Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Райли Юджиния: " Сердце Хочет Любви " - читать онлайн

Сохранить .
Сердце хочет любви Юджиния Райли


        # Какой скандал! Вы обнаружили в собственной спальне полуобнаженного красавца, которого некогда вышвырнули из своей жизни - и который теперь вернулся, чтобы отомстить!.. Однако месть, уготованная Питером Уэбстером для Ли Картер, - весьма своеобразна. Не уничтожить «предательницу» - но ВНОВЬ ее СОБЛАЗНИТЬ… Не разбить ее сердце - но ВНОВЬ завоевать ЕЕ ЛЮБОВЬ!..

        Юджиния Райли
        Сердце хочет любви

        Глава 1

        - Леди, когда мы поднимемся на второй этаж, пожалуйста, обратите внимание на шишечку из слоновой кости, венчающую стойку перил винтовой лестницы. Традиционно такие шишечки размещались в знак того, что закладная на этот дом полностью оплачена.
        Говоря это, Ли Картер вела охающих и ахающих дамочек из женского клуба в Литл-Рок, штат Арканзас, вверх по лестнице, навстречу новой истории Уэверли-Хаус в Натчезе. Она на ходу вытерла платком влажный лоб и взглянула на часы. Было уже двадцать пять минут пятого, и, конечно, сегодня вечером она опоздает на работу в ресторан. Она не хотела обижать этих милых женщин: в Уэверли-Хаус ей редко встречались группы, которые бы больше и искренне восхищались великолепием дома. Стоял июль, кондиционер в огромном доме снова сломался, и Ли не оставалось ничего другого, как завершить экскурсию без десяти пять, хотя официально экскурсии оканчивались в пять. Во всяком случае, не стоило упускать группу из десяти экскурсантов вовсе: летними вечерами дом обычно осматривали лишь маленькие группы туристов.
        Добравшись до коридора на втором этаже с высокими потолками, Ли, ступая по выгоревшей персидской дорожке, приподняла ситцевую юбку, касавшуюся пола. Обычно, сопровождая экскурсии, она не надевала специальные костюмы, но сейчас был уже вечер, и она переоделась в старомодное кружевное платье, предназначенное для выступления в ресторане.
        - Леди, пожалуйста, обратите внимание на гипсовый медальон рядом с французской люстрой, выполненной из желтой меди. - Ли указала на потолок.
        - Ах, как красиво! - сказала дама средних лет в льняном костюме и в очках, взглянув на прекрасный венок гипсовых цветов.
        - А вы знаете, из чего это сделано? - вступила в разговор другая дама.
        - Думаю, из конского волоса и гипса, - любезно ответила Ли.
        Она приехала в Уэверли-Хаус не так давно и всего лишь временно заменяла экскурсовода, поэтому не считала себя знатоком исторических подробностей. Но все-таки ее радовали любопытство и интерес, которые проявляли экскурсантки. Иногда туристы обходили весь дом, не сделав ни одного замечания и не задав ни единого вопроса: Ли удивлялась, как можно осмотреть Уэверли-Хаус и совершенно не увлечься его историей.
        На втором этаже она водила экскурсанток из комнаты в комнату. Всего на втором этаже было шесть спален, четыре из которых можно только осматривать, не входя в дверные проемы, перегороженные веревками, - рядом с ними дамы останавливались и заглядывали внутрь. Две двери закрыты для экскурсантов вообще - там жили Ли и владелица дома мисс Майра Уэбстер.
        - Наверное, вам очень нравится жить в этом доме, дорогуша! - воскликнула одна из дам, пока остальные рассматривали детскую, в которой среди прочего были колыбель, миниатюрная железная печка и крошечный фарфоровый чайный сервиз. - Ведь вы буквально окружены историей. Ах, как я вам завидую!
        Ли улыбнулась:
        - Да, нравится, мне тут очень хорошо, - добавила она.
        - Этель, я готова поспорить, что на самом деле ты завидуешь молодости и красоте этой девушки, - заметила одна из дам.
        Все рассмеялись.
        Ли помотала головой, смахивая со лба влажные пряди рыжевато-коричневых волос. Стояла такая изнурительная жара, что она не чувствовала себя ни молодой, ни красивой. Скорее она представляла себя чем-то вроде увядшей лилии, и еще эта длинная нижняя юбка, постоянно липшая к ногам. Хотя дамам она казалась очень молодой, у нее иногда возникало ощущение, что она уже успела прожить две жизни. В некотором смысле так оно и было.
        - Если вы пожелаете проследовать со мной в конец коридора, я покажу вам спальню хозяина - самую красивую комнату второго этажа. Там находятся кровать и резной гардероб красного дерева, - объявила Ли.
        Когда они подходили к потертому коврику, лежавшему перед последней дверью, Ли заметила, что дверь закрыта, несмотря на то что должна была быть открытой. Она вздохнула. Сомневаться не приходилось: тут поработал Кыш - огромный серый кот мисс Майры. Кот получил это имя, когда выяснилось, что он любит играть со шнурком или опахалом, подвешенными над обеденным столом на первом этаже. По какой-то причине, понятной только кошачьему уму, он любил уединяться в одной из верхних спален, причем непременно захлопывал за собой дверь.
        Через некоторое время этот бесстыдник обычно просил, чтобы его выпустили, но сначала обязательно взбирался на алые шелковые портьеры. Кыш был просто наказанием, но, несмотря на это, все в доме любили его.
        - Сейчас, когда я открою дверь, - обратилась Ли к экскурсанткам, остановившись на пороге и повернувшись к ним лицом, - пожалуйста, не волнуйтесь, если увидите крадущуюся рысь. Это всего лишь Кыш - кот мисс Майры, и он, если можно так выразиться, не обидит и мухи.
        Когда дамы рассмеялись, Ли повернула круглую дверную ручку и распахнула дверь, все это время не спуская глаз с аудитории, как и должен делать хороший экскурсовод. Комната нравилась ей больше других, она знала ее как свои пять пальцев. Ей незачем было поворачиваться и смотреть вместе с дамами - ведь так они могли упустить что-нибудь из ее рассказа. Дверь открылась настежь.
        - А теперь взгляните на выдвижную кровать - здесь отдыхали днем, на нижнюю часть балдахина домашней работы. У восточной стены находится довольно интересная этажерка, сделанная рабами, вдоль кушетки…
        Ли вдруг замолчала, не закончив предложение, у нее в животе все сжалось. Что-то было не так - пугающе не так. Почему у всех дам такой вид, будто они сейчас упадут в обморок? Пока она говорила, все побелели как мел. Несколько женщин вскрикнули и закрыли руками рты, открывшиеся от испуга. У всех было одно и то же выражение лица: широко распахнутые глаза, в которых стоял страх.
        Ли выругалась про себя, понимая, что теперь ей придется заглянуть в комнату, и испугалась. Она была уверена, что Кыш расположился там и поедает мышь - другого объяснения такой реакции женщин у нее не было. Это просто ужасно! Как ему удалось?
        В последний раз специалисты уверяли, что Уэверли-Хаус совершенно свободен от этих зверушек.
        Дольше тянуть было нельзя. Глубоко вздохнув, Ли повернулась, чтобы осмотреть комнату. Она чуть было не упала в обморок. То, что ей бросилось в глаза, не имело ничего общего с котом! Посреди комнаты стоял и улыбался высокий мужчина, едва прикрытый небольшим полотенцем! Он только что вышел из душа - мокрый, со спутанными черными волосами на груди и голове. Вероятно, он недавно приехал - на кровати лежал открытый чемодан. Внутри чемодана во всем своем великолепии растянулся Кыш. Он вылизывал лапу и совершенно не обращал внимания на то, что происходило вокруг.

«Это просто какой-то кошмар!» - пронеслось в голове у Ли. Она почувствовала себя обессилевшей и униженной. Ли могла думать только о том, что это за мужчина и откуда он взялся. Ее воспитывали в соответствии со строгими правилами этикета, но в этих правилах не было ничего, что подготовило бы ее к подобной ситуации. Что делать, если вдруг столкнешься с мокрым мужчиной, обмотанным полотенцем? Повернуться и убежать? Остаться и представиться?
        Оказалось, мужчина не был лишен здравого смысла или, скорее, самоуверенности. Он вежливо кивнул застывшим от изумления дамам и улыбнулся Ли, блеснув темными глазами.
        - Пожалуйста, продолжайте, это очень интересно.
        Желудок Ли словно подпрыгнул. Он собирается позабавиться! Но ведь мужчины всегда такие, правда?
        - Простите, - пробормотала она с застывшей на губах улыбкой.
        Стараясь сохранять спокойное выражение лица, она захлопнула дверь.
        - На этом мы завершаем нашу экскурсию, - торопливо объявила она, повернувшись к группе.
        - Какое завершение! - раздался чей-то голос.
        Не дожидаясь дальнейших комментариев, Ли устремилась вниз по лестнице, подгоняемая мыслью, что тот мужчина и вправду может последовать за ними. У него хватило бы на это бесстыдства!
        Дамам не оставалось ничего другого, как последовать за Ли, хихикая и перешептываясь при этом. Женщина небольшого роста лет шестидесяти пяти поравнялась с Ли на полпути вниз.
        - Как вы думаете, милочка, это было привидение Уэверли-Хаус? - язвительно поинтересовалась она.
        Ли не смогла удержаться от смеха.
        - Не имею ни малейшего представления.
        - Может быть, стоит позвонить в полицию? - поинтересовалась другая женщина. - Знаете, это мог быть пор. Подумайте о том, сколько можно украсть в этом великолепном доме.
        - Не будь смешной, Глэдис, - решительно заявила третья. - Совершенно очевидно, что этот мужчина - гость. Вор не стал бы расхаживать в чужом доме с чемоданом и принимать душ. Вы согласны, мисс?
        - Не знаю, нужно спросить у хозяйки, - неуверенно ответила Ли. - Мисс Майры сейчас нет, но она должна скоро вернуться с заседания клуба садоводов.
        - Во всяком случае, он уж слишком находчив для вора, - заметила пожилая дама.
        - Правильно. Он явно раньше был котом, - высказалась самая молодая из дам. - Можно нам взглянуть на эту комнату еще разок?
        В этот момент они как раз оказались на первом этаже. Ли мотала головой и боролась с приступами смеха. Ей пришлось признать, что ситуация была абсурдной. Женщины правы: этот человек скорее всего не был вором. Но кто же он такой, в конце концов?
        К счастью, когда они спустились, через заднюю дверь вошла мисс Майра.
        - Здравствуйте, леди, - любезно поздоровалась семидесятилетняя дама с седыми волосами.
        Ли тут же отвела мисс Майру в сторону.
        - Вы знаете, что наверху в комнате хозяина находится мужчина? - прошептала она.
        - Да-да, дорогая, это, должно быть, мой племянник Питер, - весело ответила мисс Майра.
        - Ваш племянник?
        Ли пыталась вспомнить все, что она когда-то слышала про племянника.
        - Вы имеете в виду того адвоката, который живет в Лос-Анджелесе? - «О Господи! Да он сейчас возбудит против меня судебное дело!» - Но я думала, он приедет только в следующем месяце! Почему же вы ничего мне не сказали? Боюсь, мы…
        - Дорогуша, - сварливо перебила ее мисс Майра, - понимаешь, я не смогла разбудить тебя утром. Ты так много работаешь в ресторане. Когда Питер позвонил сегодня и сказал, что сможет приехать раньше, чем планировал, я собиралась оставить тебе записку, но, к сожалению, забыла. Мне очень жаль, но ведь ничего плохого не случилось, правда?
        - Я… м-м-м… надеюсь, - ответила Ли, чувствуя себя совершенно измученной.
        И зачем только понадобилось захлопывать дверь у него перед носом! Ей нужно сказать правду.
        - Мисс Майра, боюсь, мы…
        - Здравствуйте, леди.
        Ли обернулась и увидела мужчину, того самого, из спальни хозяина. Он стоял на винтовой лестнице, одетый теперь в широкие брюки и легкую рубашку. Женщины замолчали.
        Время будто остановилось, пока Ли рассматривала его. Он был красив и казался очень сильным. Сердце бешено стучало, она подумала, что он грозный противник. Ему было около тридцати, его мускулистое тело покрывал бронзовый загар. Он явно проводил много времени под калифорнийским солнцем.
        - Питер, дорогой, спускайся, - позвала племянника мисс Майра.
        Пока Питер спускался навстречу восхищенным женским взглядам, мисс Майра повернулась к Ли:
        - Так что ты хотела сказать, дорогуша?
        У Ли остановилось сердце, когда Питер, усмехаясь, сошел с лестницы и многозначительно подмигнул ей.
        - Я… м-м-м… ну, это не срочно. Я опаздываю на работу, - запинаясь, ответила она. - Вы не могли бы попрощаться за меня с нашими гостями, мисс Майра?
        Не дожидаясь ответа, Ли помчалась к двери, не обращая внимания на удивленных дам, оставшихся позади.


        Ли ехала в маленьком желтом «бьюике» по уютным улочкам Натчеза-под-Холмом, мимо великолепных домов довоенной постройки, стоявших в тени огромных дубов, поросших мхом. Она не знала, правильно ли поступила. Позже она извинится перед племянником мисс Майры за свое внезапное появление и за то, что нарушила его покой. Она все исправит, несмотря на то что порой она косноязычна. Он все же достаточно легко отнесся к происшедшему. Его сухой юмор значительно разрядил обстановку, а в той ситуации это было достойно всяческих похвал. Совершенно неожиданно Ли поняла, что Питер ей интересен. Она ругала себя, считая теперь, что надо было остаться и встретить критику не дрогнув. Но если рассуждать здраво, она не могла опаздывать на работу. Эта работа значила для нее слишком много.
        Улыбнувшись, она подумала, что все вышло как-то странно. Если вспомнить то, чем она занималась всего полгода назад, было действительно странным, что игра на фортепьяно в ресторанчике Натчеза, штат Миссисипи, так много теперь значила для Ли Картер.
        Именно так оно и было. В первый раз в жизни она узнала, что такое счастье, абсолютное, безудержное счастье. Песни, которые она играла каждый вечер, были песни настоящей радости, и Ли готова защищать эту радость, защищать горячо и неистово. Ей нравилось работать в ресторане: нравилась лесть гостей, нравилось ненадолго становиться самой собой и не ждать, не требовать ничего. Когда она только начинала работать, хозяин объяснял ей, что она должна играть песни времен рабовладельческого Юга, народную музыку, танцевальные ритмы и тому подобное. Но однажды поздно вечером она не удержалась и сыграла «Остров радости» Дебюсси. Посетители были в восторге, и с тех пор Эл, владелец ресторана, разрешил ей самостоятельно выбирать репертуар. Если Ли хотелось сыграть что-нибудь из Фэтса Уоллера, она играла Фэтса Уоллера; если ее настроению соответствовала музыка Рахманинова, она бросалась в волны страстного ноктюрна. Свобода была восхитительна, да и деньги были неплохие. Удачным вечером она могла получить только чаевыми пятьдесят долларов и даже больше.
        Ли притормозила, повернула па Силнер-стрит, проехала мимо ресторанов и магазинов, располагавшихся на берегу Миссисипи в Натчез-под-Холмом. Солнце клонилось к закату, пейзаж был просто восхитителен, огромная река казалась полной золота.
        Она подъехала к ресторану «Серебряное дерево», получившему свое название по названию улицы и от серебристого клена, посаженного у входа. На парковке почти не было машин, значит, приехало мало посетителей и проблем с парковкой не будет. Она припарковалась несколько в стороне, чтобы не создавать неудобства посетителям, и аккуратно вылезла из машины, подбирая юбку. Жарким летом в Натчезе довольно часто шли дожди.
        Ресторан располагался в старом перестроенном здании с верандой. В хорошую погоду посетители сидели на веранде. Едва переступив порог уютного холла, стены которого были обшиты панелями, Ли устремилась к хозяину, разговаривавшему с официанткой в главной столовой.
        - Привет, Эл, прошу прощения за опоздание.
        Эл Мерфи, высокий седеющий мужчина, лишь улыбнулся в ответ.
        - Ли, ты же знаешь, что мы всегда рады видеть тебя, сказал он, идя ей навстречу. - Когда-бы ты ни пришла. Все ждут не дождутся, когда эти волшебные пальцы дотронутся до фортепьяно.
        Ли рассмеялась и поторопилась к инструменту. Эл знал, о чем говорил. Его доходы увеличились втрое с тех пор, как Ли стала работать у него. Ей сразу понравилось старое пианино, она уговорила Эла настроить его и поставить подальше от окна. Она уселась на специальную скамейку, достала ноты и заиграла веселый «Небесно-голубой» марш. Этот марш стал чем-то вроде торговой марки. Каждый вечер она начинала со Стивена Фостера.
        Вскоре в ресторан потянулись посетители, а минут через тридцать какой-то мужчина положил в большой бокал для брэнди, стоявший на пианино, пятидолларовую банкноту.
        - Мисс, нам так нравится, как вы играете, - застенчиво произнес он, когда Ли подняла голову и улыбнулась ему. - Кстати, моей жене очень нравится «Лунная соната». Вы случайно… то есть…
        - Ни слова больше, - весело ответила Ли и начала сентиментального Бетховена.

«Лунную сонату» просили исполнить так часто, что многим пианистам надоедало играть ее. Но Ли не надоедало. Она любила глубину и драматичность сонаты и всегда представляла и переживала то, что, должно быть, представлял и переживал великий Бетховен, сочиняя это произведение.
        Она была так увлечена музыкой, что поначалу не заметила испытующего взгляда пары темных глаз. Лишь закончив играть, она подняла голову и увидела, что он задумчиво рассматривает ее. Она попыталась понять, откуда он тут взялся. Интересно, сколько он просидел, наблюдая за ее игрой? Он был раздражен, в этом она не сомневалась.
        Что ж, после того как она ворвалась к нему с группой туристок, а потом резко захлопнула дверь, у него были причины для раздражения. Ее поведение с уверенностью можно было назвать возмутительным…
        - Добрый вечер, мисс Картер, - произнес он, прерывая ее раздумья. Его голос прозвучал зловеще. - Думаю, нам с вами надо завершить одно дело.
        Ли Картер наклонила голову, искоса взглянула на Питера Уэбстера и неуверенно улыбнулась.
        - Не стреляйте, - робко сказала она. - Я всего лишь пианистка.



        Глава 2

        Питер Уэбстер усмехнулся, его темные глаза блестели.
        - Я не собираюсь в вас стрелять, - заверил он. - Я просто хотел поговорить с вами. Как вы думаете, почему я так быстро спустился? Тогда, я имею в виду дома. Я хотел выяснить, кто вы. В конце концов, вы познакомились со мной довольно близко. - Он улыбнулся. - Но вы скрылись быстрее, чем Золушка с бала.
        Ли подавила улыбку.
        - Простите, - несмело заговорила она. - Я не хотела так убегать, но я опаздывала на работу. Я собиралась, то есть я всегда собираюсь…
        Ли не успела договорить, как к ним подошел Эл Мерфи.
        - Добрый вечер, сэр, - обратился он к Питеру. - Не хотите ли присесть за столик? Оттуда вам будет удобнее наслаждаться игрой мисс Картер.
        Ли неохотно встала.
        - Эл, это Питер Уэбстер, племянник Майры Уэбстер. Он приехал из Калифорнии.
        Мужчины обменялись рукопожатием.
        - Рад вас видеть, мистер Уэбстер, - сказал Эл и повернулся к Ли. - Почему бы тебе не сделать перерыв и не поговорить со знакомым? Я принесу тебе и мистеру Уэбстеру прекрасную зубатку.
        - О нет, я не могу… - начала Ли.
        - Я настаиваю, - заявил Эл. - Только не занимайте ее слишком долго, - с улыбкой предупредил он Питера.
        - Обещаю, - улыбнулся Питер.
        Эл удалился, предоставив возможность растерявшейся Ли рассматривать красивого мужчину, стоящего рядом с ней. Питер Уэбстер выглядел просто изумительно в голубом пиджаке из шотландки и широких брюках цвета древесного угля.
        - Итак, думаете, нам стоит принять приглашение мистера Мерфи? - поинтересовался он.
        - Видите ли, Эл слишком великодушен ко мне, - уклонилась от ответа Ли. - Я должна вернуться за фортепьяно.
        - Не переживайте. Ваш шеф предложил вам сделать нерерыв, и нет никакой необходимости проявлять сознательность. Согласитесь, у нас с вами есть незаконченное дело. В конце концов, мы живем в одном доме, но даже не представлены друг другу как следует.
        Ли закусила губу, понимая, что теперь уж точно попалась. Сейчас она не могла просто убежать от племянника мисс Майры. Кроме того, она непременно должна была извиниться перед ним.
        - Незаконченное дело? Звучит зловеще. - Ли заставляла себя говорить весело, осторожно рассматривая его.
        - О, все не так плохо, - ответил он.
        Он взял ее под руку и легонько подтолкнул к ближайшему свободному столику.
        - Я думаю, что мы можем устроиться здесь.
        Они сели за столик, покрытый клетчатой скатертью, и несколько мгновений неловко молчали, глядя друг на друга. Ли все еще была насторожена, Питер, казалось, развлекался.
        - Что-то подсказывает мне, разговор должны начать вы, - улыбаясь, произнес он.
        - Хорошо, - согласилась Ли.
        Она вздохнула, успокоилась и протянула руку:
        - Ли Картер.
        - Питер Уэбстер, - серьезно ответил он, пожимая руку. - Приятно быть… наконец-то представленным вам по всей форме.
        Тепло его руки, касавшейся ее, низкий голос и явная двусмысленность ситуации смутили Ли, ее лицо вдруг порозовело, а губы предательски сложились в улыбку. Она убрала руку и вежливо заговорила:
        - Так вы адвокат из Калифорнии?
        - Верно, а вы всего лишь пианистка?
        - Верно, - повторила она и улыбнулась. Этот человек умеет очаровывать.
        - Мистер Уэбстер…
        - Питер, - решительно поправил он.
        - Хорошо, Питер. Мне очень жаль, что я ворвалась к вам сегодня, да еще и со всеми этими дамами в придачу. И что мы застали вас… м-м… - Она покраснела. - Понимаете, это ведь правда, мисс Майра ни словом не обмолвилась, что вы там и… м-м…
        Она запнулась, еще больше краснея при воспоминании о том, как увидела его, прикрытого полотенцем.
        - Я… ну, остальное вы знаете.
        - О да, - понимающе ответил он. - Я там присутствовал.
        Ли поборола невероятное желание рассмеяться в тот момент, когда ее взгляд просто утонул в его прекрасных глазах. В Питере Уэбстере было нечто властное. Лучше сразу поставить его на место, пока ситуация не вышла из-под контроля.
        - Во всяком случае, как я уже говорила, мистер…
        - Питер.
        - Хорошо, Питер, - торопливо поправилась она. - Я обещаю больше не устраивать экскурсий в вашей спальне, мне очень жаль, что так получилось, и… вам незачем было приходить сюда сегодня! - выпалила она.
        - Напротив, это было просто необходимо.
        Его блестящие карие глаза оценивающе рассматривали ее.
        Ли взглянула на него.
        - Правда? А почему?
        - Совершенно необходимо.
        Он улыбнулся, обнажив белые зубы, такие крепкие, что казалось, они способны перекусить ее без всяких усилий. Он близко наклонился к ней, одновременно теребя лепесток бледно-розовой розы, стоявшей в стеклянной вазе в центре стола.
        - По правде говоря, мой выход из дома решал многое, - пробормотал он.
        Услышав это, Ли откинулась назад, чувствуя, как по всему телу побежали мурашки. Она нервно дотронулась до салфетки.
        - М-м-м… Питер… если вы принимаете мои извинения…
        - Не принимаю. - Он ослепительно улыбнулся.
        Она была ошеломлена.
        - Не принимаете?
        Он ухмыльнулся и продолжил лениво:
        - Нет. Вообще-то я предпочитаю месть.
        - Месть?
        - Месть. - Он широко улыбнулся. - Месть сладка.
        Ли показалось, что все ее тело горит от подтекста, который сквозил в его словах, от обескураживающего озорного сияния его глаз.
        - Месть, - повторила она, качая головой. - Не могли бы вы мне объяснить, какова же таинственная причина вашего бесцеремонного заявления, мистер… м-м…
        - Питер.
        - Питер, - повторила она.
        Он пожал плечами.
        - Вы нарушили мое уединение, - бесцеремонно ответил он. - Я собираюсь получить компенсацию.
        - Что вы собираетесь?
        - Получить компенсацию. Ком-пен-са-ци-ю. Это известная практика возмещения ущерба. В данном случае это еще и забавно.
        - Вы сошли с ума! - воскликнула она.
        - Нет, я абсолютно серьезен. - Он снова ухмыльнулся. - Вы нарушили границы моих владений, я преследую вас в судебном порядке. Первый раз я сталкиваюсь с делом, которое можно разом открыть и закрыть.
        От удивления Ли только покачала головой.
        - А что это вы собираетесь возместить, мистер Уэбстер? - поинтересовалась она.
        Мгновение он молчал, смотря ей прямо в глаза до тех пор, пока она не отвернулась.
        - Мне бы хотелось, чтобы вы провели со мной один вечер.
        Он произнес это чертовски небрежно.
        - Для начала. Однако… - Он взглянул на ее нежные губы. - Существует альтернатива, мисс Картер.
        - Она всегда существует, - сухо ответила Ли, борясь с желанием прикрыть губы рукой, - так жадно Питер их рассматривал. - И какая же это альтернатива?
        - Поцелуй.
        Теперь его взгляд словно обжег се губы, заставив их предательски вздрогнуть от чувственных ощущений.
        - Который начнется и закончится по моему усмотрению.
        Ли раскрыла рот от удивления, чувствуя, что очарована им.
        - Скажите, вы всегда так обращаетесь с женщинами, лишь только познакомившись?
        - Я всегда так обращаюсь с теми женщинами, что вламываются ко мне в комнату и смотрят, как я одеваюсь.
        - Я же сказала вам, это произошло случайно, - ответила Ли, теряя терпение.
        - Значит, вы полагаете, что не должны нести ответственность за собственные ошибки, мисс Картер? По меньшей мере это безответственно.
        - Безответственно?.. Да это самая абсурдная из всех бесед, что я когда-либо вела.
        - Мне она тоже нравится, Ли. Теперь кончайте сердиться и расскажите о себе.
        От изумления она на секунду зажмурилась. Он способен довести до белого каления кого угодно! Ли почувствовала себя побежденной, поэтому предприняла попытку к отступлению.
        - Видите ли, мистер Уэбстер, все это очень мило, но мне нужно возвращаться к…
        - Нет, не нужно. Ваш хозяин обещал, что вы пообедаете со мной, вы так и сделаете, хотя бы под дулом пистолета, если понадобится.
        Она растерянно моргнула и стиснула зубы, чтобы опять не открыть рот от возмущения. Мисс Майра никогда не говорила, что ее племянник сумасшедший. И кстати, где же Эл с обедом?
        - Не могли бы вы рассказать, почему так заинтересовались мной? - осторожно поинтересовалась Ли. - Ведь я всего лишь приезжая в доме вашей тети…
        - Для Майры вы значите гораздо больше, и вам это известно. Что же касается меня, когда ко мне в спальню ворвалась красивая молодая девушка с добрым десятком любопытных женщин, она безусловно вызвала мой интерес.
        Слово «красивая», так небрежно сказанное, заставило слегка подпрыгнуть сердце Ли. Но внешне ей удалось остаться спокойной.
        - Вы мне этого никогда не простите?
        - Нет. Вы должны, и я требую, чтобы вы вернули мне долг. Сегодня вечером, тем или иным способом.
        От этого замечания и от озорного блеска его глаз пульс Ли стремительно усилился. Да он просто наглец! И все же сейчас проще всего было отвечать на его вопросы.
        - Хорошо, - наконец сдалась она. - Что вы хотите узнать обо мне?


        - Для начала, что вы делаете в Натчезе? Майра сказала, что вы появились у нее на пороге три месяца назад и передали ей рекомендательное письмо от друзей. Вы хотели снять комнату.
        - Да, так оно и было, - ответила она, тщательно подбирая слова.
        - А что привело вас в Миссисипи?
        Этот нехитрый вопрос встревожил Ли.
        - Видите ли, это долгая история, мне не хотелось бы вам наскучить. - Она взглянула на фортепьяно, отчаянно желая спрятаться за ним и понимая, что это невозможно.
        - Мне не будет скучно, - настаивал Питер. - Напротив, вы заинтриговали меня. Что вы с собой делаете, играя на фортепьяно в ресторанчике захолустного городка? Думаю, вы знаете, насколько вы талантливы.
        Сердце Ли отчаянно заколотилось, но она и бровью не повела.
        - Ах это… спасибо.
        - «Это»? - повторил он. - Вы называете ваш исключительный талант «это»?
        - Вы преувеличиваете.
        - Думаю, нет. Признаюсь, я плохо разбираюсь в искусстве, но я узнаю виртуоза, если слышу его игру. Или вижу. В любом случае, - многозначительно добавил он.
        - Ну хорошо, - согласилась она, пожав плечами с деланным безразличием. - У меня есть степень по музыке.
        - А где вы учились? Где-то вроде Джуллиарда?
        Ли возблагодарила Бога за то, что в помещении было темно, потому что чувствовала, как бледнеет под перекрестным допросом Питера. Как же ей повезло! Именно в этот момент появился Эл, неся поднос с жареной зубаткой, глиняными кувшинами с капустой, кружками с ледяным пивом и корзинкой кукурузных лепешек.
        - Подарок от ресторана, - сказал он, аккуратно расставляя блюда.
        - Вы должны позволить мне заплатить, - сказал Питер.
        - Нет необходимости, сегодня это подарок от фирмы, - ответил Эл. Он усмехнулся, переведя взгляд с Ли на Питера. - Что-то подсказывает мне: вы будете очень полезны, мистер Уэбстер.
        Когда Эл ушел, Ли почувствовала, что краснеет.
        - Так на чем мы?.. - задумчиво произнес Питер, его блестящие глаза изучали ее покрасневшее лицо. - А, да. Вы собирались рассказать мне, что вы делаете в Натчезе.
        Она закусила губу. Этот человек никогда не позволит ей успокоиться.
        - Наверное, это прозвучит несколько… глупо… - наконец выдавила она.
        - Уверен, что нет.
        - Ну… - Ли немного помолчала и заговорила, тщательно подбирая слова. - Пару месяцев назад я решила немного отдохнуть. Мне хотелось поездить по стране. А потом я приехала в Натчез и…
        Она кивнула, чувствуя теперь неловкость, которую каждый раз ощущала, когда говорила о Натчезе.
        - Я влюбилась, думаю, только так это можно объяснить.
        - Увидеть Натчез и умереть? - улыбнулся он.
        - Можно и так сказать.
        - Мне знакомо это чувство. Я точно знаю, что вы имеете в виду.
        - Правда?
        - О да, это потрясающее место - его история, его необычный образ жизни, совершенно отличный от другого в любом уголке страны. Сумасшедший ритм и суету вы найдете повсюду. Натчез и Майра навеки завладели моим сердцем.
        Он с любопытством взглянул на Ли.
        - Так, значит, у вас нечто вроде затянувшегося отпуска?
        - Вроде того.
        - А как вы получили работу в этом ресторане?
        - В первый же мой вечер в Натчезе. Я пришла сюда пообедать. На фортепьяно играла очень милая пожилая леди, она явно слишком старалась. Когда она сделала перерыв, я подошла к ней и сказала, что мне очень понравилось ее исполнение. Я по собственному опыту знаю, какими неблагодарными могут быть посетители… - Ли улыбнулась. - Леди была польщена вниманием, мы присели и заговорили. Она рассказала мне, что ее очень беспокоит артрит и она хочет оставить работу, но не может бросить тех, кто приходит специально ее послушать. Примерно так все и началось. Я пообещала заменить ее до тех пор, пока Эл Мерфи не найдет постоянную пианистку. Именно она порекомендовала меня вашей тете.
        - Звучит как сказка. А чем вы занимались до того, как приехали сюда?
        Сердце Ли сжалось от неприятного ощущения.
        - До того? - заикаясь, повторила она.
        - Откуда вы приехали? - продолжал Питер.
        - Из Сан-Франциско, - осторожно ответила она.
        Он положил себе рыбы.
        - А чем вы занимались в Сан-Франциско?
        - Вы когда-нибудь окончите этот допрос, адвокат?
        - Нет-нет, расскажите мне, чем вы занимались в Сан-Франциско.
        Она громко вздохнула.
        - Была учительницей музыки. - Ли подумала, что это не совсем ложь.
        - Ага! - с триумфом произнес он. - Я же говорил, что у вас есть талант.
        - Согласна, у меня есть талант.
        - И не просто талант - необыкновенный талант. Вы изысканны, Ли, вы блистаете.
        Ли опять почувствовала, что Питер говорит о чем-то большем, чем о ее музыкальных способностях. Чувствуя себя совершенно измученной его пристальным взглядом, она застенчиво стала оглядывать зал ресторана. Явно пора было сменить тему разговора.
        - Как вы находите зубатку? - поинтересовалась она.
        Про себя она подумала, что ему следовало бы поторопиться доесть.
        - Просто великолепно. Мне правится острая корочка.
        Ли невольно рассмеялась, накладывая себе рыбу.
        - В «Серебряном дереве» перчат все, даже капусту, - объяснила она. - Однажды я сказала, что Эл кладет красный перец даже в холодный чай.
        Питер хихикнул.
        - Что бы он ни делал, это определенно приносит успех.
        Он окинул взглядом уютное помещение, уже заполнившееся весело болтавшими посетителями, и повернулся опять к Ли:
        - Майра рассказала мне, что ваши выступления заметно увеличили доход «Серебряного дерева». Наверное, поэтому управляющий так любезен с вами.
        Ли подумала, что он снова смотрит на нее так же пристально, как раньше, а сама она опять стала предметом разговора. Она надеялась, что этот человек никогда не будет допрашивать ее в суде.
        - Вы не рассказали, почему приехали в Натчез так рано, - торопливо заговорила она.
        - Ну вы, наверное, знаете, что я уже долгое время пытаюсь уговорить Майру разрешить мне привести дом в порядок.
        Ли с интересом подалась вперед. Она обожала мисс Майру и обрадовалась тому, что Питер хочет помочь тете.
        - Нет, я ничего не знала, но я очень рада. Дом Майры очень нуждается в ремонте. Местами обои изорваны в клочья. Кыш превратил драпировки в кашу, а кондиционеры постоянно ломаются.
        - Я знаю об этом. Сложность состоит в том, что Майра не позволяет мне оплатить ремонт.
        Ли понимающе кивнула:
        - Я знаю, что вы имеете в виду. Мисс Майра чудесная женщина, но уж слишком гордая. Наверное, ей очень трудно поддерживать хозяйство, имея маленький постоянный доход. И все же она не станет принимать помощь. Я хотела пригласить кого-нибудь починить кондиционеры, но она и слышать об этом не пожелала.
        - Вы предлагали ей? - переспросил он удивленно, даже шокированно.
        - Конечно, предлагала. Ваша тетя отнеслась ко мне как к дочери. Мы всегда спорим по поводу оплаты за мою комнату, но она отказывается повышать плату и на десять центов.
        - И несмотря на это, кажется, вы ей здорово помогаете. Она рассказала мне, что вы возите ее в церковь и, как я успел заметить, иногда замещаете ее в качестве экскурсовода.
        - Да, я ей помогаю, - сухо ответила Ли, мысленно возвращаясь к тому, что произошло сегодня после обеда.
        Проклятие! Питер Уэбстер опять свел разговор к ней самой.
        - Продолжайте, адвокат, - подбодрила она. - Вы все еще не рассказали, почему приехали столь внезапно. После сегодняшнего… - Она густо покраснела и готова была провалиться сквозь землю. - Должна признаться, мне очень хочется узнать, в чем тут дело.
        Он весело засмеялся.
        - Вообще-то все очень просто, то есть именно так, как я уже сказал. Я не смог уговорить Майру принять мою помощь, поэтому несколько месяцев назад решил, что проведу здесь три недели своего отпуска и займусь ремонтом. Объединение компаний, которым я занимался в последнее время, произошло раньше, чем ожидалось, и я решил тут же приехать. И вот я здесь. Еще один беглец от опостылевшей рутины делового мира.
        Ли отложила вилку. Слово «беглец» заставило ее задуматься. Оно прозвучало очень серьезно. Она собиралась спросить еще о чем-то, но в этот момент встретилась глазами с Элом Мерфи, смотревшим на нее из другого конца зала. Она твердо сказала себе, что разговор слишком затянулся. Питер Уэбстер очень приятный человек и внимательный собеседник, ему удалось воодушевить ее, что ей довольно сильно, надо признать, польстило.
        Она быстро встала.
        - Видите ли, мне уже пора возвращаться к инструменту, - сказала она и вежливо протянула руку. - Я была рада познакомиться с вами, Питер. Уверена, мы еще увидимся. Надеюсь… в следующий раз встреча состоится при более приятных обстоятельствах.
        Питер тоже встал и усмехнулся, услышав последние слова. Он взял ее руку.
        - О, мы будем часто видеться, - живо ответил он. - Пока нет никакой необходимости говорить друг другу «до свидания». Я еще побуду здесь, чтобы насладиться вашей игрой.
        - Неужели? - Она высвободила свою руку. - А как же ваша тетушка?
        - Майра уже приглашена. Сегодня вечером она собирается к Виде Джин Джексон, а мне удалось найти причину и отказаться от этого приглашения. - Он ухмыльнулся. - Я уже говорил вам, Ли, что хочу провести вечер в вашем обществе. Во всяком случае, я не пропущу ни звука из вашей виртуозной игры.
        - Виртуозной? Ну что ж, пусть будет так, - ответила она и, пожав плечами, отправилась к фортепьяно.
        Опустившись на скамеечку перед инструментом, Ли почувствовала себя расстроенной. Зачем Питер Уэбстер явился сюда сегодня вечером? И что он хотел от нее помимо того, что было очевидным? Он проницателен и умен. Казалось, он очень заинтересовался ею, и это было лестно. Сказывалось отсутствие личной жизни в течение последних лет. Он был роскошью, которую она не могла себе позволить, по крайней мере сейчас. Невольно этот мужчина становился угрозой для ее безопасного, уютного мира.
        Она уже предвидела эту опасность. Прожив в Натчезе всего три месяца, Ли успела завоевать хорошую репутацию. Именно поэтому все жители города приглашали ее играть на свадьбах и званых вечерах.
        Она нахмурилась. Сегодня нужно сыграть очень плохо, только так она сможет отделаться от Питера Уэбстера. Но она не могла, это было не в ее привычках. И с чувством начала «Лунный свет»…
        Сидя за столиком, Питер наблюдал за ней и внимательно слушал. Ли сразу же покорила его в тот самый момент, когда вошла в спальню. У нее был такой растерянный, такой смущенный, такой беззащитный взгляд, внушающий доверие, когда она пыталась уладить ситуацию, не запятнав при этом ничьего достоинства.
        Ему нравились ее цветущий вид, пшеничные волосы до плеч, обрамлявшие лицо и стройную лебединую шею, правилось овальное лицо с несколькими веснушками на прямом, чуть вздернутом носу. Она великолепно выглядела в старомодном ситцевом платье до пят и блестяще играла на фортепьяно. Он чувствовал, как «Лунный свет» в ее исполнении дышит страстью… У нее была необыкновенная способность любить клавиши. Она была для него откровением, глотком свежего воздуха среди его привычного «искусственного» окружения.


        Играя, она словно отгородилась от окружающего мира. Что ж, не важно, всему свое время. Теперь он был совершенно заинтригован…
        Несколько часов спустя Ли устало улыбнулась и сыграла веселую мелодию «Ожидая поезда», которой обычно завершала вечер. Она поклонилась на аплодисменты и тут же почувствовала испуг и возбуждение одновременно - Питер Уэбстер все еще сидел за столиком, за которым они обедали.
        В любой ситуации оставаясь музыкантом-профессионалом, Ли встала, улыбнулась и с достоинством поклонилась публике. Когда Эл Мерфи поблагодарил посетителей за визит и тактично проинформировал их, что ресторан закрывается, Ли начала складывать ноты и собирать чаевые, надеясь, что упорный мистер Уэбстер поймет намек на то, что она занята, и уйдет. Но ей не повезло. Она поставила на место бокал для бренди и тут же услышала низкий голос:
        - Подождите, это не все.
        Питер подошел к ней и небрежно положил в бокал крупную купюру.
        - О нет, не надо! - Ли вынула купюру и протянула ему.
        Он не взял ее.
        - Разве я не могу поблагодарить самую прекрасную в мире пианистку за вечер, достойный стать хорошим воспоминанием? Ли, ваш хозяин даже не позволил мне оплатить обед.
        - Так дайте ему на чай, - резко ответила она, все еще протягивая деньги.
        Смутить Питера было непросто.
        - Знаете что, я возьму эти деньги, если вы согласитесь прогуляться со мной, - предложил он.
        - Прогуляться? Сейчас?
        Он откинул голову назад и рассмеялся.
        - Да ладно вам, Ли, ведь вам же еще не девяносто. Пойдемте прогуляемся по берегу.
        Она посмотрела на часы и решительно замотала головой.
        - Питер, сейчас и вправду поздно. По будням мы закрываемся в одиннадцать, но сейчас уже почти двенадцать. Я очень устала. - Она все-таки хотела вернуть купюру.
        Он отмахнулся.
        - Я не возьму их до тех пор, пока вы не прогуляетесь со мной. Кроме того, - продолжал он убедительно, - музыка так возбудила меня, что если я сейчас же отправлюсь домой и лягу в постель, то не смогу заснуть, в моем сознании будут раздаваться звуки Шопена, Гершвина и Фостера. Вы же не хотите, чтобы я провел бессонную ночь по вашей вине.
        - По-моему, неплохая мысль, - огрызнулась она.
        Когда она вновь протянула деньги и он, смеясь, отказался их взять, она тяжело вздохнула.
        - Питер, когда наконец вы дадите мне отдохнуть?
        - Никогда. Так что выбирайте, Ли, чаевые или прогулка?

«А слабо выбрать между женщиной и тигром?» - подумала она с мрачным юмором.
        - Прогулка, - быстро ответила она, сунув банкноту в его руку. - Но лишь потому, что не хочу быть перед вами в долгу, Питер Уэбстер. И недолго, - добавила она.
        - Сколько скажете, - дружелюбно произнес он именно в тот момент, когда она довольно сердито взглянула на него.
        Они попрощались с Элом и вышли в темноту, наполненную пряными ароматами. Они направились к небольшому парку, располагавшемуся в конце Силвер-стрит у самой Миссисипи. Какое-то мгновение они молчали, наблюдая, как под залитым лунным светом мостом, связывающим Натчез и Видалию, штат Луизиана, проплывает баржа. Ли наслаждалась звуками ночи: стрекотанием цикад и шелестом ветра в кронах деревьев. Она глубоко вдыхала влажный от речной воды и вечерней росы воздух. Ночь была чудесной и совершенно темной. Ли не хотелось признаваться, но она действительно нуждалась в спокойной прогулке после всех волнений прошедшего дня. Она старалась убедить себя, что симпатичный мужчина, находившийся рядом, не имеет ничего общего ни с волнениями дня, ни с красотой ночи.
        - Я люблю здесь бывать, - прервал молчание Питер. - Трудно поверить, что сто двадцать пять лет назад Натчез-под-Холмом был городом порока: здесь играли, пьянствовали и бог знает чем еще занимались.
        Ли нехотя улыбнулась. Она любила и знала историю этого городка; она немало часов провела в публичной библиотеке Натчеза.
        - Вы когда-нибудь мечтали побывать здесь в те времена? - задумчиво поинтересовалась она.
        - А что, если бы мы оба попали в прошлое? - спросил он в ответ, уловив ее игривое настроение. - Представим, что вы - сирота, играете на фортепьяно на танцплощадке, а я местный шериф, спасающий вас от участи более страшной, чем смерть.
        Она рассмеялась.
        - Сомневаюсь, что если бы мы оказались там, вы стали бы шерифом. По-моему, вы были бы либо жуликом, либо игроком. А что касается женщин, то первое, что вам пришло бы на ум, было бы как раз страшнее смерти.
        - Виноват. - Он усмехнулся и взял ее за руку.
        - Давайте поднимемся на холм.
        Он повел ее по Силвер-стрит к утесу, который защищал город от наводнений. Она не возразила, когда он взял ее за руку, оправдывая себя тем, что дорога неровная и темная. По правде говоря, ей нравилось чувствовать, что он держит ее за руку, но она боялась признать это. Его прикосновение было теплым, крепким, дружеским и не содержало даже намека на угрозу. Когда он шел рядом с ней, в лунном свете, то казался ей еще красивее. Его нос был совершенно прямым, нижняя челюсть указывала на решительность характера, глаза были глубоко посажены. Она решила, что сейчас он слишком хорош. Больше всего ее привлекали непокорные черные вьющиеся волосы. Казалось, они манили женщин дотронуться до них… Работа адвоката требует постоянного присутствия в конторе, но в его облике не было ничего, что свидетельствовало бы об этом: под легкой рубашкой и широкими брюками скрывалось красивое упругое тело.
        Они прошли магазины и кафе, расположенные на Силвер-стрит, и вышли к окраине Натчеза. Потом взошли на холм, добрались до Бродвея и свернули к деревьям, среди которых виднелся красивый бельведер, откуда открывался вид на Миссисипи.
        - Идем, - сказал Питер, кивая в сторону украшенного павильона. - Давайте взглянем на реку.
        Ли замерла в нерешительности. Бельведер был очаровательным, изогнутые вертикальные линии решеток походили на кружева. Это было слишком… романтично.
        - Вам не кажется, что нам пора?..


        - Нет, - решительно ответил он, потянув ее к белым дощатым ступеням.
        Ли не оставалось ничего другого, как последовать за ним, сердце ее трепетало.
        - Здесь так красиво, - произнес Питер несколько мгновений спустя, когда они уже стояли внутри бельведера, любуясь водяной гладью, искрящейся под светом луны.
        - Вероятно, многие в Натчезе празднуют свадьбы здесь. Довольно подходящее место для заключения брака, вы не находите?
        Ли никак не могла расслабиться. Казалось, что и она, и Питер находились каждый в своем собственном мире.
        - Думаю, да, - неуверенно ответила она, удивляясь тому, что разговор принял такой неожиданный оборот. - Но, - продолжала она более веселым тоном, - бельведер находится на обрыве, во время церемонии может подкрасться японская виноградная лоза и удушить невесту с женихом.
        Смех Питера слился с ее смехом. Японская виноградная лоза считалась в этих местах проклятием. Завезенная из Японии для того, чтобы остановить эрозию почвы, виноградная лоза нещадно истребляла другие растения. Так было всюду - она буйно разрослась по утесу, а теперь добралась до личных садов и газонов, хозяева еле успевали уследить за ней.
        - Знаете, это очень забавно, - вновь заговорила Ли, - виноградная лоза - красивое растение, и парадокс в том, что нечто прекрасное оказывается порой хищным и безжалостным. Как можно одновременно очаровывать и разрушать?
        Она вдруг замолчала и закусила губу, понимая, что предательский лунный свет заставил ее говорить о чем-то большем, чем виноградная лоза. Казалось, Питер это почувствовал. Он отвернулся от реки и прислонился к изгороди, скрестив руки на груди. В его темных глазах отражался лунный свет.
        - Скажите мне кое-что, Ли… - задумчиво произнес он.
        - И что вы хотели бы узнать теперь! - шутливо поинтересовалась она, немного смущенная его проникновенным голосом.
        - От чего вы убегаете?
        Она застыла, словно громом пораженная.
        - Я не понимаю, о чем вы говорите!
        - Не стоит увиливать, Ли. Ваш рассказ просто небылица. Человек не может, с легкостью вырвав свои корни, помчаться по стране, если только он не бежит от чего-нибудь.
        У Ли закружилась голова.
        - Не понимаю, что вы имеете в виду, - запинаясь, произнесла она. - И вообще, зачем вам все это? Зачем вы меня допрашиваете? Какой вам толк от всего этого? - выпалила она в сердцах.
        Она пожалела о сказанном еще до того, как закончила.
        Но Питер был непреклонен.
        - Ли, вам не приходило в голову, что вы мне нравитесь? Что вы мне интересны?
        - Я… вы не находите, что все это несколько неожиданно?
        - Я сразу знаю, кто мне нравится, как только вижу. - Он помолчал. - А вы? - продолжил он низким сексуальным голосом.
        Она улыбнулась, обезоруженная этим замечанием. Этот человек меняет настроение собеседника со скоростью молнии. Она протянула руку в знак примирения:
        - Мне очень жаль, не стоило так набрасываться на вас.
        - Ничего страшного, - поспешно заверил он. - Я уверен, вы набросились не на меня.
        Его слова ошеломили ее. Ей надо быть поосторожнее. Этот человек угадывает ее чувства с поразительной точностью.
        - Вы правы, - согласилась она, сухо и неуверенно рассмеявшись, и снова повернулась лицом к воде. Ли была подавлена этим временным душевным контактом. Она попыталась сказать что-нибудь веселое и отвлекающее внимание, но возможность была упущена. Он уже совсем близко, протягивает руку к ее подбородку и поворачивает к себе ее лицо.
        - Ты когда-нибудь расскажешь мне об этом, правда, Ли?
        В глубине его глаз было нечто зовущее, такое, что становилось трудно дышать. Она отпрянула:
        - Не знаю, Питер, может быть.
        - Если мы познакомимся поближе, ты захочешь мне рассказать? - спросил он.
        У нее помутнело в глазах.
        - А не слишком ли ты торопишься?
        - Нет, - серьезно ответил Питер.
        Его крепкое тело прижало ее к ограде.
        - Напротив, ты подумаешь, что я очень нетороплив. Как лоза. Я такой же жадный…
        Ли едва расслышала его слова, так бешено стучало ее сердце. Он был непозволительно близко! К ней никогда не приближался такой красивый и сильный мужчина. Она ощущала его тело, его пьянящий мужской аромат, вызывающий в ней безумную дрожь. Где-то в подсознании внутренний голос внушал ей, что она обязана устоять перед искушением, обязана отстраниться от него, но вскоре это предупреждение заглушило таинственное очарование, исходившее от Питера. Она почувствовала слабость и легкое головокружение. Он был таким настоящим, таким страстным. Он нежно обнял ее за талию.
        - Ли, меня интересует кое-что еще.
        - Да? - прошептала она, дрожа, пока он гладил ее спину.
        Он глуповато усмехнулся:
        - Ну, можешь называть это любопытством или мужским тщеславием, но, по-моему, я больше не выдержу…
        - «Не выдержу» чего? - спросила она, задыхаясь.
        Что бы это ни было, у нее тоже кончалось терпение!
        Он широко улыбнулся:
        - Мне просто хочется узнать, о чем ты подумала, когда увидела меня в первый раз.
        Она что-то вспомнила и не удержалась от смеха.
        - Ну, ты был высоким, мокрым и симпатичным.
        - Неплохо сказано.
        - А о чем подумал ты?
        Он тоже замолчал и мечтательно смотрел на нее до тех пор, пока она не вздрогнула.
        - Я подумал, что ты очень красивая, - произнес он наконец прерывающимся голосом и поцеловал ее.
        Ли была слишком сильно потрясена, чтобы отстраниться. Словно загипнотизированная жарким поцелуем Питера, она не могла сопротивляться ему. Она чувствовала, как его настойчивые горячие губы ищут и требуют ответа, а руки обнимают ее так, будто никогда не отпустят. В это почти роковое мгновение внутри у Ли вдруг все ослабло. Когда его язык толкнул ее нежные губы, стремясь найти вход, они раздвинулись сами собой. Он впился в нее глубоко и бесстыдно. Она прильнула к нему, чувствуя, что у нее подкашиваются ноги. Звезды в вышине слились водоворотом ярких спиралей. У нее закружилась голова… ослепительные звезды кружились перед глазами. Его лицо затмило ночь, стерло все, кроме его самого, его поцелуя, его сильного требовательного тела, прижимавшего ее к перилам… Наконец, когда его губы начали дразнить нежную кожу ее шеи, она пришла в себя. Гнев мгновенно вырвал ее из временного забытья. Она оттолкнула его с возгласом:
        - Эй, это нечестно! Ты говорил, что хочешь получить или вечер, или поцелуй, но не все сразу.
        Питер смотрел на Ли и улыбался, ее руки стыдливо закрывали губы, а грудь быстро вздымалась и опускалась. Она была в ярости и одновременно выглядела восхитительно ранимой. Вкус ее губ был вкусом блаженства, пробудившего в Питере жажду большего того, что должно будет когда-нибудь удовлетворено в полной мере.
        - Ли, я предупреждал, что я жаден. Мне хотелось и того и другого: вечера и поцелуя, и еще… Иди сюда, - хрипло произнес он, - я не закончил.
        - Нет. - Она с вызовом взглянула на него.
        Он пригладил волосы.
        - А ты что-то скрываешь, дорогая, это превращается в настоящую проблему.
        - Я… я ничего не скрываю. - Она так дрожала, что он не мог этого не заметить.
        - Я тебе не верю, - почти грубо произнес он, - ты много чего скрываешь.
        - Даже если и так, то это мое личное дело. И кроме того… - У нее перехватило дыхание, она нервно сжимала и разжимала кулаки. - Послушайте, Питер, я не хочу быть невежливой с вами. Все-таки вы племянник Майры. Я просто не… - Ли глубоко вздохнула, чтобы собраться с мыслями. - Я просто не хочу проводить с вами много времени.
        - Понятно. Вот почему вы только что ластились ко мне изо всех сил?
        В ответ ее сердце яростно застучало.
        - Вы застали меня врасплох, вот и все.
        Она повернулась и побежала вниз по лестнице так быстро, как только могла.
        Он догнал ее на улице и обнял.
        - Питер, пожалуйста, - умоляла она, вырываясь.
        - Успокойся, Ли, - сказал он, продолжая крепко держать ее за талию. - Будь я проклят, если брошу тебя посреди Силвер-стрит - тут темно, на тебе красивая юбка и прочее.
        Она больше не пыталась освободиться, а лишь угрюмо молчала, пока они спускались по крутой неровной дороге.
        - Тебе понравился поцелуй? Кажется, с тобой ничего страшного не случилось? - шутливо поинтересовался Питер после недолгого молчания.
        Она не ответила, и он остановил ее.
        - Ну?
        - Это… это было неплохо, - неохотно призналась она.
        - Спасибо, Ли. - Он с грустью усмехнулся. - Это один из самых лестных комплиментов, которые я когда-либо слышал в свой адрес.
        Желание смеяться пропало у нее после того, как она рассмотрела при лунном свете его сердитое лицо. Выходит, и у неуязвимого мистера Уэбстера есть ахиллесова пята! Она ощущала порочное удовольствие в том, что ей удалось задеть его мужское самолюбие. Она покачала головой:
        - Знаете, Питер Уэбстер, вы нечестно играете.
        Он притянул ее к себе и снова пошел в атаку, прижимая еще настойчивее, чем раньше. Его рука дерзко лежала на изгибе ее талии.
        - Вы правы, леди, - ответил он.



        Глава 3

        На следующее утро Ли разбудили звуки, доносившиеся из открытого окна. Стоял жуткий грохот, как будто что-то ударялось о стену дома. Она неторопливо взглянула на часы на столике у кровати. Девять, пора подниматься.
        Ли выкарабкалась из «кровати со скалкой», названной так из-за скалки в изголовье, которая использовалась раньше рабами для того, чтобы закрепить постель, и надела бирюзовый пеньюар. Она не могла понять, откуда раздавались эти звуки. И что, собственно говоря, происходило?
        Откинув с лица растрепавшиеся волосы, она подошла к окну, раздвинула жалюзи и глубоко вдохнула воздух, наполненный запахами жимолости и утренней свежести. Внизу кто-то работал. Теперь она явно слышала звук ударов и даже негромкие ругательства, но не могла увидеть того, кто производил весь этот шум. К сожалению или к счастью - неизвестно, что лучше, - вид ей закрывало большое распахнутое окно первого этажа с джутовым переплетом. «Что ж, наверное, Майра наняла соседского мальчика привести в порядок клумбы».
        Ли быстро умылась, надела шорты и топик, торопясь спуститься вниз и выпить крепкого кофе. Она слишком много пережила прошлым вечером…
        Когда она вышла в коридор, первое, что бросилось ей в глаза, была закрытая дверь спальни хозяина. За этой дверью находился тот, по чьей вине она плохо спала этой ночью. У нее перед глазами невольно промелькнули вчерашние события: обезоруживающий поцелуй в бельведере, ее позорный ответ…

«Интересно, что сейчас делает Питер? Лежит в постели?..»
        - Прекрати, Ли! - пробормотала она себе, понимая, что дрожит и тает от одного взгляда на его дверь. Она предвидела, что следующие недели будут для нее очень трудными. Но она не могла, не могла нарушить договор, нарушить важное обещание, данное себе самой полгода назад.
        Спускаясь по лестнице, Ли закусила губу. Какое-то мгновение ей безумно хотелось забыть совсем про обещание и разоблачить себя перед Питером. Он и так догадался, что она скрывается от каких-то неприятностей. В глубине души она надеялась, что он будет хранить ее секрет и поможет ей, насколько это будет в его силах. Только надо решать как можно скорее. Сейчас было бы совсем неплохо обзавестись другом.
        Но справедливо ли это по отношению к нему? Она качнула головой. Нет, в конечном счете только она должна принять решение. Питер, даже если и захочет помочь, может сделать еще хуже. Она целый год потратила на то, чтобы разобраться в собственном характере и научиться прислушиваться к себе. Ей предстоит пройти этот путь одной и сделать свой выбор…
        А что касается Питера Уэбстера, она просто будет держать его на должном расстоянии. Конечно, это будет непросто. Он неотразим, и она безумно хочет быть как можно ближе к нему.
        Ли спустилась с лестницы и направилась в кухню, все еще погруженная в размышления. К счастью, через пару недель Питер вернется в Калифорнию. Но до этого ей надо собрать все свои силы и самостоятельно все решить, не подпуская его к себе. В конце концов, она уверена, что Сьюзен Ли Картер тот человек, который лучше всех знает, что такое самодисциплина!
        Несколько мгновений спустя Ли удалилась на террасу, расположенную за домом, с чашкой дымящегося кофе. Каждое утро начиналось с того, что она потягивала кофе на террасе в тени великолепного старого дуба, пока Ханна, служанка и повариха Майры, готовила завтрак. Ли присела на изящный железный стул, стоявший у стола со стеклянной столешницей. Она с наслаждением сделала большой глоток, рассматривая перемещавшиеся пестрые узоры, которые образовывал свет на росистой траве у террасы. Она все еще слышала удары, доносившиеся с другой стороны дома, и хотя ее любопытство увеличивалось с каждым звуком, пока она не спешила выяснять, в чем дело.
        Когда опустела первая чашка, она поняла, что все еще ощущает себя не так, как обычно, а слабой и усталой. Если говорить точнее, она чувствовала, что находится под угрозой.
        Ли Картер любила жить организованной жизнью. Не будучи отшельницей, она всегда проводила по многу часов в одиночестве. Ей это нравилось. В Натчезе жизнь текла медленно, но тем не менее она уже ко всему привыкла здесь. Майра активно участвовала в светской жизни и, казалось, совершенно не возражала, что Ли только иногда принимала ее приглашения. Долгие утренние часы Ли обычно посвящала чтению, послеобеденные - прогулкам или походам в городскую библиотеку, а ночи - спокойному, ничем не нарушаемому сну. Никто в этом старом доме никогда от нее ничего не требовал.
        До этого момента. Она снова вспомнила о Питере Уэбстере. Она должна успокоиться, иначе он обязательно нарушит все ее планы! Она не могла просто уехать, это оскорбило бы Майру. Что же делать, если Питер Уэбстер продолжит попытки подчинить ее так, как он пытался это сделать вчера?
        Она твердо решила, что будет драться с ним руками и ногами. Да, Питер Уэбстер очарователен и мил, но она готова поспорить, что в Калифорнии у него целая толпа женщин. Ли сейчас ему просто удобна. Будь она проклята, если станет играть на его стороне в ближайшие три недели!
        Ее размышления прервала громкая ругань, любопытство и раздражение заставили ее наконец пойти и выяснить, что за шум постоянно раздается с другой стороны дома.
        Прихлебывая кофе, Ли прошла до угла старого дома и свернула за него, не думая о том, что может легко столкнуться с незнакомцем, кто бы это ни был. Она все еще не видела, что происходит - ей снова мешало окно в гостиной.
        Она подумала, не бросить ли ей свое занятие, но тут снова послышалось проклятие, и Ли решила продолжить выяснение. Не желая приближаться неизвестно к кому - это мог оказаться мужчина, а она не хотела стыдиться своего внешнего вида, ведь на ней не было ничего, кроме шорт и топика, - она двигалась от угла дома по направлению к саду, пока свод окна закрывал ей обзор.
        Пробираясь на улицу, Ли вглядывалась в том направлении, откуда раздавался шум. Если незнакомец заметит ее, она окажется в глупом положении. Она ощущала себя не в своей тарелке. Что же произошло с ней со вчерашнего вечера, что она теперь так осторожничает с мужчинами, даже с соседским мальчишкой-садовником?
        Наконец она увидела его: он находился с другой стороны окна. Это был не мальчик. Ли рассмотрела широкую голую спину человека, склонившегося над цветочной клумбой, его стройные бедра, охваченные линялыми джинсами. Она вздрогнула, заметив темные кудрявые волосы. Питер Уэбстер полол клумбу своей тети. Он говорил, что хочет заняться ремонтом, но она не ожидала, что он будет работать сам!
        У Ли появилось желание тут же убежать отсюда, но вместо этого она лишь издала тяжелый вздох. Он хорошо смотрелся в джинсах без рубашки. Когда он вырывал сорняки, его красивая сильная спина блестела, как отполированная бронза. О Господи! Она снова почувствовала ту ужасную пагубную слабость. Ее захлестнули воспоминания о вчерашнем вечере… Но ведь может же она просто смотреть?
        Ли подумала, что поступает безнравственно, нет, бесстыдно, поэтому, как только Питер переместился к «фонарю», который закрыл ей обзор, она машинально пошла вперед в сад, не в силах преодолеть обаяние, которое излучали движения его прекрасного тела. Он двигался - о Боже! - так ритмично. Она шагала все дальше и дальше…
        Ли вдруг поняла, что очутилась по колено в пруду, где Майра разводила рыбу. Ли задохнулась от испуга и ужаса, когда оступилась и вода брызнула ей в лицо, потекла по лицу, а чашка с кофе выпала из рук. Она почти не обратила внимания на прохладный душ, потому что пыталась найти опору и устоять на скользком дне пруда. Ценой невероятных усилий ей удалось не зарыться носом в кувшинки. Наконец Ли спокойно вздохнула, но тут же опять перепугалась, когда между ее коленей заерзало что-то холодное и гладкое. Она взвизгнула и выскочила из пруда как сумасшедшая, неловко двигаясь, словно в затейливом танце.
        - Хотел бы я оказаться этой рыбкой, - раздался низкий мужской голос.
        Ли испуганно вскрикнула, обернулась и увидела Питера Уэбстера, стоявшего в нескольких футах от нее и улыбавшегося. Он небрежно опирался подбородком на руку, державшую мотыгу.
        - Знаете, Ли, по-моему, вы выступаете сегодня утром гораздо лучше, чем вчера вечером, - проговорил он.
        Ли была слишком ошарашена произошедшим, поэтому даже не попыталась ответить. Она моргала от воды, попавшей в глаза, и убирала со лба прилипшие пряди мокрых волос.
        Он подошел ближе.
        - Вы дурная девушка. Посмотрите, что вы натворили. Думаю, мне стоит отвести вас наверх и хорошенько вычистить.
        Наконец Ли обрела дар речи:
        - Даже и не думайте об этом!
        Он задумчиво потер подбородок, одновременно разглядывая ее мокрую и дрожащую фигуру.
        - Возможно другое - например, записать тебя на конкурс «Лучший бюст Натчеза» в мокрых майках.
        При этих словах Ли бросило в жар, она вспомнила, что не надела под топик бюстгальтера. Ей не надо было смотреть, она знала, что ее соски стали очень упругими от неожиданного душа. И правда, взор Питера был просто прикован к ним. Защищаясь, она скрестила руки на груди.
        - Очень смешно, - пробормотала она.
        - И как же тебе удалось попасть в пруд? - поинтересовался он, смеясь, и подошел, чтобы снять лепесток кувшинки, прилипший к ее колену.
        Она отступила, словно обожженная его прикосновением, мучимая видом темных вьющихся волос на его широкой загорелой груди.
        - Я… м-м-м… направлялась на террасу с чашкой кофе…
        - И отклонилась на тридцать футов?
        Все еще посмеиваясь, он отошел и поднял ее чашку, упавшую в траву.
        - По крайней мере ты не разбила фарфоровую чашку моей тетушки, - довольно произнес он, выпрямляясь. - Теперь рассказывай, как ты попала в пруд.
        Несчастная Ли ничего не могла придумать.
        - Ты шпионила за мной! - вдруг догадался он.
        - Я что?..
        Она побледнела, как будто на «американских горках» перед стремительным прыжком с высоты вниз.
        - Ты была очарована моим прекрасным телом!
        - Ха! Ничего подобного!
        - Не отпирайся. Я не ошибся, почувствовав, что меня пожирает пара голодных глаз, потом я услышал плеск.
        - Вы себе льстите! - взорвалась она.
        - Ты просто в бешенстве оттого, что тебя застукали.
        - Вы не возражаете, если я пойду переоденусь? - пролепетала она первое, что пришло ей в голову. Она была такой несчастной, что в пору только повеситься.
        - Разве я тебя задерживаю? - невинно поинтересовался он.
        - Да!
        - Пожалуйста, иди переодевайся! - Он озорно усмехнулся. - Кстати, я был бы счастлив помочь. Я хорошо умею помогать дамам снимать мокрые майки…
        - Слушайте, Питер, почему бы вам не заняться прополкой и не оставить меня в покое?
        Ли резко повернулась и направилась к дому. Питер рассмеялся ей вслед. Она чувствовала себя полной дурой. Куда девалась ее сообразительность? Куда девался ее обычно безупречный внешний вид, за которым она тщательно всегда следила? С того момента, как Питер Уэбстер прибыл в Натчез, она вдруг стала врываться в спальни к мужчинам и попадать в пруды! Она несет полную чушь и ведет себя как увалень. Распахнув заднюю дверь, Ли решительно вошла в кухню.
        - Что бы вы хотели на завтрак, мисс Ли? - поинтересовалась Ханна, стоявшая в переднике у стойки и месившая тесто.
        Когда она повернулась, ее шоколадные глаза расширились от изумления.
        - Не дадите ли вы мне минут пятнадцать, Ханна? - вежливо попросила Ли, стараясь сохранять спокойное выражение лица, пока она пересекала кухню в намокших теннисных туфлях, досаждавших ей каждым булькающим звуком.
        Ли торопливо прошла по коридору, потом взлетела по лестнице и чуть не столкнулась с Майрой наверху.
        - С вами все в порядке? - встревоженно поинтересовалась она у Майры.
        - О да, все отлично. Но, Господи, с вами-то что случилось, дорогуша? - спросила она, заметив, что Ли взволнована.
        Ли устремилась по коридору.
        - Ваш племянник! - с раздражением выкрикнула она и поняла, что готова ударить себя. Ли винила себя за то, что огрызнулась на вопрос милой мисс Майры, хотя та не имеет никакого отношения к нанесенным ей оскорблениям.
        Четверть часа спустя Ли чувствовала себя значительно спокойнее. Она вернулась в кухню, одетая в длинные шорты, футболку и кроссовки. Она оглянулась в поисках Ханны и нахмурилась. Посуда для завтрака была в раковине, а ее завтрака нигде не было видно. Она выглянула из заднего окна и увидела Ханну на террасе. Высокая стройная чернокожая женщина смеялась вместе с Питером Уэбстером. Поднос с завтраком Ли стоял на стеклянном столе. «Черт побери! - пронеслось в голове у Ли. - Он что, никогда не успокоится?»
        Она вышла через заднюю дверь и с трудом удержалась, чтобы многозначительно не хлопнуть дверью. Она встретилась с Ханной на полпути к террасе.
        - Мистер Питер передал мне, что сегодня вы хотели бы завтракать на улице, - небрежно произнесла экономка.
        - Да, верно, - улыбнулась Ли, стиснув зубы.
        Она опять очутилась в ловушке. Когда она подошла к столу, Питер вскочил с места и любезно пододвинул ей стул.
        - Послушайте, Питер, - раздраженно начала она, - пожалуйста, вы не могли бы…
        - Уйти, упасть, провалиться, прыгнуть в пруд?.. - услужливо подсказывал он.
        - А нельзя ли все сразу?
        - Неплохо! - хихикнул он. - Присаживайтесь.
        Она села. Когда Питер расположился напротив нее, она поклялась себе сопротивляться ему и сразу же ринулась в атаку.
        - Мистер Уэбстер, если так необходимо, чтобы вы, не будучи приглашенным, присутствовали при моем завтраке, вам по меньшей мере следует надеть рубашку. Каждый раз, когда я вас вижу… вы не совсем одеты.
        - Но кажется, вы предпочитаете видеть меня именно в таком виде, - ответил он, откидываясь на спинку стула. Затем он кивнул, его глаза озорно поблескивали. - Разве я заблуждался, говоря, что двадцать минут назад вас толкнуло в пруд вожделение?
        - Вожделение?
        Он ухмыльнулся, потом взял ее вилку и насадил на нее ломтик дыни, уложенной Ханной в вазу для сладостей.
        - Интересно, как такая неуклюжая женщина смогла стать виртуозной пианисткой? - задумчиво поинтересовался он, с аппетитом съев дыню.
        - Неуклюжая? Теперь я еще и неуклюжая?
        - И еще раздражительная, - сказал он, беря следующий кусок мускусной дыни.
        - Если я и раздражительная, то это потому, что вы… вы…
        Пока она подбирала слова, он с нескрываемым удовольствием поедал ее колбасу.
        - Да? А что я такого сделал?
        Как же ей хотелось убежать от этих смеющихся глаз!
        - Вы съели почти весь мой завтрак! - наконец воскликнула она. - Если вы хотите есть, то попросите подать вам.
        - О, я уже позавтракал сегодня. - Он протянул ей вилку.
        Глубоко вздохнув, Ли схватила ее и принялась за еду.
        - Знаете, вы меня разбудили, - сказала она.
        - Каким же образом?
        - Я услышала сильные удары.
        - А-а, верно! - рассмеялся он. - У меня вышел спор с довольно-таки большим ячменем. Я пытался выдрать это маленькое чудовище.
        - И вы проиграли? - не без любопытства спросила она.
        - Сражение, но не войну. После столкновения я при помощи мотыги перешел в наступление. Это возымело больший эффект.
        - Понятно. А зачем вам понадобилось ругаться?
        - Ругаться? - Он задумчиво нахмурился. - А-а, да, муравейник.
        - Вас покусали?
        - Дважды.
        - Жаль.
        - Жаль, что меня покусали, или жаль, что всего два раза?
        Она загадочно улыбнулась в ответ. Он хихикнул.
        - Почему бы вам не вернуться к прополке, Питер? - поинтересовалась она. - К полудню становится нестерпимо жарко, поэтому вам не стоит терять времени.
        - Я знаю и потому жду вас.
        - Что вы делаете?
        - Жду вас. Вы поможете мне полоть. Доедайте, и приступим.
        От удивления раскрыв рот, она вопросительно уставилась на него.
        - Умница, - произнес он, снова взяв ее вилку. Он подцепил небольшой кусок колбасы и мгновенно отправил ее в рот Ли. - У тебя открыт рот. Для еды это просто идеально. Единственное, что я могу придумать, чтобы тебе стало веселее…
        Он озорно улыбнулся. Ли проглотила колбасу, почти не прожевав.
        - Не вешай нос, - весело продолжал он, - если будешь хорошо работать, я угощу тебя чудесным обедом.
        - Мне не нужен чудесный…
        - Не говори с набитым ртом, дорогая.
        Она продолжала жевать.
        - Послушайте, Питер, - наконец произнесла она, - я совершенно не собираюсь помогать вам…
        - Тогда тебе не стоило опять нарушать спокойствие.
        - Нарушать спокойствие? Что вы имеете в виду?
        - Разрушительные действия, направленные против золотых рыбок. Это серьезное оскорбление, Ли.
        - Ты сошел с ума!
        - Нет, я в здравом уме и твердой памяти. Именно ты совершила нападение, нанесла оскорбление беззащитным золотым рыбкам…
        - Что совершила?
        - Мне снова необходимо возмещение убытков.
        - Возмещение убытков?
        Она наконец поняла суть происходящего. Этими абсурдными обвинениями он опутает ее навсегда!
        - О нет, Питер Уэбстер! Даже если я, как вы выражаетесь, и напала на золотых рыбок, то это касается только меня и рыбок.
        - Я с этим не согласен. Ты забываешь, что рыбки являются чьей-то собственностью, а именно собственностью моей тети. Так что я представляю интересы золотых рыбок…
        - Вы представляете полное психическое расстройство!
        - В интересах моей тети, конечно. И я требую компенсации. В соответствии с этим я решил, что сегодня ты будешь мне повиноваться. И если только ты не предпочитаешь работать на пустой желудок, я предлагаю тебе покончить с громкими словами и завершить завтрак.
        Только она собралась выразить ему свой протест, Питер поддел вилкой печенье, пропитанное сиропом.
        - Ты не мог бы оказать мне любезность и прекратить кормить меня? - огрызнулась она. - Я не ребенок…
        - Ну разумеется, нет. Но ты согласишься с тем, что женщина, которая вторгается в спальню к мужчине и приводит в ужас невинных рыбок, очень нуждается в помощи, не говоря уже о присмотре…
        - Довольно! - Ли бросила салфетку и встала. - Я ухожу в дом, Питер, - холодно объявила она, - и если вы просто оставите меня в покое… - Она многозначительно замолчала. К несчастью, чтобы вернуться в дом, ей надо было пройти мимо Питера. Неожиданно вокруг ее талии обвилась загорелая мускулистая рука и силой усадила Ли к нему на колени.
        Ли не успела и рта раскрыть, как губы Питера настойчиво прижались к ее губам. Стон ее замер в горле, его крепкие объятия сводили ее с ума. Теплая уверенная рука скользнула по спине под футболку и принялась бесстыдно ласкать ее нагое тело. Ли пришлось приложить немало усилий, чтобы удержаться, не протянуть руку и не провести пальцем по соблазнительному загорелому лицу…
        Когда его губы оторвались от ее губ, она еле дышала. Он придерживал рукой ее голову.
        - Знаешь, дорогая, мы не пожелали друг другу доброго утра, - пробормотал он.
        - Доброе утро, - прошептала она, будто загипнотизированная запахом, исходившим от него, его темными веселыми глазами, под взглядом которых она готова была расплавиться.
        Его руки крепко обнимали ее.
        - Сегодня ты моя, - хрипло произнес он. - Моя.
        Когда его рот устремился к ней для нового поцелуя, она, наконец-то овладев собой, выскользнула из его объятий. Питер вскочил одновременно с ней, но не попытался снова обнять ее, их взгляды сошлись в яростной схватке.
        - Ли…
        Он шагнул вперед. Мгновенно смягчившись, она, униженная, не могла справиться с дрожью, овладевшей ею.
        - Ну ладно, - примирительно сказала она. - Где эта чертова мотыга?
        - Все еще стоит у стены дома, дорогая, - усмехнувшись, ответил он. - На этот раз постарайся не попасть в пруд, хорошо?
        Она пробормотала что-то неразборчивое.
        Питер усмехался про себя, наблюдая, как Ли идет к стене. Какие у нее красивые длинные ноги! Он восхищался движениями ее плавно очерченных бедер. Гораздо более острая она бывает в те моменты, когда сердится. Он пообещал себе, что скоро будет ласкать это прекрасное тело и прижимать ее к себе так близко, что она почувствует, насколько нужна ему и желанна, и насколько он нужен ей. Просто она пока не в состоянии признаться себе в этом.
        Он не отпустит эту женщину до тех пор, пока он, Питер Уэбстер, еще дышит.
        К удивлению Ли, работа на свежем воздухе совершенно успокоила ее. Она согласилась поработать в саду только для того, чтобы избежать приставаний Питера. Теперь же она винила себя, наблюдая, как старательно он работает рядом с ней. Казалось, он действительно собрался привести в порядок клумбы Майры, и это вызывало у Ли чувство стыда. Ей никогда не приходило в голову самой заняться садом. Именно чувство вины и любопытство заставили ее заговорить.
        - Знаешь, Питер, с твоей стороны очень хорошо заняться клумбами, но я немного удивлена, что ты занялся ими лично.
        Он остановился, вытирая лоб рукой.
        - То есть ты не ожидала, что преуспевающий адвокат из Лос-Анджелеса будет пачкать свои руки в саду?
        - Ну да, кажется странным.
        - Вообще-то я очень люблю эту работу, - сказал он. - Мне не хватало этого в последние годы.
        Он улыбнулся, заметив удивление на ее лице.
        - В детстве я следил за газоном перед родительским домом, но сам предпочел жить в городе.
        - И тебе не хватает дворика?..
        Он пожал плечами:
        - Незачем иметь большой дом и двор, если у тебя нет семьи. Там было бы слишком пусто.
        - Понятно, значит, ты не собираешься иметь семью? - Она решила, что задала глупый вопрос, поскольку он явно живет в свое удовольствие.
        - Я этого не говорил.
        Он посмотрел на нее долгим внимательным взглядом и наконец улыбнулся.
        - Наверное, я еще просто не встретил подходящую женщину.
        Ответ смутил Ли, она повернулась и принялась рыхлить траву. Пора сменить тему разговора!
        - Меня интересует кое-что еще, - произнесла она, хватаясь за цепкий клубок корней.
        - Правда? - откликнулся он. - Я был почти убежден, что вообще не интересую тебя.
        Она сделала вид, что не заметила насмешки.
        - Почему ты так привязан к Майре? Я знаю, что она самый приятный человек на свете, но в то же время я удивлена тем, что ты приехал сюда из Лос-Анджелеса специально, чтобы отремонтировать весь дом…
        - Верно, верно, - согласился он. - Это долгая история.
        - Мне было бы любопытно услышать ее, - сказала она. - По-моему, Майра интересная личность, то есть она интересна для меня. Именно поэтому, если речь пойдет о Майре, а я подозреваю, что это именно так… - многозначительно продолжала она с улыбкой.
        Его смешок оборвал ее рассуждения.
        - Ну ладно.
        Он снова оперся на лопату, и она заметила, что его взгляд стал серьезным.
        - Думаю, как и тебе, Майра стала мне второй матерью, - начал он. - Отношения моих родителей всегда были очень неровными. Мой отец - успешный лос-анджелесский адвокат. Моя мать - классическая жена, недовольная своей жизнью: ей пришлось отказаться от собственной карьеры ради того, чтобы помогать отцу. Когда мне было лет десять, в моей матери что-то надорвалось. Все держалось в тайне, в разговорах употреблялись слова типа «истощение». Мать отправили в больницу на отдых. Я уверен, что у нее был нервный срыв, хотя никто из родственников никогда не признался бы мне в этом. - Он вздохнул. - Как бы там ни было, именно тогда меня на полгода отправили в Натчез к Майре. Она помогла испуганному и совершенно одинокому мальчику пережить самый тяжелый период в его жизни, и я никогда не забуду того, что она для меня сделала.
        - Понятно, - тихо сказала Ли. Сейчас она успокоилась и забыла про недавнюю обиду. - Это совершенно в духе Майры. Твоя… мать поправилась?
        - С ней все прекрасно. Пару лет назад отец в конце концов начал снижать темп. Вообще-то сейчас они в длительном отпуске, но, думаю, мама все еще сожалеет об упущенных возможностях. Чувствует, что ее жить прошла… в капкане.
        - В капкане, - медленно повторила Ли, понимающе кивая. - Думаю, у тебя было непростое детство.
        - Так и есть, но, к счастью, у меня была Майра. После того как я прожил здесь полгода, мы стали друзьями. Мы переписывались, она часто звонила, мои родители разрешали мне приезжать сюда каждое лето на месяц, когда Майра была в отпуске.
        - А, да, Майра работала учительницей в государственной школе.
        - Она была замечательной учительницей, преданной своему делу. Думаю, именно поэтому она и не вышла замуж.
        Его слова сильно задели Ли, она задумалась о собственных проблемах и была не в состоянии что-либо ответить. Казалось, Питер не заметил, что Ли погрузилась в размышления.
        - Я совершенно убежден, что хорошие учителя должны быть вознаграждены. - Он яростно набросился на очередной сорняк. - Мой дед оставил этот дом Майре вместе с трастовым фондом, который и содержал его в течение многих лет. Но ему не приходило в голову, что она, может не выйти замуж. Во всяком случае, сейчас деньги кончились, и она просто не может содержать дом на должном уровне на свою пенсию. Вот тут-то я и появился. Нравится ей это или нет, но, когда Питер Уэбстер уедет, это место будет сверкать.
        Наблюдая за тем, как решительно он трудится над клумбой, Ли еще больше взволновали его слова. На его напряженном лице вдруг отразились все слабые надежды маленького обиженного мальчика, каким он был двадцать лет назад. Ли могла представить себе, какое успокоение и исцеление принесла ему любящая его Майра Уэбстер. Это был бесценный дар, который невозможно было возместить.
        Ли это было хорошо известно, она знакома с такими дарами. Она увлеклась своими размышлениями и сначала не заметила Майру, выходившую из-за угла и направляющуюся к ним.
        - Питер, - начала ругаться Майра, уперев руки в бока и возмущенно наблюдая за тем, как ее племянник полет, - немедленно прекрати! Ты повредишь спину или что-нибудь еще.
        - Какая ерунда, Майра! - сердито ответил Питер. - С каких это пор я жалуюсь на спину?
        Ли смотрела, как они переругиваются, и невольно улыбалась. Сегодня Майра выглядела очень хорошо: на ней было платье цвета лаванды с набивным рисунком, седые волосы были собраны в пучок. Эта пожилая женщина до сих пор была очаровательна и ни от кого не зависима. Иногда Ли видела, как Майра пытается подняться по лестнице, изо всех сил стараясь скрыть за напряженным бледным лицом боль, причиняемую артритом, и у нее щемило сердце. Ли много раз предлагала ей руку для опоры, но, гордая, она отказывалась от помощи неизменно веселым тоном. Если мисс Майра не принимала помощь Ли, чтобы подняться по лестнице, то и племянник, похоже, не сможет заставить ее принять помощь в ремонте целого дома!
        - Питер, ты хочешь здесь пожить и хорошенько отдохнуть во время отпуска, прекрасно, - сказала Майра. - Только брось заниматься этой ерундой.
        Она повернулась к Ли:
        - Это и вас касается, юная леди. Вам следует отдыхать. Идите оба в дом и выпейте лимонаду. Я найму кого-нибудь, чтобы привести все в порядок.
        - Когда, Майра? - немедленно поинтересовался Питер.
        - Когда ты вернешься в Лос-Анджелес.
        - К тому времени в этом не будет необходимости, - упрямо заявил он, снова принимаясь за работу.
        - Питер Уэбстер!
        - Даже и не думай, Майра, - спокойно перебил ее Питер, взмахнув лопатой. - Ты запретишь мне работать здесь, только если позвонишь шерифу и попросишь, чтобы он меня вышвырнул отсюда.
        - Но, Питер!
        Он выпрямился и взглянул на тетю, его красивое лицо дышало решимостью.
        - И кстати, сегодня утром я связался с компанией, занимающейся кондиционерами, техник может прийти в любую минуту. Агрегаты у вас выглядят такими старыми, что их стоит выкинуть просто из сострадания. Самым целесообразным было бы приобрести два новых высокоэффективных прибора, по одному на каждый этаж, чтобы они могли работать одновременно и бесперебойно.
        - Только через мой труп! - воскликнула Майра, грозя племяннику пальцем.
        - Майра, не искушай меня, - ответил Питер, так свирепо нахмурившись, что все рассмеялись.
        - Делай что хочешь, несносный мальчишка, - отступила Майра, тяжело вздыхая и отмахиваясь от племянника.
        Она опять повернулась к Ли:
        - Он неисправим, правда?
        - Точно, - согласилась та.
        Питер неодобрительно посмотрел на Ли.
        - Думаю, это не имеет такого уж большого значения, ведь я оставляю дом тебе, - снова обратилась к Питеру Майра.
        - Ты оставляешь мне дом? - воскликнул он. - Тогда объясни, ради всего святого, почему ты споришь? Кстати, - небрежно добавил он, - мне не нужен твой дом.
        - А мне не нужен твой разрушительный ремонт, - не унималась Майра. - Кажется, упрямство - фамильная черта Уэбстеров. А что касается дома, то кому же мне его оставлять, Питер, как не тебе? Позволь напомнить, что у меня нет детей, ты единственный сын моего единственного брата.
        Мысль об этом заставила Питера замолчать и на короткое время задуматься.
        - Ты могла бы оставить его Ли, - предложил он с усмешкой.
        Все снова рассмеялись.
        - Нет уж, - заявила Ли. - Я не позволю вам вовлечь меня в ваши семейные дела. Кроме того, я уверена, что мисс Майра еще переживет нас всех, - с улыбкой добавила она.
        - Неплохая мысль, - согласился Питер.
        - Полная чушь, но мне приятно, - отозвалась Майра. - Кстати, Ли, - продолжала она, - я чуть не забыла передать вам, что звонила Салли Блэр. Она сможет провести экскурсии сегодня после обеда.
        - Вы уверены? - недоверчиво поинтересовалась Ли. - Вчера утром ей было очень плохо, она еле живая позвонила мне и попросила заменить ее.
        - Она уже здорова, - заверила Майра, - и очень признательна тебе за то, что ты заменила ее вчера буквально в последнюю минуту.
        - А, да, Ли просто великолепный экскурсовод, - вмешался Питер. - Ей удается все оживить и наполнить неожиданностями.
        Ли сильно захотелось толкнуть Питера, но пришлось довольствоваться укоризненным взглядом.
        - Как это мило, - сказала Майра. - По-моему, я вижу грузовик. Думаю, это приехали насчет кондиционеров. А еще каждую минуту может появиться Вида Джин. Питер, мы точно не можем перенести ремонтные работы? Я знаю фирму, которая занимается тем же, можно было бы позвонить…
        - Только через мой труп! - передразнил ее племянник. - Могу ли я попросить тебя, Майра, показать все техникам, пока я не закончу здесь? Я хочу поговорить с этим человеком, как только он составит смету.
        - Ну хорошо, - ответила Майра. - И все-таки я думаю, что тебе следовало бы тратить свои деньги на самого себя, Питер.
        - Да-а! - отозвался он. - И на что же мне их тратить: на разгульную жизнь и легкомысленных женщин? Майра, давай ты не будешь мешать мне с ремонтом! Лучше уходи, пока я не заставил тебя тоже полоть клумбу.
        - Он заставит, уж поверьте, - подтвердила Ли с печальной усмешкой.
        Майра, смеясь, направилась к дому. Через четверть часа клумба была готова. Ли отряхнула руки.
        - Ну вот, адвокат, я и отбыла наказание. Теперь, если вы позволите…
        - Ли, ты плохо слушаешь. - Он довольно усмехался.
        - О, я слушаю, - ответила она, сладко улыбнувшись, - но я просто не слышу вас. Вам удалось прокомандовать мной все утро, мистер Уэбстер, но день принадлежит мне, мне и никому другому. Только попытайтесь остановить меня, - с вызовом закончила она.
        Он пожал плечами:
        - Хорошо, в таком случае…
        Ли улыбнулась, гордая тем, что наконец одержала хотя бы небольшую победу, развернулась и торопливо пошла мимо него в дом. В этот момент Питер нагнулся подобрать инструменты…
        Но нет. Он поднимал ее! Ли едва успела понять, что происходит, а ее колени уже подцепила уверенная рука, и она оказалась на плече у Питера, словно какой-то тюк.
        - Питер Уэбстер, прекратите! - взвизгнула Ли, когда он спокойно направился к дому.
        Ее шорты неприлично задрались, футболка предательски открыла часть лифчика. Она колотила кулаками в его крепкую спину и требовала отпустить ее, но он лишь терпел оскорбления, сохраняя напряженное молчание, в то время как ее лицо горело от унижения и неудобного положения.
        Но, как оно и было с самого утра, все стало еще хуже. Питер одним махом преодолел расстояние до кухни, и вдруг Ли, висевшая на его плече, заметила две длинные развевающиеся юбки, доходившие до двух пар старомодных уличных туфель. О Господи! Это Майра и Вида Джин Джексон. А Вида Джин самая большая сплетница в Натчезе! Ли не надо было смотреть в лицо этим женщинам, чтобы узнать их реакцию, и более того, в этот момент она прекрасно представляла себя со стороны!
        Питер остановился и еще крепче сжал рукой бедра Ли.
        - Доброе утро, леди, - приветливо поздоровался он.
        - Питер, почему?.. - нерешительно поинтересовалась Майра после недолгого молчания.
        - Только чтобы защитить твоих золотых рыбок, Майра, - ответил тетушке Питер и невозмутимо прошагал в дом.



        Глава 4

        Войдя в дом, Питер надел рубашку и отправился говорить со специалистом по кондиционерам. Он одобрил смету на установку новой двойной системы кондиционирования. Рабочие поехали за нужными деталями, а Ли и Питер сели пить лимонад в кухне, опять-таки по желанию Питера.
        - Теперь о нас будет говорить весь город! - сердито сказала Ли.
        Он лениво усмехнулся, опершись о шкаф.
        - Разве? - дразняще поинтересовался он.
        - Да!
        Ли раздражало то, что он не воспринимал ее всерьез.
        - Вида Джин Джексон - последний человек, перед которым стоило бы демонстрировать подобные дикие выходки. По всему Натчезу поползут самые невероятные слухи.
        Он пожал плечами:
        - Наверное, нам придется пожениться, чтобы покончить со слухами.
        Ли чуть было не подавилась. Когда она наконец проглотила лимонад залпом, он обжег ей горло.
        - Ничего подобного мы делать не будем! - прохрипела она, откашливаясь. Она была уверена, что он сказал это лишь для того, чтобы напугать ее.
        Он снова рассмеялся.
        - Кончай ворчать!
        - Я обычно не ворчу! Это ты сделал из меня ворчунью. Я вежливая, спокойная и чрезвычайно приятная в общении девушка, - защищалась она.
        - Очень хорошо. Тогда ты сможешь мне помочь при составлении описи.
        - Могу что?..
        Он подошел к шкафу с выдвижными ящиками, достал желтый блокнотик и карандаш и повернулся к Ли:
        - Я хочу обойти с тобой весь дом, включая все пристройки, и определить, что понадобится Майре.
        - Сейчас?
        Это было ответственное поручение, но Питер и теперь не дал Ли ощутить особенного превосходства. В ней боролись чувство долга по отношению к Майре и общее раздражение, которое вызывал у нее этот человек.
        - Значит, я должна буду изображать секретаря и следовать за тобой с блокнотом? - поинтересовалась она.
        - Именно.
        - Питер Уэбстер, ты не можешь просто прыгнуть…
        - Тс-с, Ли. Прыгать в пруды - твое любимое занятие, припоминаешь?
        В ответ на ее гневное восклицание он пригрозил:
        - Майра будет разочарована, если узнает, что ты отказалась помочь мне.
        Ли была ошеломлена.
        - Питер Уэбстер! Не смейте! Это будет самым подлым, самым низким…
        - Ты ожидала от меня чего-то меньшего?
        Вдруг она молча взяла блокнот и карандаш. Он хмыкнул и с излишней галантностью открыл дверь в парадный вестибюль.
        - Ой, я чуть не забыл: как быть с туристами?
        - Дом открыт для осмотра только с часу до пяти.
        Он взглянул на часы.
        - Прекрасно, но не будем терять времени.
        - Есть, командир! - со вздохом откликнулась она.
        Они переходили из комнаты в комнату величавого старинного здания, все тщательно осматривали и делали заметки в блокноте. Дом был построен в пятидесятых годах девятнадцатого века, с тех пор выдержал несколько ремонтов, включая проведение водопровода. В настоящий момент дом явно нуждался в обновлении - все и везде разваливалось на части. Гостиная и библиотека могли похвастаться шикарной мебелью палисандрового дерева работы Джона Белтера, но узорчатая шелковая обивка на ней расползлась от времени и проделок Кыша. Небольшие царапины на дереве тоже нуждались во внимании мастера. Обои с причудливым узором, которыми оклеен длинный центральный коридор, были в поразительно хорошем состоянии, но обои во всех комнатах нижнего этажа явно требовали замены. В парадной столовой у стульев красного дерева разболтались ножки. Кухня, перенесенная в дом в двадцатых годах двадцатого века, не ремонтировалась уже много лет.
        На втором этаже было то же самое: на дверях разболтались серебряные ручки, лепнина отошла, на высоких потолках виднелись безобразные коричневые следы от протекшей воды, кое-где угрожающе свисала штукатурка. Записывая, Ли поняла, что заново красить, клеить, полировать и драпировать нужно было все. Она знала, что для всего этого понадобится много материала и это обойдется Питеру в целое состояние. Он выглядел полным готовности и решимости довести дело до конца. Он осмотрел и проверил все даже самые укромные уголки дома. Вопреки самой себе Ли чувствовала, как по мере их работы растет ее уважение к Питеру Уэбстеру. Было бы странно, если бы кому-то не понравился этот великодушный и заботливый человек.
        В последнюю очередь они осмотрели его спальню. Питер был поражен, увидев, что Кыш взбирается по уже и так изорванным в клочья занавескам. Огромный голубой кот едва удостоил Ли и Питера скучающим взглядом и продолжал рвать занавеску.
        - Какого черта! - воскликнул Питер.
        Ли только развела руками в ответ на его возмущенные возгласы.
        - Я знаю, - понимающе отозвалась она. - Кыш просто безнадежен.
        - Больше нет, - мрачно произнес Питер.
        Он взял у Ли блокнот, пересек комнату и резко шлепнул Кыша по крестцу. Хотя наказание было вовсе не сильным, кот понял намек и с обиженным воем спрыгнул с занавески. Ли со смехом наблюдала, как кот выбегал из комнаты.
        - До сих пор ни у кого здесь не хватало духу сделать это, - сказала она.
        Питер подошел к ней и протянул блокнот. По его лицу было видно, что он все еще недоволен.
        - Мне нужна книга о домашних животных, буду усмирять кота. Черт меня побери, если я отремонтирую дом и потом позволю этой серой бестии заново портить его.
        Они осмотрели здание и пристройки к нему снаружи. Кладка из красивого розового кирпича хорошо сохранилась, но нужно было покрасить дорические колонны спереди и сзади дома, веранды на обоих этажах и деревянные багеты. Крышу надо было крыть заново - повсюду виднелись следы протечек. За домом обрабатывались два акра земли, но тамошние каменные постройки, в которых когда-то жили рабы, не открывались годами.
        Сначала Питер и Ли остановились у одного крыла дома, чуть выдающегося назад, но из него не так-то просто было попасть в другие части здания. Дальше они обнаружили две огромные комнаты, между которыми был проход с двустворчатыми дверями. Обе комнаты были завалены всяким хламом - козлами для пилки дров, инструментами, старыми банками с краской. Обои в комнатах свисали со стен, а деревянные полы были некрашеными, пыльными и покрыты царапинами, однако перекрытия комнат оказались целыми.
        - Знаешь, эти две комнаты великолепно подошли бы Майре, - сказал Питер, оглядываясь по сторонам. - Думаю, я проведу перепланировку и устрою ей здесь апартаменты.
        Ли была тронута его заботой о тете.
        - Ты тоже заметил, что ей тяжело ходить по лестнице?
        - Да.
        Задумчиво нахмурясь, он расхаживал взад и вперед.
        - Эта комната по размеру как раз подходит для ее спальни, а в той хватит места для гостиной и ванной.
        Ли кивнула.
        - Но эта часть дома никак не связана с остальными.
        - Ну, это не проблема. - Он указал на стену, отделявшую комнаты от главного здания. - Если сделать здесь дверь, Майра сможет проходить туда через кухню. - Он потер подбородок. - Нужно будет попросить специалиста по кондиционерам установить здесь третий прибор.
        - Это было бы просто замечательно, - пробормотала Ли. - Питер, а ты уверен, что можешь себе все это позволить?
        - Конечно. Пока у меня нет семьи, я хорошо разместил сбережения, да еще мне положены государственные льготы за восстановление национального памятника.
        - Я об этом и не подумала.
        - Не помню, говорила ли тебе Майра, эти комнаты пристроил второй или третий владелец дома, - сказал он.
        Он оглядывал комнату, его темные глаза светились от восторга. Ли догадалась, что он представляет себе, как тут все будет выглядеть, когда закончится ремонт.
        - Как бы то ни было, - продолжил он, - эти комнаты были предназначены для того, чтобы хозяин дома и его жена могли уединиться.
        Он указал на комнату за ними.
        - Наверное, здесь была детская. - Он улыбнулся, глядя прямо на Ли. - Тогда было много детей.
        При мысли о детях Ли невольно втянула живот. Она подумала о том же, о чем и Питер. Забыв обо всем, что ее окружает, она представила себе, как это выглядело сто лет назад - великолепная старинная мебель, вышитые покрывала, любовь и смех, отзывающийся эхом в комнатах…
        Она еще находилась в воображаемом мире, когда Питер придвинулся к ней, проникновенно заглядывая в глаза.
        - Что, Ли, мечтаешь о детях? - невинно поинтересовался он.
        - Я… ну… я…
        - Брось свой лепет, дорогая.
        - Что дальше? - быстро спросила она, притворившись, что не расслышала его последних слов.
        Он лишь улыбнулся в ответ. Ли повернулась и поспешила выйти из комнаты, чувствуя, что ее лицо все горит. Он последовал за ней, посмеиваясь на ходу.
        Когда они вышли, Питер подумал, что две большие смежные комнаты, в которых жили рабы, можно было бы оборудовать в номера для гостей типа «ночлег и завтрак», популярные теперь во многих домах Натчеза.
        - Это приносило бы небольшой доход, да и Майра не любит одиночества, - подытожил он.
        Они направились обратно к дому.
        - Ну что ж, - оживленно произнес Питер, - почему бы нам не принять душ, можно по отдельности, если ты не хочешь вместе, а потом пойти куда-нибудь обедать.
        - Нет, - коротко ответила Ли.
        - О, дорогая, ты просто обязана это сделать! После обеда я собираюсь в питомник купить что-нибудь для клумбы, которую мы расчистили утром. Я совсем не разбираюсь в растениях. Если ты не поедешь, я совершенно спокойно могу привезти ядовитый плющ.
        - Вот и хорошо, - весело ответила она, - надеюсь, ты привезешь его, посадишь и будешь медленно страдать в агонии…
        - Ли! - воскликнул он с притворным ужасом. - Какие гадости ты говоришь.
        - Спасибо за комплимент, - пропела она.
        Она вошла перед ним в заднюю дверь, но он догнал ее на кухне и схватил за руку.
        - Собирайся, как хорошая девочка, - мягко приказал он. - Надень что-нибудь сексуальное, то, что на тебе сейчас, м-м… недостаточно красиво, - добавил он более хрипло.
        - Ты все-таки глуп, не правда ли, Питер, - с улыбкой заключила она, поворачиваясь к нему.
        - Вообще-то, дорогая, я бы сказал, что это ты глупа. Во всяком случае, тупа - это точно. - Он убедительно кивнул. - И если ты поразмыслишь над этим, то поймешь, что я прав. Знаешь, это могло бы быть довольно стеснительно…
        Она подозрительно рассматривала его.
        - Что могло бы быть довольно стеснительно?
        - Да ты в этих шортах появляешься в ресторане, вися у меня через плечо.
        - Не смей!
        Он самодовольно улыбался. Она показала ему кулак.
        - Я отплачу тебе вот этим, Питер Уэбстер!
        - Я могу на это рассчитывать?
        - Да!


        Часом позже Ли и Питер прибыли к ресторану «Брайер», расположенному в самом живописном месте Натчеза. Хотя Ли и приехала сюда по принуждению, она была очарована старым зданием, затененным деревьями. В этом изысканно-величественном окружении ей было неловко злиться на Питера. Ресторан располагался в двухэтажном доме на отвесном берегу, откуда посетителям открывался великолепный вид на Миссисипи. Обстановка ресторана была просто восхитительна: старинные столы были расставлены в небольших светлых комнатах с широкими окнами, зеркалами и приятными бледно-зелеными обоями. Пока Ли с удовольствием поглощала нежную грудку цыпленка в малиновом сиропе, Питер расправлялся с креветками под креольским соусом. Атмосфера стала заметно веселее. Они оба принарядились для этого случая: на Ли было темно-синее платье без рукавов и белый пиджак, отделанный темно-синим кантом, Питер надел белые спортивные брюки и спортивную рубашку цвета мускусной дыни.
        Во время еды Ли рассматривала Питера, его красивую голову, вспоминая, как щетинистая щека слегка поцарапала нежную кожу ее бедра, когда он нес ее в дом. О Господи! Такие ощущения могут войти в привычку! Пораженная этими сумасшедшими мыслями, она отвернулась и стала смотреть в окно.
        К счастью, Питер, казалось, тоже залюбовался видом из окна. Перед самым окном начинался откос, являвшийся немым свидетельством эрозии отвесного берега Натчеза. Овраг был не менее красив. Там величественно росли деревья, порхали синие сойки и кардиналы.
        - В этой части города опасны грязевые потоки, правда? - задумчиво произнес Питер.
        Ли кивнула, испытывая облегчение оттого, что он не выбрал для разговора личную тему.
        - Майра и ее подруги постоянно говорят об этих проблемах. Несколько лет назад чуть севернее отсюда были серьезные оползни, которые разрушили дома. Погибли несколько человек. Тонны грязи в буквальном смысле слова подползли к Натчез-под-Холмом…
        Питер встревоженно взглянул на нее.
        - Это там, где ты каждый вечер играешь на фортепьяно?
        Она пожала плечами:
        - Я никогда не позволяла страху руководить моей жизнью. Как бы то ни было, после оползней городские власти построили подпорные стены, а жители стараются заставить федеральные власти заняться вопросом эрозии почвы в Натчезе. За время моего пребывания здесь я сама подумывала, не посетить ли мне собрания, устраивавшиеся по этому поводу.
        - Э-э, да это прекрасная мысль! - с восторгом воскликнул Питер. - Если соберешься туда, пока я здесь, дай мне знать, я пойду с тобой.
        Ли промолчала.
        - Почему тебя так занимает проблема грязевых оползней? - поинтересовалась она наконец.
        - Это меня интересует потому, что здесь живет моя любимая тетушка.
        - Я понимаю, но меня удивляет, что ты захотел принять участие в собрании, ведь ты пробудешь здесь очень недолго.
        - То же самое я мог бы сказать и о тебе. Ведь ты собираешься уехать… правда, Ли?
        Смутившись, она сделала глоток воды и потупила глаза, намазывая масло на хлеб.
        - Думаю, да. Через пару месяцев.
        - А куда ты поедешь? Знаешь, ты не похожа на безрассудную любительницу путешествовать.
        Она опять пожала плечами, разыгрывая небрежность, которую на самом деле не ощущала.
        - Кто знает? Может, я никуда и не уеду. Может, я поселюсь здесь.
        - А ты не думаешь, что тебе следует сначала вернуться и взглянуть… на то, от чего ты бежишь, в Калифорнии?
        Ли с несчастным видом закусила губу. У него была привычка, хитрая, сверхъестественная привычка нападать в тот самый момент, когда она ожидала этого меньше всего.
        - Ты никогда не бросишь свои адвокатские замашки? - раздраженно спросила она.
        - В суде я веду себя совсем по-другому. Ты мне просто интересна. Я знаю, тебя что-то беспокоит, и это должно быть как-то связано с твоей прошлой жизнью в Калифорнии. Знаешь, ты сказала, что не живешь в страхе, но твое поведение говорит об обратном.
        - А может, и нет, - с горечью ответила она.
        Она разозлилась на себя, на слезы, которые вдруг выступили на глазах совершенно против ее желания.
        - Я вообще ничего не боюсь, я просто не хочу там быть.
        - Понятно. А ты боишься того, что происходит между нами? - Он взял ее руку. - Ты ведь это чувствуешь, правда, Ли?
        О да, она чувствовала! Она изо всех сил старалась не показывать ему этого. Ли знала, что Питер Уэбстер подбирается к ней, используя любую возможность. Сейчас она испытывала искушение отбросить всякую осторожность и довериться ему во всем.
        Но она не могла. Она убрала руку из его руки.
        - Питер, - неуверенно начала она, - ты очень приятный человек, и я надеюсь, что мы сможем остаться… друзьями. Но я думаю…
        - Да?
        Она глубоко вздохнула и заглянула в его глаза, эти теплые внимательные глаза, под взглядом которых таяла ее решимость. Она заговорила, внутренне подбадривая себя:
        - Во-первых, ты не завоюешь, запугивая и…
        - Пока это, кажется, срабатывало, - вставил он и снова улыбнулся.
        Она решительно продолжала:
        - Во-вторых, сейчас я просто не могу ни с кем связываться.
        - Почему?
        - А в-третьих, - упрямо продолжала она, - если ты поразмыслишь на эту тему, то поймешь, что и сам не сможешь завести здесь никаких связей. Ты пробудешь тут три недели, а этого недостаточно, чтобы узнать кого-то. - Ее голос стал настолько высоким, что пара, сидевшая за соседним столиком, с любопытством на них оглядывалась.
        - Я не согласен. - Он лениво улыбнулся. - Время - вещь относительная. Ко всему можно как-то приспособиться. Люди не часто встречаются при таких обстоятельствах, при каких встретились мы.
        Он улыбнулся и заговорил более серьезным тоном:
        - Если ты думаешь, что я удовлетворюсь только твоей дружбой, Ли Картер, то лучше прекратить все прямо сейчас. Ты в состоянии сделать это?
        - Если ты позволишь сделать это! - выкрикнула она почти безнадежно, чувствуя, что все внутри у нее пылает под действием его взгляда.
        - Правильно, если я предоставлю тебе эту возможность.
        Она густо покраснела. Господи, этот мужчина заставляет ее выступать в роли легкомысленного и беспомощного подростка! Когда он, сидя напротив, смотрит на нее так призывно, его темные глаза такие нежные и понимающие, а его черные непослушные волосы так хочется приласкать… Она изо всех сил старалась не совершать ничего нелепого, например, не дотронуться до его руки. Она с трудом контролировала себя.
        - Благодарю вас за предостережение, адвокат, - выговорила она наконец.
        - Десерт? - неожиданно поинтересовался он.
        Она посмотрела на часы и отрицательно покачала головой:
        - Если ты собираешься поехать в питомник, нам лучше уже выйти. Не забывай, что с пяти я работаю.
        Когда они были уже снаружи, в тени деревьев около ресторана, Питер кивнул в сторону длинной галереи главного здания с мансардными окнами.
        - Жаль, что у нас нет времени осмотреть этот дом. Как я понимаю, именно здесь играли свадьбу Джефферсон Дэвис и Барина Хауэлл. Знаешь, я уже много лет не был в таких домах Натчеза. Придется как-нибудь поиграть в туристов. У тебя бывают выходные?
        - Да, - осторожно ответила она, - по понедельникам.
        - Вот тогда мы и пойдем на экскурсию.
        - Так, подожди! Я сказала тебе, когда у меня выходной, но не обещала пойти с тобой.
        - О, меня это не волнует. С твоей обидчивостью к тому времени ты увязнешь в этом по уши.
        Ей чудом удалось удержаться от вопроса. В чем она будет? В беде или по уши в любви?
        Они подошли к его машине, припаркованной под огромным дубом. Вдруг Питер притянул ее к себе и стремительно поцеловал.
        - Эй! - сказала она в полном замешательстве от того огня, который объял ее при такой короткой ласке. - Что это ты делаешь?
        Его глаза блестели от веселья, яркие искры света мерцали в темных волосах.
        - Разве ты не знаешь, что любая женщина, пойманная под мхом, считается прекрасной?
        - Тоже мне мох! - Она рассмеялась. - Это омела, дурачок!
        Он изумленно взглянул на нее и открыл ей дверь, осуждающе покачивая головой:
        - Ты что, никогда не слышала легенду об испанском бородатом мхе? Да спроси об этом любого уважающего себя индейца. - Он усмехнулся, явно очень довольный собой. - Ну что ж, у меня еще есть время заняться твоим образованием.
        Ли тяжело вздохнула:
        - О, брат, это будет просто прекрасно. Это вы так медленно двигаетесь, мистер Уэбстер?
        - Да, я так медленно двигаюсь.



        Глава 5

        После недолгой поездки в питомник, в котором они купили несколько видов цветов, Ли и Питер направились в зоомагазин. Там Питер долго и увлеченно разговаривал с владельцем. Он подробно описал вызывающее поведение Кыша и успокоился, купив коту специальный столбик для натачивания когтей, обтянутый жестким ковром. По пути домой они остановились в центре города. Питер зашел в дешевый магазин, чтобы выполнить чье-то загадочное поручение, а Ли ходила в аптеку взять для Майры рецепт.
        Вернувшись в Уэверли-Хаус, они вошли в дом через кухню, поскольку в доме проводили экскурсию. На кухне они встретили Майру, сидевшую за столом и с аппетитом поедавшую рисовый пирог. Ли извинилась, поднялась к себе по боковой лестнице, чтобы переодеться для работы, оставив Питера пить чай с тетей.
        Когда Ли через полчаса сошла в кухню, они все еще разговаривали. Питер повеселел, увидев на Ли полосатое льняное платье до пола, с соблазнительным, отделанным кружевами вырезом. Он тут же вскочил:
        - Ли, ты не могла бы посидеть с нами пару минут, перед тем как уехать на работу? Мне нужно поговорить с тобой и с Майрой. Это очень важно.
        Ли посмотрела на часы:
        - Мне нужно идти. Если я опять опоздаю, меня могут уволить.
        - Ну, на это слабая надежда. - Он рассмеялся и пододвинул ей стул. - Это займет всего лишь две минуты.
        Ли вздохнула и покорно присела. Даже когда Майра улыбнулась и налила ей чаю, Ли хотелось как можно быстрее уйти, но ей не хватало смелости разыгрывать сцены перед хозяйкой дома.
        Питер надел очки в черной оправе и достал бумагу из кармана рубашки.
        - Что ж, - серьезно начал он - очки придавали ему вид сосредоточенный и деловитый, - следующий вопрос на повестке дня - исправление Кыша.
        - То есть? - недоуменно переспросила Майра, ее чашка стукнула о блюдце.
        Пока Ли сдерживала смех, Кыш появился в кухне, как будто его звали, и направился прямо к переднику Ханны, висевшему на специальном крючке. Он рьяно ударил по подолу, прежде чем заняться полным уничтожением фартука. После энергичного жевания набивного материала кот, что странно, казалось, почувствовал стальной взгляд Питера. Он прекратил свои нехитрые развлечения, крадучись забрался в угол и устроился там, наблюдая за теми, кто был в кухне, настороженными зелеными глазами.
        - Видите, именно это я и имею в виду! - сказал Питер.
        - Он всего лишь бедное глупое животное, - начала Майра.
        - Ха! Он просто маленький вандал, умный, как доктор Джекилл.
        Ли не выдержала и расхохоталась, Питер сердито посмотрел на нее.
        - Ли, это очень важно. Пожалуйста, соблюдай этикет.
        - Есть, сэр! - весело откликнулась она, отдавая ему честь.
        Питер разгладил лист бумаги.
        - Теперь вот что: здесь у меня план из четырех пунктов, как воспитать этого маленького бандита. Первое - столбик для натачивая когтей. - Он указал на столбик, обтянутый ковром, который он поставил в угол. - Все должны поощрять в нем стремление постоянно пользоваться им.
        Он поднял с пола коричневую сумочку и положил ее на стол. Достав пару щипчиков для ногтей, он продолжил:
        - Следующее - нужно держать когти этого хулигана подстриженными. Поскольку он гуляет по улице, не стоит все-таки оставлять его совсем без когтей.
        Он достал бутылочку из темного стекла.
        - Мы будем мазать камфорой те места, которые он царапает - оконные переплеты, ножки стульев. - Он самодовольно улыбнулся. - Кошки не любят камфору.
        В завершение он театральным жестом опустошил сумку и выложил на стол три пластмассовых предмета.
        - И последнее - нам придется применять силу. Он без промедления протянул каждой по черной игрушке.
        - Водяной пистолет? - воскликнула Майра с шокированным видом. - То есть ты хочешь, чтобы мы стреляли в бедного Кыша?
        - Вы будете использовать пистолет только в крайнем случае, - ответил Питер.
        - Что ж, надеюсь! - воскликнула Майра и тоже расхохоталась.
        Питер сурово взглянул на нее.
        - Владелец зоомагазина сказал мне, что кота ни в коем случае не следует бить, даже если он очень провинился. Но струя воды должна возыметь большой эффект.
        Майра широко открыла рот от изумления, Ли встала со стула.
        - Я могу сказать, что этот небольшой план безусловно вызовет большую полемику, но, к сожалению, мне пора на работу.
        Она направилась к черному ходу, весело со всеми попрощавшись:
        - Чао!
        Питер догнал ее на заднем дворе.
        - Я отвезу тебя на работу, Ли, - объявил он, крепко схватив ее за руку.
        - Что? Опять?
        Ли попыталась высвободиться, по ее голосу можно было безошибочно понять, что она напугана.
        - Я собираюсь отвезти тебя на работу, и сегодня вечером мы вернемся обратно.
        Она наконец-то освободилась.
        - Ни в коем случае, Питер Уэбстер! Я провела с вами день, я даже вытерпела вашу лекцию о воспитании кошек, а теперь вы хотите отобрать у меня еще и вечер? Но это же настоящее безумие!
        Она поторопилась прочь, но услышала смех, раздавшийся ей вдогонку.
        - Знаешь, это не произведет хорошего впечатления…
        Она повернулась и посмотрела ему в лицо.
        - Что именно не произведет хорошего впечатления?
        - Когда ты появишься в «Серебряном дереве», вися у меня через плечо с развевающейся длинной юбкой. - Он убедительно кивнул и придвинулся ближе. - Я бы сказал, это будет дешевое представление.
        В первый раз за все двадцать семь лет жизни Ли подмывало по-детски затопать ногами.
        - Питер Уэбстер, я клянусь…
        - Верно. Ты не позволишь такого даже мне. - Он взял ее за руку и решительно потянул к своей машине.
        По пути в ресторан Ли молчала, внутри у нее все клокотало от ярости. Казалось, что она утратила всякий контроль над собственной жизнью; теперь ее контролировал Питер Уэбстер. Он контролировал все!
        - Ты ведь не собираешься опять провести там весь вечер? - поинтересовалась она.
        - Меня не смогут утащить оттуда даже дикие лошади, дорогая. И кстати… - Он неторопливо осмотрел ее в тот момент, когда остановился у светофора. - Ты очень красива.
        Она вся напряглась, почувствовав, что ею опять овладевает слабость.
        - Знаете, адвокат, вы будете так смотреть на зубатку.
        Он заглянул ей в глаза с прямотой, лишавшей присутствия духа.
        - Нет, не буду, - произнес он.


        Работа в ресторане была веселой и отвлекла Ли от тягостных раздумий. На обед приехал целый автобус туристов из Нью-Мексико. Официанты «Серебряного дерева» просто летали, стараясь услужить каждому из них. Бокал для бренди, стоявший на фортепьяно, переполнялся купюрами, когда Ли играла по заказу этих пожилых людей, в которых буквально кипела энергия. Вечер длился вечность. Стивен Фостер торжествовал, когда старый кедровый коттедж наполняли живые звуки «Скачек в Кейптауне», «Лебединой реки» и «О, Сюзанна». Позже слух посетителей ласкали более медленные мелодии: «Нелли была леди», «Шенандоа» и «Серебро проходит сквозь золото».
        Питер, вернувшийся в ресторан спустя час после того, как довез ее, присоединился к остальным посетителям. Ли с радостью наблюдала, как его окружили две пожилые пары, настаивающие, чтобы он непременно сел с ними за один стол. Он явно неплохо проводил время: болтал и смеялся с соседями по столу, ел зубатку и потягивал пиво. Случайно Ли поймала его взгляд, обращенный к ней, выражение его лица было близко к почтительному, когда она особенно оживленно пела пассаж. Вдруг она почувствовала себя очень уязвимой. Что-то непреодолимое было в преследованиях этого красивого мужчины. Эмоции переполняли Ли и готовы были вырваться на свободу.
        Была уже почти полночь, когда туристы погрузились в автобус и отправились в гостиницу. Питер и Ли наконец вышли на свежий воздух, в бархат ночи над Миссисипи. В мягком чарующем свете луны она тут же почувствовала его близость, дразнящую ложными надеждами.
        - Ну что ж, - нервно произнесла она, передергивая плечами, когда они спускались по темной Силвер-стрит, - сегодня было много работы. Я ужасно устала.
        Питер улыбнулся:
        - Я знаю, давай остановимся ненадолго.
        - Что?
        Они проходили под пышной трепещущей кроной серебристого клена. Ли повернулась и осторожно взглянула на него. Он прижал ее к себе, его сильные руки нежно массировали ее плечи.
        - У тебя болит спина от долгого сидения.
        Согретая такой заботливостью, она расслабилась под действием умелых мужских рук, в то время как сердце учащенно билось от его близости и прикосновений.
        - Как хорошо, - промурлыкала она.
        - Я заметил, ты вздрогнула, когда мы спускались по ступенькам. Наверное, тебе трудно сидеть совершенно прямо. Час за часом…
        Она пожала плечами.
        - Я привыкла за годы работы. Но это так хорошо! - затаив дыхание повторила она.
        На мгновение его руки замешкались.
        - Повернись, - мягко сказал он.
        Она подчинилась. Его успокаивающие руки принялись колдовать над ее плечами и спиной. Ли бесстыдно откликалась на его движения. От прикосновений она ощущала блаженство и испытывала невероятные чувства, смотря на луну сквозь трепещущую листву клена. Ночь была волшебной и полной грез, как будто специально заказанных для нее Питером Уэбстером.
        - Ты замерзла, - пробормотал он.
        - Что? - прошептала она, завороженно рассматривая огромную реку - темное жидкое зеркало, в котором отражалось небо.
        Руки Питера врачевали, успокаивали, освобождали ее от того, что причиняло ей боль, ветерок, дразняще лаская, дотрагивался до ее лица.
        - Я мог бы тебя согреть.
        Он убрал руки с ее плеч и придвинулся ближе. В ее горле замер возглас отказа, когда она ответила на его страсть объятием и поцелуем. Она была оглушена, а затем согрета, чарующий магнетизм его губ сломил ее сопротивление. И рациональность, и здравый смысл вдруг покинули Ли, Питер разбудил в ней женщину, дотронулся до того, что она всегда прятала за семью печатями, а он всегда находил. Не осознавая, она с трепетом ожидала этого момента весь день. В объятиях Питера она ощутила себя на верху блаженства и почувствовала, что слишком долго была одна. Пока Питер Уэбстер не появился в ее жизни, она не понимала всей глубины своего одиночества. Когда его язык жадно устремился к ее языку, она обвила его руками, поглаживая могучее тело под пиджаком из букле, и целовала его в ответ, сначала пробуя, потом горячо и нетерпеливо. Она провела пальцами по его великолепным густым волосам, думая, что именно этого жаждала с их первой встречи…
        Питер страстно откликнулся на ее призыв. Его руки ощупывали ее грудь через платье, посылая горячие импульсы желания, расходившиеся по податливому телу. Когда его руки опустились и схватили ее ягодицы, еще ближе прижав к своему горячему телу, она лишь застонала и сильнее прильнула к нему. Это пугало ее, но страх возбуждал еще больше.
        После поцелуя они оба не могли спокойно дышать, ошеломленные огненной страстью, пронесшейся между ними. Питер все еще не выпускал Ли из крепких объятий.
        - О, Ли. - Его губы нащупали венку, пульсирующую у нее на шее, она вздрогнула, когда его теплый рот восхитительно защекотал это место.
        - Дорогая, ты околдовала меня. С того самого мгновения, когда я впервые увидел тебя, я мечтал о том, чтобы ты лежала рядом со мной и прожила бы со мной всю жизнь.
        Его последние слова вернули Ли в реальность, напомнили Ли обо всем, что она не могла разделить с ним. Она не могла сделать этого для него. Она не могла наслаждаться его объятиями, потому что не могла пойти дальше, не могла отдать ему себя. Это было эгоистично и непорядочно.
        - Питер, Питер, пожалуйста…
        Он мгновенно почувствовал, что она отстраняется от него. Питер нахмурился, не желая отпускать ее.
        - Ли, твоя тайна, что бы это ни было, начинает превращаться в настоящую проблему. Когда ты будешь доверять мне?
        Она наклонила голову.
        - Питер, я предупреждала тебя, что не могу вступать в слишком близкие отношения.
        - А о чем ты думала, когда целовала меня? Думаю, о чем-то другом?
        - Я смущена, - просто сказала она.
        Он вздохнул.
        - Ничего страшного. - Он нежно ласкал ее шею. - Я буду действовать медленно.
        - Я очень хорошо знаю, насколько медленно ты действуешь. - Она неуверенно вздохнула. - Питер… я не хочу причинить тебе боль.
        - А почему ты должна это делать?
        - Я не могу дать тебе того, что ты хочешь, - наконец выговорила она.
        Он сощурился.
        - Я не верю.
        Она расстроенно закусила губу.
        - Ты просто не понимаешь. Все так сложно.
        - Тогда объясни. У меня предостаточно времени.
        Она с отчаянием покачала головой.
        - Не знаю, обычно я сильный человек, но когда ты дотрагиваешься до меня…
        - Да?
        Она задумчиво смотрела на реку.
        - Помнишь прошлый вечер? Ты говорил о том, чтобы повернуть время вспять! Мне почти хотелось, чтобы мы могли это сделать. Тогда все было бы гораздо проще.
        - Просто может быть и сейчас.
        Он с чувством прижал ее к себе, его губы опять требовали ее губ. Ее руки, лежавшие на его широкой спине, сжались и кулаки, потом разжались. Вдалеке ухнула сова, поднялся ветер, все проблемы исчезли в теплых сильных объятиях Питера. Ли прильнула к нему, над головой умиротворенно шелестели листья серебряного клена.
        По пути домой они оба повеселели, вспоминая разные происшествия этого вечера. Казалось, оба чувствовали, что решение, принятое под серебристым кленом, слишком глубоко затронуло их души. Вернувшись в Уэверли-Хаус, они на цыпочках прокрались в переднюю и застали там только Кыша, раскачивавшегося на люстре. Кот громко мяукал и имел довольно жалкий вид.
        - Как он туда забрался, черт побери? - спросил Питер.
        Ли кивнула в сторону лестницы.
        - Обычно он прыгает с перил, но такой радости он себе еще никогда не доставлял.
        - Он может повеселиться, удачно прыгнув обратно.
        - Питер, он испуган, а кроме того, он всего лишь большой котенок. Ему всего год.
        - А еще он настоящий «артист», когда дело касается женщин.
        - Уж кто бы говорил!
        - Я не плут и не мошенник.
        - Ха! Кстати, а ты умеешь спасать кошек?
        Кыш был надлежащим образом спасен. Стоя на стремянке, Питер уговорил серого кота перепрыгнуть ему на плечо. Кыш удобно устроился на его руках, восторженно мурлыкая.
        - Какая плохая игра, - прокомментировал Питер.
        Ли улыбнулась.
        - Ты ему нравишься.
        - Не уверен, что рад этому.
        Питер отнес Кыша в маленькую кладовку за кухней, там обычно держали мусор и хранили еду.
        - Извини, приятель, - сказал он коту, - мы будем запирать тебя на ночь до тех пор, пока ты не научишься вести себя.
        Питер и Ли молча поднялись по лестнице. На лестничной площадке он резко остановился и серьезно заглянул ей в глаза.
        - Ли, - просто сказал он, - почему бы тебе не сдаться? Я хочу тебя, и я получу тебя.
        Несмотря на возрастающее волнение, Ли вспылила.
        - Ты не подчинишь себе Кыша, - твердо произнесла она, - и ты не подчинишь себе меня.
        - Правда?
        Он протянул руку, поднял ее подбородок, заставляя смотреть в его нежные глаза.
        - Сегодня ты мурлыкала от удовольствия в моих объятиях.
        - О!
        Кипя от злости, она поторопилась уйти в свою комнату, не решаясь оглянуться. Пару мгновений спустя она прислонилась к закрытой двери, наконец-то спокойно и глубоко вздохнув. Она была в безопасности, в безопасности от Питера Уэбстера.
        Ли нахмурилась. Почему же ей тогда так страстно хотелось быть вместо этого в его сильных объятиях?



        Глава 6

        - Доброе утро, дорогая.
        Казалось, Питер Уэбстер приплыл к Ли во сне. Он стоял перед ней голый по пояс, в его вьющихся черных волосах играло солнце, темные глаза были полны желания. Он медленно приближался к ней…
        - Гм… доброе утро, мисс Картер, - повторил голос.
        Ли открыла рот от изумления и, окончательно проснувшись в залитой светом утреннего солнца комнате увидела Питера Уэбстера, стоявшего напротив с завтраком на подносе. Она резко села и натянула одеяло до подбородка, чтобы скрыть ночную рубашку, ее волосы рассыпались по плечам непослушными прядями.
        - Питер! - Она тряхнула головой, чтобы отогнать остатки сна. - Что ты здесь делаешь?
        Он улыбнулся:
        - Как что? Несу тебе завтрак, конечно. Ты помнишь, что сегодня понедельник? Мы идем осматривать достопримечательности города.
        - Мы… мы… Ох!
        Ли посильнее закуталась в одеяло, чувствуя разгоряченный взгляд его темных сексуальных глаз.
        - Что ты делаешь в моей комнате? Мог бы по крайней мере постучать!
        - Я стучал, но ты, как Спящая Красавица, наверное, укололась веретеном.
        Усмехаясь, он подошел к ее кровати и поставил поднос на ночной столик. Он присел рядом с ней и взъерошил ее уже и без того спутанные волосы.
        - А ты сегодня явно в плохом настроении.
        Ли, почти выпрыгнувшая из кровати от его прикосновения, с большим усилием пыталась спокойно дышать. Ему очень шли хорошо сидевшие спортивные брюки, рубашка кремового цвета соблазнительно обтягивала его мускулистый торс. От него приятно пахло пряным одеколоном и шампунем от только что вымытых волос. Она предугадывала опасности, таившиеся под этой самодовольной усмешкой.
        - Встань с моей постели, распутник!
        Он рассматривал большую скалку в изголовье ее кровати.
        - Эта кровать, наверное, пришла к нам из прошлого века, а ты - нет. Может быть, тебе стоит прекратить вести себя так, будто и ты из прошлого века? - Он смотрел на нее с откровенным весельем. - Знаешь, дорогая, это просто поразительно. Без косметики и с растрепанными волосами ты выглядишь невероятно сексуально.
        Он шаловливо дернул за одеяло, в которое она вцепилась из последних сил.
        - Интересно, без чего еще ты хорошо выглядишь?
        Ли ногтями впилась в простыню.
        - Уходите отсюда, Питер Уэбстер! Уходите, или я, клянусь, позову Майру!
        - Начинай прямо сейчас, - весело ответил он. - Уверен, она будет в шоке. Особенно если я схвачу тебя и… потащу куда-нибудь.
        - Ты не осмелишься! - воскликнула Ли срывающимся голосом.
        - Почему это?
        Ли была в отчаянии. Как же избавить от этого настырного мужчины себя и свою кровать? Она решила попробовать действовать спокойно.
        - Но ты, конечно, не хочешь, чтобы Майра подумала, что ты… ты…
        - Майра знает, что меня уже не переделаешь, - заверил ее Питер.
        - Неплохо сказано, - согласилась Ли, коротко рассмеявшись.
        Вдыхая ароматы, исходившие от хрустящего бекона и поджаренных хлебцев, она с несчастным видом цеплялась за одеяло, с болью осознавая собственную уязвимость… и почти сокрушительное желание уступить Питеру.
        - Ты прекрасно выглядишь, - повторил он, - я не обманываю, мало кто из женщин выглядит с утра лучше.
        - Я не сомневаюсь, что ты знаешь это по собственному опыту, - фыркнула она.
        Он искренне рассмеялся.
        - А ты ревнуешь?
        - Вот уж нет!
        Он взял с подноса стакан с соком.
        - На, выпей апельсинового сока.
        Она отмахнулась от него, чуть было не выпустив из рук одеяло.
        - Прекрати, Питер! Не выпью ни капли до тех пор, пока ты не покинешь эту комнату!
        Он был неустрашим.
        - Ты соберешься за полчаса?
        - Извини, Питер, но что касается меня, у нас нет сегодня никакого свидания! Ты строил планы, но меня не посвящал в них.
        - В таком случае я не двинусь ни на сантиметр. - Он поставил стакан и уютно устроился рядом с ней на кровати.
        - Дорогая, у тебя, случайно, нет колоды карт?
        Рассерженная Ли попыталась столкнуть его, но его тело оказалось для нее слишком тяжелым. Расстроенно вздохнув, она оставила эту затею, отодвинувшись от него как можно дальше.
        - Колоды карт? Ты что, с ума сошел? Пожалуйста, уйди с моей…
        - Что, нет карт? Тогда, думаю, мы сможем найти другой способ развлекаться целый день.
        Ли возвела глаза к небу. Ее сердце рвалось из груди oт его близости. Он придвинулся ближе и обнял ее рукой за плечи.
        - Хорошо! - воскликнула она. - Хорошо!
        - Да? - озорно поинтересовался он, притягивая ее к себе.
        Она покраснела до корней волос, когда услышала этот двусмысленный вопрос. Оттолкнув его, она подавила неожиданную улыбку.
        - Я имела в виду, что пойду осматривать с тобой достопримечательности, вредина! - проворчала она. - А теперь убирайся отсюда!
        Питер встал с торжествующей улыбкой. Он смотрел на нее сверху вниз, его глаза сияли.
        - Я знал, что ты сделаешь по-моему, дорогая. Ты, как обычно, такая милая, такая разумная, такая спокойная…
        - Ты уйдешь наконец?
        Казалось, вся комната трепетала от возбуждающего мужского присутствия. Каждая секунда, которую он оставался в комнате, превращалась в нестерпимую пытку. Ли нервно потянулась за соком и со звоном поставила стакан обратно, как только увидела, что Питер вдруг затаил дыхание. У нее сползло одеяло. В отчаянии она ухватилась за него и натянула до самого носа, но было уже поздно.
        Питер плюхнулся на кровать рядом с ней и почти насильно заключил ее в объятия. Ее испуганный вскрик мгновенно заглушили его губы. Ли понимала, что не в состоянии сопротивляться. Когда она ощутила силу его желания, когда его горячий язык стал ласково дразнить ее, стремительно раздвигая губы, она не захотела бороться с ним. Ее руки перестали искать одеяло и потянулись к нему. Она провела пальцами по его волосам, не обращая никакого внимания на то, что одеяло сползало все ниже и ниже.


        Он застонал и крепко обнял ее, она чувствовала его тепло сквозь тонкий материал ночной рубашки. Ее соски горели, откликаясь на поцелуи с неистовой страстью. Когда его губы стали более настойчивыми и он обнял ее так, как будто не хотел отпускать никогда в жизни, она думала в тот момент только о том, что он был таким искусным, искусным…
        - Ли, - прошептал он, лаская ее шею, - ты не хочешь… о, дорогая…
        - Нет!.. - простонала она.
        Он резко отодвинулся от нее. Она смотрела на него большими карими глазами, полными смущения. Он стоял у кровати, пристально разглядывая ее, каждый мускул его прекрасного тела был свидетельством того, что он с усилием старается успокоиться. Ли пыталась отдышаться. Комната все еще была наполнена напряжением от соприкосновения их тел.
        - Полчаса, Ли, - предупредил он. Его темные глаза пылали. - Не волнуйся, - хрипло проговорил он, - я не заставлю тебя делать то, к чему ты не готова. Я подожду, пока все встанет на свои места. Именно так оно и будет, дорогая.
        Он повернулся к двери. К ней наконец-то вернулось самообладание.
        - Я… с этого момента я буду запирать дверь, Питер Уэбстер!
        Не важно, что она гнала от себя собственные чувства, не важно, что… Он повернулся, хитро улыбаясь.
        - Ты что, забыла, дорогая? - Он повертел серебряную дверную ручку в форме шара. - Твой замок сломан. К сожалению, это последний пункт в списке вещей, подлежащих починке.
        Он закрыл за собой дверь. Ли невольно поднесла руку к губам, еще трепещущим от страсти, и вдохнула его запах, оставшийся у нее на пальцах. Она безвольно опустила руку на кровать, каждый дюйм ее тела изнывал, она нуждалась в нем…


        Час спустя Питер и Ли ехали в Данлит, первый номер их программы. Ли украдкой наблюдала за Питером. Ее тело все еще помнило, что произошло сегодня в спальне, будто абсолютная чувственность захватила их подобно надвигающейся грозе. Теперь, когда полуденное солнце проникало сквозь стекло машины, освещая его гладкую кожу, она с готовностью предалась фантазиям и представила себе, как его сильное обнаженное тело прижимается к ней, как они целуются. Она отвернулась, напуганная этими сумасшедшими мыслями.
        Утро было великолепным - мягким, солнечным, наполненным птичьим пением, а величественный старинный дом, к которому они подъезжали, был таким, что захватывало дух. И все же ничто не могло отвлечь внимание Ли от мужчины, сидевшего рядом. За считанные дни он бесцеремонно вторгся в ее жизнь и упорно добивался своих целей, а она постепенно ослабевала под его напором. Он каждый вечер проводил в ресторане; в доме же они почти постоянно были вместе. Она поняла, что начинает думать о себе и Питере как о паре, и это пугало ее столь же сильно, сколь и очаровывало. Она говорила себе, что не может продолжать в том же духе, но продолжала поступать именно так…
        Данлит оказался чудесным старым домом. На Питера большое впечатление произвели просторные комнаты с шикарной мебелью времен девятнадцатого века. Ли восхитили необычной формы стол, инкрустированный черным деревом, и камин в библиотеке с облицовкой из итальянского мрамора. Самыми зрелищными были панорамные обои в столовой, рисунок которых изображал времена года в разных частях света. Было весело сравнивать эти обои с обоями у Майры дома.
        По приглашению экскурсовода они отправились гулять по залитым солнцем полям с пышной растительностью и позже присели немного отдохнуть под великолепной магнолией, ветви которой доставали до земли. Питер достал фотоаппарат и стал фотографировать Ли под роскошным деревом.
        - Ты великолепно смотришься в этом розовом сарафане, солнце будто танцует в твоих волосах.
        Он смотрел на Ли с такой страстью, что она залилась краской. Она не протестовала, когда Питер остановил садовника и попросил его сфотографировать их вдвоем, но еле выдержала пытку, потому что Питер придвинулся к ней и поцеловал ее волосы в момент вспышки.
        Из Данлита они отправились в неописуемой красоты Мелроуз, а потом в величественный Холл. Они пообедали в Керридж-Хаус, угощаясь отлично зажаренным цыпленком и мятным джулепом. После обеда их первой остановкой стал Лонгвуд, самое большое восьмиугольное здание в стране. Питер вел машину по извилистой дороге огромного поместья, а Ли с неподдельным интересом рассматривала великолепные старые деревья: кипарисы, кедры, дубы и какие-то высокие тонкие деревья, завезенные, очевидно, с Востока. Само здание внушало благоговение своими старинными стенами и башней с куполом в виде луковицы.
        Они нашли в Лонгвуде нечто необычное: дом был построен не полностью, только первый этаж, остальные же не позволила завершить Гражданская война. Поднявшись по крутой лестнице, они очутились на недостроенном этаже, с окнами без стекол и в стенах, покрытых рубцами от инструментов. Леса, выстроенные вокруг, казалось, стояли там вечно. Вид этого незаконченного строения опустошал - комната за комнатой, а вернее, остовы того, чем они могли стать, старые банки с краской и различные инструменты, разбросанные так, как будто кто-то торопился убежать отсюда, заставляли задуматься о вечном. Ли вышла на одну из множества верхних веранд, полную сваленных как попало дуг и карнизов, покрытых резьбой и следами от пил. Питер подошел к ней.
        - Говорят, это убило его, - рассеянно произнесла Ли, глядя на поверхность, заросшую мхом.
        - Что? Кого убило? - встревоженно спросил Питер.
        - Извини. - Она улыбнулась. - Я имела в виду доктора Натта, первого владельца этого дома. Помнишь, мы читали внизу некролог?
        - Да, но что ты имела в виду, когда говорила, что это убило его? Что убило?
        - Это. - Она указала в сторону недостроенного дома, похожего на призрак. - Экскурсовод сказал мне, что доктору Натту пришлось прекратить строительство Лонгвуда. Несмотря на то что Натт был на стороне Союза, его хлопковые поля уничтожили отряды федералов. Официально он умер от воспаления легких в 1864 году, но говорят, его убило то, что он вынужден был расстаться с мечтой о Лонгвуде.
        Питер обнял ее одной рукой.
        - Это была смерть великого человека.
        - Это была смерть мечты, - поправила она, серьезно посмотрела на Питера и отвела взгляд.
        Внезапно она почувствовала ком в горле, но когда вновь повернулась к нему, ее лицо было непроницаемым.
        - Это уничтожило его, - медленно произнесла она. - Это могло бы уничтожить и нас. Но ты ведь не сдашься так просто, правда, Питер?
        Он нахмурился.
        - Ради Бога, Ли, о чем ты?
        Она убрала его руку движением плеча, стараясь не разрыдаться.
        - Я говорю о мечтах, от которых пришлось отказаться. Я знаю, что чувствовал этот несчастный доктор Натт.
        - Знаешь? А как ты думаешь, что бы он почувствовал, если бы знал, что этот дом сыграет такую важную роль в истории нации? Сегодня люди восхищаются Лонгвудом, таким, какой он есть.
        Она покачала головой:
        - Нет, Питер. Люди восхищаются тем, чем он мог бы стать. И это очень печально.
        Он прищурился.
        - Да? А почему ты мне это объясняешь? Что-то подсказывает мне, ты говоришь о чем-то другом, а не о доме.
        Вечер был довольно-таки теплым, но Ли неуютно поежилась.
        - Идем, - сказала она.
        Они молча покинули Лонгвуд и отправились в Розали, в этом историческом месте французы соорудили форт в 1716 году. Старый дом был построен в двадцатые годы девятнадцатого века в стиле эпохи английского короля Георга. Это было красивейшее здание с большими гостиными и мебелью розового дерева со сложной резьбой, но Ли приходилось заставлять себя всматриваться во все вокруг, поскольку мысли ее витали далеко от того места, где она находилась. Она все время думала о разговоре с Питером в Лонгвуде.
        Экскурсовод Розали, Грейс Эванс, прихожанка той же церкви, что и Майра, была знакома с Ли. К счастью, Грейс оказалась очень занята, отвечая на множество вопросов других экскурсантов. Не уделяя Питеру и Ли пристального внимания, она не заметила очевидную напряженность их отношений.
        Но когда Грейс ответила на последний вопрос о том, сколько лет фортепьяно, стоящему в гостиной на первом этаже, она застала Ли врасплох, попросив ее сыграть что-нибудь на прекрасном старинном инструменте фирмы Уайза.
        - Это мисс Ли Картер, - представила ее Грейс, - каждый вечер она играет в ресторане «Серебряное дерево». Я уверена, что мисс Картер сможет просветить вас насчет фортепьяно гораздо лучше меня.
        Поначалу Ли запротестовала, но в конце концов все-таки села за инструмент, изготовленный 160 лет назад. Пара аккордов подтвердила то, что она предугадала: этот звук был не сравним ни с чем.
        Наверное, она отбросила осторожность из-за дурного настроения, а может быть, из-за того, что это старинное фортепьяно с богатым, волнующим душу звуком было создано для Шопена. Ли буквально утонула в этой обстановке и великолепной колыбельной. Питер и остальные слушали ее затаив дыхание. Слабый голосок в подсознании Ли предостерегал ее, говорил, что ей не стоит делать этого, не стоит таким образом разоблачать себя, но она не послушалась его. Она играла всем сердцем, пленяя слушателей с чувством произнесенным припевом, ошеломляюще трудными и одновременно изящными трелями и руладами, мелодией с бесконечными контрапунктами. Она знала, что играет для Питера, знала, что должна играть для Питера. Она старалась выразить с помощью музыки то, что была не в состоянии выговорить. Все должно прекратиться, она должна порвать с ним, хотя она и хочет этого меньше всего на свете. Она должна сделать это ради него.
        Сыграв несколько произведений, она поняла, что сделала все, что могла. Подняв голову, она заметила трепет в глазах Питера и слезы в глазах женщин. С трудом сглотнув, Ли оглядела комнату. Несколько туристов, ожидающих в коридоре сбора следующей экскурсионной группы, тихонько зашли в комнату, чтобы послушать. Казалось, они находятся под гипнозом…
        Но не успела Ли удалиться, как ее вниманием завладела одна из экскурсанток. Седовласая женщина, стоявшая у двери, восторженно хлопала.
        - Вы Сьюзен Картер, да? - воскликнула она. - Я слышала, как вы играли эту вещь в Дэвис-Холле в Сан-Франциско!
        В комнате повисла тишина, и Ли почувствовала, как от ее лица отливает кровь. Когда она наконец взглянула на Питера, ее больно задело выражение обиды, пылавшее в его темных глазах.



        Глава 7

        - Ты концертирующая пианистка, Ли. Или мне не стоит называть тебя этим именем?
        - Можешь называть, - грустно ответила она. - Ли - мое второе имя.
        Они сидели в машине Питера, остановившись недалеко от дома Майры. Всю дорогу от Розали они напряженно молчали. Ли боялась смотреть на Питера. Женщина из Сан-Франциско громко рассказала всем об известной пианистке Сьюзен Картер. Ли вздрогнула, вспомнив изумленное лицо Питера. Она не хотела, чтобы он узнал это, по крайней мере не таким образом.
        - Концертирующая пианистка, - повторил Питер, недоуменно покачивая головой. - Я знал, что-то не так…
        Он нахмурился и принялся разглядывать ее.
        - А почему ты делала из этого такую страшную тайну? И почему ты лгала мне, Сьюзен?
        У нее все сжалось внутри.
        - Питер! Я не лгала…
        - Разве? - возразил он.
        Она содрогнулась, когда, наконец повернувшись, увидела в его глазах гнев.
        - Ты многое утаила, и, честно говоря, я не понимаю, чем это отличается от лжи.
        - А теперь ты говоришь как юрист!
        - Я и есть юрист! - Он наклонился к ней. - А надо быть жуликом, чтобы разгадать тебя.
        - Я не собиралась обманывать тебя. Ведь я предупреждала! Я не хотела оскорблять тебя.
        - Но именно так ты и поступила! - холодно ответил он. - Несмотря на все твои благие намерения, я оскорблен. Сьюзен Ли, ты закрылась от меня. Почему ты не могла просто объяснить мне все?
        - У меня есть на то причины… Послушай, Питер, я сожалею о случившемся.
        Она отвернулась от его взгляда, заставлявшего ее мучиться, и уставилась в окно, больно покусывая губу.
        - Ты не ответила мне, Ли, - упрямо продолжал он. - Почему ты скрывала от меня и всех в этом городе правду о твоей карьере? - Он сухо рассмеялся. - Этого едва ли стоит стыдиться.
        Она глубоко вздохнула и повернулась обратно к нему:
        - Я знаю, просто полгода назад я заключила договор сама с собой…
        Она замолчала. Это прозвучало так… неправдоподобно!
        - Да? - поторопил он.
        Она переплела пальцы, почувствовав, что попала в ловушку.
        - Ну хорошо, - произнесли Ли. У нее не было иного выбора, она начала рассказ сначала. - Как ты уже знаешь, я концертирующая пианистка. Я дебютировала с Симфоническим оркестром Сан-Франциско, когда мне было пятнадцать. С тех пор… - В ее голосе появилась горечь. - Достаточно будет сказать, что мои выступления проходили с аншлагом по всему миру, пока одно событие не омрачило их.
        Она замолчала, стараясь выровнять дыхание.
        - В общем, год назад меня охватила тревога, у меня появилась бессонница. Болезнь прогрессировала, я уже и без психиатра знала, в чем именно дело. Наконец мне пришлось признаться себе, что я «выгорела», и это в двадцать шесть лет. Я с большим трудом уговорила менеджера и родителей дать мне год свободною времени. Xoтелось уехать, поездить по стране, подумать, пересмотреть задачи моей карьеры.
        - Ты хочешь сказать, что пытаешься решить, продолжать тебе выступать или нет? - проницательно заметил Питер.
        Она кивнула:
        - Мне нужно было уехать, чтобы все хорошенько обдумать.
        - Понимаю. - Он прищурился. - Но в том, чем ты сейчас занимаешься, нет ничего страшного. В этом заложен большой смысл. Так зачем тебе понадобились загадки? Зачем путешествовать инкогнито, то есть под вымышленным именем?
        - Это не вымышленное имя, - мягко поправила она. - Так меня звали в детстве. Именно так я всегда называла себя. Это мое второе…
        - Верно. - Он вежливо улыбнулся безрадостной улыбкой. - Я поставлю вопрос по-другому: почему ты не рассказала мне, кто ты есть на самом деле? Почему ты не доверяла и не доверяешь мне?
        Она отрицательно покачала головой:
        - К доверию это не имеет ни малейшего отношения…
        - Разве? - перебил он ее, повышая голос. - Я думаю, с доверием связано все в нашей жизни.
        - Ты будешь меня слушать? - рассердилась она.
        В ответ он лишь еще больше насупился. Ли пригладила волосы и тяжко вздохнула. Она сильно переживала оттого, что он был разозлен, оскорблен и разочарован одновременно. Ли изо всех сил старалась не потерять контроль над собой.
        - Во-первых, Питер, я никогда не хотела заводить с тобой роман. Это была полностью твоя идея. Я пыталась предостеречь тебя, но ты не слушал. Во-вторых, мы знакомы всего неделю. А в-третьих, - она запнулась, ее голос дрожал, - как я тебе уже говорила, полгода назад я заключила договор сама с собой. Я обещала себе самостоятельно принять решение по поводу моей дальнейшей концертной деятельности. Вот почему мне пришлось уехать из Калифорнии, уехать от родителей, друзей и в первую очередь от менеджера. Разве ты не понимаешь этого, Питер? Я должна была уехать, как ты выразился, «инкогнито». Иначе во время путешествия по стране мне пришлось бы выступать.
        - Значит, ты намеренно остановилась в уединенном южном городишке, где никто и понятия не имеет о Сьюзен Картер. - Он нахмурился. - Это смешно, но я действительно никогда не слышал о тебе.
        Она пожала плечами:
        - В этом нет ничего удивительного. Есть много людей, достаточно известных в музыкальных кругах, но малоизвестных обычной публике. Я отношусь именно к ним, я не старалась приобрести себе известность любой ценой. Я не могла воды замутить… даже в Миссисипи у Натчеза.
        Она посмотрела ему в лицо, выискивая признаки сочувствия, но он оставался непреклонен.
        - Питер, мне нужно было принять решение самой, я не могла вмешивать в мои дела других людей.
        - Но мы уже вовлечены в твои дела, правда? - с усилием спросил Питер. - Я имею в виду нас обоих. А что касается замутненной воды, я бы сказал, что она теперь довольно темная. О том, что случилось в Розали, узнают в Натчезе в мгновение ока.
        Она закусила губу и печально молчала. Питер ухмыльнулся:
        - Ты напомнила мне поговорку про вора, который хочет, чтобы его поймали.
        Она быстро взглянула на него и расплакалась.
        - Наверное… Мне не нравилось скрывать это от тебя, Питер…
        Мгновение он молчал, как будто в нем происходила внутренняя борьба.
        - Ну хорошо, - мягко заговорил он, - значит, ты год решила отдохнуть. Прошло уже полгода, ты решила что-нибудь?
        Она помотала головой.
        - Я даже в большем замешательстве, чем была до этого.
        - На тебя так подействовала наша встреча? - предположил он, его карие глаза словно приковывали ее взглядом.
        - Да, - прошептала она. - Наша встреча.
        Теперь Питер, не выдержав взгляда Ли, отвернулся. Он взъерошил себе волосы. Его голос стал более спокойным, хотя в нем еще звучала обида.


        - Меня все-таки кое-что смущает. Не будем обсуждать вопросы, связанные с твоей профессиональной деятельностью. Но почему ты так сильно сопротивлялась мне? Ведь я тебе нравлюсь, правда, Ли?
        - Да, Питер.
        - Так почему же ты не позволяла приближаться к тебе? Назови мне настоящую причину, по которой ты не хочешь, чтобы мы были любовниками.
        Она беспомощно развела руками.
        - Питер, ты слушал меня? Потому что мне надо принять решение самой.
        Он резко повернулся.
        - Прости, но я не понимаю, - холодно произнес он.
        Она не знала, что ей сказать, и боролась с опять подступившими слезами, но ничего не смогла сделать, ее глаза заблестели. Было так трудно убеждать опытного юриста.
        - Ну как ты не понимаешь, Питер? Быть твоей любовницей, быть любовницей кого угодно… Это совершенно не вяжется с принятием жизненно важных решений. Когда я говорила, что не хочу оскорблять тебя, я именно это имела в виду. Кто знает, что будет дальше? Я уверена только в одном: я не могу продолжать выступать и одновременно иметь личную жизнь. Вот в этом-то и состоит проблема.
        - Что? - недоверчиво спросил он.
        Ли не успела ничего объяснить, потому что в этот момент по боковой лестнице Уэверли-Хаус спустилась Майра в легком платье, с цветами, и подошла к машине.
        - Милые мои! А не жарко ли вам сидеть на самой дороге? - поинтересовалась она.
        Питер рассмеялся, но прямого ответа на вопрос тети не дал.
        - Ты так разоделась, Майра. Куда направляешься?
        Подул мягкий вечерний ветерок, Майра кокетливо поправила элегантную соломенную шляпку.
        - Неужели ты забыл, дорогой? К Виде Джин приехала на неделю двоюродная сестра из Мемфиса. Вида пригласила на чай гостей. Она просила меня привести с собой Ли, но ты сказал, что у вас свидание.
        - Да, я помню, - ответил Питер.
        Ли сердито взглянула на него, возмущенная тем, что он принял решение за нее. Она вряд ли пошла бы на чай к Виде Джин, но теперь очень расстроилась, узнав, что Питер продолжает распоряжаться ее жизнью.
        - Я отвезу тебя, - сказал Питер тете.
        - Нет, милок, я прекрасно доберусь сама.
        - Я настаиваю. - Он взглянул на Ли. - Хочешь поехать с Майрой?
        - Нет, спасибо.
        Она вышла из машины, оставив для Майры открытую дверь.
        - Спасибо, дорогая! - крикнула Майра вслед Ли.
        Ли услышала обрывки их разговора с Питером.
        - Ты не мог бы ненадолго задержаться и поздороваться с Видой? Ей не терпится увидеть тебя.
        - А почему нет? - глухо отозвался Питер.
        Ли вошла в дом через кухню. Она чувствовала себя удрученной, ведь Питеру, должно быть, просто не терпелось расстаться с ней. Он никогда бы добровольно не поехал к Виде Джин Джексон!
        Ли сама приготовила себе чашку чая: у Ханны был выходной. Она услышала голоса туристов, собиравшихся у входа в дом, и посмотрела на часы. Экскурсии будут продолжаться еще два часа. Ли решила подняться к себе в комнату и попытаться отдохнуть, она очень устала и радовалась тому, - что не работает сегодня вечером. Если бы только можно было вернуть последние прошедшие часы, она вела бы себя совершенно по-другому. Питер узнал о ее карьере самым ужасным из возможных способов, и в этом виновата только она сама. И зачем только она откладывала и откладывала разговор, почему не рассказала ему все с самого начала?
        Ли торопливо поднялась по черной лестнице, чтобы ни с кем не встретиться. Придя в комнату, она переоделась в старенькие джинсы и потертую футболку, а потом села допивать чай. Она думала о том, как быстро изменилась вдруг ее жизнь. Питер Уэбстер в одночасье перевернул ее мир. Теперь, после того, что случилось в Розали, ее жизнь в Натчезе уже никогда не станет прежней.
        Очевидно, пришло время отправляться дальше. Она наверняка потеряла Питера, он больше никогда ей не поверит. И это явно к лучшему, она могла предложить ему так мало… Но почему же тогда мысль о том, что она потеряла его, наполняет ее столь острой болью? Потому что она любит его. С такими мыслями Ли расхаживала по комнате, ее босые ноги утопали в мягком ковре. Кажется, она полюбила его с того самого момента, когда впервые увидела, увидела эти ослепительные, теплые, озорные глаза. Именно поэтому ей необходимо было устоять перед ним. Если бы он ничего не значил для нее, сопротивляться было бы нечему. Она смахнула внезапно выступившую слезу. Этого не может быть! Это не то, чего она хотела. Она могла только обидеть его, и ничего больше. Она уже ему все испортила. И все-таки она чувствовала, чувствовала не что иное, как любовь, необратимую любовь. Как только мысли ее оформились, Ли, осознав это, наконец в изнеможении рухнула в старинное французское кресло, стоявшее у окна.
        Позже, когда все в доме затихло, Ли спустилась вниз узнать, не вернулся ли Питер. Его нигде не было видно. Интересно, он все еще у болтливой Виды Джин или поехал развеяться? Она поняла, что ужасно скучает по нему, и тоскливо посмеялась над собой: всю неделю она пыталась избавиться от него, а теперь, когда его нет, ощутила бесконечное расстояние между ними. Она хотела принять решение, хотела, чтобы все было как прежде, но ничего не получилось. Если бы она понимала, что творит! Если бы только она могла определиться, что делать дальше с се музыкальной карьерой, бесконечной чередой концертов и гастролей.
        Она вернулась к себе и достала альбом с газетными вырезками, хранившийся у нее в нижнем ящике туалетного столика. Она присела на постель и стала дрожащими пальцами перелистывать страницы. Кто эта молодая женщина - такая изысканная, такая уверенная, такая ответственная, с собранными в пучок волосами, прекрасно держащая себя на публике? Молодая пианистка-виртуоз в черной юбке до пола и ниспадающей блузке из белого шелка казалась ей сейчас совершенно чужой. Но это была именно она, и никто другой. На фотографии ей пятнадцать, она выступает с Симфоническим оркестром Сан-Франциско. А здесь ей уже двадцать, она выигрывает конкурс имени Клиберна. Вот она, безумно волнуясь, играет в Нью-Йорке с Леонардом Бернстайном. И наконец, ее последний концерт в Дэвис-Холле, она играет Шопена. Куда же сейчас подевалась эта преуспевающая женщина, которая пользовалась не так давно ошеломительным успехом? Есть ли она еще здесь, спрятанная внутри Ли Картер из Натчеза и ждущая момента освобождения?
        Не успела Ли серьезно задуматься, как мысли ее прервал сильный раскатистый грохот, донесшийся с нижнего этажа. Она испуганно поднялась с постели и поторопилась вниз, не выпуская из рук альбома. Шум явно исходил от роскошного рояля Майры, стоявшего в гостиной. Что же могло такое случиться?
        Оставив открытый альбом на столике в проеме между окнами центрального коридора, Ли побежала в гостиную, слыша еще более странные, приглушенные теперь звуки, дополняемые жалким мяуканьем.
        - Кыш! - выдохнула она.
        Она мгновенно сориентировалась. Крышка рояля была опущена, значит, Кыш сбил подпорку и запер себя внутри.
        - Ах, Кыш! - Она подняла крышку и вытащила сильно перепуганного, но уцелевшего кота. - Кыш, скверный мальчишка, - проговорила она, спуская на пол огромного кота. - Готова поспорить, больше ты так не сделаешь.
        Громко мяукая в знак согласия, Кыш выбежал из комнаты, кинув обиженный взгляд на огромный черный предмет. Ли рассмеялась и села на скамейку перед инструментом. Надо убедиться, что старый рояль не пострадал. Кот мог ослабить несколько струн, но она легко их отрегулирует, немного подкрутив.
        Она решила попробовать сыграть несколько гамм, но быстро переключилась на мощную и безудержную «Патетическую сонату» Бетховена. Бурная и одновременно мягкая, успокаивающая соната соответствовала сегодня ее настроению. Она изливала свои переживания в сложнейших пассажах, великолепно справляясь с ними. Много месяцев, прошедших с тех пор, когда она в последний раз исполняла эту вещь, словно выпали из ее жизни в тот самый момент, когда пальцы коснулись клавиш. С силой ударяя по клавишам, она передавала им свои страдания, наполняя комнату прекрасной музыкой. Соната была длинной и эмоциональной, Ли забыла обо всем, кроме музыки. Когда она закончила драматической снижающейся руладой, сложившейся в тройное фортиссимо, вся комната, казалось, насытилась энергией ее исполнения. Она медленно убрала с клавиш трепещущие пальцы и прислонилась лбом к инструменту, потрясенная и примиренная. Она глубоко вдохнула - та молодая преуспевающая женщина все еще жила внутри нее. Что ей теперь делать? Она больше не может так жить. Или все-таки может?
        - Ли. Это было прекрасно, я чуть не расплакался.
        Она быстро повернулась. Питер стоял под аркой, ведущей в комнату, в руках у него был открытый альбом. Казалось, он испытывает благоговение к ней. Покачивая головой от удивления, он указал альбомом на инструмент:
        - Дорогая, почему ты придаешь этому такое небольшое значение?
        Она отвернулась, чтобы скрыть горящий взгляд, и закрыла лицо руками.
        - Я придаю этому небольшое значение? Это значит для меня слишком много.
        - О, Ли.
        Наконец она уступила своей печали и сломалась под этой тяжестью. Питер подошел к ней, нежно поднял со скамейки и помог дойти до дивана, усадив ее к себе на колени.
        - Дорогая, я вел себя как дурак, - хрипло проговорил он, гладя ее шелковистые волосы. - Когда я узнал сегодня, кто ты такая, я думал только о себе, о том, как я оскорблен. Я ни на мгновение не задумался, каково тебе. Я просто эгоист.
        - Нет, Питер, - всхлипывала Ли. - Мне нужно было рассказать тебе раньше. Но мне очень трудно об этом говорить.
        - Знаю, знаю, - успокаивающе ответил он, приподнимая ее залитое слезами лицо. - Когда ты играла, я чувствовал твою боль, твое беспокойство, но, дорогая…
        Он замолчал, качая головой, его лицо опять приняло удивленное выражение.
        - Ты невероятная, фантастическая. В этих рецензиях, - показал он на альбом, - тебя называют выдающейся. Я потрясен всем этим - твоим талантом, твоим смущением, и поверь мне, дорогая, я хочу понять. Ты не могла бы попытаться объяснить мне, зачем ты отказываешься от всего?
        Она нервно вздохнула, потом рассеянно развела руками.
        - Потому что в этом я теряю себя, Питер. Когда я играю, я другой человек. Я становлюсь одержимой. - Ее глаза потемнели от переживаний. - Иногда, во время исполнения, когда я ощущаю энергию, исходящую от аудитории, когда все идет как по маслу, в моей крови поднимается невероятной силы волна. Я уверена, то же самое чувствуют наркоманы, получая свою дозу. В этот момент ничто меня не волнует, ничто.
        Она повернулась к нему.
        - Ты понимаешь это?
        - Нет, - нахмурившись, ответил он.
        Она вздохнула.
        - Постараюсь объяснить получше. Но это запутанная история.
        Он поднял с кофейного столика альбом с вырезками.
        - Я хочу понять тебя, Ли. Я хочу знать все.
        Она забрала у него альбом.
        - Я попытаюсь.
        Ее горе утихало. Она думала, что сказать и как сказать, но задумчивость была прервана неловкостью - она сидела у Питера на коленях, и это вызвало в ней желание физической близости.
        - Я хочу обнимать тебя, - сказал он, его руки невольно заключили ее в крепкие объятия. - Я не часто обнимал тебя, недостаточно часто.
        От его слов она смягчилась.
        - Хорошо.
        Стараясь думать о том, что должна говорить, она позволила своему телу расслабиться.
        - Думаю, у меня было особое предназначение с самого дня рождения. Понимаешь, мои родители - оба музыканты, отец играет на виолончели в Симфоническом оркестре Сан-Франциско, мама - на флейте. Кроме того, оба играют на фортепьяно почти так же хорошо, как и я.
        - Сомневаюсь, - решительно вставил Питер.
        Она невольно улыбнулась.
        - Самое раннее, что я помню, - это звуки музыки. Дом моих родителей был любимым местом неофициальных репетиций, небольших концертов и сборищ после концертов. Кажется, я начала играть на фортепьяно еще до того, как научилась говорить. Я помню, как исполняла «К Элизе» на «Стейнвее» родителей перед несколькими зачарованными моей игрой членами оркестра, тогда мне было пять лет.
        - Ты была единственным ребенком?
        - Да. Конечно, мои родители желали мне только хорошего, и я им по сей день благодарна. Невозможно найти родителей, более преданных своему ребенку, хотя их навязчивая идея сделать из меня выдающуюся пианистку лишила меня нормального детства. Я много лет провела в Консерватории Сан-Франциско, а потом, конечно, в Джуллиарде.
        - А ты? Ты этого хотела?
        Она смущенно опустила голову.
        - Ты знаешь, даже сегодня я затрудняюсь ответить. Когда я росла, я просто не знала, что этого можно не хотеть. Определенность моего будущего никогда не подвергалась сомнению. Я никогда не задавала подобные вопросы, я была слишком занята. Видишь ли, я выиграла конкурс в Форт-Уэрте, конкурс Клиберна, когда мне было двадцать. После этого… - Она театрально взмахнула руками. - Сегодня очень небольшое количество молодых пианистов получают статус виртуоза, если не выигрывают главный конкурс. Так вот я выиграла, частью премии был мой первый концертный сезон. С тех пор я стала считаться исполнителем мирового класса.
        - Понятно, - произнес Питер, задумчиво хмурясь. - Значит, ты не задавала никогда никаких вопросов до тех пор, пока в прошлом году не обессилела?
        - Да.
        - Тогда, может быть, именно в этом и состоит ответ. Я думаю, что организм сам пытался тебе что-то сказать.
        Она покачала головой:
        - Если бы это было так просто. Виртуозы часто «перегорают». Так случилось с Горовицем, а до него с Падеревским. У юного виртуоза Артура Рубинштейна однажды была такая депрессия, что он даже пытался повеситься, и посмотри, что с ним стало потом. К сожалению, кризис карьеры - нередкое явление среди музыкантов мирового класса. Кто-то довольно успешно продолжает играть, а кто-то уходит навсегда. Поэтому мои… симптомы могут быть частью ответа, Питер, но я боюсь, что полная картина этого гораздо сложнее.
        - Да? Тогда обрисуй мне полную картину. Что это в твоем понимании? Все началось с того, как ты выиграла конкурс?
        Она листала потертый альбом с хроникой шести лет ее гастрольных поездок по всему миру: Нью-Йорк, Вена, Берлин, Израиль. Она рассказывала, что значит быть на гастролях: примчаться в незнакомый город в полдень, после обеда повторить с дирижером наиболее сложные места концертной программы, а вечером исполнять новую симфонию, часто на непроверенном рояле. Она рассказала ему о своих радостях и несчастьях - о том, как однажды она приехала в Лондон в голубых джинсах всего за три часа до выступления, а ее багаж задерживался в Нью-Йорке. Пришлось брать платье напрокат. В другой раз она играла ужасным зимним вечером в Чикаго, когда температура упала до минус тридцати девяти градусов.
        - Невероятно, - сказал Питер, когда она закончила. - Конечно, такой темп жизни может привести к изнеможению.
        По его лицу пробежала тень.
        - Ты… ты думаешь вернуться к этому? - тихо спросил он.
        Она закусила губу.
        - Я могу встать, Питер?
        Он неохотно отпустил ее. Она встала, подошла к окну и посмотрела сквозь кружевные занавески на массивный дуб. Она тщательно подбирала слова для ответа:
        - Не знаю. Я чувствую себя такой растерянной, особенно после встречи с тобой. - Она повернулась к нему, сжимая и разжимая кулаки. - Мой менеджер говорил, что музыка - моя кровь и я никогда не смогу расстаться с этим. Еще он говорил, что у меня дар Божий и с таким даром связана большая ответственность. Понимаешь меня?
        - Думаю, да, - ответил он.
        Она пригладила волосы, а когда продолжила, в ее глазах стояли слезы.
        - Трудность состоит в том, что я чувствую эту ответственность, обязанность поделиться моей музыкой с другими. Ты подумал, чем для нас с тобой будет мое возвращение к концертной деятельности?
        Он улыбнулся:
        - Рад слышать, что ты говоришь «мы».
        Она тоже слабо улыбнулась в ответ.
        - Ты подумал об этом, Питер? - повторила она удрученно.
        Он встал и подошел к ней.
        - Дорогая, я узнал обо всем только несколько часов назад! Но разве ты не веришь, что мы вместе сможем решить все проблемы?
        - А что, если это невозможно?
        Она снова отвернулась. Мгновение спустя она почувствовала на своих плечах его сильные теплые руки и невольно вздрогнула.
        - Я должна сказать тебе кое-что еще, Питер.
        - Да?
        Она слышала, как сильно бьется ее сердце, близость Питера поднимала волну безудержных чувств внутри ее. Ей будет нелегко, но она должна рассказать ему всю правду.
        - Питер, я хочу, чтобы ты кое-что понял. Когда ты приехал неделю назад и начал преследовать меня, я совершенно не понимала, зачем ты это делаешь. Я имею в виду, ты только на три недели…
        - Ты думала, что я просто хочу поразвлечься? - недоверчиво спросил он.
        - Нет, - ответила она. - Я так не думала, ну, может быть, поначалу.
        Она повернулась к нему лицом, не в силах больше прятать страдания.
        - Я просто хотела, чтобы ты понял, насколько серьезно я отношусь к этому…
        - Правда?
        Теперь он улыбался.
        - Питер!
        Она готова была и рассмеяться, и расплакаться.
        - Знаешь, когда ты сегодня уехал, я наконец поняла, почему сопротивлялась тебе. Потому…
        Она взглянула на его красивое лицо и вздрогнула.
        - Скажи мне, - уговаривал он, целуя ее в лоб.
        Она шумно вздохнула.
        - Думаю, я влюбляюсь в тебя, - выпалила она.
        - О, дорогая! Как же я мечтал услышать это!
        Он поцеловал ее в мокрую от слез щеку.
        - А что, если я уже влюбился в тебя? - хрипло добавил он.
        - О, Питер! - воскликнула она, забыв на мгновение все проблемы от радости, охватившей ее.
        - И я это знаю! Я знаю…
        Ее слова заглушил поцелуй. Она крепко прижалась к нему, в них обоих разлились такие нежные чувства, и они ощутили такое сильное желание, чего не ощущали никогда прежде, до того как была сказана вся правда. Наконец Питер резко отстранился.
        - Дорогая Ли. Может быть, я и знаю тебя всего неделю, но ты уже стала частью меня. - Он крепко обнял ее. - А что до остального, дорогая, не волнуйся, мы с этим разберемся. Не важно, что ты решишь.
        - Питер, я не думаю…
        - Правильно, не думай. Просто позволь мне обнять тебя. Поцелуй меня еще раз.
        Все вокруг словно замерло, когда их губы встретились. Его руки свободно прикасались к ее телу, ласкали ее сквозь одежду.
        - Ты знаешь, я подумал, что потерял тебя сегодня, - прошептал он хриплым от наслаждения голосом.
        - Я тоже подумала, что потеряла тебя, - прошептала она в ответ.
        - Это был сущий ад. Мы никогда не должны больше допускать такого, никогда, - повторял он, целуя ее шею и лицо.
        - О, Питер…
        Она страстно прижалась к нему, вставая на цыпочки, чтобы снова поцеловать его. Он застонал, крепко обнимая ее. Она была рада его объятиям, потому что у нее сильно закружилась голова от интимности их поцелуя. Ее сердце бешено колотилось.
        Теплые руки Питера скользнули под футболку и смело начали ласкать ее грудь через тонкий материал бюстгальтера. Ли постепенно теряла контроль над собой, он чувствовал на шее ее быстрое и горячее дыхание.
        - Знаешь, мне еще не скоро ехать за Майрой, - прошептал он голосом, полным желания. - Вида Джин пригласила ее на ужин. Дорогая, ты не хотела бы закончить наш разговор наверху?
        Ли взглянула на него. Все ее тело трепетало и жаждало его. Она читала в его глазах страсть. О да, она хотела только одного - заняться любовью с этим человеком прямо сейчас, сию минуту! Но в дело вмешался рассудок.
        - Питер, ты уверен, что это разумно? - неуверенно спросила она. - А что, если… - Она не смогла говорить. - А что, если мы в конце концов не сможем ничего решить? А что, если у нас просто нет будущего?
        Он быстро отпустил ее, повернулся к ней спиной и застыл:
        - Ты уже рассматриваешь другие варианты, Ли?
        - Нет, но что делать, если придется?
        Он повернулся к ней, пристально глядя на ее лицо.
        - Тогда мне хотелось бы использовать свой шанс. А тебе?
        Она щурилась от слез и не знала, что ответить. Он пожал плечами, в этом жесте было смирение.
        - Думаю, сейчас нам стоит забыть об этом. Я говорил, что никогда не буду заставлять тебя.
        Ли отвернулась, чтобы не видеть глаз Питера, полных боли. Она опять оскорбила его. Она просто не могла примириться с этой мыслью! Он был согласен пойти на любой риск, только чтобы любить ее. Почему же она не могла сделать этого?
        - Питер, я хочу, чтобы между нами все было ясно, - отрывисто произнесла она. - Ты… - Она застенчиво потупилась. - Тебе не придется заставлять меня. Никогда.
        Какое-то мгновение он молчал.
        - Ли, посмотри на меня, - ласково проговорил он наконец.
        Она посмотрела, и все ее тело наполнилось энергией, струившейся из его глаз.
        - Ты хочешь заняться со мной любовью? - спросил он.
        От смелости этих слов у нее перехватило дыхание, но она ответила сердцем.
        - Да, - просто сказала Ли. - О да.
        - Почему?
        - Потому что я люблю тебя, - прошептала она. - И потому…
        - Потому что ты хочешь, чтобы между нами все было ясно? - Каждая частичка тела Питера была напряжена, а лицо выражало муку и желание одновременно. - Дорогая, я хочу тебя, - сказал он, сжимая ее плечи. - Видит Бог, я хочу тебя. Но если ты предлагаешь себя только для того, чтобы все уладить, ты не права.
        Она кивнула:
        - Я знаю, Питер, но я не желаю ничего подобного. - Она протянула к нему руку. - Я просто хочу быть рядом с тобой. Я должна быть рядом с тобой… - прошептала она.
        - О, Ли.
        Он опять нежно обнял ее и поцеловал, его руки дрожали от желания.
        - О, любимая, тогда мы будем рядом, совсем рядом.
        Он повел ее в коридор и по лестнице наверх. Она думала, что сошла с ума, раз сознательно пошла на такое. Но ей было все равно. Она хотела его. Как же она хотела его! Она просто хотела быть рядом с ним. Его рука обнимала ее талию, а его сильное тело прикасалось к ее телу, когда они поднимались по лестнице, и это было настоящим блаженством.
        Они поднялись на второй этаж.
        - У тебя или у меня? - взволнованно спросил Питер.
        Ли промолчала, и он повел ее в свою комнату. Он закрыл дверь и прижал ее к ней, жадно целуя. Она чувствовала его готовность, которая возбуждала в ней ответную жажду. Питер вдруг резко подался назад, в его глазах горела страсть.
        - Ли… Ты правда уверена?
        Она застонала и с мольбой потянулась к нему.
        - О, Питер, больше не спрашивай меня, или я… Пожалуйста, не надо. Просто…
        - Хорошо, дорогая, хорошо.
        Он прижал ее к себе с яростным рычанием и поцеловал, в этот раз с такой небывалой силой, что чуть было не напугал ее. Когда его руки решительно устремились под ее футболку, она напряглась, и он обеспокоенно отпрянул.
        Она с покаянным видом уставилась в пол.
        - Питер, я не очень… Я не…
        - Что «не»? Ты имеешь в виду, ты никогда…
        - Да. Нет. Я хочу сказать, что был только один мужчина, вернее, мальчик.. Я еще училась в школе…
        - Ли, дорогая. - Улыбаясь, он придвинул ее к себе. - Ты не обязана рассказывать мне…
        - Нет, обязана. Я хочу, чтобы ты знал меня.
        - Хорошо, - успокаивающе произнес он, гладя ее спину. - Расскажи все, что ты считаешь необходимым.
        Питер позволил ей выговориться. Как она может отдаться ему до тех пор, пока он не поймет ее полностью? Она прижалась лицом к его шее.
        - Я его любила, - с дрожью в голосе произнесла она. - И он любил меня. Но мы расстались, когда он поступил в колледж. К тому времени он знал, чего требовали мои занятия музыкой. Ему же нужна была девушка, которая хотела бы стать его женой, завести детей…
        - Он был идиотом, - с улыбкой перебил ее Питер, его руки скользнули за пояс джинсов. - Ну и хватит о нем. Теперь замолчи и поцелуй меня.
        - Но ты не слушаешь. Ты должен знать! - с отчаянием повторяла Ли, утопая в его поцелуях, которыми он покрывал ее лицо.
        Она попыталась удержать сильные пальцы, дергавшие застежку ее джинсов.
        - Это может произойти опять. Я могу обидеть тебя, если вынуждена буду расстаться с тобой, как…
        Внезапно он притянул ее еще ближе.
        - Ли, прекрати, - произнес он резким от непреодолимого желания голосом. - Я не допущу, чтобы это повторилось. Прекрати сопротивляться и дай мне раздеть тебя. Леди, вам будет не так-то просто расстаться со мной.
        Он наконец сорвал с нее футболку. Питер резко вздохнул, и Ли, увидев, как он пожирает взглядом ее грудь сквозь тонкий материал лифчика, поняла, что теперь пути назад нет. Застежка быстро покорилась его умелым пальцам, и он стал поглаживать попеременно упругие соски. Ее ноги предательски ослабли.
        - О, Питер…
        - Ты дрожишь, милая.
        Он прижал ее к себе, одной рукой крепко придерживая за поясницу, а другой расстегивая джинсы. Ее стройное тело горело от страсти, когда он отбросил ее джинсы. Жадный взгляд темных глаз доводил ее до обморока.
        - Ты прелестна.
        Он обвил рукой ее шею и поцеловал вновь.
        - Теперь ты можешь раздеть меня, - шепнул он, касаясь языком ее уха.
        У нее перехватило дыхание.
        - О, Питер, пожалуйста… я просто не смогу…
        Она не знала, хватит ли ей смелости дотронуться до него, до того, как они займутся любовью.
        Он сразу догадался, о чем она думает.
        - Тогда в следующий раз, - мягко произнес он и повел ее к постели.
        Она легла и отвела взгляд, пока он раздевался. Вскоре он лег рядом с ней на прохладных простынях в прекрасной старинной кровати, тонкая москитная сетка висела над ними, как покров любви. Когда он придвинулся к ней вплотную, у нее перехватило дыхание. Она остро почувствовала желание плоти.
        - Я люблю тебя, - прошептала она, крепко прижимая его к себе.
        В ответ он тоже шептал слова любви.
        Их первый поцелуй был похож на глубокий вдох ныряльщика, вынырнувшего на поверхность. Когда губы Питера устремились к ее груди, причиняя бесконечные мучения, она инстинктивно выгнулась ему навстречу.
        - Это ли та самая скромница, которая не хотела раздевать меня? - хриплым голосом поддразнил он ее.
        Она все меньше контролировала себя.
        - Ли, - выдохнул он, - лучше остановись, а то прелюдия может вылететь прямо из окна.
        - Я хочу тебя, - заявила она без всякого стыда, вцепившись рукой ему в волосы. - Питер Уэбстер, вы соблазняли меня целую неделю. Целовали меня, дотрагивались до меня, сводили меня с ума. А теперь настало время, время…
        У нее не хватило слов, и она страстно поцеловала его.
        - Любви, - пробормотал он. - Настало…
        Его глаза светились желанием и предвкушали удовольствие.
        - Я еще не кончил тебя соблазнять, - прошептал он.
        Его пальцы очень медленно скользили вниз по ее телу.
        - Чудовище! - воскликнула она, извиваясь от его искусной любовной пытки.
        Она снова поцеловала его, глубоко проникнув языком в его рот.
        - Господи! - выдохнул он, когда их рты оторвались друг от друга. - Ты такое страстное создание…
        - Такова моя музыкальная душа, - отважно ответила она.
        - Продолжай играть, - настаивал он.
        Но затем он сам стал исполнителем, прижав ее сверху, он наигрывал на ней, как на прекрасном инструменте. Медленно скользил по ее телу взглядом, похожим на ровное пламя, до тех пор, пока Ли не поняла, что сейчас лишится чувств. Когда он провел теплыми и дразнящими губами по ее телу, порозовевшему от возбуждения, она почувствовала, что здравомыслие покидает ее. Ей хотелось целовать его в. ответ, целовать исступленно, но он не позволил ей, а все еще сжимал руками, доводя до сумасшествия губами и языком.
        - Ты такая красивая, - шептал он снова и снова. - Такая милая…
        Не выдержав больше, она опрокинула его на спину. Он не сопротивлялся, а она, в свою очередь, сводила его с ума, проводя губами по его телу, целуя его соски, играя языком с волосками на груди, забыв про скромность и ощущая только всепоглощающую потребность в нем.
        - Ты тоже красивый, Питер Уэбстер. Мне нравится твое тело, твой запах, то, как ты чувствуешь меня.
        - Хватит, - простонал он и потянул ее под себя, жадно целуя и раздвигая ногами ее ноги.
        Он очень медленно приблизился к ней, зная, чтo эти мгновения покажутся ей вечностью. В глазах Ли выступили слезы радости, когда он полностью вошел в нее. Наконец-то она была полна им до боли. Она застонала и впилась пальцами в его спину.
        - С тобой все в порядке? - поинтересовался он.
        - О да! - воскликнула она. - Просто люби меня… Пожалуйста, люби меня!
        В ответ он страстно поцеловал ее и принялся двигаться внутри ее, проникая все глубже и глубже. Ощущения Ли были такими острыми, что она начала двигаться вместе с ним, с трудом дыша и открываясь ему все больше и больше. Первый раз в жизни она восхитительно парила между экстазом и сумасшествием. Именно тогда, когда она подумала, что не избежит безумия, Питер утолил ее неистовую жажду сильными ударами. Оба они сотряслись в экстазе, слившись в единое целое. Они шептали друг другу о своей любви и чувствовали, как вокруг разливается покой.



        Глава 8

        Следующим вечером, ставя машину у «Серебряного дерева», Ли радостно напевала про себя. Когда она выходила из машины, дул мягкий ветерок, трепавший пряди ее волос и заставлявший шелестеть листву серебряного клена. Позади нее горела золотом широкая Миссисипи, небо было безоблачным, ожидался чудесный вечер.
        На ней было ее любимое платье - длинное белое, с вышитыми на нем крошечными розами, короткими рукавами и вырезом, отделанным петельчатыми кружевами. Когда она только приехала в Натчез, Майра подарила ей модную ткань и материал для отделки. Майра и Ханна помогли ей сшить несколько платьев для новой работы в «Серебряном дереве». Ли подумала, что Майра сделала для нее чересчур много. Она обязательно вернет этот долг. Для начала она подарит своей хозяйке какой-нибудь неожиданный подарок, хотя будет трудно заставить ее принять его. Но теперь весь Натчез знал, кто она такая, и ей больше не надо скрывать тот факт, что у нее есть деньги.
        Майра восприняла «разоблачение» Ли довольно прозаично. Поднимаясь по ступенькам ресторана, Ли вспоминала то, что ей сегодня говорила Майра.
        - Я совершенно не удивлена тому, что ты оказалась известной пианисткой, дорогая. Именно это я и подозревала. Ты слишком талантлива. А если ты не хотела рассказывать всем о себе, то это твое личное дело.
        У Ли на глазах выступили слезы, когда она вспомнила добрые слова пожилой леди. В большом коридоре ресторана она столкнулась с Элом Мерфи.
        - Здравствуйте, юная леди, - ухмыляясь, произнес босс. - Ты очень красивая сегодня. Я слышал, что у нас в «Серебряном дереве» работает настоящая знаменитость. Почему ты никогда не говорила мне об этом?
        Ли вздохнула.
        - Новости быстро разлетаются, правда?
        - Здесь молния поражает виноградную лозу за секунду, - весело согласился Эл. - Но скажи мне, Ли, почему ты скрывала? Знаешь, мы бы так возгордились, узнав, что у нас в Натчезе играет музыкант твоего уровня.
        - Я догадываюсь. - Она закусила губу. - Эл, пожалуйста, если ты не против, это довольно длинная история и очень личная.
        - И совершенно меня не касается, - эффектно закончил Эл.
        - Эл, я не имела в виду…
        Он успокоил ее, махнув рукой.
        - Ты права, Ли. Это не мое дело, если только сама не захочешь поведать об этом. Какие бы у тебя ни были на то причины, я хочу, чтобы ты знала: мы все в восторге от тебя. И я надеюсь, - что ты останешься здесь надолго.
        - Спасибо, Эл.
        Он несмело продолжил:
        - Я надеюсь, что ты поработаешь еще в нашем ресторане, теперь… м-м-м…
        - Конечно, я останусь на некоторое время. Но ты должен помнить то, о чем я говорила тебе в самом начале. Я буду работать только временно.
        - Верно, верно. Работай столько, сколько сможешь.
        Внезапно он щелкнул пальцами.
        - Скажи, а теперь, когда о тебе все узнали, ты не хотела бы, чтобы я поместил твою фотографию в «Натчез ньюс» и объявление, что в «Серебряном дереве» выступает пианистка с мировым именем?
        Ли была в шоке, хотя понимала, что Эл прежде всего руководствуется деловыми соображениями.
        - Эл, если ты не против…
        Он кивнул:
        - Действительно, будет много шумихи. Ничего страшного, у нас и без этого куча дел. - Он усмехнулся. - Кстати, где сегодня твой преданный поклонник?
        - Питер будет позже, - улыбнулась она. - Ему нужно съездить по делам.
        - Он тут прислал кое-что, чтобы его подруга не скучала, пока его нет, - подмигнув, сказал Эл.
        Ли недоуменно смотрела на него, пока Эл вел ее к фортепьяно, стоявшему в уютной нише зала ресторана.
        - О Боже! - выдохнула Ли.
        Она пересекла главный обеденный зал со столами, покрытыми льняными скатертями, и завороженно уставилась на охапку великолепных красных роз, возвышавшихся в хрустальной вазе на крышке фортепьяно. Не было нужды читать карточку, чтобы узнать, от кого были цветы, но ее сердце забилось гораздо быстрее, когда она прочла: «С любовью».
        - Очень романтично, - прокомментировал Эл у нее за спиной. - А знаешь, эти розы очень подходят к твоему платью.
        Опустив глаза, Ли поняла, что он прав.
        - Но как Питер мог узнать, что я надену?
        - Влюбленный мужчина знает, - мудро заметил Эл.
        Заглянув в его теплые понимающие глаза, Ли покраснела. Ей было неудобно обсуждать с ним личную жизнь. Ее концертная деятельность, ее отношения с Питером не касались его, он всего лишь ее работодатель. Но, вздохнув про себя, она подумала, что когда-нибудь привыкнет к этому. Теперь ее инкогнито раскрыто, и в этом городке она, несомненно, будет вызывать интерес везде, где бы ни появилась. Ли вернула к реальности группа веселых туристов, вошедших в ресторан.
        - За работу, юная леди, - сказал Эл. - Я знаю, что ты сделаешь дальше. Ты попросишь прибавить жалованье, - добавил он, притворно хмурясь.
        Она, улыбаясь, покачала головой:
        - Нет, я вполне довольна оплатой.
        Мгновение Эл колебался.
        - Я надеюсь, мисс Картер, что однажды вы будете гордиться собой так же, как мы гордимся вами.
        С этими словами Эл повернулся приветствовать посетителей. Ли достала ноты и села за инструмент. Она начала с «Прекрасного мечтателя», вдыхая во время игры аромат роз, подаренных Питером. Слова, сказанные Элом, вдруг расстроили ее, особенно когда тот сказал, что все гордятся ее достоинствами. Питер тоже отнесся к ее известности с большим почтением. Казалось, он не рассматривал это как угрозу их любви - в отличие от нее.
        Она радовалась, что Питер узнал правду, но в глубине души чувствовала опасность. Ли признавала, что одной из главных причин ее загадки было тайное желание выяснить, как же люди отнесутся к обыкновенной горожанке Ли Картер, а не к Сьюзен Картер, всемирно известной пианистке. У нее теперь будет возможность выяснить эту разницу, по крайней мере здесь, в Натчезе. Ей придется узнать, изменит ли новость о разоблачении мнение жителей о ней. Однако гораздо важнее было мнение Питера Уэбстера о ней.
        Она вспомнила чудесные часы, проведенные в его объятиях. Что ж, тут ей не в чем раскаиваться, не важно, что последует за этим. Она никогда не будет извлекать выгоду из их отношений. Думая об этом и отчаянно надеясь на лучшее, она вкладывала всю душу и сердце в игру для Питера, снова глубоко вдыхая аромат роз и насыщаясь этим ароматом блаженства.
        Час спустя, уже играя меланхоличный финал «Последней розы лета», она все еще пребывала в задумчивости. Ее беспокоило нечто большее, чем Питер. Как только она сегодня начала играть, любопытные взгляды посетителей, косые кивки и намеренно приглушенные разговоры стали явным свидетельством того, что о ней заговорили в городе. Изменилось буквально все! О ней знал каждый, будто она написала у себя на лбу «виртуоз». Ресторан был переполнен, любопытные ждали свободных столов в фойе. Несколько человек из толпы зрителей даже подошли к ней, чтобы заказать какое-нибудь произведение или осторожно поинтересоваться деталями ее карьеры. Этому она совершенно не удивилась. Люди склонны почитать таланты других людей. По крайней мере она всегда так думала.
        И вот какой-то высокий человек в отлично сидящем костюме направлялся к ней, обходя посетителей. У нее замерло дыхание - она никогда не видела Питера, одетого с такой элегантностью, отчего он выглядел еще серьезнее. У нее сильно забилось сердце, когда она жадными глазами впитывала его облик. Он был в темно-синем костюме и бледно-голубой шелковой рубашке. Главный акцент придавал трикотажный галстук с бледными полосками. Ему удалось даже привести в некоторый порядок густые кудрявые волосы.
        Когда он приближался к ней, она совершенно забыла, что в помещении находится кто-то еще. Они смотрели друг на друга по-новому - как любовники, как мужчина и женщина, которые до мельчайших подробностей изучали друг друга долгими часами. Ли подумала, что у него поразительные глаза - глубоко посаженные, с такими темными и густыми ресницами, так знакомо, так испепеляюще исследуют ее… Она чувствовала, как краска заливает ее целиком, чувствовала покалывание во всем теле. Ее сердце выбивало пульсирующее в ней желание близости с ним.
        Наконец он добрался до нее, улыбаясь ей преданной и восхищенной улыбкой, а выражение его горящих глаз заставило ее покраснеть еще сильнее.
        - Здравствуй, дорогая, - прошептал он, наклоняясь, чтобы запечатлеть на ее губах быстрый теплый поцелуй. - Ты сегодня восхитительна.
        - Спасибо за цветы, - прошептала она в ответ. - И… м-м-м… ты тоже неплохо выглядишь.
        Он усмехнулся, выпрямился и запустил руку в карман.
        - Сегодня особенный вечер.
        - Особенный? Почему? - поинтересовалась она, лучезарно улыбаясь.
        Ответ она получила немедленно. Он взял ее левую руку и надел на безымянный палец великолепное обручальное кольцо с ослепительным бриллиантом карата в полтора весом. - Я просто хотел, чтобы ты знала: у меня честные намерения, - озорно заявил он, наклоняясь и еще раз касаясь, губами ее губ.
        Потрясенная Ли с трудом вздохнула.
        - Питер, нет, я не могу…
        Но ее протест потонул в оглушительных аплодисментах, наполнивших зал. Ли повернулась к зрителям и, к собственному ужасу, увидела, что на них с Питером смотрят абсолютно все в зале. О нет! Все присутствующие наблюдали за их любовной сценой, ничуть не смущаясь. Не одна она восприняла появление Питера Уэбстера как нечто завораживающее!
        - Обсудим это позже! - свирепо прошептала она Питеру.
        Она улыбнулась натянутой улыбкой восхищенной толпе, стараясь поторопить его. Не стоило возвращать кольцо сейчас - это превратилось бы в кромешный ад!
        Питер отошел к ближайшему столику, который Эл всегда оставлял за ним. Ли торопливо схватила записку с заказом песни, лежавшую в бокале для бренди. Она тут же начала играть, но, к ее несчастью, это была песня «Позволь звать тебя любимой», первые аккорды которой вызвали одобрительные восклицания и аплодисменты толпы, а лицо Ли окрасили в цвет роз.
        Она была уверена, что не переживет этот вечер. Лишь в половине двенадцатого ушли последние посетители. Вскоре они с Питером прогуливались, по уже установившейся традиции, вдоль берега бурной Миссисипи. Ли очень нуждалась в этой прогулке, но красивый мужчина, шагавший рядом с ней, был главным источником ее беспокойства. Она ненавидела себя за то, что сомневалась в нем, и не знала, как ей выбраться из этой ситуации. Разве его предложение не было неожиданным? Стоило ли обращать внимание на то, что оно прозвучало на следующий день после того, как он узнал о ней всю правду? Ли снова отметила про себя, что Питер все-таки слишком высоко ценил, слишком уважал ее известность. Но сейчас…
        - Питер, ты должен забрать это назад! - сказала она, стягивая с пальца ослепительное кольцо, когда они проходили мимо темного бара. - Я очень тронута, - добавила она, стараясь смягчить свои слова, - но я не могу взять на себя такие обязательства. Не сейчас. Ты заберешь его? Пожалуйста.
        Когда она попыталась сунуть кольцо ему в руку, он стал сопротивляться, но выражение его лица осталось неизменным при лунном свете.
        - Ли, тебе лучше надеть кольцо обратно. Я не возьму его ни за что на свете. Я выбирал его полдня, и если ты уронишь его и потеряешь в темноте, клянусь, я отшлепаю тебя.
        Она остановилась и повернулась к нему:
        - Что ты сделаешь, Питер Уэбстер?
        - Надень его обратно, Ли.
        - Питер, так не получится! Ты не можешь заставлять меня сделать то, к чему я не готова.
        - Ладно.
        Он тоже остановился и сурово рассматривал ее лицо.
        - А что, если я пообещаю не торопить тебя с браком? - Его лицо расплылось в озорной улыбке. - Так будет, пока ты будешь носить мое кольцо.
        Она открыла рот от изумления.
        - Питер, это шантаж!
        - Именно.
        - И это говорит адвокат!
        - Верно.
        Он взял у нее кольцо и надел ей на палец. Когда же она посмотрела с вызовом на него, он выругался про себя, и его лицо исказилось от страдания.
        - Разве ты не понимаешь, Ли? Я должен знать, что ты - моя.
        Он сжал ее в объятиях. Ли этого было достаточно. Она совершенно растаяла и отбросила прочь все сомнения. Он не сказал больше ничего, а лишь страстно целовал. От него исходил чудесный аромат, когда он целовал ее, крепко прижимая к своему упругому телу. Их овевал мягкий ветерок, им казалось, что они были внутри некоего собственного мира.
        - Ли, скажи мне, что ты моя, хотя бы сегодня, - прошептал он, лаская губами ее нежное плечо.
        - Я твоя, - сказала она, прижимая руки к его лицу и жадно ища губами его губы.
        Сгорая от желания, она спрашивала себя, как ей до вчерашнего дня удавалось сопротивляться ему? Ли думала, что с того момента, когда они были вместе, прошла вечность. Когда они наконец пошли дальше, Ли не слышала шагов - их заглушали удары ее сердца. Она не смогла бы снять кольцо даже при помощи клещей…
        Когда они повернули к знакомому дому, Ли ожидал еще один сюрприз. На улице стоял старомодный кабриолет, в который была запряжена лошадь! Она лишь восклицала от изумления и восхищения, рассматривая очаровательный экипаж. Впереди сидел кучер в темных брюках и белой рубашке, в руках он держал вожжи, но седоков в экипаже не было.
        - Ты не хотела бы прокатиться, дорогая? - небрежно поинтересовался Питер.
        - Ты хочешь сказать, что арендовал…
        - Я же говорил, что сегодня особенный вечер.
        Он кивнул кучеру:
        - Добрый вечер, Фрэнк.
        - Добрый вечер, мистер Уэбстер.
        Фрэнк Миллз, владелец кабриолета, спешился и помог им забраться в уютный экипаж. Когда они уселись на стеганое кожаное сиденье, Питер одной рукой обнял Ли, и вскоре гнедая лошадь уже везла их по старым, залитым лунным светом улицам.
        - Питер, это просто прекрасно! - восторженно сказала Ли.
        - Так почему же ты даже голову мне на плечо не кладешь, если я такой внимательный? - поддразнил он.
        - Конечно.
        Она прислонилась к его широкому плечу, наслаждаясь его близостью и этим сказочным вечером. Центр Натчеза был очаровательным местом, походившим на множество южных городков, в которых она побывала. Фрэнк Миллз проехал деловые районы, потом они миновали старые дома в предместьях - Розали, Чероки и Стэнтон-Холл. Величественные дома великолепно смотрелись в лунном свете, серебряные лучи играли на испанском бородатом мху, еле заметно колыхавшемся от ветра. Цоканье копыт очень успокаивало, а руки Питера так надежно обнимали, что Ли почти поверила в возвращение в прошлый век. Они медленно двигались по пустынным улицам. О, если бы только…
        - Ты совсем затихла, - сказал Питер.
        Она выпрямилась и взглянула на него, смущенно улыбаясь.
        - Я просто наслаждаюсь поездкой, просто думаю.
        - О нас? - мягко спросил он.
        - Да.
        Его темные волосы блестели при луне, а темные глаза смотрели на нее с любовью.
        - О, Питер, - произнесла она, глубоко вздохнув. - Я очень тронута тем, что ты предлагаешь выйти за тебя замуж. Но… я чувствую, что ты не прислушался к моим словам. Обручальное кольцо кажется таким… фальшивым.
        Он наклонился к ней.
        - А то, что случилось между нами вчера, тоже было ненастоящим?
        - Конечно, нет, - прошептала она. - И я не говорю, что раскаиваюсь в этом, нет. Но рано или поздно нам придется очнуться и столкнуться с реальностью.
        Он нагнулся ближе, по его лицу было видно, что он задумался.
        - Конечно, ты подразумеваешь под реальностью твою дальнейшую профессиональную деятельность? Ли, ты забываешь, что я тоже работаю. Однако я никогда не допущу, чтобы моя работа лишала меня права на личную жизнь.
        - Это не одно и то же, - настаивала она. - Ты говоришь о работе, а не…
        - О чем?
        - Одержимости, - несчастно заключила она.
        - Одержимости? - повторил он. - Наверное, тебе стоит это объяснить как-нибудь понятнее.
        Она застонала, понимая, что рушатся все ее надежды.
        - Я думала, ты все понял вчера. Ну хорошо, - сказала она, поправляя волосы. - Ты должен понять вот что: если я решу снова выступать, это занятие потребует полной отдачи. Сорок, пятьдесят концертов в год по всему миру.
        Ты знаешь, что в мире очень мало концертирующих женщин-пианисток? Думаю, основная причина в том, что этот статус требует большого количества гастролей.
        - Поездки являются обязательной частью многих профессий.
        - Но это не просто поездки! Что бы ты стал делать, если бы мы были женаты, а мне в первую очередь было бы необходимо заниматься по десять часов в день для того, чтобы пополнить мой репертуар новыми произведениями к предстоящему выступлению?
        - Я бы очень много мешал тебе.
        Она с чувством всплеснула руками.
        - Видишь, именно об этом я и говорю. У нас ничего не получится.
        Его глаза вспыхнули в темноте.
        - Ли, если ты захочешь, чтобы я был в твоей жизни, ты найдешь для меня место.
        Его страстные слова заставили их обоих погрузиться в напряженное молчание, в то время как старый кабриолет скрипел, проезжая ряд богато украшенных старых домов викторианского стиля, испещренных серебряными тенями. Ли хотелось, чтобы все и было так легко, как думал Питер, хотелось, чтобы она могла просто «найти для него место» в своей жизни. Но Ли хорошо знала, что едва она вернется к концертной деятельности, ее бесконечное отсутствие утомит его и разрушит их любовь.
        Он с горечью вздохнул:
        - Послушай, Ли, я хочу, чтобы ты знала, я не собираюсь заставлять тебя решать. Ты сама должна принимать решения, касающиеся твоей будущей карьеры. Я бы не простил себе, если бы попытался как-то повлиять на эту часть твоей жизни. Что бы ты ни решила, это должен быть только твой выбор, а не мой. И все же я повторю… - Он прижал ее к себе. - Что бы ты ни решила, мы справимся, я никогда не перестану убеждать тебя в этом. Если мы сможем быть вместе каждый день, если мы сможем постоянно общаться, то на весь остальной мир это никак не повлияет, тебе не кажется?
        Ли чувствовала, что слабеет, она изо всех сил хотела поверить ему. Он был серьезным, страстным и внушающим любовь.
        - Я надеюсь, - ответила она.
        - Хорошо.
        Он чмокнул ее в щеку.
        - Так когда ты собираешься выйти за меня замуж? - неожиданно игриво поинтересовался он.
        - Питер Уэбстер! И это после стольких объяснений!
        - Я обещал не торопить тебя, - ответил он, лаская губами ее шею. - Не волнуйся, у тебя будут два-три дня, чтобы все обдумать. Этого хватит, правда?
        - Питер!
        - То есть тебе нужно несколько недель? - Питер обнял ее тонкую талию.
        - Питер, прекрати. Ты знаешь, мы не можем пожениться сейчас. У нас появится куча проблем, например…
        - Например?
        - Где мы будем жить? - раздраженно поинтересовалась она.
        - Вот, похоже, отличный старый дом, - ответил он, когда они проезжали мимо здания в античном стиле на Хай-стрит.
        Ли не смогла сдержаться. Она расхохоталась, и Питер наклонился и поцеловал ее.
        - Ты хочешь пышную или скромную свадьбу? - спросил он.
        Она замотала головой, чтобы успокоиться.
        - Питер Уэбстер, если ты не прекратишь разговаривать на эту тему, я протащу твой нос сквозь это кольцо!
        - Что ты сделаешь? - Он ошеломленно уставился на нее. - Женщинам полагается раболепствовать перед мужчинами. Ну что ж, так и поступим.
        Ли не успела понять, что происходит, но Питер уже усадил ее к себе на колени и тут же принялся щекотать изо всех сил.
        - Питер, прекрати!
        Она визжала, хихикала, старалась высвободиться, но, услышав, как рассмеялся кучер и тихонько заржала лошадь, поняла, насколько нелепо она сейчас выглядит. У нее запылало лицо.
        - Питер, пожалуйста, - умоляла она, указывая на кучера.
        Питер наконец-то успокоился, но не выпускал ее из своих объятий.
        - Куда, ты сказала, собираешься деть мой нос? - поддразнил он.
        Ли открыла рот, чтобы дать ему достойный ответ, но Питер закрыл ее рот поцелуем. Гневный протест превратился в слабый стон, Ли постепенно слабела, а стон превращался в довольное всхлипывание. Она медленно обвила руками его шею и несколько мгновений спустя совершенно забыла, из-за чего они спорили.
        - Ты хочешь большой дом или маленький? - спрашивал он в перерывах между поцелуями.
        - Питер…
        - Двоих детей или четверых?
        - Четверых?
        - Мальчиков или девочек?
        - Четверо детей?!
        Они затерялись в волшебстве лунного света, прижимаясь друг к другу и впитывая очарование звезд, деревьев и призрачного мха, тянувшегося вдоль старинных улиц. Кучер, сидевший впереди, затих и лишь широко улыбался, и даже старая лошадь одобрительно кивала, увозя влюбленных все дальше и дальше, в мир грез.
        Когда они вернулись в Уэверли-Хаус, Ли уже просто изнывала от желания.
        - Дорогая, ты пойдешь со мной ко мне в комнату? - хрипло спросил Питер, поднимаясь по лестнице.
        Ли колебалась. Она страстно желала пойти вместе с ним, но не могла позволить себе сделать это.
        - Это будет неправильно, тем более внизу спит Майра, - сказала она.
        Питер неохотно согласился с ней, его глаза потемнели от неутоленной страсти.
        - Поторопись лечь до тех пор, пока я не передумал, иначе я потащу тебя с собой и перебужу весь дом…
        Очутившись одна в комнате, Ли улыбнулась. Ему больше не придется таскать ее. Никогда. Она подумала, что и Питер знает это. Он действительно знал это и тем не менее уважал ее чувства. И уважение воспитала в нем она сама.
        Ли переоделась для сна и выключила свет. Она долго лежала без сна в темноте, смотрела в окно, слушала уханье совы и наблюдала, как лунный свет вытанцовывал затейливый узор на простыне. Больше всего она хотела, чтобы Питер был сейчас рядом с ней! Может быть, даже и лучше, что его не было. Рассматривая, какими новыми искрами сверкает бриллиант в изменчивом свете звезд, она поняла, что все еще сомневается во всем - в его мотивах, во внезапном предложении замужества. Была бы она нужна ему столь сильно, если бы оказалась обычной пианисткой из маленького городишки?
        Ли испустила долгий вздох. Она была смущена и еще больше влюблена. Она так радовалась волшебству сегодняшнего вечера! Но сможет ли их любовь преодолеть препятствия, которые ждут их в повседневной жизни?


        Питер метался на постели в комнате, располагавшейся через коридор от комнаты Ли. Хотя он самовольно отпустил ее, теперь просто умирал от желания перебежать через коридор и заняться с ней любовью, как сумасшедший. Он мечтал держать ее в своих объятиях, пока она не пообещает всегда принадлежать ему!
        Если бы они только были женаты! Он перевернулся и с силой ударил кулаком по подушке. Он всю жизнь искал необыкновенную женщину. А теперь, когда он нашел ее, в будущем у него не было ничего, кроме неопределенности.
        Он вспомнил о том, какой была Ли, когда лежала вчера рядом с ним на этой постели. Какой нежной и податливой! С какой любовью она обнимала его, какой исступленный восторг он испытал от прикосновений к ней, от слияния с ней…

«О Господи, помоги мне, я не могу потерять ее, только не сейчас!» - твердил про себя Питер.
        Сегодня вечером он сказал, что не будет вмешиваться в ее дальнейшую карьеру. Он говорил совершенно искренне, иначе это очень болезненно отразилось бы на ней. Он не мог принудить ее. Он хорошо понимал, что заставлять натуру творческую нельзя. Это было бы равносильно тому, как если бы кто-нибудь запретил Микеланджело расписывать потолок Сикстинской капеллы. Он возненавидел бы себя после этого, а в конечном счете и она тоже. Но что же будет, если она решит продолжать выступать?
        Он снова перевернулся и сбросил с себя одеяло. Он знал, что тогда ему придется очень трудно. Сама мысль об этом вызывала у него ревность. Он хотел, чтобы она принадлежала целиком только ему! Но он скорее умрет, чем даст Ли понять это. Будет ли эта неудовлетворенная потребность отравлять их отношения?
        Питер погряз в бешеном водовороте мыслей и страхов и долго не мог заснуть. Если бы он сейчас обнимал ее! Это помогло бы. Что же ему делать? Вдруг она решит, что в ее жизни нет места мужу и музыке одновременно?



        Глава 9

        Весть о помолвке Ли и Питера распространилась в Натчезе с той же скоростью, как и известие о ее знаменитости. Не успела Ли на следующее утро спуститься на кухню, чтобы позавтракать вместе с Питером и его тетей, Майра уже радостно тараторила, а ее красивые серые глаза сияли от удовольствия.
        - Ли, дорогая! Питер только что сообщил мне чудесную новость! Поздравляю! Я вне себя от радости!
        Ли с упреком посмотрела на Питера, направляясь к стулу, который он отодвинул для нее.
        - Майра, Питер рассказал вам не всю правду.
        - Да? И какова же тогда она?
        Усаживаясь рядом с Питером, Ли заметила в его глазах знакомый блеск, свидетельствовавший о том, что он затеял какую-то шалость. Он чудесно выглядел в брюках спортивного покроя и трикотажной рубашке. Вдыхая соблазнительный запах его лосьона после бритья, Ли почувствовала, как все ее тело наполняется приятной слабостью. Но ей все же удалось прийти в себя и решительно обратиться к Майре:
        - А правда состоит вот в чем. Питер обещал мне не настаивать на этом браке. Я просто еще не очень уверена в том, что хочу этого, но я согласилась носить его кольцо.
        Казалось, что Майра восприняла эти довольно странные объяснения спокойно. Но тем не менее, когда она заговорила, ее голосе зазвучал озорно, не так, как говорил ее племянник.
        - Думаю, это в высшей степени разумно. А теперь дайте мне взглянуть на бриллиант!
        Ли протянула руку, и Майра принялась охать и ахать, рассматривая камень, играющий на свету, который лился из окна, освещая стены и потолок кухни множеством переменчивых узоров. Даже Кыш, только что доедавший шкурки от бекона, которые дала ему Ханна, оставил свою миску, будто завороженный бриллиантом. Наконец огромный серый кот, уже не в силах скрывать свое любопытство, вспрыгнул на стол и занялся поиском заманчивого источника ярких переливов света, перевернув при этом корзинку с горячей сдобой.
        Майре это показалось восхитительным, и она рассмеялась.
        - Смотрите, даже Кыш заинтригован новостью о вашей помолвке!
        Питер, напротив, не испытал ни малейшего удовольствия от проделок кота. Приглушенные ругательства заставили Кыша, увлеченного забавной игрой, наконец-то обратить внимание на свою Немезиду. Издав рассерженное «мммммроооооу!», он слетел со стола и удрал из комнаты.
        - Ну мошенник! - Питер встал, бросил салфетку и взглянул на кухонную раковину. - Где мой водяной пистолет? Я живо приведу его в чувство.
        Он стремительно вышел. Ли посмотрела на Майру, и они хором рассмеялись.
        - А теперь дай мне еще раз полюбоваться кольцом, - попросила Майра.
        Несколько мгновений она молча рассматривала великолепный камень, а потом заключила:
        - Значит, ты не хочешь выходить замуж, но носишь обручальное кольцо Питера? Это чудесный вздор, моя дорогая, и я верю в это еще меньше, чем мой племянник.


        Последующие дни Ли проводила с Питером очень много времени. Они согласовывали друг с другом план ремонта дома и руководили рабочими. Экскурсии были отложены до лучших времен, а Ли постепенно привыкла видеть и слышать, как стучат молотками, пилят, клеят обои и красят, восстанавливают поврежденную водой штукатурку и укрепляют прогнувшиеся балки. Мебель исчезала и появлялась на другой день, словно по волшебству, заново обшитая и обитая. Повсюду стоял чудесный запах новизны. Рабочие, вымывшие огромные окна, заставили сиять старые стекла, и весь дом, казалось, сверкал от солнечных лучей. Ли начала верить, что к моменту отъезда Питера дом совершенно преобразится.
        К моменту отъезда… Ли понимала, что уже никогда не станет прежней, точно так же, как и этот дом. Она все еще носила его кольцо, но на глаза часто наворачивались слезы. Ли с болью смотрела на роскошный камень, напоминавший ей о ее сомнениях и о том, какой безрадостной может стать действительность. Она старалась не думать об этих проблемах, наслаждаясь каждым мгновением каждого дня. Теперь им было некогда обсуждать ее дальнейшую карьеру, они просто радовались обществу друг друга и проводили вместе каждую свободную минуту. Им не представлялось случая заняться любовью, но сладостное томление лишь усиливало их все нарастающие чувства. Ли никогда не представляла себе, каково это быть влюбленной, что желание быть вместе будет не только эмоцией, но и чем-то физическим и духовным одновременно.
        Но тут произошло нечто, разрушившее их и так относительное спокойствие…
        Они находились в комнатах позади дома и разговаривали с одним из подрядчиков, когда Ханна позвала Питера к телефону. Звонили откуда-то издалека. Он на некоторое время удалился, а когда подрядчик задал Ли вопрос, на который она не знала точного ответа, ей пришлось пойти разыскивать Питера. Она нашла его на кухне, с очень хмурым видом он держал телефонную трубку.
        - Хорошо, Мелисса, - говорил он, - не волнуйтесь. Я сделаю несколько звонков и решу этот вопрос. Вы ведь можете обойтись без меня пару недель, правда? Поговорим позже.
        Положив трубку, он повернулся и увидел Ли.
        - Ой, привет.
        - Извини, что ворвалась сюда, Питер, но Джордж спрашивает о какой-то перекошенной дранке, и ему уже нужно уезжать на другую встречу. - Она кивнула в сторону телефона. - Я не хотела подслушивать.
        - Ерунда, я все равно уже закончил разговор.
        - У тебя проблемы в Калифорнии? - осмелев, спросила она.
        - Скорее неприятности, - ответил Питер. - Я разговаривал с секретарем. Кажется, случилась задержка в деле, которое было уже технически решено. Один из наших клиентов - крупнейший холдинг - разработал новый легкий напиток, который с большим успехом продавался на Западном побережье. Теперь я учредил для них компанию-распространителя на Среднем Западе. Сроки были установлены до моего отъезда, но когда были представлены контракты, адвокаты с другой стороны буквально засыпали всевозможными возражениями: то не подходит, это не подходит…
        Он вздохнул, запустив пальцы себе в волосы.
        - Мне придется сделать несколько звонков, чтобы уладить это дело.
        - Прости, Питер.
        Он пожал плечами:
        - В этом нет ничего необычного.
        Он подошел к ней и обнял одной рукой.
        - Думаю, я лучше поговорю сейчас с Джорджем, а потом вернусь к этому вопросу.
        - Но, Питер, разве ты забыл, что через полчаса придет декоратор и принесет образцы тканей для драпировки спальни?
        - Проклятие, - пробормотал он, покачивая головой. - Вы с Майрой не могли бы заняться этим? Я и собирался поручить это вам, леди, потому что совершенно не разбираюсь в цветах.
        Ли улыбнулась:
        - Ты уверен, что можешь позволить двум женщинам распоряжаться деньгами, которые ты заработал, трудясь в поте лица?
        Он отстранил ее, чтобы получше рассмотреть, как она выглядит в коротких шортах и льняной блузке.
        - Будь настолько расточительной, насколько пожелаешь, любимая. Просто помни, что банк всегда получает причитающуюся сумму.
        Он прижался заросшей щекой к ее нежной шее, куснул ее и страстно зарычал.
        - Питер, иди отсюда, поговори с Джорджем, - распорядилась она, смеясь и подталкивая его к черному ходу.
        В работе по дому Ли очень не хватало Питера. Он заперся в библиотеке и разговаривал по телефону почти три часа. Один раз, когда Ли вместе с Майрой и декоратором проходили по коридору, она услышала его голос, очень взволнованный. Ли невольно задумалась о том, как он живет в Лос-Анджелесе. Ведь у него есть работа, к которой надо будет вернуться и которую он называл «предъявляющей высокие требования». Как можно надеяться на согласие, если работа будет поглощать все их силы? Тут же возникнет множество проблем! Выживут ли их отношения в деловом мире?


        Вечером Ли уехала в ресторан, а Питер все еще был занят. Он присоединился к ней позже, во время первого перерыва. Он был обеспокоен, его пиджак и рубашка сидели на нем кое-как, будто он одевался в спешке.
        - Питер, ты выглядишь очень утомленным, - произнесла она, когда он уселся напротив нее. - Тебе не стоило приходить сюда сегодня.
        - Я в полном порядке. Мне просто нужно немного виски и твое общество, конечно, не обязательно именно в этой последовательности.
        - Ты все уладил?
        Он неохотно кивнул.
        - Во всяком случае, я кое-что предпринял. Просто удивительно, у скольких людей отказывает голова, когда наступает момент поставить подпись.
        Он позвал официантку в старомодном платье из цветастой ткани, та поторопилась к ним.
        - Можно ли здесь получить виски со льдом или надо выбрать между пивом, пивом и пивом? - поинтересовался Питер, улыбнувшись.
        Девушка подмигнула Ли.
        - Думаю, мы достанем для вас виски, сэр.
        Когда девушка поспешно удалилась, Ли игриво посмотрела на Питера. Несмотря на то что он спокойно и вежливо разговаривал с официанткой, теперь он выглядел очень решительным, будто готов был сорваться со стула в любой момент. Он нетерпеливо барабанил пальцами по столу, сосредоточенно уставившись куда-то вдаль. Интересно, он так же ведет себя на работе?
        - Ты знаешь, - сказала она, - я никогда особенно не интересовалась твоей работой.
        Он повернулся к ней, быстро улыбнувшись.
        - Ничего занимательного. В должности поверенного в делах корпорации нет ничего особо примечательного. Большая часть того, что я делаю, - бесконечно повторяющиеся и порой бессмысленные действия.
        - Тогда зачем ты этим занимаешься?
        Он пожал плечами:
        - Наверное, отчасти это вызов, принцип. Кроме того, мой отец - адвокат. Ну, ты понимаешь, семейная традиция и все такое. Это занимает меня и… - Он нетерпеливо оглянулся, разыскивая взглядом официантку. - Думаю, это удобно.
        - Ясно, - задумчиво ответила Ли, стараясь представить, как он живет в Лос-Анджелесе. - Готова поспорить, что у тебя куча светских обязанностей.
        - Немало, - согласился он. - Но я уверен, что моя светская жизнь очень скромна по сравнению с той, к которой привыкла ты. - Он подмигнул. - Ведь ты же знаменитость.
        Ли недовольно взглянула на него, в этот момент официантка принесла виски. Питер произнес последнюю фразу с самодовольной улыбкой, и она ощутила некоторое беспокойство оттого, как неприятно он акцентировал слово «знаменитость». «Моя невеста? О, она - пианистка-виртуоз». Она почти услышала, как он говорит это своим друзьям и коллегам в Лос-Анджелесе.
        - О Господи, - вдруг пробормотал Питер.
        Она посмотрела на него, чтобы узнать, в чем дело. Он быстро поставил виски и поморщился.
        - И где они откопали такое?
        Она хихикнула.
        - Я понимаю, ты пробовал лучшее виски?
        - Я пробовал лучшие помои.
        - Ну, в маленьких городах свои недостатки.
        - Именно, в этом сонном городишке нет ни одного приличного корта.
        Она подняла брови.
        - Да ну? И этим занимаются серьезные адвокаты? Устраивают многомиллионные сделки в сельских клубах?
        Он усмехнулся:
        - У Лос-Анджелеса есть некоторые преимущества. - Он близко наклонился к ней, взял ее за руку и вдруг стал совершенно серьезным. - Знаешь, Ли, я и вправду уверен, что там мы добьемся успеха.
        Она нахмурилась.
        - Думаешь?
        - Да. Там процветает мой бизнес, там происходит много культурных событий. Для тебя это тоже могло бы стать хорошей основой.
        - Кажется, ты все продумал.
        Он поджал губы.
        - Это неправда, и ты это знаешь. Я просто предлагаю тебе. Я говорю, что мы оба смогли бы там работать. Разве не так должен выглядеть идеальный брак сегодня? Два человека работают, успешно совмещая и карьеру, и личную жизнь.
        Она высвободила руку.
        - Мне кажется, что многие браки сегодня кончаются разводом.
        В его глаза закралась обида.
        - Ли! Ради Бога, дай нам шанс. Ты развела нас еще до того, как мы поженились.
        Она вздохнула, заставив себя примирительно улыбнуться.
        - Ты прав, Питер. Извини, мне уже пора возвращаться к работе…
        И все-таки сомнения не оставили ее даже за фортепьяно.


        Ранним утром следующего дня Ли работала за домом на клумбе Майры и все еще обдумывала слова Питера. Она так любила его, а то, что он говорил об их работе в Лос-Анджелесе, больше походило на рассказ о слиянии двух процветающих фирм, чем о браке! Может быть, он просто ищет жену, которая будет способствовать его карьере и повысит социальный статус? Он хочет вернуть ее к концертной деятельности, чтобы иметь известную жену?
        Она твердила себе, что мысли ее нелепы, но в глубине души все же оставались сомнения. Она увлеченно выкапывала совком сорняки. По крайней мере всегда приятно побыть утром на воздухе, на улице было относительно прохладно и тихо. Новые кондиционеры, установленные в доме, мастера выключили - искали место утечки фреона, а в столовой Майры расположился кружок рукоделия. Она еще не видела Питера и наслаждалась возможностью обдумать создавшееся положение до того, как он заметит ее отсутствие и отправится искать ее…
        Однако утреннее спокойствие было нарушено гораздо раньше, чем она ожидала. Вдруг что-то большое и серое, с темно-синими и ярко-красными полосками, вылетело из открытого окна и, пролетев мимо ее головы, приземлилось прямо перед ней и быстро убежало. О Господи! Неужели это Кыш с мужским галстуком?
        Ответ появился сам собой - Питер в потертых джинсах и несвежей футболке выбежал через черный ход, сжимая в руке черный водяной пистолет.
        - Проклятый кот!
        Он ловко прыгнул и оказался на ее клумбе.
        - Куда он отправился?
        - Я… м-м… туда! - в изумлении ответила она, указывая на восточный угол дома.
        Питер устремился за котом, а Ли, хихикая, направилась за ним, желая узнать, в чем дело.
        - А что он натворил? - крикнула она вдогонку.
        - Негодник! Я поймал его во время грабежа, как раз в тот момент, когда собирался привести в порядок мансарду.
        - Во время чего? Мне кажется, он просто играет с чьим-то старым галстуком.
        - Чей-то старый галстук, - огрызнулся Питер, - является моим «Гуччи», который стоит сорок долларов.
        - А, значит, это тоже инвестиции, - прыснула Ли, все еще идя за ним. - Полагаю, ты застраховал его?
        - Очень смешно, Ли. К тому же я еще не надевал его ни разу, - проворчал он.
        - Зато теперь Кыш надел его.
        Они обогнули угол дома и, не увидев кота, устремились к фасаду. Его опять нигде не было, - но кусты азалии, росшие за лесами, построенными для маляров, подозрительно подергивались.
        - Ага-а-а! - воскликнул Питер, шаря по кустам пистолетом. - Я знал, что этот хулиган где-то прячется!
        Питер продолжал бить по кустам, невольно задевая по лесам. С колонны полилась тонкая струйка краски.
        - Соображай, что творишь! - крикнул разгневанный маляр с самого верха массивной дорической колонны.
        - Ой, извините, - с сожалением отозвался Питер, стирая с плеча пятна краски и смущенно кивая рабочему.
        Ли, находившаяся на безопасном расстоянии от места событий, буквально сотрясалась от хохота.
        - Вот он где! - крикнул вдруг Питер, когда Кыш показался из-за кустов и направился обратно к дому.
        Питер и Ли устремились за котом, на котором все еще висел дорогой шелковый галстук.
        В это самое время расположившиеся в столовой десять пожилых дам - члены Женского благотворительного общества рукоделия - наконец-то собрали свой последний узор. Он красовался на большом обеденном столе.
        - О, это восхитительно! - объявила Клара Уокер, радостно всплеснув руками. - Джози, тебе не кажется, что это лучший узор с подсолнухами из тех, что мы когда-либо делали?
        Семидесятивосьмилетняя Джози Райс почесала седую голову.
        - Сдается мне, что в сорок восьмом двусторонний набивной ситец был получше, - прокряхтела она.
        - Чушь! Ты вечно все критикуешь. Этот гораздо гармоничнее, правда, Майра?
        - Да, - ответила Майра, оглядывая аккуратно разложенные отдельные кусочки. - Это явно самое лучшее из того, что мы когда-либо делали.
        - Теперь всем не дышать, пока мы не зафиксируем узор, - распорядилась Клара Уокер, председательница общества.
        В мгновение ока Кыш влетел в комнату через окно и приземлился точно в центр узора. Множество отдельных квадратов разлетелось во все стороны. В столовой буквально разверзся ад.
        - Дикое животное! - воскликнул кто-то, когда Кыш резво соскочил со стола и сунулся в коробку с рукоделием Эрики Каннингем, перевернув и рассыпав по полу все содержимое.
        Пока кот барахтался, высвобождаясь от тесемок и клубков, в комнату ворвался Питер с пистолетом в руке.
        - Где он? - гаркнул он, невольно направив пистолет на Клару Уокер.
        Женщины закричали.
        - Это вооруженный грабеж! - истерически взвизгнула Клара.
        - У него один из тех… немецких пистолетов! - закричала другая.
        - Нас всех убьют! - воскликнула третья.
        Ли с интересом наблюдала за происходящим.
        - Это не грабитель, Клара. Это мой несносный племянник Питер и его невеста, - успокаивала дам Майра.
        Кышу наконец удалось выбраться из коробки для рукоделия. Он опрометью бросился из комнаты, обмотанный кружевами поверх галстука Питера.
        - Майра! - завопил кто-то. - Окантовка для узора! Эта рысь удрала с ней!
        - Мы должны вернуть ее во что бы то ни стало! - решительно ответила Майра.
        Дело приняло серьезный оборот. Кыш, преследуемый Питером, Ли и членами общества рукоделия, вздыбил шерсть, взлетел по главной лестнице, спустился мимо двух ошалевших маляров, промчался вниз по лестнице, ведущей на кухню, вернулся в коридор первого этажа и опять взбежал по главной лестнице. Потом в конце верхнего коридора все неожиданно закончилось громким плеском и совершенно патетическим мяуканьем.
        На мгновение время точно замерло. Группа людей стояла в коридоре и с испугом рассматривала кота. У их ног простирались кружева, лежавшие цветистыми изгибами от середины лестницы до конца коридора, где сидел Кыш. Его зеленые глаза настороженно следили за дюжиной преследователей, кровожадно взирающих на него, серое тело сжалось комком в полупустой банке с белой краской. Новый дорогостоящий галстук Питера все еще свободно болтался вокруг серебристой шеи кота, а конец его впитывал краску, словно губка. Питер выглядел совершенно растерянным. Единственный звук, прозвучавший в повисшей тишине, был стук водяного пистолета, выпавшего из беспомощных пальцев Питера.
        Майра подошла к племяннику, возмущенно уперев руки в бока:
        - Питер Уэбстер, негодяй! Хватит озорничать! Посмотри, что ты сделал с бедным Кышем!
        - Бедным Кышем? - прошептал Питер, сбитый с толку, поворачиваясь к тете с таким лицом, будто ему угодили по лбу железной сковородой.
        - Если тебе так уж хочется поиграть с котом, Питер…
        - Поиграть с котом?
        - Пожалуйста, делай это, когда у меня нет гостей. Ничего бы подобного не случилось, если бы ты не стал мучить бедное животное.
        Питер открыл рот, но был не в состоянии произнести ни слова.
        - При сложившихся обстоятельствах, - с чувством продолжила Майра, - я настаиваю на том, чтобы ты вымыл его.
        Она повернулась к дамам, выстроившимся за ней.
        - А теперь, леди, не желаете ли вы пройти со мной? Сегодня утром нас уже достаточно оскорбили…
        Собрав кружева и с большим достоинством расправив плечи, члены кружка рукоделия двинулись строем вниз. Ли хихикнула, когда услышала удаляющийся голос Майры:
        - Питер вообще довольно приличный молодой человек.
        Недоуменно покачивая головами и бормоча что-то про кофе, маляры последовали за дамами.
        Ли подошла к Питеру, изо всех сил стараясь не рассмеяться. Кыш все еще беспомощно сидел в банке с белой краской и смотрел на Питера, который вернулся к борьбе характеров кота и человека. Оценив выражение лица Питера, Ли быстро подумала, что если бы можно было убить взглядом, то серый разбойник уж точно был бы мертв и зарыт. Когда она подошла к банке с краской, Кыш взглянул на нее и очень жалостливо мяукнул.
        - Извини, приятель, - сказала она, - не знаю, смогу ли я помочь тебе в этот раз.
        Она нагнулась и не спеша сняла заляпанный краской галстук с шеи Кыша.
        - Ты это искал? - весело поинтересовалась она. - Именно то, что молодой преуспевающий адвокат надевает на… м-м-м теннисный корт?
        Не обращая внимания на свирепый взгляд Питера, Ли очень аккуратно завязала испорченный галстук вокруг его шеи.
        - Ты делаешь большое дело, перевоспитывая Кыша, - сказала она, серьезно улыбаясь. Ли завязала галстук в идеальный узел и заботливо расправила его на футболке. Нагнувшись, она осторожно взяла кота, покрытого слоем краски, и, держа его от себя на расстоянии вытянутой руки, положила в руки изумленного Питера.
        - Продолжайте большое дело, адвокат, - заключила она.
        Чуть позже, уже стоя под душем, Ли все еще улыбалась про себя. Пока Питер купал кота, она не отважилась заходить к нему. Она лишь смеялась, представляя себе выражение лица Питера, когда он трет сопротивляющегося Кыша. Поначалу она даже не услышала, что кто-то барабанит в дверь ванной. Стук стал громче, она выключила воду и прислушалась.
        - Кто там? - спросила она, взволнованная настойчивым стуком.
        - Смена белья, мэм.
        - Питер!
        Она с испуганными глазами схватила полотенце, подошла к двери и распахнула ее. За дверью стоял Питер. Он улыбался, на нем все еще была одежда, забрызганная краской, а в вытянутых руках - стопка свежих белых полотенец.
        - Ханна как раз собиралась уходить. Я сказал ей, что сам отнесу это наверх.
        - Ты что, с ума сошел? - спросила Ли, вцепившись в узкое полотенце, чуть прикрывавшее ее. - Мисс Майра…
        - Майра и Вида Джин ушли с Кларой Уокер. У бедной Клары опять приступ. Наверное, она переволновалась.
        - Ничего серьезного, я надеюсь? - обеспокоенно спросила Ли.
        - Ни в коей мере. Майра заверила меня, что у Клары приступы случаются регулярно на протяжении сорока лет и она явно переживет нас всех.
        - Рада слышать, то есть я рада, что с ней ничего серьезного, - запинаясь, произнесла Ли, начиная остро чувствовать возбужденный взгляд Питера. - Теперь не мог бы ты выйти отсюда? Маляры…
        - Они закончили на сегодня, дорогая.
        Он вошел в ванную комнату. Его глаза решительно блестели.
        - А теперь ты смоешь с меня каждую каплю этой краски, - произнес он грозно, кладя полотенца на плетеную корзину.
        Сердце Ли учащенно забилось, а щеки запылали.
        - Питер, это смешно. Я не могу…
        - Не можешь?
        Он резко сорвал с нее полотенце, Ли даже вскрикнула от изумления, и начал снимать с себя одежду.
        - Неужели ты и вправду подумала, что я отпущу тебя безнаказанно после того, как ты приняла сторону кота? Полезай в душ и вооружись мылом, женщина. Если будешь стараться, то смоешь с меня краску прежде, чем я забрызгаю ею тебя.
        Он смахнул с рубашки каплю липкой краски, попавшей ей в лицо, и Ли поняла, что иного выхода у нее нет. Она попыталась схватить полотенце и выбежать из комнаты, но он тут же настиг ее. Он с силой потащил ее в душ, торопливо скинул остальную одежду и открыл воду. Поначалу она больше избегала краски, чем его наготы, поскольку он несколько раз со смехом сдавливал ее в объятиях, тщательно намазывая белой гадостью. Защищаясь, она атаковала его мылом.
        - Питер Уэбстер, ты не постоишь спокойно, чтобы я могла тереть тебя? - потребовала она, изгибаясь и смеясь.
        Каким-то чудом остатки краски были смыты.
        - А теперь надо хорошо повеселиться, - сказал Питер.
        Двинувшись к ней, он прижал ее к стене душевой. Она наконец ощутила его всем телом, когда они стояли, тесно прижавшись друг к другу. Их скользкие тела сливались в единое целое, когда по ним стекала горячая вода. Ли почувствовала, что сходит с ума. Казалось, с тех пор как они были вместе, прошло так много времени, и ее тоска по нему была неизмерима.
        - Питер, если ты не прекратишь… - задыхаясь, произнесла она.
        Он испустил тяжкий вздох.
        - Я не остановлюсь. Леди, вы узнаете, что моя жажда мести едва утолена…
        Он выключил воду и вытолкнул ее из душа. Слегка обтершись полотенцем, он отнес ее в спальню и сразу же ненасытно набросился на нее. Его глаза светились от сумасшедшего желания. Их золотые тела освещало солнце.
        - О, Питер, - с трудом произнесла Ли. - Это совершенно…
        - Незаконно?
        - Да.
        Он засмеялся.
        - Не будем больше говорить о разводе, ладно? До тех пор, пока мы не заключим брак, - добавил он, укусив ее в шею.
        - Хорошо.
        - Я никогда не отпущу тебя. Ты узнаешь, что на суде я серьезный противник.
        - Ты везде серьезный противник, - сказала она, застонав, когда он сжал ее болевшую от желания грудь.
        Питер имел сверхъестественную способность превращать ее сомнения и все вокруг, кроме восхитительного ощущения его близости, в нечто прозрачное и исчезающее.
        Он приподнялся над ней, его глаза торжествующе светились.
        - А теперь, леди, подробно обсудим вашу утреннюю измену…
        - О, Питер, - пробормотала она, когда он вошел в нее. - Таким образом вы можете обсуждать со мной что угодно в любое время, господин адвокат….



        Глава 10

        В следующий воскресный вечер Ли собиралась пойти на собрание жителей, обеспокоенных грязевыми потоками в Натчезе. Она рассказала об этом Питеру, когда они возвращались из церкви.
        - Вчера я прочитала объявление в газете, - объяснила она. - Я подумала, что должна сообщить тебе, поскольку ты ведь хотел сходить на собрание, пока находишься здесь.
        Питер встретил эту новость с восторгом, а Майра отказалась пойти с ним, сказав, что устала за утро.
        - И все-таки я не понимаю, почему это так интересует тебя, - решила уточнить Ли, когда они с Питером ехали к гостинице в центре города, в которой должно было состояться собрание. - Разве ты не собираешься домой через несколько дней? - добавила она сдержанно.
        Он медленно кивнул, темные очки не давали ей возможности увидеть выражение его глаз. - Я заказал билет на самолет из Джексона на вечер вторника.
        Ли издала возглас разочарования.
        - А это не раньше, чем ты планировал?
        Он остановился на светофоре.
        - Мне нужно ехать, Ли. Мне хотелось бы остаться подольше, но, поговорив с Мелиссой в среду, я узнал, что у нас возникли еще проблемы.
        - О нет! Что случилось?
        Он нажал на газ.
        - Кажется, один из моих протеже почти провалил свое дело.
        Ли вопросительно взглянула на него.
        - Против нашего клиента было выдвинуто обвинение в нарушении авторских прав, - объяснил он. - Закон был явно на нашей стороне. Но… Сидни Андерсон - неопытный юрист, а дело слушалось присяжными, которые, к сожалению, были на стороне истца. Конечно, есть возможность подать на апелляцию, но мы не можем с уверенностью рассчитывать на это. А раз я порекомендовал нанять Сиднея, я обязан вернуться и спасти дело.
        Ли серьезно кивнула:
        - Разумеется, тебе нужно ехать.
        Хотя ее слова и были искренними, упоминание о его отъезде заставило замолчать обоих. Наконец Питер снял солнечные очки и взглянул на нее.
        - Возвращайся со мной, - с чувством произнес он.
        Она неуверенно вздохнула. Сегодня Питер выглядел сногсшибательно: на нем был голубой костюм, в его волосах переливалось солнце, проникавшее через окно. Пылкий свет, лившийся из его глаз, оживил нескромные воспоминания о том, как страстно они занимались любовью несколько дней назад… Каждый раз, когда она думала о его предстоящем отъезде, у нее сжималось сердце, а глаза жгли слезы. Она жила в постоянном страхе перед тем, что его отъезд будет означать конец чуда, конец их любви. Вне Натчеза будет слишком много проблем - проблем, которые трудно разрешить.
        Она отрицательно покачала головой:
        - Я не могу поехать с тобой, Питер. Я знаю, что у тебя есть обязательства, которые ты должен выполнить, но я должна выполнить свои. Я обещала себе, что пробуду за пределами Калифорнии целый год.
        - Мне не хочется расставаться, - сказал он. - Наши отношения такие недавние и поэтому очень хрупкие.
        Она молчала некоторое время.
        - Питер, - наконец сказала она, - если это должно случиться - пускай. Мы переживем проверку временем и расстоянием…
        Они продолжили свой путь молча. Собрание проходило очень увлекательно. Пришло много заинтересованных людей. Председатель рассказал историю возникновения грязевых потоков в Натчезе, поведал о том, каким образом лёсс, легко охватывавший отвесные берега, разрушавшиеся во время дождей, является причиной оползней и насколько этот процесс усилили сильные ливни последних лет. Виноградная лоза усугубляет проблему - из-за нее в почве остается много влаги. Следуя порядку, назначенному председателем, присутствующие по очереди освещали отдельные проблемы. Домовладельцы жаловались, что не могут даже в дом войти через передние двери из-за оползней, закрывающих площадку.
        Итоги собрания были подведены в докладах о деятельности подобных групп в Вашингтоне, об акциях, уже предпринятых на федеральном уровне. Строились планы на будущее. Питер внес несколько предложений, а после собрания остался поговорить с председателем и другими активистами общества. Вместе с Ли они познакомились с Томом Уилкерсоном, адвокатом Натчеза, и его женой Пегги. Питер пригласил приятную пару средних лет выпить с ними кофе в ресторане гостиницы.
        - Мы так рады, что вы присутствовали на сегодняшнем собрании, - сказал Питеру Том Уилкерсон, когда, они пили кофе и ели великолепный ореховый торт. Том был уже немного лысеющим мужчиной с приятным лицом. Он подмигнул Ли и повернулся обратно к Питеру.
        - Нам нужно привлечь к этой проблеме как можно больше юристов. Очень досадно, что вы уезжаете в Калифорнию так скоро.
        - О, я обязательно вернусь, - ответил Питер, посмотрев на Ли.
        Она скромно улыбнулась и повернулась к Пегги - приятной женщине в очках с рыжими вьющимися волосами.
        - До сегодняшнего дня я и не представляла себе, сколько исторических ценностей будет потеряно, если ничего не предпринимать. Триста домов довоенной постройки - да это просто немыслимо!
        - Действительно, - подтвердила Пегги. - Мы считаем Натчез одним из самых уникальных в историческом отношении городов Юга. В опасности не только дома в античном стиле, а еще и несколько прекрасных зданий викторианского стиля.
        - Я знаю, мы с Питером побывали в некоторых из них. Мы, катались в кабриолете при луне…
        - О, как это романтично! - воскликнула Пегги и заметила обручальное кольцо на пальце Ли. - Боже мой! Вы помолвлены? Как это трогательно!
        Смущенная словами Пегги, Ли промычала что-то невнятное.
        - Да, - твердо ответил Питер.
        - Что ж, поздравляю! - улыбнулся Том.
        Пегги, которая, казалось, заметила смущение Ли, толкнула мужа локтем в бок.
        - А ты когда повезешь меня кататься при луне?
        Все рассмеялись, и возникшая вдруг неловкость пропала.
        - Ну так как вы думаете, что нам делать дальше? - спросил Питер Тома.
        Том снова улыбнулся, помешивая кофе.
        - Дальше надо будет прокатить мою жену в кабриолете при луне. Ну а если серьезно, - продолжил он, - это очень большая проблема. Как уже говорилось на собрании, правительственные исследования, порученные специалистам, еще не закончены. Мне было бы любопытно узнать, что порекомендуют они. Тем не менее это будущее. Пытаясь спасти наш город, мы явно боремся против матушки-природы. А вот чего матушка-природа не понимает, так это то, что уничтожает его двухсотлетнюю историю. И какой же выход? Устраивать насыпь и укреплять отвесный берег? Сжимать почву и уплотнять ее? Установить новые правила коммунальным службам и организациям по разведению растительности?
        Он помолчал и сделал глоток кофе.
        - Допустим, будет представлено реальное решение. Однако наш федеральный грант был учрежден только для того, чтобы исследовать проблему, а не решить ее. Поэтому необходимо будет заняться фондом, а значит, завязать бесконечную переписку с членами конгресса, что повлечет за собой сокращение федерального бюджета…
        Том замолчал, все было понятно. Питер мрачно кивнул и протянул Тому свою визитную карточку.
        - Когда я в следующий раз буду здесь, то, наверное, смогу съездить с вами в Вашингтон и помочь воздействовать на нужных людей оттуда.
        Том был изумлен. Пегги улыбнулась Ли.
        - Вы сделаете это для нас? - переспросил Том, доставая свою визитку.
        Питер снова кивнул, обнимая Ли за плечи.
        - Я бы сказал, что это дело, за которое следует сражаться.


        На обратном пути в Уэверли-Хаус Ли опять размышляла над тем, как неожиданно Питер заинтересовался эрозией почвы в Натчезе. Он явно не собирался перебираться сюда - его жизнь и работа оставались в Лос-Анджелесе. Она предположила, что он планирует это в будущем, потому что когда-нибудь унаследует Уэверли-Хаус.
        Они вошли в кухню через черный ход, где их приветствовала Майра.
        - Ли, тебе после обеда дважды звонил некий Оскар Крюгер из Сан-Франциско. Я надеюсь, что у тебя дома все в порядке, дорогая.
        Ли побелела.
        - Оскар! Он обещал не связываться со мной!
        - Твой менеджер? - догадался Питер.
        - Да.
        - Мистер Крюгер оставил номер, - дипломатично заметила Майра. - Он в блокноте на столе. А еще он сказал, что должен срочно поговорить с тобой, дорогая.
        Майра помолчала и заговорила вновь:
        - Вам сделать чай?
        - Нет, спасибо, Майра.
        Питер улыбнулся тете, когда та обняла Ли за талию в знак поддержки.
        - Мы только что пили кофе с Томом и Пегги Уилкерсонами, - начала Ли.
        Майра кивнула и предпочла тактично удалиться. Ли подошла к окну и застыла, рассматривая задний двор.
        - Я просто не верю, что Оскар сделал это. - Она сжала кулаки. - Питер, он обещал мне год. Безмятежный год.
        Питер подошел к ней и положил руки па плечи.
        - Он знал, что ты находишься в Натчезе?
        Она покачала головой:
        - Нет, мои родители знали. Я звоню им иногда, чтобы рассказать, как у меня дела, так мы договаривались. Но они не выполнили условий договора, - с горечью продолжала она. - Они обещали, что если я буду регулярно давать знать о себе в течение этого года, то они ничего не скажут Оскару.
        - А может быть, это и не они, - предположил Питер. - Может быть, кто-нибудь из твоих друзей…
        - Нет. - Она повернулась, чтобы взглянуть на него. - У меня мало друзей, Питер, и они все уже привыкли, что от меня подолгу не бывает вестей. Я не общалась ни с кем, кроме родителей. Именно они сказали Оскару, где я.
        - А почему бы тебе не позвонить и не выяснить? Наверное, у них есть на то серьезная причина…
        - Конечно, - рассерженно перебила она. - Они хотят, чтобы я опять давала концерты, не важно, лучше мне от этого или хуже!
        - Ли, я не знаю. Но ты понимаешь, что твой менеджер не отступит. Он позвонит опять или, еще хуже, прилетит, а если ты поговоришь со своими, то по крайней мере будешь подготовлена. У тебя будут факты к тому моменту, когда ты опять услышишь Оскара.
        Она уныло кивнула:
        - Конечно, ты прав. Совершенно прав.
        - Хочешь, я выйду, и ты поговоришь спокойно?
        - Ты не возражаешь?
        Он покачал головой:
        - Сегодня чудный вечер. Я буду ждать тебя на террасе.
        Он приподнял ее лицо за подбородок.
        - А теперь встряхнись. Поцелуешь меня?
        - Конечно!
        Она обвила руками его шею и притянула к себе его голову, возбуждая внезапной, близкой к отчаянию, жаждой.
        - Дорогая, все будет хорошо, - успокаивающе произнес он, целуя ее в щеку. - Иди звони.
        Ли смотрела, как он идет к черному ходу, остановился в прихожей, чтобы повесить пиджак, потом расположился на террасе и, нахмурясь, ослабил узел галстука. Казалось, он поглощен своими мыслями, но она знала, что он волнуется за нее. Она вдруг с ужасом представила, что выглянет через три дня в окно, а его там не будет. Ли взяла себя в руки и вернулась к своей проблеме. Сняв трубку, она быстро набрала знакомый номер…
        Через двадцать минут Ли присоединилась к Питеру, сидевшему на террасе, настроение ее заметно ухудшилось.
        - Ну? - нетерпеливо спросил он, вставая и отодвигая для нее железный стул.
        Она села мрачнее тучи.
        - Черт побери, Питер, Оскар, как всегда, манипулирует мной! Причем через моих родителей. Самое ужасное в том, что ему это удается!
        Она засадила кулаком по стеклянному столу.
        - Эй, будущая супруга! - сказал Питер, присаживаясь напротив нее. - Начни с самого начала, пожалуйста.
        - Извини, - застенчиво сказала она. - Дело в том, что Оскар хочет, чтобы я выступила через две недели на благотворительном концерте в Лос-Анджелесе.
        - В Лос-Анджелесе, - задумчиво повторил Питер - Хм-м.
        - Это концерт в «Голливуд-Боул» в пользу голодающих во всем мире, - продолжала она, - его будут транслировать по общественному телевидению. В программе заявлено три виртуоза - вокалист из Мет и непревзойденный итальянский скрипач уже согласились выступить. - Она печально ухмыльнулась. - Им не хватает только меня. - Ли резко вскочила, чуть не перевернув стул. - Нет, Питер, я, конечно, не возражаю. Но разве ты не понимаешь? Думаю, Оскар пошел на это специально, чтобы выяснить, где я. Как иначе он мог добиться от моих родителей нарушения своего обещания? Он хорошо знает: чтобы подтолкнуть меня к концертной деятельности, понадобится что-то вроде этого.
        - Но его действия могли бы привести и к обратным результатам, - сказал Питер, поднимаясь.
        - О чем ты?
        - Твой менеджер рискует тем, что его действия могут спровоцировать тебя на сильнейшее сопротивление, заставить тебя решительно отказаться от возобновления концертной деятельности. - Он помолчал. - По-моему, тебе нужно серьезно обдумать возможность участия в концерте, Ли.
        - Что?
        Она взглянула на него, мгновенно ощутив недоверие.
        - Ты знаешь, твоя совесть в конце концов заставит тебя сдаться, - рассуждал он. - Кроме того, это позволило бы нам побыть вместе в Лос-Анджелесе. Ты посмотришь, как я живу.
        Он взял ее руку.
        - А еще это может стать для тебя переломным моментом, дорогая. Наверняка после концерта ты раз и навсегда решишь, хочешь ли ты продолжать выступать.
        - Но, Питер, - несчастно прошептала она, совсем упав духом, - ты не понимаешь. Подумай о том, что может означать для нас это решение!
        Он быстро обнял ее.
        - Я уже сказал тебе, что не отпущу тебя. Ни за что.
        Он поцеловал ее в лоб.
        - Ли, ты не можешь прятаться вечно, - страстно продолжал он. - Ты убежала от мира полгода назад, а теперь он догнал тебя. Рано или поздно тебе придется столкнуться с реальностью.
        Она безвольно кивнула. Она не могла опровергнуть его логику, хотя и не была уверена, что согласна с ним.
        - Наверное, ты прав.
        Внезапно Майра выбежала из черного хода.
        - Ли, там опять этот человек. Что мне ему сказать?
        - Чтобы он провалился!
        - Ли! - возмутился Питер.
        - Ну хорошо, хорошо, я поговорю с ним.
        В последний раз страдальчески взглянув на Питера, она потащилась к дому. Ли была загнана в угол и прекрасно понимала это.
        Проследив взглядом, как Ли входит в дом, Питер со вздохом присел. Он надеялся, что, убеждая ее принять участие в благотворительном концерте, поступал правильно. Он нарушил клятву не вмешиваться в ее профессиональную деятельность, но он сделал это, причем из эгоистических соображений. Он хотел, чтобы она была с ним в Калифорнии. Ему надо было убедить ее, что у них есть реальное будущее, независимое ни от какой карьеры. Он уже чувствовал, что внешний мир начинает разделять их, и изо всех сил старался предотвратить это. Прав ли он был? Потеряет ли он ее теперь? Нет, он будет бороться за нее, пока дышит!


        Ли подняла трубку.
        - Привет, Оскар.
        - Ли, дорогая, как поживаешь? - поинтересовался менеджер, быстро и отчетливо выговаривая слова.
        - Еще пару минут назад у меня все было замечательно, - резко ответила она.
        Он сделал вид, что не расслышал ее.
        - Дорогая, я волновался за тебя.
        - Ха! Ты волновался за свой процент с моего гонорара.
        - Ли! Я оскорблен до глубины души. Как всегда, я звоню тебе по очень важному делу. Я предложил свои услуги бесплатно…
        - Кончай ломать комедию, Оскар, - перебила она. - Мама рассказала мне о лос-анджелесском концерте.
        - Правда? Ну тогда ты знаешь, что я не прервал бы твой отдых, если бы не…
        - Ты нашел предлог, чтобы снова заставить меня выступать.
        - Ли! Уверяю тебя…
        - Ты знаком с парой членов лос-анджелесского совета искусств, правда, Оскар? Интересно, кто на самом деле устраивает этот концерт?
        - Дорогая, это совершенно в духе Макиавелли. Ты слишком подозрительна.
        - Мне было у кого учиться. - Она глубоко вздохнула, чтобы успокоиться. - Послушай, я приму участие в концерте.
        - Правда? Это чудесно.
        - Но я сделаю это не ради тебя или себя, - решительно добавила она. - Я сделаю это ради голодающих. Я никогда не отказала бы тем, кто попросил бы меня поучаствовать в подобных мероприятиях. Но, Оскар, твой план не сработает.
        - Какой план?
        - Я не собираюсь возвращаться к концертной деятельности, по крайней мере пока не истечет год.
        - Ли, - печально сказал он. - Разве не плохо хотеть, чтобы пропал такой талант, как твой?
        Она закусила губу, стараясь подавить бушевавшие эмоции.
        - Ты очень рассердил меня, Оскар.
        - Я знаю, дорогая, прости меня.
        - Ты обещал, что не сделаешь этого!
        - Я знаю. Но ведь ты приедешь?
        - Да, - вяло ответила она.
        - Прекрасно. Когда ты прибудешь в Сан-Франциско?
        - О нет! Я совсем не приеду в Сан-Франциско. Я прилечу в Лос-Анджелес в день концерта.
        - К сожалению, это невозможно, - решительно проинформировал ее Оскар. - Организаторы хотят, чтобы ты прибыла в город как минимум за три дня до концерта. Это нужно для рекламы. И не забудь, что тебе придется практиковаться и репетировать. Я сниму для тебя комнату в Музыкальном центре.
        Ли колебалась.
        - Хорошо, я приеду за три дня, но не раньше. А тем временем я попрошу маму прислать мне все необходимое.
        - Что ты исполнишь?
        Ей не нужно было долго раздумывать. «Голливуд-Боул»?
        - Рахманинова. Второй фортепьянный концерт.
        - А, да, - энергично проговорил Оскар. - Ты знаешь, что Горовиц играл Третий концерт Рахманинова в «Голливуд-Боул» в 1943 году? После этого сам Рахманинов подошел к нему и сказал, что не ожидал услышать свою музыку такой, какой он написал ее, но именно такое исполнение он и услышал.
        - Я знаю, - сдержанно ответила Ли.
        - Это у тебя в крови, Ли.
        Она поборола внезапно подступившие слезы и схватила блокнот.
        - Ну хорошо, Оскар, обсудим детали. Время, дирижер, интервью.
        - Конечно, дорогая, - по-деловому отозвался Оскар Крюгер.
        Возвращаясь к Питеру на террасу через десять минут, Ли чувствовала себя совершенно подавленной. Она была разочарована тем, что он убедил ее принять предложение, хотя и знала, что у нее в конечном счете не было выбора. Питер предложил пойти прогуляться и взял ее за руку.
        - Ты согласилась участвовать в концерте, да? - спросил он.
        Она серьезно кивнула.
        - Он состоится через две недели, в субботу вечером.
        Он улыбнулся и сжал ее руку.
        - Я горжусь тем, что ты нашла в себе смелость и пошла на это, дорогая. Жду не - дождусь того момента, когда ты приедешь в Лос-Анджелес. - Питер ликовал. - Интересно, что подумают мои друзья о моей знаменитой невесте?
        Она резко одернула его и посмотрела в глаза:
        - Именно это тебя и привлекает, Питер?
        - Что за вопрос? - парировал он, замолчав вдруг и растерянно посмотрев на нее.
        - Извини, думаю, я раздражена. Наверное, после разговора с Оскаром, - пробормотала она.
        Питер усмехнулся:
        - Я просто взволнован оттого, что мы будем вместе. Послушай, а почему бы тебе не полететь со мной во вторник вечером? Я позвоню заранее и попрошу Мелиссу организовать доставку рояля в мой дом. Таким образом, ты сможешь репетировать…
        - Нет, Питер, об этом не может быть и речи. Мне нужно быть в Лос-Анджелесе за три дня до концерта, до этого я останусь в Натчезе.
        Он мгновенно остановился.
        - Почему?
        - Во-первых, у меня здесь работа.
        - Но это всего лишь временная работа. Сделай так, чтобы тебя заменили. Вылетай тут же, как только сможешь…
        - Нет! - горячо перебила она.
        - Ли, в чем дело? - раздраженно спросил он.
        - Во всем, - ответила она, стараясь не расплакаться. - Я сказала тебе, что не могу поехать в Калифорнию сейчас. Мне нужно время, чтобы свыкнуться с этой мыслью.
        Он притянул ее поближе.
        - Прости, дорогая, - мягко произнес он. - На мгновение я забыл, какое это, должно быть, потрясение для тебя. Но тебе не придется переживать его одной. Больше никогда. Мы будем вместе. Разве ты не хочешь этого?
        - Я не знаю! - внезапно закричала она, охваченная противоречивыми эмоциями.
        Из ее горла вырвалось рыдание, она оттолкнула его и побежала к дому. Как громом пораженный, он направился за ней, но она взбежала вверх по лестнице, закрылась в своей комнате на новый замок и отказалась впустить его. Он стучал несколько минут, громко проклиная тот день, когда починили замок, и наконец ушел.
        Ли неподвижно сидела на кровати, чувствуя себя глубоко обиженной. Она жалела о том, что так повела себя с Питером, но в их разговоре было нечто неуловимое, не дававшее ей покоя. Ей не нравилось то направление, которое приняла ее жизнь в течение последних десяти минут. Во всяком случае, Питер присоединился к заговору, устроенному ее менеджером. В чем же настоящая причина, почему он так убеждал ее возобновить выступления? Он говорил, что это поможет ей принять окончательное решение по поводу своей карьеры. Но разве он не понимал? Разве он не осознавал, что она отреагирует на выступление, как алкоголик на спиртное?
        Он сказал ей, как горд, шутил, что покажет свою знаменитую невесту друзьям. Это возбуждало в ней еще больше подозрений. Может быть, он хотел нажить капитал на ее славе? Настолько ли он тщеславен? Для него явно очень важен профессиональный статус.
        Ли встала и принялась нервно расхаживать по комнате. Почему бы ему не сказать:
«Пошли они все к черту. Давай просто будем вместе». Но он так не сказал. Он настаивал на том, чтобы она возобновила выступления. Казалось, что он возбужден этой перспективой.
        Наконец она заставила себя обратиться к главному вопросу: а истинна ли его любовь, как, например, любовь ее родителей?
        Она не знала, что ответить.



        Глава 11

        Двенадцать дней спустя Ли стояла у окна своего гостиничного номера и вглядывалась в лос-анджелесскую ночь. Была полночь, завтра - концерт. Она только что приняла душ и оделась в длинный махровый халат. Ее влажные волосы были завернуты в большое полотенце. Она провела в Лос-Анджелесе два сумасшедших дня: постоянно репетировала, давала интервью о благотворительном концерте. По мере того как приближалось время выступления, ее нервы натягивались все туже, она жила только музыкой.
        Она не видела Питера с того момента, как он уехал из Натчеза, больше недели назад, а в последние дни, проведенные вместе в старом доме, у них было очень мало возможности побыть вместе. Он был поглощен всевозможными делами по ремонту дома, которые надо было завершить. Теперь Уэверли-Хаус сиял как новый. Усилия Питера, вне сомнений, увенчались успехом.
        Ли очень скучала после отъезда Питера, однако и сама была занята, готовясь к выступлению. Он каждый вечер звонил из Лос-Анджелеса, но расстояние между ними и волнения по поводу предстоящего концерта делали их разговоры краткими и неловкими. С тех пор как Питер уговорил ее принять участие в концерте, ей стало трудно разговаривать с ним. Ее постоянно преследовали какие-то страхи. Она упорно вспоминала, говорил ли он ей, что любит ее, до тех пор, пока не узнал, кто она на самом деле. Она думала о том, насколько он тщеславен. Наконец она решила, что у них не может быть общего будущего…
        Он звонил ей в последний вечер в Натчез и спросил, когда она прибудет. Она сказала, что до концерта останется в гостинице.
        - Я не хочу, чтобы ты отрывался от работы и встречал меня, Питер, - твердо сказала она. - Я заказала машину в аэропорту.
        - Ты все продумала, черт побери, - зло заключил он. - Ли, я хочу, чтобы ты жила у меня.
        - Я не могу. Представляешь, что скажут об этом мои родители, когда приедут ко мне в Лос-Анджелес.
        - О Боже, Ли, тебе двадцать семь лет! Ты просто не хочешь, чтобы родители знали о наших отношениях.
        - Это неправда, - солгала она. - В любом случае перед концертом я буду очень занята: нужно заниматься рекламой, репетировать. Мой репертуар не менялся несколько месяцев.
        Это не убедило его.
        - Черт побери, Ли, ты специально отгораживаешься от меня! Каждый вечер, когда я звоню, в разговорах наступает мертвая тишина. Ради Бога, в чем дело?
        - Ни в чем.
        - Ерунда. Много в чем. Скажи мне, что ты не удаляешься от меня!
        - Питер… - Ее голос дрожал от возбуждения. - Постарайся понять. Возможно, мне придется немного отдалиться от тебя.
        - Спокойной ночи, Ли.
        Даже теперь, вспоминая о том, как оборвался этот последний звонок, Ли чувствовала, что старается не заплакать. Но она должна была защитить себя, защитить Питера. Несмотря на напускную храбрость, она знала, что боится появиться перед публикой после длительного перерыва. А что, если ее вновь охватит сумасшествие, которому она не сможет противостоять? Питер думает, что они справятся со всеми проблемами, но он ошибается, сильно ошибается. За эти два дня они так и не встретились ни разу: он оставлял для нее сообщения в гостинице, но отсутствовал или был занят, когда она перезванивала ему.
        Ее мрачные мысли прервал стук в дверь. Она нахмурилась, раздумывая, кто бы это мог быть, быстро пересекла комнату и открыла дверь. За дверью стоял Питер с безумным выражением лица.
        - Ли!
        Он схватил ее и с жадностью стал целовать, срывая с ее головы полотенце. Он торопливо заговорил:
        - Господи, где ты была? Ты представляешь, как ты меня измучила? Я умираю от желания видеть тебя, а ты живешь здесь одна, постоянно избегая меня. Черт побери, женщина, разве я не говорил тебе, что мы преодолеем все вместе?
        Несмотря на сумбурные чувства, которые она теперь переживала, чувствуя себя безопасно в его объятиях, несмотря на почти отчаянную тоску в его темных глазах, Ли удалось высвободиться.
        - Поверишь ты мне или нет, не важно, но я не избегала тебя. Просто была страшно занята подготовкой к концерту.
        - Слишком занята, чтобы уделить мне время?
        - М-м-м… да.
        Питер одновременно хотел и поговорить обо всем, и заняться с ней любовью. Он беспокойно расхаживал взад и вперед, а потом стремительно повернулся к ней лицом.
        - Я наконец-то придумал! - объявил он.
        - Что придумал?
        Она очень устала и не была готова к серьезным разговорам.
        - Твой стиль поведения - избегать моих звонков и отсутствовать день и ночь. Ты действительно решила убедить меня, что у нас не получится нормальных отношений, правда?
        Этого было достаточно. Ее перенапряженные нервы сдали.
        - Именно Питер, несмотря на то что у меня было всего два дня до решающего концерта, я решила быть садисткой и извращенкой и заняться разрушением твоей жизни. - Ее глаза метали искры. - Если бы ты сам не был чертовски занят, ты бы внимательно прослушал все сообщения и понял, что я ответила на каждый твой звонок.
        Он был ошеломлен этим взрывом эмоций; выражение его лица было почти покаянным.
        - Ли… - Он умоляюще протянул к ней руки. - Что мы делаем друг с другом? Пожалуйста, пойдем со мной домой. Давай тщательно обсудим это.
        Несмотря на то что его предложение было крайне соблазнительным и ее тронуло тоскливое выражение его глаз, Ли ответила отказом:
        - Питер, я не могу заниматься этим сейчас. Мне нужно выспаться, иначе я не сыграю завтра.
        - Когда я увижу тебя? - спросил он.
        - Не знаю. Завтра тут будет сумасшедший дом. В девять утра я встречаюсь с приглашенным дирижером, кстати, в это же время мои родители прибудут в аэропорт. В полпервого у меня намечена генеральная репетиция с симфоническим оркестром, после обеда прилетает Оскар.
        - Ясно. А как насчет завтрака? Могу я по крайней мере пригласить тебя и твоих родителей?
        Она кивнула, радуясь тому, что они проведут какое-то время вместе.
        - Конечно, думаю, мы могли бы втиснуть это в сумасшедший завтрашний день. Кстати, это очень любезно с твоей стороны.
        Он снова обнял ее со вздохом.
        - Ли, подумай. Пойдем сейчас ко мне. Я чувствую, что если мы снова не будем вместе, то мы потеряем все, ради чего так старались.
        Эти слова и его близость взволновали ее. Она оттолкнула его, дрожа всем телом.
        - Нет, Питер. Не сейчас. Разве ты не можешь понять, что меня надо оставить в покое, пока я не выступлю?
        - Нет! - зло ответил он. - Я понимаю только, что ты отгораживаешься от меня любым способом. Но ты не одурачишь меня. Я знаю, ты пытаешься разорвать наши отношения.
        Она тоже испытывала приступ гнева - он был совершенно не способен войти в ее положение.
        - Разве не этого ты хотел? - огрызнулась она. - Современного брака?
        От собственных слов у нее запылали уши, а дверь захлопнулась за ним с такой силой, что ваза, стоявшая на кофейном столике, угрожающе зашаталась и выплеснула воду на блестящее стекло.
        Ли вздохнула и рухнула на диван. Питер, вероятно, прав. Он уже начинал чувствовать то, что будет, если она вернется к концертной деятельности. Такой и была реальность, таким и был ее мир. Она совсем не собиралась разрушать их любовь.
        Наверное, было бы лучше порвать отношения еще в Натчезе, чем истязать друг друга здесь. И все же она не могла позволить этому мужчине уйти…



        Глава 12

        Ранним утром следующего дня Ли в легких брюках цвета бургундского вина и светло-розовой блузе строгого покроя стояла рядом со «Стейнвеем» в шумной комнате для репетиций. Она пришла в Музыкальный центр на встречу с дирижером, вызванным для сегодняшнего концерта. Генеральная репетиция состоится чуть позже в
«Голливуд-Боул», а пока Ли и другие исполнители должны были разобрать программу с приглашенным маэстро.
        Питер уехал в аэропорт. Он позвонил в шесть утра и предложил встретить ее родителей, а потом отвезти всех вместе завтракать. Он извинился, что вечером вел себя столь несдержанно.
        - Думаю, мы оба говорили не то, что думали, - согласилась она.
        - Когда все кончится, мы сможем нормально поговорить, хорошо? - спросил он.
        - Хорошо, - согласилась она.
        И все же Ли терзали сомнения, смогут ли они найти какой-нибудь выход. Кроме того, она сильно нервничала по поводу предстоящего завтрака с родителями. Она не могла себе представить, как они отреагируют на ее столь неожиданно возникшего жениха. Но рано или поздно они все равно заметили бы кольцо Питера - у нее не хватило бы духу его снять. Она сказала им, что в аэропорту их встретит «знакомый» и они все вместе позавтракают. Ли вздохнула. Она никогда не обсуждала с родителями возможность ее замужества, они ожидали, что для нее на первом месте всегда будет музыка. Она радовалась, что по крайней мере родители Питера все еще отдыхают в Европе. Конечно, они хорошие люди, но Ли сейчас была не в состоянии общаться и с теми и с другими.
        - Доброе утро, мисс Картер.
        Голос дирижера тут же привлек внимание Ли. Она повернулась и увидела энергичного европейца невысокого роста в спортивных брюках и простой рубашке, бежавшего мимо стульев и пюпитров прямо к ней.
        - Доброе утро, маэстро, - сказала она, протягивая руку и кивая в знак уважения.
        Седовласый мужчина с искристыми серыми глазами взял руку Ли и сердечно поцеловал ее.
        - Редкая привилегия, мисс Картер.
        - Напротив, большое удовольствие для меня, - заверила она его. - Я всегда мечтала работать с вами, маэстро.
        Это была чистая правда. Оскар знал, что делал.
        - А я с вами, - подхватил дирижер. - Теперь, когда вы снова выступаете…
        - Простите, маэстро, - перебила Ли, не обращая внимания на свою невежливость. - Кто вам это сказал?
        - Ваш менеджер, конечно. - Маэстро сочувственно улыбнулся. - Все поняли, почему вы уехали. Такое случается с лучшими из нас, такое случалось и со мной, и даже с самим Рахманиновым. Но рано или поздно нам удается преодолеть себя и вернуться. Именно поэтому я пребывал в таком восторге, когда ваш менеджер сказал мне, что вы, наверное, примете участие в Бстховенском фестивале.
        Ли в бешенстве закусила губу. Оскар действительно принялся закручивать гайки.
        - Разумеется, для меня большая честь, - проговорила она, - и я обязательно обсужу это с мистером Крюгером.
        - Прекрасно. Перейдем теперь к Рахманинову.
        Ли с дирижером разобрали клавир на фортепьяно. Она отмечала, где нужно играть с возрастающим или убывающим темпом, где ей надо особенно учитывать поэтические вольности музыки. Он внимательно слушал, а когда попросил исполнить наиболее сложные места, Ли великолепно сыграла несколько пассажей, на что он кивнул:
        - Да, да, потрясающе.
        Ли только закончила драматическую каденцию из третьей части концерта, как у них за спиной раздались аплодисменты. Она встала, повернулась и увидела родителей и Питера, стоявших в дверях, аплодируя и улыбаясь ей.
        - Мои родители и… м-м-мой друг, - объявила она дирижеру, нервно улыбаясь.
        - Вам обязательно нужно пойти поздороваться, - ответил он.
        - Ведь мы закончили, не так ли?
        Ли торопливо пересекла комнату, нежно обняла родителей, неловко взглянула на Питера и повела всех знакомиться с маэстро. Когда они поехали в гостиницу, Эстер Картер обняла Ли за талию.
        - Было так чудесно опять видеть тебя за фортепьяно!
        Ли случайно уловила странный взгляд Питера, но не поняла, что он имеет в виду. Уже начинается…
        Они помогли родителям Ли устроиться в номере, а потом отправились все вместе позавтракать. Ли все время держала левую руку на коленях, и ее родители, рассеянные по натуре, не заметили обручального кольца. Как и многие музыканты, Картеры внешне были людьми спокойными и сдержанными. По отношению к Ли они вели себя не демонстративно, а относились к ней тепло и уважительно, с той суровой мудростью, которая приходит с возрастом.
        Сидя рядом с Питером напротив родителей в отличном ресторане, Ли заметила, что ее мама и папа очень постарели за прошедшие полгода. Отцу уже шел седьмой десяток, мать была немногим младше. Оба они были еще статными и стройными, но уже с седеющими волосами и носили очки. Казалось, с годами они все больше становятся похожи друг на друга, одинаково смеются, у них одинаковые морщины. Ли была поздним и подозревала, вовсе не желанным ребенком или плодом великой страсти. Картеров объединяла страсть к музыке, и когда ребенок неожиданно вошел в их жизнь двадцать семь лет назад, они относились к нему больше как учителя, а не как родители.
        Родители смеялись, когда Питер рассказывал, как они познакомились с Ли. Ли улыбалась. Питер был довольно обаятелен.
        - Разве это не поразительно, - сказала Эстер, - что вы встретились в Натчезе, хотя оба из Калифорнии?
        - Думаю, романтики назвали бы это судьбой, - смешливо ответил Питер.
        - Как бы там ни было, - заметил отец, - мы рады, что наша дочь встретила прекрасного друга, который убедил ее вернуться к своему призванию.
        Питер задумчиво помешивал кофе. Через несколько мгновений он поднял голову.
        - Мистер и миссис Картер, Ли и я больше чем просто друзья. Я собираюсь жениться на вашей дочери, - произнес он, открыто глядя на ее родителей.
        Тишина, которая наступила после этих слов, казалась оглушительной. Ли была ошеломлена. Питер не сказал: «Однажды мне хотелось бы жениться на Ли» или «Надеюсь жениться». Но недвусмысленное «Я собираюсь…». Это очевидная констатация факта. Ее первым порывом было все исправить, опровергнуть, но она уловила во взгляде Питера знакомую отчаянную тоску, какую видела в его глазах прошлым вечером. Ли просто не могла обидеть его, обидеть при своих родителях, поэтому промолчала.
        Мать Ли опомнилась первой.
        - Ли! Дорогая, ты даже не намекнула нам…
        Она замолчала, заметив наконец. на пальце Ли кольцо с бриллиантом.
        - Надеюсь, вы не возражаете, - продолжил Питер.
        Эта реплика явно относилась к родителям Ли, хотя он смотрел только на нее.
        - Нет, конечно, нет, - неловко ответил отец Ли.
        - Нет, если Ли согласна, - тактично добавила ее мать.
        А Ли хотелось провалиться сквозь землю. К счастью, в этот момент официант принес роскошный торт с заварным кремом. Несколько минут они ели в напряженной тишине. Отец Ли наконец заговорил.
        - Извини, дорогая, нам нужно время на обдумывание, - сказал он, обращаясь к дочери. - Эта новость просто… довольно неожиданна. - Он улыбнулся. - Разрешите поздравить вас обоих? Я думаю, это будет хороший брак. - Он кивнул Ли. - У тебя своя работа, у Питера своя. Все устроится. - Он повернулся к жене: - Ты согласна, Эстер?
        - Да, - ответила она.
        Миссис Картер выглядела взволнованной.
        - А не заказать ли нам шампанского? - предложил отец.
        - Если ты помнишь, - сказала Ли, - у меня сегодня концерт.
        - Мы отпразднуем после, - решительно заявил Питер. - Я хочу, чтобы Ли познакомилась с моими друзьями. Приходите, пожалуйста, и вы.
        Ли с изумлением взглянула на Питера, а ее родители любезно ответили, что обязательно придут. Напряжение несколько спало, когда отец Ли разговорился с Питером о работе.
        После завтрака Ли не терпелось отправиться в свой номер и освежиться перед репетицией в «Голливуд-Боул». Но ее родители пошли наверх, и она все-таки задержалась в холле, чтобы сказать Питеру несколько слов.
        - Что тебе взбрело в голову, Питер? - набросилась она на него. - Мне не хотелось тут же все отрицать перед родителями, но я обязательно поговорю с ними позднее. Что касается сегодняшнего вечера, то я на него не приду, по крайней мере до тех пор, пока ты не поклянешься, что не будешь делать никаких дерзких заявлений относительно нашего будущего.
        Он поцеловал ее в лоб, совершенно не испугавшись ее слов.
        - Я не даю обещаний, которые не могу сдержать. И ты будешь сегодня со мной, любимая. Ты не отвертишься от знакомства с моими друзьями, или я потащу тебя силой. Он ушел. Она на лифте поднялась в свой номер, возмущаясь, что Питер самовольно принял решение насчет их будущего в кульминационный момент самого тяжелого профессионального кризиса в ее жизни. Теперь она сомневалась даже в тоне, каким он говорил. Он собирался представить ее друзьям. Она что, стала для него призом, предметом гордости?
        Зайдя в номер и взяв зубную щетку, она подумала, что не знает ответа на этот вопрос. Может быть, она не права в том, что винит Питера в собственных сомнениях и проблемах, усматривая в его словах тот смысл, которого там вообще нет. А что же делать, если ее подозрения оправдаются?



        Глава 13

        В девять часов вечера Ли стояла за кулисами в «Голливуд-Боул» и ждала своего выступления. Она шла вторым номером, после вокалистки из Мет. Итальянский скрипач выступит третьим, если слушатели дождутся его выхода. Певица, уже блестяще исполнившая несколько популярных оперных арий, пела на «бис» «Мое сердце слышит твой нежный голос» из «Самсона и Далилы». Ли была очарована изысканным пением, впрочем, как и люди, находившиеся в зале. Вечер проходил великолепно, стояла превосходная прохладная погода, а многочисленная публика встречала исполнителей с вежливостью и дружелюбием.
        Ли была одета в длинную прямую черную юбку и белую блузу с гладкими рукавами. Перед началом концерта Питер прислал ей орхидеи, которыми она украсила волосы, закрепив их гребнем. Рыжевато-коричневые локоны спадали ей на плечи, она целый час провела перед зеркалом, приводя с помощью щипцов непослушные пряди в порядок. Вид получился мелодраматический и романтический, но, чтобы исполнять произведения Рахманинова, сдержанность и не требовалась.
        - Дорогая, ты никогда не выглядела столь красиво.
        Ли повернулась и увидела своего менеджера Оскара Крюгера, стоявшего рядом с ней с трубкой в руке. Оскару шел шестой десяток, он был высок, черты умного лица чуть заострены. В элегантном черном костюме он смотрелся довольно устрашающе. Оскар прибыл в Лос-Анджелес во второй половине дня, позвонил Ли и настоял на том, чтобы она выпила с ним чаю. Конечно, он собирался убедить ее вернуться на сцену. Ли была терпелива и отвечала уклончиво.
        - Спасибо, Оскар, - сказала она теперь в «Голливуд-Боул».
        - Я все еще восхищаюсь тем, что ты выбрала для сегодняшнего вечера Второй концерт Рахманинова, - продолжал менеджер. - Ты, разумеется, знаешь, что композитор написал его, пережив большое разочарование, в период одиночества, похожий на твой, ты не находишь?
        Вопрос был явно риторическим, потому что Оскар бодро говорил дальше:
        - После своей первой неудачной симфонии Рахманинов считал, что не сможет больше сочинять. И все же великий доктор Дал, лечивший его, вселил в мастера уверенность, что его Второй фортепьянный концерт будет великолепен, так оно и случилось. Когда концерт был написан, Рахманинов вернулся к активной работе, в точности как ты вернешься к своей после сегодняшнего концерта, дорогая.
        Ли взглянула ему в лицо.
        - Ты все это выдумал, правда, Оскар? Упаковал в коробочку с розовыми лентами.
        Оскар слегка улыбнулся:
        - Ты выдаешь себя, Ли, намеренно или нет, не знаю.
        Она вызывающе вздернула подбородок.
        - И все равно я продолжаю утверждать, что твой план может привести к обратным результатам. Ты забываешь, что Второй концерт Рахманинова, наверное, самое романтичное музыкальное произведение. Тебе приходило в голову, что я выбрала его просто потому, что влюблена?
        Оскар собирался ответить, но в этот момент оперная певица как раз закончила выступление, и раздался шквал аплодисментов. Распорядитель подал Ли сигнал, готовиться к выходу, и она шагнула вперед, даже не оглянувшись на Оскара. И все же она разволновалась из-за краткого разговора с менеджером. Она чувствовала, что ее исполнение Второго концерта Рахманинова сегодня вечером будет главным номером программы и что это действительно поднимет ее на следующий уровень, которого она обязательно достигнет, так же как восемьдесят пять лет назад создание концерта излечило психологический кризис великого композитора. Ее пугал этот уровень: что он будет значить для нее и Питера?
        У Ли не осталось времени на размышления - прекрасная вокалистка с чудесным сопрано ушла со сцены. Коротко выразив свое восхищение высокой черноволосой женщине, Ли стала внимательно ждать, когда ее объявит конферансье. Она вышла на ярко освещенную сцену в форме раковины точно по сигналу, в тот момент, когда зал разразился аплодисментами. Она остановилась у фортепьяно и поклонилась публике, взглянув в ясную звездную ночь, висевшую над великолепным склоном горы.
        Неожиданно для себя она подумала, что в Натчезе ночи красивее. Она увидела Питера. В темном костюме, он сидел в ложе вместе с ее родителями, точно по ту сторону бассейна в форме полумесяца, расположенного напротив сцены. Он улыбнулся ей, и эта простая улыбка согрела ее сердце. Сомнения и смущение постепенно исчезали, и в это мгновение она помнила только свои последние слова, сказанные Оскару: она выбрала Рахманинова потому, что была влюблена. О да, она любила его, несмотря на все проблемы и страхи. Любовь будет руководить движениями ее рук, ее пальцы скажут ему, что она в своем сердце навсегда сохранит эту любовь, что бы ни случилось.
        Она села на специальную скамейку у фортепьяно и приготовилась играть. Держа руки над клавишами, она кивнула дирижеру, который улыбнулся ей в ответ. В шикарном фраке, с дирижерской палочкой в руке, он выглядел очень элегантно. Его знака внимательно ждал оркестр, расположившийся за ним. Мужчины были в белых пиджаках и черных брюках, женщины - в темных юбках и белых блузах, как и Ли. Повернувшись к инструменту, Ли глубоко вздохнула и заиграла. Звуки вступительного соло фортепьяно возникали поначалу медленно, но с возрастающей эмоциональностью. Инструмент был в прекрасном состоянии, его богатое звучание идеально соответствовало выбору произведения. К тому моменту, когда вступил оркестр, для Ли существовали только музыка и любовь. Вступление оркестра всегда очень драматично, хотя и наполнено было в тот вечер какой-то ликующей печалью, присущей всем произведениям Рахманинова. Словно завороженный, зал замер, слушая драматические пассажи и сокрушительные аккорды, контрастирующие полными утонченности, будто живыми, снижающимися и парящими ввысь созвучиями. Все связывала драматическая тема Рахманинова:
блестящее соло фортепьяно сначала, вступление оркестра чуть позже, а потом снова партия фортепьяно, повторяющаяся в контрапункте.
        Ли нравилась вторая часть - более спокойная, временами легкая и воздушная, она навсегда пленяла сердца ценителей. Только Рахманинов мог написать в конце снижающуюся секвенцию, необычная тема которой накладывалась на основную, создавая настоящее празднество духа. Ли всем телом изгибалась, вливаясь в музыку, чувствуя, как трепещет при этом ее сердце. Глаза многих слушателей наполнились в этот момент слезами.
        Когда она заиграла третью, финальную часть, публика уже была в полном восторге. Оркестр играл мощное крещендо, достигшее высшей точки в сильной партии фортепьяно, которую великолепно исполнила Ли. Потом началась очень эмоциональная тема, известная как «Полная луна и жадные руки». Трогательное соло Ли было настолько нежным, будто с кончиков ее пальцев струилась сама любовь. Изящные пассажи контрастировали с неистовыми и оглушительными, то набирая силу, то утихая, и возвращались к основной теме. Кульминация прозвучала ликующе, захватывающие дыхание фортепьянные аккорды руладами и трелями подготавливали величественный взрыв оркестра.
        Когда Ли закончила, ее руки дрожали, она старалась успокоиться после большого напряжения, потребовавшегося ей для игры. Сначала она не слышала оглушительных аплодисментов - с такой силой билось ее сердце, - но шум в зале вскоре дошел до ее сознания. Она встала и поклонилась публике, видя, что все аплодируют стоя, переживая триумф, какого не знала раньше. Восхищенный дирижер подошел к ней, низко поклонился и поцеловал ее руку.
        Ли была потрясена. Она снова поклонилась, выражая теперь свою признательность дирижеру и оркестру. Слушатели с новой силой зааплодировали маэстро и оркестру. Ли нашла глазами Питера. Он восторженно хлопал, стоя рядом с ее родителями, гордыми и счастливыми. Он был явно ошеломлен, и ей казалось, что она даже с этого расстояния увидела слезы в его глазах. Их взгляды встретились наконец, и она улыбнулась ему. Он улыбнулся в ответ. Было ощущение, что во всей вселенной не существовало никого, кроме них. Внезапно случилось чудо: боль, которую она ощущала внутри себя на протяжении многих месяцев, пропала, а появилось такое чувство, как будто в этот момент она нашла свою судьбу. Ли знала только одно: этим вечером она играла только для Питера. Аплодисменты не стихали, но ей они были больше не нужны. Питер и ее жизнь остались в Натчезе. Ее сердце переполнялось любовью, она не нуждалась больше ни в чем…


        Питер и вправду был ошеломлен игрой Ли, изумительной музыкой, наполнившей ночной воздух. Зал бурно рукоплескал со всех сторон, раздавались требования сыграть на
«бис».
        Воспользовавшись тем, что все еще стояли, Питер покинул свое место, вышел через турникет и нетерпеливо поспешил за кулисы. Он хотел быть там в тот момент, когда Ли спустится со сцены. О Господи, каким же дураком он был! Она так талантлива. Она так изысканно играла сегодня, публика просто обожала ее. Выражение ее лица после выступления сказало ему все. Как же он мог эгоистично, тайно надеяться, что когда-нибудь она откажется от этого ради него? Обескураженный, он вынужден был признать, что только музыка является ее призванием. Если он хочет стать частью ее жизни, самым верным будет просто примкнуть к победителю.
        Он зашел за кулисы, быстро прошел мимо гримерных и, дойдя до выхода на сцену, заметил впереди Ли. Она снова сидела у фортепьяно. Рядом со сводчатым проходом на сцену стоял высокий важный человек, вероятно, менеджер Ли. Питер подошел к нему и протянул руку.
        - Вы Оскар Крюгер?
        Пожилой человек пожал руку в ответ.
        - Да, а вы?..
        - Питер Уэбстер, жених Ли.

«Правильно, - сказал себе Оскар, - продолжай так говорить и, может быть, ты убедишь ее».
        - А, тот человек, с которым Ли познакомилась в Натчезе, - сдержанно проговорил Крюгер.
        Он указал на Ли, которая как раз исполняла соло на «бис».
        - Она бесподобно исполнила Рахманинова, вы согласны?
        - О да. Она великолепна. А что она играет сейчас? Что-то очень красивое.
        - Ноктюрн, опус девятнадцатый, Чайковский, - отрапортовал Кргогер. - Я вижу, вы мало разбираетесь в музыке, мистер Уэбстер?
        - Я собираюсь многому научиться.
        - Понятно. Скажите, мистер Уэбстер, вы внимательно смотрели на нее сегодня вечером?
        - Конечно, смотрел, - несколько раздраженно ответил Питер. - А почему вы спрашиваете?
        - Вы заметили, что она увлечена музыкой душой и телом?
        Питер почувствовал, что кровь запульсировала у него в висках. В том, как Крюгер говорил о любви Ли к искусству, сквозило нечто тревожное. Это было нелогично и предосудительно, ему не нравилась сама мысль о том, что она настолько может любить музыку. Если музыка будет ее работой, он научится принимать это, но он мечтал, чтобы она испытывала «душой и телом» страсть только к нему.
        - Да, я заметил, - ответил он Крюгеру.
        - Куда вы собираетесь забрать ее от всего этого, мистер Уэбстер?
        Вена на виске Питера грозила взорваться. Он вспомнил, как Ли говорила ему, что Оскар всегда «стремится ухватить за горло». Теперь он понял, что она имела в виду, отлично понял.
        - Я не заберу Ли от того, в чем она действительно нуждается.
        - Вы в курсе, сэр, что в мире очень мало концертирующих пианисток-виртуозов? - продолжал менеджер.
        - Я в курсе, - отрывисто ответил Питер. - Кстати, сама Ли рассказала мне об этом.
        - И не многие из них замужем. А у вас двоих все будет по-другому? Вы все устроите? - Крюгер говорил с едва скрытым сарказмом.
        - Именно, - процедил Питер, скрипя зубами.
        Крюгер покачал головой.
        - Ах, мистер Уэбстер, вы храбро стараетесь обмануть меня, но не можете обмануть себя. Все мужчины шовинисты в глубине души. Если бы она была моей женой, я не стал бы делить ее с музыкой, держу пари, что и вы тоже. В конце концов это либо уничтожит вас обоих, либо разведет.
        - Ерунда, мы найдем выход, - упрямо проговорил Питер, чувствуя, что настроение у него окончательно испорчено.
        Крюгер снова покачал головой и цинично рассмеялся:
        - Ах, этот оптимизм молодежи!..


        Ли совершенно не готовилась к тому, что после концерта в доме Питера соберется целая толпа. Но там оказались организаторы концерта, другие исполнители, музыканты симфонического оркестра, представители прессы, родители Ли и старшие партнеры юридической конторы Питера с женами. Городской дом Питера был гораздо больше и изысканнее, чем предполагала Ли, - ее поразили большие ковры, современная мебель, обтянутая букле, стеклянные и медные аксессуары. Для гостей были приготовлены изысканные закуски, бар, полный напитков на все вкусы, и огромный запас шампанского. Питер с гордостью представлял Ли каждому из присутствующих, все время повторяя при этом: «Ну разве не великолепна она была сегодня?» Все соглашались, расточая щедрые комплименты по поводу ее игры. Она улыбалась застывшей улыбкой мистеру и миссис Прайс, мистеру Мэтьюсу, доктору и миссис Лоренс… Через некоторое время ей показалось, что банальные фразы и множество лиц слились воедино. Ей нравилось, что Питер организовал в ее честь такую щедрую вечеринку, она чувствовала себя как дома и наслаждалась обществом друзей. И все-таки в глубине души ей
хотелось, чтобы они провели остаток вечера лишь вдвоем. Ей не терпелось рассказать ему о том, что произошло с ней, когда она стояла на сцене. Ей необходимы были заверения, что его жизнь здесь не будет стоять между ними. Она нуждалась в разговоре с ним с глазу на глаз.
        Но, разумеется, это оказалось невозможным. Вскоре им пришлось разойтись - один из партнеров Питера отвел его в сторону обсуждать деловые вопросы, а в это время модно одетый репортер поймал Ли и стал расспрашивать ее о возвращении на сцену.
        Уклончиво ответив на несколько прямых вопросов, Ли удалось избавиться от репортера и спрятаться в дальнем углу комнаты. Она поговорила с респектабельной дамой, под патронатом которой находился симфонический оркестр, и была очень рада слышать, что прибыль от концерта, составившая более миллиона долларов, будет отправлена в помощь голодающим.
        Потом Ли познакомилась с Сидни Андерсоном, молодым адвокатом, о котором Питер говорил ей в Натчезе. Ли поразилась рассказу Сидни о том, что Питер купил билеты на благотворительный концерт для всех служащих фирмы.
        - Я очень рад, что Питер нашел вас, - доверительно продолжил Сидни.
        - Меня? - переспросила она. - А что во мне такого?
        - Просто мне кажется, что Питеру нужна жена, у которой есть собственная жизнь. Наверное, вы знаете, как много он работает?
        - Да, я поняла это за прошедшие несколько дней. Он явно очень предан своей работе и очень ответствен…
        - О, тут все гораздо серьезнее, - перебил ее Сидни. - В конторе многие обвиняют Питера в том, что он стал самым молодым старшим адвокатом лишь благодаря связям отца. Но в глубине души все знают правду: Питер отказался от работы в конторе отца и достиг своего нынешнего положения только чертовски тяжелым трудом и ничем иным. Он спасал мою шкуру бесчисленное количество раз. Он всегда засиживается за работой допоздна и всегда готов каждому протянуть руку помощи.
        Ли нахмурилась.
        - Я удивлена. Он, оказывается, усердный работник, но говорил мне, что адвокатская деятельность - рутина и скука.
        - Все мы жалуемся, - сказал Сидни, - но я уверен, Питеру нравится его работа.
        Ли обдумывала расстроившие ее слова Сиднея до конца вечера. Она украдкой наблюдала, как Питер беседует с Милтоном Прайсом, седовласым мужчиной, основателем компании «Прайс, Бирмингем и Уотсон». Казалось, что Питер просто-напросто прилип к нему.
        В час ночи родители Ли предложили отвезти ее в гостиницу, но Питер тактично ответил, что сам проводит их дочь. Около двух гости разошлись, и все стали убирать. Питер и Ли сидели рядом на мягком диване бежевого цвета и пили шампанское, уставившись на стеклянную стену с мозаикой, изображавшей уютный светлый дворик в тропиках.
        - Мне нужно сказать тебе кое-что, - произнесла Ли, задумчиво изогнув бровь. - Действительно, если уж ты берешься за что-то, то берешься всерьез.
        Он пожал плечами.
        - Большую часть всего этого организовала моя секретарша.
        Сладко потянувшись, он улыбнулся ей.
        - Я был довольно сильно занят с тех пор, как вернулся из Натчеза, дорогая.
        - Мне это прекрасно известно.
        Она обвела рукой огромный холл, устланный дорогими коврами.
        - Кажется, ты окружил меня со всех сторон, Питер, и в работе, и в личной жизни.
        Он подавил зевок.
        - О, ты имеешь в виду этот дом? Прежние владельцы предложили мне сделку, от которой я просто не мог отказаться. Конечно, для меня он слишком большой.
        Он обнял ее одной рукой за плечи.
        - Чтобы не чувствовать себя здесь одиноко, мне нужна ты.
        - Нужна я, - медленно повторила она, вспоминая слова Сидни.
        - Позволь предложить тост, - оживился Питер, явно не улавливая ее меланхоличного настроения и собираясь налить еще шампанского. Он подал ей полный бокал. - За нас. За сегодняшний вечер. За наш полный успех.
        - Салют, - понуро отозвалась она.
        Они чокнулись и пригубили шампанского.
        - Питер, что касается сегодняшнего вечера…
        - Я говорил тебе, что ты была великолепна?
        - Десять тысяч раз.
        Она поставила бокал на кофейный столик и повернулась к нему:
        - Ты помнишь свои слова о том, что это выступление поможет мне решить, хочу ли я продолжать выступать?
        - Да.
        - И все же ты не спросил, поняла ли я что-нибудь, когда стояла на сцене сегодня вечером.
        Он провел по ее щеке кончиками пальцев.
        - Мне не нужно ничего спрашивать, дорогая, - хрипло проговорил он. - Я слышал твою музыку. Я видел твое лицо. Теперь я знаю, насколько тебе нужна твоя работа. Это будет самым лучшим для тебя, дорогая, и я, безусловно, принимаю это.
        Ли не успела ответить, Питер сжал ее руку.
        - Мы прекрасно заживем здесь, в Калифорнии. У тебя будет твоя музыка, а у меня моя юридическая практика.
        - Понятно, - безжизненно ответила Ли.
        Это начинало напоминать дурной сон. Она вспомнила слова отца: «У тебя своя работа, у Питера своя…»
        - Скажи, Питер, что для тебя в Калифорнии самое лучшее? - спросила она, стараясь не показывать своих чувств.
        Он горячо обнял ее.
        - Дорогая, я никогда не был так счастлив.
        Питер поцеловал ее. Ли сидела неподвижно, эти слова разрушили все ее надежды. Она раздраженно подумала, что у Питера все идет по плану. Он даже не пожелал услышать, что она согласна отказаться ради него от музыки. Он хотел иметь жену настолько же амбициозную, насколько амбициозен он сам! Почувствовав головокружение от этих мыслей, она наконец мягко оттолкнула его.
        - Питер, уже поздно, и я совершенно измотана. Ты не мог бы проводить меня в гостиницу?
        Он прижал ее к себе.
        - Леди, если вы думаете, что я повезу вас куда-нибудь, вы сошли с ума.
        Обняв ее за шею, он страстно взглянул на нее.
        - Теперь ты у меня, и я не отпущу тебя.
        Он жадно поцеловал ее. Она попыталась сопротивляться, но нарастающее возбуждение было слишком сильным, оно захватило ее подобно природной стихии. Она закрыла глаза и страстно прижалась к нему. Она не хотела, чтобы он видел ее слезы. Ли любила его сейчас так, как будто больше не будет любить его никогда.


        Ранним утром следующего дня, еще до того, как Питер проснулся, Ли стояла у обеденного стола в своем концертном костюме и писала, утирая слезы. Подозрения, одолевавшие ее и ранее, теперь совершенно оправдались. Всю свою жизнь она жила под влиянием других людей. Теперь Питер Уэбстер стал таким же, как ее родители и ее менеджер, - он не желал любить ее, если она не будет выступать. Она все время удивлялась, почему он настаивал на том, чтобы музыка была частью их отношений, но теперь она знала - он планировал с головой погрузиться в свою работу!
        Она так ошибалась. Она надеялась, что у них есть будущее в Натчезе, но теперь, увидев, как он живет в Калифорнии, она поняла, что это невозможно. Здесь он другой человек, а она не обладала необходимыми качествами, чтобы стать женой вечно занятого преуспевающего адвоката. Она жаждала простоты, неспешности Натчеза, и если ради этого ей придется оставить в Лос-Анджелесе часть своего сердца, значит, так тому и быть.
        Ли торопливо заканчивала письмо. Она писала Питеру, что не смогла найти искомого ни на концертной сцене, ни в Калифорнии и что никогда она не попросит его отказаться от привычного уклада жизни и вернуться с ней на Миссисипи. Она положила обручальное кольцо поверх сложенного письма и, глотая слезы, заспешила к выходу.
        Ли остановилась у парадного выхода. Разве она не может попросить его?.. Нет, он никогда не просил ее отказаться от карьеры ради любви, и она тоже не попросит его отказаться от своих амбиций ради их отношений. Она не останется здесь и не позволит тому будущему, которое он так тщательно запланировал, уничтожить их обоих. Даже дом его холоден и безличен - это не дом, а роскошная гостиница, куда два деловых человека наведываются в перерывах между деловыми встречами. Здесь их любовь закоченеет.
        И все же… а что, если она не права?
        Ли закусила губу и заставила себя покинуть этот дом. Она жила в реальном мире, а не в сказке. Реальный мир неизбежно накладывал на нее собственные обязательства, даже если они и во благо ей. Она должна стать хозяйкой своей собственной судьбы до того, как будет значить что-то в жизни другого человека.
        Кроме того, если она не права, он приедет вслед за ней. Приедет ли?



        Глава 14

        Он не приехал. Ли возвратилась в Натчез, но Питер не приехал за ней. Через неделю она признала, что ее выводы, сделанные в Калифорнии, оказались верными - место Питера в Лос-Анджелесе, и для их параллельных прямых не существует точек пересечения.
        Несмотря на сильную боль, которая последовала за этими выводами, Ли почувствовала, что после концерта в Калифорнии стала совершенно другим человеком. Она больше не скрывалась от людей и не стыдилась себя. Когда ее спрашивали о работе, она прямо отвечала, что собирается хотя бы иногда играть в «Серебряном дереве». Еще она подумывала взять несколько учеников, выступить на бенефисе одного артиста и участвовать в благотворительных акциях, но концертировать больше не будет. Жители Натчеза не находили в этом ничего необычного. Майра повела себя очень деликатно, она встретила Ли, вернувшуюся из Калифорнии, с распростертыми объятиями, при этом ничего не спросив ни о Питере, ни о том, почему она больше не носит кольцо. И тем не менее Ли слишком часто думала о нем. Она убеждала себя, что ей совсем неплохо живется и без него, но вдруг натыкалась на его записки о ремонте, оставленные на кухне, или на черный водяной пистолет, и страдания начинались заново. Одним августовским вечером, собираясь на работу, она почувствовала себя особенно плохо. Майра ушла на весь вечер, и в доме осталась только экскурсовод Салли
Блэр, которая водила туристов по прекрасным обновленным комнатам.
        Услышав голоса внизу в коридоре, Ли спустилась по кухонной лестнице. У нее было время до работы, поэтому она налила себя чаю со льдом и присела в оконной нише, освещенной солнцем, пригладив длинную ситцевую юбку. Не успела она притронуться к чаю, как в кухню влетела раскрасневшаяся Салли.
        - Ли, мне очень неудобно спрашивать, но не могла бы ты заменить меня на последней экскурсии? Там в прихожей стоят три пары, которым не терпится осмотреть дом.
        Ли взглянула на часы.
        - Вот так так! Я бы с удовольствием помогла тебе, но тогда я опоздаю на работу.
        - Ли…
        Салли скорчила шутливую гримасу, приставив руки к округлившемуся животу.
        - Мне совершенно необходимо пойти домой и прилечь.
        - Ох, прости, - сказала Ли, подумав о беременности Салли. - Если ты себя плохо чувствуешь, то тебе, конечно, нужно пойти домой. Я им все покажу.
        - Ты уверена?
        - Иди и займись собой.
        Салли быстро обняла Ли и поторопилась выйти через черный ход. Ли вздохнула и направилась в переднюю, чтобы начать экскурсию. Оказалось, что три пары болтливых и любопытных пенсионеров путешествуют группой по югу страны. К тому времени, когда они все вместе поднялись наверх, Ли поняла, что появится на работе с большим опозданием.
        Наконец они подошли к последней спальне, и Ли с удивлением заметила, что дверь закрыта, - все было именно так, как и месяц назад. Ее сердце сжалось от безумной надежды, она вздохнула, заставляя себя вернуться к реальности.
        - А теперь моя любимая комната, - произнесла она, одновременно распахивая дверь.
        Она застыла от изумления и мгновенно закрыла рот руками.
        - Интересно почему? - усмехаясь, произнес Питер Уэбстер.
        Туристы удивленно рассмеялись. Ли стояла, совершенно ошеломленная случившимся. Поначалу она не поверила своим глазам и прищурилась, чтобы лучше видеть. Но это была правда - Питер Уэбстер собственной персоной! История повторилась, но на этот раз Питер по крайней мере был одет. Кыш тоже, как и в тот раз, был там, лениво растянувшись в открытом чемодане Питера, лежавшем на кровати.
        Все, включая Ли, продолжали с интересом изумленно рассматривать новичка.
        - Пожалуйста, пожалуйста, проходите. Вы должны осмотреть эту комнату. Это любимая комната мисс Картер, - любезно проговорил Питер.
        Туристы осторожно вошли, смеясь и перешептываясь, Ли поплелась за ними, едва держась на дрожащих ногах.
        - Хорошо, - сказал Питер, потирая руки, явно в предвкушении чего-то. - А теперь, леди и джентльмены, обратите внимание на великолепную кровать, резьбу по красному дереву и этажерку, сделанную рабами.
        Питер подкреплял свои слова театральными жестами. Потом он посмотрел в другой конец комнаты и усмехнулся:
        - М-м-м… у восточной стены вы видите довольно интересную кушетку, на нее только что рухнула моя невеста.
        Туристы дружно рассмеялись и повернулись к Ли, которая и вправду без движения сидела на кушетке, ее лицо напоминало спелое яблоко. В это время один мужчина прошептал что-то своей жене, три пары кивнули Питеру и Ли и покинули комнату, проявив милосердие.
        Какое-то мгновение Ли не знала, что делать, она смотрела на Питера с глупым видом, точно подросток на первом свидании. Он был ослепительно красив в белых спортивных брюках из грубой ткани и темно-синей спортивной рубашке. Его черные волосы никогда не выглядели так безукоризненно, его решительный взгляд никогда не был более трепещущим и напряженным, глазами он буквально раздевал ее. Она пыталась сказать хоть что-нибудь, наконец, взяв себя в руки, встала, глядя прямо ему в лицо.
        - Ты здесь, - пробормотала она.
        - Да, я здесь, - добродушно согласился он.
        Она решила, что они уже достаточно поупражнялись в остроумии, и мысленно дала себе пинка.
        - Знаешь, теперь о нас действительно будет говорить весь город, - обреченно продолжила она.
        - Думаю, тогда нам придется пожениться, - хрипло ответил он.
        Она совершенно смутилась.
        - Иди сюда, - сказал он.
        Она осторожно подошла к нему. Он крепко обнял ее и поцеловал с такой жадностью, как будто никогда не смог бы насытиться ею. Она застонала и ответила, обвив руками его шею. Поцелуй неожиданно прервался, когда он сильно хлопнул ее сзади по руке.
        - Ой! - возмущенно воскликнула она, отталкивая его. - Мне больно, Питер Уэбстер!
        - Я поцелую твою руку и все исправлю, но позднее, - сказал он с многозначительным выражением лица. - А сейчас, Ли Картер…
        - Сейчас? - тревожно откликнулась она.
        Он молча смотрел на нее некоторое время.
        - Значит, ты хочешь жить в Натчезе, так? - наконец потребовал он ответа.
        - Ну… я…
        - С твоей известностью покончено?
        - М-м-м… да.
        - Прекрасно.
        Его сердитый взгляд стал просто свирепым, и Питер пригрозил ей пальцем.
        - Но чтобы никогда…
        - Что?
        - Не уходила от меня, как ты это сделала в Лос-Анджелесе.
        - О-о… - протянула она, с трудом сглотнув. - Но я подумала…
        - Правда? Мне кажется, ты очень мало думала в Калифорнии.
        Она прильнула к нему.
        - Питер, - сказала она примирительно, - просто мне казалось, что именно там твое место, твоя работа и все прочее…
        - Моя работа? - недоверчиво повторил он, взмахнув руками.
        - Да, твоя работа, твои компаньоны. Тогда на вечеринке ты казался мне таким счастливым.
        - О Господи, Ли, я был счастлив из-за того, что ты была там. И еще я думал, что мы наконец решим все наши проблемы.
        - Но…
        К этому моменту у нее уже кружилась голова.
        - Но Сидни сказал мне, как важна для тебя юридическая практика, как много ты работаешь. Все твои друзья…
        - Ли!
        Он взял ее за плечи и горячо заговорил:
        - Раньше мне нужно было искать что-то, чтобы заполнить пустоту. Но теперь я нашел тебя. Разве ты не знаешь? Все, что у меня есть в Калифорнии, не имеет никакого значения по сравнению с тем, что есть у нас двоих!
        Она потупилась, чувствуя, как слезы жгут ей глаза.
        - Подозреваю, что не знала. До этого момента.
        Она с мольбой взглянула на него.
        - Мне казалось, что ты уже все распланировал в отношении нас. Ты настаивал на продолжении моих занятий музыкой.
        Он взял ее лицо в ладони и проникновенно взглянул на нее.
        - Дорогая, я не это имел в виду. Я просто хотел, чтобы все устроилось, чтобы мы были вместе. Но скажи, если ты не хочешь дальше выступать, почему ты тогда выглядела столь восторженной в «Голливуд-Боул»?
        - Потому что ты был там, разумеется! - воскликнула она. - О, Питер, в тот вечер я играла только для тебя.
        - Дорогая! - прошептал он и поцеловал ее. - Ты не представляешь, насколько для меня важны эти слова.
        Они долго стояли обнявшись. Было настоящим раем снова пребывать в его объятиях после бесконечно долгих дней, проведенных без него. Он нежно гладил ее волосы.
        - Дорогая, - хрипло произнес он, - если тебе казалось, что я вынуждаю тебя к чему-то, то только из-за моего нежелания потерять тебя. Именно поэтому для меня было так важно не препятствовать твоему возвращению к концертной деятельности. А если это именно то, чего ты хотела…
        Она рассмеялась печальным смехом.
        - Для тебя это было очень важно, и ты убедил меня, что в противном случае я тебе не нужна.
        - Что? - Он уставился на нее, не веря своим ушам. - Ли, мне бы хотелось, чтобы ты была бубнящим экскурсоводом в старом доме в Натчезе, штат Миссисипи.
        - Бубнящим! - воскликнула она.
        Оба рассмеялись.
        - Так скажи, дорогая, ты уверена? Ты действительно будешь счастлива, если не будешь больше выступать и поселишься здесь, в Натчезе? - спросил Питер, взяв ее за руку и потянув к кушетке.
        - О да, - ответила она, усаживаясь рядом с ним.
        - А как же ответственность, которую ты ощущаешь, ты ведь должна делиться своей музыкой с миром?
        - Стоя на сцене две недели назад, я взглянула тебе в лицо и поняла, что первое, перед чем я несу ответственность, - мое собственное счастье. Я собиралась рассказать тебе об этом, честно, но когда началась вечеринка, мы поговорили с Сидни, и все, что ты делал после, так смутило меня… - Она взяла его за руку. - А ты, Питер? Ты думаешь, что хочешь расстаться со своей жизнью в Калифорнии? Ты сможешь найти в Натчезе то, что тебе нужно?
        - Сложный вопрос, никогда таких не слышал, - озорно ответил он, целуя ее руку. - Ли, я влюбился не только в самую прекрасную пианистку мира, но и во все, что ее окружает.
        - Но в этом сонном городишке пет ни одного приличного корта, - поддразнила она его.
        - А кстати, я только что выяснил, в Натчезе есть отличные места для игры в теннис. И, - сварливо продолжил он, - если бы ты спросила меня об этом вместо того, чтобы собрать вещички и отправиться домой…
        - Ладно, ладно. Ты когда-нибудь простишь меня?
        - Я заставлю тебя возместить убытки, - обещал он, наклоняясь к ней и целуя в шею. - Долгое, восхитительное возмещение убытков…
        - Ты это уже сделал. Почему ты так медлил? - спросила она, трепеща от восторга, ощущая прикосновение его губ.
        - Медлил! - повторил он недоверчиво, отстраняясь, чтобы взглянуть на нее. - Ты думаешь, что юридическую контору можно ликвидировать в течение двадцати четырех часов? Как бы то ни было, я установил рекорд, сделав все за две недели.
        - Ты мог позвонить, - надулась Ли, проводя рукой по его груди.
        - Мне нравится удивлять тебя.
        - Я заметила.
        - И потом, мне не хотелось закручивать гайки. После твоего спектакля с исчезновением.
        - Чудовище!
        Он хихикнул.
        - Кстати, я уже говорил с Томом Уилкерсоном о том, чтобы открыть здесь контору. Как думаешь, если я буду усердно трудиться, то получу право заниматься адвокатской практикой в Миссисипи?
        - Ты собираешься участвовать в кампании по спасению берега, правда? - взволнованно спросила она.
        - А как же! Мне хотелось бы работать в южном городке, с людьми. Это гораздо приятнее, чем иметь дело с безликими холдингами. Но не мечтайте, что вам удастся удрать, леди - продолжил он.
        Он опустил руку в карман, достал оттуда обручальное кольцо с бриллиантом и с серьезным видом надел ей его на палец.
        - Моя главная цель - держать вас босой и беременной.
        - Шовинист! - воскликнула она.
        - По словам твоего бывшего менеджера, все мужчины в глубине души шовинисты.
        Кыш громко согласно мяукнул, и они оба рассмеялись. Питер встал и притянул Ли к себе, глядя на нее глазами, полными обожания.
        - Крюгер был прав в одном, любимая. Мне было бы чертовски трудно делить тебя с миром.
        Его руки собственнически сжались вокруг нее.
        - А теперь я вспомнил, что часть твоего тела я обещал успокоить…
        Она с ожиданием взглянула на него, но вдруг побелела.
        - Работа! - выпалила она. - О Господи, Питер, я уже окончательно опоздала! У тебя привычка делать так, чтобы я опаздывала, сильно опаздывала на…
        - Да уж, - согласился он, подмигнув ей. - Но не волнуйся, я уже позвонил Элу Мерфи.
        Она была поражена.
        - Что ты ему сказал?
        Ответом была широкая улыбка.
        - Питер Уэбстер, вы этого не сделали!
        - Я не сказал ему ничего более криминального, чем Салли Блэр, когда попросил ее устроить так, чтобы ты провела последнюю экскурсию.
        С этими словами он убрал кота с кровати и закрыл дверь…


        Две недели спустя прекрасным воскресным днем к парку подъехал элегантный экипаж, запряженный одной лошадью. Ли и Питер вышли из кабриолета и спустились к бельведеру вместе с родственниками и друзьями. Оба они были одеты в старомодные наряды: он - в сюртук, рубашку с рюшами, темные брюки и цилиндр, она - в великолепное атласное свадебное платье викторианской эпохи с кружевами и жемчугом, такое красивое, что захватывало дух.
        Во время обряда в бельведере, украшенном цветами, они стояли рука об руку и повторяли обещания, те, что дал им их первый поцелуй той волшебной лунной ночью в Натчезе.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к