Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Реддин Джоан: " Летняя Примета " - читать онлайн

Сохранить .
Летняя примета Джоан Реддин


        Шрам, оставшийся на лице Амелии Рендалл после несчастного случая, заставлял ее сторониться людей, но не мог помешать Кейси Игану полюбить отзывчивую и добрую девушку.
        Сделав пластическую операцию, Амелия вернула свою красоту, и теперь Кейси предстоит доказать ей, что его чувство не обычная жалость, а настоящая искренняя любовь…

        Джоан Реддин
        Летняя примета

        Глава 1

        Отперев дверь, Амелия вышла на широкий портик, направилась к своему любимому уголку и забралась с ногами в старое кресло-качалку. Стояла уже середина мая, но по утрам воздух был прохладным, и ничто пока не напоминало о приближении знойного лета, когда солнце так нещадно палит нал плато Озарк. Отсюда Амелия видела ратное поле, граничащее с ее владениями и сохраненное в память о Гражданской войне. За воздвигнутым здесь мемориалом тщательно ухаживали. Сегодня над полем былых сражений висел туман, и казалось, будто дула старинных пушек, прорезавшие мглистую пелену, парят в воздухе. Но вместо вооруженных стражников Амелия увидела грациозного оленя. Появившись из зеленых зарослей, он пощипывал траву. Она затаила дыхание, боясь нарушить удивительный, почти физически ощутимый покой. Здесь ее дом, где она должна жить.
        Посмотрев на облако тумана, висевшее над полем, Амелия попыталась вообразить молодых и старых солдат, которые сражались и погибли здесь. Однако сегодня она лучше представляла себе тех, кто выжил в сражении. Изможденные, но счастливые, они вышли живыми из пекла битвы и вернулись домой к женщинам, терпеливо ждавшим их. «Интересно, как это было?» - подумала Амелия. Может, те незнакомые женщины так же, как и она сейчас, вглядывались в дымку тумана в надежде на то, что их мужчины живыми и невредимыми вернутся с войны?
        Словно в ответ на ее мысли из тумана вынырнул человек и побрел по полю, обходя едва различимые в белой пелене пушки. Амелия удивилась тому, как четко видна фигура незнакомца. Услышав его шаги, олениха, утопавшая в клубах тумана, приподняла голову, а потом вновь начала спокойно щипать траву. Казалось, и она услышала отголосок прошлого, но не испугалась, зная, что все в порядке.
        Амелия встала, не сводя глаз с приближавшейся фигуры. Ее сердце забилось в тревожном ожидании, дыхание участилось. Лучи раннего солнца блестели в густых волосах незнакомца и падали на его широкие плечи. Он словно плыл сквозь туман, но плыл очень быстро, ибо явно торопился домой. Амелия сбежала вниз, совсем позабыв о том, что вышла из укрытия. Собаки устремились вслед за ней, однако не залаяли, а выжидали, как и она.
        Хотя мужчина был еще довольно далеко и Амелия видела лишь его силуэт, она вдруг осознала, что он не молод. Амелия поняла, что, разглядев его лицо, скрытое сейчас в тени, сразу заметит на нем следы борьбы с собой. При взгляде на высокую статную фигуру этого человека у Амелии пересохло во рту и подкосились ноги.
        Подойдя ближе, мужчина легко перемахнул через металлический забор, отделяющий ее владения от мемориального поля.
        Он поднял голову, и Амелия наконец увидела его лицо. Мужчина был так хорош собой, что она затрепетала, и давно подавляемое желание охватило ее с неистовой силой. Глубоко посаженные сапфировые глаза мужчины сверкнули под густыми темными бровями, а полные чувственные губы раздвинулись в приветливой улыбке, обнажив ровный ряд белоснежных зубов.
        Будто сомневаясь в том, что женщина рада ему, он нерешительно направился к ней.
        - Прошу прощения, - заговорил мужчина вкрадчивым тоном, - но я не помню вашего имени.
        Амелия удивленно заморгала: его голос вернул ее в реальный мир. Глаз такого удивительного темно-синего цвета, опушенных густыми черными ресницами, она никогда не видела. У их наружных уголков кожу прорезали морщинки - явный знак того, что этот человек любит посмеяться. Впрочем, не только цвет его глаз изумил Амелию - то, что крылось в их сапфировой глубине, поражало еще более. Она заметила в этом взгляде осторожность, смущение и юмор, но, бросившись к дому, подумала, что в нем нет ни капли жалости.


        Черт возьми! Он вовсе не хотел пугать ее! Кейси даже смутился. Правда, Дайана сказала ему, что ее соседка по комнате несколько робка. Однако он не предполагал, что она боится людей. Кейси заметил ее, как только вышел из леса на ухоженное поле. Ему нравилось, что она пристально смотрит на него. Он видел также, что женщина спустилась с портика, будто хотела выбежать ему навстречу. Она изучала его так же внимательно, как и он ее.
        Направляясь по полю к дому, Кейси мучительно пытался припомнить ее имя. На ум приходило все, что Дайана поведала ему о своей подруге: та была медсестрой и дежурила ночами в больнице, поэтому днем ее одолевала сонливость. А еще она отличалась застенчивостью. Но, черт возьми, как же ее зовут?
        Под широкой старомодной ночной сорочкой Кейси угадал такую стройную фигурку, что ему тут же до боли захотелось увидеть обнаженными все ее плавные изгибы и выпуклости. Сердце Кейси забилось быстрее, и он уже почти поверил в то, что женщина протянула к нему руки, подзывая его к себе. Она была очаровательна. Ее густые вьющиеся каштановые волосы в беспорядке рассыпались по плечам. Казалось, она только что вылезла из теплой постели с единственной целью - выйти ему навстречу.
        У Кейси перехватило дыхание, когда его взор упал на ее чуть приоткрытые губы. Верхняя была чуть тонковата, зато нижняя радовала глаз приятной припухлостью. Да, такой рот просто молил о поцелуе. На классически прекрасном спокойном лице сияли большие миндалевидные глаза. Подойдя ближе, Кейси заметил, что эти золотисто-карие глаза то и дело прячутся под пушистыми черными ресницами. Оцепенев, он почувствовал себя полным дураком. Кейси никогда в жизни не видел таких глаз, напоминающих сверкающие топазы.
        Но сейчас в этих удивительных глазах застыл ужас. Она посмотрела на Кейси так, словно только сейчас заметила его, а потом, хватая ртом воздух, бросилась бежать, как испуганная лань.
        Поднявшись вслед за ней по ступенькам, Кейси подошел к двери. И вдруг одна мысль пронзила его. Шрам! Это из-за шрама на щеке она убежала от него. Вот что Дайана пыталась втолковать ему.



        Глава 2

        - Мисс… М-м… Мисс! - позвал Кейси. Черт возьми, ну почему он забыл ее имя? Было бы так кстати обратиться к ней по имени. - Эй! С вами все в порядке? Я не хотел напугать вас.
        Амелия замерла в холле, чувствуя себя крайне глупо. Что это она вообразила? С чего вздумала, будто этот мужчина - пришелец из прошлого? Вероятно, она слишком далека от реальности. Да уж, похоже, так оно и есть, иначе зачем бы ей стоять посреди двора в ночной сорочке, без косметики на лице и пялиться на незнакомца, которому позволила подойти совсем близко.
        Амелия повернулась к двери, когда он снова забарабанил в нее. Ясно: необходимо что-то предпринять, поскольку он не собирается уходить.
        - Кто вы? - спросила она. - Что здесь делаете? - Ее голос отвратительно дрожал.
        Кейси в отчаянии хлопнул ладонью по косяку двери. Да что с ним такое сегодня?
        - Простите! Меня зовут Кейси Иган. Компания, в которой я работаю, занимается ремонтом студии.
        Ах, так он из бригады! Амелия вздохнула с облегчением, но тут же вновь встревожилась. За последние пять дней ей не доводилось видеть этого человека.
        - Бригадир рабочих - Хэнк Бентон, - резко заметила она.
        - Верно, бригадир именно он, - донесся из-за двери спокойный голос. - Но сейчас я за него. Хэнк позвонил мне вчера вечером и сказал, что возникли кое-какие проблемы с верхним светом и одним из несущих лучей.
        Амелия кивнула. Хэнк и в самом деле говорил вчера что-то о каких-то планах, лучах и об идеальном верхнем свете для Дайаны.
        - Да, я знаю, - отозвалась она.
        - Ну вот. - Улыбнувшись, Кейси оперся загорелым локтем о косяк двери. - Может, откроете, и тогда мы все обсудим?
        Амелия смотрела на дверь так, словно опасалась, как бы он не прошел сквозь нее. Она уже привыкла к тому, что вокруг постоянно толкутся рабочие, но лишь недавно ей удалось заставить себя непринужденно разговаривать с мужчинами. А тот, кто стоял сейчас за дверью, ничуть не походил на ее недавнего знакомца, доброго и по-отечески ласкового. Нет, она не могла посмотреть на него! Не могла - и все!
        - От разговора со мной проку не будет, - заявила Амелия. - Не дождаться ли вам лучше Дайаны? - Похоже, ее голос прозвучал умоляюще.
        - С удовольствием, особенно если она не вернется в ближайшие полчаса, - усмехнулся Кейси.
        - Не понимаю вас.
        Глядя на закрытую дверь, Кейси вздохнул. Все складывается не так, как надо. Он зря терял время, и терпению его приходил конец.
        - Послушайте… Мне и в самом деле очень жаль… Господи, да как же вас зовут?
        - Амелия… - Судя по звуку ее голоса, она стояла совсем близко от двери. - Амелия Рендалл.
        Амелия? Амелия Рендалл? Ну конечно! Покачав головой, Кейси улыбнулся. Именно так Дайана называла ее. Это имя подходило ей и нравилось ему.
        - Ну хорошо, мисс Амелия Рендалл, выслушайте меня. Дело совсем несложное. Бригада рабочих будет здесь через несколько минут, а вы, дамы, договорились с ними о почасовой оплате. Если бы мы с вами обсудили кое-какие небольшие изменения, взглянув на планы, вы сэкономили бы деньги.
        По его тону Амелия поняла, что он начинает терять терпение.
        - Вы подождете, пока я оденусь?
        Кейси долго не отвечал, и Амелия решила, что он ушел.
        - Отлично, - наконец отозвался он. - Встретимся в студии. - На сей раз его голос прозвучал так резко, что Амелия решила поторопиться.
        «Что же такого в этой женщине и почему я веду себя как полный идиот? - размышлял Кейси, спускаясь по ступенькам и направляясь к месту стройки. - Я забыл ее имя, насмерть перепугал, а потом разговаривал с Амелией через дверь, видимо, запертую на все замки и щеколды. Больше того, когда она сказала, что пойдет переодеться, у меня разыгралась фантазия, как у семнадцатилетнего подростка». Клиентками Кейси не раз были одинокие молодые женщины, но ни одна и I них не действовала на него так, как Амелия. Было в этой робкой женщине что-то особенное - что-то, заставившее Кейси забыть о своем профессионализме. Хэнк прав: всему виной переутомление. Похоже, пора передать полевую съемку более молодым работникам.


        Кейси не знал, рассмеяться или восхищенно присвистнуть, когда Амелия вошла в студию через стеклянные раздвижные двери в сопровождении четырех собак. Он подавил смех, не присвистнул, однако улыбка мгновенно осветила его лицо. Судя по одежде, она не вела затворнический образ жизни. Розовые шорты открывали его взору ее великолепные ноги, большая, не по размеру рубашка скорее обнажала, чем скрывала грудь. Она явно не успела причесаться, и от одного вида ее растрепанных кудрей, напоминавших о том, что она недавно встала с постели, у Кейси пересохло во рту. Лучи раннего солнца играли в темно-рыжих прядях, словно приглашая его погладить их. А свои прекрасные глаза Амелия спрятала за такими большими и круглыми солнечными очками, каких он и не видывал. Кейси сразу разгадал ее хитрость.
        Амелия шла очень медленно, словно давая понять, что не стремится к встрече с ним. А вот Кейси обуревали совсем иные чувства. Он еще потолкует с Дайаной о том, почему она скрывала такую женщину, и поблагодарит Хэнка за то, что тот дал ему возможность нанести этот неожиданный визит. Кейси не станет торопить Амелию, выказывать нетерпение, однако пусть она видит, что он за ней наблюдает. Впрочем, поскольку ее щеки залил румянец, Амелия это заметила. Его взор, скользнув по длинным ногам, остановился на стройных бедрах. Девушка подошла ближе. Сквозь тонкую ткань рубашки он различил очертания маленьких грудей. Поразительно! Женщина с такой фигурой и со столь чувственной походкой ничуть не походила на ту, которую он представил себе по описанию Дайаны.
        Кейси ждал, когда она приблизится. Теперь их разделял лишь самодельный рабочий столик. Не обращая внимания на предупреждающее рычание датского дога, Кейси снял с Амелии очки.
        - Спокойно, - прошептал он, не понимая толком, кого успокаивает - Амелию или ее четвероного стража. - Ваши прекрасные глаза нравятся мне больше, чем мое отражение в зеркальных очках.
        Ее глаза расширились, и, побледнев от неожиданности, Амелия инстинктивно поднесла руку к лицу, но Кейси схватил ее за запястье.
        - Оставьте. - Он пожал плечами, не испытывая ни малейшего раскаяния. - Я ведь уже видел вас. - При воспоминании об этом Амелия снова вспыхнула. - Я все видел, и что с того? - Приподняв брови, Кейси улыбнулся. - Ничего страшного, видал я вещи и похуже.
        Охваченная гневом, Амелия вырвала у него руку, а Шедоу зарычала, готовая прийти ей на помощь.
        - Что вы себе позволяете? Да как вы смеете… Вы… негодяй!
        Кейси засмеялся, ничуть не напуганный ее гневом.
        Амелия выпрямилась во все свои пять футов семь дюймов и посмотрела на него так, словно перед ней было отвратительное насекомое.
        - Вы безнадежно невоспитанны, - бросила она. - Будьте уверены, я непременно сообщу о ваших выходках вашему начальству.
        Кейси, конечно, понимал, что у нее есть все основания сердиться. Да он и сам набросился бы с кулаками на любого, кто позволил бы себе такое с клиентом. Но, увы, Кейси не мог остановиться. Эта девушка затронула в нем какую-то струну, и ему казалось, будто они знакомы уже сто лет. Может, все дело в том, что он давно знает Дайану? Кейси мучительно хотелось познакомиться с Амелией поближе. Он покажет ей, на что способен.
        - Мне уже говорили, что непредсказуемость - одна из самых неприятных моих черт. Надеюсь, после того как мы лучше познакомимся…
        - У меня нет ни малейшего желания знакомиться с вами ближе, мистер Иган, и…
        - Вот тебе раз! - перебил ее Кейси. - А я так мечтал узнать вас поближе, - пошутил он, и в тот момент, как слова слетели с его уст, понял, что говорит.
        Амелия попыталась овладеть собой. Она не станет играть в дурацкие игры с этим кретином!
        - Может, перейдем к делу? - ледяным тоном предложила она. - Неужели что-то действительно важное заставило вас притащить меня сюда?
        Наклонившись, Кейси уперся ладонями в столик - условную преграду между ними.
        - Никуда я вас не тащил, мисс Рендалл. - Он с удовольствием наблюдал, как пылают гневом ее глаза. - Да я даже не притронулся к вам. - «Пока что», - добавил про себя Кейси.
        Словно угадав его мысли, Амелия быстро открыла рот, собираясь ответить ему дерзостью, но промолчала.
        - Однако вам придется изменить странное отношение к делу. - Картинно вздохнув, Кейси спрятал улыбку. Черт, похоже он совсем свихнулся. В любое мгновение может взвыть сирена, на него наденут смирительную рубашку, ему скрутят руки и уведут отсюда. Да что это с ним? «Хватит подшучивать над ней», - одернул себя Кейси. Но, открыв рот, неожиданно для себя выпалил: - Впрочем, если вам доставляет удовольствие на первых порах держаться высокомерно, я готов смириться с этим. - Кейси смотрел на разложенные перед ним планы, однако успел заметить движение ее пальцев. Да, продолжать в том же духе не стоит. Вообще-то Кейси даже удивило, что она не отвесила ему пощечину и не убежала из студии. Поморщившись при одной мысли об этом, он поспешно сменил тему: - Но, пожалуй, пора рассказать вам, в чем проблема.
        Амелия смотрела на макушку Кейси, пока он водил пальцем по планам, указывая то на одно, то на другое место, а иногда тыкая им в потолок. Ей хотелось ударить Кейси, чтобы стереть с его нахальной физиономии глуповатую улыбку. Он все бубнил и бубнил что-то монотонным голосом, а в Амелии еще сильнее вскипала ярость. Потеряв ощущение времени и погрузившись в свои мысли, она вдруг осознала, что Кейси замолчал. Подняв голову, Амелия увидела, что этот тип стоит, чуть расставив длинные ноги и скрестив на груди руки, а на его лице застыла эта чертова самонадеянная ухмылка. Ее щеки запылали от смущения. Этот кретин догадался, что она не слышала ни слова из того, что он тут наплел.
        - Отлично, мистер Иган, - решительно сказала Амелия, - делайте то, что считаете необходимым. Только проверьте, чтобы верхний свет был направлен именно туда, куда надо Дайане.
        Вскинув голову, она повернулась и пошла было прочь, но Кейси схватил ее за руку. Амелия замерла, и по ее коже побежали мурашки, словно от его пальцев исходили магические флюиды.
        - Немедленно уберите руку, сэр, - ледяным тоном потребовала она.
        - Сэр, вот как? - Рассмеявшись, Кейси помотал головой. - А вас еще считают робкой! - Несколько мгновений он с улыбкой смотрел на нее, а потом, словно внезапно осененный какой-то мыслью, решительно кивнул. - Кстати, мисс Рендалл… Амелия, если вы дадите мне хотя бы пару секунд, я постараюсь извиниться. - Он снова помотал своей темноволосой головой. - Если мне чего-то и хочется по-настоящему, так это пригласить вас пообедать со мной сегодня вечером.
        - Должно быть, вы шутите! - еле вымолвила изумленная Амелия.
        Кейси сделал вид, будто обдумывает ее слова, потом покачал головой.
        - Нет, не шучу.
        - Что ж, я тоже!
        - Простите, что вы тоже?
        Амелия посмотрела ему в глаза.
        - Сомневаюсь, что мне хочется обедать с вами.
        Кейси приподнял брови.
        - Но почему?
        - Почему? - переспросила она.
        - Это же очень простой вопрос, Амелия. Почему вы не хотите обедать со мной?
        Раздраженная его спокойной настойчивостью, Амелия рассвирепела и сунула ему под нос свой маленький кулачок.
        - Во-первых, - прошипела она, подняв указательный палец, - я вас не знаю. Во-вторых… - еще один палец выпрямился, - и знать вас не хочу. В третьих… - безымянный палец отделился от кулака и присоединился к двум выпрямленным, - то, что я узнала о вас, мне не нравится. В-четвертых… - перед его носом мелькнул ее мизинец, - я не обязана ничего объяснять вам. И, наконец, в-пятых… - ее большой палец резко дернулся в сторону.
        - В-пятых, - спокойно перебил ее Кейси, - вы боитесь.
        - Вы невыносимы. - Возмущенная Амелия развела руками.
        Она пошла прочь, и на этот раз Кейси не остановил ее. Дождавшись, пока она дойдет до двери в кухню, Кейси крикнул ей вслед:
        - Я настойчив, Амелия! Вы забыли упомянуть о настойчивости. - Он рассмеялся. В ответ Амелия с такой силой хлопнула дверью, что в рамах задрожали стекла. - Но вы еще узнаете это, - тихо добавил Кейси, заметив, что возле дома уже собираются рабочие. - Да, вам еще предстоит это узнать.


        Прошло время, но Амелия все еще кипела от ярости. Внезапно зазвонил телефон. Глубоко вздохнув, она схватила трубку.
        - Да!
        Несколько мгновений на другом конце провода недоуменно молчали.
        - Это Амелия? - прозвучал наконец удивленный голос.
        - Кто это?
        - Это я, Дайана. Твоя соседка по комнате в студенческом общежитии. Мы живем вместе после окончания колледжа.
        Амелия молчала.
        - В чем дело? - спросила Дайана.
        - У нас на заднем дворе появился дьявол, вот в чем дело! - отчеканила Амелия. - Я так зла, что вот-вот взорвусь от ярости. Советую тебе отойти подальше от телефона, потому что это может произойти в любую секунду.
        - Прежде чем взорвешься, Амелия, все-таки расскажи мне, в чем дело. - Спокойный голос Дайаны подлил масла в огонь.
        - Это ты во всем виновата! Будь ты здесь, ничего такого не произошло бы!
        - Я бы извинилась, если бы поняла, в чем ты меня обвиняешь, - резонно заметила Дайана.
        - Дело в придурке, которого подрядчик прислал сюда утром.
        - Ясно.
        - Так вот, он умудрился раскритиковать меня, оскорбить, посмеяться надо мной и… Господи, да я даже не помню всех тех нелепостей, которые он наговорил мне! Из-за него я вышла из себя! Я!!!
        В трубке раздался тихий смех Дайаны.
        - Послушай, не начнешь ли сначала, а? Мне хочется понять, что же все-таки произошло.
        - Странно, что ты смеешься, - обиженно проговорила Амелия.
        - Прости, но я до сих пор не знаю, что у тебя произошло! Кажется, ты не в истерике, а значит, все это не слишком серьезно. - Дайану привел в восторг гнев Амелии. Давненько она не слышала таких вот живых ноток в ее голосе.
        - Я сидела утром на крыльце, попивая кофе, как вдруг этот тип буквально вломился в наш дом и понес всякую чушь о каких-то необходимых переделках в студии. Я пошла посмотреть на планы, а он… он посмеялся надо мной! - в ярости закончила Амелия.
        - Что он сделал?
        - Ты что, не слушаешь меня, Дайана? Он по-сме-ял-ся надо мной!
        - Почему?
        - Откуда мне знать почему! Он вообще надо всем смеется. У него хватило наглости сорвать с меня солнечные очки да еще заявить при этом, что мне не надо носить их! Он сказал про мой шрам, что - я цитирую - «Ничего страшного, видал я вещи и похуже». Представляешь? Как только поговорю с тобой, позвоню в «Игансоу» и потребую, чтобы его уволили с работы!
        Дайана с усмешкой ждала, пока подруга немного успокоится.
        - А у этого назойливого нахала есть имя? - наконец спросила она.
        - «Назойливый нахал» - слишком слабо сказано! - вскричала Амелия. - Этого надутого, самонадеянного, невыносимого придурка зовут, по его словам, Кейси Иган! - Она замолчала, услыхав смех Дайаны.
        - Господи, да как же тебя угораздило так разозлиться на этого симпатягу Кейси Игана? - удивилась Дайана. - Кстати, Кейси не только богат и красив, но к тому же еще и по-настоящему хороший парень. - Она снова засмеялась. - Жаль, что меня там не было и я ничего не видела.
        Дайана не собиралась сообщать подруге, что они с Кейси так хорошо знают друг друга, что он даже не счел нужным обсуждать с ней какие-то изменения. Дайана считала большой удачей, что Кейси удалось выделить бригаду для работы в студии. И как это Амелия не догадалась, что Кейси - владелец всей компании? Нет, она ничего не скажет подруге - пусть та сама все выяснит. Зная Кейси Игана и то, как умело он обходится с женщинами, Дайана поняла, что Амелия еще толком не разобралась в нем. И хотя короткое общение с Кейси так рассердило подругу, Дайана не стала успокаивать ее, обрадованная неожиданной в ней вспышкой жизни.
        - Не представляю себе, чем Кейси так разозлил тебя, но непременно поблагодарю его за это.
        - Поблагодаришь? Да ты спятила! - Внезапно Амелия прикусила язык. Если Дайана так странно реагирует на ее слова, то лучше умереть, чем рассказать подруге о приглашении Кейси пообедать с ним.
        - Я в большом долгу перед Кейси. Этому святому человеку за одно утро удалось сделать то, к чему я стремилась много лет.
        - Надеюсь, ты объяснишь мне, в чем дело, - язвительно попросила Амелия.
        - Он вернул тебя к жизни, Амелия Рендалл, - тихо отозвалась Дайана.
        Не попрощавшись, Амелия бросила трубку.
        - Кажется, сегодня утром я попала в другое измерение, - пробормотала она. - Все пошло наперекосяк. - Опустившись на стул, Амелия подперла рукой подбородок. - Обои, что ли, переклеить… - Она осторожно ткнула носком туфли в бульдога, мирно спящего под столом. В ответ Софи лишь громче захрапела. - Как бы мне хотелось вот так же спать целыми днями.
        Ей понадобилось почти полчаса на то, чтобы вытащить обои, которые она выбирала вместе с Дайаной, и все необходимое для работы. Тут в животе у нее заурчало. Приготовив сандвич, Амелия позвала собак со двора. Выставив для них миски с едой, она заметила, что рабочие устроили перерыв для ленча. Она даже не взглянула, с ними ли Кейси, решив убедиться лишь в том, что они с Дайаной не зря платят рабочим деньги.
        - Нечего стесняться, пробормотала она, моя и вытирая свою тарелку и собачьи миски. - Сейчас или никогда.
        Возбужденная как никогда, Амелия делала все очень быстро, прерываясь только для того, чтобы посмотреть на собак. Ей и в голову не приходило искать глазами высокую фигуру Кейси Игана. Услышав веселый смех, Амелия выглянула в окно. Рабочие опять устроили перерыв и увлеченно бросали Шедоу и Скраффи мяч. Два предателя с удовольствием бегали за мячом и приносили его рабочим. Софи, разумеется, как обычно, спала в тени, а Бо развалился прямо перед дверью.
        - Спасибо хоть вам двоим, - тихо промолвила Амелия. - Вечером дам вам по лишней косточке.
        Становилось все жарче. Амелия заплела косу и завязала полы рубашки узлом под грудью. Она то и дело посматривала в сторону студии, но тут же убеждала себя в том, что наблюдает за собаками.
        Далеко за полдень Амелия покончила со стенами, поставила один стул на другой и забралась на это шаткое сооружение, чтобы приклеить бордюр. Внезапно в дверь постучали.
        - Черт возьми! - Ей вовсе не улыбалась мысль слезать со стульев, тем более что клей еще не высох и бордюр приходилось прижимать к стене. - Я не могу выйти! - крикнула она через плечо. - Заходите в дом - я в столовой.
        Дверь кухни отворилась, и через мгновение Амелия почувствовала, что кто-то стоит позади нее. Она похолодела. Нет! Этого не может быть! Амелия едва не застонала. Не отпуская бордюр, она осторожно оглянулась. Худшие опасения оправдались.
        Прислонившись плечом к косяку двери и скрестив на груди руки, Кейси смотрел на нее своими дьявольскими глазами.
        - Нанялись подработать? - осведомился он, еле сдерживая смех.
        Терпение Амелии лопнуло.
        - Что вы делаете в моем доме?
        Отпустив бордюр, она подбоченилась и в упор посмотрела на Кейси. Его улыбка стала еще шире, когда он увидел что-то у нее за спиной. Амелия молниеносно повернулась, но было уже поздно: аккуратно приклеенный бордюр медленно сползал со стены.
        - Черт возьми! - завопила Амелия. - Знаете, сколько я возилась с этими обоями? - Она едва не топала ногами от злости. - Да вы один из самых отвратительных типов, каких я только видела!
        Молча покачав головой, Кейси шагнул вперед и поймал на лету отклеившийся кусок бордюра.
        - Почему бы вам не спуститься вниз и не позволить мне подклеить бордюр? - предложил он. - Я же выше вас.
        - Мне не нужна ваша помощь!
        Кейси окинул взглядом ее длинные стройные ноги. На ней были те же розовые шорты и та же рубашка, но теперь завязанные спереди полы открывали его взору плоский живот, на котором сверкали капельки пота. Во рту у Кейси пересохло. «Черт возьми, Иган! Угомонись! - велел он себе. - Ты и так уже обезумел. Что ты собираешься делать? Повалить ее на пол и…» Он с трудом заставил себя отделаться от этой соблазнительной картины. Судя по тому, как прищурились глаза Амелии, она угадала направление его мыслей.
        Ей хотелось скрестить на груди руки. У этого типа такой вид, будто он только и мечтает о том, как бы… О Господи, хватит об этом!
        - Что я могу для вас сделать, мистер Иган? - спросила она, гордясь тем, что в ее голосе звучит праведный гнев. Хотя нет, пожалуй, он слишком туп, чтобы понять ее тонкий намек.
        Улыбка Кейси стала еще шире.
        - Я просто хотел узнать, не изменили ли вы свое решение насчет обеда. - Иган оглядел Амелию с головы до ног, отметив сжатые кулаки и яростный огонь, сменивший недавнее выражение робости в ее глазах. - И еще я хотел бы спросить… В общем, известно, что у рыжеволосых бурный темперамент… Вы так резки со всеми мужчинами или только со мной?
        Амелия вспыхнула, и слова застряли у нее в горле.
        - Ой! Ох! - запинаясь, пробормотала она и, наконец обретя дар речи, закричала: - Прошу вас немедленно уйти! Убирайтесь отсюда и держитесь от меня подальше! - Забыв от волнения, что стоит не на полу, Амелия шагнула вперед.
        К счастью, Кейси успел поймать ее. Оправившись от удивления, он прижал Амелию к себе.
        - Успокойся, детка, - прошептал Кейси, испытывая огромное удовольствие оттого, что держит ее на руках.
        - Отпустите меня! Немедленно, черт возьми! - завопила Амелия.
        Кейси глухо рассмеялся и осторожно поставил ее на пол.
        - Мне нужно умолять вас?
        Что-то в голосе Амелии насторожило Кейси. Слезы? Он приподнял ее подбородок.
        - Эй, детка, что случилось? Я не хотел огорчать тебя. Его ласковый тон смутил ее еще больше.
        - Но вы это сделали! Вы с самого утра только и делаете, что огорчаете меня! - Амелия вырвалась из его рук. - Вы или тупица, или вам доставляет удовольствие мучить людей! Повторяю последний раз: я не пойду с вами обедать! Ни сегодня, ни когда-либо еще! Я вообще ни с кем никуда не хожу, мне это не нужно! И для вас не сделаю исключения, вот так-то! - Она смахнула слезы и внезапно почувствовала себя измученной. - Пожалуйста! Прошу вас уйти…
        Кейси указал на оторвавшийся бордюр.
        - Прислать сюда пару ребят, чтобы помогли вам? У нас смена уже кончилась.
        - Нет! Нет! Нет! Мне не нужна помощь! Прошу вас об одном - уйдите!
        Кейси развел руками.
        - Хорошо, детка, ты выиграла. - Он направился в сторону кухни, но тут ее низкий, чуть слышный голос остановил его:
        - Вы можете называть деткой любую другую женщину, мистер Иган, а я предпочитаю, чтобы ко мне вы обращались как к мисс Рендалл.
        Она увидела, как дрогнули его плечи. Амелия не сомневалась: даже теперь, после того, что она сказала ему, Кейси смеялся. Господи, как же он ее раздражал! И вдруг ей пришла в голову совсем уж непростительная мысль: Дайана права: этот мужчина на редкость привлекателен.
        Кейси улыбался, забираясь в старенький грузовичок, возивший рабочих. Ему еще все легко сошло с рук! Ведь он был довольно жесток с ней. И никак не мог понять, почему ему так нравилось, когда Амелия спорила с ним. Кейси повернул ключ зажигания и завел мотор. Закрыв глаза, он вспомнил, как она стояла спиной к нему в этих своих забавных шортах, обтягивающих ягодицы. Какая у нее мягкая и теплая кожа… Она совсем миниатюрная, но такая очаровательная! Черт, если бы она не стеснялась этого идиотского шрама!
        «Ну и темперамент у нее, - думал Кейси, направляя грузовичок к городу. - Впрочем, судя по сегодняшнему поведению Амелии, легко догадаться, что она давным-давно не выходила из себя». В этом Иган был совершенно уверен. Он спросил себя, знает ли Дайана, какой нрав у этой тихони, мисс Рендалл. Очевидно, нет, иначе не стала бы так много говорить о робости подруги. «Что за день! - мелькнуло в голове у Кейси. Он включил радио. - Что за чудесный день!»


        - Кейси!
        Он раздраженно бросил карандаш на разложенные перед ним планы. Так быстро ему их не исправить.
        - Кэрол, я, кажется, сказал тебе, что не буду отвечать на звонки! - проворчал он, зная, что Кэрол не обратит внимания на его дурное настроение и, как всегда, настоит на своем.
        - Да, сэр, полагаю, именно это вы мне и сказали, - прозвучал в переговорном устройстве ее ленивый голос. - Но позвонившая леди велела передать вам, что то, чем вы занимаетесь сейчас, сущий пустяк в сравнении с тем, что вы делали прошлым утром.
        Кейси в замешательстве уставился на приемник. Вдруг его лицо осветилось озорной улыбкой, и он, откинувшись на спинку стула, положил ноги на стол.
        - Да неужели? - Кейси и не предполагал, что произвел на нее такое впечатление. Конечно, она помешала ему работать, но он заставит ее быть немного…
        - Кейси!
        Он сбросил ноги со стола.
        - Что?
        - Она сказала, что расстояние слишком большое.
        - Что?
        - Вы спали, что ли? - донесся до него голос Кэрол. - Она сказала, что звонит издалека. Понимаете, леди где-то далеко. Соединить вас с ней?
        Кейси провел пятерней по спутавшимся волосам.
        - Да, соедини. - Его голос звучал разочарованно. Через мгновение стало слышно, как Кэрол нажала на кнопку. - Алло!
        - Что там происходит? - раздался в трубке хрипловатый, немного заплетающийся голос.
        - Прошу прощения? - переспросил Кейси, выпрямляясь.
        - Не валяй дурака. Ты отлично понимаешь, о чем я. Кейси ухмыльнулся.
        - Дайана! Что происходит? Извини, куколка, но я не понимаю, что ты имеешь в виду?
        - Нечего заговаривать мне зубы, Кейси Иган, - зазвенел голос Дайаны. - Какие у тебя планы на Амелию Рендалл?


        Солнце уже садилось, когда Амелия, покончив наконец с делами, удовлетворенно осмотрела новые обои и идеально ровный бордюр, украсившие стены столовой. Целых два дня она наклеивала их, но не зря потратила время.
        - Да, теперь вы стали как новые. - Девушка скользнула взглядом по стенам. - А когда-нибудь и весь дом обретет иной вид, вот увидите. - Она наклонилась, чтобы почесать за ухом Мисфит, которая, выгнув спину, потерлась о ноги хозяйки. - Ну, что скажешь? Красиво, правда? - В ответ она услыхала лишь тихое мяуканье. - Что ж, Мисси, я приберусь тут, а потом приготовлю себе огромную миску салата. Кстати, я заслужила и бокальчик холодного вина. Мы можем сесть прямо на пол и хорошенько поужинать. Как тебе мое предложение? - Кошка побежала наверх по ступенькам, высоко задрав хвост.
        Вскоре Амелия пришла в кухню. Ее волосы были все еще влажными после душа. Она собрала их в высокий конский хвост, перевязав его у основания голубой лентой, в цвет длинной, до колен, просторной футболке. Косметикой она не воспользовалась - на это ушло бы слишком много времени, к тому же было довольно жарко. Включив негромко музыку, Амелия вынула из холодильника салат, помидоры, зеленый перец, огурцы и ветчину. Вдруг у парадной двери залаяли ее собаки.
        - Это еще что?
        Подойдя к двери, Амелия замерла. Она не видела лица высокого человека в мятых штанах и светло-зеленой рубашке, но даже сзади узнала его. Да, это был тот самый тип, который издевался над ней весь вчерашний день и преследовал во сне всю ночь.
        - Господи, нет! - простонала Амелия. Обернувшись, Кейси улыбнулся. В одной руке он держал большую упаковку с цыпленком, а в другой - букет цветов.
        - Неужто вы решили, что я так просто от вас отстану? - спросил он. - Нет, лапуля, я так легко не сдаюсь… К тому же нам обоим надо поесть, и вот я пришел к выводу, что неплохо бы сделать это вместе.
        Амелия задохнулась от возмущения.
        - Я просила вас не называть меня «деткой», мистер Иган.
        - А я и не называл вас «деткой», лапуля, и мое имя Кейси, а не мистер Иган. Так зовут моего отца.
        - Этого не может быть! Я не верю вам! - Амелию поразили слова, нежданно слетевшие с ее уст.
        - Цыпленок остывает, а цветам нужна вода, - продолжал Кейси с таким видом, будто не слышал ее. - Позвольте мне войти и обсудить с вами мое предложение?
        Амелия смерила его презрительным взглядом.
        - Мне следует захлопнуть дверь у вас перед носом!
        Улыбнувшись, Кейси слегка наклонил голову.
        - Вам следует это сделать?
        - Да!
        - Тогда вы не получите цыпленка, а бедные цветы увянут без воды. К тому же, - Кейси огляделся, - если вы захлопнете дверь, эти собаки свалят меня с ног и сожрут еду.
        Опустив взор, Амелия увидела, что его и впрямь окружили четыре собаки. Она с трудом сдержала улыбку.
        - Амелия! Они теряют терпение.
        Усмехнувшись, Амелия кивнула ему.
        - Но знайте: я делаю это против воли. - Она быстро отступила, пропуская его в дом. - Вообще-то мои собаки неопасны, но при виде цыпленка… Кто их знает…



        Глава 3

        - Надеюсь, вы любите цветы, - начал Кейси, вручая Амелии большой букет.
        - Да. - Она хотела сказать что-то еще, но услышала душераздирающий вой.
        - А это что? - оторопело спросил Кейси, обернувшись к двери.
        Амелия рассмеялась.
        - Это Шедоу. - Она распахнула дверь. - Всегда защищает меня.
        - Понятно. - Кейси пожал плечами и через силу улыбнулся, увидев, что дог направляется прямо к нему. - Скажите ей, что я обещаю хорошо вести себя.
        - Она не поверит вам на слово. - Амелия не хотела, чтобы незваный гость догадался о том, как она благодарна собаке, попросившейся в дом. Она чувствовала себя в безопасности, когда Шедоу была рядом. К тому же ей доставляло удовольствие видеть Кейси в замешательстве. Пусть почувствует себя так же, как и она вчера. Амелия направилась на кухню. - Я как раз собиралась приготовить себе салат.
        Положив упаковку с цыпленком на стол, Кейси по-хозяйски открыл холодильник.
        - Ого, у тебя и вино есть! Я хотел купить бутылочку, отправляясь к тебе, да не знал, какое ты предпочитаешь. - Он вынул бутылку и посмотрел на Амелию. Она же только сейчас сообразила, что в кухне слишком яркий свет. - Признаться, я и сам никогда не помню, какое вино мне нужно.
        Амелия отступила и распустила волосы.
        - Что… что нужно? - рассеянно спросила она, моля Бога о том, чтобы Кейси ничего не заметил.
        - Да ты прекрасно понимаешь, о чем я. - Он обратил внимание на то, что Амелия внезапно смутилась, но догадался, в чем дело, лишь когда она распустила волосы. Войдя в дом и увидев ее улыбку, Кейси было подумал, что Амелия немного смягчилась, но теперь усомнился в этом. Надо срочно что-то сказать ей. Иначе она выгонит его из дома или прикажет огромному чудовищу с острыми клыками загрызть непрошеного гостя. - Белое вино - к мясу, красное - к цыпленку.
        - Наоборот.
        - Так ты поняла, о чем я? - Рассмеявшись, Кейси огляделся. - Стаканчики?
        Обернувшись, он увидел, что Амелия одернула футболку. И ему тут же захотелось узнать, есть ли что-нибудь под ней. Он напрягся. «Господи, Иган, остановись! Прекрати! Да что же такого я нашел в этой особе? Отчего из-за нее я забыл все, что мне известно о женщинах? Разговор с Дайаной многое прояснил, но далеко не все. По словам Дайаны, последние десять лет Амелия жила затворницей. Впрочем, Кейси и сам заметил, что она напугана до смерти. Он понимал, что либо поможет ей вернуться к жизни, либо навсегда утратит ее доверие.
        Со вздохом поставив вино на стол, Кейси подошел к Амелии. Склонив голову, она пыталась разрезать кочан салата. Взяв ее за руки, он тут же почувствовал, что она в ужасном напряжении.
        - Амелия! - сказал Иган, но та не подняла глаз. Шедоу, лежавшая под столом, внимательно уставилась на него. - Посмотри на меня. - Кейси слегка помассировал ее запястья.
        - Зачем ты это делаешь? - чуть слышно спросила она.
        - Зачем? - переспросил Кейси, глядя на ее макушку. Хоть бы она посмотрела на него! - Я пришел сюда, чтобы пообедать с леди, которой, по-моему, должно быть приятно мое общество.
        Амелия исподлобья взглянула на него, и Кейси потрясло затравленное выражение ее прекрасных глаз.
        - Жалость… Мне не нужна твоя жалость… - Она попыталась стряхнуть его руки. - Неужто ты и впрямь считаешь, что я в таком отчаянии, и…
        Иган слегка встряхнул ее - просто для того, чтобы она замолчала.
        - Послушай, давай-ка начнем все сначала, - предложил он.
        - Сначала? - Похоже, Амелия испугалась. - Ты хочешь еще раз оскорбить меня?
        Кейси на мгновение закрыл глаза.
        - Разве вчера я вел себя неподобающим образом? Амелии хотелось отвернуться. Ей было наплевать, что он чувствует. Кейси раздражал ее, мешал ей. Он нарушил ее покой, из-за него она лишилась сна, а теперь ни с того ни с сего у нее вдруг появилось чувство вины!
        - Ну… - ворчливо начала она, - я действительно вчера была не в лучшем расположении духа, а потому…
        Кейси ухмыльнулся, сомнение, появившееся было в его глазах, исчезло.
        - Значит, мы можем?
        - Что - можем? - нахмурившись, спросила Амелия.
        - Начать сначала и стать друзьями, вот что. - Он слегка потрепал ее за подбородок. - Если ты ничего не запоминаешь, детка, то записывай.
        Не сдержавшись, Амелия рассмеялась. Его настроение менялось так же часто, как погода в Арканзасе.
        - Вероятно, так мне и следует поступить, - кивнула она.
        - Что ж, для начала неплохо. - Кейси открыл кухонный шкаф.
        - Ты что-то ищешь? - спросила Амелия.
        - Бокалы.
        - Они возле раковины. Слева.
        - Сейчас я кое-что скажу, но больше сегодня серьезных разговоров не будет. - Наполнив бокалы, Кейси протянул один Амелии. - Если мы решим стать друзьями, то будем честны друг с другом, верно?
        Сделав глоток вина, Амелия внимательно посмотрела на него.
        Кейси покачал головой.
        - Нет, никаких взглядов и намеков. Тут возможно лишь два ответа: да или нет. Если мы решим стать друзьями - такими, например, как ты с Дайаной, - то наши отношения должны быть честными.
        Амелия вздохнула.
        - Значит, ты будешь, как Дайана. Так я и думала. Ты такой же упорный, как и она. - Открыв упаковку с цыпленком, Амелия разложила кусочки птицы по тарелкам. - Хорошо, ты не оставишь меня в покое, пока я не соглашусь. Что ж, я согласна.
        Кивнув, Кейси присел на край стола рядом с ней.
        - Мы зациклимся на твоем шраме или раз и навсегда перестанем обращать на него внимание, зная при этом, что он есть? - Амелия тут же отвернулась. - Нет, не делай этого, детка. - Взяв девушку за плечи, он повернул ее к себе лицом. - Посмотри на меня, Амелия. - Кейси поднял руку и провел пальцами по шраму, начинавшемуся у виска, пересекавшему лицо и через дрожащие губы уходившему вниз, под футболку. - Неужто это может стать препятствием на пути к нашей дружбе? - Иган заглянул в ее прекрасные глаза. - Вот что. Я понимаю, это волнует тебя, но меня - ничуть. Этот шрам - часть тебя. Надеюсь, когда-нибудь ты так привыкнешь к нему, что сможешь спокойно говорить о нем. Я не хочу вынуждать тебя к этому разговору, но прошу: когда я открываю рот и смотрю на тебя, не думай, что я вижу лишь его. - Ее глаза наполнились слезами. - В тебе есть многое, на что можно посмотреть… Ох, прости, если огорчил тебя, - поспешно добавил Кейси, заметив, что крупные слезы потекли по ее щекам. - Вечно я плохо выражаю свои мысли.
        Амелия зажала ему рот холодными пальцами.
        - Нет, ты все сказал правильно. Мне очень хочется подружиться с тобой, честное слово. - Неожиданно она наклонилась к нему и запечатлела на его щеке целомудренный поцелуй. - Я пытаюсь сдержаться, но…
        Кейси покачал головой. Ему нелегко было бы объяснить, как ее поцелуй взволновал его. Да, он предлагал ей дружбу для начала, но сам не знал, долго ли сможет «дружить» с такой красавицей, как она. Впрочем, сейчас важнее всего было успокоить ее.
        - Никаких «но», - решительно заявил Кейси. - Не будем торопиться.


        Амелия уселась в кресло-качалку, а Кейси, устроившись на полу, прислонился спиной к перилам просторного крыльца. С одной стороны, Амелия была довольна тем, что он не сел рядом с ней, а с другой - испытала некоторое разочарование, поскольку ей очень хотелось этого. Обед прошел замечательно. Они болтали о какой-то ерунде, как настоящие друзья, встретившиеся за обедом. Амелия уже и не помнила, с кем еще, кроме Дайаны, чувствовала себя так легко. Даже с отцом, изредка навещавшим ее, она робела, а уж мать… Тряхнув головой, Амелия отогнала мысли о родителях и посмотрела на Кейси. В это мгновение Мисфит вспрыгнула ему на колени. Молодой человек поморщился.
        - Господи! Да эта кошка целую тонну весит! - застонал он. Мисфит кругами ходила у него по коленям, перед тем как улечься. Кейси задумчиво почесал у нее за ухом. Кошка тут же довольно замурлыкала. - Боже мой, у нее только одно ухо! - воскликнул он, только сейчас заметив это.
        - Верно.
        - Поня-ятно… - протянул Кейси, не поднимая глаз. - Как ее зовут?
        - Мисфит.
        - Мисфит. - К удовольствию кошки, он вновь начал почесывать у нее за ушком. - Мисфит, одноухая кошка, дог с некупированными ушами, Бо с рваными ушами, а значит, тоже ущербная. Но есть еще Скраффи и Софи. Чем же они отличаются?
        Амелия оттолкнулась ногой и качнулась.
        - Я нашла Скраффи во время грозы. Кто-то бросил его на улице за больницей. Он был еще совсем маленьким, и мне пришлось кормить его из бутылочки. Шедоу и Бо из того же приюта для животных, что и Софи. - Амелия улыбнулась. - Софи была моим первым домашним животным. Когда мы сюда приехали, Дайана сказала, что мне нужно за кем-то ухаживать, и тогда мы поехали в приют. - В это время Софи неуклюже вскарабкалась по ступенькам и подошла к хозяйке. - Это была любовь с первого взгляда. Она проявила такую готовность к любви без всяких условий, что я попросту не могла оставить ее там. Бывшие владельцы бросили ее, потому что Софи не подходила для разведения щенков. Кажется, они хотели только идеальную собаку. Софи провела в приюте столько времени, что ее уже собирались усыпить. Мы с ней как бы спасли друг друга. Она для меня совершенно особое существо. Это из-за нее я взяла Шедоу и Бо. Хозяин приюта позвонил мне, когда они решили покончить с ними.
        - И ты не могла допустить этого? - Кейси сомневался, понимает ли она, как полно эти истории раскрывают ее характер.
        Амелия рассмеялась.
        - Ох, только не считай меня доброй феей. Нам просто хорошо вместе, вот и все.
        - А как же Дайана? - «И есть ли в вашем тесном кругу место еще для одного члена?» - подумал Кейси.
        - Я сама много раз спрашивала себя об этом, - тихо ответила Амелия. - Дайана - моя лучшая подруга с незапамятных времен. Иногда мне кажется, что она сама назначила себя нашим с ней хранителем.
        - Бывают занятия и похуже, - заметил Кейси. - Но, по-моему, тебе не нужен хранитель. - Он протянул ей руку. - Проводишь меня до грузовика?
        Амелия оперлась на ладонь Кейси и позволила ему помочь ей встать. Бок о бок они направились к машине.
        - Я вовсе не намекала на то, чтобы ты ушел, - сказала она. - Это было бы невежливо с моей стороны.
        Кейси усмехнулся.
        - Я же знаю, что позади у тебя долгий день, к тому же ты ночами работаешь. - Он открыл дверцу старенького грузовичка. - Ты будешь скучать, если я не приду завтра? - тихо спросил он.
        «Ах, как это было бы просто, - подумала Амелия. - Просто поверить в то, что Кейси ухаживает за мной… Что ему хочется, чтобы я поцеловала его… Хочется обнять меня и прижать к себе… Да, о таких вещах так приятно мечтать, представляя себе, что именно я - женщина его грез, но, увы…» Вот уже много лет, как Амелия запретила себе мечтать о несбыточном. Поэтому, тряхнув головой, она со смехом ответила:
        - Так же, как я стала бы скучать по холодному лету.


        Кейси вернулся утром. И на следующее за ним утро. Он приходил к ней четыре дня подряд. И каждый раз Амелия проводила с ним время до тех пор, пока не приезжали рабочие. Дважды Кейси оставался на ленч. Она старалась не думать о нем и даже однажды попыталась остаться в доме, но он уговорил ее выйти к нему и посмотреть, как продвигается строительство. Амелия уступила. Ей нравилось быть с ним, нравилось даже то, что он поддразнивал ее, но она скорее откусила бы себе язык, чем призналась в этом. Амелия была в восторге от Кейси, он возбуждал ее, однако она не понимала его.
        - Почему это не волнует тебя? - вдруг спросила Амелия, стоя к нему спиной и делая вид, что наблюдает за ходом работ.
        - Почему это не беспокоит меня? - переспросил Кейси, перебирая какие-то бумаги.
        Амелия слегка повернула к нему голову.
        - Я говорю про это. - Она указала рукой на уродующий ее лицо шрам.
        Кейси сразу понял, о чем говорит Амелия, но почему-то ему хотелось, чтобы она произнесла это вслух. Вот уже несколько дней он наблюдал за ней, и ему стало ясно, что все ее мысли сосредоточены только на шраме. Это были самые странные дни в его жизни. «Так каково же было Дайане, прожившей с подругой целых десять лет?» - не раз спрашивал себя Кейси. Он не представлял себе, как она это выдержала, не взвыв от ужаса. Не отводя глаз от плана, лежавшего перед ним, Кейси снова переспросил:
        - Про что - про это?
        Амелия повернулась к Кейси лицом, но он занимался планами, разложенными на строительных козлах. Она решила, что волнует его не больше, чем назойливая муха. Вообще-то Амелия предпочитала, чтобы на нее как можно меньше обращали внимания, но в случае с Кейси все было иначе. Она хотела, чтобы он смотрел на нее. Больше того, Амелию даже пугало ее отношение к этому человеку.
        - Почему ты не замечаешь моего шрама? Ты что, не видишь его?
        Кейси наконец-то оторвался от бумаг и посмотрел на Амелию. Вдруг, глядя на ее вспыхнувшее лицо, он вспомнил кое-что. Завеса времени приподнялась, и Кейси словно воочию увидел свою младшую сестренку Тэйлор. Насмешки только возбуждали ее. Голос Тэйлор звучал тогда так же смущенно, как и у Амелии. И в те времена, как и сейчас, Кейси понял, что должен проявить осторожность. Что ж, хотя бы одному Тэйлор научила их всех, правда, они многого не поняли, пока она возвращалась к действительности.
        Отбросив карандаш и прислонившись к стене, Кейси в упор посмотрел на Амелию.
        - Да, я вижу его, я же не слепой, - ответил он. - Но тебя волнует вовсе не шрам, а то, что я замечаю в тебе не его, а совсем другое. Я вижу твою чистую, светящуюся кожу. - Кейси усмехнулся, заметив, что ее румянец стал еще гуще. - Она напоминает мне персики со сливками. Я вижу блеск ума и юмора в твоих прекрасных глазах. Я вижу твои блестящие волосы, твое потрясающее тело. Думаю, именно это смущает тебя, не так ли? - Кейси заставлял Амелию смотреть прямо на себя, хотя она едва не плакала. - Я не могу отождествить твой шрам с тобой, как это делаешь ты. - Он шагнул к Амелии так быстро, что она невольно попятилась. - Ты смотришь в зеркало и видишь шрам! А я смотрю на тебя и вижу Амелию. - Кейси дал Амелии время немного успокоиться и позволил опустить глаза, но потом взял ее за подбородок и, улыбнувшись, вновь заставил взглянуть на себя. - Это… - Его палец скользнул вниз по шраму и остановился у ворота футболки, - …беспокоит меня лишь потому, что ты постоянно думаешь о нем.
        Как же хотелось Амелии довериться ему! Но годы научили ее многому. Кейси мог позволить себе быть идеалистом, а она - нет. Это разбивало ее сердце, но Амелия не сомневалась в своей правоте.
        Внимательно наблюдая за Амелией, Кейси видел, что в ее глазах вспыхнул и тут же погас луч надежды. Вздохнув, он выпустил ее. Надо смириться с тем, что ему не сразу удастся изменить ее. Надо научиться терпению. И лишь вера в то, что их обоих ждет нечто необыкновенное, если он будет упорно идти выбранным курсом, даст ему силы не свернуть с пути.


        Обед затянулся дольше, чем планировал Кейси. Лишь около десяти часов он наконец сел в «БМВ» стального цвета и отъехал от отеля «Хикори». Миновав основную часть засыпавшего города, Кейси в машине набрал номер Амелии. Она ответила на второй звонок.
        - Амелия, я не разбудил тебя?
        - Нет, мы сидели в кухне.
        Кейси стало не по себе, и это разозлило его.
        - Мы? - переспросил он.
        - Ну да, я всегда говорю «мы», - усмехнулась Амелия.
        - А-а, ты о своем стаде.
        Она рассмеялась: ей явно понравилось, что Кейси так назвал ее любимцев.
        - Продолжим?
        Кейси услышал, как Амелия тихо ойкнула.
        - Я не поняла тебя.
        - Ты одета, детка?
        - Кейси… К чему все эти вопросы?
        - Сейчас объясню. Я в пяти минутах езды от твоего дома, стоит чудесная ночь, и мы могли бы съездить к озеру Бивер.
        - Да, но я…
        - До того как ты начнешь извиняться и отказываться, я признаюсь тебе, что ты окажешь мне большую услугу. Только что закончился один из самых занудных обедов в жизни. Я действительно хочу увидеть тебя. - Помолчав, Кейси повернул на тропинку, усыпанную гравием. - Время кончилось, дорогая. Вешай трубку и выходи. - Кейси выключил телефон и мотор и, выпрыгнув из автомобиля, побежал вверх по ступенькам - до того ему вдруг захотелось увидеть Амелию.
        Она повесила трубку. Кейси не дал ей времени отказаться. Внезапно Амелия решила, что мысль надеть широкую цветастую юбку и белую блузку вместо обычных шорт и футболки, осенившая ее после душа, не так уж нелепа. Возможно, в глубине души она надеялась, что Кейси заедет к ней. Амелия подошла к двери и распахнула ее в тот самый миг, когда Кейси поднялся по лестнице. И поняла, что пропала.
        Грубый рабочий исчез. Перед ней был потрясающий мужчина, знакомство с которым сулило множество бессонных ночей. Почему она никогда не замечала ямочки на его левой щеке? Неужели это голубая рубашка придавала глазам Кейси столь необычный оттенок? Из-за нее ли его кожа казалась такой загорелой? Или из-за покроя дорогого синего костюма плечи вдруг стали такими широкими, а бедра - узкими? В нем появилось нечто такое, что Амелия едва не заплакала. Ей вспомнились слова Дайаны: «Великолепный самец… богатый и одинокий…» Господи, что же еще та говорила о нем?
        - Вот и я. Ты готова? - Кейси шагнул вперед, и она почувствовала запах дорогого одеколона, напоминающий таинственный, но бодрящий аромат, появляющийся в лесу после прохладного дождя. Амелия судорожно вздохнула. - Ого! Ты отлично выглядишь!
        Она посмотрела в его горящие глаза.
        - Я… Спасибо, - пролепетала Амелия.
        Кейси заметил, что она сначала расправила складки на юбке и блузке, а потом распущенные кудрявые волосы. Ему безумно захотелось привлечь ее к себе и накрыть ее рот своими губами. Он машинально ослабил галстук.
        - Я рад, что ты не воспротивилась моему предложению. - Кейси расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. - Как тебе удалось так быстро переодеться?
        Амелия убрала руки за спину, чтобы скрыть дрожь. Ну с чего это ее вдруг неодолимо потянуло погладить черную поросль, видневшуюся в вороте его сорочки?
        - Я не переодевалась, - пробормотала она. - А что, надо было?
        Кейси покачал головой.
        - Я пошутил, детка, у тебя чудесный вид. Поедем скорее, а то пропустим лунный свет.


        «Как хорошо, что я согласилась поехать, - думала Амелия, наслаждаясь ветром, трепавшим ее волосы. - Кейси прав: такая ночь идеальна для прогулок». Она посмотрела на спутника и улыбнулась. Он снял пиджак и бросил его на заднее сиденье еще до того, как они выехали с ее двора. Рукава голубой рубашки Кейси закатал до локтей, и у него теперь был невероятно притягательный вид. «Господи, - взмолилась Амелия, - только не дай мне опростоволоситься! Нельзя забывать о том, что мы решили стать друзьями - всего лишь друзьями».
        Кейси старался смотреть на дорогу и держать руки на руле, но это с каждой секундой становилось все труднее. Амелия наслаждалась поездкой, на что он и рассчитывал. Ее волосы развевались на ветру, и от них пахло персиковым шампунем. Уютно устроившись на сиденье, Амелия откинула голову на подголовник и смотрела на звезды. Не выдержав, Кейси взял ее за руку. Она не отдернула руку и даже слегка пожала его пальцы, и это обрадовало его. Подъезжая к мосту через озеро Бивер, он слегка притормозил, а потом свернул на старую грязную дорогу, едва различимую в темноте.
        Над дорогой, закрывая небо и звезды, сплелись ветви деревьев.
        - Куда ты везешь меня? - спросила Амелия, удивляясь тому, что ничуть не тревожится.
        - Вниз по черной дороге, прекрасная фея, - таинственным шепотом ответил Кейси. - Надеюсь, ты дрожишь от страха?
        - А надо? - Амелия изучала его улыбку в слабом свете, исходившем от щитка.
        - Нет, пока еще нет. Впрочем, мы почти приехали. - В это мгновение он преодолел резкий подъем, и Амелия восторженно вскрикнула, увидев спокойную поверхность огромного озера.
        - Ох, Кейси! Какое великолепие! Откуда ты узнал о нем? Он вышел из машины.
        - Когда я только начал заниматься строительством, мы возводили дома неподалеку отсюда. И много взрывали.
        - Как я рада, что ты позвал меня с собой! - Глаза Амелии заблестели, когда она увидела лодку, скользящую по серебристой глади озера.
        Радостно рассмеявшись, Кейси, не сдержавшись, обнял Амелию сзади за талию и привлек к себе.
        - Осторожно, девочка. Ты так близко подошла к краю обрыва, что того и гляди свалишься вниз.
        Амелия положила голову ему на плечо.
        - Ты так ведешь себя со всеми женщинами?
        - Со всеми? Нет, только с одной, и эта женщина - ты.
        - Даже не представляла себе, что озеро так прекрасно ночью. - Амелия глубоко вздохнула. - И что работа на нем кипит даже в это время суток. - Она увидела еще две лодки, на которых мигали огни.
        - Да сейчас же самое лучшее время для рыбалки! - Он слегка развернул ее. - Видишь во-он те дальние вспышки?
        - Да, это зарницы. Какая красота! - Сложив на груди руки, Амелия прислонилась к нему плечом.
        - Я говорю не о красоте, а о том, что это самое подходящее время для ловли рыбы.
        - Ну вот еще, - сухо бросила она.
        - Тебе надо чаще выходить из дома, детка, - прошептал Кейси, наслаждаясь ароматом ее волос. - Кстати, что ты делаешь в эту субботу?
        - Зачем тебе знать?
        - Что за дурацкий вопрос! Думаешь, я позволю тебе собраться с мыслями и сказать мне какую-нибудь глупость вроде: «Ох, мне надо вымыть голову!», «Я должна причесать собак» или «Я забыла выщипать брови»? Нет уж, забудь об этом. Я вполне ясно спросил: что ты делаешь в субботу?
        Амелия рассмеялась.
        - Право, не знаю. В пятницу приезжает Дайана, так что… - Она пожала плечами. - Думаю, ближе к концу недели все прояснится.
        - Дайана простит тебя, если ты уйдешь. В субботу у меня день рождения. Я хотел взять свою лодку и весь день провести на озере. - Посмотрев на Амелию, Кейси в тысячный раз обругал себя за то, что предложил ей стать просто друзьями. - Ну как? Согласна провести со мной мой день рождения?
        Амелия растерялась.
        - Кейси… Я не думаю…
        - Эй! Ты что же, хочешь, чтобы я провел юбилей в одиночестве?
        - Юб… Юбилей? Сколько же тебе исполнится?
        - Много! - Он поежился. - Ужас как много!
        - Ох нет, - простонала Амелия, включаясь в его игру. - Только не это!
        - Да-да, огромная цифра. Четыре и ноль!
        - Господи, какой же ты старик!
        - Ну уж не такой старик, - прошептал Кейси, касаясь губами ее шеи.
        - Перестань! - засмеялась Амелия, когда он подул на нее. - Щекотно же! - Она попыталась вырваться.
        Кейси продолжал дуть.
        - Я не уймусь, пока ты не скажешь «да», - прошептал он ей прямо в ухо. - Подуть еще?
        - Нет! Я поеду! Поеду!


        Кейси помог Амелии выйти из машины и, обняв за плечи, повел к дому.
        - Спасибо, что съездила со мной. - Он быстро поцеловал ее в висок.
        - Спасибо, что пригласил меня, - кивнула Амелия и выпустила собак из дома. - Я даже не предполагала, что кататься так здорово. Хочешь кофе?
        Кейси посмотрел на часы.
        - Уже за полночь, дорогая. У меня завтра трудный день, но все равно спасибо. - Он серьезно посмотрел на нее. - Есть еще кое-что…
        - Что?
        - Это. - Положив ладонь на затылок Амелии, Кейси нежно привлек ее к себе и впился в ее губы горячим поцелуем.
        Амелия инстинктивно приоткрыла губы, и огонь желания тут же охватил ее. Приподнявшись на цыпочки, она крепче прижалась к нему.
        Кейси тоже вспыхнул от страсти: он не ожидал ни того, что реакция на поцелуй окажется столь бурной, ни того, что она ответит ему.
        И вдруг Амелия вздрогнула, подумав о том, что наделала. Не желая, чтобы Кейси счел ее дурочкой, она внезапно прервала поцелуй и резко оттолкнула его.
        - Ты считаешь это дружеским поцелуем на ночь? - Она, не понимала, почему ее голос вдруг стал таким хриплым.
        Кейси лукаво улыбнулся.
        - Сначала все так и было, детка. - Он осторожно провел пальцем по ее губам. - Пойду, пожалуй, пока дело не зашло слишком далеко.
        Амелия стояла на пороге до тех пор, пока огни его машины не исчезли вдали.
        - Боже мой, даже не верится, что я сделала это! - простонала она, войдя в дом. - Я же бросилась в его объятия!
        «Мы только друзья, Амелия, - вспомнила она. - Кейси сказал, что мы будем всего лишь друзьями». Но, видимо, и в этом для нее таилась опасность.



        Глава 4

        - Я знаю, что тебе не хочется говорить об этом. - Дайана пожала плечами. - Впрочем, я так измоталась, выставляя свои картины на четырех выставках подряд, что мне уже все равно. - Она посмотрела на Амелию, спокойно сидевшую на диване, и вновь начала мерить шагами комнату. - Кстати, выставки прошли с огромным успехом, Амелия Рендалл. Я неплохо заработала. Теперь могу оплатить ремонт студии, и еще останутся деньги тебе на пластическую операцию.
        - Дайана… - мрачно начала Амелия.
        - Прекрати! - Дайана устало махнула рукой. - Не говори, что не возьмешь у меня денег. Ты же работаешь в больнице, и тебе известно, как далеко вперед шагнула медицина. Она творит чудеса! И твои дурацкие принципы…
        - Я уже сто раз говорила это и тебе, и моим родителям. На свете есть только два человека, которые могут оплатить эту операцию, - я и тот, кто в этом виноват. И больше никто. Даже ты.
        - Да знаю я, что ты упрямо стоишь на своем! Но даже тебе пора понять - особенно после десяти лет вынужденного затворничества, - как безумна мечта о том, что некто очухается и заплатит за операцию. Ты не устала прятаться? Не надоело тебе, что жизнь проходит мимо?
        - Нет, она не проходит мимо! И тебя моя жизнь вообще не касается! - Голос Амелии дрожал от гнева. - И ни от кого я не прячусь! У меня есть работа.
        - Ну да, работа есть. Ночами ты прячешься, ухаживая за детьми.
        Несколько мгновений женщины молчали. За окном стрекотали цикады, жужжали мухи - словом, лето жило своей жизнью. А в маленьком коттедже разбушевались страсти, грозящие уничтожить укрытие, которое Амелия так долго и тщательно сооружала для себя.
        Наконец Дайана нарушила молчание:
        - Тебе надо лишь дать согласие. Деньги есть, технология подобных операций давным-давно разработана. Нет у тебя одного - смелости попробовать.
        - Мне казалось, что ты понимаешь меня. - Слезы, которые Амелия так долго сдерживала, хлынули из ее глаз. - Назови это как хочешь - упрямством, глупостью… или даже гордостью. Не знаю, что это, Дайана, но мне с этим не справиться. Я не могу измениться только потому, что ты устала от всей этой истории.
        Амелия похолодела при мысли о том, что рискует потерять единственного настоящего друга - Дайану, так много значившую для нее. Но она не уступит. Ей это не по силам, ведь она не так смела, как ее подруга.
        Дайана внимательно наблюдала за Амелией. Если она хочет выжить, то должна выйти из добровольного заточения.
        - Мне следовало попытаться. - Дайана улыбнулась. - Это вошло у меня в привычку.
        - Знаю, ты же так давно заботишься обо мне. - Амелия вздохнула. - Может, мне пора стать более независимой. - Вдруг она усмехнулась. - В конце концов, скоро ведь Четвертое июля, День независимости, верно?
        Дайана села на стул напротив подруги. Ее последние слова прозвучали весьма странно.
        - Что происходит? - спросила она.
        Амелия знала, что если сейчас посмотрит на Дайану, то тут же утратит смелость.
        - Ты не хочешь сначала поговорить о своих выставках? - шепотом спросила она.
        - Нет.
        - Сомневаюсь. - Амелия оглядела отремонтированную комнату.
        - Амелия Рендалл, хватит ходить вокруг да около!
        - Кейси попросил меня провести с ним завтра день его рождения, и, кажется, я согласилась.
        Ошеломленная Дайана уставилась на нее.
        - Должно быть, ты шутишь! Повтори! Я не ошиблась? Ты отправишься с Кейси на пикник?
        - На пикник? Нет, он попросил меня провести с ним его день рождения.
        Дайана расхохоталась.
        - Боже мой, дорогая моя подружка, Кейси Иган всегда проводит свой день рождения на озере Бивер и устраивает пикник.
        Амелия почувствовала укол ревности.
        - Откуда ты знаешь?
        - Да ладно тебе, не дуйся. Мы с Кейси давние знакомые.
        - Вы встречались? - чуть слышно спросила Амелия. Если Кейси встречался с такой женщиной, как Дайана, то для чего ему она?
        - Несколько раз, - призналась Дайана. - Но потом решили, что нам лучше быть друзьями. - Она лукаво улыбнулась. - Особенно после того, как я встретилась с Мэттом Иганом. - Дайана выжидала, догадается ли Амелия, что речь идет о брате Кейси.
        С Мэттом Иганом она встречалась почти год. Еще более самоуверенный, чем его брат, он положил глаз на Дайану, едва Кейси познакомил их. У них сложились серьезные отношения, но Дайана никогда не решалась пригласить его к себе домой, чтобы не нарушить уединения Амелии, хотя ей очень хотелось познакомить этих людей, ставших для нее близкими. Кстати, Амелия никогда не интересовалась ее личной жизнью, так что этот разговор ничем не отличался от других.
        Амелия молчала.
        - Но хватит обо мне, - не выдержала Дайана. - Расскажи-ка лучше о зарождающейся любви.
        - Я бы не назвала так наши отношения. Вообще-то я ждала твоего возвращения, желая потолковать с тобой. Мне не слишком хочется ехать с ним.
        Дайана чуть улыбнулась.
        - Ты надеялась, что я приеду и отговорю тебя?
        - Ну-у…
        - Забудь об этом! - Дайана рассмеялась. - Послушай меня, Амелия Рендалл: половина женщин нашего округа охотно выцарапали бы тебе глаза и с радостью заняли твое место. Так что оставь свои глупости и скажи мне правду.
        Амелия вскочила. Теперь, заведя об этом разговор, она встревожилась.
        - Мне хочется пить. Принести лимонаду? Темные глаза Дайаны понимающе блеснули.
        - Я сама принесу, а ты рассказывай.
        С этими словами она исчезла. Сначала в кухне хлопнула дверца холодильника, а потом стало слышно, как Дайана толчет лед.
        - Боже мой! - застонала Амелия, уронив голову на руки. - Что же я наделала? И как только мне могло прийти в голову, что она отговорит меня ехать с Кейси?


        Ровно в семь утра Кейси остановил машину перед домом Амелии. Девушка быстро посмотрелась в зеркало. Дайана была права. Коралловый закрытый купальник удивительно подходил к ее глазам и волосам. Она медленно повернулась, пытаясь хорошенько разглядеть низкий вырез сзади. Он несколько смущал ее, но менять что-либо было уже поздно. К тому же Амелия наложила лишний слой косметики, чтобы можно было не распускать, как обычно при посторонних, волосы, а заколоть их сзади. Слава Богу, Дайана спала и не видела ее приготовлений.
        Амелия расправила складки на белой юбке с запахом, доходившей ей почти до лодыжек. Из шкафа Дайаны она позаимствовала пару зеленых босоножек. В сумке уже лежали футболка, легкий свитер, джинсы и белье - на случай, если к вечеру похолодает. В окно Амелия увидела, как Кейси выпрыгнул из старенького грузовика.
        - Кажется, я все предусмотрела, - прошептала Амелия. Взяв заранее собранную пляжную сумку и нахлобучив на голову большую соломенную шляпу, она направилась к двери.
        - Представляю себе, на кого мы будем похожи в его старой калоше, - сказала она Шедоу.
        Амелия встретила Кейси на пороге. На нем были вытертые джинсы и пляжные шлепанцы, явно видавшие виды. Темно-синяя футболка туго обтягивала его широкую грудь.
        Словом, он был великолепен. Амелия печально подумала, что любая другая женщина на ее месте сразу бросилась бы в его объятия. Сама она давным-давно научилась сдерживать свои порывы, но сейчас ей безумно хотелось поднять руку и откинуть темные пряди волос, спадавшие ему на глаза. Кейси напоминал сейчас мальчишку, только что вскочившего с постели и забывшего причесаться. Засмеявшись, он взял у нее сумку.
        - Эта шляпа не кажется тебе слишком большой, а, детка? - Кейси обнял Амелию за талию. Едва его рука коснулась ее обнаженной спины и шелковистых волос, как кровь его забурлила. Женщина была на редкость соблазнительной.
        Амелия рассмеялась. Взглянув на нее, Кейси задумался, будет ли она так же беспечна и позднее, когда узнает, что готовит ей день.
        - Тебе тоже доброе утро и с днем рождения! - Амелия пожала ему руку. - Нечего насмехаться над моей шляпой! Раз уж ты вытащил меня из дома на рассвете и я проведу весь день на солнце, без шляпы мне не обойтись.
        Открыв дверь грузовичка, Кейси посмотрел на Амелию и широко улыбнулся.
        - А ты, оказывается, склонна к преувеличениям. - И, вспомнив, что она сделала во время их первой встречи, он передразнил Амелию, сунув ей палец под нос. - Во-первых, солнце вот уже час как встало. Во-вторых… - у Амелии перед носом мелькнул второй его палец, - ты сама встретила меня у двери, а значит, я никуда тебя не тащил. В третьих… - к двум пальцам присоединился третий.
        Расхохотавшись, Амелия оттолкнула его руку.
        - Ну хорошо, хорошо, довольно! - Она забралась на сиденье.
        Кейси положил сумку ей на колени, захлопнул дверь, а потом обежал грузовик и занял свое место.
        - Полагаю, - улыбнулась Амелия, - в-третьих было: «Я привезу тебя задолго до темноты, и если ты будешь дерзить…»
        Повернувшись к Амелии, Кейси внимательно посмотрел на нее из-под полуопущенных ресниц. От его взгляда по ее телу побежали мурашки.
        - Нет, - нежно возразил он, погладив ее губы пальцем. - В-третьих, если бы я знал, что ты будешь так потрясающе выглядеть утром, то вытащил бы тебя из дома задолго до восхода солнца. В-четвертых, ты не вернешься домой раньше полуночи. - Тут его глаза слегка прищурились. - И, в-пятых, если вы не перестанете так смотреть на меня, мой прекрасный друг, то вам понадобится защита не только от солнца.
        У Амелии перехватило дыхание при воспоминании о его поцелуе, и, судя по тому, как взгляд Кейси скользил по ее губам, он собирался повторить поцелуй.
        Внимательно наблюдая за лицом Амелии, Кейси размышлял о том, понимает ли она, как явственно отражаются на нем ее сомнения. Кейси видел, как ей хочется, чтобы он поцеловал ее. Однако он никогда не спешил в таких делах и уж точно не собирался ускорять события в отношениях с этой леди. Еще раз коснувшись пальцем ее губ, он взялся за руль.
        - Пора ехать.
        - Скажи, почему нам понадобилось выезжать так рано?
        - Господи! - вскричал Кейси. - Сейчас вовсе не рано, а слишком поздно, детка!
        - Поздно? Для кого это поздно?
        - Мисс Рендалл, если человек решил провести день на озере, ему не следует валяться в постели до полудня. Напротив, он должен встать и собрать вещички задолго до того, как встанет солнце. Этому человеку надлежит добраться до озера еще в темноте, чтобы увидеть, как над свинцовой гладью воды, полускрытой покрывалом белого тумана, поднимается огненный диск дневного светила. И оставаться на озере следует до тех пор, пока рейнджеры не закроют парк. Иначе зачем же тогда вообще ехать?
        - Стало быть, нам надо было приехать на озеро еще часа два назад?
        - Нет, детка. - Кейси улыбнулся. - Нам надо было провести на озере всю ночь, чтобы быть на месте к восходу солнца.
        - Ты весь день будешь таким? - удивленно спросила Амелия.
        Кейси с невинным видом покосился на нее.
        - Каким - таким?
        Амелия кивнула.
        - Думаю, именно таким. А я, как дура, согласилась провести целый день наедине с тобой посреди самого большого озера в штате. Пожалуй, мне надо обратиться к доктору, а то с головой у меня что-то совсем плохо.
        - Ты не доверяешь мне? - усмехнулся Кейси.
        - Ничуть. Вам, сэр, вообще нельзя доверять. Кейси схватил ее руку и быстро поцеловал.
        - Ты ведь еще не завтракала?
        - Да я едва одеться успела.
        - Выглядишь ты потрясающе. Кстати, не забыла купальный костюм?
        - Боже мой! Где твои глаза? Купальник уже на мне. Я просто надела на него юбку, а джинсы и свитер прихватила на вечер.
        - Жду не дождусь, когда увижу нижнюю часть купальника, - засмеялся Кейси.
        - Если ты не уймешься, я отправлюсь домой.
        - Слишком поздно: мы уже на месте.
        Амелия увидела лодки, покачивающиеся на воде возле пристани, где вовсю кипела жизнь, и решила, что одна из них наверняка принадлежит Кейси. Он открыл дверцу грузовичка, и Амелия спрыгнула на землю.
        - Что мне нести?
        Кейси забрал у нее сумку.
        - Ничего. - Он обнял ее за плечи и повел по причалу. - Все необходимое уже на борту.
        - Когда же ты успел?
        - Вчера.
        - Вчера?
        Остановившись перед большим судном, Кейси повернул Амелию лицом к себе.
        - Ты проснулась, детка? Почему ты все время переспрашиваешь?
        Нервно оглядевшись, Амелия перевела взор на голубое судно, похожее на плавучую ферму. Сквозь иллюминаторы, не закрытые белыми жалюзи, она увидела пышную цветущую герань. Повернувшись к Кейси, Амелия ответила:
        - Думаю, дело в том, что ты все утро говоришь нелепицы. Может, виной тому твой преклонный возраст?
        - Погоди, ты за это заплатишь, детка. - Улыбнувшись и кивнув в сторону судна, Кейси предложил: - Может, поднимемся на борт?
        - Слушаюсь, капитан, - сказала Амелия и тут же удивленно спросила: - На это?
        - Да, детка, на него. А что, оно кажется тебе недостаточно большим?
        Амелия залилась румянцем. Ведь она предполагала увидеть какую-нибудь «старую калошу».
        - По-моему, ты обманул меня.
        - Обманул? Это как же?
        - Ну-у… Ты сказал, что мы на весь день поедем на озеро. При этом я подумала, что у тебя всего-навсего небольшая рыбацкая лодочка. Но это… Это же настоящий плавучий особняк.
        Кейси удовлетворенно усмехнулся:
        - Да, здесь это самое крупное судно. Теперь я понимаю, почему ты удивилась, услышав, что я загрузился еще вчера. - Схватив Амелию за руку, Кейси потянул ее вперед. - Позволь мне показать тебе яхту.
        - Неужели она принадлежит тебе?
        - Да. Я купил ее, как только дела у меня наладились. - Отворив стеклянную дверь, он провел Амелию внутрь.
        - Твои дела?
        - Да. «Игансоу».
        - Так ты владелец «Игансоу»? - изумилась Амелия.
        Кейси засмеялся:
        - Ты не знала этого?
        - Я считала, что ты бригадир рабочих. Откуда мне было знать, что ты владеешь всей компанией?
        Иган пожал плечами.
        - Могла бы спросить.
        Пораженная Амелия огляделась. Справа от нее темнели полированные дубовые шкафы с начищенными до блеска медными ручками. За ними стояли огромный холодильник и плита, чуть поодаль виднелась двойная раковина. Слева, в выемке полукруглого дивана, накрытого плетеным покрывалом, стоял стол. Огромный диван начинался у двери, тянулся под иллюминаторами и заканчивался возле еще одной двери, ведущей в другие помещения судна. Всюду, куда бы Амелия ни бросала взор, сверкали полированное темное дерево и начищенная медь. На полу лежал толстый, заглушающий звуки ковер.
        - Ну вот, это камбуз, или кухня, как выражаетесь вы, сухопутные крысы, - сообщил Кейси. - Здесь, конечно, тесновато, но зато до всего легко дотянуться.
        - Здесь великолепно, - выдохнула восхищенная девушка. Она хотела было уйти вперед, но, вспомнив о приличиях, обернулась и, как это часто случалось в последнее время, натолкнулась на широкую грудь Кейси. Его руки легли ей на плечи, и Амелия вздрогнула.
        - Если ты будешь то и дело падать в мои объятия, я, пожалуй, решу, что ты домогаешься меня, - хрипловатым голосом пошутил он.
        Смущенная Амелия хотела стряхнуть его руки и объяснить ему, до чего все это нелепо, но ее остановили смеющиеся глаза Кейси. «Не будь дурой, Амелия, ты его не интересуешь, - мелькнуло у нее в голове. - Кто угодно, но только не ты! Он просто дружелюбен с тобой, вот и все. Если ты сейчас не сдержишься, он поймет, какое производит на тебя впечатление. А догадавшись, как сильно ты хочешь его, всего лишь пожалеет тебя. Но разве тебе от него нужна только жалость?» Амелия закрыла глаза, ощутив боль в сердце. Она не могла открыться ему, никак не могла.
        - Знаешь, - сказала Амелия, стараясь, чтобы ее голос звучал увереннее, - я ужасно хочу есть. Надеюсь, ты не допустишь, чтобы я умерла с голоду?
        Кейси долго смотрел на нее, словно пытаясь прочитать ее мысли. Представляет ли он себе, как ей хочется стать другой, обычной, заслужить право на внимание людей, по которому она так истосковалась? Задумавшись, Амелия не сразу услышала его слова.
        - Но до того как ты умрешь от голода, позволь мне показать тебе всю яхту.
        Миновав коридор, они вошли в маленькую спальню с четырьмя откидными койками. Напротив этой спальни была другая, побольше, с двуспальной кроватью и платяным шкафом. Между маленькой спальней и еще одной каютой располагалась ванная комната. Оказавшись в последней каюте, Амелия даже растерялась: до того просторно было это великолепное помещение, явно предназначенное для капитана. В каюте, выдержанной в синих с золотом тонах, как и в других помещениях судна, вся мебель была из темного дуба с медными ручками. Справа, под большими окнами, стояла огромная кровать, накрытая голубым стеганым одеялом. К левой стене был прикреплен письменный стол и книжные стеллажи. Сбоку от них темнели два двустворчатых шкафа. Стеклянные раздвижные двери в противоположной стене вели на палубу.
        - Похоже, строительный бизнес приносит немалый доход, - заметила Амелия.
        - Не жалуюсь.
        - На такой яхте можно жить.
        - Я часто так и поступаю. - Кейси усмехнулся. - Когда дела слишком затягивают и утомляют меня, я приезжаю сюда, чтобы отдохнуть в мире и покое. Никаких тебе телевизоров и телефонов - только озеро и рыба.
        Амелия удивленно посмотрела на него.
        - Я и не думала, что бизнес способен довести человека до стресса.
        - Я тоже, - Кейси кивнул. Войдя на камбуз, он начал вынимать из шкафчика под раковиной кастрюльки и сковородки.
        Амелия последовала за ним.
        - Какие же могут быть стрессы у владельца местной компании?
        - Ну-у… Компания не только местная… К примеру, в прошлом году, чтобы удержаться на плаву, нам пришлось вести строительство в Оклахоме и Литтл-Роке. Не подумай, что я жалуюсь, но мы с Хэнком собираемся нанять помощников. Мне придется больше времени уделять административной работе и реже бывать на стройках.
        Амелия с любопытством слушала его. Внезапно она поняла, почему Дайана удивилась, узнав, что Кейси так много времени проводит в студии. Но ведь… не из-за нее же он там болтался? При мысли об этом Амелия вздрогнула. Она знала, что должна отвлечься, иначе совсем растеряется.
        - Я могу тебе чем-то помочь? - предложила Амелия.
        - Нет, ты же у меня в гостях. - Бросив на нее взгляд, Кейси открыл набитый продуктами холодильник. - Снимай шляпу и устраивайся поудобнее.
        - Хорошо. - Амелия опустилась на диван рядом со своей пляжной сумкой. - Но мне как-то не по себе: получается, что именинник сам готовит завтрак. - Она полезла в сумку за подарком.
        - Не беспокойся, ты поможешь мне с ленчем.
        Она выложила на стол сверток в пестрой оберточной бумаге.
        - Позволь мне по крайней мере накрыть стол.
        - Нет, ты же еще не знаешь, где что лежит. Пока посиди спокойно.
        Амелия молча наблюдала за тем, как ловко Кейси управляется с приготовлением завтрака.
        - Когда мы отчалим? - спросила она.
        - Мы выходим из порта в девять тридцать, так что у нас полно времени. Успеем и позавтракать, и убрать посуду. Какие яйца ты предпочитаешь и сколько штук?
        - Одно вкрутую.
        Вскоре Кейси поставил перед Амелией тарелку с колбасой, сосисками, жареной картошкой и яйцом.
        - Разве такое количество снеди возможно одолеть? - рассмеялась она.
        - Морской воздух возбуждает аппетит, сама увидишь. Так что налегай на еду.
        - Морской воздух? Какой еще морской воздух? Я считала, что мы на озере.
        - Опять со мной споришь? - Кейси опустился на диван рядом с Амелией. - Ешь! Это мне? - спросил он, указывая на подарок.
        - Да, ведь у тебя день рождения. - Амелия подняла на него глаза. - Сначала позавтракай, а потом развернешь.
        - Спасибо, мамочка.


        - Господи! - выдохнула Амелия, уронив вилку на стол. - Я больше не могу.
        Приподняв брови, Кейси посмотрел на ее тарелку.
        - Отлично! Осталось совсем немного.
        - Не будь жестоким. Лучше разверни подарок. Кейси бросился к свертку, как мальчишка.
        - Ого! - вскричал он, увидев покрывало. - Ты сама его соткала?
        - Как ты догадался?
        Кейси ласково приподнял ее подбородок.
        - Вопросы задаю я. К тому же, когда мы с Дайаной обсуждали проект студии, она сказала, что в ней должен стоять ткацкий станок, а, как мне известно, она не занимается ткачеством.
        - Понятно, - кивнула Амелия. Интересно, хорошо ли они с Дайаной знают друг друга? Она уже открыла было рот, чтобы спросить об этом, но тут Кейси встал и направился в спальню.
        - Цвет просто идеально подходит для этой каюты. Как ты догадалась?
        Амелия покачала головой.
        - Это судьба. Судьба…
        «Во что же я влипла? - думала она, убирая со стола. - Готова ли я к тому, что, возможно, сулит мне будущее?»
        - Эй! Тут есть кто-нибудь? Мне нужна помощь!
        Обернувшись, Амелия увидела великана, казалось, заполнившего собою все пространство камбуза. Сняв с плеча портативный холодильник, он поставил его на пол.
        - Привет! Вы, должно быть, Амелия? - У него был громоподобный - под стать росту - голос. Великан приветливо улыбнулся девушке и протянул огромную руку. - Я - Мэтт.
        Амелия замерла, уставившись на него.
        - Мэтт Иган, - пояснил он, настороженно поглядывая на нее. - Брат Кейси, работаю рейнджером в парке. На поле боя, в парке Бэтлфилд, возле вашего дома. - Амелия не двигалась. Мэтт, подмигнув, покачал головой. - Ну да, понимаю, вы не так много слышали обо мне, как я о вас. - Великан внезапно заговорил так тихо, что Амелия едва слышала его. - Вижу, мне надо по-свойски потолковать с братцем. Похоже, он даже не счел нужным упомянуть о самом главном члене своей семьи, не так ли? - Мэтт огляделся. - Кстати, где же наш именинник?
        - Привет, Мэтт! - Войдя на камбуз, Кейси похлопал брата по спине. - Значит, вы с Амелией уже познакомились?
        - С днем рождения, братишка, - вымолвил Мэтт, не сводя глаз с девушки. - Да, в некотором роде познакомились. Я-то часто о ней слыхал, не раз видел дом Амелии, а вот она не больно-то много обо мне знает.
        - Мэтт работает рейнджером на поле битвы, - объяснил Кейси и, понизив голос, добавил: - Мы с ним пили кофе в то утро, когда я пришел к тебе в первый раз.
        Вспомнив то утро, Амелия покраснела. А она-то столько раз спрашивала себя, что Кейси делал на поле.
        - Ты опоздал, Мэтт, - заметил между тем Кейси, посмотрев в иллюминатор на пристань. - А где же Дайана?
        - Дайана? - еще больше растерялась Амелия. И вдруг все поняла. - Ох! Так вы тот самый Мэтт, с которым встречается Дайана?
        - Вроде того, - ухмыльнулся великан. И тут к ним присоединилась Дайана.
        - С днем рождения, Кейси Иган! - Встав на цыпочки, она поцеловала виновника торжества, а уж потом повернулась к Амелии. - Для тебя это тоже сюрприз, верно? Зато отсюда ты уже не убежишь, Амелия Рендалл! Помнишь наш вчерашний разговор? Я была уверена, что ты не придешь, если узнаешь о готовящейся вечеринке. - Дайана быстро обняла подругу. - Но теперь уже слишком поздно, и ты здесь.
        Гнев и смущение охватили Амелию. Стало быть, ее провели! Провели двое людей, которых она считала самыми близкими! Они надеялись, что им все сойдет с рук, но ошиблись. Сначала она скажет им все, что думает по этому поводу, а потом потребует, чтобы ее немедленно отвезли домой.
        На глаза Амелии навернулись слезы, но не успела она и слова вымолвить, как из коридора донеслись детские крики и смех.
        - Дядя Кейси! Где ты?
        - Мы здесь! - Кейси вышел на палубу, и тут же темноволосый мальчуган лет семи бросился к нему. - Привет, парень! Где же твоя сестра?
        - Она с дедушкой, а я уже здесь! - Мальчик повернулся у него в руках и улыбнулся Амелии.
        Наклонив голову, Кейси шутливо зарычал на малыша:
        - Р-р-р! Ну и ну! Что же вы так поздно? Мама с папой опять ленились? - Вернувшись на камбуз, он схватил ледяную руку Амелии. Делая вид, что не замечает ее скованности, Кейси вытащил девушку на палубу, где под ярким солнцем собралась группа людей. - Иди сюда, детка, я хочу познакомить тебя со всеми.
        Между тем на палубу поднялась миниатюрная хорошенькая брюнетка в сопровождении такого красавца, что у Амелии дух захватило. Она поняла, что угодила в ловушку, а заманили ее туда Кейси и Дайана. Господи, сколько же тут народу! Они не понимают ее страхов! И никому нет дела до того, в каком она состоянии.
        - Амелия, - продолжал Кейси, - это моя младшая сестра Тэйлор и ее муж Бен Томас.
        Амелия пыталась улыбнуться, но страх парализовал ее. Все вокруг оживленно болтали, смеялись и обнимались.
        - Эта маленькая обезьянка - мой племянник Хантер. - Пересадив мальчугана с одной руки на другую, Кейси указал на пристань. - А вон там идут мой отец и Морган.
        Амелия увидела, как на палубу поднялись седой мужчина и маленькая темноволосая девочка. Вдруг все поплыло у нее перед глазами, она слышала шум голосов, но почти не разбирала слов. И тут в глазах у нее потемнело.


        Амелия почувствовала, как ей на лоб положили что-то холодное, и открыла глаза. Над ней склонилась Дайана с мокрым полотенцем в руках.
        - Ну и ну. Здорово ты вырубилась, надо сказать.
        Амелия в упор смотрела на подругу.
        - Это была твоя идея, не так ли?
        Дайана отвела глаза.
        - Что за идея? Перенести тебя в спальню? - невинным тоном спросила она.
        - Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю. Кейси не мог этого придумать, он не так жесток.
        - Значит, ты думаешь, Амелия, что мы жестоки? - обиделась Дайана.
        Амелия прикусила губу. Язвительные слова случайно вырвались у нее: она знала, что подруга не способна на жестокость. Глаза ее наполнились слезами.
        - Прости меня… Это было так ужасно, я смутилась… - Всхлипнув, Амелия ощутила, что Дайана вытирает ей слезы влажным полотенцем.
        - Не стоит во всем винить Дайану, - донесся до нее голос из глубины каюты.
        Приподняв голову, Амелия увидела, что к кровати подходит Тэйлор.
        - Думаю, мой брат тоже замешан в этом. Помню, он приложил руку к тому, чтобы вытащить и меня из моего замкнутого мирка. - Тэйлор улыбнулась. - Так вот, то, как они поступили с тобой, не идет в сравнение с тем, что эти звери сотворили со мной.
        - Я не понимаю тебя. - Смахнув слезу, Амелия села.
        - Конечно. - Тэйлор опустилась на край кровати. - Они вытворяли бог знает что, пытаясь заставить меня показаться на люди после того, как я потеряла ногу. Тогда я поклялась, что не прощу им этого. Однако даже в те минуты понимала, что они действуют из лучших побуждений. Просто временами они вели себя неуклюже.
        Ее перебил тихий стук в дверь. В щель просунулась голова ребенка.
        - Мамочка… - Девочка вошла в спальню. - А эта милая леди заболела, да? - Маленькая фея с ясными зелеными глазами приблизилась к Амелии. - На, это тебе поможет. - Она положила на ладонь Амелии липкую мармеладину в форме медвежонка.
        Не моргнув глазом, Амелия положила ее в рот.
        - Спасибо тебе.
        Морган взобралась к матери на колени.
        - Тебе больно? - тихо спросила она.
        - Ты о чем, Морган? - удивилась Тэйлор.
        - Об этом. - Наклонившись вперед, Морган провела маленьким пальчиком по шраму. - Ты из-за него заплакала, значит, тебе больно?
        Амелия с трудом проглотила конфету.
        - Немного, - прошептала она.
        Морган снова наклонилась и поцеловала Амелию липкими от сладостей губами.
        - Вот, - удовлетворенно сказала она. - Теперь все пройдет.
        - Детская логика, - тихо промолвила Дайана. - Может, взять ее на вооружение?
        - Попробую. - Амелия сквозь слезы смотрела на девочку.
        - Хорошо, потому что по палубе мечутся пятеро крупных мужчин, сокрушаясь о том, что они наделали.
        - Боюсь, она права, - согласилась Тэйлор. - Меня вообще удивляет, что они так терпеливы. - Она встала с кровати, держа Морган на руках. - Пойду-ка посмотрю, как там мои мальчики. - Остановившись в дверях, она оглянулась на Амелию. - Ты выйдешь?
        - Через пару минут. - Амелия храбро улыбнулась.
        - Тебе надо причесаться, - проговорила Дайана. - Я принесу твою сумку.
        Когда через минуту дверь в каюту отворилась, Амелия, уткнувшаяся лицом в подушку, не подняла головы, поскольку не сомневалась, что это вернулась Дайана.
        - Я заметила, что мы отошли от берега. Значит, теперь мне не убежать, - сказала она в подушку.
        Матрас слегка прогнулся от того, что кто-то сел рядом с нею.
        - Боюсь, что так, детка, - раздался голос Кейси.
        Амелия едва не подскочила.
        - Кейси?
        Увидев, что ее лицо залито слезами, он почувствовал угрызения совести.
        - Господи, детка! Я совсем не хотел, чтобы все так обернулось! - Его голос дрогнул. - Я просто думал, что… Черт, не знаю даже, что и думал…
        - Думал, что помогаешь мне.
        - Это мнение Тэйлор? - удивился Кейси.
        Амелия кивнула.
        - Вы так ничего и не поняли, да?
        - Да нет же, мы знали. Просто когда кто-нибудь из Иганов начинает заботиться о женщине, - он привлек ее к себе, - нас ничто не может остановить.
        Амелия хотела что-то возразить, но тут его губы прикоснулись к ее губам, и все вокруг перестало существовать. Правда, внутренний голос настойчиво напоминал ей, что они всего лишь друзья, однако когда язык Кейси проник в ее рот, эта мысль показалась просто смешной. Руки Кейси обхватили тонкий стан Амелии, и она, забыв обо всем на свете, обвила руками его широкие плечи.
        Поцелуй сулил так много! Кейси застонал от досады, понимая, что его придется прервать, поскольку за дверью ждет вся семья. Он не хотел смущать Амелию ее больше.
        - Как бы мне ни хотелось продолжить, детка, надо и о гостях подумать. - Кейси слегка отстранился.
        Амелия покраснела.
        - Сегодня я веду себя как дура.
        Кейси крепко обнял ее.
        - При чем тут ты! Это другие мучаются от чувства вины. Отец угрожает выкинуть нас всех за борт, так что теперь меня спасет только твое заступничество. Ты выйдешь со мной и познакомишься с моими родными?
        Амелия на миг задумалась.
        - Меня обвели вокруг пальца два человека, которым я доверяла. Забыв о моих чувствах, они вообразили, будто знают, что для меня лучше. Мне плохо среди людей, Кейси. Неуютно… - Увидев боль в его глазах, она замолчала. Какой смысл говорить все это, ведь он уже не повернет яхту назад.
        - Ошибаешься, детка. - Кейси ласково посмотрел на Амелию. - Я знаю, что ты рассердилась, что тебе больно, но я не позволю тебе прятаться - слишком дорога ты мне стала. Научись принимать людей такими, какие они есть. Мы не так уж плохи, поверь. Полагаю, ты считаешь, что я слишком много себе позволяю. Не знаю, как объяснить. Это, скорее, дело Тэйлор, точнее, ее специальность. Но пообещай мне одну вещь. - Он увидел в ее глазах сомнение. - Пожалуйста, всего одну…
        Амелии хотелось послать его к дьяволу, однако она знала, что не сделает этого.
        - Боюсь даже и спрашивать, о чем ты.
        Улыбка Кейси вмиг смягчила ее.
        - Поговори с Тэйлор.
        - Я уже говорила с ней, Кейси.
        - Нет, я имею в виду нечто другое. Поговори с ней серьезно.



        Глава 5

        Кейси оставил Амелию, дав ей время попудрить нос и немного успокоиться. Когда девушка вошла на камбуз, держа в руках солнечные очки, чтобы при необходимости быстро надеть их, там никого, кроме Кейси, не было.
        - Где же все? - тихо спросила она.
        Обняв Амелию, он нежно поцеловал ее в кончик носа.
        - Последний раз я видел Бена, Мэтта и Дайану, когда они надували матрасы для детей. Тэйлор спорила с отцом и Хэнком по поводу того, сколько угля класть в гриль.
        - Наверное, мне надо извиниться перед твоими родными.
        - Брось! Это они ждут не дождутся, когда смогут извиниться перед тобой.
        Амелия недоверчиво посмотрела на него.
        - Это правда. - Кейси подтолкнул ее к двери. - Мы понимаем, что перегнули палку. - Взяв за руку, он вывел ее на палубу.
        Амелия тут же надела очки. Дети радостно плескались в воде на надувных матрасах. Потом девушка увидела, как Бен подбросил Хантера в воздух. Завопив от восторга, мальчуган съежился комочком и плюхнулся в воду. Кроме Бена с детьми, в воде больше никого не было.
        - Думаю, остальные на верхней палубе. - Кейси повел Амелию к трапу.
        - Вот и вы! - воскликнул отец Кейси, возясь с большим тентом. - Мало того, что мы потеряли Мэтта и Дайану, так еще и вы пропали. - Тент никак не раскладывался. - Поможешь мне, а, сынок? Мое старое тело не так радуется солнцу, как ваши молодые.
        Рассмеявшись, Кейси подошел к отцу.
        - Конечно, помогу, папа.
        Старик взглянул на Амелию и покачал головой.
        - Обращается со мной как с младенцем. - Только теперь Амелия поняла, кто наградил Кейси, Мэтта и Тэйлор такими удивительными глазами. - Мы еще не познакомились, милая леди. Я - Мак.
        - Рада познакомиться с вами, мистер Иган. А меня зовут Амелия Рендалл.
        - Никаких мистеров Иганов, детка, - возразил Мак, взяв ее за руку. - Почти все эти озорники так меня называют, даже мои собственные детишки. - Не выпуская ее руки, Мак завел Амелию под тент, который развернул Кейси. - Уверен, мы станем большими друзьями, и я расскажу тебе о нем все, что ты пожелаешь узнать. - Он указал на младшего сына.
        - Папа, - укоризненно промолвил Кейси, - будь джентльменом. Но где же остальные?
        - Мы с Тэйлор здесь! - крикнул Хэнк, выходя на верхнюю палубу. - Бен и дети купаются, Мэтт и Дайана пьют на корме. - Он подошел к Амелии. - Привет-привет! Кажется, я пропустил что-то интересное?
        - Дядя Хэнк! - воскликнула Тэйлор.
        Хэнк посмотрел на Тэйлор и Амелию, потом перевел взгляд на Кейси и Мака.
        - А что я такого сказал?
        - Мой сводный братец не слишком тактичен, - заметил Мак.
        Амелия рассмеялась.
        - Вижу! - Она взглянула на Кейси. - Я не знала, что Хэнк - твой дядя, но вы, кажется, действительно похожи.
        Фыркнув, Кейси протянул Амелии ведерко со льдом, где лежала бутылка вина.
        - Едва ли это комплимент, - отозвался он.
        - А Хэнк иного мнения.
        Все, кроме Кейси, расхохотались.
        - Да ты хуже их всех, вместе взятых, а потому не получишь отбивной.
        - Отбивной? - удивилась Амелия. - А как же рыба?
        - Рыба пока отдыхает. Будем рыбачить вечером, - объяснил Хэнк, открывая банку с пивом.
        - Хорошо, что я догадалась прихватить с собой сосиски, - добавила Тэйлор.


        Пообедав румяными отбивными, картофельным салатом, консервированной фасолью и чипсами, мужчины занялись рыболовными снастями, а Тэйлор и Амелия уложили спать уставших близнецов и присоединились к Дайане, сидевшей на верхней палубе.
        - Похоже, она заснула. - Опустившись в шезлонг, Тэйлор указала на Дайану. - Я-то хотела сложить тент и позагорать, но, если сделаю это, Дайана превратится в головешку.
        - Можно высунуть ноги на солнышко, - предложила Амелия.
        - Пожалуй, ты права. - Тэйлор сняла штаны из марлевки.
        Амелия внимательно наблюдала за Тэйлор. Не в силах преодолеть любопытство, она рассматривала ее протез. Тэйлор перехватила ее взгляд.
        - Смотри, не стесняйся, - спокойно промолвила она, натирая ноги маслом для загара. - Считай, что это часть меня.
        - Протез замечательный, - вырвалось у Амелии.
        - Да, - кивнула Тэйлор. - Сейчас делают удивительные протезы. Сначала снимают мерки с ноги, учитывая при этом цвет кожи. Этот протез очень отличается от того на веревочках, который я носила сначала. Новый же просто присасывается к культе. Пожалуй, он отличается от ноги только тем, что не может загореть.
        - Как тебе удалось привыкнуть к этому? - спросила Амелия.
        - Мне много помогали. - Тэйлор усмехнулась. - Очень много! Сколько тебе было лет?
        - Прости? - не поняла Амелия.
        - Сколько лет тебе было, когда появился шрам?
        - А-а… Двадцать один, почти двадцать два. Я только что окончила школу медсестер. - Откинувшись на спинку шезлонга, Амелия закрыла глаза. - Забавно.
        - Что забавно?
        - Почти все первым делом спрашивают, как это случилось, а ты поинтересовалась, сколько мне было лет.
        Тэйлор усмехнулась:
        - Мы с тобой не такие, как другие люди. Они не понимают, что «как» совсем не так важно. Главное - «когда».
        - Я не задумывалась об этом, - призналась Амелия.
        - Ты поймешь, что я права, если подумаешь. У меня богатый опыт общения с жертвами, и теперь я знаю, что время трагедии важнее всего. То есть ты чувствовала бы себя иначе, если бы тебе в тот момент было семнадцать-восемнадцать лет, верно?
        - Едва ли.
        - Наверняка, - возразила Тэйлор. - А случись с тобой несчастье в раннем детстве, когда еще нет планов на будущее, ты легче спланировала бы жизнь в зрелом возрасте.
        - Резонно, - согласилась Амелия. - А сколько лет было тебе?
        - Семнадцать.
        - Господи! Какой ужас! Ты же еще училась!
        Тэйлор рассмеялась.
        - Я была настоящей заводилой, и это потрясло не только меня, но и моих друзей. - Она подняла глаза на Амелию. - Ну что, поведать тебе «как»?
        Амелия молчала. Если она скажет «да», потребует ли Тэйлор признания и от нее? Ей не хотелось рассказывать о своей трагедии. Но отказаться в таком случае невозможно.
        - Не беспокойся, Амелия, - словно угадав ее мысли, проговорила Тэйлор, - тебе не обязательно рассказывать мне ни о чем, пока ты не готова к этому.
        Испытав огромное облегчение, Амелия сделала глоток холодного вина.
        - Мне интересно услышать твою историю, - сказала она.
        - Я занимаюсь психотерапией и привожу свою историю в пример, работая со своими пациентами. В день моего семнадцатилетия мама повезла меня в Спрингфилд, в Миссури, где открылся новый большой магазин. Мы были на втором этаже и, вместо того чтобы пойти по лестнице, решили воспользоваться большим стеклянным лифтом. Но, едва войдя в него, поняли: что-то случилось. Дальше я ничего не помню. Очнулась я уже в больнице. Мою правую ногу ампутировали до колена. - Тэйлор приподняла край свободно спадавшей блузы. - На правом боку у меня семьдесят три шва - так сильно были порваны ткани. Шрам тянется из-под мышки до бедра. Я провела в больнице пять месяцев и пропустила не только год учебы, но, что еще хуже, похороны мамы.
        - Похороны твоей мамы? Тэйлор кивнула.
        - Мама погибла тогда же, когда я потеряла ногу.
        - Ох, Тэйлор, мне так жаль! Как же тебе удалось выстоять?
        Тэйлор пожала плечами.
        - Одно время я была в полном отчаянии. Мне постоянно давали сильное успокоительное. Когда меня выписали из больницы, я твердо намеревалась провести остаток жизни в своей комнате, никого не видя. Но я недооценила своих братьев.
        - Что же они сделали?
        - Чего только они не делали! - Тэйлор засмеялась. - Они дразнили меня, преследовали, подшучивали надо мной до тех пор, пока я не начала огрызаться. Они заставляли меня привыкать к протезу, изматывали меня гимнастическими упражнениями. Братья таскали меня за собой, знакомили со своими друзьями, заново учили ходить. Они силой вытаскивали меня из дома. - Замолчав, она посмотрела на Амелию сияющими глазами. - Братья не дали мне замкнуться в себе. Благодаря им я получила необходимую помощь. Мне никогда не расплатиться с ними за это! - Она чуть подалась вперед. - А тебе помогают, Амелия?
        - Дайана мне помогает.
        - Наверное, Дайана старается, но она не умеет делать это профессионально. Ты обращалась к специалистам?
        - Я не могла.
        - Очень даже могла, ведь со мной же ты разговариваешь.
        - Это совсем другое.
        Веселый смех Тэйлор заставил Амелию поднять глаза.
        - А Кейси не слишком много рассказывает о своих родных, не так ли? До рождения Морган и Хантера я работала психологом в больнице. Прежде всего занималась с людьми, получившими увечья. - Она понимающе посмотрела на Амелию. - Ты медсестра, но почему-то отказываешься от медицинской помощи. Точнее, ты даже не думала о том, чтобы получить ее, верно?
        - Мне не нужна помощь в том, с чем я могу справиться сама, - отрезала Амелия. - Все было хорошо до тех пор, пока я не повстречала Кейси и его родных.
        Тэйлор усмехнулась.
        - Однако с людьми тебе не по себе, - заметила она. - Знаешь, без поддержки братьев я никогда не получила бы ученой степени, нипочем не согласилась бы в первый раз пойти на свидание с Беном, пригласившим меня, и, уж конечно, не ответила бы согласием, когда он предложил мне руку и сердце! Мы все в разной степени нуждаемся в помощи, Амелия. И обратиться за ней ничуть не стыдно. Стыдно не признаться в том, что тебе нужна помощь.
        Амелия едва не плакала. Тэйлор так много пережила, но все же справилась с бедой. Похоже, все, что она говорила о своих братьях, правда. К тому же Амелия и сама видела, как ведет себя Кейси. Да, они пережили разные трагедии, но все же у них много общего. Вот только когда дело коснулось морального выздоровления… У Тэйлор два брата, и они не позволили ей замкнутся в себе. Мать же Амелии считала, что физическая красота важнее всего. А отец уделял так много времени созданию своей компании, что почти не занимался семейными делами. Случившееся привело мать Амелии в такой ужас, что она не решалась встречаться со своими друзьями. Она стыдилась и шрама на лице дочери, и того, что они не могли оплатить дорогую пластическую операцию. Возможно, отношение матери к несчастному случаю сыграло роковую роль в судьбе Амелии. Но, в сущности, она ни разу не поговорила с матерью начистоту и, даже уехав из родительского дома, не пыталась исцелиться духовно.
        Много раз Дайана предлагала ей деньги, но Амелия всегда отказывалась. Можно было взять деньги в кредит, но Амелия тянула с этим, находя оправдание в том, что банк находится слишком далеко от ее работы. Но разве она не взяла шестинедельный Отпуск для того, чтобы присматривать за ремонтом студии? Правда, за последние десять лет Амелия почти никогда не пользовалась правом на отпуск. Уж не пыталась ли она подсознательно наказать свою мать за то, что та стыдилась ее беды? Амелия нахмурилась. Эти Иганы… Они не поощряли жалости к себе. Напротив, заставляли думать о том, что по-настоящему ценно и важно.
        Ее размышления прервал голос Тэйлор:
        - Кейси сказал, что ты в отпуске.
        - Верно. У меня полно времени, но вообще-то я никогда не беру отпуск. - Помолчав, Амелия добавила: - В этом… не было необходимости. Но на этот раз Дайана уговорила меня, и я не смогла отказаться. Ей надо было побыть с семьей, к тому же все эти выставки… Короче, я решила шесть недель отдохнуть. Пока ремонтируется студия, - пояснила она.
        - И сколько же времени у тебя осталось?
        - Чуть больше недели.
        - Да, Тэйлор Томас, - зевая, вмешалась в разговор Дайана, - Амелия Рендалл скоро вернется к своей нудной ночной работе в больнице, где вокруг только ночные сиделки да спящие дети. - Дайана странно посмотрела на Амелию.
        - Ты пытаешься разозлить меня? - спокойно спросила та.
        Дайана покачала головой.
        - Пора измениться, Амелия, и ничто не мешает этому. Посмотри, ты совсем в другой обстановке. Когда ты была последний раз в окружении людей?
        - Дайана… - начала было Тэйлор.
        - Подожди, - перебила ее Дайана, приподнимаясь с шезлонга. - Не забывай, я только что пришла в себя после пятинедельного постоянного стресса, в который меня загнали все эти выставки. - Застонав, она потянулась, как кошка. - Я спала!
        - Да ладно тебе, - усмехнулась Тэйлор. - Перестань урчать и фыркать.
        - Вовсе я не фыркаю. - Дайана огляделась, ища бутылку с вином. - Вот, нашла! Хотите выпить? - спросила она.
        - Нет, спасибо, - сказала Тэйлор. - Итак, я хотела бы предложить Амелии присоединиться к нам во вторник утром.
        Дайана уселась между Тэйлор и Амелией.
        - Отличная идея! - воскликнула она.
        - Что за идея? - прозвучал сзади голос Кейси, поднявшегося на палубу вместе с Беном.
        - Мы хотим, чтобы Амелия во вторник поехала с нами, - объяснила Тэйлор. - Где вы были? - спросила она у Бена, усевшегося в нее в ногах.
        Если у Иганов был слегка взъерошенный вид, то Бен выглядел как настоящий джентльмен. И таких удивительных серых глаз Амелия не видела ни у кого.
        - Мы ловили рыбу. - Усмехнувшись, Бен приподнял брови. - Так что вечером - никаких сосисок.
        - Не намекаешь ли ты на то, чтобы я встала и отправилась на камбуз? - спросила Тэйлор, после того как Бен поцеловал ее в губы.
        - Этим занимаются папа и Хэнк. - Одним ловким движением приподняв Амелию, Кейси уселся на ее место и усадил девушку к себе на колени. - Вот так-то гораздо лучше, - промолвил он, проведя рукой по ее бедру. - Мне нравится твой купальник, - шепнул Кейси ей на ухо.
        Амелия вспыхнула от смущения.
        - Ох, как я люблю, когда женщины краснеют, - поддразнил ее Кейси, запечатлев поцелуй на ее горячей щеке.
        Кейси прижал Амелию к груди и тут же понял, что совершает ошибку. Да, купальник кое-что скрывал спереди, зато сзади ему открылось потрясающее зрелище. К тому же теперь Кейси видел ее стройные бедра и длинные ноги. Его пальцы скользнули по обнаженной спине девушки. Амелия, смутившись, заерзала. Кейси насторожился. Как бы не пришлось извиняться.
        - А где ты оставил Мэтта? - спросила Дайана, взглянув на Кейси.
        - Он развлекает близнецов, - вместо него ответил Бен. Он улыбнулся с отеческой гордостью. - А может, это они развлекают его. - Бен обратился к Тэйлор: - Дети учат его управлять яхтой.
        - А вот тебе, - наставительно заметил Кейси, бросив взгляд на Дайану, - следует подумать о том, чтобы наградить Мэтта собственными.
        - О чем это ты? - нахмурилась Дайана.
        - О детях, - радостно откликнулись Кейси, Тэйлор и Бен.
        Хорошо зная свою подругу, Амелия понимала, что в голове у той сейчас не только отборные ругательства индейцев чероки.
        - Может, вернемся к теме нашего разговора? - холодно спросила Дайана.
        - К какой такой теме? - невинным тоном осведомился Кейси.
        - Мы пытались выяснить, согласится ли Амелия составить нам во вторник компанию, - подсказала Тэйлор.
        - А куда вы едете? - поинтересовалась девушка.
        - Вниз по двести семидесятому арканзасскому шоссе, чтобы побродить по зловонной грязной яме в поисках бриллиантов, - с отвращением промолвил Бен.
        - Тресни-ка его, Тэйлор Томас. - Дайана поднялась. - Пойду спасу Мэтта Игана и попытаюсь сделать что-нибудь, чтобы мы не сели на мель. - Она направилась к трапу.
        - С радостью выполню твою просьбу, - отозвалась Тэйлор, глядя на мужа. - Не слушай его, Амелия. Там замечательно. Мы с Дайаной очень часто ездим туда. Надо в самом деле ехать вниз по двести семидесятому шоссе - там, к северу от Хот-Спрингз, за горой Маунт-Ида, есть великолепные залежи горного хрусталя. Если заплатить за вход, можешь весь день искать хрусталь. - Глаза Тэйлор горели от возбуждения. - Я всегда отправляюсь туда в надежде найти самый большой кусок хрусталя идеальной формы. Да, я ищу большие камни - у каждого из них свой характер. А вот Дайану увлекает другое: ей нравится наблюдать.
        - Она клянется, что в хрустале заключена мистическая сила и он не только исцеляет недуги, но придает силы своему обладателю, - усмехнулась Амелия.
        - Верно, - согласилась Тэйлор. - Она постоянно повторяет мне это. Ты должна поехать туда с нами и посмотреть на нее, Амелия. Она стоит посреди выработки с закрытыми глазами. А потом поднимает руки и, кружась, заводит песню. Внезапно Дайана сводит руки и в тот же миг открывает глаза…
        - …и кусок хрусталя, на который она указывает, зовет ее, - закончила Амелия. - Я много лет слышала рассказы о ваших поездках. - Она засмеялась, но не упомянула о том, что Дайана десятки раз уговаривала ее отправиться с ними.
        - Пожалуйста, поедем с нами во вторник, - взмолилась Тэйлор. - Это так здорово! Обычно потом мы отправляемся в Хот-Спрингз, снимаем номер в отеле «Арлингтон» на Гранд-авеню и идем в баню отдыхать.
        Амелия почувствовала, как руки Кейси сильнее сжали ее, словно он хотел таким образом помочь ей. Девушке казалось, будто с самого первого дня отпуска ее подхватил и понес с собою ураган. Началось же все с того ультиматума, который Дайана поставила, как только начали строить студию. Потом Амелия познакомилась с Кейси. Тот познакомил ее с другими людьми, точнее, со своей семьей. И вот теперь она размышляет над приглашением Тэйлор. Амелия не призналась бы в этом, но считала, что Дайана права. За несколько недель ее мир сильно изменился.
        - Недурное предложение, - наконец вымолвила она. - Но как же мои собаки?
        - С этим не предвидится никаких проблем, - заметил Кейси. - Мэтт зайдет и покормит их. К тому же всю следующую неделю рабочие будут там, так что и они смогут позаботиться о животных.
        Амелия поняла, что он лишил ее главного козыря.
        - Пожалуй, я поехала бы, - сказала она, внезапно осознав, что этот ответ удивил и ее, и окружающих. Амелия видела, какими изумленными взглядами они обменялись. И внезапно она почувствовала себя великолепно.


        Часом позже, доев последний кусочек рыбы, Амелия откинулась на спинку стула.
        - Я объелась, - заявила она.
        Ответом ей было лишь мычание остальных. На тарелках, где только что дымились сочные кусочки рыбы, теперь остались лишь кости. В салатницах, где были нашинкованная капуста и помидоры, лежали грязные ложки.
        - Как хорошо, что не надо никуда ехать, - вздохнув, промолвила Тэйлор. - Да, кстати, ты можешь и папу с Хэнком высадить на нашей пристани.
        - Отлично, мы проведем у вас ночь и отправимся домой утром, - заметил Мак.
        - Неплохая мысль, - отозвался Хэнк и спросил Бена: - Не возражаете против двух гостей?
        - Для этого и существует коттедж для гостей, - кивнул Бен и вытер Морган рот.
        - А как вы с Дайаной, Мэтт? - поинтересовалась Тэйлор, приглаживая волосы Хантеру.
        - Хотите вернуться к причалу с нами? - предложил Кейси.
        - Нет, спасибо, именинник. Уже слишком поздно. Мы скорее доберемся до дома, если возьмем машину напрокат.
        - Ну хорошо, - согласился Кейси, наблюдая за Амелией, которая составляла грязную посуду в раковину. Он был не прочь остаться с ней наедине, больше того, даже надеялся, что вся семья высадится на пристани у дома Тэйлор. Дождавшись, когда Амелия вернулась за новой партией грязной посуды, Кейси схватил ее и усадил себе на колени. - Ты поможешь мне не уснуть на обратном пути?
        Амелия с тревогой посмотрела в его смеющиеся глаза. Утром она думала, что проведет день наедине с Кейси. Теперь, после общения с его родными, не знала, готова ли остаться с ним вдвоем.


        Через некоторое время дети и мужчины исчезли. Тэйлор, Дайана и Амелия стояли у стола и собирали неиспользованную посуду.
        - А я и не знала, что вы живете на озере, - обратилась Амелия к Тэйлор.
        - Мы переехали сюда три года назад. Наш дом - один из первых, построенных Кейси. - Тэйлор тихо засмеялась. - Целый год он показывал этот дом людям в качестве образца, и мы уже привыкли к тому, что сюда толпами ходят заинтересованные лица. Но, как только репутация «Игансоу» утвердилась, наша жизнь вошла в обычную колею. - Она посмотрела на Амелию. - Может, зайдешь к нам выпить? Я бы сама показала тебе дом.
        - С удовольствием.
        - А ты уже видела дом Кейси?
        - Нет.
        - Попроси, чтобы он показал его. - Глаза Тэйлор сверкнули от гордости.
        - Я бы убила за такую постройку, - вздохнула Дайана.
        - Интересно. - Амелия улыбнулась. - И где же это сказочное жилище?
        Дайана покачала головой.
        - Мы устроим так, чтобы Кейси Иган показал тебе его.


        - Ты огорчилась, что мы там не задержались? - спросил Кейси, когда огни огромного дома исчезли за кормой.
        Прислонившись спиной к рулевой рубке, Амелия наблюдала за тем, как ловко Кейси ведет яхту по темному озеру.
        - Не знаю даже…
        Кейси сел на высокий капитанский стул лицом к ветру.
        - А я-то думал, что ты будешь рада избавиться от шумного общества.
        Амелия улыбнулась.
        - Мне понравилась твоя семья, чего я не могу с уверенностью сказать о тебе.
        Кейси взял ее за руку и привлек к себе.
        - Иногда они бывают немного надоедливы. - Наклонившись, он запечатлел поцелуй на ее волосах.
        Амелия крепче прижалась к нему.
        - И ты такой же.
        - То есть надоедливый? - удивился Кейси.
        - Да. Временами.
        - Объясни-ка подробнее, - попросил он. Амелия молчала.
        - Я напугал тебя? - спросил наконец Кейси. Амелия растерянно смотрела на него. Ну как признаться ему в том, что ее действительно пугает? Как сказать, что она боится не его, а тех чувств, которые питает к нему?
        - Тебя я не боюсь, - наконец выдохнула она.
        - В чем же тогда дело? В этом? - Кейси прикоснулся к ее губам. - Тебя пугают мои поцелуи? - Не дав Амелии ответить, он крепче прижался к ее рту. Когда его язык проник в полуоткрытый рот Амелии, она застонала. - Это пугает тебя? - спросил Кейси.
        Она судорожно вцепилась в его плечи.
        - Да! Да, это!
        - Почему? - Кейси стал осыпать мелкими поцелуями ее шею.
        Ее пальцы зарылись в его шелковистые волосы.
        - Я боюсь своих ощущений, - проговорила она, когда его губы коснулись жилки на ее шее. - Я никогда ничего подобного не испытывала, - промолвила Амелия, когда руки Кейси скользнули от бедер к ее груди. Внезапно поняв, что не выдержит, девушка отпрянула от него. Растерянно взглянув на Кейси, она вышла из рулевой рубки.
        Положив руки на штурвал, Кейси задумался. Надо сохранять контроль над собой и не забывать о яхте. Они заплыли слишком далеко, чтобы бросить якорь. Впрочем, он тут же решил, что можно и подрейфовать немного - ночью это неопасно. Проверив, горят ли опознавательные огни, Кейси на всякий случай зажег еще несколько небольших фонарей.
        Он нашел Амелию на корме. Прислонившись к поручням, она смотрела на темную воду, в которой отражалась желтая луна. Кейси залюбовался тем, как серебрит луна ее медные волосы. Амелия уже успела сменить купальник на короткую хлопчатобумажную блузу и широкую юбку. Она казалась ему прекрасной сиреной, которая неудержимо манила его к себе.
        - Я не позволю тебе убежать от меня. - Кейси подошел ближе и обнял Амелию. - Ни от меня, ни от своих ощущений.
        - Мне страшно. - Даже по голосу было слышно, как она несчастна.
        Кейси закрыл глаза, моля Бога о помощи.
        - Все чего-то боятся, Амелия.
        Она покачала головой.
        - Ты не понимаешь.
        - Я пытаюсь, но ты не хочешь мне помочь. - Кейси почувствовал, как она вздрогнула. - Ты знаешь, что очень нравишься мне?
        - Именно этого я и не понимаю. - В ее голосе прозвучало сомнение.
        Он ласково повернул Амелию к себе.
        - Позволь мне объяснить это. - Его губы коснулись ее прохладного лба. - Ты умна, - прошептал он, - и к тому же подходишь мне. - Теперь губы Кейси прильнули к ее трепещущим векам. - Ни у кого я не видел таких глаз, как у тебя. Ты околдовала меня. - Амелия застонала, когда он осыпал поцелуями ее шею. - Твоя кожа нежна, как лепестки роз, а твой рот… - он обвел языком контур ее губ, - молит меня о поцелуе. Разве ты не догадываешься об этом, детка?
        - Кейси… - прошептала Амелия перед тем, как их губы встретились в страстном поцелуе. Обвив руками его шею, она погрузила пальцы в шелковистые волосы.
        Руки Кейси скользнули под ее блузку и начали ласкать нагую спину. Амелия не сопротивлялась, и тогда он крепче прижал ее к своей груди. Ей казалось, что его ладони обжигают ее кожу. И вдруг Амелией вновь овладела паника. Схватив его за руки, она закричала:
        - Нет, Кейси, нет!
        - Ш-ш… - шепнул он ей на ухо. - Просто наслаждайся своими ощущениями… Не спеши, не волнуйся…
        И когда он поцеловал ее, Амелия немного успокоилась.
        Она инстинктивно потянулась к Кейси, неловкими пальцами стала ласкать его шею, а когда ее язык робко коснулся его языка, он застонал от страсти. Внезапно Кейси понял, что ему будет труднее, чем он предполагал, и дело было не в Амелии, а в нем самом. Ведь Кейси едва дотронулся до Амелии, только поцеловал ее, а ему уже казалось, что он вот-вот взорвется, достигнув вершины экстаза. Кейси пришлось приложить невероятные усилия, чтобы прервать поцелуй. Но это было еще не все. Он осторожно дотронулся губами до ее виска, до того места, где начинался шрам, и стал опускаться по нему ниже, к губам.
        - Не надо, Кейси!
        - Почему?
        - Потому что он так уродлив. - Амелия попыталась высвободить руку, чтобы распустить волосы, но он крепко держал ее.
        - Для меня в тебе нет ничего уродливого, - прошептал Кейси. - Неужели ты еще не поняла этого?
        - И ты думаешь, что я поверю тебе?
        Рванув ее к себе, Кейси провел языком по всему шраму.
        - Да, надеюсь, что поверишь. - Его тихий голос завораживал ее. - Я хочу, чтобы ты успокоилась и доверилась мне. Я хочу, чтобы ты смотрела на наши отношения иначе и видела, что этот небольшой физический изъян не имеет никакого значения. - Взяв Амелию за подбородок, Кейси приподнял ее лицо. В ее глазах застыли слезы, сверкавшие в лунном свете, как бриллианты. - Как же ты не понимаешь, что для меня важнее всего то, что у тебя внутри.
        Амелия молча смотрела на него. Кейси был великолепен. Господи, да он мог бы завоевать любую приглянувшуюся ему женщину! Ах, как ей хотелось поверить ему! Хотелось взглянуть на себя тем же взглядом, каким, по его словам, он смотрел на нее, но, увы, Амелия знала, что это невозможно. Ведь если бы это было правдой, ей не пришлось бы прятаться все эти долгие десять лет.
        - Уверен, ты считаешь, что я просто болтаю. Ты сомневаешься в моих словах, но я-то знаю, что говорю. - Кейси запечатлел на шее Амелии еще один поцелуй, от которого по всему ее телу разлилось тепло.
        - Полагаю, ты говоришь все это для того, чтобы получить то, чего хочешь.
        - А чего я хочу, Амелия?
        И она, не подумав, ответила:
        - Меня!
        Его внезапный смех потряс ее. Заворожил. Напугал. Чуть отстранившись, Кейси улыбнулся, его прекрасные глаза лучились нежностью.
        - Ты совершенно права, детка. Я действительно хочу тебя! Не рыжеволосую девчонку, которую я повстречал на улице, не хорошенькую мордашку, украшающую обложку журнала, а именно тебя - такую, какая ты есть.
        Амелия не отрывала от него взгляда. Голова у нее шла кругом от этих слов. Кейси снова поцеловал ее.
        - Ты сводишь меня с ума, - прошептал он. Положив ее ладонь на свою восставшую плоть, Кейси слегка качнулся.
        Этого движения оказалось достаточно для того, чтобы внутренняя преграда, сооруженная Амелией, пошатнулась. Правда, она не рухнула окончательно, но и сквозь трещину просочилась правда. «Разве кому-то будет плохо, если я позволю этой фантазии воплотиться в жизнь? - подумала Амелия, обнимая его. - Кто пострадает, если я познаю то, о чем так давно мечтала?»
        - Я хочу тебя, Амелия, - повторил Кейси. Заглянув в его глаза, полные страсти, она кивнула.
        - Не молчи, - попросил он. - Скажи, чего ты хочешь? Кровь забурлила в жилах Амелии, когда Кейси понес ее к стеклянной двери.
        - Тебя, - прошептала она. - Я хочу тебя.
        Войдя в капитанскую каюту, он осторожно уложил девушку на кровать. Посмотрев на Амелию, Кейси снял с нее сандалии.
        - Амелия…
        Она приподняла голову и робко коснулась его губ. Кейси страстно ответил на ее поцелуй.
        - Приподними голову, Амелия.
        Она выполнила его просьбу, и он снял с нее блузу. Амелия тут же подумала о своем шраме, но когда теплые губы Кейси начали ласкать ее грудь, она, охваченная желанием, забыла обо всем на свете.
        - Господи, как же я хочу тебя, - шептал он, осыпая поцелуями ее лицо, шею и грудь. - Ты божественна, Амелия…
        Кейси позволил Амелии снять с него рубашку. Потом его губы вернулись к ее виску, туда, где начинался шрам, скользнули по нему вниз, до того места на ключице, где шрам внезапно обрывался, но не остановились, а обхватили ее нежный сосок, томящийся в ожидании его ласк. Амелия прижала голову Кейси к своей груди.
        - Расслабься, дорогая, позволь мне ласкать тебя.
        Она не могла больше терпеть, не могла выносить эту сладкую пытку. Амелия почувствовала, что Кейси пытается развязать узел на ее юбке. Ее сердце екнуло, когда, справившись с узлом и отбросив юбку, он наклонился к ее животу. Волосы ее рассыпались по подушке, веки отяжелели, все ее тело изнывало от страсти.
        - Приподними бедра, детка, - попросил он.
        Амелия повиновалась, ее светлая кожа светилась в полумраке каюты удивительным перламутровым светом. Стащив с Амелии кружевные трусики, Кейси осторожно дотронулся до ее сокровенного места. Застонав, она ритмично задвигалась в такт его ласкам, а потом, сев, попыталась расстегнуть «молнию» на джинсах Кейси.
        - Давай же, детка, - задыхаясь, сказал он. - Быстрее, не томи меня.
        Непослушные пальцы Амелии едва справились с застежкой. Кейси быстро стянул джинсы и лег на нее. Амелия вздрогнула. Когда же он раздвинул ей ноги и его плоть коснулась ее лона, Амелия взмолилась о пощаде. Но Кейси, не выдержав, рывком вошел в нее. Внезапно он остановился, встретив на своем пути нежданное препятствие.
        - Амелия, взгляни на меня… - Ее веки затрепетали. Страх, вспыхнувший в золотистой бездне ее глаз, едва не лишил его сил. - Почему ты не сказала мне?
        - Стеснялась, - выдохнула она.
        - Не понимаю. - Кейси нахмурился. - Чего же ты стеснялась?
        Обхватив его лицо ладонями, Амелия заглянула ему в глаза.
        - До тебя я не хотела ни одного мужчину, Кейси. Я боялась, что ты не захочешь меня, если узнаешь правду…
        - Ох, детка! - простонал он, уронив голову ей на плечо. - Ну как я мог не захотеть такого чудесного подарка? - Кейси нежно поцеловал Амелию. - Я сделаю тебе больно.
        Она растроганно улыбнулась:
        - Все хорошо, любимый… - Ее руки легли на его бедра.
        Кейси на мгновение замер. Он вдруг с удивительной ясностью понял, что, взяв Амелию, должен будет дорого заплатить за этот дар, отдать ей свое сердце и свое будущее, но он был готов к этому. И сейчас, в этой каюте, при свете полной луны исполнилась его заветная мечта.



        Глава 6

        Сквозь сон Кейси услышал зловещие раскаты грома. Подняв руку к глазам и щурясь спросонья, он попытался разглядеть время на часах. Мигая, светящиеся точки сложились в цифры: 1:47. Потерев поросшую щетиной щеку, Кейси крепче прижал к себе Амелию. От Тэйлор они уехали около десяти, припомнил он. Интересно, далеко ли гроза, и стоит ли вернуться к Тэйлор, или лучше плыть к месту обычной стоянки? Амелия что-то пробормотала сквозь сон. Улыбнувшись, Кейси покачал головой. О том, чтобы вернуться к Тэйлор, не могло быть и речи. Он не хотел, чтобы сестра понимающим взором смотрела на Амелию.
        Когда вспышка молнии осветила темное небо, Кейси принял решение. У них мало времени.
        - Амелия… Детка, проснись… Нам надо уходить с озера - приближается гроза. - Словно в подтверждение его слов, налетевший порыв ветра сильно качнул яхту на высоких волнах.
        Амелия открыла глаза, но ей так не хотелось просыпаться и возвращаться в действительность из этого чудесного сна. Она потерлась спиной о его живот.
        - М-м… - сонно промычала она. - Мы не можем остаться?
        - Детка, этого я хочу больше всего на свете, но шторм быстро приближается, и оставаться посреди озера опасно. - Кейси умолчал о том, что в это время года шторм на озере мог перейти в разрушительный торнадо. - Так что, как бы мне ни хотелось остаться тут с тобой, я должен позаботиться о судне. - Поднявшись, Кейси быстро оделся и склонился над Амелией. - Ты тоже оденься, но оставайся в каюте, а то чего доброго за борт упадешь.
        К тому времени когда Амелия наконец проснулась, Кейси уже ушел. Она направилась в ванную, а выйдя оттуда через несколько минут, поняла, что шторм настиг их. Дождь хлестал по металлической крыше, ветер раскачивал яхту, грохотал гром. Сев на край кровати, Амелия смотрела, как молнии прорезают небо. Кейси там один на ветру и под дождем… Ей оставалось надеяться только на то, что он хорошо управляет яхтой. Только бы с Кейси ничего не случилось во время бури! Поежившись, Амелия попыталась отогнать от себя мрачные мысли.
        Ей казалось, что прошло уже несколько часов. Вдруг она заметила, что звук двигателя изменился. Судно боком ударилось обо что-то, и двигатель затих. На палубе послышалось какое-то движение, двигатель снова заработал, и яхта пошла вперед, но вскоре остановилась, и, кажется, двигатель опять заглох. Амелия напряженно прислушалась. Шум дождя доходил как бы издалека. Ветер вроде бы тоже утих. Все звуки доносились до нее словно сквозь слой ваты. Четко различим был лишь плеск воды и потрескивание дерева. Внезапно огни безопасности, мигнув, погасли, и Амелия осталась в полной тьме.
        С палубы донеслись звуки шагов, а затем какой-то шум, сопровождаемый отборной бранью.
        - Кейси! - позвала Амелия.
        Стеклянная дверь открылась, и девушка увидела темную фигуру.
        - Я здесь, детка. Электричество отключилось. Бросившись к Кейси, Амелия крепко обняла его.
        - Эй, осторожнее, я же вымок насквозь!
        - Это не важно! - Она спрятала лицо у него на груди. - Я так беспокоилась за тебя!
        Кейси обнял ее.
        - Правда? - обрадовался он.
        - Да. Тебя не было несколько часов.
        - Да каких там часов, детка! Меня не было минут пятнадцать, от силы двадцать.
        - Я не знала, справишься ли ты с управлением яхтой. Кейси жадно поцеловал ее в губы.
        - Что скажешь, если я предложу сбежать от всего этого? - шепнул он.
        - Куда сбежать? - удивилась она, гладя его голую мокрую спину.
        - В постель, куда же еще. - Кейси крепко сжал ее, и Амелия рассмеялась. - Я вымок, замерз и хочу принять душ. - Взяв девушку за руку, он вывел ее на палубу, и Амелия поняла, что они находятся в большом эллинге.
        - У меня есть выбор?
        - Боюсь, нет, зато у меня есть план. - Кейси толкнул дверь, и в эллинг тут же прорвались потоки дождя. - Это недалеко! - прокричал он, увлекая Амелию за собой в ночь.
        Наклонив голову и пряча лицо от ветра и дождя, она вцепилась в его руку. Тьма была кромешная. Вскоре Кейси подвел ее к деревянным ступенькам, по которым они и начали подниматься наверх. Холодные капли дождя, как иголки, кололи Амелию сквозь вымокшую одежду. Она едва дышала, когда они поднялись. Ее ноги заскользили по мокрой траве. Кейси, крепче сжав руку Амелии, снова повел ее за собой.
        Амелия чуть не налетела на него, когда он внезапно остановился. Подняв голову, она с удивлением увидела перед собой странное сооружение, казавшееся черной громадой в ночной тьме. Кейси подтолкнул ее к входу. Внезапно все осветилось ярким светом.
        - Ну надо же! - воскликнул Кейси. - Значит, электричества нет только в эллинге.
        Скинув с ног мокрые босоножки, Амелия огляделась и увидела стиральную машину, сушилку и морозильник. Кейси снова повел ее вперед. Они быстро миновали большую кухню, напичканную оборудованием, а потом Амелия почувствовала, что ее босые ноги утонули в мягком ковре.
        - Мы же испачкаем ковер! - воскликнула она.
        - Ну и что? Он и был не таким уж чистым, детка. - Следом за ней Кейси вошел в просторную гостиную. - А если ковер испачкается, я сменю его, так что беспокоиться не о чем.
        Амелия оторопело уставилась на Кейси. Стало быть, они у него дома? Если ему наплевать на ковер, то ей-то что волноваться? Амелия осмотрелась. От того места, где они стояли, вниз, к стеклянной стене, вела широкая лестница. От восторга у Амелии перехватило дыхание: ее взору открылась великолепная картина. За стеклянной стеной темнело бушующее озеро, а над ним то и дело ярко вспыхивали молнии.
        Кейси привлек ее к себе и поцеловал.
        - Спасибо, детка, но ты еще ничего не видела. Следуй за мной.
        Повернувшись направо, Кейси повел Амелию по коридору мимо дверей, за которыми, как она предположила, были спальни. Вскоре они оказались перед широкими двустворчатыми дверями.
        - Ну вот, а теперь закрой глаза, - велел Кейси. - Ты должна увидеть все сразу.
        Амелия подчинилась, и он ввел ее в комнату.
        - Подожди здесь, но не открывай глаза.
        Амелия слышала, как Кейси отошел, а потом к шуму дождя добавился шум воды, текущей из крана. Амелия едва не подскочила, когда его губы коснулись ее рта. Инстинктивно прильнув к нему, она обвила шею Кейси руками, но он быстро отстранился.
        - Господи, да ты же продрогла. Надо поскорее снять мокрую одежду и согреться, иначе схватишь воспаление легких.
        - Когда же ты позволишь мне открыть глаза?
        - Если хочешь, прямо сейчас, - усмехнулся Кейси.
        Амелия открыла глаза и увидела, что они в большой комнате, освещенной мягким электрическим светом. Две стеклянные стены выходили на озеро. В углу между ними стояла огромная кровать. Амелия повернулась и вскрикнула от восторга, увидев в другом углу удивительный душ, от которого поднимались вверх клубы пара. Задняя стена за ним была выложена настоящими камнями, и по ней водопадом стекала горячая вода. Перед душем зеленела перегородка из тропических растений высотой фута в три-четыре, отчего все это напоминало настоящие джунгли.
        - Пойдем со мной. - Кейси взял Амелию за руку и направился к зеленой стене, за которой лилась вода. - Для начала надо тебя раздеть, - проговорил он, снимая с нее насквозь мокрую блузу. Отбросив ее, он наклонился и поцеловал затвердевший сосок. - Ты просто заледенела, - прошептал он, борясь с узлом на ее юбке. Наконец узел был развязан, и мокрая юбка упала к ногам Амелии.
        Тут вспышка молнии осветила всю комнату, и Амелия вдруг почувствовала себя неловко. На яхте все было иначе, там она не стояла нагой перед ним. Она попыталась прикрыться руками, но Кейси рассмеялся:
        - Тебе не кажется, что уже слишком поздно? - Он оглядел ее с головы до ног.
        Амелия с трудом подавила желание перекинуть волосы вперед и закрыться ладонями. Если Кейси дотронется до ее трусиков, то она умрет от стыда. Конечно, глупо так стесняться, особенно учитывая то, что произошло совсем недавно, но она еще не готова…
        - Вот что, - сказал Кейси, словно угадав ее мысли, - ты пока раздевайся, а я пойду приготовлю что-нибудь выпить. - Быстро поцеловав ее в губы, он ушел.
        Как только он исчез, Амелия быстро стянула с себя кружевные трусики и спустилась по ступенькам к горячему водопаду. Не оставляло сомнений, что кто-то основательно потрудился над проектом этого душа. В небольших углублениях в камнях она увидела мыло, шампуни и вообще все необходимое для мытья. Взяв персиковый шампунь, Амелия намылила волосы и, запрокинув голову, ждала, пока вода смоет с них ароматную пену.
        Она потянулась было за куском миндального мыла, как вдруг почувствовала присутствие Кейси. Его сильная рука коснулась ее талии, а потом он прижал Амелию к своей волосатой груди.
        - Я подумал, что тебе нужна моя помощь, - прошептал он, касаясь губами мочки ее уха.
        Взяв у нее мыло, Кейси намылил руки и положил их на груди Амелии. Она застонала от наслаждения.
        - Кейси!..
        Ответом ей был лишь его приглушенный смех. Медленными эротичными движениями он намыливал ее тело. Когда Кейси закончил, ноги едва держали Амелию.
        - Согрелась? - спросил он.
        Амелия, задыхаясь, повернулась к нему лицом. Прищурив глаза, Кейси смотрел на нее сквозь горячие струи. Мокрые волосы липли к ее точеной головке. Пар почти скрыл ее шрам, и Кейси понял, что впервые видит Амелию такой, какой она должна быть. Настоящей богиней!
        Страсть закипела в нем. Он с трудом подавил желание овладеть ею немедленно и, тихо засмеявшись, привлек ее к себе.
        - Знаешь, мне ужасно хочется заняться с тобой любовью прямо здесь, но… - Кейси заглянул Амелии в лицо. Если она не перестанет так смотреть на него, то…
        Она увидела, что Кейси прищурился. Значит, он хочет ее, значит, она обладает над ним той властью, которая позволяет женщинам повелевать.
        - Я согрелась, - сказала Амелия. - Теперь твоя очередь… - Ее намыленные пальцы погрузились в густую поросль на его груди, и Кейси судорожно вздохнул. Она заторопилась. Намыливая его, Амелия любовалась великолепным телом и вспоминала, какими страстными были их объятия на яхте. Она снова хотела его, только не знала, как это выразить. Внезапно Кейси схватил ее за руки.
        - Детка, - хрипло проговорил он, - если ты немедленно не остановишься, я возьму тебя прямо здесь, на полу.
        Задрожав, Амелия открыла рот, чтобы сказать ему, как мечтает об этом, но его губы остановили ее. Смыв с себя пену, Кейси выключил воду и завернул Амелию в большое мягкое полотенце. Подхватив на руки, он понес ее на кровать. Улыбка этой женщины сводила его с ума. Кейси поставил Амелию на пол, полотенце упало, и тут очередная вспышка молнии осветила ее.
        Подняв полотенце, Амелия начала медленными движениями вытирать его грудь и живот, двигаясь вниз суживающимися кругами.
        - Амелия…
        - Да? - Она подняла на него невинный взор. Кейси вырвал у нее полотенце.
        - Сколько, по-твоему, я смогу терпеть?
        - Скажи мне, сколько…
        Откинув покрывало, он уложил Амелию на кровать и лег сверху.
        - Я лучше покажу тебе. - Приподнявшись на локте, Кейси стал гладить ее тело, опускаясь все ниже, касаясь волосков пушистого холмика внизу живота. Затем, склонив над ней голову, он стал лизать соски, изнывавшие по его ласкам. А потом, когда терпеть стало невмоготу, Кейси опустился на колени между ног Амелии и медленным движением вошел в нее. Она вздрогнула, застонала, и к ее голосу присоединился низкий стон Кейси, а их тела слились воедино.


        Кейси с тревогой посмотрел на Амелию. Она молчала вот уже полчаса - с тех пор как они выехали на шоссе. Они проспали почти до двух часов, а потом, смеясь, вместе готовили завтрак. Она пожелала во время позднего завтрака смотреть на озеро. И Кейси не стал возражать. Впрочем, его больше интересовало ее оживленное лицо, чем природа. Перекусив, они разложили перед собой воскресную газету и стали рассматривать комиксы.
        Но чем ближе было время отъезда, тем тише становилась Амелия. Кейси предложил ей остаться еще на одну ночь, но она отказалась, придумав тысячу предлогов, главным из которых были, конечно, собаки. Впрочем, об одном Амелия умолчала, так и не сказав, что боится встречи с Дайаной. А ведь именно подруга - в этом Кейси не сомневался - особенно тревожила Амелию.
        Она сидела, сложив на коленях руки, когда машина свернула к ее дому. Возле него стояло три автомобиля.
        - Мэтт здесь, - тихо заметил Кейси. Амелия съежилась.
        Кейси заглянул ей в глаза.
        - С тобой все будет хорошо, детка?
        - Надеюсь.
        - Я буду рядом.
        Кейси остановил машину, и они направились к дому.
        - Этого я и опасалась, - прошептала она, взяв его за руку.
        Вздохнув, Амелия выпрямилась и распахнула дверь. Собаки бросились ей навстречу. Скраффи и Бо громко лаяли и прыгали, не подпуская к ней Софи и Шедоу.
        - Ну и подлизы, - улыбнулась Амелия. Кейси положил руку ей на плечо.
        - Не бойся.
        Посмотрев на него, Амелия прошла в гостиную, но комната была пуста, а вот наверху слышались чьи-то шаги.
        - Дайана!
        - Мы скоро спустимся!
        Услышав, как наверху захлопнулась дверь, Амелия нахмурилась и вопросительно посмотрела на Кейси. Тот усмехнулся. Амелия вспыхнула, а Кейси, увидев это, рассмеялся.
        - Ну вот, а ты боялась! - воскликнул он. - Можно сказать, мы дома одни.



        Глава 7

        Уже темнело, когда Кейси и Амелия разложили одеяло под деревьями в саду. Отсюда они хорошо видели все поле, где вот-вот должен был начаться фейерверк в честь Дня независимости.
        - Амелия, расскажи мне о том случае, - попросил Кейси, осторожно откинув золотистую прядь с ее виска. - Пожалуйста.
        Она лежала на боку рядом с ним и спиной чувствовала его сердцебиение. Сильная рука Кейси покоилась на ее талии. Амелия знала, что стоит ей чуть шевельнуться, как она окажется в его объятиях, чего ей в общем-то и хотелось.
        Амелия задумалась над его просьбой. Готова ли она ответить ему? Все время она боялась, что он спросит ее об этом, и вот наконец так и случилось. Амелия знала, что Кейси будет настаивать, даже если она сменит тему разговора. Вздохнув, Амелия заговорила:
        - Я помню темноту, гром, вспышки молний и ливень… Кейси успокаивающе поглаживал ее руку.
        - Продолжай, детка.
        Она положила голову ему на плечо. Сквозь кружево листвы виднелись мерцающие звезды. Кейси сел, прислонившись спиной к толстому стволу дерева, а голову Амелии положил себе на колени.
        - Я только что отработала смену. В ту ночь в детском отделении было три неотложных случая, и я очень устала. Думаю, я была не очень внимательна. Ночные сестры обычно оставляли свои машины на освещенной стоянке рядом с больницей, но из-за грозы электричество отключили. В больнице во время грозы подключаются запасные генераторы, а вот на стоянке было темно. Я торопилась, потому что меня ждала Дайана. - Амелия замолчала.
        - Который был час? - спросил Кейси.
        - Странно, но точно я помню только одно - время. Я вышла из больницы в двадцать одну минуту четвертого. Дождь лил как из ведра. Сначала я даже не могла разглядеть стоянки, но потом яркая вспышка молнии осветила все вокруг, и я увидела сидевшую в машине Дайану. Я побежала на стоянку, не заметив огней другого автомобиля. Не помню даже, слышала ли я шум грозы. - Она задрожала, и Кейси крепко обнял ее. - А потом… Потом я очнулась в палате интенсивной терапии. Мне сказали, что я была в коме семь дней. У меня было сотрясение мозга, я сломала плечо и… вот это… - Она указала на шрам. - Я и раньше знала, что быть пациентом совсем невесело, но тогда я научилась смотреть на медиков совсем иначе, чем раньше. Думаю, я стала лучше работать после несчастного случая.
        Кейси усадил Амелию себе на колени, чтобы в сумерках видеть ее лицо.
        - Кто тебя сбил?
        - Водитель удрал с места происшествия.
        - Но Дайана все видела, - заметил Кейси. Амелия покачала головой:
        - Нет, ее ослепила вспышка молнии. Когда ее глаза привыкли к темноте, она увидела, что я лежу на мостовой, а вдали - огни автомобиля. Дайана даже не смогла назвать полиции его марку и цвет. - Она невесело усмехнулась. - И уж конечно, никто не признался в содеянном.
        - А другие свидетели были?
        - Кейси, не забывай, что это произошло среди ночи, так что на стоянке никого не было. - Амелия села рядом с Кейси и взяла его за руку. - А потом… Потом последовали долгие месяцы выздоровления и реабилитации, не говоря уже об операциях на лице.
        - И кто за все это платил, детка?
        - Медицинская ассоциация. Я постоянно благодарю Бога за то, что выбрала медицину своей профессией. Правда, страховки на все не хватило, и мне сделали только самые необходимые операции, а о пластических и речи не было, потому что они гораздо дороже.
        - Как же так? - возмутился Кейси. - Да этот сукин сын должен был оплатить все сам!
        - Но кому направить счет, Кейси?
        Он не успел ответить: раздался грохот фейерверка, и все небо над ними осветилось яркими белыми и красными вспышками. Вздохнув, Кейси снова усадил девушку себе на колени.
        - Кажется, шоу начинается.
        Отогнав печальные воспоминания, Амелия радостно захлопала в ладоши.
        - Господи, я чувствую себя ребенком, когда вижу фейерверк! Как же я его люблю!
        Она то и дело подскакивала на коленях у Кейси, и он мрачно подумал, что ему-то она вовсе не напоминает маленького ребенка.
        - Ох, Кейси, ну посмотри вот на этот! - Амелия указала на яркий красно-золотой мигающий шар, вспыхнувший на фоне темного неба сразу после громоподобного хлопка. - Какая прелесть!
        Кейси удивленно взглянул на нее: сдержанность Амелии исчезла, более того, она словно забыла о своем шраме. У него на коленях сидела женщина, которую он сразу распознал в ней. Такой Амелию знала Дайана до несчастного случая. О такой женщине Кейси всегда мечтал.
        Она сияла от радости. Забыв о шраме, Амелия убрала волосы за уши, открыв взору Кейси левую половину своего раскрасневшегося лица. Внезапно он понял, что эта женщина нужна ему. Сколько бессонных ночей за последнюю неделю провел Кейси, думая о ней! До знакомства с Амелией он ухаживал за женщинами, но, добившись своего, тут же терял интерес к партнерше. На этот раз все было иначе. Ему совсем не хотелось убегать от Амелии. Кейси понял, что полюбил по-настоящему.
        - Ты такая красивая, Амелия.
        Когда в небе вспыхнул очередной букет огней, он наклонился вперед и поцеловал ее в шею. Обернувшись, Амелия посмотрела ему в глаза. Между ними уже произошло самое главное, но она все еще не была уверена в нем. Теперь, открыв Кейси свою тайну, она больше всего боялась увидеть в его глазах жалость. Но он уверенно смотрел на нее. Многое видела Амелия в синей бездне его глаз: восхищение, юмор, тепло и что-то еще, почти неуловимое, но жалости в них не было.
        «Никакой жалости, к тому же его слова прозвучали так правдиво», - подумала Амелия, когда Кейси уложил ее на одеяло. Он склонился над ней, и вдруг, как по волшебству, вокруг его головы на фоне неба замигали пестрые огоньки фейерверка.
        - А ты заметила, что я всегда говорю тебе только правду? - внезапно спросил Кейси, коснувшись губами ее щеки. - Знаешь, - приподнявшись, добавил он, - в твоих глазах я вижу отражение фейерверка.
        Амелия замерла в ожидании его ласк, и ее охватило приятное томление. Она хотела его, хотела прямо здесь и сейчас.
        Рука Кейси, скользнув под ее футболку, начала медленно поглаживать ее грудь. Амелия затрепетала, испытывая необыкновенное наслаждение от того, что его тело всей своей тяжестью придавило ее к земле.
        - Кейси… - прошептала она, проводя руками по его спине и снимая с него рубашку.
        Они лихорадочно исследовали тела друг друга, изобретая все новые ласки, их горячие руки и губы жадно ласкали шею, веки… Когда пальцы Кейси скользнули в ее влажное лоно, Амелия застонала. Он быстро вошел в нее, и она вскрикнула, устремляясь навстречу его ласкам. Это было неповторимо, божественно. Волны наслаждения снова и снова накрывали их, заставляя все теснее прижиматься друг к другу. Движения их становились все более быстрыми, и вскоре оба закричали, празднуя победу любви.


        Амелия медленно объезжала кипящую городскую площадь в поисках места для парковки. Когда она делала третий круг, какая-то машина уехала со стоянки, освободив узкое пространство, и Амелия тут же втиснула туда свой автомобиль.
        Выключив мотор, она посмотрела на часы: до встречи оставалось еще пятнадцать минут. Впрочем, она до сих пор не знала, стоит ли идти на нее. Амелия тяжело вздохнула. Старомодный термометр, висевший на стене банка, показывал, что температура достигла тридцати шести градусов. Амелия оставалась в машине. Даже после всего того, что случилось в ее жизни за последнее время, она не стала бы ждать в приемной, где есть и другие люди. Увеличив мощность кондиционера, Амелия посмотрела на улицу. Рядом с нужной ей дверью она увидела табличку: «Джон Вэнс. Адвокат».
        Амелия в который уже раз спросила себя, стоило ли приезжать сюда, и ее замутило от волнения.
        - Это один из самых глупых моих поступков за последнее время, - прошептала она. - Не понимаю, зачем я приехала.
        Откинувшись на сиденье, Амелия посмотрела по сторонам. Над асфальтом поднимался раскаленный воздух. Ей казалось, будто она видит испарину на лицах прохожих. Еще раз взглянув на часы, Амелия внимательно посмотрела на себя в зеркало. Под толстым слоем косметики, которым она покрывала лицо всякий раз, когда ей предстояло появиться на людях, шрам выглядел как уродливый рубец на гладкой коже. Амелия вообще не злоупотребляла косметикой, а уж в такую жару без нужды и подавно не стала бы ею пользоваться.
        Дрожащими пальцами она провела по шраму, понимая, однако, что толку от этого не будет и ей не удастся унять зуд. Сколько крем-пудры ни наноси, все равно рубец не скрыть. Едва не застонав от досады, Амелия выскочила из машины.
        Через несколько мгновений она уже была в конторе адвоката. Кареглазая брюнетка, холодно поздоровавшись с девушкой, проводила ее в приемную, ничуть не походившую на адвокатские офисы из художественных фильмов. Повсюду громоздились кипы книг и бумаг. Высокий худой блондин быстро встал из-за стола и, подойдя к Амелии, протянул ей руку.
        - Мисс Рендалл, рад познакомиться с вами. Я Джон Вэнс, мы говорили с вами по телефону. Прошу вас, присаживайтесь.
        Амелия опустилась на обитый кожей стул для посетителей, а адвокат вернулся к своему месту за столом и отодвинул в сторону бумаги. Не говоря ни слова, он начал разбирать какие-то документы.
        Несколько минут Амелия молча рассматривала Вэнса - человека на несколько лет старше ее, серьезного и умного на вид, в маленьких очках в тонкой металлической оправе, со взъерошенными редеющими волосами, в мятой сорочке с ослабленным узлом галстука. Пиджак адвоката висел на обогревателе, стоявшем за стулом. Во внешности Вэнса не было ничего такого, что могло бы смутить Амелию, однако она чувствовала себя весьма неуютно.
        - Уж очень жарко сегодня, вы не находите? - вежливо заметил адвокат, отодвинув несколько папок.
        - Вы правы, - кивнула Амелия.
        - Вы легко нашли мою контору? - осведомился Вэнс, не поднимая глаз от очередной папки.
        - Конечно. Извините, пожалуйста, меня… - Амелия нервно улыбнулась, заметив, что адвокат посмотрел на нее сквозь очочки. - Извините, мистер Вэнс, - повторила она, - но мне не по себе, потому что я не понимаю, зачем вы пригласили меня сюда. Я вижу, что вы очень заняты, поэтому не хочу злоупотреблять вашим вниманием. Вэнс улыбнулся:
        - То есть вы предлагаете мне перейти к делу? М-м… - У него был приятный низкий голос. - Да, конечно… Я должен был сразу это сделать. - Он не сводил глаз с девушки. - Некто обратился ко мне с просьбой связаться с вами, мисс Рендалл, и передать вам кое-какие счета.
        - Счета? - удивилась Амелия. - Не понимаю, о чем идет речь.
        - Позвольте мне кое-что объяснить вам. - Вэнс потянулся за пухлой папкой и, не открывая, положил ее перед собой. Посмотрев в глаза Амелии, он задумчиво побарабанил пальцами по столу.
        Под его пристальным взором Амелия окончательно смутилась и опустила голову, чтобы волосы прикрыли ее лицо.
        - Около десяти лет назад с вами произошел несчастный случай, верно?
        Амелия оцепенела. Все ее чувства сконцентрировались в кончиках похолодевших сцепленных пальцев.
        - Несчастный случай, мистер Вэнс? - дрожащим голосом переспросила она. - Странно. Я никогда не назвала бы это несчастным случаем. Преступлением - да, подлостью, трусостью - да… Но несчастным случаем? Никогда! - Она наклонилась вперед, глаза ее горели. - Я стала жертвой человека, который, сбив меня, сбежал с места преступления. - Откинувшись на спинку стула, Амелия автоматически поправила падавшие на лицо волосы. - Впрочем, я мало кому об этом рассказывала, а потому хотела бы знать, откуда вам это известно.
        Открыв папку, Джон Вэнс вынул оттуда два сложенных листка:
        - Это отчасти объяснит то, что я намерен вам сказать. - Он протянул ей листы, оказавшиеся конвертами.
        Взяв конверты, Амелия увидела в левом углу каждого из них название банка.
        - Прошу вас вскрыть их, мисс Рендалл.
        Положив один конверт на колени, Амелия распечатала другой дрожащими пальцами. В нем оказалась банковская расчетная книжка.
        - Если вы откроете ее, мисс Рендалл, то сразу поймете, почему я попросил вас принести какие-нибудь документы, удостоверяющие вашу личность.
        Амелия раскрыла голубую книжицу. Перед глазами у нее все поплыло, когда она увидела на первой странице свое имя. Следовавшие далее цифры подсказали ей, что это какой-то счет. Не поднимая глаз, Амелия перевернула страницу и… замерла. Она не видела ничего, кроме цифр, напечатанных на принтере, не слышала ничего, кроме неистового стука своего сердца. Ее глаза снова и снова скользили по единственной строчке: вклад, сделанный 30 июля. 600 000 долларов!
        - Мисс Рендалл!
        Амелия хотела поднять голову, но была не в силах оторваться от этой строки. Она хотела что-то сказать, но от потрясения лишилась дара речи.
        - Мисс Рендалл, прошу вас, вскройте и второй конверт. Пожалуйста, мисс Рендалл.
        Слегка покачав головой, Амелия положила первый конверт на свою сумочку и распечатала второй. Дрожь прошла. Во втором конверте оказалась чековая книжка. На каждом чеке были набраны ее имя, фамилия, адрес и телефон.
        - На ваш счет в этой книжке переведена сумма в размере двухсот тысяч долларов, мисс Рендалл.
        У Амелии дух захватило. Она пыталась заставить себя обдумать нелепую ситуацию, но все происходящее напоминало ей сцену из старого кино.
        - Это… шутка? - наконец выдохнула она. Адвокат приветливо улыбнулся ей:
        - Нет, поверьте мне, это не шутка. - Он поднялся и подошел к ней. - Если вы покажете мне свои документы, то мы продолжим.
        Как марионетка, которую дернули за веревочки, Амелия вытащила из сумочки бумажник. В нем лежало ее свидетельство о рождении и карточка социального обеспечения. Просмотрев документы, Вэнс вернул их девушке.
        - Итак, - промолвила Амелия, словно все наконец-то разъяснилось, - произошла ошибка?
        Вэнс покачал головой:
        - Нет, мисс Рендалл, никакой ошибки нет. Вы держите в руках восемьсот тысяч долларов. Эти деньги в вашем полном распоряжении.
        - Прошу вас, я не понимаю… Кто умер? Кто это сделал? - В голову ей пришли какие-то страшные мысли, но она отогнала их и посмотрела на адвоката. - Кто же? - повторила Амелия.
        Вэнс задумчиво поправил узел галстука.
        - Я не имею права сообщать вам эту информацию. Клиент потребовал строгой конфиденциальности. Я вправе сказать вам одно: деньги ваши, и вы можете распоряжаться ими по своему усмотрению.
        «Господи, неужели я так похожа на безмозглую идиотку?! Или кто-то решил, что вместе с красотой я потеряла и разум?» Гнев охватил Амелию.
        - Мистер Вэнс, я понятия не имею о том, кто это сделал, но кое-какие подозрения у меня есть! - Вскочив со стула, она откинула волосы с лица и указала на шрам. - Деньги передал тот монстр, что изуродовал меня, не так ли?
        Вэнс внимательно посмотрел на девушку и положил руку ей на плечо.
        - Порой мне приходится сожалеть о правах моих клиентов. - Он вздохнул. - Со мной связался мой коллега из Литтл-Рока, бывший однокурсник по юридическому факультету. Впрочем, это не важно. Так вот, человек, перечисливший деньги, - один из его клиентов. Мой приятель просил меня сообщить вам о переводе денег. - Заметив, что Амелия хочет о чем-то спросить, Вэнс поспешно добавил: - Я не назову вам никаких имен, мисс Рендалл.
        - Но это… неправильно! - вскричала девушка. - Я хочу знать, кто совершил это! Хочу, чтобы об этом стало известно властям! Я имею на это право! Это мужчина или женщина? Почему он только сейчас решил сделать это? Что изменилось в его жизни, если он вдруг решил заплатить мне?
        Адвокат замахал руками.
        - Прошу вас, сядьте, мисс Рендалл. - Он нажал на какую-то кнопку на столе, и до Амелии будто издалека донесся его голос: - Джун, пожалуйста, принесите мисс Рендалл что-нибудь выпить.
        Не прошло и минуты, как Джун уже протягивала Амелии стакан воды со льдом. С сочувствием посмотрев на девушку, она ушла.
        Отпив глоток воды, Амелия подняла голову, ее глаза наполнились слезами.
        - Прошу прощения, - прошептала она.
        - Вам не за что извиняться, - ласково сказал Вэнс. - У вас есть право задавать все эти вопросы, вот только, к сожалению, ответов на них у меня нет.
        - Я не могу поверить в это. Неужели этот человек считает, что за деньги можно купить все?
        Усмехнувшись, Джон Вэнс потянул вниз узел галстука. Амелия про себя отметила, что он уже несколько раз при ней то расслаблял узел, то вновь затягивал его. Это походило на нервный тик.
        - М-м… Вы должны признать, что такие суммы не оскорбительны. - Бросив взгляд на Амелию, адвокат понял, что выбрал не самую лучшую тактику. Подойдя к окну, он посмотрел на улицу. - Я понимаю вас. Представляю, что вы пережили, мисс Рендалл. Но я был бы плохим адвокатом, если бы не дал вам один совет. Не тратьте попусту время, пытаясь выяснить имя этого человека. Никто не поможет вам в этих поисках. Даже если за это возьмусь я, меня ждут о-очень большие трудности. - Пожав плечами, Вэнс повернулся к Амелии. - Сумма, перечисленная на ваше имя, весьма велика. Впрочем, как я понимаю, для этих людей она вполне приемлема. Они наняли не какого-нибудь жалкого адвокатишку, а лучшего специалиста по таким делам. Мой друг из Литтл-Рока получает самые высокие гонорары за свой труд. Его подчиненные позаботились о том, чтобы все желания клиента были исполнены. - Вэнс выразительно посмотрел на девушку, словно желал, чтобы она увидела то, чего он сказать не может. Его следующие слова поразили Амелию больше, чем все предшествующее: - Но даже если вы узнаете имя этого человека, какой будет от этого прок?
        - Какой прок? Да как вы можете задавать такие вопросы? - Амелия вскочила со стула. - Я добьюсь того, чтобы его наказали за преступление, вот какой прок!
        - Ах вот оно что! - воскликнул адвокат с таким видом, будто она только что открыла ему глаза. - Но, видите ли, мисс Рендалл, несмотря на ваш справедливый гнев, эти люди лучше, чем вы, знают законы. Дело не откроют по причине давности преступления.
        - Но мне нужно получить ответы на мои вопросы! Я хочу знать почему?!
        - Мисс Рендалл, в идеальном мире вы непременно получили бы эти ответы, а человек, совершивший преступление, сам явился бы к вам с повинной и молил бы вас о прошении. Он или они… - поправился Вэнс, качая головой и направляясь к двери. - Но, увы, наш мир далек от совершенства, и в нем вам не найти ответов на ваши вопросы. Мне очень жаль… Но я хочу добавить еще кое-что. - Он понизил голос. - Я не испытал того, что пришлось пережить вам. Молю Господа, чтобы на мою долю никогда не выпало таких страданий. Но я понимаю, что эти годы были для вас сущим адом. А теперь эти годы позади, мисс Рендалл. Вам не повернуть время вспять, даже если вы узнаете имя того человека. А теперь пойдемте в банк, покажем им ваши документы и откроем счет. И вот что еще я посоветую вам. Продолжайте жить. - Лицо Вэнса осветилось широкой улыбкой. - Уверен, вы заслужили каждый цент из этих денег.

* * *

        - Амелия Рендалл! Почти половина четвертого! Где ты была? - взволнованно спросила Дайана, когда ее подруга вошла в кухню. - Ты же будешь падать с ног от усталости на ночном дежурстве.
        - Я не пойду сегодня ночью на работу.
        Дайана, месившая тесто для хлеба, вытерла руки.
        - Что это значит? Я думала, твой отпуск закончился.
        Амелия слегка улыбнулась и, подойдя к холодильнику, вынула оттуда банку содовой.
        - Так и есть, - кивнула она, открывая банку и усаживаясь на краешек засыпанного мукой стола. - Но он начался снова.
        Дайана опустилась на стул напротив подруги.
        - Ничего не понимаю… Ты не могла бы говорить яснее?
        - Помнишь сообщения на автоответчике, оставленные на прошлой неделе, когда нас не было?
        - Ага…
        - Их записал адвокат из Бентонвилла. Сегодня утром я встречалась с ним.
        Дайана вопросительно приподняла брови.
        - Ну и?..
        Амелия вынула из сумочки банковскую книжку.
        - Смотри.
        Дайана раскрыла книжку, уставилась на цифры, а потом перевела удивленный взгляд на подругу.
        - Сначала я отреагировала так же, - сухо заметила Амелия. - Но это еще не все. Есть еще чековая книжка, на которую положено двести тысяч.
        - Ничего не понимаю…
        - В городе я побывала у хирурга-косметолога. В среду мне нужно явиться к одиннадцати утра в Центр восстановительной хирургии в Ван-Бюрене.
        Дайана не верила своим ушам. Сколько раз Амелия говорила ей о том, что за операцию может заплатить либо она сама, либо тот, кто сбил ее! Вскочив со стула, она бросилась обнимать подругу.
        - Неужто это наконец случилось? Я так счастлива за тебя, Амелия Рендалл! Кто же это был?
        Девушка усмехнулась:
        - Кто бы это ни был, у этого человека хватило денег для того, чтобы замести следы. - Сунув руку в карман, она вытащила оттуда ключи. - После разговора с адвокатом я съездила в больницу и сообщила, что меня долго не будет. Потом заехала еще кое-куда. - Она вручила ключи Дайане. - Этим я, конечно, не покрою всего, что ты сделала для меня за все эти годы, но это только начало. Поди-ка сюда.
        Дайана вышла вслед за Амелией. Рядом с домом стояла новая машина красного цвета.
        - Я не приму такой подарок!
        - Почему бы и нет? - Амелия направилась к машине. - Тебе же придется жить здесь и заботиться о животных, пока меня не будет. Ты должна возить в чем-то свои картины, а этот, - она пнула ногой колесо старенькой машины Дайаны, - драндулет уже забыл о своих лучших днях. - Она взглянула на подругу. - К тому же ты отвезешь меня в больницу, а я хочу, чтобы мое появление там произвело на всех впечатление.


        Поздним вечером Амелия смотрела на поле, где светились огоньки светлячков. Они напомнили ей о Четвертом июля. Чуть повернув голову направо, она увидела то место под деревом, где занималась с Кейси любовью. Взяв бутылку, Амелия наполнила бокал Дайаны и подлила вина в свой.
        - Стало быть, ты ничего не хочешь говорить Кейси Игану? - удивилась Дайана. - А мне-то казалось, что он тебе нравится.
        - Очень нравится.
        - Объясни, пожалуйста, Амелия, а то я опять тебя не понимаю.
        - Попытаюсь, но вообще-то это довольно сложно.
        - А с тобой вообще всегда все сложно, - мрачно заметила Дайана.
        - Кейси - первый за долгое время, кто обратил на меня внимание.
        - Да ты же никого к себе не подпускала!
        - Верно. Но как же мне узнать, настоящее ли чувство я испытываю к нему или это просто благодарность за внимание, которое он мне оказал?
        Дайана открыла было рот, но не нашла никаких аргументов. Действительно, как?
        - Кейси чудесный, очень добрый человек. Он проводил со мной так много времени. Познакомил меня со своей семьей, отрывал для меня время от работы. Он избавил меня от страхов…
        - Это ни о чем не говорит тебе?
        - Это говорит о том, что у него щедрое сердце. А также о том, что, если я скажу: «Знаешь, Кейси, я собираюсь сделать пластическую операцию» - он ответит: «Амелия, не стоит делать этого, ведь для меня ты и так хороша».
        - Но если это правда?
        Амелия покачала головой.
        - Но как же мне узнать, действительно ли это так или он просто добр ко мне?
        - Ох, Амелия, Амелия!
        - Пойми, Дайана, Кейси помог мне вернуть важную часть меня самой. Я очень многим ему обязана. И я хочу, чтобы он увидел меня… настоящей, когда задумается о том, какие чувства испытывает ко мне. Когда речь пойдет о чувствах, ни доброты, ни жалости я не приму.
        Дайана долго смотрела на нее.
        - Ты так любишь его?
        Амелия затрепетала.
        - Да, я очень люблю Кейси.
        - Но ты рискуешь потерять его. Он может не перенести обиды, ведь мужчины во многом похожи на детей.
        Глаза Амелии заблестели от слез.
        - Я знаю, Дайана, но я должна рискнуть. Потому что хочу знать правду.



        Глава 8

        Амелия тщетно пыталась успокоиться, глядя, как доктор Кроуфорд перелистывает ее быстро толстеющую историю болезни. Когда ее напряжение достигло апогея, он поднял голову и улыбнулся.
        - Что ж, мисс Рендалл, вижу, вам не терпится узнать результаты анализов.
        Амелия через силу улыбнулась.
        - Во-первых, позвольте напомнить вам, что, когда луч лазера проникнет сквозь верхние слои кожи, ваш организм сам начнет бороться со шрамом.
        - Я кое-что в этом понимаю, - едва слышно прошептала Амелия.
        - Ну да, - кивнул Кроуфорд. - Пожалуй, я впервые встречаю пациентку, весьма осведомленную в этом деле. - Он положил руки на папку с историей болезни. - Как мы уже говорили с вами на встрече в среду, операция позволит подкорректировать шрам, но полностью избавиться от него не удастся.
        Амелия кивнула, пытаясь проглотить стоявший в горле комок.
        - Понимаю… - Ее голос предательски дрожал. - Кажется, сейчас я готова смириться с этим, хотя две последние ночи молила Бога о том, чтобы анализы опровергли ваше предположение. - Амелия улыбнулась. - Не стоит надеяться на чудо, не так ли?
        Доктор Кроуфорд добродушно покачал головой.
        - Тем не менее я думаю, что вас приятно удивят результаты оперативного вмешательства. Я проконсультировался с врачами, осмотревшими вас вчера. Мы пришли к выводу, что в вашем случае лучше всего сузить шрам. Кое-где мы используем специальную технику, которая позволит растянуть кожу и изменить направление разрыва. Благодаря этому рубец будет напоминать обычную складочку кожи или мимическую морщинку. Итак, - доктор осторожно коснулся лица Амелии холодными пальцами, - в этом месте, где шрам выходит из-под линии волос, мы направим его к уголку глаза - там он затеряется среди «гусиных лапок». На щеке мы сузим его, насколько это возможно. Вы больше не увидите этого темного грубого рубца. - Его пальцы скользнули ниже. - А возле рта мы восстановим ткани, так что едва заметный след сойдет за складку кожи у губ. После операции останется чуть заметная белая линия, которую вы без труда сможете скрыть под тонким слоем пудры.
        - Как долго продлится операция?
        - Полагаю, около трех часов. Не думаю, что возникнут какие-то проблемы. Анализы показали, что у вас прекрасное здоровье, так что, полагаю, все будет в порядке.
        - А сколько времени займет восстановление?
        - Швы будут сняты через семьдесят два часа после операции. Их мы заменим медицинским клеем и мини-скобками и проследим за тем, чтобы шрам стал как можно уже. Об окончательных результатах можно будет судить через две недели. Если они окажутся неудовлетворительными, мы подкорректируем шов. Короче, вам придется провести в больнице от шести до восьми недель.
        Откинувшись на спинку стула, Амелия глубоко вздохнула. Наконец-то это случится! После десяти лет кошмара она опять станет нормальной. Дайана права: медицина шагнула далеко вперед за эти годы. Правда, от шрама все же останется небольшой след, но почти незаметный. Он будет напоминать о ее боли и страданиях.
        А что такое шесть или даже восемь недель после всего пережитого? И цена за операцию оказалась куда меньше, чем ожидала Амелия. Ей уже сообщили, что пребывание в стационаре и операция обойдутся примерно в двадцать - двадцать пять тысяч долларов. Так что она останется богатой женщиной. Амелия поняла, что Джон Вэнс прав: ничего не изменится, если она узнает имя водителя. Ничего!
        Правда, восстановительный период затянется дольше, чем она предполагала. Амелия знала, Кейси не останется в стороне, узнав, что она задумала. Ах, как же она скучает по нему! Сколько раз за последние два дня сокрушалась о том, что решила все утаить от Кейси. Вот если бы он был рядом! Как ей хотелось свернуться клубочком в его объятиях в те долгие ночи, когда она ждала результатов анализов.
        Впрочем, решение принято: Амелия пройдет через это испытание одна, а уж потом подумает о будущем. Своем и Кейси.
        - А после восьми недель? - спросила Амелия у Кроуфорда.
        Он ласково засмеялся:
        - Позвольте заверить вас, что вы уйдете отсюда другой женщиной. Но, как медицинская сестра, вы должны знать, что первое время шрам будет сильно воспален, то есть на вид даже хуже, чем сейчас. Однако со временем все эти следы исчезнут, и он станет незаметен.
        Амелия кивнула.
        - Не беспокойтесь, доктор. Я не жду слишком быстрых результатов.
        - Вот и хорошо, - кивнул врач. - Как я понял, вы уже устроились в корпусе для пациентов?
        - Да.
        - Оставайтесь там до операции. Первые трое суток вы проведете в больнице, а время реабилитации - там.
        - Когда же начнем?
        - Я готов назначить операцию на шесть утра в понедельник.
        Сердце Амелии подпрыгнуло.
        - Так скоро?
        - Вас что-то смущает? - удивился Кроуфорд.
        - Нет. Просто я и не мечтала, что все произойдет так быстро.
        - Да. Должен заметить, что ваш случай не такой уж сложный по сравнению с другими. Бывает, что и консультироваться уже не о чем. К тому же операция, как у вас, занимает куда меньше времени, чем, скажем, полная реконструкция лица.
        Амелия почувствовала себя пристыженной. Выходит, ее шрам - ерунда по сравнению с теми случаями, с которыми ежедневно сталкивается доктор Кроуфорд?
        - Спасибо, что нашли время и для меня, доктор. Надеюсь, как медсестра я могу предложить свои услуги на то время, пока будет проходить восстановительный период?
        Врач просиял:
        - Вы, кажется, детская сестра? Бьюсь об заклад, мы найдем вам работу, чтобы отвлечь вас от мрачных мыслей.


        Амелия вытянулась поперек двуспальной кровати в своей комнате. Она только что пришла от доктора Кроуфорда, немного усталая от бесконечных медицинских исследований, но удовлетворенная. Она оглядела комнату, которая должна была стать для нее раем. Дайана застонала бы от ужаса, увидев зеленые с мелким рисунком обои, однако Амелию этот цвет успокаивал. Она провела руками по гладкому покрывалу, которое гармонировало с зелеными стенами и бежевым ковром на полу. Потом повернула голову. На комоде стоял телевизор. Рядом с комодом находилась дверь в ванную. Небольшой столик и стул у окна довершали обстановку комнаты, похожую на номер в мотеле. Однако панель с многочисленными кнопками, предназначенными для экстренной связи, непреложно свидетельствовала о том, что это больница. Да, что и говорить: здесь прекрасно заботились о пациентах и, кажется, предусмотрели все. Больница и жилой корпус для больных находились в одном комплексе.
        Сняв трубку, Амелия набрала домашний номер. Дайана ответила на второй звонок.
        - Это наконец-то произойдет, Дайана. Операция назначена на утро понедельника.
        - Так скоро! Мне приехать?
        - Нет, - не раздумывая ответила Амелия. «Но я хочу, чтобы приехал Кейси!» - подумала она.
        - Долго тебя не будет?
        - По словам доктора Кроуфорда, от шести до восьми недель.
        - Я могу что-то сделать?
        - Ты… ты видела Кейси?
        - Нет, но в среду, когда я прослушивала пленку, на автоответчике было сообщение от него.
        Амелия смахнула с глаз слезы.
        - Амелия!
        - Извини, я просто задумалась.
        - Он сказал, что вернется через две-три недели… Кейси оставил номер телефона, - добавила Дайана. - Запишешь его?
        Амелия протянула руку за карандашом, но тут же одернула себя.
        - Нет, не надо.
        - Но он позвонит еще.
        - Может, и нет.
        - Ты очень глупая женщина, Амелия Рендалл, - вздохнула Дайана.
        Амелия засмеялась сквозь слезы:
        - Моя мать была неплохой учительницей. - И неожиданно для себя добавила: - Когда выпишусь, поеду к родителям.
        - Ты уверена? - удивилась Дайана.
        - Давно пора сделать это. - Повесив трубку, Амелия дала волю слезам.


        Всю ночь она ворочалась с боку на бок и в субботу проснулась еще до рассвета. Впереди был долгий и пустой день.
        Амелия скучала по своим животным, по Дайане, но больше всего ей не хватало Кейси.
        Приняв душ, Амелия быстро оделась. Внезапно ей захотелось выйти из комнаты. Открыв широкие двери, она увидела двух мужчин и женщину, бежавших трусцой. «А почему бы и мне не побегать или не сделать что-то такое, что помогло бы снять напряжение?»
        Сунув руки в карманы джинсов, Амелия направилась к большому кафетерию. Позавтракав, она решила пойти в больницу и найти кого-нибудь, кто отведет ее в детское отделение. Амелия не хотела откладывать это до тех пор, пока ей сделают операцию.


        Зевнув, Амелия подумала о том, что этот долгий день принес ей удовлетворение. Теперь она не сомневалась, что ночью заснет спокойно. Усталая, Амелия медленно шла из детского крыла, неслышно ступая своими спортивными туфлями на мягкой подошве. Хорошо, что она отправилась туда. Детские сестры обрадовались помощнице, а больные дети не давали ей скучать и предаваться невеселым размышлениям.
        Впрочем, на самом деле Амелия сделала совсем немного. Сначала почитала группе семилетних мальчиков в ожоговом отделении. Помогла медсестрам успокоить одного из них, когда пришло время менять повязку. Амелия даже вскрикнула от боли: с такой силой мальчуган вцепился ей в руку. Опытная медсестра, она знала, что ребенок кричит не столько от боли, сколько от страха и волнения.
        В полдень Амелию попросили пойти в отделение для самых маленьких, где старшая медсестра протянула ей очаровательную малышку.
        - Сможете покормить ее? - спросила она. - Только осторожнее: девочке недавно сделали операцию по поводу врожденного уродства - заячьей губы.
        Амелия посмотрела на малышку.
        - Ш-ш, крошечка, а то как бы швы не разошлись. - Держа ребенка на руках, она опустилась в кресло-качалку.
        Девочка успокоилась, как только во рту у нее оказалась соска. Амелия с интересом оглядела малышку. Хирурги хорошо выполнили свою работу. На верхней губе девочки, под носом, были мелкие аккуратные швы. Амелия знала, что ребенку предстоит еще несколько операций. Однако малышке повезло: швы побледнеют и почти исчезнут еще до того, как она повзрослеет. А логопеды позаботятся о том, чтобы у нее не было задержек в развитии речи.
        Остаток дня пролетел быстро. Амелия забыла о своем шраме, к тому же именно благодаря своему увечью она легче находила общий язык с маленькими пациентами, и они доверяли ей больше, чем постоянным работникам детского отделения.
        Амелия не помнила, когда впервые подумала об этом, но как только ей предложили пойти к себе и отдохнуть, ее осенила внезапная мысль, она наконец-то поняла, в чем ее призвание. Необходимо позвонить Джону Вэнсу. Перед отъездом из дома Амелия составила временное завещание, но теперь решила разъяснить адвокату, на что хочет истратить большую часть своих денег, помимо тех сумм, которые уже перевела на счета больницы Святой Марии и Рождественской благотворительной программы.
        Амелия почти поравнялась с комнатой медсестер, как вдруг услышала чьи-то рыдания. Забыв об усталости, она задержалась у приоткрытой двери и, отворив ее пошире, увидела девочку, которая сидела на кровати среди смятых простыней.
        - Господи, надо же, как ты сбила постель! Хочешь, я поправлю простыни?
        Девочка быстро отвернулась и закрыла лицо руками.
        - Не входите!
        - Почему? - Амелия тихо вошла в палату. - Хочешь поговорить?
        - Нет!
        - Должно быть, тебе сейчас очень одиноко… - Приблизившись к кровати, Амелия расправила простыни. Девочка сидела спиной к ней. Амелия взяла папку с историей болезни, висевшую на спинке кровати, прочитала записи врачей, и буквы стали расплываться перед ее глазами. У Амелии и у десятилетней Пэтси Дешилдс оказалось много общего. Она подошла к изголовью кровати и взбила подушки. - Ну вот, так гораздо лучше, ты не находишь?
        Девочка сидела по-турецки, уронив голову на грудь и закрыв лицо руками.
        У Амелии перехватило дыхание. Сколько раз Дайана видела ее в таком же положении, сколько раз обнимала и успокаивала, прижимая к своей груди? Она осторожно присела на край кровати.
        - Ты очень похожа на меня, Пэтси.
        - Вы даже не знаете, во что превратилось мое лицо!
        - Этого, может, и не знаю, но кое-что общее у нас есть. Пальчики девочки чуть раздвинулись, и между ними блеснули ясные голубые глаза.
        - Вы - ведьма?
        Амелия удивленно засмеялась.
        - Что ж… меня называли и похуже.
        - Вы не такая, как я. - Пэтси печально вздохнула. - Вы - прекрасная принцесса.
        - Правда? Спасибо тебе большое, но что-то я не очень много видела принцесс с такими лицами, как у меня. Расскажешь мне, отчего плачешь, Пэтси?
        - Я не хочу, чтобы кто-нибудь видел, какая я уродливая. Амелия постаралась избавиться от жалости, слишком хорошо зная, что причиняет Пэтси боль. Надо помочь девочке справиться с горем, а жалость делу не поможет.
        - Ты и в самом деле уродлива? - с деланным безразличием спросила Амелия.
        - Вот! - Пэтси подняла голову.
        Амелия спокойно посмотрела на нее. Из истории болезни она поняла, что раны были очень серьезными, но хирурги очень старались помочь девочке.
        - Когда была операция? - спросила она.
        - Швы сняли сегодня. Врачи обещали, что все будет хорошо, но на самом деле все плохо. - Пэтси всхлипнула.
        - А разве доктора не сообщили тебе, что сначала твое личико будет очень плохо выглядеть, но потом они исправят это? - Судя по всему, Пэтси говорили об этом. Но Амелия понимала ее состояние. - Сейчас у тебя красное и опухшее личико, но потом отек спадет.
        - Дети будут смеяться надо мной, потому что я уродина! - Пэтси откинула голову назад. - Эти швы страшные!
        Подняв руку, Амелия убрала с лица волосы.
        - Посмотри, какой у меня большой шрам, Пэтси! И что же, он делает меня уродливой?
        - Ну…
        Амелия засмеялась:
        - Он некрасивый, не так ли? Но ни один из твоих шрамов не будет похож на мой. В этой больнице очень хорошие доктора, и они опять сделают тебя красивой.
        - А как же вы? - Пэтси позволила Амелии уложить себя и с интересом смотрела на нее своими огромными глазами.
        - Ты говоришь о шраме? Мне сделают операцию и уберут его.
        - Что-о?
        - После операции я буду выглядеть так же, как ты сейчас. Но потом вместо шрама останется лишь тонюсенькая светлая полоска.
        - Вы мне покажете? - с надеждой спросила Пэтси. Амелия ласково погладила светлые волосы девочки.
        - Ты будешь первой, к кому я приду после операции, - пообещала она, поцеловав Пэтси. - Кстати, к тому времени твои шрамы уже побледнеют, так что я смогу приободриться, глядя на тебя.



        Глава 9

        Войдя в офис «Игансоу инк.», Мэтт задержался у стола Кэрол.
        - Привет, красавица, сам-то здесь?
        - Ну да, здесь, но только смельчак решится сейчас зайти к нему, - предупредила Кэрол.
        Шутливо отсалютовав секретарше, Мэтт отворил дверь.
        - Молитесь за меня, - прошептал он, исчезая в кабинете Кейси.
        Кейси держал в руке телефонную трубку и сердито выкрикивал в нее какие-то указания. В тот момент, когда вошел Мэтт, он швырнул трубку.
        - Вижу, ты в отличном настроении, - заметил Мэтт.
        - Проваливай ко всем чертям. У меня в отличие от тебя полно работы. - Кейси сурово посмотрел на брата. - Что ты делаешь здесь в середине дня?
        Мэтт усмехнулся:
        - У меня есть для тебя новости.
        - Где Амелия? - вскочив, спросил Кейси.
        - Значит, ты хочешь знать, где она.
        - Ты прав, черт возьми!
        - Я обещал Дайане, что не скажу тебе. Но, думаю, она простит меня, если я чуть приоткрою завесу тайны.
        - Черт побери, Мэтт!..
        - Амелия у своих родителей в Литтл-Роке. Остальное выясняй сам.
        - Спасибо, Мэтт. - Кейси опустился в кресло. - Передай Дайане, что я поеду туда… Хотя нет… Я сам поговорю с ней.
        - Может, хоть теперь я обрету покой, - пробормотал Мэтт.


        Через час Кейси рывком открыл дверь студии. Дайана, стоявшая возле большого полотна, обернулась и едва не выронила краски и кисть.
        - Привет, Кейси Иган. - Она улыбнулась. - Судя по всему, ты немного успокоился с тех пор, как мы разговаривали в последний раз.
        Кейси вошел в просторную студию.
        - Дайана, я хочу получить ответы на некоторые вопросы, и ты, черт возьми, дашь их мне.
        Она вернулась к своей картине.
        - А почему ты только сейчас пришел за ними, а? Вот уже несколько недель я жду твоего визита.
        Кейси прислонился к колонне, подпирающей потолок, и глаза его угрожающе вспыхнули. Он не приближался к Дайане, опасаясь придушить ее.
        - Я хочу знать, черт возьми, что происходит с Амелией? - Дайана хотела было что-то сказать, но Кейси поднял руку, останавливая ее. - Мне уже известно, что она в Литтл-Роке у родителей. Но почему ты сама не сказала мне это несколько недель назад? Что вы скрываете?
        Дайана опустила кисть в баночку с растворителем и, поболтав ее там, обернулась к разгневанному гостю.
        - Прости. Я не могу сказать тебе, в чем дело, поскольку обещала Амелии хранить молчание и намерена сдержать слово. - Она вздохнула, увидев, как огорчился Иган. - Но с радостью сообщаю, что с ней все хорошо.
        - Но почему, Дайана? Почему она так поступает? Я что, слишком сильно давил на нее? Это моя вина? - Кейси провел ладонями по волосам. - Господи! Я не знаю, что сделал или, напротив, не сделал. Ты должна сказать мне, в чем дело, Дайана.
        - Извини. Я хотела бы рассказать тебе все, но не могу обмануть доверия Амелии Рендалл. Замечу, кстати, что, с моей точки зрения, она повела себя до невозможности эгоистично и глупо. Как я уже говорила…
        Кейси оборвал ее:
        - Ну да, понимаю… Обещание есть обещание. - Его плечи поникли.
        - Нет, Кейси, остановись! - крикнула ему вслед Дайана. Он задержался в дверях, но даже не оглянулся. - Кое-что я все же готова сказать тебе. - Она надеялась, что Кейси обернется, но он не двигался. Дайана обиженно вздохнула. - Пожалуй, могу сообщить тебе, что то, чего Амелия ждала много лет, произошло в следующий после Дня независимости понедельник.
        Нахмурившись, Кейси медленно повернулся к ней.
        - То есть ей… заплатили?
        - Что ж, можно сказать и так, - кивнула Дайана. - Трус по-прежнему скрывается, но сумма, которую он перевел ей, доказывает, что его вина была… существенной.
        - Понятно… Значит, Амелия получила свои деньги. Но почему она уехала не сказав ни слова?
        - Ты все поймешь, если хорошенько поразмыслишь, Кейси Иган.
        Посмотрев на Дайану, Кейси покачал головой.
        - Возможно, ты права. Пока я ничего не понимаю, но надеюсь, долгая поездка на автомобиле поможет мне собраться с мыслями.
        - Ты поедешь в Литтл-Рок? - оживилась Дайана.
        - Да. Как только соберу вещи и разделаюсь с неотложными делами. - Он холодно улыбнулся. - Не знаю даже, отчего это я тревожусь. Совершенно ясно, что меня не хотят, но все же… - Кейси вышел из студии, даже не попрощавшись.
        - Но все же, - повторила Дайана, - ты любишь Амелию, Кейси Иган, и не отстанешь от нее, пока не получишь ответы на все свои вопросы. - Улыбнувшись, Дайана повернулась к картине. На это она и рассчитывала. Странно только, что Мэтт не спешил передать брату новости.


        «Зеркало, зеркало на стене!» Строчка из сказки то и дело всплывала у нее в голове. Сколько раз она слышала, как Пэтси говорила эти слова, наблюдая за тем, как бледнеют и постепенно исчезают ее шрамы. Благодаря дружбе с этой девочкой и работе с другими детьми Амелия не так остро чувствовала горечь разлуки с Кейси. Она часто говорила с Дайаной. Та с удовольствием рассказывала ей о животных, но как только речь заходила о Кейси Игане, подруга становилась молчаливой и неохотно отвечала на вопросы. После двух звонков Амелия все поняла и стала спрашивать Дайану только о животных. Она надеялась лишь на то, что многозначительное молчание Дайаны не означает самого плохого. Того, что она потеряла Кейси.
        «Пэтси права, зеркала великолепны», - подумала Амелия, с удовольствием глядя на свое отражение. Какое чудесное изобретение! Проведя восемь недель в больнице и четыре у родителей, Амелия все еще удивлялась, видя в зеркале свое отражение. Вот и сейчас она стояла и смотрела на себя. Дрожь охватывала ее всякий раз, когда ее палец, скользнув по гладкой щеке, спускался к изогнутым в улыбке губам. Доктор Кроуфорд был прав. На коже осталась тонкая белая линия, почти незаметная под легким слоем крем-пудры. К тому же и эта линия постепенно становилась все менее различимой, как и обещал Кроуфорд.
        Не отводя глаз от зеркала, Амелия выдвинула ящик комода и поискала заколки. Расчесав густые блестящие волосы, она убрала их назад и заколола по бокам.
        - Мне больше незачем прятаться, - прошептала Амелия, оторвавшись наконец от восхищавшего ее зрелища.
        Она покосилась на безумно дорогое платье, висевшее на стуле.
        Все началось с замечания, сделанного матерью во время завтрака.
        Амелия все утро чувствовала на себе ее взгляд. Верная своей роли светской львицы-матери, Мюриэл Рендалл провела руками с идеальным маникюром по тщательно уложенным, седеющим волосам.
        - Амелия, дорогая, необходимо что-то сделать с твоими ужасными длинными волосами! Не забывай, как важна для женщины внешность!
        - Что? - Амелия едва слышала мать, сосредоточив внимание на большой барже, медленно скользившей по реке.
        Баржа навеяла на нее теплые воспоминания о другом судне, другом месте, другом времени… Амелия постаралась отогнать от себя мысли о Кейси: она подумает о своих сердечных делах, когда полностью вылечится.
        - А что, собственно, у меня с волосами? - переспросила наконец Амелия. Кейси нравились ее волосы. Когда они занимались любовью, он часто наматывал длинные густые пряди себе на палец.
        - Да, - промолвила Мюриэл, протянув руку к телефону, - именно ими мы сегодня и займемся. - Ее пальцы стали быстро нажимать на нелепые кнопки из фальшивых бриллиантов. - Немедленно позвоню Генри. Тебе срочно нужна консультация визажиста. Вот тогда ты будешь выглядеть на все сто! Господи, наконец-то ко мне возвращается моя Амелия!
        - Мама, прошу тебя! - Амелия протестующе взмахнула руками.
        Слова матери больно ранили ее. Она всегда была и оставалась дочерью Мюриэл, даже со шрамом. Но, увы, Амелия хорошо знала, как мать реагирует на любой изъян. В конце концов, не из-за того ли, что Мюриэл стыдилась ее, она уехала в Арканзас? В глубине души Амелия понимала, что мать снова стала гордиться ею лишь после того, как она избавилась от шрама.
        Повернувшись к дочери спиной, Мюриэл светским тоном говорила по телефону. Через несколько мгновений она положила трубку и взглянула на модные золотые часики.
        - Генри так мил, - неестественно веселым тоном заметила Мюриэл. - Согласился принять нас в половине одиннадцатого. Мы успеем выпить по чашке кофе, но потом придется поспешить. - Опершись локтем на столик, она изящно подперла ладонью подбородок. - Сбегай наверх и надень что-нибудь более приемлемое. - Мюриэл задумчиво посмотрела на дочь. - Пожалуй, новое платье, дорогая. Теперь, когда у тебя появились деньги, ты должна покупать дорогие вещи. Женщине с твоими средствами не пристало ходить в джинсах и рубахах, ведь никогда не знаешь, кто зайдет к тебе в гости. Я знаю, куда можно пойти за одеждой, - продолжала Мюриэл. - Там продаются эксклюзивные модели, и я сама помогу тебе выбрать подходящие туалеты. Кстати, понадобится и одежда для приемов. Возможно, что-нибудь черное, но слегка легкомысленное… Что, к примеру, ты наденешь на завтрашний вечер танцев в загородном клубе? - Вздохнув, она откинулась на спинку стула. - Ох, Амелия! - Карие глаза Мюриэл загорелись от восторга. - У нас с тобой так много дел, так что относись к ним посерьезнее.
        - Мама, я вполне способна сама выбирать себе одежду, вряд ли тебе следует ехать со мной, - с раздражением проговорила Амелия, понимая, впрочем, что возражения бесполезны. Мать решила командовать, значит, ей остается только повиноваться.
        - Не говори глупостей! - вскричала Мюриэл. - У тебя же теперь есть денежки, я и просто обязана позаботиться о том, чтобы ты тратила их с умом. - Она царственным жестом взмахнула рукой. - А теперь ступай, да поторопись, дорогая.


        Полуденный марафон по магазинам довел Амелию до изнеможения, но им все же удалось найти платье.
        Она радостно улыбалась, надевая его. Черный креп приятно скользил по коже. Поверх узкого короткого чехла без бретелей, оставлявшего открытыми плечи и спину, надевалось само платье из прозрачного шифона, застегивавшееся сзади на одну пуговицу. Фасон был очень простым, но необычайно сексуальным. Амелия вздохнула, подумав о том, как было бы приятно, если бы единственную пуговицу расстегнул Кейси.
        Генри подстриг ей волосы до плеч, и теперь она смело убирала их назад, поскольку уже не прятала лицо. Впрочем, Амелия все еще просила Дайану не раскрывать ее тайну. Она хотела полностью измениться, но даже не предполагала, что будет так сильно скучать по Кейси. Бросив еще один взгляд в зеркало, Амелия пошла вниз.
        Отец ждал ее у входа. Хотя Дональд Рендалл стал владельцем одной из крупнейших и наиболее уважаемых фирм по производству мебели, он по-прежнему помогал рабочим разгружать грузовики. Амелия остановилась и посмотрела на него. Он был в отличной форме и прекрасно выглядел в элегантном темно-сером костюме. Белоснежная рубашка подчеркивала его золотистый загар. Дональд повернулся к дочери и одобрительно присвистнул.
        - Спасибо, папа.
        - Если ты сегодня не окажешься самой красивой девушкой на вечере, я съем собственную шляпу.
        - Надеюсь, не большую красную, - пошутила Амелия, имея в виду огромную пластиковую шляпу, которую отец с незапамятных времен надевал на футбольные матчи, когда в игре участвовала команда Арканзасского университета. Он часто брал с собой дочь на старый стадион в нижней части Литтл-Рока.
        - Готов биться об заклад, что съем даже ее.
        - Ты потанцуешь со мной, папа? - Живя далеко от родителей, Амелия очень скучала по отцу, хотя он в отличие от матери изредка навещал ее. Зная, как занят Дональд, Амелия ни разу не усомнилась в его любви к ней.
        - Непременно потанцую, детка, хотя для этого мне придется вступить в бой с толпами молодых людей, - улыбнулся он.
        - Глупости, папа. Вот увидишь, я останусь без кавалера.
        - Напрашиваешься на комплименты? - удивился Дональд.
        - Нет, конечно!
        - Пожалуй, нам пора. Мама уже в машине, а она не любит опаздывать.
        Они подъехали к загородному клубу. Здание из камня и стекла было освещено тысячами лампочек. Швейцар отворил дамам дверь, а потом сел за руль и быстро отогнал их машину на стоянку.
        Они прошли через просторное фойе и стали подниматься по широкой мраморной лестнице в бальный зал. Знакомые то и дело кивали им. Амелия очень нервничала и вообще чувствовала себя не в своей тарелке. Но вот гул голосов утих: заиграл оркестр.
        Амелия видела, как ее мать что-то прошептала отцу, и они оба двинулись к накрытым белыми льняными скатертями столам, на которых лежали карточки с именами приглашенных. Амелия последовала за ними. Дональд предложил дочери руку.
        - Наш столик здесь, дорогая.
        - Но он же рядом с кухней, папа, - удивилась Амелия. За этими столиками обычно сидела молодежь.
        - Верно, дорогая, - усмехнулся Дональд, - но здесь любит сидеть твоя мама.
        Рендалл помог сесть жене и отодвинул стул для Амелии.
        - Спасибо, папа, - сказала она, положив на стол свою маленькую сумочку. - Не беспокойтесь обо мне. Я посижу тут, а вы пойдите пообщайтесь со знакомыми.
        Мюриэл недовольно взглянула на дочь:
        - Нам с твоим отцом и здесь хорошо. Все, кто захочет поздороваться, сами подойдут к столу.
        - Понятно… - Амелия почувствовала, как отец обнял ее за плечи.
        - Именно так и поступают воспитанные люди, - прошептал он ей на ухо, подражая жене.
        Амелия прыснула со смеху, но тут к ним подошел официант.
        - Не хотите ли чего-нибудь выпить, сэр?
        И тут, словно появление официанта было знаком для остальных, их стол окружили люди. Мужчины похлопывали Дональда по плечу и пересказывали ему последние анекдоты. Женщины хвалили платье Мюриэл и радовались внезапному появлению Амелии. Как будто не знали, почему ее так долго не было. Мюриэл привело в восторг всеобщее внимание, а Дональд удалился с друзьями.
        К их столу потянулись мужчины, жаждущие быть представленными. Амелия улыбалась и говорила что-то приветливое, стараясь не замечать хищного блеска в глазах матери. Один из молодых людей пригласил девушку на танец, но она не предполагала, что желающих потанцевать с ней окажется так много. Вскоре Амелия уже оставила попытки запомнить имена кавалеров и перестала отпускать вежливые, ничего не значащие замечания. Ох, совсем не так она представляла себе возвращение к светской жизни! К тому времени когда оркестр заиграл пятую мелодию, ноги у нее гудели, а губы, казалось, застыли в любезной улыбке.
        Посмотрев через плечо партнера, Амелия увидела, что к ним направляется отец.
        - Прости, Джордж, - Рендалл похлопал ее кавалера по плечу, - не возражаешь, если я похищу мою девочку?
        - Мой герой! - радостно прошептала Амелия отцу.
        - Привет, дама, не пользующаяся успехом у мужчин, - усмехнулся Дональд.
        Засмеявшись, Амелия положила голову ему на плечо.
        - Ты огорчишься, если мы не будем танцевать до конца?
        - Устала? - улыбнулся Рендалл, провожая дочь к столу.
        - Я же сто лет не танцевала! - Амелия опустилась на стул. - И не расстроюсь, если мне вообще никогда больше не придется танцевать.
        - Верю каждому твоему слову. - Глаза отца лукаво блеснули, когда он махнул рукой, подзывая официанта. - Давай-ка закажем себе чего-нибудь холодненького.
        Оркестр умолк, кавалер подвел Мюриэл к столу.
        - Боже мой! - воскликнула та, поблагодарив его. - Мне нужно попудрить нос.
        - Я пойду с тобой, мама.
        В дамской комнате они встретили Гвендолин Эшли.
        - Ох, Мюриэл! - воскликнула та. - Я так рада, что вы зашли сюда, а то у меня не было возможности даже парой слов с вами перекинуться! - Ее голос звучал любезно, но неискренне.
        Холодно улыбнувшись, Мюриэл направилась к золоченым стульям, стоявшим напротив ряда хорошо освещенных зеркал.
        - Да, дорогая, - кивнула она. - Невероятно шумный вечер. - Она улыбнулась двум знакомым. - Скажите же мне, Гвендолин, чем вы занимаетесь в последнее время?
        - О дорогая! Уэнделл отправлял меня в сказочный круиз! - Гвендолин положила сигарету в хрустальную пепельницу. - Это мечта! Мы путешествовали от Сан-Франциско до Анкориджа. Великолепно! Но разумеется, больше всего меня поразила погода. - Она понизила голос, словно хотела поделиться каким-то большим секретом: - Я то и дело появлялась в новых мехах. Кстати, до отплытия я купила себе дивную лисью шубу почти до пят. - Гвендолин провела по подбородку пальцем с красным ногтем. - А знаете, Мюриэл, - продолжила она, - там было столько свободных мужчин… Если хотите, чтобы Амелия нашла себе подходящую пару, непременно отправляйтесь в круиз. - С этими словами Гвендолин одарила их лицемерной улыбкой и выплыла из дамской комнаты.
        Амелия посмотрела ей вслед.
        - Ты веришь этой женщине? - спросила она у матери.
        - Иногда. Амелия вздохнула:
        - На твоем месте я бы не поверила ни единому ее слову.
        - Не спеши с выводами, дорогая. Кажется, круиз - именно то, что нам нужно.


        - Нет уж, позволь мне говорить прямо, - заявила Амелия с заднего сиденья автомобиля. - Ты заказала билеты на круиз, даже не спросив меня?
        - Именно так, - спокойно ответила Мюриэл. - Дон! Смотри на дорогу, ради Бога!
        Устало закрыв глаза, Амелия откинула голову на спинку сиденья, обтянутого темно-красной кожей. Этот запах напомнил ей о другой машине и о звездном небе у нее над головой.
        - Кого это, черт возьми, принесло к нам в час ночи? - сердито вскричал Дональд.
        Его восклицание оторвало Амелию от воспоминаний. Она вгляделась в темноту, но различила лишь неясные тени.
        - Не выходи из машины, Дон, - посоветовала Мюриэл. - Звони 911.
        - Замолчи, Мюриэл! - прикрикнул на нее Рендалл. - Ты начинаешь действовать мне на нервы.
        Амелия увидела, как дверца длинной низкой машины открылась и водитель, заметивший фары их автомобиля, вышел на дорогу.
        - Кейси! - закричала Амелия. - Это Кейси!



        Глава 10

        Дон Рендалл вышел из машины, широко улыбаясь.
        - Кейси! Надо же, Кейси Иган! Глазам своим не верю. - Он пожал руку Кейси. - Сколько лет, сколько зим!
        - Да уж, несколько лет прошло. - Кейси старался смотреть на Рендалла и не коситься в сторону выбиравшейся из машины Амелии.
        - Амелия, детка, - позвал Дон, не выпуская руки Игана, - иди сюда, поздоровайся!
        Кейси видел, как Амелия, шагнувшая было к ним, внезапно остановилась, словно наткнулась на невидимое препятствие. Несколько мгновений она, замерев, стояла на месте.
        - Амелия, иди же сюда! - еще раз позвал Дон. Схватив дочь за руку, он потянул ее к себе. - Вы, кажется, знакомы?
        У Кейси был такой вид, будто Дональд ударил его в солнечное сплетение. Причем сильно ударил.
        - Не уверен, - наконец пробормотал он. - Думал, что знакомы, но теперь не уверен… - Голова у него шла кругом: перед ним была Амелия и вместе с тем не она, а зрелая женщина, твердо знающая свое назначение в жизни. У нее была роскошная одежда. И прическа изменилась. Амелия убрала волосы с идеально накрашенного лица. Да, теперь все встало на свои места. Внезапное исчезновение девушки, нежелание Дайаны отвечать на вопросы о ней, неожиданное сообщение Мэтта о том, где она находится. Черт, как же быстро все произошло!
        - Дон! Боже мой, - донесся сварливый голос из машины, - не собираешься же ты держать меня тут всю ночь!
        - Извини, дорогая. - Дональд махнул рукой в сторону дома. - Кейси, пожалуйста, отведите мою дочь домой, а я позабочусь о жене.
        Амелия не знала, что и думать, не понимала своих чувств. Она столько раз представляла себе встречу с Кейси, причем каждый раз по-разному, но ей и в голову не приходило, что он будет смотреть на нее как на незнакомку.
        - Что же вы стоите на улице? - спросил Дон, подводя к ним жену.
        Кейси стиснул зубы. Ему хотелось провести хоть несколько минут наедине с Амелией. Он любил и уважал Дональда Рендалла, но сейчас ему было не до светских разговоров. Тем не менее Кейси любезно улыбнулся.
        - Надеюсь, вы извините меня, мистер Рендалл, но я приехал в город несколько часов назад для того, чтобы поговорить с Амелией. Мне сказали, что вы на вечеринке, и я решил подождать.
        Мюриэл холодно улыбнулась:
        - Все хорошо, мистер?..
        - Прошу прощения, - сказал Дон, переводя недоуменный взор с Амелии на Кейси. - Мюриэл, это Кейси Иган, владелец «Игансоу инк.». Кейси, это моя жена Мюриэл. - Он обратился к жене: - Помнишь, я подписал большой контракт с сетью отелей «Грин Гейблз», дорогая? За это нам надо благодарить нашего гостя. Кейси лишь махнул рукой.
        - Я всего лишь назвал кое-кому ваше имя.
        - Этого оказалось достаточно. - Дон направился с женой к дому. - Думаю, надо оставить вас наедине, - понимающе улыбнулся он. - Кажется, Кейси хочет что-то сказать нашей дочери.
        Амелия со смешанными чувствами смотрела вслед родителям. Этого мгновения она ждала очень долго. Наступил ее звездный час. Она посмотрела на Кейси и чуть не разрыдалась. Она думала, что он забудет и предаст ее, рассердится. А вышло, что Кейси…
        - Почему, Амелия? Почему ты так поступила с нами?
        Она удивленно заморгала. Амелия размышляла о том, что он может сказать ей, но такие слова и в голову не приходили.
        - Почему я сделала… что?
        - Почему не сказала мне о своем намерении? Почему уехала, не сообщив мне? Почему не позвонила и не сообщила, что с тобой все в порядке?
        Амелия с трудом сдерживала слезы. Неужели Кейси не рад тому, что она так изменилась?
        - Я должна была пройти через это одна, - прошептала Амелия, надеясь, что он поймет.
        Мрачно посмотрев на нее, Кейси коснулся ее волос.
        - Ты стала другой.
        - Не совсем.
        - У женщины, которую я знал, были волосы другого цвета и, - он погладил мягкие светлые пряди, - она никогда не открывала лица. Я ни разу не видел Амелию в вечернем платье. Она никогда не появлялась на людях без крайней необходимости. Та Амелия жила в небольшом доме, а не в огромном особняке на берегу реки. - Кейси заглянул ей в глаза. - Так что же ты сделала с моей Амелией?
        - Перестань! - воскликнула она. «Это неправильно! Несправедливо! Он должен радоваться за меня. Ему следовало сказать, какая я красавица, и заключить меня в объятия». - Ты пугаешь меня.
        - Это ты напугала меня.
        - Не понимаю, почему ты так ведешь себя. - Амелия обхватила себя руками. - Я думала… Надеялась, что ты поймешь. Я не хотела, чтобы ты чувствовал себя обязанным. Мечтала вернуться к тебе другой… - Она отошла в сторону, а потом посмотрела на него полными слез глазами.
        Но, увы, рана в сердце Кейси была слишком свежа, чтобы он мог разделить ее боль.
        - Почему? - еще раз спросил он.
        - Я хотела стать красивой для тебя.
        - Ты всегда была для меня красавицей, Амелия. - Он схватил ее за руки. - Ну почему ты не веришь мне? - Кейси привлек ее к себе. - Тебе не следовало проходить через это.
        Подняв руки, Амелия дотронулась до его подбородка.
        - Нет, следовало, Кейси. Пожалуйста, попытайся понять. После твоего отъезда все произошло так быстро. - Она положила голову ему на грудь.
        - Я не верю, Амелия. В этом не было необходимости. Посмотри на Тэйлор! Она справилась с болью и теперь счастлива. Тэйлор не убежала.
        - Но обстоятельства же совсем разные, Кейси.
        - Ты так считаешь?
        Амелия сдержала раздражение, зная, что ни к чему хорошему они не придут, если дадут волю обиде и гневу. И вдруг ее поразила одна мысль.
        - Неужели, по-твоему, Тэйлор отказалась бы вернуть то, что потеряла, если бы ей представилась такая возможность? Ох, Кейси, - прошептала она, - Тэйлор живет счастливой жизнью и научилась обходиться без ноги, но на вид она не изменилась. Ей сделали хороший протез. Люди на улице не узнают, что у Тэйлор нет ноги, даже если присмотрятся к ней внимательно. Ее увечье скрыто одеждой. - Амелия заглянула Кейси в глаза. - Разве ты этого не понимаешь? - Он молчал так долго, что сердце ее тревожно забилось. - Как-то раз ты сказал мне, что видишь суть человека, не замечая его шрамов. Теперь все иначе? - Внезапно ее поразила одна мысль. - А может, именно шрам привлекал тебя ко мне? Может, ты ищешь еще одну Тэйлор, о которой надо заботиться, желая твердо знать, что кто-то нуждается в тебе?
        - Ты говоришь нелепости! - взорвался Кейси. - Они что, не только лицо тебе изменили, но и мозги?
        - Кейси!
        - Думаю, именно так. - Он направился к машине. - Что ж, ты решила все возможные проблемы. И очень изменилась, Амелия. Не уверен, что ты - все еще та женщина, которую я… - Кейси осекся. Ведь он едва не признался ей в любви, хотя сам уже усомнился в своем чувстве. Теперь Кейси вообще не был уверен, питал ли когда-то к Амелии такое глубокое чувство. Что ж, может, она и права, и ему в самом деле нужна женщина, которую необходимо опекать.
        Амелия не спускала с него глаз. Глядя, как Кейси садится в машину, она молила Бога, чтобы он оглянулся. Господи, хоть бы он понял, что, уехав, не получит ответы на свои вопросы. Ах, как хотелось Амелии, чтобы Кейси взял ее на руки и прошептал, что сожалеет о сказанном! Что она не изменилась. Что он счастлив и гордится тем, что Амелия совершила мужественный поступок, и теперь он не стыдится ее внешности. Амелия желала получить хоть одно доказательство того, что она не только очередное завоевание Кейси, не очередная победа, о которой он скоро забудет, как ребенок о надоевшей игрушке. Но, увы, Кейси ни в чем не убедил ее, напротив, разбил ей сердце своими словами.
        - Думаю, мне лучше уехать, - бросил он. - Кажется, нам так и не удалось договориться, верно?
        - Не уезжай, Кейси! Разве ты не видишь, как нужен мне…
        - Ошибаешься, детка. Думаю, именно в этом и состоит отчасти твоя проблема. Я тебе не нужен. Ты теперь и сама… - Не договорив, Кейси повернул ключ зажигания, мотор взревел, и автомобиль, мгновенно набрав скорость, скрылся во тьме.
        Амелия смотрела вслед исчезающим красным огонькам. «Что ж, - с грустью подумала она, - выходит, Тэйлор не единственный член семьи Иганов, до сих пор страдающий от последствий той катастрофы, которая лишила ее ноги». Откуда Амелии было знать, что ее пластическая операция обнажит старые раны самого Кейси?


        Амелия устало уселась за стол под зонтиком, стоявший у входа в торговый центр Ала-Моана. Они были в Оаху только два дня, но за это время мать успела затащить ее в международный торговый павильон в гавайской деревне, на международный базар и в «Птичью аллею». А теперь они делали покупки в Ала-Моана. Амелия не сомневалась, что мать заставит ее заглянуть в каждый из ста восьмидесяти магазинчиков на пятидесятиакровой аллее.
        - Если бы еще полгода назад кто-нибудь сказал мне, что я устану тратить деньги, я бы рассмеялась этому человеку в лицо, - пробормотала она, убирая под стойку бара пакеты с обновками.
        Откинувшись на спинку стула, Амелия задумалась. На Гавайях повсюду: и на улицах, и в помещениях - были растения, цветы, водопады и птицы. Временами это действовало ей на нервы. Она старалась не обращать внимания на постоянную болтовню Мюриэл, но это становилось все труднее. Матери не нравилось, как одевается дочь, и она находила изъяны во всех вещах, выбранных ею. Сегодня терпение Амелии иссякло.
        Они зашли в самый шикарный магазин, и Амелия огляделась.
        - Едва ли мне здесь что-нибудь понравится, мама.
        - У тебя совершенно нет вкуса, - фыркнула Мюриэл. - Сколько я тебе объясняла, как надо одеваться, - все без толку!
        Амелия прикрыла глаза, скрывая досаду.
        - Дело не в том, что у меня нет вкуса, мама. Просто мы с тобой по-разному на все смотрим. Я знаю, в чем чувствую себя удобно.
        - Удобно? - возмутилась Мюриэл. - Мы говорим о внешности, Амелия, а не об удобстве.
        - Нет, мама, я говорю именно об удобстве, а вот тебя интересует только внешность.
        - Ты слишком долго жила в горах, так что вряд ли мне удастся снова сделать тебя светской дамой.
        - Полагаю, это сделают мои деньги. - В голосе Амелии зазвучали саркастические нотки, но она уже не могла остановиться. - Как только я избавилась от шрама, ты сочла меня пригодной для твоего «света». Я-то надеялась этим осчастливить тебя, но теперь догадываюсь, что ты успокоишься, лишь истратив последний цент из моих денег!
        - Амелия! Ну как ты можешь говорить такое? - Мюриэл указала на гору коробок и сумок. - Кое-какие из этих вещей куплены для тебя!
        Амелия тяжело вздохнула:
        - Это все ерунда, мама. - Сунув руку в сумочку, она вытащила пачку денег и не глядя сунула их матери. - Возьми, и эти тоже истрать! Только позаботься о том, чтобы у тебя осталось на такси. А я возвращаюсь в отель! - Подхватив сумки, Амелия бросилась прочь. Она твердо решила немедленно уйти из Ала-Моана и отдохнуть в отеле. Но сумки были слишком тяжелыми, а она устала и хотела пить. Поэтому и завернула в бар, где заказала себе коктейль «Май-Тай».
        Холодный напиток немного остудил Амелию. Мюриэл всегда будет думать только о деньгах и престиже. Ее не изменить.


        Кейси из бара наблюдал за Амелией. В отель он поехал прямо из аэропорта и подтвердил бронь на гостиничный номер, прежде чем позвонить ей. К телефону никто не подходил. Разумнее было бы дождаться возвращения Амелии, но он не мог усидеть на месте. Кейси не думал, что разыскать ее будет легко. Последовав советам Дона Рендалла, он остановился около Ала-Моана. Его глаза любовно следили за Амелией. «И как только мне пришло в голову, что я смогу жить без тебя, детка?» - мелькнуло в голове у Кейси. Конечно, она доконала его тогда ночью, сказав, что ему просто не о ком заботиться. Но он был не прав. Избавление от шрама вовсе не означало, что он ей больше не нужен. Напротив, возможно, это доказывало, что они нуждаются друг в друге больше прежнего.
        Кейси едва не застонал, когда Амелия, с улыбкой поблагодарив официанта, поднесла бокал к своим чувственным губам. Его обдало жаром, когда эти губы обхватили яркую полосатую соломинку в коктейле. Как давно он не целовал ее! Больше всего Кейси хотелось заключить Амелию в объятия, провести языком по ее стройной шее, а потом впиться поцелуем в эти красные сочные губы. Его тело мгновенно отозвалось на эротические мечты. «Если не успокоишься, Кейси, твоя поездка закончится в тюремной камере», - сказал он себе. Оглядевшись по сторонам, Кейси с удовлетворением заметил, что несколько мужчин тоже посматривают на Амелию. Да, им остается только смотреть и восторгаться ею, а вот если он поведет себя подобающим образом и с восхищением отзовется о ее обновленной внешности, то они соединятся навсегда.
        Эта мысль пришла ему в голову на пути в аэропорт. Кейси ведь никогда не ухаживал за Амелией, во всяком случае, на людях. Да, он понимал, что так случилось не из-за него, а из-за нее, но от этого дело не менялось. Поэтому не стоило упускать возможность поухаживать за Амелией на солнечных Гавайях.
        Он залюбовался Амелией, сидевшей возле сверкающего на солнце фонтана. Она… прекрасна. Правда, и прежде она казалась ему настоящей красавицей. Кейси так хотелось убедить ее в этом. Впрочем, красота спасет ее не от всего. Кейси заказал еще два коктейля «Май-Тай». Амелия виновата в том, что так надолго отлучила его от себя. Он многое был готов простить ей, но за его бессонные ночи ей придется заплатить.
        Кейси все еще не составил плана действий, но твердо решил прежде всего отыскать ту Амелию, которая всегда скрывалась за внешней оболочкой.
        - Больно смотреть, как красивая женщина пьет в одиночестве, - проговорил он, приближаясь к ней.
        Услышав его голос, Амелия вздрогнула и подняла голову. Кейси Иган стоял рядом с ней, держа в руках два бокала с коктейлем.
        - Иногда приходится пить и в одиночестве, пока не найдешь подходящего партнера. - Амелию так поразило его появление, что она не узнала собственного голоса.
        - Можно присесть и предложить тебе бокальчик? - улыбнулся Кейси, радуясь тому, что она не гонит его.
        Оцепенев, Амелия уставилась на Кейси. У него был такой усталый вид, будто он давно не спал. А от его яркой рубахи с голубыми цветами у нее зарябило в глазах - даже на Гавайях она еще не видела ничего подобного. Волосы Кейси были всклокочены, но в глазах, несмотря на усталость, горел озорной огонек. Амелия призналась себе, что он очень хорош собой и ей ужасно хочется обнять его.
        - Что, если я попрошу прощения? - осведомился Кейси.
        - С чего это?
        - Я обдумал твои слова. Точнее, я всю ночь размышлял о них. - Он горестно покачал головой. - И по пути домой тоже. Вернувшись домой, я сразу же подошел к телефону. Твой отец сообщил, что вы уехали.
        - Так вот как ты нашел меня.
        - Дон сказал, что Мюриэл нигде не изменяет себе, поэтому мне лучше всего обойти магазины. Я взял напрокат машину и приехал сюда прямо из аэропорта. - Протянув руку, он убрал прядь волос с плеча Амелии. - Впервые женщина убежала от меня с материка. - Кейси рассмеялся.
        Амелия не сводила глаз с его губ. Она так скучала о нем! И вот теперь они сидели вдвоем посреди людного торгового центра, вместо того чтобы скрыться там, где можно свободно ласкать и целовать друг друга. Какая нелепость! «Господи, как же я целых три месяца провела без него?» - спросила себя Амелия.
        - Ты всегда будешь такой сдержанной?
        - Пытаешься заговорить мне зубы?
        - Ты права, - вздохнул Кейси. - В последнее время ты вообще во многом была права. Я совершил ошибку, сравнив тебя с Тэйлор. Мне не следовало этого делать, так что прости меня. - Он посмотрел ей в глаза. - Я приехал сюда, чтобы спросить тебя, нельзя ли спасти хоть что-нибудь?
        - Мы уже многое спасли, Кейси. Только мы стали другими, и не знаю, удастся ли нам снова найти друг друга.
        - Помнишь день нашего знакомства? - тихо спросил он. Амелия кивнула.
        - Мы вели тогда похожий разговор. Я попросил тебя пообедать со мной, а ты ответила мне, что вообще не желаешь меня знать. - Кейси усмехнулся.
        - Помню, - кивнула она, вспоминая и кое-что другое.
        - Мне удалось уговорить тебя. И если я смог преодолеть твои сомнения тогда… - Он умолк, решив, что Амелия и сама все поймет.
        - Посмотрим… - Амелия взяла сумки. - А теперь мне пора вернуться в отель.
        - Я отвезу тебя. - Кейси помог ей встать. - Вот только, кажется, мне стоило выбрать другую машину.
        - Почему?
        - Скоро увидишь, - ответил Кейси, направляясь к стоянке. Яркое солнце ослепило их, едва они вышли на улицу.
        Амелия нацепила очки, Кейси последовал ее примеру. Девушка с ужасом увидела целое море автомобилей.
        - Надеюсь, ты найдешь свою машину.
        - Без проблем, детка. Вот она.
        Посмотрев туда, куда указывал Кейси, Амелия остановилась и едва сдержала смех. Она бросила взгляд на его яркую рубаху, белые брюки и сандалии.
        - Шутишь? - выдохнула Амелия, давясь от смеха.
        - Вовсе нет, - удивленно отозвался он. - Разве тебе не нравится? А я всегда мечтал поездить на такой.
        Она снова посмотрела на ярко-красный «феррари», а потом на свои многочисленные сумки.
        - И куда же мы все это положим?
        - Здесь полно места, детка. Полно места…



        Глава 11

        - Куда ты меня ведешь? - спросила Амелия, когда они вошли в шикарный лифт.
        Подтолкнув в глубь лифта, Кейси прижал ее к зеркальной стене.
        - Вообще-то я думал похитить тебя и отвезти в свой дом, - прошептал он, касаясь губами ее уха. - Но потом передумал и заказал номер в «Бали». Мне рекомендовали этот отель.
        - Кто же рекомендовал? Посыльный?
        Кейси обиженно фыркнул:
        - Эй, детка, имей в виду, что я не принимаю подобных рекомендаций от мальчиков-посыльных.
        - А какие же рекомендации ты принимаешь от них?
        - Дай-ка подумать… - Он прищурился. - Ниже на этой улице можно найти таких леди, которые…
        Амелия вспыхнула.
        - Сомневаюсь, что мне стоит слушать подобные речи.
        - Ты у меня еще цыпленок, - сказал Кейси, когда лифт остановился и двери тихо открылись перед ними.


        - Только из-за того, что ты пришла сюда, я попросил оркестрантов сделать перерыв. - Кейси наклонился, чтобы снять с Амелии босоножки.
        Она расхохоталась:
        - Кейси! Они просто устали!
        - Нет, что ты! Они же зарабатывают деньги, исполняя музыкальные произведения.
        - Знаю. - Глядя на него, Амелия думала, что все это прекрасный сон. Волосы Кейси разметал морской ветер, за его спиной сверкали темные воды океана. У нее пересохло во рту. - Но когда жители континента не заказывают музыку, оркестранты перестают играть в час ночи.
        Кейси заметил, что Амелия с наслаждением зарылась ногами в теплый песок.
        - А я попросил их поиграть на час дольше.
        - Выходит, они попадут домой в половине третьего вместо половины второго?
        - Все это не так уж дорого, - прошептал Кейси. Внезапно он усомнился в разумности своего поступка.
        Поначалу ему казалось, что, после того как они так долго танцевали, прогулка по побережью при лунном свете подействует на них успокаивающе. Но теперь, глядя на Амелию, стоящую в темноте с развевающимися на ветру волосами, Кейси изнемогал от желания.
        - А ты знаешь, что глаза у тебя такого же цвета, как волны, освещенные луной? - шепотом спросила она.
        - Да? - Голос Кейси звучал так, словно он только что пробежал по берегу не меньше мили. - Амелия… - У него вырвался стон, когда она теснее прижалась к нему.
        - М-м? - Она уткнулась лицом ему в грудь.
        - Мы пришли сюда прогуляться.
        - А мне нравится то, что мы делаем.
        Откинув голову, Кейси вдохнул соленый морской воздух.
        - Да, но если мы не остановимся… - Отстранившись от Амелии, Кейси обнял ее за плечи. - Пойдем, не стоит ждать рассвета.
        - А я и не жду этого. - Амелия тихо засмеялась. - Здесь так красиво, правда? Знаешь, сегодня утром я подумала, что, если бы раньше кто-то сказал, как мне надоест делать покупки, я бы только посмеялась. А теперь мне действительно это надоело.
        - Едва ли твоя мать согласится с тобой, - усмехнулся Кейси.
        Что-то в его голосе насторожило Амелию.
        - Почему ты сказал это таким тоном?
        Кейси залюбовался тем, как посеребренные лунным светом волны катятся к берегу.
        - Чем вы с матерью занимались с тех пор, как ты приехала в Литтл-Рок?
        - Тебя интересует все время моего пребывания в родительском доме?
        - Можешь поведать мне хоть об одном дне? Амелия пошла вперед, а Кейси последовал за ней.
        - Ну-у… Сначала мы ничего не делали, потому что у меня было еще красное и припухшее лицо. Мама все хорошо понимала. Правда. Она проводила со мной очень много времени, мы беседовали и составляли планы на будущее.
        - О чем вы говорили? Что за планы составляли, детка? - Кейси снова привлек ее к себе.
        Амелия обняла его за талию.
        - Мама говорила в основном о своих клубах, о женских организациях, о том, какая одежда ей нужна… Да, и еще о том, как я вернусь в общество…
        - Понятно. А ты хотела бы остаться в Литтл-Роке?
        - Нет, что ты! Мой дом в Эппл-Ридже, и я ужасно по нему скучаю. Жду не дождусь, когда снова окажусь там. Мне не хватает моих животных. Дайана и так оказала большую любезность, согласившись так долго за ними присматривать. - Вздохнув, Амелия посмотрела на океан. - Мне надо вернуться… У меня есть план… - Она задумалась, стоит ли рассказывать Кейси о своем плане открыть клинику для людей с физическими увечьями, куда она хотела пригласить и Тэйлор.
        - Рад слышать это, дорогая.
        В голосе Кейси слышалось столь явное облегчение, что Амелия удивленно покосилась на него.
        - Даже не верится, что ты мог подумать, будто я поступлю иначе. Я не брошу работу, хотя теперь, видимо, перестану дежурить по ночам, но… - Она пожала плечами. - Мама, конечно, огорчится, узнав, что я хочу уехать. Она считает, что это, - Амелия указала на свой бывший шрам, - совершенно изменило меня, и потому я вернулась домой.
        - Тебе не заслужить ее одобрения.
        - Знаю, Кейси, - печально вздохнула Амелия, - но мне следовало попытаться.
        Он застонал, услышав, что она тихо заплакала, и тут же прижал ее к своей груди.
        - Конечно, детка. Мне очень жаль тебя. Я понимаю, что тебе больно. И еще мне жаль твои волосы.
        Амелия засмеялась сквозь слезы:
        - С ними-то как раз все в порядке.
        Он посмотрел на ее залитое слезами лицо.
        - Они так замечательно щекотали мне руки, когда я обнимал тебя за талию. А теперь доходят только досюда. - Его руки скользнули к плечам Амелии.
        - Просто крепче прижимай меня, - выдохнула она, обняв его за шею. - Это была идея мамы, но потом она и мне понравилась. - Амелия положила ладони ему на затылок и наклонила его голову к своим губам. - Я так ждала, когда ты увидишь мою новую прическу. - Она провела по губам Кейси своими, и он судорожно схватил ртом воздух. - Но я позаботилась о том, чтобы волосы были не слишком короткими - ведь ты и такими локонами можешь играть.


        - Я не хочу, чтобы этому пришел конец, - тихо сказала Амелия.
        - А в этом и нет необходимости. - Кейси поцеловал ее в щеку. - Сейчас только половина двенадцатого.
        Амелия посмотрела на него затуманенными глазами.
        - Вообще-то мне бы хотелось взглянуть на кое-что еще. Кейси вопросительно приподнял брови.
        - Я не знаю, какой вид открывается из твоей комнаты, - прошептала Амелия.
        - Из моей комнаты? - переспросил он.
        - Ну да. С большой кроватью и видом на океан.


        - Должно быть, твой номер находится прямо над нашим, - предположила Амелия, когда Кейси, открыв стеклянную дверь, вывел ее на балкон.
        - Да, если ты высунешься подальше и позовешь мать, она услышит тебя.
        - Кейси, мы же на пятнадцатом этаже. Я не стану высовываться с балкона и кричать. - Амелия положила ладони на его широкую грудь. - И перестань говорить о моей маме. Мне уже почти тридцать три года, и я не обязана докладывать ей, где бываю.
        - А как ты относишься к тому, что я не по душе Мюриэл?
        - Ты по душе мне, Кейси, а это самое главное. - Она потянулась к пуговицам на его рубашке. - И я сделаю первый шаг.
        - Может, ты и сделаешь первый, - Кейси заключил ее в объятия, - но он не будет последним.
        - Эй, новобрачные! - донесся до них чей-то громкий крик. - Джейсон! Иди сюда скорее!
        Посмотрев на соседний балкон, Кейси нахмурился.
        - Добрый вечер! - развязно поздоровался с ним подвыпивший тип. - Вам здесь нравится?
        Кейси взглянул на Амелию.
        - Пожалуй, нам пора идти в комнату. - Он подхватил ее на руки. - Едва ли нам нужны зрители, а вот бокальчик шампанского не повредит обоим. - Не выпуская Амелию, Кейси подошел к бару. - Сиди здесь, - пробормотал он, усаживая ее на край стойки, - и будь паинькой, пока я наливаю шампанское и зажигаю свет.
        Схватив Кейси за ворот рубашки, Амелия привлекла его к себе.
        - Не уходи, - попросила она, осыпая поцелуями его шею, - мне больше нравится лунный свет.
        Положив руки ей на бедра, он откинул голову. Кейси охватила дрожь, когда Амелия начала поглаживать его обнаженную грудь.
        - Амелия…
        - Кейси, я хочу тебя… - Непослушными пальцами она расстегнула «молнию» на его брюках и, обхватив восставшую плоть, стала поглаживать ее.
        Кейси стонал, охваченный безудержным желанием.
        - Помоги мне… - попросила Амелия, безуспешно пытавшаяся одной рукой стянуть с себя трусики.
        Сорвав с нее одежду, Кейси быстро вошел в нее. Амелия подалась вперед, пропуская его глубже в себя.
        - Господи, как же я соскучилась по тебе, - выдохнула она, ритмично двигаясь вместе с ним.
        Толчки Кейси становились все сильнее, он не сводил с Амелии горящего взора. Она стонала, чувствуя, что их тела сливаются, превращаясь в единое целое. И вот, когда Амелии казалось, что она не вынесет больше ни мгновения этой сладостной пытки, ее тело содрогнулось, словно внутри вспыхнули тысячи огоньков. Амелия закричала, прижимаясь к изнемогающему от страсти Кейси…


        Амелия проснулась в объятиях Кейси. Одну руку он положил ей под голову, другая покоилась у нее на груди. Его мускулистая нога, покрытая жесткими волосами, лежала на ее ногах. Если она отодвинется, он тут же проснется. Но Амелии хотелось не отодвигаться, а лежать и любоваться им как можно дольше.
        Ни ласки, ни поцелуи Кейси не стали иными. Это было такое же божественное соитие, как и прежде, хотя Амелия понимала, что удивила Кейси своей смелостью. Впрочем, он не остался в долгу, когда они перешли в постель, но почему-то ее не покидала мысль, что Кейси устал от нее. Ну как же это узнать?
        Любил ли ее Кейси прежде? Любит ли сейчас? Амелия тихо вздохнула. Что же делать? Она сама любила его - в этом не было сомнений. Любила с самого начала. И вовсе не из благодарности - она любила его таким, каким он был.
        Кейси ни разу не спросил ее, какую сумму она получила. Не поинтересовался, на что Амелия собирается тратить деньги, осталось ли хоть немного после набегов Мюриэл на магазины. Он приехал на Гавайи к ней, и в этом была вся прелесть его поступка.
        Амелия постаралась избавиться от пробуждавшегося в ней чувства вины. Ей не следовало уезжать из Арканзаса, не предупредив его. Она должна была позвонить ему из больницы и сообщить, что все в порядке, а потом сказать о своих намерениях. Теперь-то Амелия знала: он согласился бы с чем угодно, что сделало бы ее счастливой, и сам был бы счастлив рядом с ней.
        Придвинувшись поближе к Кейси, она поцеловала его в губы.
        - Мне надо идти, - прошептала она.
        - Останься со мной.
        Ах, как ей хотелось этого!
        - Я должна вернуться к себе в номер. Увидимся на корабле.
        Амелия нагой прошла в гостиную и там оделась.
        Кейси наблюдал за ней из-под полуприкрытых век. Он нашел свою Амелию. Этой ночью Кейси убедился, что она - та самая женщина, которая похитила его сердце. Избавившись от шрама, она стала той свободной Амелией, которая прежде была заложницей своей беды. Да, сейчас ему придется отпустить ее, но скоро, очень скоро он обретет право удерживать Амелию возле себя. Подумав об этом, Кейси Иган заснул с удовлетворенной улыбкой на устах.


        - Кейси! Кейси! Кейси! - недовольно проговорила Мюриэл. - Вчера утром, когда мы садились на корабль, рядом был Кейси. За завтраком - он же. Ты не пошла со мной в салон красоты, потому что Кейси ждал тебя у бассейна. А теперь еще и это! Да я вся киплю от возмущения! - Мюриэл ходила взад-вперед по каюте. - Ты отказалась идти вчера с нами в кино, потому что…
        - Потому что гуляла по палубе с Кейси, - перебила мать Амелия. - Да, мне все это известно, мама.
        - Я сказала Роджеру, что ты присоединишься к нам за коктейлями! А ты все утро была так груба!
        - Я вовсе не была груба, мама, - возразила Амелия. - Просто когда ты проснулась, я сообщила тебе, что у нас с Кейси свои планы.
        Мюриэл сверлила дочь взглядом.
        - Этот человек из тебя веревки вьет, а ведь он не стоит того, чтобы тратить на него время.
        - Никак не возьму в толк, почему он так не нравится тебе, мама. Кейси - очень добрый и приятный человек. Он удачлив и богат…
        - Да он обычный строитель, которому случайно пару раз повезло. А Роджер - адвокат!
        Амелия с трудом подавила гнев. С Мюриэл было не совладать, когда та входила в раж.
        - Мама, - вздохнув, сказала она, - наслаждайся круизом и перестань сватать меня. - Вскочив с обитого бархатом дивана, она развела руками. - Ты заказала билеты на корабль. Попросила мистера Джентри, чтобы он устроил нам лучшие каюты. - Амелия огляделась. - И если этот номер с двумя спальнями и двумя ванными не лучший, то наверняка один из лучших. Я оплатила счет, и тебе остается только отдыхать и получать удовольствие, но я надеюсь, что ты и мне позволишь делать то же самое.
        Мюриэл бросилась к дверям своей спальни.
        - Я не намерена выслушивать твои дерзости, Амелия! И не считаю, что ты сделала для меня слишком много. Между тем я приложила огромные усилия, чтобы свести вас с Роджером.
        - Да, мама, мы встретились, поздоровались, но больше нам с ним не о чем говорить. Он такой нудный!
        - Но ты не дала ему возможности проявить себя! - вскричала Мюриэл. - Если бы ты держалась подальше от этого…
        Амелия угрожающе прищурилась.
        - Не говори так, мама. Мюриэл прижала руки к сердцу.
        - Чего не говорить? - невинным тоном спросила она.
        - Не знаю уж, как ты хотела назвать Кейси. Я устала от этих разговоров. - Амелия направилась к двери. - Он ждет меня.
        - Ты не расстаешься с ним с тех пор, как мы сели на корабль!
        - Да, так и есть, - согласилась Амелия, умолчав о том, что расположение каюты Кейси позволяет им проводить вместе еще больше времени, чем полагает Мюриэл. - И я хочу бывать с ним еще больше. Я люблю его, мама, так что тебе придется привыкнуть к этому. Увидимся позднее за столом капитана. - Этим вечером их пригласили отобедать за главным столом. Если бы Кейси не сел на теплоход, то и Амелия отказалась бы от поездки, хотя Мюриэл и не подозревала об этом. При мысли же о том, что ей придется проводить время с Роджером Писли, она просто тряслась от злости.
        Выйдя из своего номера, Амелия пересекла широкий коридор и постучалась в каюту Кейси. Он тут же распахнул дверь.
        - Боже мой! - воскликнула она, увидев его в смокинге. - Ты неправдоподобно красив! Нам обязательно идти на обед к капитану?
        Голова у Кейси закружилась, когда он ощутил тонкий аромат ее духов. Он прижал Амелию к груди.
        - В этом платье ты настоящая сирена. - Кейси вышел в коридор и закрыл за собой дверь каюты.
        - Думаю, нам лучше идти, пока мы не отвлеклись на что-то другое.

* * *

        - Потанцуем? - предложил Кейси, встав из-за стола и протянув Амелии руку.
        Она улыбнулась ему, заметив при этом, что мать посмотрела на нее недовольно, а бесцветные глаза Роджера - вопросительно. Взяв руку Кейси, она прошла вместе с ним в погруженную в полумрак гостиную, где играла музыка.
        - Не могу видеть, как Роджер увивается за тобой, - сказал Кейси, привлекая ее к себе. - Между этим типом и твоей матерью… - Сердитые слова застыли у него на устах, когда Амелия прижалась к нему.
        Мюриэл приложила максимум усилий, чтобы разозлить Кейси. Она пользовалась каждой возможностью, чтобы перебить его, восторгалась тупыми замечаниями Роджера, пытаясь втянуть этого типа в разговор. Кейси не ушел лишь потому, что Амелия положила свою маленькую руку ему на колено и держала ее там почти весь обед.
        Амелию же охватило какое-то странное состояние. Все началось с разговора с матерью, проходившего на повышенных тонах. Амелия твердо заявила, что на обед пойдет только с Кейси. Потом она наблюдала за активными попытками Мюриэл испортить Кейси вечер, и странное состояние усугубилось. Мюриэл всеми силами старалась унизить Игана и тут же вслух восхищалась Роджером, утверждая, что он достиг высокого общественного положения. К радости Амелии, Кейси не заглотнул наживку. «Впрочем, - с улыбкой подумала она, - возможно, лишь моя рука, лежавшая у него на колене, помогла ему сдержаться». Но чаша ее терпения переполнилась, когда Мюриэл заявила, что ее дочь богата и фантастически удачлива. Казалось, все происходит на аукционе, а сама Амелия - лот, который ее мать вознамерилась выгодно продать. Она решила, что на этот вечер с нее довольно.
        Когда музыка смолкла, Кейси отвел ее в сторону. Как только они сели за столик в углу гостиной, тут же появился официант. Занятая своими невеселыми мыслями, Амелия не слышала, что заказывает Кейси.
        - Мне будет не хватать прислуги, когда мы сойдем на берег, - с сожалением сказал он.
        - Да уж, к комфорту быстро привыкаешь, - отрешенно отозвалась она.
        Кейси не отрывал от нее глаз. Амелия была необычайно хороша. Настоящая соблазнительница в золотистом платье с открытыми плечами. Ее глаза сверкали, как топазы, и в их глубине отражалось мерцание свечей. Пухлые нежные губы словно молили о поцелуе. Кейси хотелось, чтобы все знали, что она несвободна. Он устал от необходимости соперничать с другими за возможность провести с ней время. Ему надоело смотреть, как Мюриэл пытается манипулировать дочерью. Его поразило, когда за обедом Мюриэл неприкрыто расхваливала дочь. Кейси заметил, что Амелия раздражена, но не вмешался, позволяя ей самой поставить мать на место. Теперь он сожалел о том, что не сказал Мюриэл в лицо, как она жадна и, в сущности, ничтожна. Кейси даже не взглянул на официанта, который поставил перед ними напитки.
        А вот Амелия пришла в восхищение, увидев в высоком стакане фрукты и крохотный зонтик.
        - Какая красота! Что это такое?
        - Ваш спутник заказал вам «Ураган», мисс, - объяснил официант.
        - Как, мы больше не пьем шампанского? - Амелия улыбнулась.
        Кейси покачал головой.
        - Я подумал, что тебе надоели пузырьки.
        - А что входит в состав «Урагана»?
        - Ром, джин, виски, мятный ликер и немного сока. Амелия попробовала коктейль.
        - Ты хочешь напоить меня, чтобы воспользоваться моим состоянием? - пошутила она.
        - А тебя надо для этого напоить?
        Взяв в рот пеструю соломинку, Амелия пила «Ураган». С удивлением увидев, как быстро исчезает спиртное из ее стакана, Кейси сказал:
        - Лучше не спеши, детка.
        - А я-то надеялась, что, избавившись от мамочки на вечер, не услышу полезных советов. Я устала от постоянных поучений.
        Кейси улыбнулся.
        - Кажется, ты раздражена.
        - Все тянут меня в разных направлениях, и, по-моему, пора пресечь это. Дайана убеждала меня почаще появляться на людях и перестать бояться их. Мама требует, чтобы я слушалась ее и вышла замуж за выгодного, с ее точки зрения, жениха. Ему нужна хорошенькая жена, готовая молча со всем соглашаться, да и вообще говорить с ним только тогда, когда он к ней обратится. Тэйлор же хочет, чтобы я проверила свою голову и убедилась, такая ли она, как у нее.
        Кейси откинулся на спинку стула. Он уже давно заподозрил, что назревает буря, и ждал ее. Теперь ему оставалось лишь наблюдать за тем, как развернутся события.
        - Но есть еще ты, - продолжала Амелия, - а я… я, черт возьми, не знаю, чего ты хочешь! - Махнув рукой, она потянулась за стаканом. - Так чего ты хочешь, Кейси? - Амелия подняла голову и смело встретила его взгляд. - Знаешь, что я думаю? - спросила она, так и не получив от него ответа.
        Он тихо засмеялся:
        - Не знаю. - Ему очень нравилось, что Амелия вновь обрела уверенность в себе.
        - Я думаю, что, несмотря на все твои насмешки и самодовольство, ты боишься.
        - Боюсь? - удивился он.
        - Очень боишься, - подтвердила Амелия, радуясь, что наконец-то одержала над ним верх. Глядя на него из-под полуопущенных длинных ресниц, она допила коктейль и тут же подозвала официанта.
        Побарабанив пальцами по столу, Кейси сделал еще один глоток виски. Впрочем, ему больше не хотелось пить. Амелия явно рвалась в бой - он видел это по блеску в ее глазах. Кейси еще не видел ее в таком состоянии - она, похоже, перебрала спиртного. Усмехнувшись, он решил: «Хочет поскандалить немного - пусть. Помогу ей, когда она успокоится».
        - Ты боишься меня, - заявила Амелия.
        - Тебя, - кивнул он.
        - Да, мистер Кейси Иган, удачливый бизнесмен, великолепный строитель, убежденный в том, что он уверен в себе. Ты… в ужасе… от меня! - театральным тоном произнесла Амелия и, облокотившись на стол, подперла голову рукой. - Вы сами прекрасно понимаете, что это так, мистер Иган. Вы, сэр, весьма похожи на мою мать, но не решитесь признаться в этом. Вам нравилось управлять мной. И я, бедняжка Амелия, попала в ваши сети, поскольку была напугана и не смела ни на что надеяться. Я жаждала внимания… - Она широко распахнула глаза. - И кто же явился ко мне из туманной мглы? Мой рыцарь… Ах, как просто все оказалось для тебя! Еще бы, ведь я сразу же упала к твоим ногам. Ты мог делать и говорить все, что угодно, а я не смела спорить с тобой. - Вынув соломинку из коктейля, Амелия уронила ее на стол. - Эти трубочки так надоедают, ты не находишь? - слегка заплетающимся языком сказала она, а потом, поднеся стакан к губам, сделала большой глоток. - Ну вот… - Амелия удовлетворенно вздохнула. - Так о чем я? - Она улыбнулась. - Такой вкусный коктейль, Кейси. Непременно попробуй его.
        Кейси подавил улыбку, однако ее замечание, что он похож на Мюриэл, сильно задело его.
        - Почему ты меня перебиваешь?
        - Извини, - отозвался Кейси, хотя не произнес ни слова. - Прошу тебя, продолжай, я внимательно тебя слушаю. Стало быть, ты упала к моим ногам?
        Амелия задумчиво прищурилась.
        - Да-да… Я рухнула к твоим ногам, как наивная школьница. И вот теперь…
        - И что теперь? - Кейси понимал, что Амелия перебрала: она допивала уже третий коктейль, а между тем он сам был не в состоянии выпить больше трех «Ураганов».
        - И теперь, - чуть разборчивее продолжила Амелия, - ты видишь перед собой женщину, которой уже незачем прятаться. И эта женщина может выбрать любого из многочисленных поклонников. А ты!..
        - И что же я?
        - Ты… Ты ревнивец и трус!
        - Да что ты?
        - Да-да. - Амелия уронила руки на стол. - Ты понял, что больше не устанавливаешь правила игры. Тебе теперь надо прилагать усилия для того, чтобы вновь войти в нее. - В глубине души Амелия была в ужасе от того, что говорит, но какая-то неведомая сила заставляла ее выговаривать опасные слова. И она получала от этого удовольствие.
        - Ты хочешь сказать мне, как я должен себя вести, детка? - Кейси накрыл ее руки своими, изнемогая от желания обнять ее.
        - Ты должен жениться на мне.
        Кейси сжал ее руки.
        - Что ты сказала?
        - Не паникуй, Кейси. Я знаю, ты боишься новой Амелии и того, что она уплывет от тебя. Нет ничего стыдного в том, что ты не можешь принять на себя обязательства. Стыдно не признаться в этом.
        - Понятно…
        Мысли вихрем кружились в голове Кейси. Сама того не понимая, Амелия озвучила его самое заветное желание, но он не мог воспользоваться этим, поскольку она была пьяна.
        - Но знай еще одно, Кейси.
        - Что именно, детка? - Он размышлял, как бы увести ее из гостиной в каюту, не привлекая ничьего внимания.
        - Я люблю тебя, Кейси. Я полюбила тебя с первого взгляда. Я почему-то представила себе, будто ты - солдат Гражданской войны, вернувшийся после долгой разлуки домой, к своей жене. - Ее глаза затуманились, губы задрожали. - Я думала, что такое чудо никогда не случится со мной. С кем угодно, только не с Амелией Рендалл. Но ты был так добр, так нежен. И я не устояла. Я все скрыла от тебя, не желая проявлений твоей доброты… Я хотела вернуться к тебе такой, о какой ты мечтал. Не беспокойся, Кейси. Тебе не придется краснеть за меня. Я знаю, что ты…
        - Амелия, детка, прошу тебя, помолчи минутку. - От одного ее вида кровь у него закипала, и все благие намерения улетучивались. Она любит и хочет его, а остальное не важно. - Я сейчас вернусь.
        Амелия напряженно смотрела ему вслед. Как этот тип посмел уйти от нее в такой момент? Она только что призналась ему в любви, а он…
        - Еще один коктейль, мисс? - предложил внезапно появившийся официант.
        Амелия неуверенно кивнула.
        Она выпила половину четвертого «Урагана» к тому моменту, когда вернулся Кейси.
        - Ты в состоянии встать?
        - Разумеется! - фыркнула Амелия. - Хочешь отвести меня к мамочке? - Она ухватилась за край стола, потому что комната поплыла у нее перед глазами. - Океан неспокоен сегодня, да? - спросила она, когда Кейси обнял ее за талию.
        - Нет, я бы не сказал, - улыбнулся Кейси. - Давай-ка выйдем на палубу, чтобы ты немного проветрилась.
        Он вывел ее из каюты, и Амелия, откинув голову, с наслаждением вдохнула свежий морской воздух.
        - Да, так гораздо лучше, - пробормотала она, почувствовав, что в голове у нее немного проясняется.
        - Вот и хорошо. - Кейси повернул Амелию к себе. - Хочу ответить на твой вызов.
        - Какой еще вызов?
        - Ты выйдешь за меня замуж, Амелия?
        - Когда? Когда у тебя появится настроение или после того, как ты спросишь у мамы?
        - Капитан согласен сделать все немедленно. Если только ты не боишься.



        Глава 12

        Голова раскалывалась от боли, и Амелия сунула ее под подушку, но это не помогло. В горле застрял отвратительный комок, готовый вот-вот вырваться наружу. Чуть пошевелившись, она застонала. И тут краем глаза увидела ухмыляющегося Кейси.
        - Доброе утро, дорогая. Как головка?
        - Кейси! - Она закрыла глаза. - Ты сошел с ума? Уходи из моей постели, пока мама не увидела.
        Он встал и завернулся в простыню.
        - Твоя мать в другом номере, а это моя каюта. Амелия села, но от этого движения ей стало совсем плохо.
        - Господи! Я умираю… - Она уронила голову на руки.
        - Нет, тебе это только кажется. - Кейси вложил в ее дрожащую руку стакан. - Выпей это.
        Амелия оторопело уставилась на красную жидкость.
        - Что это такое?
        - Сначала выпей. Тебе сразу станет лучше, вот увидишь. Амелия осторожно отпила глоточек.
        - Как я сюда попала, Кейси?
        Он улыбнулся.
        - А что ты помнишь?
        - Что же случилось?
        - Ну-ка, вспоминай. Амелия потерла лоб рукой.
        - Помню обед, помню, как невыносима была мама… Помню, что с нами говорил капитан, а потом… что-то…
        Кейси внимательно смотрел на нее.
        - Ну? Что же?
        - Остальное как в тумане. Ты напоил меня и притащил сюда!
        Кейси расхохотался, забыв о том, что громкие звуки сейчас невыносимы для нее.
        - Ты же сама просила принести напитки! Я заказал только первый, а потом ты сама подзывала официанта, детка.
        - Заткнись, Кейси! - с несчастным видом пробормотала она. - Заткнись и отстань от меня.
        Он поцеловал ее в щеку.
        - Я люблю тебя, детка. И ты так хороша утром.
        - Иди к черту. - Амелия, нерешительно поднявшись с постели, тоже завернулась в простыню.
        - Да ты что! Я признался тебе в любви, а в ответ ты посылаешь меня к черту?
        - И когда же ты решил, что любишь меня, Кейси? - саркастически осведомилась Амелия.
        - Решил? Человек не может «решить», что любит кого-то. - Сбросив простыню, он потянулся за шортами.
        - Думаю, ты именно решил. Долгое время ты попросту жалел меня, а потом… Ты хороший человек, Кейси… - Амелия коснулась его щеки. - Но, как видишь, мне не нужна больше твоя жалость.
        Он не верил своим ушам.
        - Неужели ты считаешь, что я не люблю тебя?
        - По-моему, ты приложил немало усилий, чтобы убедить себя в том, будто любишь меня, но, увы, этого недостаточно.
        Кейси схватил ее за руки, со злостью подумав о том, что представлял себе первое утро медового месяца совсем иначе.
        - Чего ты хочешь от меня, Амелия? - осторожно спросил он.
        На глаза у нее навернулись слезы.
        - Я хочу доказательств того, что это, - она указала на свое лицо, - не имеет отношения к твоим чувствам. Мне нужна уверенность в том, что ты любил меня до того, как я получила деньги и сделала операцию.
        - Так дело в операции, в деньгах или в твой любимой мамочке? Никак не могу понять! Неужели мы теперь должны все делить на «до» и «после»?
        - Есть еще кое-что, Кейси.
        - Что ж, отлично! Давай поговорим обо всем. Сколько же денег ты, черт возьми, получила?
        - Я так и знала, что ты задашь мне этот вопрос! Ты точно такой же, как моя мать!
        Кейси охватила ярость.
        - Как ты можешь сравнивать меня с ней?! Я ведь люблю тебя! - Он сердито посмотрел на Амелию. - Черт возьми! Пожалуй, тебе лучше уйти, пока кто-то из нас не сказал или не сделал чего-то, о чем мы потом горячо пожалеем. Я отправляюсь в душ. Захочешь поговорить спокойно - милости прошу!
        Амелия огляделась, но своей одежды не увидела. Завернувшись поплотнее в простыню, она побрела в гостиную. Ее платья не было и здесь, но на кофейном столике валялись колготки. Да-а, в одних колготках в коридор не выйдешь. Вздохнув, Амелия потерла лоб рукой.
        - Собственно, мой номер напротив, - пробормотала она, решительно открывая дверь. К счастью, в коридоре никого не было. - Ничего не говори, мама, - бросила Амелия, увидев Мюриэл.
        Пройдя в свою спальню, она рухнула на кровать и со стоном сунула голову под подушку.
        …Склонив голову, Кейси подставил под теплые струи свою закаменевшую шею.
        - Ну что мне теперь делать? - простонал он. - Она же ни черта не помнит!
        Ну почему он не подумал о том, что Амелия слишком много выпила? Ему ведь было известно, что она не привыкла к крепким напиткам. Однако когда они вышли подышать свежим воздухом на палубу, Кейси показалось, что она пришла в себя. Выходит, он ошибался. Амелия заснула, едва ее голова коснулась подушки, хотя по пути в спальню устроила настоящее стрип-шоу. Интересно, нашла ли она свое платье? Кейси смутно помнил, что кто-то из них отбросил его ногой, значит, скорее всего оно валяется под кроватью. По опыту он знал, что одни люди после сильных возлияний помнят все до мельчайших подробностей, а у других, напротив, решительно все вылетает из головы.
        Кейси выключил воду. Сам он прекрасно помнил, какой у Амелии был вид, когда они произносили брачные клятвы. Ошибка исключена: в ее глазах сияла настоящая любовь. И он так любит ее, видит Бог, так любит! Нужно только, чтобы Амелия все вспомнила.


        Сквозь тяжелую пелену сна до нее донеслись сердитые голоса. Повернувшись на бок, Амелия с трудом сосредоточилась на маленьких дорожных часах, лежащих на столике возле кровати. 12:47. Застонав, она осторожно приподняла голову. Движения уже не причиняли ей такой боли. Ее слегка подташнивало, видимо, оттого, что проголодалась. Выходит, она все-таки будет жить.


        - Я требую, чтобы вы оставили в покое мою дочь! - решительно заявила Мюриэл. - Вы и так доставили ей немало неприятностей.
        Слегка потеснив ее, Кейси вошел в каюту.
        - Я к Амелии, а не к вам. - Он огляделся. - Где она?
        - Ее здесь нет.
        Кейси наградил Мюриэл ледяным взглядом.
        - Надо полагать, вы не скажете, куда она ушла?
        Мюриэл надменно вздернула подбородок.
        - А почему я должна что-то говорить вам? Совершенно очевидно, что вы интересуетесь моей дочерью лишь по одной причине.
        - И что же это за причина? - угрожающе осведомился Кейси.
        - Разумеется, все дело в ее деньгах, - язвительно пояснила Мюриэл. - В чем же еще?
        Кейси задохнулся от негодования. Эта женщина либо безумна, либо невероятно жадна. И неизвестно еще, что хуже. Вот почему Амелия обвинила его в том, будто он позарился на ее деньги. Ведь только о них думает эта ведьма, стоящая сейчас перед ним!
        - Полагаю, деньги интересуют именно вас, - бросил он.
        - Полно, мистер Иган! Я вижу вас насквозь, так и знайте. Представляю, насколько улучшится ваша жизнь, если вы приложите руку к богатству Амелии.
        - И сколько же получила ваша дочь? - взорвался Кейси.
        - Восемьсот тысяч долларов. И не притворяйтесь, будто еще не выспросили у нее.
        Кейси рассмеялся.
        - Восемьсот тысяч? - расхохотался Кейси. - Так я, выходит, волочусь за вашей дочерью из-за восьмисот тысяч?! - Он смерил Мюриэл презрительным взглядом. - Впрочем, от них, вероятно, не так уж много осталось после того, как вы прошлись по магазинам. - Кейси приблизился к возмущенной Мюриэл. - А теперь позвольте сказать вам кое-что, миссис Рендалл. Такую сумму я легко заработал только на отелях «Грин Гейблз», которые обставлял мебелью ваш муж. Моя компания стоит в десять раз больше. Однако выслушайте меня. Я люблю вашу дочь. И любил даже тогда, когда вы не находили ее достойной вашей любви. Вы так и не поняли, что красота - это не только внешность. Амелия всегда была прекрасна!
        Мюриэл ничуть не смутилась.
        - Вам никогда не убедить в этом Амелию, во всяком случае, после того, что с ней сделали. Дочь рассказала мне, что вы едва не лишили ее шансов познакомиться покороче с Роджером. Она так ждала завтрака, чтобы увидеться с ним! Они проведут день вместе на Кайлуа-Кона, - договорила она.
        Амелия, замерев, стояла в своей спальне. Неужели мать способна так беззастенчиво лгать? Ей и в голову не приходило отправиться на большой остров с Роджером. Она вообще никуда не собиралась ехать ни с ним, ни с кем-либо еще. Кейси не поверит Мюриэл! Амелия чуть не подпрыгнула, услышав, как захлопнулась дверь. Поспешно одевшись, она побежала в гостиную.
        Кейси ушел. Мюриэл сидела на широком диване.
        - Ах, Амелия, вот и ты. Поскорее собирайся, девочка: мы опаздываем на завтрак с семьей Роджера.
        - Мама, ты настоящая стерва! - Амелия добавила бы что-нибудь еще, если бы не стремилась догнать Кейси.
        Когда через полчаса она постучала в его номер, дверь, к ее удивлению, отворила горничная.
        - Я могу вам чем-то помочь?
        - Я… Я ищу мистера Игана, - запинаясь, промолвила Амелия.
        - Не знаю, мисс. Мне велели привести номер в порядок.
        - Привести в порядок? Что-то не понимаю.
        - Я же сказала вам, мисс, что ничего не знаю. - Захлопнув дверь номера, горничная пошла по коридору.
        - Мистер Иган высадился на берег в Кайлуа-Кона, мисс Рендалл, - сообщил ей капитан. - Это весьма необычно, потому что пассажиры редко сходят с рейса.
        Амелия оторопело уставилась на капитана:
        - Так он не вернется?
        - Мистер Иган собирался сесть на самолет, отправляющийся на материк.


        Тяжелые капли дождя заливали окно, возле которого стояла кровать Амелии. Дождь шел и вчера вечером, когда их самолет приземлился на маленьком аэродроме Литтл-Рока. Амелия со вздохом перевернулась на бок.
        - Какой тоскливый вид, - прошептала она.
        После пышной, романтической пестроты Гавайев серое небо и свинцовый дождь действовали на нее угнетающе, а ведь настроение у Амелии и так было не из лучших. Лежа неподвижно в постели, она в который уже раз вспоминала, что всего два дня назад Кейси Иган покинул теплоход, не дав ей возможности объясниться. Он так и не узнал, что Мюриэл солгала. Амелия наотрез отказалась остаться на теплоходе, несмотря на мольбы матери. Они сошли на берег и первым же рейсом вылетели на континент. Всю дорогу она не разговаривала с матерью. Вернувшись домой, Амелия прошла к себе в комнату и закрыла дверь прямо перед носом Мюриэл, сожалея о том, что не может так же легко избавиться от гнева.
        Кроме шума дождя, до нее доносились еще какие-то звуки. Взглянув на настольные часы в хрустальной оправе, стоявшие на ночном столике, Амелия догадалась, что встал отец. Это он научил ее любить ранние утренние часы, когда все вокруг еще спит. Дон Рендалл вставал и пил утренний кофе, когда дом был еще погружен в тишину. Чуть улыбнувшись, Амелия откинула одеяло, в ночной сорочке прокралась на цыпочках мимо родительской спальни и сбежала по лестнице в кухню.
        - Доброе утро, папа. Не возражаешь, если я составлю тебе компанию?
        Опустив газету, Дон Рендалл внимательно посмотрел на дочь поверх очков.
        - Что-то ты рано сегодня, дорогая. - Он отодвинул для Амелии стул. - Давай-ка, наливай себе мой фирменный кофе. И расскажи мне о своей поездке в рай. - Дональд молча наблюдал за тем, как Амелия вынула из буфета большую кружку и наполнила ее кофе. Когда отец потянулся за знакомой Амелии красной кружкой, она поцеловала его, и глаза ее увлажнились. Именно эту кружку она много лет назад подарила отцу на Рождество. Только ребенок мог преподнести взрослому такой нелепый подарок, но то, что Дон до сих пор пил из этой кружки, свидетельствовало о его любви к дочери.
        Амелия смахнула слезы.
        - Уверена, мама тебе уж чего только обо мне не наговорила.
        Улыбнувшись, отец сложил газету.
        - Да, весь вечер она не умолкала ни на минуту. Маме очень не понравилось, что Кейси присоединился к вам. - В его голосе звучало удивление.
        Амелия опустила глаза.
        - Прости меня, папа.
        - Тебе не за что просить прощения, детка. - Он усмехнулся. - Я женат на твоей матери вот уже тридцать пять лет и, кажется, хорошо ее знаю. - Амелия посмотрела на отца, и он пожал плечами. - Да, знаю достаточно для того, чтобы не обращать внимания на ее слова. Я люблю твою мать, но временами она действует мне на нервы. - Отец и дочь обменялись понимающими улыбками.
        - Я бы только хотела… - Не договорив, Амелия поднесла руку к губам.
        Дон ждал, внимательно глядя на дочь, а потом, придвинувшись к ней, обнял за плечи.
        - Так чего же ты хотела, детка?
        - Чтобы мама поняла, какие мы с ней разные.
        Дон крепче прижал дочь к себе и бережно убрал спутанные локоны с ее лба.
        - Амелия, детка… мама очень любит тебя. Это… Мне трудно это объяснить, но вот такая уж она, ничего не поделаешь. Да, она любит тебя. Но когда ты была еще маленькой девочкой, я понял, что вам нелегко будет ладить в будущем. Мне бы следовало давно сказать это тебе. Но знай, я тебя люблю и всегда гордился тобой. Ты выросла настоящей красавицей. - Он улыбнулся. - И я ничуть не сомневаюсь, что ты очень умна.
        От неожиданной похвалы отца Амелия заплакала.
        - Спасибо тебе, папа. И я тебя тоже люблю. - Вскочив со стула, она обняла отца.
        Дон тоже поднялся и поставил кружку на стол.
        - Мне надо идти, дорогая. Ты будешь дома вечером, когда я вернусь?
        - Вроде да… - Вопрос отца удивил ее. - Я еще не думала об этом. - Опустившись на стул, Амелия взялась за свой кофе.
        - Позвони мне на работу, если что-то изменится, хорошо? - Остановившись у дверей, Дон обернулся. - Кейси знает, что ты дома?
        - Нет, папа, не знает.
        - Ты считаешь, что это разумно? - Амелия молчала. Дон покачал головой. - Поговорю с тобой позже, дорогая.
        Когда отец ушел, Амелия встала, чтобы налить себе еще кофе, но остановилась у окна, глядя на реку, пузырящуюся от дождя.
        - Папа прав, - прошептала она. - Мне надо принять решение.
        Задумавшись, Амелия не слышала, как в кухню вошла Мюриэл.
        - Что ты так рано сегодня?
        Амелия напряглась.
        Мюриэл подошла к буфету и вынула оттуда изящную фарфоровую чашку. Налив себе кофе, она достала из холодильника пакет сливок и добавила их в чашку.
        - Боже мой, Амелия! Да ты босиком! - Мюриэл недовольно оглядела ночную рубашку дочери. - Господи, откуда у тебя эти лохмотья? - Она с отвращением покачала головой. - Да уж, никак не скажешь, что ты одета подобающим образом.
        - Я сплю в этой рубашке, - отозвалась Амелия, не желая вступать в разговор.
        - Это не важно. Пора позаботиться и о твоем белье. - Мюриэл взглянула на часы. - Сегодня я очень занята, но мы успеем зайти в магазин до того, как я отправлюсь в бридж-клуб.
        - Нет, мама.
        - Что значит «нет»? Нельзя же расхаживать по дому в таком наряде. Уверена, ты понимаешь, что это неприлично.
        Отвернувшись от окна, Амелия посмотрела на мать. Несмотря на ранний час, та аккуратно причесалась, наложила косметику и надела дорогой шелковый халат, отороченный кружевами.
        - Пришло время поступать так, как я считаю нужным, и выйти из-под твоего влияния, мама.
        - Не груби мне, Амелия.
        - Пожалуй, мне следует уехать.
        - Уехать? Господи, девочка, с чего это вдруг ты решила уехать? А я-то собиралась пригласить агента, чтобы он помог снять для тебя приличную квартирку на этом берегу реки. Тебе нужно иметь… модный адрес.
        - Нет, мама. - Амелия опустилась на стул и нарочно развалилась, по-детски надеясь рассердить мать. - Я уже говорила, что мне здесь нечего делать. Я хочу вернуться в свой дом, к своим животным, к своей работе… Я скучаю по Дайане… Да я вообще по всему скучаю. - Она небрежно убрала за ухо прядь волос. - Да, я хочу домой.
        - Амелия, но ты дома, - возразила Мюриэл. - Мне никогда не понять, почему ты не желаешь занять в этой жизни достойное место. Теперь, когда у тебя много денег, зачем возвращаться туда?
        - Ты вообще ничего не понимаешь, мама. - Встав из-за стола, Амелия вновь подошла к окну. - Ты вообще никогда меня не понимала. - Несколько минут в кухне был слышен лишь шум дождя. Потом Амелия заговорила увереннее: - Ты всегда хотела, чтобы я походила на тебя. Считала, что мною можно манипулировать, не обращая внимания на мои чувства и желания. А я всегда стремилась быть самой собой, Амелией Рендалл.
        - Думаю, ты просто слишком устала, Амелия. Пожалуй, нам стоит поговорить обо всем позже.
        Амелия невесело рассмеялась:
        - Ах, если бы ты была права, мама! Впрочем, возможно, так оно и есть. Я устала. Устала от попыток угодить тебе.
        Поэтому я решила, что мне пора жить своим умом. Надеюсь, я приняла это решение не слишком поздно.
        Впервые Мюриэл слушала дочь, не перебивая ее. Отвернувшись от окна, Амелия посмотрела ей в глаза.
        - А знаешь, мама, мне всегда хотелось называть тебя «ма», как делали другие девочки. Но даже этого ты мне не разрешила.
        - Лучше всего говорить «мама» - так обращаются к матерям все благовоспитанные девушки.
        - Но неужели я всегда должна быть благовоспитанной? Даже наедине с тобой?
        - Что за нелепый, детский вопрос? - Мюриэл пожала плечами. - Разумеется, люди должны вести себя прилично. Все остальное неприемлемо, Амелия, я сотни раз внушала тебе это.
        Девушка накрыла руку матери своей.
        - Я устала от правил, мама. Они не имеют для меня смысла. Я не верю в них, не хочу им следовать. И не буду, - добавила она. - Извини, но я никогда не стану такой, какой ты хотела меня сделать. А если и попытаюсь измениться, то буду очень несчастлива. Поэтому возвращаюсь туда, где мой дом, где я хочу жить.
        Высвободив свою руку, Мюриэл выпрямилась.
        - Ты обязательно изменишь решение, Амелия. Теперь, став богатой и красивой женщиной, ты поймешь, что я была права. Ты больше не сможешь жить в своем Эппл-Ридже, а потому, съездив туда, непременно вернешься. Здесь тебя примут.
        - Нет, мама, - вздохнула Амелия. - Ты не понимаешь, что там мой дом, там меня давно уже приняли. Дайана никогда не отворачивалась от меня, а Кейси и его семья обласкали. Теперь-то я понимаю, что большинство людей принимали меня такой, какой я была. Только у тебя это не получилось. И у меня тоже. Я потеряла много времени.
        Поднявшись, Мюриэл взглянула на дочь.
        - Теперь у тебя есть деньги, Амелия, и ты напрасно потратишь…
        Слезы брызнули из глаз Амелии.
        - Я люблю тебя, мама, но ты никогда не поймешь, что это значит. Деньги не дают ответов на все вопросы. - Поднявшись, она вышла из кухни.


        Приготовившись к шумному приему, Амелия вышла из взятой напрокат машины. Едва она ступила на землю, собаки выбежали из-за угла дома и, виляя хвостами, бросились к ней. Сев на корточки, Амелия по очереди обняла их и поцеловала мокрые носы.
        - Как же долго меня не было, - вздохнула она.
        - С этим нельзя не согласиться, Амелия Рендалл, - раздался голос Дайаны. - Тебе давно пора вернуться домой.
        Амелия подняла глаза на подругу. Они не виделись с тех пор, как она отправилась на операцию. Дайана осмотрела ее цепким взглядом художницы. Амелия знала: ничто не укроется от глаз подруги.
        - Что ж, хирурги постарались, ничего не скажешь. - Дайана обняла Амелию. - Заходи скорее в дом и рассказывай все подробно.
        - Я думала… Мне казалось, что, как только шрам исчезнет, все наладится. Но это не так… - Она разрыдалась. - Ох, Дайана, у меня столько неприятностей!
        - Ты заработала их всего за три месяца?
        Амелия вытерла лицо дрожащими руками.
        - Все дело в Кейси.
        - А-а… - Не проронив больше ни слова, Дайана ввела ее в дом.
        - Это все, что ты можешь мне сказать? - изумилась Амелия. - Я сообщила тебе, что потеряла любимого человека, а ты в ответ только протянула: «А-а…» - «Человека, которого я поклялась любить и беречь. Что-о?! - мелькнуло у нее в голове. - Когда же я говорила это?!»
        Дайана пожала плечами.
        - Это все, что я готова сказать, пока ты не просветишь меня. Пойду поставлю чайник, а потом мы поговорим.
        - Ты была права, Дайана. Мне не следовало уезжать тайком от Кейси, - призналась Амелия, когда ее подруга вернулась за стол. - Я обидела его.
        - Он - сильный человек.
        - Он отправился за мной.
        - Знаю.
        Амелия едва заметно улыбнулась.
        - От Мэтта?
        - Почти все это я слышала. - Дайана пожала плечами. Глаза Амелии загорелись.
        - Ты говорила с Кейси?
        - Нет. С Тэйлор Томас.
        - Бьюсь об заклад, она недовольна мной.
        - Полагаю, да, - кивнула Дайана. - В конце концов, Кейси ее брат.
        - Я надеялась, что все образуется, но Кейси и мама поссорились, и он уехал прежде, чем я успела ему все объяснить. - Амелия вздохнула.
        Дайана, нахмурившись, посмотрела на нее:
        - Думаю, тебе следовало объясниться с Кейси Иганом.
        - Почему ты говоришь мне это?
        - Я же сказала, что многое слышала, но не от тебя. - Дайана бросила взгляд на подругу. - Так с кем ты все-таки поссорилась? С матерью или с Кейси?
        - Ты на что-то намекаешь? - спросила Амелия. - Потому что если это так, то я погибла.
        - Да ведь все просто, как Божий день! Ты живешь сама по себе или по указке матери?
        «Думаю, ты трус. Если бы это было не так, ты бы женился на мне». Она сказала ему такое? Амелия потерла лоб рукой, вспоминая, когда именно произнесла эти слова. Да что с ней происходит сегодня?
        - У нас с Кейси все было хорошо, пока мы не поссорились. А потом он поругался с мамой и уехал. Я даже не успела объяснить ему, что мама солгала. Но ты права. Мне надо найти Кейси и все ему объяснить.
        - Дайана! Я приехала взглянуть на картину! - прозвучал от двери женский голос.
        - Это Тэйлор Томас, - тихо сказала Дайана. - Мы в кухне! - крикнула она.
        Увидев Амелию, Тэйлор замерла.
        - Когда ты вернулась? - холодно осведомилась она.
        - Лишь несколько минут назад, Тэйлор. Рада видеть тебя. - Амелия сделала вид, что ее не задела неприветливость Тэйлор.
        - Неужели рада? А мне-то казалось, что тебе будет нелегко говорить со мной после того, что ты сделала с моим братом.
        - Я вовсе не хотела его обидеть, Тэйлор. - Амелия посмотрела на сердитую сестру Кейси. - И прости, если я причинила боль тебе.
        Налив чай, Дайана подала чашку Тэйлор, умоляя взглядом гостью принять извинения Амелии.
        - Тэйлор Томас, - сказала она, - пожалуй, это касается только Кейси и Амелии.
        - Нет, Дайана, - возразила Амелия. - Я хочу поговорить о том, что касается нас с Тэйлор. - Она улыбнулась. - Ты как-то сказала мне, что я нуждаюсь в помощи. Тогда я не прислушалась к твоему совету. Неожиданно получив деньги, я не могла думать ни о чем, кроме операции. - Она пожала плечами. - Мне казалось, что все поймут мое решение и будут рады принять меня, когда я вернусь обновленной. - Она засмеялась. - Я ошибалась, но многое поняла, Тэйлор. - Глаза Амелии засияли. - Все эти годы я очень страдала. Не знаю, как Дайана терпела меня. И как Кейси мог полюбить меня.
        - Он признался тебе в любви? - удивилась Тэйлор.
        - Да. Я тоже люблю его, Тэйлор. И сделаю все, чтобы наши отношения наладились. Но тут права Дайана: это касается только меня и Кейси.
        - А ты действительно изменилась. - Тэйлор покачала головой.
        - Надеюсь, ты права. Мне представилась возможность поработать в восстановительной клинике для детей в Ван-Бюрене. Эти детишки… Многие из них были куда в худшем состоянии, чем я, но они держались… Я на многое взглянула по-другому. Тогда же я осознала, что ты необыкновенная женщина, Тэйлор, и у меня возникла одна идея. Не знаю, известно ли тебе, какую сумму я получила, но она куда больше, чем мне нужно. Поэтому я решила потратить эти деньги с пользой. Ты ведь знаешь, что в здешних местах нет заведения, куда мог бы обратиться человек с такими травмами, как у меня. Поможешь мне устроить клинику, Тэйлор?
        - Но, Амелия…
        - Тебе не придется вкладывать свои деньги - я сама обо всем позабочусь. Мне только нужно, чтобы ты работала с детьми. Пусть они поймут, что и со шрамами можно жить. Сделай так, чтобы они не слишком страдали.
        - Мне трудно не сердиться на тебя из-за брата, но твое предложение заинтересовало меня.
        - Вот и замечательно.
        - Неужто вы договорились? - удивилась Дайана.
        - Я согласна. - Тэйлор протянула Амелии руку. - Я верю в тебя. Ты справишься со всеми трудностями, касающимися не только работы, но и твоих отношений с Кейси.


        «Неудивительно, что Кейси был так хорошо обо всем осведомлен», - думала Амелия, поворачивая машину на ту лесную дорогу, по которой они ехали с Кейси, когда он в первый раз вез ее на озеро. Должно быть, теперь надо ехать прямо до самого конца. Тогда он говорил, что там находится дом. Однако Амелии и в голову не пришло, что особняк принадлежит ему. Когда на следующий после шторма день Кейси вез Амелию домой, она не смотрела по сторонам, занятая мыслями о том, что подумает Дайана о ее ночных похождениях.
        Приближаясь к дому, Амелия заметила огни в эллинге. Солнце только что опустилось, оставив на поверхности озера легкие красноватые и пурпурные отблески. Спускаясь по деревянной лестнице, Амелия размышляла о том, что для начала октября сейчас довольно холодно и, вероятно, ночью слегка подморозит. И вдруг она замерла, увидев, что из эллинга вышел Кейси. Его мускулистое тело было освещено золотистым светом, льющимся из двери. Он направлялся к краю пристани. Как зачарованная, Амелия смотрела на обнаженного Кейси, с разбега нырнувшего в ледяное озеро. Вскоре его голова показалась над поверхностью воды, и он поплыл, делая короткие мощные взмахи руками. Какая-то непреодолимая сила заставила Амелию устремиться вперед. Через минуту на землю упал ее свитер, за ним последовала рубашка. Задержавшись у кромки воды, она сбросила туфли, стянула с себя джинсы и узкие трусики. Поежившись, вошла в воду. Ее кожа тотчас покрылась мурашками, а зубы застучали от холода. Закрыв глаза, Амелия глубоко вздохнула и двинулась вперед.
        - Я должна проявить решительность, - пробормотала она, - мне надо покончить с этим.
        И тут Амелия чуть не подскочила: она увидела, что Кейси стоит на расстоянии вытянутой руки от нее. Вода ручьями текла с его темных волос, он тяжело дышал.
        Едва сдерживая дрожь, Кейси изумленно уставился на Амелию. Ему безумно хотелось броситься ей навстречу и заключить в объятия, но рана в сердце еще не зажила. Он не знал, чего хочет Амелия. С любовью глядя на нее, Кейси сознавал, что, если сделает сейчас хоть одно неверное движение, их отношениям конец, а этого он не мог допустить. Ему необходимо точно узнать, чего она хочет, а уж потом…
        - Кейси, - прошептала Амелия, стараясь, чтобы зубы не слишком стучали, - почему ты не подождал? Почему не дал мне возможности все объяснить?
        Звук ее голоса заворожил Кейси, его гнев иссяк.
        - Что объяснить? - холодно осведомился он. - Объяснить, как из моей постели ты отправилась к другому мужчине? - При мысли о том, что Амелия находится рядом с Роджером или с любым другим мужчиной, его охватывала ярость.
        Амелию бил озноб.
        - Она солгала, Кейси. Моя мать солгала. Я никуда не ездила ни с Роджером, ни с кем-либо еще. - Набрав в грудь воздуха, она шагнула к нему. - Я люблю тебя, Кейси Иган… - Она коснулась его ледяного плеча. Он не оттолкнул ее, и Амелия испытала невероятное облегчение.
        Она сделала еще один шаг, сердце у нее защемило при виде измученного лица Кейси. Это ее вина, это она довела до изнеможения того, кто дарил ей такую любовь, о которой можно только мечтать. Да, это была любовь - не мимолетное увлечение, не жалость, а настоящая Любовь.
        Амелия всем телом прижалась к Кейси. Ей так хотелось погладить его, вновь увидеть радость и любовь в этих прекрасных глазах.
        - Я люблю тебя и хочу… попросить… - Она заглянула ему в лицо. - Возьми меня в жены, Кейси. - Амелия провела по его подбородку посиневшими губами. - Ты мне так нужен.
        - Амелия, детка, я не могу…
        - Не можешь? - От страха ее колени подкосились.
        - Разве я больше не должен чего-то тебе доказывать? - Кейси стиснул зубы. Если он ошибется еще раз…
        Амелия печально улыбнулась.
        - Это было таким ребячеством с моей стороны. Все, что я говорила тогда, не важно. А вот сейчас… Сейчас ты любишь меня? - Она со страхом ждала его ответа.
        - Да. - Кейси протянул к ней руки.
        Подняв голову, Амелия внимательно посмотрела на него. Не стал ли его взор чуть теплее? Не улыбка ли мелькнула на губах Кейси?
        - Но почему же тогда ты отказываешься сделать из меня… порядочную женщину?
        Кейси самодовольно усмехнулся:
        - Я сделал это. Мы уже поженились, только ты ничего не помнишь. Для меня это был настоящий удар… Я люблю тебя, детка.
        Амелия застонала, когда он приник к ее губам. Ей показалось, что они вернулись на Гавайи. Чудесная мозаика на окнах в крохотной корабельной часовне… Капитан, перед которым они с Кейси произносят брачные клятвы… Капитан объявляет их мужем и женой, и Кейси берет ее на руки… Господи, так они и в самом деле поженились!


        Амелия подняла левую руку, чтобы полюбоваться изящным обручальным кольцом. Лучи восходящего солнца проникали в комнату сквозь высокие окна, отчего драгоценные камни в кольце сверкали, как воды озера. Вчера, когда они с Кейси, стоя на верхней палубе его яхты, повторяли брачные клятвы, было холодно. Там собрались все: Дайана, Мэтт, Тэйлор, Бен, дети, Мак и Хэнк. Амелия радовалась тому, что, по настоянию Кейси пригласила и своих родителей. Отношения с Мюриэл, конечно, не изменятся, но все же мать есть мать. Свои чувства к отцу Амелия не подвергала сомнению.
        Повернув голову, она улыбнулась мужу.
        - Доброе утро, дорогой.
        - Доброе утро, миссис Иган, - рассмеялся Кейси. - Знаешь, назвав тебя так в то утро на корабле, я избавил бы нас от многих неприятностей.
        Амелия радостно засмеялась:
        - Господи, прошла только неделя! - Неужели всего неделю назад она рыдала у кухонного стола, думая, что потеряла его навсегда?
        Поцеловав жену, Кейси встал с кровати. Амелия сияющими глазами наблюдала, как он надевает джинсы и фланелевую рубашку.
        - Разве я позволила тебе одеться? - Привстав, она обхватила Кейси за плечи и увлекла его за собой на кровать. Когда он придавил ее к матрасу, Амелия блаженно вздохнула.
        - Нет, не позволила, - прошептал Кейси. - А что, у тебя есть какие-то планы?
        И дальше Амелия показала ему, что это были за планы.

 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к