Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Райли Юджиния: " Злодей Герой И Красавица Речной Дурман " - читать онлайн

Сохранить .
Злодей, герой и красавица Юджиния Райли


        Могла ли юная сирота Жасмин Дюбро предположить, что покорит сердце Джареда Хэмптона, самого блистательного, самого отважного из кавалеров американского Юга? Что познает силу страсти, равной которой нет и не может быть на земле? Что однажды рискнет собственной жизнью, дабы избавить любимого от грозящей ему смертельной опасности? Порой жизнь оказывается страшнее самых ужасных снов, порой превосходит самые прекрасные мечты. А горе и счастье идут рука об руку…

        Юджиния Райли
        Злодей, герой и красавица

        Любимому брату Филиппу — ему это страшно понравится



        Автор выражает особую благодарность
        Кэти Смитерман, сотруднице библиотеки
        Армстронга в Натчезе, Миссисипи

        Пролог

        В эту ночь было полнолуние… Поднявшись на палубу «Речной волшебницы» подышать свежим воздухом и посмотреть на реку, Джаред Хэмптон заметил, что кто-то барахтается в воде, и услышал крики о помощи. Приглядевшись, он увидел прекрасную молодую женщину, борющуюся за жизнь в черных глубинах Миссисипи. Джаред не мог оторвать глаз от пленительной русалки, появившейся в его жизни при столь драматических обстоятельствах.
        Между тем в реке Жасмин Дюбро Будри и в самом деле боролась за свою жизнь. Уже смирившись с мыслью, что утонет, она вдруг увидела серый корпус парохода, приводимого в движение парой водяных колес, потом заметила на палубе высокого джентльмена и поймала его пристальный и удивленный взгляд. Едва пароход подошел поближе, в ней вспыхнула жажда жизни и почти столь же сильная жажда мести. Забыв о том, что на ней лишь тонкая рваная ночная рубашка, Жасмин закричала:
        — Помогите мне! Ради Бога, помогите!
        Джаред Хэмптон снял шляпу и растерянно посмотрел вниз.
        — Голубушка, что вы делаете в реке?
        — Тону!
        — Как же вы оказались в столь затруднительном положении?
        — Это длинная история!
        Такого ответа для Джареда Хэмптона оказалось достаточно. Сняв ботинки и приказав вахтенному дать задний ход, он вспрыгнул на поручни и, засмеявшись, воскликнул:
        — Придется выслушать ее!
        И Джаред бросился в Миссисипи.



        Глава 1

        Натчез, Миссисипи, лето 1850 года


        Прошло всего две недели, и старый Эфраим приехал к ней в приют.
        — Ваш отец скончался, мисс Жасмин…


        Жасмин Дюбро сидела в гостиной сиротского приюта при соборе Святой Марии с одной из своих воспитанниц. Она очень любила шестилетнюю Мэгги, доверчиво устроившуюся рядом с ней на потертом диванчике. Жасмин часто во время обеденного перерыва занималась с девочкой, которая из-за сильной застенчивости не могла читать в классе.
        Жасмин мягко поправила малышку, споткнувшуюся на очередном слове:
        — «Завтра», милая.
        Пока Мэгги повторяла слово, Жасмин взглянула в окно и увидела, как по выложенной плиткой дорожке, хромая, идет поникший Эфраим, преданный слуга ее семьи.
        — Милая, найди сестру Филомену.  — Жасмин погладила девочку по голове, и Мэгги, закрыв букварь, вышла.
        Откинув прядь пшеничных волос, Жасмин поспешила к двери. Наверное, что-то случилось, иначе Эфраим не приехал бы сюда в такое время.
        Она распахнула тяжелую дубовую дверь, и легкий ветерок донес до нее аромат цветов.
        Увидев девушку, седовласый слуга снял свою потрепанную шляпу и вытер пот со лба рукавом.
        — Ваш отец скончался, мисс Жасмин,  — сказал он.


        Войдя в небольшой домик на Перлстрит, Жасмин повесила капор на вешалку и устремилась в комнату отца. В небольшой спальне стояла невыносимая духота. Нос Пьера Дюбро заострился, губы были плотно сжаты, кожа приобрела бледно-сероватый оттенок. Жасмин коснулась его руки — уже холодной.
        Холодный старый француз — так Жасмин мысленно называла отца за его отчужденность, недоступность и сдержанность. Она считала, что отец никогда не любил ее. И все же сердце девушки сжалось от боли.
        Она услышала, как в комнату вошел Эфраим.
        — Что же произошло?  — Растерянная Жасмин повернулась к нему.
        На глазах Эфраима выступили слезы.
        — С ним случился сердечный приступ, и он позвал меня. Прибежав, я увидел, что он схватился за грудь и упал на подушку. И тут же ушел в мир иной, мисс Жасмин.
        — Слава Богу, что отец недолго мучился.  — Жасмин теребила мокрый от слез платок.  — Доктор всегда говорил, что у него слабое сердце…
        — О да, госпожа… мисс Жасмин. Ваш отец совсем недолго мучился,  — страдальчески вымолвил Эфраим. И, хромая, вышел из комнаты.


        Через три дня они хоронили Пьера Дюбро на кладбище Натчеза. Обряд совершал отец Гриньон из собора Святой Марии. В это сырое утро в воздухе висел тяжелый аромат камелий, магнолий и глициний. Жасмин стояла под сенью раскидистой кроны высокого дуба, пока священник речитативом читал молитвы. Ее отец, серебряных дел мастер, пользовался большим уважением в Натчезе, и проводить его в последний путь пришли представители почтенных семейств города.
        Жасмин тронуло, что столько достойных людей пришли почтить память Пьера Дюбро и выразить скорбь по поводу его кончины. Заметила она и одинокую женщину, в платье из дешевого черного атласа, безвкусно отделанном маленькими крашеными перьями и темными блестками, стоявшую в стороне от других. Жасмин обратила внимание на то, что у женщины неестественно рыжие волосы, а сквозь вуаль на щеках незнакомки были видны румяна. Интересно, кто эта женщина и почему она здесь? Когда первые комья земли упали на простой деревянный гроб, по щекам незнакомки потекли слезы.


        Через два дня после похорон Жасмин вызвали в контору Ричарда Гейтса, адвоката отца, для оглашения завещания. Эфраим отвез девушку к адвокатской конторе на Франклин-стрит и остался ждать ее в небольшой коляске.
        Едва Жасмин вошла в пыльный кабинет мистера Гейтса, где царил страшный беспорядок, как в ноздри ей ударил запах дешевых духов, и она с удивлением увидела женщину, так загадочно появившуюся на похоронах отца.
        Высокий и худой Ричард Гейтс поднялся навстречу Жасмин.
        — Добрый день, мисс Дюбро.  — Он направился к Жасмин. Рыжеволосая женщина обернулась и подняла темные брови.
        Поздоровавшись с адвокатом, Жасмин бесцеремонно осведомилась:
        — Кто эта женщина и что она здесь делает? Гейтс смутился.
        — Мисс Дюбро, познакомьтесь с мисс Флосси Ля Флом.
        Флосси Ля Флом! Господи! Весь Натчез знал эту бесстыжую проститутку из заведения, располагавшегося рядом с портом! Вероятно, произошла какая-то ошибка.
        Растерявшись, Жасмин села на предложенный адвокатом стул и слегка кивнула Флосси. Гейтс, вернувшись к столу, начал зачитывать лежащие перед ним бумаги.
        Узнав, что получит дом на Перлстрит и слугу Эфраима, Жасмин испытала облегчение. Она знала, что только этим и владел ее отец. Однако Гейтс посмотрел на Флосси Ля Флом.
        — Все прочее имущество мистера Дюбро, включая деньги на его банковском счете, переходит к вам.
        — Прошу прощения, мистер Гейтс,  — быстро вставила ошеломленная Жасмин.  — О каком счете в банке идет речь? Гейтс снял очки.
        — На счете вашего отца в банке Натчеза пятнадцать тысяч долларов. Деньги унаследует мисс Ля Флом. Если же она умрет прежде, чем получит их, деньги перейдут к вам, мисс Дюбро.
        — Но, мистер Гейтс, это же невозможно!  — воскликнула Жасмин, обретя дар речи.  — У моего отца никогда не было денег! Поэтому мне и пришлось устроиться на работу в приют, как только он заболел.
        Гейтс, поморщившись, кивнул девушке:
        — Понимаю, эти деньги для вас полная неожиданность, мисс Дюбро. Возможно, ваш отец решил отложить кое-что на черный день…
        — Кое-что на черный день?  — с горьким удивлением повторила Жасмин.  — Мистер Гейтс, но вы же сами сказали, что там пятнадцать тысяч долларов! Неужели все эти годы, когда мы испытывали такие лишения, отец скрывал от меня, что владеет столь большой суммой?
        — Очевидно, так.  — Гейтс нахмурился.
        Жасмин, покачав головой, начала размышлять вслух:
        — О Боже! Как же он мог так поступить со мной? Подумать только, а я ломала голову, как заплатить доктору! Сидела возле него ночи напролет! И он оставил все свои деньги этой женщине?
        Гейтс вытер пот со лба.
        — Мисс Дюбро, пожалуйста, успокойтесь. Наверное, вашего отца и… мисс Ля Флом связывали особые отношения.
        — Не сомневаюсь!  — воскликнула Жасмин.
        — Тогда вернемся к нашему делу.  — Гейтс заглянул в лежащий перед ним документ.  — Итак, большая часть имущества Дюбро переходит к…
        Жасмин вскочила.
        — Наше дело закончено, мистер Гейтс.  — Она бросила хлебный взгляд на Флосси Ля Флом, ненавидя себя за то, что не сдержала слез.  — Я не хочу провести ни одной минуты в обществе этой… этой женщины легкого поведения… к тому же нечистой на руку!
        Жасмин выбежала, но, к удивлению девушки, в коридоре ее догнала Флосси Ля Флом.
        — Мисс Дюбро, подождите, пожалуйста!
        Обернувшись, Жасмин сурово посмотрела на женщину, укравшую принадлежавшие ей по праву деньги. Круглое лицо Флосси было так нарумянено, что Жасмин не могла определить ее возраст. Однако, посмотрев в печальные карие глаза, девушка поняла, что Флосси уже совсем не молода.
        — Мне нечего сказать вам, мисс Ля Флом.
        Женщина вздохнула:
        — Я просто хочу, чтобы вы знали, дорогая: ваш отец не очень страдал в последние…
        — Так вы были там?  — изумилась Жасмин.
        Флосси взглянула на молодого служащего конторы, который, разинув рот, прислушивался к их беседе. Юноша покраснел и быстро удалился. Рыжеволосая проститутка подняла глаза на Жасмин.
        — Да, я часто заходила к Пьеру днем. Мы с ним были друзьями, мисс Дюбро. Отец очень любил вас…
        — Но очевидно, не так сильно, как вас,  — язвительно заметила Жасмин.
        Флосси развела руками.
        — Весьма сожалею, мисс Дюбро. Пьер хотел обеспечить нас обеих.
        При этих словах Жасмин показалось, что ее окатили кипятком. Все эти годы она посвятила отцу! Жасмин надрывалась днем в приюте, чтобы заработать денег, ухаживала за отцом, экономила каждый цент. Даже не могла позволить себе купить новое платье! И теперь выясняется, что все это время отец использовал ее и прятал свои тысячи! Он оставил дочери ветхий дом, а все свое состояние отдал портовой проститутке!
        — Мисс Дюбро, если для вас так важны эти деньги, возможно, мы… — вновь заговорила Флосси.
        — Нет, мисс Ля Флом, дело не в деньгах, а в предательстве,  — оборвала ее Жасмин.  — Вероятно, вы хорошо знали моего отца? Тогда признайтесь, вы с трудом убедили его оставить вам деньги?
        Флосси попыталась возразить, но Жасмин подняла руку и с холодным презрением посмотрела на нее. Вообщето она отдавала должное проститутке, явно смущенной тем, что отняла у Жасмин принадлежавшее ей по праву наследство. Однако девушка не верила, что эта проститутка с Силверстрит поделится с ней хоть даймом[Note1 - Монета в десять центов] отцовского состояния!
        — Оставьте себе деньги, мисс Ля Флом,  — со злостью проговорила Жасмин.  — Полагаю, вы заработали их.  — И она выбежала из конторы.
        Ярость полыхала в глазах Жасмин, когда она забралась в коляску и села рядом с Эфраимом.
        — Ты все знал, Эфраим!  — с укором воскликнула девушка.  — Тебе было известно, что мой отец и эта женщина… И ты не сообщил мне об этом!
        — Да, мэм.  — Эфраим тронул поводья.
        Возле домика на Перлстрит он смущенно пробормотал:
        — Мисс Жасмин, надеюсь, мы попрежнему понимаем друг друга?
        — Оставь меня одну!  — Девушка вбежала в дом.
        У себя в спальне Жасмин опустилась на колени и заплакала, убежденная в том, что ей никогда не избавиться от этой жгучей боли.
        Проклятый старый француз! Подлый старый ублюдок! Он никогда не думал о ней! Никогда не любил дочь, а только использовал ее! Совершив свой жестокий поступок, отец самым ужасным образом надругался над Жасмин! Он безжалостно показал ей, что проститутка для него гораздо дороже, чем дочь!
        Двадцатитрехлетняя девушка осталась одна, без денег и с горькими мыслями о том, что ее предал отец.
        Все кончено! У нее нет никакого будущего!



        Глава 2

        Через неделю Жасмин встретила Клода Будри.


        В пятницу, через неделю после смерти отца, Жасмин вернулась в приют. Предательство Пьера Дюбро повергло ее в ярость и заставило горько страдать, но теперь в душе осталась лишь пустота.
        Она утопилась бы в реке, чтобы прекратить это бесплодное существование, но не могла нанести такой удар своим воспитанницам.
        Как только Жасмин приехала в приют Святой Марии, юная Мэгги бросилась к ней в объятия. Очаровательное личико девочки выражало испуг, в голубых глазах застыли слезы.
        — Мисс Жасмин, а я уже думала, что вы покинули меня навсегда!
        Девушка погладила малышку по белокурым волосам.
        — Милая, у меня умер отец.
        — Я знаю. Сестра Филомена рассказала мне.  — Голос Мэгги срывался, а ее тонкие ручонки, обхватившие талию Жасмин, дрожали.
        Девочка так цеплялась за Жасмин, что та вдруг подумала, не взять ли ее к себе. Она, конечно, понимала, что попечители приюта и комитет Натчеза по делам сирот предпочтут, чтобы ребенка удочерила супружеская чета. Однако в приюте очень много детейсирот, а семей, желающих забрать их, слишком мало. Жасмин решила поговорить насчет девочки с матерью Мартой, настоятельницей приюта. Ведь теперь ей уже не надо заботиться о больном отце.


        К вечеру девушка вышла из приюта и села в свою коляску, чтобы отправиться домой. Обычно ее сопровождал Эфраим, но сегодня утром у него разыгрался ревматизм, и Жасмин сказала старому слуге, чтобы он денек отдохнул. Ее лошадь Сахарок была странно возбуждена. Отличаясь всегда необычайной покладистостью, сегодня лошадь отказывалась подчиняться.
        — Успокойся, Сахарок!  — Девушка натянула поводья.
        Внезапно лошадь понесла, и неуправляемая коляска помчалась по оживленным улицам прямо к обрывистому берегу реки. Натянутые поводья, казалось, особенно раздражали лошадь! Когда животное повернуло и стало подниматься в гору, руки Жасмин уже дрожали от напряжения, а на лбу выступила испарина.
        Девушка с ужасом смотрела с пятидесятиметровой высоты вниз, на серые воды Миссисипи. Одно неосторожное движение на этой узкой, извилистой дороге, и коляска рухнет в реку!
        Жасмин уже почти потеряла надежду на спасение, когда рядом появился незнакомец на черном жеребце.
        — Тпру! Тпру, стоять!  — Мужчина ухватился за поводья Сахарка и с силой натянул их. К счастью, ему удалось остановить лошадь. Спешившись, незнакомец погладил взмыленную лошадь, тщательно проверил упряжь, а затем взглянул на Жасмин.  — С вами все в порядке, мадемуазель?
        Жасмин удивленно смотрела на высокого широкоплечего стройного человека, спасшего ей жизнь. На нем были модный коричневый сюртук и кожаные штаны, заправленные в черные сапоги. Из-под полей белой шляпы на девушку взирали невероятно жгучие черные глаза. От этого взгляда Жасмин невольно задрожала, однако полные чувственные губы незнакомца тронула улыбка, и девушка сразу успокоилась.
        — Я чувствую себя хорошо,  — ответила она своему храброму и галантному спасителю.  — Благодарю вас, сэр: вы спасли мне жизнь.
        — Помочь вам — большая честь для меня, мадемуазель.  — Поклонившись, незнакомец указал на Сахарка.  — Ваша лошадка часто ведет себя таким образом?
        — О нет. Обычно она очень послушна, и то, что случилось сегодня, для меня полная неожиданность. Даже не понимаю, что с ней.
        Незнакомец пожал плечами:
        — Лошади очень впечатлительны. Возможно, она увидела змею.
        — Не исключено,  — согласилась Жасмин. Незнакомец снова улыбнулся:
        — Позволите мне проводить вас домой?
        — О, что вы, не стоит!  — смутилась Жасмин.  — Не хочу обременять вас!
        — Проводить прекрасную даму вовсе не обременительно,  — возразил мужчина.
        Жасмин вспыхнула. До сих пор никто никогда не называл ее прекрасной. Более того, девушка понимала, что в своем простеньком черном муслиновом платье и поношенном капоре выглядит не слишком привлекательно.
        — Но это не обязательно,  — заметила девушка, загипнотизированная пристальным взглядом черных глаз.
        — И тем не менее необходимо. А что, если ваша лошадь опять понесет?  — И, глядя в глаза Жасмин, добавил: — Ей, несомненно, нужна твердая мужская рука.
        Девушка не устояла перед пленительной улыбкой своего спасителя.
        — Наверное, вы правы, сэр.
        Усмехнувшись, незнакомец привязал своего жеребца к коляске Жасмин, после чего снова подошел к девушке, собираясь устроиться на сиденье рядом с ней.
        — Вы позволите, мадемуазель?
        — Конечно, сэр.
        Девушка подвинулась, и мужчина сел рядом с ней. Жасмин сразу же ощутила исходящий от него едва уловимый приятный запах табака и кожи. Ее сердце неистово заколотилось, когда незнакомец склонил голову и сказал:
        — Клод Будри к вашим услугам, мадемуазель. Простите, что не представился сразу, но при сложившихся обстоятельствах это было невозможно. Однако почту за честь узнать ваше имя.
        — Меня зовут Жасмин Дюбро,  — промолвила девушка, очарованная его учтивостью.
        Поскольку Будри правил лошадью, Жасмин сняла перчатки и размяла затекшие руки. Ее ладони и пальцы ныли от напряжения. Спаситель Жасмин с нескрываемым интересом взглянул на ее руки.
        — Поскольку у вас нет обручального кольца, мадемуазель, осмелюсь предположить, что вы не замужем? Жасмин покраснела.
        — Вы правы, сэр.
        Будри чуть приподнял шляпу:
        — Счастлив познакомиться с вами.
        Между тем коляска катилась с холма по дороге к Натчезу.
        В деловом центре города торговцы уже закрывали лавки, а на площади зажигали газовые рожки. Помолчав, Будри снова обратился к Жасмин:
        — Простите, мадемуазель, но я заметил, что вы в трауре.
        — Неделю назад умер мой отец.
        — Примите мои искренние соболезнования.
        — Благодарю вас,  — отозвалась Жасмин.
        — Пожалуйста, покажите мне дорогу к вашему дому.
        Девушка смутилась, указав своему спасителю самый заурядный переулок Натчеза. Вскоре Будри остановил коляску перед спрятанным за кустами одноэтажным домиком с верандой.
        — Это самый очаровательный домик, какой я видел, мисс Дюбро. Даже сюда доносится аромат жимолости.
        Жасмин затрепетала, когда Клод грациозно выпрыгнул из коляски и помог ей спуститься. Когда сильные мужские руки задержались на ее тонкой талии, странная дрожь пробежала по телу девушки.
        Они направились по дорожке к дому. Присутствие Будри так возбуждало Жасмин, что у нее слегка кружилась голова. Почемуто девушке было очень приятно, что он обратил внимание на жимолость. Сама же она наслаждалась сумерками прекрасного летнего дня — душистой высокой травой, ароматом призовых роз Эфраима, а более всего тем, что рядом с ней идет высокий, стройный мужчина.
        Клод проводил Жасмин до крыльца, и они остановились в тени деревьев.
        — Скажите, мисс Дюбро, кто же заботится о вас?
        Жасмин опустила глаза.
        — У меня никого нет, кроме нашего старого слуги Эфраима, поэтому я, как правило, забочусь о себе сама.
        Она взглянула на Клода и полюбопытствовала:
        — Должно быть, вы приезжий, мистер Будри?
        — Да, мадемуазель, я живу в Луизиане, округ Святого Мартина. У меня там плантация.
        — У вас, наверное, есть семья… дети?
        Будри улыбнулся, и его черные глаза заблестели.
        — Нет, мисс Дюбро. Я так же одинок, как и вы.  — Он покачал головой.  — К сожалению, в Натчезе я пробуду недолго. Дело, ради которого я сюда приехал, решится в течение недели.
        — Понимаю.  — Жасмин с грустью подумала, что уже никогда не увидит этого человека.
        — Простите,  — продолжал Будри,  — вероятно, я кажусь вам слишком навязчивым, мисс Дюбро. Ведь нас даже не представили друг другу. Но могу ли я надеяться увидеть вас еще раз прежде, чем покину этот прелестный город? С вами сегодня произошла очень неприятная история, и мне хотелось бы знать, что этот ужасный инцидент закончился для вас без всяких последствий.
        Его внимание поразило Жасмин.
        — Сэр, я буду очень рада увидеться с вами.
        — Поскольку мы только что познакомились, позвольте мне сопровождать вас на воскресную мессу?
        — С удовольствием,  — отозвалась девушка.
        Клод поднес ее руку к губам, и горячее дыхание опалило тыльную сторону ее ладони. Нежная кожа девушки покрылась мурашками, когда чувственные губы Будри прикоснулись к ней.
        — Тогда встретимся в воскресенье утром.  — Грациозно поклонившись, Клод удалился.


        Жасмин вошла в спальню и начала внимательно рассматривать свое отражение в зеркале. Сегодня Клод Будри назвал ее красивой, хотя она сама никогда не считала себя даже привлекательной. Теперь девушка увидела в зеркале копию своей любимой матери, умершей от желтой лихорадки, когда Жасмин было пять лет. Она взяла с комода миниатюру Камилы Дюбро, и слезы затуманили ее взгляд. Пристально рассматривая портрет, девушка сравнивала себя с матерью — большие, глубоко посаженные живые зеленые глаза, классический нос, миловидное лицо с решительным подбородком, высокими скулами и полным широким ртом. На миниатюре медовые волосы Камилы Дюбро были уложены в пышную прическу, и Жасмин вынула шпильки из своих блестящих пшеничных волос. Локоны упали на плечи, закрыв стройную шею.
        Да, она очень похожа на мать! Даже фигура такая же — тонкий и стройный стан, широкие бедра и пышная грудь. Однако Жасмин всегда считала мать красивой, а себя безобразной. Почему?
        Наверное, отчасти этому способствовал отец. Внешность и манеры дочери никогда не нравились Пьеру Дюбро, так же как ее речь и одежда.
        Когда девушка повзрослела, мужчины, казалось, тоже не обращали на нее никакого внимания, и это убедило Жасмин в том, что она уродлива. И только однажды, когда Жасмин исполнилось девятнадцать, за ней стал ухаживать робкий и неуклюжий лавочник, к тому же тощий и лысый. Но, узнав, что девушке придется заботиться о больном отце, Джордж Тилсон, к ее облегчению, перестал к ней наведываться.
        И вот Жасмин приглянулась этому обаятельному богатому человеку! Все складывалось так хорошо, что она не могла поверить в это. А может, он назначил ей встречу в воскресенье только из вежливости? Возможно, Клод вовсе и не появится здесь в воскресенье.
        Но одно Жасмин решила твердо: если Клод Будри появится, она никогда не расскажет ему про предательство отца. Никто, кроме ее адвоката и Флосси Ля Флом, не должен узнать, какой стыд и унижение она пережила из-за него!


        Утром в воскресенье Жасмин заранее оделась к мессе. Клод Будри появился у двери ее дома задолго до назначенного времени. Девушка радостно улыбнулась, увидев его на своем крыльце.
        — Вы очаровательны, мадемуазель.  — Клод приподнял шляпу и с улыбкой оглядел Жасмин, надевшую лучшее черное шелковое платье и шляпку. Волосы свободно ниспадали на плечи девушки, и восхищенный Будри невольно задержал взгляд на ее блестящих локонах. Заметив его взгляд, девушка покраснела.
        Они отправились на мессу в дорогой черной коляске, запряженной парой великолепных серых лошадей. Жасмин чувствовала себя настоящей принцессой, когда коляска петляла по тенистым улицам, а она ловила на себе любопытные взгляды горожан.
        Во время службы в соборе Святой Марии все взгляды были обращены на молодую пару, сидевшую у задней стены храма. После мессы почтенные вдовы Натчеза, редко удостаивавшие девушку вниманием, подошли к ней в надежде познакомиться с ее очаровательным спутником.
        После службы Клод пригласил Жасмин пообедать в шикарном ресторане городского отеля. Отдавая должное жареному цыпленку и тушеным овощам, они смеялись и обсуждали поведение любопытных кумушек в соборе.
        — Убежден — они уже поженили нас,  — заметил Клод, самоуверенно улыбнувшись, и накрыл своей ладонью руку Жасмин, лежащую на накрахмаленной белой скатерти. Когда девушка удивленно и зачарованно посмотрела на него, он лукаво подмигнул ей и добавил: — И должен сказать, это неплохая идея.
        Жасмин опустила глаза, и Клод осторожно убрал руку, поняв, что девушку ошеломило столь смелое предложение. Однако через минуту, когда Будри игриво попросил Жасмин положить побольше сахара себе в чай, она рассмеялась и оживленно заговорила с ним.
        Жасмин было хорошо с Клодом. Он флиртовал с ней так открыто и прямодушно, что девушке это нравилось.
        В последующие несколько дней Клод всегда был рядом с Жасмин, когда она возвращалась из приюта. Девушка даже решила попросить мать Марту дать ей небольшой отпуск, чтобы проводить побольше времени со своим красивым поклонником до его отъезда в Луизиану.
        Жасмин и Клод ходили по магазинам, посетили концерт городского оркестра и посмотрели в местном театре пьесу Шекспира «Двенадцатая ночь». Будри угощал девушку английскими ирисками и дарил ей изысканные розы. Несмотря на возражения Жасмин, он нанял мастера, чтобы тот починил прохудившуюся крышу ее домика. Длинные вечера они вместе проводили у Жасмин на веранде и пили чай. Клод рассказывал ей о своей плантации в Луизиане, и девушка все больше увлекалась им.
        За день до отъезда Клод пригласил Жасмин на старый испанский военный плац на склоне утеса — излюбленное место прогулок местных жителей. Держась за руки, они ходили вокруг большого поля под сенью столетних дубов. Оба были серьезны и задумчивы.
        — Жасмин, благодаря вам моя поездка в Натчез оказалась восхитительной!  — взволнованно признался Клод.
        — И тем не менее вы завтра уедете,  — печально заметила девушка.
        Будри остановился и посмотрел на нее.
        — Вы должны кое-что узнать обо мне.
        — Что же?  — Жасмин не сводила с него влюбленного взгляда. Они стояли под огромным раскидистым деревом, и теплый благоухающий ветерок играл ее волосами.
        Помолчав, Будри с болью сказал:
        — Я любил только один раз в жизни, дорогая. Моя семья приехала в эту страну из Франции четырнадцать лет назад вместе с моей юной невестой. Габриэль не исполнилось еще и пятнадцати лет, когда мы эмигрировали. Мы обосновались в Луизиане, но не прошло и трех месяцев, как разразилась эпидемия скарлатины. Я потерял всю свою семью и возлюбленную.
        — О Клод!  — воскликнула Жасмин, схватив спутника за рукав.  — Как это ужасно! Мне очень жаль! Будри отвернулся.
        — С тех пор меня постоянно преследовало чувство вины.
        — Вины?  — удивилась Жасмин.  — Но почему? Вы ведь здесь ни при чем!
        Клод поднял голову.
        — И тем не менее я виноват! Это я настоял, чтобы Габриэль поехала со мной в эту страну. Она хотела, чтобы мы остались во Франции. Если бы Габриэль не эмигрировала вместе со мной, то была бы сейчас жива! Я поклялся на могиле Габриэль, что проживу всю жизнь в одиночестве, а потом соединюсь с ней на небесах. Это будет моим наказанием за ее смерть.  — Он положил руки на плечи Жасмин.  — Это случилось четырнадцать лет назад, и ни разу за эти годы мне не хотелось изменить свое решение — пока я не увидел вас в прошлую пятницу.
        — Клод! Вы хотите сказать?..  — обрадовалась Жасмин. Сильные пальцы Будри крепко сжали плечи девушки.
        — Да, моя дорогая. Я хочу, чтобы вы стали моей женой. Думаю, даже бедная Габриэль согласилась бы, что я искупил свою вину. Пожалуйста, избавьте меня от мучений! Я прощу вас поехать со мной в Луизиану.
        Жасмин удивленно посмотрела на Клода, когда он поцеловал ее в губы. От этого требовательного поцелуя сердце ее неистово колотилось. Горячие губы Клода прикоснулись к нежным, девственным губам, его язык глубоко проник к ней в рот, вкушая сладостный нектар. Не отдавая себе отчета в том, что делает, девушка в восторженном порыве прильнула к своему поклоннику. У нее перехватило дыхание, и она забыла обо всем на свете. Будри крепко обхватил руками тонкую талию Жасмин и прижал податливое тело к своей могучей груди.
        — Но все это так неожиданно,  — наконец вымолвила Жасмин.
        — Нет, моя дорогая,  — возразил Клод.  — Мы с вами довольно много узнали друг о друге за эти несколько дней. Кроме того, увидев вас на прошлой неделе, я понял, что вы — моя единственная женщина.
        — Я похожа на нее?  — тихо спросила Жасмин.
        Клод чуть отстранился и вытер слезы с ее румяных щечек.
        — Ну что вы, ничуть! Не думайте об этом. Габриэль лишь призрак, а вы — любовь всей моей жизни! Я даже не мечтал, что судьба снова наградит меня таким божественным даром.
        — Клод!  — выдохнула Жасмин, когда горячие, чувственные губы Будри снова потянулись к ее губам.
        Прошло много времени, прежде чем влюбленные оторвались друг от друга.
        — Поедешь со мной?  — требовательно спросил Клод, и в его черных глазах вспыхнуло неистовое желание. Увидев, что Жасмин нахмурилась, он спросил: — Любимая, что с тобой?
        — Клод, я в трауре.
        — Дорогая, в иных случаях совсем не обязательно соблюдать условности. Неужели из-за траура мы не сможем соединиться и обрести величайшее счастье?
        — Но… ты уверен в этом?  — взволнованно спросила смятенная Жасмин.
        — А ты?  — Глаза Будри потемнели.  — Ты боишься, что я погублю тебя, любимая, так же, как и бедную Габриэль?
        — О нет! Я совсем не боюсь этого, а просто хочу знать, не пожалеешь ли ты об этом? Поэтому я и спросила, уверен ли ты…
        — Вполне,  — перебил ее Клод и, улыбнувшись, добавил: — Прости, что я поспешил, дорогая Жасмин, но, видишь ли, у меня нет времени. Скоро мне предстоит вернуться к моим обязанностям, и надеюсь, что ты как моя жена разделишь их со мной.
        — Но мне всего двадцать три года.  — Голос Жасмин дрогнул.
        Будри усмехнулся:
        — А мне, любимая, уже тридцать четыре. Неужели тебя смущает мой возраст?
        В его голосе звучала такая нежность, что Жасмин заплакала от радости. Клод снова обнял ее и, прижав к груди, проникновенно прошептал:
        — Ты для меня самый драгоценный дар!
        — О, Клод, ты так мил.
        — Я просто единственный для тебя, Жасмин.
        Девушка крепко обняла Будри и почувствовала, что ее душевные раны чудесным образом затянулись и она больше не одинока.
        — О да, Клод! Ты — мой единственный мужчина!



        Глава 3

        Смерч подхватил Жасмин.

        Клод отложил свое возвращение в Луизиану еще на три дня, чтобы получить в мэрии свидетельство о браке. На следующее утро он проводил Жасмин в приют и сообщил настоятельнице, матери Марте, что девушка скоро выйдет за него замуж и отправится с ним в Луизиану. Будри попросил монахиню держать эту новость в строжайшем секрете, поскольку Жасмин в трауре и объявление о скорой свадьбе может не понравиться обществу Натчеза. Жасмин ничуть не удивилась, услышав просьбу Клода. Утром, перед тем как поехать в приют, он объяснил ей, что им необходимо принять перед свадьбой все возможные меры предосторожности.
        — Иначе городские вдовы будут приходить к тебе и высказывать неудовольствие, тогда ты не успеешь собраться до понедельника. Мы, конечно, опубликуем объявление о свадьбе в местной газете, но позже.
        Жасмин поняла, что Клод хочет оградить ее от неприятностей. Даже непреклонная мать Марта не устояла перед его обаянием. Несмотря на то что свадьба во время траура была неуместна, монахиня пожелала молодым счастья и радости в совместной жизни.
        Перед тем как уехать из приюта, Жасмин отвела Клода в сторону.
        — Клод, мне нужно решить вопрос о ребенке… — смущенно начала она.
        — Ребенок?  — удивился Будри. Девушка покраснела.
        — Понимаешь, в приюте есть маленькая девочка Мэгги. Мы с ней очень сдружились за два года, которые она провела здесь. Я хочу удочерить ее.
        Услышав эти слова, Клод нахмурился, и его глаза потемнели. Жасмин вздрогнула, заметив тревогу и недовольство жениха. Однако лицо его вновь приняло благодушное выражение.
        — Ребенок,  — повторил Клод.  — Ты слишком добра.
        — Ты не любишь детей?
        — Ну что ты, конечно, люблю, но, пожалуй, предпочел бы воспитывать своих собственных.
        Жасмин побледнела.
        — Я не думала…
        Клод коснулся ее руки.
        — Не волнуйся, мы возьмем девочку и будем любить ее как свою дочь. Прости, я проявил эгоизм. Просто я хочу, чтобы ты постоянно была со мной. Ты не огорчишься, если я попрошу тебя подождать несколько месяцев?
        — О нет, Клод!  — Жасмин горячо обняла жениха.  — Но когда?..
        — Мы приедем в Натчез перед Рождеством и заберем девочку с собой,  — пообещал Будри.
        — О да, в Рождество! Это будет замечательно! Можно сказать об этом Мэгги, Клод?
        — Вне всяких сомнений.


        Из приюта Клод и Жасмин отправились в собор Святой Марии и попросили священника обвенчать их в понедельник. Отец Гриньон, полный мужчина средних лет, удивленно поднял брови, услышав, что Жасмин так скоро после смерти отца собирается выйти замуж. Но когда Клод объяснил обстоятельства, священник согласился совершить обряд.
        Выйдя из церкви, Будри сказал Жасмин, что после свадьбы они отправятся в Луизиану на «Красавице Миссисипи». Девушка пришла в восторг, представив себе процветающее поместье, о котором так много слышала от Клода.
        Перед тем как отправиться к Жасмин, молодые люди остановились в деловом центре города у магазина готовой одежды.
        — Сделай мне одолжение,  — попросил Клод,  — оденься на свадьбу в белое.
        Жасмин покраснела.
        — Но, Клод, у меня же траур.  — На глаза ее навернулись слезы.  — Ты и так, наверное, считаешь меня легкомысленной. Ведь я выхожу за тебя замуж в такое время, без приданого, без близких…
        — Жасмин, не забывай, что теперь я твоя семья,  — твердо заявил Клод,  — и нам не нужно никакого приданого, дорогая. Мы обрели друг друга, и это самое главное.
        — Клод, ты слишком добр ко мне.
        В магазине Жасмин выбрала белое платье и нижнюю юбку из тончайшего белого батиста. Клод хотел, чтобы на ней в день свадьбы был более эффектный наряд, но когда она напомнила ему о простоте и секретности их предстоящего венчания, он согласился, добавив:
        — В первую же годовщину нашей свадьбы в Луизиане мы подтвердим свои клятвы в присутствии всех наших друзей, и тогда ты оденешься как королева.
        Жасмин была на седьмом небе от счастья, пока Клод вез ее домой, но, заметив перед домом кабриолет мистера Гейтса, она нахмурилась.
        — Это экипаж нашего семейного адвоката,  — встревоженно сообщила она Клоду.  — Наверное, мистер Гейтс приехал поговорить о завещании моего отца.
        Хотя Жасмин при этом храбро улыбнулась жениху, настроение у нее упало, поскольку она не рассказала ему о предательстве отца. Девушка молила Бога, чтобы мистер Гейтс не обмолвился о вероломстве Пьера Дюбро в присутствии Клода. Сейчас это особенно больно задело бы Жасмин.
        Не задавая вопросов, Клод проводил девушку к дому. Как только они открыли дверь, Эфраим вскочил со скамеечки и объявил:
        — Мисс Жасмин с джентльменом.
        — Спасибо, Эфраим.
        Кивнув госпоже, старый слуга вышел. Жасмин взглянула на Ричарда Гейтса, поднявшегося при ее появлении.
        — Мисс Дюбро, в нашем деле произошли перемены, о которых я должен проинформировать вас.  — Адвокат лукаво посмотрел на Клода.
        — Мистер Гейтс, это мой жених Клод Будри,  — сказала девушка.
        Удивленный адвокат протянул руку Клоду.
        — Рад познакомиться с вами, сэр. Кажется, в этом случае мои поздравления будут уместны.
        — Несомненно,  — улыбнулся Клод, внимательно оглядев адвоката.
        — Садитесь, пожалуйста, сэр.  — Жасмин указала Гейтсу на диван, где расположилась и сама.
        Когда мужчины сели, она спросила адвоката:
        — Так о каком деле вы говорили, сэр?
        Гейтс бросил взгляд на Будри:
        — Вообщето я хотел потолковать с вами наедине, мисс Дюбро, но раз этот человек ваш жених…
        — У меня нет тайн от мистера Будри, сэр.  — Голос Жасмин прозвучал решительно, хотя она и опасалась, что Гейтс расскажет о предательстве отца.
        — Как вам угодно,  — отозвался адвокат и несколько смущенно продолжил: — Простите, но мне всегда очень трудно объяснять людям, что несчастья других порой оборачиваются выгодой для них. Мисс Дюбро, как я уже сообщил вам, оглашая завещание, ваш отец оставил большую часть своего состояния… хм… мисс Флосси Ля Флом.
        — Да, я знаю об этом,  — уныло промолвила Жасмин и почувствовала себя несчастной, заметив пристальный и удивленный взгляд Клода.
        — После той встречи,  — продолжил Гейтс,  — мисс Ля Флом, вероятно, усомнилась, стоит ли принимать это наследство.
        — Неужели?  — Жасмин ощутила укол совести.
        — Да, так оно и было,  — ответил Гейтс.  — После того как вы поспешно покинули мой кабинет, мисс Ля Флом высказала мне свои сомнения. Однако мы решили, что к воле Пьера следует отнестись с уважением. Я попросил мисс Ля Флом зайти ко мне в ближайшие дни и подписать необходимые бумаги, но она этого не сделала. Сегодня утром я решил навести коекакие справки и услышал весьма печальные новости.
        — Какие?  — встревожилась Жасмин.
        — Оказалось, что вечером в пятницу… эээ… в «Красной туфельке», где работала Ля Флом, вспыхнула драка. Во время этой драки шальная пуля попала мисс Ля Флом в голову.
        — Неужели она погибла? Как это ужасно!
        — Да, мисс Дюбро, и теперь, поскольку мисс Ля Флом умерла, не успев получить наследство, деньги переходят к вам. Для этого вам надо заехать ко мне в контору и подписать бумаги. Например, сегодня во второй половине дня, если вы свободны…
        Потрясенная услышанным, Жасмин жалобно спросила:
        — Нельзя ли сделать это в понедельник, мистер Гейтс?  — Она взглянула на жениха и содрогнулась, заметив гнев в его черных глазах. Очевидно, он все понял. Жасмин снова обратилась к Гейтсу: — Это произошло так внезапно, мне необходимо прийти в себя.  — Она поднялась.
        Мужчины тоже встали.
        — Конечно, мисс Дюбро,  — сказал Гейтс.  — Увидимся в понедельник.
        Проводив адвоката до двери, Жасмин вернулась в комнату.
        — Почему ты не рассказала мне, как поступил с тобой отец?  — сердито спросил Клод.
        — Мне было очень стыдно.
        — Стыдно?  — Клод крепко схватил девушку за плечи.  — Это твоему отцу должно быть стыдно. А теперь выкладывай, что сделал этот негодяй.
        — О Клод!
        Испытав огромное облегчение, Жасмин расплакалась. Когда она закончила рассказ о предательстве отца, Клод, сжав кулаки, зашагал по комнате.
        — Ну и негодяй! Будь он жив, я вызвал бы его на дуэль!
        Жасмин поразила его ярость. Клод между тем гневно продолжал:
        — Мы возьмем это чертово наследство и зашвырнем поглубже в Миссисипи.
        — О нет! Клод, пожалуйста, не надо, ведь это такие большие деньги! Они должны принадлежать нам.  — Вдруг Жасмин улыбнулась: — Это будет мое приданое!
        Будри замотал головой:
        — Не хочу никакого приданого от такого распутника. Поверь, ты затмеваешь все драгоценности мира!
        Жасмин, тронутая его словами, едва сдержала слезы.
        — Тогда сохраним эти деньги для Мэгги,  — предложила она.  — Ты был так добр, согласившись взять ее из приюта. Пусть это станет со временем ее приданым.
        Будри пожал плечами, и на его губах появилась задумчивая улыбка.
        — А почему бы и нет? Мне нравится твое предложение, моя любовь. Мы оставим это наследство для Мэгги.  — Он крепко обнял Жасмин.  — А теперь сделай что-нибудь приятное и для меня.
        — Н… но, я не могу. У меня же траур. Это просто невозможно.
        — Сделай!  — Будри сурово посмотрел на девушку.  — Или я займусь этим сам. И обещаю: если ты будешь продолжать в том же духе, мы проведем первую брачную ночь еще до того, как обвенчаемся.  — Увидев, что Жасмин залилась краской, он добавил: — Я не позволю тебе оплакивать ни этого подлеца, ни его шлюху.
        Клод страстно, с какой-то странной жестокостью поцеловал Жасмин. И когда она вышла из комнаты, губы у нее дрожали.



        Глава 4

        Было полнолуние…

        Жасмин и Клод стояли на верхней палубе величественной «Красавицы Миссисипи» и, потягивая шампанское, смотрели на темное зеркало реки. По берегам росли сказочной красоты деревья, увитые серебристым мхом, а в темном лесу ухали совы. Вечер был теплым и мягким. Тишину нарушали только свист пара из котла парохода да шум гребного колеса, вспарывающего воду лопастями.
        На нижней палубе пассажиры заканчивали ужин в салоне судна или проводили время в каюткомпании. Жасмин и Клод в свой свадебный вечер хотели побыть одни.
        — За нас!  — Будри чокнулся с девушкой. Мелодично зазвенели хрустальные бокалы, и молодые люди осушили их. Слезы счастья выступили на глазах Жасмин, когда в лунном свете заблестело широкое золотое кольцо на пальце ее левой руки. Теперь она стала миссис Клод Будри и всю жизнь будет высоко держать голову! Все сложилось так замечательно, что в это трудно поверить! Настоящее блаженство!
        — Какая прекрасная широкая река,  — прошептала Жасмин.
        — Лучшее место для нашего медового месяца,  — с обворожительной улыбкой отозвался Клод и, посмотрев на небо, тихо добавил: — Сегодня полнолуние. Ты слышала, Жасмин, что в полнолуние можно сойти с ума?
        Она замерла и впервые с момента венчания ощутила беспокойство. Девушка вдруг осознала, что почти ничего не знает о том, кто стал ее мужем, а значит, она доверила жизнь незнакомцу.
        — Не понимаю, о чем ты,  — промолвила Жасмин.
        Клод рассмеялся, и она с облегчением улыбнулась, догадавшись, что он просто заигрывает с ней. Будри взял из рук Жасмин пустой бокал и выбросил его вместе со своим за борт.
        — Уверен, полная луна сводит с ума,  — страстно прошептал он, и Жасмин снова встревожилась.  — В этот вечер я, кажется, совсем потерял из-за тебя рассудок.  — Клод поцеловал Жасмин, и она с радостью прильнула к нему.  — Любимая, я безумно хочу тебя и сгораю от нетерпения!  — Будри кивнул на дверь их каюты.  — Приготовься, я скоро приду.
        — Хорошо, Клод,  — послушно ответила Жасмин.
        Поцеловав девушку, Клод спустился на нижнюю палубу и направился на корму судна, а Жасмин пошла в каюту. При свете лампы она дрожащими пальцами расстегнула пуговицы дорожного платья, смутно представляя себе брачную ночь.
        О таинстве брака Жасмин узнала от одной из вдов в соборе Святой Марии. Девушке исполнилось шестнадцать лет, когда старая миссис Пибоди отвела ее в сторонку и описала то, чего требуют мужья от своих жен. Старуха пояснила, что при этом женщина должна удовлетворить страсть мужа. Жасмин было неприятно слушать вдову, однако теперь она понимала, что произойдет между ней и Клодом, и боялась этого.
        Жасмин ощутила легкое беспокойство при воспоминании о том, как в пятницу, узнав о предательстве Пьера Дюбро, Клод поцеловал ее с необыкновенной силой и страстью. Но она объяснила это пылкостью возлюбленного — просто он очень рассердился, и для этого у него были все основания!
        Поэтому сегодня Жасмин поклялась доверять мужу. В конце концов, Клод дал ей неизведанную доселе радость.
        Раздевшись, Жасмин снова вернулась мыслями к этому восхитительному дню, проведенному с Будри. Утром они поехали в город и покончили с ее делами у адвоката и в банке. Клод сказал, что, поскольку Жасмин не останется в Натчезе, ее деньги следует перевести в его банк в Луизиане. Не вдаваясь в детали этой операции, которые Будри обсуждал со служащим банка, мистером Элроем, девушка быстро подписала подготовленные бумаги.
        После этого Клод отвез Жасмин домой, где она переоделась для свадебной церемонии. Оставив жениха на веранде, девушка рассказала обо всем Эфраиму. Старый слуга должен был остаться в Натчезе и заботиться о доме, пока они не вернутся на Рождество. Не слушая возражений Эфраима, пожелавшего сразу же отправиться с ней в Луизиану, Жасмин отдала ему все наличные и сообщила о своем решении:
        — Эфраим, сегодня я разговаривала с мистером Гейтсом и просила его подготовить бумагу о твоем освобождении. Видит Бог, моему отцу следовало дать тебе свободу, но он не сделал этого. Пусть это будет моим подарком тебе за долгие годы преданной службы нашей семье. А деньги, пожалуйста, прими как оплату за то, что ты будешь присматривать за домом до нашего возвращения. Кроме того, за это время подумай, хочешь ли ты отправиться с нами в Луизиану. Конечно, я всей душой за то, чтобы ты поехал, но решать тебе. В конце концов, ты ведь теперь свободный человек.
        Жасмин улыбнулась, заметив слезы радости в глазах старика. Освободив Эфраима, девушка давала понять старику, что не держит на него зла, хоть он и не рассказал ей о Флосси Ля Флом.
        Попрощавшись с Эфраимом, Жасмин поехала с Клодом в собор Святой Марии, где их обвенчали в два часа дня. На скромной службе в качестве свидетелей присутствовали сестры из приюта — Филомена и Сколастика. Обе монахини прослезились, когда в конце обряда Клод нежно поцеловал свою молодую жену. Из собора муж отвез Жасмин домой, чтобы она собралась в дорогу, а сам вернулся в город завершить дела. Потом он заехал за женой, и вскоре они поднялись на палубу «Красавицы».
        Жасмин улыбнулась своим приятным воспоминаниям. Раздевшись, она задрожала от холода и быстро облачилась в ночную рубашку. Девушке, конечно, хотелось бы надеть что-нибудь более изящное, но она не сомневалась, что Клод жаждет именно ее и все прочее не имеет для него никакого значения.
        Жасмин внимательно осмотрела свое отражение в зеркале, отметив яркий румянец на щеках и настороженный блеск в глазах.
        В этот момент открылась дверь каюты и в сводчатом проходе показался Клод, освещенный луной. Увидев мужа, Жасмин затрепетала. В белом костюме, с блестящими черными волосами и сверкающими темными глазами Клод был великолепен. Он смотрел на нее с такой неистовой страстью, что Жасмин пришла в смятение. Однако лицо его выражало что-то еще, возможно, недоумение.
        — Ты прекрасна!  — воскликнул Клод и сделал шаг к Жасмин.
        — Клод, закрой, пожалуйста, дверь! Не дай Бог, кто-нибудь увидит нас!
        Он засмеялся:
        — С дверью можно подождать, у меня есть дела поважнее.
        Клод задул лампу и подошел к Жасмин. Она затаила дыхание, когда он подхватил ее на руки и прижал к груди.
        — Клод, закрой, пожалуйста, дверь,  — повторила Жасмин, указав на открытый проем, сквозь который в каюту лился лунный свет.
        — Жасмин… — прошептал он.
        — Что, Клод?
        — Может быть…
        Внезапно он замер и целомудренно, почти по-братски поцеловал Жасмин в лоб. Потом еле слышно прошептал:
        — Закрой глаза, дорогая, я отнесу тебя в рай.
        Открытая дверь по-прежнему беспокоила Жасмин, но девушка все же закрыла глаза. Клод понес ее через каюту, крепко сжимая в объятиях. Вдруг Жасмин ощутила дуновение ночного ветерка.
        Удивленная, она открыла глаза и увидела, что они снова на верхней палубе рядом с поручнями. Жасмин в замешательстве взглянула на Клода и в ту же секунду почувствовала, что летит вниз. Закричав, она погрузилась в черные воды широкой реки.
        Задыхаясь и отплевываясь, Жасмин вынырнула и в ужасе закричала:
        — Клод! Клод!
        Сначала она подумала, что произошел несчастный случай и Клод вот-вот нырнет в реку и спасет ее. Но потом Жасмин разглядела мужа на верхней палубе судна: он в своем белом костюме поспешно отошел от перил. «Красавица Миссисипи», выбрасывая в темное небо белый дым, уплывала вниз по течению.
        О Боже, так, значит, это совсем не роковая случайность? Значит, Клод Будри нарочно бросил ее в реку! Но почему?
        Впрочем, Жасмин было не до размышлений: кильватерная струя парохода подхватила и закружила ее, угрожая утопить. Этой волной девушку относило к восточному берегу. Она снова закричала, когда ей в бок вонзились чьи-то острые щупальца. В панике Жасмин начала отбиваться от неведомого чудовища, но потом догадалась, что это всего лишь ветки унесенного водой дерева, и ухватилась за ствол.
        Почему Клод Будри так поступил с ней? О Боже! Неужели ее снова предали?


        Вскоре Жасмин увидела огни пассажирского парохода, показавшегося из-за поворота выше по течению. Девушку охватила надежда на спасение. Но вдруг она заметила, что пароход держится ближе к западному берегу. Возможно, капитан старался избежать столкновения с затопленными деревьями на середине реки, за одно из которых цеплялась сейчас Жасмин. Она страшно испугалась, поняв, что, если останется на месте, ее наверняка не заметят.
        А может, Бог послал ей только этот шанс спастись?
        «О Господи, что же мне делать?» — лихорадочно думала Жасмин.
        Пытаясь взвесить свои возможности, она взглянула на ближайший к ней восточный берег. До него было по меньшей мере метров четыреста. Жасмин сомневалась, что преодолеет такое расстояние.
        Теперь она со всей очевидностью осознала, что, если хочет остаться в живых, должна плыть навстречу пароходу. Иначе он пройдет мимо, и только одному Богу известно, когда появится следующий. Жасмин придется цепляться за это дерево, пока она не умрет под лучами палящего солнца. Тогда уж Клод наверняка избежит ее мести. Если бы только подплыть поближе к пароходу! Когда он будет проходить мимо, возможно, кто-нибудь услышит ее крики и ей удастся спастись.
        Черт возьми! Может, просто остаться на месте и смириться со своей судьбой?
        Нет! Нет! Она не умрет, не отомстив Клоду за подлость!
        Жасмин решила забраться повыше на дерево, а потом броситься в воду и плыть к середине реки. Тогда с парохода ее заметят и спасут. Однако, едва она начала карабкаться, ее ночная сорочка зацепилась за нижние ветки. Жасмин дернулась и туг же услышала, как рвется тонкая ткань. «За мои страдания Клод Будри умрет медленной и мучительной смертью»,  — поклялась она.
        Полураздетая Жасмин осторожно ползла вверх по скользкому стволу дерева, пока почти полностью не выбралась из воды. Сделав глубокий вдох, она бросилась в реку. Девушка изо всех сил боролась с течением, плывя навстречу быстро приближающемуся пароходу.
        Наконец она увидела на палубе высокого мужчину и услышала громкую музыку и пьяный хохот. «Пароходказино»,  — с отвращением поняла Жасмин.
        — Помогите!  — закричала она.  — Ради Бога, помогите!
        Заметив девушку, мужчина снял шляпу и изумленно уставился на нее. И в то мгновение, когда взгляды Жасмин и незнакомца встретились, она поняла, что ее спасут.



        Глава 5

        С громким всплеском Джаред Хэмптон вошел в воду недалеко от Жасмин. Через мгновение он вынырнул и, несмотря на стесняющую его мокрую одежду, быстро поплыл к девушке. Дотянувшись до нее, Джаред воскликнул:
        — Наконец-то я добрался до вас, дорогая!
        Обхватив Жасмин за талию, он потянул ее к себе, но девушка вдруг начала вырываться.
        Осознав, что незнакомец пытается прижать ее, почти нагую, к себе, она запаниковала! Несколько секунд назад взывая о помощи, девушка и не подумала о своей наготе. И только сейчас поняла, что предпочтет утонуть, но не позволит прикоснуться к себе чужому мужчине.
        Пока она отбивалась, мешая своему спасителю, Джаред поймал быстрый взгляд полных страха глаз, увидел стройную шею и плечи, прикрытые полупрозрачной ночной рубашкой. Теперь он понял, что женщина почти обнажена. Неудивительно, что она так испугалась, когда Джаред дотронулся до нее! Несмотря на странную ситуацию, в которой оказалась эта женщина, она вела себя словно невинная девица.
        Плывя против течения, они то и дело посматривали друг на друга. Зная, что река очень опасна, Джаред лихорадочно пытался подобрать слова, способные приободрить испуганную красавицу. Но не успел он собраться с мыслями, как резкий гудок заставил его взглянуть назад, на «Речную волшебницу». Джаред тихо выругался, увидев, что несколько пьяных игроков высыпали на палубу. Их фигуры вырисовывались в свете салона.
        — Эй, Хэмптон, что ты там поймал на свой крючок?  — закричал один из карточных шулеров. Другой тут же насмешливо добавил:
        — Давай вытаскивай ее сюда и ставь на кон!
        Жасмин задрожала, услышав эти выкрики, но, к счастью, Джаред заметил в этот момент своего друга — Кактуса Джека Мэлоуна. Тот выходил из салона.
        — Джек, брось нам веревку!  — крикнул он.
        Джек побежал за веревкой, а Джаред сделал еще одну попытку ухватить женщину, однако она снова стала отбиваться.
        — Нет!  — в отчаянии воскликнула Жасмин.  — Вам не удастся поднять меня к этим мужчинам!
        Снова выругавшись, Джаред отплыл к тому месту, куда Джек сбросил веревку. Зажав ее в руке, он устремился к девушке.
        — Плывите сюда!  — крикнул Джаред, но Жасмин лишь замотала головой.  — Не дурите! Вы же утонете!
        Однако девушка не послушалась его. Сделав несколько мощных гребков, Джаред нагнал ее и обхватил за талию. Жасмин неистово отбивалась, пока он не взмолился:
        — Прекратите! Пожалуйста, мисс, иначе мы оба утонем!
        Наконец она перестала сопротивляться. Джаред старался не думать о том, что держит в объятиях соблазнительную, почти нагую женщину. Упругие груди и плоский живот прижимались к нему, а длинные ноги, делая быстрые движения, то и дело касались его ног.
        — Держите веревку и не выпускайте ее,  — прохрипел Джаред.  — Я сейчас сниму сюртук и накину его на вас, после чего Джек подтянет нас к судну. Вот так,  — пробормотал он, и насквозь мокрый сюртук оказался на плечах у Жасмин.
        С помощью Джареда она сунула руки в рукава тяжелого от воды сюртука. Плотно запахнув его на девушке, незнакомец обвязал веревку вокруг ее талии.
        — Я сейчас крикну Джеку, чтобы вытаскивал вас. Вы готовы?
        Жасмин в страхе взглянула на пароход. Пьяные игроки, стоя на палубе, делали ей глазки, отпускали сальные шутки и давились от смеха.
        — Прошу вас, поднимитесь вместе со мной!
        Джаред замотал головой:
        — Двоих веревка не выдержит. Не беспокойтесь, я поднимусь сразу же после вас. Теперь готовы?
        Жасмин кивнула, а Джаред крикнул:
        — Джек, тащи!
        Жасмин подтянули к пароходу. Ее сердце неистово заколотилось, когда она увидела, как двое игроков, шатаясь, подошли к Джеку и тоже ухватились за веревку. Вскоре три пары рук втащили девушку на палубу. Тот, кого звали Джеком, прикасался к Жасмин очень осторожно. Как только она оказалась на палубе, он взял ее ладони в свои и попытался успокоить, а потом развязал веревку. Игроки же, напротив, держались развязно и нагло, то и дело норовя облапать девушку.
        — Не прикасайтесь к ней!  — Голос Джека звучал повелительно и. спокойно, но в нем слышалась угроза. В ответ послышались непристойности, однако игроки отступили от девушки.
        Подул ночной бриз, и Жасмин показалось, что на палубе гораздо холоднее, чем в воде. Девушка взглянула на Джека. Этот высокий, худой мужчина с черными, как уголь, волосами и темными глазами очень напоминал Клода Будри. Это так ужаснуло Жасмин, что ей с трудом удалось овладеть собой. Впрочем, приглядевшись к нему, она заметила, что у него высокие скулы и тот особый разрез глаз, который бывает только у потомков индейцев. Джек между тем обратился к девушке:
        — Постойте у меня за спиной, леди, пока я буду вытаскивать Хэмптона.
        Он сбросил вниз веревку. Заметив сальные взгляды игроков, Жасмин осознала, что сюртук ее спасителя закрывает ее тело только до середины бедер. А ниже тонкая ночная рубашка прилипла к ногам и почти ничего не скрывала от жадных мужских глаз. Девушка поплотнее запахнула мокрый сюртук, стараясь не выдать страха.
        Тем временем Джек вытащил на палубу ее спасителя. Почувствовав под ногами палубу, Джаред откашлялся. Жасмин оглядела его в скудном свете, льющемся из окон салона. Он был высок и хорошо сложен. Вода стекала с него ручьями. Быстро подойдя к девушке, мужчина спросил:
        — Ну как вы?
        — Ничего. Благодарю вас, сэр. Вы… вы спасли мне жизнь.
        — Я сделал это с превеликим удовольствием.
        Жасмин кивнула и тут же заметила, что к ней направляются шестеро игроков. Девушка задрожала. Один из мужчин обратился к ее спасителю:
        — Послушай, Хэмптон, не поделишься ли с нами этой маленькой рыбкой, которую ты только что вытянул?
        Страх сковал Жасмин, но спаситель обнял ее за плечи и невозмутимо ответил:
        — Отстань, Грэвенс. Неужели не видишь, что с леди произошел несчастный случай?
        — Я хорошо вижу только то, Хэмптон,  — расхохотался Грэвенс,  — что женщина, которую ты обнимаешь, вовсе не леди. Не сомневаюсь, эта крошка, обидевшись, упала с одного из плавучих борделей!
        Игроки закатились от смеха и подошли еще ближе, украдкой посматривая на Жасмин. Девушка почувствовала, как замерла рука, лежащая на ее плечах, и тот, кого звали Хэмптоном, натянуто проговорил:
        — Джентльмены, если в вас есть хоть капля великодушия, немедленно отправляйтесь в салон.
        — Но, Хэмптон, мы ведь не джентльмены!
        — Если вы не уйдете, я вызову на дуэль первого, кто осмелится прикоснуться к ней!  — бросил Хэмптон. Его слова несколько остудили пыл игроков.
        — Вы слышали, что сказал хозяин?  — Кактус Джек направил на игроков револьвер.  — Возвращайтесь к игре, парни.
        Мужчины неохотно отступили. Джаред, вздохнув, отпустил девушку и обратился к Джеку:
        — Спасибо, что поддержал меня, дружище.
        — Нет проблем, хозяин.
        Хэмптон кивнул в направлении салона.
        — Ступай туда и угости парней бесплатной выпивкой. И скажи Грэди, чтобы он продолжал играть на фортепиано, а я пока позабочусь о леди.
        — Хорошо.
        Джек неторопливо направился к салону, и Жасмин осталась с Хэмптоном. Когда он взглянул на нее, она невольно отступила.
        — Ну вот, мисс, все в порядке. Теперь вы в безопасности. Жасмин судорожно сглотнула.
        — Пойдемте со мной.
        Жасмин отступила еще на шаг.
        — Куда?
        — В мою каюту.
        — О нет, я не могу пойти с вами!
        Хэмптон подошел и крепко сжал плечи девушки.
        — Не знаю, как вы попали в такое, хм… затруднительное положение, но, пожалуйста, учтите, что опасность еще не миновала.  — Хэмптон указал на салон.  — Я не доверяю этим людям. Вы предстали перед ними в таком виде, что это могло бы спровоцировать и более благородную публику. Я пригласил вас в свою каюту, чтобы вы переоделись. Кроме того, моя каюта, пожалуй, единственное место на этом судне, где вам ничто не угрожает. Так что решайте сами, стоит ли испытывать судьбу, находясь рядом с отбросами общества. Если нет, поднимитесь со мной на верхнюю палубу.
        Жасмин дрожала, едва сдерживая рыдания. Сегодняшний вечер стал для нее настоящим кошмаром.
        — Итак, что вы решили?
        — Я иду с вами.
        Подняв с палубы свою шляпу и ботинки, Хэмптон указал Жасмин на лестницу, расположенную слева от салона. Проходя мимо открытых дверей, девушка увидела шестерых игроков, сидящих за круглым столом, заставленным бутылками и бокалами. Мужчины дымили сигарами и играли в карты. За фортепиано сидел улыбающийся негр и играл мелодию сальной песенки. В дальнем конце салона стоял Джек и невозмутимо наблюдал за происходящим.
        Хэмптон взял Жасмин за руку и повел ее наверх. Навстречу им спускался полный, седой как лунь мужчина в черном костюме и черной фуражке.
        — Все в порядке, мистер Хэмптон?  — спросил он, переводя взгляд с Джареда на Жасмин. Девушка заметила, что пожилой человек смотрит на нее с замешательством и изумлением.
        — Да, все прекрасно, капитан Уорд,  — ответил Хэмптон и, указав на Жасмин, добавил: — Мы останавливались, чтобы спасти эту леди, упавшую сегодня вечером с другого судна. Теперь вы снова можете скомандовать «полный вперед».
        — Есть, сэр,  — ответил капитан. Бросив быстрый взгляд на Жасмин, он прикоснулся к козырьку фуражки: — Приятного вам вечера, мадам!  — и поспешил к рубке.
        Хэмптон с Жасмин, поднявшись на верхнюю палубу, пошли по коридору. Джаред открыл последнюю дверь и жестом пригласил девушку войти в каюту.
        Небольшая комната была скромной, но уютной и чистой. Вдоль одной стены располагалась узкая койка, возле которой стояли большой шкаф и стол. Свет керосиновой настольной лампы выхватил шелковую ширму с изображением блестящих павлинов, живых цветов и изящных бамбуковых деревьев. За этой ширмой в углу можно было переодеться.
        Пароход качнулся, двинувшись вперед, и Жасмин ухватилась за стол. Хэмптон бросил шляпу на стул, поставил на пол ботинки и выпрямился. Жасмин затаила дыхание. Этот мужчина был поистине великолепен! Светлокаштановые мокрые волосы обрамляли его красивое лицо, и девушка вдруг осознала, что смело смотрит в голубые глаза Хэмптона. Они были прозрачны, как бриллианты, и казалось, в них сияет душа этого человека. Осененные длинными темными ресницами и красивыми дугообразными бровями, эти глаза казались особенно светлыми. Облик Хэмптона дополняли прямой, хорошо очерченный нос, чуть выступающие скулы и чувственный рот. На его губах играла лукавая усмешка.
        Хэмптон был отлично сложен: мокрая сорочка облегала его широкую мускулистую грудь, а темные брюки — стройные бедра и длинные ноги. Увидев под голыми ступнями Хэмптона лужу воды, девушка смущенно отвела взгляд. Она слишком пристально рассматривала этого человека!
        — Вы промокли насквозь,  — промолвила Жасмин после долгой паузы.
        Хэмптон искренне рассмеялся, разрядив атмосферу неловкости.
        — Точно так же, как и вы.
        Джаред Хэмптон, рассматривая Жасмин, отметил, что она гораздо красивее, чем ему показалось вначале. Высокая и стройная, прекрасное овальное лицо. Большие зеленые глаза излучали такое тепло, что могли бы растопить даже лед.
        Заметив пристальный взгляд Хэмптона, Жасмин невольно отступила. Джаред ласково взял ее за руку.
        — Не бойтесь меня, я не обижу вас. Он сделал шаг к девушке и слегка поклонился, хотя это выглядело довольно забавно в данных обстоятельствах.
        — Джаред Хэмптон к вашим услугам, мисс. А как вас…
        — Жасмин,  — быстро сказала девушка, не желая произносить свою нынешнюю фамилию Будри. Джаред явно ждал, когда она назовет свое полное имя. Наконец девушка проговорила: — Меня зовут Жасмин Дюбро.
        Хэмптон усмехнулся:
        — Ну вот и хорошо, мисс Дюбро. Как вы думаете, не пора ли вам снять сюртук?
        Глаза Жасмин расширились от страха, но хозяин каюты, не заметив этого, взял с кровати черный мужской бархатный халат.
        — Вот, наденьте это.  — Хэмптон протянул халат девушке.  — Иначе зальете водой весь пол каюты.
        — Ох!  — Жасмин посмотрела на лужу.  — Простите, пожалуйста!  — Она взяла халат и огляделась.  — Но где…
        — За ширмой.
        Жасмин зашла за ширму и быстро сняла мокрый сюртук и рваную ночную рубашку. Заметив кипу чистых полотенец на маленькой табуретке в углу, она вытерла свое исцарапанное тело. Стиснув зубы и с трудом сдерживая слезы, Жасмин осмотрела воспаленные ярко-красные царапины, покрывающие ее. «Будь ты проклят, Клод Будри, за то, что так поступил со мной! Ведь я едва не рассталась с жизнью!»
        Но девушка понимала, что сейчас не следует думать об этом. Она решительно вытерла волосы, надела бархатный халат, затянула пояс и уныло улыбнулась, заметив, что подол халата достигает пола. Жасмин вышла из-за ширмы, смущенная тем, что под халатом ничего нет, а она находится наедине с совершенно незнакомым мужчиной.
        — Ну как вы, лучше?  — Джаред внимательно оглядел девушку и дал ей мужскую расческу.
        — Благодарю вас.
        — Извините, но я тоже переоденусь.
        Захватив с собой кипу одежды, Джаред исчез за ширмой. Признательная хозяину каюты, Жасмин присела на кровать и расчесала волосы. «Джаред Хэмптон совершил смелый поступок и, рискуя жизнью, спас меня,  — подумала девушка.  — И сохранил спокойствие даже в тот момент, когда я запаниковала!»
        — Ах, как хорошо снова оказаться во всем сухом!  — сказал Джаред, выходя из-за ширмы в белой сорочке, коричневых штанах и ботинках. Пригладив рукой свои густые влажные волосы, он присел на кровать рядом с девушкой. Испугавшись, Жасмин приподнялась, но Джаред мягко прикоснулся к ее руке.
        — Пожалуйста, не вставайте. Неужели вы не доверяете мне?
        — Нет.
        — Ну что ж, по крайней мере честно.  — Усмехнувшись, Джаред выпустил ее руку.  — Пожалуйста, поверьте мне, мисс, у меня нет причин обижать вас. Я же вытащил вас сегодня из реки.
        Жасмин кивнула.
        — Я хотел немного поговорить с вами. Пожалуйста, продолжайте расчесывать волосы. Жасмин снова кивнула.
        — Ну вот и хорошо.  — Джаред ободряюще улыбнулся.  — Не расскажете ли мне, как вы оказались в реке? Упали с парохода или случилось что-то другое?
        Рука с расческой замерла, и Жасмин пристально посмотрела на хозяина каюты. Она тут же отметила, что со взъерошенными волосами и золотистой щетиной на мужественном лице Хэмптон выглядит очень привлекательно. Тронутая его беспокойством, Жасмин едва не расплакалась. Как рассказать этому человеку о пережитых ею стыде и горьком унижении?
        Пока Жасмин размышляла, Джаред заметил царапину у нее на шее и инстинктивно протянул руку, но девушка тут же отпрянула.
        — Пожалуйста, не дергайтесь.  — Он коснулся красной полоски, и Жасмин вздрогнула от боли. Джаред нахмурился.  — У вас вдоль шеи очень нехорошая царапина. Сейчас я помажу ее мазью.
        Доброта этого человека обескуражила Жасмин.
        — Я… я наткнулась в воде на дерево.
        — О Боже!  — Джаред покачал головой.  — И как только вам удалось выжить?..  — Его взгляд выражал заинтересованность и решимость.  — А теперь скажите, как вы очутились в реке?
        — Я… я… — И, к своему ужасу, Жасмин разрыдалась.



        Глава 6

        — О Господи!  — рыдала Жасмин.  — Он… он бросил меня в реку в надежде, что я… утону. Он… он просто ушел, и я увидела только его спину! Только его проклятую спину и уплывающий пароход…
        Джаред Хэмптон с изумлением смотрел на рыдающую Жасмин, которая бессвязно рассказывала о том, что с ней произошло. «Неудивительно, что она так потрясена»,  — подумал Джаред, поняв, что Жасмин вовсе не жертва несчастного случая. В нем клокотала ярость.
        — Тактак!  — Джаред похлопал девушку по руке, давая ей возможность выплакаться. Его лицо выражало суровую решимость.
        Когда Жасмин немного успокоилась, Джаред подошел к столу и налил ей бренди. Подав девушке бокал, он снова сел рядом с ней.
        — Вот, мисс Дюбро, пожалуйста, выпейте это.
        Хотя Жасмин не пила спиртного, она покорно взяла бокал и сделала глоток. Бренди обжег ей горло и сразу согрел. Девушка надеялась, что бренди успокоит ее.
        Джаред заметил, что Жасмин сделала еще несколько глотков. А когда она смахнула слезы рукавом его халата, он извлек из кармана своих брюк чистый платок и протянул ей.
        — Пожалуйста, мисс Дюбро, вытрите слезы.
        Жасмин пристально посмотрела на него. Казалось, Джаред Хэмптон искренне взволнован и готов защищать ее.
        — Позвольте еще раз поблагодарить вас за то, что вы сегодня сделали для меня.  — Девушка снова пригубила бренди.  — Если бы не вы…
        — Не думайте об этом. Но все-таки объясните, как очутились в реке. Признаюсь, вы сильно возбудили мое любопытство.  — Джаред дружелюбно улыбнулся.
        — Наверное, мне нужно начать с самого начала…
        — Пожалуйста.
        — Но это так унизительно!
        Джаред положил свою сильную руку на ее дрожащие пальцы.
        — Мисс Дюбро, поймите, стыдиться своего подлого поступка должен только трусливый негодяй, бросивший вас в реку.
        Жасмин вытерла слезы и снова глотнула бренди, после чего ощутила легкое и приятное головокружение.
        — С тех пор как я встретила его, прошла всего неделя.
        — Того, кто бросил вас в реку?
        Девушка кивнула:
        — Его зовут Клод Будри, во всяком случае, он так представился.
        Джаред нахмурился:
        — Вы уверены, что его фамилия Будри?
        Жасмин встревожилась:
        — Да. Но почему вы об этом спрашиваете? Вы знаете его?
        Джаред пожал плечами:
        — Полагаю, Будри — довольно распространенная фамилия. Скажите, где вы встретили этого подлеца?
        — В Натчезе, где я живу.
        — Не может быть!  — улыбнулся Джаред.  — Я тоже из Натчеза.
        — Я уже давно поняла это, потому что слышала вашу фамилию.
        Улыбка Джареда стала еще шире.
        — Странно, что мы с вами не встретились раньше.
        Жасмин вовсе не считала это странным, поскольку они принадлежали к разным слоям общества. Но сейчас ей не хотелось развивать эту тему. Она вздохнула.
        — Я познакомилась с мистером Будри вскоре после смерти моего отца.
        Джаред с состраданием посмотрел на нее.
        — Примите мои искренние соболезнования.
        — Спасибо. У отца было больное сердце.  — Жасмин остановилась, чувствуя себя ужасно глупо.  — Впрочем, вам, наверное, неинтересно слушать все это…
        — Напротив, умоляю вас, мисс Дюбро, продолжайте.
        — Ну хорошо.  — Жасмин рассказала Хэмптону о внезапной смерти отца, о том, как потрясло ее его завещание. Джаред удивленно поднял брови, услышав, что деньги достались Флосси Ля Флом. Потом Жасмин поведала о своей случайной встрече с Клодом Будри, когда понесла ее лошадь.
        — И вот мистер Будри вошел ко мне в доверие и убедил меня выйти за него замуж,  — подытожила Жасмин.
        — И вы вышли замуж за этого негодяя?
        Жасмин кивнула:
        — Да, сегодня в полдень.
        Джаред посмотрел на ее руку.
        — Но у вас нет обручального кольца.
        Жасмин тоже взглянула на свою левую руку.
        — Наверное, я потеряла его в воде.
        — Значит, вы?.. Я имею в виду, он?..  — Джаред многозначительно посмотрел на девушку.
        — О нет!  — Она покраснела.  — У нас не было на это времени… Сразу после свадьбы мы отплыли на «Красавице Миссисипи» на его плантацию. Клод бросил меня в реку, прежде… Оказывается, он даже не хотел…
        — Слава Богу!  — горячо воскликнул Джаред и, заметив удивленный взгляд девушки, быстро добавил: — Я сказал «слава Богу» не потому, что негодяй бросил вас в реку, а поскольку он не…
        — Сделал мою жизнь хуже смерти?  — Жасмин сама удивилась своему смелому вопросу. Она сделала еще один глоток бренди.  — Полагаю, если бы это произошло, воды реки сомкнулись бы надо мной.
        Джаред нахмурился:
        — Но если этот Будри не лишил вас невинности, тогда что, черт возьми… — Он смущенно кашлянул.  — Простите мою неделикатность, мисс Дюбро, но когда я вылавливал вас из реки, на вас была только рваная ночная рубашка.
        — Ах, это!  — вспыхнула Жасмин.  — Я же сказала вам, что зацепилась за ветки дерева.
        — Понимаю.  — Джаред скрипнул зубами.  — Ну и ублюдок! Однако кое-что все еще сбивает меня с толку: почему этот подлец бросил вас в реку? Какой мотив был у него для такого поступка?
        Жасмин горько рассмеялась.
        — Думаю, это связано с моими деньгами.
        — С деньгами?  — удивился Джаред.  — Но вы только что сказали, будто ваш отец оставил все свое состояние… хм… Флосси Ля Флом.
        — Ох, извините! Я забыла объяснить, что Флосси Ля Флом случайно убили в драке еще до того, как она предъявила права на деньги моего отца. Поэтому они и отошли ко мне. Проклятие!  — Девушка прищелкнула пальцами.
        Джаред насторожился:
        — В чем дело?
        — Теперь уже ничего не поделаешь, но я подумала об этом, оказавшись в реке. Видите ли, сегодня после венчания я подписала какие-то бумаги в банке. Будри сказал, что мой счет нужно перевести из Натчеза в Луизиану, и я просто… — Жасмин закусила губу.  — Я даже не прочитала этот дурацкий документ, прежде чем подписать его.  — Девушка простодушно посмотрела на Джареда.  — Неужели он хотел заполучить только мои деньги?
        — Боюсь, что так.
        — Но откуда он узнал, что наследство после Флосси Ля Флом перейдет ко мне?..
        — Не знаю.  — Джаред поднялся и начал мерить шагами комнату.  — Так вот почему он бросил вас в реку! Злодей! Ни один джентльмен не способен на такой поступок!
        Жасмин через силу улыбнулась.
        — Да, Клод, конечно, не джентльмен. Но почему вы называете меня леди? Полагаю, после…
        Джаред расправил плечи.
        — Любой джентльмен из южных штатов всегда узнает настоящую леди.
        Девушка просияла от этих слов.
        — Так вы говорите, что этот негодяй сбросил вас с «Красавицы Миссисипи»?
        — Да.
        — Тогда мы догоним ее,  — решительно произнес Хэмптон.
        — О нет, я не могу просить вас об этом. Джаред вскинул руку.
        — Мы непременно догоним «Красавицу»! Едва ли она сильно опередила нас. Кстати, я довольно хорошо знаю ее капитана — Чарльза Ратледжа. Он истинный джентльмен и, уверен, остановится, если мы попросим его.  — Довольный собой, Джаред добавил: — Кроме того, разве вы не понимаете? Задета ваша честь.
        — Это весьма любезно с вашей стороны, сэр, но не лучше ли уведомить власти? Боюсь, мистер Будри очень опасен, поэтому не хочу, чтобы вы рисковали из-за меня.
        Хэмптон рассмеялся:
        — Смею заверить вас, что рискует ваш бывший жених, хотя и не подозревает об этом. Но скоро он все поймет.  — Джаред подошел к шкафу, достал сюртук и надел его.  — Извините, я должен уведомить капитана, чтобы он шел на всех парах.
        — Вы уверены, что с этим не будет никаких проблем?
        — Абсолютно. Видите ли, этим судном владею я.  — Джаред остановился в дверном проеме.  — Не беспокойтесь, я скоро вернусь.


        Оставшись одна, Жасмин попыталась собраться с мыслями. Бренди отчасти притупил ее чувства, но боль в душе так и не утихла.
        Девушка прошлась по каюте, надеясь, что движение прояснит ее мысли. Сегодня вечером происходило чтото нереальное. Час назад Клод Будри пытался убить ее, но это до сих пор не укладывалось в голове Жасмин. Исстрадавшаяся за несколько прошедших недель, девушка не могла смириться с тем, что случилось.
        Жасмин подумала о Джареде Хэмптоне, странном и замечательном человеке. Кажется, он горит желанием помочь ей. Девушка интуитивно поверила Хэмптону, и это тоже сбивало ее с толку. Ведь все мужчины, которых она знала прежде, причиняли Жасмин только неприятности!
        Девушка вспомнила, как Джаред прыгнул в реку, как попытался успокоить ее, как обхватил своими сильными руками. О Боже милосердный! Разве возможно, задумав чтото дурное, вести себя так смело и решительно?!
        До сих пор Джаред Хэмптон поступал как настоящий джентльмен. Он даже намерен задержать Клода Будри, и это больше всего удивило девушку! Он казался благородным, красивым, неотразимым — и Жасмин призналась себе, что, несмотря на страх перед мужчинами, этот человек задел ее чувства.
        Дверь в каюту распахнулась, и снова появился Хэмптон.
        — Все улажено, мы идем полным ходом,  — гордо сообщил он.  — И не бойтесь — мы поймаем этого негодяя, и я очень быстро разберусь с ним.
        Джаред подошел к столу, выдвинул ящик и достал из него кольт необыкновенно изящной работы.
        — Зачем вам пистолет?
        Джаред пожал плечами и слегка усмехнулся.
        — Возможно, мне придется застрелить негодяя. Неужели вы думаете, что он не окажет сопротивления?
        — О нет, мистер Хэмптон! Не рискуйте из-за меня жизнью. Вы и так сделали слишком много!
        — Чепуха! Ни один джентльмен, дорожащий своей честью, не сделает меньше для леди в подобных обстоятельствах.  — Он засунул револьвер за пояс.  — Ну а сейчас я отправлюсь на нижнюю палубу, чтобы не прозевать «Красавицу».
        Джаред направился к двери, Жасмин побежала за ним и схватила его за руку.
        — Пожалуйста, мистер Хэмптон, возьмите меня с собой на палубу. Не оставляйте меня одну!
        Джаред покачал головой:
        — Эта прогулка может оказаться опасной. И кроме того,  — он усмехнулся, взглянув на халат,  — вы не можете появиться на палубе в таком виде!
        Жасмин покраснела и поняла, что Джаред прав.
        — Пожалуйста, подыщите мне другую одежду! А опасности я уже подвергалась, когда меня бросили в воду на середине реки.
        Хэмптон кивнул:
        — Хорошо, постараюсь что-нибудь найти для вас. Ждите меня здесь.
        И он снова исчез. Через несколько минут Джаред вернулся с рабочими штанами, фуфайкой, огромными ботинками и маленьким черным беретом.
        — Это одежда палубного матроса — все, что мне удалось отыскать,  — смущенно объяснил Хэмптон.  — Надеюсь, вам подойдет.
        — О да, спасибо!
        — Только заколите волосы, чтобы не привлекать к себе излишнее внимание игроков.  — Джаред выдвинул ящик стола и протянул Жасмин шпильки.  — Вот, возьмите.
        — Весьма странная вещь в каюте джентльмена,  — заметила девушка.
        Джаред засмеялся.
        — Эти шпильки не принадлежали леди,  — робко отозвался он.  — Но зато теперь будут принадлежать.
        Жасмин покачала головой.
        — Меня до сих пор озадачивает, что вы называете меня леди.
        — В леди есть нечто особенное, и это куда важнее ее внешнего вида,  — серьезно ответил Джаред.
        Заметив, что Хэмптон странно и взволнованно смотрит на нее, Жасмин быстро зашла за ширму, чтобы переодеться.


        Через несколько минут Жасмин и Джаред стояли на носу судна и смотрели вперед. «Волшебница» рассекала широкую реку в бархатной ночной тишине. Такие вечера, как этот, девушка обычно считала великолепными. Полная луна заливала бледным светом воды реки и прибрежные деревья. В пахнущем мускусом воздухе слышались стрекотание цикад и голоса ночных птиц. Из салона доносились резкие звуки фортепиано и пьяный смех.
        Напряженно всматриваясь вперед, девушка не знала, что Джаред украдкой наблюдает за ней. А уж тем более не догадывалась о его чувствах.
        Он был не в силах отвести взгляд от девушки. Поднялся ночной ветерок, и Джаред с восхищением заметил, как колышутся широкие штаны, обрисовывая контуры длинных, стройных ног Жасмин. Под облегающей тело фуфайкой вздымалась высокая девичья грудь. Этот же бриз доносил до Джареда заманчивый аромат Жасмин. Локоны, посеребренные луной, выбивались изпод берета и падали на ее стройную шею. Джареду безумно хотелось снять с девушки берет, вынуть шпильки и увидеть, как ее пышные шелковистые волосы хлынут к нему в руки!
        Эти мысли целиком завладели им.
        Он сделал шаг к ней.
        — Жасмин…
        Она настороженно обернулась.
        — Да?
        — Не возражаете, если я буду называть вас Жасмин?
        К восторгу Хэмптона, девушка улыбнулась:
        — В такой ситуации можно обойтись без формальностей.
        — А вы будете звать меня Джаредом?
        — С удовольствием.
        Сняв шляпу, Джаред провел рукой по волосам.
        — Жасмин, и все же я не понимаю…
        — Что именно?
        — Как мог он так поступить с вами? Боже мой! Вы так прекрасны и…
        Горько засмеявшись, Жасмин снова устремила взор вперед.
        — Ошибаетесь, мистер Хэмптон. Я никогда не отличалась красотой.
        Пораженный словами девушки, Джаред взял ее за плечи и мягко, но настойчиво развернул лицом к себе.
        — Но вы красивы, Жасмин! Скажите, что этот мерзавец сделал с вашим рассудком? Будь вы моей, я никогда бы…
        — Что «никогда»?  — спросила Жасмин, загипнотизированная необыкновенным блеском устремленных на нее глаз Джареда. Этот блеск пугал и зачаровывал ее.
        Джаред угадал противоречивые чувства девушки и заметил ее страх. Отпустив Жасмин, он убрал с ее лица выбившуюся прядь волос и нежно улыбнулся. Но через секунду решительно прошептал:
        — Будьте уверены, я убью его.
        Услышав это, Жасмин взглянула на Джареда с удивлением и ужасом. Он придвинулся к девушке так близко, что она ощутила его теплое дыхание.
        — Жасмин…
        В этот момент раздался свист пароходного гудка. Они обернулись и заметили впереди огни «Красавицы Миссисипи».



        Глава 7

        Оба судна остановились возле берега под высокими, залитыми луной деревьями.
        — Я позову Джека. Он поможет мне спустить лодку на воду,  — сказал Джаред. Жасмин, как и он, сурово взирала на стоящую перед ними «Красавицу».
        Она заметила, как Джаред коснулся рукоятки спрятанного под сюртуком пистолета. Его лицо приняло решительное и мрачное выражение, глаза угрожающе сверкали под широкими полями шляпы. Джаред был напряжен и готов к действию. Наблюдая за ним, Жасмин снова почувствовала, как ее охватывает горячая признательность тому, кто с такой готовностью вызвался помочь ей.
        — Возьмите меня с собой,  — попросила она.
        — Это исключено!
        В этот момент сзади послышался раздраженный голос:
        — Эй, Хэмптон, что случилось? Почему мы снова остановились?
        Оглянувшись, Жасмин и Джаред увидели, как шестеро игроков снова высыпали на палубу. Едва держась на ногах, они о чем-то возбужденно переговаривались. В темноте эти люди не обратили никакого внимания на Жасмин в одежде матроса, и она почувствовала облегчение. Однако, надеясь вынудить Джареда взять ее с собой на «Красавицу», девушка прошептала:
        — Неужели вы оставите меня с этими мужчинами?
        — Джек последит за ними.
        — И за мной тоже?
        Джаред усмехнулся:
        — Я понимаю, к чему вы клоните. Ну что ж, хорошо, Жасмин, я готов взять вас с собой.  — Он нетерпеливо махнул рукой своему другу.  — Джек! Иди сюда и помоги мне спустить лодку.  — Потом обратился к игрокам: — Просто короткая остановка, господа. Пожалуйста, продолжайте игру.
        Пожимая плечами, мужчины направились в салон. Тем временем Джек и Хэмптон спустили лодку на воду. Джаред помог спуститься Жасмин, а потом последовал за ней. Он сел за весла и направился к судну, которое было гораздо больше «Волшебницы».
        Оставшись наедине с Джаредом, Жасмин со страхом и решимостью смотрела на стоящую впереди величественную «Красавицу». Чтобы скрыть свои опасения, она задала спутнику вопрос, не дававший ей покоя:
        — Не хочу совать нос в чужие дела, но что вы делаете на Миссисипи, в обществе этих игроков?
        Джаред засмеялся.
        — Уверен, это покажется вам весьма странным, но в действительности все очень просто — бизнес.
        — Бизнес?
        — Мне принадлежит пароходная линия. «Волшебницу» часто арендуют для проведения частных азартных игр. Мы с Джеком следим, чтобы наши клиенты не разорвали судно или друг друга на части.
        Жасмин оглянулась на «Волшебницу».
        — Значит, эти игроки — ваши клиенты?
        — Да.
        — Они не производят впечатления богатых людей.
        — Не судите о людях по внешнему виду, это приводит к ошибкам.
        — Вы правы.
        Когда они подплыли к «Красавице», Джаред заявил:
        — Жасмин, вы должны остаться в лодке, пока я…
        — Об этом не может быть и речи!  — оборвала его девушка.  — Я не откажусь от возможности посмотреть в глаза этой… скотине!
        — Неужели вы не понимаете, что это опасно?
        На этом спор прекратился, поскольку матрос с «Красавицы» подтянул их лодку к борту и помог им подняться на палубу.
        Молодых людей встретил возмущенный капитан, которого Жасмин уже видела в этот вечер.
        — Что означает ваше вторжение, сэр?  — строго спросил он Джареда. Внезапно капитан замолчал, подошел ближе к Хэмптону и посмотрел на него через роговые очки.
        — Не может быть! Неужели Джаред Хэмптон?  — Капитан протянул руку.  — Простите, мистер Хэмптон, я не узнал вас.
        — Не извиняйтесь, капитан Ратледж,  — Джаред пожал протянутую руку.  — Это вы должны простить нас за вторжение, но, видите ли, у леди возникла проблема…
        — Леди?  — Капитан озадаченно взглянул на Жасмин в одежде матроса. Узнав девушку, кивнул ей и смущенно пробормотал: — Добрый вечер, мадам. Разве вы не плыли на этом судне?
        Жасмин пришла в замешательство. Нарушив неловкое молчание, Джаред многозначительно посмотрел на Ратледжа и обратился к девушке:
        — Позвольте нам на минуту уединиться.
        — Конечно,  — ответила Жасмин.
        Джаред и капитан Ратледж направились к главной лестнице, оставив Жасмин с юным матросом, стоявшим около длинного ряда деревянных бочек. Мальчик покраснел, оглядев Жасмин. Улыбнувшись ему, она поправила свой берет. Господи, как ей хотелось, чтобы Джаред поторопился! Клод, вероятно, все еще на судне!
        Через несколько минут Джаред вернулся.
        — Пойдемте наверх и соберем ваши вещи.
        — А где же Клод?
        Заметив, что матрос пристально следит за ними, Джаред повел Жасмин к лестнице.
        — Помните, какую каюту вы занимали?
        — Конечно.
        — Мне очень жаль, Жасмин, но Будри час назад попросил капитана остановиться у пристани в десяти милях отсюда. Там он высадился со всем своим багажом.
        — Что? Почему же мы ничего не заметили, пока плыли вниз по течению?
        — Капитан говорит, что на пристани Будри поджидал человек с двумя лошадьми. Кто знает, где они сейчас…
        — О Господи! А капитан уверен, что это был Клод?
        — Он в этом не сомневается. Ратледж хорошо запомнил вас обоих. Ему показалось весьма странным, что муж покидает жену в первую брачную ночь.
        — Еще бы, это любому покажется странным! А Клод объяснил капитану причину, по которой он высадился на берег?
        — Будри сказал, что должен уладить одно дело, после чего догонит пароход и присоединится к жене.
        — И капитан не заметил ничего необычного в этой истории?  — Голос Жасмин срывался от гнева. Джаред развел руками.
        — Конечно, заметил, Жасмин! Но что он мог сделать? Повесить человека только за то, что он ведет себя как дурак в первую брачную ночь?
        — Вы правы.
        — Ратледж понятия не имел, как поступил с вами Будри. К несчастью, никто ничего не видел. Тем не менее Ратледж просил меня передать вам его искренние извинения. Он дал мне слово джентльмена, что не проронит никому ни слова об этом. Кроме того, капитан просил сказать вам, что если бы он только знал…
        — Дада,  — устало прервала девушка Джареда и с болью посмотрела в глаза своему спасителю.  — Неужели Клод все заранее продумал?
        — Не совсем,  — ответил Джаред, но не успела Жасмин спросить, что означают его слова, как он добавил: — Пойдемте, дорогая, соберем ваши вещи.
        — Если только Клод не украл и их.
        — Едва ли он сделал это. Как только вы соберете вещи, мы вернемся на «Волшебницу» и на всех парах отправимся в Натчез.
        — Но… Вы и так уже сделали для меня слишком много.
        Хэмптон улыбнулся:
        — Дорогая, вы не понимаете, я только начал заботиться о вас.


        В каюте на верхней палубе «Красавицы» не осталось и следа Клода Будри, но, как и предсказывал Джаред, вещи Жасмин оказались нетронутыми. Девушка упаковала их, и они с Хэмптоном отправились на «Волшебницу». Только в этот момент Жасмин полностью осознала, что сотворил с ней Будри.
        Вернувшись на «Волшебницу», Джаред велел капитану идти в Натчез, а сам вместе с Жасмин направился в каюту. Поставив саквояж девушки на пол около кровати, он налил ей еще один бокал бренди.
        — Поскольку обратно в Натчез придется идти против течения, то это займет половину ночи. Как только вы здесь устроитесь, я спущусь вниз и расположусь в кубрике.
        — О нет, я не могу выгонять вас из вашей каюты!  — Жасмин сняла берет и бросила его на кровать. Джаред улыбнулся.
        — Неужели вы предпочитаете провести ночь с матросами и шулерами?
        Жасмин вздохнула:
        — Придется принять ваше предложение.
        — Думаю, в данный момент вам нужно вот это.  — Джаред подал девушке бокал.
        — Не думаю, что это лучший способ утолить мои печали. Поставив бокал на стол, Джаред ободряюще положил ладонь на плечо девушки:
        — Жасмин, мы направляемся в Натчез. Оказавшись дома, вы сразу почувствуете себя лучше.
        — Дом! Вы говорите так, словно у меня там чтото осталось,  — усмехнулась девушка.
        — Там у вас буду я, Жасмин.
        Девушка растерялась, услышав эти искренние слова, но внезапно чегото испугалась.
        — Натчез!  — воскликнула она.  — Уверена, Клод скачет туда, чтобы очистить мой счет в банке! Я должна предупредить мистера Элроя!
        — Жасмин, мне неприятно говорить вам это, но я готов поставить на карту свою хлопковую плантацию в Видалии, потому что уверен: Будри очистил ваш счет еще перед тем, как вы вместе с ним покинули Натчез.
        — О Господи!  — заплакав, воскликнула девушка.  — Вы правы, Джаред! Клод отлучался на некоторое время сегодня сразу после свадьбы! И я сама подписала…
        Жасмин снова залилась слезами. Джаред обнял ее, усадил на кровать и пошел за бренди.
        — Выпейте это.  — Джаред подал бокал Жасмин и сел рядом с ней.
        Взглянув сквозь слезы на янтарный напиток, Жасмин разразилась нервным смехом.
        — Извините, мистер Хэмптон.
        — Джаред. Просто Джаред.
        — Джаред.  — Жасмин отпила глоток бренди и поморщилась.  — Уверяю вас, обычно у меня не бывает истерик.
        — У вас есть причина для этого.
        Девушка посмотрела на Джареда.
        — Вы думаете?
        — Конечно.  — Джаред с болью в сердце смотрел на заплаканную девушку.
        — Как повашему… — с надеждой начала Жасмин, но тут же умолкла и отвела глаза.  — Впрочем, это не важно.
        — Что именно?
        — Как повашему, есть ли возможность найти Клода?
        — Мы непременно найдем его,  — заверил ее Джаред.  — Но сначала, моя дорогая, мы должны благополучно добраться до Натчеза. После чего прошу вас доверить поиски мистера Будри мне.
        — О нет, я и не помышляла…
        — Не думайте больше об этом.
        — Но я не позволю вам…
        — Вы покончили с напитком, дорогая?  — мягко прервал ее Джаред и снова наполнил ее бокал.  — Вот, выпейте, пожалуйста.
        Девушка замотала головой.
        — О нет, ни в коем случае, у меня уже кружится голова, и…
        — Выпейте,  — настойчиво повторил Джаред.  — Это заглушит вашу боль.
        — Но завтра мне, возможно, будет еще хуже.  — Жасмин взяла бокал.
        Джаред направился к столу и налил себе спиртное.
        — Готов присоединиться к вам. Вы же не откажетесь выпить с владельцем парохода?
        Он поднял свой бокал.
        — Позвольте произнести тост. За нас. За начало наших отношений, Жасмин.
        Смущенная его словами, девушка отхлебнула бренди.
        — О чем вы задумались?  — спросил Джаред.
        — О том, что свело меня с ним.
        — С Будри?
        Жасмин кивнула:
        — Сейчас все случившееся кажется мне слишком нелепым. Как я уже рассказывала вам, в тот день я чуть не погибла. Моя лошадь чего-то испугалась и понеслась со страшной скоростью к обрыву, а потом появился Клод и спас меня.
        Джаред нахмурился.
        — Похоже, именно он подстроил так, чтобы ваша лошадь понесла.
        Жасмин удивленно подняла брови.
        — Но как? Я ведь не видела Клода до того момента, как он появился на обрыве.
        Джаред пожал плечами.
        — Должно быть, он подложил колючку под упряжь вашей лошади.
        — Вероятно, вы правы! Значит, Клоду просто нужно было… — Жасмин вскочила с кровати.  — Ну и скотина.
        Джаред, словно загипнотизированный, наблюдал за захмелевшей девушкой. Она вынула шпильки, и ее густые золотистые локоны упали на шею и плечи.
        — Ах, дьявол, услужливый вор!  — Жасмин взмахнула рукой.  — Дважды!  — воскликнула она.  — Этот негодяй дважды чуть не убил меня! И еще уверял меня, будто моя лошадь увидела змею. Да он сам и есть проклятая змея!
        — Верно,  — улыбнулся Джаред.
        Взбешенная Жасмин устремилась к столу, схватила графин и вылила остатки бренди себе в бокал. Джаред растерянно наблюдал за ней.
        — Жасмин, вам не надо…
        — О Господи!  — Девушка побледнела. Джаред крепко обхватил ее за талию, когда она пошатнулась.
        — Джаред, комната плывет у меня перед глазами. Пожалуйста, остановите ее!
        — О Боже!  — прошептал он.  — Зачем я это сделал? Тетя Чарити спустит с меня шкуру.
        — Тетя Чарити?  — запинаясь, пробормотала Жасмин.
        Джаред подхватил ее на руки и отнес на кровать. Сжимая девушку в объятиях, он с раскаянием думал о том, что напоил это беззащитное создание. Откинув золотистые локоны со лба Жасмин, Джаред нежно проговорил:
        — Жасмин, уже очень поздно. Постарайтесь забыть обо всем и уснуть.
        — Не могу,  — икнув, прошептала девушка.  — Мое сердце разрывается на части. Что он сделал со мной?..
        — Понимаю, дорогая.  — Джаред теснее прижал ее к себе.  — Но, пожалуйста, постарайтесь.
        Жасмин замотала головой:
        — Ненавижу всех мужчин!  — Сконцентрировав взгляд на Джареде, она засмеялась.  — Ох, вы ведь тоже мужчина. А я совсем забыла об этом.
        — Жасмин,  — снисходительно улыбнулся Джаред,  — вы очень пьяны.
        — Я совсем забыла о том, что вы мужчина,  — повторила девушка. Словно впервые увидев своего спасителя, она осторожно коснулась подбородка Джареда и пристально посмотрела ему в глаза.
        Он едва дышал. Доверчивый взгляд Жасмин и ее ласковое прикосновение пробудили в нем неистовую страсть. Джаред задержал руку девушки и по очереди поцеловал каждый ее пальчик.
        — Не стоит ненавидеть всех мужчин, дорогая. По крайней мере сделайте исключение для меня. Ведь вы же родились, чтобы быть…
        — Кем?
        — Любимой,  — с чувством промолвил Джаред.  — Жасмин, вы невероятно красивы!
        Но как только он попытался поцеловать ее в губы, девушка вырвалась из его объятий и вскочила.
        Покачиваясь, Жасмин стояла и смотрела на своего спасителя. Ее лицо пылало, а великолепные локоны рассыпались по плечам. Она погрозила кулаком Джареду, и в ее глазах появились слезы.
        — Почему вы говорите мне это, Джаред Хэмптон? Я кр… красива? Все это ложь, и вы знаете об этом!
        — Жасмин!  — воскликнул ошеломленный Джаред.
        — Спросите моего отца!
        — Но разве он не умер, дорогая?
        — Спросите его!  — неистовствовала Жасмин.  — Он скажет вам, какая я уродливая!  — Сделав шаг в сторону, она споткнулась о длинные ноги Джареда.
        Он вскочил и схватил ее за руку.
        — Это говорил вам отец?
        — Нет, не говорил — но я видела, как противна ему! Клоду я тоже внушала отвращение! Подумать только, это была наша первая брачная ночь — ночь нашей свадьбы, Джаред! А он даже не остался… даже не захотел… — Голос ее сорвался.
        — Жасмин, не казните себя!  — Джаред увидел, как слезы струятся по лицу девушки. «Боже,  — подумал он в бешенстве,  — если бы только этот ублюдок Клод Будри сейчас оказался у меня в руках!» — Пожалуйста, дорогая, не убивайтесь! Это все бренди. Мне не стоило давать вам. Теперь у вас истерика…
        — У меня вовсе не и… истерика! И больше никогда не смейте говорить мне, что я красива! Я уродлива и совсем не гожусь в жены! Он даже не п… польстился на меня! Вот поэтому и бр… бросил меня в р… реку, и — и, наверное, только этого я и заслуживаю!
        С этими словами, к ужасу Хэмптона, Жасмин, шатаясь, направилась к двери. Он догнал ее и схватил за руку.
        — Хватит! Жасмин, запомни это! Ты красива… и чертовски желанна!
        Джаред прижал девушку к себе и припал к ее губам в страстном поцелуе.
        Она перестала всхлипывать, впервые ощутив силу мужского желания. Поцелуй Джареда был горячим и требовательным. Опьяненный ее чувственностью, он все сильнее прижимал девушку к себе. Грудь возбужденной Жасмин упиралась в мускулистый торс Джареда, ее соски затвердели и набухли. Воспоминания о Клоде Будри поблекли. Прикосновения и ласки Джареда отличались изысканной нежностью. В помутненном сознании Жасмин мелькнула мысль, что она не должна позволять Джареду целовать себя, но вскоре и эта мысль исчезла.
        — О Жасмин!  — Джаред оторвался от губ девушки и пристально посмотрел на нее.  — Как же ты посмела подумать о том, чтобы броситься в реку! Да ты просто капризная девчонка!
        — Но я вдруг почувствовала себя такой обиженной… и пр… преданной,  — заикаясь, оправдывалась Жасмин. Джаред снова привлек ее к себе.
        — Я все понимаю, дорогая, и обещаю заботиться о тебе. Клянусь, ты забудешь обо всех своих обидах!
        — Вы… вы обещаете?..  — Девушка удивленно смотрела на него полными слез глазами. После того как Джаред кивнул, она добавила: — Никто никогда не говорил мне о том, что я красива. Хотя нет, он это тоже говорил, только все его слова оказались ложью!
        — О Жасмин!  — Джаред провел рукой по густым и блестящим волосам девушки.  — Если Будри так сказал, то это единственное, в чем он не обманул тебя. Ты и в самом деле прекрасна, дорогая, и я готов твердить тебе об этом, пока ты не поверишь моим словам. Ты прекрасна, Жасмин, прекрасна!
        И он снова прильнул к ее губам.
        Слезы хлынули из глаз девушки, но теперь это были слезы радости. Жасмин вверяла себя милому и страстному человеку, ставшему ее спасителем. Девушку глубоко тронули и успокоили слова Джареда о том, что она красива и желанна. Сегодня вечером один мужчина попытался убить ее, а другой не позволил ей утопиться. Его покровительство, забота и откровенное обожание потрясли Жасмин.
        Заметив, что девушка успокоилась в его объятиях, Джаред скользнул рукой по ее груди. Сквозь ткань сорочки он ощутил две упругие округлости. Затаив дыхание, Жасмин подалась навстречу ему. Под воздействием спиртного все преграды рухнули, воспоминания потускнели, боль смягчилась. Жасмин с безрассудной страстью ответила на поцелуй Джареда. Ее язык соединился с его языком в пламенном прикосновении…
        Однако Джаред внезапно отпрянул от девушки.
        — Нет, Жасмин! Мы должны остановиться, ведь ты же — леди!
        Но она уже не думала ни о чем. Сейчас Жасмин ясно понимала только одно — она умрет без чудесной силы Джареда. Ей хотелось раствориться в нем, забыть обо всем и наслаждаться волшебством его крепких объятий.
        — Да, я леди. Но сегодня вечером впервые в жизни почувствовала себя женщиной. Пожалуйста, не отталкивайте меня, Джаред, мне так нужна ваша поддержка.
        — Но кажется, ты не понимаешь,  — с трудом вымолвил он.  — Ведь я влюбился…
        Он поднял Жасмин на руки, осторожно опустил на свою кровать и нетерпеливо потянул вверх ее рубашку. Когда обнажились очаровательные высокие груди, Джаред застонал:
        — Боже мой, как ты прекрасна!
        Девушка затаила дыхание от наслаждения, как только его губы жадно сомкнулись на розовом соске Она притянула к себе голову своего спасителя.
        — Дорогая, я безумно хочу тебя! А ты? Ты готова?  — Он посмотрел в глаза Жасмин.
        — О да, Джаред!  — Она без тени смущения потянулась к нему, ее щеки раскраснелись, а в широко открытых глазах пылала страсть.  — Да…
        Но вдруг руки Жасмин упали, а глаза закрылись.
        — Господи!  — простонал Джаред Хэмптон.
        С трудом овладев собой, он встал и накрыл девушку простыней. Потом сел на край кровати и потряс головой, пытаясь собраться с мыслями. «Слава Богу, что Жасмин заснула именно в этот момент,  — подумал он.  — Хотя ее чувства нельзя объяснить только действием бренди!»
        Джаред понимал, что не может противиться очарованию Жасмин, тем более сейчас, когда спиртное и возбуждение чуть не лишили его рассудка. Если бы еще несколько секунд девушка провела в объятиях Джареда, все закончилось бы иначе.
        А утром он ненавидел бы и презирал себя так же сильно, как сейчас ненавидит Клода Будри! К тому же Жасмин никогда больше не доверилась бы ему.
        Джаред внимательно посмотрел на спящую девушку — на ее румяные щеки и густые ресницы. Жасмин казалась ему прекрасной, а то, о чем она поведала Джареду, больно задело его. Сколько выстрадала бедная девушка — сначала из-за отца, потом из-за мошенника! И снова дикая ярость закипела в душе Джареда, когда он вспомнил, что сотворил подлый Клод Будри с Жасмин. Мерзавец дорого заплатит за это!
        Жасмин не должна знать о том, что задумал Джаред. Он сведет счеты с Будри и его дружком, и после этого девушка будет принадлежать ему!
        Во всяком случае, в тот самый момент, когда Джаред увидел Жасмин в реке, он понял, что это его судьба. Сжимая ее в объятиях, Джаред окончательно убедился в этом. Жасмин — сильная и решительная девушка, а вместе с тем милая, ранимая и доверчивая. И никто больше не посмеет обмануть ее доверие.
        Джаред погладил нежную щеку Жасмин. Девушка слегка пошевелилась во сне, подавшись навстречу его прикосновению, как цветок, тянущийся к солнцу. И в этот момент Джаред снова заметил глубокую царапину на ее шее. Он нахмурился и, проведя вдоль воспаленной царапины кончиком пальца, вспомнил, что собирался смазать мазью ссадины Жасмин. Подойдя к столу, Джаред достал из ящика баночку с мазью, потом вернулся к кровати, сел, откинул простыню и начал наносить целебный бальзам. Делая это, Джаред придумывал все более мучительную смерть для Клода Будри. Размышлял он и о том, как быстро Жасмин пленила своего спасителя.



        Глава 8

        Утром Жасмин проснулась с мучительной головной болью. Мысли ее были в полном смятении. Заметив, что рубашка задрана вверх, а груди обнажены, она вспыхнула от смущения, одернула рубашку, натянула простыню до самого подбородка и оглядела каюту, в которую сквозь иллюминатор просачивался тусклый свет.
        Увидев за столом Джареда Хэмптона, Жасмин все вспомнила — точнее, она надеялась, что вспомнила все.
        — Боже мой!  — воскликнула девушка.
        — Доброе утро, Жасмин.  — Джаред широко улыбнулся.  — Хочешь позавтракать, дорогая?
        При упоминании о пище к горлу девушки подступила тошнота. Сделав невероятное усилие, она пробормотала:
        — Пожалуйста, оставьте меня ненадолго одну.
        Джаред встал и озабоченно посмотрел на бледную девушку.
        — Жасмин, тебе плохо?
        — Мягко сказано, мистер Хэмптон,  — выдавила из себя Жасмин.  — Пожалуйста, уйдите!  — в отчаянии взмолилась она.  — Всего на минуту.
        — Хорошо.  — Джаред нахмурился.  — Но поднимайся осторожно, Жасмин. Хотя мы уже встали на якорь, боюсь, ты будешь не слишком твердо держаться на ногах, поскольку вчера выпила много бренди.
        — Пожалуйста!
        Джаред поспешно вышел.
        Жасмин подтянула колени к груди и села, обхватив руками раскалывающуюся голову. Она слышала, как тихо поскрипывает судно. Тошнота стала невыносимой, когда девушка вспомнила события прошлой ночи.
        «Мой муж попытался покончить со мной! Потом Джаред Хэмптон спас меня, а вечером я опьянела, поведала своему спасителю свои сокровенные тайны и бросилась в его объятия!»
        О Боже! Она не могла вспомнить, как далеко все это зашло!
        Наконец, почувствовав себя лучше, Жасмин с облегчением вздохнула и поднялась с кровати, но тут же обнаружила, что у нее кружится голова и подкашиваются ноги. Пошатываясь, она подошла к иллюминатору и увидела, что «Волшебница» стоит у причала в порту «Натчез под холмом». Цепочка ветхих складов на фоне бурого утеса тянулась к северу, повторяя изгибы реки. У пристани стояло множество судов. На причале суетились грузчики, загружая и выгружая бочки, мешки и домашний скот. Отовсюду доносились лязг цепей, визг свиней, кудахтанье кур и брань мужчин. Пока Жасмин наблюдала эту картину, выстрелила «Старушка Саратога», пушка, стоящая на вершине утеса. Она извещала о прибытии очередного парохода. Этот выстрел болью отозвался в ушах девушки.
        Изнемогая от головной боли, Жасмин отошла от иллюминатора. «Во всяком случае, я дома»,  — подумала она. Скорее всего она потеряла все деньги, но у нее оставались домик и Эфраим. Теперь нужно постараться преуспеть с тем, что осталось.
        Жасмин умылась и расчесала волосы. Заметив, что царапина на шее больше не беспокоит ее, она провела по ней пальцем и поняла: Джаред смазал воспаленную кожу маслянистым бальзамом. «Очень мило с его стороны»,  — подумала девушка.
        Она достала из своего саквояжа старенькое коричневое платье, и в этот момент в дверь постучали.
        — Да?
        — Жасмин, можно войти?  — донесся голос Джареда.
        — Да.  — Положив платье на кровать, она быстро одернула рубашку и поправила штаны.
        Джаред принес железную кружку с дымящимся кофе. Жасмин внимательно посмотрела на хозяина каюты. При дневном освещении его голубые ясные глаза были еще красивее — они лучились теплом.
        При появлении Джареда у Жасмин от волнения задрожали колени, ее бросило в жар, когда она вспомнила о том, что произошло между ними вчера вечером.
        Джаред нахмурился, заметив на кровати выцветшее платье, но его глаза вновь засветились, когда он бросил взгляд на медовые волосы Жасмин и ее прелестное, несмотря на бледность и озабоченность, лицо.
        — Вот, дорогая, я принес тебе кофе.  — Джаред подал кружку девушке.  — Выпей и сразу почувствуешь себя лучше. Жасмин затаила дыхание, когда он коснулся ее руки.
        — Спасибо, Джаред.  — Пригубив кофе, она смущенно посмотрела на своего спасителя.
        — Извини, что кружка железная, но мне не удалось найти на судне ничего другого. Боюсь, «Волшебница» не годится для светских приемов.
        Жасмин усмехнулась, подумав о подозрительных карточных игроках, которых она видела вчера вечером на борту.
        — Не извиняйтесь — кофе очень вкусный,  — сказала девушка.  — Кстати, игроки все еще здесь?
        — О нет. Мы с Джеком высадили их на берег, как только причалили. И это хорошо, поскольку теперь следует незаметно доставить тебя в город.
        — Да-да, конечно.  — Сделав несколько глотков кофе, Жасмин немного приободрилась. Наконец, собравшись с силами, она спросила: — Джаред, вчера вечером…
        Хэмптон дружески улыбнулся:
        — Бедняжка! Уверен, ты надеешься, что все случившееся — лишь ночной кошмар. Но увы, дорогая, должен огорчить тебя: все это произошло на самом деле.
        У Жасмин подкосились ноги.
        — Произошло?
        — Прости, дорогая. Что бы ты ни думала о событиях минувшей ночи, какой бы ужасной она ни казалась тебе, все это было на самом деле.
        — О нет!  — Девушка пошатнулась.
        — Не сокрушайся, дорогая. Это еще не конец света — к счастью, тебе удалось пережить все это.
        — Какие благородные слова!  — возмутилась Жасмин.
        — Дорогая, но ведь не я сделал это с тобой!  — удивился Джаред.
        — Не вы?  — в бешенстве воскликнула девушка. Они пристально посмотрели друг на друга. Жасмин дрожала от ярости, а Джаред был в полном недоумении.
        — Подожди-ка минутку,  — сказал он.  — О чем мы с тобой только что говорили?
        — О прошедшей ночи!
        — О чем именно?
        Жасмин покраснела.
        — Негодяй! Да как вы смеете притворяться, будто не понимаете, что я имею в виду…
        — Но я не притворяюсь! Жасмин, конечно, ты много выпила ночью, но, надеюсь, все-таки помнишь, что не я бросил тебя в реку?
        Растерянно заморгав, девушка вдруг рассмеялась.
        — О нет, это совсем не то! Я имела в виду…
        Джаред взял ее за плечи.
        — Что же, Жасмин?  — Его чувственные губы растянулись в лукавой усмешке.
        — О, теперь это не важно.
        — Жасмин!  — Заметив, что девушка отводит глаза, Джаред приподнял ее подбородок.  — А ну-ка скажи, что заставило тебя задавать мне такие странные вопросы?
        — Хорошо, я просто интересовалась насчет… нас.
        — Что же ты хотела узнать о нас, Жасмин?
        Она беспомощно развела руками.
        — Чем мы… черт возьми, занимались вчера вечером? Боже милосердный, я никак не могу вспомнить! Думаю, мы?.. Джаред, скажите мне, пожалуйста!
        — Жасмин, мне очень хотелось бы ответить на твой вопрос утвердительно. Но увы, дорогая, между нами ничего не было.
        — Слава Богу!
        — Слава Богу? Неужели мысль о близости со мной внушает тебе такое отвращение?
        — О нет! Просто это было бы… совершенно неуместно.
        — Правда.  — Джаред лукаво подмигнул и добавил: — Но должен сказать тебе, что мы с тобой все же познакомились поближе.
        — О Господи!  — прошептала Жасмин.  — Вы говорите о том, что я помню…
        Джаред кивнул.
        Жасмин потупилась, внезапно вспомнив, как его губы ласкали ее грудь.
        — Ужасно неприятно! Что вы теперь подумаете обо мне…
        — Я думаю, что ты чудесная девушка, Жасмин!
        — Что… что вы сказали?  — Она подняла на глаза.
        — Я думаю, что ты чудесная девушка. И знаешь, что в тебе лучше всего?
        — Что?  — насторожилась Жасмин. Джаред заключил девушку в объятия. Как только Жасмин вдохнула запах Джареда, у нее закружилась голова.
        — Лучше всего в тебе то, Жасмин, что, проснувшись утром, ты сразу подумала обо мне — о том, чем мы занимались с тобой ночью. Ты не вспомнила о Будри, хотя этот ублюдок чуть не погубил тебя накануне!  — Улыбнувшись, Джаред добавил: — Теперь, когда мы провели ночь в таких хм… сомнительных обстоятельствах, полагаю, нам придется обвенчаться, не так ли?
        — Обвенчаться? А если твои чувства быстро пройдут?
        — Не пройдут.
        — Обвенчаться!  — воскликнула Жасмин.  — Но ведь я замужем!
        — Не говори так! Твой брак с этим негодяем не узаконен!  — Джаред скрестил на груди руки.  — Мы обвенчаемся, как только он будет аннулирован.
        — Но почему вы хотите жениться на мне?
        — Почему?  — Глаза Джареда засветились чарующей нежностью.  — Я полюбил тебя.
        — Но вы еще не могли полюбить меня,  — возразила несказанно тронутая Жасмин.  — Бога ради, Джаред, ведь вы только вчера увидели меня.
        У Джареда дрогнул подбородок.
        — И тем не менее я люблю тебя.
        — Н… но, почему? Почему вы полюбили меня?
        — Потому что ты сильная и смелая. И ты — милая, ранимая и женственная — для меня дороже всего на свете!  — Джаред заглянул ей в глаза.  — Жасмин, я не знаю ни одной женщины, способной выдержать такие тяжелые испытания. Я люблю тебя, и ты станешь моей женой.
        — Джаред! А не принимаешь ли ты сочувствие за любовь?
        — Жасмин, жалость никогда не побудила бы меня к этому. Надеюсь, минувшая ночь тому доказательство. А теперь собирай вещи и давай покинем судно. Мы никогда не обвенчаемся, если останемся здесь и продолжим спор.
        Жасмин покачала головой:
        — Но это безумие! Совсем не зная меня, ты собираешься на мне жениться?
        — Верно,  — усмехнулся Джаред.
        Жасмин опустилась на кровать. Джаред сел рядом с девушкой и взял ее руку.
        — В Натчезе я устрою тебя у моей тети Чарити. И мы обвенчаемся, как только аннулируют твой брак. А теперь скажи, многие ли в Натчезе знают, что ты обвенчалась с Будри?
        — Об этом знают лишь несколько человек: священник, монахини из приюта, мистер Элрой и мой адвокат — мистер Гейтс. Вот и все, Клод просил их некоторое время никому не рассказывать о нашей свадьбе, поскольку я сейчас в трауре по отцу.
        Джаред нахмурился:
        — Очевидно, это было частью его плана. Он опасался, как бы ктото не заявил, что никогда ничего не слышал ни о том парне, за которого ты вышла замуж, ни о его семье.
        — Полагаю, ты прав.
        — Ничего, стратегия Будри пойдет нам на пользу. Когда мы вернемся в Натчез, никому не говори, что вышла замуж за Будри.
        — Но…
        — Не рассказывай никому, Жасмин. Для всех ты мисс Дюбро, моя невеста. А претендента на твою руку по имени Клод Будри никогда не было. И считай, что Будри мертв. Я позабочусь об этом.
        — Боже мой, Джаред!  — воскликнула испуганная Жасмин.  — Неужели ты действительно намерен…
        — Я убью его.
        — Но как ты найдешь его?
        — Не беспокойся, это моя забота.
        — Нет, Джаред! Я категорически против. Если кто-то и должен свести счеты с Клодом Будри, так это я, а не ты.
        — Ты, кажется, не понимаешь меня, Жасмин,  — решительно оборвал ее Джаред.  — Все, что касается тебя, теперь касается и меня. Ты принадлежишь мне, дорогая.  — Он прикоснулся пальцем к ее губам.  — Предоставь все это мне, любимая. Кстати, глядя на тебя спящую — а ты необычайно хороша во сне,  — я придумал тысячу способов, как убить Будри. Впрочем, хватит о нем, лучше поговорим о нас. Скажи-ка, дорогая, ты когда-нибудь видела жасмин в цвету?
        Джаред приник к губам девушки. Потрясенная всем случившимся, она даже не сопротивлялась. Жасмин наслаждалась нежностью Джареда, теплом его губ, дразнящим прикосновением небритых щек. Возбужденная, она застонала, обвила руками шею Джареда и прижалась к его мускулистой груди. Жасмин понимала, что ведет себя безрассудно. Но когда Джаред прикасался к ней, она действительно теряла рассудок. В его крепких объятиях ей было хорошо и надежно. Девушка понимала, что дорога этому человеку и все его слова идут от чистого сердца.
        «И сам он такой милый,  — подумала она.  — Бесконечно милый…»
        Джаред улыбнулся, проведя пальцем по мягким губам Жасмин:
        — Когда я целую тебя, в твоих глазах вспыхивает свет, и мне хочется видеть их.
        Он неодобрительно взглянул на старенькое платье, лежащее на кровати.
        — Поразительно, что твой отец тайно копил деньги, позволяя тебе носить такое старье! Я одену тебя в лучшие шелка и атласы, и ты расцветешь! Ты ведь и в самом деле мой самый прекрасный цветок.  — Крепко обняв девушку, Джаред добавил: — И еще мне хочется научить тебя снова доверять людям, дорогая.
        — Джаред, все произошло так быстро…
        Он засмеялся.
        — Если, по-твоему, это быстро, любовь моя, то приготовься к тому, что в ближайшие недели у тебя закружится голова.  — Джаред помог Жасмин подняться.  — Вот так-то, дорогая. Собирай вещи, и я отвезу тебя к тетушке Чарити.
        — Но… но согласится ли твоя тетя?
        — Тетя Чарити обожает наставлять людей на путь истинный.
        — Наставлять?  — возмутилась Жасмин. Джаред снова обнял ее.
        — Жасмин, дорогая, считай, что начинаешь новую жизнь. Я спас тебя, и теперь ты принадлежишь мне!



        Глава 9

        — Джаред, это же безумие!
        — Жасмин, это единственный способ!
        Они только что выехали из портовой конюшни. Серая в яблоках лошадь везла элегантное ландо по Уотерстрит, мимо длинного ряда хлопковых складов. Несколько минут назад они покинули «Волшебницу». Джаред настоял на том, чтобы девушка осталась в одежде матроса, пока они не доберутся до дома его тети.
        — Джаред, я чувствую себя глупо в этом наряде. Что, если кто-то из знакомых увидит меня в подобном виде?
        — Это необходимо в целях маскировки, Жасмин,  — никто не узнает тебя в таком наряде,  — решительно возразил Джаред, управляя лошадью.  — И кроме того, подумай, какой разразится скандал, если кто-то в городе скажет, что видел тебя в порту.
        — Но, Джаред, я уже была здесь с Клодом вчера вечером.
        — Это совсем другое дело. Ты села здесь на респектабельный пароход. А теперь вернулась ранним утром на судне, которое используется как плавучий игорный дом, причем вернулась с другим мужчиной.  — Сделав многозначительную паузу, Джаред продолжил: — Хотя нас с тобой не смущают деликатные подробности твоего возвращения, дорогая, обитатели Натчеза гораздо консервативнее относятся к подобным вещам.
        — Согласна.  — Жасмин печально улыбнулась.  — Неужели ты все продумал, Джаред?
        — Конечно.  — Он засмеялся.  — Кроме того, ты мне очень нравишься в этом наряде, Жасмин.  — Джаред внимательно оглядел девушку, и от его взгляда у нее замерло сердце.  — Только не разговаривай пока, иначе голос выдаст тебя.
        Жасмин молча разглядывала порт, пока они ехали вдоль набережной. Здесь располагались конторы судоходных компаний, парикмахерские и бордели. В порту причудливо соединялись торговля, разврат, убожество и смрад. На пароходы грузили пиломатериалы, мешки и бочки с продуктами, домашний скот. На примыкающих к порту грязных улицах гнил мусор, облепленный мухами, по дощатым тротуарам сновали торговцы, лодочники, разносчики. Все привычно занимались своими делами.
        Жасмин знала, что в порту собиралось довольно пестрое общество. Она уже заметила женщин сомнительной репутации, прогуливающихся по тротуару в кричащих ярких платьях и в шляпах с перьями. Эти дамы напомнили Жасмин о несчастной Флосси Ля Флом. Когда же Джаред свернул на Силверстрит, девушка увидела обшарпанный фасад «Красной туфельки» и невольно вздрогнула. Лысый швейцар в грязном фартуке лениво подметал дорожку перед салуном. Однако ни бесцветный вид заведения, ни скучающий швейцар не давали повода предположить, что десятью днями ранее здесь была убита женщина.
        Они почти миновали салун, когда швейцар посмотрел на ландо.
        — Доброе утро, мистер Хэмптон.
        — Доброе утро, Стэн,  — ответил Джаред. Жасмин удивленно взглянула на спутника.
        — Ты знаком с ним?
        Джаред пожал плечами:
        — Моя контора находится в порту, и я иногда захожу в «Красную туфельку» что-нибудь выпить.
        — Но там же бордель! Кажется, именно в этом заведении работала и была убита Флосси Ля Флом. Так мне сказал мистер Гейтс.  — Помолчав, Жасмин спросила: — А ты был знаком с мисс Ля Флом?
        — Дорогая, не вспоминай об этом, иначе опять расстроишься.
        Он щелкнул поводьями и направил лошадь вперед. Жасмин рассердил и разочаровал его уклончивый ответ. Неужели ее спаситель — постоянный клиент «Красной туфельки»? Однако Жасмин решала, что сейчас задавать вопросы Джареду неуместно.
        Жасмин посмотрела в сторону Клифтона и увидела роскошный кирпичный особняк, расположенный на краю обрыва. Когда они поднялись на утес и поехали через лес, девушка неожиданно испытала облегчение от того, что вернулась домой. Выехав из леса, они миновали площадь и направились по старой испанской дороге, от которой под прямым углом расходились улицы к деловому центру города. Архитектура здесь отличалась эклектизмом: испанский, мавританский, колониальный и французский стили сочетались самым причудливым образом.
        Джаред вздохнул:
        — Не тревожься, Жасмин. Скоро я доставлю тебя к тете, и все беды останутся позади.
        — Но, Джаред, что подумает твоя тетя, увидев меня в таком наряде?
        — Уверен, тетя Чарити спокойно отнесется к этому. И вообще не беспокойся. Подумай лучше о нашей свадьбе. Уверен, ты будешь обворожительна в белом атласном платье с жемчугом.
        Жасмин кивнула, решив, что ее спаситель пока не разобрался в своих чувствах к ней. Но что бы ни руководило Джаредом, Жасмин не сомневалась: скоро он осознает свою ошибку и пожалеет о сделанном ей предложении.
        «И все же,  — мечтательно подумала она,  — было бы очень заманчиво выйти замуж за такого респектабельного мужчину, как Джаред Хэмптон. В таком случае сказка воплотилась бы в реальность».
        Однако девушке совсем не хотелось пускаться в новое романтическое приключение.
        Между тем они повернули на узкую Вудвилскую дорогу, окаймленную высокими дубами, за которыми виднелись великолепные особняки. Воздух был напоен ароматами жимолости, роз, камелий и глициний, а при виде красивых особняков у Жасмин захватило дух. Девушка совсем растерялась, когда Джаред свернул на длинную подъездную аллею, ведущую к дому из розового кирпича с белыми колоннами.
        — Здесь живет твоя тетя?
        — Да.
        Жасмин поразили изящные черные экипажи, выстроившиеся вдоль аллеи. Рядом с каждым стояли чернокожие мужчины в ливреях — видимо, кучера.
        — Кажется, у твоей тети гости,  — взволнованно заметила девушка.
        — Ах да, сегодня же вторник. По вторникам тетушка устраивает библейские чтения.
        — Библейские чтения! Джаред! Я не могу появиться в таком доме! Лучше отвези меня в мой домик на Перлстрит!
        — Никаких возражений — ты останешься у тети.
        — Джаред, пожалуйста, у себя я буду в безопасности.
        — Неужели? А если вернется Будри?
        — Но зачем ему возвращаться?  — Паника Жасмин усиливалась по мере того, как они приближались к величественному особняку.  — Если все так, как мы предполагаем, значит, Клод уже скрылся с моими деньгами!
        — Мы должны проявить осторожность,  — решительно возразил Джаред.
        Девушка совсем смешалась, когда он остановил коляску перед домом. Огромная дубовая дверь отворилась, и к ним подошел седой чернокожий дворецкий.
        — Доброе утро, мистер Джаред!  — Старик широко улыбнулся. Заметив, что Хэмптон не один, дворецкий с поклоном добавил: — Доброе утро, молодой господин.
        Жасмин кивнула, надеясь, что он не будет слишком внимательно рассматривать ее.
        — Даниэль,  — обратился Джаред к дворецкому,  — пожалуйста, позови конюха, пусть позаботится о лошади и внесет в дом саквояж этого джентльмена, а я провожу гостя.
        — Хорошо, мистер Джаред,  — сказал Даниэль и тихо добавил: — Мисс Чарити наставляет благочестивых дам в гостиной.
        — Знаю, Даниэль,  — усмехнулся Джаред.
        Он спрыгнул на землю и направился к Жасмин, но девушка, вспомнив о своем наряде, быстро выскочила из коляски сама.
        — Я не войду в этот дом, Джаред,  — твердо заявила она.
        — А почему, любимая?
        — Потому что женщины увидят меня и…
        — И подумают, что ты мой деловой партнер.
        — Деловой партнер? Джаред, Бога ради, скажи мне, зачем тебе приглашать в дом своей тети матроса? А кроме того,  — Жасмин умоляюще посмотрела на него,  — эти благочестивые дамы часто жертвуют одежду для приюта и узнают меня!
        — В этом-то наряде?  — усомнился Джаред.
        — Ни за что!
        Джаред взял девушку за руку и повел по лестнице к двери.
        — Дорогая, не устраивай, пожалуйста, сцен.
        — Джаред, если уж ты решил привести меня в этот дом, давай войдем через черный ход.
        — Исключено, Жасмин. В доме только одна лестница.
        — О Боже!
        Джаред ввел девушку в роскошную прихожую и потянул к витой лестнице.
        — Джаред, что ты делаешь?  — раздался высокий женский голос.
        Молодые люди обернулись. Несколько пар любопытных глаз наблюдали за ними сквозь широкий сводчатый проход. Дамы в изящных шелковых платьях сидели в гостиной, держа на коленях Библию. Жасмин тут же узнала двух вдов.
        — О Господи!  — прошептала она. И впервые в жизни упала в обморок.
        Подхватив девушку, Джаред обеспокоенно взглянул на нее. К счастью, Жасмин приколола берет к волосам, поэтому он не свалился с головы и не выдал их тайны.
        Удивленные дамы бросились в прихожую, шелестя шелками. Невысокая седая женщина в лиловом спросила:
        — Джаред, кто этот бедный юноша и что с ним случилось?
        — Здравствуйте, тетя Чарити, мое почтение, дамы. Эта… этот парень из моей команды с «Волшебницы», тетушка. Сегодня утром он неожиданно заболел, и я решил оставить его на ваше попечение.  — Заметив, что женщины испугались, Джаред добавил: — Не волнуйтесь, у него нет признаков малярии или желтой лихорадки. Во всяком случае, насколько я могу судить об этом.
        Услышав его последние слова, дамы поспешили покинуть дом, сославшись на дела.
        Не прошло и минуты, как Джаред, мисс Чарити и Жасмин остались одни.
        — Что все это значит?  — спросила племянника разгневанная тетушка.  — Впрочем, не важно, ты скоро мне все расскажешь. Сначала надо отнести беднягу наверх и уложить в постель.
        В сопровождении тетушки Джаред поднялся с Жасмин на руках на второй этаж в прелестную комнату, отделанную в теплых желтых тонах, и опустил свою ношу на палисандровую кровать.
        — Тетя, познакомьтесь с моей невестой,  — с гордостью сказал он.
        Мисс Чарити всплеснула руками.
        — Боже мой, Джаред!  — Она оглядела лежащую без сознания Жасмин.  — Не мог ли ты придумать что-нибудь получше?
        Джаред, засмеявшись, снял с девушки ботинки и берет. Когда он вынул шпильки, золотистые локоны девушки рассыпались по подушке. Тетя Чарити подошла поближе.
        — Ну и ну, Джаред! Это же женщина!
        — Конечно, тетя! Надеюсь, вы не думаете, что я мог сделать предложение еще кому-то, кроме женщины?  — Он широко улыбнулся.  — Как по-вашему, она красивая?
        Тетя Чарити кивнула:
        — О да, она очень красива, мой мальчик. Но где ты нашел ее?
        — В реке. Вчера вечером муж хотел утопить эту девушку, а я спас ее и теперь собираюсь жениться на ней.
        — О, Джаред!  — Тетя Чарити дрожащей рукой дотронулась до его лба.  — У тебя лихорадка?
        Джаред взял руку тети и ободряюще пожал ее.
        — Вовсе нет. Я никогда не чувствовал себя лучше, чем сейчас.  — Обняв тетушку за плечи, он добавил: — А сейчас пойдемте вниз, и я все расскажу вам о ней.
        — А она здорова?  — быстро осведомилась тетя Чарити и снова посмотрела на Жасмин.
        — Конечно, и это самая сильная девушка на свете! Видели бы вы, как она вечером боролась за свою жизнь! Сейчас у нее легкое недомогание — накануне она выпила слишком много бренди.
        — О!  — От изумления тетушка потеряла дар речи.
        — Думаю, ей страшно не хотелось идти к вам в гости в наряде мужчины.
        — Вот это я вполне понимаю!  — оправившись от удивления, заявила тетя Чарити.  — Это тебе всегда были чужды нормы морали, Джаред.
        — Вы правы, тетя. Но теперь с этим покончено. Я нашел то, что искал.
        — Джаред, ты хочешь сказать…
        — Я люблю ее, тетя!  — Он нежно взглянул на Жасмин.  — Разумеется, это кажется невероятным, ведь все произошло так внезапно. Но, увидев эту девушку в реке, я сразу влюбился. И понял, что нашел свою судьбу.
        — О Джаред!  — Слезы навернулись на красивые карие глаза женщины, и она обняла племянника.  — Я счастлива за тебя, но согласись, что все случившееся довольно странно. Найти будущую невесту в реке… Кстати, эта женщина, должно быть, замужем…
        — Тетушка, не спешите, я объясню вам все обстоятельства случившегося. А теперь давайте спустимся вниз. Пусть бедная девушка выспится, а я тем временем расскажу вам о ней.
        И они тихо вышли из комнаты.
        — Вам будет очень весело с ней, тетя Чарити. Не пригласите ли вы швею — например, мисс Лаво? Я хочу достойно одеть мою невесту.
        — С удовольствием, и это действительно развлечет меня. Ведь в этом доме было так много печали, правда, дорогой?
        — Да,  — отозвался Джаред.
        — Как зовут девушку?
        — Жасмин.
        — Ну что ж, у нее красивое имя, мой мальчик.
        — Очень красивое!  — В просторной гостиной Джаред взглянул на накрытый к чаю стол с серебряной посудой и усмехнулся: — Отлично! Эти дамы, поспешив уехать, оставили нам все чудесные пирожные Далей. Вы же знаете, как я люблю их.
        — Знаю. Но меня кое-что беспокоит, Джаред,  — призналась тетя Чарити, когда они сели в кресла возле чайного столика.  — Если девушка уже замужем, то не противозаконно ли твое желание жениться на ней? Когда-то Генри говорил, что это запрещено. Помнится, на юридическом языке это называется двоемужием.
        — Ах, вы об этом!  — Джаред откинулся в кресле.  — Я намерен убить мужа Жасмин. В этом случае проблема двоемужия исчезнет.
        — Джаред! Надеюсь, ты шутишь!
        — Ничуть. А что еще прикажете делать с негодяем, который бросил девушку в реку? Тетя Чарити разволновалась.
        — Пусть так, Джаред, но я совсем не уверена, что в данной ситуации произошло…
        — Произошло преднамеренное и заранее обдуманное убийство, тетя,  — прервал ее Джаред. Заметив, что тетушка побледнела, он добавил: — Боже мой! Да вы только не волнуйтесь, милая тетя.  — Джаред налил и подал ей чашку чаю.
        — Ну хорошо, Джаред, расскажи мне теперь все об этой необычайно красивой молодой леди, которую ты нашел хм… в реке. Она родом из Натчеза? Ведь ты даже ничего не сказал мне о ее родственниках.
        — Извините, тетя, ее фамилия Дюбро. Жасмин — дочь Пьера Дюбро, серебряных дел мастера. Он недавно умер… — Джаред умолк, увидев, что тетушка изменилась в лице.  — Что с вами, тетя? Вы нездоровы?
        Тетушка Чарити покачала головой:
        — Я была знакома с этим человеком.
        — Удивительно! Может, прежде чем я расскажу вам о Жасмин, вы сообщите мне все, что знаете?
        — Конечно.
        Внимательно выслушав тетушку, Джаред приступил к собственному рассказу.


        Часом позже он сел в свою коляску и направился в город, решив заехать в Кредитный банк и нанести визит мистеру Элрою. Впрочем, он был уверен, что там ему не сообщат ничего нового. Скорее всего Будри уже успел поживиться.
        Мысли Джареда то и дело возвращались к недавнему разговору с тетей Чарити. Его поразило, что тетя была знакома с Пьером Дюбро и несколько раз встречалась с ним. Поведав тетушке о Жасмин, Джаред умолчал лишь о том, что касалось Флосси Ля Флом. Однако он понимал: без этого важного звена тетя никогда не представит себе все, что случилось, в полном объеме.
        Закончив рассказ, Джаред сразу заметил, что тетушка очень сочувствует девушке. Она тотчас согласилась с ним в том, что необходимо аннулировать предыдущий брак Жасмин.
        — Ты такой плохой мальчик, Джаред, что я даже заподозрила, будто ты замыслил убить этого мошенника, чтобы жениться на девушке.
        — Но я действительно решил убить этого негодяя, тетя. В этом вы не ошиблись. Для меня это вопрос чести.
        — О Джаред! Неужели ты снова втянешь нас в дело чести после того, что случилось с Мелиссой!
        — Честь — это не дело, тетя. Это образ жизни. Я убью Будри, таково мое окончательное решение.
        В это мгновение мысли Джареда снова вернулись к прекрасной Жасмин, которая безмятежно спала на постели в доме тети Чарити. Он понимал, что не обретет покоя, пока девушка не станет его женой. Воспоминания о том, как он сжимал Жасмин в объятиях, целовал ее сладкие губы терзали его. Вчера беда девушки глубоко тронула Джареда. Он был теперь благодарен судьбе за то, что Жасмин так вовремя заснула в его каюте. Овладей Джаред ею в тот момент, они уже никогда не нашли бы взаимопонимания. К тому же интуиция подсказывала Джареду, что он должен держать свою страсть под контролем, пока Жасмин окончательно не поверит ему и пока они не заключат законный брак.
        Слава Богу, что Будри не лишил ее девственности! Это наверняка оставило бы в душе Жасмин незаживающую рану. Как только положение дел изменится к лучшему, нужно остаться с девушкой наедине и научить ее любви. Он должен вытеснить из сознания Жасмин воспоминания об этом ужасном испытании.


        Пока Джаред разговаривал в банке с мистером Элроем, Жасмин проснулась в доме его тети. Протерев глаза, она увидела роскошную палисандровую кровать и поняла, что находится в необычайно изысканной комнате. На полу, устланном персидским ковром, стоял высокий комод в стиле рококо, а рядом с ним туалетный столик. Мебель была украшена причудливой резьбой.
        — Ну как, дорогая, вам уже лучше?
        Жасмин вздрогнула, обернулась и увидела в кресле напротив окна невысокую женщину, освещенную солнцем.
        — О Боже мой!  — воскликнула женщина, поднимаясь.  — Я не хотела вас пугать, дорогая.
        Жасмин улыбнулась тетушке Джареда.
        — Пожалуйста, не извиняйтесь. Это я должна извиниться перед вами. Ведь ваш племянник привел меня к вам в дом в мужской одежде, когда вы и ваши гости изучали Библию.
        — Но из рассказа племянника я поняла, что маскировка была просто необходима, дорогая,  — возразила мисс Чарити.
        Жасмин побледнела.
        — Джаред рассказал вам… все?
        — Не беспокойся, дорогая! Теперь все у тебя изменится к лучшему.
        Женщина подошла к ночному столику, стоявшему возле кровати, и сняла полотенце с плетеного подноса.
        — Поешь! Этот вкусный горячий суп Далей принесла перед тем, как ты проснулась.
        — Спасибо,  — сказала Жасмин, когда тетя Чарити опустила поднос ей на колени. Девушка почувствовала, что очень проголодалась.
        Мисс Чарити между тем подвинула стул к кровати и села. Жасмин заметила, что у нее ясные карие глаза и густые седые волосы, стянутые в пучок на затылке. Лиловое шелковое платье очень шло пожилой миловидной женщине. Ее руки были унизаны кольцами с драгоценными камнями. В общем, тетушка Чарити казалась воплощением родовитости и доброты.
        — Что-то не так, дорогая?
        — О нет,  — ответила девушка, смущенная тем, что тетушка Чарити перехватила ее пристальный взгляд. Взяв ложку, Жасмин принялась за суп.  — Очень вкусно!  — Девушка сразу почувствовала себя бодрее.
        — Да, Далей готовит замечательный куриный суп. А Джаред обожает ее пирожные. Когда ты задремала, он съел целую дюжину.
        — А где Джаред?  — осторожно поинтересовалась Жасмин.
        — Он поехал в банк, чтобы решить какое-то дело, но просил меня разбудить тебя в полдень.
        Жасмин глубоко вздохнула.
        — Мисс Чарити, Джаред рассказал вам о том, что случилось со мной вчера вечером?
        — Конечно, рассказал, и я считаю, что этот мерзавец очень подло поступил с тобой, дорогая. Я согласна с Джаредом, что нам необходимо добиться немедленного расторжения брака, после чего ты и мой племянник сможете обвенчаться.
        Жасмин выронила ложку.
        — Мисс Чарити, разве вы одобряете намерение вашего племянника жениться на мне? Ведь он совсем не знает меня!
        — Очевидно, Джаред знает тебя лучше, чем ты думаешь. Дорогая моя, я видела глаза Джареда в тот момент, когда он рассказывал о тебе. Этого для меня достаточно. Теперь я не сомневаюсь, что мой племянник нашел свою судьбу.
        Жасмин покачала головой:
        — Спасибо вам, мисс Чарити, но я все равно не перестаю удивляться, что вы с Джаредом проявили такую доброту и поверили мне, несмотря на столь странные обстоятельства.
        — А почему бы нам не верить тебе, дорогая? Ты очаровательная молодая женщина и, очевидно, настоящая леди.
        Жасмин иронически усмехнулась:
        — То же самое сказал Джаред, как только увидел меня.  — Девушка взглянула на тетушку Чарити.  — Вам не кажется, что ваш племянник немного… поторопился?
        — Жасмин, дорогая моя, когда я была так же молода, как и ты, мой отец посоветовал мне принять одно очень важное решение, но руководствоваться умом, а не сердцем. Я до сих пор сожалею о том решении и не позволю племяннику повторить мою ошибку.  — Тетушка Чарити поднялась.  — Ты справилась с супом, дорогая?
        — Да, спасибо.
        — Может, хочешь еще?
        — О нет.
        — Тогда я оставлю тебя. Одевайся, дорогая.  — Тетушка Чарити указала в противоположный угол комнаты.  — Твой саквояж рядом с туалетным столиком. Не прислать ли служанку, чтобы помогла тебе распаковать вещи и привести себя в порядок?
        — Спасибо, я справлюсь сама. А мои вещи не надо распаковывать. Сегодня же я вернусь к себе домой.  — Жасмин улыбнулась.  — Не хочу злоупотреблять вашим гостеприимством — особенно после того, как поставила вас в неловкое положение перед гостями сегодня утром.
        — В неловкое положение? Чепуха! О твоем отъезде не может быть и речи. Если Джаред не убедит тебя остаться, это сделаю я.  — Тетушка Чарити, помолчав, сочувственно добавила: — Племянник сказал, что ты недавно потеряла отца. Мне очень жаль, дорогая.
        — Благодарю вас.
        Тетушка умолкла, вспомнив, что Джаред просил ее не говорить пока Жасмин о знакомстве с Пьером Дюбро. Она тепло и ободряюще улыбнулась девушке.
        — Дорогая моя, я хочу, чтобы ты считала нас с Джаредом своей семьей. А сейчас одевайся.
        И тетушка Чарити вышла. Жасмин поняла, что у этой пожилой женщины, несмотря на внешнюю мягкость, такая же железная воля, как и у ее племянника.
        Одеваясь, девушка размышляла о Джареде. Теперь Жасмин стало ясно, что он действительно собирается жениться на ней. Если бы его предложение было мимолетным капризом, он не посвятил бы тетушку в свои планы.
        Девушку очень обрадовало, что мисс Чарити приняла ее так сердечно. Кроме того, в отличие от Жасмин она вовсе не находила странным желание племянника жениться на спасенной им девушке.
        Конечно, Жасмин нравился Джаред, галантный, добрый и привлекательный! То, что вчера ночью он не воспользовался ее слабостью, характеризовало его с самой лучшей стороны.
        И все же Жасмин сомневалась в его искренности. Нет ли у Джареда какого-то тайного мотива, побудившего его так внезапно связать с ней жизнь? Неужели это и в самом деле любовь с первого взгляда? Или Джаред планирует каким-то образом использовать ее, как и другие мужчины?
        В дверь постучали, и в комнату вошла молодая чернокожая девушка.
        — Меня зовут Сара, мисс Жасмин. Мисс Чарити назначила меня вашей горничной.
        — Хорошо.  — Жасмин улыбнулась миловидной девушке, которой на вид было не больше пятнадцати лет.  — Рада познакомиться с тобой, Сара, хотя мне и не нужна горничная.
        — Но так распорядилась мисс Чарити.  — Сара подошла к кровати и поправила покрывало.  — Мистер Джаред ждет вас внизу в гостиной, мисси.
        Жасмин с удовольствием отметила, что все в этом доме, даже слуги, заботятся о ней.
        — Спасибо, Сара.
        Жасмин спустилась по широкой лестнице с перилами красного дерева, радуясь тому, что головокружение и тошнота прошли, и пообещала себе никогда больше не прикасаться к спиртному.
        Она со страхом ждала, что скажет ей Джаред о своем визите в банк и разговоре с мистером Элроем.
        Подойдя к гостиной, Жасмин увидела своего спасителя. Он стоял спиной к ней и смотрел в окно. При виде Джареда сердце девушки забилось быстрее. Но как только он обернулся, она поняла, что Джаред привез плохие новости.
        — Дорогая!  — Он тотчас улыбнулся, а его голубые глаза засверкали.
        Джаред быстро подошел к Жасмин, обнял и поцеловал ее.
        — Как я рад тебя видеть! Знаешь, мы очень встревожились, когда ты упала в обморок. Кто бы мог подумать, что девушка, которая не испугалась могучей реки, потеряет сознание при виде вдов Натчеза?
        Жасмин засмеялась:
        — Но с ними была и твоя тетя…
        — И она невероятно обрадовалась твоему появлению в этом доме.  — Джаред немного отстранился от девушки и оглядел ее с головы до ног.  — Тебе лучше, любимая?
        — О да, я прекрасно себя чувствую.
        — Вот и хорошо, потому что нам предстоит сегодня нанести несколько визитов.
        — Ты повидался с мистером Элроем?
        Джаред вздохнул:
        — Да, дорогая.
        — Новости плохие, не так ли?
        — Боюсь, что так.
        — Проклятие!  — Жасмин высвободилась из объятий Джареда и подошла к окну, не желая, чтобы Джаред заметил ее смятение.  — И что же он сказал?
        — Вскоре после того, как ты подписала бумаги, Клод Будри вернулся один и снял все деньги с твоего счета.
        Жасмин повернулась к Джареду.
        — И мистер Элрой не нашел это странным?
        Джаред печально посмотрел на девушку.
        — Жасмин, у него не было выбора. Ты же сама перевела все деньги на Будри.
        Задрожав от гнева, Жасмин снова повернулась к окну. Горькие слезы жгли ей глаза.
        — А рассказал ли ты мистеру Элрою о том, что случилось со мной на реке?
        Джаред снова вздохнул:
        — Я решил не вводить его в курс дела и сообщил ему лишь то, что у тебя изменились планы и Будри через некоторое время вернет тебе деньги. Кроме того, я попросил мистера Элроя сохранить все в секрете, и он дал мне слово джентльмена.  — Джаред положил руки на плечи Жасмин.  — Не волнуйся. Я позабочусь о том, чтобы никто в Натчезе не узнал, как поступил с тобой Будри. Забудь о нем, дорогая. А что касается денег, то я намерен возместить…
        Жасмин обернулась.
        — Нет, Джаред! Я не допущу этого. Кроме того, дело не только в деньгах.
        — Понимаю, дорогая.
        — Я отправлюсь за ним, найду его и потом…
        — Нет!  — встревожился Джаред.  — Жасмин, ведь ты даже не знаешь, с чего начать.
        — Значит… значит, я что-нибудь придумаю.  — Девушка вздернула подбородок. В ее глазах вспыхнули гнев и решимость, но Джаред заметил, что на ресницах Жасмин блестят слезы.
        — Конечно, дорогая, кое-что следует исправить,  — ласково сказал Джаред.  — Но прошу тебя: предоставь это мне и моему другу Джеку.
        — О Джаред!  — Жасмин захлестнула нежность к ее спасителю. Ей очень хотелось согласиться на его великодушное предложение. Теперь, осознав безнадежность ситуации, она мечтала о том, чтобы Джаред вылечил ее раны.
        Однако гордость заставила Жасмин ответить:
        — Я не желаю, чтобы ты или Джек рисковали ради меня. Ты и так сделал уже слишком много. А теперь, пожалуйста, отвези меня домой.
        Джаред привлек к себе Жасмин и ласково скользнул рукой по ее волосам.
        — Ты, кажется, не понимаешь, дорогая. Ты уже дома.



        Глава 10

        Жасмин и Джаред остановились у конторы Ричарда Гейтса на Франклин-стрит. Девушка поведала адвокату о том, как обошелся с ней Клод Будри. Мистер Гейтс, выразив сочувствие, пообещал добиться расторжения гражданского брака в пользу Жасмин через знакомого судью в окружном суде Эдамса.
        — Поскольку в данном случае очевидно, что брак был заключен с неблаговидной целью, уверен, судья Хенли быстро удовлетворит наше прошение.
        Джаред заметил, что необходимо сохранить в тайне личную трагедию Жасмин, и мистер Гейтс согласился вести дело с максимальной осторожностью.
        — Ну вот, моя дорогая, кажется, наши дела пошли на лад,  — сказал Джаред, когда они отъехали от конторы Гейтса.  — Как утверждает твой адвокат, недели через две придет положительное решение о расторжении брака, и вскоре после этого мы заключим наш союз.
        Хотя сердце Жасмин и забилось при словах Джареда, она все же решила выяснить, что движет этим человеком. Кроме того, девушка понимала, что не может выйти замуж через две недели.
        — Джаред, я не могу снова выйти замуж, пока мой брак не будет расторгнут церковью. Ведь перед лицом Бога я обручена с Клодом.
        Джаред нахмурился:
        — Дорогая, разве для тебя так важно, чтобы твой брак был расторгнут церковью?
        — Конечно.
        Джаред улыбнулся:
        — Тогда поедем в собор Святой Марии.
        — Спасибо, Джаред, за твою доброту и неизменную готовность помочь.
        По пути в собор Жасмин рассказала Джареду о своих отношениях с Мэгги и попросила его заехать в приют после того, как они поговорят с отцом Гриньоном. Он согласился.
        Вскоре молодые люди прибыли в собор Святой Марии. Жасмин представила Джареда отцу Гриньону как своего близкого друга и поведала священнику о том, что совершил Клод Будри. Ошеломленный священник заверил девушку, что у нее есть все основания добиваться расторжения брака с Будри.
        — В глазах церкви ваш брак не имеет законной силы,  — объяснил священник.  — Поскольку по вполне понятным причинам мистер Будри отсутствует и мы не можем заручиться его согласием, нам остается принять во внимание его чудовищный поступок. Мы представим показания ваших свидетелей в епархиальный суд Натчеза, а затем отправим вашу петицию в Рим. У вас есть свидетели, готовьте подтвердить ваши показания?
        — Я готов свидетельствовать в пользу Жасмин,  — сказал Джаред.  — Уверен, что мистер Ратледж, капитан «Красавицы Миссисипи», тоже подтвердит ее рассказ.
        Священник кивнул:
        — Прекрасно, тогда я переговорю с епископом Чэнчем, и мы вызовем вас, чтобы записать ваши показания, а после этого сразу отошлем петицию в Рим. Однако дело может затянуться на месяцы. Хотя юридически развод будет оформлен значительно скорее, вы должны понимать, что в глазах церкви ваш брак с мистером Будри считается действительным, пока не будет ею же и расторгнут.
        — Я понимаю это, святой отец,  — сказала Жасмин. Джаред нахмурился:
        — Отец Гриньон, Жасмин предупредила меня, что это дело может затянуться надолго. Тем не менее мы были бы вам искренне признательны, если бы вы ускорили прохождение петиции, потому что не можем ждать…
        — Отец Гриньон,  — вставила девушка, поняв, к чему клонит Джаред.  — Я знаю, вы очень занятой человек, да и нам с мистером Хэмптоном пора идти. Мы хотим заехать в приют и проведать Мэг… детей.
        Священник улыбнулся:
        — Ах да, приют. Вы вернетесь к своим обязанностям, Жасмин?
        — В дальнейшем Жасмин придется выполнять одну обязанность — быть моей… — начал было Джаред, но она оборвала его.
        — Я пока не могу вернуться в приют.  — Жасмин бросила на Джареда умоляющий взгляд.  — Я прошла через слишком тяжелые испытания, отец Гриньон,  — сначала потеряла отца, а теперь случилось еще и это.
        Священник кивнул:
        — Вы правы. Вам необходимо время, чтобы наладить жизнь. Но пожалуйста, помните — в приюте вас всегда ждут. И дети уже скучают о вас.
        — Я тоже о них скучаю.  — Голос Жасмин дрогнул при мысли о Мэгги.
        Джаред попросил отца Гриньона сохранить в тайне их разговор, и священник пообещал это сделать.
        — А вы подумали о том, что скажете сестрам? Ведь вчера они были на венчании,  — заметил священник.
        — О Господи!  — воскликнула Жасмин.  — Я совсем забыла об этом.
        — Можно дать вам совет?  — спросил отец Гриньон.
        — Пожалуйста.
        — Как справедливо заметил ваш друг мистер Хэмптон, обстоятельства этого дела лучше сохранить в тайне. Скажите сестрам, будто вчера после венчания вы узнали, что Будри плохой католик и постоянно обманывал вас, и на этом основании вы сейчас добиваетесь расторжения брака.  — Священник печально улыбнулся.  — В этом нет ничего такого, что побудило бы сестер предаться мирским сплетням. И кроме того, вы не солжете.
        Жасмин кивнула:
        — Спасибо вам, мы так и сделаем.
        Они вышли из собора, сели в коляску и направились в приют.
        — Почему ты не позволила мне сказать отцу Гриньону, что мы собираемся пожениться?
        — О Джаред! Бедный священник и так пережил слишком много потрясений за один день. Ведь только вчера я просила его обвенчать меня с Будри. Представь, что было бы с ним, если б сегодня я призналась ему…
        Джаред коснулся руки Жасмин.
        — Ты не хочешь выйти за меня замуж?
        — Меня влечет к тебе, но события развиваются слишком быстро. Я уже один раз поторопилась выйти замуж, и посмотри, что из этого вышло! Возможно, даже хорошо, что на расторжение брака церковью уйдет несколько месяцев. У нас обоих будет время все взвесить.
        — Мне нечего взвешивать! Что касается тебя, дорогая, я вижу, как ты ко мне относишься. Неужели ты не испытываешь никаких чувств?
        — Конечно, испытываю!  — Жасмин покраснела, поскольку желание разрешить все сомнения не покинуло ее.  — Просто это…
        — Это все Будри, не так ли? Ты не веришь мне после того, что он сделал с тобой.
        — Джаред, зачем ты ставишь мне в вину осторожность?  — Жасмин умоляюще взглянула на спутника.  — Видит Бог, я знакома с тобой всего один день!  — Коснувшись его руки, она продолжила: — Ты мне очень нравишься! И надеюсь, со временем все произойдет так, как ты хочешь. Но, пожалуй, сейчас нам слишком рано строить планы и давать обещания.
        — Возможно, и так,  — согласился Джаред, хотя слова Жасмин ничуть не убедили его.  — Может, тебя смущает, что я не католик?
        — Видишь ли… если я и вступлю еще раз в брак, он должен быть освящен церковью.
        — В этом нет ничего сложного. Я приму католичество.
        — Неужели ты согласен на это, Джаред?
        — Я хочу, чтобы мне принадлежала ты и все, что с тобой связано.  — Джаред остановил коляску перед приютом. Спрыгнув, он подал руку девушке.  — А теперь пойдем и посмотрим на твоих питомиц.
        — Джаред, а может, мне лучше вернуться к своей работе? Я предпочла бы не зависеть от тебя и твоей тети.
        — Ерунда! Все, что у меня есть, принадлежит тебе. И я не желаю больше слышать о том, что тебе нужно зарабатывать на жизнь. Кроме того, ты должна очень много сделать в ближайшие несколько месяцев — прежде всего подумать о нашей свадьбе. А когда ты станешь моей женой и матерью нашего ребенка, забот у тебя только прибавится.  — Он указал на приют.  — Если хочешь помогать здесь день или два в неделю, пожалуйста. Но с этого момента твоим основным занятием буду я, дорогая.
        Хотя упоминание о браке и ребенке опять затронуло чувствительные струны в душе Жасмин, ее возмутил отказ Джареда, вновь пробудивший опасения девушки.
        — Ты не позволишь мне ничего сказать по этому поводу? Джаред привлек Жасмин к себе и страстно посмотрел ей в глаза.
        — Единственное, что я хочу от тебя услышать, сердце мое,  — это слова: я люблю тебя, Джаред.
        — А если я еще не готова произнести эти слова? Джаред нежно улыбнулся:
        — Значит, у меня есть время научить тебя этому.


        В конторе сиротского приюта Жасмин и Джаред сказали монахиням то, что посоветовал им отец Гриньон. Сестры Филомена и Сколастика пришли в ужас от этого сообщения.
        Настоятельница приюта, мать Марта, пообещала девушке, что она и другие сестры сохранят в тайне ее неудачный брак, пока он не будет расторгнут. На вопрос матери Марты о том, скоро ли Жасмин вернется на работу в приют, девушка ответила, что вернется в ближайшем будущем, по крайней мере на полдня.
        Жасмин спросила мать Марту, можно ли показать Джареду приют, и та любезно разрешила. Джаред улыбнулся, выходя с Жасмин из кабинета настоятельницы.
        — Примерные сестры крайне напуганы тем, что засвидетельствовали святотатственный брак. Уверен, они и словом не обмолвятся об этом.
        Жасмин провела Джареда по всему старому зданию. Этот двухэтажный дом был переоборудован в приют и школу. Несколько небольших классных комнат, кабинет настоятельницы и столовая занимали нижний этаж, спальни девочек и сестер располагались на верхнем. В коридорах слышались юные голоса, которые разучивали алфавит, читали вслух и отвечали арифметику.
        Жасмин и Джаред зашли в несколько комнат. Молодой человек подмечал все: потертую мебель, прогнувшиеся ступени лестницы, убогие железные кровати.
        — Здесь довольно чисто, но здание нуждается в ремонте,  — подытожил он. Жасмин кивнула:
        — Приют всегда нуждался в деньгах. Но мы делаем все, что в наших силах.
        — Не сомневаюсь,  — улыбнулся Джаред.  — Скажи, Жасмин, а как ты стала учить здесь детей? Ведь ты не монахиня, дорогая.
        Девушка смутилась.
        — Несколько лет назад я окончила академию Марсилии здесь, в Натчезе. Эта школа для девочек находится под патронажем католической церкви. Когда сестры милосердия готовились открыть этот приют, им были очень нужны рабочие руки. Поэтому епископ Шанш, желая помочь, предложил сестрам взять меня на работу. У моего отца как раз в то время случился тяжелый сердечный приступ, и я должна была подыскать какое-нибудь занятие, чтобы содержать его.
        — Вот оно что,  — задумчиво проговорил Джаред.  — Значит, епископ очень добрый человек.  — Он взглянул на длинный ряд кроватей.  — А почему сюда попало так много детей?
        — Они попадают сюда по разным причинам. Многие девочки осиротели в прошлом году во время эпидемии холеры в Натчезе, а желтая лихорадка уже долгие годы уносит целые семьи. Некоторые наши воспитанницы потеряли родителей во время пожаров и при других бедствиях. Коекого из них бросили: у нас есть девочки, которых матери-проститутки подкинули в младенческом возрасте в собор Святой Марии.
        — И сколько же здесь девочек?
        — Около семидесяти.
        — Вы как-то устраиваете их?
        — Далеко не всех. Проще всего подыскать новые семьи для девочек, умеющих готовить и шить. А вот других детей трудно куда-либо устроить.
        Джаред печально кивнул.
        — С этим что-то нужно делать,  — сказал он, оглядев убогую обстановку комнаты.
        Жасмин было приятно, что Джаред проявил такое сочувствие к незавидному положению детей.
        Они спустились вниз, когда в классах начался полуденный перерыв. Несколько девочек, окружив Жасмин, расспрашивали ее о том, где она была. Джаред заметил, что большинство девочек здоровы, счастливы и сыты, но на них потрепанная одежда с чужого плеча. Жасмин уклонилась от ответов на вопросы. Тем временем подошли сестры Филомена и Сколастика. Любезно кивнув Жасмин и Джареду, они зашикали на девочек и заставили их уйти.
        Но одна маленькая белокурая девочка задержалась и бросилась в объятия Жасмин.
        — Мисс Жасмин, вы так быстро вернулись!  — воскликнула Мэгги. Голубоглазая девчушка взглянула на Джареда и обратилась к своей учительнице: — А где тот мужчина, за которого вы собирались замуж, мисс Жасмин?
        — Я… гмм… решила не делать этого.  — Голос Жасмин дрогнул. Ей было невыносимо тяжело обманывать Мэгги, но она понимала, что девочке лучше не знать о вероломстве Клода Будри.
        — Я рада, что так получилось,  — заявила Мэгги.  — Мне не понравился тот француз.
        — Неужели?  — рассмеялась Жасмин. Мэгги кивнула:
        — У него черные глаза, а я не верю черным глазам.  — Девочка внимательно посмотрела на Джареда, и тот улыбнулся.  — Вот он мне нравится. У него такие же голубые глаза, как и у меня. Теперь вы собираетесь замуж за него, мисс Жасмин?
        Эти слова восхитили Джареда. Он подошел поближе к девочке, наклонился к ней и спросил:
        — Вы, должно быть, Мэгги?
        — Да, сэр.
        — Я мистер Хэмптон, друг мисс Жасмин.  — Джаред подмигнул Мэгги.  — Скажите, мисс, а вы умеете хранить секреты?
        Мэгги улыбнулась, и на ее щечках появились прелестные ямочки.
        — Да, сэр, умею.
        — Великолепно! Видишь ли, мы с мисс Жасмин собираемся пожениться. Только это пока секрет.
        — Джаред!  — Жасмин укоризненно посмотрела на своего спасителя, но он лишь махнул рукой.
        — О, это так замечательно!  — воскликнула Мэгги, и вдруг ее оживление исчезло. Она посмотрела на Жасмин и жалобно спросила: — Но вы возьмете меня через несколько месяцев жить к себе, мисс Жасмин, как обещали?
        Жасмин бросила быстрый взгляд на Джареда. Он ласково положил руку на голову девочки.
        — Конечно, ты переедешь к нам, дорогая. А может, отправишься вместе с мисс Жасмин сегодня?
        — Правда?  — просияла Мэгги.
        — Конечно, правда,  — сказал Джаред.  — А теперь поболтайте, пока я переговорю с матерью Мартой.  — Серьезно посмотрев на Мэгги, Джаред пояснил: — Мисс Жасмин сейчас живет в доме моей тети. У мисс Чарити огромный розовый дом с множеством комнат. Уверен, что она будет в восторге, если ты тоже переедешь туда, Мэгги.
        — И мне можно туда поехать, сэр?  — воскликнула девочка.
        Жасмин прошептала Джареду:
        — Я, конечно, тронута твоим предложением, но не хочу навязывать твоей тете…
        — Пустяки! Тетя Чарити будет вне себя от радости.  — Махнув рукой, Джаред направился к матери Марте.
        Вскоре он вернулся и сказал, что мать Марта готова отдать Мэгги под опеку Жасмин. Счастливая девочка вместе со своим новым опекуном пошла собирать вещи. Хотя Жасмин и боялась обременить мисс Чарити, при мысли о том, что девочка будет вместе с ней, ее охватило радостное волнение.
        Выходя втроем из приюта, они встретили настоятельницу. Монахиня протянула руку Джареду.
        — Мистер Хэмптон, еще раз благодарю вас за щедрую помощь нашему приюту.
        — Не стоит благодарности.  — Джаред пожал руку настоятельнице.
        Мать Марта кивнула Жасмин.
        — Дорогая, надеюсь вскоре увидеть тебя здесь.
        Жасмин смутило, что Джаред почувствовал себя обязанным оказать помощь приюту. Однако она надеялась, что не деньги убедили мать Марту отпустить Мэгги. Жасмин очень хотелось спросить об этом Джареда, но она боялась расстроить девочку.
        Когда они ехали к мисс Чарити, девушка, решив повидать Эфраима, попросила Джареда остановиться у ее домика на Перл-стрит.
        — Ты хочешь взять его с собой в «Приют магнолий»?  — спросил Джаред.
        Удивленная его готовностью приглашать всех в дом тетушки, Жасмин, однако, промолчала и, оставив Джареда и Мэгги в коляске, направилась к дому.
        Она застала Эфраима за работой в маленьком летнем садике позади дома. Потрясенный ее появлением, слуга выронил из рук мотыгу. Поскольку Эфраим не присутствовал вчера на венчании, Жасмин решила рассказать ему ту же историю, что и Мэгги. Так и сделав, она добавила, что теперь гостит у своей подруги — мисс Чарити Хэмптон.
        Возвращаясь к коляске, девушка с тоской посмотрела на свой домик, скрытый вьющимися растениями, вдохнула изумительный запах летней земли и цветочного нектара. Хотя этот дом вызывал у Жасмин горькие воспоминания, его старые стены все же давали ощущение некоторой безопасности и надежности, которое она утратила, отважившись покинуть родительский кров. Сейчас девушка снова почувствовала, что ей лучше вернуться сюда, чем оставаться с тетушкой Чарити в «Приюте магнолий». Однако она понимала, что это нужно обсудить с Джаредом или с мисс Хэмптон, когда рядом не будет Мэгги. Джаред так расписывал Мэгги «Приют магнолий», что девочка мечтала попасть туда.
        Мэгги раскраснелась от возбуждения, когда Джаред повернул на аллею, ведущую к дому его тети. Голубые глаза Мэгги загорелись от изумления, когда она увидела огромный сад и величественный особняк. Она потянула Жасмин за рукав.
        — Мы останемся в этом особняке, мисс Жасмин?
        — Ненадолго, дорогая.
        — Вы будете жить здесь столько, сколько захотите,  — твердо заявил Джаред.
        Он остановил коляску на середине тенистой аллеи и помог выйти своим спутницам.
        Они застали Чарити Хэмптон в гостиной.
        — Добрый день, тетя,  — бодро сказал Джаред.  — Я привез вам еще один сюрприз. Это Мэгги из приюта Святой Марии. Не возражаете, если девочка останется с вами и Жасмин?
        Внимательно оглядев маленькую белокурую девочку, пожилая дама была очарована ее красотой. Мэгги застенчиво смотрела на вдову и теребила свою выцветшую юбку.
        — Рада видеть тебя, Мэгги,  — взволнованно проговорила тетушка Чарити и посмотрела на племянника.  — Джаред, она… прелестна.
        — Конечно, прелестна. Они подружились, когда Жасмин преподавала в приюте, и ты наверняка согласишься, что их нельзя разлучать.
        — Еще бы!
        — Мисс Чарити,  — вмешалась Жасмин,  — боюсь, Джаред поставил вас в неловкое положение…
        — Пустяки!  — Тетушка Чарити поднялась.  — Этот дом слишком долго оставался пустым и одиноким.  — Подойдя к Мэгги, пожилая дама коснулась ее чудесных белокурых волос.  — Добро пожаловать, дорогая. Ты очаровательна и так напоминаешь мне…
        И к удивлению Жасмин, мисс Чарити захлебнулась слезами и быстро вышла из комнаты.
        При этом девушка и Мэгги обменялись испуганными, недоумевающими взглядами. Джаред же хлопнул в ладоши.
        — Ну! Что я вам говорил? Тетушка в полном восторге!
        — Но, Джаред!  — воскликнула Жасмин.  — Твоя тетя расплакалась!
        — Ах это!  — отмахнулся Джаред.  — Все женщины плачут, когда они счастливы. Верно, Мэгги?  — Он подмигнул девочке.
        — Не знаю, сэр.  — Мэгги потупила взгляд.
        — Не могли бы мы поговорить?  — шепнула Жасмин Джареду.
        Он кивнул и с улыбкой обратился к девочке:
        — Послушай, Мэгги! Как раз в это время Далей, повариха моей тети, достает из печи чудесные пирожные. Не хочешь отведать их?
        Мэгги оживилась.
        — Да, сэр, хочу!
        — Чудесно, радость моя.  — Джаред взял девочку за руку и вывел из комнаты.  — Я скоро вернусь, дорогая,  — сказал он, уходя, Жасмин.
        Девушка ходила по гостиной, озадаченная странным поведением мисс Чарити и беспечностью Джареда. Ей казалось, что в этом доме произошло что-то такое, о чем никому не рассказывают.
        — Ты хотела поговорить со мной, Жасмин?
        Девушка обернулась. Джаред был необычайно хорош собой. Лучи полуденного солнца сверкали в его глазах и волнистых каштановых волосах.
        — Джаред, не думаешь ли ты, что тебе следует проведать тетушку?
        — Она прекрасно себя чувствует.
        — Но, Джаред, мисс Чарити вышла из комнаты вся в слезах. И не убеждай меня, будто она счастлива!
        — Хорошо, не буду.
        — Ты просто невыносим, Джаред Хэмптон! И делаешь все, что хочешь, не обращая ни малейшего внимания на мои слова.
        — Разве?  — засмеялся Джаред.  — И это я слышу от девушки, которая разбила мое сердце!
        Он протянул руки к Жасмин, но она увернулась.
        — Не нужно! Я не хочу…
        — Неужели, любимая?  — Джаред схватил девушку.
        — Нет!  — Жасмин уперлась руками в его грудь, злясь, что Джаред уходит от разговора.  — Скажи, почему ты дал матери Марте денег на приют? Чтобы купить для меня Мэгги?
        Джаред выпустил Жасмин.
        — Купить для тебя Мэгги? Не говори чепухи! Я просто хотел внести свою лепту. А настоятельнице я объяснил, что мы удочерим девочку, как только поженимся.
        — Джаред, ты не говорил этого!  — Пораженная Жасмин отступила на шаг.
        — Именно так я и сказал.
        — Но ты сам решил пока скрывать, что хочешь жениться на мне!
        — Ничего подобного, Жасмин.
        — Пусть так, однако ты знал мое мнение на этот счет.
        — Мне пришлось объяснить настоятельнице, что мы относимся к Мэгги серьезно и готовы взять ее к себе.
        — Мы? Джаред, ты действительно решил удочерить Мэгги?
        — Конечно. Разве я не говорил тебе, что все твои желания для меня закон, дорогая?
        Жасмин удивленно покачала головой:
        — Ты всегда поступаешь подобным образом? Ведь мы только вчера познакомились, а сегодня ты уже хочешь жениться на мне. А мельком взглянув на Мэгги, сразу же решил удочерить ее?
        — Я не из тех, кому надо много времени, чтобы принять решение.
        — Вот об этом-то я и говорю.
        — Любимая,  — нежно прошептал Джаред, и его глаза вспыхнули.  — Скажи, почему ты так сердишься?
        Девушка беспомощно развела руками.
        — Потому что ты руководишь моей жизнью.
        Джаред улыбнулся:
        — Но это же облегчит твою жизнь, любимая. У тебя одна обязанность — любить меня и Мэгги.
        Тронутая его словами, Жасмин все же хотела отстоять свою независимость — хотя бы до тех пор, пока не поймет этого загадочного человека.
        — Джаред, мы с Мэгги здесь не останемся.  — Она вздернула подбородок.  — Как только девочка придет, мы отправимся ко мне, на Перл-стрит.
        — И разобьете сердце тети?
        — Судя по всему, ее сердце уже разбито! Думаю, бедная женщина очень устала от меня, и сейчас нам с Мэгги самое время уехать.
        Молодые люди напряженно смотрели друг на друга, когда в гостиной появилась сияющая Мэгги.
        — Мисс Жасмин, Далей разрешила мне подать пирожные!  — Девочка держала в руках маленький плетеный поднос, накрытый кружевной салфеткой.
        — Замечательно, дорогая.
        — А сейчас садитесь.  — Мэгги указала на два кресла возле чайного столика.  — Или я не буду вас обслуживать.
        Джаред и Жасмин, смеясь, подчинились, после чего принялись за пирожные.
        — На кухне так интересно!  — взволнованно рассказывала Мэгги.  — Далси обещала научить меня готовить, а Минни — работать на ткацком станке!
        — Чудесно, дорогая!
        — Мы останемся здесь навсегда, мисс Жасмин?  — спросила Мэгги с такой надеждой, что у девушки защемило сердце.
        — Ты останешься здесь сколько захочешь, Мэгги,  — твердо повторил Джаред.
        И Жасмин не рискнула возразить ему.
        Через несколько минут к ним присоединилась тетушка Чарити, бодрая и оживленная. Увидев пирожные, вдова велела горничной принести чай.
        — Очень рада видеть тебя здесь, Мэгги.  — Тетушка села на обтянутый алым шелком диванчик. Посмотрев на Жасмин, она печально улыбнулась и добавила: — Простите меня за внезапное бегство, дорогая. Я просто не могла сдержать радости.
        — Пожалуйста, не извиняйтесь, я хорошо понимаю вас,  — любезно ответила Жасмин, хотя совсем ничего не понимала.
        Горничная принесла чай.
        — Тетя, не пора ли вам устроить ваш ежегодный летний вечер?  — спросил Джаред.
        — О да, самое время!
        — Вы только подумайте — на этом вечере мы представим этих двух леди всем нашим друзьям.
        — Ну конечно!  — воскликнула тетушка.
        — Ты любишь вечера, красавица?  — обратился Джаред к Мэгги.
        — Очень!  — оживилась девочка.  — Правда, это будет замечательно, мисс Жасмин?
        — Конечно, дорогая,  — улыбнулась Жасмин.
        — Знаешь, Джаред, мне нужно пригласить мисс Лаво, чтобы она сшила вечерние платья Жасмин и Мэгги,  — заметила тетушка Чарити, помешивая чай.
        — Мисс Чарити, пожалуйста, не делайте этого,  — взмолилась Жасмин.
        — Мне это доставит огромное удовольствие, дорогая. А кроме того, я завтра же составлю список гостей.  — Тетушка хлопнула в ладоши.  — В этом доме снова будет очень весело, не так ли, красавицы?
        — О да, мисс Чарити!  — воскликнула Мэгги. И только Жасмин не испытала никакой радости.



        Глава 11

        После чая Джаред сказал, что должен решить еще одно дело, и пообещал вернуться к ужину.
        Как только он уехал, тетушка Чарити устроила для Жасмин и Мэгги экскурсию по «Приюту магнолий». Девочка была очарована красивым домом.
        Больше всего ей понравился рояль в гостиной — великолепный инструмент красного дерева, возле которого стоял вращающийся стульчик, обтянутый светло-желтым бархатом. Когда мисс Чарити, сыграв для Мэгги менуэт, предложила давать ей уроки музыки, восторгу девочки не было предела.
        Наверху тетушка Чарити провела гостей через шесть больших, просторных спален, размещенных по обеим сторонам длинного коридора. Она предназначила Мэгги комнату по соседству с Жасмин, в восточной стороне дома.
        — О, мисс Жасмин, комната такая красивая — я чувствую себя настоящей принцессой!  — Девочка бросилась к окну.  — О, мисс Жасмин, взгляните на сад! Жимолость почти достигла второго этажа, и даже сюда доносится аромат роз!
        Вскоре тетушка Чарити привела Жасмин и Мэгги в цветущий и ухоженный сад. Тропинка петляла между клумбами с цветущими розами и яркими однолетними цветами разнообразных сортов и расцветок. Мэгги очаровали огромные цветущие магнолии, однако ее внимание почти сразу привлек украшенный резьбой белый домик на травянистом бугре. Прелестный домик стоял над небольшим прудом, заросшим лилиями. Мэгги с радостным криком устремилась к нему, а тетушка Чарити и Жасмин расположились на каменной скамье.
        Девушка поняла, что наконец ей представилась возможность объясниться с хозяйкой поместья. Жасмин было очень жаль лишать Мэгги удовольствий, но она считала необходимым покинуть «Приют магнолий».
        — Мисс Чарити, мы с Мэгги должны уехать отсюда. Тетушка Чарити удивленно взглянула на Жасмин.
        — Мне нужно забрать Мэгги к себе домой на Перл-стрит,  — продолжала девушка.
        — Почему? Ты же знаешь, что ваше общество — радость для меня.
        — Это все Джаред,  — прошептала Жасмин, едва не плача.
        — В чем дело, дорогая?  — встревожилась тетушка Чарити.
        — Мисс Чарити, ваш племянник ведет себя в высшей степени благородно: он спас меня и привез сюда. Но я ничего не знаю о нем, поэтому не могу выйти за него замуж. К тому же не прошло и суток после… после того, что произошло со мной. Я не готова,  — Жасмин оглядела поместье,  — принять все это. Однако Джаред утверждает, что любит меня, и просит вступить с ним в брак.
        — Дорогая, я очень рада, что ты поделилась со мной своими мыслями. Когда Джаред сказал мне сегодня о вашем намерении пожениться, я полагала, что ты дала согласие. Но теперь я понимаю, что брак с моим племянником кажется тебе слишком поспешным, особенно после всего случившегося с тобой. А Джаред… я очень люблю этого мальчика, поскольку сама воспитывала его, и хорошо знаю, какой он страстный и напористый.
        — О да!  — Жасмин печально усмехнулась.
        — Скажи, а почему ты считаешь, что должна немедленно согласиться выйти замуж за моего племянника, если вы с Мэгги останетесь здесь?
        — Я полагала…
        — Дорогая, я понимаю, что ты в затруднительном положении. Но сердце подсказывает мне, что вы с Джаредом созданы друг для друга. И все же, если тебе нужно время, чтобы все обдумать, он, как джентльмен, должен смириться с этим. Кстати, мы можем заставить его проявить терпение. Однако, прошу тебя, останься здесь вместе с Мэгги. Вы обе нуждаетесь в защите, а мне уже давно не было так хорошо, как сейчас. Не знаю, переживу ли я ваш отъезд.
        Жасмин не сомневалась в искренности тетушки Чарити. И в самом деле, разумно ли покидать «Приют магнолий»? Конечно, скорее всего Клод Будри не вернется в Натчез. Но ведь он уже попытался убить ее! А что, если Клод все же появится здесь и опасность нависнет не только над самой Жасмин, но и над Мэгги? Да, пожалуй, лучше остаться в «Приюте магнолий».
        — Вы уверены, что мы с девочкой не доставим вам неудобств?  — спросила Жасмин.  — Мэгги здесь очень нравится. И я согласна, что в целях безопасности нам следовало бы провести здесь какоето время. Едва ли Клод вернется в город, но все же…
        — Зачем испытывать судьбу?  — мудро заметила тетушка Чарити.  — Давай считать, что все улажено. Скажи Джареду, что должна разобраться в своих чувствах, а если он заупрямится, дорогая, я сама потолкую с ним.
        — Вы так добры, мисс Чарити!  — Жасмин благодарно улыбнулась.  — Кстати, вы упомянули о том, что сами воспитывали Джареда. Не расскажете ли мне об этом подробнее? Джаред говорил, что вы его единственная родственница в Натчезе. Я очень хотела бы узнать о его семье. Фамилия Хэмптон имеет английские корни, не так ли?
        — Да. Переехать в Америку задумал мой муж Генри. Когда он решил продать все наши земли и эмигрировать, его брат Джордж тоже пожелал отправиться с ним и взял с собой жену Элизабет и пятилетнего сына Джареда. Здесь мы купили хлопковые плантации в Видалии, а потом построили дома в Натчезе. Генри и Джордж открыли адвокатскую контору в Натчезе, а Джордж, помимо этого, начал заниматься речными грузоперевозками.  — Мисс Чарити тяжело вздохнула.  — Я потеряла Генри пять лет назад. Он отличался крепким здоровьем, а сгорел за один день. У него отказало сердце.
        — Мне очень жаль. Но что произошло с родителями Джареда? Они все еще здесь, в Натчезе?
        На лицо тетушки Чарити набежала тень.
        — Джаред потерял родителей через девять лет после того, как мы переехали сюда. Трагедия случилась за несколько дней до его четырнадцатилетия.
        — Ужасно! Что же случилось?
        Помолчав, тетушка Чарити развела руками.
        — Дорогая, на этот вопрос ответить тебе должен сам Джаред. Скажу одно: после трагедии я забрала мальчика к себе. Повзрослев, он вернулся в дом родителей — Хэмптон-Холл.
        Заинтригованная Жасмин кивнула, недоумевая, почему тетушка Чарити держит все случившееся в тайне. Это новое обстоятельство укрепило девушку в мысли не соглашаться на брак с Джаредом, пока она не узнает этого человека.


        Приехав в ХэмптонХолл, расположенный на Вудвилской дороге в четверти мили к востоку от «Приюта магнолий», Джаред нашел Кактуса Джека Мэлоуна в гостиной, как они и договорились. В домашней обстановке Джек чувствовал себя не в своей тарелке и сейчас прохаживался по ковру в своих видавших виды ботинках.
        — Добрый день, Джек!  — Джаред бросил шляпу на стол, инкрустированный эбеновым деревом.
        — Добрый день, хозяин.
        — Как дела?  — Джаред опустился в кожаное кресло и жестом предложил Джеку сесть.
        Бывший разведчик устроился на самом краешке сиденья, словно опасаясь повредить изящную мебель в стиле чиппендейл. Он не привык к роскоши. Его вырастил и воспитал отецирландец, содержавший постоялый двор в Натчезе. Мать Джека, индианка из племени чокто, умерла при родах. Едва Джек достиг совершеннолетия, его отца убили в пьяной драке в таверне. Юноша закрыл постоялый двор и отправился в Техас искать удачи. В 1837 году он присоединился к техасским рейнджерам и, став разведчиком, помогал им бороться против свирепых команчей, которые атаковали пограничные поселения. Через восемь лет молодой человек вернулся в Натчез, снискав репутацию бесстрашного разведчика и получив прозвище Кактус Джек. Вскоре после своего возвращения он начал работать на Джареда Хэмптона.
        — Я сделал то, о чем вы просили, хозяин: опросил всех в порту о парне по фамилии Будри, включая команды заходящих сюда судов.
        — И что?
        — Ничего. Никто не слышал о мерзавце. Похоже, Будри исчез. Думаю, он мог скрыться где угодно — от Нового Орлеана до СентЛуиса.
        Джаред достал из нагрудного кармана несколько крупных банкнот и вложил их в руку Джека.
        — Ты найдешь его для меня, не так ли?
        Джек смущенно уставился на деньги.
        — Хозяин, после того что вы для меня сделали, вам незачем платить мне.
        Джаред махнул рукой.
        — Чепуха! Я и не думал тебе платить. Но чтобы получить информацию, нужны деньги, поскольку тебе придется иметь дело не с самыми порядочными людьми. Да и разъезды стоят не дешево.
        Джек сунул деньги в карман.
        — Я сделаю все, что в моих силах, хозяин, чтобы найти эту скользкую гадину.
        — Знаю, Джек. Убежден, что только ты сможешь выполнить такое задание. Мне следовало бы самому выследить Будри, но я должен остаться здесь и позаботиться о безопасности мисс Жасмин.  — Джаред сжал кулаки.  — Ведь негодяй способен вернуться и сделать еще одну попытку убить девушку.
        — Верно, хозяин. За девушкой нужно присматривать.
        Джаред пожал руку другу.
        — Спасибо, Джек.
        Джек надел шляпу.
        — Не за что.
        — Кстати, не убивай его, предоставь это мне.
        — Не смею отказать вам в удовольствии, хозяин.  — Джек усмехнулся.  — Но если этот скунс будет слишком досаждать мне…
        — Делай с ним все, что угодно, но оставь живым. Запомни: живым.
        — Понял, хозяин.  — И Джек вышел.



        Глава 12

        Вечером Джаред вернулся в «Приют магнолий», чтобы поужинать в обществе тети, Жасмин и Мэгги. За трапезой он обсудил с тетушкой Чарити вечер, на котором представят Жасмин и Мэгги своим друзьям. Прием решили устроить через шесть недель, чтобы успеть заблаговременно подготовиться к нему.
        Жасмин считала все это расточительностью, но понимала, что не вправе возражать. Ежегодный прием все равно состоится, а она проявит непростительную бестактность, попытавшись нарушить планы тетушки Чарити. Но больше всего Жасмин беспокоило то, что она и Мэгги будут на этом вечере почетными гостями. Тем не менее девушка не вмешивалась в разговор, поскольку Мэгги ловила каждое слово, сказанное взрослыми. Милые глазки Мэгги блестели, когда она задавала вопросы по поводу предстоящего события.
        После ужина Жасмин уложила девочку спать, а потом присоединилась в гостиной к Джареду и тетушке Чарити. Как только она вошла в комнату, Джаред встал и быстро подошел к ней.
        — Дорогая, полагаю, что мне пора домой. А завтра я покажу тебе Хэмптон-Холл.  — Он подмигнул.  — Ты наверняка сочтешь, что там нужно сделать небольшой ремонт до нашей свадьбы.
        Жасмин поняла, что больше нельзя откладывать неприятный разговор с Джаредом. С какой стати он так беспечно решает все за нее!
        — Мисс Чарити,  — сказала она,  — извините нас, пожалуйста, мне хотелось бы поговорить с Джаредом в библиотеке.
        — Конечно, дорогая.  — Тетушка Чарити обменялась с девушкой многозначительными взглядами.
        Джаред с растерянным видом последовал за Жасмин в библиотеку.
        — Дорогая, что случилось?  — спросил Джаред, как только они остались наедине.
        — Джаред, все это невыносимо!
        — Что именно?
        — Я не собираюсь выходить за тебя замуж!
        — Не собираешься? Никогда?
        — Во всяком случае, сейчас. Я не могу пообещать тебе, что выйду за тебя замуж!  — Девушка развела руками.  — Я очень ценю все, что ты для меня сделал, но мы едва знакомы! Я уже совершила ошибку, вступив в брак с человеком, о котором ничего не знала, и теперь не хочу повторить это!
        — Разве я похож на него?
        — Нет, конечно, нет! Но я не хочу попасть в еще один… водоворот!
        — Думаешь, я втягиваю тебя в водоворот? А мне-то казалось, что я извлек тебя из него.
        — Да, но…
        — О чем ты, Жасмин?
        Девушка видела, как огорчен Джаред, и понимала его. Однако его напористость очень смущала ее.
        — Джаред, дай мне время, или… я порву с тобой.
        — Ты шутишь?
        Как только он двинулся к Жасмин, она предостерегающе подняла дрожащую руку.
        — Клянусь всеми святыми, если ты применишь силу, я закричу!
        — Ты серьезно?
        — Конечно, серьезно!
        Джаред нахмурился:
        — Вот уж не предполагал, что мое присутствие — такое испытание для тебя.
        — Вовсе нет, Джаред. Просто…
        — Ты не хочешь меня видеть, не так ли?
        — Нет!  — Жасмин раскаивалась в том, что обидела Джареда.  — Нам следует научиться лучше понимать друг друга. Но я не могу постоянно быть с тобой, поскольку еще не готова к этому. Не лучше ли остаться друзьями? После всего случившегося мне нужен друг, Джаред, а не жених.
        — Жасмин, меньше всего мне хотелось бы стать твоим другом.
        Девушка вспыхнула.
        — Если ты не согласишься, клянусь, я…
        — Да, дорогая, ты предельно ясно объяснила мне свои условия,  — с горечью прервал ее Джаред.
        В комнате воцарилась гнетущая тишина. Наконец Джаред, глубоко вздохнув, сказал:
        — Что ж, дорогая, значит, теперь ты не захочешь помочь моей домоправительнице преобразить Хэмптон-Холл? А Мария очень обрадовалась, узнав о твоем предстоящем приезде. Она уже давно убеждает меня привести в порядок мое обветшавшее жилище.
        — Если твоей домоправительнице нужна помощь, я охотно окажу ее, но только как твой друг. Ты был очень добр ко мне, и я хочу отплатить тебе тем же.
        — Ты ничем не обязана мне!
        — Тем не менее мне было бы приятно что-то сделать для тебя. Я готова уделять время твоей домоправительнице, пока ты занят делами. Ты ведь работаешь, правда?
        — Да. Кажется, нам больше нечего сказать друг другу?
        — Боюсь, что так.
        — Позволишь ли мне дружески поцеловать тебя на ночь?
        Не дожидаясь ответа, Джаред целомудренно поцеловал Жасмин в лоб и вышел.


        Жасмин поднялась наверх, чтобы переодеться ко сну. Она была огорчена, но все же испытывала облегчение после разговора с Джаредом. Конечно, она обидела его, отстаивая свою независимость. Но ведь он не оставил ей другого выхода. И если Джаред действительно так сильно любит ее, то должен подождать. Если же его чувства исчезнут так же быстро, как и вспыхнули, значит, им не суждено быть вместе. Жасмин уже и сама влюбилась в Джареда, поэтому очень боялась потерять его. При этом она понимала, что только время решит, созданы ли они друг для друга.


        Джаред, присоединившись к тетушке в гостиной, дал волю своим чувствам. Та внимательно наблюдала за мрачным племянником, раздраженно расхаживающим по комнате.
        — Ты поссорился с Жасмин?
        — Все кончено, тетя.  — Джаред печально взмахнул рукой.
        — Кончено? А что произошло?
        — Жасмин не любит меня.
        Тетушка Чарити скептически усмехнулась.
        — Сядь, Джаред. Я не могу видеть, как ты мечешься. У меня кружится голова.  — Как только племянник сел, она спокойно продолжила: — Может, все не так плохо, как тебе кажется? Что сказала тебе Жасмин?
        Когда Джаред закончил рассказ, тетушка Чарити понимающе кивнула:
        — Я не могу упрекнуть ее за то, что она так поступила.
        — Нет?! О женщины! Теперь еще и моя тетя присоединилась к этому… заговору!
        — Джаред, а чего ты ожидал от бедной девушки? Ведь тебе известно, как обошелся с ней этот негодяй Клод Будри!
        — Тетя, я, конечно, понимаю, что пережила Жасмин. Но я люблю эту девушку и хочу лелеять и защищать ее. Я умру, если потеряю Жасмин…
        — Ты наверняка потеряешь ее, если будешь проявлять такую настойчивость,  — решительно перебила его тетушка.  — Жасмин была откровенна со мной. Если ты не прекратишь домогательств, она вместе с Мэгги покинет «Приют магнолий». В таком случае Жасмин и девочка лишатся защиты и навсегда исчезнут из нашей жизни.
        Джаред задумался.
        — Ты прекрасный мальчик, и меня всегда восхищали твоя страстность и идеализм,  — продолжила тетушка Чарити.  — Но ты никогда не отличался терпением. Веди себя как джентльмен, уважающий желания леди, и перестань давить на девушку. У меня, как у всякой женщины, есть интуиция, поэтому уверяю тебя: если ты не будешь досаждать Жасмин, она ответит на твое чувство.
        Джаред поднялся и подошел к окну.
        — Что сказать, тетя? Кажется, вы объединились против меня.
        Тетушка Чарити улыбнулась. Жасмин одержала свою первую небольшую победу, однако борьба еще не закончена. Мисс Чарити знала: только опытная женщина сумеет удержать в узде ее упрямого племянника. Тем более что Джаред влюблен!



        Глава 13

        Жасмин несколько дней не видела Джареда и наслаждалась передышкой, хотя и скучала по нему больше, чем предполагала.
        Девушка проводила время с Мэгги, работала в приюте и помогала тетушке Чарити готовиться к вечеру. Мисс Хэмптон постоянно выражала радость по поводу того, что Жасмин и Мэгги живут в «Приюте магнолий». Девушке же доставляло удовольствие общество тетушки Чарити. Мэгги была совершенно счастлива. По утрам с ней занималась Жасмин, потом тетушка Чарити обучала ее игре на фортепиано, а днем чернокожие женщины учили девочку готовить и шить. Лишь один раз Жасмин спросила мисс Хэмптон, не надоели ли они ей. Пожилая дама решительно ответила, что Жасмин разобьет ей сердце, если попытается уехать. Девушка больше не заводила разговоров на эту тему. Тетушка Чарити никогда не напоминала ей о Джареде, и за это Жасмин была несказанно благодарна ей. Поскольку Клод Будри все еще был на свободе, девушка чувствовала себя в безопасности, живя с Мэгги в «Приюте магнолий».
        Мисс Лаво, портниха тетушки Чарити, стала частой гостьей в доме. Хозяйка «Приюта магнолий» настояла, чтобы с Жасмин и Мэгги сняли мерки, и заказала для них новую одежду, несмотря на протесты девушки. Опытная швея пообещала тетушке Чарити, что новые платья будут готовы через несколько дней.
        Джаред появился в «Приюте магнолий» дней через пять после ссоры с Жасмин. Он болтал с Мэгги и тетушкой в гостиной, когда спустилась Жасмин. Увидев сидящего в кресле Джареда и смеющуюся Мэгги у него на коленях, девушка затрепетала.
        — Мисс Жасмин, дядя Джаред приехал!  — радостно воскликнула Мэгги.
        Жасмин улыбнулась. Джаред успел завоевать расположение девочки!
        — Если ты не раздумала помочь Мари обновить Хэмптон-Холл, я готов отвезти тебя туда.
        — Конечно, Джаред. Я же говорила, что буду счастлива помочь твоей домоправительнице.
        Они отправились в Хэмптон-Холл в коляске Джареда. Стоял полуденный зной. Джаред похвалил новое бледно-желтое платье девушки, сшитое мисс Лаво, но больше они не проронили ни слова. Жасмин поняла: Джаред будет сдержан, поскольку помнит о ее ультиматуме. Она сожалела, что разногласия между ними возникли по ее инициативе, но по-прежнему не желала позволить Джареду управлять собой.
        Как и «Приют магнолий», Хэмптон-Холл был окружен большим садом, по периметру которого росли огромные дубы. Особняк Джареда, высокий, белый, с величественными колоннами и широкими галереями, производил еще более внушительное впечатление, чем «Приют магнолий».
        Как только Джаред остановил коляску, к ним подошел чернокожий грум.
        — У тебя прекрасный дом!  — воскликнула Жасмин, вдыхая аромат трав и цветущих глициний. Джаред ввел ее по широким ступеням парадной лестницы в серо-голубую галерею.
        — Хэмптон-Холл впечатляет снаружи,  — заметил он,  — но внутри требует приложения женских рук, в чем ты и убедишься.
        Жасмин вскоре поняла, что имел в виду Джаред. Комнаты на нижнем этаже были расположены так же, как и в особняке мисс Чарити. По одну сторону широкого коридора располагались две гостиные, а по другую — библиотека, кабинет и столовая. Однако обшарпанная мебель не шла ни в какое сравнение с богатой и элегантной обстановкой «Приюта магнолий».
        Джаред и Жасмин завершили осмотр нижних комнат, когда появилась красивая темноволосая женщина в черном платье с белым фартуком и в кружевном чепце. В руках она держала букет цветов.
        — Здравствуй, Мари.  — Джаред взглянул на Жасмин.  — Дорогая, познакомься с моей домоправительницей, Мари Бернар.  — Он обратился к чернокожей женщине: — Мари, а это мой друг, мисс Жасмин Дюбро.
        Мари Бернар улыбнулась.
        Она понравилась Жасмин. Ее имя и легкий акцент свидетельствовали о французском происхождении. Пока домоправительница угощала Джареда и Жасмин чаем с пирогами, девушка присмотрелась к ней. Мари было около тридцати лет. Ее лицо с темными глазами, чуть приплюснутым носом и полными губами сразу располагало к себе.
        — Мари,  — сказал Джаред,  — мисс Дюбро любезно согласилась руководить обновлением ХэмптонХолла. Надеюсь, ваше сотрудничество будет плодотворным.
        — Конечно, сэр. Я приложу все силы, чтобы оказать содействие мисс Дюбро.
        Когда Мари с чайным подносом вышла из комнаты, Жасмин улыбнулась:
        — Джаред, твоя домоправительница — настоящее сокровище. Но почему ты сказал ей, что я буду руководить обновлением дома? Я с радостью просто помогу ей.
        — Я хочу, чтобы именно ты руководила, а Мари охотно выполнит все твои указания. Она так давно мечтала заняться этим.
        — Странно, что Мари столь любезно встретила меня. Она ведь много лет ведет здесь хозяйство? В таких случаях женщины обычно не любят делить с кем-то свои обязанности.
        — Только не Мари. Она усердная католичка и очень добра, несмотря на то что с ней случилось. Жасмин с недоумением взглянула на него.
        — Пять лет назад Мари с семьей выехала из Теннесси в Натчез. По дороге на них напали грабители и убили мужа и троих ее детей. Надругавшись над Мари, бандиты оставили ее умирать.
        — Какой ужас!  — воскликнула Жасмин. Как и другие жители города, она слышала рассказы о зверствах разбойников на дороге, ведущей в Натчез. Эта дорога была наиболее опасна в начале столетия, когда дикие индейцы и кровожадные негодяи — такие, как братья Харперс и Сэм Мейсон,  — терроризировали невинных путешественников. Даже теперь по этой дороге боялись передвигаться. На протяжении ста миль она проходила через топи и густые леса, где укрывались разбойники.
        — Мой друг Джек Кактус нашел Мари и привез сюда, в Натчез,  — продолжил Джаред.  — Позже он пытался выследить негодяев, которые напали на ее семью, но ему это не удалось. Тетя Чарити несколько месяцев ухаживала за несчастной женщиной. Сначала Мари замкнулась в себе, но постепенно стала возвращаться к жизни и в конце концов стала моей домоправительницей.
        — Удивительно, что она не сошла с ума после случившегося. Очевидно, вера стала для нее спасением.
        — Да, конечно.  — Джаред окинул взглядом комнату.  — Что ж, дорогая, я уверен, ты найдешь, к чему здесь приложить руки. Делай все так, как если бы это был твой дом.
        Жасмин предостерегающе взглянула на Джареда.
        — Я уже говорила тебе, что возьмусь за это только из дружеских чувств. Но клянусь, если ты попытаешься воспользоваться ситуацией…
        — Мне все ясно, Жасмин,  — холодно улыбнулся Джаред.  — И я благодарен тебе за помощь.
        Девушка испытала облегчение от того, что Джаред не стал с ней спорить. Осмотрев комнату, Жасмин заметила обтрепанные стулья, изношенные ковры, выцветшие шторы. Ее удивило, что обстановка в таком плачевном состоянии. Ведь, судя по всему, Джаред не беден. Вспомнив рассказ мисс Чарити о родителях Джареда, девушка решила выяснить подробности.
        — Скажи, Джаред, а кто обставлял эти комнаты? Твоя мама?
        Джаред напрягся.
        — Да.
        — Твоя тетя сказала мне, что ты потерял родителей, когда тебе было четырнадцать лет. Мне очень жаль.
        — Да.
        — Но как это случилось?
        Джаред встал, подошел к окну и отчужденно проговорил:
        — Дорогая, никогда не спрашивай меня об этом. Оставь мое прошлое в покое и думай о нашем совместном будущем.  — Он дернул за шнур колокольчика.  — Я вызвал Мари. Она покажет тебе второй этаж. Не мне же вводить тебя в мои спальные апартаменты, дорогая.  — Джаред лукаво подмигнул. Жасмин поняла, что он вовсе не отказался от своего плана одержать победу над ней. А Джаред добавил: — По крайней мере пока.



        Глава 14

        Уже несколько недель Жасмин жила в доме тетушки Чарити и виделась со своим спасителем раз или два в неделю. Вместе с капитаном «Красавицы Миссисипи» и Джаредом она посетила католический суд натчезской епархии, где все трое дали свидетельские показания. Теперь петицию Жасмин о расторжении брака с Клодом Будри могли отослать в Рим. В это же время судья Хенли, без слушания дела в суде, удовлетворил просьбу девушки о расторжении гражданского брака. Все лица, осведомленные о неудачном замужестве Жасмин — священник, адвокат и капитан Ратледж,  — поклялись хранить случившееся в тайне, чтобы избежать сплетен.
        В эти дни девушка часто вспоминала о поездке в Хэмптон-Холл и об отказе Джареда рассказать ей о смерти его родителей. Это укрепило ее уверенность в том, что она поступила правильно, отстояв свою независимость. Конечно, Джаред замечательный человек, но Жасмин слишком мало знала о нем.
        Джаред соблюдал установленные Жасмин правила и не добивался ее благосклонности. Теперь он приезжал по воскресеньям и отвозил девушку и Мэгги на воскресную мессу. Жасмин узнала от отца Гриньона, что Джаред начал изучать основы католичества — это свидетельствовало о том, что он не отказался от своих планов. Понимая, почему Джаред решил изменить вероисповедание, Жасмин не отказывалась посещать мессы в его обществе и не задавала ему вопросов о переходе в католицизм.
        Хотя Жасмин и Джаред не проводили вместе много времени — и почти никогда не оставались вдвоем,  — их взаимная симпатия возрастала. Находясь с ним, девушка испытывала напряжение, нередко перехватывала его страстные взгляды. Однако он не пересекал невидимую границу, установленную Жасмин. Порой девушке казалось, что, держа Джареда на расстоянии, она все больше тянется к нему. Тем не менее Жасмин была верна своему решению.
        «Приют магнолий» стал для нее новым домом и тихой гаванью. Она всей душой полюбила тетушку Чарити и теперь убедилась, что эта пожилая дама очень дорожит ею и Мэгги. Жасмин нравилась жизнь в роскошном особняке. Жгучие обиды, нанесенные ей отцом и Будри, постепенно забывались. Девушка старалась отблагодарить тетушку Чарити за ее доброту: развлекала гостей, присматривала за прислугой, участвовала в подготовке к приближающемуся вечеру.
        Несколько часов в неделю Жасмин проводила в Хэмптон-Холле и подружилась с Мари Бернар. Девушка радовалась, что может хоть чемто отплатить Джареду за его заботы. Осмотрев все комнаты в Хэмптон-Холле, Жасмин и Мари вручили Джареду список с перечнем необходимых тканей и других материалов. Они часто обсуждали свои планы за чаем в небольшом кабинете домоправительницы. Однажды Жасмин решила расспросить Мари о прошлом Джареда.
        — Вы ведь служите у мистера Хэмптона почти пять лет,  — обратилась она к своей подруге.
        — Да, мисс Жасмин,  — подтвердила та, потягивая чай.
        — Мистер Хэмптон поведал мне о трагических обстоятельствах вашего появления в Натчезе, и я искренне сочувствую вам.
        Мари опустила глаза.
        — Благодарю вас, мисс.
        Боясь разбередить старую рану Мари, Жасмин перешла к интересующему ее вопросу:
        — Не могли бы вы кое-чем помочь мне?
        — Чем могу служить вам, мисс?
        — Это касается мистера Хэмптона. Он прекрасный друг и, несомненно, самый достойный мужчина, которого я когда-либо знала. Но мистер Хэмптон ничего не рассказал о своей семье, кроме того, что потерял родителей в четырнадцать лет.
        — Да, это правда,  — осторожно сказала Мари.
        — Но… как они умерли?
        Мари пристально посмотрела на Жасмин.
        — Я знаю только сплетни, мисс, а сплетни не повторяю.
        — Но, Мари!  — воскликнула девушка.  — Мне необходимо знать о Джареде больше. Я хочу понять…
        — Мне очень жаль, мисс Жасмин, но я ничего не могу вам сказать.
        Не успела Жасмин возразить, как раздался стук в дверь и в комнату вошел Кактус Джек Мэлоун, усталый, в потрепанной одежде. Все свидетельствовало о том, что он вернулся в Натчез после долгой дороги.
        Джек улыбнулся, увидев экономку, и снял свою пыльную шляпу.
        — Добрый день, мисс Мари.  — Заметив сидящую за столом Жасмин, он кивнул: — Добрый день, госпожа.
        — Здравствуйте, сэр.  — Девушка улыбнулась.
        — Рада видеть вас, мистер Мэлоун. Чем могу помочь вам?  — спросила Мари.
        — Хозяин дома?
        — Нет, мистер Мэлоун.  — Щеки Мари окрасил румянец.  — Мистер Хэмптон в конторе.
        — Ну разумеется, где же ему еще быть,  — заметил Джек и быстро добавил: — Я только что вернулся с натчезской дороги и решил на всякий случай проверить… — Он замолчал, а Мари опустила глаза. Смущаясь и теребя шляпу, Джек проговорил: — Извините, мисс Мари, во всем виноват мой проклятый язык. Я упомянул про натчезскую дорогу, совсем не подумав о ваших чувствах…
        — Мистер Мэлоун, не беспокойтесь.  — Мари посмотрела ему в глаза и храбро улыбнулась.  — Прошу вас, не думайте о том, что можно и чего нельзя говорить в моем присутствии.
        — Когда я вспоминаю, что сделали с вами и вашей семьей эти ползучие гады,  — Джек стиснул поля шляпы,  — я по-прежнему готов разорвать их на части голыми руками.
        — Мистер Мэлоун, это случилось пять лет назад. Пусть Бог судит их.
        — Ну, если вы так считаете, госпожа… — Джек нахмурился, явно оставшись при своем мнении.
        — Может, немного подкрепитесь, мистер Мэлоун?  — спросила Мари.
        — Благодарю вас, но полагаю, мне лучше побыстрее отправиться в порт и повидаться с хозяином.  — Нахлобучив шляпу, Джек кивнул Жасмин.
        Когда он вышел из комнаты, Жасмин взглянула на Мари. Румянец все еще заливал ее милое лицо, подтверждая подозрения Жасмин, что этой женщине нравился высокий застенчивый человек, который несколько лет назад спас ее на натчезской дороге. И по тому, как Джек смотрел на Мари, было ясно, что и он неравнодушен к ней.
        «Интересно, почему бы им не поискать счастья вместе?» — подумала девушка. Хотя Жасмин не рассказывала Мари о вероломстве отца и Клода Будри, ее поражало, что эта женщина с таким милосердием говорит о негодяях, убивших ее мужа и детей. Девушка понимала, что не следует обсуждать это с Мари, но все же не удержалась.
        — Мари, как удивительно, что вы забыли о прошлом.
        — О, сначала мне было очень тяжело! Но потом я осознала, что мои страдания наносят вред мне, а не этим негодяям. Я не обрела гармонии, пока не смирилась с судьбой и не похоронила прошлое навсегда.
        Долго размышляя о мудрых словах Мари, Жасмин призналась тебе, что не готова простить двух мужчин, которые так жестоко обошлись с ней. О нет! Она была еще очень далека от того, чтобы положиться на Божий суд.
        Визит Джека напомнил ей о том, что этот человек взялся помочь Джареду выследить Клода Будри. Не потому ли мистер Мэлоун рыскал по дороге в течение нескольких недель? Повезло ему или нет? Девушка твердо решила спросить об этом Джареда.


        Кактус Джек спешился на Миддлстрит, привязал лошадь, холодно кивнул проходящей мимо проститутке и вошел в контору под названием «Грузопассажирские линии Хэмптона».
        — Хозяин здесь, Пит?  — спросил Джек молодого служащего, перебиравшего транспортные накладные. Парень кивнул:
        — У себя в кабинете.
        Джек, не постучавшись, вошел. За столом сидел Джаред в атласном жилете и сорочке с длинными рукавами и просматривал контракт на перевозку грузов. Заметив Джека, он встал.
        — Привет, странник.
        Джек пожал руку Джареда.
        — Привет, хозяин.
        Когда оба уселись, Джек добавил:
        — Мисс Мари сказала, что вы здесь.
        — А, так ты уже побывал у меня дома? Хотел найти меня или увидеть мою симпатичную домоправительницу?
        Усмехнувшись, Джек достал сигару из кармана жилета.
        — Ну как, удачно съездил?  — спросил наконец Джаред.
        Джек покачал головой, закуривая:
        — Узнав от одного путешествующего художника-портретиста, что человек, похожий на Будри, был замечен около Джексона, я направился туда, но никто там не видел негодяя.
        Джаред вздохнул:
        — И что ты теперь собираешься делать, Джек?
        — Направлюсь на юг через страну болот.
        — Удачи тебе.
        — Я ни за что не откажусь от поисков, потому что хорошо помню, как нашел бедную Мари. Тогда мне так и не удалось выследить подонков, убивших всех ее близких. Но на этот раз я доведу дело до конца.  — Джек вдруг улыбнулся: — Знаете, босс, а она очаровательна — я имею в виду мисс Жасмин.
        — Мисс Жасмин была у меня?
        — Да, сэр, она сидела там с Мари — обе хороши, как летние цветы.
        — Не дождусь того момента, когда женюсь на ней, Джек.  — Джаред откинулся на спинку стула.  — Если бы ты нашел этого Будри, то здорово помог бы мне — мы тогда без промедления послали бы его к дьяволу. Видишь ли, хотя гражданский брак Жасмин уже расторгнут, пройдут месяцы, пока в Риме разрешат расторгнуть церковный брак. Так что, хотя Будри нет поблизости, он очень мешает мне.
        Джек мрачно кивнул:
        — Не переживай, хозяин, дни подлеца сочтены.


        На следующий день Жасмин спросила Джареда о поисках Клода. Девушка теперь работала в приюте несколько дней в неделю, Мэгги тем временем занималась с тетушкой Чарити и с чернокожими женщинами. Эфраим приезжал в назначенное время и доставлял Жасмин на работу.
        В этот день девушку вызвала к себе в кабинет мать Марта. Зайдя к ней, Жасмин увидела, что та с восхищением рассматривает рулоны тканей, разложенные на столе. Рядом стоял Джаред. Он улыбнулся девушке.
        — О Жасмин!  — воскликнула мать Марта.  — Посмотри, какие сокровища мистер Хэмптон привез для девочек!
        — Эти ткани прекрасны, Джаред.  — Жасмин коснулась рулона шерстяной материи. Джаред пожал плечами:
        — Я заказал много тканей в Новом Орлеане для обновления обстановки Хэмптон-Холла и решил подарить что-нибудь девочкам.
        — Вы так великодушны, мистер Хэмптон!  — просияла мать Марта.
        — Да,  — согласилась девушка.
        — Жасмин,  — предложила настоятельница,  — покажи еще раз мистеру Хэмптону приют. Пусть посмотрит, как использовано его недавнее пожертвование.
        — С удовольствием,  — ответила Жасмин.
        Джаред с удовлетворением отметил, что в нескольких комнатах сделан ремонт. Осматривая приют, он угостил маленьких девочек мятными конфетами и шоколадом. Получив сладости и почувствовав его заботу, девочки засияли от счастья. Жасмин тоже очень тронуло его внимание к ее воспитанницам.
        Девушка проводила Джареда до коляски.
        — Очень любезно, что ты привез ткани в приют, Джаред.  — Голос Жасмин чуть дрогнул.
        — Всегда рад помочь, дорогая.
        Они остановились под деревом рядом с коляской Джареда и молча смотрели друг на друга. Легкий ветерок доносил до них аромат цветов. Жасмин считала, что поступает правильно, держа Джареда на расстоянии. Однако сейчас поняла, что сама же и страдает из-за этого.
        — Жасмин…
        Опасаясь, как бы Джаред не заговорил об их отношениях, она быстро сказала:
        — Джаред, я хочу спросить тебя, Джек разыскивает Клода?
        — Да, дорогая.
        — Он напал на след?
        — Пока нет. Но если кто-то и найдет негодяя, то только Джек. Мне следовало бы отправиться на поиски самому, но тогда пришлось бы оставить тебя без всякой защиты.
        — Я не хочу, чтобы ты уезжал! Иногда я даже думаю…
        — Что ты думаешь, дорогая?
        Жасмин помолчала, вспомнив об отношении Мари к прошлому — слова, которые не шли у нее из головы. Наконец она сказала:
        — Иногда я думаю, что было бы лучше оставить Клода в покое. Ведь он может ранить Джека… или тебя.
        — Страх не должен препятствовать восстановлению справедливости.
        — Наверное, ты прав.
        — Неужели ты уже не злишься на Будри за то, что он так поступил с тобой?
        — Нет, все еще злюсь, конечно, но за это время поняла, что мне следовало бы тогда проявить осторожность. Я слишком поспешно вышла замуж, позволив Клоду очаровать меня.
        — Жасмин, ведь ты перед этим потеряла отца. Будри просто воспользовался твоей уязвимостью.
        — Верно, но и я виновата в том, что случилось, и в следующий раз должна быть осмотрительнее.
        Джаред нахмурился:
        — Черт возьми, Жасмин, когда ты наконец поймешь, что я не Клод Будри?
        — Я знаю, что ты не такой. Но…
        Джаред обнял ее за плечи.
        — А когда ты прекратишь эту пытку и скажешь мне о своем согласии? Я был очень терпелив все это время.
        Жасмин потупилась, и Джаред выпустил ее. «Он привык терпеть»,  — догадалась девушка, удивленная тем, что Джаред так долго не заговаривал с ней на эту тему. Подняв глаза, она смело встретила страдальческий взгляд Джареда.
        — Джаред, я понимаю, что ты проявил терпение. Надеюсь, наши отношения наладятся. Но я слишком мало знаю о тебе и совсем ничего — о твоих родителях…
        Джаред сердито посмотрел на девушку, однако не проронил ни слова.
        — Я не могу отдать сердце человеку, который остается тайной для меня. Встретив Клода, я не знала, что такое любовь, и в этот раз…
        — Неужели ты все еще полагаешь, что я могу обидеть тебя?  — с горечью спросил Джаред.
        И, не дожидаясь ответа, сел в коляску. Слезы хлынули из глаз Жасмин, и она, не разбирая дороги, побежала в приют.



        Глава 15

        В течение следующих двух недель Джаред больше не заговаривал с девушкой. Жасмин, огорченная размолвкой, не решалась рассказать ему о своих чувствах, опасаясь, как бы Джаред не взял с нее обещания, к которому она все еще была не готова.
        От проблем в отношениях с Джаредом девушку отвлекали приготовления к приему, назначенному на конец лета. Уже были разосланы приглашения, и «Приют магнолий» напоминал теперь пчелиный улей. Жасмин никогда еще не видела такой суеты. Все комнаты огромного особняка убирали самым тщательным образом: чистили мебель, ковры, камины, протирали лампы и люстры. Две чернокожие служанки приводили в порядок фамильное серебро. Окна и зеркала сияли.
        Три свободные спальни наверху приготовили для гостей. Работа не прекращалась ни на минуту: все стирали, гладили, штопали. К праздничному дню приготовили множество изысканных блюд. Каждый, кто приближался к дому, ощущал восхитительные запахи, доносящиеся с кухни.
        Тетушка Чарити сама составляла меню и руководила прислугой. Жасмин и Мэгги вносили посильную лепту и помогали ей. Девушка снимала книги с полок и смахивала с них пыль, а ее подопечная по просьбе мисс Чарити тщательно протирала все вазочки и безделушки, украшающие палисандровые столики. Жасмин осеняла себя крестным знамением каждый раз, когда Мэгги на ее глазах бралась за очередную стаффордширскую статуэтку или вазу из мейсенского фарфора, однако движения девочки были осторожными и уверенными, и ни одна из вещиц не пострадала. Тетушка Чарити, заметив, как встревожена Жасмин, сказала:
        — Не волнуйся, дорогая. Разве Мэгги чему-нибудь научится, если мы не будем доверять ей никакой работы?
        И Жасмин согласилась с мудрой женщиной.
        Мисс Лаво в эти дни часто заходила в «Приют магнолий», поскольку шила новые платья для Мэгги и Жасмин. За неделю до приема шкафы у обеих уже ломились от роскошных нарядов. Девочка сияла от счастья.
        — Мы с вами как две Золушки, мисс Жасмин,  — однажды сказала она.  — А дядя Джаред — настоящий принц.
        Жасмин улыбнулась. Джаред действительно походил на принца, к тому же он и Мэгги не чаяли души друг в друге.
        В день праздника девушка и в самом деле чувствовала себя преобразившейся Золушкой. К полудню все было готово для приема гостей, кроме горячих блюд и сервировки стола. Этим занялись слуги, а тетушка Чарити, Жасмин и Мэгги легли отдохнуть, после чего не спеша оделись с помощью горничных.
        Жасмин нервничала, зная, что в этот вечер ее представят высоким гостям, среди которых были сенатор Джефферсон Дэвис и губернатор Джон Квитмэн с супругами. Девушка надеялась, что высший свет благосклонно примет ее.
        Пока она наряжалась к приему, ее надежда сменилась уверенностью. Сара убрала волосы Жасмин в изящную прическу, собрав их на затылке в пучок. Локоны свободно падали на шею девушки. В вечернем платье из изумрудно-зеленого атласа, с широкой юбкой и глубоким декольте, девушка выглядела великолепно. Взглянув в зеркало, она не узнала себя: на нее смотрели сверкающие от оживления зеленые глаза, пшеничные волосы блестели при свете лампы, а высокая грудь вздымалась. Впервые в жизни Жасмин почувствовала себя настоящей красавицей!
        Сара стояла сбоку и любовалась результатами своего труда.
        — Мисс Жасмин, сегодня вы будете царицей бала!
        — Спасибо, Сара.  — Девушка радостно улыбнулась. В дверь постучали.
        — Войдите,  — сказала Жасмин и в изумлении застыла, когда в комнату, держась за руки, вошли элегантно одетые Джаред и Мэгги. В первый момент девушка рассердилась, поскольку Джаред, войдя в ее спальню, нарушил правила приличия.
        — Джаред, что ты здесь делаешь?  — покраснев, спросила она.
        Он окинул ее восхищенным взглядом.
        — Боже мой, ты просто очаровательна!  — Джаред был не в силах отвести глаз от Жасмин. Улыбаясь, он протянул смущенной девушке бархатную коробочку.
        — Хочу преподнести тебе маленький сюрприз, дорогая. И не волнуйся из-за того, что я зашел сюда. Ведь здесь Мэгги и Сара.
        — Мисс Жасмин, вы сегодня такая красивая!  — Девочка подбежала к своей наставнице.  — Посмотрите, что подарил мне дядя Джаред!
        Девушка присела на колени, чтобы получше разглядеть кольцо на руке девочки — на тонком золотом ободке переливались изящные опалы.
        — Ах, Джаред, как это мило с твоей стороны!  — воскликнула она.
        — Наша Мэгги замечательно выглядит, правда?
        — Конечно,  — ответила Жасмин.
        Девочка была в прелестном вечернем платье из бледно-голубой тафты, перехваченном в талии темно-синим бархатным пояском. Наряд дополняли вышитые панталончики и голубые атласные туфельки. Волосы девочки, убранные назад, украшал голубой бант. Локоны падали на шею и спину Мэгги.
        — А теперь взгляни на свой подарок, моя дорогая.  — Джаред подошел поближе к Жасмин и вновь протянул ей бархатную коробочку.  — Господи, да я просто не могу отвести от тебя глаз!
        Жасмин вспыхнула и посмотрела на Джареда. Он был очень хорош собой в черном атласном жилете и белой сорочке с кружевным жабо. Густые светло-каштановые волосы блестели при свете лампы, а сияющие голубые глаза преданно смотрели на девушку. Его улыбка растопила сердце Жасмин. В эту минуту ей безумно захотелось поцеловать Джареда, и она с сожалением подумала, что установленная ею дистанция между ними сохраняется уже слишком долго. Жасмин мечтала разделить с Джаредом удовольствие от праздника. Однако, посмотрев на коробочку, которую он держал в руке, она сказала:
        — Джаред, я не могу принять от тебя подарок, ты и так сделал для меня слишком много.
        — Какие пустяки, Жасмин!  — Джаред вложил коробочку ей в руку.
        А когда Мэгги захлопала в ладоши и восторженно закричала: «Мисс Жасмин, пожалуйста, откройте ваш подарок!» — девушка поняла, что возражать бессмысленно.
        Однако, открыв коробочку, она невольно воскликнула:
        — О нет, Джаред, я не могу!
        В бархатной коробочке лежали два великолепных сверкающих изумруда. Камень побольше был прикреплен к золотой цепочке филигранной работы, а поменьше — вставлен в золотое кольцо.
        Джаред рассмеялся, увидев, как поразили девушку эти драгоценности.
        — Можешь,  — заверил он Жасмин.  — Они принадлежали моей матери,  — пояснил Джаред,  — и предназначены для моей будущей жены.
        — Джаред!  — Жасмин умоляюще посмотрела на него.  — Но в таком случае я не приму их!
        — Тогда надень эти украшения хотя бы на сегодняшний вечер. Ведь они идеально подходят к твоему платью, дорогая!
        — О да! Мисс Жасмин, наденьте их! Ну пожалуйста!  — запрыгала возле нее Мэгги.
        — Хорошо, но только на этот вечер,  — согласилась девушка.
        Улыбаясь, Джаред надел кольцо на палец Жасмин и застегнул цепочку на ее шее.
        — О мисс Жасмин, вы настоящая принцесса!  — воскликнула Мэгги.
        — Я и чувствую себя как принцесса, дорогая.  — Голос девушки дрогнул от волнения.
        — Ну что же, леди, пойдемте вниз?  — Джаред подал руки дамам.
        И они все вместе вышли из комнаты. Возбужденная Мэгги быстро сбежала по ступенькам. Жасмин же гордо спускалась по лестнице под руку с Джаредом. Радость девочки передалась и ей. Когда она шла с этим сильным и красивым мужчиной, Жасмин казалось, что нет такой трудности, которую они не смогут преодолеть.
        Остановившись на площадке между маршами лестницы, Джаред привлек девушку к себе и в первый раз за несколько недель поцеловал ее. Его губы мимолетно и тепло прикоснулись к губам Жасмин, и она не противилась этому поцелую.
        — Я знаю, ты еще не готова к тому, чтобы услышать все о моих чувствах, милая.  — Джаред смотрел на девушку сияющими глазами.  — Но Бог свидетель, я должен сказать тебе, что ты невероятно красива.
        — Это ты заставляешь меня чувствовать себя красивой, Джаред,  — прошептала Жасмин.
        Внезапно снизу донесся голос мисс Чарити:
        — Джаред, Жасмин! Пожалуйста, спускайтесь сюда и взгляните, не забыла ли я чего-нибудь, пока еще нет гостей.
        Молодые люди присоединились к Мэгги и мисс Чарити. Пожилая дама выглядела как королева в платье из золотистого шелка. Ее шею украшало ожерелье из топазов.
        — Мисс Чарити, вы великолепны!  — воскликнула Жасмин.
        — И ты тоже, дорогая,  — тепло улыбнулась мисс Чарити.  — А теперь посмотрите, все ли готово к приему.
        И они вчетвером обошли комнаты первого этажа. Жасмин отметила, что дом никогда еще не казался таким роскошным. Во всех комнатах стояли серебряные чаши и хрустальные вазы с цветами. Воздух был напоен ароматом роз, камелий и гардений. В гостиных мебель расставили вдоль стен, а ковры убрали, чтобы освободить место для танцев. В передней гостиной на фортепиано лежали ноты с вальсами Штрауса и Шопена. Мисс Чарити пригласила на этот вечер пианиста и двух скрипачей.
        В столовой наготове уже стояли два официанта в униформе, готовые разносить закуски. Здесь было все — от русской икры и бургундских улиток до маринованных сельдей и виргинской ветчины. На столе возвышалась серебряная чаша для пунша, утопавшая в душистых цветах магнолии.
        — Ах, мисс Чарити, все восхитительно!  — сказала Жасмин.  — Ты согласен, Джаред?
        — Вы превзошли себя, тетя,  — с гордостью отозвался тот. Мэгги тоже выразила одобрение и спросила:
        — Можно я возьму печенья, мисс Чарити?
        — Конечно, милая. Но смотри, слишком не наедайся сладким, а не то тебе станет плохо, и ты пропустишь все самое интересное. Я знаю, что Далей специально для тебя поджарила куриные ножки.
        Взрослые дружно рассмеялись.
        Проводив взглядом направившуюся к буфету Мэгги, мисс Чарити вздохнула:
        — Итак, голубчики, вы уверены, что я ничего не забыла сделать?
        Джаред и Жасмин принялись наперебой успокаивать ее, и в этот момент в парадную дверь постучали.
        — Боже мой!  — воскликнула хозяйка.  — Гости уже начали прибывать.
        — Я встречу их.  — Выходя из комнаты, Джаред добавил: — Жасмин, пожалуйста, убеди мою тетю, что она ничего не забыла.
        Пожилая дама взглянула на девушку.
        — Прости, что я нервничаю, дорогая. Увы, в моем возрасте…
        — Мисс Чарити, у вас все получается великолепно… гораздо лучше, чем получилось бы у меня в подобных обстоятельствах.  — Жасмин взяла пожилую даму за руку.  — Все так красиво… и вы вложили в это столько труда…
        — А, пустяки,  — ответила тетушка Чарити со своей обычной скромностью. Услышав доносящиеся из прихожей голоса, она расправила узкие плечи.  — Ну что ж, дорогая, пойдем встречать гостей?
        В прихожей Жасмин увидела супружескую чету и молодую девушку — очевидно, их дочь. Юная особа повисла на руке Джареда так, словно он принадлежал ей.
        Девушка была красива: черные блестящие волосы, ниспадающие локонами на плечи, алые полные губы, румяные щеки, темные загадочные глаза. Белое платье с широкой юбкой и облегающим лифом подчеркивало достоинства ее точеной фигуры.
        Слегка повернувшись к вошедшим, красавица быстро скользнула равнодушным взглядом по тетушке Чарити, а затем настороженно посмотрела на Жасмин.
        Увидев Джареда с этой девицей, Жасмин испытала болезненный укол ревности. Ей вдруг неудержимо захотелось броситься к Джареду и оторвать от него эту самодовольную молодую красавицу.
        Джаред между тем мягко высвободился, подошел к Жасмин, взял ее за руку и с гордостью обратился к гостям:
        — Мистер и миссис Пиви, Мелисса, позвольте представить вам мою невесту, мисс Жасмин Дюбро.



        Глава 16

        На мгновение воцарилось напряженное молчание. Семейство Пиви пристально взирало на Джареда, Жасмин и тетушку Чарити, словно прощупывая боевые порядки противника. Потрясенная Жасмин потеряла дар речи — Джаред объявил об их помолвке, хотя она не давала на то согласия!
        «Но разве это не в его обычном стиле?» — печально подумала девушка, вспомнив слова Джареда о том, что изумруды предназначены для его будущей жены. Очевидно, терпение его иссякло, и он решил принудить ее к браку таким необычным способом. Жасмин признала, что это был блестящий ход.
        Девушка еще не успела прийти в себя, как мистер и миссис Пиви принесли сдержанные поздравления по случаю помолвки. А их дочь сверлила Жасмин неприязненным взглядом.
        Темные глаза юной особы злобно сверкали, а вздымающаяся грудь и раздраженная усмешка красноречиво свидетельствовали о враждебности к невесте Джареда.
        — Ну что ж, господа, а сейчас предлагаю вам немного подкрепиться.  — Тетушка Чарити словно не замечала накаленной атмосферы.
        Однако скоро Жасмин поняла, что хозяйка дома замечала все слишком хорошо, потому-то и увела семейство Пиви в столовую.
        Оставшись наедине с Джаредом, девушка сердито спросила:
        — Почему ты сказал им, что я твоя невеста?
        — Мне показалось уместным сообщить об этом сейчас.
        — Черт возьми, Джаред, ведь ты же согласился подождать!
        — Жасмин, юридически твой брак с Будри уже расторгнут. Я обвенчаюсь с тобой, как только из Рима придет постановление о расторжении церковного брака. Зачем же ждать, почему не объявить сейчас о наших намерениях?
        — Но… ты даже не посоветовался со мной! И к тому же обещал не торопиться!
        — Жасмин, по-моему, я слишком долго терпел.
        — Неужели? Так вот, если ты скажешь кому-то еще, что мы помолвлены, я сегодня же вечером сделаю собственное заявление и все объясню.
        — И испортишь вечер моей тете?  — усомнился Джаред и коротко рассмеялся.  — Иди ко мне.
        Его смех еще больше разозлил девушку.
        — Не хочу!
        Джаред привлек Жасмин к себе и еще раз поцеловал в губы. Это был уже не братский, а страстный поцелуй, и у девушки так закружилась голова, что она невольно прильнула к молодому человеку.
        — Ты и в самом деле не хочешь выходить за меня, любимая?
        Не успела Жасмин заговорить, как Джаред прижал палец к ее губам.
        — Только, пожалуйста, не лги мне. Знаешь, когда ты увидела меня рядом с Мелиссой, здесь появилось огнедышащее зеленоглазое чудовище!
        Девушка вспыхнула: так и есть, он заметил ее ревность! Но не успела она чтолибо возразить, как в парадную дверь снова постучали.
        — Извини, дорогая.  — Джаред разомкнул объятия. Жасмин поймала его руку.
        — Что у тебя с Мелиссой?
        Джаред изумленно посмотрел на нее.
        — Я начинаю думать, что ты ужасно ревнива! Дорогая, между мной и Мелиссой ничего нет. Когда-то мы дружили, но наши отношения давным-давно угасли. А сейчас извини меня…
        Джаред открыл парадную дверь, впустив роскошно одетую пожилую чету.
        Жасмин нахмурилась, неудовлетворенная ответами на свои вопросы. Она терзалась сомнениями, вспоминая, как Мелисса повисла на руке ее спасителя и с какой злобой эта черноволосая красавица взглянула на нее, когда Джаред объявил о помолвке.
        Джаред представил Жасмин мистеру и миссис Дэвид Хант. Девушка через силу улыбнулась и подала руку гостям. Краем глаза она вновь заметила враждебный взор Мелиссы, появившейся в сводчатом проеме столовой. Ее соперница потягивала пунш из серебряного кубка и холодно наблюдала за тем, что происходит в прихожей.
        «Ясно одно,  — мрачно размышляла Жасмин.  — Что бы ни было прежде между Джаредом и этой темноволосой красоткой, это далеко еще не заглохло, иначе Мелисса Пиви так не встревожилась бы!»


        Часом позже «Приют магнолий» заполнили веселые гости. В комнатах звучали смех и музыка. В столовой пахло аппетитными кушаньями. Джаред ни на секунду не отпускал Жасмин от себя, представляя ее всем как свою невесту, а она покорно принимала поздравления. Девушка все еще возмущалась тем, что Джаред столь безапелляционно объявил об их помолвке, но не могла испортить Чарити вечер и выступить со скандальным опровержением.
        К немалому своему удивлению, Жасмин поняла, что совсем не так уж сердится на Джареда. Вероятно, его неожиданный поступок был спровоцирован ее ревностью. Заметив это, Джаред сразу же объявил о помолвке. Кроме того, Жасмин, начав относиться к Джареду собственнически, уже не могла обвинять его за такое же отношение к ней. Да, он публично заявил свои права на нее. Но ведь и она чуть не вцепилась в волосы Мелиссе Пиви!
        И вот Жасмин ходила с Джаредом по комнатам, приветствуя гостей. К счастью, жители Натчеза приняли ее весьма благосклонно. Девушка старалась запомнить имена всех местных знаменитостей: Сарджеты из Клифтона, Дженкинсы из Элджина, Бисленды, Эллиоты… Девушка с удовольствием потолковала с торговцем Фредериком Стэнтоном о доме, который он задумал построить для своей семьи на Хайстрит, и о его предполагаемой поездке в Европу за мебелью. Жасмин побеседовала также с Петером Литтлом и его женой Элизой. Пожилая пара привела с собой странствующего священника. Тот остановился в пансионе, который Литтлы называли «Пасторатом». Казалось, здесь собрались все именитые граждане Натчеза и его окрестностей.
        Особенно запомнилась девушке встреча с сенатором Джефферсоном Дэвисом и его супругой, гостившими в имении «Вересковые заросли» неподалеку от Виксберга. Дэвисы обвенчались здесь, в Натчезе, пять лет назад, а сейчас приехали навестить родителей миссис Дэвис, мистера и миссис Уильям Хоуэлл. Жасмин отметила, что седеющий сенатор лет на двадцать старше своей красивой жизнерадостной жены Варины. Его супруга в сиреневом муслиновом платье сердечно поздравила Жасмин с помолвкой.
        — Уверена, вы будете счастливы в замужестве, дорогая.  — Варина взглянула на своего высокопоставленного мужа.  — Годы, проведенные мной с мистером Дэвисом, лучшие в моей жизни.
        Вскоре в «Приют магнолий» приехал щегольски одетый, светловолосый губернатор штата Миссисипи Джон А. Квитмэн с женой Элизой. Этот ярый защитник рабовладения быстро втянулся в оживленную дискуссию с Джефферсоном Дэвисом и несколькими другими джентльменами. Они обсуждали недавно утвержденное в конгрессе соглашение, по которому Калифорния принималась в состав страны как свободный штат, а территориям Юта и Нью-Мексико давалось право самостоятельно определиться по вопросам рабства. Дэвис и Квитмэн, герои Мексиканской войны, в результате которой и были присоединены эти территории, решительно выступали против закона Генри Клея. И вот сейчас, возмущаясь принятием этого соглашения, мужчины утверждали, что штат Миссисипи должен выйти из состава Америки. В июне по обращению Квитмэна был проведен съезд представителей южных штатов в Нашвилле. В следующий раз подобный съезд должен был состояться в ноябре. Хотя население не слишком поддерживало этих двух джентльменов, сегодняшним вечером их все-таки окружили сторонники. Другие же знаменитости — в частности, миллионеры Фрэнк Сарджет и Стивен Дункан — выступали
против отделения, ибо считали это непростительной глупостью.
        Через некоторое время Джаред решил, что пора закончить политическую дискуссию. Поскольку Жасмин уже была представлена гостям, он подхватил Мэгги, которая, улучив момент, набивала рот печеньем, и попросил всех уделить ему внимание.
        Поставив дам слева и справа от себя, Джаред обратился к публике:
        — Леди и джентльмены, я предлагаю тост.  — Подняв серебряный кубок, он посмотрел на Жасмин.  — За мою будущую жену Жасмин Дюбро и мою будущую дочь Мэгги!
        Прозвучали одобрительные возгласы, потом посыпались поздравления и раздались аплодисменты. Хотя щеки смущенной всеобщим вниманием Жасмин пылали, она испытала злобное удовлетворение, перехватив завистливый взгляд Мелиссы Пиви. Девушка поняла, что, объявив о своих планах обществу Натчеза, Джаред разрушил надежды ее соперницы. Это, конечно, не оправдывало его своевольного поступка, да и сама Жасмин еще сомневалась, стоит ли ей вступать с ним в брак. Пока же девушка решила обсудить эти вопросы с Джаредом позже.
        Наконец в парадном зале зазвучала музыка. К этому времени утомленная Мэгги заснула в кресле, и Джаред отнес девочку в спальню.
        Вернувшись, он закружил Жасмин в вихре вальса. Девушка была в приподнятом настроении, поскольку общество так хорошо приняло ее, и уже не сердилась на Джареда. Жасмин было приятно, что он обнимает ее, и она с удовольствием вдыхала его запах.
        — Ты простила меня, Жасмин?  — вдруг спросил Джаред.
        Она посмотрела на свою левую руку, лежащую на его плече. Любуясь прекрасным сверкающим изумрудом, она поинтересовалась:
        — Ты ведь с самого начала намеревался объявить о нашей помолвке сегодня, правда, Джаред?
        Он рассмеялся:
        — Конечно, дорогая! Я же не могу допустить, чтобы ты ускользнула от меня.
        Трепеща от близости Джареда, Жасмин, однако, съязвила:
        — Наверное, я была глупа, считая, что ты уважаешь мои желания.
        Джаред лукаво улыбнулся:
        — Неужели ты и в самом деле считаешь себя глупенькой, дорогая?  — И он еще неистовее закружил ее в танце.
        К ночи гости вышли на террасу подышать свежим воздухом. В этот момент к Джареду и Жасмин приблизился капитан Том Литере, высокий широкоплечий мужчина с бородой. Кивнув девушке, он положил руку на плечо Джареда.
        — Нельзя ли мне перекинуться с тобой парой слов с глазу на глаз, Хэмптон?
        Джаред вопросительно посмотрел на Жасмин.
        — Конечно, иди, Джаред,  — сказала девушка, и мужчины, извинившись, удалились в библиотеку.
        Жасмин нахмурилась. Интересно, что они обсуждают? Но не успела она поразмыслить над этим, как к ней подошла Мелисса Пиви.
        — Мисс Дюбро, мне нужно поговорить с вами.  — Мелисса схватила девушку за руку.  — Пойдемте на воздух, где нас никто не услышит.
        И она увлекла Жасмин в дальний угол террасы.
        Высвободив руку, Жасмин холодно взглянула на Мелиссу.
        — О чем вы хотели поговорить со мной, мисс Пиви?
        — О Джареде.
        — Вот как?  — насторожилась Жасмин.
        — Вы, наверное, думаете, что знаете Джареда Хэмптона, мисс Дюбро, но поверьте, это не так. Джаред — ловелас. Он играет чувствами женщин и разбивает их сердца. Мне это доподлинно известно, поскольку Джаред когда-то был обручен со мной и предал меня.
        — Я не верю вам!
        — Как угодно, но это правда.  — Темные глаза Мелиссы вспыхнули от злости.  — Три года назад Джаред был моим женихом. Он соблазнил меня, пообещав вскоре жениться на мне, но не сдержал слова. Вот увидите, мисс Дюбро, с вами произойдет то же самое. Спросите себя: зачем вы, бедная школьная учительница, нужны ему?
        Жасмин залилась краской.
        — Но… как вы узнали…
        — Да это известно всему городу,  — пренебрежительно заметила Мелисса.  — Последнее увлечение Джареда — старая дева из никчемной семьи, которую никогда не примут в обществе Натчеза.
        Заметив, что Жасмин слушает ее со всевозрастающим ужасом, она безжалостно продолжала:
        — Я знаю, вы думаете о том, что все здесь были сегодня учтивы и любезны с вами. Не так ли, мисс Дюбро? Но не обманывайте себя. Никто здесь не осмелится оскорбить Джареда публично, поскольку Хэмптоны — одно из самых богатых и уважаемых семейств в этих местах. Однако не обольщайтесь, милая,  — над вами тайком смеется все общество. Люди понимают, что вы безнадежная дура, раз позволяете Джареду играть своими чувствами…
        — Прекратите!  — закричала Жасмин.  — Я не хочу больше ничего слышать…
        — Вы еще много чего услышите, мисс Дюбро.  — Мелисса снова схватила девушку за руку.  — Поскольку понимаете, что я говорю правду. Ну-ка, спросите себя: что вы знаете о Джареде Хэмптоне?
        — О чем вы?
        Длинные ногти темноволосой красавицы впились в ладонь Жасмин.
        — У него есть тайна, мисс Дюбро. Он целыми днями пропадает на «Речной волшебнице», играет на деньги и занимается еще какими-то делами, о которых известно одному только Богу. Ходят слухи, будто в Хэмптонов вселилось безумие. Его родители… их смерть послужила причиной самого ужасного скандала в городе. А вы только посмотрите на его помешанную тетю…
        — Довольно!  — Жасмин оттолкнула Мелиссу.  — Я не позволю вам говорить гадости о Джареде и о мисс Чарити, самых лучших и самых здравомыслящих людях из всех, кого я знаю!
        Она пошла прочь, но жестокий смех красотки преследовал ее до самых дверей.
        — Вы, конечно, можете убежать от меня, мисс Дюбро,  — кричала Мелисса ей вслед,  — но удастся ли вам спрятаться от правды?
        Войдя в гостиную, Жасмин смахнула слезы. Гости в замешательстве смотрели на девушку.


        — Ужасно жаль, что так вышло с «Дьюи»,  — сказал Джаред своему другу капитану Тому Литерсу.
        — На прошлой неделе я стал свидетелем этого несчастья: судно напоролось на топляк чуть ниже бэйконовской пристани, куда, как правило, и выносит затонувшие деревья. Случившееся походило на конец света: нос «Дьюи» поднялся — и никто не сумел спастись. Никогда не видел ничего страшнее, разве что пожар в гавани Сент-Луиса в мае.
        Кивнув, Джаред спросил:
        — Том, зачем ты позвал меня сюда? Наверное, не для того, чтобы обсуждать речные катастрофы? Литере ухмыльнулся:
        — Ну, конечно же, не для этого.  — Капитан глубоко затянулся сигарой.  — До меня дошел кое-какой слушок о тебе, Хэмптон.
        Джаред насторожился:
        — Какой именно?
        Литере выдохнул дым.
        — Это правда, что недель шесть назад ты сдал «Волшебницу» в аренду любителям поиграть в карты на деньги и во время этого рейса вытащил из Миссисипи полуголую даму?
        — Кто рассказал тебе это?  — холодно осведомился Джаред.
        — Я услышал это, играя в карты в «Красной туфельке».
        Джаред подался к капитану.
        — Это самый нелепый и оскорбительный слух, который когда-либо доходил до меня, Литере! Если ты повторишь хоть слово этого бреда кому-то еще, я вызову тебя на дуэль!
        Литере онемел от изумления: такого поворота событий он никак не ожидал. Во-первых, Джаред пользовался репутацией отличного стрелка, а во-вторых, капитан вовсе не имел желания ссориться с человеком, которого считал другом. Наконец Литере заговорил:
        — Послушай, Хэмптон, я ни на что не намекал, только пошутил. Но даю тебе слово джентльмена: я ни словом не обмолвлюсь об этом…
        — Хорошо.  — Джаред поставил свой бокал.  — А теперь, наверное, тебе пора домой, Литере.
        Капитан затушил сигару.
        — Конечно, Хэмптон, как скажешь. Вот уж никогда не думал, что доживу до того дня, когда мое слово не будет стоить для тебя ломаного гроша.
        И Литере вышел из комнаты. Джаред тоже не испытывал удовлетворения от этого разговора. Он знал, что скоро ему придется извиниться. Капитан Литере был преданным другом, поэтому следовало не угрожать ему дуэлью, а положиться на его слово.
        Но Джаред потерял голову, когда Литере повторил слух о Жасмин, свидетельствующий о том, что скрыть случившееся с девушкой почти невозможно. Правда, нелепой истории, рассказанной компанией портовых игроков, вряд ли придадут особое значение в высшем свете Натчеза. Даже если слух и доберется до «Натчеза на холме», горожане, наверное, решат, что Джаред вытащил из реки пьяную шлюху, а не девушку, с которой он обручился.
        Но более всего его беспокоило, как отреагирует Жасмин, если эта история получит широкую огласку. Зная, как горда и ранима девушка, Джаред догадывался, что она расторгнет их помолвку, опасаясь втянуть в скандал семейство Хэмптонов.
        — Проклятие!  — пробормотал он, потушив сигару. Ему неудержимо захотелось немедленно задушить Клода Будри, поставившего его в такое дурацкое положение. Вот если бы они с Жасмин могли пожениться этой ночью… тогда он не боялся бы потерять ее!
        Джаред снова наполнил бокал крепким бренди и быстро осушил его. В его голубых глазах засветилась решимость. Так или иначе, но девушка будет принадлежать ему!
        Он вернулся в переднюю гостиную, чтобы найти там Жасмин, и в этот момент его схватила за руку Мелисса.
        — Джаред, дорогой!  — Она захлопала своими черными ресницами.  — Ты не танцевал со мной сегодня ни одного вальса. И к тому же мы с тобой уже так давно не болтали.
        Джаред отстранил ее.
        — Мелисса, нам не о чем с тобой говорить. Кроме того, сегодня я танцую только с любимой женщиной, ничуть не похожей на тебя.  — Джаред язвительно улыбнулся.  — Поэтому извини…
        И он пошел прочь. Мелисса задрожала от ярости.


        Жасмин стояла возле двери гостиной, ошеломленная откровениями Мелиссы, когда к ней подошел раскрасневшийся Джаред.
        — Жасмин, идем со мной,  — решительно сказал он.
        Девушка в смятении посмотрела на него, не зная, что ответить. Ей хотелось бы верить Джареду, но, выслушав Мелиссу, она утвердилась в том, что не знает этого человека и не может полагаться на него…
        — Я… устала,  — с трудом вымолвила она. Джаред вывел ее в сад и увлек по росистой траве во тьму.
        — Куда ты меня ведешь?  — Жасмин приподняла юбки.
        Но Джаред молча провел ее к маленькому летнему домику, где иногда ночевали припозднившиеся гости. Сейчас домик казался заброшенным, и лунный свет отражался в его темных окнах.
        Джаред открыл дверь, молодые люди вошли в единственную комнату, и на них пахнуло сырым и затхлым воздухом нежилого помещения. Когда он взглянул на девушку, она затрепетала.
        — Зачем ты привел меня сюда?  — спросила Жасмин, отступив назад.
        — Дорогая, я хочу жениться на тебе, и сегодня же.
        — Ты обезумел!
        — Вовсе нет. Бежим со мной сегодня в Луизиану. Там мы быстро получим официальное разрешение. Только подумай, дорогая: через несколько часов мы сможем стать мужем и женой.
        Жасмин молила Бога уберечь ее от необдуманного поступка. Она понимала, что ни в коем случае не должна бежать с Джаредом, особенно после всего услышанного о нем. Как знать, в самом ли деле он хочет жениться на ней? А может, его предложение обычная уловка и Джаред намерен затащить ее в постель и добиться еще одной победы, как утверждала Мелисса?
        — Нет, Джаред, я не поеду с тобой,  — наконец вымолвила девушка.  — Мы не вправе ничего предпринимать, пока церковь не расторгла мой брак с Клодом.
        — Но юридически брак уже расторгнут,  — возразил Джаред.
        Жасмин покачала головой:
        — Этого недостаточно. Брак должен быть расторгнут и церковью.
        — Жасмин, мы обвенчаемся позже…
        — Нет!
        Джаред смотрел на девушку с недоумением.
        — Жасмин, что с тобой? Почему ты избегаешь меня?
        — Н… ничего.  — Она едва сдерживала слезы.
        — Но ведь час назад, когда мы танцевали, ты льнула ко мне! Что же изменилось? Может, тебя чемто напугали? Что произошло за столь короткое время?
        — Ничего. Прошу тебя, давай вернемся в дом.
        — Нет. Иди сюда, Жасмин.
        Девушка вновь попятилась, и Джаред раздраженно воскликнул:
        — Черт возьми! Да не бойся же меня!
        Он обнял Жасмин. Она хотела закричать, но Джаред закрыл ей рот поцелуем, настойчивым и требовательным. Уступив этому страстному натиску, Жасмин приоткрыла рот и обвила руками его шею.
        — Ах, Жасмин… Жасмин,  — прошептал Джаред, осыпая ее лицо и шею нежными поцелуями.  — Дорогая, никогда не убегай от меня! Я не перенесу такой утраты. Скажи, что так встревожило тебя сегодня — может, какая-то сплетня, подслушанная ненароком?
        Девушка оцепенела. Джаред слегка отстранился, обхватил ладонями лицо Жасмин и пытливо посмотрел ей в глаза.
        Девушка смахнула слезы. Она не могла сейчас отвечать на его вопросы. Да и сама не могла задавать их, боясь узнать что-то такое, что разрушило бы их отношения. Страх потерять Джареда заставил ее осознать, что она любит его! Вот почему, увидев его рядом с Мелиссой, Жасмин испытала такую безумную ревность! Вот почему сразу же не опровергла объявление об их помолвке! Она любила Джареда таким, каков он был,  — дерзким, настойчивым и несносным. И наверное, любила уже давно.
        И сейчас, когда Жасмин не отрываясь смотрела в прекрасные горящие глаза Джареда, правда открылась ей во всей своей наготе. Повинуясь внезапному порыву, Жасмин прильнула к его груди.
        — Дорогая, скажи, пожалуйста, что тебя тревожит?  — повторил Джаред. В его голосе слышалось такое страдание, что сердце девушки болезненно сжалось.
        — Потом.  — Жасмин прижалась щекой к его плечу.  — А сейчас обними меня!
        — О любимая!
        Джаред крепко обнял девушку и снова страстно поцеловал ее. Почувствовав, что Жасмин уступает ему, он скользнул рукой под декольте и начал ласкать ее грудь.
        — Господи, ты сводишь меня с ума, дорогая!  — простонал Джаред.
        Дыхание Жасмин участилось, и безудержное желание охватило ее. Она понимала, что должна воспротивиться ласкам Джареда, однако это было выше ее сил. Следующий поцелуй рассеял все сомнения девушки. В эту минуту Жасмин думала только о том, как дорог ей этот человек и как она хочет его. Освободив грудь девушки, Джаред обхватил губами сосок. Она вскрикнула от наслаждения. Когда же Джаред стал дразнить языком этот маленький бутон, Жасмин показалось, что она тает.
        Внезапно Джаред отстранился и посмотрел на Жасмин.
        — Дорогая, сегодня ты должна стать моей!  — взмолился он.  — Раз уж мы не можем обвенчаться, почему бы нам не стать мужем и женой этой ночью? Позволь мне любить тебя, Жасмин!  — И он указал на диван в углу комнаты.
        Его слова разрушили чары и напомнили девушке о том, что сказала Мелисса. Жасмин вдруг с ужасом осознала, что бесстыдно прижималась голой грудью к губам мужчины, словно развратная девица! Она сама льнула к Джареду, почти готовая отдать ему то, чего, по утверждению Мелиссы, он и добивался от женщин.
        — Нет!  — вскрикнула Жасмин, охваченная болью, страхом и смятением.  — Я не могу!
        Провожаемая недоуменным взглядом Джареда, она выбежала из домика и бросилась к особняку.



        Глава 17

        Хотя вечером Жасмин очень устала, утром она поднялась рано, чтобы отправиться с Мэгги к мессе. Джаред, как всегда по воскресеньям, приехал за ними в назначенное время. По дороге в собор Святой Марии девушка не проронила ни слова и старалась не встречаться взглядом с Джаредом. Едва они вернулись в «Приют магнолий», она, извинившись, поднялась к себе. Вскоре в комнату зашла Сара и сказала, что Джаред просит молодую госпожу вернуться. Взяв бархатную коробочку с изумрудами, Жасмин спустилась по лестнице.
        Заметив коробочку в руках девушки, Джаред нахмурился.
        — Дорогая, надеюсь, ты не откажешься поехать со мной на прогулку? По-моему, нам нужно поговорить.
        Жасмин увидела, что Джаред насторожен и обеспокоен, и ей стало не по себе. Она не знала, как поступить. Однако девушка все-таки поняла, что время для разговора еще не пришло: она до сих пор не оправилась от потрясения после событий минувшей ночи.
        — Джаред, мне очень жаль, но я утомлена и хотела бы вздремнуть.
        Не дожидаясь ответа, Жасмин сунула бархатную коробочку в руку Джареду и поспешила наверх. Оказавшись в своей спальне, она устыдилась того, что слишком резко обошлась с человеком, проявившим к ней такую доброту. Между тем сейчас Жасмин более всего нуждалась в уединении и испытывала настоятельную потребность разобраться в своих чувствах и мыслях, прежде чем высказать Джареду подозрения, основанные на словах Мелиссы Пиви.


        Через несколько дней, в среду, когда Жасмин собиралась в приют, неожиданно появился Джаред.
        — Ты едешь в «Святую Марию»? Я отвезу тебя.
        — Не беспокойся.  — Жасмин насторожилась.  — С минуты на минуту за мной заедет Эфраим.
        — Когда я приехал, Эфраим уже ждал тебя возле дома,  — улыбнулся Джаред.  — Я попросил старика кое-что сделать для меня в городе, заверив его, что сам отвезу тебя в приют.
        Жасмин избегала совместных поездок с Джаредом, поскольку после откровений Мелиссы ее все еще мучили сомнения.
        — Я буду весь день шить занавески с сестрой Филоменой и не знаю, когда мы закончим. Зачем тебе тратить столько времени?
        — Я отвезу тебя, дорогая. Мне хочется повидать детей, и нужно обсудить кое-что с матерью Мартой.
        Уступив настояниям Джареда, Жасмин села с ним в ландо. Они ехали по тенистым улицам в мягком тепле последних дней сентября. Наконец Джаред смущенно заговорил:
        — Жасмин, насчет той ночи, в субботу… Я хочу извиниться перед тобой, дорогая. Я немного перебрал спиртного и не сдержал чувств, хотя обычно… Ладно, как бы то ни было, дорогая, надеюсь, я не отпугнул тебя навсегда… Такое больше не повторится… — Он улыбнулся.  — По крайней мере пока мы не поженимся.
        Необычайно тронутая его искренним раскаянием, девушка потупила взгляд. Но тут же ее снова охватили сомнения. А что если вовсе не спиртное толкнуло Джареда на безрассудный поступок?
        — Жасмин!  — Удивленный затянувшимся молчанием девушки, Джаред внимательно взглянул на нее.  — Принимаешь ли ты мои извинения?
        Его глаза выражали такое смятение, что Жасмин, сжалившись над ним, кивнула.
        С облегчением вздохнув, Джаред добавил:
        — Но кажется, ты до сих пор сердишься, что я объявил о нашей помолвке?
        — Джаред, полагаю, ты догадываешься, что это было… несколько преждевременно. К тому же ты нарушил данное мне обещание.
        — Душа моя, еще раз покорнейше прошу прощения. Прояви милосердие к влюбленному! Ты же не сомневаешься, что вскоре мы поженимся?
        — Нет,  — ответила Жасмин.
        В приюте Джареда сразу же окружили веселые маленькие девочки. Он начал угощать их конфетами, а Жасмин, улыбнувшись, ушла. Поднимаясь по лестнице, она заметила, что даже всегда озабоченная мать Марта оживилась при встрече с Джаредом.
        «Боже милосердный,  — подумала девушка, миновав лестничную площадку,  — почему же я усомнилась в таком прекрасном человеке? Ведь Джаред куда честнее, чем Мелисса Пиви! И с какой стати я поверила словам завистливой и злобной девицы?»
        Чувство вины перед Джаредом все усиливалось, пока Жасмин вместе с сестрой Филоменой шила муслиновые занавески. Девушка знала, что щедрый дар Джареда пошел на оплату этой ткани и на многое другое, что должно было обновить приют и сделать его более уютным.
        Через полчаса Джаред поднялся в комнату вместе с матерью Мартой. Монахиня сияла.
        — Жасмин,  — начала настоятельница,  — у мистера Хэмптона есть великолепная идея. Он хочет устроить для приюта благотворительный день.
        — Мы пришли спросить, что ты и сестра Филомена думаете об этом,  — улыбнулся Джаред.  — Полагаю, мы могли бы устроить этот день примерно через месяц на старом испанском плацу. Погода в это время обычно стоит чудесная. Я приглашу семейный цирк Финнеган, очень популярный здесь года два назад.
        — А нанять цирк — это очень дорого?  — спросила Жасмин.
        Джаред пожал плечами:
        — Цирковое представление я оплачу, это будет моим вкладом. А вам, леди, придется собрать церковных активисток, приготовить еду, разбить торговые палатки, продавать билеты…
        — Продавать билеты?  — удивилась Жасмин.
        — Да. Мы с матушкой Мартой считаем, что нужно брать по двадцать пять долларов за цирковое представление и обед. Конечно, это довольно высокая цена, но все деньги пойдут на нужды приюта. Кроме того, продажа товаров в торговых палатках принесет дополнительный доход.
        — Неплохая мысль!  — воскликнула Жасмин.
        — В самом деле!  — поддержала ее сестра Филомена.
        — Уверен, жителям Натчеза это понравится. Мы попросим семьи, которые придут на представление, взять в этот день шефство над одной из сирот.  — Джаред взглянул на настоятельницу.  — Я уже говорил матери Марте, что девочкам очень нужна полноценная семья. А это отличный способ познакомить детей с горожанами.
        — Ах, Джаред, это замечательно!  — обрадовалась Жасмин.  — Но вдруг семей не хватит на всех девочек? Ведь несправедливо оставить кого-то без внимания.
        — В приюте шестьдесят пять девочек,  — заметил Джаред.  — Неужели не найдется шестидесяти пяти семей, готовых поддержать одного ребенка? Кроме того, это цирковое представление привлечет общество Натчеза, и никто не захочет пропустить его. А если уж нам удастся пристроить не всех детей, оставшихся я возьму на себя.
        Услышав это, монахини начали растроганно благодарить Джареда. Жасмин же, опустив глаза и едва сдерживая слезы, пыталась сосредоточиться на шитье. Джаред так опекает детей из приюта, хотя он даже не католик — пока! Девушка почувствовала себя худшей из предательниц. Как же она могла усомниться в нем? И в этот момент Жасмин решила при первой возможности рассказать Джареду о наветах Мелиссы.
        — Жасмин?
        — Да?  — Девушка обвела глазами Джареда и монахинь.
        — Как по-твоему, наш праздник удастся?
        — Думаю, он приведет всех в восторг!  — Сделав дрожащими руками стежок, девушка уколола палец.  — Ой! Джаред и монахини рассмеялись.
        — Вот что, леди, я не допущу, чтобы вы шили эти бесконечные швы вручную,  — заявил Джаред.  — Я куплю для вас швейную машину. Такая уже есть у моей тети. Что ты думаешь об этом, Жасмин?
        Девушка с восхищением посмотрела на Джареда.
        — Думаю, ты слишком добр.
        — Вовсе нет, дорогая.  — Джаред нахмурился, заметив слезы в светло-зеленых глазах девушки, и осторожно потер ее уколотый палец.  — Ну полно, милая. Это сущий пустяк. И не стоит из-за этого плакать.
        — Конечно,  — прошептала Жасмин, глядя на него влюбленными глазами.  — Я вовсе и не плакала.
        Ближе к вечеру Джаред отвез девушку в дом тетушки Чарити и сказал, что спешит на собрание и ужин в масонскую ложу.
        Жасмин огорчилась, что так и не успеет сегодня откровенно поговорить с ним обо всем.
        Теперь она не верила, что такой прекрасный человек, как Джаред, способен на то, о чем рассказывала ее соперница. Помимо всего прочего, Жасмин больше не хотела ничего скрывать от любимого и надеялась, что, сделав шаг к сближению с Джаредом, узнает и о его прошлом. Еще не дав ему слова, девушка вдруг поняла, что пропала. В ней вспыхнула страстная любовь к Джареду. Что ж, значит, пора устранить все препятствия и вместе строить планы на будущее.
        Рассудок подсказывал девушке, что следует отложить разговор с Джаредом на следующий день, но она не смогла бы уснуть, не увидев его!
        В девять вечера Жасмин накинула шаль и осторожно спустилась вниз. Светильники на первом этаже не горели, и слуг тоже не было видно. Девушка быстро направилась к двери и, выскользнув на улицу, с облегчением вздохнула.
        В этот холодный и ясный вечер в темном, усыпанном звездами небе ярко сиял месяц. Ступив на подъездную аллею и услышав уханье совы над головой, Жасмин вдруг испугалась и пожалела о своем опрометчивом поступке. Ей казалось, будто за деревьями таится неведомая опасность и отовсюду за беглянкой следят внимательные глаза. Да, напрасно она решилась выйти из дому одна в такую темную ночь. Хотя в Натчезе стало несколько спокойнее по сравнению с прежними временами, но до сих пор, особенно в порту, ошивалось много сомнительных личностей.
        Быстро идя по Вудвиллской дороге, Жасмин старалась подавить страх. Раз уж она решила добраться до ХэмптонХолла, значит, надо смириться с неизбежным.
        Увидев, что в доме Джареда горит яркий свет, девушка испытала глубокое облегчение. Она постучала в парадную дверь, и Мари Бернар, открыв ей, удивилась столь неожиданному и позднему визиту.
        — Ну и ну! Входите, мисс Жасмин! Какой приятный сюрприз!
        — Здравствуйте, Мари. Извините, что я пришла в такое время. Мистер Джаред дома?
        — Да-да, конечно, только что приехал. Раздевайтесь, пожалуйста.
        — Спасибо, Мари.  — Жасмин отдала ей капор и шаль.  — Он в кабинете?
        — Да, мисс. Доложить о вас?
        — Не беспокойтесь, Мари.  — Девушка направилась к кабинету и, постучав, вошла в небольшую уютную комнату.
        Джаред сидел за столом, углубившись в бухгалтерскую книгу. Он сосредоточенно хмурился, отчего его мужественное лицо казалось еще более привлекательным.
        — Дорогая! Какая приятная неожиданность!  — воскликнул он, увидев Жасмин.
        — Добрый вечер, Джаред.
        Он поднялся, подошел к Жасмин и поцеловал ее.
        — Твой визит — большая честь для меня. Скажи, что привело тебя сюда в столь поздний час? И как же ты добралась? Неужели тебя привез Эфраим? Вот что значит настоящая преданность!
        — По правде сказать, я дошла пешком.
        — Пешком? Неужели всю дорогу от «Приюта магнолий» ты шла одна по темным улицам?
        — Но ведь со мной ничего не случилось!
        — Разве ты не знаешь, что ходить вечером по улицам Натчеза опасно? Кстати, как раз сегодня Том Литере заметил, что недавно усилили дозор, состоящий из добровольцев, в связи с серией ограблений рядом с утесом.
        Жасмин понимала, что совершила безрассудный поступок. К тому же она никак не могла избавиться от ощущения, что кто-то следил за ней. Однако теперь уже все миновало.
        — Джаред, я цела и невредима, но впредь обещаю тебе быть осмотрительнее.
        — Ладно. А теперь рассказывай, что заставило тебя прийти сюда в этот час?
        — Я хотела поговорить с тобой.
        — О чем же?
        Девушка внезапно растерялась. И только после того, как Джаред усадил ее рядом с собой на кожаный диванчик возле камина, в котором потрескивал огонь, она сказала:
        — Я пришла поговорить о приеме, устроенном твоей тетушкой.
        — Ага! Так я и думал. Неужели ты все еще сердишься, что я объявил о нашей помолвке?
        — Нет, это не так, точнее, не совсем так. На самом деле я хотела поговорить насчет Мелиссы.
        — И в чем же дело?
        По мере того как Жасмин рассказывала, о чем поведала ей Мелисса, Джаред все больше мрачнел. Когда она закончила, он тихо выругался и подошел к занавешенному окну.
        — Проклятие!  — В глазах Джареда сверкал гнев.  — Значит, эта наглая тварь попыталась настроить тебя против меня таким подлым образом!  — Он посмотрел на Жасмин с удивлением и обидой.  — И ты поверила ей? Неужели поверила, что мы с тетей сумасшедшие?
        — Нет-нет!  — горячо возразила девушка, почувствовав себя очень несчастной.  — Но, Джаред, я многого не знаю о тебе: ни о том, что случилось с твоими родителями, ни о твоем увлечении карточной игрой, ни о том… что произошло между тобой и Мелиссой.
        Джаред вздохнул:
        — Извини, дорогая, но сейчас я не готов рассказать тебе о моих родителях… пока не готов. Что касается карт… Да, я ездил на «Волшебницу» играть в карты, и не раз. Кроме того,  — сделав паузу, Джаред смущенно улыбнулся,  — у меня было несколько женщин — не леди, учти, а женщин… — Подойдя к Жасмин, он взволнованно продолжил: — Мне тридцать лет. Не думаешь же ты, что я жил как монах! В моей душе была пустота, и порой я пытался заполнить ее.  — Джаред сел рядом с девушкой и взял ее за руку.  — Но знай, душа моя, с момента нашей встречи для меня не существует никого, кроме тебя. И после той ночи на «Речной волшебнице» у меня ни разу не возникало желания поиграть в карты-и едва ли когда-нибудь возникнет.
        — А Мелисса?  — спросила Жасмин. Джаред пригладил волосы.
        — Мы действительно были обручены. Но все остальное, рассказанное ею, ложь. Я никогда не соблазнял Мелиссу.
        — А почему ты расторг помолвку с ней? Это было по твоей инициативе?
        — Да. Прости, Жасмин, кодекс чести джентльмена не позволяет мне рассказать об этом.  — Я могу только повторить: в том, что произошло между мной и Мелиссой, моей вины нет. А что касается всего остального, дорогая, прошу, просто доверяй мне. Иногда тебе придется полагаться на мое слово.
        — Что ж,  — помолчав, сказала Жасмин.  — Ведь и ты поверил мне, хотя, увидев меня в реке той ночью, мог подумать бог знает что. И все же всегда обращался со мной, как с леди.
        — Потому что ты и есть леди.  — Джаред поднес к губам руку девушки.
        — Джаред, а когда ты расскажешь мне о своих родителях? Облачко печали набежало на лицо Джареда.
        — Со временем, дорогая, обещаю тебе. А пока…
        — А пока я постараюсь верить твоим словам.
        — Ах, моя милая!  — Джаред обнял ее.  — Я так люблю тебя! Господи, не могу дождаться, когда ты станешь моей женой!  — И он жадно припал к губам девушки.
        Когда Джаред провожал Жасмин домой, она не чуяла под собой ног.



        Глава 18

        Утром, когда Жасмин занималась с Мэгги, ее вновь охватили сомнения. «Странно,  — думала она,  — находясь с ним, я подпадаю под его очарование, и все мои сомнения исчезают. Но в его отсутствие они возвращаются».
        Девушка была благодарна Джареду и за то немногое, что он рассказал ей. Возможно, когда-нибудь им удастся построить отношения, основанные на взаимном доверии. Жасмин очень хотелось верить, что Джаред любит ее. Однако на многие вопросы она еще не получила ответы.
        Тетушка Чарити пригласила девушку посетить днем собрание Натчезского общества противников азартных игр. Помня об этом, Жасмин зашла к себе в комнату переодеться. Застегивая свое элегантное платье, она размышляла о комизме сложившейся ситуации — мисс Чарити состоит в обществе противников азартных игр, а ее племянник время от времени предается этому занятию. Тетушка Чарити объяснила Жасмин, что основной целью общества является избавление Натчеза от карманных воришек, игроков и прочего сброда. Слишком много сомнительных людей появилось в городе. В недалеком прошлом комитет бдительности общества предъявил несколько ультиматумов подобным типам, потребовав, чтобы они в течение двух дней покинули город, после чего улицы снова стали безопасными.
        Жасмин едва успела причесаться, как в комнату вошла Чарити Хэмптон в шелковом сером платье с кружевным воротничком.
        Девушка надела шляпку.
        — Я задержала вас?
        — Нет, дорогая. Нам надо выехать в половине второго. Я зашла к тебе в надежде, что мы успеем несколько минут поговорить.
        — С удовольствием. Присаживайтесь, пожалуйста.
        Тетушка Чарити села в кресло, а Жасмин устроилась на кровати напротив нее.
        — Что вас беспокоит, мисс Чарити?
        — Прежде всего, дорогая, я хотела бы извиниться за опрометчивое поведение моего племянника в субботу вечером. Надеюсь, ты простишь его за поспешное объявление о вашей помолвке? Ты ведь ничего не знала о его планах?
        — Ничего. А вы слышали о планах Джареда?
        Тетушка Чарити всплеснула руками.
        — Видит Бог, дорогая, я тоже ни о чем не подозревала, иначе убедила бы мальчика не делать этого. Я, конечно, понимаю, что он очень упрям, Жасмин, но заверяю тебя: сердце у него есть. А как складываются ваши отношения после этого?
        — В чем-то лучше, а в чем-то… — Девушка покачала головой.
        — Дорогая, я целый день думала, беседовать ли с тобой об этом. Видишь ли, в субботу вечером я заметила, как Мелисса Пиви отвела тебя в сторонку. А кроме того, обратила внимание, что после этого между тобой и Джаредом возникла напряженность. Полагаю, Мелисса рассказала тебе о своей неудачной помолвке с моим племянником, не так ли?
        — Да.  — Жасмин удивила наблюдательность тетушки Чарити, а также и то, что та подметила неровность ее отношений с Джаредом.
        Мисс Чарити вздохнула.
        — Думаю, Мелисса изложила в выгодном для себя свете историю своей помолвки с моим племянником. А вот Джаред, как истинный джентльмен, никогда не обмолвится об истинной причине их разрыва. Более того, мальчик страшно разозлится на меня, узнав, что я все тебе рассказала. Но я должна это сделать.
        Жасмин замерла.
        — О чем вы хотите мне рассказать?
        — Видишь ли, вскоре после публичного объявления о помолвке Джаред застал Мелиссу в саду за домом ее родителей со своим другом. Мелисса была в этот момент… гм… обнажена по пояс. Джаред вызвал этого джентльмена на дуэль…
        — О Боже! И убил?..
        Тетушка Чарити покачала головой:
        — Нет, ранил. Вскоре после этого тот человек уехал из Натчеза, скрываясь от позора, а Джаред отказался от своих обязательств по отношению к Мелиссе.
        — Я не могу упрекнуть его за это,  — заметила Жасмин.  — Так, значит, ответственность за расторжение помолвки лежит на Мелиссе? А ведь она сказала мне, что Джаред бросил ее!
        — Не сомневаюсь, что она солгала тебе. Увидев, как Мелисса отошла с тобой в сторонку, я поняла, что она попытается поссорить тебя с Джаредом.
        — Вы правы, мисс Чарити. Спасибо, что рассказали мне правду.
        — Думаешь, теперь у тебя с Джаредом все наладится?
        — Думаю, да.  — Жасмин покраснела.  — Признаться, я…
        — Любишь Джареда?
        — Вы все знаете!
        — Вы созданы друг для друга,  — серьезно сказала тетушка Чарити.  — Прошу тебя, Жасмин, не допускай, чтобы что-то встало между вами.
        — Мисс Чарити, остался еще один вопрос…
        — Да, дорогая?
        — Мелисса также сказала… сказала мне по секрету, будто все общество Натчеза смеется надо мной.
        — Почему, дорогая?
        — Из-за… моего низкого происхождения. Она утверждала, что, по мнению людей, Джаред намерен вступить в неравный брак.
        — Вздор!  — возмутилась тетушка Чарити.  — Какая неслыханная наглость!  — Она подалась вперед.  — Знай же, дорогая, дед Мелиссы приехал в эту страну простым лакеем!
        — Вы шутите!
        — Ничуть. Семейство Пиви не имеет никакого отношения к знати. Отец девушки, Эдгар, начинал свою карьеру здесь, в Натчезе, без единого фартинга в кармане, а потом нажил себе состояние, занявшись торговлей лесоматериалами. Пойми, Жасмин, подобным образом нажили состояние многие весьма почтенные жители нашего города. Таким людям нет никакого дела до чьего-то происхождения. Убеждена, никто из них не смеялся над тобой! Поверь мне. Более того, все мои друзья нашли тебя очаровательной.
        — Спасибо, ваши слова принесли мне огромное облегчение!
        — Очень рада, что мы с тобой успели поговорить,  — отозвалась тетушка Чарити.  — Ну что, поедем, дорогая? Жасмин кивнула.
        — Мисс Чарити, а как погибли родители Джареда? Пожилая леди опечалилась.
        — Племянник так и не сказал тебе, как потерял Джорджа и Элизабет?
        — Нет.
        Тетушка Чарити тяжело вздохнула:
        — Извини, дорогая, но, по-моему, рассказать тебе об этом должен сам Джаред. Надеюсь, ты понимаешь меня?..
        Жасмин улыбнулась:
        — Конечно.
        Но она ничего не понимала.


        Вечером Жасмин и тетушка Чарити в сопровождении Джареда отправились на концерт в филармонию. Девушке очень хотелось остаться наедине с Джаредом и все расставить по своим местам. Она решила признаться ему в любви и попросить прощения за свое недоверие. Но такой возможности не представилось. Вернувшись в «Приют магнолий», они втроем сели пить кофе в гостиной. Внезапно туда вошла сонная Мэгги в ночной рубашке и с книгой под мышкой. Девочка сказала, что не может заснуть, и просила почитать ей сказку. Джаред извинился и пошел с Мэгги наверх. Жасмин поняла, что Джаред, уложив девочку, уедет к себе. Отправиться к нему одна она уже не решилась бы, поэтому сейчас мучительно размышляла о том, как изыскать возможность поговорить с Джаредом.
        И вдруг девушку осенило. Она быстро пошла в библиотеку и написала Джареду записку: «Встретимся в летнем домике в полночь. Целую, Жасмин».
        На губах Жасмин играла улыбка, когда она спрятала записку за корсаж. Прошло немного времени, и девушка, поцеловав Джареда на прощание, сунула записку ему в руку.


        Через два часа Жасмин поспешила в летний домик. В прохладном ночном воздухе пахло осенними цветами. В пруду квакали лягушки. Небо было усыпано звездами. «Какая прекрасная ночь»,  — подумала девушка, но внезапно ее снова охватило неприятное чувство, будто кто-то наблюдает за ней.
        Войдя в домик, она закрыла за собой тяжелую дверь, прислонилась к ней спиной и перевела дух. Тревога не покидала Жасмин, пока глаза ее не привыкли к темноте. Осмотревшись, она поняла, что здесь никого нет.
        В комнате возле окна стоял узкий диван, на который Джаред указал ей в ту ночь.
        Джаред! Жасмин безумно хотелось побыть с ним наедине и рассказать о своих чувствах. Придет ли он? Как отнесся к ее приглашению?
        — О Господи, хоть бы Джаред появился поскорее, иначе я сойду с ума от страха!
        И он появился.
        Жасмин затаила дыхание, когда со скрипом открылась дверь, но, увидев Джареда, вздохнула с облегчением.
        — Жасмин, все это — довольно странно.
        — Мне нужно было увидеться с тобой!
        — Но, дорогая, ты провела со мной весь вечер.
        — Наедине,  — уточнила Жасмин.
        — Наедине?  — Джаред улыбнулся.  — А не хочешь ли ты поцеловать меня?
        Жасмин бросилась в объятия Джареда и страстно поцеловала его.
        Через несколько секунд Джаред мягко, но решительно отстранился.
        — Боже мой, дорогая!  — Голос его дрогнул.  — Ты не должна так целовать меня! Тем более когда мы одни.
        — Почему?  — удивилась Жасмин. Он обхватил ее лицо ладонями.
        — Дорогая, что ты задумала?
        Девушка пристально посмотрела в глаза Джареду.
        — Я люблю тебя.
        — О Жасмин! Как я мечтал услышать от тебя эти слова!
        — Это правда — я очень люблю тебя!  — Жасмин прильнула к нему.  — И жалею, что сомневалась в тебе.
        — Сомневалась во мне? Но с чем это связано, дорогая?
        — С Мелиссой,  — призналась девушка и, заметив его озадаченный взгляд, пояснила: — Тетушка Чарити рассказала мне, как Мелисса предала тебя.
        — Вот оно что!  — Джаред отошел к окну.  — Тетя была не вправе говорить тебе это!
        — Джаред, пожалуйста, не сердись! Я знаю, как важны для тебя вопросы чести. Но твоя тетя… догадалась, что Мелисса встала между нами, поэтому и поведала мне правду.
        Джаред повернулся к девушке и с горькой обидой спросил:
        — Значит, ты не поверила мне, когда я сказал, что не виноват в разрыве с Мелиссой?
        Жасмин опустила глаза.
        — Поверила, но не до конца.
        Джаред усмехнулся:
        — Признайся, ты тоже считаешь меня сумасшедшим?
        — Нет, Джаред, нет! Я очень жалею, что прислушалась к словам Мелиссы! Но после предательства отца и Клода… мне было трудно поверить тебе.
        — Несмотря на мою любовь?
        — Я тоже люблю тебя,  — прошептала Жасмин.
        — Неужели?
        Девушка почувствовала себя несчастной, поняв, что не нашла нужных слов. Вместо того чтобы наладить отношения с любимым, она только испортила их, признавшись, что не доверяла ему!
        Заметив боль в глазах Джареда, Жасмин догадалась, что должна сделать. Только это заставит Джареда поверить, что она любит его. Затрепетав, девушка коснулась руки Джареда.
        — Дорогой, я готова отдаться тебе!
        Изумленный Джаред отступил.
        — Жасмин, что такое ты говоришь?
        — Я люблю тебя и готова отдаться тебе. О Джаред!  — Она обняла его дрожащими руками.  — Ночью в субботу ты просил меня соединиться с тобой навсегда, но я испугалась.
        — Дорогая, ты поступила правильно. Я слишком много выпил в ту ночь и просил невозможного!
        — Нет! В ту ночь я боролась со своими чувствами. Такая просьба не показалась бы чрезмерной женщине, которая беззаветно верила бы в тебя и твою любовь.
        — Но, Жасмин, а как же быть с церковным браком, с твоей конфессией…
        — Ты важнее для меня, чем все это,  — дрожащим голосом сказала девушка и добавила: — Я боялась доверять тебе, Джаред, после всего того, что случилось со мной. И признаюсь, в субботу ночью была не готова к такому шагу.
        — Жасмин!  — Джаред обнял девушку и прижал к своей груди. Его рука пробежала по ее волосам. Жасмин слышала, как неистово бьется сердце ее любимого.  — О дорогая, ты даже не представляешь, как нужна мне! Не знаешь, как искушаешь меня сейчас!
        — Возьми меня, Джаред!
        — О Господи! Мы не должны этого делать, Жасмин.
        — Неужели тебя надо упрашивать?
        — Упрашивать?  — усмехнулся Джаред.
        Жасмин растерялась, когда он отстранился от нее, но тут же увидела, что Джаред подошел к окну и задернул тяжелые шторы.
        — Дорогая, ты уверена?  — взволнованно спросил он.
        Девушка кивнула, убежденная в том, что сознает всю серьезность такого шага. Да, она хотела стать возлюбленной Джареда, безраздельно отдать ему себя, соединиться с ним.
        — Пока нас не обвенчает церковь, давай обвенчаемся в наших сердцах.
        — О любимая!
        Джаред крепко прижал Жасмин к своей груди. Его сильные руки, дрожа, нетерпеливо скользнули по груди девушки. Он быстро расстегивал перламутровые пуговки на платье, шепча ласковые слова и целуя ее. Наконец, пальцы Джареда скользнули под сорочку и сжали обнаженную грудь Жасмин.
        — О Джаред!  — У девушки перехватило дыхание, она почувствовала, как ее соски набухают от прикосновения его пальцев, а тело трепещет от возбуждения.
        — Теперь ты моя!  — страстно прошептал Джаред.
        — Я стала твоей в тот миг, когда ты заметил меня в реке.
        — Я сразу влюбился в тебя,  — сказал Джаред с таким чувством, что девушка расплакалась.  — Дорогая, не плачь!  — Он еще крепче прижал ее к своей груди.
        Жасмин не стыдилась слез счастья.
        — Я плачу, потому что ты замечательный человек, Джаред. Ты был так добр ко мне и всегда верил в меня. А я постоянно сомневалась. Простишь ли ты меня?
        — Мне не за что прощать тебя.  — Джаред улыбнулся.  — И кроме того, твоя скромность действовала на меня возбуждающе.
        — Вот как? Значит, после сегодняшней ночи я уже не буду возбуждать тебя?
        — Ты всегда будешь пробуждать во мне страсть.
        С этими словами Джаред подхватил девушку, отнес на диванчик и поставил на ноги. Лунный свет проникал в комнату сквозь щель между шторами. Раздевая Жасмин, освещенную этим серебристым светом, Джаред ласкал глазами ее тело. Она задрожала от желания, когда ее одежда упала на пол. Джаред осторожно снял с девушки сорочку, нижние юбки, панталоны и чулки. Странно, но она ничуть не смущалась, когда он с вожделением рассматривал ее. Прикосновения пальцев Джареда казались восхитительной пыткой и воспламеняли Жасмин.
        — Ты очень красива, любимая, необычайно красива!  — Джаред распустил ее волосы и зарылся в них лицом.
        Обнаженная Жасмин легла на диван и, улыбаясь, наблюдала, как раздевается Джаред. Он нетерпеливо сорвал с себя одежду, и через несколько мгновений лунный свет осветил его мускулистую грудь и плоский живот. Увидев возбужденную плоть Джареда, Жасмин почувствовала безумное желание. Сейчас, глядя на обнаженного мужчину, она тоже не испытывала ни тени смущения. Более того, без малейшего страха ждала его прикосновений. Жасмин чувствовала только любовь и желание.
        Наконец Джаред накрыл собой ее стройное тело. Ощущение его упругой плоти, упершейся в ее живот, сводило девушку с ума. Жасмин предвкушала мгновение, когда это орудие любви проникнет в нее.
        — Я люблю тебя,  — прошептал Джаред, целуя ее.
        — Я тоже очень люблю тебя!
        Джаред прильнул к губам девушки в долгом и страстном поцелуе, потом нежно скользнул губами по ее стройной шее, переместился ниже, поглаживая ладонями груди девушки и лаская языком соски. Жасмин извивалась под ним, наслаждаясь неведомыми ей прежде ощущениями и задыхаясь от возбуждения. Она шептала Джареду слова любви, погрузив пальцы в его шелковистые волосы. Потом Жасмин прошлась ладонями по широким плечам и спине любимого, скользнула по его груди к плоскому животу. Джаред застонал, и его ладонь тут же оказалась на холмике между ног девушки. Жасмин выгнулась всем телом навстречу этому прикосновению.
        — Ты хочешь меня!  — уверенно заявил Джаред и, раздвинув бедра девушки, стал поглаживать ее влажный бутон.
        — О да, я хочу тебя!  — Глаза Жасмин потемнели от страсти.
        Джаред боялся потерять контроль над собой. Невероятное напряжение угрожало скорым и неминуемым взрывом.
        — Дорогая, я не могу больше ждать…
        — И не жди.
        Раздвинув бедра девушки, Джаред прижался своей возбужденной плотью к ее лону и тут же заметил, что она поморщилась.
        — Проклятие, я сделал тебе больно!
        — Нет-нет, Джаред. Я хочу тебя, хочу полной близости с тобой…
        Жасмин подалась навстречу Джареду. Ее любовный пыл, страстные и невинные движения кружили ему голову. Джаред понял, что она принадлежит теперь ему и только ему. При мысли о том, что он первая и последняя любовь этой девушки, Джаред испытал ни с чем не сравнимое наслаждение.
        — Боже, любимая, сейчас ты отдашь мне…
        — То же, что и ты мне.  — Жасмин притянула к себе его голову.  — Пожалуйста, Джаред, скорее!
        Она просит его! Джаред чуть не закричал от восторга. Его возбуждение все нарастало, он растворялся в тепле и аромате Жасмин. Твердая плоть Джареда преодолела препятствие, и его губы заглушили крик боли, готовый вырваться из груди девушки. Джаред почувствовал, как напряглась Жасмин, но, охваченный безудержным желанием, уже не мог остановиться. Не владея собой, он упивался ее податливостью и неопытностью. Прижав девушку к себе, Джаред вошел еще глубже и ощутил, что она приняла его. Ему казалось, что он умрет от наслаждения.
        Девушку захлестнули радость и боль. Первые мгновения испугали Жасмин. Неужели ее лоно сможет принять это огромное твердое орудие любви? Она боялась, что Джареду никогда не удастся проникнуть в нее. И все же он сделал это… У Жасмин перехватило дыхание, и она инстинктивно подалась назад, но страх потерять Джареда удержал ее. Невыносимые и восхитительные ощущения захлестнули девушку, и она полностью отдалась во власть Джареда.
        — О Боже, как ты прекрасна!  — простонал он, начав двигаться в ней все быстрее и быстрее. Боль Жасмин немного утихла, и она постаралась расслабиться и принять Джареда целиком. Проникая в Жасмин все глубже, Джаред испытывал неземное блаженство. Лицо Жасмин пылало, она едва дышала. Однако ей хотелось чего-то большего, но она не знала, чего хочет и как это получить.
        И тогда руки Джареда скользнули к ней под талию.
        — Иди ко мне!  — попросил он. Как только Жасмин выгнулась навстречу ему, Джаред обхватил ее упругие ягодицы. Еще секунда — и они оба вознеслись на небеса. В последний раз содрогнувшись, Джаред наполнил ее своим семенем, и его голова упала на подушку.


        — Как ты себя чувствуешь?
        — Прекрасно.  — Жасмин чуть вздрогнула, когда Джаред вышел из ее лона.
        Он протянул руку, и девушка ощутила платок у себя между ног.
        — Джаред…
        — Лежи, любимая. У тебя кровь.
        — А разве так не должно быть в первый раз?
        — Должно, дорогая.  — Джаред поцеловал девушку.  — Но может, я был слишком страстным. Жасмин улыбнулась:
        — Я тоже была страстной.
        — О да, любимая, ты тоже была страстной.  — Джаред вздохнул.  — Мне очень хотелось бы провести с тобой всю ночь, Жасмин. Но думаю, тебе лучше одеться, и я провожу тебя домой, пока там не заметили твоего отсутствия.
        Девушка огорчилась, что он так быстро покинет ее.
        — Джаред, я… — Жасмин опасалась, что разочаровала его.
        — Я люблю тебя, дорогая, но сейчас тебе нужно вернуться домой.
        — Я тоже люблю тебя, Джаред.  — Девушка поднялась и потянулась за одеждой.



        Глава 19

        Жасмин проснулась с первыми лучами солнца. Потянувшись, она почувствовала боль внизу живота и тотчас вспомнила, что прошлой ночью отдалась Джареду. Улыбаясь, она перебирала в памяти упоительные моменты их близости, но потом ее вновь одолели сомнения.
        Жасмин не жалела о случившемся, понимая, что только полное соединение их душ и тел могло доказать Джареду, как она любит его и доверяет ему. Однако, лишив ее невинности, он повел себя странно — так, словно они были едва знакомы. Не разочаровала ли она его?
        Но Жасмин не успела все обдумать, поскольку на этот день запланировала множество дел: сначала позаниматься с Мэгги, потом вместе с мисс Чарити посетить несколько знатных семей и заручиться их согласием поддержать благотворительное цирковое представление для девочек из сиротского приюта. До приезда цирка из Нового Орлеана оставалось меньше четырех недель. Церковные активистки уже продавали билеты, изготовляли сувениры для продажи в киосках, собирались приготовить грандиозный обед и закуски для продажи в буфетах во время представления.
        Последние несколько дней Жасмин не виделась с Джаредом наедине. Они посетили лошадиные бега и званый ужин. Все остальное время Жасмин занималась подготовкой к представлению, обучала Мэгги и помогала Мари Бернар обновить Хэмптон-Холл. Ремонт дома продвигался успешно. Из Нового Орлеана доставили ткани, прислуга меняла обивку мебели и шила новые драпировки. Для штукатурных и прочих работ было нанято несколько местных мастеров.
        Однажды Джаред предложил Жасмин провести с ним весь следующий день.
        — Я возьму тебя в Видалию, дорогая, и покажу мою хлопковую плантацию.
        Девушка попыталась отказаться, сказав, что слишком занята.
        Джаред улыбнулся:
        — Значит, отмени все дела.


        На следующее утро они направились в город в коляске Джареда. Деревья уже начали желтеть, а в воздухе пахло прелой листвой.
        Хотя они молчали, девушке было очень приятно в обществе Джареда. То, что он пригласил ее посмотреть свою плантацию, свидетельствовало о твердости его намерений. Как всегда в присутствии Джареда, сомнения Жасмин исчезли, хотя ни один из них не упоминал о том, что произошло в летнем домике.
        Едва коляска спустилась к Силвер-стрит, Жасмин окинула взглядом ветхие домики и улыбнулась:
        — Я вспомнила, как мы проезжали здесь в первый раз, когда ты заставил меня надеть штаны.
        — К этому меня вынудили обстоятельства. Ты сошла с парохода, арендованного карточными игроками, поэтому секретность была необходима. А сегодня ты сядешь на паром со своим женихом.
        Жасмин обрадовалась, что Джаред назвал себя ее женихом, тем самым подтвердив намерение жениться на ней.
        — Да, моя жизнь с тех пор очень изменилась.
        — Надеюсь, к лучшему?  — улыбнулся Джаред.
        — Ода!
        Добравшись до шумной пристани, где царила обычная суета, они въехали на паром. Жасмин и Джаред оставались в коляске, пока паром пересекал реку. Девушка наслаждалась путешествием. Свежий утренний воздух бодрил, над водой стлался легкий туман.
        Когда паром причалил, Джаред рассчитался с паромщиком, тронул лошадь, и коляска с грохотом съехала по доскам на дорогу.
        — Добро пожаловать в Луизиану, моя дорогая!
        Миновав небольшую деревеньку Видалию, они свернули на разбитую грязную колею и направились через лес вдоль реки на север. Ветви высоких деревьев образовали над дорогой шатер. Лучи солнца, проникая сквозь густую листву платанов и дубов, падали на землю.
        Вскоре они выехали на открытое место, и девушка впервые увидела плантацию Джареда и большой дом, окруженный огромными раскидистыми дубами. Хотя этот дом и выглядел гораздо проще, чем элегантные особняки Натчеза, он очень понравился Жасмин.
        Дом радовал глаз симметричностью и законченностью линий. Его изящные колонны поддерживали широкие веранды первого и второго этажей. За распахнутыми темно-зелеными ставнями виднелись высокие окна. По бокам резных дверей висели изящные фонари. Симметричные полукруглые лестницы спускались от площадки у входных дверей первого этажа, и казалось, дом раскрывает объятия навстречу долгожданным гостям.
        — О, Джаред, какой очаровательный дом!  — воскликнула Жасмин.
        Когда коляска остановилась, из небольшого одноэтажного коттеджа быстро вышел мужчина в черном.
        — Доброе утро, мистер Хэмптон.  — Он направился к коляске. На вид этому стройному джентльмену с каштановыми волосами было чуть больше двадцати лет.
        — Доброе утро, Мертсон,  — ответил Джаред.
        — Вы приехали проверить отчетность, сэр?  — Мертсон с любопытством переводил взгляд с Джареда на Жасмин. Девушка заметила, что у молодого человека тонкие приятные черты лица и темные печальные глаза.  — В конторе сейчас небольшой беспорядок,  — продолжал он.  — Знай я, что вы приедете, сэр…
        — Не беспокойся, Мертсон, сегодня я не буду заниматься делами.  — Джаред спрыгнул на землю и помог выйти Жасмин.  — Дорогая, это мой управляющий мистер Мертсон.  — Он обратился к молодому человеку: — Мертсон, познакомься с моей невестой, мисс Жасмин Дюбро. Я хочу показать ей плантацию.
        Мертсон приветливо улыбнулся:
        — Для меня большая честь познакомиться с вами, мисс.  — Он поклонился.  — Поздравляю вас обоих.
        — Благодарю, Мертсон,  — отвечал хозяин плантации.
        — Если я больше не нужен вам, то…
        — Конечно, можешь идти,  — сказал Джаред. И Мертсон ушел.
        — Эндрю Мертсон — отличный управляющий. Лучший из всех, кто занимался хозяйством этого поместья. Но боюсь, мне скоро придется расстаться с ним.
        — Почему?  — спросила девушка.
        — Эндрю родом из НьюГемпшира. Его родители переехали сюда четыре года назад, а он никак не может забыть свою юношескую любовь, оставшуюся в Портсмуте. Мертсон все это время переписывался с молодой леди, и я уверен, что она хочет выйти за него замуж. Но бедняге не удается убедить ее переехать сюда. Поэтому несчастный влюбленный готов отказаться от всего и отправиться на восток, чтобы наконец жениться.
        — Странно, что эта девушка не хочет перебраться сюда.  — Жасмин окинула взглядом окрестности.  — Они неплохо устроились бы и здесь.
        — Полагаю, да,  — кивнул Джаред.  — Ну что ж, дорогая, не объехать ли нам поместье?
        — А как же дом?  — спросила Жасмин. Джаред пожал плечами:
        — Там почти не на что смотреть.
        — Джаред, пожалуйста!
        — Тогда идем.
        Они поднялись по лестнице, Джаред открыл дверь и пропустил Жасмин вперед. Слева и справа вдоль длинного коридора располагались огромные комнаты — гостиная и столовая. В гостиной две женщины-служанки присели в легком реверансе, приветствуя гостей, и снова принялись за уборку.
        Джаред улыбнулся чернокожим женщинам, однако Жасмин заметила, что он чем-то обеспокоен. Внутренняя отделка дома была куда проще, чем в Хэмптон-Холле,  — обшитые досками стены и потолок, натертые полы, кое-где застланные коврами, набитые конским волосом диванчики, изготовленные рабами стулья, шкафы, буфеты и столы.
        Осматривая первый этаж, Жасмин ощущала странную тревогу. Казалось, в этом доме произошла какая-то трагедия.
        — Кто построил этот дом?  — спросила девушка, поднимаясь с Джаредом на второй этаж.
        — Мои родители. Вскоре после того, как мы эмигрировали из Англии. Наша семья провела первые несколько лет на этой плантации. Потом мой отец купил пароход, чтобы доставлять хлопок на рынок. А вскоре он так увлекся речной торговлей и адвокатской практикой, что мы построили Хэмптон-Холл и перебрались на другой берег реки. Мать обрадовалась этому, поскольку хотела быть рядом с тетей Чарити, и, кроме того, ее привлекала оживленная жизнь Натчеза.
        — Вот оно что,  — отозвалась Жасмин, догадываясь, что Джареду неприятно рассказывать о родителях.  — Ты хорошо помнишь то время?
        — Вообще-то для меня было бы лучше забыть его. Мне было пять лет, когда мы эмигрировали.
        Жасмин поняла, что сейчас не стоит расспрашивать Джареда о прошлом. Ей следовало довольствоваться тем, что он сказал.
        Наверху Джаред провел ее по длинному коридору мимо просторных спален, и девушка заглядывала в каждую из них. В пятой комнате стояла великолепная кровать орехового дерева.
        — Эта комната принадлежала мне,  — пояснил Джаред.  — Если мы приедем сюда после нашей свадьбы, то будем спать в ней.
        — Надеюсь, когда-нибудь приедем.  — Жасмин обрадовалась, что он вспомнил о своих планах. А перспектива разделить с Джаредом брачное ложе невероятно возбудила ее.
        Когда Джаред повел Жасмин назад, она оглянулась:
        — Подожди! В конце коридора еще одна комната, которую мы не посмотрели.
        Но он настойчиво потянул девушку вперед.
        — Мне не хочется видеть эту комнату,  — раздраженно проговорил Джаред.  — Да и вообще я не люблю этот проклятый дом. Пойдем, пожалуйста.
        Жасмин была удивлена и обижена. Почему он рассердился? И зачем привез ее сюда, если ему ненавистен этот дом? Что так угнетает Джареда? Жасмин не узнавала его — таким он стал холодным и отчужденным. Даже его теплые и ясные голубые глаза затуманились.
        В коляске, направляющейся к хлопковым полям, Джаред мрачно молчал, не отрывая взгляда от дороги.
        Жасмин, ничем не выказывая обиды, рассматривала окрестности. Перед поворотом к полям стояла большая двухэтажная постройка, возле которой суетились рабы. Они выгружали из повозок только что собранный хлопок и несли корзины с волокном к прессу. Лошади, ходя по кругу, поворачивали огромное скрипящее колесо, которое приводило в движение механизм.
        Жасмин оглядела необозримое белое море хлопковых плантаций, где трудились десятки рабочих.
        — Похоже, пришло время собирать урожай?  — обратилась она к Джареду.
        — Да, самое начало.
        Жасмин вздохнула и снова окинула взглядом поля. Джаред кивал рабочим, пока коляска двигалась по узкой дороге, вьющейся между бесконечными полями. Едва коляска въехала в рощу, Жасмин заметила несколько надгробий под сенью миртовых деревьев.
        — Смотри, Джаред, кладбище. Может, остановимся?
        — Нет, Жасмин, там похоронены мои родители.  — Заметив, что девушка хочет о чем-то спросить, он сказал: — Пожалуйста, не задавай вопросов.
        Жасмин крайне расстроилась. Ведь Джаред сам пригласил ее в Видалию, а теперь тяготится ею! Девушке было не по себе; она даже не видела лица своего спутника, скрытого под низкими полями шляпы. Жасмин знала: Джаред весьма чувствителен к тому, что касалось его родителей, но это никак не извиняло такого поведения с ней. Странно, куда же он везет ее?
        Вскоре Джаред свернул на тенистую извилистую дорогу. Коляску подбрасывало на ухабах, но, к счастью, впереди показалась поляна, на которой стоял небольшой добротный кирпичный дом с просмоленной крышей и широкой крытой верандой. Кирпичные трубы придавали дому удивительно уютный вид. Окруженный большими деревьями, дом, казалось, был совершенно обособлен от мира.
        Джаред остановил коляску и впервые с тех пор, как они выехали из Натчеза, улыбнулся Жасмин.
        — Я хочу показать тебе этот дом, дорогая. Я построил этот охотничий домик несколько лет назад.  — Он протянул руку Жасмин.  — Здесь я останавливаюсь, когда приезжаю на плантацию.
        Девушка вышла из коляски.
        — Я с удовольствием осталась бы здесь.
        — Неужели?
        — Конечно.
        Джаред наполнил ведро водой и поставил его перед лошадью. Потом взял девушку за руку и повел по ступенькам.
        В единственной комнате было просторно и уютно. В центре стоял стол, а возле камина — диванчик и два кресла-качалки. Чугунные горшки и прочая кухонная утварь располагались над каменным очагом на противоположной стороне, а выше — полка с ружьями. Железная кровать в углу была покрыта ярким стеганым одеялом. На окнах висели белые занавески.
        — Здесь прелестно!  — воскликнула Жасмин.
        — Не многие знают об этом домике.  — Джаред снял шляпу.  — Я прихожу сюда, когда хочу побыть один. Жасмин подошла к столу и осмотрелась.
        — Значит, я отношусь к избранным,  — пошутила она, сбросив накидку.
        Джаред привлек к себе Жасмин.
        — О Боже! Я не могу дождаться, когда ты разденешься!
        — Что?  — Девушка отступила, напуганная его словами. Джаред нетерпеливо притянул ее к себе. Его глаза излучали тепло и ласку.
        — Я мечтаю обладать тобой, дорогая, и на этот раз хочу увидеть тебя во всей красе.
        Смущенная Жасмин попыталась высвободиться.
        — Джаред, почему ты рассердился на меня?
        К ее удивлению, Джаред рассмеялся. Как только девушка снова попятилась назад, он решительно шагнул к ней.
        — Разве я рассердился? Может, просто проявил нетерпение. Я схожу с ума от желания!  — Джаред прижал Жасмин к столу и обнял за плечи. Его голубые глаза обжигали девушку огнем.  — Раздевайся, Жасмин, иначе придется мне самому заняться этим.
        — Но, Джаред, по-моему…
        — Повернись ко мне спиной.
        Жасмин подчинилась, и нетерпеливые пальцы Джареда начали расстегивать пуговицы на ее платье.
        — О чем ты задумалась, дорогая?
        — О Боже!  — выдохнула девушка, когда Джаред жадно припал к ее груди.  — Я думала, что разочаровала тебя в ту ночь.  — Ее охватило возбуждение.
        — Разочаровала меня?  — Джаред крепко сжал Жасмин в объятиях, сводя ее с ума жадными ласками.  — Да ты была просто божественна, любовь моя!
        — Но… ты так странно вел себя после того, что произошло.
        — Я подумал, что нам следовало подождать до свадьбы… Боялся, не будешь ли ты сожалеть о случившемся, или я ненароком сделал тебе больно, или напугал…
        — Нет-нет!  — решительно возразила девушка.
        — Неужели нет?  — засмеялся Джаред.
        Не в силах больше сдерживаться, он снял с Жасмин одежду и обнажил ее стройный стан. Девушка забыла обо всем на свете. Затаив дыхание от чудесных ощущений, она подалась навстречу любимому. Руки Джареда скользнули под ее панталоны и обхватили упругие ягодицы. А между тем его язык описывал горячие круги на ее животе. Жасмин запустила пальцы в густые волосы Джареда, и ноги ее подкашивались от желания.
        Губы Джареда, скользнув по животу, перемещались все ниже. И в эту минуту Джаред страдальчески прошептал:
        — Я сказал себе, что не сделаю этого снова. Минувшие четыре дня были для меня настоящим адом, но все бесполезно! Помоги тебе Бог, Жасмин, но я овладею тобой сейчас, даже если это ненавистно тебе!
        — Мне это приятно!  — страстно воскликнула Жасмин, когда Джаред обхватил губами заветный холмик между ее ног.  — Твои ласки приводят меня в восторг, и я люблю тебя!
        — О моя драгоценная Жасмин!
        Джаред начал осыпать ее страстными поцелуями. Голова у Жасмин пошла кругом. Язык любимого проник в ее рот властно и требовательно. Вся дрожа, девушка прижалась к Джареду так, словно он был для нее единственной опорой в мире.
        — О Боже, любимая, я не могу больше ждать!
        Приподняв Жасмин, он усадил ее на край стола и вошел в ее жаждущее тело. Она застонала, почувствовав его пульсирующую плоть в своем лоне, и обхватила ногами бедра Джареда.
        Он погрузился в нее еще глубже. Девушка вскрикнула, когда Джаред начал рывками двигаться в ней, все ускоряя темп. Неслыханное блаженство становилось почти мучительным. Волна наслаждения захлестнула ее, подняла ввысь, и Жасмин, застонав, выкрикнула имя любимого.
        Когда сознание вернулось к ней, она подняла глаза и встретила нежный взгляд Джареда.
        — Любовь моя,  — прошептал он, наклоняясь и целуя девушку дрожащими теплыми губами.  — Любовь моя… — Джаред слегка отстранился.  — Твое раскрасневшееся лицо стало еще прекраснее!  — Вдруг он лукаво улыбнулся.  — Бедняжка, тебе туго пришлось на этом столе!
        — Да, стол — не лучшее место для любви!
        — Я так сильно желал тебя, что не успел донести до кровати. Вот что ты делаешь со мной!
        — То же, что и ты со мной!
        — Я не обидел тебя?  — озабоченно спросил Джаред.
        — Такие обиды я готова терпеть всю жизнь!  — отозвалась Жасмин.
        — А все остальное ты мне простила?  — Джаред провел рукой по густым волнистым волосам Жасмин. Девушка притворно надула губки.
        — Прощаю тебя за то, что ты был таким мрачным. А больше мне не за что тебя прощать.
        — Вот это я понимаю!
        Покинув ее лоно, Джаред помог девушке спуститься со стола.
        — Ой!  — вскрикнула она.
        — Что такое, дорогая?
        — Да, так… ничего!  — смутилась Жасмин.
        — Дорогая! Черт возьми, неужели я сделал тебе больно?
        — Нет-нет, ничуть. Просто… этот стол оставил пару заноз в моей…
        Джаред засмеялся:
        — Значит, я получу дополнительное удовольствие, вынимая их.
        — Нет, я тебе не позволю!
        — Позволишь.
        И Джаред решительно повел девушку к кровати.


        В последующие три часа Жасмин узнала, что такое настоящая страсть. Джаред был ненасытен. Он долго изучал тело Жасмин: сначала глазами, затем руками и губами. На этот раз Джаред довел девушку до высшей степени возбуждения, отлично контролируя себя. Овладев ею, он не отрывал взгляда от глаз Жасмин и наблюдал за ее реакцией. Джаред входил в нее медленными, размеренными движениями, и когда девушка взмолилась, чтобы он приблизил момент наивысшего наслаждения, только улыбнулся. Жасмин обвила рукой шею любимого и опалила его губы неистовым поцелуем. Джаред сразу же потерял самообладание. Позже он усадил Жасмин верхом на свою тугую плоть и, лаская пальцами ее грудь, позволил ей самой установить темп движений. Теперь уже девушка наблюдала за его реакцией. Жасмин видела, как темнеют глаза Джареда, слышала страстные вздохи и восклицания, когда ее руки ласково касались его тела. После того как они одновременно испытали наслаждение, Джаред с улыбкой прошептал:
        — Я люблю тебя.
        Потом Джаред рассказывал Жасмин о своих путешествиях в Европу и о том, куда хочет повезти ее и Мэгги в следующем году. Жасмин призналась, что с тех пор, как прочитала «Дон Кихота», мечтает увидеть Испанию. Джаред заверил девушку, что исполнит ее желание. Жасмин заметила, что он напоминает ей чудаковатого героя Сервантеса, который безрассудно бросался в различные авантюры. Джаред притворно нахмурился и начал щекотать девушку, пока она не взмолилась о пощаде. Вскоре он решил, что куда интереснее отомстить Жасмин, обладая ею.
        Его месть стала победой девушки.
        Крепко обнимая Джареда, Жасмин благодарила Бога за то, что близость с ней успокоила его. Девушку преследовал страх, что недавняя напряженность в их отношениях объясняется не только нетерпением Джареда, а чем-то более значительным. Обстоятельства смерти его родителей явно окутаны мрачной тайной, и эта тайна когда-нибудь откроется. Но сейчас Жасмин постаралась избавиться от своих сомнений, решив разобраться во всем в другой раз. Она боялась испортить такой великолепный день. Не лучше ли просто понежиться с любимым и насладиться его близостью?
        Покидая уединенный дом, оба понимали, что сегодня их отношения изменились.
        Управляя лошадью, Джаред спросил:
        — Жасмин, нет ли новостей насчет расторжения твоего брака церковью?
        — Отец Гриньон сказал, что решение, возможно, придет в следующем месяце.
        — Значит, нам пора готовиться к свадьбе, дорогая. Нам нужно назначить дату, и чем скорее мы это сделаем, тем лучше. Иначе, боюсь, тебе придется идти в церковь с огромным животом.  — Джаред остановил лошадь и улыбнулся.  — Я, конечно, не против, но не смутит ли тебя это обстоятельство?
        — Ничуть! Я гордилась бы тем, что ношу твоего ребенка, Джаред.
        — И тебя не волновало бы, что подумают о тебе другие?
        — Нет!
        — О моя дорогая! Хотя мы и смеемся, но ведь ты действительно могла забеременеть.  — Его глаза затуманились.  — Но я не собираюсь останавливаться, Жасмин… я просто не могу остановиться сейчас!
        — И я тоже.
        — Встретимся в летнем домике в полночь?
        — Конечно, любовь моя!



        Глава 20

        Жасмин была на седьмом небе от счастья, когда Джаред привез ее домой и поцеловал на прощание. Прохладный ветерок доносил до них аромат поздней жимолости. Джаред быстро уехал, так как собирался вечером на собрание Ассоциации плантаторов в центральный отель города. А Жасмин с нетерпением ждала полуночи, когда они должны были снова встретиться в летнем домике.
        Поднявшись в свою спальню, Жасмин увидела на туалетном столике знакомую бархатную коробочку и открыла ее. Внутри сверкали два изумительных изумруда. «Этот жест в стиле Джареда»,  — с любовью подумала девушка и, улыбаясь, надела кольцо.
        Вечером Жасмин сидела в своей комнате и, вышивая салфетки для благотворительного представления, перебирала в памяти все, что произошло сегодня в охотничьем домике.
        Но в эту и последующие ночи их гаванью стал летний домик. В полночь девушка выскальзывала из «Приюта магнолий» и с первыми лучами рассвета возвращалась назад. Ее лицо пылало, волосы были растрепаны, а усталое тело ныло и требовало отдыха. Обычно уже засветло Жасмин падала на кровать в своей спальне, а потом в назначенный час приходила Мэгги и будила ее. По утрам Жасмин не могла сдерживать зевоту, занимаясь с девочкой, и вскоре стала подремывать днем. По вечерам появлялся Джаред, и они все вместе ужинали. А в полночь девушка убегала, чтобы снова встретиться с ним.
        Иногда Жасмин мучили угрызения совести: ведь она предавалась страсти, хотя и понимала, что по законам католической церкви все еще состояла в браке с Клодом. Однако Джаред как-то сказал, что ее брак с мошенником Будри в действительности не состоялся, а к тому же теперь юридически расторгнут. После этого девушка успокоилась. Они с Джаредом соединились, а скоро вступят в законный брак. С каждым днем Жасмин все сильнее влюблялась в Джареда, и ее старые раны затягивались.
        Девушка была очень занята в эти дни: она помогала готовить благотворительное цирковое представление и посещала многочисленные общественные мероприятия, на которые ее теперь приглашали вместе с Джаредом и тетушкой Чарити. Осенью Жасмин начала готовиться к свадьбе, назначенной на пятое декабря. До этого дня оставалось два месяца. Жасмин боялась, что решение о расторжении ее брака церковью не придет к тому времени и они с Джаредом не смогут обвенчаться. Но тетушка Чарити, не обращая внимания на опасения девушки, заказала в типографии приглашения и приступила к подготовке свадьбы. Джаред и отец Гриньон тоже не разделяли опасений Жасмин. Священник сказал девушке, что уже получил уведомление о том, что архиерейский суд в Риме приступил к рассмотрению ее петиции. Теперь он ждал известия о расторжении брака, которое должно было прийти через месяц-полтора.
        Жасмин и Джаред каждый день проводили время с Мэгги, и постепенно между ними установились настоящие семейные отношения. Они часто катались вдоль утеса на закате и наблюдали, как солнце тонет в долинах Луизианы за рекой. Джаред объяснил Мэгги, что поскольку Жасмин и он решили пожениться, Натчезский комитет по делам сирот должен одобрить ее удочерение. Девочка пришла в восторг, услышав, что они будут всегда вместе. Кроме того, Джаред свозил Мэгги в Хэмптон-Холл, где девочка выбрала комнату для себя.
        Обновление интерьера Хэмптон-Холла было почти закончено. За это время девушка еще теснее подружилась с Мари Бернар. По настоянию Жасмин они обращались теперь друг к другу только по имени. Правда, до сих пор девушка так и не рассказала Мари о своем отце и Клоде Будри. Подруги с удовольствием занимались обновлением дома, а позднее Мари подключилась к подготовке благотворительного представления. Молодые женщины вышивали льняные кухонные полотенца, салфетки и небольшие скатерти для продажи.
        Кактус Джек Мэлоун после длительного отсутствия снова появился в городе и пару раз, когда Жасмин с Мари работали в Хэмптон-Холле, заходил к ним якобы в поисках Джареда. Однако Жасмин понимала, что Джек хочет побыть с красивой домоправительницей. Видя, как они украдкой обмениваются влюбленными взглядами, Жасмин, к своему огорчению, осознала, что их отношения ничуть не продвинулись. Джек держался очень скованно, словно боялся спугнуть Мари.
        Однажды, когда Жасмин с домоправительницей сидели в ее небольшом кабинете и вышивали маргаритки на кухонных полотенцах, девушка спросила:
        — Мари, что ты думаешь о мистере Мэлоуне?
        — Думаю, что он превосходный человек.
        — Помоему, он любит тебя.
        Мари покраснела и отвела взгляд:
        — О нет, Жасмин. Мистер Мэлоун, конечно, любезен, но уверена, ему нет дела до…
        — Неужели?  — Жасмин вскинула брови.  — Тогда почему мистер Мэлоун появляется здесь при первой возможности?
        — Потому что ищет здесь мистера Джареда.
        — Мари! Ты отлично знаешь, что Джаред проводит весь день в своей конторе, и Джеку это известно еще лучше.
        — Нет, едва ли он интересуется мной.
        — А почему бы ему не интересоваться тобой?
        Мари в смятении взглянула на Жасмин:
        — Возможно, он считает… и это вполне естественно… что меня… осквернили…
        — Мари! Да как у тебя язык поворачивается такое сказать!
        — Жасмин… — Домоправительница беспомощно развела руками.  — Джек нашел меня и мою семью, он видел… видел то, что эти негодяи сделали со мной.
        — Значит, он хорошо понимает, что ты ничуть не виновата! Ведь именно с тех пор мистер Мэлоун и охраняет тебя, не так ли, Мари?
        Ответа не последовало.
        Закончив вышивание, Жасмин задумалась над своим разговором с Мари. Бедняге, несмотря на все ее старания, так и не удалось забыть о случившемся с ней. Боль затаилась глубоко в ее душе и могла в любой момент вырваться наружу. Старые раны трудно вылечить. Жасмин хорошо знала это.


        Вечером Джаред сопровождал Жасмин и тетушку Чарити на званый ужин. Когда они вернулись в «Приют магнолий», он поцеловал девушку и, подмигнув ей, напомнил о полуночной встрече.
        Но сразу же после его отъезда начался ливень, который продолжался несколько часов. Догадываясь, что Джаред не будет ждать ее в такую погоду, Жасмин легла спать. Однако она беспокойно ворочалась всю ночь на постели, слушая раскаты грома и стук дождя. Девушка очень скучала по любимому, и ей хотелось оказаться в его объятиях.
        Утром тучи рассеялись, и Жасмин впервые решила навестить Джареда в его конторе. Да и как дотерпеть до вечера, не увидев любимого? Джаред, конечно, выразит неудовольствие по поводу того, что она осмелилась отправиться сюда одна. Но ради того чтобы побыть с ним, девушка была готова выслушать его упреки. Кроме того, Жасмин хотелось поговорить с Джаредом о Джеке Мэлоуне и Мари Бернар. Она была уверена, что эти люди соединятся, если их слегка подтолкнуть друг к другу, и собиралась посоветоваться с Джаредом, как это сделать. Чувствуя себя счастливой, Жасмин желала такого же счастья Джеку и Мари.
        Через час Эфраим провез девушку через весь город, но начал нервничать и беспокойно посматривать по сторонам, когда они въехали на Силвер-стрит. Однако передвижение по многолюдным кварталам порта пока шло без происшествий. Эфраим пустил лошадь быстрой рысью. Вскоре они свернули на Миддл-стрит, миновали покосившийся, видавший виды бордель, шумную лесопилку и цирюльню. Грязь летела из-под колес коляски, подпрыгивающей на ухабах.
        Когда они подъехали к конторе Джареда, Эфраим с облегчением вздохнул. Он помог Жасмин выйти из коляски, а сам остался ждать ее.
        Приподняв юбку, девушка осторожно пошла к конторе. Когда она открыла дверь, громко звякнул звонок. В небольшой комнате за столом, заваленным документами, сидел молодой служащий.
        — Чем могу служить, мисс?  — Он встал и протер очки.
        — Вы, должно быть, Питер Фентон, секретарь мистера Хэмптона?  — Жасмин ослепительно улыбнулась.  — Мистер Хэмптон рассказывал мне о вас. Я — Жасмин Дюбро, его невеста.
        Молодой человек смутился.
        — Рад познакомиться с вами, мисс.
        — Хозяин у себя?
        Юноша смутился еще больше.
        — Гм… да, мэм, мистер Хэмптон у себя, но очень занят…
        — Ничего.  — Жасмин взмахнула рукой.  — Уверена, мистер Хэмптон не будет возражать, если я зайду.  — Она подошла к двери кабинета Джареда.
        — Мисс Дюбро, пожалуйста, не входите…
        Но, тихо постучав, Жасмин уже распахнула дверь кабинета.
        Джаред в этот момент протянул несколько купюр проститутке. Жасмин замерла на пороге. Ее возлюбленный, усмехаясь, стоял за своим столом и протягивал деньги накрашенной женщине, которая кокетливо улыбалась ему, принимая банкноты. Женщина была явно здешняя. От нее пахло дешевыми духами, а блестящее золотистое платье и безвкусная шляпка с перьями со всей очевидностью свидетельствовали о ее профессии. На щеках женщины лежали румяна, а пухлые губы были накрашены ярко-красной помадой. Эта особа, хотя и блондинка, сильно напоминала Флосси Ля Флом.
        Джаред и проститутка одновременно заметили появление Жасмин.
        — Боже мой, дорогая!  — с изумлением воскликнул Джаред.  — Что ты делаешь в этой части города?
        — В самом деле, что я здесь делаю?  — Жасмин вошла в комнату и с удовлетворением заметила, что проститутка смутилась, убирая купюры Джареда в небольшую, расшитую блестками сумочку. Достав оттуда смятый носовой платок, она нервно высморкалась.
        Джаред направился к Жасмин.
        — Рад видеть тебя, дорогая,  — спокойно сказал он и, взяв девушку за руку, подвел к проститутке.  — Жасмин, познакомься с моим другом — Саванной Сью Столлингс. Саванна Сью, это моя невеста, мисс Дюбро.
        Жасмин высокомерно кивнула женщине, а Саванна Сью нерешительно сделала шаг к ней.
        — Здравствуйте, мэм,  — сказала она. Жасмин заметила, что женщина довольно полная. Ее плечи и шея были обнажены, а большая грудь, казалось, вот-вот вывалится из глубокого декольте.  — Я не сделала ничего дурного, мэм, просто мистер Джаред помог мне и моей больной матери, которая живет в Джорджии. Недавно ей стало совсем плохо, а мистер Джаред… настолько добр, что одолжил мне денег, и теперь я могу заплатить доктору.
        Сью с тревогой взирала на Жасмин. Рука женщины, держащая платок, слегка дрожала.
        — Что ж, весьма похвально со стороны мистера Джареда,  — ледяным тоном заметила Жасмин. Сью вздохнула с явным облегчением.
        — Да, мэм. Тогда я, пожалуй, пойду, мэм.  — Она кивнула Джареду.  — Благодарю вас, мистер Хэмптон. И мама в последнем письме просила передать вам наилучшие пожелания!
        — Спасибо, Сью.  — Джаред улыбнулся, когда женщина вышла из комнаты. Он пристально посмотрел в глаза Жасмин.  — Дорогая, ты очень непослушна.
        — Да, непослушна!
        Словно не замечая резкого тона девушки, Джаред погрозил ей пальцем.
        — Я же предупреждал тебя, чтобы ты никогда не появлялась одна в этой части города.
        — Еще бы! Ведь я испортила тебе развлечение.
        Джаред нахмурился:
        — Что ты имеешь в виду, Жасмин?
        — Что делала здесь эта женщина?
        — Кажется, она ясно объяснила, почему появилась в моем кабинете.
        — Джаред! С каких пор ты водишь компанию с уличными женщинами?
        Джаред засмеялся.
        — Ты слишком ревнива, Жасмин!
        — Верно!
        Джаред положил руки на плечи девушки.
        — Дорогая, Сью одна из тех, кому я изредка помогаю. Как она объяснила, у нее больна мать. Мне же досталось в наследство огромное богатство, и я стараюсь помочь менее удачливым людям. Для меня дать Сью несколько долларов — все равно что внести взнос в Благотворительное общество дам, потратить их на приют или…
        — На меня?  — осведомилась Жасмин.
        — Что это значит?
        — Может, и я для тебя лишь объект благотворительности, Джаред?
        — Но, Жасмин, ведь только на тебе я обещал жениться!
        Девушка пристально посмотрела на Джареда.
        — Где ты познакомился с ней?
        — Я же говорил тебе, что иногда захожу выпить в «Красную туфельку»…
        — Больше не заходи!
        — Не понимаю, чего ты хочешь, дорогая?
        — Чтобы ты больше не заходил в «Красную туфельку».
        Джаред улыбнулся:
        — Теперь ты будешь руководить мной?
        — Да!
        — Жасмин, по-моему, ты немного раздражена.
        — Негодяй!  — воскликнула девушка, закипев от злости и быстро прокручивая в уме возможные ситуации.  — Скажи-ка мне, Джаред, где ты был в ту ночь, когда сказал мне, что у тебя назначена встреча? Не со Сью ли?
        — Жасмин! Неужели ты считаешь, что после наших встреч в летнем домике у меня что-то остается для другой женщины?
        Девушка покраснела, понимая, что он прав.
        — Хорошо…
        — Жасмин, подойди сюда.
        — Нет!
        Джаред схватил девушку и крепко прижал к своей груди. Через несколько секунд она уже сидела на коленях у Джареда и бесстыдно стонала, прижимаясь к нему и страстно целуя.
        — Ты все еще думаешь, что я хотел обладать Сью?
        — Нет,  — выдохнула Жасмин.
        — Ты все еще сердишься на меня?
        — Я не буду сердиться на тебя, если ты пообещаешь мне никогда больше не ходить в «Красную туфельку»…
        — Хорошо, моя страстная и милая собственница. Даю тебе слово джентльмена. Но если Сью придет сюда еще раз и снова попросит денег для матери, я не откажу ей.
        — Что ж, это благородно с твоей стороны. Только позволь мне присутствовать при этом.
        — О милая! Разве ты не понимаешь, что если бы это зависело от меня, ты всегда была бы рядом со мной?  — Он поцеловал кончик носа Жасмин и горячо добавил: — Боже, как я скучал по тебе вчера вечером! Этот проклятый дождь!
        — Я тоже скучала по тебе,  — улыбнулась ему девушка,  — и тоже проклинала дождь.
        — Я ведь так и не спросил, зачем ты приехала сюда?
        — Верно.  — Жасмин неохотно соскользнула с колен Джареда, села рядом с ним и поправила юбку.  — Я хотела поговорить насчет Кактуса Джека и Мари.
        — О?!
        — Я думаю… они любят друг друга, но боюсь, из этого ничего не выйдет, если Джек не возьмет инициативу в свои руки.
        — Правильно. Ты очень наблюдательна, Жасмин.
        Девушка засмеялась:
        — Только слепой не заметит тех взглядов, которыми они обмениваются! Убеждена, Мари откликнется, если Джек сделает первый шаг.
        Джаред задумчиво погладил подбородок.
        — Если дела обстоят так, я поговорю с Джеком.  — Он любовно посмотрел на Жасмин.  — Как было бы замечательно, если бы они обрели то, что связывает нас.
        — Да, это было бы великолепно! Джаред поднялся и помог встать Жасмин.
        — Ну что ж, моя красавица, раз уж ты так опрометчиво сунулась в эту дыру, я должен доставить тебя домой в целости и сохранности.
        — В этом нет необходимости. На улице меня ждет Эфраим.
        — Тогда я провожу тебя до коляски.
        Жасмин приняла его руку, и они направились к двери.
        — Джаред?
        — Что?
        — Я заметила, что Джека Кактуса долго не было в городе, а на днях он снова появился в твоем доме. Ты опять отправлял его на розыски… Клода?
        — Да.
        — И снова безрезультатно? Я думаю, ты сказал бы мне, если бы…
        — Да, дорогая, сказал бы. Как ты догадалась, мы пока ничего не добились. К сожалению, Джеку придется задержаться здесь. Сезон урожая для меня всегда самое горячее время года, а его помощь с грузовыми перевозками по реке и на моей плантации в Видалии просто неоценима. Однако не беспокойся, дорогая. Мы с Джеком все видим и слышим. А недель через шесть он снова отправится на поиски Будри. Мы найдем этого негодяя, и тогда я с ним разберусь.
        Заметив холодный блеск в глазах Джареда, Жасмин испугалась. Джек, конечно, найдет Клода. В этот момент девушка поняла, что Джаред для нее куда важнее, чем жажда мести…



        Глава 21

        Благотворительное цирковое представление состоялось в последнюю субботу октября. Погода была великолепной. Мероприятие решили провести на старом испанском парадном плацу рядом с обрывистым берегом реки. Джаред, Жасмин и Мэгги выехали туда пораньше, чтобы помочь с приготовлениями. Тетушка Чарити должна была присоединиться к ним позже и внести свою лепту в предстоящее событие — кондитерские изделия с кухни «Приюта магнолий».
        Жасмин охватило возбуждение, когда коляска остановилась возле плаца под огромной золотисто-красной сикоморой, уже теряющей листву. Джаред в черном смокинге и цилиндре помог дамам сойти.
        — Дорогие мои, вы сегодня очаровательны!
        На Жасмин и Мэгги были одинаковые платья из розового шелка.
        Джаред, гордо улыбаясь, извлек из коляски мешок с плодами кропотливого труда Жасмин и Мэри. Все это женщины пожертвовали приюту. Затем все трое направились к большой поляне.
        На парадном плацу, как в пчелином улье, уже бурно кипела работа. С внешней стороны плаца двое рабочих с парохода Джареда сколачивали большой деревянный сводчатый проход. Арку предстояло обтянуть красивой тканью и поднять. Она должна была стать парадным входом на представление.
        Жасмин, Мэгги и Джаред вышли на огромную поляну над обрывом. Сюда в погожие вечера приходили гулять горожане. На северном краю поляны, под тенистыми дубами, было расставлено несколько рядов деревянных столов и скамеек, доставленных накануне из католической церкви. Церковные активистки накрывали столы, готовя их для праздничного ленча, который предполагалось начать в полдень. За площадкой, отведенной под буфет, стояло еще несколько столов, ограничивающих место для торговли. Мужчины и женщины раскладывали на них всевозможные товары для продажи — от домашних консервов, фруктов и пирожных до вязаных шалей, стеклянных изделий и посуды. Здесь оказался даже сервиз, раскрашенный самим Джоном Джеймсом Одюбоном, который пожертвовала какая-то щедрая семья.
        На южном краю поляны виднелись яркие фургоны семейного цирка Финнеган. Участники труппы завтракали возле горящих костров, и в воздухе пахло ветчиной, беконом и кофе.
        Но Жасмин и Мэгги устремили взоры на огромный воздушный шар с красно-белыми полосами. Его опутывала пеньковая сетка, а отросток внизу был подключен к шлангу. Шар издавал свистящий хриплый звук, и Жасмин догадалась, что он медленно заполняется каким-то газом. Двое мужчин в рубахах и рабочих штанах внимательно следили за процессом, осматривая шар и проверяя соединения.
        — Этот шар надувают горячим воздухом?  — спросила Жасмин у Джареда.
        — Нет, водородом. А ящики, которые ты видишь вон там,  — это газогенераторы.  — Взглянув на Мэгги, он добавил: — Лучше держаться отсюда подальше, милая, водород довольно опасен.
        — Откуда привезли шар?  — осведомилась Жасмин.
        — Его привезли вместе с цирком. Мистер Финнеган и его свояк Тадиес Маккой запускают шар в каждом городе, куда приезжает цирк. Они сегодня поднимут в воздух и Мэгги, только попозже.
        — Я полечу на шаре? О дядя Джаред, пожалуйста!  — закричала Мэгги, хлопая в ладоши и подпрыгивая.
        Джаред улыбнулся девочке, ущипнул за розовую щечку и подал мешок с вышивками Жасмин.
        — Дорогая, мне нужно поговорить с мистером Финнеганом и удостовериться, что все готово. Жасмин улыбнулась Мэгги:
        — Милая, сходи к сестре Сколастике. Она обещала мне продать эти товары, поэтому найди ее и выясни, нужна ли ей наша помощь.
        После того как цирковая арена и площадка для торговли были подготовлены, плац наполнился шумом и движением. Буфет изобиловал разнообразными блюдами и огромными кувшинами с чаем для ленча. Когда все было готово, Джаред, Жасмин и Мэгги встали перед воротами. Они приветствовали гостей и собирали билеты. Как и было запланировано, многие семьи привели с собой сирот, которых обязались субсидировать в течение дня. Жасмин заметила в толпе оживленных воспитанниц. Благотворительность горожан превзошла все ожидания. Девушка радостно отметила, что почти каждая преуспевающая семья внесла свой вклад в организацию представления.
        К полудню праздник начался. Весь плац был заполнен людьми, повсюду слышался смех. Зрители зачарованно наблюдали за жонглерами, клоунами, наездницами и акробатами. Представление не прекращалось ни на минуту. Те, кто не смотрел цирковые номера, покупали что-нибудь на торговой площадке. Мэгги быстро покинула стоящих у ворот Жасмин и Джареда и упорхнула на плац.
        Но более всего порадовало Жасмин в этот день то, что Джек Кактус Мэлоун появился вместе с Мари Бернар.
        — Джаред, посмотри-ка!  — воскликнула девушка.  — Джек помогает Мари выйти из кабриолета!
        Проследив за взглядом Жасмин, Джаред засмеялся:
        — Похоже, Джек прислушался к моему совету.
        — Ты говорил с ним о Мари?
        — Да.
        — О, Джаред, как мне хочется обнять тебя!
        Джаред поднял брови:
        — Я готов!
        — Только не на публике,  — смущенно прошептала девушка.
        Жасмин наблюдала за Джеком и Мари. Нарядно одетые, они шли, держась за руки. Их заливал яркий солнечный свет. Было видно, что им очень хорошо вдвоем.
        Когда они подошли к воротам, Джек обменялся рукопожатием с Джаредом.
        — Мы уже пропустили все самые вкусные кушанья, хозяин?  — Он улыбнулся.
        — Вы ничего еще не пропустили,  — заверил его Джаред.  — Буфет откроется только через полчаса. Мари, вы очаровательны!  — сказал он своей домоправительнице.
        — Благодарю вас, сэр.  — Карие глаза Мари сверкали, щеки пылали румянцем.
        — Мне очень нравится твое сиреневое платье,  — заметила Жасмин.  — Этот цвет так идет тебе.
        — Так же, как и розовый тебе, Жасмин.
        Когда наконец все билеты были приняты, Жасмин и Джаред присоединились к Джеку и Мари за ленчем. Они расположились в прохладной тени деревьев на отведенной под буфет площадке и с удовольствием отведали угощения: ветчину, жареных цыплят, фасоль, вареную кукурузу, картофельные салаты, маринованные овощи и разнообразные десерты. Мэгги угощалась пирожными в палатке тетушки Чарити, хотя Жасмин чуть раньше убедила девочку съесть бутерброд с ветчиной.
        За длинным столом не смолкали разговоры. Перед окончанием ленча Фредерик Стэнтон в роскошном белом костюме и белой шляпе остановился у стола и похлопал Джареда по плечу.
        — Чудесный день, Хэмптон, полный успех!
        — Спасибо, Фредерик.  — Джаред пожал приятелю руку.
        — Должен сказать, что воздушный шар — это творение гения,  — добавил Стэнтон. Джаред улыбнулся:
        — Похоже, его уже почти надули. Не хочешь ли посмотреть на него поближе и познакомиться с его владельцем, Тадиесом Маккоем?
        — Сочту за честь,  — ответил Стэнтон.
        — Пойдешь с нами, Джек?  — спросил Джаред.
        — Конечно, хозяин.  — Кивнув дамам, Джек поднялся.
        — Джаред, пожалуйста, будь осторожнее!  — воскликнула Жасмин, но жених, помахав ей, направился с друзьями к воздушному шару.
        — Может, погуляем, Мари?  — предложила Жасмин.
        — С удовольствием.
        Женщины пошли по усыпанной листьями тропинке, огибающей плац.
        — Ты не представляешь себе, как я обрадовалась, увидев тебя с Джеком! Мари покраснела.
        — Спасибо, мисс.
        — Что произошло между вами?
        — Примерно неделю назад Джек пришел повидать меня и рассказал мне о своих чувствах.
        — И что?
        — Оказывается, мистер Мэлоун уже давно собирался поухаживать за мной, но боялся, что после случившегося я никогда не захочу, чтобы ко мне прикоснулся мужчина.
        — О Мари! И что ты сказала ему?
        — Сказала, что он ошибался.
        — Я так рада!  — воскликнула Жасмин.  — Значит, все эти годы вы могли быть вместе, если бы правильно поняли друг друга?
        — Возможно, эти годы были необходимы, чтобы зажили мои раны,  — мудро заметила Мари.
        — Наверное, ты права.
        Внимание подруг привлекли одобрительные возгласы на плацу. Красивая молодая женщина в ярком костюме встала в полный рост на спине гарцующей белой лошади. Посмотрев туда, Мари сказала:
        — Замечательно, что мистер Джаред все это устроил. Он самый великодушный и щедрый человек из всех, кого я встречала в жизни.
        — Однако кое-что меня беспокоит.
        — Что же?
        — На прошлой неделе я отправилась в контору Джареда и, войдя в его кабинет, увидела, что он дает деньги проститутке.
        Мари улыбнулась:
        — Меня это ничуть не удивляет.
        — Но почему?
        — Мистер Джаред слишком доверчив, и девушки из «Красной туфельки» всегда пользуются этим. Они рассказывают ему душещипательные истории, чтобы получить подачку.
        — Девушки?  — взволнованно переспросила Жасмин.  — Ты хочешь сказать, что их несколько?
        — К несчастью, да. Две или три изредка заходили к нему домой. Обычно вечером, чтобы никто их не заметил.
        — О Боже!
        Мари положила руку на плечо Жасмин.
        — Поверь, мистер Джаред никогда не изменял тебе ни с одной из тех женщин. Приходя за помощью, они не задерживаются в доме дольше двух-трех минут. Мистер Джаред обычно дает им деньги в прихожей, после чего они уходят. И это действительно все, что им нужно.
        — Но они приходят домой к Джареду!
        Мари сочувственно кивнула:
        — Я понимаю, что это неприятно. Но, Жасмин, если любишь человека, принимай его таким, какой он есть,  — с причудами и недостатками. Я, например, готова смириться с недостатками мистера Мэлоуна.
        — В самом деле? И какие же у него недостатки?
        — Страсть к путешествиям. Ты заметила, как часто Джек уезжает по поручениям мистера Джареда? И он сказал мне, что для него это не просто работа. Джек любит уезжать подальше от города и поближе к природе. Скоро он снова отправится в путешествие по заданию мистера Джареда и не сможет жениться на мне, пока не закончит свои поиски. Джек советует мне за это время обдумать, как я отношусь к таким длительным отлучкам.
        — Он прав.  — Жасмин чувствовала себя виноватой в том, что так и не рассказала Мари о Клоде Будри и о том, почему Джек Мэлоун ищет его.  — Джек не сообщил тебе, какое это задание?
        — Нет, мисс.
        — Как по-твоему, ты привыкнешь к продолжительным отлучкам Джека?
        — Конечно, Жасмин.  — Мари безоблачно улыбнулась.  — Я не хочу, чтобы он менял свой образ жизни.


        В течение следующего часа Жасмин подменяла мисс Чарити в кондитерской палатке, давая той возможность отдохнуть. Девушка выглядела оживленной и веселой, когда продавала печенье и пирожки в тени пеканового дерева, однако в душе ее царило ужасное смятение после разговора с Мари.
        Узнав, что Джаред помогает деньгами нескольким проституткам и скрыл это от нее, Жасмин испытала настоящий шок. Сначала она рассердилась, потом обиделась, а сейчас размышляла, как поступить.
        По словам Мари, у Джареда не было отношений ни с одной из уличных девиц, но тем не менее Жасмин ревновала. Она не доверяла этим женщинам, хотя и понимала, что Джаред никогда сознательно не предаст ее.


        — Мисс Жасмин, мы с подарком!  — воскликнула Мэгги, подходя к своей наставнице вместе с Джаредом. В руке она держала два предмета.  — Вот, мисс Жасмин!  — Мэгги протянула девушке один из предметов.
        Это оказался шелковый веер с ручкой из слоновой кости. По краям веера были изображены два воздушных шара, а между ними — обнимающиеся влюбленные.
        — Это от дяди Джареда,  — пояснила Мэгги.  — Мой веер такой же, только на нем нарисована маленькая девочка.
        — О, Джаред, они очень красивы!  — Жасмин с обожанием взглянула на жениха.
        — Очень!  — согласилась тетушка Чарити.
        Джаред протянул тетушке небольшой медный ящичек.
        — Не думайте, что я забыл о вас, тетя.
        — О Джаред!  — Мисс Чарити не скрывала радости.  — Посмотри, Жасмин, это ведь медное кашпо с изображением взлетающего воздушного шара!  — Она посмотрела на племянника.  — Джаред, где ты достал такие чудесные вещицы?
        — Я заказал их в Англии, хотя и не знал, когда все это мне доставят, но мистер Паттерсон привез мне их сегодня. Я очень хочу, чтобы дорогие мне дамы надолго запомнили этот день.
        — Конечно, Джаред, мы запомним его!  — горячо отозвалась мисс Чарити.  — Благодарю тебя, ты всегда был таким внимательным мальчиком.
        — Спасибо, Джаред.  — Жасмин нежно улыбнулась жениху.  — Ты сделал сегодняшний день особенным для всех нас.
        — А теперь мне можно украсть Жасмин?  — обратился Джаред к тетушке.
        — Разумеется. Я отдохнула, отведала кушаний, и, кроме того, почти все уже продано. Идите и наслаждайтесь друг другом!
        Джаред увел Мэгги и Жасмин.
        — Так,  — сказал он им,  — а сейчас пора подняться на воздушном шаре.
        Жасмин взглянула на надутый шар, висевший над краем обрыва. Его удерживали толстые канаты. Двое мужчин прикрепляли к шару большую плетеную корзину.
        — Откуда нам лучше наблюдать за подъемом?
        — А как насчет того, чтобы подняться на две тысячи футов в небо?
        — О чем ты?  — удивилась Жасмин.
        Джаред гордо улыбнулся.
        — Мы втроем полетим на нем. Тадиес Маккой пригласил нас.
        — О!  — радостно закричала Мэгги.
        — Нет, Джаред, ты же сам говорил, что водород опасен!  — испугалась Жасмин.
        — Он не опасен, если его правильно использовать. Ты что, боишься лететь, дорогая?
        — Конечно, нет, но…
        Когда они подошли к воздушному шару, Джаред указал на одного из мужчин, подцепляющих корзину.
        — Жасмин, это Тадиес Маккой. Тадиес, познакомьтесь с моей невестой, мисс Дюбро. А это маленькое неугомонное создание — Мэгги.
        — Здравствуйте!  — Маккой улыбнулся дамам.  — Рад, что вы полетите с нами.
        — А… это безопасно?  — спросила девушка.
        — Да, мэм. Шар, наполненный водородом, гораздо безопаснее тех, что наполняют горячим воздухом. У него нет горелки под оболочкой, поэтому она не может загореться.  — Он обратился к помощнику: — Все закреплено, Сид?
        — Да, сэр,  — ответил молодой человек, дважды проверив узлы, крепящие корзину к оболочке.
        — Хорошо. Ну как, вы готовы?
        Сначала в большую плетеную корзину забрался Маккой. Затем мужчины помогли подняться дамам. Последним в корзину залез Джаред. Между тем на вытоптанной траве возле воздушного шара собралась толпа.
        — Мы сядем где-нибудь южнее этого места,  — сказал Маккой Джареду,  — потому что сегодня ветер дует с севера. Там много пахотных земель, и нам нетрудно будет подыскать площадку для посадки.
        — Мой друг Джек Мэлоун поедет за нами,  — сообщил Джаред.
        — Хорошо. Мой помощник сделает то же самое. От толпы отделилась тетушка Чарити и помахала Джареду платком.
        — Неужели ты с девушками собираешься лететь на этой штуковине?
        — Летать на воздушном шаре вполне безопасно, тетя Чарити. Хотите отправиться с нами?
        — О нет, я даже и не помышляю об этом. Будь поосторожнее, племянник!
        Джаред кивнул тетушке, а Маккой сделал знак своему помощнику. Тот подошел к корзине и стал отвязывать мешки с песком. Через несколько секунд в толпе раздались возгласы, и они поднялись.
        Жасмин, ухватившись одной рукой за Мэгги, а другой — за корзину, почувствовала, как у нее подвело живот, когда они взмыли вверх. Она и девочка изумленно смотрели на плац, где шумела толпа, на густые деревья вдоль края обрыва, на серебристую широкую реку внизу и на растянувшиеся вдоль реки кварталы Натчеза.
        Вскоре воздушный шар поднялся выше, и его подхватили воздушные потоки. Прохладный ветер овевал пассажиров, и пеньковая сетка, обтягивающая оболочку шара, издавала тихий мелодичный звук. Люди теперь казались маленькими, как муравьи, а баржа, плывущая вниз по Миссисипи,  — хрупкой, словно игрушечная лодка. Девушка увидела над собой клубящееся облако. Оно рассыпалось у нее на глазах и проплыло мимо в виде пушистых клочьев. Никогда еще Жасмин не испытывала ничего подобного — они на самом деле плыли по небу! Даже неугомонная Мэгги серьезно взирала на все своими огромными голубыми глазами, уцепившись ручонками за край корзины.
        — Спасибо тебе, Джаред,  — прошептала Жасмин, и слезы радости выступили у нее на глазах.  — Даже если я проживу сто лет, то все равно никогда не забуду этот день.
        Улыбнувшись ей, Джаред обратился к Маккою:
        — Если не возражаете, Тадиес, я поцелую мою невесту, поскольку никогда не делал этого на воздушном шаре.
        — Пожалуйста, сэр!  — рассмеялся Маккой. Джаред нежно прильнул к губам Жасмин, и девушке показалось, будто она взмыла вверх еще на тысячу футов! В этот момент прозвучал голосок Мэгги:
        — Меня тоже никогда не целовали на воздушном шаре, дядя Джаред!
        Джаред наклонился и нежно поцеловал девочку.
        Когда шар проплывал над широким, только что убранным кукурузным полем, Маккой потянул за веревку клапана, выпуская газ. Они начали медленно снижаться.
        До покрытого стерней поля осталось около пятидесяти футов. Вдруг из-за деревьев, окружающих поле, прозвучали выстрелы.
        Их было четыре. Услышав первый, Джаред быстро усадил Мэгги и Жасмин на дно корзины.
        — Не поднимайтесь!  — Через несколько секунд стрельба прекратилась, и Джаред спросил Маккоя: — С вами все в порядке, Тадиес?
        — Да, сэр. Держитесь за корзину и не высовывайтесь!
        Маккой потянул за разрывной шнур, и воздушный шар совершил посадку. Жасмин прижала к себе Мэгги и не выпускала ее, пока корзина подпрыгивала, задевая о землю.
        — Думаю, теперь мы в безопасности,  — сказал Тадиес Маккой.
        Джаред встал, осмотрелся, потом помог подняться своим дамам.
        — С вами все в порядке?
        Жасмин и Мэгги кивнули. Джаред взглянул на быстро опускающуюся оболочку.
        — Давайте выбираться из корзины, пока шар не накрыл нас.
        Маккой и Джаред спрыгнули вниз и помогли выбраться дамам. После этого все четверо расположились так, чтобы их не было видно с той стороны, откуда прозвучали выстрелы.
        — Как вы думаете, это стрелял какой-нибудь охотник?  — обратился Джаред к Маккою.
        — Нет… нет.  — Тадиес указал глазами на оболочку. Джаред посмотрел туда и присвистнул, заметив две дырки от пуль.
        — Чтоб мне провалиться!
        В этот момент со стороны леса появилась коляска Джареда, и все четверо напряженно наблюдали, как к ним приближается Джек Мэлоун. Запряженная в коляску серая лошадь неслась галопом. Когда до шара оставалось около десяти метров, Мэлоун осадил лошадь, спрыгнул на землю и подбежал к воздухоплавателям.
        — Все целы?
        — Мы в полном порядке, Джек,  — ответил Джаред.
        — Слава Богу. Я слышал выстрелы, хозяин, но пока добирался сюда, те, кто стрелял, уже наверняка сбежали. Они целились в вас?
        Джаред указал на оболочку:
        — Или в нас, или в воздушный шар.
        — Проклятие!  — Джек нахмурился, увидев пулевые отверстия.  — Так этот чертов аппарат мог взорваться вместе с вами?
        — Нет, сэр.  — Маккой шагнул к Джеку.  — Одна пуля не способна взорвать водород.
        — Благодарение Всевышнему!  — Джаред встревоженно посмотрел на спутниц.
        Жасмин храбро улыбнулась ему в ответ, а бледная Мэгги все еще цеплялась за свою опекуншу.
        — С тобой все в порядке, милая?  — Джаред подошел к девочке и взял ее на руки.  — Теперь все будет хорошо, малышка.  — Он обратился к Джеку: — Возьмешь Мэгги в коляску?
        — Конечно, хозяин.
        Джек понес девочку к экипажу. Джаред взглянул на Жасмин.
        — Ты хорошо себя чувствуешь, дорогая? Девушка кивнула, хотя все еще дрожала.
        — Господи, это так страшно! Ведь мы все могли погибнуть!
        Джаред обнял ее.
        — Дорогая, если бы кто-то захотел убить нас, мы были бы уже мертвы.
        — Что ты имеешь в виду?  — испугалась Жасмин.
        — Думаю, кто-то просто по-садистски поиграл с нами.  — Он обратился к Маккою: — Тадиес, поедете в город?
        — Нет, сэр,  — ответил воздухоплаватель, складывая оболочку воздущного шара.  — Спасибо, но вот-вот появится Сид с фургоном и заберет меня и мой шар. Если увидите его, покажите, куда ехать.
        — Хорошо.
        Джаред повел Жасмин к коляске.
        Девушка села между мужчинами и посадила Мэгги к себе на колени. Джаред взял поводья, а Джек, напряженно осмотревшись, положил пистолет к себе на колено. Жасмин вздохнула, когда коляска рванулась вперед. День, так прекрасно начавшийся, закончился тревожно.
        «Кто-то просто по-садистски поиграл с нами»,  — вспомнила Жасмин слова Джареда. Она знала только одного человека, способного на такую жестокость. Кровь застыла в жилах девушки, когда она подумала об этом.



        Глава 22

        В течение нескольких дней не нашли никого, кто мог бы выстрелить в воздушный шар Тадиеса Маккоя. Джаред рассказал о происшествии местному шерифу. Тот пообещал заняться расследованием, однако заверил Джареда, что скорее всего это была просто глупая выходка подвыпивших охотников.
        Джаред, не удовлетворенный таким объяснением, запретил Жасмин и Мэгги выходить из «Приюта магнолий» без охраны. В том, что произошло, он подозревал Клода Будри и сказал об этом девушке. Джек Кактус обшарил весь город в поисках мошенника, но не обнаружил никаких следов.
        Джаред прекратил свои полуночные встречи с Жасмин в летнем домике, чем сильно огорчил ее. Несмотря на все просьбы девушки, он твердо заявил, что пока им следует проявлять крайнюю осторожность. Джаред объяснил, что даже если будет встречать Жасмин на задней веранде «Приюта магнолий» и сопровождать до летнего домика, это не спасет ее от злоумышленника, прячущегося за деревом. Девушка признала, что он прав. К тому же она вспомнила, что каждый раз, когда направлялась к летнему домику, ей казалось, будто кто-то следит за ней. Однако Жасмин очень не хватало этих встреч с Джаредом.
        Самое важное событие, связанное с недавними выстрелами, произошло через четыре дня после циркового представления. В этот день девушка работала в приюте, куда ее отвез Эфраим, поскольку Джаред уехал на свою плантацию в Видалию.
        Войдя в приют Святой Марии, Жасмин узнала от матери Марты прекрасную новость — благотворительное представление принесло более десяти тысяч долларов! Кроме того, начиная с субботы, к настоятельнице обратились шесть семей, желающих взять к себе девочек. Радостно возбужденная, Жасмин еще размышляла обо всем этом, когда посыльный доставил новую швейную машину, купленную для приюта Джаредом.
        Девушка и сестры установили сложную машину и даже попробовали шить на ней. Их окружили несколько девочек и с восхищением наблюдали за работой. Уходя, Жасмин пообещала сестрам купить в городе нитки, выкройки и иглы.
        Возле приюта девушку поджидал Эфраим. Взяв протянутую им руку, Жасмин заметила, что он поморщился от боли.
        — Эфраим, у тебя снова приступ ревматизма?
        — Да, мисси.
        Девушка с сочувствием посмотрела на него.
        — Эфраим, мне нужно кое-что купить в городе, но сначала заедем домой, ты должен отдохнуть.
        — Нет, мисс Жасмин! Мистер Джаред запретил мне отпускать вас одну.
        — Эфраим, еще совсем светло, ничего со мной не случится.
        Наконец Жасмин удалось убедить старика. Она завезла Эфраима в домик на Перлстрит, а сама отправилась в центр города. Оставив коляску на Мейнстрит, девушка пошла к торговому центру Паттерсона и Уизвола. Когда она переходила переулок сбоку от отеля «Раис», ктото набросился на нее сзади.
        Не успев даже закричать, Жасмин оказалась в глубине грязного переулка. Чья-то безжалостная рука крепко держала девушку за талию, а другая — пропахшая табаком — зажимала ей рот. Жасмин попыталась вырваться, но замерла, когда что-то твердое и холодное уперлось ей в спину. Она услышала щелчок взводимого курка пистолета.
        — Чувствуешь пистолет, сука?  — раздался хриплый мужской голос.  — Делай то, что скажу, иначе выпущу кишки. Жасмин похолодела от страха.
        — Так,  — продолжал негодяй,  — сейчас я уберу руку с твоего рта, но смотри не ошибись. Пистолет все еще приставлен к твоей спине, и если только пикнешь, умрешь. Ясно?
        Жасмин кивнула и попыталась взглянуть на мужчину, но тот ткнул стволом пистолета ей в спину.
        — Не смей, сука! Смотри только перед собой. А теперь пошли к черному ходу отеля.
        — Пожалуйста!  — взмолилась Жасмин, протягивая свою сумочку.  — Если вам нужны деньги…
        — Мне не нужны твои жалкие монеты. А сейчас делай, что сказано, или я убью тебя!
        Подталкиваемая пистолетом негодяя, девушка шла по грязному переулку к служебному входу отеля. Мужчина втолкнул ее в открытую дверь.
        К ужасу Жасмин, они не встретили ни одной души, поднимаясь по лестнице и проходя по коридору верхнего этажа.
        — Сюда!  — Бандит толкнул ее к одной из дверей.
        Жасмин оказалась в убогой комнате отеля. В дальнем конце стояла провисшая железная кровать, покрытая грязной простыней. На столе девушка увидела кувшин и чашку с трещиной. На окне болталась пожелтевшая штора, деревянный пол был выщерблен. Жасмин вздрогнула, заметив, как крыса выскочила из-под кровати и нырнула под стол. Девушка знала, когда-то «Раис» был шикарным отелем, но все изменилось с тех пор, как распутник Антон Раис сменил своего отца, прежнего хозяина отеля.
        Услышав, как закрылась дверь, девушка обернулась.
        — Сэр, я хочу знать, с какой целью…
        — Добрый день, Жасмин.
        — Боже!  — выдохнула девушка, узнав в похитителе с окладистой бородой Клода Будри.
        — В чем дело, Жасмин?  — издевательски осведомился мерзавец.  — Ты проглотила язык?
        Жасмин бросилась на негодяя, но тот ударил ее наотмашь рукой. Она упала на колени, задыхаясь от злости, и с ненавистью посмотрела на Будри.
        — Ты слишком нервная маленькая сучка, а перед тобой мужчина с пистолетом,  — холодно заметил он.  — Осмелишься еще раз прикоснуться ко мне, дорогая женушка, и будь уверена, что я больше не буду отмахиваться от тебя рукой.
        — Не называй меня своей женой, вонючий подонок!
        Будри ухмыльнулся:
        — Если мне не изменяет память, мы поженились ровно три месяца назад, в этот же день. Что-то подсказывало мне, что следовало продырявить тебе голову, перед тем как бросить в Миссисипи той ночью.
        — Почему же ты не сделал этого?
        Будри засмеялся:
        — Да мне и не снилось, что ты спасешься! Твоя находчивость и воля удивляют меня.
        — Не сомневаюсь,  — с омерзением отозвалась девушка. Как же она позволила этому подлому негодяю обмануть себя? И он снова появился в ее жизни именно в тот момент, когда все шло так хорошо.  — Так это ты пытался убить нас на прошлой неделе, Клод?
        — Ты говоришь о путешествии на воздушном шаре со своим славным женишком, мистером Хэмптоном?
        — Значит, это был ты!
        Будри указал девушке пистолетом на стул.
        — Садись, Жасмин. Мне нужно немного поговорить с тобой.  — Она молча, с отвращением посмотрела на него. Будри приставил пистолет к ее лбу.  — Я сказал, садись, сука.
        Жасмин повиновалась, не сводя с него презрительного взгляда. Будри между тем опустился на край кровати и положил пистолет на колено.
        — Где же твой французский акцент, Клод?  — дерзко спросила девушка.
        Будри пожал плечами.
        — В тебе есть хоть что-то настоящее?  — продолжала она.
        — Жасмин, мы пришли сюда говорить не обо мне, а о тебе, моя неверная женушка. Да-да, моя дорогая. Я знаю все о тебе и твоем благородном мистере Хэмптоне.
        — Он спас меня в ту ночь, когда ты бросил меня в реку.
        — Так вот как тебе удалось избежать смерти — подоспел мистер Хэмптон и спас тебя! Поэтому теперь ты скрываешь, что состоишь в браке со мной, добиваешься его расторжения и прелюбодействуешь с мистером Хэмптоном?
        Жасмин вспыхнула от гнева. Итак, мерзавец следил за ней и видел, как она встречалась с Джаредом по ночам! Девушку замутило при мысли, что Клод подсматривал за ними в темноте, а возможно, даже подкрадывался к окну летнего домика и заглядывал внутрь.
        — Закон уже расторг наш брак, Клод!
        — А как насчет церковного брака, дорогая? Помнится, ты католичка, а процесс расторжения церковного брака может затянуться надолго.
        Жасмин так и подмывало спросить, откуда Клод узнал об этом, но она удержалась от вопроса.
        — Чего ты хочешь?
        Будри ухмыльнулся:
        — Так, пустяк — двадцать пять тысяч долларов меня вполне устроят.
        — Ты спятил!
        — Совсем нет, Жасмин.
        — Боже мой! Твоя наглость изумляет меня! Подумать только, сотворив со мной такое, ты еще просишь… А что же с теми деньгами, которые ты украл у меня?
        — Вообще-то тебя это не касается, но они уже потрачены. Надеюсь, ты не думаешь, что человек с моим размахом может жить на такую ничтожную сумму?
        Жасмин вскипела от ярости.
        — Как ты… Как ты можешь просить у меня огромные деньги, уже украв все, что я имела? Даже если бы я могла достать требуемую тобой сумму, то с какой стати мне делать это?
        — С какой стати?  — Будри хищно усмехнулся.  — Чтобы я сохранил твою тайну, дорогая Жасмин.
        — Что?  — Жасмин вскочила.  — Да ведь преступление совершил ты, Клод! И учти: я выдам тебя шерифу и скажу, что ты украл мои деньги и пытался убить меня!
        Улыбка исчезла с лица Клода. Девушка заметила, как он побледнел. Но ее торжество было недолгим. Будри снова поднял пистолет и навел на Жасмин.
        — Если таковы твои планы, дорогая, ты пожалеешь о своей браваде.
        Вид направленного на нее пистолета заставил девушку промолчать.
        — Садись, сука!  — бросил Будри. Жасмин подчинилась.
        — Вот так-то лучше.  — Будри снова положил пистолет себе на колено.  — Так ты хотела бы выдать меня властям, дорогая? Что ж, позволь мне объяснить тебе коечто. Ты потеряешь гораздо больше, чем я, если сделаешь это. Видишь ли, у тебя ведь нет доказательств. Если пойдешь в полицию, я заявлю, что после нашей брачной ночи на пароходе ты сама бросилась в реку. Я же чуть не сошел с ума, пытаясь разыскать жену.
        Жасмин попыталась возразить, но Будри поднял руку.
        — Подумай, какой разразится скандал, когда обо всем этом узнает общественность! Ведь всем известно, что ты обручена с Джаредом Хэмптоном!  — И с садистским наслаждением Клод добавил: — Кроме того, если ты выдашь меня, я позабочусь о том, чтобы церковь не расторгла наш брак.
        — Что?!
        — Я воспрепятствую аннулированию брака. Сообщу почтенному пастырю, венчавшему нас, что наш брак свершился в ту самую ночь, когда ты так неосмотрительно сбежала,  — злорадно улыбнулся Будри.  — Хотя полагаю, ты могла бы легко перехитрить меня, дорогая. Тебе нужно было только показаться врачу, который подтвердил бы, что ты невинна.
        — Ублюдок!
        — Конечно!  — Будри развязно ухмыльнулся. У Жасмин потемнело в глазах от ярости. Казалось, Клод продумал все до мелочей.
        — Разве тебе мало того, что ты украл все мои деньги и чуть не убил меня?
        — Мне нужно еще двадцать пять тысяч долларов, или я публично обвиню тебя в неверности, дорогая женушка.
        — Не смей меня так называть!
        Будри засмеялся и развел руками.
        — В глазах церкви…
        — Тебе же плевать на церковь и на все, кроме денег!
        — Думай что хочешь, но принеси мне двадцать пять тысяч.
        — Но ведь это безумие! Ты же знаешь, что у меня нет денег — ты забрал все!
        — Возьми у Хэмптона,  — посоветовал Клод.  — Его семья владеет миллионами. Если этот попугай хочет тебя, он заплатит.  — Оглядев девушку похотливым взглядом, негодяй добавил: — Я хотел бы получить от тебя кое-что еще, пронырливая маленькая потаскушка. Раздвинь для меня свои ножки. Если Хэмптон так нуждается в твоих услугах, значит, в тебе что-то есть. Правда, в конечном счете он получит большую долю пирога, но не раньше, чем я съем свой кусочек.  — Погладив бороду, Будри проговорил: — Конечно, мне следовало остаться и переспать с тобой на пароходе, но меня дожидался мой друг с лошадьми.
        — Мерзавец! Ты ведь все запланировал заранее, не так ли?
        — Все,  — согласился Будри.  — Кроме одного: меня охватила непреодолимая страсть, когда я увидел тебя в тонкой ночной рубашке. Да, жаль, что мне не хватило времени… — Он похотливо улыбнулся.  — Но мы исправим это, не так ли, любимая? Видишь ли, я думал, что ты просто бедно одетая маленькая учительница. Однако тебе нравится лежать под мужчиной, верно? Ты ведь часто ублажала Хэмптона.
        Жасмин снова вскочила, но Будри поднял и направил на нее пистолет.
        — Сядь!
        Девушка повиновалась.
        — Что ж, дорогая, ты согласна на мои условия? Двадцать пять тысяч и твое тело на одну ночь.
        Жасмин едва сдерживала бешенство, но вид наведенного на нее пистолета заставил девушку понять, что ее главная цель — выйти живой из комнаты. Если она не возьмет себя в руки, то Будри застрелит ее. Если же подыграет ему, то, возможно, выйдет отсюда живой и найдет способ расквитаться с Клодом. Девушка вздохнула:
        — А если я сделаю то, о чем ты просишь?
        — Тогда я навсегда оставлю тебя в покое, дорогая.
        — Почему я должна верить тебе?
        — Потому что, если ты не сделаешь того, о чем я прошу, весь Натчез скоро узнает, какая ты потаскушка. Ты же знаешь, Жасмин, какой я великолепный актер.
        — Мне можно уйти?
        — Ты согласна на мои условия?
        — Да.  — Жасмин ненавидела себя за то, что выразила согласие, но вместе с тем понимала: притворная слабость — ее единственное оружие.
        — Тогда иди. Но помни, Жасмин: я буду ждать только неделю, находясь где-нибудь поблизости, завершения нашей сделки.  — Будри поднялся, не выпуская из руки пистолета, грубо поставил Жасмин на ноги и прижал ствол к ее груди.  — Не вздумай выдать меня, сука! И запомни: одних денег — мало. Ты еще хорошенько обслужишь меня — вернешь мне долг нашей первой брачной ночи.  — Жасмин дрожала от страха и отвращения, а Будри еще сильнее прижал ствол пистолета к ее груди, стараясь причинить девушке боль.  — Я плохой любовник, Жасмин, но уверяю тебя, то, что ты испытала с Хэмптоном, покажется тебе жалким и бесцветным, когда ты раздвинешь ножки для меня. Думаю, ты будешь кричать и умолять меня не останавливаться. И я уж позабочусь о том, чтобы твоему жеребцу осталось совсем немного, когда ты вернешься к нему.
        Наконец Будри отвел от Жасмин пистолет, и она, схватив свою сумочку, бросилась к двери.
        — Не рассказывай ничего Хэмптону.
        От его голоса кровь застыла в жилах Жасмин.
        — Что?
        — Ничего не рассказывай Хэмптону,  — повторил Будри.
        — А как же мне взять у него деньги, если я ничего не расскажу ему?
        — Это твоя проблема, используй свои женские уловки. Если же ты расскажешь Хэмптону о нашей встрече, предупреждаю: я с превеликим удовольствием убью твоего благородного женишка.



        Глава 23

        Выход необходимо найти!

        Только об этом и думала Жасмин после встречи с мерзавцем Будри. Она всей душой ненавидела его. Отношения с Джаредом совсем недавно наладились, злость на Будри стала утихать, и вот этот негодяй появился вновь! При воспоминании о встрече с ним в отеле Жасмин охватывало невыносимое отвращение. И страх.
        Чем дольше девушка размышляла, как отомстить Будри, тем отчетливее понимала, что попала в очень трудное положение. Если она откажется выполнить требования Клода, последствия будут катастрофическими. Но не уступать же ему!
        Жасмин думала пойти к шерифу и выдать Клода, но быстро отказалась от этого. Негодяй прав: у нее нет свидетелей, и она не сможет доказать, что произошло на пароходе. А если Жасмин предаст случившееся огласке, Клод устроит грандиозный скандал. В результате отношение общества к Джареду и его тетушке изменится.
        Жасмин очень хотелось поделиться с Джаредом, но она знала, что это невозможно. Выяснив, что Клод в городе, он вызовет подлеца на дуэль. И Будри, загнанный в угол, убьет Джареда. Да он и угрожал убить его, если она расскажет об их встрече.
        Скрывать все это от возлюбленного было невыносимо. Жасмин также содрогалась при мысли, что Джаред узнает о возвращении Будри в Натчез не от нее. Девушку крайне угнетала беспомощность.
        В эти дни отношения Жасмин с Джаредом стали напряженными. Девушка ненавидела себя за то, что ей приходится лгать, и избегала возлюбленного. Оставаясь наедине с женихом, Жасмин была скованна и молчалива. Джаред, замечая замкнутость и озабоченность невесты, спрашивал, что ее беспокоит. Она постоянно ссылалась то на головную боль, то на бессонницу.
        Девушка была уверена, что скоро снова получит известие от Клода, но до сих пор ничего не могла решить.
        У нее пропал аппетит, началась бессонница, под глазами появились темные круги. Она все больше замыкалась в себе.


        Вскоре Жасмин действительно получила известие от Будри. Когда она собиралась отправиться в «Святую Марию», к ней в спальню вошла Сара и сообщила, что пришел чернокожий мальчик с посланием.
        — Он говорит, что должен вручить письмо лично вам. Вы спуститесь к нему, мисси? Девушка кивнула. Мальчик в грязной и рваной одежде ждал ее у двери.
        — Возьмите, мисси.  — Он протянул Жасмин письмо.
        — Спасибо.  — Жасмин дала мальчику монету. Когда он ушел, девушка вошла в гостиную и прочитала: «Встретимся на заходе солнца на старом испанском плацу. К.Б.».
        Жасмин скомкала листок в руке. Никогда еще она не была в таком отчаянии. Если не пойти на встречу, последствия могут быть ужасными. Сегодня она должна твердо сказать Будри, когда принесет деньги. Ужасающая ситуация привела девушку в полную растерянность.
        Она посмотрела на палец, где сверкал изумруд, подаренный Джаредом. Кроме кольца, кулона и домика на Перлстрит, ей нечего было продать. Конечно, Жасмин придется объяснить Джареду, куда делись драгоценности, но она должна выручить за них деньги! Впрочем, никто не даст ей за все это двадцать пять тысяч, а кроме того, она ни за что не согласится переспать с этим ублюдком.
        Может, Клод удовлетворится меньшим? В конце концов девушка решила, что с ним нужно встретиться. Необходимо убедить Будри взять то, что она может предложить, и уйти из ее жизни навсегда!


        Пока девушка мучилась, не зная, как поступить, в контору Джареда пришел Джек Кактус.
        — У тебя что-то есть для меня?  — спросил Джаред.
        — Возможно, хозяин. Хотя я и занимался уборкой урожая, но все-таки не оставлял своих поисков. Признаться, этот мерзавец весьма ловок. Его очень трудно выследить. Всякий раз, когда я что-то узнаю о нем, он бесследно исчезает.
        Джаред подался к Джеку.
        — На этот раз ты думаешь, что нашел его?
        — Может быть, хозяин.
        — Рассказывай, что тебе удалось узнать!
        Джек поднял руку.
        — Хозяин, я не могу поклясться, что нашел того, кого мы ищем. Однако в отеле «Раис» несколько дней назад поселился незнакомец, по описанию похожий на Будри.
        — Продолжай.
        — Он назвался Альфредом Уитменом — смуглый парень с бородой. Кроме бороды, все приметы соответствуют описанию Будри.
        — Как и приметы тысячи других мужчин,  — уныло заметил Джаред.  — Почему ты думаешь, что Уитмен тот, кого мы ищем?
        — До сегодняшнего дня я только подозревал это.
        — А что случилось сегодня?
        Бывший разведчик вздохнул:
        — Хозяин, мне неприятно вставать между мужчиной и дамой его сердца…
        Джаред напряженно выпрямился.
        — Какое отношение это имеет к Жасмин?
        — Хозяин, сегодня я решил проследить за Уитменом. Он вышел из отеля, направился по улице и вскоре заговорил с мальчишкой, чистильщиком обуви. Я видел, как Уитмен дал ему монету и сунул в руку письмо. Я последовал за мальчиком. Он отнес письмо в дом вашей тетушки.
        — В дом моей тетушки?
        — Да. Зашел в дом на несколько минут и удалился оттуда без письма. Это выяснилось, когда я схватил его за шиворот.
        — Дальше!
        — Мальчишка сказал мне, что получил серебряный доллар, взявшись отнести записку мисс Дюбро.
        — Проклятие! Значит, негодяй связался с Жасмин?  — Джаред поднялся.  — Мне нужно немедленно поехать и узнать, что написал Будри!
        — Прошу прошения, хозяин, едва ли ваша дама захочет рассказать вам об этом.
        — Что?!  — побледнев, воскликнул Джаред.
        — Получив записку, мисс Жасмин вскоре отправилась в приют. Она выглядела так, словно ничего не случилось. Мне очень жаль, но если бы мисс Жасмин хотела рассказать вам о случившемся, то сразу примчалась бы сюда.
        Джаред снова опустился в кресло.
        — Может, человек, написавший записку Жасмин, вовсе и не Будри?
        — Не исключено. Но на вашем месте я бы последил за мисс Жасмин.


        Перед заходом солнца Жасмин подъехала в коляске к старому испанскому плацу. Так и не убедив Эфраима позволить ей поехать одной, она прыгнула в коляску и оставила пораженного и мрачного старика перед домом на Перл-стрит. Если бы только Эфраим знал, куда и зачем отправилась Жасмин!
        Девушка остановила коляску под большим деревом и спрыгнула на землю. Заметив, что поблизости нет других экипажей, Жасмин запахнулась в плащ и пошла по усыпанной листьями тропинке. На поляне, тихой и спокойной, Клода не было видно. С обрыва вид заходящего солнца был великолепен — казалось, золотой шар повис над долинами Луизианы. Под легким бризом шелестела листва деревьев. Однако Жасмин сейчас не пленяла красота. Глядя на поляну, она ждала появления Будри.
        Девушка уже с облегчением подумала, что Клод просто жестоко пошутил с ней и не придет, когда вдруг увидела, как он появился из-за раскидистого дуба. Будри направлялся к ней уверенной походкой. Жасмин задрожала.
        — Извини, что долго не подходил к тебе, дорогая. Я должен был убедиться, что ты одна.
        Девушка почувствовала запах застарелого табака и виски, когда он подошел ближе.
        — Ну как, Жасмин? Достала деньги?
        — Я не волшебница, Клод!  — отрезала девушка. Будри угрожающе прищурился.
        — Когда же ты их достанешь?
        — Об этом я и приехала поговорить с тобой.
        — Неужели?
        — Клод, я считаю твои условия совершенно невыполнимыми. Во-первых, я не могу достать такую сумму, и, во-вторых, не может быть и речи о том, что я лягу с тобой в кровать. Тем не менее, если ты немного потерпишь, я обещаю сделать все, что в моих силах, и раздобыть для тебя несколько тысяч долларов.
        Рассвирепев, Будри шагнул к Жасмин и схватил ее за плечи.
        — Так ты играла со мной, лживая потаскушка?!
        Он вскинул руку, и Жасмин с ужасом поняла, что Будри сейчас ударит ее. Вдруг прозвучал спокойный мужской голос:
        — Если коснешься дамы, Будри, то ты — труп.
        Жасмин задохнулась от изумления, а негодяй отпустил ее. Разом обернувшись, они увидели Джареда с пистолетом в руке.
        — Отойди от дамы, Будри!  — рявкнул он. Жасмин бросилась к Джареду, благодаря Бога за свое счастливое избавление.
        — Дорогой, я так рада видеть тебя…
        — Спрячься за мной, Жасмин!  — Холодным, леденящим кровь взглядом Джаред смотрел на Будри.
        — Дорогой, я все тебе объясню…
        — Помолчи и спрячься за мной!  — повторил Джаред.
        Девушка подчинилась.
        Не сводя глаз с Будри, Джаред направился к нему.
        Дрожащая Жасмин стояла на краю поляны, ломая руки. Когда Джаред приблизился к негодяю, девушка испытала облегчение — ее жених вовремя появился здесь! Однако она боялась, как бы Клод не выкинул чего-нибудь. К счастью, Будри, не двигаясь с места, наблюдал за Джаредом.
        Тот остановился на расстоянии нескольких футов от мерзавца, держа пистолет в приподнятой руке.
        — Полагаю, вы — Будри?
        Клод кивнул.
        — Я так и думал,  — с отвращением бросил Джаред.  — Теперь вам придется дать мне удовлетворение. Вы ограбили мою невесту и попытались убить ее. Но не стоит решать дело в присутствии дамы, мои секунданты найдут вас.
        Клод засмеялся:
        — Вы вызываете меня на дуэль, Хэмптон?
        — Да. Вы принимаете мой вызов или, как трус, отклоняете его?
        — Принимаю, конечно.  — Будри многозначительно посмотрел на Жасмин.  — Я с особым удовольствием разделаюсь с вами, Хэмптон.
        — Это мы еще посмотрим. Мои секунданты сообщат вам детали,  — добавил он, не отводя пистолета от негодяя.  — Держитесь подальше от этой дамы или не доживете до дуэли. И не вздумайте сбежать из города. Мой человек будет круглосуточно следить за вами, пока мы не решим это дело.
        — Джаред, нет!  — умоляюще воскликнула Жасмин, поспешив к жениху.  — Не вызывай Будри на дуэль! Разве ты не понимаешь, что ему нельзя доверять? Лучше сразу же отвести негодяя к шерифу!
        Джаред покачал головой:
        — Джентльмены так не поступают.
        — Но ведь он не джентльмен!
        Будри, услышав эти слова, расхохотался.
        — Идем, дорогая.  — Джаред взял девушку за руку.
        Направляя оружие на Клода, он вместе с Жасмин направился в рощу. Рядом с коляской девушки стоял его экипаж, возле которого дымил сигарой Джек Кактус Мэлоун.
        — Будри на поляне,  — сказал ему Джаред.  — Не спускай с него глаз ни на минуту. Я отвезу Жасмин домой. А ты воспользуйся ее коляской. Если этот подлец попытается смыться из города…
        — Я знаю, как поступить в таком случае, хозяин.  — Джек затоптал сигару и направился к поляне.
        — Пойдем, дорогая.  — Джаред обнял Жасмин.
        Девушка чувствовала себя очень несчастной, понимая, что он безумно сердит на нее. Его голубые глаза не отрывались от дороги, а напряженные руки сжимали поводья.
        — Знаешь, а я удивлялся, почему ты так странно и отчужденно держишься в последнее время, дорогая. Теперь понимаю — ты снова встречалась с Клодом Будри, не так ли?
        — Нет, Джаред, я не встречалась с ним! До сегодняшнего вечера я видела его только раз.
        — В самом деле?
        — Да! Он схватил меня на улице несколько дней назад и… шантажировал!
        — И чего же он хотел?
        — Клод требовал, чтобы я дала ему двадцать пять тысяч долларов.  — О втором требовании негодяя Жасмин благоразумно умолчала.
        — Двадцать пять тысяч долларов! Даже будь у тебя такие деньги, с какой стати ты отдала бы их Будри?
        — Он угрожал публично объявить о том, что я состояла с ним в браке. Будри говорил, что расскажет всем, в том числе и священнику, который венчал нас, что мы стали мужем и женой в ту ночь на пароходе, после чего я и убежала.
        — У него богатая фантазия.
        — Да, но об этом знаем только мы с тобой. А если Клод распустит лживые слухи, пострадает твоя репутация и репутация твоей тети.  — Дрожащим от напряжения голосом девушка добавила: — Клод велел мне найти способ взять у тебя двадцать пять тысяч.
        — Но почему ты ничего не сказала мне об этом негодяе?
        — Потому что он угрожал убить тебя, если я расскажу о той встрече, и теперь Будри намерен выполнить свою угрозу!  — Жасмин схватила Джареда за руку.  — Мне очень страшно! Думаю, ты совершил ужасную ошибку. Пожалуйста, откажись от дуэли и сдай Клода властям. Он не будет играть по твоим правилам. Уверена, Будри каким-нибудь образом обманет тебя. Он из тех, кто не задумываясь выстрелит в спину!
        — Жасмин, не волнуйся, я способен постоять за себя! Меня беспокоит другое — ты не доверяешь мне. Клод Будри вернулся в город и шантажирует тебя, а ты даже не обмолвилась об этом. Как по-твоему, что я должен чувствовать?
        — Джаред, я…
        — Что же произошло между нами, Жасмин? Может, дело было в лунном свете и вине? А я, дурак, подумал, что нашел свою судьбу, женщину, которая любит меня и доверяет мне. Между тем, когда с тобой случилась беда, ты только отгородилась от меня.
        — Джаред, я поступила так, потому что люблю тебя!
        — Любишь?  — усмехнулся Джаред.  — Нет, ты показала, как мало я значу для тебя.
        Жасмин попыталась возразить, но он сурово продолжил:
        — Наверное, сейчас нам не о чем больше говорить, Жасмин. Как только мы доберемся до «Приюта магнолий», я заеду за Эфраимом и скажу, чтобы он ни на секунду не спускал с тебя глаз. И клянусь, если ты хоть на минуту отлучишься из дома одна до того, как решится это дело, я запру тебя до самой свадьбы.
        — Джаред, ты не раздумал жениться на мне?
        — Я человек чести. Мое слово нерушимо. Да, ты разочаровала меня. Но раз я сказал, что женюсь на тебе, значит, женюсь.
        У Жасмин потемнело в глазах. Он разочарован, но все же намерен жениться, чтобы сдержать слово? Внезапно девушка поняла, что Джаред дорожит честью гораздо больше, чем ею.



        Глава 24

        Следующие сутки стали пыткой для Жасмин. Джаред оставил ее вечером в «Приюте магнолий», а рано утром, как и обещал, привез Эфраима, чтобы тот присматривал за девушкой. Сказав старику, что Клод Будри снова в городе и угрожал Жасмин, он запретил девушке выходить из дома. Эфраим расположился на передней веранде, явно намереваясь не спускать глаз со своей госпожи.
        Жасмин всю ночь беспокойно расхаживала по комнате. Хотя она и попросила тетушку Чарити в это утро присутствовать на ее занятиях с Мэгги, но не осмелилась поделиться с хозяйкой дома своими проблемами. Мисс Хэмптон станет дурно, если она узнает, что ее драгоценный племянник собирается встретиться на дуэли с подлым Клодом Будри. Жасмин и сама безумно боялась, что негодяй убьет Джареда!
        Кроме того, девушка чувствовала себя очень несчастной, поскольку ссора с Джаредом произошла по ее вине. Опасаясь за Джареда, она не рассказала ему о Клоде. Теперь, когда ее жених сам узнал правду, Жасмин полагала, что он больше никогда и ни в чем не поверит ей.
        Как бы там ни было, она должна что-то придумать, иначе Клод убьет его!
        Девушка понимала: поскольку Эфраиму велено следить за ней, придется прибегнуть к его помощи, чтобы спасти Джареда. Возможно, надо рассказать старику всю правду.
        Одевшись, Жасмин спустилась вниз. При виде своей госпожи Эфраим с трудом поднялся.
        — Мисс Жасмин, вы никуда сегодня не поедете. Я получил указания от мистера Хэмптона и не позволю, чтобы сюда пришел мистер Будри и снова досаждал вам.
        Девушка догадывалась, что старик, боготворивший Джареда, выполнит все его распоряжения.
        — Эфраим, я хочу поговорить с тобой.
        — Мы, конечно, поговорим, мисси, но я не изменю своего решения. Я пообещал мистеру Джареду охранять вас и сдержу свое слово.
        Жасмин вздохнула и, сев в кресло-качалку, с досадой подумала, как горды и тщеславны мужчины. После этого она рассказала старику всю правду о том, как обошелся с ней Клод. Не утаила Жасмин и того, что Джаред вызвал Будри на дуэль. Слуга слушал ее, затаив дыхание.
        — Разве ты не понимаешь, Эфраим, что опасность грозит не мне, а мистеру Джареду? Даже неделю назад Клод угрожал убить мистера Джареда, если я выдам его. А теперь он готов на все ради осуществления своих планов, возможно, включающих и расправу над мистером Хэмптоном! Эфраим, мы должны помешать дуэли!
        Старик снял шляпу и почесал свою седую голову.
        — Ну и влипли же вы, мисси.
        — Еще как!  — Жасмин невесело усмехнулась.  — Эфраим, ты поможешь мне?
        Старик настороженно посмотрел на нее:
        — Что вы от меня хотите, мисси?
        — Нужно узнать, где и когда состоится дуэль, чтобы предотвратить ее. Ты сможешь выяснить это? Я знаю, что у тебя много друзей в городе.
        — Но если я пойду в город, мисси, то оставлю вас без охраны,  — возразил слуга.
        — Эфраим!  — Жасмин умоляюще взглянула на старика.  — Поверь! Опасность угрожает мистеру Джареду, а не мне! Неужели ты считаешь, что мы должны спокойно ждать, пока его убьют?
        — Нет, мисси.
        — Но если мы с тобой не примем решительных мер, это может случиться уже на закате. Клод не задумываясь выстрелит в спину мистеру Джареду!
        Эфраим тяжело вздохнул:
        — Мне все это не нравится, мисси, но я сделаю то, о чем вы просите. Не хочу, чтобы мистеру Джареду выстрелили в спину, поэтому отправлюсь в город и постараюсь чтонибудь разузнать. А что предпримете вы?
        Жасмин с облегчением ответила:
        — Поеду к шерифу. Ты же знаешь, что дуэли здесь запрещены, и, возможно, шериф убедит Джареда отказаться от этого безумия.
        Старик покачал головой:
        — Мистер Джаред страшно рассердится, узнав, что мы сделали.
        — Пусть лучше рассердится, чем умрет.


        Жасмин и Эфраим решили, что, выполнив свои задания, они встретятся в домике на Перл-стрит и обменяются новостями. Девушка вывела из конюшни послушную лошадь для старика, а сама отправилась в город в своей коляске. Она всей душой надеялась, что в городе распространился слух об этой дуэли.
        Жасмин направилась к шерифу, понимая, что только служитель закона способен убедить Джареда отказаться от дуэли. Однако девушка сомневалась, что он согласится помочь ей. Несмотря на запрешение, дуэли между знатными людьми происходили здесь нередко. Иногда они возникали из-за политических разногласий, а порой и вовсе по пустякам — когда кто-то нарушал правила хорошего тона.
        Жасмин хотелось верить, что она успеет предотвратить дуэль. Поединки редко случались без подготовки — здесь действовали свои жесткие правила. Обычно они проводились либо на рассвете, либо на закате, поэтому девушка считала, что у нее еще есть время. Она знала, что детали дуэли обговаривали секунданты. Иногда секундантам удавалось достичь компромисса между противниками и предотвратить кровопролитие. Жасмин понимала, что в этом случае компромисс невозможен, хотя и помнила несколько случаев, когда дуэль отменялась из-за того, что вызов не был принят. Отказавшегося принять вызов все называли трусом. Жасмин уповала на то, что Клод испугается и сбежит из города. Однако интуиция подсказывала ей, что скорее всего негодяй останется гденибудь поблизости, пока не осуществит свои замыслы.
        Как девушка и предполагала, шериф не помог ей. Он равнодушно выслушал ее сообщение о том, что задумали Джаред и Клод Будри.
        — А где произойдет дуэль, мисс Дюбро?  — спросил он, барабаня пальцами по столу.
        — Не знаю, шериф. Поэтому и пришла просить вас о помощи.
        Служитель закона закурил сигару.
        — Я ничего не могу сделать — нет доказательств. Жасмин разозлилась:
        — Доказательства? Я должна привезти вам труп мистера Хэмптона?
        Шериф пожал плечами:
        — Из-за чего произошла ссора?
        — Они… — Жасмин потупилась.  — Из-за меня.
        Шериф усмехнулся:
        — Я так и понял. Думаю, они прекрасно решат этот вопрос.
        Девушка широко раскрытыми глазами посмотрела на него.
        — Значит, вы ничего не предпримете? Позвольте напомнить вам, шериф, что в нашем штате дуэли запрещены. Шериф бросил сигару и подался вперед.
        — Послушайте, мисс, я не позволю, чтобы мне напоминали о том, какой закон действует на этой земле! Я занят по горло, охраняя город от игроков и прочего портового сброда. Знаете, сколько уличных драк происходит здесь за неделю?  — Он погрозил Жасмин пальцем.  — Пусть джентльмены сами улаживают недоразумения. А теперь извините, мисс, мне нужно работать.
        Жасмин вскочила, охваченная яростью.
        — Простите, что побеспокоила вас из-за такого пустяка, как жизнь моего жениха!
        Кипя от злости, она села в коляску. Что же теперь делать? Может, следовало быть откровеннее с шерифом и рассказать ему все о Клоде Будри? Нет, шериф Брейди не стал бы заниматься этим делом. Так что ее признание привело бы только к скандалу.
        Жасмин решила отправиться на Перл-стрит и подождать там Эфраима. Когда она подъехала к дому, у нее уже созрел дерзкий план.
        Жасмин подошла к письменному столу отца, выдвинула средний ящик и с облегчением вздохнула, увидев, что там все еще лежит небольшой «кольт». Убедившись, что револьвер заряжен, она проверила курок, сунула оружие в сумочку, выдвинула еще один ящик и достала кожаную сумку с боеприпасами. Здесь было все, что нужно,  — пороховница с порохом, капсюли и пули.
        Девушка улыбнулась. Как заметил шериф, Натчез никогда не был спокойным городом. Однажды двенадцатилетнюю Жасмин напугал какой-то бродяга, окликнув ее в саду за домом. Бродяге нужна была только еда, и. получив ее, он сразу ушел. Пьер Дюбро пришел в ярость, услышав об этом, и на всякий случай научил дочь обращаться с оружием. Иногда отец позволял Жасмин попрактиковаться в стрельбе. Поэтому она до сих пор помнила, как заряжать пистолет и стрелять из него, и не побоялась бы воспользоваться им.
        Решив осуществить свой план, девушка поехала в отель «Раис» увидеться с Клодом Будри и убедить его покинуть город. Если мерзавец не согласится, Жасмин наведет на него пистолет, а в случае чего пристрелит Будри. Потом она заявит, что стреляла в целях самозащиты.
        Принятое решение воодушевило девушку. Остановив коляску на Мейнстрит, напротив отеля, она вышла из нее. Но тут же чья-то крепкая рука схватила Жасмин за плечо.
        — Зачем вы приехали сюда, мисс Дюбро?  — сурово осведомился Кактус Джек Мэлоун.
        — Мистер Мэлоун, вы до смерти напугали меня,  — улыбнулась девушка.  — А что делаете в городе вы?
        — Выполняю распоряжение мистера Хэмптона. А теперь скажите, почему вы явились в город одна? Жасмин указала на отель.
        — Вы следите за Будри, не так ли?
        — Возможно. Мэм, если вы не скажете мне, зачем явились сюда, я отвезу вас к мистеру Хэмптону.
        — Я хотела встретиться с шерифом, надеясь, что он предотвратит дуэль.
        — И что же? Шериф Брейди помог вам?
        — Нет! Джек кивнул:
        — Конечно, Хорас и пальцем не пошевелит. Он не вмешивается в конфликты между мужчинами.
        — Но что же нам делать?
        — Ничего, мэм.  — Не сводя с девушки пристального взгляда, Джек добавил: — Запомните, мисс. До воскресенья, пока в отеле живет подлец Будри, вам не следует появляться здесь.
        — Неужели вы полагаете, что я буду сидеть сложа руки?  — возмутилась Жасмин.  — Вы же знаете, Джареда могут убить! Неужели это вас не волнует?
        — Конечно, волнует. Но дуэль — вопрос чести для джентльменов, мэм. А наше дело — не вмешиваться.
        — Будь проклят ваш кодекс чести! Я знаю одно: Джаред может погибнуть, если я не выясню, где и когда состоится дуэль.  — Она подошла поближе к Джеку и вцепилась в его рукав.  — Вам же это известно! Неужели вы не скажете мне?
        — Вы напрасно спрашиваете меня об этом, мисс Жасмин. Садитесь-ка лучше в коляску и отправляйтесь домой. Если вы так и поступите, я не скажу мистеру Джареду, что видел вас.
        Жасмин пообещала Кактусу Джеку подчиниться его требованию. Однако задумала заехать в ХэмптонХолл. Хоть бы там не оказалось Джареда! Тогда она убедит Мари Бернар помочь ей!
        К счастью, Джареда не было, и Жасмин рассказала Мари о вероломстве Клода Будри и предстоящей дуэли.
        — Боже мой!  — выдохнула Мари.  — Мне всегда казалось, что с тобой в прошлом случилась какая-то беда. Значит, этот человек женился на тебе, украл деньги твоего отца и бросил тебя в реку?
        Жасмин кивнула.
        — Да, у нас с тобой трагическое прошлое. Но почему ты раньше не рассказала мне об этом, Жасмин?
        — Возможно, потому, что мне хотелось забыть о прошлом.
        — Естественное чувство,  — кивнула Мари.
        — Но что же нам делать теперь? Нельзя же допустить, чтобы Будри убил Джареда! А между тем ни Джек, ни шериф не хотят мне помочь! Мы должны узнать, где Джаред встретится с Клодом.
        — Зачем?  — удивилась Мари.
        — Тогда шериф начнет действовать.
        — Думаешь, он что-то предпримет?
        — Не знаю! Но мы должны попытаться. В случае необходимости я сама вмешаюсь и предотвращу дуэль.
        — Бог с тобой! Что ты можешь сделать?
        — Многое! Я не позволю убить Джареда!  — Жасмин вытащила из сумочки пистолет отца и показала Мари.  — Я умею обращаться с этим оружием и в случае необходимости воспользуюсь им.
        Мари всплеснула руками.
        — Не сомневаюсь: ты так и сделаешь. Но пойми, это безрассудство! Что, если Будри придет в ярость и попытается…
        — Я пристрелю его раньше, чем он приблизится ко мне.
        Мари побледнела.
        — Но убивать нельзя, Жасмин.
        — Конечно. Поэтому я совершила бы непростительную ошибку, позволив Клоду Будри убить Джареда!  — Она взглянула на подругу.  — Мари, ты позволишь мне потренироваться где-нибудь за Хэмптон-Холлом?
        — Жасмин!
        — Мари, мне нужно потренироваться. Я умею обращаться с пистолетом, но не стреляла из него уже несколько лет.
        — Но ты не должна…
        — Мари, я не могу тренироваться в «Приюте магнолий». У мисс Чарити случится удар, если она увидит это. А вдруг Клод будет угрожать мне? Я же должна подготовиться ко всему.
        — Хорошо, Жасмин. За поместьем есть небольшой холм. Потренируйся там. Но помни: ты совершаешь ошибку. Жасмин посмотрела подруге в глаза.
        — Скажи, Мари, что бы делала ты, узнав, что Джеку грозит опасность?
        Подумав, домоправительница кивнула:
        — Да, Жасмин. Ты должна быть готова ко всему. Но не совершай опрометчивых поступков.  — Мари подалась к девушке и тихо добавила: — Может, мне удастся что-нибудь узнать об этой дуэли. Если я что-то услышу, сразу дам знать тебе. Однако обещай мне ничего не предпринимать, не посоветовавшись со мной.
        — Мари!
        — Дай мне слово, Жасмин. Я хочу помочь мистеру Джареду, но с тобой ничего не должно случиться.
        Жасмин вздохнула:
        — Хорошо, Мари, обещаю.



        Глава 25

        Днем с юга надвинулись темные тучи, и разразилась гроза. Жасмин решила, что из-за ненастной погоды дуэль вряд ли состоится. Тогда мужчины, наверное, встретятся и перенесут поединок на завтра.
        Вечером Джаред, как обычно, приехал ужинать в «Приют магнолий». Жасмин с облегчением вздохнула, увидев его. Джаред почти не разговаривал с невестой. Побеседовав с тетушкой, он пошел укладывать Мэгги.
        Жасмин остановила Джареда, когда он собирался уезжать, но он, холодно взглянув на нее, промолвил:
        — Жасмин, мы уже обсудили эту тему. И что бы ты сейчас ни сказала, твои слова ничего не изменят.
        И Джаред поспешил к коляске, даже не поцеловав девушку на прощание.
        Она попыталась заснуть, но ее одолевал страх. Жасмин преследовала ужасная мысль, что она уже никогда не увидит Джареда. Охваченная тревогой, девушка встала, зажгла лампу, зашла взглянуть на Мэгги и убедилась, что та блаженно спит под монотонный шум дождя. Жасмин вернулась к себе. Ее опасения усиливались с каждой минутой.
        Она решила увидеться с Джаредом и убедить его отказаться от дуэли. Но как встретиться с ним в такое время?
        Если она отправится в Хэмптон-Холл, Джаред отправит ее домой, даже не выслушав.
        Есть только одна надежда заставить его выслушать ее — нужно удивить Джареда. Жасмин влезет на огромный дуб под окном его спальни, проникнет в комнату Джареда и пригрозит разбудить весь дом, если он не выслушает ее.
        «Господи, какое безумие!» — подумала она. Однако другого выхода девушка не видела.
        Но как залезть на дуб в платье? Жасмин вспомнила, что у нее хранится матросская форма, в которой она несколько месяцев назад спустилась на берег с «Речной волшебницы» и приехала в «Приют магнолий». В штанах не составит труда взобраться на дерево.
        Достав из ящика комода рубашку и рабочие штаны, девушка на цыпочках спустилась вниз. Сильный порыв ветра едва не сшиб ее с ног, а проливной дождь за несколько секунд промочил до нитки.
        Однако Жасмин не отказалась от своего плана и побежала к Хэмптон-Холлу, увязая в грязи. Особняк то и дело освещали яркие вспышки молний. Девушка быстро обогнула фасад и подошла к высокому дубу, ухватилась за толстый сук, подтянулась и стала карабкаться вверх.
        Добравшись до окна Джареда, она обнаружила, что оно, к счастью, не заперто. Она открыла створку и, держась за подоконник, осторожно спустила ногу на пол. В тот же миг Жасмин услышала, как щелкнул взведенный курок пистолета.
        — Не двигаться! Кто там?
        — Джаред, это я!
        — О Боже!  — Бросившись к девушке, он втащил ее в комнату.  — Жасмин! Какого черта? Что ты здесь делаешь? Ведь я мог застрелить тебя!
        — Мне нужно поговорить с тобой.
        — Боже, да ты насквозь промокла и вся дрожишь! Сейчас я зажгу лампу.
        Комната озарилась желтоватым светом. Джаред с головы до ног оглядел девушку — промокшая униформа прилипла к ее телу. Джаред сорвал с кровати одеяло и укутал Жасмин.
        — Как ты снова осмелилась прийти сюда — одна, ночью — после того, что я сказал тебе…
        — Джаред, мне нужно поговорить с тобой.
        — Что ж, раз уж ты здесь… Садись у очага. Сейчас закрою окно и разведу огонь.
        Дрожащая Жасмин опустилась в кресло у камина. Джаред подал ей полотенце.
        — Вот, вытри волосы.
        — Спасибо.  — Вытирая волосы, девушка наблюдала, как он опустился на колени и начал разводить огонь.
        — Джаред, прошу тебя, откажись от дуэли. Я сойду с ума, если с тобой что-то случится!
        — Со мной ничего не случится.
        — Почему ты так уверен в этом? Клод бесчестен! Он пойдет на все, чтобы убить тебя!
        — Думаешь, я не знаю об этом? Я вполне способен постоять за себя, Жасмин.
        — Но, Джаред…
        — Не хочу больше слышать об этом!
        От такого резкого отпора Жасмин задрожала еще сильнее. Когда щепки запылали, Джаред положил в камин полено, отряхнул руки и посмотрел на девушку.
        — А теперь, дорогая, давай снимем с тебя эти мокрые тряпки. Ты должна согреться. Я постараюсь позаимствовать у Мари какую-нибудь одежду для тебя. А потом — домой и в кровать.
        Джаред поднялся и помог встать Жасмин. Затем снял с нее шерстяную рубашку. Глаза Джареда потемнели, когда он увидел ее груди, обтянутые влажной, почти прозрачной нижней сорочкой.
        — Тебе не следовало приходить сюда,  — строго сказал он.
        — Джаред, я умру, если с тобой что-то случится!  — повторила Жасмин.  — Хоть ты и разлюбил меня, но я тебя люблю так сильно, что…
        — Думаешь, я разлюбил тебя?
        — Вчера ты сказал…
        — О моя бедная девочка!  — Джаред прижал к себе дрожащую Жасмин.  — Любовь моя, вчера я рассердился на тебя и страшно испугался, как бы с тобой чего-нибудь не случилось. Поэтому я говорил совсем не то, что чувствовал. Конечно, я люблю тебя, глупышка!
        — Тогда не дерись с Клодом!
        Джаред нахмурился:
        — Ты не вправе просить меня об этом!
        — А я прошу! Ты не должен драться из-за меня!
        — Я дерусь не из-за тебя — это дело чести!
        — К черту честь!
        — Да ведь я поступаю так, потому что ты дорога мне!  — Джаред зарылся лицом во влажные волосы девушки, а его руки обхватили ее упругие груди.
        — Господи, дорогая, мы так давно не встречались с тобой наедине!  — тяжело дыша, проговорил он.  — Пожалуйста, не надо ни о чем спорить! Ты до смерти испугала меня. Боже, ты так мне нужна!
        — Мне тоже не хочется спорить.  — На глаза Жасмин навернулись слезы.  — Но только…
        — Знаю.  — Джаред заглушил ее слова поцелуем. Девушка упивалась его губами и дерзкими движениями языка.
        — Дорогая, ты вся дрожишь. Сними мокрое белье.
        Джаред помог девушке раздеться и, как загипнотизированный, смотрел на ее стройную фигуру, освещенную золотистыми бликами пламени.
        — Боже, как ты прекрасна!  — Проведя рукой по волосам Жасмин, Джаред шутливо спросил: — Знаешь, что случается с дамами, залезающими посреди ночи к джентльменам?
        — Надеюсь, именно это со мной и случится.
        — Тогда приступим, любимая.
        Джаред сел в кресло-качалку, усадил Жасмин к себе на колени и страстно прильнул к ее губам. Они ненасытно наслаждались друг другом. Жасмин, совсем не стыдясь своей наготы, смело опустилась на восставшую плоть Джареда. Потрескивающий в камине огонь согревал влюбленных, а аромат кедровых поленьев щекотал ноздри Жасмин. Она чувствовала себя защищенной в объятиях Джареда. Ее руки обвились вокруг шеи возлюбленного. Джаред ласкал шею и грудь Жасмин, затем его рука скользнула между ее бедер, и он коснулся пальцем заветного бугорка. Жасмин замерла, отдаваясь восхитительным ощущениям. Прикосновения Джареда становились все более настойчивыми. Девушка таяла от этой сладостной пытки. И когда Джаред прильнул губами к ее груди, тело Жасмин содрогнулось от острого наслаждения. Стон вырвался из ее груди.
        — Ты все еще дрожишь,  — прошептал Джаред.  — Я уложу тебя в постель.
        — Я дрожу не от холода.
        — Знаю,  — улыбнулся Джаред и перенес ее на постель. Несмотря на удовлетворение, желание не покинуло Жасмин. Джаред опустился на постель рядом с девушкой. В свете пламени его бронзовое тело было великолепно. Жасмин с восхищением смотрела, как играют блики огня в волнистых волосах Джареда и в его голубых глазах.
        — Я так люблю тебя!  — прошептала Жасмин.
        — Ты — мое сердце!  — тихо ответил Джаред.
        И они с неистовым безрассудством предались любви, хорошо понимая, что сегодняшняя ночь может стать для них последней.
        Джаред осыпал поцелуями шею Жасмин, потом жадно припал к ее груди и наконец снова скользнул к заветному бугорку. Жасмин вздрогнула, слегка отстранилась и, наклонившись, обвила пальцами его напряженную пульсирующую плоть.
        — Джаред, пожалуйста!  — взмолилась она, почти теряя рассудок. Раздвинув бедра девушки, он нетерпеливо вошел в ее лоно. Жасмин застонала от наслаждения и выгнулась навстречу любимому. Чуть погодя Джаред перевернулся на спину. Оказавшись сверху, Жасмин приняла в себя могучее орудие любви.
        — Ты так прекрасна!  — Джаред обнял Жасмин за талию, все крепче прижимая ее к себе с каждым толчком. Девушка запрокинула голову, отдавшись сладостным ощущениям. На ее щеках пылал румянец страсти, волосы окружал волшебный ореол, соски напряглись. При виде этого необыкновенного зрелища Джаред почувствовал приближение оргазма и, крепко прижав к себе Жасмин, страстно выдохнул ее имя. Девушка вскрикнула, и наслаждение, как шторм, обрушилось на влюбленных.
        Когда Жасмин устроилась на груди любимого и прильнула к его губам, ни один из них не осмелился сказать о своих чувствах — что бы ни произошло завтра, сегодняшней ночи у них уже не отнять.
        — Ну как, согрелась?  — спросил Джаред. Жасмин кивнула сквозь слезы.
        — Джаред…
        Угадав ход ее мыслей, он сказал:
        — Дождь кончился. Пора одеваться. Я отвезу тебя домой, любовь моя.
        — А что же завтра?..
        Джаред обхватил лицо Жасмин ладонями.
        — Завтра в это время все уже будет позади. Никогда больше Клод Будри не побеспокоит тебя.  — Улыбнувшись, он добавил: — Помнишь, что у нас билеты в театр на завтрашний вечер? Я заеду за тобой в семь тридцать.
        — Разве ничего не изменилось, Джаред?
        Он подал девушке халат.
        — Дорогая, то, что касается вопросов чести, не меняется никогда.



        Глава 26

        Утро выдалось серым, туманным и дождливым. Жасмин старалась избавиться от тревоги, занимаясь с Мэгги. Тем не менее ее мысли постоянно возвращались к грозившей Джареду опасности. Вспоминала она и горькую сладость минувшей ночи, уже в который раз думая о том, что Джаред дорожит честью превыше всего на свете.
        Позже зашел Эфраим, и девушка поговорила с ним в прихожей, пока Мэгги пила чай с мисс Чарити. В ответ на вопрос Жасмин, узнал ли он что-нибудь о дуэли, старик печально покачал головой:
        — Сожалею, мисси. В городе об этом ничего не слышно.
        Жасмин поблагодарила его и попросила не оставлять попыток. Она была угнетена и подавлена. Теперь надежду хоть что-то выяснить девушка связывала только с Мари Бернар.
        К полудню туман рассеялся и дождь прекратился. Когда выглянуло солнце, тревога Жасмин усилилась. Она поняла, что дуэль состоится днем или на закате. Время тянулось невыносимо медленно. Не находя себе места, девушка решила отправиться в Хэмптон-Холл и спросить Мари Бернар, не узнала ли она что-нибудь.
        Выйдя из дома, Жасмин заметила возле веранды высокого темноволосого джентльмена.
        — Я могу чем-нибудь помочь вам, сэр?
        Судя по внешнему виду мужчины, он долгое время провел в дороге. Его одежда была далеко не первой свежести. Из-под широких полей шляпы на девушку смотрели умные серые глаза. На верхней губе франтовато закручивались усы. У коновязи стояла его усталая лошадь.
        Мужчина снял шляпу и пригладил темно-каштановые волосы. Холодный ветерок донес до Жасмин запах мужского пота, кожи и табака.
        — Вы, наверное, мисс Дюбро?
        — Да. А кто вы, сэр?
        Незнакомец вытащил из нагрудного кармана серебряную звезду.
        — Доил Мерчисон, мэм, агент федеральной полиции Соединенных Штатов, южные территории. К вашим услугам, мэм.
        — Чем вам помочь, мистер Мерчисон?
        — Мы могли бы поговорить наедине?
        Жасмин задумалась. Этот незнакомый мужчина внушал ей доверие, а символ власти казался настоящим. Интуиция подсказывала девушке, что на этого человека можно положиться. Да и как отказать усталому путнику?
        — Конечно, мистер Мерчисон. Заходите в дом, там мы с вами и поговорим. Я попрошу конюха позаботиться о вашей лошади.
        Они расположились в гостиной за чашкой кофе.
        — Что вам угодно, мистер Мерчисон?
        — Скажите, мисс Дюбро, вы знакомы с человеком, который называет себя Клодом Будри?
        Жасмин побледнела.
        — Как вы узнали о Клоде?
        Мерчисон откинулся на спинку кресла и скрестил свои длинные ноги.
        — Видите ли, мэм, уже целый год я разыскиваю преступника Хэнка Ролинса. Этот изворотливый тип никогда не проводит в одном месте больше нескольких дней и часто меняет внешний вид. Кроме того, он выдумывает себе множество разных имен, и подозреваю, что сейчас Хэнк называет себя Клодом Будри.
        То, что Клод замешан в других преступлениях, совсем не удивило Жасмин.
        — Скажите, мистер Мерчисон, что совершил Ролинс?
        — Он отпетый преступник, мэм. Ролинс один или с подельниками способен на все — он совершает убийства, насилует, грабит и вымогает деньги. Ролинс известен как жестокий садист, у него нет ни совести, ни жалости.
        Жасмин похолодела.
        — Да, все это напоминает мне Клода Будри,  — заметила она.  — Продолжайте, пожалуйста.
        — Федеральное правительство объявило Ролинса в розыск пару лет назад, когда он со своими дружками ограбил почтовую карету. И у меня есть причины полагать, что именно он недавно вошел в вашу жизнь и обокрал вас.
        — Как вы узнали, что Клод обокрал меня?
        — За время своих поисков я опросил многих людей. К сожалению, большинство из них — весьма темные личности. Недавно по пути в Новый Орлеан я допросил нескольких профессиональных карточных шулеров. Один из них рассказал мне, что несколько недель назад играл в карты на пароходе с парнем, назвавшимся Клодом Будри. Так вот, опьянев, Будри хвастался, что украл отцовское наследство у учительницы в Натчезе. Тот, кого я допрашивал, не знал, где Будри. Поэтому я направился вверх по реке в СентЛуис, решив остановиться в Натчезе и попытаться найти даму, которую обокрал мошенник. Сойдя с парохода, я начал задавать людям осторожные вопросы, и мне не составило особого труда найти в небольшом городке учительницу, недавно похоронившую отца.  — Мерчисон внимательно посмотрел на Жасмин. Она слушала его с любопытством и возмущением.  — И кажется, я не ошибся адресом, не так ли?
        — Не ошиблись.
        — Мэм, я хотел бы услышать из ваших уст, как негодяй обошелся с вами.
        — Хорошо.
        И Жасмин подробно рассказала Мерчисону обо всем.
        Когда она закончила, он присвистнул.
        — Да, это похоже на работу Хэнка Ролинса. Скажите, а вы больше не видели этого типа с тех пор, как он удрал с вашими деньгами?
        — Видела!  — Жасмин подалась вперед.  — Он сейчас в городе!
        — Поясните, пожалуйста,  — нетерпеливо попросил Мерчисон.
        Девушка поведала полицейскому о том, как Клод шантажировал ее и как в это дело оказался замешан Джаред.
        — Мистер Хэмптон, мой жених, увидел меня и Клода позавчера вечером на краю утеса. Я пыталась убедить Клода, чтобы он оставил меня в покое, когда Джаред… Так или иначе, мистер Хэмптон вызвал Клода на дуэль.
        — Дуэль уже состоялась?
        — Нет, но ваши слова очень напугали меня. Ведь Клод — или Хэнк Ролинс — может убить моего жениха!
        — Он уже натворил много зла.
        — Послушайте!  — воскликнула Жасмин.  — Я знаю, что делать! Вы должны арестовать Клода — немедленно! Он остановился в отеле «Райс» и…
        Мерчисон покачал головой:
        — Подождите, мэм. Все не так просто, как кажется.
        — Почему же?  — возмутилась Жасмин.
        — Прежде всего потому, что Будри только подозревается в тех преступлениях, о которых я вам рассказал. Крайне трудно обвинить в преступлениях Хэнка Ролинса человека по имени Клод Будри. У меня нет доказательств, что Будри и Ролинс — одно и то же лицо. Пока это всего лишь подозрения. Мы имеем дело с весьма скользким типом — человеком с десятком имен и обличий, постоянно переезжающим с места на место…
        — Но я же сказала вам, где остановился Клод!
        — Верно, мэм, но мы не знаем, там ли он сейчас. Без неопровержимых доказательств лучше не соваться туда.
        — Но Клод Будри пытался убить меня! Я же сказала вам об этом.
        — Мэм, прошу прощения, но у вас нет свидетелей. Поэтому если мы арестуем негодяя сейчас, скорее всего его придется отпустить. Тогда он выйдет сухим из воды, зная, что мы сидим у него на хвосте.
        — Что же делать?
        Мерчисон почесал подбородок.
        — Вообще-то у меня есть одна мысль, мэм. Застав Будри во время дуэли с мистером Хэмптоном, мы могли бы задержать его, поскольку поединки в этом штате запрещены. Не знаете, где и когда состоится дуэль?
        Жасмин сокрушенно покачала головой.
        — Может, мистер Хэмптон скажет нам?
        — Нет, но тем не менее я пытаюсь это выяснить. Мерчисон кивнул:
        — Хорошо, мэм, думаю, тогда нам лучше подождать с этим, пока я не найду свидетеля в СентЛуисе.
        — Какого свидетеля?  — заинтересовалась девушка. Мерчисон ухмыльнулся, обнажив пожелтевшие от табака зубы.
        — Дело вот в чем, мэм. Примерно год назад Ролинс на короткое время объявился в Сент-Луисе. Там он женился на содержательнице публичного дома, а вскоре, ранив женщину, ограбил заведение и оставил ее умирать. Но говорят, она выжила. Ходят слухи, будто перед тем, как Ролинс выстрелил в нее, он поведал ей о нескольких других своих преступлениях — например, о том, как хладнокровно расстрелял двух кассиров во время вооруженного ограбления банка. Кажется, эта женщина знает имена и местонахождение других преступников, связанных прежде с Ролинсом. К сожалению, пока никому не удалось найти эту женщину. Поэтому я отправился в Сент-Луис в надежде отыскать ее. Думаю, мадам боится, что мы обвиним и ее, хотя она нужна нам лишь как свидетельница. Только эта женщина могла бы помочь нам доказать причастность Ролинса к делам в Сент-Луисе. А если она назовет других участников шайки, уверен, они с радостью подтвердят все, чтобы избежать петли.
        — Так вы говорите, что Будри-Ролинс уже был женат? На… содержательнице публичного дома? Неужели он ограбил и попытался убить и ее?
        — Да, мэм. По нашим сведениям, Ролинс прибегал к этому по крайней мере еще один раз. Это и навело меня на мысль, что Будри и Ролинс — одно и то же лицо.
        — Боже мой! Но если Будри и есть Ролинс, значит, я не состояла с ним в законном браке! Так этот негодяй еще и двоеженец!
        — Возможно.
        — И вы не можете арестовать его сегодня?
        — Весьма сожалею, мэм, но мне нужно представить убедительные доказательства. Я должен найти эту женщину в Сент-Луисе или хотя бы пару сообщников Ролинса. А доказательства, которыми мы располагаем сейчас, слишком ненадежны.
        — Так вы отправляетесь в Сент-Луис?
        — Да, мэм. Закончив свои дела в Натчезе, я сяду на первый пароход, отправляющийся вверх по реке.
        — Но зачем же, мистер Мерчисон, вы приехали ко мне, если все еще не готовы арестовать Клода? Чем еще вам помочь?
        — Буду весьма обязан вам, мэм, если вы попытаетесь задержать Будри в Натчезе. Я же тем временем соберу необходимые доказательства. Если этот парень снова появится, пообещайте достать для него нужную сумму, но скажите, что не сможете сделать это скоро. Надеюсь, вы проявите осмотрительность. Будри не должен заподозрить, что его преследуют.
        Жасмин кивнула:
        — Можете положиться на меня, мистер Мерчисон.
        — И будьте осторожны. Этот человек опаснее кобры.
        — Я хорошо знаю об этом.  — Жасмин невесело усмехнулась.  — А как же быть с дуэлью? Неужели нельзя предотвратить ее?
        В этот момент в комнату быстро вошла взволнованная Мари Бернар. С любопытством и смущением взглянув на незнакомца с лихо закрученными усами, Мари обратилась к подруге:
        — Жасмин, я хотела бы поговорить с тобой наедине.
        — Ты что-то узнала о дуэли?
        — Да, но… — Мари замолчала, бросив взгляд на Мерчисона.
        — Этот человек — агент федеральной полиции,  — объяснила Жасмин.  — Он разыскивает Клода Будри, поэтому при нем можешь говорить свободно.
        — Хорошо. Несколько минут назад я подслушала в библиотеке разговор мистера Джареда с Джеком. Кажется, они выбирали дуэльные пистолеты для мистера Джареда. Поединок состоится сегодня на закате солнца, на песчаной отмели у Видалии. Они должны были встретиться там вчера, но им помешала гроза.
        — На заходе солнца, песчаная отмель у Видалии,  — повторила Жасмин.  — Господи, но уже скоро закат!  — Она нетерпеливо посмотрела на полицейского: — Мистер Мерчисон?
        — Кажется, нельзя терять ни минуты.  — Он улыбнулся Мари.  — Благодарю за информацию, мэм. Простите, дамы, сейчас я заеду за местным шерифом. Возможно, мы арестуем негодяя сегодня.
        — Зачем вам местный шериф?  — спросила Жасмин.  — Я уже просила его предотвратить дуэль, но он и пальцем не пошевелил.
        Мерчисон ухмыльнулся:
        — Отказать даме — одно, мэм, а федеральному агенту — совсем другое. Уверен, шериф охотно поможет мне, и я непременно захвачу его с собой, поскольку Будри нарушает закон вашего штата. Я же не вправе арестовать его за это.
        — А мистера Хэмптона тоже арестуют за участие в дуэли?
        — Мэм, я ничего не имею против мистера Хэмптона и убежден, что шериф — тоже.
        — Можно мне поехать с вами?  — спросила Жасмин.
        — Ни в коем случае. Это может быть очень опасно. Соберитесь с силами, мисс Дюбро. Я сразу же отпущу мистера Хэмптона к вам.
        Когда Мерчисон ушел, Жасмин обняла подругу.
        — Спасибо тебе, Мари. Возможно, ты спасла Джареду жизнь!


        Часом позже четверо мужчин прибыли на песчаную отмель на западном берегу Миссисипи, оставив свои лодки на илистом берегу островка.
        Джаред Хэмптон со своим секундантом Джеком Мэлоуном стояли на северном краю узкой отмели, а на южном — Клод Будри и Антон Раис.
        Джаред и Клод сняли плащи. Секунданты, измерив расстояние, зарядили пистолеты и вручили их дуэлянтам. Достав из кармана монету, Джек бросил ее Раису:
        — Бросьте жребий, мистер Раис.
        Владельцу отеля не повезло. Это означало, что секундант Джареда подаст сигнал к началу поединка.
        Когда дуэлянты заняли места, Джек велел им повернуться спиной друг к другу. Едва он начал считать, противники двинулись вперед. На счет десять они повернулись.
        — За Жасмин!  — воскликнул Джаред и выстрелил.


        В это время мистер Мерчисон и шериф Брейди, налегая на весла, направлялись к отмели. Крайне раздосадованный Мерчисон увидел, как двое мужчин повернулись лицом друг к другу.
        — Черт возьми, мы прибыли слишком поздно!



        Глава 27

        Стемнело. Почти обезумевшая от тревоги за Джареда, Жасмин сидела за ужином с Мэгги и тетушкой Чарити. Девушка изо всех сил старалась скрыть свое состояние. Однако мисс Чарити удивило непривычное отсутствие Джареда. К счастью, едва она упомянула об этом, ее племянник вошел в комнату.
        — Джаред!  — Вскочив, Жасмин взволнованно оглядела жениха и с огромным облегчением заметила, что хотя он выглядит сердитым и усталым, но, кажется, не пострадал.
        — Добрый вечер, тетя. Простите, но я должен поговорить с Жасмин с глазу на глаз.
        Мисс Чарити нахмурилась:
        — Джаред, неужели ты не поужинаешь?
        — Извините нас, тетя.
        Джаред взял девушку за руку и вывел из комнаты.
        — Джаред, я так рада, что ты…
        — Замолчи!  — Почти втолкнув Жасмин в библиотеку, он с яростью посмотрел на нее.  — Знаешь, что ты сделала?  — Тяжело дыша, Джаред наступал на девушку.  — Неужели ты не могла не вмешиваться?  — Заметив, что Жасмин хочет возразить, он погрозил ей пальцем.  — Мерчисон сказал, что ты попросила его предотвратить дуэль.
        — Но что случилось?
        — Ты пренебрегла моей честью! Будри смылся, Жасмин. Увидев, что Мерчисон и шериф гребут к отмели, он нырнул, доплыл до берега Луизианы и исчез в лесу! А ведь я мог пристрелить ублюдка! Мы только перезарядились для второго раунда, когда этот чертов полицейский агент…
        — Что? Значит, был первый раунд? Ты и Клод стреляли друг в друга? Боже мой, Джаред, ты не ранен?
        — Нет, моя дорогая, оба пистолета дали осечку в первом раунде. Понимаешь, как это унизительно для джентльмена? Сначала осечка, а потом…
        Его злость невольно рассмешила Жасмин.
        — Теперь ты смеешься надо мной, дорогая? И разумеется, считаешь меня жалким ничтожеством.
        — Нет-нет!  — Жасмин догадалась, что ее смех задел гордость Джареда.  — Я так боялась, что…
        Джаред схватил девушку за плечи.
        — Почему ты не позволила мне убить этого ублюдка, Жасмин? Проклятие, зачем ты вмешалась?
        И, не дожидаясь ответа, он вышел из комнаты. Жасмин последовала за ним.
        — Джаред, подожди! Я боялась, что Клод убьет тебя!
        — Неужели? Кого же из нас ты хотела спасти?
        И Джаред вышел из дома, хлопнув дверью.
        Дрожащая Жасмин прислонилась к двери. Прощальные слова Джареда больно ранили ее. Она истерически рассмеялась в библиотеке, и Джаред тотчас заподозрил, что причина тому — его попранная честь. Да, честь для него дороже всего на свете, поэтому он и считает, что Жасмин совершила непростительный поступок…
        Смахнув слезы, девушка направилась наверх, но по пути встретила тетушку Чарити.
        — Жасмин, дорогая, что случилось? Где Джаред? Ведь сегодня вечером мы собирались в театр!
        Девушка через силу улыбнулась.
        — Мисс Чарити, Джаред просил извиниться за него перед вами. Он очень устал и решил, что сегодня нам лучше отказаться от Шекспира. Я тоже чувствую себя неважно. Пойду почитаю Мэгги сказку на ночь…
        Боясь расплакаться, Жасмин быстро пошла по лестнице. Тетушка Чарити встревоженно смотрела ей вслед.


        Утром Сара принесла Жасмин завтрак и письмо.
        — Когда вы спали, пришел какой-то джентльмен и оставил вам это, мисси.
        Как только служанка вышла, девушка вскрыла письмо.


        «Любезная мисс Дюбро!
        Как вы, наверное, уже слышали, мне не удалось вчера арестовать Клода Будри. и, к несчастью, он теперь снова на свободе. Осмотр комнаты в отеле «Раис» тоже ничего не дал, и мы пока не знаем, где искать этого человека. Я весьма смущен тем, что потерпел фиаско на песчаной отмели, но по крайней мере мистер Хэмптон сейчас в безопасности.
        Сегодня утром мне нужно отправиться в Сент-Луис. Я вернусь в Натчез, вероятно, через несколько недель. Если вы за это время получите какое-нибудь известие от Будри-Ролинса, пожалуйста, напишите мне в Сент-Луис, отель «Плантатор». Боюсь, этот тип появится снова в ваших краях и попытается шантажировать вас.
        Прошу вас соблюдать предельную осторожность, если негодяй свяжется с вами. До встречи.
        Ваш покорный слуга
    Дойл Мерчисон, агент федеральной полиции Соединенных Штатов».

        Дважды прочитав письмо, Жасмин нахмурилась. Ей оставалось только молиться, чтобы мистер Мерчисон нашел в Сент-Луисе необходимые доказательства и вернулся в Натчез до того, как Клод Будри убьет Джареда!


        В это время Мерчисон сидел в кабинете Джареда в ХэмптонХолле. Хотя он и спешил на пароход, но все-таки решил предупредить Хэмптона, что тот столкнулся с серьезной опасностью. Кроме того, полицейский надеялся, что Хэмптон поможет ему схватить Хэнка Ролинса.
        Джаред, внимательно выслушав Мерчисона, заметил:
        — Все это не слишком удивляет меня. Я уже знаю, что Клод Будри — отъявленный негодяй.
        — Верно, сэр. Поэтому я и решил предупредить вас, чтобы вы сами не преследовали Будри. Вчера вы так быстро покинули отмель, что я не успел проинформировать вас.
        — Как великодушно, мистер Мерчисон, что вы приехали предупредить меня об опасности,  — иронически заметил Джаред.  — Тем не менее, сэр, для меня очевидно, что если бы вы не вмешались вчера вечером, ваша проблема была бы уже решена. Клод Будри, или Хэнк Ролинс, как вы его называете, был бы уже мертв.
        Мерчисон, прищурившись, посмотрел на Джареда.
        — Похоже, сэр, вы намерены расправиться с негодяем сами?
        — Я хочу убить Будри.
        Полицейский покачал головой:
        — Мисс Дюбро предупредила меня, что вы откажетесь помогать властям.
        — Предупредила? Но, мистер Мерчисон, по-моему, то, что я намерен убить Будри, вам на руку,  — это избавит вас от дальнейших хлопот.
        — Я не считаю возможным пренебрегать законом, мистер Хэмптон! Собрав необходимые доказательства, я заставлю Будри заплатить за все его преступления по закону.
        — Это ваше дело. А я тем временем хотел бы решить вопрос чести, встретившись на дуэли с Будри. После того, как этот мерзавец обошелся с моей невестой, он должен умереть от моей руки.
        Полицейский досадливо поморщился:
        — Не будьте глупцом, Хэмптон! Вы даже не понимаете, с каким негодяем столкнулись. Прошу вас, предоставьте это дело компетентным людям, иначе произойдет трагедия.
        Джаред поднялся, высокомерно взглянул на полицейского и в тон ему ответил:
        — А я прошу вас, мистер Мерчисон, приберечь сочувствие для Клода Будри. Уверяю, оно понадобится ему раньше, чем мне.



        Глава 28

        Прошло две недели. Хотя Жасмин и Джаред виделись почти каждый день, но держались друг с другом холодно и отчужденно.
        В начале ноября отец Гриньон приехал в «Приют магнолий» и сообщил Жасмин, что из Рима пришло постановление о расторжении ее брака с Клодом Будри. Когда священник уехал, девушка засунула документ на дно ящика комода. После визита мистера Мерчисона она знала, что могла не добиваться расторжения церковного брака.
        Вечером, провожая Джареда, Жасмин сказала ему о получении документа.
        — Отец Гриньон упомянул об этом, когда я был в церкви,  — отозвался Джаред.  — Кстати, в это воскресенье я был конфирмован. Теперь я католик,  — добавил он.
        — Джаред, неужели ты все еще хочешь?.. По-твоему, нам не надо пересмотреть наши…
        — Нет, моя дорогая,  — холодно промолвил Джаред, поцеловав девушку на прощание.
        Жасмин нахмурилась. Последнее время Джаред словно выполнял ритуал — целомудренно целовал ее в лоб, приезжая и уезжая, и говорил несколько слов от случая к случаю. Сохраняя дистанцию и гневаясь, он возводил между ними неприступную стену. Возможно, Джаред опасался совершить что-нибудь непоправимое, дав волю чувствам. Тем не менее Жасмин предпочла бы вынести вспышку его гнева, чем наблюдать, как своим холодом он губит их любовь.
        Глупое благородство Джареда причиняло Жасмин невыносимые страдания. Ведь они пережили уже так много, но всегда сохраняли близость и понимали друг друга. Теперь духовная связь между ними исчезла. Девушка вновь усомнилась в любви Джареда. Он всегда был честен с Жасмин, никогда не таил на нее обиды, и не допускал, чтобы между ними возникло недопонимание. Теперь же его строгость казалась Жасмин наказанием, несоразмерным с ее проступком.
        Девушка сделала все, чтобы заставить Джареда понять, почему так старалась предотвратить дуэль. Однако простить ее или нет, решать ему.
        Утешало Жасмин только то, что Клод Будри, судя по всему, снова исчез из этих мест. Он больше не предпринимал попыток связаться ни с ней, ни с Джаредом. Девушка ежедневно встречалась с Мари Бернар, узнавая, нет ли каких-то новостей. По словам Мари, Джареду и Джеку не удавалось разыскать Клода. Между тем Жасмин продолжала тренироваться в стрельбе из пистолета.
        По иронии судьбы, тетушка Чарити продолжала приготовления к свадьбе. Приглашения были разосланы, уведомления о принятии приглашений и подарки ежедневно доставляли в «Приют магнолий». До назначенного срока оставалось меньше месяца, и теперь мисс Лаво не покладая рук шила платья для Жасмин, тетушки Чарити и Мэгги. Не раз Жасмин хотелось попросить тетушку Чарити отменить свадьбу, но она все еще надеялась, что ситуация изменится к лучшему. Мисс Чарити, конечно, заметила, что молодые люди не в ладах, однако не вмешивалась. Девушка догадалась, что это не случайно. Тетушка Чарити, видимо, опасалась, как бы не пришлось отменить свадьбу.
        Все наконец встало на свои места, когда в один из ясных холодных ноябрьских дней Жасмин прогуливалась по поместью, размышляя о размолвке с возлюбленным. Проходя вдоль живой изгороди, отделявшей усадьбу от Вудвиллской дороги, она заметила коляску Джареда. Он правил лошадьми, а рядом с ним лежал огромный букет цветов. Жасмин затрепетала. Может быть, он наконец решил помириться с ней?
        Но коляска проехала мимо «Приюта магнолий». Девушку охватили ревность и беспокойство, когда она поняла, что Джаред направляется в город. Куда же он собрался? И кому подарит цветы?
        Жасмин побежала в конюшню, попросила конюха оседлать лошадь и поскакала в город.
        К счастью, Джаред не спешил. Девушка увидела его коляску перед въездом в город. Направившись через центр к утесу, Джаред свернул.
        Жасмин в полном замешательстве наблюдала, как ее возлюбленный остановил коляску возле кладбища и, взяв букет, спрыгнул на землю.
        Привязав лошадь, Жасмин осторожно последовала за Джаредом. Он между тем остановился перед свежей могилой, положил цветы рядом с мраморным надгробием, снял шляпу и опустил голову. Стоя неподалеку, девушка видела, как ее жених смахнул слезы.
        Казалось, Джаред не заметил, что она приблизилась к нему. Прочитав надпись на надгробном камне, Жасмин в ужасе воскликнула:
        — Флоренс Ля Флом?!


        Если Джареда и удивило появление Жасмин, то он этого не выказал.
        — Здравствуй, моя дорогая,  — сказал Джаред так приветливо, словно ждал ее появления здесь. Он кивнул на надгробный камень.  — Я собирался когданибудь рассказать тебе о Флосси. Возможно, уже пора сделать это.
        Кем же была Флосси Ля Флом для Джареда, если он принес цветы на ее могилу и стоит здесь со слезами на глазах?
        — Да, наверное, нам пора поговорить,  — тихо отозвалась Жасмин.
        Джаред взял девушку за руку, подвел к каменной скамейке под огромной магнолией, и молодые люди опустились на нее.
        — Прежде всего, дорогая, я уже давно хотел извиниться перед тобой. Я был… несправедлив к тебе в последнее время и вел себя бессердечно.
        — Я знаю, ты очень обиделся, что я помешала дуэли. Ты все еще сердишься на меня?
        Джаред покачал головой:
        — Я злился на себя, потому что не выполнил своей задачи. Ты, конечно, помешала мне, дорогая, но в душе я понимал, что все это только из любви ко мне. Поэтому с моей стороны было крайне несправедливо переложить вину на тебя.
        — Я понимаю.
        Джаред поцеловал ее руку.
        — Спасибо.
        Взглянув на могилу, девушка спросила:
        — Джаред, а кто такая Флосси Ля Флом? Мой отец был знаком с ней. И я тоже встретилась с этой женщиной, когда поверенный зачитал завещание отца. А вскоре ее убили в пьяной драке. Но какое отношение она имеет к тебе? Почему ты положил цветы на ее могилу?
        В глазах Джареда блестели слезы.
        — Она была моей двоюродной сестрой.
        — Что?!
        — Флоренс Хэмптон — дочь тети Чарити.
        — Боже милостивый! Невероятно! Пожалуйста, объясни мне все!
        — Это длинная и неприятная история.
        — Я должна услышать ее!
        — Хорошо, моя дорогая. Видишь ли, кузина Флоренс всегда отличалась странностями. Еще ребенком я замечал, что моя сверстница Флоренс льнет к мужчинам. Наверное, бедной девочке недоставало любви — мой дядя почти не замечал ее, поскольку мечтал о сыне, а Флоренс была единственным ребенком в их семье. Однако повышенный интерес дочери к мужчинам приводил дядю в бешенство. Однажды за то, что Флоренс сидела на колене у одного из наших друзей, дядя избил ее после отъезда гостей и обозвал маленькой потаскушкой. Неудивительно, что впоследствии именно это и случилось.
        — Ужасно!  — Жасмин была полна сочувствия.
        — Дядя Генри, человек бессердечный, походил на моего отца. После того как я переехал к нему в дом…
        — Это случилось, когда ты потерял родителей, Джаред? Расскажи, как они погибли!
        Джаред умоляюще посмотрел на Жасмин.
        — Дорогая, обстоятельства этого дела слишком трагичны…
        — Джаред, я должна это знать.  — Жасмин сжала его руку.
        — Ну ладно. Так вот, у моего отца и дяди Генри было много общего. Мой отец ни во что не ставил мою мать, а дядя Генри — тетю Чарити. Кроме того, безумно ревнивый отец обвинял маму в том, что она изменяла ему со всеми мужчинами в Натчезе. Я очень часто слышал, как родители кричали друг на друга. Это было ужасно — крики, взаимные обвинения. Во всяком случае, моя мама всегда старалась быть хорошей женой, но жестокость мужа заставила ее искать утешения с молодым адвокатом, служившим у моего отца. Наступила неизбежная развязка. Отец застал маму с адвокатом, застрелил обоих, а потом застрелился сам.
        — Боже мой, Джаред! Какой кошмар! Теперь я понимаю, почему ты не хотел рассказывать мне об этом! Сколько же тебе было лет, когда это случилось?
        — Четырнадцать.
        — Это произошло в Видалии, не так ли? В доме на плантации?
        — Да.
        — А я все думала, почему ты не хотел показывать мне этот дом! Я смутно чувствовала, что там случилась трагедия. Уж лучше бы ты что-нибудь сказал мне.
        — Что же мне было сказать? Моя дорогая, в этом доме мой отец вышиб мозги моей матери, а потом забрызгал стены своей собственной кровью.
        — Джаред, неужели ты видел…
        — Я обнаружил их.
        — О мой дорогой!  — Жасмин обняла возлюбленного, и слезы потекли по ее щекам.  — Наверное, тебя преследовали кошмары?
        — Я пережил это. Случившееся выдали за несчастный случай, хотя, как ты догадываешься, в городе разразился скандал. Ходили слухи, что наша семья безумна.  — Джаред горько усмехнулся.  — Уж лучше бы отец был безумен, чем бессердечен!  — Помолчав, он добавил: — Потом я переехал в «Приют магнолий» и стал жить с тетей Чарити, дядей Генри и Флоренс.
        — Между тобой и Флоренс что-то произошло?
        — Мы очень сблизились, но не как мужчина и женщина. Флоренс — упокой, Господи, ее душу — была самым преданным и лучшим моим другом. А потом с ней тоже случилась трагедия.
        — Что же с ней произошло?
        — Когда Флоренс исполнилось девятнадцать лет, она познакомилась на ярмарке с молодым фермером. Они с первого взгляда полюбили друг друга, и не прошло и недели, как Флоренс решила выйти за него замуж. Уверен, ты можешь представить себе реакцию дяди Генри на это!
        — И все-таки она вышла замуж?
        Джаред кивнул:
        — Они бежали в Луизиану, и мировой судья зарегистрировал их брак. Несколько месяцев все было прекрасно. А потом, в первую зиму их совместной жизни, муж Флоренс заболел корью и умер.
        — О Джаред!
        — Флоренс была убита горем. Однако когда она вернулась домой, мой дядя выгнал ее! Потом он сказал всем своим друзьям в Натчезе, что его дочь и ее муж умерли во время эпидемии кори.
        — Как это страшно! Джаред печально кивнул.
        — Тетя Чарити и я отчаянно хотели помочь Флоренс, но она исчезла. К тому времени, как я увидел ее, она уже стала проституткой, выкрасила волосы в рыжий цвет и взяла себе имя Флосси Ля Флом. Мы с тетей сделали все, чтобы вытащить Флоренс из этого притона, но она наотрез отказалась покинуть его, сказав, что для нас она умерла. Кузина просила, чтобы мы сохранили все в тайне, иначе ей придется навсегда покинуть Натчез. Мы с тетей виделись с Флоренс, но хранили ее тайну даже после того, как она умерла. Пока кузина была жива, мы настойчиво убеждали ее покончить с такой жизнью. У нас появилась надежда спасти ее, когда умер дядя Генри. Мы были уверены, что Флоренс изменит свою жизнь, но она не смягчилась. В ответ на наши мольбы кузина смеялась и утверждала, что ее не надо спасать. Но это был смех сквозь слезы.
        — О Джаред! Какая трагическая история!
        — Я чувствую себя виноватым в том, что не спас кузину.
        — Но ведь не ты толкнул Флоренс на этот путь. Убеждена, ты и твоя тетя были единственной радостью в ее жизни.
        — Не знаю.  — Джаред покачал головой.  — Иногда мне кажется, что безумие действительно поразило нашу семью.
        — Нет, Джаред, это не безумие! Теперь я поняла твою кузину! И многое другое! Видишь ли, был еще один человек, очень похожий на твоего отца и дядю Генри. Он тоже был знаком с твоей сестрой, хотя, возможно, это лишь странное совпадение.
        — Твой отец?
        Жасмин кивнула.
        — Он всегда обращался со мной, как с низшим существом, поэтому я стыдилась себя. Совершенно ясно, что дядя Генри сделал с твоей бедной кузиной. Иногда родители, сами того не желая, формируют в детях определенные черты характера. Вот почему я никак не могла поверить, что ты любишь меня, Джаред. А Флоренс выражала свое ощущение несостоятельности иначе, чем я.
        — Возможно, и так.
        — Джаред, все это очень странно. Флоренс, твоя кузина, знала моего отца. Наши судьбы были связаны уже давно, хотя мы никогда не знали об этом!
        — О да, ты права. Жасмин нахмурилась:
        — Постой-кА, Джаред! Флоренс унаследовала деньги моего отца, а затем появился Клод Будри и… — Она вопросительно посмотрела на жениха.  — Боже мой, это уж слишком! Все так запутано! Скажи, не знаешь ли ты чего-то еще?
        Джаред глубоко вздохнул.
        — Жасмин, я рассердился на тебя, когда ты скрыла от меня, что появился Будри. Прости, дорогая, я тоже многое скрыл от тебя.  — Заметив, что девушка о чем-то догадалась, он кивнул.  — Ты начинаешь связывать все, моя дорогая, но уверен, в результате получится весьма неприглядная картина. Я не хотел говорить об этом раньше, чтобы еще больше не расстраивать тебя.
        — Скажи!  — Жасмин вцепилась в его рукав.
        — Так и быть. Видишь ли, я не случайно оказался на «Речной волшебнице» в ту ночь, когда Будри бросил тебя в Миссисипи. Мы с Джеком следили за «Красавицей Миссисипи», поскольку я подозревал, что Флоренс убил Клод Будри.



        Глава 29

        — Боже мой, Джаред! Значит, Будри убил твою сестру, чтобы завладеть деньгами моего отца? Но зачем убивать для этого Флоренс? Подожди, поняла! Он рассчитывал завладеть деньгами, когда их получу я! Будри каким-то образом узнал о Флоренс и о том, что в случае ее смерти наследство переходит ко мне. Но как он это узнал? И как убил ее? Господи, Джаред, это невероятно!
        — Почти невероятно.  — Джаред встал и помог подняться Жасмин.  — Думаю, есть одна особа, способная поведать нам оставшуюся часть этой истории.
        — Кто?
        — Саванна Сью из «Красной туфельки».
        — Саванна Сью? Так она тоже была знакома с твоей кузиной? Поэтому и заходила к тебе?
        — Я давно знаю Саванну Сью. Она тесно дружила с Флоренс. Впрочем, остальное ты услышишь из ее уст.
        — Хорошо.
        Джаред привязал лошадь Жасмин к своей коляске, и молодые люди направились в город.
        — Мне неприятно везти тебя в «Красную туфельку», дорогая, но это необходимо.
        Скоро они повернули в грязный переулок, и Джаред остановил коляску позади ветхого здания. Указав на открытую дверь, он сказал:
        — Это запасной вход в «Красную туфельку».
        Молодые люди вошли в маленький холл и, направившись к лестнице, увидели невысокую полную женщину в облегающем красном платье.
        — Привет, Рози!  — Джаред кивнул.  — Ты видела сегодня Сью?
        — Добрый день, сеньор Джаред.  — Рози приблизилась к ним, и Жасмин заметила, что она очень красива. Черты лица, черные волосы и темные блестящие глаза свидетельствовали о том, что Рози испанка.
        — Сью наверху.  — Бесстыдно улыбнувшись Джареду, Рози холодно взглянула на Жасмин.  — Третья дверь справа.
        — Спасибо.
        Поднимаясь по лестнице, Жасмин очень хотела спросить Джареда, как получилось, что он знаком со всеми проститутками в этом заведении. Однако она понимала, что сейчас не время задавать такие вопросы. Слишком уж важно дело, ради которого они пришли сюда. Девушку не покидала смутная тревога.
        Когда они оказались в узком коридоре, Джаред постучал в третью дверь.
        — Кто там?
        — Сью, это Джаред Хэмптон. Я пришел со своей невестой, мисс Дюбро. Мы хотели бы поговорить с тобой.
        — Подожди минутку, дорогой,  — донесся взволнованный высокий голос.
        Через несколько секунд смущенная Саванна Сью в выцветшем халате открыла дверь. Волосы девушки были растрепаны, а ее лицо без грима казалось совсем невзрачным.
        — Вот так сюрприз!  — Она оглядела Джареда и Жасмин.  — Входите.
        Сью отступила, и гости вошли в скромную комнату. Жасмин сразу заметила убожество обстановки, особенно бросавшееся в глаза при ярком дневном освещении. Все предметы покрывал толстый слой пыли. При свете солнца стало совершенно очевидно, что время оставило на печальном лице Сью свои безжалостные следы. В комнате пахло дешевыми духами. Жасмин устыдилась, что совсем недавно испытывала презрение к заблудшим обитательницам этого заведения. Теперь они вызывали у нее только сочувствие.
        Сью смущенно оправила мятый халат.
        — Извините, что комната не прибрана. Я не ждала гостей…
        — Пожалуйста, Сью, не извиняйся,  — прервал женщину Джаред.  — Ведь мы не предупредили тебя. Не уделишь ли нам несколько минут? Я хочу, чтобы ты коечто объяснила мисс Дюбро.
        — Хорошо, может, вы присядете?
        В комнате не было ни одного стула, поэтому Жасмин и Джаред устроились на сундуке напротив кровати. Сью села на кровать, и пружины заскрипели под ней.
        — Мистер Джаред, о чем рассказать вашей даме?
        — Расскажи мисс Дюбро о Флоренс — о том, как она погибла и что произошло перед этим.
        Сью бросила на Джареда удивленный взгляд.
        — А ваша дама знает о…
        Джаред кивнул:
        — Она знает, что Флоренс была моей кузиной. Расскажи ей, как умерла Флоренс и о чем ты подумала, когда пришла ко мне.
        — Хорошо. Флосси была моей лучшей подругой. С того дня, как она попала в «Красную туфельку», у нас не было тайн друг от друга. Флосси рассказала мне о смерти мужа и об отце, выгнавшем ее из дома.  — Сью подалась вперед.  — Признаться, мисс, я никогда не могла понять, почему у такого старого глупца такая хорошая дочь, как Флосси, да и племянник, мистер Джаред, который неизменно помогал нам, даже после смерти кузины.
        — Сью, ближе к делу, пожалуйста. Расскажи мисс Дюбро о смерти моей сестры. Сью тяжело вздохнула:
        — Это было ужасно. Однажды вечером в «Красной туфельке» началась страшная пальба. Когда выстрелы стихли, я осмотрелась и сразу увидела, что бедная Флосси лежит на полу с простреленной головой. Мое сердце чуть не разорвалось от горя!  — Женщина вытащила платок и громко высморкалась.
        — Сью пришла к нам с тетей Чарити и рассказала о смерти Флоренс,  — пояснил Джаред.  — Мы устроили скромные похороны — наверное, так захотела бы и сама Флоренс. Сестру провожали только тетя Чарити, я и несколько подруг Флоренс. Затем, после…
        — Как-то вечером после похорон я пришла поговорить с мистером Джаредом.  — Сью шмыгнула носом.  — Видите ли, здесь, в «Красной туфельке», происходили очень странные вещи перед тем, как убили Флосси. Мне показалось, что за этими событиями и за смертью Флосси стоит один и тот же человек. Чем больше я думала об этом, тем сильнее удивляло меня случившееся.
        — Что же вас удивляло?  — спросила Жасмин.
        — За несколько дней до смерти бедная Флосси рассказала мне, что ей достались какие-то деньги. Кажется, умер какой-то серебряных дел мастер, с которым она была дружна, и оставил ей все свои сбережения.
        — Наследство моего отца!  — выдохнула Жасмин. Пораженная Сью посмотрела на Джареда.
        — Значит, Флосси проводила время с ее отцом?
        — Это не важно, Сью. Расскажи мисс Дюбро, что случилось дальше.
        Сью замотала головой:
        — Ну и ну, да меня словно пчела в зад ужалила! Подумать только, Флосси тайком обслуживала отца этой леди.
        Поймав укоризненный взгляд Джареда, она смущенно потупилась и снова обратилась к Жасмин:
        — Прошу прощения, мэм. Я ведь даже не знала, что Флосси и ваш отец были… Ну, вы понимаете, о чем я, мэм. Как бы то ни было, мисс Дюбро, Флосси рассказала мне о тех деньгах. Она сомневалась, стоит ли ей принимать наследство от того человека. Кажется, Флосси встретилась с его дочерью… — Сью на мгновение замолчала.  — О Господи, мэм, так она встретилась с вами!
        — Да!  — Жасмин оживилась.  — Пожалуйста, продолжайте, Сью.
        — Так вот. сразу после того, как Флосси рассказала мне о старике, оставившем ей деньги, в «Красную туфельку» каждый день стал заходить один француз.
        — Клод Будри!  — воскликнула Жасмин.
        — Не помню его имени, но он был красив как дьявол. От одного его взгляда бросало в дрожь. Вскоре этот француз и Флосси стали неразлучны. Каждый день они беседовали в дальнем углу бара. Флосси сказала мне, что этот парень понравился ей. Кажется, она даже рассказала ему о наследстве и о своих сомнениях. Этот парень убеждал Флосси взять деньги старика, говоря, что они принадлежат ей по праву. И тем не менее она сказала мне: «Я все же ему не родственница».
        — Благослови ее, Господи.  — Жасмин покачала головой.  — После этого ее убили.
        — Да, мэм, убили, упокой, Господи, ее душу. В последующие несколько дней я была слишком подавлена горем, потеряв лучшую подругу, поэтому не задумывалась над тем, что произошло…
        — А после?  — Голос Жасмин дрогнул.
        — А после вдруг вспомнила, что в тот вечер, когда застрелили бедную Флосси, здесь не было проклятого француза!
        Жасмин оцепенела от ужаса.
        — Вот оно что…
        — Заметьте, я не утверждаю, что этот француз начал драку, а затем прострелил Флосси голову,  — продолжала Сью,  — но все же, уверенная в этом, пошла в контору к мистеру Джареду и все рассказала ему. Он нашел все случившееся весьма странным.
        — Была только одна проблема,  — вмешался Джаред,  — ни Сью, ни я не могли понять, зачем этому французу понадобилось убивать мою сестру. Ведь, по словам Флосси, он точно не претендовал на это загадочное наследство.  — Он взглянул на Жасмин.  — Но теперь мы уже думаем иначе, не так ли, моя дорогая?
        — Думаете иначе?  — удивилась Сью.  — Может, поделитесь со мной, мистер Джаред?
        — Не лучше ли сделать это в следующий раз? Мы и так отняли у тебя много времени. И все же я скажу тебе нечто очень важное. Ты была совершенно права, подозревая француза. Он крайне опасен, и если еще раз увидишь его, сразу беги ко мне. Ни в коем случае — повторяю, ни в коем случае!  — не подходи к этому человеку. Обещаешь мне не делать этого, Сью?
        — Конечно, сэр. У меня нет никакого желания беседовать с этой черноглазой змеей.
        Джаред кивнул:
        — Спасибо тебе за все, Сью.
        — Благодарю вас,  — сказала Жасмин.
        — Всегда готова помочь вам, мистер Джаред.  — Сью проводила гостей к двери.  — Вы только скажите, что нужно сделать. И будьте осторожны.
        Когда молодые люди сели в коляску, Жасмин воскликнула:
        — Матерь Божия, Джаред! Это настоящий дьявол! Клод Будри убил твою сестру, узнав, что она не хочет принять наследство моего отца. Затем он принялся за меня — очевидно, узнав от Флоренс, что в этом случае деньги перейдут ко мне! Будри просто чудовище! Он хуже самого дьявола!
        — Так оно и есть. Нам чертовски повезло, что Будри бросил тебя в Миссисипи, а не прострелил тебе голову.
        — Он так и сказал мне,  — прошептала Жасмин.  — Впрочем, постойка!  — Она взглянула на Джареда.  — Если Сью поведала тебе обо всем, значит, в ту ночь, когда ты плыл за «Красавицей Миссисипи», ты уже знал…
        — Нет, тогда я еще не представлял себе всей картины. Видишь ли, в тот момент в отличие от Сью я не придавал такого значения обстоятельствам случившегося. Меня, конечно, тоже насторожило, что в вечер убийства моей сестры француз был в салуне. Но я не мог понять, зачем ему понадобилось убивать Флоренс. После того как Сью пришла ко мне, я осторожно навел справки и узнал, что француз встречается с одной дамой в Натчезе, то есть с тобой. Мне рассказали, что ты из очень бедной семьи, однако я не успел связать вместе все эти события. Примерно тогда же я выяснил, что француз купил два билета на пароход и взял тебя с собой на «Красавицу Миссисипи». Решив разобраться в этом деле, я задумал устроить в тот вечер круиз для игроков на «Речной волшебнице». Мне нужно было выяснить, куда направляется Будри, и попытаться побольше узнать о смерти Флоренс от тех игроков, которые были свидетелями убийства.
        — Так вот почему ты стоял на палубе «Речной волшебницы» в тот вечер! Ты высматривал «Красавицу Миссисипи»?
        — Да. Тем не менее, даже увидев тебя в воде, я не связал это с Будри, потому что никогда не встречался с тобой раньше.  — Печально засмеявшись, Джаред добавил: — Меньше всего в тот вечер я ожидал увидеть в реке полуобнаженную даму. Но после того как ты рассказала мне свою историю, все стало ясно.
        — О Джаред!  — Жасмин потрясли трагизм и несправедливость случившегося.  — Кажется, мы все стали жертвами Клода Будри — ты, твоя тетя, я, Флоренс… — Подумав, девушка спросила: — Значит, тобой руководило желание отомстить за смерть сестры?
        — Нет, любимая! Я делал это и ради тебя тоже! Жасмин печально покачала головой:
        — Так вот почему ты так рассердился, что я помешала твоей дуэли с Клодом! Ведь я отняла у тебя возможность отомстить за сестру!
        — Нет, Жасмин!  — Джаред обнял девушку и пристально посмотрел ей в глаза.  — Конечно, я рассердился, что ты помешала дуэли, и после этого наговорил всякого, но постарайся понять, как я расстроился…
        — Из-за Флоренс…
        — Из-за тебя! Я ненавидел Будри за то, как он поступил с тобой в тот вечер на Миссисипи! А потом пришел в ярость, узнав, что он снова пытается добраться до тебя! Да одна мысль о том, что Будри может разделаться с тобой, приводила меня в отчаяние. Я не пережил бы этого!
        — Не знаю, Джаред.  — Жасмин потупилась, едва сдерживая слезы.  — Я в полном замешательстве от всего этого…
        — Дорогая, я не отрицаю, что в известной мере мои поступки были продиктованы желанием отомстить за Флоренс, и не стыжусь этого.
        — Тебе нечего стыдиться! Просто…
        — Жасмин, знай: я делал все и ради тебя. Я глубоко возмущен тем, что все дорогие мне женщины стали жертвами бесчувственных подлецов. Сначала моя мать, затем Флоренс и тетя Чарити, потом ты. Дорогая, клянусь, Клод Будри заплатит за то, что так подло поступил с тобой! С того дня я постоянно об этом думаю! И после того как мы стали близки, у меня никогда не возникало сомнений, что я должен жениться на тебе.
        — Это для тебя вопрос чести, не так ли, Джаред?  — язвительно осведомилась Жасмин.  — И в том, что касалось твоей сестры, и в том, что касается меня. Ты, как рыцарь, всегда ищешь, кого бы спасти. Проститутки, сироты, Флоренс. Тебе не удалось спасти сестру, но тут, к счастью, подвернулась я, и ты начал спасать меня. Так вот, я освобождаю тебя от долга чести по отношению ко мне. Я не хочу, чтобы ты женился, руководствуясь кодексом чести!
        — Жасмин, о чем ты?
        — О том, что все кончено!
        Джаред остановил коляску на холме, под пекановым деревом, и взял Жасмин за руку.
        — Дорогая, возможно, я что-то не так сказал, но когда же ты все-таки поверишь, что нужна мне больше всего на свете?
        — Отомстить Клоду Будри для тебя гораздо важнее!
        — Твоя любовь для меня важнее мести, Жасмин!
        — Как мне хочется в это поверить…
        — Жасмин!  — Джаред заключил девушку в объятия.  — Я ведь понимал, что не нужно тебе ничего говорить!
        — Но я вправе знать это.
        — Когда ты все узнала, наши отношения только осложнились.  — Джаред слегка отстранился и увидел слезы в глазах Жасмин.  — Дорогая, неужели ты действительно думаешь, что я не испытываю к тебе никаких чувств? И что все это для меня лишь дело чести?
        — Не знаю.
        — Жасмин, ради Бога, не говори, что я теряю тебя! Неужели я все испортил, рассказав тебе правду?
        Девушка высвободилась из объятий Джареда.
        — Я не могу сейчас быть рядом с тобой. Все, что я узнала, ошеломило меня. Мне нужно время, чтобы во всем разобраться. Пожалуйста, отвези меня домой.
        — Хорошо, дорогая.  — Джаред натянул поводья.  — Но пообещай мне не принимать решения по поводу наших отношений, пока мы не поговорим еще раз.
        Жасмин кивнула и вытерла слезы.
        — Хорошо, Джаред.



        Глава 30

        Через час после того, как Жасмин и Джаред покинули «Красную туфельку», туда вошел высокий темноволосый незнакомец. В это время дня в салуне не было никого, кроме бармена Стэна и Рози. Девушка сидела за угловым столиком, потягивая из стакана дешевый херес.
        — Бармен, виски!  — бросил бородач.
        — Сию минуту, сэр.  — Стэн, налив порцию виски в стакан, подумал, что этот высокий хмурый мужчина кого-то ему напоминает.
        — Оставь бутылку.  — Мужчина взял виски и расплатился.
        — Как скажете, сэр,  — дружелюбно ответил Стэн.
        Бармену не понравился этот клиент, прилично одетый, но чем-то неприятный и злой. И вдруг Стэн понял, что его смущало — черные глаза незнакомца! Его взгляд напомнил бармену француза, появлявшегося здесь несколько месяцев назад.
        Мужчина держался так, словно в любой момент готов выстрелить, и от этого бармен почувствовал себя неуютно.
        За восемь лет работы в «Красной туфельке» Стэн насмотрелся всякого. Однажды шальная пуля попала ему в плечо. А несколько месяцев назад здесь убили бедную Флосси Ля Флом.
        Нет, Стэну определенно не нравился этот человек.
        Если бы бармен знал, о чем думает его клиент, то встревожился бы еще сильнее. У того, кто сидел сейчас в баре и жадно пил виски стакан за стаканом, и в самом деле был скверный характер. «Если бы все прошло удачно,  — размышлял мужчина,  — я был бы сейчас в сотне миль от этой чертовой дыры, с карманами, набитыми деньгами Джареда Хэмптона. А вместо этого я скрываюсь от полиции! Проклятая маленькая сучка Жасмин Дюбро! Она обвела меня вокруг пальца и привела с собой Джареда Хэмптона. Черт возьми, эта коварная сучка наверняка рассказала любовнику, где мы должны были встретиться».
        И Хэмптон вызвал его на дуэль. Мысль о том, что он убьет этого богача и покарает Жасмин, сначала доставляла ему удовольствие. Но потом появился этот чертов федеральный полицейский и все испортил! И теперь у него нет денег, принадлежавших ему по праву, а к тому же он вынужден постоянно переезжать с места на место, чтобы избежать ареста.
        «Я заставлю их заплатить за все! Я так напугаю Жасмин и Хэмптона, что они не забудут меня до самой смерти. И тогда я разбогатею — разбогатею по-королевски!»
        Да, Хэнк Ролинс — не тот, с кем можно шутить!
        Между тем Хэнк Ролинс был в очень скверном настроении.
        — Привет, сеньор французик.
        Ролинс обернулся и увидел проститутку-испаночку. Она села на табуретку рядом с ним.
        — Кого ты называешь французиком?  — злобно осведомился он.
        — Прошу прощения, сеньор, наверное, я обозналась. Вы очень похожи на человека, который постоянно бывал здесь несколько месяцев назад.
        — Я никогда раньше не был в этой дыре.
        — Извините,  — непринужденно ответила девушка,  — значит, я ошиблась.
        Ролинс холодно и оценивающе посмотрел на нее. Ему понравились большие груди девушки, почти вывалившиеся из декольте атласного платья, и ее округлая маленькая попка. У него зачесались руки от желания отшлепать девушку по мягкому месту так, чтобы с ее накрашенного лица исчезла усмешка. Эта маленькая испанка держалась слишком самоуверенно, и Ролинс с удовольствием поставил бы ее на место.
        Хэнк был большим мастером в таких делах.
        Он достал из кармана сигару и неторопливо зажег ее, стараясь, чтобы дрожащие руки не выдали охватившего его садистского возбуждения.
        — Ты свободна?  — Хэнк заставил себя улыбнуться девушке и многозначительно осмотрел ее с головы до ног.
        — Ну конечно, милый. А сколько ты заплатишь?
        Ролинс взглянул на лысого бармена, внимательно прислушивающегося к их беседе. Заметив это, Стэн кашлянул и отвернулся.
        — Не стоит обсуждать это здесь,  — сказал Ролинс девушке, потягивая сигару и улыбаясь.  — Я люблю решать такие вопросы наедине с женщинами.
        Рози кивнула.
        Они вышли из салуна. Ролинс повел девушку к старому пансиону с меблированными комнатами, располагавшемуся на Миддлстрит. Небольшой двухэтажный дом казался совсем заброшенным: ставни покосились, кое-где в окнах не было стекол, а балконы опасно накренились.
        Выбросив сигару, Хэнк завел девушку в дом. Рози услышала тихий жалобный плач ребенка, увидела огромных тараканов.
        — Сеньор, а вы уверены, что нам сюда?
        Молча схватив девушку за руку, Ролинс потянул ее в заднюю часть дома.
        Когда они оказались в небольшой убогой комнате, Хэнк снял шляпу и расстегнул ремень. Он посмотрел на Рози таким ледяным взглядом, что она похолодела от страха.
        — Сеньор, я не хочу здесь оставаться!  — воскликнула девушка, оглядев грязную комнату.  — Это настоящий свинарник!
        Хэнк рассмеялся, снял тяжелый ремень и направился к Рози. Половицы зловеще заскрипели под его ногами.
        — Ах, значит, свинарник? Тогда это самое подходящее место для того, чтобы привести сюда свинью.
        Рози хотела закричать, но не успела. Хэнк с такой силой ударил ее по голове, что девушка потеряла сознание еще до того, как упала и ударилась о железную ножку кровати.
        Хэнк хладнокровно смотрел на лежащую без чувств девушку, наблюдая, как кровь тонкой струйкой сочится из ее виска. Подняв Рози и грубо бросив на кровать, он разорвал платье от корсажа до низа и сорвал шелковые панталоны. Потом развел в стороны бедра девушки и опустился на колени между ними. Хэнк зверски сжимал полные груди Рози, пока не почувствовал, что его плоть затвердела. «Да, у меня очень скверное настроение»,  — решил Ролинс.
        Он давно уже получал наслаждение, обращаясь с женщинами подобным образом — еще в те времена, когда работал с Джоном Меррелом и его дружками. Они тогда грабили людей, проезжающих по Натчезской дороге. Меррел был мастером маскировки, а Хэнк — способным учеником, хорошо усваивающим его уроки, несмотря на свой юный возраст. «Войди в доверие к голубкам, а затем ощипывай их»,  — всегда повторял ему Меррел. Хорошо овладев наукой учителя, Хэнк добавил к ней несколько собственных садистских приемов. Он изнасиловал первую женщину, когда ему еще не было пятнадцати. Так Хэнк отомстил матери, избивавшей его в детстве до бесчувствия.
        То, что делал с ним отец, было еще хуже. Хэнк снял брюки. Его вздыбившийся фаллос, как копье, поднимался над Рози. Перед тем как овладеть девушкой, он безжалостно лупил ее по щекам. Когда она очнулась, Хэнк зажал ей рот и зверски вошел в нее. Он улыбался, видя смертельный ужас своей жертвы, наслаждался ее мучительными стонами и думал о Жасмин. Жаль, что ему не удалось проделать такое с маленькой сучкой в ту ночь на Миссисипи — все это и даже больше того! «Но я еще сделаю это»,  — поклялся себе Хэнк.
        Перед тем как испытать оргазм, он убрал ладонь ото рта Рози. Ее крики казались ему сладкой музыкой.


        Через два часа Рози, едва передвигая ноги, вернулась в «Красную туфельку». Девушка стягивала на себе разорванное платье, изнемогая от боли. В заведении уже было полно клиентов, но к Рози сразу подбежала Саванна Сью.
        — Боже мой, Рози! Что с тобой?
        — Пожалуйста, Сью, не спрашивай — просто помоги мне подняться наверх!
        В комнате Сью осторожно раздела избитую подругу.
        — Господи, Рози, кто это сделал с тобой?  — выдохнула Сью, рассматривая ссадины, синяки и порезы на коже девушки.
        — Самого худшего ты просто не видишь,  — проговорила Рози сквозь слезы.  — Он сказал, что мне будет в десять раз хуже, если я кому-нибудь расскажу об этом!
        — Рози, расскажи, что за скот так издевался над тобой?! Я пойду к мистеру Джареду и попрошу его помочь!
        — Нет! Нет!  — Рози заливалась слезами.  — Если ты мне подруга, то никому ничего не рассказывай. Я умру, если он снова прикоснется ко мне!
        Она покачнулась, и Сью поддержала ее.
        — Хорошо, Рози, только успокойся, милая. А сейчас давай промоем раны, и ты ляжешь в кровать.
        — Ты никому не расскажешь?
        Сью пристально посмотрела на Рози. В красивых темных глазах девушки застыло страдание, а ее лицо распухло почти до неузнаваемости.
        — Никому не скажу, милая.
        Усадив Рози на кровать, Сью намочила в тазу полотенце и начала промывать ее раны. Несмотря на свое обещание, Сью поклялась себе разузнать об этом ужасном случае.
        В первую очередь нужно поговорить со Стэном. Она сделает это завтра, когда все успокоится.



        Глава 31

        Два дня Жасмин размышляла о том, что услышала от Джареда. После разговора на кладбище она стала гораздо лучше понимать его и теперь хорошо представляла себе, в каком аду он прожил столько лет. Любовь Жасмин к Джареду усилилась, когда она осознала, что ни трагическое прошлое, ни жестокость отца и дяди не подавили и не озлобили его.
        Тем не менее у девушки возникли новые сомнения. Жасмин всегда удивляло, что Джаред в тот вечер на Миссисипи влюбился в нее с первого взгляда и так легко поверил ее рассказу. Теперь она знала, что, спасая ее, он уже был осведомлен о жестокости и подлости Клода Будри, которого подозревал в убийстве сестры. Да, это смерть Флоренс заставила Джареда сразу поверить рассказу Жасмин.
        Теперь девушка опасалась, что Джаред просто перенес свои чувства к Флоренс — в частности, навязчивое желание спасти сестру — на нее. Она верила, что между Джаредом и Флоренс никогда не было романтических отношений. И все же Жасмин казалось, что Джаред тянется к ней, чтобы возместить потерю Флоренс.
        В полдень девушка решила поговорить с тетушкой Чарити. Хотя девушке было неловко вторгаться в тайны пожилой женщины, она считала себя обязанной высказать ей свое сочувствие в связи со смертью Флоренс.
        Уложив Мэгги отдохнуть, Жасмин спустилась в гостиную. Тетушка Чарити сидела возле камина.
        — Жасмин, дорогая, выпей со мной чаю,  — улыбнулась ей пожилая дама.
        Устроившись напротив тетушки Чарити с чашкой чая в руках, девушка в замешательстве посмотрела на нее.
        — Мисс Чарити, я хочу сказать вам… ну, в общем, Джаред сообщил мне о том, что Флоренс ваша дочь. Пожилая дама кивнула:
        — Я рада, моя дорогая, и всегда понимала, что когда-нибудь Джареду придется рассказать тебе об этом.
        — Мне очень жаль, что так случилось! Это трагическая история.
        Тетушка Чарити снова спокойно кивнула.
        — Примите мои соболезнования,  — добавила Жасмин.  — Когда Джаред привез меня сюда, я не подозревала, что за несколько дней до этого вы похоронили дочь. Помню, как вы заплакали, впервые увидев Мэгги. Мне тогда показалось, будто вас что-то беспокоит. А вы и Джаред утверждали, что это лишь слезы радости.
        — Так оно и было, моя дорогая,  — с теплой улыбкой заверила Жасмин тетушка Чарити.  — Милая Мэгги стала моим спасением в эти месяцы. Девочка очень напоминает мне мою Флоренс — ее тоже все радовало, пока она не потеряла невинность.  — Дрожащей рукой тетушка Чарити поставила чашку на столик и печально посмотрела на Жасмин.  — Возможно, это удивит тебя, но к тому времени, когда Флоренс ушла от нас, и Джаред, и я уже пережили наше главное горе. Видишь ли, та Флоренс, которую мы знали, умерла много лет назад. После того как умер муж Флоренс, а бессердечный отец выгнал ее, бедная девочка уже не могла стать прежней. Она уже никогда не принадлежала нам. Наверное, Джаред говорил тебе, как мы пытались помочь ей?
        — О да.
        Тетушка Чарити вздохнула:
        — Во всяком случае, моя дорогая, все эти годы я предполагала, что Флоренс может расстаться с жизнью в том заведении, где она работала. А потом, как ты знаешь, произошло неизбежное.
        — Да.  — Жасмин нахмурилась, догадавшись, что Джаред не рассказал тетушке Чарити о своих подозрениях насчет Клода Будри. Подумав, Жасмин решила, что он поступил правильно. Пусть бедная женщина считает, что Флоренс убита случайно. Зачем ей знать, что ее единственную дочь умышленно прикончил тот же злодей, который потом ограбил и бросил в реку Жасмин. Девушка вздохнула.  — Джаред и Флоренс очень дружили?
        — Да, моя дорогая. Мальчик переехал сюда, совершенно потрясенный случившимся.
        — Я знаю, Джаред рассказал мне о своих родителях. Просто непостижимо, как он перенес все это и не сошел с ума.  — Вымолвив это, девушка смутилась.  — Извините меня, мисс Чарити. По словам Джареда, ходят слухи, будто в вашей семье поселилось безумие. Люди иногда так жестоки…
        — Верно.
        — Мисс Чарити, а как отреагировал Джаред на смерть Флоренс?
        — О, моя дорогая, мы так горевали! Но вместе с тем у нас было такое чувство, что мы потеряли Флоренс много лет назад.
        — Однако Джаред все же надеялся спасти Флоренс…
        — Дорогая,  — вдруг перебила Жасмин тетушка Чарити,  — я тоже собиралась кое о чем спросить тебя.
        — О чем же?
        — Что происходит между тобой и Джаредом? Ведь только слепой не заметил бы вашей размолвки.
        — Не знаю, мисс Чарити.  — Жасмин задумалась. Что сказать тетушке? Как объяснить ей ситуацию, не причинив новых страданий? Наконец девушка заговорила: — Мисс Чарити, несколько дней назад мы с Джаредом объяснились, и сейчас я лучше понимаю его. Не хочу показаться неблагодарной, но боюсь, Джаред так сильно привязался ко мне, потому что потерял сестру. Ему всегда нужно кого-то спасать.  — Слезы навернулись на глаза девушки.  — Я… я очень люблю его, мисс Чарити, но опасаюсь, что он заблуждается в своих чувствах ко мне. Думаю, я, наверное, была… просто подходящей фигурой. А вдруг, женившись на мне, Джаред разберется в своих чувствах и поймет, что совершил ошибку?
        — Жасмин! Я и не предполагала, что у тебя такие мысли! Знай же, дорогая: Джаред любит тебя больше всех на свете. Ты и Мэгги наполнили нашу жизнь радостью! Скорее всего то, что так мучает тебя, заключено в тебе самой.
        Жасмин печально засмеялась:
        — Вы очень проницательны.
        — Каждый способен понять, что молодую женщину, обманутую, обворованную и едва не утопленную подлецом, долго будет преследовать страх. Я знаю, тебе очень нелегко отдать свое сердце другому мужчине и поверить ему.
        — Наверное, дело не только в этом,  — призналась Жасмин.  — Причина кроется и в том, как мой отец относился ко мне.
        — И как же?
        — Мисс Чарити, сомневаюсь, что стоит рассказывать вам об этом. Видите ли, по иронии судьбы, здесь замешана и ваша дочь.
        — Ты о том, что твой отец оставил Флоренс свои деньги?
        — Так вы все знали!
        — Дорогая, я была знакома с твоим отцом и знала о его отношениях с моей дочерью.
        — Значит, вы знали, что мой отец и Флоренс были… — Девушка покраснела.
        — Позволь мне кое-что объяснить тебе, дорогая. Видишь ли, мне доподлинно известно, что твой отец и моя дочь Флоренс были только хорошими друзьями. Пьер познакомился с ней в «Красной туфельке» еще в те времена, когда частенько проводил там досуг, и так же, как Джаред и я, пытался убедить Флоренс покончить с таким ужасным ремеслом. Позже, когда Пьер уже не выходил из дому из-за болезни, он и Флоренс нередко вместе коротали дни, пока ты училась. Узнав о встречах Флоренс с твоим отцом, я пришла проведать его. Сначала я боялась, что Пьер… гм… использует мою дочь. Но, познакомившись с ним, убедилась, что он желал ей только блага.
        — Я даже не подозревала об этом. Мне и в голову не пришло бы, что отец способен так благородно вести себя.
        — Он никогда не раскрывался перед тобой с этой стороны, дорогая. Между тем мы с Пьером много говорили о тебе. Он сказал, что ты замкнулась в себе после смерти матери. Пьер очень раскаивался в том, что иногда срывал на тебе раздражение и говорил обидные вещи. Он не умел наладить с тобой отношения, Жасмин, и считал это самой большой ошибкой в своей жизни. Пьеру следовало проявлять к тебе доброту и отеческую любовь, а он срывал на дочери злость. Думаю, он и не догадывался об истинных причинах своего поведения. Но для меня это было предельно ясно, дорогая. Однажды Пьер показал мне миниатюрный портрет твоей матери и сказал, что ты точная копия его дорогой умершей жены. Я сразу поняла, что ты напоминаешь Пьеру о его потере. Но помни, дорогая, что твой отец искренне любил тебя.
        — То же самое говорила мне Флосси — то есть Флоренс,  — когда мы встретились с ней на оглашении завещания отца.  — Жасмин всей душой желала поверить тетушке Чарити, но ее все еще терзали сомнения.  — Почему же тогда отец оставил все свои деньги Флоренс? Если бы ваша дочь так трагически и внезапно не погибла, я никогда бы не получила этих денег.
        — У твоего отца была причина так поступить, Жасмин. Он надеялся, что эти деньги помогут Флоренс покончить со своим прошлым. Как-то Пьер сказал мне, что если он сделает это, Флоренс почувствует себя обязанной выполнить его волю. Что касается тебя, дорогая, то твой отец опасался, что ты не сумеешь правильно распорядиться его деньгами. Он думал, что они отгородят тебя от внешнего мира. Пьер считал, что ты и так слишком многим пожертвовала ради него и теперь должна выйти замуж и найти свое счастье. Поэтому Пьер оставил тебе только дом, полагая, что ты продашь его и получишь деньги на приданое. Я обещала твоему отцу позаботиться о тебе после его смерти.  — Тетушка Чарити улыбнулась.  — Видишь, моя дорогая, даже тогда я считала тебя подходящей партией для моего Джареда.
        Жасмин покачала головой. Неужели отец и в самом деле любил ее?
        — Все это так странно. Почему же вы раньше ничего не рассказали мне об этом?
        — Дорогая, после похорон Пьера я хотела подождать неделю-другую, чтобы ты успокоилась, а потом прислать приглашение. Но в это время погибла моя дорогая Флоренс. И прежде чем я узнала, что произошло, появился Джаред и привез тебя и Мэгги ко мне. Когда племянник рассказал мне, как этот подлый Будри поступил с тобой на Миссисипи, я решила сразу же рассказать тебе о своей беседе с твоим отцом. Но Джаред просил меня подождать. Он считал, что тебе нанесли слишком глубокие раны, поэтому ты еще не готова выслушать все это.
        Жасмин со слезами обняла пожилую даму.
        — Спасибо вам, мисс Чарити. Ваши слова так много значат для меня! И знаете, Джаред был прав — безусловно прав!
        Девушка пошла к себе в спальню и опустилась на кровать. По странной прихоти судьбы она всю жизнь считала, что отец ненавидит ее, а он, оказывается, проявлял заботу о дочери. И даже думал о том, как устроится жизнь Жасмин после его смерти!
        Поняв это, девушка снова заплакала. Но уже не от горечи или обиды, то были слезы облегчения. Теперь Жасмин надеялась, что ее душевные раны затянутся, и уже не считала себя недостойной любви Джареда.
        Умывшись и переодевшись, девушка решила пойти к Джареду, поделиться с ним своими чувствами и попросить прощения за то, что сомневалась в нем.


        На закате Жасмин поспешила в Хэмптон-Холл, но Джареда там не застала. Мари ждала его после полудня и уже начала беспокоиться.
        Взволнованная Жасмин ходила по гостиной Хэмптон-Холла. Не в правилах Джареда было опаздывать домой. Размышляя о том, что могло задержать его, девушка начала сходить с ума от тревоги.



        Глава 32

        У Джареда выдался напряженный трудовой день — сезон уборки урожая был в самом разгаре. Все принадлежавшие ему пароходы работали без перерыва. Дело осложнялось тем, что один из клиентов, местный плантатор, привез для отправки в Новый Орлеан в два раза больше тюков с хлопком, чем предусматривалось контрактом. Хотя плантатор и поручил своему агенту в городском порту Луизианы ждать прибытия груза, но не предупредил Джареда о том, насколько велик этот груз. Джаред, отправив половину хлопка, разместил оставшийся на складе, намереваясь организовать транспортировку. Теперь ему предстояло убедить взять на себя перевозку груза другую пароходную компанию, поскольку его пароходы не смогли бы сделать это до конца сезона.
        Коляска Джареда поднималась по изрытой колеями Силвер-стрит, вздымая тучи пыли. Джаред вернулся мыслями к Жасмин. Он не мог дождаться дня, когда они обвенчаются, и все больше опасался, что это никогда не состоится. За прошедшие недели их отношения подверглись суровым испытаниям. Сначала в городе снова объявился Клод Будри, и Жасмин помешала дуэли. Затем она узнала о Флоренс и решила, будто Джаред преследует негодяя с единственной целью — отомстить за смерть сестры. Конечно, он хотел отомстить за Флоренс, а как же иначе! Но стремление защитить Жасмин от вероломного Будри было сильнее жажды мести.
        Будь проклят этот мерзавец! Кем бы он ни был — Будри или Хэнком Ролинсом, как считает агент Мерчисон,  — это из-за него они столько вынесли! Впрочем, теперь Джаред подозревал, что причины его проблем с Жасмин кроются гораздо глубже.
        Больше всего Джареда беспокоило то, что Жасмин не доверяла ему и сомневалась в его любви, то и дело позволяя чему-то встать между ними. Казалось, девушка постоянно искала причину для сомнений. Но он заставит ее поверить в него и в искренность своего чувства к ней. Если они не достигнут согласия, их совместное будущее обречено.
        Джаред понимал, почему Жасмин одолевали сомнения в самом начале их знакомства. Тогда она страдала, но теперь ей пора смириться со своим прошлым.
        Он знал, что будет любить Жасмин до конца жизни. При этом Джаред желал получить все. Он не успокоится, пока девушка не ответит на его любовь.
        Джаред въехал на вершину утеса. Тишину нарушали лишь отдаленные крики совы. Во тьме не было видно дороги. Джаред чуть тронул поводья, и в этот момент две черные фигуры рванулись с двух сторон к коляске и осадили лошадь. Джаред потянулся за оружием, но один из бандитов навел револьвер ему в лицо.
        — Даже не пытайтесь сделать это, мистер.
        Джаред замер. Ствол пистолета находился так близко от его носа, что он чувствовал запах металла и масла. Он медленно поднял руки вверх и оглядел бандитов в рабочих рубахах и беретах. От них разило потом и дешевым табаком.
        «Похоже, они имеют опыт в таких делах»,  — подумал Джаред. Поскольку ограбления были здесь нередки, он понимал, что нельзя терять голову.
        — Если вам нужны деньги, то мой бумажник лежит в…
        — Заткнись!  — прошипел один из бандитов и, кивнув дружку, добавил: — Забери-ка его пистолет!
        Грубые руки вытащили из-за пояса Джареда пистолет.
        — А теперь распрягай!  — приказал первый бандит.  — Медленно.
        Джаред выпряг лошадь. Один из бандитов схватил молодого человека, развернул и грубо толкнул лицом в бок животного. После этого руки Джареда крепко связали за спиной. Затем его снова развернули, сунули в рот грязный платок, а поверх натянули другой платок, концы которого завязали на затылке.
        Подгоняя Джареда стволом пистолета к лесу, первый бандит сказал второму:
        — Пригони его лошадь. Иначе она вернется к нему домой и поднимет на ноги людей.
        Бандиты повели Джареда к лесу, держа в поводу его лошадь. Вскоре молодой человек заметил, что впереди на поляне стоит фургон, запряженный лошадью. Когда они вышли на поляну, с сиденья фургона спрыгнул мужчина, в котором Джаред узнал Клода Будри.
        Мерзавец подошел к Джареду и зловеще усмехнулся.
        — Добрый вечер, Хэмптон.  — И он, сложив кулаки, жестоко ударил Джареда в живот. Пленник согнулся от мучительной боли, и в этот момент железные кулаки Будри обрушились на его спину. Джаред как подкошенный упал на землю. Едва несчастный перевел дыхание, как ботинок Будри со зверской силой угодил ему в живот.
        При этом мерзавец засмеялся и сказал сообщникам:
        — Бросьте его в фургон, парни.
        Джаред со стоном упал на пол фургона и услышал, как заржала его чалая, когда один из бандитов привязывал ее к повозке. Через несколько секунд фургон, качнувшись, двинулся вперед.
        До Джареда снова донесся голос Клода Будри:
        — Не бойся умереть, Хэмптон. Когда мы начнем тебя пытать, ты будешь умолять Бога о смерти.
        Джаред сообразил, что бандиты везут его в лес. Он также догадался, что его руки связаны не веревкой, а плетеным шпагатом. Джаред знал, что шпагат, которым обвязывают тюки с хлопком, не слишком прочен. Хорошим рывком можно разорвать его, но при этом разрезать себе запястья до костей.
        Однако этот шанс — его единственная надежда. Разорвав путы, он преподнесет какой-нибудь сюрприз бандитам, когда они остановятся, чтобы завершить свое грязное дело.
        Стиснув зубы, Джаред соединил запястья, а затем дернул изо всех сил и возблагодарил Бога, услышав звук лопнувшего шпагата. Он не имеет права умереть и позволить злодеям расправиться с Жасмин!
        Освободившись от пут, Джаред держал руки за спиной. Когда Будри остановил фургон в чаще леса, Джаред уже приготовился к схватке.
        — Вытащите его, парни,  — раздался спокойный голос Будри.  — И выньте кляп, я хочу послушать, как этот ублюдок будет молить о пощаде.
        Фургон заскрипел и покачнулся, когда двое крупных мужчин сошли на землю. Они направились к тыльной стороне повозки. Будри тоже спустился с сиденья, но остался спереди фургона. Едва бандиты открыли дверь и подошли к нему, Джаред вскочил и ударил первого сложенными кулаками в лицо. Кровь струей хлынула из носа негодяя, и он с криком свалился на землю. Его напарник растерялся. Джаред, воспользовавшись этим неожиданным преимуществом, изо всех сил ударил бандита в пах. Тот согнулся пополам и взвыл от боли. Джаред освободился от кляпа.
        И тут над головой Джареда просвистела пуля. Он присел и выглянул из-за края фургона. К нему направлялся Будри с пистолетом в руке.
        Как только мерзавец обогнул фургон, Джаред бросился на него. Схватив негодяя за руку, он попытался вырвать у него пистолет. Будри вскрикнул от боли. Джаред нанес ему мощный удар в челюсть, схватил оброненный негодяем пистолет и только положил палец на курок, как звук другого выстрела разорвал ночную тишину.
        Через какое-то время Джаред осознал, что лежит на земле. Кровь заливала ему глаза. Он понимал, что ранен, и чувствовал головокружение и тошноту. Однако Джаред догадывался, что рана не слишком серьезна. Осторожно коснувшись головы, он нащупал кровоточащую борозду на макушке. Слава Богу, его только задело!
        Кто же стрелял? Джаред решил, что первый бандит, поскольку слышал, как стонет и захлебывается рвотой тот, который получил ногой в пах.
        Пистолета в руке Джареда уже не было. Вероятно, падая, он выронил его. Что за невезение! Но на поиски оружия времени не было. Услышав звук приближающихся шагов, Джаред быстро закатился под фургон и переполз на другую сторону. Там он поднялся, осторожно отвязал свою лошадь, взял ее за поводья и, не разбирая дороги, побежал прочь.
        На опушке леса Джаред взобрался на чалую. Головокружение и слабость возрастали с каждой минутой. Сжав бока лошади, он возблагодарил Бога за то, что она знает дорогу домой. Чалая галопом понеслась к городу. Покачиваясь в седле, Джаред намотал на руки поводья. Он боялся выпустить их, так как то и дело терял сознание.
        Увидев туманные огни газовых фонарей на городской площади, Джаред впал в забытье. Его последняя мысль была о Жасмин.


        В девять вечера Жасмин уже не находила себе места от тревоги. Мари принесла в гостиную кофе.
        — Жасмин, садись, пожалуйста. Ты зря изводишь себя. Не беспокойся, мистер Джаред сумеет позаботиться о себе.
        — Но это так непохоже на него! Он всегда приезжает вечером домой, а потом ужинает с нами в «Приюте магнолий». О Господи, я чувствую, с ним чтото случилось!
        Мари налила девушке чашечку кофе.
        — Сейчас пора уборки урожая, поэтому мистер Хэмптон и задержался. Если хочешь, я пошлю к нему в контору какого-нибудь парня, и он узнает…
        — Да, давай так и сделаем!
        Не успела Мари подняться, как раздался стук в дверь.
        — О Боже!  — воскликнула Жасмин.  — Уверена — это плохие новости!
        Женщины бросились к входной двери и онемели от удивления, увидев на веранде двух мужчин.
        — Джаред!  — выдохнула Жасмин.
        Джаред смотрел на нее остановившимся взглядом, слегка покачивался и был очень бледен. Бинт на его голове промок от крови. Его поддерживал высокий худощавый джентльмен средних лет. Жасмин сразу узнана в нем Джеймса Хокинса, местного доктора.
        — Мистер Хокинс, что случилось?  — испуганно спросила девушка.
        Хокинс втащил Джареда в дом.
        — Леди, мне потребуется помощь. Нужно поднять мистера Хэмптона наверх и уложить в постель.
        Мари тут же схватила фонарь, чтобы осветить дорогу, а Жасмин, взяв Джареда под руку, помогала доктору вести его по ступенькам.
        — Что с ним произошло?  — снова спросила девушка, когда они поднялись наверх.
        — Шериф увидел мистера Хэмптона лежащим на улице в центре города. Рядом с ним стояла его лошадь. Похоже, кто-то подстерег мистера Хэмптона, когда он возвращался домой, и ранил его в голову. Очевидно, мистеру Хэмптону удалось убежать, но он упал с лошади, добравшись до городской площади.
        Жасмин тотчас подумала, что это дело рук Клода Будри.
        — Он не опасно ранен?
        — Рана поверхностная, мисс Дюбро. Я зашил кожу на макушке. Мистера Хэмптона били по спине и в живот, но ничего серьезного, насколько я могу судить.
        Жасмин едва не расплакалась, когда они все вошли в спальню Джареда. Пока Мари зажигала светильники, Жасмин и доктор сняли с Джареда верхнюю одежду и осторожно уложили его на кровать. Раненый тут же заснул.
        — Я дал ему большую дозу опия в моем кабинете, поэтому он так ослаб,  — объяснил доктор.  — Утром он будет чувствовать себя лучше.
        Жасмин поблагодарила доктора, и Мари пошла провожать его. Как только они удалились, девушка рухнула в кресло рядом с кроватью Джареда. Слезы заливали ее лицо.
        Она не сомневалась, что это дело рук Клода Будри. Проклятие, пусть этот подлец сгорит в аду! Жасмин пожалела о том, что не смогла вовремя передать Клода в руки закона.
        Девушка благодарила Бога за то, что Джаред остался жив. Ведь она могла потерять его, так и не успев сказать, как много он для нее значит!
        — Жасмин, с тобой все в порядке? Девушка повернула заплаканное лицо к Мари и кивнула. Та подошла к подруге и протянула ей носовой платок:
        — Не плачь. Ты же слышала, доктор сказал, что с мистером Джаредом все будет в порядке.
        — Но его могли убить, и все это из-за меня!  — Девушка вытерла слезы.
        — О чем ты говоришь?
        — Клод! Уверена, это он напал на Джареда.
        — Даже если и так, ты в этом не виновата. Дорогая, иди домой и немного отдохни, а я присмотрю за мистером Джаредом.
        — Нет, я буду здесь, пока он не проснется.
        — Но доктор сказал, что он проспит всю ночь.
        — Значит, я просижу здесь всю ночь.
        — Ты не должна этого делать! Что подумает тетя мистера Джареда, если ты не вернешься домой? Мисс Чарити уже наверняка беспокоится о тебе.
        — Пожалуйста, пошли слугу с запиской к мисс Чарити. Сообщи ей, что Джаред задержался на работе и сейчас мы ужинаем. Напиши еще, что он проводит меня домой, и пусть мисс Чарити не дожидается моего возвращения.
        — Как скажешь, Жасмин. Я, конечно, напишу записку и сразу же отошлю ее в «Приют магнолий». Но ты думаешь, тетя Джареда поверит ей?
        — Ну по крайней мере она не будет знать, что ктото сегодня пытался убить ее племянника.
        — И то правда,  — согласилась Мари и, положив руки на плечи подруги, добавила: — Хорошо, я позабочусь обо всем. Но ты должна немного отдохнуть.  — Мари накинула на подругу вязаный шерстяной платок.  — Ты вся дрожишь. Сейчас пришлю слугу, чтобы разжег огонь в камине.
        — Спасибо, дорогая.
        Домоправительница вышла. Джаред мирно спал на кровати и был уже не так бледен. Дыхание становилось все более глубоким и размеренным. Жасмин с любовью смотрела на него. Какое счастье, что Джаред жив!
        Слуга затопил камин, и вскоре спальня наполнилась уютным теплом. На стенах мерцали отблески пламени. Через несколько часов, уже задремывая, Жасмин услышала голос Джареда:
        — Добрый вечер, любимая.
        — Джаред!  — Девушка, вздрогнув, вскочила. Ее возлюбленный, улыбаясь, глядел на нее.  — Ты проснулся!
        — Так это все происходит на самом деле?  — удивленно промолвил Джаред.  — Мне казалось, что я умер, попал на небо и увидел ангела — это ты, любимая. Поцелуй меня.
        — О Джаред!  — Жасмин нежно поцеловала его.  — Как ты себя чувствуешь?
        — Лучше не спрашивай.
        — Неужели так плохо? Это Клод напал на тебя?
        — Да. И тем не менее ему и его сообщникам досталось не меньше.
        Девушка сжала его руку.
        — Расскажи мне, что произошло, дорогой. Рассказав, как попал в засаду, Джаред улыбнулся:
        — Не беспокойся. В следующий раз я убью его.
        — Умоляю, не вздумай преследовать Клода.
        — Сейчас я одержим желанием отомстить ему.  — Решимость сверкнула в голубых глазах Джареда.  — Клянусь, ему и его парням придется плохо.
        — Господи, ты даже не подозреваешь, с каким мерзавцем связался!
        — Ты говоришь о Хэнке Ролинсе?
        — Ты знал!
        Джаред кивнул:
        — Мерчисон навестил меня, перед тем как уехал из города.
        — Значит, ты знаешь все о преступлениях Клода и о том, как он опасен! И все еще собираешься преследовать его?
        — Да, чтобы убить.
        — Джаред, это безумие! Тебя самого чуть не убили! Если бы это произошло, я умерла бы от горя! Джаред усмехнулся:
        — Жасмин, я начинаю верить, что ты любишь меня.
        — Конечно, люблю!
        — Не нальешь ли мне бренди?  — попросил Джаред.
        — Прости, что не догадалась, дорогой. Сейчас налью.
        Жасмин побежала вниз и вскоре вернулась в спальню с графином и двумя стаканами.
        — Выпьешь со мной?  — удивился Джаред.
        — Я скоро привыкну к спиртному,  — пошутила Жасмин.
        — Иди ко мне, любимая.
        — Не могу! Боюсь случайно причинить тебе боль!
        — Жасмин, прошу тебя!
        — Бедный ты мой!  — Девушка осторожно опустилась на край кровати и посмотрела на жениха.  — У тебя, наверное, ужасная рана?
        Джаред сделал глоток бренди.
        — Да, моя голова знавала и лучшие дни, любимая.
        — Джаред… — Жасмин заплакала.
        — Что с тобой, любимая?
        — Я могла потерять тебя!
        Обняв Жасмин, Джаред поморщился от боли.
        — Любимая, но ты же не потеряла и не потеряешь меня.
        — Пообещай мне, что никогда больше не будешь…
        — Никаких обещаний, Жасмин, кроме одного.  — Он поцеловал девушку в губы.  — Я женюсь на тебе и буду любить тебя до конца моих дней.
        — Правда?
        — Конечно.  — Джаред посмотрел в ее глаза, полные слез.  — А ты, любовь моя?
        — Я выйду за тебя замуж и буду любить тебя до конца моих дней — если только ты этого хочешь.
        — А почему бы мне не хотеть?  — возмутился Джаред. Жасмин потупилась.
        — Я не обиделась бы, если бы ты отказался от меня. Слишком часто я сомневалась в тебе. Так было до…
        — До?
        — До сегодняшнего дня.  — Жасмин с глубокой нежностью посмотрела на жениха.  — Сегодня для меня все стало ясно. Мисс Чарити рассказала мне о своих визитах к моему отцу, и это заставило меня понять, почему я не доверяла тебе. Я всегда считала, что мой отец и все мужчины ненавидят меня. Но тетушка Чарити убедила меня, что это не так. Отец любил меня…
        — Кто же не любит тебя?  — Джаред приподнялся и снова поцеловал Жасмин, раздвинув языком ее губы.
        — О Джаред!  — Жасмин слегка отстранилась.  — Когда я думаю, что тебя могли убить и я не успела бы сказать тебе, как много ты для меня значишь, как я жалею о том…
        Джаред коснулся пальцем губ Жасмин.
        — Ты хочешь сказать, что больше не будешь со мной бороться?
        — О да, любовь моя!
        Джаред подмигнул невесте.
        — Тогда твоя капитуляция должна быть полной.
        В его глазах вспыхнуло желание. Он провел рукой по золотистым локонам Жасмин.
        — Ты сказала, что сдаешься, любимая. Теперь докажи это.
        — Нет, Джаред, нельзя! Тебе будет больно!
        — Если ты любишь меня, то никогда не причинишь мне боль.
        — Ты хочешь этого сейчас? И здесь?!
        — Не беспокойся. Никто не заподозрит, что жестокие побои пробудили во мне страсть.
        — Джаред!
        — Запри дверь,  — прошептал он.  — Признаться, я страшно испугался сегодня вечером, но тем не менее не мог дождаться вот такой встречи с тобой.
        Жасмин затрепетала.
        — Ты действительно этого хочешь, дорогой?
        — Подумай сама, любимая. Когда тебе еще раз представится возможность доставить мне удовольствие?
        — Я всегда горю желанием доставить тебе удовольствие, Джаред.
        Жасмин закрыла дверь и подошла к зеркалу. Поймав в нем страстный взгляд Джареда, она ощутила слабость в коленях.
        Джаред улыбнулся:
        — Я хотел попросить тебя не тушить лампу, но тогда ты увидишь мои синяки.
        Жасмин обернулась и посмотрела на Джареда полными слез глазами.
        — Дорогой, нельзя этого делать. Ты же весь изранен!
        — Ничего, а сейчас погаси лампы. Я и сам не хочу смотреть на свои увечья.
        Жасмин потушила лампы, подошла к кровати и услышала смех Джареда.
        — Тебе придется все делать самой.
        — С наслаждением!
        Девушка разделась в мерцающем свете пламени камина, присела на кровать и помогла Джареду снять рубашку. Он поморщился от боли, когда ее рука скользнула по его животу.
        — Джаред, это безумие!
        — Конечно, и самое прекрасное из всех возможных.  — Он переместил руку Жасмин пониже.
        — Я так тебя люблю!  — страстно прошептала она.
        — Я тоже люблю тебя.
        Дыхание Жасмин участилось, когда она почувствовала, как плоть Джареда твердеет в ее руке.
        — Боже, прошло уже столько времени с тех пор, как мы…
        — Да, моя дорогая. Но скоро мы будем проводить вместе все ночи.
        Их губы слились в страстном поцелуе. Джаред ласкал груди Жасмин, а она, замирая от нежности и желания, осторожно прикасалась к нему, стараясь не причинить боль.
        Не отрывая взгляда от Джареда, она наклонилась и сомкнула губы на его восставшей плоти. Неистовый стон вырвался из его груди, и Джаред прошептал:
        — Пора.
        — Пора,  — улыбнулась Жасмин.
        Она уселась верхом на Джареда, и он глубоко вошел в нее. Девушка застонала от наслаждения, но вдруг замерла.
        — Нет, дорогой, тебе ведь больно.
        — Позволь мне самому судить, что такое боль, а что — удовольствие. После того, что произошло, никто не посмеет посягнуть на нашу жизнь, любовь моя. А сейчас я хочу слиться с тобой в единое целое!
        Он приподнял Жасмин, уложил на спину, а потом опустился на нее сверху. Девушка выгнулась навстречу Джареду, и вскоре с его губ сорвались стоны боли и наслаждения.
        То, что Джаред терпит боль только ради нее, несказанно трогало Жасмин. Чуть не потеряв любимого, девушка тоже неистово тянулась к нему. Желая, чтобы Жасмин безраздельно принадлежала ему, Джаред настойчиво добивался своей цели. Она с мольбой посмотрела на него.
        — Пожалуйста, ну пожалуйста!
        — Да!  — Джаред быстро отстранился и усадил Жасмин на колени.  — Обними меня ногами.
        Поняв, чего он добивается, девушка покачала головой.
        — Нет…
        — Сделай это! Ну пожалуйста!
        Жасмин обвила руками шею любимого, а когда Джаред, приподнял ее бедра и вошел в нее, она со стоном обхватила его ногами.
        — Теперь наши тела соединились,  — прошептал Джаред.
        Он крепко прижал Жасмин к груди, а она страстно прильнула губами к его губам. Напряжение возрастало, пока весь окружающий мир не разлетелся на части.
        Жасмин успокоилась только в тот момент, когда Джаред опустил ее на подушки.
        — Наверное, тебе очень больно?  — тихо спросила она.
        — Напротив, благодаря тебе, сердце мое, я уже не страдаю от боли.


        Розоватый рассвет уже проник в окна спальни, когда Жасмин проснулась и увидела, что над ней стоит одетый Джаред.
        — Дорогая, я должен отвезти тебя домой. Боюсь, разразится скандал, но ведь через две недели мы поженимся.
        Жасмин начала одеваться.
        — Как ты себя чувствуешь?
        — Так, словно десять пушек одновременно палят в моей голове.  — Джаред мрачно усмехнулся. Наблюдая, как Жасмин надевает сорочку, он нетерпеливо добавил: — Поторопись, любимая, или я и к полудню не доставлю тебя домой.
        — Зачем такая спешка, Джаред?
        — Дорогая, ты должна вернуться до того, как разразится скандал и…
        — И ты спешишь отправиться на охоту за Клодом, не так ли?
        Джаред молчал.
        — Черт возьми, дорогой, скажи мне правду!
        — Ладно. Как только ты будешь в безопасности, я поеду в Видалию за Джеком. Он присматривает за моей плантацией после того, как Мертсон уехал на Восток. Мы с Джеком без промедлений начнем охоту за Будри и его громилами.
        — Нет!  — Жасмин умоляюще посмотрела на Джареда.  — Пожалуйста, не делай этого!
        — А я думал, ты покорилась мне, Жасмин.
        — Не в том, что касается твоей жизни! Джаред, ради Бога, откажись от этого!
        — Не могу, любимая. Я не прощу ему того, что он сделал с тобой.
        — Подумай о том, что он сделал с тобой! Или о том, что еще мог сделать! Джаред, ведь на карту поставлено наше будущее! Оставь Клода тем, кто должен заниматься такими типами — например, федеральным агентам, таким, как мистер Мерчисон. Он скоро вернется в Натчез и…
        — Я не стану ждать, Жасмин. Что, если Будри снова начнет охотиться за тобой?
        — Не начнет — я буду осторожна.
        — Этого недостаточно, дорогая.
        — Если ты действительно любишь меня, откажись от этого!
        — Жасмин, я делаю это ради тебя!
        — А может, ты поступаешь так, потому что честь для тебя дороже всего на свете?
        Джаред с досадой махнул рукой.
        — Неужели мы снова возвращаемся к тому же? И ты снова напомнишь мне о Флоренс?
        — Нет, я понимаю твои чувства к Флоренс и уважаю их. Просто…
        — Жасмин, когда же ты наконец поверишь, что я люблю тебя больше всего на свете, даже больше чести?
        — Я люблю тебя больше жизни, Джаред, и умру, если что-то случится с тобой.
        Джаред привлек Жасмин к себе.
        — Повторяю, дорогая, ты не потеряешь меня.  — Слегка отстранившись, он улыбнулся и застегнул ее платье.  — А теперь, любимая, поедем домой.



        Глава 33

        Вернувшись в «Приют магнолий», Жасмин с утренней почтой получила письмо от мистера Мерчисона.


        «Дорогая мисс Дюбро!
        Я уже отыскал необходимые доказательства для вынесения приговора Хэнку Ролинсу. Здесь, в СентЛуисе, нашлись двое свидетелей — настоятельница заведения, о которой я вам говорил, и бывший член банды Ролинса, готовый опознать нашего знакомого и свидетельствовать против него.
        Теперь я уверен, что у меня есть неопровержимые улики против негодяя, поэтому при первой возможности отправлюсь в Натчез и арестую его. Надеюсь, что он все еще в ваших краях.
        Если захотите связаться со мной, оставьте записку для меня в отеле Натчеза, где я остановлюсь.
        А пока позвольте мне еще раз попросить вас соблюдать предельную осторожность.
        Ваш покорный слуга
    Дойл Мерчисон, федеральный агент полиции Соединенных Штатов».

        Перечитав письмо, Жасмин печально покачала головой. Если бы только он знал, что лишь несколько часов назад Клод чуть не убил Джареда!
        Девушка очень беспокоилась за жениха, зная, что в этот момент он ищет Клода. Хоть бы Мерчисон поскорее вернулся сюда! Когда же ждать его возвращения? Жасмин посмотрела на дату отправления письма. Оно ушло несколько дней назад. Однако пароход из Сент-Луиса в Натчез идет довольно долго. Пожалуй, мистер Мерчисон появится в городе к концу недели. Впрочем, можно справиться в отеле, сообщил ли им полицейский о дате своего прибытия. Или обратиться в транспортное агентство и узнать, когда придет следующий пароход из Сент-Луиса.
        Жасмин решила сделать все, чтобы Клод Будри не убил Джареда в оставшиеся три дня. Если за это время Джаред не встретится с Клодом, потом им займется мистер Мерчисон.
        Пожалуй, стоит отправиться к Джареду и рассказать ему о письме полицейского. Но, вспомнив о разговоре с женихом, девушка печально покачала головой. Нет, Джаред не откажется от своих планов. Он не примет помощь ни от кого — ни от нее, ни от мистера Мерчисона. Ведь когда полицейский помешал дуэли, Джаред страшно разозлился на него и на Жасмин.
        Нет, сообщив Джареду о планах мистера Мерчисона, она лишь ускорит развитие событий. Понимая, что полицейский скоро отнимет у него Клода, Джаред начнет действовать еще более решительно. Он приложит все силы, чтобы найти и убить Клода до появления мистера Мерчисона.
        Да, лучше сохранить письмо в тайне. Но как отвлечь Джареда от поисков Клода до возвращения мистера Мерчисона?
        Может, Джаред отвлечется, если заставить его занять единственно правильную, с ее точки зрения, позицию?
        Но честно ли это? Какая разница! Она совершит роковую ошибку, позволив Клоду Будри убить Джареда! Самое главное, чтобы он был цел и невредим. Ради этого Жасмин была готова на все! С Джаредом связано самое лучшее в ее жизни, и будь она проклята, если позволит негодяю Клоду убить своего любимого!
        Приняв решение, Жасмин задумалась о том, что делать дальше. Сначала нужно попросить тетушку Чарити позаниматься утром с Мэгги. Когда за ней заедет Эфраим, она приступит к осуществлению своих планов.
        Через полчаса Жасмин стояла на веранде, поджидая Эфраима. Она считала, что ее план имеет все шансы на успех. Конечно, первым делом нужно найти Клода, но это, наверное, не составит труда.
        Гораздо труднее провести Джареда.


        Жасмин попросила Эфраима отвезти ее в контору Джареда. Отправляясь в город, девушка преследовала две цели: повидаться с Джаредом и убедить его отказаться от поисков Клода, а затем встретиться с Саванной Сью. Жасмин подозревала, что Клод скрывается в порту. По словам Джареда, Будри напал на него в начале Силвер-стрит. Кроме того, негодяю помогали два сообщника из тех, что постоянно сшиваются возле пристани.
        Эфраим повернул на Миддл-стрит, и они быстро поехали к конторе Джареда. Жасмин молила Бога, чтобы ее жених оказался на месте. Хотя она и составила собственный план поисков Клода, но догадывалась, что Джаред и Джек могут придумать кое-что получше.


        Джаред, просматривая бумаги, разговаривал с Джеком. Он пришел к тому же выводу насчет Клода Будри, что и Жасмин.
        — Как только я улажу накопившиеся за день дела,  — Джаред взглянул на Джека,  — мы с тобой отправимся в город искать Будри.
        — Мы схватим его, хозяин.
        В этот момент в комнату вошла Жасмин.
        — Джаред! Слава Богу, что ты здесь! Мне нужно поговорить с тобой!
        Мужчины встали. Джаред побледнел, увидев невесту, и сердито посмотрел на нее.
        — Что ты здесь делаешь? Неужели Будри снова попытался связаться с тобой?
        — К счастью, нет! Но тем не менее мне необходимо поговорить с тобой, Джаред…
        — Если Будри не беспокоил тебя, зачем же ты отправилась в город? Я же просил тебя оставаться в «Приюте магнолий»!
        Девушка растерялась, испуганная гневом Джареда.
        — Я приехала сюда не одна — Эфраим ждет меня в коляске. Ты уделишь мне несколько минут?
        Джаред взглянул на Джека.
        — Извини нас, пожалуйста.
        Джек кивнул:
        — Хорошо, хозяин. Я подожду в конторе.  — И он вышел из кабинета.
        Жасмин заметила, что Джаред все еще бледен.
        — Тебе нельзя работать. Как ты себя чувствуешь?
        — Гораздо лучше, чем в скором времени будешь чувствовать себя ты, если не объяснишь мне, почему пренебрегла моей просьбой.
        — Тогда я сразу перейду к делу. Джаред, помнишь, сегодня утром ты спрашивал меня, когда я поверю тому, что ты любишь меня больше чести? Так вот, убеди меня в этом.
        — Но как?
        — Отложи на пять дней охоту за Клодом Будри.
        — Жасмин, ты сошла с ума.
        — Вовсе нет. Если ты готов доказать, что любишь меня, выполни мою просьбу.
        Джаред присвистнул.
        — Боже! Неужели ты сама решила найти Будри?
        — Да.
        Джаред покачал головой:
        — Неслыханно! Ты ведь понимаешь, как опасен этот человек. А ты женщина…
        — Почему ты думаешь, что только мужчины способны решать такие дела?  — раздраженно перебила его Жасмин. Открыв сумочку, она достала маленький пистолет отца и тотчас заметила, что Джаред ошарашен. Удовлетворенная произведенным на него впечатлением, девушка твердо продолжила: — Я женщина, Джаред, но умею стрелять из пистолета. Отец научил меня пользоваться этим оружием, когда я была еще девочкой, и я не боюсь Клода.
        — Дорогая, отдай мне пистолет, пока не поранилась,  — строго потребовал Джаред.
        Девушка отступила.
        — Нет.
        Когда Джаред бросился к ней, она подняла руку.
        — Неужели ты хочешь, чтобы я была безоружной, если вдруг повстречаю Клода?
        Джаред растерянно посмотрел на Жасмин.
        Девушка положила пистолет в сумочку.
        — Я не боюсь его, Джаред.
        — Я верю, что ты не боишься его, но не позволю тебе совершить такой безумный поступок.  — Он положил руку на плечо Жасмин.  — Матерь Божья! Неужели для тебя месть выше нашей любви?
        — А для тебя? Дорогой, я не позволю ему разделаться с тобой! Пообещай мне подождать пять дней.
        Джаред покачал головой:
        — Забудь об этом, Жасмин. Я не хочу ставить на кон твою жизнь.
        — Нет, если бы ты любил меня по-настоящему, то пообещал бы мне это! Все, о чем я прошу,  — это отсрочка на несколько дней.
        — Это в самом деле так важно для тебя?
        — Очень важно!
        — И у меня нет другого способа доказать, что я люблю тебя?
        Жасмин кивнула, и Джаред, тихо застонав, подошел к окну.
        — Ну что ж, даю тебе слово джентльмена. Но берегись, Жасмин! Цена твоей просьбы может оказаться слишком дорогой для тебя.
        — Знаю.  — Жасмин направилась к двери.


        Как только девушка уехала, в кабинет вернулся Джек.
        — Все в порядке, хозяин?
        Джаред рассказал другу о том, что произошло между ним и Жасмин.
        — Неужели эта маленькая злючка решила сама разобраться с Будри?  — задумчиво проговорил он. Джек засмеялся:
        — Я понимаю, почему мисс Жасмин злится, хозяин. Ведь именно ее этот мерзавец бросил в реку. Кроме того, женшины приходят в ярость, когда их возлюбленным угрожает опасность.
        — И все же мы не можем позволить ей сделать это.
        — Я тоже так считаю.
        Джаред почесал подбородок.
        — Значит, так. Пока перестань искать Будри, но неотступно следи за Жасмин и не спускай с нее глаз ни на минуту.
        — Хорошо, хозяин.  — Джек усмехнулся.  — И не беспокойтесь за мисс Жасмин. Похоже, Будри устроил вчера засаду, чтобы напугать вас и Жасмин. Теперь, сделав свое грязное дело, он попытается выжать деньги из мисс Жасмин.
        — Именно этого я и боюсь!
        — По-моему, этот подонок вряд ли сделает что-нибудь мисс Жасмин, пока не получит деньги. Вот о чем нам с вами следует подумать.
        — Возможно, ты прав.
        — Я буду следить за мисс Жасмин, как ястреб, но уверен, она тоже будет осторожна.  — Джек лукаво улыбнулся.  — Хозяин, я пару раз наблюдал, как она стреляет из пистолета за Хэмптон-Холлом, думая, что никого поблизости нет. И скажу вам с полной ответственностью: ваша маленькая леди — отличный стрелок.
        — Ты шутишь!
        — Нет. И у нее даже есть некоторое преимущество по сравнению с нами.
        Джаред нахмурился:
        — О чем ты?
        Джек поднялся.
        — Видите ли, хозяин, Будри не ожидает, что в руках у женщины окажется пистолет.
        Джаред прищурился:
        — Будь добр, иди и присмотри за девушкой, пока она не искалечила себя.
        — Ладно, хозяин.  — Джек нахлобучил шляпу с широкими полями и вышел.


        Сев в коляску рядом с Эфраимом, Жасмин вдруг встревожилась. Джаред подозрительно легко уступил ей. Однако размышлять об этом не было времени — слишком многое зависело от того, удастся ли ей совершить задуманное.
        Девушка попросила Эфраима подъехать к черному ходу «Красной туфельки». Как только они остановились в грязном переулке, она вошла в бордель и поднялась наверх.
        Саванна Сью только что проснулась. Девушка быстро рассказала ей, что должна срочно найти того француза, который часто наведывался к Флоренс.
        — Он не заглядывал сюда в последнее время?  — спросила она Сью.
        — Нет, мэм, я не видела его, но одну из наших девушек на днях очень сильно избил какойто мерзавец. Бедняжка так и не сказала, кто это сделал, но Стэн, наш бармен, сообщил мне, что этот тип напомнил ему того француза.
        — Как зовут избитую девушку?
        — Рози, она испанка. Но Рози вряд ли что-нибудь расскажет вам.
        — Расскажет,  — решительно заявила Жасмин,  — когда узнает, что от этого зависит жизнь Джареда. Видите ли, вчера вечером француз — Клод Будри — пытался убить мистера Хэмптона.
        — Боже праведный, мэм! Почему же вы сразу не сказали об этом? Да пусть меня убьют, но я не допущу, чтобы с мистером Джаредом чтонибудь случилось! Он же самый добрый человек на свете! Вы сами это знаете, мэм! Пойдемте быстрее! Мы сию же секунду вытащим Рози из кровати!


        Через час Жасмин вернулась в «Приют магнолий». В гостиной ее ждала Мари Бернар.
        — Дорогая, я приехала проведать тебя, а мисс Чарити сказала, что ты отправилась по делам.
        — Это правда.  — Жасмин не хотела посвящать подругу в свой опасный план.
        Мари с укором посмотрела на девушку.
        — Ну как же, дела! И это в тот момент, когда Клод Будри совершил новое злодеяние. Знаешь, ты очень плохая обманщица. После того, что случилось вчера с мистером Джаредом, нетрудно предугадать твои дальнейшие действия. Неужели ты забыла о нашем соглашении?
        — О каком соглашении?
        — О том, что ты ничего не будешь предпринимать, не посоветовавшись со мной. Жасмин вздохнула:
        — Но ведь Клод попытался убить Джареда, а это меняет дело.
        — Не совсем. Мы же подруги и должны действовать сообща.  — Мари взяла девушку за руку и подвела к диванчику.  — Садись, Жасмин, и рассказывай все как на духу.



        Глава 34

        Через три дня Жасмин и Мари направились на старый испанский плац. Там на закате они должны были встретиться с Клодом Будри.
        О том, где найти Будри, Жасмин узнала от Рози из «Красной туфельки». Ее бросало в дрожь, когда она вспоминала, что испытала бедная женщина, попав в руки безжалостного негодяя. Обсудив с Мари план действий, Жасмин послала Эфраима с запиской в пансион, где остановился Клод, и злодей согласился встретиться с ней.
        Девушке не хотелось брать с собой Мари. После того, что случилось с Джаредом, Жасмин понимала, что должна встретиться с Клодом, однако считала себя не вправе подвергать опасности подругу.
        Но Мари проявила настойчивость.
        — Жасмин, разве нам не здесь сворачивать?
        — Здесь.  — Жасмин свернула на узкую лесную тропу.
        — Пожалуйста, будь осторожна с этим человеком.  — Мари ухватилась за подлокотник, когда коляска запрыгала по ухабистой дороге.
        — Мы обсуждали это тысячу раз. Я помню все, что должна сделать. Думай только о том, что предстоит выполнить тебе. Оставайся в коляске, как и договорились. А если вдруг возникнут осложнения, гони во весь дух за помощью.
        — Хорошо.  — Мари тяжело вздохнула.
        Миновав широкую поляну, они остановились под раскидистым дубом.
        Улыбнувшись подруге и плотно запахнувшись в плащ, Жасмин направилась к залитому солнцем центру плаца. Поблизости пока никого не было. Девушка остановилась и осмотрелась. Резкий холодный ветер обжигал ей щеки.
        Она понимала, что труднее всего будет сохранять спокойный и невозмутимый вид. Считая их план безупречным, Жасмин твердо выучила свою роль. Но во время разговора с Клодом необходимо держаться уверенно и быть готовой в любой момент перейти к действиям.
        Вскоре из рощи вышли три человека и направились к Жасмин. Сердце ее неистово забилось, когда в одном из них она узнала Клода Будри. С ним были двое крепких рослых парней. Жасмин вскипела от злости.
        — По-моему, мы договаривались встретиться с тобой наедине!  — крикнула она Клоду.
        Жестом велев своим сообщникам остановиться, Будри пошел к Жасмин. Девушка заметила, что он снова изменил свою внешность. Лицо Клода теперь было чисто выбрито, остались лишь пышные усы и бакенбарды.
        — Я хотел убедиться, что ты не обманываешь меня, дорогая.  — Будри остановился перед Жасмин и ухмыльнулся, указав в сторону коляски.  — Вижу, ты тоже приехала не одна.
        — Это моя служанка, а не наемный головорез!
        Будри окинул ее наглым взглядом.
        — Ты выглядишь весьма соблазнительно.
        Жасмин едва подавила желание влепить ему пощечину. И как только она могла когдато вообразить, будто любит этого мерзавца? Как позволила ему обмануть себя?
        — Перейдем к делу,  — сухо предложила Жасмин. Клод отвесил ей поклон.
        — Значит, теперь ты готова принять мои условия?
        Девушка небрежно повернулась и пошла по поляне.
        — Готова.
        Клод шагал в ногу с ней.
        — Наверное, тебе не понравилось, что я едва не отправил к праотцам твоего женишка?
        Жасмин пожала плечами и с вызовом посмотрела в глаза Будри.
        — Но теперь ни один из нас не получит того, что хочет, не так ли, Клод?
        Будри озадаченно присвистнул.
        — И чего же ты хочешь, Жасмин? Я всегда считал, что твое самое заветное желание — это спасти драгоценного мистера Хэмптона.
        — Замолчи, негодяй! Ты сам виноват во всем. Ты забрал у меня все деньги, и теперь мне приходится жить с этой слабоумной тетушкой Джареда, которая сводит меня с ума. А сам Хэмптон бесплатно пользуется моими услугами.
        — Но я думал, он собирается жениться на тебе,  — удивился Будри.
        — Он все переносит и переносит дату. Поверь: этому лгуну нужна вовсе не жена.
        Будри цинично рассмеялся.
        — И ты надеешься, что я помогу тебе исправить положение дел? Ведь ты же не настолько глупа, Жасмин!
        — Не настолько.  — Девушка посмотрела в глаза Будри.  — Я решила принять твои условия, Клод, все, но с одной оговоркой.
        — Ммм?
        — Мы разделим эти двадцать пять тысяч поровну.
        — Что?  — покатился со смеху Будри.  — Твое нахальство поражает меня, Жасмин!
        — Скажи,  — невозмутимо продолжала девушка,  — что бы ты предпочел: половину от двадцати пяти тысяч или ничего?
        Клод насторожился..
        — А почему ты уверена, что Хэмптон даст тебе двадцать пять тысяч?  — Еще раз окинув Жасмин липким взглядом, Будри усмехнулся.  — Очевидно, он относится к тебе не так уж почтительно.
        Жасмин небрежно взмахнула рукой.
        — Я получу эти деньги. Мне пришлось сказать Хэмптону, что мне надоели его пустые обещания и он не добьется моей благосклонности, пока не обеспечит меня. Уверяю, он скоро уступит.
        Будри покачал головой:
        — Черт возьми, Жасмин! Да знай я о твоей дьявольской изобретательности, никогда не бросил бы тебя в реку!
        — Что ж, тебе не повезло!  — отрезала Жасмин.  — Так как, мерзавец, по рукам? Равные доли?
        — Ладно, согласен. Но позволь спросить: чем ты расплатишься с Хэмптоном, получив от него такую огромную сумму?
        — Можешь и сам догадаться.  — Девушка язвительно усмехнулась. Надменно вздернув подбородок, она добавила: — Тем не менее я больше не желаю обслуживать Джареда и хочу бросить его.
        — Но скажи, Жасмин, если у тебя такие планы… если тебе и в самом деле безразлично, что случится с Хэмптоном, зачем тебе нужен я? Почему бы просто не вычеркнуть меня из своей жизни?
        Глаза девушки сверкнули.
        — Потому что я понимаю: ты будешь скрываться где-нибудь поблизости и следить за каждым моим шагом! Потому что — и мы оба знаем об этом — ты никогда не дашь мне уйти с деньгами.  — Пристально посмотрев на Будри, она со злостью добавила: — Если не в силах одолеть дьявола, заключи с ним сделку.
        Будри рассмеялся:
        — Что правда, то правда! Остается только договориться, где и когда мы произведем этот… гм… обмен?
        — В субботу вечером, на борту «Красавицы Миссисипи». Во второй половине дня она подойдет к причалу, возьмет пассажиров и отчалит в восемь вечера. Завтра к тебе прибудет от меня человек с билетом на пароход. Я забронировала для нас каюту на верхней палубе.
        Будри недоверчиво нахмурился.
        — Постой! Ты хочешь встретиться на судне? Я не уверен…
        — Кажется, в прошлый раз ты счел это место вполне подходящим,  — перебила его девушка с чуть заметным сарказмом и добавила: — Твои люди могут заранее проверить пароход. Но имей в виду: я буду наблюдать с берега и не поднимусь на борт с деньгами, пока твои молодчики не сойдут с «Красавицы». Только после этого я присоединюсь к тебе с моей служанкой. Надеюсь, ты не испугаешься двух беззащитных дам?
        Взглянув на сидящую в коляске Мари, Будри презрительно рассмеялся:
        — Конечно, не испугаюсь!  — Он опять с вожделением посмотрел на девушку.  — Жасмин, я думаю, ты сентиментальна и хочешь завершить наше непродолжительное знакомство там, где оно началось.
        — Вот именно.
        Будри подошел чуть ближе, и девушка почувствовала отвратительный запах застарелого табака и винного перегара.
        — Ты, конечно же, понимаешь, что деньги — это еще не все. Я хочу и…
        — Тебе совсем не обязательно уточнять, чего ты хочешь,  — спокойно оборвала его Жасмин.  — Твои условия будут приняты, Клод. Но я должна поскорее разделаться со всем этим. И разумеется, с Хэмптоном,  — поспешно добавила она.
        — Еще бы!  — насмешливо подхватил Будри.  — Тогда вопросов больше нет. Значит, ты хорошо понимаешь, что придется раздвинуть для меня ножки?
        Будри схватил девушку за руку, явно испытав удовольствие от того, что причинил ей боль.
        — Приноси в субботу вечером всю свою добычу. После того как ты удовлетворишь меня, мы разделим денежки Хэмптона поровну.
        — Как пожелаешь.
        — Тогда до субботы,  — бросил Будри.
        Кивнув, Жасмин пошла прочь.


        Хэнк Ролинс цинично улыбнулся. Он явно недооценил Жасмин Дюбро. Эта женщина обладала недюжинной энергией и поразительной хитростью. Когда Хэнк подумал о предстоящей в субботу вечером встрече, его охватила дрожь садистского возбуждения: он представил себе, как овладеет этой девушкой. Жаль только, что они будут на судне и придется воспользоваться кляпом, чтобы приглушить ее крики. Ну ничего, он насладится ужасом в ее глазах, этого вполне достаточно! Наконец-то он заставит Жасмин молить о пощаде! Но пощады не будет. Эта сучка сама заслужила кару, пытаясь играть с ним!
        Покончив с ней, Хэнк выбросит ее в Миссисипи, но теперь уже мертвой. И все деньги достанутся ему!


        Жасмин тоже была довольна собой. Ей не пришлось напрягать мозги, чтобы одурачить Клода. Этот порочный тип легко поверил, что и она способна на подобную низость!
        О да, Жасмин способна на ужасные поступки, но только если дело касается Клода Будри! Для этого садиста-мошенника девушка приготовила несколько сюрпризов!
        Жасмин села в коляску рядом с подругой и натянула поводья. Они молчали, пока не выбрались на главную дорогу.
        — Ну как, Жасмин?  — наконец спросила Мари.
        — Все в порядке, думаю, он поверил мне, и надеюсь, дальше тоже все пойдет по плану.
        — Только не забудь, что мы обе участвуем в этом деле.
        — Мари!
        — Да-да. Я отправлюсь с тобой в субботу вечером.  — Нахмурившись, француженка добавила: — Я долго не понимала этого, Жасмин, но теперь уверена: ты права во всем.
        — Права?
        — Да, нельзя, чтобы мистер Хэмптон узнал об этих делах. Мы ведь жаждем правосудия, а не мести. И прежде всего нам нужно вернуться в Хэмтон-Холл. У мистера Джареда там хранится не меньше дюжины пистолетов. Мы возьмем один из них, и ты научишь меня пользоваться им.
        — Мари! Но ведь ты только что сказала, что мы хотим не мести, а правосудия.
        — Конечно, однако, чтобы добиться справедливости, нам не мешает позаботиться о своей безопасности. Нельзя полагаться на волю случая.



        Глава 35

        В субботу вечером Жасмин стояла на небольшой площадке на обрывистом берегу реки и смотрела в подзорную трубу на огни города. Неподалеку стояла коляска, в которой девушку ждала Мари.
        Дул холодный ветер. Дыхание вырывалось изо рта Жасмин легкими облачками пара. В темном ноябрьском небе сияла полная луна. Девушка усмехнулась. В ту ночь, когда началось это безумное приключение, тоже было полнолуние. И сейчас она видела внизу у причала залитую серебристым светом «Красавицу Миссисипи».
        Пятнадцать минут назад Жасмин разглядела, как Клод Будри с двумя головорезами поднялся на «Красавицу». Теперь, снова посмотрев в подзорную трубу, девушка заметила, что громилы Будри покинули судно.
        Жасмин улыбнулась — пришло ее время. Она сложила подзорную трубу и, закутавшись в плащ, вернулась к коляске.
        — Пора!  — Девушка села рядом с Мари и спрятала трубу под сиденье.
        Мари кивнула. Женщины больше не проронили ни слова. Коляска тронулась с места. Они миновали крутой спуск Силвер-стрит, ведущий в портовую часть города.
        «Интересно, что бы сказал Джаред, увидев меня сейчас?» — подумала Жасмин, когда они с грохотом проехали мимо «Красной туфельки». Бордель сиял огнями; изнутри доносились громкая музыка и звуки непристойного веселья. Джаред пришел бы в неистовство, если бы узнал, куда они с Мари направились.
        Жасмин собиралась пойти с Джаредом в этот вечер в филармонию, но, сославшись на головную боль, выразила желание вернуться домой. Джаред отнесся к этому спокойно. Да и вообще в последнее время он относился к ней очень снисходительно.
        Повернув на Миддл-стрит, Жасмин инстинктивно вжалась в кожаное сиденье коляски: улица была хорошо освещена. Однако, к облегчению девушки, их никто не заметил, и они успели на причал вовремя.
        Когда девушки вышли из коляски, со скамейки возле хлопкового склада поднялся старый негр и, шаркающей походкой подойдя к ним, предложил отвести лошадь в конюшню.
        — Вы, должно быть, на «Красавицу», леди?  — Спросил он, дрожа от холода.
        Жасмин почувствовала доверие к этому старику, напомнившему ей Эфраима. Кивнув ему, она вытащила из багажника коляски небольшую кожаную сумку и дала негру щедрые чаевые.
        Проводив взглядами старика, уводящего лошадь, запряженную в коляску, Жасмин и Мари посмотрели на «Красавицу Миссисипи». Белый речной пароход возвышался над причалом, сияя огнями. Из его труб. в безоблачное ноябрьское небо поднимался дым. На обеих палубах суетились матросы, закрепляя грузы и помогая пассажирам. Жасмин вздохнула, услышав протяжный гудок. Видимо, все пассажиры из Натчеза уже поднялись на борт, и «Красавица» была готова отойти от причала.
        Обменявшись понимающими взглядами, девушки направились к пароходу. Поднимаясь по скрипучему шаткому трапу, Жасмин сунула руку в карман плаща и нащупала билеты. Она знала, что Клод ждет ее в каюте на верхней палубе. Сейчас у них был последний шанс повернуть назад.
        «А вдруг у меня не выдержат нервы?» — подумала Жасмин и тут же отругала себя за такие мысли. Сейчас необходимо проявить смелость и верить, что ни с ней, ни с Мари ничего не случится. Ведь будущее Жасмин и Джареда зависит от того, как она поведет себя в ближайшие несколько минут.
        Как только женщины ступили на главную палубу «Красавицы», к ним подошел молодой человек в темной униформе и черной фуражке.
        — Добрый вечер, леди. Чем могу помочь? Жасмин показала ему билеты.
        — Я заказала каюту на верхней палубе для себя и своего друга.
        — Конечно, мэм. Сказать носильщику, чтобы он поднял наверх вашу сумку?
        — Спасибо, в этом нет необходимости.
        — Как скажете, мэм. Мы отойдем от пристани с минуты на минуту, и в кают-компании сразу же будет подан ужин.
        Между тем двое матросов убрали трап. Жасмин поблагодарила молодого человека и в сопровождении Мари направилась к главной лестнице. Она обрадовалась, что их не встретил капитан Ратледж, хорошо знавший Джареда и уже видевший Жасмин.
        Подруги поднялись по лестнице. Жасмин осмотрелась и, убедившись, что поблизости никого нет, прошептала:
        — Мари, жди за дверью, пока я не позову.
        — Но, Жасмин, ты уверена?.. Девушка решительно кивнула:
        — Дождись моего сигнала. Иначе Клод что-то заподозрит, и весь наш план рухнет.
        — Хорошо. Но если что-то пойдет не так…
        — Я сразу же позову тебя,  — пообещала Жасмин.
        Поднявшись на верхнюю палубу, девушки миновали несколько дверей и остановились возле каюты номер двадцать семь. Заметив узкий луч света, пробивающийся изпод двери, Жасмин выразительно кивнула своей подруге. Мари быстро обняла ее и прижалась к стене.
        Собравшись с духом, Жасмин взялась за ручку. Дверь оказалась запертой, и она постучала.
        — Кто там?  — донесся до нее голос Будри.
        — Жасмин.
        Дверь чуть приоткрылась. В проеме стоял Клод с пистолетом в руке и внимательно смотрел на девушку. У Жасмин перехватило дыхание. Будри осмотрелся и, не дав девушке опомниться, втащил ее в каюту и запер дверь.
        — Добрый вечер, Жасмин.
        Стараясь не поддаваться панике, девушка не сводила взгляда с пистолета в руке Клода. Хотя оружие и не было направлено на нее, его вид пугал Жасмин.
        — Клод, убери, пожалуйста, пистолет,  — спокойно попросила она.
        К ее облегчению, Будри ухмыльнулся и, расстегнув коричневый сюртук, сунул пистолет за пояс. Он подошел к столу, взял бокал с белым вином и отпил глоток, не сводя глаз с Жасмин. Девушка огляделась. Как и в прошлый раз, в каюте почти не было мебели: узкая койка, шкаф и небольшой столик. Две зажженные свечи на столе почему-то наводили Жасмин на мысль о недобрых намерениях Клода. В памяти девушки запечатлелась каждая мелочь.
        Заметив, что Будри насмешливо смотрит на нее, она спросила:
        — Может, предложишь мне вина, Клод?
        Он наполнил бокал и подал его Жасмин, после чего еще раз проверил дверь.
        — Ну вот, теперь нам никто не помешает.
        — Конечно, ведь твои люди наверняка обыскали все судно, прежде чем оставить тебя здесь,  — усмехнулась Жасмин.
        — Да, мои парни тщательно осмотрели все, не привлекая ненужного внимания.  — Клод сделал еще один глоток из бокала.  — Полагаю, осторожность в этом деле не может быть чрезмерной.
        Он кивнул на сумку, которую девушка все еще держала в руке.
        — Это деньги?
        — Да.  — Жасмин подняла голову и спокойно посмотрела ему в глаза.  — Перейдем к делу?
        Клод задумчиво потер подбородок и снова с головы до ног оглядел девушку своим наглым и циничным взглядом.
        — Я предпочел бы развлечься перед тем, как приступить к делу. Сними плащ, дорогая.
        — Как угодно.
        Повинуясь безрассудному порыву, Жасмин одним махом осушила свой бокал и отдала его Клоду. Ухмыльнувшись, Будри пошел к столу, чтобы налить ей еще вина. Жасмин положила свою сумку на койку и быстро сняла плащ, капор и перчатки. За несколько секунд до этого она снова услышала пронзительный гудок парохода и почувствовала легкое покачивание — судно отходило от причала. Как предполагала девушка, сейчас пассажиры соберутся в кают-компании.
        Она понимала, что должна начать действовать до того, как потеряет самообладание. Но главное — безошибочно выбрать момент. Жасмин открыла замочек своей сумки, достала из нее заряженный пистолет отца и повернулась лицом к Клоду Будри.
        — Какого черта?  — воскликнул ошеломленный мошенник и шагнул к ней.
        — Стойте на месте, мистер Хэнк Ролинс!  — Девушка торжествующе улыбнулась. Заметив, что рука негодяя потянулась к сюртуку, она сердито добавила: — Даже не думай об этом! Ну-ка, подними руки над головой!
        Клод замер. Держа руку возле полы сюртука, он злобно смотрел на Жасмин.
        — Я сказала: руки вверх!  — холодно повторила девушка. Клоду пришлось подчиниться.
        — Ах ты, хитрая маленькая сучка! Ты знала, кто я…
        — Конечно, знала!  — Жасмин горько рассмеялась.  — Да как ты смеешь говорить о предательстве, Хэнк? Вспомни-ка, как ты поступил со мной, не говоря уж о второй твоей жене в Сент-Луисе и о множестве других грязных дел.
        Девушка попятилась к двери, держа Клода на мушке.•Ни на мгновение не спуская с него глаз, она нащупала запор и открыла задвижку. Отступив от двери, Жасмин позвала подругу.
        Мари Бернар появилась в тот же миг и направила заряженный пистолет на Хэнка Ролинса.
        — Ну надо же!  — воскликнул бандит, переводя изумленный взгляд с Жасмин на Мари.  — Бабы? С пушками? Что за глупая шутка?
        — Заткнись и снимай сюртук,  — оборвала его Жасмин.  — Только медленно.
        Хэнк не пошевелился. Тогда Жасмин взвела курок.
        — Я знаю, ты сомневаешься, что у меня хватит духу спустить курок, не так ли, Хэнк? Но как видишь, Натчез — довольно опасное место. Когда мне было двенадцать, отец научил меня заряжать этот пистолет и стрелять из него на тот случай, если со мной приключится неприятность в его отсутствие. За свою жизнь я подстрелила несколько белок и даже скунса, забравшегося в наш сад.  — Девушка улыбнулась.  — А в тебя попасть намного легче, чем в скунса, Хэнк. Так ведь, Мари?
        Бледная и напряженная Мари внимательно следила за опасным пленником, но все же кивнула подруге.
        — Ну же, снимай сюртук!  — повторила Жасмин.
        Посмотрев на девушку убийственным взглядом, Хэнк снял сюртук. Заметив у него за поясом пистолет, Мари спросила:
        — Жасмин, можно забрать у него оружие?
        — Нет.  — Жасмин дернула подругу за рукав.  — Не приближайся к нему. Нам совсем ни к чему, чтобы он схватил и обезоружил тебя.  — Она обратилась к Хэнку: — А сейчас вытащи пистолет за рукоять двумя пальцами левой руки. Медленно, или, клянусь Богом, ты покойник.  — После того как Ролинс вытащил оружие из-за пояса, Жасмин продолжила: — Теперь положи его на край стола. Осторожно. Вот так. И отойди назад.
        Ролинс, бросив на Жасмин полный ярости взгляд, повиновался. Девушка кивнула подруге:
        — А сейчас можешь забрать его. Мари подошла к столу и взяла пистолет, не спуская глаз с Хэнка.
        — Что дальше, Жасмин?  — Лицо Ролинса перекосилось от злобы.
        — Раздевайся,  — холодно бросила Жасмин.
        — Да я скорее увижу тебя в аду!  — Глаза Ролинса сверкнули.
        — Может, и увидишь,  — спокойно согласилась Жасмин. Она нацелила пистолет ему в живот, потом еще ниже и улыбнулась.  — Но обещаю, в этом случае ты умрешь первым, причем очень медленной и мучительной смертью.
        — Зачем тебе это?  — в бешенстве спросил Хэнк.
        — Зачем?  — удивленно рассмеялась девушка.  — Он еще спрашивает! И это после того, как ты пытался убить меня… и человека, которого я люблю!  — Посмотрев негодяю в глаза, Жасмин отчетливо проговорила: — Я делаю это, Хэнк Ролинс, потому, что тебе давно уже пора узнать, каково чувствовать себя жертвой… и быть униженным! А теперь раздевайся, черт возьми!
        — Хорошо! Я разденусь.
        Испепеляя женщин взглядами, Хэнк быстро скинул с себя одежду и остался в одних кальсонах.
        — Снимай все,  — приказала Жасмин. Ролинс открыл рот от удивления.
        — Ты, должно быть, шутишь?
        — Разве похоже, что я шучу?
        Ролинс переводил затравленный взгляд с Жасмин на Мари. Не заметив на их лицах ни тени жалости, он тихо выругался и начал снимать белье.
        Через несколько мгновений Хэнк, дрожа от ярости, предстал перед ними в первозданном виде. Жасмин, не оборачиваясь, толкнула дверь, потом отступила и потянула Мари за собой.
        — А теперь выходи на палубу,  — приказала девушка Ролинсу.
        — Ты что, рехнулась?  — прошипел он, не веря своим ушам.  — Декабрь на носу!
        — Выходи на палубу!
        Ролинсу оставалось только повиноваться. Девушки следовали за ним по пятам, держа его на мушке. Жасмин с облегчением заметила, что на верхней палубе никого нет.
        Подойдя к поручням, Ролинс обернулся. От ярости и холода его била крупная дрожь.
        — Ну?  — спросил он.
        Девушка молчала, всматриваясь в темный берег. Разглядев знакомую бухточку неподалеку от бэйконовской пристани, Жасмин улыбнулась — она точно рассчитала время — и скомандовала:
        — Прыгай!
        — Ты сошла с ума!
        — Прыгай, черт возьми!
        Изрыгая проклятия, Ролинс забрался на поручни и нырнул в черную воду Миссисипи.
        Жасмин подошла к борту и, увидев, что Ролинс исчез, удовлетворенно улыбнулась.
        — Слава Богу, все закончилось,  — прошептала Мари.
        Жасмин повернулась к подруге и крепко обняла ее.


        Агент федеральной полиции Дойл Мерчисон и его помощник сидели в лодке в небольшой бухте рядом с бэйконовской пристанью, с минуты на минуту ожидая появления «Красавицы Миссисипи».
        — Господи, надеюсь, мисс Дюбро знает, что делает,  — в который раз пробормотал Мерчисон.  — Когда вчера вечером я приехал в город, она и ее подруга все уже спланировали. Я отправился в меблированные комнаты на Риверстрит, чтобы арестовать Ролинса, но мерзавец снова улизнул. Может, он всетаки явится на пароход и встретится с мисс Дюбро.
        — Готов поспорить, он уже там,  — отозвался помощник.  — Ведь Ролинс хочет забрать у нее деньги, не так ли? Однако его ждут неожиданности.  — Мужчина рассмеялся.
        Мистер Мерчисон кивнул:
        — Именно так. Мисс Дюбро обещала приманить для нас голубка. Она утверждала, что если мы не будем действовать по ее плану, то не поймаем Ролинса, даже схватив его головорезов, обыскавших «Красавицу» перед отплытием. Боже, надеюсь, эта леди всетаки знает, что делает!
        Едва он успел сказать это, как на просматривающемся из бухточки участке реки появилась «Красавица Миссисипи». Мужчины застыли в лодке, уставившись на судно. Через несколько секунд с верхней палубы парохода прыгнул в воду обнаженный человек.
        — Ей-богу, она сделала это!  — воскликнул Мерчисон, хлопнув в ладоши. Широко улыбаясь, он проводил взглядом судно. Дружески пихнув кулаком в плечо своего помощника, Доил добавил: — Я с самого начала был уверен в этом. Все разыграно как по нотам, не так ли, парень? А теперь наляжем на весла!
        Выбравшись из бухточки, стражи порядка поплыли за Хэнком Ролинсом. Мерчисон понимал, что сегодня добыча от него далеко не уйдет — вода была почти ледяной, а до спасительного берега оставалось несколько сотен ярдов. И все же он не сводил глаз с нагого мужчины, освещенного луной.
        Быстро догнав Ролинса, полицейские затащили его в лодку. Мерчисон защелкнул на запястьях Хэнка наручники, а второй полицейский накинул на преступника шерстяное одеяло.
        — Добрый вечер, мистер Хэнк Ролинс,  — улыбнулся Доил.  — Кажется, правительство Соединенных Штатов до сих пор не решило с вами кое-какие дела. А я и еще несколько ваших знакомых в Сент-Луисе довольно скоро увидим пеньковый галстук на вашей шее.
        Ролинс, дрожа и кашляя, проводил скрывшуюся за поворотом «Красавицу Миссисипи» злобным взглядом.
        — Проклятая сука!
        — Ах да!  — Мерчисон рассмеялся.  — Маленькая леди просила меня передать вам, что ей нравятся истории, которые кончаются там же, где и начинались.


        Мари и Жасмин, улыбаясь, стояли на палубе «Красавицы», когда лодка с полицейскими, направлявшимися за Хэнком Ролинсом, скрылась за поворотом.
        — Правосудие, а не месть!  — прошептала Мари подруге.
        — Романтическое правосудие,  — уточнила Жасмин, нежно пожав ее руку.
        И тут сзади прозвучал строгий голос:
        — Так-так… добрый вечер, дамы.
        Девушки обернулись и увидели Джареда и Джека в темных одеждах и без шляп. У мистера Хэмптона на голове уже не было повязки, ставшей в последние дни привычной деталью его туалета.
        — Джаред!  — выдохнула Жасмин.
        — Собственной персоной.
        — Здравствуй, Мари.  — Голос Джека был полон укоризны.
        Он взял ее за руку и решительно увлек за собой на нижнюю палубу, оставив Жасмин наедине с Джаредом.
        Засунув пистолет за пояс, Джаред приблизился к девушке. Его сдвинутые брови и устрашающий блеск глаз не предвещали ничего хорошего, однако Жасмин, пораженная появлением жениха на судне, не успела испугаться. Положив свой пистолет на поручни, она растерянно посмотрела на Джареда.
        — Что ты здесь делаешь? И где вы с Джеком были раньше?
        — Мы занимали помещения слева и справа от твоей каюты. Капитан Ратледж разрешил нам просверлить отверстия в стенах. Когда вы с Мари разговаривали с Ролинсом, мы держали его под прицелом.
        — Ах вот как? Ты хочешь сказать, что капитан Ратледж все знал?
        — Конечно, знал.
        — И вы тоже все знали! Но как же вам удалось спрятаться, когда люди Хэнка обыскивали пароход?
        — В бочках из-под муки. Вообще-то мы с Джеком еще днем спрятались на «Красавице». После того как головорезы Будри ушли с парохода, мы вылезли и перебрались в отведенные нам комнаты.
        Несмотря на досаду, Жасмин восхищалась действиями Джареда — он был готов на все, чтобы защитить ее.
        — Стало быть, вы с Джеком все это время следили за нами и все знали… с самого начала?
        — Жасмин, последние пять дней мы следили за каждым вашим движением. Нам даже стало известно, что Мерчисон и его помощник спрячутся в этот вечер в прибрежных камышах, готовые арестовать Ролинса.
        — Но… как ты осмелился на это?  — возмущенно воскликнула девушка.  — Ты же дал мне слово ни во что не вмешиваться!
        — Я обещал в течение пяти дней не трогать Ролинса даже пальцем и сдержал слово.  — Джаред грустно взглянул на Жасмин.  — К сожалению, ты поступила иначе.  — Он пригладил волосы и тяжело вздохнул.  — Жасмин, недавно, сидя в соседней каюте и наблюдая за твоим поединком с Ролинсом, я выдержал ужасную пытку. Мне страшно хотелось ворваться к вам и разорвать этого ублюдка голыми руками. И все-таки я каким-то образом сдержался… Но если бы он дотронулся до тебя, я бы вмешался, несмотря на свое обещание.  — Джаред порывисто обнял девушку и добавил срывающимся голосом: — Как видишь, дорогая Жасмин, я люблю тебя гораздо сильнее, чем свою честь.
        Девушка была необычайно тронута искренними словами любимого. Ее глаза наполнились слезами.
        — Ах, Джаред, и я очень люблю тебя!
        — А теперь я должен отшлепать тебя, своенравная девчонка!
        Жасмин обвила руками его шею и лукаво улыбнулась:
        — А может, вместо этого ты отвезешь меня в Натчез и женишься на мне?
        — Великолепная мысль!  — согласился Джаред, целуя ее.
        У Жасмин перехватило дыхание. Когда слезы на ее глазах высохли, она увидела, что Джек и Мари страстно обнимаются на нижней палубе.



        Эпилог

        Через полторы недели Жасмин и Джаред снова стояли на палубе речного судна. На этот раз они направлялись вниз по реке на первоклассном пароходе «Натчез», начиная свой медовый месяц.
        В эту ясную декабрьскую ночь молодожены потягивали шампанское, которое преподнес им друг Джареда, капитан Том Литере. В темном небе как символ надежды ярко сиял золотой серп нарождающейся луны. Мириады звезд отражались в широкой реке. Тишину нарушали только уханье сов, доносящееся с лесистого берега, да плеск гребного колеса.
        Было холодно, особенно на третьей палубе, но Жасмин и Джаред закутались в плотный шерстяной плащ и согревались в объятиях друг друга.
        — За мою прекрасную жену!  — сказал Джаред и чокнулся с любимой.
        — За моего замечательного мужа!  — откликнулась Жасмин и пригубила шипучее вино.
        — Свадьба была великолепной,  — продолжал Джаред.  — Я думал, моя бедная тетушка так и не перестанет плакать.
        — Она была очень счастлива — совсем как я.
        — И обвенчались мы, как ты и мечтала, в католической церкви.
        — А разве ты не хотел этого? Джаред еще крепче обнял ее.
        — Все, о чем я мечтал,  — это ты.
        — Ну конечно, мистер Хэмптон,  — с улыбкой сказала Жасмин.  — А я думала, что тебя интересует моя родословная.
        Джаред нежно поцеловал девушку.
        — А разве свадьба Джека и Мари на прошлой неделе не стала для нас приятнейшим сюрпризом?
        Жасмин кивнула.
        — Даже не верится, что они так быстро поженились после нашего небольшого приключения.
        — Вы, женщины, заставляете нас, мужчин, прибегать к крайним мерам.  — Джаред сдвинул брови.
        Жасмин рассмеялась.
        — Я просила Мари подождать, чтобы одновременно отпраздновать обе свадьбы, но она решила опередить нас. Думаю, им с Джеком хотелось скромно обвенчаться в часовне Святой Марии. И я очень рада, что ты преподнес им в качестве свадебного подарка свой дом в Видалии.
        — Теперь, когда Мертсон вернулся к себе на родину, а Джек постоянно присматривает за моей плантацией, им с Мари нужен дом.  — Джаред засмеялся.  — Вот уж не думал, что доживу до того дня, когда Кактус Джек Мэлоун остепенится. Я пытался подарить им в придачу большой кусок земли, но Джек отказался. Со временем я все-таки уговорю его. Мои владения в Луизиане столь обширны, что рано или поздно я разделю плантацию и построю для нас новый особняк выше по течению.
        — Вообще-то, Джаред, я бы предпочла, чтобы ты поискал крышу над головой где-нибудь поблизости.
        В глазах Джареда вспыхнули лукавые огоньки.
        — Неужели? Интересно, почему… Впрочем, не беспокойся, дорогая, мы не откажемся от этой каюты. Сегодня мы узнали в ней много нового друг о друге.  — Помолчав, Джаред сказал: — Тебе понравится Новый Орлеан. Я покажу тебе весь город. И конечно, мы накупим гору подарков для Мэгги.
        — А что-нибудь для новорожденного?  — робко спросила девушка.
        Глаза Джареда засияли радостной надеждой.
        — Жасмин! Ты хочешь сказать… у тебя будет ребенок?
        Она кивнула.
        — Однако имей в виду, еще слишком рано утверждать это. Но у женщин есть интуиция в подобных делах. Наверное, это случилось в ту ночь, когда тебя ранили и мы были…
        — Так близки?
        — О да, мой дорогой!
        Джаред крепко обнял жену.
        — Милая! Я так счастлив!
        — Я тоже,  — прошептала Жасмин,  — и жалею лишь об одном.
        Джаред вопросительно посмотрел на нее.
        — Мне ужасно хотелось увидеть лицо Хэнка Ролинса в тот момент, когда Мерчисон вытащил его из Миссисипи!
        — Жасмин, я так рад, что ты смеешься над этим негодяем! Понимаешь, как это важно для тебя? Ролинс утратил власть над тобой, дорогая! И это одна из причин, почему я не стал вмешиваться в ту ночь, когда ты поставила на него капкан. Я знал, что ты должна сама пройти через это, если, конечно, сможешь.
        — Спасибо тебе, Джаред, за такой самоотверженный поступок. Я никогда не забуду этого. Помни и ты: я решила передать Ролинса в руки правосудия не для того, чтобы отомстить за свои обиды, а потому, что он чуть не убил тебя.
        — Я верю тебе и знаю, что ты чувствовала. Я хотел убить его по той же самой причине — за зло, которое он причинил тебе.  — Нахмурившись, он добавил: — И все же ты просто не представляешь, как я испугался, когда ты решила сделать все сама. Как говорится, ты связала меня по рукам и ногам. А я должен был доказать, что люблю тебя сильнее всего на свете — сильнее, чем свою честь.
        Жасмин ощутила укол совести.
        — Джаред!
        — Да, любовь моя?
        — Ты вовсе не должен был доказывать мне это.
        — Что?!
        Жасмин сжала пальцами ножку бокала.
        — После той ночи, когда тебя ранили, и мы так много обсудили с тобой и так много пережили… После этого я никогда не сомневалась в твоей любви.
        — Жасмин, значит, ты нарочно обманула меня?
        Девушка с несчастным видом кивнула.
        — Я боялась, что Хэнк убьет тебя, поэтому была готова на все.
        Джаред сердито посмотрел на девушку, но она, встав на цыпочки, быстро поцеловала его.
        — Проклятие!  — прошептал Джаред.  — Ты сводишь меня с ума!
        Он подхватил Жасмин на руки и отнес ее в каюту. Когда Джаред поставил ее на ноги, она улыбнулась.
        — Знаешь, когда в прошлый раз я отправилась в свадебное путешествие на пароходе, оно закончилось для меня купанием в реке… И я рада этому.
        — Рада?  — удивился Джаред и закрыл дверь.
        — Иначе я никогда бы не встретила тебя. Ты спас меня, Джаред.
        — И в тот самый миг ты покорила меня!  — Джаред привлек к себе Жасмин и начал раздевать ее.  — А теперь, восхитительное создание, пора превратить тебя в послушную маленькую жену. Пожалуй, я начну с поцелуя.  — Джаред многозначительно замолчал и стал расстегивать пуговицы на платье Жасмин.
        А потом они любили друг друга на плывущем по ночной реке «Натчезе».

        notes


        Примечания

        Note1

        Монета в десять центов

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к