Важное объявление: В связи с блокировкой в России зеркала ruslit.live, открыто новое зеркало RusLit.space. Добавте пожалуйста его в закладки.


Библиотека / Любовные Романы / ЛМНОПР / Рич Лейни: " Лучше Не Бывает " - читать онлайн

Сохранить .
Лучше не бывает Лейни Дайан Рич


        # У Ванды Лейн дела идут хуже некуда!
        С родителями она не общается годами.
        Личная жизнь не складывается. Бывший муж то молит о прощении, то угрожает убийством.
        И что теперь остается делать?
        Ванда растеряна.
        Но преуспевающий адвокат Уолтер Бриггс, очень привлекательный мужчина, предлагает ей весьма необычный выход из положения…

        Лейни Дайан Рич
        Лучше не бывает

        Глава 1

        Слушание было назначено на пятницу самой паршивой недели, какая только может выпасть на долю того, кто имеет дело с рекламой на телевидении. Вообще-то паршивым можно смело назвать любой день, когда приходится вешать клиентам на уши лапшу за их же деньги, но эти пять побили все рекорды. В лучшем случае на меня просто повышали голос, в худшем - плевали под ноги, а уж сколько раз обозвали ненасытной пиявкой - и не сосчитать.
        Ну и конечно, венцом этого изнурительного и бесплодного марафона явилась именно пятница. На двух парах лучших колготок обнаружилось по жирной «стрелке». В спешке, допивая дешевое пойло под гордым названием «кофе», я вывалила гущу на любимую юбку. Мое старенькое авто категорически отказалось трогаться с места, так что пришлось ломиться к хозяйке, чтобы та, в свою очередь, подняла с постели племянника, на которого только и была надежда в таких случаях. Короче, к свидетельской будке я шагала на таком взводе, что могла бы поцапаться даже с матерью Терезой.
        Между тем защитник мерзких слизняков, по вине которых три года назад взлетело на воздух агентство «Уиттл» (и чуть было не закончились мои собственные дни), даже близко не стоял с матерью Терезой. Это был сухопарый тип с таким узким лицом, что оставалось только гадать, как он умудряется втиснуть туда елейную улыбку; один из тех, что состоят в самых престижных клубах и при этом не расстаются с карманным калькулятором, чтобы, не дай Бог, не оставить в ресторане чаевых больше минимальных пятнадцати процентов. Помнится, год назад в «Уолмарте» он устроил у передвижной стойки Армии спасения целый скандал, требуя квитанцию за пожертвованную мелочь. Про себя я давно уже окрестила его Задохликом.
        - Как самочувствие, миссис Лейн? - осведомился он, не поднимая взгляда от разложенных бумаг.
        - Надо бы лучше, да некуда! - отрезана я.
        Одна из ламп дневного света мигала, отчего у меня сразу заломило в висках. К тому же низ живота недвусмысленно намекал, что грядет чисто женское недомогание. Но не сообщать же обо всем этом Задохлику!
        - В таком случае можем начинать. - Этот тип встал и с достоинством приблизился к свидетельской будке. - Итак, миссис Лейн, назовите как можно точнее время взрыва.
        - Около девяти часов утра.
        Я поерзала на сиденье, умоляя живот повременить, и осторожно повела шеей, которая тоже заныла (видимо, за компанию). Освещение в зале суда было все же на редкость неудачным, как в общественном туалете, и запах висел какой-то химический, словно где-то рядом еще валялись банки из-под краски после недавнего ремонта. Мне пришло в голову, что так пахнут скамьи присяжных, крытые (трудно понять, из каких именно соображений) оранжевым пластиком. Ножки их обновить не потрудились, поэтому скамьи противно поскрипывали, стоило кому-то сменить позу. Вращающееся канцелярское кресло подо мной тоже было порядком расшатано и взвизгивало при каждом повороте влево. Возможно, понятие «комфорт во дворце правосудия» просто не приходит никому в голову на момент распределения бюджета, по крайней мере, в Хейстингсе, штат Теннеси. Или приходит, и даже выделяются нужные средства, но дальше пластика и мигающих ламп дело не идет, а разница оседает в чьих-то карманах. Думаю, любой, кто мало-мальски знаком с политиками и юристами, без колебаний поставит на второй вариант.
        - А где находились вы в момент, предшествовавший взрыву?
        - За своим рабочим столом.
        Защитник глубокомысленно кивнул, прохаживаясь передо мной с заложенными за спину руками, как высушенная пародия на Грегори Пека в роли Атикуса Финча. Достойный фон ему составляли подзащитные, представители Хейстингской газовой компании, в одинаковых галстуках по пятьсот баксов, которые они поглаживали одинаково бессознательным и самодовольным жестом. До взрыва им не было ни малейшего дела, скорее всего мысленно они уже заказывали выпивку в любимой забегаловке. Я хорошо их знала, этих лощеных хорьков, еще по сумбурным, тягостным дням в больнице, когда держалась только на обезболивающем. Они толклись у моей койки, норовя подсунуть на подпись бумаги, в которых я отказывалась от всякого права на судебный иск в обмен на оплату больничных счетов. В конце концов, этим и кончилось. Однако в суде можно выступать еще и в качестве свидетеля, и вот как раз это мое право никто не догадался купить.
        Я покосилась на Фей Уиттл, истицу, и на ее адвоката. Руки у обоих безвольно лежали на столе, были, как бы уронены на пего. Уже в одном этом читалась готовность к проигрышу. Лицо Фей под высоко взбитыми темными волосами казалось особенно бледным, щеки - впалыми, и я знала, что у нее и в мыслях нет по-настоящему бороться за свою правоту. Ее адвокат был полной противоположностью защитнику: коротенький, упитанный, вялый и поразительно похожий на жабу.
        Тем временем Задохлик продолжал допрос, вопросы сыпались градом, и я заставила себя на них сосредоточиться.
        - Заметили ли вы в тот момент что-то необычное?
        - Заметила. Запах газа.
        - И что вы предприняли?
        - Довела этот факт до сведения присутствующей здесь миссис Уиттл.
        - Какова была ее реакция?
        - Она предложила мне оставаться па месте, а сама вышла, чтобы по телефону-автомату позвонить газовщикам.
        - Разве у вас в конторе не было телефона?
        - Не было. Здание было новое, не все коммуникации успели подвести, и именно поэтому газовые трубы находились в процессе прокладки.
        - Что произошло дальше?
        - Мне срочно понадобились кое-какие бумаги из архива. Я вошла туда и включила свет, испытав при этом чувствительный разряд статического электричества. Ну а потом… бум!
        - Что значит «бум»?
        Задохлик замер с раскрытым блокнотом в руках и с таким видом, словно я сморозила нечто несусветное. Мое раздражение усилилось.
        - А что, по-вашему, это может значить?! Все взлетело на воздух! Волосы затрещали, рукава у платья вспыхнули, как свечки, и обожгли руки, но если честно, мне было не до этого - я пыталась понять, почему, черт возьми, моя задница зажата между стеной и шкафом так, что не выбраться!
        При этом я буравила взглядом группу в дорогих галстуках, но все они смотрели мимо, в некую светлую даль за моей спиной.
        - Миссис Лейн, прошу впредь не употреблять политически некорректных слов и выражений.
        - Каких именно? «Стена»? «Шкаф»? - Я захлопала глазами с видом наивной дурочки в надежде, что это подействует на нервы даже такому обтекаемому типу, как Задохлик.
        - Не прикидывайтесь! Вы отлично понимаете, что я имею в виду!
        Подействовало. Так держать.
        - Итак, вы почувствовали запах газа?
        - Да, почувствовала.
        - Но не покинули помещение? Это представляется мне несколько странным - в критических обстоятельствах остаться на месте и как пи в чем не бывало продолжать работу.
        Я непроизвольно качнулась влево, взвизгнув креслом.
        - Фей сказала, чтобы я осталась, - и я послушалась.
        - Хотя в помещении пахло газом?
        - Да! - ответила я сквозь до боли стиснутые зубы.
        - Нет, определенно в этом есть нечто странное! - Задохлик издал хорошо отрепетированный иронический смешок и повернулся к присяжным. - Остаться в помещении, где ощущается явный запах газа… какое необычайное мужество перед лицом опасности!
        - К чему это вы клоните? - осведомилась я, прищурившись.
        - К чему я клоню? - повторил он, теперь уже буквально источая едкий сарказм. - Я клоню к тому, миссис Лейн, что никакого запаха газа не было и в помине.
        Я обратила вопросительный взгляд к Фей, но ни она, ни ее адвокат даже не шевельнулись - снова я была предоставлена самой себе: выплыву так выплыву, если же пойду ко дну… что ж, так тому и быть.
        - Иными словами, - медленно начала я, поворачиваясь к Задохлику, - иными словами, вы обвиняете меня во лжи?
        - Я вас ни в чем не обвиняю, миссис Лейн, - запротестовал тот, благоразумно отступая подальше от свидетельской будки, к скамьям присяжных. - Однако согласитесь, безответственность ваших поступков внушает… мм… некоторые подозрения, и именно поэтому я…
        - Что?! - Я вскочила, истошным визгом кресла заглушив предостерегающий возглас судьи, и ткнула в Задохлика пальцем: - Ах ты, дерьмо собачье!
        - Миссис Лейн! - прикрикнула судья, но даже окрик самого Правосудия уже не мог помешать мне перейти наличности.
        - Да, там был запах газа, но как, черт возьми, я могла знать, откуда он исходит?! Может, просачивается снизу! Или сверху! Или из соседнего офиса! В конце концов, так могло вонять от моих туфель, на которые я плеснула бензином утром, когда заправляла машину! И вообще, какого дьявола?! Я же не закурила посреди этого запаха, я всего-навсего включила свет, можешь ты это усвоить своей тупой башкой? Или хотя бы своей тощей задницей, если именно там у тебя мозги!
        - Миссис Лейн!
        На этот раз судья сопроводила окрик ударом молотка, но я только отмахнулась. Если бы взгляд мог испепелять, Задохлик бы уже дымился. Мне хотелось стереть его с лица земли… а между тем это был один из тех моментов жизни, о которых, помнится, отец говаривал: «Ванда, милая, не каждый бой стоит победы. Иногда гораздо лучше вовремя захлопнуть свой говорливый рот и принять поражение».
        Какое там! Я перегнулась через борт свидетельской будки, снова и снова тыча в Задохлика обвиняющим перстом.
        - И вот еще что, скотина ты беспринципная!..
        - Миссис Лейн! - Молоток судьи застучал со скоростью отбойного.
        - …и вот еще что: если бы мне хоть на один миг пришло в голову, что, оставшись на месте, я приговариваю себя к двум месяцам на больничной койке, тоннам обезболивающих и цистернам мази от ожогов, то ты, гад ползучий, ничем не удержал бы меня за тем паршивым столом! Разве что прибил бы мою задницу гвоздями к стулу!
        - Если не прекратите, я оштрафую вас за неуважение к суду!
        - И ты еще будешь тыкать мне в нос безответственностью! А как насчет нее у того хрена моржового, который прокладывал газовые трубы?!
        Внезапно я заметила, что глубоко сидящие глаза Задохлика удовлетворенно поблескивают. Ощутила, как пышет жаром мое лицо, как яростно вздымается грудь и какая тишина царит теперь в зале.
        - Ну, что я могу на это сказать, миссис Лейн… - Задохлик воздел руки, как трагический актер в кульминационной сцене спектакля. - Я, видите ли, собирался ходатайствовать о вызове кого-то, кто может подтвердить вашу… мм… психическую уравновешенность.
        Вы избавили меня от лишних хлопот. Сердечно благодарен!
        Мне показалось, что я слышу рев и шипение, с которыми лава моего темперамента изверглась наружу. Рука сама собой сжалась в кулак и метнулась вперед. Задохлик как раз переглядывался с подзащитными и был, что называется, «сидячей уткой». В том смысле, что спасли его не отличные рефлексы, а мое пятничное невезение - в самый ответственный момент он взял да и отодвинулся, и вся мощь моего выпада обратилась против меня.
        Раздался оглушительный треск, вырванная с корнем будка повалилась. Задохлик отскочил с девчоночьим визгом, а я впечаталась головой в пол, едва прикрытый тонким ковролином. Перед глазами засверкали искры, и где-то далеко за гулом в ушах отцовский голос укоризненно заметил: «Не умеешь ты вовремя заткнуться, Ванда! Ох, не умеешь!»
        Очнувшись, я не сразу сообразила, где нахожусь. Это был определенно не зал суда. Только некоторое время спустя - по мере того как отдельные предметы проступали из однородной блеклой мглы - до моего оглушенного сознания начало доходить, что это больничная палата.
        С одной стороны от меня торчал поднос на рычаге (на такие ставят еду и лекарства для лежачих больных). С другой что-то свисало - как оказалось, пустой пластиковый контейнер для внутривенных вливаний с тонким шлангом, ведущим к моей руке. Цветное пятно впереди оказалось пейзажем у двери, а белое сбоку - окном с частично опущенными жалюзи. Все по отдельности было мне знакомо, но вместе взятое не имело смысла.
        Вдали послышался ритмичный поскрипывающий звук. Приблизившись, он замедлился. Дверь отворилась, вошла медсестра в розовой униформе травматологии и матерчатой обуви наподобие кроссовок, с полным пластиковым контейнером, братом-близнецом того, что тянул щупальце к моей руке. Сестра гудела себе под нос веселенький мотивчик и не замечала, что глаза у меня открыты, пока не перестала суетиться у постели. А заметив, одарила меня профессиональной улыбкой:
        - Доброе утро, миссис Лейн! Приятно снова вас видеть!
        На миг мне померещилось, что ее улыбка выезжает за пределы лица, и это вызвало какие-то неуловимые, но неприятные ассоциации. Круглые щеки совершенно скрыли глаза. Впрочем, это недолго занимало меня - при попытке ответить па приветствие я издала только невнятный хрип. Горло словно хорошенько продрали наждачной бумагой.
        - Дорогая, вам совершенно ни к чему так напрягаться. - Медсестра потрепала меня по плечу, - отдыхайте, приходите в себя, а там, глядишь, и голос вернется.
        Она наклонилась подоткнуть и повыше натянуть одеяло, отчего я ощутила себя ясельным ребенком во время тихого часа.
        - Миссис Лейн… могу я называть вас просто Вандой?
        Я кивнула и тут же об этом пожалела: череп отозвался резкой болью, о которой обычно говорят «пронзило, как вертелом». Внизу живота сразу отозвалось. Такая массированная атака вызвала приступ паники, и это, должно быть, отразилось на моем лице. Широченная улыбка медсестры несколько померкла, щеки опали и стали видны глаза, в которых сквозило явное беспокойство. Меня снова потрепали по плечу.
        - Ну, ну, Ванда! Прийти в себя на больничной койке - это, конечно, не сахар, но и не конец света. Даю слово, все будет в полном порядке, а мое слово чего-нибудь да значит. У нас в семье врунишек отродясь не водилось. - Она закусила губу и неуверенно предложила: - Хотите, я позвоню кому-нибудь? Вы только скажите куда.
        Я едва заметно повела головой из стороны в сторону - людей настолько родных и близких у меня не было.
        Улыбка засияла снова, но была теперь заметно более натянутой - как обычно, когда выясняется, что сообщать о несчастном случае некому. В ладонь мне лег дистанционный пульт.
        - Ну, так или иначе, вы на моем попечении. Зовут меня Вера. Если что-нибудь потребуется, нажмите вот эту кнопку, и я прилечу, как на крыльях.
        Мне уже кое-что требовалось - хоть немного увлажнить наждачную бумагу у себя в горле. Не рискнув вторично открыть рот, я повела глазами в сторону подноса, на котором еще раньше присмотрела графин с водой и стакан. Взгляд был понят правильно.
        - Пить хотите?
        Я бледно улыбнулась в знак согласия, надеясь, что просьба будет немедленно удовлетворена. Однако медсестра только покусала губу.
        - Видите ли, дорогая моя, у вас так долго не было во рту ни маковой росинки, что… словом, не мне решать, можно ли вам пить. Пойду позову доктора Харленда. Он будет счастлив узнать, что вы уже в сознании, и, может быть, позволит дать вам немного воды.
        С этим малоутешительным заявлением, поскрипывая тапочками, Вера вынесла свою широчайшую улыбку за дверь, а я сделала еще одну попытку оглядеться. Однако удерживать взгляд в фокусе оказалось такой трудной задачей, что пришлось прикрыть веки и расслабиться, чтобы перестали ныть хотя бы глазные яблоки. Конечности ощущались свинцовыми, и хотя шевелить ими я в принципе могла, это ужасно утомляло.
        По местной радиотрансляции передавали что-то знакомое, но прежде чем мне удалось вспомнить, что именно, музыка стихла. Подняв веки, я уперлась взглядом в графин. Увы, телекинетических способностей за мной никогда не водилось. Вся надежда была на доктора Харленда.
        Ничего не происходило, как мне показалось, очень долго, но, в конце концов, дверь все же соизволила открыться. Вслед за Верой в палату вошел мужчина в белом халате. Усевшись у постели, он тоже принялся улыбаться.
        - Привет, Ванда! Я доктор Харленд, ваш лечащий врач.
        К тому времени жажда стала едва выносимой. Я опять принялась делать Вере знаки глазами, однако она упорно отказывалась их замечать. Тогда я сконцентрировала внимание на докторе как на своем единственном спасителе.
        - Это очень хорошо, что вы наконец, очнулись, - вещал этот аккуратный смуглый коротышка с глазами черными, как маслины.
        Ему никак не могло быть более сорока лет, но эта его профессиональная улыбка заложила глубокие морщинки вокруг глаз и у рта. Я могу, если надо, сладить почти с каждым, от слабоумного до маньяка, но только не с тем, кто улыбается как заведенный. На таких у меня что-то вроде аллергии. Они могут, по-моему, свести с ума.
        Из объяснений доктора Харленда я извлекла нечто неожиданное: мне следовало благодарить Бога за то, что пол в зале суда частично покрыли ковролином во время последнего косметического ремонта. Иначе мой череп раскололся бы пополам. Вообще-то я боялась, что он вот именно раскололся. Получалось, что нет. Я отделалась трещиной, общим сотрясением мозга и легкой формой комы, в которой провела пять дней. Предстояла еще одна неделя обезболивающих уколов и полного покоя, а впоследствии - блуждающие головные боли, но в целом я, безусловно, оказалась на редкость везучей. О моем из ряда вон выходящем везении доктор распространялся особенно долго и многословно, а я слегка кивала в знак согласия и думала: «Везение, как же! Много ты понимаешь!»
        Судя по всему, доктор Харленд специализировался на ободряющих пожатиях руки - мою он пожал раз десять за время своей прочувствованной речи.
        - Ну вот, вкратце, и все. Сейчас я предоставлю вас заботам Веры, а позже, когда вы немного отдохнете, непременно загляну. Пора нам вплотную заняться вашим выздоровлением, не так ли?!
        Я постаралась как можно осторожнее кивнуть, но боль все равно прошила голову. Заметил ли это доктор, сказать трудно, во всяком случае, улыбка его не дрогнула. Когда он вышел, я закрыла глаза и сразу же об этом пожалела, ощутив волну головокружения. Подняв веки, я обнаружила у постели Веру со стаканом воды, откуда торчала соломинка.
        - Доктор Харленд разрешил вас напоить. Ну-ка, откроем рот…
        Я раздвинула губы, насколько сумела, то есть совсем чуть-чуть. Однако соломинку все же вставить удалось. Первые несколько глотков я сделала с жадностью и неописуемым наслаждением, но потом вдруг ощутила рвотный спазм: желудок, пустовавший пять дней, отказывался принимать даже воду. Вера едва успела выхватить из-под кровати судно.
        - Ай, какая незадача! Но пусть это не смущает вас, дорогая. Первый блин, как говорится, комом. Позже попробуем еще разок.
        Я не нашла в себе сил даже на чисто условный кивок, просто уронила голову на подушку. Одно место на голове болело как сумасшедшее, - видимо, та самая трещина.
        - Вам следует больше спать, дорогая, потому что сон - наилучший отдых и кратчайший путь к выздоровлению, - назидательно сказала медсестра. - Я буду забегать я проверять, все ли у вас в порядке. - Она поправила уже слегка сплюснутый контейнер с внутривенным, потрепала меня по плечу и наградила своей фирменной улыбкой, утопив глаза в щеках. - Все будет хорошо!
        Тесные тапочки проскрипели к двери, а я осталась лежать, глядя в потолок. Знакомый мотив зазвучал снова, приглушенно и как бы издалека. Уснула я, пытаясь вспомнить, где и когда его слышала.
        - Со мной все в порядке, Джордж, Честное слово! Я отстранила телефонную трубку насколько смогла, безмерно благодарная Создателю за каждую из пяти тысяч миль, что отделяют Аляску от Теннеси.
        - Я немедленно все бросаю и еду, чтобы за тобой присматривать!
        Голос звучал не особенно внятно, заглушаемый помехами и время от времени голосами рабочих, проходивших мимо по коридору громадной бытовки, служившей им домом во время работы на буровой.
        - Нет, в самом деле! Найдется же там какая-нибудь работа для буровика. Я обо всем позабочусь, а когда ты совсем оправишься, станем жить, наконец, настоящей семьей. Все будет, как ты мечтала: маленький уютный домик, камин в гостиной. Ну что, детка, договорились?
        - Мы разведены, Джордж, - напомнила я, борясь с жестокой головной болью. - И перестань называть меня деткой!
        - Но я тебя по-прежнему люблю, - сказал Джордж с непоколебимой уверенностью в голосе.
        Я смотрела на телефон и мысленно заклинала: «Повесь трубку! Повесь трубку… и катись к такой-то матери!»
        - Джордж, не нужно ничего бросать и не нужно никуда ехать. На днях меня выпишут, и я вернусь к работе. У меня просто не будет на тебя времени.
        Ответом был лишь сплошной треск помех на линии. Молчание в трубку было у Джорджа недобрым знаком. Он мог сейчас бороться со слезами, а мог замышлять убийство. Ничего нельзя было сказать наверняка.
        - Надеюсь, мы друг друга поняли, - снова начала я. - Мое место в Теннеси, а твое - на Аляске. Со мной все…
        Меня отвлек звук отворяющейся двери. Высокий мужчина в деловом костюме адресовал мне улыбку - как пробный шар. На нем было метровыми буквами написано «адвокат», но я не позволила себе сразу впасть в отчаяние. Вдруг это всего-навсего глубоко верующий из местного библейского кружка, который решил нанести визит страждущим. Эдакий добрый самаритянин.
        - Пора прощаться, Джордж. О приезде даже не думай! Я вообще жалею, что тебе сообщили.
        Когда мне пришлось лежать в этой больнице по первому разу, после взрыва, мы были еще женаты. Я внесла рабочий номер Джорджа в графу «на непредвиденный случай», и, само собой, он осел в моем файле - поступок из числа тех, о которых потом многократно сожалеешь.
        - Я люблю тебя, детка, и не могу бросить на произвол судьбы. Я здесь с ума сойду, не зная, как у тебя дела!
        Я подавила вздох, а заодно и тошноту. Настал момент прибегнуть к тяжелой артиллерии.
        - Судебный запрет все еще в силе, Джордж. Ты не имеешь права ко мне приближаться, а если попробуешь, дело кончится тюрьмой.
        Я повернулась к незваному гостю (который, кстати сказать, после моих последних слов заметно скис) и взглядом спросила, какого рожна ему от меня нужно, при этом напряженно прислушиваясь к молчанию в трубке. Наконец там невнятно прозвучало что-то вроде «стервозная баба» и послышались короткие гудки. Теперь можно было с уверенностью сказать, что опасность миновала: Джордж хорошо знал, как местная полиция относится к приезжим с агрессивными наклонностями. Учитывая все еще висевшее на нем обвинение в незаконном ношении оружия, запрет приближаться к бывшей жене ставил точку на его правах в штате Теннеси.
        Положив трубку, я помассировала виски кончиками пальцев.
        - Я могу зайти попозже, - сказал гость.
        - Какой смысл? - отмахнулась я. - Вот если бы вы ушли и не вернулись, тогда другое дело.
        Улыбка у него была легкая, скользящая, не из тех приклеенных, что так раздражают. А после моего замечания в ней даже появился оттенок лукавства.
        - Вот этого я вам обещать не могу. - Он протянул руку. - Вы Ванда Лейн. А меня зовут Уолтер Бриггс.
        Нет, улыбался он все-таки поразительно ненавязчиво и как будто искренне, так что я не могла не улыбнуться в ответ, пожимая протянутую руку. Уолтер Бриггс был шатен и носил очки, которые его, впрочем, не портили. Рукопожатие было крепкое, но тоже ненавязчивое, не как если бы он с ходу пытался подавить авторитетом. Он казался неприметным, пока не улыбался, а улыбаясь, становился привлекательным.
        - Я адвокат.
        Кто бы мог подумать!
        - Это я сразу поняла.
        - То есть?
        - В библейский кружок вы не впишетесь.
        - Что, простите?
        - А то! - Я скрестила руки на груди, как щит в предстояще атаке, - нельзя было подождать до выписки? Или хотя бы пока отменят обезболивающие?
        Брови Бриггса приподнялись, глаза самую малость округлились. Да, он неплохо разыгрывал из себя святую наивность, но стреляного воробья на мякине не проведешь. Поскольку пауза затягивалась, я заговорила медленно и раздельно, как бы обращаясь к умственно отсталому:
        - Подписывать ничего не стану, не дождетесь.
        - Ясно, - только и сказал Бриггс.
        - Именно так! Бегите к своему ненаглядному Задохлику и скажите, что во второй раз я на его финты не куплюсь.
        Лукавства в улыбке заметно прибавилось, и это мало-помалу начало меня доставать.
        - А кто такой Задохлик?
        - Адвокат этих пройдох из Хейстипгской газовой, кто же еще!
        - В смысле, Джон Дуглас?
        - Ну да! - нетерпеливо подтвердила я. - А с вами нам не о чем больше разговаривать! Уходите и не тратьте зря время.
        - Вам не стоит беспокоиться. - Он издал смешок, который отлично гармонировал и с улыбкой, и с манерой держаться, то есть был на редкость противным. - Мое время - на что хочу, на то и трачу.
        - Могу сказать то же самое о своем, - процедила я. - И у меня нет ни малейшего желания и дальше тратить его на беседу с вами.
        - Понимаю и не смею больше вас задерживать, миссис Лейн. - Уолтер Бриггс достал из нагрудного кармана визитную карточку. - Вот, возьмите. Я к вашим услугам. Между прочим, хотя я действительно знаком с Джоном Дугласом, наши интересы никак не пересекаются.
        На карточке стояло: «Уолтер Бриггс, судебный адвокат». Я подняла глаза, и он снова показался мне привлекательным с этой своей легко вспыхивающей улыбкой, в которой явно сквозило лукавство.
        - В таком случае зачем вы здесь?
        - Как вам сказать, миссис Лейн… - Он помедлил, как бы подбирая слова. - До меня дошли слухи о том, что случилось в тот день в зале суда. Я на вашей стороне и считаю, что у вас есть все основания для иска «Лейн против города». Если надумаете подавать, можете рассчитывать на мою помощь.
        Я еще раз пробежалась глазами по карточке и по его лицу.
        - Вы не похожи на тех, кто вербует клиентов по больницам…
        - Правильно. Потому что я вовсе не из таких.
        - А тогда можно узнать, чему обязана такой честью?
        - А можно узнать, у вас каждое новое лицо вызывает такую антипатию?
        - Нет, не каждое, - ответила я, чувствуя, как губы сами собой складываются в улыбку (мужское обаяние - сильная штука, а у Бриггса его было в избытке). - Только если это лицо адвоката.
        Появилась Вера с подносом. Судя по ароматам, меня наконец перевели в другую группу питания (до этого приходилось кое-как перебиваться, запивая таблетки бульоном).
        Уолтер Бриггс посторонился, давая дорогу.
        - Приятного аппетита. Мне пора. - Он пошел к двери, помедлил и, уже держась за ручку, адресовал мне мимолетную улыбку. - Рад, что вам лучше.
        Вера смотрела на него во все глаза. Заметив это, он улыбнулся и ей - намного приветливее. Я ощутила странную досаду.
        - До свидания.
        Он вышел. Вера медленно отвернулась от двери.
        - Ухты! Шикарный мужик.
        - Да, ничего.
        - Ничего? Ну знаете, Ванда! Такого мужика надо ценить, даже когда его уже заполучила. Будь у меня такой дружок, я бы не выперла его из постели, даже если бы он потребовал туда завтрак!
        - Никакой это не дружок, - брюзгливо возразила я. - Мы только что познакомились.
        - Как так? - изумилась медсестра. - Да ведь он торчал тут, можно сказать, безвылазно, пока вы лежали в коме. Я все думала: надо же, какой преданный!
        - Тут - это где? В больнице?
        - Да прямо тут, в этой вот самой палате!
        - Безвылазно? - Я прикинула вероятность того, что под этой обаятельной личиной таится маньяк, и решила, что вряд ли. - Днем и ночью?
        - Ну, это я малость загнула, но вообще он заходил каждый божий день. Иногда только заглядывал - узнать, не пришли ли вы в себя, но чаще сидел у постели. Знаете, не одна я думала, что это ваш дружок! Да и что еще мы могли подумать? Уж если мужик так крутится вокруг женщины в коме, значит, они не первый месяц знакомы.
        - Логично, - хмыкнула я. - Тем не менее, придется разочаровать ваш дружный коллектив.
        И сунула Вере карточку. Она прочла и развела руками:
        - Адвокат, чтоб его!..
        - Вот именно, - буркнула я.
        Взбив подушки и придвинув мне поднос, она некоторое время постояла надо мной с задумчивым видом.
        - Значит, адвокат… и все равно, из постели я бы такого не выперла. Ну ладно, мне пора, а вам приятного аппетита и, кстати, с днем рождения!
        - Что, простите?! - Я уронила поднятую было вилку.
        - Разве нет? - Медсестра потерла лоб, как бы собираясь с мыслями, и облегченно вздохнула. - Ну, правильно, с днем рождения! Двадцать шестого октября, именно так. Или в вашем файле ошибка?
        - Да нет, все верно. Значит, мне уже тридцать два. Уж как мы рады, как рады!
        Вера явно приготовилась отпустить расхожую шуточку, но и последний момент прикусила язык, за что я была ей только благодарна.
        - Это ничего, если я спрошу, есть ли у вас родственники?
        - Есть, в Нью-Йорке.
        Я ждала, что она начнет выпытывать дальше, но она только спросила:
        - Может, связаться с кем-нибудь из них? Правда, вы просили не соединять, даже если снова позвонит муж…
        - Бывший муж, - автоматически поправила я, тыча вилкой в кусок жареного цыпленка, который упорно отпрыгивал. - Послушайте, эту птицу догадались хотя бы прикончить? Я уж не говорю о том, чтобы приготовить.
        - Но, Ванда…
        - А это что за отвратительное месиво? Пюре из пакета? Не могу поверить! Миллион баксов в сутки за койку - и у вас нет средств па настоящую картошку?!
        Несколько секунд Вера только хлопала глазами, потом неуверенно предложила:
        - Я могла бы составить вам компанию - у меня вот-вот начнется обеденный перерыв. Поели бы вместе, поболтали…
        - Это что же, из жалости? Не беспокойтесь, я привыкла к одиночеству, и оно меня нисколько не тяготит. Даже наоборот.
        - Зато меня тяготит! - заявила Вера, демонстративно приняв позу «руки в боки». - Терпеть не могу жевать в одиночку. Думала, хоть разок пообедаю по-человечески, но теперь вижу, что с вами не споешься.
        Я сочла за лучшее смягчиться.
        - Раз так, зачерпните и мне из своего медсестринского котла. Наверняка там картошка повкуснее.
        - Ладно уж, зачерпну.
        Хмыкнув, Вера заскрипела своей обувью к выходу.
        Значит, день рождения. Какая удача!
        Я вернулась к борьбе с цыпленком, но отвлеклась на мотив, который здесь явно предпочитали всей остальной музыке (что, надо признаться, раздражало меня чем дальше, тем больше). Хуже всего, что мне никак не удавалось опознать мелодию - радио едва шептало. Что-то из классики. Пьеса для рояля с оркестром. Вот сейчас будет крещендо.
        - Надеюсь, эта картошка…
        - Тсс! - зашипела я, прикладывая палец к губам. Вера замерла, через плечо встревожено оглядывая коридор. Но мелодия уже затихла. Я уронила руку на одеяло. Что-то в моем лице заставило Веру пристальнее в меня всмотреться.
        - Что с вами, Ванда?
        - Да так, ничего особенного. - Я рассеянно следила за тем, как она устраивается со своим подносом на краю соседней постели. - Просто эта мелодия начинает сводить меня с ума.
        - Какая мелодия?
        - В том-то и дело, что не знаю! Может, вы мне скажете, раз ее снова и снова передают по вашей радиосети!
        - У нас нет никакой радиосети, - ответила медсестра озадаченно.
        Я пропустила ее ответ мимо ушей, пробуя наконец цыпленка. Он оказался не так плох, как я ожидала. Желудок истосковался по настоящей еде и ответил на первый же кусочек довольным воркованием.
        Внезапно до меня дошло.
        - То есть как - нет радиосети?
        - А вот так! - засмеялась Вера. - Нету, и все тут. То есть поначалу, конечно, была, но ведь вы, больные, народ привередливый. Вечно кто-то жаловался, что ему не нравится репертуар. Ну и было решено отключить общую трансляцию. Кто хочет и кому можно, приносит музыку с собой.
        - Но я слышу мелодию! Причем всегда одну и ту же. Она сразу стала серьезной.
        - Вот что, схожу-ка я за доктором.
        Я уже открыла рот для возражений, но тут музыка возобновилась, и я вскинула руку:
        - Вот она! Слушайте, слушайте! Просто спятить можно, ей-богу. То звучит, то не звучит, словно кто-то крутит ручку настройки. А главное, никак не успеваешь сообразить, что это все-таки за вещь.
        Приближалось крещендо. Я умолкла, напряженно прислушиваясь. Вера не сводила с меня встревоженного взгляда. Как и всегда, все затихло в самый интересный момент.
        - Вот дьявольщина! Так что же это за вещь?
        - Я иду за доктором, - заявила медсестра, вставая.
        - Почему за доктором? Что, он лично включает музыку?
        - Да ведь нет никакой музыки!
        - То есть как это - нет музыки? Я же ее только что слышала… да и перед этим несчетное число раз!
        - А я нет!
        - Ну и что это значит?
        - То, что вы слышите несуществующую музыку, вот поэтому мне придется вызвать доктора Харленда.
        - Только не из дома!
        - Он сегодня дежурит, прямо как по заказу. - При этом Вера шажок за шажком отступала к двери. - А вы пока доедайте.
        Я отложила вилку, внезапно пресыщенная непривычно обильной едой. Кивнула. Вера вышла, а я повернулась к окну, за которым уже стемнело. Желтые пятна фонарей расплылись, когда глаза заволокло слезами. Мне было что оплакивать: в свой собственный день рождения одна, как перст, если не считать поехавшей крыши. Можно себе представить, какое светит тридцатитрехлетие!
        Через неделю меня выписали. Доктора сходились во мнении, что мне все же невероятно повезло: никаких серьезных повреждений, кома была недолгой, а уж очнувшись, я прямо-таки стремительно пошла на поправку. Голова моя уже почти не кружилась, разве что от резких движений. Меня уверяли, что окончательное выздоровление - вопрос самого ближайшего времени и что лучшее лекарство - родные стены.
        - А как быть с музыкой? - прямо спросила я доктора Харленда, бесцеремонно перебив очередные разглагольствования насчет моего везения.
        Мы сидели на моей заправленной койке в ожидании медсестры с инвалидным креслом, в котором только и может покинуть больницу бывший пациент, даже если он уже в состоянии побить все олимпийские рекорды. Правила, как вы сами понимаете, дело святое.
        Доктор Харленд повел из стороны в сторону своей приклеенной улыбкой. Он был из тех, кто верит, что все в наших руках, было бы желание. Его неизменно приветливое настроение при таком росте и непомерной больничной нагрузке казалось мне личным оскорблением.
        - С какой музыкой, Ванда?
        - С той самой, о которой я талдычу вам уже неделю. С той, которую слышу только я и больше никто.
        - Ах с этой! Видите ли, Ванда, мы скрупулезно обследовали ваш слуховой аппарат на предмет звона.
        - При чем тут звон? В моем слуховом аппарате играет музыка, - возразила я сквозь стиснутые зубы (потому что за неделю обследований успела наслушаться про так называемый звон - общий термин, под который подпадает все на свете). - Если я слышу музыку, которой нет, для этого должна быть причина, вы не находите?
        Из груди доктора Харленда вырвался тяжкий вздох. Он смотрел на меня с искренним сочувствием, он был со мной так терпелив, так добр… что хотелось двинуть ему в челюсть.
        - Уши у вас в полном порядке.
        - Вы хотите сказать, что я воображаю себе эту музыку? - Я впилась ногтями в ворс одеяла. - Что она звучит не в ушах, а в мозгу? Ну нет, на это я не куплюсь! Музыка играет у меня в ушах по какой-то физической причине. Физической, ясно?
        - Мм… - Доктор выпятил губы, не прекращая при этом улыбаться. - Пожалуй, направлю-ка я вас к доктору Аиджибоусу.
        Это мне понравилось. По крайней мере хоть какой-то прогресс.
        - А кто такой доктор Анджпбоус? Какое-нибудь светило отоларингологии?
        - Это психиатр.
        - Еще чего! Ни к какому психиатру вы меня волоком не затащите! Говорю вам, это физическое!
        - А я вам говорю, что физическая причина исключена. Мы исключили се путем всевозможных обследований. Ваши уши в порядке. Ну же, Ванда! - Он ободряюще сжал мне руку. - Мой вам добрый совет: не ходите по врачам, не тратьте деньги. Это, конечно, досадный момент, но поскольку он не слишком осложняет вам жизнь, просто смиритесь с этим, и точка. Очень, возможно, что в один прекрасны и день все пройдет само собой.
        - Пройдет само собой? Вот это, твою мать, здорово! Вот, значит, чему учат в престижных медицинских институтах! Когда понятия не имеешь, что же, мать твою, происходите пациентом, говори, что все пройдет само собой!
        Если я думала, что грубостью можно стереть с лица доктора Харленда улыбку, я просчиталась. С тем же успехом я могла кричать ему в лицо: «Коротышка! Коротышка!» При таком ангельском терпении ему не хватало только крылышек. Я отступилась, но досада была так велика, что когда прибыла наконец Вера с растреклятым инвалидным креслом, я принялась жаловаться на больничные порядки и жаловалась до тех пор, пока меня не вывезли на улицу и не дали наконец возможность идти на своих двоих.



        Глава 2

        Мою квартиру никто не назвал бы роскошной: в ней имелась всего одна спальня, одно общее помещение для гостиной, столовой и кухни и ровно столько окон, чтобы архитектора нельзя было притянуть к ответу за депрессивный эффект (о котором, надо сказать, постоянно твердили другие жильцы дома). Но это была тихая гавань, здесь я укрылась от Джорджа и, хотя могла себе позволить что-нибудь получше, здесь и осталась - возможно, потому, что я не из тех, кто живет надеждой на лучшее. Одним свойственно твердить, что за дождям и всегда еле дует солнечная погода, другие знают, что до нее еще нужно дожить.
        Выздоравливала я с книжкой в руках. У меня пунктик насчет чтения, впитанный буквально с материнским молоком: маминой нормой было пять книг в неделю, она даже готовила и убиралась, не выпуская из рук книги. В дни моего детства, когда отец еще только начинал практиковать на Манхэттене, мы жили, можно сказать, в благопристойной нищете. Ни о каком расписании у него и речи не шло, он работал на износ и на дорогу тратил два часа в день, поэтому мы с мамой были по большей части предоставлены самим себе и не знали других развлечений, кроме выходов по средам в городскую библиотеку, где набирали книг на целую неделю. Мама всегда советовала мне классику вроде «Алисы в Стране чудес» и «Питера Пэна», а я, в пику ей, брала бестселлеры о детях, которым досталось так мало любви, что родителей они называли не иначе как «предки» и обязательно шли по плохой дорожке. В глазах мамы это была дешевка.
        Помню вечера, когда мы сидели вдвоем в гостиной, в полной тишине, и читали, читали, читали… У каждой было свое кресло под видавшим виды торшером. Если стояло лето, в руках у мамы была «Анна Каренина» - она непременно перечитывала эту книгу раз в год и каждый раз плакала, а я не переставала задаваться вопросом: зачем читать то, что доводит до слез?..
        Если верить прогнозам доктора Харленда, полное выздоровление было мне обеспечено при условии двух недель полного же покоя, но уже через пять таких дней «в родных стенах» я поняла, что с меня довольно. Протерла пыль, разморозила холодильник, расставила коллекцию музыкальных дисков в алфавитном порядке, выстроила в аптечке
«по росту» пузырьки и коробочки с лекарствами из объемистого пакета, полученного при выписке. Я даже зашла так далеко, что украсила визитной карточкой Бриггса зеркало в ванной и, причесываясь по утрам, размышляла над идеей подать в суд на весь город (не потому, конечно, что пылала жаждой мести, а ради возможности хоть с кем-то общаться). Размышляла до тех пор, пока не поняла, что, подобно Вере, не отказалась бы подать Бриггсу завтрак в постель.
        Это стало последней каплей в чаше терпения.
        На другой день, более чем за неделю до предписанного срока, я встала пораньше, приоделась и отправилась на работу, собираясь сделать сюрприз своим коллегам - очень хотелось верить, что приятный.
        Штаб-квартира «Восьмого канала» занимала северную половину небольшого торгового центра, а южную поделили между собой солярий и цветочный магазин, причем никому из них и в голову не пришло разместить у нас свою рекламу. По-моему, это говорит само за себя: грош цена каналу, если даже ближайшие соседи не желают иметь с ним дело.
        Стеклянные двери приходилось толкать изо всех сил. В прежнем своем воплощении штаб-квартира была мебельным магазином. Девственно белые стены и серый пол были призваны выгодно оттенять ряды дубовых обеденных гарнитуров и рабочих уголков для пользователей, что идут в ногу со временем. Приспосабливая помещение для наших нужд, один болван решил, что достаточно втиснуть туда лабиринт кабинок в серых тонах, чтобы воцарилась теплая, дружеская атмосфера. Теперь все это напоминало насквозь изглоданный мышами засохший рисовый пудинг.
        За своим столом я обнаружила Сьюзи Хоффман, на мой взгляд, самого бестолкового рекламного агента на всей нашей многострадальной планете. Из своих двадцати двух лет она тянула разве что на двенадцать: считала любого, кто обещал перезвонить, потенциальным клиентом и пускала слезу по малейшему поводу. Справедливости ради надо признать, что порой это срабатывало. К примеру, Том Шелти, владелец магазина
«Охота как хобби», был так тронут ее слезливыми восторгами по поводу его макетов старинных авто, что без раздумий подписал договор.
        Сьюзи рылась в ящике стола, растопырив пальцы с очень длинными искусственными ногтями. Выходило, что на время моего отсутствия мои обязанности были возложены на нее, и страшно было подумать, как это сказалось на результате. Возможно, мне вообще не стоило раскатывать губу на жалованье. А может, даже следовало настроиться на то, что я еще окажусь должна.
        При виде меня Сьюзи нервно дернула рукой, и ящик с треском захлопнулся.
        - Ванда! - ахнула она с таким испугом, словно я восстала из мертвых. - Ты почему так рано?
        Приятный сюрприз явно не задавался. Над кабинками тут и там появились головы, напоминая мышиный выводок, застигнутый с поличным (зная меня, коллеги никогда не упускали случая поразвлечься). Припомнив решение отныне держать себя в руках, я протиснулась мимо Сьюзи и начала перебирать стопку накопившейся корреспонденции.
        - Рано, потому что превосходно себя чувствую. - Голове вдруг вздумалось закружиться, я присела на край стола и скрестила руки на груди. - Ну а теперь к делу! Выкладывай, скольких моих клиентов ты распугала.
        - Ну-у… - протянула Сьюзи, кусая нижнюю губу, - «Центр внеклассной активности» решил, что нет смысла давать рекламу в разгар учебного года, и обещал связаться с нами перед началом следующего. Подрядчик из конторы «Финн» сказал, что перезвонит при первой же возможности, а «"Шевроле" Финнегана»… ну-у… их передали Труди.
        - Что?! - закричала я, заставив Сьюзи подскочить. - Что значит «передали Труди»?! С чего бы это вдруг мой самый выгодный клиент перекочевал к ней?!
        Если правда то, что дьявол может бродить по земле в человеческом обличье, то он, без сомнения, воплотился в Труди Лаверли. Ей ничего не стоило наврать с три короба, чтобы заполучить выгодный контракт, и потом так ловко устраниться, что расхлебывать кашу приходилось другим. Я бросила уничтожающий взгляд на ее кабинку - само собой, там было пусто. Наверняка она издалека различила хлопки моего изношенного глушителя и улизнула от греха подальше куда-нибудь в туалет (исчадия ада, как правило, еще и дьявольски сообразительны).
        Растерянная мордашка Сьюзи заставила меня обуздать досаду. Нелепо ставить человеку в вину низкий коэффициент умственного развития - это ведь не подлость и не беспринципный карьеризм, а поскольку и того и другого здесь хватало с избытком, оставалось только ждать, когда беспощадная мясорубка под названием «Восьмой канал» изжует ее и выплюнет. Другого, увы, не предвиделось.
        - Ну-ну, не переживай так, - сказала я примирительно. - И не жуй больше губу, а то придется идти к пластическому хирургу. Я уж как-нибудь заполучу Финнегана обратно.
        Телевидение - слишком нервная сфера деятельности, здесь из каждой мухи делают слона. Господи, как это порой раздражает! Ну запоздал клиент с возобновлением договора, подумаешь. А шум поднимается такой, словно вострубили все иерихонские трубы.
        - Ох, не знаю, Ванда, не знаю, - жалобно пробормотала Сьюзи. - Блейн говорит, что Финнегану не уделялось должного внимания.
        - В смысле, не уделялось мною? Ну так уделю, за чем дело стало! Скажи лучше, Блейн у себя?
        Сьюзи кивнула.
        - Так я сейчас сразу с ним и разберусь.
        - Но он…
        - Забудь. Теперь это моя забота.
        Блейн Дауд, главный менеджер «Восьмого канала», был именно тем, кого невольно представляешь при первом же звуке такого имени: бесхребетным слизняком с потными руками и бледной нудной физиономией. Его вышибали буквально с каждой работы, обычно за некомпетентность, а пару раз и за то, что он не постеснялся сделать наглые приписки к статье текущих расходов. В конце концов, его папаша Эдгар, владелец «Восьмого канала», а также еще десятка подобных, разбросанных по всему восточному Теннеси, пристроил его сюда - чтобы был на глазах. Между прочим, именно Блейну мы были обязаны серым, похожим на изглоданный пудинг лабиринтом кабинок. Это была его первая, но далеко не последняя гениальная идея. Когда он вступил в должность, наш рейтинг был на втором месте, теперь оставалось только гадать, задерживается ли хоть кто-то на нашем канале, когда прыгает с одного на другой.
        Я бросила ненавидящий взгляд на офис в дальнем углу зала, очень похожий на куб аквариума. Блейн висел на телефоне. Спровадив Сьюзи, я отправилась туда, а войдя, так хлопнула дверью, что она распахнулась. Блейн тотчас положил трубку - довольно разумное решение.
        - Какого хрена, а, Блейн? - сказала я как можно громче и краем глаза заметила, что многие мышки по-высунули головы из своих кабинок.
        - Как мило с твоей стороны заглянуть, Ванда! - Блейн поднялся из-за стола, чтобы прикрыть дверь, предложил мне сесть и уселся сам, сложив руки домиком. - У меня к тебе серьезный разговор.
        - Дерьмо у тебя, а не разговор! Вот у меня к тебе разговор, это уж точно.
        Я с удовольствием отметила, что Блейн, как обычно, шокирован моим лексиконом.
        Самое крепкое выражение, которое когда-либо употреблял он, было «ай-яй-яй», и в его присутствии невольно тянуло подсыпать в свою речь побольше перцу.
        - Вижу, Сьюзи тебе уже все сказала. - Блейн выдал на-гора слабое подобие улыбки, которое только и удается людям, за всю жизнь не испытавшим ни единой положительной эмоции.
        - Да, сказала.
        - В таком случае я не стану долго распространяться, Ванда. Добавить тут нечего. В кабинке у Кейт найдется пара пустых коробок, можешь ими воспользоваться. Собирай вещи - и адью!
        Собирать вещи? Я не могла взять в толк, о чем речь, и только тупо таращилась на Блейна. Его глазки забегали.
        - Значит, Сьюзи тебе не сказала?!
        - Почему? Сказала. Я знаю, что Финнегана передали Труди, и пришла высказать свое мнение. А вот о том, что меня увольняют, я впервые слышу. Ведь меня увольняют, это так? - Я поднялась со стула и нависла над Блейном, уперев ладони в стол и учащенно дыша, хотя недавнее происшествие в зале суда, по идее, должно было научить меня уму-разуму. Однако есть люди, которым хоть кол на голове теши - все равно ничему не научатся.
        - Но, Ванда, ты отлично знаешь политику нашей фирмы! У тебя и в контракте это записано: «Сотрудник обязан зарабатывать не менее установленной квоты. Если он не справляется со своими обязанностями в течение трех недель подряд, фирма имеет право уволить его и подыскать на его место более подходящего кандидата». - Блейн схватил мячик «антистресс» и начал судорожно сжимать его левой рукой. - А ты три недели вообще не являлась на работу!
        - Я была в коме, Блейн.
        Я старалась говорить внятно, чтобы он понял. По фирме ходила шуточка, что Блейн не просто дурак, а страдает сложным умственным расстройством, поэтому любая речь для него - бессмысленный набор звуков. Очень возможно, что это действительно так: в ответ на мое заявление он только чаще задвигал рукой.
        Я выхватила у него мячик.
        - Никто не имеет права уволить человека за неявку по причине комы! Это незаконно!
        - Да, но взгляни сюда! - Он ткнул пальцем в фотокопию моего контракта о приеме на работу, которая совсем не случайно оказалась на его столе. - Видишь, здесь черным по белому…
        - Не трудись, - вздохнула я, внезапно осознав всю тщетность своих усилий. - Где Эдгар?
        - Эдгар? - переспросил Блейн, усиленно изображая высокомерие, хотя я могла бы поспорить, что он вот-вот обмочит штаны. - Я здесь главный менеджер!
        - Ох, ради Бога! Ты здесь главный объект для шуточек! - Он задохнулся и налился кровью, но меня уже подхватило и понесло. - Думаешь, я не знала, что ты спишь и видишь, как бы от меня избавиться? Я только надеялась, что ты все-таки не такой непроходимый кретин! Да у меня наберется не на один, а на целую дюжину судебных исков, ты, дристун вонючий!
        - Немедленно прекрати! - взвизгнул Блейн. - Твоя манера выражаться совершенно недопустима! Ни одна приличная фирма не станет держать у себя сотрудника, который… который сквернословит!
        - Да плевать мне на тебя, толстомордая куча дерьма! Говори сейчас же, где твой отец, а иначе узнаешь, что такое настоящее сквернословие!
        - Отец отправился в круиз и вернется только в следующую пятницу! - Блейн вдруг перестал визжать, приосанился и стал поправлять галстук. - Но тебе это ничем не поможет, потому что решение принято и менять его я не намерен.
        Я промолчала.
        Он перестал тискать галстук, на котором осталось влажное пятно. Блейн был такой зеленый, что я испугалась, как бы он не заблевал все вокруг, меня в том числе. С полминуты мы оба переводили дух. Я вполне отдавала себе отчет в том, что мной движет не страх потерять эту работу. Необходимость день за днем надрываться, чтобы всучить людям минуты экранного времени, вгоняла меня в тоску, а делать это для такого, как Блейн, было и того хуже. Я понемногу откладывала деньги, ожидая момента, когда почувствую, что сыта всем этим по горло, чтобы позволить себе уйти с гордо поднятой головой. Но чтобы получить пинок под зад, да еще от такого мерзкого слизняка, - нет, этого удовольствия я ему не доставлю!
        - Ну ладно. - Я все еще стояла, уперев ладони в стол, и теперь наклонилась ниже, чтобы этот тип не мог уклониться от поединка взглядов. - У меня есть для тебя еще пара слов. Советую хорошенько их запомнить, потому что и через двадцать лет ты будешь вскрикивать по ночам, вспоминая их.
        Блейн икнул, очень громко. Ничего нет противнее мерзавца с трусливой душонкой.
        - К-какие еще два слова?
        - Уолтер Бриггс!
        - Это кто, наш привратник?
        - Нашего привратника зовут Боб, дубина ты стоеросовая! - заорала я, схватила со стола блокнот в липкой пластиковой обложке, нацарапала в нем «Уолтер Бриггс» и сунула Блейну под нос.
        - Кто это?
        - Мой новый адвокат. Супер-адвокат, если уж быть точной. И очень скоро ты о нем услышишь.
        Еще раз с треском хлопнув дверью, я зашагала к выходу на улицу, махнув рукой на личные вещи. Можно было поклясться, что у моих бывших коллег вырвался дружный облегченный вздох.
        Дома, едва заперев дверь и сбросив туфли, я побрела на кухню, немного постояла у окна, потом принялась рыться в шкафчиках в поисках непочатой бутылки шотландского виски. Это был подарок отца к моему тридцатилетию, хотя он прекрасно знал, что алкоголь у меня не в чести.

«У всех у нас случаются дни, когда не обойтись без хорошей дозы крепкого, и мне будет приятно знать, что в такой день у тебя под рукой окажется все необходимое», - поясняла поздравительная открытка.
        Мой старый добрый папочка.
        Я завалилась в гостиной прямо на пол, с бутылкой в одной руке и стаканом в другой, и некоторое время просто смотрела в потолок, потом изрекла:
        - Вот она, история моей жизни!
        Вслух это прозвучало даже хуже, чем когда крутилось в голове, а главное - было правдой.

«Мне уже тридцать два, - думала я угрюмо. - Тридцать два, Господи Боже! Могла стать кем угодно: доктором, большим начальником, профессором колледжа - тем, кто что-то собой представляет. Наверняка в те края вела широкая ровная дорога, но я по ней не пошла, я повернула на кривую, окольную, и эта-то окольная и привела меня туда, где я сейчас нахожусь: на полу в убогой квартирке, в компании бутылки и стакана, без работы, без семьи и друзей, с несуществующей музыкой в треснувшем черепе. Самое время выступить в шоу тотальных неудачников…»
        Зазвонил телефон. Он был беспроводной и потому валялся где попало, так что пришлось переждать три звонка, гадая, откуда они доносятся.
        - Оставьте меня в покое! - первым делом сказала я, выхватив телефон из-под кровати.
        - Ах ты, сука драная! - высказался Джордж, и это выглядело так, словно он жевал кашу.
        Отец был прав: иногда без крепкого просто не обойтись.
        - А, это ты, Джордж. Очень мило с твоей стороны. Я посмотрела на календарь, просто чтобы уточнить, какой сегодня день. Само собой, это был день получки. Единственным предсказуемым поступком моего бывшего мужа была привычка по вторникам звонить мне с угрозами.
        - Можешь поцеловать меня в задницу! - продолжал Джордж, перекатывая во рту кашу. - И твой долбанный адвокат может поцеловать меня в задницу, и твоя долбанная судья!
        Я отхлебнула сразу побольше виски, обожгла горло и некоторое время ловила ртом воздух. Зато потом стало тепло и на все плевать.
        - Мне выдали только половину долбанной зарплаты!
        Голос снизился до лихорадочного горячечного шепота, едва различимого за шумом бара. Без сомнения, мне предстояло выслушать целый список угроз.
        - Слушай, Джордж, надо было думать головой, когда ты взялся самостоятельно защищать себя в суде.
        Ему и в самом деле некого было винить: на трех заседаниях он отводил кандидатуры адвокатов, а на четвертое явился вдребезги пьяным и заявил, что сам себя отлично защитит. Между прочим, я не требовала с Джорджа никакого содержания - судья, рассерженная наглостью моего бывшего мужа, присудила мне его по собственной инициативе.
        В трубке раздался кашель, такой громкий и натужный, что мне пришлось отстранить ее от уха. Помнится, доктор пригрозил Джорджу, что если он не бросит курить, то не проживет и восьми лет. Было это десять лет назад, и теперь не приходилось сомневаться, что кашель или не кашель, а мой бывший муж всех нас переживет. А как бы хотелось, чтобы он сдох прямо сейчас, даже не успев положить трубку! Я робко обратилась к Небесам с предложением: Джордж тут же отбрасывает копыта, а я даю слово впредь не жаловаться на несуществующую музыку, звучи она хоть с утра до вечера.
        Небеса, конечно же, промолчали.
        - Как поживаешь? - спросила я и прикрыла рот ладонью, чтобы не хихикнуть: теперь и у меня была каша во рту. - Что поделываешь?
        - Узнаешь, когда приеду и сверну твою долбанную шею! Но сперва заставлю вернуть все долбанные деньги, которые ты мне задолжала!
        И это говорит мужик, которому лень вытянуть из-под задницы дистанционку, если его вдруг угораздило на нее усесться! Моя безопасность покоилась на его нежелании лишний раз двинуть пальцем, и я знала это, однако сердце все равно сжалось от страха, прямо как в былые времена.
        - Что-что ты сказал? Извини, я не расслышала. Не мог бы ты повторить? - Я нажала на кнопку записи.
        Пресловутое выступление Джорджа в суде было, конечно, хорошим доказательством его невменяемости «под градусом», но и пьяные угрозы могли сыграть свою роль - подкрепить впечатление. Однако Джордж, инстинктивно ощутив опасность, свел разговор к потоку непристойностей, а затем просто отключился.
        Я плеснула в стакан еще порцию, улеглась на прежнее место и погрузилась в мысли о правосудии вообще и Уолтере Бриггсе в частности. Отвлеклась я только один раз - чтобы спросить себя, как скоро я начну находить вкус виски упоительным.
        - Итак, если я вас правильно понял, вы готовы возбудить дело. А против кого именно? - Уолтер Бриггс налил себе минералки и немного ослабил узел галстука.
        Я позвонила ему утром, как только проснулась (между прочим, на полу в гостиной), и сказала, что собираюсь предпринять кое-какие шаги, а потому принимаю его помощь. К моему удивлению, он согласился встретиться, даже не уточняя, что я затеяла.
        Заведение «У камелька» никак не оправдывало своего романтического названия. Здесь и в помине не было не только камина, но даже какой-нибудь завалящей свечки, разве что тлели у черного хода сигареты вышедших на перекур официанток. Иными словами, Это была дешевая забегаловка со столиками на железных ножках и такой здоровенной тумбой с десертами, что мимо нее едва удавалось протиснуться. Зато от дома сюда можно было добраться пешком, и я решила, что свежий воздух мне в это утро не повредит.
        Так и вышло: шагая по улице, я оправилась настолько, что готова была покорить мир… ну или хотя бы Уолтера Бриггса.
        - Я хочу подать в суд, во-первых, на город, в котором живу; во-вторых, на больницу, в которой лежала; в-третьих, на фирму, в которой работала… да, и в-четвертых, на бывшего мужа.
        - А этот-то чем виноват? - удивился Бриггс.
        - Тем, что все еще жив. Я подам на него в суд за то, что он до сих пор не отдал концы.
        Бриггс откинулся на стуле и еще немного ослабил галстук. Я заметила, что рубашка у него липнет к телу, и вдруг подумала: здесь всегда такое пекло, что никакого камелька и не нужно.
        - За то, что человек не отдал концы, не судят.
        - Доктор давал ему восемь лет, а он уже прожил десять. У него это и в карточке записано. Можно подать иск за неподчинение приказу авторитетных лиц.
        Уолтер Бриггс засмеялся, давая понять, что оценил шутку. Он ждал, конечно, что я присоединюсь к нему, чтобы тем самым разрядить обстановку. Когда же этого не произошло, он посерьезнел.
        - Такой иск, увы, не будет принят во внимание.
        - А можно хотя бы привлечь к суду доктора, который вселил в меня ложную надежду?
        С минуту Уолтер Бриггс испытующе меня разглядывал, явно не зная, как отнестись к этим словам.
        - Вы, конечно, шутите?
        - И не думала.
        Снова наступило молчание. Пока Уолтер постукивал карандашом по блокноту, где приготовился делать заметки, я помахала официантке.
        - Послушайте, - сказал он, наконец, придвигаясь ближе к столу, - вы наверняка чем-то расстроены, и я могу это понять, но мы здесь для серьезного разговора. Пока что он у нас не задается. Нельзя одновременно подать четыре иска.
        - А что, на этот счет имеется какой-то закон? Уолтер неохотно покачал головой:
        - Такого закона нет, но…
        - Тогда подаем все четыре!
        - Попробую объяснить вам несколько иначе. - Он вздохнул. - Неразумно ввязываться в драку сразу на четырех фронтах. Неразумно и опасно. Да и просто нелепо, если вспомнить ваше намерение обвинить бывшего мужа в том, что он не скончался в указанный срок. Он ни в коей мере не посягает на ваши неотъемлемые права тем, что не спешит на тот свет.
        Я скрестила руки на груди и смерила Уолтера вызывающим взглядом. Это его не смутило, и я перешла в словесную атаку:
        - Что с вами такое, а? Адвокат вы или не адвокат, в конце концов? Чем больше исков вы для меня подадите, тем больше заработаете денег. Так в чем проблема?
        - Возможно, в том, что деньги - это еще не все.
        - Деньги - это все, - заявила я цинично. - Первая и последняя инстанция, в особенности для адвоката.
        Лицо Уолтера впервые на моей памяти заметно потемнело.
        - Не поймите меня превратно, Ванда. Как и любой другой, я обращаю в наличные чеки, которые получаю от клиентов. Но иногда… - Он склонился ко мне с улыбкой, но улыбка не стерла с его лица тень раздражения. - Иногда не столько хочется заработать, сколько исправить допущенную несправедливость. Думаю, найдется еще, по крайней мере, пара адвокатов, которые со мной согласятся.
        Я опешила, выслушивая эту напыщенную тираду, а когда Бриггс уселся на стуле поудобнее, с видом почти откровенного самодовольства, не выдержала. Пусть не думает, что имеет дело с глупой гусыней! Я на такие финты не покупаюсь!
        - В смысле, у вас раздвоение личности? Пардон, даже растроение!
        - А это как вам больше нравится. Я уже успел понять, что все ваши мысли безнадежно пропитаны уксусом.
        - Ах вот как, ответный выпад! Зато ваша политкорректность не так безнадежна, как мне показалось при первой встрече.
        - Приходится как-то приспосабливаться к своему окружению.
        Я заметила, что Бриггс больше не раздражен, да и сама перестала злиться. На такую улыбку хотелось ответить своей, столь же искренней. Все-таки он был очень необычным, этот Уолтер Бриггс, непохожим ни на кого из адвокатов, с которыми мне приходилось сталкиваться, - да что там, непохожим вообще ни на кого из мужиков! Я была всерьез заинтригована и уже ощущала пресловутый трепет, который в моем случае вел к одним лишь неприятностям. Но, даже зная это, я не могла запретить своему взгляду потеплеть.
        Подошла официантка. Вот она ничем не отличалась от других своих коллег, может, только количеством изведенного на прическу осветлителя. Волосы от этого приобрели настолько искусственный, даже какой-то неистребимый вид, что невольно думалось: упади вдруг на Хейстингс ядерная бомба, спасатели найдут только выжженную пустыню и посреди нее - платиновый скальп.
        Это позволило мне отвлечься от собеседника.
        - Будете что-нибудь пить?
        - Буду, - твердо ответила я. - Виски и отдельно воду со льдом. Я с бодуна, понимаете?
        Она понимала, и даже очень, потому что сочувственно хмыкнула.
        - Я бы рада, милочка, но у нас до полудня не отпускают.
        Я хмыкнула в ответ, подняла руку и постучала по часам. Официантка прищурилась на циферблат, буркнула: «Чтоб мне пропасть!» - и ушла, вихляя бедрами с таким размахом, что жуть брала.
        - Какая приятная женщина, - повернулась я к Уолтеру. - Будь у них кондиционер, я бы отсюда не вылезала. Так что скажете, служитель закона?
        - Об этом заведении? Вполне приемлемо.
        - Нет, о моем праве на иск.
        - Ах об этом…
        На этот раз тишина затянулась надолго. Уолтер Бриггс смотрел на меня со спокойной непринужденностью человека, абсолютно уверенного в себе, невзирая на жару и взмокшую от пота рубашку. Под этим взглядом я чувствовала себя как школьный хулиган, который внезапно встретил достойный отпор.
        - Что ж, - сказал он наконец, - я готов подать от вашего имени иск. Один… в крайнем случае два.
        - Отлично! С чего начнем?
        - Ничто нам не мешает возбудить, дело против «Восьмого канала» за незаконное увольнение, однако выигрыш не окупит затраченных денег, времени, а главное, нервов - насколько я понял, канал влачит довольно жалкое существование.
        Официантка принесла заказ. Я схватила стакан, не сводя при этом взгляда с Уолтера. Убедившись, что я по-прежнему вся внимание, он продолжил:
        - По-моему, следует поставить на иск «Лейн против города». Основание: некомпетентность муниципальной компании по газоснабжению. Придется хорошенько поработать, но я почти уверен, что дело замнут, чтобы избежать газетной шумихи.
        Уолтер начал строчить в блокноте - между прочим, левой рукой. Мне почему-то всегда казалось, что левша как-то надежнее, что левше можно довериться с большим основанием, чем тому, кто держит ручку в правой руке (как, например, я сама).
        - Вы упомянули также Хейстингскую городскую больницу. Что вы против них имеете?
        - Там я начала слышать музыку.
        Уолтер чисто автоматически кивнул - так кивают, когда не имеют представления, о чем идет речь.
        - Музыку, которой нет. Как следствие черепно-мозговой травмы.
        Я вытянула шею, напрягла слух и некоторое время пыталась различить мелодию за шумом ресторана. Вид у Уолтера при этом был такой, словно и он прислушивается за компанию.
        - Пока тихо, - объявила я, расслабляясь. - Но это ничего не значит. Она то появляется, то исчезает.
        - Понятно. - Он тоже сел посвободнее.
        - Я в здравом уме.
        - А я ничего и не говорю.
        - Но думаете!
        - Откуда вам знать, что я думаю?
        - Ох, ради Бога! На вашем месте я бы сразу подумала: «Да эта дамочка не в своем уме!»
        - В таком случае останемся каждый на своем месте. Однако силен он затыкать фонтаны красноречия!
        Ладно, проехали. Теперь немного светской беседы, чтобы растопить лед.
        - Откуда вы родом? Не местный, верно?
        - Верно.
        Уолтер явно наслаждался тем, что раздражает меня на каждом шагу.
        - Ну?
        - Что «ну»? - спросил он с простодушной улыбкой.
        - Очевидно, вы с Юга.
        - Почему вы так решили? - Улыбка стала еще простодушнее.
        - Потому что такие несносные люди водятся только там!
        - Смею предположить, не только.
        - Ну, может, еще в Чаппакуа, штат Нью-Йорк. Я как раз оттуда.
        - А я из Ньютона, штат Массачусетс.
        Я сделала хороший глоток, посчитав, что заслужила награду. Уолтер еще немного поулыбался, потом, видимо, решив вернуться «к нашим баранам», стал серьезен.
        - Итак, вы слышите музыку. Насколько я понимаю, это произошло из-за некомпетентности медицинского персонала? Вас плохо лечили?
        Вкус виски по-прежнему не вызывал у меня большого удовольствия, но эффект от выпивки был именно такой, какой и требовался, и с каждым новым глотком я все охотнее ставила эффект выше вкуса.
        - Вовсе нет, лечили меня по всем правилам, но насчет музыки не слишком утруждались. Проверили слух, поставили диагноз «от противного», то есть что это не шум в ушах, выписали счет и побыстрее выперли за дверь в инвалидном кресле. Разве это не повод для иска?
        - Хм…
        Уолтер задумался, постукивая по столу тупым концом карандаша. Пока он думал, я его незаметно разглядывала. У него тоже были морщинки в уголках глаз, но легкие, как это свойственно людям со здоровым чувством юмора, которые, однако, не носят улыбку, словно деловой костюм. Это открытие опять-таки повергло меня в трепет, а трепет принес с собой острое чувство уязвимости. Я жестоко подавила желание залечь в окопчик, пинками выгнала себя на передовые позиции и приготовилась перейти в яростное наступление. Признаюсь, это моя естественная реакция на влечение к мужчине.
        - На мой взгляд, это не повод для иска. Ну, сейчас он у меня попляшет.
        - Какую игру вы ведете, Уолтер Бриггс? - осведомилась я едко.
        - В каком смысле, Ванда Лейн?
        Беглый солнечный луч его улыбки. Трепет во всем моем теле. В атаку!!!
        - А вот в каком. Медсестра проболталась, что пока я лежала в коме, вы то и дело наведывались в мою палату. Даже сидели у моей койки! Весь персонал восхищался тем, какой у меня преданный приятель. - Это несколько поубавило Уолтеру спеси, но мне так и не удалось заставить его отвести взгляд. - Хотелось бы знать, чего ради человек, совершенно мне незнакомый, пять дней подряд играет в доброго самаритянина.
        - Я уже говорил, до меня дошли слухи о том, что случилось тогда в суде, - ответил он, пожимая плечами. - У вас есть основания для иска.
        - Лейн против города?
        - Ну да.
        - И вы пять дней толклись у меня в палате именно поэтому? Чтобы оставить свою визитку?
        - Правильно.
        - Вот как? - Я скрестила руки на груди и постаралась выразить взглядом все свое недоверие. - Даже безработный адвокат, который вербует клиентов по больницам, не зашел бы так далеко.
        - Даже будь я без работы и отчаянно нуждайся в ней, я не стал бы вербовать клиентов, бегая по больницам.
        - Вот именно, так в чем же дело? Ответом было внушительное молчание.
        - Может, для вас нормально неделями не отходить от постели травмированного? - не унималась я.
        Что-то блеснуло в глазах Уолтера, но сразу исчезло.
        - Ну уж конечно, не ради вербовки.
        - Тогда ради чего?
        - Да ради того! - Он вздохнул, поняв, что я не намерена отступать. - В тот день я был в зале суда и стал свидетелем того, что с вами случилось. Недавно там был ремонт, в буквальном смысле косметический: сэкономили на чем только могли. По правилам под ковролин кладется основа, что-то вроде подкладки, - для надежности и чтобы он лучше пружинил. На подкладке сэкономили тоже. Будь она положена, у вас все обошлось бы без трещины, а может, и без сотрясения мозга. У меня есть еще клиент с травмой, на тот момент он тоже лежал в травматологии. Заглядывать заодно и к вам не было для меня проблемой.
        Наши взгляды оставались прикованными друг к другу, и хотя самообладание Уолтера Бриггса было потрясающим, я угадывала, что он если и не откровенно лжет, то говорит не всю правду. Однако поскольку главная цель - заставить его разговориться - была достигнута, я решила отступить на заранее подготовленные позиции. Высмотрев официантку, знаком показала ей: «Повторить в двух экземплярах».
        - Я не употребляю алкоголь днем, - заметил Уолтер, но это был не протест, а простая констатация факта.
        - А придется! - злорадно отпарировала я. - Только на таком условии из нас с вами сложится хорошая команда.
        Я потеряла девственность в шестнадцать лет, с парнем по прозвищу Скорострел, на заднем сиденье его пикапа, на стоянке за начальной школой, где-то около половины одиннадцатого вечера. В то время мы подрабатывали в бакалейном магазине: я кассиршей, а он грузчиком. Когда смена закончилась, Скорострел предложил мне прокатиться. Я была влюблена и мечтала его заполучить, а он мечтал завалить любую бабу, только чтобы поскорее и без проблем. В итоге не успела я толком натянуть джинсы, как он уже завел мотор и рванул к себе домой. Примерно на полдороге я проглотила наконец гордость и робко напомнила, что я все еще с ним в машине. Несколько минут он вообще не мог понять, что за претензии. Когда я объяснила, что моя машина осталась у магазина, он неохотно сменил курс. Затормозив ровно настолько, чтобы я смогла выпрыгнуть, он с ревом укатил прочь и с тех пор вообще меня не замечал.
        Такова незатейливая история моей первой «взрослой» любви. Семь лет спустя Скорострел вдруг вынырнул из небытия - позвонил с извинениями. Это был для него один из «двенадцати добрых поступков на пути к самосовершенствованию».
        К чему я веду? А вот к чему. Я не ударю в грязь лицом в словесной перепалке. Я никому не уступлю в кругу танцующих. А вот в жизненно важные моменты на меня, увы, нападает эдакая тупость мозга. Именно поэтому, распрощавшись с Уолтером Бриггсом и поднявшись к себе, я тут же снова побежала на улицу - остановить его и объяснить, что на самом деле я вообще ни на кого не собираюсь подавать в суд.
        Ничего не вышло: когда я оказалась снаружи, он уже поворачивал с моей Кармелла-стрит на соседнюю Пайн-драйв. Я затащила себя назад в квартиру и набрала номер его телефона.
        - Уолтер Бриггс слушает.
        - Мм… Уолтер, это я. Слушайте, мне страшно жаль, что я отняла у вас время, но… давайте забудем об этих исках, ладно? Просто махнем на них рукой. Будем считать, что на меня нашло временное затмение: слишком много выпивки, слишком мало сна и все такое прочее. И спасибо, что подбросили!
        Из горла рванулось идиотское хихиканье. Я посильнее наступила правой ногой на пальцы левой, чтобы прекратить дурацкое выступление. Что за идиотка! Срам, да и только. Я позорно катилась с того верха, который одержала над Уолтером, все дальше и дальше вниз.
        - Ничего не понял, Ванда! - Голос с трудом пробился сквозь шум помех. - Я уже в тоннеле, здесь очень плохой сигнал. Сейчас, только развернусь и приеду.
        Тишина.
        Я положила телефон на столик и попятилась от него, как от гремучей змеи, готовой ужалить в любой момент. Уж не знаю, откуда и почему, но я совершенно точно знала, что потащу Уолтера Бриггса в постель, как только он переступит порог. Это был тот самый жизненно важный момент, момент глобального решения, последствия которого мне просто не дано было предвидеть, и оставалось лишь гадать, буду я их просто стыдиться, как со Скорострелом, или мучительно расхлебывать, как с Джорджем.
        Что же делать? Что же делать?
        Я бросилась в ванную - почистить зубы. По крайней мере в моих силах было обеспечить себе свежее дыхание.
        Уолтер не успел еще убрать палец с кнопки звонка, как я распахнула дверь на всю ширь. Он вошел и бесшумно прикрыл дверь за собой. Я одарила его улыбкой. Он улыбнулся в ответ, но как-то криво, словно одна половина рта не успевала за другой. В его взгляде мне почудилось настороженное любопытство. Винить его за это было трудно: я непредсказуема даже по своим собственным меркам.
        Пауза затягивалась. Уолтер ждал объяснений, а я решительно не знала, с чего начать. В конце концов заговорить пришлось ему:
        - Вы же мне позвонили, правильно?
        - Ага! - подтвердила я, прислушиваясь к некстати начавшемуся головокружению.
        Пошатнувшись, я ухватилась за плечо Уолтера - крепкое, очень приятное на ощупь и, к моему великому удивлению, не каменно напряженное. Надо же, а мне-то казалось, что деловой костюм приводит в боевую готовность. Я отдернула руку, словно обжегшись. Нет, в самом деле, руку жгло, как от настоящего ожога.
        - Что с вами? - встревожено осведомился Уолтер.
        Ох, знать бы это мне самой! Я чувствовала себя абсолютно сбитой с толку. И между прочим, жутко на взводе. Если он еще раз улыбнется, я расплавлюсь, просто растекусь в лужу у его ног, как снеговик по весне. Эдакая позорная сдача без боя.
        Уолтер осторожно взял меня за плечи и подвел к дивану.
        - Сейчас!
        Я молчала. Голос мне не повиновался, но внутренний вопил: «Дура, дура, дура набитая!»
        Вернувшись со стаканом воды, Уолтер присел рядом на корточки, протянул стакан мне, а потом поставил его, пустой, на журнальный столик.
        - Ну как, получше? - спросил он с улыбкой, беря мою руку в свои.
        Я могла в этот момент думать только о том, что он уйдет, а я снова останусь одна в четырех «родных стенах», если только немедленно не выдумаю предлога удержать его. Медлить было нельзя, приходилось идти ва-банк. Я качнулась вперед, и довольно удачно - так, что наши лица оказались вплотную и губы соприкоснулись. Сперва это мало напоминало поцелуй, скорее неловкое столкновение двух катящихся мячей в физкультурном зале, но момент, когда еще можно было отодвинуться и извиниться, пришел и ушел, а поцелуй все длился.
        Мы отстранились одновременно и долгую минуту смотрели друг на друга. В глазах Уолтера были удивление и вопрос, который я истолковала так: «Неужели это случилось и мой язык на самом деле только что побывал во рту данной конкретной особы? Можно лив этом случае полагаться на свои инстинкты и возможен ли - о Боже, сделай так, чтобы я не ошибался! - возможен ли между нами… секс?» Я прямо-таки всей кожей ощущала, как между нами зарождается и растет благословенное понимание…
        Но Уолтер вдруг вскочил, и «благословенное понимание» разлетелось вдребезги. Сначала он просто шагал туда-сюда по комнате, потом остановился передо мной и выставил руки ладонями вперед, как бы защищаясь.
        - Я вернулся совсем не за этим!
        - Допустим, - буркнула я. - Что дальше?
        - Я должен извиниться.
        - Как это?! - Глаза у меня полезли на лоб. - За что?!
        - Есть за что. - Он еще немного отодвинулся от меня, как от зачумленной. - Знаете, как все это выглядит? Что под влиянием алкоголя я позволил себе с вами лишнего!
        Ну вот, именно то, что мне сейчас нужно, - джентльмен до кончиков ногтей. Из моей груди рванулся тяжкий вздох.
        - Не вы вернулись. Я вас позвала.
        - Это верно, - согласился Уолтер, взвешивая мой довод.
        - И я же полезла к вам с поцелуем.
        Он досадливо повел плечами и отмахнулся: дескать, какая разница, кто к кому полез, раз уж все равно этим кончилось. Я несколько воспрянула духом. Не так часто в подобной ситуации вам возвращают на блюдечке хоть малую часть чувства собственного достоинства. Поднявшись, я подступила ближе, в надежде, что это поможет склеить разбитое понимание.
        - Тогда в чем проблема?
        - Ну…
        Уолтер смотрел на диван, на журнальный столик, на пол у меня под ногами. Куда угодно, только не в глаза. Я взяла его за подбородок и заставила поднять взгляд. Мы улыбнулись друг другу. Я медленно облизнула губы. Его полуприкрытые веки затрепетали, дыхание самую малость участилось. Я начала расстегивать его рубашку. Рука Уолтера остановила мою как раз в тот момент, когда я боролась с пуговкой
«точки невозврата».
        - Довольно!
        - Отчего же? - прошептала я и притянула его к себе. Он не стал активно сопротивляться, но до поцелуя дело так и не дошло.
        - Ванда! - Теперь уже он взял меня за плечи, увы, только для того, чтобы удержать на расстоянии. - Я не хочу.
        - Нуда, рассказывай!
        Я опустила руку и безо всяких церемоний сграбастала явное свидетельство того, что он не имеет ничего против. Уолтер с громким возгласом отскочил, по-моему, шагов на пять. Поскольку квартирка моя невелика, при этом он налетел спиной на стену и перекосил единственную в моем доме приличную гравюру.
        - Я что-то неправильно понимаю, так? - подойдя, процедила я и начала гневно застегивать рубашку. - Придется принести извинения!
        - Только не нужно обижаться…
        Уолтер сделал попытку взять меня за руку, чего я, понятное дело, не позволила.
        - Я не обиделась! Я завелась! - Не сводя с Уолтера свирепого взгляда, я покончила с пуговками, схватила валявшийся на диване пиджачок и стала шарить по карманам в поисках сигарет. - Теперь мое возбуждение находит выход в ярости! Где, черт возьми, эти сигареты?!
        - Курить вредно.
        - Вы мой адвокат, а не сожитель, так что нечего читать мораль! Сама как-нибудь разберусь, что вредно, а что нет!
        Сунув сигарету в зубы, я снова принялась шарить по карманам, теперь уже в поисках зажигалки. Я не так много курю, но предпочитаю держать пачку наготове, на всякий случай - к примеру, на случай жестокого унижения от мужика, которого домогалась. Чтоб они все провалились!
        - Ну извините, - примирительно сказал Уолтер. - Вы правы, меня это не касается.
        - Можно хоть узнать, в чем дело? - спросила я, яростно жуя сигарету. - Может, вы голубой?
        - Вот уж нет! - возмутился он и провел рукой по лбу. - Как неловко все получилось…
        - Нет уж, выкладывайте, раз такое дело! - наступала я. - Вы женаты? Не знаете, чего хотите? Пылаете жаждой мести к женщинам? Готовитесь принять монашеский обет? Должна же, черт возьми, быть какая-то причина?!
        Тут я наконец нащупала зажигалку и чисто автоматически бросилась к выходу на балкон, потому что всегда курила там. Уолтер вышел следом, прикрыл за нами дверь и ждал, когда я закурю.
        - Ничего из того, что вы перечислили, - наконец заговорил он вполголоса. - Просто это было… слишком внезапно.
        - Внезапно. Ага. Понимаю.
        Мы помолчали, наблюдая за тем, как голубая струйка дыма завивается в воздухе в кольца, а потом тает, исчезая. Живу я, конечно, далеко не в лучшей части города, но вид с балкона открывается великолепный. Мукомольный завод, как обычно, дымил вовсю, и над ним стелилось белесое марево, похожее на дымку перламутрового тумана. Казалось, что под его пологом дремлет сказочный город, безупречно чистый, хрупкий и бесконечно прекрасный.
        Молчание длилось до тех пор, пока почти догорела сигарета.
        - Значит, судебный иск отменяется?
        - Отменяется.
        - Ну и хорошо.
        Уолтер шагнул к двери. Остановился. Снова шагнул и снова помедлил. Я ждала, опустошенная и безразличная.
        - Знаете, я ведь…
        И все. Я так и не узнала, что «ведь», потому что Уолтер вышел, не сказав больше ни слова.



        Глава 3

        Всю следующую неделю мы провели втроем: я, телевизор и Альберт - бутылка шотландского виски марки «Шивас ригал». Вообще-то я опустошила несколько бутылок, но каждую называла Альбертом (если такой приемчик сработал с хозяевами Лесси, почему бы ему не сработать со мной?).
        Короче, я накачивалась виски и таращилась в телевизор. Упорно наблюдая новости на
«Фокс ньюс», я чуть было не влилась в ряды республиканцев. Переключившись на Си-эн-эн, чуть не пополнила собой ряды идиотов и сочла за лучшее скакать с канала на канал, перемежая сценки из жизни животных калейдоскопом заморской экзотики.
        В пятницу, взглянув в зеркало, я пришла в ужас. Вот почему столько книг написано о том, что нельзя подолгу оставаться в полутемном замкнутом помещении, а главное, пить там в одиночку много дней подряд! Из зеркала на меня смотрело жуткое создание с тупыми, налитыми кровью глазами и желтой, как старый пергамент, кожей.
        Даже огородное пугало выглядит симпатичнее.
        В тот же день мне позвонила Фей Уиттл. Душка-милашка Фей с ее вечным «мне так жаль, так жаль, что тебя чуть не разнесло на куски» и «как печально лишить тебя последних грошей теперь, когда ты без работы». Ну не то чтобы совсем уж дословно, но в этом роде. Звонок не из тех, что лечат от депрессии.
        - Мне не удалось выручить ту сумму, на которую я надеялась!
        Я почти слышала скрежет ее «Паркера» во время подписания бумаг в домике на пляже.
        - Я вполне здорова, Фей. Спасибо, что позвонила. Спохватившись, она исторгла из груди вздох сочувствия, но продолжала гнуть свое:
        - Адвокаты дорого обходятся, Ванда, ты сама знаешь. После всех выплат я, можно сказать, остаюсь на нуле.
        - Значит, мне причитается половина этого нуля.
        - Но, Ванда! - Фей нервно хохотнула. - Ты ведь это не всерьез, да? Какая половина? Вспомни, ведь на воздух взлетел мой бизнес, дело моей жизни!
        - Вместе с моей задницей. А ты, между прочим, в это время прохлаждалась в ближайшем баре с молочным коктейлем в руке.
        Эту маленькую деталь я выяснила совсем недавно и сгорала от желания бросить Фей в лицо. Ради такого можно поступиться и причитающимися деньгами.
        - Я не прохлаждалась! - взвизгнула она. - Я разменивала деньги! У меня не было мелочи на звонок в газовую компанию!
        Я бросила трубку, немного поразмыслила и отключила связь на распределительном щитке. В ушах, словно по заказу, тут же зазвучала проклятая мелодия, но я сделала телевизор погромче и пошла на кухню - смотреть в распахнутый холодильник, что обычно делала в семь часов вечера.
        Неделя была кошмарная. Не в настроении готовить и даже сервировать, я ела преимущественно из банок и упаковок прямо на ходу, так что теперь холодильник мог похвастаться только остатками клюквенного морса и баночкой оливок с анчоусами, которые непонятно откуда там взялись (я решительно не помнила, чтобы их покупала).
«Покажи мне свои запасы продуктов - и я скажу, кто ты». На данный момент обо мне просто нечего было сказать.
        Время, проведенное перед опустошенным холодильником, странным образом всколыхнуло мою память. К примеру, я вспомнила Дебби Мэйн, соседку по общежитию с первого курса, которая умела найти положительный момент абсолютно во всем. Думаю, она бы сказала, что пустые полки - добрый знак. Так сказать, чистая доска, и в моей власти вывести на ней новые письмена, дать жизни новый толчок, отоварившись продуктами лучшего качества, известных марок и за более высокую цену - то есть переоценить ценности. Что-нибудь в этом роде.
        Я представила, как с широченной улыбкой покупаю авокадо и карамболу… и возненавидела Дебби всеми фибрами души.
        Вообще-то я и раньше ее ненавидела, но втайне, а в общении с ней была неизменно дружелюбной. Иначе было просто невозможно. Грубить таким людям - все равно что пинать папу римского. Однако необходимость долгое время терпеть присутствие Дебби, слушать ее и говорить с ней оставила след в моей ранимой душе. Что-то вроде неизлечимого солнечного ожога.
        Помнится, когда Майк Бенедетто дал мне отставку и при этом еще хотел одолжить мою машину, чтобы взять Мэри Энн Шили на банкет своего институтского «братства», я впала в глубокую депрессию. Дебби неотлучно находилась при мне, гладила по голове, подсовывала печенье и долдонила о том, что депрессия имеет свои преимущества: это дно, с которого непременно начинается путь наверх, к свету и радости. Не будь депрессии, нам не с чем было бы сравнивать и жизнь казалась бы серой.

«Невозможно по-настоящему оценить солнечный свет, если не знаешь, что такое кромешная тьма», - вещала она, а я лежала, жевала печенье и тихо ее ненавидела, возможно, именно потому, что в ней просто нечего было ненавидеть. Внешне она была хорошенькая, в общении ровная, в поступках рассудительная. Изучала систему йогов. Дала обет не вступать в интимные отношения до брака и, по-моему, никогда даже не чувствовала искушения его нарушить. Иными словами, это была милая чудачка.
        По самым последним сведениям, Дебби жила теперь в пасторальном предместье Сиракьюса, штат Нью-Йорк, глубоко полноценной жизнью: домохозяйки, супруги во всех отношениях приятного и преуспевающего человека; матери двух здоровых мальчишек. Слушая общих знакомых, я улыбалась и ахала, но в душе знала, что так не бывает. Наверняка где-нибудь в углу комода у нее припрятаны наркотики, а когда дети в школе, а муж на работе, она развлекается с садовником. Разумеется, это очень некрасиво с моей стороны, но так хоть можно жить дальше.
        И вот теперь, сидя на полу перед телевизором и баюкая в объятиях бутылку виски, я думала о Дебби с каким-то новым чувством. В мою нетрезвую голову впервые пришло, что Дебби может быть счастлива в полном смысле этого слова, что ей удалось то, к чему впустую стремится столько людей, что она как-то сумела вычислить формулу удачи и успеха и теперь пребывала там, куда мне и таким, как я, не удалось достучаться. Что она на коне. И никогда не выпадет из седла, не может выпасть в принципе.
        Значит, оно возможно, возвышенное и прекрасное чувство принадлежности к миру счастья и добра, и существуют некие пути в этот мир - в мир, о котором твердят Опра и ей подобные!
        Но тут на выбранном канале началось ток-шоу о людях, жизнь которых зашла в тупик, и я опять вспомнила, что есть только один мир - мрачная дыра, доверху набитая всевозможным дерьмом.
        В субботу рано утром в дверь начали ломиться.
        Это и в самом деле была несусветная рань для выходного дня. Восемь часов утра.
        - Ванда!
        Дверь несколько заглушала голос, но он все равно был мне слышен, так как на этот раз я отрубилась на коврике в прихожей.
        - Ванда!
        Дзинннь. Дзинннь. Бум-бум-бум.
        - Да ну вас всех к такой-то матери… - пробормотала я в коврик, однако стук продолжался и, между прочим, отдавался у меня в голове ударами кузнечного молота. Повисая на дверной ручке, я кое-как поднялась на ноги и приложилась к «глазку».
        Уолтер. Самое время.
        Я отперла дверь, предварительно накинув цепочку, и вставила физиономию в десятисантиметровую щель.
        - Ну чего-о?!!.. - простонала я.
        - Вы не поднимали трубку, - сказал Уолтер. Голос у него был встревоженный, вид… не могу сказать: глаза у меня наотрез отказывались открываться.
        - Со мной все в порядке.
        После короткой паузы послышалось резкое:
        - Открой эту чертову дверь!
        Одна из выгод политкорректности состоит в том, что можно добиваться поразительных результатов, время от времени переходя на грубость. Я грублю слишком часто, поэтому у меня этот фокус не срабатывает. В случае же с Уолтером он сработал магически: я тут же сняла цепочку, отворила дверь и отступила в сторону, давая дорогу. Он быстрее молнии влетел в квартиру, схватил меня за плечи и внимательно оглядел:
        - И это ты называешь «все в порядке»? Даты похожа на черта!
        - Спасибо, ты очень любезен… - Я потащилась на кухню, мешком осела на табурет и прижалась щекой к прохладной поверхности стола. - А вообще, какого черта тебе здесь надо?..
        - Ты не поднимала трубку.
        - Нечего было звонить! - прокаркала я, как простуженная ворона.
        В горле царила сушь, похлещи, чем в иной пустыне. Проклятый Альберт выжал меня, как лимон.
        Уолтер выключил на кухне свет и распахнул окно.
        - Зачем это?
        - Здесь не слишком приятно пахнет.
        - Это от меня, - мрачно съязвила я. - Я не мылась пять дней.
        После короткого молчания меня сграбастали в охапку и грубо поволокли - иначе не скажешь. Опомнилась я под душем, между прочим, под ледяным. Я оказалась там как была, то есть в пижаме.
        - Мойся! - приказал Уолтер. - Я подожду в гостиной.
        Пока мылась, я ругала его на чем свет стоит, но когда процесс подошел к концу, была уже в состоянии оценить прелесть прикосновения чистой одежды к свежевымытой коже. И не просто оценить. Я себя чувствовала заново рожденной, как христианин после крещения.
        В гостиной было отчасти прибрано и витал запах кофе. Уолтер пристраивал в моечной машине последнюю тарелку. Из раковины не только исчезла гора грязной посуды - сама раковина оказалась до блеска вычищенной.
        - Спасибо…
        Я сказала это так тихо, что усомнилась, достигла ли моя благодарность цели, однако Уолтер ответил легким кивком. Прошелся по столешнице губкой, потом бумажным полотенцем. Разлил кофе по кружкам и подтолкнул одну ко мне. Придвинув табурет к столу, я уселась. Воцарилось молчание и длилось так долго, что я начала изобретать какое-нибудь пустенькое замечание, просто чтобы вступить в разговор.
        - Я потерял жену…
        От неожиданности я чуть не свалилась с табурета. Попробовала поймать взгляд Уолтера, но тот упорно смотрел в кружку.
        - То есть?
        Моим первым осознанным чувством был стыд, и именно поэтому я приготовилась изобразить бурное негодование. Всю свою взрослую жизнь я до смерти боялась связаться с женатым и разбить семью. И вот, кажется, свершилось. А главное, некого винить, кроме себя самой, - Уолтер сопротивлялся до последнего.
        Я открыла рот, собираясь швырнуть ему в лицо гневные обвинения, но, к счастью, не успела ничего сказать.
        - Это случилось восемь лет назад. Ее сбила машина - по нелепой случайности, - когда она шла на почту за каким-то заказным письмом.
        Голос заметно дрогнул. До меня медленно, с натугой начало доходить. Сердце упало, стыд сменился состраданием.
        - Она была в коме восемь месяцев. - Уолтер поднял на меня бесстрастный взгляд. - Я не вылезал из больницы, сидел у ее постели днем и ночью. Доктора уверяли, что шансов никаких. Чтобы отключить систему жизнеобеспечения, нужно согласие родных. Восемь месяцев… столько мне потребовалось, чтобы принять решение, а потом не было дня, чтобы я о нем не жалел.
        Горло перехватило, чему я была только рада. Что можно сказать на такое? «Мне очень жаль» или «Блин, вот дерьмо-то»? Это тот случай, когда любой вариант неуместен. Мое сострадание нужно было Уолтеру, как прошлогодний снег. Да и я сама тоже.
        - Я не солгал, когда сказал, что мой клиент лежал в Хейстингской больнице одновременно с тобой. И, проходя мимо твоей палаты, я увидел… - он отпил кофе и беззвучно поставил кружку на стол, - увидел, что ты совсем одна.
        Я промолчала, зная, что позорно разревусь, стоит только открыть рот. В коме, и никого у постели - вот уж действительно душераздирающее зрелище! Выходит, он меня просто пожалел. Загадка разрешилась, но, ей-богу, уж лучше бы Уолтер Бриггс оказался извращенцем, который шастает по палатам в поисках возможности облапать бесчувственное тело. Во всяком случае, это было бы не так мучительно для меня.
        - Ее звали Мэгги.
        Уолтер ловил мой взгляд, но теперь уже я занималась упорным изучением содержимого своей кружки и жалела, что кружка слишком мала для того, чтобы в ней можно было утопиться.
        - Ванда! Не думай, что я пришел поплакаться тебе в жилетку, и не сочти меня слабаком, который не способен оправиться от потери близкого человека. Все дело в том, что я совершил ошибку, а за ошибки приходится платить.
        О чем это он? О какой ошибке? Что вообще со мной связался? Что сидел со мной в ресторане? Или что целовался со мной? А может, все, вместе взятое?
        - Жизнь - это вечное крушение наших надежд… - прошептала я и передернулась от неуместного пафоса этого заявления.
        Уолтер пожал плечами и слегка улыбнулся. Сочувственно так. Как видно, решил, что из нас двоих я куда больше заслуживаю жалости. А может, он с самого начала жалел меня. Быть объектом жалости мужика в расцвете сил! Лучше уж сыграть в ящик.
        Он вдруг протянул руку. Я не отодвинулась, просто физически не могла. К моей щеке прижалась ладонь - теплая, мягкая, живая. И буквально излучающая энергию.
        - Жизнь - это то, что мы сами из нее делаем.
        С этим он ушел.
        Минут двадцать я сидела, глядя перед собой, потом бросилась в ближайший бар - купить молочный коктейль и газету с объявлениями.
        С шумом потягивая через соломинку коктейль, я водила тупым концом красного фломастера по строчкам раздела вакансий. Сборочный цех «Мазда» искал контролера в отдел запчастей. Я заключила это в красный овал. В зубоврачебный кабинет требовалась ассистентка. Я обвела и это. Я даже обвела «посредника для продажи
«новы» 73-го года выпуска», но тут же сообразила, что не потяну.
        Мысли мои блуждали, но все время возвращались к Уолтеру Бриггсу. Я не могла забыть выражения его лица в тот момент, когда он говорил о жене. Нетрудно было представить его склонившимся над ее неподвижным телом в больничной палате. Я вообразила себе день их венчания: белое платье, свадебный торт, счастливые лица. Как каждая история с трагическим концом, история их жизни теперь представлялась сказочной, безупречной. Мое воображение наделило эту пару всеми возможными достоинствами, и я убедила себя, что никто никогда не любил друг друга так беззаветно, как Уолтер и Мэгги, никто не был так привязан друг к другу и не жил в такой полной гармонии, как они. Разумеется, это было не так. Скорее всего он вечно забывал вынести мусор, и это ее невыносимо раздражало, а она… Ну, скажем, она обожала поп-корн и потом ковыряла в зубах, за что он ее просто ненавидел…
        Я заставила себя вернуться к объявлениям и просмотреть все сначала, уже как следует. Фломастер снова заскользил по строчкам, готовый заключить в красный овал вакансию, которая была бы просто создана для меня.

«Делай хоть что-нибудь стоящее».
        И только. Вот такое было объявление.
        Я уставилась на него с разинутым ртом. «Делай хоть что-нибудь стоящее».
        Кровь бросилась мне в голову. Кто бы он ни был, этот тип, он слишком о себе возомнил! «Делай хоть что-нибудь стоящее», ишь ты! В смысле, кто ничего стоящего не делает, тот может удавиться, так, что ли? А что, позвольте спросить, понимать под этим самым «стоящее»? Работу вообще? А если потерял работу, ты уже никому на фиг не нужен? Тебе нет места под солнцем? Ну и отлично! Как раз то, что требуется выброшенному за борт, - чтобы в него тыкал пальцем какой-то надутый ублюдок, высмеивая его с помощью идиотских объявлений в долбанных газетенках!
        - Значит, делать хоть что-нибудь стоящее, да, гад ползучий? - процедила я, трясясь от ярости. - Я тебе покажу «стоящее»! Я тебе плюну в рожу! Надеюсь, это достаточно стоящий поступок для такого урода, как ты?
        - «Хейстингс дейли репортер», отдел объявлений, у телефона Дженнифер. У вас есть уникальная возможность: первая неделя - четыре строчки всего за четыре доллара! Вас это интересует?
        - Нет, спасибо, меня интересует совсем другое. В последнем выпуске, в разделе вакансий, было одно объявление… короче, мне нужно знать, кто его поместил.
        Я заметила, что говорю не совсем внятно, и сообразила, что сжимаю зубами колпачок от фломастера. Выплюнула. Колпачок удачно отскочил от стола и приземлился в раковине.
        - А что, в объявлении это не указано?
        - Нет.
        - Тогда там должен быть телефон.
        - И телефона нет.
        - Очень странно. Зачем же тогда было помещать?
        Дженнифер не говорила, а вещала, как-то свойственно красивым южанкам. Я представила ее себе - высокую, стройную и белокожую, с волнистыми рыжими волосами, которые без всякого ущерба для внешности можно завязать в хвост на затылке. Таких я ненавидела просто из принципа.
        - Вот именно. И, тем не менее, тут нет ни адреса, ни номера, ни чего-то еще. Совершенно не за что зацепиться. Всего пять слов: «Делай хоть что-нибудь стоящее». - Я шумно втянула в себя коктейль.
        - Вы нашли это в разделе вакансий? - с сомнением уточнила Дженнифер.
        - Да. И хочу подать жалобу.
        - Жалобу? Но почему? Мне, например, это объявление очень нравится.
        - Потому что у вас есть работа.
        Это заткнуло Дженнифер на добрых полминуты.
        - Так кому и как я могу подать жалобу? Есть у вас контроль за печатной информацией или что-то в этом роде? Кто-нибудь может разыскать этого мерзкого ублюдка и дать ему по шее от моего имени?
        - Боюсь, что нет. В смысле, контроль у нас имеется, но подавать жалобу нет смысла. Мы мало что можем в тех случаях, когда объявление вызывает нарекания. Поместили - значит, поместили. И потом, это может быть даже не объявление, а лозунг. Знаете, как на плакатах: «Ведите здоровый образ жизни». Мы же не обижаемся на лозунги, правда? Они нас вдохновляют!
        Пока Дженнифер вещала, я с трудом подавляла «скрежет зубовный».
        - Значит, жалоба отменяется… - Я постучала фломастером по столу. - Могу я по крайней мере поместить объявление?
        - Сколько угодно! Четыре строчки всего за четыре доллара.
        - Отлично. Записывайте: «"Стоящему". Что это ты о себе возомнил, умник? Ванда требует ответа. 555-8936».
        Пару минут слышалось кликанье клавиатуры, потом Дженнифер прочитала напечатанное.
        - А теперь, пожалуйста, номер вашей кредитной карты.
        - Сейчас. - Я схватилась за сумочку.
        - С вас пятьдесят шесть долларов.
        - Что?! - Сумочка чуть не вылетела у меня из рук. - Каких еще пятьдесят шесть? А как же насчет четырех долларов за четыре строчки?
        - Это только за первую неделю, а объявление обычно работает месяц. Это еще три недели, каждая из которых стоит дороже.
        - Ну, знаете! Ни стыда у вас, ни совести!
        - Так как насчет кредитной карты? Она у вас вообще-то имеется?
        - Имеется, но не для таких кровопусканий!
        - Ладно, - сказала Дженнифер со вздохом. - Вот как мы поступим: я постараюсь уложиться в две строчки - ну, вы знаете, мелким шрифтом и поменьше пробелов - и запущу ваше объявление всего на две недели. Двадцать два доллара вам по силам?
        Я уставилась на мерзкий лозунг. «Делай хоть что-нибудь стоящее». Неужто я в самом деле настолько вне себя от ярости, чтобы выложить за ответный выпад двадцать два доллара? Так ли уж мне необходимо устроить этому типу словесную порку? Что я, в самом деле, настолько озлоблена на весь мир, чтобы тратить время на крысиные бега?
        Да, я такая!
        - Вот вам номер моей карты, пишите!
        В положении безработного есть одна очень неприятная сторона: он изнемогает от скуки и при этом слишком подавлен, чтобы чем-то заняться. Я могла бы провести время с большей пользой. Добровольцы всегда нарасхват. Можно помогать тем же безработным, бездомным, беспардонным или бессовестным - да мало ли кому! Вместо этого я торчала у телевизора, просиживая диван, обзаводясь складками на заду и боках, перескакивала с одного канала на другой и накапливала бессмысленную информацию, причем на повышенном уровне громкости, чтобы заглушить музыку в голове. И ждала. Ждала, когда смогу нанести удар.

«Жизнь - это вечное крушение наших надежд».
        Я вздрагивала от стыда, когда вспоминала этот момент, каждый раз заново осознавая, что Уолтер меня просто пожалел. А ведь я больше всего ненавидела именно жалость. Вот уж никогда не думала, что опущусь до того, чтобы меня жалели. И конечно, даже в самом страшном сне мне не могло привидеться, что жалеть будет интересный мужчина.
        Мне следовало встряхнуться, позвонить в сборочный цех машин «Мазда» и так ловко преподнести себя, чтобы за меня ухватились обеими руками. Чтобы иметь возможность показать миру нос. Увы, одна мысль о том, что предстоит рыться в накладных и фактурах, повергала меня в глубокую депрессию.
        Итак, я все глубже погружалась в пучину опасного безделья, болталась между ненавистью и презрением и в конце концов начала верить, что в мире не существует ничего, кроме черно-белой Люси, Кусто, в его шапочке и ребят из телешопинга с их назойливыми попытками всучить всевозможное барахло, «без которого вы никак не можете обойтись».
        Телефон зазвонил в один из тех дней, когда я больше ненавидела все на свете, чем презирала. Поскольку молчал он уже давно, я схватилась за него, как утопающий за соломинку, не заботясь о том, кто окажется на проводе. По крайней мере мне предстояло услышать живого человека.
        - Я звоню по объявлению, - сказал тихий, кроткий, усталый голос, едва слышный за воплями очередного телепродавца.
        Я поскорее выключила звук.
        - По объявлению? Это по какому?
        Я обшарила закоулки памяти и не обнаружила там ничего подходящего к случаю - память у меня была, прямо скажем, коротковата еще и до близкого знакомства с Альбертом.
        - По вашему объявлению. Я Лаура.
        Лаура. По голосу я представила ее себе замкнутой и печальной. О чем же, в конце концов, речь? Ах да, ответный выпад!
        - Как, это сделали вы?
        Меня сбило с толку то, что Лаура сразу не пошла в атаку. Мне казалось, с этого и начнется. Разве тот, кто оперирует такими лозунгами, не должен быть по натуре агрессивен? Не должен полагать, что все знает лучше других? А эта женщина казалась такой же одинокой, как и я, и в состоянии той же отчаянной потребности пообщаться хоть с кем-то. И возможно, хоть ненадолго дать отставку своему Альберту.
        - Простите? - прозвучало в трубке, и это было не столько извинение, сколько вопрос.
        Сейчас начнет вещать, как Дженнифер. Чертовы южанки! Красотки с роскошными шевелюрами, которые не теряют вида даже во сне.
        Увы, я уже не могла как следует рассердиться. По правде сказать, все, что мне было нужно, - это услышать «простите».
        Я это получила. Хорошо бы еще оставить за собой последнее слово.
        - Знаете что, Лаура? Забудем эту историю. Просто в следующий раз, когда вам в голову взбредет что-нибудь подобное, не спешите помещать объявление.
        Я забросила телефон в угол, на кучу снятого с постели грязного белья, и включила звук телевизора громче прежнего. Сеанс телешопинга закончился, началась реклама краски для волос, мгновенно действующей методом распыления. Мир становился все более опасным местом для идиотов со свободными деньгами.

…Я в рыбацкой лодке вместе с тремя детишками и поросенком - никто из них не имеет ко мне отношения, но все явно ждут от меня каких-то действий. На мне платье, которое я надевала на выпускной бал, и роскошные черные туфельки почти сплошь из ремешков. Я принимаюсь истово грести, чтобы спасти наши пять жизней, но хотя берег буквально в двух шагах, он почему-то не приближается.
        Я пытаюсь дотянуться до берега веслом. Его длины не хватает совсем чуть-чуть, и тем не менее попытка не удается. Поросенок тычется пятачком в ребенка и, судя по крикам того, кусается. А потом вдруг все они исчезают, к моему великому облегчению. Рядом сидит теперь Брюс Уиллис. Строго говоря, не сам Брюс, а тот, кого он играл в «Агентстве "Лунный свет"», - Во всем мире не найдется мужика аппетитнее!
        Понятное дело, я перестаю рваться вон из лодки.
        - Кыш! - говорит Дэвид.
        - Это как? - спрашиваю я жалобно.
        Дэвид возводит глаза к небу. Он заметно возмущен моим присутствием. Его возмущение заразительно. Я требую свою долю простых житейских удовольствий - например, мужской галантности. Но этот тип и не думает изображать джентльмена.
        - Кыш из моей лодки!
        - Но там вода!
        - Подумаешь! Промочишь ноги. От этого не умирают.
        Я разглядываю берег. Он роскошен: сплошные пальмы, золотой песок пляжа и прочие радости. Только там совсем безлюдно. Ни одной живой души. Это придает красотам природы заброшенный вид.
        - А что мне там делать? - спрашиваю я Дэвида. Он одаряет меня улыбкой, которую я так хорошо знаю и люблю, - улыбкой Эдисона из «Агентства "Лунный свет"». Его рука завладевает моей. Я не могу удержаться от счастливого вздоха. Думаю, самое время перейти к «искушению святого Антония». Я тянусь вбок в ожидании поцелуя от мужчины, которого на самом деле не существует (что, кстати сказать, и делает его таким обольстительным). Однако лодка вдруг начинает крениться, и я плюхаюсь на
«пятую точку» в прибрежные воды, где так и кишит подозрительная подводная жизнь. Дэвид без труда удерживает равновесие. Он возвышается надо мной, стоя в лодке со скрещенными руками, весь такой грозный и праведный. Теперь он больше напоминает моего отца.
        - Жизнь - это вечное крушение наших надежд… - мямлю я самым жалостным тоном (в точности как и выгляжу).
        - Жизнь - это то, что мы сами из нее делаем, - возражает Дэвид и исчезает, а с ним и лодка.
        Я поднимаюсь на ноги, бреду к берегу по щиколотку во всевозможном мусоре, нанесенном волнами, и думаю лишь о том, что вряд ли когда-нибудь еще буду носить такую роскошную обувь…
        Зазвонил будильник, а с ним включилось радио, наполнив спальню ревом музыки. Я подскочила в постели как гальванизированная и впервые по-настоящему огляделась.
        Радио-часы были погребены под грудой постельного белья, которое не вошло в корзину (я давно забыла, что такое стирка). Другие грязные вещи постепенно расползлись по всей комнате, и даже в гостиной намечался зародыш уже второй такой кучи. Из-под голубого одеяла, наполовину свесившегося с постели, виднелся край коробки от пиццы, съеденной еще на прошлой неделе. У туалетного столика валялась зубная щетка (память не сохранила того момента, когда и как она там оказалась). Венчала весь этот бардак пустая бутылка из-под виски - мой очередной Альберт.
        - Так вот оно какое, самое дно! - буркнула я, неуклюже вылезая из постели. - Что ж, пожалуй, пора выбираться.
        Начала я с окон: подняла жалюзи и такими нетерпеливыми движениями отворила створки, что чуть не сорвала их с петель. Там, снаружи, воздух был так свеж, что захватывало дух. Не удовлетворившись окнами, я растворила и дверь, создав сквозняк, очень похожий на дыхание близкого урагана. С красной банданой на голове, с засученными рукавами, под аккомпанемент первого подвернувшегося под руку диска, я с головой погрузилась в бурную деятельность.
        К полудню квартира пусть и не блистала чистотой, однако выглядела вполне прилично, а я в наушниках устраняла остатки разгрома, сделав музыку погромче - для подпитки энергией.
        Внезапно на мое плечо опустилась рука. Я отскочила, издав дикий вопль. Попутно мне удалось так ловко сорвать с себя наушники, что и плеер полетел в сторону. Говорят, от испуга сердце уходит в пятки. Мой испуг был таким, что сердце, должно быть, выскочило из окна и укрылось в ближайшей подворотне. Я распласталась по стене и ловила ртом воздух, тараща глаза на Уолтера Бриггса, который, судя по всему, от души забавлялся этим зрелищем.
        - Прошу прощения, - сказал он, когда я немного пришла в себя (чистой воды притворство - виноватым он не выглядел). - Я постучал, но в наушниках ты вряд ли могла это расслышать. А оставлять дверь распахнутой неразумно. Это мог быть психопат с бритвой.
        - Еще вопрос, кто ты такой, - проворчала я.
        - Время покажет, - усмехнулся Уолтер.
        Пока продолжался поединок взглядов, мое глупое сердце успело заскочить назад, на свое место, и теперь выстукивало бешеный ритм. Кончилось тем, что я первой опустила глаза, напомнив себе глупенькую романтичную девчонку.
        - Квартира стала намного чище, - заметил Уолтер одобрительно. - И пахнет лучше. Чего не скажешь о хозяйке.
        - Иди ты!
        Помнится, в попытках сделать из меня настоящую леди, мама записала меня на курсы хороших манер. Можно смело сказать, что эти деньги были выброшены на ветер.
        Я достала из холодильника графин с фруктовым чаем и показала Уолтеру:
        - Хочешь?
        - А это безалкогольный напиток? - спросил он с подозрением.
        - Абсолютно. Сейчас я в седле… по крайней мере, на какое-то время.
        - Рад слышать.
        Он одарил меня теплой улыбкой, и мое едва притихшее сердце снова понеслось вскачь. Пришлось срочно заняться делом. Наполнив стаканы, я взяла один и приняла позу, проходившую у меня как «обольстительная»: оперлась поясницей о край стола, откинулась назад и выпятила грудь. Висевшее в коридоре зеркало безжалостно отразило мой наряд: бесформенную майку и закатанные до коленей тренировочные штаны. Жалкое зрелище! К тому же от наряда несло чистящим гелем и другой химией.
«Пф-ф!» - вырвалось у меня, и в нос ударил запах перегара. Так. Обольщение отменялось до лучших времен.
        - Кстати, а ты зачем здесь? Кто-то подал на меня в суд?
        - Насколько мне известно, нет. - Уолтер достал из нагрудного кармана конверт и аккуратно положил на стол. - В данном случае я всего лишь курьер.
        Теперь уже я смотрела с подозрением. Конверт был тоненький и мог содержать все, что угодно. Из страха показаться трусихой я быстро схватила его, надорвала и заглянула внутрь. Там лежала одна-единственная бумажка чек, подписанный Фей Уиттл. На десять тысяч долларов. Дыхание у меня пресеклось, руки ослабели. Я положила чек на стол и отступила, не сводя с него взгляда.
        - Он не кусается! - засмеялся Уолтер.
        - Да, но… - Я с трудом оторвала взгляд от чека. - Как тебе это удалось?!
        - Я тут ни при чем, - поспешно заверил он, воздев руки. - Себя благодари. Пригрозила моим именем главному менеджеру «Восьмого канала», а слухами земля полнится.
        Перед моим мысленным взором возник липкий блокнот, где я нацарапала «Уолтер Бриггс».
        - А ведь верно…
        - Дело было так. Блейн нажаловался отцу, и тот вообразил себе невесть что. Сегодня утром он был у меня в конторе, грозил контр-иском, дисквалификацией и тому подобным, всего не упомнишь.
        Судя по довольному выражению лица, эта сцена доставила Уолтеру немало приятных минут.
        - Да, но при чем тут Фей?
        - Ума не приложу, - пожал он плечами. - Я позволил Эдгару Дауду выпустить пар. Он кричал, а я молча слушал. Откричавшись, Эдгар вдруг шлепнул на стол чек, выскочил за дверь и был таков. Мне даже не пришлось ничего оформлять или заверять. Обналичивать чек я не стал - это значило бы, что условия приняты. Оставляю решение за тобой, но раз уж ты все равно не собиралась доводить дело до суда, можно считать, что мы выиграли без боя.
        - У тебя все шуточки.
        Я еще раз, внимательнее, просмотрела чек. Держать его в руках было странно. Тонкая полоска бумаги, казалось бы, не должна была весить вообще ничего, и все же вес в ней был. Я была растеряна, дезориентирована, сбита с толку. В моей жизни никогда не случалось никаких чудес. Я так и не познала, что такое зигзаг удачи или счастливое стечение обстоятельств, поэтому все, что со мной происходило вплоть до этого дня, было результатом моих собственных идиотских решений, нелепых шагов и промахов. Если я чего-то и добивалась, то тяжким трудом. Так сказать, потом и кровью.
        Чек оттягивал руки. Пришлось его снова положить.
        Голова кружилась - трудно сказать, от долгоиграющих последствий травмы, нервного потрясения или близкого присутствия Уолтера. Стеснение в горле все длилось, на губах играла бессмысленная улыбка идиота. Очередная тупость мозга.
        Уолтер, деликатно смотревший в окно, должно быть, ощутил мой завороженный взгляд. С минуту мы молча улыбались друг другу, потом меня пронзила мысль, что надо бы, наверное, что-то сказать. Обшарив отупевшие мозги, я не нашла ничего лучшего, чем брякнуть:
        - Мне очень жаль, что так вышло с твоей женой! Он сразу перестал улыбаться и отвел взгляд. На щеках заиграли желваки.
        - Я предпочитаю не говорить на эту тему.
        - Ради Бога, извини! - перепугалась я. - Я только хотела…
        - Это дело давнее.
        Уолтер выглядел так, что я благоразумно подавила порыв положить руку ему на плечо. Как всегда, из ниоткуда возникла моя несуществующая музыка - отличный фон для затруднительной сцены. Я прикрыла глаза.
        - Что с тобой?
        Голос был едва слышен за нарастающим валом звуков. Крещендо приближалось. Ближе… ближе… Тишина.
        - Ванда!
        Что-то коснулось моей руки. Я подняла отяжелевшие веки.
        - Ничего особенного, все та же призрачная музыка. Знаешь, что самое неприятное? Я никак не могу вспомнить название. Кажется, вот-вот ухватишь, но все смолкает за один миг до этого.
        - Ты только слышишь или еще и видишь?
        Ну вот, и он тоже ставит под сомнение мою психическую нормальность. Очень мило с его стороны! Ему до лампочки, что я собой представляю в постели, зато живо интересует, насколько я спятила.
        - Я не псих!
        - А я ничего такого и не говорил.
        Я только отмахнулась. Какая разница?
        - Сколько из этого причитается тебе? - спросила я, помахав чеком.
        - Да ничего мне не причитается, - ответил Уолтер (к этому моменту он уже заметно оттаял). - Я ничего не сделал, даже не сказал ничего, чтобы добиться для тебя этих денег. Говорю же, в данном случае я просто курьер.
        Он выпрямился, словно готовясь совершить рывок к двери. Серый деловой костюм сидел на нем безупречно, и я невольно нарисовала себе все, что он облекал. Вот уж некстати!
        - Но должна же я тебя как-то отблагодарить! - Я снова помахала чеком - ну прямо как заведенная. - Ведь я-то отлично знаю, что собой представляет Эдгар Дауд. Не человек, а тайфун. Так что ты заслужил некоторую компенсацию.
        Его улыбка. Учащенный стук моего сердца.
        - Я пришел не затем, чтобы оттяпать какую-то долю. Хотелось лично тебя порадовать, вот и все. - Уолтер взял меня за плечи и сжал их совершенно бесполым, чисто дружеским пожатием, каким тренер ободряет игрока, оставленного запасным. - Ну, мне пора. Думаю, деньги тебе пригодятся. Всегда полезно иметь что-то про запас, на черный день. Пока еще найдется работа…
        Ну и ну. Оказывается, и Уолтер Бриггс может сделать промах. Ему не следовало упоминать о работе, а вернее, об отсутствии таковой. Также как мне не следовало упоминать о его жене. Если бы существовала премия «За самое большое чисто ляпсусов в одном разговоре», мы были бы в первой тройке. Я растянула губы в фальшивой улыбке.
        - Спасибо за все, Уолтер.
        Он ушел, а я осталась стоять возле кухонного стола с чеком на десять тысяч долларов, тупо глядя на дверь, любезно оставленную распахнутой, и понятия не имея, с чего начать новую жизнь. Когда вдруг зазвонил телефон, я схватила трубку в надежде, что жизнь сама предоставит мне какую-то возможность.
        - Я насчет объявления.
        Голос был мужской, бархатистый и вкрадчивый, очень похожий на голоса киношных шпионов, на которых так и вешаются женщины.
        - Да? - только и сказала я.
        Это никак не могла быть Лаура, поскольку Лаура уже звонила, во всем призналась, вроде как попросила извинения и была мною великодушно прощена. Так что дело было закрыто.
        - Да, - подтвердил голос. - Насчет объявления в «Хейстингс дейли репортер». Вы ведь Ванда?
        - Да, я Ванда, но…
        Что происходит? Кто из них ошибся, Лаура или этот тип? Но кто-то из двоих точно звонил не по тому объявлению. У кого-то мозги были набекрень. А может, этим страдает в Хейстингсе каждый. В таком случае глупо было раскошеливаться на две недели. Я прокашлялась и попробовала сделать свой голос задушевным.
        - Я в самом деле Ванда. А вы кто? Тот самый?., мм…
        Тут я самым позорным образом потеряла нить разговора, отвлекшись на человека, идущего через улицу (вдруг это Уолтер решил вернуться?). К сожалению, это оказался всего лишь Мэнни, почтальон.
        - Это зависит, детка, это зависит… - сказали в трубку. - А ты «та самая»?
        Кто бы это ни был, он зря старался показаться матерым обольстителем, потому что параллельно с аппетитом жевал. А звонил, должно быть, из пропахшей табаком забегаловки. Я содрогнулась и с возгласом «Фу!» прекратила бессмысленный эпизод, а чуть позже слушала длинные гудки, с нетерпением ожидая, когда трубку снимет печально знакомая мне особа.
        - Алло, это Дженнифер из отдела объявлений газеты «Хейстингс дейли репортер». В данный момент я не могу с вами побеседовать, но если вас не затруднит оставить сообщение, я перезвоню при первой же возможности.
        Я посмотрела на часы. 12.47. От трубки, в которую я только что говорила, пахло перегаром. Я отложила телефон и пошла в ванную, привести наконец в порядок и себя.



        Глава 4

        - Мне очень неловко, отец мой, но я не католичка.
        Я трубно высморкалась в пригоршню бумажных платков, уже и без того изрядно промоченных (мой фонтан слез работал почти без перебоев). Если жизнь идет вкривь и вкось, мы особенно остро сознаем это в ванне или в душевой кабинке - обнаженные, мокрые и беззащитные. Невольно приходит в голову: вот потому многие и стараются заглядывать туда как можно реже.
        Как ни глупо это звучит, но все началось с куска мыла «Айвори». Я не покупала это мыло три года по той простой причине, что Джордж только таким и пользовался и роскошный запах неизменно вызывал у меня тошноту. Тогда почему я купила его на этот раз? Хороший вопрос. Разумеется, из принципа. Стоя в отделе гигиенических средств, я вдруг исполнилась решимости доказать себе и всему миру, что ни одна сволочь (даже такая законченная, как бывший муж) не смеет влиять на мои вкусы.
        И я купила целый блок «Айвори», видя в этом огромную победу над собой.
        Сказать по правде, я не сразу решилась его вскрыть и какое-то время пыталась намылиться обмылком «Дав». Однако скоро стало ясно, что обмылку не совладать с последствиями целой недели, проведенной в обществе Альберта (не считая сегодняшней генеральной уборки). Я взяла «Айвори», вдохнула знакомый аромат… и следующие полчаса рыдала в ванной навзрыд, подкошенная лавиной воспоминаний о самом страшном периоде своей жизни.
        То был долгий период. Начался он еще в колледже, где я познакомилась с Джорджем. Это не значит, что мы вместе учились. Училась я, а Джордж работал - вышибалой в баре «Пеппи», куда мы с друзьями любили захаживать после занятий. Он был на десять лет старше, жутко сексапильный и рисковый, байкер и металлист, крепкий орешек с нежной сердцевиной, видеть которую было дано только мне. Почему только мне? Да потому, что я ее выдумала. Взлелеяла. Сотворила то, чего на деле никогда не существовало.
        По крайней мере по отношению ко мне.
        Я находила любой предлог оказаться поближе к двери, где, так сказать, было рабочее место Джорджа, и мы упоенно флиртовали. Я проболталась о том, что сплутовала на тесте по определению ай-кью, и Джордж все время подшучивал над моей «умственной отсталостью», а заодно и над комплексами по этому поводу. Тут он попал прямо в точку. Я, как дура, зубрила всякую всячину, чтобы не осрамиться в легком трепе, но чем больше знала, тем больше отрывалась от действительности.
        Как и положено байкеру, Джордж одевался в кожу и увешивал себя всевозможными железяками. Он был лично знаком с ударником из группы «Уайтснейк». Он дымил как паровоз, предпочитал нездоровую пищу и чуть ли не каждый вечер упивался до полной отключки. Кроме длинных волос, он носил еще и бороду, и я была без ума от него, воображая, как все это подкосит родителей. Пределом моих мечтаний было, что они возненавидят его с первого взгляда. Иными словами, Джордж был само совершенство. Он порождал во мне сладкий трепет испуга, замешанного на вожделении, и казалось, нет, я была совершенно уверена, что именно из таких получаются самые лучшие мужья, что он уже перебесился и теперь только ждет подходящего случая, чтобы остепениться и войти в категорию образцовых мужей и отцов семейства. Я рисовала себе сладкие картины нашей семейной жизни. С каким снисходительным смехом мы станем вспоминать былые безумства! Как будем дивиться великой силе любви, которая в корне меняет людей!
        Такой вот дурой я была. Первая увесистая оплеуха не выбила у меня из головы моих идиотских представлений о будущем, да и последующие тоже.
        Джордж предложил пожениться на другой день после того, как сломал мне руку, и я повторила свое «да» десять раз, обливаясь счастливыми слезами и зная, зная всем сердцем, что настал долгожданный час, что вот теперь-то он изменится на веки вечные. Он станет Джорджем, которого я придумала, и мы будем целыми днями, не разжимая объятий, нежиться в облаке аромата «Айвори», а мечты будут становиться явью буквально у нас на глазах.
        Явью, однако, стало лишь то, что родители действительно возненавидели Джорджа с первого взгляда. Когда я сообщила, что собираюсь выйти за него (менее чем через сутки после того, как попала в больницу со сломанной рукой, и менее чем через полдня после того, как поклялась, что никогда его больше не увижу), мама перестала со мной общаться. Отец с тех пор ограничивался подарком к Рождеству и открыткой с чем-нибудь вроде «У всех у нас случаются дни, когда не обойтись без хорошей дозы крепкого». Вот он-то никогда не был оторван от действительности, а уж о моем будущем знал не в пример больше, чем я.
        Итак, Джорджу великолепно удался первый шаг из пособия «Начинающий садист»: он внес раскол и отчуждение в мою семью, он фактически лишил меня родителей. Следующим шагом было отвадить всех друзей, и теперь, когда чудовищный жернов наконец свалился с моей шеи, я была одна как перст в каком-то Богом забытом Хейстингсе, моральная развалина, готовая в любую секунду разразиться слезами - да хоть от запаха мыла!
        Кое-как покончив с мытьем, я взялась за одежду. Однако стоило слезам приостановиться, как в памяти всплыло мамино лицо, когда я сообщила, что мы с Джорджем собираемся пожениться; стоило перестать судорожно всхлипывать, как перед мысленным взором возникло лицо отца при известии, что мы намерены перебраться в Теннеси. Я снова слышала его слова: «Что ж, раз уж решила, давай, выходи за этого никчемного ублюдка, но не жди, что мы будем на подхвате, что будем благосклонно наблюдать, как твои лучшие годы утекают в сточную трубу». За точность не поручусь, но общий смысл был именно таким.
        Я так и не собралась позвонить им и сказать о разводе, в последнюю минуту всегда давала задний ход из страха перед долгой мучительной паузой и мыслями вроде: «Вы никогда меня по-настоящему не любили! Если б любили, не бросили бы на растерзание этому отродью!» И родители, конечно, догадались бы, о чем я думаю.
        Процесс одевания оказался очень длительным: мне то и дело приходилось присаживаться на кровать, чтобы совладать с бурными рыданиями. У меня не было шанса отвлечься, занявшись делом, - все дела были переделаны. Время шло, а я все не могла унять слезы и в конце концов впала в панику. Вдруг они никогда не иссякнут? Вдруг я умру от обезвоживания организма? Меня обнаружат, сухую и сморщенную, и об этом будет едва упомянуто в разделе странных смертей: между сообщениями о парне, который икал, пока не окочурился, и о девице, которая прыгнула с восьмидесятиметрового моста на тросе длиной в сто метров.
        Надо было срочно что-то предпринимать - ну хотя бы выйти за пределы своей камеры добровольного заключения, чтобы перемолвиться с кем-нибудь словом. Увы, мне некуда было идти и не с кем разговаривать… кроме разве что Уолтера Бриггса, в расчете снова вызвать в нем острую жалость.
        Вот так, ничего другого не придумав, я отправилась в церковь Святого Бенедикта и на цыпочках прокралась в исповедальню.
        - Так вы не католичка? - с понятным удивлением переспросил священник.
        Его голос, однако, был исполнен сочувствия, и хотя через решетку исповедальни трудно было разглядеть лицо, он непременно должен был быть старым и мудрым. По крайней мере мне это было сейчас просто необходимо.
        - Нет, - подтвердила я, судорожно всхлипнув (к тому времени рыдания затихли, но слезы продолжали обильно течь). - Если мое присутствие неуместно, я могу уйти.
        - Можете остаться, если других ожидающих меня нет.
        - Ни одного.
        У священника вырвался тихий вздох разочарования. Я прикинула, не подвести ли под это теорию Дебби: что-нибудь вроде того, что отсутствие кающихся делает пастырю честь, поскольку это верный знак, что никто не грешит, однако внутренний голос подсказывал, что этот номер не пройдет. Данный конкретный служитель Божий явно много чего повидал. К тому же льстивые речи церковью не почитались и, кажется, даже считались грехом.
        - Что томит вас, дочь моя?
        - Я одна как перст… - Голос задрожал, угрожая сорваться на рыдания. Покашляв, я попробовала придать ему уверенности. - Несколько лет назад я вышла замуж за очень плохого человека, который прогнал от меня всех родных и друзей.
        - Хм… - Священник помолчал. - Ничего подобного.
        - То есть как это? - Я настолько удивилась, что перестала плакать.
        - Это не он. Вы сами всех от себя прогнали.
        - Мы с вами знакомы? - Я придвинулась ближе к решетке.
        - Нет.
        Не то чтобы он говорил с возмущением, с эдаким благородным негодованием человека, который знает, как нужно прожить жизнь, и сурово порицает проступки других. Но и терпимостью он явно не страдал. Не с моим везением было попасть к терпимому пастырю.
        - Тогда откуда вы знаете?
        - Я думаю, как раз по этой причине вы и выбрали своего «плохого человека». Вы подсознательно стремились избавиться от родных и друзей, и этот брак оказался наилучшим средством для достижения цели. Вам не удастся ничего изменить в своей жизни до тех пор, пока вы не посмотрите в глаза правде. Пока же вы только пытаетесь свалить на других вину за собственные ошибки.
        - Что?! - Я пришла в такую ярость, что забыла о слезах. - Значит, вы утверждаете, что подсознательно я хотела остаться одна как перст? Чтобы мне не с кем было поговорить, кроме умника в рясе?!
        - Совершенно верно, - сказал он со смешком.
        Я до скрипа сжала зубы, чтобы не разразиться ругательствами в храме Божьем. Теперь-то мне было ясно, почему кающиеся не рвались в эту исповедальню.
        - Спасибо за бесплатный сеанс психоанализа! - процедила я.
        - Вы рассердились?
        - Мягко выражаясь!
        - Вот и хорошо. Это первый шаг к переменам. «Первый шаг к переменам!» - гримасничая, передразнила я. Но беззвучно. Чтоб их всех, умников в рясе!
        - Хотите знать, что меня беспокоит? - вдруг спросил священник.
        Это был неожиданный поворот.
        - Валяйте, выкладывайте.
        - Вот я сижу здесь, за этой решеткой, изо дня в день, и выслушиваю исповеди. По большей части речь идет о таких мелочах, что становится смешно. «Отец мой, я скрываю сбой истинный вес». «Отец мой, меня посещают нечистые мысли». «Отец мой, я желаю своей бывшей половине всего самого худшего».
        - Как, это тоже грех? - взвилась я. - В смысле, и за такое не допускают в царствие небесное? Да я только этим и занимаюсь!
        - Существует негласный список мелких грехов, в которых незазорно и покаяться, - продолжал священник, не слушая меня, - и мне их день за днем перечисляют. Я в ответ отвечаю всем одно и то же: «Прочти столько-то раз «Отче наш», иди и больше не греши». Снова и снова, изо дня в день! Вы можете себе это представить?
        Он умолк, и некоторое время мы молчали.
        - Да, но… так ведь и должно быть, - сказала я наконец. - Именно так это и работает, разве нет?
        - В определенном смысле, - вздохнул он. - Беда в том, что люди почти никогда не признаются в подлинных грехах, в том, что ломает жизнь им самим и их близким. А знаете почему? Потому что не ведают, что творят. Валят все на судьбу или на других.
        Я так глубоко задумалась, что молчание затянулось.
        - Вот почему вы сказали, что это не Джордж разогнал всех моих близких…
        - Правильно.
        - И вы настаиваете на том, что я оказалась одна как перст, потому что сама предпочла полное одиночество?
        - Верно.
        Слезы полились снова. Они капали мне на руки, а я следила за этим и не знала, что еще сказать. Однако нельзя же было молчать до бесконечности, и я жалобно прошептала:
        - Почему я не выбрала в жизни лучшую дорогу?
        - Не всегда лучшая дорога ведет к лучшему.
        - Допустим. - Я сделала над собой усилие, чтобы опять не разрыдаться. - Так как мне теперь быть, отец мой? Сколько раз прочесть «Отче наш»?
        - А вы знаете «Отче наш»?
        - Нет.
        Из-за решетки послышался тихий смех.
        - Тогда просто идите и сделайте хоть что-нибудь стоящее.
        - Что вы сказали?!
        - Что-нибудь, что, на ваш взгляд, стоит потраченных усилий.
        - Ах так! - Я тоже засмеялась - сквозь слезы. - Надо было мне сразу сообразить, что это Месячник стоящих дел.
        - Что вы имеете в виду? Впрочем, не важно. Главное, что идея-то сама по себе неплохая, верно?
        - В общем, да, - неохотно признала я, вытирая слезы. - Но что, если я не найду ничего стоящего?
        - Тогда оно само вас найдет.
        Я кивнула, хотя не имела ни малейшего представления, о чем речь. Надо признать, ответ был абсолютно в духе служителя Божьего, я же предпочла бы четкое, по шагам, руководство к действию, на манер инструкции по эксплуатации. К примеру, как для шампуня. «Вылить немного на ладонь, взбить на волосах пену, сполоснуть. И так два раза». Просто, доступно, не надо ломать голову.
        Простившись со священником и отдернув занавеску в знак того, что исповедальня свободна, я ступила в проход между скамьями. На передней молилась женщина средних лет. Заметив меня, она тут же поднялась. Проходя мимо, я сунула ей в руку последнюю упаковку бумажных платков.
        - Это на случай, если у вас нет своих, - сказала я со вздохом. - Платки вам там понадобятся, будьте уверены.
        - «Хейстингс дейли репортер», отдел объявлений, у телефона Дженнифер. У вас есть уникальная возможность: первая неделя - четыре строчки всего за четыре доллара! Вас это интересует?
        - Ох, ради Бога, Дженнифер! Я сыта этим по горло. Я говорила в трубку, зажатую между ухом и плечом, и одновременно пыталась стянуть майку (такие блестящие идеи приходят мне в голову сплошь и рядом). Понятное дело, трубка полетела на пол и оттуда начала что-то вещать мне с масленым южным акцентом.
        - Что?
        - Я спрашиваю: кто звонит?
        - Ванда. Ванда Лейн. Помните меня? Я обращалась к вам насчет объявления «Делай хоть что-нибудь стоящее».
        - Ах да, припоминаю.
        Наступила такая полная тишина, словно нас разъединили, но это, конечно, было не так. Я взяла с постели газету и многозначительно зашуршала ею, как бы разворачивая. Видеть меня Дженнифер не могла, но я очень надеялась, что это шуршание отзовется страхом перед Божьей карой в ее пустенькой душе.
        - Рада, что припоминаете, - сказала я, когда стало ясно, что первой она молчания не нарушит. - И как же понимать всю эту чертовщину?
        - Что вы имеете в виду? - Это был настолько ошибочный подход, что даже она это поняла и попробовала исправить дело. - Объявление я поместила, как мы и договаривались, на двух строчках.
        - Вы обещали сделать его меньше зрительно! С помощью более мелкого шрифта! - Я помахала газетой с жирным красным кружком посредине колонки.
        - Ну… оказалось, что меньше уже некуда, и я его сократила.
        - Ах сократили!
        Я скомкала газету и затопала ногами, хоть и сознавала, что в глазах Дженнифер это тянет на месяц в психушке строгого режима. Но как иначе я могла себя вести в свете происходившего?
        - Хочу напомнить, что я просила вас поместить объявление вот какого содержания:
«"Стоящему". Что это ты о себе возомнил, умник? Ванда требует ответа. 555-8936». А вы что поместили?
        - Но вы же сами жаловались, что пятьдесят шесть долларов - слишком дорого! Или, по-вашему, лучше было вообще ничего не помещать?
        - Вот именно! Прямо в точку! Лучше было вообще не помещать, чем поместить то, что поместили вы! «Кто ты? Ванда требует ответа». И мой номер телефона в придачу!
        - Но ведь смысл сохранен. Разве нет?
        Я отстранила трубку, потому что от злости уже готова была зашипеть, как кошка.
        Когда я вернулась домой после визита к доморощенному психоаналитику в рясе, на автоответчике меня ожидали три сообщения. Газету я купила еще по дороге, собираясь продолжить поиски работы, и, просматривая ее, заодно прослушала автоответчик. Первое сообщение - от мужчины, с маловразумительным рассказом о себе - я сочла ошибкой. Второе было от женщины. Она интересовалась, для какой газеты я пишу, причем назвала меня по имени, так что ошибка исключалась. Третье я вообще не стала прослушивать, так как догадалась заглянуть в раздел объявлений и наконец поняла, что происходит. Кроме звонка Дженнифер, мне ничего не пришло в голову перед лицом этого вопиющего безобразия.
        - Миссис Лейн, если вас не устраивает качество наших услуг, можете выразить свое недовольство в письменном виде, и мы возместим вам ущерб.
        - Что, и моральный? Это вам дорого обойдется! Мне уже все нервы измотали своими звонками!
        - Кто измотал?
        Я снова отстранила телефон и на сей раз в самом деле зашипела от злости:
        - Что значит «кто»?!
        - Да, кто именно?
        - Не знаю и знать не хочу! Посторонние. Уроды. Народ со странностями. Какая-то Лаура и тому подобные.
        - А вдруг это ваш шанс?
        - Что, простите? - спросила я, окончательно обалдев, потому что ждала чего угодно, только никак не этого снисходительного тона.
        - Ну да, шанс сделать что-нибудь стоящее. Выслушать, разделить его проблемы…
        - Твою мать! - Не выдержав, я с треском хватила стулом об стену. - Требую немедленно изъять это объявление!
        - Это невозможно - очередной выпуск завтра, и номер уже пошел в печать. Вот разве что начиная со среды…
        - Хотя бы так.
        - Договорились. Могу я еще что-нибудь сделать для вас в рамках нашей сферы услуг? Может, хотите продать домашнее животное, предмет мебели или устаревшую технику? У нас отличные…
        Я так и не узнала, что же отличного имеется в «Хейстингс дейли репортер», поскольку оборвала разговор, ткнув в кнопку до боли в пальце. Телефон полетел на диван. Я прикинула, не выйти ли за очередным Альбертом, однако ограничилась новым потоком слез.
        Моя жизнь все больше напоминала слезливую мелодраму. Женщина не первой молодости сидит без работы, называет по имени бутылку спиртного, получает угрозы от бывшего мужа и глупые звонки от незнакомых людей. Интересно, кто согласится на такую роль? Уж точно не знаменитость. Разве что начинающая актрисочка, в надежде сделать себе имя, разжалобив зрителя до слез. А критика потом разнесет фильм в пух и прах, утверждая, что образ высосан из пальца, что таких идиоток в жизни просто не бывает, а если вдруг дознаются, что фильм сделан по подлинным событиям, произошедшим с некой Вандой Лейн, мне придется скрываться от сраму и даже, быть может, сменить имя.
        Само собой, я буду по-прежнему без работы.
        Я просидела на диване ужасно долго, закрыв лицо руками, рыдая в голос и повторяя:
«Моя жизнь - слезливая мелодрама!»
        К сожалению, даже собираясь наладиться, жизнь, как правило, сначала окончательно катится под откос.
        Начало следующего дня было, можно сказать, превосходным - если сравнить с его же продолжением. Ровно в десять я привыкла выходить к почтовому ящику, не столько за корреспонденцией, состоявшей из счетов и рекламных проспектов, сколько ради обмена дежурными колкостями с Мэнни.
        Есть только три вещи, от которых никуда не денешься: смерть, налоги и визит почтальона.
        Мэнни был мужчиной в расцвете лет (если для вас расцвет - пятьдесят с лишним) и родом из Бронкса. Ревностному католику, верному мужу и отцу пятнадцати или более детей, ему при этом не чужд был черный юмор. Впервые я столкнулась с Мэнни и его довольно воинственным характером вскоре после вселения. Он начал с того, что посоветовал мне убрать у него с дороги мою жирную задницу. Я сказала, что он может убрать мою задницу сам, если ему надоело ходить с двумя руками. Мы очень понравились друг другу и с тех пор приятельствовали.
        - Слушай, тебе письмо. Настоящее! - сообщил Мэнни и с видом глубокого отвращения протянул мне пачку всякой всячины. - Вот уж не думал, что ты из тех, кому пишут. Может, у тебя даже и друзья имеются?
        - Помолчи, Батхед.
        Не слишком достойный ответ, но в ту минуту меня больше занимало пресловутое письмо. Перебирая печатный хлам, я задавалась вопросом, кто отправитель. Первой на ум приходила мама, и хотя вероятность такой попытки к воссоединению почти равнялась нулю, я позволила себе немного помечтать. Во времена моей учебы у нас была довольно оживленная переписка. Когда мы с Джорджем поженились и переехали, поток писем иссяк очень быстро, но все-таки не сразу.
        Ну наконец-то! Вот оно, письмо. Однако уже первый беглый взгляд на почерк заставил меня пошатнуться.
        - Кстати, кто такой Джордж? - поинтересовался Мэнни. - Ну и каракули! Как курица лапой, мать его!
        Я не могла отвести взгляд от конверта и едва ощутила руку у себя на плече.
        - Эй, Ванда? У тебя дурацкий вид. Блин, да ты совсем не дышишь! - Впервые за время нашего знакомства голос у Мэнни был встревоженный. - Что, неприятности?
        - Убери щупальце, кальмар потрошеный!
        - Вот теперь узнаю свою Ванду. - Просияв от облегчения, Мэнни снова начал рыться в сумке. - Между прочим, мне могли бы и приплачивать. А то ведь за день чего только не наслушаешься…
        Я вернулась в квартиру, присела на край стола и положила письмо рядом. Распечатать его у меня не поднималась рука. Джордж не писал писем, он звонил. За всю жизнь он только однажды сподобился мне написать, и кончилось это так, что хуже не бывает.
        Собравшись наконец с духом, я распечатала конверт, пробежала письмо глазами, потом заставила себя вчитаться как следует. Листок выскользнул из моих ослабевших пальцев. Минут пять я бестолково металась по квартире: бросилась к окну, потом на кухню, схватила початую бутылку Альберта, сунула назад на полку. Не хватало только быть пьяной, когда он до меня доберется!
        Когда он до меня доберется.
        Господи Иисусе!
        Я метнулась в ванную, где визитная карточка Уолтера коротала время за рамой зеркала.
        - Уолтер Бриггс слушает.
        Голос был полон прохладной профессиональной любезности. Голос человека, который ни разу в жизни не сталкивался с психопатом и знал, что это такое, лишь понаслышке. Я чуть не прервала разговор.
        - Ванда? - осторожно спросил Уолтер.
        - Как ты догадался?
        - По звуку телевизора.
        - Телевизор есть не только у меня.
        - Да, конечно. - Он умолк, явно в ожидании объяснений, а не дождавшись, заговорил снова: - Что-нибудь произошло?
        - Джордж потерял работу.
        - Джордж?
        - Мой бывший муж.
        - А, это тот, кого ты хотела засудить за то, что он задержался па этом свете?
        - Он самый. - У меня вырвался истерический смешок. - Уж не знаю, как это вышло, но думаю, кто-то случайно услышал его угрозы по телефону. Он же говорил со мной из бытовки, народу кругом слонялась масса. Короче, с работы его поперли, и он теперь считает меня во всем виноватой и намерен претворить в жизнь все свои угрозы.
        - Какие именно? - Голос Уолтера заметно посуровел.
        - Например, свернуть мою долбанную шею. - Я помолчала, припоминая. - Да, еще он обещал располосовать мне долбанное горло.
        - Но пока все в порядке?
        - Смотря что ты под этим понимаешь.
        - Ну, в смысле, он еще не объявился?
        - Нет, но… он написал мне, понимаешь! Вон оно, письмо, лежит на полу. Письмо совершенно спятившего человека! Джордж пишет, только когда уверен, что не отступит. Этакое гарантийное письмо! - Я снова истерически захихикала. - Кроме тебя, у меня нет знакомых адвокатов, и я спрашиваю: как теперь быть? Запрет приближаться, правда, еще в силе, а толку-то? Где ты видел, чтобы психа остановил какой-то судебный запрет? Когда собираешься кого-то прикончить, тут уже не до каких-то дурацких запретов!
        - Успокойся, Ванда!
        - Я спокойна, как танк! Само спокойствие! Вот ей-богу, держу себя в руках! Только что же мне теперь делать, а? Куда бежать? Где прятаться? Может, все-таки можно засудить Джорджа за то, что он не окочурился еще два года назад?! Все-таки лучше, чем ничего. Это будет мой шанс сделать что-нибудь стоящее! - Я разразилась пронзительным смехом.
        - Послушай меня. Слушай! Слушаешь?
        - Ум-м… - буркнула я, пытаясь подавить истерику.
        - Собери самое необходимое и уходи из квартиры.
        - К-куда?
        - Ко мне домой. Есть чем записать адрес? - Угу.
        Уолтер продиктовал. Я кое-как нацарапала.
        - Встретимся перед моим домом через двадцать минут. Понятно? Как думаешь, двадцати минут тебе хватит?
        - Угу.
        - Двадцать минут, и ни минутой больше! Если тебя там не будет, я вызываю полицию.
        - Двадцать, и ни минутой больше! - повторила я. Телефон шлепнулся на кровать, а я бросилась укладывать вещи.
        Уолтер аккуратно положил письмо на барную стойку у себя на кухне. Вцепившись в кружку с кофе, который он для меня приготовил, я ждала приговора. Не могло быть и речи о том, чтобы сделать хоть глоток, - желудок ходил ходуном, а пищевод сжался до полной непроходимости.
        Жил Уолтер именно так, как я себе и представляла. Кругом царил безукоризненный порядок, да и все в доме было самого высокого качества: полы из настоящего дерева, холодильник с саморазморозкой и другими современными прибамбасами. К счастью, я была не в том состоянии, чтобы сравнивать, иначе давно сгорела бы от стыда. Но в данный момент меня не трогало то, что я в гостях у этого воплощения всех женских мечтаний. У меня были проблемы поважнее.
        - Давай кое-что уточним, - наконец сказал хозяин всего этого великолепия. - Например, что имеется в виду под «будет похуже, чем в тот раз»?
        При этом он так впился в меня взглядом, словно я проходила тест на детекторе лжи.
        - Понятия не имею, - пожала я плечами, хотя отлично знала, о чем речь.
        - Ах так.
        Уолтер взялся за телефон. Я вскочила.
        - Что ты задумал?!
        - Хочу заказать пиццу, - ответил он, помедлив посреди набора цифр. - Шутка. Звоню в полицию, что же еще?
        - Ни в коем случае!
        Он замер со странным выражением лица.
        - В чем дело, Ванда?
        - Эта ситуация не для полиции, вот в чем дело! Полиция здесь бессильна. Ты же адвокат, тебе ли не знать, чем все кончается…
        Я прикусила язык, потому что вдруг усомнилась, что Уолтер в курсе таких ситуаций, что ему приходилось иметь с ними дело. А вот я была более чем в курсе. Однажды я уже позволила полиции вмешаться, и это раз и навсегда научило меня уму-разуму.
        - Мне не стоило к тебе обращаться! - Руки тряслись так, что мне едва удалось поднять сумку. - Это было ошибкой. Я лучше пойду.
        - Можно узнать куда? - Уолтер положил трубку и подступил ко мне ближе. - Насколько я понял, идти тебе некуда. Разве что домой, если ты не возражаешь, чтобы дело кончилось свернутой шеей.
        Это было очень своевременное напоминание о том, в каком глубоком дерьме я нахожусь. Оно остановило меня на полдороге в прихожую, отделанную опять-таки натуральным деревом, где на изящной вешалке болталась моя джинсовая куртка, особенно неуместная рядом с фирменным плащом хозяина.
        Воздушный замок. Воплощение всех женских мечтаний.
        - Тебе-то что за дело? - только и сказала я.
        - Очень мило с твоей стороны, - хмыкнул Уолтер. - Это вот именно мое дело, с той самой минуты, как ты позвонила и сообщила, что какой-то психопат собирается тебя прикончить. Надеюсь, это ясно?
        Он говорил теперь гневным тоном, и его гнев разбудил глубоко укоренившийся, пропитавший меня до мозга костей страх. Я живо ощутила, как пальцы с ужасной болью впиваются в руку повыше локтя, обставляя багровые синяки, как горячее алкогольное дыхание овевает лицо. Увидела занесенный надо мной кулак.
        Что-то коснулось моей руки. Я дико вскрикнула И ИЗОвсех сил толкнула Уолтера в грудь, а когда он попытался взять меня за плечи, забилась, словно в припадке. Он сразу отступил и смотрел на меня все с тем же странным, труднообъяснимым выражением. Я не хотела знать, сколько там жалости, поэтому опустила взгляд. Теперь Уолтер точно знал, что никакая я не крутая, а просто жалкий комок нервов.
        - Прости, я не хотела… - промямлила я, прилагая все усилия, чтобы не смотреть ему в лицо. - Совсем не хотела…
        Моя сумка валялась на полу. Я наклонилась за ней, Иэто было зря, потому что слезы полились ручьем. Осторожное прикосновение сломило меня окончательно. Я ничком повалилась прямо на пол, уткнулась лицом в ладони и разрыдалась. Уолтер молча примостился рядом Иждал, когда я выплачусь, изредка поправляя мои растрепавшиеся волосы.
        Даже когда слезы иссякли, я еще долго лежала, свернувшись клубочком, в кольце теплых рук.
        - Что он с тобой сделал? - наконец спросил Уолтер.
        Я промолчала, потому что не хотела затягивать его еще глубже в мир, из которого пришла, не желала говорить о том, от чего он скорее всего был очень далек. Да Ине могла. Сил не было ни на то, чтобы ворочать языком, ни на то, чтобы хотя бы пошевелиться. Хотелось лежать и лежать, пока не сморит сон. Так оно и случилось.
        Когда я проснулась, уже темнело. Меня укрывало роскошное покрывало с вышивкой, а голова покоилась на мягкой подушке в такой белоснежной наволочке, каких мне до сих пор не приходилось видеть ни на настоящих, ни на рекламных постелях. Рядом стояла не какая-нибудь прикроватная тумбочка, а круглый столик с пурпурной верхней скатертью (именно верхней, потому что из-под нее виднелась еще одна, белая кружевная). Электронный будильник показывал четверть восьмого.
        Я огляделась. Комната выглядела так, словно сюда извергся рог изобилия какого-нибудь фешенебельного журнала для дома для семьи. Единственным, что выбивалось из картины, была моя сумка, выглядывавшая из-за приоткрытой дверцы гардероба, вся такая побитая жизнью, потертая и скособоченная.
        В дверь постучали, и она тут же приоткрылась, впустив в комнату полосу неяркого света. В полосе стоял Уолтер. Войти он не пытался, демонстративно соблюдая дистанцию.
        - Как дела? - спросил он.
        Я присмотрелась к выражению его лица. Если глаза не обманывали, в данный момент я не вызывала острой жалости, только сочувствие. Из моей груди вырвался вздох. С подлецами проще - их всегда можно послать куда подальше. А как пошлешь такого обаяшку?
        - Дела - не надо лучше! - бодро отрапортовала я, садясь в постели и проводя по волосам пальцами, как расческой.
        - Вот и хорошо.
        Очевидно, даже дома Уолтер одевался дорого и со вкусом. Я повыше натянула покрывало на джинсы в модных дырах и видавшую виды майку. Внезапно мне бросилось в глаза, что две верхние пуговки на рубашке Уолтера расстегнуты. Нервно глотнув, я пробежалась пальцами по узору покрывала и дала себе страшную клятву избегать фривольного тона.
        - Прости, что толкнула тебя.
        - Ерунда, - отмахнулся Уолтер. - С кем не бывает. Все в порядке.
        - Я просто… была не в себе.
        - Я так и понял.
        - Если хочешь, можешь переступить порог. Я больше не собираюсь к тебе грязно приставать.
        Он кивнул, вошел и прикрыл за собой дверь. Присел на край постели. Протянул мне раскрытую ладонь. Немного поколебавшись, я положила на нее свою. Когда наши пальцы сомкнулись, меня обдало теплом. Не жаром, а именно дружеским теплом - давно забытое и чудесное ощущение.
        Понимая, что это приглашение к разговору, я отвернулась к окну и начала свой рассказ.
        Джордж сломал мне руку, когда избил в первый раз. В тот день я пошла в кино - одна, поскольку друзья к тому времени уже избегали меня под разными предлогами, но он, конечно же, решил, что с кавалером. Джордж вообще был очень ревнив. День спустя, прямо в больнице, он сделал мне предложение, которое я приняла, раз навсегда доказав, что я намного глупее, чем кажусь.
        В первую годовщину нашей свадьбы я попросила его поменьше пить и получила за это такую оплеуху, что две недели ходила с заплывшим глазом. Мало кто из коллег поверил, что я врезалась на машине в дерево, но я упорно придерживалась этой версии, отчасти из смущения, отчасти из осторожности. Моим щитом и доспехами стало полное послушание. Я научилась соглашаться со всем, что взбредало Джорджу в голову, и решила, что держу ситуацию под контролем. Он по-прежнему пил, обзывал меня, а порой мог и встряхнуть так, что клацали зубы, но пока я соблюдала правила игры, обходилось без рукоприкладства. Постепенно я расслабилась настолько, что поверила, будто в самом деле нормально живу и что так оно будет продолжаться до бесконечности. Когда «Пеппи» закрылся на ремонт, Джордж подыскал посменную работу на Аляске, на буровой. Смена длилась две недели, другие две он проводил дома. Дорогу туда и обратно оплачивала компания, от меня требовалось только зарезервировать. Понятное дело, Джорджа не устраивала моя двухнедельная свобода. Он предпочел бы иметь меня на глазах, а потому снова и снова заводил разговор о домике на
Аляске и тому подобных радостях, которые он мне обеспечит. Я давно уже не отваживалась прямо противоречить ему, но отговаривалась тем, что не отпускают с работы, что нет желающих купить дом, где мы тогда жили, и прочее, и прочее. Каждый раздело кончалось скандалом, однако вполне в пределах нормы. Потом Джордж напивался и остывал. Так дело и шло.
        Поначалу во время его отсутствия я честно старалась убедить себя, что скучаю, что жду не дождусь его звонка (он звонил опять-таки за счет компании, раз в неделю, в самый неожиданный момент) и как, в самом деле, милы эти инквизиторские расспросы о том, где я была, когда он попал на автоответчик. Я и в самом деле порой позволяла себе выходить из дому, чаще всего к Молли.
        Как и я, Молли была сотрудником «Восьмого канала», только работала она в группе технической поддержки. Примерно за пять лет до нашего знакомства ее муж Джоэль (юрисконсульт без образования, подвизавшийся в приблатненных кругах) ударил ее ножом в живот - двенадцать раз подряд. Кому, как не ей, было заподозрить, к чему все идет между нами с Джорджем. Она подсказала, куда в таких случаях обращаются, а когда я наконец набралась решимости уйти, дала мне кров.
        Первые полтора месяца после моего ухода Джордж колебался между ролью морально раздавленного мужа, который не понимает, почему его бросили, и другой, прямо противоположной, - опасного маньяка, готового к расправе. Все зависело от того, как сложился день, от мимолетного настроения, а главное, от количества влитого в себя алкоголя.
        Как раз тогда я получила от него первое и до сего времени единственное письмо. Накануне он явился к Молли в изрядном подпитии и часа два ползал на коленях под дверью, рыдая и умоляя меня вернуться, дать ему еще один шанс или хотя бы впустить, клятвенно заверяя, что не тронет и пальцем. Молли не позволила мне подойти к двери. На другой день, когда мы обе были на работе, он подсунул под дверь письмо. Оно не отличалось ни длиной, ни красноречием и состояло всего из одной фразы: «Я еще вернусь и разрежу вас, суки, на мелкие кусочки!» Молли тут же обратилась в полицию. Джорджа нашли без труда: он накачивался выпивкой в баре в двух кварталах от ее дома. При попытке с ним побеседовать он ударил одного из патрульных и был взят под арест. Я подала заявление, чтобы ему запретили ко мне приближаться.
        Когда запрет вступил в силу, Джорджа выпустили. В тот же день он выбил дверь в доме Молли. Она прибежала, когда он тащил меня за волосы через гостиную. «Не надо, Джоэль, не надо!» - закричала она пронзительно (она кричала именно «Джоэль», я хорошо это помню). Оставив меня валяться на полу, Джордж набросился на нее и так швырнул об стену, что сломал ключицу. Я узнала об этом лишь позже - в тот момент мне было ни до кого и ни до чего. Он привез меня домой в бессознательном состоянии и продержал там три дня, то тыча в лицо пистолетом и угрожая вышибить мозги, то по частям сжигая в камине мою одежду и другие вещи. Чтобы я не сбежала ночью, когда он упивался до полной отключки, Джордж меня связывал, да так крепко, что на щиколотках и запястьях остались шрамы.
        К концу третьего дня я впала от изнеможения в ступор. Спалив то, что еще оставалось от моих вещей, Джордж собрал свои и сбежал. Бракоразводный процесс длился еще целый год…
        - А Молли? - спросил Уолтер, когда я умолкла.
        - Что Молли? - Я пожала плечами и допила воду из стакана, который он наполнил для меня, когда в горле начало пересыхать. - Я ее больше не видела. Через несколько дней после исчезновения Джорджа она позвонила и сказала, чтобы я больше не рассчитывала на ее помощь, а когда я вернулась на работу, ее там уже не было. Никто не знал, куда она уехала. Никаких обвинений против Джорджа она не выдвигала.
        Наступило долгое молчание. Возможно, Уолтер не был уверен, что это конец истории, и ждал продолжения, но мне больше нечего было добавить.
        - Тебе придется позвонить в полицию, - наконец заявил он тоном, не терпящим возражений.
        Я уставилась на него во все глаза. Тогда он взял с ночного столика телефон и протянул мне. Я продолжала таращиться, не в силах поверить, что он так со мной поступает после всего услышанного.
        - Это необходимо, Ванда.
        Хотя в глазах его читалось сочувствие, черты лица напоминали неуступчивую маску, воплощенное сознание собственной правоты. А чего еще я ждала от человека, живущего среди роскоши и элегантности? И к тому же, между прочим, адвоката. Наверняка он наслушался историй и похуже, разве что не от женщины в его собственной постели.
        - Не буду! - отрезала я, отодвигаясь как можно дальше от телефона, а заодно и от Уолтера. - Я еще не готова.
        - Но, Ванда…
        - И потом, этот гад на Аляске.
        - Был на Аляске три дня назад, - спокойно поправил он. - Сомневаюсь, что он все еще там. Он мог даже поручить отправку письма кому-то из собутыльников, чтобы сбить тебя с толку. Он сейчас может быть где угодно.
        - Мне нужно принять душ!
        Это вырвалось само собой и было, вообще говоря, ничуть не худшей сменой темы, чем любая другая фраза. Бочком я сползла с постели, держась подальше от телефона, и сунула руку в сумку за косметичкой, где в числе прочего, по идее, должна была находиться зубная щетка.
        Никакой щетки там не было. Вот ведь дьявольщина!
        Уолтер наблюдал за мной, по-прежнему с телефоном в руках. Я выпрямилась.
        - Послушай, я хорошо знаю Джорджа. Он лентяй, каких свет не видел. Лентяй до мозга костей. И всегда был таким. Если требовалось хоть малейшее усилие, он не утруждался, насколько бы важно это для него ни было. А теперь представь, сколько усилий требуется, чтобы добраться с Аляски до Теннеси! Кода мы были женаты, он только потому приезжал домой, что я заказывала билет. Я, понимаешь? Сам бы он для этого и пальцем не пошевелил. Без меня он совершенно беспомощный.
        - Беспомощный, говоришь? - Уолтер выпятил подбородок. - Такой же беспомощный, как когда тащил тебя за волосы? Или когда швырял Молли об стену?
        Меня затошнило от страха.
        - Ну хорошо, хорошо! Ты, конечно, прав. Но если даже меня собираются прикончить, это еще не повод, чтобы зарасти грязью! И голову тоже стоит вымыть, иначе… иначе можешь себе представить, как я буду выглядеть на фотографиях с места преступления.
        Уолтер смерил меня взглядом, в котором ясно читалось: «Один Бог знает, что мне приходится выносить с этой особой!» Взглядом, который чуть было не прикончил меня еще до появления Джорджа.
        Однако я не смирилась. Характер не позволил. Смириться означало облегчить другому жизнь, а это было не в моих правилах.
        - Вот как мы поступим…
        Я порылась во внутреннем кармане сумки и достала блокнотик и шариковую ручку. Телефонный номер Джорджа был намертво высечен в моей памяти. Я написала его, вырвала листок и протянула Уолтеру:
        - Можешь позвонить по этому номеру. Если ответят, значит, Джордж все еще там и это дельце может подождать. Если ответа не будет, я обращусь в полицию. Сегодня же, обещаю. А сейчас мне позарез нужна зубная щетка.
        Уолтер перестал изучать номер и поднял взгляд:
        - Домой ты не поедешь.
        - Конечно, нет. Я только хочу знать, где ее можно купить.
        Немного погодя я стояла в очереди к кассе с новенькой зубной щеткой в одной руке и
«Опра мэгэзин» в другой. Голова моя буквально шла кругом. В одном Уолтер был прав на все сто: Джордж мог сейчас быть где угодно. Я не преувеличивала, называя его отъявленным лентяем, но лентяем он оставался до тех пор, пока держал себя в руках. Ярость превращала его в самого деятельного человека в мире. Ну а раз уж он не верил, что на наших отношениях поставлена точка…
        Возможно даже, он не сомневался, что я до сих пор принадлежу ему по праву.
        Эта мысль заставила меня на миг поддаться отчаянию, и мир потемнел как в переносном, так и в прямом смысле. Я повалилась прямо па впередистоящего. У того оказалась хорошая реакция - он подхватил меня, прежде чем я рухнула, и помог выпрямиться. Это был мужчина в годах, с седой треугольной бородкой и добрым взглядом Айболита. Не хватало только круглых очков. Из кармана у него торчал стетоскоп.
        Так состоялось явление эскулапа страждущему в аптеке на Тридцать четвертой улице.
        - Вы доктор! - обрадовалась я. Добряк мягко улыбнулся:
        - По крайней мере так говорят.
        - Оно и понятно, - хмыкнула я, только теперь заметив еще одну важную деталь, - раз уж вы повсюду разгуливаете в белом халате.
        - А что с вами? - полюбопытствовал доктор.
        - Беременность, - брякнула я.
        Ничего другого мне не пришло в голову. Не поднимать же историю с Задохликом и травматологией!
        - Поздравляю. Первый ребенок?
        - Нуда. - Я закивала, думая, что вряд ли беременных тошнит больше, чем меня сейчас. - Можно вопрос, доктор?
        - Хоть два.
        - Вот представьте себе, что кое-кому предсказывали верную смерть максимум через восемь лет, если он не бросит курить. А он все курил, курил по три пачки в день, прожил десять лет и до сих пор живет. Странно, правда?
        - Какой ужас! - воскликнул доктор, вне себя от негодования. - Вы должны немедленно бросить! Курение во время беременности - это… это…
        - Речь не обо мне, - поспешно перебила я. - Об одном моем знакомом. Я хочу сказать, он ведь может в любую минуту окочуриться, правда?
        Должно быть, повинуясь некоему бессознательному рефлексу, доктор на шаг отступил от меня.
        - Видите ли, тут все зависит от целого ряда факторов… чтобы дать ответ, нужно знать подробности…
        Он отвернулся от меня и начал выгружать на ленту конвейера свои покупки. Йогурт, йогурт и опять йогурт. Доктор, одно слово.
        - Хоть предположите, - взмолилась я. - Я не подам на вас в суд, если ошибетесь. Мне в самом деле нужно знать!
        - Мадам, я не вправе делать бездоказательные предположения, - сказал он, не глядя в мою сторону, усиленно улыбаясь кассирше и, по-моему, не чая поскорее убраться подальше.
        Пользуясь тем, что кассирша разбирается с его йогуртами, я робко тронула доктора за рукав:
        - Простите, я не хотела вас расстраивать. Не бойтесь за меня - я не беременна. А речь идет о моем бывшем муже. Он пригрозил, что свернет мне шею, и поскольку я понятия не имею, где он сейчас, то перепугана, как вы сами видите, до потери сознания.
        - Ах вот как, - смягчился мой случайный собеседник.
        - Да уж, ситуация не из приятных, - вздохнула я. - Потому мне и нужно знать, прикончат ли его наконец эти три пачки вдень или нет. Хорошо бы, если б уже прикончили. Как по-вашему, есть такая вероятность?
        Доктор помолчал, видимо, обдумывая ответ.
        - Ну конечно, есть, - сказал он грустно. - То, о чем вы спрашиваете, может случиться в любую минуту.



        Глава 5

        Вернувшись из магазина, я обнаружила Уолтера сидящим на диване в гостиной в позе терпеливого ожидания. У него был усталый, даже как будто слегка подавленный вид. Стук захлопнувшейся за моей спиной двери заставил меня вздрогнуть; Уолтер же и бровью не повел, даже не поднял взгляда от сцепленных на коленях рук. Я напряженно ждала, уже зная, что услышу.
        - Я звонил, - сказал он наконец. - Никто не поднял трубку. Я уже обратился к одному своему приятелю. Он частный сыщик и сейчас пытается напасть на след.
        Вообще-то когда другой по доброте душевной подставляет ради вас свою шею, реагировать можно по-разному. Например, рассыпаться в благодарностях. Или горячо запротестовать: «Нет, нет, это совершенно излишне! Я сама справлюсь». Возможны и другие варианты.
        - А вот и щетка! - сказала я и продемонстрировала свою покупку.
        Уолтер со вздохом поднялся и удалился из гостиной. Проследовал куда-то по коридору. Я осталась торчать на пороге со своей идиотской зубной щеткой и тупостью мозга. Больше всего мне хотелось броситься наутек, но я не знала, как это сделать, не рискуя показаться полностью спятившей, поэтому сочла за лучшее просто дождаться развития событий.
        Немного погодя Уолтер вернулся с банным полотенцем, ослепительно белым, как та незабываемая наволочка, пушистым и аккуратно сложенным втрое. У него, конечно же, была приходящая служанка, потому что мужик просто не может, не должен уметь с математической точностью складывать полотенца втрое. Это противоречит самой природе вещей.
        Впрочем, Уолтер Бриггс противоречил всему, что я до сих пор знала. Воплощение всех женских мечтаний. Хозяин воздушного замка.
        - Я свое дело сделал, теперь решать тебе. На мой взгляд, нужно как можно скорее обратиться в полицию, но это твоя жизнь, и я больше не стану тебя принуждать. А за то, что уже пытался, извини.
        Просто удивительно, сколько доброты, сколько бескорыстия воплощает в себе простой жест - протянуть другому свое банное полотенце. Я приняла дар, не находя слов для благодарности.
        - Ванная в конце коридора.
        Я все еще не находила слов. Хотя всего-то и нужно было сказать «спасибо», я искала чего-то более емкого. И нашла.
        - Не вздумай таращиться на мою задницу, когда я буду оттуда выходить!
        - Иди, принимай свой душ. - Уолтер засмеялся, взял меня за плечи, мягко повернул и подтолкнул в нужном направлении.
        Я пошла по коридору, призывно покачивая бедрами и очень надеясь, что он вот именно таращится. Хотелось обернуться и проверить, но я позорно струсила.
        Поскольку ощущение чистоты и свежести было единственным подлинным удовольствием, доступным мне в последнее время, я провела в душе массу времени, а когда вернулась, на столе уже был сервирован ужин: бифштекс, картошка в фольге и салат. Из кухни появился Уолтер, снял фартук и перекинул через спинку стула.
        - Все очень мило, - едко заметила я, выхватила из салатной миски морковку и, разжевав ее, невнятно добавила: - Но пока ты не сделал ничего по-настоящему впечатляющего.
        Он поднял бровь. В который уже раз за сегодняшний день я от души прокляла свой длинный язык.
        - То есть, конечно, сделал! - Я схватила его руку и потрясла ее. - И спасибо тебе большое! А на остальное не обращай внимания, вечно я сболтну что-нибудь дебильное. У меня, знаешь ли, проблемы с простым человеческим общением.
        - Я так и понял. - Мимолетная, как луч, улыбка Уолтера заставила мое сердце екнуть. - Что касается твоего «спасибо»… что ж, всегда пожалуйста.
        С гордостью скажу, что ужин прошел в теплой, дружеской обстановке, как то свойственно нормальным взрослым людям. Я вела себя безупречно, и маме могло бы, пожалуй, прийти в голову, что мне все же были привиты манеры настоящей леди. Я даже внесла свою лепту в домашнее хозяйство: вымыла посуду, предоставив Уолтеру спокойно допивать второй бокал вина. Закончив, я сложила кухонное полотенце втрое.
        - Спасибо за ужин. Все было очень вкусно.
        - Рад слышать. - Уолтер помолчал, не сводя с меня взгляда. - Как ты? Пришла в себя?
        - Да, а что?
        - У меня на этот счет есть сомнения.
        - Почему это вдруг?
        - Ты что-то подозрительно хорошо себя ведешь. Вся эта вежливость…
        - Вот как? - Я скрестила руки на груди. - Хочешь сказать, что по натуре я груба и неотесанна?
        - Удивительно! - всплеснул руками Уолтер. - С тобой что ни скажешь, тут же об этом жестоко пожалеешь.
        - Я вежлива, мать твою! И требую, чтобы ты это признал!
        - Хорошо, хорошо! - засмеялся он. - Беру обратно свои слова, причем абсолютно все, даже еще не сказанные.
        Наступило то молчание, полное восхитительной напряженности, что возникает тогда, когда на первый план выходит физическое тяготение. Тут были и короткие вороватые взгляды, и неуверенные, тут же гаснущие улыбки, и учащенный стук сердец, и неловкие движения рук, которым хочется прикасаться и которые пытаются занять себя разглаживанием рукава или обшариванием карманов. Будь в комнате кто-то третий, он бы давно уже с криком выбежал, не выдержав такого напряжения.
        Уолтер сдался первым: кашлянул, встал, сполоснул и вытер свой бокал, тем самым разрушив чары. Донышко мелодично звякнуло, когда он аккуратно поставил бокал на полку.
        - Пока ты была в душе… - Он сказал это хрипловато и поспешно откашлялся. - Покаты была в душе, звонил мой приятель. На след он еще не вышел, но побывал в квартире, которую снимал твой бывший муж. Она кажется заброшенной.
        Наши взгляды встретились. Я нервно глотнула.
        - Это недобрый знак, верно?
        Я ответила кивком, не решившись заговорить. Взгляды так и оставались прикованными друг к другу, и время все замедлялось и замедлялось, пока не остановилось вовсе. Звук собственного дыхания в тишине казался мне оглушительным.
        Уолтер протянул руку. Я ждала сама не зная чего, но он лишь коснулся моей щеки самыми кончиками пальцев. И сразу убрал руку. Время сдвинулось с мертвой точки, воздух утратил пряную густоту, и все стало как всегда. Я смотрела, как Уолтер разворачивает и снова складывает кухонное полотенце, все еще чего-то ожидая, хотя ждать было уже нечего.
        - Думаю, тебе лучше какое-то время побыть у меня, - наконец сказал он будничным тоном. - До тех пор, пока не разыщут Джорджа. Я почти не бываю дома, так что никто тебя не побеспокоит. - Он огляделся с неопределенной улыбкой. - Знаешь, это совсем иначе - когда не один в четырех стенах. Думаю, это наилучшее решение для нас обоих… - Он спохватился и уточнил: - Временное наилучшее решение.
        Я молчала.
        - Так что скажешь?
        - Подожди! Я думаю.
        Вновь он наступил, момент принятия решения, а с ним пришло сознание того, что я вот-вот совершу очередную ошибку. Просто совершу ее, что бы ни решила. Такова уж моя планида. К примеру, тот же Скорострел. О Джордже и говорить не приходится. Да взять хоть образование. Колледжей полным-полно, специализаций и уклонов тысячи - только выбирай. Ну и что выбрала я? Гуманитарные науки!
        Я подняла взгляд на Уолтера. На его лице было выражение самой искренней озабоченности, какую мне только приходилось встречать в человеке. Это же надо так проникнуться чужой ситуацией! Ему что, своих проблем не хватает? За каким чертом еще нужно устраивать мою жизнь? Может, у него мозги набекрень? Скорее всего. Неужели даже больше, чем у меня? Вот это уже вряд ли. И все же, все же… человек настолько великодушный просто не может быть нормальным. Ну, а раз так, нельзя принимать его приглашение. Один Бог знает, чем это может кончиться. Мне вообще везет на разных чудиков.
        Я взяла многострадальное полотенце, несколько раз его развернула и свернула втрое, а затем сказала:
        - Ладно, я тут побуду.
        Он не то чтобы улыбнулся, а просиял взглядом, так что в уголках глаз заложились крошечные… даже не морщинки, а морщиночки. Я едва удержалась, чтобы не дотронуться до них. Вообще хотелось как-то выразить свои чувства, хоть раз в жизни в открытую, без выкрутасов.
        - Но если ты затеял эту аферу ради того, чтобы разжиться на халяву сексом, можешь не раскатывать губы - это тебе не светит!
        - Ты себе все локти обкусаешь, если упустишь момент что-нибудь сморозить.
        Я не нашла нужным отвечать на это замечание, только ухмыльнулась как можно наглее и независимее. Вопреки всем ожиданиям Уолтер вдруг привлек меня к себе, прижался подбородком к моей макушке и замер. Я тоже замерла и даже прикрыла глаза, чтобы лучше мечталось о том, что все это абсолютно нормально, что такой и может быть моя жизнь, стоит только захотеть. В глубине души я понимала, что меня всего лишь ненадолго занесло в воздушный замок, но без хорошей дозы мечтаний дальше было бы просто не протянуть.
        - Вот номер телефона Тони, моего хорошего приятеля и частного сыщика. Это на всякий случай. Не открывай дверь, пока не посмотришь в «глазок» и не убедишься, что открывать стоит. А здесь я записал код системы безопасности.
        Уолтер говорил и говорил, перечисляя пункты из длинного списка и добавляя новый после каждого глотка кофе, словно это каким-то образом стимулировало память.
        - Избегай мест, где бывал или мог бывать твой бывший муж, а также тех, куда он может заглянуть в поисках тебя. Если заметишь хоть что-то подозрительное, сразу мне звони - вот тут я записал свой личный номер и прямой телефон офиса.
        Я честно пыталась сохранять серьезный вид и после каждого пункта кивала, но очередной глоток кофе и новая порция полезной информации просто лишили мне самообладания.
        - В чем дело? - нахмурился Уолтер, услышав смешок.
        - Ни в чем. - Я заметила, что список, ко всему прочему, еще и напечатан. - Ты что, составлял его на компьютере?
        - А что здесь такого? - Уолтер пожал плечами, однако заметно смутился. - Я стараюсь быть внимательным к деталям.
        - Ну, понятное дело. Иначе ты не имел бы такого успеха как адвокат и не зарабатывал бы таких бешеных денег.
        - Возможно. - Он взял услужливо протянутый кейс и наградил меня улыбкой. - Вечером увидимся. Или у тебя другие планы?
        Против воли я расхохоталась:
        - Другие планы? Когда я в последний раз решила просмотреть свой список кавалеров, это оказался чистый лист.
        - Ну и хорошо, - рассеянно заметил Уолтер, приложился к моему лбу отеческим поцелуем и вышел.
        Когда дверь за ним закрылась, я еще немного постояла в прихожей, потирая лоб, словно это могло стереть отпечаток поцелуя.
        Отеческий поцелуй, а лоб все равно горит, как обожженный. Совсем плохо дело.
        Естественное любопытство заставило меня совершить тур по дому, все-таки поразительно просторному для одинокого мужчины. В нем имелось целых три спальни, гостиная, столовая, кухня, кабинет (между прочим, все отдельное). Даже подвал был доведен до ума, и в случае необходимости там можно было удобно устроиться, во всяком случае, такому неприхотливому жильцу, как я. Разумеется, все блистало почти стерильной чистотой. Я прикинула, не разложить ли шутки ради по диванным подушкам свои колготки, но благоразумие восторжествовало.
        Не в первый же день. Может, позже. Единственным признаком жизни в этом рекламном жилище была каминная полка в гостиной. По крайней мере, здесь хотя бы были расставлены фотографии, правда, в дорогих и, на мой взгляд, чересчур изящных рамках. С одной улыбалась женщина, очень похожая на Уолтера и как бы служившая живым фоном для трех детишек-погодков. Она могла приходиться хозяину дома сестрой. Пожилая пара (возможно, его родители) была сфотографирована в кругу танцующих. Я не обнаружила среди этой коллекции ни единого фото Мэгги и, если уж на то пошло, самого Уолтера. Впечатление складывалось такое, словно фотографии перешли к нему вместе с домом. Если бы не сходство с улыбающейся женщиной, я бы так и решила.
        Побродив, я вернулась «к себе» и завалилась на кровать. Полежала, размышляя над тем, по какому принципу Мэгги выбирала это вышитое покрывало. Она явно предпочитала пурпурный всем другим цветам, а комнату обставляла по какому-нибудь модному на тот момент каталогу. Вряд ли ей могло привидеться даже в самом страшном сне, что однажды здесь поселится совсем другая женщина.
        Эта мысль подбросила меня в постели, точно на батуте. В голову пришло: «Что я здесь делаю?!» У меня в квартире книги были набиты в коробки из-под консервов, выпрошенные в ближайшем магазине, а моя тяга к искусству вполне удовлетворялась дешевенькими оттисками из «Уолмарта». Мэгги наверняка так же ценила чистоту и порядок, как Уолтер. Они подходили друг другу. Спрашивается, чего ради умнику там, на небесах, вздумалось отнять ее и заменить мною?
        Я соскочила с постели с ужасным ощущением человека, посягнувшего на то, что ему не принадлежит. Нужно срочно отсюда убираться! Меня немного пугала перспектива покинуть этот бастион, но поскольку я не собиралась соваться ни домой, ни в
«Восьмой канал», то без труда убедила себя, что это сводит риск практически к нулю. Не станет же Джордж носиться по всему городу, разыскивая меня. Вряд ли вообще он будет особенно затрудняться. Не обнаружив меня дома, он скорее всего вылакает весь запас спиртного, обольет мочой все, что подвернется, и уберется восвояси. Да, он такой, мой избранник, рыцарь на белом коне.
        К тому же у меня при себе неотлучно находится визитная карточка Уолтера, а значит, ничто не мешает мне в любой момент с ним связаться.
        В прихожей я постояла, обшаривая в поисках ключей карманы той самой джинсовой куртки, что осквернила собой роскошную вешалку Уолтера, а заодно размышляя над тем, куда бы направиться. Хотелось побыть среди людей, которые не знают и знать ничего не хотят о подробностях моей личной жизни, а потому не ударятся в сочувствие. Пообщаться с кем-то, кто вывалит на меня лошадиную дозу дерьма и этим вернет чувство собственного достоинства, чувство принадлежности к этому миру.
        Боне! Вот кто мне нужен - Боне.
        - Ай! Чтоб вас черти взяли, Боне!
        Я повернулась на сто восемьдесят градусов в очереди (в самом большом букинистическом магазине города за кофе всегда выстраивалась очередь) и оказалась лицом к лицу с Джо Бонсом. Он все еще держал на весу трость, которой только что чувствительно ткнул меня между лопатками. Учтите, что это самый дряхлый, самый полоумный и самый угольно-черный старикан в Теннеси.
        Это также самый привередливый клиент, когда-либо попиравший своими плоскостопными ногами пол в штаб-квартире «Восьмого канала». Из всего вышесказанного следует, что я его просто обожаю.
        - Какого дьявола тебе тут понадобилось? - прокаркал он (по большей части про него говорят: Боне - каркает), - Бьешь баклуши, сразу видно. Тебе что, нечем заняться? Работой или еще каким дерьмом?
        Я обернулась. Очередь успела подвинуться. Наверстав упущенное, я вернулась к разговору:
        - Скажем так, у меня сейчас промежуток между работами.
        - Ха! Тебя вышибли, так прямо и скажи. И ты теперь без-ра-бот-ная! Я звонил на
«Восьмой» и справлялся о тебе. Знаешь, что мне сказали? Что ты довыпендривалась до увольнения. Каково?
        - И чего это наш дорогой Боне вдруг вздумал мне позвонить? - Я игриво повела глазами. - Неужели соскучился?
        - Я не из тех дураков, которых хлебом не корми, а дай только соскучиться. - Он отфыркнулся, как старый мерин, и пошел прочь, постукивая тростью. - Если что, я у себя.
        Очередь к тому времени донесла меня почти до прилавка. Еще пару минут я следила за тем, как Боне волочит себя через магазин и скрывается в боковом проходе. Он уже сумел поднять мне настроение, поэтому к прилавку я повернулась с улыбкой.
        - Сделайте-ка мне «мокко гранде». Босс велел передать, что это за счет заведения.
        - Этот Блейн Дауд - законченный дурак! - прокаркал Боне, выслушав рассказ о том, как я вылетела из «Восьмого канала».
        Теперь можно было расслабиться и получать удовольствие, не затрудняясь дальнейшими подначками, - человеческий маразм быстро доводил Бонса до белого каления.
        - Знаешь, что я сделаю? Расторгну договор с этой шарашкиной конторой.
        - Круто! - одобрила я, поудобнее устраиваясь в большом мягком кресле со своим
«мокко гранде». - Этим вы им покажете, кто есть кто. Кстати, Шелли когда-нибудь унаследует этот кабинет? Она же работает не покладая рук.
        - Я это обмозговываю.
        - Обмозгуйте лучше то, что можете загреметь прямехонько в ад за то, что ваша внучка руководит магазином из каморки размером с книжный шкаф.
        - В ад я загремлю в любом случае, так уж лучше из большого удобного кабинета.
        На самом деле кабинет Шелли был немногим меньше кабинета Бонса, и он знал, что я это знаю, однако нам обоим нравилось пикироваться по этому поводу, поэтому тема держалась.
        - Ты вообще зачем явилась? - вдруг спросил он, высоко поднимая кустистые седые брови. - Работу ищешь?
        - Нет, у меня сейчас тайм-аут.
        - Что, надоело тянуть лямку?
        - Ну… я не совсем уж на мели.
        И верно, с учетом личных сбережений, чека на десять тысяч долларов и не до конца оприходованного содержания, что выплачивал мне Джордж, я могла позволить себе бить баклуши еще по меньшей мере полгода. Впрочем, я знала, что речь идет совсем не об этом.
        - Совсем вас, молодежь, в наши дни сбили с панталыку! - каркнул Боне, тыча в меня крючковатым пальцем. - Вот возьми меня: мне почти девяносто, а я ни единого дня не провел без работы.
        - Вы в самом деле назвали меня «молодежь» или мне послышалось? - засмеялась я.
        - Что ты собираешься делать по поводу увольнения? Судиться? Если так, тебе нужен хороший адвокат. Есть он у тебя?
        - Возможно, - ответила я, подмигнув.
        - Только не говори, что трахаешься со своим адвокатом!
        - Ох, ради Бога, Боне! - Я зевнула и потянулась, разминая мышцы. - Давайте я просто посижу тут с чашкой кофе, без этих шпилек.
        - Это я к тому, что Шелли опять взяла да и залетела, - прокаркал этот иезуит, поблескивая маслинами глаз.
        - Ваша внучка - замужняя женщина, а замужние женщины не залетают. Они беременеют. Залетают одинокие вроде меня. Рада за Шелли. Она здесь?
        - Ну да, где же ей еще быть. В своей крохотной, как книжный шкаф, каморке. Стряпает рекламу вместе с той слезливой блондиночкой.
        - Шутите?! - Я поперхнулась так, что «мокко гранде» вылетел наружу носом. - Хотите сказать, что вы теперь помыкаете Сьюзи? И уже заставили ее разреветься? По телефону или во время личного визита?
        - Тужишься сменить тему? - хмыкнул Боне. - Не такой я дурак, чтобы купиться. Шелли уходит в декрет в январе, сразу после новогодних праздников.
        Он сжал синеватые губы в линию и бросил на меня колючий взгляд из-под высоко поднятых бровей. Прекрасно понимая, чего он ждет, я все же сделала вид, что пропустила намек мимо ушей. Пусть знает, что и другие не покупаются так уж легко.
        - Рада за нее.
        - Не придуривайся! - Боне сердито скрипнул креслом, придвигаясь ближе. - Раз уж всем до смерти надоело смотреть, как ты выпендриваешься, могу взвалить эту обузу на себя. Будешь тут за всем присматривать, пока Шелли не вернется. Выйдешь в начале года, да чтоб без опозданий мне! По крайней мере будешь при деле. Видано ли, чтобы физически полноценная девчонка целыми днями бездельничала, как кошка или собака!
        - А я физически полноценная? Умеете вы тронуть до глубины души.
        - Да ну тебя!
        Боне отодвинулся под пронзительный скрип ножек кресла по паркету. Я занялась своим кофе, и некоторое время в кабинете царила мирная тишина.
        - Вот что, Боне, - в конце концов сказала я. - Если я наймусь ишачить на самого зловредного и ворчливого старикашку во всей Америке, придется признать, что мне позарез нужна работа.
        - Вот и признай это.
        Боне удовлетворенно расслабился в своем кресле, я - в своем. Передать не могу, как мне было хорошо. Все равно что после долгой разлуки вернуться в родной дом.

«Ванда… мм… Говорит Джим Маккиби. Я коммивояжер по продаже торговых автоматов. Так и не допер, зачем тебе это, но… короче, теперь ты знаешь. Счастливо оставаться!»
        Я сидела на барной стойке в кухне Уолтера, с его телефоном возле уха, принимая со своего домашнего оставленные сообщения - между прочим, их оказалась ровным счетом дюжина. Два из них, правда, были по делу: одно от миссис Форини, консьержки, которая согласилась забирать для меня корреспонденцию и вообще поглядывать, не происходит ли чего подозрительного; второе от Дженнифер из «Хейстингс дейли репортер», насчет того, что мне компенсировали ущерб, вернув на счет уплаченную за объявление сумму. Это несколько примиряло с остальными десятью посланиями болванов, которым, как видно, было совсем уж нечем заняться.

«Приветик! Это… хи-хи, хи-хи, хи-хи-хи… это наверняка просто розыгрыш, но я все равно решила позвонить. Розыгрыш, ведь правда? Ну да, что же еще! Хи-хи, хи-хи-хи! Но все равно, вот она я, Александра. Если хочешь, позвони».
        Я чуть было не обратилась к небесам насчет того, что готова поменять эту лавину идиотизма на непрерывную музыку в голове, но вовремя опомнилась. Недаром говорят:
«Будьте осторожны с желаниями, они могут исполниться». Отшвырнув блокнот, в который предполагалось записывать потенциально любопытные номера, я хотела уже зашвырнуть куда подальше и телефон, но вспомнила, что он не мой, а Уолтера, и со вздохом вернулась к сообщениям.

«Алло, говорит Элизабет. Должна сказать, что я… мм… словом, я заинтригована вашим объявлением. Хотелось бы знать, что заставляет людей помещать подобное. Ведь это же магнит для дураков! Уверена, на вас уже вывалили тонну всякой бессмысленной всячины». Смех. «Вы, конечно, думаете, что я и сама дура, раз уж звоню. Вообще-то я психоаналитик, но одно другому не мешает». Вздох. «Мой монолог, по-моему, быстро катится к такой-то матери, но дело сделано, я на связи, так почему хотя бы не попробовать? Если вы решили, что со мной ничего не поймаешь, учтите, я не в обиде (ведь и правда, это нездорово - навязываться человеку совсем незнакомому). Но, так-растак, все-таки позвоните, если придет охота и если не собираетесь уговаривать меня что-то купить».
        Я спрыгнула со стойки и полезла под стол, куда улетел отброшенный блокнот. Этот номер стоил того, чтобы его записать. Потом я прослушала сообщение еще раз, и еще, пытаясь разобраться, в самом ли деле оно такое, как мне показалось, то есть потенциально любопытное. Оно было таковым. Элизабет стоила звонка. Не только по той причине, что успела вставить в короткий монолог пару нехороших выражений, хотя и это уже заслуживало всяческих похвал. Просто роскошно, что она заподозрила во мне ловкого агента по продаже - ведь я и сама усмотрела бы в таком объявлении попытку ловли «на живца». Но главное, она была психоаналитиком, и хотя при обычных обстоятельствах я сторонюсь этой ненасытной братии, согласитесь, глупо отмахиваться от той же возможности, когда она даровая.
        Не то чтобы я нуждалась в услугах психоаналитика. Разумеется, нет. Но у меня была уйма времени, которое требовалось чем-то заполнить.
        Сказано - сделано: я набрала записанный номер. Трубку сняли после четырех долгих гудков.
        - Алло, - сказал женский голос.
        - Привет! Это Ванда, - бодро представилась я. - Мне нужна Элизабет. Надеюсь, она хотя бы где-то поблизости.
        - Это она и есть.

«Это она и есть». Оригинальная манера изложения. Такая мобилизует. Я невольно расправила плечи.
        - А я Ванда.
        Наступила короткая пауза, в которой мне почудилось едва слышное «хм».
        - Прошу прощения, но кто такая Ванда?
        - Ванда из объявления в «Хейстингс дейли репортер». Вы как будто мне звонили… или я ошибаюсь?
        Собственный жалобный, неуверенный тон заставил меня содрогнуться от стыда. Во что я превратилась! Я, у которой в школе было полным-полно подружек. Которая в колледже была на короткой ноге чуть ли не с каждым. Докатилась до того, что рада-радешенька пообщаться со священником или психоаналитиком!
        - Ах та Ванда! - засмеялись в трубке, и мне стало немного легче. - Которая требует ответа.
        - Она самая, - подтвердила я мрачно, потому что бодрость перед лицом такой нелепости была уж абсолютно ни к чему. - Вы правы, объявление было ужасной ошибкой.
        - Вы не должны так думать, - сказала Элизабет (тон ее разительно изменился, превратившись из дружелюбного в приторно-сладкий, с заметной ноткой снисходительного сочувствия). - Если, помещая его, вы надеялись выразить свои скрытые устремления и, так сказать, свои глубочайшие чувства…
        - Какие, к черту, устремления! - грубо перебила я, чтобы поскорее прервать затруднительный момент. - Это ошибка не в переносном, а в буквальном смысле. Газетчики сваляли дурака. Объявление было адресовано конкретной особе и… в общем, это все не важно!
        - Ах так. - Послышался вздох откровенного облегчения. - Вот дерьмо-то! Ради Бога, извините, что начала перед вами вот так распинаться. Есть у меня такая дурная привычка.
        - Какая именно?
        - Заранее смотреть на людей сверху вниз. Терпеть себя за это не могу, но снова и снова так поступаю. Это, знаете ли, сильнее меня - просто вторая натура. Когда пациент делает паузу, это обычно означает, что моя очередь говорить и нужно быстренько прийти к блестящему заключению, но мои заключения все исходят из предпосылки, что людям надо поменьше ныть и побольше заниматься делом. Короче, я начинаю не говорить, а вещать, сыплю готовыми цитатами из учебника.
        - Какой ужас! - искренне посочувствовала я. - По-моему, вам нужно в корне менять подход.
        - Согласна на любой, который позволит быть дома ко времени возвращения детей из школы. Предлагайте - беру не глядя! А пациенты, я уверена, будут вам только благодарны. - Элизабет засмеялась. Это был открытый, искренний смех, который сразу пришелся мне по душе.
        - Пожалуй, я вас разочарую. Не только не предложу ничего такого, что сэкономит время, а, наоборот, отниму его у вас. Хотелось бы кое-что обсудить.
        - Понимаю. - Приторно-сладкий тон снова пришел на смену простому человеческому дружелюбию. - Какой разговор! Конечно, вы можете поделиться своими проблемами. В конце концов, инициатива исходила от меня.
        - Знаете что? Я постараюсь не искажать истину, а вы постарайтесь не снисходить до моих проблем, а просто слушать. А потом честно скажете, что вы об этом думаете, а я в ответ выскажу свое мнение о вашем диагнозе. Если решите, что я спятила, так и говорите. Если я решу, что ваш подход - дерьмо, тоже не стану скрывать. Договорились?
        - Слово «спятила» кажется мне чересчур… - начала Элизабет.
        - Дерьмо! - отрезала я.
        - Возможно, поэтому большинство пациентов подолгу у меня не задерживаются, - задумчиво заметила она.
        - Возможно.
        - Вот дерьмо-то! - Она снова засмеялась, и приторная сладость исчезла из ее голоса. - Так что у вас за проблемы?
        - Это сложный вопрос. Куда сложнее, чем вам кажется. Я тут на днях смотрела телевизор и попала на репортаж о ловле крабов на Аляске.
        - Это когда целая шхуна затонула вместе с рыбаками?
        Послышался приглушенный стук ножа по разделочной доске. Отличная идея. Я открыла холодильник и устроила ревизию содержимого.
        - Дело в том, что мой бывший муж в последнее время обретается на Аляске и как раз недавно остался без работы. На этом… мм… крабопромысле ведь все время требуются рабочие руки, верно? Пока смотрела, я все мечтала: хорошо бы он нанялся на ту шхуну незадолго до того, как она пошла ко дну.
        Приглушенный стук прекратился. Я представила себе, как Элизабет шарахнулась от разделочной доски.
        - Это плохо говорит обо мне, да? - прямо спросила я, вываливая на стол молодую морковь.
        - Я ничего на это не скажу. - Стук возобновился.
        - Почему?
        - Потому что есть большая разница между тем, что я должна сказать, и тем, что на самом деле думаю.
        - В самом деле большая?
        - Огромная. Я должна бы сказать, что нет смысла четко делить что бы то ни было на хорошее и плохое. Затем спросить, какие ощущения у вас самой вызывают мечты о том, чтобы ваш бывший муж отправился ко дну.
        - Роскошные, мать его так!
        - Вот ведь дерьмо-то! - Очевидно, это было любимое присловье Элизабет, и на сей раз оно было круто замешано на укоризне пополам с одобрением. - Вы только посмотрите на меня. Столько денег выбросить на образование, а за что ни схватись, кроме как «вот дерьмо», и сказать-то нечего.
        Ревизия в шкафчиках вознаградила меня деревянным вазоном, полным орехов. Я захватила полную горсть.
        - А второй вариант?
        - Что, простите?
        - Пока я знаю только то, что вы должны были бы мне сказать, но понятия не имею о том, что вы на самом деле думаете. Что я - воплощение зла?
        - Нет. Что за ерунда! - Я представила, как Элизабет отмахивается рукой с зажатым в ней ножом. - Я думаю, что человеку свойственно желать зла недругу или обидчику. Мы все этим занимаемся время от времени. Когда этим дело и ограничивается, все в порядке. К чему я веду? Если вы не устраивали бывшего мужа на шхуну, зная, что она вскоре пойдет ко дну, тут и говорить не о чем. Представили себе, насладились - и хватит, займитесь другим делом.
        Ух ты! У меня даже нож из рук выпал.
        - Вы в самом деле так думаете?
        - В самом деле.
        Мне пришло в голову, что я могу к ней привязаться, к этой Элизабет.
        - Знаете, второй вариант нравится мне больше.
        - Что, правда? - Она так удивилась, что снова перестала стучать ножом.
        - Моральный удар под ложечку действует отрезвляюще. Спросите любого киношного психолога.
        - Конечно, если он не мать-одиночка с висящим над ее головой судебным преследованием.
        На заднем плане что-то весело прокричал детский голос. Элизабет невнятно ответила, послышалось смачное чмоканье. Не поставить ли точку на своих откровениях? Но черт возьми, когда еще выпадет шанс!
        - А что вы скажете о несуществующей музыке?
        - То есть?
        Я подавила зарождающийся в груди тяжелый вздох. Элизабет не понравилось слово
«спятила», но рано или поздно придется воспользоваться если не им самим, то более мягким синонимом.
        - У меня в голове то и дело возникает обрывок мелодии. Днем это тоже бывает, а уж ночью, когда пытаюсь уснуть, без этого просто не обходится. Понятное дело, что, кроме меня, никто этой музыки не слышит. Ну что? Спятила я или как?
        Молчание, буквально пропитанное коротеньким словом «да». Потом:
        - Совсем не обязательно. Это может быть отзвуками работы вашего подсознания.
        - Дерьмо, - сказала я устало.
        - Нет, я серьезно.
        - Я тоже. Это последствия черепно-мозговой травмы. По-моему, трудно не усмотреть связи. Или с точки зрения психоанализа это всего лишь совпадение?
        - У кого-то совпадения случаются сплошь и рядом, кто-то вообще не знает, что это такое. Все зависит от того, насколько они часты в вашей жизни.
        - Дерьмо!
        - Нет, серьезно.
        - Ну хорошо, допустим, это подсознание. Очевидно, все зависит от того, имеет ли подсознание дар речи. Получается, что мое имеет. Тогда какого же дьявола оно так долго держало язык за зубами? Почему мне пришлось разбить голову об пол, чтобы оно соизволило заговорить?
        - Мне-то откуда знать? Это же ваше подсознание, не мое.
        Я решила, что нет смысла дальше муссировать эту тему.
        - А что вы там говорили насчет судебного преследования?
        - Так его растак! - Элизабет понизила голос. - На сей раз все зависит от того, располагаете ли временем вы.
        - Послушай, ты адвокат по каким делам?
        Уолтер уже украсил вешалку своим элегантным плащом и как раз пытался ослабить узел галстука, когда я появилась из кухни в носках, оскальзываясь на хорошо натертом паркете, в самой бесформенной своей майке, о которую уже неоднократно успела вытереть руки.
        - По гражданским, - рассеянно откликнулся он и вытянул шею в сторону кухни. - Это оттуда идет такая вонь?
        - Оттуда, - признала я кротко. - Поэтому на ужин будет пицца из «заказов на дом».
        - Что ты натворила?
        - Ты забываешь, что я из категории жертв, а не злодеев. Жертва обстоятельств. А речь идет о моей подруге по имени Элизабет. А! Тебя интересует, что я натворила на кухне?
        Уолтер отступил и принялся буравить меня взглядом.
        - Сколько выпила?
        - Ни глотка! - вознегодовала я. - Дело, знаешь ли, в благих намерениях. Просматривая кулинарные сайты, я нашла роскошный рецепт «Курица с луком-пореем, обжаренным до золотистого цвета». К сожалению, я не знала, что для таких блюд берется только белая часть этого самого лука-порея, поэтому изрезала все до самых кончиков листьев. Фу, ну и гадость! Но я уже все отчистила, включила вытяжку, так что скоро будет порядок и…
        - Ванда! - Уолтер со смехом встряхнул меня за плечи. - Ты хоть дух переводи, когда отчитываешься.
        - Уф-ф! Перевела. Я бы не взялась за этот треклятый рецепт, но, знаешь ли, торчать тут совсем одной, со всеми этими мыслями насчет Джорджа… надо же чем-то снимать нервное напряжение!
        Брякнув это, я прикусила язык. Поздно - Уолтер был не из тех, кто пропускает что-то мимо ушей. С тем же успехом я могла прямо предложить хороший способ снятия нервного напряжения. Его руки отдернулись, я сделала шаг назад. Мы были ничуть не лучше угловатых подростков, что обмениваются первыми робкими прикосновениями в углу за школьной столовой. Как будто нас в любую минуту могли застукать и высмеять.
        - Так что там случилось у твоей подруги?
        - Она раздавила мопед бывшего мужа на его же машине. Понятное дело, не случайно. Негодяй еще и не такого заслуживал! Вообрази, они решили снова сойтись, дело вроде бы шло на лад - и вдруг она его застукала с одной потаскушкой из цветочного магазина! Короче, он подал в суд с требованием возместить ему стоимость мопеда и ущерб, нанесенный машине этим «актом вандализма». Я дала ей твой номер телефона. Не возражаешь?
        - Ну что ты! Всегда пожалуйста.
        Некоторое время прошло в неловком молчании (что, надо сказать, случалось довольно часто), потом Уолтер решил сменить тему.
        - А насчет твоего бывшего новости есть?
        - Нет. А отсутствие плохих новостей - уже хорошая новость.
        - В полицию звонила?
        Я подождала, пока Уолтер снимет пиджак, и аккуратно повесила его на спинку стула. Заметив, что он по-прежнему ждет ответа, виновато переступила с ноги на ногу.
        - Уолтер, тебе не понять…
        - Ты так думаешь? Тогда хотя бы попробуй объяснить.
        - Вмешательство полиции не исправит ситуацию, а только ухудшит.
        - Каким образом?
        - Спроси у Молли.
        Лицо Уолтера окаменело. Мучительное сожаление акулой вгрызлось в мои многострадальные внутренности, но я напомнила себе, что актер обязан уметь держать паузу, иначе грош ему цена.
        Уолтер отвел взгляд и пробормотал извинение, но долго тешиться победой мне не пришлось: он вышел, больше не обращая на меня никакого внимания. Только когда хлопнула, закрываясь, дверь его комнаты, я сообразила, что стою затаив дыхание.
        - Вот дьявольщина!
        Бог знает почему, я повернулась к каминной полке - ко всем этим заботливо обрамленным фотографиям, среди которых не было ни единого фото жены Уолтера. Впервые мне пришло в голову, что в этих упорных попытках уберечь меня от опасности речь идет не только обо мне, а может даже, и вообще не обо мне. Что спасает он вовсе не меня, а нечто очень важное, что я невольно олицетворяю собой.
        Вот тебе и раз.
        Мне вообще не следовало тут находиться. Мне бы обналичить чек и смыться куда подальше - например, в Лас-Вегас. Или в любое другое место, где легко затеряться и где не нужно втягивать в свою личную драму посторонних. Где можно даже вообще забыть о личной драме. Вычеркнуть ее из своей жизни и заняться наконец чем-нибудь стоящим. Надо срочно собирать вещи.
        Я повернулась… и наткнулась на Уолтера, стоявшего прямо у меня за спиной.
        По уже сложившейся идиотской традиции мы долго стояли в молчании, желая и не решаясь высказать то, о чем думаем. Уолтер переоделся. Теперь на нем были новенькие джинсы и чистая, отглаженная майка с надписью «Гарвард, юридический факультет». Я так старательно изучала эту надпись, что она навечно отпечаталась в моей памяти.
        - Ты полностью права, Ванда. Я могу лишь догадываться, через что ты сейчас проходишь.
        Я не нашла в себе решимости отвести взгляд от «Гарварда», но краем глаза заметила, что Уолтер нервно взъерошил волосы.
        - Я только не хочу, чтобы ты пострадала, понимаешь?
        - Ты выпускник Гарварда?
        - Что? - Уолтер взглянул на надпись, потом снова на меня, - … ну да.
        В следующую секунду на меня навалилась очередная тупость мозга, вызвав отчаянную потребность бурно разрыдаться у него на груди, оросив слезами злосчастную надпись. Что мне до того, где он учился? Зачем знать, что он не сумел уберечь любимую жену? Я не желаю быть объектом жалости, предметом заботы, убогим подопечным, инородным телом в этом до блеска вылизанном доме! Ведь все равно, как бы я ни тужилась, как бы ни лезла вон из кожи, я даже близко не буду стоять рядом с его идеалом.
        Зато в эту самую минуту я очень близко стояла к самому Уолтеру, неисправимая дурочка, способная потерять дар речи из-за надписи на майке.
        Уолтер обнял меня и осторожно привлек к себе. От него исходил запах чистого мужского тела, который я не колеблясь назвала упоительным, с ноткой одеколона
«Айриш спринг». Если я желала удариться в рыдания, это был самый подходящий момент. Я обхватила Уолтера за талию, спрятала лицо на его груди, набрала побольше воздуха… и решительно подавила слезы.
        - Ты уж прости, - сказала я басом. - Когда дело доходит до того, чтобы принять чью-то помощь, в меня как бес вселяется, честное слово!
        Он самую малость отстранился, заглядывая мне в лицо. Ладони лежали у меня на плечах, большие пальцы тихонько поглаживали мою шею. Сердце колотилось как безумное - я могла бы поклясться, что оно морзянкой выстукивает «Ну поцелуй же меня, ну поцелуй же меня!».
        - Ванда…
        Уолтер не просто назвал меня по имени, он хотел удостовериться, он спрашивал, можно ли продолжать. Он был рядом, хозяин воздушного замка, воплощение всех женских мечтаний. Готовенький - протяни руку и бери! Только и оставалось, что откинуть голову и подставить губы, чтобы мы наконец ухнули в бездну…
        - Знаешь что? - Слова рванулись с языка так поспешно, что сцепились в невнятный ком. - Доставка будет здесь с минуты на минуту, пойду-ка я принесу кошелек! Сегодня ужин за мной, так что не вздумай спорить. Я сейчас!
        Я вихрем пронеслась по коридору, прыжком заскочила в свою рекламную спальню и привалилась спиной к двери, до боли зажмурившись. Я отчаянно хватала ртом воздух, как выброшенная на берег рыба, а сердце неистовствовало в груди, впустую выстукивая «Поцелуй же меня, поцелуй!».
        Только слышать его было уже некому.



        Глава 6

        - «Доставка будет здесь с минуты на минуту»? - в изумлении переспросила Элизабет. - Дело шло к поцелую, а ты брякнула про доставку?!
        - Знаю, знаю! Я распоследняя дура. - Уронив голову на руки, я только чудом не сшибла с тарелки свой гамбургер. - Даже хуже. Моей фотографией можно иллюстрировать в энциклопедии раздел «Врожденный кретинизм».
        - Короче, ты позорно сбежала. А что было потом?
        - Мы поужинали и легли в постель. - У Элизабет округлились глаза, и я поспешила плеснуть ледяной воды на ее пылкое воображение. - Каждый в свою!
        - Понятно. - С минуту она смотрела на меня сочувствен но. - А знаешь, он готов взяться за мое дело.
        - Правда?
        Сердце сильно кольнула ревность. Самое смешное, что я сама же порекомендовала Уолтера Бриггса новой подруге. Судьба любит пошутить, это знает каждый. Элизабет оказалась натуральной блондинкой с фигурой манекенщицы, и к тому же красавицей. Чтобы не возненавидеть ее с первого взгляда, потребовалось все мое самообладание.
        - Значит, ты его видела?
        - Да, сегодня утром. - Элизабет опустила взгляд на свой салат. - Потрясающий мужик.
        - От тебя помощи как от козла молока! - простонала я.
        - Мы не на сеансе психоанализа, - хмыкнула она. - Знаешь, по-моему, очки здорово придают ему сексуальности.
        - Хватит уже! Он не звезда стрип-шоу, а приличный человек, адвокат, который пытается облегчить нелегкую женскую долю.
        - уж, конечно! - засмеялась она, - нарочно упомянула твое имя, чтобы посмотреть, что будет. У него на лице все было написано… между прочим, как и на твоем. Вы оба на волосок от грандиозного трахиль-вахиля, и тебе самое время подготовиться, если не хочешь увидеть двухнедельную поросль на своих задранных к потолку ногах.
        Я не могла не отдать дань восхищения ее манере изъясняться.
        - Значит, грандиозный трахиль-вахиль? Чушь!
        - Попытки откреститься от реальности еще никого не довели до добра, - заметила Элизабет, подцепляя на вилку помидорчик размером с вишню.
        - Ты что, питаешься одними салатами? - съехидничала я. - Мимо тебя уже взгляд промахивается.
        - Между прочим, издеваться над чрезмерной худобой так же недостойно, как и над излишней полнотой. - Отпив глоток минералки, она изящным жестом отставила стакан. - И не меняй тему. В данный момент мы обсуждаем твою развалившуюся жизнь, а не мою.
        - Для психоаналитика ты чересчур непримиримо настроена. Если будешь продолжать в том же духе, пациенты затаскают по судам.
        - А ты из кожи вон лезешь, чтобы меня отвлечь. Ничего не выйдет - я калач тертый. Разговор шел о тебе и об Уолтере Бриггсе, и тема еще не исчерпана. Ну-ка, говори, как на духу: что плохого в том, что ты на него запала? Тем более что и он запал на тебя, это же совершенно очевидно.
        - Во-первых, ничего очевидного. Во-вторых, он выпускник Гарварда. В-третьих, по профессии он адвокат. В-четвертых, складывает полотенца втрое.
        - Втрое?! Шутишь?
        - Ну вот, теперь тебе ясно, - вздохнула я. - У нас с Уолтером нет ничего общего. Он как… как выдержанное вино из французских подвалов, а я - как бормотуха из бумажного пакета.
        Элизабет молчала. Это заставило меня поднять опущенную на руки голову.
        - Что скажешь?
        - Бормотуха из бумажного пакета? Думаю, это самый выпуклый и самый неуместный образ, какой только может прийти в голову. А я уж, поверь, наслушалась.
        - При чем тут образ? - вскричала я, размахивая салфеткой и разбрасывая во все стороны жареную картошку. - Я имею в виду…
        - Ты имеешь в виду, что недостаточно хороша для него. Что ты его не заслуживаешь. - Элизабет села очень прямо и скрестила руки на груди. - Вот уж не ожидала от тебя такого высокомерия.
        - Высокомерия? Это ты называешь высокомерием?! - Я так обалдела, что перестала разводить кавардак. - Да мать твою!..
        Она предостерегающе подняла палец. Я прикусила язык.
        - Ты едва знаешь Уолтера Бриггса, но уже считаешь себя вправе судить, чего он заслуживает, а чего нет, и что для него хорошо, а что плохо. Кто дал тебе такое право? Если он хочет быть с тобой и ты хочешь того же, но не позволяешь этому случиться из-за какой-то идиотской «бормотухи», то лучше вали из его дома куда подальше, избавь хорошего человека от неприятности по-настоящему влюбиться в круглую дуру. У меня над гаражом есть пристройка, можешь перебраться хоть туда. - Она умолкла и, видя, что я только ошарашено хлопаю глазами, усмехнулась: - Знаешь, а ведь я только что получила большое удовольствие. Надо бы проводить с пациентами именно такого рода терапию. Сегодня и начну. А тебе спасибо за благотворное влияние.
        - Нет, это тебе большое спасибо! - едко ответила я.
        - Да хватит дуться, ей-богу. А благодарить будешь потом, после всего. Вообще возьми себе за правило вот что: или решай свои проблемы, или катись куда подальше, пока все кругом от тебя с ума не посходили.
        Элизабет с чувством исполненного долга утолила жажду, а я в это время тупо разглядывала вялый листик салата, торчащий между слоями гамбургера.
        - Ну и как это сделать?
        - Что?
        - Ты что, не прислушиваешься к белиберде, которую несешь? Как решать эту проблему?
        - Для начала забудь о бормотухе из бумажного пакета. Это чушь, каких свет не видел. - Элизабет сгребла с моей тарелки то, что еще оставалось от жареной картошки, и начала жевать. - Пожалуй, ты права насчет сплошных салатов. В следующий раз закажу гамбургер.
        Порог своего временного жилища я переступила в состоянии жутчайшего эмоционального похмелья, со стопкой бумаги для заметок, из тех, что можно клеить на стены и холодильники, - Элизабет снабдила меня ею, оторвав половину от своей собственной. Идея была такова: я должна в простой, доступной форме записывать на листок каждую мало-мальски стоящую цель, которой я хотела достигнуть, клеить на видное место, а по мере достижения снимать, создавая в себе подсознательное чувство, что жизнь налаживается и сама я на правильном пути. Если верить Элизабет, только эта нехитрая метода и позволила ей довольствоваться мопедом, иначе она переехала бы своего блудливого бывшего муженька пополам.
        - Может, на первый взгляд так и не кажется, но действует это безотказно, так что непременно попробуй, - уговаривала она меня на прощанье.
        Дома я улеглась на кровать и лежала, механически теребя стопку бумаги и не имея ни малейшего представления, что писать на этих желтых квадратиках. Есть у меня какие-то цели? Наверняка есть. Ну-ка, попробуем выразить их в «простой, доступной форме».

«Хочу стать добрее и сердечнее»? «Хочу найти подходящую именно мне и к тому же денежную работу»?

«Хочу заполучить Уолтера Бриггса»? «Хочу как можно скорее, направляясь по делам, обнаружить на обочине труп Джорджа»? Допустим, так, но каким образом мне в этом помогут наклейки с надписями? Я ни словом не обмолвилась Элизабет о том, что думаю насчет ее методы (в конце концов, Элизабет была для меня первой возможной реальной подругой за очень долгое время), но в моих глазах это был глупейший из путей к достижению цели. Если бы проблемы можно было решать, записав их на бумажку, мир был бы совсем иным.
        Чтобы отвлечься, я набрала свой домашний номер и приготовилась выслушать, что приготовил мне автоответчик.
        Поток сообщений заметно иссяк. Точнее, там было всего одно сообщение. От Джорджа.

«Ванда!»
        Я едва сумела разобрать собственное имя за треском помех, но мгновенно узнала голос и облилась ледяным потом. Телефон заскользил из ослабевших рук. Пришлось стиснуть его так, что побелели костяшки.

«Я сейчас… тртртр… в Канзасе! Нам нужно серьезно поговорить. Тебе придется… тртртр… меня выслушать! Жду звонка по номеру… трррррррррр… 45… тртртр… 739!»
        Я не отреагировала на предложение автоответчика выбрать, что делать с сообщением - стереть, запомнить или переслать, - и сидела, глядя перед собой, пока не начались долгие гудки. Тут я немного опомнилась, услышала свое частое паническое дыхание и заставила себя дышать ровнее и глубже.
        Вот дерьмо! Забилась в нору и сижу трясусь, как перепуганный кролик! Что, кишка тонка раздобыть пистолет, вернуться домой и встретить свою судьбу достойно, лицом к лицу?
        Не в этом дело. Просто мне одинаково не по душе как проститься с собственной жизнью, так и отнять чужую. А главное, через час вернется Уолтер, думая застать меня, а за час я могу и не управиться.
        Совершенно изнемогшая от размышлений, я свернулась калачиком и с головой укрылась вышитым покрывалом, как делала в детстве, когда хотела спрятаться сразу от всех чудовищ (ну, вы знаете, тех, что притаились под кроватью и в шкафу и не чают слопать вас заживо). Я очень надеялась, что магические свойства покрывал этого мира все еще сохранились с тех давних пор…
        Разбудил меня звук осторожно приоткрываемой двери. Высунув голову из-под покрывала, я, как уже было однажды, увидела в дверях в полосе падающего из коридора света Уолтера. Галстук у него был перекошен, волосы с одной стороны дыбом - как если бы он дремал, положив голову на руки.
        - Привет! - Я уселась в постели, зевнула и встряхнулась, чтобы отогнать сон. - Что, уже вечер? Сколько сейчас?
        - Девять, - негромко ответил он. - Не хотелось тебя будить, но сама бы ты не проснулась до утра, а спать па голодный желудок не годится. Пора ужинать.
        - У меня был плотный обед.
        - Ах вот как. Тогда ладно. - Он приготовился закрыть за собой дверь, но передумал. - Знаешь, я весь вечер занимался одним делом и здорово притомился. Хочу сделать передышку. Может, бокал вина?
        - Самое смешное, - говорил Уолтер (он сидел, прислонившись к подлокотнику и вытянув ноги вдоль сиденья светлого кожаного дивана), - что я и в самом деле верил, будто время лечит. Что будет все легче и легче по вечерам возвращаться домой, к ее фотографиям, к ее вещам… Говорят, через год все проходит. Вранье!
        Пустая бутылка стояла на журнальном столике, рядом с ней - керамическая миска с виноградом. В камине лениво вздымались и опадали язычки огня. В полумраке нельзя было различить стрелок, но почему-то казалось, что уже далеко за полночь.
        - В конце концов я собрал все, что о ней напоминало, погрузил во взятую напрокат машину и поместил в бокс на долгосрочное хранение. С тех пор ни разу там не был, только платил. А в доме не осталось ничего. Главное, ни единой фотографии. - Он повел почти опустевшим бокалом в сторону каминной полки. - Кстати, это моя сестра там, с детьми.
        Я механически кивнула, лихорадочно подыскивая слова, чтобы хоть раз в жизни выдать подходящее к случаю замечание, а не очередной ляпсус. Но таких слов не нашлось.
        Уолтер как будто не возражал против моего молчания. По крайней мере он улыбнулся. Внезапно я как-то разом охватила его взглядом, и это зрелище заставило мое сердце сладко екнуть: в изменчивом отсвете пламени, в рубашке, небрежно расстегнутой у ворота, с закатанными рукавами, он выглядел очень домашним и при этом поразительно сексуальным. Я пожелала Элизабет провалиться вместе с ее терапией. Все эти разговоры о подавленных инстинктах только еще больше подстегивают!
        - Давай сменим тему, пока я окончательно не вогнал тебя в тоску, - сказал Уолтер, возвращая меня к действительности. Он оторвал от грозди крупную золотистую виноградину, задумчиво пожевал. - Поговорим лучше о той нашей встрече у тебя в квартире, помнишь?
        Я как раз опрокидывала в рот последние капли вина и, как следовало ожидать, поперхнулась.
        - Что случилось?
        - Не в то горло попало, - прохрипела я.
        - Сочувствую. - Уолтер посмотрел на свой бокал, потом на меня. - Если это отвлекающий маневр, можешь не стараться. Просто скажи, что не хочешь говорить на эту тему.
        - Отчего же, пожалуйста. Ничего такого криминального в тот день не случилось. Только я не знаю, о чем тут говорить.
        - Не знаешь?
        - Не знаю, - твердо повторила я. - Ну, набросилась на тебя с поцелуями - с кем не бывает! Ну, возомнила, что займемся с тобой любовью, - подумаешь! Конечно, мне показалось странным, что ты так шарахаешься, но это не значит, что надо было хватать тебя… сам знаешь за что. А уж когда ты заверещал, как девчонка, которой полезли под юбку…
        - Можешь не вдаваться в подробности, я отлично все помню, - поспешил перебить Уолтер. - И нельзя ли заменить «заверещал, как девчонка, которой полезли под юбку» на что-нибудь более благозвучное?
        - Нельзя! - отрезала я. - Это уже занесено в протокол.
        - Ладно, проехали. По крайней мере ясно, что мы оба помним все до последней детали. - Он усмехнулся каким-то своим мыслям и продолжал, глядя на пламя в камине: - Вообще-то я хотел поговорить не о том, что именно случилось, а почему случилось.
        - Почему да почему, почему да почему… - пробормотала я.
        - Да. Почему ты вдруг решила меня поцеловать?
        - Кто его знает, - отмахнулась я, хотя горло стеснилось и сердце застучало чаще. - Так уж вышло. На мой взгляд, ты мужик симпатичный, а вся эта выпивка в тот день…
        - Ах выпивка. Ясно.
        - Дьявольщина! - вырвалось у меня. - Я не хочу сказать, будто полезла к тебе с поцелуями только потому, что напилась. Просто… вот дерьмо! - Мне захотелось взвыть от беспомощности. - И вообще, почему ты вдруг взялся так глубоко копать?
        Уолтер придвинулся, отобрал мой бокал, поставил на столик и взял обе мои руки в свои. Это невинное прикосновение взвинтило меня сильнее любой интимной ласки. Совершенно утратив контроль над собой, я сама не знала, что сейчас отмочу: обращусь в бегство или завалю его на диван.
        - Молчать и задаваться вопросами - это не доводит до добра. Для того нам и дан дар речи, чтобы обсуждать все, что по-настоящему важно. - Он улыбнулся своей разящей наповал улыбкой, наверняка нарочно, чтобы я не могла опомниться. - По-моему, между нами что-то происходит. Я хотел убедиться, что это взаимно, прежде чем…
        - Прежде чем?.. - эхом повторила я, хотя отлично понимала, что имеется в виду (никаких туманных намеков - мне нужна справка за подписью и печатью).
        - Прежде чем я пойду дальше.
        Я не вынесла прямого вопросительного взгляда и опустила глаза, ощущая, как вспыхнули мои щеки.
        - Значит, по-твоему, между нами что-то происходит?
        - А разве нет?
        - Нет! - брякнул мой лживый язык.
        Я заставила себя посмотреть Уолтеру в глаза в надежде, что он читает меня, как раскрытую книгу. Взмолилась, чтобы так оно и было.

«Прошу тебя, прошу! Научись никогда и ни о чем меня не спрашивать. Просто знай, что у меня на уме. Так ты избавишь нас от многих неприятностей!»
        - Выходит, я ошибся.
        Он поднялся, взял бокалы и вышел на кухню, а я, несчастная идиотка, осталась сидеть, сначала глядя ему вслед, а потом прислушиваясь, как льется в раковину вода. Когда оставаться в неподвижности стало совсем уж невыносимо, я встала и задом двинулась к окну, глядя на диван с таким ужасом, словно на нем лежало поверженным все мое будущее. Остановилась, только коснувшись спиной холодного стекла. В этом неживом, леденящем прикосновении было что-то от справедливого возмездия, и я стояла, принимая его как приведенный в исполнение приговор.
        Вернулся Уолтер - как я полагала, пожелать мне доброй ночи и откланяться. Однако он прислонился к стене напротив. С полотенцем на плече, подсвеченный теперь уже боковым светом из кухни, он выглядел как будто даже еще сексуальнее, чем на диване перед камином.
        И он хотел меня. Не просто хотел где-то там, в глубине души, а фактически выдал мне насчет этого справку за подписью и печатью - именно то, что мне и требовалось, чтобы на полном основании перейти к действию. Однако я продолжала стоять, прислонившись спиной к холодному стеклу, запрещая себе то единственное, к чему по-настоящему стремилась. Что ж, по крайней мере мне удалось подружиться с психоаналитиком. Чтобы получить столько советов за деньги, пришлось бы ограбить банк.
        Уолтер улыбнулся осторожной улыбкой человека, который не знает, как быть дальше. Меня обдало жаром. Может, он все-таки прочтет мои мысли?
        - Поговорим еще или хватит? - спросил он.
        - Хватит, - буркнула я.
        - По-моему, ты чем-то расстроена. - Он сделал шаг ко мне.
        - Это мое обычное состояние!
        Уолтер шагнул увереннее, попутно бросив полотенце на столик. Я буквально распласталась по ледяному стеклу. Вот он уже близко, так близко, что можно уловить аромат выпитого вина в его дыхании.
        - А чем ты расстроена на этот раз?
        - Сама не знаю…
        Едва коснувшись стекла, Уолтер отдернул руку, воскликнув: «Ну и холод!» Самое время было перестать разыгрывать дурочку, но я даже не шевельнулась. Тогда он взял меня за руку и потянул прочь от окна. Я безропотно позволила усадить себя на диван. Он сел рядом, подогнув ногу и уронив руку вдоль спинки дивана, вплотную к моей спине. Время от времени пальцы пошевеливались, едва заметно касаясь меня и принося ощущение сродни электрическому разряду.
        - Ты вся дрожишь.
        - Проклятое окно, - процедила я, стиснув зубы, чтобы ненароком не застучали. - Холодное, как айсберг.
        Рука скользнула мне на плечо, заставив непроизвольно (и уж совсем не к месту) сжаться. Само собой, этот воплощенный джентльмен сразу ее убрал.
        - Как ты вообще? - участливо осведомился он.
        - В полном порядке! - Я еще сильнее сжала зубы. - То есть, конечно, нет!
        - Ты можешь по-человечески объяснить, что происходит?
        Я зажмурилась и позволила заговорить опьянению:
        - По-моему, дело идет к поцелую. Ведь ты хочешь меня поцеловать, правда?
        Боже милосердный, избавь меня от этой пытки, любым способом! Можешь испепелить молнией, да и аневризма аорты тоже сойдет.
        - Хочу. А что, не стоит?
        - Еще как стоит! - заявила я, открывая глаза, чтобы решительно и без страха заглянуть в лицо неизбежности.
        - Уверена? - с улыбкой поддразнил Уолтер.
        - Нет.
        - Какая ты все-таки странная! - Он потянулся, чтобы отвести с моих глаз упавшую прядь.
        - Не обращай внимания, так, некоторая прелюдия. - Если бы можно было возненавидеть себя еще сильнее, я бы возненавидела, сейчас же я просто закрыла лицо руками. Боже мой, что я несу!
        Рука снова опустилась на мое плечо. Вся на нервах, я соскочила с дивана как ужаленная, по-прежнему прижимая ладони к лицу.
        - Ванда!
        Услышав, что Уолтер встает с дивана, я приготовилась снова шарахнуться, но он взял мои руки и отвел их от лица. Это пригвоздило меня к месту. Приподняв мое лицо за подбородок, он заглянул мне в глаза. Я дышала как загнанный зверь, кровь бешено билась в висках. Уолтер скользнул взглядом по моему пылающему лицу, задержавшись на губах.
        - Я ничего, ничего не понимаю…
        - Ты подожди, я сейчас! Где-то в машине у меня валяется руководство по сексу.
        - Вот и отлично! - засмеялся он. - Очень кстати. Я что-то совсем вышел из формы, просто никак не соображу, что делать. То ты на меня бросаешься, то шарахаешься. Наверное, правила изменились, а я и не заметил.
        Он провел кончиком пальца по моему лицу. Ой, мамочка!
        - Все дело в том, что… - я сглотнула, - тогда, у меня в квартире, мы были, можно сказать, совсем чужие. А сейчас…
        - Что сейчас? - поощрил Уолтер, когда я запнулась.
        - Сейчас… - Я сделала попытку поймать ускользающую мысль, но дыхание, овевающее щеку и ухо, мешало мне сосредоточиться. - Сейчас… ты мне не совсем чужой.
        - Интересная мысль. - Уолтер помолчал, раздумывая. - Что ж, в этом есть какой-то смысл.
        - Для меня уж точно.
        - Тогда вот что. Давай притворимся, будто мы по-прежнему чужие, и поскорее. Потому что если мы не начнем целоваться самое большее через минуту, мне придется покинуть помещение.
        - А ты уверен, что поцелуи требуют обсуждения? Нормальные люди просто приступают, и все.
        - Я и сам раньше так думал…
        Рука прошлась по моим волосам, раздвигая пряди, щекоча кожу, посылая всюду волны жара. Когда ладонь легла на щеку, я прижалась к ней, впитывая тепло, я потянулась следом, когда она отстранилась. Очень близко был слышен звук дыхания, такого же частого, как мое.
        - Но с тобой все иначе… - прошептал Уолтер мне на ухо. - Так что ты просто обязана как-нибудь дать мне понять, что настал момент перейти к поцелуям.
        - Момент настал.
        Рука тотчас обвилась вокруг талии и привлекла меня, с силой и в то же время осторожно.
        У него были на редкость мягкие и сладкие губы, но я скоро убедилась, что они умеют быть и требовательными. Как это говорится? Первая волна пришла и подняла нас на своем гребне. Господи, до чего же точно! Когда она отхлынула, у меня подкосились ноги от неожиданного изнеможения, и пришлось ухватиться за плечи Уолтера, чтобы устоять.
        - Ты что?
        Мне не сразу удалось ответить. Сердце металось в груди, как обезумевшая птица по клетке. Мы достигли точки невозврата. Дороги назад не было.
        - Конченый я человек, вот что.
        Опять мой болтливый язык! Уолтер сделал попытку отстраниться, но я только крепче прижалась к нему, потому что новая волна уже грозила накрыть меня с головой. Наши губы снова встретились. До чего свежим было его дыхание! Привкус вина был как привкус спелого винограда, сорванного прямо с кисти в благоуханном осеннем саду. Этот красивый образ оказался удивительно кстати, он провоцировал, и я обвилась вокруг Уолтера, как виноградная лоза вокруг надежного и крепкого ствола. Когда он оторвался от моих губ, я не сразу нашла в себе силы поднять тяжелые веки, а когда посмотрела на него, он улыбался.
        - На этот раз можешь быть спокойна - я не стану верещать, как девчонка, которой лезут под юбку.
        Разгоряченный, он выглядел еще привлекательнее, еще сексуальнее. Хотелось стиснуть его в объятиях изо всех сил, чтобы он понял, до чего он мне нравится, и я наконец позволила себе это, оттеснив некстати всплывший в памяти образ: бутылка дорогого французского вина рядом с пакетом бормотухи. Я даже ухитрилась хихикнуть над этим образом.
        - Только учти, я не занималась любовью три года.
        - Ничего страшного. Это как умение ездить на велосипеде - в нужный момент всплывает в памяти.
        - Да я не об этом, глупый! Три года, понимаешь? Три года!
        Я подчеркнула невообразимую продолжительность этого срока, в два рывка сдернув с Уолтера галстук.
        - Ты потрясающая!
        - Ни слова больше, мой Ромео. Надеюсь, ты проникся тем, сколько времени я потеряла? Давай наверстывать!..
        В первый раз это было как утоление давнего и мучительного голода: скорей, скорей, все один сплошной неистовый рывок. Второй раз был более медленным, осознаннее, более протяженный и гармоничный (во всяком случае, мы не сшибли журнальный столик). Третий длился еще дольше, этакая долгая дорога к познанию друг друга, полная прикосновений и ласк. Потом, так и не разжав объятий, мы впали в сладостное оцепенение прямо на ковре перед камином, где теперь лениво мерцали последние угольки.
        Когда мы продрогли, Уолтер снова развел огонь. Принес покрывало и набросил на меня. Затем забрался под него и с удовлетворенным вздохом устроился поуютнее, прижавшись грудью к моей спине и зарывшись лицом в волосы.
        - Было здорово, правда? - Он не столько спрашивал, сколько констатировал факт.
        - Мм… - только и удалось вымолвить мне в знак согласия.
        Некоторое время мы лежали молча, глядя на огонь и наслаждаясь чувством покоя и довольства, когда вдруг, уже в полусне, Уолтер проговорил: «Люблю тебя…»
        Он, должно быть, уснул сразу после этого, но мои глаза раскрылись на всю ширь, и никакое усилие уже не заставило бы их закрыться.
        Он обращался не ко мне. Я не так много для него значила, чтобы говорить такое. Для меня, я знала, не было места в его жизни и скорее всего не могло быть в принципе. Это вырвалось случайно, по привычке - наверное, именно с этими словами он засыпал, когда была жива Мэгги. Он даже не сознавал, конечно, что говорит.
        Зато я сознавала, и еще как. Лежала, смотрела на огонь и пыталась остановить слезы, но они все равно текли. Не скажи он это, я бы осталась и с радостью уснула в его объятиях. Однако слова прозвучали и разрушили уютный кокон, в котором я находилась. Снова вспомнилось, что я всего лишь временно занимаю чужое место, а тот факт, что оно уже никому не принадлежит, дела не менял. Надо бежать, думала я. На этом доме свет клином не сошелся, есть и другие места, где можно укрыться от Джорджа. Оставшись здесь, я поставлю на карту больше, чем могу себе позволить потерять.
        И я покинула уютное кольцо мужских рук, каменея каждый раз, стоило лишь Уолтеру шевельнуться. Но он повернулся на спину и уснул еще глубже. Торопливо одевшись, я укрыла его получше. Он только вздохнул во сне. Тогда я опустилась на колени и коснулась губами его губ, давая ему шанс все-таки проснуться и удержать меня. Но и это его не разбудило. Минут пять я сидела рядом, стараясь запомнить его мирно спящим, потом поднялась к себе за вещами. Ключ оставила на кухонном столе. Словно сговорившись с судьбой, дверь закрылась за мной совершенно бесшумно. Слезы полились снова, когда я шла к машине, и не иссякали почти шесть часов, пока я кружила по извилистым улицам Хейстингса в ожидании утра.
        В девять часов, измученная сверх всякой меры, я решила, что уже можно нанести визит, и постучалась в дверь дома Элизабет. Одного взгляда на меня ей было до-статочно, чтобы понять, что дело плохо. Она молча отвела меня в комнату над гаражом и ушла, а я впала в тяжелый сон, который длился почти двенадцать часов.
        В дверь постучали. На часах было семнадцать минут десятого.
        - Войдите! - прохрипела я.
        Вошла Элизабет с кружкой чего-то горячего. Язык был как пергаментный, поэтому я ограничилась тем, что приглашающим жестом похлопала по постели. Она уселась и протянула мне кружку. Это был горячий шоколад.
        Довольно долго царило молчание. Я прихлебывала напиток, прислушиваясь к тому, как сознание пробуждается от дремотного оцепенения.
        - Хочешь поговорить? - спросила Элизабет, когда кружка опустела. - Я вроде как неплохой психоаналитик.
        - А не о чем говорить, - усмехнулась я. - Просто пришло в голову, что самое время удалиться по-английски, пока дело не зашло слишком далеко.
        - Зашла дальше, чем собиралась? - с пониманием уточнила она.
        - Упс! В точку! - Я залихватски прищелкнула пальцами и расхохоталась как можно циничнее.


* * *
        Элизабет обвела взглядом комнату, предоставленную мне для ночлега.
        - Извини за все это. Свекровь постаралась. Мне бы и в голову не пришло сделать стены желтыми. - Она передернулась. - Фу!
        Вселяясь, я совершенно не обратила внимания на окружающее и лишь теперь огляделась. Это было просторное помещение с двумя дверями: порог одной я переступила, поднявшись по лестнице на крышу гаража и оказавшись на крохотной лестничной площадке; другая, как выяснилось, вела в ванную. Двуспальная кровать не торчала посредине, а уютно пристроилась в углу. У окна стоял простой стол, в другом углу - шкаф в том же стиле, рядом с ним - комод, одновременно служивший туалетным столиком. Дощатый пол был прикрыт тканым ковром, очень похожим на деревенский половик, только большим и квадратным. Общее впечатление складывалось на редкость приветливое, как от чистенького деревенского домика. Лучшего места, где женщина может спрятаться от злого мужа, нельзя было и придумать.
        - А мне нравится, даже очень, - честно призналась я. - Сколько возьмешь за постой?
        - За постой ничего, - пожала плечами Элизабет. - Вот если захочешь остаться насовсем, тогда и поговорим. Давай не будем далеко заглядывать.
        - Давай не будем. - Я благодарно улыбнулась.
        - Вот ключи абсолютно от всего. - Она положила на стол целую связку. - Кухня и гостиная в твоем распоряжении, будь там как дома. И вообще, заходи в любое время. Детям не терпится с тобой познакомиться.
        Когда дверь за Элизабет закрылась, я полежала, вначале прислушиваясь к затихающим шагам по лестнице, потом провожая взглядом сполохи огней проезжающих машин на потолке, и сама не заметила, как снова уснула.
        Следующие три дня я провела в добровольном затворничестве, выходя только в магазин за питьевой водой и апельсинами, на которых могла сидеть месяцами. Не хотелось ни видеть кого-то, ни говорить с кем-то. Уважая мое настроение, Элизабет не навязывала свое общество.
        В ящике стола нашлись бумага и ручка, и на третий день я отдала должное эпистолярному жанру: писала письма без адреса, просто чтобы высказать то, что приходило на ум или вспоминалось.
        О том, например, как мы с отцом на Рождество засиживались допоздна в ожидании фильма «Филадельфийская история» (того прежнего, с Кэтрин Хепберн), который почему-то каждый раз показывал один из каналов. Или о том, как однажды мы с мамой (мне тогда было двенадцать) решили сами сшить костюм на Хэллоуин и какой это был жуткий провал. О школе танцев и о том, как мисс Мария (по-настоящему Магда, эмигрантка из Венгрии) хватала мой многострадальный подбородок всей пятерней и провозглашала басом: «Никогда, никогда я не видела такого жизнерадостного ребенка!

        И это была чистая правда. Я росла на редкость жизнерадостной и имела к тому все основания - единственный ребенок любящих, счастливых в браке родителей. Отцовская практика разрасталась, я могла позволить себе все, что хотела, и тем не менее рано научилась ценить радость собственного приработка, своих небольших, но независимых денег, научилась тратить их со вкусом и удовольствием (к примеру, на джинсы от лучших модельеров и деликатесы из фирменных магазинов). Почему же все так обернулось? Каким образом беззаботная, грациозная девочка, восхищавшая своими пируэтами строгую мисс Марию, превратилась в сварливую, озлобленную на весь мир женщину?
        Снова и снова я задавала себе этот вопрос, но ответа не находила. Помнится, учителя предсказывали мне блестящее будущее, а потому считали своим долгом придираться по поводу и без повода. «Ты очень одаренная, Ванда, и, приложив достаточные усилия, сможешь стать кем захочешь. Ты уже выбрала себе профессию? С твоими способностями следует с детства стремиться к цели».
        Увы, такой цели у меня не было. Мне легко давались как точные, так и гуманитарные науки, но не было особых предпочтений. По математике и родному языку я шла блестяще, неплохо справлялась и с факультативными предметами, но ничто не привлекало меня больше остального. Я даже не понимала, чего от меня, в сущности, хотят, почему все время повторяют, что я могу добиться того и этого, достигнуть той и этой высоты. Когда по результатам школьного опроса «Кто из выпускного класса добьется в жизни успеха» я обошла Анни Маги, претендентку на золотую медаль, и снова попала под ливень восхвалений, то так прямо и спросила преподавательницу английского: почему ко мне лезут, почему не оставят в покое?
        - Потому что за такими, как ты, будущее, - ответила миссис Никки, заговорщицки мне подмигнув. - Талантами нельзя разбрасываться. Мы хотим гордиться тобой, так что, уж пожалуйста, не разочаруй нас.
        Гордиться, ха-ха! Свои лучшие годы я потратила на никчемный брак и в тридцать два не могу похвастаться ничем, вообще ничем. Живу из милости под чужой крышей, прячусь от человека, который мечтает меня убить, а в голове ничего, кроме несуществующей музыки. Интересно, что бы сказала миссис Никки, если бы нам довелось встретиться? Вряд ли бы ей удалось выразить свое разочарование с помощью одних только допустимых в обществе выражений.
        Излагая все это на бумаге (так сказать, выражая весь ужас в словах), я пришла к выводу, что существует две точки зрения на ситуацию. Первая: я - неудачник по определению, а значит, все было просто обязано пойти кошке под хвост. Вторая: из страха не оправдать чужих ожиданий я снова и снова бросала в сортир свои шансы, снова и снова спускала воду, пока не смыла без остатка все, чем меня так щедро облагодетельствовала природа.
        Короче, спасибо за участие. Победитель уже известен. Это не вы. Собрав всю писанину вместе, в виде «шапки» я добавила такой абзац:

«Добро пожаловать в мою личную страну пророчеств, которые никогда не сбываются. Я снабдила бы вас путеводителем, но, к сожалению, забыла его составить, а если бы и составила, он не стоил бы ломаного гроша. Так что если заблудитесь, выбирайтесь сами».
        К тому времени руку у меня ломило до самого плеча, а почерк превратился в неудобочитаемые каракули, но еще нужно было дать моему опусу в письмах название.
        Подумав, я вывела на первом чистом листе: «Ванда Лейн, самый бестолковый человек на планете», отложила написанное и отправилась в ванную со своей новой зубной щеткой и опять-таки чужим полотенцем.
        Элизабет постучала, когда я выходила из ванной. Даже после прохладного душа все еще слишком взвинченная несколькими часами самокопания, я рывком распахнула дверь и забегала кругами по комнате: там поправила подушку, тут плотнее задвинула ящик, заново уложила содержимое сумки, вываленное на постель в поисках зубной щетки. Такая бурная активность не может не настораживать, поэтому гостья переступила порог не без некоторой опаски. Покончив с уборкой, я сорвала с головы полотенце и принялась яростно сушить волосы.
        - А я было собралась устроить тебе разнос за вялость и пассивность, - хмыкнула Элизабет. - Вижу, что опоздала.
        Она уселась на единственный стул, а я, оставив наконец в покое волосы, бросила полотенце на груду грязного белья и плюхнулась на постель.
        - Извини, что так долго не вылезала отсюда. Чтобы взять себя в руки, требуется время. Но дело уже сдвинулось с мертвой точки - мне гораздо лучше. По крайней мере уже есть кое-какие идеи насчет того, что я делаю не так - оказывается, почти все.
        Я тарахтела, как курьерский поезд на предельной скорости. Элизабет слушала с выразительно поднятой бровью.
        - Раз дело пошло на лад, думаю, ты уже не против поговорить об Уолтере Бриггсе?
        Самый звук этого имени мгновенно лишил меня дара речи. Я думала об Уолтере, думала почти непрерывно, вопреки всем доводам рассудка вплетая его образ в картины воображаемого будущего, но имя так резануло слух, что картины эти лопнули мыльными пузырями, да и из меня самой основательно выпустило пар.
        - Я видела его сегодня, - безжалостно продолжала Элизабет. - Он очень встревожен.
        - Надеюсь, ты не сказала, что прячешь меня? - спросила я полным подозрения, осипшим голосом (тема нервировала меня отчаянно).
        - Нет, конечно, - отмахнулась она. - Сказала только, что мы встретились и поговорили и что у тебя все в порядке.
        - Спасибо…
        Я откинулась на подушки, ежась и нервно пошевеливая пальцами скрещенных ног, не решаясь встретиться с Элизабет взглядом.
        - Ты так и не расскажешь, что между вами произошло?
        - Как-нибудь потом, ладно? Сейчас мне некогда. Дел по горло.
        - Каких еще дел?
        - Не могу найти твои наклейки. Оторвешь еще стопку?
        Она кивнула и сразу вышла, а минут через пять вернулась с парой бутылочек диетической колы, пачкой фломастеров и двумя неначатыми стопками наклеек. Зубами стащив колпачок с красного фломастера, невнятно произнесла:
        - Ну-ш, приштупим?
        - Только я не знаю, как начать, - призналась я.
        - Я шама.
        Она наконец выплюнула колпачок. С минуту что-то выводила на верхнем листке, потом оторвала его и протянула мне. Там стояло аккуратное «Найти работу».
        - С этого и начнем.
        Листок занял место над кроватью. Оглядев дело рук своих, Элизабет удовлетворенно кивнула.
        - Обрести себя заново - это не шутка. С одной стороны, требуется тщательное планирование, с другой - периодические всплески интуиции, и все это нанизывается на первичную структуру с большой степенью свободы. На этом этапе как раз и выдвигаются всевозможные, порой самые неожиданные задачи по усовершенствованию себя самой.
        - У меня нет времени на «всевозможное» и «самое неожиданное», - угрюмо возразила я, чувствуя, как голова пухнет от этих заумных рассуждений.
        - Я говорю вообще, в принципе. Когда задачи определены и записаны, дается время на их оценку. Чем больше задач, тем яснее вырисовываются основные тенденции. Затем все их многообразие сводится к десяти жизненно важным. В их совокупности как раз и заключается то, что на самом деле необходимо, над чем стоит работать. Добейся этого - и все! Перед нами новенькая, готовая к жизни Ванда.
        Я не без труда захлопнула отвисшую челюсть.
        - И ты утверждаешь, что в твоем случае это сработало?
        - Ну… я еще в процессе. Хватит разговоров! Давай пиши.
        К одиннадцати часам вечера, когда с писаниной было покончено, мы сидели по-турецки на кровати, заваленной скомканной бумагой, и с каким-то благоговейным страхом созерцали стену, испещренную желтыми квадратиками наклеек, которым вроде как полагалось в корне изменить мою жизнь.
        - По-моему, я спятила именно тогда, когда позволила себя в это втянуть.
        - Если помнишь, мне не нравится слово «спятила».
        Я запустила в Элизабет подушкой, на которую опиралась локтем. После еще нескольких минут благоговейного созерцания стены она спросила:
        - Когда ты намерена снова встретиться с Уолтером? Не тяни слишком долго, он в самом деле ужасно тревожится.
        - Не сейчас. Не могу же я хвататься за все сразу. Вот достигну своих целей, тогда посмотрим. Если новая Ванда не придется ему по душе, что ж, переживу. Я не могу вернуться к нему такой, как сейчас. Нет ничего хуже, чем комплекс неполноценности.
        - Разумно.
        - Элизабет!
        - Что? - Она неохотно отвела взгляд от наклеек.
        - Обещай, что не скажешь Уолтеру, где я скрываюсь. Если будет спрашивать, говори, что со мной все в порядке.
        - Обещаю. И не нужно так жалобно смотреть. Я умею держать слово. Скажи лучше, с чего ты хочешь начать.
        - Понятия не имею. - Я окинула взглядом громадьё своих планов. - Их чересчур много, этих задач. Может, выберешь какую-нибудь наугад?
        - Пожалуйста.
        Привстав с закрытыми глазами, Элизабет пошарила рукой по стене и сорвала наклейку. Я приняла желтый квадратик не без внутреннего трепета.
        - Ну, это проще простого!
        - А что там?
        Я показала надпись «Найти работу», и мы разразились дружным смехом.
        - Завтра тебе придется поднатужиться, дорогая моя Ванда.
        - Да уж поднатужусь.
        - Тогда до завтра. - Элизабет спрыгнула с постели, стащила меня за руку и стиснула в объятиях. - На завтрак - между прочим, он здесь в половине седьмого - будут блинчики с черничным вареньем. Не вздумай проспать. Учти, я приду и пинками выгоню тебя из постели.



        Глава 7

        - Знакомьтесь, это Ванда, которая живет над гаражом. Она побудет у нас какое-то время.
        Дети радостно приветствовали меня. В ответ я пробурчала что-то невразумительное - утро никогда не было моим любимым временем суток.
        Элизабет водрузила на стол миску блинчиков, и дети набросились на них так, словно не ели целую неделю. Детей было двое. Старший, Алекс, угловатый подросток лет пятнадцати, судя по надписям на кроссовках, майке, куртке и даже рюкзачке, явно предпочитал всему остальному «Найк». Он больше помалкивал, погруженный в какие-то свои мысли. Кейси, эдакая Дюймовочка лет двенадцати, с копной темных волос и поразительно яркими голубыми глазами, наоборот, тараторила не переставая.
        - Мне очень нравится Джастин Тимберлейк! А тебе, Ванда?
        Элизабет, благослови ее Господь, наконец налила мне крепкого кофе.
        - Оставь Ванду в покое, Кейси, мы же с тобой договаривались. Она не привыкла так рано вставать.
        - К тому же с моей стороны было бы бестактным признаваться в любви к Джастину Тимберлейку, - заметила я, когда кофеин несколько разогнал туман в моей голове.
        - Почему это? - удивилась Кейси.
        Я оттянула свою футболку, на которой Джордж Майкл сиял поблекшей, местами потрескавшейся от стирок и утюга улыбкой.
        - Видишь? Так что пусть он остается в блаженном неведении.
        - Он тоже ничего, - снисходительно признала девочка. - По крайней мере внешне.
        - Хватит болтать, Кейси! - прикрикнула Элизабет. - Ешьте быстрее, а то опоздаете на автобус. У меня нет времени развозить вас по школам.
        Проглотив завтрак, дети по очереди чмокнули мать и наперегонки понеслись к выходу. С невольной улыбкой проводив их взглядом, я повернулась к Элизабет, которой наконец удалось сесть.
        - Из рюкзачка Кейси в самом деле торчал паяльник, или мне померещилось?
        - Это ее внеклассный проект. Между прочим, сама выбирала. Скоро будет сдавать. Она же у меня вундеркинд с техническим складом ума. Уже починила наш музыкальный центр и мою электрическую зубную щетку, наладила часовой механизм в кофеварке. Боюсь, не пошла бы в автомеханики.
        Я понимающе кивнула, припомнив страхи своей мамы. Наверняка ей казалось, что все надежды на мое будущее с ревом и воем уносятся вдаль на мотоцикле Джорджа. Между прочим, так оно и вышло.
        - У тебя сегодня напряженный день? - спросила я, чтобы перевести мысли Элизабет в безопасное русло.
        - Пожалуй, что так. Наведаюсь на радиостудию.
        - Зачем? - удивилась я.
        - А вот зачем. - Она склонилась ко мне и понизила голос, как если бы делилась секретом. - Я не хотела говорить об этом заранее… ну, ты понимаешь, чтобы не сглазить, но, похоже, мне светит постоянное время! Передача типа «Радиодоктор: вопросы и ответы».
        Элизабет рассмеялась, и в ее смехе не было и тени иронии, зато хватало радости и гордости. Я вдруг сообразила, что за все утро она ни разу не вставила в разговор грубое словцо. Занятая собой, я не заметила в ней столь разительной перемены.
        - Да ну? - сказала я, чтобы что-то сказать, и снова ощутила укол ревности, на этот раз к успеху.
        Удача явно поворачивалась к Элизабет лицом, в то время как мне светила лишь целая стена желтых квадратиков - море задач, которые еще предстояло выполнить. «Это нечестно! Нечестно!» Обиженный ребенок в моей душе залился горькими слезами.
        - Все началось неделю назад, когда я наконец перестала кормить пациентов цитатами и начала высказывать собственное мнение. Ты не представляешь, какое это облегчение!
        Ну правильно, буквально все у нее идет на лад.
        - И что, они это терпят? Не разбежались?
        - Кто как. От двоих я сама не чаяла избавиться, так что все к лучшему. Зато одна пациентка расхвалила меня своей подруге, которая, между прочим, как раз и работает на радиостудии, в программе «Обо всем понемногу». Сегодня у нас с ней встреча, насчет времени в эфире и прочего.
        - Обалдеть! - прокомментировала я, терзая свои блинчики и мысленно умоляя обиженного ребенка повзрослеть хотя бы до старшей детсадовской группы. - Страшно рада за тебя.
        Хотелось верить, что это прозвучало не слишком фальшиво, потому что в глубине души (где-то очень глубоко) я в самом деле желала Элизабет успеха в делах. К сожалению, подавляющую часть моего «я» составляли обиженный ребенок и никудышный друг.
        - Между прочим, это твоя заслуга, - вдруг сказала она.
        - Что за глупости!
        - Нет, в самом деле. Не то чтобы ты меня чему-то научила, но столкнула с места, на котором я слишком долго топталась. За что тебе большое спасибо.
        Мы улыбнулись друг другу. В целом это был приятный момент, однако было в нем и нечто настораживающее. Наша дружба была дружбой двух неудачниц, она проклюнулась и выросла на благодатной почве сходства наших судеб и с обеих сторон питалась злобой и ожесточением. Перемены в Элизабет вполне могли эту дружбу подкосить.
        - Всегда пожалуйста, - сказала я небрежно. - Может, взамен немного психоанализа? К примеру, почему у меня в голове играет музыка?
        Элизабет долго молчала, прежде чем ответить.
        - Обещай мне кое-что, Ванда. - Избегая моего взгляда, она начала убирать со стола. - Если я все же получу эфирное время в программе «Обо всем понемногу», обещай, что ты не будешь звонить с этой лабудой, ладно?
        Она вдруг повернулась от раковины и расхохоталась. Я тоже. Возможно, нашей дружбе все-таки суждено было устоять.
        Поскольку работа уже была мне обещана, оставалось только сесть в машину и отправиться по знакомому адресу. Для начала предстояло своего рода дежурное удовольствие: бесплатный «мокко гранде» и беседа с Джо Бонсом. Единственная тонкость заключалась в том, чтобы принять сделанное из милости предложение, не поступившись собственным достоинством. Мне предстояло убедить нанимателя, что больше он заинтересован во мне, чем я в нем.
        К счастью, проблема решилась сама собой.
        Стоило мне выйти из кофейни, как раздался радостный возглас: «Ванда!» - и из-за прилавка неуклюже выбралась Шелли, уже изрядно округлившаяся, окутанная аурой предвкушения материнства.
        Есть женщины, которые обожают быть беременными, и Шелли одна из них. У меня, к примеру, при одном взгляде на эти раздавшиеся тела начинаются боли в пояснице. Если бы можно было покупать детей готовыми, я была бы в очереди первой.
        - Боне сказал, что ты заходила. Я так жалела, что нам не удалось поболтать!
        Шелли стиснула меня в объятиях, и хотя обычно я всеми силами избегаю столь тесного контакта, пришлось подчиниться - бесполезно качать права, когда имеешь дело с представителями семейства Бонсов. Оставалось только спасать свой «мокко гранде».
        - Я тоже жалела, - сказала я не кривя душой. - Признавайся, давно тебя обрюхатили?
        - Просто ужас, чего ты набралась от деда! - засмеялась Шелли.
        - Кстати, где этот старый брюзга? У меня к нему дельце.
        - У своего терапевта, испытывает новый бедренный протез.
        - Протез? - испугалась я.
        - Да все в порядке с ним, не волнуйся. Протез в наше время - дело житейское. Я, правда, немного беспокоюсь за доктора.
        - Да уж, Боне может вывести из себя и святого. Можно, я тут поболтаюсь, пока он не вернется?
        - Болтайся сколько хочешь, но при условии, что сделаешь хоть самую завалящую покупку.
        Мы разошлись: Шелли вернулась за прилавок, а я направилась к стенду с литературой типа «Помоги себе сам». Просмотрела, не обнаружила ничего на предмет наклеек с надписями и стала просто слоняться по магазину, вытаскивая книжку то тут, то там, а больше просто разглядывая названия. Центральный застекленный стенд содержал старинные и особо ценные издания. Наткнувшись взглядом на «Анну Каренину» из первого выпуска на английском, я задержалась и стояла, глядя на книгу, пока в воспоминания не вторглась музыка - рождественская и вполне реальная. Она напомнила мне о музыкальном уголке «Одобрено лично Санта-Клаусом», заставив улыбнуться.
        Уголок я открыла для себя в прошлом году, вот так же блуждая по магазину. Заправлял там некто по имени Чарли Дент, ни много ни мало фронтовой друг Бонса. Даже я, с теперешним недомерком вместо сердца, вынуждена была признать, какой он грандиозный организатор. На Рождество это бывал целый сказочный мир со своим театром марионеток и миниатюрным поездом для детишек, а обслуживала все это молодежь в костюмах эльфов и фей - студенты, которым не удалось подыскать на рождественские каникулы более денежную работу.
        Сам Чарли, конечно же, представлял Санта-Клауса и делал это на совесть. Он был просто создан для этой роли: со своими собственными, а не накладными белоснежными усами и бородой и воистину безграничным терпением. Да что там говорить, даже когда я уселась ему на колени и пожелала на Рождество свеженький труп бывшего мужа в подарочной упаковке, он не протестовал, просто со смехом пообещал, что приложит все усилия. Понятно, что Чарли мне понравился, и теперь я предвкушала, как снова что-нибудь отмочу.
        Однако, повернув за угол, я буквально приросла к месту: ни театра, ни поезда. Из обслуги только одна девчонка, сомнительная фея в зеленой тунике размера на три больше, чем нужно. Она снимала «Полароидом» единственных посетителей обедневшего Рождественского уголка, девочку с мамой. На законном месте Чарли торчал некондиционный Санта - заметно моложе, но и заметно толще, чем Чарли, с похожей на поднос лысиной, выставленной напоказ, так как шапку он комкал в руках, пытаясь в чем-то убедить девочку.
        Я подошла ближе.
        - Иди ко мне, моя милая, - услышала я улещивания Санты.
        Девочка в ответ испуганно жалась к матери. Ее трудно было винить: даже на приличном расстоянии от Сайты разило дешевой выпивкой. Я сразу окрестила его Санта-Пьянусом.
        - Ну же, деточка! - Он вдруг рассердился и топнул ногой. - Долго прикажешь с тобой валандаться? Иди сюда, скажи Санте свое желание и можешь мотать к своей мамочке.
        Ну и ну! Я невольно подобралась для атаки, хотя происходящее не касалось меня лично. Мать девочки, конечно же, и без меня выдаст ему по первое число. В самом деле, женщина вспыхнула от возмущения. Однако до разноса дело не дошло - девочка высвободила руку, собираясь направиться к Санта-Пьянусу. Заплатив сомнительной фее за снимки, наверняка оставлявшие желать много лучшего, женщина поспешила увести дочь. Только тут заметив меня, Санта-Пьянус расплылся в щербатой улыбке:
        - Хочешь посидеть у меня на коленях, деточка?
        - Перебьешься, урод! - рявкнула я, резко повернулась и зашагала к прилавку Шелли. - В чем дело? - без предисловий спросила я, поманив ее за пределы слышимости покупателей. - Куда подевался ваш фирменный Санта и все остальное? И что за обалдуй занимает его место?
        - Вот именно что обалдуй, - согласилась Шелли со вздохом. - Мне не хочется с ним связываться - сама понимаешь, положение обязывает, - она провела ладонью по холму живота, - но как только вернется Боне, этот тип вылетит с треском.
        - Да, но где же все-таки Чарли?
        - Чарли Дентумер, Ванда. В июне. - Безмятежное лицо Шелли омрачилось. - Разве Боне тебе не говорил?
        Я расстроилась, но не слишком удивилась. Санта-Клаус умер. Это хорошо укладывалось в общую картину беспросветного года.
        - А обалдуя зовут Лайл, Чарли приходился ему дядей. Как единственный родственник покойного, Лайл унаследовал все его имущество.
        - Его надо гнать в три шеи! - в сердцах высказалась я. - Никакого толку, только детей пугает.
        - Знаю, знаю, - согласно кивнула Шелли. - Уголок открылся только сегодня, и сама видишь, в каком виде. Я, знаешь ли, купилась на музыку и не зашла сразу проверить, когда же зашла и увидела, Бонса уже не было. А с таким животом меня и калачом не заманишь к этому уроду!
        - Послушай, а почему он вообще там торчит? Ведь уголок открывался только после Дня благодарения.
        - Лайл вызвался начать раньше, и мне это показалось хорошей идеей, но теперь-то я вижу, что ему просто не хватает на выпивку!
        Шелли выкрикнула это в полный голос, глядя на угол, из-за которого слышалась музыка. Никакой реакции не последовало.
        - Значит, теперь все это принадлежит ему?
        - Площадь он не арендует, так что мы не обязаны держать его здесь. Или выкупим реквизит, или вытолкаем Лайла в три шеи с ним вместе.
        Хм… В голове у меня с натугой завертелись какие-то порядком заржавевшие колесики.
        - А сколько может стоить реквизит?
        - Точно не скажу, - задумчиво ответила Шелли, - но где-то в районе семи штук.
        - Семи штук? - повторила я в изумлении. - Да ты что!
        - Ну конечно! Костюмы, поезд, солидное фотографическое оборудование, и не забывай про театр марионеток.
        - А где все это сейчас?
        - В подвале, потому что Лайл не хочет шевелить своей ленивой задницей! - Это опять было выкрикнуто с расчетом на уши Лайла, но ответа снова не последовало. Шелли со вздохом понизила голос: - К тому же следует учесть возможную прибыль, а она в урожайный год довольно высока.
        - Правда? Я думала, там ничего не наскребешь.
        - Отчего же, очень даже. А почему тебя это так занимает?
        - Скажи, ты бы очень удивилась, если бы узнала, что у меня в банке на черный день отложено несколько тысяч долларов?
        - Дорогая Ванда, меня давно уже не удивляет ничего из того, что связано с тобой, - засмеялась Шелли.
        - Раз так, иду на дело.
        - Если потребуется подкрепление, зови.
        Я оказалась на месте действия как раз в тот момент, когда очередной малыш испуганно пятился от Санта-Пьянуса. За ним спешила возмущенная мать. Больше никого в обозримом пространстве не наблюдалось. Подойдя к трону Чарли, на котором теперь восседал этот никчемный тип, я оперлась о подлокотники, заключив его в клетку из своих рук. Это вызвало у Лайла приступ пьяного веселья.
        - Я знал, деточка, что ты не устоишь перед старым Сантой.
        От него разило, оказывается, не только выпивкой, но и всем фаст-фудом, проглоченным за последние дни. Очевидно, чистить зубы было у него не в обычае. Пришлось сделать над собой усилие, чтобы не отшатнуться.
        - Слушай, ты, жалкая ничтожная куча коровьего дерьма, я пришла не рассусоливать, а по делу. Если сейчас же, на этом самом месте, ты передашь мне все права на Рождественский уголок Чарли Дента и уберешься с глаз долой, получишь шесть штук.
        - Шесть, ха! - У этого болвана хватило наглости упрямо выпятить подбородок под накладной бородой. - Этот хлам стоит все семь.
        - Семь тебе никто не даст, понял? Или шесть, или оставайся при своих. Черт возьми, это же сумасшедшая сумма! Только представь, из скольких баров тебя вышибут, пока ты все потратишь.
        Мутноватые глаза Санта-Пьянуса забегали по сторонам. Не то он хотел убедиться, что рядом нет посторонних ушей, не то высматривал путь к спасению - не важно, спасение ему не светило до тех пор, пока я не получу свое. В конце концов он смачно рыгнул мне в лицо, так что с трудом удалось удержать рвотный спазм.
        - А когда я получу эти шесть штук? Надо бы поскорее.
        - Будет тебе поскорее. Как только у меня в руках окажется подписанный договор, деньги будут твои. Решай!
        Не прошло и двадцати минут, как Лайл выскочил из магазина с чеком на мои честно заработанные шесть тысяч долларов, а я украсила себя всеми атрибутами Санта-Клауса, начиная от окладистой бороды и усов и кончая одеждой, которая была мне явно не по размеру. Что ж, по крайней мере теперь мы составляли гармоничную пару с феей по имени Мэри Энн.
        - Ты целый день изображала Санта-Клауса? - полюбопытствовала Кейси.
        Я вернулась домой где-то около половины десятого, буквально падая с ног. Безразличная к окружающему, спешно открыла купленную по дороге бутылку вина и даже не замечала Кейси, пока та не заговорила.
        - По мере сил, - хмыкнула я. - А ты откуда знаешь?
        - Мама сказала, когда я спросила, почему ты не выходишь к обеду. - Некоторое время она строчила что-то карандашом в блокноте, потом с недовольной гримаской стерла все ластиком. - Ну и как? Тебе понравилось бытьСантой?
        - Да в общем, ничего себе занятие, только в одиночку я не управляюсь. Похоже, придется нанять еще троих… да, а еще побольше эльфов и фей. И надо срочно что-то делать со снимками.
        - А что с ними не так?
        - Да все! Стареньким полудохлым «Полароидом» много не наснимаешь. Все время застревает, хоть убейся. Может, ты его подвинтишь?
        - Могу, конечно, но какой в этом прок? - произнесла Кейси с видом умудренного опытом профессионала. - Советую купить цифровую камеру со встроенным компом. Вот тогда будут снимки так снимки. Эти штуки такое могут!..
        - Например? - против воли заинтересовалась я.
        - Ну, например… - Она призадумалась. - Например, любой фриз по краю, размытый фон, ну и прочее. Знаешь, как это круто!
        - Ах фриз. - Я кивнула с умным видом, хотя понятия не имела, о чем речь. - Раз ты так хорошо разбираешься, посоветуй что-нибудь.
        - Само собой. Самая крутая штука на сегодня - пауэрбук, из них и выбирай, лучше всего красный. А что, у тебя правда в голове музыка?
        - Это тебе тоже мама сказала?
        - Нет, Алекс. Он случайно слышал ваш разговор.
        - Да, у меня в голове музыка, - признала я со вздохом.
        - Какая?
        - Да я и сама точно не знаю. У тебя когда-нибудь кончаются вопросы?
        - Напой ее мне!
        - Тебе-то зачем?
        - Может, я ее узнаю.
        - Вряд ли. Это же не из репертуара Джастина Тимберлейка.
        Я потрепала Кейси по руке, она ответила тем же, отлично спародировав мою снисходительную «взрослую» манеру. Эта девочка все больше мне нравилась.
        - Алекс что-то говорил о том, что это классическая музыка… в смысле, что тебе так кажется. В классике я тоже разбираюсь.
        - Да? - Я наградила ее насмешливым взглядом. - Тогда назови двух композиторов. Бетховен, Бах и Моцарт не в счет.
        - Рахманинов, Берлиоз, Гендель, Чайковский. Хватит или еще?
        С минуту я в изумлении таращила глаза, потом решила, что терять мне, в сущности, нечего, зато есть шанс сократить число наклеек на стене, и напела Кейси проклятый отрывок (разумеется, в меру своих способностей - не скажу, что мне на ухо медведь наступил, однако караоке я все же стараюсь избегать).
        - Мне это ничего не говорит, - честно призналась девочка.
        - Да я не очень-то и надеялась. Ну что, конец допросу?
        - Нет еще. Можно мне записаться феей?
        - К сожалению, нет. Вроде бы есть закон, который запрещает оплачиваемую деятельность до определенного возраста.
        - А можно мне вина?
        - Нет, и тут уж никаких сожалений! Закон на этот счет существует точно. Кстати, а где твоя мама?
        - Отмокает в ванне. - Девочка вернулась к своему блокноту и рассеянно добавила: - И попутно плачет.
        - Что?! С чего вдруг? Что-то случилось? - Я отставила стакан, все больше паникуя. - Где Алекс?!
        - Ничего не случилось, и с Алексом все в полном порядке. Он сегодня у папы.
        Кейси окинула меня оценивающим взглядом, очевидно, решая, достойна ли я посвящения в их страшные семейные тайны. Я представила, как в голове у нее крутятся пресловутые шарики и ролики. Наконец решение было принято в мою пользу, и девочка придвинулась ближе.
        - Это уже традиция, - зашептала она. - Когда папа приходит забирать к себе того, чья очередь, мама запирается в ванной и плачет. Она думает, что мы об этом не знаем.
        - Ну, уж от тебя-то ничего не укроется. А почему вы не бываете у папы вместе? Мама против?
        - Вот и нет. Это папа вычитал в какой-то умной книге, что после развода дети должны видеться с отцом по одному, потому что это вроде подарка. Алекс проводит у него вечер в пятницу, а я - в субботу.
        - И никогда вместе?
        - У него дома никогда, но по воскресеньям мы встречаемся втроем, чтобы пойти на прогулку или в кино… - Кейси отвернулась и бросила на меня косой взгляд. - Как будто этим можно исправить то, что он изменил маме.
        - Меньше знаешь - крепче спишь! - назидательно заметила я. - А между прочим, откуда ты обо всем этом знаешь?
        - А почему бы мне и не знать? - вопросом на вопрос ответила девочка. - Взрослые относятся к детям как к полным кретинам.
        - К тебе так относиться довольно трудно, - искренне высказалась я.
        Кейси наградила меня такой лучезарной улыбкой, что сердце мое приятно стеснилось. Захотелось заключить эту не по годам зрелую барышню в объятия и поцеловать ее в макушку. Прежде мне не были свойственны подобные порывы.
        Ну и ну. Я долила в стакан, напомнив себе, что среди моих ближайших жизненных целей вовсе не значится «развить в себе материнский инстинкт». У меня хватает других проблем, ни к чему внушать соответствующим внутренним органам подобные устремления.
        - Я слышала, что мужчины шарахаются от чересчур умных женщин, - вдруг сказала Кейси. - Это действительно так?
        - Только те, которые не заслуживают внимания, - ответила я с невольной улыбкой.
        - Это хорошо. Можно мне все-таки немножко вина? Ну хоть глоточек!
        - Ладно, глоточек, - уступила я. - Только маме не говори.
        До постели я добралась уже за полночь. В десять, отправив наконец Кейси спать, я прикинула, не начать ли ломиться к Элизабет с целью вызвать ее на разговор, но решила, что не стоит портить такую хорошую идею попыткой ее грубого воплощения в жизнь. И все же еще долго возилась на кухне, не желая отказываться от надежды. Однако Элизабет так и не появилась, и два часа спустя я потащилась к себе. Хотелось верить, что вид расставленных по алфавиту пряностей окажется для нее поутру приятным сюрпризом.
        Угнездившись в постели, я позволила взгляду свободно блуждать по желтым квадратикам наклеек. Некоторые сентенции разумелись сами собой, некоторые заставляли призадуматься.

«Сменить прическу». «Навестить родителей». «Разыскать Молли». «Сделать что-нибудь стоящее». «Выяснить название музыки в моей голове». «Произвести переоценку ценностей».
        Я читала и перечитывала короткие строчки, взвешивала и расставляла по местам свои жизненные цели, пока не настала очередь квадратика, расположившегося несколько поодаль от остальных, - его-то и предстояло снять последним.

«Сказать Уолтеру».
        После долгого созерцания я подмяла под себя подушку, обхватила ее и погрузилась в мечты о том, как мы снова встретимся - Уолтер Бриггс и новая, совершенно неузнаваемая Ванда Лейн. Ванда, которая заслуживает всего самого хорошего.
        Мечты не удались - я была просто не в силах вообразить себя иной.
        - Элизабет дома?
        Джек Маккей оказался рослым, красивым мужчиной, а его уверенная улыбка говорила о том, что он прекрасно это сознает. При обычных обстоятельствах и я отдала бы ему должное, теперь же стояла на пороге как часовой, заложив руки за спину, готовая занять оборону при первой же попытке пробраться в дом.
        - Нету. Я пообещала ей, что сегодня разберусь с вами сама.
        - Ах так. - Гость постоял, раскачиваясь на пятках, улыбнулся еще шире и протянул руку для пожатия. - Вам, конечно, уже известно, что меня зовут Джек. Ну а я в курсе того, что вы Ванда. Дети мне про вас все уши прожужжали.
        Я даже не подумала принять руку, только скользнула по ней холодным взглядом.
        - Раз так, вам должно быть известно, что дежурная вежливость не в моих правилах.
        Похоже, вызов только раззадорил Джека.
        - Нет, Бог миловал. Я слышал о вас только хорошее, притом столько, что заранее к вам расположен.
        - Кейси! - позвала я, не сводя с него глаз. - Ты готова?
        - Почти! - раздалось сверху.
        Дверь Алекса тоже отворилась, и оттуда Ниагарским водопадом низвергся тяжелый рок. Это длилось недолго, потом музыка заметно стихла - не то парень успел удовлетворить любопытство, не то Кейси прикрыла его дверь. Из осторожности я не стала оглядываться.
        - А знаете, я не такая законченная сволочь, как утверждает Элизабет, - заметил Джек.
        - Не знаю, что она утверждает, да это и не важно. Я только в курсе некоторых событий, а уж два и два сложила сама.
        - Вот как?
        - Во всяком случае, Элизабет считает вас хорошим отцом своих детей.
        Кейси мячиком скатилась по лестнице. Я вышла из каменной неподвижности, чтобы обнять ее на прощание, потом вернулась к прежней позе, ни на минуту не покидая поста.
        - Рад был познакомиться с вами лично.
        Ради Кейси я нацепила улыбку и, словно коршун, следила за тем, как они идут к машине, как усаживаются. Джек отворил для дочери дверцу, заботливо пристегнул ремень, чмокнул ее в лоб, захлопнул дверцу и только потом сел сам. Хотелось верить, что все это не было чистой воды спектаклем.
        Когда машина скрылась из виду, я поднялась в комнату Элизабет - отчитаться, что Кейси благополучно отбыла с отцом, Алекс у себя, а мне пора преображаться в Санта-Клауса.


* * *
        - Господи Иисусе! Если сегодня придется сюсюкать еще хоть с одним сопляком, пойду и повешусь!
        Я хлопнула красной шапкой Санты по столу Бонса, рванула кушак, повалилась в кресло и жадно присосалась к бутылке минеральной воды. Материнский инстинкт во мне увял, еще не успев расцвести, перед лицом нескончаемого потока избалованных маленьких поганцев. Один требовал ящик самых новых видеоигр, другой хотел ни много ни мало как личный детский городок с аттракционами. Ну и так далее в том же духе, не говоря уже о том, что я буквально сварилась в проклятом костюме.
        - С меня пот рекой течет! Кто только выдумал эти тряпки?
        - Только не вздумай вымещать на мне злость, - отрезал Боне. - Я не заставлял тебя перекупать уголок.
        - И это вся ваша благодарность? - возмутилась я. - Да если бы не я, родители затаскали вы вас по судам!
        - Твой перерыв что-то затянулся, - только и заметил этот неблагодарный.
        - Еще десять законных минут, - злорадно сообщила я и совсем сползла по спинке кресла.
        - У меня в магазине имеется комната отдыха для персонала.
        - А я не ваш персонал.
        Боне проворчал что-то невнятное и занялся стопкой писем. Я только улыбнулась этой жалкой попытке проигнорировать меня. Если честно, не такое уж плохое было у меня настроение. Хотя изображать из себя Санта-Клауса не так занимательно, как это выглядит со стороны (откровенно говоря, это препротивное и нудное занятие), все же лучше, чем не знать, как заполнить свои дни. Возможность попутно раздражать Бонса стала для меня чем-то вроде премии за каторжный труд.
        Потягивая воду, обмахиваясь пустым конвертом и в целом наслаждаясь передышкой, я лениво скользила взглядом по развалу всякой всячины у него на столе. Какие-то бумаги, пресс-папье (скорее просто старое, чем старинное), пластмассовая точилка в виде пушки, карандаши в стакане.
        Едва начатая стопка желтых квадратных наклеек.
        И тут они! Я зажмурилась, но перед мысленным взором тотчас возникла чуть не сплошь заклеенная стена. «Если хочешь перемен, положи им начало». Я набрала в грудь побольше воздуха.
        - Эй, Боне!
        - Ну? - буркнул он, не поднимая взгляда.
        Слова застряли у меня в горле, и пришлось как следует на себя прикрикнуть: «Черт возьми, ты что, совсем не способна по-человечески разговаривать? Хоть попробуй, вдруг понравится!»
        - Вы… как бы это сказать… всегда знали, чего хотите?! Было заметно, что вопрос отвлек Бонса от письма, но он далеко не сразу поднял глаза на меня.
        - Это еще что за белиберда?
        Я повозилась в кресле, покрутила головой из стороны в сторону, пытаясь составить фразу без единого грубого присловья.
        - Да я вот тут…
        Вздох вырвался сам собой. Ну почему это так трудно дается?
        - У меня сейчас… как это говорится-то?., трудный этап, ну и я… словом, пытаюсь понять, чего хочу. В смысле, от жизни.
        Боне смотрел на меня настороженно, как смотрят на незнакомую собаку, не зная, что лучше: погладить или отогнать пинками. И в конце концов занял нейтральную позицию.
        - Ты что, записалась на психотерапию? Это дурачье вечно выдумает что-то вроде того, о чем ты спрашиваешь.
        - Никакой психотерапии! - «Во всяком случае, не за деньги», - мысленно добавила я. - Простоя… ну, познаю себя… по крайней мере пытаюсь. Ладно, проехали. Смешно обращаться за помощью к тому, кто давно уже в старческом маразме.
        Я глотнула воды, попутно стряпая хлесткую отповедь, если Бонсу вздумается отпустить замечание насчет моей пылающей физиономии.
        - Как собираешься провести День благодарения?
        - Что, простите? - опешила я.
        - День благодарения, - повторил он, шлепнув по скоросшивателю. - Это уже в четверг. Ты вообще-то заглядываешь в календарь?
        - Оно мне надо? - Я демонстративно отвернулась от висевшего за спиной у Бонса настенного календаря.
        - Так вот, День благодарения на носу, и Шелли передает тебе приглашение провести его с нами, если у тебя нет других вариантов.
        - Конечно, есть, - соврала я.
        - Хм… - Он снова взялся за отложенное письмо, но продолжал смотреть на меня. - Что с тобой происходит, а, Ванда?
        - Да, ей-богу, ничего. Все отлично, вариантов масса. Кстати, перерыв подошел к концу. Счастливо оставаться!
        - Скатертью дорога.
        Вспомнив про недопитую воду, я вернулась за ней, неосторожно бросила взгляд на этого старого пройдоху и заметила, что он ухмыляется.
        - И отстаньте от меня! - прорычала я и с треском хлопнула дверью, в очередной раз поставив жирную точку на простом человеческом общении.
        Ну и пусть.


* * *
        - Как собираешься провести День благодарения? - спросила Элизабет, передавая мне очередную тарелку.
        - Поверить не могу, что в наше время у кого-то может не быть обыкновенной моечной машины! - высказалась я, возя по фаянсу изрядно намокшим полотенцем.
        - По-моему, я совершила свой главный профессиональный промах, когда дала тебе
«добро» на роль Санта-Клауса. В тебе же нет ничего от этого добряка.
        - Ну и ладно. Во мне нет, в других найдется. После праздника их выйдет сразу трое, и все мужского пола. Между прочим, самое время. Я совсем выдохлась.
        Мы помолчали.
        - Так как насчет Дня благодарения? Есть какие-нибудь планы?
        - Есть, как не быть, - вторично соврала я. - Похоже, какая-то мания приставать ко мне с этим вопросом.
        - Просто День благодарения вот-вот наступит.
        - Да знаю я, знаю! В четверг.
        - Мы с ребятами в среду уезжаем, - невозмутимо продолжала Элизабет, передавая мне салатницу. - К моей сестре Шерил в Атланту. Она приглашала и тебя. Присоединяюсь к приглашению.
        - Спасибо, но я не смогу, - ответила я с вымученной улыбкой. - Другие планы, знаешь ли.
        - Понимаю. - Она помолчала. - Ты даже не спросила, чем закончилась моя встреча на радиостудии.
        - Как гнусно с моей стороны. И чем же закончилась встреча?
        - Полной победой доброй воли. - Вытирая руки, Элизабет счастливо вздохнула. - Во вторник меня представят менеджеру.
        - Вот здорово! - воскликнула я, с удовольствием сознавая, что зависти убыло, зато прибыло искренней радости за подругу (жаль, что я не догадалась добавить к своим целям и такую: «Обиженному ребенку повзрослеть хотя бы до старшей детсадовской группы», тогда по крайней мере одна уже была бы достигнута).
        - Ладно, если передумаешь насчет Дня благодарения, скажи.
        - Не передумаю - у меня другие планы.
        - Ну что ж. Спасибо за помощь по хозяйству.
        - Не стоит благодарности.
        - Тогда спокойной ночи.
        Элизабет поднялась к себе. Немного постояв в одиночестве, я потушила свет и тоже отправилась спать.
        Все было прекрасно: на подносе дымился готовый ужин - индейка из упаковки с девизом «День благодарения на дом», постукивали льдинки в стакане доброго старого Альберта, вокруг царили покой и умиротворение. Однако хорошее никогда не длится долго. Стоило мне водрузить ноги на журнальный столик Элизабет, а поднос - на ноги, как снаружи послышался какой-то шум. Сердце у меня ушло в пятки. Судорожным нажатием кнопки приглушив звук телевизора, я вся обратилась в слух.
        Ничего.
        Хороший глоток Альберта ничуть не помог расслабиться - было бы вполне в стиле Джорджа превратить мой День благодарения в Судный день.
        Я бесшумно переставила поднос на столик и вытянула шею в сторону прихожей. Щеколда закрыта, жалюзи повсюду опущены до предела. Разглядеть меня снаружи он не может. Ничто не мешает мне прокрасться на кухню, к телефону, и набрать 911. Есть шанс, что полиция будет здесь еще до того, как меня прикончат.
        Есть, но он невелик.
        К тому же все может обернуться еще хуже: копы прилетят, как на крыльях, только затем, чтобы обнаружить шастающего снаружи соседского кота. А может, там и вообще никто не шастает, а все это лишь игра моего неоднократно травмированного воображения. Тогда я сгорю со стыда.
        В любом случае не хотела бы я быть сейчас на своем месте.
        Крак!
        Я вскочила с дивана как ужаленная. Звук был в точности такой, как если бы кто-то наступил на сухую ветку. Или снял с предохранителя револьвер.
        Ха, револьвер! Я покрутила у виска. Во-первых, откуда, черт возьми, мне знать, какой бывает звук, когда его снимают с предохранителя. Во-вторых, это все-таки точно была ветка. Под ногой.
        Вот дерьмо! Но каким образом Джордж мог меня выследить? Неужели он ходил за мной по пятам все то время, пока я как дура считала себя в безопасности? Наверняка дожидался Дня благодарения, зная, что большинство семей выезжает к родне и что я как идиотка останусь одна. Правда, Элизабет с детьми уехала еще вчера… Зачем уж так-то осторожничать? Это не похоже на Джорджа.
        И я прокралась - сначала в прихожую, где достала из кладовки бейсбольную биту Алекса, потом на кухню, где сняла со стены беспроводной телефон. С битой за спиной и телефоном в кармане подошла к входной двери, зажгла наружное освещение и заглянула в «глазок».
        - Это ты, Ванда?
        Вопль, который у меня вырвался, был средоточием всех подавленных страхов последнего времени, а потому долгим и оглушительным. Когда он иссяк, я открыла дверь и обрушила биту… на Джека, который, к счастью, успел увернуться.
        - О Боже, Ванда! - Он оглянулся посмотреть, куда приземлилась бита, которую я не удержала. - Я что, напугал тебя? Ну извини.
        - Напугал?! Напугал?! Мать твою, да ты чуть не выбил из меня все дерьмо, вот что ты сделал! Как бы мне не пришлось менять исподнее! - Согнувшись вдвое и уперев руки в колени, я попыталась подавить нервный спазм в кишечнике. - дьявола тебе здесь понадобилось?
        - Просто проезжал неподалеку и решил убедиться, что все в порядке. Я думал, ты поехала вместе со всеми. Свет, пробивающийся сквозь наглухо закрытые жалюзи, показался мне недобрым знаком.
        - Это Элизабет тебя просила присмотреть за домом?
        - Да нет, я сам.
        - Черт возьми, Джек! - Я наконец смогла выпрямиться. - Если бы ты всегда был таким внимательным, то до сих пор оставался бы главой семьи.
        Джек отступил с помрачневшим лицом.
        - Ладно, раз все в порядке, я поехал. Еще раз извини, что напугал.
        - Это уж чересчур! - возмутилась я. - Малотого что ты чуть не загнал меня в гроб, так еще и собираешься смыться! Ну нет, ты останешься здесь до тех пор, пока я полностью не приду в себя. Погоди-ка! - Я сходила за курткой и вернулась. - Надеюсь, ты куришь?
        - Знаешь, я не курил с тех самых пор, как Элизабет в первый раз забеременела. - Джек выпустил в холодный ночной воздух длинную струю табачного дыма, отхлебнул виски и удовлетворенно расслабился в плетеном кресле.
        - Ага, - хмыкнула я. - Очередной достойный муж стремительно прогнил под тлетворным влиянием Ванды Лейн.
        Еще немного подпортив экологию дымом, я затушила сигарету в треснутом блюдечке, служившем нам пепельницей.
        - Что ты здесь делаешь, Джек?
        - Я же объяснил, что заехал посмотреть, все ли в порядке.
        - Это ты делал час назад, а что делаешь теперь, с посторонним человеком в День благодарения, который ведь принято проводить со своими? Мог бы точно так же курить и выпивать в обществе какой-нибудь цыпочки.
        - Цыпочки?
        - Только не строй из себя святую невинность. Чтобы мужик, который и в браке не мог долго удержать брюки застегнутыми, предпочитал одиночество теперь, когда он свободен? Вот уж не поверю.
        - Ты уж как вцепишься, так и не отпустишь, да?
        - Дурная привычка.
        - Тогда и я не буду церемониться. Что тут делаешь ты? От детей я знаю, что тебя тоже приглашали к Шерил. Какого черта ты здесь сидишь, куришь и пьешь в одиночку, если могла бы быть в теплой компании?
        - Не в одиночку, - резонно возразила я, вытягивая из пачки еще одну сигарету. - Здесь еще ты.
        - Не передергивай.
        - Праздники - не мой профиль, - ответила я, пожимая плечами. - Никогда их не любила.
        Джек кивнул, и некоторое время длилось молчание, прерываемое только глотками и затяжками.
        - Есть у меня надежда, как ты считаешь?
        Я могла бы истолковать этот вопрос как угодно, но предпочла понять правильно.
        - Лично я думаю, что твой последний шанс приклеился к голой заднице той горячей штучки из цветочного магазина. Но мое мнение не в счет, потому что я не собираюсь навязывать его Элизабет. Так что все зависит от нее.
        - Это мне понятно.
        - Ну, а лично от себя вот что скажу, - продолжала я, не в силах удержаться, чтобы не наступить на больную мозоль. - Если хочешь вернуть Элизабет, для начала прекрати эту ерунду с судебным иском.
        - Речь не об этом, - поморщился Джек. - Дело в другом: Элизабет не желает даже разговаривать о новой попытке. Избегает меня всеми силами.
        - Ах вот как. И ты надеялся снова снискать ее расположение галантными речами в зале суда? - расхохоталась я. - Не могу сказать, что это доставляет мне удовольствие, но вынуждена сообщить, что ты больший болван, чем кажешься.
        Он продолжал смотреть в ночь, не реагируя на подначку.
        - Думай что хочешь, но я не так уж плох, просто, пожалуй, и в самом деле глуп. Я ведь люблю не только детей, но и Элизабет… - Джек помедлил, - а что до горячей штучки из цветочного магазина, она мне даже толком не нравилась.
        Новое молчание было еще продолжительнее, и я уже подумала было, что между нами все сказано. Однако ошиблась.
        - Знаешь что, Ванда? По-моему, я так боялся ненароком потерять то, чем дорожу, что уничтожил это сам, добровольно. Глупо, правда?
        Я внимательно всмотрелась в его лицо. Оно было мрачнее тучи, взгляд полон тоски. Хотя мне это не слишком-то улыбалось, приходилось признать, что мы с Джеком Маккеем одного поля ягоды.
        - Тогда послушай: не думаю, что все уже окончательно пошло прахом. Надежда есть. Не скажу, что это будет легко, потому что обелить себя намного труднее, чем очернить. Но все-таки надежда есть.
        Джек вдруг улыбнулся и завертел головой, озираясь:
        - Простите, тут только что была Ванда Лейн, специалист по жестокой правде. А вы кто? Вы так милы и добры, я просто растерян. Или это следует понимать как единство и борьбу противоположностей?
        - За надежду! - Я подняла свой стакан.
        Мы чокнулись, выпили и еще долго-долго сидели в молчании, два чужих человека, повязанных одной веревочкой.



        Глава 8

        - Простите, отец мой, но я все еще в полном дерьме.
        Я прислонилась спиной к стене исповедальни, подняла взгляд и увидела над головой высокие своды собора. Надо сказать, для меня как-то само собой разумелось, что у каждой исповедальни имеется потолок, и когда его не оказалось, я невольно задалась вопросом: почему? Чтобы молитвы свободнее возносились к Небесам? Чтобы хоть немного разогнать мрак в этой крохотной будке? Или ради экономии, иначе приход не мог бы наскрести на оконные витражи?
        - А что, мы уже встречались?
        Оставив загадку потолка, я придвинулась к решетке.
        - Вряд ли вы меня помните. Я Ванда, которая не католичка. Как-то раз я пришла пожаловаться на бывшего мужа, гнусного ублюдка, по милости которого лишилась родных и друзей. Вы меня не только не утешили в моей скорби, не только жестоко отчитали и довели до слез, но и на прощание посоветовали сделать хоть что-нибудь стоящее.
        - Как не помнить! - Чувствовалось, что священник улыбается. - Не хотите обратиться в истинную веру, принять католичество и тем самым придать нашим тайным встречам официальный статус?
        Хорошенький выбор выражений для человека в сутане!
        - Думаете, это в корне изменит мою жизнь?
        - Почему бы я стал так думать?
        - Вы честный человек, отец мой, - улыбнулась я. - Знаете, у вас тут сегодня полное запустение. Ни одной живой души.
        - Наутро после Дня благодарения все ходят по магазинам.
        - Ясно. Помолчали.
        - Вы еще не ушли, Ванда не католичка?
        - Нет, просто задумалась.
        - По-моему, раз уж мы оба здесь, было бы разумнее и полезнее для вас думать вслух.

«Ах так? Ну ладно, сейчас ты у меня попляшешь!»
        - Отец мой, вы всегда знали, чего хотите?
        Вопрос явно застал священника врасплох. После короткого раздумья он признался, что не вполне понимает, что я имею в виду.
        - Ну… стать священником, отречься от всего мирского - это ведь серьезный шаг.
        - Согласен.
        - И вы никогда не колебались? Всегда знали, что хотите от жизни именно этого?
        - Хм… - Снова раздумье. - Мы ведь говорим не обо мне, верно?
        - Верно, - вздохнула я, бросила короткий взгляд на своды собора и очертя голову ринулась в омут серьезной беседы. - Видите ли… это сложно выразить… у меня сейчас в жизни очень серьезный период. Есть один человек, очень хороший и умный, так вот, бог знает почему, я ему небезразлична… а у меня между тем вся стена в наклейках, которые бог знает когда оттуда исчезнут… а в голове играет музыка, которой на самом деле не существует… короче, это долгая история и сводится она, в общем, к тому, что я пытаюсь понять, чего хочу от жизни. Только, увы, это дело движется со скрипом и пока никуда еще не привело… словом, если уж пошел такой разговор, все это понемногу начинает мне надоедать. Хочется послать все куда подальше, понимаете?
        - Понимаю. И если это вас хоть немного утешит, скажу, что никому еще не удавалось легко изменить свою жизнь.
        - Я прошу совета, а вы болтаете по-пустому! Из-за решетки послышался вздох.
        - Не хотите попытать счастья в соседней синагоге? Тамошний рабби принимает как раз по пятницам.
        - Пытаетесь спихнуть меня со своей шеи?
        - Нет, что вы!
        - Вот и хорошо, потому что мне нужно обсудить кое-что еще.
        - Для того я здесь и нахожусь.
        - Помнится, вы мне посоветовали сделать хоть что-нибудь стоящее. А поконкретнее нельзя?
        - Конкретно каждый решает для себя сам.
        - У меня маловато извилин для таких решений.
        Послышался смешок, отразился от стен и как бы вознесся к сводам. Я поняла, что уже чувствую себя в исповедальне как дома.
        - У вас? Маловато? Думаю, скорее наоборот.
        - Я только хотела сказать… - о, кстати, спасибо за комплимент! - хотела сказать, что не имею опыта принятия таких решений. К примеру, моя подруга и ее бывший муж все еще любят друг друга. Правда, на свет было вытащено немало грязного белья, высказано много всякого… но дети-то никуда не делись, и это потрясающие дети. К чему я веду? Если я помогу той паре воссоединиться, это можно будет назвать стоящим или нет?
        Молчание.
        - Ведь можно, согласитесь! - поощрила я (сегодня мой священник зависал на каждом шагу, как устаревший компьютер).
        - Мм… заниматься устройством чужих судеб - опасная штука. Вы можете жестоко пожалеть, что вмешались, особенно если вас никто об этом не просил.
        - Вообще-то я и сама так думаю, - вздохнула я, - но других идей насчет «чего-то стоящего» у меня просто нет.
        - Вижу, что вы на распутье.
        - Наконец-то! За этим я и пришла.
        - За чем?
        - Чтобы вы указали мне правильный путь.
        - А с чего вы взяли, будто я знаю, какой путь правильный конкретно в вашем случае?
        - Вы же священник! Священник обязан знать, что правильно, а что нет.
        - Вот если бы вы приняли католичество, то уяснили бы, что люди приходят в исповедальню каяться в грехах, а не получать руководящие указания. Да и вообще, почему кто-то должен надрываться за вас?
        Ага, перестал зависать и раскатился, как в прошлый раз. Совсем другое дело!
        - Послушайте, я всего лишь хочу совершить стоящий - иными словами, правильный - поступок. Неужели трудно подсказать какой-нибудь! Я сразу уйду и не буду к вам больше приставать со своими проблемами.
        - Ладно, уговорили. Примите католичество. Мы оба дружно засмеялись.
        - Нет, отец мой, так не пойдет. Это должен быть бескорыстный совет. Ну хоть намекните! По-вашему, цель оправдывает средства?
        - Смотря какая цель и какие средства.
        - Да что же это такое?! Неужели я так и не услышу ничего конкретного, пока не приму католичество?
        - Именно так. - Священник усмехнулся, давая понять, что шутит, но сразу же посерьезнел. - Ваши поступки имеют подлинное значение только в ваших собственных глазах и в глазах Бога. Передо мной вы не обязаны отчитываться, даже будь вы ревностной католичкой, к тому же даже католичке я не имею права что-то от себя навязывать. Тем не менее немного простой человеческой помощи никогда не повредит.
        - Помощи вроде «прочтите пять раз "Отче наш"»?
        - Возможно, дойдет и до этого, а пока вот что я хочу вам посоветовать: зайдите в лавку святых даров и купите медальон со святым Эразмом.
        - С каким-каким святым?
        - Эразмом. Он больше известен как святой Эльм.
        - А, знаю. Это мужик, который изобрел огни святого Эльма.
        Священник вздохнул.
        - Огни святого Эльма - это небесные сполохи, испокон веку помогавшие ориентироваться в океане. Но они действительно поименованы в честь святого Эльма, потому что это покровитель мореплавателей. Он выводит на правильный курс. Возможно, выведет и вас.
        От неожиданного волнения у меня перехватило дыхание, и я поспешила как следует себя выругать. Что общего у меня с мореплавателями? Как я буду выбираться из-под груды своих проблем? Вознося молитвы святому Эльму? Черт, а я-то надеялась выменять целую стену наклеек на один четкий рецепт! Не с моим счастьем.
        - Благодарю, отец мой, - сказала я, поднимаясь.
        - Не стоит благодарности.
        - И еще один вопрос! Я уважаю всю эту католическую засекреченность, но, может, можно узнать ваше имя?
        - Отец Грегори, - послышалось после короткой паузы.
        - Ванда. Рада познакомиться.
        - Я тоже рад, Ванда.
        Странное дело, уходить не хотелось, хотя я уже держалась за занавеску, готовая ее отдернуть.
        - Отец Грегори!
        - Что?
        - В самом деле, спасибо. Зато, что выслушали, даже дважды, хотя я и не из вашей паствы. Прощайте.
        - Ванда!
        - Что?
        - А знаете, я получил большое удовольствие от нашей беседы. Только, пожалуйста, никому об этом не рассказывайте.
        - Ладно, не буду, - улыбнулась я, думая о том, как приятно было бы обзавестись еще и другом-священником.
        Похоже, дело сдвинулось с мертвой точки: я снова обрастала друзьями, или по крайней мере хорошими знакомыми.
        - Возможно, я еще как-нибудь загляну.
        - В любое время.
        Из исповедальни я прямым ходом направилась к киоску. Ну и что бы вы думали? Все медальоны со святым Эразмом оказались распроданными!
        - Боже мой, Боне! От вас же не требуется ничего из ряда вон выходящего. Просто наденьте шапку Санты и немного посидите спокойно.
        - Сколько можно?! - Мне послышался явственный скрежет зубов, но шапку он все-таки нахлобучил. - С меня уже семь потов сошло! И вообще, который сейчас час?
        - Восемь сорок пять. Еще добрых четверть часа до открытия.
        Не доверяя собственной памяти, я еще раз проверила, хорошо ли цифровая камера на треноге присоединена к компьютеру, потом по бумажке сверилась с данными Кейси указаниями. Вроде бы все было в порядке. Вспышка осветила каждую морщинку на недовольной физиономии Бонса.
        - Ты что, хочешь, чтобы я ослеп?! - взревел этот вечный брюзга. - О чем я думал, когда соглашался? К тому же никто отродясь не слыхал о черном Санта-Клаусе!
        - Если вы сейчас же не заткнетесь, будет из вас мертвый Санта-Клаус, - пригрозила я, подходя к нему со снимком.
        Боне с деланным равнодушием принял карточку. Надо сказать, она на диво удалась: на прочном картоне, исключительно четкая, с изящным бордюром из веточек омелы и надписью «Счастливого Рождества!» в правом нижнем углу. Выпятив челюсть, старый упрямец сунул фотографию мне:
        - Шапка-то набекрень!
        - Мозги у вас набекрень, а не шапка! - не выдержала я, отходя от него, но, сделав несколько шагов, приросла к месту. - Что это за музыка?! Боне, что за музыка?!
        - Какая еще музыка?
        Проклятое крещендо! Вот оно нарастает, ширится. Я начала подпевать, отчаянно пытаясь вспомнить, вспомнить неуловимое название.
        - Что это на тебя нашло?
        Я молча воздела руки, требуя молчания, но музыка уже затихала, чтобы совершенно исчезнуть через пару секунд. Вот дерьмо! Я снова двинулась было к столу с компьютером, однако молчание Бонса было таким весомым, что его невозможно было не заметить.
        - В чем дело?
        - Ты что, собираешься тут, у нас, спятить?
        - Уже спятила, - ответила я со вздохом, - так что можете расслабиться.
        Он издал неопределенный звук, который можно было принять как за согласие, так и за гневное осуждение, и продолжал сверлить меня встревоженным взглядом.
        - И не надо так выкатывать глаза! Ничего со мной не случится.
        - Тебе лучше знать. - Боне начал дергать за кушак, явно желая поскорее избавиться от костюма. - Только не думай, что я буду играть в эти дурацкие игры каждый божий день. У меня, знаешь ли, есть в этом магазине и порядочные занятия.
        - Ну, Боне, ну еще разочек! Только постарайтесь выглядеть хоть малость подобрее.
        - Ты за последнее время общалась с Джеком? Элизабет перестала полоскать чайный пакетик в кружке с кипятком. Искусственно зевнув, я занялась своим кофе.
        - Нет, а что?
        - Да ничего, просто решила поинтересоваться. Вообще-то у меня к тебе есть один вопрос по поводу Джека. Можно задать?
        - Задавай.
        - Ты его еще любишь?
        - А ты собираешься когда-нибудь встретиться с Уолтером?
        Ого! Встречная атака. Посмотрим, кто кого.
        - Мы говорим не обо мне и Уолтере, а о тебе и Джеке.
        - Тогда ни о том, ни о другом! - отрезала Элизабет. - По-моему, тебе давно пора на рабочее место, делать рождественские снимки.
        - А вот и ничего подобного, - с торжеством парировала я. - По понедельникам уголок закрыт. И не пытайся сменить тему, я все равно буду снова и снова возвращаться к тебе и Джеку.
        - Откуда такой внезапный интерес к нашим отношениям?
        Элизабет поднесла к губам кружку, и я заметила, с какой силой ее пальцы стискивают ручку. Становилось страшно за злополучную ручку - как бы не отломилась.
        - Ничего внезапного, - кротко объяснила я, - заезжал сюда на День благодарения проверить, все ли в порядке - правда, мило с его стороны? - и мы долго с ним беседовали.
        - Погоди, погоди! У тебя же на тот день были какие-то грандиозные планы!
        - Были, да сплыли. Речь не о моих планах, а о нашем разговоре… - я покашляла, - и о том, что Джек тебя по-прежнему любит.
        - Я не собираюсь об этом говорить!
        Неловко поставленная кружка опрокинулась. Даже не заметив этого, Элизабет спрятала лицо в ладони.
        - Ладно, как хочешь. Это, конечно, не мое дело, я вообще понятия не имею, что у вас и как. Просто я ему поверила и подумала: почему бы не высказать свое мнение?
        Моя лучшая подруга так хватила кулаком по столу, что кружка скатилась на пол, а я подпрыгнула.
        - Думаешь, я не знаю?! - процедила она с искаженным от гнева, потемневшим лицом. - Что он меня по-прежнему любит, мне хорошо известно, как и то, что он теперь весь такой одинокий, растерянный, весь такой полный раскаяния! - Она умолкла, пытаясь справиться с собой, глаза наполнились слезами. - Ты спросила, люблю ли я его. Да, люблю. И всегда любила. Очень может быть, что и он никогда не переставал любить меня. Возможно даже, он в самом деле изменился. Но я больше не куплюсь на все эти
«возможно» и «может быть». Одной попытки вполне достаточно, понимаешь? Одинокая жизнь - не слишком сладкая штука, но все-таки лучше, чем сломанная.
        Элизабет встала и принялась устранять следы разгрома, а я все отворачивалась и отворачивалась понемногу, пока не оказалась к ней спиной. Мной владело чувство только что сделанной ужасной глупости, сознание того, что глупее меня нет никого в целом мире. Снова я слышала голос отца: «Не умеешь ты вовремя заткнуться, Ванда. Ох, не умеешь!»
        - Ради Бога, прости! - промямлила я. - Не стоило лезть к тебе с этим.
        Послышался вздох. Я осторожно повернулась, и мне показалось, что за прошедшие несколько минут Элизабет постарела лет на пять.
        - Нет, это ты прости, - сказала она, массируя виски. - Я потому взбесилась, что… В общем, в одном ты права: ты понятия не имеешь, что у нас и как. Точно так же и я понятия не имею, что и как у вас с Уолтером, поэтому не суюсь. И меня это не касается.
        - Я бы не сказала, что ты совсем уж не суешься! - не удержалась я.
        - Хочешь поссориться?
        - Не хочу, потому что тогда ты меня вышибешь на улицу.
        - Не бойся, не вышибу. - Она приблизилась и положила руки мне на плечи. - Честно говоря, я ценю твою заботу.
        - Ценишь, как же! А кто только что хотел вцепиться мне в волосы? - усмехнулась я.
        - Да ладно, это дело житейское.
        Я бросила демонстративный взгляд на часы:
        - Ну, на этой высокой ноте мы и закончим разговор. Мне пора.
        - Как пора? - удивилась Элизабет. - Ты же сказала, что по понедельникам у вас закрыто.
        - Правильно, закрыто. - Надевая куртку, я добавила с сарказмом: - Но благодаря твоим стараниям у меня вся стена исписана задачами, которые, между прочим, не решатся сами собой.
        - Тогда иди и сделай что-нибудь стоящее.
        Крохотная ночлежка Рэндалла П. Маккея, официально называемая «пристанищем», притулилась между ночным гей-клубом и редакцией пресловутой газеты «Хейстингс дейли репортер». Войдя, я с порога уперлась в обшарпанный канцелярский стол. Пожилая женщина за ним прятала подбородок в ворот толстого свитера, а кисти рук - в рукава. Оно и понятно: внутри было не теплее, чем снаружи. Ничего себе пристанище, подумалось мне.
        Я протянула женщине объявление, состряпанное и размноженное тут же по соседству.
        - Вот. Ванда Лейн - это я. Приятно познакомиться… - я бросила быстрый взгляд на карточку с именем, - Карен! Вы, конечно, знаете самый крупный букинистический магазин? Я там веду Рождественский уголок и сейчас подыскиваю нескольких добавочных Санта-Клаусов.
        - Ах, дорогая! - Женщина внимательно изучила объявление и подняла на меня сочувственный взгляд. - Вы же не собираетесь искать их здесь, верно?
        - Если бы не собиралась, то не стояла бы перед вами, - резонно возразила я. - Что плохого в том, чтобы дать людям шанс немного поработать?
        - Это смотря каким людям, - едко заметила Карен. - Здешний народ лучше к детям не подпускать, да они и сами-то не больно рвутся. Затея хорошая, нужная… но я не стану вешать эту вашу бумагу. И скажите спасибо, что не стану.
        Я и сама прекрасно знала, что сунулась со своими благими намерениями не туда, куда следует. Однако утренняя баталия с Элизабет здорово меня мобилизовала, а на ум не пришло ничего более стоящего, чем раздавать работу подонкам общества. Пропади оно пропадом, это самое «стоящее»! Оно все больше становилось для меня гвоздем в заднице.
        - Значит, тут нет никого, кто хотя бы подумывает о работе? - спросила я, не желая отказываться от надежды.
        До ответа дело не дошло - меня буквально швырнули животом на стол Карен. С криком
«Черт побери!..» я обернулась посмотреть, что за неотесанный болван прет как танк в «Пристанище Рэндалла П. Маккея».
        - Так это ты, чтоб мне пропасть! - вырвалось у меня. - кто, мать твою?! - отозвался вновь прибывший, явно тоже склонный к простой и доходчивой речи. - Не знаю тебя, и катись ты!..
        - Ну вот, я вас предупреждала, - флегматично заметила Карен, берясь за газету.
        - Знаю! - вдруг рявкнул гость (недоброй памяти Лайл), тыча в меня пальцем и бешено вращая налитыми кровью глазами.
        - Что, шесть штук уже улетело? - съехидничала я и подмигнула Карен, высунувшей голову из-за газеты. - Вы были правы, не тот здесь материал. Большое спасибо за помощь!
        Выйдя на улицу, я решила было как можно скорее удалиться от ночлежки, но наткнулась взглядом на вывеску «Хейстингс дейли репортер» и сунулась в дверь. В приемной молодая особа что-то щебетала по телефону. Я попробовала проскользнуть мимо, но она прикрыла трубку ладонью.
        - Не могу ли я чем-то помочь?
        - Можете. Я ищу отдел частных объявлений, а конкретно Дженнифер. Видите ли, за ней должок, который я пришла получить.
        Возвращаясь домой после столь неудачной попытки самой подыскать хоть одного Санта-Клауса, я оказалась рядом со штаб-квартирой «Восьмого канала», и хотя не имела ни малейшего желания снова там появляться, все же вырулила на стоянку. В смысле решения поставленных задач день складывался так, что его смело можно было заносить в графу «Полный облом».
        Входная дверь открылась с той же натугой, что и раньше, - поток клиентов был не настолько густ, чтобы ее раскачать. Девица в приемной была новая, и это ничуть меня не удивило: они менялись с такой скоростью, словно менеджер по кадрам орудовал бичом.
        - Добрый день! - Я изобразила самую ослепительную улыбку, на какую только была способна. - Я Ванда Лейн. Мне бы хотелось видеть Кейт Ментон.
        Девица подняла пустые глаза и молча выдула пузырь розовой жвачки, а когда он лопнул, облепив губыи кончик носа, задвигала челюстями, вбирая его назад с невыразимой скукой на кукольном личике.
        - Простите, Кейт Ментон у себя? - спросила я громко и раздельно, как то рекомендуется при разговоре с умственно отсталыми.
        - А где же ей, к дьяволу, еще быть? - Меня ухватили за плечи, повернули на сто восемьдесят градусов и стиснули в медвежьем объятии.
        Кейт была женщиной крупногабаритной - солидного немецкого телосложения. Было раньше такое расхожее выражение: «фигура, как кирпичный сортир» - так вот к ней оно приклеилось намертво (разумеется, за глаза).
        - Все в порядке, Маргарита, - объявила она девице, украшенной очередным розовым пузырем. - Эта дама со мной.
        Кейт за руку повлекла меня в свой кабинет, один из немногих настоящих. Следуя за ней, как баржа за пароходом, я услышала сзади вялое: «Я не Маргарита, а Хетер». Мне этот факт был глубоко безразличен, Кейт, судя по всему, тем более. В общем, никто из нас не обернулся. Так оно и проще, когда сотрудники не задерживаются надолго. Заехав еще через пару недель, я скорее всего уже не застала бы здесь Хетер-Маргариту.
        - Ни за что не догадаешься, что у нас творится! - заговорила Кейт, едва прикрыв за собой дверь.
        - Не знаю и знать не хочу.
        - Блейна выперли!
        У меня отвалилась челюсть.
        - Шутишь! Как?! Каким образом?!
        - Когда ты подала на канал в суд, его папаша так взбеленился! Орал: «Чтоб духу твоего здесь больше не было!»
        - Но я не подавала в суд…
        - То есть как это - не подавала? Тогда чего ради тебе выплатили те пятьдесят штук? Все говорят, чтобы заткнуть рот.
        - Боже мой! - Я возвела глаза к небу. - По-твоему, я похожа на того, кому перепало пятьдесят кусков? Вот, убедись! - Пошарив в сумке, я выудила только что купленную деталь маскарадного костюма и сунула Кейт под нос. - Последнее приобретение.
        - Что это?!
        - Уши тролля. Неужели не понятно?
        - Похоже, от безделья быстро съезжает крыша, - сказала Кейт, глядя на меня с тревогой, как буквально каждый в последнее время. - Тебе надо срочно вернуться в коллектив!
        - Думаешь, я пришла за этим? Нет, просто мне требуется помощь.
        - Это-то мне как раз понятно, - буркнула себе под нос Кейт, не в силах оторвать взгляд от хрящеватых ушей. - Нет, в самом деле, Ванда, без Блейна дела на «Восьмом канале» вроде пошли на лад, и я думаю…
        - Напрасно беспокоишься, - перебила я. - Болтаться в рекламном бизнесе можно лишь какое-то время, пока не поймешь, что потерял всякое уважение к себе.
        - Хочешь сказать, что мы приходим сюда с уважением к себе?
        Кейт засмеялась было, но тут же снова уставилась на уши, мрачнея на глазах. Я поспешно их спрятала.
        - Слушай, - спросила она, понизив голос, - а зачем тебе… это?
        - А ты отгадай. Что ты так испугалась? Уши как уши. Мне вот что нужно - помнишь Молли Зейн? Хочу ее разыскать. Может, она оставила новый адрес или телефон? Ну, например, куда отправить расчетный чек или что-нибудь в этом роде.
        - А тебе известно, что разглашать конфиденциальную информацию - подсудное дело? - возмутилась Кейт, сразу забыв про уши.
        - Известно, известно. Мне, конечно, очень неловко просить тебя преступить закон, но это ведь совсем немножко!
        - Да ладно, это я так, глупо пошутила. Подумаешь, адрес! Просто помни, что за тобой должок.
        - Как хорошо, что в мире есть и незыблемые вещи, - сказала я с облегчением. - Не вздумай меняться!
        - А зачем это мне? - отмахнулась Кейт, прошла к картотеке в углу и начала там рыться.

«Ванда!»
        Голос Уолтера прозвучал как гром среди ясного неба. Я выронила ручку и блокнот, куда обычно заносила все хоть сколько-нибудь важное, чем баловал меня брошенный на произвол судьбы автоответчик, и оцепенела с вытаращенными глазами.

«Элизабет уверяет, что с тобой все в порядке. Хочется верить… то есть я верю, что это правда! Просто… надеюсь, я не… вот черт!»
        В своем потрясении я живо ощутила, как только что съеденный пирожок просится наружу.

«Если тебе просто нужно время, чтобы свыкнуться… я готов отнестись к этому с уважением, если же я в чем-то виноват и не сознаю этого, поверь, будет лучше, если ты так прямо и скажешь. Тони все еще не удалось напасть на след Джорджа, так что сама понимаешь, как я обеспокоен. Прошу, позвони!»
        И я позвонила. Я даже зашла так далеко, что дождалась ответа, почему-то решив, что звук голоса Уолтера меня приободрит. Увы, он лишь довел меня до слез, и я прервала связь, как распоследняя трусиха.
        Но я позвонила, а это что-нибудь да значит.
        Так сказать, сделала шаг вперед.
        Я приблизилась сзади к своему стулу в Рождественском уголке и спросила у затылка оставленной на вахте Кейси, как продвигаются дела. Ответа не последовало, но когда мои руки потянулись вывалить на стол бумажные пакеты с гамбургерами, жареной картошкой и кока-колой в закрытых стаканах, девочка обернулась, вытащила наушники и выключила плеер.
        - Ты что-то сказала, Ванда?
        - Что слушаешь? Впрочем, лучше не отвечай, а то меня удар хватит, - проворчала я. - Надо присмотреть тебе к дню рождения подарочный набор дисков Хьюи Льюиса.
        - Фу! - сказала Кейси.
        - Ничего подобного. - Заметив, что экран ничем не напоминает то, к чему я привыкла, я строго осведомилась, что это значит.
        - Садись, я покажу. Увидишь, тебе понравится.
        Я с сомнением заняла соседний стул, и девочка тут же затараторила, от нетерпения подскакивая на сиденье:
        - Понимаешь, я разработала систему!..
        - Ах систему. - Я кивнула с умным видом, как всегда в таких случаях. - Быстро ты управилась. Сколько меня не было? Минут двадцать?
        - Ну, я ее уже какое-то время обдумывала, но опробовала только сегодня. Кое-что пришлось инсталлировать, понимаешь?
        Инсталлировать. Ничего себе словцо в устах двенадцатилетней девочки. Побольше бы таких девочек, ей-богу.
        - Сейчас объясню, как это действует. Мэри Энн, - Кейси ткнула пальцем в сторону феи, которая в данный момент вела паровозик, - собирает для меня информацию: ну, там имя, любимый цвет, животное… Вот, смотри туда!
        Я с интересом склонилась к экрану и увидела Бонса в костюме Санта-Клауса, с малышкой на коленях.
        - Я на нем приспособила микрофон… кстати, ты не рассердишься? На это пришлось позаимствовать из денег на текущие расходы.
        Ответить я не успела - Кейси прибавила громкость, и мы явственно услышали ворчливый голос Бонса:
        - Значит, готовишься к школе? И уже знаешь несколько букв?
        Девочка молча кивнула, охваченная явным благоговением перед такой сверхъестественной проницательностью.
        - А говорить ты тоже умеешь? Еще кивок.
        - Верю, что умеешь, только я тебя совсем не слышу, - сокрушенно заметил Боне. - Правда, я очень старый. Такой старый, что мне надо во все горло кричать в ухо.
        Девочка приподнялась, потянулась к его уху и изготовилась для крика. Кейси убавила звук, а я ощутила всплеск благодарности к старому брюзге Бонсу. Кейси снова прибавила громкость.
        - Какое красивое имя - Изабель. А что ты хочешь получить в подарок?
        - Живую Барби!
        - Обалдеть! - высказалась я. - И почему они все так помешаны на Барби? Эта по крайней мере хочет живую, очень оригинально!
        - Ха-ха! - с мрачным сарказмом заметила Кейси. - Хорошо, что Боне - не настоящий Санта, правда? Вот принес бы ей на Рождество живую Барби, так в колясочку уместились бы только печень или почки!
        - Как смешно! - ухмыльнулась я. - Скоро твоя мама жестоко пожалеет, что пригласила меня под свою крышу, - ты становишься что-то уж слишком остра на язык.
        - Подумаешь! - хмыкнула девочка, не отрывая взгляда от экрана. - Ты лучше посмотри, что у нас теперь есть - целая куча фризов на любую тему. Вот, например, тема «Барби».
        Я с интересом наблюдала, как меняется стандартный рождественский бордюр: в омелу теперь были вплетены ленточки, а вместо «Счастливого Рождества!» в углу появилось
«Наилучшие пожелания к Рождеству от Барби!».
        - Ух ты!
        - Это ерунда, - отмахнулась Кейси. - У меня столько задумок, ты не представляешь! Животные, автомобили, самолеты, ракеты - всего не перечислить. А если вдруг заглянет кто постарше, найдется кое-что и на тему «тили-тили тесто, жених и невеста».
        - Неужели ты сама все это придумала?
        - Нет, конечно, чего ради? Все это давно существует, надо только найти, выбрать и скачать. Скачивала я дома, на мамином компе, хотя и на этом тоже можно. Софт предусматривает связь с Интернетом.
        - Ах софт!
        Девочка лишь пожала плечами, как, скажем, микробиолог, которого умственно отсталый сосед спросил, что сейчас нового в науке, а затем кивнула в сторону Бонса: дескать, пора фотографировать. Я послушно занялась тем, что умела. Когда вернулась, мне было продемонстрировано, как снимок обзаводится бордюром по заданной теме.
        Закончив со снимком, Кейси повернулась, упираясь в подлокотники (подумать только, ноги этой узкой специалистки не доставали во взрослом кресле до пола), и обеспокоено уставилась на меня:
        - Скажи честно, что ты об этом думаешь.
        Я повертела в руках шедевр в розовых тонах, подыскивая слова, чтобы выразить свое восхищение.
        - Убиться можно!
        Подошла Мэри Энн, за которой был завершающий штрих - вставить фотографию в рамочку.
        - Не ребенок, а клад, - заметила она, глядя на плоды трудов Кейси.
        Мама Изабель, излив на наш дружный коллектив целый ливень восторгов, увела девочку в отдел детской литературы, Мэри Энн вернулась к паровозику, а на колени к Бонсу уселся очередной малыш.
        - Знаешь, Кейси, - сказала я задумчиво, - мне все чаще приходится себе напоминать, что тебе только двенадцать.
        - А я стара душой!
        Только огромное усилие воли удержало меня от того, чтобы не взъерошить ей волосы
«взрослым» снисходительным жестом.
        - Интересно, где носит твоего брата? Скоро Элизабет явится вас забирать, а его все нет.
        - Что? А, Алекс… Да он, наверное, болтается по отделам.
        Кейси уже снова была занята - Боне только что выяснил, что малыш по имени Оливер желает получить набор гоночных машинок (хорошо хоть игрушечных, а не настоящих).
        Немного погодя я сделала снимок, полюбовалась на его обрамление и объявила, что надо бы поискать Алекса. Моя двенадцатилетняя ассистентка кивнула, листая на компьютере странички в поисках темы «Винни-Пух и все-все-все». Прежде чем отправиться на поиски, я еще немного постояла в благоговейном созерцании.
        Такая маленькая - и такая умница! Унаследует мир - и даже не заметит этого, примет как должное.
        - Что такое? - спросила Кейси, ощутив мой взгляд.
        - Ничего. Уже иду.
        Алекса я обнаружила перед полкой с, как мне показалось, черными глянцевыми журналами. Он поочередно брал их, разглядывал и ставил на место. Поглощенный своим занятием, он не заметил моего появления.
        - Чем это ты так поглощен? - полюбопытствовала я.
        - Господи Иисусе, Ванда! - воскликнул он, отскакивая в сторону. - Так можно в гроб загнать!
        - Господи Иисусе, Алекс, не поминай имя Божье всуе. - Я наугад взяла с полки один из журналов и, открыв, увидела, что это пустая разлинованная тетрадь. - Хочешь заняться бумагомаранием?
        Парень неопределенно повел плечами - типичный ответ подростка на любой вопрос, от самых простых и житейских до тех, что задаются на экзаменах. Добиться конкретного ответа можно только на два: «Что заказать на дом из «Макдоналдса»?» и «Какую машину ты хочешь иметь, когда вырастешь?»
        - О чем будешь писать? - не отставала я.
        - Так… обо всем понемногу…
        - Не заговаривай мне зубы! - Я хлопнула парня тетрадью по плечу. - Обещаю - никаких шуточек… да я и никому не скажу.
        С минуту он недоверчиво разглядывал меня из-под пат-лов, которые наотрез отказывался стричь, потом буркнул:
        - Рассказы.
        - Дело хорошее, - одобрила я, сунула тетрадь под мышку и направилась к прилавку.
        - Ты куда? - шепотом раздалось сзади.
        - Платить, куда же еще? Все мы не без греха, а тетрадь мне нравится - разлинованная. Очень удобно.
        Когда покупка была оплачена и уложена в пакет, я ткнула им в живот Алексу, который охнул от неожиданности.
        - Держи.
        - Я думал, ты для себя.
        - В какой-то мере, - ухмыльнулась я. - У нас еще не пущен в дело театр марионеток, а все потому, что нет пьесы. Вот и займись.
        Теперь, когда ритуальные расшаркивания были позади, можно было принять подарок, что Алекс и сделал. Затем мы направились в Рождественский уголок.
        - Ты и правда хочешь, чтобы я сочинял какую-то дурацкую пьесу?
        - Только от тебя зависит, будет она дурацкой или нет, - резонно возразила я, усаживаясь рядом с Кейси. - Но об этом потом. А сейчас тебе надо подкрепиться. Бери и ешь свой гамбургер.
        Где-то за четверть часа до закрытия суматоха в уголке наконец улеглась, поток посетителей иссяк, и я отправила Мэри Энн домой, готовиться к экзамену по истории. В магазине тоже было почти пусто, а детей и вовсе не осталось, так что пора было сворачиваться. Боне, едва доживший до той минуты, когда можно будет посетить туалет, кое-как побросал детали костюма на «трон» и заковылял прочь с ворчанием, что только сказочным героям вообще не нужно облегчаться, а тем, кто их изображает, не чуждо ничто человеческое. Таким образом, я осталась совсем одна.
        - Ванда!
        Вздрогнув, я подняла взгляд. Передо мной (вернее, перед моим столом) стоял Уолтер, в элегантном сером костюме с темно-красным галстуком, в наброшенном на плечи пальто. Выглядел он просто потрясающе и, видимо, также потрясающе пах. Я задалась вопросом, как бы приблизиться к нему настолько, чтобы в этом убедиться, не нарушая своих собственных заповедей, но поняла, что лучше и не пытаться - добром это не кончится.
        Впрочем, процесс уже пошел, и остановить его было не в моих силах. Нервно оправляя тунику (на вторых ролях я подвизалась в качестве феи), я выпрямилась в кресле и изобразила любезную улыбку.
        - А вот и ты. Привет!

«Бум! Бум! Бум!» - бухало мое сумасшедшее сердце, и было, конечно же, видно, как оно сотрясает грудь. Слава Богу, я отказалась от мысли нарядиться троллем, из опасения, что это напугает самых маленьких. Хороша бы я сейчас была в меховом костюме, с парой хрящеватых ушей! И не хватало только, чтобы одно из них отвалилось в самый ответственный момент, тем более что такие мелочи происходят со мной сплошь и рядом, как по заказу.
        Однако правила светской беседы обязывали.
        - Ну и что ты тут делаешь?
        - Покупаю подарки к Рождеству.
        В самом деле, Уолтер держал в руках пару фирменных пакетов магазина.
        - Ах вот как!
        Наши взгляды встретились, и я поняла, что сейчас последует град вопросов. «Почему ты сбежала? Почему не звонила столько времени? Знала ведь, что я с ума схожу от беспокойства!» И так далее, и тому подобное.
        А вот и нет, я ошиблась. Ничего этого Уолтер не сказал, просто улыбнулся своей непостижимой улыбкой и заметил:
        - Хороший у тебя костюм.
        - Да уж, костюмчик - высший класс!
        Я содрогнулась от чуши, которую несла, и решила исправить положение, изящно опершись подбородком на руку, подобно супермодели в модном журнале, и придав взгляду загадочное выражение. Но так как при этом я не сводила глаз с Уолтера, то на добрый дюйм промахнулась локтем мимо стола и с треском приложилась лбом о клавиатуру.
        Боже милосердный! Сделай что-нибудь, ну пожалуйста! Что-нибудь внушительное, чтобы картина моего унижения изгладилась у Уолтера из памяти. Простой аневризмой аорты тут не обойтись, но я согласна абсолютно на все, даже на похищение инопланетянами!
        Между тем Уолтер, примостившись рядом со мной на корточках, встревожено поинтересовался, все ли со мной в порядке.
        - Все отлично! - заверила я с зубастой улыбкой. - Лучше и быть не может.
        Он протянул руку к покрасневшему месту у меня на лбу, и я инстинктивно оттолкнула его руку.
        - Ну-ка, большой ребенок, дай мне взглянуть. Обезоруженная, я позволила осмотреть свой лоб.
        Уолтер был теперь так близко, что и без всяких ухищрений можно было вдохнуть запах его одеколона - запах, словно специально созданный для того, чтобы свести с ума одинокую беззащитную женщину.
        Бум. Бум. Бум.
        Уж не знаю, сколько продолжался осмотр - я потеряла всякое представление о времени, - однако в конце концов Уолтер с улыбкой отодвинулся и сказал:
        - Думаю, выживешь.
        - А я что говорила!
        Вы не поверите, но я показала язык. Ничуть не обескураженный, Уолтер протянул руку, чтобы помочь мне подняться. В отчаянии я огляделась в поисках какого-нибудь запоздавшего малыша, но никто не явился мне на выручку.
        - А это что? - Уолтер указал на паровозик. - Твое служебное авто? Вижу, ты явно получаешь от жизни удовольствие.
        - Ага, море удовольствия, - хмыкнула я, заслоняясь от него скрещенными на груди руками. - Между прочим, все это мое!
        - Твое? То есть ты законная владелица паровозика и трона? Я потрясен.
        Прислушавшись к тону и не обнаружив в нем насмешки, я сочла возможным воздержаться от шпилек.
        - Да, а что? Смогла себе это позволить благодаря тем деньгам по чеку.
        - Рад, что ты потратила их с пользой. Последовала неловкая пауза, и я снова принялась взывать к Богу на предмет инопланетян.
        - Хм… Ты видишься с Элизабет? - спросил Уолтер.
        - Да. А ты?
        - В последнее время нет.
        - Это почему? - Я даже засмеялась от неожиданности. - Неужто Джек решил отказаться от своего дурацкого иска?
        - Извини, не могу делиться деталями, - осторожно ответил Уолтер. - Сама понимаешь, конфиденциальность прежде всего. Но… если вы с Элизабет подружились…
        - Это так, мы подруги, - подтвердила я, когда он запнулся.
        - Тогда советую тебе спросить у нее, что происходит.
        - Ладно, спрошу.
        Кивок. Еще одна затруднительная пауза. Я украдкой обвела взглядом «стены», окружавшие нас. Вообще-то все это были задние стенки стеллажей, мы находились в магазине, где еще блуждали поздние покупатели. А окажись мы взаправду наедине - чем бы это кончилось? Я побоялась дать волю фантазии.
        Уолтер смотрел выжидающе. Я сочла за лучшее любезно улыбнуться.
        - Ну, пора закругляться - магазин вот-вот закроется.
        - В самом деле. - Он привлек меня к себе и вопреки всем моим страхам и надеждам самым невинным образом чмокнул в щечку. - Рад был снова с тобой повидаться.
        И опять я наступила на те же грабли, на которые наступала с завидным постоянством. Ведь как отреагировала бы нормальная женщина? «Взаимно. Счастливого Рождества!» Или: «Я тоже рада, давай как-нибудь зайдем вместе выпить кофе». Пусть бы я даже сболтнула насчет заклеенной стены своей временной спальни - что поклялась не встречаться с ним, пока не сниму последнюю наклейку, то есть пока не совершу чего-то стоящего и сама себя не увижу в другом свете.
        А я не сказала ничего. Вообще ничего. Стояла как каменная, словно мне все безразлично, пока Уолтер не откланялся с мрачным видом и не ушел, понятия не имея о том, что уносит с собой мое сердце.



        Глава 9

        Чаттануга находится примерно в двух часах езды от Хейстингса. В середине декабря долгая езда доставляет мало удовольствия, особенно если ехать приходится через сельское захолустье, зато дает возможность без помех взвесить, стоило ли вообще пускаться в путь. Именно этим я и занималась - взвешивала.
        Не лучше ли бросить всю затею, вернуться, сорвать со стены наклейку с надписью
«Объясниться с Молли», смять и выбросить? Ведь никто даже не заметит ее отсутствия!
        Никто, кроме меня. Я буду знать, что струсила, а струсив один раз, смогу ли быть уверена, что не струшу снова? Как смогу сделать следующий шаг? А если не сделаю, стена так и останется в наклейках - иными словами, я никогда больше не увижу Уолтера.
        Эта мысль подталкивала меня вперед.
        Дом Молли оказался в переулке на окраине - белый, с аккуратным забором из штакетника, эдакая живописная картинка, до того совершенная, что казалось постыдным испоганить ее своим присутствием. Я остановилась на два дома раньше, вышла и неуверенно двинулась по тротуару к новой жизни Молли. Увидев во дворе две машины, впервые подумала, что она может быть замужем. Правда, в телефонной книге она по-прежнему значилась под фамилией Зейн, но в наше время не редкость оставлять за собой девичье имя. Оглядев прилегающую территорию и не обнаружив играющих детишек, я пошла увереннее, но тут же наткнулась взглядом на табличку «Осторожно, очень большая собака!». Смутно помнилось, что Молли что-то говорила о намерении завести четвероногого защитника.
        Звонок в дверь не дал результата. Казалось, дом пуст.
        Потоптавшись, я в очередной раз обозвала себя круглой дурой: нелепо было ожидать, что Молли целыми днями торчит дома в ожидании, когда я наконец соизволю нанести ей визит. Надо было предварительно позвонить, чего я не сделала, снова переоценив свое значение в жизни другого человека. Поскольку «очень большая собака» тоже ничем не выдавала своего присутствия в доме, я решила, что ее-то как раз и прогуливают, поэтому уселась на крыльцо, прижав колени к груди и обняв их руками для тепла, и приготовилась ждать столько, сколько будет нужно.
        Озирая окрестности, я пыталась себе представить новую жизнь и новую внешность Молли. Она, конечно, слегка раздалась и обрела живые краски лица (ведь именно это случается от спокойной жизни). Свои длинные рыжие волосы носит распущенными, потому что есть время и желание за ними ухаживать. Собака у нее, конечно же, ньюфаундленд, а муж - врач, скорее всего детский. Но главное, это хороший человек, и ни на лице ее, ни на теле, ни в душе не прибавилось шрамов от жизни с ним.
        Я понимала, что безбожно фантазирую, но ведь бывает же и такое!
        Внезапно у меня мороз пошел по коже при мысли о том, какие темные тени я привнесу в ее новое безоблачное существование. Вместо того чтобы напрягать ум насчет наклеек на стене, следовало составить краткий конспект речи, с которой я собираюсь обратиться к бывшей подруге. С таким косноязычием мне сроду не объяснить свое появление! Впрочем, это даже и не нужно. Ведь цель была - увидеться с Молли, что я и сделаю: скажу, что проезжала мимо, пожелаю всего доброго и буду такова. А наклеек поубавится.
        Умница. Так держать. Предъяви себя человеку, которому больно наступила на руку, когда он с трудом выбирался из личной преисподней, напомни о тех временах и поезжай по своим делам. А он пусть смотрит вслед, держась за сердце.
        Вообще-то как ты все это себе представляешь? «Привет, Молли, я тебе связала свитерок, чудненько пойдет к цвету глаз. А все, что связано с теми днями, когда тебе намяли бока по моей вине, забыто и прощено? Вот и славно!»
        На тропинке, что уходила в поля, появились две фигуры, обе женские. Они шли, держась за руки, а впереди трусило в самом деле что-то громадное, без сомнения, собака.
        Я присмотрелась. Одна из женщин была длинноволосой блондинкой, у другой, рыжей, была очень короткая стрижка. Просто ежик. Вопреки прогнозам Молли не только не раздалась, но похудела килограммов на десять - двенадцать. Ну и ну, подумалось мне. Просто классическая однополая пара.
        Итак, я превратила Молли Зейн в лесбиянку!
        Между тем «очень большая собака» заметила меня и перешла на галоп. Молли, от которой пока что укрывалось мое пребывание на крыльце, приостановилась, потом бросилась в погоню за своим четвероногим другом. Теперь было видно, что это дог, причем великолепный представитель своей породы. Очень скоро выяснилось, что он еще и на редкость добродушен: обнюхав, он безо всяких принял меня как данность, отошел к штакетнику и щедро оросил его, подняв заднюю ногу. Я с трудом приходила в себя.
        - Эй, дружище, а тебе не попадет?
        Дог покосился на меня и, вот ей-богу, пренебрежительно хмыкнул.
        - Ванда… - Подоспевшая Молли смотрела на меня во все глаза. Блондинка несколько под отстала, но уже было ясно, что она не готова принять меня так легко, как собака.
        - Да, это я. Привет, Молли!
        После короткого колебания она улыбнулась. Я успела заметить у нее на глазах слезы, прежде чем была заключена в объятия.
        - Я так рада, что ты приехала!
        Это прозвучало достаточно искренне, чтобы я немного расслабилась. Ведь что-то должно же и удаваться.
        Тем временем блондинка присоединилась к нашей теплой компании. Я сочла разумным с ходу развеять ее подозрения.
        - Привет! Я Ванда Лейн, не лесбиянка. Возможно, это было уж слишком прямолинейно, но атмосфера сразу потеплела, и моя рука была принята.
        Грета и Молли обустроили дом в деревенском стиле, и, должна сказать, мне еще не приходилось видеть столько всевозможных безделушек и милых пустячков вроде тряпичных кукол, изделий из соломки и простецкой керамики.
        - Ух ты! - вырвалось у меня. - Воображаю, сколько нужно времени, чтобы смахнуть пыль.
        Молли только улыбнулась, водружая кувшин с каким-то прохладительным напитком и граненые стаканы на стол, рядом с блюдом искусственных фруктов.
        - Ты точно такая, какой я тебя представляла по рассказам, - заметила Грета.
        Интересно, хорошо это или плохо?
        - Ну, я вас оставляю. Дам возможность всласть поболтать. - Грета чмокнула Молли в щеку, потом коротко, но тепло обняла, демонстрируя близость. - Если что, я у себя.
        С этими словами она удалилась, а Молли наполнила стаканы и села.
        - Вот, значит, как, - задумчиво произнесла я, глядя в ту сторону, куда удалилась ее подруга. - Не знала, что ты из такого теста!
        Молли промолчала, только щеки порозовели.
        - Вообще-то я ничего не имею против однополой любви! - заторопилась я.
        - Расскажи о себе, - попросила Молли. - Как живешь?
        - Отлично. Бросила этот «Восьмой канал» к чертовой матери.
        - И правильно сделала! - сказала она с чувством. - Мне всегда казалось, что тебе там не место.
        - Мне тоже.
        Наступило продолжительное молчание, во время которого материализовался и сел с нами за стол призрак Джорджа. Избавиться от него можно было только рубанув сплеча, что я и сделала.
        - По-моему, нам давно уже пора кое-что выяснить между собой. Потому я тебя и разыскала.
        Призрак лопнул, как мыльный пузырь, но хотя Молли отлично понимала, о чем речь, она не сказала ни слова.
        - Это насчет Джорджа, - зачем-то добавила я.
        - Ты права, нельзя оставлять такие вещи невысказанными, - наконец заговорила Молли. - Они лежат в памяти, как тяжелый камень.
        Я подобралась в ожидании обвинений.
        - Прости, Ванда! Я поступила мерзко, гнусно! Видела, как Джордж тащит тебя к двери за волосы, но ничего не сделала, даже не вызвала полицию!
        Моя бедная челюсть снова улеглась на грудь. Старательно взлелеянный образ разрушительницы чужих жизней разлетелся вдребезги. Но ей-богу, мне и в голову не могло прийти, будто Молли тоже может казниться тем, что в тот день оказалась не на высоте.
        - Нет, что ты! - вскричала я, опомнившись. - Ты ни в чем не виновата! Я совсем не об этом, а о том, что…
        Боже мой, Молли, это какое-то грандиозное недоразумение!
        - Мягко выражаясь, - горестно сказала она. - Я бы назвала это преступной трусостью. Бросила тебя на произвол судьбы. Просто сунула голову в песок, как страус. Смылась куда подальше.
        - И правильно сделала! - пылко заверила ее я. - Ты уже достаточно настрадалась, тебе требовалось отдышаться, пожить спокойно. Это я во всем виновата, я натащила тебе в дом дерьма!
        - Я тогда ужасно перепугалась, - призналась Молли, вытирая мокрые щеки. - Просто до смерти! Ты не представляешь, как мне совестно…
        - Не представляю и не хочу представлять, - заявила я, все больше проникаясь неожиданным поворотом ситуации. - Вина тут целиком моя, и ничего другого я не желаю слушать!
        Грета появилась бесшумно, словно вдруг материализовалась у стола. Она положила перед нами пачку бумажных платков, сочувственно улыбнулась и также бесшумно вышла. Только тут я ощутила, что тоже плачу (если честно, слезами облегчения), и схватилась за платок.
        - Хоть это и не мой профиль, Молли, - сказала я, махнув рукой вслед Грете, - но должна признаться, что в данный момент очень тебя понимаю. Мало какой мужик может быть таким душкой.
        - В этом все дело! - Молли засмеялась сквозь слезы. - Уж не знаю, что бы со мной было без нее.
        Когда слезы иссякли, носы были высморканы, а от пачки платков ничего не осталось, мы еще некоторое время посидели молча.
        - Неужели все это время тебя терзало чувство вины? - наконец спросила я, так и не в силах до конца поверить.
        - Вот именно терзало. - Глаза Молли снова наполнились слезами. - Я ела себя поедом за то, что бросила в беде лучшую подругу. Так не поступают! Надо было вызвать полицию, что-то предпринять… я не знаю, выдвинуть против Джорджа какие-то обвинения. Короче, надо было действовать, а я сбежала, как последняя свинья. Ведь он мог тебя убить, и все из-за моей бесхребетности!
        - Но не убил же, - резонно возразила я.
        - Не убил, и именно поэтому я не заела себя до смерти. Наконец-то к ней вернулось чувство юмора! Громко чокнувшись стаканами с лимонадом, мы выпили за счастливый исход. Я так и не сказала Молли, что Джордж не унялся, что он все еще бродит где-то там, планируя довести дело до конца. Мне даже удалось на время вообще выбросить его из головы. Жить намного легче, если умеешь повернуться спиной к суровой действительности.
        - Сейчас я начну обратный счет, - шелестел мягкий, вкрадчивый голос, - и когда дойду до единицы, вы откроете глаза, почувствуете себя бодрой, отдохнувшей и вспомните, что за музыка то и дело звучит у вас в голове. Итак… три… два… один!
        Мои глаза открылись. Вокруг царил полумрак, пропитанный запахом ладана. Я находилась на сеансе гипноза у некой Грейс.
        - Как вы себя чувствуете?
        - Бодрой и отдохнувшей.
        Грейс была женщиной невысокой и худощавой, тем более широкой казалась ее улыбка. Прямо-таки зияющей. Признаюсь, я не слишком доверяла ее способностям и в первый момент почему-то ожидала, что она предложит мне для релаксации вместе покурить
«травки». Даже теперь я не дала бы руку на отсечение, что в задней комнате у нее не припрятано кое-что покрепче ладана.
        - Хорошо. А теперь попробуйте идентифицировать свою музыку.
        Со вздохом я вызвала в памяти проклятую мелодию. Первые такты не заставили себя ждать, и я с надеждой прислушалась, как они нарастают. Однако кончилось все опять тем же - достигнув пика, музыка сошла на нет.
        - Ну как?
        - Никак. Может, я вам напою, а вы назовете?
        - Попробуйте.
        Я попробовала. Грейс пожала плечами.
        - Не знаете?
        - Нет, хотя, безусловно, что-то знакомое.
        - В этом-то все и дело, - горько усмехнулась я. - Ладно, сколько с меня за попытку?
        Оказалось, восемьдесят пять долларов, причем эти деньги я уж никак не могла получить назад.
        - Кстати, Грейс, вы всегда хотели быть гипнотизером? - спросила я уже на пороге, вспомнив выражение «С паршивой овцы хоть шерсти клок». - В смысле, как вы к этому пришли?
        - По совету инопланетян, - ответила она без тени улыбки.
        Ну ясное дело, как же еще. Вот что бывает, когда выбираешь имя наугад по «Желтым страницам».
        - И вы все еще с ними на связи? Тогда, может, они подскажут, что это за музыка?
        - Как? Они же не телепаты.
        - Правда? А я думала… впрочем, неважно. Спасибо, что согласились меня принять. И да пребудет с вами Сила.
        - Я просто в восторге!
        Элизабет налила два стакана молока, водрузила на стол блюдо с еще теплым шоколадным печеньем и первой схватила сразу пару штук.
        - Ну, не томи, рассказывай.
        - Эта радиостудия нравится мне все больше, - сказала она, блестя глазами и оживленно жестикулируя. - Время мне дали с девяти до трех дня и даже предоставили личный кабинет!
        - Хм… - Я макнула печенье в молоко. - Как-то неловко объедаться вкусными вещами, когда дети уже в постели.
        - Переживешь, - отмахнулась Элизабет с набитым ртом. - Это тот сорт неловкости, от которого надо избавляться сразу после появления первого ребенка, иначе так и будешь себе во всем отказывать. А спрашивается, зачем? Только в сказках мамаша всегда «сладок кус недоедала».
        Я поскорее набила рот.
        - Ну и как называется твое шоу? «Добрый доктор Айболит»?
        - А я вовсе не доктор, - объявила Элизабет. - Для психоаналитика это не обязательно. Между прочим, шоу хотели назвать «Доктор Лиззи» и ужасно удивились, узнав, что у меня нет медицинского образования.
        - Правда?
        - Угу. - Она счастливо улыбнулась. - Представляешь, Мэтт (это продюсер) сказал, что при таком умственном потенциале во мне никак не заподозришь человека без диплома. Честно говоря, я побаивалась, что это вырастет в проблему, но он не стал на этом зацикливаться.
        - Какой славный малый! - не удержалась я.
        - Иронизируешь?
        - Самую малость. Просто невозможно не заметить у тебя в голосе особых интонаций, когда речь идет об этом… Мэтта. Или у тебя уже есть что скрывать?
        - Пока нет, - смутилась Элизабет. - Но очень возможно, что скоро будет, потому что от него исходят эдакие… многозначительные флюиды.
        - Бойся флюидов, повидавший видов! - провозгласила я. - Интересно, а как же твоя теория о том, что одинокая жизнь лучше сломанной? Или это с самого начала был треп?
        - Есть еще теория насчет «никогда не говори никогда», - засмеялась Элизабет. - Все остальные помогают в обычной повседневности, и только. К тому же мы с Мэттом пока даже не начали встречаться. Просто я хочу сказать, что… открыта для новых попыток.
        - Ну, не знаю… хорошая ли это идея - с первых дней так бессовестно открыть себя для попыток босса?
        Несколько минут мы жевали и глотали в молчании, потом лицо Элизабет прояснилось.
        - Глупо отвергать идею только потому, что она не кажется хорошей.
        - Тогда выпьем за идейный подход.
        И мы чокнулись стаканами с молоком.



        Глава 10

        Наступили выходные. Джек увез обоих своих отпрысков навестить бабушку, Элизабет отправилась в Атланту с очередным визитом к Шерил, а я, раздав ценные указания Бонсу, Мэри Энн, разнокалиберным феям и эльфам (которых набралось уже изрядное количество), обеспечила себе заслуженный отдых.
        Первым моим шагом было скупить в ближайшем магазине весь имеющийся в наличии запас вредной еды - ради Элизабет я старалась подавать детям добрый пример и была уже сыта по горло яблоками, свежим апельсиновым соком и хлебом с отрубями. Вернулась с мешком кока-колы и всевозможных «марсов» и «сникерсов», прекрасно понимая, что к понедельнику обзаведусь добавочными килограммами и жестоко подкошу себе пищеварительный тракт. Что делать, за все хорошее надо платить.
        Ах да, и впервые за все долгое время я пригласила в гости старого друга Альберта.
        Вторая половина пятницы прошла у телевизора. Истосковавшись по простым радостям, я смотрела все подряд: новости, мыльные оперы, ток-шоу, даже репортаж с марафона. Наконец стало сказываться перенасыщение, и под передачу «Сосед - соседу» я ударилась в жалость к самой себе.
        Подумать только, в тридцать два года объедаюсь сладостями на чужом диване и смотрю на то, как соседи украшают друг другу дома, по чужому телевизору. А у меня самой и соседей-то никогда не было! В крайнем случае можно назвать соседкой Элизабет, но мы при всем желании не сможем разукрасить друг другу дома, потому что и дома у меня нет. Ничего у меня нет, если разобраться.
        Тут я, само собой, пустила слезу.
        Да и как не плакать над одинокой приживалкой, которой некуда податься на Рождество и остается лишь с горькой завистью смотреть по «ящику» на чужую предпраздничную суету. Это даже не слезливая мелодрама, это уже конец всему. Рука сама собой потянулась к старому другу Альберту, стоявшему нетронутым в центре журнального столика. А я-то, дура, надеялась обойтись без его поддержки!
        Два часа спустя, разрумянившись от «капельки крепкого», я смотрела «Поменяться местами» с очень, очень неприятным чувством, что попала в категорию «полный нуль» и уже никогда оттуда не выберусь. Это чувство висело на мне кандалами с чугунным ядром.
        Уснув на диване пьяным сном, я тем не менее открыла глаза с первыми рассветными лучами. Голова трещала как сумасшедшая, желудок ходил ходуном, и было совершенно ясно, что я слишком стара для таких эскапад, что у меня просто нет уже на это здоровья. Кряхтя и охая, я побросала в мусорное ведро остатки своих припасов и недопитую бутылку, вынесла ведро на улицу и вывалила все в бак, лишь чудом ухитрившись в последний момент спасти старину Альберта. В конце концов, отец был прав: бывает, что никак не обойтись без капельки крепкого. Я припрятала друга дней моих суровых в бар Элизабет, в самый дальний угол, отлично зная, что однажды возблагодарю Бога за собственную предусмотрительность.
        Итак, «марсы» и «сникерсы» перекочевали в мусорный бак, а пожар в желудке был погашен стаканом свежего апельсинового сока. Однако лучше мне не стало. Занять себя было решительно нечем. После получаса метаний по дому я отправилась в
«Уолмарт» и купила там кроссовки, ветровку с мобилизующей надписью «Тебе все по плечу!» и тренировочные штаны с двойной белой полосой по бокам. Если бы не жирок во всех местах, где ему свойственно откладываться, меня могли бы принять за ярую спортсменку.
        Утро, можно сказать, только началось, так что смело можно было выходить на свой первый забег. Я без проблем одолела подъездную аллею (метров пять), но на выходе заметила, что с ветровки свисает бирка, стала ее отрывать и зацепилась ногой за колесико мусорного бака. Только чудом удалось не ссадить обе коленки. Такое начало не внушало особых надежд.
        К счастью, мои тренировочные штаны были не только с полосками, но и с блестками, так что вполне могли сойти за модный прикид, даже в ансамбле с ветровкой. В смысле, я не выглядела как стопроцентная бегунья, так что в конце улицы, когда в груди начало хрипеть и свистеть, я благоразумно перешла на шаг. А что? Есть же такой вид спорта - ходьба, а к моему типу внешности он подходит намного больше, чем бег, пусть даже трусцой.
        Некоторое время я занималась спортивной ходьбой, по возможности избегая настоящих спортсменов, которых, оказывается, тут хватало (как-то не хотелось, чтобы пошли слухи об идиотке в блестящих штанах, у которой заплетаются ноги и похрустывают коленки). Было не так холодно, чтобы посинел нос, но и не настолько тепло, чтобы вспотеть с непривычки. Попутно я пялилась по сторонам, разглядывая окрестности. Названий улиц я не знала и потому называла каждую в зависимости от впечатления:
«Так-Себе-драйв», «Уже-Лучше-лейн» и «Очень-Мило-стрит».
        И вдруг, где-то посредине «Мило-Аж-Тошно-сквер», я увидела нечто, буквально поразившее мое воображение. Первой взору открылась лужайка, вернее, безупречно ухоженный газон, над которым курился волшебно легкий утренний туман. Однако такое видишь сплошь и рядом, но в здешнем тумане плавало слово «продается». Я присмотрелась, чтобы убедиться, что оно все-таки на чем-то написано, и против воли двинулась в ту сторону. Знак был водружен у двери гаража на одну машину. Словно во сне, я достала из прикрепленной к нему пластиковой коробки лист плотной бумаги.

«Полы из настоящего дерева».

«Камин».

«План помещений».
        Вчитываться я не стала, просто подошла к окну и прижалась носом, стараясь разглядеть что-нибудь сквозь щели в ставнях. Дом был пуст - это все, что мне удалось выяснить, но «полы из настоящего дерева» поблескивали загадочно и многообещающе. Лист я сложила до компактных размеров, спрятала в карман своих псевдотренировочных штанов и снова занялась спортивной ходьбой, теперь уже в обратном направлении. При попытках воссоздать дом в памяти перед мысленным взором являлся мой, лично мой воздушный замок, и сердце сладко трепыхалось в груди.
        Полчаса прошло в надеждах и мечтаниях, а когда я наконец поняла, что умираю с голоду, и включила чайник, чтобы развести овсянку, зазвонил телефон. Зная, что мне лучше не соваться к нему с открытым пакетиком, я предоставила инициативу автоответчику. Устройство щелкнуло, прокрутило обычную ерундистику насчет
«оставьте сообщение после сигнала», и когда я уже совсем расслабилась, послышался до боли знакомый голос:
        - Элизабет, это Уолтер Бриггс. Мне срочно нужно видеть Ванду. Если знаешь, где она, то скажи, потому что дело серьезное…
        - Ванда слушает! В чем дело? - В своем отчаянном рывке к телефону я сильно ушибла коленную чашечку. Сердце грохотало в ушах так, что брали сомнения: а удастся ли вообще что-то расслышать? И правда, ответ потерялся в этих ударах кузнечного молота. Я прижала трубку с такой силой, что в ухе хрустнуло. - Что-что?!
        - Я говорю: хорошо, что нашел тебя.
        Голос показался мне необычным. От напряжения я взялась наматывать шнур на руку и чуть не вырвала его из розетки.
        - Что-то случилось?
        - Тебе придется приехать в Хейстингскую больницу. - Тут я приглушенно ахнула. - Соизволил объявиться твой бывший муж.
        Уолтер ждал меня у главного входа. В джинсах и куртке, которую трепал свежий ветерок, с руками в карманах, он ничуть не напоминал солидного адвоката и, вообще говоря, выглядел поразительно молодо. Заметив меня, он пошел навстречу.
        - Привет! - Улыбка была такой же странной, как и голос. - Все в порядке? Здорова?
        - Как бык! - хмыкнула я, не скрывая досады (когда полчаса назад я потребовала подробностей, Уолтер заявил, что это не телефонный разговор). - Можно наконец узнать, в чем дело?
        - Поговорим внутри, там теплее.
        Он взял меня за локоть и повлек в вестибюль. Двери с легким шипением раздвинулись при нашем приближении.
        - Послушай, - сказала я, пытаясь унять дрожь, - если хочешь для начала поиграть у меня на нервах, то учти: хорошенького понемножку! Результат налицо, разве не видно?
        Вместо ответа Уолтер усадил меня в скрипучее креслице, первое в длинном, словно киношном, ряду. Сел и сам. Лицо его несколько обострилось со времени нашей последней встречи, взгляд был совершенно непроницаемым. Все это подтверждало мои подозрения, что хороших новостей ждать не приходится.
        - Должен тебе сказать, что мой друг, частный сыщик, проделал отличную работу. Выследил все-таки твоего благоверного.
        В голове у меня сменялись сцены одна другой ужаснее: поножовщина в мрачной забегаловке, сопротивление при аресте, наезд по пьяной лавочке на женщину с ребенком. Но так или иначе, кто-то пострадал настолько, что оказался в больнице. Возможно, этот кто-то боролся сейчас за жизнь.
        Наверное, я побледнела, потому что Уолтер протянул руку, в которую я судорожно вцепилась.
        - Разумеется, мы не можем быть до конца уверены, что это именно Джордж, но если это так, то он здесь, рядом.
        Теперь мне рисовались сцены ужасающего разгрома в квартире, выломанная дверь, перепуганная консьержка. Вот Джордж терроризирует ее и соседей, выспрашивая, где я прячусь…
        Уолтер что-то сказал, но я не отреагировала.
        - Ванда! - Он приблизил лицо почти вплотную к моему, встревожено заглянул в глаза. - Ты поняла? Предстоит идентифицировать тело.
        - Тело! - ахнула я, прижав руки к щекам. Бедная, несчастная миссис Фориньи!
        Да, но почему я? У нее в городе полно родственников…
        Внезапно стало очень тихо, словно весь окружающий мир затаил дыхание. До меня наконец-то, с большим опозданием, дошло. Возможно, дошло сразу, как только я услышала странный голос Уолтера по телефону, но я просто боялась поверить.
        Джордж был мертв, и это его тело мне предстояло идентифицировать.
        - Ясно.
        Мы поднялись одновременно.
        - Ты уверена, что готова к этому? - Уолтер тронул меня за плечо. - Если нужно время, мы можем…
        - Время? А как, по-твоему, к этому готовятся?
        Ничего больше не сказав, он подвел меня к регистрационному столу, выяснил, где находится морги как туда добраться, объяснил, кем я прихожусь покойному, - короче, вполне управился сам, без моего участия.
        По дороге к моргу я наконец узнала неблаговидные детали всей этой истории. Судя по всему, Джордж какое-то время мотался по штатам. Частный сыщик напал на его след в Канзасе, но снова потерял Джорджа в Миссисипи. Только три дня назад, чисто случайно, он узнал, что некто с Аляски арестован в Хейстингсе, и немедленно навел справки по своим каналам. Действительно, арестованного звали Джордж Льюис. Сутки отбыв в полиции, он был помещен в ту самую ночлежку Рэндалла П. Маккея, куда я так неосторожно сунулась в поисках Санта-Клауса. Той же ночью он умер во сне.
        Оставалось только убедиться, что данный конкретный Джордж Льюис - мой бывший муж.
        Мы спустились на несколько подземных этажей, прошли длинным, узким и невообразимо унылым переходом и оказались в помещении, стены которого сплошь состояли из железных дверец. Взявшись за одну из них, санитар вытянул полку, тоже сплошь металлическую, откинул с тела простыню, и я увидела.
        Есть такое клише: «Он был в точности таким, как я его помню!» Уж не знаю почему, но так всегда говорят о тех, кто приземлился в морге. У предъявленного мне мертвеца был характерный шрам над левым глазом (Джордж обзавелся им в драке, еще до нашего знакомства) и родинка на подбородке, немного похожая на запятую. Но этим сходство и ограничивалось. В своем холодном, одеревеневшем состоянии этот человек выглядел поразительно миролюбиво, а Джордж был каким угодно, только не миролюбивым. Просто не верилось, что смерть может изменить так кардинально.
        - Ну что, мэм? - нетерпеливо осведомился санитар. - Подтверждаете, что этот человек - ваш муж?
        - Бывший муж, - автоматически уточнила я. - Да, это он.
        - Кого-нибудь еще извещать нужно?
        - Нет.
        Это была правда: Джордж сбежал из дому еще подростком и с тех пор не поддерживал с семьей никаких отношений. Я понятия не имела, кто его родители и где они проживают.
        Неожиданно для себя я пошатнулась. Уолтер крепче сжал мой локоть.
        - Хочешь присесть?
        - Просто уведи меня отсюда! - потребовала я высоким, рвущимся голосом женщины на грани истерики, зная, что еще минута - и сползу на пол бесполезной грудой. - Ведь опознание закончено? Ну так пойдем же!
        Мы двинулись прочь, сначала по переходу, потом вверх на лифте. Миновав путаницу госпитальных коридоров, наконец оказались снаружи, во внутреннем дворике с клумбами поздних цветов, вечнозеленым кустарником и статуей Девы Марии в самом центре.
        Отыскав скамью в уголке между рододендронами, Уолтер помог мне усесться и примостился рядом. Мы оказались лицом к статуе, и я уставилась на нее, пытаясь понять, что именно чувствую. Уолтер застыл рядом в полной неподвижности и сам казался неодушевленной фигурой в этом царстве скорби.
        Не скажу, что воспоминания захватили меня, но они проплывали в памяти яркими обрывками. Джордж-ухажер покупает нам обоим выпивку в «Пеппи», отлично зная, что по возрасту мне это еще не положено. Джордж-супермен мчится по шоссе с недозволенной скоростью, а я, молодая дуреха, держу его за талию, прижимаюсь всем телом и наивно верю, что с нами просто не может случиться ничего плохого. Джордж-супруг сверлит меня взглядом, полным беспричинной ненависти и ярости.
        Оказывается, я помнила все, кто муже помнила очень живо. Как он набросился на Молли. Как мучил меня, связанную, и как я преуспела тогда в умении подняться над собственным телом и смотреть на него с недосягаемой высоты, как на чужое, - преуспела настолько, что едва сумела вернуться. Что помогло мне тогда? Да просто я поняла, что он не имеет права надо мной издеваться. Никто, мать твою, не имеет такого права!
        Теперь Джордж получил свое.
        - А ведь я думала, что почувствую себя счастливой, когда это случится…
        Голос был чужой, слова рождались сами собой, где-то очень глубоко, так что их не нужно было обдумывать, не нужно подбирать, и обращалась я не к Уолтеру и даже не к Деве Марии, с которой не сводила взгляда, а к себе самой.
        - Годами надеялась… молилась, чтобы так вышло. Может, это и нехорошо, но это правда. А теперь, когда мои молитвы услышаны, я не ощущаю не только счастья, но даже облегчения. Только печаль.
        - Конечно, печаль, что же еще? - негромко заметил Уолтер, как всегда, проявив здравомыслие. - Ты ведь когда-то любила его.
        - Если любила, то почему не могу ненавидеть? И вообще, дело не в этом! Ведь Джорджа больше нет. Где же радость по этому поводу?
        Ответа я не ждала и, в общем, не так уж в нем и нуждалась. Я ждала своего крещендо - сейчас оно пришлось бы кстати, как никогда раньше, обрело бы смысл как погребальная музыка. Мне было просто необходимо, чтобы хоть что-нибудь обрело смысл. Увы, в тот момент смысла не было ни в чем: ни в смерти Джорджа, ни в присутствии Уолтера, ни даже в статуе Девы Марии посреди холодного внутреннего дворика больницы.
        - Может, мне грустно потому, что он любил меня, - сказала я со вздохом. - Негодяй, подлец, гнусный ублюдок, садист, он любил меня. По-своему, но любил, единственный мужчина во всем мире. Смешно, правда?
        - Нисколько.
        - И вот поэтому вместо облегчения, что не нужно больше бояться и прятаться, я опечалена тем, что эта любовь мертва. Понимаешь? Мертва единственная любовь, которую мне суждено было встретить.
        Рука легла на мое плечо, обняла меня, и я наконец разрыдалась. Все слезы, пролитые мной в жизни, не могли сравниться с этим потоком и с болью, которую я при этом испытывала. Жизнь и смерть, любовь и ненависть - все это обрушилось на меня стопудовым грузом, и было страшно, что этот груз меня раздавит.
        - Ничего, - говорил Уолтер. - Ничего. Это была не последняя любовь. Придет другая.
        Когда все слезы были выплаканы, мы еще долго сидели обнявшись, пока я не ощутила, что совершенно окоченела. Я так и не переоделась тогда, только сняла ветровку. Уолтер набросил мне на плечи куртку, оставшись в поношенной футболке с надписью
«'Толлинг Стоунз". Кругосветное турне. 1986». Это заставило меня улыбнуться - значит, и в его гардеробе водились сомнительные вещицы.
        По коридорам больницы мы шли все также в обнимку. На стоянке я попыталась было снять куртку, но Уолтер меня остановил.
        - Оставь. Я заберу ее позже.
        Не в силах искать смысл в его словах, я просто кивнула, совершенно измученная этим днем. Меня только и хватило на то, чтобы опустить стекло и прошептать:
        - Спасибо…
        - Не стоит благодарности, - ответил он серьезно. - Рад, что тебе не пришлось пройти через все это в одиночку.
        - Да нет! - встрепенулась я. - Спасибо за все. Я же знаю, что со мной наплачешься. Не умею принимать помощь и заботу.
        - Ничего, обойдусь.
        - Да, и еще: ради Бога, прости!
        Уолтер кивнул, хотя видно было, что ему хочется уточнить, за что я прошу прощения. Что первой поцеловала его тогда? Что улеглась с ним в постель? Что сбежала среди ночи? Или за все, вместе взятое? Уезжать на такой ноте было бы нелепо.
        - Можно тебя кое о чем попросить?
        - О чем угодно.
        - Не бросай меня, ладно?
        Мои глаза снова наполнились слезами, которые я попыталась незаметно смигнуть, ругая себя на чем свет стоит: «Дура, вот дура! Ничего-то ты не умеешь!»
        Открыв дверцу, Уолтер потянул меня за руку с водительского сиденья, обнял и крепко прижал к груди.
        - Я и не собирался.
        Возвращалась я практически на автопилоте. Только легкий аромат, поднимавшийся от куртки Уолтера, - невыразимо родной, чудесный аромат - помогал не отключиться прямо за рулем.


* * *
        Воскресным утром я открыла глаза на диване - вопреки полному опустошению забыться сном в собственной постели мне так и не удалось, поэтому я пробралась в темную гостиную и тихонько смотрела «Мир животных». Уснула в компании акул, а проснулась среди голых бабуиновых задниц - не самое приятное утреннее зрелище.
        Первым делом я вышла к овощному магазину, порылась в груде пустых коробок из-под бананов и отобрала пару покрепче. Полчаса спустя, держа в каждой руке по коробке, я переступила порог своей квартиры.
        Эта часть Хейстингса была, как обычно, окутана загадочной дымкой, и мне невольно вспомнилось, как мы с Уолтером стояли на балконе после «первого поцелуя» и как все было тогда сложно и, в общем, тоже загадочно. Прошло-то всего несколько недель, а столько всего успело произойти…
        Отдавшись воспоминаниям, я не заметила лежащего на полу конверта, наступила на него и, поскользнувшись, лишь в самую последнюю секунду удержалась. Бросив коробки, подняла конверт. Он был обычный, для деловых писем, и на нем корявым почерком Джорджа было нацарапано «Ванде». Судя по тому, как он был помят и исцарапан, подсунуть его под дверь стоило больших усилий. Смотри-ка, а я-то думала, что утепление ни к черту, раз уж из-под двери сквозит.
        Я нагнулась за белым прямоугольником.
        - Ну и задницу ты отрастила - прямо как бампер у джипа!
        Понятное дело, это был мой старый приятель, почтальон Мэнни.
        - Имеешь что-то против больших задниц?
        - Боже упаси! Наоборот, хочу сказать, что нельзя среди бела дня стоять кверху такой роскошной задницей. Иного мужика может и удар хватить!
        - А чего ради ты приперся? По воскресеньям почту не разносят.
        - Да крутился тут на днях один поганец. Миссис Фориньи вызвала полицию, а поганец как нутром почуял, смылся до того, как копы приехали. Ну, она и попросила меня присмотреть за твоим жильем. Не самой же ей с ним связываться, как-никак женщина! Хотелось бы знать, где тебя носило все это время. Выкладывай, как на духу!
        - Да так, мелкие неприятности. Пришлось на время залечь на дно.
        - Из-за того поганца? - помрачнел Мэнни.
        - Из-за него.
        - А если он вернется?
        - Не вернется.
        - А ты, значит, вернулась? - поинтересовался почтальон. - Насовсем?
        - Нет, только за вещами. Нашла кое-кто получше этой дыры.
        - Ага. - Мэнни понимающе кивнул. - Давно надо было. Такая головастая девчонка - и в таких трущобах. - Он подмигнул и дал мне увесистого шлепка по заду. - Ты давай там, не кисни!
        Наградив его ответным тычком под ребра, я направилась было в квартиру, но обернулась.
        - Мэнни!
        - Ну, чего тебе еще?
        - Если надумаешь бросить жену, дай мне знать, ладно? Мы уже вроде как спелись, дело за малым.
        - Ух ты, вертихвостка!
        Похохатывая, почтальон вышел, а я прикрыла дверь и начала наконец упаковывать вещи.


* * *
        В тот же день, ближе к вечеру, я вышла из ванной в жилище над гаражом и задумчиво оглядела имущество, которое сочла достаточно ценным, чтобы прихватить с собой в новую жизнь. Его было не так уж много, в основном книги и репродукции картин. Все остальное я отвезла в ближайшую женскую ночлежку.
        Вытирая волосы, я переводила взгляд с одной наклейки на другую, заново оценивая еще не достигнутое.

«Сменить прическу».

«Повидаться с родителями».

«Сделать что-нибудь стоящее».

«Выяснить название музыки в голове».

«Понять, чего я хочу от жизни».

«Сказать Уолтеру».
        Дойдя до последней, я в очередной раз пожалела, что дала себе клятву не браться за это, пока не добьюсь всего остального. Ведь всего-то и требовалось - позвонить и предложить встретиться. Уолтер примчался бы молнией, схватил меня и стиснул в объятиях, щедро отдавая и ничего не требуя взамен. Боже, какое это было бы облегчение!
        Но мне тоже хотелось не брать, а отдавать, и именно поэтому следовало нести свой крест до конца.
        Некоторое время я стояла, раздираемая противоречиями, потом завалилась на постель и уставилась в потолок. Не лучше ли махнуть на все рукой и позвонить? Что, если это самое «обретение себя заново» - всего лишь расхожая чушь, которой кормят своих пациентов психоаналитики? Даже если они сами в это верят. Это вовсе не значит, что и я должна на это покупаться. А я купилась, воспользовалась этой чушью как доводом, чтобы избегать Уолтера. Но времена изменились, и мне больше не хочется ею избегать - наоборот, хочется, чтобы наши отношения развивались.
        Все, к черту наклейки!
        Вздохну наконец свободно.
        Я и правда вздохнула, но вздох был тяжелым. Сняв со стены только одну наклейку и держа телефон наготове, я стала рыться в «Желтых страницах», в разделе «Салоны красоты».
        - Я хотела бы изменить прическу.
        - Что вы предпочитаете? - задала наводящий вопрос стилистка, которой злая судьба предначертала мной заняться. Это была совсем молоденькая девчонка с розовыми волосами по имени Анна.
        - Все равно. Просто другую.
        - П-просто другую?
        Зеркало отразило испуг у нее на лице. Невольно подумалось, что клиентка, выразившая такое желание, непременно уходит в слезах, с угрозами подать в суд и паническим страхом, что волосы уже больше не отрастут.
        - Послушайте, мне действительно все равно, - сказала я, пытаясь приободрить стилистку. - Можете покрасить мне волосы в рыжий цвет, осветлить, сделать мелирование или совсем короткую стрижку, даже химическую завивку. Короче, дайте себе волю. Позабавьтесь всласть. Поиграйте со мной, как с Барби.
        - Нет, в самом деле? - Она все еще не могла поверить своему счастью.
        - Ей-богу.
        - Круто!
        - Что у тебя с волосами?!
        Пораженная Элизабет выронила сумку и во все глаза уставилась на мою голову. Она даже забыла прикрыть дверь, не говоря уже о том, чтобы представить своего спутника, высокого симпатичного мужчину, весь вид которого говорил, что он очень доволен жизнью.
        - Ничего особенного, - пожала я плечами. - Просто сменила прическу.
        - Но это же… это же «ежик»! И притом морковно-рыжий!
        Пришлось взять инициативу в свои руки.
        - Вы, должно быть, Мэтт, - сказала я, протягивая руку.
        - Значит, Элизабет обо мне упоминала! - Молодой человек расцвел еще больше, хотя, казалось, это было уже невозможно.
        Моя подруга бесцеремонным жестом собственницы обняла его за талию.
        - Мэтт, это Ванда. Ванда, это Мэтт.
        - Рад наконец познакомиться стой, о которой столько наслышан, - учтиво произнес гость.
        Признаюсь, меня настораживало его очевидное сходство с Кеном, кукольным приятелем пресловутой Барби, но, видя Элизабет такой сияющей, я решила посмотреть на этот факт сквозь пальцы.
        - Ты, конечно, уже поняла, что к сестре я не ездила, - повинилась Элизабет с видом школьницы, которую застукали в ночном клубе, когда ей полагалось склоняться над книгой в читальном зале. - Не очень-то хотелось врать, но сказать правду я была не готова.
        - Подумаешь, большое дело! Не будем об этом. Забросив кухонное полотенце на плечо, я направилась к двери.
        - Ты куда?
        - Надо же тебе проститься с сестрой.
        Немного погодя Элизабет присоединилась ко мне на кухне. Я помешивала деревянной ложкой соус, а она исповедовалась по поводу выходных.
        - Это было потрясающе! Мэтт - чудо, я просто нарадоваться не могу! Господи, я хихикаю, как первоклашка! Не хочешь меня отшлепать, чтобы выбить дурь из головы?
        - Нет, не хочу, - вздохнула я, разлила по стаканам вино и сразу ополовинила свой. - Знаешь, Джордж умер.
        - Да ты что?! Правда? - Элизабет сразу опомнилась и перестала сиять, как только что вычеканенная монетка. - Как это случилось?
        Я вкратце пересказала ей события последних дней, за исключением прощального разговора с Уолтером. Мне тоже требовалось время. Выслушав, Элизабет заключила меня в сочувственные объятия. Я высвободилась и постаралась улыбнуться.
        - Все в порядке, не волнуйся. Поначалу, конечно, было тяжело, но теперь все в порядке.
        На самом деле это было не так, но я не собиралась превращать нашу встречу в сеанс психоанализа. Некоторое время длилось молчание.
        - Главное, что все позади, - сказала я с некоторым вызовом, ощутив на себе пристальный взгляд. - Ведь верно?
        Элизабет явно приготовилась запротестовать, но в это время в дверях повернулся ключ и из прихожей послышались голоса детей.
        - Поговорим позже, - сказала она, поставила стакан и отправилась встречать своих непосед.
        Я вышла с кухни, как раз когда она наклонилась, чтобы заключить Кейси в объятия. Джек за порогом демонстративно дожидался, пока его пригласят войти.
        - Привет, Джек! - дружелюбно произнесла она, ловко взъерошив волосы Алексу, прежде чем тот успел улизнуть к себе.
        - Привет! - откликнулся ее бывший муж с заметным удивлением. - Как дела?
        - Хорошо, спасибо. Надеюсь, у тебя тоже?
        - Да, неплохо. Слышал по радио рекламу твоей новой передачи, и знаешь, мне понравилось. Думаю, отличная будет штука.
        - Хотелось бы верить. По крайней мере мне там нравится.
        - Пойдем, я тебе кое-что покажу. - Кейси потянула мать за руку. - Никогда не догадаешься, что мне подарила бабушка. Набор «Юный химик»!
        - Да что ты говоришь! - театрально изумилась Элизабет. - Буйная же у твоей бабушки фантазия по части подарков. Ладно уж, идем, показывай. - Она обернулась на ходу. - Я сейчас, а вы пока поболтайте.
        Джек озадаченно следил за тем, как они поднимаются наверх.
        - Слушай, я не видел, как она улыбается… даже и не знаю, сколько времени! - Он провел пальцами, как расческой, по своим густым волосам и с надеждой посмотрел на меня. - Похоже, работа на радио идет ей на пользу.
        - Не только работа, - тихонько заметила я. - Конечно, я не вправе разглашать чужие тайны, но рано или поздно ты все равно узнаешь. У Элизабет роман, в этом все дело. Только детям не говори - еще неизвестно, как все обернется.
        - Ах вот оно что… - Улыбка померкла, но Джек сделал над собой благородное усилие и попытался снова просиять. - Что ж, рад за нее. По крайней мере мужик-то стоящий?
        - Я видела его только мельком, но впечатление осталось вполне приличное.
        - Значит, осчастливил ее?
        - Похоже, что так.
        Возникла пауза. Я убеждала себя, что Джек сам вырыл себе яму и теперь всего лишь получает по заслугам - надо было думать головой, когда бегал за каждой юбкой, - но грустно было думать, что он оставлен за порогом как в буквальном, так и в переносном смысле.
        - Ну что ж, мне пора, - мрачно сказал он. - Попрощайся с ними за меня, ладно?
        - Ладно, - ответила я ему в тон.
        Коротко пожав мне руку, Джек вышел и скоро растаял в ночи, а я захлопнула дверь и закричала во всю мощь голосовых связок:
        - Спагетти развариваются! Ну-ка быстро тащите сюда свои ленивые задницы, не то останетесь без ужина!
        - Чтобы так над собой издеваться, надо иметь вместо мозгов коровье дерьмо! - ворчал Боне. - Морковные волосы, это ж надо! А обкорнали-то их как! На черной, как уголь, девчонке это бы еще сошло, а на белой… черт возьми, да ты как серная спичка!
        Было еще совсем рано, магазину только предстояло открыться для покупателей. Я крутанула кресло, чтобы оказаться лицом к Бонсу, и устремила недвусмысленный взгляд на его тощую темную шею, торчащую из ворота костюма, - без парика и шапки это было довольно жалкое зрелище.
        - А вы как обгорелый Санта-Клаус.
        - Не умничай, - буркнул он, поудобнее устраиваясь на «троне», где ему предстояло провести ближайшие несколько часов. - И подойди поближе.
        - Зачем это? - с понятным недоверием осведомилась я. - Что за пакость у вас на уме?
        - В жизни не видел такой неповоротливой девчонки! - рассердился Боне. - Не забывай, что мне сто лет. Я могу не дожить до той минуты, когда ты наконец соизволишь подойти.
        - Ладно, ладно, иду.
        Мне показалось, что старик что-то прячет в складках костюма. Из любопытства махнув рукой на подозрительность, я подошла совсем близко. Он тут же этим воспользовался - схватил меня и усадил к себе на колени.
        - Это еще что за выходки! - закричала я, вырываясь. - Боне! Немедленно меня отпустите!
        Куда там! Мне бы в голову не пришло, что в этом хилом старческом теле скрывается столько силы и цепкости. Я была буквально пригвождена к месту.
        - Пустите!
        - Хватит орать, - невозмутимо произнес он. - Смотри в камеру и, сделай такое одолжение, улыбнись пошире.
        - Еще чего! - рассвирепела л.
        - Ну и зануда же ты. Хочешь, чтобы я совсем выбился из сил? Их у меня не так и много, так что делай, что говорят.
        Поняв, что выбора нет, я перестала вырываться, обняла Бонса за шею и в меру своего таланта изобразила счастливую улыбку. Последовала вспышка, мой Санта-Клаус разжал тиски, и я соскочила.
        - Как вам это удалось?
        - Дистанционное управление в наши дни - простая повседневность, по крайней мере так утверждает эта кроха Кейси. Иди посмотри, что вышло.
        Взглянув на экран компьютера, я приоткрыла рот: на меня смотрела совершенно незнакомая женщина - молодая, довольная, игривая и, вот ей-богу, хорошенькая. Древний черный Санта-Клаус служил ей потрясающим фоном.
        - Так я увижу фото раньше, чем помру, или нет? - раздалось от «трона».
        - Потише вы, старый брюзга!
        Перелистав названия бордюров, я выбрала тему «Книги», проделала все необходимое и дважды нажала на «Печать». Боне так долго изучал снимки через свои бифокальные очки, что я уже начала терять терпение. Наконец он поднял взгляд на меня:
        - А теперь скажи, какой подарок ты хочешь получить к Рождеству, малышка?
        - Я бы сказала, дедуля… - прошептала я грудным, чувственным голосом Мэрилин Монро, - но боюсь, вы этого не переживете.
        - А что это там, на столике, за письмо? - спросила Кейси.
        Был вечер, в доме царила мирная семейная атмосфера том смысле, что Алекс разносил меня в пух и прах в очередной шахматной партии. Про конверт я не вспоминала с тех самых пор, как, вернувшись из своей квартиры с вещами, второпях бросила его на первую попавшуюся горизонтальную поверхность. Дети его не замечали, Элизабет из деликатности о нем не упоминала, и письмо Джорджа благополучно пылилось все это время на журнальном столике. То был непростительный недосмотр, но, с другой стороны, хорошо, что у меня было время опомниться, прежде чем предстать перед этой проблемой.
        И вот свершилось.
        - Письмо от бывшего мужа, - небрежно объяснила я и склонилась над шахматной доской, имитируя глубокую концентрацию внимания. Сделала ход ферзем. - Шах!
        - Тоже мне шах! - фыркнул Алекс.
        Я более пристально изучила расположение фигур. Верно, не шах. В шахматах я разбиралась не больше, чем сапожник в пирогах, но детям игра нравилась, и, проглотив гордость, я раз в неделю позволяла уложить себя на обе лопатки.
        - Ты хоть понимаешь, - сказала Кейси, не сводя взгляда с конверта, - что рано или поздно его придется распечатать?
        - Не могла бы ты хоть пять минут для разнообразия побыть двенадцатилетней? - вздохнула я. - Скажем, забиться в уголок и поиграть в Барби?
        - Что?! - На лице девочки отразилось глубокое отвращение. - Во-первых, в двенадцать лет Барби - пройденный этап, а во-вторых, я не забыла, как кто-то высказывался насчет этой куклы. Это когда я сказала про печень или почки в кукольной колясочке.
        - Как же, как же! - хмыкнула я. - А я заметила, что ты становишься чересчур остра на язык.
        И сделала ход слоном. Все еще не шах, но хоть по правилам.
        - Если ты не в силах, я могу распечатать за тебя, - не унималась девочка.
        Я не удержалась от нового вздоха: что бы там, в конверте, ни было, Кейси в ее нежном возрасте не стоило этого видеть. Это могло быть письмо, полное самых грязных выражений, или даже миниатюрная бомба.
        Хотя бомба - это уж слишком. У Джорджа для этого маловат умственный потенциал. Скорее уж письмо, к тому же малогабаритное. Конверт был для него, мягко выражаясь, великоват. Оно там болталось, как дерьмо в проруби.
        Что-нибудь гнусное, но безвредное. Почему бы, в самом деле, Кейси его не открыть? Она откроет, я загляну, и если то, что находится в конверте, мне не понравится, попрошу все это выбросить в ведро, а ведро вынесу. Таким образом, мне не придется даже прикасаться к конверту.
        - Ну хорошо, распечатай.
        Тем временем Алекс «съел» моего слона ладьей.
        - Шах и мат!
        - Что?! - Я вытаращила глаза на доску. - Как так?! В ответ он указал по очереди на свою ладью, коня и моего загнанного в угол короля.
        В самом деле, шах и мат, ничего не попишешь.
        - Вот дерьмо! - Я спохватилась, что снова подаю дурной пример. - Пардон! Я хотела сказать: вот незадача!
        - С чего это вдруг ты вздумала извиняться? - удивился парень. - Мама только и делает, что ругается.
        - Не только. И потом, в вашем присутствии она старается сдерживаться. Ну, а у меня и без того суровая планида, не хватало еще, чтобы Небеса покарали меня за развращение юных умов!
        - Там внутри подвеска!
        Глаза мои снова полезли из орбит, а Кейси уже вытаскивала из конверта за цепочку что-то круглое. Видя, что я подхожу, она вытянула руку в мою сторону. Я едва удержалась, чтобы не отпрянуть.
        - Что это? - полюбопытствовал Алекс.
        Не прикасаясь к медальону, я прочла надпись, идущую по кругу.
        - Святой Эразм…
        Как это там говорится? «Или мир полон самых неожиданных совпадений, или такой штуки, как совпадение, вообще не существует».
        - Ты что, Ванда? - встревожилась Кейси, глядя на мое, видимо, побледневшее лицо.
        - И это все, что там было? - придушенным голосом спросила я.
        - Все. Хочешь, помогу застегнуть?
        - Нет.
        - Как, ты не наденешь?
        Надену ли я? Надену ли медальон со святым Эразмом, дар от бывшего мужа, законченного ублюдка и к тому же мертвеца?
        - Не сейчас, - сказала я, стараясь не клацать зубами. - Сделай одолжение, верни эту штуку в конверт.
        - Пожалуйста.
        Кейси сунула медальон назад, закрыла конверт и бросила на столик, а сама плюхнулась на мое место за шахматной доской.
        - Сыграем? Я тебя в два счета обставлю.
        Алекс со снисходительной усмешкой начал расставлять фигуры. Как только игра началась, я взяла конверт двумя пальцами за угол, стараясь свести контакт к минимуму.
        - Ребята, скажите маме, что я решила прокатиться.
        Ответом был двойной невнятный звук - дети с головой ушли в партию. Тем лучше для меня. Я вынесла конверт к машине (с отвращением, как дохлого паука), бросила на заднее сиденье и направилась в церковь Святого Бенедикта.



        Глава 11

        - Мне очень неловко, отец мой, но я все еще не католичка.
        Шуточка приелась даже мне самой, но согласитесь, трудно каждый раз придумывать новую. Хотя на дорогу до церкви у меня ушло минут двадцать, в голову так и не пришло ничего хлесткого. Оставалось надеяться, что отец Грегори все-таки строже судит отсутствие характера, чем вялость ума.
        - А, Ванда! - заметно обрадовался он. - Все еще не католичка? Ну а в остальном есть сдвиги? Удалось сделать что-нибудь стоящее?
        Я пожала плечами, но тут же вспомнила, что нас разделяет частая решетка. Хочешь не хочешь, приходилось отвечать. Наклейка насчет стоящего по-прежнему болталась на стене, в компании четырех других: «Выяснить название музыки в голове», «Повидаться с родителями», «Понять, чего я хочу от жизни» и, конечно же, «Сказать Уолтеру». Но и сдвиги имелись.
        - Я сменила прическу.
        - Для начала неплохо.
        - А мой бывший муж умер.
        Наступило долгое молчание. Понимая, что такую новость требуется переварить, я запрокинула голову и углубилась в изучение церковного свода. Это был настоящий шедевр, сложная система кружевных арок и красочной росписи, все очень светлое и воздушное, так что невольно возникал вопрос, кто и каким образом содержит это в чистоте.
        - Я скорблю о вашей потере, - наконец раздалось из-за решетки.
        - А я нет! И не потеря это вовсе, а счастливое избавление, о котором я мечтала годы и годы. Вот только никакого счастья я почему-то не испытываю, разве что пустоту в душе. Поначалу еще была печаль, но она вскоре рассеялась, а на ее месте ничего не возникло - вообще ничего. Чувство такое странное… знаете, как когда зуб уже вырвали, а заморозка все не проходит, и ощущения притуплены. Странно, правда? Я думала, буду очень живо ощущать, что наконец свободна.
        - А вы его простили?
        - Само собой.
        - И могли бы помолиться за его душу?
        - Да пошла его душа к чертовой матери!
        Выкрик породил под сводами слабое эхо. Ну кто меня опять тянул за язык?!
        - Ох! Скажите, отец мой, нет ли святого, который помогает держать рот на замке?
        - Ради вашего блага готов перерыть все церковные фолианты, - засмеялся священник.
        Еще некоторое время прошло в мирной тишине. День был воскресный, и наверняка кто-то еще был не прочь посетить исповедальню, но спешка была ни к чему - я еще даже не приблизилась к сути дела.
        Наконец за решеткой послышался шорох.
        - Вот что я вам посоветую, Ванда. Идите домой и хорошенько поразмыслите. Постарайтесь найти в душе хоть крупицу милосердия к покойному, и если найдете, приходите снова. Тогда и поговорим.
        - А если не найду?
        - В таком случае могу вас только пожалеть. Прощение - единственный способ забыть плохое, иначе оно последует за вами, куда бы вы ни пошли. Не даст начать все заново, сколько ни старайтесь.
        - Послушайте, отец Грегори, а нельзя ли со мной как-нибудь помягче? Хотя бы для разнообразия!
        - Те, с кем нужно помягче, идут к психоаналитику. Ну, ясное дело. Я вытерла мокрые щеки.
        - Отец Грегори!
        - Что?
        - Помните свой совет насчет медальона со святым Эразмом?
        - Как не помнить.
        - Так вот, я его получила.
        - В каком смысле - получили?
        - Получила от бывшего мужа. Он, знаете ли, обзавелся им незадолго до смерти, ублюдок проклятый! И пропихнул в конверте мне под дверь.
        Пару минут я слышала внятное дыхание с другой стороны решетки, но и только. Ни слова в ответ.
        - Я все думаю, как он мог догадаться?! Он же отлично знал, что я не католичка! С чего вдруг такая идея… и так в точку?!
        - Кто знает… - Священник поерзал на сиденье. - У всех у нас бывают моменты озарения.
        - Что за чушь! - разозлилась я. - Какого еще озарения? Божественного, что ли? Хотите сказать, что на этого урода снизошла благодать Божья, прежде чем он откинул копыта?
        - Почему бы и нет? В сверхъестественные способности я не верю, а вот в благодать Божью…
        - Рада за вас, - едко заметила я. - Лично я верю в целую кучу разных штук. Где уж мне разобраться, что к чему!
        - Вот тут вы правы, - неожиданно согласился священник. - Это и есть самое трудное - понять, во что следует верить, а во что совсем не обязательно.
        Внезапно я ощутила, что сыта по горло нашей духовной беседой, и в приступе клаустрофобии, кое-как простившись, выскочила глотнуть свежего воздуха. Шагая к автостоянке, я ломала голову над тем, как теперь быть, что предпринять. Конверт по-прежнему валялся на заднем сиденье, и святой Эразм, покровитель всех заблудших, так и оставался внутри.
        - Ну ладно, - обратилась я к нему, поворачивая ключ зажигания. - Сейчас я просто поеду, а ты направляй, и если из этого что-нибудь получится, так и быть, не спущу тебя в сортир.
        Молли опять не было дома, и ворота оказались заперты. Обойдя ограду по периметру, я уселась у задней калитки, праздно разглядывая дали. Вскоре откуда-то выбрел дог (между прочим, по имени Гольф - так Грета увековечила величайшую страсть своей жизни, помимо Молли). Заметив меня, он неспешно приблизился и прилег с другой стороны калитки. Лучшей компании на данный момент было не придумать.
        Медальон оставался на прежнем месте. Я так и не прикоснулась к нему, просто не могла себя заставить. Противно было думать о том, что Джордж, быть может, купил его в надежде обратить меня в католичество и тем самым получить пропуск в рай, на который не имел никаких прав.
        Еще противнее было, что он в самом деле попал в точку. Что это было - проблеск интуиции? Или одна из тех Божьих шуточек, о которых то и дело слышишь в комедиях, - щелчок по носу за то, что заигрывала со священником в исповедальне?
        - Как думаешь, Гольф, какая теория верна? Что мир время от времени свертывается в точку и тогда все возможно? - Я просунула пальцы в ячейки решетки и почесала за ближайшим из двух громадных торчащих ушей. - Или что жизнь - сплошная цепь случайных совпадений? Или что все заранее предопределено?
        Дог испустил один из тех вздохов безмерного удовлетворения, которые словно говорят: «Какая разница? Мы, собаки, так глубоко не копаем. Нам и так хорошо».
        Молли и Грета подъехали примерно полчаса спустя, и я помогла им перенести в дом бесчисленные пакеты из супермаркета. Потом мы уютно посидели за чаем.
        - Так он точно умер? Ты уверена?
        Молли все никак не могла проникнуться этой необъятной новостью. Мне подумалось, что она немного завидует: ее-то муж находился в добром здравии, хотя и в тюрьме. Более того, через два года ожидался пересмотр дела, и он вполне мог быть досрочно освобожден.
        - Разумеется, уверена. Я же идентифицировала тело. Он выглядел мертвее мертвого.
        Молли кивнула. По-моему, для нее это оказалось еще большим потрясением, чем для меня. Наверняка она тоже истово желала Джорджу поскорее окочуриться, а когда такие желания сбываются, человек винит себя, даже если это был распоследний ублюдок.
        - Проблема в том, что я ничего в связи с этим не чувствую, - призналась я. - Правда, поначалу было жутко неприятно и все такое… во всяком случае, первые минут пять. А потом - ничего.
        Тут я заметила, что Молли не поднимает взгляда от своих рук. А Грета смотрела на меня полными слез глазами. С ума сойти! Ведь она даже никогда не видела Джорджа. Трудно, наверное, жить, будучи такой чувствительной.
        - Ну и вот, - продолжала я, чтобы заполнить возникшую паузу, - речь о том, что я же его любила… когда-то. Он был дерьмо дерьмом, но довольно долго я любила его. А раз так, то почему сейчас я ничего не чувствую? Я что, совсем бесчувственный человек?
        - Вот уж нет, - возразила Грета сквозь слезы. - Просто сейчас ты в ступоре, а в ступоре все чувства притуплены. Когда он пройдет, ты почувствуешь, и еще как.
        - И когда же, по-твоему, он пройдет, этот ступор? Я интересуюсь, потому что хочу уже поставить на всем этом точку и жить дальше. Получается, что и после смерти Джордж имеет надо мной власть. Висит на моей жизни тяжким грузом. Куда ни повернусь, везде он и наше прошлое… - Поймав себя на том, что фактически цитирую отца Грегори, я оборвала монолог, а потом все же добавила: - Наверное, придется найти в себе хоть крупицу милосердия и… простить его.
        - Я понимаю, о чем ты, - сказала Молли, вскинув голову. - Думаешь, получится?
        - Понятия не имею, - хмыкнула я. - Я не знаю, можно ли простить такое. К примеру, ты простила своего за все, что он натворил? И будешь ли впредь прощать, если что?
        - Впредь не знаю, но за прежнее… да, простила.
        - И сколько тебе на это потребовалось времени?
        - Пять лет.
        - Пять лет! - Я воздела руки к Небесам. - Но Господи Боже мой, я не хочу тратить на это целых пять лет! Я не так молода.
        - У меня есть идея! - провозгласила Грета, поднимаясь из-за стола.
        Территория палаточного лагеря была почти пустой (середина декабря в Теннеси - не самое лучшее время для выездов на природу), так что места было сколько угодно, только выбирай. Стоило приличного труда выгрузить из машины Молли все, что мы с собой привезли: палатку, три спальных мешка, три надувных подушки, дрова, провизию, Гольфа…
        Еще были две коробки: одна Молли, другая моя.
        Пока мы с Молли ставили палатку под снисходительным взглядом дога, Грета разводила костер. Ее детство и юность прошли в диких местах Монтаны, так что можно сказать, из нее получился настоящий первопроходец. К тому времени как мы управились с раскладкой спальных мешков, сумрак и холод отступили перед весело потрескивающим пламенем.
        По дороге мы заезжали в «Уолмарт», где я обзавелась плотной фланелевой рубашкой, брюками, шерстяными носками и походными ботинками. В таком наряде каждый ощущал бы единение с природой. Это ощущение не было чуждо и мне - до определенной степени. К примеру, если бы к костру приблизился пусть даже мелкий представитель этой самой природы, признаюсь, я с воплем укрылась бы за Гольфом, так что на всякий случай сразу устроилась к нему поближе.
        Тем временем Грета продолжала священнодействовать у костра: она извлекла из наших запасов топлива груду мелких веточек и соорудила на периферии костра что-то вроде вороньего гнезда. Сидя на бревнах, низким срубом окружавших кострище, мы с Молли поглаживали Гольфа и наблюдали за ней.
        Когда веточки задымились, Грета достала несколько штук и принялась махать ими в воздухе - возможно, это был некий первопроходческий ритуал, во имя языческих богов. Если она что-то и говорила, то треск костра и басовитый собачий храп заглушали слова. Я полюбопытствовала у Молли, зачем нужен сушняк.
        - Это не сушняк, а сухая полынь, - хмыкнула та, глядя на Грету с очевидной гордостью. - Она расчищает пути для позитивной энергии.
        - Для чего, для чего? - Я не поверила своим ушам.
        - Для позитивной энергии, - спокойно повторила Молли. - Древнейший обряд американских индейцев, что-то вроде европейского курения ладана.
        - А она разве из аборигенов?
        Вот уж не подумала бы. Хрупкая белокурая Грета скорее напоминала уроженку Скандинавии.
        - Совсем не обязательно быть аборигеном, чтобы верить в индейские обряды, - пожала плечами Молли. - Все на свете в конечном счете - вопрос веры.
        Тем временем Грета переместилась на другую сторону костра и теперь почти не была видна за пляшущими языками пламени.
        - Чем она там занимается?
        - Заклинает четыре стороны света. Это завершающая часть обряда, и когда все будет сделано, зло не сможет нас потревожить.
        - Сказать по правде, - заметила я, запуская руку в пакет кукурузных хлопьев, - все это не внушает мне ни малейшего доверия. По-моему, просто глупость.
        - Я тоже так думала, когда Грета взялась чистить наш будущий дом. Представляешь, от комнаты к комнате! Но так или иначе, с тех пор я не ощущала в нем и намека на негативную энергию.
        Я уже готова была съязвить, поинтересовавшись, а как именно эта энергия ощущается и нельзя ли это ощущение перепутать с обычным несварением желудка, однако придержала язык. В самом деле, их жилище дышало миром и покоем. Возможно, и мне стоило прихватить домой немного сухой полыни.
        Покончив с манипуляциями, Грета подсела к нам.
        - Вы уже решили, кто первый?
        Переглянувшись с Молли, я вздохнула и потянулась за своей коробкой.
        - Ну и что мне делать?
        - Отпусти его.
        Новый вздох вырвался сам собой - что, черт возьми, означает «отпусти его», когда стоишь перед пылающим костром с коробкой, полной всякой всячины? Взять подлинные личные вещи Джорджа мне было неоткуда, поэтому, согласно указаниям Греты, я купила то, что, по идее, должно было его воплощать. Открыв коробку, вытащила лежавшую сверху майку с «харлеем».
        - Джордж!.. - начала я и запнулась, чувствуя себя полной идиоткой.
        От костра веяло палящим жаром, и мне сразу же обожгло лицо. Немного отступив, я покосилась на своего духовного инструктора:
        - Слушай, все это так нелепо…
        - Позволь мне начать. - Грета встала, взяла у меня из рук майку и ободряюще мне улыбнулась.
        Я охотно предоставила ей инициативу.
        - Джордж Льюис! - воззвала она, поднимая майку на вытянутых руках. - Это я, Ванда, и я отпускаю тебя на волю!
        Майка полетела в пламя, которое ярко полыхнуло, жадно пожирая краску рисунка, а затем опало до прежнего.
        - Дальше!
        Я выудила из коробки порнографический журнал, но вместо того, чтобы протянуть его Грете, швырнула в огонь сама со словами: «Джордж Льюис! Это я, Ванда, и я отпускаю тебя на волю!»
        Некоторое время пламя листало журнал, предлагая нашим взорам голые тела и тут же их обугливая.
        Странное дело, мне становилось все лучше по мере того, как предмет за предметом превращался в пепел. Процесс захватывал. Наклейка на задний бампер «Не нравится, как я езжу? Позвони 1-800-ЖРИДЕРЬМО!». Брикет жевательного табака (его бы следовало сначала вынуть из пластмассовой упаковки, потому что вонь пошла жуткая). Серьга в виде черепа с костями (эта сгореть, конечно, не могла, но я просто обязана была сделать хотя бы символическую попытку). Ей-богу, я ощущала, что и сама обретаю свободу, дышать становилось все легче, а пустота в груди таяла. И я дала себе слово: даже если завтра проснусь в том же невнятном состоянии, что и сегодня утром, все равно буду благодарна судьбе уже за этот короткий период облегчения.
        Судьбе и Грете.
        Коробка почти опустела. Теперь там оставались только медальон со святым Эразмом и бутылка любимого алкоголя Джорджа, виски «Джим Бим».
        - Джордж Льюис! - сказала я, доставая оба предмета. - Это я, Ванда, я отпускаю тебя на волю и спасибо за эти дары! - Передала бутылку Молли, подмигнув: - Разопьем за его освобождение. - Медальон я протянула Грете: - По-моему, сначала нужно тебе его взять. Ты же сможешь очистить его от негативной энергии?
        Она молча подняла пучок веточек, дымящихся горьким ароматным дымком.
        Затем настала очередь Молли, а когда все было кончено и обе наши коробки обратились в пепел вслед за своим содержимым, мы уселись перед костром, глядя в гаснущее пламя, попивая «Джим Бим» из пластиковых стаканчиков и обмениваясь подробностями историй своих жизней. В числе прочего я узнала, что склонность к однополой любви имелась у Молли задолго до того, как Джордж поднял на нее руку; что Грета занимается живописью и изготовлением бижутерии, выставляет все это на продажу в местных лавках и в общем-то неплохо зарабатывает; что Молли теперь работает независимым консультантом по маркетингу.
        Узнав, чем теперь занимаюсь я, обе выразили желание сфотографироваться в компании моего черного Санта-Бонса.
        - Вот и правильно! - обрадовалась я. - Он будет счастлив подержать вас на коленях.
        Глубокой ночью, лежа в спальном мешке рядом с двумя лесбиянками и громадным догом, я уснула самым крепким и спокойным сном за бог знает какое долгое время. Мне снилось что-то легкое, приятное, и проснулась я тем же (то есть совершенно новым) человеком.
        Во время обратного пути мысли мои неслись галопом, как пришпоренные лошади, и если бы не медальон со святым Эразмом, что красовался теперь у меня на шее, мне бы сроду не добраться домой целой и невредимой. Однако святой честно выполнил свои обязанности штурмана.
        Дома царила семейная идиллия. Элизабет читала, устроившись в гостиной на диване, Кейси, расположившись на ковре, тыкала отверткой в развороченную, с торчащими потрохами игровую приставку.
        При виде меня обе подскочили.
        - Ну, спасибо! - сердито сказала Элизабет. - Неужели нельзя было позвонить? Чего я только не передумала! - Для начала она меня обняла, потом чувствительно ткнула под ребра. - Не вздумай больше исчезать - убью, и все! Я чуть в полицию не позвонила, честное слово!
        - Прости, ради Бога. Мне и в голову не пришло…
        - Было бы куда приходить! - смягчаясь, хмыкнула она. - Заруби на носу, что когда уезжаешь, принято давать о себе знать.
        Я виновато улыбнулась, не зная, как еще оправдаться. Человеку, который давно привык полагаться только на себя, в самом деле не приходит в голову, что кто-то может не находить себе места от беспокойства лишь потому, что этот человек исчез на сутки.
        - До полиции дело не дошло, но Уолтеру я позвонила. - Элизабет направилась на кухню и поманила меня за собой. - Думала, может, ты осталась на ночь у него. Теперь он тебя повсюду разыскивает, прямо с ног сбился. Мы все же тут нормальные люди, с нервами.
        - Боже мой! - только и сказала я, хлопнув себя по лбу. Ну что за неисправимая дурища!
        - Ты можешь искупить свою вину, - тоном змея-искусителя проговорила моя подруга. - Позвонишь ему, успокоишь…
        - Нет уж, позвони ты. Скажи, что я уже дома.
        С этими словами я выскочила из кухни под предлогом, будто хочу поздороваться с Кейси.
        - Привет! Что, опять доконала свою игрушку?
        - Привет! - буркнула девочка, не поднимая глаз от торчащих электронных потрохов.
        Было очевидно, что она на меня дуется. Я приблизилась, стараясь не наступить на разложенный инструмент и какие-то детали. Присела рядом, шутливо подтолкнув Кейси плечом.
        - Я же извинилась! Честное слово, больше так не буду. Голова у меня совсем без мозгов. Понимаешь, мне нужно было кое в чем разобраться и…
        - Мы тут чуть с ума не сошли, - сказала девочка, слегка приподняв голову. - Не знали, что и думать.
        - Я больше не буду, - повторила я, как распекаемая первоклашка.
        - Вдруг бы ты умирала в разбитой машине где-нибудь под откосом!
        - Я больше…
        Сдвинув очки на нос, Кейси пронзила меня взглядом, пытаясь понять, насколько искренне мое раскаяние. Должно быть, решив, что было достаточно искреннее, стиснула меня в объятиях. Я с нежностью прижала к груди это хрупкое двенадцатилетнее тело. Высвободившись, девочка вдруг пребольно ущипнула меня за руку.
        - Это чтоб помнила. - Она наконец соизволила улыбнуться. - Алекс у себя. Он сделает вид, что ни капли не беспокоился, но все равно пойди и скажи, что с тобой все в порядке.
        Уже давно мне чертовски хотелось взъерошить ей волосы, и я позволила себе это, прежде чем направиться на второй этаж. Дверь в комнату Алекса была плотно прикрыта. Постояв и полюбовавшись на эти крепостные врата, я осторожно поскреблась в святая святых.
        - Это я, Ванда.
        Последовали шумы и стуки, потом раздалось: «Заходи!» До сих пор мне не приходилось бывать в комнате подростка, поэтому я отворила дверь с некоторой опаской. Алекс сидел на кровати по-турецки, привалившись спиной к баррикаде из подушек. Вид у него был скучающий, но я заметила ручку на полу, пару скомканных листков под кроватью и угол тетради, торчащей из чересчур поспешно закрытого ящика стола. Просто невозможно было удержаться от улыбки.
        - Я только хотела довести до твоего сведения, что добралась домой без проблем.
        - Так я им и говорил, - пожал плечами Алекс, - но женский пол вечно суетится.
        Ну конечно, женский пол. Я воздержалась от дальнейших улыбочек, присела на край кровати и бросила многозначительный взгляд на торчащую тетрадь.
        - А ты, я вижу, все-таки занялся бумагомаранием. Пойманный с поличным, парень растерялся, однако быстро справился с собой.
        - Ну, занялся, а что такого?
        - И есть успехи?
        - Мм…
        - Может, почитаешь?
        Он резко выпрямился, но и только. На этот раз обошлось даже без мычания.
        - Или я сама могу прочесть… потом.
        Едва заметный кивок. Я сочла, что хватит мучить начинающего автора, и встала.
        - Извини, что заставила вас тревожиться.
        - Лично я и не думал!
        - Ну и отлично.
        Уже у двери я услышала негромкий оклик, повернулась и увидела, что Алекс протягивает мне тетрадь:
        - Вот. Это пьеса для твоего дурацкого театра марионеток.
        - Удачная?
        - Малолеткам понравится.
        - Но одной мне не справиться, - сокрушенно заметила я. - У меня никакого режиссерского дара. Не поможешь поставить свою пьесу к Рождеству?
        Неопределенное движение плеч. Пришлось снова устроиться на краю кровати.
        - Слушай, парень, пока до тебя дойдет, с тобой потратишь уйму времени, а жизнь коротка. Послушай доброго совета: если что-то для тебя имеет значение, просто признай это и держись за него крепче. По крайней мере если вдруг завтра тебя собьет автобус, умрешь с сознанием, что хоть раз, хоть от одной стоящей вещи не отмахнулся ради того, чтобы показаться круче.
        - Ну и ну! Ты что, к старости ударилась в поучения?
        - Вот ты и сделал первый шаг, - засмеялась я. - Высказываться прямо - тоже штука стоящая. А теперь вернемся к исходному вопросу. Пьеса, которую ты написал, хоть что-то значит для тебя? Если да, помоги ее поставить. Я прочту пьесу сегодня же, и давай договоримся, что после уроков ты будешь заходить ко мне в уголок. Думаю, мама не станет возражать.
        - Конечно, нет.
        Тут я вторично направилась к двери и даже уже почти закрыла ее за собой, когда последовал новый оклик.
        - Ну что еще?
        - Хорошо, что ты дома.
        - Еще как хорошо!
        Закрыв тетрадь, я некоторое время удовлетворенно разглядывала потолок. Парень оказался прирожденным писателем. За исключением десятка грамматических ошибок и нескольких не слишком гладких оборотов речи, пьеса была на редкость удачной - умная, веселая, с яркими персонажами и живыми диалогами.
        Одно слово, писатель.
        Еще раз пробежав глазами наиболее удачные места, я любовно погладила тетрадь по глянцевой обложке.
        - Кто бы мог подумать…
        Тут взгляд мой сам собой потянулся к стене, где все еще красовалось несколько желтых квадратиков. «Повидаться с родителями». «Сделать что-нибудь стоящее».
«Выяснить название музыки в голове». «Понять, чего я хочу от жизни». «Сказать Уолтеру».
        Несколько минут я изучала этот набор, бессознательно поглаживая тетрадь, потом сняла искомкала наклейку с надписью «Сделать что-нибудь стоящее». Комок отправился в мусорную корзину, а я выключила свет и уснула, так и не расставаясь с тетрадью, улыбаясь во сне.



        Глава 12

        Целый час после возвращения домой я провела, лежа пластом на кровати. По мере приближения праздников дела в Рождественском уголке набирали темп и уже грозили выйти из-под контроля. Паровозик водили все посменно, и все равно к вечеру отваливалась спина и подкашивались ноги. Веки были словно налиты свинцом, даже ресницы ощущались усталыми.
        Но хуже всего было то, что я без конца слышала проклятый музыкальный отрывок.
        В дверь постучали.
        - Войдите… - простонала я, не поднимая головы. Кейси вошла, толкнув дверь ногой, поскольку руки у нее были заняты подносом. На подносе красовались два стакана молока и большое, прикрытое полотенцем блюдо. Запахло еще теплым шоколадным печеньем. Мне сразу стало намного лучше.
        - Ты - самый расчудесный ребенок под этим солнцем!
        Мы взяли по стакану, устроились на кровати друг против друга, вокруг подноса с печеньем, и дружно предались чревоугодию, не затрудняясь вежливой беседой - всему свое время.
        Где-то на пятом печенье я начала наконец обращать внимание на окружающее и заметила, что Кейси напевает.
        Прислушалась. Это был мой злополучный мотивчик.
        - Это еще зачем?
        - Что зачем? - рассеянно переспросила девочка (на верхней губе у нее были белые усики от молока - очень трогательное зрелище).
        - Зачем напеваешь? Мне хватает этой музыки и в голове. - Я вдруг встрепенулась, исполнившись надежды. - Или ты где-нибудь это слышала?
        - В том-то и дело, что нет.
        - В каком смысле?
        - В каком, в каком! Неужели не ясно? - Она воздела руки в жесте театральной капитуляции перед непонятливостью взрослых. - Я переслушала все, что только удалось найти: Вагнера, Берлиоза, Чайковского! Ходила в музыкальный салон, бегала по друзьям и знакомым, обращалась даже к их родителям. И ничего! У Британи отец играет в филармонии, так я ему напела, и он тоже не узнал! Короче, полный провал. Я не могу тебе помочь, прости.
        Я вздохнула. Закусила губу.
        Что можно сказать на такое?
        Уставившись на плавающие в стакане с молоком крошки, я долго смотрела на них, пока они не расплылись у меня перед глазами. Сквозь слезы взглянула на детское лицо, полное ангельского непонимания собственной безмерной доброты.
        - Спасибо…
        - В чем дело? - удивилась Кейси.
        Я попыталась справиться с собой, но слезы теперь уже катились по щекам.
        - Ни в чем… я только… чтобы кто-то… ради меня… Я бросилась в ванную, оторвала от рулона побольше бумажных полотенец, вытерла лицо, высморкалась и сочла наконец возможным вернуться.
        - Вы, взрослые, такие странные, ей-богу, - высказалась девочка. - Что такого особенного я сделала? Ты же почти член семьи!
        - Хватит! - взмолилась я, понимая, что сейчас последует новый фонтан слез. - Ты что, хочешь сжить меня со свету?
        - Вот я и говорю, странный вы народ, взрослые, - философски заметила Кейси. - Чуть что - в слезы.
        - Да, мы такие, - согласилась я, улыбаясь дрожащими губами. - Не смотри так, ничего страшного не происходит. Я не рассопливилась и не спятила, просто… - Слезы набежали снова, но на этот раз мне все же удалось сладить с расшалившимися эмоциями. - Просто я люблю тебя, вот и все!
        - Ах это. - Кейси рассмеялась, прыгнула на мою сторону кровати, повалила меня и стиснула в объятиях. - Я тоже люблю тебя. И что тут особенного?
        Отвечая на ее объятия, я вдруг испытала первый в своей жизни момент сокрушительной, безрассудной, всеобъемлющей любви, которую свойственно испытывать только родителям к детям. Это было как удар молнии, как ослепительная вспышка, мощная сила, подчинившая себе все остальные чувства. В этот миг я не колеблясь встала бы на пути несущегося экспресса в попытке заслонить Кейси собой. Не раздумывая, я убила бы любого, кому взбрело бы в голову причинить ей вред. В этот миг я знала, что не перестану любить ее, сколько бы ошибок она ни совершила, с каким бы уродом и неудачником ни укатила от меня на мотоцикле.
        Ну как тут было удержаться от слез! Я поспешно бросилась к сильно похудевшему рулону бумажных полотенец.
        - Это слезы счастья!
        - Да? Ну тогда ладно. Тогда, значит, с тобой все в порядке.
        Слова Кейси заставили меня призадуматься. Когда девочка понесла поднос к двери, я поднялась ее проводить.
        - А знаешь, ты права, со мной действительно все в полном порядке.
        Когда Кейси ушла, я снова легла на постель и обратила взгляд к четырем наклейкам, упрямо торчавшим на стене. Сияла ту, где значилось «Повидаться с родителями», и долго смотрела на нее, удивляясь тому, что несколько простых слов могут иметь такое громадное значение.
        Однако цель еще не была достигнута, поэтому наклейка вернулась на свое место, а я взялась за телефон, чтобы заказать билет до Нью-Йорка на ближайшую субботу.
        Летать я просто ненавижу - не могу взять в толк, как многотонная стальная махина, набитая сложным оборудованием и сотнями человеческих тел, может часами оставаться в воздухе только потому, что движется достаточно быстро. Нет, я, конечно, понимаю, что миллионы и миллионы таких махин взлетают и приземляются в самых разных точках света, понимаю и то, что, по данным статистики, самолет безопаснее автомобиля, по все равно не могу удержаться, чтобы, судорожно вонзив ногти в подлокотники, с ужасом не думать о том, что он с воем и ревом ринется вниз, стоит мне хоть на миг отвести взгляд от облаков за окошком.
        Однако вопреки всем страхам и в полном соответствии с заверениями стюардессы мы без проблем приземлились в аэропорту Нью-Йорка. Кстати, я и не знала, что теперь они именуются бортпроводницами. Я попыталась придумать какой-нибудь заковыристый синоним к слову «пассажир», но вскоре поняла, что это ничуть не отвлекает от страхов и дурных предчувствий, махнула на все рукой и переключилась на кроссворды.
        Мой обратный рейс был оплачен, однако дата не была фиксирована. Я могла улететь сегодня же, а могла задержаться, на сколько сочту нужным. Боне и мои подчиненные (то есть феи и эльфы) заверили, что уголок некоторое время обойдется и без моего участия, Элизабет и дети пожелали мне доброго пути, и теперь единственным поводом для тревоги оставалась неопределенность: было абсолютно неизвестно, что меня ожидает - счастливое воссоединение или ледяное неприятие.
        Итак, мы приземлились, и время пошло.
        Уже на полпути к Чаппакуа, сидя за рулем взятой напрокат машины, я усомнилась в правильности своего решения нагрянуть, как снег на голову, без предварительного звонка. Двадцать третьего декабря родители могли быть где угодно. Отец давно отказался от хлопотной практики в мегаполисе, основал небольшой бизнес в родном городе и завел привычку на Рождество брать долгий отпуск. Родители могли отправиться в Гобокен, к тете Маргарет. Могли поддаться жажде развлечений и купить рождественский тур по Нью-Йорку. Могли просто выйти, скажем, в кино. Иными словами, они могли оказаться где угодно, только не дома.
        В таком случае вся поездка пойдет кошке под хвост, думала я. Вернусь ни с чем, наклейка останется на стене и…
        Цепь мрачных мыслей оборвалась - я увидела освещенные окна.
        Мои родители были дома.
        Сквозь громадное окно гостиной, на котором отродясь не водилось гардин, можно было видеть отца, который, сидя в кресле, читал газету. Из кухни вышла мама, добавила ему в бокал немного вина и склонилась, чтобы принять поцелуй благодарности - милый ритуал, который помнился мне с незапамятных времен. Мое сердце внезапно кольнула острая тоска по всем этим семейным ритуалам, по всему тому, кто когда-то воспринималось как рутина. Забросив сумку на плечо, я приказала ногам двигаться, нести меня на знакомое крыльцо, к двери. Я и не предполагала, что они вдруг так ослабеют и будут буквально подкашиваться.
        Нажав кнопку звонка, я прикинула, не смыться ли, пока не поздно, но, увидев отца, который, как обычно, выглянул в узкое боковое окно, чтобы узнать, кто у дверей, тут же забыла обо всем. Он сдвинул брови, отошел, но тут же выглянул снова, и я поняла, что наконец узнана.
        Не без труда - видимо, из-за морковных волос. Разумеется, он не припоминал, чтобы они с мамой произвели на свет серную спичку. Я сконфуженно поежилась. Дверь отворилась, и отец появился передо мной - высокий, седой и безмолвный.
        Не зная, с чего начать, я сняла с плеча сумку, достала бутылку «Шивас ригал» и протянула ему, как трубку мира.
        - Вот, это тебе…
        Это прозвучало придушенно. Отец принял бутылку и некоторое время разглядывал, словно не зная, что с пей делать. Потом посмотрел на меня.
        - Спасибо! - сказал он и улыбнулся.
        Просто чудо, какой великий смысл, какая сила заключена в отцовской улыбке. Я даже не сразу заметила, что плачу, - не женщина, а неиссякаемый источник слез. Однако надо было приступать к тому, ради чего все и затевалось.
        - Прости… - прошептала я. - Мне так жаль, так жаль…
        Тут по щеке отца скатилась одинокая слезинка, и это подкосило меня окончательно. Я разрыдалась в голос, а он привлек меня к себе и поцеловал в макушку, как делал всегда в момент моих величайших побед и поражений.
        - Тебе не о чем сожалеть, моя хорошая, - сказал он куда-то в мои невозможные морковные волосы.
        - Джонатан!
        Голос у мамы был встревоженный, и она безуспешно пыталась заглянуть через плечо отца. Тот разжал руки и слегка отступил, предоставляя ей свободный обзор.
        Мне показалось, что мы смотрели друг на друга очень долго. Оно и понятно: восемь долгих лет и совсем иная прическа могут изменить кого угодно до неузнаваемости, даже в глазах близких. Затем мамины брови взлетели вверх. В поисках подтверждения она посмотрела на отца, и когда тот кивнул, замерла, комкая передник.
        Вынув из сумки первое издание «Анны Карениной» (Боне сделал для меня такую грандиозную скидку, что я до сих пор с трудом верила), я протянула книгу маме:
        - Вот, это тебе.
        Она перестала комкать передник, бережно взяла книгу и стояла, поглаживая обложку, как бы в нерешительности, меж тем как я старалась не думать ни о чем, сосредоточившись на дыхательном процессе. Только удостоверившись, что нового потока слез не будет, я отважилась посмотреть на маму.
        - Я все поняла. Честное слово, все! - Теперь я старалась сконцентрироваться на многократно отрепетированной речи. - Долгое время мне не удавалось понять, но теперь все иначе. Джорджа больше нет, его давным-давно нет в моей жизни. Я все еще живу в Теннеси, но своей собственной жизнью, которая мне по душе. А приехала я, чтобы сказать вам, что глубоко сожалею.
        Мама отошла к столику для шляп, осторожно положила на него книгу и вернулась. Лицо у нее было очень спокойное, даже когда она обняла меня и привлекла к себе невыразимо материнским жестом.
        - Мы тебя любим, Ванда. Надеюсь, ты и это понимаешь.
        - Да, конечно. Я знала это всегда…
        Неправда, я не знала этого всегда, а если честно, поняла только теперь, услышав из уст мамы.
        Потом мы прошли в дом. Меня усадили в гостиной в любимое кресло, мама ушла за стаканами и льдом, а папа стал откупоривать бутылку.
        - У тебя, как я вижу, развился вкус в отношении спиртного. Помнишь, я говорил, что нет ничего лучше хорошего виски, а ты брезгливо морщилась?
        - Многое изменилось, папа.
        - Да уж, - усмехнулся он. - Но этот цвет волос тебе к лицу.
        Вошла мама со стаканами, папа их наполнил, и лед окрасился в янтарный цвет. Происходящее - каждый момент его - было исполнено безмятежности. Только когда мы уже сидели со стаканами в руках, я заметила, что у мамы красные глаза - она потихоньку от нас плакала на кухне. Ни я, ни отец ничего не сказали по этому поводу; я только подумала, что и сама охотнее занималась бы этим в укромном уголке, а не на людях, как в последнее время.
        - Так как же ты живешь? - спросила мама.
        - Хорошо. Я разведена. Одинока, как перст. Подруга приютила меня в комнате над гаражом.
        Родители обменялись взглядами, и я отругала себя за то, что снова проверяю их на прочность. Что делать, привычка - вторая натура.
        - Не расстраивайтесь, - сказал я с улыбкой, - все не так страшно. У меня теперь свое дело. И приятель есть. Адвокат.
        - Правда? - обрадовался отец.
        - Чистейшая, - заверила я, не вдаваясь в подробности.
        Строго говоря, у нас с Уолтером сейчас был сложный период, что-то вроде пробной разлуки - ну и что? Нельзя же рваться сразу ко всем целям. Разумная очередность прежде всего.
        - Ну и как он? - допытывался отец.
        - Хороший человек. Немного похож на тебя.
        - Тогда, значит, очень хороший, - усмехнулся он.
        - Что верно, то верно, - признала я с невольной улыбкой. - И вообще, другого мне не надо.
        Среди ночи я проснулась в своей прежней постели, в прежней комнате, которая за восемь лет не изменилась ни на йоту. Уселась, глядя на потускневшие, кое-где загнувшиеся постеры восьмидесятых, слыша тот же до чертиков надоевший фрагмент музыки.
        Ну как же без него!
        А ведь я надеялась, что паломничество домой (так сказать, возвращение блудной дочери под родимый кров) и в этом столкнет дело с мертвой точки, и когда отношения с родителями будут улажены, проклятый отрывок перестанет меня преследовать. Увы, я опять напоролась на то, о чем говорят «принимать желаемое за действительное».
        Спустив ноги с кровати, я привычным движением нашарила старые шлепанцы. Засмеялась - это ж надо, даже такие обноски, и те на прежнем месте!
        Выглянув на лестницу, я увидела в гостиной яркие сполохи телевизионного экрана. Для меня не было неожиданностью, что отец сидел перед ним, поглощенный извечной рождественской «Филадельфией». Все вернулось на круги свои.
        - Эй! - окликнула я.
        - Разбудил тебя? - Он виновато развел руками. - Дистанционное управление барахлит, а вставать, чтобы убавить звук, было лень.
        - Они по-прежнему дают на праздники «Филадельфийскую историю»? Без тебя я ее ни разу не смотрела.
        - Я, можно сказать, тоже. Между прочим, это кассета. Я ею обзавелся сразу после твоего отъезда, но вот смотреть все было как-то не под настроение.
        - Тогда, может, перемотаешь на начало и посмотрим вместе? Особенно если у вас припасено мороженое.
        - Отличная идея.
        Прошлепав на кухню, я сунула нос в холодильник и обнаружила здоровенную упаковку
«Баскии Роббинс».
        - Ты тоже очень хороший человек, мамуля, - с чувством прошептала я, взяла коробку и две ложки побольше и направилась в гостиную…
        И остолбенела на пороге.
        Музыка! Та, что месяцами изводила меня своими звуками. Моя несуществующая музыка!
        Основная музыкальная тема из «Филадельфии».
        - Боже правый!
        - В чем дело? - с тревогой осведомился отец, взглянув на меня. - Что-то не так?
        - Все очень даже так, - заверила я его в безмерном облегчении и плюхнулась на диван рядом с ним. - Все прекрасно, папа.
        И я зачерпнула полную ложку мороженого, решив ни в чем себе не отказывать.
        - Ты не помнишь, когда у нас появилась эта традиция? Я имею в виду, смотреть на Рождество «Филадельфию»?
        - Точно не скажу. - Отец задумчиво облизал сладкую ложку. - По-моему, ты была тогда еще ребенком.
        - Вот как?
        Краем глаза я видела, что он за мной наблюдает, однако некоторое время прошло в молчании.
        - У тебя действительно все в порядке? - наконец не выдержал он.
        Я только улыбнулась, придвинувшись поближе к отцу, как делала в детстве в поисках уюта. Он обнял меня за плечо, тоже как тогда, и я полностью и окончательно ощутила себя дома.
        Дома и под родительским крылом.
        Самое интересное, что именно в этот миг мне впервые стало ясно, чего я хочу от жизни и кто мне для этого нужен.
        - Музыка к этому фильму… ты не находишь ее странной, папа? Я хочу сказать, что это ведь не классический стиль.
        - И близко не стоял к классике, - со смехом признал он.
        Мороженое было упоительное. Я понимала, что мне уже достаточно, но остановиться не могла.
        - Хорошо, что ты приехала, Ванда. Нам тебя очень недоставало все эти годы. Может, останешься на все праздники?
        - Рада бы, но не могу. У меня большие планы на завтрашний день. Но… знаешь что? - Я выпрямилась, осененная идеей. - В феврале у мамы день рождения. Может, пора и вам нанести мне визит? Нет, правда, приезжайте! Я вас познакомлю с друзьями.
        - И со своим адвокатом, - подмигнул отец.
        - Само собой.
        Вопрос был решен. Мы снова устроились поуютнее и последующие два часа в удовлетворенном молчании смотрели любимый фильм.
        - Мэри Энн все время забывает то, что должна сказать перед приземлением космического корабля, - пожаловался Алекс, не в силах скрыть волнение.
        В самый канун Рождества магазин был набит до отказа. Сказать, что и мы в своем уголке не скучали, - значит, не сказать ничего. Работы было втрое больше прежнего, и крохотный зрительный зал, устроенный перед театром марионеток, быстро заполнялся. Уже за тридцать минут до начала автор не находил себе места.
        - Не суетись так, - посоветовала я. - Увидишь, все пройдет как нельзя лучше. Я дала Мэри Энн книжку упражнений по укреплению памяти.
        Сидевший на коленях у Бонса мальчик в это время признавался в любви к передаче
«Формула-1», и я начала разыскивать соответствующий бордюр для фото.
        - Тебе не кажется, что я немного перегнул палку, когда изобразил Сайта-Клауса пришельцем из космоса?
        - Совсем наоборот, в этом-то и весь смак, - совершенно искренне заверила я. - И вообще, пьеса потрясающая, а ты - писатель от Бога. Так что расслабься и не гневи его.
        Принтер заработал как раз тогда, когда Мэри Энн подошла от паровозика с очередным претендентом па высокое внимание Санта-Бонса.
        - А вдруг это будет смешно? - Алекс схватился за голову. - А вдруг это не будет смешно?!
        - Ох, Боже ты мой! - Я ткнула его кулаком в плечо. - Будь тебе двадцать один, я пригласила бы тебя на выпивку, но раз уж ты пока несовершеннолетний, пойди-ка поработай.
        Снимок уже обзавелся рамочкой. Я держала его, готовясь передать отцу или матери фаната «Формулы-1», а пока любовалась оформлением. Подняв наконец взгляд, вопреки своим ожиданиям уставилась в противную физиономию Задохлика.
        - Ой, мама! - невольно вырвалось у меня, хорошо хоть едва слышно.
        Задохлик сжимал руку своего отпрыска так, словно собирался ее расплющить. Даже невооруженным взглядом было видно, что он бурлит от возмущения. Сынок его был, как ни странно, довольно пухлым и розовощеким мальчишкой лет девяти-десяти, в модном костюмчике и ботинках с блеском. Мне показалось, что на лице у него написан глубоко въевшийся страх перед всеми малолетними хулиганами округи.
        - Как все это понимать?! - прошипел Задохлик.
        - Как рождественское развлечение.
        Я передала мальчику снимок, подмигнув, на что он улыбнулся - слегка, да и то одними губами. Теперь следовало ожидать, что Задохлик меня узнает и устроит сцену. Готовясь к этому, я скрестила руки на груди, но ничего не произошло. На данный момент я была для него просто очередным пятном от расплющенного жука или мотылька на ветровом стекле - вытер и забыл.
        - Ухты, «Формула-1»! - воскликнул приятно удивленный мальчик, разглядывая бордюр. - Пап, посмотри, «Формула»…
        Папаша ограничился резким рывком за руку.
        - У вас что, проблемы с психической уравновешенностью? - съязвила я, забывая об осторожности перед лицом столь вопиющего поведения.
        - Это у вас проблемы с отношением к святым и вечным вещам! - взорвался Задохлик. - Черный Санта-Клаус! Неслыханно!
        - Это что, шутка?
        - Как я, по-вашему, объясню это ребенку? Что Санта-Клаус живет не на Северном полюсе, а на экваторе? На экваторе, мать его!
        - Советую последить за своей речью! - вскричала я, тоже распаляясь. - Это детский уголок!
        - Я требую деньги назад! - рявкнул Задохлик, сузив глаза в две неописуемо мерзкие щелки. - Не хватало мне только платить восемь баксов за то, чтобы мой сын посидел на коленях у паршивого черного Санты!
        Не утруждаясь дальнейшими спорами, я достала из кассы восемь долларов и сунула Задохлику, больше всего на свете сожалея, что в тот день в суде не выбила ему все зубы. Мальчик протянул мне снимок со вздохом, но без особого удивления. Я мягко отстранила его руку.
        - Это подарок. Счастливого Рождества!
        С улыбкой, на этот раз вполне полноценной, мальчишка прижал снимок к груди и поднял робкий вопрошающий взгляд на папашу.
        - Ладно уж, возьми!
        Задохлик прямо-таки выплюнул эти слова и поволок сына прочь. Я смотрела, как они исчезают за поворотом, и жалела, что не могу похитить несчастного ребенка, чтобы дать ему шанс хоть денек пожить по-человечески, не в желчной тени своего папаши. Увы, нам не всегда дано исправить ситуацию, даже если мы очень этого хотим.
        - Пора! Время! - раздалось сзади, и меня потянули за рукав.
        Обернувшись, я увидела лицо начинающего автора, где испуг смешался с предвкушением и надеждой, и ободряюще подмигнула.
        - Пора так пора.
        Для зрителей было предусмотрено тридцать мест. Мы никак не предполагали, что будет такой наплыв: примерно двум десяткам желающих не хватило стульев, и они растянулись полумесяцем вокруг сидящих. Мы тоже затесались в эту толпу, а чуть позже, когда шоу «Санта-Клаус с планеты Селког-9» уже набрало ход, к нам присоединились Элизабет, Кейси, Джек и Мэтт.
        Несколько раз за время спектакля я поглядывала на Алекса. Тот не сводил взгляда со сцены, точно завороженный, и было видно, что губы его шевелятся, повторяя слова текста за марионетками. При каждом взрыве смеха лицо его озарялось улыбкой, когда же хихиканье раздавалось! Не по делу, Алекс хмурился. Никогда мне не приходилось видеть подростка, так захваченного происходящим. Заключительная сцена вызвала бурю аплодисментов, еще больше их сорвала появившаяся из-за занавеса труппа. На сцену потребовали автора, и Алекс с самым серьезным видом кланялся вместе с остальными. Элизабет без конца меня подталкивала и всхлипывала от избытка чувств, а Кейси, глядя на мать, возводила глаза к потолку.
        На последовавшем за этим «банкете» в честь успеха пьесы (он проходил в кофейне магазина и состоял из пирожных и безалкогольного пунша) я протолкалась к Джеку и кивнула в сторону Элизабет, которая беззастенчиво пыжилась от гордости за свое старшее чадо. Мэтт не отходил от нее ни на шаг.
        - Ты как, в порядке? - осторожно полюбопытствовала я.
        - А что мне сделается? - отмахнулся Джек. Ответ показался мне искренним, но все же я сочла нужным приободрить Джека.
        - Этот ее новый приятель… по-моему, у него уж слишком кукольная внешность. Вылитый Кен!
        - Да хоть вылитый Кролик Роджер, - усмехнулся Джек. - Элизабет его внешность по нраву, а кому не нравится, может пойти и застрелиться.
        - Очень здоровый взгляд на вещи, - одобрила я.
        - Я здесь только на минутку. - Он выбросил в урну пустой стаканчик и заключил меня в дружеские объятия. - С наступающим Рождеством! А Элизабет передай, что детей я заберу завтра в два.
        - Передам.
        - Праздники проведешь тем же манером, что и тогда?
        - Ну уж нет! - отрезала я. - У меня на Рождество большие планы.
        - Тогда всего наилучшего.
        Джек незаметно ускользнул, а я снова обратила взгляд к счастливой паре и со вздохом подумала: пусть новый приятель Элизабет всем хорош, а прежний кругом недотянул - все равно я и впредь буду ставить на Джека и Элизабет. Разумеется, только в душе, потому что меня это, в конце концов, в самом деле не касается. Мне бы наладить свою собственную личную жизнь.
        Тут меня схватили сзади, перегнув чуть ли не пополам. Я не сразу поняла, что мне в поясницу упирается громадный живот Шелли.
        - Твой младенец там, часом, не забаррикадировался? - спросила я, вырвавшись. - По-моему, тебе давно пора разродиться.
        - Ничего подобного, - хмыкнула Шелли, щедро наливая себе пунша. - Срок у меня пятого января. Времени хоть отбавляй.
        Я выразительно взглянула на ее пупок, вызывающе торчащий между расстегнутыми пуговками объемистой рубашки.
        - Ну, теперь я уж точно не втравлюсь в такую авантюру! Удочерю лучше симпатичную китаянку.
        - Единственное, что меня тревожило, - задумчиво заметила Шелли, - это как тут без меня останется Боне. Но теперь, когда ты с ним, я спокойна.
        - Я с ним только на полтора месяца… - начала было я и усомнилась: на полтора ли? Может, все-таки на два? - Когда ты намерена вернуться?
        - А с чего ты взяла, что я вообще вернусь?
        - А разве нет?
        - Ах, старый пройдоха! - Шелли расхохоталась так, что холм ее живота заколыхался. - Мне он сказал, что ты здесь теперь насовсем.
        - Действительно пройдоха!
        Я тоже засмеялась, с нежностью глядя на Бонса, в лицах читавшего детям постарше
«Ночь перед Рождеством».
        - Так как? - с напряженным интересом спросила Шелли. - Насовсем или нет?
        - Конечно, насовсем, не волнуйся. Разве можно упустить шанс изводить этого ворчуна каждый божий день?
        - Вот и хорошо. После праздника я зайду, и мы обсудим всякие мелочи. - Она попрощалась и вышла, но почти сразу же вернулась. - Слушай, ты только не давай себя обирать! А то знаю я его. Требуй жалованье повыше.
        - А то!
        - Пожалуй, я сама ему скажу.
        Шелли приблизилась к Бонсу сзади и, похоже, заслушалась, потому что там и осталась. Элизабет с Мэттом наперебой предлагали Алексу «пунш победителя». Кейси во все глаза смотрела на эту суету. Я поманила ее к себе.
        - Кошмар! - высказалась девочка. - Скачут вокруг него так, словно его пьесу только что «на ура» приняли на Бродвее.
        - На Бродвее, не на Бродвее, а приняли действительно «на ура», - резонно возразила я. - Надо бы прочесть тебе лекцию о том, как это достойно - радоваться успехам своих близких… ну да ладно, потом как-нибудь. А сейчас нам пора за работу. Готова?
        - Всегда готова!
        Магазин был полностью погружен во тьму, единственным источником света оставались гирлянды точечных рождественских огоньков, которые мы с Кейси развесили по всему уголку. Чтобы убить время, я расхаживала перед столом, поминутно справляясь с электронными часами компьютера.

11.48. Еще двенадцать минут.
        Все, вплоть до самой последней мелочи, было готово еще полчаса назад, и я очень опасалась, что не просижу столько времени в неподвижности (ожидание словно заставляет время замедляться). Устав расхаживать, подошла к искусственной елке, поставленной за троном Санта-Клауса. Подарки под ней были просто символическими свертками, кроме того, который положила я. Убедившись, что за два часа он никуда не исчез, я отправилась к панорамному окну в восточной части магазина. Темнота за стеклом давала возможность посмотреться в него, как в зеркало, - что я и сделала. В темно-зеленом вечернем платье Элизабет, с волосами, которые в полутьме казались просто рыжими, я выглядела вполне приемлемо даже в собственных не в меру придирчивых глазах. В макияж на сей раз я вложила всю душу и даже подкрасила губы, хотя терпеть не могу, когда на них помада. Подумала, не стереть ли ее, но решила все-таки оставить.
        После полумрака у окна уголок казался ослепительно освещенным. Я удостоверилась, что снаряжение находится в боевой готовности: все соединения налицо, программы запущены, принтер полон глянцевитой бумаги. Бессмысленная суета угнетала тоже, поэтому я уселась на трон Санты.

11.56. Осталось четыре минуты.
        Чуть посидев, я сползла по сиденью вниз и устремила взгляд в потолок. Прошло, казалось, очень много времени, но вот наконец от входной двери (я предусмотрительно оставила ее незапертой) донеслось треньканье колокольчика. Чуть погодя из-за стеллажей появился Уолтер.
        На сей раз на нем был чудесный костюм «цвета южного загара» с темно-зеленым галстуком почти в тон моему платью. У меня даже дыхание пресеклось, ей-богу! Пристроив пальто на вращающемся кресле у стола, он приблизился, а я поднялась, кокетливо оправляя свой наряд.
        - Выглядишь потрясающе! - сказал Уолтер.
        - Рада, что ты решил заглянуть именно сюда. Ведь мало л и кто мог послать записку, раз она без подписи…
        - В самом деле, кто угодно мог подбросить мне к дверям записку с просьбой явиться в полночь в букинистический магазин, - засмеялся он. - Я просто терялся в догадках.
        Он остановился в трех шагах от меня: руки в карманах, восхищенный взгляд, улыбка.
        - И очень рад, что угадал.
        Я сделала три шага ему навстречу. Уолтер взял меня за талию, явно намереваясь привлечь к себе для поцелуя, но я положила руку ему на грудь, удерживая на расстоянии.
        - Не спеши, ковбой. Давай сначала перемолвимся словечком.
        Тут я увлекла его за собой к «трону». Он позволил себя вести, только плотно переплел свои пальцы с моими.
        - Ты права, нам давно уже следует поговорить, и прежде всего о том, почему вдруг ты тогда исчезла без следа среди ночи, чуть не до смерти меня перепугав. Думаешь, я это забыл?
        - Как раз об этом у меня нет желания говорить. Ни сейчас, ни потом. Можно, я просто принесу извинения и будем считать вопрос закрытым?
        - Если не об этом, тогда о чем же? - Уолтер обвел взглядом сказочный интерьер уголка и снова повернулся ко мне: - Это что же, призвано отвлечь меня от серьезных разговоров? Слабовато. Придумай другой способ, и если сумеешь, обещаю не настаивать. - Глаза его блеснули. - Но предупреждаю, тебе придется немало потрудиться.
        Я с улыбкой положила руки ему на плечи. Уолтер тотчас снова потянулся ко мне в попытке обнять, но я всего лишь хотела усадить его на «трон». Сообразив это, он тотчас убрал руки - сама благовоспитанность! Я уселась у его ног на задрапированную бархатом платформу, разложила подол платья красивыми складками вокруг ног и подняла взгляд.
        Освещенный переливчатым светом рождественских огоньков, Уолтер выглядел именно так, как в моих мечтах: воплощенная элегантность, замешанная на мужской силе и надежности. В моих глазах он был более чем красив - он был само совершенство.
        Но вот мой идеал посмотрел с удивлением, и до меня дошло, что я уже довольно долго созерцаю его в полном молчании.
        - По-моему, ты хотела что-то сказать, или я ошибаюсь?
        - Хотела…
        Меня вдруг бросило в жар, горло перехватило, хотя я не менее сотни раз репетировала перед зеркалом свое маленькое романтическое выступление. Понимая, что все вот-вот пойдет прахом, я вскочила и принялась расхаживать туда-сюда перед платформой.
        - В чем дело?
        Уолтер тоже хотел подняться, но я вскинула руку, принудив его снова сесть.
        - Ради Бога, дай мне сказать! Я хотела, чтобы все вышло как можно лучше, но… Боже мой, это мне просто не дано!!! Ну а раз так, будь что будет… - Я повернулась к нему и выпалила: - Уолтер, я тебя люблю!
        Боже милосердный, сейчас меня стошнит! Стошнит прямо на любимое платье Элизабет. Схватившись за желудок, я возобновила свои метания.
        - Прости, Уолтер! Я хотела устроить романтический вечер - не знаю, чего ради! Ведь прекрасно понимала, что не сумею, да и опыта у меня в этом никакого… я имею в виду, что никогда еще не любила того, кто… в общем, не любила взаимной любовью! Я не хочу этим сказать, что ты мне что-то должен, и не прошу любить меня в ответ, и… и вообще, не говори мне ни «да», ни «нет», потому что прямо сейчас я до того не в себе, что все равно ничего не пойму!..
        При этом я так сжимала руки в кулаки, что кожа на ладонях начала гореть, как обожженная. Только на одно мгновение решилась я обратить взгляд на Уолтера и тут же - из страха, что увижу у него на лице усмешку, - отвернулась до хруста в шее. Ну и конечно, продолжала нести околесицу.
        - Вскоре после… после той ночи, помнишь?.. Я хочу сказать, после ночи, когда мы… когда мы этим занимались!..
        Нет, это совершенно невыносимо! Мне что, шестнадцать лет? Надо срочно взять себя в руки!
        - Короче, тогда к утру я… мне просто вожжа под хвост попала!
        - Да, я так и понял, - сказал Уолтер с мягкой улыбкой, которую даже невротичка похлещи меня не сочла бы обидной. - Но если бы ты тогда позвонила, я…
        - Подожди! Монолог еще не закончен. Мне просто необходимо высказаться, а если ты скажешь хоть что-нибудь милое и приятное, я уже не найду на это сил! Я просто рухну тебе в объятия!
        - Ну, это я уж как-нибудь переживу.
        - Перестань! Не сбивай меня с мысли!
        - Ладно, я весь внимание.
        Уолтер сел прямее и принял серьезный вид. Приободренная, я опять забегала туда-сюда, стараясь вызвать в памяти тщательно разработанный сценарий.
        - Так… на чем я остановилась?.. Ах да, на вожже под хвостом! Короче, я не совладала с ситуацией, и что мне, спрашивается, оставалось делать, как не забиться подальше и не заняться самоанализом? Поразмыслить, чтосо мной по большому счету не так, почему моя жизнь снова и снопа делает роковые зигзаги. Да и не жизнь это вовсе, а чистой воды саморазрушение! Ну и вот, я…
        Тут я неосторожно повернула голову и наткнулась взглядом на улыбку Уолтера. Против всех ожиданий, это придало мне сил. Я даже отважилась снова примоститься у его ног.
        - Ну и вот, я поняла кое-что важное. Меня с детства вес нахваливали, без конца повторяли, какая я способная и какое у меня большое будущее, а я… я всегда думала: однажды они разберутся, однажды они убедятся, что это все ерунда, а ничего-то во мне нет и никакое мало-мальски приличное будущее мне не светит. Что все это обман зрения, а наделе я ничего собой не представляю, я просто ничтожество и… - Поперхнувшись самообвинениями, я снова начала бегать перед сидящим Уолтером. - Теперь-то я понимаю, как глупо было так думать! Свои ошибки я совершила не потому, что и в самом деле ни па что не годилась, а просто желая доказать всем и себе, что ни на что не гожусь, чтобы перестать наконец оставаться всеобщей надеждой и натужно рваться к недосягаемым высотам, потому что за рывком ведь может последовать… ну, я не знаю… падение! И, думая так, я добилась худшего, чем падение, - просто осталась на месте и потихоньку растеряла все свои шансы. Не только ничего не добилась, но даже и не попыталась!
        Я умолкла, чтобы перевести дух. Уолтер, уже без улыбки, терпеливо ждал продолжения.
        - Словом, наворотила я немало, и чтобы хоть как-то привести все к общему знаменателю, дала себе слово… ну, совершить определенные шаги. Начать, что называется, с чистого листа. Таких шагов набрался изрядный список, и пот ей-богу, я прошла его от начала до конца! Я это сделала ради тебя, понимаешь? Чтобы быть тебя достойной!
        Теперь фигура моего молчаливого слушателя расплывалась от слез, которые так и норовили хлынуть из моих глаз. Зато я довела задуманное до кон на. Невозможно поверить, но я это сделала!
        Не ведая, что творю, я смахнула слезы тыльной стороной ладони и тупо уставилась на оставшиеся на ней черные разводы. Проклятая тушь! Метнулась к своему столу, выхватила сразу целую горсть бумажных платков, промокнула глаза, как сумела, и вернулась к Уолтеру.
        - Знаешь что? Теперь, когда псе позади, я наконец понимаю…
        - Что? - Он поднялся, взял мою руку в свою, накрыл другой и, слегка сдвинув брови, повторил: - Что ты понимаешь?
        - Что все это была полнейшая глупость! - прохрипела я. (Господи, если б знать, как трудно будет это произнести!) - Это была чушь! Нелепица! Я всегда, с самого начата была достойна тебя, и если тебе самому так не казалось, то ты просто… просто болван, вот ты кто!
        Он засмеялся, все еще хмурясь.
        - Что?! - с вызовом потребовала я объяснений.
        - В самом деле смешно, когда подумаешь, чем ты все это время занималась.
        - Зато я сильно выросла над собой! - отпарировала я надменно, забыв о растекшейся туши, споткнулась о платформу, ткнулась носом Уолтеру в грудь и в этой позе осталась. - Я ведь не за этим тебя сюда вызвала… вернее, не только.
        - А зачем же?
        - Чтобы дать тебе еще один шанс.
        - Вот это дельная мысль.
        Я подняла перепачканное лицо, и мы впервые по-настоящему улыбнулись друг другу. В глазах Уолтера блестели и переливались бесчисленные отражения рождественских огоньков. Он легонько коснулся моих губ своими.
        - Ты просто обязана как-то дать мне понять, что настал наконец момент перейти к поцелуям…
        Не в силах говорить, я просто кивнула, и то, о чем так долго мечтала, наконец случилось. О! Как в самой романтической из романтических сцен, мне показалось, что я таю, растворяюсь в океане нежности и страсти.
        Отстранившись друг от друга (что произошло далеко не сразу), мы еще некоторое время не разжимали объятий, медленно двигаясь в такт блюзу, что едва слышно доносился откуда-то извне. Я склонила голову Уолтеру на плечо и отдалась дивному ощущению того, что кем-то по-настоящему любима, кому-то по-настоящему дорога.
        - Это была чистая правда, - вдруг прошептал он мне в ухо.
        - Что именно?
        - Тогда, ночью. Я сказал, что люблю тебя.
        - Как, ты помнишь?! - От удивления я даже отстранилась.
        - А почему бы мне не помнить? - Уолтер отвел от моего лица выбившуюся прядь. - Ведь не было дня, чтобы я не проклинал себя за это. Слишком поспешил, признаю, но я был тогда в полусне и не сознавал, что делаю.
        - Это не могло быть правдой! - решительно заявила я. - Мы тогда были едва знакомы.
        - И тем не менее. По-твоему, не бывает любви с первого взгляда?
        - Ну да, в песнях и романах…
        - Но ведь откуда-то оно должно было взяться, это понятие. Я только жалею, что не подождал более подходящего момента для признания.
        - Можешь считать, что момент настал, - улыбнулась я. - Скажи это снова.
        - Что люблю тебя?
        Я истово закивала. Уолтер взял мое лицо в ладони и торжественно произнес:
        - Помоги мне Боже, но я и в самом деле люблю Ванду Лейн!
        - Красиво! - вздохнула я. - Хотя мне вполне хватило бы второй части. В следующий раз оставь Бога в покос, ладно?
        - Договорились. Можем идти?
        - Куда?! - Я схватила его за руку. - Еще ничего не закончено!
        - Ну вот, так я и думал, - засмеялся Уолтер, обнимая меня.
        Я решительно высвободилась и снова усадила его на «трон» Санта-Клауса.
        - Сиди и не шевелись.
        Проделав все необходимое (и не забыв подправить макияж), я взяла пульт дистанционного управления камерой и поспешила присоединиться к Уолтеру, а точнее, склонилась к нему, повернула его лицо к себе, держа в обеих ладонях, и нажала нужную кнопку. Вспышка на миг ярко осветила интерьер уголка.
        - Разве мы не должны были смотреть в объектив?
        - Всему свое время. Нам придется принять еще девять поз. - Я отбросила дистаиционку, пояснив: - Выставлено на десять фото.
        Уолтер поцеловал меня - это сопровождалось вспышкой. Мы обратили к камере преувеличенно широкие улыбки - новая вспышка. Вспышки следовали одна задругой, только успевай принимать позу позабавнее. Мы веселились чем дальше, тем больше - пи дать ни взять два не в меру разошедшихся подростка.
        Когда со снимками было покончено, я, вспомнив про свой подарок, повела Уолтера к елке.
        - Извини, - огорчился он, принимая сверток, - а я не догадался захватить подарок.
        - Не беда!
        Настало время проверить, чем увенчалось наше кривлянье перед камерой. Пока я оценивала результаты, Уолтер подошел сзади и положил ладонь мне на талию. Жест показался мне таким естественным, словно он делал это сотни раз.
        Некоторое время мы разглядывали и весело обсуждали снимки и спорили, какой получился лучше. В конце концов первый приз был единогласно присужден самому первому, где мы так романтически смотрели в глаза друг другу.
        - Ты так и не развернешь подарок?
        Кивнув, Уолтер принялся разворачивать желтую с блестками бумагу. Внутри находилась простая деревянная рамочка для фотографий. Я послала лучший снимок на печать, потом протянула его Уолтеру.
        - Думаю, самое время тебе начать пополнять свою коллекцию.
        Вставив снимок в рамочку, Уолтер надолго задержал на нем взгляд, легонько водя пальцем по стеклу. Едва заметная тень грусти пробежала по его лицу, но тут же уступила место улыбке.
        - Спасибо, Ванда. Это отличный подарок.
        Уолтер привлек меня к груди, и я расслабилась, слушая мерный стук его сердца, вдыхая его запах и думая о том, до чего же все это чудесно.
        - Все в порядке? - спросил он.
        Я поразмыслила, подыскивая уклончивый ответ, но махнула рукой на всю и всяческую осторожность и ответила совершенно искренне:
        - Все хорошо, милый. Лучше и быть не может!


 
Книги из этой электронной библиотеки, лучше всего читать через программы-читалки: ICE Book Reader, Book Reader BookZ Reader. Для андроида Alreader, CoolReader Библиотека построена на некоммерческой основе (без рекламы), благодаря энтузиазму библиотекаря. В случае технических проблем обращаться к