Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Райли Юджиния: " Любовники И Прочие Безумцы " - читать онлайн

Сохранить .
Любовники и прочие безумцы Юджиния Райли


        # Кем должен быть мужчина, способный в наши дни похитить женщину из-за мифических сокровищ? Конечно, безумцем. Опасным безумцем!
        Кем должен быть мужчина, готовый в наше время полюбить женщину со всем неистовством, со всей безоглядностью подлинной страсти? Конечно, безумцем! Но - привлекательным безумцем!
        И, если честно, не безумен ли каждый искатель приключений - и каждый любовник?
        Страсть - это безумие. Жажда опасности - это безумие. Но какое же это ПРЕКРАСНОЕ безумие!

        Юджиния РАЙЛИ
        ЛЮБОВНИКИ И ПРОЧИЕ БЕЗУМЦЫ

        Глава 1

        Табличка, загораживающая вход на эскалатор третьего этажа шикарного универмага в западном Хьюстоне, гласила: «ЭСКАЛАТОР НЕ РАБОТАЕТ. ПРОСЬБА ПОЛЬЗОВАТЬСЯ ЛИФТОМ». Посетители магазина совали пакеты с покупками под мышки и безмятежно шагали от отдела с хозяйственными товарами и постельным бельем к лифту, расположенному возле стойки справочной. Похоже, поломка эскалатора никому не осложнила жизнь…
        Кроме одной девушки, которая стояла, судорожно стиснув в руке сверток с полотенцами, и не могла оторвать ног от пола, парализованная тошнотворным страхом.
        Тереза Фелпс до смерти боялась лифтов. Впрочем, эскалаторы тоже не вызывали у нее большого восторга, но на них по крайней мере было видно, куда едешь, в отличие от закрытых лифтовых кабинок. Однажды, когда она была еще маленькой, они с мамой застряли в лифте и просидели там почти три часа. С тех пор каждая поездка в кабине-подъемнике стала для нее испытанием. К тому же сегодня утром ей уже пришлось разок прокатиться в лифте.
        Она смахнула с потного лба влажную прядь каштановых волос и беспокойно огляделась по сторонам. Деваться некуда. Лифт - единственный способ спуститься в гараж, к относительно безопасному убежищу, каким ей представлялась собственная машина. Во всем теле неприятно щипало, точно ее кололи иголками. Проклятие, и зачем только она вышла сегодня утром из дома? Зачем вообще вернулась из Луизианы, где провела последние несколько недель со своими родителями?
        Впрочем, остаться там навсегда она тоже не могла. Надо было приводить в порядок дела Фрэнка Фелпса. Больше трех недель назад ее старший брат погиб в результате несчастного случая. Родители были слишком стары, чтобы заниматься его имуществом, и Терезе пришлось взять это на себя.
        Сегодня утром в качестве первого шага она побывала у юриста, поверенного Фрэнка. Это был неприятный визит. Тереза содрогнулась, вспомнив содержимое сейфовой ячейки Фрэнка, которое она сейчас несла в своей сумке: несколько старинных ювелирных украшений - это были семейные реликвии, - документы, страховой полис и довольно объемистую рукопись, которую Фрэнк переводил с французского. Ее брат, профессор, специалист по Франции, не имел постоянной работы и был небогатым человеком. Вещи, лежавшие в ее сумке, - вот все, что от него осталось. Если не считать дешевого браслета, который он прислал ей в мае в день ее двадцативосьмилетия. На браслете болтались фальшивые дублоны, череп со скрещенными костями и ключ от сундука с сокровищами - все эти побрякушки были покрыты кричащей смесью золотой и черной краски. Тереза носила браслет только потому, что надеялась: душа ее брата пребывает в раю, несмотря на его прижимистость.
        - Мисс, эскалатор сломан.
        Низкий мужской голос с английским акцентом вывел Терезу из мрачной задумчивости. Обернувшись, она увидела ослепительного незнакомца, на вид лет тридцати с небольшим. Он стоял рядом и внимательно смотрел на нее. Сердце ее ухнуло в бездну и бешено застучало под ребрами. Высокий, стройный брюнет с голубыми глазами, он был так красив, что мог запросто победить в конкурсе на роль нового Джеймса Бонда. Его пристальный, откровенно любопытный взгляд поверг ее в смущение. Впрочем, в глубине этих поразительных глаз таились веселые искорки.
        - Да… да, я знаю, что эскалатор сломан, - пролепетала Тереза, крепко сжимая сверток и сумку. - А вы… работник магазина?
        Он мило улыбнулся:
        - Нет, мисс. Просто я увидел, как вы смотрите, прищурившись, на табличку, и подумал, что вы, верно, забыли дома свои очки для чтения.
        - О нет… у меня хорошее зрение, - ответила Тереза, не сумев скрыть свою неловкость за короткой усмешкой.
        - Вообще-то я тоже иду к лифту. С удовольствием вас провожу.
        - Я… э… вы очень добры, - пробормотала она.
        - Можно, я понесу ваш сверток? - вызвался он.
        - Э… нет, спасибо.
        Он, улыбнувшись, пошел вперед, жестом увлекая ее за собой. Терезе ничего не оставалось, как только направиться к лифту, приноровившись к его шагам. Краем глаза она разглядывала незнакомца, который приятно удивил ее своим добрым участием. Тереза не считала себя страхолюдиной, но не любила привлекать к себе внимание. С короткими волнистыми волосами каштанового цвета, в темно-зеленом платье из набивного шелка и босоножках на низких каблуках, она едва ли могла кого-то заинтересовать. Она знала, что у нее неплохая фигура - высокая, стройная и гибкая, - а также стройные ноги, но она не входила в разряд тех шикарных женщин, которые одним своим видом вызывают пробки на дорогах.
        Однако ее спутник был настоящим красавцем с плавными движениями и уверенной манерой держаться. Легкий шерстяной костюм безупречного покроя подчеркивал его широкие плечи, подтянутый торс и узкие бедра. От него даже пахло волшебно - терпким одеколоном с примесью чувственных ароматов.
        Они подошли к дверям лифта и стали ждать вместе с остальными. Он нажал на кнопку и предложил:
        - Может, я все-таки возьму у вас сверток?
        Тереза энергично потрясла головой, сосредоточив испуганный взгляд на серых дверях лифта и продолжая сжимать сверток в руках, точно это была соломинка, за которую, как известно, хватается утопающий. К тому же ей очень хотелось привезти купленные полотенца домой до прихода тети Хэтч, чтобы ее тетушка-командирша перестала наконец упрекать ее за “тряпье”, которое висело сейчас у Терезы в ванной.
        - Нет, спасибо, - пролепетала она еле слышно. Незнакомец покачал головой, и тут серые двери открылись.
        Посетители магазина повалили в кабину. Мужчина пропустил Терезу впереди себя. Она продолжала стоять, глядя остекленевшим взглядом в разверстую пасть лифта. Тогда он шагнул внутрь и придержал двери, призывая ее следовать за ним. Его красивый лоб покрылся морщинками.
        - Что-то не так, мисс?
        - Нет-нет, все в порядке, - отозвалась Тереза. Набравшись смелости, она буквально запрыгнула в лифт и встала у задней стены, подальше от незнакомца, надеясь, что другие пассажиры не заметят ее состояния. Человек, страдающий фобией, больше всего на свете боится, как бы окружающие не узнали о его страхах и не сочли сумасшедшим…
        А Тереза явно была сумасшедшей. Одной рукой сжимая сверток и сумку, дрожащими пальцами другой она держалась за перила. В лифте было тесно и душно. Стены словно сомкнулись, зажав ее в тиски. Тереза испытывала приступ тошноты каждый раз, когда кабина начинала опускаться, и каждый раз, когда она останавливалась. До подземного гаража было всего четыре этажа, но время тянулось мучительно медленно…
        О, неужели они добрались до первого этажа? Осталось проехать еще один, и будет гараж. Но почему двери лифта так долго не открываются? Пока пассажиры переговаривались между собой и жали на кнопки, пытаясь сдвинуть с места непослушные двери, Тереза чуть не умерла от разрыва сердца. Тело ее покрылось мурашками, пульс сделался частым и прерывистым. Ей удалось скрыть свою панику от большинства других пассажиров, но стоящий рядом пожилой мужчина наверняка заметил, что она не в себе.
        Наконец двери с грохотом открылись. Покачивая головами и бормоча, люди вышли, оставив Терезу наедине с незнакомцем. Она бы с радостью выскочила из кабины, но у нее не было сил даже вздохнуть, не то, что пошевелиться.
        Мужчина с улыбкой обернулся к ней:
        - В гараж?
        Тереза кивнула, все еще испытывая тошноту.
        - Н-но, - проговорила она с запинкой, - вам не кажется, что двери открываются ужасно долго? Может, нам лучше спуститься по лестнице?
        - Здесь нет лестницы. Не волнуйтесь, доедем.
        Тереза наконец-то справилась с оцепенением и шагнула вперед, но двери лифта уже начали закрываться, преграждая ей путь к отступлению. Поймав озадаченный взгляд мужчины, она усмехнулась и попятилась к стене. Кабина устремилась вниз, и Тереза вновь ухватилась за перила, боясь упасть в обморок.
        Мужчина весело и с удивлением посмотрел на свою попутчицу:
        - Вы боитесь лифтов, мисс?
        - Вовсе нет, - упрямо ответила Тереза. - С чего вы взяли?
        Кабина остановилась, и она невольно прижала ладонь ко рту.
        Он усмехнулся. Они стояли и молча ждали, когда откроются двери.
        Но двери не открывались. Кровяное давление Терезы было близко к критическому. Незнакомец молчал, однако в его взгляде появилось что-то пугающее.
        - Нажмите… нажмите кнопку открытия дверей, - наконец прошелестела она.
        - Нет, - отозвался он.
        Тереза охнула, обнаружив, что его тон изменился: из добродушного он сделался ледяным, А глаза! Они тоже изменились, и еще как! Веселая небрежность уступила место жестокой решимости.
        - Вы… вы не хотите открыть двери? - спросила она с истерическими нотками в голосе.
        - Нет. - Он медленно покачал головой, потом неожиданно выхватил пистолет. - Тереза Фелпс, если не ошибаюсь?



        Глава 2

        От изумления Тереза округлила глаза. Сердце ее подпрыгнуло в груди.
        - О Боже, это же пистолет!
        - Совершенно верно.
        - Вы… вы носите оружие? - У Терезы подкосились ноги.
        - И опять вы правы.
        - Но… вы же можете кого-нибудь ранить!
        - Конечно, детка.
        Тереза в ужасе смотрела на незнакомца. Он так дьявольски спокойно целил в нее смертоносное стальное дуло своего автоматического пистолета, как будто она была мишенью в тире.
        - Если вы хотите меня ограбить, то у меня нет ничего ценного, - с трудом выдавила она.
        Он слабо улыбнулся:
        - Я слышал другое, милочка. Но я не собираюсь вас грабить.
        - Если… если вы хотите меня изнасиловать, то я… не доставлю вам удовольствия.
        Он поднял бровь:
        - Неужели? Насиловать вас я тоже не собираюсь, - сухо добавил он. - Впрочем, над этим стоит подумать.
        - Если вы не собираетесь меня грабить или н-насиловать, тогда зачем, черт возьми, вы держите меня на мушке?
        - Есть еще тяжкие телесные повреждения, - напомнил он.
        - Что?! - взвизгнула она. - Вы хотите меня изувечить?
        Мужчина расхохотался:
        - Нет-нет, успокойтесь. Я просто хочу, чтобы вы пошли со мной. Возражения не принимаются.
        С этими словами он нажал кнопку открытия дверей. Через несколько секунд перед глазами Терезы возник безлюдный гараж. Проклятие, вокруг ни единой души! Она в руках безумца с заряженным пистолетом!
        - Идемте со мной, мисс Фелпс, - сказал незнакомец с той же нелепой учтивостью и добавил, гнусно улыбнувшись: - Пожалуйста.
        Тереза, дрожа, вышла из лифта. Мужчина догнал ее и схватил за руку. Она испуганно дернулась, но он только крепче сжал ее пальцы. Теперь он держал пистолет другой рукой и уже не целился в нее, но от этого было не легче.
        - Куда вы меня ведете? - спросила она.
        - К моей машине.
        - Вы что, серийный убийца?
        - О Господи, нет, конечно! - ответил он со смехом.
        - Тогда чего вы от меня хотите?
        - Вообще-то немногого. Удовольствия побыть в вашем обществе, назовем это так.
        - Я так и знала! Все-таки вам нужно мое тело!
        Он сдержал улыбку.
        - Не тешьте себя напрасными надеждами, милочка.
        Она бросила на него уничтожающий взгляд.
        Незнакомец продолжал невозмутимо тащить ее к машине, черному седану последней модели. Открыв дверцу, он взял у Терезы сверток с сумкой и забросил их в салон, потом настороженно огляделся по сторонам и прижал свою пленницу лицом к крылу автомобиля, заведя ей руки за спину.
        Тереза ощутила на запястьях холодную сталь.
        - Что вы делаете?
        - Надеваю на вас наручники.
        - Зачем? - вскричала она.
        - Не орите, черт возьми! Затем, чтобы вы не выпрыгнули из моей машины, прежде чем мы доберемся до места.
        - Но хотя бы оставьте мне руки спереди! - взмолилась она, развернувшись к нему лицом.
        Он снисходительно улыбнулся:
        - Простите, милочка, но вы можете воспользоваться наручниками как кастетом и размозжить мою нежную черепушку.
        - Вы думаете, я на такое способна?
        - Еще как способна! - Он затолкал ее в машину головой вперед, как делали полицейские в боевиках.
        - Вы коп? - спросила она, с подозрением прищурившись, пока он пристегивал ее ремнем безопасности.
        - Для человека, попавшего в беду, вы задаете слишком много вопросов, - коротко ответил он.
        - И все же?
        - На ближайшие несколько недель я буду твоим полицейским, милая Тесс.
        - Эй, откуда вы знаете мое имя?
        Захлопнув дверцу, незнакомец обошел машину и сел за руль.
        - Объясните, в конце концов, что все это значит? Вы до смерти меня напугали!
        - Это хорошо, - откликнулся он, включая двигатель. - Здоровый страх тебе не повредит, Тесс.
        - Но на что я вам сдалась? Я занимаюсь наукой, живу тихой безумной жизнью, как сказал Эмерсон…
        - Торо, - перебил он.
        - Что?
        Он улыбнулся:
        - Это Торо сказал: “Большинство мужчин живут тихой безумной жизнью”. Хотя в вашем случае надо поменять “мужчин” на “женщин”.
        Тереза смотрела на него, округлив глаза.
        - Нет, это просто невероятно! Прекратите, пожалуйста, заниматься пустой болтовней и объясните, почему вы меня похитили.
        - Почему? - Он подал машину задним ходом, потом резко затормозил и обернулся к ней: - Потому что я не хочу, чтобы ты, маленькая шлюшка, разрушила тридцатипятилетний брак моих родителей!
        Машина рванулась вперед.
        - Что вы сказали? - вскричала Тереза.
        Они выехали из гаража и повернули на Вестхеймер. Незнакомец умело маневрировал в густом транспортном потоке.
        - Что слышала. Ты больше не будешь встречаться с моим отцом.
        - С вашим… отцом? Да вы ненормальный!
        Он язвительно засмеялся, обдав ее ледяным взглядом.
        - Ты думаешь, я не следил за вами? Уютные ленчи в гавани, полночные свидания на пароме… И все это открыто, не таясь. Могли бы хоть немного поостеречься! Скажи спасибо, что мама ничего не знает, иначе ты давно получила бы пулю в лоб.
        - Мама? - сдавленно переспросила Тереза, чувствуя, что сходит с ума вслед за своим похитителем.
        - Да, мама. Вот почему я буду держать тебя под наблюдением до следующего месяца - до тех пор, пока мои родители не уедут в Англию. Я не допущу, чтобы какая-то вертихвостка разбила сердце моей любимой мамочке.
        - О Боже, - пробормотала Тереза, недоуменно качая головой. Она попала в лапы маньяка, одержимого какими-то бредовыми идеями! Ей очень хотелось схватиться руками за голову, но руки, к сожалению, были скованы за спиной. Надо как-то успокоить этого психа, иначе он ее и впрямь укокошит.
        Проехав еще немного, они повернули на юг.
        - Ну, - прорычал он, - что скажешь в свое оправдание, разрушительница семьи?
        - Вы ошибаетесь! - Ее захлестнула паника.
        - Ха!
        Помолчав, Тереза осторожно спросила:
        - Значит, вы похитили меня, чтобы я больше не встречалась с вашим отцом?
        - Вот именно, милочка.
        - В следующем месяце он уедет в Англию вместе с вашей мамой?
        - Совершенно верно.
        - Но это же полный абсурд! - объявила она. - Я даже не знакома с вашим отцом, и вообще ни с одним англичанином.
        - Ложь тебе не поможет.
        - Я не лгу, черт возьми! Скажите, как его зовут?
        - Кого?
        - Вашего отца.
        - А, Кингсли Эверетт.
        - Кингсли Эверетт? Видит Бог, я не знаю человека с таким именем!
        - Неплохая уловка, но фотографии не лгут, милочка.
        - Ф-фотографии?
        - Да, фотографии, на которых ты с моим отцом завтракаешь тет-а-тет в ресторане.
        Тереза онемела. О, пресвятые небеса, у этого придурка совершенно снесло крышу! Хотелось бы знать, что ее ждет.
        - Ага, заткнулась? - спросил он самодовольно. - Правда глаза колет?
        Они мчались на юг. Сердце Терезы стучало так сильно, что она едва могла дышать. С того момента, как незнакомец навел на нее пистолет, она словно впала в оцепенение, но только сейчас ей стало по-настоящему страшно.
        - Не волнуйся, милочка, - заверил он, - я не буду тебя убивать. - Он вдруг усмехнулся. - Разве только захочу облегчить твою участь.
        - Как остроумно, - буркнула она. - Куда вы меня везете?
        - Ко мне домой, в Галвестон.
        - Но… меня будут искать. Сегодня ко мне в гости придет моя тетя Хэтч. Увидев, что меня нет, она наверняка вызовет полицию.
        - Ничего страшного, - отозвался он. - Ведь ты слывешь эдакой чудачкой, не так ли, Тесс? Живешь одна на иловой отмели Боливара и питаешь довольно странный интерес к морским птицам.
        Тереза вспыхнула:
        - И что с того?
        - Люди подумают, что ты напала на след какой-нибудь новой пташки и пустилась за ней в погоню.
        - Чушь! Однако откуда такая осведомленность о моей персоне?
        - От частных детективов, естественно. Ученая дама, а соображаешь туго!
        Она закусила губу, не зная, что ответить. Закованные в сталь руки болели, безумно чесался нос…
        - Послушайте, у вас есть имя?
        - Да. Чарлз Эверетт.
        - Так вот, мистер Чарлз Эверетт, мне надо в туалет.
        - Ха! Старый трюк.
        - Желаете рискнуть своим чехлом на сиденье?
        При этих словах незнакомец нахмурился и озадаченно покосился на Терезу:
        - Ты серьезно?
        - Пожалуйста… я умираю, - взмолилась она. - Мне всегда хочется писать, когда меня похищают.
        Он усмехнулся:
        - Что ж, наверное, я и впрямь немножко переборщил.
        Она бросила на него отчаянный взгляд.
        - Хорошо. Потерпи чуть-чуть, ладно? - Он съехал с трассы на боковую дорогу и направился к ближайшей бензоколонке. - Только смотри, без фокусов! Ты ведь не хочешь подвергнуть риску жизнь служителя бензоколонки?
        Она вздрогнула.
        - Никому ни слова, Тесс, поняла? - еще раз предупредил он, подъезжая к заправочной станции.
        - Вам придется… э-э… освободить мне руки. Не могу же я…
        - Хорошо-хорошо. Избавь меня от интимных подробностей. - Он достал из кармана ключ и, нагнувшись, стал расстегивать наручники.
        - Вы пойдете со мной?
        - Я буду ждать у двери.
        Она судорожно глотнула и помассировала затекшие запястья. Незнакомец вышел, обогнул машину и, крепко взяв Терезу за руку, повел ее к дамской комнате. Она, с трудом поспевая за ним, огляделась вокруг. На бензоколонке толпились люди, но как привлечь их внимание, если в бок ей через ткань его пиджака упирается дуло пистолета?
        У двери дамской комнаты он строго посмотрел на нее:
        - Будь умницей.
        Не ответив, Тереза шмыгнула в туалет и бесшумно заперла дверь. Лихорадочно оглядев помещение, она обнаружила маленькое оконце над раковиной. Ну что ж, придется рискнуть. Она вскарабкалась на раковину, открыла фрамугу и попыталась втиснуться в образовавшееся отверстие. Держась руками за раму, она просунула вперед голову, плечи…
        - Тебе помочь, детка?
        Свисая из окна, как охотничий трофей, Тереза глянула вниз на улыбающегося незнакомца и тихо выругалась. Черт возьми, он все предусмотрел!
        - Я застряла, - коротко сообщила она.
        - Неужели? Знаешь, Тесс, у тебя какие-то странные гигиенические привычки. Вот скажи, зачем ты вдруг полезла в окно туалета?
        - Вы прекрасно знаете зачем! Помогите, пожалуйста. Я не могу двинуться ни туда ни сюда.
        Он подозрительно сдвинул брови:
        - Откуда мне знать, не обманываешь ли ты меня и на этот раз?
        - Посмотрите на меня! Любой дурак скажет, что я застряла!
        - Да, похоже на то. - Он задумчиво потер подбородок. - Ну что ж, детка, сейчас я зайду в дамскую комнату и с большим удовольствием дам тебе хорошего пинка под зад.
        Тереза сдержала победную ухмылку. Ему придется потратить немало времени, чтобы открыть запертую дверь!
        - Скорее! - простонала она. - Мне неудобно.
        - Надо думать!
        Как только он исчез за углом, Тереза нырнула обратно в дамскую комнату, потом быстро подтянулась на руках и ногами вперед выбралась из окна, распоров юбку о невесть откуда взявшийся гвоздь.
        - Ты слишком доверчив, негодяй, - прошептала она и пустилась наутек.



        Глава 3

        Тереза пулей промчалась мимо брошенных автомобильных деталей, валявшихся на заднем дворе бензоколонки, и, свернув за угол, чуть не налетела на машину своего похитителя.
        - О черт, полотенца! - Она метнулась к машине и, рывком распахнув дверцу, схватила сверток и свою сумку, про себя отметив, что ключа в замке зажигания не было.
        Рядом, на перекрестке, скопились машины, пережидавшие красный сигнал светофора. Она бросилась туда, лихорадочно оглядываясь по сторонам в поисках путей спасения. У светофора стоял обшарпанный грузовичок с надписью “Креветки”. В кабине сидела семья эмигрантов. Отлично! Они, должно быть, из Галвестона. И в эту минуту…
        - Эй, стой! Стой! - раздалось за спиной.
        На бегу обернувшись, она увидела своего похитителя, который мчался за ней и одновременно разговаривал по сотовому телефону. Проклятие, он выследил ее и сейчас, наверное, созывает на помощь остальных членов банды!
        Тереза подлетела к грузовичку и заглянула в кабину.
        - Вы не могли бы отвезти меня в полицейский участок? - спросила она, задыхаясь от быстрого бега. О Боже, они ее не понимают! - Вы едете в Галвестон? Захватите меня, пожалуйста.
        Мать, отец и трое детей, все в кепках-бейсболках, смотрели на нее, растерянно хлопая огромными карими глазами.
        - Вот черт, они не знают английского, - пробормотала Тереза себе под нос. - Necesito un paseo en coche a Galveston, рог favor, - перешла она на испанский.
        О Господи, что она говорит? Это же вьетнамцы!
        - Конечно, леди, мы вас подвезем, - ответил ей мальчик лет семи.
        - Спасибо!
        Она рванулась к задней дверце грузовичка. Черноволосый англичанин, ее похититель, был всего в нескольких ярдах от нее. Расстояние между ними быстро сокращалось.
        К счастью, грузовичок тронулся, как только она забралась в кузов. Наверное, зажегся зеленый свет.
        В кузове, заставленном морозильными камерами, воняло протухшими креветками. Тереза упала на пол и попыталась отдышаться. Мысли путались у нее в голове. Пока он вернется на заправочную станцию, пока сядет в машину, пока постоит на светофоре… Слава Богу, что в Хьюстоне такой оживленный транспортный поток! Может быть, ей повезет, и она уйдет от погони. Было бы непростительно подвергнуть опасности это милое семейство, которое так доверчиво пришло ей на помощь.
        Внезапно Тереза вскрикнула, почувствовав на своей ноге чьи-то цепкие пальцы.
        - Что случилось, мэм? - спросили из кабины. Тереза подняла голову и потрясенно уставилась на мальчика, который смотрел на нее в заднее окно.
        - Вы знаете, что здесь маленький ребенок? - спросила она, переводя взгляд на младенца в пеленках, который лежал на полу и держал ее за ногу.
        Мальчик на переднем сиденье усмехнулся:
        - Это Адольф. Не обращайте на него внимания, мэм. Мама оставляет его в кузове, потому что ему не нравится ездить в тесной кабине.
        - Адольф? - переспросила Тереза, еле сдерживая истерический смех.
        - Да, мэм, Адольф Лоунг. Мама говорит, что, когда мы станем американскими гражданами, мы получим американские имена.
        - Понятно. А тебя как зовут?
        - Хуан Лоунг.
        - Хуан Лоунг, - повторила она.
        Мальчик по имени Хуан влез через окно в кузов к Терезе. Это был шустрый паренек с живыми, смышлеными глазами. Красная кепка-бейсболка закрывала почти все его лицо.
        Он сел на морозилку и робко улыбнулся.
        - А вы симпатичная, мэм.
        - Спасибо, Хуан, - сказала она, польщенная комплиментом. - Знаешь, мне нравится твое имя. Мою кошку зовут Дорис Хуан.
        - Здорово, мэм!
        Тереза смущенно откашлялась.
        - Скажи… а твой папа не мог бы ехать побыстрее?
        Хуан покачал головой:
        - Скажите спасибо, что мы вообще передвигаемся с таким грузом.
        Тереза подняла малыша с пола. Он что-то тихо лопотал. Вдруг по ногам ее потекла теплая струйка.
        - О Боже!
        - Я помогу вам перепеленать Адольфа, мэм. - Тут Хуан увидел ее рваную, а теперь еще и мокрую юбку. Его темные глаза округлились. - У вас неприятности, мэм?
        - Как видишь, - сухо ответила Тереза.
        - Спасибо, большое спасибо! - кричала Тереза, махая вслед удалявшемуся грузовичку.
        Добрая вьетнамская семья довезла ее до самого парома на восточной оконечности острова Галвестон. Ей повезло: когда она встала в очередь пеших пассажиров, на судно уже грузились машины. Тереза ждала, придерживая свою рваную юбку. Двое мужчин, как видно, сезонные рабочие - грубые бородачи с обветренными лицами и рюкзаками, в грязной потрепанной одежде, - плотоядно усмехаясь, поглядывали в ее сторону.
        Наконец пешим пассажирам был дан сигнал заходить на паром. Тереза проскочила вперед и устроилась на носу судна, перед автомобилями. Паром отчалил от берега, и она глубоко вздохнула - впервые за два часа. Кошмар остался позади!
        Странно, но сейчас ей хотелось только одного - добраться до дома и повесить в ванной новые полотенца, пока не пришла тетушка Хэтч. Скорее всего чокнутый англичанин знает ее адрес, но это не страшно. Она позвонит в полицию сразу же, как только попадет в свой дом на берегу. К тому же вряд ли он ожидает, что она прямиком отправится к себе. В ее положении это было бы довольно глупо.
        Она содрогнулась, вспомнив, как он похитил ее в универмаге. Блестящее дуло пистолета, его холодный, пугающий взгляд… У нее роман с его отцом, Кингсли Эвереттом! Только сумасшедший мог сочинить подобный бред!
        Тереза пыталась успокоиться под монотонный гул двигателей парома. Уже перевалило за полдень. Легкий соленый ветерок почти не спасал от удушливой жары. Они плыли по серым водам канала к полуострову Боливар. Глаза Терезы машинально выхватывали в небе чаек-пересмешниц, черных морских чаек, каспийских крачек… Даже в самые трудные минуты сознание стремилось к привычным образам.
        Наконец Тереза сошла на берег и зашагала по 87-му шоссе в сторону своего дома.
        Полуостров был малонаселенным. Впереди виднелись редкие бунгало, а по обе стороны от трассы тянулись иловые отмели и травянистые прерии. Лишь величественный древний маяк вдали разнообразил унылый пейзаж. До ее коттеджа было три мили, но такое расстояние не пугало Терезу: каждое утро она добросовестно бегала трусцой вдоль берега - две мили туда и две обратно. Впрочем, бежать в полуденный зной, да еще в босоножках вместо кроссовок, было гораздо труднее.
        Серая лента дороги казалась бесконечной. Каждый раз когда мимо проезжала машина, Тереза съеживалась от страха. Вдруг сзади раздался противный скрежет тормозов.
        - Эй, леди, вас подвезти? - любезно протянули за спиной.
        Тереза постаралась справиться с паникой. Голос был явно другой. Этот мужчина говорил нараспев, по-техасски. Обернувшись, она увидела старый пикап с огромной, ярко раскрашенной божьей коровкой на крыше. Неужели эта колымага - ее спасение? Она подавила смешок и заглянула в кабину. За рулем сидел рябой паренек лет двадцати в спецовке защитного цвета и кепке с козырьком, из-под которой торчали светло-рыжие волосы. У него было честное лицо и дружелюбная улыбка.
        - Вы едете на юг? - спросила она, подходя ближе и откидывая со лба пряди мокрых волос.
        Он вежливо приподнял кепку:
        - Да, мэм. У меня там работа. Вообще-то мне не положено брать пассажиров, но, судя по вашему виду, вы не причините мне вреда. - Он с усмешкой оглядел ее рваную юбку.
        - Конечно, нет. Спасибо.
        Тереза открыла дверцу и села в пикап, при этом юбка ее разошлась до самого паха. Паренек округлил глаза. Тереза соединила рваные края и вдруг почувствовала, как под ней что-то хрустнуло. Она приподнялась и посмотрела вниз. О Господи, все заднее сиденье пикапа было усыпано битым стеклом!
        - Простите, мэм, я думал, что убрал все осколки, - сказал паренек, нажимая на газ.
        Пикап с грохотом покатил по дороге. Тереза вновь оглядела салон.
        - У вас выбито заднее стекло!
        - Да, мэм, - ответил он как ни в чем не бывало, резко меняя передачи. - Сегодня утром на меня напали головорезы с “береттами”.
        - О Боже… вы серьезно? - вскричала Тереза. - Они хотели вас убить?
        - Да, мэм. - Он усмехнулся, обнажив желтые от табака неровные зубы. - А может, они просто не любят больших жуков. - Он громко расхохотался.
        - Господи, ну и денек! - пробормотала Тереза, озадаченно качая головой. - Где это случилось?
        - Как я уже сказал, мэм, у меня есть работа на юге полуострова. Приехав туда утром, я наткнулся на этих ребят. Они начали палить по машине, выбили стекло и даже прострелили мой мобильник. Я чудом остался цел и вот теперь еду на то же место. Надеюсь, они уже ушли.
        - Вы… едете на то же место?
        - Да, мэм, - ответил он. - Я не хочу, чтобы меня уволили. В прошлом году мой дядя Кловис уволил меня со своей буровой только за то, что я одну ночь проторчал в тюрьме. Я больше не желаю рисковать.
        - Вы возвращаетесь к тем бандитам с “береттами”, потому что боитесь потерять работу?
        Он энергично закивал:
        - Совершенно верно, леди. В наше время не так просто устроиться на хорошее место.
        - Невероятно! - Тереза в немом удивлении смотрела на паренька. Интересно, сколько еще сумасшедших ей предстоит повстречать за сегодняшний день?
        - Скажите, леди, где ваш дом? - спросил паренек, пока они мчались по залитому солнцем шоссе.
        - Еще пару миль по берегу.
        - Вы живете одна?
        Она вспомнила про незнакомца и содрогнулась.
        - Искренне на это надеюсь.
        - И что вы там делаете в одиночестве?
        - Провожу исследование для моей докторской диссертации.
        - Как вы сказали, леди?
        - Для докторской диссертации. Я изучаю современную седиментологию. Тема моей диссертации - влияние приливных вод на формирование иловых отмелей.
        Он удивленно взглянул на нее:
        - Ничего себе!
        - Ну, на самом деле тема звучит по-другому, но это название я употребляю в разговоре с непрофессионалами, - объяснила она. - Специальные термины ничего вам не скажут, если вы не знакомы с циклической природой эстуариев.
        - Конечно.
        - Послушайте, - продолжала Тереза, - я не хочу вмешиваться в чужие дела, но, по-моему, это очень неразумно с вашей стороны - возвращаться туда, где вас ждет банда убийц. Стоит ли рисковать жизнью ради того, чтобы уничтожить несколько тараканов? Может, заедете ко мне и позвоните в полицию? Заодно я тоже перекинусь парой слов с полицейскими, - добавила она, усмехнувшись.
        - Ну уж нет, леди! Я должен вернуться и сделать свою работу. Бригада “Жук” так легко не сдается!
        - Бригада “Жук”? - Тереза схватилась за сердце. - О Господи, бригада “Жук”! Сегодня вторник?
        Он на мгновение задумался. - Да.
        - Боже мой! - Она подалась вперед и схватила его за рукав. - Куда вы едете?
        Он почесал в затылке.
        - Не помню, как зовут хозяйку дома. Видите ли, на здешнем маршруте я новичок. Наверное, ее имя записано у меня в блокноте. Мой начальник сказал, что она ненормальная. Живет на иловых отмелях, считает птиц или что-то в этом роде. Ей кажется, что у нее под домом водятся крысы, хоть мы не видели ни одной.
        - О Боже! - За всеми этими передрягами Тереза совершенно забыла про крыс и про вызванную на вторник бригаду “Жук”. Она повернулась к своему спасителю: - Черт побери! Вы говорите про мой дом!



        Глава 4

        - Мой коттедж расположен за этими домами, - сказала Тереза истребителю домашних паразитов. - Его легко заметить: он единственный на иловой отмели. К тому же дом старый и обшарпанный.
        Парень, покосившись на нее, усмехнулся:
        - Прошу прощения, мэм, но мне кажется, сейчас он стал еще более обшарпанным.
        Тереза побледнела. Когда она поняла, что этот юноша встретился с вооруженными бандитами в ее собственном доме, у нее защемило сердце. Кто эти люди и зачем они к ней приходили? Может быть, ее таинственный хьюстонский похититель из той же шайки?
        Когда они подъехали к ее коттеджу на берегу и вышли из машины, Тереза поежилась. Этот коттедж и раньше не особенно радовал глаз - старый и серый, как сплавной лес, потрепанный стихиями, слегка осевший на тростниковых сваях, трудно было представить, что он может выглядеть еще хуже. Оказалось, может. Распахнутая дверь террасы висела на одной петле, с некоторых окон были сорваны ставни, осколки стекол скрипели под ногами. Тереза содрогнулась при мысли о том, что ожидает ее внутри.
        Истребитель домашних паразитов взглянул на нее с сочувствием:
        - Невеселое зрелище, правда, мэм?
        - Вы правы. - Она вдруг охнула: - О Господи, Дорис Хуан! Надеюсь, с ней все в порядке!
        - Как вы сказали?
        - Дорис Хуан. Моя кошка.
        Юноша скорчил гримасу, затем еще раз оглядел коттедж, больше похожий на ветхую лачугу, и покачал головой.
        - Простите, мэм, но, судя по всему, эти парни с “береттами” изрядно поиздевались над вашим домом после того, как я уехал.
        Она сжалась от страха.
        - А может, они еще здесь?
        - Нет. Их драндулета нигде не видно.
        - Ну что ж, и то слава Богу.
        - Вы готовы пройти в дом?
        Она содрогнулась.
        - Вряд ли я когда-нибудь буду к этому готова, но у нас нет выбора.
        - Это верно. - Он шагнул к двери. Она тронула его за рукав:
        - Но прежде чем мы рискнем войти внутрь, я хотела бы узнать имя моего… товарища по несчастью.
        - Конечно, мэм, - ответил он с гордостью. - Билли Боб Крампетт к вашим услугам.
        Она с серьезным видом пожала его мозолистую худую руку.
        - Очень приятно, мистер Крампетт.
        Он смущенно усмехнулся:
        - Зовите меня Билли Боб.
        - Отлично. А вы можете звать меня Тереза.
        - Хорошо, мэм.
        Тереза прижала к себе сумку и сверток с полотенцами. Билли Боб вытащил из кармана свой блокнот и поправил кепку на голове.
        - Ну что, вооружились? - пошутила она.
        - Да, мэм, - серьезно ответил Билли Боб, поднимаясь по скрипучим ступенькам на террасу,
        Тереза нехотя двинулась за ним. Ноги ее увязали в песке, а теплый океанский бриз раздувал лохмотья юбки. Над большими зелеными волнами залива носились стаи морских птиц.
        Билли Боб перешагнул через порог.
        - Подождите минутку, мэм.
        Решив, что он хочет первым осмотреть дом, Тереза с радостью осталась ждать у крыльца. Однако, вместо того чтобы пройтись по комнатам, паренек вновь спустился с крыльца и нырнул под дом.
        - Что вы делаете? - крикнула она.
        Билли Боб тщательно, под разными углами, оглядел фундамент.
        - Мэм, я не вижу под домом ни одной крысиной норы.
        Она застонала.
        - Как вы можете в такой момент думать о крысах?
        - Мэм, я не хочу, чтобы меня уволили…
        - Ладно-ладно, - сухо перебила Тереза. - Если хотите знать, я слышала, как они скреблись под половицами - видимо, прогрызали ходы.
        - И это все? - Он внимательно оглядел сваи, на которых стоял дом, потом достал из кармана карандаш и начал что-то писать в блокноте. - Вообще-то, мэм, здесь действительно есть следы крысиных зубов…
        Тереза тревожно покосилась на дорогу.
        - Замечательно! А теперь давайте все-таки войдем внутрь, пока нас не убили. Стоя здесь, я чувствую себя живой мишенью.
        - Конечно, мэм. - Поспешно приблизившись к ней, Билли Боб сделал еще несколько записей в своем блокноте. - Перед уходом я разложу приманку для крыс.
        - Хорошо.
        Они вместе поднялись по скрипучим ступенькам, прошли крыльцо и, остановившись, многозначительно переглянулись, увидев, что дверь, ведущая с террасы в гостиную, слегка приоткрыта. Билли Боб дал знак Терезе держаться сзади и первым шагнул за порог. Услышав его тихий удивленный свист, она, торопливо войдя вслед за ним, охнула при виде разгрома, учиненного неизвестными. Перевернутые диван и кресла, разоренные книжные полки, разбитые безделушки… В комнате было душно и жарко. Уезжая, она выключила кондиционер. Хорошо хоть, он остался цел, в отличие от телевизора и стереосистемы, жалкие обломки которых валялись на полу. Видеопленка была вырвана из пластиковых кассет и спутанными змейками устилала ковер.
        - Ребята позабавились вовсю, - пробормотал Билли Боб, качая головой.
        - Ужас! - согласилась Тереза. - Представляю, какой нагоняй устроит мне тетя Хэтч. - Она огляделась. - Где же моя кошка? Дорис Хуан! Отзовись, Дорис!
        Билли Боб посмотрел на хозяйку дома:
        - Прошу прощения, мэм, но в такой ситуации любая кошка, если она не дура, должна была давно удрать в прибрежную траву.
        - Пожалуй, вы правы. - Тереза закусила губу. - Надеюсь, с ней ничего не случилось.
        Билли Боб стянул с головы кепку и провел пальцами по всклокоченным рыжим волосам.
        - Наверное. Нам надо позвонить в полицию?
        - Конечно. - Поправив под мышкой сверток и сумку, Тереза прошло по гостиной, подняла с пола телефон, приложила трубку к уху и начала нажимать на кнопки. Трубка молчала. - Глухо.
        - И мой сотовый сломан.
        - Замечательно. Я загляну в остальные комнаты.
        Осторожно, чтобы не наступить на кипы бумаг, книги и мотки пленки, Тереза вышла в коридор, посмотрела направо и скривилась при виде собственной спальни: все выдвижные ящики открыты, их содержимое валяется на полу, зеркало на туалетном столике разбито, матрас и одеяло сорваны с кровати. Она обернулась налево и скривилась еще больше при виде своего кабинета: выпотрошенные папки, монитор и системный блок компьютера сброшены со стола и вдребезги разбиты.
        - Боже мой! - вскричала она. - Мои бумаги, книги… Они не пощадили даже компьютер!
        - Да, мэм, - подал голос Билли Боб, стоявший у нее за спиной.
        Тереза закатила глаза и шагнула в ванную. Аптечка и шкафчики для полотенец были открыты, а полотенца устилали пол. Однако все было цело.
        - Кажется, здесь они проявили капельку милосердия. - Она положила свой сверток на туалетный столик, сорвала бумагу и, повинуясь нелепой прихоти, развесила в ванной свои новые зеленые полотенца. - Вот так. Хоть чем-то порадовать тетю Хэтч.
        - Знаете, мэм, пойду-ка я еще раз поищу крыс под вашим домом.
        - Опять вы про крыс! - вскричала Тереза. - Вся моя жизнь летит к чертям, а вы зациклились на этих проклятых грызунах. Проявите хоть немного сочувствия к несчастной женщине!
        Он повернулся к ней:
        - Конечно, мэм. Что мне для вас сделать?
        - Не знаю… - Чувствуя, что нервы ее на пределе, Тереза в досаде махнула рукой. - Может, выпьем?
        Лицо паренька расползлось в широкой ухмылке.
        - Отличная мысль.
        - Как насчет пары коктейлей?
        - С удовольствием!
        Она усмехнулась:
        - Вы останетесь здесь. Будете караулить, а заодно немного приберете в гостиной, чтобы там хотя бы можно было сесть. А я приготовлю коктейли.
        - Слушаюсь, мэм, - отсалютовал Билли Боб.
        Пока он расставлял мебель, Тереза прошла в кухню. Там царил такой же хаос: выпотрошенные ящики, разбросанные по полу серебряные столовые приборы и прочая утварь. Однако обошлось без серьезных повреждений. Дверцы навесных шкафчиков были открыты, но их содержимое: стаканы, тарелки и чашки - мирно стояло на своих местах.
        Интересно, что искали бандиты? И зачем вообще они сюда приходили? Было ли их появление связано с тем странным англичанином, который похитил ее в Хьюстоне? Тереза опять подумала о том, что он может быть членом их банды.
        Она с содроганием вспомнила Чарлза Эверетта, его холодный взгляд, блестящую сталь пистолета… В течение нескольких коротких мгновений он держал ее жизнь в своих руках, и это были жуткие мгновения. Тогда почему после всего случившегося ее так влекло к нему? Она даже находила его сексуальным и неотразимым.
        Схватив бутылку с “Дайкири” (“Дайкири” - коктейль из рома с лимонным соком и сахаром. - Здесь и далее примеч. пер.), она с грохотом поставила ее на кухонный стол. В самом деле, что с ней такое? Может, она мазохистка, получающая удовольствие от неприятностей?
        Отогнав эти тревожные мысли, она бросила в шейкер лед, добавила туда “Дайкири” и щедрую порцию рома, потом включила прибор. Его громкое жужжание подействовало на нее успокаивающе, и она сосредоточилась на предстоящем удовольствии.
        Через несколько минут она вернулась в гостиную с двумя бокалами коктейля. Билли Боб сидел на диване и терпеливо ждал.
        Увидев ее, он просиял:
        - “Дайкири”, мэм?
        - Да, сэр. - Она протянула ему бокал.
        - Мой любимый коктейль.
        - Вот и хорошо! - Она села рядом с ним и подняла свой бокал: - За нас?
        Билли Боб одобрительно взглянул на точеные ножки Терезы, оголенные рваной юбкой.
        - Да, мэм, за нас. - Они чокнулись, и он жадно отхлебнул из своего бокала. - Вкусно! Знаете, леди, у меня был ужасный денек.
        Тереза тоже отпила коктейль.
        - Вы считаете, у вас был ужасный денек? Тогда послушайте, что я вам расскажу про свой.
        Взбодренная алкоголем, Тереза во всех подробностях поведала Билли Бобу про чокнутого англичанина, который похитил ее под дулом пистолета в Хьюстоне. Он изумленно слушал, время от времени перебивая ее восклицаниями “Ничего себе! ” или задавая один-два вопроса.
        - Мне еще повезло, что я осталась жива! - пылко заключила Тереза.
        - Да, мэм, - согласился он. - Просто невероятная история! И вы не имеете понятия, почему он вас похитил?
        Она сделала еще один глоток.
        - Ни малейшего!
        Билли Боб показал на разгромленную комнату:
        - А может, он из той же банды?
        - Кто знает?
        Билли Боб усмехнулся:
        - Да, леди, хлебнули мы с вами сегодня! - Он поднял свой пустой бокал: - Повторим?
        - Конечно. - Тереза взяла его бокал. - Посидите здесь.
        Шаткой походкой она отправилась на кухню.
        Они допивали по второму бокалу коктейля, и Тереза чувствовала приятную легкость в голове, когда во входную дверь постучали. Встревожившись, она схватила Билли Боба за руку:
        - Вы думаете, это опять бандиты?
        Он покачал головой:
        - Прошу прощения, мэм, но такие ребята обычно входят без стука.
        - Верно.
        Осмелев от выпитого, Тереза встала, подошла к двери и распахнула ее. На крыльце стоял ее похититель, Чарлз Эверетт, устремив на нее суровый взгляд и дуло автоматического пистолета. От усталости Тереза даже не смогла толком испугаться.
        - А, это опять вы, - презрительно бросила она.
        - Ну что, насладились побегом? - спросил он с язвительной ухмылкой.
        - Вполне, - отозвалась она.
        Чарлз с трудом сдерживал раздражение.
        - Тогда, пожалуйста, пойдемте со мной, мисс Фелпс, дабы избежать дальнейших… неприятностей.
        - Почему бы вам просто не застрелить меня, черт возьми? - вскипела Тереза.
        Икнув, она отвернулась и поплелась обратно в гостиную. Озадаченный Чарлз Эверетт убрал пистолет в кобуру, закрыл дверь и пошел за ней.
        - О Господи, что здесь произошло? - спросил он, входя в гостиную.
        Тереза плюхнулась на диван и подняла бокал. Взгляд Чарлза немедленно скользнул по ее голым ногам. Заметив это, она попыталась соединить разорванные половинки юбки, хотя его интерес вызвал в ней извращенное удовольствие.
        - Что произошло? - переспросила она. - Какие-то маньяки залезли в мой дом и решили навести порядок - так, как они это понимают. - Она опять икнула.
        - Что? - вскричал он.
        - У меня в гостях побывала бандитская шайка, - объяснила она. - Впрочем, вы и сами все знаете, поскольку являетесь ее членом, не так ли?
        - Я? - спросил он с видом оскорбленной добродетели. - Да как вы смеете намекать, будто я причастен к этому жуткому вандализму?
        Тереза беспечно хлебнула из бокала.
        - Да, верно. Вы ведь всего лишь похититель и убийца. Как говорится, птица высокого полета. Ломать мебель ниже вашего достоинства.
        Чарлз смотрел на нее в немом изумлении.
        - Прошу прощения, мэм, - вмешался Билли Боб, - но этого парня не было среди головорезов, которые приезжали сюда утром. Те были похожи на мексиканцев.
        Тереза мило улыбнулась Чарлзу:
        - Какое счастье! Значит, меня просто убьют, а не будут распиливать на кусочки.
        Бросив на нее укоризненный взгляд, Чарлз обратился к Билли Бобу:
        - Позвольте узнать, сэр, кто вы такой и что здесь делаете?
        - Я Билли Боб Крампетт, истребитель домашних паразитов, - раздалось в ответ. - Я приехал сюда, чтобы уничтожить крыс, которые завелись под домом.
        - Крыс? - Чарлз удивленно покосился на Терезу.
        - Лучше не спрашивайте, - сказала она и снова отпила коктейль.
        - Но меня прогнали ребята с “береттами”, которые учинили весь этот погром. - Билли Боб обвел рукой гостиную. - Потом я опять поехал сюда и по дороге захватил мисс Фелпс. Она шла пешком, потому что в Хьюстоне на нее напал какой-то парень… - Он с усмешкой посмотрел на Терезу. - Я умолкаю, мэм, поскольку не вправе выдавать ваши секреты.
        Тереза одарила Чарлза любезной улыбкой:
        - Что и говорить, теплая подобралась компания!
        - Значит, вы видели людей, которые устроили здесь погром, мистер Крампетт? - обратился к Бобу Чарлз.
        - Да. Это была шайка мексиканских головорезов с “береттами”.
        - Они сказали, что им было нужно?
        - Нет, сэр. Они разговаривали с помощью пуль, и я решил не затягивать нашу беседу.
        Чарлз выглядел потрясенным. Осушив свой бокал, Тереза встала.
        - Не желаете выпить? - предложила она Чарлзу.
        Его лицо озарила ослепительная улыбка.
        - Вы угощаете своего похитителя?
        - Почему бы и нет? - небрежно отозвалась она. - Мы с Билли Бобом только что залили наше горе, потому что… - Она замолчала и посмотрела на Билли Боба.
        - Потому что у нас был ужасный денек, - закончил тот.
        - Впрочем, вам тоже сегодня досталось. Даже похитить как следует не смогли.
        - Очень остроумно, - усмехнулся Чарлз.
        Билли Боб хмуро взглянул на Терезу и ткнул пальцем в Чарлза:
        - Вы хотите сказать, мэм… что это и есть ваш похититель?
        - Да.
        Билли Боб мрачно уставился на Чарлза.
        - Хотите, я надеру ему уши?
        Тереза улыбнулась:
        - Откровенно говоря, я не буду возражать, даже если вы его выпорете, но, может быть, выпив, он станет более безобидным? Итак, что выбираете, мистер Эверетт, коктейль или порку?
        - Вообще-то я не отказался бы от коктейля, - спокойно ответил Чарлз, обмахивая лицо рукой. - Никак не привыкну к здешней жаре!
        Раздраженная его тоном, Тереза обернулась к Билли Бобу:
        - Готовы повторить, приятель?
        Он протянул ей бокал:
        - Да.
        Тереза встала и, пошатываясь, направилась на кухню. Чарлз увязался за ней. Открывая холодильник, она чувствовала на себе его сверлящий взгляд.
        - Послушайте, если вы думаете, что я буду извиняться за свой побег, то вы ошибаетесь.
        - Нет, я не жду от вас извинений, - отозвался он с поразительным смирением. - И вообще, я не ставлю побег вам в вину.
        Она обернулась, удивленная. Он слабо улыбнулся:
        - Можно сказать, что в Хьюстоне нам с вами просто не повезло.
        - Вот как? - пробормотала она, бедром захлопывая холодильник и ставя бутылку на кухонный стол. - А вы не хотите рассказать, почему вы меня похитили? Это как-то связано с погромом в моем доме?
        - Кажется, я вам уже объяснил. Мне надо присматривать за вами, чтобы вы больше не встречались с моим…
        - Вы опять за свое? - перебила она его. - Я любовница вашего отца? Умоляю, избавьте меня от этого бреда! У меня сейчас довольно скверное настроение.
        Чтобы это продемонстрировать, Тереза включила шейкер, заглушив ответ Чарлза, а спустя несколько секунд сунула ему в руку бокал с коктейлем.
        - Прошу вас, - насмешливо бросила она и поспешила в гостиную с двумя другими бокалами.
        Чарлз хмуро поплелся за ней.
        - Держите. - Тереза протянула Билли Бобу коктейль, пролив немного ему на рукав.
        - Благодарю вас, мэм, - сказал он с усмешкой, потом лизнул рукав и жадно отпил из бокала.
        Войдя в гостиную, Чарлз начал внимательно разглядывать повреждения.
        - Да, дела…
        - Вы что-то ищете? - любезно поинтересовалась Тереза.
        - Я - нет, а вот ваши гости явно что-то искали. У вас пропали какие-нибудь вещи?
        - Как я могу определить это в таком хаосе?
        - Да, верно. - Он вдруг прищурился. В его взгляде появилась легкая тревога. - Вы, конечно, вызвали полицию?
        - Нет, - ответила Тереза. - Бандиты перерезали телефонный провод.
        - И прострелили мой сотовый, - добавил Билли Боб.
        - Ага, - пробормотал Чарлз.
        - Если бы у меня работал телефон, я бы непременно вызвала полицейских, чтобы они вас арестовали, - язвительно сообщила ему Тереза.
        - Хвалю вас за выдержку, - откликнулся Чарлз. Вдруг ее осенило.
        - Послушайте, когда вы гнались за мной от бензоколонки, помнится, у вас в руках был…
        Тереза не успела договорить. В дверь опять постучали, и раздался пронзительный женский крик:
        - Тереза! Ты здесь?
        Стукнув бокалом по столу, Тереза закрыла лицо руками.
        - Час от часу не легче! Это тетя Хэтч.
        - Тетя Хэтч? - спросил Чарлз.
        - Лилиан Хэтч, сестра моей мамы, - объяснила она. - Еще та командирша! Она работает директором в колледже для несовершеннолетних правонарушительниц.
        Чарлз хмыкнул.
        - Впустите же ее. Чем больше народу, тем веселее.
        - Да, конечно. - Тереза встала, нетвердой походкой прошла к двери и распахнула ее. - Привет, тетя Х-Хэтч, - проговорила она, заикаясь.
        - О Боже! - послышался низкий властный женский голос.
        В дверях возникла Лилиан Хэтч, величавая женщина лет пятидесяти с резкими чертами лица и седеющими волосами, зачесанными в строгий пучок на затылке. Такой же строгий зеленый костюм изо льна облегал ее подтянутую спортивную фигуру, а на ногах красовались коричневые лакированные туфли. На плече Лилиан висела дамская сумочка, в руке она держала коричневый портфель из крокодиловой кожи образца шестидесятых годов. Тетушка озиралась по сторонам, в ужасе раскрыв рот.
        - Заходи, - выдавила Тереза.
        - Ты шутишь? - отозвалась Лилиан. - Что здесь происходит, Тереза? Дверь террасы еле держится, а… - Она округлила глаза. - Что с твоей юбкой? Она порвана… О Боже!
        - Это тебя шокирует? - усмехнулась Тереза.
        Пройдя в комнату и поставив портфель, Лилиан скрестила руки на монументальной груди и вперила в племянницу испепеляющий взгляд.
        - Тереза, я требую объяснений!
        Тереза закрыла входную дверь и, пошатываясь, вернулась к дивану. Плюхнувшись на мягкое сиденье, она закинула ноги на кофейный столик. Мужчины с удовольствием взирали на это потрясающее зрелище.
        - Тетя Хэтч, позволь познакомить тебя с истребителем домашних паразитов и… - она икнула, потом, посмотрев на Чарлза, улыбнулась ему почти влюблено, - с моим похитителем.
        Держась рукой за горло, Лилиан в ужасе разглядывала разоренную комнату и двоих гостей. Чарлз сидел возле опрокинутой книжной полки, а Билли Боб развалился на диване рядом с Терезой.
        - Тереза, ради Бога, одерни юбку!
        Тереза послушно потянула за лохмотья, но через мгновение они снова разошлись, еще больше обнажив ее прелести.
        - Не могу. Не получается. Пусть лучше эти два милых парня смотрят в другую сторону.
        Лилиан выпрямилась во весь свой богатырский рост:
        - Тереза Фелпс! Я не знала, что ты такая распутница! Объясни немедленно, кто эти две темные личности, и вообще что здесь происходит?
        В разговор вступил Чарлз:
        - Уверяю вас, мэм, я вовсе не темная личность. Впрочем, не могу поручиться за сидящего здесь Билли Боба…
        Билли Боб тоже не стал молчать:
        - Вообще-то, сэр, я всегда мечтал заниматься “темными делишками”, как мой дядя Кловис, который зарабатывает на нефти.
        Чарлз с ухмылкой взглянул на Лилиан:
        - Так вот кто у нас темная личность, мэм!
        - Вовсе нет! Тереза, скажите им!
        Тереза хотела ответить, но тут с улицы донесся громкий хлопок, и половина окна гостиной осыпалась на пол. Все замерли, оглушенные внезапностью нападения. Недоуменно глядя на рассыпанные по полу осколки, Тереза наконец поняла, что это был выстрел, и в ту же секунду прогремел второй, разбив еще одно окно.
        - О Боже, стреляют! - закричал Чарлз Эверетт, размахивая руками. - Всем лечь на пол немедленно!
        Когда воздух потряс третий выстрел, присутствующие наконец восприняли эту команду всерьез. Схватив Терезу за руку, Чарлз упал вместе с ней на разбросанные книги и журналы. Рядом с ними плюхнулась тетя Хэтч. Тереза увидела, как над ними пролетел Билли Боб и с болезненным стоном приземлился на ковер в нескольких шагах от них.
        - Мэм, эти парни, похоже, в вас втюрились, - процедил он сквозь зубы.
        - И не говори! - крикнула Тереза и вздрогнула: Чарлз тряхнул ее за плечо.
        - Заткнись и лежи тихо! - прохрипел он, сверкая глазами.
        У Терезы не было охоты спорить. Между тем Чарлз подполз к разбитому окну, достал пистолет и нажал на курок. Раздался сухой щелчок. Чарлз недоуменно посмотрел на пистолет, затем тихо выругался и, сунув руку в карман пиджака, вытащил обойму с патронами.
        Тереза пришла в ярость. Подумать только, этот псих угрожал ей незаряженным пистолетом!
        Издав звериный рык и забыв про опасность, она вскочила с пола, подбежала к окну и набросилась на Чарлза с кулаками.
        - Подонок! Ты угрожал мне незаряженным пистолетом?
        Прозвучал новый выстрел. Чарлз бросил пистолет, схватил Терезу в охапку и упал на ковер, подмяв ее под себя. Она отчаянно вырывалась и вдруг потрясенно осознала, что его тело не осталось равнодушным при соприкосновении с ней. Твердый мужской орган давил ей в живот. Он смотрел на нее сверху, и его голубые глаза метали молнии.
        - О Боже… - пробормотала она, чувствуя, как лицо ее заливает краска.
        Он был так зол, что едва ли обратил внимание на ее смущение.
        - Конечно, мой пистолет не был заряжен, глупая! Я не собирался в тебя стрелять. А сейчас, если ты не хочешь, чтобы тебе снесли башку, советую пригнуться!
        Скатившись с нее с ловкостью десантника, Чарлз быстро подобрал пистолет, приподнялся над подоконником и начал отстреливаться. Тереза закрыла уши руками.
        Стрельба продолжалась еще несколько секунд и закончилась так же внезапно, как и началась. “Беретты” на улице замолчали. Вдали завелся мотор, потом невидимая машина заурчала и тяжело тронулась с места.
        Тереза приподняла голову и увидела, что Чарлз стоит на коленях у окна и внимательно оглядывает двор.
        - Опасность миновала? - спросила она. Он предупреждающе поднял руку.
        - Пожалуй, да. Я видел, как несколько юнцов-мексиканцев с “береттами” запрыгнули в автомобиль… и уехали. - Облегченно вздохнув, он обернулся к ней и подмигнул. - Кажется, Билли Боб прав. Ты пользуешься успехом в среде местных преступников, детка.
        Тереза одарила его своей самой язвительной улыбкой.
        - В том числе и среди присутствующих, - добавила она.



        Глава 5

        Оглядевшись, Тереза увидела тетю Хэтч, которая лежала на перевернутом телефонном столике. Спину ее прикрывало опрокинутое кресло. Билли Боб сидел в углу на корточках, зажав уши руками и крепко зажмурившись. На лице его застыла гримаса ужаса. Слава Богу, оба были живы и, кажется, не пострадали.
        Тереза осторожно поднялась с пола, одернув свою рваную юбку.
        - Эй, бандиты ушли, можно вставать!
        Услышав стон тети Хэтч, она подошла и сняла с нее кресло.
        - С тобой все в порядке?
        Лилиан развернулась и уничтожающе посмотрела на племянницу. Прическа ее растрепалась, лицо пылало.
        - Нет, черт возьми!
        - Но я не вижу следов пулевых ранений.
        - Я не ранена!
        Тереза протянула ей руку:
        - Вставай.
        Лилиан закатила глаза, но приняла помощь Терезы. Подняв тетю на ноги, Тереза скривилась при виде ее костюма:
        - О Боже!
        Лилиан в ужасе посмотрела на свою разорванную юбку, из-под которой выглядывали старомодные подвязки и пояс для чулок.
        - Ну что ж, милочка, - объявила она дрожащим от гнева голосом, - теперь мне понятно, каким образом ты умудрилась испортить свою одежду. Скажи, ты что, пишешь диссертацию на тему “Особенности социального поведения бандитов и психопатов”?
        Тереза поморщилась:
        - Мне очень жаль. Очень миленький был костюмчик!
        - Вот именно - был! Я всегда надевала его на собрания.
        - На какие собрания? - спросил Чарлз, подходя ближе.
        - Ты что, забыл, Чарлз? - насмешливо спросила Тереза. - Тетя Хэтч - директор колледжа для несовершеннолетних правонарушительниц. Так что советую последить за своим поведением.
        Он ехидно улыбнулся:
        - Не волнуйся за меня, ведь я мужчина. Но мне очень жаль, что твоя тетя не смогла тебя как следует воспитать.
        Тереза хотела ответить какой-нибудь колкостью, но Лилиан ее опередила.
        - Мне тоже жаль, - произнесла она ледяным тоном и встала во весь свой пугающий рост. - Скажите, пожалуйста, молодой человек, что здесь происходит?
        Чарлз пожал плечами:
        - Спросите у своей племянницы.
        - Тереза?
        Она застонала:
        - Не имею понятия.
        - Какая наглая ложь!
        - Тетя Хэтч!
        Но Тереза не успела высказать свое возмущение. К ним подошел Билли Боб.
        - Гнусные негодяи, - пробормотал он, болезненно морщась и потирая бок.
        - Как вы? - спросила Тереза, тронув его за руку.
        - Так себе, мэм. Чуть не разбился, когда падал на ваш комод.
        Тереза взглянула на деревянный корпус валявшейся на полу стереосистемы.
        - Вы хотите сказать, на мой музыкальный центр?
        - Ага. Только мне он показался не слишком музыкальным, - буркнул Билли Боб. - Ну что, ребята, я, пожалуй, пойду.
        - Вы меня бросаете? - взвизгнула Тереза.
        - Прошу прощения, мэм, но вряд ли после такого шума здесь осталась хотя бы одна крыса. К тому же на сегодня у меня еще три заказа. Я не хочу, чтобы меня уволили.
        - Ладно, - пробормотала Тереза.
        - Но вы не волнуйтесь, мэм. Я заеду в полицию и расскажу о том, что здесь произошло.
        - Да, будьте так любезны.
        - Молодой человек, вы меня не подвезете? - спросила Лилиан, подхватив свою сумочку и портфель. - Видите ли, я приехала сюда на такси.
        Билли Боб усмехнулся и взял у нее портфель.
        - Конечно, мэм. Билли Боб Крампетт к вашим услугам.
        Сообразив, что тетя собирается оставить ее наедине с Чарлзом, Тереза запаниковала.
        - Как, и ты уходишь? Пожалуйста, останься со мной!
        - В таком хаосе? - спросила Лилиан с презрительной усмешкой. - Об этом не может быть и речи, Тереза. Я скорее поселюсь на городской свалке.
        - Но… я купила новые полотенца, - отчаянно взмолилась Тереза. - Ты даже не хочешь на них взглянуть? Они висят в ванной!
        Лилиан закатила глаза:
        - Ты явно не в своем уме, девочка. До тех пор, пока ты не придешь в себя, я буду у тети Мейзи на острове Галвестон.
        Тереза хотела возмутиться, но Билли Боб опять вмешался в разговор:
        - Послушайте, мэм, а в доме у этой тети Мейзи есть крысы или термиты?
        - Надеюсь, что нет, - сухо отрезала Лилиан, но, испугавшись, что Билли Боб откажется ее везти, немного смягчилась: - Впрочем, мы можем спросить.
        Он улыбнулся:
        - Вот это другой разговор, мэм.
        Надменно взглянув на Чарлза, Лилиан пригладила волосы и брезгливо фыркнула.
        - Ну что ж, до свидания, Тереза. По правде говоря, я не в восторге от твоих новых знакомых. - Она протянула руку истребителю домашних паразитов: - Пойдемте, молодой человек!
        - Да, мэм. - Билли Боб гордо повел Лилиан к двери.
        При виде самодовольной ухмылки Чарлза Тереза почувствовала страх. Она бросилась к уходящей паре и схватила Билли Боба за руку:
        - Не оставляйте меня с ним наедине! Он хочет меня убить!
        - Я? - спросил Чарлз самым невинным тоном.
        - Убить вас? - Билли Боб насмешливо хмыкнул. - Черт возьми, мэм, да этот парень только что спас вам жизнь!
        С этими словами он вышел за дверь, держа под руку Лилиан. Ее подчеркнуто прямая спина выражала презрение.
        После их ухода в гостиной повисла тишина. Тереза обернулась, оглядела свой разгромленный дом… и разразилась слезами.
        Чарлз Эверетт с сочувствием смотрел на рыдающую женщину. Тереза Фелпс казалась такой беспомощной, такой несчастной! У него возникло невольное желание ее утешить. К тому же его мучила совесть, ведь он отчасти был виноват в ее горе. Как и те бандиты, которые только что здесь были. Они оказались нежелательным осложнением, хоть и не совсем неожиданным.
        До сих пор Чарлз не предполагал, что Тереза Фелпс настолько привлекательна и сексуальна. Она пробудила в его сердце самые нежные чувства, не говоря уже о том неукротимом желании, которое овладело им, когда он, бросив ее на пол, накрыл своим телом. Пока она извивалась под ним, он чуть не потерял самообладание. Вообще говоря, эта женщина представляла для него гораздо более серьезную угрозу, чем он для нее. Было бы неразумно показать ей свою слабость.
        И все же он не мог спокойно смотреть на ее страдания. Подойдя ближе, он обнял Терезу, с упоением вдохнув ее чудесный аромат и ощутив под руками мягкость ее тела.
        - Ну-ну, успокойся, - пробормотал он, ласково поглаживая ее по спине.
        Тереза совершенно размякла в объятиях Чарлза Эверетта. Она наслаждалась его близостью, теплом и терпким запахом мужского тела. Его нежные прикосновения затопили ее жаркой волной.
        - Не плачь, милая, - успокаивал он ее низким бархатным голосом. - Ты очень испугалась, но это пройдет.
        Она недоуменно взглянула на него:
        - Но ведь ты сам меня и напугал - во всяком случае, сначала.
        Он смущенно улыбнулся:
        - Я не хотел.
        - Ты нацелил на меня пистолет, черт возьми!
        - Незаряженный, - заметил он.
        - Но я-то этого не знала!
        Он поднял руку:
        - Ладно, оставим эту тему.
        - А как насчет бандитов, которые только что в нас палили?
        - Я их не знаю.
        - Неужели? - насмешливо спросила она. - А мне кажется, у тебя с ними есть нечто общее. Вы все хотите меня убить.
        Он серьезно посмотрел ей в глаза:
        - Может, они и хотят, но я - нет, уверяю тебя. И никогда не хотел.
        Тереза окончательно растерялась. Кто он такой? И можно ли ему верить?
        - Значит, ты не будешь в меня стрелять? - спросила она.
        Он опять притянул ее к себе и смахнул слезы с ее щек.
        - Конечно, нет, милая. У меня и не было такого намерения. Я только пытаюсь удержать тебя от встреч с моим отцом.
        Она оттолкнула его:
        - Опять!
        - Не волнуйся, - усмехнулся он, - все равно для любовного свидания ты сейчас не в форме. Так что давай-ка лучше займемся делами насущными. - Он оглядел комнату, покачивая головой. - Да, чтобы навести здесь порядок, придется немало потрудиться.
        - Но с какой стати ты будешь мне помогать? - спросила она с подозрением.
        Он сурово взглянул на нее:
        - Не забывай, что я увезу тебя и буду держать возле себя до следующего месяца - до тех пор, пока мои родители не уедут в Англию.
        Она сжала кулаки:
        - Черт возьми! Я никуда с тобой не поеду!
        Его лицо напряглось.
        - Тогда я останусь здесь, хочешь ты этого или нет.
        Тереза в досаде закусила губу. Чего добивается этот человек? Почему он хочет остаться в ее доме? В памяти живо всплыло мрачное лицо Чарлза Эверетта, похищающего ее под дулом пистолета, и та странная реакция, которую вызывала в ней его близость. Она должна держаться подальше от этого человека! Впрочем, его пистолет был незаряженным, что доказывало некоторую заботу о ее безопасности.
        К тому же, как заметил Билли Боб, Чарлз Эверетт только что спас ей жизнь…
        Так кто же он все-таки - убийца или спаситель? Тереза не знала, что и думать. Однако сможет ли она выпроводить его из дома, если он откажется уйти по-хорошему? Едва ли у нее хватит сил.
        Она расправила плечи и вздернула подбородок.
        - Послушай, я, конечно, благодарна тебе за помощь, и все же ты должен уйти.
        Он покачал головой:
        - Прости, милая, но я никуда не уйду, так что давай заключим перемирие, тем более что тебе угрожает опасность.
        - Позволь мне еще раз напомнить, что большая часть опасности, с которой я сегодня столкнулась, исходила от тебя! - Она почти кричала.
        - Тереза, я никуда не уйду, - упрямо повторил он.
        - Уйдешь, черт возьми!
        Он улыбнулся:
        - Послушай, я буду хорошо себя вести, обещаю.
        - Так же хорошо, как в Хьюстоне?
        Он распахнул пиджак и достал из кобуры пистолет.
        - Я даже отдам тебе обойму с патронами, если тебе от этого станет легче.
        - В самом деле? - удивилась она.
        Он вытащил обойму и протянул ее Терезе:
        - Вот, держи.
        Почувствовав в руке холодную сталь, она поморщилась и закусила губу.
        - И я могу это спрятать?
        - Пожалуйста, - великодушно разрешил он. - Только не забудь куда - на случай, если нас опять посетят незваные гости.
        Тереза колебалась. Конечно, забрав у Чарлза патроны, она существенно обезопасит себя. Однако ее настораживала та ловкость, с которой он вложил свой пистолет в наплечную кобуру. Этот человек явно не впервые берет в руки оружие, и мотивы его поведения ей пока не ясны. Может, он состоит в преступной группировке? Или условно осужден?
        Но условно осужденные не похищают женщин под дулом пистолета! Значит… О черт, она совершенно не понимала, что все это значит!
        - Ну как, Тереза? - спросил он.
        - Полагаю, спорить с тобой бесполезно? - мрачно спросила она.
        - Абсолютно бесполезно.
        Она скрыла свое раздражение.
        - Хорошо. Подожди, я сейчас.
        Тереза торопливо ушла в кухню, огляделась в поисках тайника и торжествующе улыбнулась. Заглянув в гостиную и убедившись, что Чарлз ее не видит, она схватила стул, залезла на него и спрятала обойму в непрозрачную вазу, стоявшую на одном из навесных шкафчиков.

“Это даже хорошо, что Чарлз какое-то время побудет здесь”, - подумала она, слезая со стула и ставя его на место. По правде говоря, ее пугала перспектива остаться одной, тем более что в любой момент могли вернуться эти мексиканские головорезы. А на местного шерифа она возлагала мало надежд.
        Чарлз вразвалку вошел в кухню:
        - Ну что, все?
        Тереза взглянула на пол, куда бандиты вывалили содержимое выдвижных ящиков и банок.
        - Нет, не все. Поможешь мне убрать?
        - Конечно.
        Она протянула ему веник:
        - Держи. Ты подметешь пол, а я перемою вилки-ложки и остальную утварь.
        Он нахмурился.
        - Может, лучше дождаться, когда приедет полиция и осмотрит место преступления?
        Тереза ухмыльнулась:
        - Лень работать?
        - Вовсе нет! - возмутился он. - Я люблю, когда на кухне чисто. Просто я хотел сохранить улики в неприкосновенности.
        - А, брось! И потом, неужели ты в самом деле думаешь, что на полуострове Боливар есть криминалист? Скажи спасибо, что хоть шериф имеется. Так что хватит прохлаждаться - и за дело!
        Чарлз усмехнулся и начал подметать пол.
        Вдвоем они навели порядок в кухне, потом перешли в гостиную и принялись убирать разбросанные вещи. К горлу Терезы подкатил комок, когда она увидела на полу фотографию брата под осколками стекла. Бережно подняв ее, она оглядела родное лицо. Фрэнк был мужчиной обычной внешности, тридцати с небольшим лет, с каштановыми волосами и мягким взглядом. Очки с толстыми линзами скрывали его красивые светло-карие глаза. Теперь его улыбающееся лицо превратилось в паутину осколков - так же как и его жизнь. Слава Богу, сама фотография не пострадала, а рамку можно заменить. Осторожно убрав осколки стекла, Тереза положила рамку с фотографией в выдвижной ящик письменного стола и тут почувствовала на себе взгляд Чарлза. Она подняла глаза и задвинула ящик.
        - Что-то не так? - участливо спросил он. - Ты вдруг сделалась такой грустной.
        При звуках его ласкового голоса к глазам Терезы опять подступили слезы. Но в этот момент с заднего дворика донеслось жалобное мяуканье.
        - Дорис Хуан! - ликующе вскричала она и бросилась к дверям.
        - Дорис Хуан? - растерянно повторил Чарлз.
        Тереза распахнула дверь, выходившую на задний дворик, и увидела свою большую пушистую рыже-белую кошку, которая сидела в траве и настороженно смотрела на нее золотистыми глазами. Скорбь по Фрэнку ушла из сердца Терезы, уступив место радости. Ее любимица цела и невредима!
        - Дорис Хуан! - Она подхватила на руки пушистого зверька. - Слава Богу, с тобой все в порядке! Эти хулиганы тебя напугали, да, милая киска?
        Дорис мурлыкала и тыкалась мордочкой под подбородок Терезы.
        Тереза обернулась к Чарлзу. В его глазах читалось недоумение.
        - Это моя кошка, - объяснила она, - с ней все в порядке.
        - Я так и понял. Но откуда такое странное имя?
        - Когда я была подростком, у меня был кот по имени Дон Хуан.
        - Ага. Можешь не объяснять, почему ему дали такую кличку. Я немного знаком с повадками мартовских котов.
        - Я в этом не сомневаюсь, - усмехнулась Тереза. - В общем, в конце концов Дон Хуан отошел в мир иной, но перед этим оставил свой последний приплод, рожденный соседской кошечкой. Зная, как сильно я по нему горюю, миссис Фишер разрешила мне взять котенка. Так у меня появилась Дорис Хуан.
        - Трогательная история, - согласился Чарлз, подошел ближе и тоже погладил кошку.
        Дорис с обожанием посмотрела на Чарлза и замурлыкала еще громче. Бессовестная!
        - Ты ей понравился. А она не многих людей жалует своей симпатией.
        - Я нравлюсь всем женщинам, милая, - проговорил Чарлз, нагнувшись к ее уху.
        Смутившись, Тереза отвернулась и направилась на кухню.
        - Э… наверное, Дорис Хуан проголодалась. Я ее покормлю.
        - Если бандиты ей что-нибудь оставили.
        - Конечно.
        Тереза дала кошке еду и воду, и тут за окном послышались гудки полицейской сирены. Вернувшись в гостиную, она застала Чарлза у окна.
        - Кажется, приехал шериф, - сообщил он. Тереза тоже подошла к окну.
        - Точно.
        Из джипа появился тучный мужчина в форме шерифа. Подтянув брюки и сплюнув в мокрую траву табачную слюну, он вразвалку приблизился к дому и тяжело поднялся по ступенькам крыльца. Заметив в разбитом окне Чарлза и Терезу, он приподнял свою бежевую ковбойскую шляпу.
        - Добрый день, - протянул он. - Ко мне заезжал парень по имени Билли Боб Крампетт. Он сообщил, что у вас здесь были беспорядки.
        - В нас стреляли из “беретт” трое бандитов! - воскликнула Тереза.
        Мужчина помолчал.
        - Это квалифицируется как беспорядки, мэм. Можно войти?
        - Конечно, шериф. Я сейчас открою, - вызвался Чарлз. Войдя в гостиную, шериф присвистнул, потом, оглянувшись на Терезу, покраснел при виде ее рваной юбки.
        - Похоже, кто-то из местных вас невзлюбил, мэм.
        Она в который раз попыталась соединить разорванные половинки юбки, но опять безуспешно.
        - Да, похоже.
        - Шериф Бобби Макдилбрек к вашим услугам, мэм. - Он достал ручку и начал что-то писать в своем блокноте. - Ваше имя?
        - Тереза Фелпс.
        - Вы хозяйка этого дома?
        - Нет, я его снимаю.
        Он кивнул на Чарлза:
        - А это кто?
        - Это мой похи…
        - Я ее друг, - поспешно вмешался Чарлз Эверетт, бросив на Терезу предостерегающий взгляд, и протянул руку шерифу.
        - Понятно. - Пожимая руку Чарлзу, Бобби кашлянул. - Расскажите мне, мэм, что здесь произошло, и почему эти парни в вас стреляли.
        - Не имею понятия… поэтому-то мы вас и вызвали.
        Он подозрительно огляделся по сторонам.
        - Обычно, когда бандиты громят дом, это связано с чем-то незаконным, если вы меня понимаете.
        - Нет, не понимаю! - возмутилась Тереза.
        Шериф многозначительно повел бровями и понизил голос:
        - Я имею в виду криминал, мэм. Теперь дошло?
        Тереза приложила палец к щеке.
        - Ах криминал? Ну что ж, давайте подумаем. Я веду наблюдения за птицами по заданию Общества орнитологов и пишу диссертацию на тему “Анализ приливных циклов и барьерной островной эрозии”.
        Он растерянно прищурился:
        - Что вы сказали, мэм?
        Тереза перешла на крик:
        - Итак, каковы будут ваши действия? Вы конфискуете черновики моей диссертации или заберете у меня бинокль?
        Шериф смущенно переминался с ноги на ногу.
        - Послушайте, мэм, давайте без крика. Просто обычно, когда бандиты устраивают такой погром, они либо ищут наркотики, либо хотят украсть ценные вещи, чтобы на вырученные деньги купить наркотики.
        - Здесь нет ни наркотиков, ни ценных вещей, - заявила Тереза. - Я бедна как церковная мышь.
        - Понятно, мэм. - Он опять что-то черкнул в блокноте. - Вы можете описать тех парней, которые учинили здесь погром и стрельбу?
        Тереза и Чарлз рассказали то немногое, что знали. Шериф несколько раз перебил их вопросами, потом покачал головой:
        - Ну что ж, я составлю рапорт и сообщу приметы этих ребят полицейским Галвестона и материка. Но хочу вас предупредить, чтобы вы не слишком рассчитывали на положительный результат.
        - Это я уже поняла, - любезно проговорила Тереза. Он посмотрел на нее с укором:
        - Я хотел сказать, мэм, что у преступления должна быть какая-то причина.
        Разозлившись, Тереза сжала руки в кулаки.
        - Конечно, причина должна быть. Вот почему мы вас и вызвали, шериф, - чтобы вы провели расследование!
        - Да, мэм. - Он пожал плечами и приподнял свою шляпу. - До свидания.
        - До свидания, - устало ответила Тереза. Захлопнув за ним дверь, она обернулась к Чарлзу: - Какой идиот!
        - Согласен, - ответил Чарлз и взглянул на нее с любопытством. - А ты даже не сказала ему, что я тебя похитил, если не считать небольшой оговорки вначале. А ведь он мог меня арестовать.
        Тереза пожала плечами:
        - Как заметил Билли Боб, ты спас мне жизнь, а заодно ему и тете Хэтч. К тому же мне почему-то кажется, что твое присутствие здесь не имеет ничего общего с предполагаемым романом между мной и твоим распутным папашей.
        Он криво усмехнулся. Она взглянула на него:
        - Да, кстати, где эти фотографии, на которых мы с ним запечатлены вместе?
        Чарлз побледнел.
        - Они… у меня дома. - Он покашлял и сменил тему: - Знаешь, в одном шериф прав: у бандитов должны быть какие-то мотивы. Подумай, Тесс. Кто мог желать тебе смерти?
        Она ослепительно улыбнулась:
        - Ну, это просто. Насколько я знаю, ты - единственный человек, который хочет меня убить.
        - Очень остроумно, - отозвался Чарлз. - И все же. У тебя есть враги? Или ценные вещи, которые можно украсть?
        Тереза сдвинула брови и надолго задумалась. Наконец, вздохнув, сказала:
        - Нет, черт возьми. И вообще, кому придет в голову грабить бедную женщину, которая занимается наукой?
        Он сочувственно кивнул:
        - Ладно, Тесс, забудь об этом на время. Может быть, позже тебя осенит какая-нибудь идея. А сейчас давай продолжим уборку.
        - Давай. - Она оглядела себя. - Только я, пожалуй, переоденусь, пока к нам не заявились новые гости.
        Он театрально всплеснул руками:
        - А может, не надо? Мне нравится твой костюм.
        - Конечно, он в твоем стиле, - съязвила она. Чарлз засмеялся.
        Тереза вышла из комнаты, провожаемая его откровенно оценивающим взглядом.



        Глава 6

        По счастью, бандиты не тронули холодильник, который Тереза как раз вчера наполнила продуктами. После нескольких часов уборки - она и Чарлз ставили на место мебель, выметали осколки и наводили относительный порядок в коттедже - оба проголодались. Тереза вызвалась приготовить зубатку, пока он прибивал мелкими гвоздиками простыни на разбитые окна.
        По-луизиански, как учила ее мама, Тереза обваляла куски рыбного филе в смеси из кукурузной и пшеничной муки, кайенского перца и других специй и принялась жарить их на растительном масле. Заодно она поставила на огонь кастрюльку с рисом и сделала салат. Вкусные запахи и привычное занятие действовали успокаивающе.
        Почуяв рыбу, Дорис Хуан прибежала на кухню и с жалобным мяуканьем запрыгнула на стол. Обычно кошка не позволяла себе подобных вольностей, но после всего, что случилось, Тереза не посмела ее ругать. Спустив кошку на пол, она дала ей остатки сырой рыбы, вымыла руки и продолжала готовить.
        В голове крутились сегодняшние события. Она безуспешно пыталась их осмыслить. Почему Чарлз Эверетт сначала похитил ее, а потом превратился в ее защитника? Почему бандиты устроили погром и стрельбу в ее доме? Они явно чего-то от нее хотели, и Чарлз тоже. Да, он привлекательный, но ему нельзя доверять. Совсем недавно этот человек угрожал ей пистолетом. Надо попытаться выяснить его истинные намерения.
        Мысли Терезы прервал долетевший из гостиной ровный гул - это заработал ее большой оконный кондиционер. Через секунду в кухню небрежной походкой вошел Чарлз, обмахивая ладонью раскрасневшееся лицо.
        - Я закрыл все окна и включил кондиционер, чтобы в доме стало прохладнее.
        - Спасибо.
        Он подошел к плите.
        - Пахнет волшебно, Тесс.
        Она перевернула филе на сковородке.
        - Ты, наверное, проголодался?
        - Я всегда голоден, милая.
        Услышав в его голосе сексуальный подтекст, Тереза затрепетала и скосила глаза на Чарлза. Он успел снять пиджак и закатать рукава белой тонкой рубашки, расстегнув на ней несколько пуговиц. С волосами, растрепанными ветром, и блестящей от пота кожей он выглядел просто неотразимо. Его взгляд скользнул по ее телу, и Тереза, несмотря на жару, пожалела, что надела короткие шорты и майку-топ. Она знала, что у нее красивые ноги, длинные и изящные, и видела подтверждение этому в глазах Чарлза. Он долго рассматривал ее точеные босые ступни, обутые в плетеные босоножки, и ярко накрашенные ногти на ногах.
        - Ты выглядишь очень по-домашнему, - сказал он с улыбкой.
        Она вымученно улыбнулась в ответ.
        - Хочешь пить? В холодильнике есть пиво.
        - Это просто манна небесная! - Он открыл холодильник, достал банку с пивом и с хлопком ее открыл. - Ты будешь?
        Она покачала головой и налила себе в бокал белого вина.
        - Я завесил окна простынями, но завтра тебе надо будет вызвать стекольщика.
        Тереза застонала.
        - Знаю. Придется звонить хозяину дома. Одна мысль об этом вселяет в меня ужас.
        - У него нет страховки?
        - Есть, но он жуткий скряга! - Она взмахнула лопаточкой. - Он наверняка обвинит меня в случившемся и потребует возмещения убытков. К тому же я не застраховала собственное имущество, а они разбили мой компьютер.
        - Да. Придется покупать новый.
        - Тебе легко говорить, а у меня нет денег. Я всего лишь бедная ученая дама. Хорошо хоть, что я скопировала свою диссертацию на дискеты. Кажется, они не пострадали.
        Он нахмурился:
        - Диссертацию?
        - Я кандидат наук по современной седиментологии. - Она ехидно усмехнулась. - Но ты уже знаешь об этом, не так ли?
        - Разве?
        Она шагнула к нему и вздернула подбородок.
        - Тебе известно, что я считаю птиц по заданию Общества орнитологов. Помнится, ты прошелся по этому поводу, пока тащил меня в наручниках из магазина. - Она посмотрела ему в глаза. - Что скажешь, Чарлз? Откуда у тебя эти сведения? Только не говори, что от твоего отца!
        Чарлз на мгновение растерялся, но потом кивнул на сковородку:
        - У тебя рыба сгорит.
        Охнув, Тереза отвернулась и принялась переворачивать шипящие куски.
        - Молодец, ушел от ответа! - бросила она через плечо и услышала смех Чарлза.


* * *
        - Расскажи мне про свою диссертацию. И про современную седиментологию, - предложил Чарлз.
        Тереза невольно расхохоталась.
        Они сидели за обеденным столом, ели рыбу, рис, салат и пили белое вино. Атмосфера была обманчиво уютной.
        - Пытаешься завести светскую застольную беседу? - спросила она. - Но ведь тебе это неинтересно.
        - Еще как интересно! - настаивал он. - Никогда еще профессия женщины не вызывала во мне столько любопытства.
        Тереза продолжала смеяться, не в силах противиться его обаянию.
        - Ну хорошо. Седиментология - это наука, изучающая геологические отложения, осадочные горные породы, процессы формирования барьерных островов, гидрологические циклы и тому подобное.
        Он отхлебнул вина.
        - Как увлекательно! Наверное, в детстве ты тоже жила на берегу?
        - Вообще-то да. Я родилась в Морган-Сити, в Луизиане, и проводила много времени на берегу залива, пока была маленькой. Меня восхищали морские птицы и сам пляж - циклы прилива, эрозия. Мне хотелось понять, как это все начиналось. В результате я заинтересовалась седиментологией, которую позже изучала в колледже в Батон-Руж.
        - И о чем же твоя диссертация?
        - О влиянии приливных вод на формирование иловых отмелей этого залива.
        Он присвистнул:
        - Впечатляет! И ты наносишь на карту географические изменения в регионе?
        Она пожала плечами:
        - Это часть моего исследования.
        - Ты уже заканчиваешь диссертацию?
        Она вздохнула:
        - Я надеялась ее закончить к концу зимы или к началу весны. Но потом… - Она замолчала, вспомнив про смерть брата, и машинально тронула браслет Фрэнка на левом запястье. Ей не хотелось сейчас обсуждать с Чарлзом эту болезненную тему. - Словом, потом у меня возникли некоторые личные осложнения, а теперь еще это. Не знаю, как сильно отразится на моей работе поломка компьютера.
        Он подмигнул:
        - Я почитаю за честь знакомство с такой умной женщиной.
        - Правда? - Она засмеялась. - Обычно мой ум отпугивает мужчин.
        - Но я не обычный мужчина.
        - Конечно. - Она нахмурилась. - Позволь спросить: что ты делаешь в Штатах? Ведь ты, кажется, англичанин? Или ты нарочно подделываешь акцент в целях конспирации?
        Услышав ее вопрос, он сразу посерьезнел.
        - Да, я англичанин. Но мои дядя с тетей живут в Техасе. В детстве я с родителями несколько раз приезжал к ним в гости и полюбил эту страну. Потом я учился в Техасском университете и в конце концов стал гражданином Америки.
        - Да? Мой брат тоже учился в университете в Хьюстоне! - выпалила она и тут же закусила губу.
        - Как интересно, - заметил он. - Что с тобой?
        У Терезы по-прежнему не было желания говорить о брате. Она тряхнула головой.
        - Хотя вряд ли ты его знал…
        - Техасский университет - довольно большое заведение, - тактично отозвался Чарлз.
        - Конечно. И чем же ты сейчас занимаешься? - спросила она, уводя разговор в сторону.
        - Управляю своими инвестициями.
        Она вскинула брови:
        - Охотно верю.
        На его губах появилась легкая улыбка.
        - Это очень хлопотно.
        - Не говоря уже о том, что тебе приходится тратить время и на меня.
        - Браво! - засмеялся он.
        Она подперла подбородок рукой и строго взглянула на него.
        - Послушай, Чарлз, может, ты наконец скажешь, зачем ты меня похитил?
        - Я уже говорил. Мне надо держать тебя под замком до следующего месяца, пока мои родители не уедут в Англию. - Несмотря на свой нахальный тон, он избегал ее взгляда.
        - Хватит молоть чушь! Ты что, идиот? И потом я не позволю тебе остаться в моем доме…
        - А я все равно останусь, - перебил ее Чарлз. - Хотя бы ради твоей безопасности. Или ты забыла, что всего пару часов назад твоему дому и тебе самой угрожали бандиты с “береттами”?
        - Нет, не забыла.
        - Если ты думаешь, что я оставлю тебя в эту ночь одну, то ты просто сумасшедшая.
        - Прости, но у меня такое ощущение, что сумасшедший как раз ты.
        - Как скажешь. - Он насмешливо отсалютовал. - Придурок с пистолетом, правда, незаряженным, к вашим услугам, мисс.
        Он так важно надул щеки, что Тереза не выдержала и расхохоталась.
        - Не волнуйся, - добавил он, кашлянув, - я лягу на диване.
        Она нахмурилась. Неужели никак нельзя заставить этого человека уйти?
        - На диване? Послушай… тебе неудобно здесь оставаться. Ведь у тебя нет пижамы…
        - Есть. Сумка с вещами у меня в машине.
        Она подозрительно прищурилась:
        - Ах вот как? Значит, ты всегда в полной боевой готовности?
        - Разумеется.
        Тереза подбоченилась:
        - Чарлз, я благодарна тебе за то, что ты помог мне привести дом в порядок, но после ужина ты должен уйти.
        - Тереза, будь благоразумна, - не унимался он. - Если ты помнишь, мы с тобой уже говорили на эту тему, и я победил. Неужели ты не понимаешь: если я уйду, ты останешься совершенно беззащитной - без телефона и даже без машины!
        Она с досадой махнула рукой:
        - Из-за тебя моя машина до сих пор стоит в Хьюстоне.
        - Я завтра отвезу тебя туда.
        - Ты можешь сделать это сегодня вечером.
        - Завтра, Тесс. И хватит об этом. - Он улыбнулся, с удовольствием пережевывая кусок зубатки. - Я еще не сказал, что у нас чудесный ужин? Где ты научилась так хорошо готовить рыбу?
        Тереза заскрежетала зубами.
        - Ты уходишь от темы, Чарлз.
        - И все-таки?
        Она со стоном сдалась:
        - Я уже говорила тебе, что родилась в Луизиане.
        - Ах да. - Он с выражением полного блаженства смаковал второй кусок. - Так вот откуда эта чудесная корочка! Старый семейный рецепт?
        Она кивнула:
        - Мамин. Мои родители до сих пор живут в Морган-Сити.
        - А брат? - осведомился он.
        Тереза отвернулась, у нее вдруг защипало глаза.
        - В чем дело, Тесс? - встревожено спросил Чарлз. - И раньше при упоминании о твоем брате ты побледнела. Что-то случилось?
        Она молчала.
        - Тесс?
        Тереза посмотрела на Чарлза и растаяла при виде его ласкового, участливого взгляда. К глазам ее вновь подступили слезы.
        Он быстро обогнул стол и поднял ее, согрев в своих объятиях. Сердце Терезы взволнованно забилось в груди. Ей было стыдно: она опять плакала, и Чарлз опять ее утешал! Однако его сильные руки внушали спокойствие и уверенность.
        Он отвел ее к дивану в гостиной, потом сходил на кухню за бренди и, протянув Терезе рюмку, стал терпеливо ждать, когда она сделает несколько глотков.
        - Ну хорошо, Тесс, - наконец сказал он, - что же случилось с твоим братом?
        Она беспомощно взглянула на него.
        - Расскажи мне, Тесс.
        Она шмыгнула носом.
        - Он умер.
        - Умер?
        - Фрэнк был профессором, специалистом по Франции, и жил в Хьюстоне, - хрипло объяснила она. - Это он помог мне получить грант Общества орнитологов, благодаря которому я живу здесь и собираю материалы для своей диссертации.
        - Ясно.
        Она с трудом справилась с волнением.
        - За последние месяцы, поскольку мы с Фрэнком жили недалеко друг от друга, у нас установились особенно тесные отношения. Но несколько недель назад произошел ужасный несчастный случай. Как-то ночью Фрэнк вышел на своем паруснике на Чистое озеро… и не вернулся. На другое утро рыбак нашел у берега его труп и вызвал полицию.
        Чарлз выглядел потрясенным и встревоженным.
        - Какой кошмар! Выходит, он утонул?
        - Да.
        - Но почему?
        - Трудно сказать. Фрэнк был отличным пловцом и мореходом. Но у него на лбу остались следы от какого-то тупого предмета. Коронер предположил, что он ударился головой и упал за борт - скорее всего он был без сознания…
        Чарлз сжал ее руку:
        - Какая трагедия, Тереза! Я тебе очень сочувствую.
        - Спасибо, - выдавила она, хлебнула еще бренди и поставила рюмку. - Мы похоронили его в Морган-Сити несколько недель назад. Я сама три дня как вернулась оттуда. - Она зябко повела плечами. - Родители очень переживают.
        - Еще бы! Так вот про какие личные осложнения ты говорила. Но теперь я еще больше беспокоюсь о твоей безопасности.
        Тереза недоуменно уставилась на него:
        - Почему?
        Он долго молчал, сдвинув брови.
        - Что, если смерть твоего брата не была случайностью? Может быть, она имеет какое-то отношение к тем головорезам, что сегодня в нас стреляли?
        Тереза была поражена:
        - Что? Но это же нелепо! Кому могло понадобиться убивать Фрэнка? Он был обычным профессором!
        Чарлз покачал головой:
        - Не знаю, не знаю, но здесь происходит нечто очень странное и опасное. Меня это сильно беспокоит.
        - Меня тоже. - Тереза опять залилась слезами, но в душу ей закрались невольные сомнения. - Знаешь, Чарлз, здесь действительно происходит нечто странное и опасное с тех пор, как я тебя встретила. Что ты на это скажешь?
        К ее удивлению, он одарил ее насмешливой и в то же время ласковой улыбкой, потом протянул руку и отвел с ее лба выбившуюся прядь волос.
        - Странное? Опасное? Ты права, милая. Совершенно права.
        Он наклонился и приник к ее губам в головокружительно нежном поцелуе. Тереза застыла от неожиданности, но вскоре из ее груди вырвался блаженный стон. Объятия Чарлза стали крепче, а поцелуй - страстным. Она раскрыла губы.
        Он тут же воспользовался моментом. Его язык медленно скользнул ей в рот и начал ритмично двигаться. Забыв обо всем, Тереза прильнула к Чарлзу, обуреваемая целым сонмом ощущений. Еще никогда поцелуй мужчины не казался ей столь упоительным. Ее мягкая грудь расплющилась о его твердый теплый торс. Забравшись рукой под майку, он погладил ее голый живот, потом дразняще провел пальцами по бедру. Она охотно отвечала на его поцелуй, удивляясь собственной реакции. Чарлз сказал правду: он был опасен, и это делало его еще более притягательным.
        Наконец потрясающий поцелуй закончился. Тяжело дыша, Чарлз подался назад, заставив ее ослабеть под пылким взглядом его красивых глаз. Он поцеловал ее в кончик носа и заговорил хриплым от желания голосом:
        - Ложись-ка спать, Тесс. Тебе сейчас и так хватает осложнений в жизни.
        Тереза кивнула, недоуменно спрашивая себя, что такое на нее нашло.
        - Хорошо, - пробормотала она.
        Она встала и нетвердой походкой отправилась в свою спальню. Господи, как же ее влекло к Чарлзу Эверетту - мужчине, которому она не доверяла!


* * *
        Чарлз смотрел ей вслед, отмечая взглядом манящее покачивание бедер и великолепные длинные ноги.
        Он вовсе не собирался сейчас ее целовать, но его тронула ее скорбь по покойному брату. Сдвинув брови, он подошел к письменному столу, куда, как он заметил, Тереза спрятала фотографию Фрэнка. Открыв выдвижной ящик, он перевернул рамку и со вздохом взглянул на снимок. Бедный Фрэнк, его трагическая смерть причинила столько горя его родителям и сестре!
        Чарлз задвинул ящик. Фрэнку уже не помочь.
        Зато можно помочь его сестре. Чарлз действительно хотел по возможности защитить Терезу Фелпс. Но смятенные чувства вступали в противоречие со здравым смыслом. Эта женщина оказалась очень милой, обаятельной и сексуальной. Вот и сейчас его так и подмывало пойти к ней, обнять и довести начатое дело до конца.
        Он улыбнулся. Она была немножко с чудинкой, эта Тереза Фелпс, она путала Эмерсона с Торо и дала своей кошке странную кличку Дорис Хуан. Но в ней угадывался поразительный ум, и это только подстегивало его интерес.
        Чарлз и сам был не глуп, поэтому умные женщины его не пугали, скорее наоборот.
        Но что больше всего привлекало его в Терезе, так это ее ранимость и почти девичья скромность. Похоже, она и не догадывалась о том, как красива. Чарлз вспомнил ее густые темно-каштановые волосы, широкое лицо с большими блестящими карими глазами и полными губами, ее высокую стройную фигуру с округлой грудью, тонкой талией и изящным изгибом бедер - вспомнил и ослабел от желания ею овладеть.
        Огромным усилием воли он собрал свои разбегающиеся мысли. Подобные отступления непозволительны. Он на задании, и об этом нельзя забывать. Его цель - заручиться доверием Терезы Фелпс и, самое главное, выудить из нее нужную информацию. После этого их отношения почти наверняка прекратятся.
        К тому же, узнав о нем всю правду, она его возненавидит. А пока никаких романтических глупостей! Они отвлекают от дела.
        Его раздумья были прерваны трелью сотового телефона. Боясь, как бы Тереза не услышала звонка, он бросился к креслу, на котором лежал его пиджак, достал из кармана тонкую телефонную трубку и нажал кнопку приема сигнала.
        - Алло? - спросил он тихим напряженным голосом. Абонент на другом конце линии был крайне недоволен.
        Он долго распекал Чарлза, а тот слушал, несколько раз пытаясь перебить и оправдаться, но в основном молча сжимая челюсти.
        Наконец ему дали возможность говорить.
        - Послушай, что ты ругаешься? Черт возьми, ты же сам дал мне карт-бланш в отношении этой девчонки. Я найду то, что нужно, не переживай. Так что хватит меня пилить и дай мне спокойно работать.
        Услышав смачное ругательство, Чарлз возмущенно нажал на кнопку отбоя и, помрачнев, убрал трубку в карман пиджака. Потом он оглядел комнату, увидел сумку Терезы, сел на диван и начал рыться в ее содержимом…


* * *
        Несмотря на успокаивающее действие алкоголя, Тереза не могла заснуть. Она была слишком взбудоражена и беспокойно ворочалась в постели, а Дорис Хуан мирно мурлыкала у нее в ногах.
        Из головы у нее не шел восхитительный поцелуй Чарлза Эверетта, а тело еще не остыло от страсти. Внизу живота по-прежнему ощущалась тупая пульсация.
        Когда же в последний раз мужчина так ее возбуждал? Да, пожалуй, никогда. Но почему именно он? И самое главное - почему этот веселый и великолепный, как Джеймс Бонд, англичанин прилип к неприметной и небогатой соискательнице докторского звания? Его явно интересовало нечто осязаемое, но не только ее тело.
        А она еще разрешила этому современному ловеласу остаться ночевать под ее крышей! И теперь лежала всего в нескольких шагах от него, томясь от желания. Надо бы сходить к врачу и проверить здоровье.
        Но Терезу мучил не только его поцелуй, но и их разговор про Фрэнка. Что, если Чарлз прав и Фрэнка убили? При одной мысли об этом горло ее сжималось, а по спине пробегал холодок.
        Может быть, некие люди хотели что-то от Фрэнка и потому убили его, а теперь по той же причине охотятся за ней?
        Да, но что нужно этим таинственным злоумышленникам? Зачем они стреляли в нее, зачем перевернули вверх дном ее дом? Почему погиб Фрэнк, в конце концов? Какие такие ценности они ищут?
        Не те ли самые, за которыми гоняется и Чарлз Эверетт?



        Глава 7

        Маноло Хуарес сидел в небрежной позе на золотистом велюровом диване Руд и Сарагосы и смотрел, как Джози учит своих шестилетних близнецов-племянниц танцевать макарену. Маноло был симпатичным юношей, стройным и мускулистым. Редкая бородка, длинные волосы и глубоко посаженные темно-карие глаза только добавляли ему обаяния. На нем были пыльные сапоги, потертые обтягивающие джинсы и черная футболка. На правом предплечье красовалась татуировка с изображением змеи.
        Девочки собрались кружком в маленькой гостиной возле стереосистемы. Маноло едва сдерживал желание, глядя на изящную фигурку двадцатилетней Джози, которая двигалась в такт зажигательной латиноамериканской мелодии. На ней были джинсовые шорты и майка-топ. Шею украшало золотое колье, в ушах поблескивали золотые кольца. Она походила на принцессу: светло-каштановые кудрявые волосы до плеч, безупречно наложенный макияж, полные губы - красные и манящие. Когда она ему улыбалась, на ее очаровательных щечках появлялись ямочки.
        Caramba! (Черт возьми! (исп.).) Хорошо, что его кепка лежит на коленях, прикрывая стратегически важный участок, иначе он мог бы шокировать маленьких Сильвию и Софию. Близняшки ритмично размахивали коричневыми ручонками. Они были в одинаковых костюмчиках, купленных тетей Джози: розовые тенниски, кружевные белые носочки, розовые шорты и майки-топы в бело-розовую клетку. Джози постригла и уложила им волосы, и теперь очаровательные кудряшки обрамляли их милые круглые личики. Черт возьми, Джози умела обращаться с детьми!
        Маноло познакомился с ней в окружной больнице, где она работала медсестрой, и с тех пор бегал за ней, как влюбленный щенок. Он был даже рад, что сцепился со своим куратором-полицейским, в результате чего попал в больницу. Правда, эта драка стоила ему еще девяноста дней в окружной тюрьме, но если бы он не напал на болвана копа, то никогда не встретил бы Джози.
        Ему нравилось бывать в ее семье, в скромном, но уютном доме на востоке Хьюстона. Вот только расставленные повсюду свечи и прочие религиозные атрибуты, в том числе и портрет Иисуса Христа, строго взиравшего на него с противоположной стены, заставляли Маноло слегка поеживаться. Однако настоящим бельмом в глазу был брат Джози, Руди, который всячески пытался внушить сестре, что ее дружок, Маноло, бездельник.
        Но и это не слишком беспокоило Маноло. Главное - он мог приходить в гости к Джози, сидеть здесь, на этом диване, и наслаждаться жизнью. У него еще никогда не было респектабельной подружки, он не привык находиться в кругу большой дружной семьи. Его отец, строительный рабочий, погиб в результате несчастного случая, когда Маноло было пять лет. Через три года его мать вышла замуж за другого и вернулась в Мексику, оставив Маноло в Техасе с разведенной тетей, которая слонялась по дешевым барам в поисках мужиков и не слишком утруждала себя его воспитанием. В четырнадцать лет он убежал из дому, связался с уличными бандитами, и с тех пор у него начались неприятности с полицией.
        Однако встреча с Джози послужила толчком к новой жизни.
        Ради нее он порвал со старыми друзьями, но по-прежнему искал легких заработков, главным образом за счет нелегального ввоза в Хьюстон больших партий наркотиков. У девятнадцатилетнего мексиканца, да еще условно осужденного, было не так много шансов найти работу в американском городе. Впрочем, он уже купил себе машину, классную квартиру и мечтал жениться на Джози. Эта девушка отличалась от тех, с которыми он встречался раньше. Маноло уважал ее и стремился завоевать ее уважение - впрочем, с не меньшим пылом он стремился при любой возможности затащить ее в постель. “А чего еще ждать от такого парня, как я? ” - подумал он, криво усмехнувшись.
        Но она упорно держала его на расстоянии. Они встречались уже полгода, ходили на танцы и в кино. Она даже приглашала его на воскресные праздники, которые часто устраивала ее семья. И хотя Маноло сходил с ума от желания, она оставалась теплой снаружи и ледяной внутри…
        Девочки закончили танец. Сильвия и София смеялись и хлопали в ладоши, Джози игриво ерошила волосы своим племянницам. Маноло закричал: “Браво!” - и затопал ногами. Девочки, хихикая, поклонились. Джози опять ему улыбнулась. От ее улыбки у него таяло сердце.
        - Девочки, принесите из кухни мороженое себе и нам с Маноло, - строго сказала Джози. - А потом ложитесь спать. Когда бабушка вернется с мессы, вы обе должны быть в кроватях.
        - Хорошо, тетя Джози! - хором ответили девочки и выпорхнули из гостиной.
        Джози подошла к дивану и села рядом с Маноло, улыбнувшись ему, как всегда, робкой улыбкой. Черт возьми, эта девушка хочет его убить! Запах ее духов кружил ему голову. Ему хотелось наброситься на нее, схватить в охапку… Но Джози - благородная леди, и, если он тронет ее хоть пальцем, она надерет ему уши. А ее старший брат Руди… черт возьми, Руди устроит ему хорошую взбучку!
        - Тебе понравилось, как мы танцевали, Маноло? - спросила Джози.
        Он положил руку ей на плечо и плотоядно усмехнулся:
        - Я без ума от тебя. Иди сюда и поцелуй меня.
        Она позволила ему короткий поцелуй. Сладкий вкус ее губ распалил Маноло, но, когда он попытался проникнуть языком ей в рот, она его оттолкнула.
        - Только без глупостей, Маноло! - сказала Джози, выпятив красные губки. - Мои племянницы в доме.
        - Ах, дорогая, еще один поцелуй! - взмолился он.
        - Нет. Девочки еще не легли спать.
        Маноло опять усмехнулся:
        - Ты уделяешь своим племянницам слишком много времени: готовишь им обеды, водишь их в библиотеку, учишь танцевать…
        - Я помогаю по мере сил. Не могу же я оставить племянниц одних. Моя невестка работает по вечерам машинисткой в юридической фирме, мама никогда не пропускает мессы, а брат, их отец, поздно приходит с работы.
        Маноло нахмурился:
        - Я рад, что Руди поздно возвращается домой. Он меня ненавидит.
        Она укоризненно прищурила глаза:
        - Нет, Маноло. Просто он хочет, чтобы ты взялся за ум.
        - Ага, конечно! - Маноло вдруг игриво толкнул ее локтем. - Эй, давай немножко развлечемся, пока его нет?
        - Маноло! - воскликнула она. - Сколько раз тебе повторять: я не могу, пока мои племянницы в доме!
        Он застонал и махнул рукой:
        - У тебя всегда найдется какая-нибудь отговорка! Мы встречаемся уже полгода. Я же не пытался затащить тебя в койку в первый день знакомства? Может, пора уступить?
        - Ах так? - Джози схватила диванную подушку и принялась лупить ею своего ухажера. - Я уступлю тебе в день нашей свадьбы!
        Маноло со смехом отбивался.
        - Эй, перестань! - Он схватил ее за руки и ухмыльнулся, обнажив белые зубы. - В самом деле давай поженимся. Сделаем своих близняшек!
        Но Джози вырвалась и упрямо скрестила руки на груди.
        - Только когда ты найдешь работу, Маноло. Ты, конечно, симпатичный парень, и нам хорошо вместе. Мне нравится танцевать с тобой и кататься в твоей машине, но тебе нужно заняться чем-то серьезным.
        Маноло скрипнул зубами:
        - Джози, прошу тебя…
        - И хватит якшаться с этими подонками, которых ты называешь друзьями!
        - Гектор и Фредди не подонки, - возмутился Маноло. - Они las serpientes (Змеи (исп.).).
        Она всплеснула руками:
        - Они самые настоящие подонки, лжецы и уголовники.
        Маноло хотел ей ответить, но тут входная дверь с шумом распахнулась, и в комнату вошел старший брат Джози, Руди Сарагоса, высокий властный мужчина тридцати лет в темно-синей форме полицейского. Ни слова не говоря, Руди открыл шкаф, повесил свою фуражку на крючок и запер в маленький сейф пистолет и портупею. Потом он обернулся и подозрительно сузил глаза, увидев разбросанные по полу диванные подушки и раскрасневшиеся лица сидящих рядом Джози и Маноло.
        Маноло судорожно вздохнул и выпрямил спину.
        - Привет, Руди, - сказал он.
        - Привет, Руди, - весело повторила Джози.
        - Что здесь происходит? - сурово спросил Руди. - Ты пристаешь к моей сестре, Маноло?
        Маноло вскочил:
        - Я к ней пристаю? Что за чушь! Она сама набросилась на меня с подушкой.
        Но Руди не смягчился.
        - Значит, ты ее довел. - Он взглянул на Джози: - Этот мерзавец опять к тебе приставал?
        Джози засмеялась и встала.
        - Нет, Руди. Мы только что играли с девочками, танцевали макарену. Вот и все.
        - Ага. - Хмурый взгляд Руди говорил о том, что он сестре не поверил.
        К счастью, разговор был прерван появлением близняшек. Они вбежали в комнату, держа в каждой руке по вазочке с печеньем и сливочным мороженым.
        - Папа! - закричали они хором и бросились обнимать отца, не выпуская из рук вазочки.
        Руди засмеялся, схватил у них мороженое и поставил его на кофейный столик.
        - Осторожнее, дочки, не испачкайте мне форму!
        - Я хочу тебя поцеловать, папа! - объявила Сильвия. По подбородку ее текла белая сладкая масса.
        - Я тоже! - подхватила София, обхватив отца ручонками.
        Руди усмехнулся.
        - Идите на кухню и там ешьте мороженое, а потом ляжете спать. Я к вам зайду.
        - Хорошо, папа, - сказали девочки, схватили свои вазочки и убежали на кухню.
        Руди взял со столика две оставшиеся вазочки и протянул одну Джози:
        - Вот, они принесли нам печенье и мороженое.
        Джози с укором взглянула на брата:
        - Руди, девочки принесли вторую вазочку для Маноло.
        Руди пожал плечами, потом сел на диван, забросил ноги на кофейный столик и принялся за мороженое.
        - Ну и что? Он здесь не живет и по счетам не платит. Пусть сам себе покупает мороженое! Черт возьми, он скоро нас совсем объест!
        Джози протянула Маноло свою вазочку:
        - На, ешь мое.
        Маноло покосился на вазочку и приподнял бровь.
        - Давай есть вместе, дорогая. Так веселее.
        Но стоило Джози поднести ложку с мороженым ко рту Маноло, как Руди хватил кулаком по дивану, и они, вздрогнув, отпрянули друг от друга.
        - Джози, отодвинься от этого змея!
        Маноло метнул на Руди враждебный взгляд.
        - Маноло не змей! - возмутилась Джози.
        - Не змей? А ты посмотри на его татуировку! Разве это не знак его банды?
        Джози сердито посмотрела на брата, но, протянув Маноло вазочку с мороженым, послушно села рядом с Руди. Маноло отошел от дивана и опустился в кресло.
        - Ну что, парень, как дела на работе? - любезно спросил он у Руди.
        Тот сдвинул брови.
        - Пашешь как проклятый, а платят гроши. Впрочем, у меня ответственная должность - начальник полицейского отделения в частном университете. Я не какой-то там условно освобожденный и не могу целыми днями слоняться без дела и плевать в потолок.
        - Да, я классно развлекаюсь, - огрызнулся Маноло.
        - Ты не прав, Руди, - возразила Джози. - Маноло ищет работу. Будь с ним помягче. В конце концов, он получил среднее образование во время последней отсидки в Хантсвилле.
        - Вот именно, - поддакнул Маноло, взглянув на Джози с благодарной улыбкой.
        - Ну что ж, сестренка, поздравляю: ты отхватила себе настоящего героя, - усмехнулся Руди. - Подумать только: получил образование в тюрьме! Когда ты наконец повзрослеешь и поймешь, что твой ухажер - всего лишь дешевый неудачник? Я уж не говорю про его дружков-бандитов.
        Маноло скрипнул зубами.
        - Послушай, парень, ты прекрасно знаешь, что я завязал со Змеями, когда начал встречаться с Джози. Фредди и Гектор тоже.
        - Да этому парню надо медаль на грудь повесить! - засмеялся Руди. - И что же, позволь узнать, делают эти два придурка сегодня вечером? Грабят прохожих? Или промышляют старой доброй кражей со взломом?
        Маноло сдвинул брови.
        Руди махнул ложкой в сторону Джози:
        - И зачем ты связалась с этим подонком? Мария хочет познакомить тебя с одним из сотрудников юридической фирмы. У парня хорошее будущее.
        Джози с улыбкой взглянула на Маноло:
        - Не знаю… Может, ты прав, и Маноло плохой, но он по-своему мил.
        - Да, - подтвердил Маноло.
        Повисла напряженная пауза. Руди и Маноло таращились друг на друга, точно две дворняжки, готовые устроить драку за свою территорию. Руди первый отвел глаза, съел ложку мороженою и оглядел комнату. В следующее мгновение он со стуком поставил свою вазочку на кофейный столик.
        - Черт! Кто рылся в моем шкафу с оружием?
        - В каком шкафу? - испуганно спросил Маноло. Руди вскочил с дивана и подбежал к шкафу со стеклянными дверцами. Маноло вдруг побледнел.
        Джози растерянно смотрела на него.
        - Маноло?
        Криво улыбнувшись, Маноло встал с дивана и подошел к Руди:
        - В чем дело, парень?
        С негодующим видом Руди пошарил рукой по верху шкафа, нашел ключ и громко крикнул:
        - Девочки!
        - Что случилось, Руди? - спросила Джози, приблизившись к брату.
        Девочки вбежали в гостиную и испуганно посмотрели на отца.
        - Что, папа? - спросила Сильвия.
        - Девочки, вы играли с папиным оружием? - строго спросил Руди, потрясая ключом.
        - Нет, - ответила Сильвия, судорожно сглотнув.
        Руди угрожающе сдвинул брови:
        - Только честно! Я предупреждал вас, чтобы вы и близко не подходили к этому шкафу!
        - Мы и не подходили. Мы даже не знаем, где ты прячешь ключ, - заверила его София. Ее личико было бледным.
        - Точно? - упорствовал Руди. - Перекреститесь и помните: Господь жестоко карает обманщиков!
        Обе девочки с серьезным видом перекрестились.
        - Мы знаем, папа, что нам нельзя трогать твое оружие, и мы его не трогаем, - проговорила Сильвия, чуть не плача,
        Смягчившись, Руди ущипнул каждую девочку за подбородок.
        - Простите, дочки. Просто папа до смерти испугался, ведь вы могли пораниться.
        - Нет, папа, мы не прикасались к этому шкафу, - сказала София.
        Облегченно вздохнув, Руди быстро обнял девочек.
        - Я вам верю, малышки. Ложитесь спать, а я приду и почитаю вам сказку.
        - Ладно, папа! - Девочки вприпрыжку выбежали из гостиной.
        Джози обернулась к Руди, уперев руки в бока:
        - Руди Сарагоса, как ты смеешь так обращаться с девочками?
        - Это мои дочери, - прорычал Руди.
        - И мои племянницы! А ты на них накричал. - Джози кивнула на шкаф. - К тому же, насколько я вижу, все твое оружие на месте.
        - Да? - спросил Руди. Он отпер шкаф и открыл стеклянную дверцу. - Здесь кто-то рылся, это точно. Мой “винчестер” лежит там, где раньше лежал “браунинг”, а
“беретта”… - Подозрительно сощурившись, он провел пальцами по дулу, потом понюхал. - Черт возьми, дуло грязное! Из него стреляли. - Он резко обернулся: - Маноло!
        Маноло задрал руки кверху и начал отступать.
        - Эй, парень, не надо так на меня смотреть!
        - А на кого еще мне смотреть? - взревел Руди, двинувшись к нему с оружием в руке. - Мои дочери не виноваты, значит, остаются Джози, мама и моя жена. Папа вне подозрений. Отвечай, мерзавец, зачем тебе понадобилось мое оружие?
        Испуганно взглянув на него, Маноло взмолился:
        - Слушай, парень, может, уберешь свою пушку?
        Руди помахал дулом “беретты” под носом у Маноло.
        - Говори, черт возьми!
        - Ладно, только не кипятись. - Маноло переминался с ноги на ногу. Он понял, что попался. - Я просто взял у тебя эти пистолеты на время.
        - Взял на время? - прорычал Руди, гневно сверкая глазами. - Ты хочешь сказать
“украл”?
        - Мы никому не причинили вреда! - в отчаянии воскликнул Маноло. - Мы - Фредди, Гектор и я - стреляли в крыс на берегу. Забавлялись.
        - Дать бы тебе пинка, чтобы ты отлетел в Мексику! - бушевал Руди. - Ты бывший уголовник, тебе запрещено даже прикасаться к оружию! Я сообщу об этом твоему куратору-полицейскому.
        - Угомонись, парень, - жалобно попросил Маноло.
        - Да, Руди, оставь Маноло в покое, - с укоризной сказала Джози. - Если ты донесешь на него в полицию, я перестану с тобой разговаривать.
        Руди резко обернулся к сестре:
        - Ты что же, с ним заодно, как Бонн и Клайд?
        Джози тряхнула кудряшками:
        - Прекрати, Руди!
        Брат и сестра сверлили друг друга сердитыми взглядами, но тут скрипнула входная дверь, и в гостиную, тяжело ступая, вошла пожилая полная мексиканка с молитвенником и четками в руках.
        - Ох, мои больные ноги, - пробормотала она, потом увидела остальных и застыла на месте. - Руди, зачем ты достал ружье? Мои внучки уже спят?
        - Ложатся, мама, - ответил Руди. Он поспешно положил оружие в шкаф и запер стеклянные дверцы. - Я только что ругал Маноло: он украл у меня “беретту”.
        - Просто взял на время, черт побери! - воскликнул Маноло, размахивая руками.
        Услышав грубую речь, мать охнула и перекрестилась.
        - Джози, зачем ты водишься с этим сквернословом?
        - Отстань, мама, - взмолилась Джози. - Маноло и так несладко. Руди уже устроил ему выволочку, вместо того чтобы помочь.
        - По-твоему, я ему не помогал? - огрызнулся Руди. - А кто нашел твоему дружку работу?
        Маноло засмеялся,
        - Да, что и говорить, шикарную ты мне подыскал работенку, Сарагоса! Махать лопатой на берегу!
        - Так было нужно одному из лучших профессоров нашего колледжа, - сказал Руди.
        Маноло угрожающе пошел к нему:
        - Вот как? И где же теперь этот лучший профессор? В могиле!
        Услышав это, мать округлила глаза и схватилась за сердце. На лице Руди появилось подозрительное выражение.
        - Да, я как раз собирался тебя об этом спросить, Хуарес. Ты что-нибудь знаешь о смерти профессора?
        - Я? - вскричал Маноло, - При чем здесь я? Мы с Фредди и Гектором пришли работать, черт возьми! Даже купили на свои деньги проклятые лопаты! Но этот тип так и не появился, а потом и вовсе отдал концы.
        - Правдоподобная история, - буркнул Руди.
        - О Боже, ну что ты ко мне прицепился? - не выдержал Маноло.
        Услышав это богохульство, мать взвизгнула и перекрестилась, У нее начали подгибаться колени. Руди подхватил ее под руку и усадил в кресло. Обмахивая ладонью румяное лицо, она бросила на Маноло уничтожающий взгляд и с мольбой обратилась к сыну:
        - Руди, прошу тебя, сделай с ним что-нибудь! Я больше не могу это терпеть! Теперь он произносит имя Господа всуе!
        - В самом деле хватит! - согласился Руди, с отвращением взглянув на Маноло. - Убирайся ко всем чертям, бандит и подонок!
        - Руди! - возмутилась Джози. Маноло обернулся к Руди:
        - Давай, Сарагоса, гони меня! Это же твоя работа, черт бы тебя побрал!
        - Руди! - Мать закатила глаза и судорожно вцепилась в свой молитвенник. - Он опять ругается!
        Руди подошел к Маноло, схватил его за воротник и, подтащив к двери, спустил с лестницы.
        - Скатертью дорожка!
        Завывая от боли, Маноло покатился по ступенькам, подпрыгивая и ударяясь об острые края. Наконец он приземлился на тротуар и с трудом поднялся на ноги. Где-то поблизости лаяли собаки, а в доме кричали друг на друга Руди и Джози.
        Маноло погрозил кулаком закрытой двери.
        - Чертов придурок, - проворчал он и, прихрамывая, поплелся прочь. Милая Джози превратилась в далекое и мучительное воспоминание…



        Глава 8

        Тереза проснулась от шипения Дорис Хуан. Сонно моргая, она оглядела комнату, залитую солнечным светом, и заметила Дорис в изножье своей кровати. Кошка сердито рычала на стоявшую рядом фигуру.
        Фигуру?
        Тереза резко подняла голову и округлила глаза при виде жуткого свиного рыла. Да-да, на нее взирала, мерзко осклабившись, большая розовая свинья с длинными заостренными ушами и огромными желтыми клыками, торчащими изо рта! В следующую секунду Тереза поняла, что это не настоящая свинья, а человек в маске свиньи с капюшоном, но легче ей от этого не стало, ибо непрошеный гость целился в нее из револьвера.
        Дорис Хуан прошипела в последний раз, нарушив тем самым звенящую тишину, и со злобным рыком бросилась наутек. Но Тереза была слишком напугана, чтобы обращать внимание на свою кошку. С бешено бьющимся сердцем она потрясенно смотрела на человека в маске, молясь про себя, чтобы это оказалось просто кошмарным сном. Тем не менее она сумела разглядеть мужчину среднего телосложения, в джинсах, темно-зеленой ветровке и черной футболке. Его облик казался ей смутно знакомым.
        Но кто он? И чего от нее хочет?
        - Ч-что вам нужно? - пролепетала она.
        - Сорок восемь часов, леди, - рявкнула свинья низким угрожающим голосом, приглушенным маской.
        - Сорок восемь часов? - испуганно переспросила Тереза.
        - У тебя есть сорок восемь часов на размышление. Если по истечении этого срока ты не отдашь мне бумаги, я выпущу тебе мозги.
        - Бумаги? Какие бумаги? - взвизгнула она.
        - Не юли, гадина! - прорычал он, размахивая револьвером у нее под носом. - Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Бумаги, которые дал тебе на хранение твой любимый братец Фрэнки. - Он прижал дуло револьвера к ее виску и взвел курок. Тереза замерла от страха. - Через сорок восемь часов я вернусь.
        Он медленно отошел к окну и неуклюже вылез на улицу.
        Несколько секунд Тереза не могла пошевелиться, потом глубоко вздохнула и заорала во все горло.
        Тут же в комнату влетел Чарлз. Он был в одних трусах - боксерских, в красно-зеленую клетку, - с пистолетом в руке и Дорис Хуан под мышкой.
        - Что случилось, Тереза?
        Тереза натянула простыню до самого подбородка и истерически захохотала. Кошка и пистолет были весьма комичным дополнением к голому Чарлзу с всклокоченными волосами и растерянным спросонья лицом. Впрочем, Дорис Хуан выглядела еще нелепее: шерсть дыбом, морда злобно оскалена.
        И все же, несмотря на свой испуг, она не могла оторвать глаз от Чарлза, от его великолепного тела - стройного, гибкого и загорелого, с литыми мускулами и темно-каштановыми волосками на груди и ногах. И этот обнаженный атлет стоял не где-нибудь, а в ее спальне, в то время как сама она лежала в постели, тоже едва одетая.
        - Ч-Чарлз, ты неприлично выглядишь, - наконец пролепетала она, заикаясь. - И зачем ты взял мою кошку?
        Нахмурившись, он поставил животное на пол. Дорис Хуан зашипела и быстро юркнула под кровать.
        - Она влетела в гостиную и разбудила меня, нахально запрыгнув мне на живот. А вскоре мы услышали твой крик, и я бросился тебя спасать, прихватив с собой Дорис. - Он подошел ближе и встревожено посмотрел на Терезу. - В чем дело? Тебе приснился кошмар? Или ты увидела мышь?
        Тереза продолжала бесцеремонно его разглядывать.
        - Ну что ж, по крайней мере теперь мне не придется ломать голову над тем, какие трусы ты носишь - “боксеры” или плавки, - сказала она с усмешкой. - Но почему в клеточку, Чарлз? Это что, последний крик моды тайного агента?
        Его губы сложились в легкую улыбку.
        - Будучи человеком жизнерадостным, я предпочитаю веселенькие расцветки, милая. А теперь, Тесс, пожалуйста, избавь меня от своего неуместного юмора и скажи наконец, что тебя так напугало.
        Она пожала плечами:
        - Ладно. Только что ко мне приходила… свинья.
        Он засмеялся:
        - Ты шутишь? Думаю, это была кошка.
        - Говорю тебе, свинья, да еще с револьвером! - объявила она.
        Чарлз сдержал ухмылку.
        - А я и не знал, что свиньи носят оружие.
        - Прекрати смеяться! - вскричала она. - Это действительно было, Чарлз. В мою спальню пробрался какой-то мужчина…
        Чарлз выпучил глаза:
        - Ты серьезно?
        - Черт возьми, конечно, серьезно! У него был настоящий револьвер - огромный, как пушка.
        - Ты хочешь сказать, сорок пятого калибра?
        - Откуда я знаю? Он приставил его к моему виску, прорычал какие-то угрозы и ушел.
        - О Боже! - Побледнев, Чарлз подошел к Терезе и через простыню дотронулся до ее плеча. - С тобой все в порядке, детка?
        Согретая его прикосновением и опьяненная тем серьезным участием, которое угадывалось в его взгляде, она слабо кивнула.
        - Как видишь, я цела и невредима.
        - Ты узнала этого человека?
        - Чарлз, как я могла его узнать? На нем была маска с капюшоном.
        - Это мог быть один из тех бандитов, которые вчера громили твой дом?
        - Да. Такое вполне вероятно.
        Чарлз беспокойно огляделся:
        - Ты думаешь, он сейчас где-то поблизости?
        Она махнула в сторону окна:
        - Он вылез в окно.
        Чарлз бросился к окну и выглянул во двор. Тереза невольно обратила внимание на его крепкие, упругие ягодицы, обтянутые трусами, и громко застонала. Черт, да у этого парня просто шикарная задница!
        - Ага, я понял, как он сюда забрался, - пробормотал Чарлз, навалившись на подоконник. - Он снял оконную сетку. - Установив сетку на место, он закрыл окно и запер его на щеколду, потом выпрямился и обернулся к Терезе. - Но во дворе никого не видно.
        - Слава Богу.
        - Он сказал, зачем приходил?
        - Да, он высказал несколько требований, целясь мне в голову из револьвера.
        Чарлз быстро подошел к кровати, сел и ласково погладил Терезу по щеке, сочувственно глядя ей в глаза.
        - Бедняжка! Ты, наверное, здорово испугалась?
        - Да, - проговорила она чуть слышно, взволнованная его близостью.
        - Иди сюда, - шепнул он и притянул ее к себе.
        - Чарлз!
        Простыня упала, открыв ее легкую, без рукавов, атласную ночную рубашку. Тереза прильнула к теплой твердой груди Чарлза, ощущая своим лицом его небритую щеку. Она понимала, что надо возмутиться, оттолкнуть его, но не могла: в его объятиях было так приятно, так хорошо! Завороженная его запахом и теплом, она почувствовала, как напрягаются ее соски, прижатые к его мускулистому торсу. Она нуждалась в его утешении… нуждалась в нем самом, хотя и боялась себе в этом признаться.
        Дорис Хуан запрыгнула на кровать и начала громко мурлыкать и бесстыдно тереться боками об их тела.
        Чарлз целовал волосы Терезы, а она млела от его нежности.
        - Э… Чарлз, - наконец выдавила она, - тебе не приходило в голову, что мы с тобой полуголые?
        - О да, дорогая, - прохрипел он, - и, сказать по правде, мне это нравится.
        Он приподнял лицо Терезы и ласково поцеловал ее в губы. Дорис Хуан замурлыкала громче. Тереза забыла про все: про опасность, про свой страх. В это мгновение она думала только о Чарлзе. Она прижалась к нему всем телом, обвив руками его шею. Он застонал от страсти, его рука скользнула по ночной рубашке, лаская ее грудь и живот, потом остановилась на обнаженном бедре.
        Столь смелый натиск вернул Терезу к реальности. Она отпрянула, тяжело дыша, и увидела, что он улыбается.
        - Ты пугливая, да? - весело спросил он.
        - У меня есть причина.
        - А я умею успокаивать пугливых дамочек, - прошептал он в ответ, уверенно привлек ее к себе и медленно, дразняще провел губами по ее теплой щеке.
        От этой ласки и жаркого дыхания Терезу бросило в дрожь. Откуда у него такая власть над ней? Надо быть осторожнее: он угадывает сигналы, которые подает ее тело!
        - Успокойся, милая, ты в безопасности, - проговорил Чарлз. - Даже кошка меня одобряет - ты только ее послушай!
        Дорис, казалось, и впрямь пребывала в экстазе. С важным видом расхаживая по постели, она терлась о них и тарахтела, как гоночный автомобиль, набирающий обороты.
        - Это потому, что у нее мораль уличной кошки.
        Он усмехнулся и пригладил ее растрепанные волосы.
        - Ты так сексуально выглядишь! Мне нравятся женщины по утрам, когда они только просыпаются.
        Она подалась назад и пригвоздила его суровым взглядом.
        - Женщины? Ты что же, проводишь исследование?
        Он притянул ее к себе:
        - Иди сюда, и я тщательно тебя изучу.
        Она нашла в себе силы вырваться.
        - Не надо, Чарлз. Или ты забыл, что сейчас произошло?
        Он со вздохом сдался:
        - Ладно, милая. Расскажи мне, что говорил этот нехороший человек.
        Все еще остро сознавая его близость, Тереза откашлялась.
        - Теперь, когда опасность миновала, я полагаю, нам следует одеться, прежде чем обсуждать подробности.
        - Да, конечно. Я оставлю тебя одну, чтобы ты могла одеться, а сам…
        - Оденешься тоже?
        - Вот именно. А заодно приготовлю чай… или кофе.
        - Лучше чай. Хорошо, иди.
        - Иду.
        Но когда он встал, Тереза кинула взгляд на его трусы и не удержалась от смеха.
        - Что это, Чарлз, салют королю и державе?
        Он обернулся. На лице его не было и тени смущения. Напротив, оно лучилось от восторга.
        - А ты шалунья!
        - Так что же?
        Он подмигнул.
        - Это салют тебе, милая. Желаешь получить все почести сполна?
        - Убирайся!
        Он послал ей воздушный поцелуй и вышел. Тереза со стоном откинулась на подушку. Дорис Хуан потянулась и лизнула ее лицо.
        - Подглядывала, бессовестная? - укоризненно спросила Тереза, гладя кошку. - Впрочем, мы обе хороши.
        Судя по гортанным звукам, которые издавала Дорис Хуан, она была согласна с хозяйкой.
        Тереза улыбнулась. Просто невероятно: в этот момент она не испытывала ни тревоги, ни страха. А ведь совсем недавно в ее спальню проник вооруженный незнакомец и грозился ее убить!
        Все ее мысли были заняты другим мужчиной, который только что вышел из ее спальни. Она вспоминала волшебный поцелуй Чарлза и упивалась сознанием того, что смогла завести такого красавца. Впрочем, ее немного пугало столь сильное влечение к человеку, которому абсолютно нельзя доверять.
        Двадцать минут спустя Тереза и Чарлз сидели в кухне, пили чай, ели блинчики с бананово-ореховой начинкой и обсуждали ужасное происшествие. Чарлз был в зеленой рубашке и брюках цвета хаки. Тереза надела голубую блузку с короткими рукавами, белые слаксы и босоножки.
        Радуясь, что после скандальных объятий в спальне они наконец-то вернулись к делам, она задумалась над его вопросом.
        - Все это довольно странно. Он сказал, что ему нужны бумаги, которые дал мне на хранение мой брат Фрэнк.
        - Что это за бумаги?
        Она пожала плечами:
        - Понятия не имею. Единственное, что приходит на ум, - это рукопись из его сейфовой ячейки, которую я вчера получила у адвоката.
        - Можно мне на нее взглянуть?
        - Конечно. После завтрака. Она в моей сумке.
        Чарлз молча встал, прошел в гостиную и вернулся, протягивая ей большую сумку:
        - Ты имеешь в виду эту?
        Тереза удивилась.
        - Ты слишком услужлив.
        - Чтобы тебе помочь, Тереза, мне надо посмотреть рукопись.
        В сердце ее закралось подозрение.
        - А кто сказал, что я хочу твоей помощи?
        Чарлз посмотрел на нее с укором и снова сел за стол.
        - Послушай, Тесс, не будь такой упрямой. Двадцать минут назад, когда я прибежал тебя спасать, ты, кажется, не возражала.
        Она расхохоталась.
        - О да, сэр Ланселот в модных подштанниках победил всех врагов!
        - Дай, пожалуйста, рукопись, - спокойно попросил он.
        Она застонала, открыла сумку и нахмурилась, глядя на ее содержимое, которое было уложено чересчур аккуратно.
        - Ты что, рылся в моей сумке? - спросила она, внимательно посмотрев на Чарлза.
        Тот побледнел.
        - Ты о чем? Я всего две секунды назад взял ее в руки.
        Она смотрела на него с недоверием.
        - Да, но она всю ночь пролежала в гостиной. Я вижу, что кто-то пристегнул на место мою цепочку.
        Он с отсутствующим видом помешивал чай.
        - Ты хочешь сказать, что раньше она не была пристегнута?
        - Я не настолько педантична.
        На его лице появилось смущенное выражение.
        - Ладно, признаюсь. Когда вчера вечером я убирал с дивана твою сумку, из нее выпали кое-какие мелочи. Разумеется, я уложил все на место и пристегнул цепочку.
        - Подумать только, какая забота! - насмешливо проговорила она.
        - Ты мне не веришь?
        - Нет, почему же? Верю…
        Она хотела продолжить, но он поднял руку:
        - Клянусь, больше я ничего не смотрел.
        - Конечно.
        Чарлз отхлебнул чаю.
        - Так ты дашь мне рукопись?
        Бросив на него сердитый взгляд, она достала из сумки большой конверт и протянула его Чарлзу. Он вынул исписанные страницы и принялся сосредоточенно просматривать их.
        - Не понимаю, почему ты придаешь этим записям такое большое значение. Я уже смотрела их в кабинете у адвоката. Это всего лишь фотокопия дневника, написанного Жаном Лаффитом.
        Он резко вскинул на нее глаза:
        - В ней нет ничего существенного?
        - Фрэнк недавно говорил мне, что занялся переводом этого дневника. Как видно по штампу, оригинал хранится в архиве Региональной библиотеки и Исследовательского центра имени Сэма Хьюстона в Либерти.
        - Хм-м, - пробормотал Чарлз, листая рукопись, - похоже на то.
        - Итак, человек в маске охотится не за этим дневником.
        - Почему?
        - Но это же очевидно! - воскликнула Тереза. - Зачем ему пускаться во все тяжкие, влезать ко мне в дом и с оружием в руках требовать у меня фотокопию, когда можно спокойно прийти в библиотеку и посмотреть оригинал?
        Чарлз вздохнул:
        - Да, верно. А твой брат не говорил тебе, зачем он переводит этот дневник? Его попросили об этом библиотечные работники?
        - Нет. Помнится, Фрэнк рассказывал, что уже существуют другие английские переводы этого текста. Но, будучи профессором, специалистом по французскому языку, Фрэнк наверняка захотел перевести его самостоятельно. Тем более что Лаффит - интересная личность. В начале девятнадцатого века здесь, на острове Галвестон, располагалась его штаб-квартира.
        Чарлз нахмурился.
        - Насколько я помню из истории Америки, он оставил после себя клад с сокровищами.
        - Да. Во всяком случае, так полагают ученые.
        Чарлз сузил глаза:
        - А может, Фрэнк взялся переводить этот дневник в надежде найти клад Лаффита?
        Тереза засмеялась.
        - Нет, Чарлз. Как я уже сказала, этот дневник переводили и до него. - Она постучала пальцем по фотокопии. - Если бы здесь содержалась какая-нибудь ценная информация относительно месторасположения клада, то он уже давно был бы найден.
        - Наверное, ты права. - Чарлз уложил рукопись в конверт и отодвинул его в сторону. - И ты ничего не знаешь про другие бумаги, которые могли бы заинтересовать твоего непрошеного гостя?
        - Ровным счетом ничего.
        Он выглядел озадаченным.
        - Разумеется, мы должны сообщить в полицию о том, что случилось сегодня утром. А еще нам надо съездить в Либерти и попытаться что-нибудь выяснить насчет этого дневника. Однако сначала я бы отправился в Хьюстон, поговорил с друзьями и коллегами Фрэнка. Возможно, бумаги, которые нужны человеку в маске, находятся в квартире твоего брата.
        Тереза сразу заподозрила неладное:
        - Откуда ты знаешь, что у Фрэнка была квартира в Хьюстоне?
        Чарлз покашлял.
        - Ты говорила мне, что он там учился, и я, естественно, предположил, что у него там была квартира.
        - Ага.
        Он бросил на нее торжествующий взгляд:
        - Ведь у него была там квартира? Или он спал под мостом?
        Она разглядывала его с холодным недоверием.
        - Тереза, нам надо действовать. Твой утренний гость подтвердил то, о чем я уже догадывался, а именно: что смерть твоего брата была не случайной.
        Тереза отодвинула свою тарелку.
        - С чего это вдруг ты так заинтересовался моим братом?
        - Я просто пытаюсь найти выход из затруднительного положения, в которое мы оба попали.
        Она сердито взглянула на него:
        - Я попала, Чарлз.
        Он твердо встретил ее взгляд:
        - Мы попали, милая.
        Терезу вдруг охватило смутное чувство тревоги. Похоже, этот человек и впрямь решил не отпускать ее от себя ни на шаг и заниматься ее проблемами. Но почему? Он задает вопросы о ее жизни и о смерти ее брата, стремится помочь… Откуда вдруг такое рвение? Ведь он сам утверждал, что у него только одна цель - не дать ей встретиться с его отцом. Что вообще она знает про Чарлза Эверетта, кроме того, что это опасный человек, а может быть, даже патологический лжец? К тому же, несмотря на его уверения в обратном, она сильно подозревала, что вчера ночью он все же копался в ее сумке.
        Так почему, черт возьми, она ему доверяет? Он постоянно намекает на то, что Фрэнк умер не своей смертью. Может быть, ему что-то известно? Может быть - о ужас! - он сам его и убил? Ей стало дурно при мысли о том, что она приютила у себя в доме убийцу своего брата, да еще охотно целовалась с ним, позволяла ему себя утешать!
        Потом ей пришло в голову, что Чарлза не было в комнате, когда появился мужчина в маске, а в этом таинственном госте угадывалось что-то знакомое… Что, если к ней в спальню под видом человека-свиньи приходил Чарлз? Ее начало колотить. Она играет в кошки-мышки с маньяком-убийцей! Неужели Чарлз устроил эту жуткую сцену в спальне, а потом ворвался к ней голый и стал утешать? Тереза похолодела.
        Боже правый, что же ему нужно? Дневник Лаффита? Но зачем? А если и так, он мог преспокойно украсть его вчера ночью или съездить в Либерти и посмотреть оригинал…
        Нет, концы с концами не сходятся… Впрочем, одно она знает точно - ей следует держаться подальше от этого человека - во всяком случае, до тех пор, пока не выяснится, кто он такой и можно ли ему доверять…
        Тереза лихорадочно соображала, а Чарлз смотрел на нее с удивлением и участием.
        - Тереза, тебе не кажется, что нам надо ехать в Хьюстон?
        Она помедлила с ответом. Хотя на открытом пространстве будет легче оторваться от Чарлза, особенно если она найдет свой автомобиль.
        - Да, мы должны забрать мою машину.
        - Конечно. - Он усмехнулся. - Извини, я на минутку. - Чарлз вышел из комнаты.
        Она с удивлением смотрела ему вслед.
        Через несколько мгновений он вернулся и протянул ей сотовый телефон.
        - Я подумал, что перед уходом ты захочешь позвонить шерифу - сообщить ему о таинственном человеке в маске и хозяину дома, чтобы он договорился о ремонте окон и телефонной линии.
        Тереза заворожено смотрела та трубку. Наконец ока обернулась к Чарлзу.
        - Мобильник! Точно! Вчера, когда ты гнался за мной от бензоколонки, ты разговаривал по мобильнику!
        - Правильно. Ну и что?
        - Почему же ты не позвонил в полицию вчера, как только увидел мой разгромленный дом? Или потом, после того как нас обстреляли?
        Он избегал ее взгляда.
        - Ну, не знаю. Билли Боб вызвался заехать в полицию и сообщить о том, что здесь произошло.
        - Да, но ты даже не предложил мне свой сотовый! Боялся, что я сдам тебя полиции?
        Он смущенно улыбнулся:
        - Ты меня упрекаешь?
        - Да нет, - холодно бросила она. Лицо его окаменело.
        - Ладно, Тереза, я тебя понял, а теперь скажи: ты будешь звонить или нет?


* * *
        Тереза схватила трубку. Пока она звонила шерифу и хозяину дома, Чарлз мрачно стоял рядом и размышлял. Их последний разговор прошел не очень удачно. Он потерял бдительность, проявив чрезмерное любопытство и слишком пылкую готовность помочь.
        Теперь она доверяла ему еще меньше, чем раньше, и эта подозрительность была вполне оправданна. Однако ему придется остаться с ней и выяснить, что она знает.
        Чарлза сильно беспокоило утреннее происшествие в спальне. Кто был этот таинственный человек в маске свиньи, который угрожал Терезе револьвером? Может, он из банды громил-мексиканцев? Или даже, чем черт не шутит, его сослуживец?
        В любом случае Чарлзу не терпелось добраться до этого негодяя. Ему хотелось его убить, из чего следовало, что он утратил не только профессиональную беспристрастность, но и обычное самообладание.
        Он слишком увлекся Терезой Фелпс. Их отношения перешли в разряд личных. То обстоятельство, что ее жизни грозила опасность, вызывало в нем сильную тревогу, а когда он пытался ее утешить, его буквально распирало от желания. При виде ее растерянности и беззащитности в нем просыпались нежность и стремление защитить, то есть как раз те чувства, которые в данных обстоятельствах он просто не мог себе позволить.
        Эта женщина затронула его сердце. Ему было приятно ее общество, он находил ее умной и привлекательной. Черт возьми, ему нравилась даже ее кошмарная кошка! Эта смесь романтики и домашнего уюта вызывала в нем угрызения совести.
        Ибо на самом деле он действовал не только в интересах Терезы Фелпс, но не мог ей об этом сказать.
        Интересно, что же в конце концов победит - долг или страсть? К несчастью, Чарлз Эверетт не относился к числу особо ответственных людей…



        Глава 9

        В цветастом халате, сгорбившись под бременем лет, Мейзи Эмбраш завтракала на парадной веранде своего особнячка, построенного в стиле греческого Возрождения, посреди любимого папоротника и узорных решетчатых панелей, которые отгораживали ее дом от тихой улицы жилого квартала. Поставив в хрустальную вазу прекрасную розу
“Румянец девы”, она окинула восторженным взглядом элегантно сервированный стол: белоснежные салфетки, старинный парижский фарфор с изящной цветочной росписью и золочеными краями, резное серебро и сверкающий хрусталь Атрибуты шикарной жизни были очень важны для Мейзи, несмотря на ее преклонный возраст - не так давно ей исполнилось девяносто лет.
        Она все чаще чувствовала сильную усталость - мечтала воссоединиться со своим дорогим Уолтером, шестидесятилетним мужем, который покинул этот мир пять лет назад. Уолтер был преуспевающим местным коммерсантом-экспедитором, он купил этот красивый старый дом для своей жены в первый юбилей их свадьбы. В то время особняк представлял собой сплошные руины, но Мейзи и Уолтер не опустили руки. Они оба были страстными любителями старины и потратили целое состояние на реставрацию этого памятника викторианской эпохи, который вскоре прослыл в округе как “Дом Эмбраш”. Сидя здесь, Мейзи чувствовала себя ближе к милому Уолтеру, они так часто завтракали вместе на этой веранде!
        Она особенно любила эти ранние утренние минуты, когда Галвестон еще не накрыла гнетущая жара, и можно было пить чай, слушать пение птиц, любоваться старыми дубами и редкими сортами роз. Но сейчас, как только она взяла чайник и хотела налить себе чашку чаю, парадная дверь с шумом распахнулась, и на веранду стремительной походкой вошла ее племянница Лилиан Хэтч в спортивном костюме.
        Мейзи слегка вздрогнула, поставила чайник и схватилась за сердце. Ее племянница была довольно смешно одета: лиловый хлопковый джемпер, такие же спортивные брюки и яркая повязка на лбу, удерживающая седые волосы. С раскрасневшимся лицом Лилиан подскакивала на месте, размахивая руками, и от этого мелькания у Мейзи закружилась голова.
        - О Боже, Лилиан, ты изводишь себя тренировками! - воскликнула она.
        Лилиан продолжала невозмутимо топать ногами по половицам.
        - Налей мне кофе, тетя.
        - Кофе? Ты собираешься пить на скаку? - поразилась Мейзи. - Но ведь ты ошпаришься, милочка, и разобьешь дорогой бабушкин сервиз.
        Лилиан с усмешкой смотрела на свою маленькую хрупкую тетю.
        - Надо постоянно двигаться, чтобы кровь не застаивалась в жилах.
        - Но ты могла бы прерваться хотя бы на завтрак! - раздраженно сказала Мейзи и обвела худой старческой рукой красиво накрытый стол. - У меня есть кофе, чай, апельсиновый сок. Я даже испекла для тебя кекс с изюмом.
        Лилиан фыркнула, продолжая прыгать на месте и яростно сотрясая половицы веранды. Тонкий фарфор угрожающе звенел. Мейзи хваталась за чашки и блюдца, пытаясь удержать их на маленьком столике.
        - Ах, тетя, ты поддаешься лени и ведешь малоподвижный образ жизни. Сидишь целыми днями в домашнем халате на веранде и жуешь пирожные. Слава Богу, я не такая!
        Мейзи оскорблено повела плечом:
        - Ничего подобного! Доктор Хадсон говорит, что для моих лет у меня прекрасное здоровье.
        - Оно было бы еще лучше, если бы ты бегала трусцой.
        - В девяносто лет? - ошеломленно спросила Мейзи. Лилиан, которая перешла к боковым наклонам, бросила на тетю взгляд, исполненный превосходства.
        - Начать никогда не поздно. Будь добра, налей мне кофе.
        - Какой кофе? Ведь ты…
        - А я говорю, налей, тетя! - приказала Лилиан тоном, который, несомненно, был у нее припасен для усмирения малолетних правонарушительниц.
        Поморщившись, старушка послушно налила в маленькую чашечку черный кофе и подала ее Лилиан.
        - Спасибо, - буркнула племянница, одним глотком осушив чашку.
        Мейзи с трудом удалось поймать подпрыгивающую чашку. Она осторожно поставила ее на стол.
        - На здоровье. Слушай, Лилиан, когда ты наконец закончишь скакать? У меня скоро треснут половицы.
        - Я закончу, когда пробегусь по Бродвею и обратно. В эти дни мне нужно быть в форме. Маньяки, которые напали вчера на Терезу, разгуливают на свободе. Теперь я не могу жить в ее доме. Слава Богу, у меня есть ты.
        Лицо Мейзи вытянулось.
        - Да, бедная Тереза! После того, что ты мне рассказала, я ужасно волнуюсь за свою внучатую племянницу! Так ты говоришь, она была с каким-то англичанином?
        Лилиан, пыхтя и отдуваясь, ответила:
        - И с неотесанным истребителем домашних паразитов, у которого желтые зубы, а на крыше грузовичка - большой жук.
        Мейзи нахмурилась.
        - О Боже! Это ты про милого мистера Боба, который вчера подвез тебя домой? А мне он показался очень любезным молодым человеком. Он даже пообещал как-нибудь заехать и бесплатно осмотреть мой дом на предмет крыс и термитов.
        Лилиан презрительно хмыкнула:
        - Полный кретин. Тереза совсем свихнулась - принимает у себя дома всякую шваль! А я-то считала ее тихоней, которая занята исключительно наукой. Вот уж действительно - в тихом омуте… Да, попала она в переделку!
        Мейзи сердито погрозила племяннице пальцем:
        - Лилиан, это жестоко так говорить о Терезе! Ты что, забыла: ведь она совсем недавно потеряла брата. Всего несколько недель назад мы все ездили в Морган-Сити на его похороны.
        Лилиан бросила на тетю уничтожающий взгляд:
        - Нет, не забыла и очень сочувствую моей старшей сестре Гвен и моему зятю. Но каждый в жизни несет свой крест, не так ли, тетя?
        Мейзи поняла, куда клонит Лилиан.
        - Да, милая, - сказала она, недовольно скривившись.
        - Во всяком случае, смерть Фрэнка была случайностью, - проговорила Лилиан, изображая бег на месте. - Терезе нужно набраться сил и жить дальше, а не сходить с ума.
        - Постарайся быть к ней милосерднее, милая, - взмолилась Мейзи. - Тереза ведет достойную жизнь. Как-никак, она кандидат наук.
        - Кандидат наук с блошиными мозгами.
        - Лилиан!
        Племянница отмахнулась:
        - Если бы ты провела двадцать лет, возглавляя колледж для малолетних правонарушительниц, с твоих глаз слетели бы розовые очки, и ты бы изменила мнение о своей внучатой племяннице.
        Мейзи тяжко вздохнула:
        - Моя милая, у меня не хватило бы ни сил, ни времени на такую работу.
        - Хватило бы, если бы ты бегала трусцой, - огрызнулась Лилиан.
        Не дожидаясь ответа тети, Лилиан сбежала по ступенькам крыльца и потрусила в сторону улицы. Мейзи покачала головой. Она была неизменно добра ко всем своим родным, но с некоторых пор ее стали пугать ежегодные летние наезды Лилиан в Галвестон. Несмотря на хорошее образование, эта женщина обладала тактом и манерами ресторанного вышибалы.
        Разумеется, Мейзи делала скидку на то, что Лилиан была представительницей новоорлеанской родовой ветви, дочерью сумасшедшего Джорджа, который сорок лет назад опозорил свою семью, спрыгнув с фронтона Кабильдо: ему померещилось, будто он голубь. К несчастью, бедняга Джордж предпринял свой полет воскресным утром, как раз когда закончилась месса, и из собора Святого Людовика толпой валили прихожане. Его самоубийство на Джексон-сквер прокомментировали все средства массовой информации, и с тех пор Лилиан считала, что на ней клеймо, и воинственно отгораживалась от мира. Даже управление колледжем для малолетних правонарушительниц не до конца восстановило ее попранное достоинство. Понимая это, Мейзи пыталась быть снисходительной к своей племяннице. Однако общаться с Лилиан было нелегко.
        То ли дело Тереза. Сами бездетные, Мейзи и Уолтер относились к Фрэнку и Терезе как к сыну и дочери. Мейзи особенно любила Терезу, очень добрую и отзывчивую девушку. Тереза регулярно навещала ее, возила по магазинам и в церковь.
        И вот совсем недавно она потеряла брата! Мейзи не слишком хорошо знала Фрэнка: ее племянник был человеком замкнутым, книжным червем. Однако она сильно расстроилась, узнав о его смерти и видя, как горюют Тереза и ее родители.
        Может, именно гибель Фрэнка послужила причиной того, что Тереза “свихнулась”, по выражению Лилиан? А иначе почему она связалась с какими-то головорезами? Впрочем, Лилиан наверняка преувеличивает. Даже милейшего мистера Боба она обозвала кретином.
        Однако Мейзи волновалась за свою внучатую племянницу и хотела ей помочь. Судя по всему, Лилиан была настроена непримиримо и не собиралась предлагать Терезе поддержку.
        Мейзи задумалась. Но что она может сделать, хрупкая девяностолетняя старушка? Разве что посоветоваться с мистером Бобом, когда он приедет искать в ее доме паразитов…


* * *
        Лилиан Хэтч бежала по улице, и по лицу ее струился пот. Она миновала красивые особняки в стиле греческого Возрождения и уютные викторианские коттеджи исторического района на востоке Галвестона.
        Уставшая от жизни старая дева, Лилиан тем не менее всегда любовалась этой частью города. Она родилась и выросла в Новом Орлеане, в Гарден-Дистрикт, и приезжала сюда с удовольствием. Впрочем, ее отдых несколько омрачало то обстоятельство, что тетушка Мейзи постепенно впадала в старческий маразм, а Тереза связалась с уголовниками, которые вчера чуть не перестреляли их всех.

“Ну что ж, связалась - пусть сама и выкручивается, а я умываю руки”, - думала Лилиан. Кто знает, каких дурных привычек поднабралась ее непутевая племянница от своего дружка-англичанина? Наркотики, азартные игры… да мало ли что еще? Лилиан насмотрелась всякого, заведуя колледжем для девочек-правонарушительниц, и не собиралась взваливать на себя еще и проблемы Терезы.
        Мысленно вернувшись к более приятным вещам, Лилиан продолжала свой бег, вдыхая ароматы роз и радуясь току крови в сосудах. Она завернула за угол и потрусила в сторону Бродвея. Вот это жизнь - всегда в движении! Надо держать форму, чтобы не давать спуску своим маленьким бандиткам. Она вернется домой к началу осеннего семестра и возьмется за них с удвоенной силой.
        Внезапно ее охватило смутное чувство тревоги. По телу побежали мурашки, как будто от чьего-то пристального взгляда. Не сбиваясь с темпа, Лилиан огляделась по сторонам, но увидела только дома, деревья и стоящие машины. Она пожала плечами, стараясь избавиться от странного ощущения, и побежала дальше…


* * *
        Лилиан не заметила незнакомца, который сидел в старом белом двухдверном автомобиле, припаркованном у тротуара. Глядя на пробегавшую мимо амазонку в лиловом спортивном костюме, мужчина мрачно усмехнулся. Он знал: эта женщина - тетя Терезы Фелпс, а всего в квартале отсюда живет еще одна ее родственница.
        Одна из них или обе помогут ему получить желаемое. Его руки, сжимавшие руль, напряглись.
        Как только женщина добежала до следующего угла и повернула, он завел двигатель своей машины и медленно покатил вслед за ней по оживленному Бродвею. Видно по всему: эта баба считает себя сильной. Да, она крупная и уродливая, как ломовая кляча, но она всего лишь женщина - впрочем, как и Тереза Фелпс. В споре с ними огнестрельное оружие может стать довольно веским аргументом.
        Однако англичанин, который в последнее время жил в доме Терезы Фелпс, спутал все его карты. Интересно, что это за тип? Вчера вечером он подглядывал в окна коттеджа Терезы Фелпс и видел их обоих: они разговаривали, пили вино, целовались.
        С какой стати британец отирается вокруг этой дамочки? Может, это конкурент? Если так, то от него следует избавиться. А заодно еще раз как следует припугнуть Терезу. Она явно что-то скрывает.
        Он не остановится ни перед чем и добьется своей цели, даже если для этого придется кого-нибудь похитить или убить. Однажды его жестоко обманули, но больше он этого не допустит!
        Он медленно ехал за женщиной в лиловом. Она бежала мимо величественного каменного епископского дворца. По счастью, в этот час на галвестонских дорогах постоянно возникали пробки, и его машина, ползущая вдоль тротуара, не вызывала подозрений.
        Бегунья остановилась на светофоре и принялась подскакивать на месте. У него пересохло во рту, дыхание участилось. Не пора ли действовать? Он взял с соседнего сиденья свой револьвер 45-го калибра и стиснул его в дрожащих пальцах. Распахнуть дверцу, выскочить и, направив на нее револьвер, затащить в машину… Пара секунд - и готово. Амазонка будет в его руках, а дальше уже все просто.
        Он медлил, тревожно озираясь. Со всех сторон его окружали машины, запрудившие проезжую часть. Черт возьми, женщина совсем рядом - только руку протянуть! - но кругом полно свидетелей. Напасть сейчас - значит погубить все дело…
        Сзади раздался резкий автомобильный гудок, царапнув по его обнаженным нервам. Он вскинул глаза к светофору. Зеленый! Фигура в лиловом потрусила дальше. Грубо выругавшись, он показал палец водителю сзади и нажал на газ. Шанс был упущен.
        Но еще не вечер! Проезжая мимо намеченной жертвы, он положил револьвер на сиденье, поверх маски с капюшоном, изображавшей зловеще оскалившуюся свинью…



        Глава 10

        Тереза сидела в машине Чарлза, который лавировал в плотном транспортном потоке возле Хьюстонской галереи. Они направлялись на встречу с адвокатом Фрэнка, Гарольдом Робинсоном, которая была назначена на одиннадцать часов утра. Одеты они были как обычно, но для приличия накинули сверху легкие пиджаки. Кроме того, Тереза надела браслет Фрэнка - она надевала его каждое утро после его смерти.
        Чарлз одной рукой крутил руль, а другой прижимал к уху сотовый телефон. Минуту назад он объяснил, что должен прослушать голосовую почту, но при виде его мрачного, сосредоточенного лица Терезу бросало в дрожь. Почему он так серьезно воспринимает все происходящее?
        Дорогая стрижка Чарлза, его модные солнечные очки и тщательно отутюженные брюки говорили о том, что их хозяин - педант и аккуратист. Перед выходом из дома он заставил ее позвонить хозяину коттеджа и сообщить ему о необходимости сделать ремонт. Потом, опять же по его настоянию, она связалась с Гарольдом Робинсоном и договорилась о встрече. Когда они приехали в Хьюстон, он уговорил ее не забирать свой автомобиль, сославшись на то, что на двух машинах ездить по городу неудобно.
        Она поняла: Чарлз почему-то боится отпускать ее от себя.
        Почему этот незнакомец так интересуется ее жизнью и смертью Фрэнка? Почему контролирует каждый ее шаг?
        И вообще, почему она до сих пор терпит Чарлза возле себя? Впрочем, он не дал ей возможности выбора. Кто же этот человек, и что ему нужно? Тереза знала только одно: он каким-то образом ее приворожил. От его поцелуев она едва не теряла сознание. Конечно, Чарлз уже дважды спасал ее, что заслуживало самых высоких похвал, и все же что-то в нем ее настораживало.
        Надо отделаться от него, и как можно скорее.
        Кроме того, Терезу не на шутку тревожил утренний визит человека в маске. Звонок шерифу оказался пустой тратой времени: этот болван решил, что она просто морочит ему голову байками о таинственном незнакомце со свиным рылом. Но Тереза знала, что этот человек ей не привиделся. Она хотела узнать, кто мог скрываться под мерзкой поросячьей личиной. Чарлз или один из его знакомых? И что за бумаги ему понадобились? Очевидно, он охотился за чем-то ценным, но и Тереза, и Фрэнк были людьми небогатыми.
        Все так странно…
        - Это здание? - спросил Чарлз, прервав ее размышления.
        Тереза взглянула на сверкающий небоскреб из розового гранита на Ривер-вей.
        - Да, это. А вон там - въезд в подземный гараж. - Она сдвинула брови. - Правда, с недавних пор я невзлюбила подземные гаражи… и лифты.
        Он криво усмехнулся:
        - Да, я слышал, там частенько прячутся хулиганы. Но не бойся, Тесс, теперь ты со мной, а значит, в полной безопасности.
        - Разумеется, - буркнула она, хоть сильно в этом сомневалась.


* * *
        - Доброе утро, мистер Робинсон, - сказала Тереза, когда секретарша провела ее и Чарлза в кабинет адвоката. - Спасибо, что согласились так быстро с нами встретиться.
        Гарольд Робинсон, высокий, хорошо сохранившийся мужчина около пятидесяти лет, в темно-синем костюме из ткани в тонкую полоску, легко поднялся с кресла, обошел красивый письменный стол красного дерева и с улыбкой пожал ей руку.
        - Не стоит благодарности, дорогая. Я рад вас видеть.
        - Спасибо, - отозвалась Тереза и, кивнув на Чарлза, добавила: - Разрешите вам представить…
        - Чарлз Эверетт, старый друг семьи, - перебил ее Чарлз, протягивая руку.
        Робинсон поздоровался.
        - Очень приятно, сэр. Хорошо, что в такое трагическое время у Терезы есть друг.
        Чарлз усмехнулся:
        - Да, сэр, я по мере сил стараюсь ее утешить.
        При этих словах Тереза смутилась. Робинсон указал на два кресла перед его столом.
        - Пожалуйста, присаживайтесь.
        Когда все сели, повисла неловкая пауза. Наконец Робинсон спросил:
        - Чем могу быть полезен?
        Чарлз хотел ответить, но Тереза его опередила:
        - Мистер Робинсон, после того как я ушла от вас вчера, произошло несколько весьма неприятных событий… Сначала, вернувшись домой, я обнаружила там полный погром.
        Робинсон напряженно выпрямился в кресле.
        - Какой ужас! У вас что-нибудь пропало?
        - Нет. Но бандиты, которые у меня побывали, явно что-то искали.
        - Вы сообщили в полицию?
        - Да. К сожалению, это еще не все. Приехала тетя Хэтч…
        Робинсон живо заинтересовался и даже подался вперед, навалившись на свой письменный стол.
        - Что с Лилиан? - встревожено спросил он. Губы Терезы дрогнули в улыбке.
        - Да, я помню, вы подружились с ней на похоронах Фрэнка.
        Адвокат слегка смутился и отвел глаза в сторону.
        - Ваша тетя - замечательная женщина. Мне было приятно узнать, что она участвовала в африканском сафари. Я и сам - страстный охотник. - Он покашлял. - Надеюсь, с ней все в порядке?
        - Конечно. Но она отказалась остаться со мной после того, как вооруженные бандиты…
        От испуга Робинсон перешел на шепот:
        - У них было оружие?
        - Да, и они стреляли в нас!
        Тереза рассказала Робинсону про нападение, а потом и про человека в маске свиньи, который угрожал ей сегодня утром.
        Адвокат достал из кармана носовой платок и промокнул вспотевший лоб.
        - Боже правый! Бедняжка, вам столько пришлось пережить! Хорошо еще, что вы остались живы… - Он помолчал. - Я могу вам чем-то помочь?
        Она робко улыбнулась:
        - Да. Понимаете, человек в маске требовал от меня какие-то бумаги Фрэнка. Вы ничего про них не знаете?
        Робинсон нахмурился.
        - Вчера я отдал вам рукопись, которую Фрэнк переводил.
        - Да. Мы ее пролистали, и я сильно сомневаюсь, что это именно то, что нужно человеку в маске. Это всего-навсего копия дневника Жана Лаффита. Сам же дневник выставлен в библиотеке Либерти, где каждый может его посмотреть.
        - Понимаю. - Робинсон продолжал хмуриться, но вдруг лицо его озарилось догадкой. - Знаете что? Несколько недель назад Фрэнк упомянул в разговоре со мной, что стоит на пороге важного исторического открытия.
        - Вот как? - удивилась Тереза.
        - Он выглядел очень взволнованным.
        - Он вам не сказал, в чем заключалось это открытие? - поинтересовался Чарлз.
        Робинсон покачал головой:
        - К сожалению, нет. Но вы могли бы расспросить его соседа по квартире, Милтона Пиви.
        - Да, конечно, Милтон! - воскликнула Тереза.
        - Они были коллегами по университету, и, возможно, Фрэнк делился с Милтоном своими научными изысканиями, - добавил Робинсон.
        - Вполне вероятно.
        - Собственно говоря, от вас мы как раз собирались ехать в бывшую квартиру Фрэнка, - сообщил Чарлз.
        Тереза бросила на него хмурый взгляд. Робинсон кивнул:
        - Хорошая мысль. Тереза, если опять понадобится моя помощь, обращайтесь. Передайте приветы своим родителям и Лилиан.
        Тереза встала, мужчины тоже.
        - Обязательно, - заверила она, протягивая руку. - Спасибо, мистер Робинсон.


* * *
        - По-моему, Робинсон что-то скрывает, - пробормотал Чарлз, когда они отъехали от гранитного небоскреба.
        - Что? - Тереза засмеялась. - Ты думаешь, зануда Гарольд Робинсон замешан в этих безобразиях?
        - Когда мы с ним разговаривали, он выглядел напряженным.
        Тереза надолго задумалась, потом махнула рукой:
        - Просто он неравнодушен к тете Хэтч. Он не сводил с нее глаз на похоронах, а потом, на поминках в доме моих родителей, они были неразлучны.
        Услышав это, Чарлз нахмурился.
        - Робинсон ездил в Луизиану, чтобы присутствовать на похоронах своего клиента?
        Тебе не кажется это странным?
        - Вовсе нет. Видишь ли, мистер Робинсон раньше жил в Морган-Сити и дружил с моими родителями. Вот почему, когда он устроился в хьюстонскую фирму, Фрэнк начал ходить к нему на юридические консультации.
        - И все же я ему не доверяю.
        - Поверь мне, ты идешь по ложному следу.
        - Возможно. Итак, где нам найти этого Милтона Пиви?
        Она замялась.
        - Может, сначала заберем мою машину?
        Он вскинул бровь:
        - Тереза, я уже говорил, что не хочу гоняться за тобой по всему Хьюстону. Мы заберем твою машину в последнюю очередь. А теперь говори, где обретается Милтон.
        - Хорошо. Они с Фрэнком жили в особняке в районе Западного университета. - Она вздохнула. - В любом случае мне надо туда заехать, чтобы забрать вещи Фрэнка…
        Он посмотрел на нее с участливой улыбкой:
        - Тебе тяжело заниматься такими делами, да?
        - Да, - призналась Тереза, - а теперь еще эта заваруха.
        Он похлопал ее по руке:
        - Бедная моя! Ну ничего, потом я тебя утешу.
        Терезу слегка покоробила его самоуверенность, однако она зарделась от этого ласкового прикосновения и чувственного подтекста в словах. Если ей удастся оторваться от Чарлза, то “потом” никогда не наступит. Но ее тело предательски желало предложенного утешения.


* * *
        Она указала ему дорогу к бывшему дому своего брата. Чарлз остановил машину под большим раскидистым дубом, вышел и открыл ей дверцу.
        - Неплохое местечко, - заметил он, показывая на ряд богатых красивых особняков. - Только не слишком ли шикарное для твоего брата, который жил на профессорское жалованье?
        - Милтон - владелец дома, - объяснила она, когда они шли по мощеной дорожке. - Этот особняк достался ему в наследство от матери. Там много места, и, естественно, ему захотелось поселить у себя приятеля.
        Они поднялись на крыльцо, и Чарлз постучал в дверь медным молотком. Спустя мгновение дверь широко распахнулась, и на пороге возник небритый, с мутным взглядом мужчина лет под сорок в серой футболке, зеленых брюках и сандалиях.
        При виде хозяина дома Тереза едва сдержала удивленное восклицание. Милтон Пиви при любых обстоятельствах не особенно радовал глаз: сальная рябая кожа, грубые черты лица, седеющие волосы, стянутые в хвостик на затылке. Но сегодня этот человек выглядел особенно неряшливо - заросший щетиной и весь какой-то помятый. Тереза даже заметила у него на щеке свежий синяк. Он стоял, как всегда, неуклюже, щадя свое правое колено, которое пострадало много лет назад в автомобильной аварии, и с хмурым недоумением взирал на Терезу.
        - Тесс! Вот так сюрприз! Я не видел тебя после похорон Фрэнка в Морган-Сити.
        - М-Милтон, - проговорила она неуверенно, - прости, что мы без предупреждения, но… - Тут Тереза глянула поверх его плеча и осеклась, увидев разгромленную гостиную - почти точную копию ее собственной гостиной, какой она была вчера. - Боже, что здесь произошло?
        - Понятия не имею, - жалобно проскулил Милтон, указывая на перевернутую мебель, разбросанные книги и бумаги, разбитые вдребезги безделушки. - Сегодня утром я вышел из дома, чтобы выпить чашечку кофе и съесть пару пирожных, а когда вернулся, застал здесь каких-то хулиганов.
        - Хулиганов? - ахнула Тереза. - Ты хочешь сказать, что столкнулся с ними нос к носу?
        - И да и нет. Когда я вернулся, в доме было темно, но я почуял неладное, как только отрыл дверь. Потом кто-то подставил мне подножку и сильно ударил по голове. В глазах у меня потемнело, и я потерял сознание. Когда я очнулся, голова раскалывалась, больное колено ныло пуще обычного, а здесь… Ну, вы и сами видите, - закончил он, обведя рукой комнату.
        - Какой ужас! Тебе надо показаться врачу.
        - Сначала дождусь полицию. - Милтон, прищурившись, взглянул на Чарлза: - Кто это?
        - Ой, прости, - пробормотала Тереза. - Это…
        - Чарлз Эверетт, друг Терезы, - перебил Чарлз, протягивая руку. - Вы позволите нам на минутку войти?
        - Конечно, - угрюмо откликнулся Милтон, проигнорировав руку Чарлза, но отступил в сторону, давая им проход. - Простите мою невежливость, но у меня было жуткое утро. Я предложил бы вам сесть, но искать кресла в таком бедламе - все равно, что искать иголку в стоге сена.
        - Не беспокойся, - сказала Тереза, шагнув на мраморные плиты холла и поморщившись при виде открывшейся ей картины разрушений: разбитые стекла книжных полок, разорванная обивка мягкой мебели, косо висящие на стенах дорогие картины. - О Боже!
        - Просто катастрофа, - согласился Милтон, заламывая руки. - Причем тех, кто это сделал, трудно назвать профессиональными ворами. Они разбили все мамины яйца Фаберже, ее розовый фарфоровый сервиз “Помпадур” и почти все белтерские кресла, за которые она выложила кругленькую сумму в Луизиане.
        - Сочувствую тебе, - сказала Тереза, тронув его за руку.
        - У вас есть страховка? - поинтересовался Чарлз. Тереза раздраженно глянула в его сторону.
        - Слава Богу, есть. К тому же, как я уже сказал, я вызвал полицию.
        - Страховка - полезная вещь, - произнес Чарлз поучительным тоном, обращаясь к Терезе.
        - Да, когда ее можно себе позволить, - ответила она с ядовитой улыбкой.
        - Комната Фрэнки тоже разгромлена, - печально продолжил Милтон. - Я берег для тебя его вещи, Тесс, но, видишь, как все обернулось? Не знаю, застраховал ли Фрэнк свое имущество.
        - Бедный Фрэнк! - кивнула Тереза.
        - Так ты говоришь, в твоем доме тоже побывали хулиганы? - спросил Милтон.
        Тереза рассказала про свой коттедж, про нападение вооруженных бандитов и про человека в маске свиньи, который угрожал ей сегодня утром, требуя какие-то бумаги.
        Милтон присвистнул.
        - Мы с тобой в одинаковом положении, и это пугает. Как ты думаешь, кому все это надо?
        - Я надеялась, что ты мне объяснишь. Тебе что-нибудь известно про дневник Лаффита, который переводил Фрэнк, или про другие бумаги, с которыми он имел дело незадолго до смерти? Бумаги настолько ценные, что ради них кто-то перевернул вверх дном оба наших дома?
        Милтон на мгновение задумался, потом щелкнул пальцами.
        - Вообще-то я действительно кое-что знаю. По-моему, вся эта история с дневником Лаффита началась, когда к Фрэнку обратился строительный подрядчик из Галвестона. Он нашел под обшивкой старого дома какие-то бумаги на французском языке.
        Чарлз и Тереза многозначительно переглянулись.
        - Как звали этого подрядчика? - спросил Чарлз. Милтон помолчал.
        - Хм-м, кажется, Суонсон… нет, Суинсон. Постойте, я сейчас принесу вам ежедневник Фрэнка, если, конечно, найду его в этом хаосе.
        - Будьте так добры, - сказал Чарлз.
        Милтон, хромая, прошагал по захламленной комнате и стал рыться в разбросанном содержимом выдвижных ящиков письменного стола.
        - Ага, вот он! - Он вернулся и протянул Терезе маленькую черную книжку.
        - Спасибо. - Она открыла ежедневник, и к горлу ее подкатил комок при виде знакомого почерка брата. - Что еще ты можешь сказать нам про бумаги, которые этот самый Суинсон принес Фрэнку?
        - К сожалению, немного. Я знаю только, что Фрэнк получил от Суинсона старинные французские документы и сразу после этого заинтересовался дневником Лаффита.
        Чарлз и Тереза снова переглянулись.
        - Ты думаешь, между этими двумя обстоятельствами есть какая-то связь? - спросила Тереза у Милтона.
        Он пожал плечами.
        - Не исключено.
        - Можно нам пройти наверх и взглянуть на комнату Фрэнка?
        - Мне кажется, лучше сначала дождаться полицию, - ответил Милтон. - Наверное, мне не следовало даже давать вам ежедневник.
        - В этом нет ничего страшного, - заверил его Чарлз.
        - Чтобы разгадать эту тайну, мы должны как можно больше узнать о том, чем занимался Фрэнк перед смертью, - добавила Тереза.
        Милтон искоса взглянул на нее:
        - Ты подозреваешь, что дело тут нечисто?
        Она невесело усмехнулась:
        - Думаю, да, особенно если принять во внимание события последних дней.
        - Конечно. - Милтон надолго замолчал, потом вдруг рассмеялся. - Я вспомнил одну вещь!
        - Какую? - удивленно спросила она. Он прищурился:
        - А ты разве ничего не знаешь, Тесс?
        - Ты о чем?
        - Незадолго до смерти Фрэнк сообщил мне, что стоит на пороге очень важного открытия.
        - Гарольд Робинсон тоже говорил про открытие! - радостно воскликнула Тереза.
        - Да? Так вот, Фрэнк придавал этому очень большое значение и предполагал, что найдутся люди, которые попытаются ему помешать. Он хвастал, что сумеет обвести их вокруг пальца, и назвал тебя, Тесс, своим “несгораемым сейфом”. Вот почему я думал, что ты в курсе.
        - Нет, Фрэнк ничего не говорил мне об этом, - растерянно произнесла она.
        - Странно… - пробормотал Милтон.
        - По-вашему, это как-то связано с документами, которые переводил Фрэнк, и с дневником Лаффита? - спросил Чарлз.
        - Возможно, - пожал плечами Милтон.
        Тереза хотела задать ему еще один вопрос, но тут в дверь громко постучали.
        - Простите, - сказал Милтон. - Это, наверное, полиция.
        Он похромал к двери и открыл ее. Но вместо полицейского на крыльце стоял мексиканский юноша в рваных джинсах и черной футболке. Это был симпатичный молодой человек, но густая борода и колючие темные глаза придавали ему зловещий вид.
        Милтон с презрением посмотрел на парня.
        - Чего тебе? - спросил он. - Сегодня мне не нужны работники.
        Юноша нагло заглянул в разгромленную гостиную, потом ухмыльнулся Чарлзу и окинул бесцеремонным взглядом Терезу. Чарлз шагнул вперед, заслонив Терезу собой, и сердито уставился на вошедшего.
        - Ну, что стоишь? - прикрикнул Милтон на юношу. - Тебе же сказано: я не нуждаюсь в услугах наемных рабочих!
        Молодой мексиканец кивнул в сторону гостиной.
        - Неужели? - спросил он, ухмыльнувшись. - А я вижу, у вас здесь найдется для меня работенка.
        - В моем доме побывали бандиты! - прорычал Милтон. - Что тебе нужно, черт возьми?
        Парень помрачнел.
        - Мне нужно повидаться с Фрэнком. Где он?
        - Фрэнк умер! - рявкнул Милтон.
        - Умер? - Мексиканец нахмурился. - Черт, этот лживый гринго задолжал мне сотню баксов!
        - Да пошел ты! - Милтон захлопнул дверь у него перед носом и обернулся к своим гостям: - Как по-вашему, что все это значит?
        Тереза только покачала головой. Чарлз молча подошел к окну и выглянул во двор. Он увидел, как мексиканец сел в приземистый перламутрово-синий “шевроле”. За стеклами автомобиля смутно виднелись еще двое юнцов.
        Когда машина отъехала, Тереза взглянула на Чарлза. На лице его была написана тревога.
        - В чем дело? - спросила она.
        - Мне кажется, это те самые хулиганы, которые вчера громили твой дом.
        Тереза испуганно вздрогнула.



        Глава 11

        Вскоре после отъезда мексиканцев к Милтону пришли двое полицейских. Они записали приметы подозрительных парней, выслушали рассказ Чарлза и Терезы о вчерашнем нападении тех же самых хулиганов на полуострове Боливар и о сегодняшнем утреннем визите к Терезе человека в маске свиньи. Офицеры с явным недоверием отнеслись к последней истории, а остальные эпизоды сочли обычным неумелым налетом взломщиков. Посоветовав Милтону сходить к врачу и связаться со своим страховым агентом, они удалились.
        Милтон отвел Терезу и Чарлза наверх, в комнату Фрэнка. Тереза остановилась на пороге, оглядывая просторную солнечную комнату. Здесь тоже царил беспорядок, но не было такого разгрома, как внизу. Постель была сдернута с матраса, повсюду валялись книги, бумаги и одежда. Однако все вещи были как будто целы.
        Она рассеянно подняла с пола темно-синюю декоративную подушку и положила ее на кровать.
        - У них нет уважения даже к мертвым, - произнесла она сдавленным голосом.
        - И к живым тоже, - добавил Чарлз, с сочувствием глядя на нее.
        - А я-то старался для тебя, Тесс, хотел сохранить все, как было, - заметил Милтон с порога.
        Она обернулась к нему с благодарной улыбкой.
        - Прости, что не смогла прийти раньше. Но мне было трудно вырваться из Луизианы, от родителей. Они очень тяжело переживают смерть Фрэнка.
        - Я помню, какими расстроенными они были на похоронах, - отозвался Милтон. - Впрочем, как и мы все.
        - И все-таки я должна забрать вещи Фрэнка, - продолжала Тереза. Она с горечью повертела в руках одну из рубашек брата, желто-зеленую в клетку, и положила ее на стул.
        Милтон махнул рукой:
        - Не волнуйся, детка. После того, что случилось, я не тороплюсь заводить новых квартирантов.
        - Я вас понимаю, - протянул Чарлз, поднимая с пола разбросанные книги.
        Тереза подошла к письменному столу Фрэнка и дотронулась до современного компьютерного монитора и клавиатуры.
        - Кажется, компьютер остался цел.
        - Да. Видимо, я спугнул этих мерзавцев, и они не успели до него добраться.
        - Мой они разбили, - печально произнесла она.
        - Так возьми компьютер Фрэнка, - предложил Милтон. - Мой тоже не пострадал, а Фрэнки больше ничего не нужно.
        Тереза с трудом сдержала слезы.
        - Спасибо, это идея. Если не возражаешь, я заберу компьютер прямо сегодня. Как знать, может быть, в файлах Фрэнка найдется что-нибудь про таинственные бумаги.
        - Может быть. - Милтон взглянул на часы: - Все, ребята, мне пора бежать. В половине первого лекция. Буду читать американскую историю тупоголовым первокурсникам.
        - Тебе надо сначала показаться врачу! - воскликнула Тереза.
        - Я приму аспирин - может, полегчает. Слушайте, будьте как дома - хоть здесь и не очень уютно - и забирайте все вещи Фрэнка, которые ты, Тесс, сочтешь нужным забрать. Я бы попросил вас запереть дверь перед уходом, но замок сломан. - Он шагнул к Терезе и быстро обнял ее. - Я ухожу, детка.
        - Всего хорошего, Милтон. Спасибо тебе.
        Милтон отвернулся и, прихрамывая, вышел из комнаты. Тереза взглянула на Чарлза и увидела его хмурое лицо.
        - В чем дело?
        - Он мне не нравится, - мрачно ответил Чарлз.
        - Милтон? - засмеялась она. - Да, он скучный профессор истории и не ахти какой приятный. Но он совершенно безобиден.
        Чарлз еще больше нахмурился.
        - Он поглощен какими-то своими мыслями и явно нервничает. К тому же его внезапное озарение насчет пресловутого “открытия” Фрэнка, а также то, что твой брат назвал тебя своим “несгораемым сейфом” и так далее… Мне кажется, все это очень наигранно. - Он хлопнул себя ладонью по лбу, передразнивая Милтона: - “О Господи, Тесс, я вспомнил!”
        Тереза возмутилась:
        - Ну, знаешь, Чарлз, это уж слишком! Он просто хотел помочь. К тому же, уверяю тебя, мой брат не любил распространяться о своих делах. Нервозность и забывчивость Милтона вполне объяснимы. Совсем недавно в его дом вломились бандиты, устроили погром и избили его.
        Но Чарлз только покачал головой:
        - Я не верю ему. Он мог все это подстроить.
        - Что? Милтон? Сначала ты заподозрил Гарольда Робинсона, теперь бедного тихого Милтона? По-твоему, он сам разбил антиквариат своей мамы и ударил себя по голове?
        Он снисходительно взглянул на нее:
        - Тереза, в любом убийстве…
        - Убийстве? - Она повысила голос: - Значит, ты уже уверен, что Фрэнка убили?
        Он поднял руку:
        - Выслушай меня. Допустим, Фрэнка действительно убили. Полицейские утверждают, что ближайшие к жертве люди - родные, друзья - наиболее вероятные преступники.
        - Отлично! Теперь ты начнешь подозревать и меня.
        Он застонал:
        - Тереза, я серьезно!
        - Я тоже. Скажи, Чарлз, ты нарочно пускаешь мне пыль в глаза, чтобы отвести подозрения от себя самого?
        Он побледнел:
        - Что ты мелешь?
        - Полицейские утверждают, что пускать пыль в глаза - типичная уловка преступника.
        - Ты что, думаешь, это я убил твоего брата?
        Она часто заморгала, голос ее дрожал:
        - У твоей заинтересованности должна быть какая-то причина.
        - Я уже говорил тебе…
        - Не трудись повторять свою ложь, - перебила она. - Поставь себя на мое место, Чарлз. То, что я подозреваю тебя, не более странно, чем то, что ты подозреваешь Гарольда Робинсона или Милтона Пиви.
        Он напрягся.
        - Ты в самом деле так думаешь?
        - Черт возьми, Чарлз, я вообще не знаю, что мне думать!
        - Ну что ж, спасибо за откровенность, Тесс. - Он нагнулся и подхватил с пола очередную охапку книг. - Так мы будем осматривать комнату?
        - Конечно, - пробормотала она.
        Враждебно поглядывая друг на друга, Чарлз и Тереза перебирали вещи Фрэнка в поисках хоть какой-то зацепки. Они не нашли ничего существенного, однако тяжелая работа немного разрядила обстановку.
        Потом Тереза встала у окна и принялась медленно листать ежедневник Фрэнка, тщательно изучая сокращенные записи брата. Она обнаружила краткое упоминание о встрече с Кларком Суинсоном, а дойдя до конца, вернулась к той записи, от которой у нее особенно щемило сердце, но, почувствовав на себе внимательный взгляд Чарлза, подняла глаза.
        - Есть что-нибудь про Суинсона? - спросил он. Она судорожно глотнула.
        - Есть одна запись шестинедельной давности о встрече с Кларком Суинсоном, но без подробностей - ни места встречи, ни темы беседы, ни даже номера телефона.
        - Значит, там не упоминается о бумагах Суинсона и о дневнике Лаффита?
        - Нет.
        - Ты нашла что-нибудь еще?
        - Да. - Она пролистнула книжку. - Здесь есть несколько записей, касающихся девушки Фрэнка, Келли Бринкман.
        - У Фрэнка была девушка?
        - Да. Правда, они недолго встречались. Она даже не приехала на его похороны, хотя я звонила в дом ее родителей и оставила сообщение на автоответчике.
        - Странно, что она не объявилась.
        - Я не знаю, насколько у нее с Фрэнком было серьезно. - Тереза щелкнула пальцами: - Черт, почему я не спросила Милтона про Фрэнка и Келли? Кажется, он их и познакомил. Келли была его научной ассистенткой.
        - Я думаю, нам стоит поговорить с мисс Бринкман. Возможно, она прольет свет на эту загадочную историю.
        - Хорошо, поговорим. - Закрыв ежедневник, она с усмешкой добавила: - А потом ты будешь подозревать и ее.
        - Тереза! - сказал он с укором.
        - Близкая подруга убитого - первый кандидат в убийцы, разве не так? - язвительно спросила она.
        - Ну хватит, Тесс, я тебя понял, - угрожающе прорычал он.
        - Слава Богу.
        Он шагнул ближе и внимательно посмотрел на нее.
        - Однако ты расстроилась, когда просматривала ежедневник брата. И дело здесь не в записях про Суинсона и мисс Бринкман, верно?
        Она удивленно подняла глаза и чуть не растаяла от его ласкового, участливого взгляда.
        - Ты очень чуток.
        - Так из-за чего ты расстроилась, Тесс? Увидела почерк Фрэнка?
        - Отчасти из-за этого.
        - А из-за чего еще?
        Она вздохнула, опять раскрыла книжку и пролистала ее, ища нужную страницу.
        - Мы с Фрэнком были во многом похожи. Он, как и я, писал для себя пометки на память - вот как здесь.
        - И что же там написано?
        - Ничего особенного. Запись сделана месяц назад: “Послать родителям открытку - поздравить их с юбилеем. Купить Эллиот Келлер новую книгу. Позвонить Терезе”. - На последних словах голос ее сорвался.
        Чарлз нежно погладил ее по щеке.
        - Прости, Тесс. Тебе, наверное, очень тяжело смотреть на его вещи, читать его ежедневник.
        Она кивнула. Сердце ее переворачивалось от чувства вины: Чарлз был так добр к ней, и это после того, как она обвинила его в убийстве своего брата!
        - Особенно тяжело видеть в его комнате такой погром, - сквозь набежавшие слезы проговорила она. - Сначала Фрэнк умер… или его убили. А теперь это - очередная жестокость.
        - Наверное, вы с ним были очень близки?
        - Не знаю, был ли Фрэнк вообще с кем-нибудь близок, - печально призналась Тереза. - Он вел довольно замкнутый образ жизни, целиком отдавался науке. Временами на него находили приступы меланхолии. К тому же он был жутким скрягой. Мы, родственники, даже посмеивались над этой его чертой: он по пять лет носил одни и те же костюмы, а на Рождество дарил всем белых слоников. Но он был моим старшим братом, и я его любила. Особенно мы сдружились в последние месяцы, когда я стала жить недалеко от Хьюстона. Фрэнк часто звонил мне и приглашал на разные мероприятия - как правило, это были бесплатные концерты, спектакли и лекции в университете. А я покупала нам обоим билеты в оперу или на балет. Теперь, оглядываясь назад, я радуюсь, что у нас с ним было столько хорошего. Правда, в последние недели его жизни, когда он познакомился с Келли, мы стали видеться гораздо реже.
        Чарлз кивнул на ежедневник:
        - По какому поводу он собирался тебе звонить?
        - Не знаю. Наверное, что-нибудь насчет родителей. Около месяца назад они отметили юбилей своей свадьбы - всего за несколько дней до смерти Фрэнка.
        - Ужасно! Ты помнишь тот его звонок?
        Она задумчиво пригладила волосы.
        - Нет. Хотя, возможно, он просто не дозвонился.
        - Конечно. Ты настолько технически отсталая, что вряд ли у тебя есть хотя бы автоответчик.
        - А вот и есть! - возмутилась она.
        - Неужели?
        Она смущенно улыбнулась:
        - Только он сломан.
        - Я так и думал. - Он снова коснулся ее щеки: - Ну, как ты?
        - Ничего, жить буду, - мужественно заявила она. Чарлз со вздохом оглядел прибранную комнату.
        - Ну что ж, по-моему, мы неплохо поработали. Хочешь, я отнесу компьютер Фрэнка в машину?
        - Да, спасибо.
        - А потом поедем к мисс Бринкман?
        Тереза замялась, вспомнив свое решение отделаться от Чарлза. Но он проявил к ней столько участия, что у нее уже не было большого желания осуществлять свой план.
        - Э-э… может, сначала заберем мою машину?
        Он нахмурился.
        Боясь, как бы он снова не отказался, она поспешно добавила:
        - Я очень беспокоюсь за нее, Чарлз. Если мы протянем время, ее отгонят на буксире. К тому же я знаю, где живет Келли, - Фрэнк как-то показывал мне дом ее родителей. Универмаг как раз по пути. Мы заберем мою машину и отправимся к Келли. Я поеду первой и буду показывать дорогу, идет?
        Он слегка прищурился, но спорить не стал.
        - Ладно.


* * *
        Они поехали к универмагу, и вскоре разговор коснулся Милтона.
        - По-моему, Милтон дал нам важную подсказку, - заметил Чарлз. - Получается, что твой брат переводил не только фотокопию дневника Жана Лаффита, но и другой документ, тоже на французском языке, якобы обнаруженный в Галвестоне. Как ты думаешь, между этими двумя фактами есть связь?
        - Вероятно, - ответила Тереза. - Но прежде чем делать выводы, надо поговорить с Суинсоном и выяснить, что представлял собой этот второй документ.
        - Мы встретимся с ним либо сегодня вечером, либо завтра. Знаешь, это вполне логично, что Суинсон обратился к Фрэнку с просьбой о переводе старинного французского документа, ведь Фрэнк был ведущим специалистом по французскому языку восемнадцатого и девятнадцатого веков.
        Услышав это, Тереза похолодела.
        - Откуда ты знаешь?
        Ее самоуверенный спутник на мгновение растерялся и отвел глаза в сторону.
        - Я… э-э… читал об этом в газете.
        - В какой?
        - Кажется, в “Галф кост джорнэл”.
        Тереза промолчала. Она знала, что год назад в “Джорнэл” действительно была статья о научной работе Фрэнка, однако Чарлз не вызывал у нее доверия. Какие цели он преследует? Откуда такая заинтересованность… и осведомленность?
        - Меня беспокоит кое-что еще, - продолжил Чарлз.
        - Что именно? - спросила она, прервав свои размышления.
        Он посмотрел на нее с любопытством:
        - Как ты думаешь, милая, почему в разговоре с Милтоном Фрэнк назвал тебя своим
“несгораемым сейфом”?
        Его подозрительный взгляд насторожил Терезу. Она снова подумала, что Чарлз Эверетт - вовсе не тот человек, за которого себя выдает. Да, он умеет быть милым и ласковым, но это все притворство, обман… Ему совершенно нельзя доверять.
        - Приехали, - сказал он, въезжая в подземный гараж универмага. - Ты помнишь, где оставила свою машину?
        Тереза направила его к тому ряду, где стоял ее старый красный автомобильчик,
        - Слава Богу, его еще не отбуксировали! - сказала она, доставая из сумки ключи.
        - У твоей машины довольно жалкий вид, скажу я тебе, - заметил он.
        Она сердито глянула на него:
        - Я уже говорила тебе: у меня не так много денег.
        Он усмехнулся:
        - Зато у тебя есть я, милая.
        - Да, это - большое счастье! - съязвила она.
        - Кое-кто действительно так считает, - отозвался Чарлз.
        - И в первую очередь ты сам?
        Он недовольно сдвинул брови:
        - Я имел в виду представительниц прекрасного пола - хотел, чтобы ты обезумела от ревности.
        - Ну что ж, тебе удалось довести меня до безумия, вот только ревность здесь ни при чем. - Она взялась за ручку дверцы, но он вдруг схватил ее за руку. Она вскинула глаза и увидела его суровое лицо. - В чем дело?
        - Надеюсь, ты не замышляешь новый побег? - спросил он обманчиво ласковым тоном.
        Она изобразила веселую улыбку:
        - Боишься, что я убегу на очередное свидание к твоему папочке?
        - Я тебе не доверяю.
        - Ты шутишь? - Она кивнула на свою машину: - Разве моя колымага - конкурент твоему вороному лихачу?
        Он усмехнулся:
        - Смотри, без глупостей! Я буду ехать за тобой по пятам до самого дома мисс Бринкман.
        - Я в этом не сомневаюсь. - Она многозначительно посмотрела на его пальцы, которые все еще крепко сжимали ее запястье. - Отпусти меня, пожалуйста.
        Он медлил, недоверчиво глядя ей в глаза.
        - Может, скажешь мне дорогу - на случай, если мы потеряемся?
        - Не волнуйся, - заверила она, - я буду ехать медленно.
        Он нехотя отпустил ее руку.
        - Тогда вперед!
        - Слушаюсь, сэр! - отсалютовала она.
        Выскочив из машины Чарлза, Тереза захлопнула дверцу, потом отперла свой автомобиль и села за руль. В салоне было жарко, как в печке, но, слава Богу, двигатель завелся сразу. Чарлз не мог знать, что ее машина была гораздо мощнее, чем казалась с виду. Ее отец увлекался автомобилями и без конца возился с ее мотором всякий раз, когда она приезжала домой. Вот только жаль, что он не сумел отладить кондиционер, думала она, опуская стекло.
        Включив скорость, Тереза медленно выехала из подземного гаража и пересекла стоянку, то и дело поглядывая на Чарлза в зеркальце заднего обзора. Она вклинилась в плотный транспортный поток и тут же остановилась позади длинной колонны машин, ожидающих на светофоре.
        Она взглянула на Чарлза. Стоит ли от него убегать? Все-таки у него в машине компьютер Фрэнка, в файлах которого может находиться объяснение странных событий последних дней.
        Но Чарлз был опасен, и эта опасность могла перевесить всю важность компьютерной информации. Он ворвался в ее жизнь, угрожая пистолетом и оправдываясь каким-то бредом. Дальнейшие события показали, что у него есть свой интерес в этом деле - так же как и у остальных. Но чего хотят от нее все эти люди?
        Логика подсказывала, что надо держаться от Чарлза подальше. Возможно, он даже виновен в смерти ее брата. Или связан с бандой молодых мексиканцев, которые уже не раз возникали у нее на пути.
        Приняв решение, Тереза уселась поудобнее и стала ждать. Как только загорелся зеленый, она переключила передачу и медленно поехала к круговой развязке. Повернув на юг, она надавила на газ и, быстро меняя скорости, влилась в поток машин.
        На мгновение она застряла в пробке, но, заметив просвет между машинами, глубоко вздохнула и рванулась вперед. Вместо того чтобы поехать по круговой дороге, она метнулась вправо, пересекла три дорожные полосы и свернула на ближайшую улицу. Попадавшиеся на пути водители виляли в стороны и отчаянно сигналили.
        Тереза глянула в зеркальце заднего обзора… и увидела, что Чарлз по-прежнему у нее на хвосте. Черт! Он тоже жал на гудок и яростно жестикулировал, призывая ее остановиться.
        Как бы не так! Тереза нажала на газ и свернула за угол. Вокруг выли сирены, визжали тормоза, а она неслась по улицам и переулкам, заметая следы.
        Она столько раз поворачивала, что уже не понимала, где находится.
        Наконец она выехала на незнакомую улицу бедного квартала, изобиловавшую захудалыми ломбардами и лавками старьевщиков. По разбитой дороге громыхали старые автомобили, перед пивной стояла толпа рабочих в грязной одежде. Да, она ушла от погони и заблудилась. Однако в душе Тереза ликовала: все-таки Чарлз остался с носом!
        Остановившись на светофоре, она посмотрела направо и брезгливо поморщилась при виде стриптиз-бара и секс-шопа. Двое бородатых рабочих вышли из продуктового магазина и уставились на нее, плотоядно оскалившись.
        Тереза сглотнула. Вот так попала: что называется, из огня да в полымя! Надо поскорее выбираться из этого грязного района.
        Несмотря на жару, она хотела поднять стекло, но тут увидела у себя перед носом нож. В следующее мгновение чьи-то стальные пальцы стиснули ее руку.
        Вскрикнув, она подняла глаза и наткнулась на ухмыляющуюся физиономию того самого кареглазого юнца-мексиканца, который заходил к Милтону.
        - Привет, крошка, - нахально сказал он. - Поболтаем?
        Сердце Терезы билось так сильно, что она едва расслышала слова парня. Первой ее мыслью было нажать на газ и скрыться. Но она не успела. Мексиканец рывком распахнул дверцу и грубо выволок ее из машины.



        Глава 12

        Тереза не смела ни вырываться, ни кричать. Держа нож у ее горла, бандит тащил ее к своей машине - тому самому синему “шевроле”, который она видела у дома Милтона. Приземистый автомобиль стоял ярдах в десяти от них, на другой стороне улицы. От парня несло потом и пивом. Судя по его мертвой хватке, ему ничего не стоило перерезать ей горло.
        Тереза с ужасом поняла, что может в любой момент умереть. Ей пришлось почти бегом пересекать дорогу, чтобы не отстать от резво шагавшего похитителя. “Только бы не споткнуться и не упасть на нож!” - молилась она.
        И зачем она, дура, убежала от Чарлза! Да, вчера он тоже ее похитил, но по сравнению с жестокостью сегодняшнего подонка тот эпизод казался не более чем приключением. Оставалось только надеяться, что Чарлз до сих пор ее разыскивает и скоро найдет.
        - Что тебе от меня нужно? - наконец выдавила она.
        - Заткнись! - бросил парень, пихнув ее вперед. Стальное лезвие впилось в кожу.
        - Эй, поосторожней с ножичком! Кажется, ты меня оцарапал.
        - Сказал, заткнись! Или я тебя не только поцарапаю!
        Тереза была в панике. Интересно, кто этот маньяк и что он собирается с ней сделать? Когда они подошли к машине, с переднего сиденья соскочил еще один неряшливо одетый юнец и с противной ухмылкой услужливо распахнул перед ними заднюю дверцу. Похититель толкнул Терезу на грязное сиденье, из-под рваной обивки которого торчали пружины, сам сел рядом и, зажав ее шею рукой, снова приставил к горлу нож. Второй парень захлопнул дверцу, вернулся на переднее сиденье, к водителю, и машина с ревом рванулась вперед в облаке выхлопных газов.
        - Кто вы такие, и что вам нужно? - дрожащим голосом пролепетала Тереза.
        - Молчи, - рявкнул ее похититель, затем обратился к водителю: - Слушай, Гектор, давай быстрей. Отвезем эту барышню в какое-нибудь укромное место и там с ней потолкуем.
        Слово “потолкуем” было произнесено таким тоном, что у Терезы застыла кровь в жилах.
        - Хорошо, Маноло, - отозвался водитель, выжимая газ.
        Машину тряхнуло, и Тереза скривилась от боли, почувствовав на шее новый порез. Просто невероятно! На протяжении последних двадцати четырех часов ее уже дважды похищали: один раз с помощью пистолета, а теперь - с помощью ножа.
        Но зачем?
        - Пожалуйста, объясните мне, что происходит, - жалобно попросила она.
        - Скоро узнаешь, - прорычал ее похититель. Тереза попыталась успокоиться: чтобы выжить, нужно сохранить ясность ума. Она вдруг вспомнила вчерашнее нападение головорезов на ее дом и с удивлением поняла, что это те же самые мексиканцы.
        - Послушайте, ребята, а куда подевалось ваше оружие? - спросила она.
        Ее похититель выругался. Было видно, что этот вопрос застал его врасплох.
        - Какое оружие?
        - То, из которого вы обстреливали мой коттедж!
        Парень с ножом молча буравил ее взглядом, а его дружок, сидевший впереди, посмотрел на нее с ухмылкой:
        - А ты глазастая, леди! Маноло одолжил две “беретты” у своего шурина, за что потом и получил по первое число.
        - Одолжил - в смысле украл? - усмехнулась Тереза. Бандит на переднем сиденье ухмыльнулся, обнажив желтые сломанные зубы.
        - Да, крошка. Руди здорово разозлился, узнав, что Маноло пошарил в его оружейной коллекции.
        Бандит по имени Маноло сердито замахнулся ножом:
        - Заткнись, Фредди! Ты что-то слишком разоткровенничался с этой сучкой!
        Фредди пожал плечами:
        - Ну и что? Какая теперь разница?
        - Молчи! - заорал Маноло.
        Тереза испуганно съежилась. Если “теперь” с ней можно говорить обо всем, значит, эти парни собираются ее убить? Господи, помоги!
        Фредди отвернулся. Тем временем Гектор привез их на захламленный двор какой-то заброшенной фабрики. Машина остановилась, взвизгнув тормозами. Фредди открыл заднюю дверцу, Маноло вышел и потащил за собой Терезу. Она пошатнулась. Фредди схватил ее за руку, не дав упасть.
        - Осторожней, леди.
        - Скажи это своему другу Маноло, - отозвалась она.
        Маноло, не обращая внимания на эти слова, опять приставил нож к ее горлу и повел к двери. Она споткнулась о валявшуюся бутылку из-под пива и вскрикнула: лезвие ножа больно впилось в кожу.
        - Ты не мог бы идти помедленнее? - попросила она. - Ты порезал мне шею!
        - Закрой рот, женщина, а не то вообще останешься без головы! - Он подвел Терезу к полуразрушенной боковой пристройке, открыл ногой дверь и втащил ее через порог.
        Услышав скрип закрывающейся двери, Тереза рванулась вперед, но зацепилась ногой за доску, потеряла равновесие и грохнулась на разбитый бетонный пол, больно приземлившись на четвереньки. Прерывисто дыша, она огляделась по сторонам и обнаружила, что находится в небольшом рабочем цехе. Рассеянные солнечные лучи освещали мусор, грязь и брошенные станки. Она лихорадочно искала глазами другой выход - дверь или окно, - но так ничего и не нашла. Сверху донеслось хлопанье птичьих крыльев. Тереза подняла голову и увидела несколько десятков голубей, мечущихся под потолком.
        - Ну что, крошка, пришло время поговорить, - сказал Маноло. - Встань!
        Застонав, Тереза кое-как поднялась на ноги, отряхнулась и сердито глянула на Маноло. Он навис над ней, поигрывая ножом. Гектор и Фредди стояли рядом и усмехались.
        - Что тебе нужно?
        - Говори, женщина, где клад, который хотел откопать Фрэнк? - спросил Маноло.
        - Какой еще клад? - растерялась Тереза.
        Маноло шагнул вперед, целясь ножом ей в лицо. Судя по блеску его черных глаз, шутить он не собирался.
        - Такой клад! Фрэнк считал меня тупоголовым чикано (Чикано - американец мексиканского происхождения.), но у меня есть среднее образование. Этот гринго предложил мне, Фредди и Гектору по сотне баксов на брата, чтобы мы купили лопаты и встретились с ним на галвестонском берегу. Что он собирался откапывать? Уж наверное, не свою покойную бабушку!
        Тереза ошарашено смотрела на парня.
        - Мой брат Фрэнк?
        - Да, твой брат Фрэнк. Он сказал, чтобы мы пришли на берег, и обещал дать нам работу.
        - Работу? Понятия не имею, о чем ты говоришь!
        - Врешь! - рявкнул Маноло, бросился вперед, схватил Терезу за волосы и накрутил их на кулак.
        - Ой! - вскрикнула она, пританцовывая на месте и пытаясь освободиться. Ей казалось, что еще немного - и он снимет с нее скальп. - Черт, отпусти же меня!
        - Отпущу, когда ты скажешь мне правду, сучка!
        - Но я ничего не знаю! - взвыла она. - Прекрати, мне больно!
        - Будет еще больней, если ты не начнешь говорить, - отозвался похититель. - Фрэнк обещал нам хорошие деньги, а потом пропал. Я познакомился с девушкой. Ей нравится веселиться и танцевать макарену, и я хочу сделать ее счастливой. Мне нужны деньги, и я их добуду! Ты думаешь, я дурак? Я читаю некрологи. Из некролога Фрэнка я узнал твое имя.
        Наконец он ее отпустил. Тереза сердито смотрела на него, потирая макушку.
        - Но… сегодня утром ты вел себя так, как будто не знал про смерть Фрэнка.
        Он осклабился.
        - Мне нужны деньги!
        Терезу так и подмывало ударить его по ухмыляющейся физиономии, но она сдержалась.
        - Я дам вам деньги - двести долларов каждому, - только оставьте меня в покое.
        - Э нет, так не пойдет! Ты должна понимать: если гринго задолжал Маноло Хуаресу, то на эту сумму каждый день набегают большие проценты. - Он угрожающе помахал ножом и снова двинулся к ней. - Кажется, мне придется прибегнуть к более сильным аргументам.
        Увидев перед собой острое лезвие, Тереза закричала и попыталась убежать, но другие два бандита схватили ее и удержали на месте. Маноло, зловеще усмехаясь, медленно подходил к ней с ножом…


* * *
        - Баба за баранкой - это стихийное бедствие! - выругался Чарлз Эверетт, хватив кулаком по рулю.
        Две минуты назад он потерял машину Терезы из виду и с тех пор пребывал в панике. Эта ученая дама оказалась на редкость непредсказуемой. Только что она устроила ему сумасшедшие гонки - куда там профессионалам авторалли!
        А виноват во всем он сам, черт возьми! Не надо было выпускать Терезу из своей машины. К тому же перед этим он допустил досадную оплошность: обмолвился, что Фрэнк был специалистом по французским документам девятнадцатого века. Какой идиот! Теперь она совсем перестала ему доверять, что было вполне объяснимо.
        Он колесил по переулкам и маленьким улочкам юго-западного Хьюстона, тщательно оглядывая машины, тротуары и здания, попадавшиеся на пути. Терезы нигде не было. Вдоль дорог мелькали ветхие дома и кричащие вывески стриптиз-баров. Чарлза тревожило, что она заехала в эти трущобы, тем более что напавшие на ее дом мексиканские головорезы до сих пор разгуливали на свободе.
        Он вздрогнул от неожиданности, услышав звонок своего мобильника, и, выдернув его из кармана пиджака, нажал на кнопку.
        - Да?
        Немного послушав собеседника, Чарлз перебил его:
        - Я сейчас не могу говорить. Тереза Фелпс от меня сбежала.
        Как и следовало ожидать, звонивший разразился потоками брани, обвиняя Чарлза в плохой работе. Чарлзу пришлось отвести трубку от уха, чтобы не оглохнуть.
        В конце концов он потерял терпение и рявкнул:
        - Прекрати орать и выслушай меня, болван! Я обещал тебе, что справлюсь с этим делом, и я с ним справлюсь. Так что отвали, не мешай мне работать!
        С видом мрачного удовлетворения Чарлз дал отбой и сунул телефонную трубку в карман. Он сделал еще пару кругов по району трущоб и в конце концов очутился в промышленной зоне, но и здесь не нашел никаких следов Терезы. Свернув к пакгаузам, он проехал мимо заброшенной фабрики и резко нажал на тормоза, увидев знакомый синий “шевроле”…


* * *
        Маноло подступал все ближе, ухмыляясь и размахивая ножом. Тереза была уверена, что сейчас он перережет ей горло. Но внезапно дверь с шумом распахнулась, и в помещение влетел Чарлз Эверетт с пистолетом на изготовку. От радости у Терезы подкосились ноги. Она схватилась за деревянную перекладину и, чтобы успокоиться, начала глубоко и равномерно дышать. Слава Богу, Чарлз подоспел вовремя!
        Чарлз быстро оценил ситуацию. На его скулах заходили желваки, когда он увидел Терезу в окружении двоих хулиганов и Маноло, который надвигался на нее с ножом.
        Упершись ногами в пол, Чарлз нацелил пистолет на подонков и произнес ледяным тоном:
        - Джентльмены, отпустите даму и не двигайтесь с места. Я жду ваших объяснений.
        Маноло быстро обернулся к нему. Несмотря на перекошенное от злости лицо, он не стал нападать на Чарлза, быстро оценив превосходящую силу автоматического пистолета.
        Однако Фредди и Гектор оказались не столь храбрыми. Испуганно переглянувшись, они отпустили Терезу и бросились к двери.
        - Бежим, Маноло! - крикнул Фредди через плечо. Маноло еще мгновение настороженно смотрел на Чарлза, потом зарычал, взмахнул ножом и тоже ретировался.
        Чарлз подбежал к Терезе:
        - Ты цела, милая?
        Она кивнула, едва сдерживая дрожь. Чарлз махнул рукой:
        - Жди здесь, я сейчас вернусь. - И выбежал на улицу.
        - Стойте! Остановитесь, черт возьми, или я буду стрелять! - кричал он, настигая бандитов.
        Вскоре он вернулся и растерянно посмотрел на Терезу:
        - Я совсем забыл…
        - Что он не заряжен? - спросила она с кривой усмешкой.
        - Вот именно. - Он быстро подошел к ней, прижал к себе и озабоченно спросил: - Ты точно в порядке, Тереза?
        Она кивнула, охваченная волной нежности. Как приятно вновь очутиться в его объятиях! Он взглянул на дверь:
        - Я бы догнал их, но…
        - Не говори глупостей, ты же безоружен, - сказала Тереза.
        - Хорошо, что они об этом не знали. - Он внимательно оглядел ее. - О Боже, у тебя на шее кровь!
        Она коснулась ранки.
        - Ничего страшного, просто несколько царапин. Маноло держал нож у моего горла.
        На лице Чарлза отразился ужас.
        - Проклятый ублюдок! Это чудо, что ты осталась жива.
        - Я знаю.
        - Так ты говоришь, этого парня зовут Маноло?
        Она кивнула.
        - Я знаю имена всех троих: Маноло Хуарес и его дружки Гектор и Фредди.
        - Как они тебя похитили?
        - После того, как я…
        - Удрала от меня, - мрачно подсказал он. Она сглотнула.
        - Да. Так вот, после того как я… от тебя удрала, они вытащили меня из машины на светофоре, запихнули в “шевроле” и привезли сюда.
        - Господи, но зачем?
        Интуиция подсказывала Терезе, что она не должна передавать Чарлзу полученные от бандитов сведения. Во всяком случае, пока. Ей хотелось сначала самой переварить эту информацию.
        - Точно не знаю… Они говорят, что Фрэнк задолжал им деньги.
        Чарлз нахмурился.
        - Да, Маноло говорил об этом у Милтона. А дальше?
        - Они начали меня допрашивать, но тут появился ты, слава Богу.
        - Ясно. - Голос Чарлза опять сделался суровым. - А теперь, когда я убедился, что с тобой все в порядке…
        - Да?
        Гневно сверкнув глазами, он схватил ее за плечи и стал трясти так сильно, что у нее застучали зубы.
        - Маленькая дура! Положить бы тебя на колено и хорошенько отшлепать!
        - Что? - вскричала Тереза, оттолкнув его от себя. - Подумать только, какая наглость…
        - Наглость? - Он схватил ее за руки. - И ты еще смеешь говорить о наглости после того фокуса, который только что со мной проделала? Глупая девчонка, ты едва не погубила себя! Ведь я нашел тебя по чистой случайности: ездил по этому кварталу и увидел машину Маноло. И не забудь, что мне, совершенно безоружному, пришлось иметь дело с тремя головорезами. Нам обоим крупно повезло, что нас не убили.
        Тереза молчала, не зная, что на это возразить. К тому же она была бесконечно благодарна ему за очередное спасение. Одному Богу известно, что могло с ней статься, если бы он не пришел на помощь. При мысли об этом ее бросало в дрожь.
        - Ну, Тереза? - наседал он. - Что скажешь в свое оправдание? Почему ты от меня убежала?
        Она смотрела на него несчастными глазами.
        - Почему? Да потому, что я не знаю, кто ты на самом деле и что тебе от меня нужно. Потому, что я не верю тебе.
        - Ты мне не веришь? И поэтому покорно отдала себя в лапы похитителей с ножами?
        - Ты тоже похитил меня, только с пистолетом! - заявила она, взмахнув рукой.
        - Браво! - оценил он ее выпад. - Но в душе я желал тебе добра.
        Она хлопнула себя по лбу:
        - Ах да, как же я забыла! Похитители с пистолетами всегда в душе желают добра своим жертвам. Нам следует опасаться только тех, кто угрожает ножами, правда, Чарлз?
        Он сердито смотрел на нее.
        - Избавь меня от своего сарказма, Тесс. Ты продолжаешь вести себя как последняя дура.
        Тереза застонала. Она испытывала невольную благодарность к Чарлзу и вину, ведь из-за нее ему пришлось пережить несколько тяжелых минут. Она по-прежнему не доверяла этому человеку, но решила больше не бегать от него - по крайней мере пока. Если бы не он, ее бы сейчас, наверное, уже не было на этом свете.
        Она встретилась с ним взглядом и медленно кивнула:
        - Хорошо, Чарлз, ты прав: я совершила ошибку и очень благодарна тебе за то, что ты меня спас. - Она тронула его за руку. - Пожалуйста, не сердись.
        Вопреки ее ожиданиям эти слова не оказали на него успокаивающего действия, а, напротив, лишь подлили масла в огонь. На щеках Чарлза опять вздулись желваки, а глаза его зловеще потемнели.
        - Не сердиться, говоришь? Да ты просто до безумия меня доводишь!
        И тут он совершенно ошеломил Терезу: притянул к себе и впился жадным поцелуем в ее губы.
        Терезу обдало огнем. “Боже мой, и как только ему удается быть злым и одновременно неотразимо сексуальным? ” - думала она, млея в его объятиях. Только что пережитая опасность обострила ее чувства, и в этот момент она готова была отдаться ему без оглядки.
        К сожалению, он резко прервал поцелуй и хмуро взглянул на нее.
        - Ты до смерти меня напугала, Тесс, - произнес он дрожащим голосом. - Больше никогда так не делай. Все равно тебе от меня не избавиться. Хочешь ты или нет, но я буду с тобой до тех пор, пока не кончится вся эта заварушка.
        - Но почему, Чарлз? - удивленно спросила она.
        - Со временем ты все узнаешь, а пока просто доверься мне.
        - Но я не могу тебе довериться! - в отчаянии воскликнула Тереза. - Черт возьми, разве ты не слышал, что я тебе сейчас говорила?
        - Тебе придется мне довериться, - упрямо повторил он. - А теперь давай уйдем отсюда, пока не вернулись эти головорезы. И пока у меня не лопнуло терпение, и я тебя все-таки не отшлепал.
        Он взял ее за руку и повел к выходу, но на первом же шаге Тереза споткнулась и тихо вскрикнула.
        Он тут же остановился и встревожено посмотрел на нее:
        - В чем дело?
        Тереза поморщилась:
        - Коленки! Когда Маноло втолкнул меня сюда, я упала на пол.
        - Чудовище! - Чарлз сел на корточки возле ее ног и присвистнул. - У тебя порваны брюки, и… - Он потянул за ткань, но она охнула от боли, и он убрал руку. - На обеих коленках жуткие кровавые ссадины. Тебе делали уколы от столбняка?
        Она сладко улыбнулась:
        - Да, доктор. Жаль только, что я не догадалась привиться от вас.
        - Очень остроумно. - Он встал и поднял ее на руки.
        - Что ты делаешь, Чарлз? - возмутилась она и встретилась с его неумолимым взглядом.
        - Молчи, глупая! Я отнесу тебя в машину. - Он вдруг усмехнулся. - К тому же от меня вакцину еще не придумали. - Он понес ее к выходу. - Как только будет возможность, мы обработаем твои раны.
        - Отпусти меня, Чарлз. Я сама дойду до машины.
        - Ну уж нет! Я больше не позволю тебе ускользнуть!
        Он еще крепче прижал ее к себе, и Терезу затопило его теплом, силой и мужским ароматом. Какой позор! Она, цивилизованная, интеллигентная женщина, кандидат наук по современной седиментологии, позволяет какому-то проходимцу командовать ее жизнью, донимать дерзкими поцелуями и даже угрожать поркой!
        Однако она чувствовала себя податливым воском в его руках. Ее голова уютно покоилась на его плече, и ей хотелось мурлыкать, подражая своей бесстыдной кошке Дорис Хуан…



        Глава 13

        - Ты действительно не знаешь, почему эти люди тебя похитили, Тесс? - спросил Чарлз, когда они отъехали от заброшенной фабрики.
        Тереза глубоко вздохнула. Было так приятно после всех злоключений оказаться в безопасности и сидеть в его машине с кондиционером! Она радовалась своему избавлению, но по-прежнему не доверяла Чарлзу и не могла понять, что он задумал. Надо ли говорить ему о том, что она узнала от Маноло, а именно - что ее брат искал клад?
        С одной стороны, смешно представить серьезного, степенного Фрэнка, гоняющегося за сокровищами. Но с другой стороны, особенно в свете сегодняшних событий, в этом был некий смысл. Ведь Фрэнк изучал дневник Лаффита, а все знали, что Жан Лаффит, по слухам, оставил после себя в районе Галвестона несметные богатства в виде награбленного золота. Конечно, вряд ли в самом дневнике были какие-то сведения о том месте, где зарыт клад, иначе его давно бы нашли, однако подсказка могла быть в тех старинных французских документах, которые принес Фрэнку Кларк Суинсон. Как бы то ни было, если Фрэнк действительно держал в своих руках ключ к поиску сокровищ, то это объясняло тот пристальный интерес, который проявляли к Терезе некоторые личности…
        В том числе и Чарлз. Теперь она стала чуть больше доверять этому человеку, однако его появление в ее жизни, сопровождаемое бредовыми россказнями, выглядело слишком подозрительным. Она не сильно верила, что он прилип к ней, сраженный ее неземной красотой. Если здесь замешано богатство, то Чарлз вполне мог быть одним из тех, кто его домогается. А иначе, с какой стати ему так активно решать ее проблемы?
        - Тесс? - позвал он, бросив на нее любопытный взгляд.
        Она с напускным равнодушием пожала плечами.
        - Я уже объяснила: их главарь Маноло сказал, что Фрэнк задолжал ему какие-то деньги. Он хотел получить их обратно.
        Судя по хмурому лицу Чарлза, он ей не верил.
        - И это все?
        - Конечно. Послушай, наверное, надо сообщить о случившемся в полицию?
        Его взгляд скользнул к ее разбитым коленям.
        - А по-моему, сначала ты должна показаться врачу.
        - Не волнуйся за меня. Я промою ссадины в дамской комнате полицейского участка. Эти головорезы похитили меня и хотели убить. Необходимо поставить в известность полицию.
        Он вздохнул:
        - Пожалуй, ты права.
        - А что насчет моей машины?
        - Тереза… - Глаза его потемнели. Она взмахнула рукой:
        - Мы не можем оставить ее на улице! Черт возьми, Чарлз, они выволокли меня из моего автомобиля, оставив его на произвол судьбы. К тому же там моя сумка. Если мы не поторопимся, машину отбуксируют, если ее еще не угнали.
        Он застонал.
        - Ты помнишь, где она?
        Она закусила губу.
        - Кажется, да.
        - Хорошо, - покорно отозвался Чарлз.
        Они поехали обратно. Тереза старательно вспоминала дорогу, и после долгих блужданий они наконец нашли ее автомобиль. Он стоял на том же перекрестке, где ее похитили бандиты, правда, кто-то сдвинул его поближе к тротуару. У крыла машины, ссутулившись, стоял мексиканский мальчик в футболке и джинсах.
        Чарлз притормозил и вместе с Терезой вышел из своего автомобиля. Паренек, на вид лет тринадцати, взглянул на нее с усмешкой.
        - Мэм, я видел, как вас схватили те парни, и остался сторожить вашу машину. - Он открыл дверцу и показал на ее сумку, которая по-прежнему лежала на полу салона, - Какие-то типы проходили мимо и хотели ее угнать, но я не дал.
        - Большое спасибо, - поблагодарила Тереза мальчика. - Приятно сознавать, что в этом мире еще не перевелись добрые самаритяне.
        - Да. - Мальчик обернулся к Чарлзу и протянул руку. - А вы согласны?
        Чарлз кивнул и достал из кармана бумажник.
        - Конечно. - Он протянул пареньку двадцатидолларовую купюру.
        - Ого! Спасибо! - радостно вскричал тот и убежал со своей наградой.
        Чарлз ухмыльнулся.
        - Зачем ты ему заплатил? - с укором спросила Тереза.
        - Он заслужил. Как ты верно подметила, это был добрый самаритянин.
        - Ну что ж, наверное, ты прав. Он действительно заслужил.
        - Жаль только, что он так быстро убежал. Надо было записать его фамилию и предъявить полиции свидетеля.
        Она щелкнула пальцами:
        - В самом деле!
        Нагнувшись, Чарлз заглянул в ее машину, взял сумку и протянул ее Терезе.
        - Посмотри, все ли на месте.
        - Хорошая мысль. - Она быстро проверила содержимое. - Кажется, все. Деньги, кредитные карточки, чековая книжка.
        - Отлично. А записки Фрэнка?
        - Здесь.
        - Я рад, что ничего не украли.
        Она кивнула, бросила сумку в машину и осторожно села за руль, стараясь не задеть его коленками.
        - Поедем в полицию. Если мне не изменяет память, в паре миль отсюда есть участок, вон там… - Она показала на запад.
        Он вскинул бровь: - Там?
        - Я еще не до конца сориентировалась на местности, Чарлз, но знаю общее направление.
        - Замечательно. - Он захлопнул ее дверцу. - Я поеду за тобой. Но смотри - на этот раз без глупостей!
        Она улыбнулась:
        - Успокойся, Чарлз, на сегодня я уже выдохлась.
        - Значит, ты в моем полном распоряжении, - сказал он с усмешкой.
        Тереза вздохнула и включила двигатель, понимая, что Чарлз прав.
        В дамской комнате полицейского участка Тереза, как могла, отмылась от грязи. Теперь она видела, что Чарлз волновался не зря: мелкие царапины на шее были не опасны, чего нельзя было сказать про ссадины на ладонях, локтях и коленях. К тому же после сильного удара о землю у нее ломило все тело. Тем не менее, выходя к Чарлзу, она постаралась приободриться.
        После более чем получасового ожидания их провели в кабинет, где молодой офицер выслушал их рассказ о происшествии и стал искать Маноло Хуареса в компьютерных файлах полиции. Он сообщил им, что юный Хуарес - местный хулиган, бывший член уличной банды, имеет судимость. А Гектор и Фредди - его сообщники. Офицер пообещал отдать распоряжение об аресте всех троих.
        Тело Терезы затекло от долгого сидения. По территории автостоянки она шла, прихрамывая и опираясь на руку Чарлза.
        - Все, едем в больницу! - объявил он.
        - Ни за что! - возразила она. - Просто у меня немного затекли ноги после падения. Завтра все пройдет.
        - У тебя могут быть переломы.
        - Нет, Чарлз. К тому же у меня нет денег на врача.
        - Я заплачу.
        - Нет.
        - Глупая упрямица, - пробормотал он, когда они остановились возле ее машины, и заглянул в салон. - Послушай, у тебя же ручная коробка передач! Тебе нельзя в таком состоянии садиться за руль…
        - Что значит “нельзя”? - перебила его Тереза. - Сюда же я как-то доехала, и до дома доеду!
        - Проклятие, Тереза! Ну тогда хотя бы возьми мою машину. У нее автоматические передачи.
        - Нет. Я не инвалид.
        - Глупая упрямица! - повторил он с нарастающим раздражением.
        - Ты сердишься, потому что вышло не по-твоему.
        К ее удивлению, он расхохотался.
        - Выйдет по-моему, милая. Я всегда добиваюсь своего.
        Тереза не посмела ничего ответить на это заявление, но лицо ее запылало.
        - Значит, домой? - спросил он.
        - Кажется, мы собирались сначала заехать к Келли Бринкман.
        - А ты выдержишь?
        - Черт возьми, Чарлз!
        Он всплеснул руками:
        - Ладно, сдаюсь. Едем.
        Она миролюбиво взглянула на него.
        - Конечно, это всего лишь предположение, но вдруг Келли в курсе того, чем занимался Фрэнк перед смертью?
        - Ты права.
        - Поедешь за мной? Родители Келли живут в Мейерленде, это более-менее по пути домой.
        - Отлично. Показывай дорогу.
        Тереза отправилась к Бринкманам в юго-западный Хьюстон, на этот раз стараясь не отрываться от Чарлза. Она то и дело поглядывала в зеркальце заднего обзора, проверяя, на месте ли его черная элегантная машина. Через десять минут они оба стояли на пороге уютного, окруженного деревьями дома Бринкманов на тихой улочке неподалеку от Мейерленд-плаза.
        На ее стук открыл симпатичный молодой человек в шортах и футболке с университетской эмблемой.
        - Я вас слушаю. Тереза протянула руку:
        - Здравствуйте. Я Тереза Фелпс, сестра Фрэнка Фелпса…
        Молодой человек печально покачал головой.
        - Вы имеете в виду друга Келли, который недавно умер? Примите мои соболезнования, мэм. Я Чет, брат Келли.
        - Рада с вами познакомиться, Чет. - Она указала на Чарлза: - Это мой друг Чарлз Эверетт.
        Молодой человек пожал Чарлзу руку.
        - Чем могу служить?
        - Мы хотели бы поговорить с Келли, - сказала Тереза. Чет посмотрел на них с виноватой улыбкой:
        - Простите, но Келли сейчас на юге Франции, на летней аспирантской практике. Она уехала месяц назад.
        - Очень жаль, - отозвалась Тереза. - Теперь мне понятно, почему ее не было на похоронах.
        - Да, мэм. Мои, родители прослушали ваше сообщение на автоответчике, и мама написала Келли о смерти Фрэнка. Позже сестра наверняка с вами свяжется.
        - Ничего страшного, - заверила его Тереза.
        - Может, войдете, выпьете чаю со льдом или чего-нибудь покрепче?
        - Спасибо, нам надо ехать.
        Тереза и Чарлз попрощались и вернулись к своим машинам. Чарлз заметил ее расстроенное лицо.
        - Мне очень жаль, Тесс, - сказал он с сочувствием.
        - Еще один тупик, - пробормотала она.



        Глава 14

        Час спустя Тереза и Чарлз подъехали к ее коттеджу. Там вовсю кипела работа. Во дворе дома стоял грузовик бригады рабочих и фургон телефонной компании.
        Когда они с Чарлзом поднялись на крыльцо, Тереза заметила на входной двери новый сверкающий медный замок. Рядом стоял рабочий и вставлял последнее оконное стекло.
        Молодой мексиканец приветственно помахал шпателем:
        - Здравствуйте, мэм. Вы здесь живете?
        - Да.
        - Хозяин дома поручил мне отремонтировать окна.
        - Я знаю.
        - Кстати, мэм, слесарь, который устанавливал замок, велел передать, что ваш новый ключ в доме, на кофейном столике.
        - Спасибо, - отозвалась Тереза.
        Чарлз открыл дверь, и они вошли в дом. На кофейном столике посверкивал ключ, а рядом сидел на корточках телефонный мастер со своим оборудованием.
        Мужчина повесил трубку и кивнул вошедшим.
        - Вы мисс Фелпс?
        - Да.
        - Простите, что вошел без разрешения, но дверь была нараспашку.
        - Все в порядке. Мой телефон уже работает?
        Он кивнул и начал отсоединять свою аппаратуру.
        - Кто-то перерезал вам провода, но я все наладил.
        - Хорошо, Сколько я вам должна?
        Он усмехнулся:
        - Увидите, когда получите следующий счет за телефон,
        - Прекрасно.
        - Ваша кошка испугалась шума. - Он встал и кивнул на диван: - Кажется, она спряталась под софой.
        - Спасибо.
        Когда мастер ушел, Чарлз с улыбкой покачал головой:
        - Хозяин твоего дома на редкость расторопный малый.
        Она засмеялась:
        - Конечно, расторопный, ведь по счетам-то плачу я!
        - Понятно.
        Тереза подошла к дивану, осторожно опустилась на колени и приподняла накидку.
        - Дорис Хуан? Ты здесь, киска?
        В ответ раздалось тихое рычание.
        - Дорис, будь умницей, вылезай! - попросила Тереза. Сунув руку под диван, она схватила кошку за шкирку и выволокла ее на свет Божий. Уши Дорис были прижаты к голове, шерсть стояла дыбом, однако она не сопротивлялась, когда хозяйка взяла ее на руки. Чарлз бросился к ней:
        - Тереза, зачем ты со своими разбитыми коленками ползаешь по полу? Дай мне кошку!
        Она скептически посмотрела на него:
        - Может, не надо? Дорис сейчас не в духе…
        - Я привык иметь дело с особами женского пола, которые не в духе, - сухо отозвался он.
        - Очень остроумно!
        Он протянул руки, и Тереза отдала ему кошку. Дорис тут же зашипела, оскалилась и с рычанием замахнулась на Чарлза лапой. Тот отпрянул и бросил кошку на диван, точно это была горячая картофелина.
        Тереза расхохоталась.
        Чарлз сурово взглянул на нее.
        - Давай я помогу тебе встать.
        - Спасибо. - Скривившись от боли, она ухватилась за его руку и поднялась на ноги.
        Они сели на диван, и Тереза опять взяла кошку.
        - С ней все в порядке? - спросил Чарлз, оглядывая взъерошенное животное.
        - Конечно. Просто кошки не любят перемен.
        Он хотел погладить Дорис, но та опять оскалилась, обнажив клыки, и Чарлз отдернул руку.
        - Я вижу.
        Тереза усмехнулась.
        - Ну, раз капризная мисс Хуан меня отвергла, пойду принесу компьютер твоего брата.
        Пока Тереза кормила на кухне кошку, Чарлз принес в дом компьютер, и они установили его в кабинете Терезы. Она включила аппаратуру, запустила редакторскую программу Фрэнка и начала просматривать файлы. Явно повеселев, Дорис Хуан запрыгнула на стол и принялась расхаживать по нему, обнюхивая незнакомую технику. Она даже зашипела на дисковод. Чарлз с улыбкой покачал головой и ушел во двор посмотреть, что там делают рабочие.
        Он вернулся через несколько минут и, радостно ухмыляясь, встал на пороге.
        Тереза подняла глаза:
        - Почему у тебя такой довольный вид?
        - Все рабочие ушли. - Он многозначительно приподнял брови. - Мы наконец-то одни, милая.
        Она сморщила нос.
        - У меня есть защитница - Дорис Хуан. Берегись!
        - Я страшно напуган, - улыбнулся он и кивнул на компьютер: - Ну что, нашла в файлах своего брата какой-нибудь ключ к разгадке тайны?
        Тереза покачала головой.
        - Потом я просмотрю их подробнее, но пока не видно ничего, кроме обычных профессорских записей: научные документы, планы учебных занятий и экзаменов.
        Он кивнул.
        - Пойдем на кухню. Я приготовил коктейль “Маргарита”.
        - Какой ты хозяйственный!
        Они отправились на кухню, где Чарлз налил им обоим по коктейлю.
        - За что выпьем? - спросила она, поднимая бокал.
        - За завтрашнюю удачу? - предложил он.
        - Давай. За удачу!
        Они чокнулись и сделали по глотку.
        - Божественный нектар! - сказал Чарлз, облизывая губы.
        - Ты умеешь готовить “Маргариту”, - согласилась Тереза, слегка скривившись от кислого напитка.
        - Конечно. - Он окинул ее внимательным взглядом. - А теперь, милая барышня, снимай брюки.
        - Ч-что?! - От удивления она начала заикаться. Он подошел ближе. Вид у него был решительный.
        - Ты думаешь, я забыл про жуткие ссадины на твоих ладонях, локтях и коленях? Или про твой упрямый отказ от врачебного осмотра?
        Она со стуком поставила свой бокал на кухонную тумбу.
        - Ах вот как? Значит, по-твоему, я упрямая?
        - Как ослица!
        - О!
        - Я заглянул в ванную и проверил твою аптечку. Должен сказать, Тесс, у тебя довольно скудный запас медикаментов. - Он показал на пузырек с ванильным экстрактом и лежавшую рядом стопку чистых салфеток. - Ну ничего, мама обычно протирала мои царапины ванилью, так что воспользуемся тем, что есть.
        Она подбоченилась:
        - Ты что, спятил? Я сама все сделаю.
        - Я в этом сомневаюсь. - Он кивнул на ее брюки: - Сними их, Тесс.
        - Ты хочешь меня раздеть?
        Он озорно усмехнулся:
        - Совершенно верно.
        - Но это же просто смешно!
        Его взгляд стал угрожающим.
        - Не заставляй меня применять силу!
        - Что? Ты не посмеешь!
        Он зловеще сверкнул глазами, быстро прижал Терезу к тумбе и, не дав ей опомниться, медленно расстегнул пояс на ее брюках.
        Она вспыхнула:
        - Чарлз!
        Так же медленно он расстегнул “молнию”.
        - Мне продолжать?
        - Ты ужасный человек!
        - Конечно. - Он сделал страшное лицо. - Можешь звать меня Чарлз Ужасный, только сними брюки.
        Зарычав от бессильной ярости и тем самым признав свое поражение, Тереза спустила брюки, радуясь, что у ее рубашки достаточно длинные полы и что сегодня она надела довольно скромные хлопковые трусики.
        - Ну, теперь доволен?
        Он окинул нахально-любопытным взглядом ее голые ноги.
        - Восхитительно!
        - Прекрати!
        Усмехнувшись, он поставил свой бокал, подхватил ее под мышки и усадил на тумбу. Его пальцы скользнули по мягкому бедру, в глазах вспыхнул огонек страсти.
        - Тебе кто-нибудь говорил, что у тебя великолепные ножки, Тесс?
        Сердце Терезы отчаянно колотилось.
        - Да, - язвительно бросила она, - все мои любовники: Карузо, Валентине…
        - И я, - прошептал он, нагнувшись к ней. Терезу взволновали его близость и чудесный аромат.
        - Ты мне не любовник.
        - Пока, - веско добавил он.
        Едва дыша, она оттолкнула Чарлза, не дав ему себя поцеловать.
        - Но у тебя на коленках очень некрасивые ссадины.
        - Знаю.
        Он схватил ее руку.
        - Локти и ладони не лучше. Мелкие царапинки на шее - это пустяк, но нам придется все как следует продезинфицировать, чтобы не было заражения.
        - Ладно, - согласилась она, - валяй.
        - С удовольствием.
        Чарлз включил теплую воду, смочил салфетку и начал осторожными, бережными прикосновениями промывать ее шею, ладони и локти. Потом он взял другую салфетку, плеснул на нее ванильного экстракта и принялся обрабатывать уже чистые участки.
        - Жжет! - вскрикнула она, дернувшись.
        - Прости. Сиди тихо, - приказал он, продолжая свое дело. - Ну вот, с этим покончено, но самое страшное впереди: нам надо обработать твои коленки.
        - О Боже!
        Он сунул в руку Терезе ее недопитый бокал:
        - На, подкрепись.
        - Спасибо, - пробормотала она, бросив на него хмурый взгляд, и отхлебнула коктейля.
        Пока Чарлз протирал лекарством ее коленки, она морщилась и громко стонала.
        - Ну что, вы довольны, доктор? - наконец спросила она.
        - Теперь как будто получше. - Он глубоко вздохнул. - От тебя вкусно пахнет. В твоей аптечке нет бинтов, но, наверное, лучше оставить ссадины открытыми - пусть подсохнут.
        - Как скажешь. - Она допила свой коктейль.
        - Правда, здесь могут быть и другие проблемы, - продолжал он серьезным тоном.
        - Что ты имеешь в виду?
        Он протянул руку и погладил ее под коленом.
        - Тебе все-таки надо показаться врачу, Тесс. Вдруг у тебя переломы или еще какие-то внутренние повреждения?
        - Я прекрасно себя чувствую, - беспечно заявила она.
        - Это из-за коктейля, милая.
        - Да. - Она обмахнула рукой пылающее лицо. - Знаешь, Чарлз, ты приготовил ужасно крепкий коктейль.
        Он придвинулся ближе, и его пальцы начали совершать круговые движения у нее под коленкой, дразня чувствительную кожу.
        - Знаю. Это исключительно в медицинских целях.
        - Понятно. - Его пальцы скользнули между ее коленями, и она округлила глаза: - Что ты делаешь?
        - Проверяю твои рефлексы, - прошептал он. - А!
        Теперь он был так близко, что она купалась в его тепле и нежности. Пронзая ее страстным взглядом, он медленно, но верно продвигал руку все выше.
        Она сомкнула бедра, зажав его пальцы всего в нескольких дюймах от самого уязвимого места.
        Он улыбнулся:
        - У тебя очень здоровые рефлексы.
        Тереза дышала часто и прерывисто.
        - Прекрати, Чарлз!
        Он не убрал руку, а продолжал водить большим пальцем по ее бедру. Это было похоже на вооруженное перемирие.
        - Знаешь, Тесс, сегодня ты устроила мне лихие гонки, - пробормотал он. - Из-за тебя вся моя жизнь летит кувырком.
        - Не преувеличивай! - недовольно буркнула она, но голос ее дрожал. - Ты сам перевернул мне жизнь, а теперь заявляешь, будто я способна изменить твою?
        - Конечно.
        - А, значит, ты меня наказываешь? - спросила она.
        - Возможно. Решил хотя бы сейчас взять над тобой верх.
        Его пальцы попытались протиснуться выше. Она охнула от досады, смешанной с возбуждением.
        - Ты уже взял надо мной верх, Чарлз. И мне это не нравится.
        - Вот как? Поставь себя на мое место, Тесс. Что, если бы я от тебя убежал и оказался в лапах бандитов? Ты осталась бы равнодушной?
        Этот разговор был для нее сущей пыткой: Чарлз буквально зажал ее в угол, полуголую и беспомощную. Она с трудом соображала.
        - Я?.. - выдавила Тереза. - Наверное, нет.
        - Так неужели ты думаешь, что мне было все равно?
        - Ну…
        - А иначе, почему я бросился за тобой?
        Она растерянно смотрела на него.
        - Потому что ты чего-то хочешь от меня. И не только меня саму.
        Он явно смутился.
        - По-твоему, я хочу не только тебя саму?
        - Д-да. Именно так.
        Его пальцы не прерывали дразнящих движений.
        - Хочешь, я докажу тебе, что ты не права?
        Она передернулась.
        - Черт возьми, Чарлз, убери руку!
        Он нагнулся еще ближе, обдав ее губы горячим дыханием.
        - Не могу, милая. Ты слишком крепко ее зажала.
        Тереза хотела опять возразить, но Чарлз закрыл ей рот поцелуем. Опьяненная острым желанием, она застонала и чуть-чуть расслабилась. Его пальцы тут же устремились выше и коснулись ее белья.
        Тереза не могла больше сдерживать себя. Ласки Чарлза проникали сквозь ткань трусиков и посылали пульсирующие волны удовольствия в самые недра ее естества. Она была на грани экстаза. Нервы, обнаженные после недавно пережитой смертельной опасности, пробуждали ее раствориться в бездумной страсти, обхватить Чарлза за шею и прижать его к себе.
        Однако она сумела сдержаться. Но Чарлз воспользовался ее замешательством и еще крепче прижался к ее губам. Его твердый символ желания упирался ей в колено.
        Наконец Чарлз подался назад и заглянул в ее затуманенное страстью лицо.
        Она едва дышала от гнева, смешанного с желанием.
        - Пожалуйста, убери руку.
        - Сначала отпусти ее, - отозвался он.
        - О! - Только сейчас до нее дошло, что она по-прежнему изо всех сил сжимает ногами его пальцы. Она расслабилась и слегка раздвинула колени.
        Чарлз улыбнулся.
        - Что на тебя нашло? - спросила она. Он тронул кончик ее носа.
        - Больше так со мной не шути, Тереза, а не то я превращусь в дикаря.
        - А сейчас ты не дикарь? Да я уверена, что ты в любой момент можешь начать размахивать обглоданной костью и почесывать задницу.
        - Браво! - Невесело усмехнувшись, он подхватил ее под мышки и поставил на ноги. - Так лучше?
        Терезу сотрясала дрожь.
        Он жадно оглядел ее с головы до ног.
        - Слушай, у меня есть идея.
        Она судорожно вздохнула.
        - Я сыта по горло твоими идеями!
        - Эта тебе понравится. Давай сходим куда-нибудь поужинаем?
        - Ты серьезно? - засмеялась Тереза.
        - По-моему, нам обоим нужно отдохнуть.
        Она подозрительно сощурилась.
        - Ну что ж… пожалуй…
        - Итак, ты согласна?
        Она пожала плечами:
        - Это безусловно лучше, чем сидеть здесь.
        Чарлз сделал обиженное лицо.
        - Ты умеешь бить по мужскому самолюбию! - Он взъерошил ей волосы. - Но я тебя прощаю.
        - Ах, прощаешь? - сердито переспросила Тереза.
        - Иди одевайся. Я умираю с голоду.
        - Не сомневаюсь. Но тебе придется подождать. Я хочу сначала принять ванну.
        Чарлз многозначительно приподнял бровь. Она погрозила ему пальцем.
        - Твоя помощь мне больше не понадобится, большое спасибо.
        Он приложил руку к груди:
        - Мисс Фелпс, вы разбили мне сердце!
        - А оно у тебя было?
        - Разве ты его не почувствовала? - пошутил он.
        - Да, кажется, почувствовала. Но в таком случае твое сердце твердое, как камень!
        Со злости Тереза выпалила первое, что пришло ей на ум, и тут же устыдилась своих неосторожных слов, услышав раскатистый смех Чарлза.
        - Заткнись! - сказала она, пряча свое пунцовое лицо.
        Когда она выходила из кухни, его смех звучал ей вдогонку. У нее дрожали коленки, но она надеялась, что он этого не заметил.


* * *
        Чарлз смотрел вслед Терезе, любуясь плавным покачиванием соблазнительных бедер и длинными обнаженными ногами. Его мучили воспоминания о недавних сладостных мгновениях, когда он держал ее в своих объятиях. Ее теплые влажные губы подрагивали под его губами, и он сходил с ума от желания. Ему хотелось раздеть ее донага и накрыть ее горячее трепещущее тело своим. Он ощущал боль неутоленного желания и знал по реакции Терезы, что она тоже его хотела. Вряд ли они сумеют долго противиться взаимному притяжению.
        Эта женщина заставила его забыть об осторожности. Сегодня, когда она от него улизнула, он испугался до смерти. Черт бы побрал этих хьюстонских головорезов! Кто они такие, и что им нужно от Терезы? Как они посмели похитить ее?
        Чарлз провел рукой по волосам. Он был знаком с ней всего лишь сутки, но уже успел к ней привязаться. Впрочем, скоро она расстанется со своими иллюзиями и возненавидит его. Однако он хотел защищать ее и любить.
        Никогда еще Чарлз не испытывал к женщине столь сильных чувств, столь безудержной страсти. Тереза проникла ему в душу, затронув самые потаенные струны его сердца, и это пугало. Какие между ними могут быть отношения, если он даже не имеет права раскрыться перед ней, чтобы она знала, с кем имеет дело?
        И потом, увлечение Терезой Фелпс мешало его работе. В ходе знакомства с ней он нарушил все инструкции. Впрочем, Чарлз Эверетт был не из тех людей, которые играют по заранее написанным правилам…



        Глава 15

        Маноло Хуарес сидел за угловым столиком кафе мамаши Оза на востоке Хьюстона. Из старого музыкального автомата лилась лирическая музыка. Он лениво потягивал пиво и украдкой оглядывал зал. Заведение мамаши Оза было чистым, но скромным, с простой мебелью. Обстановку оживляли красные клетчатые скатерти, декоративные растения в глиняных горшочках, свисающие с потолка и стен, и зеркала в ярких цветных рамках из папье-маше.
        Маноло приходил сюда несколько раз в неделю. Еда была дешевой и вкусной, пиво - холодным, а хозяйка никогда не спрашивала у него документов. Это кафе пользовалось популярностью среди проголодавшихся рабочих-поденщиков и живущих по соседству стариков, у которых было время поболтать и поиграть в домино. Мамаша Оза строго следила за порядком, драки в кафе категорически запрещались, и полиция заглядывала сюда крайне редко. А в данный момент самой главной заботой Маноло было избежать встречи с копами. Он с волнением ждал Джози. Она сказала ему по телефону, что придет, но сдержит ли свое обещание?
        Ну и наломал же он сегодня дров! Черт бы побрал эту Терезу Фелпс - разве не могла она сказать, где зарыты сокровища! Ведь ее брат Фрэнк не в игрушки играл, это точно. А иначе, зачем профессору Фелпсу понадобилось нанимать Маноло и его друзей для раскопок на берегу? Потом этот ханурик отвалил и оставил их с носом. Только бы добраться до сокровищ! Это решило бы все его проблемы. Он бы уехал вместе с Джози в Мексику, и плевать на всех, а особенно на ее мерзкого братца!
        Но Тереза Фелпс оказалась на редкость несговорчивой. Даже под страхом смерти она прикидывалась полной дурой. Маноло не любил грубо обращаться с дамами, но пришлось. А потом появился ее пронырливый дружок с пистолетом и все испортил. Получилось - хуже не придумаешь.
        Черт! Эта баба знает его имя… она знает все их имена! Какие же они идиоты, что чесали при ней языки! Наверное, она уже настучала в полицию. А поскольку все они: и Маноло, и Фредди, и Гектор - состоят на учете, копы должны объявить их в розыск. Вот почему Маноло не рискнул вернуться к себе на квартиру или сунуться в дом Руди. Он прятался в дешевом мотеле на южной окраине города, оставив свою машину на заброшенной бензоколонке и взяв у кузена мотоцикл.
        Фредди и Гектор затаились у дяди Фредди, который держал бильярдную где-то на Альмедо-роуд. Трудно сказать, сколько еще им придется скрываться. И все из-за этой проклятой Терезы Фелпс! Но в любом случае он должен найти сокровища. От этого зависит их с Джози будущее…
        Услышав скрип открываемой двери, Маноло насторожился. Слава Богу, Джози! Сердце его радостно подпрыгнуло при виде точеной фигурки в обтягивающих джинсах и симпатичной белой блузке. Она шла легкой танцующей походкой в золотом блеске колье, серег и браслетов. На плечах ее подпрыгивали кудряшки.
        Она не сразу его заметила, зато ее заметили сразу все сидевшие в кафе. Они смотрели на нее, истекая слюной. Маноло вскочил, обвел мужчин злобным взглядом и помахал подружке.
        - Привет, Джози! Я здесь.
        Увидев его, она резко вздернула подбородок. Сердится! И что за день сегодня такой? Кажется, на него ополчились все женщины мира!
        Джози подошла и села напротив. На него повеяло пьянящим ароматом духов. Но ее очаровательные красные губки все еще дулись.
        Она взмахнула рукой с красивым маникюром:
        - Ну, Маноло, зачем ты позвал меня в эту дыру?
        - Дыру? - переспросил он, нервно хохотнув. - Смотри, не скажи это при мамаше Оза!
        - Я ничего не имею против мамаши Оза, - возразила Джози. - Просто я устала таскаться с тобой по грязным пивнушкам.
        - Грязным пивнушкам? - Маноло повысил голос. - Послушай, ты несешь вздор! Я позвал тебя сюда, потому что хочу с тобой серьезно поговорить.
        Она скрестила руки на груди и сердито взглянула на него.
        - Я тоже.
        - Да? - Он насторожился. - И о чем же ты хочешь со мной говорить?
        В ее карих глазах вспыхнул гнев.
        - Ты плохо на меня влияешь, Маноло.
        - Что?
        - Что слышал. Моя семья изо всех сил старается выбиться в люди, а ты портишь мне жизнь.
        Он отмахнулся.
        - О чем ты?
        - О том, что наш род чтит свои славные традиции. Но тебе, Маноло, этого не понять.
        Маноло застонал.
        - Ты опять про фамильное древо? Прекрати молоть чушь, Джози!
        Ее глаза сердито полыхнули.
        - Это не чушь, Маноло. Я столько времени пытаюсь объяснить тебе, кто мы такие, но у тебя нет никакого уважения к моей семье.
        - Ну, завела старую песню, - проворчал он.
        - Мой дед начинал в этой стране эмигрантом-разнорабочим, потом переехал сюда, в Хьюстон, получил работу в компании “Шип Ченнэл”, женился на моей бабушке и купил ей дом. Следующее поколение добилось еще больших успехов. Руди - начальник частного полицейского отделения, моя невестка Мария работает в юридической фирме, я учусь. Мы усердно трудимся, чтобы внести свою лепту в процветание третьего поколения, обеспечить достойное будущее Сильвии и Софии.
        - Как трогательно, - буркнул Маноло, вертя в руках свою кружку с пивом.
        Джози потрясла кулаком:
        - И в этом ты весь, Маноло! Я пыталась быть к тебе снисходительной, учитывая твое тяжелое прошлое. Тебя бросила мать, ты жил с сумасшедшей тетей… Но ты не хочешь исправляться, и моему терпению приходит конец. Вряд ли у нас с тобой что-то получится.
        Маноло дернул головой,
        - Хватит читать нотации, Джози! Послушай, чего ты от меня хочешь?
        Она обвела рукой зал, в котором они сидели:
        - Посмотри на эту пивную. Почему ты никогда не приглашаешь меня в приличные заведения? Почему мы все время встречаемся в каких-то забегаловках?
        - До сих пор мы неплохо развлекались в этих забегаловках, - отозвался он. - Просто я еще не встал на ноги.
        - Сколько я тебя знаю, ты все никак не можешь встать на ноги. Руди называет тебя бездельником, и я начинаю ему верить. Мария хочет познакомить меня с ее коллегой, мексиканским парнем. У него отличная работа, и каждое воскресенье он ходит в церковь.
        Маноло закатил глаза:
        - На мой взгляд, это какой-то неудачник.
        - Кто бы говорил! - огрызнулась она. - Между прочим, он собирается пригласить меня в ресторан на омаров и шампанское. Это тебе не вонючие блинчики с мясом в грязной забегаловке.
        Маноло всплеснул руками:
        - Что тебе далась эта пивная? Ладно, в следующий раз приглашу тебя на бифштексы!
        - Я не об этом.
        - А о чем?
        Она опять скрестила руки на груди.
        - С тем парнем я могла бы вести приличную жизнь.
        С трудом сдерживая гнев, Маноло одарил Джози своей самой обаятельной улыбкой:
        - Послушай, милая, неужели ты хочешь предать нашу любовь? Вспомни, как мы веселились на берегу в прошлом месяце, как пили пиво и танцевали под луной. Как целовались в полнолуние.
        Эти слова явно тронули Джози. Она судорожно глотнула.
        - Да, у нас с тобой было много хорошего. Но в жизни каждого мужчины наступает момент, когда он должен вспомнить об ответственности.
        Маноло схватил ее за руку:
        - Именно это я и делаю. Я позвал тебя сюда, чтобы сказать что-то очень важное. У меня большие планы. Потерпи еще немного, малышка. Скоро я буду богат, и мы убежим в Мексику.
        - Убежим в Мексику? - вскричала она, отдернув руку. - Ты в своем уме?
        - Малышка, у нас там будет шикарная жизнь.
        - Ты хочешь, чтобы мы стали бандитами?
        - Нет. Мы будем купаться в роскоши, но сначала мне надо закончить одно дело.
        Она подозрительно сощурилась:
        - Маноло, ты опять нарушил закон?
        - Нет, - ответил он чересчур поспешно.
        - Тогда почему ты назначил мне встречу в этой дыре? И почему хочешь убежать в Мексику?
        - Это будет здорово, вот увидишь!
        Она замахала руками.
        - Здорово? Черт возьми, Маноло, как раз об этом я и говорю: ты совершенно безответственный человек! В тебе нет ни капли респектабельности. Ты думаешь, я брошу маму, брата, невестку, племянниц и убегу в Мексику с таким бездельником, как ты?
        - Джози, прошу тебя! - взмолился он. - Ты наслушалась Руди.
        Она мрачно взглянула на него.
        - Возможно. А ты вообще никого не слушаешь.
        Они сердито уставились друг на друга. В этот момент к их столику подошла пышнотелая мамаша Оза, в пестром мексиканском платье и фартуке, с карандашом и блокнотом в руках.
        - Будете заказывать?
        Джози тряхнула кудряшками:
        - Может, он и будет, а я не голодна. - Она встала. - Прощай, Маноло!
        - Малышка, не уходи! - взмолился он.
        Но она отвернулась и решительно зашагала к выходу. Маноло хватил кулаком по столу и тихо выругался.
        Мамаша Оза с усмешкой кивнула на уходящую девушку:
        - Что это она на тебя взъелась?
        Маноло застонал и залпом допил свое пиво.
        - Видите ли, во мне нет респектабельности, - пробормотал он.



        Глава 16

        - Знаешь, милая, говорят, устрицы способствуют обострению чувственности, - заметил Чарлз.
        Они сидели во внутреннем дворике ресторана морской кухни, подсвеченном золотыми лучами уходящего солнца. Тереза взглянула на Чарлза с шутливым осуждением. Озорно усмехаясь, он раскрыл маленькую раковину и подчеркнутым жестом отправил сырого моллюска в рот.
        Тереза была приятно удивлена, когда он предложил проехать вдоль берега и поужинать в популярном развлекательном районе на длинной извилистой набережной, где разместилась сеть роскошных магазинов, парк с аттракционами и галерея игровых автоматов. Этот район пользовался успехом как у местных жителей, так и у туристов, и сегодня вечером здесь было оживленно. Вокруг них за столиками сидели люди, ели морепродукты, пили пиво и оживленно беседовали. Несколько пар танцевали под музыку, которая лилась из открытых дверей ресторана. По набережной прохаживались влюбленные и семьи, любуясь живописной панорамой гавани и волнами Галвестонского залива. По водной глади скользила красивая пятидесятифутовая яхта, над ее парусами кружили чайки. Из залива в гавань двинулись промысловые лодки, добывающие креветок, а вдали, на горизонте, маячил огромный торговый корабль, придавая пейзажу экзотический вид.
        Обстановка была обманчиво романтичной, так же как и спутник Терезы. С тех пор как они вышли из дома, Чарлз то и дело бросал на нее вожделенные взгляды и многозначительно усмехался. Впрочем, она сама подлила масла в огонь, надев зеленый полупрозрачный сарафан с весьма рискованным декольте и тонюсенькими бретельками. Но это была единственная вещь в ее гардеробе с достаточно короткой юбкой, позволявшей обнажить ссадины на коленках. Для приличия она накинула сверху легкий жакет, но его пришлось снять, когда Чарлз предложил сесть за открытый столик: несмотря на ветерок, на набережной было жарко. Впрочем, судя по игривому поведению Чарлза, именно этого он и добивался.
        Тереза не могла противиться его обаянию. В спортивной рубашке в бело-синюю полоску, белых брюках, с растрепавшимися на ветру волосами, он выглядел неотразимым красавцем и заражал ее своим беспечным весельем.
        Однако она по-прежнему терзалась вопросами: кто этот человек, и каковы его истинные намерения?
        - Тесс, - прервал он ее размышления, - ты слышала, что я сказал про устриц?
        Она сморщила носик:
        - Слышала. Только тебе вряд ли нужны стимулирующие средства.
        Он расхохотался. Чтобы скрыть смущение, Тереза отпила пива. Он подмигнул и взял еще одну раковину.
        - Съешь устрицу, милая.
        - Чарлз… - начала она и тут же пожалела о том, что открыла рот: воспользовавшись моментом, он отправил туда моллюска, задержав пальцы на ее губах. Его красивые голубые глаза смотрели на нее с вожделением.
        - Это же так просто - она сама проскальзывает в горло, - продолжал он с дразнящей усмешкой.
        Она проглотила устрицу, скривившись, точно от боли. Он расхохотался.
        - Прекрати, Чарлз!
        Он скользнул по ней восхищенным взглядом.
        - Мы вместе, Тесс. Почему бы просто не получить удовольствие?
        Она рассердилась.
        - Ты хочешь сказать, от нечего делать заняться сексом?
        Он помрачнел.
        - Я не это имел в виду.
        Она скрестила руки на груди.
        - Кажется, именно этого ты добивался сегодня днем, когда меня целовал.
        - Откуда ты знаешь, чего я добивался?
        - У меня есть глаза.
        - Вот как? - В его голосе послышались гневные нотки. - Может быть, я потерял самообладание после того, как сегодня днем в Хьюстоне ты устроила мне гонки с препятствиями. Но поверь мне, Тесс: то, что произошло между нами потом, у тебя дома… я очень серьезно отнесся к этому… А ты теперь пытаешься все опошлить. Зачем? Ты считаешь, что занятия сексом могут тебя унизить?
        - Не надо передергивать! - вскричала она в негодовании.
        - Я нисколько не стыжусь того, что у нас сегодня было, - с чувством продолжал он. - Или ты из тех сексуально скованных женщин…
        - Сексуально скованных? - возмущенно перебила Тереза. - Во всяком случае, я не одержима юношеской похотью!
        - Но твое тело меня поощряло, - прошептал Чарлз, нагнувшись к ней.
        На губах ее появилась торжествующая улыбка.
        - Ты сам себе противоречишь, Чарлз. Сексуально скованные женщины не поощряют мужчин!
        - Еще как поощряют! - уверенно возразил он. - Они отлично умеют довести мужчину до безумия.
        Тереза сидела с пылающим лицом, не зная, как реагировать на эти откровенные провокационные выпады. Она доводит его до безумия? Что ж, прекрасно! Значит, они квиты: у нее от него давно поехала крыша.
        К счастью, в этот момент к столику подошел официант и поставил перед ними тарелки, от которых исходил божественный аромат. Следующие несколько минут они молча наслаждались дарами моря.
        Наконец Чарлз примирительно улыбнулся, смакуя кусочек жареной рыбы.
        - Знаешь, Тесс, я не пробовал такой вкусной пищи с тех пор, как в последний раз был в Лондоне. Раньше я часто ездил туда летом с родителями. Мы ели рагу из устриц и треску в нашем любимом ресторане на Мейден-лейн, а потом ходили на оперу в
“Ковент-Гарден” или на воскресные оркестровые концерты в Гайд-парк.
        - Здорово! Я всегда мечтала побывать в Лондоне.
        Он подмигнул:
        - Может быть, в следующий раз я возьму тебя с собой.
        Тереза решила не затрагивать этот скользкий вопрос.
        - Ты заинтриговал меня, Чарлз. Расскажи еще что-нибудь про свою жизнь в Англии. Ты был там только в детстве?
        - Пытаешься сменить тему? - усмехнулся он.
        - Ты о чем? - невинно спросила она.
        Чарлз задумчиво поднес к губам кружку с пивом.
        - Собственно, и рассказывать-то нечего. Да, я был там только в детстве, а тогда не случилось ничего примечательного. Я вырос в маленькой деревушке Суррея. Это графство славится своим ткацким и чугунолитейным производством. Наш дом ничем не отличался от остальных - обычный коттедж в стиле эпохи Тюдоров, увитый виноградными лозами.
        - Как мило!
        - Большую часть времени я проводил в школе, а потом благодаря родственным связям поступил в Итонский колледж.
        - Ого! Ты играл в поло, как принц Чарлз?
        - Конечно, - скромно ответил он. Тереза откашлялась и осторожно спросила:
        - А чем занимаются твои родители?
        Он вдруг смутился и заерзал на стуле, а потом отвернулся, сделав вид, что засмотрелся на пробегавших мимо детей.
        - Они местные землевладельцы.
        Она слегка приподняла бровь:
        - Так твой отец - помещик? Скучноватое занятие для мужчины, с которым я якобы крутила роман.
        Чарлз хмуро взглянул на нее.
        - Значит, сейчас твои родители живут в Америке? - невозмутимо продолжала она.
        - Да, - осторожно ответил он.
        - Здесь, в Галвестоне?
        - Да.
        - А ты живешь с ними?
        - Нет, отдельно.
        - Понятно. И когда же ты меня с ними познакомишь? - Она театрально охнула и хлопнула себя по лбу: - Боже мой, что я говорю? Прости меня, Чарлз, совсем из головы вылетело: ведь я уже знакома с твоим отцом и даже спала с ним. Твоя матушка небось проклинает меня на чем свет стоит?
        - Тереза, ты нарываешься! - предупредил он, сурово посмотрев на нее.
        - Разве? - невинным тоном спросила она. - Может быть, я хочу прижать тебя к стенке. Ну, что скажешь?
        В этот момент из музыкального автомата донеслись первые аккорды лирической песни Фила Коллинза “Ты останешься в моем сердце”.
        - Я скажу: “Давай потанцуем”.
        - Чарлз! Теперь ты пытаешься сменить тему.
        - Совершенно верно.
        Весело сверкнув глазами, он вскочил, помог ей встать и увлек к маленькой танцплощадке. Тереза не сопротивлялась и с удовольствием закружилась в его объятиях, подставляя лицо теплому морскому ветерку и с упоением вдыхая терпкий аромат одеколона, смешанный с естественным запахом мужского тела…
        Чарлз с не меньшим упоением любовался своей партнершей по танцу. Открытый зеленый сарафан подчеркивал ее изящную фигурку, светло-каштановые локоны развевались вокруг прекрасного лица. Она податливо льнула к нему, дразня его ароматом своих волос и духов.
        Но его не покидало чувство вины, которое только усилилось после ее расспросов. Он обманывал Терезу, утаивал от нее правду. Сегодня ее чуть не убили. Вероятно, он мог это как-то предотвратить. Снедаемый вожделением, он невольно стремился проникнуть в ее сердце, хоть и знал, что не имеет на это права. Отмахнувшись от тягостных мыслей, он прижал ее к себе и поцеловал душистые волосы…
        Когда Чарлз прижался губами к ее волосам, Тереза невольно застонала. В этот момент она забыла обо всех своих сомнениях. Ей было так хорошо, так спокойно и уютно в его объятиях! Лирическая песня обостряла чувства. Певец проникновенно обещал беречь и лелеять свою возлюбленную. Разве не то же самое делал Чарлз по отношению к ней?
        - О чем ты думаешь, Тесс? - хрипло спросил он. Она подняла глаза и, увидев нежность в его взгляде, рискнула быть честной:
        - Я думаю о том, как чудесен этот вечер. Мы вдвоем и танцуем, а ведь всего несколько часов назад Маноло чуть не перерезал мне горло.
        - Да, Тесс. Я тоже не на шутку перепугался. Но ты молодец - вела себя храбро.
        - Я старалась.
        - В последнее время на твою голову обрушилось немало испытаний.
        Она кивнула. Он нежно поцеловал ее руку.
        - Смерть брата, теперь еще эта история…
        - И вдобавок ты, - добавила она в явном смятении.
        - И вдобавок я, - серьезно согласился он. - Знаешь, Тесс, ты ошибаешься насчет меня.
        Она удивленно вскинула брови.
        - Сегодня ты обвинила меня в скрытых намерениях - мол, я хочу не только тебя.
        - А ты это отрицаешь?
        - Признаюсь, сначала это действительно было так.
        Она побледнела.
        - Но теперь нет, - быстро добавил он. Она грустно покачала головой:
        - Хотелось бы в это верить!
        Он обиделся:
        - Ты не можешь поверить, что я искренне тобой увлекся? Но почему?
        - Скажем так, у меня был печальный опыт по этой части, - призналась она с горькой усмешкой.
        - Тогда перестань слушать свой опыт и послушай меня, - пылко продолжал он. - Я еще никогда не встречал такой необыкновенной женщины, как ты, Тесс. Ты покорила меня с первого взгляда, вернее, с той самой минуты, как спутала Эмерсона с Торо.
        - Что? - Она засмеялась.
        - Я серьезно, Тесс. Меня очень заинтриговала твоя реплика насчет, “тихой безумной жизни”. А еще меня заинтриговала… твоя кошка.
        - Моя кошка?
        - Вы с Дорис Хуан очень похожи, - задумчиво продолжал он. - Обе одинокие, обе живете тихой безумной жизнью на иловой отмели Боливара. - Он крепче обнял Терезу под нарастающие звуки музыки. - Почему твоя жизнь так тиха и безумна, Тесс? Почему ты не веришь в мои чувства? Не потому ли, что ты замкнулась в себе и боишься обнаружить передо мной свою женственность?
        Его слова взволновали Терезу. Как мог он так быстро разобраться в ней?
        - Не надо, Чарлз, прошу тебя, - взмолилась она. - Я могу к тебе привязаться.
        Он поднял ее подбородок, заставив взглянуть в его глаза.
        - Но я хочу, чтобы ты ко мне привязалась, милая. По-моему, ты взвалила на свои плечи слишком тяжелое бремя. Почему бы не доверить часть этой ноши мне?
        Она вздохнула:
        - Потому что я боюсь тебя, Чарлз. Нет, я уже не думаю, что ты хочешь меня прикончить, и вообще на вид ты нормальный, милый парень. Но я по-прежнему очень мало знаю о тебе и твоей жизни, и это меня пугает. Кто ты? Что тебе нужно? Только не говори, что ты занимаешься инвестициями. Это такой же бред, как и то, что я любовница твоего отца.
        Он долго молчал. Музыка кончилась, и они разомкнули объятия, продолжая серьезно смотреть друг другу в глаза.
        - Может, прогуляемся, Тесс? - предложил он.
        - Давай, - согласилась она.
        Он оплатил счет, и они вышли на пустынную часть набережной за парком с аттракционами. Остановившись у парапета, Чарлз уставился на залив, подсвеченный золотыми лучами заката. Лицо его было взволнованным.
        Наконец он обернулся и с улыбкой погладил ее по щеке.
        - Тесс, мне надо многое тебе сказать. Но не сейчас.
        - Почему?
        Он поднял руку.
        - Ты согласишься услышать только начало? - спросил он и быстро добавил, не дожидаясь ее возражений: - Большего я все равно пока не могу тебе сказать.
        - Ну хорошо, - нехотя согласилась она.
        - Дело в том, что твой брат был моим другом. Еще с колледжа.
        - О Боже! - вскричала она. - Ты серьезно?
        Он кивнул.
        - Мы с Фрэнком разговаривали незадолго до его смерти, и я подозреваю, что он умер не случайно. Вот почему я решил стать твоим телохранителем.
        Пораженная, Тереза воскликнула:
        - Но почему ты сразу не сказал мне правду? Зачем надо было городить какую-то чепуху?
        Он печально покачал головой:
        - К сожалению, пока я не могу тебе этого объяснить.
        Тереза разозлилась:
        - Черт возьми, Чарлз, ты хоть представляешь, какие муки мне пришлось вытерпеть с тех пор, как ты ворвался в мою жизнь? Ведь я думала, что ты…
        - Убийца твоего брата, - горько закончил он.
        - Да, - призналась она, вскинув подбородок. - И полагаю, мою подозрительность вполне можно простить.
        - Разумеется, - согласился Чарлз.
        - Мне кажется, ты много знаешь о Фрэнке.
        Он схватил ее за плечи:
        - Послушай, Тереза, Фрэнк был моим другом, и я непричастен к его смерти. Ты мне веришь?
        Она вгляделась в его лицо и кивнула.
        - Слава Богу, - вздохнул он.
        - Но почему ты не говоришь мне всего до конца?
        Чарлз провел рукой по волосам.
        - Не могу, Тесс. Все очень сложно. Есть вещи, которые я не имею права разглашать.
        - Чарлз…
        - Прости. - Он понурился.
        Тереза была в ярости. Чарлз признался, что знал Фрэнка, и тут же закрылся, словно захлопнул дверь у нее перед носом. “Все очень сложно”!
        А может, наоборот: все просто, как дважды два? Если Фрэнк и Чарлз были друзьями и беседовали незадолго до смерти ее брата, то по логике вещей Фрэнк должен был рассказать Чарлзу про клад.
        Не случайно Чарлз так долго скрывал сам факт их знакомства: он тоже гонялся за сокровищами и не хотел, чтобы она обвинила его в алчности.
        Однако он по крайней мере попытался быть честным. Тереза не сомневалась, что все им рассказанное - правда. Просто оставалось слишком много неясного.
        Она сосредоточенно вглядывалась в его напряженный профиль, но ни крепко стиснутые челюсти, ни хмурый лоб Чарлза не выдавали его мыслей.
        Обернувшись, она увидела пестрый вращающийся круг чертова колеса и подумала, что ее отношения с Чарлзом напоминают карусель: такие же захватывающие, романтичные… и опасные.
        Разумеется, на аттракционе опасность - всего лишь иллюзия, зато Чарлз вполне мог оказаться опасным по-настоящему…



        Глава 17

        Когда они приехали домой, Чарлз предложил выпить бренди на задней веранде с видом на залив. Она села в плетеное кресло, а он принес два налитых до половины бокала.
        - Спасибо, - сказала Тереза. - И за чудесный вечер тоже.
        - Пожалуйста. - Он сел в кресло и поднял свой бокал: - Выпьем за его окончание!
        - Ура!
        Они чокнулись.
        - И за начало еще более впечатляющей ночи? - предложил он.
        От его лукавого, но пылкого взгляда у Терезы перехватило дыхание. Она поставила бокал, встала и, преодолевая слабость в ногах, подошла к перилам веранды. Он встал рядом и погладил ее обнаженную руку. От прикосновения его теплых сильных пальцев по телу Терезы побежали мурашки.
        - Что с тобой, Тереза?
        - Ничего, просто любуюсь ночным пейзажем: лунный свет на воде - это так красиво!
        - Ты меня избегаешь, - упрекнул он.
        - Чарлз… - она обратила к нему взволнованное лицо, - у меня сейчас столько забот!
        - Хотел бы я быть в их числе, милая.
        Она усмехнулась:
        - Считай, что ты уже в их числе.
        - Рад это слышать. - Он покрутил в пальцах тонкий завиток волос у ее уха.
        Вздрогнув, она отпрянула:
        - Не надо, Чарлз. Я думаю, нам не стоит совершать опрометчивых поступков. Все и без того… слишком запутанно и опасно.
        Он нахмурился:
        - Ты до сих пор считаешь меня опасным, Тесс?
        Она вздохнула и отвернулась к заливу.
        - Я этого не говорила. Давай просто немножко полюбуемся океаном.
        - Хорошо.
        Несколько минут они вглядывались в плавную линию берега и серебристые волны с отблесками лунного света. Потом он легонько ткнул ее локтем в бок и спросил:
        - Почему тебе здесь так нравится?
        Она обернулась к нему, озадаченно улыбнувшись:
        - Где, на веранде?
        - Да.
        - Ну… отсюда я могу вести наблюдение за птицами.
        - Неплохая утренняя забава!
        - А еще я прихожу сюда, чтобы подумать, сделать наброски к диссертации.
        - И давно ты здесь живешь, Тесс?
        - Девять месяцев. Знаешь, здесь повсюду жизнь: в океане - рыбы, водоросли, морские черепахи, на берегу - птицы и крабы. И потом, океан успокаивает своей первозданностью.
        - Но ты сама как краб-отшельник, Тесс. Живешь, огородившись от всего мира. Поблизости - ни души.
        Она посмотрела на него с кривой усмешкой:
        - Мы что, опять возвращаемся к “тихой безумной жизни”?
        - Да, Тесс. Твои единственные собеседники - книги, камни, вода и кошка. Как и она, ты предпочитаешь замыкаться в себе.
        Тереза искоса взглянула на него:
        - Кто бы говорил! Ты сам человек-загадка.
        Засмеявшись, он обнял ее за талию. Она напряглась.
        - Тебе не нравится, когда я до тебя дотрагиваюсь, Тесс? - спросил он, касаясь губами ее уха. - Ты все еще меня боишься?
        Она отодвинулась от него:
        - Я не знаю, кто ты, Чарлз, и это меня тревожит.
        Глядя в ее лицо, освещенное луной, он хрипло спросил:
        - Ты знаешь, как сильно я тебя хочу?
        Тереза в смятении молчала. Он опять нагнулся к ее уху.
        - Знаешь, как мечтаю о близости с тобой?
        - Знаю. - Она слегка отстранилась, взволнованная его речами и романтикой ночи: запахами моря, пением ветра, великолепием водной глади с россыпью лунных бликов.
        - Тесс?
        Она обернулась. Серебряные лучи подчеркивали его красивые тонкие черты.
        - Я тоже не железная, Чарлз. Но мне кажется, это… неблагоразумно…
        - Тогда давай будем неблагоразумными, милая, - прошептал он, прижимая ее к себе, - и начнем совершать глупости.
        Он поцеловал ее под шум волн. Тереза вновь не нашла в себе сил сопротивляться. Ее самообладание отступало, точно морской отлив. Опьяненная, она прильнула к нему, пылко отвечая на поцелуй. Он ласкал ее, распаляя и без того жгучее желание. Тереза не могла ни свободно вздохнуть, ни собраться с мыслями.
        Когда их губы разомкнулись, он опустил тонкую бретельку и погладил ее обнаженное плечо. Она застонала от острого наслаждения. Он проложил горячую дорожку из поцелуев по ее нежной шее, затем его пальцы скользнули под сарафан и тронули ее грудь.
        Тереза невольно вскрикнула. Маленький сосок затвердел и напрягся. Все тело пронизали огненные нити страсти.
        Его ладонь, осмелев, обхватила ее обнаженную грудь, губы скользнули ниже, и тут к Терезе наконец-то вернулся разум. Она поняла, что сейчас совершит нечто крайне неосмотрительное, причем с мужчиной, которого едва знает. Она резко отпрянула, судорожно хватая ртом воздух. Голова кружилась, на глазах вскипали слезы.
        - В чем дело, Тереза? - спросил он.
        - Я не могу, Чарлз. Не могу. Слишком рано… и слишком бурно.
        Он опять привлек ее к себе, целуя в щеку и уголок губ.
        - Я хочу тебя больше жизни!
        Ей удалось вырваться из его объятий.
        - Нет, не сейчас! А может быть - никогда.
        Боясь утратить свою решимость, она убежала в дом…


* * *
        Чарлз с тоской смотрел ей вслед. Почему она так пуглива? Он желал ее и видел, что это взаимно. Но она как будто боялась секса, что было довольно странно для женщины ее возраста и опыта. Ее отчаянное сопротивление только подливало масла в огонь его страсти. Чем больше он узнавал Терезу, тем сильнее ему хотелось понять причину ее страхов.
        Он прошел в гостиную. На диване спала Дорис Хуан, но Тесс там не было. Он приблизился к двери спальни и тихо постучал.
        - Тесс?
        - Уходи.
        Он открыл дверь и шагнул за порог. В комнате было темно. Тусклый свет луны, проникавший через окно, выхватывал из мрака кровать, на которой лежала Тереза, отвернувшись лицом к стене. Она была так прекрасна, хрупка и беззащитна в легком сарафане, открывающем руки и стройные длинные ноги, что у него от нежности защемило сердце.
        - Что случилось, Тереза? Ты чуть не расплакалась, когда я тебя поцеловал.
        - Пожалуйста, уходи, - взмолилась она.
        - Не уйду. - Он пересек комнату и сел на кровать, ласково тронув ее за руку. Она вздрогнула. - Не бойся, я не кусаюсь. - Он помолчал. - Давай спокойно все обсудим.
        Тереза села, с вызовом взглянув на него.
        - Только не на моей кровати.
        Она встала, отошла в дальний угол спальни и прижалась спиной к стене. Ее чудесные волосы упали ей на лицо.
        - Почему ты боишься меня, Тесс?
        Она отвернулась. Он видел, как судорожно подергиваются ее плечи.
        - Почему, Тесс?
        Ее голос был тихим и дрожал от волнения:
        - Ты угадал: я не хочу перед тобой раскрываться.
        - Итак, истина наконец-то выплыла наружу.
        Она вздернула подбородок:
        - А на что ты рассчитывал? Вчера ты ворвался в мою жизнь, угрожая пистолетом. Согласись, этот поступок не мог вызвать во мне особого доверия. С тех пор ты ходишь за мной по пятам как привязанный. Мы знакомы всего сутки, а ты ведешь себя как одержимый…
        Он шагнул к ней.
        - Подожди, Тереза. Ведь мы взрослые люди, и нас влечет друг к другу…
        - Как у тебя все просто, Чарлз!
        По лицу его пробежала тень.
        - А у тебя нет? Хорошо, объясни, я внимательно слушаю.
        Она подбоченилась, но даже в темноте было видно, как печально ее лицо.
        - Я не нравлюсь мужчинам.
        Чарлз невольно расхохотался: - Что?!
        - Что слышал. - Ее голос дрожал от гнева. - Я сказала, что не нравлюсь мужчинам.
        - Так… А я, по-твоему, не мужчина?
        - Тебе я тоже не нравлюсь. Просто… - она осеклась, - просто тебе что-то от меня нужно. Мы оказались вместе в силу случайных обстоятельств. И если… наши отношения зайдут дальше, ты со мной не останешься.
        Он озадаченно покачал головой:
        - Не понимаю! Почему ты говоришь о себе такие вещи?
        Она смотрела на него в упор, глаза ее сверкали.
        - Потому что я не из тех женщин, из-за которых мужчины совершают безумства. Я некрасивая.
        Охваченный внезапным сочувствием, он шагнул к Терезе и тронул ее за руку.
        - О, Тесс, ты - красавица!
        Она отпрянула.
        - Не надо, Чарлз. Не пытайся меня соблазнить.
        - Я и не пытаюсь. Ты действительно очень хороша собой. У тебя красивое лицо, роскошные блестящие волосы, выразительные глаза и стройная изящная фигура…
        Эти слова несколько поколебали ее уверенность, но она стояла на своем:
        - Понимаешь, мужчины, с которыми я была… Одним словом, за мной еще никогда не ухаживал такой шикарный парень, как ты.
        - Шикарный парень? - переспросил он, явно польщенный. - Ну что ж, милая, все когда-то бывает впервые.
        Тереза невольно засмеялась:
        - Да, от скромности ты не умрешь! Но я не то хотела сказать. - Она помолчала. - Дело в том… в общем, моя интимная жизнь закончилась катастрофой.
        Он усмехнулся и притянул ее к себе.
        - И все? Не волнуйся, мы это быстро исправим.
        Она сердито вырвалась из его объятий.
        - Черт возьми, Чарлз, ты можешь хоть иногда быть серьезным?
        Он сделал удивленное лицо:
        - А разве я несерьезен?
        Она принялась расхаживать по комнате.
        - Ты даже не представляешь, каково мне пришлось.
        - Так расскажи!
        Она остановилась и посмотрела на него.
        - Первый раз это было, когда я училась в колледже. Керби Скелтон - парень, с которым я переспала, - был президентом научного клуба.
        - Звучит неплохо.
        - По правде сказать, больше всего мне хотелось, чтобы подружки перестали дразнить меня последней девственницей на планете.
        - Ясно.
        - Наше свидание проходило в парке, на заднем сиденье “шевроле” его отца. Я чувствовала себя униженной, не говоря уже про неудобства. Но что самое неприятное, в самый ответственный момент нас заметил смотритель парка. Он посветил фонариком в салон машины и увидел… сам понимаешь что.
        - Две голые розовые задницы, - засмеялся он.
        - Чарлз!
        - Милая, - заговорил он с сочувствием, - многие молодые люди пережили подобный позор. Неужели ты до сих пор не научилась воспринимать это с юмором?
        На лице ее отразилось недовольство.
        - Представь себе, нет! Я не вижу здесь ничего смешного.
        - И что же, смотритель парка вас арестовал?
        - Слава Богу, нет. И даже не сообщил нашим родителям. Он только сурово отчитал нас и прогнал из парка.
        Чарлз поцеловал ее в щеку.
        - Выходит, у тебя было неудачное посвящение в секс, милая. Ну ничего, - добавил он хрипло, - это дело поправимое. Ты только положись на меня.
        Она отшатнулась.
        - Это еще не все.
        - Выкладывай дальше.
        - В колледже за мной ухаживали в основном студенты физики и математики, и каждый раз, когда доходило до главного, меня словно замораживали. В конце концов я вообще плюнула на это дело.
        Он крепче обнял Терезу и провел пальцем по ее губам.
        - Значит, ты почти девственница, милая?
        - Уверяю тебя, что нет.
        Он ласково погладил ее по щеке.
        - Но ты ведь никогда не испытывала настоящего удовольствия от близости с мужчиной.
        Она вспыхнула и попыталась вырваться из его объятий, но он крепко сцепил руки на ее талии.
        - Тесс?
        - По-моему… мы уже обсудили эту тему.
        - А по-моему, только начали. Ты и понятия не имеешь, Тесс, как сильно меня волнует твоя проблема.
        - Чарлз…
        Он закрыл ей рот нежным, но настойчивым поцелуем, и это было подобно удару молнии. Ослабев от непереносимого желания, она прильнула к нему, не понимая, что с ней происходит.
        - Отдайся мне, Тереза. Забудь обо всем и отдайся. Поверь, это нужно прежде всего тебе самой. Раньше у тебя не получалось, потому что ты была слишком зажата: страх мешал тебе испытывать удовольствие. Ты хоть представляешь, какой восторг испытывают мужчина и женщина, когда они отбрасывают все запреты и растворяются друг в друге?
        - Кажется… начинаю понимать, - проговорила Тереза, задыхаясь от наплыва чувств.
        Он отошел от нее и сел на край кровати. Глаза его горели в темноте.
        - Иди ко мне, Тесс.
        Колени ее дрожали, сердце гулко ухало в груди.
        - Прошу тебя, Чарлз, не надо!
        - Иди ко мне, - повторил он сипло, - я жду, Тесс.
        - Я боюсь, - наконец выдавила она.
        - Чего ты боишься, милая?
        - Не знаю! - беспомощно призналась она.
        - Тогда скажи мне, чтобы я ушел.
        - Не могу.
        - Тогда иди ко мне.
        Больше он ничего не сказал, но его пылкий взгляд парализовал ее волю. Словно загипнотизированная она скинула босоножки, подошла к кровати и встала между его раздвинутыми коленями.
        Его сильные руки обхватили ее бедра.
        - Вот умница, Тесс. - Он развязал тонкие лямки ее сарафана и опустил их вниз.
        Тереза дрожала от восторга, стоя перед ним в бюстгальтере без бретелек и трусиках.
        - О Боже, Тесс, какая же ты красивая! - прошептал он, проведя кончиком пальца по ее гладкому животу. - Странно, что ты думала по-другому. Я еще никогда не видел такой бархатной кожи. - Его губы прижались к ее пупку, а пальцы скользнули вверх. - У тебя потрясающая грудь!
        Она застонала.
        Он расстегнул бюстгальтер и взял в ладонь мягкую грудь. У нее подогнулись колени.
        - Посмотри на меня, Тесс.
        Она опустила глаза и встретилась с его страстным взглядом.
        - Тебе приятно?
        - Очень.
        - Я так тебя хочу, что готов съесть тебя живьем. - Он приподнялся и нежно укусил ее за сосок.
        Тереза вскрикнула от наслаждения. Его влажные горячие губы и проворный язык сводили ее с ума. Лихорадочно расстегнув его рубашку, она погладила гладкие мускулы и темные кудрявые волоски на его груди. Она знала, что это безумие, но ничего не могла с собой поделать.
        Он усадил ее к себе на колено, пылко целуя и лаская.
        - Нравится, милая?
        - О Чарлз, я вся горю! - простонала она.
        - Ты больше не боишься? - Нет.
        Он прижал ее к груди.
        - Ты великолепна!
        Она принялась лихорадочно сдергивать с него рубашку.
        - Я разделась, а ты нет. Так нечестно.
        - Наберись терпения, милая. - Он откинулся на постель и снял ботинки. Она шагнула к нему, но он поднял руку. - Сначала сними трусики, а потом иди сюда, и мы займемся любовью.
        От этих хриплых слов Терезу пробила сладкая дрожь предвкушения. Он ждал ее на кровати, обнаженный по пояс. Глаза его горели, улыбка манила.
        - Ну же, милая. Покажи, как сильно ты меня хочешь.
        Трясущимися руками Тереза сняла трусики.
        Его взгляд прожигал ее насквозь.
        - Отлично! А теперь иди ко мне.
        Охотно повиновавшись, она легла рядом с ним на кровать.
        - Расстегни мне “молнию”.
        Она выполнила его просьбу, ощутив под пальцами упругую мужскую плоть. Чарлз стянул с себя брюки и широкие боксерские трусы.
        - О Боже! - выдохнула Тереза.
        - Потрогай меня.
        Тереза не сводила глаз с его красивого гладкого древка желания. Осторожно протянув руку, она коснулась теплой атласной кожи.
        Он увлек ее на себя и пылко поцеловал. Их нагие тела слились, и ее захлестнуло волной блаженства.
        Чарлз положил ее на спину и приник губами к ее груди, лаская сосок языком и зубами. От острого наслаждения у нее на глазах выступили слезы. Она вскрикивала и билась в его крепких объятиях. Продолжая целовать ее грудь, он скользнул рукой по ее животу. Ноги Терезы инстинктивно напряглись, но его пальцы пробрались ниже и раздвинули ее бедра.
        - Расслабься, милая.
        Но она была уже не в состоянии расслабиться. Внутри ее тела словно открылся горячий источник. Безжалостные пальцы Чарлза нашли самое чувствительное место. Их ласкающие прикосновения неумолимо разжигали пожар страсти. Тереза корчилась, стонала и даже боролась с ним, но не могла избавиться от этого наваждения, а если честно, то и не хотела. Забыв обо всем, она целовала его, водила руками по спине, касалась ягодиц. Ее бурные ласки исторгли хриплый стон из его груди.
        Он перекатился на спину и положил ее сверху.
        - Сядь на меня, - попросил он сипло.
        Она на мгновение замерла, глядя в его расплавленные страстью глаза.
        - Прошу тебя, милая.
        Прерывисто вздохнув, Тереза приподнялась и оседлала его бедра. Она была как в лихорадке. Почувствовав, как он проникает в нее, она провела ногтями по его груди и прошептала его имя.
        Содрогнувшись всем телом, он полностью вошел в ее лоно. Она вскрикнула и съежилась под напором восхитительных ощущений.
        - О Боже, Чарлз, это просто невероятно! У меня словно камень внутри!
        - А ты такая мягкая и горячая!
        Стиснув ее в объятиях, он начал энергично и ритмично двигаться. Тереза тихо всхлипывала и содрогалась, с каждой секундой взмывая все выше, неумолимо приближаясь к самой вершине блаженства и едва не теряя сознание от остроты ощущений. Чарлз прижимал ее к своей груди и пылко целовал. Вот теперь она поняла, что он имел в виду, говоря о мужчине и женщине, которые растворяются друг в друге.



        Глава 18

        - А может, все-таки побежишь со мной, тетя Мейзи? - крикнула Лилиан. - Никогда не поздно начать заниматься спортом.
        Было семь часов утра. Мейзи Эмбраш опять сидела на тенистой веранде, пила чай и смотрела, как ее племянница подскакивает на месте, готовясь к очередной утренней пробежке. Безветренный воздух был влажен: только что закончилась гроза.
        - Нет уж, милочка, беги одна, - отозвалась Мейзи. - А я посижу здесь, попью чайку. Я вообще не понимаю, как ты можешь так себя истязать. У меня кружится голова даже от твоего мельтешения перед глазами. Да еще на таком пекле! Семь утра, а жарко, как в плавильном горне.
        - Регулярные тренировки и самодисциплина - вот ключ к победе, тетя, - ответила Лилиан, подпрыгивая на месте. - Если бы ты бегала трусцой, то быстро забыла бы про головокружения.
        - Ты права, милочка.
        - Ну ладно, пока!
        Мейзи покачала головой, глядя вслед убегающей Лилиан. Она устала от общения со своей племянницей, от ее бесконечных лекций о пользе спорта и самодисциплины. Мейзи считала, что для девяноста лет у нее вполне неплохое здоровье, и не собиралась подвергать свой организм бессмысленным нагрузкам. Она, например, не ходила в жару срезать розы. К чему так утруждаться, если всем известно, что розы надо срезать рано утром?
        После словесных перепалок с Лилиан у Мейзи подскакивало давление: в ее возрасте оно было довольно непредсказуемым. Доктор Хадсон советовал ей поменьше волноваться. “Отдыхайте, нюхайте свои розы, Мейзи”, - говорил он.
        Мейзи взяла в руки пузатую хрустальную вазу и вдохнула нежнейший аромат цветка сорта “Мир”. Да, мир и душевный покой - вот все, что ей сейчас нужно.
        Но где их взять? Вдобавок к бесконечным придиркам Лилиан Мейзи волновалась за Терезу. Вчера она пыталась дозвониться до своей внучатой племянницы, но никто не брал трубку. Надо будет позвонить сегодня…


* * *
        Лилиан бежала трусцой по тротуару, глубоко вдыхая горячий влажный воздух, пропитанный цветочным нектаром. Она с удовольствием ощущала, как по лицу струится пот, а в жилах пульсирует кровь.
        Для своих пятидесяти лет она была в отличной форме. Чего не скажешь про ее тетю. Лилиан сильно беспокоил сидячий образ жизни Мейзи. К девяноста годам эта женщина заметно сдала, стала забывчивой и бездеятельной. Она занималась домашним хозяйством, помогала церкви и еще нескольким благотворительным организациям, а также выполняла обязанности президента местного исторического общества - одним словом, влачила убогое существование. Лилиан была убеждена, что Мейзи способна на большее. В последнее время тетя утратила всякий интерес к дальним путешествиям и предпочитала выезжать на банальные автобусные экскурсии по Америке - до какого-нибудь Чарльстона или Нэшвилла - вместе с другими членами клуба для престарелых.
        Лилиан от души надеялась, что ее саму никогда не постигнет столь печальная участь. Подумать только: в прошлом году Мейзи отказалась от приглашения на африканское сафари, которое она, Лилиан, организовала для преподавателей своего колледжа! Да, ее тете явно не помешали бы ежедневные занятия физкультурой для поднятия жизненного тонуса.
        Пожалуй, стоит обсудить тетины проблемы с Терезой. Если, конечно, ее непутевая племянница сама когда-нибудь исправится, на что Лилиан не слишком рассчитывала.
        Она повернула на Бродвей, где машины опять запрудили всю проезжую часть, пробежала мимо старого джентльмена с пекинесом на поводке и молодой мамаши с коляской. Увидев ее, малыш в голубом костюмчике что-то весело залопотал.
        Однако вскоре довольная улыбка исчезла с лица Лилиан. У нее опять, как и во время вчерашней пробежки, возникло неприятное ощущение, будто за ней кто-то следит. Она оглядела улицу, но не заметила ничего странного. Люди с обычными полусонным лицами ехали на работу.
        Стряхнув с себя непонятную тревогу, она миновала красивый кирпичный фасад Аштонской виллы, выстроенной в итальянском стиле, и повернула в тенистый переулок. Ехавший впереди старый двухдверный автомобиль вдруг сделал резкий разворот, чуть не задев Лилиан и обдав ее ноги грязью.
        - Придурок! - крикнула она вслед машине, потрясая кулаком.
        Облезлая колымага с пыхтением покатила дальше и свернула на ближайшем углу. Не по-женски выругавшись, Лилиан продолжила свой моцион. Но когда она подбежала к перекрестку, из-за дерева на нее набросилась какая-то фигура в черном.
        Лилиан закричала и остановилась.
        О Боже, это была свинья! Вернее, мужчина в жуткой маске, изображавшей оскаленное свиное рыло с желтыми клыками и большими, заостренными кверху ушами. Лилиан чуть не стошнило. Мало того, этот мерзкий скот держал в руке револьвер и целился в нее! Она вытаращила глаза, оцепенев от ужаса.
        - В чем де…
        Но договорить она не успела: хряк поднял револьвер и ударил ее рукояткой по голове. Перед глазами вспыхнули искры, и она упала на колени, а в следующее мгновение, когда сознание ее окончательно угасло, свалилась кулем под ноги человеку-свинье…


* * *
        Ну и тяжелая же баба! - ворчал он, с кряхтением подтаскивая Лилиан к своей машине. Кое-как затолкав ее лицом вниз на пассажирское сиденье и пыхтя от усилий, он забросил в салон ее ноги и захлопнул дверцу, потом торопливо обошел капот, сел за руль и резко тронул с места.
        Дрожащие пальцы судорожно сжимали рулевое колесо, сердце бешено колотилось. В маске было ужасно душно, глаза заливало потом. Покосившись на свою пленницу, он увидел, что она не шевелится. “Отлично, амазонка вырубилась!” Мужчина сорвал с головы маску-капюшон и жадно втянул воздух в легкие. “Вспотел, как боров!” - подумал он, утирая рукавом мокрое лицо.
        Постепенно лицо его расплылось в злорадной усмешке. Получилось, черт возьми! Амазонка в его руках, а значит, теперь можно воздействовать и на Терезу Фелпс.
        Впереди еще столько дел! Надо затащить амазонку в гостиницу, надеть на нее наручники, заткнуть ей рот кляпом… А потом нанести Терезе Фелпс очередной короткий визит.



        Глава 19

        Терезе снился чудесный сон про то, как они с Чарлзом занимаются любовью. Вдруг ей в висок уперлось что-то холодное и твердое. Открыв глаза и растерянно поморгав, она с ужасом увидела человека-свинью. Он стоял над ней, ухмыляясь жуткой нарисованной ухмылкой и прижимая к ее голове револьвер.
        Онемев от страха, она ткнула лежавшего рядом Чарлза локтем в бок. Он вздрогнул и хмуро уставился на нее. Она умоляюще повела глазами, указывая на непрошеного гостя с револьвером. Чарлз резко сел, благоразумно сдержав порыв отнять у незнакомца оружие.
        - Черт возьми, кто вы такой и почему целитесь в мисс Фелпс? - спросил он.
        Не обращая на него внимания, мужчина обратился к Терезе.
        - Твоя тетка у меня, милая барышня, - глухо прорычал он.
        - Что?! - вскричала она.
        - Что слышала. Я похитил эту бабу в лиловом спортивном костюме и собираюсь выпустить ей мозги. Если через двадцать четыре часа ты не отдашь мне бумаги, то будешь следующей.
        - Какие бумаги? - вмешался Чарлз.
        Мужчина убрал револьвер от виска Терезы и начал медленно отходить назад.
        - Двадцать четыре часа, - зловеще повторил он, перекидывая ногу через подоконник, и исчез в окне.
        Терезу сотрясала дрожь.
        - Тесс, милая, - встряхнул ее Чарлз, - что с тобой?
        Тихо вскрикнув, она бросилась в его объятия. Он прижал к груди ее дрожащее тело.
        - Ну-ну, успокойся, милая. Просто невероятно: этот маньяк целился в тебя из револьвера! Знаешь, я чувствовал себя таким беспомощным…
        - Я тоже.
        - Я хотел защитить тебя, но…
        Она отпрянула и покачала головой:
        - Нет, Чарлз, ты ничего не мог сделать. Он прострелил бы мне голову. А потом и тебе. К тому же, мне кажется, в данных обстоятельствах ты вел себя довольно воинственно.
        Чарлз стиснул челюсти и попытался встать с постели.
        - Я сейчас догоню этого мерзавца!
        Она схватила его за руку:
        - Не надо, Чарлз. Он может тебя убить… а в твоем пистолете нет ни одной пули!
        - Ты права, - пробормотал он. - Так принеси мне мою обойму, и я…
        - О Боже!
        - Что такое, Тереза? - встревожился Чарлз.
        Она округлила глаза: до нее наконец дошел смысл того, что сказал человек в маске.
        - Он похитил тетю Хэтч!
        Чарлз мрачно кивнул.
        - Успокойся, Тесс…
        - Успокоиться? Когда моя тетя в лапах вооруженного маньяка?
        - Может быть, он блефует.
        - Я так не думаю, Чарлз. По-твоему, он похож на человека, который блефует?
        - Ну… - Чарлз старательно отводил глаза. Тереза заломила руки:
        - Он похитил ее! Какой ужас!
        Чарлз помрачнел.
        - И все-таки постарайся успокоиться, Тесс. Давай подумаем.
        - О чем тут думать? Если ты имеешь в виду бумаги, которые он требовал, то я по-прежнему не понимаю, что ему нужно!
        - Да, но… может быть, ты узнала этого человека? Он не показался тебе знакомым?
        Тереза удивленно развела руками:
        - Как я могла его узнать, Чарлз, ведь он был в маске! А тебе он не показался знакомым?
        - Я хотел спросить, не мог ли он быть одним из вчерашних мексиканских бандитов, которые тебя похитили?
        - Конечно, мог. - Она закрыла лицо руками. - Боже мой, Чарлз, жизнь тети Хэтч в опасности, а мы сидим здесь и мирно беседуем!
        - Ты права. Надо действовать. - Быстро поцеловав Терезу, Чарлз вскочил с кровати.
        Она подняла голову и стала бесстыдно разглядывать его великолепное нагое тело - загорелое, стройное, мускулистое, с крепкими ягодицами и длинными ногами. Потом взгляд ее скользнул по красивому торсу, покрытому жесткими волосками, плоскому животу и… славному древку, от которого прошлой ночью она теряла сознание, и которое теперь мирно отдыхало. Ей захотелось погладить его, вновь пробудить к жизни.
        О Господи, ее тетю похитил маньяк, а она, распутница, думает о сексе! Покраснев от смущения, она натянула простыню до самого подбородка. Чарлз подошел к окну и выглянул на улицу. Тереза задохнулась от приступа острого желания.
        - Негодяй уже скрылся, так что нет смысла его догонять, - сказал он, задвигая оконную сетку и закрывая окно. - Черт возьми, я точно помню, что вчера запирал это окно! Видимо, он отжал замок. Сегодня вечером надо будет сунуть в раму железный штырь.
        Это последнее замечание показалось Терезе невыносимо эротичным.
        - Да, конечно, - пробормотала она, не сводя глаз с обнаженного Чарлза.
        Он обернулся.
        - Тесс, милая, что с тобой? Ты вся горишь! Ага, разглядываешь меня, бесстыдница? Послушай, нам нельзя терять время. Немедленно вставай!
        - Но… я не одета.
        - Так встань и оденься, - усмехнулся он.
        - Но… ты меня увидишь.
        Чарлз быстро подошел к кровати и сдернул простыню. Тереза вся - с головы до пят - залилась краской стыда.
        - Тесс, неужели ты думаешь, что я не видел тебя ночью? - спросил он. - Пока ты спала, я целый час любовался тобой в лунном свете.
        - Развратник! - весело бросила она.
        - Почему же сразу развратник? Ты страстно отдавалась мне, а теперь укоряешь меня за то, что я смотрел на твое тело?
        - У каждой девушки есть свои моральные принципы, - чопорно заявила она.
        Он нагнулся и поцеловал ее в грудь, раздражая нежную кожу небритыми щеками. Она застонала от удовольствия.
        - Вставай сейчас же, а то я тебя отшлепаю! Вспомни про тетю Хэтч.
        - Да-да!
        Тереза вскочила с постели, бросилась к туалетному столику и выдвинула ящик с бельем. Чарлз в это время натягивал свои трусы-“боксеры”. У нее отлегло на сердце: по крайней мере теперь она точно знала, что Чарлз и незнакомец в маске свиньи - два разных человека. Значит, это не Чарлз угрожал ей вчера утром, и не он похитил тетю Хэтч.
        Видимо, ее чувства отразились в ее глазах.
        - Что случилось, Тесс? Почему ты так на меня смотришь?
        Она торопливо подошла к шкафу, достала чистую блузку и слаксы.
        - Ничего, - смущенно пробормотала она. - Просто я думаю о тете Хэтч, которую похитил этот подонок.
        Тереза вернулась к туалетному столику, надела браслет Фрэнка и быстро причесалась.
        - Конечно, нехорошо так говорить, - добавила она, - но если тетя действительно у него, то я ему сочувствую.
        Чарлз со смехом натянул брюки. Быстро одевшись, они прошли на кухню. Тереза взяла с тумбочки свою записную книжку и перелистала страницы.
        - Я позвоню бабушке Мейзи в Галвестон, проверю, действительно ли тетя Хэтч пропала.
        - Хорошая мысль. А я налью апельсиновый сок и подогрею блинчики.
        Тереза набрала номер телефона бабушки Мейзи. После нескольких длинных гудков на том конце провода раздался дрожащий старческий голос:
        - Алло?
        - Бабушка Мейзи, привет, это Тереза.
        - А, привет, милочка! Я звонила тебе вчера, но никто не брал трубку.
        - Да, мы уезжали. Э… как у тебя дела?
        - Ничего, - осторожно ответила Мейзи.
        - Позови, пожалуйста, тетю Хэтч.
        Мейзи вздохнула:
        - Не могу, милочка. Два часа назад Лилиан ушла и еще не вернулась.
        У Терезы упало сердце.
        - Она всегда так долго бегает по утрам?
        - Нет. Обычно она возвращается в течение сорока пяти минут. Я уже начала волноваться.
        Тереза закусила губу, стараясь говорить бодрым тоном:
        - Не волнуйся, бабушка Мейзи. Наверное, она зашла куда-нибудь позавтракать.
        - Ты так думаешь? Что ж, возможно.
        Тереза помолчала.
        - А ты не помнишь, что на ней было надето?
        - Зачем тебе, милая?
        - Просто любопытно.
        - Сейчас вспомню. Кажется, лиловый спортивный костюм.
        - Черт возьми… - пробормотала Тереза.
        - Что такое?
        - Да нет, ничего, прости, - спохватилась она. - У меня тут тост подгорел. Мы с моим приятелем сейчас поедем в Галвестон и поищем ее в городе, хорошо?
        - Конечно, милая. Заглянете ко мне на чашку чаю?
        - Обязательно. Ну, до встречи. - Она повесила трубку и обернулась к Чарлзу, который выжидательно смотрел на нее. - Тетя Хэтч ушла на пробежку два часа назад… в лиловом спортивном костюме, как и сказал Свиное Рыло.
        - Свиное Рыло? - переспросил Чарлз. - Подходящее прозвище для нашего незваного гостя.
        - Да. Похоже, он действительно похитил тетю Хэтч, потому что она до сих пор не вернулась.
        - Проклятие! - Чарлз шагнул вперед и тронул ее за руку. - Сочувствую тебе, милая. Позвоним шерифу?
        - Ты хочешь еще раз пообщаться с этим болваном Бобби Маком? Когда я рассказала ему о вчерашнем визите Свиного Рыла, он поднял меня на смех.
        - Хорошо, обойдемся без шерифа, - согласился он. Наскоро перекусив фруктами и блинчиками, они сели в машину и поехали к парому.
        - Не переживай раньше времени, милая, - успокаивал Чарлз. - Твоя тетя ушла из дома всего два часа назад. Я все-таки думаю, что этот маньяк блефовал, утверждая, что она у него.
        - Мне бы твою уверенность! - вздохнула Тереза. - Ведь он знал, что на ней надето…
        - Да, это подозрительно. - Чарлз помрачнел.
        - Будем надеяться, что тетя Хэтч еще появится, и все-таки надо оповестить полицию.
        - Ты права. И раз уж мы будем в Галвестоне, заедем заодно к Кларку Суинсону.
        - Хорошо.
        Чарлз протянул ей свой сотовый:
        - Можешь позвонить ему прямо сейчас.
        - Отличная мысль.
        Приготовив блокнот и ручку, Тереза позвонила в справочную службу, узнала адрес и телефон Суинсона, потом набрала его номер. После четырех гудков в трубке раздался голос. Она немного послушала и обернулась к Чарлзу:
        - Это действительно Кларк Суинсон, только записанный на автоответчик.
        - Скорее всего это голосовая почта, - высказал предположение Чарлз.
        - Какая разница? У меня, например, автоответчик…
        - … который не работает, - закончил за нее Чарлз, протягивая руку. - Дай-ка я сам разберусь.
        Она пожала плечами и отдала ему трубку. Чарлз секунду послушал и отчетливо проговорил:
        - Мистер Суинсон, вас беспокоит Чарлз Эверетт. Мне нужно срочно поговорить с вами по очень важному делу. Пожалуйста, позвоните на мой сотовый… - Он продиктовал номер и нажал кнопку отбоя.
        - Похоже, мы с тобой не слишком удачливые детективы, - грустно заметила Тереза.
        Чарлз остановил машину в ожидании парома и повернулся к ней:
        - Я с тобой не согласен, милая. Скажи, тебе не кажется странным, что в данный момент Суинсона нет дома?
        Тереза охнула.
        - Ты думаешь, он мог быть Свиным Рылом? И похитить тетю Хэтч?
        - А почему бы и нет? Впрочем, я по-прежнему склонен подозревать в этом Маноло Хуареса или Гарольда Робинсона.
        Она страдальчески подняла глаза кверху:
        - Ну конечно, ведь ты подозреваешь всех подряд! И не забудь про старину Милтона Пиви.
        Он хохотнул:
        - Правильно, и Милтона Пиви тоже.
        На пароме они подошли к поручням и стали смотреть на серые волны канала. День был довольно теплым, морской ветерок приятно обдувал лицо и трепал волосы Терезы. Теперь, когда все более-менее утряслось, у нее появилось время обдумать утреннее происшествие и пожалеть о своих ночных безумствах.
        Как она могла утратить бдительность?
        Словно угадав ее тревожные мысли, Чарлз обнял Терезу за талию.
        - Все в порядке, милая?
        Она мужественно улыбнулась: - Да.
        Он привлек ее ближе.
        - Знаешь, сегодня утром, когда тебе угрожал маньяк, мне было так тяжело сознавать свою беспомощность!
        - Я здорово испугалась, - призналась она со вздохом и подняла на него глаза. - Но ночью мы с тобой тоже играли в опасную игру.
        Его лицо разочарованно вытянулось.
        - Ты уже жалеешь об этом?
        - Это было прекрасно, Чарлз, но…
        - Что, милая?
        - Но мне кажется, мы поспешили. Мы еще плохо знаем друг друга. Вполне может быть, что нас с тобой связывает опасность, а не взаимная симпатия.
        - Пожалуйста, говори только за себя, - обиженно сказал он.
        - Мы даже забыли… - она покраснела, - забыли предохраниться.
        Он ласково погладил ее по щеке.
        - Ты могла забеременеть, Тесс?
        Тронутая его участием, она мысленно сосчитала дни.
        - Надеюсь, что нет, и все же не стоило искушать судьбу.
        Он кивнул.
        - Не волнуйся, милая. Что бы ни случилось, теперь мы вместе.
        - Конечно, - сухо бросила она.
        - Я серьезно, Тесс. Неужели ты думаешь, я не возьму на себя ответственность за то, что у нас было?
        - Я этого не говорила.
        Он обнял ее и нежно поцеловал.
        - Ну скажи, что мне надо сделать, чтобы убедить тебя в моей искренности?
        Как всегда опьянев от его близости, Тереза забросила руки ему на шею.
        - Для начала неплохо, - поощрила она, придав своему голосу больше оптимизма.



        Глава 20

        Как только они добрались до Галвестона, Тереза опять позвонила своей двоюродной бабушке Мейзи и узнала, что Хэтч еще не вернулась.
        - Дело плохо, - сказала она Чарлзу.
        - Согласен. Едем в полицию.
        В полицейском участке их провели к сержанту Варге, вежливому, обходительному мужчине лет тридцати с гаком, который терпеливо, хоть и с явным недоверием выслушал рассказ Терезы о зловещем незнакомце, посетившем ее вчера и сегодня утром.
        - Итак, мэм, - сказал Варга, потирая рукой подбородок, - вы утверждаете, что два дня подряд в окно вашей спальни влезал боров и целился вам в голову из револьвера? А сегодня утром он еще заявил, что похитил вашу тетю? - сержант подавил улыбку. - Знаете, я тоже не питаю большой симпатии к хрюшкам, но мне еще не доводилось слышать, чтобы они врывались в дома, не говоря уже о похищении людей и угрозах.
        - Это был не настоящий боров, - объяснила Тереза, - а человек в маске свиньи.
        - Ага. И этот… человек-свинья заявил, что похитил вашу тетю?
        - Да.
        - А она действительно пропала?
        - Да. Я уже два раза звонила своей двоюродной бабушке Мейзи, у которой остановилась тетя Хэтч. По ее словам, Хэтч ушла на пробежку в семь утра и до сих пор не вернулась. На ней был лиловый спортивный костюм, и боров… то есть человек в маске… об этом знал.
        Сержант взглянул на часы и нахмурился.
        - Может быть, ваша тетя еще бегает?
        - Прошло уже три часа. Надо быть сумасшедшей, чтобы столько бегать по такой жаре!
        - Вы правы, - согласился Варга. - И все же давайте еще раз позвоним Мейзи.
        - Не надо, прошу вас! - испуганно взмолилась Тереза. - Бабушка Мейзи очень стара - ей девяносто лет. Если она узнает, что Хэтч пропала, она этого не переживет. Я ничего ей не говорила.
        Варга скептически пожал плечами:
        - Что ж, будь по-вашему, мэм. Однако не мешает проверить местные больницы. Возможно, у вашей тети просто случился тепловой удар.
        - В самом деле! - воскликнула Тереза. - А я об этом даже не подумала.
        - Короче, мы должны убедиться, что эта женщина действительно пропала, - продолжал сержант. - Обстоятельства дела… маска свиньи и прочее… вам не кажется, что это чей-то розыгрыш?
        Чарлз выпрямил спину.
        - Уверяю вас, сержант Варга, что револьвер, которым на моих глазах целились в голову этой дамы, был совсем не игрушечным.
        Варга сдержанно улыбнулся:
        - Так вы тоже были на месте происшествия, сэр?
        Тереза покраснела, но Чарлз гордо ответил:
        - Разумеется, был.
        Детектив перевел взгляд на Терезу:
        - Ну хорошо. Скажите, этот человек что-нибудь требовал - деньги, ценности?
        - Да. Он требовал бумаги, которые мой бра… мой покойный брат якобы дал мне на хранение.
        - Эти бумаги у вас?
        - Нет. Я вообще не представляю, какие бумаги он имел в виду. Разве что…
        - Да? - подбодрил ее Варга.
        Заметив вопросительный взгляд Чарлза, Тереза заколебалась, но все же продолжила:
        - Вчера мы с мистером Эвереттом узнали, что один галвестонский подрядчик принес моему брату старинные французские документы, чтобы тот их перевел.
        На лице сержанта отразилось изумление.
        - Старинные французские документы? Простите, мэм, но с каждой минутой это дело выглядит все более загадочным. Как звали подрядчика?
        - Кларк Суинсон.
        - Суинсон? Знакомая фамилия… - Варга задумался. - Странно! Несколько недель назад к нам поступило заявление о том, что этот человек пропал.
        Чарлз и Тереза удивленно переглянулись.
        - Кларк Суинсон пропал? - спросила она.
        - Да. И насколько я знаю, его до сих пор не нашли.
        - А кто заявил о его пропаже?
        - Кажется, его мать.
        - У вас есть ее телефон?
        - У меня нет. Заявление принимала детектив Фредерике… - Варга оглядел кабинет, - но ее сейчас нет на месте. - Он откашлялся. - Вы можете сообщить еще что-нибудь об утреннем нападении?
        - Да вроде нет, - ответила Тереза.
        Варга достал из выдвижного ящика стола телефонный справочник, протянул его Чарлзу и подвинул к нему телефон.
        - Тогда давайте поступим следующим образом. Вы, мистер Эверетт, обзвоните отделения “Скорой помощи” местных больниц и спросите, не поступала ли к ним мисс Хэтч, а я пока составлю подробный протокол со слов мисс Фелпс.
        - Хорошая мысль, - одобрил Чарлз, открывая телефонный справочник.
        Варга приготовил блокнот, ручку и обернулся к Терезе:
        - Итак, мэм, продиктуйте мне полное имя вашей тети и ее приметы…
        Полчаса спустя Тереза и Чарлз вышли из полицейского отделения. Настроение у обоих было подавленным. Варга, хоть и составил протокол, но не слишком их обнадежил. Звонки по больницам тоже не дали результатов.
        Тереза печально взглянула на своего спутника:
        - Сержант Варга - милейший человек, но, по-моему, он нам не поверил.
        Криво усмехнувшись, Чарлз открыл ей дверцу машины.
        - Честно говоря, милая, у меня такое ощущение, что нам вообще никто не верит. - Он сел за руль. - Однако странно, что Суинсон пропал…
        - Очень странно, - согласилась она. - Надо разыскать хотя бы его мать.
        Чарлз захлопнул дверцу и включил зажигание.
        - Пока мы сидели в кабинете у Варги, я проверил по галвестонскому телефонному справочнику, нет ли в городе других Суинсонов. Но Кларк оказался единственным абонентом.
        - Отлично! - взмахнула рукой Тереза. - Думаешь, он живет вместе с матерью?
        - Наверное.
        - Ладно, заедем к ней позже. Сейчас меня гораздо больше волнует тетя Хэтч.
        - И что ты предлагаешь?
        - Давай объедем квартал, в котором живет бабушка Мейзи, поищем тетю Хэтч, а потом заглянем к Мейзи и узнаем, не объявилась ли пропащая.
        - Не возражаю, милая. - Чарлз развернул машину.
        - Только смотри, не сболтни лишнего в разговоре с Мейзи, - предупредила Тереза. - Как я сказала сержанту Варге, ей лучше не знать про визит Свиного Рыла. Не будем пугать бабушку: все-таки ей уже девяносто лет.
        - Не волнуйся, я буду нем как рыба.
        Они проехались взад-вперед по Бродвею с его красивыми старыми пальмами и величественными зданиями девятнадцатого века. Тереза внимательно оглядывала местность, пытаясь найти хоть какой-нибудь след тети Хэтч, но все было напрасно.
        Перед Семнадцатой улицей она сказала:
        - Здесь поверни. Бабушка Мейзи живет в Ист-Энде.
        - О, это моя любимая часть города! - отозвался Чарлз, плавно поворачивая на перекрестке.
        Они колесили по улицам, минуя ряды раскидистых деревьев и чудесных старинных домов - впечатляющей смеси из колониальных коттеджей, двухэтажных строений с расписными фасадами и шикарных особняков с колоннами. Тереза безуспешно искала тетю, а Чарлза, похоже, больше увлекала архитектура.
        - Где же ты, тетя Хэтч? - в отчаянии вскричала она, сжав кулаки.
        - Очевидно, там же, где и Свиное Рыло, - устало отозвался Чарлз.
        Тереза вздохнула:
        - Ну что ж, поехали к бабушке Мейзи. Через два квартала направо.
        - Слушаюсь, капитан, - сказал Чарлз, любуясь внушительным каменным особняком. - Роскошный район, правда, Тесс?
        Тереза сердито покосилась на него:
        - Не понимаю, как можно в такой момент думать о домах? Ты-то сам где живешь? Снимаешь квартиру?
        - Нет, - засмеялся Чарлз. - У меня кооперативный коттедж в западной части города. Но если я останусь в Галвестоне, то когда-нибудь куплю себе один из этих старинных особняков. Впрочем, он обойдется недешево.
        - Будем надеяться, что доходы с твоих инвестиций позволят тебе совершить такую покупку. - Она оглядела его дорогую машину и модный костюм. - Ты производишь впечатление человека, который привык жить на широкую ногу.
        - Так и есть.
        Она засмеялась:
        - Значит, ты ходишь за мной по пятам не для того, чтобы отнять у меня деньги.
        Он взглянул на нее с хитрым прищуром:
        - Ты в этом уверена, милая?
        Тереза замолчала. На память ей пришел вчерашний разговор с Маноло. Парень говорил про сокровища, а потом Чарлз признался, что Фрэнк был его приятелем. К ней вернулись прежние подозрения. Что, если он знает про клад и тоже за ним охотится, причем с ее помощью? Ее жизнь похожа на поезд, который сошел с рельсов…
        Поглощенная этими мыслями, Тереза едва не пропустила следующий поворот.
        - Ой, здесь налево! - спохватилась она, указывая дорогу. Чарлз резко крутанул руль и недовольно глянул в ее сторону.
        - Я не умею читать мысли, милая.
        - Прости. Бабушка Мейзи живет вон в том доме с правой стороны. Видишь белое здание в итальянском стиле с готическим фасадом?
        В нескольких ярдах от дома Чарлз затормозил и открыл рот при виде великолепного особняка с красивыми решетчатыми арками, изящными колоннами и балюстрадой на просторных верандах обоих этажей.
        - Я влюбился! - объявил он.
        - Да что ты? - усмехнулась она. - Надеюсь, в меня?
        Он обратил к ней взгляд, исполненный благоговения:
        - Я еще никогда не видел такого роскошного дома, Тесс.
        Тереза надула губки: как и следовало ожидать, предметом его вожделений оказался дом, а не она! Однако обиду смягчила невольная гордость.
        - “Дом Эмбраш” знаменит на всю округу, - сказала она. - Но прежде чем мы войдем, я хочу еще раз напомнить тебе про бабушку Мейзи. Кстати, с годами она стала немного забывчивой.
        - Понятно. Есть вероятность, что она завещает тебе этот дом? Если да, то мы завтра же поженимся.
        - Чарлз! Вот уж не думала, что ты такой меркантильный! Впрочем, об этом можно было догадаться, - добавила она уже тише.
        Он нагнулся и чмокнул ее в щеку.
        - Я пошутил, детка.
        Она улыбнулась, хоть и не поверила его словам.
        Когда Чарлз остановил машину у тротуара, Тереза заметила на дорожке с другой стороны дома облезлый задний бампер знакомого пикапа.
        - Посмотри-ка, - сказала она. - Узнаешь? Чарлз вытянул шею.
        - Похоже на грузовичок Билли Боба. Интересно, что он здесь делает?
        - Позавчера он подвозил тетю Хэтч домой. Может быть, бабушка Мейзи о чем-то его попросила?
        Чарлз нахмурился.
        - Если так, то нам следует ее предостеречь. Стариков так легко обвести вокруг пальца!
        - Ну конечно, - согласилась Тереза с язвительной ухмылкой. - И тебе это хорошо известно, не правда ли?
        Он ответил ей мрачным взглядом, потом вышел из машины и, открыв дверцу, подал Терезе руку. Они миновали железные ворота и вступили во двор, утопающий в зелени и благоухающий розами.
        - Ах, - глубоко вздохнул Чарлз, - пахнет летом!
        Наверху что-то скрипнуло. Тереза подняла голову и увидела, как из изящного слухового окошка высунулась рыжая голова Билли Боба.
        - Добрый день, мэм! - радостно крикнул он. Тереза засмеялась:
        - Билли Боб! Что ты делаешь на чердаке моей бабушки?
        - Ищу крыс и термитов.
        - Ну и как успехи?
        - Пока ничего не нашел, кроме кучи пыли и паутины. Но я еще не закончил.
        - Ну-ну.
        Чарлз погрозил Билли Бобу пальцем:
        - И не вздумай обобрать старую бабушку Терезы! Это тебе так не пройдет.
        Удивленный, парень прижал руку к груди:
        - Я - обобрать?
        Тереза метнула на Чарлза укоризненный взгляд:
        - В самом деле, Чарлз, что ты говоришь? Билли Боб из бригады “Жук”, а в бригаде
“Жук” работают честные люди.
        Чарлз закатил глаза.
        - Мэм, при первой же возможности я приеду и осмотрю ваш дом, - пообещал Билли Боб.
        - Замечательно. Буду ждать.
        Посмеиваясь, Тереза поднялась вместе с Чарлзом на веранду. Он озирался по сторонам, подмечая каждую деталь, в том числе уютную плетеную мебель.
        - Дом в отличном состоянии, Тесс. Ни следа облупившейся краски. Этот мошенник Билли Боб вряд ли найдет здесь своих термитов.
        - “Мошенник”? - возмутилась она. - Ну, знаешь, Чарлз, это уж слишком!
        - Ты только посмотри, как блестят стекла входной двери!
        Глухо застонав, Тереза нажала кнопку звонка.
        Дверь отворила сгорбленная седая старушка в очках с толстыми линзами, домашнем халате и фартуке. Слепо щурясь, она оглядела гостей, потом улыбнулась Терезе.
        - Тереза, голубушка! А я думала, это мистер Боб хочет попросить у меня лимонада.
        - Нет, мистер Боб вкалывает на чердаке, - сказала Тереза и, нагнувшись, обняла бабушку. - Привет, Мейзи!
        - Привет, дорогая. Я так рада, что ты пришла! - Мейзи обернулась к Чарлзу. - И привела с собой очень симпатичного молодого человека.
        - Да. Познакомься, бабушка Мейзи. Это мой новый знакомый, мистер Чарлз Эверетт.
        - Здравствуйте, мистер Эверетт. - Мейзи протянула свою хрупкую ладошку и пожала ему руку. - Кажется, мне знакома ваша фамилия, - добавила она, сосредоточенно наморщив лоб. - Эверетт… Где же я ее слышала?
        - Может быть, Тереза говорила вам про меня по телефону? - предположил Чарлз.
        - Может быть. Так много новых имен: вы, милейший мистер Боб, потом еще… - Морщинистое лицо Мейзи озарилось улыбкой. - Впрочем, в мои годы трудно всех упомнить.
        - Конечно. - Тереза обратилась к Чарлзу: - Познакомься, Чарлз, это моя двоюродная бабушка, миссис Мейзи Эмбраш.
        Чарлз галантно поцеловал ручку старой даме:
        - Очень приятно, миссис Эмбраш.
        Мейзи зарделась.
        - Вы очаровательны! - сказала она со смехом. - Англичанин до мозга костей. Ну, хватит церемониться, прошу вас, проходите в дом. Ума не приложу, куда подевалась Лилиан. Я вся извелась.
        - Она так и не появилась? - спросила Тереза, шагнув за порог.
        - Нет. И это совсем на нее не похоже.
        Чарлз тоже прошел в дом и закрыл дверь, окидывая цепким взором старинные украшения, восточную ковровую дорожку и широкую дубовую лестницу в конце коридора. Отступив вправо, он заглянул в старомодную гостиную.
        - Ого, миссис Эмбраш, я вижу, ваша гостиная обставлена подлинной мебелью Дункан Файф?
        - Совершенно верно, - оживилась Мейзи. - А вы знаток старины, мистер… э-э?..
        - Эверетт, - напомнила ей Тереза.
        - Эверетт. - Мейзи опять сдвинула брови. - И все-таки где же я слышала эту фамилию? Ладно, не важно. Мистер Эверетт, взгляните на письменный стол. Как вам нравится лампа? Это редкая вещь из коллекции Тиффани.
        Чарлз подошел к столу, чтобы полюбоваться лампой.
        - Вы правы, отличная шотландская работа. А зеленые бархатные портьеры, а обои из шелковой парчи! А египетский мрамор камина! - Он усмехнулся. - Мне нравится ваш дом, мэм. Здесь даже пахнет чудесно. - Он глубоко вдохнул. - Что это за ароматы? Кажется, индийский чай… и банановые лепешки?
        Мейзи зааплодировала:
        - Угадали, мистер… э-э… Сдаюсь! Сегодня утром я испекла лепешки и хочу пригласить вас на чашку чаю.
        - Спасибо, - любезно отозвался Чарлз.
        - А мистер Боб? Может, позовем и его? - предложила Мейзи.
        - Я бы не стал торопиться, - сказал Чарлз. - В настоящий момент мистер Боб увлеченно охотится на паразитов. - Он подал руки обеим женщинам: - Разрешите проводить вас на кухню.
        Весело хихикая, Мейзи ухватила его под локоть.
        - Вы такой галантный кавалер! Тереза, голубушка, кажется, ты влипла.
        - Я знаю, - пробормотала она, тоже беря Чарлза под локоть.
        - Нам сюда, - показала дорогу Мейзи.
        В уютной кухне они сели за старинный дубовый стол и с удовольствием отведали горячих банановых лепешек, запивая их чаем.
        - Мне нравится твой молодой человек, - сказала Мейзи племяннице.
        Тереза и Чарлз лукаво переглянулись.
        - Спасибо. Мне он тоже нравится.
        - И когда же свадьба? - поинтересовалась Мейзи.
        - Бабушка! - одернула ее Тереза.
        - Скоро, - усмехнулся Чарлз, невозмутимо прихлебывая чай, - особенно если вы не забудете Тесс в своем завещании.
        Тереза испуганно охнула, но Мейзи от души расхохоталась.
        - Да, Тереза, твой приятель - парень не промах. Люблю дерзких мужчин. Эх, была бы я годков на шестьдесят моложе!
        Тереза сердито покосилась на Чарлза:
        - Да он просто нахал!
        - Он говорит то, что думает, и это мне по душе. Мой дорогой Уолтер, царство ему небесное, был такой же. Как же мне его не хватает!
        - Знаю, бабушка Мейзи.
        Чарлз поднес чашку ко рту и обратил к Мейзи свою обворожительную улыбку.
        - Примите мои соболезнования, мэм, - сказал он. - Знаете, очень важно, чтобы вы доверили свой замечательный дом человеку, который знает ему цену и сумеет должным образом о нем позаботиться.
        Мейзи кивнула.
        - Чарлз! - взмолилась Тереза.
        Но он продолжал, как ни в чем не бывало:
        - Осмелюсь также добавить, что женщине ваших лет следует остерегаться разных нечистых на руку подрядчиков, таких как истребители домашних паразитов. Они ограбят вас, не успеете и глазом моргнуть!
        - О Боже, - пробормотала Мейзи. Тереза махнула рукой:
        - Перестань, Чарлз, прошу тебя! Откуда ты знаешь, что Билли Боб нечист на руку?
        - Да, мистер Боб производит впечатление очень милого человека, - вставила озадаченная Мейзи.
        - Я просто предупредил - так, на всякий случай.
        - О, спасибо! Вы так внимательны! - Мейзи похлопала его по руке. - Но давайте же вспомним наконец про бедняжку Лилиан.
        - Давайте, - подхватила Тереза, продолжая сверлить Чарлза взглядом.
        - Ты сообщила в полицию, голубушка? - спросила Мейзи. - Может быть, с ней что-то случилось.
        Тереза смутилась.
        - Да, мы заезжали в полицейский участок, исключительно для проформы. Разумеется, там ничего не знают про тетю Хэтч. - Тереза тронула Мейзи за руку. - Пожалуйста, не волнуйся. Она появится.
        - Да, но куда же она запропастилась? - встревожено спросила Мейзи.
        - Может быть, она заблудилась, пока бегала трусцой? - подсказал Чарлз.
        - Может быть, - согласилась Мейзи. - Но меня мучает совесть. Сегодня утром Лилиан опять устроила мне выволочку за то, что я не занимаюсь спортом.
        - Не занимаетесь спортом? Это в девяносто-то лет?! - вскричал пораженный Чарлз. - Она что, хочет, чтобы вас хватил удар?
        Мейзи усмехнулась.
        - Лилиан - пятидесятилетнее дитя. Она слишком серьезно восприняла кампанию мистера Кеннеди по внедрению в массы оздоровительной физкультуры. И все же я чувствую себя виноватой. После очередной ее лекции я мысленно пожелала, чтобы она хотя бы ненадолго оставила меня в покое. Как вы думаете, не могло так случиться…
        - Конечно, нет, бабушка Мейзи, - перебила Тереза, похлопав ее по плечу. - Хэтч всем надоела своими нравоучениями. Поверь мне: если бы одного желания было достаточно для того, чтобы заставить ее исчезнуть, от тети давно остались бы одни воспоминания.
        - Что ж, наверное, ты права, - растерянно отозвалась Мейзи.
        - Как бы то ни было, мы с Тесс будем продолжать поиски, - заверил Чарлз пожилую даму. - Я уверен, что она скоро найдется.
        Мейзи посмотрела на него с благодарностью:
        - Если за дело взялись вы, мистер Эверетт, то я спокойна. Вы такой решительный и уверенный в себе мужчина, прямо Джеймс Бонд! - Она погрозила пальцем своей внучатой племяннице. - Держись за него, голубушка!
        Губы Терезы скривились в усмешке.
        - Хорошо, бабушка.
        Мейзи задумчиво приложила палец к щеке:
        - Где же все-таки я слышала вашу фамилию, молодой человек?
        Чарлз покашлял.
        - Не подумайте, что я хочу уйти от вопроса, мэм, но нам с Тесс пора… - Он встал и отодвинул стул Терезы. - Спасибо за угощение, миссис Эмбаш…
        - Эмбраш, - поправила его Тереза.
        - Ах да, миссис Эмбраш.
        Мейзи засмеялась:
        - Теперь и вы стали путаться в фамилиях, молодой человек?
        - Кажется, это заразное, - пошутил он, помогая ей встать.
        Вдруг на черной лестнице, сбоку от кухни, послышался топот ног. Все обернулись и увидели Билли Боба. Он спускался по ступенькам, еле волоча ноги, вспотевший, с красным, запачканным грязью лицом и паутиной, налипшей на волосы и одежду. От него разило потом и пылью.
        - Привет, ребята, - сказал он с ухмылкой и обратился к Мейзи: - Ни крыс, ни термитов, мэм. Ваш дом совершенно чист.
        - Прекрасно! - воскликнула Мейзи, хлопая в ладоши. - Хотите чаю, мистер Боб?
        Билли Боб покосился на чайник и обмахнул ладонью пылающее лицо.
        - Да, мэм, только со льдом, пожалуйста.
        - Хорошо. Вот видите? - спросила Мейзи у Чарлза. - Мистер Боб - кристально честный человек.
        Однако Чарлз смотрел на паренька с недоверием.
        Тереза вздохнула. Итак, теперь он подозревает бедного Билли Боба! Кто следующий? Может быть, бабушка Мейзи?



        Глава 21

        - Чарлз, ты неисправим! - воскликнула Тереза, когда они сели в машину.
        - Что я такого сделал? - спросил он невинным тоном.
        - Зачем ты накинулся на Билли Боба? Может, ты и меня заподозришь? Ведь я могла угрожать самой себе.
        Он лукаво прищурился:
        - Хм-м. А это мысль!
        - Прекрати! - сердито бросила она. - Я уж молчу про то, как ты уговаривал бабушку Мейзи завещать мне дом.
        Его лицо расползлось в ухмылке.
        - Старой проказнице понравилась моя откровенность.
        - Откровенность? Скажи лучше меркантильность!
        - Я предложил тебе руку и сердце. Что может быть благороднее?
        - Ты предложил мне руку и сердце с условием, что я унаследую дом, - раздраженно заметила она.
        - Хватит меня пилить, Тесс. Давай-ка лучше займемся делами. Итак, что у нас на повестке дня?
        Она вздохнула.
        - Ладно. Может быть, еще раз объедем близлежащие кварталы, поищем тетю Хэтч?
        - Давай.
        И вновь они исколесили весь исторический район Ист-Энда, но так и не нашли следов тети Хэтч. Опрос местных жителей, гуляющих во дворах и на улицах, тоже не дал результатов.
        - Что дальше? - спросила Тереза. - Предлагаю позвонить Гарольду Робинсону. Вдруг он что-то знает про тетю Хэтч?
        - Или сам же ее и похитил, - добавил Чарлз.
        - По-моему, Чарлз, ты переоцениваешь мистера Робинсона. Он нудный и скучный тип.
        - Как раз таких нудных и скучных типов следует остерегаться больше всего, - возразил он. - Нам надо еще раз попробовать связаться с мистером Суинсоном. Слушай, у меня есть идея. Заедем ко мне на Вест-Бич? Я должен просмотреть почту. К тому же сегодня утром мы с тобой так торопились, что я даже не успел принять душ и побриться. Пока я буду приводить себя в порядок, ты сможешь воспользоваться моим телефоном. А потом поедем куда-нибудь пообедаем.
        - Что ж, идея неплохая, - одобрила Тереза. - Только не забудь, что нам еще нужно заехать в Либерти, посмотреть дневник Лаффита.
        - Если будет время, сделаем это сегодня днем. Фотокопия по-прежнему у тебя?
        Она подняла свою тяжелую сумку.
        - Конечно. Сейчас, когда Хэтч в опасности, мне не хотелось бы далеко уезжать, но чем больше мы узнаем об этой тайне, тем больше у нас будет шансов найти тетю.
        - Совершенно с тобой согласен.
        Чарлз въехал на солнечную набережную, продуваемую морским ветерком. С северной стороны дороги тянулись ряды шикарных отелей и жилых коттеджей, а с южной, внизу, простирал свои бурные воды залив. Тереза разглядывала людей на пляже. Семьи, пары и подростки в ярких разноцветных купальниках играли в волейбол, загорали под зонтами, купались и катались по волнам на досках для серфинга. “Беззаботные люди!” - с завистью думала она.
        - Приехали, - объявил Чарлз у ворот роскошного кооператива, состоявшего из симпатичных зданий с желтыми оштукатуренными стенами и зелеными черепичными крышами.
        - Здесь очень мило, - заметила Тереза.
        Чарлз притормозил и набрал на кнопочной панели код.
        - На первое время сойдет, а потом, может быть, подвернется что-нибудь получше, - сказал он.
        - Ты слишком взыскателен.
        Железные ворота плавно открылись. Он въехал во двор, завернул за первое здание и, оставив машину под навесом, повел Терезу в дом.
        - Bay! - восхищенно вскричала она, когда он распахнул перед ней дверь, и они спустились по мраморным плитам вестибюля в огромную гостиную с бежевым ковровым покрытием, современными диванами из коричневой замши, яркими абстрактными картинами на морскую тему, куполообразным потолком и высоким оштукатуренным камином. Дальше виднелась столовая с красивым стеклянным столом и дорогими модными стульями.
        Она взглянула на Чарлза, удивленно вскинув брови:
        - Я вижу, ты любишь роскошь?
        - Мне нравится жить в изысканном окружении.
        Она сморщила носик:
        - Тогда забудь обо мне.
        Он шагнул ближе и обнял ее.
        - Ты несправедлива к себе, Тесс. Для меня ты самая изысканная… и загадочная женщина на свете.
        - Неужели?
        Чарлз достал из кармана ключи.
        - Пойду, загляну в почтовый ящик. - Он указал на дверь в дальнем конце комнаты. - Если хочешь, можешь пока позвонить Суинсону и Робинсону. Телефон в спальне, на ночном столике…
        - Пытаешься заманить меня в свою спальню? - перебила его Тереза.
        Он лукаво прищурился:
        - Это было бы неплохо. - Она хотела возмутиться, но он поднял руку: - Дослушай меня, пожалуйста. Телефонный справочник Хьюстона в выдвижном ящике у кровати.
        - Хороший предлог, - усмехнулась она. Чарлз нагнулся и быстро поцеловал ее в губы.
        - С тобой мне не нужны никакие предлоги, милая.
        Он отошел, но она окликнула его:
        - Да, кстати, а где фотографии?
        Он удивленно обернулся:
        - Какие еще фотографии?
        - На которых запечатлена я с твоим отцом.
        - Ах эти! - Он заморгал. - Постой, куда же я их дел?
        - Вот именно - куда? - ехидно повторила она.
        - Потом вспомню. - Он послал ей воздушный поцелуй и ушел, насвистывая веселый мотивчик.
        Тереза покачала головой, но губы ее растянулись в невольной улыбке. Проскользнув в спальню, она включила свет и увидела широченную кровать, застеленную травянисто-зеленым покрывалом, под которым, как и следовало ожидать, оказались атласные кремовые простыни.
        - Ах ты, повеса! - пробормотала Тереза.
        Она поправила покрывало, отвернулась от кровати - и обомлела. На ночном столике стояли фотографии красоток. Здесь были самые разные женщины: блондинки, брюнетки, шатенки - по меньшей мере восемь портретов в изящных модных рамках, выстроенных в аккуратную линию.
        Терезу захлестнуло горячей волной ревности. У этого парня нет никакого стыда!
        Разгневанная, она плюхнулась на кровать, нашла телефонный справочник и стала звонить, мрачно поглядывая на фотографии.
        - Ну, как успехи, милая?
        Она обернулась. Чарлз стоял, небрежно привалившись к косяку двери, как всегда неотразимый и сексуальный. Ей хотелось наброситься на него и задушить голыми руками, но она подавила в себе кровожадные инстинкты и сухо ответила:
        - У Суинсона опять сработал автоответчик… или голосовая почта. А Робинсона нет в конторе. Он взял недельный отпуск.
        - Ага! - обрадовался Чарлз. - Говоришь, Робинсон в отпуске? Очень подозрительно…
        Тереза не выдержала и сердито вскочила с кровати.
        - Ну конечно! Робинсон в отпуске - значит, он маньяк и серийный убийца! Кстати, о подозрительном… Что это такое? - Она сердито кивнула на ряд портретов.
        Он смутился. - Это?
        - Да, это! Коллекция твоих трофеев?
        Он старался не встречаться с ней взглядом.
        - Ну что я могу сказать, Тесс? Мне всегда нравились женщины.
        - Бабник! - Голос ее задрожал.
        - Перестань, Тесс. Ты лучше других знаешь, что дамы не в силах противиться моим чарам.
        Она оттолкнула его.
        - Ты слишком самоуверен!
        - Не волнуйся, все это уже в прошлом.
        Она снова кивнула на фотографии:
        - Тогда какого черта ты выставил их на своем туалетном столике?
        Чарлз засмеялся:
        - А ты, оказывается, ревнива.
        - Все, я ухожу! - Она метнулась к двери. Он схватил ее за руку.
        - Погоди. - Она упиралась, но он легко подтащил ее к столику и одним движением руки смахнул все портреты.
        Рамки с шумом посыпались на пол.
        - О Боже, Чарлз! - простонала Тереза, скривившись.
        - Люблю звук бьющегося стекла, - объявил он, очень довольный собой, и обнял Терезу. - И запомни: ты единственная женщина, которую я хочу видеть на своем туалетном столике. - Он обхватил ее за талию, усадил на столик, и руки его заскользили по ее телу.
        - Не надо, Чарлз…
        Он нежно покусывал ее шею.
        - Не сердись, Тесс, прошу тебя. Мы нужны друг другу.
        Она попыталась вырваться.
        - Оставь меня в покое! Иди, ласкай своих шлюх!
        Он усмехнулся, поцеловал ее в щеку, потом в ушко.
        - Успокойся, милая. Я исправлюсь, вот увидишь. Кстати, хочешь мне помочь?
        - В чем?
        - Принять душ и побриться.
        - Ты шутишь?
        Но он уже снял ее со столика и потащил к двери ванной.
        - Сейчас ты увидишь, почему я арендовал этот дом.
        - А ты отдашь мне на хранение свою бритву?
        Он засмеялся:
        - Ты неисправима, Тесс.
        - Кто бы говорил!
        На пороге ванной она остановилась, открыв рот от изумления. Это была просторная комната, вся из мрамора и стекла. Огромную ванну окружали пышные растения и прозрачные окна с видом на маленький внутренний дворик, обнесенный забором. В этот райский уголок с папоротниками, цветущим гибискусом и недавно постриженной лужайкой можно было выйти через стеклянные двери, расположенные справа от ванны.
        Тереза решилась поднять глаза к потолку и почувствовала, как к ее щекам прилила краска.
        - Зеркало над ванной! О Боже, Чарлз, да ты извращенец!
        Он уже включил воду и наливал в ванну какой-то гель бирюзового цвета.
        - Не возражаешь, если я добавлю немного пены?
        - Ты что же, хочешь, чтобы я…
        Он подмигнул ей с самым серьезным видом:
        - Сегодня утром ты тоже не успела принять ванну.
        Тереза разозлилась:
        - По-твоему, я грязная?
        Он подошел и взял ее за плечи.
        - Нет, просто я хочу, чтобы ты легла со мной в ванну. - Нагнувшись, он дразняще коснулся губами ее губ. - Вернее, чтобы ты легла на меня.
        Предательское воображение, подстегнутое его словами, уже рисовало Терезе грешные сцены соития.
        - Но, Чарлз, это неприлично… - пролепетала она, дрожа от желания.
        Он расстегивал ее блузку.
        - Ну же, будь хорошей девочкой!
        - Ты хочешь сказать - плохой девочкой?
        - Вот именно.
        Быстрыми уверенными движениями он снял с нее одежду, не встретив никакого сопротивления, и потер ладонями ее возбужденные соски.
        - В ванну, женщина! - скомандовал Чарлз.
        Тереза охотно залезла в ванну и опустилась в теплую пенную воду. Он торопливо разделся.
        - Видишь, как ты меня распалила?
        Она охнула.
        - Вижу.
        Он шагнул вслед за ней, уселся на другом конце и нажал кнопку. Тереза застонала от удовольствия, почувствовав, как в ее тело ударили горячие водяные бурунчики. Чарлз вклинил свои мускулистые ноги между ее колен.
        - Да, теперь я понимаю, почему ты арендовал этот дом, - пробормотала она, блаженно потягиваясь.
        Он выключил воду.
        - Я думаю, нам стоит какое-то время пожить здесь, чтобы спрятаться от Свиного Рыла.
        - Это мысль, - согласилась она.
        - Ну, хватит заниматься пустой болтовней! Иди сюда, - хрипло скомандовал он.
        Тереза усмехнулась и подползла к нему. Он подхватил ее, посадил на себя и вошел в нее - быстро и резко. Она охнула и впилась ногтями в его плечи.
        - Ой, Чарлз, мы опять забыли про безопасный секс!
        Он усмехнулся и прикусил зубами ее твердый сосок.
        - Со мной, милая, все небезопасно, даже секс.
        - О Боже! - выдавила она, прерывисто дыша.
        - Замолчи и приступай к делу, - приказал он. - Я хочу посмотреть.
        - Посмотреть?
        Он указал на зеркальный потолок.
        - О! - Щеки ее стали пунцовыми.
        В отличие от Терезы Чарлз нисколько не смущался. Продолжая ритмично двигаться, он слегка откинулся назад, чтобы наблюдать за их близостью. Его лицо, исполненное трепетного восхищения, и горячая вода привели Терезу в восторг.
        Такой же острый восторг переживал и Чарлз, глядя на ее прекрасное гибкое тело, блестящее от воды. Томно прикрыв глаза, она откидывала голову назад и всхлипывала.
        Наконец она вскрикнула и обмякла в его объятиях. Содрогнувшись, он застонал и приник к ее губам в страстном поцелуе.
        - Это было волшебно, Чарлз!
        - Как ты себя чувствуешь? - спросил он дрожащим голосом, поглаживая ее по спине.
        Она засмеялась.
        - Я устала.
        - Правда? А я думал, теперь твоя очередь смотреть.
        - Чарлз!
        Он ухмыльнулся:
        - Видишь, что ты со мной делаешь, милая?
        Тереза округлила глаза, чувствуя, как он опять напрягся у нее внутри. Совершенно опустошенная после неистового акта любви, она, как ни странно, испытала новый прилив желания.
        В этот момент за окном послышалось жужжание какого-то садового инструмента. Она выглянула во дворик и увидела мужчину в рабочем комбинезоне с газонокосилкой в руках, из-под которой вихрем летели листья и обрезки травы.
        - Чарлз! - вскричала Тереза, в ужасе показывая в окно. Она попыталась встать с его колен, но он ее удержал. - Отпусти меня, пожалуйста!
        - Перестань извиваться, Тесс, или я за себя не отвечаю. - Он выглянул в окно и нахмурился. - Не волнуйся, это мой японский садовник.
        - Но он нас увидит! - громко прошептала она.
        - Он слишком хорошо воспитан, чтобы подглядывать в окна, к тому же нас загораживают растения на подоконнике. Он сейчас пострижет траву и уйдет.
        - Черт возьми, Чарлз, я не хочу попасться ему на глаза!
        Он покрутил в руках прядь ее мокрых волос.
        - Хорошо, милая, сиди здесь, а я принесу тебе халат, - он приподнял бедра и весело подмигнул, - если сумею от тебя оторваться.
        - Сумеешь, - сухо заверила она.
        Но Чарлз не успел вылезти из ванны. Мужчина за окном вдруг повернулся к ним, бросил газонокосилку и сунул руку в карман.
        Тереза в ужасе увидела знакомую маску.
        - Чарлз, это не японский садовник! Это Свиное Рыло, и у него…
        Чарлз быстро толкнул Терезу под воду, и в ту же секунду в окно со свистом влетела пуля…



        Глава 22

        Тереза высунула голову на поверхность и увидела над собой бледное лицо Чарлза.
        - Ты цела? - взволнованно прошептал он. Она кивнула, отплевываясь.
        - Не ушиблась? - Он быстро провел руками по ее телу, потом тревожно взглянул на окно.
        - Нет, - выдавила она. - Свиное Рыло еще здесь?
        - Нет. Этот трус сделал один выстрел и скрылся.
        Чарлз вылез из ванны, взял ее за руку и помог подняться.
        - Иди в спальню, Тесс, и сиди там!
        На глазах у ошеломленной Терезы он, совершенно голый, выбежал из стеклянных дверей во внутренний дворик. Она схватила полотенце и бросилась за ним.
        - Боже мой, Чарлз, куда ты? Тебе не кажется, что надо сначала одеться…
        Но он уже убежал за ворота, которые Свиное Рыло оставил открытыми. Тереза завернулась в полотенце, не находя себе места от волнения. Вот ненормальный! Помчался в чем мать родила за Свиным Рылом, вооружившись только… Она истерически расхохоталась.
        - Он явно сошел с ума.
        Тут до нее донеслись женские вопли и громкий собачий лай. В следующее мгновение Чарлз вбежал во дворик, захлопнул ворота и вернулся в ванную.
        Тереза смотрела на него, вытаращив глаза от удивления: возбужденный, красный, запыхавшийся, на ногах - обрезки травы… Ее взгляд задержался на самом деликатном месте.
        - Черт возьми, Тесс, почему ты до сих пор здесь? Я же велел тебе уйти в спальню!
        - Слушай, Чарлз, по-моему, ты спятил.
        Он отмахнулся:
        - Чего не сделаешь в пылу азарта? К тому же сегодня утром, когда Свиное Рыло забрался к нам в спальню, я слегка замешкался с пистолетом.
        Тереза засмеялась:
        - Что верно, то верно! И все же я думала, у тебя хватит ума не выбегать на улицу с наполовину взведенным курком.
        - Очень остроумно! - Тяжело дыша, он сделал решительный шаг в ее сторону. - Но уверяю тебя, милая, мой курок взведен полностью.
        Она оглядела его и облизнула губы. Тихо выругавшись, Чарлз схватил полотенце и обмотал его вокруг пояса.
        - Ты слишком игрива для женщины, которую только что чуть не убили.
        - Твой безумный поступок изгладил все воспоминания о выстреле.
        Он зарычал от досады.
        - Тогда почему, черт возьми, ты не попыталась меня остановить, когда я выскочил из ванной?
        - Я побежала за тобой с полотенцем и кричала тебе, но ты уже скрылся. Кстати, кто это визжал?
        - Две пожилые дамы, которые гуляли со своим пуделем. Кажется, сестры Барнстепл. Надеюсь, они меня не узнали, иначе я пополню ряды сексуальных маньяков Галвестонского округа.
        Она фыркнула.
        - Вряд ли они смотрели тебе в лицо.
        Он бросил на нее уничтожающий взгляд.
        - Во всяком случае, когда они завизжали, до меня наконец-то дошло, что я… потерял голову.
        Она красноречиво повела глазами вниз и озорно усмехнулась:
        - Это спорный вопрос.
        - Ну хватит уже!
        Тереза давилась от смеха.
        - Ты хорошо знаешь этих женщин?
        Он взъерошил волосы.
        - Да нет, так - “привет, пока”. Кажется, я вовремя забежал за угол и вернулся во двор. Они не успели заметить, из какого я дома.
        - Слава Богу. А Свиное Рыло? Ты его видел?
        - Нет. Старухи меня отвлекли. - Он подошел к разбитому окну, осмотрел дыру от пули и осколки на подоконнике. - Ничего себе!
        - Что будем делать? Позвоним в полицию?
        - Ты в своем уме? Хочешь, чтобы меня арестовали за нарушение общественного порядка? Пока мы с тобой разговариваем, сестры Барнстепл наверняка докладывают полицейским пикантные подробности нашей мимолетной встречи.
        Тереза подмигнула:
        - А я думаю, они истово благословляют Господа, ниспославшего им эту встречу… и жалеют, что не захватили с собой фотоаппарат.
        Он погрозил ей пальцем:
        - Ты нарываешься, женщина!
        Она захихикала.
        - И все же я думаю, ты должен сообщить об этом в полицию. Представляю, каким интересным будет расследование. “Мистер Эверетт, скажите, чем именно вы занимались в момент выстрела?”
        Он угрожающе сдвинул брови:
        - Хватит острить и иди отсюда, пока я тебя не отшлепал!
        - Но тебе нужно смыть траву с ног.
        Он сел на край ванны и сполоснул ноги, потом встал и потянул ее за руку:
        - Пойдем, Тесс. Здесь небезопасно.
        Тереза успела схватить свою одежду и полотенце. В спальне она принялась энергично сушить волосы, обдумывая случившееся. В голове ее вертелась масса вопросов.
        - Как ты думаешь, почему Свиное Рыло опять на нас напал? - спросила она. - Ему что, мало было утренних угроз? И что с тетей Хэтч? Где она была, когда он… - Она охнула. - Может, он ее уже…
        - Нет, милая, - поспешно заверил ее Чарлз. - Этому человеку что-то от нас нужно, и он не станет прибегать к крайним мерам, пока не добьется своего.
        - К крайним мерам? - испуганно переспросила она.
        - Он не такой дурак, чтобы убивать твою тетю.
        - Ты в самом деле так думаешь? - В ее тоне сквозила робкая надежда.
        - Конечно. Кстати, мне тоже кое-что нужно, - сипло добавил он.
        Продолжая сушить волосы, Тереза обернулась и увидела, что он сидит на кровати - по-прежнему в одном полотенце - и смотрит на нее.
        - Чарлз, ты что, не собираешься одеваться?
        Его горящие глаза решительно отвергали эту идею.
        - Иди сюда.
        Она подошла, смущенно улыбаясь. Он снял с нее полотенце. Его пристальный взгляд заставил Терезу зардеться.
        - Что ты делаешь, Чарлз?
        Он поцеловал ее в живот, слегка отодвинулся и погладил рукой между бедер.
        - Ты точно не ушиблась, Тесс? - ласково спросил он. - В тебя могли попасть осколки стекла.
        - Со мной все в порядке, - ответила она, дрожа от желания.
        Его пальцы скользнули по ее колену.
        - Я вижу, твои царапины хорошо заживают.
        - Спасибо, доктор.
        Он медленно провел ладонями по ее животу, груди и рукам.
        - Ну-ка повернись.
        - Чарлз!
        - Я хочу убедиться, что ты цела.
        Она повиновалась, застонав от досады, смешанной с возбуждением. Он нежно погладил ее спину и принялся дразнить кончиками пальцев ягодицы.
        Она резко обернулась. Он усадил ее себе на колени и страстно поцеловал. Несмотря на недавний бурный акт любви, Тереза вновь испытывала сильное возбуждение. Зловещий визит Свиного Рыла и пуля, которая могла убить их обоих, только обострили ее чувства.
        - Может… займемся делами, Чарлз? - спросила она, трепеща.
        Он целовал ее плечо.
        - Сначала закончим одно дело, потом перейдем к другим. Знаешь, Тесс, меня не на шутку встревожило это последнее происшествие. Ведь пуля была настоящей. Ты могла погибнуть.
        Значит, он потрясен не меньше ее!
        - Говорю же тебе, я в полном порядке, - прошептала она, опьяненная его ласками, - не ушиблась и не поранилась.
        - Но могла, - настаивал он.
        - Ты тоже мог. - Голос ее сорвался.
        Он уложил Терезу на кровать и лег сверху, раздвинув ей ноги и нежно прошептав:
        - Теперь я понял, как много ты для меня значишь, Тесс. Мне хочется слиться с тобой воедино и больше никогда не отпускать от себя.
        Она обняла его за плечи.
        - А я и не собираюсь никуда от тебя уходить.
        Он застонал, касаясь губами ее щеки.
        - О, Тесс, ты даже не представляешь, что я сейчас с тобой сделаю!
        Она потерлась твердыми сосками о его гладкий торс.
        - Звучит многообещающе! Что же ты со мной сделаешь? Скажи… а потом покажи.
        Его чувственный шепот опалил ее уши сладостным огнем…



        Глава 23

        Лилиан Хэтч извивалась и мычала в бессильной ярости, лежа на продавленном матрасе, прикованная наручниками к старой железной койке. Она не знала, где находится, но, судя по звукам проезжающих мимо машин и плеску волн, пляж был совсем рядом. В убогой комнате пахло плесенью и мочой, по рваным обоям сновали тараканы. Здесь не было даже телефона. Впрочем, даже если бы он был, Лилиан все равно не смогла бы до него дотянуться.
        Ей до сих пор не верилось, что весь этот кошмар происходит с ней наяву. Совсем недавно она наслаждалась жизнью, бегая трусцой вокруг дома тетушки Мейзи, и вдруг на нее накинулся незнакомец в маске свиньи и с револьвером. Его гротескный вид привел ее в такой ужас, что она не успела вовремя среагировать, застыв на месте как парализованная.
        А потом она ощутила боль и потеряла сознание… Очнулась Лилиан уже в этой дыре - одна и в наручниках. В висках стучало, мысли путались… Так прошло несколько мучительных часов. Наконец появился похититель в своей жуткой маске. Она умоляла его сказать ей, кто он, зачем ее похитил и где она находится. Но негодяй упорно отказывался отвечать на ее вопросы. Отстегнул ее от кровати, чтобы она сходила в туалет и съела холодный гамбургер, который он ей принес. Все это время он целился в нее из револьвера и грозился убить при малейшем неверном движении. Потом, не обращая внимания на ее протесты, опять приковал ее наручниками к кровати и ушел.
        Он заходил еще один раз. Лилиан испробовала все средства: мольбы, угрозы, истерику, - но этот монстр, которого она окрестила про себя Свиным Рылом, был непробиваем.
        Интересно, хватились ли ее дома? Наверняка тетя Мейзи уже позвонила в полицию… или хотя бы Терезе. Впрочем, какой толк от Терезы? Смешно даже думать! В последнее время эта непутевая девчонка совсем отбилась от рук.
        Лилиан вспомнила страшные минуты, которые ей пришлось пережить два дня назад в коттедже Терезы. А может, тот вооруженный налет и ее сегодняшнее похищение связаны между собой? Один Бог знает, в какие темные дела впуталась ее бестолковая племянница!
        По опыту работы в исправительном заведении Лилиан знала, что обычно девушек доводит до беды пристрастие к наркотикам, алкоголю и прочим сомнительным радостям жизни. Неужели ее подозрения верны и Тереза связалась с наркомафией? Или проиграла крупную сумму и погрязла в долгах? Жалкое, ничтожное существо, даром что кандидат наук! Научная деятельность ни в коей мере не оправдывает ее бесстыдное поведение. А она, Лилиан, стала пешкой в опасной игре между Терезой и уголовниками.
        И вполне возможно, что сегодня ночью ее отправят спать на дно залива, к рыбкам.
        От одной этой мысли Лилиан прошиб холодный пот, и голова разболелась еще сильнее. Надо успокоиться, взять себя в руки! Всю жизнь она славилась железной волей и стальной самодисциплиной и сейчас не имеет права раскисать, тем более что ее распутная племянница вряд ли примчится ее спасать, Остается рассчитывать на собственные силы и смекалку.
        К несчастью, ее похититель был очень осторожен. Даже позволяя ей на короткое время встать с кровати, он не подходил близко и постоянно держал ее на мушке. Лилиан была хорошо тренирована физически и даже имела черный пояс по карате, но ей хватило ума не напасть на человека с заряженным револьвером.
        Однако рано или поздно он ослабит бдительность. И она должна быть к этому готова… Один-единственный просчет с его стороны - вот все, что ей нужно. Только бы он не убил ее раньше, чем представится подходящий случай!
        Послышался скрип открываемой двери, и Лилиан вздрогнула. В комнату шагнул ее похититель все в той же маске свиньи. Жалобно вскрикнув, она рванулась в наручниках.
        Свиное Рыло взмахнул револьвером:
        - Заткнись, женщина, я не желаю тебя слушать! Ты хочешь в туалет? Тогда прекрати стонать и ерзать, а то не получишь ключ.
        Лилиан мгновенно притихла, но глаза ее сверкали яростью.
        - Вот так-то лучше. - Он бросил ей ключ от наручников и нацелил на нее револьвер.
        Лилиан уже усвоила тактику Свиного Рыла. Этот хитрец видел, что она сильнее его и не хотел сам снимать с нее наручники, подвергаясь опасности нападения. Он бросал ей ключ и ждал с револьвером на изготовку, когда она расстегнет наручники, после чего требовал ключ обратно.
        Мрачно взглянув на своего похитителя, Лилиан извернулась на матрасе, ухватила пальцами ключ и, кое-как изловчившись, вставила его в замочек. Наручники расстегнулись. Она сбросила их, села и начала растирать онемевшие запястья.
        - Когда вы меня отпустите? - спросила она.
        - Отдавай ключ, женщина! - прорычал незнакомец. Она швырнула ему ключ.
        - Вы ответите на мой вопрос?
        - Нет.
        - Предупреждаю вас: я больная женщина.
        - Ха! Это ты-то больная? Да на тебе пахать можно!
        - У меня… повышенное давление. Я должна постоянно принимать лекарства. Очень сильные лекарства. Без них у меня в любую минуту может случиться гипертонический криз. Имейте это в виду.
        - Гипертонический криз, говоришь? Да ради Бога! Хоть два гипертонических криза!
        Он опять взмахнул револьвером.
        - Ну что, ты идешь в сортир или так и будешь шлепать губами? Шевелись! Я не собираюсь торчать здесь до ночи.
        - У меня есть деньги, - сказала она, - много денег. Я откладывала на черный день. Возьмите все, только отпустите меня!
        - И не мечтай. Я охочусь за более крупной рыбой.
        Лилиан хватила кулаком по матрасу:
        - За какой еще крупной рыбой? Объясните, ради Бога, что происходит?
        - Иди в туалет! - рявкнул он.
        Крепко сжав зубы, Лилиан встала, прошла в крошечную, невероятно грязную комнатушку и хлопнула дверью. Ей хотелось кричать от отчаяния, но она боялась, что Свиное Рыло ее пристрелит. Окна здесь не было, так что о побеге не стоило и мечтать. Она оглядела свое отражение в треснутом зеркале: искаженные страхом черты, темные круги под глазами… Боже, ну и видок! Не страшнее, чем у ее похитителя! Повернув ржавый кран, она плеснула себе на лицо воды…
        Свиное Рыло стоял посреди комнаты и размышлял. Эта баба его достала. Пристрелить бы ее - и делу конец! Но тогда он не получит то, за чем охотится. Что ж, придется еще какое-то время терпеть горластую ведьму.
        В нем кипела досада: сколько сил положено, и все без толку! Он выругался, вспомнив свою последнюю встречу с Терезой Фелпс и ее красавчиком. Эти двое преспокойно трахались в ванне, вместо того чтобы искать для него документы! Подумать только, какая наглость! Ну ничего, его пуля наверняка нагнала на них страху! Теперь-то они завертятся, голубчики!
        А если нет, то у него в запасе есть веский аргумент - ее тетя. Интересно, как в подобных случаях поступают профессиональные бандиты? Любой уважающий себя мафиози отрезал бы у пленницы палец и послал его Терезе Фелпс по почте. Жаль, что он слишком брезглив для такого рода вещей.
        Послышался шум спускаемой воды, и женщина вышла из ванной. Глаза ее злобно сверкали, лицо перекосилось. Фу, мерзкое зрелище! Передернувшись, он махнул револьвером в сторону кровати:
        - Ложись и надевай наручники!
        - Изверг! - объявила она.
        - Советую тебе всегда помнить об этом.
        Она легла, зацепила наручники за спинку кровати и пристегнула их к своим запястьям. Он подошел, проверил, хорошо ли они защелкнулись, и направился к двери.
        - Подождите; - вскричала она. - Я хочу есть.
        - Я уже кормил тебя завтраком, теперь подожди еще несколько часов.
        - Несколько часов? А куда вы сейчас пойдете?
        - Не твое собачье дело!
        Она взглянула на него, подозрительно сощурившись:
        - Скажите, вы любите итальянскую кухню?
        Свиное Рыло усмехнулся и помахал револьвером у нее перед носом.
        - Люблю. А еще я люблю убивать людей и выбрасывать их трупы на помойку, особенно таких надоедливых, как ты!
        Лицо Лилиан сделалось серым.
        - Ах ты… свинья! - с ненавистью выдохнула она.
        Его так и подмывало ее придушить, но он заткнул револьвер за пояс, всунул ей в зубы кляп и закрепил его, повязав вокруг головы тряпку. Его пленница сделалась покорной и беспомощной, и он почувствовал мстительное удовольствие. Однако его передергивало при виде этой гренадерши в спортивном костюме, прикованной наручниками к кровати, яростно раздувающей ноздри и испепеляющей его взглядом.
        А некоторым нравится играть в подобные игры! Странные люди… Ах, как же ему хотелось шлепнуть старую кикимору! Но пока он не мог себе этого позволить.
        - До встречи, радость моя! - прорычал он и пошел к двери, сопровождаемый ее возмущенным мычанием.



        Глава 24

        Подъехав к коттеджу, Тереза и Чарлз заметили во дворе знакомый пикап с огромным жуком на крыше.
        - Билли Боб здесь, - сказала она. Чарлз скрипнул зубами:
        - Опять путается под ногами!
        Когда он открывал ей дверцу автомобиля, из дома вышел рыжий истребитель паразитов в зеленой спецовке. Он нес коричневый мешок с надписью: “ПРИМАНКА ДЛЯ ГРЫЗУНОВ”.
        - Привет, ребята! А я уж думал, мы разминемся.
        - Билли Боб, что ты здесь делаешь? - спросила Тереза. Он показал под дом:
        - Да вот, разложил ядовитую приманку для крыс.
        - Спасибо, ты очень любезен.
        - Рад служить, мэм. К тому же с тех пор, как ваш дом обстреляли, я за вас беспокоюсь. Милейшая миссис Хэмбраш попросила меня заехать сюда и узнать, как дела.
        - Эмбраш, - со смехом поправила Тереза.
        - Да, мэм. Так что, можно сказать, я ваш добрый ангел-хранитель.
        - Замечательно!
        Он кивнул на коттедж:
        - Я вижу, вы уже подремонтировали вашу хибару, мэм.
        - Да, теперь в ней стало гораздо уютнее, - согласилась Тереза. - Но наши неприятности еще не закончились.
        - Вот как? А что случилось?
        Тереза наткнулась на предупреждающий взгляд Чарлза, но после короткой паузы все же объяснила:
        - Видишь ли, к нам уже дважды наведывался какой-то маньяк в маске свиньи и с револьвером.
        Билли Боб на мгновение онемел.
        - Ничего себе!
        - Он утверждает, что похитил мою тетю.
        - Вашу тетю? - Билли Боб почесал в затылке. - Вы имеете в виду милейшую мисс Хэтч, вместе с которой мы на днях стояли под пулями? И которую потом я отвез к миссис Хэмбраш?
        - Эмбраш, Билли. Да, ее самую.
        - Черт возьми! Но сегодня утром, когда я приехал к миссис Хэм… э-э… миссис Эмбраш, она ничего об этом не сказала.
        - Мы еще не говорили бабушке Мейзи про похищение, - призналась Тереза.
        Билли Боб задумался.
        - Боитесь, что в ее годы она не переживет такое известие?
        - Вот именно. Она думает, что тетя Хэтч просто не вернулась с утренней пробежки.
        Тот медленно покачал головой:
        - Ну и ну! Бедная мисс Хэтч! Представляю, как ей сейчас не сладко.
        Чарлз подозрительно взглянул на Билли Боба:
        - А ты, случайно, не знаешь, где она?
        Тот испуганно прижал руку к груди:
        - Откуда мне знать?
        - Прекрати! - одернула его Тереза. - Это же Билли Боб, наш добрый друг!
        - Однако нам не следует терять бдительность, - сурово изрек Чарлз. - Преступником может оказаться любой.
        Она ехидно усмехнулась:
        - О, ты совершенно прав!
        Он крякнул от досады.
        - Тебе не кажется странным, что Билли Боб ходит за нами по пятам?
        - Нет, не кажется, - отрезала Тереза. - Билли Боб из бригады “Жук”, а бригада
“Жук” не сдается. - Она с улыбкой взглянула на паренька: - Верно, Билли?
        Юный истребитель паразитов явно пропустил их разговор мимо ушей.
        - Само собой, мэм. Ну ладно, ребята, мне надо ехать… Да, чуть не забыл: я же вам что-то привез!
        Он поманил их к заднему борту своего грузовичка, бросил мешок с приманкой в кузов и, открыв дверцы, достал переносной холодильник, под крышкой которого, на льду, оказалось несколько крупных зеленовато-серых рыбин.
        - Морской окунь, - объявил Чарлз. Билли Боб расплылся в довольной ухмылке:
        - Ага. Сегодня днем у меня выдалось свободное время, и я немного порыбачил на отмели. Угощайтесь, ребята.
        - Спасибо, - поблагодарил Чарлз. - Кстати, я неплохо готовлю рыбу. Насколько мне известно, самый лучший морской окунь водится в Португалии, но и из этого выйдет отличный ужин.
        - Оставайся, поужинаем вместе, - предложила Тереза. Чарлз бросил на нее хмурый взгляд.
        - С удовольствием, мэм, - просиял Билли Боб. - Нет ничего лучше домашней еды. Если, конечно, мое присутствие вас не обременит…
        - Нисколько, - заверила его Тереза.
        - Спасибо, мэм. Но сначала я пойду, умоюсь под вашим садовым шлангом.
        - Конечно.
        Билли Боб достал из кузова своего грузовичка кусок мыла, и подошел к крану у боковой стены дома. Чарлз приподнял бровь:
        - Ты пригласила его на ужин, Тесс?
        - Ну и что? Ведь он обеспечил нас ужином. И потом, у тебя появится прекрасная возможность устроить ему допрос с пристрастием.
        - Ладно, - ухмыльнулся Чарлз и, взяв Терезу под руку, повел на крыльцо.


* * *
        Чарлз и впрямь приготовил чудесный ужин. За едой и белым вином Билли Боб развлекал их рассказами о своих многочисленных увлечениях: оказывается, он не только истреблял крыс, но и участвовал в парусных регатах, играл на бегах и охотился на опоссума. Чарлз как бы между делом расспрашивал его о прошлом, и молодой человек признался, что однажды был осужден за незначительное преступление - хулиганство в нетрезвом виде. Услышав это, Чарлз торжествующе взглянул на Терезу. По словам Билли Боба, судимость мешала ему устроиться на хорошую работу, потому-то он и подвизался в бригаде “Жук”.
        Приготовленная Чарлзом паровая рыба была очень вкусной, но после двух бокалов вина Терезу сморило. Она начала клевать носом, а потом извинилась и ушла к себе в спальню. Там, свернувшись калачиком и обняв Дорис Хуан, она крепко заснула…
        Ее разбудил громкий стук, донесшийся со стороны окна. Она подскочила, испуганно охнув при виде темного мужского силуэта.
        - Кто здесь?
        - Это я, милая, - откликнулся Чарлз. - Не бойся, сегодня ночью у нас не будет незваных гостей. Я вставил в оконную раму штырь.
        Тереза не удержалась от комментария.
        - Иди сюда, милый, и сделай это еще раз, - проговорила она тихим, дразнящим голосом.
        Чарлз весело усмехнулся.
        - Маленькая распутница! - Сев на кровать, он убрал волосы с ее лба. - Я бы с удовольствием выполнил твою просьбу, но, боюсь, что ты выпила слишком много вина.
        Она зевнула.
        - Ты прав, ужасно хочется спать. Билли Боб ушел?
        Он нагнулся и поцеловал ее в щеку.
        - Да, час назад. Я прибрал на кухне и покормил Дорис Хуан остатками рыбы. Теперь эта бесстыдница в экстазе катается по полу. Кажется, она наконец-то меня полюбила.
        Тереза улыбнулась.
        - Спасибо за заботу, - она погладила его мускулистую руку, - и за чудесный ужин. Прости, что не смогла досидеть до конца.
        - У тебя был тяжелый день, детка.
        - У тебя тоже. И все-таки ты зря подозреваешь Билли Боба.
        Чарлз нахмурился.
        - Не знаю, не знаю. Этот парень что-то вынюхивает. Сначала он заявился к твоей бабушке Мейзи, теперь сюда. Я уже говорил, что нам не следует терять бдительность.
        Она засмеялась и провела пальцем по его подбородку.
        - По правде говоря, Чарлз, мы с тобой совсем потеряли бдительность.
        Он усмехнулся:
        - Пожалуй, ты права.
        - А вообще меня мучает совесть: тетя Хэтч в опасности, а мы тут развлекаемся. Этот маньяк грозился завтра ее убить!
        Он поднес ее руку к губам.
        - Не волнуйся, милая. Свиное Рыло не будет совершать опрометчивых поступков до тех пор, пока не получит желаемое.
        - Ты так думаешь? Но что ему нужно?
        - Если б я знал! В любом случае мисс Хэтч - его единственный козырь. Ему нет смысла ее убивать.
        - Надеюсь, что ты прав. - Она вздрогнула. - Я чувствую себя такой беспомощной!
        Чарлз крепко обнял ее.
        - Успокойся, детка. Завтра мы продолжим наше расследование. Поедем в библиотеку и посмотрим дневник Лаффита, а потом еще раз попытаемся найти Суинсона или его мать.
        - Да, конечно.
        Он уткнулся носом в ее волосы.
        - Дай я помогу тебе раздеться.
        - Опять? - лукаво спросила она. Он уже расстегивал ее блузку.
        - Кажется, ты только что попросила меня об интимной услуге. Ну что ж, я полностью в твоем распоряжении.
        - Ах да. - Она обвила руками его шею. - Пожалуйста, можешь начинать.
        Он снял с нее блузку и бюстгальтер.
        - Забудь про все тревоги, Тесс, - прошептал он, целуя ее грудь.
        Она застонала от удовольствия и запустила пальцы в его волосы.
        - Постараюсь…



        Глава 25

        Слава Богу, утром не произошло очередного вторжения Свиного Рыла, но Терезу по-прежнему волновала судьба тети Хэтч. Перед уходом она позвонила бабушке Мейзи и в галвестонскую полицию, но никто не смог сообщить ей ничего нового.
        Может быть, Чарлз прав и они найдут ключ к разгадке этой тайны в Либерти?
        По дороге туда, в машине, Тереза достала фотокопию дневника Лаффита и очень внимательно ее изучила. Несмотря на свои скудные познания во французском, она сумела перевести несколько фраз. Как она поняла, Лаффит завел этот дневник, уже закончив карьеру капера (Капер - капитан вооруженного торгового морского судна-капера, которое имело разрешение правительства на военный грабеж и нанесение вреда неприятелю (в отличие от пиратского судна, грабившего всех подряд, каперы нападали только на врагов отечества).). Он подробно описывал свои годы на море и последующую семейную жизнь. Просматривая старинный документ, Тереза невольно любовалась каллиграфическим почерком, изящными завитушками вокруг заглавных букв и красивой подписью Лаффита. Записи перемежались с газетными вырезками и даже со стихотворными отрывками. Но она заметила кое-что еще…
        - Странно, - пробормотала Тереза, несколько раз перелистнув одну и ту же страницу.
        - Что такое? - Чарлз на секунду отвлекся от дороги.
        - Страницы дневника очень аккуратно пронумерованы, - объяснила она, - но здесь почему-то пропуск: за 164-й сразу идет 167-я. Не хватает 165-й и 166-й.
        - Хм-м, думаешь, Фрэнк потерял эти две страницы?
        - Возможно. Надо будет спросить в библиотеке.
        - Конечно, - согласился он.
        Через сорок пять минут они въехали на территорию Региональной библиотеки и Исследовательского центра имени Сэма Хьюстона.
        Когда они вошли в вестибюль библиотеки, женщина, сидевшая за первым столом, с улыбкой спросила:
        - Я могу вам чем-то помочь?
        - Да. Мы хотели бы посмотреть дневник Лаффита, - ответила Тереза. - Ведь он хранится здесь?
        Библиотекарша махнула рукой, указывая налево:
        - Оригинал в выставочном зале, на витрине в дальнем Углу.
        - Спасибо. Можно его полистать?
        - К сожалению, нет, мэм. Он очень ветхий. Насколько я знаю, ему даже довелось пережить пожар. Но я могу принести копию.
        Тереза подняла свою сумку:
        - Вообще-то копия у меня уже есть. Она принадлежала моему брату, профессору из Хьюстона. И в связи с этим нас интересуют кое-какие подробности.
        Женщина кивнула.
        - Одна наша сотрудница, работающая здесь на общественных началах, изучала историю этого дневника. Она сейчас здесь. Если хотите, можете пока осмотреть нашу выставку, а я позову ее, и она ответит на все ваши вопросы.
        Тереза поблагодарила библиотекаршу и вместе с Чарлзом вошла в большой выставочный зал. Миновав витрины с наконечниками для индейских стрел и орудиями сельского труда, они остановились в самом дальнем углу, где под стеклом лежал раскрытый дневник - с обугленным переплетом и пожелтевшими от времени пергаментными страницами. Тереза узнала аккуратный почерк Лаффита, виденный ею на фотокопии.
        - Оригинал действительно ветхий, - заметил Чарлз.
        - Молодые люди, это вам нужна помощь? - раздалось у них за спиной.
        Обернувшись, Тереза увидела, что к ним подходит стройная седая женщина.
        - Да, нам. Здравствуйте. Меня зовут Тереза Фелпс, а это Чарлз Эверетт. Мы хотим посмотреть дневник Лаффита - оригинал, если можно.
        Женщина шагнула ближе.
        - К сожалению, это запрещено. Вы и сами видите, в каком он плачевном состоянии. Как я поняла, у вас есть копия?
        - Да.
        - Можно взглянуть?
        Тереза достала копию из сумки и протянула ее женщине.
        - Эту копию сделал мой брат, профессор французской словесности из Хьюстона.
        Сотрудница библиотеки пролистала страницы.
        - Да, это действительно наша копия. Видите ли, наш центр бесплатно копирует документы по заявкам специалистов и учебных заведений. Могу я узнать, зачем вашему брату понадобилась эта копия?
        - Он был профессором французской словесности и хотел сам перевести дневник.
        - Понятно. У нас есть несколько ученых, которые работают над собственными переводами. - Женщина прищурилась. - Вы сказали, ваш брат “был”?
        - Он погиб несколько недель назад в результате несчастного случая.
        - Простите. Итак, вы пришли сюда, чтобы…
        - Побольше узнать про дневник, - вмешался Чарлз.
        - Что именно вас интересует? - спросила женщина. Тереза улыбнулась:
        - Ну, для начала, действительно ли его автор Лаффит?
        Женщина засмеялась.
        - Этот вопрос до сих пор остается спорным, но я склоняюсь к положительному ответу. Во-первых, исследования показали, что бумага, на которой написан дневник, - это пергамент девятнадцатого века. Во-вторых, эксперты сравнили почерк в дневнике с достоверными фрагментами записей Лаффита. Вывод: все документы принадлежат перу одного и того же человека.
        - Замечательно, - сказала Тереза.
        - А скажите, указано ли в дневнике место на берегу залива, где зарыты сокровища Лаффита? - поинтересовался Чарлз, лукаво сверкнув глазами.
        - Боюсь, что нет, сэр. Лаффит утверждает, что забыл, где оставил большую часть своих сокровищ, в том числе и награбленное золото, которое он закопал, преследуемый вражескими кораблями.
        - Жаль, - разочарованно протянул Чарлз. - Кстати, мисс Фелпс заметила, что в нашей копии дневника не хватает двух страниц. Мы можем на них взглянуть?
        Женщина покачала головой:
        - Этих страниц нет и в оригинале, сэр.
        - Вот как? - удивилась Тереза.
        - Да, и мы полагаем, что это просто ошибка в нумерации, поскольку повествование не прерывается. Во всяком случае, ничто не доказывает, что эти страницы были вырваны из дневника. - Женщина опять засмеялась. - Впрочем, относительно их содержания ходит великое множество домыслов.
        - Там могла быть карта с указанием места захоронения клада Лаффита? - оживился Чарлз.
        - Да, сэр, есть и такое мнение.
        Чарлз с Терезой многозначительно переглянулись.
        - Как бы то ни было, - продолжала сотрудница библиотеки, - я сейчас покажу вам одну из наших копий, и вы сравните ее со своей. У нас есть и английские переводы. Желаете взглянуть?
        - Конечно! - воскликнула Тереза. Женщина указала на дверь:
        - Тогда идите за мной.
        Она провела их в читальный зал, помогла зарегистрироваться и усадила за стол, потом принесла библиотечную копию дневника и один из опубликованных английских переводов. Несколько часов Тереза и Чарлз сравнивали две копии (они оказались совершенно идентичными) и читали английскую версию дневника.
        Когда они сели в машину, Чарлз покачал головой.
        - Если дневник действительно написан Жаном Лаффитом, как полагают эксперты, то этот человек резко изменил свой образ жизни после отъезда из Галвестона. Обосновавшись в Миссури, он завел там семью и постепенно тратил деньги, добытые в бурных морских баталиях.
        Тереза кивнула.
        - К тому же, по словам сотрудницы библиотеки, он забыл, в каком месте Галвестона зарыл большую часть своих сокровищ.
        - Так утверждают все отошедшие от дел пираты, - усмехнулся Чарлз.
        - Лаффит был не пиратом, а капером, - напомнила ему Тереза.
        - Один черт. - Чарлз задумался. - Интересно, что между копией дневника, принадлежавшей твоему брату, и библиотечным экземпляром нет никакой разницы. Однако мне не дают покоя пропавшие страницы.
        - Мне тоже.
        Чарлз взмахнул рукой:
        - Есть идея! Ты, конечно, обратила внимание, что Лаффит перебивал текст в дневнике различными вставками?
        - Да. Вырезками из газет и прочим материалом.
        - Что, если эти две страницы тоже были вставкой, которую потом изъяли…
        Тереза усмехнулась:
        - Ты хочешь сказать, там была карта с указанием места, где зарыт клад?
        Чарлз кивнул:
        - Вот именно. В этом есть логика. Достаточно прочесть дневник, чтобы понять: Лаффит явно лукавил, говоря, что забыл место, где спрятал свои сокровища.
        Она удивленно вскинула брови:
        - Ты думаешь…
        - Я думаю, что Кларк Суинсон нашел пропавшие страницы в тайнике старинного галвестонского дома и отдал их Фрэнку, чтобы тот их перевел, - воодушевлено продолжал Чарлз.
        - Да! - подхватила Тереза. - Вот почему Фрэнк захотел изучить весь дневник. Ох, Чарлз, кажется, мы близки к разгадке тайны!
        - Согласен. Но где эти страницы - вот в чем вопрос.
        - Понятия не имею. Есть и еще один вопрос: не являются ли страницы, пропавшие из дневника Лаффита, теми самыми бумагами, которые требует от меня Свиное Рыло?
        - Похоже, что так оно и есть, - мрачно изрек Чарлз.
        - Значит, Свиное Рыло - это Кларк Суинсон, который пытается забрать свои бумаги?
        - Не исключено, - отозвался Чарлз, сдвинув брови. - Но мы не должны сбрасывать со счетов других подозреваемых.
        - Да, это было бы глупо.
        - В любом случае нам надо немедленно поговорить со Суинсоном или его матерью. Скорее всего ключ к разгадке в руках у Кларка.
        - Итак, назад, в Галвестон?
        - И без промедления!
        Чарлз разогнал машину, но мысли в голове у Терезы крутились быстрее, чем шестеренки двигателя. Наконец-то все прояснилось: Фрэнк действительно охотился за сокровищами Лаффита, о которых узнал через Кларка Суинсона, и за это его убили. Но кто? Суинсон? Свиное Рыло? Маноло и его дружки? Или кто-то еще?
        А может, Чарлз? Тереза покосилась на своего спутника, сосредоточенно управлявшего автомобилем. Она успела привязаться к этому человеку, хотя по-прежнему сомневалась в искренности его намерений. Конечно, было непростительной глупостью так довериться незнакомцу, но она ничего не могла с собой поделать. Они с Чарлзом ввязались в очень опасную игру, и это единственное не вызывало сомнений.
        Не успел Чарлз повернуть на южное шоссе, как сзади раздался громкий хлопок. Тереза вздрогнула и испуганно огляделась по сторонам.
        - Что это было? Автомобильный выхлоп?
        Чарлз посмотрел в зеркальце заднего обзора.
        - Нет, милая. Это был выстрел.
        - Что?! - Тереза вывернула шею и увидела знакомый приземистый автомобиль, ехавший вплотную к их бамперу. Из окна водителя высовывались мужская голова и рука. - О Боже! Это Маноло с дружками! У него пистолет!
        Прозвучал еще один выстрел. Чарлз окинул быстрым взглядом плотный транспортный поток.
        - Ложись на пол, Тесс, а я попытаюсь от них оторваться.
        Тереза отстегнула ремень безопасности и поспешно сползла вниз. Чарлз выжал педаль газа и резко свернул влево. Судя по сердитому вою автомобильных гудков, он перестроился в другой ряд.
        - Ты от них ушел?
        - Нет. Эти мерзавцы все еще у меня на хвосте. - Прозвучал третий выстрел, а вслед за ним - легкий металлический удар.
        - Господи, Чарлз, они в нас попали? - вскричала она.
        - Проклятие! - выругался он. - Ну все, с меня хватит! - Машина метнулась вправо и встала, взвизгнув тормозами. Тереза съежилась под сиденьем.
        - Что ты делаешь, Чарлз?
        Он дернул ручник и заглушил двигатель.
        - Сейчас поговорю с этими кретинами.
        Она испуганно вскинула голову:
        - Нет, Чарлз, не надо! Они тебя убьют!
        Но он уже выходил из машины.
        - Сиди на полу и не высовывайся, - предупредил он, погрозив ей пальцем.
        - Чарлз!
        Дверца захлопнулась - он ушел. Нарушив его приказ, Тереза перебралась на сиденье и оглянулась. Глаза ее округлились. Чарлз яростно размахивал руками и кричал на Маноло, который стоял ярдах в пяти от них, перед своей машиной, с пистолетом в руке.
        - Ты, придурок, посмотри, что ты наделал! - орал Чарлз. - Пробил дыру в моем бензобаке!
        - Мы хотим получить свою долю, парень! - крикнул Маноло в ответ, размахивая пистолетом.
        - Если вы нас угрохаете, то не получите ни цента. Убирайся отсюда, идиот!
        На глазах у ошеломленной Терезы Чарлз вернулся к машине, рывком распахнул дверцу и сел за руль.
        - Ну что, ты доволен? - язвительно спросила она. Он включил зажигание.
        - Помолчи, Тесс. На сегодня мне хватит разборок.
        В ее дверцу постучали. Вздрогнув, она обернулась и увидела усмехающегося Маноло. Теперь его пистолет был заткнут за пояс.
        - Чего тебе? - резко спросила Тереза, опуская стекло. Маноло ухмыльнулся:
        - Прошу прощения, мэм: я пробил в вашей заднице дырку.
        Щеки ее залились румянцем. Она указала большим пальцем на Чарлза:
        - В его заднице.
        Маноло медленно покачал головой:
        - Ваш приятель не трус, мэм.
        - А ты подонок! - выпалила она в ответ.
        - Попридержи язык, женщина! - сказал он с гнусной усмешкой.
        Но Тереза не вняла его предостережению.
        - Где моя тетя?
        - Какая еще тетя? - вскричал Маноло.
        На этом месте их беседа прервалась, ибо Чарлз рванул машину с места, обдав юного бандита грязью и гравием. Тереза оглянулась. Маноло потрясал кулаком и что-то кричал им вслед.
        - Ты спятил? - спросила она у Чарлза, который с мрачным видом вклинивался в транспортный поток. - Я хотела спросить его про тетю Хэтч!
        Чарлз презрительно фыркнул:
        - Ты думаешь, если она у него, он признается? И вообще, нечего тебе точить лясы с этим ублюдком. Он опасен.
        - Опасен? - взвилась Тереза. - Но ты первый начал ругаться с ним на обочине, а ведь он мог убить и тебя, и меня!
        Чарлз усмехнулся:
        - У Маноло кишка тонка. Он и его дружки - обыкновенная уличная шпана, которая развлекается, стреляя по чужим бензобакам и устраивая погромы в прибрежных коттеджах. К тому же я не думаю, что это он похитил твою тетю.
        Тереза сердито скрестила руки на груди.
        - Ну конечно, ее похитил Кларк Суинсон! Или Билли Боб. Или Гарольд Робинсон.
        Он хмуро взглянул на нее.
        - Совершенно очевидно, что мы имеем дело по крайней мере с двумя враждебными группировками - бандой Маноло и похитителями твоей тети.
        Она вздохнула при виде его напряженного профиля.
        - Они сильно повредили твою машину?
        - А как ты думаешь? Дыра в бензобаке - это тебе не шуточки! Придется ехать в авторемонтную мастерскую. Будем надеяться, что по дороге никто не бросит в нас зажженную сигарету.
        - Сочувствую тебе.
        - Неужели? - ехидно спросил он.
        - Конечно.
        - Тогда объясни, про какую такую “долю” говорил Маноло?
        Она виновато отвела глаза.
        - Фрэнк якобы должен ему какие-то деньги. Маноло уже говорил об этом.
        Но Чарлза не удовлетворил такой ответ.
        - Денежный долг - это одно. К примеру, кто-то подрядился мыть окна, а ему за это не заплатили. А доля - совсем другое. Ты что-то недоговариваешь, Тесс.
        Терезу мучила совесть: она утаила от Чарлза информацию, а ведь они только что вместе пережили опасность.
        - Ладно, скажу. Маноло думает, что мой брат Фрэнк искал клад.
        - Что? Поподробнее, пожалуйста.
        Она помолчала.
        - Когда Маноло меня похитил, он сказал, что Фрэнк нанял его с дружками для каких-то раскопок, назначил им встречу на берегу Галвестона, а сам не пришел.
        Чарлз сердито взглянул на нее:
        - Значит, все дело в сокровищах Лаффита? Фрэнк узнал, вероятно, не без помощи Суинсона, где они зарыты. Что ж, спасибо за доверие, Тесс.
        - Ты меня осуждаешь? Но ты же был знаком с моим братом. Разве Фрэнк не рассказывал тебе про сокровища?
        Чарлз скрипнул зубами.
        - Пойми, Тереза…
        - Да-да, все очень сложно, - перебила она с горькой усмешкой и отвернулась к окну.
        Чарлз кипел от досады. Тереза скрыла от него важные сведения, но ее недоверие было вполне объяснимо.
        Если бы можно было сказать ей всю правду! С каждым днем его чувства к Терезе становились все глубже. Он хотел раскрыться и терзался чувством вины.
        Но увы, раскрыться сейчас значило окончательно утратить доверие Терезы… а возможно, даже заслужить ее ненависть.



        Глава 26

        Когда до Галвестона оставалось несколько миль, Чарлз протянул Терезе свой сотовый и предложил еще раз позвонить Кларку Суинсону. Она опять попала на автоответчик и оставила новое сообщение, на этот раз продиктовав собственное имя и телефон.
        Нажав кнопку отбоя, она перехватила встревоженный взгляд Чарлза:
        - Что-то не так?
        - Может, не стоило оставлять Суинсону свои координаты? Ведь он у нас на подозрении.
        Она засмеялась:
        - Успокойся, Чарлз. Если Суинсон - Свиное Рыло, то он уже знает, где я живу.
        Чарлз криво усмехнулся:
        - Ты права.
        - И потом, у нас нет никаких доказательств вины Кларка Суинсона.
        - Конечно. Мы знаем со слов Милтона, что Суинсон принес твоему брату документы для перевода. Это все.
        - Я думаю, Кларк - обычный строительный подрядчик, а не Джек Потрошитель. К тому же он пропал.
        - Вот именно.
        Тереза заглянула в свой блокнот.
        - У меня есть адрес Суинсона. Может, сделаем небольшой крюк, заедем туда и расспросим соседей? Или его маму, если она живет вместе с ним.
        - Хорошая мысль, - согласился Чарлз. - Только сначала сдадим мою машину в ремонт.
        Она кивнула и положила телефонную трубку на приборный щиток.
        Через несколько минут они подъехали к агентству, в котором Чарлз покупал машину, и оставили ее в ремонтной мастерской. Им дали во временное пользование подержанный двухдверный автомобильчик - ненамного лучше, чем машина Терезы, зато с работающим кондиционером.
        На обратном пути Тереза весело наблюдала, как Чарлз дергает рычаг переключения скоростей.
        - Что, не твой уровень?
        Он уныло взглянул на нее:
        - Пожалуй. Менеджер из ремонтной мастерской сказал, что моя машина будет готова не раньше, чем через три - пять дней. Им нужно заказать новый бензобак, потом установить его и отремонтировать кузов.
        - О Боже!
        - Ну что, едем к Суинсону?
        - Да. А потом навестим бабушку Мейзи и сержанта Варгу.
        - Отлично. - Он прибавил газу и скривился, услышав стук неотлаженных клапанов.
        Кларк Суинсон жил чуть южнее Бродвея. Ветхий двухэтажный особняк в викторианском стиле стоял на заросшем сорняками участке.
        - Печальное зрелище, - бросил Чарлз, останавливая машину.
        Когда они поднялись на крыльцо, Тереза обратила внимание, что на окнах задернуты шторы, а сам дом, как и двор, выглядит заброшенным. Чарлз постучал в дверь, и тут ей на глаза попалась маленькая записка, приклеенная к косяку. Она вгляделась в неразборчивый почерк.
        - Послушай, Чарлз: “Уважаемый мистер Тибблс, сегодня днем я буду у врача, но вы все-таки подстригите траву. Завтра я вам заплачу. Кора Суинсон”.
        - Ага, значит, дом обитаем. - Чарлз постучал еще раз. - Наверное, эту записку писала мать Суинсона.
        - Наверное. - Немного подождав, Тереза добавила: - Ну что ж, раз никто не открывает, приедем завтра.
        Они поехали к Мейзи. Войдя во двор, Тереза увидела свою двоюродную бабушку. Маленькая старушка стояла в домашнем халате у почтового ящика, бледная как полотно, сжимая в руке письмо и какой-то зеленый лоскуток.
        Встревоженная Тереза подбежала к Мейзи и тронула ее за руку. Бабушкина рука заметно дрожала, губы тряслись. В глазах стояли слезы.
        - Что случилось, бабушка Мейзи? - спросила Тереза. - У тебя такой вид, будто ты увидела привидение.
        К ним подошел Чарлз.
        - В самом деле, миссис Эмбраш. Вы чем-то расстроены?
        - Да. - Дрожащими пальцами она протянула Терезе повязку зеленого цвета. - Это повязка Лилиан.
        Тереза уставилась на полоску эластичной ткани:
        - Ты уверена?
        - Да. Она была на ней вчера, когда Лилиан уходила из дома.
        - Но как…
        Мейзи сунула в руку Терезе конверт:
        - Ее прислали вместе с этим жутким письмом. Читай.
        Тереза быстро оглядела конверт: он был чистым и незапечатанным, значит, его просто подбросили в почтовый ящик. В конверте лежал листок бумаги, на котором цветным карандашом нарочито детским почерком были выведены следующие слова: “Скажи Терезе Фелпс, чтобы была посговорчивее, иначе в следующий раз я пришлю тебе голову, на которой была эта повязка”.
        - О Боже! - выдохнула Тереза.
        - Это ужасно, - согласилась Мейзи, заламывая руки. - Каким надо быть жестоким, чтобы сказать такое о бедной Лилиан?
        - Дай-ка! - Чарлз выхватил у Терезы письмо, пробежал его глазами и присвистнул. - Негодяй! Сочувствую вам, миссис Эмбраш.
        По морщинистой щеке Мейзи покатилась слеза.
        - Но что это значит, Тереза? Кто-то похитил нашу Лилиан? Я так за нее переживала, а теперь еще это… Ее хотят убить?
        - Конечно, нет, бабушка, - заверила ее Тереза.
        - Тогда где она? И зачем мне прислали это письмо?
        Тереза растерянно взглянула на Чарлза.
        Он обнял Мейзи за хрупкие плечи:
        - Миссис Эмбраш, милая, здесь ужасно жарко, а вы так слабы. Разрешите, я провожу вас в дом, пока у вас не случился сердечный приступ.
        - Но Лилиан…
        - Если ты угодишь в больницу, то не сможешь ей ничем помочь, - вмешалась Тереза, взглядом поблагодарив Чарлза.
        Они проводили расстроенную женщину в дом и постарались ее утешить, хоть и не сильно в этом преуспели. Однако Тереза уговорила бабушку переночевать у соседей, сославшись на странное письмо с угрозами. Они помогли ей собрать сумку и отвели к миссис Джейкобс, жившей в том же квартале, после чего уехали, пообещав отвезти письмо и повязку в полицию.
        В участке их опять провели к сержанту Варге, который при виде их поднялся из-за стола. Тереза протянула ему письмо, налобную повязку и объяснила, в чем дело.
        Варга внимательно осмотрел оба предмета.
        - Я вижу, мэм, дело принимает серьезный оборот.
        - Вот именно, - согласилась Тереза.
        - К сожалению, у нас до сих пор нет никаких сведений о том, куда могли увезти вашу тетю, но, разумеется, мы сейчас же займемся этим последним происшествием, - добавил он.
        - Рады слышать, - вступил в разговор Чарлз.
        - Поскольку картина все больше смахивает на похищение, мы свяжемся с хьюстонским отделением ФБР. Возможно, они помогут нам и снабдят информацией.
        - О, у них наверняка прорва информации о похитителях в масках свиней, - съязвил Чарлз.
        Варга пожал плечами:
        - Что я могу сказать, сэр? Мы сделаем все, что в наших силах.
        Тереза и Чарлз поблагодарили сержанта и ушли.
        - Как тяжело сознавать собственное бессилие! - пожаловалась Тереза Чарлзу по дороге домой. - Этот мерзавец похитил тетю Хэтч, до смерти напугал бедную бабушку Мейзи, а мы только разводим руками. Может, еще раз объедем улицы?
        Чарлз тяжело вздохнул:
        - Бесполезно, милая. Я понимаю, каково тебе сейчас, но это все равно, что искать иголку в стоге сена.
        - А мы ничего не пропустили, Чарлз? - спросила она, закусив губу.
        Он медленно покачал головой:
        - Мы исколесили всю округу в поисках твоей тети.
        - И все-таки этого недостаточно.


* * *
        Только они вошли в коттедж, как зазвонил телефон. Тереза подбежала к столику и схватила трубку.
        - Алло?
        - Прочитала мое письмо, сучка? - прорычал низкий мужской голос.
        Тереза побледнела, узнав своего мучителя.
        - Чудовище! Как ты посмел угрожать моей бедной тете?
        Заметив, что Чарлз хочет отнять у нее трубку, она замахала рукой и яростно потрясла головой. Он остановился, но на лице его отразилась досада.
        - Игры окончены, сучка, - продолжал голос. - Завтра, на закате, ты принесешь бумаги под мост Сан-Луи-Пасс. И не вздумай сунуться к копам, иначе твою тетку вынесет на берег очередной прилив.
        - Но у меня нет никаких бумаг! - в отчаянии вскричала Тереза.
        - Не ври, сучка, они у тебя. И завтра ты мне их принесешь, или твоя амазонка сыграет в ящик.
        - Дайте мне побольше времени! - взмолилась Тереза. - И вообще, кто вы такой и почему… - Тереза не успела договорить: послышались частые гудки. - Черт возьми, - пробормотала она, швырнув трубку на рычаг.
        - Свиное Рыло? - мрачно спросил Чарлз. Она кивнула.
        - Хочет, чтобы я пришла завтра на закате под мост Сан-Луи-Пасс и принесла бумаги, иначе он убьет тетю Хэтч.
        - Чтобы ты пришла к нему под мост? - Чарлз повысил голос: - Ни в коем случае, Тереза!
        - Но, Чарлз! Речь идет о жизни моей тети!
        - Если ты пойдешь к нему на встречу, то поставишь под угрозу заодно и свою жизнь.
        - Так что же мне делать?
        Он запустил пятерню в волосы.
        - Что-нибудь придумаем. У нас еще есть время. Надо сообщить в полицию. Они придут туда и поймают Свиное Рыло.
        Она невесело усмехнулась:
        - Он предупредил, чтобы я не связывалась с копами. К тому же, насколько я знаю, под мостом Сан-Луи-Пасс крайне трудно устроить засаду. Это открытый и ровный болотистый участок на западной оконечности острова. Там негде спрятаться.
        - Так ты предлагаешь не обращаться в полицию?
        Она закусила губу.
        - Я этого не говорила. Давай позвоним сержанту Варге и расскажем о новом требовании похитителя. Может быть, полицейские найдут способ нам помочь.
        - Конечно. - Он погрозил ей пальцем: - Но в любом случае ты не пойдешь на встречу с этим чудовищем.
        - Посмотрим, что скажут в полиции.
        Он протянул ей трубку.
        - Я уверен, что они со мной согласятся.
        Тереза позвонила сержанту Варге и сообщила последние новости. Полицейский внимательно ее выслушал и, кажется, на этот раз обеспокоился всерьез. Они обсудили различные варианты действий, и она повесила трубку.
        - Ну что? - спросил Чарлз.
        - Он хочет, чтобы завтра с утра мы подъехали в участок и подробно обо всем договорились. Он сказал, они придумают, как подобраться к мосту Сан-Луи-Пасс и арестовать Свиное Рыло. Можно послать туда женщину-полицейского, которая сыграет мою роль.
        - Отлично. - Чарлз облегченно вздохнул.
        - По крайней мере мы знаем, что тетя Хэтч еще жива, а значит, есть шанс ее спасти.
        Чарлз обнял Терезу и прижал к груди.
        - Да, милая.
        - Я проголодалась, - выпалила она, храбро улыбнувшись, - а ты?
        Они приготовили сандвичи с курицей, взяли пиво и сели ужинать в гостиной. Попрошайка Дорис Хуан запрыгнула к ним на диван. Перекусив, Тереза приласкала кошку, но тут поймала на себе внимательный взгляд Чарлза.
        - О чем ты думаешь? - спросила она.
        - Вот уже несколько часов мне не дает покоя одно обстоятельство.
        - Какое?
        Лицо его было серьезным.
        - Я вспоминаю сегодняшнюю встречу с Маноло. Ты хоть представляешь, как сильно я испугался?
        - Думаешь, я не испугалась?
        - Тебя чуть не убили, - продолжал он взволнованно. - А ведь мы могли избежать этой опасности, если бы ты сразу сказала мне, какие требования предъявлял Маноло, похитив тебя. Когда ты наконец будешь мне доверять, Тесс?
        Она долго молчала, потом вскинула подбородок и посмотрела ему в глаза:
        - А когда ты расскажешь мне всю правду? Ведь я до сих пор не знаю, кто ты и что тебе нужно.
        Было видно, что эти слова сильно его задели.
        - Тереза, есть вещи, которые я просто не могу сейчас тебе объяснить.
        Она застонала:
        - Да, я понимаю. Но неужели ты думаешь, что твое молчание располагает к доверию?
        - Послушай, нам нужно действовать сообща - вот единственный способ выбраться из этой передряги.
        - Конечно. Когда начнем? - спросила она. Чарлз молча сжал зубы.


* * *
        Несмотря на размолвку, в эту ночь они опять занимались любовью. Их близость была скорее грубой и страстной, чем нежной и романтичной, но даже она не смогла разрядить возникшее напряжение.
        Перед рассветом Чарлз осторожно дотронулся до Терезы.
        - Эй, соня, пойдем купаться! - предложил он.
        - Купаться? - переспросила она, хлопая глазами. - А как же тетя Хэтч?
        Он поцеловал ее в кончик носа.
        - Сейчас мы все равно ничем ей не поможем. - Он потянул ее за руку. - Впереди у нас трудный день. Сделаем последнюю передышку перед решающим броском!
        - Хорошо, - кивнула Тереза.
        Они надели купальные костюмы, взяли полотенца и побежали на берег по утреннему холодку. Вскоре рассвет окрасил горизонт нежно-розовым цветом, и первые солнечные лучи позолотили пенные гребни волн. Они были одни на берегу, и Тереза наслаждалась этими мгновениями. Чарлз плыл рядом, часто прижимаясь к ней в воде. Он был великолепен в черных плавках, с мокрыми блестящими волосами. Когда они выходили, с его стройного, гибкого тела, озаренного мягким утренним светом, стекала вода. На ней был скромный темно-синий купальник, но, судя по частым восторженным взглядам Чарлза, она тоже произвела на него впечатление. Наконец он обнял Терезу и приник к ее губам в долгом, опьяняющем поцелуе. Она стояла в прохладной бодрящей воде и таяла от блаженства.
        Потом они легли, прижавшись друг к другу, на пляжные полотенца. Теплый морской ветерок ласкал их тела, рядом мерно шумел залив.
        - Ты все еще сердишься на меня? - прошептал Чарлз, нежно покусывая ее локоть.
        Она взъерошила его мокрые волосы.
        - Ты имеешь в виду нашу вчерашнюю ссору?
        Он серьезно кивнул. Тереза сморщила носик:
        - Признаюсь, на тебя невозможно долго сердиться. Он сжал ее руку:
        - Я хочу, чтобы ты знала, Тесс: я делюсь с тобой всем…
        - Чем можешь? - с усмешкой закончила она. Он снова кивнул.
        - Этого мало?
        - Да нет, пожалуй, достаточно, - грустно отозвалась она. Он поцеловал ее в щеку.
        - Потом я тебе все расскажу, милая.
        Эти слова были сказаны таким подкупающе искренним тоном, что она больше не могла на него обижаться.
        - Обещаешь?
        - Обещаю.
        - Ладно, договорились.
        Он улыбнулся с явным облегчением.
        - Мне так хорошо здесь с тобой, Тесс, но пора возвращаться к делам.
        - Да. - Она поцеловала его крепкий подбородок. - Надо разгадывать тайну и спасать тетю Хэтч.
        Чарлз сел, помог подняться Терезе и с задумчивым видом уперся локтями в колени.
        - Если бы только разгадать эту тайну! Тогда мы нашли бы твою тетю.
        - Конечно.
        Он набрал в горсть песка и стал медленно сыпать его сквозь пальцы.
        - Но я никак не могу уловить связь между событиями, Тесс. Твой брат сам утонул в ту ночь на озере или его убили? А если убили, то кто? Маноло Хуарес? Свиное Рыло? И кто прячется под этой маской: Кларк Суинсон, Гарольд Робинсон, один из дружков Маноло…
        - Может, кто-то еще, - задумчиво протянула Тереза. - От всех этих вопросов у любого голова пойдет кругом. А главное, несмотря на наши старания, мы так и не приблизились к разгадке. И тетя Хэтч по-прежнему неизвестно где.
        - В этом деле много неясного, - продолжал Чарлз. - Допустим, Фрэнка убили. Но почему убийца не выяснил прежде, где зарыт клад Лаффита? Если, конечно, твой брат это знал.
        - И почему человек в маске думает, что таинственные бумаги у меня? И где, черт возьми, он держит тетю Хэтч?
        - И каким боком сюда затесался Кларк Суинсон?
        Она ласково взглянула на него:
        - Ты очень серьезно воспринял эту историю.
        - Еще бы. Ведь твоя жизнь в опасности, Тесс!
        - И твоя тоже, - заметила она.
        - Меня гораздо больше волнуешь ты, милая.
        Она провела кончиками пальцев по его щетинистой щеке и проговорила срывающимся голосом:
        - Значит, я тебе небезразлична?
        Он улыбнулся:
        - Конечно, нет. А ты что думала, я с тобой просто развлекаюсь?
        Она смотрела на воду.
        - Честно говоря, Чарлз, я вообще не знаю, что думать.
        - Может быть, мой поцелуй внесет ясность в этот вопрос? - Он нагнулся и нежно коснулся ее губ своими.
        - О да, это поцелуй героя!
        Его голубые глаза были глубоки и искренни.
        - Запомни, Тесс: мы вместе и должны полагаться только друг на друга.
        - Хорошо, запомню. - Она закинула руки ему на шею.
        Но даже в его надежных объятиях ее не отпускали мысли о грядущем дне. Теперь она была уверена, что Чарлз к ней неравнодушен, и не сомневалась в его поддержке. Однако его истинные мотивы скрывались все в том же тумане неизвестности, который мешал им сблизиться до конца…
        Чарлз обнимал Терезу, а в душе терзался тревогой: какие новые опасности готовит ей этот день? Как жаль, что нельзя остаться здесь навсегда, спрятавшись от всех напастей! Долг призывает их спасать тетю Хэтч и разгадывать тайну сокровищ. И все-таки, что бы ни случилось, он защитит Терезу. Он просто не вправе поступить иначе, потому что эта женщина стала ему дорога…



        Глава 27

        В семь утра Маноло Хуарес сидел за кухонным столом в доме Руди Сарагосы и рисовал цветным карандашом смешные рожицы, развлекая Сильвию и Софию. Близняшки в одинаковых голубых футболках, шортах и спортивных тапочках с восторгом наблюдали, как из-под его грифеля выходит забавная физиономия с круглыми глазами, огромными ушами и всклокоченными волосами. Девочки захлопали в ладоши и весело засмеялись.
        - Ты такой хороший, Маноло! - объявила Сильвия. - Научи меня рисовать такие же рожицы.
        - Нет, сначала меня! - закричала София.
        - Конечно, малышки, я научу вас обеих, - пообещал Маноло. Протянув каждой девочке по карандашу, он вырвал из своего блокнота три чистых листа и положил два перед ними на стол. - Это просто. Смотрите на дядю Маноло и делайте, как он.
        - Хорошо! - обрадовалась София.
        - Да, дядя Маноло, - присоединилась к ней Сильвия.
        Маноло усмехнулся и взъерошил волосы Сильвии. Однако его рука замерла в воздухе при звуках раздраженного женского голоса:
        - Маноло Хуарес, что ты здесь делаешь, черт возьми? И почему моя племянница называет тебя “дядя”?
        Все трое вздрогнули и резко обернулись. На пороге кухни стояла Джози в розовой шелковой пижаме с кружевными манжетами. Сердце Маноло забилось от волнения. Она была так соблазнительно хороша: пышные волосы, растрепанные после сна, женственная фигура и красивые стройные ножки. Если бы не девочки, он схватил бы ее на руки и осыпал поцелуями.
        - Джози, милая, - хрипло проговорил он, - доброе утро.
        - Доброе утро, тетя Джози, - хором прощебетали девочки.
        Девушка вошла в кухню, не спуская с Маноло гневного взгляда.
        - И ты еще смеешь говорить мне “доброе утро”, наглец? Как вообще ты сюда попал?
        - Я его впустила, - испуганно пролепетала Сильвия.
        - Ты? - Джози с укором посмотрела на свою племянницу. - Больше никогда так не делай, малышка.
        - Прости, тетя Джози. - Сильвия опустила голову.
        - Где ваша бабушка?
        - Повезла папу на работу, - ответила София. Джози скрипнула зубами.
        - Идите наверх, девочки, и собирайтесь в детский сад.
        - Но мы уже оделись, - возмутилась Сильвия.
        - Вот как? И постели застелили? Малышки виновато отвели глаза.
        - Наведите порядок в своих комнатах, - скомандовала Джози, - а когда завтрак будет готов, я вас позову.
        - Хорошо, тетя, - уныло ответила София.
        - Спасибо, Маноло, - сказала Сильвия, робко улыбнувшись.
        - Пожалуйста, малышка, - ответил он и взял со стола два листка. - Вот, держите. Каждой по рисунку.
        - Спасибо, Маноло! - дружно вскричали девочки, схватили рисунки и выбежали из кухни.
        Маноло заискивающе улыбнулся:
        - Почему ты так строга к Софии и Сильвии? Ведь они еще маленькие.
        Джози тряхнула кудряшками и презрительно взглянула на Маноло:
        - Я не хочу, чтобы они с тобой дружили. Ты плохо на них влияешь.
        Театрально вздохнув, Маноло встал и прижал руку к груди:
        - Ах, женщина, ты разбиваешь мне сердце! Я хотел приготовить завтрак вам троим.
        - Если мама застанет тебя здесь, она поджарит тебя вместо яичницы, - раздраженно ответила Джози. - Уходи!
        Он шагнул к ней.
        - Но я только что пришел.
        - Если ты не уйдешь, я вызову полицию.
        Маноло удивленно покачал головой:
        - Почему ты такая злая?
        - Почему? Да потому, что ты в розыске, Маноло!
        Он побледнел:
        - Кто тебе сказал?
        - Руди. У него есть знакомые в полицейском отделении Хьюстона. Какая-то женщина подала заявление на тебя, Фредди и Гектора. Вы трое разыскиваетесь за похищение и угрозу физической расправы.
        - Я ей не угрожал! - огрызнулся Маноло.
        Джози округлила глаза:
        - Значит, ты все-таки ее похитил? - Он потупил взгляд:
        - Это трудно объяснить…
        - Трудно? Черт возьми, Маноло, говори правду!
        Он сердито вскинул голову:
        - Да, я ее похитил.
        - О Боже! - вскричала потрясенная Джози. - И угрожал ей?
        Он замахал рукой:
        - Нет. Эта сучка врет.
        Джози издала негодующий возглас и ударила Маноло по лицу. Он схватился за пылающую щеку, сердито сверкая глазами.
        - Как ты можешь так говорить про бедную женщину? - резко спросила она.
        - Она меня достала.
        - Еще бы! Ведь ты ее похитил, Маноло! Как ты мог? У тебя нет никакого уважения к женщинам! Ты и меня не уважаешь.
        - Тебя я уважаю.
        - Если бы ты меня уважал… если бы ты уважал самого себя, ты бы пришел к этой женщине и попросил у нее прощения, а потом сдался бы властям.
        Маноло скрипнул зубами и подступил к Джози.
        - Ты не понимаешь! Брат этой женщины должен мне деньги, много денег!
        - Так почему ты не обратился к нему?
        - Он умер.
        Джози охнула и медленно попятилась. Он двинулся за ней, умоляюще протягивая руки.
        - Я не убивал его, слышишь?
        - Не верю! Я долго терпела твои выходки, Маноло, но моему терпению пришел конец! - Джози рывком распахнула дверь черного хода. - Убирайся!
        Его карие глаза взывали о пощаде.
        - Джози, прошу тебя, дай мне последний шанс!
        Но она была неумолима:
        - Я уже давала тебе много шансов. Руди прав. Ты просто никчемный оболтус. Я не желаю иметь с тобой ничего общего. Но если ты загладишь свою вину, то… тогда и поговорим.
        Скрипнув зубами, Маноло шагнул на крыльцо.
        - Послушай меня, Джози! Скоро я буду очень богат, и ты пожалеешь о своих словах.
        Она печально покачала головой:
        - Ты так ничего и не понял, Маноло. Дело не в деньгах, а в респектабельности.
        Она захлопнула дверь у него перед носом.
        Маноло уныло поплелся прочь. Опять она затянула старую песню про респектабельность! Для него единственный способ добиться респектабельности - это ее купить.
        И он ее купит! Он купит все, лишь бы вернуть Джози. Он добудет деньги и завоюет эту упрямицу…


* * *
        В девять утра Тереза и Чарлз сидели в полицейском отделении Галвестона перед столом сержанта Варги. Еще раньше обнаружилось, что в арендованной машине Чарлза сел аккумулятор, и им пришлось воспользоваться автомобилем Терезы, в салоне которого не работал кондиционер. Для поездки на остров Тереза выбрала розовое платье с глубоким вырезом и без рукавов - довольно крикливое, оно тем не менее неплохо сочеталось с браслетом ее брата. Чарлз же надел зеленую футболку и светло-коричневые шорты. Тереза то и дело косилась на его колени и стройные мускулистые ноги.
        Сержант Варга катал в ладонях карандаш и задумчиво морщил лоб.
        - Итак, мисс Фелпс, человек, похитивший вашу тетю, хочет встретиться с вами на закате под мостом Сан-Луи-Пасс?
        - Да. Он требует от меня какие-то бумаги, но я по-прежнему не представляю, что ему нужно.
        Варга кивнул.
        - Мы разработали план его поимки. В операции будет задействовано как минимум четверо офицеров.
        - А он вас не увидит? - встревожилась Тереза. Варга покачал головой:
        - Мы замаскируемся под рыболовов.
        - Хорошая мысль, - вступил в разговор Чарлз. - Вы гарантируете мисс Фелпс безопасность? Она сказала, что вместо нее на встречу пойдет ваш человек.
        - Все правильно, - отозвался Варга.
        - Но Свиное Рыло может догадаться, что это не я, - сказала Тереза.
        Сержант покачал головой:
        - У одной из наших женщин-полицейских примерно такой же рост и такое же телосложение, как у вас. Правда, у нее другой цвет волос, но мы наденем на нее шарфик. Она приедет на встречу в вашей машине. В руках у нее будет большой конверт: преступник должен думать, что она привезла ему бумаги. Как бы то ни было, мы схватим его раньше, чем он заметит подвох.
        - Неплохо придумано, - согласился Чарлз. Сержант взглянул на часы:
        - Я жду вас в половине четвертого. Вы оставите нам машину мисс Фелпс, и мы подготовимся к операции. Если хотите, можете посидеть в участке, пока мы будем ловить похитителя.
        - Его надо взять живым, иначе мы не спасем мою тетю, - взволнованно проговорила Тереза.
        - Предоставьте это дело нам и ни о чем не беспокойтесь, - отозвался Варга.


* * *

… В душе Терезы зашевелились сомнения.
        - Как ты думаешь, удастся ли план сержанта? - спросила она у Чарлза.
        Он обнял ее за талию и повел по тротуару.
        - Наверное… Если полиция не спугнет этого типа.
        - Может, лучше пойти мне вместо женщины-полицейского?
        Он резко обернулся и сурово взглянул на нее:
        - Ни в коем случае! Неужели ты думаешь, я отпущу тебя одну к Свиному Рылу? Послушай, Тереза, полицейские прошли специальную подготовку. В отличие от тебя они знают, как надо действовать в подобных ситуациях.
        - Пожалуй, ты прав, - грустно признала она.
        - Ну, что будем делать? - спросил Чарлз, вымученно улыбнувшись.
        - Давай проведаем бабушку Мейзи, а потом еще раз заглянем к Суинсону.
        - Давай. - Он схватил ее за руку. - У тебя очень встревоженный вид, милая.
        Она нахмурилась.
        - Я беспокоюсь за тетю, ведь скоро решится ее судьба.
        - Не волнуйся, все будет хорошо. - Он скользнул взглядом по ее фигуре, задержавшись на длинных ногах. - Я еще не говорил тебе, что мне нравится твое платье? Особенно короткая юбка.
        Глянув на свой куцый подол, она засмеялась.
        - Мне подарила его одна моя подруга, когда я уезжала в Боливар. Наверное, это был шутливый подарок. Обычно я ношу строгие платья. Зато в нем совсем не жарко.
        - А мне по душе твой новый облик. Советую завести еще несколько таких же смелых нарядов. - Он понизил голос: - Впрочем, когда ты совсем без одежды, еще лучше.
        Она покраснела.
        - Прекрати, Чарлз!
        Он ласково потрепал ее за подбородок.
        - Вот, ты уже улыбаешься. Я рад.
        Но Терезе было не до шуток.
        - Спасибо, Чарлз. Боюсь, мне теперь долго не захочется улыбаться.
        Он прижал ее к себе.
        - Мужайся, милая.


* * *
        Лилиан Хэтч сидела в грязной гостинице на шатком стуле, придвинутом к безбожно исцарапанному столу, и жевала черствый пончик, злобно поглядывая на своего похитителя, который стоял перед ней с нацеленным револьвером. Как всегда, лицо его было спрятано под мерзкой маской свиньи.
        - Отвратительные пончики, - заявила она, - а кофе холодный. Где вы взяли эту гадость? Стащили из богадельни?
        - Заткнись, женщина! Скажи спасибо, что я вообще тебя кормлю, - прорычал в ответ Свиное Рыло.
        - Если эту бурду можно назвать кормежкой, - огрызнулась она.
        - Ешь! Я не намерен торчать здесь весь день.
        - Когда вы меня отпустите?
        Похититель зловеще усмехнулся:
        - Скоро. Сегодня все решится… так или иначе.
        Лилиан судорожно глотнула. Ей совсем не понравился тон, каким он произнес эти слова. Она уставилась в дешевую бумажную тарелку с остатками невкусного пончика.
        Сейчас она все доест и должна будет снова приковать саму себя наручниками к кровати. Он оставит ее одну, а потом вернется, и все решится… так или иначе.
        Ей хватало ума понять, что это значит. Похитители не оставляют улик. Сегодня он убьет ее и под покровом ночи выбросит труп на свалку. Или в залив. Надо действовать. Сейчас или никогда!
        - Я сказал, ешь, женщина! - рявкнул похититель.
        - Как вам будет угодно, - холодно отозвалась она.

“Сейчас или никогда, - повторяла Лилиан про себя. - Сейчас или никогда”. Глубоко вздохнув, она схватила кусок пончика, запихнула его в рот и тут же начала корчиться, схватившись руками за горло и яростно дергаясь всем телом. От резких движений ветхий стул под ней сломался, и она грохнулась на пол, где принялась перекатываться из стороны в сторону…
        Дикая выходка амазонки вызвала у Свиного Рыла сначала удивление, потом циничную усмешку. Он сразу сообразил, что перед ним ломают комедию. Пожалуй, такой артистизм вполне тянет на “Оскара”. С багрово-красным лицом и вытаращенными глазами, женщина извивалась змеей, беспомощно показывая на свое горло.
        - Не валяй дурака, со мной эти штучки не проходят! - прорычал он. - Думаешь, я поверю, что ты подавилась пончиком? Просто тебе очень хочется отсюда сбежать!
        Ответом ему были новые телодвижения на полу. “Во дает баба! ” - думал он, глядя, как она бьется в конвульсиях, прогибается дугой и совершает волнообразные движения корпусом, при этом гримасничая и хрипя.
        Но внезапно все кончилось. Женщина застыла в неподвижности.
        Свиное Рыло недоверчиво смотрел на свою пленницу. Она лежала на боку, лицом к нему. Черты ее были искажены, руки вытянуты, пальцы скрючены. Теперь он уже сомневался, что это розыгрыш. Украдкой приблизившись, он заметил ее синюшное лицо, выпученные, налитые кровью глаза и остановившийся взгляд.
        Черт возьми, а вдруг эта стерва и впрямь склеила ласты? Ну что ж, может, это и к лучшему.
        Однако не мешает проверить. С револьвером в руке он присел, опершись на одно колено, и осторожно нагнулся к женщине. Она лежала как мумия, не подавая никаких признаков жизни. Он легонько тряхнул ее за плечо.
        И в этот момент мумия очнулась. Сделав резкий разворот, она вскинула руки кверху, утробно рыча от ярости.
        Неожиданный молниеносный удар выбил револьвер из руки Свиного Рыла. Тот взвыл от боли и схватился за запястье, уверенный, что оно сломано. Но на этом его мучения не закончились. Не прошло и секунды, как дьяволица вскочила на ноги, раздувая ноздри и страшно вращая глазами. Издав душераздирающий вопль каратиста, она взмахнула рукой, и на шею Свиного Рыла с быстротой гильотинного лезвия обрушилось ребро ее ладони. В глазах у него потемнело, он обмяк и кулем свалился на пол…
        Лилиан Хэтч торжествующе усмехнулась при виде этой отвратительной груды живого мяса. Выплюнув изо рта кусок пончика, она спокойно подошла к двери и потянулась к щеколде.
        Но тут сзади донесся хриплый стон. Кровь застыла у нее в жилах. Проклятие, удар оказался недостаточно сильным! Надо добить негодяя.
        - Сука! - прохрипел Свиное Рыло.
        Лилиан в панике обернулась. Ее похититель кое-как поднялся на ноги и встал, пошатываясь и размахивая револьвером. Маска наполовину сползла с его лица. Казалось, он вот-вот опять потеряет сознание, но рассчитывать на это не стоило.
        Он бросился к ней, на ходу срывая маску.
        - Прощайся с жизнью, женщина!
        Пятясь назад, Лилиан охнула при виде знакомого лица, которое сейчас было перекошено от злобы и нервно подергивалось.
        - О Боже! Это вы…
        - Да, женщина, мы уже встречались, - прорычал он, - на похоронах у твоего драгоценного племянника Фрэнки. А сейчас я убью тебя!
        Лилиан испуганно смотрела на приближающегося врага. Она знала: чтобы выжить, надо действовать, и немедленно. Только бы успеть… Похититель взвел курок револьвера и сделал еще один шаг в ее сторону. Она издала бойцовский клич, и в тот же миг ее тело взметнулось в воздух…



        Глава 28

        - У меня такое впечатление, Тесс, что когда-то этот дом был по-настоящему роскошным, - заметил Чарлз. - Но сейчас здесь требуется большой ремонт.
        Было позднее утро. Они опять стояли на крыльце обветшалого дома Суинсона. Оглядевшись по сторонам, Тереза мысленно согласилась с оценкой Чарлза. Классические линии, резные колонны и фронтон, широкие круговые веранды свидетельствовали о былом величии особняка. Однако облупившаяся краска и подгнившие половицы крыльца придавали ему унылый, запущенный вид.
        - По крайней мере кто-то постригает лужайку, - отозвалась она и ткнула большим пальцем себе за плечо, указывая на ровную, но засохшую траву.
        Он кинул беглый взгляд во двор, потом постучал в дверь.
        - Да, хотя это не сильно меняет дело.
        Она ехидно прищурилась:
        - Значит, ты не станешь предлагать Суинсонам, чтобы они отписали тебе этот дом в своем завещании?
        - Очень остроумно, - ответил он, еще раз постучав в дверь.
        Им никто не открыл. Тишину нарушал лишь птичий щебет во дворе. Пройдясь по скрипучим половицам крыльца, Тереза заглянула в окна. Все шторы были задернуты. В углах старой веранды скопились грязь и кучи листьев.
        Разочарованная, она вернулась к Чарлзу.
        - Ни души. Наверное, Кора Суинсон опять ушла.
        - Видимо, так.
        - Может, расспросим соседей?
        - Давай попробуем.
        Они спустились с крыльца, прошли по двору, и в этот момент у тротуара затормозил джип галвестонской полиции. Тереза озадаченно взглянула на Чарлза. Тот только пожал плечами. Вышедший из машины молодой полицейский подал руку пожилой женщине в розовом платье, с палочкой. Открыв ей калитку дома, он вернулся к своему джипу и уехал.
        Чарлз и Тереза устремились к женщине.
        - Что вам нужно? - крикнула она по-стариковски слабым голосом.
        - Вы мать Кларка Суинсона? - спросил Чарлз.
        Сгорбленная, косоглазая старушка с хмурым морщинистым лицом настороженно кивнула и поковыляла им навстречу.
        - Да, я Кора Суинсон. Я живу на первом этаже.
        - Очень приятно, миссис Суинсон, - поприветствовал ее Чарлз. - Меня зовут Чарлз Эверетт, а это моя подруга Тереза Фелпс.
        Женщина кивнула, но руки не подала.
        - Миссис Суинсон, - сказала Тереза, заискивающе улыбнувшись, - мы хотели бы поговорить с вашим сыном. Где его можно найти?
        Кора явно удивилась:
        - Вы что же, ничего не знаете?
        - Не знаем чего? - спросила Тереза. - Что ваш сын пропал? Да, на днях полицейские рассказали нам об этом. Сочувствуем вам, миссис Суинсон.
        Кора фыркнула.
        - Видимо, они вам не все рассказали. Что вам от меня нужно?
        Терезу задела грубость Коры, но она не подала виду.
        - Возможно, у мистера Суинсона есть интересующая нас информация, - вежливо объяснила она. - Видите ли, Кларк встречался с моим братом незадолго до того, как Фрэнк… мой брат… погиб. Около месяца назад с ним произошел несчастный случай.
        Кора охнула и побледнела.
        - Странно… Я сама только что вернулась из морга.
        - О Боже! - вскричала Тереза. - Неужели Кларк…
        - Мертв, - закончила за нее Кора, глаза ее блестели от слез.
        Тереза и Чарлз потрясение переглянулись. Пожилая женщина несколько минут изучала своих гостей, потом медленно произнесла:
        - Хотите пройти в дом?


* * *
        Внутренним убранством дом миссис Суинсон напоминал викторианский склеп. Тереза сидела рядом с Чарлзом на черном диванчике, набитом конским волосом, и пила подозрительный на вкус горький чай из треснутой грязной фарфоровой чашки. Еще никогда в жизни она не видела такого обилия черного цвета. Стены были обтянуты черными парчовыми обоями, а старый ониксовый камин, закрытый прокопченной решеткой и украшенный похоронным венком из черного шелка, охраняли два больших чугунных пса со злобно оскаленными пастями.
        По всей комнате, на маленьких лакированных столиках, были расставлены черные урны, вазы и медные лампы с черными абажурами. На центральном столике валялись черные шелковые розы самых разных размеров. Пол был устлан черным персидским ковром с линялым цветочным рисунком. В воздухе пахло пылью, плесенью и затхлостью.
        Миссис Суинсон сидела в черном кресле-качалке из гнутой древесины. Мертвенно-бледная морщинистая кожа старухи не вязалась с ее пастельно-розовым шелковым платьем. У ног хозяйки сидели два собачьих чучела - белый и черный пудели, у черного была приподнята лапа. Мысленно содрогнувшись, Тереза догадалась, что эти пудели - бывшие любимцы миссис Суинсон, сохраненные для потомков благодаря мастерству таксидермиста.
        Она не решилась спросить, давно ли бедные животные отошли в мир иной.
        - Миссис Суинсон, - начала Тереза, вымученно улыбнувшись, - мы с мистером Эвереттом сочувствуем вашему горю.
        - Спасибо, - рассеянно отозвалась Кора.
        - Наверное, сегодня утром вы пережили сильное потрясение, - вставил Чарлз.
        - Да, конечно… Впрочем, нельзя сказать, что это было для меня большой неожиданностью, - произнесла Кора почти спокойным тоном. - Видите ли, Кларк пропал больше месяца назад, а исчезать из дома без предупреждения не в его правилах. Обычно он старался меня не волновать. Его заработок подрядчика был небольшим, но он, как мог, заботился обо мне, старухе. Вот, даже разрешил мне жить в его доме. У меня сильный артрит, и Кларк выделил мне комнаты на первом этаже, а сам перебрался наверх…
        Чарлз хлебнул чай и поморщился.
        - Миссис Суинсон, простите мой вопрос, но отчего умер ваш сын?
        Кора фыркнула:
        - Коронер утверждает, что это была нелепая случайность. Будто бы Кларк оказался запертым в кладовке под лестницей, когда делал ремонт в одном из домов.
        - Какой ужас! - воскликнула Тереза.
        - Да. Супруги, которые собирались купить этот дом, проходили сегодня утром по вестибюлю и обратили внимание на отвратительный запах. Они вызвали полицию… и вскоре был обнаружен сильно разложившийся труп Кларка.
        - Соболезную вам, мэм, - сказал Чарлз, содрогнувшись.
        Кора равнодушно пожала плечами.
        - Полицейские нашли бумажник Кларка с его водительскими правами и позвонили мне. Я только что была на опознании… Весьма неприятное зрелище, скажу я вам…
        Тереза озадаченно взглянула на Чарлза. От разговора с Корой ей было не по себе. Казалось, эта женщина скорее раздражена, чем расстроена смертью сына.
        Однако она скрыла свои истинные чувства и с участливой улыбкой обратилась к хозяйке дома:
        - Еще раз простите, но что думают полицейские о причине трагедии?
        Кора покачала головой.
        - По их версии, Кларк работал в кладовке, и дверь сама захлопнулась. Он попал в ловушку.
        - Кошмар, - пробормотал Чарлз. - Они не усматривают здесь чьего-либо злого умысла?
        Кора презрительно усмехнулась:
        - Нет. Они склонны усматривать в этом роковое стечение обстоятельств и, возможно, нерасторопность Кларка, но только не злой умысел. Разумеется, вскрытие выявит новые факты, но вряд ли стоит ожидать многого, ведь труп сильно разложился.
        Услышав эти подробности, Тереза сдержала рвотный спазм.
        - Однако смерть вашего сына, так же как и смерть моего брата, представляется довольно странной, - заметила она. - Оба мужчины были знакомы друг с другом, и оба погибли при весьма необычных обстоятельствах.
        - Да, конечно, - согласилась Кора. - А что случилось с вашим братом?
        - Он утонул в лодке на Чистом озере.
        - А-а, - протянула Кора. - Так вы говорите, Кларк с ним встречался?
        - Да. Видите ли, мой брат был профессором французской словесности, и Кларк принес ему какие-то старинные французские документы, найденные им во время ремонта. Он надеялся, что Фрэнк их переведет.
        Кора пренебрежительно отмахнулась:
        - Ерунда! Кларк всегда собирал старые бумаги и разный хлам в домах, которые ремонтировал. Не думайте, будто он принес вашему брату что-то важное.
        - Вообще… - начала Тереза, но Чарлз предостерегающе покачал головой, и она осеклась. - Я хочу сказать, что их обоих уже нет в живых, и мы все равно не узнаем, что же было в тех бумагах.
        Кора, кажется, не заметила многозначительного взгляда, которым обменялись ее гости.
        - Надеюсь, ваш брат оставил вас не в таком бедственном положении, как меня Кларк, - сказала она, взмахнув хрупкой старческой рукой.
        - Простите? - не поняла Тереза.
        В глазах хозяйки дома вспыхнуло негодование.
        - Представьте себе, Кларк не застраховал свою жизнь! Сколько раз я просила его это сделать, но он меня не слушал. Вы же знаете, как беспечна нынешняя молодежь! И теперь по его вине я, старая больная женщина, осталась одна, без средств к существованию. Вы только взгляните на этот дом! Он же разваливается прямо на глазах! Крыша течет. - Она показала на полоток в разводах. - Много лет назад Кларк обещал мне покрасить стены, но так и не удосужился взять в руки кисть. Как говорится, сапожник без сапог.
        Меркантильность Коры повергла Терезу в шок.
        - Я вам сочувствую, - выдавила она, старательно отводя глаза.
        Чарлз откашлялся.
        - Мэм, вы могли бы рассказать нам о Кларке что-нибудь еще? - спросил он.
        - Нет, - буркнула она. - Но может быть, вы, молодой человек, расскажете мне, как расквитаться со всеми долгами Кларка и заплатить за похороны? Ведь, кроме пенсии, у меня нет других доходов. Мне наверняка придется бороться с кредиторами за этот дом, и кто знает, не окажусь ли я на улице в свои восемьдесят три года, да еще с прогрессирующим артритом.
        - Примите мои искренние соболезнования, мэм, - пробормотал Чарлз и ткнул Терезу локтем в бок, давая понять, что пора уходить.
        Они быстро закончили разговор, поблагодарили миссис Суинсон за гостеприимство и помощь и удалились.
        - О Господи, что за чай она нам подала? - простонал Чарлз по пути к машине.
        - Я побоялась спрашивать, - отозвалась Тереза, тоже скорчив гримасу. - От души надеюсь, что это не болиголов (Болиголов - ядовитое растение.).
        - Хорошо, что мы мало выпили.
        - Да, слава Богу. Какая ужасная женщина! Сын умер страшной смертью, она только что вернулась из морга… и ее волнуют лишь деньги.
        - Вот здесь ты не права, Тесс. Кларк и впрямь оставил свою мать в довольно стесненных обстоятельствах, - заметил Чарлз.
        Тереза не сдержала язвительной усмешки:
        - Ну конечно. И ты с твоей меркантильностью сразу это понял. Вы с Корой, случайно, не родственники?
        Он ответил ей укоризненным взглядом.
        - Может, сообщим эту последнюю новость сержанту Варге?
        - Давай, хотя он наверняка уже в курсе, что Суинсона нашли. Во всяком случае, теперь мы знаем, что твою тетю похитил не Кларк. Впрочем, это не меняет наших планов на вечер.
        - Само собой, - согласился Чарлз. - Итак, звони в полицию. Мой сотовый у тебя?
        Она порылась в своей сумке, потом вдруг нахмурилась:
        - Черт! Прости меня, Чарлз, я забыла его в твоей машине, которую мы оставили в ремонтной мастерской.
        - Замечательно! Ладно, позвоним из автомата. - Он открыл ей дверцу.
        - Меня очень настораживают странные обстоятельства смерти Кларка и Фрэнка, - сказала Тереза.
        Чарлз хмуро кивнул.
        - Я начинаю подозревать, что обе трагедии не были случайными. Возможно, Кларк Суинсон обнаружил нечто ценное, и это открытие привело к гибели его самого и твоего брата.
        Тереза присвистнула:
        - Боже правый! Ты думаешь, Кора что-то недоговаривает?
        Он покачал головой:
        - Нет. Если бы эта алчная старушонка знала, что перед смертью Кларк вышел на след несметных сокровищ, она бы сейчас носом землю рыла, соперничая с кротами.
        - Ты прав, эта миссис Суинсон - весьма неприятная особа. Под стать моей тетушке Хэтч. Свести бы их вместе - вот была бы парочка! - Тереза испуганно охнула, прикрыв рот ладонью. - О Господи, что я такое говорю? Бедная тетя Хэтч! Мы до сих пор не знаем, где она томится.
        Чарлз похлопал ее по руке:
        - Не волнуйся, милая, мы найдем ее.
        Она взглянула на него с неподдельной тревогой:
        - Уже погибло столько людей, Чарлз!
        - Знаю, Тесс. Пора положить этому конец.


* * *
        Остановившись на берегу, они поели сандвичей и позвонили сержанту Варге. Но полицейского не оказалось на месте: он ушел обедать. Чтобы как-то скоротать время, оставшееся до поездки в участок, они вернулись в коттедж Терезы.
        - И что теперь? - спросила она, плюхнувшись на диван. Чарлз решительно оглядел комнату.
        - Знаешь, Тесс, у нас будет гораздо больше шансов поймать похитителя тети Хэтч, если мы достанем нужные ему бумаги.
        - Ты прав. Но где их взять?
        - Они должны быть у тебя, Тесс. Помнишь, Милтон сказал, будто Фрэнк назвал тебя своим “несгораемым сейфом”? Это значит, что бумаги твоего брата здесь.
        Она отмахнулась:
        - Бандиты перерыли весь дом и ничего не нашли.
        Он покачал головой:
        - Возможно, они что-то упустили. Давай поищем как следует.
        - Глупости, Чарлз! Мы с тобой все просмотрели, когда наводили здесь порядок.
        - Ничего, попробуем еще раз.
        Тереза наконец поддалась его настойчивым уговорам, и они взялись за дело. Чарлз проверял каждую полочку, каждый ящик и шкафчик, заглядывал во все уголки и щели в гостиной и на кухне, а Тереза прочесывала свою спальню, ванную и кабинет. Дорис Хуан ходила за ними по пятам, с интересом наблюдая за их действиями. Однако поиски опять не увенчались успехом. Через два часа, уставшие и вспотевшие, они уселись на диван со стаканами лимонада в руках. Кошка устроилась между ними и принялась вылизывать шкурку.
        - Думай, Тереза, думай! - приказал Чарлз. - Может, Фрэнк присылал тебе бумаги почтой?
        - Нет, он ничего мне не присылал.
        - Точно? Вспомни все его звонки и письма за последние месяцы.
        Тереза надолго задумалась.
        - Нет, Чарлз. - Тут она сдвинула брови и медленно подняла руку, печально добавив: - Вот только этот дешевый браслет. Фрэнк прислал его мне на день рождения. Он был порядочным скрягой, упокой, Господи, его душу.
        Чарлз взглянул на браслет.
        - Дай-ка сюда!
        - Но, Чарлз! Это же обычная безделушка. Какие-то жуткие монетки, покрытые черной и золотой краской. Такую ерунду можно купить в любой сувенирной лавке на пляже.
        Он протянул руку:
        - Дай мне браслет, Тереза.
        - Ну хорошо. - Она расстегнула браслет и сунула его Чарлзу в руки.
        Тщательно оглядев вещицу, Чарлз воскликнул:
        - А ты знаешь, Тесс, что на твоей безделушке висят настоящие испанские дублоны?
        - Не может быть! - поразилась она. - Я думала, что это дешевая имитация!
        - Присмотрись получше.
        Тереза взглянула на две монетки, которые он ей показывал, - маленькие, со странными готическими крестами и грубо просверленными дырочками для цепочки. Испуганно округлив глаза, она провела пальцами по их шероховатой поверхности.
        - Черт возьми! В самом деле похожи на настоящие монеты! А я никогда не обращала на них внимания.
        - Это потому, что кто-то покрыл их черной краской.
        - Верно.
        - Сосредоточься, пожалуйста, Тереза. Что сказал тебе Фрэнк, когда подарил этот браслет?
        - Странно… - задумчиво протянула она. - Он прислал мне его вместе с поздравительной открыткой. В открытке он просил сохранить этот браслет как память, если с ним вдруг что-то случится.
        - Тереза!
        - Но я не придала этому значения! Фрэнк был склонен к депрессиям. Учитывая это, а также его прижимистую натуру, я подумала, что он потратил на меня два с половиной доллара и решил со спокойной совестью дожидаться, когда на него упадет кирпич или наедет грузовик.
        - Тесс, ты знаешь, что на браслете есть ключ? - спросил Чарлз.
        - Конечно, а еще сундук с сокровищами… - Она замолчала, озаренная внезапной догадкой. - О Боже…
        - Некоторые подвески - и впрямь дешевая бижутерия, - взволнованно продолжал Чарлз, - но дублоны и ключ настоящие, их явно добавили на цепочку позже. Черт возьми, на ключе выбит номер! Что бы это значило?
        Тереза уставилась на маленький старомодный ключ с широкой круглой головкой и двумя тонкими прорезями с двух сторон. Облупившаяся черная краска придавала ему еще более древний вид.
        - Начнем с наиболее вероятного? - спросила она.
        - Думаешь, это ключ от галвестонского почтового ящика?
        - Возможно.
        - Или от ячейки банковского депозитария в Галвестоне или в Хьюстоне, - угрюмо добавил Чарлз, - или от чего-нибудь еще.
        Тереза покачала головой.
        - Если клад зарыт в Галвестоне, то искать разгадку надо там же. Фрэнк был до крайности педантичен.
        - Хорошо, Тесс, начнем с самого очевидного. Но если это действительно ключ от почтового ящика, значит, номер на нем - это шифр.
        Она подозрительно сощурилась:
        - С чего ты взял?
        Он отвел глаза:
        - Не важно. Но я знаю человека, который мог бы помочь нам в этом. Дай-ка мне телефон.
        Тереза протянула руку за аппаратом, но в этот момент раздался громкий стук в дверь. Вздрогнув, она поднялась с дивана.
        - Пойду посмотрю, кто пришел.
        Чарлз вскочил и выхватил пистолет.
        - Я с тобой.
        Они вместе вышли в прихожую. Тереза заглянула в глазок, охнула и резко распахнула дверь.
        - Тетя Хэтч! - вскричала она.



        Глава 29

        Тереза ошеломленно смотрела на изможденную женщину в рваном и грязном лиловом спортивном костюме.
        - Тетя Хэтч, неужели это ты? Живая?
        Лилиан Хэтч, с растрепанными волосами и синяком под глазом, решительным шагом прошла в гостиную Терезы.
        - Конечно, это я, Тереза. Я обещала сержанту Варге заехать к тебе и сообщить, что поскольку я уже на свободе, то встреча под мостом отменяется. Он хотел тебе позвонить, но я решила приехать сама.
        Тереза никак не могла прийти в себя.
        - Постой! А откуда ты знаешь сержанта Варгу?
        - Глупый вопрос. Я только что из полицейского участка, - раздраженно откликнулась Лилиан. - Мне удалось бежать от бандита, который меня похитил. Я цела и невредима, хотя и не благодаря тебе. Сержант Варга сказал, что мой похититель требовал от тебя какие-то бумаги, которых у тебя будто бы нет.
        - Да, это правда.
        - Охотно верю. Ты связалась с преступниками, Тереза, с наркодельцами и бог весть с кем еще. - Бросив мрачный взгляд на Чарлза, Лилиан подошла к дивану и села прямо на кошачий хвост. Дорис Хуан негодующе взвизгнула и дала стрекача.
        - Он тебя бил? - в ужасе спросила Тереза, разглядывая синяк под глазом тети.
        Лилиан криво усмехнулась.
        - Ты мне зубы не заговаривай! Из-за тебя я чуть не отправилась на тот свет, а ты даже палец о палец не ударила, чтобы меня спасти! Я жду твоих объяснений, Тереза.
        - Неправда, тетя Хэтч, мы искали тебя повсюду, - возразила Тереза.
        - Да, мисс Хэтч, - подтвердил Чарлз. - Как только мы узнали о вашем исчезновении, мы тут же заявили в полиции и вообще делали все возможное, чтобы вас найти.
        - Все возможное? - презрительно переспросила Лилиан. - Не надо было якшаться с разным сбродом, Тереза, тогда бы ничего не случилось.
        Тереза села рядом с тетей и робко улыбнулась.
        - Прости меня, тетя Хэтч. Но где ты была, и кто тебя похитил?
        - Это длинная история…
        - Расскажите же, мы внимательно слушаем, - попросил Чарлз, усаживаясь в кресло.
        - Ну хорошо. В то утро я, ничего не подозревая, бежала трусцой по Бродвею, как вдруг на меня набросился какой-то хулиган в маске свиньи…
        - Он к нам тоже приходил! - взволнованно вскричала Тереза.
        - Так вот, этот негодяй ударил меня по голове, и я потеряла сознание. Очнулась я в грязной гостинице, прикованная наручниками к кровати. Свиное Рыло стоял надо мной.
        - Мы с Терезой видели вашего похитителя, - перебил ее Чарлз, - и тоже окрестили его Свиным Рылом. Он несколько раз вламывался к нам с револьвером… Угрожал расправиться с вами, если мы не выполним его требований, а однажды даже стрелял в нас.
        - Да, негодяй был вооружен, - отрезала тетя Хэтч. - Короче, большую часть времени, проведенного в плену, я лежала прикованная наручниками к кровати, а под конец он даже засунул мне в рот кляп. Похититель надолго оставлял меня одну и заходил в комнату всего несколько раз, чтобы дать мне поесть и отпустить в туалет… при этом он все время держал меня на мушке. А сегодня утром он заявил, что до конца дня моя судьба решится - так или иначе… И я поняла: надо действовать.
        - А что было дальше? - спросил Чарлз.
        - В общем, мы подрались, - продолжила Лилиан, - и я победила, свалив его каратистским ударом в шею.
        - Вы шутите? - поразился Чарлз.
        - У тети Хэтч черный пояс по карате, - гордо сказала Тереза.
        - Ясно.
        - Я думала, он потерял сознание, - хмуро продолжала тетя Хэтч, - но стоило мне взяться за ручку двери, как этот монстр встал, сорвал с себя маску, и… - она тяжело вздохнула, - и тут я его узнала.
        - Кто же он? - Тереза затаила дыхание.
        Но Лилиан не ответила на вопрос племянницы.
        - Я ногой выбила револьвер из его руки, но прежде чем я его одолела, он успел-таки двинуть мне кулаком в глаз. - Морщась от боли, она потерла синяк.
        - Но кого именно ты одолела? - нетерпеливо спросила Тереза.
        - Да, кого? - подхватил Чарлз. Лилиан раздраженно посмотрела на них.
        - В конце концов я надела на него наручники и вызвала полицию. Пока мы ждали ее приезда, мне пришлось выслушать от этого монстра много жутких вещей. Подумать только: он убил моего бедного племянника Фрэнка! И хвастался, рассказывая об этом!
        - О Боже… - выдохнула Тереза.
        - Но кто он? - опять спросил Чарлз.
        Тетя Хэтч сердито хватила кулаком по колену:
        - Наберитесь терпения, дети. Скоро я скажу вам его имя, а пока будьте добры меня не перебивать.
        Оба послушно кивнули.
        - Итак, я узнала своего похитителя, потому что встречалась с ним на похоронах Фрэнка. Но вы не волнуйтесь, этот подлец уже за решеткой. - Она скрестила руки на груди и энергично кивнула.
        Чарлз кашлянул.
        - Очень интересная история, мэм, - рискнул заговорить он. - А теперь… может быть, вы наконец скажете нам, кто же все-таки сидит за решеткой?
        - Милтон Пиви, кто же еще! - объявила тетя Хэтч. - Неужели вы до сих пор не догадались?
        - Милтон? - Тереза вскочила с дивана. - Так вот почему Свиное Рыло показался мне смутно знакомым! Теперь понятно: он слегка прихрамывал, как и Милтон. Но… зачем он убил Фрэнка?
        Тетя Хэтч всплеснула руками:
        - Откуда мне знать? Я ведь была у него в плену!
        - Конечно, тетя Хэтч, - грустно отозвалась Тереза.
        - Вероятно, это как-то связано с теми бумагами, за которыми он охотился, - проворчала Лилиан. - Впрочем, когда я уложила негодяя во второй раз, у него развязался язык. Так что можете прийти в галвестонскую тюрьму и сами с ним поговорить.
        Тереза судорожно сглотнула.
        - Мы так и сделаем.
        Лилиан встала с дивана и взглянула на часы.
        - Ну, дети, мне пора. Во дворе меня ждет такси. Надо ехать к тете Мейзи. Я еще не была у нее, но, разумеется, звонила ей из полицейского участка и сказала, что со мной все в порядке. Мейзи ожидает гостей: через час к ней придут пастор с женой, и я обещала помочь организовать чаепитие.
        Тереза обняла тетю.
        - Мы так рады, что ты жива и здорова!
        Лилиан неуклюже высвободилась из ее объятий.
        - А я рада, что ты прибрала у себя в доме, Тереза. До свидания, дети!
        - До свидания, мисс Хэтч, - отозвался Чарлз. После ее ухода Тереза беспомощно посмотрела на Чарлза и бросилась в его объятия. Он погладил ее по спине и взволнованно проговорил:
        - Ты вся дрожишь, милая.
        - Это от радости. Слава Богу, тетя Хэтч спаслась!
        - Да, это хорошо, хоть она и порядочная зануда.
        Тереза отпрянула:
        - Как ты можешь так говорить, Чарлз? Ей столько пришлось пережить!
        - Ты права. Прости.
        - Но то, что она рассказала, до сих пор не укладывается у меня в голове. Милтон убил Фрэнка и похитил тетю Хэтч! А когда мы заезжали к нему домой, он был таким спокойным… Кто бы мог подумать?
        - И не говори! Каков мерзавец!
        - Я не верила в его виновность, видимо, потому, что Маноло с дружками его дом тоже разгромили.
        - Да, это действительно отводило от него подозрения.
        - И все-таки, зачем ему понадобилось убивать Фрэнка?
        Чарлз пожал плечами:
        - Если бы я знал! - Он кивнул на ее браслет: - Но это наверняка связано с пропавшими бумагами… и, возможно, с ключом, который болтается у тебя на руке. Мы сейчас поедем на остров и попытаемся найти почтовый ящик… или что-то подобное.
        - Хорошо, Чарлз, только сначала заглянем в полицейский участок и в тюрьму. Надо расставить все точки над i с сержантом Варгой. И потом я хочу поговорить с Милтоном.
        - Мы непременно заедем к сержанту, Тесс, но я не уверен, что тебе разрешат увидеться с Милтоном.
        - Прошу тебя, Чарлз, давай попробуем! - взмолилась она. - Я должна спросить у него, за что он убил Фрэнка.
        - Ладно, милая. Только перед отъездом я позвоню своему другу насчет ключа.
        - Идет.
        Он помолчал.
        - Тесс, мне нужен твой браслет… или хотя бы ключ, чтобы описать его другу.
        После недолгого колебания она сняла браслет и протянула его Чарлзу. Глядя в ее прищуренные глаза, он грустно спросил:
        - Ты все еще мне не доверяешь, Тесс?
        - А как я могу тебе доверять, если ты о многом умалчиваешь?
        Чарлз обречено вздохнул и ушел в спальню. Тереза мысленно вознегодовала: он не захотел звонить в ее присутствии, а значит, тоже ей не доверял!
        Вскоре он вернулся.
        - Мой друг сейчас на совещании, но я оставил ему подробное сообщение. Когда приедем в Галвестон, я позвоню ему еще раз. Возможно, к тому времени у него уже будет, что нам сказать.
        Она кивнула на его руку:
        - Ты отдашь мне браслет?
        Чарлз, помедлив, протянул ей безделушку:
        - Конечно, Тесс. Держи.



        Глава 30

        Час спустя, окончательно обсудив все вопросы с сержантом Варгой, Чарлз и Тереза сидели рядом в тюремной комнате для свиданий. Стеклянная стена отгораживала их от простого стола и деревянного стула, стоявших напротив. В кабинку, прихрамывая, вошел Милтон Пиви в оранжевом комбинезоне и сел, не сводя с них злобного взгляда. Тереза испуганно покосилась на Чарлза, он ободряюще сжал ей руку.
        Вновь посмотрев на Милтона, Тереза мысленно согласилась с тетей Хэтч, сказавшей, что ее похитителю досталось больше, чем ей. Спутанные пряди, выбившиеся из
“конского” хвостика, придавали Милтону неряшливый вид, дополненный темными кровоподтеками под обоими глазами, расквашенным носом и отвратительным фиолетовым синяком на шее. Судя по шине, наложенной на забинтованное запястье, он либо растянул связки, либо сломал кость во время стычки с тетей Хэтч.
        - Привет, Тесс! - поздоровался Милтон, противно ухмыляясь. - Какой приятный сюрприз!
        Тереза негодующе охнула.
        - И ты еще смеешь ухмыляться, Милтон Пиви? Ведь ты признался моей тете, что убил бедного Фрэнка!
        Милтон презрительно фыркнул в ответ:
        - Мне следовало укокошить и твою тетку. Эта баба чуть не отправила меня на тот свет. Скажи спасибо, что я не прислал тебе по почте ее расчлененный труп.
        - О! - Она смотрела на сидевшего перед ней мужчину, на его искаженное злобой лицо и зеленые, по-змеиному блестящие глазки и не могла поверить, что это тот самый Милтон Пиви, с которым дружил ее брат. Не хватало лишь жуткой маски свиньи, чтобы образ отпетого мерзавца был завершен.
        Между тем Чарлз угрожающе подался к стеклу:
        - Мистер Пиви, я не позволю вам разговаривать с мисс Фелпс в таком тоне!
        Милтон надменно взглянул на Чарлза:
        - Ох, напугал! Если ты собрался арестовать меня за убийство, милый мальчик, то ты опоздал: я уже арестован.
        - Я вас предупредил, - рявкнул Чарлз.
        Не обращая на него внимания, Милтон повернулся к Терезе:
        - Что касается Фрэнка, то этот подонок получил по заслугам!
        Тереза задохнулась от возмущения.
        - Ты… грязная свинья! Как ты можешь так говорить?
        Милтон ухмыльнулся:
        - А ты наивная дура, Тесс! Неужели ты до сих пор не знаешь всей правды?
        - Какой правды? - сердито спросила она. - Что ты похититель, вымогатель и убийца?
        Он наклонился к ней:
        - Послушай, Тесс: твой драгоценный братец Фрэнки убил бедного Кларка Суинсона!
        - Что?! Ты лжешь! - вскричала она.
        На его лице отразилось мстительное торжество.
        - Нет, Тесс, я не лгу. Посуди сама. Ты прекрасно знаешь, каким скупердяем был Фрэнк. И когда Суинсон принес ему бумаги, пропавшие из дневника Лаффита, с указанием места, где зарыт клад, Фрэнк не смог устоять.
        Тереза молчала. Фрэнк - убийца? Нет, не может быть!
        Однако если у ее брата и были какие-то недостатки, то жадность, несомненно, входила в их число… О Господи, неужели Милтон говорит правду?
        Она постаралась взять себя в руки и сухо спросила:
        - Так ты утверждаешь, что Суинсон нашел пропавшие страницы?
        - Да. Фрэнк был вне себя от радости, когда увидел рисунок Лаффита. Но разумеется, ему не хотелось ни с кем делиться своей находкой. Вот почему он убил Суинсона.
        Сдержав рвотный позыв, вызванный общением с Милтоном, Тереза произнесла:
        - По-твоему, это Фрэнк запер Суинсона под лестницей… оставив его умирать?
        - Совершенно верно, - злорадно подтвердил Милтон. - Суинсону нужен был только перевод, зато Фрэнк замахнулся на большее.
        - Ты лжешь! - воскликнула она. Он пожал плечами:
        - Можешь не верить, дело твое.
        Она нагнулась к нему:
        - А теперь, подлец, говори, за что ты убил моего брата?
        - Этого недоноска? - Милтон сердито взмахнул рукой. - Видишь ли, сначала Кларк Суинсон обратился ко мне, а я порекомендовал ему Фрэнка. Но твой неблагодарный братец решил надуть нас обоих. Он украл страницы дневника, избавился от Суинсона и собирался завладеть всеми сокровищами, не поделившись со мной ни центом. Он даже увел мою девушку и хвастался мне, что они с Келли убегут на юг Франции.
        - Келли была твоей девушкой? - охнула Тереза. На скулах у Милтона заходили желваки.
        - Да. Мы встречались несколько месяцев, а потом Фрэнк познакомился с Келли и отбил ее у меня. Когда я узнал, что он уговорил ее потихоньку уехать из страны и ждать его во Франции, во мне что-то надломилось. Я ударил Фрэнка по голове бронзовой статуэткой, вывез его на озеро и утопил. И поделом ему!
        - Боже мой! - вскричала Тереза. - Ты просто чудовище!
        Милтон только хмыкнул в ответ.
        - Но ты убил Фрэнка, не забрав у него перевод. Почему?
        - Потому что перевод у тебя, Тесс, - ответил Милтон. - Помнишь, я говорил, что Фрэнк назвал тебя своим “несгораемым сейфом”? Значит, он отдал перевод тебе.
        Тереза медленно покачала головой:
        - Ты ошибаешься. У меня нет никакого перевода.
        - Но он должен быть у тебя, Тесс. Если бы он был в вещах Фрэнка или в его компьютерных файлах, я бы давно его нашел.
        Она щелкнула пальцами.
        - Так вот почему ты без колебаний отдал мне компьютер Фрэнка?
        Он мрачно расхохотался:
        - Конечно. А зачем, как ты думаешь, я похитил твою зловредную тетку? Чтобы заставить тебя отдать мне бумаги. Но ты оказалась слишком эгоистичной, Тесс. Тебя ничуть не волновала судьба этой старой грымзы. Ты решила сохранить перевод для себя, стерва!
        Чарлз наклонился к нему, яростно потрясая кулаком:
        - Выбирай выражения, ублюдок, или я вырву твой поганый язык!
        Чарлз и Милтон злобно уставились друг на друга. В этот момент подошел охранник:
        - Прошу прощения, время закончилось.
        - Чтоб ты в аду сгорел, проклятый! - бросила Тереза Милтону.
        Но мерзавец остался невозмутим.
        - Если я и сгорю в аду, то вместе с твоим братцем, - произнес он с ухмылкой. - Ну, бывайте, ребята.
        Милтон отвернулся и, прихрамывая, вышел из комнаты для свиданий.
        Терезу трясло, как в лихорадке. Чарлз вывел ее из здания тюрьмы, помог сесть в машину, и тут она, не выдержав напряжения последних дней, разрыдалась. Он сел рядом и обнял ее.
        - Не плачь, пожалуйста, милая!
        - Ублюдок! - всхлипывала она. - Убил Фрэнка и теперь вешает на него смерть Кларка Суинсона! Боже мой, что же делать?
        Чарлз нежно поцеловал Терезу в лоб и смахнул слезы с ее щек.
        - Если тебе станет от этого хоть немного легче, то знай: я не верю, что Кларка Суинсона убил твой брат. Видишь ли, за преступление, совершенное из ревности, Милтон может отделаться пожизненным заключением, однако убийство без смягчающих вину обстоятельств по законам этого штата карается смертной казнью. Милтон просто пытается спасти свою шкуру.
        В ее взгляде мелькнула робкая надежда.
        - Ты в самом деле так думаешь?
        Он серьезно кивнул. Тереза слегка приободрилась. Рассуждения Чарлза выглядели вполне убедительными.
        - А если Милтон не сознается? Тогда память моего брата будет омрачена несмываемым позором.
        - Сознается, - заверил ее Чарлз. - Этот человек слишком любит себя. Если бы он не хвастал своими “подвигами” перед тетей Хэтч, то не обвинялся бы сейчас в убийстве. Я уверен, что он в конце концов не выдержит и расскажет следствию, как ловко он отделался от Суинсона. И потом, не забывай: в ящике, который мы сейчас ищем, Фрэнк мог оставить письмо или какое-то другое доказательство своей невиновности.
        - Ты прав, - согласилась Тереза. - Нам нужен телефон.
        Чарлз застонал.
        - Мой сотовый по-прежнему у меня в машине в ремонтной мастерской. - Он включил зажигание. - Может, заедем ко мне домой? Перекусим на скорую руку и позвоним.
        Он выехал со стоянки. Тереза тронула его за руку.
        - Глупости! Дом бабушки Мейзи гораздо ближе, чем твой. К тому же я хочу проведать ее и тетю Хэтч.
        - Бабушка Мейзи? - Чарлз радостно улыбнулся. - С удовольствием встречусь снова с милейшей миссис Эмбраш!
        Тереза грустно улыбнулась в ответ.
        - Тогда поехали.



        Глава 31

        Тереза и Чарлз поднялись на крыльцо викторианского особняка и постучали в дверь. Им открыла сияющая Мейзи Эмбраш в великолепном шелковом платье с цветочным рисунком и белых кожаных туфлях-лодочках. Щеки ее были нарумянены, а седые волосы уложены мелкими локонами, обрамляющими морщинистое лицо. Сладкий аромат лавандовых духов Мейзи смешивался с вкусными запахами свежей выпечки и крепкого горячего чая.
        - Привет, мои дорогие! Какая приятная неожиданность! - обрадовалась она. - А мы как раз собирались пить чай.
        Тереза обняла свою двоюродную бабушку и виновато улыбнулась:
        - Бабушка Мейзи, прости, что мы без предупреждения. Вот, были неподалеку и решили заглянуть к тебе и тете Хэтч, а заодно, если можно, воспользоваться твоим телефоном.
        - Конечно-конечно, милая. Только не думайте, что я отпущу вас без угощения. - Она обернулась к Чарлзу и протянула ему худую руку: - Я рада, что мы снова встретились, дорогой мой.
        Он пожал старушке руку и, нагнувшись, поцеловал ее в щеку.
        - Я тоже рад, миссис Эмбраш.
        Довольная, Мейзи пригласила их в дом.
        - Прошу в гостиную. Там Лилиан и пастор с женой. Сейчас мы будем пить настоящий английский чай. Я испекла булочки, сдобные лепешки, кекс с изюмом и даже пирожки с клубникой. Так что хватит на всех.
        Услышав про пастора с женой, Тереза мысленно застонала. У нее совершенно вылетело из головы, что Мейзи ждала гостей.
        - У тебя вкусно пахнет, бабушка Мейзи. Но мы на минутку. - Она грустно осмотрела свое платье и добавила: - Как видишь, мы с Чарлзом не одеты для светского вечера.
        - Ерунда! Вы оба чудесно выглядите! - воскликнула Мейзи, идя вслед за ними. - И потом, это же Галвестон - почти тропики.
        - Спасибо за приглашение, миссис Эмбраш, но мы в самом деле спешим, - вставил Чарлз.
        Мейзи расхохоталась и погрозила ему пальцем:
        - Знаю я, куда вы спешите, молодой человек. Вам, конечно, не терпится уединиться с моей внучатой племянницей!
        Чарлз смущенно улыбнулся в ответ.
        - Ну, вот мы и пришли, - сказала хозяйка дома, увлекая их в резной арочный проем. Гостиная была обставлена старинными креслами красного дерева и диванами, покрытыми чехлами из шелковой органзы в бело-голубую полоску. - Встречайте Чарлза и Терезу! - объявила она.
        Под перезвон чайной посуды трое присутствующих обернулись к вошедшим. У камина в кресле с высокой спинкой царственно восседала тетушка Хэтч, скромно причесанная, с запудренными синяками, в накрахмаленном платье из желто-зеленого ситца. По ее ухоженному виду было трудно догадаться, что она совсем недавно вырвалась из лап похитителя. Напротив Хэтч, на диване, сидели священник с женой - оба стройные, седовласые, миловидные. Мужчина был в традиционном пасторском облачении, женщина - в красивом темно-синем платье с кружевным воротником. На кофейном столике перед супругами красовался серебряный чайный сервиз, рядом стояли изящные тарелочки парижского фарфора.

“Какая аристократическая обстановка! - восхитилась Тереза. - Но почему пастор с женой так странно смотрят на Чарлза? Мужчина растерянно усмехается, а женщина округлила глаза от удивления”.
        Она покосилась на Чарлза и увидела, что он тоже в замешательстве.
        - Чарлз! - вскричал мужчина.
        - Чаки! - воскликнула женщина.
        Тереза в недоумении переводила взгляд с супругов на Чарлза.
        - Чаки? - прошептала она. - Ты знаком с этими людьми?
        Но ее спутник ушел от ответа.
        - Привет, родители, - смущенно сказал он. Терезе показалось, что она ослышалась.
        - Родители?
        - Любопытный поворот сюжета, - сухо заметила тетя Хэтч, оглядев сначала удивленную супружескую чету, потом окаменевшее лицо Чарлза.
        - Чарлз, что происходит? - резко спросила Тереза. Он поморщился и отвел глаза в сторону. Обстановку разрядила Мейзи, которая радостно захлопала в ладоши и погрозила Чарлзу пальцем.
        - Ага! Недаром мне показалась знакомой ваша фамилия, молодой человек! Ну конечно! Вы сын пастора Эверетта!
        - Сын пастора? - вскричала потрясенная Тереза. Чарлз стоял, понурив голову, и смотрел себе под ноги. Между тем женщина вскочила с дивана, бросилась к Чарлзу и радостно обняла его.
        - Чаки, дорогой, вот так встреча!
        Он густо покраснел,
        - Мама, прошу тебя, не называй меня Чаки! Я же не персонаж из фильма ужасов.
        Она весело засмеялась, махая руками.
        - Ох, Чаки, то есть Чарлз, ты, как всегда, остришь! - Лучезарно улыбаясь, она обернулась к Терезе: - А кто эта чудесная девушка?
        - Тереза Фелпс, внучатая племянница хозяйки дома, - объявил Чарлз с явным облегчением.
        Жена пастора протянула Терезе изящную тонкую руку:
        - Добрый вечер, милочка.
        Тереза поздоровалась, отметив про себя тонкие черты лица женщины и ярко-голубые глаза, явно унаследованные ее сыном.
        - Очень приятно с вами познакомиться, миссис Эверетт.
        - Мне тоже, дорогая.
        К ним подошел пастор.
        - Так вы внучатая племянница Мейзи? - спросил он, глядя на Терезу с улыбкой. - И вы знакомы с моим сыном? Надо же, до чего тесен мир!
        Тереза сердито покосилась на Чарлза.
        - Вы правы, - выдавила она и, постаравшись сделать приятное лицо, протянула руку отцу Чарлза. - Рада нашей встрече, отец Эверетт.
        Он энергично пожал ей руку.
        - Я тоже, милая девушка. Должен заметить, у моего сына отличный вкус.
        - Спасибо, - пролепетала Тереза. Миссис Эверетт с укором взглянула на сына:
        - Чарлзу следовало познакомить нас раньше. Он всегда скрывает от нас своих подруг.
        - Я уверена, что у него есть на то причины, - сказала Тереза, одарив Чарлза язвительной усмешкой.
        Судя по его несчастному виду, удар попал в цель. Атмосфера в гостиной вновь опасно сгустилась, но, к счастью, Лилиан нарушила затянувшееся молчание.
        - Может быть, мы наконец перекусим? - недовольно пробурчала она. - Мейзи, твои пироги наверняка уже испеклись. Не сочтите за невежливость, но я проголодалась. Не забывайте, что последние дни я провела в плену, а мой похититель не баловал меня деликатесами.
        Пастор повернулся к Лилиан и сочувственно похлопал ее по руке.
        - Конечно, милая мисс Хэтч. Простите нас. Судя по тем немногим подробностям, которые вы рассказали нам о своих злоключениях, вы пережили немалое потрясение, и теперь вам просто необходимо подкрепиться. - Он кивнул в сторону Чарлза: - Просто мы с Одри не ожидали встретить здесь своего сына, да еще вместе с его девушкой!
        Лилиан взглянула на Терезу с плохо скрываемым негодованием:
        - Надо сказать, что девушка вашего сына имеет некоторое отношение к моему похищению.
        - Что вы говорите? - вскричал пастор.
        - Как странно… - добавила не менее озадаченная миссис Эверетт.
        - Ну хватит, тетя Хэтч, - пробормотала Тереза, пораженная бестактностью Лилиан.
        - Почему же хватит? Я только начала, - возразила Хэтч, возмущенно вздернув подбородок. - Дело в том, что Тереза связалась с бандитами и…
        - Послушай, Лилиан, с тех пор как ты вернулась домой, ты все время городишь какую-то чушь про мою внучатую племянницу, - вмешалась Мейзи, тоже явно смущенная. - Я не желаю обсуждать подобные вещи в присутствии гостей. К тому же мне трудно представить, что моя дорогая Тереза в чем-то замешана.
        - Конечно, нет, - согласился пастор, улыбнувшись Терезе. - Она такая милая девушка!
        Лилиан презрительно фыркнула, но разумно удержалась от дальнейших комментариев и отхлебнула чая. Мейзи хлопнула в ладоши.
        - Садитесь, пожалуйста, - предложила она Терезе и Чарлзу. - Я сейчас принесу пироги, а Лилиан нальет вам чаю.
        - Тереза с удовольствием выпьет чаю, - отозвался Чарлз, чуть ли не силком усадив ее в свободное кресло. - А мне надо позвонить, миссис Эмбраш.
        - Поднимитесь на второй этаж, в спальню. Там есть телефон.
        - Спасибо. - Он взглянул на Терезу: - Давай браслет.
        Она сердито сверкнула глазами. К изумлению всех присутствующих, Чарлз нагнулся, расстегнул браслет и снял его с руки Терезы.
        - Что ты делаешь, Чарлз? - возмутилась его мать.
        - Сын, ты ведешь себя неучтиво, - добавил его помрачневший отец.
        Чарлз виновато улыбнулся родителям:
        - Простите, но я обещал Терезе отремонтировать ее браслет.
        Он стремительно вышел из комнаты, повергнув всех в изумление.
        Тереза с натянутой улыбкой оглядела собравшихся:
        - Извините, я сейчас.
        Она бросилась в холл и догнала Чарлза у лестницы.
        - Значит, это и есть тот самый распутник, с которым я якобы спала? - гневно прошипела она, ткнув большим пальцем в сторону гостиной.
        Чарлз остановился на нижней ступеньке и обернулся к ней, красный от стыда.
        - Только прошу тебя, Тесс, никому об этом не рассказывай!
        Она горько усмехнулась:
        - Ты в самом деле думаешь, что я расскажу твоим милым родителям те жуткие вещи, которые ты наговорил про родного отца? В отличие от тебя я еще не сошла с ума! Тебе никогда не приходило в голову, что ты жестоко оскорбил всех троих - меня, твоего папу и твою маму?
        Он застонал.
        - Прости меня. Тесс. Позже я все объясню. А сейчас, пожалуйста, возвращайся в гостиную и жди меня там.
        Он взбежал по ступенькам. Терезе ничего не оставалось, как внять его просьбе и вернуться к удивленным гостям бабушки Мейзи. Сама хозяйка дома была на кухне.
        - Какой странный молодой человек! - произнесла Лилиан, покашляв.
        Тереза села на прежнее место. У нес появилось странное желание защитить Чарлза.
        - Он обещал отремонтировать мой браслет, - объяснила она. - Понимаете, эта вещь дорога мне как память о брате… он недавно умер.
        Супруги Эверетт вздохнули.
        - Мы вам искренне сочувствуем, милая, - сказал пастор.
        - Да, - подхватила его жена. - Мейзи вкратце рассказала нам, какую ужасную трагедию пережила ваша семья.
        - Спасибо, - пролепетала Тереза, одергивая короткую юбку. - Так вот, на моем браслете сломался замочек, и Чарлз взялся… ну, вы понимаете… - Она осеклась, чувствуя себя до крайности нелепо.
        При виде ее неловкости тетя Хэтч просияла и взяла со стола чайник.
        - Хочешь чаю, Тереза?
        - Да, спасибо. - Радуясь возможности отвлечься, она взяла чашку с чаем, сердито взглянула на Лилиан и вернулась к своему креслу.
        - Ну, милочка, расскажите нам, как вы познакомились с моим сыном, - попросила миссис Эверетт.
        Тереза чуть не захлебнулась чаем.
        - Э… как мы познакомились?
        - Да.
        Она не знала, что говорить. По счастью, в этот момент в гостиную вошла Мейзи, неся в руках покрытый салфеткой серебряный поднос с горой булочек и пирожков. Гости принялись передавать друг другу тарелки с выпечкой.
        - Итак, все присутствующие представлены друг другу? - спросила Мейзи, церемонно откусив кусочек от своего пирожка.
        Пастор, который с аппетитом поглощал сдобную лепешку, сказал:
        - Да вот Тереза собиралась рассказать, как она познакомилась с нашим сыном.
        - Ох, простите, - пробормотала Тереза, отложив свою булочку. - Мы с Чарлзом… познакомились в хьюстонском универмаге. Это было несколько дней назад. С тех пор мы встречаемся.
        - Хочу заметить, что Тереза не обычная девушка, - с гордостью вставила Мейзи. - Моя внучатая племянница хорошо образованна. Она пишет диссертацию по современной седиментологии.
        - Вот как?! - воскликнул пастор Эверетт.
        - Мы очень рады, что у Чаки такая умная подруга, - добавила миссис Эверетт. - Знаете, мы редко видим Чарлза, а он, мошенник, не рассказывает нам про своих женщин.
        - В последние дни у меня была возможность понаблюдать за вашим сыном, и я должна с вами согласиться: он действительно мошенник, - язвительно заметила Лилиан.
        Эверетты недоуменно переглянулись.
        - Что ты говоришь, тетя Хэтч? - укорила ее Тереза и с улыбкой обратилась к родителям Чарлза: - Простите мою тетю. Она, должно быть, слегка повредилась в уме, пока сидела в плену. - Глаза Лилиан вспыхнули гневом, но Тереза подняла руку и быстро продолжила: - Позвольте спросить, что привело вас в Штаты?
        Пастор посмотрел на нее с благодарностью.
        - Мы приехали в Америку в рамках летней программы обмена опытом, которую финансирует методистская церковь, - объяснил он. - Я временно замещаю галвестонского пастора, духовного наставника вашей бабушки Мейзи, пока он работает в нашем приходе в Англии.
        - Замечательно, - одобрила Тереза.
        - Нам здесь нравится, - добавила Одри. - Конечно, местную жизнь не сравнить с жизнью в нашей английской деревушке, где главными событиями года по-прежнему считаются овощная ярмарка и парусная регата на Темзе. В Америке много суеты. Но Галвестон - чудесный старинный город, а наши прихожане - очень милые люди. И что самое приятное, мы имеем возможность навещать наших родственников - брата Кингсли и его семью в Остине, ну и, конечно, нашего дорогого и единственного ребенка Чарлза.
        - Легок на помине, - буркнула Тереза, увидев, что он возвращается в гостиную.
        Мрачный и сосредоточенный, Чарлз подошел к Терезе и протянул ей браслет - как она заметила, уже без ключа.
        - Миссис Эмбраш, - сказал он с сокрушенным видом, - я приношу свои извинения, но нам с Терезой нужно идти.
        - А как же чай? - спохватилась старушка.
        - Послушай, Чаки, - одернула его мать, - неужели мы так и не сумели привить тебе хорошие манеры? Ты ведь только что пришел!
        - Прости, мама, но дело крайне срочное. Можно даже сказать, вопрос жизни и смерти, - отозвался Чарлз.
        - Ремонт браслета - вопрос жизни и смерти? - охнул отец.
        - Что? - не понял Чарлз.
        Видя, что он решительно настроен уехать, Тереза поставила свою тарелку и поднялась с кресла.
        - Прошу прощения, нам действительно пора.
        Чарлз подхватил ее под руку.
        - До свидания, - бросил он и буквально выволок Терезу из гостиной, не обращая внимания на изумленный ропот присутствующих.
        - Ну? - спросила она, когда они вышли на крыльцо. - Что случилось? Зачем надо было так бесцеремонно вытаскивать меня из-за стола?
        Он сердито взглянул на нее:
        - Мой друг нашел почтовый ящик, Тесс. Мы попали в точку. Ящик здесь, в Галвестоне, и записан на имя Фрэнка.
        - О Боже! Я и не знала, что у Фрэнка здесь есть почтовый ящик. Он никогда мне об этом не говорил.
        - Но это так.
        - А ключ от ящика он прислал мне, - с волнением продолжила она. - Значит, по логике вещей, там должно быть что-то для меня.
        Они подошли к ее машине. Он распахнул перед ней дверцу.
        - Да, похоже на то.
        Всю дорогу до маленького почтового отделения Тереза сидела с каменным лицом и молчала, не в силах прийти в себя после встречи с родителями Чарлза. Каков наглец! Придумал, что она крутит шашни с его отцом, добропорядочным английским священником! У этого человека совсем нет совести! Ей хотелось отругать его за столь чудовищный обман, но она чувствовала, что это бесполезно. Если он до сих пор не открыл ей всей правды, то не откроет ее и сейчас.
        Несколько раз она ловила на себе его смущенный, вопросительный взгляд, но тут же отводила глаза и задумчиво смотрела в окно.
        Чарлз с горечью видел, что Тереза замкнулась. Сегодня у нее было немало потрясений: чудесное избавление тети, страшная правда об убийстве брата, разговор с убийцей и в довершение всего - встреча с его родителями, доказавшая его обман. Он понимал, почему она сердится. Ему хотелось обнять ее, перекинуть мост через ту пропасть, что их разделила. Но он по-прежнему не мог рассказать ей правду. Ее прекрасное лицо, исполненное горького разочарования, говорило о том, что спасти их отношения может лишь полная откровенность. Но увы, откровенность была для него сейчас недоступной роскошью.
        Они оставили машину в тенистом переулке и поспешили на почту. Чарлз быстро нашел нужный ящик, отпер его и достал оттуда большой бумажный конверт.
        - О Боже! - пробормотала Тереза. Чарлз внимательно оглядел конверт:
        - Кажется, это тебе. От Фрэнка.
        - Здесь те самые таинственные бумаги, которые требовал Милтон? - усмехнулась она.
        - Вполне вероятно.
        Тереза с трепетом взяла конверт в руки.
        - Да, почерк Фрэнка и его обратный адрес. - Она взглянула на почтовую марку: - Отправлено месяц назад, всего за несколько дней до… - Она содрогнулась.
        Чарлз тронул ее за руку и сочувственно улыбнулся.
        - Скорее всего здесь лежат страницы, которых недостает в дневнике Лаффита, и в них указано место хранения клада.
        - Может быть, - отозвалась она.
        Он нетерпеливо выдохнул:
        - Ну что, Тесс, будешь открывать?
        Она сердито вскинула голову:
        - Нет.
        - Нет? - удивился он.
        Она смотрела на него сквозь слезы ярости.
        - Пора тебе уйти с моей дороги, Чарлз.
        - Что?
        Она сглотнула ком в горле.
        - Я сыта по горло тобой и твоей ложью, Чарлз Эверетт! Прощай. Я поеду домой одна.
        Он схватил ее за руку и умоляюще заглянул в глаза:
        - Пожалуйста, Тесс, не гони меня! Я знаю, ты сердишься, и это понятно. Я сочинил глупую историю про тебя и моего отца. Но мне надо было как-то подобраться к тебе, чтобы тебя защитить…
        - А потом забрать вот это, - печально закончила она, помахивая конвертом.
        На скулах Чарлза заходили желваки, но, к разочарованию Терезы, он не опроверг ее обвинение.
        - Что ты собираешься делать с конвертом, Тесс?
        - Это тебя не касается, - ответила она сдавленным голосом. - Однажды ты сказал, что в этом деле замешаны две враждующие группировки. Ты и тогда солгал. Группировок три: Маноло с дружками, Милтон Пиви и ты. Ты тоже охотишься за сокровищами, не так ли, Чарлз?
        Оставив этот выпад без комментариев, он повторил свой вопрос:
        - Что ты сделаешь с конвертом?
        - Сожгу, - объявила она. - Что?
        - Я сожгу этот проклятый конверт! Он принес нашей семье слишком много горя.
        - Но, Тесс! - воскликнул Чарлз. - Может быть, там есть информация, доказывающая, что Фрэнк невиновен в убийстве Кларка Суинсона.
        Она опять помахала конвертом у него перед носом.
        - А тебе что за дело? Может быть, там есть информация, доказывающая его виновность! В любом случае я больше ничего не желаю знать.
        Она отвернулась от Чарлза и зашагала прочь.



        Глава 32

        Дома Тереза села на диван и долго смотрела на большой конверт, лежащий у нее на коленях. К горлу подкатывал ком, глаза обжигали невыплаканные слезы. Она не хотела знать, что лежит в этом конверте… Она боялась узнать правду.
        Но в конце концов любопытство взяло верх. Дрожащими пальцами она вскрыла бумажный конверт…
        И извлекла на свет его содержимое: адресованное ей рукописное письмо Фрэнка; упакованный в пластик большой старинный лист, состоящий из двух страниц с выцветшей картой на одной стороне и таким же тусклым французским манускриптом на другой; заметки, сделанные рукой Фрэнка, - очевидно, перевод текста.
        Прежде всего она прочла письмо Фрэнка:


        Дорогая Тереза!
        Боюсь, что ты получила это письмо при трагических обстоятельствах. Прости, милая сестренка, если я втянул тебя в ту драму, которой обернулась моя жизнь.
        Здесь же ты найдешь двойной лист из исторического документа - дневника, предположительно написанного капером Жаном Лаффитом. Ты, конечно, знаешь, что в начале девятнадцатого века Лаффит какое-то время жил в Галвестоне и якобы закопал большую часть своих сокровищ на берегу залива. Оригинал его дневника хранится в Региональной библиотеке и Исследовательском центре имени Сэма Хьюстона в Либерти, штат Техас. Однако в документе не хватает двух страниц… Я абсолютно уверен, что именно их ты сейчас держишь в своих руках.


        Тереза перечитала последнюю фразу, и сердце ее подпрыгнуло. Дрожащими пальцами она взяла желтый лист дневника и внимательно осмотрела блеклую карту галвестонского побережья с аккуратным крестиком возле небольшой бухточки. Записи на обратной стороне были сделаны уверенной рукой Жана Лаффита. Его каллиграфический почерк был ей уже хорошо знаком. Мысль о том, что у нее в руках столь важный исторический документ, вселяла в Терезу священный трепет. Подумать только: сам Жан Лаффит вычертил эту карту и написал к ней инструкцию!
        Немного успокоившись, она продолжила чтение:


        Объясню, каким образом попали ко мне эти страницы. Один строительный подрядчик из Галвестона, по имени Кларк Суинсон, обратился сначала к моему соседу по дому, Милтону Пиви, а потом ко мне. Ему надо было перевести двойной листок из старинного французского дневника, который он нашел, ремонтируя чей-то коттедж. Суинсон подозревал, что эти страницы принадлежат перу Жана Лаффита, и умолял меня никому не рассказывать о его находке. Он даже предложил поделиться со мной возможной прибылью.
        Разумеется, я согласился и начал утомительное изучение рукописи. Для начала я сделал лабораторный анализ маленького фрагмента пергамента, определив возраст бумаги и чернил. Потом я отправился в Либерти, заказал копию дневника и тайком сравнил страницы, которые дал мне Суинсон, с оригиналом документа. Вскоре я пришел к выводу, что это те самые страницы, которых не хватает в дневнике Лаффита. Я сделал перевод инструкции и таким образом узнал, где зарыты сокровища. В конверте лежит текст перевода с подробным описанием этого места.
        Тереза, я от души надеюсь, что мои изыскания не подвергли твою жизнь опасности. Дело в том, что Кларк Суинсон таинственным образом исчез, и это меня очень тревожит. Я чувствую себя слегка виноватым, продолжая поиски сокровищ без него. Но если со мной что-нибудь случится, я хочу, чтобы ты, Тесс, получила мою долю. К сожалению, у меня мало времени, и я не могу объяснить тебе все. Возможно, мне придется на время уехать из страны и дождаться, когда все уляжется. Милтон рвет и мечет: он догадывается о наших с Кларком делах и злится, что мы не желаем брать его в долю. Он возненавидел меня еще и за то, что я увел у него Келли. Но, узнав, что он закатывал ей жуткие скандалы и даже бил ее в приступе ревности, я решил оградить ее от этого чудовища: по моей просьбе она уехала за границу. А что касается этого подлеца Милтона, то он не заслуживает даже сотой доли сокровищ…
        Тереза, если ты будешь читать эти строки после моей смерти, пожалуйста, постарайся найти клад Лаффита и отдай половину Кларку Суинсону или его матери. Береги наших родителей.
        С любовью, Фрэнк.


        Смахнув с глаз слезы грусти и облегчения, Тереза сложила письмо и еще раз просмотрела страницы старого дневника, а потом прочла перевод Фрэнка, который оказался последовательной и подробной инструкцией к поиску галвестонских сокровищ, зарытых на западном берегу.
        По крайней мере теперь она знала точно, что Фрэнк не убивал Кларка Суинсона, и главное, что ей надлежало сделать, - это показать письмо полиции. Тем самым она разгласит тайну сокровищ, и правительство наверняка заберет их себе, но сокровища и раньше ее не интересовали, а сейчас и подавно. Главное - Фрэнк… и Чарлз, человек, который предал ее доверие.
        Мысли Терезы прервал шум распахнувшейся входной двери. Она в страхе закричала, увидев, что в ее дом вломилась банда Маноло. Лица всех троих были решительны и свирепы. Маноло держал в руке нож, у Фредди из-за пояса торчал револьвер.
        Испуганная Тереза вскочила с дивана и бросилась к черному ходу. Но Маноло оказался проворнее. Он нагнал ее и схватил за волосы, намотав их себе на кулак. Она завизжала от боли и ужаса.
        - Привет, крошка! - ухмыльнулся мексиканец, помахивая у нее перед носом ножом.
        Тереза попыталась вырваться.
        - Черт возьми, что ты делаешь? Отпусти меня и убирайся вон!
        Не обращая внимания на ее возмущенные крики, он выволок ее на середину комнаты.
        - Нет, женщина, сначала мы уладим кое-какие дела. - Он повел ножом в сторону Фредди: - Закрой дверь, живо!
        Фредди с усмешкой захлопнул дверь и подпер ее креслом. Тем временем Маноло заметил на кофейном столике конверт. Он оттолкнул Терезу и схватил его.
        - Я вижу, Фрэнки прислал тебе привет? - торжествующе спросил он.
        - Отдай! - крикнула она, потирая голову. Маноло толкнул ее на диван.
        - Заткнись, женщина! Могла бы и догадаться, что мы так просто от тебя не отстанем. Мы следили за тобой и твоим любовничком и видели, как вы выходили с почты.
        Тереза съежилась на диване. Маноло порылся в конверте и достал перевод Фрэнка.
        - Смотри-ка, - обратился он к Фредди, - старина Фрэнки оставил нам карту с указанием места, где зарыт клад.
        - Классно! - обрадовался Фредди.
        - Ну что, парни, рванем за сокровищами? - предложил Гектор, потирая руки.
        - Не спеши. - Отложив бумаги, Маноло рывком поднял Терезу на ноги и опять помахал у нее перед носом ножом. - Сначала я поквитаюсь с этой дамочкой - пусть знает, как распускать язык! Впрочем, может быть, она захочет расплатиться со мной более приятным способом? - добавил он с гнусной ухмылкой.
        Приятели Маноло весело заржали.
        - Я скорее утоплюсь, - прошипела Тереза.
        - Мы можем удовлетворить ваше желание, леди, - издевательски предложил Маноло.
        Внезапно что-то ударило во входную дверь, и все четверо обернулись на звук. Человек на крыльце пытался сдвинуть кресло. Маноло дал знак Фредди, тот быстро отошел в угол и выхватил из-за пояса револьвер. В следующую секунду дверь распахнулась, и в комнату влетел Чарлз с пистолетом на изготовку. Тереза пыталась привлечь его внимание, дергая головой в сторону Фредди, который стоял у него за спиной.
        - Знаешь, милая, мне уже надоело тебя спасать! - объявил Чарлз, к несчастью, не успевший заметить ее отчаянных сигналов.
        Пока он говорил, Фредди рванулся вперед и ткнул Чарлза в спину дулом револьвера.
        - Брось пушку! - приказал он.
        Чарлз помедлил, на лице его отразилась растерянность. Маноло встряхнул Терезу за плечи и приставил нож к ее горлу.
        - Брось пушку, парень, или я перережу горло этой сучке! - крикнул он.
        Но Чарлз все еще колебался, не зная, на что решиться.
        - Я не шучу, парень! - рявкнул Маноло и царапнул Терезу лезвием. Она поморщилась.
        Чарлз шагнул вперед, побледнев от гнева.
        - Отпусти ее! - прорычал он.
        - Брось пушку, тебе говорят! - повторил Маноло.
        Чарлз бросил оружие на пол.
        Фредди подхватил пистолет Чарлза, и бандитская троица издала дружный победный вопль.
        - Идемте копать клад! - опять предложил Гектор. Маноло все еще держал нож у горла Терезы.
        - Сначала разберемся с этой парочкой. Их нельзя так оставлять: они настучат копам.
        - Разбирайся скорее, - бросил Фредди скучающим тоном.
        Маноло нерешительно перевел взгляд с Терезы на Чарлза.
        - Не хотелось бы вешать на себя мокруху… - протянул он.
        Его дружки презрительно фыркнули.
        - Ты мужик или баба? - спросил Фредди.
        - Что, струсил? - ухмыльнулся Гектор.
        - Ничего я не струсил! - возмутился Маноло. - Но если мы застрелим или прирежем этих двоих, у нас могут быть крупные неприятности.
        - И что ты предлагаешь? - спросил Фредди.
        - Придумал! - весело воскликнул Гектор. - Отведем их на берег и утопим - по просьбе дамочки.
        Чарлз и Тереза в ужасе переглянулись.
        - Точно, - подхватил Фредди, потирая руки. - У меня в багажнике есть крепкая веревка. Мы свяжем их и бросим в воду.
        - А что, это мысль! - Маноло подтолкнул Терезу к двери и прорычал: - Во двор, живо!
        - Ты шутишь? - возмутился Чарлз. Маноло взмахнул ножом:
        - Разве это похоже на шутки?
        - Вы проведете остаток жизни за решеткой! - пообещал Чарлз.
        - Не проведем, если не будет свидетелей, - отозвался Маноло. - Во двор, я сказал!
        Подгоняемые оружием, Тереза и Чарлз побрели к двери.


* * *
        - Слушай, как мы будем их топить? - спросил Фредди у Маноло.
        - А я знаю? - ответил Маноло. - Привяжем к бревнам да скинем в воду.
        Тереза в страхе покосилась на Чарлза. Он храбро улыбнулся, но она видела по его глазам, что он испуган не меньше ее. Они стояли шагах в десяти от кромки воды. Гектор деловито связал им руки и ноги, а неподалеку Фредди и Маноло оживленно обсуждали, каким способом их лучше утопить. Тереза в отчаянии оглядела берег, но, к несчастью, вокруг не было ни души, только морские птицы с криками носились над волнами и ныряли за рыбой.
        Гектор стянул ей руки за спиной.
        - Эй, полегче! - вскричала она. - Больно ведь!
        - Не волнуйтесь, мэм, терпеть придется недолго, - отозвался бандит, зловеще усмехнувшись.
        Тем временем Фредди заметил в нескольких ярдах от берега брошенную гребную шлюпку и решил ее осмотреть.
        - Эй, Маноло, здесь, в лодке, большая дыра. Давай посадим их в нее и спустим на воду, а прилив сделает за нас всю грязную работу.
        - Проклятие, - пробормотала Тереза. - И почему я не отремонтировала эту шлюпку?
        - Так она твоя? - Чарлз закатил глаза.
        Маноло небрежной походкой приблизился к лодке, заглянул в нее и усмехнулся:
        - Классно! Теперь им точно крышка. А ну, взяли!
        Трое бандитов подтащили шлюпку к воде и повернулись к своим пленникам.
        - Джентльмены, не делайте этого, иначе потом пожалеете! - предупредил их Чарлз.
        - Молчи, парень, или мы заткнем вам обоим рты кляпами, - прорычал Маноло в ответ.
        Он схватил Терезу и поволок к шлюпке. Фредди и Гектор тащили Чарлза, который отчаянно вырывался и ругался. Их обоих бесцеремонно бросили в лодку: сначала Терезу - спиной на скамейку, потом Чарлза - лицом вниз. Придавленная тяжестью его тела, она чувствовала, как жесткое сиденье больно врезается в поясницу. Им стало еще хуже, когда Фредди обмотал их веревкой и привязал к металлической скамье.
        - Какая сексуальная поза! - воскликнул Гектор.
        - Ну что ж, может быть, они успеют заняться сексом, прежде чем отправятся к праотцам, - сострил Фредди.
        - Прошу вас, не бросайте нас! - взмолилась Тереза.
        - Заткнись! - прикрикнул Гектор. - Скажи спасибо, что мы вас не пристрелили.
        - Это очень благородно с вашей стороны, - буркнул Чарлз, вывернув шею и злобно взглянув на своих мучителей.
        - Пока, ребята! - Маноло шутливо отсалютовал.
        Бандиты зашагали прочь, гогоча во все горло. Несчастных пленников обдало прохладной волной. Лодка пугающе накренилась в сторону залива. Тереза поежилась и уныло взглянула на Чарлза.
        - И этих головорезов ты назвал обыкновенной уличной шпаной?
        - Да, кажется, я их недооценил, - согласился он хмуро. У нее жутко болела спина.
        - Ты не мог бы с меня слезть?
        - Попробую. - Он чуть-чуть отодвинулся. - Так лучше?
        Их окатило новой волной, и Тереза нахлебалась воды. Скорчив гримасу, она выплюнула попавший в рот песок.
        - Замечательно! Мы в любой момент можем утонуть. Стоит ли беспокоиться о временных неудобствах?
        Чарлз застонал.
        - Знаешь, милая, раз уж мы попали в такой переплет, я, пожалуй, нарушу инструкцию и расскажу тебе, кто я на самом деле, - на тот случай, если нам не удастся выбраться отсюда живыми.
        По лодке прокатилась очередная волна, увлекая ее в залив.
        - По-моему, ты несколько опоздал.
        Он посмотрел на нее, его голубые глаза были полны страдания.
        - Выслушай меня, Тереза, прошу тебя! У нас мало времени.
        - Ну ладно, валяй.
        - Я агент министерства финансов…
        - Агент министерства финансов? - вскричала она.
        - И старый друг твоего покойного брата. Как я тебе и говорил, мы познакомились в колледже. Шесть недель назад Фрэнк пришел ко мне очень взволнованный и спросил, какие государственные законы регулируют обнаружение золота, зарытого на территории США. Я ответил, что в Техасе даже раскопки такого клада являются преступлением, и что все найденные сокровища немедленно изымаются местными или федеральными властями. Тогда Фрэнк замкнулся и больше не заикался о кладе, но мы с ним немножко поболтали, вспомнили старые времена. О тебе он отзывался с большой теплотой. Даже сказал, что ты единственный человек на свете, которому он по-настоящему доверяет.
        - Он так сказал? - Голос Терезы дрожал от волнения.
        - Да, милая. Потом он поблагодарил меня и ушел. Больше мы не общались. Однако когда он умер, я, разумеется, доложил о случившемся моему начальству. Обстоятельства гибели Фрэнка показались нам крайне подозрительными. Мы решили, что он говорил о вполне реальных сокровищах. Меня направили сюда с тайным заданием: найти убийцу Фрэнка, отыскать клад и защитить тебя от опасности. Из моего последнего разговора с Фрэнком мы заключили, что посвятить во все подробности он мог лишь тебя одну.
        Тереза была потрясена этими откровениями.
        - Черт возьми! Почему же ты раньше молчал, Чарлз?
        Он виновато посмотрел на нее:
        - Видишь ли, Тереза, отправляя меня на это задание, мой начальник дал мне полный карт-бланш, но запретил говорить тебе или кому-то еще, кем я работаю. Если честно, мы думали, ты знаешь место, где зарыты сокровища, и не рассчитывали на твое бескорыстие. Мне не следовало говорить тебе даже о том, что мы с Фрэнком были знакомы.
        Тереза горько усмехнулась:
        - Вы напрасно беспокоились: меня никогда не интересовали сокровища. Так, значит, ты правительственный агент, Чарлз Эверетт? А я-то удивлялась, как быстро тебе удалось сегодня все уладить на почте.
        - Я знал, что это тебя удивит, так же как и многое другое.
        Тут она до конца осознала смысл его слов, и сердце ее болезненно сжалось.
        - А наши с тобой отношения? - сдавленно спросила она. - Ты спал со мной, чтобы втереться ко мне в доверие и поскорее добраться до сокровищ? Это была всего лишь часть твоего задания?
        В его глазах вспыхнула обида.
        - Нет, Тереза, милая! Как ты могла подумать…
        Но ее крик не дал ему договорить: очередная волна накрыла их с головой, и шлюпка угрожающе закачалась. Они в отчаянии переглянулись.
        - Прости, Тереза, что я втянул тебя в эту историю, - сказал Чарлз.
        - Не ты ее начал.
        - Но я чувствую себя виноватым, ведь я не сумел тебя защитить.
        Он казался таким расстроенным, что ей не хватило духу его упрекать.
        - Ты сделал все, что мог.
        Он робко улыбнулся:
        - Милая… я хочу, чтобы ты знала: мой романтический интерес к тебе никак не связан с моей работой. Я действительно увлекся тобой - не потому, что хотел получить от тебя информацию. Кстати, меня могут даже уволить за то, что в ходе расследования я вступил в близкие отношения с объектом.
        - Значит, я объект? - Она повысила голос.
        - Дай мне договорить! - взмолился он. - Конечно, сначала мы подозревали всех подряд.
        - Да, я помню, - язвительно отозвалась она.
        - Но я полюбил тебя вопреки всем служебным предписаниям!
        - Ты… полюбил меня, Чарлз? - спросила она срывающимся голосом.
        В его глазах светилась невыразимая нежность.
        - Всем сердцем. Ты очаровала меня с первого взгляда.
        - О Чарлз! - воскликнула она со слезами на глазах. - Мне кажется, я тоже тебя люблю.
        - Правда? Тогда поцелуй меня.
        - Перед смертью? - спросила Тереза с печальной усмешкой.
        - За твой поцелуй не жалко и умереть, - галантно ответил он.
        Они сомкнули губы в долгом страстном поцелуе. Лодка закачалась от новой волны, и Тереза содрогнулась.
        - Ну что, будем прощаться?
        Его грустное лицо вдруг озарилось улыбкой.
        - Постой, милая, у меня есть идея! Попытайся перевернуться.
        - Что?! Ты в своем уме, Чарлз?
        - Не бойся, я не собираюсь насиловать тебя в шлюпке. Перевернись, а я постараюсь развязать веревку зубами.
        - Какое заманчивое предложение!
        - Быстрее, Тереза. Неизвестно, сколько еще волн мы сумеем выдержать.
        - Это верно.
        Веревка была туго затянута вокруг ее талии, но Тереза все же изловчилась и перевернулась животом на скамейку. Короткая юбка задралась, явив взору Чарлза все ее прелести.
        - Ну, ты доволен?
        Он тихо присвистнул:
        - Отличная поза!
        - Развязывай веревку и помалкивай!
        Ухмыльнувшись, он налег на Терезу и впился зубами в ее запястья.
        - Ой!
        - Прости, милая, очень тугой узел.
        - Пожалуйста, поскорее.
        - И так тороплюсь.
        Тереза услышала хлопанье крыльев и громкий птичий крик.
        - Проклятие! - простонал Чарлз. - Мне на задницу села птица.
        - А мне на задницу навалился мужчина. - Тереза вывернула шею. - Это чайка-хохотунья.
        - Она хохочет над нами. Не дергайся, пожалуйста.
        Еще несколько минут Чарлз вгрызался зубами в веревку, а Тереза выла от боли. Потом на лодку обрушилась мощная волна, и их отнесло от берега.
        - Скорее, Чарлз! - испуганно вскричала Тереза. - К-кажется, мы пустились в плавание, даже не выпив шампанского!
        - Сейчас, Тесс, осталось совсем чуть-чуть, - откликнулся он, еще раз укусив ее за руку.
        - Ой! Чарлз… - Она осеклась, различив вдали знакомый голос. - Ты слышишь?
        - Что именно?
        - Ради Бога, прислушайся!
        Оба напрягли слух.
        - Эй, мэм, вы в лодке? - донеслось с берега.
        - Сюда! - хрипло крикнула Тереза.
        Послышался топот ног и тяжелое дыхание, потом над ними нависло знакомое лицо, вытянутое от удивления.
        - Ну и ну, мэм!
        Оба пленника дружно вывернули шеи.
        - Билли Боб! - вскричала Тереза.



        Глава 33

        - Вы что же, ребята, не могли найти другого места для развлечений? - выбранил их Билли Боб. - Что вы тут делаете, черт возьми?
        Испуганно округлив глаза, он стоял над ними с блокнотом в руке и в кепке, сдвинутой на затылок.
        - Тонем, разве не видишь? - прорычал Чарлз, сердито сверкая глазами. - Хватит молоть языком, лучше помоги нам отсюда выбраться.
        - Сейчас, ребята! - Бросив свой блокнот, Билли Боб нагнулся и с громким кряхтеньем вытащил лодку из воды, потом достал из кармана перочинный ножик и начал резать веревки. - Вот. Так лучше?
        - Слава Богу! - Сбросив с себя спутанную веревку, Чарлз выбрался из шлюпки и подал руку Терезе. - Ты жива, милая?
        С его помощью она вылезла из шлюпки.
        - Жива, вот только вымокла до нитки и вся перемазалась илом.
        - Как ты узнал, что мы здесь? - спросил Чарлз у Билли Боба.
        Паренек усмехнулся:
        - Один тип по имени Маноло остановил меня на берегу и сказал, что в шлюпке барахтается пара идиотов, и что они скоро потонут. Знаете, мэм, может быть, мне показалось, но он очень похож на одного из тех парней, что обстреливали ваш дом. Хорошо, что он меня остановил, ведь я не собирался сегодня здесь работать.
        - Нам повезло, что ты оказался поблизости! - воскликнула Тереза. Взглянув на Чарлза, она ощутила спазм в горле: только сейчас до нее дошло, что они были на волосок от смерти. - Мы спасены, Чарлз!
        Он прижал ее к груди.
        - Да, милая, мы спасены. - Быстро поцеловав Терезу, он обернулся к Билли Бобу и протянул ему руку: - Спасибо, приятель.
        Билли Боб пожал Чарлзу руку, смущенно переминаясь с ноги на ногу.
        - Пустяки, ребята.
        Тереза порывисто обняла паренька:
        - Спасибо! Ты спас нам жизнь. Теперь мы твои должники.
        Он густо покраснел.
        - Не стоит благодарности, мэм. Я из бригады “Жук”, и помогать людям - моя работа. - Подняв с земли свой блокнот, он посмотрел на дом. - Раз уж я здесь, могу еще раз проверить, нет ли у вас крыс.
        Тереза усмехнулась:
        - Я думаю, все крысы давно разбежались. Но ты все равно пришли нам огромный счет.
        - Договорились. Ну ладно, пойду, меня ждет очередной заказчик. Пока, ребята.
        Он неторопливо побрел прочь, а Тереза вновь бросилась в объятия Чарлза.
        - Слава Богу, все обошлось! Похоже, у нашего приятеля Маноло все-таки есть сердце.
        Чарлз кивнул.
        - Маноло гонялся за сокровищами, но не посмел хладнокровно убить людей, как Милтон Пиви.
        - Будь он проклят, этот Милтон Пиви! - с чувством сказала Тереза. - Хоть бы его заперли в тюремной камере и не выпускали до конца его дней!
        - Я уверен, что так и будет, милая.
        Она покосилась на него:
        - Ну что, мистер агент, разве вы не собираетесь ловить Маноло и его дружков?
        - Мне кажется, Маноло заслужил небольшое снисхождение за свой великодушный поступок, - ответил Чарлз, откидывая с ее лба мокрые пряди волос. - К тому же он взял конверт, и теперь мы не знаем, где их искать.
        - Нет, знаем, - улыбнулась Тереза. - Перед тем как он вломился в мой дом, я успела заглянуть в карту.
        Чарлз просиял:
        - Не может быть! Ты же хотела его сжечь.
        - Я передумала, - призналась она. - Я видела все: страницы старого французского дневника, в том числе карту с указанием места хранения сокровищ…
        - О Боже! - взволнованно воскликнул Чарлз.
        - … перевод Фрэнка и его письмо ко мне. Как мы и предполагали, он невиновен в смерти Суинсона. Исчезновение Кларка его очень встревожило. - Она вздохнула. - Жаль только, что у нас нет его письма и мы не сможем показать его полиции, чтобы вернуть ему доброе имя.
        Чарлз поцеловал ее в лоб.
        - Мне тоже жаль, милая. Но мы оба живы, и это главное. Пойдем в дом.
        Однако в гостиной их ждал приятный сюрприз. Тереза радостно вскрикнула, заметив на кофейном столике большой бумажный конверт, а на полу под столиком - разбросанные страницы письма Фрэнка.
        - Смотри, Чарлз!
        Он быстро подошел, взял конверт, письмо и протянул все бумаги Терезе.
        Она заглянула в конверт - как и следовало ожидать, он оказался пуст - и, отложив его в сторону, прижала к сердцу письмо брата.
        - Слава Богу! Маноло взял только инструкцию и страницы из дневника. Письмо осталось у нас, и мы можем отнести его в полицию.
        - Отлично, Тесс, - согласился Чарлз.
        - Итак, что будем делать? Ты позвонишь своему начальству и расскажешь про сокровища?
        Чарлз смущенно улыбнулся:
        - Вообще-то…
        - Или ты хочешь присвоить клад, если его еще не забрал Маноло?
        Он приложил руку к груди с видом оскорбленного достоинства:
        - Чтобы я присвоил клад? Да за кого ты меня принимаешь?
        - Не строй из себя святошу, Чарлз. Я-то знаю, как ты любишь деньги. - Отложив письмо Фрэнка, она игриво обвила руками его шею.
        Он усмехнулся и прижал ее к груди.
        - Признаюсь, за последние дни я обнаружил много такого, что мне хотелось бы присвоить, милая Тесс.
        - Так присваивай!
        - Хорошо.
        Он нагнулся, скользнув ладонью по ее обнаженной ноге, потом приподнял мокрый подол и стянул с нее платье. Она охотно подняла руки, помогая ему. Он швырнул одежду на пол, обвел жадным взором ее тело в мокром прозрачном белье и тихо присвистнул от восхищения.
        - А ты решительный, - пробормотала она.
        Чарлз осыпал ее поцелуями, одновременно расстегивая бюстгальтер. Нагнув голову, он потрогал языком ее затвердевший сосок.
        - Ты такая соленая! Давай смоем с себя этот липкий ил… и все остальное. Идем, милая!
        Он увлек Терезу в ванную, включил душ и снял с нее трусики. Она со смехом стянула с него рубашку и погладила его сильную мускулистую грудь. Быстро скинув с себя остальную одежду, Чарлз поставил ее в ванну, забрался туда сам и, задернув шторку, припал к губам Терезы в страстном поцелуе.
        Они исступленно ласкали друг друга под горячими струями воды. Пока руки Чарлза поглаживали ее грудь, живот и ягодицы, Тереза провела мылом по его возбужденной мужской плоти, и он застонал, прожигая ее взглядом. Приникнув друг к другу разгоряченными мокрыми телами, они соединились в очередном пылком поцелуе. Она просунула колено ему между ног, и он прижал ее спиной к холодной кафельной стене. Почувствовав его пальцы на своем лоне, она задрожала от удовольствия, жадно ища губами его губы. Внезапно он вытащил Терезу из ванны, бросил ей полотенце и выключил воду, пожирая глазами ее нагое тело.
        - Иди сюда, распутница, я съем тебя заживо!
        Тереза взвизгнула и побежала в спальню. Чарлз погнался за ней и настиг как раз в тот момент, когда она бросилась на кровать. Он навалился сверху и игриво прикусил зубами ее ягодицу. Она застонала от наслаждения и повернулась на спину. Он медленно пополз выше, упоительно скользя по ней своим гладким телом. Она обняла его и выгнулась ему навстречу, получив в награду опьяняющий поцелуй. В это время его ладони ласкали ее возбужденные груди.
        Когда он поднял голову, в его глазах светилось неистовое желание.
        - Знаешь, милая, мне понравилась новая поза, которую мы испробовали в лодке. Может, перевернешься?
        - Чарлз! Сколько можно меня кусать?
        Он весело улыбнулся:
        - Я же сказал: я хочу тебя съесть.
        - Ты что, голодный?
        - Ну не упрямься, пожалуйста. - Он сполз с Терезы и перевернул ее на живот. - О, какое аппетитное зрелище! - Он погладил ее ягодицы, потом скользнул пальцами ниже, осторожно раздвигая ноги.
        - Ох, Чарлз! - Она прогнулась кверху, позволив ему устроиться поудобнее. - Мы кое-что забыли.
        - Что мы могли забыть? - спросил он, лаская ее нежную плоть.
        Она застонала.
        - Э-э… может быть, птицу?
        Чарлз расхохотался.
        - Ну уж нет, - прошептал он ей на ухо. - Я не хочу тебя ни с кем делить.
        - Я пошутила. Чарлз… мы опять забыли про безопасный секс.
        Он усмехнулся:
        - Я же говорил тебе: со мной не может быть ничего безопасного.
        - Ага, - выдавила Тереза.
        - К тому же тебе больше не стоит об этом беспокоиться, милая.
        - Почему? - спросила она, извиваясь.
        - Перестань извиваться и послушай меня, - хрипло скомандовал он.
        - Но мне нравится извиваться. - Она подкрепила свои слова действием.
        - То, что я сейчас предложу, понравится тебе гораздо больше. - Он сомкнул руки на ее талии и начал быстро, энергично двигать бедрами. Она вскрикивала от удовольствия. Наконец он остановился. - Я люблю тебя и хочу на тебе жениться, Тесс.
        Сила его желания и эти ласковые слова повергли ее в сладостную дрожь.
        - Хочешь… чтобы я дала ответ… прямо сейчас? - спросила она, задыхаясь.
        - Почему бы и нет, милая? По-моему, момент вполне подходящий.
        - Да! Да! Я тоже люблю тебя!
        Осыпая ее пылкими поцелуями, он продолжил прерванный акт. Она охотно отдалась во власть наслаждения и наконец без сил упала на кровать. Чарлз навалился сверху, обдав ее лицо горячим дыханием. “Да, действительно, - подумала Тереза, - с этим мужчиной не может быть ничего безопасного”. И эта мысль впервые ее обрадовала.



        Глава 34

        Потом они лежали, крепко прижавшись друг к другу, а Дорис Хуан мурлыкала у них в ногах. Чарлз говорил по телефону со своим начальником из министерства финансов:
        - Да, Джордж. Маноло забрал инструкции по поиску сокровищ, но Тереза успела их просмотреть. Она рассказала мне все, что запомнила. По ее словам, клад зарыт на западном пляже, в тридцати шагах к северо-востоку от Старого пиратского мыса. Бери ребят и отправляйся туда - может, тебе удастся опередить Маноло и его банду. Мы с мисс Фелпс скоро будем там.
        После короткой паузы он повесил трубку. Она взглянула на него с улыбкой.
        - Ну что, ты довольна? - спросил он.
        - Еще бы! - Она поцеловала его в подбородок. - Причем во всех отношениях. Я рада, Чарлз, что ты наконец-то поступил правильно.
        Он поморщился:
        - Должен признаться, это далось мне нелегко.
        - Замолчи. - Она игриво надула губки. - Теперь я знаю, что я для тебя дороже сокровищ.
        Он погладил ее нагое бедро.
        - Неужели ты в этом сомневалась?
        Она улыбнулась.
        - Давай-ка лучше оденемся и поедем на встречу с твоим начальником и коллегами.
        - Давай. - Спрыгнув с кровати, он подошел к своей сумке и достал оттуда боксерские трусы, джинсы и рубашку.
        Тереза сидела, бесстыдно наблюдая за ним.
        - Знаешь, мне кажется, что самое большое сокровище находится в этой комнате.
        - Распутница! - Застегнув “молнию” на джинсах, Чарлз вдруг засмеялся. - Вот увидишь, Тесс, это будет весело.
        - Ты о чем?
        - О наложении ареста на сокровища, если, конечно, они вообще там есть. Кстати, насколько я помню, в Техасе действует соответствующий закон. Но поскольку клад зарыт на берегу, мы можем объявить его оставленным во время кораблекрушения. Разумеется, мне надо будет сначала переговорить с нашими ребятами из министерства.
        - Разумеется, - согласилась Тереза с кривой усмешкой. Подойдя к комоду, она вынула оттуда чистое белье, потом достала из шкафа сарафан и босоножки.
        Чарлз плюхнулся на кровать, пожирая ее глазами.
        - Теперь моя очередь смотреть! Но предупреждаю: одевайся быстрее, иначе мы еще долго отсюда не уйдем, - объявил он внезапно охрипшим голосом.


* * *
        Через полчаса они подъезжали к тому месту на Вест-Бич, которое было обозначено на карте. Там уже стоял темно-синий “форд” с правительственными номерами. Чарлз открыл Терезе дверцу, и она увидела на берегу четырех мужчин в темных костюмах. Все четверо держали в руках лопаты и стояли плотным кольцом вокруг глубокой ямы, по краям которой возвышались горы песка. Чарлз подвел Терезу ближе, и она увидела угрюмые потные лица.
        - Привет, ребята, - весело поздоровался Чарлз со своими коллегами и обернулся к Терезе. - Тереза Фелпс, познакомься, пожалуйста. Это мой начальник из министерства финансов Джордж Файдел и агенты Флеминг, Муно и Вардон.
        - Очень приятно, - сказала Тереза.
        Файдел выглядел старше остальных - лысоватый, с брюшком, а Флемингу, Муно и Вардону на вид было лет тридцать с небольшим.
        - Джентльмены, это очаровательная Тереза Фелпс, - объявил Чарлз.
        Мужчины вежливо поклонились Терезе.
        Чарлз шагнул к яме, заглянул в нее и нахмурился.
        - Так, и что же здесь?
        - Пусто, - доложил Муно.
        - Когда мы приехали, яма была уже вырыта, - сказал Флеминг.
        - Да, дела… - протянул Чарлз.
        - Похоже, нас обставили, - добавил Файдел. Чарлз присвистнул.
        - Вы хотите сказать, что Маноло с дружками вырыли клад раньше нас?
        - Получается так, - отозвался Вардон, утирая потный лоб.
        Файдел взглянул на Терезу:
        - Мисс Фелпс, вы уверены, что ваш брат описал в своем переводе именно это место?
        - Да, - твердо ответила она, - абсолютно уверена.
        Файдел сдвинул брови.
        - Ну что, парни? - бросил Чарлз. - Нам с вами не повезло.
        Файдел пожал плечами.
        - Мы вызовем бригаду, она внимательно осмотрит окрестности, но особо надеяться не на что. - Он обернулся к Терезе: - Мисс Фелпс, я хочу поблагодарить вас за помощь.
        Она язвительно улыбнулась:
        - А мне, вероятно, следует поблагодарить вас за то, что вы сделали меня объектом вашего расследования.
        Файдел покраснел:
        - Простите, мисс Фелпс, но Чарлз наверняка уже объяснил вам, что мы не имели права рассказывать вам о нашем расследовании. Частные лица не могут претендовать на найденные клады.
        - Вы думали, что я хочу присвоить сокровища? - спросила она с горькой иронией. - Или, может быть, подозревали меня в убийстве родного брата?
        - Тесс! - одернул ее Чарлз. Файдел виновато улыбнулся:
        - Мы даже в мыслях этого не держали, мисс Фелпс. К тому же, как вы знаете, убийца вашего брата уже арестован. Уверяю вас, в наших донесениях не будет сказано о вас ничего плохого. Напротив, составляя отчет об этом происшествии, я отмечу, что вы всячески помогали нам в работе.
        Тереза заметила, что Чарлз пытается скрыть усмешку.
        - Рада это слышать, - пробормотала она. Файдел махнул рукой своим агентам:
        - Поехали, ребята. Приятно было с вами познакомиться, мисс Фелпс.
        - Взаимно, - ответила она, скривив губы.
        Агенты побрели к своей машине, а Чарлз хмуро взглянул на Терезу:
        - У меня такое ощущение, будто ты чего-то недоговариваешь.
        В глазах ее вспыхнули озорные искорки.
        - Не понимаю, о чем ты, Чарлз.
        Подозрительно сощурившись, он показал на яму:
        - Это действительно то самое место, которое Фрэнк описал в своем переводе?
        Она усмехнулась:
        - Конечно.
        Он поднял бровь:
        - Точно, Тесс?
        - Да, - решительно подтвердила она. - Маноло с дружками забрали инструкции и выкопали яму именно здесь, не так ли? Почему же ты сомневаешься?
        Однако ее слова его не убедили.
        - Ладно, Тесс, хватит об этом.
        - О чем “об этом”? - невинно спросила она.
        - Послушай, ты что-то скрываешь! Ты выглядишь такой же довольной, как кошка, которая проглотила канарейку. Почему ты не спешила ехать за сокровищами? И главное, почему Фрэнк назвал тебя своим “несгораемым сейфом”?
        Она загадочно смотрела на него.
        - Вы несете вздор, Чарлз Эверетт.
        - Хватит юлить, Тесс! Выкладывай!
        Тереза расхохоталась:
        - Маноло и его дружки зря копали здесь яму.
        - Что?!
        - Видишь ли, Фрэнк назвал меня своим “несгораемым сейфом”, потому что я специалист по седиментологии.
        Чарлз поднял руку:
        - Но какое отношение это имеет к сокровищам?
        Все еще смеясь, она покачала головой:
        - Слушай внимательно, Чарлз. Фрэнк перевел исторический документ, в котором говорилось, что клад зарыт на западном пляже, в тридцати шагах к северо-востоку от Старого пиратского мыса. Но с тех пор как здесь побывал Лаффит, прошло много времени, и прибой слизнул добрый кусок побережья, а сам мыс сместился в глубь материка.
        - Ты хочешь сказать…
        - Мне надо свериться с картами и планами, произвести кое-какие расчеты, и тогда я смогу определить настоящее местонахождение клада.
        - Уму непостижимо!
        - Ну подумай сам, Чарлз, - продолжала она с чувством, - сокровища здесь, ведь Фрэнк прислал мне старинные дублоны. Помнится, он часто рылся в моих тетрадях, расспрашивал меня о географических изменениях в этих краях. Видимо, он сам определил место, где спрятан клад, и даже начал раскопки, обнаружив у поверхности несколько дублонов, а потом нанял Маноло и его банду, чтобы они выкопали глубокую яму и помогли ему добраться до главных сокровищ. Но к несчастью, в дело вмешался Милтон Пиви и убил бедного Фрэнка. - Она вздохнула. - В любом случае, отправляя мне перевод, Фрэнк знал: я непременно догадаюсь, что клад надо искать в другом месте. Вот почему он назвал меня своим “несгораемым сейфом”.
        - Понятно! - восхищенно протянул Чарлз.
        Она кивнула на его коллег по работе, которые уже уложили в багажник лопаты и теперь садились в машину.
        - Скажем им?
        Он озорно усмехнулся:
        - Ребята устали. Мне не хотелось бы причинять им лишние хлопоты.
        - О да, копать землю - это так утомительно! Того и гляди заработаешь грыжу.
        - Вот именно.
        Они обнялись.
        - Так что будем делать, милый? Откопаем клад и поделим его с несчастной матерью Кларка Суинсона или оставим сокровища здесь?
        Чарлз задумался.
        - Ладно, мы еще успеем это обсудить, - сказала Тереза, поцеловав его в щеку. - У нас впереди целая ночь.
        Он крепко прижал ее к груди.
        - Ты ошибаешься, милая. У нас впереди целая жизнь.
        Они соединили губы в страстном поцелуе. Рядом мерно шумел прибой, ветер трепал их одежду, а закат придавал двум силуэтам золотое сияние…



        Эпилог


        Шесть недель спустя
        Тереза лежала в гамаке закрытого дворика приморской гостиницы и раскачивалась под музыку калипсо, долетавшую с пляжной веранды для танцев. Она была в бикини с ярким рисунком и пестром саронге (Саронг - индонезийская национальная одежда.). Они с Чарлзом только что искупались, и у нее еще не высохли волосы.
        С двух сторон дворик огораживали шпалеры с бугенвиллеей, которые позволяли им обозревать безупречно белый пляж и голубое сверкающее Карибское море, оставаясь при этом незамеченными. День стоял чудесный - теплый и солнечный, в пенные волны ныряли чайки.
        - Желаете еще выпить, миссис Эверетт?
        Тереза подняла глаза на мужа, выходящего из коттеджа в плавках и с бокалом коктейля “Майтай” (“Майтай” - коктейль из рапа и ликера “Кюрасо” с фруктовым соком.) в руке. Другую руку он держал за спиной. Она окинула взглядом его стройное загорелое тело, особенно отметив, как рельефно вырисовываются под плавками его мужские достоинства, и ощутила прилив гордости: этот красавец - ее муж!
        - Миссис Эверетт… - задумчиво повторила Тереза, взглянув на свой свадебный гарнитур - перстень с огромным бриллиантом, оправленный в платину с золотыми краями, и такое же обручальное кольцо. - Наверное, я не скоро привыкну к этому обращению.
        - У нас впереди целая жизнь, милая.
        - Конечно, ведь мы только вчера поженились.
        - Неужели только вчера? За развлечениями кажется, что прошло уже много времени! - Опустившись на колени, он протянул ей коктейль. - Тебе понравилась наша свадьба в Галвестоне? Надеюсь, она была не слишком скромной?
        От счастливых воспоминаний на глазах у Терезы выступили слезы.
        - Все прошло замечательно. Да и как могло быть иначе, ведь твой отец сам венчал нас в часовне!
        Он подмигнул:
        - Судя по тому, как рыдала моя мама, церемония удалась.
        - Одри - чудесная женщина, - сказала Тереза. - Твой папа мне тоже понравился. И дядя с тетей из Остина. Твои родители пригласили нас на Рождество к себе в Англию, ты не забыл? Я так рада, что наши семьи подружились! Мои родители сильно переживали смерть Фрэнка… Надеюсь, веселые торжества подняли им настроение.
        Он кивнул.
        - Кстати, о веселье. Я думал, мне придется силком оттаскивать Билли Боба от графина с пуншем. А когда он начал рассказывать этот скабрезный анекдот про овцу и полнолуние, я чуть не заткнул ему рот кляпом. Но все равно хорошо, что ты пригласила его на нашу свадьбу, дорогая.
        - А как было не пригласить? Он же спас нас от смерти! После вечеринки твои родители отвезли его домой, хотя твоему отцу явно не понравилось его фривольное поведение.
        - Вряд ли мои родители когда-нибудь привыкнут к раскованности американцев, - признал Чарлз с усмешкой. - Я видел, как папа осуждающе поднял бровь, заметив, что твоя тетя Хэтч целуется в темноте с Гарольдом Робинсоном.
        - Да ты что? - в восторге вскричала Тереза. - А я не видела! То-то они так рано ушли.
        - Сейчас они, наверное, уже в Танзании - охотятся на львов и тигров, - Он погрозил ей пальцем: - Кажется, милая, ты постепенно утрачиваешь сыщицкий нюх.
        Она смотрела на него с любовью.
        - Это потому, что я не отрываю глаз от своего молодого мужа.
        - За это надо выпить! - объявил Чарлз, но вместо этого нагнулся и поцеловал ее в губы.
        В ее взгляде мелькнуло любопытство.
        - А теперь скажи, что ты прячешь за спиной.
        Он хмыкнул:
        - Это сюрприз, милая. Скоро увидишь.
        Она нетерпеливо потянулась к нему:
        - Что там у тебя, Чарлз? Сексуальная игрушка?
        - Как ты могла такое подумать?! - воскликнул он, напустив на себя возмущенный вид, потом взял у Терезы бокал и поднес его к ее губам. - Выпей, милая.
        Она скривилась и покачала головой:
        - Я еще не пришла в себя после тех двух глотков. Ты готовишь очень крепкие коктейли, Чарлз.
        - Стараюсь.
        - Хочешь меня скомпрометировать?
        Поставив бокал на столик, он поднял ее руку и поцеловал кончики пальцев.
        - Разве я уже не скомпрометировал тебя всеми возможными способами?
        - Да, ты прав. И надо сказать, это было чудесно. - Она вдруг сделалась серьезной. - А еще ты помог мне разобраться в моей жизни, и за это я тебе признательна всей душой.
        - Я всего лишь выполнял свою работу, милая, - галантно отозвался Чарлз. - Но дела в Галвестоне действительно уладились как нельзя лучше, и мы с чистой совестью смогли оттуда уехать.
        Она кивнула.
        - Слава Богу, Милтон признался в убийстве Фрэнка и бедного Кларка Суинсона, избавив нас от необходимости присутствовать на суде.
        - Как я и предрекал, он изо всех сил пытался избежать смертного приговора. Но когда ему предъявили все улики, в том числе и письмо твоего брата, он сдался.
        - Совершенно верно.
        Чарлз нахмурился:
        - Но ты слишком мягко обошлась с Маноло Хуаресом. Почему ты не стала оспаривать его ходатайство о смягчении приговора?
        - Этот парень добровольно явился с повинной. К тому же он еще очень молод. Я и не предполагала, что ему всего девятнадцать лет. Полгода в учебном лагере для новобранцев приведут его в форму.
        - Но он же похитил тебя и грубо с тобой обращался!
        - На суде он извинился. Но больше всего на мое решение повлиял звонок его девушки. Именно Джози уговорила его прийти с повинной. По ее словам, он сделал это из любви к ней. Не правда ли, романтично?
        - Очень! - Чарлз поцеловал ее руку. - Нет предела тем чудесам, которые способна вершить любовь к хорошей женщине!
        - Я с тобой согласна.
        Чарлз смотрел на нее с обожанием.
        - Все неприятности позади, и мы можем спокойно наслаждаться медовым месяцем. Подумать только: семь дней и семь ночей ты будешь в моем полном распоряжении! У меня в голове вертятся самые заманчивые планы, например, обмазать тебя медом, а потом облизывать сладкие пальчики на твоих ногах.
        - Чарлз! - засмеялась она. - Впрочем, я тоже лелею кое-какие фантазии. Как тебе перспектива покрыться взбитыми сливками?
        Он задумался.
        - Это прекрасно, но у нас в холодильнике нет ни того, ни другого! Тебя устроит вишневый ликер?
        - Вишневый ликер? Это мысль! - Она быстро окинула глазами его тело. - Где бы тебя полить?
        - Дай волю своему воображению, милая.
        - С удовольствием.
        Он усмехнулся.
        - А теперь приготовься, настало время дарить подарок. - Он достал из-за спины бархатную ювелирную коробочку и протянул ее Терезе.
        - О Чарлз! - Она открыла коробочку и охнула при виде лежащей в ней сверкающей драгоценности. - Это же браслет, который мне подарил Фрэнк… только теперь он другой.
        - Это дубликат из золота в двадцать четыре карата. - Он взял браслет с ослепительными дублонами, черепом, скрещенными костями, сундучком и ключиком и бережно застегнул его на ее запястье. - По моему заказу ювелир изготовил точную копию.
        - Спасибо, Чарлз! Ты такой милый. - Она обняла его, смахнув с глаз счастливые слезы, и опять залюбовалась браслетом. - А где же вы взяли золото, мистер Эверетт?
        Он посмотрел на нее с укором:
        - Вам ли задавать такой вопрос, миссис Эверетт? Неужели вы забыли, как мы с вами забавлялись на берегу, в полночь… с лопатами?
        Она покатилась со смеху.
        - Достаточно будет сказать, что я нашел это золото там же, где Кора Суинсон обрела средства на ремонт дома и шикарную жизнь до конца своих дней.
        - Да, теперь Кора счастлива, - согласилась Тереза. - Никогда не забуду, какое у нее было лицо в то утро, когда мы заехали к ней и сообщили хорошую новость…
        - И взяли с нее клятву молчать… - добавил Чарлз с усмешкой.
        - После ужасной смерти ее сына это было самое малое, что мы могли для нее сделать. - Тереза еще раз взглянула на браслет и вдруг перестала улыбаться. - Это очень красивая вещь, Чарлз, но я никогда не придавала золоту большого значения. Мне хотелось бы узнать…
        - Слушаю тебя, - прошептал он.
        Глядя в его прекрасные глаза, Тереза с трудом сдерживала волну любви и нежности, затопившую ее сердце.
        - Мне не дает покоя один вопрос… Ты такой интересный мужчина - красивый, остроумный… Скажи, что ты во мне нашел?
        - Прекрати, Тереза, я не желаю этого слышать! - резко перебил ее Чарлз. - Ты тоже интересная женщина, красивая и остроумная.
        Срывающимся голосом она закончила:
        - Скажи, ведь ты полюбил меня не только из-за сокровищ?
        - Тереза, милая! Конечно, нет, - с чувством ответил он и, раздвинув полы саронга, скользнул рукой по ее животу и бедру.
        Она охнула от удовольствия.
        - Ты умеешь убеждать.
        Он опять протянул ей коктейль:
        - Выпей, женщина. А потом я тебя изнасилую.
        - Чарлз… мне надо тебе что-то сказать.
        - Говори, милая.
        Она счастливо улыбнулась:
        - Кажется… я беременна.
        Рука его замерла, глаза засияли.
        - Это правда?
        - Ты рад?
        - Конечно. Я просто в восторге! Но когда?..
        - Я думаю, это случилось в тот день, когда Маноло нас чуть не утопил… Помнишь, как потом мы неутомимо занимались любовью?
        Он ухмыльнулся:
        - Да. Это было чудесно. Мы были вдвоем, без птицы.
        Она смотрела на него серьезными глазами.
        - Если я действительно беременна, то скоро мне нельзя будет пить спиртные напитки.
        - Конечно. - Он поставил бокал на столик и забрался к ней в гамак. - Иди сюда, моя жена, мать моих будущих детей! О Господи, как же я тебя люблю!
        Он обнял ее и поцеловал так страстно, что у нее занялся дух.
        - Я тоже тебя люблю. И хочу сказать тебе кое-что еще.
        Одной рукой Чарлз расстегивал лифчик купальника Терезы, другой стягивал с нее трусики.
        - Не знаю, миссис Эверетт, сколько еще новостей выдержит мое бедное сердце.
        Она хихикнула.
        - В общем, так. Поскольку теперь я знаю, что ты полюбил меня не только из-за золота…
        - Да, милая?
        - Я могу тебе это сказать.
        - Я весь внимание.
        - Моя двоюродная бабушка Мейзи отписала нам свой дом.
        Он расхохотался.
        - Что здесь смешного? - Тереза сердито сверкнула глазами.
        - Нет, ничего. Просто… это для меня уже не новость.
        - Что ты хочешь сказать?
        - Мейзи сообщила мне об этом за три дня до свадьбы, - сказал он с нахальной усмешкой. - В сущности, дарственная на дом - это ее свадебный подарок. А ты думаешь, почему я на тебе женился?
        - Ты альфонс, Чарлз Эверетт! - Она набросилась на него с кулаками. - Гнусный, гадкий альфонс…
        Он схватил ее за руки:
        - Успокойся, милая.
        Он закрыл ей рот поцелуем и лег в гамак. Золотой браслет сверкал на солнце и позвякивал в такт их соитию. Тереза таяла от блаженства, с улыбкой глядя на мужа. Любящие глаза Чарлза Эверетта окончательно убедили ее в том, что он женился на ней не из-за денег.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к