Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Риверс Натали: " Свадьба В Венеции " - читать онлайн

Сохранить .
Свадьба в Венеции Натали Риверс


        # Сразу после свадебной церемонии Хлои узнает ужасную правду: Лоренцо, новоиспеченный муж, никогда ее не любил и женился лишь по расчету. Не в силах выдержать сокрушительного удара, Хлои сбегает прямо с торжественной церемонии и уезжает в другой город, поклявшись больше никогда не возвращаться…

        Натали Риверс
        Свадьба в Венеции

        Глава 1

        - Хлои Валенти, вы поразительно красивая и сексуальная женщина.
        От этого чувственного мурлыканья, раздавшегося над ее ухом, Хлои охватил горячий трепет предвкушения. Она никогда не считала себя ни красивой, ни сексуальной, но, почувствовав стоящего за своей спиной Лоренцо, ощутила жар его сильного тела, проникавший сквозь тонкий шелк свадебного платья, и поняла, что вся ее жизнь изменилась так, как она не могла представить даже в самых дерзких мечтах.
        - Спасибо, что сделал этот день таким незабываемым. - Хлои прерывисто вздохнула и, облокотившись на выложенную причудливым узором каменную балюстраду галереи, взглянула вниз, на сказочно красивый бальный зал, в котором все еще шумели гости, потягивавшие изысканное шампанское. Было трудно поверить, что это палаццо, которым владели несколько поколений надменной венецианской семьи Лоренцо, было теперь ее домом.
        - День действительно чудесный. Лучшего дня для свадьбы и желать было нельзя.
        Венеция была волшебным местом для проведения торжественной церемонии, а серебристая снежная пыль, летящая с февральского неба, сделала этот город, кажется, еще более очаровательным и романтичным. Когда они возвращались в изящной черной гондоле в палаццо, Хлои сидела рядом со своим умопомрачительно красивым женихом. Откинувшись на бархатные подушки, она думала о том, что этот день - самый счастливый в ее жизни.
        - Лучшее еще впереди, - с мягким итальянским акцентом прошептал Лоренцо ей на ухо, водя кончиками пальцев по ее плечу. - Дай мне только отвести тебя в спальню и доказать это.
        Хлои на секунду прикрыла глаза, прижавшись головой к его плечу и позволив себе плыть на волне чистого удовольствия. От одной только мысли о том, как она желанна для Лоренцо, у нее забилось сердце и все внутри затрепетало.
        Тут снизу донесся гул голосов вперемешку со звоном хрустальных бокалов и ангельскими звуками арфы.
        - Мы не можем уйти сейчас. - Хлои легко оттолкнула руку Лоренцо, чувствуя, как его сладострастные губы скользят по ее шее под элегантным узлом белокурых волос. - А как же гости?
        - Ты всегда все делаешь правильно, - сказал Лоренцо, взяв ее за талию и повернув к себе. - Ты всегда была прекрасным работником и предугадывала все, что нужно мне и моим коллегам. И даже сейчас думаешь о наших гостях, стараешься быть гостеприимной хозяйкой.
        Хлои взглянула в его яркие голубые глаза, и знакомая радостная дрожь охватила ее. Она всегда чувствовала ее, стоило только посмотреть на Лоренцо. С его привлекательной внешностью и прекрасной фигурой он был самым роскошным мужчиной из всех, кого она когда-либо видела. Было почти невозможно поверить, что он стал ее мужем. Невозможно поверить, что она вышла замуж за Лоренцо Валенти.
        Хлои проработала два года бухгалтером в фирме Лоренцо, любила его на расстоянии, понимая, что чувства к неподражаемому боссу никогда не будут взаимными. Она была обычной английской девушкой, а он принадлежал к одному из самых благородных венецианских семейств, а также являлся всемирно уважаемым бизнесменом - миллиардером. Они принадлежали к разным мирам, и Хлои понимала, что им никогда не суждено соединиться.
        Но Лоренцо вдруг пригласил ее на свидание. Сначала она не могла в это поверить. С того дня, как Хлои начала работать в лондонской конторе Лоренцо, перед ее глазами проходила бесконечная вереница холеных светских дам, опирающихся на его руку. Все они как на подбор были высокими изящными красавицами. Все без исключения обладали великолепной гривой темных блестящих волос. В их томных глазах читалось открытое приглашение разделить с ним постель.
        И все они были полной противоположностью Хлои - невысокой блондинки с пышными формами. Ее светлую кожу покрывали веснушки, а светло-зеленые глаза казались чересчур яркими, стоило чуточку переборщить с тушью.
        Несмотря на все ее сомнения по поводу того, как мог такой роскошный мужчина проявить интерес к столь невзрачной девушке, Хлои не смогла устоять перед ним. Он ворвался в ее жизнь как торнадо, начал ухаживать за ней со стремительностью, которая была присуща этому пылкому итальянцу во всем, что бы он ни делал.
        Вскоре все сомнения Хлои рассеялись. Прежние пассии Лоренцо были для него лишь мимолетным увлечением, а к ней он относился совершенно по-другому.
        Он никогда не говорил ей о любви, но Хлои знала, что он избегал выставлять напоказ свои чувства. Он привез ее в свой дом в Венеции, говорил об их будущем и детях. Для Хлои это было самое большое свидетельство любви и обязательств, которое она могла бы получить.
        Она с радостным сердцем приняла его предложение, считая, что открывает новую чудесную страницу своей жизни - страницу, которая, как она верила, сохранится навечно.
        - Поднимись со мной наверх и позволь мне исполнить все твои желания, моя необыкновенная маленькая Хлои, - произнес он севшим голосом. - Позволь показать, как я счастлив, что женился на тебе.
        Хлои взглянула ему в лицо и почувствовала, как ее глаза теплеют от навернувшихся счастливых слез. Она никогда не считала себя какой-то необыкновенной - и уж конечно не думала, что сексуальна или красива. Мнение Лоренцо значило для нее так много, что она не в состоянии была выразить это словами.
        Она посмотрела на него. Любовь и счастье пьянили ее сильнее, чем шампанское, которое она пила весь день. В голове крутилась лишь одна чудесная мысль: «Я люблю тебя».
        Всего три коротких слова, но она никогда не произносила их вслух. Ни один из них не произносил их.
        Сначала Хлои была слишком застенчива, но сейчас все изменилось. Они поженились. Стоя перед священником, они дали торжественное обещание друг другу на всю оставшуюся жизнь - и теперь ее сердце переполнялось счастьем.
        Неожиданно она не сдержалась и произнесла то, что хотела:
        - Я люблю тебя.
        Внезапно потрясающее изменение произошло с Лоренцо - изменение такой силы, что слова Хлои словно застыли и разлетелись осколками в воздухе. Смертельный ужас охватил ее, она поняла, что допустила ужасную ошибку.
        - Любишь? - хриплым от шока голосом спросил Лоренцо. - Почему ты сказала это?
        - Потому что… потому что это правда… - тихо выдавила, заикаясь, Хлои, которая испугалась грозного выражения его лица.
        - Что за игру ты затеяла? - потребовал ответа Лоренцо, нахмурив черные брови. - Ты знаешь, и всегда знала, что об этом и речи не идет.
        - Но… - Она замолчала. Неожиданно ее охватила мучительная тревога. О чем это Лоренцо?
        - Это чисто деловое соглашение, - уже более спокойным тоном сказал он. - Мы говорили с тобой о том, какой прекрасной женой ты будешь. О том, что любое благоразумное деловое соглашение гораздо лучше любых взрывных эмоций. Ты всегда знала мое мнение по этому поводу.
        - Я не понимаю. - Хлои смотрела на него в ужасном смущении, чувствуя как ее сердце начало вдруг биться какими-то противными рывками.
        Она вспомнила, как Лоренцо делал ей предложение. Да, он не опускался перед ней на одно колено, но отвез ее в Париж - самый романтичный город в мире. Они гуляли вдоль Сены в вихре кружащихся золотых осенних листьев, когда он взял обе ее руки в свои и попросил стать его женой.
        Хлои старалась точно вспомнить его слова - вспомнить, как развивался их разговор.
        - Впервые мы обсуждали эту тему, когда твои мама и сестра уезжали в Австралию, - сказал он. - Я спросил тогда о твоем отце, собирается ли он эмигрировать вместе с ними. Ты ответила, что не видела его с семи лет.
        - Но тогда нас с тобой еще не связывали никакие отношения, - заметила Хлои, пытаясь уловить связь. - Это было даже до того, как ты начал меня куда-то приглашать.
        Она вспомнила, как Лоренцо посочувствовал ей тогда, как улучшил ее настроение, доверительно рассказав о том, что его мать ушла, когда ему было всего пять лет. Тогда они впервые вышли за рамки отношений начальника и подчиненного. Он даже налил им по бокалу вина и сказал ей… сказал, что считает, что жизнь была бы значительно проще, если бы ее не осложняли всякими несбыточными романтическими идеалами.
        Хлои прижала руку к губам, точно вспомнив слова Лоренцо. Она и представить не могла, что он был серьезен.
        Она в ужасе смотрела на него, пытаясь вспомнить, не обсуждали ли они эту тему когда-нибудь еще, но была уверена, что нет. Неужели его интерес к ней был вызван холодным расчетом?
        Лоренцо выругался и взъерошил негнущимися пальцами короткие черные волосы. Красные пятна выступили на его скулах, голубые глаза горели яростью.
        - Я думал, что ты не такая, как все, - сказал он. - Думал, ты не пытаешься, как другие женщины, заманить меня в капкан брака фальшивыми уверениями в любви и обещаниями, которые ничего не значат. Но ты такая же, как все остальные. Даже хуже, потому что ждала до этого момента, до дня нашей свадьбы.
        Осознав, что дрожит, Хлои крепко обхватила себя руками.
        - Похоже, ты хочешь сказать, что не желаешь, чтобы тебя любили. - Хлои услышала смущение и сомнение в собственном голосе, но настойчиво продолжала: - Но я не понимаю. Ведь так естественно надеяться на любовь… и ждать ее.
        - Те, кто надеются на любовь, просто дураки, - с презрением отрезал Лоренцо. На его виске пульсировала вена.
        - Ну а когда человек встречает любовь, даже если не искал ее? - спросила Хлои. Она никогда не ожидала, что станет испытывать чувства к боссу, но этого невозможно было избежать при его потрясающем обаянии и необыкновенной уверенности в себе.
        - Любовь - это иллюзия, фальшивый несбыточный идеал, - раздраженно продолжал Лоренцо, сощурившись.
        - Ты такой суровый, такой циничный, - выдохнула Хлои. - Безусловно, любовь существует. Нельзя отрицать чувства собственного сердца.
        - А твое сердце все еще твердит о любви ко мне? - насмешливо спросил Лоренцо. - Даже сейчас, когда мы снова вернулись к вопросу о том, что я думаю по этому поводу?
        - Это чувство, которое нельзя включить или выключить, - ответила Хлои, придя в ужас от его слов. Лоренцо мог быть временами высокомерным и невыносимым, но она никогда не считала его жестоким.
        Похоже, она многого не знала о человеке, за которого вышла замуж. Неужели она допустила самую ужасную ошибку в своей жизни?
        - Значит, ты продолжаешь гнуть свое? - спросил Лоренцо. - Возможно, считаешь, что ради поддержания стабильности лучше сейчас пойти на обман?
        - А что ты хочешь от брака, от своей жены? - резко спросила Хлои, не желая быть униженной.
        - Я хотел честности и естественности, - сказал он. - Хотел, чтобы рядом со мной был кто-то, кого я мог бы уважать, а не одна из тех женщин, чьи пышные заверения в любви настолько же фальшивы, как их напомаженная внешность.
        - Я и была честной с тобой! - воскликнула Хлои, яростно моргая, поскольку слезы начали жечь ей глаза. Она ни за что не позволит себе расплакаться перед ним, ни за что после того, как он повел себя с ней. - А если ты не в состоянии ценить это - не можешь уважать меня, то это твоя проблема.
        Она демонстративно вскинула голову, закусив дрожащую нижнюю губу, и постаралась протиснуться мимо него. Но его пальцы стальными клещами впились в ее руку.
        - Иди и успокойся, - сказал он. - Но не слишком задерживайся. Ты же сама боялась показаться невежливой по отношению к нашим гостям.
        Хлои прерывисто вздохнула и бросила взгляд через плечо вниз, на бальный зал. Она совершенно забыла, где находится, и была потрясена, увидев, что торжественный прием в полном разгаре.
        Ей стало нехорошо, когда она подумала о том, что кто-то мог стать свидетелем их с Лоренцо ужасного диалога.
        - Свидетелей не было на твое счастье… - Его слова звучали надменно, а в тоне слышалась скрытая угроза. - Потому что я не потерплю дальнейшего неуважения с твоей стороны. И не позволю тебе каким-то образом опозорить меня.
        Хлои не узнавала своего возлюбленного. Она хотела сказать, что не станет терпеть больше подобного поведения, но не успела: он резко повернулся и широкими шагами направился к своему кабинету. Хлои ошеломленно смотрела ему вслед. Как только за ним закрылась дверь, она поняла, что надо делать: освободиться от него - и как можно быстрее!


        Через десять минут Хлои нерешительно остановилась на пороге своей спальни, с тоской глядя на красивое шелковое свадебное платье, лежавшее на постели. Она могла бы чувствовать себя принцессой. Но оказалось, Лоренцо отнюдь не был прекрасным принцем.
        Хлои содрогнулась, вспомнив выражение его лица, когда она призналась ему в своей любви. Закрыв лицо руками, она попыталась забыть его язвительный взгляд. Он оскорбил ее и одним махом разбил ей сердце.
        Впервые она порадовалась тому, что никто из родственников не смог приехать на свадьбу. Мама и сестра жили в Австралии, Хлои отказалась ехать с ними, поэтому они благополучно забыли о ее существовании. И отца, разумеется, здесь не было. Она даже не знала, где он находится - да и жив ли вообще.
        Хлои глубоко вздохнула и заставила себя взяться за дело. Она поверила, что это был самый счастливый день в ее жизни, но Лоренцо безжалостно избавил ее от иллюзий. Теперь ей придется поторопиться, если она рассчитывает успешно сбежать. Все, чего она хотела в этот момент, - оказаться от Лоренцо как можно дальше.
        Она убрала под шапку из искусственного меха светлые волосы и надвинула ее на глаза, стараясь по возможности скрыть лицо. Потом подняла воротник длинного пальто и выскользнула в коридор, направившись к боковой лестнице, которая вела к воротам палаццо.
        Хлои знала, что у входа в Гранд-канал дежурят многочисленные лодки, чтобы после приема развезти гостей обратно по отелям, а ей нужно было как можно быстрее добраться через лагуну в аэропорт. Оставалось не так много времени до вылета последнего вечернего самолета.
        В громоздкой зимней одежде Хлои совершенно не напоминала ту изящную светловолосую невесту, которая недавно светилась от счастья. Она отчаянно надеялась, что никто ее не узнает.
        Ледяной ветер пронзал ее до самых костей. Сегодня днем легкий сверкающий снежок выглядел таким прекрасным и романтичным, сейчас же погода казалась ей безжалостной и суровой. Дрожащая Хлои села в водное такси и попросила отвезти ее в аэропорт Марко Поло. Ей, по крайней мере, удалось беспрепятственно выбраться из палаццо. Окна катера затуманились, так что через них совершенно ничего не было видно. От качки ее немного подташнивало.
        Ночь казалась непроглядной. Сплошная черно-белая круговерть без всяких ориентиров. Сердце было разбито на миллион крохотных осколков, словно снежинок, сдуваемых с горных вершин и поглощаемых темными водами лагуны.


        Лоренцо стоял на балконе, вглядываясь в буран. Он находился в ужасном настроении, под стать этой ночи. Шел такой густой снег, что освещенные дома на другой стороне Гранд-канала были едва различимы, а на воде вообще ничего невозможно было разглядеть.
        Хотя и разглядывать-то, собственно, было нечего. Хлои исчезла.
        Она успела на последний рейс и улетела из Венеции, а из-за разыгравшейся непогоды Лоренцо не смог последовать за ней - даже на своем личном самолете.
        Он выругался, вцепившись в парапет балкона пальцами, такими же холодными и твердыми, как камень, который они сжимали.
        Он знал, куда Хлои могла направиться, - к своей лучшей подруге Лиз, в маленькую деревушку к югу от Лондона. Но на всякий случай люди Лоренцо поджидали Хлои в аэропорту Гэтвик.
        Полет до Лондона не слишком долог. Наверное, она уже прибыла на место. Лоренцо машинально взглянул на часы и снова выругался, увидев, что циферблат запорошен снегом.
        Он резко повернулся и вошел в спальню, нетерпеливо стряхивая снег, который и так уже таял от тепла его тела. Он снял мокрый пиджак и отбросил его в сторону.
        Неожиданно Лоренцо замер, уставившись на свадебное платье, которое Хлои оставила на кровати. Его сердце забилось. Он чувствовал, как кровь яростно закипает в его жилах.
        Как она посмела уйти от него?
        Как посмела броситься в эту ночь?
        Он не знал, да и знать не хотел, было ли ее заявление о любви расчетливой игрой или иллюзией, вызванной грандиозностью события. Сбежав, она окончательно решила свою судьбу. Их браку пришел конец.
        Лоренцо взял ее платье и поймал себя на том, что вспоминает, какой сексуальной Хлои выглядела в нем. Весь день он воображал, как будет неторопливо стягивать шелковую ткань с ее восхитительного тела.
        Он искренне верил, что Хлои станет хорошей женой и прекрасной матерью для его будущих наследников. Но их союз оказался недолговечным.
        Мелькнуло непрошеное воспоминание, и Лоренцо сжал кулаки, не сознавая, что мнет нежную ткань. Не в первый раз от него уходят. Но больше он никому не даст такой возможности.
        Он бросил взгляд на шелковое платье, потом резким движением вышвырнул его на балкон.
        Лоренцо некоторое время стоял неподвижно, стараясь успокоиться. Легкую ткань, уже покрытую снежной пеленой, почти невозможно было различить. Если погода не улучшится, его скоро совсем заметет.
        Он захлопнул стеклянную дверь. Потом повернулся и ушел.



        Глава 2

        Три месяца спустя


        Был чудесный день. Самое начало мая. Светило солнце, пели птицы. Хлои стояла у могилы своей лучшей подруги, держа на руках осиротевшую малышку.
        В правду почти невозможно было поверить. Лиз, мама маленькой Эммы, действительно умерла. Прошло уже три месяца с тех пор, как ее любимая подруга проиграла битву с раком, но Хлои так и не смогла прийти в себя от шока.
        Она прилетела из Венеции в ту ужасную февральскую ночь и сразу поехала к Лиз, в ее загородный дом. Ей не терпелось увидеть подругу, рассказать о случившемся и поплакаться на родном плече.
        Но когда Лиз открыла дверь своего коттеджа и знаком пригласила ее войти, Хлои сразу поняла, что что-то случилось. Болезнь, которая, как они надеялись, окончательно отступила, снова вернулась.
        Лиз решила повременить с новостью, потому что не хотела портить Хлои тот день, который, как предполагалось, будет самым счастливым в ее жизни, - день свадьбы.
        Хлои опустила глаза на малышку, уютно устроившуюся у нее на руках. Она чувствовала себя Продрогшей и опустошенной. Майское солнце не справлялось с прохладой, и в этот момент Хлои показалось, что она никогда уже не сможет согреться.
        - Как ты, дорогая? - Хлои узнала голос Глэдис, милой соседки Лиз. Пожилая дама поддерживала ее последние несколько недель. Она помогала не падать духом в это мрачное время и присматривала за малышкой, давая Хлои возможность как можно больше времени проводить с Лиз сначала в больнице, а позже в хосписе.
        Хлои обернулась, стараясь улыбнуться, хотя знала, что Глэдис обмануть не удастся.
        - Все в порядке, - ответила Хлои.
        - Церемония была прекрасной, - проговорила Глэдис. - Все, как просила Лиз.
        Хлои кивнула, проглотив подступивший к горлу ком. Для нее похороны стали тяжелым испытанием. Боль от потери лучшей подруги не проходила. Лиз была слишком молода, чтобы умереть, а малышка Эмма слишком мала, чтобы лишиться матери.
        - Если ты уверена, что все в порядке, я бы, пожалуй, вернулась домой, - мягко сказала Глэдис. - Все уже меня ждут.
        - Спасибо, что позвали всех на чай, - с благодарностью произнесла Хлои. Было очень любезно со стороны Глэдис пригласить к себе небольшой круг людей. У Хлои просто не было на это сил.
        - Это самое малое, на что я способна. - Глэдис отмахнулась от ее благодарности. - У тебя забот полон рот с маленькой Эммой. Ты и без того очень много сделала.
        - Каждый на моем месте поступил бы так же, - ответила Хлои.
        - Далеко не каждый, - решительно возразила Глэдис. - Ты заботилась о своей подруге в трудное время. И сейчас взяла на себя все заботы о ее ребенке и относишься к малышке как к собственной дочери. Лиз по-настоящему повезло, что у нее такая подруга, как ты.
        Хлои сжала дрожащие губы и снова попыталась улыбнуться.
        - До скорой встречи. - Хлои обняла Глэдис, а когда та, повернувшись, направилась в сторону похожих друг на друга домиков, стоящих вдоль улицы, с облегчением вздохнула. Ей необходимо было побыть одной.
        Она не смогла бы выдержать общества благочестиво скорбящих жителей деревни. У Лиз не было никаких близких родственников, а отец Эммы ни разу не появился. С того момента, как он узнал о беременности Лиз, он не хотел иметь с ней ничего общего, утверждая, что не может быть отцом ребенка.
        - У нас все будет хорошо, - прошептала Хлои и поцеловала нежную щечку Эммы. - Мы нашли друг друга.
        Она прижималась щекой к редким мягким волосам малышки, чувствуя себя очень одинокой.
        Вдруг Хлои подумала о Лоренцо. Три месяца назад она верила, что ее ждет чудесное будущее - брак с возлюбленным и дети. Теперь все было совсем по-другому.
        С тех пор как она покинула Венецию, она не слышала от Лоренцо ни слова. Хлои, конечно, не имела права надеяться на понимание с его стороны, однако мечтала, чтобы он осознал свою ошибку и признался ей в любви.
        Сама Хлои не предпринимала попыток с ним связаться: слишком была занята заботами о Лиз и Эмме.
        В глубине души Хлои понимала, что, убежав, поступила плохо - прежде она должна была поговорить с Лоренцо. Но, узнав, как он относится к их браку, она среагировала просто инстинктивно.
        Но теперь ей придется связаться с Лоренцо. Во-первых, чтобы сообщить о своем намерении удочерить Эмму. Они с Лоренцо оставались официально женатыми, и это могло осложнить судебную процедуру. А во-вторых, Хлои хотела объяснить ситуацию с деньгами, которые она сняла с их совместного счета. Сумма была мизерной для такого богатого человека, как Лоренцо, но Хлои достаточно хорошо его знала, чтобы понимать, что ни одна деталь - даже самая маленькая - не ускользнет от его внимания.
        Она вернет ему деньги, как только сможет. Хлои не хотела ничего брать у него. И чем раньше она все утрясет, тем скорее сможет оставить прошлое позади и начать строить новую жизнь для себя и Эммы.
        Дрожь охватила ее при мысли о том, что она снова увидит Лоренцо. Хлои закрыла глаза и теснее прижалась щекой к головке Эммы.
        - Не буду сейчас думать об этом, - сказала она малышке. Она пообещала Лиз не думать о плохом, однако сейчас было трудно сдержать данное обещание.
        Хлои подошла к деревянной скамейке под цветущей вишней. Мягкая трава была усеяна нежно-розовыми лепестками, которые напомнили Хлои конфетти.
        Глаза жгли слезы. Стоял такой прекрасный день, а ее лучшей подруги не было рядом, чтобы насладиться вместе этой красотой. И никогда не будет.


        Лоренцо Валенти вел автомобиль с откидным верхом. Он плавно переключил скорость, приближаясь к крутому повороту извилистой сельской дороги. Стоял прекрасный майский день, и солнце грело его плечи, когда он мчался по обсаженной деревьями дороге провинциальной Англии.
        Лоренцо, хмурясь, думал о фокусе, который недавно выкинула Хлои. Конечно, он привык к неприятным сюрпризам - из-за своего положения он частенько становился мишенью для всевозможных авантюристов. Но он никогда бы не подумал, что Хлои способна что-то украсть у него. Ей придется дорого за это заплатить.
        Его пальцы сильнее впились в руль, глаза сердито прищурились. Через минуту он подъехал к маленькой деревушке. Притормозив, Лоренцо свернул к церкви, проехал по узкой дорожке и остановился на поросшей травой обочине, чтобы пропустить толпу, выходящую после службы. Лоренцо знал, что сегодня день похорон подруги Хлои - он не упускал жену из виду даже после ее предательства.
        Неожиданно его внимание привлекла маленькая фигурка во всем темном, которая неуверенно приблизилась к скамейке под вишней.
        Это была Хлои.
        Странное ощущение возникло у него под ложечкой. Он почувствовал, как сильнее забилось сердце. Лоренцо стремительно выскочил из машины, не обращая внимания на любопытные взгляды, которые бросали на него местные жители. Он не замечал никого, кроме Хлои.
        Лоренцо решительно пересек церковный двор. Мягкая трава заглушала его шаги. Хлои не видела и не слышала его приближения. Она сидела совершенно неподвижно, погрузившись в свое горе.
        Лоренцо хотел заговорить, но заколебался, почувствовав непривычную неуверенность. Хлои плакала. Ее глаза были закрыты, слезы беззвучно текли по бледным щекам. На руках у нее лежал младенец. Ее скорбь по подруге была настолько личным чувством, что он побоялся вторгнуться.
        Неожиданно Хлои открыла глаза и взглянула на него. Удивление мелькнуло на ее лице.
        - Лоренцо! - Ее огромные зеленые глаза сверкали от слез на теплом полуденном солнце, бледная кожа казалась почти прозрачной. - О господи, не могу поверить, что ты здесь!
        То, с каким выражением она произнесла его имя, вызвало неожиданный шквал эмоций в душе Лоренцо. Ему захотелось броситься к ней и осушить ее слезы, но вместо этого он лишь холодно посмотрел на нее.
        - Правда? - Он понимал, что произнес это слишком жестким тоном, особенно после того, как стал свидетелем ее глубочайшего горя. То, как она отреагировала на его появление, застало его врасплох. - А я подумал, что, украв мои деньги, ты захочешь поговорить со мной.
        - Деньги… так вот почему ты здесь?
        Хлои посмотрела на него. Ее сердце лихорадочно билось. Лоренцо выглядел таким бодрым и полным энергии… и, несмотря на все, что случилось, видеть его было огромным счастьем.
        На какой-то момент Хлои позволила себе помечтать, что, возможно, Лоренцо приехал, почувствовав, как ей грустно и одиноко. Конечно же он был в курсе всего произошедшего.
        - А по какой еще причине я мог бы сюда приехать? - уточнил он, сверля ее своими голубыми глазами.
        Хлои глубоко вздохнула, подавляя неоправданное разочарование, неожиданно охватившее ее. На самом деле она знала, что, если бы Лоренцо волновался за нее, он бы приехал намного раньше.
        - Я верну тебе деньги, - сказала она. - Мне они срочно понадобились.
        - Для чего? - строго спросил Лоренцо. - Что срочного могло случиться, если ты взяла мои деньги немедленно и без разрешения?
        - Мне пришлось заплатить за это, - сказала Хлои, растерянно показывая рукой вокруг. Она не могла поверить тому, каким холодным и бесчувственным был Лоренцо. - Мои сбережения закончились, кредитная карточка заблокирована. Долгое время у меня не было никаких доходов, я ухаживала за Лиз…
        Хлои резко замолчала, вдруг пожалев о том, что так разоткровенничалась с Лоренцо. Состояние ее финансов не имело никакого к нему отношения. В голове непрерывно крутилась одна и та же мысль: ему не было никакого дела до нее. Неужели он проделал весь этот путь только ради того, чтобы пристыдить ее за ничтожную сумму денег?
        - Я оплатила похороны, - призналась Хлои.
        - Ты обязана была спросить меня, - холодно произнес он.
        - Мне не надо было спрашивать, - ответила Хлои. - Счет открыт на наше общее имя. Я не намеревалась тратить ни пенса из этих денег, но не собираюсь извиняться за свой поступок. Лиз заслужила того, чтобы у нее были достойные похороны.
        Лоренцо пристально смотрел на Хлои. От него не укрылась ее неуверенность, и все же она продолжала оправдывать свои действия. Он знал, что Хлои неравнодушна к нему, и непрошеные чувства поднимались в его душе в ответ.


        Лоренцо выбрал Хлои себе в жены, считая, что она будет верной и надежной, какой была все время, когда работала бухгалтером. Но получилось все не так, как он хотел. Хлои ушла от него. Потом пыталась избегать любого общения, даже когда у нее возникли финансовые проблемы.
        - Это гордыня помешала тебе обратиться ко мне за помощью, - произнес Лоренцо. - Тебе было легче украсть мои деньги, чем поговорить со мной.
        Хлои прерывисто вздохнула и посмотрела ему прямо в глаза:
        - Я не рассчитывала, что ты позволишь мне ими воспользоваться. Ты ведь не знал Лиз по-настоящему. Видел ее лишь пару раз.
        Лоренцо яростно выругался. Потом, нахмурившись, взглянул на малышку, которая начала хныкать и возиться на руках у Хлои.
        - Кем ты меня считаешь? - сердито спросил он. - Думаешь, я настолько мелочный, что не оплатил бы похороны?
        Глаза Хлои казались яркими и огромными на невероятно бледном лице. Она, кажется, была напугана его восклицаниями не меньше, чем малышка.
        - Я не знаю, - произнесла она дрожащим голосом. - Хотя мы и женаты, но, похоже, я тебя совсем не знаю.
        Она перевела взгляд на ребенка.
        - Я не могу сейчас разговаривать. - Она тихонько качала Эмму, ласково успокаивая ее. - Она, наверное, голодная. День был таким долгим. Мне надо отнести ее домой. - Хлои поднялась.
        Она стояла перед ним, такая маленькая и неуклюжая, в несуразном темно-сером одеянии, в котором утонула ее крошечная фигурка, и странно смотрелась с ребенком на руках. Белокурые волосы бесформенной массой свисали почти до плеч, бледность кожи поражала.
        На фоне свежей зеленой травы и ярких розовых лепестков она казалась бесцветной, словно вышла из кадра черно-белого кино - какой-то старомодной мелодрамы.
        Хлои была здесь чужой.
        Злость Лоренцо вдруг испарилась. Ему нужно было забрать ее отсюда. Он не мог разговаривать с ней в этом тихом церковном дворе.
        - Мы пойдем вместе - только чтобы взять все необходимое, - сказал он. - Потом ты поедешь со мной.
        Хлои удивленно взглянула на него. Она не ожидала, что Лоренцо начнет так бесцеремонно распоряжаться ее жизнью.
        - Я знаю, ты зол на меня, - заметила она, - но ты не можешь командовать мной. Я больше не работаю на тебя.
        - Ты моя жена! - рявкнул Лоренцо, и было видно, что этот факт не делает его счастливым. - И ты поедешь со мной.
        - Но у меня теперь есть Эмма, - возразила Хлои, крепче прижимая к себе малышку.
        - А кто ее отец? - спросил Лоренцо и, нахмурившись, посмотрел на плачущего ребенка.
        - Он никогда и знать ее не хотел, - ответила Хлои. - Кроме меня, у нее теперь никого нет.
        Лоренцо посмотрел на нее с каким-то непонятным выражением.
        - Пошли, - сказал он и решительно взял ее за руку.
        От его прикосновения Хлои словно пронзило электрическим током. Она ахнула и машинально залюбовалась его сильными загорелыми руками, которые казались такими живыми на фоне скучной серой ткани ее жакета. Сердце Хлои забилось чаще, и в этот момент она почувствовала, как оцепенение, сковывавшее ее в последнее время, стало отступать.
        Лоренцо всего лишь держал ее за руку, а она вдруг в полной мере ощутила его присутствие. И к своему ужасу - жар. Хлои тянулась к нему, словно цветок к солнцу. Ей было так неуютно и одиноко. Все это время она тосковала по его сильным рукам, обнимающим ее.
        Лоренцо внезапно остановился. Он замер. И Хлои догадалась, даже не глядя на него, что он почувствовал ее реакцию на свое прикосновение.
        Ей стало тревожно. Лоренцо не должен был заметить ее уязвимость. Перед ним она была абсолютно беззащитна.
        - Я никуда с тобой не поеду, - сказала Хлои, пытаясь вырвать руку.
        Но он сжал ее еще сильнее, а она не могла всерьез сопротивляться, так как держала Эмму.
        - Нам надо кое-что обсудить, - произнес Лоренцо, снова поворачивая ее лицом к себе.
        Хлои покачала головой, смотря прямо перед собой - прямо в его широкую грудь. Ей не хотелось больше разговаривать с ним. И, безусловно, не хотелось смотреть в его проницательные глаза. Ее охватило ужасное чувство, что она может каким-то образом выдать себя. Может позволить увидеть, как сильно она любит его и тоскует. Последние месяцы и так были слишком тягостными. Мысль о том, что Лоренцо уедет и оставит ее снова одну, вдруг стала казаться непереносимой. Но она ни в коем случае не должна была показать это ему.
        - Твой побег в день нашей свадьбы дал ясно понять, что ты больше не испытываешь радости от нашего соглашения, - сказал он, беря свободной рукой ее за подбородок и приближая ее лицо к своему.
        И снова ее взгляд был прикован к его голубым глазам, и снова она задрожала от прикосновения его пальцев.
        - Я не считала, что мы заключили соглашение, - ответила Хлои, чувствуя, как холодок снова подбирается к ее сердцу. Она вспомнила свою ужасную ошибку - тогда Лоренцо ясно дал понять, что она ничего для него не значит.
        - Да, именно соглашение, - настаивал Лоренцо, - поэтому нам и требуется поговорить. Больше никаких недоразумений между нами не будет.



        Глава 3

        Хлои сидела вместе с Лоренцо и Эммой в лимузине, увозившем их прочь от деревни, в которой она прожила последние три месяца. Время близилось к вечеру, но солнце пока ярко сияло. По обочинам дороги волнами вздымалась серебристо-белая коровья петрушка и возвышалась живая изгородь с кружевной пеной цветущего боярышника.
        Хлои рассматривала проплывающие мимо сельские красоты, надеясь успокоить расшатанные нервы. Она не могла заставить себя взглянуть на Лоренцо, поскольку была все еще смущена неожиданностью его появления.
        Хлои понимала, что чувства, приписанные ею Лоренцо, были всего лишь иллюзией. Несмотря на это, она скучала по мужу.
        Он появился внезапно, и ее тело и душа откликнулись. Разум был бессилен против чувств к Лоренцо, казалось, что сразу после свадьбы ей не пришлось выслушивать его откровения.
        - Как я понимаю, у твоей подруги не было близких родственников.
        Вздрогнув от глубокого голоса Лоренцо, Хлои повернулась к нему. Ее пульс забился еще чаще, когда она встретила взгляд его холодных голубых глаз.
        - Хоть кто-нибудь у нее есть?
        - У нее никого нет, - ответила Хлои, с трудом обратив свое внимание на Эмму, спавшую в детском кресле возле нее. - Это значительно упростит удочерение. Лиз так хотела… и я - тоже.
        - Удочерение - серьезный шаг, - заметил Лоренцо. - Тебе не приходило в голову, что неплохо было бы обсудить свои намерения с мужем?
        Голос Лоренцо был ровным, тон спокойным, но Хлои не попалась на удочку его показного спокойствия. Она снова повернулась к мужу: он наблюдал за малышкой. Глубокая складка пролегла между черными бровями. Хлои вдруг поняла, что никогда прежде не видела его рядом с ребенком. Он смотрел на Эмму так, словно она была крошечным чужаком, каким-то образом проникнувшим в его машину.
        Лоренцо хотел детей. Они обсуждали эту тему после того, как он сделал ей предложение. Тогда ей казалось, что он был бы хорошим отцом. Но сейчас, видя выражение, с которым он разглядывал Эмму, Хлои не была так уверена. Возможно, он просто хотел, чтобы дети унаследовали его состояние?
        Хлои мечтала стать матерью, и теперь у нее появилась возможность воспитать ребенка. Все случилось не так, как она рассчитывала, но, пообещав Лиз удочерить Эмму, она осознала, что маленькая девочка была самым драгоценным подарком, преподнесенным дорогой подругой перед расставанием. Эмма была славной и милой, и у Хлои щемило сердце. Неужели это справедливо - потерять родную мать в таком беззащитном и нежном возрасте. Но Хлои приложит все усилия и заменит малышке Лиз.
        - Тебе не надо беспокоиться, - сказала она, инстинктивно стремясь защитить Эмму. - Удочерение не будет иметь к тебе никакого отношения.
        Она почувствовала, как Лоренцо, услышав ее слова, снова вспылил, и мурашки побежали по ее коже. Лимузин вдруг стал казаться слишком маленьким, и Хлои захотелось оказаться на открытом воздухе.
        - Мы женаты, - резко произнес Лоренцо. - Думаю, при удочерении суд не оставит этот факт без внимания, даже если ты будешь вести себя так, словно не замужем.
        - Я не веду себя так, словно я не замужем! - взорвалась Хлои, глядя ему прямо в глаза. - Я просто пытаюсь сделать все возможное для осиротевшего ребенка. Мое обещание удочерить Эмму не имеет к тебе никакого отношения.
        Лоренцо сверлил жену взглядом. Казалось, между ними вспыхнули искры. Хлои не рассчитывала, что Лоренцо так разозлится. Видимо, он просто боялся брать на себя ответственность за чужого ребенка. Возможно, он вообще испытывал к малышке отвращение. Интересно, как он тогда собрался заводить собственных детей? Хлои было неприятно видеть мужа в состоянии раздражения, готового перерасти в гнев.
        - Ты не сможешь помешать мне сделать то, что я хочу, - твердо сказала она. - Ничто не сможет помешать мне заботиться об Эмме. И никто и никогда не отберет у меня малышку.
        Но Лоренцо ее решение тоже касалось: он мог оказать влияние на процедуру удочерения.
        - Я буду бороться за Эмму, - добавила Хлои, продолжая смотреть мужу в глаза, чувствуя, как все сильнее напрягаются мышцы лица. Ее сердце учащенно билось. Но она не отвернется.
        - Мы приехали. - Голос Лоренцо прервал молчание, и Хлои, прерывисто вздохнув, повернулась, чтобы посмотреть, куда он их привез. Он упоминал, что у него поблизости есть уединенное место, где они могли бы поговорить. И она больше ни о чем его не расспрашивала.
        Одно Хлои понимала точно: у них остались проблемы, и они должны с ними разобраться.
        - Где мы? - спросила она, когда они миновали внушительную кирпичную арку. Чугунные ворота бесшумно закрылись за ними. Она бросила взгляд на элегантный современный дом, окруженный красивым парком. - Что это за место?
        - Это был мой свадебный подарок тебе, - коротко ответил Лоренцо, когда лимузин подъехал по извилистой дорожке к парадному входу. - Ты сбежала прежде, чем я успел сделать этот подарок.
        Хлои удивленно заморгала, не найдя нужных слов. Нужно было произнести хоть что-то, но голова оказалась на удивление пустой.
        Осознав, что Лоренцо уже вышел из лимузина и ждет ее, она отстегнула ремень безопасности, который прочно удерживал на месте детское сиденье. Лоренцо молниеносно вытащил из машины сиденье вместе с малышкой.
        Хлои направилась вслед за ним к дому. Когда она увидела, как Лоренцо несет Эмму, ее охватило очень странное чувство. Казалось, он проявлял искреннюю заботу, но боялся показать это. Хлои закусила губу, чтобы не улыбнуться.
        В следующее мгновение Хлои обнаружила, что следует за Лоренцо по великолепному дому, входит в потрясающую гостиную со стеклянными стенами и видом на ухоженный парк.
        Лоренцо осторожно поставил кресло с Эммой на светлый ковер и повернулся к Хлои.
        - Хлои, это миссис Джилл Гест, домоправительница, - сказал он, жестом приглашая войти стоявшую в дверях женщину среднего возраста. - Миссис Гест, я буду очень вам признателен, если вы позаботитесь о моей жене. Помогите ей и малышке устроиться и выясните, что может ей понадобиться, в особенности в том, что касается ребенка.
        Тут, даже не посмотрев в ее сторону, Лоренцо круто повернулся и вышел из комнаты, беззвучно шагая по деревянному полу.


        Лоренцо прошел через весь дом в свой кабинет. Напряжение чувствовалось во всем теле. Захлопнув за собой дверь, он сбросил пиджак и стянул галстук. Всего пара часов в обществе Хлои, и он уже едва мог контролировать себя.
        Он приехал в Англию, чтобы положить конец их браку с Хлои - но не прежде, чем она понесет заслуженную кару за свой поступок. Так просто ей не отделаться.
        Он тешил себя мыслью, что ему будет легко справиться с ситуацией и наказать жену. Судя по ее реакции на его прикосновения, Хлои сильно нуждалась в его поддержке. Она ее и получит. Сначала он заставит Хлою понять всю абсурдность ее поступка, а потом безжалостно разорвет с ней отношения.
        Его план был замечателен своей элегантной простотой.
        Однако, несмотря на все усилия, Лоренцо не мог оставаться равнодушным к чарам своей жены - его влекло к ней.
        Даже сейчас огонь горел внутри него, заставляя трепещущее тело тосковать по ней неустанно. Три месяца были долгим сроком, и, хотя Лоренцо был уверен, что их браку положен конец, никакая другая женщина за это время не делила с ним постель. Ни одна женщина не привлекла его внимания, ни одна не волновала его так сильно.
        Когда Лоренцо взглянул на Хлои, стоявшую перед ним в церковном дворе, желание притянуть ее к себе и страстно прижаться губами к розовым губам стало почти непреодолимым. Страсть расплавленной лавой бушевала в его жилах. Он не мог думать ни о чем, кроме желания заняться любовью с Хлои.
        Но Лоренцо не мог дать волю подобным чувствам. Больше он не позволит страсти затуманить его разум. Хлои и так приложила руку к разрушению его жизни. Он затащит ее в постель, а потом выбросит из головы. Раз и навсегда.
        Однако в глубине души он прекрасно понимал, что ничего не получится.


        Хлои стояла в спальне возле огромного окна и любовалась потрясающим видом на волнистые зеленые холмы. Красота окружающей природы радовала глаз, а жить в таком доме всегда было ее мечтой. Все здесь напоминало то место, где она любила бывать еще в детстве. Наверное, Лоренцо запомнил ее рассказ о том времени.
        Дом в стиле модерн отличался простотой и прекрасными, полными воздуха комнатами с множеством огромных окон, которые делали его единым целым с парком и окружающим бархатным зеленым ландшафтом.
        Это был потрясающий свадебный подарок. Не из-за его грандиозной стоимости, а потому, что Лоренцо выбрал его специально для нее, стремясь воплотить ее мечты в реальность.
        Но, оказавшись здесь сейчас, Хлои пожалела о том, что Лоренцо не привез ее в какой-нибудь безликий загородный отель. Она не знала, как реагировать на подарок Лоренцо. Дом находился так близко от деревни, где жила Лиз, что это не могло быть простым совпадением. Если бы Лоренцо показал ей это место до свадьбы, Хлои расценила бы дом как доказательство его любви. Сейчас она пребывала в полном смятении.
        Хлои вскинула голову и убрала волосы с лица, решительно выбросив глупые мысли из головы. Ей надо было думать только о том, как обеспечить свое будущее, став хорошей приемной матерью для Эммы. Лоренцо очень сильно разозлился - ведь Хлои не поставила его в известность о своих намерениях. Но она не позволит ему помешать ей удочерить девочку.
        Острожный стук в дверь прервал ее мысли. Это была миссис Гест, которая пришла посидеть с ребенком, пока Хлои спустится вниз, чтобы поговорить с Лоренцо в его кабинете. Чувство мучительного беспокойства охватило Хлои, но она постаралась не обращать на это внимания и улыбнулась пожилой женщине.
        - Спасибо, что присмотрите за Эммой. - Хлои взглянула на малышку, спавшую в детской кроватке, которую муж миссис Гест уже поставил здесь. - Обычно она спокойно спит ночью, но этот дом такой большой, что, боюсь, я могла бы не услышать, если она проснется.
        - Я сделаю это с удовольствием, - сказала миссис Гест. - Система автоматического наблюдения за ребенком будет установлена завтра, но я всегда буду рада посидеть с малышкой.
        - Спасибо, - снова поблагодарила ее Хлои. Ей было интересно, что думает миссис Гест по поводу ее пребывания в доме и объяснил ли Лоренцо сложившуюся ситуацию персоналу. - Вы очень любезны.
        Она вышла из спальни и начала медленно спускаться в кабинет Лоренцо. Ее била нервная дрожь, сердце предчувствовало недоброе.
        Раньше она не могла дождаться встречи с Лоренцо. Он был великолепным красавцем и прекрасным боссом. В такого женщины влюблялись с первого взгляда, а мужчины завидовали его уверенности и успеху в делах. В последние два года Хлои с нетерпением ждала, когда дела приведут его в лондонскую контору. Потом, когда их отношения перешли на новый уровень, она проводила каждую минуту их разлуки в мечтах о том, когда же они, наконец, снова будут вместе. Сладкие часы наедине с Лоренцо были наполнены соблазном и неугасимым желанием. Никогда прежде Хлои не испытывала подобного вихря чувств, подобного накала страстей. Он разжигал в ее теле огонь, заставлял забывать все плохое, что было в прошлом. Кроме того, Лоренцо оказался великолепным собеседником. С ним всегда можно было найти тему для разговора: Хлои частенько любила поболтать о повседневных пустяках. А уж сколько интересных историй о Венеции она от него услышала! И не сосчитать. Казалось, он мог поведать об истории каждого здания, каждого памятника города. Хлои смущало только то, что Лоренцо не любил распространяться о себе. Она почти ничего не знала о годах
его детства, его родителях. Ее мучило желание понять этого странного человека, постичь его натуру, найти дорожку к его сердцу и пробудить истинные чувства. Но как только речь заходила о нем самом, Лоренцо замыкался, запирал сердце на замок - просто начинал беседовать на отвлеченные темы. Хлои такое поведение всегда расстраивало, а иногда раздражало и даже злило, но она не могла ничего поделать. Ей было не достучаться до Лоренцо.
        Сейчас он сердился на нее. И, чувствуя себя обреченной на встречу с мужем, Хлои нервничала как никогда. Дрожащими руками она разгладила немного измятую ткань, вдруг пожалев о том, что переоделась в джинсы и футболку. Но серый костюм был позаимствован из гардероба Лиз, и было бы слишком тяжело продолжать носить его.
        Она спускалась по винтовой лестнице, не сводя взгляда с открытой двери кабинета Лоренцо и понимая, что он мог видеть ее. Она старалась ступать как можно тише, радуясь туфлям на плоской подошве.
        Неожиданно Лоренцо возник на пороге кабинета. Его голубые глаза немедленно остановились на Хлои, отчего она занервничала еще сильнее, тут же ее захлестнула горячая волна чувственности.
        Он выглядел потрясающе - настоящий образец мужской красоты и животного магнетизма. Высокий и атлетически сложенный, он привлекал внимание всюду, где появлялся. Но гораздо большее впечатление производила излучаемая им аура, хотя Лоренцо стоял абсолютно спокойно с непроницаемым выражением лица. Было очевидно, что он невероятно зол и раздражен.
        Хлои глубоко вдохнула, пытаясь успокоиться, и заставила себя приблизиться.
        - Проходи в мой кабинет, - сказал Лоренцо, слегка отстранившись, чтобы пропустить ее. - Нам еще многое предстоит обсудить.
        Это была еще одна впечатляющая комната со стеклянными стенами и раздвижными дверями, выходящими прямо на широкий настил у огромного пруда, окруженного массой цветущих пурпурных ирисов.
        Но Хлои не могла сосредоточиться на красоте природы, протискиваясь в узкую щель, которую Лоренцо оставил ей для прохода. Даже в этот короткий миг она ощутила жар его тела. Рядом с ним Хлои чувствовала себя очень маленькой, особенно в своих туфлях на плоской подошве. На мгновение она снова пожалела, что не осталась в строгом сером костюме, но потом выбросила из головы эту мысль.
        Возможно, она и маленькая женщина, но сильная. Она не позволит Лоренцо одержать верх. Она так много пережила за последние три месяца, что этот разговор был всего лишь еще одним препятствием, которое надо преодолеть. А вдруг она даже поладит с ним - на своих условиях.
        - Сожалею, что не сказала тебе о своем намерении удочерить Эмму, - сразу же заявила Хлои. - Я понимаю, почему ты так огорчен, но это не должно никак затрагивать тебя.
        - Естественно, затрагивает, - ответил Лоренцо. - Не говори глупостей - мы женаты.
        Он нетерпеливо посмотрел на нее. Его тело уже откликалось на ее присутствие - Хлои выглядела дьявольски сексуально в обтягивающих джинсах и футболке. Его поразило то, что он с трудом узнавал в ней женщину, на которой женился всего три месяца назад. Казалось, она стала совсем другой.
        Было видно, что Хлои не особенно располагала временем, чтобы заниматься собой: она выглядела усталой и измученной, а веснушки еще сильнее выделялись на молочно-белой коже.
        От ее элегантной стрижки ничего не осталось. Отросшие белокурые волосы бесформенной, неровной волной падали ей на плечи. Они то и дело сваливались вперед, закрывая половину лица. На ней была поношенная одежда и видавшие виды туфли.
        Произошедшие изменения во внешнем облике жены смущали Лоренцо, но изменение ее поведения повергло Лоренцо в полное замешательство. Хотя Хлои и принесла ему извинения, ее плечи были по-прежнему решительно расправлены, подбородок - вызывающе вздернут.
        - Нет, это нисколько тебя не затронет, если мы сумеем оформить развод прежде, чем я начну продвигать процедуру удочерения, - сказала Хлои.
        Злость захлестнула Лоренцо. Он не поверил своим ушам. Хлои ушла от него в день свадьбы, даже не оглянувшись, а сейчас имеет наглость заявлять ему такое!
        Это не лезло ни в какие ворота. Он не потерпит, чтобы Хлои диктовала ему условия.
        - Нет! - выпалил Лоренцо. - Не будет никакого развода!
        - Почему? - выдохнула Хлои, недоверчиво вглядываясь в его разъяренное лицо. - После всего, что случилось, я думала, ты только этого и хочешь.
        - Это не то, чего я хочу, - раздраженно произнес Лоренцо. - Цепочка разрушенных браков - вот то, чего я, безусловно, собираюсь избежать.
        - Один развод - это еще не цепочка разрушенных браков, - возразила Хлои. - Кстати, вряд ли это вообще можно назвать браком. Прошло всего несколько часов после свадебной церемонии, когда я выяснила, что ты не… - Она запнулась, подыскивая слова, которые ей было бы не слишком больно произнести. Воспоминание о том, как он сказал, что не хочет ее любви, терзало ее каждый день все последние три месяца. - Я должна была уйти. Мы, вероятно, могли бы просто аннулировать брак, если ты не хочешь развода.
        Едва Хлои начала говорить, как поняла свою ошибку. Буря эмоций пронеслась по лицу Лоренцо, он сделал шаг вперед и схватил ее за руки, рванув к себе.
        - Мы, возможно, не занимались любовью в день нашей свадьбы, - прохрипел он, заставив жену встать на цыпочки. Потом наклонился к ней так, что их лица почти соприкоснулись. - Но наш союз все равно в силе.
        Сексуальная энергия накалила воздух, мешая им думать ясно. Но Хлои знала, что за этим нет ничего. Только секс.
        - Мы никогда не занимались любовью! - Она извивалась в его цепких объятиях, пытаясь вырваться, но в ее мозгу крутились картины многих потрясающих ночей, проведенных в его объятиях. - В этом была вся проблема. Я думала, это что-то значит. Думала, происходящее между нами - реальность. Но все оказалось бессмысленно. Ты обманным путем толкнул меня в этот брак. Только этого одного достаточно, чтобы аннулировать его.
        - Это никогда не было бессмысленным, - сказал Лоренцо.
        Он свирепо смотрел на нее, угрожающе сдвинув черные брови. Его глаза хищно сверкали. В какой-то момент Хлои показалось, что он сейчас поцелует ее, - и к ее полному смущению и стыду она почти мечтала об этом.
        - Это не значило для тебя то же самое, что для меня! - закричала Хлои, наконец сумев вырваться из его тисков.
        Конечно, он мог снова схватить ее своими сильными руками. От этого она ощутила пугающий прилив возбуждения. Ее щеки начали гореть. Хлои вздернула подбородок и сердито взглянула на Лоренцо. Она отчаянно пыталась не замечать того, как сильно забилось сердце от его близости. Каждая клеточка ее кожи горела растущим страстным желанием снова ощутить прикосновение его рук. Но все дело было только в гормонах. Эмоционально он находился за миллионы миль от нее.
        - Ты не имеешь ни малейшего представления о том, что наш брак значил для меня, - сказал Лоренцо.
        - Не имею, - согласилась Хлои, вспоминая приведшую ее в замешательство душераздирающую ссору, которая произошла между ними в день свадьбы. - Только знаю, что считала, что нашла родственную душу - партнера на всю жизнь. Но все оказалось ложью.
        - Я никогда тебе не лгал, - сказал Лоренцо, - и думал, что нашел своего партнера на всю жизнь.
        - Как ты можешь такое говорить? - сердито спросила Хлои. - После собственных слов?
        - Я хотел этого, - сказал Лоренцо. - И ты сама согласилась выйти за меня.
        - Но…
        Было совершенно невозможно соображать под пронзительным взглядом Лоренцо. Тело Хлои снова реагировало на его близость. Ее сердце билось сильно, ставшая чувствительной кожа горела. Она откинула голову и нахмурилась, пытаясь придать взгляду холодность и непреклонность, - но ощущение прикосновения собственных волос к плечам ласкало ее, наполняя чувственным предвкушением.
        - Ну, наконец-то на лице появились хоть какие-то краски, - заметил Лоренцо, подняв руку, чтобы дотронуться до ее пылающей щеки.
        Хлои ахнула, когда его пальцы прикоснулись к ней. Новая бурная волна страстного желания охватила ее тело.
        - Не прикасайся ко мне, - слабо запротестовала она.
        - Ну почему же? Ты же этого хочешь, - сказал он. - И ты все еще должна мне брачную ночь.
        - Брачную ночь? Ты имеешь в виду секс? - испуганно прошептала она, широко распахнув глаза. - После всего, что произошло… После всего сказанного между нами… Ты хочешь секса?
        Лоренцо поднял брови, его полные чувственные губы искривились в улыбке, насмешливой и хитрой.
        - А ты мне предлагаешь? - спросил он, запуская пальцы в ее волосы и прижимая ее к своему сильному телу.



        Глава 4

        - Лоренцо, ты прекрасно знаешь, что я не предлагаю тебе никакого секса! - воскликнула Хлои. Она попыталась сделать шаг назад, но он крепко держал ее.
        - Но прозвучало именно так, - протянул Лоренцо. Приподняв Хлои волосы, он склонил голову и водил губами по ее чувствительной коже на затылке.
        Приятная дрожь пробежала по ее позвоночнику. Лоренцо прижимал Хлои с такой страстью, что она не могла скрыть бурной реакции на его нежные поцелуи. Стоять неподвижно и прямо, притворяясь, что ничего не чувствуешь, было бесполезно: он достаточно хорошо знал ее и видел, как она хочет заняться с ним любовью.
        Но это не любовь, напомнила себе Хлои.
        Почему тогда ее тело медленно таяло в объятиях Лоренцо? Почему она стала податливой в его руках, когда он прижался губами к ее губам?
        Он целовал Хлои с жаркой страстью, не обращая внимания на ее слабые попытки вырваться. Он завладел ее ртом в безудержном сексуальном натиске. Он был крупным и сильным мужчиной, но не внушительная фигура подавляла Хлои. Беззащитной ее делала сила ее собственного влечения к нему.
        Веки Хлои опустились, сейчас существовали только она и Лоренцо. Она ощущала его страсть каждой клеточкой своего тела. Почувствовав прикосновение его языка к своему, она захотела большего, захотела так неистово, что ее бросило в дрожь от неприкрытого страстного желания. Кровь гудела в ее ушах, все тело дрожало.
        Руки Лоренцо легко и плавно скользили по ней, и вдруг, неожиданно, он схватил жену на руки. Ее глаза удивленно распахнулись, и тут проснувшийся разум вернул ее в холодную реальность. Ее тело все еще тосковало по Лоренцо, искушая желанием воспользоваться ситуацией, но Хлои знала, что должна была остановить его, пока все не зашло слишком далеко.
        Интимная близость - это совсем не любовь. Хлои обманывала себя, поверив в то, что между ними могут возникнуть истинные чувства. Лоренцо не испытывал к ней никакой любви.
        - Опусти меня, - выдохнула она, упершись рукой в стену его широкой груди и пристально глядя ему в лицо.
        Он стоял неподвижный как скала и смотрел ей прямо в глаза. Хлои знала, что он должен был увидеть в них: затаившееся сексуальное возбуждение.
        - На письменном столе… или на софе? - спросил Лоренцо голосом, опасно сокровенным и наполненным желанием.
        Хлои непроизвольно сглотнула, пытаясь не думать о том, как часто они занимались любовью на его письменном столе. И на других, самых разных предметах мебели, и во всевозможных необычных местах. Раньше их так часто охватывало пламя страсти, что они не в силах были ждать, пока окажутся в комфорте спальни.
        Тогда Хлои находила это щекочущим нервы. И принимала за доказательство его глубоких чувств к ней. Теперь, зная, что Лоренцо, не колеблясь, захочет получить физическое удовлетворение почти в любом месте, она испытывала смешанное чувство возбуждения и паники.
        - Три месяца - большой срок, - заметил Лоренцо, слегка приподняв ее так, что его лицо приблизилось почти вплотную к ее лицу. - Я ждал достаточно долго.
        - Ты ждал… - протянула Хлои, прерывисто дыша. Она пристально взглянула на него, не находя слов.
        Почему-то в течение этих месяцев разлуки ей никогда не приходила в голову мысль о том, что он мог быть с другой женщиной. Сейчас ей вдруг показалось это наивным. Она знала, каким темпераментным мужчиной он был, и знала, что он никогда не оставался надолго один.
        - А ты думала, что я был с любовницей? - спросил он тоном, который она не могла понять.
        - Нет, я… - Хлои запнулась. - Я никогда не думала об этом до сих пор.
        Неожиданно с перекошенным от злости лицом Лоренцо отпустил ее.
        - Ты никогда не думала об этом! - взорвался Лоренцо. - Тебя не волновало, заменил ли тебя кем-то в своей постели мужчина, которого ты поклялась любить?!
        Хлои пристально посмотрела на него со страхом - ей стало неуютно без его теплых объятий. Сейчас он нависал над ней всей своей громадой. Видимо, она задела его мужскую гордость.
        - Все было совсем не так, - начала оправдываться Хлои. - Ты же знаешь, какими были последние несколько месяцев для меня.
        - Нет, - рявкнул Лоренцо. - Не знаю. Ты ушла из моей жизни - жизни, которую, как я полагал, мы хотели построить вместе. Бросила меня!
        - А что, по-твоему, я должна была делать после того, как ты осудил мою любовь?! - закричала Хлои, с нарастающими чувствами возвращаясь к душераздирающему моменту в палаццо в день их свадьбы. - Я открыла тебе свое сердце - а ты на меня разозлился! Ты разбил мое сердце и разрушил все, во что я верила.
        - Я не ожидал, что ты предашь меня - и наш брак - так легко, - ответил Лоренцо. - Ты говорила, что любишь меня, а потом повела себя так, словно я ничего для тебя не значу.
        - А что значила я для тебя? - сердито спросила Хлои. - Ты обманным путем заставил меня выйти за тебя, не побоялся быть нечестным.
        - Ты пока моя жена, - отрывисто произнес Лоренцо, давая понять, что не намерен продолжать этот разговор. Он резко повернулся и направился широкими шагами к двери кабинета.
        Хлои пристально смотрела ему вслед с таким чувством, словно по комнате только что пронесся ураган. Ее сердце бешено колотилось, но сейчас, когда они так внезапно замолчали, окружающее пространство наполнилось неестественной тишиной.
        Взявшись за ручку двери, Лоренцо неожиданно повернулся и уставился на нее сверлящим взглядом.
        - Ты продолжаешь оставаться моей женой, - сказал он. - И так будет дальше.
        Он вышел и закрыл за собой дверь, а Хлои прислонилась к письменному столу, чувствуя, как силы покинули ее.
        Ей казалось, что ее потрепал ураган, а наступивший покой был лишь Предвестником новой бури. Все будет гораздо хуже.


        Хлои поднялась в спальню, где миссис Гест сидела с Эммой. Глаза Хлои жгли предательские слезы, но она сдерживала их. Она не смогла бы выдержать сочувствия добросердечной домоправительницы. Со своей сердечной болью она должна была справиться сама.
        - А вот и вы, дорогая, - сказала миссис Гест, тепло улыбнувшись, когда Хлои вернулась в комнату. - Наша дорогая малютка и не пошевелилась с тех пор, как вы ушли.
        - Спасибо, - поблагодарила Хлои пожилую женщину, улыбнувшись ей в ответ.
        Она прошла через комнату, чтобы взглянуть на Эмму, которая лежала в той же позе, в какой она оставила ее. Казалось, прошло несколько часов с тех пор, как она спустилась вниз, чтобы увидеться с Лоренцо, а на самом деле они разговаривали всего несколько минут.
        - Вы выглядите совершенно измученной, дорогая, - заметила миссис Гест. - Я задержусь еще на несколько минут, а вы примите расслабляющую ванну. Не хотите же вы поминутно заглядывать сюда, проверяя, спит ли еще малышка.
        - Спасибо. - Хлои с благодарностью приняла предложение, неожиданно почувствовав, что ей просто необходимо закрыться от внешнего мира - или, если быть до конца честной с собой, от Лоренцо. Она не имела понятия, где он сейчас, и он мог появиться здесь в любой момент - Хлои заняла его спальню. В данный момент даже мысль о том, чтобы снова встретиться с ним лицом к лицу, была просто непереносима. - Но я, пожалуй, лучше приму душ, - добавила Хлои, стараясь, чтобы ее голос не дрожал от эмоций, терзавших ее сердце, - Мне кажется, я слишком устала, чтобы принимать ванну.
        Хлои заперла дверь ванной комнаты. Ее сотрясали рыдания. Она зажала рот рукой, чтобы миссис Гест ничего не услышала, и стала сбрасывать одежду.
        Через мгновение она включила душ. Хлынул поток теплой воды, и она встала под него, наконец дав волю слезам, которые так долго сдерживала. Хлои плакала неутешно, рыдания сотрясали все ее тело.
        Наплакавшись, Хлои прислонилась спиной к кафельной стене и провела руками по горящему лицу. На нее свалились сразу все напасти. И в этот момент было невозможно отделить скорбь по ушедшей подруге от страданий из-за Лоренцо.
        Вода продолжала литься, и Хлои автоматически потянулась за шампунем. На какое-то мгновение она найдет успокоение в повседневном рутинном занятии.
        Прошло еще немного времени, и, закутавшись в белый пушистый банный халат, Хлои вышла из ванной. Миссис Гест отложила книгу и с улыбкой взглянула на нее.
        - Мистер Валенти заглядывал сюда, - сообщила она, заставив Хлои занервничать. - Он сказал, что, к сожалению, вынужден работать сегодня допоздна. Но поскольку он знает, что вы очень устали, он будет спать сегодня в комнате для гостей. Он не хочет беспокоить ни вас, ни маленькую Эмму.
        - Спасибо, что передали это мне, - поблагодарила Хлои.
        Когда миссис Гест вышла, закрыв за собой дверь, Хлои задумалась над словами Лоренцо. Раньше они никогда не спали в разных комнатах.
        Хлои забралась в постель и попыталась уснуть, но, хотя была совершенно измучена, никак не могла расслабиться. Мысли крутились вокруг брошенной Лоренцо угрозы о том, что она останется его женой.
        Хлои не могла понять, зачем ему это - ведь не было никакого смысла поддерживать отношения. Глубоко в душе она страстно хотела оставаться женой Лоренцо - ее мечты о совместном будущем еще жили в глубине души.
        Но сейчас ситуация изменилась. Ей надо было думать об Эмме.


        На следующее утро Хлои обнаружила, что Лоренцо в доме не было. Миссис Гест находилась в кухне, а ее муж работал в саду.
        Хлои возилась с Эммой, ее не переставали мучить мысли о будущем. Она вынесла Эмму в парк, надеясь, что прогулка поможет отвлечься.
        И снова она была сражена красотой окружающей природы. Хлои знала, что Лоренцо не планировал сделать этот дом их основным жилищем - он бы никогда не оставил свое великолепное венецианское палаццо, которым владели несколько поколений его семьи. Но этот дом с его строгими современными линиями и ощущением света и воздуха был очень приятным дополнением к изысканному, пропитанному историей дворцу.
        - Доброе утро! - Мистер Гест появился из-за угла дома, неся коробку, по-видимому, с какими-то детскими игрушками.
        - Доброе утро! - улыбнулась Хлои. Какое счастье, что Лоренцо нанял присматривать за домом такую дружелюбную, простую супружескую пару. Она всегда чувствовала себя не в своей тарелке рядом с его церемонным, вышколенным персоналом в Венеции.
        - Я подумал, что малышке может понравиться это. - Он протянул коробку, и Хлои увидела в ней качели с высокой спинкой для младенцев. - Я не знаю ее возраста, но на коробке написано, что эти качели предназначены для детей от шести месяцев.
        - Ей сейчас пять с половиной, - сказала Хлои, взглянув на малышку, которую держала на руках. - Но она хорошо держит спинку, и думаю, качели ей понравятся.
        Она пошла следом за мистером Гестом на очаровательную детскую площадку с качелями, детскими горками и каким-то накрытым ящиком, который, по-видимому, был песочницей, как предположила Хлои.
        - Потрясающе! - воскликнула Хлои, наблюдая за тем, как мистер Гест укрепляет качели для младенцев на деревянной раме. - Что, у предыдущих хозяев были дети?
        - Не думаю. Мистер Валенти оборудовал детскую площадку, когда купил этот дом. Ваш муж, очевидно, обожает детей. Готово, - добавил мистер Гест, отступив на шаг и проверяя уровень, на котором висели качели. - Попробуйте.
        - Спасибо, - поблагодарила Хлои, тщательно закрепив Эмму на сиденье, и слегка толкнула качели. То, что мистер Гест сказал по поводу Лоренцо, ошеломило ее. Она никогда не замечала в муже особой любви к детям. А после того, как она увидела его с Эммой накануне, ей скорее показалось обратное.
        - Смотрите, ей нравится! - хмыкнул мистер Гест, когда малышка взвизгнула от удовольствия. - Ну, я вас оставлю тогда. Если вам что-то понадобится, крикните мне. Или позовите мою жену. Вон там - задняя дверь на кухню. - Он взял пустую картонную коробку и сумку с инструментами и пошел за дом.
        Подняв глаза, Хлои увидела через кухонное окно миссис Гест. Она подняла руку и помахала ей, а потом снова повернулась к Эмме, которой явно очень нравилось качаться.
        Но все мысли Хлои были о Лоренцо и его отношении к детям. Она никогда не видела, как он ведет себя с младенцами или детьми постарше. Но вчера в лимузине он, казалось, чувствовал себя неуютно с Эммой, и это заставило Хлои усомниться в том, хотел ли он вообще, чтобы дети унаследовали его венецианскую собственность.
        Она отвела волосы от глаз, лицо ее было мрачным.
        - Привет, Хлои.
        Глубокий голос Лоренцо напугал ее. Она круто повернулась и увидела, что он стоит совсем рядом. Он был в дорогом темном костюме - возможно, вернулся с деловой встречи. Его одежда выглядела неуместной в парке и смешно смотрелась на фоне ярко раскрашенных горок.
        - Почему ты женился на мне? - вдруг выпалила Хлои. - Если любовь была ни при чем, тогда почему ты выбрал меня? Я невысокая, с неприметной внешностью. У меня нет ни денег, ни связей. Ты мог взять замуж любую девушку, стоило тебе только захотеть. Почему вдруг я?
        - Я тебе уже говорил, - спокойно ответил Лоренцо, словно и не удивился ее внезапному вопросу. - Потому что полагал, ты будешь мне хорошей женой.
        - Может, ты имел в виду хорошей матерью? - упрекнула его Хлои, откинув голову, чтобы убрать волосы с глаз. - Ты женился на мне только для того, чтобы иметь детей.
        - Ты тоже хочешь детей, - решительно заявил Лоренцо, бросив взгляд на малышку на качелях. - В сложившихся обстоятельствах тебе просто повезло, что ты не вышла замуж за кого-то, кто категорически против детей.
        - Ты бессердечная тварь! - воскликнула Хлои, хватая Эмму на руки.
        - Да нет, я не имел в виду…
        - Оставь при себе свое красноречивое объяснение! - закричала Хлои. Она подняла Эмму к плечу и прижалась щекой к мягким легким волосикам малышки. - Ты говоришь, что хочешь детей и что я буду хорошей матерью - ну а ты? Каким отцом будешь ты? Ты все время смотришь на Эмму так, словно она какой-то нелегал!
        Она бросила на него сердитый взгляд. Неожиданно ей стало ненавистно то, с каким спокойствием и самообладанием держался Лоренцо. Последние три месяца ее жизнь была совершенно неуправляемой, и было просто нечестно, что он мог стоять здесь с таким невозмутимым видом.
        - Ты должна дать мне время, - сказал Лоренцо. - Я ничего не имею против малышки, но она довольно неожиданно ворвалась в мою жизнь.
        - А ей и не требуется быть в твоей жизни. Я все время повторяю это тебе! - воскликнула Хлои, нетерпеливым жестом снова отведя волосы от лица. - Как ты можешь быть таким бессердечным? Ее мать умерла! - закричала она. - Моя лучшая подруга умерла, а тебя волнует только мое желание удочерить ее дочку. - Неожиданно ее глаза наполнились слезами, и через секунду она заплакала.
        Лоренцо тут же бросился к ней. Он обнял вздрагивающее тело Хлои и осторожно притянул к себе. Она инстинктивно прижалась к нему, ища утешения в знакомой силе его объятий.
        Она едва заметила, как миссис Гест взяла Эмму из ее рук. В уголке ее сознания отпечаталось, что малышка была в безопасности, и она закрыла глаза, забыв обо всем, кроме покоя, который обрела рядом с Лоренцо. Несмотря на все волнения и тревоги, он был ее якорем - сильный и теплый. Только он помогал ей противостоять холодной пустоте в ее душе.


        Спустя немного времени, когда буря слез утихла, Хлои открыла глаза и осознала, что прижимается к груди Лоренцо. Он крепко обнимал ее, а она прильнула к нему, обхватив руками, которые засунула в расстегнутый пиджак, и через ткань намертво вцепилась ему в рубашку. Они сидели на скамейке, на краю потрясающей красоты лужайки.
        Какое-то время Хлои сидела совершенно неподвижно, пораженная тем, как уютно чувствовала себя в объятиях Лоренцо. Но тут едва уловимое изменение произошло в нем - легкая игра мускулов и напряженность позы, - он понял, что она пришла в себя.
        Хлои медленно выпрямилась, неожиданно смутившись. Она не представляла, как долго плакала или как давно прильнула к нему. Это было ужасно, что она позволила себе обнажить истинные чувства перед ним.
        - Эмма? - спросила она севшим от слез голосом.
        - Миссис Гест взяла ее, - сказал Лоренцо, поправив пиджак, когда Хлои отстранилась от него и выпрямилась. - Она в полном порядке. Ну а ты? Тебе надо что-нибудь? Может быть, воды?
        Хлои кивнула, неожиданно поняв, что хочет пить, и Лоренцо почти тут же протянул ей бутылочку воды. Бутылка была запотевшей и еще холодной после холодильника, и Хлои с благодарностью взяла ее.
        Очевидно, миссис Гест принесла это для нее. Было так приятно, что хоть кто-то заботился о ней самой. И еще приятнее сидеть рядом с Лоренцо, прижиматься к его сильным рукам и успокаиваться, чувствуя его неторопливые поглаживания.
        - Извини, - сказала Хлои. - Сожалею, что устроила подобную сцену.
        - Тебе не за что извиняться, - ответил Лоренцо. - Твое горе такое искреннее, и я не хочу, чтобы ты считала себя обязанной скрывать его, находясь здесь, рядом со мной. Не могу представить, какими трудными были для тебя последние месяцы.
        Из-за сочувствия, выказанного Лоренцо, у Хлои перевернулось сердце. Она видела, насколько он искренен, и это глубоко тронуло ее.
        Она отодвинулась и взглянула на мужа. Его объятия, прикосновения и утешение были такими естественными! А теперь он смотрел на нее чистыми голубыми глазами открыто и сочувственно.
        Неожиданно Хлои показалось жизненно важным, чтобы они были честны друг с другом. После недоверия и разлада между ними ей страстно хотелось искренних отношений с Лоренцо. И, вспоминая его бурный всплеск эмоций накануне вечером, она наконец поняла, что ее поступок после свадьбы подкосил его. Бегство жены он воспринял как предательство и, возможно, был прав.
        В день свадьбы он разбил ей сердце, и в тот момент она считала, что ее отчаянное решение уйти от него было оправданным. Было невыносимо услышать от ее новоиспеченного мужа о его неверии в истинную любовь. Но она не дождалась разрешения ситуации. Она не дала Лоренцо ни единого шанса объясниться.
        - Ты страшно расстроил меня в день нашей свадьбы, но я сожалею о том, как себя повела, - вдруг произнесла она. - За то, что убежала, ничего тебе не сказав. И за то, что не поставила в известность об Эмме.
        - Это уже осталось в прошлом, - заметил Лоренцо.
        Он произнес это отрывисто, и Хлои с легким раздражением поняла, что он никогда не признается, что ее поведение как-то повлияло на него эмоционально. Она хотела сделать шаг ему навстречу, а он не был готов встретить ее на полпути.
        - Но нам все еще нужно думать о будущем, - настаивала Хлои. - Вчера вечером ты сказал, что хочешь продолжать наши отношения. Но после твоих слов - ты не любишь меня и даже не веришь в любовь - я не знаю, как смогу мириться с этим.
        Она замолчала и очень серьезно посмотрела на него.
        Лоренцо казался спокойным, но она видела вену, пульсирующую на его виске, и понимала, что ступила на опасную почву. Однако ей было необходимо выяснить все до конца. Ее будущее - и будущее Эммы - зависело от этого.
        - Я даже не уверена, думал ли ты так на самом деле, - осторожно произнесла Хлои. - Или просто сказал так, потому что снова разозлился на меня.
        Лоренцо пристально посмотрел на нее. Чувствуя нарастающее раздражение, он весь напрягся.
        Хлои была права. Его реакция в предыдущий вечер была инстинктивной - в ответ на ее наглое предположение, что она может одна положить конец их браку. Но с тех пор у него было время на то, чтобы переоценить ситуацию.
        Изначально он хотел жену, которая родила бы ему наследника, но он не верил в браки, основанные на чувствах и эмоциях. Ему нужна была выдержанная, немеркантильная женщина, выполняющая обязательства, которые накладывали на нее брак и материнство. Женщина, которая бы не предавала своих детей в трудную минуту, или, что было бы еще более предосудительно, не предавала бы их ради выгодного предложения.
        Хлои казалась хорошей кандидатурой - пока не убежала от него в день свадьбы. Но сейчас все изменилось. У нее была Эмма. И она демонстрировала стойкость - заинтересованность в материнстве, что заставляло его все переосмыслить.
        - Я действительно так считал, - ответил Лоренцо, прямо смотря в ее затуманенные зеленые глаза, чтобы она видела его искренность. - Я рассчитываю, что мы останемся женаты.
        - Я не могу сделать это, - сказала Хлои. - Я не могу жить в браке без любви и не могу принести Эмму в такую обстановку.
        - Как ты будешь заботиться о ней? - спросил Лоренцо. - Вчера ты говорила, что у тебя нет работы. Твои сбережения закончились, и твоя кредитная карта исчерпана.
        - Я справлюсь! - запальчиво воскликнула Хлои, бросив на него возмущенный взгляд. Ей следовало сообразить раньше, что было ошибкой сообщать ему о своем тяжелом финансовом положении. В результате не прошло и суток, как он бросил это ей в лицо.
        - Как? - настойчиво повторил Лоренцо. - Не похоже на идеальный старт.
        - Это не твое дело, - заявила Хлои, вдруг поняв, что это его не остановит. Он считал, что имел право знать все, и будет копать, пока не достигнет конца. - Рента за коттедж Лиз уплачена до конца следующего месяца, а я получу работу через агентство по временному трудоустройству в ближайшем городе, - пояснила она. - Глэдис, соседка Лиз, будет присматривать за Эммой, пока я не найду подходящий детский сад. Мне не понадобится много времени, чтобы снова встать на ноги.
        - Вряд ли можно считать такой план идеальным, - сказал Лоренцо. - Разве не лучше, чтобы Эмма росла в нормальной семье, где играла бы с детьми, а ты следила бы за ней?
        - С другими детьми? - повторила Хлои, опешив от такой его самонадеянности и проявления эмоционального шантажа. - Я еще не согласилась на совместную жизнь, а ты уже задумал, чтобы я рожала тебе детей, как племенная кобыла. Неужели это все, чем я была всегда для тебя? Удобной детородной машиной?
        - Детородная машина - не мать, - сердито оборвал ее Лоренцо. - Я выбрал тебя потому, что знал, что ты будешь отличной матерью. Ты очень серьезно относишься к семье и своим обязательствам. Ты обладаешь такими качествами, которые очень ценны для меня и которые я считаю первостепенными для матери моих детей. И то, что ты готова так самоотверженно бороться за ребенка своей подруги, только доказывает это.
        - И ты можешь рассуждать о семейных ценностях, когда даже не веришь в любовь? - ахнула Хлои. - Ты ждешь, что я откажусь от своих ценностей? Откажусь от своего права быть любимой?
        - Ты собираешься отказаться от своего шанса иметь семью, от будущего счастья и безопасности Эммы в погоне за какой-то несуществующей иллюзией, - строго произнес он.
        - Она существует! - воскликнула Хлои, вскакивая и свирепо глядя на него.
        - Что-то я никогда не видел доказательств, - сказал Лоренцо, снова нависнув над ней. - Ты сказала, что любишь меня, а всего через несколько минут хладнокровно сбежала. Почему-то то, с какой легкостью ты отказалась от нашего брака, не похоже на выражение любви.
        Она пристально смотрела на него, вдруг осознав, что у нее нет никакого желания продолжать спорить. Она пыталась протянуть ему оливковую ветвь мира, а он не нашел ничего лучшего, как попрекать ее любовью к нему.
        - Мне нужно, чтобы ты по-настоящему выполняла свои обязательства, - произнес он, уже толкая ее на решение, которое она не была готова принять. - Нужна твоя абсолютная готовность посвятить себя браку и семье, которую мы вместе создадим.
        Хлои удивленно захлопала глазами, не веря своим ушам. Но в глубине души она знала, что Лоренцо говорил серьезно. Он делал ей настоящее предложение. Это полностью соответствовало его ужасным словам в палаццо, когда открылась вся правда о его чувствах.
        Ей предстояло о многом подумать. Всем сердцем она хотела оставаться женой Лоренцо - но какой ценой? И какой будет цена для Эммы и других детей? Они оба, и она, и Лоренцо, выросли в разрушенных семьях, и она знала по своему опыту, как это ужасно. Но будет ли брак без любви лучше, чем нынешние отношения - даже если родители остаются вместе?
        Хлои не знала ответа на этот вопрос. И она не поддастся эмоциональному шантажу. Она не могла позволить Лоренцо влиять на ее решение, которое потом отразится на всей оставшейся жизни.
        - Мне нужен твой ответ, - настойчиво произнес он, нависнув над ней.
        - Ты не сможешь его получить, - сказала Хлои, пытаясь продемонстрировать спокойствие, хотя в душе бушевала буря. Потом повернулась и пошла к дому.
        Лоренцо засунул руки в карманы и смотрел вслед уходящей Хлои, чувствуя нарастающее напряжение.
        Он хотел, чтобы Хлои оставалась его женой, и это сводило его с ума.



        Глава 5

        - Никуда не торопитесь, - посоветовала миссис Гест, провожая Хлои в парк. - День такой чудесный, и немного свежего воздуха поможет вам прийти в себя. Эмме будет хорошо со мной. Присматривать за этой девочкой одно удовольствие.
        - Спасибо, - улыбнулась Хлои домоправительнице. Она знала, что пожилая женщина забеспокоилась, увидев ее такой расстроенной утром. - Я действительно лучше чувствую себя сейчас. Просто мне нужно немного побыть одной, и мне хочется осмотреть парк, он такой красивый!
        - Я буду недалеко, если вам что-то понадобится, - сказала миссис Гест.
        Яркое солнце пригревало. Хлои направилась по лужайке в сторону от дома. Перед этим она приняла душ, но, когда стала одеваться, почувствовала, что у нее нет никаких сил наряжаться, а потому просто натянула старые джинсы и чистую футболку.
        Она приняла любезное предложение миссис Гест посидеть с Эммой - она собиралась побыть одной и подумать о сложившейся ситуации. Лоренцо предъявил ей ультиматум, и она должна была решить, оставаться ли в браке с ним, взяв на себя обязательства, или уйти и заботиться об Эмме.
        Он был прав, отметив, что Хлои находилась не в самой лучшей ситуации, чтобы самостоятельно растить ребенка, но она все равно могла бы попытаться справиться. По крайней мере, она владеет востребованной специальностью и может зарабатывать приличные деньги, вовремя вносить арендную плату, следовательно, у нее всегда будет достойное жилье.
        Миллионы женщин растили детей в куда менее благоприятных условиях: не имели достаточной квалификации для того, чтобы найти себе приличную работу, и никого рядом, на чью помощь могли бы рассчитывать в критических ситуациях.
        Но стоило ли ей торопиться разрывать брак с Лоренцо?
        Чувства Хлои к мужу все еще были глубоки - как иначе можно истолковать вспышку радости, согревшую ей душу, когда он накануне появился в церковном дворе? И сегодня ей было так хорошо в его объятиях!
        Теперь, немного успокоившись и приведя мысли в порядок, Хлои необычайно ясно осознала свою искреннюю любовь к Лоренцо. И этого ничто не изменит. Любовь невозможно просто включить или выключить. Такова оказалась холодная действительность.
        Перед смертью Лиз взяла с Хлои обещание, что та не станет отгораживаться от мира и запирать на замок сердце из-за страха перед новой болью. Но пока она не знала, сможет ли в данной ситуации придерживаться своих слов.
        Должна ли она была отвергнуть предложение Лоренцо и отказаться от того единственного, чего по-настоящему хотела, - брака и семьи с человеком, которого любила? Или стоило принять предложенную им надежную и привилегированную жизнь ради нее самой и их детей, забыв свое самое заветное желание - испытать настоящую любовь?
        Это был непростой выбор.


        Лоренцо стоял у высокого окна кабинета и наблюдал за Хлои, которая бродила вдоль дальнего берега пруда среди моря пурпурных ирисов. Она задумчиво шла, склонив голову, белокурые волосы падали на лицо, скрывая его. Он, конечно, сильно озадачил ее.
        Хлои выглядела такой хрупкой и крошечной в джинсах и футболке, Лоренцо с трудом привыкал к новому облику жены. Раньше она одевалась совершенно по-другому. На работу она всегда носила элегантные костюмы, когда же их отношения начали развиваться, ее стиль стал менее официальным. Тем не менее она всегда была аккуратной и ухоженной. Похоже, перемены во внешнем виде Хлои отразились и на их отношениях.
        Лоренцо смотрел, как жена, беззащитная и несчастная, присела на скамейку и тряхнула головой, отбрасывая с лица волосы, - лицо ее было хмурым. Взгляд скользнул по пруду, потом остановился на высоких окнах кабинета Лоренцо. Она смотрела на него в упор, но он знал, что она не могла его видеть через тонированные стекла, которые оберегали его уединение. Он в свою очередь не спускал с нее глаз и неожиданно почувствовал раздражение.
        В его жизни все складывалось так хорошо, его планы на будущее казались такими привлекательными. Зачем только она ушла и все осложнила? Лоренцо резко поднял руку и совершенно неосознанно ударил по кнопке, открывающей большие стеклянные двери.
        Глубоко погрузившись в свои мысли, Хлои рассеянно смотрела на противоположный берег пруда. Неожиданное движение, когда бесшумно раздвинулись стеклянные двери, заставило ее вздрогнуть и вернуться к действительности. Увидев Лоренцо, решительным шагом вышедшего на веранду, она от удивления затаила дыхание.
        Хлои в ужасе смотрела на него, постепенно сообразив, что допустила глупость, сев там, где ее было хорошо видно из кабинета. Она еще не была готова к разговору с ним - никак не могла решить, что ей делать с его предложением.
        Он быстро ходил по веранде, потом так же быстро ступил на усыпанную гравием дорожку, ведшую вдоль пруда. Лоренцо приближался к Хлои так стремительно, что у нее заколотилось сердце.
        Она вскочила, готовая дать мужу отпор, хотя ее переполняло желание поступиться своими принципами. Как могло получиться, что их отношения настолько осложнились, что при его приближении ей захотелось бежать и прятаться?
        Хлои расправила плечи и выпрямилась, стараясь казаться как можно выше. Она не боится Лоренцо. И не станет трусливо прятаться от сложившейся ситуации.
        - Если ты пришел, чтобы давить на меня, требуя ответа, то напрасно теряешь время, - сказала она. Голос был четким и твердым и не выдавал ее неуверенности. - Я еще не пришла ни к какому решению.
        Лоренцо остановился на некотором расстоянии от Хлои, достаточно близко, чтобы дать ей еще раз почувствовать, как он огромен по сравнению с ней, но не настолько близко, чтобы ей пришлось слишком высоко задирать голову. Он снял пиджак, но оставался в той же белой рубашке, которая была на нем утром.
        Хлои взглянула на мятые складки - следы от ее рук, когда она, плача, сжимала в комок ткань его рубашки, и безжалостные воспоминания о том, как она прятала лицо у него на груди, живо вспыхнули.
        - Тебе трудно решиться, я понимаю, - сказал Лоренцо. - Но я считаю, что это наилучшее решение… для всех.
        - Ты уже приводил мне свои доводы, - спокойно ответила Хлои. - Теперь моя задача все обдумать. Это важное решение, и мне необходимо принять его самой.
        - Понимаю, - повторил Лоренцо. - Но связать себя обязательствами по отношению к браку и созданию семьи со мной - серьезный шаг. Я хочу, чтобы ты принимала свое решение головой, а не сердцем.
        Хлои нахмурилась, пытаясь осмыслить слова Лоренцо.
        - Но брак - это нечто, что ты должен почувствовать сердцем, - возразила Хлои, обеспокоенная неожиданной сменой его тактики. - Когда ты сделал мне предложение в Париже, я была так счастлива! И искренне верила, что ты чувствуешь то же самое.
        - Я и был счастлив, - ответил Лоренцо. - Я считал, что нашел замечательную женщину, с которой могу идти по жизни. Что это будет прекрасное, ничем не осложненное партнерство, основанное на дружбе и психологической совместимости, а не какой-то эмоциональный союз, который неизбежно разрушится со временем.
        - Далеко не все браки разрушаются, - грустно заметила Хлои. - Нельзя же быть таким пессимистом… это угнетает.
        - Не пессимистом, а реалистом, - уточнил Лоренцо. - Мой опыт говорит о том, что большинство браков распадается и обычно это происходит довольно некрасиво. И больше всего при этом страдают дети.
        Лоренцо взглянул на Хлои, пытаясь угадать ее мысли. Раньше она относилась ко всему довольно оптимистично, это ее качество и привлекло Лоренцо. Сейчас же она была несчастна, и ему тяжело было видеть ее такой.
        - Так не должно быть, - прошептала она. - Счастливые браки и здоровые семьи существуют.
        - Ни один из нас не знал здоровой семьи, - возразил Лоренцо. - Поэтому наша договоренность может оказаться удачной для нас. Я уверен, ты хочешь, чтобы Эмма и твои собственные дети, если они у нас появятся, росли в стабильной обстановке.
        - А я уверена, что никогда не брошу своих детей, - сказала Хлои и взглянула на него. В ее глазах отражалась серебристо-зеленая гладь пруда. - Но как мне узнать, можно ли тебе верить?
        Лоренцо выдержал ее взгляд. Хлои очень ответственно относилась к материнству - ради Эммы она готова была пойти на все. И настолько же самоотверженно она станет бороться за родных детей.
        Мать Лоренцо не утруждала себя заботой о сыне. Фактически она использовала его в качестве разменной монеты во время бракоразводного процесса. Что это за мать, которая способна на такое?
        Лоренцо казалось, что он уже давно забыл о своем детстве, но тут неприятные картины из прошлого вновь всплыли в его памяти. Мгновенно вернулись боль, разочарование и недоумение. Он словно снова переживал те отвратительные ощущения.
        Он резко тряхнул головой и внимательно посмотрел на Хлои. Она выглядела бледной и взволнованной, и он наконец угадал, о чем она думает.
        - Я понял, - сказал Лоренцо, сверля ее глазами. - Ты боишься, что я брошу тебя. Ты уже переживала такое - сначала со своим отцом, потом с матерью и сестрой. Даже… - Он запнулся, чтобы не расстраивать ее еще больше, но ему надо было договорить. - Даже твоя лучшая подруга оставила тебя.
        Хлои проглотила подступивший к горлу ком, едва сдерживая слезы. Как получилось, что он знал ее так хорошо и в то же время так плохо?
        - Я не собираюсь бросать тебя, - продолжал Лоренцо. - В этом и прелесть нашего соглашения.
        - Но… а если вдруг кто-то привлечет твое внимание? - спросила Хлои. Тень пробежала по лицу Лоренцо, и она поняла, что оскорбила его своим предположением, но ей необходимо было продолжать: на кону стояло ее будущее. - Ты не любишь меня. Что произойдет, когда ты встретишь кого-то, кого полюбишь?
        - Думай, что говоришь, - произнес Лоренцо сквозь зубы. - Не забывай, что произошло. Это ты ушла, ты разорвала наши отношения.
        - Все было совсем не так, - возразила Хлои.
        - Несмотря на то что ты думала, что любишь меня, - сказал Лоренцо. - Ты так сильно боишься, что тебя бросят, а в конечном итоге ушла ты. Не я.
        - Тут есть разница, - возразила Хлои. - Ты не любишь меня.
        - А ты все еще любишь меня? - спросил Лоренцо.
        - Я… Нет… - запинаясь проговорила Хлои, опустив глаза и уставившись на его широкую грудь. Она не могла бы выдержать его взгляд, он бы, безусловно, угадал правду. Она продолжала любить его, но не смогла бы больше открыть ему сердце. Это было слишком больно.
        - Это только подтверждает мою точку зрения, - насмешливо сказал Лоренцо. - Ты думала, что любишь меня, но обманывала себя, живя в глупом романтическом царстве грез. Это не было реальностью, поэтому ты и смогла уйти от меня, даже не оглянувшись.
        Лоренцо поднял лицо Хлои за подбородок, желая угадать ее мысли. Встретившись с ним взглядом, Хлои задрожала: его выражение лица поразило ее.
        Он говорил, что не верит в любовь, но она чувствовала, как глубоко его волновали их отношения. Он мечтал о стабильной, счастливой семье так же сильно, как и она.
        - Нам было хорошо вместе, - сказал он, обхватив ее затылок ладонью. - И нам могло бы быть необыкновенно хорошо вместе в будущем.
        - Я не знаю… - начала Хлои, но закончить мысль ей помешало ощущение прикосновения его горячей руки.
        Она мечтала быть с ним. Мечтала, чтобы все стало, как раньше, когда она чувствовала себя особенной и защищенной.
        - Прими это решение головой, а не сердцем, - повторил Лоренцо. - Скажи мне, что хочешь оставаться замужем за мной. Что хочешь создать семью со мной. Что хочешь быть моей женой в полном смысле слова.
        - Да, - сказала она. - Да, я хочу.
        Но это был голос сердца Хлои. Ее чувства так громко взывали к нему, что она не могла расслышать голос разума.
        - Ты приняла правильное решение. - Лоренцо облегченно вздохнул, притягивая ее к себе.
        Хлои закрыла глаза, когда он обнял ее. Руки Лоренцо скользили по ее телу - он хотел заняться с ней любовью. Плохое предчувствие и радостное предвкушение охватили ее. Она только что согласилась быть его женой в полном смысле слова.
        Хлои нервничала, чувствуя, что этот момент станет переломным - потом уже ничего нельзя будет изменить. Ее будущее предрешено, и не успеет она оглянуться, как станет матерью. Узы брака свяжут ее с мужчиной, который не любит ее, который, более того, даже не верит в любовь.
        - В чем дело? - спросил Лоренцо, отстраняясь и заглядывая ей в глаза. - Что случилось?
        - Это слишком поспешно, - сказала Хлои и сжала руки в кулаки, обнаружив, к своему ужасу, что снова мнет ткань его рубашки. - Я не готова.
        - Еще не готова? - удивился Лоренцо. Он провел ладонями по ее спине, и она задрожала всем телом. - Ты знаешь, что это не заставит себя долго ждать.
        - Нет… мне надо больше времени, чтобы привыкнуть, - сказала Хлои, убирая руки от его рубашки и отстраняясь. Но его длинные руки все еще обнимали ее, не давая отойти слишком далеко. - Отпусти меня. Дай мне уйти - мне нужно подумать.
        Хлои немало удивилась, когда Лоренцо опустил руки. Гравий захрустел под его ногами, когда он сделал шаг назад.
        Он стоял совершенно неподвижно, глядя на нее из-под тяжелых век. Хлои знала, как велико было его влечение к ней, и от этой мысли волна страстного желания обрушилась на нее. Занятие любовью всегда сильнее сближало их, связывало еще крепче. Безусловно, так было бы и сейчас. Ей стоит дать шанс их будущему.
        - Я не готова к появлению детей, - сказала она. - Все так неопределенно… мне надо думать об Эмме… это слишком поспешно для принятия такого важного решения.
        - Согласен, - кивнул Лоренцо, засовывая руку в карман брюк и извлекая маленький пакетик из фольги. - С детьми можно подождать. А с этим нельзя, - хриплым голосом добавил он, притягивая ее к себе и накрывая ее губы своими.



        Глава 6

        Горячая волна сексуального возбуждения прокатилась по телу Лоренцо, и он сильнее прижал к себе Хлои, заставив ее приподняться на цыпочки. Вкус ее губ был опьяняющим, а прикосновение к ее изящному телу заставляло его терять контроль.
        Лоренцо крепко обнимал Хлои и чувствовал ее дрожь. Он понимал, насколько сильным было ее влечение к нему, и это еще больше разжигало его страсть.
        Прошло очень много времени с тех пор, как он занимался с Хлои любовью. Слишком много времени с тех пор, как он держал в своих объятиях ее обнаженное тело и доставлял ей всевозможное удовольствие перед тем, как сам достигал наивысшей точки блаженства.
        Сейчас его сексуальное желание было невероятно сильно, и он понял, что необходимо найти тихое место. Раньше он без колебаний овладел бы ею прямо здесь, на скамейке у воды, но сейчас одного поспешного акта любви ему будет недостаточно. Потребуется гораздо больше времени на то, чтобы прорвать плотину страсти, которая штурмовала его тело, а он тоже собирался получить незабываемое удовольствие.
        Прервав поцелуй, Лоренцо схватил Хлои на руки и понес в крытый плавательный бассейн. Там их никто не побеспокоит.
        Хлои, не дыша, лежала в объятиях мужа, вглядываясь в его прекрасное лицо. Он выбил почву у нее из-под ног, и сердце билось в предвкушении предстоящего блаженства. Одна только мысль о том, что Лоренцо жаждет заняться с ней любовью, доводила Хлои до исступления.
        Она не имела представления о том, куда он ее несет, да это было не так уж интересно. Лежа в объятиях мужа, она чувствовала ритмичные покачивания. Лоренцо нес ее легко, словно она была невесомой как перышко. И Хлои наслаждалась его силой и восхищалась его способностью приводить ее в невероятный экстаз.
        Хлои почти не заметила, как они приблизились к конечному пункту маршрута. Только когда дверь за ними захлопнулась, она оторвала взгляд от лица Лоренцо и огляделась.
        - Плавательный бассейн, - пробормотала она вслух, сама того не желая.
        - Это потом, - произнес Лоренцо хриплым от желания голосом. - Поплаваем потом, а сейчас я хочу, чтобы ты разделась донага.
        Хлои дрожала всем телом, жар внизу живота сводил ее с ума. Пламя бушевало внутри нее, она жаждала близости с Лоренцо. Было видно, что он тоже едва сдерживается.
        - Поставь меня, - нетерпеливо взмолилась она, извиваясь в его руках. Ее движения были скованы его руками, а ей хотелось прикоснуться к Лоренцо, яростно сорвать с него одежду.
        - Подожди, - попросил он, прошел к бару и усадил Хлои на стойку. Ее ноги оказались высоко над полом.
        Отступив на шаг, Лоренцо заглянул жене в глаза. Его дыхание было прерывистым, зрачки расширены. Ее сердце бешено билось, тело дрожало в предвкушении, щеки раскраснелись.
        Вдруг Лоренцо шагнул вперед, прижался к ней и взял ее лицо в свои большие ладони. Их губы оказались на одной высоте, и он начал целовать ее. От эротического движения его языка у Хлои перехватило дыхание. Она почувствовала, как он приподнимает край ее футболки, и, подавшись вперед, помогла снять ее. За футболкой быстро последовал бюстгальтер, и его руки начали ласкать ее грудь. Застонав от удовольствия, Хлои откинула голову.
        С губ Лоренцо сорвался звук, похожий на дикое рычание. Он протянул руку к джинсам Хлои, расстегнул пуговицу и торопливо принялся за молнию. Безуспешно попытавшись справиться с ней, он выругался.
        - Ложись на спину! - скомандовал он, и Хлои послушно подчинилась. Через мгновение Лоренцо стащил с нее ненавистные джинсы вместе с нижним бельем. Хлои собиралась снова сесть, но он с силой повалил ее на спину.
        Хлои прерывисто дышала, осознавая, что лежит совершенно нагая на стойке бара, а Лоренцо, так же горячо дыша, нависает над ней. Волна возбуждения залила ее, и дрожь ее тела усилилась.
        Она чувствовала спиной холодный черный гранит, но ей было жарко от сексуального предвкушения. Всю ее словно объяло пламенем.


        Хлои снова и снова выкрикивала имя Лоренцо, не отдавая себе отчета в том, что ее сотрясают безудержные рыдания.
        Только поздним вечером Хлои наконец полностью пришла в себя. Она лежала на кушетке, в крытом бассейне. На ней был большой пушистый халат, в который ее закутал Лоренцо после того, как они занимались любовью в душе. Она чувствовала себя полностью расслабленной, тело пылало от чувственного насыщения. Взгляд Хлои остановился на темных окнах, и Хлои вдруг осознала, что было уже очень поздно. Она резко села - Лоренцо идет к ней с подносом, полным еды.
        - Эмма! - ахнула она. - Сколько времени?
        - Она в полном порядке с миссис Гест, - успокоил ее Лоренцо, ставя поднос на низкий столик и садясь напротив. - Похоже, миссис Гест прониклась нежностью к малышке. И насколько я понимаю, уже уложила ее спать.
        - О! - Хлои снова опустилась на кушетку. - Не могу поверить, что уже так поздно. Я, должно быть, долго проспала.
        Она инстинктивно закуталась в халат. Хлои охватила смутная тревога, когда она вспомнила, как безоглядно занималась любовью с Лоренцо, как безудержно рыдала в его объятиях. Все, что произошло, было потрясающим - самым лучшим событием в ее жизни. И Хлои вдруг осознала, что все изменилось навсегда - она изменилась. Она проиграла Лоренцо и больше не сможет ему сопротивляться.
        - Миссис Гест прислала кое-что поесть, - произнес он низким голосом, выведя ее из задумчивости. - Ты почти не притрагивалась к еде последние двадцать четыре часа, и она просила меня проследить, чтобы ты что-нибудь съела.
        Хлои пристально смотрела на Лоренцо, пытаясь сосредоточиться на смысле его слов. Почему-то ей казалось неправильным, что им приходилось говорить о еде после принятия судьбоносного решения и столь бурного секса.
        - Ты проголодалась? - спросил Лоренцо, наклонившись, чтобы снять салфетки с заботливо накрытой еды.
        - Не знаю, - ответила Хлои, уставившись в поднос невидящим взглядом.
        Тут она опомнилась, посмотрела на Лоренцо и заметила, с каким странным выражением лица он ее изучает. Неожиданно ей показалось, что он знал, насколько неуверенно она себя чувствует. Конечно, он не мог не осознавать колоссального шага, сделанного ими.
        Только Лоренцо не догадывался, как сильно любила его Хлои. Он не смог бы оценить этого чувства. Теперь муж не должен был о нем узнать.
        - Начни с чего-нибудь легкого, - предложил Лоренцо. - Возможно, с фруктов.
        Он наклонился, передавая ей тарелку, и не смог оторвать глаз от Хлои, протянувшей за едой руку.
        Рукав пушистого белого халата задрался, обнажив, к удовольствию Лоренцо, изящное запястье Хлои.
        Господи, его влекло к ней с невероятной силой! Даже после того, как он провел весь день, любуясь обнаженным телом жены, занимаясь с ней любовью, всего лишь один взгляд на ее запястье заставил его снова сгорать от страстного желания.
        Он пристально следил за тем, как она откусила кусочек персика, и пламя охватило его при виде того, как шевелились губы Хлои, как двигалась шея, когда она делала глотательные движения.
        Какое-то время он довольствовался тем, что наблюдал, как она ест. Да, они занимались любовью весь день напролет, но Лоренцо сомневался, что жена готова к весьма откровенным эротическим играм с едой.
        Хлои слегка отвернулась, словно ее смутил его пристальный взгляд, и резко прекратила есть. Ее рука остановилась на полпути ко рту.
        - Что такое? - обеспокоенно спросил Лоренцо, увидев ее испуганное лицо.
        Хлои повернулась к нему с широко открытыми глазами, внезапно побледнев.
        - Мы же находимся в здании со стеклянными стенами, - хрипло произнесла она. - Сегодня днем… о господи… любой мог нас увидеть.
        - Никто ничего не видел, - успокоил ее Лоренцо. - Здесь везде тонированные стекла. Снаружи ничего нельзя разглядеть, - добавил он. - Даже в ночное время, когда внутри горит свет. Мы можем преспокойно плавать голышом, и никто нас не увидит.
        - Правда? - спросила Хлои. - Ты не просто успокаиваешь меня?
        - Пойдем посмотрим снаружи, и ты сама убедишься, - предложил Лоренцо. - Но сначала поешь. Тебе надо подкрепить свои силы.



        Глава 7

        - Хочешь, выйдем и попробуем заглянуть в окна снаружи? - снова спросил Лоренцо немного погодя. - Чтобы доказать, насколько здесь уединенно?
        - Да нет, не надо. Я тебе верю, - ответила Хлои, взглянув на него и чувствуя, как краска заливает ее щеки.
        - Ты говоришь как-то не слишком убежденно, - заметил Лоренцо. - Боишься, что тебе может не понравиться то, что ты обнаружишь?
        - Нет, - сказала она. - Мне просто здесь нравится. Вот и все. Мне комфортно здесь.
        Она говорила искренне, но в глубине души знала, что дело не только в этом. Они вместе провели удивительно приятное время за вкусной едой, которую прислала миссис Гест, болтая при этом о разных пустяках. Хлои чувствовала себя защищенной и совершенно спокойной, чего уже давно не случалось в последнее время. Ее почти пугала мысль о том, что стоит ей выйти из здания бассейна, как все волшебство исчезнет.
        - Ну, в таком случае как насчет того, чтобы поплавать? - спросил Лоренцо. - Тебе не надо беспокоиться, что ты не захватила купальник.
        - Мне хорошо в халате, - сказала Хлои, стараясь не обращать внимания на внутренний трепет, охвативший ее при мысли о том, что она будет плавать нагая на глазах у Лоренцо. - Я говорила тебе, что мне хорошо и комфортно.
        Она скользила взглядом по его сильному телу и не могла сдержать улыбки. Он надел ту же рубашку и брюки, что были на нем, когда он нашел ее возле пруда, но они оказались ужасно мятыми. Это казалось необычным для человека, всегда выглядевшего безупречно.
        - Чему ты улыбаешься? - удивленно спросил Лоренцо. - Я вижу, как ты оценивающе смотришь на меня. Нашла что-то забавным?
        - Твоя одежда в беспорядке. - Хлои засмеялась, потом резко прикрыла рот рукой. Ей было так приятно смеяться, она не могла вспомнить, когда в последний раз делала это.
        - Эй! - Лоренцо вскочил и возмущенно взглянул на нее. Он навис над Хлои, тут же его лицо приобрело эротичное выражение. - На мне, по крайней мере, мои собственные вещи. Пожалуй, мне не стоило отдавать тебе халат. Пожалуй, заберу-ка я его обратно.
        Хлои прерывисто вздохнула и пристально посмотрела на Лоренцо, чувствуя, как все внутри нее вспыхивает от предвкушения. Он схватился за полы ее халата и распахнул их. Сейчас он увидит ее нагое беззащитное тело.
        Неожиданно Хлои овладела какая-то непривычная дерзость.
        - Можешь забрать его обратно, - сказала она, нырнув ему под руки. - Все равно я собираюсь поплавать.
        Она быстро подошла к краю бассейна, бросила взгляд через плечо на ошеломленного Лоренцо и, загадочно улыбнувшись, сбросила халат. Лоренцо пристально следил за женой. При виде обнаженной спины Хлои в его глазах вспыхнуло страстное желание. Он прищурился и решительно направился к ней.
        Хлои снова засмеялась, наслаждаясь тем, как ее звонкий голос эхом отражается от стеклянных стен и затихает в чистой голубой глади бассейна.
        Ее обнаженное тело ощутило приятную прохладу, и она скользнула под воду, чувствуя себя свободной. Она вынырнула, чтобы глотнуть воздух, потом поплыла на предельной скорости к дальнему концу бассейна. Перевернулась на спину, оттолкнулась от стенки и устало поплыла обратно, туда, где стоял Лоренцо.
        Медленно рассекая руками воду, пытаясь успокоить дыхание, Хлои смотрела на потолок. Там было ее отражение в стекле, такое четкое, словно она смотрелась в огромное зеркало. Было так странно видеть себя, видеть свои медленно движущиеся руки и ноги, легкое волнообразное движение тела в воде. Она видела грудь, возвышающуюся над поверхностью, бутоны розовых сосков, выделяющихся на молочно-белой коже.
        Чувственная волна прокатилась по телу Хлои, захлестывая вместе с движением воды. Она знала, что Лоренцо наблюдает за ней и видит то же, что и она.
        Страстное желание, неожиданно охватившее ее, вспыхнуло с новой силой - Хлои почувствовала головокружение. Она резко перевернулась и пристально взглянула на Лоренцо.
        Он сбросил одежду и стоял обнаженный на краю бассейна.
        Она смотрела на него, затаив дыхание. Она была не в силах сопротивляться призыву его потрясающего тела, мускулистого, атлетически сложенного - и возбужденного.
        Почувствовав скачок пульса, Хлои провела языком по пересохшим губам и отбросила отяжелевшие волосы от вспыхнувшего лица.
        Лоренцо ловко нырнул, почти не подняв брызг. Хлои ахнула и стала пристально вглядываться в воду, стараясь разобрать что-то через рябь воды, но Лоренцо почти тут же вынырнул прямо перед ней. У нее перехватило дыхание, и она почувствовала прилив адреналина. Через долю секунды он схватил ее в свои объятия и крепко прижал к себе.
        Хлои не доставала до дна, поэтому она инстинктивно обхватила ногами талию мужа. Пламя страсти сотрясало все ее тело.
        В этот день они много раз занимались любовью. И страсть их не угасала.


* * *
        Они вышли из воды, и Лоренцо положил Хлои на пол возле бассейна. Она легла на брошенный банный халат, который сглаживал твердость пола, в данный момент это вряд ли имело какое-то значение для Хлои, испытывавшей потрясающее чувство доверительной близости с Лоренцо.
        На следующее утро Хлои проснулась в спальне. Видимо, Лоренцо среди ночи принес ее обратно в дом, но она так крепко спала, что даже не заметила.
        На краткий миг ей стало грустно оттого, что волшебный день в бассейне закончился, но в следующую секунду она услышала, как Эмма завозилась в кроватке, стоявшей рядом с ее постелью. Хлои вдруг поняла, как сильно соскучилась по малышке. Последнюю пару дней она была настолько выбита из колеи, что не могла по-настоящему заниматься ею.
        Несмотря на то, каким замечательным было время, проведенное с Лоренцо, Хлои с радостью вернулась в привычный мир. Она была крайне удивлена наступившему душевному спокойствию - ведь так много всего случилось за последние двадцать четыре часа!
        - Доброе утро! - Севший голос Лоренцо, донесшийся с порога комнаты, застиг ее врасплох. Лоренцо был свежевыбрит и одет неформально: черные брюки и серый свитер.
        - Привет! - Хлои взглянула на него и застенчиво улыбнулась, любуясь тем, как роскошно он выглядит в облегающем свитере, и смутившись при воспоминании о той необузданности, которую она проявила накануне ночью.
        - Надеюсь, я не разбудил тебя, - сказал Лоренцо. - Ты должна поспать подольше. Мне необходимо сейчас заняться кое-какими делами, а позже я хотел бы увидеться с тобой.
        Он подошел к кровати, наклонился, поцеловал ее в губы, затем вышел.
        Хлои подняла руку и осторожно прижала пальцы к своим губам. Она не могла поверить тому, как многое в ее жизни изменилось так быстро.


        Позже в это утро Хлои вышла погулять с Эммой. День был прекрасным, а парк, как всегда, необыкновенно красив. Хлои посмотрела вокруг. В это время года зелень поражала необыкновенной яркостью и свежестью. Нежные молодые листочки только-только распустились, а по бархатной травке приятно было пройтись босиком.
        Хлои чувствовала себя сегодня намного лучше, чем накануне. И возлагала намного больше надежд на будущее.
        Она обещала Лиз, что не будет наглухо закрывать свое сердце, и была рада, что сдержала слово. Отношения с Лоренцо, казалось, складывались отлично. Он был внимательным и заботливым. И, понимая терзающие ее сомнения относительно столь скоропалительного решения, сам настаивал на том, чтобы пока продолжать предохраняться, даже в тех случаях, когда Хлои позволяла себе расслабиться под влиянием момента.
        Правда, Лоренцо настаивал на том, что не верит в любовь, но Хлои все меньше верила в это. Его поведение свидетельствовало о любви. Фактически до самого дня их свадьбы все, что он делал, всегда казалось ей проявлением глубокого чувства.
        Хлои покачала головой. Она не могла понять ход мыслей мужа, да и не хотела больше предаваться размышлениям на эту тему. Она обещала Лиз, что будет думать только о хорошем.
        Какое-то движение привлекло внимание Хлои. Бросив взгляд через плечо, она увидела пересекающего лужайку Лоренцо.
        - Иди в дом и уложи свои вещи, - сказал он. - Я организовал нам отдых. Решил, что лучше уехать куда-нибудь подальше отсюда, подальше от всех воспоминаний и ассоциаций. Туда, где ты сможешь по-настоящему отдохнуть и восстановить силы.
        - О! - Хлои удивленно посмотрела на него, хотя подобное он делал не впервые. Еще до свадьбы, когда они были вместе, он всегда ненадолго увлекал ее в какой-нибудь романтический отпуск. - И куда же мы направимся? Надеюсь, это подходящее место для детей, а не какая-нибудь соломенная хижина или необитаемый остров на расстоянии тысячи миль от ближайшего доктора?
        - Это Маврикий, - ответил Лоренцо. - Отдых гарантирован: это абсолютно цивилизованное место. Мы проведем в полете ночь и к завтраку прибудем в отель. И представь себе, оказывается, дочь миссис Гест, Люси - профессиональная детская няня. Она полетит с нами, чтобы ты получила полную возможность отдохнуть и расслабиться.



        Глава 8

        Хлои сидела, наслаждаясь неспешным завтраком, на балконе фешенебельного отеля острова Маврикий. Гигантский номер люкс, который он забронировал, был угловым. С одной его стороны открывался потрясающий вид на роскошный парк, окружающий отель, с другой - сверкали под ослепительным солнцем тропические воды Индийского океана.
        На несколько минут Хлои совершенно забыла о еде, очарованная какой-то яркой птицей, вившей гнездо.
        Сначала птичка взлетела на пальму, совсем рядом с балконом. Она схватила клювом край листа и устремилась вниз, отрывая от него на лету полоску. Потом, с развевающейся за ней длинной лентой пальмового листа, подлетела к своему гнезду, которое свешивалось с ветки дерева, находящегося от Хлои на приличном расстоянии. Хлои не могла видеть, как происходит строительство гнезда, и пожалела, что у нее не было с собой бинокля. Она вздрогнула, когда муж прервал ее наблюдения.
        - Доброе утро, Хлои, - протянул Лоренцо голосом, сиплым после еще одной ночи любовных утех. Он пододвинул стул, чтобы сесть рядом с ней, и протянул руку за стаканом апельсинового сока.
        - Доброе утро, - ответила Хлои, чувствуя, как у нее замерло сердце, а на щеках выступила краска. Они провели одну ночь на Маврикии и впервые занимались любовью в постели с тех пор, как снова воссоединились, но это было не менее восхитительно, чем время, проведенное в бассейне. - Я наблюдаю за птицей.
        - Ты знаешь, что гнездо у них вьет самец? - тут же сказал Лоренцо. - А потом ему приходится ждать, одобрит ли самка его творение или разрушит.
        - Правда? Я видела подобных по телевизору, но никогда раньше не наблюдала за ними в реальной жизни, - произнесла Хлои, думая о том, сколько усилий должен был прилагать самец, строя гнездо в полном неведении, не зная, получит ли положительный ответ.
        Хотя птица руководствовалась природным инстинктом, Хлои неожиданно поразило то, каким экстраординарным испытанием веры это было.
        Хлои снова вспомнила обещание, данное Лиз, затем задумалась: можно ли научиться доверять человеку? Доверять по-настоящему настолько, чтобы, отказавшись от всего, не страшиться упасть и быть уверенным, что кто-то тебя подхватит, вновь вернет равновесие, защитит и поддержит. Хлои очень хотела верить собственному мужу, хотела чувствовать себя в безопасности.
        - Собирайся, - сказал Лоренцо и резко встал. - Я вернусь через десять минут. Я нанял катер, чтобы прокатиться вдоль побережья, - мне хочется тебе кое-что показать.


        Катер замедлил ход и повернул в устье широкой реки, неспешно несущей свои воды. Хлои наслаждалась путешествием вдоль побережья. Сильный ветер трепал ее белокурые волосы, катер покачивался на волнах, невероятно яркое солнце грело ее уставшее тело и истерзанную сомнениями душу. Как же хорошо! Сейчас Хлои чувствовала себя счастливой, как никогда. Ее любимый был рядом.
        Когда они с Лоренцо катались вдоль береговой линии, ее потрясающая красота возбуждала Хлои. Дух захватывало от вида белоснежных пляжей, обрамленных качающимися пальмами, от удивительной бирюзовой водной глади лагун и морской сини позади кораллового рифа.
        Она решила, что именно по этой причине ее сердце бьется с перебоями и ей трудно нормально дышать, а совсем не оттого, что Лоренцо сидит так близко, закинув руку на спинку сиденья за ее спиной.
        Они оставили Эмму в отеле с дочерью миссис Гест, Люси, так что внимание Хлои было безраздельно приковано к Лоренцо.
        - Какая тишина! - воскликнула Хлои, довольная тем, как ровно звучит ее голос. Перегнувшись, она посмотрела за борт. - Тут очень глубоко. А эти темные тени там внизу - это что, скалы?
        - Да, - ответил Лоренцо. - Более крупногабаритные катера не могут заходить в верховья реки слишком далеко из-за них.
        - Потрясающе, - сказала Хлои, обводя взглядом все вокруг. Ее поразило то, насколько все здесь отличалось от сверкающего бирюзового океана, который она уже привыкла видеть из отеля и во время их путешествия вдоль побережья.
        При огромной глубине и очень медленном течении реки поверхность воды была гладкой, словно темно-зеленое зеркало. В этой глади отражалась бархатная зелень зарослей по обоим берегам. Сами берега были сложены из массивных серо-коричневых валунов, высоко вздымавшихся над водой.
        - У меня такое чувство, словно меня ждет приключение и я плыву вверх по Амазонке к каким-то неизведанным землям.
        - Там очень красиво, - заметил Лоренцо, - но нельзя сказать, что это неизведанная территория. Мы приплыли рано, чтобы какое-то время это место принадлежало только нам одним.
        Хлои бросила взгляд на водителя катера и на личного телохранителя Лоренцо, которые их сопровождали. «Ничего себе одни», - разочарованно подумала она.
        - А что это за звук? - вдруг спросила Хлои, услышав слабый, но очень явный шум падающей воды.
        - А ты не догадываешься? - спросил Лоренцо и игриво улыбнулся. Она почувствовала внутри нервную дрожь. Хлои было приятно видеть мужа таким: они словно вернулись в те далекие времена, когда только начали встречаться, тогда еще не произошло ничего ужасного, а жизнь казалась сладкой сказкой.
        - Неужели водопад? - радостно спросила Хлои. Она всегда обожала водопады - они очаровывали ее своей необыкновенной красотой, мощью и романтикой.
        Катер медленно плыл вверх по реке, водитель мастерски маневрировал среди огромных валунов, притаившихся под водой.
        - Боже мой! - выдохнула Хлои, когда катер миновал особенно большой камень и открылся вид на водопад. - Какая красотища!
        Она с благоговением смотрела на белоснежную массу, отвесной стеной низвергающуюся перед ними в реку. Брызги от пенящейся воды освежали ее разгоряченную кожу.
        - Пошли, - сказал Лоренцо, протягивая ей руку, когда катер причалил к скалистому берегу. - Мы можем залезть наверх и поплавать там.
        При упоминании о плавании Хлои охватило щекочущее нервы возбуждение. Яркая картина того, как они недавно купались, всплыла в ее памяти.
        - А это безопасно? - неожиданно для себя задала Хлои первый пришедший в голову вопрос, хотя прекрасно знала, что может полностью довериться Лоренцо.
        - Конечно, - мягко произнес он.
        Водитель, спрыгнув на берег, крепко держал катер, а Лоренцо быстро обменялся несколькими фразами на итальянском со своим телохранителем.
        - Поднимайся следом за мной, - проинструктировал Хлои Лоренцо. - Это легко.
        На какое-то мгновение она замерла, позволив себе полюбоваться мускулистым красавцем - Лоренцо Валенти, ее мужем. На нем были простые шорты и обтягивающая черная футболка, которая выгодно подчеркивала мускулистое тело.
        Его живые голубые глаза сверкали, и яркая голубизна тропического неба меркла в сравнении с ними. Его золотистая кожа сияла здоровьем. У Хлои перехватило дыхание и неожиданно появилось желание провести кончиком языка по его сильной шее.
        Хлои закусила губу и наклонила голову, чтобы спрятать свои пылающие щеки. Было в выражении лица Лоренцо что-то такое, от чего у нее учащенно забился пульс - словно он собирался увлечь ее куда-то, где они могли бы заняться любовью. В этот момент ей хотелось именно этого.
        - Пойдем, - сказала она, удивляясь тому, как ей удавалось говорить ровным голосом, когда все внутри нее переворачивалось от чувственного предвкушения.
        Она последовала за Лоренцо наверх. Подниматься было нетрудно, но приходилось быть очень внимательной. Хлои в любой момент могла поскользнуться. Взобравшись наверх, она осмотрелась и поняла, что они были совсем одни. Оба, и водитель, и телохранитель, остались на катере.
        - Как ты, нормально? - спросил Лоренцо. Его взгляд задержался дольше, чем это было необходимо, на часто вздымающейся и опускающейся груди Хлои. - Подъем довольно крутой.
        - Нормально, спасибо, - ответила Хлои. Ее учащенное дыхание было вызвано больше сознанием того, что они с Лоренцо были одни, и выражением его глаз, чем напряженными усилиями при подъеме.
        Он повел ее вперед, на большую плоскую поверхность скалы. Сверху низвергался водопад. Невозможно было отвести глаз от низвергающейся кристально-чистой воды, сверкающей в лучах солнца.
        - Потрясающе красиво, - сказала Хлои ровным голосом, пристально глядя на облако мельчайшей водяной пыли, окружающей водопад, и арки ярких радуг вокруг него.
        - Да. Не могу налюбоваться этой картиной, хотя уже не впервые вижу ее. - Голос Лоренцо был окрашен сексуальностью, и Хлои понимала, что на самом деле он говорил не о водопаде. Она затаила дыхание и изо всех сил старалась не поворачиваться к нему лицом. Она чувствовала, как внутри нее снова начинает подниматься предвкушение, и хотела, чтобы этот момент продлился как можно дольше.
        - Я всегда очень любила реки, - заметила она, слегка задыхаясь, - и особенно водопады.
        - Я помню, - ответил Лоренцо к ее удивлению. - Ты рассказывала мне о той реке с огромными валунами, по которым можно было перейти на другой берег. Ты очень любила ее в детстве.
        - О… да. - Хлои запнулась, задрожав еще больше. Она не могла вспомнить, когда именно она рассказывала об этом Лоренцо. Но иногда они беседовали о подобных вещах еще в то время, когда она работала бухгалтером в фирме Лоренцо, и позже, когда они начали встречаться.
        - И ты рассказывала мне о своих путешествиях пешком по озерному краю, куда ты со своей сестрой отправлялась в отпуск в поисках водопадов, обозначенных на вашей карте.
        - У тебя прекрасная память, - смущенно пробормотала Хлои. Она готова была поклясться, что помнила каждую секунду, проведенную с ним вместе, каждое слово, которое они когда-нибудь сказали друг другу. И ей было неприятно осознавать, что она ошиблась.
        - Похоже, ты не помнишь тот наш разговор, - догадался Лоренцо. Прищурившись, он пристально посмотрел ей в лицо.
        - Конечно, помню. - Хлои испугалась собственной лжи, но ей было неприятно, что Лоренцо поставил ее в невыгодное положение.
        - Нет, не помнишь, - настойчиво повторил Лоренцо. Полуулыбка играла на его губах, но глаза не улыбались. - Сядь и переведи дыхание.
        - Я в состоянии подняться еще на несколько скал без всякого отдыха! - воскликнула Хлои.
        - Ничего страшного, что ты не можешь вспомнить. - Голос Лоренцо был спокойным сейчас, но глаза все еще опасно горели.
        - Даже ты не в состоянии помнить каждое сказанное слово, - надувшись, заметила Хлои.
        - Нет, в состоянии, - спокойно возразил Лоренцо, опускаясь на огромный плоский валун, перед которым находилась глубокая заводь. - Абсолютно каждое слово. А теперь садись здесь, рядом со мной.
        Хлои тряхнула головой и посмотрела по сторонам. У нее возникло беспокойное чувство, что Лоренцо мог использовать этот аргумент в качестве доказательства того, что она недостаточно внимательно слушала его.
        Возможно, она допустила ужасную ошибку, возлагая несбыточные ожидания на их брак.
        Но это совсем другое, подумала Хлои. То, что она забыла несколько ничего не значащих разговоров о семейном отдыхе (когда она, видимо, пыталась расслабиться после напряженной работы и встреч с требовательным боссом), совсем не означало, что она могла забыть его слова о браке без любви.
        Хлои сделала глубокий вдох и села на скалу рядом с Лоренцо. Она была наедине с ним всего несколько минут, а эмоции уже снова захлестывали ее. Возможно, между ними все становилось прекрасно, когда они занимались любовью, но это лишний раз доказывало, что в их отношениях все еще нарастали глубокие трещины.
        - Это здесь люди плавают? - спросила Хлои, стараясь смотреть не в глаза Лоренцо, а в глубокую влекущую заводь перед ними, окруженную гладкими коричневыми валунами. - Вода здесь кажется холодной. Она течет с гор?
        - Я дорожил каждой минутой, проведенной с тобой, - произнес Лоренцо, не обращая внимания на ее попытку сменить тему. - Мы говорили на такие разные темы. Меня поражала твоя неуемная жажда жизни, твоя честность, та свобода и открытость, с которой ты высказывалась.
        - Поэтому ты и заманил меня в брак без любви?
        Эти слова вырвались у Хлои прежде, чем она поняла, что наделала. Лоренцо только что сказал ей нечто прекрасное - нечто, и это должно было ее порадовать. А она бросила ему в лицо такой упрек. Но ее тоже можно было понять: прямо в день свадьбы Лоренцо безапелляционным тоном заявил, что не любит свою жену, вообще не верит в любовь, а женился лишь по расчету. Хлои снова вспомнила тот день, вспомнила, насколько была обескуражена его словами и жесткостью, отразившейся в чертах его лица. На этом все закончилось. Тогда Хлои почувствовала свое полное бессилие и приняла решение оставить Лоренцо, несмотря на то, что безумно любила его и мечтала создать с ним крепкую семью. А каково будет их детям расти в атмосфере нелюбви и напряженности?
        Лоренцо вернул Хлои в реальный мир: она заметила, что он пришел в ярость, вскочил и неожиданно принялся срывать с себя футболку и сбрасывать с ног парусиновые туфли.
        - Извини, - начала Хлои, но от взгляда, который он бросил на нее через плечо, дальнейшие слова извинений застряли у нее в горле.
        - Оставь свои извинения при себе! - прорычал он, прежде чем повернуться к ней спиной и нырнуть в глубокий природный бассейн.
        Мощные размашистые гребки руками быстро унесли его вдаль, и Хлои поняла, что ее неумышленно едкая фраза здорово разозлила его.
        Она стояла, уставившись на воду. Всего несколько минут назад эта вода казалась такой манящей, но теперь, когда Лоренцо быстро плыл обратно в ее сторону, она почувствовала дрожь во всем теле.
        - Иди сюда! - скомандовал он, сердитым движением отбрасывая мокрые волосы с глаз.
        Хлои заколебалась. Ей не хотелось присоединяться к нему. Судя по всему, он чувствовал себя полностью в своей стихии, упиваясь величественной силой и красотой реки, пробивающей себе путь через древние вулканические породы. Но от него исходила такая неукротимая, дикая энергия, которая неожиданно напугала ее не меньше, чем восхитила.
        - Мне страшно, - сказала она, отходя от края. - Почему ты не захотел искупаться по ту сторону водопада?
        - С этой стороны высоких скал течение почти не чувствуется, - нетерпеливо произнес Лоренцо. - Пока мы на этой стороне, мы в безопасности. Ты же знаешь, что я не стал бы приводить тебя туда, где ты могла бы подвергнуться риску.
        Хлои в нерешительности закусила нижнюю губу. Было очень заманчиво поплавать в таком потрясающем месте, но ее страшили и речная стихия, и взвинченное состояние Лоренцо.
        Тут она снова вспомнила про обещание, которое дала Лиз. Такая возможность, как сейчас, могла никогда больше не подвернуться ей в жизни, и было бы глупо упустить ее. В глубине души она знала, что Лоренцо никогда не стал бы подвергать ее опасности.
        Хлои сняла блузку и легкую летнюю юбку, оставшись в бикини, и спустилась, затаив дыхание, со скалы в воду. Чувствуя легкую дрожь, она, наконец, задышала полной грудью.
        - Держись за мной, - сказал Лоренцо, отплывая и подзывая ее кивком.
        Хлои, ничего не говоря, поплыла за ним. Вода была холодной, но приятно бодрила, и она почувствовала, что начала возбуждаться в предвкушении интимной близости с Лоренцо. Она была уверена, что он увлекает ее туда, где можно заняться любовью.
        Они прокладывали себе путь по излучине реки: плыли там, где было достаточно глубоко, и перелезали через торчащие гигантские валуны там, где те возникали на их пути. Хлои наслаждалась каждой минутой их путешествия. Вокруг было невероятно красиво, а предвкушение того, что она скоро окажется в объятиях Лоренцо, доставляло ей особое удовольствие.
        - Вот мы и на месте, - наконец произнес Лоренцо, и Хлои замерла, с восхищением глядя на множество озер среди скал, которые заполнялись водами небольших водопадов.
        - Потрясающе, - выдохнула она, почувствовав невероятную радость оттого, что послушалась Лоренцо и не поддалась своим страхам.
        - Местные жители любят делать здесь водный массаж, - сказал Лоренцо, поворачивая в сторону одного из маленьких водопадов. - Они называют это природной гидротерапией.
        Лоренцо широко улыбнулся, из чего Хлои сделала вывод, что он больше не злится на нее, а потом встал под поток одного из водопадов.
        Хлои в ужасе смотрела на то, как вода падала на него, прибивая его черные волосы к наклоненной голове и покрывая сплошным потоком его тело. Она знала, что Лоренцо сильный и находится в хорошей физической форме, но у нее забилось сердце, когда она смотрела на него, стоящего под стеной воды.
        Стоять под усиленным обстрелом галлонами воды, низвергающейся со скал, - такой массаж был явно не для нее. Это выглядело просто устрашающе.
        - Прекрати! - закричала Хлои. - Выходи оттуда! - Но шум падающей воды заглушал ее крики, и Лоренцо не сделал даже попытки сдвинуться с места.
        Хлои бросилась вперед, чтобы вытащить его, но вода залила ее лицо и попала в глаза, совершенно ослепив. Она отчаянно забила руками, потянувшись к нему и зовя по имени. Неожиданно она вдруг натолкнулась на его мускулистую грудь и сердито замолотила по ней кулаками, не думая о том, что может причинить ему боль. Ей просто хотелось остановить такую глупую, опасную игру в быстром потоке водопада.
        В следующую секунду она почувствовала, как он словно железными тисками сжал ее руки и выхватил из потока.
        - Что ты делаешь? - строго спросил он, крепко держа Хлои, пока она убирала намокшие волосы с глаз и выплевывала попавшую в рот речную воду. - Тут тебе не плавательный бассейн со спасателем, готовым прийти нам на помощь! Здесь не проходят глупости. Надо уважать силы природы.
        - Это не я делаю глупости! - закричала Хлои, снова накинувшись на него. - Зачем тебе это понадобилось? Я думала, ты притащил меня сюда, чтобы заняться со мной любовью, а не напугать до смерти!
        Лоренцо уставился на нее, явно потрясенный таким горячим нападением. Он удивленно смотрел на Хлои, словно не мог понять, чего она так испугалась.
        - Да все в порядке. - Он потянулся к ней, но она отшатнулась.
        - Зачем ты подверг себя такому риску? - строго спросила Хлои. - Я бы не перенесла, если бы…
        Она резко замолчала, вдруг испугавшись, что выдаст свои чувства. Он уже и так слишком много раз обижал ее из-за этого.
        - Если что? - спросил он. - О чем ты говоришь?
        - Ни о чем, - поспешно ответила она и плюхнулась в воду, которая в этом месте доходила ей до груди. - Я собираюсь вернуться на катер.
        - Подожди. - Лоренцо опередил Хлои, и в следующую секунду его руки сомкнулись вокруг ее талии. - Мне показалось, ты только что сказала, что хотела заниматься со мной любовью.
        - Пусти меня! - выдохнула Хлои, но он притянул жену к себе, оторвав ее ноги от дна. Она извивалась в его руках, но он крепко прижимал ее спиной к себе, и все ее усилия не увенчались успехом.
        - А мне это нравится, - сказал он, прижимаясь к ней бедрами так, что она почувствовала его возбуждение. - Мне нравится такая твоя идея заняться любовью.
        Ответная волна страстного желания захлестнула Хлои, почти заставила ее забыть, что она злилась на него. Но такая манера его обращения с ней не понравилась Хлои, хотя возбудила ее очень быстро.
        - Это была не моя идея, - сказала она, стараясь не обращать внимания на охватывающий ее жар. - Я просто предполагала, что ты по этой причине притащил меня сюда.
        - Нет, - проговорил Лоренцо ей прямо в ухо, обжигая ее кожу своим горячим дыханием. - Мне казалось, ты захочешь увидеть этот водопад.
        - Тогда почему в твоем кармане лежит презерватив? - раздраженным тоном спросила Хлои, сунув руку за спину и проведя по его шортам.
        Это была ошибка. Она почувствовала, как возбуждение охватывает ее с новой силой.
        - Так нужно, - гортанно прошептал он. - А теперь успокойся, и я попытаюсь доставить тебе удовольствие.
        - Нет… - неслышно прошептала Хлои, хотя не имела это в виду.
        Его руки скользили по ее телу под водой, вызывая бурную реакцию, которой она была бессильна сопротивляться.
        Лоренцо пятился в воде, увлекая ее за собой, пока не прижался спиной к скале. Он твердо стоял на ногах и легко удерживал Хлои, а его руки нежно скользили по всему ее телу.
        Она чувствовала сильную дрожь, инстинктивно ища какую-то опору, но ей не за что было ухватиться.
        - Доверься мне, - пробормотал Лоренцо ей на ухо. - Спокойно ложись на воду, а я тебя буду держать.
        Его голос гипнотизировал ее, и Хлои почувствовала, что автоматически выполняет все его указания. Она оперлась спиной о его грудь и прижалась головой к его плечу, позволив ногам и рукам свободно лежать на воде.
        Кончики пальцев Лоренцо легко бегали по ее коже вслед за нежным прикосновением воды. Она почувствовала, как он стягивает с нее бикини, но не шевельнулась и даже не сделала попытки удержать уплывающие от нее крошечные лоскутки материи. Хлои было приятно чувствовать себя обнаженной в речной заводи, когда каждую частичку ее тела могли беспрепятственно ласкать его руки и струящаяся вода.
        Постепенно его прикосновения становились все более интимными.
        Хлои задрожала еще сильнее, но полностью доверилась Лоренцо. Она была уверена, он не допустит того, чтобы она выскользнула из его объятий, поэтому просто спокойно держалась в воде, дав волю своим чувствам.
        Он принялся ласкать ее грудь, и Хлои почувствовала, как ее дыхание становится все более глубоким. Тело свободно держалось на воде, слегка приподнимаясь, когда она делала вдох, так что ее соски оказывались на поверхности, а при каждом выдохе снова уходили под воду. Это вызывало непередаваемое ощущение, словно его ласки многократно усиливала каждая капля воды, омывающая кожу.
        - Ты только взгляни на себя, - выдохнул ей на ухо Лоренцо. - Твоя грудь так прекрасна!
        Хлои послушно открыла глаза. Ее кожа выглядела в воде невероятно бледной, а скользящие по ней руки Лоренцо были темными, золотисто-коричневыми. При виде своего вздымающегося и опускающегося живота она почувствовала, что ее ощущения от мужа еще больше усиливаются. Она дрожала все сильнее. Все ее тело сверху донизу покалывало от удовольствия. Лоренцо крепко схватил ее за талию, потом опустил одну руку вниз, к ее бедрам.
        - О! - вскрикнула Хлои, вздрогнув от наслаждения. Прежние игры, когда он дразнил ее нежными прикосновениями, закончились.
        Она почувствовала себя так, словно парит. Словно взлетела на вершину сексуального экстаза, как ракета, вырвавшаяся в космос.
        Потом, все еще дрожа от удовольствия, она расслабилась, снова свободно держась на поверхности воды.
        Немного погодя Хлои почувствовала, как Лоренцо поворачивает ее. Он поднял ее из воды и положил на гладкий коричневый валун. В полнейшем изнеможении она с удовольствием опустилась на нагретую солнцем теплую поверхность, широко раскинув руки и едва чувствуя свои ставшие ватными ноги.
        Хлои лежала, обнаженная, раскинувшись под тропическим солнцем, и ни о чем не думала. Она закрыла глаза, охваченная блаженной дремотой.
        Лоренцо сидел рядом с ней, любуясь ее роскошным телом. Она была абсолютным совершенством. Ее бледная кожа светилась почти неземной красотой на темно-коричневом фоне валуна. Волосы золотым ореолом окружали голову.
        Лоренцо все еще был так возбужден, что это причиняло ему боль, и собирался вскоре снова вызвать возбуждение Хлои, зная, что легко вернет ее на невероятную высоту удовольствия. Ему было недостаточно просто смотреть на нее.
        Ему нравилось доставлять ей удовольствие. Делал ли он это неторопливо, постепенно или заставлял почувствовать себя ракетой, взмывшей в небо, с помощью нескольких умелых ласк, он еще никогда в жизни не встречал женщины, доставляя которой удовольствие испытывал бы такое же наслаждение сам.
        И скоро он снова возьмется за нее. Хлои была сейчас роскошно расслабленной и раскованной, приглашая его продолжить.
        Лоренцо стянул с себя шорты, чтобы тоже обнажиться. На этот раз он доведет их обоих до состояния экстаза.



        Глава 9

        Сверкающие лазурные воды Индийского океана простирались перед Хлои настолько, насколько мог видеть глаз. Из путеводителя она узнала, что остров Маврикий, где они находились, отделяло от восточного побережья Африки свыше тысячи миль сверкающего океана.
        Она не могла предположить, что красота окаймленного пальмами побережья окажется такой невероятной. Легкие волны набегали на мелкий, как пудра, белоснежный песок, а на другом берегу бирюзовой лагуны виднелась серебристая линия, там, где потрясающие пенные буруны обрушивались на коралловый риф.
        Она уютно устроилась на лежаке, держа на руках Эмму, и рылась в сумке, ища крем от загара.
        - Можно я присоединюсь к вам? - Мягкий итальянский акцент Лоренцо вкрадчиво прозвучал над ее ухом, застав врасплох и вызвав дрожь, несмотря на жару тропического солнца.
        Тело Хлои все еще гудело от их потрясающей близости у водопада сегодня утром. У нее не укладывалось в голове, как после всего этого Лоренцо смог провести несколько часов, рассылая послания по электронной почте и делая служебные телефонные звонки.
        - Ну конечно, - улыбнулась она. У нее перехватило дыхание, когда она повернулась к нему.
        Он выглядел потрясающе в обтягивающей черной спортивной майке, подчеркивающей его сильные, мускулистые плечи, и черных шортах, которые открывали его сильные сексуальные ноги.
        - Как Эмма? - спросил Лоренцо, садясь на лежак рядом с ними.
        Он отклонился, опершись на локоть, чтобы его голова была в тени, и расслабленно вытянул длинные бронзовые ноги, которые оказались на солнце.
        - Отлично, - сказала Хлои, снова взглянув на него. Странное чувство возникло в ее душе: это было впервые, когда он спросил о малышке. - Хотя я никак не могу найти крем от загара. Я подумала, надо бы еще раз намазать Эмму, хотя мы и сидим в тени.
        - Еще одна бледнокожая английская красавица, - заметил он. - Скажи мне, как он выглядит, и я принесу.
        - Спасибо, но мне проще будет посмотреть самой, - ответила Хлои, поднимаясь вместе с Эммой. - Я не помню точно, где этот крем. Возможно, я вообще потеряла его, и тогда загляну в гостиничный киоск и куплю новый.
        Она натянула панамку девочки пониже, чтобы ее лицо оставалось в тени, подняла солнечные очки на макушку и только хотела выйти из-под тени большого тростникового зонта, как услышала голос Лоренцо.
        - Тогда оставь Эмму со мной, - предложил он.
        Хлои остановилась, удивленная подобным предложением. Впервые Лоренцо изъявил желание остаться наедине с ребенком.
        Вдруг она подумала, что взятая ею пауза слишком затянулась, и взглянула на мужа, с испугом увидев свое отражение в стеклах его солнечных очков. Она сделала глубокий вдох и поспешно спустила собственные очки с макушки на нос, надеясь, что он не догадался о ее мыслях по выражению глаз.
        Лоренцо наблюдал за ее реакцией, и Хлои покраснела от досады. Меньше всего ей хотелось, чтобы он подумал, что она не доверяет ему ребенка.
        - Хорошо, - ответила Хлои, делая шаг обратно к Лоренцо.
        Смутившись оттого, что не сразу отдала ему Эмму, она защебетала с девочкой, как делала обычно, стараясь потоком слов привлечь к себе внимание малышки.
        - Я только зайду в дом, - сказала она Эмме. - Это ненадолго. А ты посиди с Лоренцо…
        У нее тут же пересохло в горле. Напрасно она назвала его Лоренцо, но не могла же она назвать его папой… он же не отец Эммы.
        Прося удочерить Эмму, Лиз хотела, чтобы малышка жила в полноценной семье и называла Хлои мамой. Эмма должна была считать Хлои родной матерью, а позже, когда девочка подрастет, Хлои сама решит, когда именно, с ее точки зрения, пора будет рассказать о ее биологической матери.
        Однако Лоренцо рассматривал удочерение совсем иначе. И Хлои понятия не имела о том, что он думал на этот счет.
        - Иди к папе, - сказал Лоренцо, протянув руки, чтобы забрать малышку у Хлои.
        - Прости… - начала было она, - я не знала, что…
        - Биологический отец Эммы не играет никакой роли в ее жизни, - решительно заявил Лоренцо. - Я буду единственным отцом, которого узнает Эмма, и она станет называть меня папой. Ни один ребенок, который вырастет под крышей моего дома, никогда не почувствует себя ущемленным и обездоленным. Все наши дети будут равны.
        Чувства переполняли Хлои. Ей все время казалось, что Лоренцо не до конца принял Эмму. Она понимала, что он всегда будет заботиться о ней и делать все возможное ради счастья девочки, но опасалась, что Эмма будет расти, зная, что слишком сильно отличается от остальных детей Лоренцо.
        - Это хорошо, - произнесла Хлои, понимая, что это не те слова, которые ей следовало бы сказать в данных обстоятельствах, но ей не хотелось заострять на этом слишком большое внимание. Она была рада тому, что солнечные очки помешали Лоренцо увидеть слезы, вдруг заблестевшие в ее глазах. - Знаю, ты не хочешь, чтобы Эмма чувствовала себя нелюбимой… - Она запнулась, стараясь закончить начатую фразу спокойно. Ей не хотелось снова ступать ногой на минное поле - затевать дискуссию о любви. - Я хотела сказать - нежеланной.
        - Нелюбимая - это точное слово, - возразил Лоренцо. - Ни один ребенок, растущий в моей семье, не будет чувствовать себя нелюбимым, - повторил он.
        Он протянул руки и решительно забрал Эмму у Хлои. Ей стало ясно, что, взяв малышку, Лоренцо закончил этот разговор, а она и не возражала. С ее точки зрения, они только что сделали грандиозный шаг вперед.


        В этот вечер Хлои и Лоренцо решили посмотреть сегу - зажигательный, яркий танец, популярный на Маврикии. Идея принадлежала Хлои. Они проводили так много времени вдвоем, в основном занимаясь любовью, что она уже начала чувствовать себя немного оторванной от реальности.
        Танец был красивым и захватывающим. Танцоры двигались раскованно и плавно под завораживающий ритм барабанов. Хлои, сидевшая за столиком с Лоренцо и наблюдающая за тем, как он отстукивает пальцами заразительную мелодию, начала думать, что то, что ей было действительно нужно, - это вернуться домой.
        - Ты подстригла волосы. - Лоренцо поднял руку и дотронулся до головы Хлои. - Мне нравится, - добавил он, проведя пальцами по ее открытой шее.
        - Спасибо. - Она задрожала от его ласкового прикосновения к чувствительной коже. На ней было платье без бретелек, и она почувствовала, как взгляд Лоренцо остановился на ее обнаженных плечах.
        - Почему-то я раньше не замечал этих веснушек… - задумчиво произнес он, наклонившись ближе, и она ощутила на своих плечах его дыхание. - Они высыпали от солнца? Как те, что на твоем лице?
        - Не знаю, - ответила Хлои, чувствуя, как от прикосновения его дыхания дрожь пробежала по ее позвоночнику.
        - У тебя красивая кожа, и я обожаю твои веснушки. - Он легко провел большим пальцем по ее щеке.
        - У меня закончился маскирующий крем. - Не успев договорить, она поняла, что, кажется, брякнула глупость, и залилась краской.
        - А я удивился, почему твои веснушки стали заметнее, - произнес он, сильнее наклонив голову, чтобы запечатлеть нежнейший поцелуй на ее щеке.
        - Мне кажется, что нам пора домой, - сказала Хлои, глядя в глубину его голубых глаз.
        - Конечно. - Он немедленно встал и повел ее к выходу в красивый парк, окружающий отель. Они любили возвращаться в апартаменты этим путем.
        Теплый душистый ветерок ласкал кожу Хлои. До нее доносился легкий шум океана. Подняв глаза, она увидела, как качаются пальмы на фоне чернильного неба, усыпанного мерцающими звездами. Это действительно было красивейшее место - настоящий тропический рай. Но она знала, что Лоренцо неправильно понял ее предложение.
        - Нет, я имела в виду по-настоящему вернуться домой, - сказала она, повернувшись к нему и взяв обе его руки в свои. - Я невероятно благодарна тебе за этот замечательный отдых, но нам пора возвращаться домой и заняться своей жизнью.


* * *
        Однажды, недели две спустя, Хлои с Эммой на руках стояла на главной галерее палаццо с видом на Гранд-канал. Она ворковала с малышкой, показывая той разные лодки, проплывавшие мимо, и всячески стараясь не попадаться на глаза Лоренцо.
        Их отношения снова стали натянутыми, и, если не считать ночей, когда они по-прежнему занимались любовью, она проводила с ним очень мало времени. Возможно, именно из-за этого обосноваться в Венеции оказалось гораздо сложнее, чем она предполагала.
        Однако основной причиной ее беспокойства было то, что едва ли не каждый день она возвращалась мыслями к той ужасной ссоре, которая произошла у нее с Лоренцо в день свадьбы, и его отказу поверить в истинную любовь.
        Буквально каждая комната палаццо напоминала ей о плохом, и теперь, оглядываясь назад, она заново переосмысливала все, что когда-то было сказано между ней и Лоренцо или сделано ими.
        Если она так ошиблась в главном, что же говорить обо всем остальном?
        - Интересно, где сейчас папа? - задумчиво спросила она у Эммы.
        С тех пор как они вернулись в Венецию, Лоренцо, кажется, постоянно был занят делами. Он работал либо в своем офисе, либо запершись в кабинете, а иногда шагал взад-вперед по палаццо, без передышки разговаривая по мобильному телефону, чем, кстати, занимался и в данный момент.
        Хлои смущало, что Лоренцо не считался с тем, что она все еще не до конца понимала язык, особенно когда местные жители начинали тараторить. Этот венецианский диалект, казалось, вообще было невозможно постичь.
        Конечно, отдых на острове сблизил их, как никогда. Страстные ночи и дни любви, беззаботное плавание в синих водах океана, душевные разговоры по вечерам, прогулки по пляжу и парку - все это, несомненно, оставило след в душе Хлои и, как она отчаянно надеялась, в душе Лоренцо. Однако, вернувшись домой, они снова отдалились друг от друга. Муж с головой ушел в дела компании, а Хлои оставалось только заботиться о маленькой Эмме. Иногда ей даже не с кем было перекинуться парой слов.
        Хлои прижала к себе Эмму и внимательно прислушалась, пытаясь понять, близко ли Лоренцо. Нельзя сказать, что она боялась столкнуться с ним. Она просто помнила по тем временам, когда работала у него, что, когда он вот так разговаривал на ходу, это, скорее всего, означало, что он находился в плохом настроении.
        - Я здесь. - От глубокого голоса Лоренцо, раздавшегося прямо за ее спиной, у Хлои перехватило дыхание. - Я тебе зачем-нибудь нужен?
        - О! - выдохнула Хлои и, повернувшись, увидела, что он выходит к ней на широкую галерею. - Да нет вообще-то. Я услышала твой голос и просто разговаривала с Эммой. Я показывала ей лодки на канале.
        - А она не маловата ли еще для этого? - спросил Лоренцо и взглянул на нее, нахмурив черные брови.
        - Нет, - ответила Хлои, стараясь подавить раздражение, возникшее у нее оттого, что Лоренцо смотрел на малышку так, словно она была каким-то незнакомым маленьким существом, а не его приемной дочкой. - Всегда полезно разговаривать с маленькими детьми, даже если они слишком малы, чтобы что-то понять. Таким путем они развиваются.
        Она закусила нижнюю губу и взглянула на мужа, начиная беспокоиться, что, несмотря на хорошие намерения, ему было трудно привыкнуть к чужому ребенку. Короткая вспышка внимания, которое Лоренцо проявил к Эмме в тот день на пляже Маврикия, больше никогда не повторялась, и он не сделал ни малейшей попытки сблизиться с ребенком.
        - У меня есть кое-что для нее в кабинете, - неожиданно произнес Лоренцо к удивлению Хлои.
        - Правда? - спросила она, почувствовав легкое облегчение. Она надеялась, что ошибалась и отчужденность Лоренцо была не чем иным, как переутомлением от работы. Он надолго был оторван от дел, проводя время с ними и в Англии, и на Маврикии. Без сомнения, ему необходимо было наверстывать упущенное. - А что это?
        - Я не совсем уверен, - ответил он. - Может, ты пойдешь со мной и посмотришь сама?
        - С удовольствием, - сказала Хлои, немного удивившись его незнанию, но постаравшись ответить как можно теплее. Раз Лоренцо сделал такой добрый жест, она должна была показать ему, что его поступок оценен.
        Он пошел по палаццо своим обычным размашистым шагом, словно забыл, что Хлои следовала за ним с ребенком на руках. Она была не в состоянии бежать, поэтому сразу же отстала.
        Лоренцо остановился и оглянулся, потом посмотрел на часы.
        - У меня будет совещание через несколько минут, - сказал он. - Давай я сам понесу ребенка, а то мы опоздаем.
        Хлои протянула ему Эмму со странным ощущением. Ее мучило чувство, что Лоренцо решил взять Эмму на руки только для того, чтобы все ускорить. Но нужно было начинать с малого. Если наладить связь с Эммой естественным путем у Лоренцо не получалось, возможно, этому поможет маленький, незначительный повод.
        Он быстро направился к своему кабинету, а Хлои едва поспевала за ним. Но когда они вошли туда, он повернулся и резко передал ей Эмму.
        - Вот это. - Он поднял с пола пакет, лежавший позади письменного стола. - Франческо Граццини прислал. Это мой компаньон, - добавил он, как будто Хлои этого и так не знала. Но она придержала язык: не стоило разводить споры из-за этого.
        - Спасибо. - Хлои натянуто улыбнулась, понимая, что ей не удалось до конца спрятать свое подавленное настроение.
        - Что случилось? - спросил Лоренцо, пытливо глядя на нее.
        - Ничего. - Она неуверенно взглянула на него, закусив губу. Возможно, ей следовало бы что-то сказать. Но тут она вспомнила про совещание, о котором он упомянул. Затевать сейчас с ним разговор на такую опасную тему было не лучшей идеей. - Я ухожу, а ты работай.
        Лоренцо смотрел вслед Хлои, которая торопливо покинула его кабинет с малышкой на руках. Она забыла прихватить пакет с подарком от Граццини. А возможно, оставила его намеренно. Он видел, какое выражение лица было у нее, когда он сказал, от кого этот подарок. Раньше ему не приходила в голову мысль, что Хлои могла ждать подарка от него самого. Неужели он снова поступил неправильно?
        Похоже, Хлои собиралась что-то сказать, но воздержалась. Лоренцо догадывался. Ясное дело, Хлои хотела, чтобы он проявлял больше интереса к Эмме.
        Конечно, это было в его силах. Он мог проводить с ними больше времени, и тогда, возможно, Хлои будет довольна, а он сблизится с малышкой. Он взял на себя обязательство быть хорошим отцом и относиться к этому ребенку как к своему собственному. Но он не мог заставить себя испытывать чувства насильно. Чувства, которых у него попросту не было.



        Глава 10

        - Господи, я так рада, что ты начинаешь привыкать к Эмме! - импульсивно воскликнула Хлои, увидев, что Лоренцо играет с малышкой, хотя слово играть было не совсем уместно в этом случае. Да и по виду Лоренцо вряд ли можно было сказать, что он получал удовольствие от процесса.
        Тем не менее он терпеливо протягивал Эмме одну за другой мягкие яркие пластинки, которые она тянула в рот и, немного пожевав, выплевывала. Она сидела на ковре, окруженная подушками, потому что держала спинку еще не слишком уверенно, а Лоренцо и Хлои расположились напротив нее.
        Рядом с малышкой Лоренцо выглядел огромным и неуклюжим. Хлои наблюдала за ними, слегка нахмурившись. Да, он действительно был крупным и сильным мужчиной, но, несмотря на внушительные габариты, всегда двигался и держался с кошачьей грацией. За исключением тех случаев, когда находился рядом с Эммой.
        - Начинаю. - Такой односложный ответ говорил о том, как неловко чувствовал себя Лоренцо, и это немного огорчило Хлои.
        Она не знала, почему Лоренцо было так трудно. Возможно, он просто находил всю эту ситуацию неприятной? Или вообще считал, что лишился своего привычного комфорта?
        Конечно, шестимесячная Эмма еще не могла общаться на высоком интеллектуальном уровне. Но девочка была совершенно очаровательна и сполна вознаграждала того, кто не жалел времени, чтобы найти к ней подход.
        Однако Лоренцо сидел с каменным выражением лица и не собирался вступать в разговор. Хлои терялась в догадках, не зная, то ли ему не хотелось общаться с ней, то ли он чувствовал себя смущенным и не знал, что сказать.
        - Ей нравятся кубики - те, что у нее за спиной, - заметила Хлои, пытаясь разрядить обстановку, чувствуя себя неуютно из-за гнетущего молчания Лоренцо.
        Он ничего не ответил, но наклонился, чтобы достать кубики. Эмма следила за каждым его движением ясными глазками. Когда он протянул руку ей за спину, она слишком резко повернулась и неожиданно потеряла равновесие. Малышка упала на бок и ударилась головкой о стопку пластиковых кубиков. Отчаянный плач наполнил всю комнату.
        - Ну-ну! - сказал Лоренцо, поднимая девочку и пытаясь снова посадить ее, но она громко плакала и выгибала спинку. Было ясно, что стоило ему отпустить руки, как она снова упадет.
        Хлои горела нетерпением взять девочку на руки, избавив и ее, и Лоренцо от страданий, но в то же самое время она не хотела вмешиваться. Что бы она ни делала, она всегда только усложняла все для Лоренцо.
        Похоже, он, наконец, сделал над собой усилие. Хлои услышала нотки озабоченности в его голосе, когда он взял Эмму на руки. Хлои была невероятно рада, что он, кажется, нашел контакт с малышкой, пусть даже это было просто элементарное опасение за ее состояние.
        - На, возьми ее, - вдруг произнес Лоренцо, передавая кричащую малышку на руки Хлои.
        - Не беспокойся, - ответила Хлои, качая девочку, пытаясь успокоить ее. Она не могла побороть чувство разочарования из-за того, что он сдался так легко. Но, по крайней мере, все-таки попытался побороть себя, подумала она. А это уже немало.
        - Не беспокоиться? - отрывисто спросил Лоренцо. - О чем?
        - Что тебе не так легко это дается, - ответила Хлои. - Ты не сразу понимаешь, что надо делать, но уже начинаешь находить с Эммой контакт, начинаешь чувствовать себя ее отцом.
        - Нет. Это совсем не так.
        От такого дерзкого заявления Лоренцо мороз побежал по коже Хлои, и она почувствовала, что ей совершенно необходимо поговорить об этом. Конечно же он начал чувствовать себя отцом Эммы… он должен был.
        - Уверена, что чувствуешь, - мягко произнесла она. - Возможно, пока только немного. Но контакт между вами со временем укрепится.
        - Я хочу, чтобы она была здорова и счастлива. Я взял на себя ответственность и собираюсь до конца сдержать свое слово, - холодно сказал Лоренцо, - но предпринятые мною шаги в этом направлении вызваны беспокойством за ее благополучие, а отнюдь не эмоциями. Не теми чувствами, которых у меня нет.
        Хлои ошеломленно смотрела на Лоренцо, потрясенная чудовищностью услышанного заявления. Но она не могла не заметить бурю противоречивых эмоций, которую он тщетно пытался скрыть за внешним спокойствием.
        - Это вполне понятно, - осторожно заметила она. - Эмма ведь не твоя кровь и плоть и ворвалась в твою жизнь внезапно и неожиданно. По мере того как она будет взрослеть, все изменится.
        Хлои замолчала, надеясь прочесть в глазах мужа какое-то понимание. Она хотела дать Лоренцо время, чтобы он мог хоть как-то оправдаться - хоть как-то! Но он продолжал угрюмо молчать. И Хлои поняла: она должна заполнить эту пустоту, прервать липкое молчание, которое, словно болото, утягивало их обоих на дно непонимания. Хлои не имела права оставить все как есть, иначе ни она, ни Эмма, ни их с Лоренцо будущие дети никогда не узнают настоящей семьи. Они вырастут в атмосфере одиночества и холода, в буре ссор родителей и громовых скандалов.
        - Все станет совершенно по-другому, когда у тебя появятся собственные дети, - наконец сказала Хлои. - У тебя будет девять месяцев на то, чтобы привыкнуть к мысли о ребенке. И ты полюбишь его с первого взгляда.
        - Нет, - раздраженно покачал головой Лоренцо. - Нет никаких оснований считать, что я полюблю собственных детей. Я буду делать все, что в моих силах, чтобы они чувствовали себя любимыми, - это единственное, что я могу гарантировать. А это самое главное.
        - Как ты можешь говорить такое? - ахнула Хлои. - Ты, безусловно, будешь любить собственных детей. Это природный инстинкт.
        - Который есть далеко не у каждого, - возразил Лоренцо. - Мы оба знаем это по собственному опыту. Мои родители не любили меня. Моя мать предала меня, когда мне было всего пять лет, отдав моему отцу. Так было предусмотрено условиями их бракоразводного соглашения!
        - Но… но ведь это значит… по крайней мере, что твой отец любил тебя, - заикаясь, проговорила Хлои, потрясенная таким всплеском откровений со стороны Лоренцо. - Тебе известно, что он сам захотел взять тебя.
        - Я был для него не более чем вещью, - горько произнес Лоренцо.
        - Нет, - решительно покачала головой Хлои.
        - Только не рассказывай мне о том, каким было мое детство, - нахмурился Лоренцо. - И прежде чем начать рассуждать о природных родительских инстинктах, лучше бы вспомнила о том, как твой собственный отец демонстративно ушел в тот день, когда тебе исполнилось семь лет. А твоя мать? Возможно, она ждала, пока ты вырастешь, но можешь ли ты вспомнить, когда разговаривала с ней в последний раз?
        - Почему ты так себя ведешь?! - закричала Хлои. - Почему говоришь такие ужасные вещи?
        - Чтобы лишить тебя, наконец, твоих дурацких иллюзий, не имеющих ничего общего с реальной жизнью, - прорычал Лоренцо. - Я дал тебе обещание, что буду хорошим отцом, но не могу обещать чувствовать то, что мне несвойственно.
        - Если ты не надеешься полюбить своих детей, тогда почему ты их хочешь?! - закричала Хлои, вскочив вместе с Эммой, которую все еще держала на руках, и отпрянув от него. - Что же ты за чудовище такое?
        Она вдруг поняла, что не хочет слышать его ответ. Она не могла ни минутой больше находиться рядом с ним. Крепко прижимая к себе Эмму, Хлои, спотыкаясь, бросилась вон из комнаты, чтобы быть от него как можно дальше.
        Лоренцо не сделал никакой попытки удержать ее. Сердце бешено колотилось в его груди, ладони взмокли.
        Она назвала его чудовищем… и возможно, была права. Но он никак не мог выбросить из головы воспоминания о детстве. Не мог забыть того растерянного и обиженного мальчугана, которому хотелось только одного - чувствовать тепло и защиту своей матери. Лоренцо ничего не знал о любви. Он никогда не получал ее и никогда не испытывал сам ни к одному живому существу. Он даже не знал, способен ли на это чувство.


        Хлои стояла на балконе их с Лоренцо спальни. Сегодня из комнаты открывался довольно хмурый вид на венецианскую лагуну. Стоял пасмурный июньский день, и в серой холодной воде отражалось скучное бесцветное небо.
        Почему-то Хлои вдруг вспомнился рассказ Лоренцо об этой лагуне: под спокойной водной поверхностью скрываются коварные невидимые каналы и защитные заграждения, охраняющие город от наводнений.
        Она машинально провела параллель с характером мужа. Только сейчас осознав, что на самом деле находится под поверхностью воды, Хлои испытала настоящий ужас. Лоренцо, конечно, не был ангелом, он постоянно твердил о нереальности любви, о том, что весь мир Хлои - всего лишь иллюзия. Однако она никак не могла предположить, что в голове у Лоренцо скрываются настолько чудовищные мысли. Подумать только! Не любить собственных детей! Да как у него язык повернулся брякнуть подобное? Для Хлои дети всегда были самым главным источником надежды, всю жизнь она мечтала стать матерью, создать крепкую семью. Что же это за семья, в которой родители не интересуются собственными чадами?
        Лоренцо обещал, что будет заботиться о них и сделает все возможное ради их будущего, но этого Хлои недостаточно. Он должен научиться хоть изредка подчиняться эмоциям, отдаваться чувствам, иначе их брак не приведет ни к чему хорошему.
        Казалось, Хлои стояла так целую вечность, глядя на спокойную воду и размышляя об их с Лоренцо отношениях, в надежде, что мягкий морской ветер поможет ее голове проясниться. Но она была не в состоянии думать ни о чем другом, кроме ужасной ссоры с Лоренцо. Она взглянула на мирно посапывавшую Эмму - хотя бы малышка была спокойна в своей колыбели. Пока Эмма не волновалась о подобных вещах, и Хлои даже немного ей позавидовала. Как хорошо быть маленькой и невинной, не знать всех этих горестей и печалей и беззаботно наслаждаться открытиями.
        Новость о том, что Лоренцо женился на ней лишь по расчету и даже не верил в любовь, повергла Хлои в шок и невероятно разозлила. Но более чудовищного заявления из уст мужа даже сложно было придумать. Чем больше Хлои размышляла, тем более подавленной и опустошенной она себя чувствовала. Как он мог так просто махнуть рукой на любовь? Как он мог махнуть рукой на самое святое - на детей?
        В феврале, в день их свадьбы, когда она узнала, что Лоренцо считает все браки, заключенные по любви, обреченными на неудачу, ее обескуражил его цинизм. Но то, что он не считал себя способным полюбить даже собственных детей, полностью переворачивало все ее представления.
        Это был уже не цинизм. Это была полная безнадежность.
        Судя по реакции Лоренцо, его детство было невероятно холодным и пустым, но Хлои поняла, что слишком мало знала о его прошлом. Он слишком много поведал ей о чудесном городе, в котором вырос, возможно, поэтому она никогда не замечала, насколько мало он рассказывал о себе самом. Годы его детства были мраком тайны, как только о них заходила речь, Лоренцо переводил беседу в другое русло, всячески избегая упоминаний о родителях. Тогда Хлои пустила все это на самотек, решив не травмировать его. Оказалось, прошлое повлияло на его нынешний мир слишком сильно, и от этого могла пострадать не только Хлои, но и их дети. Этого нельзя было допустить.
        Когда она представляла маленького Лоренцо, сердце ее начинало болеть, холодная дрожь пробирала тело и на лбу выступал липкий пот. Ей было невыносимо думать о том, как беззащитный мальчик бродил вокруг огромного роскошного палаццо - драгоценного архитектурного памятника, свидетеля множества поступков многочисленных членов семьи Валенти. Он чувствовал себя потерянным и одиноким. И нелюбимым.
        - Если захочешь расторгнуть наш брак, я пойму тебя. - От глубокого голоса Лоренцо, раздавшегося за ее спиной, у Хлои перехватило дыхание.
        - Что? Нет…
        Она резко повернулась и с испугом увидела ужасное затравленное выражение в его глазах. Но тут она вспомнила, что он только что сказал: если ты захочешь расторгнуть наш брак…
        - Ты дала предельно ясно мне понять, что чувствуешь, - проговорил Лоренцо. - Я пойму, если ты не захочешь, чтобы я стал отцом твоих детей.
        - Нет, я… - Хлои замолчала, вспомнив, каким словом назвала его. - Я не считаю тебя чудовищем, - быстро сказала она. - Я не это на самом деле имела в виду. Я же видела, что ты все лучше относишься к Эмме. И знаю, что ты захочешь всего самого лучшего для своих детей.
        - Поэтому-то я женился на тебе, - произнес Лоренцо. - Я подумал, именно ты будешь лучшей для них. Ты любишь Эмму, как собственную дочь, и ты будешь так же страстно любить всех своих детей.
        Он отвернулся на мгновение, ероша свои короткие черные волосы жестом, свидетельствовавшим о том, каким трудным для него был этот разговор. Потом снова повернулся к Хлои и тревожно посмотрел ей в глаза:
        - Но я понимаю, что этого недостаточно. Дети заслуживают такого отца, который способен их любить.
        Хлои посмотрела на него со смешанным чувством шока и отчаяния.
        Она любила Лоренцо и поклялась сделать все возможное ради того, чтобы обеспечить им счастливый брак. А сейчас он вдруг неожиданно решил сбросить с себя это бремя.
        - Не хочешь ли ты сказать, что я тебе это навязываю? - произнесла она с нескрываемым отвращением. - Это ты обрушил на меня все проблемы, ты уверял, что так будет лучше всего. А теперь готов отступить?
        - Я не отступаю, - прорычал Лоренцо, явно взбешенный ее словами. - Я принял осмысленное решение. Когда ты узнала о моих истинных чувствах, этот союз перестал быть для тебя таким, каким ты мечтала его видеть. Почему же тебе надо бороться за него сейчас?
        - Потому что я не сдаюсь так легко! - закричала Хлои. - Я не отступаю при первых же трудностях.
        Она протиснулась мимо Лоренцо в спальню. Она хотела взять Эмму и выйти с ней погулять, чтобы успокоиться. Но тут вспомнила о мыслях, которые крутились у нее в голове в тот момент, когда вошел Лоренцо. Она думала, что его трудное детство, проведенное в нелюбви и холоде, стало причиной потери им веры в людей. Причиной того, что он оставил надежду испытать когда-нибудь искреннее чувство. Возможно, это и подтолкнуло его к решению отказаться от брака.
        Хлои снова повернулась к нему. Злость, сотрясавшая все ее тело, неожиданно улеглась. Лоренцо причинили ужасную боль. Возможно, он смертельно боялся того, что и сам причинит боль собственным детям.
        - Я не так легко сдаюсь, - повторила Хлои, но на этот раз более мягко. - Я знаю, что предательство матери причинило тебе невыносимые страдания и что ты рос, чувствуя себя нелюбимым. Но история совсем не обязательно должна повториться. Дай себе шанс.
        Хлои пристально посмотрела в голубые глаза Лоренцо, которые были такими же потемневшими, как небо над ними. Ей хотелось найти способ достучаться до него - помочь справиться с последствиями тяжелого детства.
        Хлои осторожно подошла поближе к нему и подняла руку, чтобы коснуться его щеки.
        Реакция Лоренцо была мгновенной. Словно стальная завеса опустилась на крохотное оконце в его душе, в которое она заглянула лишь мельком, и он резко оттолкнул ее руку. Его реакция на ее попытку найти контакт с ним была резкой.
        - Не трогай меня! - воскликнул Лоренцо. - Я не нуждаюсь в твоем сочувствии. И не хочу слышать твой непрофессиональный анализ моей жизни. Собирай свои вещички - мы уезжаем в Англию сегодня вечером.
        Он вылетел из спальни. Хлои в шоке смотрела ему вслед.
        Не хотел ли он сказать этим, что разводится с ней? Что везет ее обратно в Англию, потому что их браку пришел конец?



        Глава 11

        Они не слишком долго добирались из Венеции до южной Англии. Но этот полет оказался одним из самых напряженных на памяти Хлои.
        Эмма, которая до сих пор прекрасно переносила самолеты, начала плакать в ту самую минуту, когда они оторвались от земли. К тому времени, как они пролетали над Альпами, она уже орала во всю мощь своих легких.
        - Что это с ней? - громко спросил Лоренцо строгим голосом, тревожно нахмурившись. - Почему она так себя ведет? До сих пор все было в порядке.
        - Я не знаю, - раздраженно сказала Хлои. Она уже перепробовала все известные ей способы, чтобы успокоить Эмму. Отношения между ней и Лоренцо были гнетуще-напряженными с самого момента их ссоры, но его волнение из-за поведения Эммы еще более ухудшало ситуацию. - Я еще никогда не видела ее такой.
        - Возможно, ее беспокоят ушки, - неожиданно предположил Лоренцо. - Мы летим очень высоко над горами, и вполне вероятно, что ее ушки реагируют на изменение давления.
        - Да, дело может быть в этом, - с надеждой ухватилась за эту идею Хлои. Она отчаянно пыталась найти причину страданий бедняжки и способ облегчить их. - Ты не мог бы передать мне ее питье? Вдруг это ей поможет.
        И действительно, когда Эмма начала пить, ее это, кажется, немного успокоило, и Хлои с облегчением взглянула на Лоренцо.
        - Наверное, ее надо будет показать врачу, когда мы прилетим, - предложил Лоренцо. - Мне кажется, с ней что-то происходит.
        - Возможно, хотя вроде температуры у нее нет. - Хлои нахмурилась и внимательно посмотрела на Эмму, но ей было трудно что-то увидеть из-за той позы, в которой девочка лежала у нее на коленях. Она не хотела тормошить ее, чтобы не вызвать новый приступ плача. - Она никогда раньше так не кричала, но это еще совсем не значит, что произошло что-то серьезное.
        Хлои в тревоге закусила губу. Она хотела сделать все возможное для Эммы. Она не понимала, то ли девочка просто переутомилась из-за путешествия и нуждалась в спокойном ночном отдыхе дома, то ли действительно что-то случилось.
        Тем не менее к тому времени, как они почти подъехали к их дому со стеклянными стенами, решение было принято. Эмма ненадолго уснула по дороге из аэропорта, а проснулась капризная и горячая. Потом начала кричать так громко, что Хлои не на шутку перепугалась - такого ей еще никогда не доводилось слышать.
        - Мы отвезем ее в больницу в ближайшем городке, - сказал Лоренцо, прокричав водителю лимузина, чтобы тот изменил маршрут. - Там есть отделение скорой помощи для детей. Это самый быстрый способ осмотреть ее.
        Хлои, нервничая, пыталась успокоить Эмму. Она была рада, что больница оказалась недалеко.
        Неожиданно пронзительный плач резко прекратился, и малышка стала успокаиваться. Но Хлои знала, что тут что-то не так. После такого энергичного плача Эмма быстро стала вялой и апатичной.
        - Что-то произошло, - произнесла она, испугавшись того, как громко прозвучал ее голос в неожиданно наступившей в машине тишине. - Нам нужен врач.
        - Сюда. - Лоренцо помог Хлои выйти из машины и быстро прочитал больничные указатели, чтобы понять, куда им идти.
        У него гулко забилось сердце, и невыносимое ощущение полной беспомощности вдруг охватило его.
        Эмма была такой крошечной. И его долг был позаботиться о ней, убедиться в том, что с ней все в порядке. Но он не знал, как облегчить ее состояние. Единственное, что он мог сделать, - это как можно быстрее показать ее специалисту.
        Головка Эммы, лежавшая на плече у Хлои, моталась из стороны в сторону при каждом ее шаге, словно у малышки не было сил держать ее. Лоренцо хотелось самому взять девочку и помочь ей, но он знал, что Эмма никогда не чувствовала себя по-настоящему уютно у него на руках. Если он дотронется до нее, даже для того, чтобы поддержать головку, это может только снова вызвать ее плач. Лоренцо нервничал, злясь на свою беспомощность.
        Почему он был неспособен позаботиться о малышке? Он очень хотел, но, как бы ни пытался, у него никогда ничего не получалось.
        Неожиданно он почувствовал, что больше не выдержит. Он протянул руку, притянул Хлои к себе, взял в свою огромную ладонь головку Эммы, и они пошли дальше вместе.
        Внезапно Лоренцо ощутил под своими пальцами что-то влажное и теплое.
        - Что это? - тревожно спросил он, застыв на месте и пристально глядя на Эмму. - Это течет из ее ушка.
        Он выругался по-итальянски и протянул руки, чтобы забрать девочку у Хлои. Страх за ребенка вдруг охватил его, и он решительно вошел в отделение неотложной помощи с намерением как можно скорее увидеть врача.
        - Мне нужен врач. - Его голос прорвался через гул голосов в комнате ожидания. - Моему ребенку плохо.


        Поздно вечером Лоренцо наблюдал за тем, как Хлои укладывает Эмму спать в кроватку в доме со стеклянными стенами. У девочки оказалось тяжелое инфекционное заболевание, и, хотя она, вероятно, все еще чувствовала себя плохо, температура спала, острая боль, которая мучила ее, прошла, поскольку давление на ее барабанную перепонку прекратилось.
        - Наверное, ей было очень больно, - сказала Хлои, сочувственно потирая собственное ухо, словно тоже почувствовала боль.
        - Да, это было невыносимо. И я не могу даже представить, чтобы такое могло снова повториться, - ответил Лоренцо, помня слова врача о том, что некоторые дети предрасположены к ушным инфекциям. - Я просто не выдержу, представляя, сколько страданий она может испытывать, если снова будет так кричать.
        - Будем надеяться, что такого больше не произойдет, - вздохнула Хлои.
        Она села на край кровати и посмотрела на Лоренцо. В ее зеленых глазах светился интерес, и Лоренцо вдруг почувствовал, что она наблюдает за тем, как он шагает взад-вперед по комнате.
        Она, вероятно, еще никогда не видела, чтобы он разволновался до такой степени. Черт… он и сам почти не помнил, когда приходил в такое состояние.
        - Это было непереносимо, - с мукой в голосе произнес Лоренцо. - Но я, по крайней мере, буду теперь знать причину, если такое произойдет снова. Я еще никогда не чувствовал себя таким беспомощным и испуганным, как в тот момент, когда увидел эти липкие выделения из ее ушка. - Он содрогнулся и потер лицо руками.
        - Мне кажется, что в тебе начинает говорить отцовское чувство, - мягко сказала Хлои.
        Лоренцо перестал шагать и пристально посмотрел на нее, обдумывая ее слова. Возможно, она была права.
        Когда он сегодня нес Эмму в смотровую комнату и из ее ушка сочилась липкая жидкость, у него больно сдавило сердце, перехватывало дыхание и ему было трудно говорить. Он пребывал в состоянии агонии, пока доктор не заверил их, что с Эммой будет все в порядке, и не объяснил, что произошло.
        Ничего не ответив, Лоренцо сел на кровать рядом с Хлои и взглянул на Эмму, которая сейчас мирно спала в своей кроватке.
        - Мне кажется, ты, возможно, начинаешь любить ее, - тихо добавила Хлои, беря обе его руки в свои.
        Дрожь пронзила Лоренцо. И он сжал руки Хлои в ответ.


        В течение следующих нескольких дней Хлои ни на шаг не отходила от Эммы. Антибиотики, по-видимому, сделали свое дело, и малышка быстро избавлялась от ушной инфекции, снова становясь тем солнечным ребенком, которым всегда была.
        К сожалению, Лоренцо тоже вернулся к своему типичному состоянию, став неэмоциональным и необщительным, к полному недоумению и растерянности Хлои.
        Когда они летели из Венеции, она была уверена, что их брак трещал по всем швам. Она считала, Лоренцо вез ее в Англию, чтобы развестись и вычеркнуть ее и Эмму из своей жизни. Сейчас она больше не переживала из-за этого, так как Лоренцо, наконец, установил сердечные отношения с Эммой.
        В ту ночь, когда они возвратились из больницы и сидели рядом, держась за руки, Хлои почувствовала, что произошел настоящий прогресс в их личных отношениях. Лоренцо начал проявлять глубокую заботу об Эмме. И впервые за все время не стал оспаривать предположение Хлои о том, что у него появляются отцовские чувства к девочке, а возможно, он даже начинает любить ее.
        В ту ночь Хлои уснула с вновь обретенной надеждой, которая согревала ее сердце. Конечно, это было прекрасно и для Лоренцо, и для Эммы. Она даже осмелилась поверить, что случившееся поможет им стать настоящей семьей. А если Лоренцо почувствовал нарождающуюся любовь к Эмме, был шанс, что он сможет полюбить и жену.
        Но Хлои ошибалась.
        Дни шли за днями, а Лоренцо никогда не упоминал о разговоре, который снова дал Хлои надежду. Его молчаливое настроение мешало ей отважиться на то, чтобы поднять эту тему самой. Да, он начал проводить больше времени с Эммой, но его отношение к Хлои, похоже, совсем не изменилось, если не сказать, что даже стало еще более сдержанным.
        Хлои чувствовала, как ее начинает охватывать отчаяние. У нее было такое ощущение, что, как только эмоциональные баррикады Лоренцо начинали разрушаться, он тут же старательно воздвигал их снова.
        Хлои заполняла свое время тем, что бродила по дому и саду с Эммой. Вскоре она начала чувствовать себя запертой в клетке. Территория казалась огромной, но идти ей было некуда. В здешних сельских местах не было никаких дорожек, пригодных для прогулок, тем более с детской коляской.
        Хлои начала чувствовать, что ее жизнь остановилась. Лоренцо не общался с ней, и она все больше и больше нуждалась в поддержке миссис Гест.


        - Эмма выглядит сейчас значительно лучше, - сказала домоправительница, стоя за кухонным столом и нарезая овощи.
        - Да, это правда, - согласилась Хлои, остановившись на минуту, чтобы стереть большое пятно от яблочного пюре со щечки девочки. У нее появилась привычка кормить Эмму на кухне - так она чувствовала себя менее одинокой.
        - И аппетит у нее значительно улучшился, - добавила миссис Гест.
        - Да, она почти все доела, - сказала Хлои. - Вы не знаете, держит ли тут Лоренцо какие-то автомобили помимо лимузина и машины с открытым верхом? - спросила она, неожиданно сменив тему. - Что-то более обычное?
        Миссис Гест засмеялась.
        - Не знаю, - ответила она. - Я могу спросить у мужа, если хотите. А вы надумали поехать куда-то с Эммой самостоятельно и хотите управлять более привычной машиной?
        - Да, такая идея вдруг возникла, - ответила Хлои, скармливая Эмме последнюю ложечку фруктового пюре. - Не беспокойтесь и не спрашивайте мужа, я могу сделать это сама.
        - Я сейчас все уберу, - сказала миссис Гест, подходя к детскому высокому стульчику, чтобы вытереть капли пюре. - Почему бы вам не выйти с Эммой в парк? Прогноз обещал позже дождь, так что вам, возможно, не удастся погулять с ней, если вы замешкаетесь.
        Хлои последовала совету миссис Гест и вышла с Эммой на воздух, чтобы продолжить знакомство с территорией. Это время года всегда заряжало Хлои энергией и радовало ее. Длинные яркие дни, короткие и теплые ночи, все вокруг бурно зеленело, парк преображался с каждым днем. Хлои с удовольствием разглядывала каждую мелочь, впитывала в себя каждый образ - именно этого ей недоставало, когда она жила в городе.
        Пурпурные ирисы вблизи пруда отцветали, но появилось огромное количество кремовых и белых водяных лилий, а бутоны ползучих роз, которыми были увиты беседки, полностью раскрылись и превратились в роскошные благоухающие цветы.
        Мистер Гест, радостно насвистывая, водрузил на несколько больших деревьев, растущих возле пруда, коробки с птичьими гнездами, и Хлои с удовольствием наблюдала за пируэтами парочки синиц, которые прилетали к своим птенцам, сверкая синими и желтыми перьями. Она села на скамейку, держа Эмму на руках, чтобы наблюдать за птицами. Мистер Гест сказал, что птенцы, по его мнению, со дня на день оперятся, и Хлои мечтала увидеть момент, когда они вылетят из родного гнезда.
        Через несколько минут хруст гравия на дорожке возвестил о чьем-то приближении. Вероятно, это был Лоренцо. У Хлои все внутри сжалось от волнения. К ней быстрыми шагами приблизился муж, и она напряженно посмотрела в его голубые глаза.
        - Привет, - сказал он, садясь рядом с ней и протягивая руки к Эмме. - Как она сегодня? - спросил он, поворачивая малышку лицом к себе. От его неуклюжести, которую она наблюдала еще несколько дней назад, не осталось и следа. Он поставил девочку к себе на колени, чтобы она могла встать на ножки.
        - Она в порядке, - коротко ответила Хлои, которую непостижимым образом раздражало то, как непринужденно теперь вел себя Лоренцо с Эммой.
        Было несправедливо, что она так разволновалась при его приближении, а он, очевидно, полностью преодолел свое смущение, занимаясь с малышкой.
        - Я обдумываю наш план относительно того, чтобы завести еще детей, - продолжил Лоренцо.
        - Наш план? - Хлои повернулась и пристально взглянула на мужа. - Я думала, что наш план - подождать, пока все уляжется, и мы основательно привыкнем к новым обстоятельствам.
        Заявление Лоренцо прозвучало для Хлои совершенно неожиданно, грянуло как гром среди ясного неба. Неужели он думал, что она уже готова завести ребенка? Они вернулись всего несколько недель назад, и Хлои все еще чувствовала себя неуверенно.
        - Мы же решили, что хотим детей. - Лоренцо пожал плечами. - И я не вижу причин тянуть с этим. Для Эммы будет лучше, если разница в возрасте между ней и нашим родным ребенком будет как можно меньше.
        - Не могу поверить, что ты серьезно, - ахнула Хлои. - А ты не забыл, что говорил мне прямо перед нашим отъездом из Венеции? Ты был готов отказаться от нашего брака. На самом деле, я подумала, что именно по этой причине ты привез меня обратно в Англию: чтобы можно было оставить меня здесь, потом уехать и жить дальше своей жизнью.
        - Я ничего не забыл, - натянуто произнес Лоренцо, словно ему было неприятно напоминание об этом разговоре. - Но сейчас все изменилось.
        - Нет, не изменилось! - воскликнула Хлои. - Только потому, что ты понял для себя, что способен испытывать человеческое чувство к ребенку, не означает, что мы готовы завести детей в этом браке.
        - Ты прирожденная мать. Я подумал, что, если ты родишь собственного ребенка, твоя жизнь наполнится новым смыслом, и это поможет тебе двигаться дальше после потери твоей подруги, - спокойно сказал Лоренцо, несмотря на усиливающееся смятение Хлои.
        - Не опекай меня! - задыхаясь, произнесла Хлои. - Я получила Эмму, о которой должна заботиться. Мне не нужен другой ребенок, чтобы помочь забыть о Лиз.
        - Я совсем не это имел в виду. Я, разумеется, не предлагаю тебе забыть свою подругу. Но, похоже, ты не осознаешь полностью свою ответственность в этом браке. Я подумал, что, возможно, ребенок…
        - Нет! - перебила его Хлои. - Нельзя решить наши проблемы с помощью ребенка. Как ты можешь даже подумать о том, чтобы так использовать невинное существо?
        Она протянула руки и забрала Эмму, потом крепко прижала ее к себе.
        - Ты знала, что тебя ждет, когда соглашалась на этот брак, - резко произнес Лоренцо. - Все осталось по-прежнему. Недопонимание возникало между нами в прошлом, но на этот раз ты точно знала, что происходит.
        - Откуда мне было знать?! - закричала Хлои, вскакивая и глядя Лоренцо прямо в глаза. - Я хочу сказать, откуда мне было знать, что будет происходить на самом деле? До тех пор пока человек не поживет в браке без любви, он не может себе представить, каково это. Ты сказал мне прямо в лицо, что не любишь меня.
        Лоренцо резко встал и навис над ней:
        - Только не начинай опять нести весь этот вздор о любви.
        - Это не вздор! - громче прежнего закричала Хлои.
        Она отвернулась, чувствуя, как слезы жгут ей глаза. Она предпочла оставаться в этом браке, потому что любила Лоренцо и не могла представить себе жизни без него. Но она никогда не могла предположить, насколько это будет тяжело.
        А теперь, когда она увидела, как сильно он полюбил Эмму, это становилось еще тяжелей. Эмма не была родным ребенком Лоренцо и присутствовала в его жизни всего несколько недель, а он уже открыл ей свое сердце. А Хлои появилась в его жизни больше двух лет назад. Если он не полюбил ее до сих пор, значит, как она понимала, не полюбит никогда.
        - Я хочу, чтобы у нас все получилось, - прогремел глубокий голос Лоренцо. - Но этого никогда не произойдет, если ты будешь все время создавать препятствия.
        - Любовь - это не препятствие! - выдохнула Хлои, уперев руки в бока. - Большинство людей считают ее самым главным в своей жизни!
        Глаза Хлои яростно сверкали. Лоренцо смотрел на нее холодно и злобно. Продолжать разговор стало для нее просто невыносимо. Не было никакого смысла. Ничто не могло изменить точку зрения Лоренцо, и скандал не сулил ей ничего, кроме еще большего унижения и головной боли.
        - Мне нужна машина, - резко сказала Хлои, внезапно сменив тему.
        - Что? - взорвался Лоренцо. - Это еще для чего?
        - Для того же, для чего всем она нужна, - коротко ответила она. - Я хочу иметь возможность перемещаться самостоятельно.
        - Водитель отвезет тебя в любое место, куда захочешь, - спокойно произнес Лоренцо.
        - Я сказала самостоятельно, - повторила Хлои, раздраженно посмотрев на мужа.
        - У нас тут и так уже есть лимузин и машина с открытым верхом. Не вижу никакой причины держать здесь еще одну.
        - Я не прошу ничего роскошного, только дешевый подержанный автомобиль. Но если ты не дашь мне ее, я могу взять ту, что с открытым верхом.
        Лоренцо с раздражением взглянул на нее.
        - Это мощная машина, опасная, ты не привыкла водить подобную модель, - сказал он.
        - Испугался, что твой драгоценный автомобиль угодит по моей вине в кювет? - насмешливо спросила Хлои. - Я умею водить.
        - Я не боюсь, что ты загонишь ее в кювет, - возмутился Лоренцо. - Я боюсь, что ты врежешься в какой-нибудь забор или в дерево.
        - Ну, тогда купи мне маленькую машину. Для коротких поездок. Мне надо съездить в коттедж Лиз до истечения срока аренды.
        - Я отвезу тебя. Да, собственно, давай съездим вместе прямо сейчас, - сказал Лоренцо.
        - Я хочу съездить одна, - заявила Хлои, взглянув на малышку, которую держала на руках. - Это личное.
        - Ну, если ты против моего общества, тогда тебя отвезет водитель, - натянуто произнес Лоренцо. - Он получит распоряжение ждать тебя возле дома, пока ты все не сделаешь. - Он повернулся и пошел по усыпанной гравием дорожке.


        На следующее утро Хлои стояла у окна, глядя на то, как лимузин проезжает через чугунные ворота. У Лоренцо была деловая встреча в Лондоне, и он, чтобы не терять времени, будет работать в пути на своем ноутбуке, расположившись на заднем сиденье автомобиля.
        Она нахмурилась, думая, что и в этот день не сможет попасть в коттедж Лиз. Если это произойдет нескоро, Глэдис, добросердечная соседка Лиз, будет вынуждена вернуть ключи от дома в агентство.
        Глэдис уже заходила туда и забрала те немногие вещи, которые Хлои оставила, когда Лоренцо так неожиданно увез ее. Там было не особенно много дел: они позаботились почти обо всем в то тяжелое время перед похоронами.
        Но Хлои еще надо было забрать коробку с письмами и сувенирами, собранную Лиз для Эммы до того, как ее болезнь вышла из-под контроля.
        - Пойдем, я покормлю тебя завтраком, - сказала Хлои, вытаскивая Эмму из кроватки, в которой та беспечно играла. - А потом подумаем, что нам делать дальше.
        Постепенно в голове Хлои сформировался план. Она возьмет машину с открытым верхом и сама поедет в деревню. Лоренцо тот автомобиль сегодня точно не понадобится… И хорошо, что его сейчас здесь нет: он не сможет помешать ей.


        - Хлои! - воскликнула Глэдис, открывая дверь коттеджа. - Какой приятный сюрприз! О, только посмотрите, как выросла Эмма! И ты тоже выглядишь отлично. Проходи… Выпей чашечку чаю и расскажи мне, чем ты занимаешься.
        - Мне тоже очень приятно видеть вас, - сказала Хлои, крепко обнимая Глэдис. Она прошла вслед за хозяйкой в чистую гостиную, забитую всевозможными безделушками и увешанную рисунками многочисленных внуков.
        - Я поставлю сейчас чайник, - радостно произнесла Глэдис. - А потом ты сможешь мне все рассказать.


        Спустя полчаса Хлои еще раз обняла пожилую женщину и снова вышла на улицу, неся спящую Эмму в детском кресле.
        - Я была так рада увидеть тебя, - ласково сказала Глэдис. - Мне хотелось бы, чтобы мы пообщались подольше, но, к сожалению, я должна уходить. Если не вернусь к тому моменту, как ты будешь готова, просто брось ключ в почтовый ящик. И обещай, что скоро вернешься и увидишься со мной.
        - Обещаю, - успокоила ее Хлои. - Спасибо за чай.
        Хлои обняла Глэдис в третий раз и вошла в соседний коттедж Лиз, осторожно неся Эмму, стараясь ее не потревожить. Она открыла дверь, и знакомый запах эфирного масла окутал ее, возвращая в то время, когда она жила тут со своей подругой.
        Она села на софу и придвинула к себе коробку Лиз с памятными вещами. До этого момента у Хлои не хватало мужества разобрать ее. Но сейчас она поняла, что должна сделать это именно здесь, где делила с Лиз последние несколько месяцев ее жизни.
        Хлои осторожно открыла крышку и прямо сверху увидела надписанный рукой Лиз конверт, адресованный ей. У нее сжалось сердце и рука задрожала, когда она вынула листок. Письмо было коротким, а почерк неразборчивым, словно Лиз с трудом находила в себе силы, чтобы писать его.


«Дорогая Хлои!
        Ты всегда была моей лучшей подругой, и для меня очень много значило то, что ты была со мной последние несколько месяцев.
        Ты замечательный человек, с добрым искренним сердцем, и я желаю тебе всего самого лучшего в жизни.
        Нет слов, способных выразить мою радость по поводу того, что Эмма будет с тобой, когда меня не станет. Нет ни одного человека в мире, которому я бы предпочла передать мою драгоценную дочку, и я полностью уверена - ты сделаешь для нее все необходимое.
        Но, Хлои, обещай мне, что не откажешься от собственного счастья. Ты перенесла много боли в прошлом, но не позволяй ей помешать тебе полюбить всем сердцем, по-настоящему. Я искренне верю, что лучше пожалеть о содеянном, чем потом печалиться из-за упущенного шанса, который мог привести к чему-то удивительному и невероятному.
        Благодарю тебя от всего сердца за все, что ты уже сделала для меня и будешь делать дальше через Эмму после моей смерти. Ты была самой преданной и прекрасной подругой, о которой можно только мечтать, и думаю, что мне выпало благословенное счастье - ведь в моей жизни была ты.
        С любовью,
        твоя подруга навеки,
        Лиз».



        Хлои Дрожащей рукой засунула письмо обратно в конверт. Она не осознавала, что плачет, до тех пор пока не увидела, как слезинка упала на бумагу, и чернила расплылись. Она очень скучала по Лиз, хотя знала, что та навсегда останется в ее сердце. И она всегда будет с любовью вспоминать их дружбу.
        Ей было трудно читать слова Лиз об упущенном шансе, еще труднее казалось последовать ее совету любить кого-то всем сердцем, без оглядки. Именно это и делала Хлои, оставаясь с Лоренцо, - но оказалось, это намного больнее, чем она могла себе представить.


* * *
        Лоренцо вцепился в руль. Ярость закипала в нем все сильней, его автомобиль несся с ужасающей скоростью.
        Он не мог поверить, что Хлои все-таки взяла машину. Он и не подозревал, что она способна вести себя так вызывающе - демонстративно не повиноваться его прямому указанию. Он запретил ей водить этот чертов автомобиль ради ее же собственной безопасности: здешние дороги были узкими и извилистыми и к тому же изобиловали совершенно неожиданными поворотами. А эта машина с открытым верхом была невероятно мощной - настоящая железная ловушка в неопытных руках.
        Как только он найдет Хлои, он потребует от нее объяснений. Он даст ей понять, что она не смеет бросать ему открытый вызов. Он не потерпит этого.
        Неожиданно, на каком-то особенно крутом повороте, он увидел перед собой отблеск металла. Впереди него с дороги съехал автомобиль: водитель не сумел справиться с крутым поворотом.
        - Хлои! - Ее имя сорвалось у него с губ, и он почувствовал, как больно застучало сердце в груди.
        Лоренцо резко затормозил, почти потеряв контроль над лимузином, и съехал с дороги на край поля. В одну секунду он выскочил из салона и бросился туда, где находился автомобиль, пробивший живую изгородь.
        Он пролез через брешь в кустах ежевики, не обращая внимания на царапающие ноги колючки, и увидел, что это была вовсе не та машина: другого цвета и даже другой модели. Он был так поглощен мыслями о Хлои, что его мозг сыграл с ним злую шутку.
        Со смешанным чувством облегчения и тревоги Лоренцо подбежал к съехавшей с дороги машине - проверить, не нуждается ли кто-нибудь в его помощи. Она оказалась брошенной. Водитель и пассажиры уже покинули ее. Он дотронулся до двигателя и убедился, что тот холодный: происшествие случилось несколько часов назад.
        Лоренцо на дрожащих ногах вернулся к своему лимузину, обнаружив, что покрылся холодным потом. Мысль о Хлои, попавшей в аварию, ужаснула его. Он прислонился к заржавленной ограде поля и глубоко задышал, стараясь успокоиться.
        Единственный раз, когда на его памяти он так же чувствовал себя, был в ту ночь, когда Эмма подхватила ушную инфекцию. Но на этот раз его реакция была намного острее. К собственному сожалению, Лоренцо видел множество автомобильных аварий, приведших к фатальному концу.
        Лоренцо сел в лимузин и поехал в направлении деревни, двигаясь гораздо медленнее. Подъехав к ряду коттеджей и увидев машину с открытым верхом, припаркованную на обочине улицы, он с облегчением перевел дух.
        Хлои здорово напугала его. Он позаботится, чтобы она никогда больше не вытворяла ничего подобного.
        Лоренцо, сердитый, вышел из салона и направился к коттеджу. Приблизившись к передней двери, он заглянул в окно. То, что он увидел, заставило его застыть на месте.
        Хлои плакала. Она сидела на софе, закрыв лицо руками, и все ее тело сотрясали рыдания.
        Острая, словно нож, боль пронзила Лоренцо, когда он повнимательнее все рассмотрел. Ему захотелось войти и утешить жену. Нежно обнять и избавить от дальнейших страданий.
        Но Хлои не хотела видеть здесь Лоренцо. Она ясно дала это понять, сказав ему, что вещи Лиз - личное дело и она разберется со всем сама.
        Лоренцо вдруг понял, что не должен беспокоить жену - от его присутствия ей станет еще тяжелее.
        Он бесшумно отвернулся и отошел. Потом отогнал лимузин подальше, чтобы Хлои не заметила его, уходя, и стал тихо ждать ее появления. Он будет следить издали за тем, чтобы у нее было все в порядке. А потом проводит домой.



        Глава 12

        Хлои стояла в спальне у огромного окна и смотрела на предрассветный пейзаж. Было четыре утра, и небо уже начало слегка светлеть.
        Ей не спалось. Она думала о том времени, когда рассказала Лоренцо о доме своей мечты - доме, который, как она поняла, вдохновил его на покупку той земли, где они недавно поселились.
        Тот разговор произошел через год после того, как она стала работать у Лоренцо. Они ехали из Лондона на деловую встречу с человеком, который отказался покидать свой дом в графстве Эссекс ради встречи с Лоренцо в столице. Хлои нравилось это путешествие. Нравилось сидеть со своим роскошным боссом на переднем сиденье его спортивного автомобиля и болтать о разных пустяках.
        И тут неожиданно что-то в этой сельской местности, в ее узких извилистых дорогах напомнило ей о доме, в который она как раз приезжала в детстве. Ее тетя работала тогда домоправительницей, выполняя те же обязанности, что и миссис Гест. И как-то раз летом, когда хозяева уехали путешествовать, она пригласила Хлои с сестрой и матерью в гости.
        Хлои была совершенно очарована просторными и словно воздушными комнатами. Она никогда раньше не видела, чтобы в жилом доме все стены были стеклянными, если не считать магазины на центральной улице, и нашла это фантастическим. Ее сестра боялась высоты и не решалась подходить к окнам верхнего этажа, а Хлои прижималась к стеклу, и ей казалось, что она парит над полями.
        Мама и тетя отгоняли ее, боясь, как бы она не оставила следы пальцев на стекле, а потом Хлои услышала их разговор о том, насколько трудно содержать такую огромную поверхность стекол в чистоте. Но Хлои это не интересовало. Ей просто нравилось ощущение полета, и она мечтала, что когда-нибудь будет жить в таком же месте.
        Удивительно, что Лоренцо это запомнил и приложил усилия, пытаясь найти похожий дом в качестве свадебного подарка жене.
        С самого начала их отношений он всегда был внимательным и предупредительным. Именно подобные жесты со стороны Лоренцо давали Хлои основание верить в то, что он ее любит, хотя никогда и не говорит об этом.
        А теперь она окончательно запуталась. Конечно, муж с большим вниманием относился ко всем ее потребностям, пытался всячески доставить ей удовольствие и позаботиться о ней и об Эмме, но тут не забывал упрекнуть тем, что Хлои осмелилась открыть ему свои истинные чувства, осмелилась полюбить его. Да мало того, еще и требует от него ответной реакции! Почему Лоренцо ведет себя так, будто она совершила непростительное моральное преступление, испытав нечто волшебное?
        Хлои дрожащими пальцами взъерошила волосы, отбросила их от лица и вздохнула.
        Светло-абрикосовая полоса окрасила восточную часть неба - солнце встает. Гигантское окно давало ей возможность любоваться удивительным и величественным зрелищем.
        Хлои вдруг пришло в голову, что должны были запеть птицы. Их утренний хор должен был уже зазвучать, но она ничего не слышала. Тройной слой армированных стекол был звуконепроницаемым и делал внешний мир полностью немым.
        Эта мысль огорчила Хлои. Она сравнила стеклянную клетку с собственной ситуацией - дом был ужасным подобием ее брака с Лоренцо. Перед ней открывался прекрасный мир, а она не жила в нем по-настоящему, а лишь играла роль. Все птицы снаружи пели, приветствуя зарю, а до нее не доходил даже тончайший писк.
        Не отдавая себе отчета в том, что делает, Хлои бесшумно прошла через комнату, взяла халат, потом спустилась по лестнице, желая выйти в парк.
        Но, как ни странно, ничего не получилось: кухонная дверь оказалась запертой, а где лежал ключ, она не помнила.
        Она торопливо бросилась в гостиную, чтобы попытаться раздвинуть высокие стеклянные двери, но тут же поняла, что не знает, как это сделать. Она помнила, что они открывались автоматически - где-то должен находиться пульт или кнопка, - но не могла найти ничего подобного.
        Со слезами, бегущими по щекам, она беспомощно смотрела сквозь массивное стекло, отгородившее ее от внешнего мира.


        Лоренцо, проснувшись, понял, что Хлои нет рядом с ним. Он знал, что ее мучает бессонница и она часто встает до рассвета, чтобы полюбоваться сельским пейзажем. Но сейчас он не мог вспомнить, когда слышал в последний раз, как она бродит по дому.
        Неожиданно Лоренцо осознал, что вокруг необыкновенно тихо. Через открытую в смежную комнату дверь ему было слышно, как посапывает во сне Эмма, но он не слышал Хлои. Лоренцо сел и сразу понял, что она ушла.
        С бьющимся сердцем он выскочил из кровати. Она убежала - снова предала его и их брак.
        Огромным усилием он заставил себя успокоиться. Лоренцо знал, что она никогда не оставит Эмму. Видимо, Хлои спустилась вниз, на кухню, чтобы перекусить или попить. Он видел вчера утром полупустые чашки с настоем ромашки возле ее кровати и вспомнил, что вечером, когда ложился спать, их там не было.
        Но в это утро он почувствовал, что что-то изменилось. Хлои была слишком расстроена накануне. Вдруг она поняла, что ей больше не нужен этот брак? Вдруг снова решила оставить его?
        От этой мысли Лоренцо пришел в ужас. Натянув брюки, он выбежал из спальни и понесся вниз по лестнице.
        И тут он увидел ее. Она стояла возле стеклянных дверей, пытаясь открыть их.
        - Что ты делаешь? - рявкнул он суровым от страха голосом. - Куда это ты собралась в половине пятого утра?
        - Никуда. - Хлои повернулась к нему, и он увидел, что она плачет.
        Мучительная боль пронзила его. Она снова пришла в смятение, и он знал, что только он виноват в ее страдании. Он был неспособен сделать ее счастливой, и сознание этого убивало его.
        - Прости, - произнес он, нежно прижимая жену к себе. Он знал, что от объятий ей не станет легче. Хлои не была с ним счастлива, и он никак не мог ее утешить.
        - Я не сумела открыть эти двери, - глухо произнесла Хлои, уткнувшись ему в грудь. Лоренцо расслышал нотки муки в ее голосе.
        - Если ты хочешь уйти, я не стану тебя останавливать. Ты заслуживаешь того, чтобы быть счастливой, - ответил он. - Только не убегай больше от меня. Позволь мне помочь тебе. Позволь убедиться в том, что с тобой все в порядке.
        Хлои отпрянула и взглянула на него. Его фраза испугала ее. Она прозвучала так, словно она была ему небезразлична. Словно он действительно хотел освободить ее от оков этого брака, сделать свободной и счастливой, позаботиться о ней.
        - Я не убегала, - сказала она, вытирая ладонью лицо. - Я хотела выйти в сад и послушать пение птиц - их утренний хор.
        - Слава богу! - воскликнул Лоренцо, крепче прижимая Хлои к себе. - Я бы этого не вынес… я бы просто не вынес жизни без тебя.
        Хлои прерывисто вздохнула. Ей было трудно дышать. И оттого, что ее сильно стиснул Лоренцо, и от произнесенных им слов. Неужели это означает, что он действительно хочет, чтобы она присутствовала в его жизни? Неужели он испытывает к ней настоящее чувство?
        - Что бы ни было… я никогда не оставлю тебя, - сдавленным голосом пропищала Хлои, но тут Лоренцо немного ослабил свои объятия и взглянул на нее.
        - Но ты же так несчастна со мной, - со смущенным видом сконфуженно произнес Лоренцо.
        - Я никогда не оставлю тебя, потому что люблю, - просто произнесла Хлои. - Я всегда любила тебя, и мое сердце разрывается оттого, что ты не можешь ответить мне любовью. Но я даже представить себе не могу, что больше тебя не увижу.
        Выражение лица Лоренцо изменилось. Его взгляд стал жестким. Он слегка покачал головой и даже немного отпрянул, словно полностью отвергал то, что она ему сказала.
        Отчаяние охватило Хлои. Все повторилось. Все было так, как когда она впервые открыла ему свое сердце в день свадьбы.
        - Почему ты мне не веришь?! - отчаянно закричала она. - Что я такого сделала когда-то, чтобы ты не верил моим словам?
        Она поднесла руку к голове, которая неожиданно закружилась от недосыпания и стресса, и пристально посмотрела на Лоренцо. Его лицо выражало полнейшее неприятие.
        - Почему ты не можешь посмотреть мне в глаза и убедиться в том, что это правда? - в сердцах спросила она. - Я люблю тебя до боли. А ты только способен глядеть на меня так… так, словно я лгу.
        Лоренцо пристально смотрел на Хлои. Ее смятение ранило его душу. Чувства необыкновенной силы сотрясали его, и он не знал, как справиться с ними. Он внимательно изучал ее страдальческое лицо и видел, какой утомленной она была. Он был виноват в этом. Он был причиной того, что Хлои так измучилась.
        - Я сожалею, - тихо произнес он. - Я так все запутал. И не знаю, как смогу когда-нибудь все исправить.
        - Это не твоя вина, - ответила Хлои, совершенно удрученная. - Ты не виноват в том, что ничего не чувствуешь. Ты не можешь заставить себя полюбить кого-то.
        На лице Хлои появилось выражение ужасного отчаяния, которое только усилилось, когда Лоренцо ничего не ответил. Но он не знал, как ему реагировать.
        Он никогда не хотел причинять боль Хлои, но у него получалось делать это снова и снова. Почему ему не удавалось найти ответ, хоть какой-то ответ, который бы не наносил новые раны ее сердцу? Почему он был неспособен на чувства, которых Хлои от него ждала?
        - Я хочу только одного - чтобы ты была счастлива, - сказал он и протянул руки, чтобы еще раз обнять ее. - Не понимаю, почему мне так трудно претворить это в реальность. Я знаю, что разбиваю твое сердце… и мое сердце тоже разбито.
        Хлои закрыла глаза и прижалась к сильному телу Лоренцо, не в силах видеть муку на его лице. Она никогда раньше не слышала, чтобы он облекал свои чувства в слова, чтобы он вообще говорил о подобных вещах. Неужели Лоренцо наконец понял… Возможно, он не был таким уж холодным и неприступным, как пытался казаться?
        - Извини, - выдохнул он, отстранив Хлои от себя. - Я слишком сильно сжал тебя.
        - Все в порядке, - тяжело вздохнула она. - Мне нравится, когда ты меня обнимаешь. Так и должно быть.
        - Да, должно! - воскликнул он и взъерошил свои короткие черные волосы. - Так и должно быть! Тогда почему же я все время причиняю тебе сильную боль?
        Он выругался, и Хлои заметила, что у него дрожат руки.
        - Тебе надо уйти от меня… чтобы я не мог причинить тебе еще больше боли. - Лоренцо сделал шаг назад, пронзая ее диким страдальческим взглядом.
        Хлои взглянула на мужа, испугавшись силы внезапной вспышки, испытав странное чувство из-за его слов. Неужели он наконец ощутил то, о чем молила его Хлои, - необыкновенно чудесное?
        - Извини, - пробормотал он. - Ты заслуживаешь гораздо большего. Ты заслуживаешь того, чтобы быть любимой. Ты была права насчет того, почему я снова привез тебя сюда. Я пытался поступить правильно - отпустить тебя до того, как причиню тебе муку и страдание. Но я оказался недостаточно сильным, чтобы сделать это. Даже продолжая причинять боль, я не смог оставить тебя.
        - Да я не хочу, чтобы ты оставлял меня! - воскликнула Хлои со слезами на глазах. Но она держала себя в руках, не хотела сбить Лоренцо с верного пути понимания, на который он, как она с надеждой молилась, наконец, ступил. - Я не хочу, чтобы ты когда-нибудь оставил меня.
        - Но почему? - настойчиво спросил Лоренцо со страдальческим выражением лица. - Несмотря на мои попытки сделать тебя счастливой, все, чего мне удалось достичь, - это разрушить твою жизнь!
        - Ты отлично знаешь, почему я не хочу, чтобы ты оставлял меня. - Хлои шагнула вперед и нежно прижала ладонь к его щеке. И Лоренцо вдруг замер - словно его ярость и гнев испарились.
        - Я не… я не могу поверить… - запинаясь, произнес он. В его голубых глазах читались смущение и тревога. Он пристально, но немного боязливо смотрел ей в лицо.
        - Тогда объясни, почему ты пытался сделать меня счастливой, - спокойно попросила Хлои. Она подняла другую руку и обхватила его лицо, пытаясь передать Лоренцо силу и уверенность, чтобы он мог принять чувство, которое, как казалось Хлои, уже пустило ростки в его сердце.
        - Потому что… - Глаза Лоренцо удивленно расширились, выдав тайфун эмоций, бушевавший в его душе. Хлои всерьез начала волноваться за мужа - слишком сильны были захлестнувшие его чувства.
        Она нежно провела руками по щекам Лоренцо, вытирая испарину, пристально смотря ему в глаза, словно пытаясь загипнотизировать его, удержать его сердце.
        - Потому что… я люблю тебя.
        Лоренцо произнес это так тихо, что Хлои с трудом расслышала. Но искренность, звучавшая в заветных словах, коснулась глубин ее души. Лицо Хлои осветилось радостью, и вдруг по ее щекам потекли слезы. Ее сердце переполняла любовь к Лоренцо, и наконец она увидела его настоящего, узнала о его чувствах, разбила стеклянную стену, окружавшую его сердце.
        - Это ведь слезы счастья? - хрипло спросил Лоренцо, пристально вглядываясь в лицо женщины, которую обожал, - женщины, которую любил.
        - Да, - кивнула Хлои, вытирая лицо и пронзая Лоренцо сияющими зелеными глазами. - Конечно, это слезы счастья.
        Лоренцо облегченно улыбнулся. Он чувствовал, как разрывается сердце, но не от боли и страданий, а из-за переполнявших его эмоций.
        Он любил. Он любил Хлои.
        Он смотрел на нее, охваченный благоговейным трепетом. Как это случилось, что он смог почувствовать подобное?
        Она была похожа на ангела. Райская красота сияла из глубин ее существа, освещая самые темные закоулки его души, и Лоренцо знал, что смотрит в лицо любви.
        - Я не заслуживаю этого, - пробормотал он, пропуская светлые волосы Хлои сквозь пальцы и прижимая ее голову к груди.
        - Почему? - спросила Хлои. - Каждый человек заслуживает того, чтобы любить и быть любимым.
        - Но… это не… - запнулся он. - Моя мать…
        - То, что твоя мать была бессердечной женщиной, еще не означает, что ты пошел в нее… или что ты не обладаешь способностью любить, - объяснила Хлои с неожиданной для Лоренцо горячностью. - Эта женщина растоптала твое сердце и исковеркала душу. Ее поступок непростителен, но ты не можешь позволить прошлому повлиять на твою жизнь.
        Шокированный, Лоренцо снова пристально посмотрел на жену. Ее слова, взволнованный голос нашли глубокий отклик в его душе. Она знала его так хорошо!
        Новая волна непереносимых эмоций захлестнула его. Он хрипло откашлялся и отошел к окну, чтобы выглянуть в парк.
        - Нет, только не становись спиной ко мне! - воскликнула Хлои, снова поворачивая его к себе. - Я люблю тебя… и не позволю снова отгородиться от меня.
        Лоренцо почувствовал, что улыбается.
        У него вырвался смешок. Он любил Хлои, но не был у нее в плену.
        - Ты слишком долго держал в узде свое сердце, - сказала она, шутливо постучав по его груди. - Но теперь мы его освободили, и не думай, что я позволю тебе запереть его опять.
        Лоренцо схватил ее руки и прижал к груди, снова серьезно посмотрев в ее глаза.
        - Какой я дурак! - произнес он невероятно искренне. - Я потратил так много сил на то, чтобы убедить себя, что любовь - это ложь, что на самом деле ее вообще не существует. Мне казалось, я нашел другой путь и старался следовать ему. Я ко всему подходил с практической точки зрения, считая, что это убережет меня от ошибки. Когда ты рассказала о своей любви, я разозлился. Одним махом ты разрушила то, во что я верил. Даже тогда в глубине души я понимал: ты говоришь правду, но не мог заставить себя поверить в нее.
        - Теперь ты веришь, - заключила Хлои. - А это самое главное.
        - Но мы потеряли так много времени, - вздохнул Лоренцо и покачал головой, подумав о тех месяцах, которые они провели врозь.
        - Оно не было потеряно, - убежденно сказала Хлои. - Совершенно не было потеряно, раз мы в конечном итоге достучались до твоего сердца.
        Лоренцо задумчиво смотрел на жену, чувствуя, как эмоции распирают его, захлестывают. Хлои была неподражаема. Он безумно любил ее.
        - Ты - лучшее, что у меня есть, - хрипло произнес он, снова притягивая ее к себе. - Без тебя я - ничто. Никогда не оставляй меня. Пожалуйста.
        Хлои закрыла глаза, всецело отдавшись охватившим ее радости и счастью. Она всегда любила Лоренцо, но сейчас все было по-другому. Теперь она была уверена - их чувства взаимны, и это делало ее любовь еще более чистой и прекрасной. Хлои ощутила невероятную силу в теле. Ее подхватил какой-то чудесный и неизвестный порыв и унес далеко-далеко за пределы реального мира - в мир ее грез и желаний, сказок и фантазий. Наконец-то Лоренцо ответил ей, раскрыл свое сердце, победил в этой неравной битве с прошлым. А она помогла ему. Спасла его. Последняя мысль делала Хлои невероятно счастливой. Казалось, она воспарила к небесам.
        Она никогда не была так счастлива и никогда не была настолько переполнена надеждами на будущее. Она прижалась к Лоренцо, зная, что наконец нашла то, что искало ее сердце.
        Прошло несколько прекрасных минут, и Хлои почувствовала, как Лоренцо поднимает ее на руки и несет в их спальню. Когда они переступали порог, звук бормочущей во сне Эммы дошел до ее затуманенного сознания.
        - Я принесу ее, - сказал Лоренцо и прежде, чем войти в открытую дверь детской, смежной с их спальней, поцеловал Хлои долгим поцелуем.
        Она счастливыми глазами следила за тем, как Лоренцо несет девочку. Он смотрелся так уютно с малышкой на руках. Он установил с ней полный контакт, и Хлои искренне верила в то, что он был готов стать отцом этого ребенка. Лоренцо станет не только заботиться о девочке, но и обожать ее.
        - Давай посидим здесь немножко, - произнес Лоренцо, располагаясь на кровати и усаживая Эмму на мягкое покрывало.
        Хлои улыбнулась и, набрав полные руки игрушек, присоединилась к ним.
        - Ты знаешь, ей тут не очень удобно держать равновесие, - заметила она, забираясь в центр кровати и устраиваясь рядом с ними. - Слишком пружинистый матрас.
        - Я подержу ее, - сказал Лоренцо, разместив девочку между ног и осторожно поддерживая ее тельце. - Мне просто хочется побыть здесь немножко вместе с моей семьей.
        Хлои почувствовала, как у нее снова навертываются слезы на глаза. Она смотрела на Лоренцо, державшего Эмму, и вдруг осознала, что никогда в жизни не видела картины прекрасней этой. Лоренцо выглядел совершенно безмятежным, сидя со своей маленькой дочуркой.
        Он поднял сияющие глаза, и их взгляды встретились.
        - Подвигайся ближе, - сказал он, протягивая к ней руку. - Я хочу, чтобы обе мои девочки были рядом со мной.
        Хлои улыбнулась и придвинулась ближе, стараясь, чтобы Эмма не потеряла равновесие, хотя и знала, что Лоренцо держит ее.
        Она прижалась к нему, упиваясь ощущением теплой сильной руки, обнимавшей ее. Ей было так хорошо. И тут она неожиданно услышала знакомое шуршание пакетика, выпавшего из кармана брюк Лоренцо, когда он слегка сменил позу.
        В этот момент она, наконец, приняла решение - или, скорее, поняла, что пришло время сделать следующий шаг.
        Она засунула руку в карман мужа и вытащила пакетик с презервативом.
        - Гмм, - одобрительно хмыкнул Лоренцо. - Только мне кажется, что пока еще рановато отдавать Эмму миссис Гест.
        - Конечно, - сказала Хлои. - Мы останемся одни позже. Но нам не понадобится защита. - С этими словами она выбросила пакетик в корзину для бумаг, стоящую под туалетным столиком.
        Хлои почувствовала, как дрожь охватила Лоренцо, и, посмотрев на него, снова увидела уже знакомое ей мерцание его повлажневших глаз.
        - Я люблю тебя, - сказал он.


        На следующее утро, прежде чем окрестные земли осветили холодные лучи зари, Хлои почувствовала, как Лоренцо осторожно поднимает ее с постели.
        - Пойдем со мной, - пробормотал он ей на ухо, пробуждая от глубокого, спокойного сна. - У меня есть сюрприз для тебя.
        - Какой? - сонно спросила Хлои. Ее тело все еще было невероятно расслабленным и пылающим после самой прекрасной любовной близости, которая когда-либо была у них. Мысль о том, что, возможно, в результате этого внутри ее могла зародиться новая жизнь, сделала это воспоминание еще более чарующим. - Куда ты тащишь меня среди ночи?
        - Совсем не среди ночи, - возразил Лоренцо, вынося ее, укутанную в одеяло, из спальни.
        Он спустился с Хлои, нажал кнопку пульта, и гигантские стеклянные двери гостиной раздвинулись.
        Хлои с удовольствием вдохнула свежий предрассветный воздух, все еще уютно кутаясь в одеяло.
        - Я заказал нам место в первом ряду, - сказал Лоренцо, неся ее через блестящую от росы лужайку к скамейке с видом на луг, - с прекрасной слышимостью.
        Хлои улыбнулась. Она не находила слов. Ей не верилось, что он задумал все это и встал очень рано только ради того, чтобы вывести ее на свежий воздух - послушать птичий предрассветный хор.
        Они сидели вместе на скамейке и любовались тем, как легкий золотистый свет на востоке переходит в самый прекрасный рассвет, который Хлои приходилось видеть. И слушали щебет мириад птиц, приветствовавших своим поистине сказочным ансамблем новый день.
        - Спасибо, - выдохнула Хлои, когда симфония птичьих голосов сбавила немного свое великолепное крещендо. - Это самый необыкновенный твой поступок, - восхищенно произнесла она.
        - Наслаждайся, - ответил Лоренцо. - Больше всего на свете я хочу, чтобы ты была счастлива.
        - Все, что мне нужно для счастья, - это твоя любовь, - сказала она, пристально глядя в лицо человека, которого обожала.
        - Хлои Валенти, я люблю тебя, - произнес Лоренцо дрожащим от волнения голосом. - Я люблю тебя так, что не могу выразить словами. И буду любить вечно.


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к