Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Райли Юджиния: " Ночь Когда Шел Дождь " - читать онлайн

Сохранить .
Ночь, когда шел дождь Юджиния Райли


        # Почти год назад в бурную грозовую ночь, юная Кристен стала женой властного и сурового Джошуа Брейди - и очень скоро сбежала oт мужа, желавшего безраздельно управлять ее жизнью.
        Но теперь Кристен возвращается. Возвращается, осознав, как страстно и нежно любит она своего супруга, но в тайне уверенная, что его страсть уже успела превратиться в ненависть и презрение.
        Однако - в чем можно быть уверенной, когда речь идет О ЛЮБВИ?..

        Юджиния Райли
        Ночь, когда шел дождь

        Моей сестре Уэнди с любовью и благодарностью за поддержку

        Глава 1


«Приходи, позаботься обо мне» - тихо звучала по радио старинная сентиментальная мелодия, которую Кристен воспринимала как насмешку. Проезжая в своей старой помятой и пыльной «тойоте» по залитым солнцем улицам Галвестона. Кристен после многодневного путешествия по знойному Западу с удовольствием вдыхала свежий соленый ветер, врывавшийся в открытое окно ее автомобиля. С тех пор как она в последний раз была в Галвестоне, прошло десять месяцев, самых эмоционально насыщенных десять месяцев за всю ее жизнь. В свои двадцать лет Кристен чувствовала себя так, словно прожила долгую жизнь, и во многих отношениях так оно и было. За это время она - волею обстоятельств - сильно повзрослела и поняла, что ей предстоит еще долгий путь.

«Приходи, позаботься обо мне». Кристен грустно улыбнулась воспоминанию о прошлом, навеянному этими словами песни, и, свернув на Бродвей, взглянула на соседнее сиденье и добавила газу чихающему двигателю. «Ну пожалуйста, не подведи меня в последний момент», - мысленно обратилась она к машине. В защиту автомобиля следует сказать, что изношенная «тойота» выдержала изрядную незаслуженную порцию брани во время путешествия через всю страну дважды за последние десять месяцев, но ни разу не подвела Кристен.

«Я возвращаюсь домой?» - спросила себя Кристен, и у нее на глаза навернулись слезы, но она решительно прогнала их. Сейчас она не могла бы сказать, что такое дом, и не была уверена, что у нее остался дом, куда она могла бы вернуться. Но Кристен знала и то, что она возвращается - возвращается, чтобы решить важное дело, возвращается, чтобы позаботиться о «нем». Забавно: год назад в ее жизни был только один мужчина, и она его совершенно не знала, а сегодня в ее жизни было трое мужчин, и, похоже, она не знала никого из них.
        Уговаривая фыркающий автомобиль, Кристен усталыми глазами окинула захватывающие дух особняки на Бродвее и проехала мимо величественной виллы Эштон с ее кружевными металлическими решетками, напоминавшими ей о Новом Орлеане, по направлению к величественному епископскому дворцу, где на тенистой веранде собралась группа туристов, ожидавшая очередной дневной экскурсии.
        Миновав громадный викторианский замок и добравшись до знакомого поворота, Кристен спросила себя, в какой дом ей поехать в первую очередь, и ответила: «В его». Она не могла вот так сразу, прямо сейчас встретиться с домом на Семнадцатой улице и со своей болью и поэтому решила, что сначала поедет в его дом. Его скорее всего нет дома, он, вероятно, еще в своем офисе в деловой части города. И это было бы очень кстати, так как Кристен нужно было время, чтобы подготовиться к встрече. Единственное, о чем она сейчас молила Бога, это чтобы он не поменял замки и она смогла войти в дом. Но вообще-то говоря, ее должны были ожидать, хотя она и прибыла немного раньше.
        Когда десять месяцев назад Кристен его оставила, а он потом рассерженно звонил ей в Лас-Вегас, они договорились о сроке в один год. В течение этого времени он обещал не преследовать ее, если она, в свою очередь, согласится не подавать на развод. Они условились встретиться по прошествии года и посмотреть, что изменилось, прежде чем она обратится за разводом. О, Джошуа был очень мудрым, сильным и энергичным... Кристен должна была признать, что она не обладала этими качествами. Но теперь их жизни были тесно переплетены, а Джошуа даже не догадывался об этом. В течение всего пути по бескрайним пустыням Кристен обдумывала, как ей выдержать встречу с Джошуа и что делать, когда он дотронется до нее, а это было неизбежно.
        Кристен направила автомобиль на улицу Джошуа - улицу огромных дубов и горько-сладостных воспоминаний, - и ее сердце учащенно забилось. Один дом, второй, третий - и вот его дом. Затаив дыхание, Кристен чуть притормозила и, свернув на подъездную дорожку, увидела, что его «бронко» еще нет. Однако возникшее чувство облегчения тут же исчезло, когда она осознала, что ей дарована только отсрочка. Остановив автомобиль, Кристен заглушила двигатель, выбралась из машины и, положив локти на открытую дверцу, взволнованно посмотрела на его дом.
        Старинный коттедж эпохи королевы Виктории, который Джошуа сам отреставрировал, был, как всегда, в полном порядке. Выкрашенный в ярко-желтый и белый цвета, дом был опоясан верандой; с навеса крыши свешивались корзины с бегониями, плющом и другими ползучими растениями; во дворе под раскидистыми деревьями пышно цвели анютины глазки, мускусные розы и ноготки; газон был густым и ярко-зеленым - одним словом, это был дом Джошуа. Кристен вспомнила, как впервые увидела этот дом, увидела Джошуа.
        Еще два года назад в Лас-Вегасе Кристен решила, что сразу после окончания школы прежде всего отправится через всю страну на этот остров, чтобы отыскать свои корни. Но даже для того, чтобы предпринять такое путешествие, требовалась серьезная подготовка, и шесть месяцев Кристен работала официанткой, задавшись целью скопить деньги на машину и путешествие. Затем, когда она добралась до Галвестона, дела пошли лучше, она получила работу в отделе рекламы «Галвестон газетт» и на свою небольшую зарплату смогла снять крошечную квартирку в старом доме недалеко от этого места. Она стала регулярно прогуливаться и разглядывать дом на Семнадцатой улице, пытаясь собраться с духом и постучать во внушительную дверь, но так и не осуществила своего намерения. Ее обратный путь неизменно пролегал мимо яркого коттеджа Джошуа. В одну из суббот, в день, подобный нынешнему, Кристен впервые увидела Джошуа. Она шагала по улице в шортах, футболке и теннисных туфлях, когда увидела голого по пояс высокого молодого мужчину, подстригавшего газон электрической косилкой. Потом Кристен в течение нескольких месяцев пыталась понять,
что заставило ее остановиться и бесстыдно рассматривать его. Безусловно, он был очень привлекателен: обтягивающие джинсы подчеркивали мускулы ног, широкую загорелую грудь покрывали густые золотистые волосы, такого же цвета была волнистая шевелюра. Но прирасти к месту ее заставил не исходящий от него магнетизм, а то, что она увидела на его лице, - волевые складки, выражение сосредоточенности и замкнутости. Мгновенно Кристен просто почувствовала, что, несмотря на свой безмятежный внешний вид, внутренне он был точно так же одинок, как и она. Это открытие испугало ее, но в то же время еще сильнее подтолкнуло к нему. Кристен очень долго смотрела на молодого человека, и он, должно быть, ощутил ее пристальный взгляд, замер, выключил газонокосилку и взглянул на девушку.
        - Ну привет, красавица. - Это были первые слова, с которыми он обратился к ней.
        Кристен понимала, что ей следует отвернуться, но она этого не сделала и вспыхнула, как тинейджер, которым, собственно, и была. Прислонив к дереву газонокосилку, он подошел ближе, и Кристен обратила внимание на его совершенно неотразимые ярко-голубые глаза. Он был старше ее лет на шесть или семь, а Кристен была наивной и неопытной в общении со взрослыми мужчинами, поэтому его явное внимание вызвало в ней чрезвычайно приятное возбуждение.
        - У вас чудесный двор, - пробормотала Кристен.
        - Спасибо. Я стараюсь, - скромно признался он и с головы до ног окинул ее взглядом, который заставил Кристен еще сильнее покраснеть оттого, что она одета как школьница, а длинные темные волосы просто стянуты на затылке в «конский хвост». - Стараюсь... - протянул он и, облизнув чувственную нижнюю губу, улыбнулся ей.
        - Держу пари, ваша жена довольна, - выпалила она, удивляясь собственной дерзости и сгорая под огнем его взгляда.
        - Чем довольна? - поинтересовался он с усмешкой.
        - Двором, - глуповато ответила Кристен и совсем смутилась, когда он расхохотался, закинув голову.
        - У меня нет жены, - наконец произнес он, и Кристен ощутила, как у нее бешено застучал пульс. - Вы, должно быть, здесь недавно, - заметил он, подойдя еще ближе.
        - Да.
        - Вашим родителям здесь нравится? - продолжил он беседу.
        - Здесь нравится мне, - ответила она довольно грубо, расстроившись оттого, что он посчитал ее ребенком. - У меня квартира здесь рядом, на Сили.
        - Правда? Хм, прошу прощения. - Он немного смутился. - Я не собирался... просто вы выглядите совсем юной. - Прищурившись, он слегка нахмурился, и глубокие морщины на лбу, по мнению Кристен, сделали его еще красивее. - Вы хотите сказать, что живете здесь одна, совсем одна?
        - Мне девятнадцать лет. - Она резко выпрямилась, защищая каждую частицу из своих пяти футов трех дюймов.
        - Вы шутите! Ну тогда вы просто коротышка, - пошутил он, лукаво подмигнув.
        - А вы просто невоспитанный садовник! - добродушно огрызнулась Кристен, и они оба рассмеялись.
        - Совсем одна, - повторил он, качая головой, и взглянул на нее задумчивым взглядом, окончательно лишившим Кристен спокойствия.
        - Я работаю в газете, - объяснила она, отводя взор от золотистых волос на его груди.
        - Правда? - Его понимающая улыбка сказала Кристен, что он заметил ее блуждающий взгляд. - Похоже, вы не из здешних мест?
        - Да, я из Невады.
        - Вот как? И что же привело вас сюда? У вас в Галвестоне семья?
        - Ах, я слишком надолго оторвала вас от дел, - резко ответила Кристен, раздосадованная его любопытством, и, ощутив, как кровь отливает от ее лица, собралась уйти.
        - Нет, пожалуйста, подождите, - коснувшись ее локтя, с горячностью попросил он и, встретившись с ней взглядом, снова улыбнулся приводящей в замешательство улыбкой, а Кристен почувствовала, что готова кинуться к нему в объятия. - Я даже не знаю, как вас зовут. А мы соседи, так ведь? - Его глубоко посаженные ярко-голубые глаза, обрамленные золотистыми ресницами, выжидающе смотрели на нее.
        - Полагаю, соседи. - Кристен не могла сдержать непроизвольного взволнованного вздоха при его теплом прикосновении и улыбнулась в ответ. Теперь он был так близко к ней, что она ощущала возбуждающий мужской запах. - Я Кристен Морган, - запинаясь, сказала она, протягивая руку.
        - Джошуа Брейди, - представился он с улыбкой, крепко сжав ее маленькую ладонь сильной загорелой рукой, и Кристен, растерянно глядя на него после рукопожатия, по-детски наивно решила никогда не мыть свою руку. - Теперь, когда мы познакомились, с моей стороны было бы невежливо не пригласить мою новую соседку на обед. Вы не возражаете?
        От приглашения этого красавца пульс Кристен совсем взбесился. Отправиться домой к этому человеку на обед! Мать никогда не позволила бы ей принять подобное предложение - тем более от взрослого мужчины. Но Кристен подозревала, что именно это последнее и было самым привлекательным.
        - Вы умеете готовить? - пошутила она.
        - О, - засмеялся он колдовским смехом, - я много чего умею делать...
        Вот так тогда все и началось...
        Тихий звук, раздавшийся из машины, вывел Кристен из задумчивости. Твердо приказав себе покончить с воспоминаниями, она наклонилась, сняла с крючков детскую переносную колыбель с мирно спящим ребенком и с тяжелой ношей направилась к дому.
        Ее ключ, конечно же, подошел к замку, и, войдя в дом, Кристен отнесла ребенка в спальню для гостей, а сама вышла в прохладный коридор, тишина которого нарушалась лишь тиканьем старых дедовских часов и стуком ее сердца. Дом был таким же, каким Кристен его помнила: кухня и большая солнечная гостиная, смежная со столовой, располагались по одну сторону коттеджа, а две просторные спальни с разместившейся между ними ванной - по другую. В доме работал кондиционер, и, наслаждаясь прохладным воздухом после духоты автомобиля, Кристен достала из холодильника кока-колу и побрела по знакомым комнатам. Доски пола заскрипели под ее теннисными туфлями. Она окидывала взглядом вещи, которые хорошо помнила: плетеные кресла и циновку в гостиной, большой сосновый стол и массивные стулья в столовой. В доме, как всегда, царил порядок, Джошуа отличался организованностью, и Кристен даже немного устыдилась своего неожиданного вторжения.
        Джошуа был генеральным подрядчиком, занимался реставрацией старинных зданий и имел небольшой офис на Маркет-стрит в деловой части города; рабочий день у него начинался рано, и теперь он уже скоро должен был вернуться домой.

«Есть ли у меня время переодеться до возвращения Джошуа и что произойдет, если он застанет меня раздетой в спальне?» - спросила себя Кристен и, решив, что лучше не рисковать, взяла сумку и прошла в ванную освежиться. При виде своего взъерошенного отражения в зеркале аптечки, Кристен тяжело вздохнула, напомнив себе, что она приехала сюда не для того, чтобы соблазнять Джошуа, это уж точно. Она здесь затем, чтобы по справедливости решить определенные проблемы, вот именно, по справедливости... Вытащив из волос заколку, Кристен достала из сумки щетку и яростно вонзила ее в темно-каштановые волосы, доходившие ей до талии, борясь с болезненными воспоминаниями о том, как однажды ночью, когда шел дождь, Джошуа, разбросав по подушке ее густые влажные локоны, целовал их дрожащими губами...
        - Стоп, Кристен! - прикрикнула она на свое отражение, вглядываясь в собственное лицо, выражавшее гнев, страх, одиночество и усталость. Это широкое овальное лицо со вздернутым носом, пухлыми губами и темными блестящими глазами чаще всего бывало довольно приятным, а Джошуа даже считал его прекрасным. Выругавшись про себя, Кристен собрала волосы на затылке, не позволяя себе появиться перед Джошуа с волосами, непокорными волнами ниспадающими по плечам. Умывшись, промокнув лицо, попудрившись и подкрасив губы, Кристен почувствовала себя лучше и с отвращением взглянула на свою измятую легкую блузку и потертые джинсы - день, проведенный в жарком автомобиле, не способствовал изменению к лучшему ее внешности. «Но, - строго напомнила себе Кристен, - я ведь приехала сюда не для того, чтобы изображать из себя королеву красоты; мне нужно решить важное дело, дело, касающееся моей жизни, ведь мне уже двадцать лет, а это вполне зрелый возраст. Нужно дождаться Джошуа, поговорить с ним, и все будет решено».
        Внезапно входная дверь распахнулась с такой стремительностью, что Кристен почувствовала движение воздуха даже в ванной.
        - Боже, Кристен! Где ты? - донесся из коридора напряженный, взволнованный голос, от которого она непроизвольно вздрогнула.

«О небеса, Джошуа уже дома. Он, несомненно, узнал мой автомобиль и... О Господи, я же совсем не готова к встрече! Но для того, чтобы подготовиться, мне не хватит и целой жизни!» - промелькнуло в мозгу Кристен.
        - Кристен! - настойчиво прогремел его голос.
        Пытаясь совладать со своими эмоциями, Кристен выскочила из ванной в коридор, юркнула в соседнюю столовую, и у нее оборвалось сердце - он был уже там. В обтягивающих потертых джинсах и футболке он показался Кристен безумно красивым.
        - Бог мой, Кристен, ты здесь! - Тяжело дыша и недоверчиво глядя ярко-голубыми глазами, Джошуа порывисто шагнул к ней, широко раскрыв объятия.
        Кристен, растерявшись от встречи с ним, слегка попятилась, и он замер на полпути, помрачнев и страдальчески взглянув на нее. В комнате воцарилась напряженная тишина, сердце Кристен неистово колотилось, и она, не сводя глаз с Джошуа, отступала назад, пока не уперлась спиной в стену, помешавшую ее дальнейшему отступлению.
        - Ты рано, - наконец произнес Джошуа.
        - Да, - подтвердила она чужим голосом.
        - Мы договаривались на год.
        - Я знаю.
        - Почему ты приехала раньше? - Он приблизился к ней на шаг, но Кристен не смогла найти в себе сил ответить и только в страхе отвернулась. - У тебя все нормально? - Джошуа с тревогой всматривался в ее испуганное лицо.
        - Да, все з-замечательно, - заикаясь, выдавила она.
        - Тогда почему ты приехала раньше?
        Она с трудом проглотила комок в горле, но так и не смогла ничего ответить.
        - Ты изменила свое решение? - Лицо Джошуа озарилось надеждой, и он сделал маленький нерешительный шаг в ее сторону, словно боясь напугать Кристен. - Теперь ты готова быть моей женой, дорогая?
        Его нежность острым ножом вонзилась в сердце Кристен, и она ощутила себя предательницей. Чувствуя свою вину, Кристен едва сдерживала слезы. Ей было невыносимо больно гасить этот луч надежды в глазах Джошуа, но его ожидающий взгляд требовал честного ответа.
        - Нет.
        Глаза Джошуа потемнели от боли, он резко зажмурился, а когда снова заговорил, в его голосе звучало страдание.
        - Тогда зачем ты здесь? И почему так взволнована?
        Кристен пришлось собрать все силы, чтобы на дрожащих ногах пересечь комнату; ей понадобилась вся сила духа, чтобы, взяв его за руку, удержаться и не пасть к его ногам от этого простого прикосновения. Переплетя свои пальцы с его напряженными пальцами, она, как всегда, почувствовала, что ее словно ударило электрическим током, и ей пришлось отвести взгляд от его глаз, чтобы суметь увести его из комнаты, пройти с ним по коридору и распахнуть дверь в комнату для гостей. Они оба замерли на пороге и словно загипнотизированные смотрели на детскую колыбель напротив двери. Стоя рядом с ней, Джошуа резко выдохнул, как будто его ударили, а Кристен с полными слез глазами повернулась к мужу.
        - Из-за него, - только теперь ответила она.



        Глава 2

        Некоторое время в комнате господствовала наэлектризованная тишина, но в конце концов Джошуа, безумным взглядом посмотрев на Кристен, спросил:
        - Ребенок?
        - Да...
        Джошуа снова выдохнул - на этот раз так, словно весь воздух вышел из его тела.
        - Это?..
        - Наш, - договорила за него Кристен.
        - О мой Бог! - Он встал на колени возле детской колыбели, и Кристен опустилась рядом с ним. - Ребенок... - Джошуа повернулся к ней, и в его голубых глазах вспыхнул гнев. - Почему ты ничего мне не сказала?
        - Ты заставил бы меня вернуться.
        - Совершенно верно, заставил бы.
        - Джошуа... - Все чувства Кристен моментально смешались. - Я просто не могла сказать тебе о... о своей беременности. Мне нужно было время... время побыть без тебя, время подумать. А потом, после того как появился он...
        - Он? - перебил ее Джошуа, услышав это неожиданное слово.
        - Твой сын.
        Джошуа снова взглянул на спящее дитя, его рука потянулась к глазам, и Кристен показалось, что он смахнул слезу.
        - Когда же появился он, - продолжила Кристен, - я поняла, что должна вернуться. Каждый раз, когда я смотрела на него, - тихо говорила Кристен, - я видела тебя и..
        и я просто обязана была сообщить тебе, иначе было бы нечестно. Мы должны будем что-то предпринять.
        - Что? - Он посмотрел на Кристен, и она прочла в глазах Джошуа и любовь, и страдание, и возмущение, но затем он снова перевел взгляд на ребенка, такого же светловолосого, как он сам, выражение его лица смягчилось, и гнев уступил место восхищению маленьким очаровательным созданием, спавшим под легким голубым одеялом с белыми овечками. - Он совсем крошечный, - прошептал Джошуа.
        - Ему всего шесть недель, - с трудом проговорила Кристен.
        - И он все время вот так спит? - поинтересовался Джошуа.
        - Почти все время. Шум автомобиля, видимо, убаюкал его.
        - Он замечательный. - Рассматривая ангельское личико, Джошуа нежно коснулся головки сына. - И подумать только, он мой, наш... - Два смущенных, сбитых с толку чужих человека, стоя над спящим ребенком, смотрели друг на друга. - Почему ты вернулась? - снова спросил Джошуа.
        - Я же сказала тебе, чтобы устроить... - запинаясь, пробормотала Кристен, чувствуя, что ее вот-вот задушит подкатывающийся к горлу комок, однако ей удалось его проглотить и закончить фразу, - устроить для него... будущее. - Сейчас се сердце стучало так, что, казалось, она вот-вот потеряет сознание, но Кристен все же высказалась до конца: - Я хочу развода, Джошуа.
        - Что за чушь?! - Он вскочил на ноги, и ребенок пошевелился и сморщил личико.
        - Джошуа, осторожнее, ты его разбудишь, - тоже поднявшись на ноги, хрипло прошептала Кристен. - Может быть, мы поговорим в...
        Не говоря ни слова, Джошуа вывел ее из комнаты и через коридор и столовую провел в гостиную.
        - Теперь рассказывай, что за ерунду ты затеяла! - приказал он, окинув Кристен пылающим взором. - Являешься сюда, суешь мне под нос сына, о существовании которого я и не подозревал, а потом спокойно заявляешь, что хочешь развестись. Ты что, садистка?
        - Нет, Джошуа, просто я сказала все не так... - Сжав дрожащие руки, Кристен встретила его разъяренный взгляд.
        - Да? - язвительно перебил ее Джошуа.
        - Я приехала сюда потому, что мы вместе могли бы что-то сделать для него.
        - Но не для нас?
        - Н-нет... то есть да, не для нас, - потупившись, прошептала Кристен.
        - Почему, Кристен, почему? - Подойдя к ней, Джошуа взял ее за плечи и заставил взглянуть в глаза. - Почему ты так поступаешь с нами? Неужели жизнь со мной столь ужасна?
        - Не ужасна. Я просто... Джошуа, пожалуйста, давай сядем, - попросила Кристен.
        - Конечно, - сухо ответил он.
        Они сели - он на кушетку, она в свое любимое кресло-качалку - и, разделенные циновкой, посмотрели друг на друга. Кристен вдруг обнаружила, что она совершенно забыла, до чего красив Джошуа. Квадратный подбородок, прямой нос и глубоко посаженные глаза говорили о недюжинной воле. Бицепсы загорелых рук играли скрытой силой, когда он уперся локтями в колени, и все его тренированное тело было готово к действию. Но совсем уж умопомрачительными были его волнистые, выгоревшие на солнце волосы. «Джошуа всегда любил пляж», - с мгновенной слабостью вспомнила Кристен и, откашлявшись, мысленно выругала себя за опасное отклонение от темы, потому что он насмешливо смотрел на нее, словно догадываясь о сумбуре в ее мыслях. У Кристен была заготовлена речь, но все оказалось гораздо сложнее и пошло не по плану. Она надеялась мягко, но настойчиво надавить на Джошуа, но эмоции взяли верх над ними обоими. Однако, собравшись в конце концов с силами, Кристен тихим, нерешительным голосом начала объяснения:
        - Джошуа, у меня было много времени для размышлений с тех пор, как я уехала...
        - Убежала, - выразительно поправил он.
        - Хорошо, убежала, - согласилась Кристен. - Но ты можешь выслушать меня до конца? - Она сделала глубокий вдох, чтобы успокоиться, но это не помогло.
        - Я слушаю. - Сжав зубы, Джошуа скрестил на груди руки.
        - Когда мы встретились, мне было всего девятнадцать лет, тебе двадцать пять. Тебе нужна была жена, ты хотел обзавестись семьей, а я была к этому не готова. Однако ты подталкивал меня к браку и... и делал это весьма настойчиво, Джошуа. - Кристен с тревогой взглянула на него. - Я сделала глупость и вышла за тебя замуж, хотя должна была сказать «нет». И с тех пор... Прости, но ничего не изменилось, я все еще не готова... - Она выглядела совершенно беспомощной. -..не готова к браку.
        - Значит, ты меня не любишь, - заключил Джошуа.
        - Этого я не сказала! - возмущенно выкрикнула Кристен, а затем заговорила более спокойно: - Джошуа, пожалуйста, не заводи речь о любви. Я вообще не знаю, известно ли мне, что это такое.
        - Не говорить о любви? - горько усмехнулся он. - А тебе не кажется, что сейчас мы говорим именно об этом? А как, по-твоему, он появился? - тихо добавил Джошуа искаженным от боли голосом.
        - Я приехала сюда, чтобы поговорить с тобой о нем, - опустив голову и спрятав лицо в ладонях, ответила Кристен.
        - О сыне, появление которого ты от меня скрыла. - Да.
        - Скажи, ты уже знала, что носишь нашего ребенка, когда я прошлой осенью звонил тебе в Лас-Вегас?
        - Я узнала об этом вскоре после твоего звонка. - Качнув головой, Кристен осмелилась взглянуть на мужа.
        - И не сообщила мне.
        - Джошуа, я уже все объяснила. Я была уверена...
        - Понятно. Ты была уверена, что я заставил бы тебя вернуться домой. И ты совершенно права, Кристен.
        - Знаешь, мы что-нибудь придумаем. - Она беспомощно развела руками. - Я не допущу, чтобы твой сын вырос без тебя. Я найду работу, мы спокойно разведемся, договоримся об условиях опеки...
        - Это ужасно! - С горящими глазами Джошуа вскочил на ноги.
        - Знаешь, Джошуа, я вернулась и привезла твоего ребенка, чтобы он мог стать частью твоей жизни. - Кристен тоже поднялась из кресла. - Можно было просто исчезнуть из твоего мира, но я этого не сделала, потому что хочу, чтобы все было честно и справедливо. И если ты теперь попытаешься использовать нашего сына, чтобы удержать меня, то сначала хорошенько подумай!
        Прижав к туловищу сжатые кулаки, Джошуа сделал два шага, а затем внезапно замер, словно вдруг ему в голову пришла какая-то мысль.
        - Но он появился на свет, не так ли?
        - Я... ну да... конечно. - Изменение его поведения насторожило Кристен, она смешалась, не понимая, куда он клонит.
        - Опомнись, Кристен. - Его голубые глаза победоносно сверкнули. - Ты только что сказала, что не готова быть моей женой и жить здесь со мной. Что ж, если я для тебя так мало значу, скажи мне, почему он у тебя появился?
        От этого безжалостно ранящего вопроса кровь застучала у нее в висках. Потеряв дар речи, Кристен смотрела на Джошуа и не могла придумать ответа. Казалось, еще мгновение, и тишина в комнате взорвется.
        - Почему он у тебя появился? - настойчиво повторил Джошуа, подойдя еще ближе. - Не говори мне, что ты не можешь быть женой, но можешь быть матерью. Это не пройдет, Кристен.
        Кристен все еще не могла произнести ни слова. Если бы Джошуа только знал, что ее мать девять месяцев назад в Лас-Вегасе задавала ей те же самые вопросы! «Зачем тебе это, Кристен? - настойчиво спрашивала она. - Ты же знаешь, что не останешься его женой... У вас, молодых женщин, теперь столько возможностей, не то что в дни моей молодости...» Поняв свою оплошность, Стелла Морган замолчала на полуслове, но было уже поздно. Несмотря на доверительный тон матери, Кристен в слезах выбежала из комнаты. Рыдая в подушку, она дала себе клятву, что этот ребенок появится на свет и никогда, никогда не будет знать, как чувствуют себя отвергнутые и нежеланные! Но кроме этого, в глубине души она знала, что ни за что не сможет оторвать от себя то, что символизировало для нее все дорогое и прекрасное, что было между нею и Джошуа.
        - Так что, Кристен?
        Вопрос оторвал Кристен от болезненных воспоминаний. Джошуа все еще ждал ответа, которого она не могла дать, но в этот критический момент ее спас детский плач, донесшийся из комнаты для гостей.
        - Это Тедди! - озабоченно воскликнула она.
        - Тедди? - недоуменно переспросил Джошуа.
        - Так его зовут. Я дала ему имя Теодор Джошуа, - смущенно пояснила Кристен.
        - Боже, его имя... а я даже не спросил! Мой собственный сын... С ума сойти! - У Джошуа был совершенно ошарашенный вид.
        - Слишком много всего сразу, - согласилась Кристен. Плач Тедди становился все более настойчивым.
        - Почему он плачет?
        - Он спал несколько часов и, я уверена, проголодался. Пойду покормлю его. - Она направилась к выходу из комнаты, но, заметив, что Джошуа последовал за ней, твердо сказала: - Нет, пожалуйста, подожди здесь.
        Джошуа, нахмурившись, остановился, а Кристен поспешила в спальню. Взяв Тедди из колыбели, она положила его на кровать и, распеленав, позволила ему свободно поворочаться в голубой распашонке. «Тедди чрезвычайно разумный ребенок», - с гордостью подумала Кристен и, припудрив и перепеленав его, уже приготовилась расстегнуть блузку, когда позади нее раздался возмущенный голос:
        - Почему мне нельзя посмотреть, как ты его кормишь?
        - Джошуа... прошу тебя... - Взяв ребенка на руки, Кристен повернулась лицом к Джошуа, и краска залила ее щеки.
        - Ты не сказала мне, что он появился на свет, мне не довелось потрогать твой живот и почувствовать, как он шевелится внутри тебя, - говорил Джошуа, приближаясь к ней все с тем же блеском в глазах, - я не присутствовал при его рождении... так теперь не говори, что мне нельзя посмотреть, как ты его кормишь!
        - Джошуа, прошу тебя... - Бесконечно тронутая волнением Джошуа, Кристен посмотрела на сына. - Я кормлю его грудью.
        - Крис, почему я не могу остаться? - мягко спросил Джошуа. - Ведь он мой сын.
        - Я буду нервничать и не смогу покормить его.
        - Хорошо, - недовольно вздохнул он и повернулся, собираясь уйти.
        - Если для тебя это так важно... - Кристен прикусила губу, понимая, что больно задела чувства мужа.
        - Да, важно. - Джошуа быстро обернулся, и выражение его глаз не оставляло сомнений в его желании.
        К этому времени ребенок начал хныкать и тыкаться в плечо матери. Кристен обреченно опустилась на кровать, расстегнула блузку и застежку на бюстгальтере для кормящих и почувствовала, что ее щеки словно огнем обожгло. Когда рот малыша жадно сомкнулся вокруг ее соска, она уже была не в состоянии смотреть на Джошуа, однако услышала его резкий вздох, услышала, как он опустился в кресло напротив нее, и спустя некоторое время рискнула все же взглянуть на него.
        - Это удивительно, - прошептал Джошуа, и Кристен поторопилась отвести от него взгляд, потому что в его глазах читались не гнев и не вожделение, которые она предполагали увидеть, а только восхищение и любовь.
        Несколько минут, пока ребенок жадно сосал, в комнате стоила тишина. Потом Кристен переложила Тедди к другой груди, он коротко запротестовал, а затем снова принялся за еду.
        - Ты хорошая мать, - немного погодя сказал Джошуа, очень удивив Кристен этой похвалой.
        - Спасибо, - сухо отозвалась она, погладив Тедди по головке.
        - Кристен, почему ты приехала сюда? - снова спросил Джошуа, но на этот раз ласково.
        - Мне кажется, я объяснила... - Кристен прерывисто вздохнула, все еще ощущая на своей груди тепло его взгляда.
        - Я спрашиваю, почему ты приехала сюда, в этот дом?
        Мысли Кристен пришли в смятение от этого поставленного ребром вопроса. Что она могла сказать ему? Как могла признаться, что осталась почти нищей с сыном, которого нужно растить одной? Как могла сказать, что в двадцать лет даже не знает, где теперь у нее дом?
        - Я... я полагаю, что приезд сюда объясняется простой логикой. Я просто хотела, чтобы ты знал, что мы в городе. Но позднее мы, конечно, поедем в отель. -
«Маловероятный шанс», - мрачно отметила она про себя, пряча горькую усмешку за бравадой, ибо у нее едва хватало денег на пеленки.
        - Нет, вы останетесь здесь, - возразил Джошуа. - Ты можешь занимать комнату для гостей, пока мы не решим все проблемы.
        - Джошуа, ты думаешь, это разумно? - Предложение было очень заманчиво для Кристен, но остаться здесь с ним...
        - А почему нет? - удивился Джошуа. - Ты не чувствуешь себя здесь в безопасности, Кристен? Я что, людоед или совратитель?
        - Нет, конечно, нет. Просто ты...
        - Что - я?
        - Ты слишком многое мне диктуешь, - пробормотала она.
        - Мне не кажется, что я пытался так вести себя, - после довольно долгой паузы сказал Джошуа.
        - Да, пытался. Ты был слишком строг ко мне.
        - А почему бы тебе не поступить так же и не указать мне на то, что тебе не нравится?
        - Не могу.
        - Значит, ты трусиха, - бросил он Кристен.
        - Видимо, так.
        - Ты даже не хочешь попытаться все выяснить до конца.
        - По-твоему, мы не пытались?
        - Нет. Ты просто сбежала.
        Их окружила давящая тишина. Первым ее нарушил Джошуа.
        - Я хочу, чтобы сейчас вы остались здесь, - поднявшись и подойдя к жене, сказал Джошуа. - Я не собираюсь тебя принуждать, Кристен. Ты же знаешь, я никогда этого не делал.

«Можно подумать, что ты обязан был это делать!» - заметила про себя Кристен.
        - Джошуа, я не уверена...
        - Или мы все остаемся, или в отель уезжаю я.
        - Я не собираюсь выгонять тебя из твоего собственного дома! - выкрикнула Кристен.
        - Нашего дома, - поправил ее Джошуа и с умилением посмотрел на ребенка. - Он закончил?
        - Д-да. - Кристен даже не заметила, что Тедди уснул у ее груди.
        - Я положу его обратно, - сорвавшимся голосом предложил Джошуа. - Ты права, он только и делает, что ест да спит, - добавил он с улыбкой, наклоняясь все ниже, пока Кристен не показалось, будто она захлебывается его мускусной близостью. Кончиками пальцев он осторожно погладил розовую щечку Тедди, придвинув руку так предательски близко к обнаженной груди Кристен, что она затаила дыхание. - Он такой легкий, - шепнул Джошуа, и в его взгляде отразились любовь и нежность.

«Если бы только ты не был так строг и требователен во всем, что касалось меня», - подумала Кристен. Джошуа взял ребенка на руки, поддерживая младенца под головку, а Кристен, приводя в порядок одежду, растроганно наблюдала, как ее муж впервые держит на руках их сына. Бережно опустив ребенка в переносную колыбель, он прикрыл его легким одеялом и, выпрямившись, с трогательной искренностью сказал:
        - Я рад, что он появился, Крис. Я понимаю, с твоей стороны это жертва, но ответь мне на один вопрос, - попросил он, глядя на нее влюбленными глазами.
        - Какой?
        - Когда мы его сделали?
        Он все же добрался до ее души! Приглушенно вскрикнув, Кристен отвернулась, ничего не ответив. Она не могла ничего ответить, ее душили слезы, и, чтобы рыдания не вырвались наружу, она закусила кулак. Она слышала, как Джошуа пересек комнату, и почувствовала, как застонали пружины кровати, когда он сел рядом. Он дал ей несколько минут на то, чтобы собраться, а потом, двумя сильными пальцами взяв ее за подбородок, повернул ее лицо к себе, заставив прочесть в своих глазах жгучий вопрос и не позволяя уклониться от ответа.
        - Когда мы его сделали, Крис? - тихо повторил Джошуа. - В ту ночь, когда шел дождь?



        Глава 3

        Ночь, когда шел дождь! Ночь, когда он сделал ее настоящей женщиной - своей женщиной - на узком шезлонге в углу решетчатой веранды...
        На следующее утро Кристен уехала от Джошуа, но она никогда не забудет ту ночь. Тысяча картин - эротических, волнующих картин - пронеслась в памяти Кристен, и ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем Джошуа снова заговорил, хотя на самом деле прошло всего несколько секунд.
        - В ту ночь, когда шел дождь? - настойчиво повторил он свой вопрос.
        - Да! - выкрикнула она, вскочив на ноги, и, ослепленная слезами, спотыкаясь, бросилась вон из комнаты.
        Джошуа выбежал за ней и, догнав в темном коридоре, прижал к стене. Его язык скользнул к ней в рот, и поцелуй был грубым, голодным и влажным от слез - и его, и ее. Казалось, Джошуа пытался своим телом добиться от нее того, чего не мог получить с помощью слов. Его нетерпеливая рука оторвала две пуговицы на блузке Кристен, и пальцы сами собой двинулись по горячему женскому телу. Бурные неуместные потоки желания захлестнули Кристен, когда его требовательное прикосновение к набухшему соску сквозь тонкую ткань бюстгальтера причинило ей мучительную боль. Рядом с ним было так восхитительно, восхитительно и страшно. Чувства, которым Кристен боялась дать волю, бурлили в ее венах, угрожая охватить ее, как лихорадка, и лишить последних сил. Но все же ей удалось прийти в себя и оттолкнуть Джошуа. Однако не успела она сделать и двух шагов, как он снова схватил ее, но на этот раз не стал целовать, а просто зажал в угол своим возбужденным телом.
        - Нет, Кристен, я не позволю тебе так поступить со мной, с нами. - Он с неистовством сжал ладонями ее лицо. - Скажи мне, почему ты ушла? Как ты могла так поступить с нашим браком после того, что произошло между нами в ту ночь?
        Растерявшись, Кристен сразу же лишилась почвы под ногами.
        - Так было необходимо, Джошуа. Я не могла заботиться о двоих, я с трудом заботилась о себе одной.
        - Ерунда! В ту ночь твое тело говорило мне совсем другое. И ты все еще хочешь меня, Крис, я чувствую твою реакцию даже теперь. Если бы я сейчас уложил тебя в постель, ты отдала бы мне все, что отдала в ту ночь, и еще больше...
        - Я знаю! Знаю! - закричала она, чувствуя себя слишком несчастной, чтобы пытаться обмануть Джошуа. - Но это еще не все, этого недостаточно!
        Эти слова, казалось, совершенно сломили Джошуа, и он, отступив назад, пригладил рукой волосы. Темный коридор был наполнен их тяжелым дыханием, и, казалось, сам воздух требовал, чтобы они разошлись. Спустя мгновение Джошуа, тихо выругавшись, направился к гостиной, а Кристен бессознательно последовала за ним.
        - Так что же будем делать? - спросил Джошуа, когда они словно чужие сели в разных углах большой комнаты.
        - Я поеду в отель.
        - Нет, не поедешь.
        - И ты можешь так говорить после того, что только что произошло?
        - Это не повторится.
        - Ты можешь поручиться?
        - Могу. - Джошуа расправил плечи.
        - Ничего не получится, - покачала головой Кристен. - Я собираюсь...
        - Мой сын останется здесь! - неожиданно резко гаркнул Джошуа.
        - Джошуа, я должна его кормить!
        - Значит, тоже оставайся.
        - Это нечестно!
        - Ты знаешь, что говорят о любви и о войне. - Слова прозвучали серьезно, без всякой иронии.
        - Мы выработаем соглашение...
        - Ха! Он был у тебя девять месяцев и шесть недель. Теперь моя очередь.
        Кристен ошеломленно смотрела на Джошуа, понимая, что этот человек с его эгоцентричной логикой мог придумать любые доводы для обоснования своих возражений.
        - Как долго ты намерен... придерживаться нашего соглашения?
        - Ты обещала мне год, - хмуро ответил он.
        - То есть?
        - Год до того, как ты решишь, подавать ли на развод. По моим подсчетам, остается еще шесть недель.
        - Ты хочешь, чтобы я осталась здесь на шесть недель?
        - Он остается. Значит, похоже, это дело решенное, верно?
        Кристен была поражена, но быстро сообразила, что может извлечь выгоду из предложения Джошуа. Если она останется здесь, то сможет найти работу и встать на ноги, чтобы содержать себя и ребенка.
        - А как насчет строгих правил? - спросила Кристен.
        - Никаких правил.
        - Джошуа, это абсурд!
        - Нет, это совершенно серьезно, - возразил он и, подавшись вперед, объявил: - Я намерен снова завоевать тебя.
        - Понятно. - Кристен первая прервала затянувшуюся напряженную паузу. - Но имей в виду, Джошуа, ты не добьешься успеха.
        - Это мы еще посмотрим.
        Кристен прекрасно поняла, на что он намекал, и, прикусив губу, осторожно спросила:
        - По поводу того, о чем ты говорил, - ты действительно не будешь меня ни к чему принуждать, Джошуа?
        - А я это когда-нибудь делал? Думаю, ты сама сумеешь найти дорогу в мою спальню. - Он выразительно посмотрел на Кристен.
        - Ах, я сумею?! - выкрикнула она. Ее возмутила самонадеянность Джошуа.
        - Сумеешь.
        - Все! Мы уходим!
        - Нет, остаетесь. А сейчас иди сюда. - Джошуа похлопал по кушетке рядом с собой.
        - Нет.
        - Ты придешь сама или я приведу тебя. - В его глазах вспыхнула решимость, так хорошо знакомая Кристен.
        - Нет. - Ей удалось не подчиниться.
        - Кристен, уверен, ты не станешь отрицать, что у нас есть, что обсудить, и я не собираюсь кричать через всю комнату.
        - Ты кричишь и тогда, когда я рядом с тобой, - тихо заметила она.
        - На этот раз не буду. - К удивлению Кристен, Джошуа улыбнулся. - Иди сюда.
        Кристен нерешительно пересекла комнату и села на край кушетки, но ее попытка держаться как можно дальше от Джошуа окончилась неудачей. Он привлек ее к себе, а когда она попыталась вывернуться, крепко обнял. Некоторое время они сидели молча, и Кристен слышала только их затрудненное дыхание, стук сердец и тиканье часов.
        - Детка, я скучал по тебе, - наконец произнес Джошуа, погладив темный локон возле маленького уха, выбившийся из ее прически. - Ты прекрасна, как и прежде. Нет, еще прекраснее.
        - Не нужно, прошу тебя, - с трудом проглотив комок в горле, пробормотала Кристен, и ее глаза затуманились слезами.
        Не обращая внимания на ее просьбу, Джошуа продолжал играть завитком волос, как бы невзначай нежно касаясь кончиками пальцев мочки уха.
        - Ты все еще носишь обручальное кольцо, - заметил он, взглянув на ее левую руку.
        - Я... я не смогла его снять. - Смутившись, Кристен постаралась солгать. - Я хочу сказать, оно слишком тугое...
        - Я рад, что ты его носишь, - с глубоким вздохом признался Джошуа. - Скажи, там, в Вегасе, тебе было трудно с ребенком и вообще?
        Кивнув, Кристен глубоко вздохнула, не совладав со своими эмоциями. Ей трудно было контролировать себя, сидя так близко от него, потому что все его существо притягивало ее, словно коварный наркотик.
        - О, Джошуа, это было... ужасно. Ты не представляешь, как мне было тяжело. Я была так одинока. Знаешь, четыре месяца назад умерла мама. - Кристен боролась с рыданиями и не совладала с ними.
        - Бедная моя девочка! - Джошуа обнял ее, и Кристен не стала сопротивляться. - Почему ты не позвонила мне?

«Я хотела. Я уже готова была позвонить. Но я слишком боялась. Ты заставил бы меня вернуться - и вернулось бы все прежнее».
        - Много лет я просила маму бросить курить, - уклонившись от ответа на его вопрос, стала рассказывать Кристен, - и особенно настойчиво после того, как у нее обнаружили шумы в сердце. Но она не бросила. Четыре месяца назад она умерла прямо на работе. То есть она просто ушла от меня. Она так и не увидела внука...
        - О, любовь моя, я очень сочувствую тебе. - Джошуа погладил темные волосы Кристен, а она отпрянула, взволнованная тем, что искала утешения в его объятиях. Он помрачнел, но не сделал попытки снова привлечь ее к себе. - Значит, ты похоронила маму и оставалась совсем одна, когда родился ребенок?

«Да, Джошуа, и, когда его вытащили из меня и положили мне на живот, я выкрикнула твое имя...»
        - Да.
        - А затем ты собрала вещи и в одиночку проделала весь обратный путь?
        - Да.
        - Боже милостивый, Крис, ты должна была позвонить мне. Как ты все это вынесла?
        Кристен не хотелось отвечать на его вопрос, но она чувствовала, что он всерьез встревожен.
        - У мамы была небольшая страховка, которой хватило и на погребение, и на покрытие моих медицинских расходов. Я продала мебель в нашей квартире и... в общем, я выкрутилась, - подытожила Кристен, не желая, чтобы Джошуа знал, каким поистине отчаянным было ее положение, не желая давать ему власть над собой.
        - Беру обратно все, что сказал о тебе прежде, дорогая. - Джошуа со вздохом притянул ее поближе. - Ты не слабая и вовсе не трусиха, ты невероятно сильный человек. В тебе достаточно сил, чтобы управлять нашей семейной жизнью. Ты согласна?
        - Нет. - Сбросив его руку, Кристен встала.
        - Так чего же ты хочешь? - раздраженно спросил Джошуа, тоже поднявшись.
        - Жить собственной жизнью! - с горячностью воскликнула она. - Джошуа, постарайся поставить себя на мое место Прямо из маминых рук я попала к тебе. Ты принял меня, сказал, когда мы должны пожениться, где я буду жить и все прочее. Я никогда не была личностью!
        - Ты не считаешь себя личностью?
        - Нет Во всяком случае, я не такая, как ты! - Кристен в волнении расхаживала по комнате. - Ты довольно долго вел самостоятельную жизнь, у тебя было время испытать себя, а у меня - нет. За меня все всегда решала мама, а потом появился ты и занял ее место.
        - Я вовсе не мама, - буркнул Джошуа.
        - Но ты все решал за меня так же, как она...
        - Если я и делал это, то только потому, что тебе нужно было еще повзрослеть!
        - Правильно! Совершенно верно, Джошуа! Ты попал в точку! - воскликнула Кристен. - Мне нужно было повзрослеть, а ты никогда не давал мне такой возможности.
        - Детка, - он с мольбой протянул к ней руки, - не можем ли мы взрослеть вместе?
        - Некоторые вещи человек должен проделать самостоятельно, - печально покачала головой Кристен. - Ты не можешь сделать этого вместо меня, Джошуа.
        - Ну и какие у тебя планы?
        - Точно еще не знаю. Когда я работала в «Газетт», миссис Снайдер, моя начальница, однажды сказала, что, по ее мнению, у меня есть писательская жилка. Помнишь, я когда-то написала небольшую статью об англиканской церкви Святой Троицы...
        - Помню, - кивнул Джошуа, чем очень удивил Кристен.
        - Тогда ты, возможно, помнишь, что «Галвестон газетт» ее опубликовала. Миссис Снайдер сочла мою работу многообещающей и посоветовала мне в будущем записаться на курсы журналистики.
        - Ты никогда мне этого не говорила.
        - А как я могла сказать? - Кристен развела руками. - Ты и так был возмущен тем, что я работала, и настаивал, чтобы я ушла с работы. Я не сомневалась, что ты запретишь мне учиться.
        - Кристен, тогда мы только что поженились, - сдержанно сказал Джошуа. - Разве это преступление - желать, чтобы ты какое-то время была только со мной? Во всяком случае, меня возмущали те долгие часы, которые ты проводила в редакции, и та низкая плата, которую тебе там платили. Я надеялся, что потом, когда ты начнешь делать карьеру, это будет что-то стоящее...
        - С твоей точки зрения! - набросилась на него Кристен.
        - Мне было бы больно видеть, что ты обожглась, детка. Ты была такой юной, и мне просто не хотелось, чтобы тобой пользовались.
        - Мной никогда не пользовались и никогда не будут пользоваться. - Кристен внутренне собралась. - Нравится тебе или нет, Джошуа, но я попытаюсь снова получить свою прежнюю работу и, возможно, запишусь на какие-нибудь вечерние курсы журналистики.
        - Ты собираешься заниматься всем этим и растить ребенка? - с иронией поинтересовался Джошуа.
        - Видимо, ты все еще считаешь, что я должна сидеть дома и быть домашней хозяйкой!
        - Ну... да... Во всяком случае, сейчас.
        - Я знала, что ты не поймешь меня. - Кристен стиснула зубы.
        - Нельзя сказать, что я не понимаю, но ведь ты никогда прежде не говорила, что серьезно интересуешься журналистикой. Я просто считаю, что сейчас все это окажется для тебя слишком большой нагрузкой.
        - Но ты будешь помогать мне с Тедди, - дерзко заявила она.
        - Так ты поэтому приехала сюда? - со злостью спросил Джошуа. - Ради домашней няньки?
        - Джошуа, это несправедливо! - возмутилась Кристен.
        - Ты права. - Нахмурившись, он рассеянно запустил пальцы в свои светлые волнистые волосы, и в глазах его застыла скрытая боль. - Извини меня. - Джошуа подошел к Кристен. - Но разве я могу вести себя справедливо, когда думаю только о том, как соскучился по тебе, как пуста без тебя моя жизнь. - Он сжал руками ее плечи. - Когда мне больше всего хочется снова заняться с тобой любовью, погрузиться в тебя, чтобы ты растаяла...
        - Ты можешь это сделать, но все равно этим ничего не изменишь. - Кристен затрепетала от образов, которые Джошуа пробудил в ней, но тем не менее высвободилась из его рук.
        - Черт побери!
        - Вот видишь, лучше я возьму Тедди и уйду сейчас.
        - Мне казалось, что об этом мы уже договорились.
        - Я не сказала, что остаюсь.
        - Но ты и не сказала, что уходишь. - Его слова имели двойной смысл, и они оба это прекрасно понимали. Кристен замерла под его горящим пристальным взглядом, не зная, что еще сказать, и Джошуа снова властно привлек ее к себе. - Я имел в виду именно то, что сказал, Крис. Вы останетесь здесь, и мы все уладим. Я не позволю тебе снова убегать...
        - От чего?
        - От всего, от чего ты прячешься.
        - Я ни от чего не прячусь.
        - Так ли это? - Джошуа прищурился, и его глаза прекратились в узкие щелочки. - Тогда скажи мне, почему ты постоянно ходишь к этому огромному дому на Семнадцатой улице и смотришь на него словно загипнотизированная?
        - Откуда ты знаешь об этом доме? - Вопрос поразил Кристен как удар, и, покачнувшись, она с безумными глазами отскочила от Джошуа.
        - Перед тем, как убежать от меня, ты часто ходила туда, просто стояла там и...
        - Ты следил за мной!
        - Совершенно верно. Я должен был что-то делать. Ты целыми днями пропадала и была такая скрытная...
        - Я не была скрытной!
        - Кристен, ты сама понимаешь, что говоришь?
        - Я не была скрытной! - Придя в бешенство, Кристен погрозила ему кулаком и на грани истерики выкрикнула: - И не смей никогда больше спрашивать меня об этом доме, никогда! А теперь... я ухожу.
        - Только через мой труп.
        Кристен повернулась, намереваясь уйти, но Джошуа схватил ее, прижал к себе, одной рукой, как крюком, обхватив за шею, и снова самозабвенно поцеловал. Она молотила его кулаками в грудь, но он, не обращая на это внимания, страстно и жестко целовал ее, пока у нее не иссякли силы, чтобы сопротивляться, и она вынуждена была крепко уцепиться за него, чтобы не упасть. И тогда Кристен расслабилась и, дав волю эмоциям, разрыдалась.
        - О, Крис. - Чувствуя, что в нем тоже ослабло нервное напряжение, Джошуа опустился вместе с ней в кресло-качалку, спрятал ее голову у себя на груди и, целуя в волосы, стал укачивать, как малого ребенка. - Прости, детка, - тихо шепнул он, - это ад.
        - Я знаю. - Ее оборона была разрушена поцелуями Джошуа, и Кристен прильнула к нему. Она была дурочкой, полагая, что все будет просто: они встретятся, договорятся о будущем Тедди, культурно разведутся, и на этом все закончится. Было глупо сидеть здесь, цепляясь за него в полном смысле слова, потому что не было ничего более сложного, чем порвать запутанные узы, связывавшие ее с этим человеком. - О, Джошуа, что же нам делать? - рыдая, спросила Кристен.
        - Оставаться вместе - во всяком случае, последующие шесть недель.
        - Шесть недель, - эхом повторила она.
        Некоторое время спустя Кристен встала с колен Джошуа, и, когда он тоже поднялся, такой высокий по сравнению с ней, она почувствовала, что полностью обессилела - и морально, и физически.
        - Джошуа, ты не будешь возражать, если я немного вздремну? Мы с Тедди выехали из Уичито-Фоле в пять утра.
        - В пять утра? Почему так рано?
        - Кондиционер в моей машине не работает, и в это время ехать прохладнее, - устало пояснила она.
        - Ты хочешь сказать, что везла этого крошку через всю пустыню в машине без кондиционера? - с негодованием выкрикнул он.
        - Джошуа, я понимаю, что сейчас лето, поэтому старалась каждый день ехать лишь до наступления дневной жары. - Кристен почувствовала, что находится на грани срыва и больше не выдержит вспышек его гнева. - Может быть, мы поговорим об этом позже? Я действительно очень устала.
        - Конечно, отдыхай. Тебе что-нибудь нужно?
        - Знаешь, моя сумка, складная кроватка Тедди и его прогулочная коляска остались в багажнике. Мне не хотелось бы оставлять ребенка без присмотра и идти за ними.
        - Я все принесу.
        Джошуа ушел с ее ключами, а Кристен вернулась в комнату для гостей. Тедди все еще спал, и она в приливе материнской гордости смотрела, как его маленький ротик посасывает кулачок. Очень скоро появился Джошуа, тихо поставил ее сумку и разложил детскую кроватку. Обменявшись с Кристен робкой улыбкой, он бережно извлек Тедди из переносной колыбели и уложил в кроватку.
        После ухода Джошуа Кристен, сняв с себя блузку, бюстгальтер и джинсы и оставшись в одних темных отделанных кружевом трусиках, забралась в постель под прохладную простыню. Хотя Тедди родился всего шесть недель назад, Кристен уже привыкла к своему плоскому животу и к тому, что снова стала гибкой, но она еще быстро утомлялась, особенно после таких тяжелых дневных переездов. Сейчас Кристен понимала, что ей нужно почистить зубы и принять ванну, но была так измотана, что у нее не хватало сил пошевелиться. Против ее воли перед ней снова возник образ мужа. Джошуа был прекрасен, как и прежде, и Кристен не могла винить его в том, что в данной ситуации он был ошеломлен и обижен. Он все еще хотел, чтобы она к нему вернулась, и Кристен была уверена, что в ее сердце всегда будет для него уютный уголок. В ее двадцать лет у Кристен был единственный мужчина - ее первый... и последний?
        Мысли Кристен невольно вернулись к тому первому разу, когда тринадцать месяцев назад они с Джошуа занимались любовью, припарковав «бронко» на пляже. Будучи наивной девочкой, она не понимала, какой эффект произведет на него в бикини во время полуночного купания после нескольких выпитых банок пива и чем закончится возня в прохладных волнах, когда их полуголые тела постоянно соприкасались и терлись друг о друга. Джошуа был охвачен страстью, и от его настойчивых обжигающих поцелуев у Кристен останавливалось дыхание. Прежде чем она осознала, что происходит, они оба потеряли контроль над собой, а потом было уже слишком поздно, и Джошуа не мог остановиться, однако Кристен ни в чем его не винила. В ту ночь в
«бронко» он сделала ее полностью своей, совершив примитивный, первобытный ритуал, когда первоначальная боль сменяется затем глубочайшим блаженством. «Мы поженимся, - сказал он ей на следующий день, ласково обняв ее. - А вдруг ты беременна? - Эта мысль, по-видимому, доставила ему радость, а ее напугала. - Кристен, дорогая, мне кажется, я всю жизнь искал тебя. Ты так прекрасна. Ты у меня единственная. Я хочу заботиться о тебе...» Разве девятнадцатилетняя девушка могла устоять против такого пьянящего романа? К тому времени, когда Кристен выяснила, что в этот первый раз не забеременела, они уже были женаты. Размолвки начались с самого начала. Кристен была влюблена в Джошуа, но в то же время смущена интимными сторонами супружеской жизни. Она привыкла жить одна, заботиться лишь об одной себе и не знала, как делиться собой с другим человеком, а Джошуа стремился взять все заботы на себя, и последовала неизбежная катастрофа. Они пробыли вместе всего три месяца, когда...
        Кристен заставила себя отвлечься от горько-сладких воспоминаний. Сейчас важнее всего была забота о Тедди и устройство его будущего. Возвращение в Галвестон было рискованным поступком, она могла снова поддаться чарам Джошуа, его огненные поцелуи только что наглядно подтвердили это, но для Тедди приезд сюда был необходим. Кристен росла без отца, потому что ее родители развелись, когда она была совсем маленькой, и знала, что значит всю жизнь чувствовать себя брошенной, поэтому она не могла допустить, чтобы ее сына постигла подобная участь. И кроме того, ей была нужна помощь Джошуа не только как отца Тедди, но и как кормильца. Возможно, это было корыстно. Возможно, с ее стороны было беспринципно оставаться в доме Джошуа, принимая великодушно предлагаемые бесплатные жилье и питание, если она не собиралась снова быть ему женой. «Нет, не беспринципно и не корыстно, а необходимо», - решила Кристен, снова взглянув на детскую кроватку, где спал ее любимый маленький сын. К тому же она сможет заплатить Джошуа за жилье и питание, как только встанет на ноги.


        - Кристен.
        Она сонно потерла глаза и, увидев в полумраке стоявшего у кровати Джошуа, поняла, что проспала несколько часов.
        - Кристен, - тихо повторил Джошуа, - я не хотел тебя будить, но услышал, что малыш плачет.
        Словно в подтверждение отцовских слов, ребенок беспокойно захныкал.
        - Он проголодался, - пояснила Кристен, напуганная тем, что не услышала детского плача - должно быть, она действительно до смерти устала.
        Включив свет, Джошуа посмотрел на нее, и Кристен осознала, что прикрыта только тонкой простыней, а ее темные волосы рассыпались по подушке. Но еще хуже было то, что при плаче ребенка от инстинктивной материнской реакции у нее налилась грудь, стало покалывать соски, а затем капли молока начали проступать на простыне. Затаив дыхание, Джошуа с благоговейным восторгом мгновение смотрел на Кристен, а потом покраснел до корней волос, кашлянул и отвернулся.
        - Я принесу его тебе. - Осторожно взяв сына на руки, он понес его к кровати. - Боюсь, он мокрый, - с улыбкой объявил Джошуа. - Даже распашонка намокла.
        - Я поменяю.
        - Нет-нет, я сам, ты устала. - Жестом собственника Джошуа прижал к себе ребенка.
        Невзначай приоткрыв ложбинку груди и тут же постаравшись прикрыться, насколько это было возможно, Кристен села и с интересом наблюдала за Джошуа.
        - Осторожно, у него точный прицел, - пошутила она, когда муж, раздев Тедди, собирался положить сухой памперс между крошечными детскими ножками.
        - Прицел? - не понял Джошуа и, взглянув на ребенка, снова покраснел, а Кристен удивилась, что они с Джошуа стали так стесняться друг друга.
        Припудрив младенца, он торопливо расправил сухой памперс, проявив завидную для новичка ловкость, и протянул ребенка, Кристен. Она уже начала опускать простыню, не сомневаясь, что Джошуа снова захочет остаться и смотреть, как она кормит Тедди, но он остановил ее:
        - Прежде чем начнешь кормить, скажи, ты сама хочешь потом поужинать?
        - Если не возражаешь, Джошуа, я просто поспала бы, когда покормлю его. - Прижав к себе Тедди, уткнувшегося ей в плечо, Кристен наслаждалась его теплом и запахом детской присыпки.
        - По-моему, тебе следует быть к себе более внимательной. - Джошуа подал Кристен чистую пеленку и угрюмо смотрел, как она заворачивает ребенка. - Я имею в виду, что ты ведь кормишь его.
        - Если ты принесешь мне стакан молока, я выпью его, когда закончу кормить. - Кристен не могла не признать, что Джошуа прав.
        - Прекрасно, - улыбнулся тот и торопливо вышел из комнаты.
        Покачав головой, Кристен выключила свет, положила Теми на середину кровати, повернулась на бок и, откинув с груди простыню, принялась кормить ребенка. На этот раз Джошуа не остался, и Кристен поняла, что он не захотел опошлять момент. В прошлый раз она спровоцировала его пи страстные поцелуи и, вспомнив свою предательскую реакцию на них, Кристен была довольна, что на сей раз он ушел. Через некоторое время она услышала, как ее муж тихими шагами снова входит в спальню.
        - Твое молоко на ночном столике.
        - Спасибо, Джошуа.
        - Почему ты назвала его Тедди? - немного постояв в темноте и прислушиваясь к чмоканью сына, спросил он.
        - Я привыкла спать со своим плюшевым медвежонком Тедди, а теперь сплю с ним, - тихо ответила Кристен, боясь, что ее довод покажется глупым, детским, но чувствуя, что должна дать объяснение, и по ее щеке покатилась слеза.
        - А мне там нет места?
        Ничего не ответив, Кристен повернулась в постели и, взглянув на внушительный силуэт, вырисовывавшийся на фоне падавшего из коридора золотистого света, почувствовала прилив сострадания к этому человеку, который заслуживал лучшей доли, заслуживал встречи с той, кто отвечал бы ему любовью. Не его вина, что он хотел ее, а она не была готова к семейной жизни. Но и ее вины в этом нет!
        Джошуа еще долго стоял на пороге спальни, прежде чем уйти.



        Глава 4

        Наступило утро, и Кристен, проснувшись, обнаружила, что Тедди присосался к ее груди. Сонно улыбаясь, она рассматривала сынишку, лежавшего в лучах солнечного света, заливавшего кровать и игравшего в пушистых детских золотых волосах. С умилением глядя на крошечную ножку, Кристен погладила ступню малыша большим и указательным пальцами.. Кожа ребенка была гладкой и светлой, как фарфор, а сам Тедди казался таким маленьким и хрупким, но Кристен знала, что ее сын сильный. Она помнила, как была удивлена, когда ребенок впервые взял грудь, помнила и свое восхищение тем, как энергично может сосать его ротик. Сейчас этот крохотный ротик жадно сосал, а маленький кулачок молотил ее грудь. Глядя на жизнерадостного сына, молодая мать снова улыбнулась. Вечером Кристен даже не заметила, как заснула в постели вместе с Тедди. Ничего страшного не произошло, но в будущем ей нужно быть внимательнее, потому что ребенок растет и начинает ворочаться.
        Глубоко вздохнув, Кристен почувствовала аппетитный запах жареного бекона и догадалась, что Джошуа готовит для нее завтрак. «Очень внимательно с его стороны», - подумала Кристен, и внутри у нее снова всколыхнулись горькие чувства. Джошуа всегда проявлял заботу о ней, но в то же время он всегда управлял ею. Однако Кристен не могла не признать, что он всегда притягивал ее. В последние десять месяцев она обманывала себя, пытаясь убедить, что не любит его, что больше не хочет его, но вчерашний день разбил ее иллюзии.
        И все же Кристен не отступала от своего решения, помня слова матери: «Я снова и снова повторяю тебе, Кристен, - доверься мужчине - и окажешься в дураках. Ты вышла замуж за этого человека и видишь, что получила - одиночество и нищету». Справедливости ради Кристен напомнила, что это она убежала от мужа, но Стелла Морган стояла на своем: «Из этого брака никогда ничего не выйдет». Увы, на это Кристен нечего было возразить.
        Сейчас Кристен, как и прежде, была твердо настроена поступить по-своему, но яркое воспоминание о взрывной реакции на близость Джошуа и те чувства, которые они, несомненно, все еще питали друг к другу, сильно осложняли ситуацию.
        - Кхе, доброе утро, - раздался низкий мужской голос. Прерывисто вздохнув и непроизвольно натянув на себя и Тедди простыню, Кристен повернула голову к двери и замерла, не в силах отвести глаз от Джошуа, который стоял, небрежно прислонясь к дверному косяку. Светло-голубая майка не скрывала его крепких загорелых рук и упругих мышц торса, а обрезанные джинсы соблазняюще обтягивали узкие бедра. Кристен с досадой отметила про себя, что у Джошуа слишком сексапильные для мужчины ноги - длинные, стройные, загорелые и покрытые незабываемым золотистым пушком. Окинув же быстрым взглядом его фигуру, она решила, что в нем эротично абсолютно все.
        - Доброе утро, - шепотом приветствовала его Кристен, со слегка виноватой улыбкой.
        Если Джошуа и заметил ее пристальное внимание к своей фигуре, то никак на него не отреагировал, лишь глаза его потемнели, а на щеке чуть заметно задергалась мышца. Джошуа молча смотрел на Кристен и кормящегося младенца, а потом, еще раз кашлянув, натянуто пояснил:
        - Я не собирался входить, Крис, но дверь была открыта. Я только хотел сказать, что завтрак готов.
        - Спасибо, Джошуа. Пахнет чудесно.
        - Приходи, когда будешь готова.
        - Я только докормлю его.
        - Прекрасно.
        Повернувшись, Джошуа пошел по коридору, а Кристен, закусив нижнюю губу, смотрела на его упругие ягодицы и старалась справиться с охватившим ее смятением. Колдовство, как и всегда, оказывало свое действие, а то, что Джошуа выглядел как кинозвезда, отнюдь не способствовало умиротворению! Неужели он надеялся, что она не... «Нет, так нельзя, вот и все!» - приказала себе Кристен и, взглянув на Тедди и увидев, что он снова заснул у ее груди, улыбнулась счастливой, безмятежной улыбкой.


        Пока Кристен одевалась к завтраку, Джошуа с мрачным видом расхаживал из столовой в коридор и обратно. Он проверил накрытый им стол - накрахмаленные белые салфетки и скатерть, обильную еду и сияющую посуду. Все выглядело отлично, но ему почему-то хотелось все это расшвырять!
        Последние двадцать четыре часа явились величайшим потрясением всей его жизни. Сначала Кристен совершенно неожиданно снова появилась в его доме, потом она показала ему прелестного сына, о существовании которого он не знал, а затем, когда он вопреки здравому смыслу стал надеяться, что они помирятся, категорически заявила, что хочет развода! Почему? Почему она тогда убежала от него? Почему теперь вернулась и почему не хочет дать им еще один шанс? Теперь у них была семья в полном смысле этого слова, и у них сохранилась любовь, их так же влекло друг к другу, даже еще сильнее, чем когда-либо прежде. Вчера, держа Кристен в объятиях, Джошуа почувствовал, как в ее теле вспыхнула страсть, и сейчас, когда она так беззастенчиво разглядывала его, Джошуа прочел желание в ее горящих карих глазах. Жизнь без Кристен была для него сущим адом, а теперь любовь к пси стала настоящей пыткой. Невозможно описать, как в это утро взбудоражил его вид Кристен, державшей у груди его сына. Ему захотелось улечься в постель вместе с ними, заключить их обоих в объятия и стать частью их жизни, разлепить их счастье. Ему хотелось бы
оставаться там с Кристен но тех пор, пока между ними не возникло бы понимания. Но Кристен была непреклонной, недосягаемой, и Джошуа чувствовал себя отвергнутым - отвергнутым навсегда!


        Через несколько минут Кристен вошла в гостиную во вчерашней помятой одежде; она расчесала волосы и собрала их на затылке, почистила зубы и наложила свежий макияж, по не могла дождаться момента, когда можно будет отмокнуть в ванне, смыть въевшуюся в дороге грязь и снова почувствовать себя по-настоящему чистой.
        - Выглядит аппетитно, - постаралась непринужденно произнести Кристен, заметив, что, стоя у сервировочного столика, Джошуа хмуро обозревает приготовленную им еду.
        - Тогда прошу, - улыбнулся он, отодвигая для нее стул. Кристен подошла к столу, и ей стоило большого труда удержать дрожь, когда Джошуа, придвигая стул, наклонился над ней и ее ноздри уловили знакомый тонкий запах его лосьона. Сев напротив, он протянул руку за ее тарелкой и, накладывая яичницу с беконом и тосты, полюбопытствовал:
        - Как вы провели ночь, Крис?
        - Ночь? - Она чуть не захлебнулась апельсиновым соком, вспомнив, как лежала в постели, бесстыдно воскрешая в памяти первые дни, проведенные с Джошуа, и их первое занятие любовью...
        - Да, ночь. - Он протянул ей наполненную тарелку. - Ты и малыш. Вам хорошо спалось?
        - О да, - с облегчением ответила она и с робкой улыбкой призналась: - По правде говоря, мы оба спали так крепко, что я даже не заметила, что Тедди оставался со мной в постели, пока не проснулась утром.
        - Смышленый малыш, - заметил Джошуа, намазывая маслом тост, и с неподдельной завистью добавил: - Он знает, где самое хорошее место, где его окружают теплом и любовью.
        Их взгляды встретились, и сердце Кристен бешено застучало. Джошуа снова проделывал с нею то же самое - подавлял морально, безжалостно подчиняя себе ее чувства. В это утро она опять была не в силах управлять им!
        - Джошуа... - беспомощно начала Кристен, - нужно ли...
        - А ты не хочешь узнать, как я провел ночь? - вызывающе спросил он, пронзая ее взглядом горящих голубых глаз.
        - Какой смысл, Джошуа...
        - Она была долгой и пустой, как и все ночи за последние десять месяцев. - Откинувшись на спинку стула, он резко зажмурился и вцепился пальцами в край стола, а затем в упор посмотрел на Кристен. - Ты представляешь себе, Крис, как мне было тяжело после твоего ухода?
        - Я... я... - У нее вдруг сжалось горло, и она не смогла произнести ничего членораздельного.
        - Однажды ты появилась здесь, любила меня так, словно мы никогда не расстанемся, а на следующий день убежала, - низким взволнованным шепотом произнес он. - И ничего не сказала, не оставила даже записки.
        - Я... я не знала, что сказать, - потерянно пролепетала Кристен.
        - Да, ты просто ушла, не сказав ни слова, - невесело усмехнулся Джошуа. - Ты подумала о том, через какие мучения я прошел, гадая, где ты, почему ушла, не случилось ли с тобой чего-нибудь?
        - Я... наверное, я не подумала...
        - Ты думала только о себе, верно, Крис?
        Она молча кивнула и, приглушив нелепую гордость, призналась:
        - Ты прав, я поступила эгоистично и... прошу у тебя прощения. Я должна была по крайней мере оставить тебе записку или еще как-нибудь дать знать. Но, Джошуа, меня не покидало ощущение, что меня душат.
        - Почему, Крис?
        - Были причины, по которым я... я должна была уехать. - Кристен скомкала лежавшую у нее на коленях салфетку, чувствуя свою вину и не желая встречаться взглядом с Джошуа. - Дело не только в тебе, существовали и другие причины.
        - Расскажи мне о них.
        - Я... я не могу.
        - Был другой мужчина, Крис? - жестко потребовал он ответа.
        - Нет, никогда! - Не веря своим ушам, она взглянула на Джошуа. - Как только ты мог подумать...
        - Тогда почему же ты не хочешь обо всем рассказать мне?
        - Ты не поймешь.
        - Поверь, я стараюсь понять. - Он рассеянно взъерошил волосы. - Именно этим я занимаюсь на протяжении этих жутких десяти месяцев. - Некоторое время они напряженно молчали, а затем Джошуа тяжело вздохнул. - Знаешь, Крис, каковы бы ни были причины, заставившие тебя уехать, факт остается фактом; мы женаты, и теперь у нас есть сын, о котором нужно заботиться.
        - Это я понимаю, - жалобно протянула она.
        - Ты действительно считаешь, что для Тедди лучше, если его родители будут жить порознь? - Наклонившись вперед, Джошуа заглянул ей в глаза.
        Прямолинейный вопрос Джошуа поднял вихрь в душе Кристен, и она дрожащим голосом высказалась в свою защиту:
        - У Тедди все же будут и отец, и мать. В наше время многие дети прекрасно приспосабливаются к такой жизни.
        - Крис, ты обманываешь себя и лжешь мне, - сделал вывод Джошуа, а когда она, побледнев, бросила на него быстрый взгляд, иронически усмехнулся: - О да, я заметил, как ты смотрела на меня в спальне. Оно не только все еще существует, то желание, от которого ты стараешься убежать, оно стало еще сильнее. Ты можешь это отрицать, Крис?
        Конечно, нет. В этот момент Кристен лишь с большим трудом смогла отвести взгляд от вызывающего, полного страсти взгляда Джошуа и заняться едой, изо всех сил стараясь скрыть смущение, но горячая краска стыда, залившая ей щеки, выдала ее. Еще раз поблагодарив Джошуа за приготовленный вкусный завтрак, Кристен вызвалась помыть посуду.
        - Разве ты не идешь на работу? - спросила она, когда Джошуа помог ей отнести посуду в кухню.
        - Сегодня суббота, Крис.
        - О! - Расставляя посуду на столе, она нервно засмеялась, подумав о том, что Джошуа будет с ней весь уик-энд. - Видимо, за время долгого путешествия я потеряла счет дням.
        - Видимо, так. Что ж, если не возражаешь, Крис... - Не закончив фразы, Джошуа вышел из кухни.
        Прислонившись к кухонному столу и все еще дрожа, Кристен постепенно приходила в себя после бурной сцены во время завтрака. Она прекрасно понимала чувства Джошуа - гнев и ощущение предательства - и только сейчас начала оценивать глубину обиды, которую нанесла ему своим бегством. Какой-то частью своей души она готова была пойти на все, чтобы заглушить эту обиду и завоевать прощение, ей хотелось открыться Джошуа, заставить его понять, что причина, толкнувшая ее уйти, была гораздо важнее, чем их семейные разногласия. «Но какую цену придется мне заплатить за искупление собственной вины?» - задумалась Кристен. Она отлично помнила, что Джошуа фактически вынудил ее на этот брак, что он во всем управлял ее жизнью, никогда не считаясь ни с ее чувствами, ни с ее мечтами, ни с ее стремлениями. Кристен понимала, что все сложилось скверно, но в катастрофе была виновата не только она.
        Ополаскивая посуду, Кристен услышала доносившийся из гостиной приглушенный голос Джошуа и догадалась, что он разговаривает по телефону.
        - Сегодня вечером мы поедем на обед к моим родителям, - объявил он, появившись в кухне, где Кристен домывала последнюю тарелку.
        - Ах вот так? - Мгновенно придя в негодование, она, прикусив губу, с вызовом обернулась к Джошуа.
        - По-твоему, они не имеют права увидеть своего внука, Крис?
        Безусловно, она хотела, чтобы родители Джошуа увидели Тедди, но своеволие мужа возмутило ее.
        - Мог бы посоветоваться со мной, Джошуа, - дрожащим голосом заметила Кристен.
        - Вероятно, для меня это не подлежит обсуждению. - Скрестив на груди руки, он смотрел на Кристен, а она, решив не вступать в пререкания, отвернулась и принялась убирать посуду в сушилку. - Тебе не интересно узнать, как отнеслись родители к появлению нежданного внука? - ядовито спросил Джошуа, не дождавшись от нее ни слова. - Мой отец онемел от растерянности, а мать разрыдалась. Ты довольна, Крис?
        - Джошуа, я, черт побери, вернулась и привезла Тедди! - Кристен резко обернулась к мужу. - Что еще тебе от меня нужно?! - Но, заметив, что он едва сдерживает слезы, не удержалась и, сделав шаг вперед, коснулась его локтя. - Джошуа... знаешь... прости меня.
        - Сегодня вечером Тедди поедет со мной, - безапелляционно заявил он, сбросив ее руку, - а ты можешь поступать, как тебе заблагорассудится.
        Ухватившись за край стола, чтобы не упасть, Кристен смотрела вслед выходящему из кухни мужу.


        Спускаясь по ступенькам заднего крыльца, Джошуа злился на самого себя за то, что с самого утра вел себя с Кристен так ужасно. Он просто сходил с ума от того, что она рядом с ним, на расстоянии вытянутой руки и все равно недоступна. Широким шагом он прошел к сараю, стоявшему на заднем дворе в тени орехового дерева, и, отворив скрипучую дверь, заглянул внутрь, разыскивая металлический ящик с инструментами среди шлангов, садового инвентаря и удобрений для газона. Найдя то, что искал, Джошуа вытащил наружу тяжелый черный ящик. Он решил попытаться починить кондиционер в автомобиле Кристен, чтобы тем самым найти повод для заключения мира. Подняв ящик обеими руками, Джошуа потащил его к передней части дома, размышляя, успокоилась ли Кристен или еще будет кричать на него, и пообещал себе, что в любом случае не станет на нее сердиться. Честно говоря, Джошуа очень расстроился, услышав по телефону плач матери, но обвинять в этом Кристен было бы несправедливо. Однажды Кристен уже убежала от него, и, если он будет вести себя подобным образом, она с успехом может снова убежать еще до конца дня. «Необходимо
строго следить за собой!» - напомнил себе Джошуа.



        Глава 5

        Приняв ванну и переодевшись в чистые джинсы и удобную трикотажную блузу, Кристен почувствовала себя гораздо лучше. Проснулся Тедди. Кристен перепеленала и накормила его, а потом решила повезти в коляске на прогулку, потому что ей просто необходимо было хоть ненадолго куда-нибудь уйти из дома Джошуа. Заднее крыльцо было ниже, и по нему удобнее было спустить коляску, поэтому Кристен вышла через кухонную дверь. Оказавшись на огороженной решеткой веранде, она замерла, ее взгляд метнулся к шезлонгу, занимавшему один из углов, и руки Кристен, сжимавшие ручку коляски, задрожали. Этот алюминиевый шезлонг с матрацем поверх пластикового покрытия был постелью, на которой десять месяцев назад, в ночь, когда шел дождь, был зачат Тедди.
        Кристен, парализованная окружившими ее видениями, вспомнила, как потеряла над собой контроль в ту ночь. Тогда ее душа была сгустком обиды и раненой гордости и ее преследовала мысль вырваться на волю. Джошуа нашел ее на веранде, она насквозь промокла, ее волосы перепутались от ветра и дождя, а глаза горели безумным огнем. Он велел ей идти в дом, а она ответила, что больше не станет подчиняться его приказаниям. «Я ухожу от тебя! - выкрикнула она. - Завтра же ухожу!» Он умолял ее остаться, и его голос звучал как зов утопающего. «Нет! Крис, прошу тебя, только на эту ночь будь моей женой в полном смысле этого слова!» Потом он схватил ее и стал целовать, а она сопротивлялась, как дикая кошка, пока он не опрокинул ее на шезлонг и не одурманил своими сладостными поцелуями. В конце концов она сдалась и, обхватив его руками за шею, пыталась выплакать у него на груди свою боль. «О Боже, Крис, прости меня», - отрывисто попросил Джошуа, и Кристен утешила его, предлагая себя в его полное распоряжение. Он на мгновение заколебался, и Кристен, просунув язык в его теплый рот, вложила в свой поцелуй все скрытое в ее
душе влечение, и Джошуа ответил ей таким же ненасытным поцелуем. В ту ночь между ними не было преград, и каждый с бесстыдной яростью удовлетворял свое желание. Безоговорочная податливость ее тела привела Джошуа в исступление, и, когда он, с жадностью прижимаясь губами к ее рту, довел Кристен до вершины блаженства, заронив в нее свое семя, она впервые в жизни почувствовала, что не одинока, и слезы потекли у нее по щекам. Тем не менее на следующее утро она оставила Джошуа, стремясь избавиться от давления, которое он постоянно оказывал на нее, не подозревая, что уже неразрывно связана с ним новой жизнью, которую он поселил в ее чреве.
        Стряхнув с себя сладостно-горькие воспоминания, Кристен трясущейся рукой распахнула решетчатую дверь, осторожно спустила коляску по двум ступенькам и покатила ее в направлении парадного крыльца.
        На подъездной дорожке в тени огромного дуба Джошуа возился с ее автомобилем. Капот был открыт, и Джошуа с гаечным ключом в руке, нахмурившись, склонился над внутренностями маленькой «тойоты». Он был в тех же обрезанных джинсах и майке, но это не помешало Кристен представить его зад, так нагло возникший перед ней всего через несколько секунд после того, как она вспоминала их занятия любовью. Она с трепетом обнаружила, что ей предстоит пройти как раз мимо Джошуа, чтобы попасть на пешеходную дорожку, и призвала себя к спокойствию.
        - Привет! - подойдя ближе, окликнула она мужа.
        Выпрямившись, он, как ни странно, немного смущенно улыбнулся Кристен, его голубые глаза с любовью посмотрели на крошечное дитя в широком желтом костюмчике, надежно пристегнутое к коляске. Потом Джошуа снова перепел взгляд на Кристен, задержав его на джинсах, обтягивавших женственные бедра, на трикотажной блузе, подчеркивавшей пышную грудь, и на чистых, блестящих темных волосах, стянутых в «конский хвост».
        - Привет, - отозвался он, положив гаечный ключ на крыло автомобиля и отряхивая руки. - Собрались на прогулку?
        - Да. Пытаешься задобрить мой автомобиль? - попыталась она пошутить с вымученной улыбкой.
        - Вообще-то я пытаюсь починить кондиционер, - хмыкнул Джошуа, смахнув со лба пот, и Кристен обрадовалась, что он принял ее шутку. - Я думаю, новый ремень и хорошая порция фреона пойдут ему на пользу.
        - Чудесно. Знаешь, Джошуа, с твоей стороны это большая любезность, - поблагодарила она.
        Возникло неловкое молчание, и какое-то время они просто смотрели друг на друга, встревоженные тем невысказанным, что явно светилось в глазах у обоих.
        - Крис... - несмело начал Джошуа.
        - Не нужно ничего говорить, - быстро перебила она.
        - Хорошо, не буду. - Он с виноватым видом приблизился к ней на шаг и положил руку на ее голый локоть. Кристен, предчувствуя свою реакцию на его прикосновение, постаралась не отодвинуться, понимая, что отодвинься она от Джошуа, и все станет намного хуже. - Признаюсь, что все утро я вел себя как последний идиот, но это потому, что, увидев тебя с малышом в постели, когда ты так посмотрела на меня... - Он не закончил фразы.
        - Ладно, - выпалила Кристен, вспыхнув до корней волос, - значит, Джошуа все же заметил утром ее блуждающий взгляд! - Я признаю, что повела себя неправильно. - Она мучительно подыскивала слова объяснения. - Просто то, что мы не можем жить вместе, не означает, что уже нет... нет чувства...
        - Верно. - Джошуа подошел так близко, что она ощутила его затрудненное дыхание, а ее легкие наполнились его мужским запахом. - Но больше не смотри на меня так, Крис, - прошептал он, сжав пальцами ее локоть и заглянув ей в глаза, - не смотри, пока не будешь готова дойти до конца. Понятно?
        - Понятно, - пролепетала Кристен, не справившись с дрожью под его выразительным взглядом.
        - Составить тебе компанию на прогулке? - Выпустив ее руку, Джошуа с улыбкой наклонился и поцеловал Тедди в макушку.
        - Я, право, не думаю...
        - Все верно, ты всегда любила гулять одна, так ведь, Крис? - с неожиданной горечью спросил он и, видя, что Кристен уже открыла рот, чтобы возразить, предостерегающе поднял руку. - О'кей, ты права, не будем начинать все снова. Заботься о моем сыне, хорошо?
        - Конечно. - Натянуто улыбнувшись, Кристен уже собралась уйти, когда Джошуа, кашлянув, остановил ее:
        - Гм, Крис, для меня очень важно, чтобы ты вечером поехала со мной к моим старикам.
        - Конечно, Джошуа, с удовольствием. - На этот раз Кристен почувствовала, что он на самом деле просит ее.
        - Спасибо, Крис, - сердечно поблагодарил Джошуа и вернулся к автомобилю.
        Кристен не смогла устоять перед тем, чтобы не задержаться на мгновение и не порадовать глаз видом загорелого, полуодетого тела, склонившегося над ее машиной. Ягодицы, обтянутые старыми обрезанными джинсами, напряженные в работе бицепсы и эти взъерошенные золотистые волосы... Господи, она совсем забыла, как он прекрасен! Каждый мускул ее тела, казалось, завязался в болезненный узел напоминания о желаниях, отказывающихся признавать невозможность их осуществления. Кристен поджала пальцы внутри теннисных туфель и, сдержав вздох разочарования, вместе с коляской направилась к пешеходной дорожке.


        Тедди нравилось гулять, он гукал, улыбался, поводил, голубыми глазками во все стороны и маленькими кулачками молотил влажный летний воздух. Дом Джошуа находился в самом центре исторического района Галвестона, и Кристен с Тедди двигались мимо бесчисленных роскошных старинных домов, располагавшихся на небольших участках. Каждое здание не было похоже на соседнее и могло похвастаться то спиральными верандами, то очаровательными башенками, то, необычными остроконечными крышами. Город бережно хранил свое наследие, и Кристен знала, что чарующая историческая аура притягивает ее к этим местам.
        Но еще сильнее притягивал ее сюда Джошуа, и теперь, когда она снова увидела его, Кристен прекрасно понимала почему: он был не только ослепительно красив, временами он бывал очень заботлив и добр, «Не каждый мужчина станет готовить жене завтрак или чинить ее автомобиль, - размышляла Кристен, - а его любовь к недавно обретенному сыну просто не может не вызвать симпатии». Она должна была признать, что Джошуа, безусловно, обладал многими замечательными качествами, за которые она с самого начала и полюбила его. Однако Кристен тут же напомнила себе, что этот неотразимый красавец много месяцев назад деспотически управлял ее жизнью, отводя ей только роль жены и пресекая все попытки установить равноправие и добиться независимости. И он снова будет вести себя так же, если дать ему хоть полшанса. Джошуа Брейди являлся серьезным противником, и она была бессильна против его магнетизма, даже по прошествии столь долгого времени сексуальное притяжение между ними все еще не потеряло своей силы. Вспомнив, как она этим утром смотрела на Джошуа, Кристен мысленно выругала себя за свое поведение. «Я никогда не стану
личностью, если буду идти на поводу у своих эмоций. С этого момента, - твердо сказала себе Кристен, - я буду смотреть на что угодно, только не на Джошуа, будь он в обрезанных джинсах или даже без них!»
        Кристен была уверена, что возвращение к работе поможет ей занять свои мысли делом, и поэтому решила, что в понедельник утром она прежде всего позвонит миссис Снайдер в «Галвестон газетт» и узнает, не возьмут ли ее на прежнюю работу. Кристен полагала, что, вероятнее всего, миссис Снайдер давно взяла кого-нибудь на ее место, но посчитала, что нужно попытать счастья. Если же в редакции не найдется работы, то она изучит соответствующую рубрику объявлений, обойдет местные агентства по найму работников и все-таки найдет себе работу. Ей было крайне необходимо получить финансовую самостоятельность, иначе она неизбежно попадет в полную зависимость от Джошуа.
        Завернув за угол, Кристен остановилась, оглянулась по сторонам и, обнаружив, что забрела на Семнадцатую улицу, печально улыбнулась: эта улица была для нее словно маяк. Она покатила коляску по тротуару к знакомому дому - дому, бывшему причиной ее появления в Галвестоне, и с каждым шагом ее сердце стучало все сильнее. Наконец Кристен остановилась перед ним - домом Пятьсот один на Семнадцатой улице, домом Ричардса. Это был старинный двухэтажный особняк с верандами на обоих этажах, с покрытой черепицей крышей, с темно-зелеными ставнями, с блестящими белыми деревянными рамами и серо-голубым приветливым крыльцом. Со странной смесью облегчения и разочарования Кристен отметила, что сегодня никого поблизости не было.
        Только один раз Кристен осмелилась подняться и постоять на этом крыльце, а потом постучать во внушительную дверь с витражами. Это было десять месяцев назад, всего за несколько часов до ее бурной стычки с Джошуа в ту дождливую ночь. Момент, когда она постучала в эту дверь, явился кульминацией ее многолетней тоски и упорной борьбы со своей нерешительностью. На ее стук ответили, но ответ разом уничтожил ее мечты и надежды. Кристен вздрогнула, мысленно снова увидев перед собой старую женщину, которая, выйдя на крыльцо, крикнула ей: «Убирайся! Такие, как ты, нам не нужны!» В течение бесконечно долгих десяти месяцев воспоминание об этом преследовало Кристен, не давая ей покоя. Даже по ночам во сне она слышала тот грубый окрик. «Убирайся... Убирайся! Такие, как ты, нам не нужны...» И сейчас при одном только взгляде на этот дом Кристен снова бросило в дрожь. Она не хотела его видеть, не хотела когда-нибудь оказаться там. И почему же все, что она узнавала, действовало разрушающе, опустошало ее душу?
        - Другая причина живет в этом доме, - шепотом ответила она на недавний вопрос Джошуа, и к глазам ее подступили слезы, ибо обе причины были слишком болезненными, чтобы поделиться ими с мужем.
        Из состояния, близкого к трансу, Кристен вывело хныканье Тедди. Она выпрямилась, глубоко вздохнула и, развернув коляску, зашагала прочь от этого дома. Проходя по Уинни-авеню, примерно в квартале от дома Джошуа, она увидела почти такой же, как у него, дом - старинный одноэтажный бело-коричневый коттедж. Во дворе перед домом пожилая женщина в домашнем платье в цветочек и в очках с серебряной оправой поливала бордюр из анютиных глазок, окружавший ореховое дерево.
        - У вас чудесные цветы, - непроизвольно залюбовавшись, обратилась к ней Кристен.
        - О, благодарю вас, - перекрыв воду в шланге и обернувшись к Кристен, улыбнулась ей худощавая женщина с острыми, но приятными чертами лица и вьющимися седыми волосами. - Никак не привыкну к тому, что здесь такое длительное цветение.
        - Здесь? - озадаченно переспросила Кристен.
        - Я из Вайоминга, - пояснила женщина и, положив шланг, подошла ближе к Кристен. - Семь месяцев назад умер мой муж, и дочь настояла, чтобы я переехала сюда и жила вместе с ней и ее мужем.
        - Мне очень жаль. Я хочу сказать, мне очень жаль, что умер ваш муж, - искренне посочувствовала Кристен. - Знаете, я недавно потеряла мать.
        - О, как ужасно! Вы такая молодая! - Открыв кованую калитку, женщина вышла на тротуар и улыбнулась Тедди. - У вас очаровательный ребенок - он должен быть вашим утешением.
        - Так и есть, - охотно согласилась молодая мать.
        - Вы живете здесь поблизости?
        - Да, я... дом моего мужа как раз в соседнем квартале.
        - О, тогда мы соседи, - обрадовалась женщина. - Я Ида Мэдисон, - добавила она, протягивая руку.
        - Кристен Брейди. - Улыбнувшись, Кристен пожала тонкую, но сильную руку. - Думаю, мы еще встретимся, когда я с сыном буду гулять.
        - Буду очень рада. И если вам, дорогая, когда-нибудь понадобится няня, вы только скажите. - Женщина с улыбкой подмигнула Тедди, который довольно заворковал в ответ.
        - Вам действительно нравится сидеть с детьми? - Кристен очень обрадовалась, услышав слова женщины.
        - Дженнифер мой единственный ребенок. Но, к сожалению, они с мужем не хотят заводить детей и целый день проводят на работе. Откровенно говоря, мне здесь совсем одиноко. Так что я с большим удовольствием посижу с вашим очаровательным малышом.
        - Честно говоря, я подумываю о том, чтобы вскоре вернуться на работу, - осторожно сказала Кристен. - Быть может, мы договоримся...
        - Просто назовите дату, дорогая, - сердечно предложила Ида Мэдисон.
        - Я... я не могу много платить, - смущенно призналась Кристен.
        - Дорогая, вам совсем не обязательно платить мне.
        - О нет! Об этом и речи быть не может! - воскликнула Кристен.
        - Ну хорошо, - пожала плечами Ида Мэдисон, - мы что-нибудь придумаем. Если я вам понадоблюсь, имейте в виду, что я почти каждое утро работаю здесь в саду, а в другое время просто постучите в дверь.
        - Спасибо, я так и сделаю, - поблагодарила Кристен и, попрощавшись с женщиной, в приподнятом настроении направилась домой.
        Ее первое впечатление от миссис Мэдисон было вполне благоприятным, но, прежде чем доверить ей своего драгоценного сыночка, Кристен решила побольше разузнать о вдове, а пока не рассказывать Джошуа о своей встрече с ней. Кристен не сомневалась, что Джошуа станет возражать против любого ее плана, связанного с возвращением на работу, и сочла за лучшее сначала все подготовить и поставить его уже перед совершившимся фактом.
        Вернувшись домой, Кристен распаковала вещи, постирала для себя и ребенка, и к половине шестого они с Тедди были одеты и готовы провести вечер с родителями Джошуа. Старшие Брейди были приятными людьми - отец Джошуа работал геологом в
«Филлипс петролеум», а мать преподавала в общеобразовательной школе, - но ситуация была, мягко говоря, напряженной, и Кристен, со страхом ожидая предстоящей встречи с ними, чувствовала себя несколько скованной, выходя в гостиную с Тедди на руках.
        - О, как вы хороши! - Сидевший на кушетке Джошуа мгновенно поднялся на ноги, как только Кристен появилась на пороге, и взглядом голубых глаз окинул ее наряд - красное в белый горошек платье без рукавов - и детский белый матросский костюмчик с красной и синей отделкой. - Вы оба под стать друг другу, - усмехнулся он, кивнув на Тедди, и взял у Кристен пакет с памперсами.
        - Ты тоже выглядишь неплохо, - с трудом выдавила из себя Кристен, хотя на самом деле Джошуа был просто неотразим в графитово-серых слаксах и небесно-голубой трикотажной рубашке, обтягивавшей мускулистую грудь и придававшей еще большую выразительность его глазам.
        Когда Джошуа, галантно взяв ее под руку, повел к выходу, Кристен, неизвестно почему, вдруг с уверенностью почувствовала, что Джошуа думает о том, о чем ни один из них не решается сказать вслух, - что они все вместе выглядят как настоящая семья.
        Во время более чем часовой поездки до Вест-Бразориа, маленького городка, где жили родители Джошуа, Кристен и Джошуа молчали, а Тедди дремал в переносной колыбели на заднем сиденье «бронко». Сидя за рулем, Джошуа все время хмурился, и Кристен с удивлением подумала, что он, вероятно, тоже боится предстоящей встречи с родителями, однако заговорить на эту тему не осмелилась.
        - Джошуа, - нарушив наконец долгое молчание, Кристен коснулась проблемы, терзавшей ее совесть, - с твоей стороны очень великодушно разрешить мне и Тедди остаться в твоем доме.
        Он долго ничего не отвечал, а потом отреагировал совсем не так, как ожидала Кристен. Повернувшись к ней с грустной улыбкой, он протянул руку, и его пальцы на мгновение чуть прикоснулись к нежной коже ее щеки.
        - Крис, возможно, я не столь благороден, как тебе кажется. - Его слова были тихими и спокойными, но Кристен едва сдержала дрожь, услышав в его тоне скрытое предостережение.
        Вскоре они въехали в Вест-Бразориа, где Джошуа вырос, окруженный родными и друзьями, в теплой, благожелательной атмосфере, так не похожей на то одиночество, в котором росла Кристен. Джошуа свернул на зеленую улицу, уходившую в сторону от центральной городской магистрали, и, подъехав к родительскому дому - симпатичному одноэтажному строению из белого кирпича, расположенному в глубине огромного участка, обрамленного узловатыми дубами, - припарковал «бронко» на тенистом пятачке подъездной дорожки. Он и Кристен вышли из машины, а затем Джошуа осторожно передал спящего сына в руки матери, а сам взял переносную колыбель и пакет с памперсами. Крепко прижимая к себе Тедди, Кристен двинулась к парадной двери. На стук Джошуа старшие Брейди тут же вышли на крыльцо, встречая молодую семью раскрытыми объятиями. Джим Брейди был старшей версией Джошуа, только со слегка округлившимся животом и с чуть тронутыми сединой светлыми волосами, а Эллен Брейди была маленькой и темноволосой. Несмотря на короткую стрижку, которую носила мать Джошуа, Кристен не раз поражалась удивительному сходству между ней самой и Эллен
Брейди.
        - О, Кристен, дорогая, мы так счастливы, что ты вернулась, - искренне сказала Эллен, обнимая Кристен и малыша. - О, да он настоящее сокровище! - добавила она, отступив на шаг, чтобы лучше разглядеть Тедди, который, проснувшись, внимательно смотрел на взрослых голубыми глазами. - Можно мне подержать внука, Крис?
        - Конечно. - Кристен с улыбкой передала ребенка Эллен, а Джим Брейди, встав рядом с женой, с гордой улыбкой взирал на младенца.
        - Вылитый ты, сынок, - обратился он к Джошуа и подмигнул жене. - Как ты чувствуешь себя в роли бабушки?
        - Великолепно! - воскликнула Эллен Брейди, и все засмеялись.
        Центром внимания стал Тедди, и Джим Брейди, обычно солидный, полный достоинства человек, поразил Кристен трескучей болтовней и неугомонным воркованием с внуком. Перед обедом Кристен попросила разрешения покормить малютку в одной из спален. Тедди, получив свою порцию еды, сразу же уснул, и она уложила его на кушетке, которую Эллен приготовила в углу столовой, чтобы ребенок оставался под неусыпным наблюдением взрослых. Вечер в доме родителей Джошуа складывался совсем не так страшно, как боялась Кристен, и она была благодарна, что Брейди не задавали вопросов о причинах ее отсутствия. Они великодушно приняли ее как члена семьи и упомянули о десятимесячном пребывании в Лас-Вегасе только в связи с соболезнованиями по поводу смерти ее матери. Неприятный момент был лишь в начале обеда, когда Джим Брейди закончил молитву словами:
        -...и, Господь милостивый, мы благодарим Тебя за то, что наш сын Джошуа и его возлюбленная жена Кристен снова вместе. И спасибо Тебе за бесценный подарок - нашего внука...
        Кристен ничего не сказала, но, когда все принялись за еду, не удержалась и бросила на Джошуа возмущенный взгляд. Он только мягко улыбнулся ей и, отвернувшись, стал отвечать на вопросы о своей работе.
        После изысканного обеда - салата, ростбифа, спаржи и запеченного картофеля - Кристен помогала Эллен навести порядок на кухне, пока мужчины присматривали за Тедди и смаковали по второй чашечке кофе.
        - Дорогая, мы так счастливы, что ты вернулась, - повторила Эллен, вытирая тарелку, которую подала ей Кристен.
        - Эллен, мне очень жаль. - Кристен закусила губу. - Я хочу сказать, что понимаю, каким шоком явилось для вас это - ребенок и прочее.
        - Дорогая, это самый приятный сюрприз за всю мою жизнь, - заверила ее Эллен.
        - Но... но Джошуа говорил, что вы плакали, когда он по телефону рассказал вам обо всем.
        - Кристен. - Эллен повернулась и ласково положила руку на локоть молодой женщины. - Я плакала исключительно от радости. Как тебе известно, дорогая, Джошуа у нас единственный сын, и после твоего ухода... в общем, Джошуа очень любит тебя, Кристен. Я знаю, у него никогда не будет никого, кроме тебя. Я боялась, что он так и не узнает радости иметь собственную семью, воспитывать собственных детей. А когда я узнала, что ты вернулась... ты и ребенок... это превзошло все наши сумасбродные мечты.

«Джошуа очень любит тебя, Кристен», - сказала Эллен, и Кристен, ощутив угрызения совести от ласковых, прочувствованных слов, погрузилась в размышления. Мать Джошуа, немного помолчав, добавила:
        - Теперь вам с Джошуа нужно только время.
        - Эллен, я... - Кристен с сожалением покачала головой.
        - Вот увидишь, дорогая, все наладится, - постаралась убедить ее Эллен и, увидев, что Джошуа вошел в кухню с двумя пустыми кофейными чашечками, сердечно обратилась, к сыну и Кристен: - А если вам захочется провести уик-энд вдвоем или еще что-то, просто скажите, и мы с Джимом присмотрим за Тедди в любое время.
        - Очень любезно с маминой стороны, правда, Крис? - неловко спросил Джошуа, пройдя через просторную кухню и с улыбкой протянув ей чашки.
        - Да, это чудесно. Спасибо за предложение, Эллен. - У Кристен вспыхнули щеки, но ей удалось не показать, насколько она растеряна. - Но, понимаете, я ведь кормлю Тедди грудью.
        - О, конечно, как же я не подумала об этом! Но когда ты кончишь кормить, или если мы понадобимся вам на несколько часов...
        - Спасибо, Эллен. - Кристен заставила себя улыбнуться.
        - Мы возьмем это себе на заметку, мама, - добавил Джошуа.
        Весь остаток вечера у Брейди Кристен сдерживала гнев, но внутри вся кипела, слушая, как своими заявлениями Джошуа вводит родителей в заблуждение.
        - Почему ты стараешься создать у родителей впечатление, что мы снова вместе? - набросилась она на Джошуа, как только они оказались в «бронко», возвращаясь домой.
        Он долго не отвечал, а в темноте автомобиля Кристен не могла определить выражения его лица. Когда же Джошуа заговорил, в его голосе слышалась горечь.
        - А что я должен был им сказать, Крис? Что мы с тобой возвращаемся в один и тот же дом, чтобы договориться о справедливом разводе и поделить жизнь ребенка?
        - Прости, Джошуа, - вздохнула она, чувствуя, как ее обжег стыд, когда она вдруг ясно осознала перспективу, ожидающую Джошуа, и то смятение, которое, должно быть, царило в его душе. - Ты этого не заслужил.
        - Я знаю, - тихо ответил он.
        Дома Кристен, покормив и уложив Тедди, переоделась ко сну и, утомленная напряженным днем, уже засыпала, когда Джошуа ворвался в темную комнату.
        - В чем дело? - Она села в постели и, с сильно бьющимся сердцем, завернулась в простыню.
        - Что с ним? - взволнованно спросил Джошуа и, включив лампу на ночном столике, опустился на колени у детской кроватки; он был босой и без рубашки, волосы его поблескивали при свете ночника, а лицо исказила тревога.
        - С ним? С Тедди? - Кристен почувствовала, что краснеет, когда ее взгляд остановился на Джошуа.
        - Я вышел из ванной и услышал эти странные звуки, - пояснил Джошуа, озабоченно глядя на мирно спящего ребенка.
        - Младенцы часто издают странные звуки, - успокоила его Кристен, не удержавшись от улыбки при таком проявлении отцовских чувств.
        - Правда? - Джошуа бросил на нее быстрый взгляд.
        - Д-да, маленькие дети издают всякие странные звуки, - повторила она, размягчаясь от нежности и заботы, светившихся в глазах мужа, и изо всех сил стараясь, чтобы ее взгляд не натыкался на голую грудь, выпуклые мышцы и волнистые волосы. - Поверь, когда я привезла Тедди домой, я тоже вскакивала каждую секунду, но быстро научилась определять разницу между нормальными звуками и признаками беды.
        - Значит, сейчас все нормально? - Джошуа с явным облегчением взглянул на Кристен.
        - Все прекрасно.
        Просунув руку между прутьями кровати, Джошуа ласково коснулся щеки ребенка, и при виде этого нежного движения у Кристен сжалось сердце. Затем он встал, и оба родителя просто смотрели друг на друга, предчувствуя возможность очередного взрыва в знакомой ситуации.
        - Крис... - Джошуа шагнул вперед, с тоской и болью глядя на нее.
        - Джошуа, по-моему, сейчас тебе нужно идти спать. - Она натянула простыню до самой шеи.
        - Нам нужно поговорить. - Он с серьезным видом отрицательно покачал головой.
        - О чем? - резко спросила Кристен.
        - Я не думаю, что смогу жить без него, Крис, - сказал Джошуа, переведя взгляд с нее на ребенка, а потом снова взглянув на Кристен глазами, полными желания.
        - Этого и не будет, - нервно заверила его она. - Мы выработаем соглашение.
        - Не думаю, что смогу прожить без него даже одну ночь. - Снова покачав головой, он приблизился еще на шаг. - А если с ним что-то случится, а меня не будет?
        - Буду я, Джошуа.
        - Это не одно и то же. - Он опять покачал головой. - Я ему тоже нужен. И он никогда не поймет, почему меня не было рядом. - В напряженной тишине Джошуа смотрел на Кристен, а она не знала, что сказать. - Не думаю, что смогу жить и без тебя, Крис, - низким, охрипшим голосом сказал он, подойдя к ночному столику.
        - Джошуа...
        - Даже одну ночь. - Свет погас, и не успела Кристен перевести дыхание, как Джошуа сидел у нее на кровати.
        - Джошуа, прошу тебя, - взмолилась она, пытаясь отодвинуться и чувствуя, как ее сердце стучит от его близости, от его возбуждающего мужского запаха, но Джошуа, положив руку ей на плечи, притянул к себе, заставив остаться на прежнем месте.
        - Пожалуйста, Кристен. Разреши мне просто посидеть здесь немного и поговорить с тобой. Я не буду ничего делать.
        - Я почему-то не верю тебе, - горько усмехнулась она, снова попытавшись уклониться от его близости, от его жгучего тепла, просачивавшегося ей в кровь.
        - Возможно, ты просто не доверяешь самой себе, когда находишься рядом со мной, - предложил объяснение Джошуа, и Кристен промолчала, боясь признаться, что он совсем недалек от истины. - Крис? - обратился он к ней через секунду.
        - Что?
        - Я беспокоился о тебе.
        - Беспокоился обо мне? - затаив дыхание, повторила она и, повернувшись к нему, при свете луны, падавшем через прозрачные занавеси, вгляделась в выражение его лица.
        - Ты выглядишь усталой. - Кончиками пальцев Джошуа коснулся ее щеки.
        - Возможно, так кажется оттого, что я в постели, - холодно отозвалась Кристен, усилием воли сдержав дрожь.
        - По-моему, ты просто недостаточно заботишься о себе, - серьезно сказал он.
        - А ты человек, который может это сделать, так? - не могла не съязвить Кристен, раздраженно вздохнув.
        - Да. Ты была у врача после рождения Тедди?
        Кристен подмывало заявить, что это не его дело, но нежная близость Джошуа гипнотизировала ее, к тому же она понимала, что он действительно встревожен.
        - Да, была. Сразу после того, как мы с Тедди вернулись домой.
        - Что он сказал? Я хочу спросить: с тобой все в порядке?
        - Моего постоянного доктора не было, он в больнице принимал роды, поэтому я была у его ассистента, - после короткого колебания ответила Кристен. - Он сказал, что все прекрасно и что я могу... - Она резко оборвала себя, решив, что незачем докладывать Джошуа такие подробности.
        - Можешь - что, Кристен?
        - Ассистент доктора был не в курсе моего... моего положения. - Мгновение она пристально смотрела на Джошуа, а потом договорила: - Он сказал, что я могу возобновить половые отношения с мужем, а я сообщила ему...
        - Что, Крис?
        - Я сказала ему, что больше не собираюсь ни с кем иметь половых отношений. - Голос Кристен дрожал, а сердце бешено колотилось.
        - Почему у тебя такое чувство, Крис? - после долгого молчания спросил Джошуа с тяжелым протяжным вздохом.
        - Просто так, - упрямо ответила она.
        - Очень плохо. - Оставив руку на плечах Кристен, Джошуа ладонями неистово сжал ее лицо, заставив взглянуть на себя при лунном свете. - Почему, скажи?
        Кристен попыталась ответить, но он крепко прижался губами к ее губам, его язык скользнул в глубину ее рта, и Джошуа резко опрокинул на себя ее расслабленное тело. От его горячего поцелуя у Кристен остановилось дыхание, она на мгновение замерла, и вслед за этим шок уступил место желанию. Ее грудь через тонкую ткань пижамы впитывала жар его груди, а руки Джошуа скользили вниз по ее спине. Когда же он пальцами сжал ей ягодицы, плотно прижимая их к своему столь очевидному выражению желания, Кристен окаменела от предвкушения.
        - На тебе твоя девичья зелено-голубая пижама, да, Крис? - приглушенно спросил Джошуа.
        - Д-да. - Кристен ужаснулась собственной слабости и отсутствию сил сопротивляться ему.
        - Знаешь, как я мечтал о тебе вот такой? - Джошуа пылающими губами коснулся ее шеи. - Ты с голубым облаком вокруг груди, и я глубоко внутри тебя...
        - Нет, нет, - простонала Кристен, напуганная своим бесстыдным возбуждением, возникшим от его слов.
        - Нет? - с издевкой переспросил он, запустив пальцы под резинку ее пижамных штанишек. - Твое тело говорит «да». Я чувствую твое горячее дыхание и знаю, что сейчас ты хочешь меня. Почему твой мозг продолжает воздвигать барьеры, Крис?
        - Я просто не могу...
        - Почему, Крис? - Не отрывая от нее взгляда, Джошуа перекатил ее под себя, продолжая стягивать с нее штанишки. - Что, если я сниму их и устроюсь внутри тебя? Что, если сегодня всю ночь я буду заниматься с тобой любовью? Тогда ты станешь со мной откровенной, Крис? Ты поделишься со мной тем, что тебя беспокоит?
        - Нет, Джошуа. Я тебя боюсь! - Кристен была близка к панике, чувствуя, что у нее скоро не хватит сил сопротивляться неуправляемому желанию.
        - Прости. - Мгновенно откатившись от нее, Джошуа сел с краю кровати и растерянно провел рукой по волосам. - Ты же знаешь, я никогда не принуждал тебя. Я только хочу, чтобы мы снова были вместе, - с болью добавил он.
        - Я понимаю, - сочувственно сказала Кристен. Она тоже хотела, чтобы они могли снова быть вместе - она безумно желала, чтобы их разногласия исчезли словно по волшебству. - Ты хочешь того, чего не может быть, - прерывисто вздохнула она.
        - Я начинаю это осознавать. - Встав, он посмотрел на лежащую Кристен. - Но что бы ты ни говорила, я не сдамся.
        - Я на это и не надеялась, - откровенно призналась Кристен.
        Выходя из спальни, Джошуа задержался на пороге и с вызовом спросил:
        - Почему ты решила, что никогда не захочешь заниматься любовью, Крис? Боже милостивый, тебе же всего двадцать лет! Неужели я так сильно обидел тебя?
        Кристен прекрасно понимала его раздражение и незаслуженную им боль. Ее захлестнула волна сострадания, однако она не могла сказать ему то, что он хотел услышать, потому что в горячей ночной близости, когда она становилась совершенно беззащитной от его прикосновений, ее слова, безусловно, снова бросили бы их в объятия друг к другу.
        - Пожалуйста, Джошуа, - попросила она, - быть может, когда-нибудь я все тебе расскажу, а сейчас я действительно очень устала.
        - Прости. Приятных снов, ангел.
        Джошуа вышел, а Кристен прикусила губу, чтобы сдержать слезы, но все-таки тихо заплакала. Ей очень хотелось рассказать ему, как глубоко она ранена, как ей необходимо излечиться и насколько во всем этом повинны другие. Кристен плакала над тем, в чем ей больше всего хотелось признаться Джошуа - если она когда-нибудь снова займется любовью, то это будет с ним, только с ним!



        Глава 6

        На следующее утро Джошуа очень удивил Кристен, предложив ей пойти в церковь. Его семья принадлежала к англиканской церкви, и Кристен, когда жила в Галвестоне, вместе с Джошуа время от времени посещала службы. Одно из посещений церкви Святой Троицы и побудило Кристен написать статью об истории церкви для воскресного приложения к «Галвестон газетт». Кристен поняла, что предложение Джошуа - это еще одна хитрая попытка продемонстрировать их отношения. Сначала они обедали у его родителей, а теперь посетят церковь, как бы объявляя всему миру, что они снова вместе и что у них в семье появился сын. Это была часть тонко продуманного плана, призванного установить между ними связь, которую трудно было бы разорвать. Поразмыслив над всем этим, Кристен после завтрака решила отказаться от предложения Джошуа.
        - Знаешь, за последние дни в жизни Тедди было слишком много перемен - сначала долгий переезд, потом вчерашнее посещение дома твоих родителей, где мы засиделись допоздна...
        - А ты не думаешь, что Тедди пойдет на пользу, если мы вместе начнем ходить в церковь? - выдвинул Джошуа контраргумент.
        Кристен была вынуждена признать, что Джошуа абсолютно прав и, значит, ей не остается ничего иного, кроме как поблагодарить его за заботу. Надев на себя и на Тедди ту же одежду, в которой они были накануне, она отправилась с Джошуа в церковь. Как ни странно, Кристен с удовольствием слушала службу в красивом старинном храме с высоким сводом и захватывающими дух витражами, а Тедди мирно проспал всю утреннюю молитву на руках у матери.
        После службы знакомые прихожане подходили поздороваться с молодой парой и полюбоваться на малыша, и Джошуа с воодушевлением играл роль гордого молодого отца, а потом даже договорился о крещении сына в следующее воскресенье. И когда священник, улыбнувшись молодой чете, сказал, что приятно видеть такую прекрасную молодую семью, Кристен почувствовала себя совершенно несчастной: Джошуа не давал ей ни минуты передышки.
        На обратном пути они остановились перекусить в «Семейном ресторане» на Прибрежном бульваре, а затем проехали по набережной, и Кристен смотрела вниз на серый пенящийся залив и на отдыхающих, которые в этот теплый июльский день загорали, купались и занимались виндсерфингом.
        - Кристен, а помнишь, как мы ездили на пляж? - тихо спросил Джошуа.
        У Кристен неожиданно застучало сердце, и она через пространство автомобиля взглянула на Джошуа, настолько умопомрачительно красивого в льняной спортивной куртке и темных слаксах, что невозможно было не поддаться завораживающему выражению его ярко-голубых глаз. О да, она прекрасно помнила их поездки на пляж, когда своими прикосновениями Джошуа буквально наэлектризовывал все ее чувства...
        - Это было давным-давно, - пролепетала Кристен и снова отвернулась к заливу.
        - Не так уж и давно, Крис. Пожалуй, мы могли бы поехать на пляж сегодня днем. Я возьму зонтик, и мы...
        - Нет, - отрезала она.
        - Почему «нет»?
        - Тедди нужно поспать.
        - Почему он не может поспать под зонтиком?
        - Потому что не может! Ты что, специально стараешься все усложнить для меня, Джошуа?
        - А ты стараешься скрывать все, что чувствуешь ко мне, Крис? - парировал он, мрачно взглянув на жену. - Ты не можешь привести ни одного мало-мальски вразумительного довода, верно? А ведь все часы, проведенные вместе, все воспоминания...
        - Будь добр, отвези меня домой, - перебила его Кристен, и Джошуа, вздохнув, перестроился в левый ряд для поворота.
        Дома, накормив Тедди и уложив его спать, Кристен спросила, не присмотрит ли Джошуа за ребенком, пока она прогуляется. Он согласился, но, когда Кристен уходила, посмотрел ей вслед с нескрываемыми недоверием и обидой.
        Впервые за много часов почувствовав себя свободно, Кристен быстро шла по улице. Картины прошедшей ночи не выходили у нее из головы. Время, проведенное в церкви, не помогло ей избавиться от чувства вины за то, что она не могла дать Джошуа того, чего он хотел, что ему было так необходимо. Предложение Джошуа поехать вместе на пляж оказалось последней каплей, показавшей Кристен, что не стоит зря тратить время, стараясь привести в исполнение свой план - избавиться от власти, которую Джошуа все еще имел над ней.
        Кристен решила навестить. Иду Мэдисон и договориться, чтобы та присматривала за Тедди. Во дворе старого коттеджа никого не было, и Кристен, набравшись храбрости, постучала в дверь.
        - Здравствуйте, - поздоровалась Кристен с встретившей ее стройной темноволосой женщиной. - А Ида Мэдисон дома?
        - Вы, должно быть, та самая молодая женщина с ребенком, о которой говорила мама?
        - Да, верно. Я Кристен Брейди, - улыбнулась ей Кристен.
        - А я Дженнифер Андерсон, дочь Иды. - Женщина протянула руку, и Кристен сразу почувствовала к ней расположение. - Входите, я провожу вас к маме.
        Дженнифер, которой было лет тридцать пять, провела Кристен в желтую с белым кухню, где Фрэнк Андерсон и Ида Мэдисон пили кофе с пирожными, сидя на угловом диване у стола возле окна. Оба тепло поздоровались с Кристен, и все закончилось тем, что она провела целый час со своими соседями, разделив с ними десерт. За это время Кристен узнала, что Ида Мэдисон в прошлом была преподавателем начальной школы, что Дженнифер адвокат, специализирующийся на семейных делах, а ее муж Фрэнк главный управляющий корабельной компании Галвестона. Кристен, в свою очередь, рассказала о браке с Джошуа и о недавней смерти матери, но не стала упоминать о своем бегстве от Джошуа и нынешней отчужденности между ними. Дженнифер и Фрэнк обменивались мимолетными теплыми улыбками, и Кристен с болью подумала, что между ними, бесспорно, существовали совершенно особые гармония и взаимопонимание, которых - Кристен была уверена - никогда не могло быть между ней самой и Джошуа.
        - Мама сказала нам, что она, возможно, потребуется вам в качестве няни, - заметила Дженнифер в середине разговора. - Она говорит, что у вас очаровательный малыш.
        - Это правда! - с горячностью воскликнула Ида, и все рассмеялись.
        - Да, и я очень рада, что ваша мама согласилась присматривать за Тедди, - благодарно улыбнувшись Иде, ответила Кристен ее дочери.
        - Мама чудесно ладит с детьми, и для нее это будет удовольствием, - заверила Дженнифер молодую мать.
        - Но ведь это говорит моя собственная дочь! - засмеялась Ида.
        - Я не сомневаюсь, что это абсолютная правда, - сказала Кристен.
        Кристен договорилась с Идой, что на следующее утро та побудет с Тедди, пока она сама съездит к миссис Снайдер в редакцию «Галвестон газетт».
        - Очень приятно было познакомиться, - искренне сказала Дженнифер, провожая Кристен до двери. - С момента вашей встречи мама без умолку говорит о вас и о вашем сыне. Не могу сказать, как мы с Фрэнком рады, что мама нашла занятие, которое даст ей почувствовать себя в Галвестоне дома и при деле. Спасибо, Кристен.
        - Это я должна благодарить вас. - Кристен пожала протянутую ей руку.
        Однако эта встреча оставила у Кристен и привкус горечи. При виде близости, существовавшей у Дженнифер с матерью, Кристен почувствовала укол зависти, потому что ее собственная мать редко говорила с ней по душам. Единственное, чем мать щедро делилась с ней, были жалобы на жизнь, а когда она умерла, Кристен лишилась даже этого...
        Перед возвращением домой Кристен не удержалась и завернула к дому на Семнадцатой улице. Вокруг, как обычно, никого не было, и, бросив на особняк мимолетный взгляд, она поспешила домой. Войдя в столовую, Кристен увидела, что Джошуа с карандашом в руке склонился над какими-то чертежами. Он был без пиджака и галстука, и золотистые волосы у него на груди соблазнительно выглядывали из-под расстегнутой бежевой полосатой рубашки.
        - Тебя долго не было, Крис. - Джошуа выпрямился и строго посмотрел на жену.
        - Знаешь, я познакомилась с соседями. - Удержавшись от резкого ответа на его обвинительное заявление, Кристен заставила себя взглянуть ему прямо в глаза.
        - Вот как? - Отшвырнув карандаш, Джошуа откинулся на стуле и сложил руки на груди. - Это кто-то, кого я знаю?
        - Я не уверена, что ты знаком с ними. - Кристен возмутило дотошное любопытство Джошуа, но она понимала, что бессмысленно делать из этого тайну, - потому что очень скоро ей понадобится его поддержка. - Я была у Андерсонов - Дженнифер и Фрэнка. Они живут в соседнем квартале.
        - Пару раз я видел Фрэнка в доке. Он, как и я, несколько суббот добровольно помогал реставрировать парусник «Элисса». - Джошуа подозрительно прищурился. - А жена Фрэнка адвокат по бракоразводным процессам.
        - По семейным делам, - поправила его Кристен.
        - Вот как? - Джошуа приподнял одну бровь. - Ты уже так много знаешь о полномочиях Дженнифер Андерсон? Быстрая работа.
        - Ты думаешь, я поэтому ходила к ним? - усмехнулась Кристен. - Потому что Дженнифер адвокат?
        - А разве не так?
        - Мать Дженнифер теперь живет с ними, - не обращая внимания на насмешку Джошуа, продолжила Кристен, - и мне просто было интересно с ними, вот и все.
        - Интереснее, чем со мной, полагаю. - С этими словами Джошуа, сжав зубы, снова взялся за карандаш и углубился в изучение чертежа, а Кристен, нахмурившись, наблюдала за работой мужа.
        - Тедди не мешал тебе? - наконец нарушила она молчание.
        - Он спал все время.
        - Пожалуй, я тоже вздремну.
        - Прекрасно.


        Оставшуюся часть воскресного дня Кристен провела с Джошуа. Он больше не донимал ее, но почему-то его холодную отчужденность было еще труднее выносить, чем прежние вспышки страсти. Кристен понимала, что обидела его упоминанием о Дженнифер Андерсон, и ей очень хотелось объяснить ему, что в данный момент она была занята поиском не адвоката, а няни для ребенка, но Кристен предчувствовала, что Джошуа скорее всего возмутится последним не меньше, чем первым. Однако рано или поздно ей все равно придется обратиться за советом к адвокату и тогда будет глупо скрывать это от Джошуа. А пока Кристен решила не заводить разговора о няне и о своем возвращении на работу, а подождать, когда все окончательно устроится.
        Наступило утро понедельника, и, к радости Кристен, Джошуа ушел на работу, когда она еще спала. Искупав и накормив Тедди, Кристен уложила его спать, а сама позавтракала, надела темно-синюю юбку и летнюю белую хлопковую блузку, аккуратно собрала волосы на затылке, наложила легкие тени, немного подрумянилась и подкрасила губы. Утром позвонила Ида и сказала, что Дженнифер взяла напрокат детскую колыбель для Тедди, поэтому Кристен решила просто отнести ребенка домой к Иде Мэдисон, надеясь, что те несколько часов, пока ее не будет, он проспит, не просыпаясь.
        Оставив сына с Идой, Кристен вернулась к автомобилю и поехала в офис «Галвестон газетт», располагавшийся на Стрэнде, в центральном деловом округе города. Выйдя из машины, Кристен вдохнула теплый соленый воздух и с удовольствием окинула взглядом необычные здания, выстроившиеся вдоль знаменитой старинной улицы. У нескольких зданий из светло-красного кирпича, построенных еще в середине девятнадцатого века, были величественные двери и ряды высоких окон, а на крышах по углам черных металлических балюстрад возвышались изящные газовые светильники.
        В шумной приемной «Галвестон газетт» Кристен увидела Джанет Доусон, штатного репортера, с которой была знакома. Джанет, миловидная блондинка с волосами, напоминавшими цветом солому, с удовольствием проводила с Кристен время за ленчем, когда выпадала такая возможность.
        - Привет, Джанет, - робко окликнула ее Кристен.
        - О, Кристен Брейди! - Джанет оторвалась от дисплея, за которым работала, и с нескрываемым изумлением уставилась на Кристен. - Уж не привидение ли явилось мне?! Ты где пропадала, дорогуша?
        - Это долгая история. - Смущенно улыбаясь, Кристен подошла к столу подруги. - Сейчас у меня мало времени, и мне очень нужно повидать миссис Снайдер. Не знаешь, она занята?
        - Тебе повезло, Крис. Я видела, как Снайдер только что прошла в свой кабинет с чашечкой кофе. Мой совет - лови ее немедленно.
        - Спасибо, Джанет, я так и сделаю.
        Задержавшись на пороге открытой двери кабинета миссис Снайдер, чтобы собраться с духом, Кристен смотрела на главного редактора «Галвестон газетт», привлекательную седую женщину, которой уже перевалило за пятьдесят. Миссис Снайдер, одетая в строгий деловой костюм и шелковую блузу, сидела за столом, склонившись над очередной статьей. В ее руке был синий карандаш. Сняв очки для чтения, она удивленно взглянула на Кристен, когда та, кашлянув, тихо постучала по дверному косяку.
        - О, Кристен Брейди! Вот так приятный сюрприз! Входи и садись! - Кивком указав на стул, миссис Снайдер встала из-за стола и, с улыбкой подойдя к Кристен, дружески обняла ее.
        - Я вам не помешала?
        - Честно говоря, - усмехнулась миссис Снайдер, - ты просто избавила меня от чтения материалов судебных разбирательств и сообщений об авариях в канализационной системе Галвестона.
        - Захватывающая тематика, - тоже коротко усмехнулась Кристен и, дождавшись, пока начальница заняла свое место, села.
        - Должна сказать тебе, Кристен, что очень рада снова тебя видеть! - воскликнула миссис Снайдер, - Ты не представляешь, как я беспокоилась за тебя все это время после твоего странного звонка, когда ты сказала, что срочно уезжаешь из города.
        - Я хочу извиниться, - вставила Кристен. - Я была не права, когда вот так бросила работу.
        - Когда ты звонила мне в октябре, я по твоему тону поняла, что у тебя большие неприятности. Поверь мне, Кристен, я беспокоилась о тебе, а не о работе.
        - Вы очень добры и очень проницательны.
        - Знаешь, мне приятно считать всех нас здесь одной семьей, - высокопарно заявила миссис Снайдер.
        Кристен знала, что когда-то Вирджиния Снайдер занимала высокий пост в крупной газете Техаса, но, разочарованная внутрицеховыми распрями, завистью и общей атмосферой обезличивания, она отказалась от должности и заняла пост главного редактора «Галвестон газетт». Миссис Снайдер управляла «Газетт» твердой рукой, но настаивала на атмосфере честности, доверия и взаимной поддержки среди своих сотрудников. Ее стараниями в «Газетт» сложился особый сплоченный коллектив, который Кристен полюбила.
        - Не могу выразить, как много для меня значит ваше внимание, - сказала Кристен своей бывшей начальнице. - Замечательно, когда тебя снова радушно встречают.
        - Мне очень приятно это слышать, Кристен. Хочешь рассказать мне, что произошло? - серьезно спросила миссис Снайдер.
        Кивнув, Кристен сделала глубокий вдох, чтобы собраться с мыслями, и принялась выкладывать миссис Снайдер голую, неприкрашенную правду о том, как сбежала от своих семейных проблем десять месяцев назад, как вслед за этим обнаружила, что беременна, как умерла ее мать...
        - О Боже, дорогая! - перебила ее на этом месте миссис Снайдер. - Мне так жаль, что твоя мама умерла. А как ребенок?
        - С ним все прекрасно. Мальчику уже шесть недель, и сейчас он остался с няней.
        - О, поздравляю! Буду счастлива познакомиться с этим юным джентльменом. Значит, ты вернулась, чтобы...
        - Чтобы договориться с отцом ребенка... кхе, с моим мужем, - нервно кашлянув, пояснила Кристен.
        - Ты имеешь в виду примирение? - с надеждой спросила миссис Снайдер.
        - Нет, - покачала головой Кристен, - боюсь, я до сих пор считаю, что для этого мы с Джошуа слишком разные люди. Честно говоря, если бы мой муж узнал, что я сейчас здесь, я уверена, он был бы вне себя. - Кристен сдержанно улыбнулась и храбро продолжила: - Во всяком случае, я вернулась потому, что... в общем, я считаю несправедливым лишать ребенка отца. Так вот, я вернулась, чтобы попросить развода и договориться с Джошуа о, так сказать, опеке.
        - Понятно, - задумчиво протянула миссис Снайдер. - Мне очень жаль, Кристен, что твой брак не удался. Пару раз я встречалась с Джошуа, и он показался мне приятным молодым человеком.
        - Он такой и есть... гм... и мне тоже очень жаль. Наверное, я просто слишком молода и независима, а он слишком упрямо стоит на своем. Миссис Снайдер, - быстро перевела разговор Кристен, - если я должна добиться чего-то в жизни, то первое, что мне необходимо сделать, это стать на ноги в финансовом отношении. Поэтому я хотела бы узнать...
        - Можешь ли ты получить снова свою прежнюю работу? - закончила за нее собеседница.
        Кристен кивнула, чувствуя, как у нее комок подкатывает к горлу.
        - Откровенно говоря, я еще никого не взяла на твое место, и мы могли бы воспользоваться твоими услугами, - улыбнулась миссис Снайдер. - Мы могли бы заключить с тобой договор и повысить оплату на пятьдесят центов в час, но, к сожалению, не больше, потому что наш ограниченный бюджет...
        - Я в восторге, уверяю вас! - воскликнула Кристен. - Просто не могу поверить, что мое место еще не занято.
        - У меня было предчувствие, что ты вернешься, - подмигнула ей миссис Снайдер.
        - И когда я могу приступить к работе?
        - В любое время, когда тебе будет удобно, - пожала плечами миссис Снайдер.
        - Завтра, - с воодушевлением отозвалась Кристен.
        - Завтра так завтра. Ты всегда была шустрой, - хмыкнула редактор. - Все сотрудники будут счастливы узнать, что им больше на придется по очереди дежурить у регистрационной стойки. Кристен, - замявшись, продолжила миссис Снайдер, - не люблю повторяться и походить на заезженную пластинку, но...
        - Что?
        - Я говорила тебе прежде, но должна сказать еще раз, - наклонившись вперед, деловым тоном заговорила начальница Кристен. - Ты хорошо пишешь, дорогая. Я понимаю, тебе будет трудно с маленьким ребенком и всем прочим, но, если ты всерьез хочешь стать репортером, тебе следует пройти курс журналистики на уровне колледжа, возможно, поступить на вечернее отделение университета Хьюстона в Клир-Лейк.
        - Я подумаю, миссис Снайдер, - пообещала Кристен.
        - А я сделаю все, что в моих силах, чтобы помочь тебе получить гуманитарное образование, и поговорю о возможности возмещения платы за обучение.
        - Это очень щедро и с вашей стороны, и со стороны газеты. - Кристен была удивлена и тронута.
        - Вот увидите, я всерьез возьмусь за ваше поступление в колледж, молодая леди, - твердо пообещала миссис Снайдер.
        - Спасибо, миссис Снайдер. - Обмениваясь рукопожатием со своей начальницей, Кристен постаралась скрыть слезы благодарности.
        Все складывалось так, как Кристен и не мечталось, и домой она возвращалась в приподнятом настроении. Миссис Снайдер была замечательным, добрым человеком и настоящим наставником, наставником в лучшем смысле этого слова. Идея поступления в колледж привела Кристен в возбуждение, и она задумалась над предложением заняться журналистикой. Когда Кристен жила с матерью в Лас-Вегасе, где Стелла Морган работала в местном казино, она стала вести дневник, чтобы скоротать долгие часы одиночества; во время обучения в школе Кристен при любой возможности посещала занятия по английскому языку и писала заметки в школьную газету. «Теперь мое увлечение, похоже, начнет приносить плоды, и вскоре наступит момент, когда я буду в состоянии содержать себя и Тедди», - с удовлетворением подумала Кристен.
        Когда Кристен заехала к Андерсенам за Тедди, он все еще спал. Ида Мэдисон очень обрадовалась, узнав, что Кристен получила работу, и согласилась со следующего утра стать няней на весь день. Ежедневная плата, о которой договорились женщины, показалась Кристен слишком скромной, но Ида не соглашалась взять ни на дайм[Дайм - монета в 10 центов (амер.). - Примеч. пер.] больше, и только проснувшийся с голодным плачем Тедди положил конец их спору. Ида предложила Кристен остаться и покормить Тедди перед возвращением домой, и Кристен ненадолго задержалась в доме новых знакомых.
        Но спустя двадцать минут, когда Кристен с сытым и сонным ребенком на руках вошла в гостиную дома Джошуа, от ее восторженного настроения не осталось и следа. Едва она появилась в комнате, сидевший на кушетке Джошуа вскочил на ноги и мрачно посмотрел на нее:
        - Где ты была?
        - Контролируешь меня, да? - огрызнулась Кристен, выведенная из себя его обвинительным тоном. - По правде говоря, это не твое дело...
        - Мой сын - это мое дело! - заорал Джошуа, угрожающе шагнув к жене. - А ты, как видно, таскала Тедди с собой! Поэтому спрашиваю еще раз: где ты была?
        Заскрипев зубами, Кристен взглянула на Джошуа, стараясь не напугать ребенка, непроизвольно сжав его не повинующимися ей руками. Всем своим видом Джошуа демонстрировал силу, с которой нельзя было не считаться, - темные брюки и спортивная клетчатая рубашка натянулись на вздувшихся мускулах, руки были прижаты к бокам, подбородок решительно выставлен вперед, а взгляд пронизывал Кристен насквозь. Поборов приступ слабости, вызванный угрожающим видом мужа, Кристен с тоской подумала, что должна рассказать Джошуа, чем она занималась, потому что завтра он все равно обо всем узнает.
        - Джошуа, я получила свою прежнюю работу в газете, - напрямик сообщила она, - и мать Дженнифер Андерсен согласилась сидеть с ребенком.
        - Что?! - взревел Джошуа.
        - Разве ты не слышал? - с неестественным спокойствием спросила Кристен. - Я сказала, что получила прежнюю работу...
        - Я слышал тебя. - Он шагнул к ней, сжав руки в кулаки. - Ты возвращаешься на работу вот так, запросто, даже не посоветовавшись со мной?
        - Джошуа, это моя жизнь, - с горячностью возразила Кристен.
        - А как же жизнь нашего сына? - Джошуа рукой взъерошил волосы. - Крис, ради Бога, ему же всего шесть недель! А ты собираешься уходить и оставлять его!
        - Он будет в хороших руках. - Кристен вспыхнула от негодования, почувствовав в словах Джошуа намек на то, что она плохая мать.
        - Крис, эта твоя работа с грошовой зарплатой...
        - Значит, мы опять возвращаемся к тому же самому? Ты считаешь, что можно оценивать меня тем, сколько я зарабатываю? Знаешь, сегодня миссис Снайдер прибавила мне зарплату, но ведь для тебя, Джошуа, это не имеет значения. Полагаю, ты считаешь, что мне следует сидеть дома и быть домохозяйкой?
        - Сейчас, во всяком случае, да, - непреклонно заявил Джошуа.
        - И тебя это превосходно устроило бы, верно, Джошуа? - Кристен сердито вскинула голову.
        - Тедди еще младенец, ему постоянно нужна мать, - не сдавался Джошуа.
        - А как же ты? Ты ведь работаешь целый день.
        - Это совсем другое.
        - О-о-о! - вскипела Кристен. - Типично собственническое...
        - Я не желаю, чтобы мой сын оставался неизвестно с кем. В этот момент Тедди испуганно вскрикнул, и Кристен, прижав его к себе и погладив по спинке, со злостью прошипела:
        - Не смей так говорить об Иде Мэдисон! Она бывшая школьная учительница и милейший человек из всех, кого мне довелось знать. И с завтрашнего утра Тедди будет оставаться с ней, вот и все! Если только... если только ты сам не захочешь оставаться дома с Тедди!
        - Крис, ты же понимаешь, что это невозможно, - обреченно вздохнул Джошуа. - У меня есть моральные обязательства.
        - У меня тоже, - парировала она.
        В тягостной тишине они не сводили глаз друг с друга, пока Джошуа не развел покорно руками.
        - Все, Крис. Ты, видимо, одержима идеей всегда поступать по-своему. Во сколько завтра утром придет эта няня?
        - В семь сорок пять, но не она придет, а я отвезу Тедди к ней домой.
        - Ну нет, этого не будет, - восстал Джошуа, помахав пальцем перед носом Кристен. - Тут я не сдамся. Моему сыну необходимо постоянство. Пусть няня приходит сюда.
        Кристен уже была готова взорваться, но сдержалась. Она понимала, что Джошуа отчасти прав. По всей вероятности, Ида Мэдисон не станет возражать против того, чтобы приходить к ним домой.
        - Хорошо, я попрошу миссис Мэдисон приходить сюда.
        - Ладно. - Джошуа немного успокоился. - Я буду платить ей, Крис.
        - Нет, платить буду я.
        - Черт возьми, ты упряма как осел, - покачал он головой, невесело улыбнувшись, и в глазах его промелькнула горечь. - Позволь мне платить ей, Крис. Тогда ты сможешь сэкономить и уйти от меня гораздо раньше, понимаешь?
        - Великолепно, а теперь, когда ты поиграл в детектива, не хочешь ли вернуться на работу?
        Джошуа ничего не ответил, а просто посмотрел на нее. В этот момент Тедди снова захныкал, очевидно, почувствовав настроение взрослых, и Кристен, не говоря ни слова, вышла из комнаты, чтобы уложить ребенка спать. Но, переступив порог спальни, она ошеломленно замерла: перед ней стояла новая детская кроватка с матрацем, стеганым одеялом и подушками в тон ему! Так вот почему Джошуа оказался дома в этот неурочный час - он купил и привез кровать для Тедди! Кристен стало ужасно неприятно, что они повздорили, у нее подкосились ноги, и она поспешила положить Тедди на матрац, боясь, что не удержит его. Услышав, как Джошуа кашлянул позади нее, Кристен с виноватым видом повернулась к нему, но он заговорил первым:
        - Вот чем я занимался сегодня утром, когда не был увлечен игрой в детектива, Крис, - покупал и собирал кроватку.
        - Джошуа, мне так... - Она коснулась его рукава, но Джошуа сбросил ее руку, в его потемневших глазах вспыхнула страсть, и Кристен почувствовала, что он близок к тому, чтобы потерять над собой контроль.
        - Крис, не дотрагивайся до меня, иначе... Господи, помоги мне, я... - Резко повернувшись, он вышел, а Кристен пробормотала ругательство и тут же поблагодарила Бога, что спящий сын этого не слышал.


        Хлопнув входной дверью, Джошуа сбежал по ступенькам крыльца и направился к
«бронко», чувствуя, что вел себя как властолюбивый идиот. Он всей душой любил Кристен, однако она продолжала отдаляться от него, смертельно раня его этим. Сначала знакомство с адвокатом, а теперь эта работа! Скоро она, возможно, совсем уйдет из его мира, и Тедди вместе с ней! Распахнув дверцу автомобиля, Джошуа уселся на сиденье и, крепко вцепившись в рулевое колесо, сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Он просто хотел, чтобы у них была семья, и разве в этом есть что-то плохое, черт побери?!



        Глава 7

        Первое рабочее утро Кристен проходило как в лихорадке. Принимая телефонные звонки и печатая объявления, она никак не могла сосредоточиться на работе и отвлечься от наэлектризованной атмосферы, сложившейся дома. Ночью Кристен почти не сомкнула глаз, восстанавливая в памяти разговор с Джошуа и чувствуя себя виноватой в том, что на следующий день оставит Тедди с няней. Уснув под утро совершенно измученной, она проспала сигнал будильника и в результате была вынуждена метаться, как загнанный заяц, собирая себя и Тедди. Джошуа тоже собирался на работу, и каждый раз, проходя мимо него, Кристен читала упрек в его глазах. Но хуже всего было то, что Тедди против обыкновения капризничал и отказывался брать грудь. Прежде такого с ним не случалось, и его поведение довело Кристен до слез. В конце концов ребенок поел, но у Кристен осталось ощущение, что ему недостаточно молока. Понимая, что ее нервное состояние не идет на пользу ребенку, она тем не менее не могла ничего с собой поделать. Слава Богу, Ида Мэдисон не стала возражать, когда Кристен, позвонив ей накануне вечером, попросила прийти домой к Джошуа
посидеть с Тедди здесь. К приходу вдовы у Кристен дрожали руки, но она была готова и перед уходом показала Иде, где что лежит, в том числе и молочная смесь для Тедди.
        - Сегодня утром он немного беспокоен, но в полдень я приду покормить его, - пообещала Кристен, передавая Иде малыша.
        - Успокойтесь, милая. У вас такой вид, будто вы с утра уже выдержали битву, - заботливо заметила пожилая женщина.

«Пожалуй, так оно и есть», - устало заметила про себя Кристен, выходя из комнаты.
        Суета на работе не способствовала обретению спокойствия, и к половине десятого Кристен начала думать, что Джошуа правильно высказался по поводу ее работы: плата низкая, а поток дел бесконечный. Кроме того, Кристен так беспокоилась о Тедди, что при печатании допустила ошибки и трех объявлениях и была вынуждена перезванивать клиентам. Первые два были снисходительны, но последний устроил Кристен такой разнос, что после разговора с ним она побежала в дамскую комнату, чтобы дать волю слезам. Лихорадочный рабочий ритм продолжался, и ко времени перерыва Кристен была почти готова бросить работу, вернуться домой и остаться с ребенком, где ей и положено было быть в первую очередь. На какое-то мгновение ей в голову закралась мысль, что только гордость удерживает ее здесь и не позволяет признаться, что Джошуа прав. «Нет, это не просто гордость, - быстро одернула себя Кристен, - это твердое решение обеспечить нормальное существование моему ребенку и уверенность, что нельзя бесконечно зависеть от Джошуа, раз наш брак не удался. А моя работа, сейчас утомительная и нудная, в конечном итоге окажется полезной и для
меня, и для Тедди».
        Войдя в дом Джошуа во время дневного перерыва, Кристен услышала плач Тедди и увидела, что в гостиной взволнованная Ида Мэдисон пытается успокоить ребенка.
        - Я так рада, что вы пришли, - призналась Ида. - Боюсь, Тедди голоден. Я пыталась дать ему смесь, но у меня ничего не получилось.
        - Я немедленно покормлю его. - Кристен взяла у нее ребенка. - А Джошуа?..
        - С самого утра я не видела вашего мужа.
        - Понятно, - тихо вздохнула Кристен, торопясь с Тедди в спальню.
        Сев с сыном на кровать, она расстегнула блузку и бюстгальтер, и Тедди жадно схватил сосок, но затем резко отодвинулся и, поджав к груди коленки, испустил столь яростный вопль, которого Кристен никак не могла ожидать от такого крошки. Растерявшись и удивившись поведению сына, она опять приложила его к груди. Тедди снова попробовал сосать, но через несколько мгновений с обиженным криком оторвался, побледнел, а его тельце сжалось.
        - Тедди, что случилось?
        Кристен постаралась удобнее устроить капризничающего малыша, в душе понимая, что вопрос совершенно излишний, потому что не ощущала знакомого покалывания в груди - у нее не шло молоко. Слезы заволокли ей глаза, когда она поняла, что слишком напряжена и не сможет накормить сына. Кристен была так занята ребенком, что даже не услышала тихого стука в дверь спальни и только через несколько секунд, подняв голову, заметила вошедшую в комнату Иду Мэдисон.
        - Вы слишком напряжены, милая? - сочувственно спросила та.
        - Как вы догадались? - грустно поинтересовалась Кристен, застегивая бюстгальтер свободной рукой.
        - Нет ничего удивительного, ведь сегодня ваш первый рабочий день после возвращения. - Ида пересекла комнату и забрала у Кристен ребенка. Крепко держа плачущего младенца на согнутой в локте руке, вдова взяла из кроватки пустышку, осторожно сунула ее в рот малышу, и он мгновенно затих, начав энергично сосать.
        - Боже милостивый, как вам это удалось? - застегивая блузку, Кристен с удивлением взглянула на них.
        - Таким способом ребенок дает знать, что чувствует неуверенность взрослых, - сказала Ида, сев на кровать возле Кристен.
        - Я... я не смогла накормить его, - кивнув, призналась Кристен и вытерла слезы тыльной стороной руки. - Прежде такого не бывало.
        - Не волнуйтесь, милая, - успокоила ее Ида, качая ребенка, - рано или поздно это случается почти со всеми кормящими матерями. Я помню, как это было со мной, когда я кормила грудью Дженнифер.
        - И что вы делали?
        - Ну, - рассмеялась Ида, - в те времена все доктора советовали выпить пива, чтобы пошло молоко, но я знаю, что теперь алкоголь не рекомендуется кормящим женщинам.
        - Да, считается, что он может попасть в молоко.
        - Что ж, в таком случае я советую вам пойти выпить хорошую чашку горячего чая, а я пока побаюкаю здесь его величество.
        - Миссис Мэдисон, вы сокровище! - просияла Кристен. - Чашка горячего чая это как раз то, что надо!
        В кухне, поставив на плиту чайник, Кристен глянула на часы: оставалось сорок пять минут от отведенного для ленча перерыва. У нее заболела грудь, в голове застучало, но она постаралась взять себя в руки, понимая, что миссис Мэдисон права и ей необходимо расслабиться, чтобы покормить сына. Оставив чай настаиваться, Кристен решила поискать сахар, и в это время через заднюю дверь в кухню вошел Джошуа. Вчера вечером он говорил ей, что будет участвовать в отделочных работах внутри старинного дома, реставрацией которого занимался, и сегодня был в заношенных джинсах и старой футболке.
        - Привет, - вежливо поздоровался Джошуа.
        - Привет, - ответила Кристен и отвернулась, чтобы заглянуть в сервант.
        - Ты пришла покормить малыша? - спросил он у нее за спиной.
        - Да, - снова повернувшись к нему, постаралась спокойно ответить Кристен, хотя его слова непреднамеренно напомнили ей, что она не способна накормить Тедди.
        - Что ты ищешь, Крис?
        - Сахар для чая, - буркнула она, продолжая поиск.
        - Ты же знаешь, я не держу в доме сахар, Крис, - ехидно сообщил ей Джошуа. - Мама всегда говорила мне, что нет ничего хуже рафинированного сахара.
        - Ты что, выбросил тот, что я купила, еще когда жила здесь? - снова раздраженно обернулась к мужу Кристен.
        - Нет.
        - Тогда он должен быть где-то здесь. - Кристен захлопнула дверцу серванта так, что задребезжала старомодная стеклянная вставка, и, молча открыв другую дверцу, заглянула внутрь.
        - Эй, поосторожнее! - предупредил Джошуа, став позади нее. - Заменять стекла в таких старых шкафах - убийственная работа, а ты так хлопаешь дверцами, что того и гляди разобьешь одно из них.
        - Ничего я не разобью! - бросила через плечо Кристен, понимая, что он прав, но тем не менее чувствуя себя оскорбленной. - Где же этот сахар?!
        Тихо присвистнув, Джошуа подошел к ней и, взяв под локти, отодвинул в сторону.
        - Тяжелый день, Крис? Размешивай чай, а я найду тебе мед.
        Пока Джошуа искал мед, Кристен, выхватив ложку из ящика для столовых приборов, яростно размешивала чай на плите, не глядя на мужа. Она все больше злилась и уже была бессильна что-либо понимать или управлять своими эмоциями. Быть может, ее разозлило, что Джошуа оказался во всем прав. Быть может, она была раздражена до предела потому, что Джошуа и ее сын словно тайно сговорились удержать ее дома. О Боже! В конце концов Кристен решила, что просто зациклилась на сахаре - и в этом Джошуа тоже прав! Мед для нее гораздо полезнее и даже вкуснее в горячем чае, не могла не признать Кристен, и этот вывод вопреки всякой логике вконец разозлил ее!
        - Мне казалось, мед был в этом отделении, - весело говорил Джошуа, явно не подозревая, что Кристен находится на грани срыва, - а может быть, он здесь, ниже..
 - Закрыв верхнее отделение, Джошуа нагнулся к следующему.
        Потом Кристен никак не могла понять, почему от этого простого движения она окончательно потеряла над собой контроль. Возможно, это произошло потому, что при виде его соблазнительного зада в обтягивающих джинсах она, вздрогнув, ощутила собственную моральную и физическую слабость, а может быть, это произошло потому, что Джошуа был так уверен в себе, так чертовски прав! Но какова бы ни была причина, Кристен, не успев осознать, что происходит, набросилась на Джошуа и, швырнув в него ложку, шлепнула по заду.
        - Я сказала, что мне нужен сахар, черт бы тебя побрал!
        - Что за бред!
        Выпрямившись, Джошуа со стуком поставил на стол банку меда и с угрожающим видом повернулся к Кристен. У нее захватило дух от того, что она только что натворила. Ее еще мгновение назад заботливый муж сейчас превратился в громадного первобытного дикаря, надвигавшегося прямо на нее.
        - Джошуа, я... я... - заикаясь, пролепетала, Кристен, поняв, что зашла слишком далеко, - мне был нужен сахар, - сжав руки, закончила Кристен, ясно представляя, насколько нелепо звучат ее слова.
        - Значит, тебе нужен сахар, Крис? - С неумолимым видом Джошуа наступал на Кристен, оттесняя ее в угол. - Я дам тебе сахар.
        - Нет! - вскрикнула Кристен, но было уже слишком поздно.
        Весом своего тела Джошуа прижал ее к двери и, крепко обхватив за шею согнутой в локте рукой, неистово прижался губами к ее губам. Этот страстный поцелуй стал погибелью Кристен, захлебнувшись рыданиями, она безрассудно, всем своим существом прильнула к Джошуа, удивляясь коварно тонкой границе между ненавистью и желанием. Ее рот приоткрылся навстречу горячему, ищущему языку мужа, ее руки обвились вокруг талии Джошуа, с силой прижимая его к себе. Внезапно Кристен захотелось зарыться в него и, на какое-то мгновение забыв обо всех проблемах, просто наслаждаться их близостью и любить его. А еще ей хотелось извиниться за то, что она несправедливо набросилась на него, и сейчас Кристен знала только единственный способ сделать это.
        - Крис... о, Крис. - Оторвавшись от ее рта, Джошуа потерся губами о шею Кристен, и от этого прикосновения у нее по спине побежали мурашки. - О, как я по тебе соскучился!
        - И я тоже! - Находясь физически так близко к Джошуа, она была не в силах скрывать свои чувства. - О Боже, прости меня! Я не собиралась бить тебя.
        - О, Крис... - искаженным страданием голосом шепнул Джошуа и крепче сжал объятия.
        На этот раз Кристен, взяв в ладони лицо Джошуа, сама притянула его к своим губам и почувствовала, как каждая частица его тела отвечает, ей. Приподняв Кристен, Джошуа прижал ее таз к своей возбужденной плоти, и Кристен оторвалась от его губ только для того, чтобы перевести дыхание. Тут откуда-то из глубины дома донесся плач Тедди, однако Джошуа, казалось, ничего не слышал и только смотрел на Кристен темными от томления глазами.
        - Почему мы не можем договориться, Крис? - грустно спросил он. - Почему ты не хочешь открыться мне?
        Она попыталась отстраниться, но он снова поцеловал ее, и, когда их слившиеся тела стали двигаться в естественном извечном ритме, Кристен с испугом ощутила, как из ее груди устремилась наружу влага, смочившая ее бюстгальтер, блузку... и затем футболку Джошуа. Отодвинувшись через мгновение, Джошуа взглянул на темные пятна, украсившие его футболку, а затем с недоумением заглянул в глаза Кристен.
        - Крис?
        - Я... я не смогла покормить Тедди, - жалобно призналась она прерывающимся от рыданий голосом. - Я была так напряжена...
        - О, детка, я не знал. - Джошуа крепко прижал ее к груди, но Кристен никак не могла успокоиться, и он поцелуями стал осушать ее слезы. - Я вел себя как последний подлец, правда, Крис? Неудивительно, что ты была так скована. Прости меня, - хрипло шептал он. - Конечно, я куплю тебе сахар! Десять фунтов сахара - сколько захочешь!
        Близость Джошуа и его нежное сочувствие загипнотизировали Кристен, но она поняла, что нужно уходить, пока у нее еще есть силы.
        - Джошуа, пожалуйста... малыш... - взмолилась она, когда доносившийся из дальней спальни плач стал совсем отчаянным.
        - Конечно, иди покорми мое дитя. - Джошуа отпустил ее и, ласково заглянув в глаза, погладил кончиками пальцев мокрую щеку.
        С пылающим лицом Кристен направилась к двери, уверенная, что еще никогда у нее с Джошуа не было такой близости. Остановившись на пороге, она оглянулась и кашлянула.
        - Мне... мне жаль твою футболку.
        - Крис, в любое время, когда тебе понадобится моя помощь... - неожиданно ухмыльнулся Джошуа.
        - Это не ты. - Смутившись, Кристен с вызовом посмотрела на него. - Просто я услышала детский плач...
        - Да? - Он окинул взглядом все еще трепещущее тело Кристен. - Тогда объясни мне, почему я чувствовал, как каждый дюйм твоего тела растекается по мне, а не только молоко из твоей груди, Крис?
        Не доверяя себе, Кристен молча повернулась и вышла из кухни.


        Жадно поев, Тедди сразу же уснул. Он все еще спал, когда в начале шестого Кристен вернулась с работы. Она поблагодарила Иду Мэдисон и, после того как вдова удалилась, налила себе содовой, села на диван в гостиной, сняла туфли и положила повыше ноги. Спустя некоторое время в гостиной появился Джошуа, держа в руках поднос с цыпленком и столовыми приборами. Чувствуя неловкость после бурной дневной сцены, Кристен вежливо поблагодарила его за то, что он позаботился об обеде, и они ели почти в полном молчании, прерывавшемся только короткими замечаниями по поводу еды. Потом Джошуа спросил о Тедди и о том, понравилась ли ей Ида Мэдисон как няня. Однако он ни словом не обмолвился о работе Кристен и даже не поинтересовался, как прошел ее первый рабочий день. Самолюбие Кристен было задето, но она не хотела, чтобы Джошуа догадался об этом.
        Тедди проснулся вскоре после того, как они закончили еду, и, начав его кормить, Кристен с радостью обнаружила, что на этот раз молоко шло свободно и малыш быстро получил свою порцию. Затем Кристен выкупала его и одела в сухое чистое белье, но ребенок был необычно беспокоен и, когда она положила его в кровать, испустил возмущенный крик, сжал кулачки и замолотил ножками, а его личико сморщилось от негодования. «Миниатюрная копия Джошуа», - грустно подумала Кристен.
        - У тебя опять, гм, трудности, Крис? - прозвучал низкий голос у нее за спиной.
        Покраснев, Кристен повернулась к мужу, стоявшему в дверях, сложив на груди руки. Она безошибочно прочла светившееся в его глазах желание и постаралась преодолеть внезапно охватившую ее слабость. После того, что произошло днем, Кристен совершенно точно знала, к чему стремится Джошуа, так же, как совершенно точно она знала и то, сколь сильно воздействует на нее его присутствие и сколь сильна се собственная потребность в этом человеке. Джошуа не упускал возможности воспользоваться каждым подвернувшимся случаем!
        - Твой сын ел как лошадь, - сухо доложила она мужу, - и я не понимаю, что с ним сейчас.
        - Быть может, ему просто хочется, чтобы мама побольше была с ним рядом, - с готовностью предложил свой вариант Джошуа.
        - Если так, то ему придется понять, что его мама должна зарабатывать на жизнь и что он может управлять моей жизнью не больше, чем ты. - Кристен потребовалось неимоверное усилие, чтобы произнести все это спокойным тоном, беря на руки рассерженного младенца.
        Последнее замечание, как ни странно, вызвало у Джошуа усмешку.
        - Полагаешь, Тедди вылитый отец, так, Крис? - поддел он жену, вызывающе подмигнув ей, и, подойдя ближе, добавил: - Ты в самом деле думаешь, что сможешь справиться с нами обоими?
        Ядовитый вопрос окончательно вывел Кристен из себя, и, собрав последние силы, она заявила:
        - Что ж, тебе не придется слишком долго бороться со мной. Через несколько недель мы с Тедди уедем отсюда. Пойду укачаю его, - добавила она более мягко, когда ребенок снова беспокойно заворочался.
        - Нет, Крис, ты устала. Я сам его укачаю. - В его глазах светилась затаенная боль, но голос прозвучал нежно.
        Коснувшись ее локтя, Джошуа остановил Кристен; не дав ей ответить, он взял у нее из рук ребенка, вышел из комнаты и, что-то приговаривая сыну, понес его по коридору. Совершенно не готовая к такой заботливости со стороны Джошуа Кристен в изнеможении опустилась на кровать. «Почему он так внимателен ко мне, когда я только что спустила на него собак?» - спросила себя Кристен. Ее настораживало внимание Джошуа и было не по себе от того, что он всего несколькими ласковыми словами и нежным взглядом взбудоражил ее чувства, однако напомнив Джошуа о том, что они с Тедди скоро уедут, Кристен почувствовала себя последним человеком.
        После долгого лежания в ванне, Кристен немного пришла в себя. Расчесав волосы и почистив зубы, она надела поверх ночной рубашки толстый махровый халат, плотно запахнув его и подвязав поясом, и только тогда вышла в гостиную взглянуть на сына. Джошуа не заметил ее появления. Держа на руках крепко спавшего ребенка, он с любовью смотрел на него и нежно поглаживал белокурую головку. При виде светившегося любовью красивого лица Джошуа и поразительного сходства между отцом и сыном Кристен почувствовала внутри острую боль, любовь, раскаяние, печаль разом нахлынули на нее...
        - Хочешь, теперь я возьму его? - прошептала она, подойдя к мужу.
        - Позволь мне еще немного подержать его. - С улыбкой покачав головой, Джошуа взглянул на нее, и Кристен показалось, что у него в глазах стояли слезы. - Знаешь, мама мне сказала, что сейчас мы должны лелеять его, ведь он совсем недолго будет маленьким.
        - Безусловно, она права, - с предательской дрожью в голосе согласилась Кристен. - Пожалуй, тогда я пойду спать. Ты...
        - Чуть позже я уложу его в кроватку, - пообещал Джошуа.
        - Спасибо. - Она уже была готова уйти, но как завороженная не могла отвести глаз от Джошуа, баюкающего Тедди.

«Джошуа великолепный отец, я хорошая мать, и только мое решение лишает нас всех семьи», - виновато подумала Кристен и, порывисто подойдя к мужу, наклонилась и нежно поцеловала его в щеку. Взглянув на Кристен снизу вверх, Джошуа как огнем обжег ее выразительным недоуменным взглядом, и она, бросив ему скупую виноватую улыбку, поспешила выйти из комнаты.
        В постели Кристен беспокойно ворочалась, ей никак не удавалось выбросить из головы события и особенно переживания прошедшего дня. Оказалось, что очень многое связывает их с Джошуа: ее работа, их взаимное влечение, которое не желало умирать, ее вина и любовь, и даже ее материнское молоко. «Как же избавиться от влияния Джошуа?» - спрашивала себя Кристен. Но гораздо важнее было получить ответ на вопрос, хотела ли она избавиться от этого влияния. И ответить на него, несмотря на все разногласия, было самым трудным делом. В конце концов, обессилев от волнений и переживаний, Кристен погрузилась в тяжелый сон, даже не заметив, что откинула одеяло и осталась в полупрозрачной ночной рубашке.
        Войдя в комнату, Джошуа уложил спящего сына в кроватку и застыл, как заколдованный, рассматривая прекрасное полунагое тело Кристен - полную женскую грудь, гладкие стройные ноги, округлые манящие бедра. Его взгляд бесстыдно блуждал по женскому телу, а дыхание с трудом вырывалось из груди. Недавний нежный поцелуй Кристен глубоко тронул Джошуа и убедил его, что им просто нужно время, время и желание дать своей любви еще один шанс. Было очевидно, что постепенно оборонительные барьеры Кристен рушились, но каждый раз, когда Джошуа пытался сблизиться с ней, все заканчивалось тем, что она снова отдалялась от него. Сегодня днем она целовала его так, словно хотела забраться внутрь его - он никогда еще не чувствовал такой близости к ней! А затем вечером все вернулось на прежние места.
«Через несколько недель мы с Тедди уедем отсюда», - заявила она. День будет проходить за днем, и вскоре Кристен вместе с Тедди оставит его вопреки влечению, которое явно чувствует к нему, своему мужу. «Есть ли какой-нибудь способ удержать Кристен, не нанеся ей глубокой раны? Сегодня ночью нужно поразмыслить над этой проблемой», - решил Джошуа.
        Подойдя к кровати, он дрожащей рукой осторожно провел вдоль тела Кристен, погладив ногу, бедро, живот, покрытый волосами треугольник, налитую грудь... Напоследок ласково провел кончиками пальцев по ее нежной розовой щеке и контуру обворожительного мягкого рта, а затем, склонившись, слегка коснулся горящими губами ее губ.
        - Я люблю тебя, Крис, - шепнул Джошуа и, укрыв ее одеялом, вышел из спальни.



        Глава 8

        На следующее утро в семь пятнадцать Кристен, уже одетая для работы, вышла в столовую позавтракать с Джошуа и, к своему огорчению, обнаружила, что ей становится все труднее подавлять влечение, которое она продолжала испытывать к своему мужу. После возникшей накануне между ними близости воздух вокруг них был словно наэлектризованным, и трапеза началась it полной тишине. При каждом взгляде на мужа щеки Кристен обдавало жаром, потому что Джошуа в джинсах и спортивной рубашке, подставивший солнцу точеное лицо и отливающие золотом волосы, был откровенно сексуален.

«Что, если я просто встану, обойду стол, сяду ему на колени и поцелую его?» Непрошеная порочная мысль ошеломила Кристен, и она едва не выронила вилку из задрожавших паль-пси. «Неужели я становлюсь рабом своих желаний? Нет», - мысленно ответила Кристен на свой немой вопрос, понимая, что за всем этим стоит нечто большее, чем просто вожделение. После своего возвращения она открыла в муже новые привлекательные качества. Его беззаветная любовь и преданность Тедди, забота о ней самой, стремление создать крепкую семью - все это неимоверно мешало Кристен твердо следовать своему плану. Ей очень хотелось, чтобы отзывчивость Джошуа подтолкнула его согласиться хоть с чем-то из того, что она мечтала получить от жизни, ибо без такого существенного качества, как умение поставить себя на место другого, у них всегда будут противоположные цели.
        - Кристен, я кое-что придумал, - вывел ее из задумчивости голос Джошуа.
        Бросив быстрый взгляд на мужа, Кристен с удовлетворением отметила проблеск смирения в его светлых глазах и решила, что он наконец-то собрался сделать крохотный шаг ей навстречу и признать ее как личность.
        - Что? - нервно спросила она, пытаясь не выдать своей надежды.
        - Мне кажется, я нашел выход из нашей ситуации. - Поставив на стол кофейную чашечку, Джошуа в упор посмотрел на Кристен.
        - Какой?
        - Знаешь, Крис, а почему бы вам с Тедди не поселиться где-нибудь поблизости в следующем году? - набрав побольше воздуха, решительно предложил он. - Вы будете рядом, и я смогу каждый день навещать тебя и ребенка. Тебе не придется оставаться под этой крышей, из-под которой ты с такой дьявольской настойчивостью стараешься вырваться, и у тебя не будет необходимости работать на этой низкопробной работе, чтобы содержать Тедди.
        - О, все будет просто превосходно, не так ли, Джошуа? - Кристен была взбешена тем, что его предложение прозвучало как уже решенное дело. Она не знала, на что отреагировать в первую очередь - на его не терпящий возражений тон или на оскорбительное предложение. - Значит, я просто брошу работу, а ты будешь содержать нас и таким образом сможешь постоянно держать меня под каблуком.
        - У меня совсем другие побуждения, Крис, и ты это знаешь!
        - Нет, Джошуа, именно такие!
        - Я забочусь о своем сыне!
        - Ты заботишься о том, чтобы я оставалась в зависимости от тебя!
        Некоторое время в напряженной тишине они смотрели друг на друга, а потом Джошуа с сожалением покачал головой:
        - Не могу поверить, что ты отказываешься от моего предложения.
        - Поверь.
        - Неужели из-за своего упрямства ты ставишь свои интересы выше интересов ребенка?
        - Это удар ниже пояса, Джошуа! - Обвинение ранило Кристен в самое сердце. - Именно забота о ребенке заставляет меня стараться стать на ноги, чтобы содержать его.
        - Но в этом нет необходимости, Крис! - возразил Джошуа, слегка наклонившись к ней. - Есть я, чтобы содержать тебя и Тедди. Нехорошо оставлять его каждый день, когда он еще так мал, если у тебя есть возможность быть с ним дома.
        - Такую возможность я не рассматриваю.
        - Ну и упряма же ты, черт побери! - всплеснул руками Джошуа. - Ну почему ты не хочешь дать моему предложению шанс... дать нам шанс? Думаю, со временем у нас все наладилось бы, и мы стали бы настоящей семьей...
        - Джошуа, - дрожащим голосом перебила его Кристен, - соли я останусь с тобой и ты будешь оплачивать мои счета и содержать меня и ребенка, это будет ничем не лучше..

        - Перестань! - Джошуа вскочил на ноги и с горящими глазами погрозил Кристен кулаком. - Не смей даже заикаться об этом! Я не позволю опошлять то, что у нас было!
        - Я не опошляю того, что у нас было, - с жаром возразила Кристен, - а просто говорю, что, если бы я осталась с тобой, снова став твоей женой, только чтобы получить финансовую поддержку, тогда это была бы настоящая низость.
        - Поступай как хочешь, Крис, - разочарованно сказал Джошуа и, проведя рукой по густым светлым волосам, замер на стуле.
        - Джошуа... - Она почувствовала острый укол вины. - Я же сказала вчера вечером, что через несколько недель мы с Тедди уедем.
        - Не слишком ли опрометчиво?
        - Я должна заглянуть к Тедди и идти на работу. - Кристен взглянула на наручные часы, стараясь сохранять спокойствие.
        - Хорошо, я не стану ничего предпринимать, чтобы помешать твоей мифической карьере.
        Вскипев от негодования, Кристен бросила на стол салфетку и, вскочив на ноги, направилась в коридор, но Джошуа остановил ее в арочном проеме, схватив за рукав летней блузки.
        - Э-э, Крис, прости, - заикаясь, пробормотал он. - Мое замечание по поводу твоей работы абсолютно бестактно. - Джошуа подождал от нее ответа, но Кристен лишь подозрительно взглянула на него. - Знаешь, я понимаю, что каждый должен с чего-то начать, - миролюбиво продолжил он. - Признаюсь тебе, что сам я начинал с разгрузки досок на стройплощадках. Просто я не уверен, что для тебя сейчас подходящее время начинать делать карьеру.
        - Мне хотелось бы верить, что ты говоришь искренне, Джошуа. - После минутного раздумья Кристен решила, что не стоит верить Джошуа, и освободилась от его руки. - Но я знаю, что ты говоришь так, только чтобы сделать по-своему. - Резко повернувшись, Кристен оставила Джошуа одного.
        - Крис! Черт, неужели ты... Подожди минутку. - Выйдя вслед за ней в коридор, Джошуа схватил Кристен за запястье и грубо сунул ей в руку двадцать долларов.
        - Зачем это? - изумилась она, пытаясь вернуть ему банкноту.
        - На длинную ночную рубашку, желательно непрозрачную, - смущенно объяснил он и отрицательно покачал головой, отказываясь взять назад деньги.
        - Что?!
        - Крис. - Он откашлялся, и Кристен не могла не заметить голодного блеска в его голубых глазах, которые сейчас блуждали сверху вниз по ее телу. - Если ты собираешься оставаться в этом доме, советую тебе сжечь все свои прозрачные вещички, - глухим голосом договорил Джошуа.
        - Ты хочешь сказать, - похолодела Кристен, - что прошедшей ночью... гм... видел...
        - Угу. - Джошуа неторопливо кивнул, подойдя на шаг ближе. - Теперь ты понимаешь, почему все утро я вел себя с тобой как безумный. Это называется «крушение надежд», детка. Полное крушение.
        На секунду их взгляды встретились, и Кристен была уверена, что Джошуа почувствовал, как от этих электризующих слов у него под пальцами бешено застучал ее пульс. Джошуа придвинулся еще ближе, опалив ее щеку своим дыханием и огненным взглядом, и Кристен на мгновение почувствовала страх - и надежду, - что он ее поцелует. Но Джошуа, видимо, заметив тревогу в ее глазах, тихо выругался, выпустил ее руку и, повернувшись, зашагал по коридору. А Кристен, дрожа, осталась стоять на месте и, зажав в кулаке деньги, смотрела ему вслед. Она все еще сердилась, но зато теперь ясно понимала смысл каждого слова, сказанного им в это утро.
        Крушение надежд! Джошуа чувствовал это так же остро, как и она.


        Обстановка на работе показалась Кристен не такой нервной и напряженной, как во вторник, но тем не менее день у нее превратился в настоящий кошмар. Как будто нервы Кристен не были натянуты до предела утренней стычкой с Джошуа, Тедди выбрал именно этот день для непрекращающихся капризов. Днем Ида Мэдисон доложила ей, что ребенок все утро плакал, и Кристен пришла в ужас оттого, что ее обычно спокойный и послушный ребенок стал совершенно неуправляемым. Придя домой во время перерыва на ленч, Кристен досыта накормила Тедди, несмотря на то что у нее снова была проблема с молоком, однако, вернувшись на работу, она всю вторую половину дня волновалась о ребенке, убеждая себя, что Тедди просто трудно привыкнуть к ее отсутствию и что через день-другой все наладится. И все же Кристен отдавала себе отчет в том, что долго не выдержит, если ребенок будет так страдать. Когда в пять часов Кристен вернулась домой, Ида сказала ей, что ребенок днем не спал.
        - Тедди, в чем дело? - спросила она у сына после ухода Иды и, сев его кормить, прижала к себе.
        Кристен, конечно, понимала, что бессмысленно задавать ребенку вопрос, ответ на который она могла узнать по его скривившемуся личику, почувствовать по напряжению выгнутой спинки, но ее силы были на исходе. Тедди ел жадно и не отрываясь, но после еды так и не успокоился и в кроватке продолжал хныкать и изъявлять недовольство. Зная, что весь день ребенок не сомкнул глаз, Кристен понимала, что он должен быть уставшим, и была удивлена, что Тедди не засыпал.
        Джошуа дома еще не было, и Кристен решила погулять с ребенком, надеясь, что прогулка в коляске убаюкает его. И в самом деле, Тедди на улице стал спокойнее, а когда, пройдя несколько кварталов по пешеходной дорожке, Кристен заглянула в коляску, ребенок уже спал. Как оказалось, к этому времени они были на Семнадцатой улице, и Кристен направилась к знакомому дому Ричардса, мимо которого столько раз проходила прежде. Некоторое время она стояла в предвечерних сумерках, вдыхая сладкий аромат жимолости и слушая, как легкий ветерок шелестит листвой огромного дуба, распростершего над ней свои ветви. Неожиданно эта безмятежная тишина была нарушена шумом блестящего черного «мерседеса», свернувшего прямо перед Кристен на подъездную дорожку и остановившегося под навесом для автомобилей. У Кристен сердце застучало от страха, пригвоздившего ее к месту, и она замерла как вкопанная. Словно загипнотизированная смотрела она на вышедшего из машины высокого темноволосого мужчину, мгновенно догадавшись, что этот незнакомец и есть Джеймс Ричарде.

«Тот мужчина». Так она всегда мысленно называла его, того мужчину, который бросил ее мать и ее, когда она была еще так мала, что даже не запомнила его.
        Сейчас Кристен с любопытством и страхом смотрела на одетого в безупречный бежевый летний костюм представительного мужчину с налетом седины на висках, придававшей его внешности импозантность, и с резкими чертами лица, в которых сквозили ум и энергия. Заметив на тротуаре Кристен, он остановился и, чуть удивленно приподняв бровь, взглянул на нее и ребенка.
        - Привет, - улыбнулся он Кристен. - Хороший день, не правда ли?
        Кристен впала в ступор, комок застрял у нее в горле, грозя задушить ее, она ничего не видела вокруг себя и даже не слышала, как у нее за спиной по улице проехал автомобиль. Наконец ей удалось скованно кивнуть мужчине, и, развернув коляску, она поспешила прочь. Весь обратный путь до дома Кристен дрожала после неожиданной встречи, ошеломленная тем, что через столько лет она наконец увидела его.
        Впервые Кристен увидела этого человека на фотографии, когда ей было около двенадцати лет. Однажды поздно вечером, войдя в полутемную гостиную, она увидела, что мать сидит там одна и пьет, а на кофейном столике перед ней стоит пепельница, полная окурков. Опухшее лицо Стеллы Морган болезненно скривилось, и она, избегая взгляда дочери, выбежала из комнаты, не сказав ей ни слова. На полу Кристен нашла разорванную в мелкие клочки фотографию и, сложив кусочки вместе, внимательно всмотрелась в собранное по частям лицо.
        Сегодня, когда он вышел из машины, Кристен мгновенно узнала его. О, этого человека она узнала бы где угодно! Но был ли в его взгляде хоть малейший намек на то, что он тоже узнал ее? «Нет, - с горечью решила Кристен, - ничего похожего не было. И откуда бы ему взяться? Разве кровь имеет видимые отличительные признаки?»


        Джошуа был взбешен и, влетев в кухню, схватил из холодильника банку пива. Вернувшись с работы пять минут назад и обнаружив, что Кристен и малыша нет, Джошуа решил проехаться по ближайшим улицам и посмотреть, где они гуляют. Как он и предполагал, Кристен опять стояла перед домом на Семнадцатой улице, но на этот раз она еще и разговаривала с жившим там мужчиной. При виде этой картины волна черной ревности захлестнула Джошуа - сначала Кристен отдаляется от него, а потом ищет общества других мужчин! «Пора подробнее разузнать все об этом человеке из дома пятьсот один на Семнадцатой улице!» - сказал себе Джошуа.


        Подходя с Тедди к дому, Кристен старалась унять внутреннюю дрожь, а увидев, что
«бронко» стоит на подъездной дорожке, совсем пала духом, не зная, сможет ли выдержать еще одну стычку с Джошуа, подобную той, что была у них сегодня утром, особенно после того, как увидела «его». Ее надежда, что нынешний вечер у них с Джошуа пройдет мирно, рухнула в тот момент, когда она перекатила коляску через порог кухни.
        - Где ты была, Крис? - негодующим вопросом встретил ее появление Джошуа, стоявший возле раковины с банкой пива в руке.
        - В каком смысле - где я была? - раздраженно вздохнув, хриплым шепотом отозвалась Кристен, боясь разбудить Тедди. - Я возила на прогулку твоего сына.
        - Ха! - Джошуа отставил в сторону пиво. - А кто этот мужчина, с которым ты разговаривала на Семнадцатой улице?
        Как смел Джошуа следить за ней? Кристен покраснела от гнева, ей очень хотелось поставить его на место, не стесняясь в выражениях, но она решила дождаться, пока Тедди уснет в своей кроватке подальше от раздраженных родительских голосов.
        - Ты не возражаешь, Джошуа, если я уложу твоего сына, прежде чем начать следующий раунд затяжного боя? - спросила она тем же тихим хриплым шепотом. - Он только что уснул после того, как почти весь день капризничал.
        - Я сам его уложу.
        Кристен хотела было запротестовать, не желая, чтобы муж и таком скверном настроении оставался с ребенком, однако она зря беспокоилась. Джошуа не мог быть нежнее и заботливее, когда сильными руками доставал из коляски ребенка и нес его в спальню.
        Кристен в гостиной дожидалась мужа, и он вскоре появился все с тем же мрачным выражением лица.
        - Все в порядке. Теперь расскажи мне, о чем ты разговаривала с тем мужчиной.
        - Если хочешь знать, я не сказала ему ни единого слова. - Кристен едва удержалась, чтобы не вскочить со своего места. - И вообще, тебя не касается...
        - Чушь. Почему ты все время ходишь к этому дому?
        - Может быть, меня интересует его архитектура, - огрызнулась Кристен. - И какое ты имеешь право шпионить за мной?
        - Я не шпионил. Просто я, возвращаясь домой с работы, ехал по той улице.
        - Теперь моя очередь сказать «чушь».
        - Что ты говорила этому мужчине? - Джошуа угрожающе шагнул к ней.
        - Ничего!
        - Что ж, очевидно, ты говоришь ему то, чего не говоришь мне!
        Они еще долго продолжали бы словесную баталию, если бы в этот момент из спальни не раздался крик Тедди. В последовавшие за этим часы Кристен и Джошуа уже не думали о собственных проблемах, так как Тедди просто невозможно было успокоить. Они по очереди качали его, а когда это не помогло, принялись ходить с ним по комнате. Кристен пыталась уговорить своего малыша покушать, попить воды или молочной смеси из бутылочки, однако на каждое предложение матери он отвечал леденящими кровь воплями, от которых его тельце болезненно сжималось. Кристен не знала, что делать. Было уже восемь часов вечера, когда Джошуа озабоченно спросил:
        - Крис, тебе не кажется, что он горячий?
        Измерив ребенку температуру, Кристен с ужасом увидела, что она поднялась до тридцати девяти.
        - Нужно прямо сейчас, не откладывая, ехать с ним в больницу! - с безумными от тревоги глазами воскликнул Джошуа.
        К счастью, в приемном отделении больницы выдался относительно спокойный вечер, и, как только они приехали, их сразу же проводили в смотровую комнату. Детская медсестра, крупная женщина, взяла из рук Кристен истерически кричащего ребенка, и, к удивлению Кристен, Тедди мгновенно затих. Медсестра даже уговорила его выпить немного воды и, когда через несколько минут она измерила ему температуру, та оказалась почти нормальной. Вскоре пришел дежурный педиатр, мужчина средних лет в белом халате, и подошел к взволнованным родителям, стоявшим у смотрового стола.
        - Что происходит с моим крошкой? - обратилась к нему Кристен. - Час назад у Тедди была высокая температура, а сейчас сестра говорит, что с ним все нормально.
        - Вы сказали, что ребенок сегодня много плакал? - Врач сосредоточенно смотрел через очки в карту, которую подала ему медсестра.
        - Ну да, он весь день был беспокоен.
        Врач кивнул и взглянул на Тедди, который, к изумлению Кристен, радостно брыкался и смотрел вокруг широко раскрытыми голубыми глазами, словно у него и не было никаких проблем.
        - Знаете, у таких маленьких детей температура может подняться просто оттого, что их пронесли по жаре через парковочную стоянку, - объяснил медик сконфуженной паре. - Однако признаюсь, тридцать девять - это слишком много при обычном возбуждении, и вы правильно сделали, что привезли его сюда. Я внимательно обследую вашего сына, но у меня такое предчувствие, что мы ничего не обнаружим.
        Осмотрев Тедди, врач объявил, что ребенок абсолютно здоров, и передал его медсестре, которая к этому времени была без ума от малыша. Тедди моментально уютно устроился у нее на руках и, удивив родителей, начал с удовольствием пить воду из бутылочки.
        - Вот так-то, ребята, - понимающе улыбнулся врач сбитым с толку молодым супругам. - Пойдемте в мой кабинет и поговорим немного, пока Грета покормит здесь вашего сына. Не расскажете ли мне побольше о своем малыше и о том, что происходило в последние дни? - спросил врач, когда все трое уселись в небольшом соседнем кабинете, и, заметив, как Джошуа и Кристен обменялись испуганными взглядами, поспешно добавил: - Поверьте, я спрашиваю об этом не из любопытства, а заботясь о благополучии вашего ребенка.
        - До недавнего времени мы с Кристен жили порознь. Когда она вернулась с Тедди... - Кивнув врачу, Джошуа с озабоченным и смущенным видом заговорил первым, и постепенно они с Кристен изложили врачу основные факты.
        - Знаете, многие считают, что младенцы не воспринимают окружающей обстановки, но на самом деле это совсем не так. Позвольте заверить вас, что ваш сын очень чувствителен к происходящему вокруг него и особенно к напряженной обстановке в вашем доме. Вы только представьте, что пережил Тедди. Его перевезли через всю страну, поселили в новом доме, положили в новую кроватку, познакомили с отцом,
«которого он раньше не видел, плюс няня... - Покачав головой, врач усмехнулся: - Я удивляюсь, что ваш сын так долго ждал, чтобы выступить в свою защиту.
        - Но как же нам быть? - спросила Кристен.
        - Если вам двоим трудно быть вместе, я бы предложил некоторое время пожить порознь. - Сняв очки, врач обратился к Кристен: - Идея вашего мужа поселить вас с ребенком отдельно, возможно, является сейчас единственным разумным решением.
        - А как же моя работа?
        - Не вижу, почему ваш ребенок не может привыкнуть к этому. Похоже, у вас очень хорошая няня, - врач наклонился вперед, - но дело в том, что вашему сыну нужна постоянная доброжелательная обстановка, которая успокаивает его. Со всеми препирательствами и спорами следует покончить.
        - Спасибо, доктор. - Джошуа благодарно кивнул и, встав, помог подняться Кристен.
        - Не за что. - Тоже поднявшись, врач протянул ему руку.
        - Не сомневайтесь, наш сын получит все, что ему необходимо, - горячо добавил Джошуа.
        - Отлично. Это не шутка обрести нового родителя, даже когда в семье нет конфликтов. И не будьте так жестоки к самим себе.
        Медик назвал им имя местного педиатра, к которому они смогут обратиться для осмотра ребенка, когда тому исполнится два месяца, и Кристен вернулась в смотровую комнату за Тедди, пока Джошуа расплачивался по счету.
        По дороге домой они оба молчали, а Тедди мирно спал в переносной колыбели на заднем сиденье автомобиля. Со слезами на глазах Кристен смотрела на своего сына, думая о том, каким испытаниям, сами того не подозревая, подвергли родители бедного малыша. Слава Богу, ребенок дал знать им об этом, пока еще не было слишком поздно!
        Дома Кристен отнесла ребенка в спальню и бережно уложила в кроватку, чувствуя себя успокоенной, но совершенно обессилевшей. Убедившись, что Тедди крепко спит, она отправилась разыскивать Джошуа. Тот стоял в неосвещенной гостиной спиной к ней, и его плечи странно вздрагивали.
        - Джошуа? - робко окликнула его Кристен.
        - Я сделал несчастным своего собственного сына, - прошептал он, обернувшись к Кристен с глазами, полными слез. - Крис, и тебя тоже я сделал несчастной?
        - Нет! - быстро воскликнула она, больше жалея его, чем себя.
        Проглотив собственные слезы, Кристен пересекла комнату и коснулась локтя Джошуа, и он пылко привлек ее к себе. Джошуа не пытался поцеловать ее, а просто обнимал трясущимися руками.
        - Неудивительно, что он не может вынести обстановки напряженности в этом доме, - после долгого молчания взволнованно сказал Джошуа. - Я тоже не могу ее выдержать, Крис.
        - О, Джошуа! - В этот момент Кристен почувствовала, что ее муж, как и она сама, потрясен до глубины души, что он внутренне надломлен и задет за живое. Без долгих размышлений Кристен взяла в ладони его лицо и поцелуями осушила его слезы.



        Глава 9

        - О, Крис! - дрожащим голосом шепнул Джошуа. Найдя губами ее губы, он крепче обнял ее и, приподняв, прижал к себе всем телом. Ощутив его безумное, едва сдерживаемое желание. Кристен напряглась, и Джошуа мгновенно отпустил ее. Коснувшись ногами пола, Кристен покачнулась, прерывисто перевела дыхание и, сжав губы, в темноте взглянула на Джошуа.
        - Девочка моя, пожалуйста, я так хочу тебя сегодня ночью! Ты только что касалась меня - по-настоящему касалась. Ты понимаешь, что теперь мы не можем оставить все, как было?
        Взяв ее лицо в свои сильные ладони, Джошуа снова прижался к ее губам, и на этот раз Кристен, всхлипнув от радости и желания, обвила руками его шею. Они оба потонули в чувствах, которыми просто не в состоянии были управлять - в желании, жажде, благодарности, вине, любви... Несмотря на все разногласия между ними, Кристен знала, что сегодня не сможет отказать Джошуа - что-то в его возбужденном тоне взволновало, тронуло ее, как никогда прежде. К тому же сегодня она сама пришла к нему, и с ее стороны было бы нечестно идти на попятную после того, как она бросилась обнимать его в тот момент, когда их души были обнажены.
        Язык Джошуа путешествовал в глубине ее рта, а руки тянулись к пуговицам блузки, к застежке бюстгальтера. Затем Джошуа, склонившись, коснулся губами ее нежной груди, и Кристен, затрепетав, выгнулась навстречу его горячим губам и языку.
        - О, детка, я чувствую себя так близко к тебе... - шепнул он и, взяв Кристен на руки, понес в спальню.
        Кристен знала, что завтра пожалеет об этом, но сегодня она тоже хотела его, потому что было невыносимо так долго терпеть одиночество. Разрыв между ними мучил Кристен. как открытая рана, и только на сегодняшнюю ночь эта рана будет очищена, перебинтована и излечена любовью. Завтра прежние проблемы неизбежно снова разведут их, но воспоминание об этой ночи будет служить им утешением и поддержкой.
        Положив Кристен на свою кровать, Джошуа начал снимать с нее блузку, и она села, чтобы облегчить ему задачу. Блузка и бюстгальтер полетели на пол, и, бережно уложив Кристен, Джошуа расстегнул ей юбку и стянул ее и нижнюю юбку, оставив на Кристен только узенькие черные трусы, а затем сбросил с себя рубашку-поло и вытащил заколку из волос Кристен, дав им свободно рассыпаться по подушке.
        - О, Крис, ты так прекрасна, еще прекраснее, чем прежде.
        Горящими от желания глазами он смотрел на Кристен, залитую лунным светом. Взгляд Джошуа блуждал по ее лицу, волосам, пышной женской груди. Тихо вскрикнув, Джошуа наклонился и, уткнувшись лицом в живот Кристен, лизнул ее пупок. Кристен задохнулась от неожиданного и приятного ощущения, а Джошуа, чуть подвинувшись, по очереди провел языком по каждой груди, коснувшись набухших сосков, и сжал руками роскошную женскую плоть.
        - Детка, я влюблен в твою грудь, наполненную молоком, - прошептал Джошуа, и у Кристен совсем остановилось дыхание, когда он снова прижался к ее губам.
        Джошуа накрыл ее своим крепким стройным телом, и Кристен упивалась давлением тяжести мужского тела. Поцелуи Джошуа стали более требовательными, язык пробрался еще глубже, и Кристен охватил трепет.
        - Спокойно, милая. - Чуть отстранившись и пристально взглянув на Кристен, Джошуа начал стягивать с нее трусики, а затем, поднявшись с кровати, быстро сбросил с себя джинсы и трусы.
        Перламутровый лунный свет выгодно освещал стройное мускулистое тело, и Джошуа показался Кристен просто великолепным, но, когда ее взгляд скользнул ниже, ей на мгновение стало страшно.
        - Все в порядке, дорогая. - Заметив ужас, мелькнувший в ее глазах, Джошуа быстро опустился на корточки у кровати. - На этот раз все будет хорошо, вот увидишь.
        Протянув руку, Джошуа раздвинул Кристен бедра, и его пальцы принялись колдовать над ней, поглаживая темное бархатное местечко, пока в ней не проснулось желание и он не почувствовал, что она готова принять его.
        - Закрой глаза, - шепнул Джошуа, и Кристен послушно выполнила его просьбу.
        Джошуа расположился на ней, и его пальцы уступили место твердому кончику возбужденного мужского члена. Когда он начал входить в нее, Кристен сжалась, и слезы разочарования обожгли ей глаза, ведь она молилась, чтобы на этот раз все было по-другому!
        - О, пожалуйста, впусти меня, - попросил Джошуа, почувствовав, что она застыла, и нажал сильнее. - Прости меня, Крис, я не могу остановиться... - простонал он, задохнувшись, словно от боли.
        Мощным толчком он вошел глубоко в нее, закрыв Кристен рот поцелуем, чтобы заглушить ее испуганный вскрик. Позабыв обо всем на свете, он напористо двигался внутри ее, стараясь вжаться в нее всем телом, его слезы капали ей на лицо, а беспорядочные вздохи обжигали слух, когда он снова и снова молил Кристен ответить ему. После того как Джошуа получил желаемое, они еще долго лежали, слившись воедино, а затем дыхание Джошуа успокоилось, он сел, прислонившись к спинке кровати, и, усадив Кристен рядом с собой, обнял ее в темноте за плечи.
        - Дорогая, прости меня, - покаянно пробормотал он.
        - Не за что просить прощения. - Кристен смотрела на свои руки, в замешательстве стараясь прикрыться простыней. - Я не виню тебя за то, что ты не остановился.
        - Тебе было больно? - прерывающимся голосом спросил Джошуа.
        - Знаешь, наверное, я все еще расстроена из-за ребенка. Во всяком случае, ничего приятного я не почувствовала.
        - Тебе не было бы больно, если бы ты расслабилась. - Он крепче сжал ее плечи, не дождавшись от Кристен ни слова. - Кристен, посмотри на меня.
        - Да? - В призрачном лунном свете она взглянула в его искаженное страданием лицо.
        - Крис, после того как ты ушла, у меня не было ни одной женщины, - откровенно признался Джошуа, убирая с ее лица темные волосы. - Это трудно выдержать. Надеюсь, зная это, ты поймешь мою сегодняшнюю несдержанность. Возможно, ты не простишь меня, но...
        - Джошуа, я же сказала, что не виню тебя, - повторила Кристен. - Сегодня я сама все начала.
        - И уже жалеешь? - с внезапной горечью спросил он.
        - Этого я не сказала.
        - Крис, почему со мной в постели ты такая напряженная? Ты всегда такая, кроме той ночи, когда шел дождь.
        - Я не думала, что всегда... - Кристен вспыхнула до корней волос.
        - Да, Крис, всегда. Я же ощущаю, как ты сжимаешься. Ты просто терпишь меня и отлично сама это понимаешь.
        - Я не имела в виду... - Кристен почувствовала себя совсем несчастной. - Я хочу сказать, что мое тело делает одно, в то время как мозг хочет... - Она прервала себя, не желая открывать Джошуа своего истинного желания - что ей нужен он весь целиком.
        - Чего?
        - Пожалуй, нужно пойти взглянуть, как там Тедди, - неловко уклонилась она от ответа.
        - С ним все прекрасно.
        - Все равно я должна проверить. - Высвободившись из объятий Джошуа, Кристен перебралась через него и встала с кровати.
        - Торопишься уйти от меня, да, Крис? - бросил он ей вслед.
        - Джошуа, ты оторвал все пуговицы с моей блузки, - заметила она, взяв свою одежду.
        - Точно.
        Кристен стала надевать трусы, но Джошуа, встав, отобрал у нее тонкое нижнее белье, отбросил его в сторону и укутал ее своим халатом, висевшим на спинке кровати.
        - Иди проверь Тедди.
        Завернувшись в махровый халат и стянув его поясом, Кристен отправилась в другую спальню и долго стояла там у кроватки Тедди, глядя на спящего сына, который, по-видимому, чувствовал себя отлично, потому что его кожа снова Была прохладной. Через некоторое время в комнату вошел Джошуа и, подойдя сзади к Кристен, обнял ее за талию, зарылся лицом в ее волосы, через халат прижался к ней бедрами и горячей голой грудью. Кристен вздрогнула и окаменела, когда он зубами прикусил ей ухо, а его руки автоматически сжали ее.
        - Сейчас Тедди спит, как положено младенцу, правда?
        - Да, - ответила Кристен пересохшими губами, явственно ощущая близость возбужденного мужа. - Сегодня я так за него испугалась, - призналась она.
        - И я тоже, Крис. - Развернув Кристен, он потянулся к ее губам, но она резко высвободилась из его рук.
        - Джошуа... Честно говоря, мне хотелось бы сейчас принять ванну, если ты не возражаешь.
        - Что ж, неплохая идея, - усмехнулся он. - Составить тебе компанию?
        У Кристен сердце готово было выскочить из груди, она не могла ни ответить Джошуа, ни встретиться с ним взглядом.
        - Я быстро. - Это было все, что ей удалось выдавить из себя, и она поторопилась выйти из комнаты.
        Проводив ее взглядом, Джошуа вздохнул и, повернувшись к детской кроватке, нежно взглянул на любимого сына.
        - Мы сделаем это, Тедди, - шепнул он, погладив ребенка по головке, - мы должны сделать это ради тебя и ради всех нас.
        Джошуа знал, что сегодня Кристен так же хотелось любви, как и ему, но в последний момент, когда он уже не мог больше ждать, она отказала себе в удовольствии. Джошуа беспокоился о Кристен и надеялся, что не отпугнул ее навсегда.
        В ванной Кристен наполнила теплой водой старинную ванну с ножками в виде лап, добавила ароматической соли и, подобрав волосы, взглянула на свое отражение в зеркале аптечки - у нее в лице не было ни кровинки, а глаза совсем погасли. Сбросив халат Джошуа, Кристен со вздохом окунулась в теплую воду, как бы стремясь смыть с себя разочарование от занятия любовью. Она была ошеломлена тем, что произошло, но ни о чем не жалела. Вымыв с мылом и мочалкой лицо и тело, Кристен долго лежала в теплой воде, пока не почувствовала себя сонной и умиротворенной, и решила, что завтра она все осмыслит, а в эту ночь ей просто необходима передышка от всех треволнений.
        - Что? - в тревоге отозвалась она на стук в дверь.
        Нежно улыбаясь, Джошуа открыл дверь в ванную, и Кристен с изумлением и предвкушением встретила его появление. Окинув взглядом фигуру мужа, Кристен почувствовала, что у нее пересохло во рту - в джинсах, с голой грудью, взъерошенными золотистыми волосами и горящими глазами он был совершенно неотразим.
        - Мне стало одиноко, - глуповато улыбнувшись, Джошуа на мгновение замер, восхищаясь ее соблазнительным нагим телом в теплой воде.
        - Правда? - У Кристен екнуло сердце.
        - С тобой все хорошо, Крис? - Подойдя ближе, он опустился на колени на коврик перед ванной.
        - Да... конечно, теперь все отлично.
        - Потереть тебе спинку? - Джошуа порочно подмигнул ей.
        - Гм, честно говоря, я почти закончила, - запинаясь, пролепетала Кристен.
        - Неужели? - Наклонившись, Джошуа ласково поцеловал ее, а одна его рука, погладив лицо и шею Кристен, нырнула в воду и ласкала по очереди соски.
        Кристен ощутила, как набухают ее соски, и затрепетала, возвращая его поцелуй, а его пальцы тем временем необычайно ловко двинулись вниз по мокрому животу к месту соединения бедер, но, когда Кристен снова замерла, Джошуа мгновенно убрал руку.
        - Прошу тебя, Джошуа, - едва переведя дух, взмолилась Кристен, борясь со слезами при виде его смущенного, разочарованного лица. - Если ты выйдешь, я... Сейчас я хочу выйти из ванны.
        - Я помогу тебе вытереться, - не сдвинувшись с места и упрямо выставив вперед подбородок, непреклонно заявил Джошуа и, наклонившись, потянул цепочку затычки, а затем решительно взял Кристен за руку. - Давай, Крис, я же не кусаюсь.
        Джошуа помог ей подняться, и Кристен, дрожа, стояла перед ним нагая, в капельках воды, а он энергично растирал се полотенцем, пожирая голодными глазами ее розовое тело и обжигая ее взглядом. Когда Джошуа закончил вытирать ее, Кристен потянулась за полотенцем, чтобы прикрыть наготу, чувствуя, что крайне возбуждена его эротическим массажем и голодным взглядом, но Джошуа, опередив ее, бросил полотенце на корзину для белья.
        - Пожалуйста, не двигайся, - попросил он и стал одну за другой вытаскивать из ее волос шпильки, пока роскошные темные локоны не рассыпались по плечам Кристен.
        Затаив дыхание, Джошуа и Кристен в упор смотрели друг на друга. Затем рука Джошуа, проскользнув под густые волосы, легла на затылок Кристен, и он жестом собственника притянул к себе жену.
        - Крис, дорогая, - хрипло шепнул он, - для меня очень много значит, что ты пришла сегодня ко мне. Пожалуйста, не уходи снова.
        В его словах прозвучала такая боль, что глаза Кристен наполнились слезами, ее руки обвились вокруг его тонкой голой талии, и она спрятала лицо на его теплой груди, с удовольствием прислушиваясь к биению его сердца.
        - Джошуа, я так соскучилась по тебе, - глухим голосом призналась Кристен.
        - Я знаю.
        - Я просто не понимала... - Чего?
        - До сегодняшней ночи я просто не понимала, как скучала по тебе, - растерянно призналась Кристен. - Но я все равно не уверена, сможем ли мы...
        - Тш-ш, - остановил ее Джошуа и, взяв ее лицо в ладони, взволнованно заглянул в глубину глаз. - Сегодня ночью мы не будем говорить о таких вещах, сегодня ночью мы будем любить друг друга. -Он накрыл руками грудь Кристен, и под его пальцами соски у нее превратились в тугие покалывающие бугорки. - На этот раз ты тоже получишь наслаждение, - самозабвенно пообещал Джошуа.
        - Джошуа, я хотела, чтобы сегодня ночью тебе... - Кристен была одновременно и возбуждена и напугана. - Я хочу сказать, что ради тебя...
        - Я понимаю, дорогая. - Он приложил палец к ее губам. - Но это несправедливо. Ты должна получить все то, что получил я, ты тоже должна испытать блаженство. Все остальное обман.
        - Я не имела в виду...
        - Я знаю, что ты не это имела в виду. Но ты замешкалась, а я, не дождавшись тебя, кончил. Я причинил тебе боль, хотя всегда старался этого не делать. Больше такого не случится. - Он прильнул к ее губам и долго горячо целовал Кристен, положив руки ей на ягодицы и прижимая ее к своей затвердевшей плоти. - Пойдем со мной, Крис, - жалобно попросил он, закончив поцелуй.
        И Кристен позволила отвести себя по полутемному коридору в постель Джошуа и, пока он снимал с себя джинсы и трусы, прилегла на прохладную простыню.
        - На этот раз мы не будем торопиться, дорогая, - пообещал Джошуа.
        Расположившись рядом с Кристен, он целовал и ласкал ее тело, снова и снова доводя ее до последней черты. Его руки массировали ей грудь, гладили живот, мяли ягодицы, а потом скользнули между бедрами, чтобы определить ее желание. И каждый раз, когда Кристен уже готова была умереть, он отодвигался, оставляя ее бессильной и разочарованной. Под конец Джошуа, опустив лицо между ее бедрами, продолжил пытку языком, и это сладостное мучение сводило Кристен с ума, но Джошуа не отпускал ее, и она стала молить его об облегчении. Когда же он начал соединяться с ней, Кристен снова сжалась, однако не так сильно, как раньше, и Джошуа инстинктивно подался назад.
        - Прошу тебя, - взмолилась Кристен.
        - Нет, Крис, я больше не стану причинять тебе боль, - хрипя и задыхаясь, произнес Джошуа. - Я хочу, чтобы все было так, как в ту ночь.
        - Я не могу, - жалобно прошептала она.
        - Почему?
        - Потому что у меня такое ощущение, будто я теряю себя и отдаю тебе всю власть над собой.
        - Ты так и должна себя чувствовать, любовь моя.
        - Тогда, пожалуйста, помоги мне.
        - Все будет хорошо, дорогая, - шепнул он. Измученный вид Кристен тронул его до глубины души, и, осторожно входя в нее, Джошуа замер, подождав, пока она не начала расслабляться и не позволила ему погрузиться глубже. Кристен казалось, что они уже слились воедино, но затем она ощутила, как он с большой осторожностью продвигается в глубь ее.
        - Вот так, еще немного, - попросил Джошуа, но к этому моменту желание Кристен настолько вышло у нее из-под контроля, что она безудержно устремилась вверх и закричала от восторга, почувствовав, что Джошуа полностью погрузился в нее.
        - О, любовь моя, как ты хороша! - воскликнул он.
        - Ты тоже!
        - На сей раз мы испытаем это вместе, - горячо поклялся Джошуа.
        Как и было обещано, Джошуа не торопился, и его медленные продолжительные толчки привели Кристен в неистовство, ее больше не волновало, что она потеряет контроль над собой - она его просто лишилась, наконец-то полностью отдавшись любви. Вцепившись пальцами в спину Джошуа, она лихорадочно всхлипывала и умоляла его о последней милости, но Джошуа полностью владел собой и окончательно довел Кристен до безумия.
        - Приготовься, - скомандовал он, и Кристен послушно закинула ноги ему на талию и выгнулась, принимая его мощные глубокие толчки.
        Застонав, Джошуа больше не стал сдерживаться и, просунув руки под спину Кристен, крепко прижал к себе ее бедра. Они оба двинулись к концу, и Кристен ощутила внутри себя содрогания, похожие на начало землетрясения. Ей показалось, что она превращается в кипящую раскаленную лаву в самом центре Земли, когда Джошуа вложил в последний толчок все свое желание и всю свою любовь, и Кристен испустила крик радости, достигнув блаженной вершины вместо с мужем, а потом они долго неподвижно лежали бок о бок друг с другом.
        - После этой ночи я не позволю тебе уйти, - прерывающимся голосом объявил Джошуа, жестом собственника обхватив Кристен за талию, и привлек к себе, когда она попыталась возразить. - Сегодня ночью ты отдала себя мне, Крис. Отдала полностью. Разве ты не понимаешь, что это означает? Назад пути нет. Теперь нет.
        Кристен снова попыталась возразить, но Джошуа ей этого не позволил, а согнутой в локте рукой обнял за шею и со неси страстью прижал ее губы к своим.


        На рассвете Джошуа нашел Кристен опять в ее прежней спальне. Накинув на плечи халат, она сидела на кровати и кормила Тедди, а первые лучи солнца играли в ее темных распущенных волосах. У Джошуа сердце так сильно забилось от счастья, что он чуть не закричал. Сев рядом с Кристен, Джошуа стал смотреть, как его сын жадно сосет грудь.
        - Это рай. - Джошуа нежно поцеловал Кристен в губы. Вскоре малыш, наевшись, уснул у материнской груди, а Джошуа, уложив Тедди в кроватку, поднял Кристен на руки и понес снова в свою постель.



        Глава 10

        Джошуа замер, погрузившись глубоко в Кристен, и при слабом предрассветном освещении взглянул на жену, следя за выражением ее лица. Глаза Кристен широко раскрылись и потемнели, и она громко застонала, когда Джошуа, целуя ее, прижался к ней нижней частью тела, продлевая мгновение восторга. По окончании поцелуя Кристен, сделав глубокий вдох, взглянула в сияющие глаза мужа, все еще не веря в то, что она полностью отдалась ему, что в эту ночь и она, и Джошуа были необузданно страстны. Кристен не понимала, в чем дело, но знала, что у нее нет сил пошевелиться. После долгих минут приятной близости, Джошуа отодвинулся, и они оба сели, опираясь о спинку кровати.
        - Не правда ли, теперь, когда ты родила ребенка, все гораздо лучше? - Джошуа потерся губами о шею Кристен.
        - Что лучше?
        - Занятие любовью, - улыбнулся он. - Ты всегда была такой маленькой, Кристен, а теперь подходишь мне, как хорошо подобранная перчатка.
        - Джошуа! - Кристен помертвела при мысли, что муж начнет обсуждать такую деликатную тему, и непроизвольно отпрянула, но его сильная рука, обхватив ее талию, не дала Кристен отодвинуться.
        - Ты считаешь, что женатые люди не должны обсуждать такие вещи? - искренне удивился он и, не получив от Кристен ответа, продолжил: - Скажи, ты поэтому прежде всегда сжималась при моем прикосновении? Ты боялась, что я причиню тебе боль, как в первый раз?
        Кристен вздрогнула, но опять ничего не ответила.
        - Ну же, Крис? - настойчиво требовал он ответа.
        - Думаю, отчасти это так, - потерянно призналась она, пряча лицо у его плеча.
        - О, дорогая, ты не подозреваешь, как я был шокирован той первой нашей близостью. Казалось, ты жаждала ее всей душой, но в последний момент тебя охватила паника, а к этому времени было уже слишком поздно...
        - Джошуа, я никогда не винила тебя, как не винила и прошедшей ночью, - слабым голосом перебила его Кристен.
        - Но я никогда не забуду, какой страдальческий был у тебя вид, когда ты, сжавшись, сидела на заднем сиденье моего «бронко». Я был до смерти напуган, а ты молчала и не хотела сказать мне...
        - Знаешь, это было больше, чем физическая боль.
        - Знаю. Поэтому я так настаивал на браке. Я был парализован страхом потерять тебя. Даже после того как мы поженились, я целую неделю не трогал тебя, ты помнишь, Крис?
        - Да.
        - Я боялся дотронуться до тебя, но потом все же решился. Ты вела себя так странно, так отчужденно, и я боялся, что ты решишь убежать от меня, порвать со мной. Именно поэтому я довел дело до свадьбы, хотя понимал, что ты не готова к замужеству. Я не хотел облегчить тебе разрыв со мной.
        - Ты этого никогда и не делал, - вставила Кристен, снедаемая приятными и одновременно болезненными воспоминаниями.
        - Но прошлой осенью ты достаточно легко ушла от меня, - заметил Джошуа.
        - Это было не легко, совсем не легко, - возразила Кристен. - На самом деле это было адски трудно. Мне было всего девятнадцать лет...
        - Тогда почему же ты все-таки ушла? - требовательно спросил Джошуа.
        - Я уже объясняла, и не один раз, - отвернувшись, тихо произнесла она.
        - Так ли, Крис?
        Снова повернувшись к нему, Кристен встретила его пронизывающий взгляд. Обстановка накалялась, и Кристен почувствовала, что слишком опасно сидеть голой рядом с Джошуа. Она уже была на грани того, чтобы во всем признаться мужу, но в последний момент поняла, что еще не пришло время, что ей нужно сначала самой все выяснить до конца.
        - Джошуа, пожалуйста, - мягко попросила она, - мне пора вставать и собираться на работу.
        - На работу? - переспросил он недовольно.
        - Да, уже поздно, и я должна...
        - А как же Тедди? - сердито перебил он.
        - С Тедди все прекрасно, ты сам так сказал ночью. Твердо намеренная настоять на своем, Кристен выбралась из постели, закуталась в халат и принялась собирать одежду, а Джошуа наблюдал за ней со смешанным чувством удивления и негодования.
        - Неужели ты действительно пойдешь на работу?
        - Да, я должна идти. - Кристен закусила губу.
        - После всего, что у нас было?
        - Джошуа, то, что было у нас ночью и только что, было прекрасно, и я ни о чем не жалею. Но один только секс - наши занятия любовью - это не решение проблем.
        - Это только начало, любовь моя. - Откинув одеяло, Джошуа встал и принялся натягивать трусы и джинсы.
        Вид его золотистой наготы был для Кристен губительным, и, боясь произнести хоть слово, она отвернулась и направилась к двери, но Джошуа, застегнув молнию на джинсах, бросился за ней и поймал ее за локоть.
        - Крис, прошу тебя, не ходи сегодня на работу. Останься со мной дома.
        - Ты действительно думаешь, что все наши отношения можно выяснить в постели? - Она мягко убрала со своей руки его пальцы и попятилась.
        - Думаю, там можно начать.
        Некоторое время они молча выразительно смотрели друг на друга.
        - Неужели ты не понимаешь значения того, что происходило между нами сегодня ночью и утром? - Джошуа на шаг приблизился к ней.
        Кристен слегка покраснела, но так и не нашла в себе сил ответить, и Джошуа снова с горячностью заговорил:
        - Сегодня у нас впервые было полное единение во всех смыслах этого слова. Черт возьми, Крис, до прошедшей ночи у меня всегда было чувство, что я насилую тебя. Этой ночью ты отдалась мне так же, как в ту ночь, когда мы сделали Тедди. Мне кажется, если мы хотим сохранить наш брак, нужно попытаться начать хотя бы с двух недель. - Джошуа неуклонно двигался к Кристен, пока она не оказалась прижатой к стене.
        - Что... как это?..
        - Еще несколько дней я буду занят реставрацией дома на Черч-стрит. Почему бы тебе не уведомить свою газету, что тебя после этого неделю не будет на работе? Мы вместе с Тедди поехали бы на Падре-Айленд и на весь остаток июля сняли бы там бунгало. Когда не нужно будет нянчить Тедди, мы могли бы заниматься любовью, беседовать и работать над восстановлением нашего брака.
        - Нет... - задыхаясь прошептала Кристен, одновременно напуганная и загипнотизированная его предложением.
        - Да. - Джошуа всем телом прижал ее к стене, и его дыхание обожгло Кристен щеку. - Ты умеешь быть честной, когда мы физически рядом, Крис, так что, по-моему, это самое подходящее место. Мы не уйдем отсюда, пока ты не скажешь мне, что все-таки мешает тебе.
        - Нет! - У Кристен возникло ощущение, что она идет ко дну.
        Джошуа собрался поцеловать ее, но Кристен удалось вырваться из его объятий. Ей показалось, будто внутри у нее что-то оборвалось, и, отскочив в сторону, она предупреждающе подняла руку, дрожа от смущения и растерянности и чувствуя удушье и беззащитность после их опаляющей близости.
        - Нет, Джошуа, для одного раза это уж слишком! - воскликнула Кристен с истерическими нотками в голосе. - Я не могу решать наше будущее прямо сейчас. Я... я не жалею о прошедшей ночи, но мне нужно время, чтобы собраться с мыслями. И сейчас это означает, что нужно оставить все как есть. Я должна идти на работу.
        Выражение ее глаз на мгновение лишило Джошуа дара речи.
        - Оставить все как есть? - повторил он. - Это означает и то, что ты должна уйти от меня?
        - На данный момент да, - потупившись, пробормотала Кристен.
        - Я мог бы остановить тебя, - откровенно заявил Джошуа.
        - Да, мог бы. - Вздрогнув, она подняла голову и смело встретила его горящий негодованием взгляд. - Но если ты это сделаешь, клянусь, я снова убегу. Я стараюсь быть с тобой честной, Джошуа, но если ты попробуешь заставить...
        - О'кей, Кристен. Не нужно так пугаться, милая. Наверное, я ожидаю слишком многого сразу. Но тебе необходимо бросить эту работу, ты же помнишь, что сказал нам вчера доктор.
        - Джошуа, - Кристен посмотрела ему прямо в глаза, - виновата не работа, а наши напряженные отношения.
        - Я знаю великолепный способ решить эту проблему. - Джошуа ответил ей дерзким взглядом.
        - Это мне известно. Но неужели ты не понимаешь? - Кристен с мольбой протянула к нему руки. - Это будет несправедливо по отношению ко всем нам. Сначала я должна для себя принять решение.
        - По крайней мере это будет обдуманное решение, а не просто предрешенный поступок. - Тяжело вздохнув, Джошуа пригладил рукой свои взъерошенные волосы, но в его глазах сверкнула искорка надежды. - Но, детка, - тихо сказал он, подойдя ближе, - я не представляю себе, как смогу оставаться в одном доме с тобой.
        Кристен, взволнованная близостью Джошуа и красотой его полунагого тела, еще более яркой в потоке солнечных лучей, прикусила нижнюю губу.
        - Джошуа, ты должен найти способ, иначе нам с Тедди придется уехать, - несмело начала она. - Я как-нибудь прокормлю его, но мы не можем продолжать жить в атмосфере войны, как делали это до сих пор. Нельзя допустить, чтобы Тедди снова страдал.
        - Ты права, - согласился Джошуа, - мы должны найти путь к цивилизованным отношениям, и мы найдем его. - Он любовным взглядом окинул ее фигуру, и Кристен могла поклясться, что в его глазах стояли слезы. - Но, Крис, я уже скучаю по тебе. Пожалуйста, решай все побыстрее и возвращайся ко мне.
        Море страдания разделяло их, и Кристен очень хотелось снова броситься в объятия Джошуа, но она понимала, что поступить так сейчас означало бы согласиться с полным подчинением ему, а на этот раз она должна была быть абсолютно уверена, что это отвечает интересам их всех.
        - Я постараюсь, - пообещала Кристен после долгой паузы, - но прямо сейчас не могу дать никаких обещаний.
        Увидев, как помрачнел Джошуа при этих словах, Кристен поняла, что обидела его своим последним заявлением, но она хотела быть честной и справедливой, а это было совсем не так легко.
        - Есть еще один вопрос... - Нерешительно кашлянув, Джошуа подошел ближе.
        - Какой?
        - Ты могла забеременеть после этой ночи?
        До этой ночи, за исключением первого и последнего раза, когда они были близки, Кристен тщательно предохранялась. Однако возвращаясь в Галвестон, она совсем не собиралась возвращаться в постель Джошуа.
        - Ну, - почувствовав, что краснеет, с неловкостью ответила Кристен, - существуют бабушкины сказки о том, что кормящая мать не способна зачать. Но мой доктор сказал, что это возможно.
        - Ты сочтешь меня эгоистом, - заявил Джошуа с потемневшими от боли и горечи глазами, - но я очень надеюсь, что так и есть.
        Тяжело дыша, Кристен мрачно смотрела на него и просто явственно ощущала, как невидимая веревка обвивается вокруг нее, привязывая ее к Джошуа. Ей вдруг захотелось накинуться на него и колотить в грудь, проклиная его бессердечно жестокое желание удержать ее. Но в следующую секунду Кристен осознала, что хочет наброситься на него только потому, что жаждет, чтобы он взял ее за руки, прижал к себе и окутал той всепожирающей страстью, которая сжигала их всю эту ночь.
        - Джошуа, - обреченно сказала Кристен, - ведь на самом деле ты никогда не хотел, чтобы мне было легко уйти от тебя, правда?
        - Правда, - откровенно признался Джошуа, потянувшись за своей рубашкой.


        Позже, направляясь на работу в своем «бронко», Джошуа размышлял над последними событиями. Ночь, проведенная с Кристен, была восхитительна, но утром, почувствовав, что она снова отдаляется от него, Джошуа повел себя жестоко. Его замечание, что ему хотелось бы, чтобы она забеременела, вообще перешло пределы дозволенного. У него никогда и в мыслях не было таким способом заставить Кристен быть с ним. Пусть она никогда не слышала от него таких слов, но он всегда хотел, чтобы она осталась с ним только по собственному желанию.
        Сейчас Джошуа ясно понял, что Кристен продолжала отдаляться от него потому, что он настаивал на сближении и пытался снова управлять ее жизнью. Она была права, обвиняя его в том, что он подавляет ее. «Как бы я сам чувствовал себя, оказавшись в ее положении, когда кто-то попытался бы таким же образом распоряжаться моей жизнью?» - спросил себя Джошуа. То, что он ужасно боялся потерять Кристен, безусловно, совсем не оправдывало его диктаторского поведения, и, видимо, только излишняя гордость не позволяла ему немного отступить со своих позиций. «Будь осторожен, Брейди», - предупредил себя Джошуа, понимая, что, оставаясь таким же самоуверенным, он может навсегда отпугнуть от себя Кристен.


        Когда после работы Кристен, как обычно, везла Тедди на прогулку, ее голова все еще была полна нерешенными проблемами. Тедди, очевидно, снова вернулся в нормальное состояние, он хорошо ел и днем, и в пять часов, когда Кристен вернулась с работы. Ида сообщила, что весь день малыш был «сущим ангелом», и Кристен была всему этому очень рада. Гуляя с Тедди, Кристен все время со страхом думала о предстоящей встрече с Джошуа. После утренней ссоры и установившегося затем своего рода перемирия она не видела Джошуа, однако, хорошо его зная, надеялась, что он не станет требовать от нее больше, чем она готова ему дать.
        Резко остановившись, Кристен огляделась по сторонам и обнаружила, что, сама того не ведая, прикатила коляску к постоянно притягивавшему ее дому Ричардса на Семнадцатой улице. Сегодня она смотрела на величественное старинное здание со странной тоской. Восхитительный аромат цветов витал в окружавшем ее воздухе, а прилетавший с залива теплый ветерок шелестел у нее над головой листьями старого дуба. Вспоминая, как она была ошеломлена, впервые увидев Джеймса Ричардса, Кристен снова мысленно вернулась к тому времени, когда много лет назад нашла его фотографию. Несколько дней она рассматривала фото, а затем однажды, в отсутствие матери, обыскала всю квартиру, чтобы найти свое свидетельство о рождении, которое вызвало у нее еще больше вопросов. Ей понадобилась целая неделя, чтобы решиться подойти к матери и, показав ей документ, потребовать рассказать о том мужчине.
«Ладно, я отвечу тебе, - с горечью согласилась мать. - Что ты хочешь знать о нем?» После этого разговора Кристен не хотелось больше ни о чем спрашивать у Стеллы Морган.
        Внезапно тот же черный «мерседес», который она видела вчера, проехал перед ней по подъездной дорожке, оторвав ее от воспоминаний. На этот раз Джеймс Ричарде остановил автомобиль на тротуаре, не въезжая под навес, и вышел из машины, оставив дверцу открытой.
        - Ну, еще раз привет, - окликнул он Кристен, направляясь прямо к ней.
        Кристен замерла, едва дыша, ее сердце громко застучало, а нервы натянулись, как тетива, при виде мужчины в элегантном летнем костюме, приближавшегося к ней с доброжелательной улыбкой. На расстоянии одного-двух шагов от нее мужчина остановился, наклонился, чтобы взять газету, и, снова выпрямившись, с откровенным любопытством взглянул на Кристен, которая, в свою очередь, пристально рассматривала его красивое загорелое лицо с глубокими морщинами.
        - Привет, - наконец ответила она, чувствуя, что невежливо так беззастенчиво разглядывать незнакомого человека.
        - Я, кажется, загородил вам дорогу, - заметил он.
        - Что? - смешавшись, переспросила Кристен.
        - Вы, видимо, часто гуляете здесь с ребенком, - предположил он, с улыбкой глядя на Тедди, дремавшего в коляске. - Чудесное дитя.
        - Спасибо, - сдавленно поблагодарила Кристен. - Да... - С трудом сглотнув, она посмотрела на черный автомобиль, преградивший ей дорогу.
        - О, виноват, я сейчас уберу машину, - улыбнувшись, извинился он. - Я только хотел взять газету. Приятной прогулки.
        Быстрым легким шагом он вернулся к машине, а Кристен, с трудом переведя дыхание, крепко вцепилась в ручку коляски, чтобы унять дрожь в пальцах, и поторопилась поскорее уйти. По иронии судьбы этот человек произвел на нее приятное впечатление.
«Как мог человек, у которого не было чувства ответственности перед женой и собственным ребенком, показаться мне приятным?» - сердито спросила себя Кристен.
        Возвращаясь домой, она, как обычно, прошла к черному ходу, чтобы не поднимать коляску по высокой парадной лестнице, и увидела Джошуа, сколачивавшего у задней двери скат для коляски. Настил покрывал половину ширины ступенек.
        - Привет, - радостно воскликнул он, заметив Кристен, и, отложив инструмент, пошел ей навстречу.
        - Привет, - заметив страстный огонь в его глазах и соблазнительный голый торс, поблескивавший от пота, холодно ответила она, еще не придя в себя после встречи на Семнадцатой улице.
        Нахмурившись, Джошуа остановился, и Кристен испугалась, что сейчас он сделает какое-нибудь сердитое замечание, но Джошуа, отступив назад, просто кивком указал на настил, который сооружал.
        - Я сделал скат, так что теперь тебе не придется мучиться, поднимая по ступенькам коляску с Тедди.
        - Спасибо, Джошуа, - улыбнулась ему Кристен. - Но, честно говоря, в этом не было необходимости. Крыльцо здесь низкое, а кроме того...
        - Ты не собираешься здесь долго оставаться.
        Она с молчаливой мольбой взглянула на него, и Джошуа с неожиданным чувством раскаяния кивнул ей.
        - Извини, Крис. - Отвернувшись, он еще несколько раз ударил молотком по настилу, чтобы убедиться, что гвозди сидят плотно. - Давай испробуй его.
        Взглянув на сына, Кристен подивилась, что по какой-то необъяснимой причине стук его не разбудил, и покатила коляску к решетчатой двери.
        - Спасибо. Работа что надо.
        Кристен вкатила коляску на решетчатую веранду, избегая смотреть на незабываемый шезлонг, занимавший один из углов, и, быстро войдя в кухню, ощутила приятный запах.
        - Я думал сегодня вечером приготовить барбекю, - сказал Джошуа, войдя вслед за ней. - Картошку я уже почистил, и стейки маринуются, - добавил он.
        - Ты очень заботлив. Я уложу Тедди и приготовлю салат.
        - Чудесно.
        Вытащив из шкафчика под раковиной пакет с угольными брикетами, Джошуа занялся поисками жидкости для разжигания огня. Когда Кристен вернулась в кухню, Джошуа там уже не было, и она, выйдя на веранду, взглянула сквозь решетку на мужа, возившегося у стоявшей во дворе жаровни для барбекю. Заметив, как натянулись джинсы на его упругих ягодицах, когда Джошуа наклонился за жидкостью для разжигания огня, Кристен, тоскливо вздохнув, заставила себя вернуться в дом и заняться приготовлением салата. Она как раз резала помидоры, когда Джошуа, вбежав в кухню, бросился к раковине и, открыв кран, поморщился, почувствовав, что вода коснулась тыльной стороны его руки.
        - Что случилось? - Кристен в тревоге подбежала к мужу.
        - Ничего, - резко ответил он. - Я просто опалил волосы на руке, когда разжигал огонь. Наверное, я нечаянно пролил на себя немного горючего.
        - Ты всегда был неосторожен в подобных делах. Позволь, я взгляну. - Кристен с беспокойством осмотрела его руку. - О, дорогой, она же очень красная! Я сейчас дам тебе лед.
        Достав из холодильника лед, Кристен завернула его в чистое посудное полотенце и приложила к руке Джошуа. Они так и остались стоять рядом возле раковины. Через некоторое время Кристен, убрав сверток со льдом, снова взглянула на руку Джошуа.
        - Теперь она не такая красная, но, пожалуй, тебе стоит показаться врачу, ведь рука наверняка болит.
        Резко забрав у нее из рук лед, Джошуа положил его на стол и повернул Кристен к себе.
        - Она не причиняет мне такой боли, как твое холодное приветствие несколько минут назад, Крис.
        - О-о... - Кристен почувствовала, что с ее лица сбежали все краски. - Мне казалось, сегодня утром мы пришли к соглашению...
        - Пришли к соглашению, что я не буду тебя ни к чему принуждать. Я так и делаю, Крис. И поэтому мне особенно больно, что ты совсем не доверяешь мне. Даже здороваясь, ты боишься поцеловать меня.
        - О-о... - тупо повторила Кристен, прикусив губу. - Гм... так что ты хочешь, чтобы я сделала?
        Неторопливая улыбка озарила лицо Джошуа, и он кивнул на пораненную руку.
        - Ты можешь поцеловать ее и облегчить боль.
        - О-о... Ну если так...
        Наклонившись, Кристен осторожно коснулась губами обожженной кожи, но Джошуа, взяв ее под подбородок большим и указательным пальцами, поднял лицо Кристен и нежно прильнул к ее губам, загородив ей головой свет. Запах дыма и мужского пота в сочетании с теплом, исходившим от голой груди и проникавшим сквозь тонкую летнюю блузу Кристен, образовали крепкую возбуждающую смесь, и рот Кристен непроизвольно приоткрылся, принимая теплый язык Джошуа. Джошуа застонал и, сомкнув руки у нее на талии, рывком поднял Кристен и усадил на ближайший стол, случайно задрав ей юбку на бедрах. Он страстно целовал Кристен, а тем временем одна его рука, скользнув вверх по ноге, ласкала бедро сквозь тонкие колготки, а другая, пробравшись за спину, неумолимо подвигала таз Кристен вперед, пока их тела не соприкоснулись. Несмотря на разделявший их барьер одежды, это было самое острое ощущение, испытанное Кристен за всю жизнь. Джошуа, положив голову ей на грудь, тихо вздохнул у ее сердца, и Кристен, чувствуя, что глаза наполняются слезами, обеими руками пригладила его золотистые волосы и без стеснения прижала голову Джошуа к
своей груди.
        - Я слышу, как бьется твое сердце, - шепнул он. Кристен хотела сказать, что его близость вызывает у нее трепет не только в сердце, но вместо этого пролепетала:
        - Теперь тебе лучше?
        - Честно говоря, это обжигает сильнее, чем что-либо другое, - хрипло усмехнулся Джошуа.
        - Я заметила. - Слова получились дрожащими, и Кристен со странной смесью удивления и желания поняла, что, если Джошуа сейчас будет настойчивым, она не устоит.
        - Пожалуй, пойду посмотрю стейки. - Он неожиданно резко отодвинулся и, улыбнувшись ей нежной обольщающей улыбкой, снял Кристен со стола, так что ее тело скользнуло вдоль его тела, и оставил ее в полном разочаровании.
        - Чем ты сегодня занималась на работе, Крис? - спросил Джошуа, когда они заканчивали обед.
        Уронив от удивления вилку на скатерть, Кристен долго смотрела на него, прежде чем обрела дар речи.
        - Обычной ерундой: отвечала на звонки, печатала и все такое прочее.
        - Но ведь миссис Снайдер обещала, что ты будешь писать статьи? - поинтересовался Джошуа, сосредоточенно разрезая стейк.
        - Да. Между прочим, вчера она сказала, что будет рада услышать мои предложения. - После недолгого колебания Кристен честно призналась: - Она снова упомянула о том, что мне нужно пройти курс в колледже, если я всерьез хочу заняться журналистикой.
        Кристен ожидала от Джошуа возмущенной реакции, но он в необычной задумчивости потягивал пиво.
        - Тогда почему бы тебе завтра не позвонить в университет Хьюстона в Клир-Лейк и не попросить, чтобы они прислали программу и расписание? - откашлявшись, смущенно предложил Джошуа после некоторого молчания. - Осенний семестр начнется недель через шесть.
        - Джошуа, ты не шутишь? - Кристен просто окаменела.
        - Ну, если ты серьезно говоришь о карьере журналиста, то, наверное, надо хотя бы начать собирать информацию? - Нахмурившись, с некоторой обидой в голосе вопросом на вопрос ответил Джошуа.
        - Разве то, что ты сказал сейчас, не противоречит тому, что ты говорил утром?
        - Кристен, у меня и в мыслях не было того, что я наговорил тебе утром, - взъерошив волосы, с виноватым вздохом признался Джошуа. - Во всяком случае, ты, очевидно, твердо решила сделать карьеру, и я не хочу ссориться с тобой из-за этого.
        Кристен, часто моргая, смотрела на мужа и не находила слов от изумления.
        - По-моему, Тедди ужасно долго молчит, - разрядил напряженную обстановку Джошуа и, бросив салфетку, встал. - Пойду взгляну на него. - Однако по дороге он задержался у стула Кристен и погладил ее по щеке. - Думаю, ты поняла, Крис, что чем больше ты возражаешь мне, тем больше я возражаю тебе.
        Когда Джошуа вышел из комнаты, Кристен пришлось ущипнуть себя, чтобы удостовериться, что она не спит. Джошуа предложил ей собрать информацию о занятиях в колледже, и, с ее точки зрения, это было слишком хорошо, чтобы быть правдой, если только...
        Если только это не было еще одной хитроумной уловкой для того, чтобы заставить ее остаться. «Он предложит помочь мне с учебой, заставит поверить, что согласен с моим выбором профессии, убедит остаться с ним... короче, даст крепкую веревку, которой я в итоге сама себя и свяжу! Не потому ли только что он выглядел таким покладистым и виноватым? - подумала Кристен. - Но Джошуа не столь коварен, - тут же встала она на его защиту, - он не будет настолько жесток, чтобы предложить мне посещать колледж, ожидая, что из чувства благодарности я подчинюсь ему! Это было бы просто безжалостно. Но в любви, как и на войне, нее допустимо. Ведь утром он сказал, что хотел бы, чтобы я снова забеременела, что никогда не старался облегчить мне уход от него, а всего несколько минут назад отказался от своих слов. Так чему же я должна верить?» - спрашивала себя Кристен.
        Только одно она могла сказать наверняка: Джошуа упорно старался сблизиться с ней, и это у него получалось.



        Глава 11

        В следующее воскресенье Теодор Джошуа Брейди был крещен в англиканской церкви Святой Троицы. Родители Джошуа специально приехали в Галвестон из Вест-Бразориа, чтобы присутствовать на службе, и гордо выступали вместе с Джошуа, Кристен и малышом, когда священник пригласил к алтарю молодую семью. Во время церемонии Тедди вел себя превосходно, и после ленча в модном ресторане «У Гвидо» они все вместе вернулись домой к Джошуа.
        Покормив Тедди, Кристен принесла его в гостиную к бабушке и дедушке.
        - Почему бы вам с Кристен не погулять немного? - обратился к сыну Джим Брейди. - Мы с мамой хотим побыть с внуком.
        При этих словах отца Джошуа бросил на Кристен притворно возмущенный взгляд.
        - Как тебе это нравится, Крис? Теперь понятно, как высоко нас здесь ценят.
        - Конечно, - согласилась Кристен с улыбкой, но, взглянув в противоположный конец комнаты, где Эллен Брейди самозабвенно нянчила малыша, поняла, что им с Джошуа действительно нужно уйти. Для старших Брейди это было особое время, им нужно было дать возможность по-настоящему познакомиться с Тедди.
        - Хочешь, поедем на пляж, Крис? - предложил Джошуа.
        У Кристен в мозгу моментально ожили болезненно-сладкие воспоминания, и она на мгновение заколебалась, но, поймав встревоженный взгляд мужа, почувствовала, что не в силах отказать ему в присутствии его родителей, да кроме того, в такой жаркий день было очень заманчиво поплавать.
        - Конечно, это так здорово, - ответила она Джошуа.
        Собрав купальные принадлежности, полотенца и кока-колу, они уселись в «бронко» и, по дороге взяв напрокат пляжный зонтик, направились в западную часть острова на общественный пляж, где было не так много отдыхающих. Переодевшись в раздевалке, они вместе пошли к берегу, отыскивая наиболее уединенное местечко на искрящейся белой глади песка. День был ясным и жарким, в серо-голубых волнах залива резвилось множество купающихся, со всех сторон доносились музыка из радиоприемников и детский смех. Положив вещи, Кристен взглянула на Джошуа и больше не могла отнести взгляд от его бронзовой фигуры, которой еще большее великолепие придавали плавки небесно-голубого цвета. Сложив свои вещи и установив зонтик, Джошуа обернулся к Кристен, которая все еще стояла в коротком махровом пляжном халате.
        - Давай, Крис, снимай халат.
        С бьющимся сердцем сбросив халат и оставшись в темно-синем бикини, Кристен почувствовала, как горячая кровь приливает к ее лицу под взглядом сияющих голубых глаз. Когда же Джошуа восхищенно присвистнул, она еще гуще покраснела, стараясь скрыть смущение, подбежала к воде и приготовилась нырнуть в волну. Несмотря на то что Кристен бежала изо всех сил, Джошуа быстро оказался рядом и схватил ее за локоть.
        - О нет, мадам, подождите! Ваша кожа - это персик со сливками, и я ни за что не позволю вам выйти из-под зонтика, пока не нанесу на кожу солнцезащитный крем.
        Кристен лихорадочно задышала, представив себе руки Джошуа, теплые нежные руки, знакомо скользящие по ее телу.
        - Не стоит, Джошуа, он сейчас же смоется в воде, и все придется начинать заново.
        - Правильно! - с хитрой улыбкой отозвался он.
        - Ты злодей! - Кристен попыталась освободиться, но Джошуа держал ее железной хваткой.
        - Пусть так, - проворчал Джошуа, все еще держа ее одной рукой, и показал ей крем. - Эта штука не боится воды, а мама убьет меня, если ты вернешься домой, похожая на омара.
        - Что ж, по крайней мере есть хоть один человек, которого ты боишься, - искоса взглянув на него, заметила Кристен.
        Ей все же пришлось смириться и позволить Джошуа натереть кремом спину и ноги, но, когда он начал наносить ей крем на лицо и шею, Кристен выхватила у него пластиковый флакон и сделала это сама.
        - Не знаю, что с ним делать, - пробормотала Кристен, взглянув на обручальное кольцо на левой руке. - Крем такой скользкий, и я боюсь, что кольцо может соскочить в воде. Я умру, если... - Резко оборвав себя, Кристен прикусила губу, поняв, что сказала лишнее, и посмотрела на Джошуа.
        - Ты так и не смогла заставить себя снять кольцо, верно, Крис?
        - Знаешь, у меня есть сын, и я должна помнить об обязательствах перед ним, - сказала Кристен в свою защиту.
        - И муж, - высокопарно добавил Джошуа.
        - Я все-таки не знаю, что делать с этим... гм, кольцом, - запинаясь пробубнила Кристен, чувствуя, что ее лицо стало похожим на красное яблоко. - Я хочу сказать, в воде...
        - Оно не соскользнет, Крис. Мое никогда не соскальзывает, и твое не соскользнет.
        - Ты так уверен в этом?
        - Угу. Покупая тебе кольцо, я подбирал такое, которое надевалось бы плотно, в точности как...
        Смутившись, Кристен оттолкнула Джошуа и кинулась к воде, а он, побежав за ней, догнал ее в полосе прибоя. К собственному удивлению, Кристен обнаружила, что сегодня не боится Джошуа, как это обычно бывало во время их предыдущих поездок на пляж, и призналась себе, что его близость доставляет ей удовольствие. Накатившаяся на них огромная волна бросила Кристен к Джошуа, и он, обхватив и прижав к себе ее скользкое тело, поцеловал ее. Кристен восхитительно чувствовала себя возле его сильного прохладного тела и не смогла устоять против соблазна вернуть поцелуй, а затем следующая большая волна играючи сбила их обоих с ног. И за все это время обручальное кольцо Кристен не сдвинулось ни на миллиметр.
        Поплавав, они расположились отдохнуть под зонтиком, и, несмотря на протесты Кристен, Джошуа настоял на том, чтобы снова смазать ей кожу кремом от солнца.
        - Правда, Тедди был хорош сегодня в церкви? - с гордостью спросил Джошуа, выдавливая крем на плечи Кристен.
        - Да, он был просто ангелом. Я так рада, что мы его окрестили!
        - Как ты думаешь, кем он будет, когда вырастет? Звездой футбола? Президентом Соединенных Штатов?
        - И это не исключено, - торжественно согласилась Кристен. - Знаешь, у тебя такие приятные и скромные родители, и мне кажется, что сегодняшний день для них очень много значит.
        - Они самые замечательные родители в мире, - выразительно сказал Джошуа и, отложив крем, лег на спину. - Они делали все возможное, помогая мне добиться в жизни того, чего я хотел. Помню, будучи еще подростком, я стал ходить по стройплощадкам в поисках случайной работы. Ты думаешь, они выбросили мою каску, узнав, что их единственное дитя собирается стать поденщиком? Нет, вместо этого мои старики пробудили во мне интерес к старинным постройкам и плотницкому делу. Даже когда я, оканчивая школу, сказал отцу, что решил поступить на строительное отделение института, он не подал и виду, что расстроен, хотя я понимал, что для него это была горькая пилюля. - Заметив недоуменный взгляд Кристен, Джошуа пояснил: - Институт, который я выбрал, всегда был соперником Техасского университета, который окончил отец.
        - Я поняла тебя. Это великолепно, что твои родители ставят на первое место твои интересы, а не собственные желания.
        При ее последнем замечании Джошуа задумчиво нахмурился, и они оба погрузились в молчание.
        - Думаю, по большому счету, родители приучили меня самостоятельно выбирать свой путь, - нарушил молчание Джошуа. - Всегда существует западня, в которую непроизвольно можно попасть, когда растешь единственным ребенком.
        Отвернувшись, Кристен разглядывала пляж. Признание Джошуа многое объяснило ей, но то, что он был единственным ребенком, вовсе не оправдывало неудачной женитьбы.
        - Что ж, я тоже единственный ребенок, - выпалила она, - но, однако, ничуть не избалована.
        - Тогда, вероятно, настало время побаловать тебя, - рассмеялся Джошуа в ответ на ее замечание.
        Кристен не успела даже возразить, как Джошуа схватил ее и уложил на себя. Кристен болезненно глотнула воздух, возбужденная близостью его сильного, мускулистого тела, отделенного от ее тела только крохотными кусочками ткани, и, почувствовав, как покрывается гусиной кожей, постаралась вывернуться.
        - Джошуа, прошу тебя, не...
        - Чем мне побаловать тебя, Крис? - хрипло спросил Джошуа, и его руки стали для Кристен нежной тюрьмой. - М-м-м, а что ты скажешь насчет круиза? - не дав ей времени придумать ответ, предложил он, глядя на залив. - Ты только посмотри на этот огромный прекрасный океан.
        - Джошуа, мне не виден этот огромный прекрасный... - робко возразила Кристен, потому что залив был у нее за спиной. - Я хочу сказать, если ты сейчас же не отпустишь меня...
        - Ты и вправду хочешь, чтобы я позволил тебе уйти, Крис?
        Глядя сверху вниз в его глаза, Кристен чувствовала, что не может не только ответить ему, но и вздохнуть, темно-голубые глаза Джошуа манили и завораживали ее - они были прекраснее любого океана!
        - Хочешь отправиться в круиз, Кристен? - соблазняющим шепотом повторил Джошуа, погрузив руку в ее мокрые полосы и ласково поглаживая пальцами ее затылок. - Может быть, через год-два, когда ребенок подрастет и сможет остаться с моими родителями? Мы будем одни в этом огромном прекрасном океане - только ты и я. Быть может, к тому времени мы могли бы подумать о крошке-дочке, которая росла бы вместе с Тедди. .
        - Погоди минутку! - Кристен обрела наконец голос. - Я не...
        - Хочешь, чтобы Тедди вырос избалованным ребенком, как я? - поддел ее Джошуа и, не дав ответить, притянул к своим губам.
        Кристен застонала от ощущения почти физической боли, ее сдержанность куда-то улетучилась, уступив место взрыву страсти. Когда горящий рот Джошуа впился в ее губы, Кристен поняла, как изголодалась по своему мужу, и могла только стонать и цепляться за него. Ее соски уперлись в его теплую грудь, а его руки стиснули ее едва прикрытые ягодицы, соблазняюще прижав низ ее живота к твердой мужской плоти. Затем Джошуа перекатил ее под себя, его поцелуи стали требовательнее, а язык пробрался в глубину рта, и тут вдруг Кристен услышала какой-то хлопок, а Джошуа напрягся и резко отодвинулся. Они оба в растерянности сели, и Джошуа, подобрав пляжный мяч, бросил его двум смеющимся ребятишкам, которые неслись к зонтику Джошуа и Кристен.
        - Извините, мистер! - крикнул один из них, ловя мяч, и, хохоча, они быстро убежали.
        - Могу поспорить, они очень разочарованы. - Джошуа мрачно смотрел вслед детям. - По-моему, эти маленькие монстры специально запустили в меня мячом. Конечно, очень смешно, - добавил он, когда Кристен тихонько хихикнула, - ведь они попали не по твоему заду. Я не сделал тебе больно, когда вскочил с тебя?
        Она хотела было сказать, что в пылу страсти он делал гораздо более неприятные для нее вещи.
        - О, все нормально, - проглотив свой провокационный ответ, успокоила его Кристен с жалкой, вымученной улыбкой.
        - Тогда иди сюда, мы еще не кончили.
        Взяв Кристен за руку, Джошуа притянул ее ближе, но пальцы Кристен задрожали в руке Джошуа, и она окаменела, не желая заниматься любовью с Джошуа до тех пор, пока не будет готова полностью довериться ему, считая, что иначе это будет бесчестным и несправедливым по отношению к ним обоим.
        - Прошу тебя, Джошуа. - Она умоляюще взглянула на него потемневшими глазами. - Не здесь и... не сейчас.
        Долгое мгновение Джошуа смотрел на Кристен, читая в ее глазах одновременно и желание и страх, а потом выпустил ее руку и погладил по щеке.
        - Я не хотел испугать тебя, детка. Знаешь, когда мы снова будем заниматься любовью, то это будет только по твоему желанию.
        - Я это знаю, - прошептала Кристен, встретив его обжигающий взгляд и с трудом проглотив комок в горле. - И еще я знаю... - поспешно добавила она, чувствуя, как колотится у нее сердце, - я хочу сказать... я не забыла, что именно я пришла к тебе ночью.
        Джошуа посмотрел на Кристен, она - на него, и взгляд, которым они обменялись, был столь эмоционально напряжен, что они оба не выдержали и отвернулись друг от друга.
        Позже, когда они рука об руку возвращались к машине, Кристен все еще была ошеломлена сладостной силой влечения, вспыхнувшего между ними.

«Когда мы снова будем заниматься любовью...» Да, они оба каким-то непостижимым образом знали, что речь идет о «когда», а не о «если».


        Кристен чувствовала, что стала лучше понимать Джошуа и больше доверять ему, особенно после разговора на пляже, когда он рассказал ей о том, как воспитывался. Безусловно, взаимопонимание не могло сразу решить все их проблемы, ведь, как признался сам Джошуа, он имел привычку поступать по-своему, но Кристен заметила в нем первые признаки перемен. Он не принуждал ее к сексу, а, напротив, предоставил ей полную свободу строить их взаимоотношения. Кроме того, он прекратил ссориться с ней из-за ее работы. Возможно, Джошуа начинал пересматривать свои позиции, и Кристен молилась, чтобы это так и было.
        Одновременно с тем, как Кристен сближалась с Джошуа, она совершенно непреднамеренно все больше узнавала о мужчине, живущем на Семнадцатой улице. Каждый день в начале шестого вечера Кристен везла Тедди на прогулку к дому Ричардса, и в этот же час Джеймс практически неизменно приезжал домой с работы. Он перебрасывался с Кристен несколькими фразами о погоде, о том, как быстро растет Тедди, и о том, что городу необходимо залатать большие трещины в тротуарах. Кристен чувствовала, что ее тянет к Джеймсу, и, казалось, была бессильна сопротивляться желанию гулять возле его дома. Она боялась, что сама напрашивается на оскорбление, но в то же время понимала, что до тех пор, пока она не скажет ему, кто она, ей ничто не угрожает. Она могла побольше разузнать об этом человеке, не представляясь ему, а затем навсегда перестать с ним видеться, если она примет такое решение, и он так никогда ничего и не узнает. Эти рассуждения успокаивали Кристен и придавали ей уверенности в себе; она считала, что, пока все это оставалось ее тайной, ей не грозила опасность запутаться - во всяком случае, в этом она пыталась убедить
себя.

«А что, если я не смогу перестать видеться с Джеймсом Ричардсом?» - задавалась вопросом Кристен. Несмотря на все ужасы, которые ей наговорили про него - что он человек без совести и чести, что он, бросив жену и маленького ребенка, открыто жил с любовницей, - Кристен обнаружила, что симпатизирует Джеймсу Ричардсу, хотя ей меньше всего на свете хотелось полюбить этого человека.
        В субботу днем, когда Кристен везла Тедди мимо дома Ричардса, она увидела, как Джеймс в соломенной шляпе, спортивной рубашке и шортах-Бермудах подстригает во дворе живую изгородь, и очень удивилась, потому что обычно за пышной растительностью на участке вокруг особняка заботливо ухаживал садовник.
        - Привет, - окликнул ее Джеймс, помахав ей садовыми ножницами. - Что, удивлены? Между прочим, сейчас как раз время для лимонада.
        Кристен хотела отказаться, но день был жарким, и она не смогла устоять против приглашения посидеть на тенистой веранде и выпить домашнего лимонада, приготовленного экономкой Джеймса. Кристен и хозяин дома расположились в креслах-качалках, а Тедди лежал в стоявшей между ними коляске и играл с зубным кольцом.
        - Знаете, мы болтаем почти каждый день, мне известно, что вы замужем и живете по соседству, но я до сих пор не таю, как вас зовут, - начал разговор Джеймс.
        - Я Крис Брейди, - немного помолчав, осторожно отметила Кристен и, вежливо улыбнувшись, слегка наклонила голову. - А вы Джеймс Ричарде, правильно?
        - Вы знаете, кто я? - удивился хозяин.
        - Я слышала, как ваше имя упоминали в газете, где я работаю, - кивнула Кристен, - а кроме того, я видела ваши фотографии в старых номерах газеты.
        - Понятно. Вы работаете в «Галвестон газетт»? - Да.
        - И вам нравится ваша работа?
        - Честно признаться, сейчас она весьма однообразна. Моя основная обязанность - принимать объявления, но в дальнейшем... - Прикусив губу, Кристен замолчала на середине фразы.
        - Продолжайте, рассказывайте, - настаивал Джеймс.
        - Ну, я надеюсь в будущем стать репортером. - Кристен вкратце рассказала Джеймсу о своем увлечении журналистикой и о планах поступить в колледж.
        - По-моему, замечательно, что вы собираетесь заниматься журналистикой, - выслушав Кристен, отозвался Джеймс. - Если учесть, что у вас маленький ребенок, то я назвал бы вас мужественным человеком. И я уверен, что на работе вы принесете гораздо больше пользы, чем многие другие, - добавил он, прищурив серые глаза.
        Уловив нотку горечи, проскользнувшую в его тоне, Кристен внимательно взглянула на Джеймса, не зная, как отреагировать на его непонятное высказывание, но, к счастью, Джеймс сам продолжил разговор.
        - Знаете, - заговорил он, сцепив пальцы рук, - мне сейчас пришло в голову, что банк имеет стипендиальный фонд. Вероятно, я мог бы представить вас...
        - О нет! - поспешно перебила его Кристен, смущенная предложением Джеймса. - Я и не думала о... То есть, надеюсь, вы не считаете, что я специально...
        - Конечно, нет, - твердо ответил Джеймс. - Но поймите, Крис, этот фонд был создан для достойных молодых людей, и мне кажется, я даже уверен, что вы пройдете тест.
        - Пожалуйста, не создавайте себе лишних хлопот из-за меня, - тихо попросила Кристен.
        - Не обещаю, - улыбнулся ей Джеймс.
        Неожиданно Тедди, пронзительно взвизгнув, бросил кольцо на пол веранды, и Джеймс отметил явно своевременную реакцию малыша.
        - Вижу, у вас здесь крепкая поддержка, - пошутил он и, нагнувшись, поднял детскую игрушку и положил ее на стоящий рядом стол.
        Обрадовавшись возможности окончить разговор на щекотливую тему, Кристен поставила лимонад на подоконник и взяла ребенка из коляски.
        - Нет, - решительно сказал Джеймс и протестующе поднял руку, - вы еще не допили лимонад. Можно я возьму его?
        - Да, конечно же, спасибо, - на мгновение растерявшись, согласилась Кристен.
        Допивая холодный напиток, она смотрела, как Джеймс забавляет Тедди. Поднимая ребенка над головой, он радостно улыбался, а Тедди ворковал и смеялся от удовольствия. Идиллическая сцена болезненно смешала все чувства Кристен, и она задумалась, что сказал бы этот человек, если бы узнал, кого он держит.
        Через минуту на веранде появилась полная испанка, экономка Джеймса; приветливо улыбнувшись Кристен и с умилением взглянув на малыша, она обратилась к Джеймсу:
        - Еще лимонаду, сэр?
        - У нас все чудесно, Хелен, - с удовольствием держа на руках Тедди, Джеймс взял со стола зубное кольцо, - но я пуду вам благодарен, если вы помоете любимую игрушку этого юного джентльмена: она упала на пол.
        - Конечно, сэр.
        Когда экономка вернулась с чистой игрушкой, Кристен поблагодарила ее и сказала Джеймсу, что им с Тедди нужно уходить.
        - Большое спасибо за лимонад, но, думаю, мне пора отвезти сына домой. Уверена, он продемонстрировал бы лучшие манеры, если бы не так хотел спать.
        - Он очарователен, - передавая ребенка матери, заверил ее Джеймс и, наблюдая, как Кристен укладывает малыша в коляску, добавил: - Спасибо за потворство капризу старика.
        - Старика! Вы совсем не похожи на старика! - засмеялась Кристен.
        - Мне скоро пятьдесят пять.
        - Глядя на вас, этого не скажешь.
        - Благодарю за комплимент, - улыбнулся Джеймс. - Позвольте помочь вам. - Они вместе спустили коляску по ступенькам, и Джеймс, выпрямившись, посмотрел на Тедди, сосредоточенно сосавшего большой палец. - Знаете, я приближаюсь к тому этапу жизни, когда у людей появляется склонность к размышлению. У меня никогда не было ни внуков, ни детей, - глухо добавил он.
        - Вообще не было? - Нахмурившись, Кристен резко подняла голову.
        - Вообще не было. - Джеймс грустно посмотрел на Тедди и снова перевел взгляд на Кристен.


        Дома, уложив Тедди спать, Кристен готовила гамбургеры для себя и Джошуа. Она была задумчива и взволнована, а взгляд на кухонный календарь только усилил ее смятение и грусть, вернув мысли к матери. Кристен вспомнила, как несколько лет назад ее мать сидела в кухне над пачкой счетов, прикрыв глаза рукой.
        - Мама, я найду работу и помогу тебе оплатить их, - подбежав к ней, сказала Кристен.
        - Нет, - ответила ей мать, и чувство собственного достоинства вдруг изменило ее черты, - это моя обязанность, а ты должна окончить школу.
        Но обычно на лице матери было написано недовольство, только недовольство и раздражение, и Кристен не могла с этим ничего поделать. Когда наконец пришел день окончания школы, Стелла Морган, подав Кристен плащ и берет, встала рядом с ней перед большим зеркалом и, глядя на отражение дочери, спросила странным надтреснутым голосом:
        - Кристен, тебе тяжело жить со мной?
        - О нет, мама! - без колебаний заверила ее Кристен. Стелла Морган, отвернулась и стремительно пошла к двери, а когда Кристен догнала ее, порывисто обняла дочь.
        - Я горжусь тобой, - сказала она, и Кристен могла отдать жизнь за это мгновение.
        За обедом Кристен почти все время молчала, все еще погруженная в свои воспоминания, а Джошуа, только что закончивший один из реставрационных проектов, был в веселом, приподнятом настроении, все время пытался вовлечь Кристен в разговор, но получал лишь односложные ответы. После еды, когда Джошуа помогал Кристен убирать посуду, она тоже не разговаривала, а раздраженно расставляла тарелки и стаканы, пока не разбила чашку.
        - Что с тобой сегодня, Крис? - Джошуа крепко сжал ее плечи.
        - Я... - Кристен прикусила губу, сдерживая слезы. - Я перед обедом взглянула на календарь. Сегодня...
        - Что?
        - В этот день четыре месяца назад я потеряла маму, - грустно взглянув на мужа, в конце концов тихо проговорила она.
        - О, дорогая, сочувствую тебе. Я не знал...
        - Откуда ты мог знать? - Кристен выскользнула из его рук, когда Джошуа попытался обнять ее, и снова занялась посудой.
        - Крис, ты ведь никогда не рассказывала мне о своей матери. Я понимаю, для тебя тяжело и болезненно...
        - Все верно, - сухо перебила его Кристен, яростно отскребая миску.
        - Ты скучаешь по ней?
        - Да, - призналась она, прерывисто вздохнув, - хотя мы с мамой никогда не были особенно близки. Сколько я себя помню, она всегда работала по ночам, а я весь день обычно проводила в школе. Но все-таки она была мне матерью, и ее правила наложили отпечаток на всю мою жизнь, - с оттенком горечи закончила Кристен.
        - Как это? - не понял Джошуа.
        - Ну, - пожав, плечами, Кристен протянула мужу миску для споласкивания, - я никогда не уходила из дома без ее разрешения, несмотря на то что была серьезной и сознательной, а она подолгу отсутствовала.
        - Так ты же была совершенно самостоятельным человеком.
        - Правильно. Я всегда была одна и проводила время за чтением, перед телевизором или что-нибудь сочиняя. Изредка мама позволяла мне пригласить домой школьную подругу, и это все. А свидания... - Замолчав, Кристен печально покачала головой.
        - Что? - поторопил ее Джошуа, заинтригованный рассказом.
        - Ну, - непроизвольно улыбнулась ему Кристен, - до моего шестнадцатилетия мама не разрешала мне встречаться с мальчиками, а потом я получала разрешения только по праздникам. Но самое оскорбительное - она сама выбирала мне кавалеров!
        - Ты шутишь!
        - Ничуть. Если парень приглашал меня погулять, он сначала должен был прийти в мамин выходной день для предварительного досмотра. И надо сказать, большинство ребят не выдерживало испытания. Неаккуратная стрижка или экстравагантная одежда уже могли стать причиной дисквалификации. И если даже я получала разрешение, мне следовало быть дома к двенадцати часам. Мама всегда звонила, чтобы убедиться, что я вернулась. При каждом удобном случае мать говорила мне, что, если она застанет меня с парнем в квартире - и не важно, чем мы будем заниматься, - она вышвырнет меня вон.
        - Боже правый, это же настоящая тирания! - воскликнул Джошуа. - Неудивительно, что в прошлом году ты так торопилась, чтобы уехать из дома! Твоя мама не одобрила моего поведения? - задумчиво нахмурился он. - Я хочу спросить, как она отреагировала, узнав о нашей женитьбе?
        - Приехав в прошлом году домой, я была несказанно удивлена, что мама приняла меня, - мрачно покачала головой Кристен. - Она была в ярости, когда узнала, что я вышла за тебя замуж, и заявила, что ты для меня слишком стар.
        - Слишком стар, - грустно повторил за ней Джошуа. - Знаешь, в этом я не могу с ней согласиться. Что больше всего привлекло меня в тебе с самого начала, так это твоя зрелость. Теперь я понимаю, что с твоим прошлым ты очень быстро должна была повзрослеть. Даже в девятнадцать лет ты резко отличались от других девочек того же возраста, думавших только о косметике, нарядах и предстоящем свидании.
        - Знаешь из собственного опыта? - с раздражением поинтересовалась Кристен.
        - Ревнуешь? - поддел ее Джошуа.
        - А тебе хотелось бы! - парировала она.
        - Просто я хочу, чтобы ты знала, Крис. - Джошуа задумчиво потер подбородок. - Ты не из тех, кого я искал только для секса... Ну положим, я не искал другой женщины с того дня, как в прошлом году девятнадцатилетняя грубиянка забрела в мои владения и стала флиртовать со мной.
        - Я не флиртовала! - высокомерно возразила Кристен.
        - Флиртовала, Крис. И именно с того момента для меня никого больше не существовало, - серьезно признался Джошуа. - Я попался на крючок. - Последние его слова надолго повисли в воздухе, пока Джошуа не осмелился залить ей вопрос. - А твой отец, Кристен? Я помню, ты когда-то упоминала о том, что твои родители развелись, когда ты была совсем маленькой. А потом ты когда-нибудь виделась с...
        - Нет, - быстро сказала Кристен.
        - А сейчас? - не унимался Джошуа. - Твой отец тоже живет в Неваде? Ты не пыталась встретиться с...
        - Он умер, - перебила его Кристен.
        - Что? - удивленно воскликнул Джошуа. - Ты мне никогда об этом не говорила!
        - Я сама узнала об этом от мамы всего несколько месяцев назад, - неопределенно пожала плечами Кристен.
        - Но что случилось?
        - Не знаю, - последовал горький ответ, - мама не стала обсуждать со мной подробности.
        - Но твой отец не мог быть очень старым, - продолжал допытываться Джошуа.
        - Может, его разбил паралич, может, он погиб во Вьетнаме - кто знает? Суть в том, что этот человек мертв и похоронен, - резко вздохнув, с неожиданной злостью выпалила Кристен.
        - Кристен! - ошеломленно присвистнул Джошуа. - Я никогда не думал, что ты так зла на своего отца. Я хочу сказать, ты даже не знала этого человека, а из твоих слов можно сделать вывод, что ты его ненавидишь...
        - Благодарю вас, доктор Фрейд! - отрезала Кристен и с такой силой поставила на стол стакан, что тот треснул.
        - Прекрати, Кристен! - одернул ее Джошуа. Он вытер платком ее мокрую руку и повернул к себе. - Давай продолжим разговор немного...
        - Давай не будем! - грубо оборвала она мужа.
        - Нет, мы поговорим о твоем отце. - Подбородок Джошуа упрямо торчал вперед, а голубые глаза были непреклонны, и Кристен поняла, что Джошуа не отстанет.
        Ничего не отвечая, Кристен закусила губу и на мгновение зажмурилась, не в силах выдержать взгляд Джошуа.
        - Значит, у тебя вообще не было никаких отношений с отцом? - начал задавать вопросы Джошуа.
        - Нет, вообще никаких. Ну и что? - Кристен сердито взглянула на него.
        - Просто я недавно прочитал, что девочки, у которых плохие отношения с отцами, чаще сталкиваются с проблемами в интимных отношениях с мужьями. Возможно, именно из-за этого тебе так трудно открыться мне.
        - О, как ловко, Джошуа. - Кристен попыталась защититься, переходя в наступление, потому что его замечание коснулось оголенного нерва. - Ты можешь проанализировать мою жизнь, а потом свалить на меня все наши проблемы, вместо того чтобы отвечать за свои собственные поступки...
        - Я говорил совсем не это, Крис, и ты прекрасно все понимаешь! - возмутился Джошуа. - Ты выворачиваешь мои слова наизнанку. По-моему, нам следует признать, что отсутствие отца в твоей жизни - это одна из проблем, которую нам нельзя не учитывать.
        - Что ж, возможно, нам и следует это признать, - раздраженно бросила она.
        - Черт возьми, Крис, почему ты так злишься? - Джошуа взял жену за плечи, но она, зажмурившись, отпрянула.
        - Ну, быть может, именно потому, что в моей жизни не было отца, как ты столь любезно только что объяснил мне. А быть может, потому, что ты так стараешься заполнить промежуток.
        - Все, дорогая! - К величайшему изумлению Кристен, Джошуа отпустил ее и расхохотался, качая головой. - К сожалению, вынужден признать, что ты попала в точку. Возможно, я был немного настойчив в некоторых отношениях.
        - Немного? В некоторых отношениях? - эхом откликнулась Кристен.
        Джошуа широко улыбнулся, а потом прерывисто вздохнул, глядя прямо ей в глаза.
        - Ты не представляешь, как соблазнительно желание оберегать тебя, Крис. - Он нежно погладил Кристен по щеке. - Баловать тебя... - Чуть отодвинувшись, Джошуа виновато развел руками, а Кристен охватил трепет. - Что я могу сказать, Крис? Мое сердце нашло свое место.
        - Мне кажется, что сегодня вечером я сплошное наказание, - покаялась Кристен. На сердце у нее потеплело, и она почувствовала себя виноватой, а когда Джошуа понимающе улыбнулся, подумала, что сейчас растает у его ног. - И должна сказать тебе, Джошуа Брейди, - прошептала она с дрожью в голосе, - для мужчины у тебя ужасно красивые губы. - Не сознавая, как ее собственные губы могли произнести такие откровенные слова, Кристен, обняв Джошуа за шею, притянула к себе его голову, взяла ртом чувственную нижнюю губу и провела языком по ее гладкой припухлости. Так же резко закончив поцелуй, она дрожащими от напряжения руками неистово прижала Джошуа к себе, страстно желая крепкого объятия. - Прости, - задыхаясь, в замешательстве сказала Кристен и, отпустив его, выбежала из комнаты, не позволив себе больше ни на секунду задержаться.
        Оставшись в кухне, Джошуа оперся о стол, чтобы не упасть, и, выронив посудное полотенце, так резко выдохнул, что боль иголками вонзилась в его сжавшиеся легкие.



        Глава 12

        Прошла неделя. Тедди исполнилось два месяца, и Джошуа с Кристен отпраздновали это событие. Новый педиатр обрадовал их, сказав, что у малыша отличное здоровье. Настал август с душными, жаркими днями, и прогулки Тедди стали короткими, но однажды, когда выдалась хорошая погода, Кристен снова оказалась на Семнадцатой улице и снова болтала с Джеймсом Ричардсом. Выяснилось, что они оба увлекаются филателией, но, когда Джеймс предложил ей ненадолго зайти и посмотреть его коллекцию, Кристен вежливо отказалась, сославшись на то, что она торопится, так как Тодди пора спать.
        А затем как-то во время работы, печатая письмо для своей начальницы, Кристен ненароком подслушала разговор миссис Снайдер и Джанет Доусон, обсуждавших тематику статей для воскресного приложения к «Газетт».
        - Нам, пожалуй, пора начать новую серию статей о старинных домах в историческом районе Галвестона, - говорила миссис Снайдер Джанет, - но на этот раз мне не хотелось бы останавливаться на хорошо известных туристам достопримечательностях вроде Соннентейл-Хауса или дома Августа Хенка.
        - А у вас когда-нибудь была статья о доме пятьсот один на Семнадцатой улице? - совершенно не подумав, вмешалась в разговор Кристен, и обе женщины, мгновенно обернувшись, удивленно уставились на нее.
        - Ты знакома с его владельцем Джеймсом Ричардсом? - с интересом спросила миссис Снайдер.
        - Да.
        - Что ж, чудеса никогда не кончаются! - воскликнула редактор. - Мне уже давно хотелось сделать статью о Ричардсе. Иди сюда, Кристен, присоединяйся к нам. Насколько хорошо ты знаешь Джеймса Ричардса? - спросила миссис Снайдер, в упор посмотрев на Кристен, когда та села рядом с женщинами.
        - Ну, он, так сказать, наш сосед, - нерешительно объяснила Кристен. - Мы с ним часто беседуем, когда я гуляю с Тедди после работы. Пару раз я пила с ним лимонад. И все. В общем, нельзя сказать, что я хорошо его знаю.
        - Скажи мне, Крис, ты могла бы поговорить с Ричардсом относительно статьи о нем и его доме для воскресного приложения? - спросила у нее миссис Снайдер.
        - Наверное, да, - подумав, ответила Кристен.
        - О, это было бы замечательно! - воскликнула ее начальница. - Понимаешь, мы много раз писали о деятельности Джеймса Ричардса как президента Национального банка Галвестона, но за всю мою бытность здесь никому не удалось ничего узнать о нем как о человеке, а горожан очень интересует его жизнь.
        - Да? А почему?
        - Ну, во-первых, потому, что он один из самых богатых жителей острова, - пояснила миссис Снайдер, - плюс еще то, что его дом, очевидно, полон бесценного антиквариата викторианской эпохи.
        - Если бы ты смогла получить у Ричардса интервью, Крис, это был бы грандиозный успех, - вставила Джанет.
        - Подождите минуточку, - остановила Кристен своих собеседниц. - Вы говорите так, словно решили, что этим займусь я.
        - А почему бы и нет? - воскликнула миссис Снайдер. - Мы же знаем, что ты хорошо пишешь, Крис.
        - Конечно, почему нет? - вторила ей Джанет.
        - Я буду рада договориться с Ричардсом об интервью, но писать главную статью для воскресного приложения... Я просто не готова к такому рискованному шагу, - упрямо покачала головой Кристен. - Поэтому я пойду к нему только при условии, что брать интервью и писать статью будет Джанет.
        - О'кей, Кристен, - уступила миссис Снайдер, и они с Джанет обменялись явно разочарованными взглядами, - тогда просто поговори с Ричардсом как можно скорее, хорошо?
        - Конечно.
        Когда в этот день Кристен вернулась с работы, Джошуа уже был дома, а Тедди против обыкновения еще спал. Она попросила мужа присмотреть за ребенком, пока сама пойдет прогуляться. Он не стал возражать, но, выходя из дома, Кристен ощущала на себе его недоуменный взгляд. Направляясь к дому на Семнадцатой улице, она чувствовала себя виноватой в том, что не рассказала Джошуа о своей затее. В последнее время Кристен заметно сблизилась с мужем, и поэтому она чувствовала себя неловко из-за того, что Джошуа ничего не знал о ее планах. Однако еще не пришло время поделиться с ним тем, что она знала о Джеймсе Ричардсе, - сделай она это, и уже нельзя было бы ни отступить, ни убежать от своей боли.
        Подойдя к старинному особняку, Кристен с огорчением увидела, что «мерседеса» Джеймса еще не было на дорожке, хотя ее наручные часы показывали пять пятнадцать, и к этому времени он всегда возвращался домой. Вздохнув со смешанным чувством облегчения и разочарования, Кристен уже собиралась уйти, но в этот момент
«мерседес» неожиданно въехал на подъездную дорожку. Остановив машину, Джеймс как обычно, вышел, чтобы взять газету.
        - Привет, Крис. А где же сегодня малыш?
        - Когда я вернулась с работы, Тедди еще спал, поэтому я решила прогуляться одна и оставила его с мужем.
        - Сегодня хороший день для прогулки, - заметил Джеймс, направляясь к автомобилю.
        - Гм, мистер Ричарде... - окликнула его Кристен.
        - Да? - Он повернулся к ней.
        - Я хочу кое о чем спросить вас.
        - К вашим услугам. Только разрешите мне поставить машину, и я буду рад ответить на ваш вопрос. И пожалуйста, запомните, что мое имя Джеймс, - с улыбкой добавил Ричарде.
        - Постараюсь, - смутилась Кристен.
        Она прошла в конец подъездной дорожки, а Джеймс, поставив «мерседес» под навес, присоединился к ней.
        - Пойдемте в дом, - предложил он.
        - С удовольствием. - Кристен понимала, что было бы глупо отказываться и, оставаясь на жаре, обсуждать с этим человеком деловой вопрос.
        Они поднялись по серо-голубой лестнице и пересекли широкую веранду, а затем, распахнув величественную парадную дверь, Джеймс жестом пригласил Кристен первой войти в дом. Она совершенно не была готова к роскоши старинного дома, в которую попала, войдя в прохладное помещение. Персидский ковер устилал длинный темный коридор с блестящим деревянным полом, стены были обшиты полированными панелями орехового дерева, а пространство над ними затянуто золотистой шелковой парчой. У самой входной двери стоял красивый стол с мраморной столешницей и с антикварным, слегка попорченным зеркалом по широкому ободу.
        - Если вы не против, пойдемте сюда, - указав рукой влево, предложил Джеймс.
        Кристен вошла в огромную гостиную с красивой старинной мебелью, обитой синим бархатом. По стенам комнаты были развешаны вставленные в рамы морские пейзажи, написанные маслом, а над камином висел портрет поразительно красивой женщины с ярко-рыжими волосами, гладко зачесанными назад и собранными в пучок. На женщине было зеленое бархатное платье, с которым великолепно сочеталось украшавшее ее шею ожерелье из сверкающих изумрудов. Яркие полные губы женщины тронула безмятежная улыбка, и весь ее вид говорил о том, как она счастлива. Женщина явно имела отношение к этому дому, но Кристен никогда ее здесь не видела.
        - Хотите выпить стакан чаю или чего-нибудь еще, Крис? - негромко кашлянув, оторвал ее от созерцания портрета Джеймс.
        - О нет, благодарю вас. Я всего лишь на минутку. Простите, что так бесцеремонно разглядываю эту комнату, но я никогда в жизни не видела ничего столь прекрасного.
        - Ничего бесцеремонного в этом нет, - успокоил свою гостью Джеймс. - Мне очень приятно, когда люди по достоинству оценивают нашу старину. Садитесь, Крис, - пригласил ее Джеймс и, когда Кристен села на обитый бархатом диванчик, сам опустился в кресло напротив нее. - Итак, чем могу быть вам полезен? Это как-то связано с вашими планами относительно колледжа?
        - Нет, совсем нет. Это связано с газетой. - Да?
        - Понимаете, сегодня моя начальница говорила о намерении сделать серию статей про старинные дома на острове, уделив основное внимание не самым известным историческим достопримечательностям. Я считаю, что ваш дом прекрасен и...
        - Вы предложили посвятить одну из статей этому дому?
        - Да. Моя начальница с энтузиазмом отнеслась к этой идее, но, кроме того, ей хотелось бы... в общем, написать о вас как об одном из наших выдающихся сограждан.
        По мере того как Кристен рассказывала о планах «Газетт», Джеймс все больше мрачнел.
        - А вы знаете, что я не даю прессе интервью, если только вопросы не имеют непосредственного отношения к делам банка? - с некоторой досадой спросил он.
        - Да, я это знаю, - честно призналась Кристен. - Именно из-за этого вы столь интересны для редактора газеты. Для миссис Снайдер - и, как я полагаю, для всех остальных жителей острова - вы загадочный человек.
        - Неужели? - Джеймс едва сдержал улыбку.
        - Для... для миссис Снайдер очень важно, чтобы вы согласились, - нервно сказала Кристен.
        - А для вас?
        - Для меня это тоже важно, - против воли улыбнулась она.
        - Ну что же, почему бы и нет? - после минутного раздумья пожал плечами Джеймс. - Полагаю, история этого дома заслуживает того, чтобы поделиться с другими. Во всяком случае, я доверяю вам серьезно поработать над статьей.
        - Подождите, мистер Ричарде... э-э... Джеймс. - Кристен встревоженно подняла руку. - Боюсь, вы неправильно поняли меня. Я в газете всего лишь мелкий служащий, принимающий объявления. Я просто пообещала миссис Снайдер договориться с вами о статье, а брать у вас интервью и писать статью будет кто-нибудь другой.
        - Тогда разговор окончен, - быстро сказал Джеймс с хитрым блеском в глазах.
        - Но... простите? - запинаясь переспросила Кристен, удивленно приподняв брови.
        - Крис, вы ведь хотите стать журналисткой, верно? - Сплетя пальцы смуглых загорелых рук, Джеймс наклонился вперед, пристально глядя на гостью.
        - Да... но...
        - Тогда это ваш счастливый случай, - усмехнулся Джеймс.
        - Вы же не хотите сказать, что всерьез считаете, будто я... - Кристен не могла прийти в себя от изумления.
        - А почему бы и нет? - возразил, нахмурившись, Джеймс. - Вы хорошо изъясняетесь, и я уверен, мы всем покажем, на что вы способны. Пришла пора выбираться из гнезда и пробовать свои крылья, нужно приобретать опыт и развивать свой талант.
        - Вы уверены, что не передумаете и не позволите кому-го другому написать статью?
        - Уверен, - последовал непреклонный ответ.
        - Теперь я понимаю, почему вы стали президентом банка. - Кристен лукаво улыбнулась. - Но сейчас вы заключаете невыгодную сделку, мистер Ричарде.
        - Джеймс, - хмыкнув, поправил ее хозяин дома. - И я не согласен с вами. Честно говоря, я считаю себя прозорливым человеком. И я даю вам серьезный шанс - разве это не так называется?
        - Да, вы действительно даете мне шанс, - еще шире улыбнулась Кристен и прикусила губу, не зная, что сказать, потому что, прежде чем строить какие-то определенные планы с Джеймсом, она должна была поговорить с миссис Снайдер. - Можно, я позвоню вам завтра утром и дам ответ?
        - Ну конечно. - Джеймс поднялся вслед за Кристен и, подойдя к ней, протянул свою визитную карточку. - Вот здесь оба моих телефона - рабочий и домашний. Но не хотите ли перед уходом посмотреть коллекцию марок, о которой мы столько говорили?
        - Да, с удовольствием.
        - Тогда пойдемте в мой кабинет...
        Выходя вслед за Джеймсом из гостиной, Кристен обернулась, чтобы еще раз посмотреть на уютную комнату, и ее взгляд непроизвольно задержался на портрете, висевшем над камином.


        Кристен едва успела переступить порог гостиной, как Джошуа встретил ее вопросом;
        - Где ты была, Крис?
        - Где Тедди? - вопросом на вопрос ответила Кристен, не обращая внимания на возмущенный тон мужа.
        - В своей кроватке. Дожидается, пока его мамочка вернется домой и накормит его, - язвительно ответил Джошуа.
        - Что с тобой, Джошуа? - недовольно поморщилась Кристен.
        - Что се мной? - саркастически повторил он. - Нет, что с тобой, Крис? Ты не захотела подождать немного и взять Тедди на прогулку, поэтому, когда он проснулся, я пошел с ним гулять. И мы проходили мимо дома твоего друга как раз в тот момент, когда ты входила туда!
        - Ты опять следил за мной! - выкрикнула Кристен.
        - Да, черт возьми! - отрывисто воскликнул Джошуа и угрожающе шагнул вперед. - Крис, что в конце концов происходит? Ты все время ходишь туда, беседуешь с этим мужчиной...
        - Сколько раз ты следил за мной? - потребовала ответа Кристен.
        - Достаточно! Я старался убедить себя, что у тебя с ним дружеские отношения, как с Андерсенами, но сегодня чаша моего терпения переполнилась! Ты вместе с ним вошла в дом!
        - Джошуа, ты не соображаешь, что говоришь! - процедила Кристен сквозь стиснутые зубы.
        - Так объясни, черт возьми! - Тяжело дыша, Джошуа двинулся к ней. - Я узнал его имя - Джеймс Ричарде. Он банкир, правильно? Тебе нужны его деньги, Кристен?
        - Ты решил... - Не веря своим ушам, Кристен качнула головой. - Джошуа, ты не в своем уме!
        - Так скажи мне правду! - Он в отчаянии всплеснул руками. - Это же какая-то бессмыслица. После того, что было у нас в последние дни, я думал... И вдруг это!
        - Быть может, именно сейчас мне необходимо было поговорить с кем-то постарше и опытнее, чем я. - Кристен продолжала злиться, хотя и понимала, что Джошуа расстроен и чувствует себя преданным.
        - Почему ты не можешь поговорить со мной? - Он едва не сорвался на крик.
        Они молча, не отрываясь, смотрели друг на друга, пока тишину не нарушил донесшийся из спальни жалобный плач Тедди.
        - Я должна пойти покормить ребенка. - Кристен собралась выйти из комнаты, но Джошуа удержал ее за рукав.
        - Когда ты намерена рассказать мне о том, что происходит? Я был очень терпелив, Крис, но я по-настоящему устал от всего этого.
        - Джошуа, если ты постараешься потерпеть еще пару дней, я обещаю все рассказать тебе, - тихо ответила Кристен, заметив отчаяние в его глазах, в его голосе. - Настолько ты можешь мне доверять? - Она замолчала, наблюдая за мучительной внутренней борьбой, отражавшейся на лице мужа, пока возмущенный крик ребенка снова не нарушил тишину. - Джошуа, Тедди голоден, прошу, отпусти меня.
        - Хорошо, иди корми Тедди. Но постарайся поскорее все рассказать мне. Я долго так не выдержу.
        - И я тоже, - едва слышно пробормотала она и бросилась вон из комнаты, чтобы накормить голодного ребенка.



        Глава 13

        - Давай, Кристен, смелее! Ради Бога, подумай о своем сыне! - с воодушевлением подбодрила ее миссис Снайдер на следующее утро, когда Кристен передала ей свой разговор с Ричардсом.
        Кристен призналась миссис Снайдер, что она очень боится браться за такой грандиозный проект, однако слова начальницы о Тедди в конечном итоге перетянули чашу весов. Кристен понимала, что ради сына не имеет права упустить шанс, который, возможно, определит ее будущее. Но были еще и сугубо личные причины, которые не позволяли ей отказаться от возможности взять интервью у Джеймса Ричардса.
        Итак, в десять часов утра Кристен позвонила Джеймсу Ричардсу в банк.
        - Значит, вы все-таки решились? - с энтузиазмом воскликнул он, и чувствовалось, что ему было приятно услышать голос Кристен.
        - Нам нужно условиться о времени.
        - Конечно. Почему бы нам не договориться на сегодня, пока вы окончательно не разнервничались? Мне не составит труда приехать домой раньше и встретиться с вами. . скажем, в половине четвертого.
        - Хорошо, я приготовлю вопросы, - совершенно растерявшись, пробормотала Кристен. Все произошло намного быстрее, чем она ожидала! - Но если сегодня вам неудобно...
        - Удобно. И по-моему, гораздо важнее, чтобы вы принялись за дело прежде, чем успеете отговорить себя от него.
        - Вы просто не оставляете мне для этого времени, - нервно засмеялась Кристен. - И еще... Наверное, миссис Снайдер захочет послать со мной фотографа, чтобы сфотографировать вас и сделать снимки дома. У вас нет возражений против этого?
        - Нет, это было бы неплохо. Просто мне нужно предупредить экономку, что сегодня у нас будут особые гости. В доме всегда чистота и порядок, но у Хелен будет удар, если я не предупрежу ее.
        - Прекрасно. Большое спасибо, мистер Ричарде. Значит, мы встретимся в три тридцать.
        - Хорошо. Но когда же вы научитесь называть меня Джеймсом?
        - Возможно, сегодня днем, - пообещала Кристен и дрожащей рукой положила телефонную трубку.
        Ирония судьбы! Всего через несколько часов она будет брать интервью у своего собственного отца!


        Время пролетело быстро, и не успела Кристен опомниться, как была уже половина четвертого и она вместе со Стэном Эллиотом, штатным фотографом «Газетт», подъезжала к дому Джеймса Ричардса.
        - Ого! Вот это дом! - Выйдя из машины Кристен, Стэн оглядел окрестности и, поправив очки в темной оправе, недовольно взглянул на небо: оно начало затягиваться облаками и подул ветер. - Похоже, с залива надвигается буря, - проворчал он, - но, надеюсь, мне удастся закончить наружную съемку до того, как пойдет дождь.
        Кристен с сумкой и рабочим блокнотом, а Стэн с камерой и необходимыми принадлежностями подошли к парадной двери, и Джеймс сам встретил их на пороге. В гостиной, когда они втроем пили чай, приготовленный экономкой, банкир, взяв на себя роль распорядителя, обратился к Стэну Эллиоту:
        - Стэн, если вы готовы, я думаю, моя экономка может показать вам дом и сад. Таким образом, вы сможете сделать снимки, пока мы с Кристен будем беседовать.
        - Прекрасно, - согласился Стэн, отставив чашку, - но мне нужно сделать еще несколько ваших фотографий и снимков этой комнаты. Можно я их сделаю после того, как Крис закончит интервью?
        - Да, конечно. И мне хотелось бы, чтобы портрет моей жены Мэри тоже попал в объектив. - Джеймс с сожалением посмотрел на портрет над камином. - Мэри с удовольствием сама показала бы вам дом, но, увы, сейчас ее нет в городе. Значит, эта загадочная женщина на портрете - жена Джеймса! «Странно, что Джеймс никогда до этого момента не упоминал о жене», - подумала Кристен, и сообщение о том, что Джеймс женат, вызвало у нее непонятный озноб.
        - Да, безусловно, можно сделать несколько фотографий, где вы будете сняты на фоне портрета, - согласился с Джеймсом Стэн, тоже рассматривая картину над камином.
        - Чудесно.
        Когда Стэн в сопровождении экономки вышел из комнаты, между Кристен и хозяином дома возникла неловкая пауза.
        - Итак, Крис, что я должен рассказать вам? - наконец спросил Джеймс.
        Кристен взглянула в свои записи, и внезапно все подготовленные вопросы показались ей совершенно бессмысленными. Растерянно кашлянув, она посмотрела на Джеймса и, запинаясь, пробормотала:
        - Я... я не знала, что вы женаты, Джеймс. То есть вчера я видела портрет, но не сообразила... Мы знакомы уже несколько недель, но вы никогда не упоминали... И вы не носите обручального кольца, - неуклюже добавила она, взглянув на его сильные смуглые руки, лежавшие на коленях.
        - Честно говоря, я с удовольствием носил бы обручальное кольцо, но, к сожалению, выяснилось, что у меня аллергия на золото. В отношении банкира это звучит насмешкой, правда? - Джеймс усмехнулся и продолжил уже серьезно: - А не говорил вам прежде о моей жене Мэри я, наверное, потому, что здесь очень пусто, когда ее нет, и разговор о ней напоминает мне о ее отсутствии.
        - О, если вам не хочется говорить о ней, то...
        - Нет, - движением руки остановил ее Джеймс, - Мэри вернется домой через неделю и, уверен, не простит мне, если в вашей статье не будет упоминания о ней. Так что, учитывая это, мне, пожалуй, не стоит уклоняться от беседы о ней.
        - Понятно. Могу я вас спросить, где она?
        - Конечно. Мэри проводит восьминедельный отпуск в колонии художников в Северной Каролине. Морские пейзажи, которые вы здесь видите, - это ее работы. - Джеймс с гордостью обвел рукой гостиную.
        - Они замечательны, - искренне похвалила Кристен, рассматривая размашистые мазки и приглушенные тона выполненных маслом картин, которые украшали стены комнаты. - Как долго вы и миссис Ричарде женаты? - с любопытством спросила она.
        - Семнадцать лет, - последовал мгновенный ответ.
        - А... - Кристен замолчала, чтобы набрать воздуха. - А дети у вас есть?
        - Нет, к сожалению, нет.
        - О, верно, вы уже как-то говорили об этом. - Кристен прикусила губу и после еще одной паузы несмело спросила: - Если это не слишком личный вопрос, то скажите, вы прежде были женаты? Понимаете, это не для статьи, мне просто хотелось бы знать...
        - Вам кажется, что семнадцать лет не слишком большой срок для брака, если мне уже исполнилось пятьдесят пять? - Понимающе кивнув, Джеймс грустно улыбнулся.
        - Да... то есть нет. Я понимаю, что сую нос...
        - Нет, все нормально, - успокоил ее Джеймс, и Кристен заметила, что его лицо омрачилось. - В то время мне было тридцать пять, а моей жене двадцать восемь, но она выглядела намного моложе. Вскоре я, к своему ужасу, понял, что моя жена просто не готова к семейной жизни. Тот брак был одной из вещей, которые мне не удались в жизни. Мы разошлись.
        - Понятно, - помрачнев, протянула Кристен.
        - Знаете, Крис, нечто подобное мне видится в вас.
        - Правда? - Она резко вскинула голову. Кивнув, Джеймс поторопился пояснить:
        - Я не хочу, чтобы вы восприняли это как критику. Вы сильная молодая женщина, Крис, и всецело преданы своему ребенку, но вы еще так молоды - сколько вам, вы сказали, девятнадцать?
        - Двадцать, - едва слышно ответила она.
        - Вы тоже никогда не рассказывали мне о своем супруге, и это заставило меня подумать, не слишком ли велика нагрузка для вас в вашем возрасте заботиться о двоих - муже и грудном ребенке.
        - Вы очень проницательны, мистер Ричарде.
        - Джеймс, - поправил он Кристен.
        - Джеймс. - Глубоко вздохнув, Кристен осмелилась задать следующий вопрос: - Джеймс, раз уж мы затронули... м-м... личные темы... не могли бы вы сказать, почему относитесь ко мне с таким вниманием? - Кристен замерла и, вложив в свой взгляд всю душу, посмотрела на Джеймса.
        - Потому что я считаю вас трогательно юной и очень искренней.
        - Я совсем не чувствую себя такой. - Нагнув голову, Кристен стала просматривать свои записи, чтобы скрыть слезы, обжегшие ее глаза при этих словах.
        - Но вы действительно такая.
        - Мне кажется, Стэн скоро закончит съемку дома, а у меня еще длинный список вопросов, - справившись со слезами, решительно сменила тему Кристен. - Итак... - Она еще раз заглянула в свои записи. - Не будете ли вы любезны рассказать мне некоторые подробности об истории этого дома?
        - С удовольствием. - Откинувшись в кресле, Джеймс положил ногу на ногу. - Этот дом был построен в 1885 году, как и несколько других старинных домов на острове по проекту Альфреда Мюллера, архитектора Галвестона...


        После интервью Кристен забросила Стэна в редакцию и поехала домой, чувствуя себя уставшей и опустошенной. Когда она ставила свой автомобиль рядом с машиной Джошуа, дождь еще не начался, но поднялся сильный ветер и небо стало совсем темным. Войдя в дом, Кристен обнаружила, что Ида Мэдисон уже ушла, а Джошуа сидит в гостиной, держа на руках хнычущего Тедди.
        - Ты как раз вовремя, кое-кто уже проголодался, - встретил ее улыбкой Джошуа.
        - Все ясно, только дай мне минутку, Джошуа.
        Взглянув на сына, который плакал и сосал кулачок, Кристен едва сдержала готовые хлынуть слезы и, выбежав из комнаты, бросилась в ванную, заперлась там и, чтобы прийти в себя, решила умыться. Но вместо этого она вдруг осознала, что едва стоит на ногах, уцепившись для поддержки за раковину, и снова и снова мысленно прокручивает интервью с Джеймсом Ричардсом. «Мы женаты уже семнадцать лет... Нет, детей никогда не было», - сказал он, и его слова были для Кристен злой шуткой, усугубившей чувство обиды и предательства, с которыми она жила всю жизнь. Теперь Кристен не сомневалась, что все, рассказанное ей матерью об этом человеке, было чистой правдой.
        - Будь ты проклят, Джеймс Ричарде! - прошипела Кристен дрожащим от гнева голосом.
        Сердце Кристен разрывалось от боли. Она взглянула на свое отражение в зеркале аптечки, чувствуя, что нанесенная ей обида не исчезнет, вероятно, никогда. Внезапно Кристен охватила бешеная ярость, и, не успев обуздать свой порыв, она, сжав кулаки и сложив вместе руки, изо всей силы ударила по зеркалу. Звон разбитого стекла был очень громким, а за ним последовала оглушающая тишина. Придя в себя, Кристен в ужасе смотрела на разбитое зеркало, а затем взглянула на кровавые полосы у себя на запястьях, с трудом понимая, что она натворила. Потом Кристен услышала, как Джошуа колотит в дверь, изменившимся от страха голосом зовя ее по имени, но дверь не открыла, и тогда Джошуа вышиб дверь и ворвался в ванную.
        - Боже, Крис, что случилось?
        - Я... я сошла с ума, - пробормотала она, растерянно качая головой и чувствуя нелепость происходящего. - Где Тедди? - Ее стыд и смущение сменились беспокойством о ребенке.
        - В своей кроватке. - С выражением безумной тревоги в глазах Джошуа шагнул ближе и изумленно посмотрел на зеркало, а затем перевел взгляд на Кристен. - Боже правый, посмотри на свои руки!
        - Это только царапины, - заикаясь, успокоила его Кристен.
        Стараясь держать себя в руках, Джошуа осмотрел порезы и, закрыв крышку туалета, приказал Кристен сесть, и она безропотно повиновалась. Осторожно открыв разбитую дверцу аптечки, Джошуа порылся внутри в поисках антисептика и ватных тампонов и, найдя все необходимое, снова прикрыл дверцу.
        - Крис, как ты могла? - Он мрачно разглядывал многочисленные осколки зеркала.
        - Джошуа, мне правда очень жаль шкафчик, - чуть слышно ответила Кристен.
        - Подними руки. - Кристен послушно подчинилась, и Джошуа, подойдя к ней с предметами первой помощи, опустился на колени на коврик и смазал порезы антисептиком. - Разбитое зеркало не так расстроило меня, как твое нервное состояние. Что же все-таки случилось?
        - Я... я потеряла контроль над собой.
        - Это-то очевидно, - съязвил он. - Но из-за чего?
        Джошуа в упор смотрел на Кристен, и его встревоженные голубые глаза требовали ответа, но едва сдерживаемые слезы не давали Кристен возможности что-либо произнести.
        - Пожалуйста, я должна покормить Тедди, - с трудом выдавила она, когда из спальни донесся требовательный крик ребенка.
        - Подожди немного. - Поднявшись, Джошуа убрал лекарства в аптечку. - Крис, тебе повезло, очень повезло, что ты отделалась небольшими царапинами. Ты хоть немного представляешь себе, каким опасным может быть стекло? - строго, с возмущением выговаривал он.
        - Да, конечно, я...
        - А мне кажется, нет. Однажды я прочитал в газете о женщине, которая неплотно закрыла окно в спальне, а во время урагана оконная рама упала на нее, и женщина умерла в постели от потери крови.
        - Видимо, я не подумала... - Кристен с трудом проглотила комок в горле.
        - Вот именно. Ты вообще ни о чем не думала.
        В конце концов Джошуа вывел ее из себя, и Кристен с блестящими от слез глазами поднялась на ноги.
        - Что ж, мне, наверное, просто не двадцать шесть лет! Возможно, я не такая зрелая и разумная, как ты! Возможно... - У нее перехватило дыхание, и она замолчала, с тревогой прислушиваясь к детскому плачу в спальне. - Джошуа, прошу тебя, я должна пойти к ребенку!
        - Я не уверен... - Джошуа поймал Кристен за локоть, когда она попыталась выйти из ванной.
        - Ты полагаешь, я что-то сделаю ребенку? - со злостью оборвала его Кристен. - Это безумие! Я скорее умру! - Сбросив его руку, она выбежала из комнаты.
        - Я это знаю! - выкрикнул Джошуа, следуя за ней по коридору. - Я знаю, что ты не причинишь вреда ребенку! Неужели ты не понимаешь, что я с ума схожу от беспокойства о тебе?
        Ничего не отвечая, Кристен вошла в спальню, быстро взяла из кроватки плачущего малыша и, прижав его к плечу, погладила по спинке. Успокоив сына и сменив ему памперс, Кристен отнесла Тедди в свою постель, чтобы покормить. Все это время Джошуа стоял в дверях, с укором глядя на жену, и Кристен наконец не выдержала:
        - Джошуа, может быть, ты выйдешь? Прислонившись к дверному косяку, Джошуа упрямо выставил вперед подбородок, и Кристен поняла, что он не сдвинется ни на дюйм. Обреченно вздохнув, она расстегнула блузку и застежку бюстгальтера, и Тедди начал жадно сосать, молотя ее по груди кулачками. Немного погодя ребенок угомонился, стал сосать медленнее и спокойнее, и только тогда с порога прозвучал прерывающийся от волнения голос Джошуа:
        - Крис, ради Бога, что случилось?
        - Я... - Кристен вздрогнула, когда, взглянув на Джошуа, увидела в его глазах растерянность и безумную тревогу. - Давай поговорим позже, сначала я уложу Тедди спать, хорошо? - попросила она.
        - Мы обязательно поговорим. - Нахмурившись, Джошуа помолчал, а потом, взглянув на часы, вдруг тихо выругался: - О черт!
        - Что случилось?
        - Понимаешь, я обещал Джиму Паркеру встретиться с ним после работы около дома, который он собирается купить. Если здание ему подойдет, это может означать для меня контракт.
        - Поезжай, Джошуа, - не раздумывая сказала Кристен, - и со мной, и с Тедди все будет в порядке.
        - Не уверен. Я хочу сказать, - пояснил Джошуа, заметив ее возмущенный взгляд, - я понимаю, что ты не сделаешь ничего плохого Тедди, но...
        - Не бойся, я не брошу его, потому что он нуждается во мне, - с горячностью воскликнула Кристен. - Пойми, Джошуа, у меня был трудный день, я вышла из себя и сотворила страшную глупость с аптечкой - кстати, я буду рада заплатить тебе за шкафчик. Но я достаточно взрослая женщина, чтобы понимать разницу между аптечкой и Тедди, так же как и разницу между разбитым зеркалом и вскрытыми венами. Со мной, правда, все прекрасно, если не считать того, что я чувствую себя совершеннейшей дурой, так что не отказывайся от встречи, хорошо?
        - О'кей, - поднял руки Джошуа, - ты сама так решила. - Уже уходя, он задержался еще на минуту. - По радио сказали, что сегодня вечером ожидается гроза. Если отключится электричество, у меня в кухонном шкафу рядом с задней дверью есть фонари и свечи.
        - До чего ты предусмотрителен. - Кристен не могла устоять, чтобы не поддеть его с неуклюжим юмором.
        - Да, был таким, пока одна взбалмошная женщина не начала крушить мою ванную, - сухо, без тени юмора, отозвался он и погрозил ей пальцем. - Тебе еще много чего придется объяснять мне, Крис.
        - Знаю, - смутилась она, - и непременно объясню.
        - Да, между прочим... - Снова собравшись уходить, Джошуа опять остановился и кашлянул. - Сегодня для тебя пришла почта, она в гостиной на кофейном столике.
        - Спасибо, Джошуа.
        Оставляя Кристен, Джошуа был все еще расстроен и встревожен. Выйдя через парадную дверь, он запер ее и задержался на веранде, глядя на небо. Черные тучи надвигались с угрожающей скоростью, а ветер буквально завывал. Джошуа не хотелось оставлять Кристен одну - и не только из-за приближающейся грозы; он с удовольствием отменил бы свою встречу с Джимом, однако понимал, что этим обидел бы Кристен до глубины души. Джошуа должен был дать Кристен почувствовать, что не боится доверить ей ребенка, и он так и сделал. Фактически Тедди был гарантом того, что до возвращения Джошуа Кристен не попытается сотворить еще какую-нибудь глупость.
        И все же Джошуа чрезвычайно нервничал, он просто сходил с ума, пытаясь понять мотивы ее поступков. Поведение Кристен в последние дни живо напомнило ему то ужасное время прошлого года, когда она вела себя так же скрытно и так же бродила вокруг дома на Семнадцатой улице, отказываясь что-то объяснить ему.
        Подойдя к «бронко», Джошуа сел в машину и, сопротивляясь сильному ветру, с некоторым усилием закрыл дверцу, а затем снова погрузился в размышления. Только что Крис пообещала рассказать ему обо всем, однако Джошуа не был уверен, что она сдержит слово. Но он понимал и то, что нельзя снова давить на Кристен, если не хочет навсегда ее потерять.


        После ухода Джошуа Кристен, закончив кормить Тедди, ощутила, что успокаивающий ритуал кормления благотворно подействовал на нее. Она видела, что Джошуа уходил явно встревоженным, и вполне его понимала. Сейчас Кристен была вынуждена признать, что Джошуа имеет полное право требовать от нее объяснений. Ее недавний поступок продемонстрировал, как опасно близко к краю она находилась.
        Выкупав Тедди и уложив его на ночь в кроватку, Кристен, поддавшись любопытству, пошла в гостиную посмотреть почту. Внутри большого конверта лежали информационные листки об отделении Хьюстонского университета в Клир-Лейк - каталог, полное расписание занятий дневных и вечерних факультетов, приложение для оформления вступительного взноса и информация, касающаяся стипендий и программы финансовой поддержки. Недавнее предложение Джошуа позвонить в университет совершенно вылетело из памяти Кристен, и сейчас, с удивлением глядя на все эти материалы, она догадалась, что он сам вместо нее позвонил туда. Под раскаты грома и отвлекающие вспышки молний Кристен с жадным вниманием читала информацию, время от времени смахивая слезу. При всем том, что Джошуа хотел руководить ее жизнью, он готов был побороть свой характер собственника и дать ей возможность испытать себя в чем-то, что, возможно, отдалит ее от него. Он готов был пойти на риск потерять ее, не догадываясь, что этим он добился того, чего не мог добиться приказом. Ведь именно это приблизило ее к Джошуа, и Кристен поняла, что в некоторых отношениях
неправильно оценивала своего мужа.
        Готовясь ко сну и принимая ванну, Кристен пребывала в смятении, ее взор неизменно возвращался к разбитой аптечке, и ее снова и снова охватывал ужас. Приняв ванну, Кристен быстро расчесала волосы и, надев новую ночную рубашку, вышла в коридор. Поймав свое отражение в большом зеркале, Кристен не смогла подавить иронической улыбки: темно-синяя шелковая рубашка доходила ей до лодыжек и была непрозрачной - что верно, то верно, - но вырез был глубоким, а ткань облегала все изгибы фигуры. Глядя на блестящие длинные волосы, доходившие до талии, на тело, облаченное в изящный шелк, обтягивающий ее, как перчатка, Кристен усмехнулась, подумав, что вообще-то это совсем не такая ночная рубашка, которую имел в виду ее муж, когда сунул ей в руку деньги.
        К тому времени, когда Кристен пришла в кухню, чтобы приготовить себе сандвич, уже начался дождь. Нетерпеливо распахнув дверцу серванта, она увидела там бутылку шотландского виски, которую Джошуа держал для особых случаев. В свои двадцать лет Кристен не была особым любителем спиртного, тем более сейчас, когда кормила ребенка, но сегодня ей необходимо было выпить, и она посчитала, что от пары глотков виски никому никакого вреда не будет. Плеснув на кусочек льда немного крепкого напитка, она, зажмурившись, сделала большой глоток, и, несмотря на то что виски был первосортным, он показался ей ужасным на вкус.
        Кристен уже начала расслабляться, но в этот момент снаружи раздался оглушительный раскат грома, и мгновенно в доме выключилось электричество. Мысленно выругавшись, Кристен отставила недопитый стакан и отправилась к самому дальнему кухонному шкафу за фонарем. Взяв фонарь, она пошла в спальню взглянуть на Тедди и, увидев, что он великолепно спит под шум грозы, с облегчением вздохнула. Вдруг позади нее в коридоре снова зажегся свет, и, почувствовав себя увереннее, Кристен вышла из комнаты. Ее настроение несколько упало, когда она обнаружила, что свет горел только в коридоре и в ванной, а в остальном доме было темно. Главный кондиционер тоже не работал. Видимо, мощный разряд молнии отключил несколько сетевых предохранителей. При свете фонаря Кристен вернулась в кухню, достала свечи, зажгла их и, поставив на рабочий стол, замерла, стараясь вспомнить, где располагается электрический щиток. У нее было смутное представление, что он должен находиться где-то снаружи, но там лил проливной дождь, и пойти сейчас туда, чтобы снова включить предохранители, было бы верхом глупости. К тому же ее беспокоило, что
она не сможет услышать, если понадобится Тедди. Вздохнув, Кристен решила, что следует подождать возвращения Джошуа, но время шло, и в доме становилось все жарче. Она снова пошла в спальню, достала из шкафа маленький вентилятор и, включив его в розетку в коридоре, поставила на пороге спальни, направив так, чтобы он обдувал кровать Тедди. Затем Кристен снова вернулась в кухню допивать в темноте виски. К
•этому времени ее кожа горела от одновременного воздействия спиртного и духоты в доме, и Кристен, допив виски, вышла на веранду, оставив дверь в кухню полуоткрытой на случай, если Тедди вдруг проснется.
        И вдруг на память Кристен пришла другая похожая ночь. Тогда тоже лил проливной дождь, грохотал гром, молнии перечеркивали небо, и ей захотелось, чтобы гроза чудодейственным образом вымыла бы из ее сердца переполнявшую его боль. Кристен, подойдя вплотную к решетке так, чтобы сильные теплые струи дождя поливали ее, ловила ртом брызги, мечтая, чтобы их свежесть очистила ее душу от мучений.

«Не хватает только Джошуа», - подумала Кристен, и рыдания застряли у нее в горле..
        Он был с ней в ту, другую ночь, когда она пригрозила уйти от него; они вместе плакали, а потом, прижавшись друг к другу в темноте, занимались любовью до окончания грозы. И все же на следующий день она убежала от Джошуа. «Почему?» - спросила она себя и теперь могла ответить, что оставила Джошуа по той же причине, по которой сегодня разбила зеркало - из-за обиды, из-за страха. Из-за той несправедливой боли, которую причинила ей жизнь, Кристен боялась полюбить кого-либо, не понимая, что ее рану можно было исцелить только любовью. Джошуа, все время оставаясь рядом, предлагал ей свою любовь, а что сделала она? Спряталась от любви, которая могла спасти ее, потому что боялась снова быть обиженной. Она поступала в точности так же, как ее мать, замкнувшаяся в своем горе и одиночестве. Кристен поняла вдруг, что, защищаясь, она сама наносила себе рану - именно так, разбив сегодня зеркало, она поранила себя до крови. Но самое трагичное, что во всем этом не было ни малейшей вины Джошуа.
        И внезапно Кристен почувствовала присутствие Джошуа, словно ее мысли как по волшебству призвали его к ней. Повернувшись, она увидела в темноте, что он уже на веранде. Бросившись к ней, Джошуа, задыхаясь, окликнул ее:
        - Крис, что ты делаешь здесь в такую грозу? - Остановившись в шаге от нее, он окинул ее взглядом. - Боже мой, ты насквозь промокла!
        Даже в темноте Кристен видела изумление и лихорадочное желание в глазах мужа, разглядывавшего ее соблазнительные формы под мокрой, прилипшей к телу ночной рубашкой.
        - Джошуа... - Протянув к мужу руки, Кристен позвала его к себе.
        - Нет, не прикасайся ко мне, - резко предупредил он, и в его голосе и взгляде Кристен почувствовала бесконечную боль и желание.
        - Боишься намокнуть?
        - Боюсь, что ты... О Боже, Крис! - У Джошуа перехватило дыхание, он привлек к себе Кристен и жадно прильнул к ее губам. Она чувствовала, что от ее мокрой ночной сорочки намокают его джинсы и рубашка-поло, ощущала, как тепло его груди согревает ее болезненно налившиеся соски. - Крис, Крис, - шептал он, безумно целуя ее глаза, мокрые щеки и снова губы.
        - О, Джошуа! - Дрожащими руками Кристен прижима-пи его к себе. - Как я рада, что ты здесь. Мне снова нужно оно - то чувство. Прошу тебя, пусть будет так, как было в ту ночь!
        - О, дорогая! - Джошуа снова поцеловал ее, потерся губами о ее губы и скользнул языком глубоко ей в рот. Оторвавшись от Кристен, он стоял, стараясь отдышаться, и смотрел на псе со смесью желания и некоторой настороженности. - Крис ты пила? - изменившимся голосом напрямик спросил он.
        - Всего глоток. - Она старалась снова притянуть к себе его лицо.
        - Нет, Крис, - простонал он, отодвинувшись на расстояние вытянутой руки, и в его глазах вспыхнули разочарование и тоска. - Я хочу знать: ты осознаешь, что делаешь? Ты должна понять, что я соскучился по тебе, что ты очень нужна мне, но не приходи ко мне наполовину, Крис. Особенно сегодня ночью. Если ты придешь сегодня ко мне, то на этот раз я больше уже не позволю тебе уйти. Я никогда не отпущу тебя. - Закончив сбивчивую, обрывочную речь, Джошуа исступленно привлек к себе Кристен, зарывшись руками в ее мокрые шелковистые волосы.
        - Я не прихожу к тебе наполовину, - прошептала она прерывающимся от рыданий голосом. - Ты действительно нужен мне, Джошуа, и не только на эту ночь.
        - О, Крис!
        Джошуа увлек ее за собой подальше от дождевых капель на шезлонг в темном углу, и они упивались вкусом друг друга, не в состоянии утолить жажду. И вскоре безумных поцелуев уже было недостаточно. Сквозь тонкую ткань рубашки Джошуа прижался губами к груди Кристен. Задрав подол ее рубашки, он медленно просовывал под нее руки продвигаясь по атласным женским бедрам, пока его сильные пальцы не добрались до голых ягодиц Кристен и не сжали их. Вскрикнув и выгнувшись навстречу Джошуа, она потянулась к застежке его джинсов, но он резко остановил ее руку.
        - Крис, когда я говорил, что хотел бы, чтобы ты забеременела, я имел в виду совсем не это. Я хотел сказать, что был бы счастлив иметь с тобой еще одного ребенка, но, возможно, сейчас не самое подходящее для этого время. Когда я говорил это, я был обижен, чувствовал себя отвергнутым и...
        - Все хорошо. Я тебя понимаю.
        - Нет, не хорошо. Я не хочу делать ребенка только для того, чтобы управлять тобой. Быть может, нам следует подождать, пока...
        - Нет, я не хочу ждать, - прикусив ему нижнюю губу, Кристен заставила его замолчать.
        К этому времени ее рука настойчиво тянула молнию на джинсах Джошуа, и у него уже не осталось сил спорить. Отбросив стыд, Кристен, скользнув пальцами ему в трусы, принялась колдовать, и вскоре Джошуа, нетерпеливо скинув с себя одежду, усадил Кристен верхом на себя. Мокрая рубашка Кристен болталась у нее на шее, а руки Джошуа мяли ее пышную грудь.
        - Впусти меня внутрь, - мягко приказал Джошуа, и Кристен, осторожно опустившись на него, задержала дыхание, ощутив, как твердое тепло устремилось внутрь ее. - Глубже, - шепнул он, приподнявшись, чтобы поцеловать Кристен.
        Всхлипывая от удовольствия, Кристен опускалась все ниже, пока Джошуа не погрузился в нее небывало глубоко. Она чувствовала, что переполнена им, любовью и сладостью момента.
        - Я люблю тебя, - шепнула она, заглянув в глубину его глаз.
        - Я люблю тебя, - эхом отозвался Джошуа.
        - И я очень виновата, - сквозь слезы пролепетала Кристен, - виновата, что была такой упрямой, виновата, что так долго мучила тебя.
        - Не вини себя. Просто успокойся и поцелуй меня. Кристен уже трепетала от того огромного и твердого, что было у нее внутри, и мечтала о большем, но Джошуа внезапно поднял ее над собой. Вскрикнув от безудержного восторга, она наклонилась, чтобы сомкнуть свои пылающие страстью уста с его устами. Соединение их тел выдавало их неопытность, но в то же время оно было несдержанным, сметающим все барьеры. Они полностью отдались друг другу, и их души слились воедино, а неистовые крики экстаза заглушили шум дождя, когда настало время ослепительно мощной концовки.



        Глава 14

        Когда на следующее утро Кристен разбудил стук, доносившийся со стороны ванной, было уже довольно поздно. Оглянувшись по сторонам, она обнаружила, что лежит голая в постели Джошуа, но его самого с ней не было. Кристен вспомнила о долгой страстной ночи, проведенной с Джошуа, и улыбнулась. Еще она смутно помнила, как в четыре часа утра, полусонная, спотыкаясь, ходила кормить Тедди. Халат, который тогда был на ней, сейчас лежал в изножье кровати, и, накинув его, Кристен отправилась на поиски мужа. Она нашла Джошуа в ванной, где он вешал новый аптечный шкафчик. На полу валялись упаковочные материалы, возле ванны на боку стояла старая аптечка, а ее содержимое: пузырьки, коробочки и баночки - располагалось на крышке туалета и в раковине.
        - Привет, - окликнула Кристен мужа. - Чем тебе помочь?
        - Ничем. - Джошуа отложил отвертку и, с улыбкой подойдя к жене, ласково убрал с ее лица растрепанные волосы, обнял и поцеловал ее. - Привет, соня.
        - Сегодня ты с самого утра трудишься, - заметила Кристен.
        Отпустив ее, Джошуа неопределенно пожал плечами и вернулся к прерванной работе.
        - Я купил этот шкафчик вчера, когда уезжал, и собирался вечером повесить... но меня отвлекла одна очаровательная леди.
        - Интересно, кто бы это мог быть?
        - Хм, действительно интересно, кто? - Обернувшись, Джошуа пробежал взглядом по изгибам ее тела, прикрытого тонкой тканью халата.
        - Новая аптечка хорошо подходит? - спросила Кристен с улыбкой.
        - Да, просто великолепно. - Кивнув, Джошуа отвернулся, чтобы туже затянуть винт, а потом, отступив на шаг, окинул взглядом дело своих рук и попробовал открыть и закрыть новую зеркальную дверцу. - Сорок баксов, Крис, - сообщил он Кристен. - Только разбей ее, и я отшлепаю тебя.
        - Я не собираюсь разбивать ее. - Кристен не могла не рассмеяться над его самодовольным и снисходительным видом. - Я собираюсь даже расплатиться за аптечку.
        - Забудь об этом, - отрывисто сказал Джошуа, и что-то и его тоне подсказало Кристен, что лучше закончить обсуждение этой темы.
        - Кстати, Джошуа, - вспомнила Кристен, - спасибо, что заказал для меня информацию в университете.
        - Не стоит благодарности, - довольно улыбнулся Джошуа. - Материалы оказались полезными?
        - Да. Мне кажется, что осенью я смогла бы посещать один или два курса, если, конечно, мне удастся вовремя все оформить.
        - Это же здорово, Крис.
        - Давай я помогу тебе расставить все по местам, - после неловкого молчания предложила Кристен, взяв в руки флакон с лосьоном. - Тебе ведь нужно идти на работу?
        - А как же ты, Крис? - спросил Джошуа, после того как они вместе убрали все в новый шкафчик. - Разве тебе сегодня не надо идти в редакцию? Знаешь, уже девятый час.
        - Нет, - чуть смутившись, ответила Кристен. - На сегодняшнее утро миссис Снайдер отпустила меня, Я пишу для нее статью.
        - Статью? - удивившись, с интересом переспросил Джошуа. - Почему же ты мне ничего не сказала?
        - По правде говоря, все произошло довольно неожиданно.
        - А о чем статья?
        - О доме Ричардса, - со вздохом призналась Кристен, чувствуя, как у нее застучало сердце.
        - То есть о доме Джеймса Ричардса? - Джошуа с подозрением взглянул на нее. - О том доме, возле которого ты постоянно бродишь?
        - Да, - не слишком уверенно ответила Кристен.
        - Именно поэтому ты все время беседовала с ним?
        - Отчасти. - Кристен прикусила губу.
        - А еще почему, Крис? - Джошуа не сводил с нее пронизывающего взгляда, и тишина в комнате стала почти осязаемой.
        - Откровенно говоря, я еще и сама не знаю...
        - Как, черт возьми, понимать твой ответ? - резко прервал ее Джошуа.
        Кристен лихорадочно придумывала подходящее объяснение, когда Джошуа, схватив ее за руку, потащил из ванной в гостиную и, положив руки ей на плечи, решительно усадил в кресло.
        - Значит, ничего не изменилось, Кристен? - требовательно спросил Джошуа.
        - О чем ты? - пробормотала она.
        - Я был уверен, что после этой ночи ты и я станем... - Он, как безумный, заметался по комнате. - Но сегодня утром ты снова хитришь со мной. Почему, Крис? Ты не отказываешь мне в постели, но в остальное время не подпускаешь меня к себе!
        - Джошуа... - Глядя на него полными слез глазами, Кристен не знала, что сказать, потому что Джошуа был прав.
        - Ты ставишь меня перед дилеммой, Крис. - Он остановился прямо перед ней. - Я люблю тебя и не вынесу разлуки с тобой. Но и жить так, как сейчас мы живем с тобой, я не могу. Если нет доверия и откровенности, это не брак.
        - Я знаю, - жалобно пролепетала Кристен. - Просто я должна кое-что сделать.
        - Так сделай! - выкрикнул Джошуа и, пытаясь снова взять себя в руки, надолго замолчал, сжав кулаки и тяжело дыша. - Знаешь, Крис, мое терпение на пределе. Сейчас я ухожу на работу, а когда вернусь, ты или будешь готова открыться мне, или... я просто не хочу думать, что у нас дойдет до этого. - С этими словами он повернулся и вышел через парадную дверь, а Кристен осталась сидеть, спрятав лицо в ладонях.
        Нет, она не могла обижаться на Джошуа за то, что он так взбешен! В эту ночь они были близки как никогда раньше, но она поклялась выполнять свои брачные обещания, как оказалось, только для того, чтобы утром снова уклониться от них. Никогда еще Кристен не представляла себе более ясно, что ей следует делать, правда, ее терзали сомнения, будет ли достаточно, если она расскажет мужу всю правду.


        Ночная гроза совсем ушла, и утро было тихим, солнечным и влажным. Часы показывали почти девять, но «мерседес» Ричардса все еще стоял под навесом, поэтому Кристен знала, что Джеймс пока не уехал на работу. Держа на руках Тедди, она остановилась перед домом Джеймса Ричардса, стараясь успокоиться и найти в себе силы постучать в величественную дверь. Кристен с трудом удерживалась, чтобы не убежать, но сейчас она не должна была этого делать - ради себя, ради Джошуа и Тедди, даже ради самого Джеймса Ричардса.
        Она полностью отдавала себе отчет в том, что Джеймс был главной причиной ее отъезда из Галвестона в прошлом году и что именно из-за него она не могла доверять Джошуа. Но было несправедливо ставить Джошуа в один ряд с другим мужчиной ее жизни, мужчиной, который нанес ей обиду. Джошуа любил ее, любил Тедди и был готов дать ей возможность стать личностью. И пусть его изменившееся отношение к Кристен проявлялось пока не во многом - в интересе к ее журналистской работе, в помощи по осуществлению ее планов обучения, - но намеки на его готовность поддержать ее, вероятно, существовали все время, но она, ослепленная своей обидой, гневом и страхом, просто не замечала их. «Больше такого не будет», - сказала себе Кристен. Она теперь не могла быть такой жестокой и избегать Джошуа, и сейчас между ней и мужем осталась последняя преграда - ее отказ рассказать ему обо всем. Но она не собиралась жертвовать счастьем мужа и сына ради этого человека - ни за что на свете! Она встретится со своим прошлым лицом к лицу, а потом откровенно расскажет обо всем Джошуа и будет молиться, чтобы муж снова принял ее.
        Кристен не успела собраться с духом и постучать, как Джеймс сам открыл дверь, выходя из дома. В серовато-бежевом шелковом костюме, с дорогим кожаным кейсом в руке, банкир размашистым шагом спускался по лестнице, и его темные волосы поблескивали на утреннем солнце.
        - О, Крис, привет! - воскликнул он и, улыбаясь, подошел к ней, чтобы поздороваться. - Приятный сюрприз. Что привело вас с Тедди сюда так рано? Вы забыли задать какой-то вопрос?
        - В некотором смысле да. - Боясь встретиться с Джеймсом взглядом, Кристен поправила распашонку Тедди. - Видите ли, я понимаю, что вам нужно ехать на работу, но не могли бы мы поговорить всего несколько минут?
        - Конечно. Давайте пройдем в дом.
        - Хорошо.
        Войдя в уютную гостиную, Кристен скованно опустилась на диван, устроив ребенка на коленях, а Джеймс сел напротив нее.
        - Итак, чем могу помочь вам, Крис?
        Поняв, что решающий момент настал, Кристен, проглотив слезы, осмелилась взглянуть на сидевшего напротив нее красивого банкира и выпалила:
        - Вы вчера сказали, что прежде были женаты.
        - Верно. - Джеймс нахмурился.
        - На Стелле Морган? - Кристен с трудом перевела дыхание.
        - Откуда вы знаете? - Он побледнел.
        - Я ее дочь.
        - Боже мой! - Джеймс, пораженный, вскочил на ноги. - Неужели вы хотите сказать...
        - Я Кристен Морган Брейди. - Она тоже встала, держа на руках Тедди. Теперь слезы текли по ее щекам, но Кристен не обращала на них внимания. - Я понимаю, мы вам совсем не нужны, - продолжала она, обращаясь к человеку, стоявшему напротив, - но я просто хотела, чтобы вы знали, что я ваша дочь, а Тедди ваш внук!
        Слова Кристен эхом разнеслись по комнате, а затем наступила напряженная тишина; ни Кристен, ни Джеймс долго не могли произнести ни слова, но затем банкир наконец обрел дар речи:
        - Нет... этого не может быть. Вы хотите сказать, что вы Сара?
        - Сара Кристен, - уточнила она, глядя на него сквозь жгучие слезы.
        - Боже мой, ты Сара - моя дочь Сара! - Недоверчиво качая головой, Джеймс несмело шагнул вперед. - Не могу этому поверить! Ты знаешь, что всю жизнь я искал тебя?
        Джеймс торопливо пересек комнату и, обнимая Кристен и малыша, тоже не смог сдержать слез. Некоторое время они так и стояли все вместе: Джеймс прижимал к груди давно потерянное дитя и только что обретенного внука, а Кристен была растеряна и смущена неожиданным признанием. Но Тедди заплакал, и Джеймс мгновенно разжал объятия.
        - О, дорогая, я, наверное, испугал его. - Смахнув слезу, Джеймс снова с изумлением взглянул на своих гостей.
        - Что-то случилось, сэр? - входя в гостиную, с тревогой спросила Хелен. - Я услышала детский плач...
        - Хелен, - обратился он к экономке, - не побудете ли с этим юным джентльменом несколько минут на солнышке на веранде? Нам с его мамой нужно поговорить.
        - С превеликим удовольствием, сэр, - просияла экономка.
        - Ты не возражаешь, Крис? - спросил Джеймс, когда экономка подошла, чтобы взять у Кристен плачущего ребенка.
        - Конечно, нет. - Пробормотав слова благодарности, Кристен отдала ребенка Хелен.
        Когда экономка с ребенком вышла из комнаты, отец и дочь еще несколько секунд пристально, не отрываясь смотрели друг на друга в невыносимо неловкой тишине.
        - Давай сядем, Крис, нам о многом нужно поговорить, - наконец хрипло произнес Джеймс, и они сели рядом на диван. - Мне все еще не верится, что ты Сара! - воскликнул он, пригладив рукой волосы.
        - Я... я ваша дочь.
        - Почему ты не сказала мне этого сразу?
        - Я... я не думала, что вы хотели бы это узнать, - беспомощно пробормотала Кристен, вытирая рукавом слезы.
        - Не хотел бы узнать! - Джеймс возмущенно покачал головой. - Крис, да я мечтал об этой минуте долгих восемнадцать лет!
        - Вот как? - с горечью бросила она.
        - Боже, конечно же! - Он все с тем же изумлением смотрел на дочь. - Я так и не могу поверить... И самое странное, что теперь, когда ты здесь, мне даже трудно решить, с чего начать. - Прищурившись, Джеймс на мгновение задумался. - Сначала, пожалуй, скажи мне, почему ты решила, что я никогда не хотел тебя знать?
        - Так всегда говорила мама, и несколько раз, когда я разговаривала с вами, вы говорили мне, что у вас никогда не было детей.
        - Крис, - печально кивнул он, - я говорил так только потому, что мне было очень больно признаться, что я потерял тебя. Мои слова, вероятно, были предательством, но мне легче было говорить всем, что я никогда не имел детей, чем объяснять, что я потерял единственного ребенка, который был светом всей моей жизни.
        Кристен захлебнулась слезами - ведь она по той же самой причине сказала Джошуа, что ее отец умер; она не могла говорить о боли, вызванной тем, что отец отказался от нее - да, отказался!
        - Вы не можете так думать, - обвиняющим тоном бросила Джеймсу Кристен.
        - Но это правда, дорогая. - Он накрыл ее дрожащую руку своей рукой. - Я любил тебя всем сердцем и чуть не умер, лишившись тебя, а сейчас все еще не могу поверить, что после всех этих лет ты вдруг оказалась здесь.
        - Но... - недоверчиво покачала головой Кристен, - это же полная бессмыслица! Мама говорила мне совершенно другое!
        - Расскажи, что говорила тебе мама, - настаивал Джеймс, - расскажи мне обо всем. В частности, как твоя мать описывала то, что произошло здесь, в Галвестоне?
        - Ну, когда я была еще совсем маленькой, мама рассказала мне, что вы с ней встретились и поженились в Галвестоне, а когда я только родилась, развелись. Она сказала, что после этого вы не пожелали иметь ничего общего ни с одной из нас. Потом, когда мне было около двенадцати лет, мама наконец рассказала мне, что она уехала со мной из Галвестона после скандала из-за вашей связи с другой...
        - Что?! - перебил ее Джеймс словно громом пораженный.
        - После скандала, вызванного вашей... вашей неверностью. Так мама объяснила мне причину расторжения вашего брака.
        - Продолжай, дорогая. Что еще рассказала тебе мать? - Джеймс не верил собственным ушам, но нашел в себе силы каким-то деревянным голосом задать вопрос.
        - Все в том же духе. Она сказала, что вы открыто жили с... со своей любовницей, нарушив все брачные клятвы, пока мама не поняла, что нужно подавать на развод. И..
        по ее словам, именно из-за этого вы вышвырнули нас обеих, заявив, что не желаете никогда больше видеть ни одну из нас.
        - Боже мой! - Глаза Джеймса потемнели от боли и возмущения. - Кристен, я знал, что твоя мать ненавидит меня, но... но такое?! - воскликнул он, с трудом переведя дыхание. - Я не представлял себе, что Стелла настолько поддастся своей ненависти, что попытается отравить твой юный мозг и настроить тебя против отца. - Джеймс крепко сжал руку дочери. - Поверь мне, дорогая, твоя мать тебе лгала. Это именно она завела связь на стороне во время нашего брака, когда ты была еще грудным ребенком. И могу добавить, ее любовная связь ни для кого не была секретом. Я же оставался верен Стелле до последнего дня нашего брака. Когда любовник бросил ее, я предложил ей снова сойтись ради тебя, но, видимо, Стелла не могла вынести публичного унижения, которое сама же навлекла на себя своим злосчастным поступком. Во всяком случае, вот так обстояли дела. Когда же она подала на развод, между нами разразилась ожесточенная баталия по поводу опеки над тобой. - Джеймс вздохнул и немного помолчал. - Полагаю, я мог изменить ситуацию в ходе судебного процесса.
        - Что вы имеете в виду?
        - Видишь ли, принимая во внимание обстоятельства нашего развода, я знал, что имею право на свободное посещение ребенка, но Стелла на каждом шагу выдвигала всяческие возражения, и в конце концов мой адвокат сообщил адвокату Стеллы, что, если она в ближайшее время не изменит своего поведения, нам придется потребовать лишения ее родительских прав. - Джеймс снова замолчал, покачав головой. - Очевидно, эта угроза привела твою мать в панику, она подписала все документы, но затем срочно уехала из штата имеете с тобой, грубо нарушив заключенное между нами соглашение. Я старался разыскать тебя, но безуспешно. - Кристен попыталась было что-то сказать, но Джеймс остановил ее, подняв руку. - Знаешь, дорогая, через несколько дней дело было передано в агентство, осуществляющее надзор за исполнением судебных постановлений, которое привлекается в таких случаях. Но власти снова и снова говорили мне, что моя «проблема» со Стеллой считается семейным спором, а ни одно из частных детективных агентств, в которые я обращался, не смогло ничего узнать.
        - Нет, все это не может быть правдой! - Выслушав эти потрясающие признания, Кристен покачала головой. - Мама говорила... - уклоняясь от прикосновения Джеймса, твердила она.
        - Твоя мать лгала тебе, Кристен, - твердо повторил Джеймс. - Если ты мне не веришь, прочитай колонку сплетен в номерах «Газетт» семнадцатилетней давности. Там все это описано: и скандал, и бракоразводный процесс, и битва за опекунство, и бегство Стеллы вместе с тобой из города - в общем, все.
        Кристен была абсолютно выбита из колеи и долго не могла ничего произнести, а потом тихо спросила:
        - А... а ваша жена? Вы сказали, что женаты семнадцать лет. Значит, вы должны были пожениться сразу же после нашего отъезда.
        - Через девять месяцев, если быть точным, - признался Джеймс. - Ты должна понять, дорогая, что после крушения брака и потери ребенка я был полностью опустошен. Но ты должна также знать, что Мэри и я даже не были знакомы, пока Стелла вместе с тобой не убежала. Я познакомился с Мэри в первом частном детективном агентстве, в которое обратился, чтобы разыскать тебя; она работала там секретарем. Если ты мне не веришь, мы прямо сейчас позвоним ей в Северную Каролину, и, я не сомневаюсь, она ответит на все твои вопросы так же, как я.
        - Я вам верю, - сказала Кристен, и это была правда, потому что, рассудила она, зачем отцу лгать, если факты легко проверить. И Кристен наконец осмелилась задать ему один вопрос, который так долго терзал ее. - Значит... ты всегда скучал по мне? - замирающим от волнения голосом прошептала она.
        - О, дорогая! - Трясущейся рукой Ричарде вытащил из кармана платок и вытер глаза. - Я не просто скучал по тебе, - ответил он прерывающимся от волнения голосом. - Я любил тебя, Сара. Всегда любил и буду любить.
        Прошло несколько минут, и бурные эмоции, сопровождавшие воссоединение семьи, немного утихли.
        - Почему я не узнал тебя? - размышлял Джеймс, внимательно вглядываясь в дочь. - Ты похожа на Стеллу, но еще больше похожа на меня. И твое имя, Крис, уменьшительное от Кристен... Я должен был узнать тебя!
        - Ну, Крис это весьма распространенное имя. - Смахнув слезу, она открыто улыбнулась отцу. - Думаю, мама всегда называла меня так после отъезда из Галвестона, чтобы замести следы.
        - Куда увезла тебя мать после того, как вы покинули Гехис?
        - В Лас-Вегас. Я жила там с ней до прошлого года.
        - Стелла знает, что ты сейчас здесь?
        - О, прости, - печально вздохнула Кристен, - я забыла тебе сказать.
        - Что?
        - Мама недавно умерла.
        - Что с ней случилось? - Джеймс был ошеломлен. Качая головой, он выслушал рассказ Кристен о внезапной смерти матери.
        - Один Бог знает, сколько горя причинила мне Стелла, по мне искренне жаль, что она умерла такой молодой. Как ты смогла меня найти? Это мать сказала тебе, где я живу?
        - Нет, мне пришлось выяснять это самостоятельно. Когда мне было около двенадцати лет, я нашла свое свидетельство о рождении, в котором были твое имя и твой адрес. Я была совершенно сбита с толку, когда, прочтя свидетельство, открыла, что все эти годы мы носили девичью фамилию матери, а не твою.
        - Ты спросила у матери почему?
        - Да. Тогда-то мама и рассказала мне о скандале здесь и Галвестоне. Она сказала, что после развода не захотела иметь с тобой ничего общего - даже фамилию.
        - Стелла успешно управляла твоей жизнью, - мрачно заметил Джеймс.
        - Да, так, видимо, и было. Тем не менее, - робко возразила Кристен, - после окончания школы полтора года назад я несколько месяцев работала, чтобы скопить денег на поездку сюда, в Галвестон. Я решила, что должна найти тебя - для того чтобы высказать тебе все.
        - Понятно, - задумчиво протянул Джеймс. - Но, Крис, ты говоришь, что приехала больше года назад, так почему ты сразу же не пришла ко мне?
        - Мне просто было очень трудно собраться с духом, - призналась Кристен. - Кроме того, я встретила Джошуа, и мы сразу поженились. Вот поэтому я, так сказать, отложила свой визит. - На минуту задумавшись, Кристен решила откровенно рассказать обо всем. - Честно говоря, однажды, примерно год назад, я набралась мужества и постучала в твою дверь, но вышедшая из дома старушка закричала, чтобы я убиралась вон. Она сказала, что вам не нужны такие, как я.
        - О, Крис! - Джеймс был совсем удручен. - Старушка, с которой ты встретилась, была твоей бабушкой - моей матерью. У нее был рак, и это были ее последние дни, а туристы частенько донимали нас, и она, я уверен, приняла тебя за еще одного назойливого любителя достопримечательностей, которые нам так надоели. Она очень расстроилась бы, если бы узнала, что прогнала свою внучку.
        - Я... я этого не знала. - Глаза Кристен снова наполнились слезами. - Но я очень рада, что ты все объяснил. И мне очень жаль, что ты тоже потерял мать.
        - Спасибо, дорогая. Но что же произошло после того, как ты в тот день пришла домой?
        - На следующее утро я уехала из Галвестона, - вздохнула Кристен. - К тому же у меня не все ладилось в браке, поэтому я вернулась в Лас-Вегас, а вскоре после возвращения узнала, что беременна. Знаешь, - грустно добавила она, - после того как я приехала к матери, она ни разу не поинтересовалась, встречалась ли я с тобой. А потом мама умерла... - Кристен вынуждена была сделать паузу. - После рождения Тедди я вернулась сюда - полагаю, потому, что мне больше некуда было идти.
        - Дорогая моя! - Джеймс взял ее за руку. - Теперь у тебя есть дом, вернее, здесь всегда был твой дом. А твоя семейная жизнь - она так и не сложилась? Если нет, то. .
        - Нет, я очень надеюсь, что мы с Джошуа покончили с нашими разногласиями, - улыбнулась сквозь слезы Кристен. - Он немного диктатор, но у него доброе сердце. И я думаю, основная проблема была в том, что я должна была повзрослеть и кое-что понять. И сегодняшний день мне очень помог и этом. - Кристен посмотрела прямо в глаза отцу.
        - О, Сара! - Джеймс снова обнял дочь. - Сегодня у нас все только начинается, а не кончается.
        - Конечно, - подтвердила Кристен.
        - А теперь давай позвоним Мэри в Северную Каролину, - предложил Джеймс с гордой отцовской улыбкой, беря Кристен за руку и поднимая ее с дивана. - Многие годы Мэри делила со мной мои тревоги и мою боль. И она полюбит тебя, Сара. Ты только послушай, как она встретит известие о том, что у меня есть внук!



        Глава 15

        Некоторое время спустя Кристен с Тедди покинули дом Джеймса Ричардса. Она пообещала отцу, что вскоре навестит его вместе с мужем и сыном. Кристен не терпелось поговорить с Джошуа, и она решила, придя домой, сразу же позвонить ему в офис, но еще по пути к дому она столкнулась на тротуаре с Джошуа.
        - Крис! - воскликнул он, обнимая ее и ребенка. - Я места себе не находил после нашей ссоры и решил вернуться домой, а когда обнаружил, что вас обоих нет, испугался, что ты и вправду ушла от меня...
        - Больше никогда такого не будет! - с горячностью перебила его Кристен, спрятав лицо на груди мужа. - Теперь полный порядок, и я все расскажу тебе.
        - Ты опять была у него дома, да? - спросил Джошуа, на этот раз без всякого возмущения.
        - Да, была. - Потянувшись, Кристен поцеловала мужа в щеку. - Пойдем домой.
        Джошуа взял сына на руки, и они втроем двинулись к дому. Уложив Тедди в кроватку, Кристен вышла в гостиную и села рядом с Джошуа.
        - Ты хочешь прямо сейчас рассказать мне о Джеймсе Ричардсе? - спросил ее Джошуа.
        - Да. Он мой отец, - без предисловий сообщила она.
        - Твой отец?! - Джошуа был ошарашен. - Вот это да! Помнишь, ночью я спросил тебя об отце, а ты ответила, что он умер?
        - Помню. И прости, что солгала. Но тогда я просто была не в состоянии рассказывать о нем.
        - Значит, твой отец все это время жил в Галвестоне? - покачал головой Джошуа.
        - Да. Именно поэтому я и приехала сюда. Мои родители здесь поженились, здесь я родилась, но затем они развелись, и после развода мать уехала отсюда со мной.
        - Ты родилась здесь? И об этом ты тоже мне никогда не говорила! Думаю, тебе стоит начать рассказывать все с самого начала, Крис.
        - Хорошо.
        И Кристен рассказала Джошуа о женитьбе родителей и о своем рождении в Галвестоне; она рассказала ему, как жила в Лас-Вегасе и как однажды нашла свое свидетельство о рождении, в котором были указаны имя Джеймса Ричардса и его адрес; она рассказала о той лжи, которую придумала ее мать, чтобы объяснить развод. А затем Кристен открыла Джошуа, ужасную правду, которую только сегодня узнала от отца.
        - О, Крис! - воскликнул Джошуа, когда она закончила свою исповедь. - Ты говоришь, что твоя мать обвинила твоего отца в неверности, хотя именно она изменила ему и после этого убежала с тобой из Галвестона?
        - Да, - кивнула Кристен.
        - Это безумие!
        - Я знаю, все это прозвучит странно, но после сегодняшнего разговора с отцом я, кажется, впервые поняла свою мать. Мама была очень гордой, и, я думаю, когда любовник просил ее здесь, в Галвестоне, она, сделав классический попорот на сто восемьдесят градусов, обвинила отца, чтобы скрыть собственный позор и вину. И из всего, что сказал сегодня отец, я могу сделать вывод, что она убежала со мной из Галвестона, боясь, как бы он не отобрал меня у нее.
        - Могу поспорить, твоя мать боялась, что потеряет тебя, если откроет тебе правду или даст возможность отцу рассказать тебе, что произошло на самом деле.
        - Знаешь, - осенило вдруг Кристен, и она потрясенно взглянула на Джошуа, - по-моему, в этом ты прав. Мама никогда не знала счастья в жизни, и она, вероятно, не выжила бы, потеряв меня.
        - Тебя возмущает то, как поступила твоя мать? - Обняв Кристен, Джошуа нежно сжал ей плечи.
        - Сейчас я, пожалуй, просто поражена и рада, что наконец-то все же встретилась со своим отцом, - глубоко вздохнув, проговорила Кристен.
        - В прошлом году ты приехала сюда, чтобы найти его?
        - Да.
        - Почему же ты не осталась? Почему убежала?
        Кристен рассказала Джошуа о старушке, которая прогнала ее от дверей дома Ричардса накануне того дня, когда она уехала из Галвестона.
        - Этот случай еще больше убедил меня в том, что я никогда не была нужна отцу. Я пришла к его дому, но на меня накричали и прогнали прочь. До сегодняшнего дня я не знала, что старая женщина, открывшая мне дверь, была моей бабушкой. Она была больна раком и доживала последние дни, и ее раздражали надоедливые туристы.
        - Ты почувствовала себя отвергнутой и на следующее утро убежала снова в Лас-Вегас? - сочувственно кивнув, спросил Джошуа.
        - Да.
        - И это была единственная причина твоего бегства, Крис? Ослепленная внезапно подступившими слезами, Кристен уставилась в свои коленки, а Джошуа крепче обнял ее за плечи.
        - Пожалуйста, ответь мне, моя радость, - мягко попросил он. - Я никогда не забуду этой ночи перед твоим отъездом, когда мы ссорились и ты грозилась оставить меня. А потом мы занимались любовью так, как никогда прежде, и я подумал, что мы по-настоящему сблизились. Однако на следующее утро ты исчезла.
        - Я виновата и прошу у тебя прощения, - глядя на Джошуа, сквозь слезы прошептала Кристен. - В ту ночь - ночь, когда мы зачали Тедди, - я поняла, как много ты для меня значишь, Джошуа, какую власть имеешь надо мной, и не только в любви. Я поняла, какую глубокую рану ты можешь нанести мне, а после того, что произошло на пороге отцовского дома, я чувствовала себя совсем беззащитной. Наверное, я подсознательно боялась, что ты можешь обидеть меня, отказаться от меня, как это сделал мой отец.
        - Отказаться от тебя?! - взволнованно повторил Джошуа. - Дорогая, ты шутишь! Я никогда такого не сделаю!
        - Теперь я это понимаю. Но самое смешное, что мой отец в действительности тоже никогда от меня не отказывался. Я просто думала так из-за маминой лжи. Правда состоит в том, что он по-настоящему страдал, не зная...
        - Я точно так же страдал бы, если бы ты не привезла Тэдди, - мягко вставил Джошуа.
        - Да, я понимаю, - согласилась Кристен. - Значит, теперь я разорвала этот порочный круг, верно? - просияла она. - Мама когда-то убежала, и я тоже однажды убежала, но на этот раз...
        - А что на этот раз изменило твои намерения, Крис?
        - Твоя любовь, Джошуа. - Она посмотрела на мужа, вложив в этот взгляд всю душу и сердце, и крепче прижалась к нему. - О, дорогой, после того как я снова была с тобой, после предыдущей ночи, я больше никогда не убегу от тебя. Наша любовь, наш сын не позволят мне этого сделать. Без того, что существует между нами, я никогда не нашла бы в себе мужества, чтобы вернуться и сегодня снова постучать в ту дверь.
        - О, Крис, я так люблю тебя! - простонал Джошуа, сжимая ее в объятиях.
        - И я тоже люблю тебя, дорогой! За это время я многое поняла. Ты совсем не чудовище, которым я представила тебя в своем воображении. Думаю, я прибегла к этому, чтобы хоть частично оправдать свой побег, и это тоже моя ошибка.
        - Я признаю, что слишком любил командовать, Крис, - виновато улыбнулся Джошуа, - но это потому, что я очень боялся потерять тебя. Наверное, мы излишне остро реагировали на собственные страхи. Но постепенно я понял, что навсегда потеряю тебя, если не откажусь от желания держать тебя взаперти. А еще я представил, каким несчастным чувствовал бы себя, если бы кто-то обращался подобным образом со мной. Поэтому, Крис, я хочу, чтобы ты знала, я не стану ограничивать твою свободу и постараюсь сделать все возможное, чтобы ты стала личностью. - Он сжал руку Кристен. - Так ты все-таки будешь писать статью об отце и его доме?
        - Безусловно! - широко улыбнулась Кристен. - В один из ближайших вечеров он приглашает нас к себе на обед, и еще он хочет, чтобы мы познакомились с его женой. - Сияющими любовью глазами Кристен посмотрела на мужа. - Джошуа, я по-прежнему хочу поступить в колледж и осуществить свои мечты о журналистской карьере, но еще я хочу, чтобы ты знал, что вы с Тедди всегда будете для меня важнее работы и всего остального.
        - То же я могу сказать о себе, - отозвался Джошуа.
        - Знаешь, мне только что пришла в голову одна мысль. - Кристен погладила кончиками пальцев колючую щеку мужа. - У меня еще осталось свободное время...
        - Миссис Брейди, вы предлагаете?..
        - А я должна предлагать?
        - Нет, - рассмеялся Джошуа и, встав, поднял ее на руки. - И на этот раз мы не будем полагаться на старушечьи россказни, - подмигнул он жене. - По дороге я заехал в аптеку и. теперь во всеоружии, моя маленькая тигрица.
        - Какая предусмотрительность! - улыбнулась Кристен.
        - Предусмотрительность чертовски важна, - с нежным укором заметил Джошуа. - Я чувствую, что именно мне предстоит быть единственной нянькой, когда по вечерам ты будешь убегать на занятия в колледж. А как мне быть, если у тебя будет тройня?
        - Сделать крупный заказ компании, выпускающей памперсы.
        - Ха-ха!
        Кристен счастливо рассмеялась, когда Джошуа понес ее в свою постель. Гроза миновала, страсть и неистовство ночи продолжились в нежности, и муж и жена любили друг друга при свете белого дня.


        notes

        Примечания


1

        Дайм - монета в 10 центов (амер.). - Примеч. пер.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к