэмюэлем Клеменсом; в другой раз выстрелил из пушки по судну соперника, и ядро, перемахнув через корму, шлепнулось в воду; в ужасном апреле семьдесят третьего он дважды садился на мель, а когда ниже Сент-Луиса подцепил топляк, едва не остался без парового котла. С Лезерсом они простились уже на рассвете. Стефани порядком устала, и ее слегка мутило.
        - Понравилось тебе наше маленькое приключение? -поинтересовался Андре, когда они вышли на Сильвер-стрит.
        - Я в восторге. Словно заново пережила историю.
        - Ты говоришь странные вещи, женщина.
        - Сегодня я не женщина, а мальчик. Ты забыл?
        - Только не для меня, любовь моя.
        - Я была счастлива познакомиться с такой колоритной фигурой, как Том Лезерс, и с несчастным Кларенсом Джонсоном. Узнала о проблемах южан и причинах войны.
        - Выходит, даже из развлечений следует извлекать уроки? Ты везде преследуешь благородные цели, -констатировал Андре с грустью.
        - Но учиться -тоже радость, - парировала девушка. - Сегодняшнее приключение великолепно. И переодевание тоже.
        - Я заметил, что тебе понравилось.
        - В общем, я довольна, Андре. - Девушка улыбнулась.
        - Тогда поблагодари меня. -Он завел ее в темный двор.
        - Негодяй!
        - Всего один поцелуй. Что в этом плохого?
        Стефани не стала сопротивляться. Ласки Андре всегда возбуждали ее, доводя до исступления, как было сейчас. Отпустив наконец Стефани, Андре спросил:
        - А с Генри ты целовалась?
        - С Генри? -спросила Стефани с недоумением. - С какой стати?
        - Ответь, целовалась или нет?
        - Нет.
        - А ты хочешь его?
        Она покачала головой.
        - А он тебя? -Андре снова запечатлел на ее губах поцелуй.
        - Господи, нет!
        У Стефани не было сил сопротивляться. Умирая от страсти, она готова была отдаться Андре прямо здесь, в подворотне.
        - Пойдем, Стефи, -прошептал Андре. - Найдем местечко с мягкой постелью и под покровом ночи будем ласкать друг друга. Пожалуйста, дорогая. Я умираю от любви к тебе.
        - О, Андре, -простонала Стефани.
        В этот момент раздался свист.
        И в следующую минуту появился Том Лезерс.
        - Значит, ты сам неравнодушен к мальчику, Годдар?
        - Змей! Я тебя вызову…
        Лезерс хмыкнул, стащил со Стефани кепку, и по ее плечам рассыпались светлые кудри.
        - Я сразу догадался, в чем дело, по всем округлостям в неположенных для мальчика местах.
        Стефани прыснула.
        - Старый проходимец! -бросил Андре.
        - Зачем ты все это устроил? -полюбопытствовал Лезерс.
        - Речь идет о ее репутации. -Андре обнял Стефани за талию. - Если проговоришься…
        - Буду нем как рыба, -пообещал Лезерс, блестя глазами. - Только за один поцелуй… мальчика.
        - Об этом не может быть и речи, -взорвался Андре.
        - Андре, -вмешалась Стефани, - остынь. - И сделала шаг в сторону Лезерса.
        - Мадам, -он снял шляпу, - любой мужчина почел бы за честь поцеловать вас.
        - Благодарю, сэр.
        - Могу я узнать, кто это очаровательное создание? -спросил он, вскинув брови.
        - Нет! -крикнул Андре.
        - Лезерс расхохотался. Стефани приподнялась на цыпочки, и капитан осторожно поцеловал ее в губы. Затем склонился в глубоком поклоне и водрузил на голову девушки кепку.
        - Она вам еще пригодится, мэм.
        - Спасибо, сэр.
        Стефани смотрела вслед капитану, пока он не исчез в темноте, после чего повернулась к Андре.
        - Стефи, -прошептал Андре, шагнув к девушке. Внезапное появление Лезерса вернуло ее к действительности, и она овладела собой.
        - Нам пора возвращаться, -спокойно произнесла Стефани.



        Глава 31

        Уже рассвело, когда Андре и Стефани встретились с Джорджем у подножия утеса, чтобы взять лошадь и двуколку.
        В то утро девушка проспала, наспех оделась, кое-как причесалась и вошла в столовую, когда семья уже заканчивала завтрак.
        - Вы сегодня поздно! -укоризненно произнесла Гвен.
        - Знаю, простите, -отозвалась Стефани, усаживаясь на свое место.
        - Гвен, невежливо так говорить, -с улыбкой заметила Эбби, передавая подруге тарелку блинов.
        - Но ты же упрекаешь меня, если я опаздываю, -не унималась девочка.
        Эбби растерялась, а Андре удовлетворенно хмыкнул и, промокнув рот салфеткой, лукаво взглянул на Стефани.
        - Видимо, мадам Сарджент устала и нуждалась в отдыхе.
        - Думаю, все дело в перемене погоды, -сказала Стефани, избегая взгляда Андре.
        - Ты права, -кивнула Эбби. - Свежий осенний ветер и на меня навевает сон.
        - Может, мадам Сарджент следует проводить больше времени в постели? -заметил Андре с невинным видом.
        Стефани метнула в него уничтожающий взгляд.
        - Да, папа, пусть она днем спит, как мы все, -подал голос Бо.
        Предложение мальчика дети встретили восторженно и захлопали в ладоши. Стефани рассмеялась.
        - Ешьте, мадам. -Андре пододвинул девушке вазу с фруктами. - Повариха превзошла самое себя - испекла блины с клубникой.
        - Отлично. -Стефани положила немного фруктов себе на тарелку.
        - Один мой друг, капитан Том Лезерс, обожает клубнику, -продолжал Андре, потягивая кофе. - Вы его, случайно, не знаете?
        - Только понаслышке. -Стефани залилась краской.
        - Мадам, папа сказал, что сегодня нас ждет приключение. Он познакомит нас с капитаном Томом, -сообщил Поль.
        - Приключение? -Брови девушки поползли вверх. - Не может быть!
        - Мы поедем на паровозе на пристань, -заявила Гвен. Ее зеленые глаза блестели от радости.
        - Неужели?
        - Посмотрим, как «Натчез» будет отдавать швартовы, -пояснил Андре.
        - «Натчез» в городе? - с притворным удивлением спросила Стефани. - Подумать только!
        Андре расхохотался, запрокинув голову, а Стефани сосредоточилась на еде. Она чувствовала себя неловко после Вчерашнего. Слишком свежи были воспоминания. Стефани Мучили стыд и угрызения совести. Вместо того чтобы способствовать сближению Андре с Эбби, она вела себя прошлой ночью как последняя шлюха с Сильвер-стрит. Ее спасло неожиданное появление Тома Лезерса. Стоило немалых трудов уговорить Андре вернуться домой.
        После пяти лет вдовства ей в голову не могло прийти, что она способна желать мужчину с такой силой и может Потерять над собой контроль. Произошедшее прошлой ночью не укладывалось ни в какие рамки. Ее страсть была сродни одержимости. Непреодолимое физическое влечение к Андре рождало у Стефани чувство вины перед Эбби. А мысль, что она едва не отдалась ему в грязной подворотне, усугубляла ее страдания.
        Как выпутаться из этой ситуации, Стефани не знала. Ясно было одно: Андре от нее не отстанет, пока не добьется своего.
        Андре усадил семью в большую коляску, и Уилли отвез всех к обрыву, где стоял паровоз с платформой.
        Андре спрыгнул на землю и направился к машинисту.
        - Все в порядке, можно садиться, -сказал он, вернувшись. Все вышли из коляски.
        Подойдя к паровозу, Стефани окинула его скептическим взглядом. Уж слишком крутым представлялся спуск вниз. Андре тем временем взобрался на платформу.
        - Это не опасно?
        - Нет. - Он подал ей руку.
        - Хотим покататься на паровозике! - закричала Гвен, прыгая на одной ножке.
        Андре подхватил дочь на руки.
        - Обязательно покатаешься, лапушка. Сиди смирно.
        Когда все расселись, Андре забрал у Марты Сару и велел каждой женщине взять под опеку одного из детей. Поль разместился рядом с машинистом.
        - Трогай! -приказал Андре машинисту.
        Раздался натужный скрип колес, и паровоз, дернувшись, медленно двинулся к обрыву. Дети возбужденно захлопали в ладоши, закричали. Взрослым стоило огромного труда удержать их на месте. Стефани с Эми на руках украдкой поглядывала на Андре, державшего Сару. Отец что-то рассказывал малышке, она внимательно слушала, но вряд ли понимала и половину того, что Андре говорил.
        К горлу Стефани подступил комок, на глаза навернулись слезы. Несмотря на все свои недостатки, Андре Годдар был преданным отцом. Хорошо бы иметь от него ребенка, мелькнула мысль, но Стефани тотчас прогнала ее прочь. Она не знала, может ли стать матерью. Эта замечательная семья пробудила в ней материнский инстинкт. В ней боролись противоречивые чувства. Она вообще хочет ребенка? Или ребенка от Андре?
        Андре Годдар был не только горячим, неуправляемым м неукротимым, но и нежным, непредсказуемым и веселым. Поначалу Стефани считала его отъявленным негодяем. Но постепенно ее все больше и больше привлекал его образ жизни, полный захватывающих романтических приключений.
        Смех Эбби вызвал у Стефани внутреннее напряжение и тоску. «Бабушка Магнолия, помоги мне, - взмолилась она про себя. - Твой ангел-хранитель попал в беду. Я хочу помочь Эбби, но не в силах это сделать…»
        - Мадам, взгляните! - воскликнула Эми, вернув Стефани к реальности.
        - Вижу, моя сладкая. - Расправив ленту на шляпке Эми, девушка с интересом смотрела по сторонам. Вдоль крутого спуска тянулись одетые в золото и багрянец деревья. Далеко внизу были грязь и запустение Сильвер-стрит и Уотер-стрит. На многолюдной пристани портовые рабочие грузили хлопок и разгружали мешки и ящики. «Натчез», ослепительно белый в солнечном свете, по-прежнему стоял у береговой кромки, и воды Миссисипи плескались о его борта. Откуда-то доносились звуки каллиопы, наигрывающей мотив старой песни.
        У плавучей верфи вагончик остановился. Пока мужчины помогали детям и женщинам спуститься на землю, Гвен и Бо помчались по влажному песку к пароходу. При виде моряка с разноцветным попугаем на плече они замедлили свой бег, а затем снова устремились к корабельным сходням. Передав малышку Марте, Андре бросился за шалунами вдогонку.
        Настигнув дочку, сгреб ее в охапку.
        - Лапушка, так нельзя! А что, если бы ты свалилась в реку?
        - Я не боюсь! -залилась смехом девочка и, указав на пароход, добавила: - Я хочу покататься на кораблике.
        Взглянув на «Натчез», Андре просиял. На верхней палубе стоял Том Лезерс.
        - Доброе утро, капитан!
        - Андре, какой приятный сюрприз! -поздоровался тот, сняв шляпу и радушно помахав рукой.
        - Эбби Раис ты, конечно же, знаешь. -Андре указал на свояченицу.
        - Мисс Эбби, -Лезерс склонил голову.
        - А эта прелестная дама -в нашем доме новенькая, - добавил Андре. - Ее зовут мадам Стефани Сарджент.
        - Мадам Сарджент, -произнес Том, приподняв брови, - приятно познакомиться. Вы, случайно, не родственница одного парня по имени… э-э… Стивен?
        - М-м, нет, сэр, -сконфузилась Стефани и густо покраснела, поймав на себе растерянный взгляд Эбби.
        - Как странно, -лукаво продолжал Лезерс с озорным выражением лица. - Сходство просто поразительное.
        - Что ты там мелешь, старый плут? -поспешил Андре на выручку девушке. - Можно моим отпрыскам осмотреть судно?
        Лезерс извлек из кармана золотые часы, открыл крышку.
        - Мы скоро отчаливаем, но, если хотите подняться на борт, могу доставить вас на пристань Пайн-Ридж.
        Предложение капитана было встречено бурным восторгом.
        - Ты сможешь нас встретить на пристани? -обратился Андре к Уилли.
        - Да, сэр. -Кучер расплылся в улыбке.
        Все быстро вскарабкались по трапу. Пронзительный рев гудка возвестил, что пароход отдает швартовы. Дети радостно закричали. Из труб. вырвались клубы пара и дыма. Массивное колесо дрогнуло, и могучее судно пришло в движение.
        Капитан пригласил Андре с сыновьями на капитанский мостик, чтобы каждый из них мог поупражняться в искусстве судовождения. Стефани, оставив малышку на попечение Марты и Эбби, отправилась с двумя старшими девочками знакомиться с достопримечательностями судна. Первым делом троица заглянула в огромный салон со столами, накрытыми белоснежными скатертями, полом, устланным пушистым узорным ковром, и хрустальными люстрами под сводчатым потолком. Стюарды, расставлявшие столовые приборы, гостеприимно заулыбались экскурсанткам. В накуренной мужской гостиной несколько человек склонились над карточным столиком. Непрошеных гостей встретили мрачно. В соседней комнате женщины обсуждали какой-то эпизод из Писания и встретили Стефани с девочками вежливыми улыбками. В просторной кухне повара готовили крабовый паштет, тушеную утку и великолепный многоярусный торт, такой огромный, что его хватило бы на целую свадьбу. Экскурсия была завершена на прогулочной палубе, где джаз исполнял «Удивительную милость».
        Когда девочки и Стефани вернулись на корму, Андре с мальчиками и капитаном уже присоединились к Эбби и Марте. За бортом проплывал восхитительный пейзаж со смолистыми деревьями. Краем глаза Стефани заметила, что Андре снова взял Сару на руки и прижал к щеке. При виде столь трогательной сцены сердце девушки сжалось и в голове мелькнула предательская мысль посвятить себя этой замечательной семье и навсегда остаться в этом удивительном времени.
        Гвен подскочила к отцу и дернула его за полу сюртука.
        - Папа, мы только что видели торт, огромный, как рождественская елка. Можно его попробовать?
        Остальные дети дружно поддержали девочку, но Андре поднял руку.
        - Прости, дорогая, но мы скоро прибудем в Пайн-Ридж. Там капитан нас высадит, а сам продолжит путь в Сент-Луис.
        - А почему мы не можем поехать в Сент-Луис? -надула губки Гвен.
        - Когда-нибудь обязательно съездим туда, дорогая,-сказала Эбби.
        Гвен помрачнела, но не произнесла больше ни слова.
        - Знаете, молодая леди, -вмешался капитан, - нашим тортом можно накормить половину Миссисипи. Не откажите в любезности, возьмите кусок домой.
        Гвен запрыгала от радости.
        - Папочка, можно? Пожалуйста!
        - Том, не стоит себя утруждать. -Андре нахмурился.
        - За улыбку прекрасной леди -все, что угодно! - Лезерс подмигнул девочке.
        Гвен просияла.
        - Ты слишком добр, мой друг, -заметил Андре.
        - Ерунда, -сказал Лезерс. - Мы вернемся в субботу. Приводи снова свой выводок, судно будет в их полном распоряжении.
        Это приглашение вызвало бурный восторг детишек. Андре улыбнулся и пожал Лезерсу руку.
        - Лишь при условии, что позволишь отплатить тебе тем же. Приглашаю тебя к нам на Праздник урожая в субботу вечером, а также отправиться вместе с нами на ужин к Генри Робийяру, моему партнеру. Уверен, он будет весьма польщен.
        - Договорились,-согласился Лезерс.- И кто знает, может, я опять встречу очаровательного мальчугана, как две капли воды похожего на мадам Сарджент, - добавил он, повернувшись к Стефани. - Очень на это надеюсь.



        Глава 32

        - О, ты выглядишь просто восхитительно! - объявила Стефани.
        - Ты и вправду так считаешь? -спросила Эбби.
        - Конечно. Сегодня в театре все дамы умрут от зависти… и мужчины тоже.
        В среду вечером они стояли с Эбби перед зеркалом, и хотя подруга хмурилась, глядя на свое отражение, Стефани не могла не признать, что девушка заметно похорошела. Наконец-то Стефани удалось убедить подругу сменить черный наряд.
        Стефани чувствовала себя волшебницей, превратившей гусеницу в прекрасную бабочку. И хотя новое платье из золотистого шелка с высоким воротом было достаточно скромным, Эбби выглядела прелестно. Распущенные волосы, украшенные маленьким букетиком из бутонов чайной розы, обрамляли лицо и ниспадали на плечи. На шее матово поблескивало жемчужное ожерелье, а в ушах - такие же серьги. Чудесная кремовая шаль дополняла ансамбль.
        Стефани надеялась, что хрупкая маленькая женщина наконец-то привлечет Андре и он ответит на ее тайную любовь взаимностью. На Стефани было платье с открытыми плечами и широкой юбкой. Белая нижняя юбка с кружевной оторочкой и белые рукава-фонарики прекрасно гармонировали с ярко-зеленой тафтой платья. Зеленая же бархатка с камеей подчеркивала точеную шею и глубокий вырез. Зачесанные назад локоны украшал веночек из шелковых фиалок. Она выглядела кокетливо, как и подобает женщине, желающей привлечь внимание мужчины. При мысли, что этим мужчиной может стать Генри Робийяр, настроение ее заметно ухудшилось.
        - В этом одеянии и с распущенными волосами мне как-то неловко, -посетовала Эбби. - Будто я стараюсь обратить на себя внимание.
        - Не будто, а так оно и есть, - сказала Стефани, поправляя Эбби прическу. - В следующий раз наденешь что-нибудь более смелое, с глубоким вырезом.
        Эбби зарделась.
        - Ни за что! Это будет выглядеть вызывающе.
        Теперь покраснела Стефани. Эбби коснулась ее руки.
        - Ты в платье с глубоким вырезов выглядишь превосходно. Миссис Ходж права: современная мода очень тебе идет. Генри будет от тебя без ума.
        - А Андре -от тебя.
        - Надеюсь. -Эбби потупилась. - Может, он хотел бы видеть меня в более оголенной, но у меня нет… э-э… твоих форм. У меня другая конституция.
        - Милая, каждая женщина имеет формы.
        Эбби прыснула.
        - Пошли. -С этими словами Стефани вручила Эбби веер и сумочку. - Генри появится с минуты на минуту, пойди покажись Андре.
        Эбби снова покрылась румянцем, но послушно направилась к двери. Стефани взяла свой ридикюль и прикрыла грудь шалью, чтобы Андре на нее не пялился.
        Когда женщины спускались с лестницы, Андре вышел им навстречу в черном смокинге и белой безукоризненной рубашке с плиссированной манишкой. Его взгляд был прикован к Стефани, а не к Эбби.
        - Дорогие дамы, -начал он, но осекся и поцеловал Эбби руку. - Моя дорогая, ты выглядишь потрясающе.
        - Спасибо, Андре, - смутилась девушка.
        - Разве она не прелесть? - вставила Стефани.
        Но Андре пропустил ее замечание мимо ушей.
        - Стефани, какое великолепное платье! Изумрудный цвет тебе идет как никакой другой.
        - Благодарю, Андре.
        - Может, мы отвезем тебя в театр? -предложил Андре.
        - За мной заедет Генри.
        В этот момент в дверь постучали. Андре, изменившись в лице, пошел открывать. На пороге стоял улыбающийся Генри Робийяр в визитке, цилиндре и перчатках.
        - Робийяр! Какой приятный сюрприз!
        - Только не говори, будто не знал, что я сопровождаю Стефани в театр. -Шагнув в вестибюль, Генри снял цилиндр и перчатки и обменялся с Андре рукопожатием.
        - Совсем забыл об этом, -протянул Андре.
        - Моя дорогая, -Генри поклонился Стефани, - вы просто восхитительны! И вы тоже, мисс Эбби.
        - Действительно, она-само очарование,- обронил Андре, не отрывая от Стефани восхищенного взгляда. - Не знаю, право, сможем ли мы с Эбби отпустить ее от себя.
        Смотри, Робийяр, не обижай Стефани, иначе будешь иметь дело со мной.
        Его самонадеянный тон рассердил Стефани.
        - С чего ты взял, что я могу ее обидеть? -возмутился Генри. - К тому же, да будет тебе известно, в карете сидит моя тетка.
        - Отлично, Робийяр! -Андре похлопал компаньона по спине.
        - Идемте, дорогая, -проговорил Генри, с трудом сдерживая ярость, и подал девушке руку.
        Желаю хорошо провести время, Эбби, - сказала Стефани, бросив на Андре полный презрения взгляд.
        - Андре, что-то не так?
        Полчаса спустя Андре и Эбби сидели в партере городского театра. Зал быстро заполнялся. В воздухе стоял густой аромат духов. Оркестр начал настраивать инструменты.
        Андре взглянул на карманные часы.
        - Интересно, где Стефани и Робийяр? Занавес вот-вот поднимут.
        Эбби обвела взглядом ряды красных бархатных кресел. Многие уже были заняты, а публика все продолжала прибывать.
        - Вон Питер Дирборн с судьей Шилдсом и его семьей, -радостно сообщила Эбби, помахав им рукой. - Возможно, Стефани и Генри уже пришли, мы их просто не видим.
        - У Генри абонемент, его места в двух рядах от нас слева. - Андре указал назад через проход. - Как видишь, они до сих пор пустуют.
        - А-а… Я и не заметила. Возможно, они сначала решили покататься. В это время года закат на берегу необычайно красив.
        Андре что-то буркнул, захлопнул крышку часов и сунул их в карман. Сама мысль о том, что Стефани могла отправиться с Генри любоваться закатом, пусть даже в компании с Кэти Бэнкс, привела его в ярость.
        - Похоже, Стефани всерьез увлечена Генри, - заметила Эбби.
        - Вот как?
        - Она отзывается о нем с большим уважением. -Эбби перевернула страничку своей программки.
        Андре нахмурился.
        - Прости. -Эбби сконфузилась. - Я сказала что-то не то?
        - Вовсе нет, милая.
        - Знаешь, если Стефани выйдет за Генри…-продолжила она как ни в чем не бывало.
        - Замуж за Генри? -переспросил Андре с раздражением. - С каких это пор она собралась замуж за Робийяра?
        От его резкого тона девушка побледнела.
        - Насколько мне известно, замуж она пока не собирается. Но если бы их отношения… э-э… закончились браком, Стефани, возможно, не уехала бы.
        - В самом деле? -Он сдвинул брови.
        - Ты разве не знаешь, что она рассчитывает вернуться к родным?
        - Знаю.
        - Если же она выйдет в Натчезе замуж, мы ее не потеряем. По крайней мере она будет жить с нами в одном городе.
        - Генри Робийяр -не самый подходящий муж для Стефани, - хмыкнул Андре презрительно.
        - Нет? - переспросила Эбби, явно озадаченная. - Почему? Он честный, здоровый и хорошо обеспеченный…
        - С ним умрешь с тоски, -заявил Андре и поспешно добавил: - Хоть я и люблю его как брата.
        - Андре, -Эбби уставилась на него с удивлением, - не знай я тебя, решила бы, что…
        - Договаривай!
        - Не важно. -Девушка покраснела и уткнулась в программку.
        - Ну же, - повторил он настойчиво. - Что я ревную к Робийяру?
        Эбби пропустила эту фразу мимо ушей, лишь поморщилась и спросила:
        - Почему ты не хотел, чтобы Генри отвез Стефани в театр?
        - Женщина живет под моей крышей. Я за нее в ответе, - пояснил Андре, барабаня пальцами по ручке кресла.
        - А вот и они, -проговорила Эбби, в который раз оглядев зал.
        Андре обернулся и увидел Кэти Бэнкс в серебристом платье, шагавшую по проходу; за ней рука об руку следовали Стефани и Генри.
        Слава Богу, что у Робийяра не хватило наглости пропустить первый акт.
        - Напрасно волновался.
        - Ты права,-промолвил Андре виновато.- Извини, дорогая. В этом платье ты действительно выглядишь потрясающе. Надеюсь, с черным цветом покончено.
        - Спасибо. Но меня мучает совесть из-за Линни.
        - Не изводи себя, Эбби, - сказал Андре, коснувшись ее руки. - Линни вряд ли понравилось бы, если бы мы до конца дней оплакивали ее. Жизнь продолжается.
        - Пожалуй, - согласилась Эбби после паузы. Ее глаза увлажнились; видно было, что девушка борется с охватившими ее чувствами.
        - Бедная моя. -Андре смотрел на Эбби с искренним состраданием, потом поцеловал ее в щеку.
        - Андре, я…- Девушка залилась краской и поднесла ладонь к лицу.
        - Прости, я не хотел тебя смущать, - добавил он и поискал глазами Стефани.
        Проследив за ним взглядом, Эбби упала духом.
        - А может, ты это сделал специально на виду у Стефани? -спросила она дрогнувшим голосом.
        На минуту Андре лишился дара речи и не посмел поднять глаза.
        - Думаешь, я не видела, как ты на нее смотришь? -добавила Эбби с волнением.
        - Эбби, - к Андре наконец вернулось самообладание, - пожалуйста, не делай поспешных выводов. Стефани - очаровательная женщина, но это не меняет моего отношения к тебе. Я так благодарен за все, что ты сделала для меня и моей семьи.
        - Правда? Значит, ты из чувства благодарности приглашаешь меня… э-э… на рауты?
        - Почему же? -Он развел руками. - Так положено.
        - Я не хочу, чтобы ты чувствовал себя обязанным…
        - Но это чистая правда! -произнес он с жаром. - Ради моей семьи ты пожертвовала всем. Если бы я мог тебе чем-то отплатить!
        Эбби погрузилась в тягостное молчание.
        - Я, кажется, знаю, как ты можешь меня отблагодарить, -произнесла она наконец через силу.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Я скажу тебе, только не здесь. Это деликатное дело.
        - Ладно, Эбби, не скрытничай. -Андре нахмурился. - Говори прямо.
        - Андре, после нашего разговора ты поймешь, что наши с тобой интересы во многом совпадают.
        Андре был заинтригован. Эбби наконец заговорила. Скромная маленькая мышка за несколько минут сказала ему больше, чем за все время, что он ее знал. Но речь ее была полна загадок.
        Андре заерзал в кресле.
        Он затеял этот спектакль ради Стефани. Весь этот маскарад забавлял Андре; особенно вдохновляла перспектива овладеть гувернанткой детей.
        Ну а если Эбби действительно в него влюблена и обречена пасть жертвой несчастной любви? Подобный исход пугал Андре. Меньше всего ему хотелось причинить боль маленькой Эбби. В этом случае невинная игра превращалась в коварство. Эбби не привлекала его как женщина, но он уважал ее и был ей многим обязан. Андре редко испытывал угрызения совести. Но честь и долг были для него превыше всего.
        Поэтому не исключено, что Стефани все же удастся выполнить свою миссию.
        Стефани видела, как Андре поцеловал Эбби, и ощутила укол ревности.
        В чем дело? Разве не об этом она мечтала? Разве не этого добивалась?
        В этот момент Андре посмотрел в ее сторону и их взгляды встретились. Стефани поспешно отвернулась.
        - Понравилась ли вам прогулка вдоль обрыва? -поинтересовался Генри, поднеся к губам ее руку.
        - Зрелище поистине волшебное, -ответила Стефани. - Багряная листва в лучах заходящего солнца.
        - Не более волшебное, чем вы, дорогая. - Глаза Генри загорелись страстью. - Разве Стефани не прелестна, тетя? - обратился он к Кэти.
        - Разумеется, она самый яркий бриллиант в этом театре, -согласилась старушка. - Со дня на день жду вашего бегства в Видалию.
        В этот момент в зале начал гаснуть свет и оркестр заиграл увертюру Верди. Кэти зааплодировала.
        - Говорят, «Травиата» в исполнении труппы просто восхитительна.
        Стефани кивнула, хотя чувствовала себя такой же несчастной, как героиня Дюма.



        Глава 33

        Перед ужином Стефани поднялась к себе отдохнуть и переодеться. И вдруг увидела на туалетном столике раскрытый веер. Провела пальцем по изысканным алым розам на черном шелке. Веер был необыкновенно красив.
        Еще один подарок Андре? Под веером оказалась записка.

        Стефани!
        Надо срочно поговорить. В полночь приходи в мансарду. Дело не терпит отлагательства.
        А.
        В мансарде было прохладно и пахло плесенью. На полу лежал великолепный голубой ковер с узором, изображавшим венецианские каналы и гондольеров. На ковре в кругу мягкого золотистого света расположился Андре, в темных облегающих брюках и белой, наполовину расстегнутой рубашке, обнажавшей мускулистую грудь, поросшую черными волосами. Тут же стояло ведерко с шампанским, два хрустальных бокала и корзинка со всевозможной снедью. Рядом лежала великолепная алая роза.
        Представившаяся ее взору картина будоражила воображение. Однако девушка взяла себя в руки, подбоченилась и устремила на Андре вопросительный взгляд.
        - Так вот какое дело не терпит отлагательства! Полуночный пикник?
        - Перестань сердиться и подойди поближе, -сказал Андре с чарующей улыбкой.
        Стефани шагнула и налетела на покрытую копотью бронзовую каминную подставку для дров.
        - Осторожно! Здесь полно всякой дряни, - предупредил Андре.
        - Я бы не стала называть эти вещи дрянью.
        Все помещение занимала коллекция бесценных предметов старины. Со стропил свешивались заброшенные белые стулья, в углу пылился черный с золотом, восточной работы буфет. Ласкала взор, несмотря на многолетний слой грязи, причудливая готическая горка с витражом, на котором был изображен древний собор. Стефани задержалась у письменного стола с позолотой и вычурными резными ножками.
        - Господи, это же Людовик Четырнадцатый! - изумилась она и с благоговейным трепетом провела рукой по инкрустированной столешнице.
        - Возможно, - произнес Андре, передернув плечами.
        - Как можно держать такую красоту на чердаке? А это Тернер! - нахмурилась она, увидев на столе картину в золоченой раме.
        - Английский пейзажист? - спросил Андре со скукой в голосе. - Много лет назад мои родители встречались с ним во время свадебного путешествия по Европе.
        Недоуменно покачав головой, Стефани продолжала экскурсию по мансарде, переходя от предмета к предмету, любовно касаясь их пальцами.
        - Боже! А это пресс-папье Баккара! Оно стоит целое состояние! Этот полосатый диван - должно быть, Шератон, а арфа - эпохи Регентства. Ты только взгляни на эту изумительную японскую шкатулку! И еще здесь целый рулон китайских обоев…
        - Стефани! -перебил Андре девушку.
        - Да? -Она повернулась к нему, вертя в руках фигурку арлекина.
        - Поставь игрушку и иди сюда.
        - Игрушку? -повторила она возмущенно, бережно ставя статуэтку на место. - Это бесценный мейсенский фарфор.
        - У нас еще горы всякого барахла внизу.
        - Как можно держать эти сокровища здесь? Они же приходят в негодность!
        - Если все это спустить вниз, Хармони-Хаус превратится в лавку древностей. Здесь хранятся предметы домашней утвари и обстановки, привезенные из Франции и других стран моими дедом и бабкой, а также безделушки, собранные в поездках моими родителями и мной.
        - Ну да, во время ваших многочисленных незапланированных путешествий в Европу, - съязвила девушка.
        - Точно.
        - Такую красоту следовало бы использовать по назначению… или поместить в музей.
        - Стефани, -усмехнулся Андре. - Ты можешь взять здесь все, что тебе нравится. Включая меня, - добавил он, расплывшись в улыбке.
        - Мошенник! Опять пытаешься меня подкупить?
        Стефани подошла к нему, села рядом.
        - Стефани, я не мошенник, я порядочный человек. - Он протянул девушке розу.
        - Но любишь швыряться деньгами,- возразила она, наслаждаясь восхитительным ароматом цветка.
        - Пока не швыряюсь. Может, попробовать?
        - Ни в коем случае! - воскликнула она.
        - Вы очень чувствительны, моя дорогая.
        - А вы расточительны!
        - Ничего не поделаешь, какой есть. Просто я радуюсь жизни, беру от нее все и тебя хочу этому научить.
        - Радоваться жизни и прожигать ее -не одно и то же.
        Андре открыл шампанское, налил в бокал, протянул Стефани.
        - Ты по-прежнему думаешь обо мне дурно. Неужели за то время, что мы провели вместе, не заметила во мне ничего положительного?
        - Я лучше промолчу. -Стефани отпила из бокала пенящийся золотистый напиток.
        - И все-таки? -Он коснулся носком ботинка ее туфли.
        - Ты обаятельный плут.
        - И все?
        - Жизнелюб, -продолжила Стефани, пряча улыбку. - Это меня восхищает.
        - Значит, мы на верном пути. -Андре поднес ее руку к губам. - В настоящий момент я влюблен в одну леди.
        - Ты хороший отец, -сказала Стефани, борясь с переполнявшими ее чувствами, - хотя и потворствуешь шалостям детей.
        - Тогда выпьем за мою страсть к жизни, -Андре поднял бокал, - и за то, что я хороший отец.
        Они чокнулись. К ее удивлению, Андре погрустнел и поставил бокал.
        - Что-то не так? -спросила она.
        - Нам непременно нужно поговорить.
        Стефани кивнула.
        - Значит, ты все осознал?
        - Что именно?
        - Насчет Эбби.
        Андре заволновался.
        - Именно о ней я и хотел поговорить.
        - Вот как? -Торжествующая улыбка тронула ее губы. -А как же твое правило?
        - Всему виной ты, -объявил он хмуро.
        - Я?
        - Разумеется!
        - Продолжай.
        - Вчера вечером Эбби ни с того ни с сего спросила, с чего это я стал выводить ее в свет, в то время как неравнодушен к тебе.
        - Надеюсь, ты разубедил ее, -всполошилась Стефани. - Я видела, как ты ее поцеловал.
        - Ревнуешь, дорогая? - Он провел ладонью по ее щеке.
        - Надо же такое придумать! -возмутилась девушка.
        - А я-то надеялся!-признался Андре, - Думал, этот поцелуй заденет тебя за живое, тем более что в театр ты приехала с Генри. Знаешь, я от ревности совсем обезумел.
        - О нет, Андре, это уже не игра!
        - Я уже понял, -простонал он.
        - Что ты имеешь в виду?
        - Несмотря на твои заверения, мне и в голову не приходило, что Эбби в меня влюблена. Но после вчерашнего возникли сомнения.
        - Вот видишь? -Стефани всплеснула руками. - Она любит тебя и, как все в Натчезе, считает, что вы должны пожениться.
        - В таком случае этот спектакль следует прекратить, -хмуро заметил Андре.
        - Каким образом?
        - Эбби выходит из игры.
        Стефани ушам своим не поверила.
        - Я не хочу причинять ей страдания. Зачем ты пытаешься нас свести?
        - Выходит, я виновата?
        - Думаю, нам нужно остановиться, пока не поздно. Я отвезу ее на бал в субботу, а затем… постепенно верну все на круги своя.
        - Нет, Андре! Ты должен на ней жениться.
        - Почему?
        - Потому что она тебя любит, черт побери!
        - Но я ее не люблю, -возразил он.
        - Нельзя быть эгоистом!
        - Какой у тебя в этом деле интерес? -спросил Андре, приходя в ярость. - Зачем ты сватаешь мужчину и женщину, которые совершенно не подходят друг другу?
        Стефани задумалась. Она не может рассказать правду, признаться, что явилась из другого времени, Андре просто сочтет ее ненормальной.
        - Андре, для Эбби брак с тобой -вопрос жизни и смерти.
        У Андре округлились глаза.
        - Что за глупости!
        - А если это действительно так, ты на ней женишься?
        - Еще бы! Но по-моему, у тебя что-то с головой.
        - Но если мне все же удастся тебя убедить, ты женишься на Эбби, не позволишь ей умереть?
        - Стефани, ты меня пугаешь.
        - Ответь на мой вопрос. Женишься?
        - Да. -Андре не сводил с девушки пристального взгляда. - Правда, при условии, что ты останешься со мной.
        - Андре!
        - Раз уж я вынужден жениться без любви, то могу позволить себе хоть какую-то радость в жизни?
        Стефани смотрела на него в немом отчаянии. Слова Андре выворачивали ей душу.
        - Эбби тоже тебя любит, и ты это знаешь. -Он взял ее лицо в ладони. - Она наверняка простит мне мою слабость к тебе.
        - Эбби тоже тебя любит.
        Эти слова Андре задели у девушки сокровенные струны. Не было ли это намеком на то, что и он ее любит? Он говорил с таким неподдельным чувством, и выражение его лица было таким искренним.
        Стефани от него отстранилась. Что ответить ему? Как убедить? Сказать ли правду? Но тогда он еще больше усомнится в ее здравомыслии. Оставалось только взывать к его порочному «я».
        - Знаешь, Андре, -Стефани гордо вскинула подбородок, - если перестанешь ухаживать за Эбби, я больше не буду с тобой встречаться.
        - Постараюсь этого не допустить, -ответил он с улыбкой, поцеловав девушку в щеку.
        - Негодяй! Пожалуй, мне пора.
        - Ты не уйдешь. -Андре поймал ее за руку.
        - Будешь держать меня силой?
        - Если возникнет необходимость. Поужинаем вместе.
        Стефани нахмурилась.
        Андре вынул из корзинки несколько маленьких тарелок, накрытых салфетками. На одной лежали черника и виноград, на второй - разных сортов сыр, на третьей - икра на крекерах.
        - Хочешь икры? -спросил Андре.
        - Андре, ведь мы еще…
        - Стоп. Обещаю подумать на эту тему, позднее. Сейчас мы ничего не изменим.

«Вероятно, он прав», - подумала Стефани, когда Андре поднес к ее рту крекер с икрой.
        - Спасибо, но я к икре равнодушна.
        - Хочу, чтобы ты научилась ценить прекрасное и получать удовольствие.
        - Весьма веский довод, -пробормотала она.
        - Не упрямься, попробуй!
        - Неплохо, -сказала Стефани. Рыбьи яйца не показались ей такими горькими, как раньше.
        - Это икра с Каспийского моря, -сообщил Андре. - Самая лучшая в мире.
        - У тебя все самое лучшее.
        Он улыбнулся и положил Стефани в рот несколько ягод и кусочков сыра. Из воинственного спорщика Андре превратился в светского обольстителя. Стефани было приятно, Когда его пальцы нежно касались ее губ, засовывая в рот очередное лакомство, или смахивали с подбородка крошки. Пронзительный взгляд и пленительная улыбка сулили райские наслаждения. Ситуация становилась опасной. Стефани понимала, что пора остановиться, но это было выше ее сил.
        - Стефани, почему ты думаешь, что никогда больше не полюбишь?
        Застигнутая врасплох, девушка тяжело вздохнула.
        - Мне кажется, такая любовь бывает раз в жизни. То, что ты имеешь в виду, - просто похоть. Ты ни в чем не знаешь меры. Даже здесь свил любовное гнездышко.
        - Любовное гнездышко? - Его брови взметнулись вверх. - Как интересно!
        - Ты изнежен и избалован,- продолжила Стефани.- И в таком же духе воспитываешь детей. Я не знала роскоши, все зарабатывала собственным трудом. Так же как и мой муж. К излишествам не привыкла, они меня тяготят.
        - Именно это и привлекает меня в тебе - твоя скромность. Мне хочется дать тебе все.
        - Чтобы я стала такой, как ты?
        - Вовсе нет. Это позволило бы мне взглянуть на жизнь твоими глазами.
        - Пойми, Андре, мы совершенно разные. Тебе никогда не приходилось работать ради куска хлеба.
        - У меня все есть. Значит, я должен, по-твоему, мучиться угрызениями совести?
        - Ты распутник, в то время как я воспитана в духе протестантской морали. Если б я и могла снова влюбиться, то лишь в человека, близкого мне по взглядам на жизнь.
        - Но противоположности сходятся, -возразил Андре, - дополняют друг друга. Ты низводишь меня на землю, а я пытаюсь раскрепостить тебя, освободить твой дух.
        - Бесспорно, в твоих словах есть рациональное зерно, -согласилась Стефани, глядя на него со смешанным чувством радости и боли.
        - Если не возражаешь, мы могли бы немного поработать, -добавил он вкрадчиво. - Раза два в день.
        Стефани расхохоталась.
        - Ты добиваешься меня потому, что я тебе недоступна.
        - Пожалуй, что так. Мне порядком надоели женщины, готовые пасть к моим ногам, -кивнул Андре. - Тебе наплевать на мое богатство, и это меня вдохновляет. А главное - ты разожгла во мне пламя страсти.
        Стефани умирала от желания отдаться ему и, когда Андре покрыл поцелуями ее лицо, а потом стал ласкать ее грудь, потеряла самообладание, забыв обо всем на свете.
        - Ты хочешь меня, Стефани, хочешь, -шептал Андре, в то время как его рука, скользнув вниз, добралась до пушистого треугольника и пальцы вошли в ее лоно.
        - Пожалуйста, перестань…- взмолилась Стефани, изнемогая от вожделения.
        - Невозможно остановить страсть, погасить огонь желания. Но ничего подобного никогда не будет между мной и Эбби. Никогда! Сколько бы сделок ты со мной ни заключала…
        Не произнеся в ответ ни слова, Стефани, охваченная отчаянием, скрылась за дверью.



        Глава 34

        В бальном зале отеля «Джефферсона», залитом ярким светом газовых светильников, звучала веселая музыка Штрауса. Именитые граждане Натчеза собрались здесь отметить Праздник урожая. Роскошные туалеты дам на фоне строгих черных визиток джентльменов выглядели особенно эффектно. Бриллианты, рубины, сапфиры, изумруды переливались всеми цветами радуги.
        Большинство гостей стояли вдоль стен, а члены наиболее родовитых фамилий, включая Руфуса Лернеда и Элисон Фостерс, возглавляли вереницу танцующих. Стол ломился от всевозможных яств, начиная от креветок со льдом, раковых шеек, устриц и кончая виргинской ветчиной, ростбифом, бланманже и птифурами. У стола колдовали официанты в белых перчатках. Пахло дорогим табаком, духами, помадой, тальком, пудрой и цветами.
        Стефани и Генри стояли у стойки буфета. На Стефани было великолепное бальное платье, шедевр миссис Ходж, из темно-розового бархата, с глубоким вырезом, пышными рукавами и широкой юбкой с турнюром. Она взирала на происходящее с благоговейным трепетом. По ее подсчетам, в зале собралось не менее сотни человек, причем многие представляли старую гвардию города. Грандиозное событие послужило толчком к возрождению элиты после великой войны, подорвавшей основы Юга, и длительного периода восстановления.
        В многолюдной толпе мелькали знакомые лица, представители известных фамилий - Бисландов, Стэнтонов, Уэверли. У чаши с пуншем стоял капитан Том Лезерс. Кэти Бэнкс сидела в углу и судачила с вдовушками. На противоположном конце зала Стефани увидела Андре и Эбби, рядом с ними - мистера Трамбла, а немного в стороне Фортье и Уистера. В шелковом платье персикового цвета Эбби выглядела просто прелестно. Андре в черной визитке и белой рубашке с плиссированной манишкой не оставил Стефани равнодушной.
        Между тем Андре пригласил Эбби на танец. Но получалось у них плохо. Эбби никак не могла попасть в ногу с Андре. Не то что Стефани. Но девушка тотчас отогнала предательскую мысль.
        - Потанцуем? -предложил Генри, подав Стефани руку.
        Он тоже был хорош собой в белой рубашке с бриллиантовыми пуговицами и напомаженными волосами. Однако нисколько не волновал девушку.
        - Охотно, мистер Робийяр.
        Генри вывел Стефани на середину зала.
        - Мне очень повезло, что я вас встретил, - произнес он с застенчивой улыбкой. - Тетушка Кэти спит и видит, что мы поедем в Луизиану.
        - Кэти - такая душка, - ответила Стефани с нервным смешком. - Но мы не станем совершать необдуманных поступков.
        - Вот как? -Генри привлек девушку к себе.
        Последние дни он уже дважды намекал на женитьбу, и она испытывала угрызения совести, что водит мужчину за нос. Но ведь она совсем его не знает. Правда, в девятнадцатом веке это вряд ли кого-либо интересовало. Другое дело Андре Годдар. Вероятно, для среднестатистического мужчины, жившего в условиях, когда желтая лихорадка могла унести жизни половины городского населения, было вполне естественным просить руки любой свободной женщины. Тот факт, что жених и невеста практически не знали друг друга, в дворянской среде не являлся препятствием для заключения брака.
        - Стефани, дорогая, - раздался знакомый голос, как только звуки музыки смолкли, - как ты обворожительна!
        Генри и Стефани обернулись. Стефани бросило в жар, Генри нахмурился. После обмена приветствиями Андре небрежно бросил:
        - Я хотел с тобой поговорить, Робийяр. На днях я пригласил Тома Лезерса к нам на бал, а потом к тебе на ужин. Надеюсь, ты не станешь возражать?
        - Конечно, нет, - ответил Генри. - Кэти всегда рада видеть капитана Тома. Уверен, она сама его пригласит, если увидит сегодня.
        - Отлично. Но думаю, твое приглашение лишним не будет. - Андре кивнул в сторону буфетной стойки. Как и следовало ожидать, Том не отходил от чаши с пуншем. - Пойди пригласи его, а я пока составлю компанию Стефани.
        - Дорогая, с вашего позволения я отлучусь на минуту, -обратился Генри к девушке, метнув на Андре полный негодования взгляд.
        - Разумеется, -произнесла Стефани.
        - Воспользуюсь случаем и приглашу тебя на танец, -горячо зашептал Андре.
        - А Эбби? -Стефани укоризненно на него посмотрела.
        Он хмыкнул и жестом указал на сценический помост.
        - Филармонический клуб закончил свое выступление, теперь на очереди квартет. Так что Эбби будет занята.
        Музыканты из квартета уже настраивали инструменты. Пиликанье расстроенной скрипки и стон виолончели заставили Стефани содрогнуться.
        - Чем вызвано страдальческое выражение лица? - язвительно спросил Андре. - Перспективой танцевать со мной или этими дикими звуками?
        - Какой кошмар! - прошептала Стефани.
        - Зато они весьма энергичны.
        Стефани расхохоталась, Андре вслед за ней. Он привлек девушку к себе, когда квартет фальшиво заиграл вступление к «Розам Юга».
        - Ты не находишь, что мы прекрасная пара? -спросил он своим бархатным голосом.
        Его слова и близость напомнили Стефани о том, что произошло ночью в мансарде.
        - Ты об этом думаешь, Стефани? - поинтересовался Андре.
        - О чем? - Девушка напряглась.
        Андре расхохотался, и лицо его приняло лукавое выражение.
        - Маленькая лгунья с невинным личиком. Но меня не проведешь. Я точно знаю, о чем ты думаешь, Стефани.
        - Ты умеешь читать мысли?
        - Твои мысли. Ты мечтаешь о том же, о чем и я, как нам закончить то, что мы начали прошлой ночью.
        - Твоя самоуверенность не знает границ! - возмутилась Стефани, но пылающие щеки выдали ее с головой.
        - Но я сказал правду, Стефани, верно? - прошептал Андре, склонившись к ее уху. - Когда ты наконец сдашься и перестанешь мучить меня?
        - Прекрати! На нас смотрят! - Она оттолкнула Андре.
        - Плевать мне на всех! Я жду ответа.
        - Ты его знаешь.
        - Бережешь себя до свадьбы? Терпение мое на пределе!
        Стефани бросила на Андре презрительный взгляд.
        - Избавь меня от этих разговоров.
        Андре слегка отстранился, чтобы заглянуть девушке в глаза.
        - Господи, до чего же ты упряма! Соблазнила меня, а потом отвергла. Будь мы одни, я сорвал бы с тебя это роскошное платье и…
        - Андре, не мучай меня! -взмолилась Стефани.
        - А ты меня разве не мучаешь?
        - Я никогда не лягу с тобой в постель, -прошептала она.
        - Даже если я встану сейчас на колени на глазах у всего зала?
        - Нет, нет и нет! Встать на колени и совратить - разные вещи. Но понять это может лишь джентльмен.
        - Это что, еще один намек на замужество? - Андре был явно заинтригован.
        - Генри, к примеру, уже заговорил о браке.
        - Не может быть! -опешил Андре.
        - Ты же знаешь, он ищет жену, а тетя Кэти, похоже, от меня без ума.
        - Но о твоем браке с Генри не может быть и речи! - гневно воскликнул Андре.
        - Почему? -выпалила она. - Почему я не могу стать женой Генри, - она понизила голос, - а твоей любовницей могу?
        - Потому что я хочу тебя, Стефани, дорогая, - прошептал он страстно.
        - А Генри не хочет?
        - Не так, как я. И не говори, что относишься к его предложению всерьез.
        - Я не отношусь всерьез к твоему!
        В это время кто-то хлопнул Андре по плечу.
        - Что?- взревел Андре, обернулся и увидел капитана Тома Лезерса.
        - Годдар сегодня немного взвинчен, - пробурчал капитан и, подмигнув Стефани, расхохотался.
        - Вы правы, - лукаво ответила она.
        - В таком случае позвольте Вас спасти и пригласить на танец. - С этими словами Лезерс предложил Стефани руку.
        - С удовольствием.
        Пока Андре метал громы и молнии, Лезерс вывел девушку на середину зала. Стефани торжествовала. Пусть знает этот наглец, что она не его собственность.
        - Весело проводите время… э-э… Стивен?
        Язвительный тон капитана насторожил девушку.
        - Капитан, - она заглянула ему в глаза, - надеюсь, это останется нашим маленьким секретом?
        - Конечно, леди, но я бы хотел получить еще один поцелуй.
        - Достаточно того, что вы получили, - притворилась она возмущенной.- Будете меня шантажировать- пожалуюсь вашей жене.
        Лезерс расхохотался.
        - Вы маленькая злючка! А что с Годцаром? С чего он так рассвирепел? Или вы устроили ему взбучку?
        - Что-то вроде этого, - улыбнулась девушка.
        - Почему вы пришли сюда не с ним?
        - Капитан Том, - Стефани вскинула брови, - извините, но вы перешли границы дозволенного.
        - Неужели? - смутился он. - Я просто не понял, почему Андре явился с этой маленькой серенькой мышкой. Сразу видно, что она не сможет завоевать его сердце.
        - Почему? - полюбопытствовала Стефани. - Они прекрасная пара.
        - Ба! - Капитан развел руками. - Разве в силах маленькая ослица усмирить дикого жеребца? Нет, жеребцу нужна горячая кобыла, сильная, волевая. Вот вы могли бы приручить Андре Годадра.
        Стефани промолчала. Она не собиралась приручать этого проходимца!
        Вне себя от ярости, Андре пробирался сквозь толпу. Генри Робийяр завел со Стефани разговор о браке. Вот злодей! Это был удар ниже пояса. Такого Годдар не ожидал от своего партнера. А ведь прикидывался тихоней. Нет, Андре такого не допустит, даже если ради этого придется жениться на Стефани самому!
        Жениться на ней самому? Интересная перспектива!
        Как давно произошел этот разговор? Знает ли Эбби?
        Андре поймал себя на том, что мечется по залу и сам с собой разговаривает, привлекая внимание окружающих. Несколько престарелых дам, в том числе и Кэти Бэнкс, пялились на него. Сообразив, что стал объектом наблюдения, он раскланялся, женщины помахали ему в ответ и захихикали. Размашистым шагом он двинулся к буфетной стойке и налил пунша, после чего направился к Эбби. Но его опередил Питер Дирборн. В этот момент квартет как раз доигрывал вальс.
        - Возьми, дорогая. - Андре протянул девушке кружку. - Питер, рад тебя видеть.
        - Я тоже, - отозвался священник, и они обменялись рукопожатиями. - Хочу поздравить Эбби и ее друзей, они превосходно играют. Я большой поклонник Штрауса.
        - Я тоже,- пробормотал Андре, подумав: «Какое счастье, что Штраус не слышал этого кошмара!»
        - Нам нужно скоро собраться, - обратился преподобный к Эбби, - обсудить рождественский сбор средств.
        - О, да, Питер! Это принесет людям радость! - Эбби притронулась к его руке. - Передайте привет вашей матушке.
        - Выпей, дорогая! - с натянутой улыбкой произнес Андре, когда Дирборн их оставил.
        - Как это любезно с твоей стороны,- поблагодарила Эбби.
        - Я подумал, что после выступления тебя наверняка мучит жажда, - сказал Андре и, заметив удивленные взгляды музыкантов, добавил: - Славная музыка, господа, славная.
        Музыканты ответили ему бурной жестикуляцией и словами благодарности.
        - Что еще, Андре?- спросила Эбби.- Мы должны продолжить выступление.
        - Конечно. - Кашлянув, он наклонился к ней и прошептал: - Ты знала, что Генри говорил со Стефани о браке?
        - Нет. - Эбби энергично замотала головой. - Но должна признаться, что не удивлена. А как Стефани отреагировала?
        - Не знаю. Но я категорически против этого брака.
        - Но почему?
        - Почему? Он ей не пара. Уж очень нудный.
        Эбби хихикнула.
        - Что в этом смешного? - удивился Андре.
        - Прости, Андре, - девушка покраснела и опустила глаза, - но знаешь, что говорят?
        - Нет. Умоляю, скажи.
        - Что скучные мужчины -самые лучшие мужья.
        Андре ничего не ответил, отвернулся и зашагал прочь, свирепо сверкая глазами, готовый живьем проглотить дюжину скучных мужчин.



        Глава 35

        - Моя дорогая, в этом платье вы выглядите потрясающе. Это - творение рук миссис Ходж?
        - Да, спасибо, мисс Элизабет, - ответила Стефани. - А вишневый цвет вам очень к лицу и великолепно сочетается с осенними красками.
        Этот разговор происходил между Стефани и Элизабет Стэнтон на Миртл-стрит, в античном особняке Генри Робийяра. В последнюю минуту Кэти поручила Стефани проверить убранство стола в стиле ампир, залитого мягким светом хрустальных канделябров с изящными подвесками. Стол, накрытый прекрасным ирландским полотном, был сервирован столовым серебром и старинным парижским фарфором, с узором из любимых роз маркизы Помпадур. Центральное место занимала хрустальная ваза с глазурью и белыми каллами.
        Из кухни доносились соблазнительные ароматы изысканных яств. Собравшиеся тихо переговаривались, смеялись, пили аперитив. Стефани заметила Джорджа Маршалла, беседовавшего с полковником Балфуром. Мимо прошел Том Лезерс с бурбоном в руке и лукаво подмигнул девушке. Ан-лре и Эбби болтали с Руфусом Лернедом и его супругой.
        - Поистине странная пара, -заметила Элизабет.
        - О ком вы? - спросила Стефани.
        - Никогда бы не подумала, что Андре взбредет в голову ухаживать за крошкой Эбби, - пояснила Элизабет, - в то время как все красотки Натчеза спят и видят его рядом.
        - Да, в обаянии ему не откажешь, - задумчиво произнесла Стефани, отпив из бокала.
        - Моя дорогая, этот мужчина - настоящий сердцеед, - сказала Элизабет. - Удивительно, что он до сих пор не опробовал свой талант на вас.
        Стефани промолчала.
        - Полагаю, все произошло после смерти бедняжки Линни, - продолжала Элизабет. - Вероятно, Андре чувствует себя обязанным жениться на ней, после того как Эбби пожертвовала ради него и его детей всем, что у нее было.
        - Что ж, лучшей жены Андре не найти, - ввернула Стефани.
        - Сомнений нет, - согласилась Элизабет. - Но они совершенно не подходят друг другу. Эбби не сможет привязать его к себе, так же как и Линни.
        - Но люди женятся не ради удовольствия. В жизни есть и другие ценности.
        - Возможно. Но представьте на минуту, что эти двое поженились. Эбби будет пропадать в церкви, а Андре - в пивнушках и на скачках. А вдруг она захочет взять в свадебное путешествие свою расстроенную скрипку?
        - Вряд ли такое случится. - Стефани едва сдержала улыбку.
        - Нужно знать Эбби, - сказала Элизабет и, наклонившись к Стефани, едва слышно добавила: - Мне кажется, в такой момент мало кого из женихов будет интересовать Моцарт.
        Стефани чуть не прыснула, но тут к ним подошел Генри.
        - Ах вот вы где, дорогая.-Мужчина поклонился.- Мисс Стэнтон, вы, как всегда, неотразимы. Мы с тетушкой счастливы, что вы и ваши сестры почтили нас своим присутствием.
        Элизабет по-королевски протянула ему руку, и Генри галантно ее поцеловал.
        - Не стоит благодарности, мистер Робийяр.
        - Если вы не против, - мужчина кашлянул, - можно мне Стефани на несколько слов?…
        - Любовь, Генри? - Элизабет подмигнула Робийяру.
        - Кто знает… - Улыбаясь, Робийяр взял Стефани за руку и повел к французскому окну.
        - В чем дело, Генри?
        - Я хочу побыть с вами наедине, - признался он, выходя с девушкой на террасу.
        Дверь за ними закрылась, и Стефани охватило легкое беспокойство. На террасе было свежо, и она поежилась. Спальную часть дома отделял от основной внутренний дворик, утопающий в цветах и озаренный мягким светом, падающим из окон. В воздухе висел густой аромат цветущих роз, бегоний, трилистника и жасмина. Обстановка была интимной и романтичной.
        - Генри, о чем вы хотели со мной поговорить? Все уже рассаживаются за стол.
        - Это не займет много времени, - произнес Генри и, приблизившись к девушке, коснулся ее руки. - Вы не замерзли?
        - Ночь теплая, - покачала головой Стефани.
        - Стефани, я хочу вам кое-что сказать, - промолвил Генри, сжав ее ладони.
        Ну вот, начинается.
        - Только не сейчас, Генри.
        - Но я должен, - продолжил он с глубоким вздохом. - Я понимаю, мы знакомы не так давно, но вы уже пленили мое воображение. Окажите мне честь стать моей женой.
        Нетрудно было догадаться, о чем пойдет речь, и все же Стефани была застигнута врасплох.
        - Генри, вы хороший человек, - сказала Стефани, - но, как вы правильно заметили, мы едва знакомы…
        - С первой же нашей встречи я понял, что вы можете стать для меня идеальной женой. И тетушка Кэти со мной согласна. Я даже собирался сегодня объявить об этом…
        - Сегодня? - вырвалось у Стефани. - Ни в коем случае!
        - Почему?
        - Потому что мы всего лишь добрые знакомые. К тому же на вас оказывает большое влияние тетя Кэти. Ей очень хочется поженить нас.
        - Это не так, - возразил он и провел пальцами по щеке девушки. - Вы мне нужны, Стефани. Я это понял, как только увидел вас. Наш союз будет счастливым, тем более что тетушка его благословляет.
        - Генри, я польщена вашим предложением, но не могу его принять.
        - Но почему? Вы влюблены в Андре?
        - С чего вы взяли?
        - Думаете, я не вижу? - Генри помрачнел.
        - Вам просто показалось. - Девушка пожала плечами.
        - Тогда почему вы не хотите выйти за меня замуж? - не унимался Генри.
        - Потому что не испытываю к вам никаких чувств, кроме дружеских.
        - Чувства придут скорее, чем вы думаете.
        - Генри, вы меня неправильно поняли. Мне приятно появляться с вами в обществе, но я никогда не давала вам повода думать, что между нами может быть нечто большее, чем дружба. Должна признаться, что до сих пор люблю своего мужа и… и не собираюсь выходить замуж. А главное, я собираюсь вернуться к родным, как только помогу Эбби встать на ноги.
        - Вы это серьезно? - Генри, похоже, был ошеломлен.
        - Серьезно.
        - И вы не измените своего решения?
        - Боюсь, что нет.
        У Генри вырвался стон. Он выглядел совершенно потерянным. За такой короткий срок Генри влюбился в нее. Но разве у нее с Андре не произошло то же самое, хотя она этому сопротивлялась? И Стефани не могла не проникнуться к Генри сочувствием.
        - Что ж, полагаю, это конец, -пробормотал он.
        - Генри, мне очень жаль. - Она поцеловала его в щеку.
        В этот момент дверь распахнулась.
        - Генри, Стефани, пора…
        Они отскочили друг от друга как ошпаренные. Во внутренний дворик вышел Андре. Стефани пришла в смятение.
        - Я вам не помешал? - спросил он вкрадчиво.
        - Не лезь не в свое дело! - крикнул Генри.
        - Не в свое? -возмутился Андре. - Да будет тебе известно, что миссис Сарджент работает у меня и я должен заботиться о ее репутации.
        Безапелляционное заявление Андре возмутило Стефани до глубины души.
        - Не тебе говорить о репутации, Годдар, - произнес Генри. - Я ничего дурного Стефани не желал и порочить ее доброе имя не собирался. Я только что сделал ей предложение.
        - Вот как? - Андре с угрожающим видом стал надвигаться на Генри, бросая сердитые взгляды на Стефани. - И что, получил согласие?
        - Не твое дело! - взвилась девушка.
        - Но ты его целовала!
        - Убирайся к чертям!
        - Я уйду, но и тебя прихвачу с собой! - Андре схватил Стефани за руку.
        Генри встал между ними:
        - Немедленно отпусти ее, или я вызову тебя на дуэль!
        - Охотно приму твой вызов! - взревел Андре.
        - Сейчас же прекратите!- закричала Стефани, разнимая мужчин. - Я не позволю вам драться из-за меня на дуэли!
        - Тогда идем! - приказал Андре.
        Чтобы не усугублять ситуацию, пришлось подчиниться.
        - Весьма сожалею, - пробормотала Стефани, обращаясь к Генри.
        - Нет! Вы не должны плясать под его дудку! Я не позволю!
        - Пожалуйста, Генри. - Стефани коснулась его руки. - Я не хочу, чтобы ваша смерть была на моей совести. Возвращайтесь к гостям.
        - Стефани…
        - Прошу вас… со мной все будет в порядке.
        - Полагаю, вы совершаете большую ошибку, - в отчаянии произнес Генри.
        Андре не проронил больше ни слова. Схватив Стефани за руку, он потащил ее в столовую. К ее ужасу, все, включая Эбби, уже сидели за столом. В полном молчании Андре вывел девушку из комнаты. Собравшиеся с недоумением смотрели им вслед.



        Глава 36

        - Значит, ты собралась замуж за Генри? Отвечай! -потребовал Андре.
        Разговор происходил в экипаже, мчавшемся в Хармони-Хаус.
        - Я уже сказала, что тебя это не касается, - едва сдерживая ярость, ответила Стефани.
        - Но ты член нашей семьи! Значит, касается!
        - Лучше на себя посмотри! Ведешь себя безобразно. Ни с кем не считаешься.
        - Ты себя опозорила сегодня.
        - Нет! Это ты меня опозорил, когда тащил за собой на глазах у почтенных граждан Натчеза. А с бедной Эбби как поступил? Бросил одну?
        - Уилли заедет за ней.
        - Это ничего не изменит. Ты опозорил и ее, и меня. Погубил мою репутацию.
        - Нечего прикидываться невинной овечкой. Я видел, как вы с Генри уединились.
        - Уединились! - воскликнула Стефани. - Не вижу ничего предосудительного в том, что джентльмен просит у дамы руки!
        - После двухнедельного знакомства?
        - А сколько времени понадобилось тебе, чтобы предложить мне стать твоей любовницей?
        - Ты с ним спала?
        - Что?! Ах ты, мерзавец…
        - Так спала или нет? - повторил он ледяным тоном.
        - Нет! - Стефани едва не задохнулась от возмущения.
        - Тогда при чем здесь мое предложение?
        - Ты хотел показать, что добьешься своего любой ценой, - сказала она и сразу пожалела об этом.
        - Отлично сказано, Стефани. Пожалуй, не стоит с тобой больше нянчиться. - Он коварно улыбнулся и, не дав Стефани рта раскрыть, привлек ее к себе и поцеловал.
        - Как ты смеешь! - Она оттолкнула Андре.
        - Стефани, немедленно скажи, приняла ли ты его предложение, иначе я за себя не ручаюсь!
        - Не приняла, -простонала Стефани.
        Андре просиял.
        - Напрасно радуешься, негодяй. Не ради тебя не приняла, просто не собираюсь снова выходить замуж.
        Взгляд Андре потеплел, и он легонько коснулся пальцами ее губ.
        - Значит, своей первой любви ты никогда не забудешь?
        Стефани пронзило острое чувство вины. Ведь она все реже и реже вспоминала о Джиме.
        - А что, если я тебе сделаю предложение?
        - Ты? Известный в городе ловелас?
        - Я серьезно. - Андре заглянул ей в глаза. - Ты очаровала меня. Я готов на тебе жениться, только бы ты стала моей.
        - Андре, это невозможно! - В голосе ее звучало отчаяние.
        - Почему?
        - Потому что желание переспать со мной - не повод для брака и…
        - Договаривай.
        - У тебя обязательства перед Эбби…
        - Обязательства? А как насчет обязательств перед самим собой?
        - Ты, как всегда, думаешь только о себе.
        Наступило молчание. За всю дорогу они не проронили больше ни слова.
        Не успела Стефани надеть ночную рубашку, как дверь, разделявшая смежные комнаты, распахнулась, и Андре буквально ворвался к ней в спальню.
        - Андре! Какого черта ты делаешь в моей комнате?
        Мужчина бросился к ней.
        Повергнутая в шок, она стояла не шелохнувшись. Андре окинул ее оценивающим взглядом и, заметив, как напряглись ее соски под тонкой тканью, а лицо запылало, торжествующе произнес:
        - Видишь, что с тобой творится при одном лишь моем приближении!
        - Негодяй!
        - Не строй из себя недотрогу, Стефани! - Он схватил девушку за плечи. - У меня была возможность хорошо тебя изучить.
        - Не желаю тебя слушать. Убирайся!
        - Нет уж, прежде надо разобраться. - Андре скрестил на груди руки.
        - С чем?
        - Я сделаю то, чего ты так добиваешься. Женюсь на Эбби.
        Стефани от изумления потеряла дар речи. Потом, заикаясь, спросила:
        - Что заставило тебя изменить решение?
        - Я человек сильных страстей, а моим детям нужна мать. Вот и женюсь на Эбби, раз ты не можешь стать моей. Ведь ты этого хочешь?
        Да, Стефани этого хотела. Однако опечалилась, услышав новость.
        - Хочу.
        - Хочешь? -Он улыбнулся. - Подумай хорошенько, дорогая. Ведь жизнь Эбби превратиться в ад.
        - Негодяй! Это шантаж! Ты женишься на Эбби, чтобы отомстить мне?
        - Нет. Но пойми, я не в силах сделать ее счастливой! -ответил он с жаром. - А ведь она ни в чем не виновата! Это я заслуживаю наказания.
        - Может, ты и прав, -подумав, произнесла Стефани.
        Андре привлек Стефани к себе и стал покрывать поцелуями ее лицо, шею, грудь. Потом вдруг отпустил ее. Стефани смотрела на него в полной растерянности.
        - Выбор за тобой, -произнес он и вышел из комнаты, хлопнув дверью.
        Стефани предалась размышлениям. Андре женится на Эбби, но сделает ее несчастной. Миссия Стефани была изначально обречена на провал. Судьба сыграла с ней злую шутку.
        Девушка стала мерить шагами комнату. Из-под двери, ведущей в соседнюю спальню, виднелся свет. Андре не спит. Он ждет ее в постели. Эта мысль вытеснила все остальные. Она сгорала от любви к Андре, жаждала его ласк. Хорошо понимая, что он сделает жизнь Эбби невыносимой, Стефани все же чувствовала себя предательницей.
        Стефани закрыла глаза, прошептала:
        - Бабушка Магнолия, помоги мне! Я в полной растерянности. Пожалуйста, помоги!
        Но женщина, еще не появившаяся на свет, не возникла перед ней как по мановению волшебной палочки. Однако в памяти всплыла сцена из далекого детства, когда они с Сэм носились по бабкиному саду и та сказала слова, которые Стефани помнила до сих пор…
        В этот миг Стефани получила ответ… во всяком случае, так ей показалось. На глаза навернулись слезы, к горлу подступил ком. Девушка сняла с пальца обручальное кольцо и, поцеловав его, положила в ящик комода. После чего направилась к двери и шагнула в комнату Андре. Он поднял на нее взгляд, исполненный радостного изумления.
        - Зачем ты пришла? -прошептал он.
        Она робко улыбнулась.
        - Я заставила тебя помучиться, да?
        - Да.
        - Но ты не отступился.
        - Верно. Что я мог с собой поделать? Ты пленила меня, дорогая.
        - Андре, я устала от борьбы. Попытаемся избавиться от этого наваждения вместе.
        - Подойди, -попросил Андре.
        Она нерешительно направилась к кровати.
        - Зачем ты здесь, Стефани?
        - Сама не знаю, -пролепетала она, сжав руки, и беспомощно на него посмотрела. - Я хотела помочь Эбби. Но теперь вижу, что вы совершенно не подходите друг другу. Что ты, сам того не желая, превратишь ее жизнь в ад. Я не знаю, что теперь делать. Не понимаю, зачем я здесь. - Девушка умолкла. - Одно могу сказать: я ничего так не хочу, как быть рядом с тобой…
        Андре притянул Стефани к себе и прижал к обнаженной груди. Их разгоряченные бедра разделяла лишь тонкая материя. Потом он перевернулся и впился в девушку долгим поцелуем.
        - О, Стефи, - прошептал он хрипло. - Я так рад, что ты пришла ко мне. Все будет хорошо, моя любовь. Обещаю. Ты прелесть. - Он ерошил ей волосы, покрывая легкими поцелуями изысканную линию подбородка. Потом спросил: - Как ты намерена избавиться от наваждения, милая?
        - Понятия не имею, - промолвила она в раздумье. - Я как раз только что размышляла об этом. И о нас тоже.
        - И что надумала?
        - Мне кажется, мы похожи на мотыльков…
        - Мотыльков? - Он хмыкнул.
        - Некоторые виды живут всего несколько дней. В детстве я поймала в бабушкином саду мотылька. Он был необыкновенно красивым, и я не хотела его отпускать. Но бабушка сказала: «Отпусти его, девочка, иначе он умрет. Мотыльки приходят в этот мир на короткое время, и грех укорачивать их век».
        - Трогательная история, - пробормотал он. - Но мы с тобой тут при чем?
        - Возможно, возникшее между нами чувство мимолетно. Но оно существует.
        - Ты говоришь странные вещи, дорогая, -заметил Андре. - Милые, но странные.
        - Ты не понимаешь?
        - Понимаю, -ответил он серьезно и провел пальцем по ее губам. - Ты хочешь сказать, что ничего мне не обещаешь.
        - Что не могу обещать, -призналась она печально. - Хотела бы, но не могу.
        - А что, если ты в меня влюбишься? -спросил он с улыбкой.
        - Я постараюсь владеть своими чувствами.
        - Отлично, -проговорил он обиженно. - Но почему у женщины, которая клянется, что никогда больше не полюбит, возникают такие опасные мысли?
        - Ты меня очаровал, Андре, -сказала Стефани виновато. - Но мы очень разные.
        - И все же ты пришла, дорогая. -Он прижался губами к ее волосам. - Я буду любить тебя до тех пор, пока ты не изменишь своего решения.
        - Обещай, что ничего не расскажешь Эбби, пока мы…
        - Поцелуй меня, -попросил Андре.
        - Она прильнула губами к его губам и застонала от наслаждения. Стефани перебирала его волосы, гладила шею и спину. Он был такой большой и сильный, теплый и благоуханный. Он принадлежал ей, и только ей, даже если им отведена всего одна ночь.
        - О, дорогая, я умираю от желания обладать тобой, -шептал Андре.
        Он снял с нее рубашку и на минуту замер, любуясь ее совершенными формами. Провел пальцами по набухшим соскам.
        - Ты прекрасна, моя очаровательная бабочка, -бормотал он.
        Коснувшись губами ее груди, он нежно ласкал податливую плоть. Ее дыхание стало прерывистым. Он провел рукой по ее обнаженному бедру, игриво покусывая соски.
        - Андре, Андре, я больше не могу! Я изнемогаю!
        - Это прекрасно, -прошептал он. - Я хочу, чтобы ты забыла обо всем на свете, чтобы на волнах страсти унеслась на вершину блаженства.
        Его губы заскользили по ее телу и коснулись заветного места.
        Андре лег на нее, и Стефани ощутила тяжесть его сильного, мускулистого тела.
        Высвободившись из его объятий, девушка склонилась, поцеловала шелковый кончик, взяла его в рот и стала ласкать языком.
        - О Боже, -простонал он, опрокинул Стефани на спину, раздвинул ей ноги и вошел в нее.
        Они двигались в одном ритме, все быстрее и быстрее, лаская друг друга, и пришли к финишу одновременно.
        Ничего подобного Стефани прежде не испытывала. Это было неземное блаженство. Она словно растворилась в любимом, слившись с ним воедино.
        Андре смотрел на Стефани затаив дыхание. Она лежала под ним необыкновенно красивая, с разметавшимися по подушке белокурыми волосами. Ее лицо все еще пылало от пережитой страсти. Он нежно прикоснулся губами к ее губам.
        Он дождался ее и испытал ни с чем не сравнимое блаженство. Он чувствовал, как к нему возвращается жизнь. Его спящая красавица великолепна, и он не станет тревожить ее сон. Но как долго сможет он бороться с искушением? Стефани возбуждала его не только как женщина. С ней было интересно беседовать, спорить.
        Ее духовный мир поражал Андре своим богатством и разнообразием. Ни к одной женщине он не испытывал ничего подобного. Даже представить себе такого не мог.
        Слава Богу, она отказалась от своего безумного плана соединить его с Эбби. Но принадлежит ли она ему на самом деле? Останется ли с ним завтра? Не была ли ее любовь мимолетным увлечением, мотыльком, о котором она говорила? Эти мысли разрывали ему сердце. Он хотел обладать Стефани до конца дней своих.



        Глава 37

        Стефани разбудил запах корицы, шоколада и кофе. Она распахнула глаза и зажмурилась от мягкого света, наполнявшего комнату. Приподнявшись на локтях, над ней склонился Андре. Воспоминания о бурной ночи заставили Стефани покраснеть. Она отдавалась ему смело и страстно, и это было с ней впервые в жизни. Даже с Джимом не испытывала Стефани ничего подобного Она чувствовала себя несколько растерянной, но ни о чем не жалела.
        Подумав о ситуации, девушка всполошилась.
        - Святые небеса! Уже утро. Мне нужно вернуться к себе.
        - Раньше позавтракаем.
        Он кивнул на ночной столик.
        Там стоял прелестный поднос, на подносе кофейник, две маленькие чашки и корзинка с булочками.
        У Стефани потекли слюнки. Теперь ясно, откуда все эти дурманящие запахи.
        Андре взял булочку и поднес ко рту Стефани.
        Стряпуха испекла свои знаменитые сдобы с корицей и шоколадной помадкой. Они славятся на весь Юг.
        - Хочешь, чтобы я растолстела?
        - Если чуть-чуть, не возражал бы, -отозвался он. Девушка лизнула шоколадную глазурь.
        - Восхитительно!
        - Что я вижу? Ты слизываешь глазурь, а к булочке не притронулась? Что бы ты сказала детям, увидев, что они, не поев, взялись за десерт?
        - Обожаю шоколад, -призналась Стефани и снова лизнула помадку.
        - Ага! -обрадовался Андре. - У совершенной мадам Сарджент все же есть недостаток?
        - И не один. -Она пробежала пальцами по его обнаженной груди.
        Андре поцеловал Стефани, откусил кусочек сдобы и сунул в рот девушке. Она зажмурилась от удовольствия. А когда открыла глаза, Андре стал покрывать ее тело поцелуями.
        - Ты такая вкусная, -бормотал он.
        Они вместе ели булочку, пили кофе, целовались. Вдруг Стефани спохватилась.
        - Андре, все было потрясающе, но если кто-нибудь войдет…
        - И что? Нас тут же обвенчают.
        - Обвенчают? Не стоит этим шутить.
        - Я не шучу, Стефани. -Андре обнял ее за плечи. Его лицо посерьезнело. - Я прошу тебя стать моей женой.
        - Твоей женой? Н-но почему?
        - Почему? Потому что ты маленькая распутница. Ночью я убедился в этом.
        - И только поэтому?
        - Это не единственная причина, как тебе известно, -ответил он. - Нам хорошо вместе не только в постели.
        - В каком-то смысле мы дополняем друг друга, - улыбнулась Стефани. - Но уверен ли ты в том, что можешь остепениться?
        - Уверен, -ответил он не задумываясь. - Ты отличная мать и превосходная любовница.
        Как ни хотела Стефани, принять предложение Андре не могла.
        - Андре, мне кажется, ты поддался очарованию момента и просишь о невозможном.
        - Почему?
        - Потому что я не собираюсь вторично выходить замуж.
        Кроме того, мы совершенно разные. И еще…
        - Эбби?
        - Я согласна, что ваш брак -не слишком удачная затея. Но представь, что с ней будет, когда она узнает о нас…
        - Я уже позаботился об этом. Раз уж ты взяла на себя роль свахи, найдем ей подходящего жениха.
        - Что? -ахнула Стефани.
        - Тебе не приходило в голову, что она может выйти за кого-нибудь другого? Как насчет простофиль из ее квартета? Они постоянно вьются вокруг нее и пускают слюни. С ними у нее гораздо больше общего, чем со мной, не так ли? Еще есть преподобный Дирборн…
        - Нет, нет, -возразила Стефани. - Никто из них не годится.
        - Но почему? -изумился Андре.
        - Потому что она любит тебя.
        - Ерунда.
        - Я знаю, что любит.
        - Она тебе об этом сказала?
        - Намекнула…
        - Как объяснить ему, что участь Эбби ей известна? Не может же она рассказать ему о своем путешествии во времени.
        - А почему, собственно, не открыть ему эту тайну? Тогда по крайней мере он будет знать, какая участь ждет Эбби.
        - Так и быть, поведаю тебе совершенно невероятную историю. Только смотри не свались на пол, держись за стойку кровати.
        - Что за чушь ты несешь?
        - Я знаю, все это покажется тебе более чем странным, -начала Стефани. - Мне известно, что Эбби влюблена в тебя, потому что я пришла из другого времени - из будущего, где я… встречалась с призраком Эбби.
        - Грандиозно, Стефани, -после минутного замешательства расхохотался Андре. - Но я не верю ни единому твоему слову. Тебе не удастся обвести меня вокруг пальца.
        - Это чистая правда.
        - Нет, горячечный бред.
        - Наберись терпения и выслушай меня!
        - Хорошо.-Он скрестил на груди руки.- Я люблю сказки.
        - Андре, ты не раз спрашивал меня, откуда я появилась. Так вот, я пришла из будущего столетия, чтобы помочь Эбби.
        - Господи! -всплеснул руками Андре. - Уж не горячка ли у тебя? - Он пощупал лоб девушки.
        - Умоляю, выслушай меня!
        - Что же, с сумасшедшими не спорят.
        - Я жила в этом самом доме, но сто лет спустя, -продолжила Стефани. - Мы с сестрой Самантой получили его в наследство от нашей двоюродной бабки Магнолии. В доме поселились призраки - бабушки и многих других, в том числе и Эбби. Она на закате играла на своей расстроенной скрипке…
        - Как мисс Перси на арфе в Данлейте?
        - Совершенно верно. Переехав в этот дом, я лишилась покоя. Однажды ночью на лестнице мне явился призрак Эбби…
        - Не может быть!
        - Истинная правда. Она посмотрела на меня грустными глазами и сказала: «Он никогда не любил меня. Но что с этим поделаешь?»
        Андре поскреб подбородок, но не проронил ни слова.
        - Я провела кое-какие исследования по Хармони-Хаус и выяснила, что, согласно легенде, Эбби была в тебя влюблена и умерла от неразделенной любви, после чего ее призрак стал появляться в доме.
        - И ты в это поверила?
        - А что мне оставалось делать? Я лишилась сна, у меня стали пропадать вещи. На туалетном столике я находила какие-то странные подарки. Наконец, у меня состоялся разговор с призраком старой Магнолии…
        - С призраком старой Магнолии?
        - Она не могла обрести покой из-за всех этих духов, включая твоих детей. Но они являлись не как призраки, а как некие сущности.
        Лндре от изумления лишился дара речи.
        - Потом, -продолжала девушка, - призрак Магнолии сказал мне, что я должна совершить прыжок во времени и исправить существующее положение. Она пояснила, что я получу два знака: один - когда начнется мое путешествие, другой - когда закончится. После этого у меня произошла ужасная ссора с сестрой. В ту ночь я выпила вино… и вот я здесь.
        Андре сидел как громом пораженный.
        - Если бы я смогла сделать Эбби счастливой, ее призрак перестал бы являться в Хармони-Хаус, и я смогла бы вернуться в семью. -Девушка тяжело вздохнула. - Ну вот… теперь все. Ты мне веришь?
        Некоторое время Андре молчал, потом взял ее ладонь и поцеловал.
        - Ты сумасшедшая, но все равно ты мне нужна. Не волнуйся, милая. Мы найдем самого лучшего доктора, если даже придется поехать в Европу.
        - Андре! -вскричала Стефани. - Да пойми же ты наконец, что все это правда!
        - Я слушал. Но с таким же успехом я мог выслушать детский лепет.
        Девушка начала было снова все объяснять, но Андре зажал ей ладонью рот.
        - Хватит, Стефани, ты меня пугаешь.
        Издав стон, Стефани умолкла.
        - Давай лучше поговорим о нашей любви, о том, как хорошо нам в постели.
        - А как насчет Эбби?
        - Найдем ей кого-нибудь. -Он пожал плечами. - А пока попробую тебя убедить, что мы идеальная пара и созданы друг для друга.
        - Андре… Мне бы очень хотелось, чтобы все было так, как ты говоришь. Но пойми, я здесь временно и исчезну, как только устрою ее будущее.
        - Ты не даешь мне ни единого шанса тебе помочь, -раздраженно бросил Андре.
        - Прости, -она бросила на него виноватый взгляд, - но моя судьба решена. Я пришла из другого мира и должна туда вернуться…
        - Ты ошибаешься, Стефани, -зашептал он пылко. - Не знаю, сумасшедшая ты или нет, но ты принадлежишь мне.
        С этими словами Андре раздвинул ей ноги и принялся доказывать свою правоту.



        Глава 38

        Разговор со Стефани запал Андре в душу. Он размышлял об услышанном все утро и все утро не сводил со Стефани глаз. Наблюдая за ней за завтраком, он с трудом сдерживал желание броситься к ней и зацеловать до смерти. После церковной службы, когда Стефани беседовала с Джозефом Карпентером, ему захотелось сообщить всему миру, что Стефани принадлежит ему. Встретившись с ним взглядом, Стефани отвернулась и покраснела. Она боялась, как бы Андре не схватил ее за руку и не потащил за собой, как это случилось накануне.
        Сопровождая домочадцев к алтарю, Андре слышал приглушенный шепот прихожан и ловил на себе любопытные взгляды. Неужели слух о его несдержанном поведении на ужине у Робийяров распространился по городу? Ему не терпелось объявить всем и каждому, что повода для сплетен нет, что он собирается сделать девушку своей невестой. Андре и впрямь готов был жениться на Стефани, хотя сильно сомневался в ее здравомыслии.
        Его озадачил странный рассказ. Неужели она и вправду сошла с ума? Или решила таким странным образом добиться его участия в судьбе Эбби?
        Почему все так запуталось и усложнилось? Он ведь только хотел сделать ее своей. Только Эбби, пожалуй, могла решить эту загадку. Нужно немедленно с ней переговорить.
        После службы Эбби, как всегда, задержалась с преподобным Дирборном. Обычно робкая и улыбающаяся, она оживленно с ним болтала, а потом пошла к своим музыкантам на церковный двор. Стефани собиралась выдать Эбби замуж, а потом покинуть их. Проклятие! Положение осложнилось, и он не знал, как из него выпутаться. Но если он поможет Стефани, останется ли она с ним?
        После обеда, столкнувшись с Эбби в коридоре, Андре остановил ее.
        - Дорогая, нам нужно поговорить…
        - Конечно, Андре.
        Он пригласил ее в кабинет и закрыл дверь. Эбби села на краешек стула у письменного стола.
        - Эбби. -Андре нервно заходил по комнате. - Прежде всего хочу извиниться перед тобой за вчерашнее…
        - Твой внезапный отъезд со Стефани вызвал настоящий скандал, -мягко сказала она. - Что случилось?
        - Я застал Генри за не очень… он сделал ей не очень приличное предложение… хотя Стефани мое вмешательство не понравилось и она выразила мне свое возмущение.
        - Могу себе представить, -заметила Эбби. - Стефани умеет за себя постоять.
        - Однако я счел необходимым сделать ей кое-какие внушения… насчет ее репутации и прочего.
        - Ты полагаешь, что способствовал укреплению ее репутации, когда тащил за собой на глазах собравшихся?
        - Я… потерял самообладание. -Андре взял девушку за руки. - Эбби, она хочет нас покинуть.
        - Я знаю. -Эбби вздохнула. - Это огорчает меня, я привыкла рассчитывать на ее помощь.
        - Я тоже.
        - А замуж за Генри она не собирается?
        - Нет, она вообще не собирается замуж, -ответил Андре, взъерошив волосы. - Говорит, что вернется к родным, как только ты сможешь обходиться без ее помощи.
        - Но я надеялась, что она изменит решение…
        - Я тоже.
        - Она без конца твердит, что уедет, как только… -Девушка осеклась.
        - Мы поженимся? -подсказал Андре.
        Эбби кивнула и залилась краской.
        - Мы долгое время ходили вокруг да около. Думаю, пора поговорить начистоту.
        - Согласна.
        - Что ты об этом думаешь, Эбби?
        - О чем?
        - О нашей женитьбе.
        - Линни была бы счастлива. -Тень печали легла на лицо девушки.
        - Не сомневаюсь. А ты сама будешь счастлива?
        - Любая женщина будет счастлива выйти за тебя. -Эбби застенчиво улыбнулась.
        - Эбби… Я не знаю, что делать… -Он сжал кулаки.
        - Скажи, что тебя угнетает?
        - По-моему, наше супружество будет ошибкой.
        - Я чем-то не угодила тебе? -Девушка напряглась.
        - Вовсе нет. Но мы совершенно разные. И ты хорошо это знаешь, ты очень похожа на Линни. Наш брак с ней тоже был ошибкой.
        - Ты называешь ошибкой появление на свет пятерых чудесных детей?
        - Я не это имел в виду. За детей я готов черту душу отдать. Но мы с Линни совершенно не подходили друг другу, и я не смог сделать ее счастливой.
        - Но у нее были дети, в которых она души не чаяла.
        - Слава Богу. Но я никогда не любил Линни. А ты такая же, как она. Робкая, застенчивая. Мне невыносима мысль, что я могу погубить твою жизнь.
        - А как насчет твоей собственной жизни? -насмешливо спросила девушка.
        - Думаю, я буду гораздо счастливее, если мы воздержимся от супружества, -признался Андре.
        - Понятно.
        - Пожалуйста, отнесись к этому спокойно. -Андре виновато взглянул на нее.
        - Как ты думаешь, может ли женщина оставаться спокойной, потеряв Андре Годдара? -Эбби вдруг рассмеялась.
        - Ты что, издеваешься надо мной? - Его глаза полыхнули гневом.
        - Конечно, нет. -Эбби потупилась.
        - Эбби, Стефани во что бы то ни стало хочет устроить твою судьбу, со мной ли… с другим ли.
        - Я знаю, -кивнула Эбби.
        - И как только это произойдет, Стефани нас покинет.
        - И об этом я знаю.
        - Но как убедить ее остаться?
        - Андре, -обронила Эбби с улыбкой после минутного размышления. - Помнишь, что я тебе сказала в театре?
        - Помню.
        - Что ж, дорогой, -она коснулась его руки и впервые не отвела глаз, - пора нам серьезно поговорить. Я расскажу тебе кое-что, о чем ты и не подозреваешь.



        Глава 39

        Погруженный в глубокие раздумья, Андре возвращался из дома преподобного Дирборна верхом на Принце Альберте.
        Андре не мог не признать, что кузина покойной жены - девушка удивительная. После их разговора он проникся к ней еще большим уважением и сочувствием, оценив наконец по достоинству.
        Подскакав к Хармони-Хаус, Андре спешился и привязал лошадь. Заметив на террасе Стефани, он размашистым шагом направился к ней.
        В своем муслиновом платье цвета слоновой кости с маленькими букетиками алых роз она была необыкновенно хороша. Андре невольно залюбовался ее грудью, видневшейся из глубокого выреза, и обнаженными по локоть руками.
        Он взбежал по ступенькам, поцеловал Стефани в щеку и сунул ей в волосы маргаритку, которую сорвал по пути.
        - Не меня ли ты ждешь, дорогая? -спросил он, взяв ее руку.
        Она покраснела и отняла ладонь.
        - Конечно, нет. И пожалуйста, не целуй меня на людях.
        - На людях? Я у себя дома, не так ли?
        - Мы на террасе, и нас кто угодно может увидеть, -горячо зашептала она.
        - Все же я уверен, что ты ждала меня, -не сдавался Андре.
        - Я дышу свежим воздухом, -возразила она, расправляя складки юбки. - Ты ведь однажды упрекнул меня, что я недостаточно бываю в саду и не восторгаюсь его красотой…
        - Наверное, ты безумно по мне скучала, -продолжал Андре поддразнивать девушку. Провести его было не так-то просто.
        - Вовсе нет. Между прочим, где ты был?
        Он расхохотался.
        - Беседовал с Эбби. Извинился за вчерашний вечер.
        - Правда? И как все прошло?
        - Замечательно, -сообщил он и, кашлянув, обыденным тоном добавил: - Потом я ездил навестить Питера Дирборна и пригласил его к нам на ужин сегодня. Преподобный любезно принял приглашение.
        - Сегодня? -присвистнула девушка. - Что за спешка?
        - Чем быстрее мы ее сосватаем, тем лучше.
        - Надеешься ей кого-нибудь подыскать? -с сомнением спросила Стефани.
        - Безусловно. Главное, убедить ее отказаться от намерения вступить со мной в брак и открыть перед ней другие возможности.
        - Смотрю, у тебя уже и план готов? -изумленно произнесла Стефани.
        - Да, но мне нужна твоя помощь, чтобы не наломать дров.
        - А ты тем временем окончательно совратишь меня.
        - Какая великолепная перспектива, дорогая! -Он снова поцеловал ее.
        - Андре, прошу тебя. Хватит и одного скандала!
        - Ты о прошлом вечере?
        - Разумеется. Ты обошелся неучтиво с Кэти и Генри.
        - Знаю! Завтра же принесу им свои извинения.
        - Я потрясена. Неужели Андре Годдар способен на такое? -усмехнулась Стефани.
        - Я не ангел и вел себя вчера недостойно.
        - Да уж.
        - Генри -мой лучший друг, и я поступил в высшей степени бестактно.
        - Рада, что ты это осознал, -произнесла Стефани. - Я тоже извинюсь перед ними.
        - Ты? -удивился Андре. - Зачем? Достаточно того, что это сделаю я.
        Стефани собралась уходить, но Андре поймал ее за руку и заглянул в глаза.
        - Подожди.
        При одном лишь звуке его голоса ноги у девушки сделались ватными. Но она справилась со своими чувствами и поднялась на второй этаж. Дверь в комнату Эбби была приоткрыта, и Стефани заглянула внутрь. Эбби сидела за туалетным столиком и расчесывала волосы.
        - Ах вот ты где, -обрадовалась Стефани.
        - Заходи. Я оставила дверь открытой, чтобы услышать, когда дети проснутся.
        - Молодец, - похвалила подруга. - Странно, что они до сих пор спят. Наверное, поход в церковь и обильный обед сделали свое дело.
        Отложив щетку, Эбби повернулась к Стефани.
        - Как ты, дорогая? Андре сказал, что вы вчера немного повздорили.
        Стефани покраснела.
        - Андре придрался к моему поведению без всякого повода. Он поступил ужасно. Мне очень жаль, что мы поставили тебя в неловкое положение.
        - Андре уже извинился передо мной, -сказала Эбби.
        - Вот и хорошо. А он сказал, что сегодня мы ждем к ужину преподобного Дирборна?
        - Нет. -Эбби побледнела.
        - Он сказал мне об этом только сейчас, -добавила Стефани. - Это несколько неожиданно.
        - Андре объяснил, зачем пригласил святого отца?- спросила Эбби, нахмурившись.
        - Наверное, из вежливости, -предположила Стефани.
        Эбби смутилась.
        - Кстати, ты могла бы выйти замуж не за Андре, а за кого-нибудь другого? -поинтересовалась Стефани.
        - Странный вопрос. -Эбби нервно рассмеялась. - Почему вдруг ты завела этот разговор?
        - Ты же знаешь Андре. Он не пропустит ни одной юбки.
        - О, Стефани, ты преувеличиваешь.
        - Дело не в этом. Тебе не кажется, что другой мужчина мог бы сделать тебя счастливой?
        - Боюсь, это невозможно, -сказала Эбби, изменившись в лице, и отвернулась.
        Стефани бросилась к ней.
        - Эбби, дорогая, прости, -взмолилась она. - Я не хотела тебя обидеть. Но поверь, с Андре у тебя будут одни проблемы.
        - Ты в этом уверена? -Эбби подняла на подругу полный печали взгляд.
        - О да. Он переменчив, как погода.
        - Но ведь ты хотела, чтобы мы поженились.
        - Да, потому что думала, что вы будете счастливы,- ответила Стефани мягко. - А теперь поняла, что ошиблась.
        - Может, дело вовсе не в счастье, а в чем-то другом? - Эбби вздернула подбородок. - В детях, к примеру, в чести и достоинстве… - Ее голос дрогнул. - Все настолько серьезно и взаимосвязано, что мне трудно об этом говорить…
        - Тем более когда речь идет о любви к такому мужчине, как Андре, - заметила Стефани. - Но, увлекшись им, ты не замечаешь других возможностей…
        - Что ты имеешь в виду?
        - Андре - не единственный холостяк в Натчезе. В твоем квартете трое неженатых мужчин, плюс преподобный Дирборн…
        - Так вот в чем дело! -Эбби сдвинула брови. - Вы хотите сосватать мне Питера?
        - О Господи! Нет! - воскликнула Стефани, коснувшись плеча подруги. - Можно я помогу тебе сделать прическу?
        Эбби пришла в замешательство.
        Несколько часов спустя Стефани спускалась по лестнице, когда до нее донеслись голоса. Задержавшись на последней ступеньке, она заметила Эбби и Андре. Они стояли у двери его кабинета и оживленно беседовали. У Стефани глаза округлились, когда Эбби взяла Андре под руку. Подслушивать, конечно, нехорошо, но Стефани не могла ничего с собой поделать.
        - Андре, все идет отлично, -промолвила Эбби.
        - Согласен, -отозвался Андре. - Рад, что наши взгляды и цели совпадают.
        - Я тоже.
        - Спасибо за понимание. -Андре поднес руку Эбби к губам.
        - Иначе не могло быть, -ответила девушка с улыбкой.
        - Не возражаешь, если мы сохраним наш маленький секрет?
        - Разумеется! Только бы сдержать обещание.
        - Постарайся, -улыбнулся Андре. - Если мы оба проявим терпение, каждый получит желаемое.
        - Истинная правда.
        - Зайди на минутку. -Андре открыл дверь кабинета. - Нам нужно кое-что обсудить.
        - Нет вопросов, дорогой.
        Оба скрылись за дверью. Стефани стояла как громом пораженная. Мгновение спустя из кабинета донесся взрыв смеха.
        Что происходит? О каком секрете шла речь? Кто кому давал обещания? Что имел в виду Андре, сказав, что вскоре оба получат желаемое? Почему Эбби выглядела такой счастливой? Не знай Стефани правды, могла бы подумать, что слышала разговор влюбленной парочки. В ней шевельнулась ревность.
        Что Эбби и Андре замышляют? Неужели Андре предал ее, Стефани? Впрочем, от этого негодяя можно ожидать чего угодно. Но ее больше волновало другое. Неужели она ошиблась в Эбби?



        Глава 40

        - Преподобный отец, не займете ли вы место рядом с Эбби?
        В тот вечер Стефани с удивлением наблюдала, как Андре рассаживал собравшихся. Питера и Эбби посадил рядом по одну сторону стола, по обеим сторонам от них- Бо и Гвен.
        - Вы только посмотрите, как эти двое прелестно смотрятся с ребятишками! - воскликнул он. - Прямо-таки семейная сцена!
        Дети захихикали, Питер смутился, Эбби густо покраснела. Хлопнув в ладоши, Андре взял Стефани за руку и усадил ее напротив.
        - Стефани, располагайтесь и не спускайте с Бо и Гвен глаз. С Эми -тоже. Поль, займи, пожалуйста, место на другом конце стола.
        - Не переигрываете ли вы, сэр? -сквозь зубы процедила Стефани, когда Андре ее усаживал.
        - Я делаю все, чтобы ты стала моей, -прошептал он девушке на ухо, пододвигая ей стул.
        У Стефани взволнованно забилось сердце.
        - Ну что ж, -промолвил Андре, окинув стол взглядом, - очень по-семейному.
        - Папочка, ты это уже говорил, -заметила Гвен.
        - Говорил, лапушка. -Андре рассмеялся.
        В этот момент Лили внесла на большом серебряном подносе ростбиф с картофелем и морковью.
        - Преподобный, вы любите ростбиф?
        - Обожаю, -ответил Дирборн.
        Пока Андре нарезал мясо, раскладывая его по тарелкам, в столовой наступило молчание. Эбби и Питер переглянулись.
        - Ловко устроился президент Хейс в прошлом году, -обратился Андре к гостю, протягивая ему тарелку, - организовав комитет выборщиков. Эти республиканцы - настоящие мошенники. Но надо отдать должное Хейсу - он хоть очистил Юг от остатков федеральной армии.
        - Ваша правда. Пора бы стране залечивать раны, - согласился священник.
        - Мне понравилась ваша утренняя проповедь, святой отец, -сменила тему Стефани. - Я никогда не задумывалась о вечных муках.
        - Что такое вечные муки? - обратилась к отцу Гвен.
        - Это ужасное место, лапушка, куда попадает человек, если плохо себя ведет.
        - Ага, - протянула она. - А вы попадете в вечные муки? - спросила она Дирборна, дернув его за рукав.
        - Надеюсь, нет, милая, -ответил он со смехом.
        - А как насчет меня и Бо?
        - Вы хорошие дети, и бояться вам нечего.
        - Угу. -Девочка закусила губу, явно не совсем удовлетворенная. - Моя мамочка отправилась на небо, а не на вечные муки, - добавила она после некоторого молчания.
        - Конечно, милая, -согласилась Эбби.
        - А ваша мама помешанная? -спросила девочка Дирборна.
        - Гвен! -одернула ее Стефани.
        - Но я слышала, как папа говорил, что его мама помешанная.
        - Питер, простите, я не имел в виду ничего дурного, -извинился Андре, покраснев.
        - Не извиняйтесь, Андре, -успокоил его священник и обратился к Гвен: - Просто у моей мамы не очень четкое представление о реальности.
        - Ага. -Гвен умолкла, явно сбитая с толку.
        - А не отправится она из-за этого на вечные муки? -вступил в разговор Бо.
        Все рассмеялись.
        - Не волнуйся, -заверил Питер мальчика. - Если бы отсутствие представления о реальности могло служить причиной проклятия, боюсь, у нас были бы большие проблемы.
        Теперь настал черед прийти в замешательство мальчику.
        - Преподобный, вы собираетесь жениться на мисс Эбби? -спросила вдруг Гвен.
        - Что ты себе позволяешь? -сурово произнесла Эбби, краснея.
        - Я как-то об этом не думал, -хмыкнул преподобный.
        - Тогда почему вы сидите рядом? -поинтересовался Бо.
        - Потому что так захотел твой папа, -пояснил священник.
        - Папа, ты хочешь, чтобы преподобный женился на мисс Эбби? -обратился Бо к отцу.
        - Прекрати! -приказал Андре. - Хватит мучить нашего гостя. Дайте ему спокойно поесть.
        Андре пытался увлечь Питера разговором о перспективах на урожай хлопка в следующем году, в то время как дети то и дело задавали каверзные вопросы. Питер и Эбби почти не разговаривали, лишь обменивались вежливыми фразами относительно подаваемых блюд.
        - Все было изумительно, -изрек Питер с натянутой улыбкой, доедая ореховый пирог. - Спасибо за приглашение, - поблагодарил он Андре.
        - Но вы не можете так быстро оставить нас. Побудьте еще немного, послушайте музыку. Эбби поиграет на скрипке.
        Питер взглянул на Эбби, та покраснела.
        - Н-но, Андре, я ничего не приготовила…
        - А как же все ваши репетиции? Питер очень огорчится, если ты нам не сыграешь, правда, Питер?
        - Охотно послушаю, -вежливо произнес Дирборн.
        - Ну, что я тебе говорил? -Не дав Эбби и рта раскрыть, Андре добавил: - Стефани, отведите детей наверх и спускайтесь к нам.
        - Хорошо, Андре.
        Андре, Питер и Эбби перешли в гостиную, а Стефани с детьми отправилась на второй этаж. Проводив Поля и Бо в их комнату, она занялась Эми и Гвен, когда снизу донеслись звуки расстроенной скрипки. Это была «Элегия» Массне.
        - Какой ужас! -прошептала Гвендолин на ухо Стефани.
        - Ты о чем? -удивилась та.
        - О мисс Эбби. Она играет так отвратительно, что бедная Эми плачет.
        - Вот что, Гвен, некрасиво так говорить, -заметила Стефани, стараясь придать лицу строгое выражение.
        - Но это правда.
        - Ты ведь не будешь плакать? -Стефани заметила, что нижняя губка у Эми предательски искривилась.
        - Не буду, -ответила Эми, прижимая к себе плюшевого мишку.
        Стефани нежно обняла девочек, уложила и пошла взглянуть на братьев. Когда она спустилась в гостиную, Эбби, расправившись с Массне, заиграла так же фальшиво
«Смотри на меня». Мужчины слушали с вымученными улыбками. Стефани опустилась на диван рядом с Андре.
        - Браво! -Андре захлопал в ладоши, как только прозвучал последний такт. - Сыграй еще! Разве она не прелесть, Питер?
        - Прелесть, -согласился священник и полез в карман за часами. - Но к сожалению, мне пора домой, к матери. Я обещал дамам из Миссионерского общества встретиться с ними с утра. Мы собираемся пройтись с благотворительными корзинками по бедным семьям. Так что завтра мы с Эбби снова увидимся, не так ли, дорогая?
        - О да! Хорошо, что вы мне напомнили об этом, Питер, -заметила Эбби. - Встречаемся у церкви в восемь, да?
        - Да.
        - Значит, завтра вы снова увидитесь, -произнес Андре с воодушевлением. - Очень мило. Эбби, проводи преподобного.
        - Разумеется. -Девушка поднялась. Дирборн тоже встал.
        - Спасибо за ужин, Андре. Рад был вас повидать, Стефани.
        - Взаимно, -откликнулась девушка. Как только Эбби с Питером покинули гостиную, она повернулась к Андре: - Слава Богу, все кончено!
        - Ты о чем? Я думал, все прошло благополучно.
        - Благополучно? Не припомню более скверного вечера. Питер и Эбби чувствовали себя ужасно. И немудрено.
        - Почему?
        - Да потому что все поняли, что ты пытаешься их сосватать. Даже дети.
        - Правда? А мне показалось, я действовал весьма тонко.
        - Как израильтяне с арабами.
        - Что?
        - Ничего. -Девушка была явно раздосадована. - Послушай, почему ты не поручил это дело мне?
        - Ты бы не справилась.
        - Ошибаешься. А вот ты все провалил! Ах, как вы здорово смотритесь с детками! -передразнила его Стефани. - Да и парочка выглядела не более счастливой, чем две сливы, предназначенные для компота. Если не секрет, что вы с Эбби задумали? - спросила она, подозрительно глянув на Андре.
        - В смысле?
        - Я слышала ваш разговор у кабинета…
        - Подслушивала?
        - Я там случайно оказалась, но заметила, что у вас был заговорщический вид.
        - Что за чепуха!
        - Уж не пытался ли ты соблазнить Эбби?
        - Но разве не этого ты добивалась? -Андре с трудом сдерживал смех.
        - Не сейчас!
        - Дорогая, -Андре погладил ей руку, - я изо всех силюсь найти Эбби жениха, чтобы ты стала моей. Зачем мне ее соблазнять?
        - Просто потому, что ты бабник, разве не так?
        - Нельзя быть такой ревнивой, но сегодня в постели я развею твои сомнения.
        - Ты несносен, Андре!



        Глава 41

        Готовясь ко сну, Стефани слышала за стенкой подозрительную возню. Интересно, что он там делает? Ждет ли ее?
        Нервы Стефани были натянуты, как тетива лука. Их отношения не имеют будущего. Рано или поздно она исчезнет из этого времени. К тому же Андре - человек ненадежный.
        Она вспомнила его разговор с Эбби, случайно подслушанный вечером.
        Не успела Стефани погасить лампу и улечься в постель, как дверь, разделявшая их спальни, открылась, и на пороге показался Андре. Сердце девушки лихорадочно забилось.
        - Кто позволил тебе лечь спать без меня? - возмущенно спросил он.
        - Уж не думаешь ли ты, что я твоя собственность? -ответила она ему в тон.
        Андре двинулся к Стефани.
        - Негодяй!
        Ухмыльнувшись, он пересек комнату и, подхватив девушку на руки, понес к себе, по пути прильнув губами к ее губам.
        О, какая это радость - снова оказаться в его объятиях! Его жаркие губы сводили ее с ума, и она все крепче и крепче прижималась к его могучей груди.
        - Ты моя, Стефани, - прошептал он хрипло. - Господи, как я хочу тебя!
        Он положил ее на постель и лег рядом, обхватив ладонью ее грудь.
        - Ты можешь говорить все, что угодно, Андре Годдар, но я знаю, что ты негодник, - произнесла она, прерывисто дыша.
        - Если я и в самом деле негодяй, тебе же будет проще бросить меня. Давай лучше радоваться тому, что имеем, дорогая.
        - Паршивец.
        - Стефани, я пошел ва-банк и от своего не отступлюсь, вот увидишь. - Андре прижался губами к ее волосам.
        - Знаю, - произнесла она глухо.
        Андре стал медленно поднимать подол ее ночной рубашки и прикоснулся к источнику наслаждения.
        Девушка инстинктивно сжала ноги, но он легким движением заставил ее открыться ему навстречу.
        Он прижался лицом к ее груди и начал ее легонько покусывать.
        Дрожа от вожделения, Стефани оседлала его, как жеребца, и стала скакать, ощущая в себе его мощную плоть. Их глаза встретились, и радость соития перехлестнула через край.
        - О, Стефи, дорогая!
        Они вместе воспарили в заоблачные выси и, издав стон блаженства, спустились на землю.
        Еще не остыв от страсти, исполненные неги, они сидели на кровати и пили шампанское. Прохладный ветер шевелил тюлевые шторы на окнах. На ковре плясали пятна лунного света. Издалека доносился крик совы.
        - Стефани, выходи за меня замуж, - произнес Андре, обхватив губами мочку ее уха.
        - Андре, я пришла из другого мира. Там осталась моя сестра.
        - Можешь навестить сестру, но твое место - рядом со мной. Неужели после всего, что было между нами, ты этого не поняла?
        - Поняла, - промолвила она с отчаянием, - но мы не в состоянии бороться с противодействующими силами. К тому же готов ли ты хранить всю жизнь верность одной-единственной женщине?
        - Готов, дорогая, -произнес он страстно, поднеся к губам ее пальцы, - как говорят на брачной церемонии, «отказаться от всех остальных».
        Отказаться от всех остальных… От этих сладких слов у Стефани перехватило дыхание. Андре умел убеждать! Она подумала, что вряд ли когда-нибудь встретит мужчину, который был бы ей дорог так, как Андре.
        - Стефани, мы созданы друг для друга. Ни с одной женщиной я не испытал такого блаженства. Ты послана мне самой судьбой.
        - Господи, о большем счастье я и не мечтала бы. Но я не знаю, что уготовила мне судьба.
        Стефани страшно было подумать, что настанет день и ей придется покинуть Андре. Но против судьбы и времени они бессильны…



        Глава 42

        Утром, дождавшись, когда Эбби вернется с собрания Миссионерского общества, Стефани позвала ее в гостиную.
        - Что случилось, Стефани? Где дети? - встревожилась Эбби.
        - Все в порядке. Дети с Мартой, - успокоила ее Стефани. - Эбби, я должна извиниться за вчерашнее. Андре… он слишком откровенно пытался сосватать тебя Питеру Дирборну.
        - Да, похоже, именно этого он и добивался, - вздохнула Эбби. - Но Питер никогда не женится. Из-за матери.
        - Скорее всего.
        - Так и передай Андре, пусть не старается.
        Откровенность подруги поразила Стефани.
        - Андре хочет… мы оба хотим, чтобы ты была счастлива.
        - В самом деле? - Эбби с недоверием посмотрела на Стефани. - Ты тоже этого хочешь, чтобы спокойно покинуть нас?
        Под ее пристальным взглядом Стефани стало не по себе.
        - Эбби, я уйду, как только помогу тебе устроить свою жизнь. Разве ты этого не знаешь?
        - Не стоит печься о моем благополучии, - сказала Эбби. - Я не пропаду. Но я бы не хотела расставаться с тобой.
        - О, Эбби, я бы тоже не хотела.
        - Порой я в этом сомневаюсь. - Схватив шляпку и ридикюль, Эбби быстро вышла из комнаты.
        Обескураженная ее последней фразой, Стефани не знала, что и думать.
        После обеда Андре позвал Стефани прогуляться по саду за домом. Они медленно прохаживались под высокими деревьями у пруда. Уже начался листопад.
        У большого развесистого дерева Андре остановился.
        - Ты только взгляни на этих белок, - рассмеялся он.
        Два маленьких зверька с пушистыми хвостами ожесточенно дрались друг с другом.
        - Почему они дерутся, как ты думаешь?
        - Та, что поменьше, хотела зарыть свои орехи, а большая пыталась их отобрать.
        Некоторое время Стефани молча наблюдала за белками и наконец рассмеялась. Потом вдруг схватила Андре за руку и сжала ее.
        - Ты прав. Последние пять лет я не замечала, что происходит вокруг. Теперь, воспринимая жизнь твоими глазами и глазами твоих детей, стала замечать то, чего раньше не видела. Жизнь, оказывается, бьет ключом и полна чудес. - Она прижалась к Андре. - Спасибо тебе за это.
        - Пожалуйста, моя дорогая. Но ты знаешь, я хочу большего. - Он наклонился и поцеловал девушку.
        - Знаю, - отозвалась она. - А о будущем не хочу думать. Ты научил меня ценить жизнь такой, какая она есть, и радоваться каждому мгновению.
        Какое- то время они шли молча. Первой заговорила Стефани:
        - Что касается Эбби и Питера…
        - У них ничего не получится, да? - вздохнул Андре.
        - Из-за его матери, так сказала мне Эбби.
        - Может, еще раз попробовать? - предложил он. - Знаешь, Эбнер Трамбл несколько раз предлагал мне поехать с ним на охоту. Может, принять его приглашение, а потом пригласить на семейный ужин?
        - Отличная идея. Из всех трех музыкантов она, похоже, отдает предпочтение ему.
        Следующая неделя прошла без происшествий. Днем Стефани украшала вместе с детьми дом к Дню всех святых, готовила с ними праздничную программу, водила на прогулку, читала сказки малышам.
        Ночи Стефани проводила в объятиях Андре, упиваясь блаженством. К ее радости, разговоров насчет женитьбы он больше не заводил.
        Несколько раз она видела, как таинственно перешептывались Андре и Эбби, и пыталась разгадать, что они замышляют. Своими секретами они со Стефани не делились, но ревновать она перестала, поскольку не было никаких оснований.
        В четверг после обеда Андре уехал на охоту с Эбнером Трамблом, а Стефани, «оставив детей на попечение Эбби, отправилась в город к Кэти Робийяр. С милой старой тетушкой у них состоялся долгий разговор по душам. Стефани извинилась за Андре и объяснила, почему ответила на предложение Генри отказом. Она не стала отрицать, что влюблена в Андре, но попросила Кэти сохранить это в тайне.
        Затем Стефани заехала на Франклин-стрит, в брокерскую контору Андре Годдара и Генри Робийяра. За письменным столом, заваленным бумагами, сидел Генри. Оторвавшись от документов, он некоторое время остолбенело смотрел на девушку, но потом расплылся в улыбке и поднялся.
        - Стефани, какой неожиданный сюрприз!
        - Рада вас видеть, Генри, - произнесла она, пожимая ему руку. - Это здесь вы работаете с Андре?
        - Да, здесь контора, а склады - на Уотер-стрит.
        - Простите, что побеспокоила вас… - Она улыбнулась.
        - Вы меня не побеспокоили. Пожалуйста, присаживайтесь.
        Девушка села.
        - Генри, я только что была у Кэти и извинилась за Андре. Но сочла своим долгом и вам принести извинения.
        - Вам не за что извиняться, а Андре уже извинился, - произнес Генри с натянутой улыбкой. - И сообщил новость.
        - Новость?
        - Правда, что вы собираетесь пожениться? -спросил Генри мрачно.
        - Это Андре вам сказал? -изумилась девушка, покраснев до ушей.
        - Андре.
        - Неправда. Точнее, я не приняла его предложение.
        - Но он, видимо, решил остепениться, -усмехнулся Генри.
        - В каком смысле? -Стефани удивленно вскинула брови.
        - Всю неделю работал в конторе, помогал сортировать хлопок, заполнять бумаги. л сегодня после обеда уехал на охоту. Когда я выразил свое недоумение по поводу его рабочего рвения, он ответил, что отныне будет вести себя иначе, поскольку жизнь его изменилась. Меня это поразило, поскольку обычно он проводил большую часть времени за картами или на бегах.
        - Рада слышать, что он приносит хоть какую-то пользу.
        - Надолго ли его хватит? -заключил Генри и, наклонившись вперед, горячо зашептал: - Стефани, раз вы не приняли его предложение, может, еще раз попробуем?
        - Это невозможно, -улыбнулась она печально. - Я вам уже говорила: вы мне очень нравитесь, но я не представляю себя в роли вашей жены.
        - Значит, между нами все кончено? -Он тяжело вздохнул.
        - Очень сожалею, -участливо произнесла Стефани.
        Стефани была рада, что Андре наконец взялся за ум, но его болтливость расстроила девушку. Зачем рассказывать об их помолвке, если она еще не дала своего согласия? И Стефани с нетерпением ждала Андре, чтобы хорошенько его отчитать.
        Но Андре появился дома только к ужину. Стефани, Эбби и дети уже сидели за столом, когда в столовую вошел глава семьи. В одежде для верховой езды, пахнущий лесом и осенью, возбужденный.
        - Дамы, простите за опоздание,-произнес он, присаживаясь к столу. - Мы с Эбнером Трамблом отлично поохотились. Я уже отдал на кухню несколько жирных перепелов.
        - Великолепно, -похвалила Эбби. - Как Эбнер?
        - Чудесно. Он очень высокого о тебе мнения.
        - Этот мужчина -такой сердцеед. - Эбби игриво закатила глаза.
        - Между прочим, -заметил Андре, разворачивая салфетку, - мы ждем его в понедельник. Он сказал, что в день поминовения усопших обычно убирает могилу матери, и я предложил ему отправится на кладбище вместе.
        - Очень хорошо. Можно будет привести на могилу Линни детей, -обрадовалась Эбби.
        - Мы увидим мамочку? -с надеждой спросила Гвен.
        - Мысленно, моя дорогая. Она всегда в наших сердцах. - Андре с нежностью посмотрел на дочь.
        Гвен просияла.
        - А вы, мадам Сарджент? - обратился он к Стефани. - Что думаете вы о посещении кладбища?
        - Идея хорошая, - едва слышно произнесла Стефани.
        - Испечем для детей поминальные пироги, - сказала Эбби.
        - Непременно.
        - А мы вам поможем, - вступил в разговор Бо, и в его глазах вспыхнули озорные огоньки. - Мы с Полем с радостью вылижем миску!
        Семья возбужденно обсуждала предстоящее событие, и над столом звенели смех и веселые выкрики.
        Вечером у Стефани появился еще один повод рассердиться на Андре. Когда в игровой комнате она читала старшим детям сказку, Поль вдруг спросил:
        - А вы правда ищете для Эбби мужа, а сами собираетесь выйти за моего папу?
        - Поль, - опешила Стефани, побледнев, - что за странный вопрос?
        - Вчера мы с папой были в конторе, и я слышал, как он сказал мистеру Робийяру, что собирается жениться на вас, как только вы найдете мужа для Эбби.
        Стефани на минуту лишилась дара речи. Девочки захихикали, а мальчики выжидательно на нее смотрели.
        - Поль, то, что ты слышал, не предназначалось для твоих ушей -выдавила наконец из себя девушка.
        - Почему, мадам? - Гвен с улыбкой дернула ее за подол. - Мы все очень хотим, чтобы вы женились на папе.
        - Вы все? - недоверчиво переспросила Стефани.
        - Да, мадам! - Гвен просияла.
        - Мы все вас любим, - добавил Бо. - С вами здорово.
        - Мы единогласно проголосовали за то, чтобы вы стали нашей мамой, - заявил Поль.
        - Это правда? - Стефани обвела взглядом детей, и все четверо по очереди кивнули.
        - Кроме Сары, - поправился Поль. - Она еще слишком маленькая, чтобы голосовать. Но она тоже вас любит!
        Стефани опустила глаза, чтобы скрыть непрошеные слезы. Только сейчас она поняла, как дороги ей эти дети. В душе боролись противоречивые чувства.
        - Ну, мадам, мы ждем ответа, -сказал Поль, не сводя со Стефани глаз.
        Вздохнув, она подняла голову. Четыре пары глаз смотрели на нее с надеждой.
        - Я была бы счастлива стать вашей мамой, но, к сожалению, это невозможно.
        Дети разочарованно загудели.
        - Почему? - спросила Гвен.
        - Потому что мне надо вернуться домой. Я живу в другом месте.
        - Вы противная. Можете уезжать! - чуть не плача, выпалила Гвен.
        - Гвен, прошу тебя…
        Девочка вскочила и потащила за собой Эми, которая тоже готова была разрыдаться.
        - Пойдем, Эми. Мы ей не нужны.
        - Это неправда! - крикнула Стефани им вслед и с надеждой взглянула на братьев. - Пожалуйста, позвольте мне объяснить.
        - Нет! - выпалил Бо. - Вы плохая!
        И выбежал из комнаты. Стефани повернулась к Полю.
        - Хоть ты меня выслушай!
        - Нет, мадам. - Мальчик поднялся. В эту минуту он очень походил на отца. - Вы недобрая. Знаете, как трудно было нам попросить вас стать нашей мамой. Ведь наша настоящая мама умерла. А вы нас обидели.
        Охваченная отчаянием, едва сдерживая слезы, Стефани вернулась к себе. Что ей теперь делать? Ведь она совершила путешествие во времени, чтобы помочь Эбби, но ничего у нее не получилось. Она вообще не понимала, чего хочет эта маленькая женщина.
        Нужен ли ей Андре, способна ли она заменить его детям мать, оставалось для Стефани тайной. Сама того не желая, Стефани заняла ее место. Дети всей душой привязались к ней. Не говоря уже об Андре. Она тоже полюбила эту семью, но, как только получит знак, что миссия ее закончена, тотчас же вернется в мир, из которого пришла, как бы ни хотелось ей здесь остаться.
        - Стефи, что случилось?
        Она не слышала, как дверь в комнату Андре открылась. Он подлетел к ней, сжал в объятиях. Его нежность полоснула ножом по взвинченным нервам.
        - Уйди, - попросила она. - Мне нужно побыть одной.
        - Не уйду, пока не узнаю, в чем дело.
        - Пожалуйста.
        Поймав ее лицо руками, Андре заставил ее заглянуть в его взволнованные глаза.
        - Нет, Стефани, отныне наши жизни связаны воедино и у тебя не может быть от меня никаких тайн. Скажи, что случилось.
        - Это дети, - призналась она обескураженно.
        - Кто-то заболел? - спросил он, побледнев.
        - Нет.
        - Тогда что?
        - Ты сказал Генри, что мы собираемся пожениться? - Стефани посмотрела на Андре с упреком.
        - С чего ты взяла?
        - Да или нет?
        - Да.
        - Как ты посмел?! Как можно быть таким самонадеянным?
        - Самонадеянным? Но ведь ты спишь со мной, и я хочу, чтобы ты всегда была рядом.
        - Как мог ты объявить об этом без моего согласия?
        - Не понимаю. Ты все еще надеешься выйти замуж за Генри?
        - Конечно, нет!
        - Тогда в чем дело?
        - Поль слышал ваш разговор! И сегодня все дети просили меня…
        - О чем, Стефи?
        - …чтобы я стала им матерью! -выпалила она.
        - И что ты сказала? -Андре приподнял ее подбородок, заглянул в глаза. Его лицо выражало боль и озабоченность.
        - Сказала, что это невозможно, пыталась объяснить, но они убежали в слезах. О Господи, как все это ужасно!
        Андре отпустил ее и отошел к окну.
        - Андре! -Она бросилась к нему и схватила за руку. - Прости. Я не хотела обидеть детей. Не думала, что такое может случиться. Старалась внушить им мысль, что Эбби заменит им мать…
        - Эбби? -Андре повернулся к девушке. - Как могло это прийти тебе в голову? Эбби не умеет с ними ладить. Не понимает их, как ни старается. Другое дело ты. Я тоже уделяю им время, но им нужна материнская любовь. Им нужна ты, Стефани.
        - Андре, пожалуйста, не надо,- взмолилась девушка, заламывая руки.
        - Конечно, они тянутся к тебе, как голодные к хлебу, - продолжал он. - Полюбили тебя.
        От этих слов у Стефани разрывалось сердце.
        - Андре, я этого не хотела. Пойми меня. Я из другого мира. Я не могу стать женой хлопкового маклера в 1878 году. Я вдова, работаю в библиотеке, в далеком будущем. Я совершила путешествие во времени, чтобы устроить чужое, а не собственное счастье…
        - А что будет со мной и детьми? Что будет с нашим счастьем? - Андре схватил ее за плечи.
        Стефани молчала, не в силах произнести ни слова.
        - Ты сказала, что должна помочь Эбби. А об остальных не подумала? Эбби не пропадет. У нее есть ее скрипка, Библия, квартет, преподобный. На самом деле ей никто не нужен -ни ты, ни я, ни дети. Если ты готова принести себя в жертву, сделай это ради нас, ради меня, ради моих детей. Ты нам нужна, Стефани, неужели не понимаешь? Ты сплотила нашу семью. Образумила меня, и я счастлив начать новую жизнь с тобой. Неужели в такой момент ты нас покинешь?
        Стефани была в полном отчаянии.
        - Пойми, - всплеснула она руками. - Моя жизнь мне не принадлежит. Я здесь не по собственной воле.
        - Ты сказала об этом детям? - спросил он с горечью.
        - Андре, - она вытерла тыльной стороной ладони щеку, - прошу тебя, не заставляй меня плакать.
        - Прости, - он со стоном прижал девушку к сердцу и поцеловал в волосы, - но, может быть, слезы помогут тебе прозреть. А потом я сделаю тебя очень, очень счастливой.
        - Ты уже сделал меня счастливой,- произнесла она дрогнувшим голосом и прильнула к нему.
        - О, Стефи!
        Он отнес ее к себе в спальню, и они ласкали друг друга всю ночь, прерывая ласки слезами.
        Глубокой ночью Стефани выскользнула из постели. Надела рубашку и халат, задержала взгляд на спокойном благородном лице Андре. Вспомнила, какое испытала блаженство, когда он ее ласкал. Она no-настоящему любила Андре. Эта мысль наполнила ее светлой печалью. Обожала его детей, как родных. Не представляла себе жизни без этой семьи.
        Поцеловав Андре в лоб, она на цыпочках вышла в коридор и направилась в комнату девочек. Опустилась на колени и смотрела на их спящие личики. Гвен прижимала к груди тряпичную куклу, Эми сосала пальчик. Стефани бережно накрыла их одеялом.
        Гвен зашевелилась и села.
        - Что вы здесь делаете?
        Стефани погладила Гвен по головке, сказала:
        - У тебя очень красивые волосы.
        - Такие же, как у мамы, - произнесла Гвен после минутного колебания. - Она была очень красивой. Вы тоже хорошенькая.
        - Прости, - прошептала Стефани, с трудом сдерживая рыдания.
        - Лицо девочки приняло страдальческое выражение. Она обвила шею Стефани руками и горячо зашептала:
        - Не бросайте нас.
        - Я постараюсь, моя сладкая,- пообещала Стефани дрогнувшим голосом.
        - Ночью Андре обнаружил, что Стефани рядом нет. Постель в ее комнате тоже была пуста. Нашел он ее в кровати у девочек.
        - При виде спящей троицы его сердце сжалось. Дочери спали, прижавшись к Стефани.
        Вместе они выглядели чудесно, словно были созданы друг для друга. От нахлестнувшей нежности на глаза Андре навернулись слезы. Он не плакал с тех пор, как умерла Линни. Она скончалась в его объятиях, он чувствовал, как жизнь покидает ее. Никогда раньше он не испытывал такого горя, такого отчаяния, такой муки.
        Но сейчас он страдал еще больше. Он осознал, как сильно любит эту женщину. Это было для него настоящим потрясением, отозвавшимся в душе радостью и болью. Впервые в жизни он испытал такое сильное, ни с чем не сравнимое чувство. Сама мысль о том, что он потеряет Стефани, казалась невыносимой. Уж лучше бы ему умереть.
        Надо любой ценой ее удержать. Она нужна ему. Нужна его детям.
        Андре осторожно поцеловал всех троих, поправил одеяло и тихонько вышел.



        Глава 43

        В понедельник днем Стефани и Андре, расстелив одеяло, сидели на высоком, поросшем травой кладбищенском холме, в тени развесистого мшистого дуба. С холма открывался завораживающий вид на вьющуюся вдали реку. Крошка Сара, в белом кружевном платье до пят, кружевном чепчике и пинетках, сидела между ними, сосала свою бутылочку и что-то весело лопотала. Нарядная, розовощекая, она выглядела прелестно. Неподалеку Эми собирала поздние осенние цветы и складывала их на надгробные камни матери и маленького братца. В нескольких ярдах от них в зарослях кустарника Гвен, Поль и Бо вместе с другими малышами, прибывшими с родителями на кладбище, играли в прятки.
        Поодаль Эбби и мистер Трамбл, приводили в порядок могилу его матери.
        Окинув взглядом живописную местность, Стефани с удивлением заметила, как много людей собралось на кладбище. Пока ребятишки играли, взрослые убирали могилы, возлагали на них венки и цветы, чистили или красили надгробия. Вдовы героев Гражданской войны украшали памятники погибших мужей флагами Конфедерации. Настроение у людей было праздничное: они пришли на погост почтить память, а не оплакивать своих близких.
        Стефани остановила взгляд на Андре. Он наблюдал за Эми, высыпавшей на могильную плиту матери полный подол полевых цветов.
        - Ты думаешь о ней? - спросила девушка.
        - Он кивнул.
        - Тебе ее не хватает?
        - Она была милой женщиной, -ответил он, - доброй и преданной. Жаль, что ее жизнь оборвалась так рано. - Он поправил у крошки Сары выбившийся локон, и она весело рассмеялась, пуская молочные пузыри. - Слава Богу, что мы не потеряли второго ребенка, - произнес он со вздохом, устремив взор на надгробие младенца. - У Суинов во время эпидемии умерло четверо.
        Недалеко от пруда у длинного ряда маленьких надгробий стояла молодая супружеская пара в черном. Женщина держала на руках младенца, а мужчина, сняв шляпу, крестился.
        - О да, -вздохнула Стефани при виде душераздирающей сцены, - что может быть страшнее?
        Андре достал носовой платок и вытер малышке подбородок.
        - Умирая, Линни была счастлива, что ребенок выжил. Никогда не забуду ее последних слов: «Если одному из нас суждено умереть, я счастлива, что Господь выбрал меня».
        - Я на ее месте думала бы так же, - промолвила Стефани.
        - Прости, я нагнал на тебя тоску, - виновато улыбнулся Андре.
        - Ты здесь ни при чем. Сегодня день раздумий и воспоминаний.
        - И о чем ты думаешь, Стефани? - Андре ласково провел рукой по щеке девушки. - У тебя здесь никто не похоронен?
        - Она молчала, ощутив внезапную тоску по семье. Нет, на этом кладбище ее предков не было. Семья переехала в Натчез только в конце века. Она находилась вне времени и пространства, фактически еще не родилась. Это не укладывалось в голове.
        - Я думаю о тех, кого потеряла, - призналась она наконец.
        - О муже?
        - Да, а также о сестре и родителях. На самом деле я их не потеряла, но они далеко, - она невесело рассмеялась, - в другом мире.
        - Дорогая, - он покачал головой, - я бы хотел понять, что ты имеешь в виду, но не могу. Однако рад, что ты с нами.
        - Я тоже рада. - Стефани заглянула в его горящие глаза. «Но как долго я здесь пробуду?» - подумала она.
        - Сегодня день не только размышлений, но и надежд, -сказал Андре, указывая на реку. - Посмотри, Стефани.
        - Эбби и мистер Трамбл, взявшись за руки, шли вдоль обрыва, ветер доносил их веселый смех.
        - Похоже, и вправду появилась надежда, - заметила девушка. - Он ей, похоже, нравится.
        - Возможно, мы теперь сможем быть вместе.
        В этот момент к ним подбежала Эми с охапкой цветов и высыпала их перед Сарой.
        - Мама, -произнесла она и показала на надгробный камень.
        Бросив бутылочку, Сара набрала в ладошку цветов и с улыбкой поползла к могиле.
        - Мама! - произнесла она, замахав пухлыми ручонками.
        - Андре, как это трогательно,- дрогнувшим голосом произнесла Стефани.
        Оба с замиранием сердца наблюдали за Сарой. Схватившись за камень, она поднялась на ножки.
        - Как ты думаешь, Андре, она пойдет сейчас? - спросила Стефани. - Она несколько раз пыталась, но после шага-двух падала.
        - Иди к папе, шалунья!
        Девочка захихикала, заковыляла к отцу, но пошатнулась. Андре подхватил ее на руки.
        - У тебя получилось, шалунья! - воскликнул он гордо, подбросив Сару в воздух. Малышка замахала ножками и завизжала. Прижав девочку к себе, он поцеловал ее в щеку.
        - Что случилось, любимая? - спросил Андре, заметив, что Стефани вытирает слезы.
        - Ничего, - пробормотала она осевшим голосом. - Просто я подумала, что Сара будто простилась с матерью и пошла к тебе.
        - К нам, милая, - сказал Андре. - К нам. Ты нужна нам, Стефани.
        - Знаю. - Девушка сжала его ладонь.
        Ты нужна нам. Слова Андре отозвались в сердце Стефани, сомнения исчезли.
        Странно, мир Андре раньше представлялся ей чуждым, но теперь все переменилось. Она нужна и ему, и его детям. У нее в жизни появилась цель, появился смысл. О чем еще можно мечтать? Теперь она без сожаления простится с прежней жизнью.
        Но возможно ли это? Не причинит ли она им всем жестоких страданий?
        Когда солнце склонилось к закату, мистер Трамбл откланялся, а Андре с семьей отправился в экипаже домой. Дорога тянулась вдоль обрывистого берега реки. В воздухе, пронизанном последними лучами солнца, кружились желтые листья.
        - Мистер Трамбл спросил, нельзя ли ему сесть рядом со мной на церковном ужине в четверг, -сообщила Эбби Стефани.
        - Правда? - В ее сердце вспыхнула надежда. - Надеюсь, ты ответила согласием?
        - Разумеется! - промолвила Эбби, расправляя складки юбки.
        - Он тебе нравится, верно? - Стефани толкнула подругу локтем в бок. - Вы хорошо смотритесь вместе, и у вас столько общего.
        - Да, мы оба без ума от музыки. - Эбби покраснела.
        - Чудесно! Не дождусь момента, чтобы выбрать тебе платье и сделать прическу.
        Наконец дело стронулось с мертвой точки! Стефани не терпелось сообщить об этом Андре.
        Но если участь Эбби будет решена, что станет с ней и Андре? Будет ли судьба и к ним благосклонна?
        Все последующие недели Эбнер Трамбл навещал Эбби. Она даже пригласила его на семейный обед в День благодарения. Андре и Стефани наблюдали за происходящим с замиранием сердца.
        Ночи Стефани проводила в постели Андре и с каждым днем привязывалась к нему все сильнее. Когда очередные месячные в срок не наступили, она удивилась, но, помня свой печальный опыт с Джимом, не спешила торжествовать и не тешила себя надеждой, что забеременела. Задержку она была склонна приписывать волнениям, вызванным собственным положением и попытками найти для загадочной Эбби мужа. По ее мнению, жизнерадостный Эбнер Трамбл больше всего подходил для этой роли.
        Вскоре Эбби им сообщила, что Эбнер пригласил ее к себе в Видалию познакомиться с его двоюродным братом и его женой, приехавшими к нему погостить из Вашингтона. Андре и Стефани стояли на лужайке перед домом, наблюдая, как Эбнер увозит Эбби в своей коляске. Тут же вертелись Гвен и Помпон.
        - Может, он сделает ей предложение? -шепнул Андре девушке на ухо, сжав ее руку.
        Эбби хорошо о нем отзывается, - заметила Стефани. - Он собирается познакомить ее со своими родственниками. Всю неделю она только об этом и говорила.
        - Мисс Эбби женится на мистере Бамбле? - спросила Гвен у отца, расплывшись в улыбке.
        Андре рассмеялся, подхватил дочку на руки, взъерошил ей волосы.
        - Мы очень надеемся на это, лапушка. Я обещал вам запустить воздушного змея. Пошли поищем остальных.
        - Ура! - закричала Гвен, и они все вместе направились к дому.
        Утро прошло замечательно. Не только дети, но и взрослые от души повеселились. Стефани очень надеялась, что с Эбби теперь все будет в порядке.
        Однако от ее радужной надежды не осталось и следа, когда во время обеда хлопнула парадная дверь и появилась растрепанная Эбби. Бедняжка, хромая, направилась к лестнице.
        Стефани бросилась к ней.
        - Извините,- пробормотала Эбби, выскочив в коридор. Платье ее в нескольких местах было порвано, на одной туфле отсутствовал каблук.
        - Эбби! Что случилось?
        Обернувшись, Эбби поднесла палец к губам. Волосы ее были спутаны, шляпка сбита набок. Несколько цветков оторвано.
        - Пожалуйста, Стефани, разреши мне подняться, пока меня не увидели остальные, - взмолилась девушка.
        - Объясни, в чем дело! - Стефани не на шутку разволновалась.
        Из столовой появился Андре, следом за ним - Бо. Оба во все глаза смотрели на девушку.
        - Господи, что с тобой? Неужели этот подлец пытался тебя изнасиловать?
        - Нет, конечно. - Эбби грустно рассмеялась.
        - Тогда объясни, что случилось.
        - Между мной и мистером Трамблом все кончено. Он обманул меня!
        - Так я и знал! Вот негодяй! Я вызову его на дуэль.
        - Нет, ты не понял, - вставила Эбби в отчаянии. - Я думала, он пригласил меня, чтобы познакомить с Гейлордом и Констанцией, но вместо этого познакомил со своими охотничьими собаками. Их у него шесть.
        - С собаками? - переспросил Андре.
        - Да… хотел проверить, как я пройду испытание с его гончими. Надо сказать, что мы не поладили. Собаки напали на меня.
        - А как насчет Гейлорда и Констанции? - изумилась Стефани. - Они даже не попытались прийти тебе на помощь?
        - Уверена, они сидели дома и дрожали от страха, - хмыкнула Эбби презрительно. - Но это не их вина.
        Эбби повернулась и стала подниматься по лестнице. Андре и Стефани ошарашенно смотрели ей вслед. Бо с диким криком ворвался в столовую:
        - Мисс Эбби потрепали собаки!
        Андре и Стефани было не до смеха, случившееся повергло их в шок.
        - Что дальше? - Андре в отчаянии взмахнул рукой. -Сначала нам помешала чокнутая маменька, теперь свора неуправляемых псов.
        - Странно, что собаки на тебя не напали, когда ты ездил с Эбнером на охоту.
        - Признаться, они показались мне агрессивными.- Андре вздохнул. - Пожалуй, настало время сказать Эбби правду о нас. Хватит играть в прятки.
        - Наверное, ты прав, - поколебавшись, согласилась Стефани. - Похоже, нам так и не найти мужа для Эбби. Впрочем, есть еще мистер Фортье и мистер Уистер.
        - Стефани, - Андре закатил глаза, - свахи мы с тобой никудышные.
        - Что правда, то правда!
        - Пойдем, дорогая. - Он нежно обнял девушку. - Пойдем к детям.
        Стефани день и ночь мечтала о счастье с Андре и места себе не находила от беспокойства. Ее долг - устроить жизнь Эбби, иначе девушку ждет злая участь. Разбитое сердце и смерть.



        Глава 44

        Следующий день выдался сырым и холодным. Стефани проснулась в дурном расположении духа. Она едва прикоснулась к завтраку, а запах жареной рыбы, доносившийся из кухни, вызвал у нее приступ тошноты. Эбби почти весь день где-то пропадала. После обеда Стефани нашла ее в гостиной. Та ставила в хрустальную вазу букет восхитительных алых роз. В комнате было прохладно, в окна хлестал проливной дождь.
        - Здравствуй, Эбби! Какой прелестный букет! - воскликнула Стефани. - От кого?
        - От друга, - ответив на приветствие, сказала Эбби. - Он узнал о дурных новостях и в знак поддержки прислал цветы.
        - Ты имеешь в виду случай с Эбнером? - поинтересовалась Стефани.
        - Нет, - всплеснула руками Эбби. - Вчера я узнала ужасную вещь.
        - Что стряслось?
        - Квартет.
        - Какой квартет?
        - Сегодня я завтракала с мистером Фортье и мистером Уистером, - начала Эбби взволнованно. - Помнишь, Шарль говорил, что все мужчины в их семье вступают во Французский иностранный легион?
        - Ну и?…
        - Шарль тоже решил надеть погоны.
        - Ты шутишь? - изумилась Стефани.
        - Хотелось бы, чтобы это была шутка, но он уже пакует чемоданы.
        - Шарль такой умный!
        - Мужчины в его семье считают необходимым пройти службу в армии, чтобы выработать характер, хотя отец Шарля сгинул где-то в песках Сахары.
        - Святые небеса!
        - На решение Шарля, видимо, повлияло письмо его дяди Мориса.
        - А что с квартетом?
        - Я в полной растерянности,- промолвила Эбби, тяжело вздохнув. - Но это полбеды.
        - Что еще?
        - Мистер Уистер сказал, что расстаться с Шарлем не может, и тоже собирается в армию. Хотя не может стать офицером, как Шарль. Но ему все равно.
        - Что за бред?
        Помолчав, Эбби сказала:
        - Не понимаю, почему двое мужчин не могут жить друг без друга.
        Стефани с трудом сдержала смешок.
        - Значит, твой квартет превратится в…
        - В дуэт. Но с этим мерзавцем Эбнером я даже разговаривать не желаю, - продолжила Эбби мрачно. - Последствия могут быть самые непредсказуемые. Для многих будет большим разочарованием, если квартет не выступит на рождественских праздниках.
        - Да, община очень огорчится, - кивнула Стефани.
        - По пути домой я заехала к Питеру и пожаловалась на наше бедственное положение. Он великодушно предложил свои услуги. Но я, право, не знаю, бывает ли струнное трио.
        Стефани вздохнула.
        - Мне так жаль, Эбби. Но хуже всего -разрыв с Эбнером.
        Стефани, - Эбби улыбнулась, - не переживай по поводу моего будущего. Я понимаю, у тебя самые добрые намерения. Но поверь, порой все устраивается само собой.
        - Ты права, Эбби.
        Озадаченная, Стефани вышла. Эбби явно темнила. Не влюблена ли она по-прежнему в Андре? В любом случае ни у Стефани, ни у Андре других потенциальных ухажеров для маленькой женщины не было.
        Вздрогнув от удара грома, Стефани зябко потерла руки. В доме стало значительно холоднее. Девушка поднялась к себе, набросила шаль, заглянула в комнату к Андре и открыла окно. Порывистый ветер принес свежесть и холодные капли дождя. Мокрые деревья выглядели поистине величаво.
        В такие моменты Стефани чувствовала себя потерявшейся частицей мироздания, отторгнутой по неизвестной причине от привычной ей жизни. Она не понимала Эбби и не могла ей помочь. Но с каждым днем все острее ощущала свою привязанность к Андре и его детям. Если им придется расстаться, что скорее всего и произойдет, это будет ударом и для нее, и для детей, и, конечно же, для Андре.
        - Стефани, -услышала она голос Андре, - что ты здесь делаешь в одиночестве?
        - Любуюсь дождем.
        - Ее расстроенный вид встревожил Андре.
        - Господи, какой холод! -Он бросился к окну, обнял Стефани, прижал к себе. - Дорогая, ты дрожишь как осиновый лист! Может, заболела?
        - Не думаю.
        - Ты почти ничего за обедом не ела.
        - Мне весь день нездоровилось, -пожала она плечами, - а сейчас я чувствую ужасную слабость.
        - Устала?
        Она кивнула.
        - Что случилось?
        Девушка подняла на него полный отчаяния взор.
        - Я в растерянности, Андре.
        - Объясни!
        - Не знаю, что с нами будет -со мной, с тобой, с детьми, с Эбби, наконец. Я постоянно задаюсь одним и тем же вопросом - почему я здесь? Иногда мне кажется, что от меня больше вреда, чем пользы. Может, мне лучше вернуться в свой мир?
        - Выбрось эту глупую мысль из головы! -Андре погладил ее по руке. - Ты расстроилась из-за того, что на Эбби напали собаки?
        - Дело не только в собаках, Андре. Мы бессильны помочь Эбби. -Она рассмеялась. - Мистер Фортье и мистер Уистер собираются в армию. Так что запас женихов исчерпан.
        - Успокойся, милая, все не так уж безнадежно. Что-нибудь придумаем.
        - Я хочу принадлежать тебе! -воскликнула она. - Господи, как я этого хочу! Но пойми, я из другого мира и не знаю, как долго здесь пробуду. По первому же знаку бабки Магнолии я должна буду вернуться. Ведь я из другого времени.
        - Стефани, это выше моего разумения. Но ты не бойся. Я сумею тебя защитить. И ни за что не отпущу.
        Стефани прижалась к Андре. Ей так хотелось верить его словам! Но перед временем человек бессилен.
        Утром, едва проснувшись, Стефани почувствовала, что ее тошнит. Вскочив с постели, бросилась к туалетному столику, где стоял тазик, и ее вырвало.
        - Дорогая, что с тобой? -Андре протянул девушке полотенце.
        Она вытерла лицо.
        - Господи, уж не…
        - Что, милая?
        - Я знала, что у меня задержка, но подумала… Боже, уж не беременна ли я?
        - Конечно! -воскликнул Андре, сжимая ее в объятиях и сияя улыбкой.
        - О Боже! -В ней смешались удивление, страх, безудержная радость. - Я не знала, что могу зачать…
        - А я знал. -Андре погладил ее щеку. - Я всегда возлагал на тебя большие надежды. И когда мы занимались любовью, молил Бога об этом.
        - Ты хотел иметь от меня ребенка? -спросила она с замиранием сердца. И, не сдержав слез, прильнула к нему.
        - Ты счастлива, дорогая? -Он нежно поцеловал ее.
        - Конечно, милый.
        - Теперь мы должны пожениться. У нас нет выбора.
        Стефани не уставала изумляться свершившемуся чуду.
        Она носит под сердцем ребенка от мужчины, которого любит. Возможно, беременность и была знаком, указывающим, что ей суждено здесь остаться. А как насчет предупреждения старой Магнолии, что ее миссия подойдет к концу? Как Сэм и ее прежняя жизнь в далеком настоящем? Что станет с Эбби, если Стефани с Андре обвенчаются?
        - Ты думаешь, это сработает? - спросила она, взглянув на него с сомнением.
        - Надеюсь, дорогая.
        - И никогда об этом не пожалеешь?
        - Дорогая, я люблю тебя и хочу, чтобы ты стала моей женой. Я полюбил тебя с первого взгляда, но не смел признаться в своих чувствах, потому что не рассчитывал на взаимность.
        Стефани обвила его шею руками.
        - Теперь я ничего не боюсь, Андре. Я полюбила тебя давно, но не знала, смогу ли остаться с тобой, и тоже молчала. Ребенок, ниспосланный нам самим небом, и есть знак того, что я должна остаться, что мы принадлежим друг другу…
        - Конечно, милая, - прошептал он. - Теперь ты частица меня. - Андре погладил ее живот. - Выйдешь за меня замуж?
        - Да, - промолвила она, покрывая его лицо поцелуями, смешанными со слезами.



        Глава 45

        Было еще утро, когда в гостиной Хармони-Хаус вели светскую беседу две пары. Стефани и Андре устроились в креслах. Напротив, на диване, сидели Эбби и Питер Дирборн. Беседа исчерпала себя, и наступило молчание.
        Андре нервничал, его красивое лицо было напряженным.
        Дело в том, что они со Стефани решили рассказать Эбби о том, что собираются пожениться. Чтобы смягчить удар, Андре пригласил Питера Дирборна, друга Эбби.
        - Эбби, - начал Андре, откашлявшись, - ты, вероятно, удивлена, что я пригласил тебя и Питера.
        - Да, несколько странно приглашать в столь ранний час гостей.
        - Ты права, но я подумал, что тебе понадобятся его совет и поддержка.
        - Вот как?
        - Дело в том, что мы со Стефани кое-что от тебя скрывали. - Андре через силу улыбнулся.
        - В самом деле?
        - Не знаю, как сказать… - Андре от досады заскрежетал зубами. - Но дело в том, что Стефани и я… мы любим друг друга.
        Стефани не спускала с подруги глаз, и ее худшие опасения оправдались. Некоторое время Эбби переводила взгляд со Стефани на Андре и обратно, после чего разразилась рыданиями, упав на руки Питера. Тот стал гладить ее по спине.
        - Так я и знала! -воскликнула Стефани, всплеснув руками. - Мы погубили бедную Эбби!
        - Нам очень жаль, дорогая, -пробормотал Андре.
        Неожиданно Эбби подняла голову и расхохоталась. Стефани сидела как громом пораженная.
        - О, Стефани, Стефани, ты глубоко ошибаешься!
        - В каком смысле? - спросила она, когда к ней вернулся дар речи.
        - Я нисколько не огорчена. Напротив! Я счастлива. О, как я счастлива! - Девушка вытерла слезы и насмешливо улыбнулась.
        - Счастлива?
        - Теперь мы с Питером сможем пожениться! - объявила она, повернувшись к священнику.
        - Да, дорогая, разве я не говорил, что со временем все образуется? - сказал Питер, с любовью глядя на Эбби.
        Стефани ошарашенно смотрела, как они снова упали в объятия друг друга. Андре тоже выглядел озадаченным.
        - Разве это не чудесно? -повторял Питер, глупо улыбаясь и не выпуская Эбби из объятий.
        Снова возникла неловкая пауза. Молчание нарушила Стефани.
        - Послушайте! - крикнула она запальчиво, вскочив на ноги. - Эбби, я требую объяснений. Ты говорила мне, что выйдешь замуж за Андре, что любишь его. Оказывается, ты любишь Питера?
        - Да, я люблю Питера. - Эбби не сводила с преподобного сияющих глаз.
        - Выходит, ты лгала! Вы оба лгали! А теперь сидите как ни в чем не бывало. Словно влюбленные голубки! Нет уж, выкладывайте все начистоту!
        - Мы нехорошо поступили, Стефани, - виновато улыбнулась Эбби. - Я не решалась тебе об этом сказать. Уже давно мы с Питером любим друг друга, но, когда Линни умирала, я дала ей слово, что буду заботиться о ее детях и… выйду замуж за Андре.
        Стефани широко раскрыла глаза. Она вспоминала, что Эбби говорила о каком-то обещании, касающемся Андре.
        - Ты знал об этом? - Стефани пристально посмотрела на Андре.
        - С недавних пор, - признался он виновато.
        - Так вот почему ты без конца твердила о каких-то обязательствах, - заметила Стефани.
        Эбби кивнула.
        - Связанная клятвой, Эбби не могла выйти за меня замуж, хотя мы друг друга любили, - пояснил Питер, сжимая ладонь возлюбленной.
        - Отлично, - пробормотала Стефани, стараясь осмыслить происходящее. - Именно по этой причине наши с Андре попытки сосватать тебя, даже за Питера, оказались тщетными?
        - Да, - подтвердила Эбби. - Я должна была сохранить себя для Андре, если только он сам от меня не откажется. Признаться, перспектива соединить свою жизнь с ним меня не радовала.
        - И ты грустила не потому, что Андре тебя не любил, а потому, что не могла выйти замуж за Питера!
        - Истинная правда, - согласилась Эбби.
        - Так это Питер присылал тебе любовные письма и розы? - поинтересовалась Стефани.
        - Он. - Лицо подруги осветилось радостью. - В душе я надеялась, что вы с Андре полюбите друг друга и освободите меня от данной клятвы.
        - Выходит, я сватала тебя, а ты - меня?
        - Именно так, - согласилась Эбби.
        - Водила меня за нос?
        - Дорогая Стефани. - Эбби подбежала к подруге, взяла ее за руку. - Я сердцем чувствовала, что вы с Андре прекрасная пара. И очень хотела, чтобы ты осталась у нас, заменила мне сестру. - Эбби смахнула непрошеную слезу.
        - О, Эбби! - Стефани была тронута до глубины души. - Я тоже люблю тебя как сестру. Но ты так часто меня огорчала.
        - Ты твердила мне и Андре, что оставишь нас, как только устроишь мое счастье. Потому я и отказывалась от всех женихов. Потом я посвятила в свои планы Андре и мы стали действовать сообща.
        - Погодите минуту! - Стефани ушам своим не поверила. - Это был сговор против меня?
        - Да, дорогая, сговор. Только не против тебя, а во имя любви к тебе. Мы готовы были на все, только бы ты не покинула нас.
        - Андре Годдар, ты совершенно прав, - промолвила Стефани. Ее глаза лучились любовью. - И ты, Эбби, тоже.
        - Вот и славно! - воскликнула Эбби. - Не сыграть ли нам две свадьбы сразу?
        - Конечно, Эбби, я больше не в силах ждать, - заявил Питер.
        - Простите, преподобный, - вмешалась тут Стефани, - а как насчет вашей безумной матушки?
        - Она будет жить в Чарлстоне со своим генералом. - Священник улыбнулся. - Беднягу наконец выпустили из лечебницы, и его дочь Миллисент согласилась взять стариков под свою опеку, как только они поженятся.
        Стефани рот разинула от удивления. Эбби захлопала в ладоши.
        - Давайте отпразднуем наши свадьбы на Рождество, -предложила Эбби.
        - Говорил я тебе, что она ко мне равнодушна, - прошептал Андре Стефани, все еще не верившей в происходящее.



        Глава 46

        - В погожий рождественский день по проходу епископальной церкви шли две счастливые невесты. У алтаря, убранного цветами, их ждали сияющие женихи. Стефани сопровождал Генри Робийяр, а Эбби - Эбнер Трамбл. Впереди невест шагали Гвен и Эми в розовых бархатных платьицах. Они разбрасывали лепестки роз.
        В расшитом жемчугом белом шелковом платье Эбби выглядела восхитительно. На Стефани было платье из бежевого шелка, отороченное валенсийскими кружевами. На корсажах- белые камелии. Фата из тончайшей кисеи. Платья были с длинными шлейфами, украшенными бутонами апельсиновых цветов, кружевом и рюшами.
        В церкви собралось столько народу, что яблоку негде было упасть. На первом ряду рядом с Кэти Бэнкс и Мартой, державшей на руках Сару, гордо восседали Бо и Поль. Поскольку один из женихов являлся ректором епископальной церкви, церемонию бракосочетания вел седовласый епископ штата Миссисипи Уильям Мерсер Грин.
        У алтаря Андре встретил невесту с широкой улыбкой. У девушки сердце подпрыгнуло от счастья. В официальных визитках оба жениха казались умопомрачительно красивыми, особенно Андре. Стефани видела, как просияла Эбби, когда Питер встал рядом с ней. За последние недели Эбби преобразилась, из гадкого утенка превратилась в прекрасного лебедя и сияла от счастья. Глядя на нее, Стефани не могла нарадоваться. Она все же достигла своей цели. Путешествие во времени принесло свои плоды - она обрела новую сестру и новую семью.
        Последние недели прошли в предсвадебной суете, праздничных вечерах и приемах. Известие о предстоящей свадьбе отца и Стефани дети восприняли восторженно. Исполненная радости в предвкушении предстоящего события, Стефани все же испытывала легкое беспокойство. Она, хоть и носила под сердцем ребенка, не была уверена, что это и есть знак того, что она останется здесь навсегда. Предупреждение старой Магнолии, что ее миссия рано или поздно закончится, все чаще всплывало в памяти.
        Стефани не хотелось возвращаться в свое настоящее. Конечно, она скучала по Сэм, сожалела, что они не помирились и что, возможно, она никогда больше не увидит родных. Однако она чувствовала, что ее место здесь, с Андре и его детьми. Андре не только превратил ее жизнь в увлекательное приключение. Он подарил ей любовь, о которой она не смела и мечтать и которую боялась потерять. У Стефани болезненно сжималось сердце, когда она думала о том, что будет с Андре и детьми, если она их покинет. Что будет с ее еще не родившимся малышом? Сумеет ли она сохранить его? Она любила эту семью и не хотела лишать детей материнского тепла, которое они потеряли год назад, когда умерла их мать.
        Девушка поделилась своими сомнениями с Андре, высказав опасения, что затея со свадьбой может закончиться весьма плачевно. Но он слушать ничего не хотел, уверенный в том, что Стефани их не покинет. Наверняка не поверил, что она из другого времени. Однако Стефани это не успокаивало.
        Епископ Грин начал церемонию. Стефани слушала как завороженная и послушно произносила слова торжественной клятвы. Они с Андре обменивались счастливыми улыбками.
        Когда Андре надел ей на палец обручальное кольцо и с невыразимой любовью и нежностью заглянул в глаза, Стефани не сдержала слез.
        - А теперь скрепите ваш союз поцелуем, -прозвучали слова священника.
        Андре приподнял ее фату, крепко обнял и страстно поцеловал в губы.
        - Вы теперь моя мама? - спросила Гвен с улыбкой у Стефани, как только все вернулись домой. Вокруг царила праздничная суета. Гости оживленно болтали, пили шампанское, ели торт. В углу стояла рождественская елка с зажженными свечами, сахарными сливами, игрушками и бусами. Возле елки Бо и Поль играли с железным паровозиком.
        Какая- то дама из церкви села к роялю и заиграла «Прекрасного мечтателя».
        - Да, моя милая, - ответила Стефани, - если, конечно, ты хочешь, чтобы я была твоей мамой.
        - Хочу,- кивнула малышка, вызвав улыбки у невольных свидетелей сцены.
        - Мама! - радостно выкрикнула Эми и, подскочив к Стефани, обхватила ее за ноги.
        Стефани погладила крошку по голове, смахнув непрошеную слезу. Когда девочки убежали, Андре подошел к Стефани с бокалом шампанского.
        - Дорогая, у нас такая радость, а ты плачешь.
        - Это от счастья.
        - Стефани, ты похитила наши сердца, -сказал он с глубоким волнением в голосе.
        - А вы -мое, - ответила она, сжав его руку.
        Молодые все еще улыбались друг другу, когда к ним подплыла Кэти Бэнкс.
        - Поздравляю, дорогая, - сказала она, обнимая Стефани. - Конечно, мне хотелось бы, чтобы ты стала женой моего Генри, но я рада видеть тебя такой счастливой.
        - Спасибо, Кэти, - поблагодарила Стефани.
        - А ты, - старушка погрозила пальцем Андре, - чтоб не обижал эту славную девушку, иначе будешь иметь дело со мной!
        В этот момент на середину зала вышел Генри Робийяр и поднял бокал с шампанским.
        - Предлагаю выпить за здоровье новобрачных!
        Раздался звон бокалов, Стефани и Эбби обменялись лучезарными взглядами. Улучив момент, когда Питер отошел к столу с закусками, Стефани подошла к Эбби.
        - Ты выглядишь потрясающе, - сказала Стефани.
        - Ты тоже, - откликнулась Эбби.
        - Ты счастлива?
        - Безумно, - промолвила девушка, сияя от радости.
        - Жаль только, что во время свадебного путешествия вам придется отвезти мать Питера в Чарлстон.
        - Вообще-то матушка Дирборн - милое и безобидное создание и никому не приносит вреда. С тех пор как мы с Питером ей сказали, что отвезем ее к генералу, она только и говорит что о возрождении Юга.
        - Я знаю, вам с Питером будет очень хорошо вместе.
        - Береги себя, дорогая.
        - А я жду не дождусь, когда мы вернемся. Надеюсь, мы с тобой станем настоящими подругами и сестрами. - Голос Эбби дрогнул. Она обняла Стефани, заглянула ей в глаза: - Не возражаешь?
        - Только об этом и мечтаю, - сказала Стефани.
        - Вот и отлично. А знаешь, Андре предложил нам с Питером поехать вместе с вами в свадебное путешествие весной. Сказал, что Кэти и Генри согласились на это время взять на себя заботу о детях. Как тебе эта идея?
        - Фантастика!
        Внезапно рояль начал наигрывать «Последнюю розу лета», и улыбка Стефани стала печальной. В следующее мгновение возле нее появился АнДре и протянул пунцовую розу.
        - Разрешите пригласить вас на танец, мадам Годдар?
        - Конечно, мистер Годдар, - произнесла Стефани, принимая цветок. Ее лицо озарилось улыбкой, и сердце наполнилось безграничной любовью к мужу. Не сводя друг с друга влюбленных глаз, молодожены закружились в вальсе. К ним присоединились Питер и Эбби, остальные наблюдали за ними с улыбкой.
        Когда гости разъехались, Стефани валилась с ног от усталости. Она отвела детей наверх, уложила спать, спустилась вниз и вошла в спальню Андре, чтобы приготовиться к брачной ночи. Она выпила всего несколько глотков шампанского, но глаза слипались. У нее едва хватило сил переодеться, причесаться и юркнуть в постель. Лишь голова коснулась подушки, как ее тут же сморил сон.
        Разбудил ее поцелуй. Рядом с постелью сидел Андре, как всегда красивый и соблазнительный. Она села в кровати, и молодой муж протянул ей бокал, до половины наполненный каким-то напитком.
        - Как себя чувствует миссис Годдар? - спросил он.
        - Я счастлива как никогда, мистер Годдар,- сказала Стефани, выпив напиток.
        - Эй, сейчас ты опять уснешь!
        - Плут! - пошутила она. - Нарочно принес вино, что бы творить со мной все, что твоей душеньке угодно.
        - Дорогая, я не приносил никакого вина. -Андре нахмурился. - Оно стояло на туалетном столике. Должно быть, его оставил кто-то из слуг.
        Стефани испуганно вскрикнула, остановив взгляд на бокале с выгравированной на его стенке розой, который загадочным образом исчез в ту ночь, когда она совершила прыжок во времени. Она все поняла и впала в отчаяние.
        - О нет! - закричала она, посмотрев на Андре полными ужаса глазами. - Что я наделала? Это и есть тот знак, о котором меня предупреждала Магнолия! Моя миссия закончена. Эбби счастлива. Нам придется расстаться, Андре! О Господи, я не хочу!
        - Глупая девчонка, что за чушь ты несешь? - Андре взял у нее бокал, поставил на туалетный столик. - Никуда я тебя не отпущу.
        - Ты не понимаешь. Это тот самый бокал, из которого я уже пила. Как я могла поступить столь опрометчиво?
        - Успокойся, Стефани. Все в порядке. - Андре прижал ее к сердцу.
        - Нет, нет и нет. О Боже! - Стефани дрожала всем телом, уверенная, что вот сейчас неведомые силы вырвут ее из объятий любимого и унесут прочь от семьи, которую она полюбила всем сердцем.
        - Любимая, я с тобой. - Андре погладил ее по спине. - Я никому тебя не отдам. Понимаешь?
        Девушка хотела что-то сказать, но он закрыл ей рот поцелуем. Опрокинул на спину, заглянул в глаза.
        - Дорогая, ты моя, - прошептал он. - Мы принадлежим друг другу.
        - Андре, я так хочу, чтобы это было правдой, - бормотала она, зарывшись лицом в его волосы.
        Стефани застонала, когда он стал ласкать ей грудь, живот, ноги. Она отдавалась мужу с восторгом, охваченная огнем всепоглощающей страсти. На волнах наслаждения они вознеслись на вершину блаженства.
        Усталая и умиротворенная, Стефани лежала в объятиях Андре.
        Только бы безжалостная судьба не разлучила ее с возлюбленным, не вырвала из его объятий! С этими мыслями Стефани и уснула.
        Стефани оказалась в красивой церкви, озаренной ярким мерцающим светом. Было светло и необыкновенно красиво. В ночной рубашке она сидела на скамье и видела, как по проходу идет невеста… Это была ее сестра Сэм, ослепительная и сияющая!
        Сэм повернулась к Стефани с лучезарной улыбкой и протянула ей белую розу. Стефани приняла цветок. Завороженная, она заметила в его лепестках мотылька. Отведав нектара, мотылек взмахнул роскошными крыльями и устремился к мягкому свету, струившемуся сквозь витражные стекла окон. Стефани подняла на Сэм вопросительный взгляд.
        - Все нормально, Стеф, -прошептала сестра. - Я знаю, у тебя все в порядке. У тебя на работе, в ящике стола, я обнаружила твой дневник. Я знаю все о вашей жизни с Андре, ты даже оставила мне вашу фотографию с чудесным сыночком.
        С благоговейным трепетом Стефани устремила взгляд на алтарь. Там стоял улыбающийся Честер и махал Сэм рукой.
        - У тебя все хорошо?- спросила Стефани.
        - Да. - Сестра порывисто обняла Стефани. - Ты была права, Стеф. Я сказала Честеру, что он должен сделать выбор между мной и матерью. Он выбрал меня. Не беспокойся, со мной все будет хорошо. А теперь прощай. Все отлично.
        Сэм пошла к алтарю. Стефани смахнула слезы счастья…
        Вскрикнув, Стефани проснулась и увидела сияющие от радости глаза Андре.
        - Дорогой! Какое счастье, что я здесь!- воскликнула Стефани, целуя его.
        - А где же еще тебе быть, глупышка?
        - Ты не поверишь, что случилось, - продолжала она. - Мне приснилась сестра. Сэм счастлива. Она дала мне белую розу с мотыльком, но мотылек улетел. Сэм вышла замуж за Честера. А я могу теперь остаться с тобой… навсегда!
        - Конечно, милая. Я никуда тебя не отпущу, запру все двери.
        - Похоже, моя миссия закончена, - продолжала она с изумлением, - Видимо, я должна была не только сделать счастливой Эбби, но и полюбить тебя.
        - Милая, - пробормотал он, - ты только сейчас начинаешь меня любить.
        - Пожалуй, ты прав. -Она задумалась. - Но мне пора начинать вести дневник и вязать голубые пинетки. Потом нам нужно будет сфотографироваться вместе с малышом и подумать, как передать фотографию Сэм.
        Вдруг взгляд Андре упал на кровать, и лицо его помрачнело.
        - Что это? На простыне кровь.
        Андре откинул одеяло, и они с изумлением увидели восхитительную белую розу, которую Стефани сжимала в руке.
        - Что это значит? -спросил Андре.
        Обуреваемая эмоциями, Стефани какое-то время молчала. Потом наконец произнесла:
        - Андре, мне многое нужно тебе рассказать, и надеюсь, на сей раз ты мне поверишь.
        - Постараюсь, милая, - пообещал он.
        - Из ее глаз брызнули слезы.
        - Я тебя очень люблю.
        - Не больше, чем я тебя.
        Забрав у нее розу, Андре нежно поцеловал маленькую ранку на ладони жены. Плача oт счастья прижалась к мужу.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к